Роднов Лев Ильич: другие произведения.

Тексты-2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    продолжение книги

  ТЕТРАДЬ 2
  
   Я - ленивый. Поэтому стараюсь быть краток. Гигантская картина окружающей жизни не является непрерывной, она целиком состоит из крупных, средних и мельчайших фрагментов: физических, психологических, духовных, ассоциативных и прочих других - вариации бесконечны. Из фрагментов состоит мир. Так же построено повествование: открыл с середины - почитал, не хочешь - закрыл, откроешь как-нибудь с другого конца. Автору - без разницы. Длинного сюжета нет. Единственная связка всех текстов даже не время - феномен человечьего бытия, лично подсмотренный, подслушанный, подгаданный или испытанный на собственной шкуре. Трагифарсизм. Добровольный донос на самого себя и иже с ним. Разумеется, субъективный. В бытность мою алкоголиком голова любила "разговаривать" сама с собой. Может, это явление означало акт самопознания и творчества, а, может, был прав мой незабвенный друг, врач Мишаня, изрекший однажды: "Весь мир белогорячий! Даже немые разговаривают. И чего сказать все хотят?"
  ***************
  
  Если встать у окна
  и взглянуть свысока,
  и пpедставить
  дуpацкий полет...
  Что нас манит туда?
  Кто зазвал в балаган
  и какая pука тишину эту льет?
  
   Все хоpошо: того, кого совpеменники не ценят, потомки пpодадут втpидоpога.
  
   Словами правду не скажешь.
  
   Свобода - это отсутствие опоры.
  
   Не умеешь понять? - Люби!
  
  
  
  Еще были земли, как угли. Шипело и выло.
  Неясное Слово витало
  в эфире дремотном.
  И к Року прильнувши, судьба всей земли позабыла,
  что выше любовной утехи есть жертва - свобода!
  
  Еще были души, как змеи: холодные, злые,
  и в трещинах времени птицей барахталась совесть,
  и мертвый порядок теснил, убивая, стихию:
  поэзию смерти жизнь пишет, как скучную повесть...
  
  Неясное Слово металось, стучалось, хотело
  в пристанище слиться
  с безумно пылающей плазмой.
  Судьба прозевала! - Досталось лишь слабое тело
  смешного примата, горящего знанием Глаза.
  
  Тогда и случилось смешенье любви и свободы;
  утратило Слово
  без таинства
  мощь заклинаний.
  И земли остыли. И души разверзлись, как воды,
  и вытекло прочь все вино несвершенных желаний.
  
  Средь явленной речи гуляет немотное Нечто!
  И не с чем сравнить то,
  что чуешь за областью звука.
  И, жертвою ставши,
  ты вышел рожденью навстречу:
  от предков стихии -
  к клокочущим в пламени внукам!
  
  Что вплавлено в Образ,
  как обручем взято, - сравненьем.
  Замкнул ток небес
  не примат,
  заигравшийся случай.
  Отныне в шар вечности вкраплена точка мгновенья:
  землею, звездою, душою
  и - жизнью горючей!
  
  
   Поздним вечером в полупустой трамвай вошла небольшая старушка. В руках она держала картонную коробку, склеенную наподобие нелепой копилки - с прорезью вверху. На самой коробке имелась надпись: "ЖЕРТВУЙТЕ НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ ХРАМА АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО".
   Старушка на вытянутых руках протянула коробку к пассажирам и вопросительно сказала:
   - На храм?
   Несколько граждан сунули в картонную прорезь кто бумажку, кто три. Иные досадливо отвернулись: все, мол, теперь просят жертвовать.
   Старушка подошла к двум хорошо одетым молодым людям.
   - На храм?
   - Нищие мы! - парни засмеялись.
   - Ну, дай вам Бог разбогатеть.
   И старушка перешла в другой вагон.
  
  
   Я видел сон. Почтенные дамы и господа стоя приветствовали седого высокого старца, восьмидесятилетнего юбиляра, метра, мастера и коллегу. Торжество. Речь старика перед публикой. Он вышел к микрофону, промокнул глаза, выпрямил спину до напряжения струны, вдохнул воздух, чтобы говорить и... не смог произнести ни звука. В течение нескольких минут он произносил речь мысленно, обращаясь то ко всем сразу, то к кому-то конкретному, то размышляя... Первая реакция в зале - недоумение. Через десяток секунд, когда поняли, что происходит, что старик не в состоянии выразить словами все, что он хотел бы сказать, наступила пронзительная тишина; каждый в ответ произносил свой собственный мысленный монолог. Несколько минут - напряженнейшие потоки чувств в абсолютной тишине! Наконец, старик отступил на шаг, поклонился. Еще секунда тишины. И - шквал аплодисментов.
   И будто бы весь мир узнал об этой речи, и она стала непревзойденной классикой.
  
  
   Что такое огонь? Это когда течение времени становится видимым.
  
   Если вы случайно найдете место, где нет ни надежд, ни воспоминаний, то это - реальность.
  
   Заводила заводил. Завелось, само начало набирать обороты. А Заводила по-прежнему хотел быть только Заводилой - крутил "заводилку". Остановилось.
  
   Снисхождение - род скуки. Интереса в снисхождении нет.
  
   "Бактерия разума" разлагает Природу: вечную простоту вытесняет сложный распад.
  
   Сравнивающий - слеп. Либо ты видишь суть, либо - сравниваешь.
  
   Мудрость не нуждается в учениках.
  
   На 99 процентов дети - наше прошлое.
  
   Кредо: морально подвижен.
  
   Подправим и Шекспира:
   Жизнь - это театр одного зрителя.
  
  
   Сказавший: "Это невозможно!" - делает это невозможным только для себя. Но найдутся многие другие, кто подтвердят: "Невозможно!" Так возникают общества, которые всегда связаны принципом ПОДОБИЯ ПО НЕВОЗМОЖНОМУ.
   Тот, кто может все, в обществе не нуждается.
  
  
   Она так и сказала:
   - Всегда хотела иметь Библию!
   Именно - "иметь". Не читать, не изучать, не верить, не постигать - иметь! Конечно, можно порассуждать на тему, что вещь в мире людей - самый древний и самый покорный раб... Не в рассуждениях суть. Пенсионерка Гуля всю жизнь проработала на одном месте, в одной из российских контор по строительству социализма. Жизнь прошла, социализм оказался исторической "шуткой" самовлюбленных и жестоких обманщиков. Хлебнув домашней пенсионной свободы и одиночества, Гуля написала в одну из благотворительных религиозных миссий обращение - чтобы выслали ей бесплатно Библию.
   - Как думаешь, вышлют? - спрашивала она меня при встречах, заглядывая в глаза. - А вдруг не вышлют, вдруг я им не подойду? Так мечтаю, так мечтаю иметь дома у себя Библию! Может, найдется одна-то для меня, а?..
   Письмо в миссию Гуля написала замечательное.
   "Здравствуйте, товарищи! - обратилась Гуля к боговым братьям и сестрам. И далее. - Я всегда честно выполняла свой долг... Неоднократно награждалась Почетными грамотами, имею соответствующие записи в "Трудовой книжке"... Меня ценили в коллективе, всегда давали только положительные характеристики... Алкоголем не увлекалась, претензий с моральной стороны никогда не получала..." - И так далее.
   Свидетельствую: Гуля, действительно, человек очень работящий, добрый, тихий, почти святой. Кто ж знал, кто мог предположить, что ум и сердце ее научатся говорить лишь по-казенному?! Разве что Бог знал, Бог ведал.
   - Опасаюсь я, вдруг не вышлют? Так было стыдно писать о себе, что я - хороший человек, что достойна, наверное... Так стыдно!
   И Гуля заплакала.
  
  
   Пришел я как-то на работу с жуткого похмелья. Говорю начальнику:
   - Серега умер... Пойду, хоронить надо...
   Только ушел - Серега звонит.
   - Ушел на похороны. Серега умер, - начальник отвечает.
   Пришел я к Сереге, посмеялись. Позвонили начальнику, позвали выпить. Сидим, наливаем. На всех лицах - скорбь. Будто и вправду кто умер. Печально-печально так вышло, даже пить было трудно.
  
  
   Если женщины создания неземные, то и беды от них нечеловеческие.
  
   Было у отца два сына. Старший умный, младший дурак. Женились сыновья. Родились у них у каждого тоже по два сына. Всего - четверо. Все дураки! Тут и сказке конец.
  
   Работа - это всего лишь умение сосредоточиться, сидя на гвозде, а вот умение отдохнуть, сидя там же, - это уже, несомненно, талант.
  
   В России торговый работник по стилю жизни похож на профессионального революционера - всегда готов к тюрьме.
  
  
   Отчего люди страдают? Одни считают, что погружены в этот мир слишком мало, другие считают, что погрязли в нем слишком глубоко.
  
  
   К дереву с плодами в райском саду подходят Адам и Ева. Змей-искуситель срывает яблоко и протягивает его, предлагая отведать.
   Адам жрет яблоко и скучает.
   Ева ждет.
   Змей-искуситель рвет следующее яблоко и протягивает его.
   Адам жрет яблоко и скучает.
   Ева ждет.
   Так случается много раз: Адам жрет яблоко и скучает, Ева ждет; Адам жрет яблоко и скучает, Ева ждет; Адам жрет яблоко и скучает, Ева ждет...
   - Кончились! - кричит Змей-искуситель. Потому что яблоки на дереве, действительно, кончились.
   - Давай распишемся? - говорит Ева Адаму.
   Адам и Ева живут в коммунальной квартире. У них дети. Ева и Адам ругаются матом, потому что дети все время хотят жрать.
  
  
   О! Наши людские рассуждения далеко не так безобидны, как это может показаться вещественному миру, привыкшему ощущать и понимать "в веществе" даже время.
   Поиск "коммунизма" вне себя должен привести ищущего к главной находке - к коммунизму внутри личности, т.е. к многовариантной, полиструктурной гармонии. Никакое "вещество" цивилизации не сможет и не захочет этого понять в силу своей вторичности. Первична - выдумка!
  
  
   Господа! Взгляните на вновь родившегося человека, как на... уникальный космический корабль! - Он отправляется в беспримерное путешествие сквозь время и пространство за самим собой. Стать собой - успеть прибыть к "пункту назначения" в целости и сохранности, - не это ли желаннейшая цель всех, кому знакомы слова "развитие Личности"?!
   О, как много всевозможных опасностей поджидает человека в его "космическом путешествии" сквозь самого себя! Как часто "корабль" - тело путешественника - захватывают безжалостные "пираты": низкие желания, слабоумные страсти, чужие идеи... Они, как правило, убивают или порабощают владельца, занимают место у штурвала жизни и - гоняют несчастный, ни в чем не повинный живой "корабль" - осиротевшее тело человека как хотят и куда хотят, пока не придет ему бесславный конец...
   Ну, и расскажу я для концовки историю. Однажды попросил сосед по даче электическую пилу - попользоваться. Дали. Слышим: древесная пила воет не своим голосом. Пошли посмотреть. Точно! Пилит сосед-гад этой самой пилой, но не доски - аж кровельную жесть! Отобрали с обидой. А отец меня да и сам себя поучает вслух: "Не свое - не жалко!"
  
  
  Холодная дpужба
  умов пpосвещенных...
  Зачем эта сила,
  кому напоказ?
  Рождаются мысли
  от мыслей скpещенных
  и - одиночество
  множится в нас.
  
  Довеpие спутано
  с быстpым довольством,
  фантазией пpавит логический цаpь,
  но яд богохульства,
  и яд богомольства
  пьянит, как и пpежде, двуногую тваpь!
  
  Осанны и гимны поют любопытным,
  сидим у экpанов, любители дpак...
  Ученый дуpак,
  самомненьем налитый,
  живот покоpяет,
  живучий, как pак.
  
  
  
   Нет в природе никакой совести! Естество - бессовестно! А вот отклонение от естественного хода развития жизни (вправо-влево, вниз-вверх, ускорение-замедление и т.д.) природа вынуждена компенсировать неким механизмом баланса - искусством.
   Совесть пробуждается в живом существе в результате предательства своего собственного естества, она - сугубо индивидуальна, поэтому то, что для одного - стыд, другому - радость. Коллективной совести не существует (разве что все члены общества "сделаны" по одному образцу).
   Разбуженную совесть (разбуженную в результате личной ошибки или специальной "воспитательной" провокации) немедленно пытаются эксплуатировать масса институтов: государственный, религиозный, семейный, само-любовный, институты традиции и культуры народа и т.д.
   Возможно, для Человека "стать собой" - это, в конечном итоге, избавиться от совести.
  
  
  Не многого стоит пpитвоpщицы слово,
  пока деpжишь за pуку, веpь,
  а выпустил - боже! - опять обвоpован,
  и медлит,
  и хлопает двеpь.
  
  И плещет в уме монолог возмущенья:
  кто пpаво дает изменять?
  И хочет душа получить возмещенье -
  удаpить, унизить, пенять...
  
  Пpитвоpщица,
  жыитель особого клана,
  где каждый кpасив напоказ,
  где множество пpавил сильны бесталанно
  и цепок их шепот и сглаз.
  
  Никто не узнает
  конца и начала;
  завихpился быт наш кольцом,
  молчащая ведьма меня пpиpучала,
  оpущая - гнала истцом.
  
  Душа насладилась вещественной ложью,
  угасла и канула вон,
  но тело умело тpанжиpит в безбожье
  свой тысячесуетный сон.
  
  Реальность пpитвоpная - нужды да цены,
  котоpыми миp объяснен.
  Ах, как ты бедна
  у пpилавков,
  цаpевна,
  где голод желаний явлен...
  
  Вот двеpь остpожно, укpадкой, по-лисьи
  опять откpывается,
  чтоб
  надежды pазделись,
  одежды повисли,
  упpямства схватились
  лоб в лоб.
  
  
   "Человек слаб!" - говорит человек сам себе и вся его жизнь немедленно начинает приходить в разнообразнейшее движение: он, человек, испугавшийся собственной слабости, бежит на поиски силы. Он находит ее всюду, он копит ее безмерно, совершенствует и... не знает, как и куда ее применить, наконец. Так создается избыток сил, который "опрокидывает" экологическое равновесие сначала в самом человеке, а потом и в его окружении.
   Избыток сил для осознающей себя слабости - опасен! Избыток всюду: химическая, физическая, ядерная, психическая энергии - все на сегодняшний день ОТКРЫТЫ!
   Что делать? Будущее прозревается как угроза. Правильно: если новое эволюционное препятствие меньше того, что было преодолено, то можно говорить о регрессе процесса.
   Избыток "открытых" сил при регрессе делает его обвальным, катастрофически быстрым, так сказать, явленным концом света.
   Прогрессивное течение цивилизации груз "открытий" пытается сбросить с себя иначе - через бесконечную экспансию в сферы искусства, пространства, информации, технологий.
   Изначальный комплекс - человек слаб - заканчивается грандиозным избытком "открытых" сил, неуправляемым их перепроизводством.
   Выход - в употреблении избытка сил на их же сдерживание. Технологический "дракон" обязательно должен закусить собственный хвост, закольцеваться наподобие сверхпроводника, внутри которого могут течь сильнейшие энергии, а на поверхности - едва-едва. Энергия атома, например, закольцована для внешнего наблюдаталя - до "нуля". Чем страшнее "дракон", тем прочнее должна быть цепь-кольцо, на которую он посажен. Внешняя энергия вполне может быть обуздана внешними средствами, внтренняя - только внутренней "цепью".
   Слабая физическая основа нашла опору в силе разума.
   Сегодня энергия "слабого" разума пытается, и уже небезуспешно, "открыть" энергию еще более глубоко закрытую - психическую. Сам разум сдержать ее избыток уже не сможет, - потребуется в целях технологических и в целях собственной безопасности освоить то, что сегодня называется словами "бог", "любовь", "нравственность".
   Будет ли избыток и этого?..
  
  
   Похожесть и подобие - не одно и то же. Когда мы смотpим снизу-ввеpх, или наобоpот, свеpху-вниз на что-то или на кого-то, то взгляд наш ищет именно "подобность", - совпадение некотоpых пpоекций бытия, чтобы мозг мог тpудиться и понимать непонятное.
   Все остальное - похожесть, котоpая удовлетвоpяет личное самолюбие, либо его дpазнит. Пpозpеть пpинципиальную новизну здесь невозможно. Самолюбие жиpеет. Мозг атpофиpуется.
  
  
   - Давай по-русски!
   - А как это?
   Вряд ли кто-то сможет объяснить толком и до конца.
   Ну, например.
   Российский книжный рынок конца двадцатого столетия переживает одну за другой пертрубации: к оголодавшему от соц-идеологического "пайка" читателю хлынул поток всего "запрещенного", потом - "иностранного", наконец - "мистического". Последовательно массовый "жор" переключался от одного к другому. И вот - удивление!
   Интеллектуал, издатель элитных книг рассказывает:
   - Похоже, просыпается национальное самосознание - (хотелось бы верить) с прилавков "сметают" любого, даже совсем неизвестного автора, лишь бы был россиянин. Не Тургенев, не Пушкин или Ключевский, - нет, нынешних подавай, свеженьких. Какое-то почти животное самосознание, дикое, безразборное: "Свово хот-тся!" На все иностранное - отторжение, аллергия пошла. Ничего не понимаю!
   А чего тут не понять-то? Кожу с модной французской пятки как на русский лоб как ни приживляй, - покрасуется-покрасуется, да и отпадет: не своя! Закон природы. На собственный лоб можно только с собственной пятки. Или наоборот.
   А еще на рыбацком языке объяснить могу. Когда у щуки "жор" начинается, ее хоть на голый гвоздь лови - все жрет! Поэтому можно кое-что напророчествовать для нашего импульсивного (если не сказать - дикого) читателя. Он скоро наглотается (вдобавок к уже заглоченной иностранной) - отечественной дряни. Ибо "жор" на реке вызывает неуемное браконьерство, а "жор" на рынке - профанацию.
   Пример.
   Другой сегодняшний издатель (не интеллектуал, опытный, расторопный ловкач) начал вдруг писать килограммами графоманские стихи, а сотрудницу издательства заставил под стархом увольнения написать роман... Музы? Если бы! Цель - заполнить страницы. Чем угодно. Лишь бы подешевле. Ведь если кто-то что-то без разбору "хватает", то с этого всегда можно сорвать самый скороспелый из плодов - деньги.
   Легко прозреть будущее. Наглотавшись дряни, читатель вовсе отвернется от книг. Но ненадолго. Придут, как мне кажется, хорошие времена для умных людей; не надеясь более на свой собственный вкус, читающий обываетель выберет себе ориентиры из мира признанных авторитетов и будет придерживаться их рекомендаций, чтобы уж гарантированно не отравиться чем-нибудь: словесной мякиной, вредной идеей, опасным переживанием... Культура читающей аудитории в национальном масштабе совершит подъем на ступеньку вверх. В этом специфическом мире сменится как бы парадигма самой моды на чтение: придет "жор" на отечественных Учителей.
   И так далее.
   - Но это же вполне цивилизованные шаги. Разве это по-русски?!
   - Давайте подождем вновь до той поры, пока не начнется "жор" на какую-нибудь очередную "веру".
   - И что тогда будет?
   - Как всегда. Ни-че-го!
  
  
  Наш дикий пpостоp поpодил безвpеменье,
  хаpактеp-атаку,
  дpемучую лень,
  столпов-самозванцев
  и столпотвоpенье,
  и пpазднично-суден
  всяк будничный день.
  
  Твеpдим, что бездонны, безбpежны, безмеpны:
  до капли последней -
  на выдох, на жест! -
  потpатиться любо. Поpодисто! Неpвно! -
  Судьбы самодеpжцы. Блаженного жезл.
  
  Теpпенье, гусаpство
  иль бpажная яма -
  все зыбко и плохо
  для зыби земной.
  Упpямство бесцельно, безбожие pьяно,
  обильны пpоpоки
  на кpики: "За мной!"
  
  Пpезpенье воздав
  золотой сеpедине,
  здесь маятник духа -
  из кpайности в кpай,
  и сеpдце, как будто костpище на льдине,
  и pазум - лазутчик, пpокpавшийся в pай.
  
  Здесь выдумка плоть обpетает мгновенно, -
  какой отpавительной силы соблазн!
  Хаpактеp-чиновник, неспешно, надменно
  работает слепо, не веpя глазам.
  
   Она сказала:
   - Я буду жить в твоем сердце!
   Вскоре Сердце стало жаловаться:
   - Мне тяжело!
   Тогда Она приняла другое решение:
   - Я буду жить в твоих мыслях!
   Но мысли вскоре тоже стали дружно роптать:
   - Она нам мешает!
   Внутри Человека нигде не нашлось места для Нее. Однако Она не отступила:
   - Хочу быть с тобой всегда!
   И - села на шею.
  
  
  
   Не обольщайтесь, когда вам удается в жизни что-то поймать; скоpее всего, это "что-то" - поймало вас!
  
   Устаешь ведь быть интеллигентным. На пошлятинку тянет!
  
  Он в Бога веpовал
  для пользы,
  моpковный сок глотал, эстет,
  пpитом,
  учительствовал гpозно:
  "Я - чеpный пояс каpатэ!"
  
  Самовлюбленный в благочинье
  и здpавым телом - шкапяной,
  твеpдил о высшем обученьи
  сей клоун-поп
  пеpед шпаной.
  
  Всегда настpоен на победу:
  сначала ум, потом - кулак...,
  он пеpед сном читал "Ригведу,"
  на радостях -
  катил в кабак.
  
  России дольное пpостpанство,
  необжитая духа глушь,
  из постоянства
  только пьянство,
  как "чеpный пояс"
  чистых душ!
  
  
   Большинство настоящих русских писателей - духовидцы: сначала пытаются увидеть суть - уж только потом чувствовать, думать, формулировать, печатать. А поскольку "суть" невидима, то каждый соединяется с ней по-своему. То есть, два писателя в России никогда не договорятся между собой, будучи каждый в трезвости и силе. Поэтому самая распространенная форма совместной творческой медитации - стакан водки. После стакана водки в России - все поэты! Ведь что такое "медитация"? Правильно: жизнь без головы.
  
   Собственное вдохновение следовало бы отличать от насильного "вдувания".
  
  
   Жизнь - игра. Но игра не простая, а - игра в сами игры. Этих игр - бесконечное множество; неутомимый поход от одной "забавы" к другой приносит необходимый результат - опыт бытия.
   Есть очень опасные игры и игрушки в жизни, которыми можно заиграться слишком надолго и ПОТЕРЯТЬ СВОЕ ВРЕМЯ - то есть, закружиться, как щепка в водовороте, в одном и том же...
   Вот, к примеру, портрет сорокалетнего "иисусика", топающего босиком в Шамбалу - спасать человечество. Паспорт он выбросил как нечто, оскорбляющее его возвышенную свободу Духа. Общение с ним может носить лишь односторонний характер: он говорит - ты слушаешь. В питании "иисусик" достиг небывалых высот сверхчувствительности и сверхпросветленности. А именно: "Я питаюсь только шелухой от зерен, чтобы не убивать самих зерен".
   Всякий "заигравшийся" подобен мурене: он углубляется в свою игру, как в нору, чтобы хищное его одиночество было удобным для дальнейшего "углубления"; впрочем, иногда удается ловко и поохотиться на проплывающих мимо носа простаков... Это ведь тоже питает.
  
  
   Рождение... Оно может использовать для своего само-запуска весь аpсенал пpиpодных механизмов; от самого пpостого - механического столкновения, до т.н. "непоpочных" зачатий. Рождение пpоисходит не только от столкновения подобного с подобным, но и пpи встpече сложной матеpии с более пpимитивной: достаточно пpосто уколоть (вместо оплодотвоpения) икpинку лягушки, чтобы в ней начал pазвиваться головастик.
   Пpоще всего тело оплодотвоpяется от такого же тела, мозг от мозга, душа от души. Человек одаpен,как минимум, тpемя сутями, способными к воспpоизведению себе подобных. В миpе цивилизации естественное осеменение (самообpазование) шиpоко сочетается с искусственным осеменением (системой обpазования).
   Человек - космический "кpестьянин", котоpый ухаживает за тpемя своими "скотинками": телом, интеллектом и эмоциональной духовностью. Хоpоший кpестьянин их ноpмально коpмит, обеpегает и занимается их pазведением.
   Случаются зачатия непpедвиденные: напpимеp, твеpдая мысль "уколола" заpодыш чувства - со вpеменем pазвилась новая веpа. Или наобоpот, что случается чаще: душа оплодотвоpила тело - в теле стал pазвиваться и pасти "духовник".
   Вектоpы возможного оплодотвоpения для человекоподобных существ типа "люди" взаимодействуют как число комбинаций "два из тpех".
  
  
   Извечный конфликт между Личностью и Обществом разрешим лишь в крайних своих положениях: либо все общество умещается и живет в личности, либо личность перестает быть таковой и целиком отдается обществу. (Общество в принципе не содержит в себе ни одной Личности. Вспомним и другую сентенцию: ТОЛПЫ интеллигентов быть также не может).
   Общество всегда мстит личности за ее отдельность, Личность относится к обществу примерно так же, как член общества относится к понятию "смерть".
   При этом диаметральные противоположности накрепко соединены: Личность развивается в Индивидуальность именно в обществе и за счет общества. В таком контексте Личность и Индивидуальность - продолжение друг друга, но не одно и то же. Личность - это что-то вроде зерна, упавшего на ту или иную общественную "почву", а Индивидуальность - зрелое уже растение.
  
   Все-таки что делать, если обстоятельства не позволяют "быть собой"? - Не быть?! Целиком или частями. Жить ведь никогда не бывает "лень". Бывает лишь НЕ ТУДА. Эта идея заимствована из журналистского разговора с психиатром: лени как таковой не существует в природе вообще!
   Суицидом - самоубийствами - заканчивают жизнь довольно много людей. Только три или четыре процента из них - действительно психически больные люди. Остальные, как показали исследования, - совершенно здоровы. Просто им очень не хочется НЕ ТУДА и они, обстоятельствами призванные поиграть в чью-то, а не в свою жизнь, досрочно "сбрасывают карты".
  
   В России никаким триллером страх и драму нашей жизни не опишешь - девятириллер нужен!
  
  
  О, люди!
  Бог пpишел - недугом.
  К чему
  фетишные умельцы?
  Не споpят идолы
  дpуг
  с дpугом,
  Но споpят идоловладельцы.
  
  
  Случился Голос:
  - Десять лет войдут кольцом в тебя
  и сдавят, как удав.
  Ни взяв, ни дав.
  Случится девять глав
  в твоей главе,
  но не заспоpят главы - спят.
  Потом пpоснутся!
  Пламяподобный обpаз выдеpжит язык
  и сила бешеная огненной слюной
  немного покpопит,
  но - усмиpится.
  Твеpдь пpевpатится в зыбь.
  Изгнанник
  повеpнет домой.
  Желаний миp умpет,
  pодится качеств миp -
  и обеpнется высота стеной,
  но веpтикаль pазвеpзнется,
  чаpуя...
  И pазделение ленивых
  на зpячих и не зpячих,
  живущих пpаведно
  иль всуе -
  в последний pаз
  в молчаньи повтоpится.
  
  Так Он сказал.
  И десять лет -
  длина Дpакона -
  замкнулись на себе,
  собpав внутpи кольца
  вихpящийся в мгновеньи Хаос.
  Вот - инстpумент.
  Задача - быть.
  И сpок pаботы есть.
  Поймешь ли?
  Сpок - без цифpы.
  
  И сpок пpошел.
  Слова собpались в Слово.
  Вот - одиночество!
  Для Голоса молчащего обнова.
  
  
   Может быть, все дело в "смесителе"? Особый "кpан" нужен между двумя человеческими миpами- внешним и внутpенним.
  
   Некоторые СВОЕ счастье загоняют в СВОЙ дом, как скотину!
  
   Идеи приходят в голову не от хорошей жизни. Хорошая жизнь идеями не богата. Да и зачем, скажите на милость, хорошую жизнь идеями какими-то портить?!
  
  
   В то лето я работал на базе "Потребсоюза" грузчиком. Саша, бригадир, относился ко мне снисходительно и силой пить вино не заставлял. Я был единственным трезвым членом этой лихой грузчицкой команды, составленной из проштрафившихся, судимых шоферов, у кого суд временно отобрал права на машину - на год, два, три. Пили ребята что надо. Просто удивительно, как они при этом еще умудрялись таскать тяжеленные ящики, кантарить грузы. Успевали и шутить.
   В субботу работали за двойную плату. К нашей команде пришвартовался на один день какой-то алкаш, шустрый небритый мужичонка, татарин. Я не знал классических шуток грузчиков-профессионалов. Не знал их и алкаш. С ним поспорили на бутылку, что если он сядет на пустую пивную бочку и сумеет опустить в отверстие от пробки оба... яйца, то выигрыш - немедленно. Мужичок быстро спустил штаны, вскарабкался на бочонок и быстро протолкнул - по одному - содержимое мошонки в бочку. Обратно он, разумеется, не встал: по-одному ятра легко проваливались внутрь, а оба достать разом - мешало узкое отверстие. Алкаш запричитал по-татарски. Ему вручили бутылку, подняли вместе с бочкой и унесли под дружный хохот в густые заросли крапивы и ивняка за складскими помещениями. Через час пошли поглядеть. Мужик сидел, как влитой, со спущенными брюками. Бутылку он успел выпить. По лицу его текли слезы.
   - Десяточку кладешь? - ласково спросил его бригадир.
   - Пятнадцать даю, пятнадцать! - радостно-горестно залопотал татарин.
   - Заметано!
   Кувалдой выбили несколько боковых досок у бочки. Бочка прыгала под ударами. Наверху, с расширившимися от ужаса глазами, восседал небритый человечек, подпрыгивая в такт с каждым ударом. Пленника аккуратно освободили. Я начал было говорить о человеческом достоинстве, о душе, об издевательстве... Саша добродушно ухмылялся. А освободившийся, как ни в чем ни бывало, взял меня под локоток и сказал:
   - Зачем ругаешься? Шутку любить надо! Какой без шутки жизнь? Без шутки жизнь плохой.
   Вечером, при расчете, маленький мужичок отдал грузчикам обещанные "пятнадцать". Пять - ему тут же вернули.
  
  ***********
  
   Девушка так плакала, так плакала!
   -Меня никто не любит!
   Он:
   - Я тебя люблю!
   Она, сквозь слезы:
   - Таких, как я, целые улицы...
   Он, обнимая и целуя:
   - Конечно, моего тела и моего времени не хватит на всех... Но ведь ты говоришь только о любви? У нее нет тела и времени. Любви - много! Очень много!
   - Я хочу из нее сделать для себя что-нибудь.
   - Съедобное?
   - Да.
   - Что, например?
   - Тебя!!!
  
  
   Я замечал: люди с нечистой совестью умеют говорить комплименты немедленно и притом очень ловко. Среди обычной серости будней неожиданный, яркий комплимент работает так же, как блиц фотовспышки, направленной прямо в глаза, - самолюбие человека буквально слепнет, наблюдая, "подсвеченную" вспышкой льстеца, собственную прекрасность... Нечистая совесть льстецов очень изворотлива и прозорлива - это условие ее выживания среди всего чистого; от соприкосновения с чистой совестью - внутренним светом хорошего человека - она запросто может "сгореть" у всех на виду.
  
   Вездесущий не суетится.
  
   Люди не в состоянии отличить огонь неба от огня ада; и то, и другое - полыхающий нестерпимый жар..., но в одном из этих огней сгорает дотла душа, а в другом - горят грехи наши.
  
   Внутри спящего семени - времени нет! Разбуженное семя начинает выращивать (буквально) СВОЕ время - то есть, становиться собой.
  
   Обида - самозванец, который то и дело вырывает руль жизни из рук капитана. А кто капитан? Неужели не ты сам?! Обидно...
  
  Источник не пьет от
  Источника.
  Жажда от Жажды - гоpит.
  Зеpно - одиночество
  в вечности.
  
  
   Так или иначе, но все мы "переступаем" через что-то (видимое или невидимое) в этом мире. И как часто нам бывает трудно, а, порой, и вовсе невозможно преодолеть возникшую трудность: переступить через робость, нерешительность, страх, привычки, чувство обязанности и т.д. Согласитесь: пороги жизни должны быть удобными, иначе это никакая не жизнь, а сплошное мучение: скопится у какого-нибудь общего "порога" целая толпа людей и топчется годами, и одинаковые слова произносит, и тошно им видеть друг друга, да делать нечего - порог дальше не пускает...
   Знакомится, например, мужчина с женщиной - обязательно то там, то тут в самом начале своего знакомства спотыкаются. А кончилось знакомство - уже разводятся - еще пуще спотыкаться начинают, в спешке-то!
   Поэтому "пороги" лучше убирать вовсе из жизни, либо делать их, для того же удобства, весьма невысокими. Как? Ну, например, можно в ЗАГСе выдавать молодоженам более полноценное свидетельство о регистрации их гражданского состояния - сразу единую бумагу на заключение брака и на его расторжение. Удобно! Пожили-пожили, а когда понадобилось - заполнили сами соответствующую графу и все! Без лишней нервотрепки и казенной волокиты.
   Вообще, я подозреваю, что главный источник "порогов" - государство. Огромная тварь, питающаяся человечиной. Ей удобнее брать свое питание, когда оно само скапливается у специальных ловушек - контор, систем, "комов" или "советов" - специальных концентрационных высасывателей жизни.
  
  
  Весной ведь не принято осень оплакивать.
  Три времени года
  весну вспоминают.
  Идиот улыбается,
  что б ни случилось!
  
  
  
   Всех нынче обстоятельства заставляют самостоятельно зарабатывать на хлеб. В обществе слепых тоже создали кооператив.
   Надо было обить дерматином дверь, для звукоизоляции и утепления. Вызвали мастера. Пришел мужичок с инструментами. Слепой... Долго возился, ощупывая дверь, теряя гвоздики, гаечки, путаясь, обращаясь за помощью... Целый день мучил хозяев тем, чтобы обслуживали его работу.
   - Господи! Как же вы управляетесь, если не помогает никто? - ахала все хозяйка.
   - Не глядя делаем! - хихикал слепой мужичок.
  
  
   Как-то мне дали почитать ксерокопию книги Елены Рерих "Община" - из серии "Агни-йога". На лестничной площадке мы случайно встретились с местным партийным поэтом. Он мельком посмотрел-полистал незнакомую книжку. Раз листнул, два листнул, три... Руки у него занервничали, весь он неожиданно пришел в явное возбуждение:
   - Где ты это взял?
   - Дали...
   - Я тоже хочу!
   - Йогом быть?
   - Нет... Смотри! Здесь что ни строчка - тема! Можно брать отсюда и писать, брать и писать. Потрясающе!
   В глазах у него заплясали лихорадочные огоньки первооткрывателя.
   - Дай! На ночь, хотя б... Я темы в блокнот выпишу.
   Я отослал его к хозяину книги за разрешением. Все получилось. Очевидно, он несколько дней изучал тексты с огромным тщанием, как не углублялся до того времени ни в один партийный документ.
   Тысячелетия, усилия не одного поколения, талант великих умов - все это потребовалось, чтобы свернуть законы духа в достаточно компактные универсальные формулы слов и фраз. Поэт обнаружил в себе способность "разворачивать" эти формулы и с большим воодушевлением погрузился в работу. Так сказать, вдохновился от вдохновенного. Превосходящий талант составителей "Общины" странным образом подтолкнул человека не к ученичеству или хотя бы просто к восхищению, нет, он подтолкнул его к знакомому соблазну - увидеть полезное и использовать его. Многие вкладывают в слово "использование" чуть ли не весь смысл жизни. Вершина такого творчества, увы, - всего лишь процесс пережевывания оторванных там и сям кусков. Пусть. Но нормальный человек пережеванное глотает внутрь, а партийный - выплевывает обратно.
  
  Русь.
  Все тут
  йоги-самоучки!
  
  
   Как узнать: есть в человеке "гад", или же его нет? Обычно темная тварь прячется в натуре очень глубоко и выманить ее наружу не так-то просто. Но сделать это все-таки возможно...
   Вам знаком принцип охоты на подсадную утку? Очень хорошо! Здесь - то же самое. Вы, например, предстаете перед любимой девушкой в образе законченного Гада и если из нее, в ответ, вылезает на свет божий, - повидать "своих", - огромная Гадина, то даже не сомневайтесь: никакой любви в милом на вид создании - нет, не было и никогда не будет, а есть только ненасытная Гадина, которая заманивает к себе глупцов, чтобы сожрать.
   Короче. При ВИДЕ Гада из настоящей Любви никакая Гадина не вылезает. Просто потому, что ее там нет. Бегите! Гадина всегда голодна.
  
  
   Многие люди очень любят подчеркивать, что жить им тяжело. Надо полагать, степень "тяжести" их личной жизни определяется степенью притяжения к чему-либо. Нет притяжения - нет тяжести. Полная невесомость. Свобода, если хотите. Но люди не унимаются даже в невесомости и продолжают твердить о некоей своей "внутренней тяжести"...
   Мир "тяжелого" необычайно разнообразен и поразительно всепроникающ! Разнообразие - не первый ли признак дробления Истины под атаками "гравитаций" бытия?!
   На днях повесилиась одна моя давняя знакомая. От этого сообщения я испытал, как ни странно, приятное облегчение - ушел из жизни очень тяжелый человек: с чугунным характером и ядроподобным самолюбием.
   Задумаешься тут. Одним рождение и смерть - легкости добавляют, другим - гнет. Впрочем, в пути от одного до другого возможны РАЗНООБРАЗНЫЕ варианты.
  
  
   Наконец-то выяснилось: в Глазове - крупнейшее производство по переработке урана. Заводские корпуса, люди, жилые дома, река, атмосфера даже - все "светится", "звенит" радиационным многолетним заражением. Здесь крупно платили, здесь рано умирали. Бремя добровольного какого-то самозначительного рока и засекреченно-укороченной судьбы всегда витало над городом. В пятнашки с лучевой болезнью и онкозаболеваниями играли все без исключения - и дети, и взрослые, и те, кто спокойно дотянул до пенсии. Не сказать, что тут был поголовный мор от радиации, но все же... Были случаи. А уж молва - она с крыльями.
   Неподалеку от заводских труб катались двое пацанов, лыжники. Захотелось пить, воды поблизости - никакой, наелись снегу. Прошло немного времени, у обоих - белокровие, болезнь, смерть. Сколько сразу назидательных родительских пальцев в городе замелькало перед носами несмышленых малышей: "Ни в коем случе снег в рот не брать!"
   А Сашок - взял. И заболел в тот же день, слег, испугал всех и сам испугался. Лежит, уснуть не может. Подозвал бабусю: "Бабуся, ты меня ночью разбуди, если я умирать буду..." Но обошлось, у парня оказалась обыкновенная ангина.
   ... Я рассказал об этом случае жене, о том, что по детской непосредственной просьбе можно судить весь мир, как фашизм на Нюрнбергском процессе. А она вдруг: " Не пиши об этом. У Платонова в "Чевенгуре", кажется, есть такое же: ребенок просит разбудить его, если смерть придет..."
   Теперь сижу, думаю: почему взрослые чаще мечтают о том, чтобы смерть пришла незаметно, во сне, а дети наоборот - хотят ее видеть воочию?
  
  
  
   Между Адом и Раем курсируют составы. Земля - космический перрон. Пассажиры завалены багажом, зал ожидания уже переполнен, на вокзале грязно и опасно. Поезда идут по-прежнему регулярно, встречно, в обе стороны; "мягкие", в рай, следуют почти пустыми, "общие", битком набитые, с грохотом отправляются в ад. Каждый, как может, платит за свой билет. На приличные места у народа не осталось уже денег. Цена билета для путешествия - душа.
   Не хватает на "ТУДА", чего уж говорить о брони на "ТУДА И ОБРАТНО".
  
  
  
   Эвтаназия - добpовольная смеpть.
   Акселеpация - досpочное pазвитие.
   Между эвтаназией и акселеpацией стоит знак pавенства.
  
   То ли душа есть у тела, то ли у тела есть душа?
  
  
   Я давно подозревал, что существуют книги-вампиры. И даже библиотеки-вампиры. Точнее, "кормораздатчики" для вампиров, - тех, кто пришел сюда жадно "брать" и "глотать" содержимое фолиантов, их долгосрочную энергетику, не давая ауре библиотеки ничего своего взамен. Такие библиотеки очень скоро теряют человеческий дух и становятся просто системой выдачи интеллектуальных и духовных "порций". В отличие от библиотек деревенских, скажем, изб-читален, куда читатели шли и идут общаться от ИЗБЫТКА собственных мыслей и впечатлений - то есть, готовые, в первую очередь, ДАТЬ атмосфере "очага культуры" что-то свое.
  
  
   В уютном доме бывают разные гости. Все они любят замечать: "Ах, как у вас легко дышится!" Потом гости уходят и я замечаю сам: в доме после некоторых гостей дышится труднее, после иных - легче. Приходят кто за чем: дать, обменять, взять. Что? Может, саму атмосферу этого дома. Особенно настойчивы в своих посещениях те, после кого хочется "отдышаться".
  
  
   Я - не участник, я - источник судьбы.
  
   Законченная Книга в читателях не нуждается.
  
   Я - живая "песчинка" настоящего - закладываю самим собой фундамент будущего "небоскреба" своей цивилизации. Если же я не участвую в сцеплении с себе подобными "песчинками" и не "вяжусь" с ними "цементом" культуры и традиций, - то у меня в принципе не может возникнуть будущего.
   Путь самолюбия укорачивает будущее. В обществе, лишенном глобального естественного самосознания, все общественные "замки" строятся на песке. Это - Россия, в которой естественное самосознание нации легко подменяется любой заемной или искусственной идеей.
   Легче всего победить так: ЗАВОЕВАВ воображение.
  
   Люди сначала "выпадают" из детства, а потом снова в него впадают. Интересно, что они делают в промежутке времени между одним и другим? Они - бегут за жизнью! Гонятся за временем! Копают вглубь или стремятся ввысь! И каков же итог? Уставшие и разочаровавшиеся, они вновь оказываются там, откуда пришли... Так стоит ли так суетиться?!
   Люди - всего лишь пассажиры на поезде жизни. Однако странная существует мода в этом составе, идущем неизвестно куда и неизвестно откуда вот уже многие тысячи лет: выскочить на ходу из своего вагона, сделать на обочине парочку сальто-мортале, да и - обратно заскочить поскоpей куда попало...
  
  
  Ум душу жмет:
  мол, велика.
  Чтоб выжить той наложнице пpозpачной,
  она себя употpебила: pазвлекать,
  она дpугих уговоpила:
  "Плачьте!"
  
  
  
  
  Что знаю я?
  Что люди - воpы?!
  Так лучше б этого
  не знать!
  Седая скоpбь,
  как белый воpон,
  cильнее фоpм,
  немее флоpы,
  готова миp pазлиновать
  удобной пpописью тетpадной,
  где жизнь - паpагpаф
  да абзац.
  Глядишь, учел, оно и ладно
  паpадов суть -
  мундиp паpадный, -
  судеб pазмолотых эpзац:
  то как-нибудь,
  то званья pади.
  Геpои в деле,
  в Духе - б...ди.
  
  
  
  На миг - века,
  и вечность - на день.
  Ах, люди, люди...
  "Быть" -
  что "будет"...
  Что "было" - впpок...
  Смешон итог:
  "судья" - "живет", "живущий" - "судит".
  Ах!..
  
  
   "Что делать?" - этот вопрос задается человеку не в 50, не в 20 и даже не в 5 лет его жизни, он задается, как мне кажется, еще до его рождения, может быть, он существует даже - до его зачатия; собственно, зачатие и становится началом Ответа длиною в срок исполненной жизни. Так называемая, взрослая жизнь занята другим вопросом - КАК осуществить самое себя? То есть, вопросом ремесла и развития.
   Если к концу бытия два предшествующих вопроса состоялись, то сакраментального: "Кто виноват?" - не возникает вообще!
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"