Чудинов Олег Георгиевич: другие произведения.

В смерти - жизнь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 5.57*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тэрея не знала, и не могла знать, что ее жизнь, ее душа, существуют по воле Демона. Она не зала и не могла знать, что им ей уготована доля пешки в руках Богов. Она не знала и не могла знать, что станет причиной их смерти. Она просто жила, работала, радовалась новой квартире и письмам подруги. Тэрея просто была чародейкой, одной из многих, но Демон решил, что на шахматную доску бытия пора вновь вывести черные фигуры. Тэрея не знала и не могла знать, что она первая из них.


   Чудинов Халег
   "В смерти жизнь"
   Небольшое предисловие
   В данном романе вся система единиц измерения адаптирована под читателя и переведена, в основном, в СГС. Все прекрасно понимают, что в иных мирах не стоит даже наедятся встретить привычные нам километры, но и мне, и читателю будет гораздо сложнее ориентироваться в незнакомых мерах и весах. Так же замечу, что названия многих видов живых существ так же адаптированы. То есть люди в романе не обязательно те человеки, коих мы привыкли видеть каждый день.
  -- Часть 1
  -- Глава 1
   Очередной комар злобно пропищал над ухом. Девушке уже надоело от них отмахиваться. Заклинания отгоняли мелких кровопийц, но часть, особо устойчивых к чарам, так и норовила урвать свою каплю теплой сидхской крови. Как в этом лесу живут его хозяева?! Духота, куча гнуса, гнетущие звуки завывания ветра над головой и крики птиц -- неужели так сложно избавится хотя бы от насекомых?
   Из-за высокой влажности и температуры дышать было сложно, тело не справлялось с терморегуляцией. Одежа противно липла к телу, напитавшись потом. Климат, как на диком Анурере! Хотя перенасыщенный влагой воздух здесь не постоянное явление, а следствие недавно прошедшего дождь. Его капли жадно впитал в себя толстый слой белого мха, скрытый под листьями папоротника. Светлый ковер, покрывающий землю серебристым бархатом, сейчас понемногу отпускал впитанную влагу и наполнял воздух водяным паром, чем усложнял и без того не самое приятное путешествие по лесу.
   Узкая лесная тропа петляла меж стволов могучих кедров, бежать по ней и так удовольствие ниже среднего, а уж при стопроцентной влажности, при такой жаре, что воск мнется, подобно влажной глине, и вовсе рискованно для жизни. К счастью, Стражи были закалены множеством заклинаний, поэтому без особых проблем выдерживали все испытания, предоставляемые Живым лесом. Хотя приятного в этом мало.
   Ревивомантка, механически переставляя ноги, бежала по этой тропе, возглавляя отряд Стражей. Ей приходилось не только следить за дорогой, опасаясь споткнуться о корни деревьев, но и выслеживать их добычу. Коней пришлось оставить при входе в Лес. Проклятые сидхи поленились открывать широкий проход сквозь свою терновую стену -- хорошо, что вообще пустили. Хотя что с лошадьми, что без них, скорость не изменилась бы, но на дорогу пришлось бы меньше обращать внимания. Обученный и зачарованный ревивомантами скакун без проблем сам шел в нужном направлении, следя за тропой под своими копытами. Но без него остается лишь завидовать славным гномьим бегунам. Вот уж кто не чурается пеших переходов в самых разных условиях. Еще бы! С их автоброней можно не напрягаясь мчаться со скоростью резвого рысака днями! Увы, автоброня делается гномами только для собственного использования. И носить ее на территории Альянса можно лишь в исключительных случаях. Во время войн или стихийных бедствий. Поэтому даже Гансу, единственному гному в отряде ревивомантки, обычно приходилось передвигаться на низкорослой, но очень выносливой, лошадке. А сейчас он и вовсе выглядел хуже всех. Даже не смотря на небывалую выносливость подгорного племени, совершать марш-бросок с поклажей за сотню килограмм гному нелегко. Но расстаться с "легкими" доспехами, автоматическим арбалетом, секирой и бомбардой еще сложнее.
   Но как все это надоело! Сначала дни в проведенные седле, потом беготня по лесу. Все! Приспичило же этому некроманту появиться как раз во время осмотра границ отрядом Тэреи. О, благой Эссарат, почему ты не мог уничтожить это скверное семя без остатка?!
   И что этот самоучка только здесь делает?! Нет бы спокойно сидеть в своем отнорке, учиться мерзкой магии, и выйти на прогулку парой дней позже. Но нет, ему нужно было прогуляется именно в последний день ее, Тэреи, дежурства! И теперь единственному в мире сидху-ревивоманту, странному чуду природы, приходиться бродить по Живому лесу среди очень недружелюбных родственников. Хорошо, что вообще пустили в Лес и оставили в живых. Но сколько презрения было во взгляде местных жителей -- словами не описать.
   Ох, если бы не этот проклятый некромант, Тэрея уже давно со спокойною душой сидела дома, читая накопившиеся за время дежурства письма от Рамины, или гуляла по великолепному Кландорею, городу с многотысячелетней историей. По нему можно ходить вечно, любуясь памятниками, выстроенными в незапамятные времена. И никаких забот, отслужила месяц в патруле и гуляй месяц! Такая замечательная схема была нарушена каким-то сумасшедшим чернокнижником! Но чернокнижником везучим, этого у него не отнять. Уже неделю он ухитрялся сбегать из под самого носа ее отряда Стражи! Неделя службы, которую вряд ли кто-то дополнительно оплатит или зачтет при отпуске. Единственная надежда, что за его поимку выплатят премию. Некроманты уже давно не появлялись так близко от Кландорея, так что даже этот чернокнижник может стать хорошим поводом для надбавки, хоть как-то компенсирующей потраченное время.
   И сегодня удача изменила некроманту. Тэрее, наконец, удалось припереть этого выродка к стенке! Он сам загнал себя в ловушку, попытавшись затеряться в лесах и забрел туда, куда не следует. Из Живого леса некроманту выхода нет, сидхи их не любят даже больше ревивомантов, даже больше, чем сидха-ревивоманта, а это говорит о многом. Беглецу теперь путь лежит разве что в Гиблые пещеры, но из них выхода нет не только некромантам, но и абсолютно всем магам, вообще всякое живое существо умрет лишь приблизившись ко входу в эти страшные места.
   Предположение ревивомантки буквально через минуту было подтверждено ее подчиненными.
   -Госпожа Тэрея! Он направляется на север, к Безжизненным горам, - сообщил дюжий Страж по имени Борка, второй по старшинству в отряде после Тэреи.
   Этот бравый вояка был уже стар, на вид ему можно было дать семьдесят с лишним лет. Чары ревивомантов, вживленные в него при посвящении в Стражи, сохранили в теле воина прежние силу и ловкость, но не уберегли лицо от печати старости. Ветеран щеголял глубокими морщинами, седой короткой бородкой и жутковатым шрамом поперек лба. Борка участвовал в ловле темных магов задолго до рождения Тэреи. Признаться честно, сидха подозревала, что его разум уже не совсем крепок, так как в далеком прошлом какой-то чернокнижник вырезал семью этого человека и затянувшаяся месть Стража приобретала все более маниакальные черты.
   Хотя почти со всеми Стражами старше сотни лет в прошлом произошли подобные случаи. Так как именно месть двигала ими при решении вступить в ряды новообразованной силовой структуры. Здесь, при Кландорее, Стражами изначально становились ветераны битв с темными, не нашедшие себе места в мирной жизни, движимые местью люди, утратившие всех любимы в войне с республиканцами. Это потом, после смены поколения, структура стала увядать. Старые вояки постепенно уходили на покой, Стражи вырождались из боевых отрядов в региональный орган охраны порядка. Началась пропаганда среди молодежи. Юные глупцы стадами шли записываться в патруль, надеясь на яростные схватки, славу и деньги, но получали в ответ лишь рутинную службу.
   А что они хотели? Кландорей -- сердце Южного предела Альянса, здесь уже лет триста не бывало больших войн. Как были свергнуты Темные боги, так бед резко поубавилось. Сейчас только и знай мелких тварей на границе с Пустыней гоняй да чернокнижников изводи. Последние, к слову, здесь появлялись частно. Это были как доморощенные маги, так и бывшие ученики Университета магии Кландорея. Темная кровь в этих краях имелась у многих. При обучении магии у некоторых здешних абитуриентов со временем всплывали нежелательные способности. Но самую большую опасность представляли не они, а редкие отряды орков. Эти степные варвары забредали сюда нечасто -- Пустыня и Опасное море, память о Войне сил, ограждали земли Южного предела от орд серокожих. Но даже десяток верзил из Степи причиняли столько бед, что никаким чернокнижникам не сравнится.
   Однако не смотря на тихую и рутинную службу, немногие Стражи не решались менять место жительства с Кландорея на побережье Саррского моря. Вот где сейчас случаются самые опасные битвы с Тьмой! И прослужить в Страже столько, чтобы в строю встретить столетие, там просто невозможно. Немногие счастливчики возвращаются к мирной жизни целыми и невредимыми.
   Молодежь искала славы, яростных схваток и денег, но при этом мечтала остаться при своих руках, ногах и голове, не желая менять свои органы на бюджетные гномьи протезы. А уж обеспечить все прелести инвалидности темные эльфы Саррского моря могли со стопроцентной гарантией. Ни один ревивомант пока не научился восстанавливать конечности отрубленные их мечами и полностью излечивать повреждения, вызванные их ядами.
   Вот и Тэрея пока не рвалась на восточное побережье. Она и здесь, благодаря магическим знаниям, могла без проблем получит офицерское звание и возглавить оперативную группу по отлову изредка появляющихся темных. Кому-то же нужно и мелких чернокнижников отлавливать. А заниматься этим лучше хорошо подготовленным магам. В Саррском море от хороших ревивомантов толку мало -- у темных эльфов некромантов нет, лечить воинов с помощью высокоуровневой магии не получалось, а латать мелкие раны и накладывать усиливающие заклинания и чародеи послабее могут.
   Зато сейчас отряду удалось вычислить некроманта только благодаря навыкам Тэреи. Хотя, видит Леарлина, сама чародейка была этому не рада, так как мысленно уже пребывала дома. Однако долг был превыше всего, пришлось сжать волю в кулак и начать охоту на очередного чернокнижника.
   Радовало то, что этот самоучка все таки оказался настолько глуп, что сам исполняет работу Стражей -- убивает себя. Хотя куда еще ему деваться, кроме как в пещеры? Разве что на встречу ей, дипломированному мастеру Жизни, боевому магу-ревивоманту. Но против Тэреи у некроманта нет ни единого шанса, даже будь он по природе сильнее Тэреи в два раза, чего не может быть в принципе. Чернокнижники на то и книжники, что учатся сами, по книгам, потому в основном знают лишь теорию, с практикой у них проблемы. Учителей темной магии, по понятным причинам, найти невозможно. Только на Сарре, но туда попробуй еще доберись, остров-то в постоянной блокаде.
   Единственное, что беспокоило чародейку, так это трофей с некроманта. Если тот сунется в Гиблые пещеры, то вслед за ним идти дураков нет. А нет трофея -- нет некроманта. Сидхи запишут его на свой счет, и отряд Стражи окажется не удел. Неделя напряженной травли пойдет коту под хвост из-за того, что глупый некромант решил покончить с собой в Гиблых пещерах. И канцелярия поверит именно властителям Живого леса, так как по их мнению лучше лишний раз укрепить отношения с дружественным государством, чем выплачивать деньги подчиненным. Вот такова она служба в отряде Стражей, великих и бесстрашных борцов со злом. Тэрея поморщилась в ответ своим мысли.
   Ревивомантка уже имела опыт в ловле темных магов и давно лишилась юношеских иллюзий. Реальность имела мало общего с байками рекрутеров.
   -Таер, Лигель постарайтесь перекрыть некроманту путь к пещерам, не хотелось бы лишаться своего заработка, - приказала Тэрея паре воинов попутно накинув на них несколько дополнительных заклинаний защиты.
   Чародейка прекрасно знала возможности этих чернокнижников, недоучек. Даже два Стража с легкостью остановят некроманта. После падения Верейской республики и Темных богов: Траура - проводящего за Грань, Ньяра - повелителя Хаоса, Вольторна - покровителя оборотней, Сатураса - Наблюдающего-из-Мрака и Клемеи - царицы Ночи - все темные изрядно растеряли силенок, а в последствии и знаний, что гораздо важней.
   Однако не смотря на свое явно невыгодное положение, до сих пор появлялись выродки, на подобие этого, которые изучали остатки мерзостных темных знаний. В основном на путь тьмы становились сумасшедшие, обиженные или просто любопытные люди. И очень часто в поисках силы они прибегали к страшным кровавым ритуалам, которые, к большому сожалению, давали кое-какой эффект. Жертвуя жизнями других, чернокнижники получали нежелательное могущество. Это следовало пресекать на корню.
   Именно их выслеживали патрули уже на протяжении сотни лет. На личном счету Тэреи значилось более двадцати темных, в основном некроманты, этот будет двадцать седьмым. А вот кстати и он. Таер и Лигель явно не справились с заданием.
   Тэрея резко остановилась и зашаталась на носочках, чуть не вылетев по инерции вперед. Дальше двигаться было смертельно опасно. Лес резко кончился и ровно у ее ног начиналась унылого вида плешь: сначала бурая, засохшая трава, ни кустарника, ни, тем более, деревца, хилые стебельки постепенно редели и уступали место серой пыли, а уже из нее резко вырастали Безжизненные горы -- острые скалы, молочного цвета, теряющиеся в небесах. На ровной, не тронутой ветрами и водой белесой поверхности камня темным, зловещим пятном выделялся зев, вход в Гиблые пещеры, именно от него исходила опасность, он высасывал из всего вокруг энергию.
   Но видимо некромант окончательно сошел сума, он не только подошел к страшному зеву и остался жив, что само по себе невероятно, но и творил рядом с ним заклинания!!! Да попробуй Тэрея даже сейчас, находясь в более менее безопасной зоне, использовать какое-нибудь заклинание, то оно бы высосало вдвое больше силы, чем обычно. Но там, у самых Гиблых пещер, элементарнейшее чародейство требовало огромных запасов энергии. Видимо этот некромант был настоящим уникумом, необычайно сильным. Или напившимся многих чужих жизней. Только на что надеется этот безумец?! Никакая сила не поможет ему там.
   -Некромант! Не делай глупостей! Лучше сдайся! - неуверенно прокричала в сторону темной фигуры Тэрея. - Мы можем сохранить тебе жизнь, если ты отречешься от силы и суд решит, что твои грехи невелики.
   Как и ожидалось, никакой реакции со стороны темного не последовало. Еще бы, с такой силой за ним наверняка тянется кровавый след, так что суд примет решение о его казни. Но даже казнь лучше, чем полное уничтожение тела и души! Однако некромант только быстрее замахал руками. Безумец. Как и все из его рода.
   Вот, кстати, еще одно доказательство его необразованности. Светлые маги уже давно перешли на мысленное плетение заклятий, а этот же, судя по всему, использовал вербальный способ и помогал себе пасами, что весьма нерационально -- очень уж долго.
   Но всему приходит конец, этому заклинанию тоже. Вот и славно! А то стоять и глупо смотреть на темного уже всем надоело, а подойти ближе смертников не было. Вон, Борка уже лежит, судорожно вдыхая воздух. Всего на метр зашел за черту, а словно за Грань ступил, едва успели вытянуть. И убить-то некроманта не получится, хоть и стоит на открытом месте, но заклинания просто иссякнут, а стрелы лишь бессильно упадут на подлете. Это местно по-настоящему гиблое, то, что сам некромант еще оставался жив -- уже чудо.
   Тем временем темный, устало встряхнувшись, от чего череп на его плаще, казалось, начал гримасничать, обернулся и открыто посмотрел на преследователей. Тэрея впервые увидела его лицо -- морщинистое, сухое. Белесые редкие волосы, удерживаемые золотой диадемой украшенной костями и черепами, невесомой паутиной падали на острые скулы, но не скрывали неприятного пронзительного взгляда бесцветных глаз. Тонкие губы растянулись в насмешливой ухмылке, некромант громко, с явной издевкой, сказал:
   -До встречи, маленькая ревивомантка! - и бесстрашно шагнул на встречу своей Смерти.
   -Проклятье! Да чтоб тебя благой Эссарат на том свете сквозь тернии водил! За что мне это? - зло воскликнула Тэрея, наблюдая, как растворяется во мгле пещеры фигура, укутанная в темный балахон. - Теперь поди докажи, что он вообще существовал. Премии нам не видать, ребята. Уж простите, но сидхи скорее подтвердят, что сами его уничтожили, чем расскажут правду. Меня они не любят...
   -Да ладно, - отмахнулся щеголеватого вида Страж по имени Томаш, выходец с запада Альянса и отличный мечник. - Не ради денег работаем, госпожа.
   -Но и терять их незадолго до солнцестояния неприятно, тем более по такой глупой причине, - посетовала ревивомантка. - И понесло же этого некроманта в Живой лес! Много же и других способов покончить с собой.
   Стражи лишь с грустными улыбками наблюдали за раздосадованной девушкой. Они прекрасно знали, что не упущенная премия в первую очередь злит Тэрею, а сам факт того, что ей пришлось войти под сень Живого леса. Во владения ее родичей сидхов. Тех, кто выкинул ее из дома десятки лет назад. Тэрея старалась не показывать этого, но Живой лес вызывал в ней чувство безграничной печали смешанной с радостью возвращения домой. Первые двадцать лет жизни она провела на его попечении. Питалась соками деревьев, получала знания от Леса, жила в симбиозе с ним. А потом ее выкинули из него. Больно было возвращаться сюда чужой.
   Именно поэтому она не медля ни секунды отправилась в ближайший трактир. Отряд только дождался Таера с Лигелем, которые заплутали в лесу. Да, два Стража, отслужившие не один десяток лет, модифицированные лучшими ревивомантами, "заплутали" в лесу! Сидхи! Лучше бы некроманта остановили. Иногда Тэрее становилось очень жаль, что и она сама относиться к этому народу. Вроде и светлые, но непонятные. Ненавидят эльфов и всех ревивомантов, настороженно относятся ко всем прочим гостям. Тэрея, сама сидха, не понимала сородичей ни капли. Свои двадцать лет взросления она провела под опекой Леса, изолированной от общества, после чего оказалась выброшенной из дома. Поэтому чародейка с радостью покинула недружелюбное окружение.
   Вот Шереф, один из воинов ее отряда Стражи, вообще не стал заходить в лес. Полукровка, эльф и сидх одновременно, ему там не рады так же, как и ей, сидху-ревивоманту, поэтому брать его с собой не стали, чтобы не раздражать хозяев Леса. Хватит с них и Тэреи.
   -Как все прошло? - тихо спросил Шереф, встречая соратников на лесной тропе.
   Полукровка, оставленный с лошадьми, был не в курсе событий и, завидев невеселого командира, заметно напрягся.
   -Сгинул в Гиблых пещерах, - с досадой сказала ему чародейка. - Посмотрим, как на это отреагирует начальство, но скорее всего премии нам не видать. В пустую потраченное время.
   Полуэльф тут же расслабился и позволил наконец улыбке проскользнуть на необычно хмуром лице.
   -Ерунда, главное дело сделано наконец!
   Хороший парень этот Шереф, Тэрея была искренне рада тому, что он пришел в ее отряд. Магией не владеет вообще, но боец такой, что никто в ее отряде не может с ним сравнится. Даже мастер Сет в Университете, наверно, не дотягивает до уровня Шерефа. Но кроме всего прочего, он, хоть и наполовину, но сидх. Удивительное сочетание! О своем прошлом он не распространялся, лишь мрачнел, но никто и не лез в душу. У многих в Страже есть неприятные истории из жизни, о которых не хотелось говорить с другими.
   -Время уже ближе к вечеру, куда направляемся? - спросил Борка.
   -Давай к Пустынному, там найдем какой-нибудь трактир. Хоть до Кландорея доберемся с комфортом, эти леса меня уже достали.
   Живой от земель Альянса был отделен обычным лесом, густой заповедной пущей, куда людям соваться не советовали. Банально в целях безопасности. Граница Живого -- полоса ядовитого терновника, который убивает любого разумного не-сидха. Чтобы многочисленные в Южном пределе крестьяне не мерли по собственной глупости и чтоб не раздражать друидов, было решено создать буферную зону в виде обычной, не магической пущи. И хорошо. На южной границе Живого, где из-за неблагоприятного климата этой преграды нет, местные скотоводы год от года гибнут оказавшись в опасной близости от леса.
   Однако, спасающая жизни крестьян полоса леса, сильно усложняла работу Стражи. Патрулировать эту пущу -- было одной большой головной болью. Хорошо еще, что недалеко проходил оживленный тракт с соответствующей инфраструктурой. Так что уже вечером чародейка наслаждалась ванной, отдельной комнатой и чистой постелью. Однако, спокойного сна они ей не принесли.
   Темные маги всегда ходят по краю бездны, и Терея не раз избавляла мир от них. Чернокнижники, некроманты и ворлоки -- все они до сих пор изредка появляются. Но почему-то именно последний запал в память и никак не желал выйти из головы. Даже вечером, когда она вместе с отрядом ужинала в общем зале, Тэрея не переставала хмуриться. Навязчивая мысль плутала где-то на задворках сознания, мешая расслабится.
   -Госпожа, вас что-то волнует? - полюбопытствовал Борка.
   -Да, капитан, - устало ответила Тэрея. - Этот некромант...
   -Незачем беспокоится из-за него, - хлопок по плечу от Шерефа, только он позволял себе такое панибратство. - В Гиблых пещерах никому не выжить.
   -Ты прав, никому, но... этот некромант. Странное он заклинание плел, очень странное. К тому же он был силен. И либо он был неумелым храбрецом, либо чернокнижником старой школы, так как явно следовал древнему закону соответствия: черная одежда, черепа на одежде, ряса служителя Смерти, жезл, сделанный из позвоночного столба какого-то не слишком удачливого авантюриста и... эта костяная корона... где-то я уже слышала о ней, но не помню где.
   Уже ворочаясь в постели, ревивомантка никак не могла понять, что же было такого особенного в этом некроманте. Тэрее порядком надоел чернокнижник никак не желающий выходить из головы, но уснуть не получалось. Еще это его наглое прощание. "До встречи", ха! Нет, хватит! Спать, спать, спать. Завтра домой, завтра отдых, завтра жизнь!
   Тэрея спала, но сны сегодня были не из приятных. Даже можно сказать, что снились ей кошмары. А главным героем во всех был тот самый некромант, сгинувший в Гиблых пещерах.
   В ее снах он был все в том же черном балахоне, плаще с черепом, с жезлом и в короне. Костяной короне, почему-то смутно знакомой. Где-то Тэрея уже видела этот венец, зубцы которого -- маленькие кости перемежаемые черепами. В ее снах, некромант взмахом руки разупокаивал кладбища, вел в бой полчища мертвяков самых разных видов, сравнивал с землей города Облаками Пепла, уничтожал армии Вихрями Праха, целые страны гнили под его Покрывалами Тлена. Он был воплощением самой Смерти. Ее сыном. Но был еще один сон, в нем Тэрея и безымянный некромант стояли друг на против друга, за спиной чернокнижника плащом стелилась сама Тьма и с ужасающим скрипом, похожим на крик боли, отворялись врата за Грань. Ревивомантка ничего не могла противопоставить этой бездне, все ранее встреченные ею противники не обладали и сотой долей той силы, которой владел этот.
   Кажется, страшный некромант протянул к ней руку, но продолжения сна Тэрея к великому своему счастью уже не увидела -- она проснулась. Кровать была смята и пропиталась потом. Но на это ревивомантка не обратила внимания. Она поняла КОГО встретила вчера. И от этого ей становилось по-настоящему жутко. Если бы она только сразу узнала его, то никогда, ни за что в жизни не начала эту погоню. Просто не хватило бы духу. Одно дело ловить чернокнижкников, неумех, но все совсем иначе, когда твой противник один из пережитков прошедшей Войны Сил. Одно из самых жутких ее порождений.
   Тэрея со стоном страдания откинулась на подушку, она осознала, что ей не скоро выдастся увидеть милые сердцу улочки Кландорея, Радужный фонтан, Пирамиду Солнца и многое другое. Ведь лишь один маг Смерти носил такую костяную корону, именно ее она видела еще на первом курсе Университета Магии в книге "Темные артефакты, методы противодействия и уничтожения". Венок Мастера Смерти, вот как она называлась. Ее создателем и единственным владельцем был Великий мастер Смерти, магистр некромантии, один из Демонов, известный под именами Певец Смерти, Сумасшедший Экспериментатор, Безумный Эльф, Искатель, Жаждущий Знаний, Проклятый Принц, Пасынок Смерти и еще много пышных, пафосных, а порой и оскорбительных или даже нецензурных прозвищ. Имя данное ему при рождении Роквардессар, если верить мифам.
   Существовали бредовые легенды, будто этот некромант был настоящим светлоэльфийским принцем, но увлекся магией Смерти, в следствии чего был проклят родом, заточен на специально оборудованном чердаке самой высокой башни, но бежал, присоединился к Темному ордену, в котором быстро поднялся до самых верхов иерархической лестницы. Почему легенды бредовые? Да потому что, во-первых, Роквардессар ни в коем месте не эльфийское имя, во-вторых, эльфы с рождения выявили бы в ребенке некроманта и не позволили бы ему вырасти, в-третьих, эльфы абсолютно не расположены к силам Смерти, они просто не могут ими управлять, их удел только ревивомантия. Но уж в ней им нет равных. Кстати, у этого некроманта она не заметила заостренных ушей, хотя их вполне могли скрыть капюшон и длинные седые волосы, странно что она заметила корону, какие уж там уши!
   Но все это лирика, суть же в том, что будь этот Роквардессар хоть эльфом, хоть троллем, но он был и остается гением и очень умелым магом, а потому вполне мог бы придумать что-нибудь для зашиты от воздействия Гиблых пещер. Возможно именно для этого и предназначалось то заклинание, которое он плел перед входом. Создавал Демон его очень уж тщательно и крайне долго, хотя оно было и чрезвычайно простым и универсальным. Тэрея хорошо запомнила структуру заклинания и могла бы повторить за секунду. Принцип его заключался, как поняла ревивомантка, в автономизации внутренних энергетических потоков, отсоединение их от окружающего мира. В таком состоянии вполне можно прожить дня два-три. А за это время можно... О нет!!! Ближайший выход из пещер был по ту сторону гор, добраться туда быстрее некроманта она не сможет, соваться в пещеры не хочется -- это настоящее самоубийство. Даже если заклинание некроманта и в самом деле защищает от гибельного воздействия Безжизненных гор, не зная пути и недели не хватит, чтобы пройти сквозь пещеры. Нужно предупредить магов по ту сторону гор! Остается только надеяться, что там окажется хоть кто-нибудь из ревивомантов.
   Утром Тэрея с очень мрачным видом сидела в углу забитого народом зала одного из многих трактиров облепивших Пустынный тракт как мухи. Прибыльное это было дело, иметь свои постоялый двор на Пустынном, очень уж много купцов водило по нему караваны. От побережья Купеческого моря, где можно встретить торговцев чуть ли не со всего мира, к Кландорею, от Пустынного края, богатого очень ценными видами солнечных растений, опять таки к Кландорею, ну и конечно от Кландорея, города магии, к побережью.
   Вот и сегодня в одном конкретном трактире было многолюдно так, что не то что яблоку - вишенке не где было упасть: разносчицы носились от стола к столу как ошпаренные, сами же столы полностью заняты. Все, кроме одного. За этим столом сидела очень мрачная чародейка, окончившая университет магии, судя по тому, что она следует закону соответствия, ну и пусть она ревивомант, что можно понять по все тому же закону: одета во все зеленое, украшения в виде ягодок-цветочков, в амулете живой цветок сатара, растения, защищающего от сил Смерти, но ведь как-то маги жизни уничтожают некромантов, потому лучше уж потесниться, но чародейку лишний раз не трогать. Святой Эссарат тоже был ревивомантом и что? Темных богов это нисколько не спасло. Так думали все здравомыслящие существа в зале. Но эльфы никогда не отличались особым здравомыслием. Хотя, вероятно, это вызвано их чувством превосходства над иными расами. Так или иначе один представитель именно этого народа и обратился к Тэрее:
   -Не будет ли с моей стороны излишней наглостью попросить великую чародейку позволить скромному эльфу присесть у ее стола?
   Тэрея же, в ответ пробормотав нечто отдаленно похожее на разрешение, опять погрузилась в невеселые думы. Ее Стражи сидели тихо, словно в воду опущенные. Тэрея их даже не видела с тех пор, как рассказала о том, кого вчера они упустили. Даже обычно позитивно настроенный Шереф, став мрачнее грозовой тучи, убрел к точильному станку, откуда сейчас слышался яростный скрежет. Точит свои гномьи скимитары. Точнее губит точило о мифрил, срывая... что? Ярость? Злость? Кто его знает? Эльфийская кровь, не дав ему магии, принесла много неприятностей. Генетическая память альфид иногда будила в нем настоящего демона мести, делая его немногим лучше Борки.
   Тэрея предупредила магов по ту сторону хребта, ей повезло, там нашлись три группы Стражей во главе с анимагами и волшебником. Пусть они не сравнятся по эффективности против некромантов с ревивомантами, но после падения Темных богов у них были все шансы победить даже такого могучего некогда мага, как Роквардессар. И уж точно у них есть возможность позвать кого-нибудь себе на помощь. Храмы Леарлины и ее жрецы по ту сторону гор встречались часто. По крайней мере, на это Тэрея очень надеялась.
   Но не смотря на все ее надежды, аппетита не было вообще, чего нельзя сказать об эльфе, который с огромным удовольствием поглощал блюда, заказанных им в немалых количествах. Возникало даже чувство, будто не ел он уже лет сто.
   Вообще эльфы очень живучие создания, насколько Тэрея помнила лекции второго курса Кландорейского университета факультета ревивомантии, то не есть год или более для них не проблема, питаться они могли и магией, а она, как известно, всюду, кроме, конечно, Гиблых пещер. Также эльфы для своего не очень мощного, прямо скажем, телосложения необычайно сильны, ловки и быстры, обладают невероятной гибкостью и пластичностью, семью пальцами, три против четырех, кожный покров, хоть и нежный, но плотный, стрела на излете не пробьет, глаза миндалевидной формы, зрачки круглые, зрение отличное, ночью видят, как днем, легкие имеют воздушные мешки наподобие птичьих, превосходная терморегуляция, ну и еще ряд полезных особенностей.
   И вот одно из этих чудес природы и магической мысли лучших ревивомантов сейчас сидело перед Тэреей. Кстати, стоит упомянуть, что несмотря на все вышеперечисленные достоинства, внешне эльфы оставались очень привлекательными существами. Конкретно этот экземпляр обладал длинными крепкими ногами, мышцы на которых эффектно очерчивали тесные-зеленые рейтузы. Мощный торс был скрыт под распахнутой необычно тонкой стеганкой и серой льняной рубахой под ней. Руки длинные, крепкие, кисти изящные, Тэрею даже не смутила их своеобразная форма. Открытое лицо лучилось доброжелательностью, глаза блестели темной зеленью, серебристые волосы сплетены в сложную косу до пояса.
   Редкое зрелище по нынешним временам. Эльфы после Войны довольно редко выходили из последнего своего Убежища, в чем напрямую виноват все тот же Роквардессар. Именно он, его легионы нежити и Покрывала Тлена превратили практически все эльфийские Убежища в гнилые болота.
   Но суть в том, что имея столь редкий случай поговорить с настоящим эльфом, которые издавна считались мастерами в магии Жизни, то есть ее, Тэреи, коллегами, она сидит, тупо уставившись в тарелку, и молчит! А ведь когда-то она, как впрочем и все девушки, всех светлых рас, кроме нормальных сидхов, мечтала о встрече с представителем этого вида, и вот свершилась ее давняя мечта, а она даже не знает, что сказать. Даже пара учителей-эльфов в Университете, с которыми она неплохо ладила, не смогли выбить из сидхи едва ли не врожденного пиетета к первым.
   Положение спас сам эльф, наевшись и сыто похлопав себя по животу, он обратился к Тэрее:
   -Простите, что, быть может, невольно касаюсь какой-то крайне неприятной для Вас темы, но я просто не могу спокойно смотреть, как столь прекрасная дева сидит с таким мрачным видом. Может быть, Вы расскажете, что Вас печалит? Вполне возможно, что я смогу помочь Вам. Ассенель, к Вашим услугам, госпожа...
   -Тэрея, - после многословной и мелодичной речи эльфа, свой ответ ревивомантке показался невероятно грубым и глупым.
   Интересно, какие стандарты красоты у эльфов? Попадают ли под них высокие девицы сидхского происхождения, с развитым плечевым поясом, умеренной грудью и с некоторой необходимой для оперативных исцеляющих заклинаний долей жирового запаса в области живота и бедер? Как-то сомнительно, если вспомнить изображения и описания эльфиейк. Еще и русые волосы, карие глаза и прочее -- самая обычная внешность.
   -Госпожа Тэрея, - послушно повторил эльф, выведя тем самым чародейку из бездны самокритики. - И что же Вас так печалит в это прекрасное утро, госпожа Тэрея?
   -Некромант, - все так же коротко ответила чародейка.
   -Некромант беспокоит ревивоманта, - усмехнулся Ассенель. - Я так понимаю, что это был не первый маг Смерти, встретившийся на Вашем жизненном пути. Чем же этот отличался от остальных?
   -Тем что этот носил Венок Мастера Смерти, - рассердилась на себя и на эльфа Тэрея. - Этот был не каким-то там самоучкой, некромантом-неумехой. Это был сам Роквардессар!
   Имя, видимо, произнесено было слишком громко, в зале его услышали и мгновенно затихли, а потом быстро зашептали молитвы, охранные заговоры, осенили себя символом Жизни и осторожно, нехотя вернулись к своим делам. Имя этого некроманта было известно всем, даже сто лет после окончания Войны Сил сил и падения Темных столпов. Судя по побледневшему лицу эльфа и его сузившимся глазам, оно было знакомо и Ассенелю.
   -Где Вы его видели, сударыня? - строго спросил эльф, аккуратно поправив и так идеально ровно лежащие столовые приборы.
   Тэрея с изумлением отметила, что пальцы Ассенелся дрожат, что он и попытался скрыть, быстро сцепив ладони в замок.
   -Мы гнали некроманта от его лежбища на месте бывшего Сребролесья, - растерялась от резкой смены настроения собеседника и от своей необдуманной фразы Тэрея. - Преследовали до самых Гиблых пещер, в них он и скрылся.
   -В пещерах?! Думаешь он остался жив??? - от изумления эльф даже перешел на "ты".
   -Да, в пещерах, и да, жив! - чародейке доставило какое-то извращенное удовольствие созерцать изумление эльфа. - От ЭТОГО некроманта можно ожидать чего угодно.
   -С этим сложно поспорить, - поникнув, хмуро согласился Ассенель. - А не могли бы Вы рассказать поподробнее и с самого начала?
   Пришлось рассказывать, все с начала и до конца. Ничего секретного в этом не было. Пока. Директив из Кландорея до сих пор не приходило, а Тэрея и так уже сболтнула лишнего. Под конец рассказа, эльф, казалось, вообще не слушал, а погрузился в свои думы. Сейчас он, пожалуй, напоминал саму Тэрею полчаса назад.
   -И Вы, госпожа дипломированный ревивомант, решили, что он пройдет горы насквозь? - спросил Ассенель.
   -Э-э-э... Да-а, - растерялась Тэрея?
   -И Вам, сударыня, даже в голову не пришло, что он может просто вернуться?
   -В Живой лес? Конечно, нет! Из этого леса некроманту нет выхода, кроме пещер.
   -В случае с Роквардессаром лучше перестраховаться, Вы так не думаете, сударыня?
   -Вернется?! - удивилась Тэрея. - Но это же самоубийство! Полнейший бред!
   -Во-первых, - рассудительно начал эльф, - вообще входить в Живой лес было самоубийство, входить в Гиблые пещеры -- тоже самоубийство, да и вообще рождаться - это опять таки путь к смерти, а значит самоубийство! К тому же, пещеры ведь отнюдь не прямые, словно тракт, и в них легко заблудится, не зная дороги. Да и что там, в пещерах? Никто не знает. Я сомневаюсь, что Роквардессар осведомлен больше других, хотя это и не исключено. Но все же, по-моему мнению, лучше будет подождать несколько дней у этого входа. На всякий случай. Сударыня, нам срочно нужно выдвигаться! И немедленно!!!
   Последняя фраза была сказана таким тоном, что Тэрею словно подбросило со стула и подпнуло в сторону снятой ею комнаты. Столько скрытой силы было в этом еле сдерживаемом рыке, что всякие посторонние мысли просто смыло. Опомнилась сидха только когда весь ее отряд и Ассенель подошли к конюшне. Все в сборе, подобраны, одеты в броню, готовы к бою. Когда эльф успел поднять отряд, Тэрея не знала, но они подоспели раньше нее и уже сидели в седлах, как и сам виновник всего этого безобразия.
   Надо признать, что производил он весьма сильное впечатление. В первую очередь из-за своей странной экипировки. Единственно, что было в ней нормальным -- белый плащ, и тот со необычной эмблемой в виде красного дерева с обширной кроной. Все остальное было, мягко говоря, любопытным. Его ламеллярные доспехи, сделанные из пластинок матово-белого дерева и накинутые поверх кольчуги, были необычны даже для эльфов, а оружие -- огромных размеров двуручник, смотрелся просто невероятным в руках стройного Ассенеля. Но конь эльфа и вовсе выходил за рамки разумного. Большого, зубастого, мохнатого, белого и очень редкого ездового тигра можно было встретить лишь на дивном Анурере. А туда мало кто добирался, южный континент вообще практически не изучен. И чем эльф кормит свою скотину?!
   При виде всего этого великолепия, Тэрее стало необычайно грустно. Так как ревивомантка очень не любила приключения, хотя ее должность Стража делала встречи сидхи с ними неизбежными. Но кроме этого, она очень не хотела вновь возвращаться в Живой лес. Ее, сидху-ревивомантку, там очень не любили. Ее там действительно ненавидели даже больше чем эльфов и, возможно, некромантов. Тэрее не хотелось испытывать терпение своих сородичей-друидов, которые несомненно с радостью лишили бы ее жизни.
   Но долг Стража превыше всего, даже если местные жители ее ненавидят, она должна выполнить свое дело до конца. А упускать Роквардессара ни в коем случае нельзя. Поэтому хотела того сидха или нет, но ей пришлось вновь выдвигаться в путь и молить Эссарата придании сил душевных и магических.
   От Пустынного до Живого ехать не долго. Тракт протянулся вдоль леса пыльной змеей, виляя среди зеленых в это время года полей пшеницы. Южный предел славился плодородными землями и благоприятным для земледелия климатом. Большую часть его площади занимали поля и пастбища. Западнее, на каменистых прибрежных склонах, тянулись виноградники. Местами встречались обширные поля завезенного во времена Верейской республики кунжута. Полностью окультуренная земля, заселенная мирными землепашцами и пастухами. На этом фоне резко выделялась территория сидхов -- единственный первобытный лес, оставшийся на этой территории. Однако, чтобы до него добраться нужно преодолеть несколько километров гравийного тракта, пыльных проселочных дорог, утоптанных телегами и лошадьми до каменной прочности, и около километра звериных троп в пограничной пуще.
   Погода была привычной для этих мест, то есть жаркой. Пару дней назад прошелся грозовой фронт, оросив окрестности теплым дождем. Но сейчас по небу плыли мягкие и белые облака, не предвещая никаких неожиданных осадков в ближайшие несколько дней. Воздух не успел сутра прогреться, поэтому идти было пока не тяжело, но к полудню зной обещал удасться невыносимым. Уже сейчас многочисленные насекомые оживились, сопровождая отряд стрекотом и жужжанием. Вдоль обочины впивались в почву длинные плети вьюнков с красивыми большими цветами, успевшими запылиться после дождя, но все так же привлекающие больших полосатых шмелей.
   Однако не смотря на столь идиллическую картину, Тэрея была мрачнее тучи. Она исподлобья провожала взглядом крестьян и купцов, которые начали работать с самого утра: одни вышли в путь, другие в поля. Длинные караваны пузатых телег поднимали тучи пыли, торговцы недовольно зыркали на подозрительных вооруженных путников, дети, занятые выпасом скота, завороженно следили за всадниками, взрослые нехотя отрывались от ворошения волков сена, неодобрительно щурясь в сторону отряда Стражей. Терея прекрасно знала мысли, возникающие при встрече с ней, у обывателей. Купец подозревал в Страже разбойников, редко, но все же встречающееся явление в Альянсе. Дети встретили живую легенду из сказок, которая в их краях появляется немногим чаще татей. Крестьяне внутренне негодовали, что она, ревивомант, вместо того, чтобы заниматься общественно полезным делом, вроде лечения скота, родовспоможения, защиты от вредителей полей, шляется по трактам, изыскивая никому не нужных темных.
   И никто из них, даже дети, не подозревали, в какой опасности находятся сейчас, когда рядом прячется Роквардессар. И даже если предупредить, то что они сделают? Осенят себя символом Леарлины и продолжат заниматься своими делами. Товар сам себя не доставит, сено само себя не уберет. Через неделю дожди обещали -- работать надо. А дети, те вообще сами начнут искать злобного некра, чтобы извести. Никто уже не помнит даже самых банальных мер предосторожности, при появлении поблизости темных магов и существ. Старосты уже и забыли, где лежат их книги учета проведения инструктажа о технике безопасности при работе на бывших темных землях. И дело ведь не только в том, что рядом объявился Демон, а в том, что даже спустя несколько сотен лет, здесь начав копать колодец, можно наткнуться на такую жуть, что и у нее, дипломированного ревивоманта и Стража, волосы дыбом встают.
   -О! - Шереф неожиданно прервал общее молчание и опасно свесившись с седла, подхватил что-то с обочины тракта. - Монетка!
   Лицо полукровки озарилось глупой улыбкой.
   -Полный червонец Скади! Такая вещь на дороге валяться не должна, - ухмыльнулся он.
   -Брось ты эту пакость, Шер, - посоветовал Ганс, гном не видел в золоте и деньгах ничего ценного, как и любой следователь пути Порядка, поэтому искренне сказал: - Деньги, найденные на дороге приносят несчастья. Лучше подкову подбери.
   -Да? - Шереф задумчиво покрутил ярко блестящий металлический диск между пальцами. - Ладно, не больно-то и хотелось.
   Сверкая в лучах солнца изображением короны и вставшим на дыбы медведем, монетка очертила в воздухе дугу и аккуратно приземлилась в ладонь неизвестно когда успевшего очутиться на ее баллистической траектории Лигеля.
   -Вот какие вы Стражи после этого, а? - с укоризной посетовал он. - Выбрасывать такую опасную вещь на дорогу! Мы же с вами кто? Мы защитники мира и порядка! А вдруг эту монетку подберет крестьянин? Сколько она бед ему принесет? Ганс, нельзя думать только о себе, нужно заботиться о близких! Я вот не побоюсь никаких кар, но защищу неизвестного мне человека!
   Глаза хитрого половинчика были чисты и честны как никогда в жизни. Они у него вообще с каждым днем становились все чище и честнее. Набирается опыта в актерском мастерстве, старый плут!
   Тэрея с улыбкой наблюдала за привычным представлением, она прекрасно знала характеры Стражей и понимала, чем все закончится уже тогда, когда увидела, что нашел Шереф. Как жаль, что сейчас она видит это представление не по пути домой, а в Лес.
   -Давно я не путешествовал в такой веселой компании, - внезапно сказал эльф. - Все больше в одиночку приходится.
   Тэрея удивленно стрельнула взглядом в сторону внезапного попутчика. После разговора о Роквардессаре он стал гораздо молчаливее, чем был вначале.
   -Путешествовать одному не очень удобно, - заметила она, поддерживая беседу.
   -Кому как, - пожал плечами эльф, щелкая пластинами деревянного доспеха. - Мне удобнее. Не надо ни о ком заботиться, остановок и промедлений меньше, опять же. Я могу не есть долго, отрываясь в трактирах, а вот попутчики мои нет. Да и мало кому интересны цели моих путешествий. А кому интересны, тот, как правило, не имеет возможности совершать длительные походы с минимумом комфорта.
   -А чем ты занимаешься?
   -Археологией, в основном, - опять же равнодушно ответил эльф. - Попутно картографией, ботаникой, зоологией, геологией. Ничего определенного, обычный искатель приключений, со странными интересами только.
   -Археология? - оживилась Тэрея. - Что-нибудь любопытное попадалось в поисках?
   -Конечно, - эльф самодовольно улыбнулся. - Вот буквально недавно нашел в одном из местных карьеров, где добывают известняк, окаменелости травянистых хвойных растений, которые раньше, в период Первой эпохи, похоже, использовали в тех же целях, что мы пшеницу.
   -А-а-а, - Тэрея не оценила прелесть данной находки, но прямо говорить об этом не стала.
   -То, что эту культуру раньше возделывали, я понял по отпечатку довольно интересного устройства. От него ничего не сохранилось, кроме пятна на камнях, но, судя по всему, это что-то вроде механической косилки, если верить записям Герберта де Старбон, видного археолога, который специализировался на Первой эпохе. Ему везло с находками, но все они были в не лучшем состоянии, - эльф печально скривил губы: - В прочем, вряд ли с той эпохи что-то сохранилось достаточно хорошо.
   -Говорят, в Ло есть отличная коллекция драгоценностей Первой эпохи, - припомнила Тэрея.
   -Да, золото и драгоценные камни неплохо переносят время, но несколько миллионов лет и для них не малый срок, - кивнул Ассенель. - Тем более, таких сердобольных существ, как твой половинчатый Страж, за это время землю топтало не мало. И далеко не все ими найденные сокровища были переданы в музеи. К сожалению, большинство их просто переделывало под себя.
   Как выяснилось, эльф действительно не зря подался в археологи. Был у него талант находить артефакты древности. Пусть и такие пустяковые, как пшеница старых эпох, отпечатавшаяся на куске известняка, но все равно интересно же! Благодаря этому удалось неплохо скоротать время пути до Леса.
   Но потом передвигаться по лесной тропе, окруженной соснами и кленами стало не так весело. Беззаботность постепенно сошла на нет, Стражи и эльф непроизвольно насторожились, оказавшись в тени раскидистых старых деревьев. Солнце клонилось к горизонту, потому и без того темная пуща наводила еще больше жути.
   И вот вскоре из путь должны будут преградить высокие и мощные кедры, густые заросли терновника -- граница Живого леса. Хотя особенностью этой территории был только терновник, все остальное можно встретить и в других частях леса.
   Казалось бы, что такого страшного в этом прекрасном месте? В принципе ничего, если не учитывать того, что иглы терновника, вытягивающиеся до двадцати сантиметров, с легкостью пробивают стальную броню, ветки кедров могут невзначай размахнутся и прибить неосторожного путника, корни изредка опутывают ноги, валят и могут втянуть в землю. Лес не зря называют Живым. Он не любит посторонних. Точнее их не любят его хозяева - сидхи. Близкие родственники эльфов, не столь совершенные, не такие сильные, не так хорошо защищенные. Единственное в чем не уступают, а порой и превосходят своих старших братьев, это стрельба из лука. А еще они обладают своей собственной магией недоступной ни одой другой расе. По крайней мере, никому не известно, чтобы кто-то кроме сидхов владел друидизмом.
   Сейчас Тэрея, ее отряд и Ассенель двигались по теряющейся в папоротнике тропе к маленькому просвету в сплошной живой стене из терновника. Дорог в этом лесу не признавали в принципе, приходилось довольствоваться такими звериными тропами. Да и никто, кроме зверей, ими и не пользовался. Не очень часто к сидхам приходили гости, только некоторые особо храбрые и жадные купцы. Сами лесные обитатели на землю ступали редко, снуя где-то в кронах деревьев.
   Здесь никогда не знаешь не прилетит ли сверху стрела. Если честно, то ревивомантка боялась этого леса сильнее, чем некоторые некроманты, не смотря на то, что сама родилась в нем. И, видимо, ее страх был слишком заметен, потому что Ассенель, чья раса не отличалась особыми табу на счет "не лезь в душу ближнего своего", спросил:
   -Ты боишься своего дома, сидха?
   -Как не сложно догадаться, меня здесь не любят. Это не мой дом, эльф, - тихо ответила Тэрея.
   -Гм... Сидхи до сих пор не любят нашу расу? На столько не любят, что даже детей, склонных не к друидизму, а к ревивомантии, коньку перворожденных, изгоняют из Леса? - с грустной усмешкой произнес он.
   -Да какое тебе дело до этого?! - взвилась сидха. - Да, я не такая как все и меня изгнали сразу, как только я перестала нуждаться в опеке Леса. И что?!
   -Ну, ну... не надо так злится, - понимающе отозвался Ассенель. - В твоем случае еще не все так плохо. У эльфов традиции намного строже. Посмотри на меня. Думаешь, что меня ждет, если я только появлюсь у границ Убежища? Смерть. А если я появлюсь в Убежище? Мучительная смерть. А ведь все из-за того, что мы с тобой в чем-то похожи. Я совсем не могу управлять силами Жизни.
   От такого заявления Тэрея чуть не свалилась с седла:
   -Эльф и не ревивомант? Не смеши меня!
   -Не верится? Напрасно. Такое случается. Редко, но случается. Понимаешь ли, наша раса не запрещала до недавнего времени браки между близкими родственниками, так как биологически это ни как не сказывается на потомстве, но в том-то и проблема, что только биологически! В магическом плане результат может получиться подчас просто ужасающий. Поэтому иногда получаются такие, как я. Неумехи, если можно так сказать. Бракованные, - спокойно рассказывал эльф. - Хотя мне еще повезло, силами стихий все же управлять умею. Совсем без магии жить изгоям сложно, знаешь ли. Так что пришлось стать мастером стихий. Хотя иногда происходит так, что лучше бы дара и вовсе не было. Как с тем же Роквардессаром...
   -Что?! Подожди-ка, - поразилась ревивоматка. - Значит те байки, что Роквардессар на самом деле эльф, это вовсе не ложь???
   -Да. Скажу даже больше, он был принцем. Его отец сам Оберон! И самое ироничное в этой истории, это то, что он сын Богини Жизни. Но еще интереснее то, что Оберон и Роквардессар братья по матери. Закрученная драма не так ли? Но привычная для эльфов. Так было как раз до рождения некроманта, Демона, - Ассенель, казалось, насмехается над своим народом, столько сарказма было в его голосе, - В итоге этих беспорядочных связей "Великой" родился мальчик, в будущем обещающий стать необычайно красивым, талантливым и способным эльфом, с необычайно большим запасом сил, он был почти Богом, три четверти крови в его жилах -- божественные. Леарлина наверняка была очень довольна своим планом по приобретению такого замечательного Младшего бога в своей свите. Один лишь изъян выявился у ребенка, он родился некромантом. Наверно тяжело было ей вынашивать его, зная, какое чудовище родиться в итоге. А убить плод в своем чреве она не могла, Богиня Жизни все же.
   Ассенель замолчал, уставившись в зеленую стену, окружавшую их, Тэрея ждала продолжения.
   -Ну? А дальше? - не вытерпела сидха.
   -А что дальше? Сразу после рождения выяснилось, что так просто убить получившееся чудовище не получается. Тогда еще не был выкован Мориентиувинтель, а другие клинки не могли окончательно убить малыша. После первой же попытки он возродился... То есть, восстал. Гулем. Вывозить его из пределов Убежища Леарлина отказалась -- выносить сор из избы не ее метод. Тогда пришлось ребенка заточить в одной из самых высоких башен, положив на каменную плиту с огромным трудом привезенную из Безжизненных гор. Заточили и забыли. Но как ни странно, он выжил. Как потом установили аналитики, силу он получал от умирающих мух, тараканов, муравьев и прочей живности, которая гибла в округе, камни сосали из него силу, но он получал ее чуть-чуть больше. Через год, его тело окончательно сформировалось и выросло, плита, изолированная от основы аномалии, заполнилась силой. Интересный, опыт кстати, почему она могла заполнится и заполняются ли постепенно Безжизненные горы... - Ассенель на миг запнулся, поняв, что начал говорить совсем не о том и продолжил: - В общем, тело у него выросло, но сам он оставался ребенком и лишь бестолково ползал по полу. Но сказалась божественная кровь и генетическая память эльфов. Он осознал себя и помнил все, с самого своего рождения, и даже больше. В общем, одной прекрасной ночью Роквардессар сбежал туда, где его таланты и сила могли бы пригодится, то есть в Верейскую республику. Там его наверняка приняли за одно из своих творений, гуль, да еще и высушенный аномалией Безжизненных гор.
   -И сколько в этой истории правды? - скептически поинтересовалась ревивомантка.
   Тэрея подозревала, что есть эльфы не сильно разбирающиеся в ревивомантии. В Университете было два преподавателя-эльфа. Алхимик и мастер боевых искусств. Они не были полностью лишены способностей к ревивомантии, например, мастер Сет мог приказывать животным, смотреть их глазами, а мэтр Ториендиль превосходно управлял ростом растений, но это все, конечно же, даже близко не стояло к истинной магии. Но вот поверить в то, что обычный эльф, не темный, мог стать некромантом было сложно.
   -Если ты поверишь моему слову, - не стал спорить Ассенель, - то могу заверить, правды в моих словах достаточно. Я помню те времена, потому что родился в одно время с Роквардессаром. К счастью, тогда еще не убивали бракованных, и до того, как оказаться выброшенным на улицу, кое-что узнать смог.
   -Сколько же тебе лет?
   -Пятьсот двадцать два солнечных года, - тут же ответил эльф.
   А вот это уже интересно. Даже если история про Роквардессара могла оказаться сказкой, то Ассенель все равно знал очень много из истории не только по раскопкам и летописям. Те же учителя Сет и Ториендиль были на пару-тройку веков младше, и Шереф тоже.
   -Кстати, мне знакомы несколько эльфов, таких же как ты, живущих среди людей, отдельно от своего народа, - сказала Тэрея. - Они преподают в Университете. Алхимик и воин. Может, ты их знаешь, зовут Ториендиль и Сет.
   -Хмм... - нахмурился Ассенель. - Знаешь, если бы ты сказала мне их настоящие имена, то я бы, возможно, и мог тебе что-то сказать определенное, но так нет.
   -В любом случае, им гораздо меньше лет чем тебе, - продолжила осторожно прощупывать собеседника ревивомантка. - И им тоже повезло выжить каким-то образом.
   -Наверно, они родились во время Войны Сил, когда Роквардессар уничтожал одно Убежище за другим. Из того же Сребролесья эльфы бежали толпами. Отступление было совершенно неорганизованным и соблюдать такие законы было совершенно некогда, тогда в людских семьях часто росли маленькие бракованные эльфята.
   За таким не самым приятным разговором они успели подъехать к границе Леса. Стражи, высланные вперед, давно сообщили, что сидхи их банально игнорируют, не пуская внутрь Леса и даже не отвечая на вопросы. Теперь основной отряд встретился с разведчиками, которые, воспользовавшись моментом, решили перекусить. Благоразумно не разжигая костра, конечно. Сидхи этого не любят. Гостям здесь приходиться жевать консервированную, заранее приготовленную пищу или есть сырое.
   Сами сидхи питались дарами Леса, друидизм позволял выращивать им питательные плоды самых разных вкусов. Растения повиновались воле лесного народа беспрекословно. Тэрея так не могла, поэтому чувствовала себя здесь крайне неуютно. Колючий кустарник и высоченные кедры преграждали путь. Деревья шептались и скрипуче переговаривались друг с другом. Этот лес был по-настоящему живым. И было очень странно то, что такой некромант, как Роквардессар смог не только войти в него, но и пройти насквозь! Тэрея нерешительно и робко подъезжала к окраине великого леса. Он навевал на нее смешанные чувства. С одной стороны эти деревья обещали защиту и дарили радостную и теплую энергию Жизни, но с другой стороны холодное и брезгливое отношение сидхов здесь тоже прекрасно чувствовалось.
   Старые, уже никому не нужные и всеми забытые распри двух народов все еще давали о себе знать. Эльфы до сих пор презирали сидхов, а сидхи ненавидели эльфов и ревивомантию.
   -Странное чувство, не правда ли? - спокойный голос эльфа вырвал Тэрею из задумчивости.
   -Что? - не поняла ревивомантка.
   -Странное чувство, будто твою душу рвет на части, - пояснил Ассенель. - Одна часть рвется вперед, другую тянет убежать отсюда подальше, третья дышит ненавистью и желает уничтожить тех, кто ее предал. Разве ты не испытываешь чего-то подобного?
   Тэрея задумалась. Ее и правда обуревали сходные чувства, но признаваться не хотелось. Слишком личными они ей казались. Не стоит их знать кому-то еще, тем более эльфу. Магичка уже собралась ответить резкое "нет", но Ассенель ее прервал. Тэрея даже не заметила , когда его огромная кошка оказалась так близко к жеребцу сидхи. Полосатая бестия передвигалась слишком тихо для своих размеров. И, что самое удивительное, ее не боялись лошади! Поэтому эльф беспрепятственно приложил палец к губам не ожидавшей такого девушки и понимающе посмотрел в ее глаза.
   -Не надо слов, я уже получил ответ в твоих глазах, не стоит лишний раз осквернять свои уста ложью, - он вздохнул и как-то нежно, словно гладя ребенка, провел той же рукой, что заставил ее замолчать, по русым волосам чародейки. - Мне ли не понимать этого. Даже не знаю, хорошо или плохо то, что мне путь в Убежище заказан. Быть в своем доме нежеланным гостем сложнее, чем просто не знать его. Мы с тобой изгои в своем народе.
   Стражи тактично отводили взгляд, делая вид что тщательно бдят, Тэрею несколько смутило то, как Ассенель обращался с ней, а сам эльф... а кто его знает, о чем он думает?
   -А ведь сидхи должны быть благодарны Роквардессару, - вдруг с усмешкой сказал Ассенель.
   -Это, интересно, еще почему? - неподдельно изумилась Тэрея.
   -Тебе же наверняка известно, что когда-то орки были созданы эльфами в качестве рабов и телохранителей. Все орки беспрекословно подчинялись эльфам. Это была настройка на генетическом уровне. Орки были даже более совершенны с биологической, но не эстетической, точки зрения, чем эльфы. Могли размножатся чаще и в больших количествах, не старели, эльфам не хотелось отвлекаться на замену изношенных рабов, были почти неуязвимы. Они бестрепетно подчинялись своим хозяевам и успешно их защищали от людей, гномов, нежити, Роквардессара, пока однажды он, прозванный за это Певцом Смерти, не спел для них, так называемую, Песнь Свободы. С тех пор орки стали самыми опасными врагами эльфов. Мои сородичи наверняка все еще не забыли той бойни, которую им устроили бывшие рабы в Медном лесу. И только благодаря врожденной неприязни и счастливому стечению обстоятельств орки не стали союзниками Роквардессара. Но тебе, видимо, неизвестно, что Песнь Свободы предназначалась не только для орков, но и еще для одних эльфийских прислужников. Шпионов, игрушек, лакеев -- сидхов. Таких же созданий эльфийской магии, как и орки.
   -И зачем ты мне это говоришь? - холодно спросила Тэрея.
   -Просто, - безразлично ответил эльф. - Знай это.
   Тэрея не отказалась бы еще поспрашивать этого эльфа, но ее прервала пара разведчиков, которые в ожидании основной группы лениво жевали солонину.
   -Госпожа, сидхи не отвечают на запрос о пропуске через границу Леса, - доложил один из них, Лигель. - Никакие наши доводы они и слушать не хотят. Мы даже начали подозревать, что там никого и нет вовсе.
   -Здесь должен быть их постоянный пост, - хмуро сказал Борка. - Лесники просто игнорируют нас.
   А может, здесь прошел некромант, мысленно заключила Тэрея. Хотя этого ей совсем не хотелось, да и следов магии Смерти не чувствуется. В надежде на лучшее, магичка громко, пересиливая щебет птиц и шум ветра в листьях, сказала:
   -Приветствую благородный стражей границ этого леса, мы не причиним вреда его жителям, мы стремимся уберечь его от крайне опасного некроманта!
   К счастью, пост оказался на месте, его даже занимали до сих пор живые сидхи. К сожалению, не утратившие своей ненависти, поэтому раздавшийся из-за зеленой стены ответ сочился ядом.
   -Тэрея? Не ты ли не так давно нам говорила, что этот злобный некромант сгинул в Гиблых пещерах? Неужели ты думаешь, что мы пропустили в Лес еще одного?!
   Сидхи уязвлены, да. Им было очень сложно принять тот факт, что некромант, несмотря на предупреждения Тэреи, тогда смог просочиться сквозь границу Леса и пройти его, практически, насквозь, выйдя к Безжизненным горам. А уж как им, наверно, нелегко было переступить через гордость и пропустить внутрь ревивоманта -- словами не описать.
   -Признаю, это мои слова, но тогда не ведала я, кто сей колдун.
   -И кто же? - надменно спросили из Леса.
   -Роквардессар.
   На несколько секунд повисла гнетущая тишина. Даже деревья, казалось, затихли в ужасе от этого имени. Тэрея с каким-то извращенным чувством удовлетворения ожидала ответа.
   -Входи, ревивомант. Твой отряд может пройти. И вы, эльфы, тоже, - слова ревивомант и эльф в устах невидимого стража можно было бы считать самыми грязными ругательствами во всем мире.
   Но не смотря на это, разрешение на вход было дано.
   -Не слишком то нас любят, Тэра, - усмехнулся эльф.
   -Ну теперь-то я хотя бы представляю причину этого, Ас, - эльф красиво вскинул бровь на такое панибратское отношение к своей высокородной персоне и встретил лишь довольно симпатичное личико чародейки с зеркально вскинутой бровкой.
   Как оказалось, красиво смеяться могут не только эльфийки, но и эльфы.
  -- Глава 2
   Бесшумно раздвинулись ветви терновника, острые шипы, покрытые ядом неохотно отстранялись от своей добычи. Эти извращенные магией сидхов растения были очень кровожадными. Точь-в-точь их создатели. Стражи с опаской поглядывали на них и осторожно проходили по открывшейся узкой тропке. К счастью стена колючего кустарника не широка, всего два метра и мир вокруг преображается. Бесчисленные стволы кедров простирались повсюду, необычно густые кроны этих деревьев сильно затеняли землю, которая, за исключением небольшой тропки, полностью была укрыта широкими листьями папоротника.
   Сейчас вошли в Лес через официальный пограничный пост, поэтому отряд смог провести внутрь своих ездовых животных. Кони достаточно легко отнеслись к сумраку леса, только кошка Ассенеля оглашала округу громким чиханием. Местная атмосфера ей была не очень приятна. В остальном же привычные тихий шум ветвей, далекое поскрипывание, крики птиц и зверей -- Лес не был мрачным, но этот вечный шепот деревьев и шум, издаваемый животными, наводил жуть. Особенно когда солнце клониться к западу, окрашивая редкие прорехи в кронах над головой багрянцем, когда просыпаются совы, оглашая окрестности глухим уханьем. И здесь есть сидхи. У Тэреи зудело между лопатками, казалось, что через миг там окажется черная стрела, ее костяной наконечник заденет позвонок, проскочит меж ребрами и раскрошиться, разрывая легкие. Неприятная смерть во всех отношениях.
   Однако далеко не у всех прорезались параноидальные наклонности, помноженные на буйную фантазию. Может, виной тому была излишняя храбрость. Или плотная кожа, кольчуга и ламеллярный доспех.
   -Живой лес, - протянул Ас, погладив по голове свою расчихавшуюся кошку. - Как много в этих словах для сердца сидхского слилось... Здесь все пропитано вашей магией! Такое необычное ощущение. А ты сможешь мне показать какие-нибудь основы вашей магии?
   -Нашей? - сидха холодно посмотрела на эльфа. - Моя магия -- это ревивомантия.
   Эльф в ответ на это лишь коротко рассмеялся и ехидно прокомментировал:
   -Еще скажи, что ты в друидизме не разбираешься.
   -И скажу!
   -Напрасно, - уже спокойно и немного удивленно сказал эльф. - Тебе бы стоило немного подучится друидизму. Знания не бывают лишними, а если тебе природой дан дар к ревивомантии, то это не значит что стоит зарывать в землю другой ее дар -- друидизм.
   -Теперь понятно почему еще вас, эльфов, не любим мы, сидхи. Вы часто суете нос не в свои дела и много умничаете!
   -Есть такой порок, но против природы, как говорится, не пойдешь, - весело откликнулся Ас. - А ты, Шереф, тоже магией пользоваться не умеешь?
   - Нет, - мрачно ответил полукровка.
   -Даже ревивомантией?
   -Вообще никакой.
   -Интересно, - эльф пристально посмотрел на Шерефа. - Вообще, гибриды, вроде тебя создавались очень редко. Как тебе удалось выбраться на волю?
   -Спасибо Певцу, - криво усмехнулся полуэльф.
   -Понятно, тоже Война сил, - Ассенель кивнул в ответ.
   -Подъезжаем, - раздался впереди громкий сухой голос Лигеля, прерывая неприятный разговор. - Я чувствую вход в Пещеры.
   Тэра невольно поежилась, она тоже чувствовала его. Точнее ту сосущую пустоту, коей представлялось пространство этих пещер. Безжизненные горы издавна были гиблым местом. Никто не знал, откуда появилась эта аномалия. Страшный рубец на теле земли. С западной стороны он был отгорожен от мира древними лесами, которые были разбиты еще эльфами в додревние времена в надежде, что напитанные силой жизни растения постепенно покорят горы. Уже тысячелетия минули с тех времен, сидхи заселили этот лес, названный Живым, но Безжизненные так и стоят. На востоке горы частично упирались в Червоное море, большая часть же граничила с наделами полуросликов, которые на свою беду несколько сотен лет назад сожгли подобный Живому лес, пустив землю под поля.
   У приснопамятной поляны с чахлой травой уже крутились посланные вперед Стражи, тщательно осматривая поверхность на предмет следов некроманта.
   -Ты не чувствуешь его? - осторожно, будто боясь накликать беду, спросил Шереф.
   -Только те следы, что остались тогда.
   -Это обнадеживает. Пожалуй стоит остановится здесь, дальше ночевать опасно. Предупрежу хозяев этого дома, присмотри за моей Девой, пожалуйста, - Ассенель нежно похлопал по холке своей ездовой кошке. - Ты ревивомант, тебе проще найти с ней общий язык.
   Взглянув в довольно сощурившиеся глаза кошки, которая смирно сидела на задних лапах, Тэрея поняла, что надежды Ассенеля напрасны. Его зверь был хитрой бестией с далекого Анурера. Животные этого континента очень своеобразны, ревивомантия на них действует не всегда так, как этого хочется заклинателю. Но деваться некуда, пришлось для вида согласится и надеяться на то, что животному не придет в голову что-нибудь учудить. Не признаваться же перед всеми в своей профессиональной непригодности.
   Подождав, пока эльф скроется из виду и удалиться на достаточное расстояние, Тэрея позвала одного из Стражей:
   -Борка!
   Командир Стражей тут же появился возле нее, настороженный и собранный, как всегда на охоте.
   -Да, госпожа?
   -Ну и как вам этот эльф? Шереф, тоже выскажись, - спросила ревивомантка.
   -Эльф, как эльф, - пожал плечами старый Страж. - Не повезло, конечно, родится без способностей к ревивомантии. Как и сказал Ассенель, такое случается. И подобным эльфам с дефектами живется очень сложно. Не знаю, как сейчас с этим делом, но когда-то их точно убивали или изгоняли. По тем же слухам, такая традиция повелась у них вскоре после Войны Сил. Вроде это как-то связано с Роквардессаром, но достоверных данных нет. Зато точно известно, что как минимум два эльфа без таланта нашли пристанище в Кландорее. Вы и сами с ними знакомы: мастер Сет, обучает Стражей и боевых магов Университета боевым искусствам, мэтр Ториендиль, преподает алхимию.
   -Въедлив, как все эльфы. Надоедлив, как все эльфы. Раздражает, как все эльфы. И как все эльфы, ненавидит Роквардессара всей своей душей, - с некоторой брезгливостью прокомментировал Шереф. - Вне зависимости от прошлого, своих идеалов и прочего, он поможет нам в ловле некроманта. Это память крови. То, что он не владеет ревивомантией -- нормально, то, что он при этом жив и странствует -- подозрительно, но нам на пользу. Значит, что-то умеет. По всей видимости, он в самом деле хороший маг стихий. Совершенно естественно использует чары этого вида: отклонял ветки с помощью воздуха, под лапами его кошки расступается вода и твердеет почва, так, что не остается следов. Про огонь ничего сказать не могу, но, скорее всего, так же хорош в его использовании.
   -Молодцы. Хорошо, идите, подготовьте стоянку, - хмуро приказала Тэрея и поразилась наблюдательности полукровки. Она ничего из перечисленного им не заметила.
   Да, если им и в самом деле придется иметь дело с Роквардессаром, то чародейка бы предпочла Ассенелю нормального эльфа. Но что есть, то есть, тут любая помощь не будет лишней. Тем более, этот эльф хотя бы является мастером магии Стихий. Баловство, конечно, но все равно полезно. Тем более пятьсот с лишним лет -- это как минимум знания и огромный опыт за плечами. Тот же Шереф прожил на сотню-другую лет меньше, но мастерства в нем на весь ее отряд хватит. Только Борка может сравнится с полуэльфом.
   Тем временем, Ассенель выскользнул из леса на поляну и весело доложил:
   -Нам разрешили остановится здесь!
   -Слушай, Ассенель, - Тэрея воспользовавшись свободным временем, решила кое-что уточнить. - Можно тебя спросить?
   -Что за странные вопросы? - улыбнулся эльф. - Конечно!
   Тэрея понизила голос до едва слышного шепота:
   - Тут же полно сидхов. Как они могли пропустить некроманта? Это народ мутный, непонятный даже мне, может они того...
   Тэрея не договорила, только неопределенно покрутила в воздухе пальцем.
   - Переметнулись? - так же тихо спросил Ассенель. - Маловероятно. Мы бы с тобой не разговаривали в таком случае.
   - Тогда как еще это объяснить?!
   - Оборотень, - эльф неторопливо начал снимать со своего экзотичного скакуна седельные сумки и сбрую.
   - Что?
   - Оборотень, говорю, - терпеливо повторил эльф, разглаживая смявшуюся шерсть довольно урчащей кошки деревянным гребнем. - Ему помогает кто-то из них, наводит слабые мороки. От обычных людей и сидхов спасают, но ревивоманты и Стражи все равно чувствуют некроманта.
   Еще и оборотень! Тэрея внутренне похолодела, с этими тварями она бороться не любила. Единственный встреченный ею оборотень обошелся когда-то большой кровью. В первую очередь из-за неожиданности. С тех пор Стражей модернизировали, сама она тоже всегда имела на себе пару специальных заклинаний, но осадок остался.
   - Плохо. Какую помощь можешь оказать ты в поимке некроманта да еще и оборотня? - продолжала допытываться ревивомантка. - Я привыкла работать со своей группой. Хотелось бы знать, чего ждать от тебя.
   - На самом деле, будь это обычный некромант, то я смог с ним побороться на равных, - несколько самонадеянно, на взгляд Тэреи, сказал эльф, рассеяно почесывая Деву за ушами, от чего она в конец разомлела и тяжело повалилась набок, вытянувшись на земле и доверительно подставив живот. - Темных богов нет, так что мы, стихийники, сейчас с некромантами и прочими на равных. Но вот против Роквардессара я бессилен. Он Демон! И тебе стоит быть с ним осторожной. Он и без покровителей силен.
   - Зачем тогда пошел со мной? - раздосадованная таким ответом, спросила сидха, она надеялась на более приятный ответ.
   -Это выше меня. Воля Князя, - спокойно сказал Ассенель. - Ни один нормальный эльф не может противится его воле. У нашего народа есть такая особенность... В общем, любой из нас будет пытаться отомстить Роквардессару во что бы то ни стало. За уничтожение практически всех Убежищ, за создание темных эльфов, за убийство Оберона. Причин много. Шереф, хоть и полукровка, тоже это чувствует.
   Тэрея внимательно слушала эльфа, про волю Князя она слышала, мол, все эльфы магически подчинены своему повелителю. Но внезапно сознание чародейки зацепилось за одну интересную деталь.
   -Темные эльфы -- дело рук Роквардессара??? - ошеломленно спросила она.
   -Да, это он сотворил их, - немного рассеяно ответил Ассенель, словно удивляясь, что кто-то не знает подобных элементарных вещей. - Он и еще четыре Демона. Неужели вы не знаете этой легенды?
   Тэрея лишь отрицательно замотала головой.
   -Гм, - протянул Ас. - В общем, в этой легенде говорится, что как-то раз Роквардессару пришло в голову создать новую расу, мол, чем мы хуже эльфов, которые создают орков и сидхов. Собрал он своих знакомых: оборотня, хаосита, ворлока и ведьму, и трудились они не покладая рук три года, и появились на свет де Сарры, дроу и шефанго, а в общем - темные эльфы. Де Сарры -- некроманты все поголовно, женщины дроу -- ведьмы, мужчины -- ворлоки, девы шефанго все оборотни, а мужи -- хаоситы. Так говорится в легенде. Ну и еще про методы создания немного.
   -А что про методы?
   -Понимаешь, - смущенно начал он, - вы, сидхи, как и орки, создавались эльфами долгими годами и партиями по сто особей в специальных устройствах. Потом эти родительские стад... группы скрещивали, вас интенсивно разводили до приемлемого количества, что бы вид мог существовать самостоятельно.
   Тут он замешкался, но порозовевшая от гнева Тэрея холодным голосом попросила продолжить.
   -Так вот, - прокашлявшись, продолжил эльф, - в основной массе и сидхи, и орки были просто животными, лишь некоторым выдающимся особям, которых брали себе в услужение перворожденные, включали разум. У вас даже душ не было, потому и расой как таковой вы не были, до тех пор, пока Роквардессар не собрал практически всех "диких" и не научил орков шаманизму, а вас друидизму с помощью своей так называемой "Песни Свободы". В итоге орки стали вылавливать себе свободных духов и вселять в себя, а вы просить душу у Леса. С темными же эльфами все было несколько по-другому. Они даже не то чтобы были созданы, скорее изменены. Еще в утробе матери. Все темные эльфы ведут свой род от светлых эльфиек взятых в плен в ходе захвата какого-то из Убежищ Роквардессаром. Что стало с плененными неизвестно, хотя легенд на эту тему хватает, как их оплодотворили тоже не понятно, про это россказней еще больше, но в итоге их дети рождались темными эльфами и с душой.
   Эльф замолчал, Тэрея тоже стояла тихо. Лишь Стражи переговариваются в стороне, заканчивая обустраивать на скорую руку лагерь.
   -Госпожа, все готово, не хотите ли отужинать?
   -Да, Борка, сейчас подойду, - рассеяно отвечает ревивомантка.
   Мысли ее сейчас блуждали далеко. Ассенель давно ушел перекусить, он вообще оказался тем еще чревоугодником, а Тэрея продолжала смотреть в звездное небо. В голове ее все вертелись мысли на тему: "Вот и разберись, где здесь добро и где зло".
   Даже ночью ей снились странные и тягостные сны, навеянные рассказами эльфа и атмосферой Леса. Снова снились некроманты, рушащиеся Убежища и эльфийки, среди которых, почему-то, чародейка видела и себя.
   -Тэра, - тихий шепот прокрадывается в сны ревивомантки.
   Жутким холодом по спине проскользнул страх. Перед ней снова стоял некромант, только из-под капюшона балахона теперь на нее смотрело лицо эльфа, смешавшего в себе черты Ассенеля, Шерефа, Ториендиля и Сета. Темный маг тянул к ней руки, а Тэрея внезапно поняла, что лежит прикованная к каменному ложу. Жуткий шепот снова разрывает сон:
   -Тэра, да проснись ты наконец!
   Рядом с ней и в самом деле находился эльф. Только одет в белоснежные доспехи и не пытается задушить ее на алтаре, а трясет за грудки. Ворот сюрко, накинутой поверх кольчуги неудачно впился в шею, мешая дышать.
   -Чего тебе? - зло спросила ревивомантка, резко отмахиваясь от рук эльфа.
   Удивленно взглянув на нее, не совсем, видимо, понимая причину ее расстройства, эльф все же отвечает:
   -Ничего не ощущаешь? Моя Дева ведет себя беспокойно, - Ассенель кивнул в сторону гигантской кошки, которая бесшумно шипела в темноту и грозно сверкала глазами, зрелище не для слабонервных. - Я тоже чувствую что-то странное. Если честно, природа обделила меня способностью ревивомантов ощущать Смерть, так что решил спросить тебя для верности.
   Тэрея мигом вспомнила, почему она лежит на земле и под головой ее не мягкая подушка, а свернутый плащ, и сразу же начала сканировать местность. Вот он! Едва заметное присутствие Смерти, маскируется, гад! Так просто и не заметишь.
   -Это он, - коротко говорит эльфу ревивомантка, вскакивает, быстро собирая свои вещи и, одновременно, посылая мысленный приказ вставать своим подчиненным. Те, без лишних вопросов, просыпаются и начинают собираться, двое Стражей, что дежурили в эти часы, бесшумно выскальзывают из леса и, широкой дугой обходя кошку эльфа, идут готовить лошадей. Действуют быстро и слажено, нет ни намека на сон, им то явно всякие некроманты не снились!
   Кстати о нем, Ассенель все-таки оказался прав, некромант вернулся и сейчас пробирается к границе Леса, и, самое поразительное, этому Демону никто не мешает! Никто будто и вовсе не замечает его присутствия. Хотя некромант очень хорошо маскируется, даже она легко могла бы пропустить Роквардессара, не разбуди ее Ас.
   Со стоянки ушли тихо, словно сами были творениями какого-нибудь оборотня или анимага, бесшумными и нематериальными мороками и иллюзиями. Шли под кронами раскидистых деревьев довольно быстрой рысью, благо некромант не отходил от тропы далеко. Вообще это было безумием, ночью скакать по лесу. К счастью, в Живом землю освещали мягко горящие призрачным светом цветы распространенного здесь папоротника.
   -Быстро идет, - поразилась Тэрея.
   -Эльфы способны передвигаться очень быстро, а этот к тому же давно сам стал нежитью и теперь не устает, - пояснил Ассенель.
   Тэрея молча приняла это к сведению, и лишь больше прижалась к шее своего коня. Ревивомантка находилась во главе маленького отряда, и задавала направление, так как сама была сидхой и в Живом лесу ориентировалась лучше, чем кто-либо из ее людей, да и некроманта ощущала тоже.
   Хотя последнее утверждение все-таки кое-кто мог оспорить.
   -Он уже возле границы, - предупредил Ас, кто же еще. - Кажется там его засекли, чувствую всплеск силы.
   Тэрея его тоже чувствовала, и даже могла с точностью сказать, что сидхи некроманта надолго не задержат, потому лишь пришпорила лошадь. Но они все равно опоздали.
   Тэрея даже не сразу поняла, что ее толкнуло в бок и почему стремена вдруг оказались срезаны, а когда поняла, то хотела на лету обматерить за такие шуточки эльфа, но, увы, этому помешала стрела, угодившая в горло стражу, ехавшему позади нее. Стрела прошла навылет, перебив позвоночник. Оперенная зелеными перьями, длинная сидхская стрела выпущенная из ростового сидхского лука.
   -Умертвия, - орет Борка, прежде, чем в рот ему влетает тяжелая сулица, часто используемая сидхами в качестве снарядов для лука на ближних дистанциях.
   В следующий миг взревел ветер и более никого убить из луков врагам не удавалось, вокруг отряда развернулся вихревой щит, уносящий стрелы в сторону. Видимо умертвия были из сообразительных, так как некромант их поднявший давно уже вышел из зоны контроля и руководить своими куклами не мог, но нежить среагировала на действия жертв и стрельба тут же прекратилась. Пять сидхов с обнаженными клинками прыгнули прямо с деревьев на головы Стражам. Их вихрь не задерживает, лишь слегка замедляет падение, что, впрочем, только помогло им лучше и качественнее прожарится в мигом развернувшемся огненном щите, оставившем после себя идеальный выжженный круг и пять опаленных, все еще активных умертвия. Сверху посыпался пепел сожженных веток и листьев.
   Огонь заклинания Ассенеля не особо повредил нежити, но, видимо, уменьшил их подвижность, поэтому эльфу не составила труда добить их в рукопашную.
   Его огромная кошка с гулким рыком, от которого сами собой начинали трястись поджилки, сбивала с ног особо прыткую нежить, пока эльф легкими взмахами меча окончательно упокаивал ее. Двуручный меч справлялся с умертвиями гораздо эффективнее стихийных заклинаний. Нежить на миг окутывали всполохи белых молний, после чего тела падали поломанными куклами и медленно рассыпались в прах.
   Ассенель, не тратя времени на осмотр поверженного противника, хватает за шкирку ревивомантку, только начавшую приходить в себя после падения, небрежно закинув ее на кошку перед собой, не терпящим возражений тоном приказывает:
   -Уходим, быстро!
   Никто и не помышляет ослушаться. Вряд ли сидхи с других постов будут разбираться что к чему. Скорее сначала для верности расстреляют, и уж потом, после того как исследуют пять трупов своих соотечественников, будут раскаиваться. Когда поймут, что умерли они не от огня и меча эльфа, а от некромантии. Только это уже не поможет никому вернутся с того света. Потому все ломанулись как можно дальше и быстрее от Леса, и то эльфу пришлось отразить пару залпов выпущенных им в след стрел.
   Повезло в том, что некромант решил бежать из Живого леса сразу в степи. Здесь у конного отряда было преимущество перед преследователями - в не эльфийском лесу уйти от сидха нет шансов. Уже когда коней пустили более тихим аллюром, каким-то чудом ни одно животное не угодило ногой в довольно часто встречающиеся в этих краях норы степных мышей, Ассенель зажег небольшой огненный шарик, чтоб подсветить дорогу, и удосужился как следует усадить перед собой Тэрею, до этого она болталась словно мешок с репой, и, приобняв ее, сказал:
   -Да, дорогая моя ревивомантка, отвыкли мы от НАСТОЯЩИХ некромантов.
   Тэрея на это ничего не отвечает, лишь слабо матерится, поминая как некроманта так и криворукого эльфа, который не мог с ней обращаться понежнее. Во время падения с лошади, магичка не сумела сгруппироваться, потому была немного оглушена, и потом скачка в непривычном положении весьма неблагоприятно сказалась на желудке.
   -Куда уж нежнее, госпожа магесса? - просто таки мурчит на ухо эльф, от чего Тэрею бросает в дрожь.
   Впрочем, Асу сейчас было не до игр, потому следующие слова он говорил уже нормальным тоном:
   -Во время этой скоротечной стычки мы потеряли двух людей, среди них командир Стражей.
   -Борка? - не веря, спросила Тэрея, которая во время короткого сражения была оглушена и все пропустила. - И Таер?
   Ей никто не ответил, лишь отводили глаза. Борка был хорошим командиром и к тому же замечательным воином, одним из лучших среди Стражей Южного предела, одним из тех, кого по иронии судьбы за их мастерство и скорость реакции называли "сбивающими стрелы". Как выяснилось, не все.
   -И куда мы сейчас движемся? - признаться честно, Тэрее было жаль оставлять тела павших своих подчиненных в руках сидхов.
   Ответил ей эльф, лидерство которого войны признавали со странной покорностью.
   -Так как к сидхам сейчас лучше не соваться, да и некроманта упускать нельзя, движемся по его следам. При возможности, заезжаем в какой-нибудь населенный пункт с целью покупки какого-либо транспортного животного в количестве как минимум одной штуки. Все кони, лишившиеся наездников, остались сидхам, потому пока тебе Тэра придется ехать со мной, моя киса выносливее ваших лошадок будет. У тебя есть возможность связаться с другими Стражами? Жрецами?
   - На привале могу попробовать отправить весть магам. Жрецов Леарлины с этой стороны Безжизненных нет. По договору с сидхами храмы Богини Жизни здесь ставить запрещено, - напряжено ответила Тэрея. - Куда идет некромант?
   -На юг, - как-то нарочито беззаботно отвечает Ас и отводит взгляд.
   Что ни говори, неприятное известие. На юге раскинулась бескрайним желтым морем великая Пустыня, считавшаяся непроходимой. Никто так и не исследовал ее целиком. Решались заходить в нее немногие и то лишь в погоне за теми немалыми деньгами, что сулили солнечные растения и древние артефакты при их продаже. Стоит заметить, выходили эти смельчаки из Пустыни отнюдь не всегда. Стражи, патрулировавшие только самую границу песков, часто встречала собирателей солнечных растений живых и не очень.
   -Думаю, госпожа чародейка, стоит как можно скорее связаться с кем-нибудь из Кландорея, хотелось бы достать некроманта раньше, чем тот доберется до Пустыни, - пробасил Ганс. - И передвигаться ночью -- не лучший способ погони за некромантом. Нужно устроить привал как можно скорее.
   -Нужно. Но сначала неплохо было бы уйти подальше от Леса, - соглашается Шереф, задумчиво кивая, он вглядывался куда-то в перед, за границу круга освещаемого огненным шариком. - Не нравится мне это...
   -Что там? - требовательно обращается к нему Тэрея, которая не могла похвастаться таким замечательным зрением, но быстро накладывающая на себя дополнительные заклинания.
   -Да вот, пока ехали от Леса, вокруг ни деревца, ни кустика не было, только пологие холмики да травка на них, а тут целая роща справа, поломанная бурей видимо, да за ней холм крутой, не проехать, а слева речка с берегами обрывистыми, между ними просвет небольшой, проехать можно, только деревце одно убрать, да и только. Так вот именно этот просвет мне и не нравится, - хмуро отвечает полуэльф.
   -Я ничего не чувствую, - делится своими наблюдениями Тэрея, разглядывая описанное место.
   И в самом деле, выглядело как-то подозрительно, но никаких признаком магического воздействия чародейка не чувствовала. Да и вряд ли некромант при бегстве успел подготовить ловушку.
   -Да, вот и я тоже НИЧЕГО не чувствую, - с усмешкой вмешался в разговор Ассенель. - как будто там ни земли нет, ни воздуха. Вообще никаких стихий. Стой!
   Последнее относилось ко всему отряду, кошка Аса как раз подъехала к описанному Шерефом просвету. Справа угадывались какие-то деревца, слева же журчала вода. Маленький отряд послушно остановился, сгрудившись за крупом кошки. Ас же с интересом разглядывал пространство перед собой.
   -Думаешь ловушка? - старательно пытаясь учуять хоть малейший запах Смерти, спросила ревивомантка.
   -Более чем уверен, - слышит она в ответ. - Смотри!
   Эльф проводит ладонью перед собой, словно отмахиваясь от надоедливой мушки, и вперед устремляется мощная воздушная волна, поднимая вверх мигом рассыпавшиеся мелким серым прахом травинки и оставляя за собой лишь голую, мертвую землю. Впрочем волна эта далеко не уходит, словно стрела, попавшая в песок, быстро теряет скорость и прах опадает обратно на землю.
   -Хм, силен, гад, - озадачено бормочет Ас. - Его заклинание Обращения в прах действует даже на стихии! Никогда бы не подумал, что такое возможно...
   Потом поясняет впереди него сидящей девушке:
   -Это заклинание создает эффект похожий на действие Гиблых пещер, только тут вытягивается Жизнь и Сила не в какую-то аномалию, а туда, за Грань. И я не думал, что таким образом можно остановить стихии, все таки они не умирают, и Смерть не имеет над ними власти... В смысле не может забрать их к себе. Власть-то как раз имеет и не только она, - с горечью заметил эльф. - Я бы еще понял, если бы такое произошло больше ста лет назад, при Темных Богах, когда некроманты были по-настоящему сильны, но сейчас...
   Вот это зрелище, растерянный эльф! Тэрея не смогла сдержать улыбки, на что уже сама удостоилась хмурого взгляда, которым ранее Ас оглядывал дорогу. Впрочем наткнувшись на невинные-невинные глазки Тэреи, эльф быстро смягчился и с усмешкой предложил "великой магичке, устранить сею досадную помеху на их пути". Тэрея сердито глянула на Ассенеля, знает же, гад, что не сможет убрать заклинание, если даже не ощущает его.
   -Понятно, - протянул Ас. - Тогда, о смертные, узрите же чудо!
   Ревивомантка с интересом приготовилась к чуду. И узрела, как по мановению руки из земли вырастает невысокая, в два ее роста, стена, и слышно было как за ней что-то обваливается и осыпается, поднялся столп пыли и праха. Фи! И это чудо??? Она то думала, что сейчас он устранит заклинание некроманта, а тут просто завалил его землей. Все равно, там не пройти.
   -Это еще не все, поехали налево! Ничему не удивляемся.
   Эльф оказался силен. Сместить русло реки при всем желании не так-то просто. Иногда все же силы стихий пригождаются, Тэрея даже пожалела, что им не учат в Университете.
   И снова эта погоня за некромантом, а ведь отдых был так близок! Небольшая, но уютная квартира в Кландорее. Не казарма Стражей и не общежитие при Университете, а собственный дом ждал ее там! И не где-нибудь, а в Старом районе! Напротив ее квартиры высился знаменитый Обсидиановый обелиск времен Третьей эпохи. В паре кварталов к северу брызгами света озарял ночью и днем площадь Радужный фонтан. Там достопримечательности прошлой эпохи на каждом шагу! Даже местами можно найти что-то из Второй эпохи. Тот же пятый корпус был построен в Старом районе, а там находится Аристократка -- условно живой свидетель Второй эпохи! Кландорей -- город чудес не хуже Рила, Вагар-Дуба и Ло.
   Квартиру Тэрея получила недавно, в рамках программы завлечения новых боевых ревивомантов на государственную службу, а точнее в структуру Стражей. Они сейчас становились все менее популярными среди молодежи, раньше стремившейся в порыве патриотизма искоренить все зло на земле, оставшееся после падения Темных. Потом в отряды шли в погоне за романтикой. Как же, Стражи -- элита, погони за некромантами, внимание девушек и юношей, красивая форма. Теперь все это прошло. Искоренять зло и рисковать жизнью за оклад желающих мало, романтика кончилась, зато осталась форма да нудные рейды по деревням с целью исцеления страждущих, причем помогать им приходится за бесплатно.
   Ревивоманты сейчас охотнее поступали работать в различные клиники для не слишком бедных, где за приличную плату исцеляли всякие болячки зажиточным купцам, дворянам, их же женам правили фигуры и лица. Некоторые поступали на службу сильным мира сего: королям, герцогам, графам и прочим маркизам и занимались примерно тем же, чем и их коллеги в клиниках, но только для своего господина. Так, например, поступила подруга Тэреи Рамина. Девушка пропала в центральных районах Альянса и, судя по намекам в письмах, сейчас являлась весьма привилегированной особой при дворе какого-то аристократа.
   Тэрея же попала в Стражи клюнув на все ту же романтику, которую сейчас и получила сполна. Стоит заметить, что именно сейчас она даже была рада такому своему выбору, так как на кошке эльфа передвигаться было гораздо удобнее и мягче, чем на лошадях. Никакого жесткого седла, его заменял мягкий пушистый мех, и, главное, практически никакой качки. Правда чтоб удержаться на такой кисе во время быстрой скачки или маневров при сражений нужно обладать поистине эльфийской ловкостью, которой к сожалению сидхи обладали все же не в полной мере, но лично Тэрее ее заменяла сильная рука Аса, что было вторым поводом для радости от выбранной профессии.
   После бегства из Живого леса, их небольшой отряд остановился в коротком яре, длиной метров двести. Данное место имело несколько положительных качеств: лог основательно зарос лесом, наверно последним на пути отряда, и здесь же нашелся ручеек, из которого можно было напиться самим и напоит коней.
   Учитывая, что Пустыня была совсем рядом, найти смешанную яблонево-грушевую рощу с густым подлеском из кустарниковой вишни и шиповника было настоящим чудом. Все растения явно когда-то были окультурены и попали сюда из поместий Верейской республики, которые когда-то в данной местности имелись в изобилии. Война сил внесла свои коррективы, теперь сады в данной местности росли очень неохотно, такие балочные леса были исключением из правил. Нынешние помещики специализировались на овцеводстве и коневодстве. Но такие дикие сады были великолепны, даже спустя десятки лет при полном отсутствии ухода за ними было видно, что урожай намечается хороший. К сожалению, пока зрелых плодов не наблюдалось.
   После практически полутора дневного перехода никого особо не тянуло на разговоры, магичка к тому же еще и страдала головной болью, вызванной коротким сеансом связи с главным штабом Стражей, где, кстати, чрезвычайно переполошились, узнав, что Роквардессар все еще жив, и обещали в скором времени выслать подмогу. Только вот успеют ли? До Пустыни один-два дня, а до Кландорея едва ли не неделя. Преследовать же некроманта в пустыне было практически нереально. Разве что очень сильным отрядом с опытными магами разных школ. Ну или одним эльфом стихийником, алхимиком, травником и мастером боевых искусств в одном лице, который заверил, что Пустыню ему преодолеть -- раз плюнуть. Ему поверили. Да и был ли выбор? Долг Стража искоренять зло во что бы то ни стало. Ко всему прочему, пятивековой опыт жизни в этом недружелюбном мире сейчас имели немногие. Тем более эльф успел хорошо зарекомендовать себя делом.
   Кстати, сейчас он, с удовольствием взяв на себя обязанности повара, увлеченно готовил нечто с весьма приятным запахом в огромном складном котле, при чем стоит заметить, что припасов ни у кого практически не было, и кашеподобная похлебка готовилась, можно сказать, из подножного корма. Тэрее он сунул под нос кружку, в которой содержалось двести миллилитров воды и две капли эликсира собственноручно приготовленного Ассенелем из двадцати пяти различных ингредиентов. По крайней мере, так он ответил на справедливый вопрос Тэреи, поинтересовавшейся, что за вонючую смесь он ей подсовывает. Видимо эльф обиделся на такое пренебрежительное отношение к своему зелью и сказал, что если некоторые ревивоманты и дальше собираются маяться головной болью, то он сам выпьет свой эликсир, который отнюдь не только от боли избавить может, но и еще много всяких полезных свойств имеет, потому он его и таскает с собой постоянно и дорожит им.
   И нужно признать, что варить эльф умел превосходно. Как еду, так и зелья. Голова болеть перестала практически мгновенно, а похлебка выдалась вкусной. К тому же начали действовать и остальные эффекты эликсира: по жилам магессы будто разлился приятный жидкий огонь, голова прояснилась, тело стало легким и полным сил, но был и побочный эффект, сон как рукой сняло.
   Потому, когда все спокойно спали, уставшие и вымотавшиеся (стражу не выставили, понадеявшись на целых пять защитных кругов) Тэрея лишь ворочалась с бока на бок и тихо материла Ассенеля. Где-то в ночи активно работает лапами ездовая кошка, добывая себе кроликов: тихий шорох, глухие порыкивания и редкий хруст костей -- жутковато.
   Чародейке же было жарко и хотелось что-нибудь делать, лежать было решительно невозможно. Потому, тихо подкравшись к эльфу, она со злорадной мыслю: "Сам виноват!", легонько его пнула. Точнее попыталась, так как была тут же повалена на землю. Как при этом она сдержалась и не переполошила криком весь отряд непонятно.
   -Идиот, ты что мне дал?! - зло зашипела Тэрея, на эльфа, который так ловко уклонился от ее пинка и повалил на землю.
   -Ты опять начинаешь? Приступ паранойи?
   -Я уснуть не могу!
   -Правда? - удивился эльф как-то странно на нее глядя. - Вообще-то я не испытывал зелья на сидхах, но эльфов от него наоборот в сон клонит, это огонь растекающийся по телу так убаюкивает.
   -Алхимик недоделанный!
   -Не кипятись, Тэра, - мурлычет эльф. - Я знаю, как тебе можно помочь. Так даже будет лучше, мне тоже не помешает... Успокоиться.
   Как выяснилось, до этого он с явным интересом разглядывал не совсем прилично распахнутую рубашку, точнее то, что она прикрывала на тот момент уже чисто символически. И доспехи свои он снимает очень быстро, мастерски. Впрочем, он практически все делает так, в том числе и целуется, и... скажем, ублажает девушек. Тут уж Тэрее пришлось не только лежать, но и очень активно действовать. Огонь до сих пор блуждающий по ней нашел выход и как она не разбудила отряд уже на этот раз ну совершенно не ясно, так как сдерживать рвущиеся на волю крики и стоны в голову ей совершенно не пришло.
   Примерно через часа два, когда они вдвоем все же успокоились (эльфы оказались очень выносливы, а их эликсиры очень действенны) и до Тэреи все же дошло, что здесь есть еще и дюжина Стражей, то она быстрым испуганно-стыдливым взглядом обвела округу. Как ни странно, никто не проснулся. Эльф же с усмешкой поцеловал так приглянувшуюся ему грудь ревивомантки и прошептал:
   -Не бойся, они не слышали. Я поставил щит, который глушит звуки и делает воздух непрозрачным. И прости, я почти сто лет был лишен женских ласк, думаю любой на моем месте не удержался бы при виде столь обольстительной картины.
   Раскаяния в его словах ни капли, но оно и не нужно девушке. Она лишь крепче прижалась к мужчине. Ей было хорошо и спокойно.
   Счастье, слегка омраченное ранней побудкой, продолжилось и утром. Причем под настоящим теплым душем, устроенным стихийником! В общем, только начавшему пробуждаться отряду Тэрея предстала свежей, радостной и полностью одетой, не зря ее так рано разбудил Ас.
   Наскоро позавтракав вчерашней похлебкой, полностью превратившейся в кашу, двинули в путь. Последние тенистые рощицы оставались позади, теперь перед отрядом простирались кажущиеся бескрайними степи. Равнина, изрытая заросшими седым ковылем оврагам, бугрящаяся многочисленными оплывшими холмами. Когда-то здесь так же, как в Пустыне, проходили бои между Альянсом и Верейской республикой. Однако на этом рубеже в Войну не вступили сами Боги лично. Поэтому время, ветер, дожди и седой ковыль сгладили старые шрамы. Хотя никто из Альянса до сих пор не решается осваивать эти целинные земли. Плодородная земля степей скрывала под собой страшную память. Здесь покоились не только кости, которые частенько, оказавшись на поверхности начинали шевелиться, но и старые магические ловушки. Поэтому жили здесь лишь несколько крупных семей, занимающихся овцеводством.
   Солнце начинало серьезно припекать. Ревивомантка лишний раз порадовалась, за свою сидхскую экипировку. Как бы неприязненно она относилась к своим соотечественникам, но одежду они изготавливали превосходную. Она сочетала отличные защитные качества с комфортом. На службе Стражей, когда жизнь закидывает то в горы, то в леса, то вовсе в Пустыню универсальность и комфорт -- незаменимые качества. Поэтому жар солнца сейчас в степи не сильно угнетал расположившуюся перед Ассенелем Тэрею. К тому же теперь объятья эльфа будили затаенную радость в душе сидхи. Странно, как мало нужно для счастья обычной сидхе. Тэрея даже понимала, что это просто дурость и мимолетное помешательство, но отказываться от него не хотелось.
   Стараясь отвлечься начавшихся душевных терзаний, она поторопилась начать непринужденный разговор:
   -Слушай, а эльфы же все стрелки хоть куда, почему у тебя лука нет?
   -Почему же нет? Есть. Ты его даже можешь нащупать. Вон эта штука, за которую ты постоянно цепляешься, одно из его плечей.
   Тэра с удивление посмотрела на слегка надоевшую ей непонятную деревяшку, закутанную в тряпки и зажатую седельными сумками. Быстро не достать. Хотя кто его знает, эльфа, вчера доспехи с него слетели максимум за секунд пять.
   -Я им почти не пользуюсь, - объясняет эльф. - Если хочешь, могу подарить, у меня еще и стрелы где-то есть. Но по идее они и не очень нужны в обычной жизни, вполне хватает генератора магострел. Это настоящий эльфийский драконобой, схож с сидхским ростовым, так что сложностей у тебя возникнуть не должно.
   Тэрея с величайшим удивлением уставилась на Аса. Подарить вот так просто эльфийский драконобой, это что-то! Такие луки не у каждого эльфа есть, так как очень сложны в изготовлении, зачарованы неимоверно, да и без чар это просто чудо! Он в самом деле похож на сидхский ростовой лук, но тот все же не идет ни в какое сравнение. Разве что сидхские правители могут похвастаться чем-то подобным по силе и изяществе. Но Сидхтар почитаются народом Тэреи чуть ли не символом нации, их всего пять штук, в то время как эльфийские драконобои, хоть их и не очень много, считаются всего лишь достойным оружием. Разница ощутима.
   -Бери, бери, - усмехается Ас. - Все равно его я сам делал и как положено замагичить не смог, сама понимаешь, не те силы у меня. Хотя оригинальный получился, стихии сплести удалось довольно интересным образом. Но я все же предпочитаю на расстоянии пользоваться заклинаниями.
   -Слушай, Ас, - вдруг осенило Тэрею, - а вот догоним мы Роквардессара, и что дальше? Мне все больше кажется, что одолеть его у меня не получится.
   -Я тебе помогу! - беззаботно отвечает эльф.
   -Стихийник против некроманта? Прости, конечно, но стихийников у нас даже за магов не считают.
   -И напрасно, - с хитрым прищуром говорит эльф. - При правильном подходе стихиями можно многого добиться, хотя, признаю, это довольно сложно. Когда ни одно заклинание не пробивает даже простейшего щита противника, а его заклинания кое-как удается сдерживать лучшими своими, довольно проблематично что-то предпринимать. Но у меня есть маленький сюрприз!
   -Ну, и какой же? - скептично интересуется сидха.
   -Последний век, я занимался поиском одного артефакта. Меча Оберона, Мориентиувинтеля. И как ни странно поиски увенчались успехом! Нашелся он на месте бывшего Сребролесья, Убежища, где от многочисленных ран полученных в битве с Роквардессаром скончался правитель Оберон, создатель этого меча. Во время его кончины Сребролесье еще не подверглось нападению нежитью. Там то и находился все это время Мориентиувинтель, Окончательная смерть, вогнанный по самую рукоять в огромный булыжник.
   Эта новость ошарашила всех. Да что там ошарашила, все были просто потрясены! Легендарный клинок самого Оберона! Мориентиувинтель, Окончательная смерть всего неживого, утерянный много лет назад эльфами в битве с Роквардессаром. Да это же реликвия едва ли не столь же ценная, как Посох Эссарата! И они его увидят!
   -Где же он??? - высказала общий вопрос Тэрея.
   Эльф молча достал из-за плеч свой фламберг и просто сказал:
   -Вот.
   -Но, - опешила магичка, - Мориентиувинтель был гросс-мессером, а никак не двуручным фламбергом! И от твоего меча веет стихиями, но не Жизнью!
   -Все просто, клинок находился в не лучшем состоянии: оплавленный и выщербленный. Я его перековал и добавил кое-чего от себя, заклинания Оберона же, отлично сохранившиеся, оставил. Вот, можешь попробовать, возьми его в руки.
   Тэрея легко приняла фламберг, оказавшийся для сидхи не таким уж тяжелым, и прислушалась. В самом деле, из рукояти в ладонь шли приятные эманации Жизни. Эльф все сильнее удивлял. Надо же так тонко сработать, наложить свое заклинание, не нарушив при этом чужого!
   -Здорово! - удивленно протянула Тэрея, аккуратно проведя ладонью в нескольких сантиметрах над клинком. - Ты просто неисчерпаемый кладезь талантов, Ас!
   -Жаль, мои родители этого не оценили, - с легкой иронией сказал эльф. - Впрочем ты, Тэра, тоже отнюдь не рядовая сидха. Насколько я знаю, каждый новорожденный представитель твоего народа получает душу от Леса, душу какого-либо дерева, в следствии чего многие чувствуют определенное родство с кедрами, дубами и прочими представителями лесной флоры. Потому ваша магия столь специфична, исключительно друидизм и не более. Но только не в твоем случае. Я думаю, что Лесом тебе была дана душа Древа Жизни, Леартойле. Эти деревья почитаются эльфами как священные и отмеченные благодатью Ларлины. Кстати, сатар, тот что у тебя в амулете, это не растение, а лишь цветок Древ Жизни.
   -Интересная лекция, - довольно кисло среагировала на слова Аса Тэрея, ее совершенно не радовало, что душа ее заимствована, да к тому же у дерева, ее интересовало другое. - Уж не то ли дерево изображено на твоем плаще?
   -Нет, - Ассенель даже рассмеялся от такого предположения. - Символ Леартойле -- сатар, его цветок. А у меня другой Бог и другие святыни.
   -И кому же ты поклоняешься?
   -Творцу, что создал наш мир. Следую учению пророка Эрзу, который был послан наставить людей на путь истинный.
   -Еретик?! - ужаснулась Тэрея.
   -Ну лет двести назад меня бы назвали так и потащили на костер, но сейчас стали терпимее. Да и люди моей веры особо не выходят за пределы северных лесов, где нет ничего интересного для Богов, так что причин для конфликтов пока нет. И тебе ли называть меня еретиком? - со смехом сказал эльф.
   Стоит признать, что сама Тэрея ходила в храм не так уж часто и совсем не стремилась туда. Она была самой преданной Богам сидхой, но религиозностью люди заразить ее так и не смогли. Два десятка лет Лес прилежно учил ее быть правильной сидхой, много Тэрея забыла, но что-то в душе все равно противилось слепому обожанию Богов.
   -И в чем же заключается суть твой веры? - решила уйти со скользкой темы магичка.
   -Все очень просто: вера и следование заповедям пророка, суть которых сводится к тому, что нужно всегда вести себя благородно и честно. Сам Эрзу был воином, что в принципе не удивительно, на севере все войны, потому старался своими заповедями сделать людей сильными и чистыми духом, запрещал глумление над врагом, пытки над пленными, бессмысленное кровопролитие, со временем надеясь примирить кланы и создать единое княжество. За это в итоге и поплатился, был пригвозжен копьем к дереву представителями одного племени, почитавшими насилие. Дерево то стоит на мысу Хольвиг, и пылает алыми иглами хвои. Поверишь или нет, но там я нашел успокоение, - последнюю фразу он прошептал чуть не касаясь заостренного ушка сидхи, от чего ее слегка "повело" и всякие религиозные догмы отдалились на край сознания.
   Из забытья ее вывело насмешливое фырканье кошки. Тэрея могла поклясться, что этот черно-белый зверь смотрит на нее с плохо прикрытым ехидством! Заметив пристальное внимание к своей персоне, кошка тут же сощурилась и лениво зевнула.
   Это странное животное поражало все больше. Уже двое суток ревивомантка путешествовала с Ассенелем и исподволь наблюдала не только за ним, но и его питомцем. Животное явно не обделено интеллектом и было полно жизненной силы. Энергия просто текла в кошке, словно заменяя ей кровь. Чудны животные Анурера.
   -Похоже, нам не удастся обзавестись лошадью, - вспомнила о планах Тэрея. - Ганс, на нашем пути есть какие-нибудь поселения?
   -Если некромант, - никто из Стражей не упоминал вслух преследуемого ими мага, - не сменит своего направления, то никаких поселений нам не встретиться. Можно немного отклонится от курса, но даже в этом случая я не уверен, что мы сможем приобрести здесь хорошего коня. Вы, госпожа, конечно, умеете из любой лошадки сделать знатного скакуна, но здесь банально их нет. Крестьяне предпочитают использовать волов.
   -Ничего страшного, Дева у меня выносливая, - Ас ласково похлопал кошку по шее, при этом прижавшись к спине Тэреи. - До Пустыни доберемся точно, а там уже придется пересаживаться на другой транспорт. С лошадьми в пески лучше не соваться. Конечно, хотелось бы догнать некроманта до того, как ему удаться достичь Пустыни.
   Тэрея в очередной раз недовольно прокляла все на свете. При всем желании, догнать Роквардессара у них вряд ли выйдет. Они и так передвигались почти без остановок и с приличной крейсерской скоростью, но кони все же живые существа и не смотря на все усилия ревивомантки им нужен отдых, в отличие от нежити.
   -Вообще, в песках у нас будет больше шансов догнать его, - задумчиво сказал Ас. - Сейчас у него имеется приличная фора. Он бежит ночью и днем без остановок с такой скоростью, что не всякий гномий пехотинец сможет догнать. В Пустыне у него прыти заметно поубавится и из-за грунта, и в следствие многочисленности монстров и ловушек. А так же на ночь он будет вынужден останавливаться и где-то прятаться. Пустыня очень неприветливое место для всех существ, а ночью, там лучше не оставаться даже Младшим богам. Зато у меня появится возможность создать элементаля земли. Без давления Старших богов сложные стихийные заклинания получаются лучше. Самый удобный способ передвижения по пустыне именно на элементале, проверено не раз.
   -Как часто ты там бывал? - в этот раз первым успел задать вопрос Ганс.
   -Да, пожалуй в последнюю сотню лет несколько раз в год наведываться приходилось, - задумчиво ответил эльф. - Живут там у меня друзья. Иногда нужно их посещать.
   -В Пустыне?!
   -Ага. Там есть несколько безопасных мест, вполне пригодных для житья. И нашлись люди, готовые попробовать отвоевать у Пустыни немного территории для жизни.
   -Но как?!
   -Воля, стихийная магия и много солнечных растений, - усмехнулся Ассенель. - Там, в Пустыне, после Войны сила Богов не давлеет над стихиями, поэтому моя магия достаточно эффективна и здорово упрощает жизнь. Это здесь я ничего не стою. А там ого-го! На равных с ревивомантом буду. Стоп!
   Эльф резко остановился, насторожено всматриваясь в перед.
   -Что-то там не то...
   -Еще бы! - говорит Тэрея с усмешкой. - Стражи, в круг, к бою!
   На равных с ревивомантом? Весьма сомнительное заявление от того, кто не может определить, что забрел на разупокоенное кладбище.
   Оно встретилось посреди спей в ничем не примечательной низине, по которой отряд двигался в надежде спастись от палящего солнца. Совнатрол милостив и дарит своим детям живительный свет, но иногда он уж слишком щедр. А эта низина дышала манящей прохладой. Высокий гребень соседнего холма затенял ее, здесь же нашлась большая лужа с чистой водой для коней. Это и соблазнило Стражей спуститься в нее.
   Вообще в этих местах много захоронений всех рас. В период Войны не всегда удавалось провести должные похороны. Для кремации не хватало топлива или не было нужных магов, тогда воинов Альянса просто хоронили в братских могилах. Так же поступали и в армии Вереи, когда под рукой не было некромата, который мог бы пустить материал в дело. Но обычно все павшие в старых битвах спят спокойно, пока не начинаешь тревожить землю, поэтому эти покойники были явно кем-то недавно растревожены.
   Ковер ковыля вспучивался многочисленными буграми, толстый слой дерна, подобно коже на язвах, рвался, комья черной влажной земли осыпались в стороны и на свет, подобно гною, выползали выбеленные, словно в извести, костяки. И они не были похожи ни на одну известную Тэрее расу.
   Высокие, не ниже двух метров каждый, с мощными костями, даже лишившись плоти они вызывали ощущение оживших скал. Как эксперт в противодействии некромантии, ревивомантка могла с уверенностью сказать, что они были подняты совсем недавно. Темная энергия влилась в кости, которые подобно губке впитали ее. Это были свежие заклинания, никак не случайно дожившие до нынешнего времени старые чары времен Войны.
   Мертвецы были очень старыми. Кости еще не окаменели, как скелет эльфийского царя Первой эпохи, который можно увидеть в Академии далекого северного города Рил, но были близки к этому. Да, если таких встретить ночью, то живым точно не уйти, но сейчас день, и великий Совнатрол все еще бдительно смотрит с неба своим пышущим жаром оком за бренной землей, а сила Тезария разлита по светлым землям в виде живого света все того же солнца.
   -Как только Жнец умудряется поднимать мертвых днем?! - сквозь зубы процедил Шереф, раздавив подкованным сапогом череп не успевшему вылезти из земли костяку.
   -Уж кто-кто, а ты-то должен помнить, что мы имеем дело с полубогом, - ехидно говорит Ас, явно намекая на чистоту крови Стража. - Как ты, благодаря гетерозису, ловчее эльфов и восприятие у тебя лучше, так он, в следствие инбридинга, вобрал в себя многое от матери. Три четверти крови Леарлины в нем. Почти настоящий бог! Уровня Младших уж точно.
   -Никогда б не подумал, что божественность может передаваться по наследственности, хохотнул Ганс, которому тяжелой секирой было легче всех расправляться со скелетами.
   -У антропоморфоидов из семейства альфидов главную роль в наследственности играют как раз энергетические компоненты генетического материала. Поэтому в этом нет ничего удивительного, - абсолютно непонятно пояснил Ассенель.
   Разговор этот велся в довольно непринужденной обстановке. Так как уж с обычными костяками Стражи справлялись на ура. Замедленные дневным временем, вялые мертвецы большей частью рассыпались под заклятиями Тэреи. Наверно из-за ее занятости вопрос по поводу несвоевременного выползания из могил скелетов и был задан не ей, а одним из Стражей, которые лишь изредка вступали в схватку, защищая своего командира. В целом данное побоище заняло всего минут пять и то только из-за большого количества нежити.
   -Ну вот и все! - весело сказала Тэрея, наконец-то и она может показать, что на что-то способна, не все эльфу красоваться. - Можем двигаться дальше.
   Это была вполне обыденная стычка с нежитью, скоротечностью вселившая уверенность в начинающих опасаться своей предполагаемой жертвы охотников. Стражи давно не встречали по-настоящему сильных противников, и имя могучего Демона, Роквардессара, внушало опасения. Теперь же было ясно, что он потерял большую часть силы, как и все темные. Роквардессар без сомнения опасен, но одолеть его команде Тэреи по силам. Не зря же могучий маг прошлого позорно бежит от преследователей!
  -- Глава 3
   После скоротечной стычки, Тэрея долго и внимательно рассматривала странные костяки. Они были древними. Очень древними. Времен Третьей эпохи, не меньше. И Тэрея не помнила, чтобы в учебниках упоминались какие-либо антропоиды тех времен, помимо эльфов. Эти мертвецы на перворожденных не походили никак. Строение кистей рук обычное, человеческое, кости тяжелее, череп грубее. В итоге, наступив на горло своей профессиональной гордости, она решила спросить у эльфа.
   -Ас, а кто это был? - поинтересовалась магичка.
   -Хм, - нахмурился эльф, - если думать логически... По данным археологических изысканий и легенд, давно, когда на земле не было нынешних Богов ни Старших, ни, тем более, Младших, а наш народ прятался по Убежищам, после войны с фейри, здесь жили два вида антроморфоидов, так называемых зверо-людей: ликантропы и метаморфы. Родственники драконов, о которых ты должна знать. Первые охотники и кочевники, тогда Пустыня степью была, вторые оседлые земледельцы, жили в широтах Кландорея. Как сама понимаешь постоянно друг с другом воевали, в общем были добрыми соседями, пока на эти земли не пришли первые люди-человеки, примкнувшие к метаморфам и ассимилировавшие их. Принесшим с собой новую магию, незнакомую ликантропам, людям удалось вытеснить агрессивных кочевников на юг, где последние вступили в союз с прибывшими из Анурера племенами троллей. А мы, похоже, набрели на кладбище ликантропов, они у них обширные были, хоронили, как правило, всех в одном месте.
   Тэрея не поверила. То есть поверила, но не всему. Ее очень поразил один факт. Не было Богов?! Бред! Боги были, есть и будут, они вечны. Так она и сказала Асу. На что он с усмешкой ответил, мол, для краткоживущих рас вроде человеков и молодых сидхов так оно и есть, но эльфы, перворожденные, на глазах которых нынешние Боги росли и развивались, знают правду, но, как правило, упорно ее умалчивают, так как это не педагогично. Пусть лучше думают, что Леарлина высшее существо, рожденное из цветка сатара, а не эльфийка ставшая по прихоти мироздания всемирным источником энергии Жизни.
   -А кто же тогда остальные боги? - ехидно спрашивает Тэра, еретик же, что с него возьмешь?
   -Хм, - хитро щурит глаза Ассенель, - ну раз тебе так интересно, то Совнатрол бывший высший жрец культа Солнца, что был популярен в данной местности несколько тысяч лет назад, по рождению человек. Тезарий отступник того же культа, тоже был жрецом, но ему не нравилось быть на вторых ролях, потому и подался в вольные маги, человек. Ниравиние настоящий и последний метаморф. Лабир настоятель одного из первых подгорных монастырей, где проповедовали идеи Порядка, гном. Траур -- некромант с далекого юга пришедший, тролль вроде как, хотя утверждать никто не берется. Вольторн, как не сложно догадаться, ликанторп. Клемея фейри, ее титул с языка полуночный фей переводиться примерно, как звездного неба и лунных ночей ворожея. Ньяр полководец одного сгинувшего южного царства, охватывавшего побережье Опасного и Саррского морей, человек. Сатурас темный демон, вызванный Трауром, когда тому было не с кем выпить, кем был в своем мире и по каким причинам остался в этом неизвестно.
   -Интересные сказки. Хотя про Темных готова поверить. А кто такие полуночные феи?
   -Раса, так же известная как фейри, последние представители сгинули во время Войны. Сильно не ладили с эльфами на почве первородства. Чья раса древней так и не выяснили, но вот у кого еще есть возможность называть себя перворожденными, а у кого ее уже нет можешь догадаться сама. Их еще в народе называли ночными эльфами, так как анатомическое строение наших рас было схожим.
   -Ночных эльфов знаю! Есть такой экспонат в университетском анатомическом кабинете. Обычных эльфов там нет, зато есть ночная эльфийка. Видимо, последняя, что сохранилась в относительной целости до наших дней. Жестокие вы, оказывается, - усмехается Тэра.
   -А то как же! Не будь мы такими, не прожили бы столько! - смеется эльф. - Но кто бы говорил! Держать тело эльфа в качестве экспоната довольно странно.
   - Но учится же по чему-то нужно, - резонно возразила Тэрея. - А в нашем Университете коллекция зоологического музея на разумных весьма бедна, между прочим. Вот в академии Рила есть целый музей антропологии. Там хранятся анатомические экспонаты вех известных науке разумных видов. Есть даже целый скелет эльфа Первой эпохи, предположительно, царя, так как он был найден в руинах дворца Шель.
   - Очень интересно, - глаза Ассенеля затянулись мечтательной поволокой, - хотелось бы мне там побывать. Первая эпоха... Побывать бы на раскопках в Риле! А что, в том музее антропологии нет ликантропов?
   - Может и есть, я не интересовалась вымершими видами, - просто пожала плечами ревивомантка. - Про ночных эльфов знаю только от того, что в Кландорее есть уникальная Аристократка. Так назвали ночную эльфийку студенты. А уникальна она тем, что ее тело фактически до сих пор живо и находится, будто, в летаргическом сне. Ни один ревивомант пока не смог разгадать секрета этой Аристократки, вывести за пределы Кландорея, не умертвив тело не получатся, на определенном расстоянии от пятого корпуса жизненные функции организма начинают нарушаться. Рисковать уникальным экспонатом пока никто не решается. Ты представляешь, она настоящий живой свидетель Второй эпохи! И удалось ее найти совершенно случайно, во время строительства нового корпуса Университета! Ох, если бы удалось ее оживить, столько можно было бы узнать. Жаль только, что она темная. Пока ведутся работы по считыванию данных с мозга, но это очень сложно. Эльфов с нужным уровнем развития магических талантов привлечь к работе не удалось, а у людей слишком отличный менталитет, мы просто по-разному думаем.
   - А ты много про нее знаешь, - заметил Ас.
   - Конечно! Меня тоже привлекали к этой научной работе, - не без гордости сказала Тэрея. - Я сидха-ревивомант, была надежда, что у меня получится декодировать информацию из мозга ночной эльфийки. Но пока без результатно.
   - Печально, - искренне расстроился эльф, уже навостривший уши. - Тем временем, кажется, подобрались к Пустыне. Жарковато становится.
   -Твоя правда, - смахивая капельки пота с лица, жалуется магичка.
   Воздух вокруг стал суше, ковыль, сначала сменившийся жалкими клочками жухлой травы, теперь и вовсе кончился, под копытами лошадей осталась лишь голая земля. Ветер, что дул прямо в лицо, был жарким, а горизонт впереди терялся в мареве.
   -Как только доберемся до песков, придется оставить коней, - недовольно бурчит Лигель.
   -Ничего, одних оставим, другие появятся, - улыбается эльф.- Ножками топать по Пустыне самоубийство, даже на элеметале придется двигаться с ночевкой и, видимо, немного отклонится от пути Роквардессара. Некромант вряд ли сунется в ту часть Пустыни, где мы сможем без опаски переночевать. Я полагаю, что знаю, куда он движется, поэтому упустить некроманта мы не должны. Единственное, место, куда он может стремится это ущелье Выбитый Позвонок. Но чтоб добраться до него, ему придется делать крюк западнее, где меньше солнечных растений и церберов, которые для некроманта сейчас опасны. Я не имею понятия, на кой ему сдалось ущелье и то, что за ним, но это единственное хоть сколько-то интересное место, располагающееся в той стороне.
   С лошадьми расставались неохотно, мало ли что с ними может случится. Да и таскать весь скарб на себе никому не охота. Заверения, что элементаль во много раз лучше никого не убедили, ведь зачем-то эльф ездит на кошке, а не этом его элементале!
   Ночевать пока решили здесь, на границе песков, так как солнце уже близится к горизонту. В Пустыне даже при свете дня не всем удается выжить, а ночью тем более.
   Набирали воду, конденсируемую из воздуха эльфом, Стражи выстроились в очередь перед Тэреей, которая на скорую руку накладывала на них некоторые чары, способные пригодится в Пустыне, перекусили остатками провианта и несколькими заблудшими сюда безумными кроликами, подстреленными Тэреей из драконобоя в качестве тренировки. Кстати, не смотря на такое многообещающее и угрожающее название, этот лук прекрасно служил и для обыденных целей. Хотя первые кролики и представляли жалкое зрелище, так как не приспособившаяся к генератору магострел Тэрея била слишком сильными зарядами, в результате чего от бедных зайцеобразных оставались лишь обугленные ошметки. Но в конце концов, приспособившись, ревивомантка начала выпускать стрелы состоящие лишь из несильных молний, которые быстро и качественно убивали мелких животных, не нанося особого вреда. Очень удобно, если охотишься за шкурками, между прочим.
   Этот лук ей однозначно понравился, гораздо лучше ее собственного ростового, сделанного человеческим мастером, тяжелого и требующего неимоверного ухода, но малоэффективного и совершенно обычного, отчего тот и пылился на стене ее квартиры. Драконобой же был неприхотлив, легок и зачарован. Внешне он напоминал обычных своих собратьев, в целом, он таковым и являлся, единственным существенным отличием была технология изготовления да магическая начинка, а точнее генератор магострел. Основанный на стихиях, он создавал основу стрелы из льда или чего-то вроде кристалла, они были более или менее материальны и основывались на земле и воде, огонь и воздух были чисто энергетическими составляющими. Причем последний мог выступать как в виде молний, так и просто в качестве сжатого воздуха, так сказать "вышибной заряд". Очень интересная игрушка.
   Впрочем, Тэрея заметила и еще одну особенность, если при создании стрелы направлять в генератор свою энергию, то к стихиям приплетется еще и Жизнь. Об этом она тут же сказала Асу.
   -Хм, вполне возможно! Проверить-то это я не мог, в связи с тем, что силами Жизни не повелеваю.
   Ценность оружия возрастает! Стихии то опасны в основном только обычным противникам, классические маги, вроде нее, и магические твари Стихии отобьют на раз, а вот высокоуровневые энергии Жизни, Света, Солнца и остальные, которыми заправляют Боги, гораздо опаснее.
   -Советую всем приготовить что-то вроде чалмы и маску на лицо, будет пыльно иногда и очень жарко, - предупредил всех эльф, доставая из седельной сумки шлем.
   Шлем был конической формы, невысокий, имел красно-белый бурлет и по виду напоминал мисюрку, так как шею прикрывала довольно длинная бармица, на лице тоже была своеобразная кольчужная вуаль. Все выполнено из матово-белого металла, только бурлет из материи, хоть и очень прочной на вид.
   Ну если уж эльфу понадобится этот шлем, то уж обычным то смертным и подавно стоит последовать его совету, так решила Тэрея, доставая свою сидхскую накидку. Как уже говорилось, сидхи умели делать очень качественную одежду, которая как нельзя лучше подходила для нужд Стражи. Созданная ими одежда для разведывательных и диверсионных отрядов максимально приспособлена ко всевозможным экстремальным условиям. За годы борьбы с чернокнижниками, где только не побываешь, где только не прячется добыча Стража, так что приходится быть готовым ко всему, а иначе долго не прожить. Потому эльф был несколько удивлен.
   -Хм, не ожидал, -пробормотал он. - Но это очень хорошо!
   Ночь прошла без осложнений, спокойно. Единственное, что могло бы испортить ее, так это пробирающий до костей холод, да и тот быстро отступил, под натиском заклинания Аса, под его действием воздух вокруг немного нагрелся. Признаться честно, это гораздо удобнее, чем приспосабливать свой организм к холоду с помощью ревивомантии.
   Ближе к утру, заклинание-кондиционер сменило направленность и начало потихоньку понижать температуру окружающей среды. Со стихийником очень комфортно путешествовать. Хотя в ревивомантии тоже есть кое-какие чары, способствующие преодолению экстремальных условий. Например, тот комплекс заклинаний, что Тэрея накладывала вчера на Стражей, качественно защищал от перегрева, солнечных ударов и способствовал меньшему расходу влаги организма. Все это достигалось временными перестройками тела. Чары стихийника же изменяли окружающее пространство и подстраивали его под нужды мага. И каждого вида заклинаний есть свои плюсы и минусы.
   Например, без Аса и его земляного, а точнее песчаного, элементаля так быстро перемещаться отряд бы не смог. У ревивомантов есть чары, дающие возможность бежать быстро и долго, но за это нужно платить, в конце концов в этом случае либо падают замертво те, на кого наложено заклинание, либо тот, кто рискнул его поддерживать на протяжении пути. К тому же, на элементале было гораздо интереснее.
   Быстро и очень скромно, по настоянию эльфа, перекусив, отряд из девяти оставшихся Стражей и ревивомантки встал на колени, при этом погрузившись в песок чуть ли не до середины бедра, выстроившись в круг. Каждый был вооружен лучеметом, несколькими дротиками и арбалетом либо луком -- круговая оборона, вполне может пригодится. Сидха, взяв эльфийский драконобой на изготовку, сидела подле Аса, единственного, кто остался стоять на ногах.
   -Ну что, все готовы?
   Почти синхронное "да" ему было ответом.
   -Ну что ж, тогда поехали! - азартно говорит эльф.
   После его слов, песок под ними словно забурлил, он колыхался, поверхность постоянно меняла форму и мелко вибрировала, а в след за этим под отрядом быстро, так, что находящихся на нем едва не вдавило в песок по макушку, вырос холм, все также содрогающийся, словно полностью преобразующийся анимаг, но, стоит признать, людей стало трясти поменьше. В руки эльфу из песка под его ногами устремился то ли поручень, то ли повод свитый из песчинок.
   Тэрея в сотый раз поразилась и позавидовала эльфу, который мог творить сложнейшие заклинания вроде терроформирования и создания элементалей без всяких чтений длинных формул, пасов руками и прочего. Процесс сотворения чар у него сводился к одному лишь мысленному сосредоточению и все! До такого сидхе было еще расти и расти, и повод для зависти был, пусть Ассенель всего лишь стихийник, а она боевой ревивомант. Заклинания всегда сложны, и если сопоставить мастерство эльфа и сидхи, то там, где Тэрее пришлось бы готовится полдня после чего дня полтора приходить в порядок, Асу для воплощения требовалось максимум полчаса подготовки и никаких последствий!
   Когда элементаль, собственно, начал движение стало понятно, почему эльф настоял на том, что бы все были в масках, прикрывающих лицо и глаза, а также на том, что бы все встали на колени. На этом песчаном коме безбожно трясло и он к тому же поднимал огромные тучи пыли, которые летели в лицо оседлавшим его! И единственный, кто мог бы на нем стоять совершенно свободно, это эльф с его ловкостью и "третьим" прозрачным веком, надежно прикрывающим глаза, к тому же Ас еще и закрылся слабеньким воздушным щитом и привязал себя к элементалю несколькими песчаными жгутами. Косу он предупредительно замотал вокруг шеи и сейчас напоминал мраморную статую. Точно такой же белый и незыблемый. Единственное, что нарушало эту иллюзия -- трепещущий за плечами кончик косы да тяжело колышущийся плащ с изображением красного дерева.
   -Будьте осторожны, в пустыне много хищников, - слышатся срываемые ветром с уст эльфа слова, - больших и очень опасных. Не на всех действует магия. И еще, иногда придется маневрировать, так что кто съел утром лишнего, я не виноват!
   Зло шипя, и матеря мысленно эльфа, Тэрея на скорую руку наложила на себя еще парочку чар от морской болезни, вызвав незаметную ей нежно-ехидно-покровительственную улыбку Аса.
   Уже через час Тэрея пришла в голову мысль, что это путешествие ей напоминает тир. В котором единственный промах может стоит жизни. Всевозможные твари вылезали со всех сторон: с неба пикировали разнообразные химеры, преимущественно со скорпионьими жалами на конце хвоста, из земли высовывали всякие гигантские то ли черви, то ли змеи, на земле огромные росянки норовили слизнуть своими липкими невероятных размеров листьями-лопухами зазевавшегося наездника на элементале, а всяких гипертрофированных пауков и насекомых и вовсе не счесть.
   Видимо это однообразие порядком наскучило эльфу, который лишь изредка резко поворачивал элементаля или же вообще заставлял его "прыгать" на два-три метра вверх, потому как он со странным энтузиазмом стал комментировать окружающий пейзаж:
   -Какая упитанная химера, наверняка над этим видом долго корпел один из твоих коллег, чародейка! А эта, судя по характерной соколиной голове с хохолком творение Астурия Требела, грифон хохлатый! А вот этот гуманоидный представитель местной фауны явно демонической породы, демон Света. А вон ту птичку рекомендую подстрелить заранее, мантикоры имеют свойство метать очень острые иглы, довольно не приятно. Тэрея, прошу обратить твое внимание на ту группу умертвий, один из отрядов искателей солнечных растений, судя по виду. Не повезло ребятам.
   И так на протяжении практически всего дня. Такое количество всевозможной опасной живности и неживности, а так же ловушек, из-за которых элементалю собственно иногда и приходилось летать, объяснялось тем, что всего триста лет назад здесь проходила линия фронта. И именно здесь впервые столкнулись Старшие боги. Их сила, в синергизме друг с другом, что-то сломала в мире. Именно после тех ужасных битв Пустыня и стала непроходимой, да к тому же порядком расширилась. До этого она изобиловала оазисами, где вполне мирно жили люди, а южнее и тролли. Сейчас же здесь можно встретить исключительно химер ревивомантов, темных и светлых демонов вызванных ворлоками и светоносцами, мантикор и нежить некромантов, все это перемежалось оставшимися неразорвавшимися магическими минами и ловушками. Многие отряды собирателей солнечных растений пополнили ряды местных монстров. В качестве умертвий или мутантов, смотря кем ставилась ловушка: некромантом или ревивомантом.
   В общем очень недружелюбное место, в котором солнце не причиняло вреда нежити, лишь безжалостно припекало живых, иллюзии, миражи и мороки запутывают всех, а ночной холод вымораживает до костей. Здесь даже нежить не может чувствовать себя спокойно, многие обрадуются погрызть и давно отчищенные от бренной плоти костяшки. Что хуже всего, большая часть местных тварей способна размножаться, при чем довольно быстро, была бы пища.
   Единственные, кто посмел бросить вызов безжалостной Пустыне, это Безжизненные горы на западе да орки в степях востока, которые не сдают ни пяди вечно наступающим на них пескам. На севере же граница Пустыни давно очерчена Богами и их силой остановлено ее наступление. На счет юга ничего точно не известно, но похоже Пустыня постепенно переходит в Пустошь, они условно разделены Позвоночником -- характерного вида горным хребтом из очень прочной породы. Пустошь же упирается в Опасное море, аналог Пустыни, только на воде.
   Ближе к вечеру, когда алое солнце раскаленной каплей металла опускалось за горизонт, эльф начал проявлять первые признаки беспокойства.
   -Не успеваем! Сейчас полезут монстры класса повыше. Ничего, еще полчаса продержаться! Увидите больших трехголовых псов, стреляйте в них без остановки! Не навредит, но остановит. К тому же остальные чудища попрятались уже, так что шансы есть.
   Полчаса? Это обнадеживает. А вот новые монстры не очень. Бесконечный день изрядно вымотал путников, только чары ревивомантки спасали отряд, она старательно наводила заклинания от усталости, от сонливости, для увеличения концентрации. Сама она к этому времени держалась уже только на приснопамятном эликсире Ассенеля. Не смотря на усталость, Тэрея устроилась поудобнее и крепче сжала лук. Ноги слегка затекли, находясь в крепких объятьях песка, не спасал даже на мягкий массаж, который производился постоянной вибрацией элементаля.
   А вот и те самые песики... Огромные, в холке выше элеметаля, с тремя зубастыми пастями. Церберы, измененные некромантами варги, которые сами являются измененными ревивомантами демоническими волками, которых вывели хаоситы из Гиен Мрака и Псов Света. Ядреная смесь магии, непробиваемая шкура, нечувствительность к чарам. Вот для таких зверушек и существовали драконобои, убойная сила которых сравнима с гномьей ручной кулевриной. Тэрея очень надеялась, что ее лук не уступает своим собратьям. Первая стрела совмещающая в себе три Стихии и Жизнь (водой генератор магострел в пустыне напитать заряды не мог) бесславно разбилась мелкими искрами не причинив вреда, лишь сбив в прыжке пса и задержав его, но тот быстро оправился и помчался вслед за элементалем с удвоенной яростью.
   -Попробуй обычными стрелами, у тебя их сорок штук! - кричит эльф. - В глаза целься! Вырубишь одну голову, остальные призадумаются надолго! Или в ноги, если оторвет -- то тварь на пять минут задержится, пока не отрастит новую конечность.
   Ага, в глаза! При такой тряске, с резкими поворотами и прыжками попасть бы в небо над головой, не то что в мелкие глазки псов! Легко эльфу говорить! Надо было отдать драконобой Шерефу. Вот уж у кого не было проблем с меткостью. Услышаф советы Ассенеля, полукровка тут же приступил к делу. И возникало чувство, будто мелкие глазки псов для него такая же легкая мишень, как для Тэреи ростовой щит гнома.
   Но и у сидхи с обычными стрелами дело пошло веселее -- первая же пробила шею и уперлась в позвонки, после чего взорвалась сотней мелких осколков. Разрывные стрелы-то, а эльф любит бить наверняка! Стрелы, способные превратить внутренности человека в фарш, так что ни один ревивомант не излечит, Мориентиувинтель в фламберг перековал, наверняка еще с заговором на вибрацию. Но не важно, главное одним цербером меньше!
   Свою лепту в дело прореживания пустынных тварей вносил и гном. Не многое из творений племени Ганса в пределах Альянса разрешено иметь и носить. Мелкокалиберные кулеврины и бомбарды -- то немногое, что дозволено Стражам-гномам. И Тэрея благодарила богов хотя бы за эту малость! Бомбарда вершкового калибра бахнула как нельзя вовремя. Вспышка картечной гранаты озарила сумерки голубоватым сеянием, нашпиговав сбившихся в группу тварей множеством прозрачных хрусталиков гномьего стекла. Подгорные жители умели делать прекрасное оружие. И страшное. Облако осколков гарантировано вывело из строя как минимум пять церберов, те, которым размозжило хотя бы одну голову.
   -Гранат только три осталось! Не расслабляемся, - громыхнул своим басом гном. - Еще картечь есть, но заряжать ее долго очень.
   -Делай! Нужно немного продержаться, - напряженно сказал Ассенель.
   Сам эльф тоже не стоял сложа руки, а что то активно колдовал. Судя по тому, что ему приходилась делать пасы свободной рукой окутанной синеватым сиянием да ветвистыми молниями, заклинания он творил очень сложные. Пока же результатом его действий было то, что волосы по всему телу явно зашевелились и при том не в переносном значении. Да они готовы просто дыбом встать! Вещи приобрели синеватую ауру, по металлическим предметам забегали жалящие искры.
   Но тут Тэрее пришлось отвлечься, один пес подобрался совсем близко. На этот раз она все-таки попала в глаз. Неприятное зрелище, даже если учесть, что черепная коробка осталась целой... почти. Следующего излишне быструю тварь снесло залпом отборной гномьей картечи.
   Примерно минут через десять Стражи уже отчаялись и готовы были отправится на встречу с Богами. Двое, Рельм и Томаш, к этому времени безвольно болтались на элементале, попав под зловонное дыхание цербера. У Шерефа сломался лук, которым полукровка саданул по глазам особенно пронырливой твари, теперь он огрызался из двух автоматических арбалетов, отобранных у пребывающих в бессознательном состоянии Стражей. Лигель и Ганс с трудом заряжали бомбарду вдвоем, так как у обоих были ранены руки, одного задело осколком стрелы, на второго брызнула слюна пустынной твари. И лишь тогда наконец начал действовать эльф.
   -Низр-р! - рычит он, указывая ладонью, окутанной молниевыми разрядами, на ближайшего пса.
   Короткая вспышка электрического разряда, и пса нет. Резкий и оглушающий гром! Уши заложило, внутренности встряхнуло, в глазах плясали разноцветные круги. Это повторилось раз семь, правда последний пес опал всего лишь обугленной тушей, а не рассыпался пеплом. Потом волосы на голове перестали торчать дыбом, а эльф начал выкрикивать уже другое слово-заклинание:
   -Зресс!
   На этот раз церберы разлетались на мелкие кусочки фарша. Видимо эльф решил не растрачивать понапрасну силу, так как другого цербера просто сшибло в гущу его собратьев. Следующая невидимая волна сшибла сразу трех монстров и вбила в их туши следующих за ними, сбивая преследователей в завывающий ком тел.
   Инфернальные псы остановились внезапно, закопавшись передними лапам в песок, и несколько раз неловко перекувыркнувшись через себя. К этому времени за отрядом уже неслись около двадцати особей, и все они в один миг поджали уши и на брюхе начали отползать назад. В сгустившихся сумерках, темные тела быстро затерялись, только жалобное поскуливание раздавалось откуда-то из темноты. Элеметаль на полном ходу рассыпался совершенно бесполезной грудой песка, раскидав своих пассажиров.
   -Как это понимать, Ас?! - зло кричит Тэрея, медленно поднимаясь и настороженно всматриваясь в сумерки.
   Маска с лица слетела, в рот не понятно когда успел набиться песок. Многоголосый скулеж вокруг давил на нервы, Стражи кое-как вставали на затекших ногах, многие растеряли во время падения стрелковое оружие. Если псы сейчас одумаются, то уже никому не спастись
   Тэрея быстро нашла эльфа благодаря его исключительно белым одеждам Он лежал, наполовину погрузившись в опостылевший песок и не торопился подниматься.
   -Эй, хватит отлеживаться, - чуть ли не кричит в ухо эльфу ревивомантка, но тот никак не реагирует. - Ас?..
   Глаза закрыты и никакой реакции на внешние раздражители, например сидху, которая потихоньку начала паниковать, вспоминая все реанимирующие заклинания подряд и пытаясь определить, что случилось с эльфом. Но, к счастью, ее вовремя одернул сильный и рокочущий голос:
   -Не волнуйся, маленькая ревивомантка, это всего лишь перенапряжение. Тебе стоит заняться другими своими спутниками, а Ассенелю ничего не грозит, он крепкий.
   Сказать, что Тэрея испугалась, значит ничего не сказать! Слишком уж знакомо прозвучала фраза. Так же назвал ее Роквардессар в тот памятный день у вхожа в Гиблые пещеры.
   -Кто здесь?! - напряженно вглядываясь во тьму, спрашивает она.
   -Ты боишься? - недоумевает голос, - Не стоит. Я выхожу, не стреляйте.
   Во тьме вдруг разгорается небольшой теплый огонек, ровно горящий в поднятой руке мощного человека.
   -Я всего лишь один из жителей этого места, единственного относительно безопасного на всю Пустыню. Я пришел встретить вас по просьбе Аэксина, так как он боялся, что не сможет сам проводить вас в наш поселок. Как видите, он оказался прав. А сейчас я все же рекомендую тебе помочь тем людям, которым не повезло попасть под ядовитое дыхание церберов. Еще немного и их не спасти.
   Ассенель очнулся только на утро, всю ночь над ним ворожили странные пустынные люди, в отдельной хижине, из которой лишь веяло не менее странными, чем сами местные жители, золотистыми на цвет и с цветочным ароматом чарами. Всех остальных разместили в просторном амбаре на соломенных тюках, неизвестно откуда взявшихся в пустыне, где единственной растительностью, примеченной Стражами, были хищные росянки. Но все же это было гораздо лучше, чем спать под открытым небом.
   Выйдя утром из приютившего их на ночь каменного строения, Тэрея была поражена в самое сердце открывшейся ей красоте. Перед ее глазами раскинулась небольшая деревенька, двух-трех этажные дома, даже скорее усадьбы, которые были выложены из желтых аккуратных прямоугольных блоков. Черные крыши строений выделялись чернильными кляксами и поглощали каждую крупицу солнечной энергии. Сам поселок окружали громоздкие установки с большими плоскими поверхностями покрытыми тем же черным материалом, что и крыши. Но самым удивительным было то, на что в ночной тьме она, поддавшись усталости, не обратила внимания.
   Суть в том, что солнце здесь было тем же ярким и жарким шаром в небесах, но каким-то образом не стремилось выжечь дотла все, на что направлены его лучи. От того аккуратные огородики и сады возле домов пестрели разнообразной зеленью, цветами и плодами! В этих огородах мирно возились люди, а по единственной улице носилась ребятня. Идиллия, картина благополучной деревеньки земель Альянса, если забыть, что именно это поселение располагалась в самом сердце Пустыни!
   -О, ты уж проснулась! - донесся до нее уже знакомый сильный и раскатистый голос. - А я вот прикорнул на солнышке, не заметил даже. Эх...
   Обернувшись, Тэрея увидела вчерашнего встречающего. Мощный и высокий он сидел вытянув ноги на каменной скамеечке у входа в здание, где Стражи провели ночь. Непонятно, как она его сразу не заметила, наверно приняла за валун песчаника, этот человек вполне на него походил некоторой угловатостью и золотистым цветом кожи.
   -Доброе утро, - вежливо говорит ему Тэрея.
   -Утро доброе, ревивомантка! А я к тебе от Аса пришел, просил он тебя позвать. Пойдем, провожу.
   Легко поднявшись и сверкнув на солнце необычно большой золотистой радужкой глаза, мужчина направился вверх по улице, Тэрея последовала за ним.
   -Простите, господин... Э-э...
   -Громаликс.
   -Господин Горомаликс, можно мне задать пару вопросов?
   -Конечно! Ты уже задаешь, - улыбается золотистый, а зубы-то ровные и белоснежные.
   -Откуда здесь эти растения? И кто вы такие? - Тэрея решила начать с самых интересных для нее тем.
   -Ну, прямо допрос с пристрастием, - добро усмехается Громаликс. - Все просто, маленькая магесса: растения солнечные и мы... солнечные!
   -В смысле? - изумилась Тэрея.
   -Ты ведь наверняка слышала про солнечные растения? Так почему бы не быть солнечным людям? Мы вон, и на крышах поглотители солнечной энергии установили, благодаря им-то и выживаем в этой негостеприимной местности. И ни одна опасная тварь не смеет подойти к нашему поселку. Ну это плюс к тому, что здесь полно солнечных растений. А также эти поглотители делают местный климат гораздо более приятным!
   В самом деле, воздух дышал свежестью и никакого зноя! Будто и не в Пустыне вовсе.
   -Замечательно, не правда ли? - блаженно втянул воздух собеседник ревивомантки. - А ведь лет тридцать назад мы и мечтать об этом не могли, пока Ассенель не пришел. На самом деле поглотители лишь питают его заклинания, среди которых и контроль климата, и терроформирование, и конденсаторы влаги, и вода, поднятая с глубин к поверхности, наконец-то можно почаще окунуться в холодные воды озера с головой! Особенно после рейда в Пустыню. Кстати, мы пришли, этот дом. Проходи.
   Он пропустил ее в калитку и повел к дому, утопающему в зелени. Потом провел к укрытой плотной занавесью двери по тропинке, выложенной все теми же желтыми камнями, из которых сложены местные дома, только эти были покрыты мхом по краям, пропитаны влагой и меж ними пробивалась травка. Широким жестом раздвинув занавесь, Громаликс раскрыл перед ревивоманткой "двери" дома.
   Войдя внутрь, Тэрея призналась себе, что здесь все обставлено гораздо уютнее, нежели у нее самой. Хотя и немного непривычно. Не было деревянной мебели, вместо шкафчиков и полок -- ниши в стенах, стулья заменяли циновки из какой-то травы, столы были очень низкие и вырезаны из камня. Сказывался дефицит дерева. Но зато стены были украшены искусной искрящейся мозаикой, сквозь витражи пробивались яркие солнечные лучи. Окон было не так чтобы много, но создавалось впечатление, будто вся комната залита светом.
   Ассенель покоился в небольшой комнатке, также, как и все здесь, залитой разноцветными лучами солнца. Точнее покоился здесь не совсем уместно -- скорее резвился, барахтаясь над тем участком пола, где была начертана звезда, мягко пульсирующая золотистым светом. Рядом с ним, сидела прямо на полу женщина со светлыми волосами, небесно голубыми глазами, в легком платье, и весело с ним болтала.
   Хитро извернувшись и зафиксировав себя в позе лотоса, по прежнему вися где-то в полуметре над полом и весь окутанный многоцветным сиянием, он, сверкая глазами от веселья, задумчиво спросил:
   -Хм, как думаешь, Гальва, а не пойти ли мне в великие Гуру. А что, в самый раз! Антураж благоволит.
   -В какие еще гуру, Аэксин? - удивилась та. - У тебя здесь и так подобающая репутация и имя, так что ты брось свои еретические мысли! А то живо в пол вмурую, всего-то потоки немного сместить, а эффект прямо противоположный нынешнему.
   -Я думаю не стоит этого делать. Я одумался и проникся, - поспешно заговорил Ас, - мне и так хорошо. А, Тэрея! Проходи! А меня вот энергией пичкают, как немощного какого-то! Я бы и самостоятельно подзарядился.
   -Молчи уж, немощный, - по-доброму отвешивает подзатыльник эльфу светловолосая женщина.
   -За что?! - возмутился тот.
   -Просто так, - с улыбкой пожимает плечами Гальва.
   -А кто-то мне говорил только что, что просто так ничего не бывает, - ухмыляется Ас.
   -Еще хочешь? - невинно хлопает глазами его собеседница.
   -Э, нет! Ко мне гости пришли, не надо портить мою легенду больного перед ними, и так придется денек из-за меня здесь проторчать.
   -Ладно, так и быть. - улыбается Гальва. - Мы, пожалуй, оставим вас наедине.
   После этих слов женщина удалилась из комнаты, прихватив с собой Громаликса, подпиравшего косяк дверного проема.
   -Как ты? - нежно спрашивает Тэрея Аса, словно завороженно глядя в его бездонные темные глаза.
   -Жить буду. Но придется еще несколько часиков пробыть в этой звезде, подключенным к манопотоком, - тепло отвечает он. - Только не советую тебе подходить, пока не скинешь с себя все заклинания -- шарахнет так, что мало не покажется.
   -Но как ты умудрился так растратится?
   -Помнишь церберов? - усмехается эльф. - Конечно помнишь, глупый вопрос, согласен. Дело в том, что эти песики способны двигаться гораздо быстрее, чем вчера, а мешал им я. Увеличил плотность воздуха раз в пять, гравитацию в десять с половиной, зыбучих песков им на пути понаставил. А все равно не успевал. Статические молнии и звуковые резонансы исчерпали меня до конца. Жаль из того песка ни одной путевой стенки быстро не сделать!
   -И как же теперь некромант? - безнадежно вопрошает ревивомантка, понимая, что без Аса в Пустыне они быстро сгинут.
   -Не волнуйся! Местные жители его видели и рассказали примерное направление движения. Как я и предполагал, его цель Выбитый позвонок. До сих пор не понимаю, что там могло понадобиться Роквардессару. Вся земля выжжена на метр вглубь, как минимум, но зачем-то некромант туда стремится, и, следовательно, мы должны быть там первыми, и мы будем! Даже если останемся здесь на дня два.
   -Надеюсь, ты прав, Ас.
   -Я тоже, Тэра. Но пока я все равно практически бесполезен, сходи, обрадуй Стражей, сегодня у вас выходной!
  -- Глава 4
   Не сказать, что бы Стражи и в самом деле сильно обрадовались внезапно появившемуся выходному, совесть не позволяла, но и желанием вновь бросится в то пекло, что их ожидало за границами поселка тоже не горели. Да и не выжили бы они там без эльфа, что уж тут скрывать.
   А пока же все разбрелись по удивительному поселению по средь Пустыни. Искупались в довольно таки приличном озере, полюбовались охотничьими трофеями Громаликса, среди них нашелся даже набор из трех голов цербера, которого, как утверждал сам пустынник, он завалил в одиночку, красочно расписывая историю охоты каждому желающему по несколько раз. Тэрея в это время набрала кое-какие редкие ингредиенты, растущие в местных огородах и садах просто в огромных количествах. Поболтала с Гальвой, как выяснилось, женой Громаликса. Из беседы с этой милой женщиной выяснилось, как они познакомилась с Асом, и почему его здесь называют Аэксином, очищающим в переводе с эльфийского.
   Оказывается, ранее все поселение поклонялось Совнатролу, но Бог покинул их, бросил на растерзание местным тварям. Солнечный свет нисколько не защищал даже он немертвых, что уж говорить про тварей, сотворенных ревивомантами и демонах Света. Да и ночью Солнце бы все равно не спасало. Они потеряли веру в своего покровителя и выживали как могли: огородились солнечными растениями, которые отгоняли многих тварей, убивали тех, кто все же прорывался к ним. У них не было воды и они пили кровь тварей, если таковая была, они ели солнечные растения, чьи соки считаются жидким солнечным светом, но все же утоляли жажду. Они изменились, Пустыня едва не сделала их такими же тварями, как те же церберы.
   Но однажды к ним пришел эльф. Впервые за многие годы, они узрели еще одного разумного, кого-то, кто не был из их племени. Сначала даже хотели "выпить" его, забрать кровь, подобно вампирам. Но Громаликс не позволил, и оказался прав. Этот эльф подарил им воду, дети впервые увидели и узнали, что это такое, он научил их делать из песка камень, построил первый поглотитель солнечного света, взяв за основу солнечные растения, изменил почву, климат. И еще он подарил им веру. Теперь все поселение носило небольшие нательные знаки Пророка, как они назвали Эрзу, и следовали Его заповедям. По словам Гальвы, новая вера помогла им, в чем именно она не призналась, лишь мечтательно и счастливо улыбалась.
   Тэрея не стала допытываться. Кто знает, может это какая-то религиозная тайна? А вот изменения вызванные столь неприятной диетой, ее заинтересовали, она даже порывалась немедленно обследовать свою собеседницу, но уже было поздно и ее позвал к себе Ассенель.
   -Как прошел день, Тэра? - ласково поинтересовался эльф.
   -Замечательно! И если бы ты не позвал меня, был бы еще замечательнее! - задорно отозвалась сидха. - Что ты хотел сказать мне?
   -Кое-что очень личное, а раз мощность манопотоков уже уменьшили, то, пожалуйста, подойди ко мне, - заговорщицким шепотом попросил он.
   Тэрея тут же повиновалась и оказалась в крепких объятьях своего эльфа.
   -Все равно находясь в фокусе силовых потоков невозможно уснуть, да и не за чем. Мне скучно. Да и тебе не помешает подзарядиться. И еще, ты когда-нибудь занималась этим в невесомости? - нежно промурлыкал Ассенель на ушко сидхе. - Это будет бесценный опыт. Когда и где у нас еще будет такая возможность?..
   На следующее утро, не смотря на бурно проведенную ночь, Тэрея не чувствовала себя разбитой и усталой, не хотелось спать, а наоборот тело переполняла энергия. Так же и магический резерв был полон как никогда, по ощущениям самой сидхи, он даже немного увеличился.
   Манопотоки, как их назвал Ас, были своеобразными каналами, передающими энергию от поглотителей солнечных лучей. Эта энергия не принадлежала к какой-либо стихии. По словам все того же эльфа, мана -- это нейтральная энергия, отличающаяся универсальностью, то есть она способна восполнить как физические силы, так и магические, при чем магов любых школ, хоть и не так эффективно, как родная.
   Ас не переставал удивлять Тэрею, за некоторые его разработки в Кландорее его могли бы неплохо наградить. Да что там Кландорей. Он бы прославился на весь Альянс! Он мог стать великим ученым, даже вступить в Совет магов, не смотря на свою "стихийность", а, возможно, она бы даже помогла, он был бы представителем стихийных магов. Возможно, реформировал всю систему магического образования и подарил надежду множеству людей приобщится к тайным знаниям. Сейчас стихийная магия удел деревенских знахарей, но Ассенель вывел ее на невообразимый для Альянса уровень! Но вместо этого он предпочитает скитаться по миру, бесценный драконобой бесполезной палкой приторочен к седлу, уникальные поглотители установлены в глуши и работают на благо небольшой деревеньки.
   Мнение Тэрем резко сменилось за несколько дней, проведенных в Пустыне. Да, он стихийник, но наверняка мог бы победить в поединке с ревивомантом.
   Когда же Тэрея спросила его, нежась в невидимых потоках энергии, зачем он скитается по миру, то не могла поверить ответу. По словам безумного эльфа, ему нравилась такая жизнь! Ему не нужен был почет и уважение, ему больше нравилась искренняя благодарность этой деревеньки, ему нравится путешествовать и узнавать новое, ему проще, когда никто не знает о его способностях -- так легче побеждать.
   В голове юной сидхи просто не укладывалось подобное, но спорить тогда у нее совсем не было желания. И на утро тоже. Прекрасное свежее утро, в которое она вылетела в объятьях любимого мужчины. При чем вылетела в прямом смысле, переполненный энергией Ассенель решил полетать сутра на крыльях, сплетенных из тонких потоков воздуха. А потом было купание в озере, невозможном по средь Пустыни, но существующим.
   Но время течет, и утро ушло. Настала пора уезжать из приютившей их деревни. Отряд Стражей собрался у самого края безопасной зоны, Ассенель сердечно прощался с Громаликсом и Гальвой. А в каких-то паре метрах их ожила алчущая крови Пустыня и ее бесконечные монстры. Единственное, что радовало, так это уверения Аса, что теперь дорога пройдет гораздо быстрее и безопаснее. Только слегка настораживала его хитрая усмешка.
   Вот эльф наконец обнял напоследок Гальву и неспешным шагом направился к Стражам.
   -Ну что же, дорогие хозяева этого благословенного места позволили мне немного попользоваться их ресурсами, - довольно возвестил он, - а это значит, то мы можем практически мгновенно оказаться у нужного нам места! Редко я пользуюсь воздушной капсулой, хоть это и затратно магическом плане, но зато как весело!
   -Воздушная капсула? Это как?
   -Сейчас все узнаете. Все в сборе? - поинтересовался Ас. - Ну, раз все, тогда встаньте поплотнее.
   Стоит отметить, что некоторые личности отличаются довольно своеобразным чувством юмора. Например то, что для безумного эльфа весело, то для нормальной и уравновешенной сидхи сущее наказание! Воздушная капсула -- это некоторый объем уплотненного воздуха, в который помещаются вещи, и отправляются, словно снаряд, в нужную сторону до ближайшего препятствия, будь то стена, дерево, гора и так далее. Как выяснилось в последствии, сам же Ассенель в своем трактате о заклинаниях перемещения не рекомендовал использовать его для транспортировки живых существ и хрупкий вещей. "Жестокие перегрузки слабо поддаются корректировке молодым и неопытным магам, коих большинство, но коли их не компенсировать, то к месту назначения вместо людей может прибыть масса перемешанного органического материала, а вместо, к примеру, вазы -- груда осколков".
   В итоге, Тэрея была готова согласится даже на пешую прогулку по песчаным дюнам, чем смотреть на то, как эти самые дюны сливаются под ней в единую желтую массу. Хотя, стоит признать, что эти самые перегрузки практически не ощущались, лишь когда Асу приходилось уворачиваться от очередного летающего монстра, возникали неприятные ощущения. Но невероятная скорость давила чисто психологически. А цитату из собственного трактата эльф продекларировал непосредственно после приземления, не иначе как из вредности.
   Приземление выдалось не очень мягким и приятным. Весь отряд в буквальном смысле упал на голову какой-то мантикоре. Не большой, но очень злобной. Пришлось в спешном порядке, даже не оклемавшись толком, рубить ее в капусту.
   После того, как останки твари перестали дергаться в агонии и представлять опасность, ревивомантка смогла наконец осмотреть знаменитую достопримечательность Мира. Стоит отметить, что раньше она считала, что название данному хребту дано только из-за того, что ранее за ним находилась метрополия Верейской республики, а, следовательно, там было множество некромантов. Но увидев своими глазами эти горы, то сначала решила, что ее подводит зрение. Так как вырастающие перед ней горные пики, могли бы быть представлены в каком-нибудь гигантском анатомическом музее в качестве детального пособия по строению позвоночника антропоидов.
   Все элементы позвонков были детально отображены, словно над ними постарался какой-то сумасшедший скульптор, вплоть до реберных отростков, врезающихся, словно кинжалы, в тело Пустыни.
   Чуть левее от места приземление виднелся разрыв в стройном ряду позвонков -- ущелье. Его преграждала разрушенная и оплавленная старая стена.
   -Впечатляет, да? - пробормотал Ассенель. - Эту гряду создавал сам Траур в творческом порыве и на духовном подъеме, перед самым началом Войны.
   -Это... ужасно! - воскликнул кто-то из Стражей.
   Но на этот крик эльф не обратил внимания, он усиленно к чем-то принюхивался и прислушивался.
   -Что такое, Ас? - встревоженно обратилась к нему сидха.
   -Тихо как-то. Всего одна мантикора.
   -Так радоваться надо, а не беспокоится, - заворчал Ганс.
   -Это Пустыня! Здесь не может быть тихо, - раздраженно откликнулся Ас.
   -Всем быть начеку! - подавила на корню возможный спор Тэрея. - Ты ничего не чувствуешь, Шереф?
   -Я впервые здесь, - пожал плечами полуэльф. - Для меня здесь все необычно. Что я чувствую? Нестерпимую жару и опасность.
   -Ассенель?
   -То же, что и обычно возле Позвоночника -- Тьма и Смерть, - поморщится тот, - и вряд ли здесь кто-нибудь что-нибудь почувствует кроме этого. Эти силы не бросаются в глаза, но давят, неумолимо и непоколебимо.
   От этих слов ревиомантка поежилась, словно в адском пекле Пустыни ее достиг свежий северный ветер. Она в самом деле чувствовала то же, что и эльф, и эта недобрая сила заставляла ее содрогаться, словно от холода.
   -Ладно, нечего стоять на месте, - нетерпеливо заговорила сидха, - идем к ущелью, разведаем обстановку.
   Не очень одобрительно покачал головой эльф, но все же повиновался. Проверив, свободно ли достается меч, он легкой походкой двинулся вперед. В прочем, ладони с рукояти своего оружия так и не убрал и все время как бы невзначай держался подле Тэреи, в случае чего готовый немедленно защитить ее.
   -Ты уже был здесь, Ас? - тихо спросила польщенная такой заботой ревивомантка.
   -Проходил мимо как-то раз, - уклончиво ответил он. - Искал здесь одно интересное на мой взгляд место.
   -Какое? - тут же поинтересовалась Тэрея, ей становилось легче при разговоре -- не так чувствовалась давящая сила.
   -Святилище Эссарата Безумного.
   -Что??? Здесь?! - изумилась девушка.
   -Тише! Да, именно здесь, - тяжко ответил ей Ас. - По преданиям, оно было устроено где-то в Позвоночнике, в его поисках я и проходил здесь.
   -И ты... ты нашел его? - с затаенной надеждой спросила Тэрея.
   -Я прошел эти горы по периметру, осмотрел каждый метр их основания, но не нашел ничего интересного.
   Тэрея огорченно понурилась. Эссарат Безумный был величайшим ревивомантом о котором слагали легенды. Этот маг отбросил войска Роквардессара от стен Кландорея, сломил оборону защитников Выбитого Позвонка и вообще совершил множество героических поступков. По сказаниям, нашел упокоение он в своем Святилище, сокрытом подальше от людей. Но интересно, что же искал в этой усыпальнице стихийник? Этот вопрос не замедлила задать Тэрея
   Дело в том, что у этого самого Эссарата был некий мощнейший артефакт, то ли богами созданный, то ли природный, не важно. Но именно он давал ему силу, и с его помощью он смог одним заклинанием разрушить Темную Обитель, правда сам за это поплатился жизнью. Если верить летописям, то последние проклятия Темных богов пробили его защиту и он скончался в жесточайших мучениях. Именно этот артефакт я и искал, что бы...
   -Стойте! - внезапно крикнул Шереф, настороженно вслушиваясь в пространство. - Вы слышали? Свист разрываемого воздуха. Словно стрела летит.
   Ассенель резко остановился и начал с удвоенной силой вслушиваться в окружающее пространства. Стражи во главе с Тэреей заверили соратника, что абсолютно ничего необычного не слышали.
   -Тебе должно быть показалось, - начала успокаивать его Тэра, - в такой атмосфере и в таком напряженном состоянии чего только не послышится...
   Но Ассенель, напротив, уже достал фламберг.
   -Знаете, я тут вспомнил одну легенду... - прошептал Ас, и Тэрея могла бы поклясться, что слышит в его голосе нотки... нет, не страха, скорее напряженного ожидания неминуемой опасности, так как ее мужчина не мог, не имел права боятся! - Легенду о перебежниках...
   Эльф замолчал, уставившись на струйки серого, физически невозможного в Пустыне тумана, выползающие из-за камней. Правда молчал он не долго, уже через секунду вдруг навалившуюся вязкую тишину прорезала его команда:
   -К бою!!! Вампир-ры!
   Он успел еще раз грозно и по-звериному зарычать, прежде чем его прервал страшный предсмертный крик Шерефа, который в последний момент попытался разрезать молниеносно выхваченными клинками воздух. Потом раздался скрежет матово-черного клинка парируемого на вид неповоротливым фламбергом. Затем был еще один крик, и еще хрип. Стражи гибли один за другим даже не успевая приготовится к бою. Далее Тэрею снесло мощным движением руки в сторону нависающих скал и крепко о них припечатало, но именно это и спасло ее от смерти. Через полсекунды возле сидхи уже стоял эльф окруженный настоящей стальной сферой, созданной его мечем. Воздух наполнился непрерывным звоном и скрежетом стали, сыпали магические искры, но ревивомантка так и не могла разглядеть нападавших.
   Действуя по наитию и скорее на инстинктах, Тэрея активировала заклинание ускорения, в следующий же миг мир преобразился. Стальная полусфера окружившая Ассенеля преобразилась в быстрое порхание тяжелого клинка, которым он отбивал удары семи темных фигур, закутанных в плотные накидки, и вооруженных черными клинками. Они постоянно скакали и перемещались, запутывая эльфа. Еще семеро медленно, для ускорившейся сидхи, что-то делали с павшими Стражами. Понять, что же именно, пока было невозможно, так как они казались чуть ли не застывшими фигурами.
   Перед тем, как ускорение выдохлось, ревивомантка еще успела заметить, как Ас, выкрикнул что-то рычащее, скорее всего оказавшееся заклинанием, так как в результате нападавшие словно все разом споткнулись, это позволило эльфу ранить сразу двух противников, которые практически мгновенно осыпались прахом. Следующее заклинание было знакомым звуковым резонансом, от него фигуры в темных одеждах были снесены воздушным потоком. А вот последующие несколько минут Тэрея вспоминала с большой неохотой.
   Эльф, схватив в объятья сидху, со всей возможной резвостью прыгнул прямо в черный, обугленный камень. Очередное заклинание из арсенала Ассенеля превратило камень вокруг него в податливую патоку, сквозь которую с трудом, но можно было идти. Практически чудом спасшиеся охотники за некромантом еще полчаса "плавали" в толще камня. Точнее "плыл" Ассенель, а Тэрея, сосредоточившись на заклинании, позволявшем ей долгое время не дышать, как можно крепче прижалась к эльфу.
  -- Интерлюдия
   Небольшой отряд Стражей во главе с эльфом давно исчез за горизонтом, а двое жителей пустынной деревеньки продолжали смотрели в сине-желтую даль. Давно скрылись в своих норах церберы, Пустыня оживала, раздавались в дали крики тварей, разгонялся ветер, подхватывая в вихри мириады острых песчинок. Солнечные лучи потоком лились на землю, накаляя поверхность, впитываясь в черные поглотители.
   Вот женщина по имени Гальва, наконец, пошевелилась и сказала:
   -Надо бы сказать, что можно расслабится и перестать прикидываться людьми.
   -Можно... - задумчиво молвил Громаликс, потом неожиданно спросил, - Ты не одобряешь его действия?
   -Это жестоко, использовать невинных людей в своих целях.
   -Когда-то эти люди так же воспользовались нами и оставили погибать здесь, лишенных истиной силы. И именно он помог нам вернуть ее.
   -Я помню...
   -Ты же знаешь, что бы он не затеял, это будет на благо Мира...
   -На благо Мира, - горько усмехается девушка, - Когда-то на благо Мира уничтожались целые расы, полностью, под корень. О нашей вообще постарались забыть, словно и не было никогда!
   -Не волнуйся, он скорее вновь пожертвует собой, возможно погибнет, но не станет творить ничего подобного. Хотя бы потому что старается следовать заветам Пророка.
   -Я надеюсь на это. Я верю...
   За спиной захлопали крылья, в небеса взмыло три быстрых капли золотистого цвета. Яркая чешуя блестела в свете солнца. Три дракона сделали круг над деревней и направились на восток. Там, по рассказам разведчиков, собралось стадо химер. Эти твари, созданные ревивомантами, не самая вкусная дичь, но иной здесь не водится.
   -Тэрея хорошая девочка. Аэксин вложил много сил в ее обучение, - Гальва проводила взглядом улетевших на охоту сородичей. - Интересно, такой ли судьбы он желал ей. Она уже столько пережила. Но то, что ее ждет впереди...
   -Если не она, то кто? - Громаликс кивнул. - Очередной Эссарат? Нет уж, увольте от такого счастья.
   -Ты прав, муж мой. Ты прав.
   -Идем домой, нужно еще подготовить вчерашний товар, который мы не смогли отправить из-за гостей.
   -Идем.
   Мужчина и женщина с золотистой кожей, проваливаясь в песке, медленно направились к затерянному оазису. Давно позабытые в Мире драконы, повелители неба, благословленные солнцем... и им же проклятые. Отшельники посреди смертоносных дюн.
  -- Глава 5
   Через долгих полчаса эльф с сидхой выбрались из плена камня. Тэрея наконец смогла вздохнуть полной грудью. Эльф же тем временем устало оперся на свой меч и огляделся.
   Выбрались они в некую пещеру, или скорее туннель, судя по звуку. Так как света не было абсолютно, термозрение тоже помогало слабо, в нем отчетливо видна была лишь сидха и эльф, посторонних запахов так же не ощущалось, только легкий аромат тлена и в магическом видении такое же ровное марево сил смерти, электрических полей свойственных живым и неживым организмам не ощущалось -- все это Ассенель поведал Тэрее, прежде, чем зажег осветительный пульсар.
   -Кто это был? - устало спросила ревивомантка, только что потерявшая свой отряд Стражей и чудом не погибшая сама.
   -Вампиры, - не менее устало ответил Ас. - Перебежники, которые после свержения Темных пали к ногам Совнатрола, прося о милости. И он оставил им нежизнь, и даже наделил иммунитетом к свету, но взамен они поклялись зачищать те места, которые победоносная Светлая армия проходила мимо. Деревушки, незначительные городки, где оставались мирные жители. Светлым-то по должности не положено таким грязным делом заниматься, вот они задействовали для этого вампиров. И теперь те видимо просто бродят по бывшим Темным землям в поисках добычи. Любой, темной или светлой. В прошлый раз мне повезло и их здесь не было.
   Вампиры с давних времен были бичом эльфийской расы. Они быстры, сильны, ловки, резистентны к магии, их очень сложно убить, даже по эльфийским меркам. Если отрубить голову этой нежити, то через некоторое время (при должной сноровке весьма короткое), она сможет восстановится. Именно против вампиров в первую очередь создавалось оружие на подобие Мориентиувинтеля, одна царапина и от ожившего мертвеца остается лишь горстка праха. Так же в последние столетия были придуманы заклятия, которые могли вампиров превратить в простого зомби или кучу неспокойной мертвой плоти, но чтобы они сработали надо сначала сломить волю нежити и взломать ее индивидуальную защиту магической реанимирующей структуры. Поэтому Мориентиувинтель и подобные ему артефакты пока оставались вне конкуренции.
   -И где мы оказались теперь? - сидха старалась не думать о погибших друзьях.
   -Я так думаю в спинномозговом канале, - усмехнулся Ас. - Видимо Траур создавал с чувством и толком, скопировав даже такие мелкие детали, как отверстия для сосудов и нервов. Лишь снаружи они заделаны, в целях безопасности, наверно.
   -Что теперь с Роквардессаром?
   -Одно из двух. Либо он погибнет при встрече с вампирами, либо они в сговоре. В любом случае, мы уже ничего не сможем сделать.
   -Проклятье! - от бессильной ярости сами собой наворачивались слезы.
   -Полностью согласен, я думал, что эти выродки давно сгнили в Пустоши без еды.
   Тэрея без сил опустилась на камень и растянулась по холодной шершавой поверхности. В голове лишь звон пустоты, в душе тупая злость.
   -И куда же мы теперь?
   -А вот это я хотел спросить у тебя. Если на восток пойдем, то там Копчик, море и орки, если на запад, то Атлант и Безжизненные горы, а сейчас выйти, через пещеры, то Пустыня с ее тварями и Пустоши с вампирами. Что выбираешь?
   -Пожалуй, Безжизненные горы будут безопаснее, - задумчиво пробормотала Тэрея. - Насколько я помню, Атлант врезается в море и с него видно мыс Добрых дел. Там есть поселение полуросликов. Так мы сможем обойти Безжизненные.
   -Возможно, ты и права. Вампиры сильны и умны, орки не уступают первым в силе и их много, а в Пустыню только не с тобой. В одиночку я бы еще рискнул, но так -- нет. Решено, идем на запад, - вдруг эльф резко замер и задумчиво уставился на свой "фонарик", - А ведь в самом деле, похоже, придется идти. Из этого камня элементаля сделать не получится, воздушного в закрытых пространствах использовать опасно, а воды округ практически ни капли, про огонь вообще молчу.
   В итоге из-за лени и упрямства эльфа пришлось простоять на месте где-то час, на все пинки и ругательства сидхи он не реагировал. Хотя в итоге, благодаря новому заклинанию эльфа, уже через десять минут пути, они проехали больше, чем могли бы пройти пешком. Заклинание было простым и рабочим названием его стало "движение бывшей пищи по кишке". Заключалось оно в "сокращениях" отдельных участков скальной породы. А если проще, то пол сам тащил на себе удобно усевшихся на нем путников.
   Практически все время пути, эльф занимался выдумыванием проклятий для вампиров. Его в них многое не устраивало. Они не обратили практически никакого внимания на сильнейшее гравитационное боевое заклинание эльфа, воздушный резонанс не превратил их в фарш. Его даже не устраивало то, что они рассыпались прахом от единого прикосновения Мориентиувинтеля. В последнем случае, как подозревала Тэрея, эльф просто завидовал Оберону, который мог создать оружие против практически неуязвимых для самого Аса противников.
   Неразборчивое бормотание, перемежаемое редкими переходами на повышенные тона,длилось долго. Тэрея молчала, не прерывая эльфа, у нее просто не было сил ни на что. Словно кто-то выдернул стержень и сидха опала безвольной куклой. Поэтому она не сразу заметила, что бормотание эльфа неожиданно прервалось. Ассенель замолчал на середине особо витиеватого и крепкого вирша, чем заставил напрячься Тэрею. Слишком настороженно стала он относится к таким резким остановкам и паузам. Ассенель обладал незаурядной чувствительностью, и чуял опасность гораздо раньше сидхи.
   -Что такое, Ас? Снова вампиры?
   -Нет, далеко не вампиры, - мигом просветлев лицом, откликнулся эльф. - Ты разве не чувствуешь? Ты просто обязана почувствовать ее! Ревивомант ты или кто?!
   Немного обидевшись, Тэрея начала прислушиваться к магическому фону. И тут же ощутила ее, невозможную для окружающей местности силу жизни! Она светлым, незамутненным светом тепло сияла впереди, словно маяк в мрачной и вязкой тьме вокруг.
   -Да, - мечтательно сказал Ассенель, - это она, я знаю. Это усыпальница Эссарата Бзумного! Как долго я ждал этого момента... Держись за меня Тэра!
   Сидха едва успела ухватится за рукав эльфа, иначе она могла бы просто слететь с движущегося участка пола, так как тот резко ускорил свои "сокращения".
   -Нельзя ли помедленнее? Никуда Эссарат от нас не убежит, - прокричала на ухо эльфу Тэра. - Он же не нежить какая-то.
   -Нельзя! - коротко ответил Ас
   Впереди уже забрезжила сияющая стена, сотканная из силы жизни. В эту самую стену стену со всей скорости и влетели эльф с сидхой. При чем если Тэра прошла сквозь нее легко и второй раз за день болезненно повстречалась с каменной стеной, то Ас, ударившись о с виду безобидное сияние, словно завяз в нем. Его меч каким-то образом по инерции вылетел из ножен и едва не пришиб девушку. Вслед за своим оружием и эльф наконец свалился на каменный пол и спутники в полном составе оказались в небольшом зале, представлявшем собой пещеру явно искусственного происхождения. Здесь наличествовали сквозной проход спинномозгового канала, огороженный сиянием и тяжелая, круглая исписанная рунами дверь, закрывающая проход, прорубленный кем-то незапамятные времена.
   Вязкую тишину пещеры прорезал хриплый смех Аса и радостный крик:
   -Я сделал это!!! Я прошел сквозь этот треклятый свет!
   -Жди радоваться, Ас! Мы здесь не одни. - одернула спутника сидха.
   И в самом деле, в тьме, клубившейся в одном из углов зал застыла безмолвная темная фигура, укутанная в черный балахон. А на голове незнакомца сиял мертвенным светом... Венок Мастера Смерти!!!
   Тэрея с ужасом уставилась на Роквардессара. Они попали в западню! Она ничего не сможет сделать этому монстру, а меч Мориентиувинтель сейчас валяется в дали от Аса и вряд ли тот сможет добраться до него прежде, чем его сразит смертельное заклятие некроманта.
   Ревивоматка банально потдалась панике, увидев перед собой размытую и едва различимую в сумеречном свете фигуру врага. Понадобились мучительные полсекунды, чтобы прийти в себя и начать накладывать на себя все возможные защитные заклинания и загготавливать атакующие чары. Кидаться в бой пока не хватало духу, но защитить себя и Ассенеля было нужно.
   Но к удивлению Тэры, эльф нисколько не озаботился тем фактом, что рядом с ним находится ужаснейший некромант, убийца многих его сородичей. Ас с беспечной и счастливой улыбкой поднялся с пола, отряхнулся и... одним мановение руки развел Рокврдессара!
   -Прости меня, милая Тэра, - проникновенно начал говорить эльф, - мне пришлось воспользоваться тобой. Поверь, я никогда в жизни не позволил бы себе подобного, будь у меня выбор, но его не было. Мне искренне жаль.
   Сидха растеряно сидела на полу у стены и сжимала рукоять Мориентиувинтея, схваченного ею в страхе перед только что развеянной Ассенелем фигуры.
   -Ты еще не понимаешь, малышка? Ну что же, сейчас я кое-что сделаю. Ты только не бойся.
   Эльф прикрыл глаза и сосредоточился. Через пару секунд сидха все поняла. И испугалась. Так как от ее Аса по залу растеклась мощнейшая аура смерти, аура великого некроманта. Такая могла быть лишь у одного существа в мире. У Демона Роквардессара. Теперь она понимала, что принять того мнимого некроманта, за которым она с отрядом Стражей так долго гналась, за Мастера Смерти было очень глупо. Тот не обладал и сотой долей силы настоящего Певца Смерти. Все время погони истинный Роквардессар был рядом с ней! Он скрывал свою силу так же как скрывал силу Жизни в Мориентиувинтеле, прикрыв ее стихиями. Но его маскировка была более совершенной, даже при самом близком контакте Тэра не смогла почувствовать ни единого отголоска темной силы. А тот, за кем они гнались наверняка был лишь обманкой, мороком.
   Тэра не знала, способен ли Роквардессар на столь качественные мороки, но сейчас он ей казался всемогущим. По ее мнению и мертвые сидхи на границе Леса были мороком, и все ловушки на их пути, даже все монстры Пустыни, и деревня в ней, и вампиры -- все обман, все игрушка в руках Демона.
   -Вижу, что ты все понял, - ласково обратился к сидхе Роквардессар. - Ты умная девушка. Умная и очень красивая. Но прости, я не могу уделить тебе сейчас должного внимания, находясь в шаге от своей цели. Долг превыше всего, Тэра.
   Надо признать, что сидха не впала в истерику, не разрыдалась и не залилась в сумасшедшем смехе. Но причиной тому была не ее выдержка и самообладание, а сонм защитных заклинаний ревивомантов. Но даже под их воздействием вдруг резко открывшаяся правда крепко ударила по психике девушки. Ее мужчина, ее Ас оказался великим некромантом, могущественным злодеем, имя которого боятся произносить вслух! Она спала с этим существом, по легендам давно уже умершим, она полюбила его.
   Тэрея совершенно спокойно и бездумно смотрела в спину эльфа, пытающегося открыть дверь, призывающего огромные, невозможные по могуществу силы. Темные силы. Смотрела на прекрасные сплетенные в сложную косу, так нравящиеся ей серебряные волосы, которые ярко контрастировали на фоне ее волос. Смотрела на шею и вспоминала, как целовала жилку на ней, которая билась в такт ее сердцу. Тогда ее это удивило, но сейчас она поняла, что Роквардессару это ничего не стоило, он вообще мог обойтись без сердцебиения.
   Бездумно сжав рукоять Мориентиувинтеля двумя руками, сидха бесшумно поднялась и крадучись подошла к некроманту. Долг превыше всего, Тэра.
   Некромант был занят своими заклинаниями и даже не замечал ее, словно не ожидая от нее какой-либо опасности. За что и поплатился. Его не прикрытую ничем шею рассек с одного удара пламенеющий клинок фламберга. Меч сейчас в самом деле пылал радостным белым пламенем Жизни и сыпал красными, голубыми, синими и зелеными искрами стихий. Серебристой змеей свернулась на камне отрезанная коса, и с глухим стуком приземлилась голова. Крови не было ни капли.
   И только лишь тогда взор сидхи оказался затуманен горькими слезами, она яростно ударила Мориентиувинтелем по двери, и та, не рухнувшая перед силой великого некроманта, разлетелась вдребезги, словно была отлита их хрупкого стекла. Тэрея кинулась вперед, в сторону доброго и манящего света. Встретив на пути опасный участок, поглощающий энергию из окружающей среды, видимо ловушка на пути к силе -- смертельно опасные для всего живого и неживого породы Безжизненных гор преграждали ей путь. Истерично рассмеявшись, сидха сплела то самое заклинание, которое творил некромант или морок некроманта в Живом лесу, и подумала, что это препятствие не остановило бы Роквардессара. А вбежав в еще один небольшой зальчик, и схватив зовущий ее артефакт, вырвав его прямо из пальцев скелета, покоящегося на каменном ложе, она расплакалась в полную силу, ей захотелось попасть домой. В Кландорей. Через секунду ее фигура утонула в яркой вспышке света, и она оказалась там, где и желала. У себя дома.
  -- Интерлюдия
   В залах, вырезанных в Позвоночнике вновь властвовала тишина и тьма. Светлые заклинания, оставленные магами прошлого истаяли, пропали вместе с Посохом, питавшим их. Истлевший скелет великого Эссарата грудой костей развалился на своем каменном ложе. Тело беловолосого эльфа пока лежало и, казалось, готово было принять эстафету у рассыпавшегося костяка. Бывшие заклятые враги упокоились в сотне метрах друг от друга.
   Но через несколько долгих секунд мертвая тишина зала, в котором наконец нашел упокоение ужас всех светлых земель, великий некромант Роквардессар, была нарушена тихим шелестом черных одежд и приглушенным стуком подкованных каблуков по серому камню. Высокий, благородного вида мужчина выступил из сгустившегося мрака в углу просторного зала. Бледная кожа, черные волосы, плащ на плечах, полы которого сливаются с мраком пещеры. И он был не один. По мертвенно бледному лучу лунного света, разрезавшему тьму залы, словно по тропинке, снизошла прекрасная дева. Она кажется прозрачной, так как еще более бледна чем первый из пришедших, и волосы ее, иссиня-черные, будто снегом, припорошены мерцающими звездочками. Внешне она напоминала эльфийку, только цвет кожи более светлый. Следом за ней, в пещеру впорхнула неизвестно откуда явившаяся скопа. Хищная птица стремительно скользнула вдоль каменных стен и громко захлопала крыльями, подняв столп пыли. Опустившись на пол, она преобразуется в молодую девушку, одетую в меха и доспехи из кости, загорелую и русоволосую. Ее раскосые зеленые глаза хищно блестят в полутьме. Не на много от нее отставая, в зале появляется последний посетитель. Из помутневшего воздуха, в вихре багровых искр, выступил мужчина в плаще с Печатью Хаоса и ламинарном доспехе медного цвета, и если дева-воительница напоминала варварку, то он походил на вышедшего из древних легенд центуриона Верейской империи.
   Бывший Первожрец Мрака Валитар, Царевна Ночи Никта, приемная дочь Повелителя оборотней Девана и Тысячник Хаоса Тиберий.
   -Он умер? - печальный голос Деваны нарушает установившуюся тишину.
   -Умер, - тихо ответил Тиберий.
   -Души его здесь точно нет, - хрустально звенит голосок Царевны, горечь утраты слышна в нем.
   Все скорбно опускают головы. Никта промакивает глаза кружевным платочком. Валитар читает короткую молитву. По ее завершение все тихо стоят, лишь Девана то и дело поглядывает на труп, потом, не выдержав, тихонько пинает его.
   -Ну скоро он уже?!
   И, словно дожидаясь этих манипуляций, обезглавленное тело Роквардессара, неразумно оставленное лежать на холодном каменном полу пещеры, резко выгнулось дугой, будто все мышцы этого мертвого тела свело сильнейшей судорогой.
   Вообще, вернейший способ убийства нежити -- это отсечение головы специально зачарованным клинком. Таковым был как раз Мориентиувинтель Оберона, ныне перекованный его сыном, заключенный в четыре стихии, но сердечник по сути являлся все той же Окончательной смертью. Роквардессар в свое время нарочно не стал рушить чары наложенные на меч отцом, лишь перековал легкий грос-мессер в тяжелый фламберг и добавил к Жизни стихии. Замаскировал истинную суть оружия, заодно обезопасив себя от опасной для нежити и некромантов силы, заключенной в клинке.
   Но Роквардессар умирал уже восемь раз. Умирал окончательно, но всегда возвращался и, вернувшись, становился сильнее. В первый раз он умер от рук матери, задушившей его сразу после рождения. Тогда он вернулся гулем, на половину нежитью.
   Во второй раз он умер на каменной плите, сосущей из него силы, брошенный своими родителями.
   Третья смерть пришла от заклинания "святого ветра", направленное на его отряд, героически защищающий стратегически важное ущелье до прихода подкрепления. Тогда он получил Пятилучевую звезду посмертно, каково же было удивление награждающих, когда во время церемонии проходившей прямо на месте битвы (в связи с тем, что родственники Роквардессара были, мягко скажем, не дружественно настроены и орден им передать было невозможно, его решено было оставить на месте гибели награждаемого), при возложении Звезды на могилу, представлявшую собой кучу щебня, из ее недр, будто стремясь заполучить свою награду, вырвалась рука костяка вся плоть с которого была вымыта заклинанием. На самом деле Роквардессар просто стремился выбраться и, ухватившись рукой за первое, что попалось под руку, хотел вытянуть то, что осталось от тела из под камней. Благо награждением занимались его коллеги, некроманты, привычные к подобного рода эксцессам и быстро вызволили из могилы неживого эльфа, но тот орден для него оставался самым любимым.
   В четвертый раз его обратило в прах собственное заклинание, сухой костяк просто не выдержал тех энергий, что проходили сквозь него, но, стоит признать, дело свое он сделал, темные эльфы все же появились на свет. Потом его душу вызвал сам Траур и поместил в качественно сделанного кадавра, его восхитило новое творение Роквардессара.
   В пятый раз он погиб при штурме Кландорея, с крошечным отрядом личей эльф отвлекал на себя силы Светлых Богов, давая передышку своим соратником. Тогда в светлых землях не осталось ни одного "спокойного" кладбища. В итоге он уже сам вернулся в заранее выращенного инкуба.
   В шестой раз это снова были Безжизненные горы, куда некроманта загнали эльфы с своими творениями: орками и сидхами. Тогда он чудом смог вернутся, всего лишь призраком.
   Седьмой его погибелью стал шальной экзерсис, под который он попал совершенно случайно во время разведки в Светлой Академии, в соседней аудитории была практика по изгнанию призраков. В принципе он даже был благодарен тому случаю, так как смог вернутся в качестве баньши и вселится в тело одного сошедшего с ума оборотня, брата Деваны, и основательно прижиться там, полностью заменив предыдущую душу и приняв наконец свой истинный облик, которого не имел даже в родном теле (первые несколько часов не в счет, потом злополучная плита сделала свое дело).
   В восьмой раз все произошло по инициативе самого Роквардессара, он просто отвык быть живым и не особо к этому стремился, потому стал вампиром. Как он потом говорил, то была самая легкая из всех его смертей.
   А сейчас он умер в девятый раз. И вновь возвращался. Теперь уже в качестве вампира-лича.
   Каждая смерть сближала его с загробным миром, куда попадают все умершие, которых Боги не посчитали достойными Благого мира, и откуда черпали силу все некроманты. Каждая смерть приносила ему боль, рвала в клочья душу, но та срасталась вновь, каждый раз вбирая в себя что-то новое там, за Гранью. И после девятой смерти, обратившись в лича, наконец сбылась давняя мечта Роквардессара, он мог использовать всю свою силу, не боясь разрушить хрупкое тело, как это случилось при сотворении темных эльфов.
   Кстати, возвращение проходило не так гладко, как обычно. Все-таки чары Оберона наложенные на Мориентиувинтель были предельно надежны и эффективны. Тело некроманта било в судорогах, от него во все стороны сыпали короткие разряды молний, голову, медленно, но верно подтаскивало к телу. Еще хорошо то, что оно не рассыпалось прахом или пеплом, как это обычно бывает при соприкосновении нежити с Окончательной смертью.
   Но всему приходит конец, вот и сейчас конвульсии притихли, молнии бить перестали, четверка вновь прибывших рискнула даже приопустить свои щиты, которые они в спешке поставили от смертельных разрядов. Но расслабляться все же было рановато. В притихшее, уже целое тело, с потолка с громким треском ударила ослепительная белая молния. Это вернулась душа. Зрителей же сего действия, едва не разбросало по уголкам пещеры ударной волной.
   Мгновенье тишины и в зале разносится мелодичный и бархатный голос эльфа.
   -Судя по тому, что я вижу ваши слегка ошеломленные лица, я все-таки вернулся, - довольно произнес Роквардессар.
   С хрустом потянувшись, разминая мышцы немного поврежденные судорогами, он рывком поднялся.
   -Ну как у нас дела? - спрашивает вновь оживший, хмуро разглядывая отрезанную косу, валяющуюся на пыльном полу и ощупывая куцый ее остаток на голове, и бормочет, - Вот ведь лживая женская натура, а говорила, что нравятся ей... И так бессердечно срезала!
   Впрочем, расстраивался он недолго. Коса на полу быстро рассыпалась прахом под его взглядом, на голове же, едва ли не быстрее, чем исчезла старая, появилась новая шевелюра, которая тут же сама заплеталась в замысловатую косу. У всех вампиров имеются способности к метаморфизму, технику которого некогда удалось украсть у анимагов, да к тому же тело данного представителя кровососущей нежити некогда принадлежало оборотню.
   Роквардессар очень бережно относился к своим волосам, так как до этого тела у него их никогда не было, даже в бытность инкубом приходилось ходить совершенно лысым. Оставив косу заплетаться самостоятельно, без своего надзора, он, красиво приподняв седую бровь, вопросительно посмотрел на четверку.
   -Дела пока нормально, но, думаю, скоро светлым станет известно о том, что кто-то из нас все еще жив и спокойная наша жизнь кончится, - посетовала Девана.
   -Как будто ты расстроена, - расхохотался Тиберий, - ты всегда рвалась в бой, а теперь получишь настоящую войну. Да не с кем-то там, а настоящими Богами или хотя бы с нашими старыми знакомыми Младшими!
   -Да, теперь мы готовы к войне, артефакт наконец попал в нужные руки, - спокойно и даже с некоторой теплотой сказал Роквардессар. - И, главное, готова Деваятая, последняя моя песня.
  -- Часть 2
  -- Интерлюдия
   Лет сто назад в Живом лесу в одной сидхской семье не самого последнего рода случилась страшная трагедия -- у них родилась дочь. Но не в ее рождении была беда, а в ее силе. Дитя было ревивомантом, то есть оно обладало силой эльфов, той силой, которой были порождены все обитатели Леса и ею же подчинены.
   Светло-зеленые глазенки лучились глупой детской радостью, девочка тянула ручки к матери. Но очи последней были преисполнены презрения. Ее, великого друида дочь -- ревивомант! Этого признать она не могла. И отказалась от ребенка в первые же дни, вслед за ней отрекся и отец.
   Но по давней традиции детей, лишенных родителей, у сидхов принято отдавать на попечение в Приют, один на весь Лес. Там они росли и развивались, обучались. Но не было в этом Приюте ни наставников, ни воспитателей. Лишь тела, находящиеся в состоянии комы, лежали в корнях величественных деревьев и питались мудростью Леса и его соками. Среди десятка сирот покоилась до поры до времени и сидха-ревивомантка.
   Спустя двадцать лет, в течении которых владыки Живого леса решали возникшую нежданно проблему, девочка превратилась в юную, по меркам сидхов, девушку, она набралась всех необходимых по мнению Леса знаний и была полна сил. Но сидхам ни ее знания, ни силы нужны не были. Девушка мешала им самим фактом своего существованием. Потому только-только пробудившуюся от долгого сна девушку изгнали из Леса. Без еды и питья ее отвели в приграничную пущу, где и оставили.
   Сложно описать, что испытывала тогда юная сидха. Несмотря на то, что двадцать лет своей жизни она провела во сне, она понимала -- ее предали. Предал ее собственный народ. Но знания, данные ей Лесом так же и указали место, где она может попытаться найти себе дом. В Кландорее, городе магов, где обучают кроме всего прочего и ревивомантов.
   Ей, двадцатилетней девушке посчастливилось пройти пограничную пущу невредимой. Потом ей вновь повезло, она встретила добрых людей, обычных крестьян, которые с пониманием отнеслись к ее желанию добраться до Кландорея. Они накормили и одели девушку. Месяц она добиралась до города без единой монеты за пазухой.
   Говорят, ее хранила сама Леарлина, богиня жизни и покровительница ревивомантов. Так ли это на самом деле, никто доказать не мог, ни жрецы Леарлины, ни самые могущественные и знающие ревивоманты. Богиня или кто-то еще помогли сидхе, но она достигла своей цели. Ей даже повезло сразу же попасть в руки мастеру Сету -- учителю боевых искусств Университета, который провел ее, измученную долгим путешествием, к знакомому университетскому алхимику, исцелившему ее и углядевшему в ней немалый Дар. А потом вместе они составили ей протекцию при поступлении в Университет. А так же эта пара эльфов дала ей то, о чем когда-то забыли родители, они подарили ей имя. С тех пор и появилась на свет Тэрея.
  -- Глава 6
   Тэрея не знала, как оказалась у себя, в квартире на окраине Кландорея. Просто в один миг оказалась на кровати в закрытой комнате. В лучах рассветного солнца стаями кружились пылинки, взлетевшие с покрывала. Из-за закрытого окна доносился приглушенный шум ветра в кроне старого тополя, посаженного под окнами многоквартирного дома словно в насмешку -- каждую весну он осыпал снопом всепроникающего пуха дома во всей округе.
   Перемещение произошло моментально, словно и не было ничего. Ни некроманта, ни погони за ним -- ничего. Но ее потертая одежда, тело, давно нуждающееся в горячей ванной или, что лучше, бане, драконобой, фламберг и деревянный резной посох, сваленные у кровати не давали усомнится в реальности всего минувшего.
   Чародейка не знала, как долго она уже находится в своем жилище. Время проносилось мимо нее, она находилась в полузабытьи, вызванном стрессом от предательства ставшего близким для нее Ассенеля. То есть Роквардессара. И непонятно было, что теперь делать. На руках величайший артефакт, считай чудом не попавший в руки Демону-некроманту. Кто знает, что Роквардессар мог бы натворить, попади этот посох ему в руки. Наверняка ничего хорошего.
   К счастью или нет, но решать, что же делать теперь, Тэрее возможности не дали. Появление в оплоте светлой магии такого мощного источника силы, как посох Эссарата Безумного, не прошло незамеченным. Маги не заставили себя долго ждать и Тэра попала в их цепкие руки. Ее увели в Университет, видимо просто в нагрузку к артефакту. Маги вообще в порыве вдохновения, унесли из ее квартиры чуть ли не все магические вещи.
   Чародеи всех мастей, в особенности ревивоманты, желали посмотреть на это чудо, они разглядывали посох и восхищались. Строили теории и восторженно переговаривались. А когда внимательнее разглядели фламберг, то их восторги только увеличились. Еще бы, Мориентиувинтель, легендарный меч. Правда во всеобщей канители чуть не затерялся драконобой, но к счастью тот был спасен вовремя подоспевшим мастером Сетом, который быстро и безоговорочно унес его с собой, для изучения, как он сказал. Да никто особо и не возражал -- лук не вызывал интереса у многоуважаемых чародеев.
   Как ни странно, никто не додумался расспросить на счет артефактов саму Тэрею. Точнее расспросить-то догадались, но ее ответов никто не слушал. Но вы не думайте, маги Университета отнюдь не поголовно такие. Все же есть среди них по крайней мере один не поддавшийся всеобщему возбуждению и догадавшийся отвести Тэрею к себе в кабинет и вдумчиво ее расспросить обо всем. Все же не зря этого анимага выбрали ректором.
   -Ну что же, юная магесса, - благожелательно начал многоуважаемый глава Уиверситета, - хотелось бы подробнее узнать о вашем путешествии. Последнее сообщение, которое мы получили от вас было весьма неприятным. Роквардессар -- это не рядовой некромант. И как охота на него обернулась для вас обретением Мориентиувинтеля и посоха Эссарата? Не волнуйтесь, рассказывайте спокойно и по порядку. Начните с того момента, как отправили то тревожное сообщение. Я слушаю.
   И Тэрея рассказала. Все, словно выкладывала душу жрецу милостивой Леарлины. Ректор же в это время выражал свое сочувствие и понимание -- от такого человека просто нельзя было утаить что-либо.
   -Вот значит как, - задумчиво проговорил анимаг, когда Тэрея закончила свой рассказ, - Роквардессар плетет интриги. Гм... Да, вы можете быть свободны. Отправляйтесь домой, отдохните, поспите. Вам через многое пришлось пройти. Если что-то понадобится, вас позовут.
   Ревивомантка вышла из кабинета ректора Университета с легкой душей, теперь от нее мало что зависело, так что разбираться с проблемами будут великие маги, а она и в самом деле может отдохнуть. Однако с каждым шагом легкость таяла, как снег в жаркий летний день. Слишком живы воспоминания. Идя по знакомым узким улочкам, о которых она мечтала на всем протяжении похода было не так радостно, как она когда-то рассказывала Ассенелю. Да...
   -Госпожа Тэрея! - с трудом пробился до ее сознания грубый хриплый мужской голос. - Уже не чаял Вас увидеть вновь!
   Двушка удивленно подняла взгляд на говорившего и не поверила своим глазам! Вот уж кого она точно не думала больше встретить, так это Борку и Таера. Тех самых Стражей, которых ревивомантка потеряла при побеге из Живого леса. Как давно это было.
   -Госпожа Тэрея, мы только сегодня узнали, что Вы снова в Кландорее. И то из уст знакомых наших знакомых! - с укоризной сказал Таер. - Ну разве же это дело? Тут такие страсти по городу разносятся, что уже не знаем чему и верить. Одни говорят, что Вы Роквардессара убили, иные о найденном Мориентиувинтеле вещают, а некоторые и вовсе о могиле Эссарата вспоминают! Столько небылиц на пустом месте не придумают! Значит Вы и в самом деле совершили что-то невероятное. Расскажете?
   -И в самом деле, так нехорошо вышло, что мы от вас в том лесу отстали, - Борка раздосадовано махнул рукой. - Столько пропустили из-за этих проклятых сидхов, не в обиду Вам сказано, что просто стыдно становится. Оставил Вас с командой неопытных юнцов. На одного Шерефа только надежда была. Как хоть они? Что-то не видел никого в нашей казарме.
   Что еще они говорили в тот момент, она уже не слышала. Встретить их, соратников, которых уже давно похоронила, было настолько неожиданно, что эмоции смели последние остатки благостного настроения, навеянного разговором с ректором Университета.
   Они жалеют, что не смогли остаться с ней? Глупцы. Сейчас, смотря на них, абсолютно живых и полностью здоровых, Тэрея даже не могла почувствовать радости, только опустошение.
   -Они все мертвы, Борка. Небылицы... потребовали своих жертв.
   -Та-ак, - лицо ветерана в миг посерело. - Госпожа, если Вы не против, может зайдем в таверну. Вам, похоже, есть что сказать и это лучше не держать в себе.
   У Тэреи имелось свое мнение на этот счет. Рассказывать свою историю второй раз за неполные два часа совершенно не хотелось. Вновь вспоминать все подробности, ради нескольких минут спокойствия было глупо. Но чародейка приняла предложение Борки. Сейчас она как никогда жалела, что в этом большом городе у нее не нашлось времени найти друга, которому не только можно все рассказать, но на плече которого можно просто расплакаться. Единственная ее подруга пропала после выпуска где-то в центральной части Альянса. Был еще Шереф, но он мертв. В отличие от Борки и Таера, его смерть она видела своими глазами и вряд ли это тоже был морок наведенный некромантом.
   К своей квартире Тэрея подобралась только вечером, когда Радужный фонтан окрасился в насыщенный янтарный свет и излучал приглушенное сияние, освещая площадь перед храмом Совнатрола. Ее дом находился совсем недалеко, чародейка часто проходила мимо этого фонтана и приловчилась по его окраске довольно точно определять время суток. Судя по насыщенности красных оттенков и яркости света, просидела со Стражами она никак не меньше трех часов, убивая время за некрепким вином, выслушивая попытки суровых воинов утешить ее.
   Странно, но после встречи с ними, Тэрея вообще не почувствовала облегчения. Противная пьяная муть в голове не принесла спокойствия. И именно из-за нее ревивомантка не сразу поверила своим ушам, когда ее в очередной раз окликнули. А потом не поверила и глазам, когда увидела ту, кто ее звал по имени.
   На скамейке, прямо возле парадной ее дома, сидела девушка в легком бежевом платье. Минуту назад она с отрешенным видом разглядывала собирающиеся тучи сквозь листву тополя, но завидев сидху начала угрожающе постукивать по бедру скрученной в жесткую трубку газетой. Девушка нервным движением откинула прядь рыжих волос, которая скрывала нереально огромные, недовольно сощуренные глаза.
   -Тэрея! Сколько можно ждать?! Твоя подруга приехала в кой-то веки, а ты до ночи шляешься непонятно где!
   Рамина вскочила со скамейки и решительным шагом направилась к Тэрее. Подруга, пропавшая после выпуска нашлась спустя столько лет и именно в такой день? Сегодня просто день чудес. Может, так действует Посох?
   -Рамина? Что ты здесь делаешь?
   -В смысле, что я здесь делаю?! - девушка остановилась в нескольких шагах от сидхи, уперев руки в бока. -Я отправила тебе письмо несколько недель назад, предупредила, что приезжаю сегодня, требовала, чтоб ты ждала меня дома ровно в пять часов вечера. Специально подгадала время, когда ты отдыхаешь от этого своего патруля, и что я слышу после четырех часов ожидания?! Вот ты пьянь неблагодарная!
   Как всегда в своем репертуаре. Странно, что предупредила о своем приезде, могла и вовсе приехать без весточки и возмутиться, что ей не приготовили царского приема.
   -Прости, только сегодня вернулась из похода.
   -Оно и видно, - огромные фиалкового цвета глаза просканировали сидху с ног до головы, - оборванная, грязная и пьяная. Никуда не годится!
   -Ты бы знала, что произошло, - поникла Тэрея. - Очень хорошо, что ты здесь.
   -Еще бы! Это ж я, - девушка широко улыбнулась, ровный ряд мелких зубов сверкнул в вечернем свете жемчужным блеском. - А что у тебя случилось?
   -Много чего, - Тэрея попыталась собраться с мыслями, в очередной раз вспоминая свою историю. За сегодня ее пришлось рассказать уже два раза, но сейчас затуманенный разум упорно не желал вычленить нужные воспоминания, поэтому чародейка наобум ляпнула следующее: - Я влюбилась.
   -О! И тебя отшили, поэтому ты сейчас в стельку? Ну, бывает, бывает. Пошли в твою каморку, поговорим, ты поплачешь, выскажешься, я выслушаю тебя, поддержу и попрошу за это всего лишь кров на пару дней. Идет?
   -Ты не понимаешь, - Тэрея замотала головой. - Я его убила!
   Фиалковые очи пригвоздили Тэрею к брусчатке копьями излучаемой смеси брезгливости, сочувствия и насмешки.
   -Подруга, не обращай! Сегодня убила -- завтра оживила, ерунда какая. Пошли!
   -Уже не оживлю. Мориентиувинтель убивает надежно.
   -Ну, нет. Этот бред уже выходит за рамки разумного, - Рамина озабоченно пощелкала пальцами перед носом Тэреи. - Ты вообще здесь? Что пила? Если что-то гномье, то признавайся немедленно. Лучше провести реабилитацию сейчас, чем завтра вытаскивать тебя с того света.
   -Не пила я их отравы, - сидха отвела от лица руку подруги и сжала ее в ладони. - Просто влюбилась в Роквардессара. Понимаешь?
   -Поняла. Пошли, - Рамина решительно повела Тэрею в парадную. - На каком этаже ты живешь? Четвертый?
   -Третий. Квартира прямо напротив лестничного марша.
   -Хорошо.
   -Ты мне веришь?
   -Конечно, конечно, - Тэрея нисколько не поверила ответу подруги, таким тоном разговаривают с умалишенными.
   -Я говорю правду!
   -Надеюсь, в твоей каморке есть ванная? Тебя нужно для начала отмыть. Или утопить. Пошли, сейчас все расскажешь, только протрезвеешь сначала!
   Рамина, не желая слушать отговорки подруги, решительно действовала строго по своему плану. Тэрея так и не поняла, хотели ли ее отмыть или утопить, процесс протрезвения в исполнении неожиданной гостьи походил и на то, и на другое. Завершив водные процедуры пакетом оздоравливающих чар, Рамина все же добилась нужного эффекта. Уже через полчаса девушки сидели на кровати. Рамина терпеливо выслушивала слезные причитания подруги, даже не ерничая при этом. Тэрея чувствовала себя гораздо лучше, водные процедуры оказались куда эффективнее душевных бесед с ректором и боевыми товарищами.
   -Да, подруга, угораздило же тебя, - пораженно сказала Рамина, когда Тэрея окончила свой сбивчивый рассказ и расплакалась, уткнувшись в плечо подруги. - А я тебе говорила, нечего делать в этой Страже, лучше бы со мной подалась на север. Вот пока ты шашни водила со всякими подозрительными эльфами, я уже о свадьбе думаю. И не с кем-нибудь, а с самим Белым князем! Ну, будущим, конечно. Нынешний-то уже и женат, и стар. Но вот наследник его очень даже ничего. Я тебе о нем уже писала. Там, в Скади, ревивомантов мало, а уж нашего с тобой уровня и вовсе лет триста не видывали. Дворянство получить легче легкого, а там и о семье можно подумать. Живешь в достатке, никаких тебе месячных скитаний по лесам. Я за этим к тебе и приехала, дурехе! Забрать отсюда и привезти в Скади, в мое будущее королевство! Мне там нужны хорошие ревивоманты. А то эта их хваленая Академия в Риле -- одна лишь напускная показуха да музей антропологии в придачу. Выпускают только магов Дня, ни тебе нормальных порядников, ни ревивомантов. А ты вон как...
   Тэрея снова расплакалась.
   -Ну-ну, будет тебе, - Рамина нежно погладила подругу по влажным волосам. - Все хорошо будет. Вот увидишь. От этих темных ожидать другого не стоит. Одно коварство. Не ты первая попалась в сети темных магов. Зато ты теперь хранительница Посоха, Тэра. Понимаешь?! У тебя есть Посох! Да я б... Да если б у меня он был, я б такого натворила! Да у меня в Скади все как сыр в масле катались! Весь мир бы завидовал. Ты, конечно, не станешь заниматься такими бренными делами, наверняка уже завтра помчишься восстанавливать земли, занятые Пустыней, вернешь жизнь в Опасное море, в Пустоши, сметешь с лица Мира Гиблые пещеры. Но, потом-то, надеюсь, заглянешь ко мне на огонек? В Скади, знаешь ли, народ добрый, и муженек мой будущий зело как хорош, но климат подводит. Нет, менять его я не прошу, но вот с сельскохозяйственными растениями поработать можно. А то продовольствие заграницей покупать дороговато.
   -Посох в Университете, я его отдала.
   -Окстись, подруга! Он твой теперь до самой смерти. Это ж Посох! Если б его всяк мог забрать, то никто б его в руки того самого Эссарата и не дал бы. Прости Леарлина, но святой наш был не всегда вменяем. Даже Богиня его опасалась, но ты ничего не слышала. Это у нас, на севере такое можно сказать, здесь люди не поймут.
   Рамина болтала не умолкая, убаюкивая своей речью Тэрею. Действительно, это было чудо из чудес, встретить подругу именно сегодня.
   -Рамина.
   -Да, Тэра?
   -Как хорошо, что ты есть.
   -Ну еще бы, моя дорогая. Давай спать. Мне завтра вставать рано, в Кландорее много дел еще. Завтра мы еще поговорим, отдыхай.
   Тэрея послушно провалилась в тьму без сновидений. Нервное напряжение и алкоголь наконец сломили закаленный организм ревивоманта. К несчастью Тэреи, она не знала, что далеко идущие планы Роквардессара на ее счет еще не закончились и ей потребуется еще очень много душевных сил, чтобы пережить все, уготованное ей. Не зря двадцать пять лет назад некромант не дал юной сидхе погибнуть на пути к Кландорею, не зря обеспечил ей скорейшее поступление в Университет и даже помогал как мог в учебе. Ему зачем-то нужна сидха-ревивомантка.
   Конечно, так же не знал большей части влияния Певца Смерти на жизнь и судьбу одной из своих бывших учениц ректор Университета Милат Фарис, но и то, что было ему известно, заставило в срочном порядке требовать созыва Совета. Того самого, который не собирался с времен падения Вереи. Поступившие проблемы необходимо решать кардинально и без помощи Богов не обойтись.
   Пусть на первый взгляд все спокойно -- некромант убит, посох Эссарата не попал в руки темным. Но несмотря на все свое величие, Роквардессар не мог творить мороки, азы оборотничества и метаморфизма -- это для него максимум. Значит ему помогал кто-то, кто может их делать просто великолепно, так, что подготовленный Страж-ревивомант, сдавший выпускные экзамены на высшие баллы, не смог их распознать.
   Значит как минимум один из Высших оборотней жив -- лишь они могли творить такие мороки. А если учесть, что факт отбытия Роквардессара окончательно и бесповоротно в мир иной отнюдь не является непреложным, то дело совсем плохо. Пока ректору не покажут прах этого некроманта, он не поверит в его смерть.
   Два темных магистра. На первый взгляд немного. Но один из них оборотень, а второй вампир. Они способны из людей создавать подобных себе тварей. Не таких сильных, не имеющих магии, безумных и жаждущих крови. И так же способных заразить других людей. Это настоящая эпидемия, с которой в былые времена с трудом справлялись ревивоманты и жрецы. А сейчас народу стало больше. Надо срочно выслать отряды Стражей для благословения от вампиризма и оборотничества отдаленных деревень и сел!
   И некромант. Тот может создать целую армию, дай ему только кладбища и побольше. Не везде погосты расположены подле храмов светлых богов, а значит их достаточно легко разупокоить. Днем-то еще ладно, но ночью из дома носу высунуть нельзя будет! Стражам придется еще и разыскивать и благословлять захоронения.
   Но у ректора просто нет столько Стражей! Остается надежда лишь на жрецов. Да помогут нам Боги.
   Но главная проблема в ином. Посох Эссарата. В прошлый раз кое-как удалось избавится от обладателя этой бесконтрольной силы. Хорошо, хоть тогда она попала в руки безумного фанатика и помогла в битве против темных. Но теперь посох у Тэреи. За нее поручится Милат не мог, а передать этот артефакт уже не получится. И просто спрятать. И убить ревивомантку тоже не получится -- артефакт защитит свою хозяйку. Одна головная боль от этот сидхи! Откуда только она взялась?!
   Тэрея конечно же не знала, в какую пучину душевных терзаний погрузила многоуважаемого ректора своим появлением. После ночной беседы с Раминой сидха уже гораздо более спокойно смотрела на мир. На душе было тягостно, но терпимо.
   Рамина, как и говорила, пропала спозаранку. Девушка, ставшая внезапно будущей княгиней, нисколько не изменила своим привычкам, в одиночку отправилась в Кландорей по своим делам, при этом остановилась на ночь у своей подруги в гостях. Что-то с этим миром не так, раз ее будущий муж это дозволил. Тэрея немного понимала психологию мужчин и не знала, как кто-то смог отпустить столь красивую женщину в путешествие через пол Альянса в одиночку. Однако, она гораздо лучше знала свою подругу, поэтому могла найти этому объяснение в непреклонном характере Рамины.
   К несчастью, в тот день девушкам встретиться вновь не удалось. Рамина пропала так же внезапно, как и появилась, оставив лишь записку, посланную через курьера. Занятой будущей княгине срочно понадобилось отбыть в родную деревню. Не иначе, решила и там навести шороху. Раньше она никогда не горела желанием побывать в родных краях.
   Рамина была родом из отдаленного забытого Богами региона. Неизвестно, каким чудом в ней пробудился дар к ревивомантии, но он кардинально повлиял на судьбу деревенской девушки. Тэрея помнила подругу на вступительных экзаменах -- ничем не лучше ее самой, сироты, пришедшей из Живого леса в рванье. А сейчас элегантная чародейка, собирающаяся выйти замуж за наследника престола Скади. Раньше подобное Тэрее казалось возможным только в сказках, но сейчас ее собственная судьба была куда более невероятной.
   И злоключения не желали прекращаться. Уже вечером в дверь ее квартиры постучали. За ней пришли пятеро уважаемых магов -- делегация не хуже той, что прибыла в первый день появления Тэреи с Посохом в Кландорее. На этот раз они явились с предложением переселиться поближе к Университету, где ей вернут Посох и Мориентиувинтель. Объяснение пока было простым: данные артефакты были очень значимы, но принадлежали только ей, Тэрее. Руководство не могло позволить нахождение Посоха в дали от Университета, но и отнять его у сидхи не могло. Пришлось идти на компромисс. Ревивомантка не имела возможности отказаться, приказ есть приказ.
   Ей отвели просторные покои в одном из зданий Университета, где обычно селились учителя, если этого требовали обстоятельства или на то было желание самого преподавателя. Обычно волшебники предпочитали отдельные жилища, под час они походили на настоящие дворцы.
   Сейчас кроме Тэреи в здании обитали аж семь преподавателей, они заняли практически все комнаты, коих было десять. На самом деле на постоянной основе в данном общежитии жили лишь двое из них: мастер Сет и мэтр Ториендиль, двое эльфов, как недавно выяснилось, не имеющих способностей к ревивомантии. Когда-то они немало помогли ей, подобрали, исцелили и помогли с поступлением. Остальные же маги, как считала Тэрея, решили перебраться поближе к Университету в связи с появлением темных.
   Роквардесар... о нем сидха старалась вспоминать как можно реже, но оказалось не так-то просто выбросить из головы милого и улыбчивого Ассенеля, а, следовательно, и того, кем он на самом деле являлся. Грубое, но все же решение, нашлось само собой. Когда шумиха вокруг персоны молодой ревивомантки улеглась, к ней в комнату деликатно постучался новоприобретенный сосед, которого она всегда знала под коротким и необычным для его расы именем Сет, вместе с ним пришел и Ториендиль. Первый нес в руках драконобой, а второй колчан со стрелами. Еще одно напоминание о нем. Плечи лука матово блестели в свете ламп, изгибы дерева цвета эбонита как никогда казались хищными. Великолепное оружие, красивое, не смотря на простоту.
   -Здравствуйте! - попыталась улыбнуться своим давним спасителям ревивоматка.
   -Ага, привет. Тэра, ты прости за поздний визит, но в результате суматохи этот великолепный лук чуть не был безвозвратно утерян в закромах Университета. Великие маги всегда так неуважительно относятся к оружию! - возмущенно воскликнул Сет.
   -Они ко всему так относятся, что не содержит так называемой истинной магии, - проворчал Ториендиль.
   -Мы хотели вернуть тебе твое оружие. Оно несомненно создано мастером и было подарено тебе, значит и владеть им должна только ты!
   -Да, еще я заметил некоторую странность -- стрелы в колчане были пусты, - начал было Ториендиль, но заметив недоумение на лице ревивомантки пояснил, - В наконечниках подобных стрел имеются полости, в которых должен содержаться яд, но они оказались пусты. Я заправил их составом собственного производства, а так же пополнил боекомплект из собственных запасов, теперь в твоем колчане снова сорок стрел.
   Тэрея не знала, что ответить этим двум посетителям. Она знала их довольно давно, кроме того памятного случая -- первой их встречи -- мастер Сет с первого курса натаскивал боевых магов. Когда-то она осмелилась просить у него дополнительные занятия по стрельбе из лука. Мэтр Ториендиль учил азам алхимии. Оба преподавали такие предметы, которые не особо уважались аколитами. Зачастую маги возлагают слишком большие надежды на свою магическую силу, забывая о кровожадных шефанго и беспощадных дроу, которые довольно успешно уже многие годы защищают свои границы лишь силой клинков и искусством алхимиков. Многие маги сложили головы под ударами их мечей и умирали в жестоких мучениях от разнообразных ядов.
   А вот сами темные эльфы гибли от заклятий очень неохотно. Тем более на их землях до сих пор слаба сила Божеств, так что темные чары, вплетенные многие годы назад в оружие и прочие предметы, работали до сих пор. Хотя длительное воздействие солнечных лучей все же сильно влияет на их стабильность, поэтому все темные эльфы большей частью были вынуждены спуститься под землю, а доки и верфи шефанго расположены под толщей воды, которые выстроены при помощи стихийной магии. Последнее, кстати, лишний раз доказывает, что стихиями напрасно пренебрегают. При правильно их использовании можно проникать сквозь скалы, путешествовать по пустыне и уничтожить даже церберов.
   И не смотря на то, что парочка эльфов до боли напоминали ей об Ассенеле, Тэрея пригласила их войти, поужинать. На что оба с готовностью согласились. Судя по тому, с каким рвением они накинулись на стряпню сидхи, эльфы просто давно нормально не обедали, наверняка, как только закрылась на летние каникулы столовая, где они могли бесплатно поесть, полностью перешли на диету из окружающей их энергии.
   Вообще, Тэрея помнила, что ни Сет, ни Ториендилем никогда не были очень богаты, так как их зарплата была, прямо скажем, мизерной. По словам преподавателя боевых искусств он давно подался бы в наемники, если бы те в последнее время напрочь не лишились какого-либо заработка. У алхимика дела с работой так же не ладились, так как выручка, которую он мог получить от продажи эликсиров, была еще меньше, чем его зарплата в Университете. Да и те яды, которыми он наполнил стрелы Тэреи были сделаны из тайком утащенных с работы ингредиентов.
   В общем, эльфы оказались очень общительными и веселыми, и они немного отвлекли Тэру от грустных мыслей. Потом Сет предложил обучить сидху пользоваться двуручным мечем, так как та держала "столь великолепный меч, как оглоблю". За плату он решил брать ежедневный ужин, так как сам кулинаром был никаким, а Ториендиль не мог приготовить даже обычного супа не поэкспериментировав, в результате чего иногда даже эльфийское здоровье давало слабину, вынуждая проводить продолжительное время в туалете.
   Длительные тренировки с увесистым фламбергом напрочь выбивали из головы Тэреи всякие мысли об Ассенеле. Вечером порой она даже кое-как держала в руках нож, готовя положенную плату Сету и каждый раз присоединяющемуся к нему Ториендилю.
   За ужином они болтали, как правило, о какой-нибудь ерунде. Но иногда эльфы могли поведать и интересные вещи. Например, они рассказывали истории, сейчас ставшие легендами, но которым Ториендиль и Сет были свидетелями лично или получили информацию от непосредственных участников: падение Темной республики, объединение светлых земель под единым знаменем и создание Альянса, провалившееся усмирение орков. Даже кое-что из истории темных эльфов. Например, мало кому известно, что воинственные племена орков еще не напали на светлые земли, только лишь потому что ведут затянувшуюся войну с де Саррами.
   Также они смогли рассказать кое-что из жизни Эссарата Святого. Оказалось, что свой посох он нашел в далеких северных землях и назывался он тогда Посохом Эрзу. Легенды говорили, что с его помощью можно спасти мир, сделать его чище и стабильнее. Не известно, каким образом ему удалось завладеть артефактом, но все же он оказался у него в руках. И когда грянула Война Сил, он получил шанс изменить мир так, как того желал, как заставили его желать.
   Эссарат, веря в свое правое дело, уничтожал темных, выжигал земли, на которых они жили. Единственное, что он ненавидел -- это смерть, и когда он уничтожал ее Бога, то убивал его с ненавистью в душе. Именно это, по мнению Ториендиля, и сгубило Эссарата.
   -Сущность этого артефакта не в уничтожении, - говорил эльф, попивая горячий отвар собственного приготовления, - даже не в том, чтобы давать владельцу силу. Нет. Он позволяет менять мир. Это последний шанс на спасение данный нам свыше. Ведь когда-то мы, живущие в этом мире, совершим ошибку, которая приведет к Тиельвамориен, концу света и тьмы, Последняя Смерть дословно. На самом деле это почти произошло не так давно, когда заканчивалась Война Сил. Тогда только с помощью Посоха удалось остановить гибель мира.
   -Остановить, ага, - саркастично перебил друга Сет, - отсрочить на очень короткий срок, так будет вернее. Эссарат, ныне почитаемый всеми как святой был фанатиком, на его плечи возлагать спасение мира было бы величайшей глупостью!
   -Да, Тэра, к сожалению, Сет прав, - скорбным голосом подтвердил Тор. - Мало того, что Тиельвамориен -- как и всякая смерть, неизбежна. Но Эссарат в своей ненависти к темным сгубил себя и, быть может, еще ближе подвел мир к последней черте. Ты сейчас владеешь этим Посохом, поэтому мы и говорим тебе все это. Уж не знаю, как так получилось, но ты для нас с Сетом стала кем-то вроде младшей сестры и очень не хочется, чтобы ты натворила глупостей. Запомни одно правило при работе с этим артефактом, никогда не используй его с ненавистью в сердце, этим ты лишь погубишь себя и вряд ли поможешь миру. И это не только наши теории. Нечто подобное, согласно легендам, говорил пророк Эрзу, оставляя свой посох людям.
   -Я запомню это.
   Вопреки своим словам, Тэрея постаралась тут же забыть об этом. Так как имя Эрзу у нее ассоциировался с Ассенелем. Аэксин, так звали его в той пустынной деревне.
   -Кстати, давно хотела спросить, - резко сменила тему разговора сидха, - а чье поселение находится в сердце Пустыни?
   -В сердце Пустыни? - синхронно изумились эльфы, переглянувшись, Сет объяснил, - Понимаешь, Тэра, мало кто заходит в Пустыню далеко, так как из нее практически невозможно выбраться. И ее сердце -- это последнее место, где хотели бы оказаться двое нормальных эльфов! И мы, смею наедятся, еще не до конца съехали с катушек. Мало кто решается вообще заходить в Пустыню, и вряд ли кто-либо из жителей светлых земель доходил до ее центра. Пустыня до сих пор одно из самых опасных мест в мире, наряду с Пустошью, Безжизненными горами и Опасным и Саррским морями.
   -Но побывать там хотелось бы, - мечтательно заявил Ториендиль. - Где-то там, в пустыне, сейчас затерян город Шгер-Дуба. Признаюсь по секрету, хоть он и принадлежал раньше троллям, но я бы не отказался побывать на его развалинах. Тролли были мастерами не только в некромантии, но и алхимии. А в Шгере раньше находились первые и единственные промышленные алхимические установки самого разного назначения. Я бы не отказался восстановить некоторые знания Верейскрй республики, хотя за это признание меня могут на пару десятков лет отправить на Светящиеся рудники.
   Примерно в таком русле текли их беседы вечерами. Днем же Сет методично выбивал пыль из ревивомантки, обучая ее владению двуручным мечем. Ториендиль в это время, как правило, находился в лаборатории либо наблюдал за обучением, устроившись в тени раскидистого ореха, листва которого всегда давала прохладную тень, даже в самые знойные дни лета.
   Но как-то раз, когда она с эльфами как обычно чинно общалась за ужином, разговор потек в несколько неожиданном для сидхи направлении. Эльфы в тот раз пришли с оружием, Тор изменил привычной мантии и мягким туфлям и щеголял в штанах заправленных в прочные сапоги, при нем была битком набитая склянками сумка. Сет же в целом оделся как обычно, но прихватил с собой глефу. На удивленный вопрос, в чем же причина этого, эльфы невразумительно ответили что-то на счет намечающегося похода. Следующий вопрос сидхи прервал эльф-воин, в привычной ему импульсивной манере начавший рассказывать о некой обнаруженной недавно крепости, где, предположительно, сейчас находился все еще существующий Роквардессар и еще несколько могущественных темных. Стоит заметить, что до этого оба эльфа предпочитали не разговаривать о некроманте и вообще не произносили его имя в присутствии Тэреи, поэтому та сразу насторожилась.
   -Представляешь, да там их пять штук! И это только высшие, - расхаживая по комнате, говорил он, - Кроме Роквардессара, не добила ты его видимо, и оборотня, там определенно есть еще и ворлок, ведьма и хаосит. Полная пятерка! Жди, Тэра, совсем скоро за тобой придут.
   -Будь осторожна, девочка, - Ториендиль был как всегда спокоен, - О, нет, опасайся не только и не столько темных, а своих союзников. Не хочу тебя огорчать, но свет -- не всегда есть добро. Это начинаешь понимать, лишь находясь в сумерках...
   -Огорчать?! Да я давно предлагал рассказать ей, что ее "пасут" Она постоянно под контролем этих наших новых соседей! Как же они меня достали...
   -Тише, Сет, наркотик может скоро выветрится и они все услышат.
   -Да, ты прав. Тэра, главное помни то, что мы тебе сказали.
   Ревивомантка лишь ошарашено глазела на них и не знала, что сказать. В этот миг и раздался настойчивый стук в дверь. А потом, не дожидаясь разрешения, в комнату ввалилась вся пятерка магов, недавно заселившихся в общежитие.
   -Госпожа Тэрея, вас срочно вызывает магистр Фарис, - холодный взгляд говорившего скользнул по напрягшимся эльфам. - Собирайтесь. Господин Фарис ждет вас в своем кабинете, думаю, вам не нужен провожатый.
   В тягостном молчании, Тэрея взяла свою сумку с магическим инвентарем, Мориентиувинтель, лук и Посох и вышла. Что потом произошло в общежитии она не знала, так как вернуться ей не дал закружившийся вокруг нее вихрь событий. Поэтому она так и не узнала, какая битва развернулась буквально за ее спиной под покровом защитного дуэльного круга.
   Маги начали действовать синхронно, один быстро поставил защиту, остальные же попытались атаковать, пока надеясь лишь захватить, но не навредить. К их несчастью, оба эльфа не раз уже участвовали в битвах и поединках с магами. Первые заклятия были отражены амулетами, созданными Ториендилем. Возможно, атакуй маги с самого начала боевыми чарами, у них бы еще был шанс победить, они все же были одними из самых лучших анимагом, ревивомантом, волшебником, порядником и светоносцем. Но они дали своим противникам шанс.
   Оба эльфа оказались не настолько бездарными в магии, как о них считали ранее. Ториендиля окутал вихрь золотых кленовых листьев, которые, словно лезвия, разрезали защиту магов. Глефа Сета с легкостью разрубила броню преобразившегося анимага, а ее обладатель окутался серой дымкой, которая очертаниями напоминала рысь. Эльфы совместным ударом разбили магический купол. Напоследок Ториендиль закидал магов всеми ампулами с ядом, что имелись при нем. Конечно, это не сильно навредило чародеям, но на некоторое время их задержало.
   Магов подвела их самонадеянность. Мало того, то они не ожидали магического сопротивления так еще и практически не имели средств противодействия друидизму и шаманизму. Да и мало кто смог бы совладать против техник осеннего увядания Ториендиля и тотемизма Сета, которые разрабатывались совместными усилиями Роквардессара и Деваны. Что-то подобное, наверно, только-только начали постигать сидхи и орки, которым Песнь Свободы подарила свою магию. Точнее не подарила, а открыла к ней путь. Должно быть даже для самого Роквардессара подобный результат был неожиданным.
   Выследить и нагнать эльфов так и не удалось. Сет, умчавшись на север, бесследно исчез еще в черте города, просто растворился в тенях. Тора преследователи потеряли уже за стенами, стоило алхимику выйти на землю, поросшую травой, как его следы тут же укрывались растениями, а когда он добрался до ближайшей рощи, то у гнавшихся за ним анимагов просто не осталось шансов. Искать друида в чаще бесполезно, тем более ночью и светлым магам.
   Тем временем, как и было сказано, Милат Фарис ждал Тэру в своем кабинете. Почтенный маг, благодаря своему искусству выглядящий молодым и по сей день, был взволнован настолько, что это было видно даже плохо знающему его человеку. Ситуация складывалась странная и неопределенная. Ректору уже донесли о странном поведении преподавателей-эльфов, сразу же после того, как дежурному анимагу, благодаря некоторым недавним постоянным модификациям тела, удалось избавится от действия наркотика. Судя по отсутствию донесений, с захватом предположительных ренегатов что-то не заладилось.
   И это Милата злило неимоверно. Допустить поселение сидхи рядом с непроверенными существами было настолько глупо, что он просто не понимал, как такое могло произойти. С его, ректора, разрешения! Когда-то эти эльфы были приняты в преподавательский состав лишь ради поддержания престижа Университета и не прошли должной проверки. Теперь же за это приходится расплачиваться.
   Кроме странных ренегатов, преследующих неясные цели, нашлась и вторая проблема. Крепость темных с полной пятеркой довольно сильных магов. Милат молился Ниравиние и надеялся, что эти четверо, которые находятся рядом с Роквардессаром не Девана, Валитар. Никта и Тиберий, те самые чародеи, с кем в свое время Певец Смерти создавал темных эльфов.
   Эта раса и их островная и единственная твердыня, вулканический остров Саррейтон в непредсказуемом Саррском море и так были постоянной головной болью всех жителей Южного предела. И кто знает, как они поведут себя после появления Роквардессара. Убежище Сарр оставалось непобедимым и несокрушимым уже многие годы, хотя в непрерывной блокаде оно находилось уже без малого двести семьдесят лет. Но несмотря на свою мрачную славу и дроу, и шефанго были довольно слабы днем, поэтому Милат не особо опасался их. Глупо было бы ожидать каких либо активных действий от темных эльфов, если те не могут долго находится на поверхности земли. Однако устроить очень неприятные диверсии темные могли.
   А вот с Тэреей, как самой главной проблемой, он считал необходимым поговорить немедленно. Настроить на нужный лад, внушить правильные мысли и желания.
   По спине ректора вдоль позвоночника словно пробежала струйка потустророннего холода. Так он чувствовал приближение Посоха, практически безграничной, непонятной и потому опасной силы. А раз артефакт рядом, значит Тэрея скоро придет, и, следовательно, нужно срочно успокоится и приготовится к тяжелому разговору. Как же Фарис сейчас жалел, что на обладателя Посоха не действует магическое внушение и большинство иллюзий. Приходится ограничиваться простыми психологическими методами воздействия.
   Тяжелая резная дверь отворилась, пропуская в кабинет молодую сидху. Судя по ее настороженному и немного растерянному взгляду, Милату придется приложить не мало сил, чтобы придать мыслям Тэры нужное направление.
   -Вы вызывали меня, магистр?
   -Да, конечно! Прошу, присаживайся, - указал на кресло предназначенное для посетителей Фарис. - Не желаете выпить вина?
   -Спасибо, но нет, - вежливо отказалась сидха.
   -Это правильно! Перед теми вестями, которые я собираюсь вам сейчас поведать, пожалуй, не стоит туманить разум спиртными напитками, - тут же поддержал ректор сидху, про себя огорчившись, что лишь понапрасну извел редкий наркотик, подмешанный им в вино.
   -Так вот, дорогая моя магесса Тэрея, - откашлявшись, перешел к делу Фарис, - совсем недавно нашим разведчикам удалось вычислить местонахождение опасной группы темных магов. И скорее всего там же находится Роквардессар, которого вы, по вашим словам, убили. Видимо, даже Мориентиувинтель не смог отправить этого, как не прискорбно это признавать, гениального мага за Грань окончательно.
   Магистр помолчал, наблюдая за реакцией собеседницы, но, не дождавшись каких либо ярких проявлений эмоций, вынужден был продолжить:
   -К сожалению последние годы были временем мира и спокойствия, поэтому все расслабились и не заметили укоренившуюся у нас под боком заразу вовремя. На границе светлых земель и степей орков была обнаружена хорошо защищенная крепость. И в ней кроме некроманта есть еще как минимум Высший оборотень. Мороками, весьма качественными, должен заметить, были оплетены земли на многие километры вокруг крепости. Нам может понадобится сила твоего Посоха, Тэра. Я искренне горжусь тобой, если бы не ты, то мир оказался бы в огромной опасности! Я не представляю к чему могло привести наличие этого артефакта в руках у Певца Смерти.
   Речь ректора Университета текла подобно ручью, то звеня от ненависти или восторга, когда он негодовал по поводу темных, восхвалял Тэрею и радовался за нее, то заглушалась, когда Фарис начинал перечислять возможные бедствия. Он не забыл упомянуть начавшиеся эпидемии псевдоликантропии, которую теперь принято называть териантропией, и безумной гемофилии, он в красках описал, как люди оборачиваются в страшных монстров, которые убивают все подряд, как доблестные светлые маги и священники, не щадя себя, стремятся локализовать очаги начинающейся эпидемии, лечат тех, кого еще можно излечить.
   Не менее красочно он описал все зверства, творимые Роквардссар в прошлом и которые непременно сотворит он в будущем. Не забыл упомянуть, как Эссарат защищал светлые земли. Он использовал свои ораторские способности на все сто процентов, он мешал ложь и правду, сам верил в каждое свое слово. В заключение, когда охрипшее горло уже не спасали его способности анимага, он с чувством произнес:
   -Мы все верим в тебя, Тэрея, сами Боги надеются на тебя и даруют силу и удачу! Ты должна прямо сейчас отправится в военный лагерь, разбитый неподалеку от Кландорея, где собираются все доблестные воины светлых земель. Только ты и Посох могут избавить мир от той угрозы, которую представляет для всех Роквардессар. Ни один другой маг или Младший бог и ни одно другое оружие не смогут помочь людям, гномам, эльфам, полуросликам и сидхам. Ты нужна им всем. Не подведи нас. А теперь прости, - устало облокотившись на стол вымолвил Фарис, - у меня много дел, нужно столько всего подготовить, я просто разрываюсь на части. Будь прокляты эти темные!
  -- Глава 7
   В то время, как в оплоте светлой магии Милат Фарис насылал проклятия на темных и предавался горестным думам, в крепости Наир-Тирас атмосфера была совсем иной. В этом небольшом каменном сооружении, кое-как восстановленном с помощью неживых работников, устроили свою ставку Демоны. Но сейчас они не готовили убийственных зелий, не творили страшных заклинаний и не создавали ужасных тварей. Темные магистры просто ждали и занимались по сути бессмысленной ерундой. Так как крепость давным-давно была готова предоставить горячий прием не только светлым магам и жрецам, но и их богам.
   Ждать осталось недолго. Резко активизировавшиеся отряды Стражи уже обнаружили здесь отголоски неких темных чар. Конечно же, только потому что сейчас, когда введено чуть ли не военное положение, они прочесывают все очень тщательно и их чувства напряжены до предела, а не потому что мороки специально ослаблены Деваной. Вот уже весь о новой "Цитадель Тьмы" достигла нужных ушей, они уже знают, что здесь находятся те самые темные, которых некоторые историки именуют Темными Младшими богами или попросту Демонами. И скоро наступит время неожиданно появится у стен Наир-Тирас несокрушимой армии светлых земель. Вероятно, ее даже возглавит кто-то из Богов, что не желательно. Но самое главное, с здесь будет Тэрея и ее Артефакт. Конечно же, будет, светлые не упустят такой возможности избавится от носителя Посоха Эссарата и Демонов одновременно. Но пока можно и отдохнуть. Пока светлые соберут армию пройдет еще немного времени.
   Просто бездельничать Демоны не могли, не в их это натуре, а вот позаниматься ерундой -- это дело благое и очень увлекательное. Например, великий некромант и ужас светлых земель, Певец Смерти, Черный Принц и прочее расположившись за пультом органа в главном зале крепости сочинял музыку. Специально для встречи победоносной светлой армии, для любимой матери, для Тэреи. А иногда просто играл.
   -Не отлынивай, братец! - озорно урикнула девушка, танцующая под музыка некроманта. - Мы занимаемся настройкой твоих конструктов, а не творчеством!
   -Кто бы говорил, Дева, - недовольно пробурчал Роквардессар, тем не менее послушно перейдя от импровизации к давно заученым композициям для управления нежитью.
   Как это ни странно, но Певец Смерти чаще всего сочинял отнюдь не песни, а музыку. На многие его мотивы барды наложили стихи, в коих воспевали светлых воинов и их победы. Роквардессару было, в общем-то, безразлично, что делают с основной массой его произведений люди, музыка рождалась сама и уходила странствовать по миру или умирала, не успев расцвести, не найдя пути в души то ли из-за своей несовершенности, то ли из-за черствости последних.
   Но, не смотря на композиторский талант некроманта, его продолжали называть Певцом, так как пел он бесподобно. Бывавший в загробном мире, убивший тысячи существ, ловивший множество неприкаянных душ и прошедший через смерть эльф не может петь иначе. Песни его страшили и завораживали. Но были у Роквардссара и поклонники. Одна из них танцевала под органую музыку в том же главном зале Наир-Тирас. Грациозная, великолепная Девана.
   Многоликая приемная дочь Повелителя оборотней. Она, в отличие от большинства своих сородичей, имеет множество образов, а не один-два, и обладает всеми мистическими способностями сгинувших ликанторопов. Когда-то подобный дар был и у ее брата, но психика последнего не справилась со множеством ликов и он сошел с ума, его не удалось вернуть.
   Вообще, оборотни и анимаги не относятся ни к тьме, ни к свету. Но в былые времена, оттесненные на юг ликантропы заключили союз с обосновавшимися там полуночными феями и троллями. А метаморфы объединились с эльфами и жрецами Солнца. Ни у тех, ни у других особого выбора не было, либо смерть и забвение под натиском людей, троллей и Первых рас, либо объединение с ними. В итоге ликантропы и метаморфы все равно исчезли, ассимилировавшись с людьми и превратились в оборотней, не таких сильных, яростных, как предки, практически утратившие свою потустороннюю силу, но научившихся морокам, и анимагов, превращающиеся только при помощи заклинаний, а не по мысленному желанию, но получившие дар творить иллюзии.
   -Так скучно, Рок! - недовольно крикнула девушка, не прерывая танца. - На тебя почти не действуют мороки! Ты многое упускаешь! Здесь сейчас так красиво!
   Конечно, красиво. Девана мастерски создавала невообразимо прекрасные мороки, заставляя многих людей умирать от горя и депресии, когда те внови видели реальность после нескольких часов блуждания по мечтам оборотня. Но Девана и ее брат славились не только умением морочить головы. Они были уникальны, потому что, как и их Повелитель, сочетали в себе способности ликантропов и обортней, за что и были приняты Вольторном в семью.
   На самом деле, все Демоны и Младшие боги как раз и есть такие уникумы. Они не ровня Страшим богам, но уже и не обычные маги. На общем их фоне выделялся лишь Роквардссар, который был ближе всех по могуществу к Высшим. Рожая его Леарлина желала укрепить свои позиции и получить могущественного Младшего бога в свое окружение, но планы эти не сбылись. Именно после рождения Певца Смерти эльфы начали внимательнее следить за своей наследственностью и не допускают рождения детей от близких родственников. Даже сейчас, когда перворожденных осталось крайне мало, этот закон соблюдается беспрекословно. А из сложившегося демографического кризиса, которому способствовал Роквардессар, им выйти помогла их магия. Повелитель Уландиль, по слухам, даже подумывает о создании нового Убежища где-нибудь ближе к северным лесам.
   Когда Роквардессар узнал о планах своего венценосного родственника, Уландиль приходился ему сводным братом, то не смог удержаться от пары нецензурных слов. Нет, он отнюдь не расстраивался тому, что эльфы так быстро оправились после Войны, наоборот, он даже был этому в какой-то мере рад. Некроманта раздосадовало то, что даже Первая раса решила осваивать северные земли, а это противоречило планам самого Роквардессара, это значило, что обжитые светлые земли все больше заселяются людьми и места для Первых там нет. Даже в тех местах, где некогда находились уничтоженные им самим убежища нынче поселились людишки. В Сребролесье одна шайка даже чуть не увела у некроманта Мориентиувинтель! Эти пронырливые, беспринципные существа копались в развалинах в поисках ценностей и не пугали их старые проклятия.
   А на Кландорей и всю провинцию у некроманта были большие планы и наличие в ней эльфов было бы как нельзя кстати. С людьми тоже можно работать, но сложнее. Слишком много в них слепой агрессии, а этого Роквардессар не любил. В людях мало душевных скреп, которые позволили бы сдерживать животные инстинкты. В процессе преображения в териантропов в них просыпаются не лучшие эмоции и это всегда сопровождается большой кровью, что для некроманта было нежелательным.
   Снова придется нарушать принципы, перенятые от северных варваров вместе с верой. Когда-то именно они сделали из Жнеца Душ вполне адекватное существо. Когда пали Темные Боги, Роквардессар начал вести поиски силы, способной помочь в уничтожении Светлых, но нашел новую веру, новые цели и желания.
   Именно из речей северных волхвов, некромант понял, что такое Боги, что значит их Сила для Мира и к чему приводит нарушения этого пресловутого баланса Света и Тьмы. Роквардессар побывал во многих местах, видел изменения на всех континентах, которые начали происходить после падения Темных. И он первый начал использовать некромантию в археологических целях. Земля хранит несметное число костей древних эльфов и фейри, которые миллионы лет ждали часа, чтобы поделиться знаниями со своим потомком. Роквардессар сумел внять голосу давно истлевших останков.
   Тогда он понял, к чему приведет продолжение войны и, кажется, нашел выход из сложившейся ситуации. Тогда-то и был составлен план на несколько веков вперед. Он решил заменить павших Богов, стать проводником, Асом, что означало на эльфийском "ведущий, проводящий".
   Боги ведь в первую очередь это проводники силы в мир, благодаря этому они так сильны. Поэтому, когда не стало Темных, все некроманты, ворлоки и оборотни ослабли. Из-за того, что никогда не было проводников сил огня, воздуха, воды и земли, стихийников считают недомагами.
   И Роквардессар сумел добиться некоторых результатов. Уже сейчас через него начал проходить небольшой ручеек силы Смерти, немного уравновешивая пошатнувшийся баланс энергий.
   Этот баланс... Глупая теория, в молодости казавшаяся венцом идиотизма. И нужно было потерять все, чтобы понять простую истину: нет света без тьмы, нет тьмы без света, нет жизни и смерти во тьме и нет их в свете. Избыток каких либо энергий, вливаемых в Мир Богами, приводит к концу. Даже иллюзии и мороки могут разрушить мир, растворить реальность не хуже Хаоса.
   Неизвестно как появились Боги. Роквардессар интересовался этой темой, но не смог ничего узнать. Он находил много древних костей, смог извлечь с их помощью память давно умерших предков. Некромант единственный в мире знал, что до нынешних Богов были другие, а до них еще одни, ответ, откуда они взялись лежал в Первой эпохе, но столь древних костей Роквардессару находить не удавалось. Поэтому он мечтал попасть в Рил, к тому окаменевшему скелету древнего эльфа.
   Ясно было только, что Боги были нужны для предотвращения некоего катаклизма в прошлом, но потом необходимость в них отпала, они стали вредны. Но механизма их полной ликвидации просто не придумали! И тогда началось странное. Вторая эпоха, время, когда эльфы и фейри почти не вылазили из Убежищ, время когда мир Первой эпохи сменился новым, полным магии, населенным ликантропами, драконами, невидимыми духами и прочими неведомыми ранее существами, здесь даже у леса есть разум! То, что привычно для Роквардессара сейчас, было дикостью для старого Ферлея, умершего в Кармейском Убежище около сорока миллионов лет назад. Умершего от старости, что опровергает мифы о бессмертии эльфов и им подобных. Ферлей прожил долго, очень долго. И всю жизнь он проклинал Богов. Он застал несколько их поколений и видел, как они меняют мир. Роквардессар не смог извлечь многого из воспоминаний давно умершего фейри, но благодаря тем крупицам знания, что удалось получить, точно знал, к чему приведет избыток, так называемых, светлых энергий.
   Отсутствие смерти, бесконечно размножающиеся существа, бесконтрольные мутации всего живого. В случае преобладания энергии ревивомантов в Мире останется лишь одно живое существо, покрывающее его, словно океан, подобно одной большой амебе. Если сильнее окажется, к примеру, Лабир, то все остановится. Наступит идеальный порядок, все застынет и кристаллизуется. Или что-то в этом роде. Ничего хорошего не ждет в случае с другими Богами тоже.
   И чтобы это предотвратить неплохо было бы от таких опасных существ избавится вообще. За миллионы лет мир изменился настолько, что способ убрать Богов должен был появиться. Тот же посох Эссарата. Что это? Роквардессар не знал. И никто не знал. Но это на долгосрочную перспективу, в краткосрочных планах у Роквардессара было самому стать кем-то вроде Бога и восстановить баланс.
   Раз за разом умирая, Певец Смерти все больше сближался со своей покровительницей и сейчас ему нужен лишь небольшой толчок для достижения полного результата. Впрочем, как и его друзьям и сообщникам: Валитару, Никте, Деване и Тиберию. Каждый сам выбирал путь для сближения со своей силой, и каждый почти достиг ее. Оставалась лишь сделать небольшой рывок. Но чтобы его совершить нужен толчок. Ныне существующие и сгинувшие Боги получали его от самого Мира, они были избраны им. Но такой вариант не устраивал ни кого из темной пятерки, так как был долог и не гарантировал того, что нужный результат будет достигнут.
   Поэтому было решено получить толчок от той силы, которая создала мир. Безликой мощью, толика которой заключена в боевом шесте пророка Эрзу. В посохе Безумного Эссарата.
   Конечно, план Роквардессара изобиловал многими моментами, в которых приходилось полагаться исключительно на случай, но он постарался свести их к минимуму: вырастил, как мог, подходящего ревивоманта, вручил ему артефакт, нашел наиболее благоприятное место для проведения ритуала. Так что теперь оставалось лишь ждать и наедятся на лучшее. Ведь всего одна малейшая ошибка в расчетах и они будут сметены с лица земли, подобно Темным Богам.
   Как же проклинал некромант Эссарата, зачаровавшего Посох так, что использовать его могли только лишь ревивоманты. Что поделать, Безумный был параноиком не из последних. Свою гробницу он обустраивал сам и пробраться в нее можно было лишь принеся в жертву некроманта, только в этом случае дверь в погребальную камеру открывалась.
   Ненависть к Эссарату Роквардесар питал с давних пор. Именно Безумный уничтожил некроманта в Ущелье Ветров, и из-за него провалилась осада Кландорея. Но в конце концов мертвый эльф все же отомстил своему недругу, сумел достать и поранить улетающий к своей богине дух ревивоманта. Так что посмертие у Эссарата не из приятных.
   Мысли некроманта текли, а вслед за мыслями рождалась и лилась музыка, которая отражала эмоции и чувства своего создателя. Под музыку танцевала почти не касаясь пола Девана. Тиберий лично проверял оружие солдат, если такое у них имелось. Многие воины темных магов были оружием сами по себе и в дополнительных инструментах не нуждались, но вот умертвия и личи из Легиона Мстящих, которые долгие годы пролежали в гробницах, дожидаясь своего часа, были более эффективны с дополнительным вооружением.
   Валитар с Никтой проверяли стационарные заклинания крепости, которые так и норовили развеяться под лучами солнца. Для стабильной их работы днем не хватало полностью открытого канала к источникам темных сил.
   Последние темные маги ждали и с обреченностью ждали своей участи.
   Музыка резко оборвалась, последние ее отголоски замерли в зале прощальным гулом.
   -Все, Дева, на сегодня хватит.
   -Хорошо, Рок, - послушно сказала девушка. - Систему управления настроили. Чем теперь займемся?
   -Настроили? По-моему, ты просто развлекалась.
   -Я помогала тебе! Дарила вдохновение! Как настоящая муза!
   -Конечно.
   -Ну так чем займемся? Готова помочь во всем! Кроме тебя никому моя помощь не нужна почему-то.
   -И в самом деле, почему?
   -Ну, пожалуйста! Мне же скучно. Нам, оборотням, нужен простор. Сидеть в четырех стенах вредно для здоровья, - наставительно заявила девушка. - Давай пробежимся по окрестностям, попугаем людей?
   За неуловимое мгновение, перед Роквардессаром вместо девушки оказалась огромная черно-белая кошка, выжидательно заглядывающая в глаза.
   -Нет, не стоит этого делать. Снова надышишься макового нектара и начнешь буянить, знаю я тебя.
   -Подумаешь, ты же все равно нежить, не боишься моих мороков, - Девана удивительным образом могла разговаривать даже в форме животного.
   -Как там наши териантропы? Буйствуют? - поскорее сменил тему некромант, отвернувшись от хитрой кожачьей морды и напправившись к себе в покои.
   -Я стараюсь их контролировать, но да. Около четверти всех обращенных срываются, - ответила Девана, потрусив вслед за некромантом. - Но зато сразу чувствуются изменения в атмосфере. Она напитана настоящей жизнью. Дикой природой! А не эльфийской рафинированной ревивомантией. Так хорошо пахло только в Живом лесу, у сидхов.
   -Тебе виднее, - пожал плечами Роквардессар.
   Значит баланс зашатался. Стоило обратить около полумиллиона людей, как оборотень почувствовала изменения в энергии Мира. По-своему, конечно, ощутила. План постепенно начал воплощаться в жизнь.
   -Похоже, тебе не очень по душе то, что даже такая небольшая часть териантропов перестает противится своему естеству, - мурлыкнула Девана, преследующая некроманта по пятам. - Мы и так извратили всю суть териантропии, братец.
   Выведенная Роквардессаром и Деваной териантропия -- болезнь интересной. Большая часть людей даже не замечала каких-либо проблем. Со временем начинали улучаться слух, зрение, увеличивались сила и скорость реакции, некоторые приобретали звериные черты. Но есть и такие, которые днем были вполне нормальными люди, пусть и с некоторыми странностями в поведении, а ночью после болезненной трансформации приобретали звероподобную форму и выходили на охоту.
   Роквардессару и Деване удалось разработать новую форму териантропии, которая требовала меньших затрат энергии, но у нее остались негативные факторы. У части обращенных людей на волю вырывались сдерживаемые эмоции и среди них преобладали обида, злость и агрессия. Эти новообращенные не жаждали человеческой крови, предпочитая в основном беспомощных домашних животных, но и не продолжали вести обычную жизнь. Они охотились на людей. Не с целью убийства или кормежки, они просто играли, пока не чувствовали угрозы. Обычно пострадавшие оставались живы, хоть и сильно изранены, но на следующую ночь они сами превращались в нечисть.
   -Анархия в Южном пределе нам на руку. Срыв сбора урожая, эпидемия, карантин, стаи диких териантропов -- все это ослабит противника экономически и морально. Но главная наша цель -- увеличить количество тянущихся ко Тьме существ, - наставительно ответил Роквардесар, остановившись у входа в свою комнату и щелкнув по носу зазевавшейся тигрице. - Южный предел падет к нашим ногам, но нужно не просто завладеть, но и воспользоваться. Нам нужны будут те же крестьяне, те же ремесленики, торговцы. И лучше, чтоб царство было населено живыми существами, саморазмножающимися, а не упырями.
   -Поэтому ты хотел обратить эльфов? - лукаво продолжила допытываться Девана, огромной лапой потерев влажный нос. - Да из вашего племени получаются отличные териантропы, - оборотень мечтательно зажмурила глаза, - зверь обладающий всей мощью ревивомантии и контролирующий себя! Совершенство. Почти как я. Жаль, твои ученики не владеют магией. Шереф мог бы остаться жив, если бы был ревивомантом. Даже мои лучшие модификации его не спасли.
   -Перебежники чуть не погубили весь нашь план, - мрачно сказал некромант, раздраженно пнув заклинившую дверцу тумбы и доств из нее ящичек с инструментами. - В последний момент успел спасти Тэрею. А с эльфами?.. Да, было бы неплохо часть из них обратить, даже в роли врагов они стали бы очень полезны. Но сделать из эльфа териантропа сложно, с людьми проще.
   Роквардесар бережно откупорил многочисленные баночки с пропитками и лаками и начал кропотливо замазывать одному ему видимые царапины на бело деревянном доспехе. После вчерашних экспериментов с костяным экзосклетеном, латы немного повредились.
   -Сначала, расслабленные годами мира и покоя, разжиревшие и расплодившиеся люди не особо обращали внимания на случаи нападения диких зверей, - продолжил говорить развалившейся на кровати Деване, которая сейчас вернулась к своему обычному облику юной девушки смешаных, человеко-эльфийско-тролльих, кровей. - Но уже через неделю по окрестным лесам начали бродить стаи голодных териантропов, которые в поисках пищи и гонимые азартом охоты покидали родные места и нападали на новые деревни, села и веси.
   Роквардессар не испытывал особых душевных терзаний по поводу того, что практически устроил геноцид человеческой рас, выводил из них новый вид, что его и Деваны порождения калечат ни в чем неповинных людей. Это было жестоко, но необходимо. Он лишь надеялся, что часть тех, кто не пошел на поводу своих инстинктов и продолжил жить обычной жизнью смогут прижиться на этой земле. Они, а не те, что сейчас носятся по лесам, загоняя путников и атакуя ни в чем не повинных жертв, часть плана по возвращению тьмы в Мир.
   Демон побывал на Анурере совсем недавно и увидел мир без смерти, где все живое поглощает друг друга, где царит бесконечная вакханалия жизни. Уже появилось несколько очагов, в которых существует лишь одна сплошная биомасса неопределенной формы -- будущий мировой организм. Здесь Боги еще контролируют процесс, но на другой стороне Мира во всей красе видны последствия их деятельности. Нужно было срочно поправлять баланс Сил, всеми доступными способами.
   И кроме того, Роквардессар помнил, как светлые, которые сами брезговали зачисткой темных земель, вынудили несколько отрядов вампиров заняться этой грязной работой. Перебежники выполнили то, что обещали. Зачистили земли, убивали всех: беззащитных крестьян, женщин и детей, тогда вся нынешняя Пустошь кишела упырями. За это ренегатов стали презирать. Нет, не темные, они их просто ненавидели, а светлые. В какой-то мере териантропия была местью и могучий некромант ее стыдился, с трудом признавая и эту причину начала эпидемии.
   -Да, идеала мне никогда не достичь, - покачал головой Роквардессар, тонкой кистью нанося специальную пропитку на свои деревянные доспехи. - Да простит меня Эрзу. Надеюсь, что это все хотя бы не напрасно...
   -Что ты там бормочешь? - недовольно спросила успевшая задремать Девана, собственно, кровать в комнате некроманта использовала только она, нежити сон не к чему. - Засел со своими деревяшками. Я же говорю, давай, лучше, прогуляемся.
   -Так, мысли вслух, Дева.
   -Бывает, Рок, - сладко потянувшись, сказала девушка. - Говорят, лечиться надо. Мой покойный брат, тело которого я тебе одолжила, тоже любил мыслить вслух. И вот до чего это довело.
   Нужно признать, сам Жнец Душ всегда соглашался с тем, что является сумасшедшим, или, во всяком случае, не полностью нормальным и адекватным существом. Но кто был бы абсолютно нормальным, если фактически прожил в мире от силы несколько минут, превратился в нежить, а потом несколько лет рос и корчился на камне из Гиблых пещер. Он, конечно, помнил, каково это -- жить нормальной жизнью, но воспоминания заимствованы. Быть нежитью, по его мнению, приятнее. Высшей, конечно, когда по сути от живого отличаешься только особенностями физиологии. Зато ни боли, ни мук от жажды и голода, которые не смотря на все свои способности все же испытывали даже эльфы.
   Хотя сумасшествие Роквардессара иногда бывало полезным. Он обожал творить. Как это ни странно для его профессии. Он любил создавать, и это, пожалуй, одно из немногих качеств, унаследованное от предков. Творил он все, что было в его силах: новые заклинания, артефакты, магические формулы, новые виды нежити. Но триумфом его мысли без сомнения стали темные эльфы. Новая раса.
   Он презирал своих собратьев, что плодят бездушных кукол вроде сидхов и орков и довольствуются лишь этим, даже не помышляя о большем. Он хотел создать новый вид разумных, настоящих, с душей, считая это Искусством и мечтая переплюнуть сородичей. Великий и ужасный некромант души не чаял в своем творении, он обожал дроу и шефанго, как собственных любимых детей. И поэтому никого их них не было сейчас с ним в Наир-Тирас. Он боялся потерять хоть одного из своих немногочисленных чад и так часто гибнущих в стычках со светлыми и орками.
   Поэтому в крепости были лишь сам Роквардессар, четверо его старинных друзей и нежить. Три легиона из армии Тьмы. Легионы Отчаявшихся, Восставших и Мстящих. Последние осколки великой некогда армии, и те в скором времени канут в небытие. Отчаявшиеся давно отчаялись ждать посмертия, Восставшие желали, чтобы тела их спокойно гнили в земле, а Мстящие уже не жаждут мстить. Нежизнь тягостно действует практически на всех. Кроме некоторых сумасшедших.
   Один из которых с любовью полировал чешуйки и пластины своих лат. Белое дерево матово блестело и казалось совершенно чистым, но зоркий глаз эльфа примечал недопустимые пылинки. Хорошо, что кровь впитывается в доспехи не оставляя и следа. Роквардессар когда-то долго маялся с древесиной Леартойля, часами корпел над каждой пластинкой и чешуйкой. Это дерево попалось ему лет сорок-пятьдесят назад. Как раз в заброшенном Сребролесье, когда он искал меч своего отца. Оно не погибло под действием его Покрывал Тлена, ни одно Древо Жизни не умирало от этого заклинания, более того, в тени этого дерева можно было пережить негативное влияние некротической магии, этакие островки спокойствия среди буйствующей вокруг смерти.
   В Сребролесье Леартойли обладали неповторимой серебристой листвой, сам Роквардессар восхищался ими, величественными и незыблемыми. Когда он уходил из павшего перед ним Убежища эльфов, он не убил ни одно из этих деревьев. И дал возможность укрывшимся под их сенью женщинам и детям уйти, хотя об этом старательно умалчивают все хроники.
   Но когда Роквардессар вновь пришел в те места спустя несколько лет, от некогда большой рощи этих деревьев остался лишь один последний великан, котороый усердно подпиливали и рубили жалкие людишки. Величину его гнева сложно передать. Он нарочно применял Покрывала Тлена только в тех местах, где росли Леартойли, надеясь, что со временем они нейтрализуют его магию. Но из-за наглых хумансов, которые методично вырубали все Деревья Жизни, Сребролесье едва не превратилось в вечное мертвое болото, сродни Пустоши. Куда смотрел Совет магов, Певец Смерти не понимал. Да и его собратья хороши. Они-то думали, что это его заклятье медленно, но верно уничтожает Леартойли. Ага, берет пилу в один виток основы, топор в другой и идет уничтожать...
   Пришлось самому разбираться с своим же проклятием. А вот Древо спасти, увы, было не в его силах. Единственное, что он тогда смог сделать, это поговорить с ним. Роквардессар чувствовал себя немного виноватым перед древним исполином, поэтому исполнил его небольшую просьбу. Включил душу Леартойля в цикл перерождений сидхов. Вновь договаривался с Лесом, который ни в какую не желал отдавать Древо Жизни. Уговорить все же удалось, но только обмен на то, что Роквардессар вырастит на месте одного пять новых серебролистых Леартойля.
   Это было плевое дело. Уже тогда он начал понемногу разбираться в друидизме, взял пять семян с погибающего Древа, высадил в знатно удобренную перегнившими тушками неудачливых дровосеков землю, оградил некоторыми чарами, послал пробуждающий импульс и готово. А вот когда душа старого Леартойоя отлетела на цикл перерождения, то решил не разбрасываться ценным материалом и прибрал к рукам немного белой древесины, из которой и сделал себе замечательные латы.
   Наивные светлые верят, что следуя закону соответствия, некроманты должны ходить в черном, с черепами, костями и прочими атрибутами смерти. Роквардесар доказал, что это вовсе не так. Для него цвет смерти -- белый. Он все еще помнил белый потолок башни Забвения, ее белые стены и молочного цвета камень из Безжизненных гор. И вряд ли когда-либо забудет. Хотя его Венок соответствовал представлению светлых о некромантах. Переплетенные кости и черепа по окружности, вместо зубьев. На самом деле, Роквардессар предпочел бы что-нибудь более строгое и скромное, в конце концов, магические свойства зависят не от внешнего вида, но иногда все же бывают нужны и такие показушные вещи. Люди при виде Венца Мастера Смерти, бежали сломя голову так, что пятки сверкали. В лицо-то мало кто узнавал некроманта, учитывая, что временами он мало отличался от обычной нежити, и вообще лица как такового не имел.
   Хотя сейчас можно перековать старый артефакт и придать ему более красивую форму. В виде венка из сатара, цветов Леартойля. Того, что пал на глазах Роквардессара.
   -Эй, Рок! - меланхолично окликнула некроманта Девана
   Девушка откровенно скучала и уже не знала, куда себя деть. Несколько раз она оборачивалась змеей и, скользя холодными чешуйками по коже, нежно обвиваясь вокруг груди некроманта и высовывая острую голову из-под ворота рубашки назойливо нашептывать предложение погулять по степям. Пару раз успела превратиться в домашнюю кошку и, развалившись на коленях Роквардесара, ненавязчиво мурчать, как скучно сидеть в четырех стенах. А сейчас она снова растянулась на кровати в привычном антропоморфном образе и, наверняка, чудила со своей магией мороков, видя яркие сны наяву.
   -Что такое, Дева?
   -Там светлые зашевелились, похоже, что они нас учуяли.
   -Отлично, - не отвлекаясь от полировки лат, ответил Певец Смерти. - Давно пора, совсем расслабились. Их войска пока не видно?
   -Нет. Только разведчики шныряют в округе, - пренебрежительно махнула рукой оборотень.
   -Похоже, я сдохну от скуки или сума сойду от безделья, пока дождусь от них чего-то интересного, - пожаловался Роквардессар.
   -Ну уж нет, братец, - ехидно возразила Девана, - ты уже сдох, а сходить тебе не с чего!
   И убежала, звонко клацая по камню когтями и гордо задрав пушистый хвост. Ну прямо, как ребенок малый. Сносить ее выходки беспрестанно мог только Тиберий, который сейчас занят подготовкой легионов, поэтому отдуваться за него приходилось Роквардессару.
   -Кому из нас еще не с чего сходить, - беззлобно проворчал ужасный некромант, усмехаясь.
   На счет того, что он "сдох", спорить было бесполезно. Хотя с какой-то стороны он жил, и жил даже больше тех, кто ни разу не умирал. Лишь тело его было мертво. На эту тему им был даже когда-то написан небольшой философский труд.
   Вообще, эта привычка, записывать свои мысли, эксперименты с алхимией и заклинаниями повелась у некроманта еще с тех пор, как его зачислили преподавателем в Темную Академию, институт Некромантии, у него даже имелось звание академика. И даже сейчас его книги не лежат бесполезным хламом в подвалах Наир-Тираса, по ним учатся молодые темные эльфы. Особым спросом пользуются научные труды, в которых содержались методы и принципы создания всевозможных стихийных заклинаний. Хотя книги о теории друидизма и шаманизма также не остались без внимания.
   Ториендиль и Сет, малыши, которых он встретил нечаянно многие годы назад. Тогда они бродяжничали, изгнанные из Убежища, и мало кто смог бы признать в двух забитых и грязных существах гордых эльфов. Он приютил их и научил магии, спел персонально для каждого нечто подобное Песни Свободы.
   В те годы вообще многие бездарные эльфятя оказывались на улице, изгнанные своими родителями. Но хотя бы живые.
   И отчасти в том вина была Роквардессара. Страх жил в сердцах эльфов. Хотя позже они все же одумались и решили, что пусть лучше возможное зло живет при них и приносит пользу хоть в качестве воинов, заменяя взбунтовавшихся орков, чем бродит по свету без присмотра. Уландиль, стоило ему взойти на трон, смог быстро построить своих подданных. Он держал эльфов в кулаке, не был тираном, но абсолютную монархию устроил быстро. Теперь даже представители Совета Древних превратились в Советников, а ведь когда-то по их решению менялись династии и выбирались правители.
   Роквардессар небезосновательно считал, что характером сводный братец пошел в матушку, которая самому Уландилю приходилось только бабушкой. Леарлина, не смотря на внешнюю мягкость, была и остается довольно жестокой и властной особой. Мать народа эльфов, чтоб ее...
   -Рок! Пристрой свой материал куда-нибудь! Воняет же, как в выгребной яме! - раздался звонкий возмущенный крик.
   Никта утонченная девушка, ей не нравится запах "материала" некроманта. По правде говоря, мало кому он нравится. В данном случае имелась в виду куча костей местных животных пошедших на пищу за последний год. Роквардессар поднял их из ледника совсем недавно, они были добросовестно очищены от плоти и почти не пахли, но Никте никогда не угодишь. На то она и фейри.
   Из этой кучи некромант собирался слепить нескольких монстров, в добавок к тем, что уже имелись. Пушечное мясо, которое разбавит немногочисленных легионеров. Сколько таких куч уже было здесь свалено -- не счесть. Даже сама крепость находится по средь огромного кладбища. Даже больше, Наир-Тирас -- это сердце огромного костяного монстра, который до поры покоится в почве.
   С тяжким показным вздохом Жнец оторвался от своих белых лат и направился делать более грязные дела. Он не очень любил эту часть своего искусства. Создание нежити -- самое примитивное, что есть в некромантии. Куда больше Роквардессара привлекало всматривается в прошлое обладателей этих костей. В этом Демон был лучше всех, никто не мог похвастаться тем, что смог заглянуть на сорок миллионов лет назад, кроме него.
   К некроманту, который с отрешенным видом "готовил" тела к изменению, подошел Валитар. Кутаясь в черный балахон и надвигая на нос капюшон, под которым клубилась непроглядная тень, он казался кусочком первозданного мрака.
   -Ты решил? - без предисловий спросил ворлок.
   -Да. Открыть портал можно. Но пускать только мелочь не выше второго-третьего уровня...
   -Не рискованно ли это, друг? Ведь и ты не вырастил ни одной достаточно сильной нежити. Ни костяных драконов, ни гидр. Только эти корешки, да и у тех лишь управляющий модуль, нет даже элементарной искусственной души.
   -Это пока не война, Вал, - с иронией ответил некромант. - Нам не нужно привлекать внимание всего Альянса. Пока они считают нас досадным упущением, недобитками. Пусть так и остается. А потом как получится... Если они захотят войны, тогда и получат и высших демонов, и костяных драконов, и дроу с шефанго.
   -Было бы это потом...
   -Какая разница? В любом случае, лучше умирать, имея шанс на воскрешение.
   -Не забывай, Дессар, нужно чтобы в бой вступила твоя сидха. Так что я призову ночных охотников и блуждающих в тени, хотя бы около пятидесяти голов.
   Некромант ненадолго задумался, но потом все же признал, что это не лишено смысла.
   -Но кроме них еще кого-нибудь эффектного, но не особо сильного. Что-то вроде искристых великанов. От них больше шуму, чем толку.
   -Как скажешь, но все же, по-моему, мы излишне рискуем.
   -Эй! Уж не боишься ли ты, Вел? - иронично спрашивает соратника Роквардессар.
   -Мой страх умер вместе с тобой, когда ты принял на себя удар светлых, прикрывая свой отряд и меня в том числе, - бесстрастно ответил бывший Первожрец Мрака.
   -Слишком много пафоса, друг мой.
   -Во всем беру пример с тебя.
  -- Глава 8
   Удивительно тихой, темной ночью, когда на небесах мерцали яркие звезды, а на востоке сиял серп луны, на временный лагерь Светлой армии напали териантропы. Такие нападения стали уже привычными и никого не удивляли. Армия проходила некогда обжитую людьми местность. Вокруг до самого горизонта простирались поля и пастбища, леса были редки. Чуть ли не на каждом повороте встречались деревеньки. Сейчас они были пусты и черны. В них можно было встретить лишь нечисть.
   Каждую ночь они нападали на воинов Света, которые направлялись к крепости пятерки темных магов. Не ведая страха эти животные бросались на клинки и гибли. Женщины, дети, старики. В них еще можно было узнать тех, кем они были до перерождения. Тэрея своими глазами видела, как подростки-териантропы лет четырнадцати зубами грызли металл доспехов. Они с яростным рыком рвали стальную кольчугу клыками, желая добраться до плоти, а в желтых глазах не было и проблеска разума.
   Даже находясь в центре лагеря, Тэрея имела сомнительное удовольствие каждую ночь просыпаться от шума стычек с монстрами, заполонившими некогда благодатную землю. Их ведь не пугало даже то, что с армией передвигались Младшие боги. От каждого Высшего по одному из его свиты. Леарлина послала Киланоля, своего сводного брата, покровителя боевых ревивомантов и защитника от нежити. От Совнатрола прибыл Авероник -- бог зарницы, Карающий меч Солнца. Тезарий выделил Хурдала, который считается всеобщим Стражем от темных сил. Так же здесь присутствовали сын Ниравиние Силарг и Наставник Астелан от Лабира.
   Эти пятеро считались непревзойденными воинами, борцами с Тьмой во всех ее воплощениях. Их шатры кольцом окружали палатку Тэреи. Как сказали самой ревивомантке, что бы охранять ее от возможных нападений темных. Ибо она теперь едва ли не самая главная шишка в этом палаточном городке. Хранительница Посоха святого Эссарата все же.
   С тех пор, как сидха познакомилась со всеми пятью ее охранниками, хотя бы один из них все время маячил где-то поблизости. Они неотступно следили за передвижениями и действиями своей подопечной. И это временами сильно нервировало. Может они и боги, но все же совесть иметь надо, и подглядывание за купающейся или, более того, справляющей физиологические нужды сидхой больше попахивает извращением, чем просто рвением исполнить приказ свыше. Хотя ей ли судить богов?
   До конечной цели осталось совсем немного. Скоро уже армия достигнет крепости темных и там она встретится с Роквардессаром. Тэрея сама не знала, как относится к нему. Она все еще помнила Ассенеля, его теплые губы, нежные и сильные руки, и не могла представить на его месте некроманта, лича-вампира, который умирал уже девять раз.
   В задумчивости она оперлась на Посох и смотрела в звездное небо. За спиной мягким светом сияла лампадка в ее шатре, лучи света пробивались сквозь откинутый полог, исполняющий роль двери. Где-то рядом находится кто-то из ее стражей. На глаза не показывается, но Тэрея его чувствует. Идиллия. Вот если бы еще исключить эти душераздирающие вопли доносящиеся из ночной мглы.
   Проводя пальцами по резной поверхности Посоха, она чувствовала силу, заключенную в нем. Странную и не похожую ни на что энергию. Ее ясно не ощущал никто, кроме нее. Для всех -- это просто деревяшка на вид, лишь немногие могли почувствовать странный холодок от присутствия рядом запредельной, высшей мощи. Отчасти, из-за нее она убила Ассенеля-Роквардессара. И будет вынуждена убить еще раз. Так лучше. Наверно. Ведь так хотят ее Боги, великая Леарлина в том числе.
   Как говорили отправившиеся в путешествие по заданию Университета Сет и Тор, которых так и не удалось больше встретить, Посох нельзя использовать с ненавистью в душе. Что же, она и не сможет ненавидеть его. Не смотря ни на что, образ Ассенеля не ассоциировался у нее с теми ужасными историями, которыми любят стращать непослушных детишек. Она не могла себя заставить ненавидеть его даже за ту нечисть, которая нападает на армию каждую ночь.
   Роквардессар -- нежить, страшный неумирающий, Демон и правая рука Бога смерти, Жнец Душ. Много имен, все они внушают ужас. Но Тэрея помнила Ассенеля, его любящую улыбку и нежные руки. Она помнила ночи, проведенные с ним. Теплую бархатную кожу, такую прочную, что даже острые ноготки сидхи в порыве страсти не могли оцарапать ее. Рядом с ним она чувствовала спокойствие, которое внушала сила этого эльфа, его уверенность. С ним можно было забыть о своих заботах и переложить их на его плечи. Но в тоже время, она уже один раз его убила. Долг превыше чувств. Даже любви. Да и можно ли назвать то чувство любовью? Небольшая влюбленность и только.
   Великие Боги! Но когда же прекратятся эти крики?! Она предлагала уже использовать силу Посоха, чтобы покончить если не с преображенными тварями всеми сразу, то хотя бы с большей их частью. Но Младшие не советовали, даже скорее запретили ей это делать, мол, они здесь как раз для того, чтобы разбираться вот с такими нападениями. Только делали они это как-то не спеша. Поэтому каждую ночь с окраин лагеря слышна какофония звериных криков. Злое рычание, протяжный вой и скулеж раненных монстров.
   Совсем не о таком она мечтала, когда поступала на боевого ревивомантиа. Да и кто о таком мечтает? В первую очередь все думают о славе и почете, поступая на эту специальность. Пожалуй, ей не стоило потакать своей гордости и отбросить идеи о боевой ревивомантии, идти на целителя. Но былого не вернешь.
   -Магесса Тэрея, - перебил ее размышления спокойный и наполненный силой голос, - тебе следует поспать, завтра тяжелый день, мы уже доберемся к крепости темных, поэтому ты должна быть бодра и полна сил. Мы не собираемся атаковать с ходу, но осторожность проявить следует.
   -Как скажешь, Хурдал, - покорно подчинилась Тэрея. - Но с этими криками я вряд ли смогу уснуть.
   -Не волнуйся, я побеспокоился об этом. Можешь спать спокойно, - добро улыбнулся бог.
   Всего несколько месяцев назад Тэрея и помыслить не могла, что будет вот так спокойно разговаривать с богами, пусть и Младшими. А до этого встретит Роквардессара, и даже убьет его. Получит легендарные Мориентиувинтель и Посох. Вот только, она так же не предполагала, что умудрится влюбится в Роквардессара. Она была честна с собой и не отрицала этого. Но легче не становилось.
   -Я уничтожу его. Это мой долг, - падая на лежанку, тихо прошептала Тэрея.
   Как и обещал Хурдал, на следующий день показалась крепость. Полуразвалившиеся, кое-как подлатанные руины старого пограничного форта Верейской республики. Когда-то здесь проживало много троллей и оборотней, форт был больше административным центром, нежели боевой крепостью. Через него проходил оживленный тракт от Купеческого моря к Шгер-Дубу. Сейчас же серые, обветренные камни покрылись лишайником. Они вздымались над вершиной холма бесформенным муравейником, со множеством темных провалов -- бойниц, трещин, дверных проемов. Тракт давно зарос, как и село, окружавшее форт. Сейчас все пространство вокруг него -- красное поле маков с проседью ковыля. Степной ветер кружил над полем, разгоняя волны по кажущемуся ровным полотну алых цветов и седых стеблей.
   -Вот и она, крепость темных. Наконец-то пробрались, эти мороки так утомляют, - раздраженно пробормотал Силарг. - И кругом маки. Ненавижу! Проклятые цветы, выведенные оборотнями. Какого демона они цветут даже сейчас?!
   Его можно понять, последние несколько километров пути пришлось пройти по местам очень плотно укутанным заклятиями оборотня. Поэтому сыну Бога иллюзий и анимагии пришлось едва ли не в одиночку вести сквозь мороки всю армию. И то на этот небольшой казалось бы отрезок пути войскам пришлось потратить целый день. Стены крепости показались лишь в лучах заходящего солнца.
   -Хорошо окопались, порождения тьмы, - неприязненно отозвался Авероник. - Непросто будет их выкурить, я думаю. И место плохое. Память в нем нехорошая.
   -Того же мнения, здесь было пролито много крови. Нехорошее место. И много темных заклинаний вплетены в пространство. Учитывая приказ, сдерживать свою силу, и если исключить из расчетов Посох, то можем провозится здесь не меньше пары недель и потеряем половину армии, - высказал свое мнение Астелан.
   Младшие боги собрались неподалеку от основного лагеря и готовили стандартный комплект осадных заклинаний. А за Тэреей оставили присматривать лишь Милата Фариса.
   -Эта девчонка не внушает мне доверия, - обеспокоенно заметил Киланоль. - Она все еще испытывает какие-то иррациональные чувства к Роквардессару. Либо этот позор моей семьи научился хорошо привязывать к себе людей, либо она сама от природы глупа, как пробка.
   -Думаю чувство долга в ней пока преобладает, - вставил свое слово Хурдал. - По крайней мере, я слышал, что она обещала самой себе убить Роквардессара.
   -Не исключаю, что она просто обижена на него за предательство, - ехидно захихикал Силарг.
   -Так, не отвлекаемся! - строго сказал Авероник. - Защитный периметр должен быть идеален.
   Младшие старались на славу, они прекрасно помнили Роквардессара, который не только превосходил их в силе, все же он был на три четверти Богом, но и был весьма ловок на всякие выдумки. Кроме того, там за стенами они чувствовали еще четырех не уступающих им в силе магов. Все же худшие опасения оправдались -- пятерка темных оказалась Демонами. Поэтому крепость обложили по всем правилам.
   -Как думаете, кто там с Роквардессаром? - поинтересовался Силарг.
   -Боюсь накаркать, но скорее всего это те самые, кто помогал ему творить темных эльфов, - мрачно ответил Авероник.
   -В самом деле, - заметил Хурдал, - я не слышал о смерти ни одного из них. Точнее не видел доказательств смерти.
   -Завтра узнаем точно, сейчас нет смысла гадать.
   Ночь пришлось переждать в отдалении от крепости. Рисковать и нападать в сумерках никто не стал. Отгородившись от крепости стеной заклинаний, войска Южного предела спали относительно спокойно, темные даже не пытались атаковать. Вообще не предпринималось никаких попыток воздействия на защитные заклинания, вылазок тоже не было. Подозрительно.
   Но на следующее утро, при свете восходящего солнца крепость казалась даже более устрашающей, чем в закатных лучах. Темный замок возвышался на холме, вокруг него клубились тени. Возникало чувство, будто всей своей сущностью он противиться свету дня, затмевая живые утренние лучики солнца, беспощадно убивая их. Черные провалы бойниц скорбно взирали на окружающий мир, на пришедших завоевателей.
   Крепость была взята в плотное кольцо войсками светлого Альянса, окутана чарами Младших, но сдаваться не собиралась. В ее тьме читалась обреченная непоколебимость. Она, как загнанный в угол зверь, собиралась драться до последнего отстаивая свое право на существование, на свободу и жизнь. Или нежизнь.
   Наступление пока не объявляли. В крепости тоже до времени все было тихо. Младшие выжидали, чуя что-то не ладное. Демоны просто молчали. И лишь когда Авероник наконец поднял руку, собираясь подать сигнал к началу штурма, со стороны замка зазвучали громкие, разносившиеся по всей округе, слова:
   -Авер, сотни лет прошли, с тех пор, как ты вел свои войска в наступление на столицу темных земель, последний оплот Мрака и Ночи, и вот сейчас я вновь вижу тебя в сходной ситуации. Неужели у светлых Богов лишь одна боевая пятерка Младших?
   -Не смей сокращать мое имя, Роквардессар, - холодно и так же громогласно ответил Младший. - Мы предлагаем тебе и твоим сообщникам сдаться на милость истинным Богам. Быть может, они помилуют вас и просто лишат силы, оставив жизнь.
   -Я не вижу в этом смысла. Так что давай начнем то, для чего мы все здесь и собрались, - иронично ответил Роквардессар. - Но для начала немного сравняем наши шансы.
   После этих слов мрак, клубившийся в бойницах замка, словно взорвался, укутав собою все пространство вокруг. С тихим шелестом ветра в стеблях травы на солнце набежала черная тень и теперь лишь его гало, луна и звезды развеивали тьму. Одновременно с этим над полем разнесся счастливый звонкий девичий смех, перезвоном холодных льдинок лился он над головами воинов Света, а в след ему мчался торжествующий мужской хохот. Это Никта и Валитар впервые за многие годы радовались наступившей тьме. Тихой ночи, пришедшей средь белого дня во мраке солнечного затмения.
   -Это она! - встревожено завертел головой Хурдал. - Это точно Никта! И ее дружок Валитар. Раздери их твари нижнего мира!
   -Ночь? - недоуменно спросил Киланоль и сам же ответил: - Да, истинная Ночь, наши силы уменьшились. Нужно что-то с этим делать. Хурдал? Авероник?
   -Они хорошо подготовились. Эти заклятия с ходу не сбить, - задумчиво ответил Авероник. - Попытаемся их хотя бы разбавить. Хурдал, действуем!
   -Да, командир!
   В ответ Младшие попытались призвать свет на землю. Как в былые времена, чтобы повысит свою силу в ночное время, создавая проекцию солнца в зените. Но сейчас единственное, чего они добились -- это предрассветная зарница на горизонте, окружившая все так же кутающуюся во тьму крепость.
   -Это все, что мы сейчас можем, - извиняющимся тоном сказал Младший бог Света. - Заклятия темных здесь слишком сильны. Они хорошо подготовились. Так что этот полог тьмы продержится как минимум до следующего утра.
   -Плохо. Но все равно, сил немного прибавилось и то хорошо, - удовлетворенно кинул Киланоль. - Действуем по прежнему плану?
   -Да, без изменений, - ответил Авероник. - Запасы химер у нас достаточны. За несколько дней пути мы смогли набрать достаточно материала для их создания. Хоть на что-то сгодятся эти териантропы. Людей побережем, на штурм пока идти рано, нужно прощупать противника. Для этого сгодятся твои творения, Киланоль. Пехотинцы и рыцари будут в резерве. Только добавьте в каждую сотню еще одного мага.
   -Что с девчонкой? - тихо спросил Хурдал.
   -Ничего, - так же тихо ответил Авероник. - Присматривай за ней. Боги сказали нам сделать так, что бы она начала ненавидеть темных. Если честно, я плохо представляю как это нужно сделать. Да сожги все Солнце! Я не умею промывать мозги, я воин, а не лекарь!
   Повинуясь безмолвным приказам ревивомантов вперед выступили нестройные ряды всевозможных химер, созданных магами. Они не отличались высоким интеллектом, поэтому двигались подобно неорганизованной толпе. Маги рассредоточили опасных тварей и повели их к крепости.
   Темные не заставили себя долго ждать, но ответ их по началу оказался довольно необычным. Не прошли химеры ревивомантов и половину расстояния до замка, как над маковым полем разлилась мелодия, исполняемая на органе. Музыка взмывала и возносилась к небесам, она плыла над землей навстречу войску светлых. Она была тихой и спокойной, даже нежной, вливала в души умиротворение, под ее звуки хотелось расслабится, уснуть... и больше не проснуться.
   На химер данная атака подействовала слабо, они только сбились с шага, но стоящие за их спинами воины, не смотря на многочисленные заговоры, наложенные на них, дали слабину. Тут и там некоторые из них падали на землю без дыхания, словно невидимый жнец срезал один колос за другим.
   -Испепели его Солнце! - яростно воскликнул Авероник. - Киланоль!
   -Я понял, - спокойно отозвался бог-ревивомант. - Устраняю гипнотическое влияние. Сделано. Запускаю тела. Сделано. Девяносто семь процентов утерянных боевых единиц возвращен в строй. Нейтрализую утерянных безвозвратно. Сделано.
   -Будь проклят этот выродок, он придумал что-то новое, - обеспокоено сказал Силарг. - Надеюсь, у него не так много сюрпризов вроде этого. Мы едва не лишились за считанные секунды трех сотен солдат, а он еще даже толком не применял магию!
   Тем временем, почти все из упавших вновь встали в строй, все они подверглись легкому влиянию на психику и своей временной смерти даже не заметили, остальные так и остались лежать на земле, их энергетические оболочки были выжжены и теперь эти тела нельзя было быстро поднять даже такому некроманту, как Роквардессар.
   А музыка неожиданно сменилась со спокойной на резкую и тревожную и, словно разбуженные ею, из земли, раздвигая плотный дерн, начали вылазить мертвецы. Не простые зомби или скелеты, а усовершенствованные автономные боевые машины. Произведения настоящего скульптора кости.
   Под звуки изменившейся музыки костяки безмолвно и чрезвычайно быстро ринулись навстречу живым. С рокочущим рыком им навстречу размытыми молниями ринулись химеры. Живая масса плоти врезалась в выбеленные кости. Влажное чавканье и приглушенный хруст были слышны даже за несколько сотен метров. Нежить врезались в ряды химер, прорубая костяными лезвиями мощную роговую броню, вгрызались в нежную плоть, сминая чешую своими зубами. Мясо исчезало в их пасти, растворяясь во вспышках черного огня, придавая силу костякам. Роквардессар не поскупился на своих творений, вложив в них даже такие трудоемкие элементы реанимирующих заклинаний, как вампиризм. Некоторые из самых прожорливых нежитей уже сами стали окутываться таким же темным пламенем. Впрочем, химеры, поддерживаемые ревивомантами, давили числом, разрывая скрепленные магией кости. Плевки кислотой разъедали неживую плоть, вживленные в тварей ревивомантов заклинания точечно разрушали слабые места реанимирующих структур, разрушая саму суть нежити.
   -Как в старые добрые времена, - пробурчал Хурдал, разглядывая бойню марионеток магов. - Роквардессар хорошо подготовился, много времени потратил на оборону этой крепости. Химеры явно сдают.
   -Просто нежить ротируется, - сказал Астелан. - Подбитых затаскивают в земли костяные щупальца, взамен их выскакивают новые костяки. А химеры остаются те же.
   -Странно, я не могу найти связующих нитей, но в то же время не нащупываю в костяках искусственного разума, - озадаченно доложил Киланоль. - Программа заложенная в них зашифрована, но судя по размерам, она настроена на прием команд, не более.
   -Ты можешь с ними что-то сделать? - напряженно спросил ревивоманта Авероник.
   -Попытаюсь, но гарантий дать не могу. Странная структура, впервые такую вижу, шифр незнаком, для взлома необходимо время, - виновато развел руками Киланоль.
   -Испепели все Солнце! - в очередной раз выругался Младший.
   Если ничего не изменить, то Роквардессар перебьет все пушечное мясо в виде химер, при этом не понеся никаких потерь. А Младшие не добьются значимых результатов своей разведкой боем, застряв на первой линии обороны.
   -Астелан, нужно прорваться сквозь костяков. Какие будут предложения?
   -Думаю, нужно привлечь магов дальнего боя. Светоносцев из осадных. Пусть потратят немного силы. В любом случае, сегодня штурмовать крепость лишено смысла. Их призыв Ночи закончится через сутки, плюс-минус три часа. После того, как это заклинание спадет, у нас будет существенное преимущество, - ответил бог.
   -Исполнять, - тут же приказал Авероник адъютанту.
   Через секунду в темных тварей посыпались смертоносные световые лучи. Они практически мгновенно испепеляли костяков. Но лишь тех, которые не успели наесться живой плоти. Те же, которые уже начали гореть черным пламенем, почти не получали повреждений, но были заметно заторможены и легко добивали оставшиеся химеры. Впрочем, уничтожить всех все равно не получилось, многие нежити успели вновь закопаться под землю и затаится.
   -Ушли в режим ожидания, - констатировал Киланоль. - Чувствую, в земле еще полно сюрпризов, но сказать точно не могу, там слишком сложно все переплетено и полно мороков.
   -Это точно была бездушная нежить или мне показалось? Почему тогда ты не можешь их уничтожить?
   -Самые обычные костяки, - заверил его Киланоль. - По видимым характеристикам -- практически стандартная структура, но модуль управления совершенно незнаком. Для того, чтоб их ликвидировать, нужно разобраться в устройстве реанимирующего заклинания, а это процесс не быстрый. Силовые решения здесь не помогут, я слабее Роквардессара. С некоторыми его нежитями не могла справится даже пресветлая Леарлина.
   -Опасные существа, - нахмурился Авероник. - При встрече с ними, мы потеряем много людей, а мне этого не хотелось бы. Великое Солнце! И почему в моей армии одни люди???
   -Повелитель Уландиль отказался принимать участие в битве, так как численность эльфов до сих пор крайне мала. Сидхи не желают идти в бой вместе с Тэреей. Гномы то ли до сих пор собираются, то ли не получили призыва. Думаю, мы их не дождемся, - педантично доложил Астелан.
   -Мог бы и не напоминать, - печально сказал Авероник. - Всего лишь два века мира и к чему они привели? Роквардессар вновь заявил о себе, а им хоть бы что. Ну что предложишь, Астелан?
   -Думаю, самым разумным будет подождать. Брать штурмом крепость не рационально. Наш противник хорошо подготовился, но у него сильно ограничены возможности. Нет хорошего источника энергии, все пути отступления отрезаны, резервы взять неоткуда. Учитывая, что их заклинание тьмы скоро спадет и мы получим подавляющее преимущество в силе, проще дождаться утра и лишь тогда приступить к активным действиям. Наиболее правильно будет взять врага измором, на это даже не уйдет много времени. Учитывая расход энергии на используемые противником заклинания, все их ресурсы будут исчерпаны в течение пяти или семи дней, - без запинки ответил Младший бог Порядка. - Немедленные столкновения сейчас на руку Роквардессару.
   -Напоминаю приказ Богов, - вмешался Силарг. - Нам нужно заставить Тэрею в бой, чтобы она ненавидела темных. Сейчас негативных чувств к Демонам я в ней не ощущаю. Если брать за пример тот случай с Эссаратом, то нужно очень постараться, чтобы он повторился.
   -Смерть Эссарата спорное явление, - поморщился, вспоминая прошлое, Хурдал. - Я не уверен, что он не погиб от посмертного проклятия Траура.
   -По расчетам Лабира, уничтожить Носителя может только диссонанс между заложенными в эту деревяшку представлениями о моральных принципах с характером владельца.
   -Слишком сложно, - поморщился Хурдал. - В следующий раз Посох нужно спрятать получше. Закинуть в Гиблые пещеры, например.
   -Подождите, - прервал соратников, Авероник и тяжелым взглядом пригвоздил Младшего бога Иллюзий к земле. - Силарг, поправь меня, если я неправильно тебя понял. Ты предлагаешь заставить девчонку ненавидеть темных, начав штурм сейчас и пожертвовать при этом войнами?
   -Именно так, - невозмутимо ответил анимаг.
   Авероник несколько секунд молча сверлил взглядом своего соратника, после чего отвернулся и вперил взгляд в крепость темных.
   -Сделаем по-твоему, Астелан, - кивнул Авероник. - Постараемся избежать больших потерь.
   Замершие без движения Младшие оживились. Астелан и Хурдал были явно обрадованы такому решению командира, в то время как Силарг недовольно скривился, а на лицо Киланоля набежала тень.
   -Леарлина будет недовольна, - мрачно прошептал он. - Хм, музыка снова сменилась. К чему бы это?
   Его размышления вслух прервал истошный крик гонца.
   -Святейшие! Тыл! Окружение!
   -О чем лепечет этот смертный? - презрительно скривился Киланоль.
   Хурдал без лишних разговоров подхватил за шкирку орущего парня и хлестнул ладонью по щеке, едва не отправив человека в забытье.
   -Так, - сурово глядя на заткнувшегося парня сказал Младший, - а теперь повтори все снова, но разборчиво.
   От такого тона парень покрылся липким потом и весь затрясся, но все же ответил.
   -Нас... Нас окружают, - срывающимся голосом доложил он. - Териантропы. Им нет числа! Они все тянуться сюда и через полчаса первые твари уже будут здесь!
  -- Глава 9
   Авероник устало прикрыл глаза. В общем, свершилось то, чего и следовало ожидать. Все те темные твари, в которых превратились жители некогда благодатных земель потянулись к родной для себя стихии и большому скоплению возможной пищи. Однако же быстро они подоспели.
   -Что скажешь теперь, Астелан? - не открывая глаз спросил Авероник.
   -Скорее всего их приманили заранее, - нахмурился стратег и тактик группы. - Они не могли пробраться сквозь мороки, завязли в них, поэтому остались не замечены нами. А сейчас мы своими руками пробили для них дорогу. Загнали в ловушку сами себя. Похоже, длительной осады не получится, шанс того, что Роквардессар сам нападет на нас, почти равен ста процентам.
   -Так, все ясно, - махнул рукой Авероник. - Астелан, принимай командование, пора браться за дело всерьез. Если что, разрешаю применить свою силу.
   Полчаса прошли незаметно. Войска под командованием бога Порядка спешно перестраивались, маги возводили защитные структуры. Териантропы, конечно, особой опасности не представляли, но их количество внушало опасения. Тем более, что совсем рядом находятся их создатели, Демоны. Как ни крути, но сейчас светлые были далеко не в лучшем положении. Кроме всего прочего на них давила заунывная и вгоняющая в депрессию траурная мелодия, доносящаяся из замка темных. Орган ни на минуту не умолкал.
   -Он издевается что ли?! - вспылил Хурдал. - Эта музыка меня достала!
   -Крепись, - посочувствовал Силарг. - Могу наложить звуковую иллюзию.
   -Пожалуй не стоит, - нехотя отказался Младший. - В бою все чувства пригодятся в полной мере. Мне и оборотня с его мороками хватает.
   -Вы заметили? - настороженно прислушиваясь, спросил Киланоль. - Она снова сменилась.
   -И что это означает? - поинтересовался Авероник.
   -Пока не знаю, - задумчиво ответил эльф. - Но я заметил, что музыка меняется всякий раз, когда... Точно! Роквардессар управляет нежитью и нечистью с помощью музыки!
   -Что за бред? - удивленно вскинул брови Силарг.
   -Бред или нет, но это так, - уверенно сказал Киланоль.
   И в самом деле, со сменой музыки изменилось и поведение приближающейся нечисти. До этого она двигалась хоть и быстро, но беспорядочно, и отдельные особи сильно мешали друг другу, что сильно замедляло общую массу. Но как только полилась новая мелодия, беспорядочная орда териантропов начала выстраиваться в некое подобие боевого строя. Теперь все твари были разбиты на фаланги и бежали куда резвее.
   -Как он умудряется управлять таким скопищем нечисти одной мелодией? - удивился Силарг.
   -Думаю, он поместил в магическую основу этих существ несколько поведенческих матриц, которые активируются при определенной музыке, - задумчиво пробормотал Киланоль. - Тем более его мелодия очень сложна. Да, вполне возможно.
   -Чего ты там бормочешь, - разозлился Авероник. - Лучше думай, как можно исправить наше положение!
   -Стандартными методами тут не помочь, - развел руками эльф. - Нужно как-то убрать звук, но я не имею понятия, как это сделать.
   -Звук. Убрать звук, - схватился за голову Авероник. - Кто может это сделать??? Силарг?
   -Я попробую создать иллюзию, но не уверен, что она подействует, - сосредоточенно ответил бог Иллюзий.
   -Действуй, - приказал Аероник, но было уже поздно.
   Возможно, иллюзия Силарга и сработала, но строй нечисти был уже в ста метрах от ощетинившимися копьями рядов светлых воинов, по ним уже открыли огонь боевые маги, когда музыка вновь сменилась, активируя новую команду.
   Твари резко ускорились, теперь их организмы работали на износ, используя все резервы. Тела монстров перемещались в пространстве почти с той же скоростью, что и их прототипы -- оборотни. В таком режиме они вряд ли проживут долго, но этого и не требовалось. Задача пушечного мяса погибнуть принеся максимум пользы, не больше. Выживать ему даже противопоказано.
   Нечисть темными молниями за считанные секунды сократила расстояние до людей, врезаясь в строй, стелясь меж смертоносными лучами, стараясь ускользнуть от мечей и заклинаний. А с другой стороны из земли уже начали выкапываться приснопамятные скелеты. И теперь их было больше. Войско светлых заключили в кольцо, не давая ни единого шанса выбраться. Теперь из захватчиков они превратились в жертву. Вот только окажется ли эта жертва по зубам хищнику?
   Нежить и нечисть сжимали тиски, вгрызаясь в тело войска, которым командовали боги. Вновь сухие костяки начинали пылать черным огнем, впитывающим и так тусклый солнечный свет. Нет, и они не были бессмертны. Как бы не были хороши костяки, но они так и остаются нежитью. Простой нежитью, с которой вполне по силам справится и магам, не то что богам. Но умирая, каждая некромантическая тварь уносила с собой немало жизней химер, а под час и людей.
   Астелан вывел тяжелую кавалерию из резерва. Рыцарям Альянса не нужен разгон для того, чтобы сшибить своей массой все на своем пути. Специально выведенные ревивомантами, пропитанные чарами кони развивали нужную для сшибки скорость буквально с первых скачков. И вот лавина закованных в латы рыцарей и боевых коней, напичканных заклинаниями так, что они чуть из ушей не лились, врезалась во фланг поджимающей строй пехотинцев и химер нежити. Костяки с сухим хрустом рассыпались на составные части под ударами светящихся чистым белым светом копий, тела нежитей сминались бронированными телами коней и рассыпались в труху под подковами. Но навстречу сметающей все кавалерии из земли взметнулись острые костяные пики.
   Грохот врезавшихся в эту преграду закованных тел разнесся громом даже в шуме битвы, жалобное ржание коней резало слух. Радужные брызги щитов Порядка водопадом взлетели ввысь, не выдержав сшибки с костяными пиками. Мерцающий туман остатков защитных заклинаний порядников, наложенных на всадников, едкой росой осыпался на выбеленные скелеты, выползающие из земли. Нежить, не обращая внимания обжигающие брызги, жадно чавкала, пожирая беззащитную плоть и наливались черным огнем. Эти пламенеющие машины смерти мчались в бой и остановить их было очень сложно. Однако приободрившаяся пехота, выдержав с помощью всадников первый натиск, уже сплотила свои ряды и мерно вминала нежить обратно в землю.
   С другой стороны лавина териантропов встретилась с химерами. Смертоносные твари ревивомантов выкашивали нечисть и пировали не хуже порождения некроманта. Закованные в чешую и роговую броню тела химер были облеплены потрохами, кусками кожи и частями тел. Среди них терялись анимаги, преобразившиеся чародеи несли смерть всему, к чему прикоснуться. Яд, кислота, смертоносные иглы, костяные клинки, хитиновые шипы -- все шло в ход. Нечисть не была защищена никакими заклинаниями, она просто давила грубой силой и количеством. Магам было где разгуляться, отвлекать на териантропов отряды пехоты и кавалерии смысла не было, зато вновь пригодилась стрелковый полк из Кландорея. Отлично справлявшийся с нападениями териантропов на армию во время пути до крепости темных, он и сейчас не подвел. Гвардейцы Кландорея с автоматическими арбалетами выкашивали ряды нечисти не хуже магов.
   Ревивоманты, разбитые на тройки, слажено лечили целые группы воинов, посылая исцеляющие заклинания из тыла. Целиться сейчас не было нужды, били по площадям, не опасаясь задеть врага. Нежить ревивомантией не исцелишь, а териантропов это не спасет -- те гибли сотнями, но и прибывали не меньшем количестве.
   Тут и там взрывались вспышки жаркого света, разрезали воздух смертоносные лучи. Светоносцы и волшебники прожигали целые просеки в наступающих териантропах. От запаха паленой плоти мутило даже самых стойких солдат. Но те под заклятиями адептов Порядка все равно без страха вступали в схватку с нежитью, брызжа радужными каплями, врезались в них магическими щитами, вминая в землю. Усиленные ревивомантами и защищенные порядникми солдаты становились даже более страшными орудиями войны, чем нежить.
   Положение становилось патовым. Конца и края териантропам не видно, нежить продолжает лезть из земли, костяные пики выскакивают выскакивают в самых неожиданных местах, унося жизни людей.
   Вот не вытерпел Хурдал. Воздев руки к небесам и прокричав нечто неразборчивое, призвал духов света. Но ответ темных последовал незамедлительно, будто только этого и ждали. Как только из сияющих небесных порталов на землю начали спускаться светящиеся гуманоидные существа, замок Демонов окружило кольцо из черных разрывов -- проходов в мир темных духов, туда, где вечно царит Мрак.
   Навстречу демонам света вышли темные гиганты, сыплющие искрами, и меж их фигурами проскакивали еле заметные тени еще каких-то тварей. Теперь бой шел и в небесах. Демоны, даже искрящиеся колоссы, носились в воздухе, стараясь уничтожить друг друга.
   Хурдал, Киланоль, Астелан и даже Силарг уже вступили в битву. Бог Света, призвав демонов, теперь, сияя подобно солнцу, рубил пылающие темным пламенем костяки. Брат Лерлины вытаскивал с того света только что павших воинов десятками. Астелан руководил войском, одновременно накладывая защитные заклинания на солдат в наиболее опасных участках. Его чары наделяли латы небывалой прочностью, мечи, пропитанные силой Порядка, разрезали кость, закаленную некромантом, словно коса траву. Одновременно Младший бог Порядка успевал замедлять и обездвиживать часть противников, меняя плотность воздуха, почвы и саму плоть врага. Силарг, обернувшись огромной зубастой тварью из ночных кошмаров разрывал клыками териантропов. Пока только Авероник, сильнейший из Младших, не вступил в битву. Он лишь точечно уничтожал особо разъевшийся костяков. И именно он первым заметил неладное.
   Кровь и плоть вминались ногами, лапами и копытами в черную почву степи. Они смешивались с соками трав, с млечным соком красных цветов, покрывавших всего час назад все поле битвы. Жар заклинаний распалял влажную землю, тяжелые испарения поднимались над полем. Зыбкий туман незаметно взмывал в воздух. Туман полный частиц млечного сока маков -- цветов оборотней.
   Авероник первым увидел, как шатнулся один из флангов. Закаленные чарами воины Альянса, обмякшими куклами падали на землю тут же сминаемые нежитью. В рядах пехотинцев начался хаос, они рубили нежить, друг друга, химер -- все подряд. Задело взялся оборотень Роквардессара. Опий ослабил защиту войск и теперь те поддались морокам темного мага.
   -Силарг! Рушь мороки, хватит ерундой заниматься, - усилив голос проревел Авероник, с болью наблюдая, как сминается фланг его армии.
   И в этот момент открылись ворота крепости темных. Время едва ли не остановилось, и лишь огромные створки ворот раздвигались в стороны, а из них начала вытекать вереница бесформенных фигур в белых, рваных балахонах, поющие заунывную песню. Погребальную песню.
   -Баньши! Хор плакальщиц! - пронесся взволнованный ропот по рядам воинов.
   Да, это были именно они. Последний Хор плакальщиц из Легиона Отчаявшихся. Но они были лишь эскортом для того, кого боялся весь свет. Для Роквардессара, решившего вступить в битву.
   Он шел, словно воплощение самой Смерти, окруженный плачущими баньши, а в воздухе гремел похоронный марш, звуки которого словно вдавливали в землю живых. Белые пластинчатые доспехи выделялись в сумерках, сильнее, чем мерцающие мертвенным светом нежити, костяные драконьи крылья с призрачными перепонками, укрывали его подобно плащу.
   -Показушник! - презрительно процедил Авероник
   Но не смотря ни на что, это был опасный момент. Одно лишь присутствие Роквардессара угнетало живых, аура Смерти, усиленная баньши, витала вокруг него и пробирала до костей. Трава, еще не вытоптанная, зеленая, съеживалась под его стопами, рассыпалась прахом. С каждым шагом это чудовище становилось все ближе к людям.
   Авероник с Хурдалом ударили одновременно. Яркая алая молния полыхнула одновременно со вспышкой нестерпимо яркого света, но вместе они утонули в багряном мареве, окружившем Роквардессара. Хаосит Роквардессара исправно прикрывал некроманта. Через миг противник нанес ответный удар -- языки мрака туманными змеями потянулись по земле, впиваясь в тела химер и людей, обжигая их нестерпимым холодом, сонмы загадочно мерцающих пылинок взвились над полем битвы, прожигая зачарованные доспехи, проникая в уши, в нос, убивая людей изнутри. Теперь уже Хурдалу и Астелану пришлось отбивать атаку темных.
   Баньши перешли на боевой крик, от которого иногда разлетались осколками даже мечи и латы, что уж говорить о хрупкой плоти. Если, конечно, она не пропитана чарами ревивомантов. Призраки схлестнулись с живыми, витая между ними и высасывая жизнь, скользя, подобно кровожадным белесым теням, меж людьми, их крик резал уши, кости от него словно дребезжали. А Роквардессар мерной поступью шел вперед, не встречая препятствий. Заклинания рассыпались вблизи него, воинов и химер он даже не убивал, а просто косил своими ятаганами, как травинки. Когда Жнец выходит на поле, будьте уверены,что он соберет свой урожай душ.
   Нужно было спасать людей, иначе эти баньши сметут смешавшиеся ряды солдат. Силарг все же убрал мороки, но проблем это не решило. Слишком долго воины сводили свои ряды. Разгулявшаяся нежить собирала свою жатву. Киланоль, конечно, уже активировал противодействующее заклинание, призраки с жалобными стонами распадались один за другим, но из ворот продолжала идти нежить. Нужно было дать время воинам оправится, ревивомантам оживить тех, кого возможно.
   Пришлось и Аверонику лично вступить в бой. Пылающей каплей Солнца упал он на врагов. Волны чистого солнечного света разлились в стороны, испепеляя нежить, но огибая людей. Покрытый пламенем клинок вылетел из ножен -- ворота крепости осыпались под ударом сверзившегося с небес потока жаркого света. Серый камень плавился, земля взрывалась от мгновенно испаряющейся влаги в ней.
   Следующий отряд нежити, выходящий из крепости темных магов был испепелен в одно мгновение. Однако противник не оставил это действие без ответа. По полю битвы зыбким маревом пробежала волна Хаоса. И воины падали под ней сломанными куклами. Астелану пришлось потрудится, чтобы остановить вражеское заклинание. Становилось все жарче.
   Крушить нечисть, нежить, демонов -- всех, кто подвернется под руку. Авероник бился, как когда-то в давние времена, когда сильны были Темные Боги. Тогда во время битв, почти так же как и сейчас, мир делился на тьму и свет, и непонятно было, день или ночь царит над землей. С тех пор он едва ли не впервые отдался битве целиком, сражаясь в полную силу. Упиваясь сражением, он понял, как же ему не хватало этих моментов все эти века мира и благоденствия. Ведь Авероник был создан лишь для битв, сражения были его сутью. Карающий меч Солнца, так он известен всем.
   Младший сражался в непосредственной близости от Роквардессара и всегда краем глаза держал его в поле зрения. Пока некроманта сдерживали химеры и маги, но тот неотвратимо приближался к рядом воинов Альянса. Казалось, что ничто и никто не в силах остановить его, однако Авероник заметил, что некромант не использует атакующих заклинаний. Видимо поддержка ауры Смерти, которая развеивала заклинания, направленные на него, отнимала все силы. Этим Младший решил воспользоваться. Призвав всю силу, которую мог удержать в своем теле, он активировал Закатный доспех, заклинание на подобие ауры Смерти, и ринулся наперерез некроманту. С яростным скрежетом, который звучал подобно крику, и яркой вспышкой скрестился его плазменный меч с ятаганом некроманта.
   -Авер, сколько лет, сколько зим, - бесстрастно поприветствовал Младшего бога Демон.
   Авероник не ответил и лишь продолжал кружить вокруг Роквардессара ища слабину в его обороне. Некромант с удивительной ловкостью и легкостью обращался с двумя вороными ятаганами, не подпуская плазменное лезвие к себе даже близко.
   -Ты такой беспечный, Авер, - со снисходительной улыбкой сказал некромант, - Неужели ты решил со мной... потанцевать?
   Бог стремительно отскочил от ударившего в ответ лезвия черного ятагана и с ужасом заметил, как снисходительная ухмылка на лице некроманта превращается в хищный оскал, а в его глазах блестит безумие. Конечно же! Как же он мог забыть о нем, о Танце Смерти.
   Нужно отдать должное Аверонику, он не помчался сломя голову прочь от Роквардессара, как это сделали бы многие. Просто бежать было уже бессмысленно. Некромант начал свой танец. Вот он в паре метрах прямо перед Младшим, миг, и он уже в метре справа, еще через мгновенье, заноси ятаган для удара слева. Авероник лишь маленькими шажками отступал, стараясь смотреть на триста шестьдесят градусов вокруг и жалея, что у него нет глаз на затылке.
   Танец Смерти -- это не то, от чего можно убежать и от чего можно скрыться, это практически верная смерть. Роквардессар не зря на три четверти является Богом. Напрямую никаких сверхьествественных сил он использовать не может, но при соблюдении ряда факторов, имеет возможность применить некоторые запредельные способности. Например, Танец. В нем он поистине непобедим и неумолим, как сама Смерть. Если кто-то попал под действие Танца, тот, считай, уже покойник. Спасти его может лишь сила ревивоманта, на которых Танец не действует. На это Авероник и надеялся. Где-то рядом должны быть ревивоманты, ему нужно лишь продержаться. Он молился Совнатролу, что бы Киланоль наконец обратил взор в сторону своего немертвого родственника и как-нибудь помог собрату по оружию.
   Когда Карающий меч Солнца уже готов был простится с жизнью, отчаявшись ждать помощи, и чувствуя, что, отбив выпад одного черного клинка, удар второго ятагана он отразить уже не успевает, тогда ему все же пришли на помощь. Клинок, словно выточенный из обсидиана, наткнулся на волнистое лезвие фламберга. На помощь Младшему пришла та, о ком уже он позабыл, Тэрея.
   -Тэра? - отступил некромант.
   Его чары Танца лоскутами призрачного тумана опадали на землю, разрушаясь от соприкосновения с аурой ревивоманта и Мориентиувинтеля.
   -Ты так не вовремя, - ласково упрекнул Роквардессар. - Авероник один из сильнейших Младших богов, его смерть меня бы очень порадовала.
   -Ты... - Тэрея не могла связно высказать все, что накопилось у нее на душе.
   -Да, я Ассенель, я же Роквардессар, - небрежно откидывая крыльями, проносящиеся мимо заклинания, сказал некромант. - Я это я, не важно, каким именем назовусь. Неужели ты решишь меня убить только потому, что теперь узнала мое второе имя?
   -Ты обманывал меня! - со слезами на глазах крикнула Роквардессару ревивомантка, занося устрашающее лезвие преображенного Мориентиувинтеля.
   -Как пафосно, - с нескрываемой иронией прокомментировал некромант. - Болтать во время битвы. Эта сцена достойна того, что бы попасть на страницы бульварного романчика.
   Не смотря на небрежный вид и немного насмешливую интонацию, Роквардессар с нечеловеческой ловкостью и скоростью уклонился от пылающего лезвия фламберга. У него все еще не сгладились воспоминания о смерти от этого меча, слишком болезненной даже для него. Удары этого оружия он не решался принять даже на драконьи крылья, которые на самом деле являлись частью сконструированного им экзоскелета.
   Волнистое лезвие, объятое сверхъестественным свечением, мелькало с невероятной скоростью, меч сам рвался в бой, наконец попав в руки ревивоманту после долгих лет служения некроманту. Но Роквардессар с легкостью парировал удары, при этом ему удавалось ускользать и отбиваться от направленных в него заклинаний. Сейчас вскрылась его истинная суть некроманта, лича, вампира. Тэрея не могла победить даже обладая мощью Посоха, который кроме всего прочего защищал ее от враждебных заклинаний и давал постоянный приток сил. Правда и Роквардессар лишь бессильно кружил, не имея возможности нанести ревивомантке хоть сколько-нибудь значимый ущерб.
   Сильнейший резонанс магии Жизни и Смерти сметал рискнувших приблизиться к сражающимся. Тэрея начала буквально светиться, от плотности наложенных на себя заклинания. Ее скорость уже достигла того уровня, когда воздух кажется плотным и обжигающим, словно кипящая вода и лишь защитные чары предохраняли от неприятных ощущений. Весь мир вокруг застыл и только медленно продирались сквозь пространство смертоносные лучи заклинаний волшебников и светоносцев. Подобно ленивым котам, замедленно двигались анимаги, химеры и нежить, даже демоны Тьмы и Света в небесах не могли сейчас сравнится в скорости с Тэреей. Кроме вампира, Роквардессара.
   Только в отличие от девушки, сила некроманта была своей собственной, он двигался плавно, танцуя. Ревивоантка, как ни старалась, но не могла не видеть в нем Ассенеля. Того, кто понял ее, был таким же изгоем, считал ее маленькой девочкой, а не кем-то чужим и ненужным, как эльфы, люди и сидхи. Слишком мало времени ушло, что бы забыть свою влюбленность.
   -Почему, Ас? - прошептала сидха. - Зачем тебе это?
   Слов не было слышно, на такой скорости слова бесполезны, но ее противнику они и не были нужны. Он смог понять то, что его спросила девушка и сумел ответить.
   -Дурочка, - рассмеялся некромант. - Мне... Нет. Нам всем надоело гнить в тени, что осталась от великой Тьмы. Мы, Демоны, и я в их числе -- ее осколки, и нам суждено было либо тихо сдохнуть, либо вновь восстать, чтобы умереть или возродится. Но я, как это ни странно, не стремлюсь умирать тихо, не попытавшись отомстить! Погибнуть в бою всяко лучше. Я не боюсь смерти, но я боюсь сдохнуть забытый всеми!
   Тэрея с ужасом замечала, как все сильнее веет от фигуры некроманта неким потусторонним азартом обреченных, которые уверены что погибнут, но продолжают сражаться. Загнанные в угол, им уже ни что не страшно. Сумасшедшие, смертники.
   Тем временем, из оплавленных ворот крепости выходили все новые и новые отряды нежити. Они казались несчетными, но это была, конечно же, лишь видимость. Жалкие остатки некогда могучей армии, три неполных легиона. Умертвия, личи, баньши и призраки на днях выведенные из консервации, не успев полностью освоится, вновь шли в бой.
   Даже не смотря на то, что у светлых было больше магов, больше воинов, они если не начали проигрывать, то по крайней мере зашли в тупик. В битве наступило своеобразное равновесие и нарушить его мог итог поединка Роквардессара и Тэреи.
   -Тэра, чего же ты ждешь? - вдруг устало спросил некромант, отступив. - На что ты надеешься?
   Сумасшествие исчезло из взора Демона, как не бывало, и на ревивомантку сейчас смотрели безмерно усталые глаза старика, если так можно назвать вечно молодого эльфа.
   -Почему ты тянешь? - спросил он. - Ты, я, Младшие, Демоны -- все знают, что наше восстание обречено, потому что у тебя есть Посох. Даже Боги не могли справится с его силой. Так почему ты продлеваешь нашу агонию?! Вы, светлые, вечно прикидываетесь добрыми, сметая все на своем пути, добиваетесь своих "благородных" целей, но в итоге из-за какой-то незначительной мелочи не можете завершить дело так, как следует! Не можете казнить убийцу, так как это жестоко, отправляете на пожизненное заключение, обрекаете на жалкое существование, продлевая мучения, даруя ложную надежду!
   С каждым словом отчаяние и гнев некроманта все усиливались, превращались в силу, которая плотным коконом укутывала своего хозяина. Измятая трава у его ног осыпалась прахом, труп павших и тела еще живых, попадая в зону действия его ауры, быстро истлевали, даже заклинания распадались, не имея возможности причинить вред Роквардессару.
   Он надвигался на маленькую ревивомантку подобно самой Смерти, оставляя за своей спиной лишь тлен и прах.
   -Я не Бог, я ничего не в силах изменить, - с сожалением молвил он, - я не могу ничего исправить. Демон, всего лишь Демон, сильнейший даже сейчас, но бесполезный как никогда. Тэра, прошу тебя... Я прошу, убей меня. Или уйди с дороги.
   Ревивомантка с трепетом смотрела на могучую фигуру эльфа, склонившего перед ней голову. Он опусти свое оружие, крылья поникли, да и аура смерти слегка развеялась. От некроманта исходило почти физически ощущаемое отчаяние. Глядя на него Тэра так и не смогла справится с собой и перестать плакать. Но она уже приняла решение. То есть, его приняли за нее. Чтобы уничтожить всю тьму, как требовали Боги. Чтобы помочь, как просил он, Демон, в которого она умудрилась влюбится и не могла, не хотела забыть.
   -Прости, Ас, - сказала она, не отводя глаз от лица эльфа и доставая прикрепленный за спиной Посох.
   -Это ты прости, Тэра, - тепло сказал некромант. - Прости, что прошу тебя об этом.
   Безграничная чистая Сила полилась сквозь Посох, ярким, неземным светом заливая долину, скрывая за собой замок темных, некроманта, нежить. Тэра еще некоторые время видела, расплывчатый силуэт Роквардессара, однако и он через пару секунд словно начал растворятся в этом свете. Но Демон успел сказать напоследок:
   -И еще... Постарайся не дать в обиду моих детей...
   После этого и он пропал, а еще через несколько секунд, свет исходящий из Посоха, постепенно начал утихать. После него не осталось ничего. Только пологий холм укрытый красным ковром маков с проседью серебристого ковыля. Ни намека на прошедшую битву, на замок. Ничего.
  -- Часть 3
  -- Интерлюдия
   -Как так вышло, что она выжила?! - гневно кричала прелестная и вечно молодая Богиня. - Почему, я тебя спрашиваю, Киланоль, эта сидха не сдохла, после использования силы Посоха?! Такого потока силы она не могла выдержать никак. По всем расчетам она должна была кончить так же, как и Эссарат и сейчас тихо лежать в обнимку с Посохом в хорошо защищенном склепе!
   Киланоль, невольный слушатель экспрессивного монолога Леарлины, ничего не мог ответить. Ему самому не была известна причина того, почему Тэрея не погибла после той битвы. Теперь же она может доставить лишние проблемы. Никто не имел понятия, куда же теперь деть обладателя Посоха. Хотя имелись некоторые идеи на счет темных эльфов и орков. Вполне возможно, что можно будет использовать сидху, пока та не утратила веру в своих Богов. Слишком неудачный в этот раз попался Светлым носитель Посоха.
   -О, за что мне такая кара, - взмолилась неизвестно кому Богиня. - Лучше бы на свете продолжал бегать мой никчемный сынишка, чем эта девка! Что же нам теперь делать?
   Киланоль не стал отвечать и на этот риторический вопрос. Вообще, когда Богиня сердилась, он старался слиться с пейзажем и не высовываться. Сейчас же его положение усугублялось еще и тем, что он так и не смог справиться с той нежитью, которую спустил на них "никчемный" некромант в последней битве. Пришлось прятаться за спины волшебников и светоносцев, управляя химерами и уничтожая мелкую нечисть вроде упырей и териантропов.
   -Эй, братец! Чего это ты умолк? - вдруг ехидно спросила Киланоля Богиня. - Ну ка посоветуй мне, что нам делать с этой сидхой.
   Младший внутренне похолодел, Леарлина все же вспомнила про него.
   -Госпожа, почему бы нам не попробовать с ее помощью разобраться еще с несколькими проблемами? - все же сумел спокойно сказать эльф. - Например, с темными эльфами или орками. Это, если не решит проблему, то даст нам еще небольшую фору.
   -С темными эльфами, говоришь, - задумалась Богиня. - Было бы неплохо избавится от этих тварей.
   На лице Леарлины появилась мечтательная улыбка. Ей, Богине Жизни, самой некогда бывшей эльфийкой, на самом деле крайне досаждали эти выродки, твари, созданные некромантом и его приспешниками. Но, как это ни странно, даже она не могла стереть с лица мира Саррейтон и всех его обитателей. Даже с помощью своих братьев-Богов. Темные эльфы подобно занозе засели на проклятом острове и никто не мог добраться до них. Ни одно судно, ни одна химера или демон света отправленные туда, так и не вернулись.
   Правда, на их остров еще ни разу не отправляли по-настоящему большие войска, лишь малые разведывательные рейды, пограничные стычки, не более. Это объяснялось тем, что сами темные эльфы появились лишь к концу Войны Сил, их было очень мало, так что в битвах участия принять они практически не успели. А после падения Темных Богов, всем светлым было откровенно не до того, так как они сами были на краю гибели. Долгая война просто истощила королевства, которые ко всему прочему все еще кишели темными тварями. Тогда с огромным трудом удалось организовать отряды Стражей, что уж говорить о нападении на какой-то далекий остров с жалкой кучкой никому не известных темных эльфов.
   Теперь же приходилось расплачиваться за прошлые ошибки. Некогда слабый народ сейчас стал одним из самых грозных противников. Количество темных эльфов уже сейчас почти сравнялось с количеством их светлых собратьев. Если бы не постоянные стычки и войны, то их было бы еще больше. И ведь у них нет поддержки Богов, вся их магия -- алхимия, стихии и на ладан дышащие темные заклинания, которые работают только под землей, под водой или ночью.
   К сожалению, как выяснилось, эльфы могут замечательно жить без заклинаний и чар, тем не менее творя неповторимую магию даже не используя энергию Богов. Создавая великолепное оружие, зелья, доспехи, суда, крепости, они использовали совершенно другую силу. Не имея Богов за спиной, темные эльфы возвысили свое мастерство в ранг магии.
   -Отправляйте сидху к темным эльфам! - велела Богиня.
   -Повинуюсь, моя Богиня, - с облегчением и радостью ответил Киланоль.
  -- Глава 10
   -Отец, это и есть небо? - широко распахнув золотистые глаза и глядя на звезды, спросил мальчишка у держащего его за руку мужчины.
   -Да, сын, это и есть небо, - с нежностью говорит мужчина, - бескрайнее небо... Мне жаль, что ты можешь увидеть его только сейчас.
   -Отец, а почему Ведьмы называют небо синим или голубым? Оно ведь черное, как сама тьма? - поинтересовался мальчик.
   -Оно бывает и синим, и красным, и голубым, и фиолетовым... Какого только цвета оно не бывает... - грустно улыбается отец. - Я верю, когда-нибудь и ты сможешь увидеть все его цвета над Саррейтоном, Вар. Я верю, что твой сын сможет увидеть голубое небо не в десять лет, а в первые же дни рождения. Но пока нам остается лишь смотреть на черное небо, усыпанное искрами звезд.
   -Князь Роквар, - тихо окликнул мужчину девичий голос из тьмы пещеры, за его спиной, - Совет Ведьм в сборе, они ожидают вас под куполом.
   -Хорошо, Рок, я иду. Оставляю Вара на твое попечение.
   -Сестра, а ты видела голубое небо? - подбежал к девушке мальчик. - Какое оно?
   -Видела, Вар. В Пустыне вполне безопасно гулять и днем. И, знаешь, по-моему, ночное небо гораздо красивее! - подхватила на руки мальчишку Рок. - Смотри, как красив иссиня-черный бархат, украшенный бриллиантами звезд, как прекрасна луна...
   Роквар ушел, так и не дослушав, что еще сказала своему брату его дочь. К несчастью, Князю темных эльфов выпадает слишком мало свободного времени, которое он мог бы провести со своей семьей. Слишком много забот. В последнее время Светлые Боги все чаще устремляют свой взор на остров Саррейтон. И эльфы под руководством Уландиля основали новое Убежище, их численность стремительно растет, приближаясь к прежней отметке. Биотехнологии выше всяких похвал. Идеальная система, с горечью думал Роквар. Ему так же, как и Уландилю, срочно требовалось повысить население своего государства, но у де Сарра не было ревивомантии.
   Несмотря на относительно высокую естественную рождаемость, гибли темные эльфы гораздо чаще светлых. Беспрестанный натиск орков, постоянные стычки с людьми и гномами, даже полудикие племена ящеров с юга начали изредка нападать на Саррейтон. Слишком выгодно он находился, такая морская база никому не была бы лишней, слишком многим хочется узнать секреты мастерства дроу и шефанго. Пока ему удавалось с успехом отражать все атаки, нога врага даже ни разу не ступал на поверхность скалы острова, но долго ли так может продолжаться?
   Сегодняшнее собрание могло решить несколько проблем, если он, Князь, и Ведьмы смогут прийти к согласию. К сожалению, некоторые его, де Сарра, методы, которые ему лично показал Отец, не устраивают Ведающих Матерей. Он уже высказал свое предложение прошлой ночью, Ведьмы не отказали, но попросили время на обдумывание, сегодня же он узнает их решение.
   Медленно взбираясь по ступеням, ведущим в кратер потухшего вулкана, который образовал их родной остров, Князь думал, что же будет делать, в случае отказа. Перечить Матерям нельзя, но и иного выхода он тоже не видит. Вот если бы с ним был Отец. Но сейчас он снова ушел, и Роквар остался один на один с сотней Ведьм. Они, конечно, много пережили, много ведают и понимают, но бывшее воспитание все же иногда сильно влияет на их мнение.
   Вот и тяжелая каменная дверь, за нею находится прочнейший кристаллический прозрачный купол, под ним проводятся собрания Матерей, под ним тренируются молодые темные эльфы, приспосабливаясь к опасному свету солнца, ослабленному кристаллами. Его сын там еще не был, но его дочь уже успела побывать. В первый раз, когда она вышла из под палящих лучей, даже ослабленных, на ней не осталось живого места, кожа сгорела едва ли не до плоти. Сейчас, приобретя на всю оставшуюся жизнь обсидианово-черный загар, она уже спокойно может выдерживать воздействие солнечных лучей. Но его сыну, до сих пор обладающему нежной, бело-голубой кожей все это только предстоит испытать...
   -Мы приняли решение, Князь! - встретила Роквара, как только тот зашел под своды купала, старшая Ведьма, его мать, Авериэль. - Не смотря на то, что мы не одобряем подобные методы, но иного выхода нет, мы согласны на проведение ритуала.
   Роквар с облегчением перевел дух -- они все же согласились.
   -Нам хотелось бы узнать, подробности твоего плана, сын мой.
   -Конечно, это ваше право, - обнадежено начал говорить Князь. - Я уже выбрал подходящее место, разрушенный город полуночных фей. Это единственное подходящее нам место. К сожалению, они не строили своих городов под землей, но этот расположен удобно и близко к Саррейтону. Хотя бы недалеко от побережья.
   -Сколько жертв тебе потребуется? - требовательно спросила Ведьма.
   Князь при этом вопросе понурился, поняв, что на самом деле, интересовало Матерей.
   -Около полутора тысяч, - обреченно сказал он, - при этом среди них должны быть обязательно эльфы.
   Ведьмы замолчали. Тишина стояла несколько секунд, но Князь уже начал придумывать доводы в свою пользу. Как ни странно, они не понадобились.
   -Мы надеемся, что среди наших пленников найдется достаточное количество эльфов, - наконец сказала Авериэль, - людей, гномов, ящеров и орков набрать несложно. Они постоянно кружат вокруг Саррейтона. Мы так же надеемся, что ты справишься с этим в кратчайшие сроки, сын мой. Зреет что-то в стане врага, на свет вновь появился Посох Эссарата. Мир говорит нам, что артефакта боятся не стоит, но вслед за ним к нам может прийти беда. Отец ваш сейчас вновь находится вне доступных для нас планах бытия. Слишком долго, и мы начинаем волноваться за него. Так что не надейся на его помощь. Сверши то, что задумал и возвращайся на остров. Ты нужен здесь.
   -Хорошо, я приложу все усилия, Ведающие Матери, - сказал Князь, с почтением поклонившись Ведьмам.
   Выйдя из кратера, укрытого прозрачным куполом, Роквар устало прислонился к стене темного коридора. Возможно, он и сам в тайне желал, что бы его предложение было отклонено, убивать такое количество беззащитных существ было ему совсем не по душе. Но несмотря на то, что Отец утверждает и доказывает единство Жизни и Смерти, он, Роквар, остается некромантом и способностей к ревивомантии у него нет. Поэтому ему приходится использовать то, что ему даровано Отцом.
   Следующей ночью он приступит к ритуалу, сегодня же необходимо назначить регента, начать приготовления. Путь предстоит не такой далекий, но довольно неприятный. Выход на материк для темного эльфа чрезвычайно опасен. Пока. Но если же все получится, то... То нужно будет приложить максимум усилий, чтобы закрепить успех.
   -Какие новости, Князь? - тихо спросила Рок, успевшая сдать Вара на руки опекунов.
   -Распорядись, чтобы начали приготовления. К завтрашней ночи мне необходимо полторы тысячи жертв. Пусть подготовят к путешествию всех пленных эльфов, - отринув все сомнения, приказал Роквар.
   -Будет исполнено, Князь, - сказала Рок и, немного замявшись, спросила, - Что на счет меня?
   -Ты отправишься со мной. Вместе с Ирохаром и его сыновьями будешь помогать проводить ритуал.
   -Хорошо, Князь, - почтительно склонила голову Рок и отправилась выполнять поручения.
   Скинув большую часть забот на плечи дочери, сам Роквар пошел вновь детально изучать конструкцию устройства, которое сейчас мог создать лишь он. Телепорт, созданный Отцом, основанный на стихийной магии. Только лучшие стихийные маги, управляющие всеми четырьмя стихиями, способны создать нечто подобное. Ничего похожего еще не видел мир, никто из так называемых истинных магов не может создать устройства для практически мгновенного перемещения в пространстве. Но всеми презираемые стихийники могут. Далеко не все, конечно.
   Но Отец мог и научил этому своего сына, пока единственного, кто способен повторить создание телепорта. Да, Роквардессар разработал много технологий основанных на стихиях. Где же он сейчас? Вновь ушел за врата Смерти? Ведьмы сказали, что он слишком долго отсутствует, что же могло с ним случится? Он ушел как раз сейчас, когда его сыну очень пригодился бы совет такого опытного некроманта, как Певец Смерти.
   -Приветствую, мой Князь! - вытянулся по струнке дежурный у телепорта.
   Багровоглазый, темнокожий подросток-дроу, наверняка не старше Рок, ответственный за координацию перемещений и ментальные каналы связи. Хотя пока существовало всего два телепорта и особой надобности в подобном дежурном не было.
   Кивком позволив дроу расслабится, Роквар всецело сосредоточился на изучении конструкции телепорта. Он практически досконально изучил сложнейшую структуру плетения, но считал не лишним проверить все снова, слишком тонкая вязь, слишком зыбкий переход от одной стихии к другой. Повторить заклинание телепорта будет очень непросто, но без него вся затея теряет смысл.
   -Князь, дозволено ли мне обратиться? - робко сказал дежурный.
   -Да, я слушаю - оторвался от созерцания Роквар, гадая, что могло понадобится подростку.
   -Возможно, сообщение, отправленное мною ранее, уже дошло, но повторю, ибо оно важно. Князь, вновь поступило сообщение из Пустыни. Громаликс говорит, что до них докатилась резонансная волна от сильнейшего выброса Силы. Предположительно, источником ее был Посох Эссарата. Скорее всего рядом с эпицентром в это же время находился Отец и другие Демоны.
   -Понятно. Благодарю за службу, - задумчиво сказал Роквар.
   -Во имя Тьмы! - радостно салютует дроу, все-таки он оказался младше Рок.
   Посох Эссарата снова обрел хозяина... Что же ты задумал на сей раз, Отец? Ты и остальные Демоны и так остались последними проводниками Тьмы в этот мир, неужели ты решил окончательно умереть? Нет, такого просто не может быть. Отец, ты же не можешь бросить своих детей, только начавших свой путь, одних. Единственные наши союзники -- драконы -- и те не могут пока выйти за пределы Пустыни надолго. Они нуждаются в солнечном свете, но стоит только им выйти под благословенный свет Совнатрола, как тут же начинают гибнуть подобно вампирам, подобно темным эльфам. Но раса Роквара хотя бы смогла приспособиться к этому.
   Если Демоны уйдут из Мира все, то ему скоро придет конец. Тиельвамориен в этом случае предрекает и Отец, и Ведьмы, и Логика, и Интуиция. Но даже если они ошибаются, то народ темных эльфов в любом случае рано или поздно сгинет под напором светлых рас.
   -Не все еще потеряно, сын мой, - ласково кладет руку на голову Князю старшая Ведьма.
   -Мама? Прости, я не заметил, как ты подошла, - немного смущенно сказал Роквар.
   -Не извиняйся, ты думаешь о судьбе нашего народа и это правильно, - с улыбкой говорит Ведьма. - Я пришла сказать тебе, что даже в случае окончательной смерти всех Демонов, у нас еще есть шанс. Пока существуют темные эльфы, пока в наших душах жива Тьма, Мир будет существовать. Наша раса пока молода, у нас все еще впереди, и было бы очень жаль погибнуть в самом начале. Поэтому, чтобы у нас было будущее, твори Тьму! Ты один из немногих, кто на это сейчас способен. Благодаря этим жестоким ритуалам, которым тебя обучил Роквардессар, ты становишься практически на один уровень с былыми магистрами некромантии. Иногда, даже превосходишь их. Но за это нужно благодарить не силу, а умение.
   -Спасибо, мама, - признательно целует белую руку женщины Князь.
   -За что, сын? - рассмеялась Ведьма. - Поддерживать своих детей -- это прямая обязанность матери.
   -Знаю, но все равно, спасибо. Ведь вы... - Князь замялся, не решаясь продолжить.
   -Забудь, сын, - ласково гладит черные волосы Роквара Авериэль. - Теперь мы тоже часть народа темных эльфов, одна из важнейших частей. То что было раньше -- все в прошлом. Тем более, что тогда мы были всего лишь глупыми детьми. Ненавидели Тьму, за то, что она Тьма, не пытаясь понять сути. Отец ненавидел эльфов, сам знаешь за что. Но со временем мы, Ведьмы, брошенные Богиней, научились понимать Мир через чувства, интуитивно, а ваш Отец -- через логику и странную северную веру. Свет есть Свет, и Тьма есть Тьма. Но деяния прошлого уже не изменить. Да и стоит ли? Ведь ничего плохо не произошло, и у меня появились такие великолепные сыновья, один из которых уважаемый своим народом Князь, подаривший мне не менее замечательных внуков.
   -На счет внуков. Я заберу Рок с собой, - вспомнил о насущных делах Роквар.
   -Ей пора учится знаниям де Сарров, - согласно кивает Ведьма. - А кого же ты оставишь регентом?
   -Брата Ората, так как Ирохар мне будет нужен при проведении ритуала.
   -Орат будет недоволен, - со вздохом сказала Авериэль, - ему не нравится, когда его отвлекают от работы.
   -Но он достаточно умен, и больше всего подходит для этого дела. А оружейники прекрасно справятся с текущими заказами и без него. Хотя лучше я сам ему это передам.
   Путь в мастерские темных эльфов лежит через темные коридоры, прорытые в толще вулканической породы магами, ведущие в самые недра Саррейтона. Где температура воздуха, даже не смотря на остужающие заклинания, не опускается ниже двадцати трех целых и пяти десятых фемтоэргов, где все время пышет лава, там таится одно из сокровищ Убежища Сарра -- кузни, оружейные и литейные мастерские дроу.
   Именно туда сейчас лежал путь Князя, к месту работы его младшего брата Ората, одного из лучших мастеров по зачарованию оружия. В принципе, он единственный, кто еще может накладывать темные заклинания на оружие, используя все те же кровавые ритуалы. Так как это единственная стабильно работающая темная магия, которую могут использовать эльфы. Все оружие, созданное ими смертоносно и идеально, но зачарованы лишь единичные экземпляры. Совершенство же достигается обработкой стихиями и алхимией. Такие клинки хоть не рассыпаются в прах при свете дня.
   Светлые считают, что заклинания с оружия темных эльфов развеиваются, когда оно попадает под лучи солнца. На самом деле, никакого зачарования как правило просто нет. Тайна же на половину кроется в самом полу-прозрачном сиреневом металле, а еще на половину в темных эльфах и их умении сражаться.
   Орат нашелся там же, где и всегда -- в своей мастерской. Темный зал с оплавленными стенами, освещаемый раскаленным нутром горна. Пневматическим молот сейчас молчал, следовательно, брат что-то зачаровывает. Всегда, если Отар не кует, значит он чарует, так о нем говорят дроу-оружейники. Отчасти, это правда.
   -Роквар? - удивленно оглянулся на звук шагов Орат. - Хм... Дай-ка догадаюсь... Неужели ты куда-то собрался?
   -Да, брат, я снова прошу тебя побыть регентом, - смиренно склонив голову, признался Князь.
   -Ну что же с тобой поделаешь, - деланно возмутился оружейник. - Но тебе повезло, я как раз закончил свое новое творение, ты как нельзя кстати.
   Посмотрев за спину своему брату, Роквар приметил, что там, на алтаре, лежит еще не остывшее, обескровленное тело жертвы. Один из пленных орков.
   -А, это... Не обращай внимания, сейчас уберу, - сказал Орат.
   С легкостью подхватив труп, он аккуратно закинул его в горн, где останки едва ли не моментально превратились в пепел.
   -Так вот, - отряхнувшись продолжил Орат, - я все же смог создать клинки, достойные тебя, Князя темных эльфов!
   -А, ты все еще не распрощался с этой идеей, - рассмеялся Роквар. - И что же ты придумал на сей раз?
   -Смотри, - Орат достал из кровосборника два слабо изогнутых меча с односторонним клинком.
   -Хм, ну на сколько я могу судить, это превосходное оружие. Ничего необычного. О зачаровании судить не берусь, потому что не могу разглядеть, что именно ты вплел в глубь металла, - честно признался Князь.
   -А ты все еще надеешься увидеть? - удивленно воззрился на брата Орат. - Забудь! Даже Отец не в силах узреть заклинания, вложенные в саму суть металла во время ковки. Но ты ничего странного в этих мечах не замечаешь?
   -Хм... Разве что цвет немного необычный. Тусклый.
   -Именно! Они еще не готовы, - огорошил Роквара оружейник.
   -Постой-ка, но ты же сказал, что закончил их.
   -Я немного поторопился, - усмехнулся Орат. - На самом деле остался последний штрих, но без тебя его не сделать.
   -Что же тебе нужно? - заинтересовался Князь.
   -Твоя кровь, конечно. Пару капель. На каждый клинок по одной, - разъяснил брату Орат. - Твоя кровь послужит катализатором для завершения процесса. Ну? Чего ты ждешь? Давай доделывай, а потом пойдем, расскажешь мне, что решил натворить в этот раз.
   Таков уж младший брат Князя, немного эксцентричный, но талантливый, полностью поглощенный своим делом.
   С улыбкой, вызванной поведением брата, Роквар кинжалом порезал себе руку и капнул положенное количество своей крови на мечи. Ничего существенного не произошло, только клинки приобрели положенную насыщенность. Правда цвет их был не сиреневый, как обычно, а алый.
   -Ну как тебе? - с гордостью смотрел на дело рук своих Орат. - Я назвал их Жертвенными. В них заключена суть жертвенного заклинания. Убивая с их помощью, ты как бы совершаешь жертвоприношение и, соответственно, получаешь силу. Правда, коэффициент перевода жизненной силы в пригодную для использования энергию не такой большой, как при полноценном ритуале, но зато так намного быстрее. В бою когда сражаешься с такими превосходными сосудами, полными жизненной энергии, как орки или напичканные чарами ревивомантов воины Альянса, я думаю они пригодятся.
   -Это же гениально, брат! - пораженно воскликнул Роквар. - Как ты смог добиться подобного?
   -Так называемый темный друидизм, - устало ответил Орат. - Ох и намучился я с этим -- словами не передать. Без помощи Ведьм ни за что бы не сделал. Жаль Тора Отец отправил куда-то с заданием, с ним бы дело шло куда проще.
   -Я благодарен тебе, Орат.
   -Да-да, еще бы меньше отвлекал от работы, - скрывая смущение отмахнулся оружейник. - Лучше бы оставил вместо себя Ирохара.
   -Я так бы и сделал, но в этот раз мне понадобится его, как де Сарра, помощь, - извиняющимся тоном сказал Князь.
   -А, понятно. Тогда ладно, - смирился Орат. - Меня все равно брать бесполезно, я кроме как оружие зачаровывать, больше ни на что не способен.
   -Но и это не мало! - возразил Роквар.
   -Так я и не спорю! - расхохотался оружейник. - Ладно, брат, бери ножны и давай вводи меня в курс текущих дел.
   Следующей ночью из подводной гавани темных эльфов вышли в море два судна темных эльфов. Две темные цилиндрические лодки с обтекаемым корпусом, напоминающие акул. Именно такие делали на верфях шефанго, так как над водой передвигаться большую часть суток темные эльфы попросту не могли.
   На одной из них помимо команды были Князь Роквар, его брат Ирохар и семеро светлых эльфов, находящихся в наркотическом трансе. Эти лодки двигались сквозь толщу воды и через день уже должны были достигнуть побережья, на котором раньше располагался один из городов полуночных фей. Но если у Роквара все получится, то вместо древних руин на берегу вырастет новое, величественное и нерушимое Убежище молодой расы темных эльфов и населять его будут полторы тысячи молодых шефанго и дроу управляемые Ирохаром.
  -- Глава 11
   -Вот это место, Князь, - уверенно указала красноглазая дроу в точку у себя под ногами, - здесь была центральная площадь.
   -Отлично, - кивнул Роквар, - здесь и установим телепорт. Расчисти квадратную площадку площадью в сто метров, следи, что бы углы точно совпадали со сторонам света. Создай ровную и гладкую поверхность. Витера, Гормар, Сверити и Мирод останьтесь, будете помогать мне. Остальные, расчертите круг радиусом в тысячу метров. Когда будет готов телепорт, вызовем мастеров и построим Убежище.
   Темные эльфы беспрекословно подчинились приказам своего повелителя. Нашедшая центр древнего города полуночных фей дроу, закрутилась на месте, вычисляя положение сторон света и расчерчивая легкими взмахами руки поле работы. Остальные, исключая названых двух шефанго и двух дроу разбежались в стороны чертить окружность.
   Тем временем, дроу, готовившая площадку для телепорта, взмыв в воздух, через трансформацию почвы словно вырезала в земле идеально ровный квадрат. Темные эльфы славились точностью. Поверхность площадки зеркально блестела в свете луны.
   -Хорошо, - удовлетворенно сказал Роквар. - Теперь Витера, встань на западе.
   Девушка-шефанго послушно последовала, куда указал ей Князь.
   -Гормар, ты должен встать с востока.
   Мужчина-шефанго так же повиновался.
   -Сверити, ты на север, Мирод -- на юг, - дождавшись, пока все встанут на своих местах, Роквар продолжил. - Теперь ваша задача передавать мне свою силу. Ни в коем случае не вставайте в пределы площадки.
   -Повинуемся, Князь, - синхронно ответили четверо магов.
   -Тогда начнем, - встав в середину квадрата, сказал Роквар.
   Закрыв глаза, Князь темных эльфов аккуратно подключился к четырем потокам разной силы: Огня на юге, Воды на западе, Земли на севере и Воздуха на востоке. После того, как ему удалось синхронизировать все потоки со своей энергией, он начал плести заклинание. На самом деле, создание телепорта требовало не так много сил, как может показаться сначала. Проблема его создания лежит в нехватке мастерства у большинства магов, потому что не каждый может договорится со стихиями. Фактически, чтобы создать телепорт, достаточно просто сосредоточится и попросить стихии не сопротивляться и помочь в перемещении. Главная сложность состоит в настройке. Именно из-за этих нюансов, множества страховочных и направляющих систем, телепорты требовали устойчивой базы, и на ее создание уходила уйма сил.
   Но сейчас Роквару не нужно было тратить своих собственных запасов энергии, за него ее отдавали целых четыре мага, владеющие разными элементами. Самому Князю оставалось лишь заложить основу и зафиксировать координаты так называемой "точки несопротивления стихий". Так назывались места, где можно было перемещаться сквозь пространство. Затем занести в пульт управления координаты двух других телепортов. Вот и все. Но это заняло целых полчаса работы. После этого Роквар завершил все декоративными, но желательными элементами: немного приподнял площадку над землей и пометил ее фосфоресцирующим рисунком, отметив таким образом границы телепорта.
   Когда он закончил и отпустил каналы передачи силы, то вокруг уже собрались отосланные им чертить окружность темные эльфы.
   -Все готово, - сказал Князь им. - Что докладывают разведчики?
   -Никакой подозрительной активности в округе не замечено, - доложил один из шефанго.
   -Тогда передайте координаты этого телепорта в Сарр, пусть начинают отправку мастеров, пора начинать подготовку, если мы хотим успеть до рассвета.
   -Слушаюсь, - мгновенно среагировала дроу, расчищавшая площадку.
   -Ирохар, что там с пленниками? - спросил брата Роквар.
   -Эльфы все еще не пришли в себя, - ответил тот, - Полторы тысячи смертных транспортируются, сейчас они уже на побережье. Доставить сюда?
   -Да, складируйте с северной стороны телепорта, - распорядился Князь. - Расчистите с западной стороны круг радиусом триста метров. Перенесите туда же алтари.
   -Будет сделано, - отозвался Ирохар.
   -Рок, Инагор и Ивелин очертите этот круг своей силой, - приказал своей дочери и сыновьям Ирахора Роквар. - Создайте заготовку Котла Перерождения.
   Молодые де Сарры молча приступили к задаче, не нуждаясь в дополнительных указаниях.
   Тем временем над телепортом заклубилось марево из которого один за другим выходили темные эльфы. Мастера-архитекторы, это были исключительно дроу, так как им были в большей степени подвластны земля и огонь. Первый из них, Делгас, критическим взором оглядел поле деятельности и недовольно покачал головой.
   -Нет, Князь, - огорченно сказал Роквару он, - может, это место и удобно для заселения, как никакое другое, но с ценными породами здесь беда. До стыка плит далековато все-таки. Похоже. Здесь когда-то море было -- сплошной песчаник вокруг, придется трансформировать. Подошву под Убежище тоже уплотнять надо. Так что мы приступим к подготовке прямо сейчас. Позволь начать переправку титанмифрилового, кобальт-титанового и магнитных сплавов? Мы начнем строить арматуру пока, надо сразу подготовить все.
   -Тебе лучше знать, - с усмешкой ответил Роквар. - Приступай. Главное, не заходи в пределы Котла.
   -Да, внутренние перегородки мы начнем строить потом, - согласился мастер.
   Темные эльфы суетились и бегали в пределах окружности радиусом в один километр, времени у них было немного, поэтому все делалось быстро, но качество от этого не страдало. Мастера-архитекторы уже начали выводить из телепорта огромные слитки сплавов. Тонны ценнейшего металла уходили на постройку одного Убежища. Но оно должно было окупить все вложенные в него богатства, став самой нерушимой крепостью в мире.
   Тем временем Рок и ее двоюродные братья закончили с подготовкой Котла Перерождения, возле него под чутким руководством Ирохара установили пять алтарей и начали подводить небольшие группы заключенных.
   -Времени так мало... - поморщился Роквар.
   -Князь! - словно из воздуха выступил возле Роквара шефанго. - Неподалеку были найдены двое светлых эльфов. Наша группа атаковала их, но они, не оказав никакого сопротивления, сдались, требуют встречи с тобой.
   -Приведите, - распорядился Роквар, уже догадываясь, кто к нему пришел.
   Интуиция его не подвела, он оказался прав. Ториендиль и Сет, пара учеников Отца. Давно их не было видно и вот так случайно встретится? Стечение обстоятельств должно быть просто сказочным. Что же их привело сюда?
   -Приветствую, Князь! - радостно заулыбался Сет, - Не ожидали здесь встретить такую ораву темных. Какими судьбами вас занесло на материк?
   -Это уж скорее вы как здесь оказались, - тоже улыбнулся в ответ Роквар. - Вы ушли по поручению Отца лет двадцать назад, и только не говорите, что оказались здесь совершенно случайно.
   -Как ни странно, но это так, - спокойно подтвердил Тор. - Мы как раз возвращались на Саррейтон, сегодня намеревались запустить маяк, что бы нас подобрали у берега, как внезапно почуяли, как кто-то применяет стихийную магию.
   -Да уж, нечасто в светлых землях можно услышать ее, - покачал головой Сет. - Вот и решили проверить, что здесь к чему. И угадай, как мы были удивлены, когда на нас словно из под земли выскочил десяток шефанго!
   -Что ты затеял, Роквар? - спросил Тор, разглядывая разворачивающееся грандиозное строительство.
   -Убежище, - хищно ухмыльнулся Роквар. - Я как раз собирался приступить к возрождению.
   -Кого ты решил возрождать таким большим Котлом и с такой кучей жертв, - удивленно вскинул брови Тор.
   -Увидишь и все сам поймешь, - пообещал Князь. - Куда делась ваша метка?
   -Мы сняли ее, - ответил Сет. - В Кландорее ее заметили бы и начали задавать ненужные вопросы.
   -Вы и там были? - поразился Роквар. - Ну, попозже я вас еще расспрошу, а пока надо поставить вам новые метки, чтобы свои же не бросались. В скором времени такое может повториться вновь.
   -Ладно, хорош нас интриговать, Князь, - усмехнулся Тор.
   -Князь, все готово, пора приступать, - напомнил Ирохар.
   -Да, приступаем, - кивнул в ответ Роквар. - Сет, Тор, стойте здесь и пока не подходите к Котлу на всякий случай.
   -Как скажешь, - согласились светлые эльфы.
   Роквар, поставив метки на ауры Сета и Тора, махнул им рукой и направился к своему, центральному алтарю. Сейчас ему предстояла очень грязная работа, чтобы выполнить задуманное необходимо было принести около полуторы тысячи жертв, по триста голов на каждого де Сарра. Поразительно, как на такое согласились Ведьмы.
   Но не смотря ни на что, это необходимо для жизни темных эльфов как вида. Люди множатся в геометрической прогрессии, гномы заселяют новые горы, светлые эльфы строят новое Убежище. Победив Тьму, они покоряют землю с неимоверной скоростью. Темные эльфы не должны им уступить! Пусть Тьма побеждена, но это еще не конец. Пока есть Роквар, пока жив хоть один де Сарр, шефанго или дроу, то и надежда не умрет.
   Ведьмы сказали, что Отец снова ушел из видимого плана бытия. Возможно, что он не вернется. Если не вернется он, то можно не ждать возвращения Тьмы. Но темные эльфы пока не готовы к Тиельвамориен. А это значит, что если в этом мире не найдется места для Тьмы, то он вполне сможет обойтись и без Света.
   -Приступаем, Ирохар, - решительно приказал Роквар. - Подводите первых пленников. Рок, Инагор, Ивелин, завершим Котел вместе.
   Пять де Сарров встали у алтарей, Князь в середине, Рок по правую руку от него, Ирохар -- по левую, а Инагор и Ивелин по краям. Синхронным движением они приложили одну руку к алтарям, вторую к своим сердцам и послали начальный импульс силы, запустивший Котел.
   Контур круга замерцал багряным светом, земля в его пределах превратилась в вязкую бурлящую массу. К де Саррам подвели жертв и первая кровь полилась из перерезанных обсидиановыми ножами шей на алтари. За считанные секунды, темные каменные плиты словно высосали всю алую жидкость из тел несчастных, она красными ручейками текла по воздуху в кипящую жижу. Сами обескровленные трупы темные эльфы закинули туда же.
   На смену первым жертвам тут же принесли следующих. Пленные были без сознания, сейчас это не играло особой роли, поэтому де Сарры работали подобно мясникам, лишающим жизни оглушенный скот. Котел Перерождения принимал кровь и тела, растворяя их в бурлящей жиже. Полторы тысячи жертв растворились в ней без следа.
   Половина ночи уже была позади, когда очередь дошла до пленных эльфов. Им, в отличие от прочих жертв, кровопускание устраивать не стали, а просто выкинули в Котел. Если предыдущие тела играли роль источника силы и материи, то светлые необходимы были в качестве катализатора процесса. Так же они облегчали следующий этап ритуала.
   Дело в том, что для него необходима была кровь и плоть самих темных эльфов, желательно, от каждой ветви. Естественно, ни Князь, ни Ведьмы не согласны были приносить в жертву своих сородичей, поэтому их заменили светлыми эльфами, от которых и произошли темные. Так что теперь можно было обойтись без смертей со своей стороны, но не без крови.
   Помогавшие Роквару в постройке телепорта главы четырех младших ветвей рода: Витера, Гормар, Сверити и Мирод, не нуждаясь в дополнительных приказах, как только в Котле растворилось последнее тело светлого эльфа, подошли к де Саррам и положили руки на алтари. Рок, Ирохар, Инагор и Ивелин быстро отсекли у них мизинцы, из обрубков полилась темная, почти черная кровь. Князь отрезал свой собственный палец. Котел получил матрицу для постройки будущих тел и забурлил еще сильнее.
   Серо-коричневая масса в пределах полыхающего багровым круга окрасилась в красный цвет, ее уровень на два метра приподнялся над поверхностью земли. Жижа с противным липким чавканьем перемешивалась под воздействием магии. Уже через несколько минут в ней стали видны белесые скелеты, которые то и дело током жидкости то выбрасывало вверх, то прижимало к невидимым стенкам Котла. По мере того, как затихало бурление, скелеты медленно обрастали мышцами и кровеносными сосудами, в чреве зарождались внутренние органы. Самой последней на них проросла кожа. Котел Перерождения, приняв плоть и кровь живых существ, обратил их в прах и воссоздал в новой форме. Оседающая жидкость, которая без следа пропадала в земле, оставила на ее поверхности полторы тысячи тел темных эльфов.
   Но пока была выполнена лишь половина ритуала. Эти тела были бездушны, и если сейчас разрушить заклинание Котла Перерождения, то они быстро погибнут, так как даже не обладали разумом, в отличие от сидхов или орков, творимых светлыми эльфами. Но зато эти куклы могли стать полноценными шефанго и дроу. Необходимо было лишь найти им подходящие души. Но как раз их то в этом месте было предостаточно.
   Ночные эльфы, или фейри, когда-то жившие здесь, погибли при штурме города еще задолго до Войны Сил, но уйти за грань не смогли, так как нападение было совершено в праздник Обновления Луны, когда их тело погружалось в летаргию, а души находились вне физической оболочки. Теоретически в этот праздник всем население города создавался нерушимый бартер, защищающий в течение трех дней все поселение. Но в тот день светлым эльфам с помощью Оберона удалось каким-то образом разбить защиту и уничтожить все тела ночных фей. Тела, но не души, которые так и остались бродить здесь, не найдя своего физического пристанища. Однако теперь темные эльфы предоставили им целых полторы тысячи пригодных к использованию оболочек, осталось лишь пробудить духов, чем и занялся Роквар:
  
   Так восстанет же из праха
   Народ тьмы, что долго ждет
   Из незыблемого мрака,
   Из потока мертвых вод
   Без печали и без страха
   Их возродится славный род.
  
   Под воздействием мерного речитатива, силы Роквара и энергии, накопленной в результате множества кровавых жертвоприношений, над Котлом образовалась воронка смерча, состоящего из темных энергетических частиц, которые выглядели как черный дым. Это множество душ ночных фей, пробужденных заклинанием Роквара, собрались на зов и буйствовали, недовольные тем, что прервали их покой. Князь не обращал никакого внимания на угрожающий гул, призванное им необходимое количество душ сейчас находились в пределах Котла и полностью подчинялось ему. Поэтому он продолжил говорить:
  
   Выпив яд из горькой чаши,
   Долго ждали наши братья,
   Веками спали сестры наши,
   Неся в посмертии проклятье.
   Их не забрали смерти стражи,
   Но им даю надежду в счастье.
  
   Смерч с громким воем стремительно опустился к земле, казалось, что он разорвет бездушные тела, но, наоборот, они поглотили всю его энергию, все души, из которых он состоял, влились в новые тела. Багровый обод Котла Перерождения яростно запылал, огонь достиг трехметровой высоты и бушевал подобно лесному пожару. Сейчас вся накопленная им сила вливалась в новых существ, формируя энергетику, образуя связи между телами и душами. Багровое пламя охватило все в периметре окружности, впиваясь в плоть и вливаясь в нее. Тела бились в судорогах. Это продлилось семь минут, после чего огонь утих и развеялся полностью, заклятие исчерпало себя, выполнив заложенную в него функцию. С сего момента можно было с уверенностью говорить, что раса темных эльфов увеличилась ровно на семьсот пятьдесят женщин и столько же мужчин.
   Устало отложив ритуальный нож, Роквар отступил от алтаря. Он собирался подойти Тору и Сету, но ноги не держали, поэтому просто опустившись на землю и приказал подбежавшим темным эльфам:
   -С Котлом закончили, можно приступать к постройке внешней стены, нужно управится до рассвета. Внутренние работы отложим на потом, главное стена.
   -Роквар, - ошарашено присел рядом с обессилевшим Князьем Сет, - ты истинный сын своего Отца! Сотворить такое... Это просто нечто!
   -Темный друидизм, - поморщился Тор, - сейчас я полностью осознал смысл этого понятия.
   -Темный друидизм, светлый друидизм, - насмешливо сказал Роквар, глядя, как множество дроу суетятся вокруг слитков различных сплавов, - Это все бред. Еще Отец говорил, что друидизм -- не Жизнь и не Смерть, а их круговорот. То, что вы сейчас видели, это скорее некромантия с элементами друидизма и алхимии.
   Уважительно посмотрев на Князя, Сет заметил:
   -Похоже, все никак не желаете успокоится, не на долго уходили, а вы, как я посмотрю, все развиваете свои науки.
   -А, ты сейчас еще больше удивишься, - улыбнулся Роквар. - Вот увидишь это Убежище в готовом виде, тогда и удивишься. Ирохар! Как там новенькие?
   -Без сознания, брат, - тут же ответил младший де Сарр. - Не скоро очнуться скорее всего. Мы их пока одеваем и лечим, тела немного повреждены из-за судорог.
   -Так что там с Убежищем? - потрепал за плечо Роквара Сет
   -Смотри, - указал на дроу возле слитков и присоединившихся к ним шефанго Князь. - Сейчас начнут делать каркас.
   И в самом деле, темные эльфы, равномерно распределившись по всему периметру ранее очерченной окружности, приступили к постройке. Дроу плавили слитки сплава в вакууме, созданном шефанго, женщины дроу возносили расплав ввысь и вдавливали вглубь земли, попутно вытягивая из грунта песок, трансформируя его в подобный материал. Красные нити жидкого метала сплетались в причудливый узор, создаваемый искусными темными эльфийками из прочнейшего кобальт-титанового сплава. Готовый узор мгновенно остужался женщинами шефанго. В считанные секунды на ровном месте рацветал причудливый металлический бутом будущего Убежища.
   -Ну вы даете, - поразился Сет, - так быстро.
   -Времени не много, внешнюю стену нужно закончить до рассвета, - объяснил Роквар. - Здесь сейчас собрались все мастера. Потом они на этот каркас зальют трансформированный из местных пород базальт, а его в свою очередь плазменным напылением покроют мифрилтитановым сплавом и отполируют до зеркального состояния. Абсолютное отражение, поможет при атаках светом...
   -То есть, вы решили испытать здесь все, что напридумывали? - прервал Князя Тор.
   -Что-то вроде того, - рассмеялся Роквар. - Хотя все устройства прошли испытания, так что это скорее применение большей части наших изобретений на практике. Сюда даже установят термоядерные реакторы аж несколько штук разных видов и генератор защитного магнитного поля.
   -Не знаю, что такое термоядерный реактор, и уж тем более не имею представления ни о каком генератор магнитного поля, - скептически сказал Сет, - но поверю на слово, что это серьезное дело.
   -Жаль, - покачал головой Роквар. - Впрочем, в этом мире никто не может оценить наших изобретений.
   Кое-как встав на ноги, не без помощи Тора и Сета, Князь отряхнул штаны от налипшего песка и критическим взглядом оглядел развернувшуюся стройку.
   -Время поджимает, - с тоской произнес он, - создание Котла Перерождения не пройдет не замеченным, сегодня-завтра здесь уже будут шерстить разведчики светлых. Необходимо закончить базовые защитные и атакующие системы максимум в течение трех дней.
   -Нет повода для беспокойства, - самодовольно заметил проходивший мимо Делгас. - Управляемся быстро, базальтовую заливку произведут в течении часа, все расчеты сделаны заранее, так что много времени это не займет. С напылением тоже проблем не должно быть, запасов энергии хватит на сутки беспрерывной работы, потом придут сменщики с Саррейтона с новыми силами и накопителями.
   Этот дроу хоть и выглядел бездельничающим, но он на сегодня уже выполнил большую часть своей работы, заложив матрицу проекта Убежища, по которой теперь все и строилось. Сейчас ему необходимо было лишь корректировать отклонения, которые могут возникнуть при работе.
   -Самая сложная часть это стена со множеством бойниц, направляющих и корректирующих электромагнитов. Ее сделаем, так потом пойдет проще и быстрее, - уверенно заявил мастер. - С утра займемся внутренними работами. Когда завершим постройку этажей и переходов, можно будет приступить к телепортации боевых автоматов и пушек, если к тому времени инженеры запустят реакторы и генератор магнитного поля, то тогда даже само Убежище сможет отбиться от нападений! О, Тьма! Снова структуру повело, что-то недобро веет с океана силой.
   Мастер-архитектор поспешил корректировать свои структуры, а Тор и Сет с глупыми лицами смотрели ему в след. Им, прожившим долгое время среди светлых в Кландорее, многое теперь казалось в диковинку.
   -Мы торопимся жить, - рассмеялся Роквар. - Хотя, так же, как и все эльфы. Просто в том пути, который избрали наши светлые собратья уже многое открыто и процесс замедлился. А мы вот интенсивно разрабатываем все новые технологии. Но через тысячу лет, может, и наш импульс заглохнет.
   -Заглядываешь так далеко? - сощурился Сет. - Значит, надежда еще не угасла в ваших сердцах.
   -Не угасла и не угаснет, - заверил светлых своих собратьев Князь. - Мы не привыкли сдаваться. Может, это юношеский максимализм, но отступать нам просто некуда. А раз отступать нельзя, будем нападать!
   -Логика под стать Роквардессару, - покачал головой Тор.
   -Мы его дети, - просто ответил Роквар, - не удивительно, что многое переняли от Отца.
   -Мне больше интересно, что же в вас от Матерей, - проворчал Сет.
   -Кто знает? - философски заметил Князь. - Ведающие Матери действую тонко, их мысли зачастую не подчиняются привычной мне логике. Быть может, тебе стоит спросить это у Рок?
   -Та белокожая малышка, твоя дочь, - улыбнулся, вспомнив девушку, Сет. - Как она поживает?
   -Спроси ее сам, она как раз идет к нам, -ответил Роквар.
   -Князь, наши новые сородич приходят в сознание, Ирохар считает, что понадобится твое внимание.
   -Конечно, Рок, - согласился Роквар. - Пока оставляю этих двух светлых на тебе, присмотри, чтобы не мешались под ногами. А лучше отведи-ка их в Сарр.
   -Слушаюсь, папа, - сверкнув золотистыми глазами, поклонилась Рок.
   Князь ушел по своим делам, а молодая де Сарр с ехидной усмешкой посмотрела на ошарашенное лицо Сета, который, видимо, никак не мог поверить, что эфемерное светлое чудо из мрачных пещер темных эльфов превратилось в желтоглазого и чернокожего демона, только что безжалостно убившего триста одну жертву.
   -Не узнал, Сет? - спросила Рок у светлого. - Ничего, привыкай теперь и к такой мне. Ладно, Князь приказал отвести вас в Сарр, так что идем в телепорт. Орат наверняка обрадуется вам. И не волнуйтесь, он нисколько не изменился.
  -- Глава 12
   -Запуск реакторов прошел успешно, - четким голосом доложил дроу. - Температура плазмы достигла расчетных трех наноэргов, работа реакторов в норме. Маногенератор запущен, отклонение в продукции маны ниже планируемого на два процента, не достигает критических значений. Начинаем подачу энергии в общую систему Убежища.
   Группа дроу сидела в служебной каморке, единственным убранством которой являлись удобные кресла, специально подогнанные под тела их владельцев. Отсюда осуществлялось управление энергетическими установками нового Убежища. Данные о состоянии пяти термоядерных реакторов и генератора, который преобразовывал тепловую энергию в ману, посредством магии мороков поступали напрямую в мозг от контролирующих заклинаний.
   Сейчас ими было запущено сердце всей новой цитадели темных эльфов. За неимением естественных источников приемлемой магической силы, они создали его сами, покорив природу самого солнца. Как бы это забавно не звучало из уст темных эльфов.
   С этого мгновения по энергопроводам из ртутных сверхпроводящих соединений, заключенных в алмазную изоляцию текла чистая, максимально приближенная к "темным" стандартам мана, фактически создавая небольшой кусочек тьмы в переполненном светом мире. Сила текла по жилам Убежища наделяя его жизнью, наполняя движением хитроумных механизмов, орудий защиты и нападения.
   В это же время в соседнем помещении Роквар, Князь темных эльфов, его брат Ирохар, ныне стратег нового Убежища и предводитель возрожденных полуночных фей, шефанго Танграрг продолжали начатое несколько дней назад дело. Они пытались настроить память крови так, чтобы она воспроизводила в первую очередь наиболее важные аспекты бытия, необходимые для данного времени, а не все подряд. В основном приходилось отсеивать лишние воспоминания просочившиеся с кровью жертв.
   От этого муторного дела их оторвала давно ожидаемая весть.
   -Князь! - ворвался в покои посыльный шефанго. - Убежище замечено отрядом Стражей! Вероятно, это было поисковое подразделение. Они уже ушли.
   -Ага, - потер руки Танграрг. - Значит скоро можно ждать и основных сил. Давненько я не рвал на части светлых!
   -Умерь пыл, Танг, - прервал разошедшегося недавно оживленного шефанго Роквар. - Пока рано открывать им количество темных эльфов в новом Убежище. Пусть это останется для них сюрпризом как можно дольше. Светлые не смогут с точностью определить, какой именно мы здесь провели ритуал. Скорее всего они примут его за призвание Тьмы. Если не возникнет крайней необходимости в непосредственном бою будут участвовать лишь автоматы.
   -Но как же мы, Князь? - раздосадованно спросил Танграрг. - Зачем ты нас призвал, если не пускаешь в бой?
   -Тактика и стратегия изменились, друг, - вместо Роквара ответил Ирохар. - Нас очень мало, каждая смерть темного эльфа -- большая утрата для расы. Нам крайне необходимо восполнить потери.
   -Да, все обстоит именно так, - с грустью сказал Князь. - Битв ты повидаешь великое множество. Если не погибнешь раньше. Матери говорят, что скоро на Саррейтон будет совершено нападение. Как это не печально, но битва может выйти большая и кровавая. Опасаюсь, как бы нам не пришлось оставить острова.
   -А что такое намечается? - заинтересовался шефанго.
   -Носительница Посоха проведет Младших богов к островам Сарр, - обреченно покачал головой Ирохар. - Даже если Матери правы, и ее самой нам опасаться не стоит, то Младшие все равно могут разнести там все по камешку.
   -В крайнем случае, телепортируем все наиболее важное сюда и погибнем с честью, - оптимистично улыбнулся Роквар.
   -Где же пропадает Отец в такую минуту? - не поддержал позитивного настроя брата Ирохар.
   -Да, кстати. А где он? - спросил Танграрг. - Интересно взглянуть на этого... темного эльфа.
   -Его нет в этом плане бытия, - ответил Роквар. - Либо в очередной раз умер и задержался за Гранью, либо я даже не желаю думать, что с ним могло случится. И учись называть его Отцом.
   -Как прикажешь, Князь, - пренебрежительно отозвался Танграр. - Но трудно воспринимать Роквардессара в таком свете. Я помню его еще совсем молодого, потешным гулем, учащимся в Академии. Да, тогда его зачисление на факультет некромантии, да и вообще сам факт появления подобного чуда, прогремел на всю .республику. Интересно, кем он вырос.
   -Ты теперь темный эльф и со временем поймешь. Он не только создатель нашей расы, но Аэксин. Он отец не только для нас, - Роквар с удовольствием послушал бы еще рассказы о молодости Роквардессара, но пока были другие дела: - Включите сканирование местности вокруг Убежища и выведите проекцию в этот зал. Проверим ее в действии.
   -Будет исполнено, Князь! - отозвался дроу-координатор.
   Через миг прямо на полу залы замерцала точная копия Убежища и прилегающей к ней территории, вего лиш морок, но выглядящий очень натурально. На нем можно было даже различить легкое шевеление листвы деревьев в лесу. Никаких проявлений активности светлых пока заметно не было.
   -Где засекли Стражей? - спросил Роквар.
   -Северео-северо-запад, - тут же ответил голос, раздавшийся прямо из воздуха. - Указываю примерный путь передвижения отряда.
   На проекции высветилась красная пунктирная линия.
   -В той стороне находится форт Ераз, до которого два часа пути, - продолжал вещать незримый эльф. - Небольшое укрепление, построенное до Войны Сил. С тех пор ни разу не обновлялось и, тем более, не реконструировалось. Постоянный гарнизон включает двести человек пехоты, сотня легкой кавалерии, пара магов неизвестной специализации. Имеют возможность вызвать подкрепление из подгорного гномьего поселения Мартизат, число боеспособных жителей которого равняется примерно тремстам. Путь от Мартизата до Ераза пять часов пешим ходом в автоброне. Также, в том случае, если в форте решат, что дело серьезное, то маги смогут организовать переход войскам из города Прасель, дружина графа де Прасель состоит из двухсот единиц тяжелой кавалерии, трехсот пехотинцев и стапятидесяти стрелков, примерное время пути в лучшем случае двенадцать часов.
   -Таким образом, если начальник форта не совсем глуп, то нападения нам ждать нужно как минимум часов через десять. Но скорее всего, в ближайшее время сюда зашлют несколько отрядов Стражей с магом, который даст отмашку в форт, откуда потом уже подтянется пехота и гномы, обустраивать лагерь и осадные орудия. Затем подождут для верности дружину Праселя, которой опять таки нужно будет дать отдохнуть. То есть два дня в запасе у нас есть, - задумчиво изложил свои мысли Роквар. - Значит успеем настроить центральный материализатор и подключить его к энергоканалам. И установите наконец рельсовые и кольцевые электромагнитные ускорители масс. Пока они только место на складах занимают.
   -Ирохар, - обратился к своему брату Князь, - Сам понимаешь, мне придется уйти на некоторое время. Флотилия светлых наверняка уже направляется к нашим берегам. Нужно перестроить оборону с учетом Посоха. Так что все оставляю на тебя, как и рассчитывали ранее. Продолжай работать с возрожденными фейри и... Да сам знаешь, что делать нужно.
   -Конечно, брат, - кивнул Ирохар, с улыбкой глядя на Роквара.
   Через полчаса Князь темных эльфов был на Саррейтоне, к великой радости Ората, который давно начал скучать по горну и мастерским дроу. Оружейник встретил Роквара в княжеском рабочем кабинете и едва не бросился обнимать, будто не видел дорого родственника как минимум десяток лет.
   -Наконец-то, Князь! Сколько можно ждать?! - воскликнул он, едва увидев вернувшегося Роквара. - Свалил всю муторную работу на меня и убежал строить Убежище!
   -Не надо жаловаться, это никого не красит, - усмехнулся Князь. - Никаких происшествий не было? Что слышно о светлых?
   -Из всех происшествий -- очередной налет шефанго на обнаглевших змеелюдей. А вот о светлых пока ничего не известно. Только от Сета и Тора поступили данные, что у Сильвы собирают войска. Этот порт не самый близкий к нам, но все же настораживает. Туда же на днях пришла одна эльфийская ладья и три броненосца гномов.
   -Вот даже как. Гномы и даже эльфы решили вмешаться в битву, - задумался Роквар. - Похоже, есть нечто, что теперь вселяет в уверенность в победе без значительных потерь.
   -Посох? - предположил Орат.
   -Скорее всего. Но раньше эльфы сюда даже с Младшими не рисковали ходить, а Посох -- это лишь артефакт, и он сейчас в руках сидхи. Чтоб эльфы доверились сидхе? Не в этой жизни! - фыркнул Князь. - Значит есть что-то еще. Или кто-то.
   -Думаешь, Леарлина решила растормошить своих детишек? - понимающе усмехнулся оружейник. - На сколько нам известно, ей не нравится, что они отошли от мира и никак не влияют на политику и жизнь других народов в целом.
   -И я не сомневаюсь, что эльфы недовольны тем, что Богиня заставляет их плодится подобно крысам, при этом порождая всяких уродов. Какой там у них процент отхода? Десять, вроде.
   -Думаешь сыграть на этом? - спросил Орат брата.
   -Попробую, но без гарантий Уландиль ничего предпринимать не будет.
   -Да уж, никаких гарантий мы предоставить не сможем. Сами-то выживаем еле-еле. Убежище отгрохали и то на тот случай, если нужно будет удирать с этой планеты в поисках лучшей доли. Как там антигравы, кстати? Работают?
   -Не проверяли, - отмахнулся Роквар. - В первую очередь оборону наладим, а затем только за остальное примемся. Все равно пока мы не смогли стабилизировать межмировые порталы.
   -Ну так сначала нужно выйти в космос, где меньше лишней материи, - загорелись глаза Ората.
   -Ага. А излучения? А время? - тут же остудил пыл брата Князь. - Нужно будет как минимум пять контролируемых черных дыр для очищения пространства под портал, а потом еще настраивать координаты выхода через него же, генерировать еще пять черных дыр по ту сторону портала. А установка гравитационной генерации выделенной системы отсчета жрет столько энергии, что даже наши термоядерные реакторы батарейками в фонаре шахтера покажутся!
   -Ну этот ты слишком далеко в физику углубляешься, - не сдавался Орат. - Всегда можно принести жертву и получить энергию.
   -Тоже вариант, - согласился Роквар. - Но в любом случае, все установки экспериментальные и необходима куча опытов, чтобы реализовать вложенные возможности. Но все равно нужно пока оставить то Убежище на месте. По крайней мере, в пределах атмосферы, где телепорт еще стабильно работает. В случае поражения здесь, будет куда бежать. А потом, если что, можно лететь на околосветовой скорости или просто перебраться пока на другой материк или на Тангол. Атмосфера на этой планете не очень, но приспособиться можно. Где о Богах пока не ведают -- там жить можно всегда. Кстати, о них, родимых. Вопрос об эльфах решим потом. Может, Леарлина разозлит их настолько, что они сами отрекутся от нее, без нашей на то помощи. И вот уже тогда с ними можно будет поговорить. А пока, что там с обороной острова?
   -Потихоньку укрепляемся, - ответил Орат. - Переоснащаем вооружение, обновляем укрепления. Но много ресурсов уходит на новое Убежище, так что дело идет не шустро. Этот остров никогда не оборудовали под осаду. Полагалось, что всех враги будут уничтожаться еще на подходе.
   -Как дела с заказанными реагентами у алхимиков?
   -Не хватает чистых ингредиентов, а с преобразованными эффект слабее, - покаялся оружейник.
   -Отравить акваторию в радиусе тридцати километров от острова хватит? - требовательно спросил Роквар.
   -Десять -- гарантированное уничтожение, дальше уже действие ослабнет. Но в качестве буфера должно сойти. Водных тварей ревивомантов должно вывести из строя.
   -Отлично, - ударил кулаком о ладонь Князь. - Это просто великолепно! Но мины на подступах установить все равно.
   -Уже сделано, Князь! - усмехнулся его брат.
   -А что говорят Матери?
   -Надвигается буря, что же еще, - вздохнул оружейник. - Младшие боги все же придут к острову, а дальше лишь тьма. Мать не говорила этого прямо, но я боюсь, что они видят свою смерть.
   -Понятно, - нахмурился Князь.
   Смерть темные эльфы принимали спокойно, как и должно потомкам Роквардессара, но потеря Матерей не сулила ничего хорошего. Ведьмы многое давали темным эльфам: лечение, предсказания, знания. В конце концов, они были символом. Одним из краеугольных камней общества дроу и шефанго.
   -Ничего точного, как обычно, не видно? - уточнил Князь.
   -Нет, предсказания не дают ясного представления о будущем, ты же знаешь.
   -Никто кроме Матерей не имеет этой способности, а они не могут током объяснить суть, - заметил Роквар. - Но не важно, сколько мы знаем о ней, предсказания обычно так или иначе сбывались. Тьма не обязательно знаменует смерть.
   -С твоих бы слов писалась книга судеб, - с иронией сказал Орат.
   -Судьба в наших руках, брат, мы скуем ее такой, какой потребуется, - уверенно сжал кулаки Князь.
   -А вот это сравнение мне не нравится, - рассмеялся Орат. - Не знаю, как на счет судеб, но все остальное куешь ты отвратительно!
   -Не о том речь, - досадливо поморщился Роквар в ответ на слова брата.
   -Я понимаю. Ну что ж, пойду я к себе, если ты не возражаешь. В подготовке мои умения не помешают, - засобираться оружейник. - Как мечи, не опробовал?
   -Нет, в ритуале они были не нужны, - ответил Канязь, уже углубившись в изучение подготовленных Оратом и секретарем документов.
   Накопилась огромная кипа дел, которые не мог решить Орат, и они непременно требовали личного внимания Князя. Поэтому урвать толику свободного времени для разговора со старшей Матерью он смог только глубокой ночью, попутно перебившись получасовой медитацией вместо полноценного сна.
   Авериэль ждала его, своего сына, у края хрустального купола, глядя в звездное небо и купаясь в холодном лунном сиянии. Серебристые лучи преображались, касаясь эльфийки, казалось, что она сама источала сияние, теплое и живое, вечное напоминание о скрытой внутри ее тела силе, запечатанной и проклятой Богиней.
   -Все же пришел сегодня, сын мой, - с грустью, нисколько не удивившись его приходу, поприветствовала Роквара старшая Ведьма. - Я ждала тебя, Князь. И я предвижу твой вопрос, а ты знаешь наш ответ. Но ты все равно пришел, потому что путь понимания Отца может ошибаться.
   -Ваш так же не всегда идеален, - посмел возразить Роквар.
   -Интуитивное понимание в целом -- да. Но мы, Ведьмы, ведаем и ощущаем мир, тебе не понять этого, сколь не был бы ты способен, - бесстрастно возразила Авериэль.
   -Но, Мать, ты должна понимать, сколь важны вы для нас! - принялся уговаривать ее Роквар. - Скоро на Саррейтон нападут Младшие, мы не можем допустить ни малейшего шанса потерять вас.
   -Нет, сын мой, мы должны остаться, так будет лучше, - твердо ответила Мать. - Этот путь оптимален, как сказал бы Отец. Мы все остаемся здесь, ты должен принять это. Но не волнуйся, мы не оставим вас бес присмотра. Двое отправятся в новое Убежище, они смогут воззвать к мудрости сотни погибших сестер, когда придет нужда.
   -Двое живых к сотне погибших? - удивился Роквар. - Но Матерей всего сто, что ты имеешь ввиду?
   -Ты уже забыл о Кали и Верме? - с усмешкой спросила Авериэль.
   -Я не видел их давно. Верма впала в кому после рождения рождения Инагора и Ивелина, а Кали была при смерти после рождения Вара и так же погрузилась в летаргию. Вы изолировали их от всех, потому что аура де Сарров начала губительно влиять на них, - без запинки ответил Роквар. - Так значит они? Почему ты ничего не сказала ни мне, ни Ирохару, ни своим внукам?
   -Они пришли в себя совсем недавно, а вы все де Сарры и ваша энергетика еще не желательна для них. Тебе было лучше не знать о том, что твоя жена очнулась от долгого сна, но ты все еще не можешь к ней подойти, уж поверь мне.
   -Иногда я едва не ненавижу тебя, Мать! - обуреваемый злостью и радостью воскликнул Князь. - Самое обидное то, что с тобой сложно спорить, учитывая вашу способность ясновидения.
   -Сейчас у тебя есть хотя бы возможность поговорить с Кали. Если я укрою ее своей аурой, то можешь рискнуть даже коснуться ее, - покровительственно улыбнулась Авериэль. - Я как раз обучаю их основам ведовства.
   В центре кратера, ранее принятые Рокваром за еще двух Матерей, сидели они, его Кали и Верма Ирохара. Узнать с первого взгляда в них взрослых темных эльфов было невозможно. За годы, проведенные в беспамятстве, кожа эльфиек вновь приобрела нежную детскую голубизну, черты лица обострились, а волосы поседели. Но глаза Кали снова сверкали темными аметистами, она была жива и здорова.
   -Любимая, - прошептал Роквар, боясь подойти к своей шефанго вплотную и борясь с желанием ее обнять, - как ты?
   -Жить буду, - она была все такой же беззаботной, как и раньше, - Не смотря на то, что выносить двух де Сарров для шефанго или дроу сложно, как оказалось, но не смертельно. Но я еще легко отделалась, а вот Верме с близнецами пришлось хуже.
   -Кали... - наконец дождавшись разрешающего кивка Авериэль, Роквар осторожно обнял жену.
   -Да, Роквар, - уже не пряча свои истинные чувства под маской безмятежности, Кали прижалась к мужу, - я вновь с тобой, прости, что чуть не умерла так рано.
   Князь с болью отметил, что под просторной рясой скрывалось хрупкое и истощенное тело, а когда-то Кали, как и все щефанго, была крепкой и ладной. Сейчас, ощущая рядом вновь обретенную свою половину, исхудавшую и слабую, как никогда, Роквару были безразличны все предсказания матери. Он знал, что больше не может и не имеет права проиграть кому бы то ни было, пусть хоть к Саррейтону примчатся все Младшие и Старшие боги. Князь все равно защитит ее, поразившую его своею храбростью, умом и удачей воительницу, ныне такую беззащитную, всегда любимую.
   -Роквар, - окликнула забывшегося Князя Авериэль, - Кали еще недостаточно окрепла. Позволь ей побыть в единении с миром и восстановить свою энергетику. Вскоре, возможно через неделю, ты сможешь общаться с ней без всяких предосторожность. Однако, сейчас нужно быть аккуратнее, чтобы не увеличить срок восстановления.
   -Да, Мать, я понимаю, - сказал Роквар, нехотя отстраняясь от Кали.
   -Скоро ты должен будешь и меня называть Матерью, - с улыбкой заметила шефанго.
   -Значит, те слова на счет новых двух Матерей не были преувеличением? - удивился Роквар. - Я не думал, что Ведающие Матери появятся еще. Но каким образом?
   -Мы сами не знаем точно, - с сожалением ответила Авериэль. - Предполагаем только, что это как-то связанно с рождением и смертью. Когда я вынашивала Ората, то мне казалось, что Жнец тянет из тела последние крохи жизни, и врата в посмертие уже открылись, чтобы принять мою душу. Конечно же, я осталась жива, но воспринимать мир как раньше уже не могла. По рассказам моих сестер, нечто подобное чувствовали и другие Матери, а недавно это пришлось пережить Кали и Верме. На самом деле, им пришлось даже хуже. Так как Тьмы в мире осталось крайне мало, из-за этого больше нагрузки выпало на личную энергию. Максимум, что может выдержать одна темная эльфийка -- два де Сарра.
   -Подожди, но почему именно де Сарры, ведь с остальными женщинами темных эльфов, которые зачинали детей от шефанго или дроу не происходило ничего подобного? - удивился Роквар.
   -Сын мой, - улыбнулась Ведьма, - возможно, сейчас это и не заметно, но твой род кардинально отличается от остальных темных эльфов. Вы -- особая порода. Темные эльфы создавались Отцом и при поддержке четырех Демонов. Так как последние не принимали непосредственного участия в создании, а Роквардессар не имел возможности в полной мере оперировать их энергией, то полноценным получился лишь род де Сарров. В вас скрыта эссенция смерти, которую легко сможет воспроизвести в потомках лишь женщина вашего же рода. Рок пока единственная, поэтому точных данных до сих пор нет.
   -Отец, да ты, наверно, и сам не знаешь, что сотворил! - покачал головой Князь. - Как много мы еще не знаем о самих себе, а уже задумываемся о путешествиях к иным звездам.
   -Интенсивное развитие в наших условиях неизбежно, - печально согласилась Авериэль. - Чтобы выжить, многое приходится упускать. И сейчас я пытаюсь обучить Кали и Верму основам, ведомым нам, за кратчайшие сроки, до остального в худшем случае им придется доходить самим.
   -Искусственная раса по идее должна быть более предсказуемой не так ли? - усмехнулась Кали.
   -Дорогая моя, давно пора понять, что мы не искусственная раса, а просто измененная, при чем не без вмешательства Хаоса. Поэтому многое неизвестно, точные прогнозы были просто невозможны. Все приходится познавать попутно, - произнесла Авериэль с беспокойством поглядывая на Кали. - Но об этом можно поговорить потом. Роквар, тебе пора, аура Кали уже задыхается под моим покровом. Да и Верме наверняка надоело жаться к стенкам.
   -Хорошо, я уже иду, - не стал спорить Князь. - Кали, надеюсь, мы скоро вновь встретимся.
   -Даже не сомневайся! - заверила его жена.
   Выходя из освещенного лунным светом кратера Князь темных эльфов впервые за многие годы счастливо улыбался.
  -- Глава 13
   Тем временем, далеко от Саррейтона, в пока еще безымянном Убежище темных эльфов, шефанго и дроу обживались на новом месте под руководством стратега Ирохара. Танграрг и его собратья учились пользоваться своими новыми телами, привыкали к энергетическому фону и неспособности творить темные заклинания. Все оборонительные машины были установлены в кратчайшие сроки, теперь можно было не спеша заняться обустройством быта и прочими не такими значимыми, как выживание, целями.
   Постепенно, как и предрекал Роквар, к Убежищу стали подтягиваться коалиционные силы светлых. Пока это были лишь редкие разведывательные отряды Стражей. Они пытались узнать, что же такое предстало пред ними, но наверняка ничего не могли разглядеть сквозь зеркальные стены внешней сферы. В обычном зрении Убежище выглядело как торчащий из песчаного грунта купол сверкающий в лучах солнца, в магическом -- лишь темное пятно, в котором невозможно было что-либо разглядеть. Даже работающий практически без перерыва телепорт полностью скрывался в общей темной ауре.
   Сообщение о приближающейся армии застигло Ирохар, когда тот лично настраивал сеть управления автоматами. Так как та была полностью построена на старых некромагических заклинаниях анимации мертвых, обслуживать ее мог только кто-то из де Сарров. Хотя была уже выстроена дублирующая сеть построенная на стихийной энергии, но та пока не была доработана и некоторые структуры заклинаний не удалось переделать под новый тип энергии.
   -Армия? - удивленно вскинул бровь Ирохар. - Мы ждали отряд, готовый провести разведку боем, но не полноценную армию. Откуда они набрали столько народа за такой короткий срок?
   -Дружины местных феодалов сплотились под знаменем графа Праселя, - доложил невидимый дроу, связь с которым де Сарр поддерживал через ментальный интерфейс. - Похоже, что молодые рыцари решили показать свою доблесть. Молодой граф созвал вассалов под предлогом мести за своих отцов, павших под Наир-Тирас. В общем молодежь беситься без присмотра родителей. Наняли наемников на архипелаге Угрити, собрали ополчение и заручились поддержкой нескольких магов и отрядов Стражей. Скоро будут у форта Ераз.
   -О гномах что-то слышно? - поинтересовался Ирохар.
   -Нет, - тут же ответил координатор. - Хотя весть о сборе ополчения была отправлена и должна была уже дойти до адресата. Никаких новостей от них нет уже давно, даже на призыв своих богов, когда собиралась армию для похода против Отца, они не откликнулись. Проникнуть в Подгорное царство не удается.
   -Хм, это интересно. Нужно будет обсудить эту новость с Князем и Матерями. Как только начнется движение у Ераза, сразу же сообщите мне, - приказал стратег Убежища. - Провести проверку защитного контура и боевых автоматов. Перераспределить энергию по оборонительному профилю. Известить инженеров о сужении канала энергии. Исполнять.
   -Стратег, а не проще нанести упреждающий удар по этому форту? - спросил Танграр, который все это время с интересом наблюдал за работой Ирохара.
   -Нападение? - иронично переспросил Ирохар. - Да мы давно забыли это слово. Жизнь заставила нас быть идеальными в обороне, так как нормально сражаться мы можем лишь вблизи от Убежища. Ты ведь еще не бывал на солнце?
   -Пока только готовимся к выходу, но даже от слабого света приятных ощущений мало, - признался возрожденный фэйри. - Но можно напасть ночью! Расстояние не такое большое.
   -Все равно, при нападении мы потеряем больше эльфов, чем при защите. Это неприемлемо, - отрезал Ирохар. - Они успели собрать большое количество воинов. А здесь же мы можем использовать автоматы, которые примут на себя основной удар.
   -Эти заводные машинки, - с некоторой брезгливостью отозвался Танграр. - Не нравятся мне они, постоянно вспоминаю опыт ванов, или, как вы их называет, светлых эльфов. Он вас ничему не учит? Насколько я знаю, они тоже делали себе солдат для защиты и где они теперь? Было достаточно одной песенки, чтоб орки и сидхи предали своих хозяев.
   -Восстание машин? Не возможно! Это все равно, что восстание мертвяков против поднявшего их некроманта. Для нежити невозможно применить что-то вроде Песни Свободы, - заверил Ирохар.
   -Но я слышал, что Траур мог перехватить под свой контроль любую нежить. Самые сильные некроманты тоже наверняка могли сделать подобное, - продолжал сомневаться Танграр. - Кроме того, ревивоманты могут взломать управляющие структуры и парализовать реанимированных.
   -Траур... Бог Смерти подчиняет себе любую нежить, это его неоспоримое право, - с каплей иронии сказал де Сарр. - А на самом деле, все зависит от защиты самих структур и силы двух некромантов или некроманта и ревивоманта. Можно выжечь чужие реанимирующие заклинания и заменить их своими, тогда нежить будет твоей, можно взломать защиту управляющей структуры и завладеть поднятыми. Но если защита хороша, то даже Трауру не под силу было захватить чужие "кости". Так говорят.
   -О, Клемея! Ты прожженный некромант, Ирохар! Откуда только берутся такие в эти светлые времена?.. - рассмеялся шефанго.
   -Весь в отца, - хищно улыбнулся в ответ стратег.
   Шутка не новая для де Сарра, но пока обстоятельства позволяют, можно и пошутить. Пусть на его, Ирохара, Убежище сейчас ополчилась армия людей, но это ничто по сравнению с той армадой, которая собирается на Саррейтон. Кстати, как раз там-то и есть гномы. Три броненосца, если верить словам Тора и Сета. Ну и что это может значить? Гномы не выходят из гор, пока их Боги не позовут. Да и три корабля... Не слишком это много. Понятно, что эльфы послали только одну ладью, их в принципе мало, но гномов во время Войны Сил так ни разу серьезно и не потрепали, не было в те времена у темных войск, способных на равных с гномами сражаться под землей.
   Удивляло Ирохара и еще кое-что. Сидхи, засевшие в своем Лесу. Либо никто их не зовет поучаствовать в занимательной кампании против отродий тьмы, либо они отказываются и им это спускают с рук. Стратег вообще не понимал положения сидхов в светлом обществе. С одной стороны, они позиционируют себя как расу ненавидящую тьму и поддерживающую Альянс светлых земель, но с другой стороны, они никогда не скрывали своей ненависти к эльфам и ревивомантии, прохладное отношению к Богам, в частности к Леарлине. Никогда не вступали в отряды Стажи, и вообще жили отчуждено и замкнуто. Их друидизм считается "светлым", но Ирохар был уверен, что за сотни лет изучения этой магии, сидхи могли бы уж дойти и до "темной" ее стороны.
   Знать все невозможно, но стратег сильно жалел о дырявой разведывательной сети темных эльфов. Настроить ее на нужный лад никак не получалось. Ни дроу, ни шефанго, ни, тем более, де Сарры просто физически не могли растворится в среде светлых, проникнуть в Подгорное царство, Живой и Золотой леса. Единственный способ -- это воспользоваться эхом стихий, но и оно не действует там, где естественный магический фон был подавлен иными силами: Богами, Лесом, духами.
   Пока подтягивалась армия агрессоров, Ирохар решил обговорить несколько вопросов со своим братом. К счастью, выделенный канал связи настроили еще утром, так что можно было быстро договориться о времени встречи. Вести переговоры по не зашифрованным ментальным передачам, проходящим вне пределов Убежищ, темные эльфы не решались, не зная, могут ли их перехватить светлые. Поэтому стратег предпочел встретиться с Князем лично, благо телепорт работал исправно и беспрерывно.
   Уже через полчаса он был в Саррейтоне на одном из подводных доков, где шефанго на скорую руку мастерили торпеды -- начиненные алхимическими составами полые утяжеленные бревна с заклинанием реактивной струи с одного конца и детонации с другой. Эти малютки уже долгие годы портят кровь морякам, решившим соперничать с шефанго на водных просторах, примитивные, но действенные.
   Сам же де Сарр накладывал отвращающие живых тварей заклинания на корпуса субмарин. Кроме него это было делать просто некому, поэтому Князю самому пришлось заняться работой. Рок пока не умела творить темных заклинаний без принесения жертв, Вар был слишком мал, Ирохар с сыновьями отправлены в новое Убежище, а Орат завален с головой заказами на вооружение.
   -Что хотел сказать? - спросил Роквар, который явно находился в приподнятом настроении.
   -Мне интересна ситуация с гномами и сидхами, - сразу же перешел к делу Ирохар. - Что тебе известно на счет них? Отправили ли они свои отряды против Саррейтона?
   -Гномы-то отправили, а как же... Три броненосца, - зло ответил Князь, броненосцы гномов всегда были крепким орешком, не поворотливые, но практически непотопляемые. - А из сидхов только одна небезызвестная тебе женщина. А почему тебя это так заинтересовало?
   -Предчувствие какое-то, - покачал головой младший де Сарр. - На мое Убежище гномы вообще никак не отреагировали. И на призыв людского графа тоже. Заперлись в своих горах и носа не высовывают. А сидхи давно кажутся мне какими-то подозрительными.
   -Гномы, говоришь, не выходят, - задумался Роквар. - Это странно. Возможно, это как-то связано с их внутренними разборками. Только гномы -- не люди, не слышал, чтоб у них когда-то случались непорядки в подгорном королевстве. А на счет сидхов вообще ничего никому не известно. Живут изолированно, почти никого не впускают, никого не выпускают. Почти. К сожалению и от Матерей сейчас совета спросить не могу.
   -Почему? - искренне удивился стратег.
   Ведающие матери хоть и являлись символом и опорой народа темных эльфов, но так повелось, что жили они отчужденно. К ним часто приходили за советом их потомки, отдавали дать уважения и почтения. Но глобальные предсказания, важные новости они сообщали только через Авериэль Князю. Чтобы тот уже решал, стоит ли доносить информацию до остальных, в каком объеме и виде это сделать.
   Роквар печально и тихо прошептал:
   -В последнее время их взор закрывают видения предстоящего забвения.
   -Что?!! Но как же... - казалось, Ирохар потерял дар речи.
   -Матери и сами точно ничего не знают, - продолжив свою работу, сказал Князь. - Их видения никогда не отличались точностью, но сейчас только темнота.
   Стратег опустил руки и выглядел донельзя растерянным.
   -Так вот, вернемся к нашим гномам, - вернулся к прежней теме Роквар. - Это и в самом деле интересно. Сейчас они редко стали появляться на поверхности. Кстати, их поселение возле нового Убежища как давно основано?
   -По-моему, оно достаточно новое, - с сомнением ответил Ирохар, с трудом взяв себя в руки. - насколько я помню, те горы начали заселяться лет двести назад. Еще и одного поколения не сменилось.
   -Это хорошо, Значит давление Лабира там пока не так велико, - предположил Князь. - Попробуй усиленное эхо стихий. Или призвать духа, в крайнем случае. Прояснить ситуацию не помешает. Если у гномов раздор, то этим можно воспользоваться. В подгорном королевстве накоплено немало ценных ресурсов.
   -Эхо стихий не действовало, - покачал головой стратег. - Я первым делом попробовал исследовать подгорье таким способом. Могу сказать только, что аура порядка была весьма прочная и вязкая, но божественного давления в ней мало. Мы точно знаем, что там присутствует поселение гномов, по типичным признакам их производственной деятельности и ауре порядка, однако духов тоже выловить не удалось. Даже излучения смерти высокоразвитых существ, словно там не карлики живут, а ваны.
   -Ваны? - недоуменно переспросил Роквар.
   -Светлые эльфы, - усмехнулся стратег. - Набираюсь привычек от фейри.
   -Да, это видно, - проворчал Князь. - Ладно, при первой же возможности я поговорю с Сетом и Тором, возможно у них получится что-то разузнать о гномах. И сидхах тоже. А пока мне хватает проблем и с этим флотом Альянса. Похоже, он уже выдвинулся в путь. Точно сказать не могу, разведчиков отправлять опасаюсь из-за химер.
   -Сообщи мне, когда они появятся у первой линии, - попросил Ирохар брата. - К тому времени, скорее всего, мы уже расправимся с армией, о которой я сообщил.
   -Не будь самонадеян, - усмехнулся Роквар. - Хотя, судя по всему, так все и будет.
   Когда стратег собирался уходить, Князь добавил:
   -Постарайся разобраться с этой проблемой поскорее.
   Ирохар был удивлен таким напутствием, но принял к сведению. Роквар часто поступал на первый взгляд нелогично, но в последствии выяснялось, что у него имелись некоторые сведения, недоступные брату. Стратег, конечно, не был рад такому положению, но в то же время прекрасно понимал, что на все есть причины. Не зря, Матери говорили с Народом устами Князя.
   Однако, стоило только Ирохару выйти из телепорта в управляемом им Убежище, как все посторонние мысли отошли на второй план. За недолгое его отсутствие несколько отрядов Стражей усиленные наемниками успели обосноваться близко от внешней стены. К ним уже подходил обоз под охраной дружин местных князей.
   -Такое чувство, будто у них есть телепорты, - поморщившись, заметил стратег, с неудовольствием разглядывая в приоткрытую бойницу обугленные и разорванные в клочья останки разведывательного отряд светлых.
   Несчастные подобрались слишком близко к Убежищу, в результате чего не настроенный до конца охранный периметр среагировал на них, как на потенциальных агрессоров. А автоматы, следуя боевой программе, выпустили залп из рельсовых пушек. Результат этой цепи событий -- ошметки горелого мяса. И, следовательно, заранее выставленная защита магов от огненных заклинаний и термического воздействия. Эффективность которых против данного типа вооружений пока не выяснена, но одной неожиданностью теперь меньше.
   -Они пришли слишком быстро, - задумчиво поскреб подбородок стратег. - Не нравится мне это. Кто-то ускорил им путь и хорошо, если это были только маги. Младших нам здесь только и не хватало! И как только плазма до них долетела? Уже поставили заклятия статиза?
   -Сегодня утром, - со вздохом отрапортовал дроу-оператор данного участка.
   -За оперативность хвалю, конечно, но лучше было бы им пока просто бестолково побегать вокруг Убежища... Придется в кратчайшие сроки настроить нашу систему охраны до конца, - коснувшись рукой своей диадемы, Ирохар связался у эльфами в координационном центре. - Все автоматы поступили из Саррейтона? Процент их готовности к боевым действиям?
   -Автоматы поступили все, - после секундной задержки получил ответ стратег. - Из общего числа всех типов собрано на данный момент -- сто процентов, проверены и готовы к действию -- семьдесят процентов.
   -Отлично, этого должно быть достаточно, - кивнул головой Ирохар. - Количество жертв в криокамере?
   -Пятьдесят человек, - бесстрастно ответил дроу-координатор.
   -Хорошо. Подождем действий наших противников. Магнитный экран запущен?
   -Так точно. Магнитосфера запущена и функционирует нормально.
   -Отлично.
   Как не прискорбно было это признавать, но новое Убежище, выполненное в форме шара абсолютно зеркального снаружи, являлось не вызовом светлым силам, а последней надеждой темных эльфов на выживание. В случае крайней необходимости планировалось, используя ртутный движитель и термоядерные реакторы для левитации, оторваться от родной планеты в поисках лучшей доли на других. В новом Убежище находилось все необходимое для дальнего путешествия. Криокамера для хранения жертв и большей части населения в случае дальних перелетов, магнитосфера для защиты от ионизирующего излучения, установки создания искусственной гравитации, хранилища материи и многое другое.
   Это был ковчег для бегства от силы Богов, которая отнюдь не безгранична в теории. Хотя если говорить только об их влиянии, то даже в Мире существуют места, где оно не проявляется. Фактически, Боги имеют реальное могущество лишь там, где есть их последователи. Иначе бы, Саррейтон не простоял и десяти лет.
   Однако люди, основная паства Богов, размножаются очень быстро и занимают все новые территории. При помощи магов и жрецов, не без поддержки свыше, люди уничтожили многие болезни, не испытывают нехватки в пище. Сейчас реальный отпор им может оказать, пожалуй, лишь орочий каганат. Да и среди их ханов найдется ли тот, кто сможет противостоять подавляющей мощи Младших.
   К несчастью Князю так и не удалось наладить никаких связей с каганом орков. Скорее всего, дело даже не в том, что сами зеленокожие не желают общаться с кем-либо, а в их врожденной неприязни к тьме и постоянные междоусобные войны. Орки были бессмертны как эльфы, но плодились почти так же быстро, как люди. В результате чего не самые богатые земли степей не могли прокормить растущее население. Даже наступающая Пустыня и периодические войны с темными эльфами не помогали. Поэтому каганом был принят закон о межклановых битвах, которые проводились по строгому порядку. В итоге оркам удавалось поддерживать свою численность в нужных рамках, развивать свой генофонд, так как в войнах выживали лишь сильнейшие, и никому другому не удавалось пробраться сквозь постоянно воюющие племена до стойбища кагана, единственного места где можно найти орка способного держать себя в руках при виде эльфа.
   Вообще-то, в мире были другие континенты, где пока люди появляются не часто. И был вариант укрыться на других них, но те земли мало пригодны для заселения. Заледенелый Хелессер и покрытый джунглями, кишащий всякой опасной живностью и змеелюдьми Анурер. Кроме того, что на них нет даже и намека на остаточные эманации тьмы, на первом практически нет доступных полезных ископаемых, а на втором завышенный естественный фон силы жизни и ее мутагенного действия.
   Когда-то Анурер был бы идеальным местом равно как для некроманта, так и для ревивоманта, именно оттуда пришел Траур. Однако смещение полюсов сил привело к критической концентрации жизни на западном континенте. Единственные существа Яарьера, которые могли бы на Анурере спокойно жить, это светлые эльфы да сидхи.
   Конечно, можно было бы на время затаиться и на них, тем более, что Альянс даже не думает об экспансии других континентов. Но это не спасло бы в случае Тиельвамориен, которая поглотит весь мир. Создавая новое убежище на Старом континенте темные эльфы пытались отсрочить конец. Хотя бы до того момента, когда они смогут избежать его со стопроцентной вероятностью.
   Так что приходилось пока мириться с соседством светлых под боком и пользоваться небольшим шансом, который дал Отец детям своей авантюрой. Сейчас основные военные силы Южного предела Альянса сосредоточены близ Кландорея. А потом они будут заняты походом на Саррейтон. Время есть и им нужно пользоваться.
   Как и ожидалось, светлые не стали атаковать и подходить к Убежищу еще пару дней. Странно было то, что они сразу прислали немалую армию к ее стенам. Князь, конечно, предполагал такое развитие событий, но лишь в худшем случае. По-хорошему, им сначала стоило бы разобраться, что это за штука такая появилась, а уж потом собирать армию и атаковать. Ирохар не знал, кто такой этот молодой граф Праселя, но заранее начал ненавидеть этого надоедливого юнца. Еще и за то, что человеку этому чрезвычайно везло.
   Мало того, что ему удалось в кратчайшие сроки собрать какую-никакую, но армию, так еще и могущественных магов и жрецов где-то раздобыть сумел. А именно они-то и представляли главную опасность. Хотя нет худа без добра, наконец удалось опытным путем доказать, что автоматы, анимированные стихийной магией, не могут быть выведены из строя стандартными антинекромантскими чарами ревивомантов. То есть, наконец была решена многовековая проблема всех некромантов! Хотя все еще оставалась проблема с адептами Порядка, которые постигли аспекты воли и творения. Но таких никогда не было много.
  -- Интерлюдия
   В то же время, пока темные эльфы безвылазно сидели в своем новом Убежище, сам граф Праселя мучился со скуки. Деятельная натура помноженная на юношескую пылкость не выносила второго дня так называемой осады. Собранное Генрихом Прасельским армия просто стояла в зоне прямой видимости от непонятной зеркальной полусферы, не зная даже толком, что же там внутри.
   Хотя чего там знать? Только темные эльфы и могли там быть. Больше никто не способен призвать тьму в таких масштабах. Если только Демоны, помилуй Совнатрол. Те считались павшими многие века назад, но все же отыскались спустя столько лет. Кто знает, если они появились в одном месте, не могут ли сделать того же в другом.
   К счастью, Генриху удалось поднять старого жреца Совнтарола, который по причине преклонного возраста не был направлен в Наир-Тирас, все же путь до той крепости не близкий. Но вот на несколько километров от храма своего он отъехать смог. И теперь уже вторые сутки корпел над каким-то сложным ритуалом. Генрих не знал, силен ли этот высохший старый жрец, но заклинание, обещанное им, было по настоящему грандиозным. Гнев Совнатрола, огромный испепеляющий луч, нисходящий с небес! Такое не провернуть без подготовки и благоприятствующих факторов, поэтому Гнев применялся нечасто.
   -Эй, Мавирус, а после твоего ритуала останется нам что-нибудь? - спросил у жреца граф. - Моим войнам хотелось бы скрестить оружие с противником, а не подбирать чужие трофеи с руин!
   -Конечно, конечно, - проскрипел старик, готовясь к последней стадии ритуала. - темные эльфы -- на диво живучий народ. А Демоны и подавно.
   -Отлично! - обрадованно воскликнул Генрих. - Слышали, не все останется на поживу жрецам и магам!
   -На вашем месте я бы так не радовался, милорд - мрачно сказал старый Страж, оставленный присматривать за молодым графом.
   Лицо его было обезображено старыми ранами и плохо зажившими язвами -- верный признак испытанного на себе яда темных эльфов. Хотя главной причиной, по которой этого рыцаря не взяли в поход против Роквардессара, это его когда-то оторванные взрывом фугаса ноги -- восстановить их так и не удалось, не смотря на все старания ревивомантов. Сейчас он, конечно, обзавелся протезами, сделанными гномами и приживленные ими же, но о былой подвижности уже не мог и мечтать.
   -Встретить дроу или, того хуже, шефанго в ближней схватке -- это вам не с разбойником каким-то воевать иль упырем. Эти проклятые бестии, порождения Роквардессара, способны без проблем даже орка в схватке один на один завалить, - продолжал Страж.
   -Хватит запугивать моих людей, - поморщился Генрих. - Орка победить и человеку под силу. Батюшка мой рассказывал, что не раз ему таковое делать приходилось.
   -В доблести вашего отца я не сомневаюсь, - уклончиво согласился калека. - Однако же побеждал он зеленокожих лишь будучи заклинаниями ревивомантов напичканный да на коне с наскоку. Но шефанго... когда я только начинал свою службу в морском патруле, довелось повидать, как столкнулись ладья темных эльфов и когг орков, как шефанго одним лишь ударом руки превратил зеленокожого в мешок с потрохами и осколками костей, которые торчали во все стороны. Мы тогда еле ноги унесли.
   -Хватит страсти рассказывать, Варит! - приказным тоном, пресек разговорившегося подчиненного граф. - Мавирус, все ли готово?
   -Почти, милорд, почти, - в отличие от Генриха с интересом слушавший рассказы старого вояки, жрец расстроился прерванным повествованием. - Прикажите и проведу Гнев Бога в мир.
   -Хорошо, начинай, жрец.
   -Как скажете, милорд. С вашего позволения, я присяду. Годы уж не те, чтобы призывать такие заклятия с легкостью.
   Старик с кряхтением опустился на заранее постеленную циновку, откашлялся и, раскинув руки в стороны, начал читать молитву:
   -О светлый Боже наш, Тот кто смотрит своим Оком на мир, видит все грехи и всякую тьму, что на земле, что в душах. Нет тайн для Тебя под светом Дня. К тебе, о могучий, взываю. Яви силу Гнева своего тем, кто осмелился творить тьму и застилать Твой благодатный свет. Совнатрол, яви свой Гнев непокорным и погрязшим во тьме душам!
   По мере чтения молитвы над зеркальной полусферой в чистом небе собирался сияющий шар, словно состоящий из мельчайших частиц пыли. С каждой секундой он становился се ярче и вскоре на него уже нельзя было смотреть.
   -Кара неизбежна. Твоя воля вечна и беспрекословна!
   В полной тишине сияющий шар стремительно перетек вниз. Вряд ли это можно было назвать лучом или молнией. Скорее просто сияющий столб вминающий и испепеляющий все, что попадется под него. Грохот и вой пришли несколькими секундами позже, столб пыли, пепла и пара скрыл за собой место удара. Даже до ставка графа дошла волна опаляющего жара.
   -Такова воля твоя и не принявшие ее пусть покоятся во тьме, с которой не хотели расставаться, - спокойно проскрипел жрец напоследок и так же, как и садился, с кряхтением поднялся на ноги. - Теперь уж дело за вами, а я пойду. Отдохну.
   -Вот это мощь Бога! Слава Совнатролу! - с горящими глазами прокричал переполненный чувствами Генрих.
   -Слава, - согласился Варит, поскрипывая суставами механических ног. Ему этот Гнев бога чем-то напомнил расправу над отрядом разведчиков, увиденную дня два назад, только в боле масштабном исполнении. Однако о своем наблюдении сказать он не решился.
   -Мои верные воины! Настал наш шанс! Стройтесь! - ничего не замечая, орал Генрих. - Как только рассеется пыль -- выступаем!
   -Придется подождать, пока там все остынет еще, - скептически заметил Страж. - Прикажите магам прикрыть ваши войска от пыли, милорд. Она, похоже, движется в нашу сторону.
   -Исполнить, - небрежно отмахнулся граф.
   Облако поднятой пыли и пара и в самом деле приближалось к развернувшейся широким фронтом армии графа. Она медленно и величественно опускалась на землю, словно издеваясь над нетерпеливым графом, выводя его из себя.
   -Эй! Варит, сколько можно?! - раздраженно крикнул на своего война Генрих. - Прекрати скрипеть своими протезами!
   -Простите, милорд, - покорно замер старый Страж, старясь не двигаться.
   Однако скрип не прекратился.
   Генрих удивленно посмотрел сначала на Варита, потом на рассеивающуюся пыль вокруг. И только потом он заметил, как впереди по прежнему продолжает сверкать ничуть не поврежденная полусфера, а из окружающего облака пыли выступают угрожающие фигуры. Металлические, сверкающие, восьминогие существа, высотой в полтора человеческих роста, с двенадцатью горящими глазами на макушке, четырьмя руками в двух из них огромные клинки и в двух трубки лучеметов. Тихо шумя приводами, они шагали навстречу выстроившимся и готовым к бою людям.
   Затем началась настоящая бойня, которую можно было бы сравнить с так называемым Гневом Совнатрола. Потоки огня, сжигающего света, разряды молний, громоподобный грохот, ржание лошадей и крики людей -- все слилось в однородный шум, набор несвязных звуков. Этот гимн боли и крови продолжался до тех пор, пока не остался лишь один тихий шелест приводов непонятных металлических существ. Маги ничего не успели противопоставить им. Ревивоманты сдались разу, атаки волшебников и светоносцев практически не причиняли вреда только поряднику удавалось как-то защищаться от нападающих и то лишь до той поры, пока ему не снесло пол головы очередным взмахом чудовищного клинка. Иллюзии просто игнорировались странными существами, а когда анимаги превратились в устрашающих монстров, то так же были быстро порублены и сожжены.
   Генриха де Прасель унесло в первые же секунды боя. Сначала его конь, задетый электрическим разрядом сбросил графа, а потом в бедного скакуна попал заряд сжатого воздуха, который мгновенно убил и отбросил жеребца. Однако тот прикрыл своим телом своего хозяина, который так и остался лежать без сознания где-то под изломанным трупом животного.
   Варит пытался добраться до своего лорда, но механические протезы двигались весьма неохотно, так что Стража раньше накрыло очередным взрывом, чем он достиг своей цели.
   Очнулся воин только когда вновь наступила тишина. Механизм протезов был основательно поврежден и болтался лишним грузом, так что выбираться из заваливших его камней пришлось на руках. К счастью, старые доспехи Стража, спасли от сильных повреждений, так что Варит остался относительно целым, чего нельзя сказать о других.
   Картина побоища была угнетающей. Везде валялись трупы: изрубленные, горелые, смятые, над ними уже начали робко работать падальщики. Вонь была ужасной. Вариту пришлось проползти по всему этому страшному месиву в ту сторону, где в последний раз он видел графа. Тот, как ни странно, тоже оказался жив, хотя и в гораздо боле плачевном состоянии, нежели старый Страж. Генрих все еще был без сознания, привести в чувства молодого человека не удавалось, тащить его на себе Вариту тоже было затруднительно, а ждать опасно.
   К величайшему счастью Стража проблема решилась сама собой, снова раздался знакомый скрип приводов механизмов, но на это раз это были не страшные металлические монстры, а давно знакомые гномы в своих знаменитых доспехах. Триста воинов, которых граф решил не дожидаться, так и не получив ответа на свой зов. К добру или к худу -- не известно, но Варит был очень рад их приходу. Хотя сначала неслабый струхнул, услышав до боли знакомый звук.
   -Здесь живой! - глухо крикнул сквозь забрало гном, махнув рукой своим соратникам. - Эй, что здесь произошло, Демоны вас задери?!
   -Демоны?! Может и демоны, этих тварей я видел впервые и не дай Лабир, снова встретить их! - с облегчением отозвался Варит. - Помоги сначала мне и этому человек убраться отсюда и я все расскажу.
   -Трубикар, - обратился к еще одному подошедшему гному первый. - Хватай этого и понесли. Похоже, больше здесь нам искать некого. Это самый спокойны участок был. Вряд ли где-то еще есть живые.
   Второй гном осторожно откинул труп жеребца и поднял графа, так и не очнувшегося. Первый же подхватил одной рукой Варита и с удивлением посмотрел на болтающиеся протезы.
   -Наша работа, - заметил гном. - Старье правда и дешевые. Ничего, починим сейчас, как новенькие будут. Давай, рассказывай пока.
   Подгорные воины, с ног до головы закованные в лучшую в мире броню, на удивление быстро перенесли спасенных людей к своему временному лагерю. Здесь Варит насчитал около трехсот гномов. Полноценный хирд. Где же он был всего несколькими часами ранее! Хотя что бы они сделали против тех стальных чудищ?
   Гномы быстро поставили бывшего Стража на "ноги", при чем сделав протезы более подвижными, чем раньше. Выслушали с вниманием полный экспрессии рассказ Варита и как могли помогли графу, к несчастью, ревивомантов у них отродясь не водилось.
   -Да, кабы знать, что такое случилось... - покачал угловатой головой хэрсир. - Мы то сами только недавно перебрались через Тризи, она в этом году разлилась и весной все мосты снесло, так что времени много понадобилось, только сейчас прийти успели. А вам лучше всего к людям скорее идти, помощь графу твоему нужна лекаря, а не механика. Пара моих дружинников, проводят тебя до ближайшего вашего поселения, а дальше, уж прости, но ход нам в боевых латах без разрешения заказан.
   -Да вы и так сильно помогли! - искренне воскликнул Варит.
   Когда пара дружинников со спасенными людьми на плечах легким бегом, который в автоброне составлял около двадцати пяти километров в час, скрылись из виду, один из хускарлов обратился к херсиру:
   -Дилзирч, что ты решил?
   -Хворнг, мы уже отреклись от Лабира и прочего пантеона, а у темных эльфов есть нужные нам технологии, что подтвердилось в очередной раз, - решительно ответил херсир. - Мы должны с ними поговорить. На то воля конунга.
   -Но примут ли?
   -Надеюсь, - проведя рукой по опрятной седой бороде, сказал Дилзирч. - У них не так много союзников, чтобы отказываться от нашего предложения.
  -- Глава 14
   Ирохар с удовлетворением осматривал прошедшие первые боевые испытания автоматы типа "драук". Лишь единицы этих творений из прочнейших сплавов пострадали в недавней битве. Конечно, немалую роль сыграл эффект неожиданности, но стратег не думал, что в ближайшее время светлые смогут придумать достаточно эффективное оружие против подобных автоматов. Стихии, так презираемые магами, открыли свой второй лик. Слабые в прямом противостоянии с божественными силами, но не заметные при вплетении их в изначально неживые механизмы. Единственную угрозу драукам, как выяснилось, представляют преобразовавшие себя анимаги, хотя так же и любое существо в достаточной степени наполненное благословениями и усиливающими заклятиями. Но даже в этом случае драуки стали большим прорывом. Автоматы во многом заменили старые неживые конструкты некромантов и их управляющие системы строились на тех же принципах, однако создаваться могли любым темным эльфом.
   Конечно же, стратег был очень доволен, что даже мощнейшее из когда-либо виденных им заклинаний светлых, оказалось бессильно против защиты его Убежища. Большую часть этого луча, створенного, вероятно, кем-то из волшебников, отбил магнитный щит, остальная же энергия частью отразилась зеркальной поверхностью, частью поглотилась энергоносителями. Хотя расплавленная почва вокруг Убежища принесла немало хлопот. Зеркальный шар буквально плавал и лавовой массе и, если бы не сложнейшая система терморегуляции, то это могло бы привести к плачевным результатам. В данный момент дроу пытались что-то сделать со шлюзовой камерой, внешние створки которой никак не желали открываться из-за того, что оказались погружены в расплавленные породы.
   -Может, испытать левитационые установки? - с тоской спросил дроу. - Все рано у Убежища сейчас наклон в семь градусов, исправлять надо. А пока оно будет в воздухе мы снова трансформируем грунт в супесь и аккуратно приземлимся обратно.
   -Просто-то просто, - согласился стратег, - однако левитация еще не испытана до конца. Хотя... Испытать ее все равно когда-то да придется.
   Дроу с искренней надеждой посмотрел на де Сарра. Им в самом деле было сложно, находясь внутри Убежища, исправить ее положение в данной ситуации.
   -Хорошо, хорошо, - сдался Ирохар.
   После чего связался с операторами у пульта управления. Тут же через систему оповещения было объявлено о запуске двигателе и возможной тряске. Уже спустя минуту по всему Убежищу разнесся нарастающий гул и мелкая вибрация. Так подала первые признаки жизни левитационная установка, в которой пришел в движение рабочий расплав -- движущая сила и кровь сего гениального устройства. Десять минут понадобилась темным эльфам в рубке на проверку систем и только тогда вся громада Убежища наконец, дрожа всем телом, сдвинулась с места. Ирохару пришлось приложить немало усилий для того, чтобы удержаться на ногах.
   -Прошу прощения за сильную тряску, - извинился один из пилотов-шефанго, - опыта, как сами понимаете, мало. Сейчас поднимемся на десять метров и стабилизируем положение относительно земли.
   Спустя секунду тот же голос добавил:
   -Лучше держитесь за что-нибудь.
   -Проклятый Свет! - успел крикнуть стратег, прежде чем все убежище резким рывком сдвинулось с места.
   Ирохар на мгновение почувствовал всю прелесть десятикратного притяжения. Не будь он эльфом, непременно сдох бы. Примерно такого содержания мысли крутились в его голове, наряду с проклятиями и крепкими ругательствами. Как и, наверно, у всех обитателей Убежища.
   -Аккуратнее! - крикнул он пилотам по ментальной связи.
   -Стараемся, - с нервным смешком отозвались шефанго, сами не избежавшие общей участи.
   Со следующим маневром они все же, видимо, постарались. Стабилизация положения прошла плавно и осторожно. Без резких рывков, главное. Но все равно на это пилотам понадобилась четверть часа. В течение которого стратег успел постоять не только на стенах, но и на потолке. Только по прошествии этих проклятых пятнадцати минут, Ирохар, наконец, услышал долгожданное:
   -Положение стабилизировано!
   Это сообщение было продублировано по общей связи.
   И спустя несколько секунд, когда стратег ужу успел немного расслабиться, раздался слабый удар и скрежет.
   -Да трижды проклятый Свет! Что у вас там случилось на этот раз?! - уже не на шутку разъярился Ирохар.
   -Эм, просим прощения, стратег! - извиняющимся тоном ответил пилот. - Не учли вращение планеты и врезались в край воронки. Сейчас исправим.
   И в самом деле исправили ведь! Похоже, приноровились к управлению.
   -Все готово, стратег! - гордо отрапортовал шефанго.
   -Наконец-то. Все, открывайте шлюз, - устало сказал ожидающим дроу-инженерам Ирохар.
   Те без лишних слов начали шаманить со створками, открыли их и удивленно уставились на открывшийся им пейзаж. А если честно, то на его отсутствие. Так как в нескольких сантиметрах перед глазами начиналась ровная зеленоватая гладь стекла -- то, во что превратились местные песчаные почвы в следствии удара заклинанием светлых. Где-то сверху, сквозь узкий зазор между стенками Убежища и кратера лился оранжевый закатный свет солнца.
   -Та-ак, - протянул стратег, - вы там вообще на радар не смотрите или как?!
   -Смотрим. Исправляемся, - коротко ответили из рубки управления.
   Убежище снова пришло в движение, медленно поднимаясь вверх. Очень медленно. Буквально по дециметру в минуту. Но уж лучше так, чем быстро и разваливаясь от перегрузок. Как бы медленно не поднималась все еще сияющая, несмотря на многие испытания, сфера, но она все же выбралась на нужную высоту. Пилоты даже сами сообразили, когда нужно остановится. Так что теперь Ирохару с группой инженеров наконец удалось познакомится с окружающим пейзажем. Хотя он и не сильно отличался разнообразием. Зеленеющая стеклянная пустыня.
   Дроу быстро организовали трап для схода на землю.
   -Пришлите ко мне один боевой отряд и операторов драуков, - запоздало приказал стратег. - Посмотрим, что там осталось от светлых.
   Придется подождать. Ирохар вздохнул полной грудью и поморщился. В воздухе было явно много озона, в малых количествах он, конечно, приятен, но сейчас даже эльфа едва не стошнило. Люди, пожалуй, вообще отравится могли. И зачем тогда граф собирал армию, если использовал такое мощное заклинание? Оно, кроме всего прочего, наверняка нарушило верхние защитные слои атмосферы. Так как даже привыкшим к губительному действию солнечного света темным эльфам приходилось не сладко.
   Боевой отряд шефанго и операторы прибыли только через двадцать минут, к тому времени инженеры уже начали разрушать расплавленный грунт, превращая его снова в песок. Дело шло споро, так как к первой группе, сопровождающей стратега присоединилось еще восемь. Но сфера Убежища, все так же мелко вибрируя и гудя, висела в воздухе. Так что отряду под предводительством Танграра пришлось прыгать через пропасть, потому что трап, созданныый дроу, давно был разрушен.
   -Ого! - уважительно воскликнул старый фейри. - Прямо как в старые добрые времена! Перед моей смертью такие заклинания уже были под запретом по обоюдному договору Тьмы и Света.
   -С уходом Темных, Свет позабыл о многих договорах, - поморщился стратег. - Когда-то над Саррейтоном не переставали идти дожди со спорами разных бактерий и вирусами. В итоге нам пришлось просто отказать себе в грозах и дождях. Саррейтон, субтропический райский островок превратился высохшую скалу.
   -Чем вы там питаетесь-то? - удивился Танграр. - Да и к нам пища только оттуда поступает.
   -Да чем придется. В основном перерабатываем магическую энергию. А необходимые для роста и регенерации соединения получаем из грибов, трансформантов, даров моря. Химер ревивомантов, например, всегда полно. Жестковаты, но, как правило, съедобны.
   -Ха-ха-ха, - Танграр просто залился смехом. - Химер жрать! Вот это новость!!! Да, до такого еще додуматься надо.
   -Что поделать? У нас нет геномодифицированных продуктов, как у ванов, а есть-то охота. С диеты из одной трансформированной неорганики тошнить начинает уже на третий день.
   -Знаю, знаю. Пробовал уже, - поморщился Танграр.
   Грязно-зеленыое стекло сухо хрустело под ногами. От него все еще шел жар, а с неба нестерпимо жгло солнце. Но темным приходилось только плотнее укутываться в черные плотные плащи, лучше уж терпеть жару, чем иссушающий солнечный свет.
   К счастью, зона поражения заклинания светлых магов быстро кончилась. Идти по высохшей редкой траве стало гораздо приятнее. Вскоре стали попадаться первые жертвы. Живых Ирохар не чувствовал, только драуги выстроившиеся в ряд слабо имитировали ее подобие. Они даже на привычную нежить не походили.
   Впервые идея оживить изначально неживое пришла темным эльфам давно. Для этого пробовали использовать и классическую некромантию, и шаманизм. Однако, единственное, чего они достигли -- это тотемы и амулеты с духом, вместо заклинания, внутри. Решить проблему анимации помогла идея самостоятельно сконструировать стихийного духа по старым схемам из некромантии.
   Автоматы уже давно использовались темными эльфами в быту, как рабочая сила, заменив нежить. А вот в бою испытывались впервые. Операторы драугов тщательно проводили технический осмотр своих детищ, осматривая повреждения и на ходу придумывая доработки в системе. Ирохара так же немало интересовали слабые стороны оружия. Полевые испытания никогда не сравнятся с теоретическими выкладками.
   Танграр же просто бродил меж трупов и восхищался работой автоматов. Он первый и заметил подозрительные следы.
   -Гномы. Тут определенно были гномы, - бурчал он. - Вот эти следы слишком глубокие для человека, и характер сочленений доспеха тоже гномский. Эти подземные коротышки тут шерстили до нас. Их не было во время контратаки драугами, но они успели погулять здесь до того, как пришли мы.
   -Я не думал, что гномы отозвались на призыв графа, - озадаченно сказал стратег. - Где они сейчас могут быть?
   -Следы ведут на северо-запад, думаю с их-то скоростью, карлики не могли далеко уползти, - предположил Танграр.
   -Нет, хирд в автоброне очень мобильный отряд, - не согласился стратег.
   -Не знаю, что это за автоброня, но в мое время полностью вооруженный гном, не смотря на всю свою силу двигался очень медленно.
   -Автоброня -- это что-то вроде экзоскелета. Усиливает своих обладателей и увеличивает скорость. Большая заноза в ближнем бою, - пояснил стратег.
   -Хотелось бы посмотреть на эту штуку, - предвкушающим тоном сказал Танграр. - Пройти по следам?
   -Естественно, - кивнул Ирохар, - но не высовывайтесь. Только разведка. Трех хватит.
   По приказу Танграра трое шефанго бесшумно удалились, выискивая среди развороченной земли и трупов одним им видимые следы. Ирохар с половиной оставшихся воинов занялся обыском трупов. На некоторых имелись интересные амулеты, кровь жрецов и магов тоже имела определенную ценность, на ее основе можно приготовить специфичные яды. В общем работа не самая приятная, в самый раз для некроманта. Заодно, используя друидизм и заранее подготовленные штаммы микроорганизмов, стратег надеялся по-быстрому избавится от ненужной плоти, требующей к себе слишком большого внимания. Зато кости должны сохранится хорошо, и обладать способностью к реанимации еще долгое время. Конечно вряд ли когда-то у Ирохара будет вдоволь энергии Смерти, чтобы использовать все эти кости, но запас карман не тянет, авось и пригодятся. Возможно, когда-нибудь новое Убежище так же врастет костяными корнями в землю, как и Саррейтон.
   Но больше голову стратега занимали мысли о гномах. Только что он сам говорил брату, что эта раса не кажет носа из своих чертогов, и тут же карлики выскочили из своих нор. Эта новость окончательно подтвердилась спустя пять минут, когда вернулся один из посланных разведчиков.
   -Там около трехсот гномов в боевых латах, - рассказывал шефанго, - пришли не так давно, наследить не успели. Никаких действий не совершают. Акоб и Джерк остались следить за ними. Их знамя -- белая шестерня на черном фоне.
   -Белая шестерня? Не помню таких кланов. Никаких других знамен и флагов не было? - спросил стратег.
   -Нет, абсолютно никаких. Даже знака Лабира, - ответил шефанго.
   -Стратег, позволь-ка мне вставить слово, - с ухмылкой попросил Танграр. - Я жил здесь с самого детства, в том числе и в горах бывал, поэтому знаю некоторые старые легенды и байки. Белая шестерня -- это не клановое знамя, а символ Машинериума, или как он там у карликов назывался. Город такой механический, в общем. Давно это было, до моего рождения и даже до рождения Богов. Кажется, он был разрушен. Вроде, мнения не сошлись у глав Машинериума и Лабира.
   -Но эти горы только недавно стали населяться гномами, мы не заметили здесь древних строений или чего-то подобного, - сомневался Ирохар.
   -Да, может и так, но не с пустого места эта легенда появилась, - отмахнулся Танграр. - Лабир мог и вовсе все тут в пыль разнести и собрать вновь. А, может, тогда и Лабира-то не было. Просто того, кто был до него мы не знаем, а легендам без разницы, кого в себя вписывать.
   -Тут ты прав, - согласился стратег. - Но откуда тогда вновь всплыло это знамя?
   Поразмыслить над этим вопросов Ирохару не дал второй разведчик, оставленный следить за гномами. Он сообщил, что в сторону Убежища выдвинулся десяток латников во главе с херсиром. Как ни странно, но с собой они несли "чистое" знамя, сообщающее о мирных намерениях.
   -Все интереснее и интереснее... - стратег уже и вовсе перестал что-то понимать. - За всю историю темных эльфов ни одна из всех трижды проклятых светлых рас не показала нам "чистого" знамени, даже зажатые в угол они бились до смерти.
   Ирохар был настолько удивлен, что в первые секунды даже не знал, что предпринять.
   -Что прикажешь делать, стратег? - спросил Танграр.
   -Ладно! Встретим их, - решил Ирохар. - Куда они движутся?
   -По прямой от своего лагеря. В ста метрах западнее можно их перехватить, - ответил Акоб.
   -Отлично. Операторы, драугов в парадное построение! Танграр, рассредоточь половину отряда, пусть следят за окрестностями, вторая половина -- охраняет меня. И наведите тучи, солнце будет мешать.
   Сам Ирохар на скорую руку из земли составил возвышенность и трон. Получилось не ахти как, но все же. Из костей у него все вышло бы красивее и элегантнее, но день -- не лучшее время для некромантии. Через минуту все было готово к торжественной встрече делегации гномов. Стратег возвышался на троне, по обе стороны от него стройными рядами стояли блестящие драуги, Танграр гордо стоял подле трона, а четверо оставшихся шефанго окружали их. Операторы скромно устроились позади, готовые при первой же необходимости разразиться заклинаниями.
   Гномы тоже не заставили себя ждать. Вскоре из далеко виднеющейся рощи показались десять тускло блестящих фигур. Ирохар сразу же заметил их и принял более величественную позу ожидания. Если играть, то с полной отдачей.
   Если гномы и были удивлены подобной встрече, то нужно признать должное их выдержке. Они ничем не высказали своего удивление, при виде стратега со свитой. Даже не приостановились, завидев впереди очищенную от тел павших землю и ожидающих их темных эльфов. На недавнем поле битвы, где дроу только что бережливо закапывали трупы, стояла мертвенная тишина. Когда карлики подошли достаточно близко, стало слышно поскрипывание их лат.
   Стратегу раньше не приходилось видеть представителей этого народа лично. Лишь только пару раз, ему приходилось участвовать в диверсионных операциях и топить броненосцы гномов. Но увидеть их обладателей тогда не удалось. Зато сейчас гномы предстали во всей красе. Их латы загадочно мерцали золотом в сумраке, тихо шумели приводы экзосклета. Безупречная и совершенная броня, подобной которой не знает ни один народ во всем мире. Даже темные эльфы до сих пор не смогли повторить этой технологии. Возможно, все дело в магии, которую используют гномы, а не только в технологиях.
   -Приветствую вас, темные эльфы, - глухо сказал идущий впереди гном, не соизволив откинуть забрало шлема. - Я Дилзирч херсир поселения Мартизат, говорю от имени западного ярла Мзургара и конунга Мрачных гор Нарагура. С кем я говорю?
   -Стратег материкового Убежища Ирохар де Сарр, брат Князя темных эльфов Роквара де Сарра, сын Роквардессара, - ответил Ирохар, благосклонно глядя на пришедшего к нему гнома. - Что привело тебя, херсир, ко мне под "чистым" знаменем?
   Гном в ответ с легким шелестом откинул забрало и тяжелым взглядом уставился на стратега. Тот в ответ бесстрастно смотрел на херсира, ожидая его ответа.
   -Конунгу Нарагуру давно известно, что ваш народ сейчас переживает не лучшие времена, - осторожно начал говорить Дилзирч. - Я прибыл, дабы передать его слова. Он предлагает Князю Роквару де Сарру союз. Включающий в себя торговые договоры на поставку ресурсов и технологий, а так же пакт о взаимопомощи.
   -Неожиданное заявление от представителя одной из светлых рас, - холодно заметил Ирохар. - Разве одобрит сие Лабир?
   -Мы, гномы Мрачных гор, отреклись от его имени, - твердо ответил херсир. - Мы не нуждаемся в боге, который отправил нас в утиль! Уже несколько лет под горами идет жестокая война между лабиритами и нами, отрекшимися.
   -Я слышу очень смелые заявления, - задумался Ирохар. - Мне нужно обсудить это с Князем. Ты можешь лично с ним все обсудить в нашем Убежище, однако вам перед этим придется снять боевые латы. Я гарантирую вашу безопасность.
   -Предпочту подождать снаружи, - мрачно ответил гном. - Не сочти за оскорбление, не слову твоему не доверяю, а не имею возможности снять броню. Как уже говорилось, мы в Мрачных горах почти все -- утиль.
   Херсир провел какие-то манипуляции со своими доспехами, в результате которых одна грудная платина сдвинулась вниз. Под толстой мифриловой плитой открылось сложное переплетение шестерен, рычагов, мягко сияли голубым светом кристаллы, никакой плоти. Ирохар с нескрываемым удивлением смотрел на это чудо. Его удивило даже не отсутствие тела как такового, а устройство механизма, которое было совершенно отличное от конструкции автоматов темных эльфов.
   -Мы давно мертвы и движемся только под действием заклинаний. Мехи, основная боевая сила подгорного царства до недавнего времени.
   -Это очень интересно. Хорошо, вы можете пройти с нами, однако сначала придется пройти сканирование, - сказал Ирохар.
   -Я согласен, веди, стратег.
   -Сворачиваемся, - приказал своим подчиненным Ирохар.
   До Убежища шли в тишине. Пока гномы проходили сканирование на наличие опасных веществ и заклинаний, Ирохар приказал Танграру внимательнее следить за послами, на всякий случай. Кто бы мог подумать, механические гномы... Какие еще секреты таят в себе подгорные чертоги?
   После сканирования херсир и двое сопровождающих его хускарлов, судя по внешнему виду, пребывали в смешанных чувствах. После процедуры сканирования их механические внутренности наверняка испытали встряску, а с другой стороны им было интересно бродить по коридорам недавно отстроенного Убежища.
   -Херсир, я так понимаю, что конунг Нарагур не только ищет себе союзников, но так же имеет и некие иные цели, - издалека начал спрашивать Ирохар. - Что могло бы понадобиться вашему народу от нас, скромных эльфов?
   -Какими скромными бы вы не были, - саркастично усмехнулся Дилзирч. - но вы обладаете уникальными ресурсами.
   -Даже такими, каких не имеете вы, гномы? - удивленно приподнял бровь стратег.
   -Нет, я говорю не о минералах, металлах и камнях -- этого добра мы имеем в достаточном количестве, хотя никогда бы не додумались отливать из мифрила строение таких размеров. Однако, речь не о том, - херсир погладил бородку, - уникальный ресурс -- это некромантия. Немногих привлекает жить в таком промежуточном состоянии. Проблема в том, что наши организмы стареют. Как органическая часть, так и магомеханическая. Механизмы починить мы можем, с органикой кое-как справляемся. Но вот магическая часть зачастую дает сбои. Без Лабира ее полноценное обслуживание невозможно.
   -Я так понимаю, вы ходите заменить свою магические структуры на некромагические, - Ирохар оценивающе посмотрел на закованного в латы киборга. - Это возможно, однако требует исследований и...
   Договорить де Сарру не дал громкий сигнал из динамиков:
   -На Саррейтон совершено нападение. Персоналу Убежища приказано подготовить каюты для беженцев. Подача энергии в секторы с третьего по пятый, сокращена, в связи с максимальной нагрузкой на телепорт. На Саррейтон совершено нападение...
   Это оповещение дублировалось взволнованным голосом связиста по ментальной связи стратега:
   -С Саррейтона поступил сигнал о нападении флотилии светлых. Остров находятся в осаде! Армада выдвинулась вчера утром и уже сегодня оказалась у берегов Убежища!!! Стратег, вам личное послание от Князя.
   Секундная тишина и в голове Ирохара раздался знакомый и усталый голос брата:
   "Похоже, мы не рассчитали силу Посоха. Весь флот оказался у границ последнего рубежа, очерченного Отцом, за несколько минут, проломив все барьеры. Это что-то вроде телепортации. Матери даже не успели предупредить меня... Если мне суждено погибнуть в скором времени, убирайтесь из этого мира! Посох рушит законы мироздания, с его силой невозможно бороться".
   На этом сообщение прервалось.
   -На данный момент с Саррейтона эвакуировано около пятисот мирных жителей, - продолжил докладывать дежурный из рубки. - Ожидается еще столько же, кроме того, еще не начата эвакуация оборудования. Стратег, в рубке вас ожидает Орат.
   -Иду, - холодно ответил Ирохар. - Херсир, прошу прощения, но сегодня вам вряд ли удастся встретиться с Князьем.
  -- Глава 15
   Суда светлых окружили Саррейтон со всех сторон. Парусные корабли людей, три огромных и неповоротливых броненосца гномов и всего лишь одна, но невероятно изящная, ладья эльфов. Благодаря Тэрее, светлым удалось быстро и неожиданно для темных эльфов преодолеть огромное расстояние и пробить несколько надоедливых барьеров, выставленных еще Роквардессаром столетия назад. Рифы были разрушены в прах, а странные подводные суда, долгие годы не дававшие покоя морякам светлых, даже не успели выйти из доков. Местами из воды выплывали дохлые химеры, море было отравлено и Тэрея не завидовала тем, кто упал бы в него. И так от полного штиля и жаркой погоды, испарения поднимались вверх, создавая удушающую и гнетущую атмосферу.
   Сидха стояла на носу эльфийской ладьи, рядом с ней постоянно кружил Киланоль и еще двое представителей пантеона Леарлины. Это не считая сотни обычных эльфов. И все они, не считая Младших, относились к ней как к равной! О такой чести не мог мечтать ни один сидх. Хотя Тэрея не была уверена, на сколько искренни их чувства. Эльфы мастерски умеют скрывать свои истинные намерения за несколькими масками. Они хранили свои тайны с упорством достойным лучшего применения.
   Сколько бы ни старалась Тэрея, ей так и не удалось разговорить ни одного эльфа на тему происхождения Роквардессара. То ли никто не знал истины, то ли она старательно умалчивалась, но все разговоры на эту тему мягко уводились в сторону. Такая же история и с рождением темных эльфов. Сидхе так и не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть рассказы Ассенеля. То есть, конечно, Роквардессара.
   Единственное, что подтвертдили ее попутчики, так это смерть Оберона от руки Демона. И то лишь потому что доказательство у нее было прямо под рукой, измененный, но признанный всеми, Мориентиувинтель. Который никто так и не решился у нее отнять, то ли из-за того, что он долгое время был у Роквардессара, то ли поняли, что этот меч признал в Тэрее хозяйку. Вне зависимости от причины, сидха была рада этому, так как любила меч, частично созданный Ассенелем. Хотя старалась сама не признаваться себе в этом. Так же она не расставалась и с драконобоем, который своим внутренним теплом внушал ей спокойствие. А вот выбеленный, словно кость Посох вызывал только чувство опасности. Каждый раз, как сидха использовала его, сила что-то меняла в ней. Тэрея боялась Посоха и его силы настолько, что с трудом могла это скрывать.
   -Тэрея, ты можешь идти в свою каюту, - добрым и ласковым голосом сказал ей, стоящий рядом Киланоль. - Ты уже внесла огромный вклад в нашу победу, теперь очередь Альянса нанести решающий удар.
   -Нет, - твердо отказалась сидха, - я хочу лично все увидеть.
   Младший был недоволен таким явным неповиновением, но почему-то промолчал. Наверно, спорить с сидхой не было времени, атаковать Саррейтон нужно как можно скорее, пока темные эльфы не устроили любимые ими каверзные ловушки. Гномы уже выпустили по несколько залпов из мортир по острову, но их ужасные термобарические снаряды пока были бессильны против огромного смерча, вызванного темными эльфами. Разогнать его до сих пор не получалось из-за замкнутой структуры заклинания и мощного источника энергии. Но стихийное заклинание рассеять можно в два счета, поэтому жить ему осталось не долго. Ровно столько, сколько понадобиться для перестроения флотилии. Однако сейчас десантные корабли уже опасно приблизились к краю мощной воздушной воронки, за ними выстроились фрегаты чья задача заключалась в прикрытии десанта.
   Обстрел самого острова производили три уже упомянутых броненосца и шесть людских линейных кораблей. Эльфийская ладья с Киланолем, Тэреей и сотней воинов-магов на борту находилась среди фрегатов, но благодаря своей маневренности могла достичь острова быстрее любого из десантных кораблей. Хотя на самом деле задачей всех ста эльфийских воинов, каждый из которых облачен в сияющие латы и вооружен заговоренными клинками и драконобоями, была защита флагман. Адмиралы и Младшие, находящиеся на нем не признавали этого вслух, но побаивались темных эльфов и предпочитали иметь надежную защиту.
   Удивительно, какую славу заслужили себе темные эльфы, не имея ничего, кроме стихийной магии и крох Тьмы. Одинадцать Младших опасаются их! Все, кто был в Южном пределе и вблизи от него.
   Тэрея всем телом чувствовала гул торнадо, и могла точно сказать, что он уже стихает. Значит, скоро вновь начнется битва. В этот раз никто не собирался изменять время суток. Пару часов назад, прежде чем окончательно стихнуть, ветер принес свинцовые тучи с востока, разогнать их не получалось, да никто и не старался, сумрак вполне устраивал всех.
   Внезапно, сидха почувствовала несильный удар по днищу ладьи. Эльфы вокруг встрепенулись, ожидая немедленной атаки темных, однако это оказалась очередная отравленная химера. Их вокруг плавало уже немало, так что воины успокоились. А зря.
   Через пол минуты раздался громкий крик с флагмана и треск ломающегося дерева. Затем Тэрея могла увидеть как величаво накренилась мачта и с грохотом повалилась на палубу. Крики не прекращались. Стал слышен звон металла. С борта ладьи, так как она была ниже фрегата, ничего не было видно. Дюжина эльфов мощными прыжками перебрались на флагман. Сидха последовала за ним, использовав усиливающее заклинание. Увиденное там привело ее в оцепенение. И не кровь, не трупы магов и элитной гвардии Богов шокировали Тэрею, а нападавшие. Она впервые увидела темных эльфов воочию. У них было такое же телосложение, как и у светлых эльфов, но кожа чернее самой тьмы, глаза красных оттенков, а волосы серебристые или седые.
   -Они пришли из воды! - крикнул рядом с сидхой один из воинов с флагмана, а затем лишился головы, которая полетела в ту самую воду.
   Темный эльф с кровожадной улыбкой на лице в тот же миг оказался возле Тэреи, которая даже не успела среагировать. Только когда черный клинок нападающего был отбит красным мечом Авероника, рефлексы взял свое, отбросив сидху назад и едва не уронив в воду.
   -Что ты тут делаешь?! - зло крикнул Младший, разрубая темного эльфа пополам. - Стой за мной и не высовывайся!
   Этот приказ был не лишним. Пока Тэрея не использовала силу Посоха, то не могла даже пытаться сопротивляться натиску таких мастеров, как темные эльфы. Пожалуй, тут и вампиры были бы бессильны.
   Из-за широкой спины Авероника мало что было видно, только залитую кровью палубу и тела погибших. Но его внезапное появление не заметить было невозможно. Это был бог! Личный бог Тэреи! Ассенель. Только почерневший. Конечно же это не мог быть он, Тэрея дважды убила Роквардессара. Но сходство было колоссальным. Все за исключением цвета в нем было, как у Роквардессара. Черты лица точь-в-точь, как у Ассенеля, пластинчатые латы, два изогнутых клинка, корона на голове. Но не только внешность, но и пластика движений напоминала Роквардессара. Этот темный эльф был окружен такой же аурой Смерти, Тьма лилась от него в стороны, приводя в оцепенение врагов. Его мечи жадно пили кровь убитых. Даже Младшие боги не могли устоять перед подавляющей мощью де Сарра и пара из них уж пала у его ног.
   Тэрея никогда бы не поверила, что где-то в мире есть существо не являющееся божеством и обладающее такой мощью. Хотя патриархи сидхов или вожди орков, по слухам, как-то все же умудряются соперничать с Младшими. Однако сейчас могущественная копия Ассенеля была лишь одна, а противники наседали на него не задумываясь о каких-либо благородных поединках. Всем скопом подавляя жуткую ауру Смерти, они начали теснить темного эльфа. А когда на него напали сразу трое Младших, и эльфы сконцентрировали на нем выстрелы из драконобоев, тогда даже де Сарр был вынужден отступить.
   -Во имя великой Тьмы! - воскликнул темный эльф, очередным заклинанием отбрасывая врагов. - За Отца!
   После этого нападавшие сиганули обратно в воду и скрылись в глубине, где их уже не могли достать ни стрелы, ни заклинания. Авероник разразился ругательствами, люди все еще пребывали в шоке и продолжали шарахаться при каждом громком звуке. Эльфы рассредоточились вдоль бортов и внимательно следили за водой. Кто-то успел сориентироваться и начал сбрасывать в воду глубинные бомбы гномов. Вода пошла рябью от разорвавшихся где-то внизу взрывоопасных бочонков.
   -Он же наравне с Демонами! Во имя всех Богов, откуда у этого короля темных столько сил?! - спросил у Киланоля Авероник.
   -Не кричи! Я не знаю! - зло ответил эльф. - Он сын Роквардессара, ничем иным я это объяснить не могу.
   -Сын Роквардессара!.. - передразнил Аверноник.
   Дальше перепалку Младших Тэрея слушать больше не могла. В ее памяти всплыл момент второй смерти Ассенеля. Он просил защитить его детей. А ведь все, абсолютно каждый темный эльф Его дитя!!! Все они Его плоть и кровь. Тэрея уже убила Ассенеля дважды, но сможет ли она смотреть, как Его убивают десятки, даже сотни раз?!
   -Нет! - закричала сидха, сквозь слезы, сама отвечая на свой невысказанный вопрос. - Не хочу... Ас, я не могу!!!
   Разрыдавшись в полный голос, Тэрея неосознанно потянулась к Посоху. Ей хотелось одного -- убраться отсюда куда-нибудь подальше. Это ее желание и было исполнено.
   Младшие успели среагировать на крик Тэреи, но ничего не смогли сделать с силой Посоха.
   -Что случилось? - осторожно спросил у Киланоля Авероник.
   -Я не знаю, - не сводя взгляда с того места, где только что была сидха, ответил эльф. - Похоже, психоустановки пришли в конфликт.
   -Вы снова использовали гипноз на носителе Посоха?! - шокировано воскликнул Младший бог Солнца. - Неужели вам мало было истории с Эссаратом?
   -Не твое дело! - огрызнулся Киланоль. - Никак иначе ими управлять не получается.
   -Но чего ради ставить блоки и установки друг на друга до такой степени, что они все время сходят сума?! - Авероник уже не на шутку злился. - И почему судьба всегда дает носителей Посоха вам, ревивомантам, и Леарлине в частности?..
   -Думаешь, твой Совнатрол поступил бы иначе? - насмешливо спросил эльф. - Решение применять ли гипноз на Тэрее принимали все Боги. Да вспомни, как твой Бог поступил с драконами! Только из-за того, что они отказались стать "райскими птичками" в его чертогах!..
   -А ну ка замолкли оба! - не громко, но убедительно приказал Хурдал. - Не время и не место сейчас обсуждать такие вещи. Многие корабли подверглись нападению, среди воинов зарождается страх. Который только усугубится, если они узнают, что были убиты некоторые из Младших и был утерян Посох. Нужно действовать незамедлительно, а не устраивать лишние дрязги.
   -Смерч рассеялся окончательно, пора наступать, - напомнил Астелан.
   -Хорошо, - немного успокоившись, согласился Авероник.
   И вновь флотилия пришла в движение. Бомбардировка была временно прекращена. Десантные корабли медленно и осторожно двинулись к острову. Мест для высадки на нем было маловато, но это было быстро исправлено магами. Однако близко к острову подобраться так и не удалось. Первые же корабли взорвались на подводных минах, разлетаясь в щепки. Понадобилось еще несколько минут, что бы их обезвредить. А темные эльфы все молчали.
   -Нужно подойти поближе, - сказал Астелан. - Держать щиты над десантом на таком расстоянии становиться сложнее.
   И, похоже, темные эльфы только этого и ждали. Так как стоило только флагману приблизиться к острову на несколько десятков метров, как загрохотали пушки. Не так давно, всего лет пятьдесят назад, на вооружении Саррейтона находились только сложные алхимические осколочно-фугасные снаряды и бомбы, начиненные ядовитыми аэрозолями. Потом они, по примеру гномов, начали конструировать термобарические бомбы. Авероник помнил, какой неожиданностью они стали, при очередной попытке светлых создать колонию на Анурере. А теперь он даже не зал, как назвать то, что падало с небес на его голову.
   Хотя нужно признать, что темные не забывали и старые свои разработки. Были тут и фугасы, и вакуумные снаряды, и кумулятивные. Только долетали они до щитов быстрее, чем сам звук выстрела. А вот новые снаряды больше всего походили на некоторые заклинания собственной стихии Авероника, однако магии он в них не видел. Да и не смогут темные эльфы использовать силу Солнца и Дня. Сопротивляться ей они научились мастерски, но не использовать.
   Небо над головами Младших превратилось в сплошную стену из огня, если бы не защита Астелана и его собрата по ремеслу, гнома Дуграка, то от флота бы не осталось ничего, кроме многократно укрепленных бортов. Но не везде плотность щитов удавалось поддерживать на необходимом уровне. Местами огонь все же проливался на головы воинов. Мощные взрывы разносили в щепки палубы десантных кораблей и некоторых фрегатов.
   -Если так пойдет и дальше, то едва ли четверть из всех кораблей доберется до берега, - предупредил Хурдал. - Нужно заткнуть их артиллерию.
   -Авероник, сделаешь? - спросил Астелан.
   -Да.
   По масштабным заклинаниям нет никого лучше магов дня и солнца. А Авероник лучший из всех. И в этот раз его мастерство и сила не подвели. Сначала робко замерцав, разрезая сумрак своим светом, а затем ярко запылав, огромное кольцо иссушающего света замкнулось вокруг острова и начало медленно сжиматься. Оно опаляло и без того сухую землю, выжигало любую жизнь на своем пути, камни трескались, а порой рассыпались в прах, от неистового сухого жара. Однако, не успело заклинание обработать пятой части Саррейтона, как перед ним словно выросла стена. Авроник с удивлением усилил напор, влив больше силы в свою атаку, рискуя дестабилизировать заклинание, но то все равно не сдвинулось с места.
   -Что такое, Авер? - спросил Хурдал. - Артиллерия все еще не уничтожена.
   -Да знаю я! Что-то мешает моему заклинанию. Какие-то шиты или блоки.
   -Стихийные? - удивился Астелан.
   -Если бы. Стихийные я бы и не заметил даже. Это что-то другое... - через миг брови Солнечного бога взлетели вверх. - Да это же Жизнь!
   Тем временем, главный эксперт по Жизни в армаде светлых Младший бог Киланоль, уже перебравшийся с флагмана к сородичам и сейчас стоящий на носу эльфийской ладьи, с азартом наблюдал за тем, как заклинание иссушающего света медленно, но верно поглощает остров. И он не мало удивился, когда увидел, как на встречу губительному заклинанию Авероника полился иной, одним только адептам силы Жизни видимый благодатный яркий свет. Сейчас каждый ревивомант почувствовал невероятное явление -- мощный поток родной для них стихии, исходящий от острова темных эльфов.
   -Ведьмы?! - пораженно воскликнул Киланоль. - Но как?!
   В ответ над его головой раздался заливистый и безумный женский смех. Над мачтой эльфийской ладьи висел фантом, сплетенный из лучей света. Это была эльфийка, одна из проклятых Леарлиной Ведьм Саррейтона. От увиденного все внутри Младшего похолодело. До сих пор мало кто знал, кто такие Ведьмы. А если узнают... Киланоль даже боялся подумать, что может случиться. Фантом эльфийки все продолжал смеяться, чисто и легко.
   -Предсказания сбываются! - сказала Ведьма, продолжая улыбаться. - Нам не суждено пережить этот день, дорогой братец Кил! Но напоследок, я хотела показать вам всем то, что ты, Младший, наверняка пытался скрыть ото всех. Смотрите! Смотрите, каково проклятие вашей богини!!!
   Ведьма снова расхохоталась, а Киланоль с ужасом узнал в ней свою кузину Авариэль. Как предполагалось, почившую столетия назад. Он видел знакомые, казалось, забытые черты. Видел как лицо вечно молодой эльфийки покрывается глубокими морщинами, а стройный стан горбится под тяжестью тела.
   -Смотрите, вечно молодые эльфы, какова плата наложенная Богиней за использование ревивомантии! Такова она была для всех, попавших в плен Тьме, сдавшихся, бежавших, скрывшихся от битвы, не желающих войны и крови! Все, кто выживал после падения Убежищ, погибали от старости, как погибну скоро и я! - прошамкала эльфийка за считанные секунды превратившаяся в старуху.
   Эльфы с непередаваемым ужасом и трепетом смотрели на стареющую Авариэль, для них, никогда не знавших увядания тела, это был шок. А Ведьма все подливала масла в огонь:
   -Когда-нибудь дражайшая Богиня оставит и вас!
   Фантом исчез, смех утих, а ужас от увиденного навечно поселился в сердцах эльфов. Да и не только в их, Аверонику тоже стало не по себе от увиденного. Непроизвольно, он рассеял свое заклинание иссушающего света. К счастью, артиллерия темных эльфов к тому времени по каким-то причинам стихла.
   -Это всего лишь морок! Не верьте в это наваждение Тьмы! - крикнул Киланоль, пытаясь как-то сгладить неприятный инцидент.
   Эльфы промолчали. Но Младший был уверен, что они не поверили в такую отговорку. Он и сам не поверил бы. Но ему пока была нужна эта сотня эльфов. Если даже они не будут непосредственно участвовать в битве, то просто как символ. Сейчас, когда народы сильно разобщены, общая победа пришлась бы как нельзя кстати. А уж как долго пришлось выпрашивать у Уландиля и эту жалкую сотню, и вспоминать не хочется. Только когда Леарлина лично приняла участие в этом деле, лишь тогда Князь эльфов сдался. К несчастью на сидхов надавить не получалось. В своем Живом лесу они не боялись ни Богов, ни Демонов. Когда-то, вполне возможно, придется усмирить гордость и этого народа, частично созданного все тем же проклятым выродком, назвавшимся Роквардессаром.
   -Авероник, Хурдал, Рейлин -- дожгите остров! - тем временем приказал Астелан. - Десять минут и начинаем высадку десанта.
   Трое Младших от души залили светом и жаром остров, расплавляя породу, выжигая все, что пряталось под камнями и не успело зарыться глубже. Потухшый вулкан пылал, словно вновь проснулся и начал извергать лаву. После сокрушительного удара Младших, Астелан и маги Порядка поспешно готовили остров к штурму, остужая породу.
   Десантные корабли подошли вплотную к берегам Саррейтона. Несколько тысяч воинов и магов, священников и сонм химер начали свое шествие к окончательной победе над Тьмой. Впервые спустя многие столетия на земли Саррейтона ступила нога светлого. Уже одно только это наполняло воодушевлением сердца воинов, давало надежду и веру. Всего несколько дней назад, об этом и подумать было нельзя -- отвесные скалы, острые рифы и ураганные ветра не подпустили бы к себе никого, но нескольких залпов гномьих орудий и ударов Младших хватило, чтобы навсегда перекроить береговую линию острова.
   Но из-за этого искать входы в пещеры стало проблематично. Чтобы добраться до них, нужно было преодолеть несколько сот метров, покрытые обломками камней. Подниматься вверх по ним было крайне сложно. Вершина потухшего вулкана насмешливо сверкала где-то над головой. Но никакие преграды не могли бы сейчас остановить воинов Света.
   -Подозрительно, - поморщился Хурдал.
   -Да, - согласился Астелан. - Слишком тихо. Не считая трех попыток устроить камнепад, никакого сопротивления. Это странно.
   -Может, их выбила из колеи смерть Ведьм? - предположил Авероник.
   Младшие посмотрели на него, как на сумасшедшего.
   -Даже если предположить, что тот фантом был реальным, - осторожно начал Силарг, - то все равно это не похоже на темных. Скорее они бы начали сражаться еще яростнее.
   -Тогда что?.. - слова Авероника повисли в тишине, так как судьба словно дожидаясь этого вопроса, чтобы незамедлительно дать на него ответ.
   Это было похоже на удар в солнечное сплетение, выбиваюзий воздух из легих, взрыв гномьего снаряда на расстоянии в десяток шагов. На миг, Аверонику показалось, что он ослеп, оглох и разучился дышать. Мощный поток энергии захлестнул его, едва не утопив в себе. Темной энергии. Несколько тысяч воинов, магов, священников, химер, остров Саррейтон -- все это в несколько мгновений покрыл вязкий и непроглядный мрак. Из него не доносилось звуков, не было видно ни единого проблеска света. Лишь одна Тьма.
   -О Боги всемогущие... - пораженно прошептал Авероник, когда смог говорить.
   Астелан лишь побледнел и до хруста сжал рукоять своего меча. Ему очень не хотелось признавать этого, но битва была проиграна.
   -Хурдал, открывай Врата, выпускай всех демонов!!! Авер, расчисти небо, нам нужен свет! И живее!
   Младшие лихорадочно исполняли приказы Астелана. Они не надеялись победить, но шанс уйти живыми еще оставался. На помощь Младшим пришли маги и священники. Из сияющих в небесах врат нескончаемым потоком вылетали легионы созданий Света, в небе сияли тысячи маленьких звезд, все было залито ярчайшим светом, но Тьма, окутавшая Саррейтон так и оставалась недвижима и нерушима. А потом, словно кто-то задул свечу и весь свет пропал. Потухли искусственные звезды, рассеялись светящимися искрами демоны.
   Небеса, давно затянутые тучами, очистились. Всему светлому воинству предстала картина бескрайнего звездного неба, на котором нестерпимо сияла луна, создавая иллюзию дня. В ее мертвенном серебристом свете отчетливо был виден огромный черный силуэт летающего ящера. На нем виднелась фигура всадника, закованного в сверкающие ламинарные латы.
   А из мрака, окружающего остров вышла одинокая фигура в белом. Высокий мужчина в доспехах из белоснежного дерева. Он медленно шагал по растущему прямо под ногами мосту. Выбеленные сухие кости только что уничтоженной в мгновение ока многотысячной армии послушно складывались в широкую тропинку, прокладывая путь для нового повелителя Смерти.
   -Он снова выжил... - севшим голосом сказал Авероник.
   Люди пытались сдвинуть с мест свои суда, но вода словно застыла и не давала маневрировать неповоротливым фрегатам. А костяной мост все двигался и рос, корабли, которые встречались на его пути просто осыпались серым прахом, не смотря на многочисленные укрепляющие заклинания и благословения. И вот, он оказался в считанных метрах от флагмана и поравнялся по высоте с его палубой. Его создатель медленно и величественно поднялся наверх и насмешливо посмотрел на своих врагов.
   -Не успел я соскучиться, как снова вижу вас, Младшие, - слова Роквардессара были просто переполнены иронией.
   -Ты стал Богом! - потрясенно воскликнул Силарг.
   -Отчасти, - согласился некромант. - Но от Бога меня отличает одна немаловажная вещь. Я не такой жадный!
   В этот момент из воды вновь появились темные эльфы. Но в этот раз не было и надежды отразить их атаку. Сила Тьмы переполняла их, и хотя у них не было практики в применении темных заклинаний, но одна только мощь подавляла. Роквардессар, скрестив руки на груди, спокойно наблюдал за битвой, даже не предпринимая попыток вмешаться. Но одного только его присутствия, одной только незримой ауры хватало, чтобы посеять панику в ряды светлых.
   Увидев, что на борту снова появился давешний король темных эльфов, Авероник не стал строить из себя героя и просто выпрыгнул за борт в то место, где, как он помнил, находилась ладья эльфов. Сражаться дальше было бесполезно, а сбежать можно только на ней. К его счастью, ладья не успела далеко уйти, и, невероятно извернувшись в воздухе, Авероник все же успел в последний момент ухватиться за ускользающий борт судна. Эльфы тоже как всегда выбрали бессмысленной смерти жизнь и оперативно убирались из опасного места. Младший, не заботясь о том, как он сейчас выглядит в глазах команды, подтянулся и неловко плюхнулся на палубу, кувыркнувшись на светлых досках.
   -Так, давайте полным ходом подальше отсюда! Я прикрываю! - прокричал он, не успев даже встать на ноги.
   Подняв свой меч над головой, Младший бог раскинул над небольшой ладьей самый мощный щит, на который был способен. Эльфы не растерялись и с готовностью исполнили приказ Авероника.
   -Где Киланоль? - спросил Авероник, заметив, что чего-то не хватает.
   -Убит, - ответил один из эльфов.
   -Хах! Давно пора, - не удержавшись прошептал Младший.
   Если эльфы его и слышали, то не подали виду. Они гораздо больше были заняты защитой своего корабля.
  -- Часть 4
  -- Глава 16
   Роквар де Сарр едва ли не впервые за всю свою жизнь ворвался в покои матерей. Без предупреждения, без стука, просто вынес тяжелую бронзовую дверь вместе с косяком. Однако он все рано не успел. Он уже не мог помочь Матерям. Авериэль лежала в своей келье на мягкой кровати. Сухое тело мелко дрожало, сморщенная старческая рука слабо дергалась в попытке накинуть одеало.
   -Мать! - с болью в голосе воскликнул Роквар. - Что вы натворили?!!
   -Тихо, сын, - слабо прошелестел голос Ведающей. - Мы делали то, что должны были. Спасали своих детей, ничего больше. Но и не меньше.
   -Мать! Ваши дети пали бы за вас не раздумывая, - Князь упал на колени подле кровати Авериель и аккуратно накинул на ее озябшее тело одеяло.
   -Ты же сам понимаешь, что если бы не мы, то более половины нынешнего гарнизона Саррейтона пала под заклятием Младшего, - устало сказала Мать, благодарно прикрыв глаза. - Вы успели уйти на нижние ярусы. Сопротивляться было бесполезно. Нам не выстоять против Младших. Заваливайте проходы, отступайте, тяните время. Этого должно хватить, чтобы сбежать в новое Убежище.
   -Это лишь отстрочит нашу гибель, - отчаянно ответил Роквар.
   -Поэтому вы и должны бежать, - сказала ведьма. - Принимать бой было ошибкой. Открой телепорт. Беги в новое убежище или к драконам, ты должен жить.
   -Тихо, - прикрыл рот матери де Сарр, видя, что слова отнимают последние ее силы. - Подожди немного, сейчас начнется высадка десанта. Много жертв вернут вам силы!
   Мать послушно замолчала, но в ее ясных, совсем не старческих глазах все так же виднелось спокойствие принявшего свою смерть существа.
   -Не сдавайся, Мать! - требовательно приказал Князь.
   Резко встав, он так же стремительно, как и пришел, вылетел из залов Матерей.
   Встретив у выломанных дверей не решающегося войти внутрь шефанго, он приказал ему:
   -Собирай воинов. Нужно сконцентрировать отряды нападающих в третьем южном коридоре первого яруса. Веди этих выродков Света на меня! Пришла пора начать жатву!
   -Громкие слова, - услышал он в ответ насмешливые слова, - но готов ли ты принять титул Жнеца?
   Резко обернувшись, Роквар удивленно уставился на шефанго, но увидел лишь не менее ошарашенное лицо.
   -Готов ли ты стать вестником смерти, собирающим души, уносящим их в чертоги смерти для нового рождения? - вновь раздался голос, который казалось шел откуда-то из тьмы.
   Или от самой Тьмы? Лицо Роквара прорезала робкая улыбка.
   -Да, я готов, Отец, - быстро ответил он.
   -Тогда прими силу, - в голосе Тьмы слышалась улыбка.
   В следующий миг де Сарр даже охнул от внезапного и мощного порыва Силы, ворвавшейся в его тело. Незамутненная, чистейшая Тьма лилась сквозь него, наполняя энергетические каналы тела и меняя их. Роквар оперся о стену, стараясь прийти в себя. Сумрак подземелья внезапно расступился перед ним. Мир изменился в его глазах, больше не было ни тьмы, ни света. Предельно четкие очертания коридоров, прозрачный камень, сквозь который проступали яркие звездочки жизни. Пылающие темным огнем искры душ шефанго и дроу, которые сгруппировались вокруг. Сотня затухающих, но все таких же светлых и родных огоньков Ведьм. И сонм сияющих хищных мотыльков, сжимающих кольцо вокруг Саррейтона.
   И эти белые искры вражеских души начали нестерпимо ярко вспыхивать, одна за другой они расцветали огненными бутонами, преждевременно лишившись телесных оболочек. Души, переполненные силой, заметались, пытаясь понять, куда им идти, заплутав в окружившем их Мраке. Здесь они не могли найти пути к своим Богам и подарить свою силу им, поэтому Роквар широко разведя руки потянулся к мечущимся искрам, забирая души, уводя их куда-то за Грань мира, забирая часть переполняющей их силы и вливая ее в угасающие искорки пламени Ведьм.
   Это было бесподобно. Необъятный поток силы, вся мощь термоядерных реакторов не шла ни в какое сравнение с этой энергией. А ведь совсем рядом находилось пять существ, сила которых была еще больше, она просто была за гранью понимания. Пять новых Темных Богов. Четверо предтечей родов и Отец.
   Взглянув на все так же стоящего рядом шефанго, Роквар увидел лишь бушующий багровый костер из-за которого нельзя было различить материальное тело носителя этой энергии.
   -Планы меняются, - властно сказал Князь. - Переходим в контратаку. Ударная сотня пойдет во главе со мой на флагман вражеской армады. Ладью наших светлых собратьев обходите стороной, неизвестно что можно ожидать от них. Отправь по сотне на гномьи броненосцы, но в схватки не ввязываться, на них установлены системы самоуничтожения. Вывести из строя, а затем атаковать корабли людей. Исполняй.
   Передав распоряжения, сам Роквар помчался к подводным докам, где до сих пор зализывала раны ударная сотня. Точнее те, кто пережил первую атаку на флагман. Ориентироваться в коридорах стало сложнее, так как с непривычки в своем новом зрении Князь иногда не успевал заметить ставших почти прозрачными каменные стены. Зато в окружающем пространстве были отлично видны маяки душ темных эльфов. Хаотично бушующие багровые и желтые вихри пламени у шефанго, и равномерно сияющие серебристые и темно-фиолетовые звезды дроу. Как и предполагалось, каждый род имел свою особую силу. Аналогично разделению по стихиям. Мужчины шефанго обладали стихией воздуха и хаосом, женщины водой и оборотничеством. Мужчины дроу повелевали пламенем и мраком, а женщины землей и силами ночи. Наверно, впервые с момента создания раса темных эльфов обрела целостность, стала такой, какой ее задумывал Отец.
   В доке уже вовсю кипела работа. В оставшиеся подводные лодки спешно погружались шефанго и дроу, последние так же успевали на ходу латать небольшие царапины на несильно поврежденных судах. Как ни странно среди этого сонма мельтешащих огоньков душ, Князь смог быстро найти ударную сотню. В ней состояли личные войны Роквара, можно сказать, гвардия. Все они имели обмундирование, изготовленное лично Оратом. Именно оно то и выделяло ударную сотню. Каким-то образом, Орат смог выполнить доспехи и оружие так, что они буквально пропитались силой свои хозяев. Поэтому Роквар видел вполне привычные взору фигуры вооруженных воинов, а не безликие сгустки энергии.
   Они все стояли в ожидании и предвкушении. Сейчас, переполненные невиданной ранее силой, они были готовы горы свернуть. Конечно, это была лишь иллюзия, так как силой пользоваться толком они пока не умели. Лишь Роквар и прочие де Сарры имели хоть какое-то представление о Тьме. Но сейчас, когда сами новые Боги рядом, можно будет побороть светлых и на инстинктах.
   Стальная торпеда, начиненная почти сотней темных эльфов бесшумно ушла под воду. В ней не было иллюминаторов, тьма и тишина царила в замкнутой капсуле, лишь тихо шелестел воздух, обновляемый заклинаниями. Только по с помощью магии мороков рулевому передавались сообщения и данные радаров.
   Роквар же, в отличие от других отлично видел как на верху быстро мельтешат группки светлячков. Он видел несколько наиболее ярких огоньков, собравшихся в одном месте -- Младшие и рядом с ними эльфы. Чуть в стороне ровным светом сияли команды гномьих броненосцев. А к ним снизу уже подбирались темные эльфы. Но все эти души затмевала одна. Князь не знал, с чем сравнить это существо. В его зрении оно представлялось незамутненным белым, как снег пятном. Эта душа даже не светила, наоборот, поглощала. Сложно описать, как выглядит сама Смерть во плоти.
   -Активировать "кисель", - приказал Князь, заметив, что многие противники стараются удрать от острова.
   Через полминуты субмарина оказалась недалеко от вражеского флагмана и пошла на всплытие. Оказавшись на поверхности, темные эльфы прыгали прямо на воду, ставшую под воздействием заклинания густой и похожей на гель. По ней при должной сноровке и если не останавливаться на долго можно было свободно бегать. И высоко прыгать. Князь одним прыжком преодолел более половины высоты борта флагмана и, зацепившись за укрепленные доски специальными крюками на доспехах, начал быстро взбираться наверх. А там его совсем не ждали.
   Испуг на лицах Младших вызывал эйфорию. С кривой усмешкой на устах Князь обнажил клинки. Сегодня светлые не досчитаются многих своих божеств. Сегодня великая битва и он, Роквар, не имеет права оплошать. Ведь сейчас на него взирает Отец.
   Эта схватка разительно отличалась от той, что произошла здесь же не более получаса назад. Клинки, напоенные тьмой, с невыразимой легкостью разрубали тела ослабевших от такой близости к Темному богу Младших. Князь заметил, как один из них, поняв тщетность сопротивления, сиганул за борт. Роквар успел выстрелить в него из находящегося в наруче лат ствольного стреломета, но стрелка ушла чуть выше слабо защищенной шеи и просто скользнула по шлему, Младший даже не заметил ее. Ну ничего, далеко не уплывет. Роквар переключился на других противников, коих оставалось еще не мало. Шефанго и дроу не так хорошо справлялись с Младшими, как он, поэтому Князь направился туда, где больше всего требовалась его помощь.
   Через полчаса темные эльфы лишь гонялись за умудрившимися ускользнуть из "киселя" фрегатами. Два броненосца гномов все же ушли, а один, как и предполагал Роквар, взорвался, унеся с собой едва ли не три десятка темных эльфов. Самые большие потери Саррейтон понес именно там.
   За время схватки, де Сарр успел немного привыкнуть к новому зрению, и теперь мог понять, что хаотично движущееся над головой багрово-желтое подобие солнца -- это драконоподобное создание, которое изредка обрушивалось всем телом на фрегаты, разламывая их в щепки. Так же он смог различить и то, что раньше ему виделось белым пятном.
   Отец почти не изменился с момента последней встречи. Разве что тело стало больше походить на светлоэльфийское. Теперь кожа его стала такой же светлой, какая и должна была быть от рождения.
   Роквар опустился на одно колено перед продолжающим молчаливо стоять на костяном постаменте Роквардесаром.
   -Приветствую, Отец, и поздравляю! - сказал Князь. - Давно не видел тебя, все ли дела завершены успешно?
   -Все, что завершены, успешны, - усмехнулся Роквардессар, - но еще больше только предстоит сделать. Пройдем со мной в отвоеванный тобой дом, сын.
   Развернувшись, он пошел по только что сотворенному мосту обратно на Саррейтон. Роквар последовал за ним, переполненный гордостью за то, что имеет право ступать рядом с самим Богом, пусть и Отцом. Нет, тем более Отцом!
  

***

  
   Авероник наконец смог перевести дух. Почти сутки он без перерыва держал щит над эльфийской ладьей, летящей по водной глади, словно на крыльях. Темные эльфы ни в какую не желали отпускать свою дичь. Хотя на саму ладью они не нападали, но за ней успело увязаться не менее шести фрегатов, надеясь на защиту эльфов. Однако, что могла сделать сотня против тысячи? Только бежать.
   Несколько раз мимо проносились дымные черные струи Мрака. Надсадно скрипя, ладья продиралась сквозь внезапно вспыхивающую багровым огнем воду. К счастью, щит Авероника работал без осечек и спасал от всех уловок темных, хотя Младшему приходилось несладко. Особенно опасны оказались мороки. Сам Авероник их не видел, щит прекрасно защищал его и от них, но подстроить структуру заклинания под эльфов получалось не всегда. Хорошо еще, что они не паниковали, только бледнели изредка да нервно хватались за оружие.
   Но к счастью, все обошлось. Опыт Младшего позволил ему справится со всеми напастями, хотя силы истратить пришлось немало. Да и эльфы не сидели сложа руки. Может, они были не самыми сильными магами, но в группе работали просто отлично. А стоило на горизонте появилась тонкой полоске большой земли -- темные практически мгновенно утратили всякий интерес к ладье эльфов. С облегчением отпустив заклинание щита, Младший бессильно уперся о борт ладьи.
   -Все, больше не могу, - устало посетовал Авероник. - Силы кончились.
   -Темные отступили, - как-то задумчиво промолвил эльф и переглянулся с другими.
   Младший не успел понять странной интонации светлого. Через миг он почувствовал резкую боль в груди, его словно тараном ударило и отбросило за борт. Даже слова не успел сказать, как оказался едва не нашпигован стрелами. Личная солнечная защита доспеха сожгла большую часть снарядов, но быстро сдохла. Драконобой -- это не шутка, а тут их целая сотня. В таких ситуациях понимаешь, что не только грудь, но и глаза слишком большая мишень.
   Две стрелы с яростью впились в нагрудник, пробив лучшый гномий сплав, благословленный Совнатролом, будто в жестянку. Но алые латы, словно минуту назад вытащенные из горна, погасили инерцию стрел и они завязли в поддоспешнике из линялой кожи дракона.
   Авероник в облаке брызг и мгновенно поднявшегося пара рухнул в морскую воду. За ним тут же устремилась еще сотня стрел, а за ними и еще. Младшему пришлось, как темным эльфам недавно, быстро уходить на дно. К несчастью, в отличие от последних, он не мог дышать под водой и здесь его не ждали субмарины. Кое-как разобравшись, где верх где низ, Авер, едва не захлебываясь помчался к виднеющемуся наверху силуэту ладьи. Глупо, конечно, но иного выхода нет. Резко вынырнув и быстро набрав ртом воздух, он снова ушел подводу и в тот же миг скрылся под днищем. Десяток стрел взбурлили воду там, где он только что был. Теперь можно было и передохнуть немного.
   Эти выродки напали на него! Младший не понимал, что за ересь тут твориться, но она ему очень не нравилась. А еще он не знал, что теперь, собственно, делать. Атаковать ладью с имеющимися на данный момент силами бесполезно. Берег, конечно, не далеко, но как до него добраться? Эльфы пристрелят его раньше, чем он проплывет и десяток метров. Плыть под водой все время он не сможет. За отведенную ему пару минут в водной толще, он сможет проплыть максимум сорок-сорок пять метров, да и то, если доспехи снять, а потом смерть. Драконобои уверенно бьют до пятисот метров...
   К несчастью, поразмышлять ему долго не дали. Уже через полминуты к нему под воду пожаловали гости. Дюжина эльфов, которые быстро и сноровисто вычислили его. Кроме того, они успели снять доспехи и имели огромное преимущество в маневренности. И уж им-то ближайшие полчаса воздух не понадобиться. Ревивомантия, чтоб ее.
   Длинный кинжал тускло блеснул в воде и скользнул по плечевому щитку, лишь чудом не проскользнув сквозь защиту и не перебив артерию. Авероник едва не впал в панику. Тяжелые доспехи тянули вниз, держать себя на плаву становилось все тяжелее, а физическая нагрузка быстро истощила все запасы кислорода в теле. Еще немного и он сам сдохнет, без помощи эльфов. В конце концов, он собрал все те крохи силы, что у него остались, и создал перед собой и противником банальный тепловой экран. Эффект получился неожиданный. Мощный взрыв отбросил Младшего назад и сильно приложил о киль ладьи. Открытые участки кожи были ошпарены, но оклемавшись, Авероник понял, что оказался в метрах в тридцати от ладьи. При чем за считанные секунды. Решение нашлось само собой. Через десяток тепловых экранов Младший преодолел больше половины расстояния до берега и едва не сварился прямо в латах.
   К счастью, эльфы его преследовать по каким-то причинам не торопились. Стрелы пролетали мимо. Эльфы не могли прицелиться по скачущей цели, которую к тому же скрывал поднявшийся пар. Младший остался доволен собой, неплохо вывернулся из сложившейся ситуации. Правда с использованием магии он перестарался. Поэтому остаток пути Авероник благополучно доплыл не прибегая к магическим силам. Однако, когда он наконец достиг берега, то оказался лишен не только всей магической силы, но и полностью опустошен физически. Руки дрожали, а ноги не держали тело. Минут десять он просто лежал на камнях и грелся в лучах солнца не в силах встать. Эльфы уплыли, так и не рискнув подойти к берегу.
   Авероник с интересом огляделся. Каменистый берег ни чем не был примечателен, поэтому определить, где он находится, Младший не мог. Вдалеке каменистая прибрежная пустошь сменялась зеленеющими холмами, вот и все, что он мог разглядеть. Немного побродив из стороны в сторон, он решил отдохнуть денек, а затем отправится в путь.
   Удалось найти более или менее пригодное для ночлега место, метрах в двадцати от которого находилась большая и глубокая лужа с пресной водой. Похоже, что кто-то запрудил небольшой ручей, текущий сквозь камни. Это давало надежду на то, что рядом есть люди. Младший разбросал на камнях одежду, чтобы та подсохла. С досадой поковырял дырки в нагруднике, и отбросил его в сторону. Затем отправился искать дары моря. Учитывая, что темные эльфы совсем недалеко отсюда разбомбили парочку фрегатов, то здесь хотя бы должен найтись плавник. К счастью, так и оказалось. Обломки кораблей нашлись довольно быстро, их должно было хватить едва ли не на неделю. Была здесь и парочка трупов, которые он наскоро забросал камнями. Но потом Младший за все страдания был награжден огромной вареной рыбой, которую, видимо, задело его же тепловым экраном. Большую часть своих богатств он стащил к облюбованному месту и столкнулся с первой проблемой.
   Дерево кораблей было хорошо зачаровано и поджечь его не представлялось возможным. Вообще, всех имеющихся сейчас сил Авероника не хватило бы даже на то, чтобы испепелить нежить, что для него гораздо проще, чем зажечь спичку. При бегстве Младший использовал все резервы и даже перегнул палку, так что теперь сила вернется нескоро. Сейчас он из божества превратился в обычного человека. Впервые за долгие годы, Авероник столкнулся с массой проблем, которые обычно не представляли для него никаких сложностей. Однако, с непослушными дровами он все же разобрался, ведь при нем все еще остался его верный меч. Пылающая нестерпимым жаром полоса металла с легкость разрушила все защитные заклинания и воспламенила дерево в мгновение ока. Авероник едва успел отвести его в сторону, чтобы не испепелить все подготовленные дрова за секунды. Теперь можно было не волноваться о холоде. И дожарить рыбку.
   Еда была так себе, но Аверонку в молодости и не такое едать приходилось. Механически пережевывая мясо рыбы, он впервые начал обдумывать все произошедшее. До этого момента он старательно избегал мыслей о предательстве эльфов, изгоняя их насущными делами. Но сейчас они нахлынули с удвоенной силой. Ничего дельного Младший придумать так и не смог, что побудило эльфов напасть на него -- не понятно. Он, как бог из сонма Совнатрола был не в курсе личных дел паствы Леарлины, поэтому мог лишь гадать о том, какие мысли и настроения гуляют среди эльфов.
   С новой силой заболела ошпаренная кожа, отвлекая от мрачных мыслей. Раньше Авероник просто не обращал на нее внимания, но сейчас понял, что вряд ли сможет уснуть с такой болью. Порывшись в груде своих вещей, он выудил кожаный пояс с рядом кармашков. В трех из них лежали небольшие капсулы: две с экстрактом леартойля и одна с эфирным маслом того же дерева. Он попросил Киланоля напитать эти пузырьки силой Жизни. После случая с Танцем Смерти, Авероник нашел способ запастись силой ревивомантов, жалкие крохи, но тогда, в сражении с Роквардессаром и они были бы незаменимы.
   Младший аккуратно вскрыл один пузырек и вылил его в заранее принесенную в шлеме воду. Тщательно размешав полученный раствор, он аккуратно обтер пострадавшие участки кожи. Боль медленно, нехотя утихла. На мгновенное исцеление рассчитывать было бы глупо, но так все повреждения исчезнут за пару дней. Авероник с сожалением подумал, что сейчас был бы очень кстати этот заносчивый Киланоль, смерти которого он порадовался недавно.
   Внезапная мысль озарила Младшего. Похоже, что Киланоля убили сами эльфы. Стрела в спину, тело за борт и вон оттуда. Что же нашло на эльфов? Неужели они решились на открытое противостояние с Богами? Вообще эта раса уже давно возмущалась внутренней политикой, которую навязала Леарлина. Но в Аверонике не утихало возмущение. Он то тут при чем?! Младший зло проклял всех эльфов вместе взятых и темных, и светлых. Еще ни одна из этих тварей не принесла ему добра.
   Со вздохом, Младший откинулся на камни, на которые накидал подсохшие водоросли. Одежда наконец высохла, ночь наступала и становилось заметно прохладнее. Пришлось встать и одеться. Кожа заныла с новой силой, но зато стало теплее. Подтащив еще пару бревен и досок, Авероник аккуратно пристроил их к костру и теперь с намерением не вставать до завтра повалился на свою лежанку.
   Огонь нехотя лизал заговоренное дерево, но это даже к лучшему, можно не опасаться, что дрова прогорят раньше времени. Костер редко потрескивал и испускал волны тепла. Авероник и сам не заметил, что успел так сильно продрогнуть. Или это озноб от ожогов и начавшегося воспаления? Хотя вряд ли. Кожу покрыло приятное онемение, боль ушла и осталось лишь приятное тепло. Оно постепенно проникло и внутрь, пожалуй, даже если бы Младший сильно захотел, то не смог бы набраться воли и пошевелить хоть пальцем. Экстракт леартойля не только исцелял кожу, но и благотворно воздействовал на изнуренные за день мышцы. Сон пришел быстро и незаметно.
   На утро Авероник чувствовал себя сильно посвежевшим и отдохнувшим. Магия еще только-только начала возвращаться в тело, зато мышцы были полны энергии. Солнце ярко светило над Саррским морем, даря тепло этому миру. От воды еще веяло холодом, но дневное светило медленно прогревало и ее. Встав и медленно потянувшись, Авероник открыто посмотрел на яркое солнце. Оно не слепило его, нежно окутывало своим сиянием и Младший с радостью впитывал его силу.
   Однако через миг его медитацию грубо прервало какое-то невнятное рычание. Резко уйдя в сторону, Авероник попытался выхватить свой меч, рука схватила лишь пустоту. Долго раздумывать, куда делось верное оружие, не пришлось. Огромное более чем двухметровое существо, с сероватой грубой кожей, с семью пальцами на руках, в костяных латах, с трофейным клинком темных эльфов за поясом сидело в каких-то нескольких метров от кострища. В руках он держал ножны с пламенным клинком. На морщинистом лице, из под густых седых бровей внимательно наблюдали за Авероником два желтых звериных глаза. Глядя на острые клыки, выступающие из-под нижней губы, Младший начал понимать, что темные эльфы еще не самое плохое, что могло с ним случиться. Орки-то намного хуже будут.
  -- Глава 17
   В мире часто происходят странные и непонятные вещи. Вампиры ходят при дневном свете, в сердце самой опасной пустыни находят зеленый оазис, резко и массово погибают люди старше восьмидесяти лет, гномы объявляют о расколе и просят помощи у дружественных рас. В этот год было много неожиданных открытий для Милата Фариса и всего Кландорея, но массовое рождение двухголового, многорукого, безрукого, слепого, одноглазого и прочего мутировавшего потомства у разных видов живых существ говорило об одном -- Богиня Жизни гневается.
   В героическом походе светлых на Саррейтон, инициатором которого была Леарлина, Альянс ожидал полный провал. Почти все Младшие, отправленные в бой, пали. Из пятерки лучших вернулся лишь Силарг, и то лишь потому что успел обернуться малой летающей тварью с реактивным движителем. Многотысячная армия разбита, от нее остались жалкие крохи. Гномы больше не желают участвовать в разборках на поверхности, полностью окунувшись в пыл гражданской войны. Тэрея бежала и найти ее не удается силами всех магов и жрецов. Но самое главное, Темные вернулись и принесли с собою Тьму. А посох Эссарата пропал вместе с носителем
   Милат никогда не рассчитывал, что еще хоть раз будет лицезреть смерть в такой близости от себя. Роквардессар, новый Бог Смерти, стоял от него в считанных метрах, ректор университета не понимал, как ему удалось выскользнут из того бардака. Без подготовки преобразившись в мелкую плавучую тварь на подобие рыбы, он лишился сознания и пришел в себя только через неделю на берегу, среди прочего улова моряков. Выжить в отравленных водах, в полном хищников море, в сетях рыбаков было практически не реально, но ему неописуемо повезло.
   -Ваша светлость, - осторожно обратился к ректору секретарь, - пришли сводки о проявлении Тьмы на территории Альянса.
   -Да, давай их сюда, - секретарь послушно положил пухлую папку на стол ректора, но выходить не собирался, Милат обреченно вздохнул. - Рассказывай.
   -В целом ситуация спокойная, кроме того, что большая часть долгожителей скончалась, никаких происшествий не случилось, - бодро начал докладывать молодой ревивомант. - Местами даже проявляются резкие вспышки Жизни, которые не связаны с проявлением Божьего гнева. Например, территория Серебряного леса заметно ожила со времени последнего инспектирования. Однако, метр Клариус настоятельно рекомендует вам обратить внимание на территорию графства Прасель. Кроме того, что там сейчас явно видно сильное сплетение Тьмы, ранее графом был предпринят рейд на некое сооружении возникшее на мысе Фей. Всю набранную армию графа разбили некие металлические создания, в живых остались лишь один из демобилизованных Стражей и сам граф.
   -Почему он не известил нас о своих действиях до того, как их совершил? - устало задал риторический в общем-то вопрос Милат.
   -Он достаточно молод, - ответил секретарь снисходительным тоном. - Так же, в том районе был замечен хирд. Вероятно, это были черные гномы из района Заброшенных чертогов.
   -И снова Машинериум, - ректор устало помассировал виски. - И Боги, конечно же, не обратили на это внимания отвлеченные Саррейтоном. Вызови ко мне Клариуса и уважаемого Маарса, давно не было вестей от Богов.
   Дела складывались все хуже и хуже. Шансы на то, что гномы оказались возле сплетения Тьмы случайно стремись к нулю. Бегло пробежавшись глазами по докладу о походе графа Прасельского, Милат более внимательно прочитал рассказ свидетелей о противнике. Механические создания, немагическое оружие -- все говорило в пользу так называемых черных гномов. Однако они, не смотря на свое название, все же не владели темными энергиями и полностью опирались на Порядок. Единственные, кто еще мог бы, теоретически, создать нечто подобное, были темные эльфы, но они в то время должны были быть заняты Саррейтоном. Откуда у них отыскались лишние резервы на постройку укрепления. Да еще такого грандиозного, судя по описаниям. Нет, нужно что-то с этим делать. Найти хоть несколько отрядов, послать в разведку.
   Призванные ректором люди явились одновременно. Пожилой метр Клариус, специализирующийся на магии Дня, сухонький старичок, но весьма чуткий к изменениям потоков силы. Он аккуратно присел на предложенное ему кресло, добро и выжидательно посмотрел на ректора. Маарс же еще не старый человек, с растрепанной черной бородкой и дикими глазами -- один из верховных жрецов, которые, как правило, бывают в курсе дел высшего мира и могли рассказать о том, что думают Боги. С присущей ему порывистостью, жрец свалился в кресло и начал осматривать кабинет, словно не понимая, зачем он здесь.
   -Вижу, вас заинтересовали мои догадки, милорд, - скромно заметил Клариус.
   -Да, мне хотелось бы узнать некоторые детали по делу на мысе Фей, но сначала спрошу у вас, уважаемый Маарс, - вежливо сказал Милат. - Не могли бы вы поделиться своей мудростью с нами и поведать, каково сейчас настроение Богов? Чего стоит ожидать и к чему готовиться?
   -Лютуют наши благодетели, - тяжко начал отвечать жрец. - Ох, разочарованы они в детях своих. Прогневали Леарлину эльфы, Лабиру не по душе разлад среди гномов и всплывшее знание Машинериума. А так же печалятся они по поводу смерти своих излюбленных детей, Младших богов. Волнуется великий Совнатрол, ибо проснулись на востоке силы, которые не должны просыпаться.
   -Что же натворили эльфы? - устало начал выяснять интересующие детали Милат.
   Маарс просто пожал плечами, мол, а кто этих чудаковатых поймет.
   -Если кого-то интересует мое мнение, - вмешался Клариус, - то по изменению потоков в их Лесе я могу сделать вывод, что они свернули программу по увеличению рождаемости. То есть проявили откровенное неповиновение. Кроме того, в данный момент они закрыли границы Убежища. И, воспользовавшись появлением Тьмы, эльфы накрыли свои земли модифицированным подавляющим фильтром Гавина-Пиера. Так что Богиня пока не имеет возможности покарать их.
   -Но кара неминуема, - авторитетно вставил свое слово жрец.
   Ага, как же, скоро Богам вообще дела до эльфов не будет. Проблема в том, что те как будто предвидели возвращение Тьмы. Даже если это не так, то все равно несколько настораживает тот факт, как быстро они провернули закрытие Убежищ. И правда ли там не было резидентов Богини? Не устранили ли их намеренно? Но эти вопросы нужно задать другим лицам.
   -Что с гномами? Откуда у них этот Машинериум вообще взялся? - продолжил расспросы ректор.
   -В Забытых чертогах раньше находилась какая-то академия гномов или большая лаборатория, называли ее Машинериум, - на этот раз ответил Маарс. - Говорят, когда-то там были открыты знания, противные Богам. Гномы, которые не захотели от них отречься, были уничтожены. Та же участь непременно ожидает и эльфийский род. Ну а что там было открыто, не известно. Ходят слухи, что это как-то связано с вживлением в организм механических инструментов в плоть до утраты практически всякого подобия с живым организмом.
   -Те самые легендарные мехи? - удивленно приподнял бровь Милат. - Понятно... А что же на счет упомянутой вами силы на востоке?
   -Сие тайна великая есть, - несколько смущенно ответил Маарс. - Могу лишь сказать, что в степях орков проснулись могущественные духи, чей сон будить никак нельзя было.
   Милат удивился еще больше, вопросительно взглянув на Клариуса, он заметил хитрую усмешку, промелькнувшую на губах старого мага. Похоже тот что-то знал, чего не стоило говорить при жрецах. Ректор про себя обреченно вздохнул и отложил расспросы на потом.
   -Уважаемый Маарс, в последнее время Боги редко уделяют внимания нам, простым смертным. Поэтому я спрошу вас, как приближенного к ним, - Фарис все же перешел к главному, - можем ли мы как-то поспособствовать воле Высших и помочь им в меру своих скудных сил?
   Ох и не хотелось же ректору задавать этого вопроса, так как у Богов наверняка имелись кое-какие планы на магов. Однако уйти от проблемы сейчас означало приобрести их в несколько раз больше позже. А вот Маарс казалось только и ждал этого вопроса.
   -Конечно, милорд ректор, - степенно сказал жрец. - Как всем известно, некая госпожа Тэрея пропала несколькими днями ранее. К несчастью силы артефакта мешают Высшим найти ее. Есть надежда, что вы, как более полно ее знающий человек, сможете найти сидху быстрее. Более никаких повелений не поступало, вы обладаете прозорливым умом и сами прекрасно понимаете, что на данный момент необходимо Богам, а значит и всему Альянсу.
   -Тогда не смею вас больше отвлекать от работы, - ректор привстал в кресле, желая проводить поскорее гостя, - а нам же с коллегой стоит еще обсудить некоторые планы, в том числе и по нахождению госпожи Тэреи.
   Маарс с явной неохотой поднялся из мягкого кресла и направился к выходу из кабинета.
   -Асилис, направь прошение в магистрат города на дозволение провести осмотр квартиры специалиста направления ревивомантии Тэреи, - протараторил Милат секретарю и аккуратно прикрыл дверь за вышедшим жрецом. - Рассказывай.
   Клариус смиренно сложил руки на колени, попутно расправляя складки своей утепленной мантии.
   -Что конкретно вас интересует, милорд? - чопорно спросил старый маг. - Духи, которые не должны были пробуждаться?
   -В том числе, - мотнул головой Милат. - Что там твориться у орков? Не дай Боги эти низшие твари готовят кампанию на Альянс! До сих пор Великая Пустыня их сдерживала, но если они все-же пройдут сквозь нее, то Кландорей падет в первую очередь!
   -Как бы то ни было, - рассеяно начал говорить Клариус, - Пустыня остается непроходимой для больших отрядов. Малые же не представляют никакой опасности. Так что нападения нам пока опасаться не стоит. Но моим отделом были выявлены странные колебания потоков силы в степях орков. Странные, но очень знакомы. Если бы я не был хорошо знаком с магией, что дарует нам Солнце, то я бы решил, что к оркам пожаловал сам Совнатрол.
   Клариус благочестиво осенил себя ограждающим знаком Бога Дня. А ректор принялся расхаживать по кабинету. От полученной информации пока было мало толку, только ворох загадок, который необходимо распутать.
   -Не может ли быть так, что орки вызвали сам дух Солнца? - внезапно замер Милат.
   -Интересная гипотеза, - слегка оживился метр, - но маловероятная. Весьма сомнительно, что есть некая божественная сущность, обладающая теми же силами, что и великий Совнатрол. Ведь когда-то даже драконы были вынуждены бежать от своего ученика.
   -Но они бежали, а значит, где-то имелось спасение. Значит воля Бога не безгранична, - резонно заметил Милат.
   -Еще не известно, выжили ли они, - с сомнением заявил Клариус. - Однако, есть некоторая вероятность, что на территории Пустыни и Пустоши власть Бога не распространяется. Ведь нежить там свободно разгуливает и днем, и ночью. Хотя в общем фоне силовых потоков особых различий мы не наблюдаем. Но это не говорит о том, что там есть другая сущность, оперирующая теми же силами, что и Бог Дня.
   -Тогда получается, что власть Богов не безгранична? - со скрываемым трепетом спросил ректор.
   -Это сложный вопрос, - уклончиво ответил Клариус. - Однако, некоторые факты указывают на это.
   Милат нервно прошелся по своему кабинету. Новость интересная, без сомнения, но какое она сейчас имеет отношение к делу? Скорее всего никакого, но нужно запомнить.
   -Не из-за этого ли Боги не могут найти Тэрею? - спросил ректор.
   -Не исключено, - согласно кивнул Клариус, - но Посох и сам по себе сильный артефакт, который способен перебить волю Богов. Нечто подобное делают темные эльфы.
   -Как по-вашему, коллега, - заинтересованно спросил Милат, - где, вероятнее всего, может скрываться Тэрея, если она находиться вне зоны... влияния Богов.
   -Если принять во внимание гипотезу о том, что она не безгранична, - Клариус выговаривал слова аккуратно, так буде они услышаны посторонними, то проблем со жрецами не миновать, - то, скорее всего, нашу бывшую ученицу следует искать либо на севере, либо на других континентах. В других местах наши специалисты обязательно уловили бы изменения магического фона.
   -Север, - поморщившись, сказал ректор. - Снова иметь дело с теми варварами совсем нет желания.
   Милат погрузился в тяжкие думы. Северные варвары были неприятной занозой, которая, вроде, и не мешала жизни, но доставляла ряд неприятностей. Они не верили в Богов и рьяно отрекались от всяких попыток обратиться в новую веру. Это почти немыслимо, но они даже признавая сверхъестественную силу и природу Богов, все равно противились их воле. Уже несколько раз Альянсом предпринимались попытки сокрушить непокорный народ, но те с упорством гномов и отвагой темных эльфов отражали все попытки светлых. Сейчас Милат начал припоминать, почему Боги, не смотря на явное желание распространить свое влияние и на севере, сами не предприниматели никаких попыток личного участия в покорении севера. Даже Младшие не ступали туда. Только недавно эльфийский Князь Уландиль сумел договорится с одним из племен и выстроил новое Убежище на территории севера. Богиня была рада такому продвижению до поры до времени. Видимо, пока не поняла, что эльфы таким образом не расширяли ее владения, а тихо ускользали из них. Не этим ли вызвано открытое непокорство Князя?
   -Мне можно идти? - напомнил о себе Клариус.
   -Конечно, не смею вас задерживать, коллега, - спохватился ректор, выныривая из омута размышлений. - Прошу вас, будьте крайне внимательны в эти темные времена.
   -Всенепременно, милорд, - вздохнул старый метр.
  

***

  
   В то же время, пока уважаемый маг и руководитель Университета размышлял о странностей в поведении эльфов, сами они были заняты куда более хлопотными делами, отнимающими уйму сил. Златолесье, которое до сих пор оставалось на территории, подвластной Леарлине, спешно эвакуировалось в подготовленное место в северных чащах. Приходилось бросать почти все, хорошо еще, что большую часть мастерских удалось перенести заранее, не привлекая внимания Богини. Сейчас Уландиль с хмурым видом стоял на корме изящной ладьи, аккуратно проводя гигантский плот с сотней леартойлей на борту по извилистому руслу Валлены. Река хоть и была полноводной, но местами приходилось поправлять ее с помощью стихийной магии. Да, Князь эльфов превосходно владел магией стихий, хотя и не распространялся на эту тему, так как Богиня не любила подобного. В общем-то именно из-за этого у его народа было так мало стихийных магов и ему лично приходилось заниматься рутинной работой.
   -Мель! - громко кричит один из эльфов на плоту, размахивая шестом.
   Уландиль, тяжко вздохнув, в очередной раз обращается к земле, аккуратно опуская дно и приподнимая плот, стараясь не повредить и без того растревоженные перевозкой леартойли.
   -Князь, встречены дозорные, отправленные к Убежищу, - доложил запрыгнувший на борт эльф. - С ними несколько рабочих, может подцепить плот к ним?
   -Да, пусть подводят их сюда, - кивнул Князь. - Я заброшу плот на них.
   Эльф так же легко спрыгнул за борт на берег и умчался к встречающим дозорным.
   Через минуту по берегу вдоль боков ладьи Уландиль заметил проскользнувшие гигантские туши рабочих. Похожие на змей гибридные формы жизни, родственные как животным, так и растениям. Они плавно поднырнули под днище плота и замерли ожидая приказов своих хозяев, Князю вновь пришлось приподнять гигантскую и далеко нелегкую конструкцию. Совершенно тупые рабочие не могли действовать без указки погонщиков, Песнь Свободы научила эльфов осторожности при производстве разумных тварей.
   Избавившись от лишнего груза, ладья Князя резвее пошла по вперед, все глубже врезаясь в глухие северные леса. Кругом высились кряжистые хвойные растения, а позади остались редкие, исхоженные рощи и обширные поля светлых земель.
   С тихой печалью в душе покидал Уландиль родные земли, но не видел иного пути. Он больше не мог терпеть постоянные указы Богини. Род эльфов все сильнее вырождался, сейчас уже мало кто вспомнит, что они когда-то славились не только ревивомантией и творением бездушных боевых машин, на подобие орков.
   Через несколько изгибов реки на левом берегу их встретили северные варвары из племени древечей. Это был охотничий отряд, который вышел на промысел таежных зубров. Люди приветливо помахали проплывающим мимо ладьям.
   -Доброго здравия, княже эльфов! - крикнул кто-то из них. - На долго к нам на сей раз?
   -И тебе здравия, охотник! Да, перебираемся окончательно, - крикнул в ответ Уландиль. - хороша ли охота?
   -Лепота! Вашими-то стараниями! - рассмеялись охотники, а ладья тем временем ушла за очередной изгиб русла.
   Да, люди здесь жили простые. И издалека завидев Князя по его ярким лазурным одеждам, не стеснялись поприветствовать его. Уландиля и эльфов здесь знали хорошо. Первая раса осторожно входила в контакт с северными племенами, интересуясь на предмет свободной земли и предоставляя людям мощь своей магии. Когда-то так же предки Уландиля помогли людям юга, и те ответили им жадным поглощением территорий. Поэтому не все подданные Князя были довольны такими отношениями с варварами, предпочитая более кровавый и простой способ решения дел. Однако Уландиль был непреклонен в своем стремлении мирного переселения в лесах севера. Пусть люди творят, что хотят, но они, эльфы, не будут идти их путем.
   Еще через полчаса пути по правому берегу Уландиль заметил долгожданный бревенчатый пирс -- наконец они достигли места назначения.
   На берегу Князя почтительно встретили огромные, в полтора раза больше обычного, эльфы. Это были войны, не владеющие ревивомантией, но способные поглощать окружающую энергию побочные продукты экспериментов Леарлины. Князю было приказано уничтожить подобный брак, но тот в свое время спрятал их и обучал всему, чему было только возможно: боевым искусствам, владению внутренней энергией и стихийной магии. Подучилась достойная замена основным ратным креатурам, ОРКам. Раньше Уландиль полагался на ратников, как на основной аргумент в борьбе с шефанго, но теперь последние, пожалуй, сильно превосходят в магии из-за восстановления баланса сил. Но боевой ценности эти эльфы без способностей к ревивомантии не утратили, при конфликтах с Альянсом ратники покажут всю свою силу. А конфликты непременно будут, Уландиль был в этом практически уверен.
   -Светлейший, - почтительно склонился ратник, - Два дня назад прибыла ладья Ар-Гиллада, он просил немедленной встречи с вами.
   -Передайте ему, что я жду его во дворце, - распорядился Уландиль.
   Конечно, от дворца было одно только название. Большой терем -- не больше, но дом Князя обязан называться дворцом.
   До прибытия леартойлев еще было достаточно времени, да и с их выгрузкой могут справится без его, Удандиля, помощи, поэтому светлейший Князь решил не откладывать встречу со своим верным сподвижником Гилладом.
   В пахнущей свежим деревом и хвоей комнате состоялась их встреча, Князь только успел пробежаться глазами по отчету о событиях, произошедших в море Сарр. Благородный Гиллад решительно вошел в комнату и остановился в нескольких шагах от Уландиля.
   -Ты все же остался жив, друг! - радостно воскликнул Князь, встав на встречу Гилладу и обняв его. - О, Боги, ты все же жив!
   -Да, я уж и сам не чаял, что удастся уйти оттуда живым, - открыто улыбнулся воин. - Киланоль едва не отправил нас на корм рыбам!
   -Рассказывай! - требовательно сказал Князь. - О возвращении Тьмы столько слухов, что я не знаю чему верить!
   -Да что там рассказывать... - раздосадованно махнул рукой эльф. - Я и сам ни демона не понял! Сначала все, вроде, шло нормально. Попытались массированным ударом артиллерии подавить огневые точки противника, не получилось -- они выставили щит. Ну тогда Астелан приказал Аверонику активировать более весомые приемы подавления. И вот тут началась настоящая мистика! Против заклинания Младшего был активирован щит ревивомантии! С нами заговорила Ведьма! Я никогда не забуду ее стареющего лика, это просто жуть.
   -Ты узнал ее? - спросил Уландиль. - Она была вменяема?
   -Нет, ее я не узнал, но она назвала Киланоля братом. На счет вменяемости судить не берусь, но на защиту темных они встали добровольно, - ответил Гиллад. - В общем, потом когда был сломлен щит Ведьм, а сами они, похоже, погибли, началась высадка десанта. Все шло хорошо, пока в один миг мир не надломился. Я всем телом почувствовал треск разрываемых печатей. За миг весь Саррейтон покрылся Тьмой и с того момента битва была проиграна. Против нас выступили пять новых Богов. Темные эльфы полезли из воды толпами, сметая всякое сопротивление. Киланоль пытался с ними бороться, тогда мы его и убили, чтоб не привлекал лишнего внимания. Убрались оттуда только чудом. К нам на борт запрыгнул Авероник и прикрыл щитом.
   -Где он теперь? - резко вскинулся Уландиль, иметь дело с еще одним Младшим в своем логове он не желал ни в коем случае.
   -Мы попытались уничтожить его, как только оторвались от преследования темных, но ему удалось сбежать. Латы хорошие и смекалка, - попытался оправдаться Гиллад, - да и попал он на земли орков.
   -Да не суть важно! Главное чтоб его не было здесь, - облегченно улыбнулся Уландиль.
   -Обижаешь, Князь, - рассмеялся эльф, - не дурак же я, чтоб приводить в дом врага.
   -Ну и что там с Богами? - продолжил спрашивать Князь. - Они и в самом деле были Высшими?
   -Более чем, - утвердительно кивнул Гиллад, - такую мощь не спутать ни с чем.
   -Значит, Богом все же можно стать и самому, - в глазах Кнеязя загорелся огонек надежды и безумного азарта. - Ты достал, что нужно?
   -Да, - непроизвольно понизил голос Гиллад, - Кровь и все ткани необходимых органов Киланоля поддерживаются живыми и уже переправлены во временную генетическую лабораторию.
   -В них сохранился отпечаток ауры Младшего?
   -Конечно.
   -Центральное-древо уже прижилось? - нетерпеливо спросил Князь.
   -Прижилось, но энергетические каналы пока не сформированы, нужно подождать, пока не приживется груз, который вез ты, - ответил Гиллад.
   -Подождем, - кивнул Князь. - День-два не решают ничего. Но потом мы посмотрим, так ли уж неуязвима наша "Мать".
   -Но стоит ли рисковать, светлейший? - с сомнением спросил Гилад. - Злить Богиню лишний раз глупо, да и мало ли что с тобой случиться. Признаться честно, я так и не понял до конца твоих замыслов.
   -Надо рискнуть, - решительно заявил Уландиль. - Сейчас я вижу, что это возможно. Боги приходят и уходят. Жизнь течет и изменяется. Все в этом мире рождается, и все умирает, чтоб возродиться вновь.
   -Ты хочешь повторить то, что совершил проклятый? - тихо спросил Гиллад.
   -Проклятый или нет, но тот, кого мы знаем как Роквардессара, без сомнения гений. Он еще сотню лет назад утверждал, что любой может стать Богом, но тогда его приняли за сумасшедшего, а сейчас? Сейчас он -- Бог! - в глазах Уландиля смешалось ярость и азарт. - Но мне пока хватит силы Младшего, силы Киланоля. Для того, чтобы стать Богом нужно нечто большее, чем кровь и плоть божества. Я думаю, что в случае с Роквардессаром немалую роль сыграл Посох Эссарата.
   -Ты ведь не собираешься связываться с ним? - на всякий случай спросил Гиллад.
   -Нет, конечно, - рассмеялся Уландиль. - Я не знаю, какой ритуал был проведен Роквардессаром, и не вижу смысла пытаться его повторить. Может быть потом, но явно не сейчас. Если только...
   Князя прервал назойливый стук в дверь.
   -Войдите! - крикнул Князь.
   Дверь едва не сорвало с петель, влетевший в комнату ратник был запыхавшимся и глаза его дико блуждали.
   -Там шефанго! - выпалил он. - Темные эльфы на десяти малых кораблях! В шести километрах к северу, недавно вошли в устье Валлены! И, будь я проклят, если они явились не по наши души!
  -- Глава 18
   Авероник никогда еще не чувствовал себя таким беспомощным. Орки, сильные серокожие твари, по каким-то причинам не стали его убивать, но и отпускать не собирались. Тот старый вояка с трофейным клинком темных эльфов, оказавшийся кем-то вроде вождя, сказал на ломаном эльфийском:
   -Духи говорить о тебе, сын солнца. Иди с нами.
   Это было предложение от которого нельзя отказаться. Два серокожих амбала, не утруждая себя особыми церемониями, повели Аверонника в сторону виднеющихся юрт. Яркие цветные ткани этих переносных домов сильно выделялись на фоне бескрайних серых холмистых степей. Неясно было, откуда только орки находят краску здесь для своих изделий.
   Авероника встретили спокойно. Его не унижали, не посадили в клетку, даже не связали, к нему относились даже не как к пленнику, а гостю, что Младшего немало удивило. Уж чего-чего, а такого он точно не ожидал.
   У самой цветастой юрты, амбалы сопровождавшие Младшего, почтительно расступились. В сопровождении вождя, Авероник вошел в украшенное малопонятными рисунками и знаками жилище. Внутри резко пахло травами, дымом, шерстью и прогорклым жиром. Юрта была небольшой и каркас у нее состоял не из дерева, а огромных бивней неизвестных животных. В центре в очаге мерно горел огонь, рядом сидели два относительно невеликих орка в добротных замшевых одеждах, украшенных бисером, мехом и перьями. Похоже, это и были знаменитые шаманы орков. Внешне от вождя и прочих встреченных орков они отличались несильно. Кожа не такая грубая и обветренная, волосы длинные и заплетены в косы, в ушах серьги, глаза немного больше и лицо в целом чуточку уже.
   Вождь что-то сказал на своем языке шаманам, те внимательно выслушали его. Авероник грустным взглядом проводил свой пылающий меч, перешедший в руки местных магов. Если бы он только мог им сейчас завладеть! Может быть, тогда бы перед смертью он смог захватить с собой и этих троих.
   -Кто ты, человек с солнцем в душе? - спросил на чистом эльфийском один из шаманов. - Как ты оказался в наших степях?
   Молчать было б глупо, поэтому Авероник ответил предельно честно, в то же время не говоря всей правды:
   -Я плыл на эльфийской ладье, когда Первые попытались убить меня. Тогда мне пришлось бежать, я не ведал, где оказался.
   -Это похоже на племя лживой богини, - кивнул шаман, а вождь неразборчиво рыкнул какое-то ругательство. - Море вынесло много павших людей на берег. Ты знаешь, что случилось.
   Это был не вопрос, орк явно хотел знать, что случилось в море.
   -Альянс напал на Саррейтон, - сказал Авернок.
   -И вы были разбиты, - продолжил за него орк. - Это мы знаем, морские племена оповестили нас об этом. Что произошло на острове Горя?
   Это они так Саррейтон называют? Много же им темные эльфы кровушки высосали.
   Авероник замялся, подбирая слова. Эльфийский он знал неплохо, но сейчас ему стало резко не хватать словарного запаса, чтобы описать случившееся.
   -Тьма снизошла на землю. Тень накрыла солнце, темные эльфы сражались со звериной яростью. Темные Боги вновь в нашем мире.
   Эту новость приняли спокойно, их интересовало другое:
   -Кто они? Ты знаешь, кем были эти боги раньше?
   -Их пятеро. Я не знаю всех, но точно среди них Демоны Роквардессар, Никта и Девана.
   -Все пять воплощений Тьмы вернулись, - прошептал шаман. - Значит, пришла пора обновления.
   -Видел ли ты когда-нибудь Совнатрола? - тихо спросил доселе молчавший шаман.
   -Да, - ответил Авероник, не зная к чему клонит орк.
   -Считаешь ли ты его достойным того, что он имеет сейчас? - все так же тихо спросил шаман.
   Авероник замолчал. Он не знал что ответить, он никогда не задумывался об этом. Бог есть Бог, не слуге решать достоин ли Совнатрол своего статуса. Авероник не раз видел Бога Солнца. Это был сухой старик, который любил мелкие розыгрыши. Пожалуй не злой, но вспыльчивый. Идущий на поводу своей прихоти. Когда драконы отказали повиноваться ему, Совнатрол их проклял. Когда Совнатролу стало интересно посмотреть, как темные сражаются со своими товарищами, он подговорил вампиров встать на его сторону.
   -Я не в праве оценивать поступки Бога и решать достоин ли Он своего места, - в конце-концов ответил Авероник, отделавшийся нейтральной формулировкой.
   Шаманы нахмурились и перебросились парой фраз на своем наречии.
   -Ты не нравишься нам, человек, но как и ты, мы не в праве сомневаться в решениях своих покровителей, - сказал один из шаманов, когда орки между собой, наконец, пришли к какому-то соглашению. - Ты понимаешь, что здесь и сейчас ты лишен своей силы, ты слаб и много ешь. Мы должны убить тебя, но мы даем тебе шанс. Через семь дней решится твоя судьба. Ты сразишься с воинами кланов Волка, Сокола, Варана и Акулы. Если победишь, то получишь свободу. Если нет, то умрешь.
   Вождь орков при этих словах расплылся в кровожадной ухмылке, ясно дающей понять, что эти семь дней жизни Аверонику дали совершенно напрасно. Выйдя из шатра, к Аверонику тут же приставили какого-то орка, по всей видимости достаточно молодого. Огромного, сильного, даже вождь на его фоне казался каким-то маленьким, но в то же время умного.
   -Иди за мной. Я показать тебе место спать и есть, - угрюмо сказал орк, выслушав приказ своего вождя. - Я Вормагат, следить за тобой.
   -Чтоб не убежал? - хмыкнул Авероник, он не представлял куда можно сбежать в степи.
   -Чтоб не сдох! - загоготал Вормагат. - Айда.
   Орк повел Авероника в сторону окраины временного лагеря, где были видны чадящие костерки. Вормагат шел важной походкой, широко расправив плечи, чувствовалось, что здесь он не на последних ролях. Уверенная походка и не не занят никакимми делами. Вокруг суетились орки, занятые своими делами: починкой юрт, пошивом одежды, готовкой еды. Все они были едва ли не в разы меньше спутника Авероника и изредка украдкой бросали завистливые, как показалось Младшему, взгляды на Вормагата. От последнего эти взгляды тоже не укрылись и тот начинал еще больше пыжиться.
   Наконец, они прибыли к месту своего назначения. Здесь не было юрт, не было котлов с нормальной едой. Только войлочные одеяла и кожаные накидки в скрутках, сложенные в пузатые кипы. Недалеко паслись огромные и мохнатые мускусные быки, у них под ногами путались овцы. А вокруг множества костерков столпились похожие на валуны орки. Все под стать Вормагату, рослые и плечистые. Врмя было позднее и, похоже, что дело шло ко сну. Кто-то уже завернулся в одеяла и дрых молодецким сном, а кто-то переговаривался у костров.
   Здесь надсмотрщика Авероника тоже знали и встретили довольно приветливо. У Вормагата даже имелся свой отдельный костер.
   -На вот, - орк накинул на Авероника свой плащ из тяжелой бычьей шкуры. - Хватит тебе, не замерзнешь и ладно.
   У младшего от такой внезапной тяжести едва не подогнулись ноги, поэтому он предпочел поскорее присесть. Тем временем Вормагат продолжал проявлять неожиданную заботу, Покопавшись в своей сумке, он достал кусок какой-то непонятной субстанции.
   -Ешь.
   -Что это? - спросил на всякий случай Авероник.
   -Еда, - хохотнул орк и сам вгрызся в похожий кучок, который в его руках казался очень маленьким. - Половина дневной нормы. Ешь. Отберу.
   Так называемая еда была сухой и совершенно безвкусной. И если первый ее недостаток решался обычной водой, которой поделился Вормагат, то со вторым приходилось просто мирится.
   Во время приема данного блюда, к их костру нахально присел еще один орк. Его не смутил даже явно недружелюбный взгляд Вормагата. Авероник естественно не понял ни единого слова из короткой беседы между своим надсмотрщиком и его гостем, так как говорили они на орочем, но зато было ясно, что дружбы у них нет. Пришедший орк то и дело поглаживал рукоять своей палицы, зато Вормагат нарочно отложил кривой меч подальше. От греха.
   Когда незваный гость ушел, Вормагат буркнул ему вслед пару ругательств, но ничего более.
   -Неумный Ытран, - любезно пояснил для Авероника Вормагат. - Сильный. Самый сильный из молодняка. Но неумный. Даже язык эльфов не понимает.
   Младший принял к сведению данную информацию и присосался к бурдюку с теплой водой, стараясь пропихнуть застрявшую в горле массу, называемую орками едой. Для него вообще все орки казались гигантами. Когда-то Авероник уже участвовал в битвах против орков, это было в те времена, когда Пустыня еще полностью не отделяла степи орков от земель Южного предела. С тех пор минуло немало лет, но Младший отлично помнил силу этих существ, созданных с помощью магии. Только она же и могла помочь в битве с ними. Но сейчас Авероник испытывал колоссальный упадок сил и выйти победителем из схватки с орком он не смел и мечтать. Оставалась надеться, что за семь дней он сможет немного восполнить запас, хотя в дали от Совнатрола делать это было крайне сложно.
   -Ты много не думай, - внезапно посоветовал Вормагат. - Я совет тебе давать. Ыртан сильный, но неумный. Ты сражаться с ним через семь дней. Понимаешь?
   -Да, - коротко ответил Авероник.
   -Жить хочешь? - понизив голос спросил орк
   -А кто не хочет? - хмыкнул Младший.
   Врмагат не сразу, но понял, что ответ утвердительный. Кивнул и продолжил говорить:
   -Чтоб убить Ыртана, тебе нужна сила. Сила, что здесь нет. Понимаешь?
   Авероник неуверенно кивнул в ответ, не понимая к чему ведет Вормагат.
   -Я помогать тебе, - доверительно сказал орк. - Я помогать тебе, а ты убивать Ыртана и остаться жить. Понимаешь?
   Младшего порядком достало это его "Понимаешь?" и пристальный взгляд в глаза, но он продолжал внимательно слушать. Похоже, появился шанс выйти победителем из схватки.
   -Как ты мне поможешь?
   Орк расплылся в широкой ухмылке.
   -Дух поможет тебе, - хитро ответил он. - А я помочь духу найти тебя.
   Авероник едва не рассмеялся. Похоже и эта призрачная надежда разлетелась прахом. Дух?! Во имя великого Солнца, какой еще, к демонам, дух? Младший многократно слышал о так называемом шаманизме орков, но в реальности ни разу не доводилось видеть его в действии. Тем более, чем ему поможет какой-то там дух? Напитает силой? Да ни один дух не сравнится по мощи с Совнатролом! За семь дней восполнить запас сил будет нереально. Да и если честно, то не всякий источник еще и подойдет.
   Однако Вормагата ничего не смущало в его плане. Авероник посчитал глупым пытаться что-то возразить. Тем более согласиться Младшему ничего не стоит.
   Ночь выдалась до ужаса неприятной. Температура после захода солнца стремительно начала снижаться и через час изо рта уже начали вылетать клубы пара. Орков это не смущало, они спали лишь закутавшись в свое войлочное тряпье и укрывшись плащами. Но Авероник не обладал таким хорошим здоровьем, как они. Поэтому, даже плотно укрывшись выданным ему предметом одежды, скукожившись и едва не заползая в затухающий костер, Младший очень сильно мерз. Естественно, и сны в эту ночь пришли мутные и неприятный.
   Снилось ему, что не смотря на океаны окружающего его огня и света, он продолжает мерзнуть. Авероник ступал по булькающей вязкой лаве, с неба сыпали яркие искры и посылало яркие лучи солнце. Но они проходили сквозь Младшего, не желая делиться с ними ни толикой своего тепла. И Авероник продолжал идти вперед, к далекому, едва различимому островку мягкого и родного тепла.
   Дойти до него он так и не сумел. Утром Младшего растолкал Вормагат. Был он до противного свеж и бодр. Стоило только Аверонику раскрыть глаза, как орк тут же впихнул ему в руки знакомую плитку пищи и со словами "Ешь, пока не отобрали", сам принялся грызть свою порцию.
   Солнце еще только показалось над далеким горизонтом, а орки уже успели позавтракать. Вормагат расправился со своей долей еды в два счета.
   -Жди здесь, - приказал он, и отправился к основному лагерю, вместе с некоторой частью окружающий орков, которые провели ночь за пределами лагеря, довольствуясь лишь плащом и войлочным одеялом.
   А отправились они разбирать юрты и складывать их на колеса. За считанные полчаса орочий лагерь свернулся и был готов к отправке. Заскучавший и мучающийся изжогой от изысков степной кухни Авероник, увидев споро шагающего к нему Вормагата, даже обрадовался.
   -Иди за мной, - снова приказал орк. - Сегодня мы долго идти. Ты ехать на телеге.
   Протестовать Авероник, естественно не стал. Всяко лучше будет потрястись лежа на разобранных юртах, чем топать степные травы весь день напролет.
   Вормагат подвел Младшего к одной из разобранных юрт и что-то сказал впрягающему в телегу волов орку.
   -Это Улара. Уважай ее, - строго приказал Вормагат.
   Авероник едва удержал челюсть на месте, поняв, что это серое чудовище есть ни что иное, как самка орка. Улара, конечно, одевалась явно богаче: мягкая кожаная одежда, бисер, монисто на груди, даже волосы длинные и заплетены в косу. Однако она больше ничем почти не отличалась от Вормагата. Разве что размером поменьше и мускулы не такие рельефные.
   -На, держи, - тем временем сказал Вормагат. - Съешь.
   Авероник с сомнением посмотрел на гриб, протянутый ему орком. Лиловая шляпка никак не внушала доверия данному угощению, однако Младший его принял.
   -Это для духа, - пояснил орк, - лучше видеть. Мне нужно бежать.
   И после этих слов и в самом деле убежал. Внимательно осмотрев и обнюхав гриб, Авероник пришел к выводу, что лучше не рисковать. Неизвестно откуда в степи Вормагат умудрился раздобыть это лиловое чудо, и можно ли его употреблять в пищу людям. Оркам-то хоть мышьяк ешь, а люди от этого имеют наглость умирать. В общем, пока Улара была занята волами, Авероник ловко закинул грибок под колеса телеги, где его тут же размазало по земле, даже слкедов не осталось. Дальше с чистой совестью можно было лечь на трясущуюся повозку, закрыть глаза и приступить к накоплению энергии.
   Однако с этим здесь продолжались проблемы. Было утро, но солнце уже пекло, как днем в землях Альянса. Несмотря на это, получить хоть каплю энергии не получалось. В окружающем пространстве было полно силы, но она была стихийной, без капли божественной мощи. Авероник, еще в бытность свою совершенно обычным человеком, служил послушником при храме Совнатрола, вся его магия -- дар Бога. Поэтому у него просто-напросто не было способностей, чтобы оперировать энергией стихий. С иронией Младший подумал, что напрасно он не съел того гриба. Может, и в самом деле отравился бы, зато еще семь дней мучений избежать можно.
   Авероник бросил бесполезные попытки собрать энергию и открыл глаза. Точнее, ему показалось, что он их открыл. Или он уснул, или перегрелся на солнце, но увиденное никак не могло быть реальностью. Степь исчезла, все утонуло в неясном мареве, все орки будто превратились в волков, огромных серых зверей с ярко горящими глазами, бредущими сквозь окружающее марево. В небесах носились мутные тени, мириады звезд смотрели на землю колкими глазами, а солнце... Солнце было огромным золотистым глазом, именно глазом, потому что в нем угадывались лучистая радужка и узкая щель зрачка. Это явно не было глазом Бога Совнатрола.
   Самое печальное в том, что Аверник даже не мог закрыть глаза, чтобы отключиться от этой картинки. Иногда Младший чувствовал, как некоторые мутные тени проносятся мимо него, обдавая порывами прохладного ветра. Все окружающее больше походило на причудливый и неприятный сон. Смысла в нем не было ни на грош.
   Только ближе к вечеру окружающий пейзаж постепенно и незаметно сменился привычной картинкой, орки медленно сбросили шерсть и вновь обернулись зеленокожими амбалами, степь лишилась туманной дымки, а солнце снова стало лишь пылающим кругом в небесах. За день Авероник немного привык к той странной галюцинации и перестал шарахаться от каждого шороха или движения, но все равно появление привычной обстановки его несказанно обрадовало. Хотя вместе с обычной реальностью пришло и чувство зверского голода. Те жалкие куски сухих плиток непонятного вещества помогали справиться с голодом лишь на считанные часы, а потом начинало сводить желудок. Это Авероник заметил еще ночью, но днем голода он не почувствовал, и то хорошо.
   Вечером орки снова разбили лагерь и поставили юрты. Вормагат выскочил словно из-под земли, перебросился парой слов с Уларой и повел Авероника за собой. Младший был рад встретить этого орка, хотя бы потому что, тот мог ответить на его вопросы. Когда Авероник очнулся от бреда, он попытался расспросить Улару, но та либо не понимала эльфийского, либо просто игнорировала его вопросы. Шаманов и вождя поблизости тоже не наблюдалось, поэтому приходилось ждать Вормагата.
   Снова Авероник оказался у чадящего костра, разведенного на кизяке и снова жевал кусок серой штуки. Сейчас она показалась ему даже вкусной, хотя главное, что она хоть немного утолила голод. Ближе к вечеру, Младший готов был уже жевать траву, лишь бы хоть как-то насытится. Долгие годы усиленных тренировок развили в его теле непомерно большие энергетические резервы, как магические, так и физические, однако сытая жизнь в лучах силы Совнатрола незаметно расслабила Авероника. Раньше он не испытывал нужды ни в еде, ни в энергии, сейчас же Млалший оказался чрезвычайно уязвим к жестким условиям, в которые попал. Тело привыкло потреблять и расходовать большие объемы энергии и не желало переходить в режим экономии. Младший не удивился бы, если похудел за сегодня на килограмм-два.
   Но пока его интересовали другие вещи, а именно странные видения, преследовавшие его сегодня весь день.
   -Это духовный мир, - объяснил Вормагат. -Нет, не так. Это мир духов. Вот. Его крупинка. Часть.
   -Мир духов? - удивился Авероник. - Почему я видел его?
   -Это степь орков. Наша степь, - было видно, что Вормагату нелегко дается объяснение в силу малой практики в эльфийском языке. - Много лет мы жили с ними, едины с ними, они -- семья. Предки. Родители. Близки нам. Ты среди нас, но слабый, как ребенок. Да, новорожденный. То есть, не рожденный. Ты ищешь силу, умираешь без нее. Духи откликаются тебе.
   -И как я должен принять их помощь, - удивился Авероник. - В чем эта помощь, вообще, заключается?
   Вормагат загоготал и сказал пару фраз на своем языке, но быстро поправился и перевел на эльфийский:
   -Почему мне это знать? Я обрел силу еще не родившись. Я знаю только способ, чтобы прийти к ней. Гриб поможет тебе в этом, вот все, что я могу сказать.
   -Скажи хоть, как это поможет мне найти силу? - спросил Авероник.
   Вормагат тяжко вздохнул, явно поражаясь глупости собеседника.
   -Ты найдешь духа, - сказал он. - Свой дух. И станешь един с ним.
   -Как един? - удивился Младший.
   -Просто, - ответил орк. - У тебя уже есть дух, он в тебе. У меня не было. Когда я родился, мне дали духа волка. Тебе нужно найти духа такого, который сольется с твоим духом.
   Авероник не сразу понял о каких духах идет речь, и что за дух у него уже есть. Только через некоторое время до него дошло, что орк имеет ввиду не "дух", а "душа". В эльфийском эти два понятия не разделены, поэтому Авероникне не сразу понял смысл слов Вормагата. А тот хотел сказать, что Младшему нужно найти такого духа, который сольется с душей Авероника и таким образом он обретет силу.
   Стало жутковато. Авероник никогда не имел дела с душами, и из-за этого слабо представлял что за слияние подразумевает орк. Скорее всего Вормагат и сам не знает. Ведь сами орки души не имеют, в их случае духи вливаются в пустую оболочку и нет никакого слияния. В этот день Аверонику кое-как удалось уснуть, снова он продрог от холода и снова ему снились сны о холодном огне.
   Следующие пять дней прошли в схожем ритме. Утром перекусил плиткой серого вещества, днем трясся в телеге, наблюдая за жутковатым миром духов, вечером снова перекус и на боковую, в мир странных сны полных огня. К последним было особенно трудно привыкнуть. Если днем он мог контролировать свой разум, то сон изматывал вытягивая последние силы.
   К миру духов же Авероник привык, даже начал любоваться им. Он смог разглядеть даже себя -- тусклый клубок солнечного света, колышущийся подобно огню факела на ветру. Сам мир тоже расширился, теперь Младший мог разглядеть степь едва ли не до горизонта. Это было странное зрелище. Там сновали мириады разных существ. Больших и малых, разных цветов и форм. Некоторые сновали по земле, другие витали в небесах. Стая волков, неизменно окружающая Младшего, ступала не обращая внимания на них, иногда вспугивая мелких существ.
   Изредка Авероник замечал, что за ним наблюдают. Один раз это была огромная зеленая змея, она часто трепетала раздвоенным языком, словно пробуя на вкус воздух и внимательно глядела на Младшего, но в конце-концов уползла в траву. В другой раз он заметил, как три красных буркала внимательно следят за ним из темного тумана с явно недобрыми намерениями. Были и еще разные наблюдатели, но все они уходили ничего не предприняв. Возможно, дело в том, что Авероник так и не решился съесть регулярно подсовываемые ему Вормагатом грибы?
   Жесткая орочья диета так же сделала свое дело. Если ранее Авероника можно было назвать весьма сильным и мускулистым человеком, лишь немного уступающим в росте и ширине плеч тем же оркам, то теперь он больше походил на Роквардессара, когда тот был в состоянии поднятого скелета. Мышцы сходили феноменально быстро, все чаще наступала апатия с редкими вспышками раздражения. От былого величия Младшего остались лишь воспоминания. Даже Вормагат проявил определенную озабоченность, кажется, он даже сходил к вождю, требуя для пленника еды, однако ничего не добился.
   Авероник не понимал, почему ему сохранили жизнь раньше, но, вероятно, шаманы и вождь не будут против, если Младший сдохнет от голода самостоятельно. Похоже, единственный, кому была не безразлична жизнь пленника -- это серокожий надсмотрщик. Однажды Авероник спросил у Вормагата об этом. Тот хмуро взглянул на Младшего, но ответил:
   -Большой дух пробудился и желает обрести плоть, чтобы почувствовать вкус жизни, ярость битв и прочее. Шаманы кагана кинули кости, чтобы определить достойных большого духа. Было выбрано четыре клана: наш клан Волка, затем кланы Сокола, Варана и Акулы. Ханы этих кланов выбрали самых сильных, которые достойны стать вместилищем большого духа, - Вормагат вздохнул и пробурчал несколько фраз на орочьем языке. - У нас сильным оказался Ыртан. Но потом кости сказали, что есть еще один. Чужеземец, сын Солнца, его найти нужно на побережье. Наш клан был ближе всех к указанному месту и мы нашли тебя. Каган велит вести тебя к ристалищу, но нашему хану это не нужно. Он не убил тебя, но и жизнь твоя ему не нужна.
   -А зачем я тебе? - спросил Авероник. - Неужели ты думаешь, что я смогу победить?
   -Нет, - прямо ответил орк, смеясь. - Ты и так дохлый был, а сейчас и вовсе уже в шаге от встречи со Жнецом. Но надежда сеть, что дух выберет тебя. И тогда не важно победишь ты на ристалище или нет, Ыртан будет опозорен, я стану самым сильный воином и хан даст мне право избрать жену самостоятельно.
   -Так вот в чем твой замысел, - хмыкнул Авероник, плотнее заворачиваясь в плащ.
   Они снова сидели у костра, но Младшему было жутко холодно, почти как в терзающих его каждую ночь снах.
   -А ты думал, о тебе забочусь? - загоготал Вормагат и ткнул человека в плечо, от чего тот повалился на землю. - Ладно, держи одеяло. А мне надо идти участвовать в ритуале призыва тотема. Клан должен помогать своему бойцу.
   Последнее Вормагат сказал довольно кислой миной. Вообще, за эти несколько дней орк стал лучше говорить на эльфийскм, быстро учась у собеседника. А Авероник в свою очередь научился различать орков. Даже изредка удавалось определить, кто из них женщины, а кто мужчины. Как оказалось, орки не так уж и страшны, как считал Младший ранее. К нему они относились нормально, никаких зверств между собой тоже не чинили. В чем-то они были даже лучше людей. У них отсутствовало воровство, порядок установленный каганом они поддерживали строго. И теперь Авероник понял, как оркам удалось остановить Пустыню, которая должна была быстро захватить их степь. Они умели действовать сообща, там где людям требуется жесткий контроль и сложная система поощрения и наказания, орки все делают добровольно и слажено. Таким Боги точно не нужны, решил Авероник, именно духи идеально подходят оркам, уважаемые предки и родители, но не абсолютные правители.
   Через день клан наконец достиг места назначения, так называемого ристалища. Это место не выделялось ничем особенным от прочих. Только четыре каменных валуна, притащенных невесть откуда, отличали это место от прочих. Орки их поставили, наверно, чтобы сами не потерять ристалище. Здесь уже собрались все прочие кланы, вставшие обособленными группами. Авероник не знал, какой клан к какому тотему принадлежит. Разве что, если предположить, что Акулы -- это морской клан, то они расположились на юго-западной оконечноси стоянкт, где виднелись пузатые когги, к которым приделали колеса. Остальные для Авероника ничем не отличались от Волков.
   Вечером шаманы запалили большие костры вокруг ристалища, в котором устроили показательные выступления будущие соперники. Честно говоря, Авероник начал по-настоящему бояться следующего дня, когда ему придется схватиться с ними.
   Первым выступал представитель Акул. Мощный орк в трофейных доспехах темноэльфийской ковки и с мечем их же производства. Пока остальные члены его клана били в барабаны и бубны, их сильнейший воин танцевал. Это был странный танец -- плавный и стремительный. Боец танцевал молча, но от его силы становило жутко. От ударов его ног, земля дрожала, а под конец танца, орк был окутан мистическим сиянием синего цвета, чем-то похожим по форме на тело акулы.
   -Призвал тотем клана, - пояснил Вормагат, сидящему рядом с ним Аверонику. - Ничего особенного, я тоже так могу.
   Младший не знал, что делает призыв тотема, но, по всей видимости, какие-то дополнительные силы точно придает. Так как танцующий орк ударом рук вызвал настоящую молнию, которая со злым громом разрезала воздух и опалила траву. Вормагат после этого только проворчал что-то, но комментировать для Авероника не стал, видимо так он не умел.
   Вторым выступил Варан, его танец был в целом более медленным, но с резкими и очень быстрыми выпадами. Иногда он угрожающе шипел, а под конец тоже призвал тотем, окутался темно-зеленым свечением в форме ящера, а ударом ноги так встряхнул землю, что даже каменные валуны подпрыгнули. За ним выступил Сокол, отличившийся громким клекотом, прыжками под три метра в высоту и резкими размытыми движениями рук, которые сопровождались хлопками воздуха. И опять таки он тоже призвал тотем, коричневый силуэт хищной птицы вокруг себя, после чего наградил всех взрывной волной, разметавшей первые ряды зрителей, и удалился.
   И только тогда наступила очередь Волков, которые прибыли последними из-за того, что подбирали Авероника. Уж Ыртан показал, что и Волки не лыком шиты. От его рыка сотрясался воздух, а душа уходила в пятки. Земля уже привычно подрагивала от шагов орка, а затем он тоже призвал тотем, черый туман в виде волка, громко протяжно завыл, после чего земля вокруг него вспыхнула голубоватым огнем, а жалкие остатки травы опали пеплом. Довольный Ыртан удалился, а Вормагат зло сказал:
   -Силен, пес. Теперь ты иди. Твоя очередь.
   -Что?!! - воскликнул Авероник.
   Казалось, что Вормагат просто шутит, но нет, многие орки и в самом деле выжидающе смотрели на него.
   -Мне идти? Да что я могу показать? - возмущенно спросил Младший.
   -Не знаю, - просто ответил орк. - Выйди, мечом помахай, железом своим погреми, не зря ж ты его на себе всю седьмицу таскал, как вол неразумный.
   И в самом деле, Авероник все семь дней продолжал носить доспехи, хотя в них почти не осталось магии и сейчас они были скорее лишним грузом для истощенного человека. Но это они были выкованы гномами и могли дать хоть какую-то защиту в будущей схватке, пусть и иллюзорную, как заклинания Силарга. Зато меч продолжал ярко гореть закатным светом, напоминая Аверонику о том, что он не просто человек, а Младший бог, Карающий меч Солнца.
   Пришлось все же встать и кое-как доковылять до центра площадки. Множество глаз выжидающе смотрели на него. И Аверонику внезапно подумал, а зачем ему все это? Не проще ли было умереть, чем мучатся и позориться перед этими орками. Но нет, грдость не дала ему умереть, и он стоит сейчас перед четырьмя кланами, едва не шатаясь от голода, дрожа от холода и еле держа меч в руках. Гордость заставляет его поднимать оружие, тяжело ступать, делая жалкую пародию на комплекс показательной разминки храмовых рыцарей. Он не съел предложенные Вормагатом грибы, будто бы опасаясь за здоровье, но так ли это? Не гордость ли то, что он практически отказался от помощи? Он продолжал бесславные попытки накопить силу самостоятельно. Не гордость ли это? Бесцельная, глупая гордость. Такая же, какая помешала в свое время Совнатролу принять отказ драконов, Леарлине принять слугу, который сильнее ее, и неповиновение эльфов. И к чему привела Авероника гордость? К тому, что он как шут выступает перед орками. Хотя это тоже говорит в нем гордость. Пусть орки смеются, Младший уже почти мертв. Завтра он умрет в битве. И съест этот проклятый гриб орка!
  -- Глава 19
   Уже целые сутки Саррейтон непрерывно сотрясался. На этот раз причиной вибрации и землетрясений были не старания светлых магов и орудий гномов, просто дроу проводили ремонтные работы в ускоренном темпе. Многие коридоры, шахты и туннели были разрушены и завалены, огневые точки на поверхности просто стерты в порошок, купол над кратером Ведьм тоже разбился вдребезги. Оставшимся в живых дроу приходилось выкладываться на полную, чтобы привести Убежище к нормальному состоянию в кратчайшие сроки.
   Другие темны эльф, шефанго, без устали лавировали вокруг острова, вылавливая остатки кораблей, трупы, выживших -- все, что могло пригодиться. Вместе с тем они же очищали ранее отравленную воду, приводя ее к нормальному состоянию. Конечно, рыбы в этих водах ждать не стоит еще некоторое время, но со временем она вернется, а пока придется перейти на сухие пайки.
   В это же время в нижних залах Саррейтона, находящихся на границе с производственными отсеками, собрались де Сарры, Матери и Демоны. Ведьмы все же выжили после переливания жизненной силы жертв, однако выглядели довольно мрачно. Жить за счет смерти других им все же было неприятно. Роквар был просто рад тому, что Матери целы и невредимы.
   -Так какие же у тебя теперь паны, Роквардессар? - прохладно спросила Авериель. - Полномасштабная война?
   -При всем моем желании, я не смогу набрать достаточное количество воинов для битвы, - спокойно ответил Роквардессар.
   -И после Наир-Тирас не удастся пустить эпидемию вампиризма или оборотничества, - вставила свое слово Девана. - Альянс уже перевел в боевое положение Стражей, они уничтожат болезнь в зародыше. Те териантропы, которые сейчас живут в Южном пределе, несмотря на перерождение, не стали нашими слугами.
   -Да, единственная наша сила -- это темные эльфы, - продолжил Роквардессар, - и я не хочу губить наших детей.
   -Отец, Ирохар докладывал, что в его Убежище заявилась делегация гномов, - вспомнил Князь. - По их словам, часть подгорного племени отреклась от Лабира и готова заключить с нами договор о взаимопомощи. Кроме того, драконы так же непременно помогут нам.
   -Драконов слишком мало, хоть они и сильны, - печально сказал Валитар, - и их уязвимость к силе Совнатрола пока никуда не делась. Мы с Никтой лишь можем на время прикрыть драконов от света, но они не могут долго существовать без солнца.
   -Поэтому я предлагаю нанести удар по самим Богам! - резко рубанул рукой воздух Тиберий. - Эти высокомерные ублюдки разобщены и купаются в своей силе, презирая других. Можно попытаться уничтожить одного или даже двоих неожиданным ударом.
   -Но добраться до чертогов Богов сложно, - заметила одна из Ведьм. - Входы в их обиталище расположены в защищенных местах земель Альянса. Добраться до них без шума невозможно.
   -Это все решаемо, - ударил ладонью по столу Демон Хаоса. - Нам известны несколько этих входов и мы вполне могли бы рискнуть пробраться к ним, учитывая новые силы.
   -Погоди, - твердо остановила Тиберия Никта. - Ты предлагаешь нам самим идти туда? Это немыслимо. Если кто-либо из нас сейчас окажется возле светлого Бога, то ничего хорошего не произойдет. Разнонаправленные силы начнут уничтожать друг друга и все вокруг. Для этого и существуют Младшие и Демоны.
   -Но если к Леарлине отправить не Роквардессара, а, скажем, тебя и Девану, то эта проблема разрешима, - сказал Тиберий.
   -Сражаться с Леарлиной? Это просто смешно, шансы поровну. Мы не сможем отразить и половины заклинаний друг друга. Слишком велик риск отправится на тот свет, - усмехнулась оборотень.
   -Сын, - внезапно прервал своих собратьев Роквардессар. - Что известно о светлых эльфах?
   -Мы отправили следить за ними несколько отрядов и, похоже, что их заметили. Шефанго признают свою ошибку, стараясь не входить в конфликт с драккарами северных народов, они оказались слишком близко к устью Валлены, где их заметили разведчики, - ответил Роквар. - После этого шефанго больше не рискнули предпринимать каких-либо действий, чтобы не спровоцировать светлых на агрессию. Единственное, что нам известно, так это то, что светлые практически полностью перенесли Златолесье на север. То, что мы считали новым Убежищем, оказалось только базой для старого.
   -Это странно, не находишь? - задумчиво спросил сын Леарлины. - Может нам попробовать связаться с ними, Авериель?
   -Предлагаешь кому-нибудь из Матерей пойти к светлым? - удивился Тиберий. - Думаешь, примут?
   -Возможно, - кивнул Демон. - Все лучше, чем отправить сразу толпу шефанго. Так же с ней можно будет снарядить Сета. А Тор лучше пусть приглядит за сидхами, от них ведь тоже нет никаких вестей.
   -Что на счет гномов? - спросил Роквар.
   -С ними нужно поговорить, - задумался Тиберий. - Понятия не имею, что им может быть нужно.
   -Насколько я понял, у них проблемы с механическими частями тела, - припомнил Князь, досадуя, что так и не смог толком поговорить с братом. - Когда восстановим телепорт, можно быстро переместится к Ирохару и лично все разузнать.
   -Так и сделаем, - кивнула Никта. - Кому-то из нас лучше быть в том убежище, чтобы концентрация Тьмы там была максимальной. Как бы светлые не решили отыграться на том Убежище.
   -Не думаю, что они смогут быстро собрать достаточно ресурсов, чтобы вновь атаковать. Учитывая, что недавно попытка штурма нового Убежища уже провалилась, - покачал головой Тиберий. - На данный момент юго-восточный район Альянса относительно истощен, чтобы набрать и обучить рекрутов уйдет много времени, транспортировка сил из других частей тоже не быстрое дело, хотя она уже начата. В свое время мы неплохо поработали над демилитаризацией Альянса, оградив его от достаточно сильных врагов, одновременно предоставив простор для мирной экспансии.
   -Как бы не пожалеть потом о расширении Пустыни на запад, - вздохнула Девана. - Орки в изоляции добились немалых успехов, кроме того и сами пески до сих пор представляют опасность.
   -Пока там есть драконы, Пустыня более или менее под контролем, - заметил Роквар. - Кстати, Громаликс отловил тех вампиров, которых ты встретил у Выбитого Позвонка, Отец. Мы не только отомстили за Шерефа, но и узнали кое-что интересное. Как мы и предполагали, на них было наложено заклинание, которое позволяло переживать солнечный свет. Громаликс занялся его дешифровкой. Темным эльфам и драконам оно может пригодится.
   -Да, при штурме чертогов Совнатрола было бы неплохо иметь защиту от его силы, - кивнул Валитар, - однако мы так и не знаем, где вход в его обитель.
   -Авероника так и не нашли? - спросил Роквардессар.
   -Нет, в последний раз его видели на эльфийской ладье, - ответил Князь. - Но им удалось уйти в воды орков, в которые шефанго не рискнули глубоко заходить. Степь и ее побережье -- не лучшее место для преследования. Потом эту ладью встретили возле Валлены, но Авероника на ней уже не было.
   -Конечно, - хмыкнула Никта, - Светлым эльфам сейчас не нужны в Убежище лишние приспешники Богов. Другое дело, что нам они могли бы пригодится. Авероник точно знает, где вход в чертог Совнатрола. Прижать бы его к ногтю...
   -Не будем сожалеть о несбывшемся, - отмахнулся Роквардессар.- Громаликс в любом случае, так или иначе, может найти чертоги Совнатрола. Лучше займемся делом. Никта и Валитар отправятся в новое Убежище, Тиберий как обычно займется войсками и вооружением, Девана...
   -Не будет мешаться под ногами, - закатила глаза Демонесса. - Все понятно.
   -Можешь прогуляться к светлым для устрашения и сговорчивости, - усмехнулся сын Леарлины. - А мне пока нужно поговорить с одной всем вам известной девушкой...
   -Тэрея? Да, ее не нужно оставлять сейчас, - кивнула Авериель. - Ее сознание сейчас в смятении, она нуждается в спасении. Ели не предпринять чего-либо, это может стать катастрофой для всего мира. Или окончится ее смертью, а посох Эссарата вновь смогут использовать не те люди.
   -Ты говоришь то, что всем известно, - вздохнул Роквардессар.
   -Если я не скажу этого, то ты можешь забыть совершенное самим собой, - прищурила глаза Мать. - Ты ведь понимаешь, что во многом сам виноват в нынешнем плачевном состоянии сидхи.
   -Да, - признал Демон.
   -Это хорошо, - кивнула Авериель. - Тэрея сейчас в северной части Анурера, позволь передать ее координаты
   -Пожалуйста, - неловко улыбнулся Роквардессар.
   Демона до сих пор удивляло то, как Ведьмы приняли его и простили совершенное с ними. Хотя тогда, многие годы назад, все сто эльфиек добровольно согласились сотрудничать с ним и в процессе создания темных эльфов не применялось насилие. Даже зачатие произведено искусственно, но спустя время, когда злость на Леарлину и Свет поутихла, Демон начал испытывать некоторое чувство сожаления.
   Авериель подошла к Роквардессару и приложила ладонь к его голове. В сознании Демона ярко вспыхнуло осознание того, где сейчас находится Тэрея. Не самое приятное место, но для ревивоманта вполне приемлемое. А сейчас и для некроманта. Родина Траура. Не понятно, как только Тэрея смогла перенестись в совершенно незнакомое ей место.
   -Если почувствуешь, что не в силах сам справится с ее стрессом, попробуй привести ее к нам, - предложила Мать. - Мы сможем найти с ней общий язык.
   -Аккуратнее с ней, этот проклятый Посох уже когда-то помог разобраться с Богами -- напомнил Валитар.
   -Думаю, нам пока это не грозит, - усмехнулся Роквардессар. - Пару сотен лет проживем спокойно.
   -Надейся, - с улыбкой сказала Девана. - Удачи.
   -Спасибо.
   Роквардессар сосредоточился на своей новоприобретенной силе. Привычный абсолютный покой смерти поглотил сознание, сила окутала тело словно саваном. После того, как Демоны приобрели статус Великих Богов, Роквардессар снова смог ощутит бесконечный поток энергии, льющийся через него. Когда сияющий свет посоха поглотил Демонов, сам Певец Смерти оказался один в загробном мире. Впервые, он оказался там в своем физическом теле. Пришлось долго бродить по абстрактным пейзажам небытия, встретится с картинами, преподносимыми собственной памятью.
   Не многие знают, но в посмертии души не задерживаются, уходя обратно в цикл перерождения. В том мире остаются и умирают, перерождаются воспоминания, чувства, боль и радость, любовь и ненависть -- все, что пережило живое существо преобразуется в безликую, холодную информацию и, частично, в энергию. Роквардессар был абсолютно уверен, что где-то в бесконечности, недоступной ему, мир смерти переходит в другое качественное состояние, в жизнь. Информация и энергия посмертия вновь возвращается мир живых, порождая таким образом цикличность мироздания.
   Может, когда-нибудь это и удастся доказать, но пока Демону нужна просто сила и возможность мгновенно переместится в другое место. Телепортация с помощью сил Смерти кардинально отличалась от той, в которой применялись стихии. Холод небытия тонкими струйками поднялся от пола, змеями поднялся по ногам, окутывая тело, через миг Роквардессар оказался за гранью, в мире смерти, оставив за собой в той реальности только небольшое облако быстро светлеющей тьмы. Через минуту Роквардессар уже вновь вернулся в мир живых, неся за собой шлейф мерцающей потусторонним светом силы, которая волной разошлась от него, высушивая буйную растительность южного континент.
   Здесь все еще преобладала энергия жизни. С приходом новых проводников сил, мир менялся, но медленно. В глобальном масштабе изменения будут заметны, наверно, только лет через десять или даже больше. Пока же Демон продирался сквозь заросли невообразимых растений, давящих друг друга, но все равно живущих. В нормальных условиях самые неприспособленные, слабые давно были бы уничтожены более сильными и мощными противниками, но здесь жили все, их заставляли жить на истощенной почве, сося соки друг из друга, занимая почти все свободное пространство. Многие из этих растений с радостью закусили бы и кабаном.
   Животные здесь тоже были самыми разнообразными. Банального кабана здесь точно можно даже не наедятся встретить. Шестистирукие обезьяны, богомолы размером с кошку и многие другие. Мутагенное воздействие силы Жизни было таким сильным, что за несколько десятков лет здесь развились множество разумных видов и как минимум две цивилизации. Одна из них была основана рептилиями, которые начали осваивать магию основанную на крови и жертвах. Другая состояла из объединения нескольких видов разумных муравьев, чьи размеры варьировались от метра до полутора, они были типичными ревивомантами, благодаря этой магии и смогли вырасти до больших размеров.
   И сейчас здесь, совсем недалеко от Роквардессара, находилась Тэрея, обладающая Посохом. Демон медленно ступал вперед, ориентируясь на знакомую силу артефакта Пророка. Сын Леарлины прекрасно чувствовал буйство жизни вокруг себя и еще более ясно понимал как ее разрушить. Растения перед ним расплетались и покрывали землю тонким слоем праха. За спиной Демона оставалась просека, вся живность стремительно разбегалась с его пути. Здесь не умирали от ни старости, ни от клыков и когтей врага, ни от странных болезней. Жизнь переходила в жизнь, не проходя стадию редукции. Здесь не чувствовали смерти как таковой. Здесь ее боялись даже больше чем везде.
   Даже на месте бывшего селения Траура, царствовала Жизнь. Там, где в каменных пирамидах раньше возносили хвалу Смерти, теперь устроили логова животные, в чанах, где растили кадавров, цвели цветы. Просто мирная картина древних руин, если забыть, что они были когда-то отстроены неупокоенными.
   Роквардессар заметил блики белого света на вершине одной из пирамид и направился к ней. Все здания вокруг были изъедены лианами и корнями деревьев, странно что постройки еще стоят. Казалось, что джунгли хотели уничтожить даже воспоминания о том, кто здесь когда-то жил. Демон дал немного свободы своей силе и позволил ей струиться вокруг, подчищая мостовую от лишних зарослей. Таким образом ему удалось быстро добраться до пирамиды и подняться по ступеням на вершину.
   Тэрея была здесь. Сидела, прижав Посох к груди, и смотрела вдаль невидящим взором покрасневших глаз. Роквардессар знал эту девушку с малых лет, следил и растил ее, как мог. В его планах ей была отведена роль инструмента, однако она стала слишком близка Демону. Он знал о ней много, следил чужими глазами, управлял чужими устами. Шереф, полуэльф-полусидх, ученик Роквардессара. Рамина скрывающаяся среди людей тролль из затерянного среди лесов поселения этого вида в Южном пределе, по странной шутке судьбы обладающая силой ревивоманта. Ториендиль. Сет. Они лишь одни из множества агентов некроманта в окружении Тэреи.
   Сидха резко повернула голову, почувствовав чужое присутствие. Карие глаз округлились, девушка явно была удивлена, вновь увидев перед собой Роквардессара.
   -Ассенель? - робко улыбнулась она, не вставая с места, только наклонила голову в бок. - Это снова ты? Неужели я сплю?
   Роквардессар остановился в нескольких метрах от сидхи, прямо перед ним была светящаяся стена, созданная созданная силой Посоха. Немного помявшись, Демон бесстрашно шагнул вперед, свободно пройдя защиту. Облегченно выдохнув, он сделал еще шаг вперед и опустился рядом с девушкой. Та куталась в белый с зеленым орнаментом плащ и продолжала разглядывать мужчину. Удивительно ясные глаза лучились радостью, но в глубине проглядывала обреченность.
   -Ты поверишь, если я скажу, что полностью реален? - спросил в ответ Роквардесар.
   -Я бы хотела поверить, но я сама... - всхлип прервал речь девушки, но та продолжила. - Я сама убила тебя. Несколько раз. Я не защитила твоих детей, Ас!
   -Тэра, милая, ты делала то, что должна была, - сказал Демон. - Все-таки ты ревивомант и Страж, ты должна бороться с Тьмой.
   -Бороться с Тьмой?! - крикнула сидха. - Бороться с Тьмой, когда и сам Свет не всегда отличается праведностью! Я... Имея силу Посоха я могла просто уйти сразу, могла уничтожить Богов, могла прийти к темным эльфам и сражаться вместе с ними. Но я обрекла их на смерть.
   Девушка расплакалась и прижала колени к груди. Роквардессар осторожно обнял Тэрею, тело ее вздрагивало от рыданий. Демон аккуратно повернул голову сидхи лицом к себе. Темные волосы обрамляли его, из-за них кожа казалась бледной. Демон удивился, насколько же мила эта девушка, ее всегда живой взгляд, этот носик и чувственные губы. Поддавшись порыву, Роквардессар поцеловал Тэрею, как же сладостно было вновь ощутить вкус ее губ. Тело сидхи расслабилось, покорно отвечая на ласки мужчины.
   -Темные эльфы живы, счастье мое, - ласково сказал Демон, оторвавшись от губ девушки. - Они смогли отбиться от атаки светлых. Теперь начнется новая эпоха.
   Не известно, слышала ли его Тэрея, а если и слышала, то поняла ли, отдавшись чувствам с головой. Роквардессар сам удивился своей страстности, никогда еще он так не желал быть с женщиной, как сейчас. Даже наконец заполучив живое тело, и впервые познав любовные ласки, он не чувствовал такой радости. Сама Тэрея так же получала большее удовольствие, чем обычно. Ее хрупкое и миниатюрное тело неоднократно содрогалось в волнах наслаждения. Она простила Ассенеля за все. Болезненное чувство возможной утраты своего любимого заставляло вновь и вновь бросаться с головой в омут страсти, отдаваясь ему целиком и полностью.
   Наверно, если бы не нечеловеческая выносливость нового Темного, он бы не вынес такой бурной активности напичкавшей себя заклинаниями ревивомантки. Однако тело вампира и лича закалено темными ритуалами и без проблем вынесло несколько часов беспрестанного соития. Лишь тогда ревивомантка и некромант успокоились. Тэрея привычно опустила голову на плечо Ассенеля, прильнув к нему всем телом, и уже начала засыпать, когда яркая вспышка понимания заставила ее резко вскинуть голову и не веря уставиться в искрящиеся смехом очи мужчины.
   -Ты живой! Ты мне не снишься! Ты в самом деле живой!!! - сидха с силой ударила по груди эльфа.
   -Долго же ты думала, милая, - не обратил внимания на слабые удары Тэреи некромант. - Я жив настолько же, как и всегда. Не больше, но и не меньше.
   -Ты хоть знаешь, через что мне пришлось пройти? - разъяренно кричала сидха.
   -А ты не знаешь, через что прошел я, - спокойно заметил некромант.
   -Ты обманщик! - зло проворчала Тэрея.
   -Я исправлюсь, - покорно ответил эльф.
   -Главное, что ты со мной, - начала немного успокаиваться ревивомантка. - Но как ты остался жив?
   -Мориетиувинтель я зачаровал так, чтоб он не мог убить меня полностью, - ответил Роквардессар. - А когда ты использовала Посох, то ты не испытывала ненависти. А сама сила артефакта не направлена на уничтожение. Она скорее приводит к балансу. При соблюдении ряда факторов у нас была возможность пережить удар и стать Великими Богами, как это принято называть в землях Альянса.
   -Ты теперь Бог? - пораженно спросила Тэрея. - Но я ничего не чувствую.
   -Я прикрыл поток силы, текущей через меня. Сейчас она истекает в районе Саррейтона, отдельно от моего тела. Для силы законы физического мира не актуальны.
   -Поразительно, - восхитилась сидха. - Ты один из Великих!
   -А ты обладательница Посоха, - улыбнулся эльф.
   -Этот Посох -- заемная сила, которая досталась мне по стечению обстоятельств... - Тэрея запнулась, обдумывая пришедшую ей в голову мысль. - Подожди, да ведь это ты подстроил, чтобы Посох достался мне!
   -Да, таком был мой план, - согласился Роквардессар.
   -В итоге получается, вся эта сила дана мне тобой, - продолжила свою мысль сидха. - Но ты, кроме того, сам лично получил ее немногим меньше. Ты просто восхитителен в своей изворотливой хитрости.
   -Можно было просто восхитится моему уму, - рассмеялся мужчина. - Это было бы гораздо приятнее.
   -Обойдешься, - отрезала девушка. - Радуйся тому, что есть.
   -Ты стала более вредной, чем раньше, - Роквардессар прижал к себе пискнувшую сидху. - Но мне это нравится.
   -Раньше я просто восхищалась эльфом Ассенелем, - ответила ревивомантка. - Теперь передо мною враг, которого мне следует боятся и ненавидеть, но боятся его я не могу, потому что люблю его. Приходится находить выход своей ненависти.
   -Любить и ненавидеть -- это так по-женски, - иронично заметил некромант.
   -Молчи! - приказала Тэрея, прижав пальцем губы мужчины. - Лучше замолчи.
   В этот раз она сама поцеловала его и мир снова погрузился в пучину наслаждения. Просто поразительно, на что способны тела некромантов и ревивомантов. Роквардессар, наверно, в первые за время своего бытия пожалел, что большую часть времени он был нежитью, не способной на плотские утехи. Только спустя пару часов они успокоились и задумались, что пора бы выбираться с Анурера.
   -Как ты вообще забралась сюда? - спросил некромант.
   -Не знаю, я просто хотела оказаться подальше от... них, - ответила Тэрея. - Потом я оказалась здесь. Даже не знаю, как долго я пробыла на вершине этой пирамиды. Даже с места не двигалась Если хотелось есть, но просила тянулась к деревьям и они давали мне пищу, если хотелось пить, то приползала лиана, полная сока, из которой можно было свободно пить. С другими нуждами справлялась с помощью ревивомантии.
   -Ты просила Лес? - удивленно вскинул бровь Роквардессар, натянув рубаху на себя. - Я же говорил, что ты тоже можешь использовать друидизм.
   -Это оказалось на удивление просто, - сказала ревивомантка. - Просто просишь и он дает.
   -Это базовые умения, самое простое, что есть в друидизме, - ответил некромант. - Эти знания должны были быть вложены в тебя в процессе воспитания, пока ты была на попечении Леса.
   -Наверно, но я никогда ими не пользовалась.
   -Научишься, - уверенно ответил Роквардессар. - У меня есть знакомый друид, который научит тебя всему, что знает сам.
   -Друид? Сидх? - удивилась Тэрея.
   -Нет, эльф. Ты его даже знаешь. Ториендиль.
   -Мэтр алхимик? - поразилась сидха. - Так он на стороне темных?
   -Он на моей стороне, как и Сэт.
   -Удивительно, - покачала головой сидха.
   -Они были направлены в Кландорей, чтобы присмотреть за тобой, - признался Роквардессар. - Как и Шереф с Раминой.
   -И они?! - пораженно воскликнула сидха. - Ну с Раминой я еще поговорю на этот счет. И Шереф... То есть, ты начал присматривать за мной еще с тех пор?
   -Нет, - ответил некромант. - Еще раньше. С самого твоего рождения. Однажды, когда я встретил умирающий Леартойл, он попросил включить его в цикл перерождения сидхов. Я сделал это и тогда-то мне и пришел в голову тот план. Как видишь, все вышло неплохо.
   -Это было жестоко, - Тэрея на миг почувствовала печаль в душе, но тут же отбросила ее.
   Может, кто-то скажет, что это глупо, но тот, кто не умеет прощать, редко добивается счастья.
   -Может, тебе пора одеваться тоже, - усмехнулся эльф, - разглядывая обнаженное тело сидхи.
   -Думаешь стоит? - игриво потянулась девушка.
   Мужчина довольно разглядывал ее стройное тело, мышцы плавно двигались под белой кожей. Благодаря ревивомантии Тэрея смогла развить их, сделав сильными, выносливыми, одновременно сохранив женственное тело. Тем более она была удивлена, когда взгляд эльфа стал встревоженным, Роквардессар резко опустился на колени, приложив ладонь к животу девушки. Тот и в самом деле немного вырос, пресс и раньше покрывали необходимые для экстренных реанимирующих чар запасы подкожного жира, но сейчас его прослойка увеличилась. От этого он стал выглядеть на взгляд сидхи только лучше. Что же случилось?
   -Тэра! Ты же... - Роквардессар, не веря, посмотрел ей в глаза. - Ты же беременна!
  -- Глава 20
   Вормагат откровенно ржал. Он схватился за живот и уже не гоготал, а сипло похрюкивал. Как выяснилось, выступать на ристалище было не обязательно и все орки ждали, что Авероник, увидев силу предыдущих бойцов, откажется выходить на поле. Но нет, он все же поперся и с позором провалился. Несколько секунд Младший думал, стоит ли пытаться убить орка за эту шутку, но в итоге плюнул на это и сам рассмеялся. В конце-концов, когда над ним так шутили в последний раз?
   Тяжко опустившись на землю, возле Вормагата, Авероник смотрел на оживившихся орков. Они громко говорили о чем-то на своем языке и в открытую смеялись над Младшим. Тот вздохнул и признался, что сейчас он и в самом деле не мог вызвать ничего, кроме улыбки. Вот если бы дело было пару недель ранее, то он бы мог показать им всем: и Акулам, и Соколам, и Варанам, и Волкам, да так, что они бы вспоминали его еще долгие годы, если было бы кому вспоминать. Но сейчас Авероник всего лишь слабый человек, от громкого звания Младшего бога остался лишь прах.
   -Ты прости, но не удержал себя в руках, - соблаговолил извинится Вормагат.
   Удивительное это зрелище, извиняющийся орк, Авероник даже забыл на какое-то время о своем позоре.
   -Сейчас уже не интересно будет. Шаманы собираются звать духа. Можешь спать. Силы тебе завтра пригодятся, - предложил Вормагат.
   -Лучше я посмотрю, а то в последнее время сны не приносят мне отдыха, - проворчал Авероник.
   Не смотря на свои слова, он все же задремал под мерный бой барабанов и пение шаманов. Сегодня вечером ему не выдали даже обычного куцего куска еды, так что резь в желудке была почти невыносимой. Приходилось мириться с ней и как-то отвлекаться от мыслей о еде. А ведь не все орки питаются этой серой гадостью, те, кто живет в юртах, определенно едят нормальную еду. Но ему, пленнику, она не перепадет.
   Задремав, Авероник привычно провалился в пламенный мир, в котором сегодня громко гремели вулканы и грохотали молнии в хмурых небесах. Младший просто сидел и слушал этот грохот, складывающийся в ритм дикой и примитивной музыки орков. Ветер и огонь завывали, подражая шаманам. Языки пламени вокруг дрожали, словно в танце, и росли, огненные смерчи попирали небеса и ветвились в тучах яркими молниями. Красивое зрелище, но среди этого огненного царства Авероник не чувствовал тепла. Холод пробирал до костей, а голод терзал изнутри. Как и говорил Авероник, сон не принес ему отдыха, скорее даже наоборот.
   Утром, когда пылающий диск солнца только-только начал всходить из-за горизонта, Младший проснулся. Он спал лицом на восток, поэтому яркие лучи резали глаза. Орки все так же сидели вокруг ристалища, били барабаны, но шаманы уже спокойно сидели, ожидая чего-то.
   -Проснулся? - хмуро спросил Вормагат, по всей видимости, не сомкнувший ночью глаз. - Скоро начнется, ешь пока.
   Уже знакомая серая масса вяло перекочевала в желудок младшего, пара кусков еды опустилась на дно желудка, кое-как протиснувшись сквозь упирающееся горло. Организм уже устал возмущаться такому издевательству, но хотелось чего-то еще.
   -А гриб? - спросил Авероник.
   -Не знаю, есть ли смысл в этом сейчас, - откровенно засомневался орк.
   -Но ты ведь ничего не потеряешь? - уточнил Младший.
   -Грибы дорогие, редкие, - задумчиво сказал Вормагат. - Ладно, держи.
   Порывшись в своей сумке, орк достал помятую сиреневую шляпку и протянул Аверонику. Тот принял данный продукт и с сомнением уставился на него. Но в конце-концов все же зажмурился и проглотил, почти не разжевывая. Конечно, толку от такого лакомства было никакого, но желудок слегка успокоился.
   -Когда начнутся схватки? - спросил Авероник, поняв, что немедленно умирать он не собирается.
   -Схватка. Одна только, - ответил орк. - Каждый против всех.
   -Что за глупая традиция, - удивился Младший. - Я думал, победит сильнейший.
   -Нет, победит тот, кого выберет дух, - отмахнулся Вормагат. - Все сражаются, он смотрит и оценивает.
   -А-а, - прикинулся, что понял, Авероник. - Ну и когда она начнется?
   -Сейчас. Иди.
   Конечно, это заявление не было таким уж неожиданным. Да и все равно этот момент когда-то должен был настать, но Аверонику стало не по себе. Все-таки настал тот момент, когда он простится с жизнью. Мурашки пробежали по телу, а проклятый гриб словно застрял в горле. Сейчас бы не помешала водичка.
   На еле гнущихся и дрожащих ногах Младший все же вышел на ринг. Бежать все равно не куда, так хоть умереть можно будет в бою. Хорошо было бы, чтоб об этом потом узнали и какой-нибудь бард написал песню о героической кончине Карающего Меча Солнца. Не сказать, чтобы Авероник не боялся смерти вообще, наоборот, сейчас эта обреченность его убивала. Сердце стучало и вырывалась из груди. Не зря, наверно, говорят, что упавшие в горах с обрыва умирают еще не долетев до скал. Страх пронизывал насквозь.
   Вновь забили барабаны, воины орков кровожадно щерятся на своих противников и словно не замечают его, букашку под их стопами. Младший никогда не думал, что окажется в такой ситуации. Не стоило думать и сейчас, так как за своими мыслями он позорно пропустил начало схватки. Да он и не знал, какой сигнал должен был служить этой цели. Просто в один миг четыре воина кланов сорвались с места, а сам Авероник умер.
   Точнее, ему показалось, будто он умер. Просто удар, скользнувший по его латам был так силен, что выбил весь дух из ослабшего тела. Авероника смело как пушинку и впечатало в один из угловых менгиров. Когда мир снова вынырнул из тьмы, то он уже вновь преобразился из обычного своего состояния в то, где над землей сияет огромный желтый глаз.
   Похоже, что орки тоже решили, будто Младший умер и теперь о нем можно забыть. Они с упоением сражались друг с другом. Огромные волк, акула, сокол и варан переплетались на ристалище и разлетались. Они шипели, рычали и клекотали. Земля тряслась и горела, воздух обжигал легкие, чувствовалось, что орки старались показать всю свою мощь.
   У Авероника же сильно болела грудь, похоже, что были сломаны ребра. Во рту металлический привкус, в груди четко слышны хрипы -- повреждены легкие. Ощупав нагрудник сделанный лучшими мастерами, он почувствовал, что поперек него проходит дыра с рваными и острыми краями. В голове пронеслась мысль, что неплохо бы попенять гномам, а то их латы пробивают все, кому не лень, и эльфы, и орки.
   Младший устало привалился к камню. Сил встать больше не было, даже рукой не пошевелить. Если бы он только мог, то закрыл бы глаза и уже умер, но в этом мире духов он просто не мог закрыть очей. Что за ирония, он, Меч Солнца, Младший бог, умирает бессильно сложив руки, а страх неизбежной смерти до сих пор не отпускает тело. Позор! Бесконечные битвы с Тьмой, сражения и смерть окружали его с самого детства, а теперь он просто умирает, потеряв последние силы в борьбе с собственным страхом и потерпев поражение от первого же мимолетного удара.
   В этот момент к нему пришла одна яркая мысль. А чего он собственно боится? Он как Младший бог после смерти все равно попадет к Совнатролу, а если тому не будет дела до подчиненного, умершего где-то на задворках континента, то его душа все равно отправится в посмертие. Этот проклятый Роквардессар вернулся, значит его душе точно не суждено бездарно распасться. Тэра, вроде, говорила, что некромант подался в эрзуитство, а они к павшим врагам почтительны. Может, даже выделит место в своем царстве получше.
   Да, демоны побери, он, Авероник, не единожды сражался с самим воплощением Смерти на земле и не испытывал страх! Так что же он раскис сейчас? Нужно встать, ничтожество! Бог ты или нет? Нет сил? Что за бред, Сила кругом! Огонь пожирает его, треклятое пламя выжигает изнутри, уничтожая тело. В своем обреченном ожидании смерти, Авероник бездумно тянулся к Совнатролу, к далекому Солнцу, даже не пытаясь окунуться в огонь, что пылает под землей, в пламя, вечно живущее вокруг. Разве не оно его, Авероника, стихия?
   Опираясь на шершавую поверхность мегалита, Младший кое-как поднялся, ноги дрожали и почти не держали, но это ерунда. Кому интересно сейчас это никчемное тело, когда Авероник, распахну свою душу на встречу миру, жадно пил огонь, до селе мучивший его в кошмарах. Эта сила не походила на ту, что даровал ему Совнатрол, она обжигала, опаляла душу, причиняла боль, но ее можно было использовать. Она дарила иллюзию исцеления, тело больше не чувствовало боли от ран. В момент, когда опьянение этой необузданной мощью немного сошло на нет, Авероник заметил, как неизменно висящий в небесах мира духов желтый хищный глаз внезапно открылся. Узкая щель зрачка расширилась, поглотив часть радужки. Немигающее око приблизилось к земле начало занимать полнеба, стали видны чешуйки, обрамляющие его. Некто огромный и могущественный уставился прямо в душу Авероника. Продлилось это не долго, через миг глаз вновь отдалился, а зрачок сузился до едва видимой щели. Но теперь за Авероником наблюдал некто другой.
   Большая, ярко пылающая птица сидела ровно над головой Младшего, сжимая созданными из огня когтями верхушку менгира. Она вся была вылеплена из пламени. Через несколько растянувшихся в вечность секунд, птица с громким криком спикировала вниз, на Авероника. Тот даже не успел испугаться, когда внезапно весь был поглощен огнем. И если ему недавно казалось, что вбираемый им огонь из окружающего пространства причинял боль, то теперь он понял, что все, ощущаемое им ранее, было не более чем зудом от комариного укуса. Горела плоть и кости, пылала сама душа. Боль была неописуемая. О чувствовал запах горелого мяса и перегретых костей, пока мог обонять, чувствовал боль, пока было чему болеть. И сознание не хотело покидать его все это время. Он сгорел дотла и второй раз за день подумал, что уже мертв. Однако сегодня ему не суждено было встретиться с новым Богом Смерти.
   Авероник не сразу понял, что боль исчезла не из-за того, что сгорели все нервные окончания, а видеть он перестал не из-за того, что высохли глаза. Просто он исцелился и вернулся в реальный мир! Тело было новым и свежим. Конечно, оно не вернуло истощенные голодом мышцы, но избавилось от раны, полученной в схватке. Подняв веки, Авероник смог увидеть, что мир снова вернулся в свое обычное состояние, солнце было пылающим шаром в небесах, а орки -- серокожими тварями.
   Здесь, в этом мире, царила тишина. Орки молчали, не били в бубны и даже не шевелились. В пределах менгиров все было выжжено дотла, а сами камни раскалились докрасна и слабо потрескивали. Четырех избранных воинов орков не стало в одно мгновение. В сером пепле лишь ярко сверкал его, Авероника, меч, и более ничего не выделялось в ровном слое золы. Ее уже начал сметать легкий ветер, поднимая легкие хлопья вверх, разнося по степи.
   -Феникс принял свое вместилище, - неожиданно громко раздался в тишине голос шамана.
   Как ни странно, теперь Младший смог понять слова орочьего языка. Однако понимания того, что только что произошло так и не пришло. Как назло, в толпе орков не мелькала знакома рожа Вормагата, который мог бы ответить на интересующие вопросы.
   Степные племена тем временем начали медленно разбредаться, расходясь по своим стоянкам. В воздухе висело ощущение удивления, обиды и разочарования. Казалось, что орки сами не совсем понимают, что произошло и как это могло случится. Хотя, скорее всего, они просто не могли поверить в то, что жив остался слабый человек, а их сильнейшие воины погибли. Авероник и сам до сих пор в это не верил, но испытывал глубочайшее облегчение и чувство свободы. Пожалуй, впервые с тех пор, как оказался на этом берегу.
   Сила, вернувшаяся в тело, будоражила и едва ли не сводила с ума. Авероник упал на колени. Нежный теплый ветер подхватывал хлопья пепла, прах красиво разлетелся в стороны. Солнце в небесах лучилось светом и теплом. Неужели здесь всегда было так красиво? Младший глубоко вдохнул ощущая запах гари, а вместе с ним и приносимый ветром аромат степи, ее трав и цветов. С глухим бряцаньем свалились на землю латы, измятые и прогоревшие, они спали, как оковы с пленника, раба собственных предрассудков и убеждений. Латные перчатки рассыпались мелкими пластинками окалины. Авероник удивленно рассмотрел свои руки, чистые, без намека на сажу, ожоги или раны. По коже змеились иллюзорные огоньки. От созерцания этого удивительного зрелища его отвлекла тяжелая зеленая лапища, упавшая на плечо.
   -Идем, с тобой хочет говорить вождь, - довольно сказал Вормагат.
   -Что сейчас произошло? - спросил Младший, вставая с земли и следуя за орком.
   -Феникс избрал тебя, ты принял его. Как было предначертано, - невозмутимо ответил зеленокожий.
   -Да кто этот феникс, испепели тебя Солнце?
   -Феникс -- это огонь. Ты теперь огонь. Пламя для всех.
   -Час от часу не легче, - покачал головой Младший. - Не смотря на то, что я каким-то чудом начал понимать ваш язык, но разуметь твою речь таки не получается
   -Вождь объяснит. Наверно, - утешил Вормагат.
   Однако этот вновь встреченный орк с дровскими клинками за поясом нисколько не прибавил ясности. Скорее даже наоборот. Для начала вождь долго разглядывал стоящего напротив него Младшего, хмурый взгляд орка яснее ясного говорил, что он с радостью бы прибил Авероника на месте. Однако последующие слова были полной неожиданностью для человека.
   -Тебя принял великий дух, тебя нашли мы, значит, нам и принять тебя в племя, - прорычал на своем языке вождь. - Видят духи, я, Такгол, следую их воле и наказам Кагана, поэтому ты принят в племя Волка и ныне ты из рода Волка. И с сего дня нарекаю тебя Грамесом, огненным крылатым волком, так примет же тебя степь и духи.
   Авероник кинул быстрый взгляд на Вормагата, тот лишь махнул рукой, мол, делай, что хочешь.
   -Рад оказанной мне чести, - ответил Младший.
   -Племена орков будут так же рады дать тебе кров и помощь, пока ты не идешь против народа, - при этих словах вождь едва не скривился, но продолжил. - Каковы же твои планы, Грамес?
   -Я хочу вернуться на свою родину.
   -С этого дня твоя родина здесь. Отринь прошлое, - хрипло сказал вождь, темнея лицом.
   -В прошлом у меня остались дорогие мне люди, которые находятся в опасности. Моя сила может оказаться полезной, - смело заявил Авероник.
   -Один раз ты уже оказался на берегу полумертвый, - заметил вождь.
   -Даже если так, то судьба подарила мне второй шанс. Я хочу им воспользоваться, - продолжал гнуть свое Авероник. - Сейчас, когда Роквардессар стал одним из Темных Богов, любая помощь будет не бесполезна.
   -Ты считаешь это большой опасностью? - внезапно подал голос шаман.
   -Да, конечно, - ответил Младший.
   -Пусть идет, - сказал шаман вождю. - Духи еще не привели его к концу старого пути и началу нового. Он не готов. Лишь пройдя свой путь до конца он вернется, чтобы встать на новый.
   Такгол едва не испепелил взглядом совершенно невозмутимого шамана.
   -Мне надо поговорить с Каганом, - сделал последнюю попытку остановить Авероника вождь.
   Шаман пожевал губами, перебирая в руке четки из кости. Взгляд его был устремлен вглубь себя.
   -Хорошо, - наконец ответил он. - Каган готов ответить тебе.
   Развязав пару мешочков, висящих на поясе, шаман высыпал часть их одержимого на ладонь, растер пальцем. Плюнул, пошептал неразборчиво что-то то ли на эльфийском, то ли на орочьем и выкинул комок в огонь. Юрту мгновенно заполнил густой сизый дым, окутав все непроглядной мглой. Через пару биений сердца в ней стал проявляться знакомый Аверонику пейзаж. Огромный глаз дракона в темных небесах, расцвеченных искрами и огнями, зыбкая степь кругом, полная теней и призрачного сияния и множество волков кругом. Прямо перед собой Младший видел вождя -- огромного волчару с серебристой шкурой, ободранным ухом и полным шрамов телом, рядом с ним сидел пепельный волк, костлявый, но с большими и живыми глазами, очень умными и внимательными. Вормагат выглядел как черный, не уступающий вождю по размерам зверь, однако он все так же оставался щенком не обретшим спокойствия и мудрости взрослого. Себя Авероник рассмотреть не мог, но видел, что вокруг его серость степи разгоняется красно-оранжевым трепещущим светом
   Потом пейзаж резко подернулся рябью, часть его размылась и сменилась новым видом. Там была все та же степь, но вместо волков --медведи. И во главе них огромный, покрытый каменными пластинами вместо шерсти, с клыками из стали, глазами из рубинов, когтями из обсидиана, попирающий небеса зверь. Пожалуй, изначально он представлял из себя медведя пока не превратился в огромную живую статую, покрытую каменной чешуей. Рубиновые глаза горели, как налитые кровью буркала, когти хищно блестели. Этот зверь расслабленно сидел на земле, свесив лапы и шумно сопел, принюхиваясь к волкам.
   -Какой у тебя вопрос ко мне, Такгол? - прогрохотал медведь.
   -Это на счет того человека, которого мы нашли на побережье по твоим указаниям, Каган, - едва заметно склонив голову сказал серебристый волк. - Грамес хочет уйти к своему прошлому.
   Медведь повернул голову и взглянул на Авероника.
   -Грамес? Пусть будет Грамес, - поворчал Каган. - Отпусти его, Такгол, пусть идет. Если останется жив, то огонь выведет его на путь. Но помни, Грамес, приняв дух Феникса, ты получил силу, однако перестал быть человеком. Стань выше этого и ищи суть. Борись с тем, что внушают тебе и найди себя.
   Ответа Авероника Каган ждать не стал и пояснений к своим словам не добавил. Мир снова подернулся рябью и медведь исчез. Потом развеялась и серость, из-за пелены сизого дыма стала проявляться реальность.
   -Ты слышал слова Кагана, ступай, - сердито сказал вождь. - Вормагат предоставит все, что тебе понадобиться.
   Стоило только выйти из юрты, как на лице молодого орка расцвела широкая клыкастая улыбка. Огромная лапа легонько хлопнула по плечу Младшего.
   -Молодец, Грамес, ты и в самом деле справился с Ыртаном. Молодец! - орк был предельно доволен. - Куда теперь направишься, Грамес?
   -Для этого сначала надо узнать, где я сейчас нахожусь. За все время ты мне этого так и не сказал.
   -Не дозволено было, - отмахнулся орк. - В общем, слушай. Мы сейчас на востоке от Пустыни, в двух днях пути от нее, до Позвоночника на юг где-то неделя, если прямиком топать, может, чуть меньше. Если к Кландорею добираться, то надо идти на северо-северо восток и на это все две недели уйдет. Прямиком через Пустыню. Можно попробовать морем добраться до земель Альянса, но пока найдешь корабль, пока доберешься месяц уйдет. Это еще если на темных эльфов не нарвешься. У них сейчас и своих проблем полно, но все равно, рисковать не стоит.
   -Перспективы, прямо скажу, не радостные, - скис Авероник.
   -Ага, никто и не говорил, что будет легко, - кивнул Вормагат. - Тем более ты пока не освоился с духом. Но ты можешь встретить один из кланов на границе Пустыни и попробовать пройти часть пути с отрядом, которые ходят в пески.
   -Согласятся ли они принять меня? - с сомнением спросил Авероник.
   -Ты Грамес, носитель Феникса. Тебя всегда примут в Степи. Пока ты не пойдешь против нее, - ответил Вормагат.
   -Что вообще значит этот Феникс? Кто он? - спросил наконец интересующий его вопрос Младший.
   -Это великий огненный дух, дающий огромную предначальную силу, ту, что оставил Создатель в миг творения, - важно ответил орк. - Но лучше айда к Уларе, она дочь шамана и сама шаман в будущем. Она лучше объяснит. Я всего лишь воин.
   И они отправились к Уларе, которая обитала в юрте неподалеку. Ее жилище почти не уступало по размерам палатам вождя. Внутри юрта была разделена на несколько частей, Улара находилась за занавесью из войлока. Вормагат не стал туда врываться, хотя внутрь самой юрты зашел без приглашения.
   -Улара, я пришел! - громко сказал он.
   -Снова за грибами? - ворчливо донеслось из-за перегородки.
   -Нет, на это раз я пришел с Грамесом за помощью, - ответил орк. - Хотя если ты поделишься парой грибочков, я не откажусь.
   -Вот обжора, - с усмешкой сказала девушка, выходя в основное помещение. - Так что вам надо?
   -Грамес, спрашивай, - разрешил Вормагат, сам же хватая горсть знакомых грибов, которыми орк пичкал Авероника несколько дней подряд.
   Глядя не него, Младший спросил совсем не то, что собирался:
   -Что за это грибы такие?
   -Обычные сыроежки, - ответила Улара, - Вормагат часто просит у меня их, просто нормальную еду у нас почти не достать, вот он и пристрастился.
   -Так значит, никакой связи с духом? - удивлено спросил Авероник
   -Абсолютно, - довольно ответил орк, смакующий грибы. - Это было не для духа, а для тебя. Подкрепление внутренней готовности принять духа. Психологический триггер.
   Последнее словосочетание он выговорил с трудом, используя эльфийские термины, но было видно, что Вормагат крайне доволен тем, что смог их вспомнить. Авероник же в это время испытал сильнейшее желание придушить проклятого серокожего, решившего поиграть в манипулятора.
   -А все эти видения духовного мира тоже твоих рук дело?
   -Да. Хотя нет, не совсем. Ты видел духов из-за еды. Она помогает установить связь с нематериальными жителями нашего мира тем, кто еще не принял одного из них в себя.
   -Испепели все Солнце, - устало выдохнул Младший. - Ладно, мы не за тем сюда пришли. Улара, скажи, что такое Феникс?
   -Гм, - задумалась девушка, подсаживаясь к Вормагату. - Феникс один из четырех великих духов стихий. Один из тех, кто преобразует силу творения в ту, что доступна нам и дарует ее миру.
   -И что это значит, - спросил Авероник, не до конца понимая смысла слов орчихи.
   -У вас есть существа, которые тоже слились с великими духами, - продолжила объяснять Улара. - Я не знаю, как это произошло. Но они установили связь с миром и, находясь раздельно с великими духами, они используют их силу, делясь ею с другими. Вы называете таких существ богами.
   -То есть, я теперь один из Великих Богов? - пораженно спросил Авероник.
   -Наверно, у вас это называется так, - с сомнением ответила Улара. - Мы называем вас Корнями, что питают мир. Пока у нас был только один Корень, Каган. Теперь еще и ты.
   -Он хочет уйти, - хмыкнул Вормагат.
   -Возможно, - кивнула Улара, - но он вернется. Так обещал нам Феникс.
   Авероник сильно сомневался в этом, но предпочел промолчать. Тем более, он пока переваривал шокирующую новость. Стать одним из Великих? Вот так незаметно и обрести могущество сравнимое с силой Совнатрола. Правда, Авероник пока не ощущал в себе особой энергии.
   -Нужно время, что бы полностью освоится с Духом. Но я уже сейчас чувствую, что от тебя исходит сила, - сказала Улара. - Маленький ручек.
   -То есть, если я стал Корнем, который проводит Огонь в наш мир, значит теперь стихийные маги смогут наравне сражаться с анимагами, волшебниками и прочими? - спросил Авероник.
   -Если ты позволишь им брать свою силу, - согласилась девушка. - А можно и не давать, ограничивать количество тех, кто может ей пользоваться. Например, как это делает Каган. Он уже давно слился с Ящером, но никто за пределами степи не получает его Силу.
   -Но я не понимаю того, почему вы вообще допустили меня к этому ритуалу? - пораженно спросил Авероник. - Ведь я не орк. Человек и, скорее всего, ваш враг.
   -Так хотели духи, - просто ответила Улара.
   Полог юрты откинулся и в проходе появился старый шаман. Секунду он смотрел на незваных гостей.
   -Вормагат!!! - резкий крик шамана заставил молодого орка подпрыгнуть на месте. - Снова ты ошиваешься рядом с моей дочерью! Ну-ка брысь отсюда, остолоп! Я сказал тебе, чтоб ты не приходил к ней, пока не добудешь славы на поле битвы!
   -Мы зашли для консультации с шаманом! - попытался защитится Вормагат, но под суровым взглядом отца Улары быстро сдался. - Мы уже уходим.
   -Проклятый старик, - тихо пробурчал орк, когда он с Авероником отошел от юрты шамана достаточно далеко. - Ничего, я еще завоюю себе славу. Ладно, пошли собирать тебя в поход. Что тебе надо-то? Еду, одежу, оружие?
   -Да, еще бы транспорт не помешал, - согласился бывший Младший.
   -Транспорта нет, не обессудь, привыкли мы на своих двоих передвигаться, - рассмеялся Вормагат. - Из еды все тот же пеммикан, одежды на тебя не найти, из оружия разве что нож или копье.
   -Хоть что-то...
   Уходил от орков Авероник ближе к вечеру, рассудив, что спать на земле придется в любом случае, никакой опасности в степи для него быть не должно, особенно, когда к нему вернулись силы. За спиной приторочил небольшую сумку, забитую плитками пеммикана, плащом из шкуры местного овцебыка, кроме своего старого оружия он прихватил керамический нож орочьего производства и копье с каменным наконечником. Похоже, что с добычей металла у зеленокожих проблемы. Так или иначе, приключения у орков закончились относительно неплохо.
  -- Глава 21
   Роквардессар прилетел в Саррейтон со сверхзвуковой скоростью, рассекая облака воздушной капсулой. Он не рискнул соваться за Грань с Тэреей на руках, тем более, когда она в таком положении. Ребенок! Это просто поразительно! Учитывая, что это точно его, Роквардессара, дитя, то просто феноменально. Ладно еще с десяток лет назад, когда его новое тело было еще живо, но сейчас он абсолютно мертв. Пусть даже организм с точностью до мельчайших подробностей симулирует нормальную жизнедеятельность, но метаболизм и физиология сильно отличается от обычных эльфийских. Тогда как Тэрея могла зачать?
   Чудо, не иначе. И кого она родит в конце? Этот вопрос даже еще интереснее. И опаснее. В первую очередь для самой сидхи.
   -Ведьмы должны дать ответы на все вопросы, - в конце концов решил он, когда кратер Саррейтона показался на горизонте.
   -Я теряюсь в догадках, рад ли ты ребенку или нет, - отрешенно сказала сидха.
   -Рад? Сам не знаю, - честно признался некромант. - Никогда не предполагал, что у меня могут появится дети. Настоящие дети, рожденные от моего семени, а не магии, как темные эльфы. Скорее всего... Да, это в самом деле волнует и держит в трепетом ожидании. Пожалуй, я действительно счастлив. Но сначала нужно поговорить с Матерями. Им в большей степени открыты тайны рождения новой жизни. И, кроме того, может, они узрят будущее этого ребенка.
   -Ты не раз упоминал их, но кто же все-таки эти Ведающие Матери? Они же те эльфийки, которых ты использовал при создании темных эльфов? Что с ними произошло после этого? - спросила Тэрея.
   -Да, это именно они, - с легкой грустью ответил некромант. - Что с ними стало, я и сам до конца не понимаю. То есть, нам известно, что во время беременности их светлые силы резонировали с тьмой в плодах, что вызывало необратимые изменения в их душах, а стресс повлиял на психику. Желание жить и материнское стремление обеспечить защиту своему чаду заставило их как-то гармонизировать свою энергию и энергию не рожденных детей. Сочетание того, что нельзя соединить сильно усилило их интуицию и ощущение мира. Сами они говорят, что заглянули в лицо Смерти и больше не могли смотреть на окружающее так, как прежде, и это открыло им свой путь миропонимания. Они просто знают, ведают. Без всякого логического объяснения, интуитивно понимают сущее. Мне не понять этого никогда. Не зная ничего, ведать все.
   -Это интересно, - задумалась Тэрея.
   -Более чем! - согласился Роквардессар, внезапно подхватив сидху на руки. - Сейчас приземлимся, лучше поберечься.
   -Это так мило, - расплылась в счастливой улыбке ревивомантка.
   Некромант покосился на Посох, неудобно торчащий прямо перед его носом и спросил:
   -Ты не чувствуешь, что он... как-то влияет на тебя? Необычные ощущения в теле или разуме?
   -Вроде нет, - с сомнением ответила Тэрея, прислушиваясь к себе, но не заметила ничего требующего внимания, кроме голода. - Но, раз уж ты сказал, то я бы не отказалась перекусить что-нибудь.
   -С этим могут возникнуть сложности, - усмехнулся Роквардессар. - Кухня темных эльфов весьма экзотична, поэтому тебе придется быть поаккуратнее с пищей.
   -Что-то хуже тухлой говядины графства Калига или сушеных личинок розового жука сидхов? - пошутила ревивомантка.
   -Да, - невозмутимо кивнул Демон. - Самая обычная тушеная в грибном соусе химерятина может заткнуть за пояс и то, и другое вместе взятое, а уж грибное желе с ферментированным чаем из водорослей и вовсе выше всяких похвал. Хотя с трансформированной из гумуса едой и они кажутся изысками.
   -Неужели нельзя вырастить более нормальные продукты? - с некоторым отвращением спросила сидха.
   -С этим возникают определенные проблемы. На поверхности ничего не растет, потому что нет дождей, под землей хорошо растут только грибы и некоторые колонии бактерий, получающие энергию от геотермальных источников. Морепродукты, как правило в достатке, но сейчас из-за военных действий наблюдается их дефицит.
   Уже ступая по твердым каменным ступеням, ведущим во тьму подземного Убежища, сидха спросила:
   -Ты собираешься продолжать войну с Альянсом?
   -Да, это неизбежно, даже если бы мы не желали ее, то светлые точно не отступятся. Гордыня и могущество затмевают их разум, многие века безнаказанности и полное отсутствие самоконтроля сотворили из них беспечных тиранов. Мы им, как бельмо на глазу, угроза их безграничной власти и божественному статусу.
   -И тебе нужна будет моя... то есть, помощь Посоха в битвах?
   -Ни в коем случае!!! - Роквардессар остановился и схватил Тэру за плечи. - Никогда не используй Посох для уничтожения. Никогда! Это орудие созидания, обновления и восстановления. Эссарат Безумный, используя его не по назначению, едва не уничтожил Мир, пока Мир не уничтожил его. Не повторяй ошибок прошлого, ты же ревивомант, должна исцелят, а не убивать. На лике нашего мира и так много неизлечимых шрамов: Пустошь, Пустыня, Безжизненные горы, Опасное море, весь Хелессер -- отголоски прошлых битв и сражений между богами. Если ты и должна что-то сделать, то попытаться исцелить эти места, вернуть туда как жизнь, так и смерть.
   -Ладно, я попробую, - Тэра не отрываясь смотрела на Роквардессара, взволнованного, страдающего, скорбящего, надеющегося. Немертвого и живого больше, чем многие истинно живые.
   -Приветствую тебя, Отец, - тихо прошелестел из тьмы темный эльф и проследовал дальше по своим делам, видимо они дошли до жилых помещений.
   -Сейчас мы пройдем в местное святилище, там вполне можно поесть, - рассуждал вслух Роквардессар. - Потом с тобой хотели бы поговорить Матери. И я тоже настоятельно советую тебе с ними встретиться, учитывая твое положение. Матери больше всех разбираются в рождении... необычных детей. Наши силы абсолютно противоположны и результат их слияния сложно предсказать.
   -Давно хотела увидеть этих Матерей, - заинтересовано отозвалась сидха.
   -Скоро тебе выпадет такая возможность, - улыбнулся некромант, ведя девушку за собой о темным коридорам Саррейтона.
   Лабиринт запутанных коридоров, залов, лестниц, подъемников, казался для Тэры непознаваемым, но все местные обитатели свободно ориентировались в недрах вулкана. Почтительно уступая дорогу Роквардессару, встреченные по пути темные эльфы удостаивали сидху лишь мимолетными заинтересованными взглядами. Казалось, что им даже нет дела до гостьи, приведенной некромантом.
   Через некоторое время они наконец достигли так называемого святилища. Небольшой темный зал, освещаемый лишь несколькими колоннами. Они располагались вдоль стен, имели круглое сечение и излучали слабый солнечный свет. Стена, противоположная входу, была полностью покрыта вырезанными в камне рунами, а по центру располагался барельеф раскидистого дерева, корни которого оплетали каменную плиту. Прямо на каменном полу сидело несколько темных эльфов. Тэра не могла сказать, чем они занимались, по ее мнению просто спали, сидя в неудобных позах. На прибытие Роквардессара те даже не обратили внимания, в отличие от оживившийся красноокой девушки в белой мантии. Она почтительно поклонилась некроманту и, что удивительно, сидхе. Поинтересовалась, чего они желают, услышав в ответ просьбу о еде для Тэры, эльфийка вновь кивнула и удалилась.
   -Одна из жриц, - объяснил Роквардессар. - Ранее они здесь совершенствовались духовно, теперь же помимо прочего могут окунуться в нашу силу. Медитация помогает им совершенствоваться. А жрецы иногда и меня удивляют своими успехами.
   -Например? - полюбопытствовала Тэра, следуя за некромантом в соседнюю комнату.
   -Эта жрица, дроу по имени Ошилла, познала тайны уничтожения магии и заклинаний. Очень интересное знание, которое еще требует долгого изучения. Во время битвы ей удалось нейтрализовать лишь малую часть атакующих заклинаний, - с грустью ответил некромант.
   -Маги Порядка также обладают таким навыком, - заметила сидха.
   -Да, как и маги Хаоса, - улыбнулся Роквардессар, - но ты же не думаешь, что она обладает способностями к Порядку? И женщины-дроу все ведьмы, и плохо владеют силами Хаоса. Однако, Ошилла уничтожает заклинания. И для этого ей нужна лишь воля.
   -Это удивительно! - воскликнула Тэра. - Этот талант ведь... Да если темные эльфы овладеют подобными знаниями все, то станут в несколько раз опаснее опаснее!
   -Защищеннее, - поправил заботливый Отец.
   -Да, именно, - улыбнулась ревивомантка. - Защищеннее... Темные эльфы. Тьма вокруг. Это так непривычно. Всю жизнь меня воспитывали в ненависти к ней.
   Закусив губу, Тэра в зародыше подавила сомнения в свей душе. За последний год произошло столько масштабных событий, сколько не происходило за всю ее сознательную жизнь. Сражения, грандиозные потоки сил, первая любовь, понимание того, что Свет не делает людей добрее, а Тьма злее. Нет, она не станет снова предавать Аса, ни за что. Тьма? Свет? Без разницы, лишь бы с ним.
   Еда темных эльфов и в самом деле была очень экзотической, но не настолько, чтобы смутить организм ревивоманта. Трапеза сопровождалась непринужденным разговором с Роквардессаром. Их беседа плавно огибала насущные проблемы, прошлые и грядущие битвы, восстановление Тьмы и предстоящие столкновения со Светом, шаткое состояние всего мира. Однако Ас охотно рассказывал о возможном восстановлении земель Пустоши, делился воспоминаниями о своих путешествиях и размышлениями на всевозможные темы.
   -Отец, Матери зовут твою гостью, - тихо сказала Ошилла, войдя в комнату.
   -Хорошо, мы идем, - ответил некромант, с некоторой неохотой. - Настала пора тебе познакомится с ними, Тэра. И научиться некоторым их тайнам.
   -Мне кажется, ты этого не сильно желаешь, - заметила ревивомантка.
   -Сложно сказать, - устало вздохнул Роквардессар. - Ведающие Матери особая тема, воспоминания о которой всегда будят во мне память о порочном прошлом.
   -Порочном?
   -Именно, полном ненависти и злобы, - с неохотой ответил Демон. - Может, они и простили меня, может, с ними я не творил зверств и не надругался над их честью, но хладнокровно использовал в своих интересах, не заботясь об их состоянии. Беззащитные и молодые девушки слишком рано познали, что такое смерть. Они прошли по грани. Я слишком хорошо понимаю их, ведь когда-то и сам был в такой ситуации.
   Некромант не стал упоминать, что он сам эту самую грань переступил. И вернулся ужасным монстром. Ему стоило многое перенести и выстрадать, чтобы научится жить, прощать и любить.
   Они с Тэреей были уже в преддверии обиталища Матерей, когда некроманта достигла волна жаркой дрожи. Демон остановился, пытаясь понять нечто едва заметное. Легкая дрожь вулкана, ленивое колебание потоков магмы во чреве земли -- вполне обычные явления, но что-то вызывало дискомфорт.
   -Что случилось, Ас, - взволновано спросила Тэра.
   -Не знаю, - осторожно ответил Роквардессар, пытаясь ощутить, осознать изменение.
   Он, как проводник сил Смерти, Ас, прекрасно чувствовал ее потоки, смерти живых людей, даже их рождение. Испытанное им чувство было похоже, но так же и имело большие отличия. Озарение пришло внезапно. Такое уже было, давно, около двадцати лет назад. Да, сейчас Роквардессар вернул и приумножил свои изначальные силы некроманта, однако не лишился и способности манипулировать стихиями, ощущать духов. Он не был шаманом или друидом, в полном смысле этого слова, но именно он учил Сета и Тора. Учил не только теории.
   Не веря собственным догадкам, Роквардессар хлопнул в ладоши, в воздухе запрыгали искры. Зеленые и... Красные? Значит, огонь. Нет, теперь Огонь. С большой буквы. Но кто? И как?
   -Ассенель? - потрясла его за плечо Тэра.
   -Все порядке, - улыбнулся некромант. - Просто удивился. Редко в нашем мире рождаются Боги. И сейчас это происходит слишком часто.
   -О чем ты?
   -Расскажу, как только сам до конца пойму, что же твориться, - ответил Демон. - Идем скорее к Матерям, возможно, они знают подсказки к этой загадке
   -Ты сам говоришь загадками, - немного обиженно проворчала Тэрея.
   -Ты все узнаешь в ближайшее же время, Тэра, - глаза некроманта возбужденно горели. - Прости, но это просто слишком занимательно. Крайне интересно!
   Тэра с удивлением смотрела на никогда не виданную ею прежде сторону Ассенеля. Помешанный ученый, жаждущий знаний, понимания и объяснения. Впервые она видела его таким увлеченным и радостным. Глядя на него, она не могла удержать улыбки. И кто, кто посмеет сказать сейчас, что он мертв?
   Матери, похоже, уже ждали их. Или же они просто безвылазно сидят под куполом, тихо перешептываясь друг с другом и устремив взор в неведомые простым людям дали. Лучи закатного солнца разбиваясь на радуги в хрустале разрезали легкий туман, поднявшийся от озера в центре кратера. Вечно молодые эльфийки в белоснежных шелковых одеяниях отрешенно любовались этим уникальным явлением.
   Перейдя незримую черту, отделявшую Саррейтон от обиталища Ведьм, Тэра пораженно остановилась резкой сменой магического фона. Только что, в шаге позади, ее мягко укутывало покрывало Тьмы, а здесь согревал Свет. Энергия силы Жизни фонтаном выплескивалась из озера, заполняя кратер, порождая на безжизненных камнях мягкий ковер из мха, причудливые растения, сверкающие синим светом.
   -С началом восстановления баланса Сил Ведьмы снова могут в полной мере пользоваться ревивомантией и устроили себе уютный уголок, - пояснил Роквардессар. - Думаю, здесь тебе гораздо привычнее находится, чем в подземельях.
   -Я не знаю, - удивленно ответила Тэрея, проводя рукой по длинным бирюзовым листьям неведомого кустарника, - Жизнь здесь есть, но она странная. Не такая, к какой привыкла я.
   -Потому что здесь в ней преобладает Тьма, - ответила Тэрее незнакомая эльфийка.
   Тонкие черты лица, большие голубые глаза, ниспадающие локоны белых волос волос. Она, казалось, излучала призрачное сияние. Очень сильная ревивомантка, как и большинство нормальных эльфов. Однако обычной представительницей Первой расы ее назвать язык не поворачивался. Было в ней что-то странное. Смотришь на нее, окунаешься в свет Жизни, излучаемый ее душей и тонешь, словно в морской пучине, погружается все дальше, пока с головой не оказываешься во Тьме. Тэрея украдкой ущипнула себя, стараясь сбросить наваждение. Беловолосая эльфийка тем временем продолжала говорить:
   -Жизнь, как и смерть разделены на Свет и Тьму искусственно. Жизнь процветает в ночи, во мраке иномирья, во тьме подземелий и под толщей вод. И сейчас ты, юная ревивомантка, можешь видеть уникальный тому пример.
   -Авериель, старшая Ведающая Мать, - представил женщину Тэрее Роквардессар. - А тебя здесь и так все знают, Тэра.
   Сидха неуютно поежилась под взглядом пронзительных и мудрых глаз. Сотни мар миндалевидных очей, глубоких и темных, словно омуты. И хоть все Матери смотрели на нее ласково и добро, но тяжесть хранимых ими знаний и сокровенной силы подавляла.
   -Приятно познакомиться, - робко улыбнулась Тэрея.
   -И нам, Дочь, - улыбнулась в ответ эльфийка. - Твой путь до нас был очень долог.
   Дочь? Тэра вопросительно взглянула на Аса, но его лицо не выражало ровным счетом никаких эмоций.
   -Перед тем, как оставить вам Тэрею на обучение, хотелось бы задать вам пару вопросов, - вставил свое слово Роквардессар, взгляд голубых глаз отпустил сидху.
   -И что же ты хочешь узнать, о великий, - показалось, или в голосе Авериель промелькнула насмешка?
   -Тэрея носит мое чадо, как это возможно?
   Голубые очи прикрылись на миг, под хрустальным сводом пронеслась волна вздохов и шепотков. Матери, казалось, только что узнали об этой новости. Странно.
   Авериаль, мягко ступая по пружинящему черному мху, подошла к Тэрее и осторожно прикоснулась к ее животу. Очи эльфийки широко распахнулись от удивления.
   -Это и в самом деле так! - воскликнула она, но тут же охолонила возбудившихся Матерей и Роквардессара: - Но пока рано говорить о чаде.
   -То есть? - удивился некромант. - Я ясно чувствую в ней зарождающуюся жизнь.
   -Да, зарождается, - тихо сказала, Ведьма. - Но пока не жизнь. Не совсем жизнь. Новая душа. Новая сила. Он дитя своих родителей. Но пока не сформирован до конца. Для нас, эльфов, тело не так важно, главное душа и энергия. Это дитя не обычное, ему нужно что-то, чего пока в Мире нет. Не все факторы соблюдены для его рождения.
   -Что нужно еще?!
   -Время, гармония. В мире должны существовать оба источника питающие его. Жизнь и Смерть. Ты и Леарлина.
   Роквардессар прикрыл глаза рукой:
   -Это почти невозможно, - выдохнул он, потом встрепенулся от внезапной и страшной догадки. - А если моя дорогая мать узнает о нем?
   Авериель покачала в ответ головой:
   -Во благо вашего дитя, лучше бы ей этого никогда не узнать.
   -Но она узнает?
   -Это неминуемо, ты ее сын, он ее внук. Мы, эльфы, это чувствуем.
   Роквардесар тихо рыкнул. Тэрея беспомощно смотрела на него и осторожно сжала его крепкую ладонь, в надежде успокоить. Некромант глубоко вздохнул и перешел ко второму вопросу:
   -И еще я хотел спросить на счет появления очередного стихийного бога. Вы ведь почувствовали его появление? Кто и как смог получить силу?
   -Это нам не ведомо, - отрицательно покачала головой Авериель и развела руками. - Можем только сказать, что на сей раз это был Огонь. И снова где-то в степях орков.
   -Это как-то связан с шаманизмом? - насторожено спросил некромант.
   -Не знаю. Возможно, - ответила эльфийка. - Мы не всесильны, Рок.
   -Где-то появились новые боги? - робко подала голос Тэрея.
   -Да, - вздохнул Ассенель. - В степях орков. Не так давно мы почувствовали неожиданное сотрясение мира. Тогда был рожден, по всей видимости, ас Земли, а только что -- Огня. И мне крайне интересно каким образом это могло произойти! Мне потребовалась сила Посоха, чтобы получить доступ к источнику и миру Смерти, но у них, кто бы это ни был, Посоха нет и быть ничего подобного не может!
   Тэра молча прижалась к Ассенелю, тот глубоко вздохнул, успокаиваясь. Интересно, откуда у него эта привычка и зачем ему вообще дышать? Хотя, ни к чему эти странные вопросы.
   -Хорошо, Тэра, ты останешься с Матерьми на какое-то время, сейчас они необходимы тебе. После всего того, что сотворили с твоим сознание светлые, тебе нужно отдохнуть и получить должное лечение. Здесь ты точно обретешь спокойствие, но его не удастся найти рядом со мной. Подготовка к войне, метания с одного конца материка на другой. Здесь пока спокойнее.
   -И надолго? - с некоторым беспокойством спросила сидха.
   -Пока опасность атаки светлых не снизится до минимума. Или пока не найдется подходящее для тебя занятие.
   -Например какое?
   -Например очищение земель Пустоши, - мечтательно ответил Ассенель. - Лишь тебе это под силу. Мне бы хотелось вновь очутиться на месте бывшей Цитадели. Или посетить мемориал у Нависшего пика. Много мест, которые сейчас осквернены дикой магией.
   -Надеюсь, мы скоро увидимся? - понуро, но лелея в душе надежду, проронила сидха.
   -Обязательно! - заверил ее Ас. - При первой же возможности. Не думай, что я покидаю тебя на долго. Сейчас расстояния не играют для меня большой роли, так что, скорее всего, возможность встретиться выдастся уже скоро. А пока мне пора идти. Мои соратники уже намекнули мне об интересных событиях, которые начинают развиваться и у гномов, и у эльфов.
   -До скорой встречи, Ас.
   -Непременно.
   Роквардессар ушел от матерей в приподнятом настроении. И в первую очередь отправился к гномам. Просто хотелось взглянуть на новое Убежище и на те загадочные магические схемы, которые использовал подгорный народ при конструировании своих механических гномов. До Убежища Ас добрался через тот же мир Смерти, ориентируясь на своих собратьев, Никту и Валитара.
   Выскочил из сумеречного пространства, некромант как раз за спинами этой пары. Ас Мрака и Асинья Ночи оживленно что-то обсуждали, устроившись в небольшой комнате, которою почти полностью занимал стол и пара стульев. При этом они активно оперировали своими замысловатыми терминами, сверяясь с потрепанными записями, сделанными как змеящимися иероглифами темных эльфов, так и рублеными рунами гномов.
   -И что же интересного вы нашли? - прервал их спор некромант.
   -Рок? - удивленно вскинул бровь Валитар. - Не ждал тебя так скоро, но твое появление как нельзя кстати.
   -Гномы, оказываются, владеют очень любопытными знаниями. Ты непременно должен это прочитать! - оживленно закивала Никта, аккуратно положив ладонь на стопку желтоватой хитиновой бумаги, которую производят из грибов в подземельях гномов.
   -Но сначала, мне бы хотелось еще раз услышать твою теорию... божественности, скажем так, - прищурив глаза, попросил ворлок. - Может в ней появились новые моменты, после того, как у нас получилось осуществить план?
   -Новые моменты, говоришь, - задумался Роквардессар. - Да, они появились. Иначе и не могло быть. Практика всегда влияет на теорию. Ранее я думал, что боги, Великие боги, сами являются источниками всем нам известных сил, однако потом выяснилось, что они просто проводят силу из своих миров. Ничто не берется из ничего. Поэтому они получают силу из неких пространств, условно именуемых мною Мирами: Мир Мрака, Смерти и так далее. Или, иначе говоря, от истинных источников. Но тогда встал вопрос, откуда же сила берется в них? Сначала я пришел к выводу, что эта сила аккумулируется откуда-то из вне. Однако, теперь мне все кажется более простым, и сила просто преобразуется и возвращается к нам сделав своеобразный оборот. И чтоб получить ее, нам необходимо было...
   -Достаточно, именно о силе мы и хотели с тобой поговорит, - остановил Роквардесара Валитар. - Понимаешь, эти гномы, они нашли некие записи на развалинах Машинериума, своей древней лаборатории. И, не поверишь, но там описывается интересная концепция создания... - Валитара просто распирало от желания рассказать, но еще сильнее ему хотелось заинтриговать некроманта, - искусственного Бога!
   Им и в самом деле удалось удивить Роквардессара. Вот уж чего-чего, а этого он точно не ожидал.
   -И каким же образом? - уточнил Демон.
   -Если верить их расчетам, то ты был прав на счет аккумулирования силы, - затараторила Никта. - Инженеры Машинериума предлагали создать некий носитель информации, инструмент. В их случае, это кристалл, с определенной структурой, который должен получать энергию из пустоты, преобразовывать ее в силу Порядка и высвобождать в мир! То есть не просто пустоты, конечно, а от первородной силы, что пронзает всю вселенную от начала ее творения. Дыхание Творца, как пишут сами гномы. Тогда им не дали построить свою машину, сам понимаешь, почему. Но это еще не все. По их вычислениям и твоя вторая теория тоже подтверждается. То есть круговорот силы опять таки имеет место. Порядок со временем преобразуется в Хаос, а тот в свою очередь вновь упорядочивается. Свет тонет в Мраке, а тот начинает испускать излучение и так далее. И ко всему прочему, эти данные косвенно подтверждаются изысканиями темных эльфов. Их ученые тоже выдвигали гипотезу о существовании некой силы, что распределена по вселенной. Якобы, без данной энергии она просто не может существовать.
   -Признаться честно, из твоего рассказа сложно понять суть, и я лучше лично прочту данные записи, - загорелся Роквардессар. - Но сначала поговорим о более приземленных вещах. Заключен ли договор с гномами.
   -О, да, - закивал Валитар, - нам удалось прийти к консенсусу и их библиотека Машинериума сыграла в нем немалую роль. Сейчас темные эльфы ударными темпами познают характер проблемы гномов и пути ее решения. ,И уже есть определенные результаты. Мне, конечно, сложно понять эти их технические премудрости, тем более приправленные магией Порядка. Ума не приложу, как дроу удается конструировать новые заклинания, ориентированные на энергию, которая совершенно неподвластна им самим. Ирохар говорит, что в дальнейшем гномы хотели бы попробовать осуществить некоторые элементы из проекта "Искусственный бог", заменить Лабира, так сказать. На данный момент, он сильно мешает им. Из-за чего механические тела быстро приходят в негодность.
   -А кто-нибудь из них знает, где располагается вход в чертоги Лабира? - уточнил Роквардессар. - Пока не уничтожим его, задумываться о новом Асе даже не стоит, смысла в этом нет.
   -Да, их глава раньше был одним из приближенных бога Проядка, - ответила Никта. - Теперь нам точно известно хотя бы одно месторасположение противника, осталось только выяснить, как уничтожить его без Посоха.
   -Я думаю над этим, - устало отозвался Роквардессар.
   -И мы тоже! - довольно улыбнулся Валитар. - И, вполне возможно, сможем вскоре найти ответ. Не без помощи этих, - он потряс стопкой бумаг, - манускриптов. Союзные гномы уже давно работают над этой проблемой и, по намекам, уже имеют свои соображения на счет Лабира.
   -В них манускриптах описаны пути уничтожения богов? - с сомнением уточнил некромант.
   -Нет, но есть в них описана метафизика божеств. Схемы, результаты опытов, формулы и наглядные примеры -- бесценная кладезь знаний для нас. Узнаю много нового о себе, если честно. Срочно прочти эти записи, нужно и твое мнение, как главного эксперта по данной теме. А потом от полученных результатов можно будет и начинать разрабатывать технологию по лишению божественности. Уже отработанную, стабильную и надежную, - со вздохом сказал Валитар.
   -Только в конце концов, это оружие могут обратить против нас, - осторожно заметила Никта.
   -А и Свет с ним, - усмехнулся Роквардессар. - Асы могут быть заменены даже обычными кристаллами, а вот разумные в конце концов зазнаются и становятся проблемой для мира. Проблемой трудно решаемой. Лично я не могу гарантировать, что спустя несколько тысяч лет не свихнусь настолько, что мое уничтожение будет только во благо. Ведь и Леарлину эльфы когда-то искренне любили.
   Валитар и Никта безмолвно переглянулись, явно сомневаясь в душевном здоровье своего соратника.
   -В любом случае, у нас нет иного выбора, - жестко сказал Роквардессар, - участие Тэреи в боевых действиях я не допущу ни в коем случае. Уж точно не сейчас.
   -Хорошо, тогда тебе необходимо время, чтобы ознакомится с данными материалами, - пришлось согласиться с некромантом Валитару. - Если нужно, можем позвать специалистов из гномьего племени. Конунг Нарагур любезно предоставил нам несколько инженеров для поддержания связи с ним и в целях благотворного научного обмена. В обмен к нему была отправлена группа дроу, обученных друидизму, теории ревивомантии и азам некромантии. Решают проблему с их телами. Кстати, тебе будет интересно узнать, что во всех Мрачных горах почти нет живых гномов. Только в восстановленном Машинериуме несколько сотен и все.
   -Иным не было резона отрекаться от Лабира, - усмехнулась Никта. - Гномы -- народ закостенелый и твердолобый, такие революций не устраивают. Однако Нарагур, каким-то образом узнав об истории Машинериума, смог повести за собой просто огромное количество народа. Истина и знание для гномов оказались дороже.
   Никта, внезапно вспомнив одну деталь, предложила:
   -Может стоит подумать о переносе Убежища ближе к руинам Машинериума? Или хотя бы к границам наших новых союзников, если они согласятся на это. Как уверял Ирохар, эта махина может передвигаться по воздуху. А так как мы сейчас, фактически, находимся на землях врага, то было бы логично переместиться поближе к союзникам.
   -Данный вопрос нужно решать с Ирохаром, - сказал некромант. - Я не представляю, какие механизмы используются темными эльфами для левитации, какова предельная дальность полета и его скорость. Но идея и в самом деле неплоха.
  -- Глава 22
   -Однако, здесь прохладно, - наблюдая, как изо рта вырывается пар, заметила Девана. - Даже удивительно, что эльфы решили переселиться так далеко на север.
   Оборотень стояла на металлической палубе субмарины шефанго, позади нее расстилался широкий Рубежный пролив, за которым начинался Хелессер, северный материк. А перед ней кутались в туманную дымку устье Валены и густые хвойные леса, ее окружавшие. Среди темной зелени вечнозеленых деревьев яркими свечками пылали редкие лиственницы. Мирно чирикали пташки Солнце еще только показало свои робкие лучи на востоке, поэтому по осеннему холодная ночь давала знать о себе. Вкупе с наполненным влагой воздухом, они заставили плотнее закутаться в меховые одеяния даже Девану.
   И хотя днем светило разгонит на некоторое время прохладу, но даже оно не спасет эти земли от надвигающихся холодов. Варвары сейчас уже начинали ставить на зимовку свои суда, Сильное холодное течение не давало полностью замерзнуть проливу, однако бури здесь зимой были просто катастрофой для навигации. Пожалуй, только шефанго могли здесь себя чувствовать спокойно, так как владели субмаринами и стихийной магией.
   -И чего же мы ждем? - спросила сама себя оборотень, любуясь тем, как лучи восходящего солнца разрезают туман.
   Тень и свет играли друг с другом в серой дымке, бриз шевелил кряжистые ветви сосен, заставляя лучи света колебаться и порождать удивительные узоры в прибрежной дымке. По сути своей, оборотни никогда не являлись исключительно темными созданиями, однако кровь предков ликантропов все же тянула их к Ночи и Луне, даруя удивительное умение делиться с другими своими фантазиям, вливая в тело и разум легкость, свободу. Поэтому Девана с искренним восхищением любовалась бликами света на волнах, ярко сияющими в тумане лучами. Ее воображение рисовало чешую подводного золотого дракона, ступени светящейся лестницы, ведущей в небеса. Вот движения огромного подводного ящера порождают грандиозную волну, которая катиться на берег, разбрасывая хлопья грязной пены. Птицы с ужасом несутся прочь от внезапно нахлынувшего бедствия. Через миг волна оборачивается ордой орков на буйных жеребцах, еще секунда и их несокрушимый вал сомнет беззащитные леса, сожжет деревья, втопчет праз в землю. Однако им навстречу бесстрашно встали статные эльфийские бойцы в зеленых латах, держа в руках светящиеся копья, их вели в бой воеводы в золотых латах...
   -Великая! - слышит Девана раскатистый голос шефанго, в котором явно слышны нотки упрека. - Отец предупреждал нас о подобной твоей несдержанности, но право слово, это же просто какое-то ребячество! Достойно ли Охотнице мечтать о столь героических эпопеях, которым несомненно будут рады все мальчишки местных племен? Просто ожившая сказка.
   -Красивое творение, - кивнула Эругвестель, одна из Матерей. - Приятно видеть что даже в Демонах живет стремление к прекрасному. Ты отличный художник, Девана.
   Девана, пытаясь скрыть вспыхнувший на щеках румянец, зарылась в лисий воротник своего плаща. Орда орков в тот же миг рассыпалась туманными брызгами, а эльфийские войны вновь обернулись деревьями, их копья стали лучами света. Поддавшись минутному порыву души, оборотень ненароком отпустила свою силу и невольно навела морок на всех окружающих существ. Такова жизнь оборотня, звериная и разумная сути души боролись друг с другом, резонировали. Они непрерывно влияли на разум, порождая в нем в причудливые переплетения снов наяву, миражи. Не все могут совладать с ними, например, брат Деваны так и утонул в сумасшедшем вихре мороков, унеся с собой сонм ни в чем не повинных душ. Их судьбе не позавидуешь, жить в мороке значит жить во тьме разума, бесконечное и абсолюте безумие.
   Немногие могли защитится от этой магии, но для некоторых она была ничем иным, как игрушкой. Милым, незамутненным и приятным безумием. Высшие адепты Хаоса даже искали спасения у оборотней, сбегая от куда более опасных повреждений рассудка, наносимых их силой. В последние годы, находясь преимущественно в обществе Тиберия, для которого морок не более чем красочный легко прерываемый сон, Девана отвыкла держать свою силу под полным контролем. Хотя на ее счастье в окружении шефанго это было не так критично, они тоже являлись оборотнями и хаоситами.
   -Эх, скоро шторм нагрянет, - вздохнул шефанго, - чувствую, что ветер мечется. Зима уж скоро. А эльфы-то все носа не кажут из лесов.
   -А с чего бы им высовываться? - фыркнула Девана. - Им там хорошо, деревья свои понатыкали и ждут, когда новое Убежище разовьется. А потом им и Леарлина не мать. Мы тут как затычка в бочке, устрашения ради, а не толку для.
   -Кто знает, - - пожала плечами Ведьма, - Сет должен принести интересные новости. Мне кажется.
   Шефанго только хмыкнул в ответ, не проронив и слова. И именно в этот момент из леса на берег вышел один из обсуждаемого народа. Сет, мечник, шаман, ученик Роквардессара. Он уходил в лес с целью разведать близлежащие территории и, при случае, выйти на контакт с эльфами. Сейчас же Сет озирался, выискивая оставленную им на берегу доску, с помощью которой можно было бы добраться до субмарины. Через пару минут он уже был у стального борта, ожидая пока ему спустят веревку. Используемая им доска была сделана из специальной пористой смолы, и оснащена магическим водометным движителем. Очень требовательное к пользователю транспортное средство, но чрезвычайно компактное и мобильное.
   -Все прошло успешно, - сходу заявил Сет, - месторасположение Убежища, конечно, вызнать не удалось, но эльфов нашел. То есть, они меня нашли, конечно, стоило мне только войти в зону действия их сторожевой системы.
   -И? Каковы результаты этого контакта? - заинтересовалась Девана.
   -Вполне неплохие, - ответил эльф, обтирая свои кожаные доспехи припасенной заранее тряпкой от случайных брызг. - Убивать меня не стали, даже не повязали, а сразу перешли к диалогу. Поспрашивали кто такой, откуда и зачем, я им прямо и ответил. И даже после этого ни единой попытки меня убить не было. Вместо этого патруль вызвал старшего, тот еще более старшего... В итоге ко мне пришел кто-то из доверенных лиц самого Князя. Я его заверил, что никаких злых намерений у нас по отношению к ним нет. Пока. Даже наоборот, мы бы хотели поговорить на счет мирных соглашений или даже союза.
   -Что, даже тогда убивать не стали? - не сдержала ехидства оборотень.
   -Как ни странно, но нет, - улыбнулся Сет. - Все прошло тихо и мирно. Похоже, что эльфы сейчас не расположены ссориться с кем-либо. Одной только Леарлины хватает за глаза. Страх перед ней заставляет быть более осторожными и приветливыми. Хотя ваше присутствие, великая, их сильно смущает.
   Девана презрительно фыркнула. Смущает, как же. Наверняка поджилки трясутся от ощущения такого мощного и недружелюбного источника силы. Хотя пока им бояться нечего. Оборотень уже успела осторожно пощупать защиту Убежища и убедилась, что она нисколько не уступает по уровню обороне Сребролесья, которое даже Роквардессару пришлось осаждать несколько лет подряд.
   -Так вот, - продолжил шаман. - Эльфы хотят встретиться с тобой. Да-да, именно встретиться. На своей территории. И обговорить условия взаимовыгодного союза. Уландиль готов пойти на этот шаг.
   -А у мальчишки-то достаточно смелости. Или наглости и самоуверенности, - рассмеялась Девана. - И когда же он планирует устроить нашу встречу?
   -Завтра, за два часа до полудня, - тут же ответил Сет. - Точное место переговоров мне не известно, но встретят нас там же, где и сегодня меня.
   -Эругвестель, будь добра, сообщи об этом нашему, темному, Князю, - с улыбкой попросила Девана, сама тем временем посылая магического вестника Демонам. - Нужно, чтоб все знали об этом невиданном прецеденте.
   Через пару минут долетел ответный вестник от Роквардессара, напутствующий вести себя сдержано и действовать обдуманно. На что Девана, рассердившись, зло зашипела. Ну конечно, она иногда бывает несдержан и поддается своим чувствам, но это не повод наставлять ее как маленькую девочку.
   А тем временем в Убежище Князь Уландиль слышал примерно те же увещевания из уст своего сподвижника. Сирион, выдающийся даже на фоне своих собратьев ревивомант и стихийник настойчиво брюзжал:
   -Князь, ты уже давно не маленький ребенок. Нужно действовать обдуманно и осторожно! Особенно, когда речь идет о твоем здоровье. Наш ритуал еще не проверен, если что-то пойдет не так, то последствия могут быть необратимы. Направляющие Древа только недавно прижились и вновь начали питать Убежище. Нужно подождать хотя бы неделю.
   -Сейчас нет времени ждать, - устало ответил Князь. - Времена затишья прошли и нужно действовать быстро. И мне бы хотелось чувствовать на завтрашней встрече себя более уверенно.
   -В любом случае сила Младшего не сравниться с силой Старшего. На что ты рассчитываешь? - недоуменно спросил маг.
   -На защиту Убежища, конечно, - усмехнулся Князь. - Если мы проведем встречу например вот на этой границе и в моих руках будет сила Киланоля, то даже Оборотень не сможет навредить мне.
   Сирион тихо подавил зарождающийся в горле рык. Упрямство Князя поражало его до самых глубин души. А если и в самом деле что-то произойдет во время ритуала, то виновным будет как раз он, ревивомант воплощающий стержневые заклинания.
   -Подготовите лабораторию к трансплантации и активации сути Младшего, - не услышав больше возражений, приказал Уландиль.
   -Ладно, - Сирион резко развернулся и вылетел из рабочего кабинета правителя, не забыв громко хлопнуть дверью напоследок.
   Не хорошо, конечно, ссорится с тем, от ого в ближайшее время может зависеть собственная жизнь, но Сириону Князь доверял. Тот не оплошает, не смотря не все свои сомнения. Вот в себе Уландиль был совсем не уверен. Принять силу Киланоля. Даже учитывая довольно близкое родство, риск оставался, что ткани брата Леарлины будут отторжены, а не поглощены. И тогда пиши пропало. Многие планы Уландиль строил именно вокруг этой затеи. Ему нужна была сила хотя бы Младшего бога, чтобы попытаться соперничать с Леарлиной. И союзники в виде пятерки Демонов, чтобы сместить ее с незаслуженного трона.
   Поэтому пора отбросить все сомнения. Не даром же столько лет Уландиль постепенно, исподтишка готовил свой народ к мысли о том, что Мать не обладает абсолютной властью, что она лишь обретшая силу эльфийка. Непросто оказалось сломить подкрепленную многовековой традицией идеологию о непогрешимости и божественности Леарлины.
   С затаенной грустью, Князь провел рукой по отполированному дереву своего рабочего стола. Пора собираться. Встав с жесткого кресла, Уландиль быстрым шагом направился к генетической лаборатории. Можно было, конечно, проделать этот путь и по подземному ходу, но эльфу захотелось пройтись по улице. Ощутить осенний воздух, полный свежести леса. В новом Убежище он решил не контролировать погоду, а оставить ее почти целиком на волю природы. Поэтому смена сезонов здесь ощущалась не хуже, чем снаружи. Но несмотря на это, окружающее все равно было гипертрофированно прекрасно. Осенней слякоти, голых ветвей лиственных деревьев, хмурого и пасмурного неба -- ничего их этого в Убежище не наблюдалось. Просто зелень, цветы и душистый аромат трав постепенно сменились на яркие желтые листья и свежий влажный воздух полный хвойного духа. Все таки, это эльфийские владения, а не каких-то там сидхов.
   Князь не спеша шествовал по аккуратным дорожкам, набранным из досок. Он оглядывал постепенно строящиеся дома, фундаменты каменных строений. Нелепый деревянный терем, заменяющий Уландилю привычную башню, все так же стоял и неизвестно сколько еще ему выполнять функцию резиденции Князя. Хотя Уландиль даже немного привязался к деревянному дому, он был маленьким, уютным и мирным, абсолютно лишенным всей привычной помпезности и надменности. В таком в самый раз заводить семью, детей, однако ограниченная площадь Убежища не позволит долго жить в таком нерациональном здании. Нужно будет выстроить башню, возносящуюся ввысь к небесам и углубляющуюся к недрам земли. А вокруг нее будут огромные деревья, в кронах и меж корней которых и расположатся большая часть жилищ обычных эльфов. А на земле должны остаться только водные каналы и пруды, в которых очищалась бы энергия и гасились сильные всплески магии.
   А вот и она, лаборатория. Ничем не примечательная изба. Большая, но внутри столько магических устройств и реагентов, что шагу некуда ступить. Сирион уже был здесь, давно подготовил основу заклинания, Уландилю лишь осталось погрузиться в ванную, наполненную физраствором, и положиться на лучших магов, которые были в его распоряжении.
   -Можно начинать? - без предисловий спросил Князь.
   -Да, светлейший, - угрюмо ответил ревивомант.
   Уландиль без колебания, направился к резервуару и медленно опустился в него, даже не снимая одежды. Все равно раствор не взаимодействует с неживой материей.
   -До завтра, - усмехнувшись сказал Князь и, подавив желание задержать воздух перед полным погружением, погрузился в жидкость с головой.
   Дышать физраствором оказалось тяжелее, чем воздухом, но вполне терпимо. Через полминуты Сирион начал творить заклинание, а Уландиль поспешил провалиться в глубокий сон, избегая надвигающейся боли изменения.
   И уже на следующий день Князь эльфов встретился с Деваной. Которая, конечно же, не знала о проведенной трансплантации, однако была удивлена печальным состоянием здоровья Уландиля. Покрасневшие глаза, мешки под глазами, нездоровый румянец на щеках и испарина на лбу -- абсолютно не типичные симптомы для эльфов. Их вообще сложно пронять какой либо болезнью, с помощью ревивомантии они моментально исцеляются. Но с Князем точно происходило что-то не то, оборотень не упустила возможности полюбопытствовать на этот счет:
   -С тобой все в порядке, Князь? Возможно, нам стоит перенести переговоры до того времени, как вы избавитесь от этой странной хвори.
   -Ничего страшного, - отмахнулся Уландиль, - это не проявление болезни, а лишь откат от слишком сильных заклинаний. Мой разум по прежнему способен трезво оценивать действительность, но благодарю тебя, о великая, за проявленную заботу.
   -О, я весьма добра и отзывчива, - расплылась в улыбке оборотень, продолжая с интересом разглядывать Уландиля.
   Судя по насыщенности и густоте его энергетических потоков, силы Князю было не занимать, как минимум уровень Младшего. Это что же он вчера тут натворил, раз говорит о пережитом магическом истошении? Наверняка готовился к встрече Демона. Вряд ли эльф устраивал ловушку или что-то в этом роде, скорее укреплял защиту Убежища, но все равно интересно.
   -А вот ты, Князь, не очень приветлив, - с упреком заметила Девана, - встречать меня на границе Убежища, да еще и в таком неподготовленном месте.
   Уландиль искренне рассмеялся и ответил:
   -Прошу прощения, но приглашать тебя и твоих сопровождающих в сердце Убежища я не рискну.
   -Да, раз уж даже не стал пускать к себе таких людей, как Авероник, - усмехнулась оборотень. - Но мог бы хотя бы, как инициатор переговоров, обеспечить минимальные удобства: стулья, стол, крышу над головой. Хотя... Ладно.
   Через миг вместо девушки перед Князем уже стояла огромная черная волчица, которая вольготно разлеглась на земле и выжидающе уставилась на Князя.
   -Говори, Уландиль, чего ты ждешь от меня, многоликой Деваны, - голос оборотня изменился, стал более глубоким и раздавался непосредственно в голове --самый безобидный морок.
   Уландиль и дюжина сопровождающих его эльфов заметно побледнели, войны нервно теребили рукояти оружия. Они явно не ожидали ни превращения Деваны в зверя, ни того, что ее сила сможет проникнуть сквозь магический барьер Убежища.
   Однако Князь быстро пришел в себя и оценивающе окинул взором Девану и ее сопровождение: Сета, Ведьму и еще десяток шефанго. Особенно долго он рассматривал бесстрастного шамана и Эругвестель, словно пытаясь понять, как они оказался по ту сторону барьера.
   -Хорошо, не будем разводить более бессмысленные разговоры, - согласился Князь, присаживаясь на мгновенно выросший за ним древесный трон, точно такой же он вырастил и подле Матери. - Прошу, присаживайся, леди.
   -Благодарю, Князь, -улыбнулась Мать грациозно присаживаясь и расправляя складки своего белоснежного платья.
   -У меня предложение к вам, - продолжил говорить Уландиль. - Демонам и темным эльфам. Предложение создать коалицию против сил светлого Альянса. Мы, эльфы, готовы поддержать вас в борьбе с Богами. В обмен на несколько незначительных встречных шагов.
   Волчица залилась звонким смехом.
   -Ты сам просишь у нас помощь и требуешь за это платы. Хитро, - отсмеявшись, заявила Девана. - Однако, нужно ли нам твое содействие?
   -Естественно, - не обращая внимание на насмешку Демонессы, холодно ответил Уландиль. - Пара-тройка тысяч темных эльфов, пусть даже во главе с де Саррами, мало помогут против всей мощи Альянса, хоть она сейчас и несколько пошатнулась. Не забывай, что в последних столкновениях против вас использовались лишь малые силы, одного предела. Не всего Альянса. И лишь горстка Младших из целого сонма приближенных к Богам. Но сейчас же Леарлина и ее братья наверняка более основательно зпймутся вашим уничтожением. Не исключено, что даже лично выйдут из благословенных чертогов своих.
   -А вот это вряд ли, - мягко остановила Князя Эругвестель. - Но ты говоришь здраво, не смотря на свой внешний вид. Однако какую поддержку готовы оказать эльфы? Одну ладью с сотней бойцов?
   Глаза Матери лучились смехом, но Князь был по прежнему невозмутим.
   -А это зависит как раз от количества ваших шагов навстречу нам, - усмехнулся Уландиль.
   -Чего же ты хочешь? - поинтересовалась волчица, опустив тяжелую голову на лапы, но продолжая пристально смотреть на эльфа.
   -Три вещи: союз, Мориентиувинтель, Венец Князей, - отчеканил Уландиль.
   -Хо-о, - уши Деваны встали торчком. - Интересно. Даже очень.
   После этих слов она замолкла. Фыркнула. Затем заскулила. И начала яростно кувыркаться по земле, собирая в плотной шкуре множество павшей хвои. Все, включая шефанго удивленно наблюдали за этим представлением, не понимая что твориться с Деваной. Однако та быстро затихла и испустив под конец горестный вой заявила:
   -Так просто нечестно! Я хотела сама все сделать, но теперь получается, что без Роквардессара не обойтись!
   -То есть? - растеряв всякую невозмутимость, спросил Уландиль.
   -Ты хочешь союз? Запросто! Готовь договор. Но меч и корону я дать тебе не могу. Мориентиувинтель и Венец -- трофеи Роквардессара, тем более, что первый сейчас у Тэреи, ТОЙ САМОЙ сидхи.
   -Тогда можно найти альтернативы Мориентиувинтелю, но с короной ведь не должно возникнуть никаких проблем, - осторожно заметил Князь.
   -А, - отмахнулась оборотень. - Уже не важно. Подожди немного, я уже спросила Роквардессара, думаю, с минуты на минуту он даст ответ. Ага, а вот и он. Некромант готов предоставить оба артефакта, но хочет знать, какую именно вы окажете помощь в ответ.
   Глаза Князя жадно загорелись и он резко, не размышляя ответил:
   -Тысячу полноценных эльфов-войнов, более полусотни магов и около двух тысяч ратников, не владеющих ревивомантией. Я сам буду стоять во главе этого войска!
   Девана даже замерла от такого заявления. Князь решил отправить на войну едва ли не весь свой народ. Это опрометчиво, слишком не похоже на эльфов.
   -Конечно же, условия нашего договора будет заключен на Посохе Эссарата, - чуть успокоившись продолжил Князь. - Я так понял, что он сейчас у вас. Поэтому я уверен, что предательства с вашей стороны можно не ожидать. А в таком случае лучше выложиться на полную, предпочитаю быть уверенным в нашей победе. Она выгодна мне не менее чем вам.
   -Смело, очень смело, - волчица даже рыкнула одобрительно. - Хорошо тогда не позднее чем через три дня наша встреча состоится вновь. Тэрея с Посохом пребудет сюда. Вместе с Роквардессаром и Князем... Темным Князем. К тому времени мы должны обговорить условия союза и подготовить договор. Есть ли какие-то возражения?
   -Нет, - ответил Уландиль, хоть и не был в восторге от появления здесь своего старшего брата.
   Однако эта встреча все равно должна была когда-то произойти. В конце концов, Князь решил не оттягивать неизбежное.
   -Тогда через три дня мы снова свяжемся с вами через Сета, - озвучила свое решение Девана, - чтобы договориться о точном времени и месте встречи.
   Встреча произошла, как и было договорено. Князь эльфов вновь предпочитал оставаться за границами Убежища, вместе с ним был все тот же эскорт. Но к нему в леса теперь пожаловала внушительная делегация, помимо Деваны теперь были еще: Роквардессар, Роквар и Тэрея. Поэтому магический барьер играл скорее психологическую роль, нежели реально мог защитить в случае нападения. В любом случае, темные даже не помышляли нарушать договоренности. Демоны решили, что союз с эльфами перспективен, по ряду причин. Кроме пополнения войск, Уландиль должен был как минимум знать, где располагается вход в чертоги Леарлины.
   Договор скрепили на Посохе, который предостерегающе сверкал чистым белым светом. Князь эльфов, хоть и был наслышан о мощи этого артефакта, все равно был шокирован ничем не прикрытым потоком силы. Безликой и могучей. Непокорной. От Богов, или Асов, как Демоны решили называть себя, такого не ощущалось. Видимо, хорошо экранировали себя. Стоит заметить, что союз скреплялся между двумя Князьями, хотя Уландиль предполагал, что вместо Роквара выступит кто-то из Демонов. Сначала даже решил, что за этим кроется какой-то подвох, но, поразмыслив, пришел к выводу, что так даже лучше. Все таки именно Роквар представитель народа темных эльфов, а раз так, то Уландилю, как правителю светлых, заключать союз именно с ним.
   -Поздравляю нас с этим знаменательным событием, - произнес Роквардессар.
   -Наконец наши народы будут жить в мире, - радостно возвестила Эругвестель. - Матери и мечтать о таком не смели.
   -Да, это поистине уникальный день, - согласился с ними Уландиль. - А теперь, прошу предоставить мне артефакты.
   -Конечно, - кивнул некромант. - Венец и Мориентиувинтель. Не смотри, что клинок претерпел изменения, все заклинания Оберона остались не тронутыми.
   -Да, - прошептал Князь, принимая в руки тонкую золотую диадему, украшенную тремя рубинами и фламберг. - Пожалуй, меч стал только лучше. Теперь к нему добавились стихии. Удобно.
   Венец он тут же, без лишних церемоний пристроил на голову, облегченно вздохнув, словно сбросив многолетнюю ношу, а меч пока передал одному из своих спутников.
   -Тяжело было держать на своих плечах Путь? - с усмешкой спросил Роквардессар.
   -Тяжело и опасно, - серьезно кивнул Уландиль. - Теперь Леарлина точно не сможет вмешаться в него.
   Путь -- глобальное заклинание, охватывающее всех эльфов. С помощью него Князь воплощал в жизнь свои планы по поводу еще не рожденных поколений. Каким оно должно быть, кто должен родиться воин, маг или поэт. А так же Путь передавал Князю настроения народа. Ранее, когда эльфы населяли обширные территории, с помощью Венца правитель мгновенно узнавал о нападениях на своих подданных, об их нуждах и чаяниях. Теперь, конечно, от этой функции заклинания не так много толку, но Уландиль надеялся, что в будущем его народ вновь станет таким же большим, как и ранее.
   -А теперь можно перейти к обсуждению наших общих проблем, - с улыбкой заметил Уландиль. - Не желаете ли проследовать в мою скромную обитель?
   -Приглашать меня в Убежище эльфов? - расхохотался Роквардессар. - Ну уж нет, не стоит ставить его существование под угрозу. Мы с Тэреей отправимся к гномам, разбираться с их древними записями.
   -А мне интересно побывать внутри целого Убежища, - тут же встряла Девана.
   -Давненько я не бывала в отчем доме, - тонко улыбнулась Мать.
   -Я готов говорить от имени Отца, - склонил голову Роквар. - Веди, брат Уландиль.
   Князь эльфов приоткрыл барьер Убежища и впервые за всю историю мира в чертогах несломленной твердыни первого народа оказались приспешники Тьмы: Роквар, Девана, Сет и несколько шефанго и дроу. Уландиль оказывал огромное доверие только что появившимся союзникам. Хотя и вести к своему терему не стал, ограничившись близлежащим бельведером, в центре которого мирно пылал очаг, излучая мягкий жар.
   -Итак, во-первых, мне бы хотелось узнать о ваших планах на ближайшее будущее относительно светлых Богов, - первым начал разговор Уландиль, присаживаясь в жесткое кресло и приглашая своих гостей рассаживаться возле него. - Намечаются ли боевые действия и нужно ли мне мобилизовать свое войско?
   -Пока никаких войн затевать мы даже не думали, - откровенно ответил Роквар, с интересом осматривая как материальную сторону Убежища, так и его магическую суть. - Пока наших сил слишком мало, чтобы говорить о масштабных войнах.
   -Но и сидеть сложа руки не вариант, - хмыкнул Уландиль, протянув руки к огню. - Боги больше не станут тихо сидеть в стороне, наблюдая за играми смертных свыше. Леарлина в бешенстве, сейчас она готова лично выйти из своих чертогов и разрушать все на своем пути. Такого не было даже во времена Войны Сил.
   -И не ты ли в этом виноват, - со смехом сказал де Сарр, но мигом посерьезнел. - Да, теперь отсидеться не получится. И если бы на коне стояла только жизнь моего народа, то ничего катастрофичного не произошло бы. Но теперь, когда нами заключены союзы с вами и гномами просто покинуть этот мир не получиться.
   -Демоны собираются нанести точечные удары по чертогам Богов, - вставила свое слово Девана.
   -Хорошая мысль, - согласился Уландиль. - Примерно так и были сломлены Темные, но хватит ли у нас сил совладать со всеми?
   -Учитывая, что мы, как Асы, можем свободно гулять по миру и не так тесно связаны со своими чертогами, как Боги, - задумчиво ответила Девана, - то шансы есть. Конечно лично зайти в гости к той же Леарлине никто из Демонов не сможет, но поддержать атакующих не будет проблемой.
   -А что на счет Посоха? Можно и его вновь использовать против Богов? - спросил светлый Князь.
   -Нет! - хором ответили Девана и Роквар.
   -Роквардессар не хочет этого, - мягко заметила Эругвестель. - Посох не создан для войн, он необходим для исцеления.
   -Разумное решение в перспективе, но крайне неудобное на данный момент, - поразмыслив, решил Уландиль. - Но как же вы тогда собирались устранять своих противников?
   -Как бы не были сильны Боги, но они все равно смертны, - сказала Девана. - При должном усердии убить их можно. Именно поэтому сначала мы хотели занять выжидательную позицию, так как единственным решением было бы новое развязывание Войны Сил. В общем, сейчас у нас есть лишь смутные представления на счет решения проблемы Богов.
   -Что ж, я могу предложить, что сделать с Леарлиной, - улыбнулся Уландиль.
   -Рассказывай, - заинтересовалась Девана.
   -Можно попробовать перенести ее силу в другой носитель, - откинулся в кресле Князь. - С помощью Мориентиувинтеля, Венца Князей и родной ей крови.
   -Наглый, самоуверенный и гордый мужчина, - восхищенно распахнула глаза оборотень. - Ты ведь предлагаешь себя в роли этого самого носителя?
   -Да, - без лишней скромности подтвердил Уландиль. - Я внук Леарлины и обладаю достаточной силой, чтобы перетянуть на себя ее могущество. Не без вашей помощи, конечно.
   -Интересно. И как же ты хочешь это совершить? - полюбопытствовал Роквар.
   -Все довольно просто, - начал говорить Князь. - Для того, чтобы моя задумка осуществилась, необходимо соблюдение ряда положений. Я и Леарлина должны находится в чертогах Жизни. У меня должны быть Мориентиувинтель, Венец Князей и кровь ее сына, Роквардессара. В чертогах Леарлины достаточная концентрация сил Жизни для появления потенциала необходимого для начала диффузии энергии. Мориентиувинтель станет мостом для силы между мной и Леарлиной. Так как кровь Роквардессара содержит огромное количество некромагической энергии, то сила жизни будет стремиться к ней с целью уничтожения. Если же эта кровь будет во мне, то, соответственно, энергия потечет в меня ускоряя процесс диффузии. Когда же будет достигнуто равновесие, то я с помощью Венца Князей смогу вытянуть остатки сил из Леарлины. Вот и все.
   -Звучит и правда просто, - кивнул Роквар, хотя Девана с ним и была полностью несогласна. - Но уверен ли ты, что все произойдет именно так?
   -С Киланолем я уже провел подобный опыт, - уверенно сказал Уландиль. - Конечно в моем распоряжении была только его душа и почти никакого сопротивления с его стороны не было, но сила перетекла свободно.
   -Одно дело Младший, а другое Леарлина, - не согласился Роквар. - Даже если ты сможешь вытянуть из нее силу, то удаться ли тебе ее усвоить? Ведь Бог -- это источник, удастся ли из нее вообще все вытянуть?
   -Источник -- это чертоги, - усмехнулся Уландиль, - Леарлина лишь тот, кто им управляет. По какой-то прихоти мира. Да, когда я вытяну из нее все силы, то сам стану, как вы это называете? Ас? Проводник? А она будет вновь обычной эльфийкой.
   -Слишком ненадежно, - отрезала Девана.
   -Но возможно, - уперся Уландиль. - В любом случае, вам это ничего не стоит. Жизнью рискую лишь я. Это последняя надежда моего народа.
   -В принципе, твой план не так уж и плох, - согласился с Уландилем Роквар, - но его нужно обсудить и с другими Демонами. В первую очередь с Тиберием и Роквардессаром.
   -Хорошо, где я смогу с ними встретиться? - спросил светлый Князь.
   -Частично из-за этого я и пришел сюда и привел первых глав ветвей своего народа, - Роквар кивнул на стоящих рядом четверых шефанго и дроу. - Было бы не плохо иметь между союзниками средства сообщения. И сейчас я готов раскрыть тебе одну из тайн своего народа. Мы имеем устройства для мгновенного перемещения в пространстве. Раз мы теперь состоим в союзе, то имеет смысл построить в вашем Убежище телепорт.
   Уландиль едва не задохнулся от такого заявления. Мгновенное перемещение в пространстве! Так вот как темные эльфы быстро построили новое Убежище, и разведка Уландиля прошляпила это. Удивительно! Но светлый Князь быстро взял себя в руки и спокойно сказал:
   -Да, это было бы очень удобно.
   -Мы построим здесь, на месте этого бельведера телепорт и я научу тебя им пользоваться. С помощью него ты сможешь моментально переместиться в оба наших Убежища, к нашим союзникам драконам и, в ближайшем будущем, к гномам. Если, конечно, с той стороны разрешат перемещение.
   -Драконы? - все же не смог сдержать удивления Уландиль. - Даже они на вашей стороне?
   -Тебе должно быть прекрасно известно, что Совнатрол просто не оставил им выхода.
   И тут до этого не принимавшая участия в разговоре Эругвестель внезапно подошла к Уландилю и пристально уставилась в его глаза.
   -Скажи, Князь, а готов ли ты принять силу Бога? - мягко спросила Мать.
   Все еще пребывающий в легком шоке, Уландиль тут же ответил:
   -Да, конечно. Я уже начал постепенно подготавливать энергетические каналы своей души к принятию большого потока силы. В перспективе, если моей энергии не будет хватать, чтоб полностью их заполнить, то я умру в течение пары лет. Поэтому лучше не медлить с Леарлиной.
   -Я не это имела ввиду, - упрекнула Князя Эругвестель. - Готов ли ты морально принять такую огромную силу? Не променяем ли мы одну беду на другую?
   Уландиль замолчал, невидящим взором глядя на пляшущие в очаге языки огня. Мать и Девана безмолвно ждали его ответа, и лишь Роквар, казалось, и так уже знает его.
   -Я не знаю, - неуверенно начал отвечать Уландиль. - Думаю в первое время все будет нормально, а потом... Леарлина тоже когда-то была другой, я помню... Помню через кровь, что она была добрее. Совсем не такой, как сейчас. Я надеюсь, что если и со мной произойдет что-то подобное, то среди моего народна найдется кто-то амбициозный, уверенный и сильный, чтоб занять мое место.
   Роквар одобрительно хмыкнул, хлопнул по плечу светлого Князя и попросил всех разойтись, чтобы начать строительство телепорта.
   -Ты хороший правитель. Эльфы давно нуждались в таком, - похвалила Уландиля Мать и резко сменила тему: - А хорошо здесь. Навевает воспоминания о Сребролесье. Хотя и непривычно уже как-то. Давно все таки это было. Теперь даже ревивомантия эльфов мне кажется какой-то неправильной, другой и непривычной. Слишком яркой, слишком прямолинейной.
   Уландиль удивленно взглянул на Эругвестель, не понимая о чем говорит эта женщина. Ревивомантия всегда одинакова, это не Хаос, который вечно ощущается по-разному. Но Князь все же спросил:
   -Какова же ваша ревивомантия?
   -Если ты когда нибудь окажешься на Саррейтоне, в кратере Матерей, то, может, в ночном свете луны ты и найдешь ответ. Хотя это и сложно. Тэрея пока не смогла, хотя и почувствовала какую-то странность. Но ее мы учили только принимать свою сторону сидхи и открыли путь к друидизму, который она сама для себя закрыла.
   -Я приду, - заинтересовавшись, пообещал Князь.
  -- Глава 23
   Дневное светило палило просто нещадно. Столетия в должности Младшего бога Солнца и статус гипотетического Бога Огня нисколько не спасали от неумолимого жара Пустыни. Авероник уже добрые четверо суток топтал раскаленный песок, которому в этом пекле полагалось давно расплавится в стекло.
   С тихим звоном рассыпался очередной щит, защищающий от солнечных лучей. Устало утерев мокрый от пота лоб рукой, Авероник сделал маленький глоток теплой противной воды из бурдюка, наполненного несколько дней назад. Младший вновь поставил щит и в очередной раз подивился упорству людей, идущих в Пустыню в поисках солнечных растений и древних артефактов. Сам он до недавнего времени находился на территории подчищенной орками, поэтому в основном страдал только от дневной жары и ночного холода, но на днях помимо них стали донимать и пережитки Войны Сил. Из-за них он не мог продолжить свое путешествие ночью и спать в прохладной тени днем. После того, как Авернку впервые встретились церберы, тот предпочитал обороняться от них хорошо укрепившись на местности, в окружении солнечных растений и статичных, а значит и более прочных, магических защит.
   Конечно, дневная прогулка по пустыне тоже не могла войти в категорию самых приятных моментов в его эизни, но все же твари встречаются не такие страшные.
   Наверно, долгие годы в свете Совнатрола сильно расслабили Аверонка, даже встреча с Роквардессаром не обострила его атрофировавшееся чувство опасности, или просто солнце припекло голову насколько, что очередная фигура, выскользнувшая из-за дюны не показалась представляющей угрозу. Однако в Пустыне не стоит забывать об осторожности.
   -Авероник?! - услышал Младший удивленный возглас.
   Впервые за долге время услышав речь, Младший ошарашено завертел головой, высматривая ее источник. И с удивлением заметив в сотне метров от себя человека. Самого обычного человека по средь Пустыни!
   -Авер-р-роник! - ох и не понравился Младшему этот предостерегающий рык, все же встреченное им существо не было человеком.
   Через секунду песок вокруг Авероника стал плавится, обновленная недавно защита рухнула в миг, а воздух наполнился едкими парами. Надсадно кашляя, Аверник отпрыгнул в сторону, стараясь ускользнуть от внезапной атаки и не попасть в лужу жидкого стекла. Легким категорически не хватало воздуха. Новый громоподобный рев и струи ослепительного пламени проносятся в считанных сантиметрах от тела Авроника, обжигая его нестерпимым жаром. Полный гнева рык, рокот и яркие вспышки огня не давали опомнится, лишь когда Аверонк наконец смог поставить настоящий щит, ему выпала возможность рассмотреть своего противника и нанести ответный удар.
   Его огненное сверкающее зарницами огромное копье рассыпалось протуберанцами, не нанеся врагу урона, а вот огромная чешуйчатая лапа едва не вбила Аверонка в песок с головой. Со всевозрастающим ужасом Младший сиганул в сторону, уходя из-под удара и понимая, что умудрился встретить в Пустыне дракона. Самого настоящего, демоны его задери, ДРАКОНА!!!
   -А-а, что ж мне так не везет-то! - в панике заорал Авероник.
   Кубарем скатившись по песчаному склону и сбив встретившегося по пути неупокоенного, Младший что есть сил помчался вперед, петляя похлеще всякого зайца. Громоподобный рык позади подстегивал лучше, чем все богатства мира впереди.
   Это ж надо было наткнуться в Пустыне на дракона! И что он только тут делает? Ну вот, теперь он еще и взлетел. Проклятье, что теперь делать?!
   Соображать на ходу, под ударами огненных потоков было очень неудобно. Ничего дельного в голову не приходило. Даже в свои лучшие годы Авероник не рискнул бы связываться с драконом, просто потому что он практически неуязвим для атак основанных на силе Света и Дня. И что теперь делать Аверонику? Бежать сломя голову? От дракона не убежишь. Можно попробовать спрятаться, но где в Пустыне найти укромное место не занятное ночными тварями?
   Хотя это был выход. Стая церберов для Авероника сейчас была гораздо более привлекательна и удобна в качестве противника, нежели один единственный дракон. Осталось дело за малым, найти в этой треклятой Пустыне логово каких-нибудь чудовищ. Что тоже дело не из легких.
   Однако судьба, видимо, все же смилостивилась в этот день над Авероником и ему повезло, что он не успел еще далеко уйти от остатков старой горной гряды. В очередной раз кувыркаясь по склону дюны он увидел впереди обветренный кусок скалы, весь изъеденный ветром и песком. Но самое главное, в нем темным провалом зиял провал пещеры. Видимо, когда-то ее проточила вода. Еще в ту пору, когда на месте Пустыни были обычные земли.
   Не тратя время на долгие раздумья, Авероник бросился в эту самую пещеру, успев на ходу окружить себя мощнейшим щитом, на который только был способен. Уже влетая в распахнутый зев каверны, Младший надеялся, что она окажется достаточно глубокой, чтобы огонь дракона не достал до самого дна. И, желательно, чтоб у пещеры нашелся второй выход.
   Оказавшись во тьме пещеры, Авероник стремительно полетел куда-то вниз, по пути собирая все возможные кочки и выступы. Только благодаря тому, что он успел вовремя сгруппироваться, Младший сумел сохранить в целости свои кости. Спустя долгие секунды полета, Авероник все же наконец достиг дна пещеры, на его счастье многочисленные удары затормозили скорость полета, а рыхлый песок принял его едва ли не так же мягко, как лучшая перина. Но воздух из легких вышибло, так что поначалу Младший мог только судорожно хватать ртом воздух, и только после этого осмотрел место, в котором оказался.
   И первое, что он заметил, оглядевшись, это полное отсутствие естественного освещения. Сейчас окружающие каменные стены озарялись только сиянием собственного защитного экрана Авероника. С одной стороны это плохо, очень велик шанс на то, что здесь прячутся очень сильные твари времен Войны сил, с другой же это означало, что все они уязвимы к солнечному свету, а значит Младшему будет проще с ними справится. Если это, конечно, не церберы. Но темные псы, вроде, не должны сюда пролезть -- слишком тесно.
   Сверху все еще был слышен страшный рев, скрежет когтей и отсветы пламени. На щит Авероника изредка падали яркие капельки расплавленного стекла. Дракон рассержен не на шутку. И все из-за чего? Только из-за того, что в свое время Младший лишь добросовестно исполнял приказы Совнатрола. И этого хватило чтобы навечно заслужить ненависть крылатого племени. Печально. А ведь, сложись все по-иному, то этот самый дракон мог бы очень сильно помочь Аверонику. Доставить к границе Пустыни, например.
   Со вздохом маг посмотрел наверх. Вряд ли крылатый быстро успокоиться и уйдет от входа. Будет сторожить как минимум до ночи. Ночью он будет вынужден убраться в логово, так как ночная тьма сделает его сонным, легкой добычей для церберов. Это хорошо, это шанс выбраться и убежать подальше. Но теперь перед Авероником вставала новая проблема. Как взобраться по почти вертикальным стенам пещеры, не имея нужных инструментов? Плохо.
   Да и самому мчаться сломя голову по Пустыне ночью не лучшая идея. Наверняка нарвешься на стаю псов или зыбучие пески, или в пасть проглота, или еще тысяча всевозможных причин не бежать по Пустыне. В любое время суток.
   Все осложнялось тем, что магия в Пустыне не всегда работала так, как должна. Уже несколько раз Авероник оставался без защиты, но тогда он был в относительно безопасных землях орков. Конечно, он помнил, что Тэрея в сопровождении Роквардессара смогла почти мгновенно пересечь это гиблое место. Но тогда некромант использовал стихийную магию. А вот Авероник никогда не уделял ей должного внимания и хотя, со слов все тех же орков, теперь считался Богом огня, но не чувствовал в себе сил сверх тех, что у него были ранее. Да вряд ли его стихия поможет в ускорении перемещения. И дракону огонь тоже не повредит, эти твари любят иногда купаться в лавовых озерах. Оздоравливаются они так, видишь ли.
   Еще раз вздохнув, Авероник принялся пристальнее рассматривать место, в котором он оказался волею судьбы. Обычная пещера, сверху виден лаз, через который Младший сюда и влетел, все остальное теряется во мраке. Но это только от того, что света от защитного экрана очень мало, не для того он все же предназначен. Через миг, над Авероником разгорается магический огонь, полностью осветивший всю пещеру. Яркий свет разогнал мрак и вызвал многоголосый писк со всех сторон, со стен на песок посыпались пушинки невесомого все еще тлеющего пепла.
   Авероник почувствовал, как по спине пробежал мерзкий холодок. Все же не стоит соваться в незнакомые темные места в таких неблагополучных районах, как Пустыня. Он только что попал в логово черных комаров и чудом избежал смерти! Если бы не щит, который попутно испускает несильное сияние, то его бы не спасли никакие заклинания. Эта мелкая погань, творение какого-то безвестного ворлока, мгновенно высасывала всю энергию из тела, заклинания или артефакта, однако панически боится солнечного света. Он ее просто сжигает. Аверонику просто несказанно везет попадать в смертельные ловушки и благодаря чудесным случайностям выскользать из них живым.
   Зато теперь можно не опасаться, что поблизости есть какие-нибудь еще опасные существа. Мысля в таком позитивном ключе, Авероник продолжил разглядывать пещеру. И вторым положительным моментов в его ситуации оказался еще один выход. Темный зев был ясно виден на фоне ярко освещенной пещеры. В нем наверняка еще таились противные комары, но Аверонику с Лампой Совнатрола над головой они были не страшны. Можно проверить, куда ведет этот ход.
   Так, на поверхности где-то около полудня, до захода солнца еще часов девять-десять, можно прогуляться. Вода есть, еда тоже в наличии, хорошо хоть мешок с вещами не потерял по пути. Хоть проклятые серые пластинки орков, заменяющие им нормальную пищу, порядком приелись Аверонику, но они было все равно в сотни раз лучше, чем плоть местной дичи. Не ядовиты и уже хорошо.
   На всякий случай выставив перед собой меч, Младший бодро заковылял вперед. Тьма медленно расступалась перед ним и встречала веселыми искорками сгорающих черных комаров. Они гибли тысячами, стоило только Аверонику сделать шаг вперед. Красота. Похоже, меч здесь все-таки не понадобится. Немного расслабившись, Младший начал более тщательно рассматривать подземный ход, по которому он шел. Стены из твердого камня имели плавные изгибы, сверху иногда встречались торчащие вниз каменные сосульки. Похоже, здесь когда-то протекала подземная река, высохшая с приходом Пустыни. Интересно, а у этой пещеры вообще есть выход?
   Авероник постарался вспомнить старую карту этой местности. Если ему не изменяет память, то сейчас он должен находиться где-то в районе старых, пологих и изрытых кобольдами, несуществующей ныне расой, Сырых гор. Этот кряж еще до Войны Сил уже был старым, изъеденным ветрами и дождями, поросшим лесами, в которых, собственно, кобольды и жили. С тех пор сами горы почти полностью превратились в песок, но иногда особо крепкие скалы еще встречались, одна такая Аверонику и досталась.
   Так как сама скала была из довольно крепкого камня, так что вряд ли стоит надеяться встретить здесь старую штольню кобольдов, они не обладали талантами гномов в рытье земли, так что предпочитали более податливые породы.
   "Хотя если бы приложили немного усилий, то это окупилось бы с лихвой", подумал Авероник, разглядывая блестящие прожилки на стенах. Река размыла породы, содержащие золотую руду. О, а ведь это неплохой ориентир. Не так уж много в Сырых горах было рек, в которых намывали золотой песок. А в данном конкретном районе, вроде, такая была... Шлуйка, да, вроде так она называлась у кобольдов. Изливалась мощным потоком из гор. Это хорошо! Велик шанс того, что в конце пути Авероник найдет выход.
   Обрадованный возникшей надеждой, Младший почти упустил тот момент, когда проклятые комары едва не подобрались вплотную к нему. Лампа Совнатрола ярко освещала все вокруг себя и порождала просто ужасные тени. И по одной из них, той, которую отбрасывал сам Авероник, к нему едва не подлетели мелкие, но опасные мошки. К счастью маг вовремя услышал пронзительный комариный писк и с перепугу сотворил еще три Лампы. Писк мгновенно прекратился. Авероник снова чудом избежал смерти. Всего пара этих мелких тварей, и ему бы пришел конец. Сначала истощилась бы Лампа, а потом на него бы набросились миллиарды комаров. А затем смерть от истощения.
   Утерев выступившую на лбу испарину, Авероник аккуратно погасил две из четырех ламп, силы лучше экономить, и еще две оставил сведя к минимуму количество теней. Такими темпами, выбравшись из этой передряги, Младший боялся заработать ахлоуфобию. И инсектофобию заодно.
   Хотя в целом по пещере передвигаться было удобно. Песок под ногами не мешается, ступать граздо легче. И хоть старое русло реки было извилистым, но Авероник чувствовал, что прошел гораздо больше, чем за такое же время продвинулся бы по поверхности. И, главное, здесь не было такой испепеляющей жары. Насколько Младший помнил, Шлуйка брала исток где-то на юго-востоке от Кландорея, то есть для Авероника это была практически прямая тропа, поэтому он решил дойти до самого конца пещеры. Даже два раза заночевал в ней. Правда сон был тревожный, все время слышался надсадный комариный писк. Страх, что Лампы внезапно погаснут не давал как следует расслабиться и отдохнуть, но Авероник упрямо шел вперед, иногда полз на коленях, но шел. Хмуро жуя безвкусные плитки пемикана и запивая его остатками воды.
   Авероник не знал, как здесь выживают все те твари, что остались здесь со времен Войны Сил, что они пьют и пьют ли вообще, но он так и не встретил за все время пути ни одного источника воды. Хотя и двигался, казалось бы, по территории бывших Сырых гор по старому руслу реки. Приходилось довольствоваться скудными запасами, которые уже начали тухнуть. Был еще, конечно, бурдюк с орочим пивом, но оно изначально было настолько гадостным и сделанным неизвестно из чего, поэтому Авероник сразу же оставил его на крайний случай.
   А на третий условный день пути Авероника ждало огромное разочарование. Проход был завален песком. В принципе, этого и стоило ожидать, но Младший как-то не подумал даже о таком конце. Он уже успел трижды себя проклясть. Даже попробовал разрыть завал, но почти сразу же наткнулся в песке на какое-то интенсивно шевелящееся щупальце и забросил эту затею. К тому же, неизвестно было сколько нужно копать. Может метр, а может и сто. Песок не отличался по температуре от стен,и с помощью магии Авероник не мог оценить размеры завала.
   В очередной раз присев, чтобы перекусить и подумать, что же делать дальше, маг хмуро жевал пемикан и смотрел в песок перед собой. Может, попробовать расплавить его с помощью магии? Да нет, как бы самому потом не задохнуться. Неужели возвращаться назад? Но тогда уж лучше сразу к оркам. К тому же на выходе надо быть осторожным, вдруг дракон оказался упорным и до сих пор там сидит и ждет Авероника? Который, кстати, давно уж перестал ориентироваться, ночь на поверхности или день, поэтому мог запросто выползти прямо в пасть врагу.
   И за этими мрачными размышлениями началось это. Из песка резко вынырнул пучок серых щупалец, которые Авероник уже встречал, только эти были потолще, плотно обвились вокруг тела мага. Тот даже опомниться не успел, как тут же последовал мощный рывок, и через секунду Младший уже с головой оказался в песке. Даже воздуха в грудь набрать не успел. А пара ударов выбила из легких и то, что в них было. К счастью пытка длилась не долго, словно пробка из бутылки, Младший вылетел из песка и сразу же почувствовал, что оказался на поверхности. Палящее солнце мигом обожгло ободранную о скалы и песок кожу.
   -Проклятье! - услышал он чей-то удивленный крик. - Это еще что за тварь?!
   Самое обидное, что ответить неведомому крикуну, Авероник не мог, рот был полностью забит песком, а щупальца продолжали отчаянно сжимать тело. Под веки набились просто тонны мусора, так что ничего видеть маг тоже не мог.
   -Так ты живой что ли? - удивленно воскликнул некто. - То есть, человек? Нормальный?
   -Да, - с трудом прохрипел Авероник, - уж нормальнее тебя, демоны тебя задери!
   -Ты погоди, сейчас я тебя освобожу, - тут же услышал Младший взволнованный голос, и хватка щупалец ослабла. - Ты как? Помощь нужна?
   -Воды, дай воды. Бурдюк в мешке, - подсказал Авероник.
   Неведомый спаситель уже через полминуты протягивал Младшему требуемое. Авероник тут же приложился к горлышку, набрал полный рот и скривился от омерзительного вкуса. Конечно же спаситель достал бурдюк с орочим пивом. Но это и к лучшему, полоскать рот от песка бесценной в Пустыне водой просто крайне неразумно. Зло сплюнув мерзкую жидкость в песок, Авероник аккуратно протер лицо, очистил веки и даже попробовал промыть глаза. Слизистую нещадно жгло, но зато теперь Младший мог хоть что-то различить сквозь слезы.
   Перед ним сидел человек. Нет, эльф, в светло-зеленом балахоне, со странной шапочкой на голове. Он огромными глазами рассматривал своего спасенного. А за его спиной, Авероник едва не списал это чудо на галлюцинации, извивалось и клацало челюстями огромное растение. То, что маг ранее принял за щупальца, оказалось корнями. Проклятье!
   -Ты кто? - спросил эльф.
   -Я? - удивленно переспросил Авероник, неужели он остался не узнанным. - Я счастливчик! Я самый, мать его, везучий человек в мире!
   -Оно и видно, - усмехнулся эльф. - Ты как под землей-то оказался?
   -От тварей пустыни сбегал, - честно признался Авероник. - Там пещера. Русло реки, по нему и шел. Несколько дней уж.
   -Ты и в самом деле счастливчик! Выжить в Пустыне под землей, куда не попадает свет солнца... Поразительно! - еще больше удивился эльф. - Ты вообще как? Цел? Идти можешь, а то здесь сейчас не безопасно. За мной нежить увязалась. Этот цветок меня и так задержал, так что лучше побыстрее уходить.
   -Проклятье! - зло прорычал Младщий.
   Нет, не видать ему покоя. Ладно хоть снова на поверхности, и не один. Кстати, эльф. Что он тут делает? И не нападет ли на Авероника, как те, что были на ладье? Пока, вроде, агрессии не проявляет, видимо не в курсе дел, творящихся в мире. Младший решил пока следовать за ним, в любом случае, так безопаснее. С кряхтением встав на ноги, Авероник подхватил свои пожитки и сказал:
   -Так чего встали? Идем!
   -Ага, - тут же вскочил эльф. - Нам сейчас строго на север, так мы за полдня добежим до границы пустыни.
   -Добежим??? Ты рехнулся?! - пораженно воскликнул Авероник.
   -Надо, гончие не отстают, мне удалось запутать следы, но они так просто не отстанут, - с нотками обреченности заявил эльф. - Вот, держи.
   Спаситель протянул под нос Аверонику склянку с каким-то алхимическим зельем.
   -Сделай глоток из этой, два из этой и пол глоточка из вот этой Быстрее!
   -Да сейчас, не торопи, - огрызнулся Младший, стараясь быстренько вытянуть пробку из бутылочки.
   Когда он это сделал, то постарался не задумываться, что же все-таки в ней, и быстро сделал глоток. Вроде неплохо, еще два глотка из следующей. Не противно даже. Хорошие зелья варит эльф. И пол глотка из последней. А вот эта ядреная вещь!
   -Хорошо, а теперь побежали! - крикнул эльф.
   И они побежали. Авероник сразу же после приема зелий почувствовал необыкновенную легкость в теле и мчался подобно верблюду по барханам, не замечая песка. Очень мощные стимуляторы у эльфа. Младший уже боялся подумать об откате после них. Но тут спаситель протянул еще одну бутылку:
   -Пей из нее иногда, - прохрипел он, видимо, даже эльфу нелегко дается бег по Пустыне. - Питание.
   Авероника хватило только на кивок в ответ. И снова бежать.
   Младший припомнил, что совсем недавно думал на счет смертельной опасности быстрых передвижений по пустыне. А теперь сам, по доброй воле, мчится не разбирая дороги. Хотя эльф видимо неплохо ориентировался на местности, так как им почти не встретилось опасных тварей. Однако даже в этом случае Аверонику пришлось несколько раз применить силу, чтобы отвадить излишне назойливых и любопытных тварей.
   Если бы не зелья эльфа, то Младший никогда бы не осилил этой пробежки на перегонки со смертью, однако даже с ними беглецы не смогли оторваться от гончих. Эти уродливые скелеты появились на горизонте как раз тогда, когда перед беглецами замаячила спасительная зелень равнин. Вырваться из смертельных объятий Пустыни удалось буквально в последний момент.
   Обливаясь потом, Авероник просто упал на траву, перекувырнулся так, чтобы видеть мчащихся по их следу гончих и приготовил для них пару убойных заклинаний. Но как только стая из семи костяных шавок пересекла невидимую границу и оказалась под благословенным светом Совнатрола они тотчас растеряли всю прыть, их скорость резко упала и сами они стали вялыми. В таком состоянии даже не такое сильное заклинания малого Солнечного очищения оказалось смертельным. Костяки рассыпались тлеющими углями.
   Только теперь Авероник позволил себе полностью расслабиться и растянуться на травке, но его тут же затормошил эльф:
   -Не лежи, идти надо. Организм надорвешь, надо постепенно снижать нагрузку. Зелья опасные. И места еще тоже не добрые. Километр пройдем, там ложбина и ручей есть. Остановимся, отдохнем.
   Авероник застонал, проклиная весь свет и эльфов в частности. Нет, от этой расы явно добра не жди. Проклятье! Но идти и в самом деле надо. Там есть вода!
   Подняться получилось с огромным трудом. Видимо, действие зелий эльфв подходило к концу, поэтому Авероник мог прекрасно ощутить, как его мышцы и связки едва ли не рвутся даже от незначительных усилий. Этот километр до ручья стал самым сложным в жизни Младшего. Его он кое-как преодолел даже опираясь на плечо своего спасителя.
   Однако на душе постепенно становилось радостно. Он выжил! Он все таки выжил и добрался до родных земель спустя столь долгое время, ставшее практически бесконечной пыткой. Устало развалившись на земле и даже не озаботившись защитными заклинаниями, Авероник провалился в сон, больше смахивающий на обморок.
   И первое, что он заметил очнувшись, это ощущения странного онемения по всему телу. Сразу же сознание сковала мысль:
   "Этот эльф его отравил!"
   Авероник попробовал пошевелить рукой. Как ни странно получилось.
   -О, ты очнулся! - сразу же раздался голос эльфа. - Я уж начал волноваться, что ты в коме. Нет, не двигайся. Пока нельзя. Твой организм сильно пострадал и крайне истощен. Я напичкал тебя анестетиками, так что ты не чувствуешь боли, но лучше бы тебе не двигаться. Пусть организм восстанавливается спокойно. Вот, лучше выпей. Питательный раствор тебе пригодиться.
   Авероник почувствовал, как положение его головы изменилось. И по удару о зубы понял, что ко рту поднесли какую-то емкость. С трудом разлепив глаза, он увидел, что это миска со странного цвета бурдой. Пришлось выпить. Мгновенного облегчения Авероник не почувствовал, но эльф по крайней мере отстал.
   -Спасибо, - прохрипел Младший.
   Авероник с трудом огляделся. Они все еще находились в той же лощине. Недалеко тек ручей. Эльф успел запалить небольшой костер, на котором сейчас варилась густая похлебка. Это хорошо, Авероник как раз почувствовал, как в нем разгорается невозможно сильный голод.
   -А ревивомантией исцелить не можешь? - устало спросил Младший.
   -К сожалению, нет, - тут же он услышал ответ. - Не знаю, ведомо ли тебе, но в последние годы стали часто рождаться эльфы без талантов к ревивомантии. О таких обычно умалчивают. Я как раз таки один из них. Ториендиль, алхимик. Можешь называть Тором.
   -Да, слыша о такой проблеме, - неопределенно согласился Авероник, попутно размышляя о том, где же мог слышать это имя. - Ты, случайно не один из служителей Храма Совнатрола?
   -Нет, конечно, - отрицательно замотал головой Тор.
   -А мог бы и пойти, тогда хотя бы мог при должно усердии освоить силы Дня. Если Бог обратит на тебя внимание.
   -Мне и так хорошо, - хмыкнул Тор.
   И правда, усмехнулся Авероник. Был ли эльфу смысл без начальной предрасположенности идти в услужение к кому-то из Богов, в надежде получить благословение и способности. Вряд ли. Все жрецы, которые творят священные молитвы, немного маги.
   -А как тебя зовут? - спросил эльф.
   Авероник задумался. Называть свое настоящее имя или так и остаться не узнанным?
   -Феникс, - ответил он. - Просто Феникс.
   -Необычное имя. Ни разу не слышал такого, - сказал Тор.
   -Ага, не здешнее.
   -А как оказался в Пустыне?
   -Бежал от орков, - просто ответил Авероник. - А ты?
   -Солнечные растения, - развел руками эльф. - Дорогой, но необходимый ингредиент для зелий. Я не самый богатый алхимик, поэтому во время отпуска решил заняться пополнением своих запасов. А то Университет сильно понизил бюджет немагических отделений. А как ты у орков-то оказался?
   -Участвовал в осаде Саррейтона, - ответил Младший, мысленно отметив, что вот откуда он знал это имя, в Университете Кландорея наверняка упоминали этого эльфа. - Слыхал, была такая недавно?
   -Да ты что? - удивленно округлил глаза Тор. - Я уж довольно давно скитаюсь по этим малолюдным местам, новостей никаких. И что? Взяли наконец это логово темных?
   -Да куда там, - досадливо отмахнулся Авероник, - только еще больше бед на свою голову вызвали. Флот разбили, людей потеряли. Я так и оказался у орков, с обломками кораблей на берег вынесло.
   -Да уж, ну и потрепало тебя, - покачал головой алхимик.
   -И врагу не пожелаешь, - искренне согласился Младший. - И да, спасибо тебе, Тор. Если б не ты, не знаю что б и делал.
   -Да не за что. Повезло тебе.
   -Да мне вообще везет, как утопленнику, - скривился Авероник. - Я посплю, пожалуй. А то что-то кости ломить начинает.
  -- Глава 24
   Оставив Уландиля на попечение своему сыну, а Тэрею, изъявившую желание пообщаться с Матерьми, высадив на Саррейтоне, Роквардессар уже спустя несколько часов в сопровождении Ирохара и Танграра стоял перед массивными каменными вратами. Створки органично вписывались в скалистый пейзаж. Каменщики подгорного народа постарались, покрывая гранит барельефами и сохраняя его природную красоту. Конечно, они были лишь видимостью, материальным отображением истинных преград на пути к пещерным тропам мятежных гномов. Истинной защитой были могущественные чары Порядка, которые, казалось, пропитали горы насквозь. Демон недовольно повел плечами, от чего пластины его лат защелкали подобно сухим костяшкам -- даже Роквардессару становилось здесь неуютно.
   Гномы уже давно не терпели посторонних в своих пределах. Изолировались от прочих разумных, скрываясь в пещерах. Здесь, эти каменные и массивные каменные ворота и мощеная дорога к ним были крайне необычны сами по себе. Обычно поселения гномов ограничивались неприметными небольшими лазами, которые закрывали скалы -- а не ворота. Даже портовые города строились в прибрежных гротах, очень труднодоступных. Пробраться к ним сквозь подводные скалы могли только непотопляемые броненосцы подгорного народа. Очень недружелюбная раса.
   Поэтому Мартизат своей доступностью удивлял. Вход в него располагался не далеко от подножия гор, вел к нему настоящий тракт. Это было странно. Хотя и сама местность была здесь необычной. Город гномов находился в Мрачных горах -- месте странном настолько, что даже многомудрому Демону не было известно о нем все. В первую очередь, из-за того, что жители гномы предпочитали кремировать покойников, отчего в странствиях своих Роквардессар не находил никого, кто мог бы поделиться с ним точными и достоверными знаниями об этих горах. Но и то, что Демону удалось вспомнить из чужих воспоминаний , настораживало.
   Некромант собирал преимущественно знания Второй и Третьей эпохи, он не хранил в своей памяти все, но оставлял самое интересное. И он помнил, что, например, к концу Второй эпохи эти горы уже были. Фейри сражались в них с молодой расой гномов. В ту поры этот хребет уже был старым, с пологими склонами, низкими пиками, заросший лесами и обветренными скалами. Прошли тысячи и даже миллионы лет, гномы успели уйти из этих мест, вытесненные фейри, потом отбить их и снова оставить, здесь вновь поселились полуночные феи, потом этот вид почти полностью исчез. За это время несколько раз менялся климат, рельеф, сдвинулись тектонические плиты, полностью переписывались географические карты, а горы стояли. Они изменились, но стали не старее, а моложе! Изрытые в былые времена, полностью выработанные, во Вторую эпоху терриконы были выше самих гор, а сейчас они словно омолодились. Это очень нехарактерно для природы, явно вмешательство какого-то Бога или иной могущественной силы. Все же не зря именно здесь появился Машинериум.
   Дилзирч уже несколько дней назад успел вернуться в Мартизат и теперь лично вышел навстречу гостям. Створки каменных врат медленно и бесшумно разъехались в стороны, скользя по скрытым в толще гранита рельсам. За ними открылся освещенный ровным белым светом проход, уходящий вглубь скал и группа гномов.
   Здесь, в горах напитанных силой Порядка, среди узких ущелий и в отсутствии широких просторов, воители в массивных латах выглядели еще внушительнее. Пластины доспеха Дилзирча блестели чистым металлом, заговоренный сплав загадочно мерцал гравировкой и рунами. Ранее, после долгого перехода, запыленная автоброня херсира казалась менее изысканной. Дилзирча сопровождал еще десяток гномов в латах, похоже, такие же мехи, как и их предводитель. Ирохар же решил отправить отряд, сопровождавший его, обратно в Убежище, поэтому сейчас только трое представителей темных эльфов стояли у порога владений гномов. Всего лишь трое, но один из них Роквардессар.
   -Нарагур ожидает тебя, о Великий! - с почтением возвестил херсир, почтительно склонив голову и ударив латным кулаком по грудной пластине доспеха. - Конунг просит прощения, что не может встретить тебя лично, вопреки правилам гостеприимства, Певец Смерти. Мой владыка ожидает тебя в своих покоях, если ты посчитаешь это возможным. Иначе, нам понадобится много времени, чтобы начать переговоры или обойтись без личной встречи.
   -Ничего страшного, - с улыбкой ответил некромант, дивясь велеречивости гнома. - Всегда было интересно побродить по подземным чертогам вашего народа. Люди и полурослики говорят, они поистине прекрасны.
   -Возможно, это и так, люди сочинили много сказок про наши города. Нам они кажутся привычными, а эльфам -- безобразными, - с легким шелестом пожал бронированными плечами Дилзирч. - Следуйте за мной. Смею вас заверить, что путь будет недолгим. За десять минуты мы доберемся от Мартизата до Машинериума.
   -Около четырехсот километров за считанные минуты? - с сомнением спросил Танграр. - Магический способ перемещения? Надеюсь, не возникнет никаких проблем с силой Роквардессара?
   -В монорельсе используется не много магии, и она не вступает в прямой контакт с пассажирами, - заверил херсир. - Сама же сила, что исходит от Мастера Смерти, не конфликтует с Порядком, поэтому не вижу причин для появления препятствий в нашем пути.
   -Проклятый прогресс, снова заводные штучки. Магия -- вот что истинно! - еле слышно проворчал Танграр.
   Возрожденные фейри до сих пор не ладили с изобретениями темных эльфов, что вызывало у них некоторое раздражение. Хотя врожденное любопытство постепенно все же перебарывало старые традиции, основывавшиеся на могуществе чистой, первобытной магии ночных фей. Ведь большинство из них, родившись заново, обрели новые силы и утратили старые, так что переучиваться пришлось почти всем и всему.
   Пройдя прямую и широкую штольню, Дилзирч повел гостей в недра горы, где тоннель плавно переходил в главную улицу Мартизата. Когда-то она была одним из штреков обширной шахты, ныне же, когда рудного тела и след простыл, на месте шахтного поля образовался город. Обширный, но не оживленный. Сложно назвать город таковым, если его населяют механические гномы в латах и без них.
   Просторные улицы, укрепленные колоннами, украшенные искусной резьбой и многочисленными фонарями. По обе стороны в скалах были вырублены дома -- стандартизированные жилые комнаты, украшенные изваяниями животных, кадками с причудливыми растениями, освещенными специальными яркими прожекторами. Но жители здесь были весьма специфичные. В повседневной жизни немногие облачались в тяжелый доспех, большая часть одевалась в обычную одежду, которая открывала причудливые механические тела местных гномов: сплав органики с металлом и камнем. Чем-то похоже на военный лагерь войск нежити Верейской республики.
   -Да, помню, когда мне было лет сто, мы с парнями захаживали в эти места. Гномы тогда сюда носа не казали, сбежали от гнева Лабира, как я понимаю. А платины и никеля в породе было просто море! Мы тогда их даже в соседние поселения экспортировали. Очень важные компоненты для создания аккумуляторов, как вы это называете... маны! - Танграр с ностальгией оглядывался по сторонам. - Приятно снова быть живым, даже если на улице совнатролово пекло творится какое-то!
   -Просто ты никогда не умирал по-настоящему, - скромно улыбнулся Роквардессар, своему новому сыну.
   -Ну, в свое время испробую и это, - пожав плечами, философски заметил шефанго. - Надеюсь лишь, что за Гранью мне выделят приятное местечко.
   -Мы сами творим свое посмертие, - с усмешкой ответил на такой наглый намек Демон. - Только прогневавшие сильных некромантов удостаиваются отдельных мук.
   Танграр глухо расхохотался в ответ. Ему было несколько непривычно шагать рядом с повелителем Смерти. Но в конце-концов, после своего нового рождения старый фейри успел навидаться столько диковинок, что притерпелся ко многим поворотам судьбы. Вот чего новорожденный шефанго не мог понять, так это спокойствия гномов. Пустить в святая святых своего королевства Темного, столп силы, если угодно. Это что-то на грани безумия. Поговаривают, что и Девана побывала в Убежище ванов. В голове фейри рождался лишь один вопрос: в какую бездну катиться этот сошедший с ума мир?!
   -Ого, - размышления Танграра прервал возглас Ирохара. - Ничего себе, железная дорога под горами! Когда вы успели ее построить?
   -Недавно, - туманно ответил Дилзирч, усмехаясь в бороду. - Сейчас машинист выведет наш состав. Подождите полминуты.
   Штольня закончилась просторным залом, все так же искусно украшенным барельефами и скульптурами. На стенах были изображены настоящие панорамы с мало понятными для жителей поверхности мотивами. Из туннеля плавно и бесшумно по широкой нитке металла к платформе подплыл обещанный транспорт.
   -Гм, выглядит как наша субмарина, - с интересом рассматривая вагоны, прокомментировал стратег. - Как он висит в воздухе? Левитация? Антигравитация?
   -Обычные диамагнетики, - ответил гном.
   -О, понятно,- закивал Ирохар.
   Роквардессар смотрел на своего сына с доброй улыбкой на губах. Танграр же лишь с грустью подумал, что ему стоит побольше времени уделять чтению научных трактатов.
   -Скорость более двух махов и довольно вместительные вагоны, - Демон, войдя в салон и усаживаясь в на удивление удобное кресло, с искренним любопытством рассматривал изделие гномов. - Теперь понятно, откуда при штурме Хросса появилась тысяча воинов в автоброне. Тиберий до сих пор вспоминает то поражение.
   -Надеюсь, вы оцените степень нашего доверия, - Дилзирч криво усмехнулся в ответ, - и дела давно минувшего прошлого не будут мешать строить нам счастливое будущее.
   -Тиберий не злопамятен, узнав о вашем транспорте, он скорее вздохнет с облегчением. Тысячник Хаоса не мог понять, где же просчитался. Та ошибка стоила нам поражения при Кландорее.
   -Думаю, армия Колебателя Тверди не помогла бы тебе взять Кландорей, Певец Смерти. Совнатрол обязательно вмешался, если бы почувствовал угрозу захвата входа в свои чертоги.
   Ирохар изумленно вскинул белые брови, а Роквардессар звонко рассмеялся.
   -Вот значит как, - сквозь смех сказал некромант. - Теперь мне приятно сознавать, что я практически держал Совнатрола за глотку! Если бы я знал это раньше, то приказал бы своим ученикам заняться...
   Договорить Роквардессар не смог, потому что состав резко набрал скорость, от перегрузки у Демона перехватило дыхание. Хоть некромант и был нежитью, но максимально подобной живому организму. Так что иногда приходилось испытывать некоторые неудобства, присущие живым существам.
   -Людям противопоказан такой вид транспорта, - выдохнул Роквардессар. - Ирохар, Танграр как самочувствие?
   -Терпимо, - сквозь зубы процедил бывший фейри.
   -Бывало хуже, - философски отмахнулся стратег. - Но стоит учесть этот факт в будущем.
   -Прошу прощения, - с искренней растерянностью извинился херсир. - Мы как-то даже не подумали, что сильные перегрузки могут быть вредны. Гномы переносят их легко.
   -Ничего страшного, - хмыкнул Роквардессар. - Главное людей, троллей и полуросликов не перевозите подобным образом. Лучше скажи, почему конунг Нарагур не мог сам переместиться в Мартизат? Это было бы гораздо проще.
   -Дело в том, что конунг один из первых мехов, - опустил взгляд херсиср. - Его тело полностью исправно, но заклинания дающие жизнь подверглись энтропии и мы не можем их упорядочить. Конунг парализован и его жизнь поддерживают стационарные устройства. Перемещать их сложно и есть риск для здоровья государя. Лабир же всячески старается погубить нас, и только благодаря силе Нарагура мы еще живы и оказываем сопротивление конунгу ортодоксов.
   -И каким же образом Нарагур сопротивляется силе Бога? - поинтересовался Роквардессар.
   -Об этом вы узнаете из уст нашего конунга, если будет на то его воля, - поджав губы, ответил гном.
   Рокардессар решив боле не затрагивать тему правителя Машинериума, рассудив, что и в самом деле лучше будет от этом поговорить с самим Нарагуром. Вместо этого, чтобы просто занять время, он начал расспрашивать об устройстве жизни гномов. Все его знания по этой теме были устаревшими на несколько десятков тысячелетий. Они основывались исключительно на воспоминаниях павшего в далеком северном горном массиве гноме. Тогда даже не существовало такого вида. Предки нынешних гномов только начинали приспосабливаться к подгорной жизни, прячась в пещерах от очередного мирового катаклизма, подобно тому, как эльфы и фейри скрывались в Убежищах. Более свежих останков найти не удалось, гномы предпочитали кремировать своих покойников. Именно поэтому, Роквардессар ничего не знал ни о Машинериуме, ни о его знаниях. К величайшему своему сожалению. Зато Роквардессар прекрасно знал боевой потенциал гномов, их вооружение, возможности боевых магов и священников, но все, что касалось быта было тайной.
   -Так оно и правильно, - кивнул в ответ Дилзирч. - С темными мы встречались только в битвах, а светлым наша жизнь до определенного момента была не интересна. Пока не поползли слухи о наших сокровищах и нам не пришлось запретить вход для всякого наземного жителя. Жадность толкала некоторых личностей на поистине безумные поступки. В ответ они взвинтили цены на продовольствие. Нам-то, мехам, это ничем не грозило, а вот рацион живых резко сократился до грибов и рыбы из подземных рек и озер. Это потом мы изобрели питательную смесь, но она не восполняет всех потребностей организма, через несколько лет ее употребления возникают болезни. Поэтому пришлось купить у эльфов несколько синтезаторов пищи. Перворожденные в органике прекрасно разбираются и знают, что и сколько нужно есть.
   -А почему нельзя просто самим вылезти на поверхность? - скептически спросил Танграр. - Помню, когда-то некоторые кланы славились, например, производством отличной овечьей шерсти. Значит и жили, хотя бы частично, на поверхности.
   -С тех пор прошло много лет, - мрачно пробурчал херсир. - Лабир велел своим детям жить ближе к корням земли, в единении с Порядком. Все нагорные поселения были покинуты. Сейчас мы снова начали осваивать поверхность, в наших горах пригодных участков мало, но и жителей, нуждающихся в еде, у нас не много. Как живут лабириты -- я даже не представляю.
   Громкое шипение пневматического мотора и стальные двери вагона с глухим лязгом разъехались в стороны.
   - Прошу, уважаемые гости, мы прибыли в Машинериум, - херсир сноровисто выскользнул из кабины, показывая невообразимую грацию для гнома в автоброне.
   Гостей встречали по всем правилам гостерпиимства подгорного народа -- как особо опасных преступников. В просторном вокзале выстроились в две шеренги воины в массивной автоброне. Их было не меньше трех сотен. Кроме них здесь так же были десятки магов, которых можно было различить по менее тяжелым латам, сделанным из хрусталя.
   -Повышенные меры безопасности, - пояснил ощерившемуся Танграру Дилзирч. - В Машинериуме живет много живых гномов. Конечно, это не спасет от мощи Роквардессара, но и против Бога у нас есть несколько приемов.
   -А я не Бог, - насмешливо хмыкнул Роквардессар. - Но мы не будем проверять действенность ваших супер-приемов. Надеюсь, нам не придется еще час идти до Нарагура.
   -Нет, его покои расположены поблизости. Машинериум восстановлен лишь частично, и то в первую очередь мы реставрировали военные сооружения, позволявшие в былые времена противостоять Лабиру.
   -Гм, и как, помогают? - полюбопытствовал Роквардессар.
   -Более чем, - самодовольно усмехнулся Дилзирч. - Наша встреча прямое тому подтверждение, на мой взгляд.
   -Да, твоя правда. Хотя в прошлом Машинериум это не спасло.
   Путь и в самом деле был не долгим. Но скучным. Здесь, в отличие от Мартизата, не было освещенной широкой улицы с украшенными домами по сторонам. Только глухой коридор, озаренный тусклым светом кристаллов.
   Но зато покои самого конунга поражали. Не красотой, а тем, что покоя в них не найти даже мертвецу. Шум механизмов, гул магических установок, сияние магии Порядка -- огромный зал был практически полностью заставлен странным и малопонятным оборудованием гномов. Ирохар, прекрасно разбиравшийся в большинстве технологий дроу, мог лишь предполагать приблизительное назначение большей части всех механизмов. Механика гномов отличалась от науки темных эльфов как небо и земля.
   Среди огромных аппаратов почти терялся трон властителя и сам конунг на нем. Он располагался у дальней от входа стены, облаченный в металлическую броню золотистого цвета, из которой торчала маленькая на фоне громоздких лат голова. Волос на ней не было, да и кожа имела серый оттенок, лицо испещрено морщинами и больше напоминает старую потрепанную маску. Вылитый труп, закованный в доспехи. Однако, как только гости подошли к трону, веки на этом страшном лице приподнялись, открыв два пульсирующих синим светом кристалла, заменявшие конунгу глаза.
   -Здравствуй, великий Роквардессар, Пасынок Смерти, - проскрипел конунг Нарагур, еле шевеля сухими губами. - С нашей последней встречи ты изменился.
   -А я-то гадал, откуда мне знакомо твое имя, Нарагур, Хранитель Чертогов, - оценивающе осмотрел правителя мятежных гномов Демон. - Должен признаться, что ты тоже изменился. Скажу даже больше, ты теперь напоминаешь меня тогдашнего.
   -А ты меня, - попытался рассмеяться конунг, но вышел лишь дребезжащий механический скрежет. - Лабир недоволен мной ныне, а ты сам себе хозяин. Вот и результат.
   -Чувствую, что ты тоже решил стать более независимым?
   -Да, - прямо ответил Нарагур. - Да, враг мой... Бывший враг. Решил перечить Богу, заступиться за сородичей и оказался здесь, прикованным к трону паралитиком, но добившимся независимости для тех, кто оказался брошен нашим повелителем, списан в утиль. Однако битва с Лабиром, затеянная мною, изматывает народ гномов. Братоубийственная война перерастает в большой конфликт. Мой нынешний противник решил обратиться за помощью к другим светлым Богам, и я не хочу отставать от него -- иначе все, чего я добился пойдет прахом. Все смерти, все жизни, все наши достижения -- все станет тленом на стопах Лабира.
   -Чудны слова твои, конунг, не в привычках гномов внезапно просить помощи у старых врагов, - заметил Танграр.
   Взор сверкающих глаз-кристаллов устремился на фейри.
   -О, давно не видел в этом мире ночных фей, мне говорили, что вы все погибли, - похоже, что Нарагур попытался выразить удивление. - Вы удивитесь, но для меня темные никогда не были врагами. Как и для Лабира, в общем-то. Тьма и Свет, вкупе они есть Порядок. Даже присутствие Хаоса нужно для Порядка. Но война была начата и третьей стороны в ней не было.
   -Твои слова похожи на речь сумасшедшего, - нахмурился Роквардессар. - Я прекрасно помню догмы священников. Свет есть порядок, Жизнь созидает Порядок. Смерть и Мрак лишь порождают Хаос.
   -Однако, я говорю истинно, - гневно проскрежетал конунг, но быстро остыв, продолжил: - Возможно, ты и не примешь моей точки зрения. Однако, мои действия должны убедить тебя в том, что как союзники гномы не подведут вас.
   -И что же ты хочешь показать? - спросил Демон.
   -Ты должен был бы и сам уже увидеть, - недовольно ответил Нарагур. - Разве ты, Пасынок Смерти, сам встав на место Траура, не чувствуешь какая сила сейчас наполняет меня? Или ты не отличишь Младшего от того, кто выше? Я Хранитель Чертогов Лабира, чертоги -- исток силы, а мой повелитель дал мне слишком много власти. Я разделил могущество между нами!
   -Это не может не радовать меня, - спокойно кивнул Роквардесар. - Ослабление одного из противников очень приятно. Но каковы твои мотивы, Нарагур?
   -Они просты, - конунг со странным свистом вдохнул сухой воздух и начал свою речь: - Лабир излишне фанатичен и начинает губить гномов. Изолировав их от всего мира, ведя к какому-то своему идеалу. Он не замечает, что многие не вынесут этого пути. Ему просто безразлично это! У него благие намерения, но исполнение оставляет желать лучшего. Появление подобных мне мехов, превращение населения целых городов в статуи -- неудачные эксперименты. Я терпел его безумства. Терпел долго, но всему есть конец. Пришло время лишить Лабира его силы.
   -Ты хочешь сам встать на его место, стать Богом? - спросил Роквардессар.
   -Может быть, - устало ответил конунг. - Но точно не сейчас. Если я уничтожу Лабира, а я буду вынужден это сделать, то большая часть силы начнет изливаться свободно, вне моего контроля. Почти так же, как сейчас она исходит от тебя, Демон. И это не дает мне покоя. Зачем тебе это?
   -Зачем я не стал Богом и решил стать тем, что называю Асом? Может, потому что в этом нет смысла? - хмыкнул некромант. - Те, кого мы именуем Богами могущественны, они отдают силу и получают ее двукратно. Повелевают народами, милуют, наказывают, меняют мир, но они неидеальны. Я не идеален, мои друзья тоже далеки от совершенства, так отчего же собирать силу в одном месте? Лучше щедро делиться ей с другими.
   -Думаешь, то множество личностей, которое в итоге получит большую силу, чем раньше, более правильно ею распорядиться? - ехидно спросил Нарагур.
   -Конечно, нет, - расхохотался Демон. - Власть толпы еще более абсурдна, чем единоличная, но элементы системы смогут сами себя стабилизировать, уничтожая тех, кто выходит за рамки дозволенного. Я же буду лишь первым звеном в цепи, не главным. Мне кажется, что данная система имеет больше шансов на будущее. Она хотя бы будет прогрессировать. Под властью же Богов она просто гниет. Ты же сам только что говорил мне об этом, не так ли?
   -И не боишься, что в один момент ты и сам будешь уничтожен большинством? Сам выйдешь за рамки дозволенного? - пытливо спросил Нарагур.
   -Нисколько, - отмахнулся некромант. - Одни уходят, другие встают на их место. Это основа всего. Но нынешних Богов так сложно заставить сойти с насиженных мест. Кажется, что сила и всевластие опьянили их.
   -Недавно ты упрекал меня в сумасшествии, а теперь сам говоришь, словно безумец, - проскрипел Нарагур. - Однако вернемся к сути нашей встречи. Я рассчитывал получить помощь в восстановлении тел мехов, и я ее получил, даже не успев ничего дать темным эльфам в ответ.
   -Сам союз уже важен для моего народа, - впервые вмешался в разговор Ирохар. - Это первый раз, когда мы говорили с другими народами путем дипломатии, а не войны. Это знаковое событие.
   -Слова хороши, но лучше подкрепить их действием, - проскрипел в ответ Нарагур. - Тем более, что теперь, когда в наш мир вновь пришла Тьма, я надеюсь и еще на кое-какую помощь. Тиберий, Колебатель Тверди. Ведь он сейчас повелевает Хаосом? Кто, если не он, поддержал твою затею, Роквардессар.
   -Да, Тиберий ныне Ас Хаоса.
   -Мне нужна его помощь в одолении Лабира, - с тяжким вздохом признался Нарагур.
   Роквардессар удивленно воззрился на него.
   -И чем же он может помочь тебе в этом деле? Хаос и Порядок антиподы, да, на поле брани нет лучше средства от порядника, чем хаосит, но когда речь заходит о прямом контакте источников Силы, то они просто подавляют друг друга, уничтожая все вокруг.
   -Именно это мне и нужно! - попытался воскликнуть Нарагур, однако вышел лишь придушенный хрип. - Мне нужно на время подавить силу Лабира, чтоб полностью отнять потоки от него. Он все равно не вылезет из своих чертогов, но если Хаос проникнет в них, хоть капелька Хаоса, то я смогу уничтожить их. Порядок сам поможет мне сделать это, на то он и Порядок.
   Конунг тяжко перевел дыхание. Видно было, что речь дается ему очень нелегко, однако он продолжил говорить:
   -И еще, как ни горько мне это признавать, но мне нужен Тиберий как стратег. Я сам хорош в защите, но наступать получается плохо. Пределы моего царства нерушимы, но чтоб подобраться ко входу к чертогам Лабира нужен кто-то другой. Кто-то, кто уже один раз едва не захватил половину Великого нагорья. Вход в чертоги расположен практически центре земель Тирлонда, повелителя ортодоксов. На поверхности. Там находится древний монастырь, но моим войнам не удается добраться до него.
   -Мне кажется, что Тиберий согласится на это, - кивнул Роквардессар. - Нужно будет тебе с ним обговорить детали. Конечно личной встречи теперь не состоится никогда, но эта проблема решаема. Ирохар, ты сейчас можешь общаться с Убежищем отсюда?
   -Без каких либо проблем, - ответил стратег. - Расстояние не столь велико.
   -Просто великолепно, - довольно кивнул Демон. - Тогда все детали, касающиеся захвата чертогов вы обговорите лично, а пока можно обсудить иные дела. Мне интересно, какую помощь ты можешь оказать в битве с иными богами и их ратями?
   -Кроме того, что нашел решение проблемы Лабира? Войска! Сейчас под моим началом четыре ярла у каждого около пятисот хирдманов. У ярлов по три херсира, которые имеют хирды примерно из трехсот гномов. Мой личный хирд включает в себя пятьсот двадцать три хирдмана. Итого более шести тысяч воинов, четверть из них маги. Все они готовы вступить в бой по моему слову! - получилось с бравадой проскрипеть Нарагуру. - Учитывая успехи наших магов, то даже я смогу вновь встать в строй после модернизации, так что не нужно смотреть с таким скепсисом, фейри! Хотя три хирда придется оставить на границе с ортодоксами-лабиритами. Но даже пять тысяч гномов в автоброне -- это сила!
   -Великолепно, просто замечательно, - заулыбался Роквардесса.
   -И еще у меня есть новости от моих союзники из Лютых гор, что лежат в западных землях Альянса, - продолжил Нарагур. - Властители тех земель начали собирать войска. Жрецы обратились к ним и попросили поддержать ослабевший Южный предел. Так что в скором времени мы можем утратить те достижения, коих ты, Роквардессар, и твои сподвижники успели добиться.
   -Неприятно, хоть и ожидаемо, - со вздохом признал некромант. - Надо будет решить эту проблему.
   -Хах, уж постарайся! - растянул губы в жутковатой усмешке конунг. - Потому что с теми отрядами придут три хирда конунга Лютых гор! И в этот раз эльфы могут отправить в битву не одну лишь ладью с сотней воинов.
   -О, уж они-то отправят, - расхохотался Роквардессар. - Но с неожиданной для большинства стороны. Далеко не все тебе известно, Нарагур. Не одного тебя начали раздражать Высшие.
   -Что, неужто и у эльфов бардак? - удивился конунг. - Их осталось-то на одно Убежище.
   -Всем Убежищем и взбунтовались под предводительством моего младшего брата, - продолжая улыбаться, сказал Демон. - И сегодня мы заключили с ними союз.
   -Надо же, жизнь под старость лет смеется надо мной, - проворчал Нарагур. - Хотя мне нравится, да.
   -Нарагур, ты не забросил своего увлечения Стихиями? - неожиданно поинтересовался Демон.
   -Забросил, - признался конунг. - Но старых навыков не забыл.
   -Тогда тебе будет интересно посмотреть на телепорт, - решил Роквардессар. - Устройство для мгновенного перемещения в пространстве.
   -Гм, гм... Ну-ка, ну-ка, - заинтересовался Нарагур. - О чем ты говоришь? Из твоих уст даже такие безумные слова кажутся вполне правдоподобными.
   -Покажи мне место, где тебе будет удобно принимать гостей, - попросил Демон.
   -Станция монорельса, конечно, - без раздумий ответил конунг.
   -Тогда тебе придется смотреть сквозь камень, - хмыкнул Роквардессар.
   -Этому я пока не разучился, - хмыкнул гном. - Покидаешь меня, старый враг.
   -Получается так, - кивнул некромант, хитро улыбаясь. - Но я теперь всегда смогу прийти в гости, не так ли? И теперь темные эльфы всегда смогут мгновенно прийти в Машинериум, а уж отсюда на вашем монорельсе добраться до нужного места. Это не помешает во время захвата входа в чертоги Лабира. Думаю, пока рано поднимать наше Убежище в воздух, у меня появилась идея, как его использовать куда более продуктивно. У тебя есть еще маги-стихийники? Они далеко?
   -Есть, - ответил Нарагур. - Такие же любители, как я. Они неожиданно пригодились, когда началась совместная с темными эльфами работа, так что все сейчас в Машинериуме.
   -Отлично! Ирохар научит их пользоваться телепортом, - удовлетворился ответом Роквардессар. - Через него вы сможете отправиться к эльфам, в наше новое Убежище, на Саррейтон и к драконам в Пустыню. И они к вам, если получат разрешение.
   -Неужто и драконов переменил на свою сторону, некромант?! - удивился Нарагур.
   -Нашел в них родную душу, - горько и непонятно сказал Роквардессар. - До встречи, Нарагур, новые идеи требуют проверки, так что мне пора в путь! Надеюсь в следующий раз увижу тебя в полном здравии.
   -Ну, пока, Роквардессар, - без лишнего пафоса попрощался Нарагур. - Быстро уходишь. В следующий раз задержись, вспомним былые славные деньки. Дилзирч, проводи гостей и передай, что бы на перрон привели с пару магов-стихийников.
   -Что же ты задумал, Отец? - спросил Ирохар, когда они вышли из зала конунга. - Это касается моего Убежища?
   -Ох, и шумного же у него, как в кузне, - посетовал Роквардессар. - Да, именно Убежище. Не знаешь, как далеко оно может лететь? С какой скоростью? На какой высоте?
   -Гм, - Ирохар задумался всерьез. - Судить точно не могу, но планировалось, что оно может добраться до соседней планеты.
   -Это далеко? - не понял Роквардессар.
   Ему, магу старой закалки, иногда тоже не хватало тех знаний, которые имели темные эльфы. Тем более, что последние лет десять, Роквардессар почти не посещал Саррейтон.
   -Это очень далеко за пределами нашего мира, - невозмутимо ответил Ирохар.
   -О-о... Другая планета, говоришь, - глаза некроманта загорелись интересом, но взор быстро потух. - Проклятые войны, всегда не вовремя. Значит, до Кландорея доберемся?
   -Если выйти в стратосферу, то где-то часа два-три полета.
   -А какова прицельная дальность стрельбы стационарных орудий в Убежище? - как маг-стихийник, Роквардессар отлично знал строение атмосферы и лишних вопросов задавать не стал.
   -Импульсные ускорители не более километра, потом облако плазмы теряет поражающее действие, кольцевые ускорители до тридцати километров.
   -Танграр, как думаешь, ты сможешь спрыгнуть с тридцатикилометровой высоты и остаться в живых? - продолжал допытываться некромант.
   -Используя стихию воздуха вполне, - недолго раздумывая, ответил шефанго. - Но лучше было бы пониже.
   -Можно и пониже, - согласился Роквардессар. - Но сначала нужно обсудить это с Тиберием.
   -Обсудить что? - не понял Танграр.
   -Возможность атаки с воздуха.
   -Гм, и в самом деле, - Ирохар задумался над такой возможностью. - Странно, но почему-то раньше я даже не задумывался об этом. У нас же есть фактически полноценная воздушная крепость.
   -Именно. И ее больше ни у кого нет. Ее никто не ждет. Никто даже подумать не может о ее существовании. И это нужно использовать! - загорелся Танграр.
   За разговором они успели вернуться на станцию монорельса.
   -Дилзирч, - Роквардессар обратился к гному, который с интересом слушал разговор эльфов, - куда поставить телепорт?
   -А каковы его размеры? Каковы условия эксплуатации? Требования?
   -Активная зона не велика, метра три. Но желательно брать с запасом. Так что выдели окружность радиусом пять метров. Никаких особых требований нет, он полностью основан на стихийной магии.
   -Тогда лучше было бы поставить его вон у той стены, - указал Дилзирч на прекрасно просматриваемый и простреливаемый со всех сторон укол просторной пещеры.
   -Хорошо, - Роквардессар решительным шагом направился к указанному месту.
   Осмотревшись пару секунд, принюхавшись к воздуху он легонько топнул по камню. В ту же секунду от него в стороны зазмеились необходимые рисунки, они стремительно наливались магическим свечением. От камня стал подниматься сияющий туман. То, для чего Роквару требуется помощь четырех магистров разных стихий и продолжительное время, его отец совершил за несколько секунд и в одиночку. Ирохар невольно похлопал в ладоши. Вот это действительно мастерство.
   -Встретимся на Саррейтоне, - сказал Роквардессар, отойдя в сторону от телепорта и уходя за Грань, от чего у окружающих засосало под ложечкой. Все же неприятно находиться рядом с Мастером Смерти, пусть он и дружелюбен, но это никогда не помешает сделать свою работу -- провести на ту сторону душу умершего. Или живого, если тот ему чем-то не понравился
   -Роквардессар бывает несколько эксцентричен, - заметил Танграр.
   -Отец слишком увлекается новыми идеями, - согласился Ирохар.
   -Что это?! - послышалось сзади восхищенное восклицание. - Что это за чудо???
   Вполне понятная реакция магов, увидевших телепорт.
   -Это просто невероятно! Какая тонкая работа! - продолжались восхищенные возгласы. - Я был огорчен, что меня оторвали от работы с темными эльфами, но это! Это просто невероятно!
   -К-хм, позвольте, я научу вас пользоваться телепортом, уважаемые...
   Пользоваться стихийным средством перемещения было в разы проще, чем его создавать, поэтому объяснения не затянулись.
   -Дилзирч, в случае необходимости, вы всегда сможете связаться с нами с помощью этого же телепорта.
   -Удобно, - кивнул херсир. - Хотя со временем я бы предпочел перейти на более привычные нам виды связи.
   -Мы уже работаем над этим, насколько мне известно.
   -Будем надеяться, что все удастся, - гном задумчиво поскреб латной перчаткой по рельефной металлической пластине, прикрывающей живот. Видимо, движение оставшееся с тех пор, как он был живым. - Мы, гномы, вообще народ закостенелый и очень не любим изменений. У нас сонмы традиций и правил, которые даже в Машинериуме соблюдаются неукоснительно. Но в последнее время мне начинают нравится обновления в нашей жизни. Ирохар, я всего лишь скромный херсир, но, пожалуй, выражу мнение всего народа. Спасибо вам за то, что дали нам надежду на жизнь. Признаться честно, не думал сказать такое когда-нибудь темному, но что и говорить, судьба совершает иногда неожиданные повороты.
   -А я не ожидал услышать ничего подобного от гнома, - осклабился Танграр.
   -Да, это точно, - улыбнулся Ирохар. - И вам спасибо. Мы помогаем вам, вы -- нам. Так и нужно жить, а не воевать по указке свыше.
  -- Глава 25
   Роквардессар не стал полностью отдаваться новой своей задумке с Кландореем. В одиночку обдумывать захват этого города смысла нет, все нужно обсудить с товарищами и союзниками. Но часть своих планов нужно осмыслить, найти неточности, подготовить, чтобы донести до соратников готовую идею.
   Некромант старался как можно больше времени проводить с Тэреей. Это приносило ему удовольствие, и он надеялся, что нечто подобное испытывает ревивомантка. Несколько дней проведенных в обществе Матерей пошли сидхе на пользу. Ведьмы смогли очистить разум ревивомантки от всех посторонних установок. Боги наловчились управлять хозяином Посоха и действовали по отработаной методике, никсолько не заботясь о душевном здороье Тэреи. К счастью, пока не произошло непоправимых изменений, как с тем же Эссаратом.
   Роквардессар встретился со своей сидхой на Саррейтоне, просторной, по меркам темных эльфов, келье. Эта комната, фактически, принадлежала Роквардессару, но тот почти никогда ей не пользовался, потому что в случае необходимости весь Саррейтон был в его распоряжении. Сейчас же здесь поселилась ревивомантка, поэтому некромант решил заняться развитием своей идеи именно здесь. Стараясь быть ближе к Тэрее.
   Темные эльфы очистили запыленную комнату от накопившегося здесь хлама, обставили помещение мебелью, провели освещение. Раньше здесь был просто склад какого-то очень важного, но не всегда нужного барахла. Теперь каменные стены покрывали уникальные драпировки из горного льна, дроу единственные, кто мог делать из этого материала столь изысканные и безопасные для здоровья вещи. Здесь установили привычную для Тэреи мебель: кровать, стол, кресло -- мало у кого на Саррейтоне было нечто подобное. Ко всему прочему, сюда впихнули гардероб -- металлический шкаф с кучей одежды из тончайшего виссона. Одежда была настолько великолепной, что ревивомантка только диву давалась. Не хуже, чем шелковая у светлых эльфов.
   Так что сидха не испытывал никаких неудобств. Даже к отсутствию естественного освещения привыкла. Обстановка, конечно, непривычная. Даже поселение драконов, теперь Тэрея знала, кто им встретился в Пустыне, было не так экзотично. У темных эльфов вся мебель была создана из металла, камня и искусственных материалов. Только полы в жилых помещениях устилали толстыми циновками из водорослей. И иногда встречались предметы интерьера созданные из боевых трофеев. Например у сидхи было кресло, слаженное из местного аналога слоновой кости, который добывали из некоторых химер и метаморфов. Его подарил Тэрее князь Роквар, он утверждал, что на кресло пошли только останки неразумных тварей. Ревивомантке очень хотелось в это верить.
   Даже с едой проблемы кардинально решились буквально сразу после прибытия Тэреи. Матери, вернувшие себе способности к магии и уникальный сидх, друид и ревивомант, с энтузиазмом принялись за дело. Эльфийкам давно надоела морская диета, поэтому рацион темных эльфов резко разнообразился самыми разными продуктами. Повара не уставали удивлять всех новыми блюдами.
   -Похоже, что все складывается как нельзя лучше, - заметила Тэрея, наблюдая за Роквардессаром, который увлеченно выстраивал объемную модель корода из воды.
   -Более чем, - подтвердил предположения Тэреи Роквардессар. - Мне кажется, будто судьба наконец повернулась ко мне лицом. Удача сама идет в руки. Гномы, эльфы, летающее Убежище. Планы Уландиля и Нарагура. Это даже слишком хорошо.
   -Слишком много жизней поглотило это сопротивление, - тихо прошептала Тэрея. - Пора бы ему и прекратиться.
   -Да, слишком много, - помрачнел Роувардессар.
   -И ведь многие пали от твоей руки, Ас, - в никуда обронила Тэрея, присаживаясь на подарок Роквара. - Я помню тех териантропов, Ас. И мне становиться больно, неприятно от того, что я прощаю тебе это.
   Роквардессар оторвался от свой работы и внимательно посмотрел на сидху.
   -Как я вижу, Матери вернули тебе способность к критическому мышлению. Это не может не радовать, - улыбнулся некромант. - Что касается тех погибших мирных жителей, мне тоже неприятно было приносить такую жертву. Но мы старались свести потери к минимуму, что нам удалось. Большая часть обращенных териантропов продолжила свою обычную жизнь без изменений. Те, что пали при Наир-Тирас... Признаюсь, они были ни в чем не виновны, простые селяне. Их всегда можно вернуть к жизни. Их души пока в моей власти, а в твоих руках ревивомантия и Посох. Они даже не заметят несколько выпавших из их жизни месяцев.
   Тэрея сначала долго смотрела на вернувшегося к работе некроманта, затем прикрыла глаза и устало откинулась на спинку кресла. Иногда у нее просто голова шла кругом он намерений Роквардессара. Вернуть к жизни тысячи людей! Которые умерли несколько недель назад!!!
   -Когда ты был Ассенелем, то иногда казался мне странным, - тихо сказала Тэрея. - Но сейчас просто сумасшедшим! Мне страшно сознавать тот факт, что ты сейчас один из тех, кто, по сути, управляет этим миром!
   Роквардессар рассмеялся в ответ.
   -Может, так и есть, - все еще улыбаясь, сказал он. - Да к демонам! Я и в самом деле безумец, но ведь ты всегда будешь рядом, чтобы я не натворил бед.
   -Придется, - с напускной тоской согласилась Тэрея. - Ты делаешь модель Кландорея?
   -Да, стараюсь воссоздать по памяти все до мельчайших деталей, - кивнул Роквардессар. - Для штурма нужно учесть все, мне бы хотелось избежать лишних жертв.
   -Ты собираешься атаковать Кландорей? - с тоской спросила Тэрея.
   -Это необходимо, - твердо ответил Ас. - Этот город -- важная веха в нашем противостоянии со светом. В Кландорее находиться Университет, главные храмы Богов в южном регионе Альянса, управление Стражей. И, как недавно выяснилось, здесь вход в чертоги Совнатрола. Нам срочно нужно закрепиться в Южном пределе, желательно, с минимумом потерь. Поэтому нужно бить в голову. В стратегическом плане головой являются Боги, в тактическом -- Кландорей. Дальше Южного предела идти смысла нет, для восстановления баланса хватит и этих земель.
   -Да, я понимаю, что захват Кландорея необходим, но все равно принять это сложно, - призналась Тэрея.
   -Именно поэтому я и хочу обойтись малой кровью, - сказал некромант. - Идеальная победа заключается в добровольной сдаче врага. О ней нам не приходиться даже мечтать, но сохранить Кландорей в целости нам по силам. При поддержке эльфов и гномов это не составит труда.
   Тэрея тихо сжалась в кресле и продолжила наблюдать за Роквардессаром. Без привычных белых лат его фигура казалась менее массивной, он больше напоминал худощавых дроу, нежели могучих шефанго. И правильно, зачем ему, вампиру и личу созданному в теле оборотня, горы мышц? Пропитанное магией тело и без этого обладает невообразимой физической силой. В случае же необходимости Роквардессару не составит труда нарастить несколько килограмм мышечной массы за считанные секунды. В это тело некромант вложил много сил и знаний. Тэрея терялась, можно ли назвать его нежитью, так как от живого он почти не отличался.
   Водяная модель росла, ревивомантка без труда узнавала очертания города, линии улиц, массивное здание Университета. Память у Роквардессара была отличной, планировку Кландорея он знал даже лучше Тэреи, которая прожила в этом городе всю сознательную жизнь.
   -Вы собираетесь уничтожить светлых Богов? - в никуда проронила Ревивомантка.
   -Уничтожить это сильно сказано, - поморщился Роквардессар. - Я надеюсь хотя бы пошатнуть их власть. Мы сейчас не сможем организовать полномасштабную войну. Это даже бессмысленно. Мы не знаем, где располагаются входы в чертоги Ниравиние и Тезария, они в не нашей досягаемости. Из прочих на данный момент я могу гарантировать только свержение Леарлины. Просто потому что из кожи вон вылезу, но отниму у нее право повелевать Миром. Жизнь нашего ребенка в ее руках! Да и план Уландиля вполне осуществим. Если я помогу ему Девятой песней, то у Леарлины просто не будет шансов. Шансы на успех с Лабиром где-то пятьдесят на пятьдесят, а вот Совнатрол... Если бы не горячее желание Громаликса поквитаться с ним, мы бы даже не думали о нападении на его чертоги.
   -Девятая песня? - нахмурилась Тэрея, пытаясь вспомнить какую-нибудь легенду о Роквардессаре, в которой бы упоминалось что-то подобное. - Это Песнь Свободы?
   -Нет, нет, нет, - отрицательно покачал головой некромант. - Песнь Свободы седьмая. Хотя, ты же не в курсе песен. Немногие темные о них знали, что уж говорить о светлых. Только Леарлина, наверно. Оберон должен был ей рассказать после смерти.
   Роквардессар задумчиво покрутил в руках пластичный, как глина, жгут из воды.
   -Понимаешь, - начал объяснять он. - Каждый раз, когда я умирал, по ту сторону мне открывалось знание. Новая мелодия, слова, отголосок первобытного волшебства. Даже не волшебства, а... что-то сродни твоему Посоху. Абсолют, инструмент изменения мира. Эти отголоски я сводил в песни. Первая песнь Бессмертия, она позволила мне ожить девять раз. Вторая Мести -- привела к почти полному уничтожению эльфов. Третья песня даровала мне Танец смерти. Потом была песня Злобы, обернувшаяся первой эпидемией вампиризма и териантропии. Пятая позволила мне победить Оберона, а благодаря шестой появились темные эльфы и была отменена песня Мести. Восьмую ты могла бы даже услышать, благодаря ей мы стали Асами. А девятая позволит мне уничтожить одного из Богов. Полностью.
   -Подожди, но тут же не сходиться кое-что, - нахмурилась Тэрея. - Дарует бессмертие? Но тебя же один раз оживлял Траур, тебя поднимали в виде зомби. Да и месть ты осуществлял собственноручно.
   -Моя песня -- это не заклинание, - усмехнулся Роквардессар. - Это дар. Они меняют судьбу, дают возможность к осуществлению желаемого. Они дали мне шанс договориться с духами, открыли путь к освоению Танца смерти, подтолкнули Оберона ко встрече со мной и поражению в поединке. Я даже не знаю, как сработает Девятая песня, пока не использую ее.
   -Но как? Откуда эти знания? Кто дает их тебе? - загорелась любопытством Тэрея.
   -Не знаю, - пожал плечами Демон. - Мне кажется, что я просто инструмент в руках мира. Через меня он пытается исправить себя, открывая некоторые свои секреты.
   -Самонадеянно, - хмыкнула ревивомантка.
   -Скорее наоборот, - поморщился некромант.
   -Чувствуешь себя пешкой в чьих-то руках, - скрывая улыбку, прикусила губу сидха. - Правильно. Что посеешь, то и пожнешь!
   -Прости, Тэра.
   -Да, прощу, - кивнула чародейка. - Но как? Шереф. Ладно, он такой же, как Сет и Тор, подобранный эльф. Но Рамина! Она же ревивомант!!!
   -Шереф был другим, - мрачно сказал некромант. - Мы встретились с ним на мысе под Древом. Вместе нашли то, что потеряли. Он многому научил меня. Не только фехтованию, а жизни в целом. Живя в Верее, я не знал и не понимал многого. Проклятые перебежники!
   -Так, может, вернем его к жизни? Как тех крестьян.
   Тяжелый взгляд каменной плитой опустился на Тэрею. Лицо некроманта выражало скорбь и скрытую муку.
   -Не могу, Тэра, - тихо сказал Демон. - Просто не могу.
   -Но почему?!
   Роквардессар с эльфийской грацией поднялся с пола и, неслышно ступая по циновке, подошел к девушке. Словно пушинка в объятиях ветра, та была подхвачена сильными руками мужчины и оказалась в его объятьях. Роквардессар, опустившись в кресло, осторожно усадил ее на свои колени. Рассказ обещал быть непростым.
   -В современном просвещенном мире магия стала наукой, - начал он издалека. - Заклинания разложены на формулы, в университетах открыты кафедры теоретической магии, на магии ставят опыты, магия освещает города, питает водопровод и перерабатывает отходы. Мы, казалось бы, подчинили ее. И начали забывать историю, то, с чего все начиналось. У магии есть свои, иррациональные законы, она влияет и на чародеев, и на богов. На последних особенно. Закон соответствия, что он по-твоему?
   -Согласно уложению принятому на третьем соборе глав Альянса маги должны носить соответствующие их силе одежды. В уложении прописаны символы, цвета и элементы костюма, для каждого направления магических школ.
   -Да, уложение, - усмехнулся некромант. - В Верейской республике внешний вид чародеев регламентировался статьями публичного права. Тебе не кажется странным, что в Альянсе и в республике были похожие бессмысленные законы? Все очень просто. Закон соответствия не нами придуман, третий собор глав и седьмой консул республики лишь попытались ввести магов в рамки, не безуспешно, кстати. На самом деле, магия диктует нам, как нужно выглядеть. Заставляет нас облачатся соответственно своим представлениям о нашей силе. В этом нет абсолютно никакой логики, я не знаю ни механизма этого закона, ни откуда он взялся. Во Вторую эпоху он уже существовал и появился вместе с Богами.
   -И то, что ты не можешь вернут Шерефа, как-то с ним связано?
   -Да. Косвенно, - согласился Роквардессар. - Магия, не смотря на все опыты, формулы и бесконечные тома теории, не поддается изучению до конца, потому что лишена логики. Это сила непознаваемая, дикая. Я бы назвал ее первобытной, неразумной, если бы был уверен, что она не изобретена в Первую эпоху. Почему Траур не возвращал умерших легионами обратно в строй? Почему только избранных, вроде меня? Почему Леарлина не дарует бессмертия своим почитателям, не возвращает к жизни умерших? Мы не можем, так же, как ты не можешь отказаться от своих одежд, пока здесь -- некромант постучал пальцем по голове, - что-то не встанет на свои места или, наоборот, не сойдет. Шереф пал в свой срок, как это должно было произойти. Тысячи крестьян умерли от того, что в их жизнь нагло вмешались маги, изменили их природу.
   -Как-то иначе я представляла могущество Богов, - недоуменно сказала Тэрея.
   -Да, Боги очень сильны, они могут менять мир одной лишь силой воли, но, - Роквардессар хитро сощурился, смакуя каждое словно, - они парадоксально бессильны! Наши конкретные Боги. Предыдущие поколения были другие. Все они разные. Первые, или те, кого я считаю таковыми, были вообще неописуемыми монстрами. Два Бога. Единые и полноценные, они почти ничем не были ограничены, кроме конфликтующей в них разнородной Силе. Следующее поколение было очень слабым, но очень многочисленным. Третье, которое я смог отследить в отголосках памяти погибших, было похожим на меня, Аса. Не накапливающие в себе Силу, а изливающие ее в Мир. Дальше, постепенно, появились Боги, как нынешние светлые. Очень могущественные, почти, как те, из первого поколения, но с гармоничной Силой. Однако, со своей ахиллесовой пятой -- чертогами. Для власти над Миром им нужны приспешники. Младшие боги, жрецы, маги, обычные верующие. Абсолютной властью они обладают лишь в чертогах. И единственный случай, когда это правило было нарушено, произошел с появлением Посоха. Светлые возжелали обладать могуществом и нашли способ добиться этого в твоем артефакте. Что в итоге получилось, ты знаешь сама. Освободились от цепей чертогов не только светлые, но и темные. Траур от удивления даже Позвоночник тогда создал. А потом началась Война.
   Роквардессар замолчал, вновь переживая чужие и свои воспоминания.
   -Со смертью Эссарата все вернулось на круги своя, но слишком поздно. Даже не вовремя. Некому стало залечивать шрамы, нанесенные силой Богов Миру.
   Тэрея завороженно слушала рассказ некроманта. Она уже зала, что он знал многое из истории, наверно, никто больше не мог похвастаться такими обширными знаниями о Второй и Третьей эпохах.
   -Странно все это, - заключила ревивомантка. - Странно и запутанно.
   -Более чем, моя дорогая. Но мне удалось поспрашивать непосредственных свидетелей разных эпох. Когда-нибудь, если тебе интересно, я расскажу о том Мире, в котором они жили. Аже воссоздам некоторые картины. Это очень интересно, - Демон все так же мысленно блуждал в воспоминаниях. - Я очень рад, что смог найти Ферлея. Он многое обхяснил мне о природе Богов, он наблюдал за ними очень долго. Благодаря ему и тем научным трудам гномов Машинериума, я начал еще больше понимать странности магии. Хотя бы небольшую часть. Но еще многое нужно понять и изучить. Пожалуй, полные ответы мне могут дать только останки из Первой эпохи.
   -Князь из города Рил?
   -Это единственное, что приходит на ум, - согласился Роквардессар.
   -Подожди-ка, - Тэрея оторвалась от груди мужчины к которой непроизвольно прижалась щекой. - Рил столица Скади. Рамина говорила, что становится там чуть ли не королевой. А она один из твоих агентов! Это все не с проста! Ведь так?
   -Я просто посоветовал ей уйти от слежки Университета и попросил разведать обстановку в Скади, но ты сама ее прекрасно знаешь.
   -Прости, поправлю. Думала, что знаю!
   -Да, да, - постарался скрыть усмешку Роквардессар. - Так вот, девушка она инициативная, уверенная в себе, умная и активная. Подошла к делу с энтузиазмом и выдумкой, добившись неожиданных результатов. Для тролля просто головокружительная карьера. Хорошо, что у нее все так благополучно сложилось. Их вид сейчас на грани уничтожения, но теперь точно в мире найдется уголок, где они смогут укрыться.
   -Никогда бы не подумала, что она тролль, - удивленно покачала головой Тэрея. - До сих пор это поражает.
   -А цвет глаз никогда не настораживал?
   -Мало ли в Альянсе разных гибридов? У полукровок бывает самый разный фенотип, в результате гетерозиса рождаются самые удивительные существа. Я никогда и не допытывалась, отчего у нее такие глаза.
   -Она и в самом деле не чистокровный тролль, иначе не была бы ревивомантом, - сказал Роквардессар. - Как у эльфов магия Жизни, так у троллей некромантия. Чародеи иных школ рождаются крайне редко. Сейчас троллей осталось очень мало, они скрытно живут в Южном пределе, попрятавшись в самых отдаленных местах провинции. Так или иначе им приходится смешивать свою кровь с людьми. Но память о прошлом этот народ хранит очень прилежно.
   -Надо будет о многом поговорить с этой предательницей! - многообещающе прошептала Тэрея. - Подруга называется! И вообще, подруга ли? По твоему приказу ко мне дружить пришла, наверно.
   -Нет, ты ошибаешься, - с улыбкой глядя на ворчащую девушку, сказал Демон. - Я никогда ей ничего не приказывал. С ее характером это не рационально. Эффективнее просто давать советы и просить. Как я уже говорил, девушка она инициативная, мою просьбу присмотреть за тобой исполнила с готовностью и весьма основательно.
   -Я это проверю.
   Девушка всем своим видом показывала возмущение сложившейся ситуацией. Было приятно сидеть на коленях Ассенеля и причитать на тему несправедливости жизни. Создавалось впечатление спокойствия, казалось, что основные проблемы позади. К сожалению, это была лишь иллюзия.
   -Хотелось бы мне приехать к Рамине, она меня приглашала в гости, - тихо сказала ревивомантка. - Расписывала красоты Рила, проклинала северный климат. Надоело мне это затянувшееся приключение. Я рада, что в итоге нашла тебя, но все остальное слишком печально.
   -Скоро ты сможешь побывать в Риле, - заверил Тэрею некромант. - Нам нет нужды развязывать войны. Если... Когда Лерлину сменит Уландиль, политическая обстановка кардинально изменится. Один из Богов Света будет если не на нашей стороне, то хотя бы мирно настроен. Я надеюсь, тогда получится установить мир между Тьмой и Светом.
   -Остальные Боги это вряд ли допустят.
   -Лабир будет, как минимум, ослаблен. Он уже сейчас не обладает Силой в полной мере. Совнатрол тоже понесет существенные потери. И у нас есть ты, Тэра. Посох, которым ты владеешь. Его не допущу его использование в битвах, но светлым об этом лучше не знать. Посох -- это самый весомый аргумент в нашем арсенале.
   Тэрея промолчала. Будущее в свете приобретения данного артефакта становилось очень неопределенным и пугающим. Это монстры вроде Роквардессара с детства готовы были принять огромную силу и пользоваться ей. Ей, простой сидхе, ревивоманту, никогда не мечтавшему выйти за пределы скромных возможностей обычного мага, стать обладательницей Посоха было неприятно. Казалось бы, бери и верши судьбы Мира, установи порядок, веди народы к процветанию, но откуда ей знать, что нужно для этого делать? Так начнешь творить добро налево и направо, и Миру этому придет конец. Тиельвамориен. Благие намерения вещь такая, что губит лучше открытой ненависти.
   Тихий перезвон хрустальной гирлянды прервал размышления Тэреи. Так темные эльфы стучались в чужие покои.
   -Отец, - из-за двери раздался тихий шепот. - Сет просит встречи с тобой. Он говорит, что его вести очень тебя заинтересуют.
   -Хорошо, я найду его, - отозвался Роквардессар. - Ты со мной Тэрея?
   -Да.
   Некромант свернул заклинание модели Кландорея, которое так усердно готовил. Вода мгновенно испарилась.
   -Почему ты не позвал Сета к себе? - спросила Тэрея, для которой показалось странным, что Ас, повелитель Смерти сам идет на встречу к своему ученику, а не велит ему предстать перед учителем.
   -Не более чем привычка, - отмахнулся Роквардессар. - Мне всегда проще и быстрее самому прийти к просящему. И мне показалось глупым приглашать моего гостя в твои покои.
   Тэрею удивили суждения некроманта, но она решила промолчать. Тем более, что Сет находился недалеко, в соседней келье, отведенной под святилище. То самое, с барельефом раскидистого дерева. Здесь мастер боя и шаман смиренно сидел на полу, склонив голову. Однако, стоило Роквардессару переступить порог, как уши светлого эльфы резко дернулись, через миг Сет уже стоял на ногах, сдержанно кланяясь Демону.
   -Приветствую тебя, Учитель, - негромко сказал шаман.
   -Здравствуй, Сет, - поприветствовал его Роквардессар, присаживаясь на пол. - Что ты хотел сказать мне?
   Тэрея пристроилась рядом с Демоном. Она все еще чувствовала себя неуютно в этих святилищах темных эльфов. Здесь была странная атмосфера. В отличие от величественных храмов светлых Богов, где всегда играет музыка, часто утраиваются праздники, жрецы ходят в ярких и богатых нарядах, здесь тихо и мрачно. Местные служители ходят в самых обычных робах. Но в то же время, в душе рождается некое возвышенное чувство, сознание обретает чистоту и ясность. Темные эльфы народ суровый, на Саррейтоне есть множество мест, отведенных закаливанию и тренировке тела, превращению его в совершенное оружие, а это святилище предназначено для совершенствования духа. Здесь они перековывают свои души в мечи. А вместе с ними и такие, как Сет.
   -Учитель, тебе ведь так и не удалось узреть скрытый мир духов? - задал риторический вопрос Сет. - Но ты наверняка помнишь мои рассказы о нем.
   -Это так, - подтвердил Роквардессар.
   -Так вот, недавно небесное Око открылось.
   Тэрея удивленно воззрилась на эльфа. Какое еще око?
   -То самое Око с вертикальным зрачком в обрамлении золотой чешуи? - задумчиво молвил Роквардессар. - И когда это произошло?
   -Почти тогда же, когда искры Огня стали резвее.
   -По-твоему, это связанные явления?
   -Если это совпадение, то очень необычное, - коротко кивнул Сет. - Мне кажется, что все-таки моя теория на счет духов Сил верна, Учитель.
   -Мы уже проходили это, Сет, - вздохнул Роквардессар. - Ты прекрасно помнишь, что из этого ничего не вышло.
   -Я Думаю, мне стоит продолжить поиски, - упрямо поджал губы воин. - Может в степях орков, я найду ответ.
   -Это опасно, - недовольно покачал головой Роквардессар. - Смертельно опасно.
   -Понимаю, Учитель, но я хочу найти истину.
   Роквардессар тяжело посмотрел на одного из немногих своих живых учеников. После падения Цитадели некромант стал испытывать гипертрофированную заботу о своих подопечных. Даже в Кландорей отправил с великой неохотой, а уж в степи орков... Недавно он и так потерял Шерефа.
   -Хорошо, - согласился Роквардессар. - Но сейчас нам может понадобиться твоя сила здесь.
   -Как скажешь, Учитель, - поклонился Сет, скрывая улыбку в уголках губ.
   -Как себя ведет сейчас небесное Око, - сменил тему Демон.
   -Закрыто, как раньше, - ответил Сет. - Спит.
   -Гм...
   После недолгого разговора Роквардессар и Тэрея вновь отправились в свои покои. Однако теперь некромант был полностью погружен в свои мысли. Но Тэрею жгло изнутри любопытство.
   -О чем вы говорили? - все же полюбопытствовала она. - Что такое небесное Око и скрытый мир?
   Роквардессар с удивлением посмотрел на ревивомантку, а потом виновато улыбнулся.
   -Прости, иногда я забываю, что ты училась... по другой программе, - с заминкой сказал Демон. - Скрытый мир, он же серый мир -- это грань нашей реальности. Та самая грань, за которой располагаются мои владения. Она повсюду, это отражение мира. Но блеклое, в нем видно лишь души живых существ, а так же в нем блуждают заблудшие души, мелкие демоны. По крайней мере, такова грань для некромантов. Но, как недавно выяснилось, шаманы видят ее по-своему. Или же они видят что-то совершенно иное. Во всяком случае, их скрытый мир тоже полон духов. По сути, он весь состоит из разных духов. Например, в нем этот остров, Саррейтон, по словам Сета, выглядит как огромное дремлющее существо. И в небе вместо солнца там прикрытый ложным веком огромный глаз с вертикальным зрачком.
   -И как это связано с Огнем и теорией Сета? - мысли Тэреи начали потихоньку путаться от таких открытий, раньше жить было куда проще и понятней.
   -Сет считает, что все вещи в материальном мире имеют свое воплощение в виде духов. Даже Стихии, даже высшие Силы. Одно время он порывался найти для меня духа Смерти, - с улыбкой вспомнил Демон. - Очень заботливый и обстоятельный парень. Сейчас, когда Око открылось впервые на его памяти, и одновременно где-то объявился Бог Огня, его идея получила косвенное подтверждение. Он снова загорелся поиском духов Сил.
   -Но разве это возможно? - удивленно спросила Тэрея.
   -Не знаю, - покачал головой Роквардессар. - Сильно сомневаюсь, но мешать поискам ученика не буду. В любом случае, что-нибудь в процессе он все же найдет.
   -А как ты пользуешься шаманизмом? Если не видишь духов? Я так понимаю, это основное, что нужно для шамана.
   -Шаману нужно общение с духами. Видеть их при этом не обязательно, главное, понимать и уметь донести до них свои мысли, желания и стремления. И договориться. В шаманизме я и темные эльфы разбираемся мало. Больше теоретически, используя старую науку троллей, которые до того, как начали делать привычную нежить, начинали с простого -- с общения с духами предков. Это, по свей видимости, связывает привычную нам некромантию и шаманизм. Знала бы ты, как долго мы с Деваной работали над тотемизмом для Сета.
   -А друидизм? Ты же точно им владеешь! Ты даже меня учишь ему.
   -Учу? - Демон рассмеялся. - Ты мне льстишь, Тэра. Я только помогаю тебе вспомнить то, что дано тебе Лесом. Владею друидизмом я тоже лишь отчасти. Вообще, все им так владеют. Не смотри на меня так удивленно! Друидизм -- это магия природы, а природа -- это все, это вселенная. В идеале. На деле же сидхи и ваша магия получились несовершенными. Вы получили души от Леса, а это лишь часть всего мироздания. Оттого друидизм, открытый на данный момент Миру, это жизнь и смерть. Я Мастер Смерти, от того и могу кое-что и из магии сидхов.
   Помолчав несколько секунд Тэрея резко встала с кресла, а которое успела вновь опуститься и решительно направилась к выходу из кельи.
   -Куда ты? - удивленно спросил Демон.
   -К Матерям! - коротко ответила ревивомантка. - То, что они говорят, мне хотя бы понятно!
   Еще несколько секунд Тэрея слышала за спиной приглушенный смех Роквардессара.
   На следующий день им встретится уже не удалось. Тэрея всю ночь проведя в разговорах с метерями и в медитациях под лунным светом, вернувшись в келью некроманта там не застала. Как поведала всегда присутствовавшая рядом Ошилла, Отец отбыл в материковое Убежище на встречу с союзниками.
  -- Глава 26
   -Нападать! - твердо сказал Тиберий, раздраженно постукивая пальцами по столешнице круглого стола в одном из залов Убежища. - Нам нужно срочное наступление. Мы и так утратили почти всю инициативу! Я согласен, что в этом был смысл. Эльфы и гномы в наших рядах это хорошо. Но медлить больше нет смысла!
   Морщины на суровом обветренном лице древнего полководца складывались в хмурую гримасу. Ас Хаоса был крайне недоволен тем, что у них до сих пор не было четкого плана военной операции.
   Демоны собрались в новом Убежище чтобы встретиться со своими союзниками, к которым, в пику традициям светлых, были зачислены и темные эльфы, глупо было бы ровнять их со слугами. Вместе с Темными за одним столом собрались Уландиль в сопровождении Ар-Гиллада и Сириона, от гномов явилось четверо ярла, сам Нарагур по понятным причинам прибыть не смог. От драконов присутствовали Громаликс и Гальва. Ну и конечно здесь же были Роквар и Ирохар.
   Новый зал собраний был отстроен буквально вчера специально для сегодняшней встречи. Строгий стиль, без всякий излишеств: матовый блеск металла, прямые линии, удобные кресла, обитые горным льном, массивный стол из темного стекла.
   -Без сомнения так и будет, дорогой мой. Именно для этого мы сегодня и собрались. Промедлений больше не будет, - беспечно заявила Девана, она, вечно юная, многоликая, нисколько не переживала за будущее. - Тем более, что к нашему противнику уже выдвинулось подкрепление.
   -Да, - хмуро согласился Тиберий. - Как раз тогда, когда мы решили нападать на Кландорей, с северо-запада Альянса сюда выдвигаются военные формирования людских королевств, девять гномьих хирдов и стрелковые бригады полуросликов. Конечно они ожидают, что им придется охранять города, а не отбивать, но это уже не столь существенный факт. На наше счастье, это не единая армия, а отдельные формирования. Но как только там проведают о начале наших активных действий, подобного сумасбродства противник больше не допустит.
   -Это подкрепление не столь уж и великая проблема, если наши планы воплотятся так, как должно, - сказал Роквардессар. - Решать ее, вероятно, даже не придется, когда Уландиль примет силу нашей матери. В случае, если это их не вразумит, то готов лично встретить войска неприятеля. Без поддержки Бога Жизни никто не станет связываться с Богом Смерти.
   -Именно, - недовольно сказал Тысячник Хаоса. - Боги, ахиллесова пята нашего с вами, демоны его раздери, плана! С них и начнем. Что с Леарлиной?
   -Мне бы хотелось иметь твою поддержку, брат, при усмирении Богини, - хмуро сказал Князь светлых эльфов.
   -Все равно я не смогу лично вступить в чертоги, а когда с тобой будет моя кровь, то мне без разницы из какой точки мира отправлять к тебе фантомов, - развел руками Роквардессар.
   -Хорошо, тогда не возражаю.
   -Решение для устранения Леарлины, подобранные Уландилем вполне приемлемые, - заключил некромант. - Проблем с ней не предвидится, я поспособствую этому всеми возможными способами.
   -Прекрасно, - одобрил Тиберий. - Как я понимаю, ты, Князь, собиравшийся устроить семейные луперкалии со стеганием Леарлины. Таким образом тебе не понадобиться никто, кроме Роквардессара?
   -О, интересное сравнение, - ухмыльнулся Уландиль. - Надеюсь, матушка легко разрешиться от бремени власти. Нет, мои войска под предводительством Ар-Гиллада полностью в вашем распоряжении. Вход в чертоги Леарлины находиться в уединенном и легкодоступном месте, так что при подходе к ним войска ни к чему, а внутри и подавно.
   -Хорошо, теперь на счет храма Лабира, - Тиберий похлопал по столу вызывая на нем объемную карту гномьих гор. - Монастырь Порядка находиться здесь?
   Тиберий указал пальцем на небольшую уединенную долину затерявшуюся средь горных пиков. На карте тут же отобразилась пометка в виде красного крестика.
   -А где сейчас располагаются ваши основные силы? Где пролегают ближайшие пути железных дорог? - спросил гномов Ас Хаоса.
   Ярлы за несколько минут с помощью Ирохара сделали все нужные пометки. Карта расцвела зелеными линиями и точками.
   -Наша граница сильно растянута и войска, соответственно, тоже. Однако собрать их не составит труда, - отметил при этом западный ярл Мзургар. - С помощью монорельса мы можем сконцентрировать отряды за несколько часов в нужном месте, но все пещеры со стороны лабиритов надежно охраняются и они так де мобильны. Даже от ближайшей точки к храму нам придется прорываться с боями. Это займет много времени. И потребует больших жертв. Мы, гномы, очень хороши в обороне. Даже тебе, Колебатель Тверди, нелегко приходится воевать против нас в горах.
   -Очень крепкое вы племя, - утвердительно кивнул Тиберий. - А где располагаются вражеские пути?
   -Точно мы не знаем, не докладывают, - хмыкнул южный ярл. - Но все равно воспользоваться ими мы не сможем. Наши составы на их путях не могут передвигаться, а захватить их поезда целыми не получится из-за системы самоуничтожения.
   -У меня есть предложение, - поразмыслив, сказал Ирохар. - Что если вывести пути на поверхность?
   -Хах, на поверхности и в самом деле обороны никакой, - согласились гномы, не скрывая снисходительных ухмылок. - Но она там и не нужна. По тем пикам и со специальным оборудованием пойти не легко, а уж прокладывать железную дорогу и подавно. Да и сколько на это времени уйдет?
   -Мастера дроу возвели это убежище за одну ночь, - со спокойной уверенностью сказал Ирохар. - не думаю, что создание путей отнимет у них больше времени.
   Гномы на время притихли, переваривая данную новость.
   -Думаю, эта станция находиться достаточно близко к монастырю и поверхности, - нерешительно сказал Тримергир. - Нам нужна будет и обратная линия, чтобы отводить обратно пустые составы. А для этого понадобится сделать где-то здесь крутой разворот и провести пути уже к этой станции...
   -Или начать строить их с двух направлений, - вклинился восточный ярл. - Но нужны будут очень прочные конструкции и опоры. И много постоянных магнитов. Пути -- дорогое удовольствие.
   -Думаю, у нас еще осталось на складах немного мифрила, кобальта, титана и вольфрама. И вы сможете поделиться ресурсами на благое дело. В наиболее уязвимых местах укрепим конструкции эстакад металлом. А в целом упрочим саму конструкцию с помощью трансформирования материи. Рассчитать нужное распределение нагрузки не составит труда.
   -Тогда нужно сразу же учесть Роддар и Каурфирс, два форта, полностью контролирующие долину Храма. Отправить им пару сотен термобарических снарядов в тыл! - с пылом предложил северный ярл. - Они не рассчитаны на нападение со стороны гор, все орудия направлены на долину и входы в нее из пещер. И сразу блокировать пути противника. Лишить их и малейшего шанса на победу!
   -Для начала надо проверить с какой скоростью смогут маги строить дорогу, а потом исходить из полученных данных, - хмуро сказал Тиберий. - Ирохар?
   -Уже отдал распоряжение, к завтрашнему дню данные будут.
   -Итак, Лабир... - сказал Тиберий, сверля взглядом долину Храма на карте. - Уж простите, ярлы, но полностью полагаться на конунга в я не могу. И не в доверии дело, а в воле случая. Предложенный им план по свержению Лабира мне непонятен и шансов на благополучный его исход мы не знаем. Бросать войска на верную гибель не в моих привычках. Поэтому нужно обдумать не только тактику штурмовой операции, но и возможны пути отступления. Какие силы врага сконцентрированы долине?
   -Пять сотен гвардейцев Храма несут дежурство в двух фортах и самом Храме. Это не просто войны -- священики. Бог наделил их могуществом, опасный противник. Очень, - мрачно поведал один из ярлов. - Ко всему прочему к долине проложено несколько железнодорожных веток. Расположение тоннелей и станций нам не известно. Знаем только где расквартированы ближайшие хирдманы конунга ортодоксов. Это поселения Здорм, Хвельдир и Аинавальд, вот они. Они находятся примерно на равном расстоянии от Храма, расположены на кольцевой линии монорельса. От них до долины считанные минуты пути. Эти же поселения являются важными транспортными развязками, через них за несколько часов могут прийти еще подкрепления из других городов.
   -При штурме Храма нужно решить несколько позиций, - заговорил другой ярл. - Во-первых, подкрепления противника, которые прибудут по монорельсу. Нужно надежно перекрыть все туннели и станции, расположение которых нам не известно. Иначе мы просто окажемся в ловушке. Во-вторых, два форта, Роддар и Каурфирс. Они расположены тактически очень выгодно, полностью перекрывают всю долину огнем своих орудий. Нужно вывести их из боя до того, как мы начнем непосредственно штурм Храма. В-третьих, слаженность наших войск сейчас, к сожалению, просто никакая. Необходимо продумать тактику сражений темных эльфов и гномов не друг против друга, а в одном строю.
   -Понятно, дела у нас на этом направлении не радужные, - хмуро заключил Тиберий. - Гвардейцев Лабира в бою мне видывать приходилось. За прошедший век они все так же хороши?
   -Нет, они живые гномы, а ты сражался с мехами. И в магическом и в физическом плане они уступают предыдущим наборам, - восточный ярл неприязненно скривился. - Я сам был в той гвардии, знаю о чем говорю. Сопляки, что сейчас несут службу у Храма сильны и опасны, но это не те вояки, что шли в бой против твоей тысячи, Колебатель.
   -Уже приятно. Далее. Какие предложения есть по вражеским линиям монорельса и фортам?
   -Засыпать всю долину фугасами, - недовольно буркнул ярл запада. - Иного выхода не вижу.
   -Вы, гномы, строите очень основательно, - заметил Роквар, - и там все пропитано магией Порядка и укрепляющими чарами -- у нас не хватит боезапаса, чтобы нанести необходимый ущерб противнику. Поэтому мы уже начали обдумывать то, как в случае необходимости, вывести из строя транспорт гномов. Ирохар, расскажи.
   -Да, брат. Мы изучили дороги наших новых союзников и расспросили их о технических особенностях монорельса противника. Выяснилось, что ортодоксы и гномы Машинериума используют абсолютно разные методы магнитной левитации, чтобы противник не мог воспользоваться путями другой стороны. Это не просто разные колеи, их можно быстро подстроить под себя с помощью магии, а другие принципы. У нас -- это постоянные магниты, у ортодоксов -- сверхпроводящие электромагниты. Мы уже давно работаем со сверхпроводниками и прекрасно знаем их достоинства и недостатки. Одним из недостатков является необходимая для их работы температура. У гномов технология предусматривает температуру до двух целых двух десятых фемтоэргов. Для того, чтобы противник сам себе заблокировал подступы к Храму, нужно спустя две минуты после нападения сделать так, чтобы в сверхпроводниках этот пороговые значения температуры оказались превышены. Составы к тому времени уже будут в пути и скорость движения у них будет самая подходящая, чтобы в результате аварии туннели оказались полностью разрушены. Конечно, гномы тоже знают о данном недостатке своей системы, но из-за преимуществ продолжают ее использовать.
   -Да и стоит ли переживать, ведь по их мнению никто в мире все равно не разбирается в этих технологиях, - криво усмехнулся Роквар.
   -Именно, - кивнул Ирохар. - У них предусмотрена защита на этих устройствах, заклинания-термостаты. Но нам нужно помнить об огромном преимуществе -- об Асах, сражающихся непосредственно в одном строю с обычными чародеями. Асы слабее Бога, но никак не связаны со своими чертогами, сейчас это все мы прекрасно знаем. Поэтому мы можем осуществить очень заманчивую диверсию. Невозможно в сердце государства гномов заставить колебаться твердь, но можно увеличить энтропию нескольких элементов на небольшой территории.
   -Нужно проверить данную идею, - подумав, согласился Тиберий. - Сегодня же в горах наших союзников соорудим макеты и проведем несколько опытов. Далее форты. Говорите, все их орудия направлены на долину. Это хорошо, но я прекрасно помню степень защищенности гномьих крепостей. Несколькими снарядами их не вывести из боя. Мы можем установить на составы рельсовые ускорители масс?
   -Они слишком громоздкие, для этого. Конденсаторы, автомат заряжания... - с сомнением сказал Роквар, - Но у нас есть специалисты из шефанго, которые вполне могут заменить орудия. Можно разместить на составах направляющие рельсы или кольца, заряжать их вручную, все остальное сделают шефанго. Резко упадет скорострельность и количество выстрелов сильно ограничено запасами энергии чародея.
   -Плохо, - поморщился Тиберий. - Эти крепости нужно залить шквальным огнем, чтобы хотя бы оцарапать. Если я правильно понял, они очень древние и укреплены чарами так, что осаждать их можно годами. Придется действовать по-старинке. Скомбинировать атаку -- чарами ослабить магическую защиту крепости, потом подавить вражеские огневые точки залпами из пушек. Учитывая высокую эффективность кольцевых ускорителей, шансы на успех есть. Однако необходимо будет вывести из ближнего боя часть наших самых могучих бойцов -- шефанго. Учитывая, что дроу будут заняты в строительстве и поддержании работоспособности монорельса, то сил на Кландорей у нас практически не остается. Только войска ванов, но ревивоманты против светлого города? Сомнительно. С нашей стратегией при штурме Кландорея необходимо иметь несколько отрядов темных эльфов.
   -Г-хм, - южный гномий ярл вежливо прервал Тиберия, секундой позже перешепнувшись о чем-то с Ирохаром. - Прости, Колебатель, но у нас есть идея с артиллерией. Не одни темные эльфы могут создавать хорошее оружие. У нас тоже есть парочка примечательных экземпляров. Мортиры "Котел Имира" и "Колокол Фрости" уже пару веков не использовались, но тебе должно быть известно их могущество. Саженный калибр, дальность стрельбы до тридцати километров. Необходимо подобрать для них подходящие снаряды, что для темных эльфов не составит труда. У нас есть готовые решения, но из-за используемой силы они не подходят, однако поменять полярность силы -- что может быть проще при наличии нескольких Богов под рукой?
   -Я припоминаю кое-что из прошлого, - недобро сощурился Тиберий, смотря сквозь гномов. - Диаметр в два метра и дальность тридцать километров?. В таком случае мне понятно, что случилось при штурме Гардхейма. С тех пор прошло как раз лет двести.
   -Именно так, - совершенно спокойно сказал ярл. - Твои войска крайне удачно выстроились для нанесения удара. Нам до сих пор не понятно, если уж на то пошло, как выжил тогда ты.
   -Исключительно чудом, друг мой, - глухо ответил тысячник, отбрасывая ненужные воспоминания. - И, видимо, так же это оружие оказалось в ваших руках, а не у ортодоксов?
   -К сожалению, не все, но несколько штук приобрести удалось.
   -У противника такое оружие есть?
   -Не в долине Храма, - отрицательно качнул головой другой ярл. - Эти мортиры расположены на границе гор. Оружие подобного могущества держать в сердце своих земель нецелесообразно и опасно. Оно попросту бесполезно, никто же не предполагает, что до сердца гномьего государства можно добраться по поверхности.
   -Так, об этом мы поговорим подробнее чуть позже, - Тиберицй азартно сверкнул глазами. - Пока пробежимся по Кландорею и обдумаем наши возможности! Итак. Вход в чертоги Совнатрола. Университет. База Стражи. Это экономический и политический центр всего Южного предела Альянса. Кландорей захватить мы обязаны, но Совнатрол просто не позволит этого сделать с имеющимися силами!
   -Мы можем проникнут в чертоги, - предложил Громаликс. - Если одновременно к Кландорею привести Никту и Валитара, то, по-идее, Тьма проникнет в чертоги, подобно тому, как мы планируем сделать с Лабиром. Совнатрол будет ослаблен. Тогда мы можем отвлечь его от Кландорея.
   -Решил покончить с собой, Гром? - прямо спросил Тиберий.
   Дракон прикрыл глаза, словно на миг задумавшись над таким взглядом на его идею.
   -Всегда можно отступить, - в итоге ответил он. - Когда вы захватите город и выбить вас уже не представится возможность, то мы отступим.
   -Слишком опасно, Гром. У вас почти не будет шансов против Сонатрола, - покачал головой Роквардессар.
   -Пусть так, но мы сможем добыть вам время. И мы сможем попробовать отомстить Совнатролу. Это важнее.
   -Надеюсь, жажда мести не помешает тебе отступить, - хмуро сказал Тиберий.
   -Раз уж речь зашла о Кландорее, то я, как самый опытный, - Роквардессар с нескрываемой иронией выделил это слово, - в деле осады данного города хочу сказать, что так просто его не взять, даже без учета Совнатрола. Армию непременно заметят издали, не помогут никакие мороки. В ту же минуту будет активирован защитный купол. А купол Кландорея, скажу я вам, делает город защищенным настолько, что не всякое Убежище с ним сравнится. Но, у любого щита есть слабое место. Мы уже обсудили с Никтой некоторые возможности и теперь поделимся ими с вами.
   -Именно так, - холодно улыбнулась последняя фейри в Мире. - Кландорей самый защищенный город Южного предела, это правда. И даже драконам, чтобы проникнуть в него, нужно сначала преодолеть защитный купол. Первоначально мы планировали попробовать пробить его с воздуха с помощью стаи Громаликса и этого Убежища. Да, именно так. Этот зеркальный шарик ко всему прочему умеет летать и обладает превосходной огневой мощью. Но даже его и группы драконов не хватит, чтобы проломит щит город достаточно быстро. А промедлений нам не нужно. И, к счастью, светлые сами хранят в своей твердыне вещь, способную преподнести нам этот город буквально на блюдечке. Они называют эту вещь Аристократкой.
  -- Глава 27
   Это был самый обычный день. Тихий осенний полдень. В Кландорее было тепло, не в пример северным лесам. Здесь вообще не бывало холодно, благодатный край во всех отношениях. Более половины земель данного региона отличалась повышенным плодородием, солнце круглый милостиво согревает местность, позволяя собирать крестьянам до четырех урожаев в год и лишь близость Пустыни омрачала общее благолепие.
   Казалось бы ответ данной аномалии прост -- магический Университет Кландорея, Маги заботятся о жизни обывателей и способствуют процветанию земель. Однако Авероник, теперь предпочитающий называться Фениксом, знал истину. Маги совершенно ни при чем, их главная задача состояла в другом. Университет служил ширмой, форпостом на входе в чертоги Совнатрола, близость которого и оказывала благоприятный эффект на окружающие угодья.
   Богу Дня удалось хорошо замаскировать вход в свои владения. Никто никогда бы не заподозрил, что Кландорей как-то связан с ним. Лишь самые приближенные служители знали об этом.
   Авероник сидел на лавке в парке около Университета. Перед ним весело журчал фонтан, в его каплях искрился солнечный свет, казалось, что вместо воды в нем льется радуга. Великолепная иллюзия, просто превосходная. Авероник с искренним наслаждением любовался прекрасным творением магии. Вода в фонтане даже на ощупь была настоящей. Ее даже можно было пить. В жаркие летние дни в этом фонтане нередко купаются ребятишки. И никто даже не замечает, что на самом деле его нет. Превосходная иллюзия. Но гораздо интереснее то, что она скрывает.
   У всех на виду, даже не за границей Университетских стен брали свое начало ступени к Солнцу. Первая ступень -- скрываемый фонтаном каменный диск диаметром три метра и толщиной в десять сантиметров. На нем изображение солнца. Древний артефакт, еще из тех времен, когда на месте Кландорея располагался главный храм Солнца, когда Тезарий и Совнатрол вместе строили свой культ, вместе возводили главный храм. А после их ссоры от величественной постройки почти ничего и не осталось. Благие мечты и устремления разбились о твердь гордыни и жажды власти.
   И что же он, Авероник, здесь делает? Почему не идет к своему Богу или не уйдет к оркам, подальше от этих войн? Ответ всему один -- Феникс. Этот дух держит его, воплощение огня требует освободить своего прародителя, чтобы это ни значило. Авероник знает одно, ему нужно попасть в чертоги Совнатрола. И это не кончится ничем хорошим.
   Запрокинув голову и откинувшись на спинку скамьи, Авероник не щурясь уставился на палящий диск солнца. Прикрыл глаза и увидел на его месте золотистый глаз с черной щелью зрачка. Открыл -- снова солнце.
   -Духи, что же вы творите? - устало спросил он. - Что вы хотите от меня?
   Помаявшись с минуту, Авероник встал и нерешительно направился к фонтану. Шаг, еще один и его фигура незаметно для окружающих растворяется в искристых каплях.
   Это был теплый осенний день. Солнце стояло в зените, уникальное явление, случающееся в Кландорее лишь раз в году, в тридцатых числах этого осеннего месяца. В остальном же, это был самый обычный день. На улицах разгуливали горожане, на рынках стоял привычный гомон, в Университете шли своим чередом занятия. Недавнее пришествие Темных здесь нисколько не ощущалось. Даже эпидемия териантропии минула стороной Кландорей. Но горожанам не было до этого дела. Они даже не думали и не знали, насколько грандиозное бедствие разыгралось прямо у них под носом. Новости о болезнях была воспринята ими несерьезно. Эпидемия? О чем вы? Ревиврманты наверняка сразу же уничтожили ее! Пробудились Темные Боги? Ну и что? Скоро маги решат и эту проблему, не в первый раз.
   Все были спокойны, так как Кландорей никогда еще не захватывал враг. Роквардессар подходил со своей армией к самым стенам, но даже он не смог войти город. Горожане были спокойны и жили обычной жизнь. На синем небе не было ни единой тучки, но никто не обращал внимания, как на мирный город тихо надвигалась тень.
   Лишь астрономы Университета с удивлением заметили, как на краешке солнечного диска появилось темное пятно. Оно увеличивалось, через минуту уже захватив более половины солнца, через две минуты остался лишь небольшой серп, который тоже быстро исчез. На город опустилась ночь. Неожиданное солнечное затмение, и лишь небольшой ореол короны освещал землю. Это был последний день Кландорея, великого города магии.
   Ярче солнца вспыхнул опустившийся на город защитный купол, озарив окрестности ярчайшим светом. Системы защиты сработали безупречно.
   Одновременно с этим в пятом корпусе Университета группа магов, работавшая с уникальным наследием Второй эпохи узрела чудо. И чудо смотрело на них в ответ. Впервые за многие тысячи лет эти янтарные глаза взирали на мир. Миллиарды дней прошли с тех пор, как эта женская грудь вздымалась от дыхания, а мягкая кажа наливалась сиреневым цветом. Вечность потребовалась на то, чтобы яркие губы цвета индиго раскрылись, показав ряд жемчужных зубов и острые, хищные клыки. Бесконечно долго мир не слышал слов, слетающих с прекрасных уст древней темной эльфи.
   -Вселение прошло успешно. Взламываю щит, - сухие фразы брошенные в пустоту положили конец Кландорею.
   -Орудия, огонь по квадрату Н7! - скомандовал Ирохар, рассматривая высветившийся проекцию на своем столе, артефакты Убежища быстро сканировали Кландорей, предоставляя стратегу точную карту города.
   Мелкая дрожь корпуса возвестила о том, что орудия совершили первый залп. На проекции вспыхнули огоньки. Один их храмов светлых превратился в руины.
   -Начать высадку десанта! Громаликс, ты знаешь, что делать!
   -Высадка десанта осуществлена, - через полминуты доложили дроу Ирохару. - Танграр с сотней воинов нацелены на центр города, через десять секунд они будут у Университета. Первая и третья бригады драуков вместе с ними. Херсир Бонбар, херсир Дилзирч, херсир Грилбан блокируют ворота. Ар-Гиллад штурмует казармы обычной стражи, его сотники рассредотачиваются по городу. Еще девять бригад драуков дислоцируются в квадратах согласно плану.
   -Громаликс, как у вас дела? - спросил Ирохар предводителя драконов.
   -Птенцы пугают жителей, подпалили казармы Стражи. Крыло Гальвы контролирует храмы. Поливаю огнем Университет, - ответил дракон.
   -Не сожги Танграра! - предупредил стратег. - Штаб, есть возможность вывести на проекцию дислокацию отрядов?
   -Скоро, идет активация артефактов, - незамедлительно получил он ответ. - Готово.
   Развернутая перед Ирохаром проекция Кландорея подернулась дымкой, чтобы через секунду обрести прежнюю четкость. Бригады драуков активировали сканирующие артефакты, так что детализация плана увеличилась и на нем стали отображаться группы войск темных и светлых эльфов, гномов и драконов. Подсветились храмы светлых богов и казармы Стражи. Стали видны некоторые отряды противников.
   -Ар-Гилад, перекрой главную улицу. Бригады два и четыре нарвались на боевую группу Стражи и не успевают отрезать торговый квартал! - быстро оценив обстановку, приказал стратег.
   -Откат орудий завершен, - бесстрастно доложил дроу из штаба.
   -Гальва, отходите от храма Тезария. Орудия, огонь по квадрату В6!
   В городе воцарилась паника. В сумерках ярко полыхали храмы и казармы Стражей. Жители города смутно различали мечущиеся в небесах тени, извергающие потоки огня на землю. По улицам мерно шагали огромные монстры, только что просто свалившиеся с небес и стреляющие смертельными снарядами. Металлический голос холодно приказывал:
   -Всем собраться на близлежащих площадях, не пытайтесь спрятаться в домах! Ни в коем случае не приближайтесь к храмам, Стражам, священникам и магам, иначе рискуете быть убитыми! Не оказывайте сопротивления, иначе умрете!
   Эти слова перемежались певучими призывами на эльфийском и общем:
   -Без паники, собирайтесь на открытой местности! Вам будет оказана помощь ревивомантов и предоставлена защита.
   Всюду слышались крики, иногда мелькали заклинания священников и магов Кландорея, но им в ответ мгновенно прилетали контрудары нападающих, уничтожая все живое на своем пути. Горожане в ужасе бежали на площади, собираясь в огромные толпы, их ненавязчиво окружали эльфийские воины. Отовсюду доносился мерный шелест движущихся механизмов, казалось, он заполнил весь город. Те, кто захотел бежать из города натыкались на настоящие хирды гномов в автоброне, которые деликатно просили людей собраться в группы и не паниковать. Желающие найти спасение у казарм стражников и Стражи с удивлением видели на их месте с ног до головы вооруженных светлых эльфов. И гномы, и Первые утверждали, что ситуация находиться под контролем, горожанам не стоит боятся и паниковать. И им верили.
   Так как защитный барьер над всем городом лопнул, подобно мыльному пузырю, разорванный изнутри темными всполохами, то с интервалом в минуту с небес на землю устремлялись слепящие молнии, уничтожая один храм за другим, вслед за светом раздавался ужасающий гром, от которого должно было расколоться само небо, воздух дрожал от него и наполнялся грозовой свешестью.
   Через полчаса только Университет все еще оказывал сопротивление темным эльфам. Маги порядка развернули защитный купол над всей территорией учебного заведения, но так как большая часть боевых магов была уничтожены первым же ударом, контратаковать они уже не могли. Милат Фарис был просто испарен Громаликсом вместе с большей частью башни, в которой находился кабинет ректора. А маги гномов уже начали уничтожать наскоро выставленную защиту.
   -Громаликс, ваш ход! - сказал Ирохар. - Как только вы отправитесь к Совнатролу, мы исполним свою часть!
   -Летим, - в предвкушении мести ответил дракон.
   Десяток драконов, повинуясь громоподобному зову своего командира, направили свой полет в сторону парка близ входа в университет и через некоторое время пропали во вспышке света -- отправились в гости к своему давнему врагу.
   -Ну а теперь дело за нами, - прикрыв глаза сказал Влитар.
   Держа за руку спящую Никту, он призвал свою силу, погружая город в непроглядный Мрак.
   Повинуясь воле Асов, Тьма откликнулась и полностью укрыла город. В нем больше не было ни единого пятнышка света, абсолютный Мрак. Этот покров нельзя держать дольше четверти суток, так как потом в нем начинают прорываться в мир темные демоны, такие, что даже Первожрецу Мрака становилось неуютно при встрече с ними. Но это даст шанс драконам победить Совнатрола. Прошедшие подготовку под куполом Матерей на Саррейтоне, закованные с ног до головы в броню работы дроу и гномов, зачарованные заклинаниями Ночи, усиленные ревивомантами эльфов. Сейчас только они могут противостоять повелителю Дня.
   Драконы быстро преодолели ступени в чертоги Совнатрола, не встретив никаких препятствий. Но оказавшись в самих владениях Бога, им пришлось разразиться потоками огня, выжигая все возможное сопротивление местных обитателей. К своему удивлению, Гальва заметила, что почти никто их не атакует. Чертоги Совнатрола были покрыты сумраком. Тьма из мира тонкими струйками проникла в это пространство, полностью деморализуя привыкших к вечному свету существ. Но в этом сумраке хищно полыхали жадные языки пламени. Они в предвкушении лизали стены пышных дворцов, прекрасные деревья уже давно превратились в обугленные остовы, всюду вился дым, возникало чувство, будто только что тут бушевал неистовый пожар.
   Не встретив сильного сопротивления, Громаликс и девять его собратьев смогли долететь до помпезного огромного дворца Совнатрола. Этот комплекс был словно отлит из золота и сиял подобно солнцу не смотря на все старания Никты и Валитара. Из того мира они не могли подавить силу Совнатрола в этом. Скудный сумрак бессильно растворялся в ярком сиянии света. Но там, куда он мог проникнуть, материя чертогов постепенно серела, трескалась, искривлялась. Встретившись, две силы уничтожали друг друга. Конечно, сначала исчезал мрак, но и он успевал нанести повреждение свету. Громаликс зло сощурился, прикрывая глаза третьим веком, чтобы их не так сильно жгло сияние дворца.
   Но не смотря на страдания, которые приносил драконам свет, они все равно летели дальше, сжигая преграды на своем пути, прорываясь к своему врагу, пока их собственная защита держалась. А когда, наконец, Громаликс достиг цели, разнося весом своего тела стены тронного зала, то просто оцепенел от удивления. Они были не первыми! Совнатрол уже сражался. И с кем! С Авероником!!!
   Совнатрол сиял, как само солнце, обращая на своего врага всю свою мощь. Однако и Авероник был не так прост. Объятый пламенем, словно укрытый крыльями огромной птицы, он стойко встречал удары и успевал огрызаться в ответ. Сами того не ожидая, драконы оказались втянуты в схватку очень могучих противников.
   -Что встали! Бейте его, если жить хотите! - крикнул драконам Авероник.
   Громаликс не заставил себя долго ждать. Изрыгнув поток ослепительного огня в Совнатрола, он одновременно активировал сразу несколько артефактов, которые вручили ему Асы.
   ***
   -Осторожнее! Давай! На меня! Пошла! - седобородый гном в хрустальных латах орал так, что казалось не будь эта площадка укреплена магами, то ее уже несколько раз унесло лавиной.
   Но, к счастью, маги гномов и темных эльфов заблаговременно озаботились техникой безопасности и подготовили место для мортиры очень основательно. Не только сиплый голос командира артиллерийского расчета, но и гром выстрела не должны помешать орудию выполнить свою задачу.
   Сейчас старый гном как раз с замиранием сердца руководил погрузкой огромной, двухметрового диаметра, бомбой в жерло украшенного рунной вязью Колокола Фрости. Мортира поражала ничуть не меньше, чем сам снаряд для нее. Вырезанная из большого куска алмаза она ярко сияла на солнце, чьи лучи мало согревали на этой высоте, но слепили изрядно. Темным эльфам пришлось закрыть лица масками из желтого стекла. Сводный расчет гномов и дроу, скрипя зубами и поминутно матерясь, аккуратно опустил бомбу на дно ствола. Операция элементарная, но требующая неимоверной сосредоточенности -- само орудие и его снаряд напитаны антагонистическими энергиями -- одно неверное движение и от аннигиляции не спасут ни урановая оболочка, ни стихийные изоляторы.
   Колокол Фрости созданный гномами более полутысячи лет назад сиял гранями от наполняющей его силы Порядка. Бомба пока казалась обычной металлической болванкой, но скрывала в себе сложную маго-механическую конструкцию, готовую выпустить на волю волны необузданного Хаоса.
   С мягким щелчком металл снаряда опустился на дно жерла. Орущий на всех командир расчета облегченно выдохнул и инстинктивно потянулся вытереть испарину со лба, хотя уже сто лет как являлся мехом и просто физически не мог потеть.
   -Поздравляю, ребятушки! Пол дела сделано! Делвин! Что там по хронометру?
   -Еще двенадцать минут!
   -Отлично. Готовь вторую бомбу, Кольдар! - последняя фраза предназначалась для дроу, нервно снующего вокруг мортиры.
   Вот кто сейчас переживал больше всех как за успех штурма Храма, так и за свою жизнь, так это создатели новых бомб Хаоса. Темные эльфы делали снаряды в сжатые сроки и не были уверены, что все сработает так, как нужно. Кольдар с радостью предпочел бы этой затее с гномьими мортирами куда более простой вариант. Атаковать форты Асам лично, не отвлекаясь на прочие мелочи. Пусть на это потребуется минут на десять больше времени и будет потеряно тактическое преимущество, но надежнее. Однако, нет. И по многим причинам.
   Во-первых, жаль, но у противника тоже есть, пусть и ослабленный союзниками, Бог. Лабир за эти десять минут, пока Асы будут отвлечены фортами может переломить ход всей битвы. Слишком близко его чертоги, слишком велика его власть в Храме. И нужно кому-то его сдерживать.
   Во-вторых, если принимать во внимание опыт Войны сил, то наиболее успешны те битвы, где Старшие не принимали в сражении никакого участия. Если же Боги начинали лично крушить противника, то под раздачу попадали все: и правые, и виновные. К счастью, Боги прошлого поколения были ограничены своими чертогами, только воля Эссарата давала им возможность вмешиваться в сущее так, как это было в о время Войны сил. Сейчас же Асы сами не хотели случайно натворить больших бед, поэтому ограничивались минимальным вмешательством. Игры с энергиями превосходящими собственное понимание всегда оборачиваются боком.
   Ближе к назначенному времени старый гном в хрустальном доспехе и сам чувствовал себя не лучше, чем дроу. Нервно сжимая в руках бронзовую рукоять молота, Фрастмир чувствовал, что ему решительно нахватает кислорода. Хотелось просто вдохнуть полной грудью чистого горного воздуха, но уже больше сотни лет, как ни легких, ни потребности в газообмене его организм не имел.
   -Ну что, парни, бьем! Х-хех!
   Молот с размаху врезался по алмазной стеке мортиры. Угрожающе взревел воздух, разрываемый снарядом. С диким воем тот умчался к горизонту, мертвенно блестя в лучах солнца. Вихрь снежинок взметнулся вокруг Колокола Фрости, и без того морозный и сухой воздух лишался последних капель влаги. Волна холода разбежалась от мортиры, вымораживая воду в атмосфере. Фрастмир встряхнулся подобно зверю, в безнадежной попытке сбить с доспеха иней.
   -Заряжай!
   Дроу мгновенно подкатили к жерлу новый снаряд и тот с шипением начал погружаться в заполненный голубоватым маревом ствол. Словно раскаленный клинок в воду при закалке.
   -Ну как, Делвин? - спросил он, проводя латной рукавицей по заиндевевшей бороде.
   -Траектория идеальная! Пять секунд. Четыре. Три. Две. Одна...
   Это не было похоже на взрыв. Ни грохота, ни вспышки за горизонтом. Но попадание почувствовали все. Горы тряхнуло. Со всех соседних вершин, переливаясь в солнечном свете, покатились белые барашки. Медленно нарастающий грохот снежных водопадов прокатился едва ли не по всему Гномьему нагорью. Даже один снаряд Колокола Фрости обладал колоссальным могуществом. А разорвалось их там два одновременно. Котел Имира тоже не дремал. И еще четыре бомбы было на очереди.
   Одновременно с выстрелом мортир со станции в городке Алигиар отправлялся первый короткий состав всего лишь из трех вагонов. В нем расположился отряд смешанных войск темных эльфов и гномов. Один из воинов, хирдман Бриннир, аккуратно опустился в компенсирующее перегрузки кресло, его массивные латы только недавно отремонтированы, и он все еще находился в эйфории от давно забытой легкости движений. Гном услышал, как по левую руку от него тихо щелкнули ремни безопасности. Повернув голову, Бриннир уперся взглядом в черный металлический наплечник с тремя синими полосками. Лишь подняв взгляд повыше, он разглядел лицо соседа-шефанго.
   Да, кто бы ему сказал всего год назад, что он, хирдман самого Нарагура, пойдет в битву с темными, того бы он сам поднял на смех. А теперь гляди ж ты. Сидит рядом этакая дылда, пристегивается еще. Хотя что с него взять, с непривычки и в самом деле вылететь из кресла можно, это Бриннир уж сколько откатался на монорельсе -- не счесть. Хотя десятники, как и должно по инструкции, велели оберечься.
   Через десяток секунд состав начал стремительно набирать скорость, гном почувствовал, как на тело привычно наваливается тяжесть. Поезд медленно поднимался вверх, к поверхности. Это ж надо, дроу все же провели рельс по поверхности, как и обещали. Все-таки, стихийная магия полезная штука, как оказалось!
   Потихоньку вагон начало потряхивать. Как-то рано, еще даже звук не преодолели, подумал Бриннир. Хотя рельс-то строили в спешке, кто его знает, как он там себя поведет. Не развалиться и ладно. Вновь посмотрев на своего соседа, Бриннир заметил, как тот сосредоточенно смотрит в перед и сжимает губы.
   -Что, морская болезнь на суше одолела, - с чувством легкого превосходства спросил гном шефанго.
   Чернокожий, взглянув на Бриннира, усмехнулся и ответил:
   -Пока нет, но если спросишь об этом через минуту, то рискуешь быть изгаженным моим завтраком!
   Бриннир тихо рассмеялся. Шефанго оказались незлобливы, хоть и темные, но по духу нормальные ребята. Получше многих светлых. Однако радовался хирдман не долго. Как раз ту самую обещанную минуту. Нет, шефанго не расстался со своим ужином. Это Бриннир оказался в шаге от этого, имей его механическое тело желудок и такие низменные потребности, как голод. А так обошлось. Только что-то щелкнуло в груди, а руки сами потянулись к ремням, чтобы поскорее их застегнуть.
   Впервые за всю сознательную жизнь гном испытал такие перегрузки. Не учел Бриннир, что на поверхности монорельс по прямой проложить за такой короткий срок оказалось не по силам даже мастерам дроу. Состав мотало так, что казалось, что он вот-вот сорвется с рельса. Однако пронесло. Хотя на последнем резком повороте, когда состав разворачивался на станцию Диалбере, Бриннир уже начал подумывать о преждевременной встрече с предками. Так как вагон повернулся чуть ли не на девяносто градусов, а кресло вдавилось до пола.
   Не успев толком отойти от таких кульбитов, Бриннир уже услышал рев своего херсира, перекрывшего даже грохот пневматических зарядов, которые отстреливали вверх борта вагона:
   -На выход! Живо, ребятки! Живо!!! Иначе следующий состав через полминуты врежется прямиком нам в зад!!!
   Нет времени расстегивать ремни безопасности -- Бриннир и эльф возле него дергают за рычаги -- резкий хлопок. Под зад словно корова лягнула! Зато сработавшая катапульта выбрасывает воинов вперед, на каменистую землю долины. Сухо щелкает щебень под тяжелой ступней гнома в автоброне, Бриннир едва не повалился навзничь, но эльф успел подхватить покатившегося гнома. Так, щит перед собой! Вперед!
   Синее сияние щита вспыхнуло как нельзя вовремя -- Бриннир с удивлением уставился на замершую прямо перед его носом картечь. Сонм мелких свинцовых шариков завяз в воздухе, едва не сметя гнома с ног. Убить не убило б, в автоброне-то, но приятного мало.
   -Щиты в синергию! Держать строй!!! - знатный у Бриннира херсир, голос такой, что шум битвы без магии перекрывает.
   Бриннир спешно вышел вперед прикрывая соратников, вставая плечом к плечу с другими хирдманами, стараясь определить откуда враг их поливает огнем. Сделать было это не сложно -- единственное сохранившееся в долине здание было прекрасно видно прямо впереди. Не главный фасад, к счастью, там-то у ортодоксов есть пара стационарных автоматических пушек калибром в две пяди -- сомнут хирд и не заметят. Впереди же виднеется левая сторона Храма, внушительная стена из розового гранита, пять контрфорсов, узкие бойницы. В последних и виднеются хищные жерла ручных кулеврин гвардейцев Лабира. Пядевый калибр, однозарядные -- мощные, но терпеть можно.
   -Держимся, братцы!
   Конечно, держимся! Сбились в плотный хирд, щиты сплелись так, что синергия усаливает их на три порядка! Тут и перед двухпядевыми автоматами выстояли бы. Полминуты.
   Бриннир скользнул взглядом по долине, выискивая иные источники опасности и беззвучно присвистнул. Колокол Фрости и Котел Имира постарались на славу. От Роддара не осталось и следа, Каурфирс лежит в руинах. Конечно, руинами это сложно назвать, но он хотя бы угадывается в странной смеси камня, металла и дерева. И это после нескольких попаданий! От Роддара и того не осталось. Хаос порезвился там на славу. Казалось, форты и скалы, на которых они возведены, были выстроены из податливой и сырой глины и кто-то, взяв гигантский миксер, перемешал их. Роддар до однородной консистенции, а Каурфирс так, чуть взболтал. Отвратительное зрелище, проклятье!
   Сзади снова громыхнули пневматические заряды -- прибыла новый отряд воинов.
   -Вперед! Марш!
   И левой! Главное, не сбиться с шага, поддерживать синергию щитов. Шаг не в такт, подскользнешься на треклятом щебне и кулеврины вынесут весь строй. Раз, два!
   Из-за плеча вперед с жутким воем умчалась багряная молния. Ух ты ж корни Гор! Бриннир поежился. До сих пор непривычно, что стрелы Хаоса летят не в спину, а из-за нее. Проклятье!
   Тиберий внимательно следил за продвижением все нарастающего количества воинов. Составы мчались по выстроенной линии один за другим ссыпая в долину гномов и эльфов. Хирды вгрызались в камень долины и шаг за шагом приближались к Храму.
   -Время, Колебатель, - спокойно сказал Тиберию Дилзирч.
   Знакомый херсир был при Тиберии кем-то вроде аквилифера. Знамени не нес, но другие функции исполнял и всегда был рядом.
   -Хорошо.
   Тиберий сосредоточился на своем желании. Магия Хаоса не имела четко оформленных заклинаний и формул, в отличие от других видов чародейства и, тем более, порядка. Заклинателю просто нужно было уметь правильно хотеть. И сейчас Ас Хаоса хотел, чтобы на небольшом участке пространства изменились некоторые физические законы.
   Горы содрогнулись не хуже, чем от взрывов снарядов двух именных мортир гномов. Где-то даже посыпались камнепады. Скалы встряхнулись, а из под них донеслось эхо взрывов. Из пары неприметных тоннелей долины вышвырнуло потоками синего сияния несколько десятков ортодоксов. Видимо, их составы успели почти прибыть на место. А чьи-то и успели. Из одного такого туннеля повалили гномы.
   -Ошиблись в расчетах, - процедил Дилзирч. -Судя по мощности взрывов, их составы двигались примерно в полтора раза быстрее, чем мы думали. Модернизировали, похоже.
   -Ничего страшного, - усмехнулся Тиберий. - В жизни ничто не идет так, как мы то планируем. Главное, наша задумка вообще удалась.
   -Да, они могли модернизировать монорельс так, что наша хитрость вообще не сработала бы.
   Новоприбывший отряд вражеских воинов вышел очень не удачно, во фланг наступающим хирдам. Очень плохо, придется отвлекать на них резерв. Это, к счастью, обычные воины в автоброне, а не гвардейцы Лабира. Тиберий ожидал подобного поворота событий. И даже сейчас был доволен ситуацией. Ортодоксы готовились ударить во фланг наступающим, но их можно было атаковать оборотнями, не отвлекая от наступления щитоносец. Основная масса хирдов закрывала нового противника от Храма. Мобильные оборотни успели вгрызться во врага до того, как он выстроился и развернул стену щитов. При этом обернувшиеся шефанго остались при своих шкурах. Следующий состав извергнет еще одну группу воинов и связанные дракой с оборотнями гномы будут полностью выведены из боя.
   Вот, первые хирдманы Нарагура соприкоснулись со стационарным щитом Храма. Дальше пройти они пока не могут, но этой проблемой уже занялись инженеры дроу и шефанго. Уничтожив форты и пути доставки подкрепления, удалось выиграть время для взлома щита, который покрывал дом Лабира. Но все же Храм -- не форт, а культовое строение. Хотя у гномов эти два вида построек не сильно отличаются, но щиты на крепостях ве равно стоят гораздо более мощные.
   Лишь бы противник не успел перенести турели с автоматическими пушками с главного фасада.
   Тиберий и Деваной начали понемногу вливать своими Силы в чистом, неразбавленном виде, концентрируя их в районе Храма. Все же, их главная задача не штурм этого памятника архитектуры.
   Лабир не рискует выходить из своих чертогов, он чувствует, что сила уходит, тает. Нарагур сейчас должен начать перехватывать власть у него. И чем это перетягивание каната закончится даже Тиберий не мог предсказать.
   Владыка Порядка понимает, что стоит ему выйти из чертогов, и он проиграет. Но если Хаос подберется слишком близко к нему внутри чертогов, то Сила утечет от него. Ситуация безвыходная. Всего несколько часов назад чертоги были для Лабира источником мощи, а сейчас стали ловушкой, неминуемой гибелью. Но он продолжает бороться, уже понимая, что Порядок нашел себе нового властелина. И Тиберию нужно дожать его не понеся при этом больших потерей. Колебатель не любил пирровых побед, которые для нападающего, к великому сожалению, являются едва ли не нормой. Сейчас, пока, ему везло.
   ***
   А в то время как где-то во всю гремели сражения, Уландиль неспешно шел по устланной мхом тропе. Вокруг него в бесконечность уходили стройные ряды цветущих яблоневых деревьев. От дурманящего запаха кружилась голова. Жужжание миллионов пчел сливалось в монотонный гул. Уландиль резко выделялся среди этой картины вселенской гармонии своими латами, огромным мечом, хищно блестящим на плече, теплым меховым плащом с глубоким капюшоном. Он был каплей хаоса в океане порядка, крохотной трещиной в бриллианте.
   Князь шел по одной из частей чертогов Леарлины. Мимо скользили редкие духи людей, те из почитателей Богини, кто удостоился ее рая. Они не замечали Князя. Они вообще ничего не видели. Мертвым были чужды эти цветущие сады. Уландиль жестко усмехнулся: мало кто при жизни понимал, что после смерти многое становиться ненужным. Эти яблони, трава, животные, неописуемая красота чертогов -- все это лишь тлен для духа, который видит мир уже иначе. Они видят то, что хотят видеть. Сон. Смерть -- это яркий сон между жизнью. Добрый он или кошмарный решают поступки, совершенные при жизни.
   Уландиль быстро прошел сквозь эти сады, сквозь великолепные парки, мимо необъятных колосящихся полей к месту обитания Леарлины. К сердцу чертогов.
   Леарлина не любила дворцов, ей вообще претила крыша над головой. Богиня жила на острове в сени леартойлев, нагая, безупречно красивая. Она спала на перине из живых трав и видела почти те же сны, что и мертвые души, так она коротала тысячелетия, скользящие мимо нее, бессмертной и вечно юной. Но стоило только Уландилю ступить на каменный мост, перекинувшийся над прозрачной водой от желтой нивы к дикой природе острова, как изумрудные глаза Леарлины распахнулись.
   -Сын? - пропел мягкий голос. - Предатель. У тебя хватило смелости прийти сюда. Самонадеянный мальчишка.
   Голос Леарлины был полон снисходительной иронии. Она точно не была удивлена появлением Уландиля, она даже знала, зачем он пришел. Несложно догадаться, если чувствуешь от Князя светлых эльфов веяние Смерти.
   -Подружился с этим ублюдком, - презрительно процедила Леарлина. - Глупец. Роквардессар не сможет помочь тебе здесь.
   -Отчего же? - раздался ехидный голос. - Мое желание встретиться с тобой, матушка, было слишком велико.
   Роквардессар появился словно из ниоткуда. Сосредоточенный взгляд, белые латы, зыбкая разноцветная аура стихийной энергии. Глаза Леарины сузились, взгляд не предвещал ничего хорошего.
   -Прикрываешься стихиями?! - зло прошипела она. - Но стоит тебе сбросить эту ауру и нам всем придет конец! Ты сумасшедший, раз рискнул заявиться сюда!
   -Если будешь вести себя тихо и позволишь провести ритуал Уландилю, то ничего страшного не случится, - зло усмехнулся Роквардессар.
   Светлый Князь молча продолжал свой путь, медленно ступая по траве в сторону Леарлины. Каждый шаг давался с трудом, от Богини исходил мощный поток силы, который сбивал с Уландиля заранее наложенные Асами заклинания. Приходилось быть очень аккуратным, чтобы не лишиться этой поддержки раньше времени.
   -Уландиль! Стой, негодный ты мальчишка! - крикнула Леарлина, небрежно отмахиваясь от Князя волной ослепительного золотого света.
   Однако именно этого светлый эльф и ждал. Фигура Роквардессара внезапно лопнула, как мыльный пузырь, выплескивая наружу капли мертвенно-белого тумана, который полностью поглотил золотой свет. Мир Чертогов страшно исказился, почувствовав в себе отзвук Смерти. Воспользовавшись мгновением противоборства сил, Уландиль в мощном рывке совершил один единственный выпад, лишь самым кончиком Мориентиувинтеля оцарапав кожу отпрянувшей Богини. Но даже этого короткого касания оказалось более чем достаточно. На удивление тяжелая ладонь еще одного бестелесного фантома Роквардессара опустилась на плечо Князя, и в его груди расцвел бутон смертного холода. Живое тело эльфа всеми силами сопротивлялось вторжению чужеродной силы Смерти, но Уландиль усилием воли подавил в себе инстинктивные порывы к сопротивлению. Вместо этого он позволил свободно втекать в себя силе Смерти, ведь ценой за эти мучительные секунды стал поток живительной энергии, беспрепятственно устремившейся в Князя через Мориентиувинтель. Сердце пропустило всего три удара и забилось вновь. Второй фантом Роквардессара истаял, поглощенный превосходящей силой, а Уландиль гордо выпрямив спину уже более смело посмотрел в глаза своей матери. Теперь он мог говорить с ней на равных, как обладающий такой же силой, как и она. Ему все же удалось похитить половину божественной мощи.
   Теперь в ход пошел Венец Князей. Древнейший артефакт эльфов, первое творение истинной ревивомантии. Теперь, став равным Леарлине Уландиль одной лишь силой мысли извлек из матери остатки ее сил, присовокупив их к своим, оставив ей лишь самые крохи -- саму жизнь.
   Все это заняло лишь считанные секунды и только теперь, лишившись своей божественности, Леарлина осознала произошедшую катастрофу. Дикий крик пронесся по райским угодьям Жизни, спугивая даже духов мертвых. Вместе с криком в Чертоги вечных весны и лета стремительно приходила осень. Опадала листва с деревьев, осыпались колосья на золотых полях, стремительно увядала трава. Крик Леарлины резко оборвался, оставив после себя лишь мертвенную тишину. Больше не пели птицы, не шумели дивные кроны деревьев, только тихие всхлипы сжавшейся у ног Уландиля, Аса Жизни, эльфийки эхом отдавались от голых ветвей.
   -Прости, матушка, - тихо попросил Князь, склоняясь над плачущей женщиной.
   Все такая же молодая, нагая и красивая, но самая обычная эльфийка, даже без способностей к ревивомантии. Уландиль аккуратно и нежно обнял эту хрупкую женщину, не обращая внимания на удары острых кулачков. Он накинул на нее свой теплый плащ, защищая от колких снежинок, пока еще робко падающих с небес.
   Тихо и незаметно истаяла дикая роща, черная земля, покрытая жухлой травой плавно сменилась занесенным снегом льдом. Дыхание вырывалось быстро кристаллизующимся паром. Чертоги разрушились, оставив своих обитателей на месте входа в них. Уландиль, не обращая внимания на бессильное сопротивление женщины, плотно закутал ее в плащ и, подхватив на руки, побрел с ней в сторону причалившей в нескольких сотнях метрах к югу ладье. Маленький корабль могло в любой момент зажать льдами, нужно было торопиться.
   Вход в чертоги Леарлины находился недалеко от побережья снежного Хелессера, на острове средь покрытого льдом залива. Возвращаться к ладье предстояло по ледяной пустоши под пронизывающим ветром, но Князя это не остановило на пути сюда, не остановит и теперь.
   ***
   Роквар сдержанно улыбнулся, обозревая город с вершины полуразрушенной башни Университета. Мрак, наведенный Никтой и Валитаром, порождению Тьмы не мешал.
   Приятно чувствовать себя победителем. Кландорей не удалось взять Роквардессару, но столица Южного предела пала перед Рокваром де Сарром. Да, приятно посмотреть на завоеванное сверху, но нужно спуститься с небес на землю и начать разбираться со свалившимися проблемами.
   -Новости, Ирохар.
   -Никаких, Князь, - устало ответил стратег из Убежища. - Ваны занимаются разъяснительной деятельностью среди горожан. Кажется, мало кто понимает, что происходит.
   -Понятно. Что с гномами?
   -Храм взят, чертоги разрушены, Лабир пал. Поставленные задачи достигнуты. Объединенные войска отступили обратно к границе. Пока не понятно, что с Нарагуром, он не вышел из транса. Сила Порядка струиться вокруг него, но выглядит все странно. Гномы работают с ним, но пока разобраться с состоянием конунга не смогли.
   -Какие новости от Улаедиля?
   -Ар-Гилад доложил, что все прошло на удивление гладко.
   -Замечательно.
   В самом деле, замечательно. Идеально. Все сложилось на удивление хорошо, словно удача, наконец, повернулась лицом к темным эльфам. Всего месяц назад Роквар не спал днями, силясь выдумать стратегию развития народа. Затеял строительство межпланетного Убежища - немыслимая авантюра без всякой надежды на успех. А сейчас он стоит в поверженном Кландорее. Воистину, воля случая удивительна. Кто мог бы подумать, что гномы и светлые эльфы пойдут на союз с темными? Да никто!
   -Проклятый Свет! - внезапно воскликнул Князь
   -Что такое?
   -Тьма рассеивается. Рано.
   -Сейчас уточню у Валитара.
   Ирохар спешно разорвал связь. Роквар настороженно прислушивался к магическому фону. Снимать покров Тьмы с города было рано, еще нет никаких вестей от Громаликса. Полог -- единственная поддержка, которую сейчас они могуь оказать драконам, ринувшимся в безнадежную битву. Планировалось, что ни смотря ни на что, Валитар и Никта будут держать Тьму, сколько это возможно.
   -Бог Дня выходит в Мир, опасно поддерживать Тьму сейчас, - внезапно раздался позади князя глубокий и красивый женский голос.
   Князь не любил, когда за его спиной внезапно кто-то оказывался. Не любил и всячески тренировал себя, чтоб такое не происходило. Но некоторые существа в этом мире плевать хотели на все усилия простого темного эльфа, их сила была выше его и специализировалась, в числе прочего, на тайном перемещении в ночи.
   -Никта? Прости, не сразу узнал в этом теле.
   -Не удивительно, - губы цвета индиго сложились в мягкую улыбку, яркие янтарные глаза загадочно блеснули в сумерках.
   Тьма уже частично рассеялась, солнце ушло из зенита и тень Убежища утратила плотность. Сияющее кольцо в небесах давало достаточно света, чтоб насладиться невообразимо прекрасной девушкой. Богини, по странному стечению обстоятельств, редко бывают другими. Черные волосы, сиреневая кожа, яркие янтарные глаза -- очень необычная внешность, даже если не принимать во внимание странные острые черты лица.
   -Возвращение Совнатрола очень нежелательный вариант развития событий, - хмуро с казал Князь, отводя взгляд.
   -Кто говорил про него? - царевна Ночи ступала бесшумно и шлейф тьмы укрывал ее тело, найти подходящую одежду в городе ей пока не удалось. - Может, это возвращается Громаликс, с новыми силами?
   -Слишком хорошо, чтоб походить на правду, - криво усмехнулся Роквар, ступая за Никтой вниз, к сожженным и оправленным воротам Университета. - Нам и так излишне везет.
   -Твой Отец не напрасно умирал в девятый раз. Это была не блажь, а столетиями обдумываемый и спланированный ритуал. Имеющий несколько целей. Роквардессар очень талантливый мужчина, его умение плести интриги и строить многоходовые операции достойны ночного, а не светлого эльфов, - Никта говорила, искренне восхищаясь и будто наслаждаясь. - Своей смертью он не только открыл дорогу в Мир для Посоха, вручил его в нужные ему руки, не только приблизил себя к божественности и не только закладывал в Тэрею психические установки. Главное, он уходил за Девятой песней. За тем оружием, которое позволило нам сразить богов. И возвести на их место новых. Уландиль стал богом, Нарагур впитал силу Лабира. Почему Громаликсу не сменить Совнатрола?
   -Отец говорил мне об этом. Именно на эту песню вы возлагали надежды, когда начинали свое восстание?
   -Без нее, без посоха, без Тэреи -- все было бы бессмысленно, - булыжники под ногами замедляли движение, растягивая странный разговор.
   -Слепо верить Отцу даже у нас не принято, не нужно исключать, что сейчас к нам нагрянет Совнатрол. Нужно к этому подготовится.
   -Мы это и делаем, Княже, - задумчиво промолвила Никта, - мы это и делаем...
   -Что именно?
   -Когда-то здесь, Княже, было Убежище ночных эльфов. То древнее Убежище, которое строилось для защиты от Богов. Тех, древних Богов, - эльфийка говорила как-то отстраненно, туманно. - Сейчас светлые, ваны, строят нечто подобное, но они расслабились, сами приняли власть Богов. Но раньше и они, и мы строили Убежища для того, чтоб защититься от стихии, которую выпустили на волю наши предки. Это Убежище давно стерлось, погасло, изменилось, превратилось в жалкое подобие себя самого. Каландор стал гробницей для одной единственной жительницы. Но это не значит, что она не сможет его вернут к жизни. С новой-то душой. Сильной душой.
   Внезапная догадка пронзила Князя. Он едва не споткнулся о вывороченный булыжник мостовой и остановился в метре от распахнутых ворот Университета.
   -А почему ты еще в этом теле, Никта? - Роквар неуютно поежился от ночного холода, внезапно пробежавшего струйкой вдоль позвоночника.
   -Интересный вопрос, Роквар. И мне бы тоже хотелось знать на него вопрос, - ответила Никта.
   Но эта Никта встретила их сразу за воротами и была в сопровождении Валитара.
   -И это странно, очень странно.
   -Но очень интересно.
   Обладательница янтарных глаз встретилась взглядом с владелицей антрацитовых очей.
   -Больше всего это похоже на сумасшествие. Не только раздвоение личности, но и непонятные чужие знания, - поделилась ощущениями спутница Роквара.
   -Все нормально, Вал, - остановила, подавшегося вперед друга, черноокая Никта. - Это я.
   -Да, очень странная я, - поддакнула из-за плеча Роквара желтоглазая эльфийка.
   -Может, позвать Роквардессара? - озабоченно спросил Валитар.
   -Некромант? Мне пока рано, - слабо улыбнулась Никта. То есть, улыбнулись Никты. - Ночные эльфы больше разбираются в подобных душевных проблемах. То, что случилось со мной, не нормально, но бывает. В этом нет ничего страшного. Нужно только привыкнуть.
   Говорили девушки об этом синхронно, в два голоса.
   -Так. Сейчас здесь будет Бог Дня, а ты у нас в таком состоянии. Привыкать времени нет, - Валитар, похоже, начал серьезно злиться. - Ты повела меня сюда, утверждая, что сможешь пленить Бога Дня без вреда для себя. Что нужно для этого сделать?
   -Восстановить Убежище. И ждать.
   -Никта, душа моя, иногда ты пробуждаешь во мне даже больше возмущения, чем Девана, - Валитар говорил медленно и подбирал слова так, словно взвешивал алхимические реагенты и лишний грамм того или иного вещества решал жить ему или умереть. - Мы можем тебе чем-нибудь помочь?
   -Нет. Не нужно, - беспечно отмахнулась девушка. - Все уже готово. Нужно лишь подождать. Вход в чертоги прямо перед нами.
   Роквар неуютно поежился, находясь рядом с этими Асами. Князю не очень нравилось то, что он слышал. То, как сейчас говорила и вела себя Никта, было слишком похоже на то, каким был Отец. В те годы, пока судьба не привела его во время поисков Посоха на север, к народам побережья Ледовитого моря. Словно отстранившаяся от реальности, взгляд затуманен, разум явно тонет в мыслях, знаниях, воспоминаниях. Успокаивало только то, что примерно таковыми же были и Матери.
   Они явились вместе. Драконы и Авероник. Узнать бывшего Младшего было нелегко, но его фигура на фоне драконих силуэтов выделялась слишком явно.
   -Все кончено, Никта, Валитар, - устало пророкотал один из драконов. - Отныне я Владыка Дня.
   Заявление прозвучало обыденно, словно нечто подобное случается сплошь и рядом.
   Хотя сегодня это действительно так.
   -Похвально. Громаликс, - Ниты восприняли это заявление абсолютно спокойно. - Но не могли бы вы перейти к гумандоидной форме, защитные структуры Убежища я востанавливала поспешно и не очень качественно, такой большой объем поддерживать не удобно.
   -Конечно, не проблема.
   -И заодно поясни, что делает рядом с тобой это солнечное недоразумение, - сердито буркнул Валитар.
   -Я... - Громаликс замешкался, видимо сам не понимая, каким образом получилось так, что Авероник стоит возле него живой и невредимый. - Он помог мне одолеть Совнатрола. Не будь его, мы бы сейчас и не говорили, если честно.
   Сам Авероник молчал, почти безразлично глядя в пустоту и ожидая завершения разговора. Роквар, встречавший Младшего совсем недавно, при штурме светлыми острова Сарр, не мог не заметить изменения в облике этого человека. Совсем недавно, это был надменный бог, Карающий меч Совнатрола, пышущий жаром и силой, по телосложению не уступающий многим шефанго. Сейчас же Авероник словно сдулся. Нет, горделивая осанка и сила остались при нем, но на теле почти не осталось мышц -- лишь тугие жилы обтягивали мощный костяк. Что бы с ним не произошло, но пережить младшему пришлось не лучшие времена.
   -Слабо верю в твои слова, Гром. Но раз этот он еще жив, значит на то есть причины, -после секундного молчания заключил Валитар. - Что будем делать, Никта? Прийти сюда было... интересной идеей, но сейчас мы в не менее интересном положении. В паре шагов от нас Бог Дня, а ты Богиня Ночи. И разделяют вас весьма нестабильные древние чары. Признаться честно, на месте Роквара я бы давно отдал приказ к немедленной эвакуации всех и вся в округе -- лишний шаг и мы получим деформацию материи прямо как во времеена Войны.
   -Не стоит недооценивать магию Убежищ, - Никта строго поджпла фиолетовые губы.
   -Мы убедились, что песня Роквардессара продолжает действовать и очередной враг повержен, можно возвращаться со спокойной душой, - это сказала спутница Валитара.
   -Мы могли все это узнать и не рискуя, - недовольно перевел взгляд с одной Никты на другую Первожрец Мрака. - Не нравится мне твое состояние. Нужно что-то с этим делать. Но пока займемся Авероником.
   -Отпустим его, - внезапно сказали обе Никты.
   -Что?! - подобное заявление ошарашило Валитара не на шутку.
   -Да, он волен идти, - поддержал Никту Громаликс.
   -Авероник уже не тот Караюющий мечя Солнца, что знаком нам, - янтарные глаза внимательно всматривались в Младшего, разглядывая что-то видимое только им.
   При этом сам Авероник имел абсолютно отстраненый вид, словно и не его судьба сейчас решалась.
   -Кто-то живет с одной душой на два тела, - продолжила черноокая девушка, - а кто-то с двумя душами в одном сосуде. И судьба последнего более незавидна, нашей. Кто он сейчас судить не берусь даже я. Просто Бог, безликий владыка Огня.
   -Час от часу не легче, - едва не всплеснул руками Валитар.
   -Нам пора идти, друг мой, - сказала Никта. - Нам и в самом деле нужно разобраться с моими телами.
   Обе Никты пропали в мгновение ока, расстаяв в сумерках искристыми облаками.
   -Эх, - тяжкий вздох Аса Мрака как нельзя лучше описывал состояние Роквара. - До чего сумбурный день. - Валитар несколько секунд помолчал, глядя на бнезмолвно стояших драконов и Авероника. - Ладно. Если что, я рядом, Князь.
   После этих слов и он истаял в сумерках, унеся с собой последние крупицы первозжаной Тьмы. Роквар недовольно ощерился и прикрылся рукой от внезапно ударившего в лицо плотного потока света. Сумрак, накрывший Кландорей испарился, открывая миру скрытые прежде разрушения, кровь и пыль на брусчатке. Один за другим в небо поднимались драконы, купаясь в солнечних лучаях и сверкая золотой чешуйе. Так и не проронив ни слова побрел на юг Авероник.
   Громаликс стоял, глядя ему в след и так же молчал.
   -Что там произошло, Гром? - спрсил даже не надеясь на ответ Роквар.
   -Совнатрола не стало. И я Сила наполнила меня. Источник всех подробностей сейчас удаляется от нас к югу и я бы не советовал добиваться от него ответов на вопросы. Тот, ксто испепелил Совнатрола имеет право делится своими тайнами лишь тогда, когда сам того захочет, Громаликс немигающе уставился в разгорающееся на небе солнце, уже полностью вышедшее из-за Убежища. - А мне, старому и глупому дракону, нужно вспоминать сказки. Так как "настал тот час, и вновь с небес недреблущее око с одарит взглядом нас". Детские сказки, Роквар, а мудрости больше, чем в трактатах Роквардессара. До встречи, Князь.
   Еще одна золотая молния устремилась в небо и растворилась в жарких лучах солнца.
   -Что там творится, брат? - взволнованнеый голос Ирохара раздался в голове внезапно и заставил Князя позорно вздрогнуть.
   -Твориться какой-то театр абсурда.
   Роквар встряхнулся и осмотрелся. Его окружал покореный Кландорей. Ожидали приказов союзные войска эльфов и гномов, тысячи людей толпились на площадях. Нужно с этим скорее разобраться, иначе времени на общение с семьей вновь катастрофически не будет хватать. А ведь Кали только недавно отпустили из-под опеки Матери. А Боги? Ими пусть занимается Отец. Что там у него в планах? Устрание Богов из Мира? Лично Роквар двумя руками за!
   -Ирохар, как прошли испытания Убежища? Выход на низкую орбиту и полет в космическом пространстве прошел нормально?
   -Да, на удивление, почти нет никаких технических зщамечаний к Убежищу, - стратег даже не высказал удивления на этот неожиданный вопрос.
   -Продолжайте работу в данном направлении. Знаешь, я тут подумал, брат. Вот мы сейчас отсрочили Тиельвамориен, Асы обрели силу, угрозы народу уже нет. Но ведь путешестваие к иным мирам -- это просто само по себе интересно.
  -- Эпилог
   -Ну наконец-то! Явилась, бедовая ты моя! - Рамина была, как всегда, в своем репертуаре.
   Как ни в чем не бывало, она, подбоченившись, встречала свою подругу у гранитного, поросшего серым лищайником верстового камня при въезде в Рил. И ее нисколько не смущало то, что Тэрею сопровождал Ас Смерти, а неделю назад отгремела страшная, хоть и весьма скоротечная, битва между Светом и Тьмой.
   Фиалковые глаза сердито взирают на сидху. Сердится глядя снизу вверх для Рамины было неудобно, но она старательно продолжала сверлить взглядом подругу.
   -И тебе привет, Рамина, - слабо улыбнулась Тэрея, спешиваясь с коня.
   Нетипично яркое для этой местности солнце приятно грело спину, разгоняя осеннюю свежесть Скади. Организм ревивомантов быстро приспосабливается к изменениям климата, но это еще не значит, что резкая смена теплого южного позднего лета, на первые заморозки северных земель была приятной.
   -Эх, ты! Тэра, Тэра, - сидха сама не заметила как оказалась в мягких объятьях подруги. - Молодец, добралась. Уже и не чаяла тебя увидеть. Прости, что не верила.
   Сладкий аромат духов, смешиваясь с запахом шерстяного пальто и мехового воротника, давал странную смесь. Запах мира и домашнего спокойствия.
   Отстранившись, Рамина более сдержано поприветствовала Роквардессара:
   -Здравствуйте, мастер.
   -Здравствуй, - не скрывая улыбки поздоровался некромант. - Как дела на новом месте у тебя?
   -Ой, и не спрашивайте! - Рамина демонстративно отгородилась от Роквардессара ладонями. - Ужас какой-то! Связалась на свою голову с князем, теперь не знаю, куда бежать. Он же, дурень, влюбился в меня не за, - кокетливо взмах рукой, поправляющий челку, - выдающиеся внешние данные, а за ум. Теперь бессовестно эксплуатирует в государственных делах. Вот уж супруга духи предков мне подкинули. Пока он наследником был, еще ничего, а как предыдущий князь ушел на покой, так и началось.
   -К счастью, у тебя нашлось время встретить нас.
   -Так что там тех дел-то, - рассмеялась Рамина. - Скади королевство небольшое, люди здесь простые. И в государственном управлении не приято совершапть столько ненужных манипуляций, как в "развитых" членах альянса. Тьфу! Бюрократы, похлеще чем в Верее, честное слово. Навидалась уже на всяческих мероприятиях. Аж тошно.
   Во время своего монолога, тролль успевала не только промыть косточки всем близлежащим герцогам да графам, но и вести гостей через Рил.
   Город сей не отличался размерами, но из-за своеобразной планировки казался бесконечным. Множество узких и извилистых улиц делали Рил похожим на лабиринт -- наследие с тех времен, когда еще Скади было приграничным государством и такая планировка спасала при прорыве внешней стены города. Сейчас в данной хитрости не было никакого смысла, даже стен не осталось, но перестраивать город никто и не собирался. Теперь хитросплетение улиц стало еще одной достопримечательностью столицы.
   Но самое интересное было за ее пределами, буквально в сотне метров к западу от современного Рила несколько миллионов лет скрывала земля древний город Первой эпохи. Когда-то он располагался на берегу реки, от которой не осталось и названия в легендах. Зато ил, нанесенный ее водами хорошо сохранил архитектуру древнего города. И несколько куда более ценных вещей.
   К ним-то и вела сейчас своих гостей новоявленная княгиня Рамина, попутно сетуя на все на свете.
   -Эх, вот в других королевствах королевы, как королевы. Фрейлины там, балы, светские рауты, дворец и куча охраны. А здесь что? - Рамина картинно махнула рукой. - Княгиня ходит сама по себе где ей вздумается. Недавно, вон, в Кландорей на недельку съездила и хоть бы кто-нибудь озаботился моей охраной. Ясно, что никаких угроз для меня путешествие не представляло, да и не к чему мне был эскорт, но сам факт! А все от чего? А от того, что князья здесь выборные. И угораздило же меня влюбится в этого мужика! Хотя у некоторых все еще хуже в личной жизни.
   От внимания Тэреи не ускользнуло, что подруга скользнула сочувствующим взглядом по Роквардессару, явно намекая, что соболезновать в выборе спутника жизни стоит ему. Предательница!
   -Эх, - вздохнула тролль. - Ну, расскажите хоть, как там Кландорей? Какие новости с фронтов?
   -Ты про те несметные светлые орды, что направили в Южный предел? - не скрывая иронии, уточнил некромант. - Все очень просто. На границе головной отряд встретил меня и, когда ревивоманты внезапно лишились своих магических сил, поспешил развернуться обратно.
   -Да что там те вояки? - презрительно фыркнула девушка. - Я про дипломатические войны между богами. Чем все разрешилось? Сейчас, когда нет Бога Порядка, на месте Совнатрола восседает дракон, а моим покровителем стал твой братец, двое старых хрычей наверняка всеми правдами и неправдами отстаивают свои владения в Альянсе.
   -Это уже проблемы светлых, - улыбнулся Роквардессар. - Нам хватает Южного предела, а его отдали на растерзание темным без каких либо условий.
   -Хорошо. А конунг Нарагур так и не пришел в себя?
   -Да. И, похоже, возвращения его ждать не приходится.
   -Но как же тогда порядники? Сила, ведь, никуда не делась.
   -Искусственный бог, - вздохнул Роквардессар. - Нарагур с самого начала подозревал, что свой ритуал ему не пережить. Подстраховался. Жаль. Я бы предпочел иметь дело с этим старым, вспыльчивым, но правильным гномом, чем с группой операторов. С одним гномом договорится очень сложно, а уж когда их несколько... Но, с другой стороны, это позволило быстро урегулировать розни в гномьем королевстве. В группу операторов включили представителей всех сторон конфликта. Для гномов, как вида, это даже к лучшему, наверно. Может, Нарагур даже сознательно пошел на этот шаг.
   -Понятно, что ничего не понятно, - кивнула Рамина, тема с Порядком ее не сильно интересовала. - А новые повелители Дня и Жизни хоть в порядке?
   -Громаликс в глубокой задумчивости. Улетел куда-то в горы и медитирует, глядя на солнце. Но, по-моему, все с ним нормально.
   -Будем надеяться, - скептически хмыкнула девушка. - У меня сейчас все королевство на магах Дня держится. Вы уж там за ним последите.
   -А Уландиль... - Роквардессар задумался над ответом. - в общем, для людей ничего не изменится.
   -Зато эльфов ждут грандиозные изменения.
   -Как-то так.
   Рамина на секунду замолчала, переваривая услышанное и выдала самый логичный по ее мнению вопрос:
   -И пока в мире гремели грандиозные битвы, вы, пара влюбленных голубков, просто сидели на границе и разворачивали воинов Света обратно в Альянс?
   Произнесено это было столь обличающим тоном, что обычный человек от стыда под землю бы провалился.
   -Нет, - улыбнулся некромант. - Мы устроили пикник.
   -С запеченным в ферментированных дубовых листьях осетром, маринованной бараниной и ворованными у полуросликов овощами, - рассмеялась Тэрея.
   -Так, это в летописи не включать ни в коем случае!
   Тэрея по большей части молчала, разглядывая, раскинувшиеся по левую руку от них гигантские раскопки. Древний город Рил, всего лишь руины, но зыбкие рассветные лучи и туман вливали в них что-то величественное и таинственное. Эти монументальные стены из идеально подогнанных гигантских гранитных глыб даже время не смогло разрушить до основания. Они стояли миллионы лет и были готовы простоять еще столько же.
   Из-за крайней запутанности улиц, Рамина повела гостей в музей Антропологии по окраине города. Для иностранца быстрее пройти большую часть по окружности, чем сквозь лабиринт улиц. И здесь был отлично виден контраст между прошлым и настоящим. Монументальность и мощь слева, и липнущие друг к другу домики из мягкого известняка справа. Прогресс, развитие наук, а строить как раньше до сих пор никто не научился. Нечто подобное старому Рилу можно возвести и сейчас, но это получится очень долго и очень дорого.
   -Кстати, мастер, - внезапно встрепенулась Рамина, - пожалуйста, не демонстрируйте свою силу прилюдно. Несмотря на перемирие, люди в Альянсе до сих пор весьма нервно относятся к некромантам вообще, и к Асам в частности.
   -Никаких проблем, - пожал плечами бывший Демон. - Несколько сот лет путешествовал скрываясь и менять свои привычки вообще не собирался.
   -Просто предупреждаю на всякий случай, - потупилась девушка. - Мне не нужна паника в столице.
   -А как здесь относятся к троллям? - спросила Тэрея.
   -По статистике, не многим лучше, чем к некромантам, - поморщилась новоявленная княгиня. - Но мы над этим будем работать.
   Девушка внезапно остановилась, внимательно всматриваясь в переулок.
   -По-моему, нам нужно повернуть здесь, - задумчиво сказала она, но уверенности в голосе не было и капли: - Сударь! Сударь! Не подскажете, как нам быстрее добраться до музея?
   Пояснять прохожему, кутающемуся в тяжелый шерстяной плащ, о каком музее идет речь, было не нужно.
   -О! Государыня, - изящный поклон, - Конечно. Вы уже прошли нужный поворот и нужно было следовать по Мастерскому переулку до дома кузнеца Барнорда, затем повернуть налево и выйти на улицу Совета, по которой дойти до памятника сотнику Рагнару...
   Описание было очень подробным и очень запутанным, что заметили не только княгиня с гостями, но и проходящая мимо горожанка в добротной льняной одежде.
   -Простите, что вмешиваюсь, государыня, но не стоит вам слушать Вольфа. Гораздо более удобный и быстрый путь начинается через две улицы к северу, возе здания суда.
   Маршрут предложенный дамой был нисколько не проще, и уж тем белее не ускорил процесс выведывания пути к нужному объекту. Два найденных ранним утром советчика, оказавшиеся хорошо знакомыми друг другу, в итоге начали спорить и противоречить даже самим себе. Хорошо, что в такое время суток не нашлось еще парочки желающих помочь супруге своего нового князя.
   -Спасибо, спасибо! - поспешила остановить разгорающийся спор Рамина. - Я спросила просто из любопытства. На самом деле мне сейчас нужно во дворец.
   И поторопилась ретироваться на ближайшую улицу, ведущую в нужную сторону.
   -Постойте, но ведь дворец в другой стороне! - это спорщики заявили в один голос.
   -Ничего страшного, мне нужно показать гостям город! - крикнула тролль, заводя Тэрею и Роквардессара за угол. - Уф. Сложно с этими рильцами. Давно пора запомнить, что ни в коем случае нельзя спрашивать у них путь, проще несколько часов самим поплутать. Нужно было взять с собой кого-нибудь в сопровождение, но людей, которых можно посвятить в природу Силы мастера, не много.
   -А разве и так проблем из-за нее в музее не возникнет? - удивленно уточнила Тэрея.
   -Нет-нет! Там люди с пониманием. Точнее, - тролль иронично улыбнулась, - им важнее узнать историю, и каким способом они этого добьются уже не важно.
   Рамина с уверенным видом шла впереди, по хозяйски осматривая улицы, которые, на удивление, пестрели яркими красками. И в этом заслуга не только окрашеных стен, тяжело колыхающихся и напитанных росой прапоров, но многочисленных цветущих растений. Последние росли словно прямо из камня брусчатки и кладки стен.
   -А хорошо здесь, - заметила Тэрея, - всегда считала, что северные страны Альянса более... серые, что ли. Рассказы об убогой архитектуре, грязных улицах и прочем очень популярны в Кландорее.
   -Все это поклеп и клевета! Просто южным варварам не понять суровой северной красоты! Ну что поделать, если у нас тут дожди неделями льют и проселочные дороги превращаются в болото? Зато тракт монументален. Если б строили, как в Кландорее, то первой же весной их смыло бы. Ну а то, что цветов маловато, так тем более. Вы куда попали-то? И то, видишь, астры кругом цветут, плющ и хмель опять же. А те нежные цветочки южные вообще не проросли бы здесь даже летом. Везде свои особенности. А те писаки, что настрочили путеводители по Альянсу, просто носа из метрополии не высовывают и собирают о провинциях все возможные небылицы.
   -Сейчас еще и о Кландорее начнут сочинять с удвоенной силой мифы об ужасах, творимых темной двуликой Богиней, - уверенно кивнул Роквардессар. - И о самой Никте тоже.
   -Да. А вы город-то не порушили там?
   -Нет, все в порядке, на удивление гладко прошло.
   -Конечно, - язвительно сказала Тэрея. - Университет в руинах, все храмы превращены в пепел, в том числе и Пирамида. Обелиск ненароком снесли драуки, фонтан исчез. Из всех достопримечательностей только Аристократка осталась. И то, теперь она в ином статусе. Одно из вместилищ души Царицы Ночи.
   -Было бы глупо оставлять столь замечательное тело дальше лежать в летаргии, ожидая возвращения родной души, давно ушедшей за Грань. Я вообще всегда считал, что ритуалы фейри, позволяющие душе выйти из тела, лишние и глупые. Напитаться энергией можно и более безопасными способами. Но в данном случае все сложилось как нельзя лучше.
   -А знания-то из тела Аристократки изъять удалось? - поинтенресовалась Рамина.
   -Лишь самую малую часть. У нас, эльфов в целом, мозг играет не столь важную роль, как у других видов. Разум и память находится в душе. Поэтому без нее удалось узнать очень немногое. Никте очень сложно дается процесс адаптации к новому телу. Даже моя некромантия дает больше знаний при работе с останками времен Второй эпохи. Про Аристократку же известно, что звали ее Ламьенда Таэльт-шед-Иерс, последняя жительница Каландора, Убежища фейри. Жила она примерно двадцать миллионов лет назад. Ее род чем-то не угодил богам, поэтому оказался уничтожен. До наших дней она дожила благодаря тому, что замкнула в себе всю магическую основу Убежища, в надежде на помощь других эльфов. За такой промежуток времени от тех заклинаний почти не осталось следа, а то, что осталось, преобразилось в систему жизнеобеспечения Ламьенды. Еще несколько тысяч лет, и они бы развеялись, и тогда тело эльфийки бы умерло в течение сотни лет, так как души, способной в него вселиться уже нет.
   -Это все интересно, конечно. Но я надеялась на что-то более конкретное, - недовольно сказала Рамина.
   -Сейчас Никта работает над реконструкцией части ее души. Может, со временем, что и узнаем, - пожал плечами некромант.
   -Удивляюсь я вам, - покачала головой Тэрея. - С таким фанатизмом рыскать в прошлом.
   -За тем здесь и собрались, - с улыбкой сказал Роквардессар. - Мы, дорогая моя, живем в интересном мире. И живем мы в нем повинуясь его абсурдным законам. Никто почти и не знает, что мы, живущие в Четвертую эпоху, до сих пор не вышли из упадка, начавшегося со времен конца Первой. А ведь прошли уже десятки миллионов лет. Мы просто варимся здесь, как в Котле Перерождения, и наши повара наслаждаются этим процессом. Всю Вторую эпоху Боги сражались друг с другом и с эльфами, что завершилось созданием младших рас и сотворением удобного для владык мира. Всю Третью эпоху они наслаждались властью, пока не уничтожили сами себя и всю цивилизацию Анурера, именно тогда тролли начали миграцию сюда, на Старый материк. В Четвертую эпоху уже здесь начала повторятся история Третьей. И за все это время никакого развития, никакого движения. Это, знаешь ли, опасно. Мне бы хотелось, чтобы наши дети жили в более спокойном и предсказуемом мире. А не сидели по Убежищам, не решаясь высунут нос в наружу.
   -О! Кстати, до меня дошли слухи! - Рамина заметно оживилас. - Поздравляю! Скоро у вас пополнение в вашем необычном семействе! Кого ожидаете, мамаша?
   -Мальчика, - Тэрея до сих пор чувствовала себя неуютно во время разговорах о ее ребенке, это было очень непривычно. - Шерефа.
   -Здорово, - Рамина явно уже не могла дождаться мсомента, когда сможет остаться наедине с подругой чтоб поговорить с ней на эту тему поподробнее из без лишних длинных ушей.
   -Думаешь, что сможешь найти ответ там, в прошлом? - постаралась поскорее вернуться к прежней теме Тэрея.
   -Это самый простой путь, в Первой эпохе лежит тайна появления Богов. Поняв свою собственную природу, можно приступить к сотворению более спокойного бытия. Сейчас, с появлением Посоха, Мир уже не может стать прежним, но знания из Первой эпохи могут помочь не совершить прошлых ошибок.
   -Благие намерения... - поморщилась Тэрея.
   -Лучше делать хоть что-то, чем лежать и ждать с моря погоды, - усмехнулась Рамина. - Я за любую движуху!
   -Кто-бы сомневался, - улыбнулась сидха. - Только сейчас, знаешь, Ас перед нами, похоже встала непреодолимая преграда, которая отодвигает начало Пятой эпохи на неопределенный срок.
   -Фактически, Пятая эпоха начинает отчет с рождения Эрзу или появлением у него Посоха, - педантично поправил Роквардессар. - А что случилось-то?
   -Рамина заблудилась.
   Темные эльфы измеряют температуру в единицах энергии. 23,5 фэрг примерно равно 67®C.
   43457829,4 К
  
  

Оценка: 5.57*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"