Ройко Александр: другие произведения.

Наперекор времени. Часть Ii. Прошлое и будущее

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почти два года прожил в незнакомой вначале остановке Александр. А что дальше - задавал ли он себе такой вопрос? Наверняка задавал. Но одними вопросами сыт не будешь, не зная или хотя бы немного не представляя себе ответов на них. А вопросов было немало: как живут и чувствуют себя его родители, чем занимаются его ярославские друзья, да и где они сейчас... Но даже это были, пожалуй, не самые главные вопросы. Что говорить о родителях, друзьях, знакомых, если Саша не представлял себе своего собственного будущего, даже самого ближайшего.
    А если что-то в его жизни и кардинально изменится, то какова будет судьба его новых, ставших ему родными людей и знакомых? Не так-то просто расставаться и с ними, тем более, если это возможное расставание на всю жизнь. Удастся ли Александру найти ответы на все свои вопросы, и что с ним произойдёт в дальнейшем? Продолжит ли он пребывать в ставшем для него родным селе или же судьба-злодейка забросит его ещё неведомо куда? А если ему и несказанно повезёт, и он вдруг и вернётся в свой XXI-й век, то попадёт ли он точно в своё время, да и как в более знакомом ему времени сложится его дальнейшая судьба. Что его там ожидает, и каковы будут его дальнейшие действия, планы, а также, возможно, и мечты...


Александр Ройко

Н а п е р е к о р   в р е м е н и

  

Молодым учёным, усовершенствующим
материальные законы, посвящается

Часть II

Прошлое и будущее

  

Всё приходит в своё время
для тех, кто умеет ждать.
Оноре де Бальзак

  

ГЛАВА 1

Размышления и планы на будущее

  
   В один из дней начала 3-й декады июня Карелин вернулся с работы домой каким-то на вид очень уж озабоченным. И по его лицу видно было, что он над чем-то очень серьёзно размышляет.
   -- Что-то случилось, дядя Игнат? -- спросил Шурка.
   -- Случилось, Саша, случилось...
   -- И, наверное, что-то очень серьёзное случилось? Я же вижу, как вы озабочены.
   -- Ну, в целом пока что ещё ничего плохого не случилось, но в дальнейшем очень даже может случиться.
   -- Что именно?
   -- Понимаешь, сегодня в село заявился урядник.
   -- А то он мало до этого в наше село заезжал...
   -- Всё верно. Он периодически появляется в селе. Но сейчас совсем другое дело. Мы с ним разговорились, немного побеседовали на разные темы, а потом он вдруг начал расспрашивать о тебе.
   -- Ну и что? Он же знает, что я ваш племянник.
   -- Знает. Но он не твоим здоровьем, к примеру, интересовался. Его интересовало совсем другое.
   -- Что именно?
   -- Он стал расспрашивать меня правда ли то, что ты в селе операции жителям делаешь.
   -- Фью! -- удивлённо присвистнул Александр. -- Вот это да!ие бойие
   -- Вот то-то и оно. Значит, кто-то из жителей проболтался, и слухи дошли до урядника. Я, конечно, с самого начала понимал, что долго шила в мешке не утаишь - когда-нибудь такое всё равно должно было произойти. Вот оно и произошло.
   -- Ну, это понятно. И что же вы ему ответили?
   -- Что, что... Начал выкручиваться. Сказал, что какие там операции, ну, подумаешь, гипс на переломанную ногу наложил. Я вспомнил про тот давний случай с Васькой Тропининым. Так вот, я ему сказал, что это была просто первая медицинская помощь пострадавшему, и что делал ты это с профессиональной, практикующей сестрой милосердия.
   -- Понятно. А о других операциях он не спрашивал?
   -- Нет. И это меня немного успокоило. То есть он детально ничего не знал, это были именно слухи. Но ты не обольщайся, -- более сурово проговорил он, увидев, что Сашка после этих слов улыбнулся. -- Это ненадолго. Этот урядник, ты с ним уже знаком, въедливый человек. Хотя эта въедливость ему, наверное, и положена по долгу его службы. А потому вот что! Он, вероятно, начнёт постепенно более детально всё о тебе выяснять. А если ему, к примеру, тот же Яков Ненашев ляпнет о тебе то, что он ранее о тебе болтал? Ведь Яшка и сейчас не верит в то, что ты студент. И вот такие Яшкины слова о тебе точно привлекут ещё большее внимание того же урядника. А потому тот начнёт более дотошно копать. Но тогда он может, пусть и постепенно, как я сказал, докопаться до чего-нибудь... И я очень надеюсь, что эта его постепенность растянется во времени.
   -- Да, с Ненашевым не так всё просто. Я согласен, что его словами урядник может заинтересоваться. Но вы же ему объяснили про операцию.
   -- Я ему объяснил, но только об одной операции. Я ему ещё объяснил и то, что, мол, к осени ты уже покинешь село, вернувшись снова в свой университет. Он знает твою историю, а точнее байку, которую я для всех придумал, а потому немного успокоился.
   -- Ну, и прекрасно! Что ещё нужно?
   -- Нет в этом ничего прекрасного. Дело всё равно очень хреновое.
   -- Почему? Всё ведь нормально.
   -- Да какое там оно нормально! -- стукнул кулаком по столу Карелин. -- Я почему и сказал, что его любопытство растянется во времени. И дай-то Бог, -- Игнат Степанович перекрестился, -- чтобы оно очень здорово растянулось. Ведь ты же, скорее всего, не сможешь покинуть село до осени. И что я тогда буду ему объяснять? Что ты решил не продолжать учёбу? Он в это точно не поверит, да и никто в нашем селе в это не поверит.
   -- Ну, можно сказать, что я пытался восстановиться в университете, но меня не приняли.
   -- Хм, это хорошая мысль. И в селе в неё все поверят, причём с радостью поверят. А вот урядник не поверит. Точнее, он, возможно, и поверит, но начнёт всё выяснять, сомнения у него останутся, такая уж у него работа - на слово не верить. На всё бумага должна быть. А потому на слово он и мне не поверит, хотя я в селе и не последний человек. Но он-то уездный урядник.
   В уездном административном аппарате России должность уездного полицейского урядника являлась важнейшей. Уряднику предписывалось вести "жизнь честную и трезвую", формируя среди обывателей образ честного и неподкупного полицейского чиновника, завоёвывать доверие местных жителей. При этом урядник содержал собственную лошадь, был вооружён драгунской шашкой и огнестрельным оружием. И жалование его было неплохое: в год ему полагалось 200 руб. самого жалования, а также на обмундирование - 50 руб., на содержание лошади - 100 руб., на ремонт шашки - 55 коп. И как бы важнейшей частью его амуниции была "памятная книжка" (блокнот), в которой он обязан был делать ежедневные записи о происшествиях. Кроме того, по замыслу министерства внутренних дел, ведение "памятной книжки" должно было повысить грамотность урядников, сформировать привычку к письменному труду.
   Основной задачей урядника являлась охрана спокойствия и безопасности, предупреждение и пресечение преступлений. А также обязанность негласного наблюдения за неблагонадёжными, подозрительными. Урядник отвечал за сыск беглых, беспаспортных или нищенствующих крестьян, расследовал мелкие преступления, производил задержание виновных и подозрительных лиц. А потому Игнат Степанович с опаской и относился к нему, понимая, что именно такой человек может свести на нет все уловки "дяди со своим племянником".
   -- И он может начать дотошно всё выяснять, -- продолжал Карелин. -- А в этом деле и особой-то дотошности не нужно - свяжется со своими знакомыми по службе в Бийске, а те за пару дней наведут справки, и сообщат ему, что Александр, а точнее Алексей Николаевич Карелин, то бишь мой племянник, ранее да, проживал в Бийске, а сейчас живёт и работает в Новониколаевске. И что тогда?!
   -- Да, а вот это будет действительно очень уж серьёзно... -- удручённо протянул Александр. -- И для меня, и для вас. Меня наверняка запроторят в психушку, а вас - за решётку. За обман властей и за то, что приютили у себя какого-то проходимца.
   -- Вот то-то и оно! -- повторно стукнул по столу Игнат Степанович.
   -- Да-а, ну и дела... И что же делать?
   -- Спроси что-нибудь полегче. Если бы я это знал...
   -- Да-а, значит, к осени мне нужно уходить из вашего села.
   -- Куда?!
   -- А вот теперь уже я отвечу вам вашими же словами. Спросите что-нибудь полегче. Если бы я это знал. Уйду просто в другое село, и подальше от вашего, чтобы меня там никто не знал. К сельской жизни я уже вполне приспособлен, да и вид у меня сейчас для этого времени вполне нормальный, -- не смотря на серьёзность ситуации, улыбнулся Сашка, вспомнив, как он 2 года назад повстречался с Карелиным в одних плавках. -- А справка, то есть удостоверение личности, у меня есть. Я могу в чужом селе даже просто наняться на работу к кому-нибудь.
   -- Нанимают обычно сезонных рабочих, а кому ты зимой там нужен будешь?
   -- Ну, а позже подамся в город. В Бийск, конечно, не пройдёт. Тогда нужно будет ехать в Барнаул. Вот там я точно затеряюсь - город-то большой.
   -- Ты это всё мелешь, извини за выражение, совершенно не думая головой, что вовсе не похоже на тебя! -- разозлился Игнат Степанович. -- Как раз в Барнауле ты не затеряешься. Там твоя липовая справка не пройдёт. Тебя будут мурыжить по полицейским участкам, и заставят заняться оформлением паспортной книжки. А ты её сможешь получить?!
   -- Да, вы правы. Я действительно несу околесицу. Но это просто потому, что я не знаю, что мне делать.
   -- Ну, это я как раз понимаю. Но и я, увы, пока что тоже не знаю, что нам делать. Возможно, чуть позже кому-нибудь из нас и придёт в голову некая умная мысль. И будем надеяться, что это произойдёт как можно скорее.
   На этом сложная, но далеко ещё не законченная беседа завершилась. Но оба - и дядя, и его племянник - прекрасно понимали, что её продолжения не избежать.

* * *

   Так прошло несколько дней. И сельский староста, и самозваный врач занимались своими привычными делами, не затрагивая пока что острой и важной для обоих темы. Но в самый последний день месяца, а это было воскресенье, Игнат Степанович пришёл с работы пораньше - как-никак в этот день работали не до сумерек - и позвал Сашку, возившегося в хлеву. Они присели на лавочку и закурили по цигарке - Карелин как бы делал небольшую выжидающую паузу, очевидно, не зная с чего начать беседу. А потом он негромко протянул:
   -- Я вот что хотел тебя спросить, Саша. Помнишь, почти 2 года назад ты рассказывал мне об исследованиях на Южном полюсе Земли, и о том, что там было серое облако, и что какой-то аппарат, который запустили в то облако, попал в иное время.
   -- Помню, конечно. А что оно вас так сейчас заинтересовало?
   -- Сейчас расскажу. Но сначала ещё спрошу. А ты не знаешь, эти исследования, ну, с тем облаком, они продолжались?
   -- Понятия не имею. Но я думаю, что продолжались. Скорее всего, именно продолжались. Это же такое интересное явление - учёные всё время старались отыскать порталы времени. А тут вот они, перед ними - бери и изучай. Но нигде об этих возможных исследованиях и слова не сказано. Я же вам тогда говорил, что американцы засекретили всё, что связано с этой темой. И, скорее всего, такие исследования они проводят на "Зоне 51" - это их исследовательский центр.
   "Зона 51" (англ. Area 51) - военная база, удалённое подразделение военно-воздушной базы Эдвардс. Расположена в США на юге штата Невада, в 133-х км к северо-западу от Лас-Вегаса, на южном берегу сухого солёного озера Грум-Лейк. Предположительно используется для экспериментальных тестов в области воздухоплавания и систем вооружения. Воздушное сообщение над "Зоной 51" запрещено. Секретность базы, само существование которой правительство США признало с большой неохотой, сделало её предметом многочисленных теорий заговора, в особенности о НЛО.
   -- Да, я помню, говорил ты такое. А это как раз очень интересно.
   -- Ну, и я говорю, что интересно. Но к чему этот разговор, если мы ничего узнать всё равно не сможем. Да ещё тем более в этом-то времени.
   -- А вот к чему. Точнее, снова вопросы к тебе. Как ты думаешь, а эти серые облака или туманы, они постоянно висят на одном и том же месте?
   -- Ну, облака наверняка не всё время. Но они, как мне кажется, время от времени появляются в одном и том же месте. Мне почему-то кажется, что как раз над Антарктидой, над Южным полюсом эта серая тучка, как раз там периодически появляется. Это как бы стационарный портал времени. Не зря же американцы им интересуются. Но бывают и блуждающие порталы времени, причём не обязательно облака или туманы - многие временные порталы внешне не видимы. Вот именно поэтому учёным их так сложно отыскать. Хотя, возможно, и те периодически появляются в одних и тех же местах. Но вот в каких, когда...
   -- О! А вот это очень важно! -- чуть ли не закричал Карелин.
   -- Что важно, дядя Игнат? И чего это вы вдруг заинтересовались временными порталами?
   -- А это как раз не вдруг. Мне пришла в голову одна мысль. Хотя я и удивляюсь, почему она тебе не пришла на ум? А ведь как раз тебе она должна была прийти в голову первому!
   -- Какая ещё мысль?
   -- А вот такая. А ты не думал о том, что твоя тучка, через которую ты попал в наше время, ну, под холмом на Чарыше тоже периодически может там появляться? Ты же только что сам сказал мне, что эти блуждающие тучки, или как ты там говоришь - порталы - могут появляться в тех местах, где они до этого уже были.
   -- Ну, я не говорил, что они обязательно там должны появляться, -- лепетал Сашка, изумлённый сообщением Игната Степановича. -- Я говорил, что возможно они там появляются, или могут появиться. -- Его одновремённо изумляло и другое - Карелин был абсолютно прав - действительно, как ему самому такое не пришло в голову?
   -- Возможно, говоришь? Но ты не уверен, видишь ли... Так возьми и проверь!
   -- Как проверь? -- Александр от растерянности по-прежнему выглядел как какой-то дурачок или, по меньшей мере, несмышлёныш.
   -- А ты не знаешь, как проверить есть ли в небе тучка или же её там нет?! -- сердился Игнат Степанович.
   -- Дядя Игнат, -- наконец опомнился Сашка. -- Подождите немного, дайте мне пару минут, чтобы успокоиться. Сейчас я приду в себя. Просто это уж очень неожиданно для меня. Сейчас я ещё раз перекурю, а потом мы уже вполне серьёзно побеседуем.
   -- Ну-ну, давай, успокаивайся. И я за компанию тоже перекурю. А то ты очень уж разволновал меня своей непонятливостью. Но я тебя понимаю...
   Курили молча. Но Сашка, тоже очевидно от волнения, курил глубокими затяжками, а потому закончил курение раньше дяди, после чего погасил окурок самокрутки и облегчённо выдохнул?
   -- Фу! Так вы говорите, что нужно проверить?.. Да, проверить нужно, это точно. Но эта тучка в равной степени может там появляться, а может и не появляться. По крайней мере, за те 2 дня, что я там провёл в поисках своих друзей, она там больше не появлялась. Хотя, я не всё время был на одном и том же месте. Холма мне в определённые моменты времени не было видно.
   -- Вот! Не всё время был на одном и том же месте. Кроме того, разве я тебе говорил, что она должна появляться ежедневно или ежечасно?
   -- Ну да. Это я понимаю. Но, всё же, она может там появиться, а может - и нет.
   -- Саша, но это же шанс. И не в 1 %, не в 2 %, и даже не в 5 %. Это же целых 50 %! Или да - или нет. И ты хочешь его упустить?!
   -- Нет, не хочу, конечно же. И что, мне каждый день бегать туда и смотреть, есть ли там эта тучка? Или построить там шалаш и жить в нём? Но у меня же есть работа в селе, и есть свои определённые обязанности. Дядя Игнат, я уже привык жить в этом селе, это уже и моё село!
   -- Я понимаю тебя. И мне очень приятно, что это уже твоё село. И ты его запомнишь на всю жизнь, но уже в своём времени. Твоя работа, как ты говоришь, в селе, а понимать это нужно, как работа в усадьбе, уже давно на втором плане. Есть у тебя или у меня свободное время - мы занимаемся ею. Нет времени - значит, подождёт. Теперь касательно твоих обязанностей. И в этом случае нет никаких сложностей. Насколько, мне известно, сейчас у тебя пациентов, за которыми нужно приглядывать, нет. Идёт лето, а в эту пору года за медицинской помощью обращаются лишь те, которых что-то сильно уж прижмёт. Да и за медицинской помощью к тебе обращаются именно в нашей усадьбе, поскольку ты там живёшь, а своего врачебного кабинета у тебя нет. Уходя из дому, будешь вешать записку о том, что ты, мол, на Чарыше. Место на реке вскоре все будут знать. Нужен ты будешь - пришлют за тобой какого-нибуль мальца. Он к тебе за 15 минут добежит, в 2 раза быстрее, чем взрослый мужик пешком пройдёт. Что-что, а бегать сельские подростки хорошо могут.
   -- Ну, пусть и так. И что я там делаю - на Чарыше - загораю на солнышке, когда в селе дел полно?
   -- Зачем загораешь? К примеру, собираешь там лечебные травы.
   -- Хм, это и в самом деле вариант. И мне каждый день туда ходить?
   -- Ну, во-первых, не каждый день, а только тогда, когда у тебя нет пациентов.
   -- Как раз сейчас это получается, что почти что каждый день. Сами же говорили, что летом особо больных нет.
   -- Пусть это даже и так. А чем оно тебе не нравится?
   -- Да не то, чтобы не нравится, а как-то не по себе - люди делом занимаются, а я каждый день прохлаждаюсь на Чарыше.
   -- Это хорошо, что ты такой совестливый. Но те же люди абсолютно не понимают, какая у тебя опасная ситуация сложилась. А она очень серьёзная, тут уж не до угрызений совести.
   -- Ну, это я тоже понимаю. Да, вот вы перед этим сказали: во-первых, не каждый день? А есть ещё и во-вторых?
   -- Есть. Я говорил это применительно к твоей ежедневной ходьбе. Так вот, ты не будешь к тому месту на Чарыше ходить, а будешь ездить.
   -- На чём? -- улыбнулся Александр. -- Велосипедов и мотоциклов у вас в селе нет.
   -- Да, разных там лисапетов нет. Кстати, ты знаешь, как в народе отзываются об этих самых лисапетах?
   -- Как?
   -- А вот так: "Что такое лисапет? - жо*а едет, ноги нет".
   -- Ну и ну! -- уже и вовсе рассмеялся Шурка. -- И выдумали же. Хотя оно и верно.
   -- Ладно, это я так, к слову пришлось. Так вот, ты будешь туда ездить пролёткой. Нет пациентов - запряг Воронка, и на Чарыш.
   -- Как?! Но Воронка же нужно на пастбище отгонять.
   -- А там, где ты будешь, как мы говорили травы собирать, ему лично что, травы не найдётся? Или она там какая-то не такая? Да паси его там, сколько твоей, или его душе угодно. А пить воду из Чарыша он будет в любом месте, ты это и сам это уже хорошо знаешь.
   -- И то верно.
   -- Ну, вот. Значит, мы всё и решили.
   -- Да нет, дядя Игнат, -- тяжело вздохнул Александр. -- Мы как раз очень даже многое не решили.
   -- И что же именно?
   -- И что, если мне вдруг несказанно повезёт, и я в один из дней внезапно покину село, то мы так и расстанемся - не попрощавшись? А у меня ведь не будет времени ехать в село, как бы быстро Воронок не бежал.
   -- Ты предполагаешь, что я об этом не думаю, -- наверное, ещё тяжелее вздохнул Игнат Степанович. -- Ещё как думаю. Но что тут поделаешь, если так ситуация складывается. Как встретились, так и расстанемся.
   -- Э-э, нет. При встрече мы незнакомы были. А почти 2 совместно прожитых года, да ещё под одной крышей, в одной избе, ежедневно общаясь друг с другом, да иногда и подолгу - это совсем другое дело...
   -- Саша! Не дави на больную мозоль. А то я этого сам не понимаю. Мне ещё больнее, чем тебе. Ты вернёшься к своим родителям. А я-то здесь вновь один останусь. Сын и дочь далеко, у них свои семьи. У сына уже и свой сын появился, мой внук, которого я пока что ещё и не видел. Да и у Екатерины, пусть она и рядом, но тоже своя семья. А кому я нужен?.. Ты же мне за 2 года не племянником, а как бы сыном стал. Пусть даже приёмным, но именно сыном. Я ведь к тебе так привязался, что не знаю, как без тебя жить стану, -- у Игната Степановича при последних словах вдруг заблестели глаза.
   И Александр прекрасно понял, что заблестели они отнюдь не от радости, а совсем даже наоборот, хотя Карелин и старался сдерживать свои эмоции. А его племяннику или приёмному сыну не хотелось его расстраивать.
   -- А может, я успею смотаться на Воронке туда и назад, чтобы попрощаться. Не в пролётке, а на нём самом - так намного быстрее будет. А пролётку вы позже сами заберёте.
   -- И думать забудь об этом! -- сурово промолвил Карелин. -- Тебе там, если произойдёт то, что мы предполагаем, каждая минута будет дорога. Тебе ни в коем случае нельзя будет упускать такой шанс! Но ты-то со мной как раз попрощаешься, это я с тобой не смогу проститься.
   -- А как я смогу, а вы нет?
   -- Ты опять не хочешь думать. Ты со мной письменно попрощаешься. Напишешь коротенькую записку, чтобы я не волновался. А уже твёрдо знал, что ты в своём времени. А для этого уезжая на Чарыш, обязательно бери в карман бумагу и карандаш. Хотя, у тебя же ручка есть. Она ещё пишет у тебя?
   -- Пишет. Я недавно пробовал. Конечно, немного расписать её пришлось, но сейчас она нормально пишет. Вот только записку писать ею я, наверное, не смогу.
   -- Почему это? А-а, ну да, -- тут же догадался он, -- если её кто увидит, то обалдеет, думая, что ты на Чарыш с ручкой и чернильницей ездишь. К тому же чернила в твоей ручке совсем не такие. Ну, тогда возьми с собой карандаш, и лучше цветной. Помнишь, как ты цветными карандашами в Бийске, в аптеке лекарства переписывал.
   -- Помню, конечно, -- улыбнулся Сашка.
   -- Вот, тогда всё будет нормально. О, стоп! Я вот что подумал. Ты, конечно, карандаш возьми с собой - на всякий случай. Но вот записку ты можешь и заранее написать. И время тебе там не нужно будет терять, да и мы её сможем вместе отредактировать.
   -- Хм, логично. Но только касательно первого.
   -- Не понял, что значит касательно первого?
   -- Касательно того, чтобы времени не терять. А вот писать я её буду сам. И до поры, до времени вы её не увидите. Что же это за прощание будет - наперёд-то? Вы уже заранее будете знать о том, что в записке написано. Нет, так дело не пойдёт.
   -- Ладно, -- вздохнул Игнат Степанович, -- пусть будет по-твоему. Тогда вот ещё что. Ты, каждый раз выезжая на Чарыш, забирай с собой все свои вещи.
   -- И свои мединструменты тоже забирать?
   -- Инструменты, спрашиваешь... -- потёр свою бородку, раздумывая, Карелин. -- Нет, инструменты не нужно забирать. Зачем тебе это старьё в твоём-то времени. У тебя там, как я понимаю, намного лучшие инструменты имеются. А вот мне будет хорошая память о тебе, -- вздохнул он, но как-то уже более облегчённо.
   -- Хорошо, с этим я согласен. Вот только вы сказали, чтобы я написал вам записку, ну, чтобы вы знали, что я уже в своём времени. А вдруг как раз и не в своём? Мы уже с вами года полтора назад об этом говорили. А вдруг я попаду ещё лет на 200 назад, в прошлое время?
   -- Не будет такого! У меня есть предчувствие, что ты попадёшь именно в своё время. Не может быть по-другому! - это было бы высочайшей несправедливостью. Не могут Господь, Высшие силы, Земля, её Природа так издеваться над Человеком! Ты верь в лучшее, и оно обязательно произойдёт! Нельзя верить в плохое.
   -- Хорошо, я вас понял, -- Сашка даже нашёл в себе силы улыбнуться. -- Спасибо вам. Я буду верить именно в лучшее. И не только о себе.
   -- Ну, это уже как получится, -- наконец-то улыбнулся и Игнат Степанович.
   -- Да, вот только я не со всеми смогу проститься. Вы-то хоть будете знать, где я. А другие?.. Ведь для них я буду казаться как бы ни с того, ни с сего пропавшим человеком.
   -- А им я скажу, что ты уехал в Томск. Что тебя снова приняли в университет. Они к этому готовы, а потому поверят.
   -- Не все поверят, -- с огромной тоской выдохнул Шурка.
   -- И кто не поверит?
   -- Василиса. А я с ней до этого попрощаться не смогу. Даже письменно. Что я ей должен написать? Что я в Томске. Не хочу и не буду ей врать. Не хочу давать ей надежду. Ведь она... или кто другой позже могут начать разыскивать меня в Томске. Не буду я такого писать! И что я тогда должен ей написать? "Прощай, я уехал". А куда, зачем?.. Да и она никогда не поверит, что я уехал, не простившись с ней перед тем. Со всем селом я, конечно, проститься не могу - люди это поймут. А вот чтобы с одним-то человеком не проститься... Да вы бы и сами в такое не поверили, если бы я действительно уезжал в Томск.
   -- Да, не поверил бы, -- вздохнул Игнат Степанович. -- Не тот ты человек, который так может плюнуть другому человеку в душу.
   -- Вот видите! И как же мне быть именно с Василисой, ей плюнуть в душу? Да я лучше самостоятельно в психушку пойду, чем такое с ней сделаю. Я же в письме ей даже ни одного ласкового слова не смогу написать, вы же понимаете. И не смогу ей написать, что буду помнить её всю свою жизнь.
   -- Да-а, ты прав, с Василисой всё намного сложнее. А ты попробуй поговорить с ней на днях. И объясни, что тебе нужно уехать. И что будешь помнить о ней.
   -- А куда я уехал, зачем... - всё то же самое. То, что буду помнить её, я, конечно, объясню ей. Да она и так, наверное, в этом не сомневается, -- тяжело вздохнул Сашка. -- А хорошо было бы не только помнить, но и видеть, если бы она постоянно у меня перед глазами была. Ну, я имею в виду не лично, а хотя бы её фотография. Как жаль, что в селе нет фотографов, фотостудий. Чтобы можно было сфотографировать Василису, и забрать с собой её фотографию.
   -- Да, чего нет, того нет. Но в той же Усть-Чарышской Пристани они есть, эти фотографы, или как их называют... дагеры...
   -- Дагеротописты.
   О том, что некоторые вещества светочувствительны и могут менять свою окраску под действием света, было известно ещё с XVIII-го века. А уже в 1802-м году Томас Веджвуд и Хамфри Дэви могли получать фотограммы при помощи солей серебра, но не знали способа их закрепления. А первым практическим успехом на пути к появлению фотографии стало изобретение Ничефором Ньепсом гелиографии (фр. HИliographie). Наиболее раннее из сохранившихся изображений, снятых с помощью этой технологии камерой-обскурой, датировано 1826-м годом. В 1829-м году Ньепс заключил нотариальный договор о дальнейшей совместной работе с создателем первой диорамы Луи Дагером Арего, проводившим собственные опыты в области закрепления изображения камеры-обскуры. Уже после смерти Ньепса в 1833-м году Дагер пришёл к выводу, что прямопозитивное изображение можно получать на отполированной пластинке накладного серебра, обработанной йодом. Ключевым стало изобретение в 1837-м году проявления слабого латентного изображения при помощи паров ртути. Новая технология была совершенно не похожа на гелиографию, и Дагер дал ей своё имя, назвав дагеротипией.
   Первые "странствующие дагеротиписты" появились в Москве в конце 1839-го года. Они арендовали помещения в самых модных и многолюдных торговых районах Москвы. В 1840-х годах "дагеротипные снаряды" - фотокамеры - иностранного производства можно было приобрести в магазине братьев К. и А. Бекерс, торгующем парфюмерией, сладостями, товарами "художественной промышленности". В начале уже XX-го века слова гелиография, дагеротипия заменило более привычное для людей этого века (и последующих) слово фотография. А в 1912-м году в Дании появилась первая профессиональная организация - Датский Союз Фотографистов Прессы (Pressefotografforbundet), организованная шестью фоторепортёрами в Копенгагене. С 1935-го года по решению IX-го Международного конгресса научной и прикладной фотографии 7 января 1839-го года (сообщение об изобретении Дагера Араго) считается днём изобретения фотографии.
   -- Вот-вот, дагеротописты. Ну, ладно, фотографии Василисы сейчас сделать, конечно, не удастся. Раньше об этом думать нужно было. О! А вот почему же ты сам не оставляешь ей свою фотографию? Я думаю, что она так бы её спрятала, что муж не нашёл бы. Да если Лёшка её и увидит, то он всё правильно поймёт, он парень умный - он же знает, как ты ей помогал.
   -- Ёлки-палки!! Дядя Игнат, где же вы раньше были?! Как же так?.. Фото...
   -- А я-то здесь при чём? -- улыбнулся, несмотря на довольно серьёзный разговор Карелин. -- А где ты сам был? Почему ты об этом не думал? Что, как говорится, разумная мысля всегда приходит опосля?
   -- Вы правы, извините. Действительно, почему я вас должен обвинять?.. Где я сам, дурак, был?! Как я раньше сам до этого не додумался. Ну, ничего, а вот этот свой промах я обязательно исправлю. А потому я начну ездить на Чарыш только после того, как у меня на руках уже будет моя фотография. И даже не просите, не уговаривайте меня, не говорите, что я упускаю время, шанс... Я поступлю только так, как решил.
   -- Зная тебя, я и не стану тебя уговаривать. Но тогда действительно не теряй время, езжай как можно раньше в Чарышскую Пристань.
   -- Завтра же и поеду. Пациентов у меня нет, а поездка в Пристань много времени не заберёт. Вот только нужно будет ещё ехать забирать фотографию.
   -- Я тебе дам любые деньги, но проси, чтобы фотограф сделал фотографию побыстрее. Если ему хорошо заплатить, то он и в этот день её сможет, наверное, сделать. И тогда не нужно тебе будет ещё один день терять. Вот только пусть он делает не одну фотографию, а две.
   -- Я вас понял, сделаю две фотографии. А деньги и у меня есть. Я их вам потом всё равно оставлю - в моём времени они не нужны. Да, возможно, фотограф и сможет сделать фотографию за один день. Если только у него не будет много клиентов. Потому что изготовление фотографии долгий процесс. Но я буду его просить об этом, а деньги будут для него стимулом.
   -- Давай, действуй.
   -- Завтра и начну действовать. Только вот как мне объясняться с Василисой? И с чего это вдруг я дарю ей свою фотографию - замужней женщине?
   -- Я ей сам позже, ну, когда ты уже покинешь село, всё ей объясню, и фотографию передам. И она всё правильно поймёт. Она даже намного быстрее поверит мне, нежели тебе. Она знает, что я слова лжи не скажу.
   -- Я ей тоже не скажу слова лжи, да и не говорил таких слов никогда, -- обиделся Сашка.
   -- Я верю тебе. Но ты ей многое не договаривал, а потому она скорее поверит мне. Тем более что я всё ей о тебе расскажу.
   -- Всё?!
   -- Всё, Саша. Тогда уже можно будет. И я уверен, что Василиса будет твёрдо молчать. Хотя бы в память о тебе. Но она тогда окончательно поймёт, почему ты ей что-то недоговаривал. А женщины хорошо такие вещи чувствуют. Она тогда прекрасно поймёт, что ты не мог поступить иначе.
   -- Хм, -- медленно протянул Александр, размышляя, -- а в этом что-то есть. Так, наверное, действительно будет правильно. И Василиса всё поймёт, и мне не придётся выкручиваться. Спасибо вам за всё, дядя Игнат!
   -- Да не за что. Это всё мелочи, по сравнению с тем, что ты покинешь меня и свою Василису. В общем, не забывай о записке мне. Ты там открыто всё не пиши, я и так пойму. А вот, если пустую пролётку кто-нибудь встретит, так вот чтобы тому записка казалась абсолютно естественной. И ничего не пиши Василисе, не компрометируй молодую женщину. Я ей сам всё с глазу на глаз скажу.
   -- Хорошо. Кстати, о пустой пролётке. Я надеюсь, что Воронок сам дорогу назад найдёт.
   -- Ещё как найдёт. Лошади, они твари умные, дорогу к дому они обязательно найдут. Вот с ним ты как раз нормально попрощайся. Если с человеком не получается, то хотя бы с конём. А потом легонько хлопни его рукой по крупу и прикажи: "Домой, Воронок!". Он и побежит домой, уже и без тебя, сам побежит, -- грустно протянул Карелин.
   -- Я всё понял. И не переживайте, дядя Игнат, хотя как тут можно не переживать... У меня у самого душа не на месте.
   -- Ладно. У нас есть ещё время, чтобы обвыкнуться со всем этим. Хотя, ты прав, конечно - как тут можно не переживать и обвыкаться. В общем, так, не будем нюни распускать. Мы с тобой практически всё решили, а потому закрываем этот тягостный для обоих разговор.
   А разговор и в самом деле оказался очень непростым, а уж его концовка вообще была тяжёлой для мужчин. Хорошо ещё, что они нашли более-менее оптимальное решение проблемы.
  
  

ГЛАВА 2

Быть или не быть?..

  
   Начало июля началось у Александра вроде бы обычно, как до того в последнее время начинался каждый его рабочий день, да и выходной тоже - лето, работы в эту пору года всегда много. Поднялись Карелин и его племянник - а скорее, действительно приёмный сын - в шесть часов. Когда они во дворе умывались, Игнат Степанович спросил: Сашку:
   -- Воронка на пастбище не выгоняешь?
   -- Сегодня нет. Он на Чарыше, как я думаю, полдня пастись будет.
   -- Понятно. Значит, едешь-таки в Чарышскую Пристань?
   -- Еду, отец!
   -- О! -- растрогался Карелин. -- Дождался я такого обращения... Спасибо тебе!
   -- Но ведь так оно, наверное, и есть, вы вчера правильно это отметили. Да и за два года, проживая под одной крышей, и учитывая то, сколько всего вы для меня сделали, это действительно так.
   -- Да что я там сделал... А если и делал, то не только для тебя, а и для села, для людей я делал. Да и для самого себя тоже, -- тяжело вздохнул он. -- Два года я жил и радовался, а скоро меня опять ожидает одиночество... Для стариков хуже нет, когда они одиноки, не с кем и словом перекинуться. А порой и слов не нужно, просто чувствуешь, что рядом близкий человек, который понимает и поддерживает тебя. Многие умирают не столько от старости, сколько от одиночества. Такие вот дела...
   -- Дядя Игнат, ...или отец, не знаю, как теперь к вам обращаться.
   -- Можно и так, и так. Всё равно недолго уже осталось...
   -- Так вот, не унывайте вы так. Всё же, рядом с вами сестра. Это же очень близкий и родной человек. Дети, создавая свои семьи, могут уехать в другое село, город, край, а то и страну. А единоутробный человек всегда помнит о существе ему же подобному, не забывает, искренне радуется при встрече. У меня вот такого человека нет, а у вас он есть.
   -- Ладно, закрыли тему. Тоже мне, успокоитель нашёлся. Пошли завтракать.
   Но за столом тема планов на сегодняшний день Александра, конечно же, продолжилась.
   -- Ты в какой рубахе в Пристань собираешься ехать? -- спросил Игнат Степанович.
   -- Вот это я как раз ещё не решил. И хотел с вами посоветоваться. Белую одевать или красную - нарядную, праздничную?
   -- Ну, если фото на память, то лучше праздничную. Пусть пока что и не праздник. Но фото-то на всю жизнь.
   -- Ну, я тоже сначала так думал. Но есть сомнение.
   -- И что за сомнение?
   -- Понимаете, самая красивая, яркая рубаха на фотографии всё равно будет выглядеть серой. Фото ведь не цветное.
   -- Что значит, цветное? Фото оно и есть фото.
   -- А, ну да, я просто забыл... Понимаете, дядя Игнат, вы привыкли к этим фото, например в газете. Но есть уже даже в ваше время - немного, но есть - цветные фотографии. Ну, а у нас они уже только такие. Так вот, на них красная рубаха и есть красной, небо - голубое, трава, деревья - зелёные, тыква - оранжевая. И так далее и тому подобное. В общем, всё как в жизни.
   -- У-у, ты смотри как оно... Красиво, наверное...
   -- Очень красиво, тем более, что на фото всё выглядит ярче. Глаз привыкает к обыденности, и порой эту красоту уже как бы не замечает. А на фотографии оно всё проявляется.
   -- Да-а, увидеть бы и мне такие фото. Ты говоришь, что и у нас они уже есть?
   -- Ну, в Чарышской Пристани или Бийске их точно нет. Возможно, и в Барнауле пока что нет. А вот в Новониколаевске или Томске могут и быть. Пройдёт лет 5-7, и вы их точно увидите, если наведаетесь в какой-нибудь крупный город. А лет через 20-30 и синематограф, кино будет цветное.
   -- Да-а, вот это времена пойдут! И почему бы мне было не родиться лет через 50, или хотя бы 30?..
   -- Если бы это от конкретного индивидуума зависело... -- вздохнул Александр, -- тогда все бы рвались родиться как можно позже. Но, чтобы это позже произошло, нужно кому-то его творить. Потому матушка Природа и не позволяет вмешиваться в такой процесс. Без стародавних веков не было бы ни настоящего, ни будущего.
   -- Я это понимаю, -- грустно протянул Карелин. -- Это просто у меня от твоих рассказов некая ностальгия. У людей обычно бывает ностальгия по прошлому, а вот у меня - по будущему. Ладно, хватит об этом. А то я совсем расклеюсь. Саша, мы всё время отвлекаемся от основной нити разговора. Давай возвращаться к нашим рубахам. Точнее, именно к твоей рубахе. Да, красная рубаха на фото не получится, будет она серой, тёмной.
   -- Вот и я о том же подумал. Ну, вроде бы была ранее красивой, да выцвела - серая, грязная.
   -- Ну, она точно не грязная. Я сколько фото видел, не могу ни об одном из них сказать, что у человека одежда грязная. Тем более что для фото всегда наряжаются в самую лучшую одёжку - как на праздник.
   -- Я согласен с вами. Немного не так я выразился. Просто у меня перед глазами цветные фотографии, а чёрно-белые против них какие-то блёклые, ну, как выгоревшие. А потому я подумал, что одену я, наверное, обычную белую рубаху. Вот уж она не будет казаться блёклой, выцветшей, она будет казаться чистой. Кроме того, на ней хорошо будет виден узор. А на красной рубахе, тёмной на фото, узор почти и незаметен будет.
   -- Да-а, а вот в этом ты, пожалуй, прав. Точно, одевай-ка ты белую косоворотку. Она на фото постоянно будет такой. А волосы у тебя тёмные, лицо загорелое, так что есть и некий контраст к рубахе - не будет всё белым.
   -- Спасибо, что поняли меня. Вы сегодня обедайте без меня. Приготовите, что-нибудь на скорую руку, потому что я, наверное, поздно вернусь. Буду просить фотографа, чтобы он сделал мне фотографии сегодня. Нет резона ещё раз в Пристань мотаться.
   -- Да, это верно. Деньги у тебя есть?
   -- Есть, есть. Ещё и останутся. И буду очень надеяться, что царские рубли и копейки мне вскоре уже не понадобятся.
   -- Хорошо. Плати тому фотографу хоть и все деньги. У меня деньги имеются, а лишнего мне не нужно. Да и что мне, старику покупать... Много ли мне нужно? В общем, пусть фото тебе сделают именно сегодня. Так, всё. Я побежал на работу. А то чересчур заговорились мы. Тебе удачи! И до встречи уже вечером.
   Сашка же после ухода приёмного отца, прибрал со стола, помыл посуду, взял небольшую краюшку хлеба и пошёл впрягать Воронка в пролётку, угостив его. Затем он вернулся в дом, сменил свою каждодневную белую рубаху на такого же цвета, но свежую, собрал все свои наличные деньги, запер дом, прикрепил на дверь, заготовленную заранее записку (о том, что дома он будет только ближе к вечеру) и пошёл к пролётке. Минут через 10 он, покинув село, был уже в пути к Усть-Чарышской Пристани.
   Времени для того, чтобы сфотографироваться у Сашки ушло минимум. Ну, не одна, конечно, минута, поскольку фотограф со знанием дела долго усаживал клиента, чуть-чуть поворачивал то его самого, то одно лишь лицо. Он также подбирал фон за спиной сидящего, изучал, равномерно ли освещение. Затем, накрыв голову покрывалом, долго "прицеливался" фотоаппаратом. В конце концов, он закрыл объектив крышкой, вставил фотопластинку, и ещё через секунд 10, наконец-то "вылетела птичка". Но, всё равно, это заняло не более 7-8 минут.
   А вот "торги" по поводу окончательного изготовления двух фотографий - всего лишь двух - длились значительно дольше. Сначала фотограф и слушать не хотел о том, что можно изготовить фотографии сегодня. Он начал объяснять клиенту какая же это сложная работа, вызвав лишь улыбку у того. Александр же спокойно, но с той же улыбкой растолковал специалисту своего дела, что для этого нужно не так уж и много: проявить и закрепить фотопластинку, после чего высушить её. А далее контактным способом перенести изображение на фотобумагу, и вновь тоже её проявить, закрепить и высушить. Вот и всех-то дел. Да, нужно естественно готовить ещё и растворы, но много времени это не занимает. После этого фотограф уважительно посмотрел на своего такого осведомлённого клиента, и спросил, откуда тот всё это знает. На что Сашка просто коротко ответил, ничего не объясняя: "Знаю!". Тогда фотограф подумал, что, возможно, это кто-то из бывших (или будущих) коллег, и повернул оглобли в иную сторону. Он начал говорить, что это займёт много времени, а он не может разорваться и на само фотографирование и на процесс изготовления фотографии. Но когда Александр, уже без улыбки, спросил его: "Вам помочь?", фотограф остолбенел. И вот после этого начался уже конкретный процесс торгов. В общем, в итоге в цене сошлись. А затем произошло самое интересное. Фотограф подошёл к одной двери в углу комнаты фотостудии и негромко постучал в неё. Через пару минут дверь приоткрылась, именно приоткрылась, а не распахнулась, и из неё вышел мужчина лет 30 от роду (самому фотографу было под 40) и вопросительно взглянул на владельца студии, как того оценил Сашка.
   -- Николай, вот с этой фотопластинки нужно сделать 2 фотографии. Срочно! Срочно, но качественно, -- добавил он. -- Через сколько времени ты сможешь это сделать?
   -- Но у меня же сейчас в процессе другие фотографии.
   -- А то я этого не знаю. Я же не говорю, чтобы ты всё бросил и занялся этой фотографией. Конечно, заканчивай те. И без излишней спешки. Я сказал срочно в том плане, что фотографии должны быть изготовлены именно сегодня. Потому и спросил, сколько времени тебе понадобится.
   -- А, вот так... Ну, я думаю, -- закатил он глаза вверх, -- часам к двум сделаю.
   -- Устраивает вас этот срок? -- фотограф повернулся к Александру.
   -- Вполне! И даже к трём часам устроит. Пусть ваш коллега не особо спешит. Я же понимаю, что у него есть и другая работа.
   -- Отлично! Сегодня в вашем лице мне попался очень толковый клиент. Приятно иметь с вами дело. Тогда, значит, подходите к трём часам. Фотографии точно будут готовы. Качество гарантирую.
   -- Спасибо! К трём часам я буду у вас.
   А сейчас не было ещё и 10 часов. Полдня доведётся жителю Красноярки околачиваться в Чарышской Пристани. Шурка даже подумал о том, не вернуться ли ему в село, а затем приехать сюда уже именно к трём часам. Но в селе ему сейчас нечем особо заняться - пациентов нет, работы в поле - покосы - завершены, а в самой усадьбе дел немного. Подождут те дела, чего гонять коня взад-вперёд... И он поехал на берег Чарыша - там можно будет и искупаться, и позагорать, а Воронок тем временем будет щипать травку.
   Пробыл он на берегу Чарыша почти до двух часов. Место он выбрал подальше от людских глаз, а потому не единожды искупался в реке. Почему подальше от глаз, да потому что плавок или иного купального костюма у него не было. Купаться в подштанниках - а иного белья тоже не было - ему не хотелось. И мужики, и бабы в селе купались обычно именно в исподнем - парни в подштанниках, а девки - в нижних сорочках. Правда, обычно, всё же раздельно - группировались по полу. Но не хотелось Сашке купаться в исподнем - суши его потом или валяйся в мокром на траве. А на той после покосов проступали приличные залысины земли, значит и стирать доведётся, а где и когда сушить?.. - не сидеть же голышом в пролётке. А потому он именно купался голышом. Это было намного проще и удобней. Он только временами бросал взгляд в сторону дороги, хотя та и была далековато - не приближается ли кто к нему. Но за эти четыре часа его никто не потревожил.
   А далее Шурка напоил Воронка, вновь запряг его в пролётку и поехал в Пристань - Воронок-то наелся, а вот ему самому нужно что-либо бросить в рот. Что он успешно и сделал в первом попавшем трактире. А далее уже по прямому делу. Фотографии были уже готовы, и смотрелся на них Александр неплохо - что ни говори, а фотограф оказался мастером своего дела. В общем, вернулся Сашка в своё село, когда маленькая стрелка на настенных часах Игната Степановича не добралась до цифры "4". А того пока что дома не было - понедельник во все времена был нелёгким днём.
   И Шурка решил сделать Карелину сюрприз. Конечно, назвать его полностью сюрпризом и нельзя было, но, тем не менее... Он решил подписать одну из своих фотографий и вручить человеку, который так много для него сделал. Сашка вынул из ячейки комода свою шариковую ручку и именно ею сделал на обороте фотографии следующую надпись: "На долгую память моему приёмному отцу, замечательному человеку Игнату Степановичу Карелину от Александра Большакова. Село Красноярка, Бийского уезда. 01.07.1913 г." Казалось бы, что писать такой ручкой и оставлять свою настоящую фамилию, было большим риском. Но Сашка был уверен, что никакого риска нет. Во-первых, Карелин ни перед кем хвастаться этой фотографией не станет. А во-вторых, в качестве оправдания (если фотографию кто-либо, всё же, увидит) он может заявить, что откуда он знает, чем сделана надпись - спросите, мол, у самого автора, если найдёте его. А фамилия?.. - так это его псевдоним. Назвался так, считая себя большим человеком.
   И нужно сказать, что сюрприз удался. Когда Игнат взял фотографию в руки, он тоже оценил её качество, а, когда взглянул на её оборот, то у него вообще увлажнились глаза. Он тихим, хриплым голосом только и смог промолвить:
   -- Спасибо, Саша!
   -- Это вам спасибо, отец, за всё то, что вы для меня сделали.
   Карелин лишь, молча, махнул рукой, но потом, всё же, спросил:
   -- Надеюсь, Василисе ты такую подпись на своей фотографии не сделал?
   -- Конечно, нет. Но это как раз меня и мучает, хотя я прекрасно понимаю, что ей подобную подпись мне делать никак нельзя было.
   -- Успокойся. Я ей своими словами всё объясню.
   -- Я это понимаю. Вот видите, даже когда меня здесь уже не будет, вы всё равно продолжите помогать мне. Так что не машите рукой. Такая помощь далеко не пустяк.
   -- Пустяк, не пустяк - не будем спорить. Я это делаю, буду делать не только для тебя, а для неё, да и для себя тоже. Ты мне лучше вот что скажи - и что, с завтрашнего дня снова на Чарыш, только в иную сторону?
   -- Если ничего не случится, то да. Попробую поймать удачу. Вот только улыбнётся ли она мне... А если и да, то когда?
   -- Так, а вот в этом деле у тебя должны быть не сомнения, а вера, убеждённость. Поставь перед собой такую цель, и она обязательно свершиться. Ты же ни минуты не раздумывал над тем, прыгать ли тебе в воду через ту твою тучку. Вот и сейчас не раздумывай, а верь.
   -- Я тогда не понимал последствий.
   -- Тем более! А сейчас ты их понимаешь, вот и готовься к ним.
   -- Легко вам говорить...
   -- Как раз нелегко, Саша! -- укоризненно взглянул на парня Игнат Степанович.
   -- Ой, простите, дядя Игнат. Я совсем не то хотел сказать...
   -- Ладно. Не забывай записки вешать, где тебя искать. Ты пока ещё сельский врач.
   -- Конечно, не забуду.
   И 2-го июля Александр вновь поехал вниз по течению Чарыша, но уже в сторону Елбанки - впервые туда почти через два года. Да, с того дня, как он 16 июля вошёл в село, он ни разу не был в том месте. А что ему было там делать?.. А вот сейчас дело нашлось. Дорога туда была похуже, нежели на Чарышскую Пристань, но проехать пролёткой, всё же, можно было. Для Воронка, это тоже, вероятно, был новый маршрут, поскольку при различных звуках он то "прищуривал" уши, то их настораживал. Но буквально через 15 минут они уже были на месте. Сашка определил это ещё издали, увидев знакомый песчаный спуск к воде, а за ним и холм. Когда пролётка поравнялась с ним (немного в стороне), парень определил, что трамплина там по-прежнему нет. Он чуть заехал в рощицу (или перелесок), выпряг Воронка и отвёл на луг, а сам расположился недалеко от холма. Он сначала думал расположиться на холме, но потом передумал - Бог его знает, что могло произойти на сей раз, теперь в этом месте можно было ожидать любых неожиданностей.
   Увы, сегодня не произошло не просто никаких неожиданностей, а вообще ничего примечательного. Ничего! А Сашка целый день просидел на берегу Чарыша. Хорошо, что он хоть захватил с собой что пожевать. Но из села к нему тоже никто не прибегал, хотя он и довольно точно описал в наддверной записке, где его искать. Значит, пациентов по-прежнему нет. Хоть это хорошо - здоровый народ в селе и нет никаких ЧП. Но вот когда Сашка отправился за Воронком, то увидел, что тот забрёл довольно далеко. И он понял, что так дело не пойдёт. Если вдруг, к счастью для Большакова появится тучка, то он будет очень долго возиться с конём и пролёткой - так можно будет прозевать всё на свете. А потому отныне он не будет выпрягать Воронки из пролётки и пастись он будет не на лугу, а в (или рядом) перелеске. Там травы тоже предостаточно, и она, возможно, даже лучше, нежели на лугу - ведь в рощице сенокоса не было. Итак, один день насмарку. Ну, разве что Сашка отдохнул. Но нужен ли ему такой отдых? Вот в чём вопрос.
   И последняя фраза, которую он произнёс в уме, ассоциировалась у Александра с известной фразой из знаменитой трагедии Уильяма Шекспира "Гамлет":
   Быть или не быть, вот в чём вопрос. Достойно ль
   Смиряться под ударами судьбы,
   Иль надо оказать сопротивленье?
   "Быть или не быть?" - это вопрос, который во все времена стоял перед людьми: противостоять злу или смириться с ним? Пытаться изменить мир, в котором торжествует несправедливость, или спокойно жить в нём? Вот только в трагедии этот вопрос впервые был сформулирован так ясно и определённо. Но трагедия принца датского Гамлета изначально лежала в плоскости от хорошего к плохому. При этом не для Человечества в целом, а лично для Гамлета: убийство его отца дядей - родным братом короля - и лишение возможности Гамлетом занять место на троне, со всеми вытекающими отсюда последствиями. А далее, как обычно, возникает чувство мести... Старо как мир. Сколько людей чуть ли не ежедневно переживают резкий перепад от хорошего к плохому в своей жизни. А потому в монологе Гамлета больше патетики, нежели переживания за судьбы обиженных, обездоленных людей (не мечтающих о троне).
   А для Сашки вопрос "Быть или не быть?" стоял совершенно в другом ракурсе. Он задавал себе это вопрос в своей интерпретации: "Быть или не быть мне в своём мире, в своём времени?". Он, всё же, опасался, даже если и появится та знакомая ему тучка, оказаться в каком-нибудь XV-м столетии, хотя и верил в лучшее. И кто его знает в чьём "исполнении" знаменитый вопрос звучал серьёзнее. -- Хотел бы я посмотреть, -- думал Александр, -- какие бы монологи закатывал принц датский, попади он на 100 с лишним лет в прошлые времена? -- Правда, историки, споря между собой, до сих пор не могут установить время действия трагедии. Гамлет мог жить и в VIII-IX-м веке, и в XVII-м. Но потеря престола (и то лишь возможная - всё могло произойти), это ничто по сравнению с потерей всех родных, близких, знакомых, приятелей, друзей... при попадании в другой мир, к которому ой как нелегко приспособиться. И кто может укорить Большакова в том, что он совершенно не прав?..
   Аналогичным образом пролетели среда, четверг и пятница. А вот в субботу за Александром Николаевичем Карелиным прибежал "посыльный" - мальчишка, который сообщил, что в одной из сельских семей заболел ребёнок. И Александр, не мешкая, вместе с посыльным помчался на пролётке в село. Он готовился лечить серьёзную болезнь. Но столкнулся всего лишь с паникой и медицинским невежеством родителей ребёнка. Они начали испуганно жаловаться, что у ребёнка сильный понос, и беспокоились о том, не дизентерия ли у ребёнка, или и того хуже - холера. Александр осмотрел ребёнка и успокоился. А затем начал успокаивать и родителей. Он объяснил им, что и та, и другая болезнь инфекционные, то есть её вызывают вредные инфекционные бактерии. Дизентерию, к примеру, вызывает дизентерийная палочка. Ничего подобного у их ребёнка нет. Просто он переел зелёных фруктов. Зелёные фрукты содержат много янтарной кислоты, а у многих детей в раннем возрасте наблюдается дефицит именно этого вещества. Вот ребёнок и тянется к этим плодам. Просто нужно следить за ребёнком. Ведь неспелые плоды - очень жёсткие и плотные. А потому повышенное содержание органических кислот и дубильных веществ в недозрелых плодах неблагоприятно воздействует на желудок и кишечник. И, когда ребёнок съест много недозрелых фруктов, у него и появляются рвота, понос, боль в животе из-за сильного раздражения слизистой оболочки желудка и усилении перистальтики кишечника. Он прописал родителям для лечения их ребёнка простейшее народное средство: замочить в тёплой воде сухой ржаной хлеб (сухари) в течение 15-20 минут. А затем пить этот настой понемногу, но в течение всего дня. Понос должен прекратиться в течение суток.
   В общем, ребёнка он точно вылечит, а точнее вылечат того сами его родители. Но ещё один день пролетел впустую, а это уже пятый день с начала поездок Большакова на Чарыш к холму - на календаре было 6-е июля. Через 10 дней у Александра может быть своеобразный юбилей - ровно 2 года с тех пор, как его нога впервые ступила на улицы Красноярки. Ассоциативно Сашка вспомнил о другом юбилее, но не у него, а у царствующей особы. Ровно 2 месяца назад - 6-го мая - первому лицу государства, царю Николаю Александровичу исполнилось 45 лет. Это был не праздничный день (не выходной), но о подобных Днях рождения царствующих особ всегда сообщалось в газетах. Например, у Ея Императорского Величества, Государыни Императрицы Александры Феодоровны (жены Николая II) день рождения тоже был в мае - 25 мая. А у матери Николая II-го (жены Александра III) Ея Императорского Величества, Государыни Императрицы Марии Феодоровны день рождения припадал на 14-е ноября. Дней рождения других царствующих особ Александр не запомнил. Но ещё об одной дате следовало помнить, наверное, всем подданным Николая II-го - 21 октября 1894-го года произошло Восшествие на престол Его Императорского Величества, Государя Императора Николая Александровича. Были ещё и дни тезоименитства, то есть именин высокопоставленных лиц, принадлежащих к царствующей фамилии. Тезоименитством именовали также день памяти святого, имя которого носилось. Но вряд ли их кто-нибудь помнил.
   Сашка дома вечерами постоянно вёл короткие беседы с Игнатом Степановичем на тему своих поездок.
   -- Ну, что, и сегодня никаких изменений не было? -- спрашивал Карелин, хотя это был явно риторический вопрос - раз Александр в избе, то, конечно, ничего нового не произошло.
   -- Увы, и сегодня день потрачен впустую.
   -- Ничего в жизни впустую не происходит. Ты просто прожил ещё один день, на один день старше стал.
   -- Старее, -- улыбнулся Александр.
   -- Это я с каждым днём стаю всё старее, -- грустно протянул хозяин избы, -- а ты именно старше, мудрее. Ничего, я верю, что ты вскоре расстанешься со мной.
   -- Выгоняете, да? -- решил пошутить Сашка, но шутка явно не удалась.
   -- Типун тебе на язык! -- разозлился Карелин. -- Ну, что ты такое болтаешь! Умный человек, но бывает такое ляпнешь! Это всё твои дурацкие шуточки, твой неуместный юмор.
   -- Ой, прости, отец! -- Александр впервые обратился к Карелину на "ты".
   -- Ладно, прощаю, -- успокоился тот, очевидно, оценив такое обращение.
   На этом тема была закрыта, хотя они ещё некоторое время говорили и о другом. А день, тем не менее, подходил к концу.
   И такие беседы, которые тоже можно уже было называть риторическими, происходили каждый вечер. И с каждым днём они становились всё грустнее и короче.
   Что же касается поездок Александра Большакова на Чарыш, то он продолжил их и в воскресенье, и на следующей неделе. Но и в этом плане четверг 11-го июля тоже был как бы юбилейным - состоялась уже 10-я ежедневная поездка Шурки в это заколдованное место. Вот только так уж заколдованное ли оно?.. Ведь ничего не происходило, и никаких непонятных тучек не было и в помине. Ничего необычного не предвещал и следующий день - одиноко, скучно и нет даже "посыльных" из села. А даже это могло хоть немного разнообразить похожие как 2 капли воды, проведенные на Чарыше дни. Правда, пятница выдалась прохладной, ещё со вчерашнего вечера небо затянулось тучами, а ночью прошёл дождь. Утро было пока что без дождя, но и солнца не было видно - тучи, тучи, которые висели низко и вот-вот грозили разразиться ливнем. А потому Сашка сегодня надел пиджак и картуз. Пролётка открытая, а спрятаться на Чарыше негде, разве что под деревом. Но тогда лучше именно в пиджаке и картузе - не так промокнет, деревья всё равно полностью от дождя не защитят.
   Пиджак был пока что не совсем привычной одеждой для крестьян. Те носили лёгкие зипуны, сюртуки, полукафтаны, коротайки, армяки (долгополая распашная одежда подобная халату) и т. п. На западе страны носили (по примеру польских и галицких евреев) ещё и лапсердак - сюртук особого покроя. Но непривычный к такой одежде Сашка приглядел себе именно пиджак, который он купил в Усть-Чарышской Пристани ещё в прошлом году, когда подыскивал платье для Василисы. В принципе и сейчас в городах многие студенты надевали куцые пиджачки и косоворотки - "демократические". Иногда поверх косовороток надевали ещё и пикейные (стёганые) жилеты с рельефным узором.
   Но именно в это время на смену сюртукам пришли укороченные пиджаки с завышенной талией и удлинёнными лацканами. Преобладающими цветами мужских костюмов были тёмные: чёрные, синие, маренго, тёмно-серые, реже коричневые. Правда, выходные костюмы шили только чёрные. Общим для всех типов костюмов были покатые плечи; плечевой шов шел не по верху плеча, а спускался на спину. Они обычно имели сзади разрез (шлицу), который позволял не мять пиджак при сидении. Вот примерно такого типа пиджак тёмно-серого цвета и купил себе Александр. Ну, а картуз у него был ещё с начала его жизни в Красноярке - голову в непогоду нужно было чем-то прикрывать. Правда, картуз - это не совсем привычная для парней XXI-го века кепка. Он имел довольно широкий околыш и задранную вверх тулью, и был более похож на офицерскую фуражку.
   Александр всё это время брал с собой на Чарыш корзинку, в которую он складывал периодически сорванные ягоды, а сверху для вида укладывал некоторые виды растений - он же, мол, собирает травы для лекарственных настоев. С утра в корзинке лежал и его обед. Носил с собой Сашка и заранее написанную прощальную записку Игнату Степановичу, а также свою шариковую ручку. Ему пришла в голову мысль оставить Василисе не только свою фотографию, но и вещевой подарок. Но не купленный, а именно такой, который точно будет напоминать ей о дарителе. А что у него есть - часы да шариковая ручка, не плавки же ей оставлять. Но часы, всё же, опасно, а вот ручка сойдёт. Да и объяснит ей всё Карелин.
   Местность Шурке была уже знакомой, да и вспомнил он её по своим блужданиям в 2019-м году. А потому он каждый день понемногу собирал ягоды, но, далеко не заходя, и периодически возвращаясь к тому месту, откуда просматривался холм. Но сегодня бродить среди мокрых после ночного дождя кустов ему не хотелось. Он-то был в сапогах, но штаны точно промокнут. А потому Александр пока что просто сидел в пролётке (холмики тоже мокрые) и предавался разным своим воспоминаниям и мечтаниям. Хорошо ещё, что пока дождя нет. Воронок же, не спеша (наверное, один раз в 10 минут) делал шаг-другой вместе с пролёткой, пощипывая травку. Большаков не знал, сколько времени он так задумчиво сидел в пролётке, но, очнувшись от своих дум, он вышел из пролётки - решил размяться. Да и Воронок уже немного оттащил пролётку от первоначального места. Холм и с первоначального места был не особенно хорошо виден, а сейчас он вообще был скрыт деревьями. Сашка, не спеша, вышел на открытую местность. Но когда он бросил взгляд на холм, то оцепенел - вершину того заволакивал туман или тучи. Вроде бы и не удивительно по такой погоде, но низковисящие тучи были намного темнее, а потому тучка или туман выделялись на их фоне. -- "Неужели?!.." -- мелькнула в голове у парня мысль. Конечно, это могла быть вовсе и не та, нужная Большакову тучка, но это был шанс!
   Сашка начал быстро рвать траву тех растений, у которых были более-менее крупные листья и укладывать их в корзинку, забыв даже вынуть из неё свой обед. Затем он сунул туда же записку Игнату Степановичу и ручку Василисе. Он попытался вложить корзинку под сиденье ямщика, там был как бы ящик. Он не хотел, чтобы записка размокла от возможного дождя - Воронок-то добежит к знакомой усадьбе быстро, но Карелина ещё долго не будет дома. Корзинка вошла в ящичек свободно, но закрыть его мешала её ручка. Тогда Сашка, недолго думая, вынул из кармана свой нож "козья ножка" и отчекрыжил эту ручку - Игнат Степанович поймёт. Далее он вывел Воронка с пролёткой на нужную тропу к дому, тепло попрощался с ним, обняв и погладив его. А затем он хлопнул лошадь по крупу (как советовал Карелин) и громко приказал коню: "Домой, Воронок! Передавай от меня привет хозяину!". Воронок весело побежал к селу, а Большаков галопом побежал к холму - не опоздать бы, не упустить возможный шанс!
   Когда он практически взобрался на холм, то перестал видеть землю под ногами - туман был густым. Идти далее вслепую Александр не рискнул - не видя пути можно оступиться и свалиться с холма. Поэтому он сначала опустился на колени, подогнул рубаху и застегнул пиджак на все 4 пуговицы (те были расположены довольно близко друг от друга и строго вертикально), чтобы не испачкать белую косоворотку, а затем вообще лёг и медленно пополз вперёд - теперь он хорошо ощущал свой путь на вершину холма. Но вот он, как ему показалось, уже перестал ползти в гору - значит, это уже вершина. Ползти далее бессмысленно, через несколько метров уже и обрыв над рекой, в которую на сей раз Сашка падать не собирался. Он лежал в густом тумане (почти не видя даже своих рук) и думал о том, та ли это тучка или не та. А если та, то почему она над холмом, а не под ним. Правда, ранее издали ему показалось, что тучка покрыла почти половину холма, то есть она вроде бы может быть и под ним. А затем ему пришла в голову вообще спасительная мысль, которой он очень обрадовался. Возможно, тучка ниже холма - это путь вниз, в прошлое, а тучка выше холма - путь вверх, в будущее. А, кроме того, Саша вспомнил, как в начале года он почувствовал, что год будет удачный, как бы знаковый. Вот он этот знак! И на этой мысли он вообще успокоился, закрыл глаза и даже, как понял это позже, заснул.
   Когда он проснулся - открыл глаза - никакого тумана на холме уже не было. Но изумило его, как это ни странно, совсем другое, в первую очередь его изумило небо - абсолютно безоблачное с ярким солнцем. Он радостно начал подниматься, встал на колени и увидел перед собой - метрах в 2-х от него - две доски. Неужели трамплин?! Он тут же вскочил на ноги, а то был действительно знакомый ему трамплин.
   -- Ура!!! -- завопил Большаков от радости, что он уже в своём времени.
   Нет, он, конечно, понимал, что трамплин мог быть сооружён и лет 10 назад. Но это его абсолютно не волновало. Ну, пусть и десять лет назад (хотя доски выглядели не такими уж и старыми). Подумаешь... Пусть он и не в 2021-м году, пусть даже (как крайний срок) в 2011-м, но это же всё равно его время! Да, он в это время ещё учился в школе, но ведь с мамой и папой ничего не произошло - в 2011-м году они себя прекрасно чувствовали, были относительно молоды. Главное, что это не начало XX-го века, а начало XXI-го, в котором всё ему родное. Даже интересно будет встретиться со своими школьными друзьями, которым сейчас всего лишь 15 лет, а он-то уже совсем взрослый. Вот это фурор будет! И Сашка радостно начал спускаться с холма.
   Но вскоре эта радость сменилась откровенной грустью. Всего пару часов назад, во время совместного завтрака, он разговаривал с Игнатом Степановичем Карелиным, а в это время его уже давно нет в живых. Нет также в живых его любимой Василисы и даже её сына. А он абсолютно ничего не знает об их судьбе. Как же это несправедливо! И в таком подавленном настроении Александр, не спеша, бродил по перелеску. В нём сейчас боролись два совсем противоположных чувства - радость и тоска. Конечно, через какое-то время шальки весов перетянет на свою сторону радость, но вот когда?.. А потому Шурка не спешил идти в Красноярку в таком настроении - успеет ещё, никуда от него село не денется. И он продолжал бродить по перелеску и берегу Чарыша. Но так не могло продолжаться долго, это он хорошо понимал.
  
  

ГЛАВА 3

Вот так встреча!

  
   В итоге Александр ещё немного побродил по роще - или перелеску - при этом узнавая даже некоторые места своего двухлетнего по давности пребывания в этом месте. И, как ни странно, но ему казалось, что здесь почти ничего не изменилось. Но это было, впрочем, и понятно - что такое кардинальное за 2 года может произойти с лесом, а уж тем более с каким-то перелеском. В лесу хоть вырубка может быть, а в перелеске... Кроме того, до своего прыжка с трамплина 27 июля 2019-го года он не особо и обращал внимание на местность. Это уже после прыжка... - совсем другое дело - тогда он почти 2 дня околачивался здесь, приглядываясь ко всему. Да ещё искал ягоды, чтобы хоть немного утолить голод. Или же ломал ветки для ночёвки. Но та местность уже была как раз не такой. В общем, минут через 10 Шурка, не особо поспешая, уже вышел из рощицы, впереди на пути к селу был и холм с трамплином, а ещё чуть далее по правую руку от него расстилался луг. При этом Александр вдруг подумал о том, что теперь понятно, почему более чем за сутки своего пребывания группы ярославцев на отдыхе в этом месте (в июле 2019-го года), здесь так и не появился ни один местный житель. Он уже убедился в том, что серая тучка - временной портал - периодически появляется в этом районе. А потому вполне могло быть и такое, что в каком-нибудь году кто-либо из местных ребят, как и он сам, накрытый тучкой тоже пропал, затерялся во времени. И тогда, не найдя ребёнка, местные власти запретили малышне купаться, да и вообще отдыхать в этом месте. И такой вариант, хотя бы теоретически, исключить никак нельзя было. Но вот Сашка миновал уже и холм с трамплином, после чего вздохнул, обернулся к этому возвышению с дощатым настилом и грустно протянул:
   -- Прощай трамплин! Больше я уже к тебе не вернусь.
   Он даже помахал тому на прощанье рукой, а потом, не оглядываясь, решительно пошёл по тропинке вдоль луга. Трава на лугу уже была скошена, подрастала даже и новая травка, но вот стогов с сеном не было видно. Но это было понятно. Техника современная, а потому уже всё в закромах. Так что, на сей раз в стогу ему заночевать точно не удалось бы. Но он и не собирался здесь ночевать. И даже в селе. Лучше бы заночевать уже на одной из железнодорожных станций. Но именно при упоминании о станции у него в голове вдруг пронеслась мысль, что он наверняка будет ночевать именно в селе. И, возможно, даже не один день. А причиной такого вывода стало то обстоятельство, что он параллельно вспомнил - у него же нет ни копейки денег! И на какие же шиши он будет добираться до железнодорожной станции?!
   И это была серьёзная проблема, очень даже серьёзная! У него в селе в настоящее время нет ни одного знакомого. Да, вероятно, потомки каких-то семей - из тех, что он когда-то знал - и сейчас проживают в селе. Но прошло уже более 100 лет с той поры, а потому никто из таковых сельских жителей ни слухом, ни духом не знают о враче Александре Николаевиче Карелине. Он ни у кого не сможет и денег одолжить. Ведь у него нет абсолютно никаких документов... Кто ему поверит на слово, что деньги он вернёт? Показывать справку 1911-го года с царской печатью? Но это же нелепость! И даже не нелепость - покажи он её кому-нибудь и сообщи, что на ней указаны именно его реквизиты, то уже в своём времени ему может "светить" психбольница. Шурка после таких мыслей даже остановился и огляделся. Впереди, шагах в 15, немного сбоку он увидел небольшой холмик. Он подошёл к нему, присел и стал размышлять над создавшейся ситуацией. Он так рвался попасть в своё время, что ни он сам, ни Игнат Степанович не подумали о такой возможной ситуации. Впрочем, а что бы они могли сделать? Да ничего. А потому выкручиваться сейчас придётся самому Александру. Но как?!
   Для того чтобы одолжить деньги на проезд до Ярославля, а это немалые деньги, нужен был какой-нибудь внушительный залог, или же товарный обмен. Но товарным обменом в денежном вопросе могло быть только золото или какие-нибудь драгоценности. Ни того, ни другого не было даже у Карелина. У Сашки не было пока что даже золотого обручального кольца, как не было и каких-либо драгоценных подарков - в старину это могли быть, к примеру, золотые часы. При упоминании о часах Шурка тут же отбросил мысль о своих часах - да, они очень даже неплохие, но кому они нужны, если они уже более полугода не идут. Могут подумать, что это не из-за отработавшей свой ресурс батарейки, а просто из-за какой-либо механической поломки. А найти в селе нужный для часов элемент питания весьма проблематично. Кроме того, при установке нового источника тока рекомендуется пользоваться пластмассовым пинцетом. И где его брать? Если нет пинцета, можно, конечно, использовать и резиновые напальчники. Ведь настоятельно не рекомендуется прикасаться к источнику тока голыми пальцами - даже краткое прикосновение отрицательно сказывается на электрических элементах некоторых типов. Но эту мысль Александр, всё же, занёс себе в память. Как говорится, на безрыбье и рак рыба. Возможно, и придётся ему торговаться своими часами. Больше ведь у него ничего ценного нет. Нож "козья ножка"? Но кого этим удивишь?
   Был бы телефон, думал, Шурка, он бы позвонил родителям и попросил выслать ему переводом деньги. Мама, конечно, точно упала бы в обморок, услышав голос сына, которого уже 2 года наверняка считала мёртвым, или, по крайней мере - без вести пропавшим. Но от радости, что сын жив, родители выслали бы и в стократ бо?льшую сумму, нежели ему сейчас необходима. Телефон, конечно, можно на пару минут одолжить у кого-нибудь из местных жителей, а когда придут деньги за стоимость совершённого звонка отдать даже с немалыми процентами. На это могут многие согласиться, да и просто мир не без добрых людей. Правда, он не знает можно ли в Красноярку выслать деньги электронным переводом - даже при таком способе пересылки денег может уйти до 2-х дней. А почтовым переводом - так вообще дней 5-6. Пару дней он может перебиться и ягодами - опыт имеется. А вот более... - опять-таки придётся просить в долг. Кроме того, сам он не сможет даже получить деньги - у него нет никакого документа, удостоверяющего личность. Вот тебе и ещё одна проблема... Нужно у кого-то брать местный адрес и реквизиты. Это, конечно, можно сделать, но нужна ли эта лишняя морока жителям села? Однако, на это, вполне вероятно, некоторые охотно согласятся, посули он им небольшой куш. Правда, таковыми, скорее всего, могут быть бомжи или пьяньчужки. Но у того же бомжа тоже может не быть документа, да и какие бомжи в селе... Это в городе имеются бомжи, а в селе это большая редкость. Значит, остаётся лишь один вариант - именно местный пьяница. А таковые имеются как в городе, так и в селе. И, пожалуй, в селе таковые точно есть. А отсюда вывод - когда он войдёт в село, нужно будет присматриваться к возможным кандидатурам на это дело. Правда, сейчас утро, а потому вряд ли будут иметь место отпетые пьяницы - запойное время, всё же, больше вечернее. Но, возможно, как раз с утра кому-нибудь из особ мужского пола очень уж нужно будет опохмелиться. Тоже вариант... Хотя, деньги-то придут не скоро. Но надежда, всё же, есть.
   В общем, составив такой возможный план своих действий, Александр вздохнул, поднялся с холмика и потопал в село. Именно потопал, поскольку на ногах у него были не лапти и даже не туфли, а сапоги. Его внешний вид, конечно, удивит жителей села, но это сейчас не особенно беспокоило Шурку - были проблемы куда более серьёзные. Минут через 20 он уже шёл улочками села, вспоминая при этом, как он входил в это же самое село в средине июля (по старому стилю) 1911-го года. А село было хотя и то же самое, но совсем даже не то. Да, планировку улиц Сашка узнавал, но сами улицы... Они в корне изменились, что было, конечно же, и не удивительно. Он шёл медленно, внимательно рассматривая уже не избы, не домишки, а сельские добротные дома. Вот в этом место стояла изба такого-то, в этом - иного знакомого ему жителя, в этом месте ранее был приёмный кабинет Галины Ждановой, позже уже Ольховой... И так далее. Он не обращал никакого внимания на некоторых жителей села, бросающих на него удивлённые взгляды. Он, не спеша, направлялся в центр села. По пути ему пришла мысль, что лучше всего зайти в сельсовет (по мысли Шурки тот должен находиться именно в центре села) и побеседовать с председателем сельсовета, а, возможно, и в этом селе возродился институт сельских старост. Он со вздохом и благодарностью вспомнил о сельском старосте Игнате Степановиче Карелине. Вот бы и сейчас ему попался такой отзывчивый человек!.. Тогда можно было бы точно рассчитывать на помощь.
   Ближе к центру села на одной из лавочек он издали увидел какого-то мужчину или парня, одиноко сидящего с немного опущенной головой. И, как показалось Сашке, сидел он в спортивных брюках. А ведь разгуливать по улицам в таком наряде не очень-то и прилично. Правда, это не город, а село, но, тем не менее... И ему тут же вспомнились мысли о похмелье с утра пораньше.
   -- О! -- подумал Александр, -- а вот, наверное, и местный пьянчужка, у которого с утра побаливает не протрезвевшая голова. Значит, есть нужная мне кандидатура. Возможно, и в сельсовет не нужно заходить.
   Правда, он тут же подумал, что в сельсовет всё равно нужно будет зайти - необходимо будет хотя бы на пару дней определяться на постой. Но это он сделает позже. А сейчас он попробует договориться с этим местным пьяницей о переводе из Ярославля в село нужных Александру денежных средств. Но, подойдя поближе, Сашка вдруг изумлённо остановился. Это случилось после того, как парень поднял голову и чуть повернул её в направлении путника, но пока что не в саму его сторону. Сашка изумился тому, что он знал этого парня, и не просто знал, а очень хорошо знал! На лавочке сидел Димка Фёдоров.
   -- Каким образом он здесь очутился? -- изумлялся Большаков. -- Неужели через 2 года он снова приехал плавать по Чарышу? И сам ли он приехал или же в компании?
   Но, приглядевшись повнимательнее, он увидел за лавочкой какие-то сложенные вещи. И они уж больно походили на упаковки сложенных каяков. Значит, не один, а именно в компании. Но в какой компании? Неужели из бывшей группы ярославских байдарочников?..
   -- Чёрт возьми! -- продолжал удивляться Шурка, -- неужели ребята сюда ежегодно ездят, всё ещё надеясь разыскать именно его, Большакова? Но спустя 2 года? - это же ни в какие ворота не лезет!
   Но теперь Сашка, улыбнувшись, тут же поменял тактику. Он надвинул чуть ли не на глаза картуз и стал приближаться к Димке, опустив голову вниз, как будто он рассматривает дорогу, как бы боясь споткнуться. Подойдя к лавочке, он, изменив голос в сторону более низких тонов, спросил сидящего парня:
   -- Можно мне присесть рядом с вами? Устал я с дороги.
   -- Да, пожалуйста, места-то не забронированы. -- Димка с интересом оглядел Шурку - тот по-прежнему не поднимал голову. -- А откуда это вы идёте в таком виде? С какой-то ярмарки?
   -- Нет, я только к ней готовлюсь, -- Дима, сам того не ведая, подсказал Большакову дальнейшую стратегию его поведения.
   -- А-а, понятно, доморощенный артист? Или профессиональный?
   -- Нет, нет, именно доморощенный, как вы сказали? Нужно же будет развлекать гостей.
   -- Ну-ну. Удачи вам в таком деле!.. -- насмешливо улыбнулся Димка.
   -- Спасибо! А вы, видать, не местный житель, а приезжий?
   -- Приезжий, -- вздохнул Фёдоров. -- Приехал с ребятами отдохнуть в ваши края. Гори он пропадом, такой отдых!
   -- А что так? Не понравились наши края?
   -- А... -- махнул рукой Дмитрий. -- Нет, сначала отдых был нормальный. Да и край ваш очень красивый. К нему я никаких претензий не имею. А вот сама концовка нашего отдыха... В общем, пропал у нас один наш приятель. Вот мы и ищем его, с ног уже сбились!
   -- И сколько же времени вы его ищите?
   -- Сколько, сколько... Уже целых двое суток.
   -- Сколько?! -- Сашка от удивления поднял голову и посмотрел на Димку. Хорошо, что тот в этот момент не глядел на него.
   -- Двое суток.
   -- Двое суток?! А не два года?
   -- Ещё не хватало вести поиски 2 года. Мы что, идиоты? Если человек пропал, то его уже через неделю бесполезно искать. Два года... -- перекривил он Большакова.
   -- Так, можно я с вашего позволения закурю? -- Александр и в самом деле почувствовал, что ему нужно закурить, чтобы успокоиться и поразмышлять над тем, что ему сообщил Фёдоров.
   -- Да курите сколько угодно. Чего ещё разрешения спрашивать.
   -- Просто табак у меня особый. Он может вам не понравиться.
   -- Ой, Господи! Я, конечно, не заядлый курильщик, но за компанию иногда курю. Так что привычен к любым сигаретам.
   -- У меня как раз не сигареты.
   Сашка вынул из кармана пиджака кисет с махоркой, достал аккуратно сложенную газету и начал готовиться к процессу скручивания самокрутки. Он, выезжая в последнее время ежедневно на Чарыш, всегда брал с собой табак, газетную бумагу и спички. Газету (цена 3-5 коп.) всегда приносил Игнат Степанович - прочитанная она тоже находила применение, её хватало на курево и Карелину, и его племяннику. Табак в селе все покупали у Прохора Матвеева, который выращивал его, сушил и готовил. И табак у него был отменным. Спички покупались в сельской лавке. Чаще всего это были спички "Первой паровой спичечной фабрики И. И. Сапожникова с сыновьями". Один коробок спичек стоил 1 копейку. Но это была не самая мелкая разменная монета. Были ещё и такие монеты, как "пол копейки" (в обиходе назывались "деньга"), а также "? копейки" ("полушка"). Монета стоимостью в пол копейки ходила и в советское время, и Большаков это знал. Он знал и то, что даже в 1961-м году перед деноминационной денежной реформой Монетный двор начал пробный выпуск обновлённой монеты в Ґ копейки (до настоящего времени сохранилось не более 10 штук этих медных денежных знаков данного номинала). Но, после изготовления таких пробников стало понятно, что в массовое производство их запускать не стоит - слишком велика оказалась себестоимость изготовления этой единицы денежных средств. Поэтому проблемные цены было решено округлить, а монету в Ґ копейки вывести из обращения.
   За процессом подготовки незнакомца к куреву уже с любопытством наблюдал Димка. А когда Александр прикурил, смачно затянулся и выпустил кольцами дым, он удивлённо протянул:
   -- Ничего себе! Ну, вы даёте! Махорка, наверное, крепкая. А-а, это, вероятно, из той же оперы - подготовка к ярмарке. Чтобы даже в мелочах всё было натурально.
   -- Вот именно. Может и вам скрутить козью ножку? Только это не махорка, а табак. Попробуете табачок. Он душистый и ароматный. Вот только, вы правы, довольно ядрёный, -- повторил Сашка слово когда-то услышанное от Игната Степановича.
   "Козьей ножкой", кроме ножа, действительно называли ещё и папиросы-самокрутки, которые загнутые Г-образно, внешне немного напоминали козью ногу. Но именно папиросы, а не обычные самокрутки. Давно уже творческая народная мысль достигла совершенства в "самокруточной" области, в результате чего и появилась истинно российская модификация самокрутки - "козья ножка". Изготовление "козьей ножки" - это было совершенно особое искусство. Из кусочка газеты - для настоящего мастера этого дела он мог быть произвольной формы - получалось уникальное изделие, состоящее из 5-и деталей: мундштука, цевья, сустава, казённой части и заглушки. По конструкции оно было очень похоже на курительную трубку. Но "Козью ножку" обычно "заправляли" именно махоркой.
   При этом многие полагают, что махорка - это просто низший сорт табака. Но это глубокое заблуждение! Это самостоятельное растение, близкий родственник табака, но, все же, не тот привычный табак, который выращивают как сырье для сигарет. Родословную он ведёт от дикого табака, произраставшего в Южной Америке. Там его и обнаружили в начале XVI-го века европейские мореплаватели. В отличие, к примеру, от картошки, махорка первоначально попала в Россию, и лишь столетие спустя распространилась в Восточной и Центральной Европе. С тех пор чуть ли не до середины ХХ-го века махорка успешно конкурировала с табаком. На вкус и на запах всё-таки она несколько иная. Потому и не правы те, кто полагает, что махорка заменяла собой табак для людей бедных. Ничуть не бывало - для разнообразия её курили и нюхали представители всех слоёв населения. И если дамы с удовольствием понюхивали махорочку, а господа набивали ею трубки, то мужики и крутили знаменитые "козьи ножки".
   Кроме ножа и папиросы-самокрутки существовало ещё 2 вида "козьей ножки": инструмент с крючкообразной рабочей частью и массивной ручкой, применявшийся для удаления зубов и их корней, а также разновидность циркуля, у которого нет пишущей части, а есть зажим для использования карандаша (ручки, пера). Такая "козья ножка" существенно уступает обычному циркулю по точности, но зато позволяет рисовать окружности не только карандашом, но и любым другим пишущим прибором (в том числе кистью, фломастером).
   -- Нет-нет, -- с улыбкой отказался от предложения незнакомца приготовить и ему самокрутку Фёдоров. -- Я такой табак не потяну. К нему привыкнуть нужно.
   -- Это точно.
   Сашка спустя время закончил курение, слюной погасил окурок, бросил его себе под ноги и хорошо растёр сапогом. За время курения он продумал свои дальнейшие действия. А потому Большаков уже своим привычным голосом обратился к Фёдорову:
   -- Ладно, хватит болтать и бездельничать. Время не терпит. Так что, давай Дима, иди и зови Володю и остальных ребят!
   Димка от неожиданности подскочил словно ужаленный.
   -- Ты кто такой! -- завопил он. -- Откуда ты меня знаешь, да и Володю тоже?!
   -- Да мы с тобой давно знакомы, -- Сашка сбросил картуз и обратил своё лицо к Дмитрию.
   -- Сашка!! Вот это да! Нет, ну, ты же просто идиот! Мы тебя здесь ищем-ищем, а ты поднарядился на ярмарке публику развлекать! Деньжат решил срубить?! Так предупреждать же нужно. Тебе не кажется, что это подло по отношению к ребятам?
   -- Я когда-нибудь был подлецом, а, Дима? Мы можешь меня в этом упрекнуть? Не всё так просто, Дмитрий.
   -- А что не так просто?
   -- Ты иди, зови ребят. Я потом уже всем расскажу, чтобы не повторяться.
   -- Ну да, это понятно. А что я им скажу? Зачем я их зову?
   -- Скажи, что на лавочке сидит какой-то парень или мужик, который что-то знает о пропавшем Сашке, то бишь обо мне. Только молчок! -- и он жестом прикрыл губы указательным пальцем.
   -- О, так годится. И очень даже годится! Ты меня разыграл, так пусть же и они клюнут на ту же приманку.
   И буквально минут через минут 7-10 Александр увидел спешащих к лавочке своих давних приятелей. Фёдоров плёлся позади всех, очевидно решив понаблюдать со стороны за действом знакомства ребят с "чужаком". Сашка продолжал сидеть на лавочке, стараясь не особо поднимать голову. Володя же вместе с Геннадием, Сергеем и Михаилом обступили его. Димка стоял немного в стороне.
   -- Добрый день! -- поздоровался с незнакомцем Измайлов. Именно он, как это повелось, взял бразды правления в свои руки. -- Вы хотите что-то рассказать о нашем пропавшем друге? Вы видели его?
   -- И вам не хворать! -- ответил Большаков. -- Да, я видел его.
   -- И где вы его видели - на реке или в селе?
   -- И там, и там.
   -- Как это?
   -- Ну, сначала я увидел его на реке, а позже - уже в селе.
   -- Вы с ним познакомились?
   -- Нет. Просто видел его.
   -- А это точно он? Откуда вы тогда знаете, что это наш пропавший друг?
   -- Ну, я так понял. Потому что он меня ещё там, на реке спрашивал о том, попадёт ли он в село, если пойдёт тропинкой вдоль берега. Значит, он не местный. Кто же это тогда, если не он...
   -- А он не хромал, не ранен, не просил помощи?
   -- Ничего такого. На вид вполне здоровый мужик.
   -- А как он выглядел, во что был одет?
   -- Как выглядел?.. Да обыкновенный парень - выше среднего роста, крепко сложенный, тёмноволосый, но не совсем чёрный волос... -- начал описывать себя Сашка. -- Одет он был всего лишь в плавки, а на руке у него был какой-то синтетический браслет, или что-то типа того.
   -- А не часы, случайно?
   -- Ну, часов я не видел. Хотя могли быть и они, если только он повернул их вовнутрь, -- Генка и Сергей при этих словах утвердительно покивали головой.
   -- Хорошо, принято. А в селе где вы его видели?
   -- На улице, не так уж далеко отсюда.
   -- И когда - вчера или сегодня.
   -- Вчера точно видел, ближе к вечеру. Да по-моему и сегодня тоже.
   -- А почему по-моему, а не точно?
   -- Ну, мне так показалось. Я когда в село входил, то вроде бы он вдалеке пересёк мне дорогу.
   -- А как вы его издали узнали? Он что, по-прежнему в плавках был?
   -- Нет, ну, что вы. Уже нормально одетый.
   -- Хм, интересно, где же он одежду раздобыл. Его вещи у нас, а денег у него нет. Странно...
   -- А как именно он был одет? -- задал вопрос уже Сергей Марченко.
   -- Да примерно так же, как и я.
   -- Не понял... -- начал было выяснять Серёга, но его остановил хохот, не смех, а именно хохот Дмитрия.
   -- Ты чего ржёшь? -- напустился на своего друга Михаил. -- Тут такой серьёзный вопрос решается, а ты заливаешься...
   -- Ой, не могу... -- сквозь смех пытался объясниться Фёдоров. -- Когда он всё вам расскажет, то и вы смеяться будете.
   -- С чего бы это я стал ржать как ты?!
   -- Ну, ржать, ты, может, и не будешь, -- заметил "незнакомец", -- а вот смеяться точно будешь, Миша. А может, наоборот - ругаться станешь.
   -- Оп-па! А как ты знаешь моё имя? Ты кто такой? -- Михаил повторил аналогичный вопрос в подобной ситуации Дмитрия.
   -- Сейчас представлюсь, -- Сашка встал, снял картуз и поднял голову.
   И вновь раздались аналогичные удивлённые возгласы:
   -- Сашка! Александр! Шурка! И что это за комедия? Что за дурацкие розыгрыши?
   -- Так, тихо! -- поднял руку Владимир и обратился к Большакову. -- Саша, и в самом деле, что это за розыгрыши? И к чему весь этот балаган с переодеванием? Мы подняли на ноги жителей двух сёл, а ты какие-то шуточки устраиваешь.
   -- Володя, ты знаешь меня не первый день. Шутка была только вот в эти несколько минут. А остальное всё очень серьёзно. И я знаю, что ты поверишь мне. Некоторые ребята, возможно, и не поверят, а вот ты, именно ты поверишь мне. Я никуда не прятался от вас. А в селе я появился всего лишь минут за 15 до встречи с Димой. До этого меня не было в селе... именно в таком селе, -- добавил он. -- Да и на реке или перелеске.
   -- Что значит, именно в таком?
   -- Я объясню это позже.
   -- А почему позже?
   -- Я сейчас задам тебе вопрос, и ты сам поймёшь почему. Так вот, когда вы планируете выезжать из села? Дорога-то предстоит не близкая.
   -- Это я прекрасно понимаю. Я думаю, что реально это можно будет сделать часа через 1,5-2. Мне нужно зайти в официальные органы и дать отбой на твои дальнейшие поиски. Нужно также узнать в какие города ходят отсюда автобусы - Бийск, Барнаул, Новосибирск... поездов отсюда точно нет. Ну, и нужно ещё всем перекусить, мы сегодня ещё не завтракали.
   -- Понятно. В Бийск, вероятно, ехать не целесообразно.
   -- Почему? По карте вроде бы не так уж и далеко.
   -- То именно по карте - если напрямую. Но прямой дороги нет, а вкруговую очень уж много километража прибавится.
   -- Откуда ты это знаешьи?
   -- Знаю. Позже объясню. Ладно, это вы всё и сами разузнаете.
   -- А почему мы, а не ты?
   -- У меня есть одно дельце. А, как я понял, я вам сейчас не очень и нужен.
   -- А завтрак?
   -- Я уже позавтракал, ещё в половине седьмого утра.
   -- Ого! А почему в такую рань?
   -- Володя, на все вопросы я отвечу вам позже, и подробно всё расскажу. Начни я сейчас всё рассказывать, моё повествование затянется до вечера. Ты мне лучше вот что скажи - какой сейчас год идёт?
   -- Сашка, ты что чокнулся, -- послышался голос Сергея. До поры до времени ребята не перебывали беседу Владимира с Александром. -- Не знает он, какой год... Ну и ну. Ты где был, что совсем память потерял?
   -- Здесь я был, рядом с вами. Так какой, всё же, год?
   -- Естественно, 2019-й.
   -- Не может такого быть!..
   -- Это почему ещё? -- язвительно спросил Мишка.
   -- Нет, быть, конечно, может. Но тогда это тем более непонятно. А потому и не верится мне. Это же явно не сон был... Хорошо, а какой сейчас месяц, число?
   -- Ну, у тебя точно крыша поехала. Посмотри на свои часы.
   -- А, часы... -- махнул рукой Сашка. -- Они уже более полугода не идут.
   -- Вот те на! -- удивился Сергей. -- Три дня назад они у тебя шли, и вдруг уже полгода не идут. Зачем же ты их брал на сплав?
   -- Не знаю, -- только и смог ответить Александр.
   Он ничего не понимал, а потому и не знал, как отвечать на все эти вопросы. Но он, всё же, полез в карман и вытащил свои часы. И тут же как бы окаменел - часы шли! Он это увидел сразу по расположению часовой и минутной стрелок - на его остановившихся часах они показывали время (Сашка это запомнил) - 17:40 (или 05:40). Сейчас же они показывали 10:17, что вполне соответствовало утреннему времени. Не веря своим глазам, он приложил их к уху - часы тикали. И лишь тогда Александр глянул на дополнительные окошки часов. Слева значилось 29.07, а справа - MON. Но как же так?! Вместе с годом это означало примерное время разговора (в первый же день) с Игнатом Степановичем Карелиным уже в его избе! Для Большакова в старом селе Красноярка время тянулись без малого 2 долгих года, а в современной Красноярке прошло всего каких-то пара часов. А со времени его пропажи только 2 дня! Это было абсолютно невероятно...
   -- Ну, что, теперь знаешь, какова сейчас дата? Конечно же, 29 июля. Убедился в этом? -- усмехался его друг. -- А то говорил, что часы полгода уже не идут. Выдумщик ты, Сашка.
   -- Я-то убедился. Но это всё равно не укладывается у меня в голове.
   -- Почему?
   -- Долго рассказывать. Позже всё детально расскажу. Так, Володя, -- обратился он снова к Измайлову. -- Давайте встретимся на этом же месте через 1,5 часа. Я тем временем выполню задуманное мной. У кого есть заряженный телефон? Мой давно уже не заряжался.
   -- Мы вчера свои телефоны здесь подзарядили. Так что бери у любого. Решил домой позвонить, обрадовать родителей?
   -- А вы что, звонили им, что я пропал? -- испугался Александр, хотя пару часов назад именно так и думал.
   -- Нет, ты что. Зачем бы мы заранее пугали твоих родителей.
   -- А вот за это вам огромное спасибо! Если сегодня действительно 29 июля 2019-го года, то звонить я им не буду. Через дня 3-4 и так встречусь с ними. Они ждут меня к 1-му августа. Ну, опоздаю на денёк, ничего страшного не случится.
   -- Тогда зачем тебе телефон?
   -- Мне нужен не телефонный аппарат, а его функции. В частности фото, а лучше даже видеокамера.
   -- И что ты будешь снимать?
   -- Село.
   -- Это село?! И чем оно знаменито? Тем, что ты возле него пропал, что ли?
   -- Нет. У меня есть здесь некоторые знакомые, а точнее были, -- тяжело вздохнул Сашка.
   -- Знакомые?! Но ты же в нём первый раз.
   -- Я всё расскажу. Но у нас времени мало. Желательно уже сегодня к вечеру быть на какой-нибудь железнодорожной станции. А потому давайте будем заниматься каждый своим делом.
   -- Хорошо. Ребята дайте ему кто-нибудь хороший телефон с функцией видео. Позже посмотрим, что он наснимает.
   -- Возьми мой, -- потянул ему телефон Генка, впервые за всё время проронивший слово. -- Видеокамера работает у меня классно.
   -- Спасибо, Гена! И я твёрдо обещаю, что всё и всем покажу. И расскажу. Так, Серёжа, -- обратился он к своему другу, -- переодеваться мне некогда. День же предвидится жаркий, -- а вот в 1913-м году, как подумал Сашка, он был прохладным, по крайней мере, с утра. -- А потому я оставлю здесь свой пиджак и картуз. Я сейчас только заберу из них кисет, бумагу и спички - знаю, что точно перекурить нужно будет. А ты бросишь вещи на каяки, кто-нибудь всё равно будет их стеречь.
   -- И что, ты вот так, в сапогах потопаешь?
   -- Повторяю, мне некогда переодеваться. А это же село! Эка невидаль сапоги... Штаны у меня более-менее обычные, а косоворотка издали обычной рубахой кажется. О, я сейчас пояс с рубахи сниму, подверну её - уж больно она длинная - и заправлю в штаны, которые поясом и подвяжу. Тогда вообще всё будет о'кей. Да и наплевать мне на то, что обо мне кто-то подумать может. Мне не до того сейчас. Всё, я пошёл. Встретимся здесь же в полдень.
   -- А ты не заблудишься?
   -- Вот уж что нет, так нет. Я знаю это село, как свои пять пальцев.
   -- Как это?
   -- А вот так. Ты подумай на досуге, как такое может быть. Возможно, и поймёшь, почему меня сейчас удивляет масса самых простых вещей. Кстати, о вещах... Будешь класть мои пиджак и картуз, то обрати на них пристальное внимание. Может, они тебе кое-что подскажут. Пока!
   И Александр торопливо зашагал по заранее известному лишь одному ему маршруту. Остальная пятёрка приятелей молча, но удивлённо смотрела ему вслед.
  
  

ГЛАВА 4

И снова в путь-дорогу

  
   Но долго стоять без дела пятёрке ярославцев было явно не с руки - что ни говори, а время поджимало. Большаков был прав, да и все остальные прекрасно понимали, что к вечеру им желательно быть на железнодорожной станции какого-нибудь ближайшего населённого пункта.
   -- Так, и какие наши планы дальше, Володя? -- спросил Михаил Измайлова. -- Сашка нашёлся, а потому можно нам уже покидать это село. Надоело уже по нему шляться.
   -- Ну, как я уже говорил Саше, а вы это тоже слышали, у нас сейчас 3 ближайшие задачи: узнать, как добраться до ближайшего железнодорожного узла; дать отбой властям на дальнейшие поиски Большакова; ну, и позавтракать.
   -- И нужно, наверное, нам начать с последней задачи, -- улыбнулся Геннадий. -- Уже половина одиннадцатого, а у нас макового зёрнышка во рту не было.
   -- А я и не возражаю, против такого распорядка. Тогда так, вот ты теперь сидишь на охране вещей, а мы за продуктами. Ими нужно заодно запастись и на дорогу. Заодно и позавтракаем. Тебя кто-нибудь сменит, чтобы ты совсем уж не отощал, -- улыбнулся Володя.
   Но вскоре все насытились в небольшом сельском кафе. Первым с этим управился Сергей и поспешил на замену Генке. Были куплены и продукты в дорогу.
   -- Теперь так, -- поступили следующие распоряжения Владимира, -- я с Мишей иду в сельсовет. На стрёме остаётся Серёжа, а Дима с Геной узнают наш будущий маршрут.
   Владимир с Михаилом ушли, а Геннадий с Дмитрием начали расспрашивать местных жителей, как им добраться до Бийска. Почему именно до Бийска, да потому, что сработало как бы некое закостенелое мышление - последним городом на пути сюда был именно Бийск (далее уже сёла), а потому назад он вроде бы и должен быть уже первым. И вот что им рассказал пожилой мужчина:
   -- Чтобы попасть в Бийск нужно ехать в Чарышское, там по мосту переезжать Чарыш, а уже далее по правому берегу реки ехать на Бийск - через сёла Новокалманка, Петропавловское, Смоленское... В общем, это крюк сумасшедший.
   -- Возвращаться в Чарышское?! -- схватился за голову Димка. -- С ума сойти! Мы там были, но уже давно. Это же столько километров назад нужно отмотать.
   -- Так и я о том же вам толкую.
   -- И это всё из-за моста через Чарыш? А что, в этом районе мостов нет?
   -- Есть мост за Елбанкой. От нашего села до Елбанки километров 15 будет. Но это по прямой, а по дороге больше.
   -- Вот! Так это же нормально.
   -- Это только на первый взгляд. Да, ниже по течению Чарыша за Елбанкой имеется мост через Чарыш - между протокой Кирсановская, на правом берегу и озером Хвощевое, на левом. Не так уж давно его построили. Но дорога там только до села Нижнеозёрное. А далее дороги на Бийск нет, в сторону Бийска заводнённая местность. Точнее дорога есть, но просёлочная и не напрямую - в объезд этого района. Рейсовые автобусы в сторону Бийска от Нижнеозёрного не ходят. Нужно опять большой крюк делать, да ещё и с разными пересадками. Вы там запутаетесь.
   В общем, местный житель рассказал Генке с Дмитрием практически то же самое (за исключением капитального моста), что и 100 с лишним лет назад говорил Александру Игнат Степанович Карелин. Но, если бы Сашка присутствовал при этом разговоре, то он бы здорово удивился. Чтобы за такое время с современными дорожными технологиями не проложить кратчайший путь до Бийска?! Это поражало. Хорошо, что хоть мост построили, да и то совсем недавно. Вот вам и развитие Алтая... А впрочем, и в центральных районах картина порой была похожей, если вспомнить, к примеру, тот факт, что из Ярославля во Владимир нужно ехать через Москву. Что ещё можно к этому добавить?.. И это в стране с таким потенциалом!
   -- А зачем вам Бийск? -- спросил в конце своего рассказа местный житель у ребят.
   -- Ну, нам не сам Бийск нужен. Нам необходимо попасть в Барнаул, а потом в Новосибирск. Нам предстоит ехать в центральную часть России.
   -- Оп-па! Так на кой чёрт вам вообще Бийск?! Езжайте прямо в Барнаул. Туда проще добираться. По крайней мере, через Чарыш не нужно переправляться.
   -- Прямо в Барнаул?! И как нам туда попасть?
   -- Ну, есть 2 пути. Можно ехать в соседний районный центр, это село Топчиха. А там есть прямое сообщение с Барнаулом. От Топчихи до него по трассе немногим более 100 километров. А поездом, в селе есть железнодорожная станция, и того меньше, по-моему, 90 километров.
   -- А отсюда до Топчихи?
   -- Ну, через Алейск примерно 130 километров. Кстати, в 40 км от Топчихи есть одноимённое нашему село Красноярка.
   -- Так, -- Димка не обратил никакого внимания на последнюю фразу местного жителя, -- 130 и 90 - это будет 220 километров. Тоже не так уж мало.
   -- Но это же прямо в Барнаул, -- заметил Генка. -- Не нужно в Бийск ехать.
   -- Ну да. В этом ты прав. В общем-то, годится. А вы говорили, что есть ещё и второй вариант, -- обратился он к мужчине. -- И какой там маршрут? Может, по нему ближе?
   -- Да кто его знает, это смотря как ехать.
   -- Что значит, смотря как ехать?
   -- Ну, второй вариант такой - вам нужно ехать уже в наш районный центр, в Усть-Чарыскую Пристань. До него рукой подать. А вот от него далее ехать по трассе снова на Алейск. Кстати, я совсем выпустил из виду, от Алейска можно напрямую попасть в Барнаул тоже по железной дороге, есть там такая - бегают электрички. Расстояние, по-моему, 135 километров. Больше, нежели от Топчихи, но ведь до Топчихи из Алейска тоже нужно добираться.
   -- Ладно, это понятно. Примерно то же самое. Так что там от этой пристани, ну, от вашего районного центра?
   -- А-а, ну да. От Чарышской Пристани до Алейска 70 километров. 70 и 135, в сумме будет 205. А до Топчихи - 90 километров.
   -- Ну, всё равно ближе - 90 плюс 90 это всего лишь 180 километров. Всё же не 220 километров.
   -- Да где там ближе, -- снова остановил его Генка. -- Нам же ещё нужно будет до этой самой Пристани добираться.
   -- Тьфу ты! Точно. В общем, одно и то же. В сумме, как ни крути, ни верти, набирается не меньше 220 километров.
   -- Не совсем так, -- успокоил его житель Красноярки. -- Я почему сказал вам, что смотря как ехать. От Чарышской Пристани можно намного ближе попасть в Барнаул, если плыть по Оби. Водным маршрутом будет всего лишь, по-моему, чуть более 100 километров. А катера там ходят.
   -- О! Это тоже довольно интересный маршрут. Правда, скорость катера не сравнить со скоростью поезда.
   -- Но поезд же делает остановки, а катер, если вы наймёте частника, без всяких остановок доставит вас в Барнаул. К тому же плыть-то вниз по течению - скорость катера будет повыше.
   -- Это мы и сами прекрасно понимаем. Ладно, большое спасибо вам, что вы нас так детально просветили. Всего вам доброго!
   Попрощавшись с мужчиной, ребята начали обговаривать вопрос, по какому же маршруту им лучше ехать. Этого они пока что сами решить не могли. Но их, тем не менее, здорово обрадовало сообщение, что из этого села они могут попасть прямо в Барнаул. Это значительно экономило им время. А в отношении самого предстоящего маршрута, то они просто решили доложить обо всех вариантах Измайлову, а тот пусть сам решает, каким путём им добираться в Барнаул. Но когда они сообщили это ему, тот немного поразмыслив, здорово озадачил их своим ответом:
   -- Подождём эксперта. Может быть, он нам что-то подскажет.
   -- Какого ещё эксперта?!
   -- Александра Большакова.
   -- Да какой он эксперт... Такой же, как и мы.
   -- Нет. Я уже хорошо знаю Сашу. И чувствую, что с его пропажей, действительно, не так всё так просто. Он ведь сразу сказал нам, что в Бийск ехать не целесообразно. И что дорога туда плохая. А ещё он сказал, что знает село как свои пять пальцев. И что ему здесь нужно снимать на камеру? Что у него здесь знакомые есть, или были... Далее. Понятно же, что он наряжался не на ярмарку. Так откуда у него такая одежда?..
   -- О! Я ещё кое-что добавлю, -- вскинулся Димка. -- Сашка при мне курил. Но курил он не сигареты, а скручивал самокрутки с махоркой, или табаком. И кисет у него для неё был. И курил он этот самосад очень легко. Когда он мог научиться так курить?..
   -- Вот. Это очень важное дополнение, -- поддержал его Володя. -- А потому я чувствую, что далеко не всё так просто, как вы думаете. С Сашей произошло что-то очень серьёзное и необычное... И вскоре мы это узнаем, Большаков врать не станет.
   А минут через 20 появился и сам Александр.
   -- Ну, что, выполнил все свои дела в этом селе? -- спросил его Сергей.
   -- Выполнил, -- с тяжёлым вздохом ответил тот.
   -- А что так грустно?
   -- Тебе этого не понять. Но я всё расскажу. И тогда вы все и всё поймёте. Но это уже в дороге. Вы решили, как нам ехать?
   -- Пока что нет. Ждали эксперта по этому вопросу, -- улыбнулся Марченко.
   -- Какого ещё эксперта?
   -- Тебя. Так Володя о тебе отозвался.
   -- Даже так? Спасибо, Володя! -- Сашка с благодарностью взглянул на руководителя группы. -- Значит, хотя бы Володя верит мне, и понимает, что не всё так просто. Ладно, и какие есть варианты?
   Димка с Геннадием рассказали ему то, что им поведал местный мужчина. Александр немного подумал, а потом сказал:
   -- Тогда, наверное, едем в Чарышскую Пристань. А там по Оби до Барнаула. По реке нам привычней, да и простимся с этой местностью именно на реке. А до Чарышской Пристани отсюда рукой подать.
   -- О, точно так нам сказал и местный житель, -- удивлённо отметил Генка. -- Но ты-то откуда это знаешь?
   -- Я был в Пристани не один раз. Сколько - сейчас даже точно припомнить не смогу.
   -- И когда ты там успел быть? Да ещё и не один раз... Это за 2 дня всего-то?
   -- Погоди, Генка, -- остановил парня Димка и сам обратился к Большакову. -- И чем же ты туда добирался - автобусом или попуткой? Это в плане того, чем нам туда добираться.
   -- Каким автобусом, какой попуткой... Вы мне не поверите, но на лошади я туда добирался.
   -- На лошади?! Верхом, что ли?
   -- Врать не буду, не верхом. На пролётке ездил, причём один. Я и в Бийск пролёткой ездил, правда, туда уже не один. Дороги там были неважные.
   -- Елки-палки! -- вскрикнул Мишка. -- А я, кажется, понял, что с тобой произошло. Сашка, но это же просто невероятно.
   -- Если ты, Миша, произнёс слово невероятно, то ты наверняка правильно мыслишь. Да, невероятно, но такое со мной действительно произошло.
   -- А я тоже догадываюсь, -- медленно протянул Сергей. -- Я внимательно рассмотрел твой пиджак. Такой сейчас в магазине не купишь. И крой у него необычный, да и материал - натуральная ткань. Это не копирование старой одежды для ярмарок и балаганов. Это настоящая старая одежда, без какой-либо примеси синтетики.
   -- Точно, Серёжа. Там нет ни единой синтетической нити, так же как и в моих рубахе и штанах. Да и вы же видите, что это не брюки, а именно штаны.
   -- Понятно, Саша, -- добавил Володя. -- Я думаю, что уже все, наверное, догадались, что с тобой произошло. Да и не верил я, что ты нас можешь так разыгрывать. Да и вообще - не подать нам хоть какой-то знак о себе... Если ты, конечно, живой. Но я верил, что ты жив.
   -- Володя, я сам вас искал двое суток - мотался по местности между Краснояркой и Елбанкой. Но я только значительно позже понял, что это было бесполезным делом. От меня уже ничего не зависело!
   -- Да-а, ну и дела!.. И как же это произошло?
   -- Расскажу всё уже в дороге. Прощаемся с родной Краснояркой - а она, знали бы вы, ох какой родной мне стала - и в дорогу. На Усть-Чарышскую Пристань мы попутку поймаем, вряд ли автобусы под нас подстраиваются. Через 20 минут мы уже будем там.
   Так оно и произошло. А в самой Пристани Александр стал для ребят как бы гидом. Он провёл маленькую экскурсию по одной из главный улиц этого большого села, а затем свернул на улицу Пушкина, упирающуюся в пристань на Оби. Улица Пушкина пролегала параллельно (южнее) центральной улицы Ленина. При этом ул. Ленина вела к Налимовскому рукаву, который отделял сельский массив от одного из небольших островов. Тех в устье Чарыша было немало; самый большой из них о. Импанчин, а по соседству - о. Паршивенький. А вот ул. Пушкина вела именно к пристани.
   А далее начались поиски частного катера, и таковые были. Но возникли и некоторые осложнения. Так, например, Михаил договорился с одним из таких перевозчиков доставить его, именно его одного (просто не упоминал ребят) в Барнаул за вполне приемлемую сумму. Но когда подошли и приятели Михаила, то владелец катера заявил, что такая сумма должна быть уплачена каждым пассажиром. Это было уже прямым вымогательством. Начали торговаться. Мужик, конечно, уступил, но не так уж и много. Ребят это начало уже злить.
   -- Ладно, найдём другого, более сговорчивого, который нас подкинет, -- решил припугнуть мужика Генка.
   -- Ищите, ищите. Я с ним поговорю, так он ещё большую цену вам загнёт.
   Все эти препирательства слушал Владимир, который не особо вмешивался в эти торги. Но он понял и то, что мужик прав - такое он мог сделать. А потому он подморгнул ребятам и сказал:
   -- Так, ребята, распаковывайте наши баулы и собирайте каяки - поплывём сами, тем более что вниз по течению. К вечеру точно будем в Барнауле, нам же не привыкать вёслами махать. А этот барыга пусть ни с чем остаётся, -- и он первым начал раскрывать свой мешок с каяком.
   -- А это у вас что, каяки, то есть байдарки имеются? -- опешил мужик.
   -- Смотри сам, -- и Володя сунул ему под нос раскрытую поклажу.
   -- Так я же не знал, что у вас байдарки... что вы плаваете по рекам... -- начал бормотать мужик. -- Нет, ну, давайте договоримся. Я, конечно, с вас столько не возьму. Но и первая сумма тоже маленькая. Вас шесть человек, это же какая нагрузка на катер.
   -- А катер и рассчитывается на полную нагрузку. Ему всё равно - что одного пассажира везти, что шесть. Он, как и машина, при большей нагрузке только вначале, чтобы тронуться с места чуть больший расход топлива потребует. А когда уже наберёт скорость, то расход значительно снизится, и стабилизируется.
   -- Ну, это, может быть, и так, -- мялся мужик. -- Но всё равно нужно бы добавить немного денег. Всё же, не один человек, в сразу шесть, да ещё с таким грузом.
   -- Хорошо. Мы, конечно, добавим, мы же нормальные люди, и всё понимаем. Но добавим в разумных пределах.
   В итоге пришли к соглашению, и больше уже на условиях пассажиров. Измайлов был опытным человеком, а потому он здорово схитрил - не зря же он подморгнул ребятам. Никто не собирался плыть до Барнаула на каяках - 100 км отмахать вёслами очень уж тяжёлый труд. Но, главное, это то, что на сборку (особенно) и разборку каяков у них уйдёт не менее 1,5 часов времени - хорошо, что этого не знал слишком уж предприимчивый мужик. В общем, ребята погрузились на плавсредство, а это был простой лёгкий (масса корпуса всего 750 кг), но довольно быстроходный современный прогулочный отечественного производства 7-местный катер "Русбот" (с каютой). Длина катера составляла 6,5 м, ширина - 2,2 м, то есть он был не так уж намного длиннее Володиного и Мишкиного каяков "Triton Ладога-1" (4,9 м). Но, тем не менее, шесть пассажиров катер, всё же, вмещал - он был намного шире той же "Ладоги", да и просто приспособлен именно для перевозки людей и/или груза.
   И вот на катере Александр Большаков и поведал приятелям свою невероятную историю. Да, ребята после слов Михаила, Сергея и Владимира как бы поверили в то, что Большаков попал во временной коридор. Но одно дело поверить как бы, и другое дело утвердить эту мысль в своём сознании. А потому было много вопросов, которые таили в себе недоверие - и прикрытое, и неприкрытое.
   -- А почему ты уверен, что дело в той серой тучке? -- спросил Александра его друг Серёжа.
   -- А что ещё такое могло быть? Я когда вылез из воды, то почти сразу заметил, что местность немного изменилась. Я, конечно, не подумал тогда, что я попал в иное время, но место и в самом деле изменилось, пусть и не таким уж коренным образом, но тем не менее. А на холме пропал трамплин. Я сначала даже подумал, что это не тот холм.
   -- Так может это и был иной холм?
   -- Серёжа, ты же плавал там и прекрасно знаешь, что течение у берега слабое. Меня за какие-то пару десятков секунд, что я был под водой, не могло отнести на сотню метров.
   -- Ну, в принципе верно. Но всё равно как-то не верится. Одно дело, когда читаешь об этом, и совсем другое дело видеть человека, с которым это произошло, да ещё и друга.
   -- То, что порталом времени была эта тучка, я ничуть не сомневаюсь, поскольку именно через подобную тучку я и вернулся в своё время.
   -- О! А расскажи, как это произошло.
   -- Об этом я вам позже расскажу. Не мешайте всё в одну кучу. Мы сейчас рассматриваем тему моего попадания в иное время, вот и продолжим говорить о ней. А о возвращении позже....
   -- Хорошо. А ты уверен, что это был именно 1911-й год? -- спросил Димка. -- Там же, как я понял, не было календарей.
   -- У меня лично не было, но у некоторых жителей села они были. И я жил по тому времени, по Юлианскому календарю. Кроме того, я читал газеты, датированные тем временем. Это же не могло быть подделкой. Да о чём вообще речь, какая подделка... Вы бы видели это село того времени. Это было не село, а убожище. Я постепенно, конечно, привык к нему, но первое впечатление у меня было очень неважное. Да что говорить, если освещение керосиновое.
   -- А вот у тебя есть какие-нибудь реальные доказательства, что ты перенёсся именно в другое время? -- спросил Геннадий.
   -- Ну, какие у меня могут быть реальные доказательства? Одежда - это не доказательство?
   -- Давай отвлечёмся от одежды. Мы верим тебе, что одежда настоящая. Но, чтобы сыграть на публику, получить известность другой человек на твоём месте мог бы что угодно придумать, чтобы прославиться.
   -- О! Хорошее замечание. Ребята, мне такая известность вовсе ни к чему. Я не хочу, чтобы меня донимали журналисты, да и разные там НИИ, изучая меня как муху под микроскопом. А потому дайте мне слово, а ещё лучше поклянитесь, что никому не проболтаетесь о том, что со мной произошло. Я понимаю, что интересно рассказать о таком необыкновенном случае, например, своим родителям. Но никому больше! И при этом не называйте моих реквизитов, скажите, что услышали эту историю от какого-то своего знакомого.
   -- Прямо, ещё клясться будем.
   -- Не хотите давать слово, как хотите. Но я вам в свою очередь обещаю, что если кто-то из вас проболтается, то таскать будут вас, а не меня.
   -- Это почему ещё?
   -- Да очень просто. Именно из вас сделают дураков и неисправимых лгунов, поскольку я буду от всего отказываться, а доказать ни вы, ни кто иной ничего не сможете.
   -- А Саша прав, -- улыбнулся Измайлов. -- Так оно может и случиться. Гена, вот ты перед этим как раз пытался выяснить, есть ли у Александра доказательства. А их у него нет, так что за свои слова, которые точно сочтут выдумкой, отвечать тебе придётся самому. А потому лично я клянусь Большакову, что никто от меня по этой теме и слова не услышит. Да, в своём кругу мы можем это обсуждать, но чтобы информация не покидала рамки нашей компании.
   -- Нет, болтать точно не стоит, -- поддержал Володю Сергей. -- Сашка прав - дураков сделают именно из нас, если он будет от всего отказываться. А он точно будет отказываться. Я хотел бы посмотреть на кого-нибудь из вас, если его начтут таскать по различным инстанциям. Никакой нормальной жизни не будет.
   Наступило кратковременное молчание, во время которого, вероятно, парни обдумывали создавшуюся ситуацию.
   -- А наш водила? -- Мишка кивнул головой в сторону владельца катера, сидевшего впереди в каюте за штурвалом.
   -- Он ничего не слышит, -- успокоил его Димка. -- Он в почти закрытой, -- спереди и с боков, -- каюте. Да мы и сами друг друга еле слышим. Встречный поток воздуха относит наши слова назад. Так что говорить против ветра, это почти то же самое, что и плевать против него.
   -- Это точно, -- улыбнулся Сергей.
   -- Я тут подумал о доказательствах, -- медленно протянул Шурка. -- Конечно, крупных вещественных доказательств у меня нет. Но по мелочам... та же одежда, обувь, кисет с табаком, газета, спички. Это как же мне готовиться нужно было бы, если бы я хотел всё это сфальсифицировать? В принципе Серёжа и Гена правы, если хорошо подготовиться, то можно было бы это сделать, хотя бы на примитивном уровне. Но в моём случае когда, как и где? О! Я могу показать вам моё удостоверение личности того времени. Только не говорите, что я его подделал. Да, другие лица именно так и могут подумать, но вы, я думаю, всё же, верите мне.
   Александр начал расстегивать гермоупаковку со своими вещами, куда он уже вложил свой пиджак и картуз. До этого времени справка лежала в кармане пиджака, отправившись в поход по селу, Большаков вынул из него только курево. А сейчас он вынул именно справку, которая пошла по рукам.
   -- Карелин. Интересно. А почему именно такая фамилия? -- спросил Мишка.
   -- Это фамилия того мужчины, который приютил меня. Он выдавал меня за своего племянника. Очень хороший человек был, -- тяжело вздохнул он. -- Без него я точно сгинул бы в том времени.
   -- Это он тебя обеспечил такой одеждой?
   -- Нет. Сначала он, конечно, немного приодел меня - из того, что оставил в селе его сын. Тот переехал жить в город, к которому мы будем позже направляться. Ну, и на первых порах немного одевал меня. Но эту одежду я купил сам.
   -- За его же деньги?
   -- Да нет, Миша. Эту одежду я купил за свои деньги.
   -- А откуда у тебя деньги взялись? Да и вообще, сколько времени ты там прожил - несколько дней, неделю?
   -- Значительно больше.
   -- И на сколько же это больше - на день-два? -- съязвил Генка.
   -- Ну, вы оба ошибаетесь всего лишь... -- с улыбкой сделал загадочную паузу Большаков, после чего закончил, -- почти на 2 года.
   -- Что за чушь! -- категорично отрезал Криницин.
   -- Да никакая не чушь, Гена. Я прожил в Красноярке без малого 2 года.
   -- Да это же абсурд какой-то.
   -- Сашка, ты серьёзно это говоришь? -- спросил Дмитрий. -- Такого же быть не может.
   -- Может, Дима, может. Ты вспомни, как я удивился сегодня утром, когда ты сказал, что вы ищите своего друга уже двое суток. Я тогда был намного больше удивлён, нежели ты сейчас. Я потому тебя и спросил: "А не два года?". Ведь я-то прекрасно знал, что я прожил в том времени именно 2 года. Ну, без нескольких дней. Вот такие дела.
   -- Но это действительно невероятно, -- согласился с Дмитрием и его друг Мишка. -- Это что получается, что там и тут время по-разному текло?
   -- Выходит именно так. Это меня тоже ужасно удивило. А ещё больше я изумился, когда увидел, что мои часы идут. Вы мне можете не поверить, но они действительно до того уже полгода не работали. Вы удивляетесь одним факторам, а я удивлялся - другим. Так что мы как бы квиты, -- улыбнулся Сашка.
   -- А такое может быть, -- задумчиво протянул Володя. -- Я читал, что для пришельцев из иных времён - из прошедших, будущих - побывавших у нас в наши дни, сейчас или же 50, 150 лет назад, тоже время протекало по-разному. И это очень удивляло их, как сейчас и Сашу. А вот им не особенно верили. Учёные пока что не могут объяснить этот временной парадокс.
   -- М-да, ну и дела! -- протянул Сергей. -- Ну и повезло же тебе.
   -- Ага, повезло... Пожил бы ты 2 года в дореволюционной России, я бы посмотрел, как бы тебе там повезло... Мне повезло, конечно, но совсем в другом плане. Первое - это то, меня приютил очень умный, толковый и отзывчивый человек. А второе - мне повезло, что я выбрался оттуда. Кстати, и я, и он боялись, как бы я не попал во времена ещё более ранние. Вот тогда мне бы точно очень "повезло".
   -- Ладно, это понятно, -- вновь включился в беседу Дмитрий. -- А всё же, откуда у тебя появились деньги на одежду?
   -- Заработал.
   -- Каким образом. Что ты там делал?
   -- Пахал, сеял, выращивал и убирал урожай, ухаживал за домашней живностью, которую в конце года продавали вместе с моим так званым дядей. Вот отсюда и деньги. А ещё ловил рыбу в Чарыше. Но и это ещё не всё. Я лечил людей, был как бы сельским врачом. Хотя и не официальным.
   -- Ну, это понятно, диплома ж у тебя не было - он в Ярославле в этом времени остался, -- усмехнулся Димка. -- И как ты их лечил - травами что ли? Ты же не знал препаратов того времени.
   -- О! Молодец, Дима. Сообразил! Да, сначала это была проблема, но потом мы её с дядей успешно разрешили. Я и книги по фармацевтике купил, и в аптеках Бийска побывал, там же купил необходимые инструменты. Именно с этой целью я и ездил в Бийск. А лечил, или скажем так, пытался лечить я все болезни, по которым ко мне обращались. Ну, больше, конечно, как терапевт. Я же всё-таки не окулист, не ЛОР, не иммунолог, не проктолог и не гинеколог... Но я даже операции делал.
   -- Хирургические, что ли?
   -- А ты знаешь другие операции? Я даже себе... О! Вспомнил. Вот сейчас я могу привести вам вещественное доказательство, что я прожил в прошлом времени не неделю и не месяц, а значительно больше.
   -- Так, интересно, -- такое заявление заинтересовало даже Владимира. -- Каким же это образом ты это докажешь - именно вещественное?
   -- Сейчас. Сначала вопрос ко всем - вы все видели меня голым, ну, раздетым. Так вот, кто-нибудь видел у меня на теле бородавки, крупные родимые пятна или шрамы? Выражаясь полицейскими терминами - имеются ли у меня на теле особые приметы?
   -- Не замечал я у тебя на теле особых примет, -- согласился Измайлов.
   -- Да нет у него на теле никаких родимых пятен и шрамов, -- довольно утвердительно заявил Марченко.
   -- Так, демонстрирую, -- Сашка расстегнул штаны и начал вытаскивать из них свою длинную косоворотку, после чего вообще снял её. -- Гена, -- обратился он к Криницину - тот был наибольшим Фомой-неверущим, -- посмотри на моё левое предплечье. И ты, Серёжа, тоже.
   А там у Большакова красовался приличный по размеру, но не слишком уже и заметный шрам, который остался у Сашки после резаной раны, давно уже естественно зажившей - почти год прошёл с той поры.
   -- Ничего себе! -- удивлённо протянул Сергей. -- Откуда это у тебя?
   -- Это не важно, случайно мне досталось. А теперь скажите мне - могла такая рана зажить за несколько дней? Да, вы не врачи, но, тем не менее, вы прекрасно понимаете, что для полного заживления раны, для такого, сейчас уже малозаметного шрама потребуется минимум несколько месяцев. Но у меня же его в этом времени 3 дня назад ещё не было.
   -- Да, это хорошее доказательство, -- уважительно протянул Михаил.
   -- И я ещё вот что хотел сказать - рану зашивал я сам. Это не хвастовство, я это говорю просто для того, чтобы вы поняли, что некому было в селе в 1912-м году операции делать. Вот я и старался помогать людям, чем мог. Сразу скажу - деньги мне редко платили, но натуральным товаром не обижали. А это те же деньги. Вот вам и ответ на вопрос, откуда они у меня брались.
   -- Да, досталось тебе там, -- отметил Генка.
   -- Вы знаете, конечно, непросто сначала было. Но потом я втянулся, и ничего - начал нормально там жить, как и другие селяне. И в пролётке сам ездил, и коня сам запрягал, ухаживал за ним. Иногда даже верхом на нём ездил, правда, без седла. Я порой даже корову доил.
   -- Ты доил корову?! -- изумился Сергей. -- И как ты её доил, руками?
   -- А ты знаешь другой способ? -- рассмеялся Шурка. -- Доильных аппаратов тогда не было, как не было в сёлах вообще электричества. Я же говорил, что освещение только керосиновыми лампами. Но это в избах. А на улицах темень кромешная - если луны не было. Да, нелёгкая жизнь была. Но мне там нравилось. Я на всю жизнь запомню те 2 проведенные в селе года. И ничуть не жалею, что со мной такое произошло. Конечно, лучше было бы попасть в будущее - это намного интереснее. Но и заглянуть в прошлое тоже полезно. Не прочитать что-то в книгах, а увидеть собственными глазами.
   -- Да, действительно, -- одобрительно протянул Владимир, -- впечатлений у тебя от того времени хватит на всю оставшуюся жизнь.
   -- Именно так, Володя.
   -- О, а зачем ты брал у Геннадия телефон? Что ты в селе снимал видеокамерой?
   -- Снимал знакомые мне места. Гена, я подзаряжу свой телефон, и скачаю это видео на свой. А места в этом, таком знакомом ранее селе сейчас не так-то просто узнать. Ни одного старого дома давно уже нет - все дома новые. Ну, не сегодняшнего дня, но и не позже второй половины прошлого века. Так что ориентировался я лишь по некоторым приметам, которые хорошо запомнил, по бывшему расположению домов. Искал я также, расспрашивая, потомков тех людей, которых я когда-то знал.
   -- И нашёл кого-нибудь? -- с надеждой спросил Володя.
   -- Увы, нет, -- тяжело и горько выдохнул Большаков. -- Лишь пару человек сказали, что одну, другую фамилию они слышали. Но и самых этих людей они не знают, и о судьбах таковых им ничего не известно. Сколько войн за это время прокатилось. А мне так нужно было узнать судьбу некоторых моих знакомых, очень хороших, очень близких мне знакомых. Судьбу одного из них мне удалось узнать, но это было и так прогнозировано.
   -- Ты отыскал его родственников? -- удивился Сергей.
   -- Отыскал его самого.
   -- Как так?! У тебя что, крыша поехала?
   -- Да нет, не поехала. Ты бы и сам мог догадаться. Отыскал я его на кладбище. Это как раз тот самый Игнат Степанович Карелин, который приютил меня.
   -- А-а, вон оно что. Он погиб, умер?
   -- Скорее всего, просто умер. Поскольку дата смерти 1923-й год - гражданская война к тому времени давно уже закончилась.
   -- И во сколько лет он умер?
   -- В шестьдесят четыре года. Он 1859-го года рождения. На табличке могильного креста прочитал, она, конечно, очень затёртая от времени, но я, всё же, разглядел. Хотя, я и так это знал, -- Сашка помнил, что Карелин в первый же день сообщил ему, что 2 года назад у него был 50-летний юбилей. Да и свои дни рождения Игнат Степанович и его "племянник" всегда отмечали вместе. -- Но он дожил-таки до образования СССР.
   -- Ну, тогда он точно погиб. Он же не такой уж и старый был.
   -- Как раз очень старый, Серёжа. Для своего времени очень старый. Тогда люди нередко и до 40 лет не доживали. И ты это, как историк, должен был бы знать. На душе так хреново сейчас.
   -- Да, ты прав. И это я знал. Просто я как-то в разговоре осовременился, что ли. А что на душе хреново, это я понимаю.
   -- Да ничего-то ты, Серёжа, не понимаешь! -- сердито ответил Сашка. -- Извини, конечно. Но тебе этого не понять. Ведь я сегодня с ним разговаривал.
   -- На могиле, что ли?
   -- Вот видишь! -- вообще разозлился на друга Шурка. -- Ни хрена-то ты не понимаешь! Я с ним сегодня утром за одним столом завтракал, и мы спокойно беседовали. Ведь я утром был ещё в том времени. И каково мне было через несколько часов его могилу увидеть?! Никто из вас этого понять не сможет. И не дай Бог вам оказаться в моей шкуре в подобном случае.
   -- Так, ребята, стоп! -- вдруг скомандовал Володя. -- Прекращаем все разговоры на эту тему. Саша прав - нам это всё не так просто понять. А ему сейчас ой как нелегко. Ведь он за эти несколько часов как бы заново прожил те 2 года. Какая нагрузка на его разум, так и свихнуться можно. Дайте ему отдохнуть, отойти от всего пережитого. У нас впереди ещё 3 дня дороги. Успеете ещё расспросить его. Да и что уже расспрашивать - и так всё ясно. Саша, а ты можешь даже прикорнуть немного - тебе нужен отдых.
   И восстановилось долгое молчание. Каждый из плывущих, очевидно, пытался осознать всё рассказанное Большаковым, пронести всё это уже через свой разум, и поставить себя на место своего приятеля в той ситуации, в которой он оказался. Чуть позже беседы, конечно, возобновились, но они уже не касались темы перемещений во времени.
  
  

ГЛАВА 5

Немного разнообразив тему...

  
   Группа ярославцев отбыла из Чарышской Пристани - а точнее именно от пристани - примерно в половине второго, а прибыли они в Барнаул в начале шестого. Цельносварной алюминиевый катер "Русбот" отличался вместительностью и хорошими скоростными показателями. К примеру, его мощный 175 л. с. двигатель позволял достигать скорости (с 1-м пассажиром на борту) до 80 км/час. Эта быстроходная модель катера применялась даже силовыми ведомствами для патрулирования акваторий и проведения различных оперативных мероприятий. Конечно, имея на борту 7 человек (с хозяином-рулевым) его скорость была значительно меньшей, но на глазок (спидометр естественно ребятам не был виден) 40 км/час он точно придерживался. Но, как выяснилось, от Усть-Чарышской Пристани до Барнаула по реке было не чуть более 100 км (из рассказа жителя Красноярки), а все 120 км, так что расстояние чуть более составляло 20 км. Это они определили по километровым столбам, установленным по одному из берегов реки. Стояли они через каждые 5 км, и являлись очень желанными гостями в пейзаже. А вот сами берега их удивили: высокие, крутые и обрывистые - большей частью песчаные. После рассказа Александра ребята уже больше молча, просто осматривали пейзажи Оби.
   В Барнауле ребята выгрузились уже на местную пристань и начали искать "извозчика", который доставил бы их на вокзал. А это было не так-то и просто, поскольку в городской общественный транспорт им со своим грузом не так легко было втиснуться. Брать такси? Но в 2 машины тоже сложно было уложить каяки, поскольку многие такси были на газу, а баллон с ним размещался в багажнике. Нужно было крупногабаритное такси, по меньшей мере, "универсал". А брать 3 такси, всё же, дороговато. Но нашли выход и из этого положения - договорились с водителем городского маршрутного такси (у того был перерыв), приплатили немного ему, и минут через 40 были уже на железнодорожном вокзале. Сразу бросились к расписанию - ближайший проходящий (а они практически все были проходящими) поезд отправлялся на Новосибирск в 7 часов (с хвостиком) вечера, но прибывал он в Новосибирск примерно в полночь. А это было не очень-то удобно - спать до утра на вокзале. А караулить ночные проходящие поезда тоже не дело - так вообще не поспишь. Начали более детально изучать расписание и выбрали вечерний (а более точно уже ночной) поезд, который отправлялся из Барнаула за полночь, но зато он прибывал в Новосибирск около 7 часов утра. При этом они нормально поспали в поезде.
   Но в самом поезде произошёл довольно интересный эпизод. Большакову вчера за целый день, очень уж насыщенный для него, так и не удалось переодеться. А потому сел он в поезд по-прежнему в одежде начала XIX-го века: штаны, заправленные в сапоги, а в сами штаны - заправленная косоворотка. Но в поезде он наконец-то решил одеться по-современному. Он начал раскрывать свою гермоупаковку с вещами и вынимать нужные ему вещи. Но тут его остановил Димка, поняв намерение приятеля:
   -- Стоп, Сашка!
   -- Что ещё?
   -- А ну, предстань перед нами ещё раз в своём полном прикиде. Вытяни рубаху из штанов и надень пиджак с картузом.
   -- Зачем?
   -- Ну, полюбоваться напоследок тобой.
   -- И сфотографировать тебя в таком виде, -- добавил Михаил.
   -- О, точно! -- согласился Дмитрий.
   -- Это на глазах у пассажиров? -- недовольно отреагировал Большаков. А ехали они в плацкартном вагоне.
   -- Ну, и что. Скажем, что ты выступал на ярмарке. Что в этом плохого?
   -- Ну ладно, -- и Александр начал приводить себя в тот порядок, в котором он вчера утром появился перед глазами того же Димки.
   -- Класс! -- восторженно заявил Димка. Кто-то из заметивших Большакова в таком виде пассажиров даже хлопнул в ладоши, наверняка подумав, что видит профессионального артиста.
   -- Да, вид у тебя колоритный! Ничего не скажешь, -- так оценил Сашкин наряд даже Владимир, -- вчера было как-то не до его разглядывания - ребята были и удивлены внезапным появлением парня, и немного рассержены на него. А вскоре он вообще скинул пиджак и картуз.
   -- Ребята! А мне пришла в голову идея! И по-моему классная идея, -- радовался Фёдоров. -- А представьте себе, что Сашка появится в таком виде перед родителями?!
   -- Ух, ты! А что, идея точно классная, -- поддержал друга Мишка. Согласились с ней и остальные ребята.
   Нужно сказать, что в душе эта идея понравилась и самому Александру. Он представил себе изумление родителей, когда он в таком виде войдёт в свою квартиру. Это будет действительно интересное зрелище. А потом, догадаются ли они, почему он так одет? Это весьма любопытно. Но вот ехать в поездах в таком виде... И он, заявил об этом приятелям:
   -- И что, я должен в таком виде провести 2 с лишним или 3 дня в поезде?
   -- Зачем? -- урезонил его Сергей. -- Ты сейчас переоденешься в свою нормальную одежду. А уже в Ярославле перед выходом из поезда наденешь именно эту одежду.
   -- Ну, так ещё можно, -- вздохнув, согласился Сашка.
   На том все и порешили.
   Прибыв утром в Новосибирск, из расписания поездов ребята узнали, что на 6-часовой поезд "Владивосток - Москва" они уже опоздали, а следующий будет уже после часа дня. Он тоже будет проходящим, но билеты на него точно будут - для многих пассажиров Новосибирск был конечным пунктом. И Володя заранее, после того, как в кассах приступили к работе новые смены, начал договариваться с кассиршей о подборе им билетов таким образом, чтобы четверо ребят разместились в одном купе. Обычно группа ездила в плацкартном вагоне, но на сей раз они просили билеты именно в купейный. Деньги у них оставались, а потому можно было, как со стороны казалось, и немного пошиковать. Но дело было вовсе не в шике. Ребята хотели разговаривать между собой без посторонних ушей, а в плацкартном вагоне это никак не получится. А Большаков наверняка ещё далеко не всё рассказал своим приятелям. И где-то чуть менее чем за час до прихода поезда "Абакан - Москва" они, наконец-то, купили билеты до Ярославля. И, всё же, 4-х мест в одном купе не было - было только 3. И тогда чуть ли не всей шестёркой ребята стали упрашивать четвёртого пассажира (это был средних лет мужчина) перейти в другое купе - на место одного из ребят. Впрочем, тот и не особо сопротивлялся, понимая, что группе молодых людей удобнее быть вместе, особенно в часы поездной трапезы. А какая ему разница в каком купе продолжать свою поездку... Ребята даже помогли этому пассажиру перенести его вещи. Хорошо хоть кассирша подобрала шестёрке билеты в одном вагоне. И отныне практически 2 суток, кроме ночного времени, они проводили вместе.
   А Сашка действительно много чего мог ещё рассказать ребятам. За целые сутки, прошедшие после беседы на катере, он уже вполне оклемался, успокоился. Правда, ему сложно было выбирать эпизоды из своей 2-летней жизни в прошлом времени. Тогда, в 1911-1913-м годах они все казались ему интересными, или просто необычными. А вот сейчас он считал их уже вполне будничными. И он решил ориентироваться на реакцию ребят - что им покажется более интересным, о том он и будет рассказывать.
   А началась беседа на эту тему как бы с продолжения вчерашнего разговора - первый вопрос был о том, кто был тот человек, который приютил Большакова и помогал ему. Шурка детально рассказал о сельском старосте Игнате Степановиче Карелине.
   -- А как он так легко поверил тебе? -- спросил Михаил. -- Ведь это же наверняка казалось ему бредом сивой кобылы. Если бы ты попал, к примеру, в будущее время, то там к тебе отнеслись бы с пониманием, поскольку подобных случаев зарегистрировано уже немало. А вот в прошлом о подобном никто не ведал - ни слухом, ни духом, как говорится.
   -- Окончательно он поверил мне, когда я показал ему свои часы. Но я чувствовал, что он мне и раньше верил, вот только, конечно, для него это казалось дивной сказкой. Понимаешь, Миша, простые люди ведь мечтают о прекрасном будущем, они надеются на это, им приятно, когда им что-то интересное рассказывают. Ведь, к примеру, те же дети с замиранием сердца сказки слушают, а взрослым несколько иные сказки нравятся. Это чиновникам повсюду преступники и сумасшедшие мерещатся. Они ни во что не верят. А вообще, Карелин был замечательным человеком, побольше бы таких людей. Ты думаешь, ту справку на мои вымышленные реквизиты так легко было получить? Ты же понимаешь, что у меня вообще не было даже малейшей бумажки, удостоверяющей, что я такой-то. А паспортная система и тогда была уже довольно жёсткой. Но Игнат Степанович был находчивым человеком, и всё это прокрутил.
   Начали задавать попутные вопросы на тему получения справок, паспортных книжек. Затем Сашка рассказал и о том, как Карелин выкрутился с крещением своего племянника. А ребята видели у Большакова цепочку с крестом на его груди, когда он снял косоворотку и показал шрам на левой руке. Просто тогда как-то перескочили на вопросы медицинских операций и быта - кони, коровы... Поговорили и об отношениях приезжего чужака с местными жителями, о нелёгком крестьянском труде, о той же высокой смертности... В этом плане другу немного помогал историк Марченко, подтверждая (а иногда и дополняя) сказанное Александром.
   Затем начали накрывать на стол - время было обеденное, а идти в вагон-ресторан особого желания ни у кого не было. Утром они позавтракали в привокзальном буфете, чтобы сэкономить купленные продукты - впереди было 2 суток дороги. И вот эти сэкономленные утром продукты начали частично выкладывать на небольшой вагонный столик, а затем, не спеша, их и употреблять. Насытившись, немного поговорили о самом их речном туре в Алтай, признав тот в общем-то довольно удачным. А уж его концовка вообще надолго запомнится всем - не одному лишь Сашке. А далее, очевидно, снова вспомнив эту концовку, Геннадий спросил Александра:
   -- Так, мы поняли, что ты попал в 1911-й год совершенно случайно, хотя и не сразу поняли это. А вернулся оттуда ты тоже случайно? Ты обещал рассказать об этом.
   -- О, это классный вопрос! -- поддержал Криницина Сергей. -- И в самом деле, Саша, как ты попал назад? Я в 2 случайности подряд не особо верю.
   -- Да, это была не совсем случайность. Ну, конечно, отчасти и случайность, но плановая.
   -- Как может быть плановой случайность?
   И Шурке довелось объяснять, как всё произошло, начиная с удивительной мысли Карелина о как бы постоянных порталах времени, появляющихся в одном и том же месте, пусть даже и периодически. Но он не забыл опять отметить проницательный ум Игната Степановича. Сашка, образованный человек XXI-го века об этом не подумал, а простой крестьянин начала XX-го века натолкнул его на эту мысль. И он рассказал о том, как он последнюю неделю ежедневно, прямо с утра ездил на Чарыш к холму, на котором, как ему казалось, в будущем будет трамплин для прыжков в воду. Хотя, он, честно признаваясь, и не был 100 %-но уверен, что это именно этот холм. Но, всё же, верил в это, потому что подобных холмов в этом районе не было. А он запомнил это место потому, что именно в этом районе был некий переход луга в перелесок, да и песчаный спуск к реке. И ему пришлось там изрядно понервничать, когда более недели никаких изменений или, скажем так, новых видений там не происходило. Но, всё же, он дождался своего шанса.
   -- И ты просто надеялся на случай, хотя как бы и запланировал его себе? -- не поверил Сергей.
   -- Не совсем так. Я всегда мечтал, о том, что когда-нибудь я, всё же, попаду в своё время. Вот только когда?.. А ещё я опасался, что могу попасть в ещё более древние времена. Но это были просто опасения, потому, что постоянно была мечта вернуться именно в своё время.
   -- Просто мечтал?
   -- Нет, не просто мечтал. Я как бы давал себе установку на то, чтобы попасть именно в XXI-й век. Точный год я не загадывал, это было не так уж принципиально, а вот век... Но это была установка лишь именно на попадание в своё время. А вот как я туда попаду, я не знал, и честно сказать, как-то не думал об этом. Все мои мозги в один миг как бы перевернули слова Игната Степановича о блуждающих порталах времени, которые могут периодически появляться в одних и тех же местах. Я сам диву даюсь, почему именно мне не пришла в голову такая идея. Вот что значит крестьянский практицизм...
   -- И что изменилось, когда твои мозги перевернулись? -- с улыбкой спросил Марченко.
   -- О! Изменилось самое главное. Если ранее я давал себе лишь установку попасть в XXI-й век, то с той поры я давал уже установку как туда попасть. А это очень важно, вы ведь знаете, что мысль материальна. И эта мысль о конкретном возвращении сидела у меня в голове круглосуточно. Я иногда даже среди ночи просыпался от этой мысли, которая как бы распирала мою голову. Нет, голова не болела, просто в висках постоянно стучало: "Я вскоре попаду в своё время". Если бы это продлилось дольше, то у меня, возможно, и крыша бы поехала. Хотя лично я считаю, что от хорошей, правильной мысли ничего плохого с человеком произойти не может. Люди сходят с ума от дурных мыслей.
   -- А ты так уж веришь, что мысль материальна? -- с заметным ехидством спросил Генка. -- А если я сейчас подумаю о том, чтобы на тебя кашель напал, он на тебя и в самом деле нападёт?
   -- Гена, не ехидничай, -- не дал Александру ответить Владимир. -- Ты передёргиваешь. Саша совсем о другом говорит. Он говорит не о наговорах, а о личных мыслях, то есть, мыслях о самом себе. Если ты будешь себе что-то мысленно загадывать, тогда оно исполнится.
   -- И при этом не один раз загадаешь - помыслишь о чём-то - а постоянно будешь давать себе установку, только тогда твоё желание исполнится, -- всё же дополнил Владимира Шурка.
   -- Верно, -- поддержал его Измайлов. -- Темой энергии мысли человечество интересуется давно. В наше же время об этом и подавно много говорят и пишут. А что такое мысль? Мысль - это действие ума, разума, рассудка. Это конечный или промежуточный результат мышления. Мысль управляет энергией - она направляет, собирает и структурирует её. Это огромная сила, для которой не существует времени и расстояния, мысль способна мгновенно переносится в любую точку вселенной и даже оказывать на неё влияние. Мышление формирует события жизни человека, который может управлять своими мыслями, а значит и своей жизнью. При этом предполагается, что сила позитивной и негативной мысли одинакова, то есть мысль оптимиста и мысль пессимиста равны по силе.
   -- Вот, Володя, ты сам говоришь, что предполагается. А где доказательства?
   -- Доказательства того, что мысль материальна, предоставляли многие учёные. Одними из первых подтвердить данный феномен пытались Пётр Капица и академик РАН Анатолий Охатрин. Доказательства теории о том, что мысль материальна, приводили и другие учёные. Так, например, основатель психогенетики, американский инженер-физик Чампион Курт Тойч неоднократно демонстрировал, как мысли влияют на действительность, а профессор аэрокосмических наук, почётный декан факультета инженерных и прикладных наук Принстонского университета Роберт Джан опубликовал результаты исследований, которые подтверждают, что сознание человека является тончайшей материей.
   -- Это всё слова, -- махнул рукой Геннадий.
   -- А как раз слова тоже очень влияют на пространство, в котором обитает человек, -- вступил в полемику и Михаил. -- Слова - это высказанная мысль. И я читал об одном интересном эксперименте, который проводил японский исследователь Масару Эмото. Его опыт буквально взбудоражил общественность.
   -- И что за опыты?
   -- Ну, например, Эмото на стакан с дистиллированной водой наклеивал этикетку с надписью "любовь и благодарность". И такая вода не теряла своих свойств месяцами, а её кристаллы становились многомерными и красивыми. И наоборот, когда он наносил на стакан надпись "ты - дурак", получались уродливые образования кристаллов.
   -- Ну, о памяти воды я как раз читал. А эти опыты японца больше подтверждают именно память и восприятие воды, а не мысль человека.
   -- Да-а, тебя непросто переубедить. А ты знаешь, что есть даже фотоснимки мысли? ? спросил Мишка.
   -- Фотоснимки? Что за чушь.
   -- Не чушь как раз. Фото мысли было получено исследователем Кирой Валентиновной Асиповой, она медик по образованию. И в 1988-м году с помощью аэрофотоплёнки она и получила фотографию мысли. При этом аэрофотоплёнка располагалась примерно на уровне 3-4-го грудного позвонка. Эту область сейчас называют сердечной чакрой. И что интересно, на одних плёнках мысль напоминала стрелу или птицу, где иногда были видны даже крылья. Эта мысль была как бы ведущая, поскольку другие плёнки зафиксировали на фото частицы с их скоплениями, чем-то напоминающие вихревой поток. Если же испытуемый начинал в чём-либо сомневаться, то на плёнке появлялось размытое пятно, напоминающее облако. При работе с цветной плёнкой было замечено, что процесс движения мысли похож на выбрасывание огненной искры в пространство. Были даже случаи, когда энергия мысли оказывалась настолько сильной, что рвала плёнку.
   -- А ещё, Гена, -- вновь вступил в беседу Измайлов, -- по мнению основоположника волновой генетики Петра Горяева, человек способен воздействовать мыслями, чувствами, словами как на собственную ДНК, так и на молекулы других людей. А любое прочитанное, а уж тем более произнесённое слово является волновой программой, которая способна изменить нашу жизнь.
   -- И всё равно, -- упрямился Генка, -- это всего лишь голословные заявления. Я согласен, что фото мысли это, конечно, интересно. Но где доказательства, что она материальна?
   -- А эффект плацебо, который до сих пор остаётся толком неизученным, для тебя не доказательство? -- спросил Фёдоров. -- Недавно австралийские учёные провели исследования, в результате которых сделали вывод, что иммунная система человека частично подчиняется сознанию. Инъекции гистамина (вещество, которое вырабатывается нашим организмом в ответ на действие аллергена) делали в руку манекена, а у человека, который находился рядом, в крови был зафиксирован высокий уровень этого вещества. То есть его мозг как бы готовился к предстоящему уколу. Это доказывает, что сила внушения гораздо больше, чем полагали раньше.
   -- Ну, с плацебо действительно более интересно. Но ты сам сказал, что это явление ещё толком не изучено.
   -- Хорошо, Гена, -- вновь "взялся" за Криницина Володя. -- Я сейчас приведу тебе уже практический пример. И уж если и он тебя не убедит, то я тогда и не знаю... -- развёл он руками.
   -- Ну-ну, давай, убеждай.
   -- Эта абсолютно реальная история произошла с американским рабочим Ником, фамилию я не запомнил, -- фамилия рабочего была Сицман. -- Так вот, этот бедолага работал на железнодорожной станции, разгружая вагоны. В один из праздничных дней руководство трудового коллектива отпустило рабочих пораньше домой. Естественно, в предпраздничный день по традиции рабочие решили отметить праздник, прежде чем пойти домой, и хорошенько выпили. А бедолагу Ника по ошибке, случайно - вероятно, в пьяном угаре - заперли в вагоне-холодильнике, где он вначале заснул. Но проснувшись, тот понял, что заперт в холодильнике, а дверь открыть не может. И он почувствовал, что замерзает. У него был перочинный ножик, с помощью которого он, замерзая, оставил надпись на стене вагона - последние прощальные слова - своим близким, своей жене и дочке. В ней говорилось о том, что "...у меня коченеют руки, я замерзаю, прощайте, больше нет сил". Утром люди пришли на работу, открыли вагон и нашли замёрзшего Ника. Когда провели медицинскую экспертизу, то выяснили, что этот бедолага замёрз, окоченел, -- Владимир сделал небольшую паузу, которой тут же воспользовался Генка:
   -- Володя, я не понял. Ты мне рассказал какую-то историю совершенно не в тему. При чём здесь какой-то пьянчужка? Сколько людей замерзает по пьянке - да очень много таких. И пусть не в холодильнике, так в сугробе.
   -- Ты не дослушал до конца. Я ещё не успел закончить эту историю - просто сделал на пару секунд передышку. Эта история особая. Она как раз показывает силу мысли. Дело в том, что в тот момент, когда бедолага замерзал в этом холодильнике, тот на самом деле был отключён, там была плюсовая температура. Но сила мысли, вера в то, что он находится в холодильнике, и заморозила этого бедного Ника. И его поступок доказал всему миру, что мысль материальна.
   -- Ух, ты! М-да, тогда это действительно классный пример. Ну, я слышал, конечно, что лучше о плохом не думать. Но это уже стало неким шаблоном. А вот заморозить самого себя силой мысли...
   -- Вот именно! Если уж при помощи мысли себя заморозить можно, то что стоит при помощи мысли стать нищим, что стоит при помощи негативных мыслей стать больным, что стоит при помощи негативных мыслей стать неуверенным, стать, как у нас говорят, лузером, стать несчастным. Вот так наши мысли определяют нашу же судьбу. К примеру, если ты будешь постоянно думать: "Мне не хватает денег", то получишь такое же постоянное подтверждение этому мнению. Вот почему Саша говорил, что у человека мысли должны быть хорошие, правильные. Мысли имеют очень интересное свойство. Находясь в сознании или в подсознании, они, будучи как часть нас самих, полностью определяют наше понимание и видение мира. На любые события в какой-либо сфере нашей жизни мы смотрим сквозь соответствующую мысль. Это походит на то, как будто мы в каждом случае снимаем и надеваем разного цвета очки. Но мы не видим, как это происходит. Человек не может увидеть этого процесса. Одно, что может дать нам намёк на то, что какая-то мысль начинает контролировать нас, это ситуации, которые происходят с нами в данное время. Именно они, будучи внешним, полностью отражают наше внутреннее Я, происходящее у нас внутри. Как только с нами начинает что-либо происходить, это означает, что соответствующая мысль стоит на поверхности и моделирует ситуацию.
   -- Володя, -- укоризненно, и вместе с тем просительно обратился к Измайлову Марченко, -- я начинал спрашивать Сашку о случайности или не случайности его возврата в своё время. Это касалось порталов времени. Но как только Саша упомянул об установке, которую он себе задавал, о силе мысли, как Генка тут же перевёл стрелки именно на эту тему. И в спор с ним вступили ты и Мишка. Я не возражаю, что эта тема интересная, но, может, мы вновь вернёмся к теме порталов времени. Она, как по мне, сейчас более актуальная.
   -- А ведь точно, -- усмехнулся Владимир. -- Мы действительно немного отошли от первоначальной темы. Так что, вы уж простите меня. То-то я смотрю, что Александр какой-то грустный сидит. Он у нас как бы именинник, а ему внимание не уделяется.
   -- Да какой я там именинник... -- запротестовал Сашка. -- Да и мне самому тоже интересно было слушать ваш спор. Много полезного узнал.
   -- Ладно, ладно, не скромничай. И всё же, давайте действительно вернёмся к порталам времени. Если с материальностью мысли в последнее время всё более-менее понятно, то вот с временными порталами до сих пор далеко не всё ясно.
   -- И что тебе не ясно? Я, например, уверен, что порталы времени существуют по всей планете. Да этому есть и многочисленные доказательства. Я читал об одном таком известном постоянном, заметь, постоянном портале времени, который находиться рядом с нами - в одной из стран, которая ранее как республика входила в состав СССР.
   -- Даже постоянный? И где же это?
   -- В Казахстане. В его Кызылординской области, в северо-западной части Аральского моря расположен остров Барсакельмес. Его название, между прочим, переводится как "тот, кто пойдёт - никогда не вернётся", он среди местного населения всегда был окутан плохой славой. Самая главная загадка острова, это таинственные исчезновение людей, которые продолжались почти до 90-х годов прошлого века. Известно множество громких случаев, когда попавшие на остров люди возвращались к родным лишь спустя десятилетия. Многие не верили таким легендам, пока сотрудники отправленной на остров экспедиции не попали в белый туман. Они думали, что это продолжалось каких-то полчаса, но потом с удивлением узнали, что исчезли на целые сутки. Вот тебе опять туман - как и в моём случае.
   -- Но это ещё не всё, -- продолжал Сашка. -- В 20-е годы XIX-го века в Барсакельмесе пропала целая топографическая экспедиция. Её поиски почти 3 месяца. Однако в один момент исчезнувшие люди сами неожиданно заявились в свои дома. На вопрос, где они пропадали всё это время, все они как один заявляли, что пробыли на острове всего лишь 3 дня, занимаясь топографической съёмкой. Далее. В 60-е годы XX-го века советская экспедиция доставила на остров танк, напичканный аппаратурой для разведки. А танкисту было поручено быть всё время на связи. Танкист приказ выполнял безоговорочно, и продолжительное время вёл беседы по рации. Но в какой-то момент вещание прекратилось. На связь танкист больше не выходил. Когда остальные участники экспедиции прибыли к танку - внутри никого не оказалось, а сам военный транспорт был весь покрыт инеем. До сих пор так и не выяснено, куда делся танкист. И ещё. В 1935-м году местный сотрудник правоохранительных органов, задержал странного человека, который пытался попасть на остров, похитив лодку одного из местных рыбаков. Этот мужчина был одет в яркие шёлковые одежды, и разговаривал на каком-то непонятном диалекте - то ли японском, то ли китайском. После длительных поисков, удалось отыскать переводчика. И тот был ошарашен - задержанный человек свободно разговаривал на очень редком диалекте, на котором разговаривали жители провинциальной Японии в XVIII-м веке. При допросе японец сказал, что он родился в 1717-м году, и является членом императорской семьи. Он рассказывал, что с караваном судов следовал к одному острову, но они попали в шторм и корабль разбился.
   -- В Сибири, по которой мы сейчас проезжаем, тоже существует много временных порталов, -- поддержал его Мишка. -- И люди там исчезают. Но вот сообщений, чтобы они возвращались, нет. А потому твоё сообщение, что люди из какой-то экспедиции вернулись, очень интересно. О возврате людей я ранее не слышал. Правда, теперь у нас есть уже наглядный пример, -- улыбнулся он.
   -- Есть примеры возврата людей, -- возразил ему Измайлов. -- Причём, даже как бы по желанию и не однократные, -- и Володя рассказал следующую историю, о которой он ранее читал.
   Этот случай произошёл в сицилийском городе Такони в XVIII-м веке. И он зафиксирован в исторических хрониках города. Ремесленник Альберто Гордони, который 3 мая 1753-го года шёл по двору замка, вдруг неожиданно исчез на ровном месте, "испарился" на глазах жены, графа Занени и многих других соплеменников. Изумлённые люди перекопали всё вокруг, но не нашли никакого углубления, куда можно было бы провалиться. Ровно через 22 года Гордони появился опять, возник в том же самом месте, откуда исчез - во дворе имения. При этом сам Альберто сначала утверждал, что он никуда не исчезал, поэтому его поместили в дом умалишённых, где только через 7 лет с ним впервые заговорил врач - отец Марио. У ремесленника до того времени сохранялось ощущение, что между его "исчезновением" и "возвращением" прошло совсем немного времени. Тогда, 29 лет назад, Альберто вдруг попал как бы в тоннель и вышел по нему к "белому и неясному" свету. Там не было никаких предметов, только причудливые приспособления. Альберто увидел нечто, похожее на небольшой холст, весь в звёздочках и точечках, каждая пульсировала на свой лад. Там было какое-то продолговатое существо с длинными волосами, сказавшее, что он провалился в "трещину" времени и пространства и доставить его назад очень непросто. Пока Альберто ожидал своего возвращения (а он горячо просил доставить его назад), другое существо - "женщина" рассказала ему про "дырки, которые открываются в темноте, про некие белые капли и мысли, которые перемещаются со скоростью света (!), про души без плоти и тела без души, про летающие города, в которых жители вечно юные".
   Врач был уверен, что ремесленник не лжёт, и поэтому отправился с ним в Такону. Альберто во дворе замка сделал шаг, другой и... исчез опять, теперь уже навсегда! Святой отец Марио, осенив себя крестом, приказал оградить это место стеной, назвав его "Ловушкой Дьявола". Очевидно, та "трещина" времени и пространства, в которую провалился Альберто, представляет собой один из видов известных нам порталов, соединяющих наш мир с неким другим материальным миром, параллельным нашему. Женщина в параллельном мире не только знала о существовании порталов между параллельными материальными мирами, но и умела пользоваться этими порталами по своему усмотрению. Она отправила Альберто обратно через этот же портал в наш мир. Но он, скорее всего, вновь вернулся в параллельный мир.
   Поскольку, как уже выяснили учёные, параллельных материальных миров у Земли много, то тот мир, в который попал Альберто, назвали параллельным миром Гордони. Значит, уже в XVIII-м веке, люди из параллельного мира Гордони, хотя и с трудом, но могли произвольно пользоваться порталами для посещения нашего мира. Но одновремённо понятно и то, что за прошедшие с тех пор 265 лет, технология использования порталов в том мире не стояла на месте. Скорее всего, сейчас люди мира Гордони делают такие переходы во времени уже легко и непринуждённо. И они наверняка пользуются возможностью посещать наш мир и решать в нём какие-то свои задачи.
   -- Да-а, -- удивлённо протянул Димка. -- Вот это случай так случай! О таком я впервые слышу. Хотя и много читал о перемещениях во времени. Например, в августе 1897-го года на улицах сибирского городка Тобольск был задержан мужчина странной внешности - Сергей Дмитриевич Крапивин, который казался растерянным и дезориентированным. Когда его доставили в полицейский участок, он рассказал, что родился в 1965-м году в Ангарске, -- этот город был построен лишь в 1945-м году, -- а работал оператором ПЭВМ. Своё появление в Тобольске мужчина объяснить не мог. По его словам, он почувствовал сильную головную боль, после чего потерял сознание. Очнувшись, Крапивин очутился в незнакомом месте. Ему, естественно, не поверили и поместили в местный сумасшедший дом.
   -- Точно такая же участь могла ожидать и меня, -- горько улыбнулся Александр, -- если бы не чуткий и находчивый староста села Игнат Степанович Карелин.
   -- Ладно, таких случаев действительно сотни, -- вступил в беседу Сергей Марченко. -- Что же касается самих порталов времени, то некоторые учёные предполагают, что такими порталами могут быть даже НЛО. То есть они являются ничем иным, как проявлением в нашем мире открывшегося портала в параллельный мир. В этом случае, случае перемещающихся в пространстве НЛО, его портал проявляет тоже свою способность перемещаться в пространстве. А также способность перемещаться во времени - он открываться и закрываться в определённые промежутки времени.
   -- Есть ещё и другая теория насчёт НЛО, -- заметил Владимир. -- Британский астрофизик Гиберт Гайян высказал предложение, что "...возможно, НЛО, появляющиеся на протяжении всей человеческой истории, - это не корабли пришельцев, а мы сами, время от времени выпадающие из настоящего в прошлое". Посещающие, так сказать, былые времена.
   -- То есть, например, мы из века XXIII-го, XXIV-го посещаем наш XXI-й век?
   -- Ну, скорее всего, именно так.
   -- Это, конечно, интересно. Но, интереснее, всё же, посещать, будущие времена. Вот если бы мы сегодня могли путешествовать во времени. И не по случайности, а по своему желанию.
   -- Возможно, скоро это станет нам доступно. Ведь некие правительственные служащие давно уже заявляют, что метод путешествия во времени разработан давно, ещё в 1981-м году, но его скрывают от широкой публики. Просто для его практического применения пока что не разработаны соответствующие технологии. Однако они же предрекают, что уже в 2028-м году об этой технологии будет заявлено во всеуслышание.
   И Александр, Сергей, а ещё подключившийся к ним Мишка начали активно развивать тему своего возможного путешествия во времени всего лишь через 10 лет. А в этом направлении для полёта мысли, фантазии был огромный простор. И времени на это ушло бы ой как много, если бы приятелей не остановил Димка.
   -- Слушайте, ребята, -- резко заявил он. -- Давайте закругляться с этими разговорами, голова скоро станет пухнуть. После таких напряжённых, интеллектуальных бесед следует хотя бы немного отдохнуть. А вы ещё и фантазировать вздумали.
   -- Каким образом отдохнуть? -- спросил Мишка. -- Спать, что ли, всем улечься? И это днём-то... А ночью мышей будем ловить?
   -- Нет, просто не худо было бы перекурить.
   -- Или выпить, -- улыбнулся Мишка.
   -- Нет, пить мы не будем, -- остановил шутника Володя. -- А вот перекурить действительно можно.
   -- И где, в тамбуре? -- спросил Фёдоров. -- Если сразу шесть человек там начнут курить, то и задохнуться можно будет. Да ещё Сашка со своей махоркой.
   -- Ну, Саша может курить и сигареты. Но вообще-то, это всё равно не годится. Нужно спросить у проводницы, на какой ближайшей станции будет более-менее длительная остановка.
   -- Это можно и самим посмотреть, -- поправил его Сергей. -- Расписание движения поезда висит рядом с её купе.
   -- О, точно. Это проще. Тогда так, это твоя идея, ты и реализуй её.
   Марченко, молча, вышел из купе, но через пару минут вернулся и доложил:
   -- На станции Барабинск поезд будет стоять 23 минуты. И до неё не так уж много времени осталось, поезд туда приходит примерно в половине пятого. Так что, как раз нормально.
   -- Да, вот там, на станции, на её перроне мы все и перекурим.
   В общем, ребята дождались прибытия поезда на эту станцию, которая находилась на западе Новосибирской области, в 325-и км от её административного центра. Город был не такой уж и большой (население всего под 30.000 чел.), но в нём находился крупный железнодорожный узел. Парни вышли на перрон немного размяться - засиделись уже в вагоне - а также с удовольствием подышать свежим воздухом, но и с твёрдым намерением разбавить его сигаретным дымком.
   -- Закуришь мои сигареты? -- спросил Александра Сергей, протягивая ему распечатанную пачку "Camel".
   -- Нет, -- улыбнулся Сашка, -- я свой табачок покурю. Привык я уже к нему. Может, и ты его попробуешь?
   -- Нет, не рискну, -- смеясь, покачал головой Марченко. -- Лучше уж я буду свои курить.
   Шурка вынул из заднего кармана спортивных брюк кисет с табаком и газетную бумагу. И снова любопытнее взгляды ребят, как вчера утром у Димки.
   -- Может быть, кто-нибудь желает мой табачок попробовать? -- улыбался Сашка.
   Четверо из ребят переглянулись между собой, но, как и Сергей, отрицательно покачали головой. Но затем Владимир, подумав, сказал Александру:
   -- А сверни-ка и мне тоже самокрутку. Попробую. В армии я различные сигареты курил, в том числе и махорочные. И ничего, нормально.
   -- Володя, я сразу предупреждаю - это не махорка. Табак, в отличие от махорки, как раз ароматный и приятный. Но очень крепкий.
   -- Запугать меня решил, -- улыбнулся тот. -- Сворачивай.
   -- Ну-ну, как знаешь.
   Он, не спеша, свернул две самокрутки, одну из которых протянул Измайлову. Тот решительно сунул её себе в рот. Геннадий услужливо щёлкнул зажигалкой, давая прикурить сначала Володе, а затем и Александру. Володя самоуверенно глубоко затянулся и... выдох у него не получился. То есть он-то получился, но с таким кашлем, что даже слёзы у него на глазах выступили. Четвёрка ребят рассмеялась, очевидно, радуясь тому, что они сами не решились на такое действие. А вот Володе было не до смеха. Он еле отдышался, жадно глотая не такой уж и свежий перронный воздух, а потом обратился к Саше:
   -- Как ты его только куришь? Это же какое-то сильнодействующее отравляющееся вещество, -- нашёл силы пошутить он.
   -- Да вот так и курю, -- он, не спеша, глубоко затягивался, выпуская дым то носом, то ртом. -- Я же тебя предупреждал, что табак крепкий. А что касается отравляющего вещества, то ты не прав. Табак приятный и ароматный. Неужели ты это не почувствовал?
   -- Когда бы я успел это почувствовать? Я ничего не успел почувствовать, кроме кашля.
   -- Сделай сначала маленькую неглубокую затяжку. А можешь вообще не затягиваться, но аромат и более-менее вкус ты всё равно почувствуешь.
   -- Нет, Саша. Я же не пятилетний ребёнок, чтобы только дым изо рта выпускать. Попробую, как ты советуешь, сделать маленькую затяжку.
   Он аккуратно сделал неглубокую затяжку, тоже слегка закашлялся, но затем, нужно отдать ему должное, нормально выпустил дым.
   -- А что, табак и в самом деле ароматный. А его запах я и по твоему дыму уже тоже понял. Но нормально курить его нелегко. А ты быстро научился его курить?
   -- Недели две на это ушло. Сначала тоже курил неглубокими затяжками. А потом пошло-поехало - привык. Другого курева там не было, а я не хотел быть в селе белой вороной.
   -- Понятно. Так, ребята, -- решительно сказал Измайлов, -- если кто-то из вас до сих пор не верит в то, что Саша побывал в прошлом времени, и не 2 дня там пробыл, то я заставлю того курить подобный табак. Чтобы он окончательно во всём уверовался. Это не старую одёжку на себя напялить, в этом деле маскарад никоим образом не пройдёт. Вы это и по мне видели.
   Вот таким довольно неожиданным образом завершился долгий разговор о пребывании Александра Большакова в прошлом времени, о самих временных порталах и о материальности мысли.
  
  

ГЛАВА 6

Новые волнения и самобичевания

  
   На следующее утро никто не спешил рано подниматься. Но даже уже проснувшись, ребята на верхних полках всё ещё лёжа, а на нижних - уже сидя, просто долго изучали проплывающие за окном пейзажи. Затем, неспешно стали готовиться к завтраку. Так же неспешно (уже вшестером) пожевали свой сухой паёк, запив его горячим чаем, приготовленным проводницей. И вновь созерцание природы, разбавленное разговорами о том, о сём... Но уже не касаясь "Сашкиной" темы - на все вопросы за 2 дня вроде бы были получены ответы. Так прошло ещё какое-то время, и по поездному радио было объявлено, что поезд прибывает на станцию Екатеринбург. А это был очень крупный город (население почти 1,5 миллиона человек) - административный центр Уральского округа и Свердловской области. Поэтому там стоянка поезда точно будет большой. Впрочем, по тому же радио одновремённо сообщили, что стоянка поезда 34 минуты. Вот где можно будет размяться после сна и вновь подышать "свежим" воздухом. Да и пора выйти из вагона - было уже почти 11 часов утра.
   Во время курения Измайлов вновь попросил у Александра угостить его табачком времён 1913- го года. Как он сказал, пока есть возможность - а табак у Сашки уже заканчивался - будет наслаждаться ароматным куревом. Горло дерёт? - ничего вытерпит, зато будет что вспомнить. Курил он пока что всё теми же небольшими затяжками, иногда и покашливая, но в целом без особых проблем - солдатская махорка тоже была неплохой школой. После курения ребята ещё долго прогуливались по перрону - надоедает всё время сидеть в поезде, а до его прибытия в родной город ежё более суток. Но, никуда не денешься, как бы ни длинна была стоянка, но и она закончилась. И снова томительное пребывание в вагоне. Но молча сидеть там не будешь, а каких-либо новостей, даже на уровне страны - то же поездное радио иногда слушали - для обсуждения, увы, не было. А потому Володя попросил Большакова:
   -- Саша, а расскажи-ка нам, пожалуйста, о своей жизни в селе, не привязываясь к временным порталам, материальности мысли и прочем. Ну, я имею в виду, расскажи о своей жизни в селе просто с позиции его местного жителя. И можно не только о своей жизни, но и интересные эпизоды из жизни других. Я думаю, что это не менее интересно - дореволюционная Россия глазами человека XXI-го века. И не из книг или Интернета, а виденная своими глазами.
   -- А точно, Шурка, -- поддержал Измайлова Сергей. -- Это будет очень интересный рассказ очевидца тех дней. Все эти порталы нам уже действительно приелись, мы на них оскомину сбили. Володя прав, очень любопытно услышать повествование о том времени простого человека, да ещё и крестьянина. А ты, хотя и был в селе врачом, но сам говорил, что и пахал, и сеял, урожай убирал, за скотиной ухаживал.
   -- Могу, конечно, рассказать. Нет проблем. Дайте только немного с мыслями собраться - сообразить, с чего лучше всего начать.
   Начал свой рассказ Александр с того, как он в первые дни приспосабливался к сельской жизни - ведь он до того никогда не жил в селе, а что уж говорить о нелёгкой практически каждодневной (кроме, возможно, зимы) и в течение почти полного светового дня крестьянской работе. И его рассказ воспринимался, пожалуй, с бо?льшим интересом, нежели рассуждения (больше, всё же, теоретические) о материальности мысли или порталах времени. Во время обсуждения сказанного не было горячих споров по тому или иному вопросу, зато были искренние улыбки, а то порой и смех. Ну, а как тут не посмеяться, если представить себе, что сельский парень не умеет управляться с элементарными примитивными орудиями труда - к примеру, теми же серпом, косой или цепом для обмолота зерна.
   Ребят насмешил и заинтересовал один из эпизодов сельской жизни Александра, а точнее всё ещё привыкания к ней.
   -- Весной прошлого года, -- продолжал тот, -- тьфу ты, ну, не прошлого, конечно - не могу так быстро переключаться с одного периода времени в другой. В общем, весной 1912-го года - прошло немногим более полугода после моего появления в селе - мы готовились к полевым работам. Игнат Степанович готовил инвентарь, возился с конём, а потом обратился ко мне: "Притащи-ка из сарая косулю".
   -- Вот те на! -- удивился Димка, -- то, что у вас, ну, скорее у того, кто тебя приютил, была лошадь и корова, я понял. Но что у вас там была и лесная живность?.. Ну, коза, это ещё понятно, но косуля... Ты там и на охоту ходил?
   -- Какая охота... Не было там где охотиться. Ты же сам видел, пусть уже и в этом столетии, что не было там, на равнине Чарыша, почти уже у его устья никаких крупных лесов, где бы водилась дичь. Да и не было у Карелина ружья. Я даже не слышал, что таковое имеется у кого-то из других жителей села. Вот рыбу ловили, это да. И сети были, и другие снасти, я тоже участвовал в рыбной ловле. Но не в охоте.
   -- Тогда откуда у вас взялась косуля?
   -- Примерно то же самое и я сначала подумал. Ведь основное время, что ни говори, я проводил в усадьбе Карелина, а потому знал, что никакой живой косули быть не может, за ней же ухаживать нужно - кормить, поить. А потому после минутного ступора я стал размышлять, что же это может быть такое. Но так и не додумался. Я понимал, что мой "дядя" так привык ко мне, что считает меня уже полностью сельским парнем. Но я-то таковым пока что всё равно не являлся. Я ещё не знал всех сельских наименований того-го и того-то.
   -- Я понял, -- протянул Сергей, -- это была, наверное, небольшая коса. Коса - косуля.
   -- Нет, Серёжа. Глубже вникай, как историк, в быт людей прошлого, да и других веков. Зачем нужна была коса, пусть и маленькая ранней весной? Трава ещё и не пробивалась, а больше косить вообще было нечего.
   -- Так что же это такое было?
   -- Вот и мне пришлось спросить об этом Карелина. Он улыбнулся, покачал головой, оставил свою работу, повёл меня в сарай и показал что же это такое. Это был плуг, а точнее соха.
   -- Соха? А что, она тогда ещё использовалась? -- спросил Мишка. -- Это же такое старьё.
   -- Ничего не старьё, -- пояснил ему Марченко.-- Соха использовалась и во времена СССР, даже в 30-х годах. -- А затем он повернулся к своему другу, -- но я никогда не слышал, чтобы так соха называлось. При чём здесь косуля?
   -- Ну, таково было название одной из разновидности сохи. Скорее всего, от слова косая. Я сейчас более детально расскажу вам её устройство, но будет ещё ряд непонятных вам слов. Потом объясню. Так вот, косуля, её ещё называли кривуша - это улучшенная соха-односторонка с широким пером левого сошника, край которого отгибался вверх и вместо ножа отрезал вертикально пласт земли. При этом его полица лежит неподвижно на сошнике, а справа ставится плоский деревянный отвал, который применялся на плотных, тяжёлых почвах, при взмёте нови, ну, и некоторых других случаях. В общем, я тогда понял, что мне ещё учиться и учиться крестьянскому делу. А потому в свободное от работы время расспрашивал Игната Степановича о всех традиционных орудиях крестьянского труда. Мне не хотелось быть неучем в глазах местных парней. Они-то считали меня как раз образованным человеком.
   И Сашка объяснил приятелям некоторую терминологию, употребляемую в описании сохи. Сошник, он же лемех - острый наконечник, подрезающий пласт земли. Перо - выгнутая, возвышающаяся часть сохи; его задняя часть должна быть соизмерима ширине пласта, то есть почти ширине борозды. Полица - лопатка, крепившаяся к одному из сошников, аналогично отвалу у плуга. Взмёт - вспашка. Новь - целина.
   Далее Большаков поведал ребятам ещё несколько случаев из крестьянской жизни, может быть и не особо весёлых, но забавных - это точно. Один случай тоже со своим участием, а другие - из жизни других обитателей села (приятели ведь и просили рассказать в целом о жизни дореволюционного села). Грустных, а тем более драматических случаев он не касался - а за 2 года были и такие. Но зачем портить всем хорошее настроение, да ещё в поезде, где такая тоска.
   -- Ладно, закрыли вопрос - то с этой сохой, то с другими заморочками, -- вступил в беседу Геннадий. -- Тебе тогда это нужно было, а нам оно зачем, тем более в XXI-м веке... Ты лучше вот о чём скажи - это намного интереснее даже самых забавных случаев - а каковы были твои взаимоотношения с местными парнями? Они тебя нормально приняли? Ты вот упомянул, что они тебя считали образованным человеком. Это как раз понятно. Но обычно между образованными людьми и не образованными нередко возникает некое отчуждение.
   -- Гена, отчуждение бывает обычно в тех случаях, когда образованный человек сторонится не образованного. Но мне не было резона сторониться местных парней, если я хотел прижиться в их селе. А потому отношения были абсолютно нормальными. Вот только я их называл просто по именам, а они ко мне обращались уважительно - Александр Николаевич. Ну, с некоторыми исключениями.
   -- А какими исключениями?
   -- Ну, это, я думаю, тоже понятно. С некоторыми парнями я со временем сдружился, а потому сам попросил называть меня просто по имени. Так что всё было о'кей.
   -- Ну да, так уж и о'кей, -- ухмыльнулся Мишка. -- А рана у тебя на предплечье?..
   -- Это была роковая случайность. Сам я не дрался, наоборот - пытался разнять двух ребят. У них, вероятно, ещё до моего прихода была словесная перебранка, затем они начали тузить друг друга, а потом вообще схватились за ножи. Точнее, один из них. Вот мне случайно и досталось.
   -- А из-за чего они так серьёзно подрались?
   -- Немного неточный вопрос, -- улыбнулся Шурка. -- Нужно было спрашивать не из-за чего, а из-за кого.
   -- О, точно! Конечно же, из-за девчонки. И ежу понятно.
   -- Именно так.
   -- О! Тогда, наверное, самый интересный вопрос, и наверняка самый интересный твой ответ - а у тебя там девчонка была?
   -- Да как тебе сказать...
   -- Вот те на! А что сложного в моём вопросе? Ответ, по-моему, очень простой: была, или же не была. В чём сложность?
   -- Снова-таки в неточности твоего вопроса. Ответ именно на твой вопрос простой - не было у меня девчонки, с которой бы я проводил всё своё свободное время.
   -- Ну, так это и подразумевалось.
   -- Это понятно. Но я тебе почему ответил: как сказать... Дело в том, что парни в отличие от девчонок более скрытные. Я это понял именно в том времени. Вот скажи мне, ты любишь какую-нибудь девчонку.
   -- Ничего себе! Ну и вопросик... Я и сам не знаю.
   -- Врёшь, Миша, всё ты знаешь. И наверняка есть у тебя такая девушка. Но ты никогда не скажешь, как, впрочем, и большинство из нас: "Я очень люблю такую-то девушку". В лучшем случае мы - ребята - скажем: "Мне нравится такая-то девушка". Очень уж редко парень произносит слово люблю. А уж в том времени и подавно. Максимум, что там парень мог сказать о девушке: "Это моя баба". И всё. Какие там слова любви... Ну, по крайней мере, в селе.
   -- Ну, ты и философом стал. Может быть, ты понял всё это ещё там, но проявляется это уже именно здесь, И к чему эта философия? -- недовольно покачал головой Михаил.
   -- А вот к чему. Да, у меня в том времени не было девушки, с которой я проводил своё свободное время. Но, у меня там была девушка, которую я любил, очень любил. И я не боюсь признаться в этом.
   -- Вот оно как... И так любил, что готов был на ней жениться?
   -- Именно так. И без всяких излишних раздумий. Правда, вскоре она вышла замуж. Те парни дрались именно из-за неё.
   -- Так почему же ты не женился первым на ней?! Ты же был образованным, она за тебя замуж точно бы пошла. Да и парень ты смазливый. Хотя... понятно - времена...
   -- Вот том то и дело, Миша. Я женюсь, пойдут детишки... А потом я уйду в своё время - а я об этом никогда не забывал и надеялся - и пиши пропало. А она останется одна с детьми?..
   -- Ну да, ты прав.
   -- А она красивая была? -- спросил Александра уже его друг. -- Раз парни из-за неё дрались, да и ты заглядывался на неё, то наверняка красивая.
   -- Красивая. Но какое это имеет значение?
   -- Как это какое значение?..
   -- А вот так. Серёжка, вот ты скажи, у тебя есть девушка - как меня о том спрашивал Мишка - или уже в моей формулировке, с которой ты проводишь своё свободное время?
   -- Ну, есть, конечно. Мне же не 12 лет.
   -- Ладно, это понятно. А она у тебя писаная красавица?
   -- А-а, вот оно что... Я понял. Ты прав. Да, она симпатичная, но не писаная красавица.
   -- А кто-нибудь из вас, ребята, -- Александр обвёл взглядом своих приятелей, -- может похвастаться, что его девушка писаная красавица?
   Ребята с улыбкой переглянулись, но отвечать не стали - всё было понятно.
   -- Мы же интуитивно, подсознательно выбираем девчонок не по фактору красоты, а по фактору человечности. Ведь писаные красавицы, в большинстве своём - это пустышки. Нет, бывают, конечно, исключения. Но они только подтверждают правило. И поймите меня правильно - я говорю именно о писаных красавицах, а не о просто красивых девушках. А писаные красавицы очень уж излишне высокого мнения о себе. А потом уже, в замужестве они надеются только на обеспеченность супруга и о массовых развлечениях, работать они не желают. Да и рожать детей тоже не особо стремятся - как же: испортят свою фигуру.
   -- В общем, всё ясно, Саша, -- резюмировал Владимир. Он, как обычно, больше слушал, нежели вступал в разговор. -- А та девушка, которую ты любил, наверное, была просто красивой. И, наверное, имела такие-то привлекательные черты характера.
   -- Да, она была просто красивая. А основной чертой её характера была душевность. Опять была... -- Шурка тяжело вздохнул, -- знали бы вы только как горько мне постоянно употреблять слова был, была. Ведь я видел этих людей всего несколько дней назад. А их уже нет на белом свете. Жизнь, конечно, справедливая штука, но вот в этом плане не очень - нельзя вновь увидеть любимого человека.
   -- Ну, разве что на фотографии. Это тоже память.
   -- Да нет у меня её фотографии! -- чуть не крикнул Сашка. -- Я ей свою фотографию оставил - специально сфотографировался накануне своих последних поездок на Чарыш, к этой тучке. А вот её фотографии у меня нет! Мне всю жизнь придётся хранить её образ в своей памяти. Но я так боюсь, что он со временем сотрётся. И тогда что делать?..
   -- А если ты рискнул оставить замужней женщине свою фотографию, то, скорее всего, знал, что и она тебя любит? - спросил Измайлов.
   Сашка неожиданно замялся. Как ответить на этот вопрос? Если знал, то почему два любящих сердца не могли быть вместе - хотя бы какое-то время. А врать напрямую, что Василиса его не любила, он никак не мог. Не мог он произнести слова не любила, не мог, и не хотел. А потому он ответил довольно осторожно:
   -- Понимаешь, Володя, я этого точно не знаю. Я не могу знать чужих мыслей. Да, я знаю, что немного нравился ей, но утвердительно ответить, что она любила меня, я, всё же, не могу. А фотография на память от человека, который ушёл и больше никогда не вернётся, это не преступление. К тому же с её мужем мы были друзьями. Так что Алексей, надеюсь, всё понял.
   -- Ага, значит, мужа той девушки звали Алексей. А как звали саму девушку?
   -- Василиса.
   -- Ух ты! Какое красивое старинное имя. Василиса Прекрасная...
   -- Да, она и была именно прекрасным человеком. А для меня она и сейчас есть прекрасным человеком!
   -- Теперь окончательно понятно, что ты её очень любил, -- вздохнул уже и Володя. -- И продолжай её любить, помнить о ней. Она этого наверняка заслуживала.
   -- Да, я любил и буду продолжать любить Василису. И даже когда у меня будет семья, это не станет помехой для моих близких. Они ведь прекрасно поймут, что Василиса никак не может препятствовать их счастью.
   -- А почему же ты, если так уж сильно любил свою девчонку, эту Василису - а судя по твоему рассказу, это действительно так - не забрал её с собой? -- вдруг спросил Сергей.
   -- Куда, в тот перелесок, в который я приехал на пролётке, что ли? К холму с трамплином... или тогда ещё без него? А то она их не видела.
   -- Да нет, не в перелесок, конечно. И не просто к холму. А в наше время?
   -- Как это? -- не понял сначала Саша. Но затем ему, очевидно, что-то пришло на ум, и он вытаращил на приятеля глаза, после чего разразился бранью в свой адрес. -- Господи! Какой же я идиот! Ну и недоумок же я - не мог сам до этого додуматься! Ну и ничтожество же я! Оставить девушку прозябать в нищете, интеллектуальной темноте, а сам улизнул в своё сладкое время, полное достижений науки! Ведь и она могла бы жить со мной в этом прекрасном времени...
   -- Да, ты, пожалуй, оплошал, -- поддержал Сергея и Михаил. -- Как же ей интересно было бы жить в нашем времени. Ты только представь себе, что ты сам попал, например, не так уж далеко, а всего лишь в конец нашего века. Сколько бы ты там всего интересного увидел!.. Может быть, даже в Космос слетал бы или вообще на другую планету. А ведь для твоей Василисы наше время точно показалось бы другой планетой.
   -- Да и нам бы интересно было познакомиться с твоей Василисой Прекрасной, -- подкинул в огонь щепку Дмитрий.
   -- Да что вы клюёте меня? Я и так в полном отчаянии. Да, признаюсь, что я полный идиот, но ведь уже ничего не изменишь. Так незачем меня окончательно добивать.
   -- Ты поступил абсолютно правильно, -- неожиданно раздался голос Владимира. И он настолько звучал не в унисон с мнением других парней, что сначала установилась изумлённая тишина. Казалось, что ребята не понимали, о чём говорит Измайлов.
   Но затем Михаил осторожно спросил самого старшего приятеля и руководителя:
   -- Я не понял, Володя. Ты что, считаешь, что Сашка поступил правильно, не взяв с собой в такое прекрасное будущее ту девушку. Да, в нём тоже не всё так прекрасно, но это для нас. А для неё наше время казалось бы раем.
   -- Вот именно потому я и считаю, что Александр поступил абсолютно правильно. Он сейчас казнит себя за это. Но он, тогда, в то время, очевидно, интуитивно, не разумом, а подсознанием выбрал правильный вариант.
   -- Да какой же он правильный?! Оставить девушку, да ещё красавицу в том загнивающем мире? И это накануне нескольких войн и сталинских репрессий.
   -- А ещё голодомора, -- добавил тот же Мишка.
   -- Нет, голодомор здесь ни при чём, -- решил, очевидно, быть объективным зачинщик этого разговора Сергей. -- Голодомор был только на Украине и в Поволжье. В Сибири его не было.
   -- Ну, пусть и так, -- махнул рукой Мишка, -- а те же войны? Пусть она и не могла погибнуть в Первую мировую войну, но её-то родные - мужчины призывного возраста - могли погибнуть уже всего через год-другой. А сама она могла погибнуть уже в гражданскую войну, а не то, что во Вторую мировую.
   -- Конечно, всякое могло с ней случиться. Я это прекрасно понимаю, -- спокойно отвечал Владимир. Пока что в разговор не вступал только Геннадий.
   -- И что, ты всё равно считаешь, что Сашка поступил правильно? Пусть девчонка там погибает?
   -- Я этого не говорил. К тому же, это только один из вариантов развития событий. Она и в наше время могла бы погибнуть - тоже как вариант.
   -- И на какой же это войне? На Донбасс что ли, попёрлась бы, не зная нашего времени?
   -- Зачем? Просто могла попасть под колёса автомобиля. Ведь наше время для неё совершенно не привычно. Она совершенно не знает правил поведения на оживлённых улицах большого города.
   -- Сашка научил бы.
   -- Он что, постоянно её бы за ручку водил? А работать когда?
   -- Ой, ты сам сказал, что это лишь один из вариантов. А если бы с ней ничего не случилось? -- продолжал снова упрямствовать Сергей. Но, чувствовалось, что расклад сил постепенно меняется - уже молчал и Дмитрий, ранее поддержавший Сергея с Михаилом. И, как это ни странно, также, молча, слушал перепалку приятелей "виновник торжества" Александр.
   -- Где ничего не случилось бы - в нашем времени или в её?
   -- Ну, пускай и там, и там, -- теперь уже махнул рукой Сергей. Заводила тоже казался уже менее категоричным, нежели упрямый Михаил.
   -- Вот это правильно. Но тогда девушка могла в своём времени прожить вполне счастливую жизнь. Но, по своему понятию. А не по-нашему, как мы здесь рассуждаем.
   -- А в нашем времени она была бы несчастна? -- съязвил Михаил.
   -- Если бы она в нашем времени была бы очень счастлива, то это только усугубило бы ситуацию.
   -- Это почему ещё? -- не выдержал своего молчания уже и Александр.
   Владимир не успел ответить, как его перебил последний "молчун" Геннадий:
   -- А я, кажется, понял Володю. И он, наверное, прав. Ты правильно поступил, Саша. Так что не казни себя.
   -- Но почему правильно? Я так и не пойму.
   -- Давай рассуждать здраво. Ты попал в прошлое время? Так?
   -- Так, естественно. Я ведь вам уже всё объяснил.
   -- Да речь не о том, не о твоих доказательствах. Мы уже 100 %-но с этим фактом согласны. Идём дальше. Ты вернулся в своё время?
   -- Разве я могу это отрицать, или даже вы? -- нашёл в себе силы улыбнуться Сашка.
   -- И где ты был более счастлив?
   -- Хм, а вот это очень трудный вопрос. Конечно, я был счастлив в своём времени. Но только до тех пор, пока не познакомился с Василисой. А вот дальше я даже не знаю... Я сам себе не смогу ответить на этот вопрос.
   -- Вот. Тебе там было хорошо потому, что рядом с тобой была любимая девушка. А твоей девушке в нашем времени было бы вдвойне-втройне хорошо - и время замечательное, против её времени, конечно, и любимый человек рядом.
   -- Ну, наверное.
   -- Не наверное, а наверняка, -- отозвался до того не перебивающий Геннадия Владимир.
   -- Ну, я это и сам понимаю. Наверное - это неправильное моё слово.
   -- Гена правильно уловил мою мысль, -- уже доводил до логического конца свою речь Владимир. -- А теперь представь себе ситуацию, что из этого вдвойне-втройне счастливого времени девушка возвращается в своё забытое Богом село.
   -- А с чего это она должна была бы опять попадать туда?
   -- А с чего это ты опять попал сюда? -- тут же парировал Владимир.
   -- Ну, я... -- растерялся Сашка.
   -- Ну, ну, ты, ты... Продолжай.
   -- Ой, я не знаю. Это произошло случайно. Хотя, правда, я искал эту случайность.
   -- А с девушкой такого случайно произойти не могло бы? Но уже не планово, как в ситуации с тобой, а именно случайно?
   -- Ну, вероятность очень маленькая.
   -- Саша, да не ври ты сам себе. Вероятность очень большая, а если точно, то она, как говорят англичане - фифти-фифти. Или ты с этим не согласен? Да, обычно говорят, что вероятность какой-либо случайности маленькая. Но так говорят только до той поры, пока она не произойдёт. Или я не прав?
   -- Не знаю, запутали вы меня.
   -- Ладно, пусть эта случайность в нашем варианте и в самом деле не такая уж большая. Но, если она, всё же, произошла, ты бы радовался за свою любимую, что она вновь живёт в своём времени?
   -- Да я бы с ума сошёл!
   -- И это пребывая в своём хорошем времени. А что почувствует девушка, потеряв любимого человека, да ещё при этом вернувшись из прекрасного времени в гнилое болото? Она с ума не сойдёт, она просто наложит руки на себя. Ты такой участи хотел бы для своей Василисы? Да и вообще, каждый человек должен жить в своём мире, в том, в котором он родился.
   Александр, потупившись, угрюмо молчал. Молчали и остальные участники спора, даже упрямый Михаил. Они поняли, что Владимир, да и Генка абсолютно правы.
   Но, следует отметить, что эти споры носили как бы чисто теоретический характер, хотя ребята сейчас этого и не понимали. Как ни странно, но не понимал пока что этого и сам Александр. Он только позже поймёт, что забрать с собой в XXI-й век свою любимую Василису он никоим образом не мог. Это было абсолютно невозможным делом. До того, как Саша вновь вернулся в свой мир, он ездил на Чарыш к холму в течение 10 дней подряд, и пребывал там почти всё световое время. И как он мог забрать туда чужую замужнюю женщину с грудным ребёнком на руках?! В семье Василисы, да и селе в целом после первого же её дня пребывания неизвестно где поднялась бы паника. А что говорить уже о дальнейшем... Так что все волнения и самобичевание Большакова были абсолютно напрасны - обстоятельства сделали за него сами свой правильный выбор.
   Через какое-то время именно Геннадий, вздохнув, возобновил беседу:
   -- Саша, ты не переживай. Володя прав. Ты, пусть даже подсознательно, но поступил правильно. Твоя Василиса, как ты говорил, вышла там замуж, а потому будет по-своему счастлива и в своём мире, -- даже обычно скептически настроенный Геннадий иногда бывал чутким и отзывчивым человеком.
   -- А ведь это я своими собственными руками выдал Василису замуж, -- тихо и горько промолвил Шурка.
   -- Как это своими руками?
   -- Не важно. Но, менее чем через месяц будет годовщина со дня её свадьбы, -- понуро тянул Александр.
   -- Ну, вот, так это же прекрасно, -- видя непонятное ему отчаяния парня, начал его успокаивать Владимир. -- А сам ты как считаешь, сейчас... ну, в то время, эта девушка, женщина счастлива или нет?
   -- Счастлива! -- уверенно ответил Александр.
   -- Ну, так что тебе ещё нужно? Чего ты горюешь? Радуйся за неё. Ты же прекрасно понимаешь, что вы не могли быть вместе.
   -- Могли.
   -- Но мы же тебе с Геннадием объяснили, что это невозможно. Да ты и сам это прекрасно понимаешь.
   -- Вы оба не учли один фактор.
   -- И какой же?
   -- Я мог сам остаться в том времени.
   И снова возникла ошеломляющая молчаливая пауза, которую вновь нарушил Геннадий:
   -- Если бы очень хотел, то остался.
   -- Точно, -- за долгое время вновь произнёс всего лишь одно слово Дмитрий.
   -- Ребята, -- продолжил рассудительный Владимир, -- давайте заканчивать это гадание на кофейной гуще. Вы говорите, не до конца всё обдумав. Вероятность того, что Сашка мог остаться в том времени, как вы понимаете, тоже невелика. Так зачем этот словесный винегрет? Саша, сам сказал, что девушка счастлива. Значит действительно нужно просто радоваться за неё.
   -- Её уже давно и на свете-то нет, -- буркнул Мишка.
   -- А это неважно. Я уверен, что Саша будет о ней помнить до конца своей жизни, даже женившись и обзаведясь кучей детей. Он и сам это подтвердил. Это для него незабываемо. А уж для Василисы и тем более. Я абсолютно уверен, что она тоже до конца своих дней помнила о Саше. Он оставил ей о себе такую память!..
   -- Эх, ребята, -- мысленно протянул Александр, -- знали бы вы, какую я Василисе оставил память о себе!
   Он даже для себя пока ещё не решил, говорить ли им о том, какие действительно были у него отношения с Василисой в прошлом времени, и какую реальную память оставил он молодой женщине. Он не знал, какова будет реакция друзей на такое сообщение. Все они образованные люди, знакомые, пусть даже понаслышке, с передовыми научными идеями. А потому не известно было, как они отнесутся к тому, что их друг таким вот довольно грубым образом вмешался в течение времени прошедшего века. Правда, до сих пор от этого его поступка видимых изменений уже в настоящем времени не произошло. Но это как сказать... Человеку не дано знать обо всех событиях, произошедших в разных уголках земного шара. А вдруг какие-то события и произошли, или же наоборот - не произошли те, которые могли бы произойти. А ведь только время сможет решить - были они хорошими или плохими...
   Тема была исчерпана. Далее немного посидели молча, смотря в окно. После этого стали осторожно выяснять у Дмитрия и у того же Александра, сохранятся ли совместные приятельские отношения, когда те уже выйдут на работу. Но что им могли ответить Димка и Сашка, когда они сами пока что ничего не знали. Да ещё неизвестно, как пойдут дела на той же работе - это же не учёба, а уже настоящая жизнь. Нет, они оба, конечно, уверенны, что как раз приятельские отношения они точно будут поддерживать, а вот как будет с совместным отдыхом... После этого плавно перешли на тему своего родного города, в котором они будут уже завтра. В общем, слово за слово, а время шло. Стрелки часов показывали, что бо?льшая часть второго дня пути уже канула в лету, да и сам день неспешно двигался к своему завершению. У всех в уме был уже родной дом, встреча с близкими.
  
  

ГЛАВА 7

Подарок на память

  
   Если в 2019-м году Большаков и его приятели провели в пути пока что всего пару дней, то, может быть, в далёкой по времени Красноярке за это время снова прошло 2 года?.. Увы, такого быть никоим образом не могло. Время там текло по-иному только для пришельцев из иных времён, вернувшихся вновь в своё. Иначе - вразрез со всеми физическими и жизненными законами - то же, к примеру, прошлое время постепенно догнало бы будущее.
   А потому и на Алтае начала XX-го века время текло своим размеренным чередом. В том же далёком 1913-м году в селе Красноярка тоже происходили свои некие события, которые были связаны с исчезновением из него Александра Николаевича Карелина. Через те же два дня после "пропажи" Александра под вечер к Карелину - тот возился в саду - прибежала взволнованная Василиса Никитина. И даже не поздоровавшись с хозяином усадьбы, она тут же обратилась к нему с вопросом:
   -- Дядя Игнат, куда делся Саша?!
   -- Во-первых, здравствуй, Василиса! А во-вторых, с Сашей всё в порядке. Проходи к лавочке, присаживайся, я сейчас подойду. Разговор у нас тобой предстоит долгий и непростой.
   -- Ой, здравствуйте, Игнат Степанович! Хорошо, я иду. И вы подходите.
   -- Подойду, подойду. Ты мне лучше вот что скажи - а как это ты вырвалась ко мне? У тебя же грудной малыш на руках.
   -- Он сейчас спит. А ещё я попросила свою маму за ним приглянуть. Так что я как раз к вам ненадолго, -- отреагировала она на слова Карелина, что разговор предстоит долгий.
   -- Ладно, иди. Я сейчас подойду.
   Женщина похромала к скамье, при этом даже пару раз обернувшись - не идёт ли за ней и хозяин. Ей не терпелось услышать ответ на свой вопрос. И когда Игнат через несколько минут опустился на лавку рядом с ней, она тут же повторила свой вопрос:
   -- Так куда, всё же, делся Александр Николаевич?! Что с ним случилось?
   -- Ничего с ним не случилось. С ним всё в порядке.
   -- Ну, как же в порядке? Мне рассказали, что, когда он пропал, ваша пролётка с лошадью вернулась домой одна. Но говорят, что не вы в ней ездили, а именно Саша. Так куда он мог деться, если лошадь вернулась без него? Значит, с ним что-то случилось. А может, его вообще убили?.. А вы ничего не делаете, ну, не ищите его.
   -- А его и не нужно искать. Жив и здоров Саша.
   -- Так где же он, если жив и здоров?!
   -- Ушёл он от нас, -- грустно протянул Карелин. -- Ну, из села ушёл, больше он здесь жить не будет. Такие вот дела, Василиса.
   -- А почему он ушёл, почему не остался? Что, ему плохо у нас было?
   -- Не мог он остаться, Василиса, -- вздохнул Карелин.
   -- Почему не мог? И где он сейчас - в Барнауле, что ли? А, может, в Томске, или в каком-то другом месте? -- о том, что Большаков никогда не жил в Бийске, Василиса, как это ни странно, давно догадывалась. Женщины действительно очень чувствительные натуры, иногда интуитивно даже хорошо понимающие человека, или подсознательно догадывающиеся о том, что тот чего-то не договаривает.
   -- Именно в другом месте.
   -- И где же? Далеко?
   -- Очень далеко. Его место сейчас совсем в другом мире.
   -- Это в каком же другом - в мире наших предков? -- глаза женщины тут же наполнились слезами. -- А вы говорили, что он жив... Значит, вы обманывали меня.
   -- Я тебя, или кого-либо другого обманывал когда-нибудь? -- сурово спросил Игнат Степанович, но тут же спохватился. -- Да, я всем говорил, что Александр мой племянник. Ты уже, наверное, поняла, что на самом деле не племянник он мне. Но так нужно было, я это делал именно ради него самого, да и ради вас тоже, и не только вас... -- вздохнул он. -- А тебе за Сашу я чистую правду говорю. Жив и здоров он.
   -- Но какую же правду, если вы сами сказали, что он в другом мире?... -- рыдала Василиса.
   -- Я и сейчас это повторю - он живёт сейчас в другом мире.
   -- Но какой ещё может быть другой мир? Я знаю только наш мир и мир наших предков.
   -- Есть ещё один мир, Василиса, в котором люди живут счастливо и радостно. Там чудесный, просто райский мир, как рассказывал мне Александр, -- мечтательно глядя куда-то вдаль, протянул Карелин.
   -- Так это же и есть мир наших предков.
   -- Нет, Василиса, -- твёрдо и решительно сказал Игнат Степанович. -- Это не мир наших предков. Совсем даже наоборот - это мир наших потомков. В этом мире будут жить твои внуки и правнуки.
   -- Как это? -- удивилась молодая женщина. Она даже плакать перестала.
   -- Это мир будущего!
   -- Ну, так он же такой, как и наш мир.
   -- Так я тебе о том же и толкую. Да, конечно же, он подобный нашему миру, только значительно лучше. Именно там твой Саша сейчас и живёт.
   -- Ну что вы мне сказки рассказываете?
   -- Это совсем даже не сказки. Вот скажи мне, в каком году ты живёшь?
   -- Это сейчас-то?
   -- Конечно же, сейчас.
   -- Так понятно же в каком - в 1913-м.
   -- Верно. А вот Александр сейчас живёт в 2019-м... или в 2021-м году.
   -- Ну что вы такое говорите... Опять выдумываете?
   -- Ничего я не выдумываю. Это истинная правда, вот те крест, -- и Карелин размашисто перекрестился.
   Василиса изумлённо смотрела на него широко раскрытыми глазами. Она прекрасно понимала, что не мог старик врать и одновремённо креститься. Это было бы кощунством, святотатством для любого жителя их села, да и не только для них.
   -- Но как такое может быть? -- неуверенно произнесла она.
   -- Может, оказывается. Я и сам этого не знал, пока мне Саша не рассказал. В мире, даже в нашем, есть много такого, о чём мы не знаем и никогда не слышали. Но оно, всё же, есть. И люди со временем узнаю?т об этом. Ты сама понимаешь, что мир будущего есть. Вот и Саша попал в наше село из мира будущего. Попал совершенно случайно, но, Слава Богу, попал именно в наше село. Ты же сама знаешь, что Саша разительно отличался по уму, по знаниям от жителей села. А это потому, что пришёл к нам из будущего времени, его знания были гораздо выше наших. Кроме того, он ещё и многим людям у нас в селе помог, и тебе в том числе. Разве не так, Василиса?
   -- Да, -- коротко ответила та и вновь разрыдалась, очевидно, вспоминая, как Александр упорно старался сделать её красавицей. И сделал-таки...
   -- Не нужно плакать, девочка. Не оплакивай живого человека. Нужно просто помнить об Александре и вспоминать его тёплыми словами. Он хороший человек.
   -- Я знаю, что он очень хороший человек, а плачу потому, что ушёл от нас хороший человек.
   -- Да, ушёл, жаль, конечно. Но так и должно было быть. Каждый человек должен жить в своём мире, в своём времени - в том мире, в котором он родился и рос, -- как это ни странно, но сейчас Игнат Степанович почти слово в слово повторил фразу Владимира Измайлова, которую тот в поезде, в далёком 2019-м году адресовал Александру Большакову. А впрочем, ничего странного в этом нет - так оно и должно быть, и преобладающее количество граждан планеты Земля согласятся с этим.
   -- А где родился Саша, вы знаете? -- женщина постепенно переставала плакать, понимая, что не нужно оплакивать живого человека. Она уже верила Карелину.
   -- Знаю. Далеко от нас, в центральной части России. Есть там такой большой город, который называется Ярославль.
   -- Город так назвали в честь Ярославны, которая плакала по своему мужу, уехавшему далеко на войну? -- заинтересовалась женщина, только что и сама плакавшая, пусть и не о муже, но о любимом человеке.
   Василиса имела в виду Ярославну, жену князя Игоря. Она в детстве слышала, как однажды кто-то из сельчан читал древнюю поэму "Слово о полку Игореве", пытаясь дать подросткам хоть какое-то образование, заинтересовать их книгами, чтобы они хотя бы читать научились.
   -- Не знаю, Василиса. Я не спрашивал об этом у Саши, -- на самом же деле город Ярославль так был назван в честь его основателя Ярослава Мудрого.
   -- А чем он там занимается, как вы думаете?
   -- Я не думаю, я знаю - он людей лечит.
   -- А он что, и в самом деле лекарь?!
   -- Да, он и в самом деле врач. Он в том городе окончил специальный институт, и диплом у него имеется.
   -- А почему же он... -- наверное, хотела спросить, почему он у них в селе официально не работал врачом. Но тут же и сама всё поняла. -- А как он к нам попал?
   -- Приехал с другими парнями на нашу реку на лодках плавать.
   -- Так далеко?! А что у них там своих рек нету?
   -- Есть, конечно. Но Александр говорил, что им интересно было плавать на бурных горных реках, обходя камни. А вот гор в их краях нет. А им нужны были горные потоки. Это их... как же он говорил... ободряло, что ли. Знаешь ведь, что парням всегда интересно в самое пекло лезть.
   -- Да-а, интересно. А почему же другие парни к нам в село не попали? А только Саша.
   -- Так уж получилось. Перед тем, как к нам попасть, Саша один был, другие парни пошли искать грибы и ягоды.
   -- А он почему с ними не пошёл?
   -- Господи! Ну и настырная же ты и любопытная, впрочем, как и все другие бабы. Лодки остался стеречь, их ведь утащить могли.
   -- А, ну да. -- Но Василиса тут же обижено промолвила, -- а почему он мне всего этого не рассказал. Вам, вон как всё выложил, а мне и слова не сказал, -- её глаза вновь увлажнились.
   -- Так, -- сурово произнёс Карелин, -- если ты будешь постоянно рыдать, то ничего я тебе вообще рассказывать не буду.
   -- Я не буду, не буду плакать, -- Василиса тут же поспешно стала вытирать платочком глаза. -- Рассказывайте, дядя Игнат, я вас очень прошу. Пожалуйста!
   -- Ладно. Только впредь не реви.
   -- Не буду. Рассказывайте.
   -- Что тебе ещё рассказывать?
   -- Ну, я говорила вам. Почему мне сам Саша всего этого не рассказал?
   -- А, ну да. А ты бы поверила ему? Да ты бы ни в жизнь ему не поверила. Ты мне не особо-то веришь, даже зная, что я врать не мастак. А какому-то незнакомому парню, не из нашего села, городскому ты бы поверила?.. А, ? махнул он рукой. -- О чём тут говорить...
   -- Я вам верю.
   -- Ну, хорошо, что наконец-то хоть мне поверила. Но Саше ты бы точно не поверила. Даже я ему не сразу поверил. Я, как и ты, решил, что он мне какие-то байки плетёт. Для меня это как раз странно было, потому что я сразу, как только увидел его, почувствовал, что он парень серьёзный. Хотя он и был всего лишь в одном каком-то нелепом исподнем.
   -- В каком это нелепом? -- удивилась Василиса.
   -- Господи! Оно тебе нужно?.. Ну, в таком мужском купальном костюме, вот только он был слишком уж коротким и плотно облегающим тело, выпячивая всё. Срамота одна.
   -- А почему он в таком костюме был? -- хихикнула женщина.
   -- Такие у них там носят, -- недовольно буркнул Карелин.
   -- Надо же ...
   -- Слушай дальше. Так вот, я очень долго ему не верил, думал, что это всё небылицы. Я даже говорил, что у него с головой нелады. И он даже обиделся.
   -- И зачем только вы его обидели...
   -- Ты бы его, наверное, ещё больше обидела, начни он рассказывать тебе о том, что он живёт в 2019-м году. Или вот так взяла бы и сразу поверила, а?
   -- Не, -- мотнула головой Василиса, -- не поверила бы.
   -- Вот. И я не поверил. Но потом он, всё же, доказал свою правоту, и с тех пор я стал ему безоговорочно верить.
   -- А как он доказал вам свою правоту?
   -- Он показал мне свои часы.
   -- Какие ещё часы? Вы же говорили, что он был в одном купальном костюме. И там что, какие-то большие карманы были?
   -- На руке у него часы были.
   -- На руке?!
   -- Да, на руке. Есть и у нас в России сейчас такие часы. Но у Александра они были необычные. Их не нужно было заводить. Их завода хватало, как он говорил, на целый год или даже полтора.
   -- Как это?!
   -- А вот так. Была в них какая-то особая штуковина электрическая, которая давала энергию этим часам. Он называл её батарейкой. Я не всё понял. Но ты же понимаешь, как я мог понять то, что будет сделано через 100 лет.
   И впрямь, как даже тот же Карелин мог рассказать молодой женщине, что в качестве источника тока в наручных электронно-механических часах использована миниатюрная батарейка пуговичной конструкции. Ведь и для него самого это было диковиной.
   -- А он мне свои часы и не показывал, -- грустно протянула женщина.
   -- А зачем. Если я, умудрённый жизненным опытом мужик, мало что понял, то что бы поняла ты? Только сплетни бы по селу разносила. А ему они только повредить могли. Ты представь себе, если бы какие-то власти узнали, что он вроде бы появился у нас из 2019-го года. Они бы его точно сумасшедшим посчитали, арестовали бы и упрятали в психиатрическую лечебницу. Да и нас бы сумасшедшими считали, что мы поверили ему, или просто разрешили жить в селе. Или не так это, Василиса?
   -- Да, такое точно могло быть, -- она представила себе, как Сашу арестовывают и увозят. -- Вы молодец, Игнат Степанович, -- с жаром произнесла она, обратившись на сей раз к Карелину уже более официально. -- Спасибо вам, что вы поверили Саше и никому ничего не говорили. Вы правильно сделали. Я теперь совсем-совсем вам верю.
   -- Такие вот дела, девочка. Потому-то Саша ничего никому и не говорил, и тебе в том числе.
   -- А я бы ему поверила, и молчала.
   -- Нет, Василиса, не поверила бы. Это ты сейчас поверила мне, старику, а Саше тогда ты бы точно не поверила. Его "дикие байки" только оттолкнули бы тебя от него. Ты бы решила, что парень из большого города просто хвастается перед тобой, селянкой своим как бы большим умом, знаниями, а потому и плетёт Бог весть что. Или я не прав?
   Женщина молчала, вероятно, обдумывая, как бы она поступила. Но спустя время она перевела глаза на Игната Степановича и тихо произнесла:
   -- Может быть, вы и правы дядя Игнат. Наверное, я бы ему не поверила, ну, сначала не поверила. А потом, как и вы, поверила бы. Но вот взглянуть на диковинные часы Александра мне бы хотелось. Я бы только их посмотрела, я бы не стала никому о них говорить. Честное-пречестное слово. Жаль, что он их с собой забрал, так бы хотелось посмотреть.
   -- Я верю в твоё честное-пречестное слово, -- улыбнулся старик. -- Но только теперь держи его.
   -- А зачем мне его держать, часов-то всё равно нет, -- грустно протянула Василиса.
   -- Да, часов нет. Но есть кое-что другое. Саша оставил тебе небольшой подарок, как бы в память о себе.
   -- Да вы что?! И что же это за подарок?
   -- Сиди. Я сейчас его вынесу и вручу тебе. Но слово тебе придётся держать. Хотя... Александру сейчас уже ничего не грозит... Э-э, нет, я не прав в этом вопросе. Своё слово тебе придётся всё-таки держать. Иначе неприятности могут быть уже не у Александра, а именно у тебя. Тебя могут "сумасшедшей" сделать.
   -- Я буду держать слово. Точно, дядя Игнат, -- горячо заверила его женщина.
   -- Да верю я тебе, успокойся. Жди, я сейчас, -- и Карелин направился в дом.
   Буквально через пару минут он вернулся. В руках у него ничего не было. Впрочем, Василиса и не ожидала увидеть крупный подарок, прекрасно понимая, что его попросту не могло быть у Саши, появившемся в селе в срамотном купальном костюме. Игнат Степанович присел на лавочку, вынул из кармана и протянул женщине какую-то на вид палочку красного цвета. Та взяла её в руки и спросила:
   -- Что это?
   -- Нажми вон на ту белую металлическую кнопочку вверху, -- улыбнулся старик.
   Василиса боязливо нажала пальцем указанную кнопочку и тут же вскрикнула:
   -- Ой! Что это? -- внизу палочки высунулся небольшой стерженёк, похожий на иглу.
   -- Проведи тем, что выдвинулось, себе по руке.
   -- А больно не будет, он не уколет?
   -- Нет, -- улыбнулся Карелин, -- не уколет, и больно не будет. Теперь уже я даю тебе слово.
   Женщина осторожно, всё так же боязливо провела стерженьком по руке. Боли действительно не было, но на руке осталась тоненькая линия синего цвета.
   -- Интересно, -- уже и впрямь просто с любопытством спросила владелица непонятной палочки. -- А это что такое?
   -- Чернила. А в руках у тебя пишущая ручка.
   -- Ручка?! Какая же это ручка... А почему из этой штуковины чернила не капают? -- и она, как бы в подтверждение своих слов или для проверки, пару раз махнула этой палочкой-ручкой у себя над рукой. -- Не капают, -- удивлённо подтвердила она.
   -- Чернила из неё и не будут капать. В ней не чернила, а какая-то чернильная паста. Так мне объяснил Александр. А теперь снова нажми на верхний стерженёк.
   -- Ой, как интересно, -- улыбнулась Василиса, увидев, что нижний кончик спрятался.
   -- Не просто интересно, но и очень практично. Такую ручку можно носить в кармане, и она не запачкает одежду. А вот это на ней зажим - как прищепка - чтобы ручку можно было пристегнуть к рубахе или платью, -- продолжал просвещать женщину Игнат Степанович. -- Видишь, какие хитрости люди придумали в 21-м веке, -- Карелин не знал, что шариковая ручка появилась не в 21-м веке, а ещё в 60-е годы их родного 20-го века. -- Но это, как говорил Саша, пустяк. А что ещё тогда появилось, точнее, появится, так у меня просто в голове не укладывается.
   -- А что ещё появится?
   -- Ой, Василиса, разве я смогу рассказать тебе обо всём, что мне Александр говорил.
   -- Ну, а всё-таки, дядя Игнат, миленький, расскажите. Хотя бы о самом главном. Это же так интересно!
   -- А в том, времени, в котором живёт Саша, как по мне, нет ничего не главного. Там для меня, да и для тебя тоже, всё самое главное. Ну, хорошо, расскажу я тебе о самом большом, так сказать. Так вот, ещё в нашем веке, точнее во второй его половине, как Саша говорил, люди начнут к звёздам летать.
   -- Не может быть!! -- изумилась женщина.
   -- Может, Василиса, может. И ты сама сможешь это узнать, потому что, как говорил мне Александр, начнут они летать в самом начале 60-х годов, а точнее именно в 1961-м году. И я очень надеюсь, что ты доживёшь до этого времени - тебе менее 50 лет потребуется для этого прожить. Люди в то время будут уже значительно дольше жить. А вот мне этого не суждено увидеть, -- тяжело вздохнул Карелин. -- Какая же хорошая жизнь у тебя будет, да и у твоих детишек тоже. А у тебя будут и ещё дети. А память у тебя о Саше всегда будет, он тебе такой подарок оставил... -- покачал головой старик, чему-то улыбаясь.
   -- Да, я буду беречь его ручку, как зеницу ока, -- и она, немного отвернувшись от старика, начала "пристраивать" подарок за пазухой.
   -- Да разве же я ручке говорю, -- улыбаясь, произнёс Карелин, когда она вновь повернулась к нему. -- Это же мелочь. У тебя есть подарок в тысячу, в миллион раз ценнее.
   -- Какой ещё... -- и тут же осеклась, изумлённо глядя на старика. А потом, пристально глядя в его глаза, тихо спросила, -- а откуда вы знаете, вам Саша рассказал?
   -- Ну, что ты, девочка. Разве мог Саша кому-то такое рассказывать. Это ваше святое, и только ваше. Я сам догадался.
   -- А как вы догадались?
   -- Окончательно я догадался тогда, когда он вернулся домой после крещения твоего сына. Он вошёл в избу таким счастливым, таким радостным, он весь аж светился. Да я и ранее об этом догадывался. Разве же можно было не догадаться, если я видел, что вы очень любите друг друга.
   -- А Саша меня не очень и любил-то, -- обижено протянула Василиса. -- Нет, я знаю, что он, конечно же, любил меня, но не так, как мне хотелось.
   -- Ну, это понятно... Не мог он иначе, ты сама это понимаешь. Но он тебя как раз очень любил. Он мне этого тоже не говорил, но я-то видел, чувствовал. Это тебе, может быть, казалось, что он тебя не любит. Ты ему понравилась с первого же взгляда. И даже ещё с той поры, когда он тебя впервые издали увидел. Он в тот же день начал расспрашивать меня о тебе. Но он не мог поступить иначе, понимая, что вам не суждено быть вместе. Ты ведь теперь это и сама разумеешь.
   -- Дурачок он! -- с силой стукнула кулачком по лавке Василиса. -- Мог бы мне чаще это говорить. А я ведь так его любила, люблю!.. -- и она горько заплакала.
   Игнат Степанович, чтобы успокоить её, прижал её к себе, и она доверительно прижавшись к нему, уже просто разрыдалась. Карелин позволил ей выплакаться и, когда она немного успокоилась, сказал:
   -- В общем, помни и люби Сашу. И не держи на него зла. Ему ведь и так здорово досталось. Ты ведь, наверное, и сама понимаешь - как хорошо было бы попасть в светлое будущее. А в затхлое прошлое?..
   -- Да, я понимаю. И не держу на него зла, -- Василиса даже улыбнулась при этом, подумав о том, что и в своём далёком времени Александр тоже помнит - она в этом была абсолютно уверенна - и любит её. Ей сейчас пришли на память слова парня после их единственной, но такой значимой для обеих близости: "Но я тебя тоже буду любить всю свою жизнь! И даже две жизни!". Так вот что означали слова любимого ей Саши: "...две жизни". Значит, это была не гипербола, не преувеличение - Александр и в своём XXI-м веке помнит и любит её. Она теперь полностью поверила в то, что, что Александр жив, здоров и действительно живёт в далёком будущем времени. И ей при этой мысли так хорошо и спокойно стало на душе - она любит парня здесь, а он её там...
   -- А раз ты всё понимаешь, -- Карелин очевидно не обратил внимание на улыбку женщины, -- то я тебе ещё один подарок от Саши передам. Я специально придержал его напоследок, решив понаблюдать за твоей реакцией на мои рассказы. Но ты действительно всё правильно поняла. А потому прочитай сначала его записку, адресованную мне. Ты, конечно, из её текста сразу бы поняла, что с Александром ничего не случилось. Но вот так сразу показать тебе записку - это немного не то... Мне хотелось, чтобы ты и без записки поверила мне. А потому читай её уже в конце нашей беседы, -- и Карелин протянул ей, вынутый из кармана сложенный вчетверо листик бумаги. А на нём красным карандашом было написано: "Дядя Игнат, прощайте! Я ухожу. Не знаю, всё ли у меня получится... Но надежда есть. Огромное спасибо Вам за всё!!! Буду помнить о Вас и о селе всю свою жизнь. Передайте мой привет, подарок... Помню и люблю всех вас. Александр".
   -- Ты понимаешь, кому адресованы те 3 точки в записке после слов передайте мой привет, подарок? Ну и слова люблю всех вас, -- спросил Игнат Степанович, увидев, что Василиса прочла записку. У той же, на сей раз уже беззвучно, текли по щекам слёзы. -- Как ты, наверное, и сама прекрасно понимаешь, он не мог написать имя того, кому предназначены эти слова - чтобы не компрометировать его владельца. Мы так с ним заранее договорились.
   -- Да, я понимаю это, -- вздохнула Василиса. -- Саша и не мог по-другому, он заботливый.
   -- Вот именно. Я теперь окончательно убедился в том, что ты всё прекрасно понимаешь. А потому держи, -- и он протянул ей какую-то небольшую картонку.
   Но когда Василиса взяла её в руки, то она ахнула и вскрикнула:
   -- О, Боже! Саша!
   -- Это тебе прощальный привет от Александра. Он сфотографировался накануне своего ухода. Специально ездил для этого в Чарышскую Пристань. Таких фотографий всего две - у тебя и у меня. Но знала бы ты, Василиса, как он горько сожалел, что у него нет твоей фотографии!
   -- Я понимаю... -- и Василиса надолго над чем-то задумалась, да так надолго, что спустя время Карелин удивлённо - вот уж, то нетерпеливая, настойчивая женщина, то рыдающая, и вдруг такая тихая, задумчивая - спросил:
   -- Над чём это ты так сосредоточенно думаешь?
   -- Думаю о том, как мне самой передать привет Саше.
   -- Ты что, того?! -- Карелин ошеломлённо покрутил пальцем у виска.
   -- А вот и не того, -- впервые за всё время улыбнулась Василиса. -- Это в мир предков я такой привет передать не могу, а вот в мир потомков, как вы говорили, понимаете, дядя Игнат - в мир потомков, я как раз смогу передать привет. И я точно что-нибудь придумаю!
   -- Хм, ты смотри, как оно... А, может быть, ты и права. Возможно, привет в будущее и в самом деле можно передать. Даже точно можно. И что интересно, Александр его вскоре может получить - ну, пройдёт там для него всего неделя-другая, а может, и того меньше. Как бы привет из далёкого прошлого... Как же в мире всё чудно? устроено.
   -- Интересно устроено, -- поправила его Василиса.
   -- Да, ты права, именно интересно устроено. Какая же ты молодчина, Василиса! Какой же ты умной женщиной стала!
   -- Это всё Саша, он меня такой сделал. Вот только как же жаль, что я его больше никогда не увижу, -- горько протянула она. -- Ну, не на фотографии, -- ту она уже тоже параллельно с разговором пристроила за пазухой, -- а вот живого...
   -- Ты его ещё увидишь, -- улыбнулся Игнат Степанович, -- обязательно увидишь!
   Василиса непонимающими глазами взглянула на старика. До сих пор он говорил довольно разумно, хотя вначале она ему не верила. Но сейчас, после того, как она ему поверила - да и он ей - начал вдруг нести Бог весть что. А старик улыбался и молчал. Странно всё это... И вдруг до женщины дошло то, о чём говорил Карелин. И она со счастливой улыбкой громко выпалила:
   -- Я поняла! Ох, какая же я дура. А вы говорите, что я умной стала. Как же я сразу-то не сообразила... Конечно же, я его увижу, и буду ещё долго видеть. Я теперь буду молить Бога, чтобы он был похож на него, -- довольно странной вроде бы фразой завершила она свой короткий монолог. Но беседующие прекрасно поняли друг друга.
   -- Он точно будет похож, -- поддержал и успокоил молодую женщину Карелин.
   -- А вы, наверное, меня осуждаете за то, что... -- пытливо заглядывая ему в глаза, робко спросила Василиса. -- Ну, вы понимаете?
   -- Да ну что ты, дочка. Я тебя не осуждаю, ты, наверное, имела на это право, искренне, сильно любя именно любимого парня. Да и кто имеет право тебя осуждать?! У нас в селе, наверное, у половины жителей рыльце в пушку. Чего только в молодости не делается. Позже-то все смирные становятся, а вот, когда кровь горячая... -- И в этом вопросе Карелин был прав. Кроме того, женщины не так уж и редко рожали не только от мужей и ухажёров. Было и немало случаев инцеста, когда женщины рожали от родных отцов, братьев и даже дедов (и это касалось многих сёл тогдашней России). -- Да что там говорить, -- махнул он в заключение рукой.
   -- Спасибо вам, дядя Игнат, что вы меня не осуждаете! Вы, как и моя мама, всё правильно поняли.
   -- А ты и маме всё рассказала?
   -- Да, маме рассказала. Я не могла всё в себе копить, очень тяжело было. Вот я и рассказала маме. И она меня поняла. Она мне сказала примерно те же слова, что и вы. Она даже обрадовалась - такой внук у неё будет! И мне намного легче стало. Спасибо вам за это! А сейчас так вообще У меня на душе так легко стало. А ещё большое спасибо вам за Александра, -- и она в порыве чувств расцеловала старика. -- И вообще, спасибо вам за всё!
   -- Да не за что меня благодарить. Я просто старался по-человечески ко всем относиться. Да и тебе самой спасибо, деточка, что не чуждаешься старика. А у тебя сейчас одна забота - вырастить и воспитать Сашу-маленького. И дать ему образование. Он точно не должен в селе коровам хвосты крутить или с утра до вечера горбатиться в поле. Он обязательно вырастет умным человеком - по его жилам течёт та ещё кровь - а потому должен быть и образованным. Если нужно что будет, то я помогу, чем смогу. Правда, чувствую, недолго мне на этом свете жить осталось. Скоро встречусь со своей Варварой.
   -- Ой, да ну что вы. Вы ещё должны пожить. Я думаю, вы должны увидеть хоть немножко новые, такие хорошие времена.
   -- Ой, Василиса, хорошие времена настанут, как говорил мне Александр, значительно позже. А сейчас времена как раз грядут тяжёлые, очень тяжёлые. Уже через год война начнётся. А дальше... -- махнул он рукой.
   -- С чего это вы взяли, за войну-то? А-а, Саша... -- догадалась она. -- Тогда, значит, это правда. И всё очень серьёзно. А вы расскажите мне, что нас всех впереди ждёт?
   -- Расскажу, только уже не сегодня. Сейчас ты уже беги домой, там тебя малыш ждёт. Подходи как-нибудь вечерком, когда у всех работа заканчивается, вот мы вновь с тобой и побеседуем. Хотя... тебе же вечерами, наверное, хватает забот с Сашей-маленьким, точнее, просто с Сашей - буду отныне только так его называть, чтобы у сельчан удивления не вызвать.
   -- А я к вам и приду с Сашей, -- хитро улыбнулась женщина. -- Я ведь с ним на свежем воздухе тоже гуляю. Да и пока ещё лето. И вы сами его увидите.
   -- О, это очень хорошо. Вот уж уважишь старика. Я буду ждать тебя. Всего тебе доброго, Василиса!
   -- И вам тоже всего доброго, дядя Игнат!
   Беседа, не такая уж и короткая, как вначале предполагала Василиса, была завершена, и она заторопилась домой - там её, наверняка, уже заждались. Карелину же, который глядел ей вслед, с удивлением показалось, что эта молодая красивая женщина сейчас даже хромать стала меньше.
  
  

ГЛАВА 8

И что это за балаган?..

  
   Выехав 3 недели назад из родного Ярославля, шестёрка байдарочников добралась до начальной точки своего сплава на Чарыше, потратив на это четверо суток. И только на следующий, 5-й день они непосредственно начали свой сплав. А вот в обратном направлении дорога заняла у них чуть ли не на двое суток меньше. Во-первых, они начали её с нижней точки Чарыша, а не с его высокогорья, а во-вторых, из Красноярки они, минуя Бийск, сразу попали в Барнаул. Да и с прибытием в Новосибирск и выездом из него в Ярославль всё сложилось очень удачно. В общем, Саша зря опасался, что он может опоздать на работу. Приехали они в родной город поездом "Абакан - Новосибирск - Ярославль - Москва" 1-го августа где-то в районе 12:30. Другие поезда прибывали в родной город либо рано утром, либо в половине двенадцатого ночи. Это был четверг, а потому впереди у Александра было ещё полновесных 3 суток на отдых и на подготовку к своему первому трудовому дню.
   Казалось бы, что всё прекрасно - минут через 30-40 они все уже будут дома, и ещё сегодня полдня могут спокойно отдохнуть с дороги. И это естественно почти всех устаивало. Не устраивало это одного лишь Александра. Он не собирался добираться домой в таком виде, ведь, как и договаривались, перед выходом из поезда он надел ту одежду и обувь, которую носил в прошлом столетии - до этого он пребывал в поезде в своих спортивных брюках, тенниске и кроссовках. И сейчас ему достаточно было того, какие взгляды бросали на него многие люди во время выхода парней из поезда, да и на самом вокзале. А уж во дворе своего дома ему насмешек точно не избежать. Он планировал попасть в квартиру, когда уже начнёт хотя бы смеркаться - поменьше посторонних глаз будет. Время заката солнца Сашка посмотрел в Интернете в своём спутниковом телефоне. За 2 суток езды ему несложно было подзарядить телефон, поскольку в каждом купе имелась розетка - многие пассажиры мужского пола пользовались электробритвами. Затем Шурка сбросил себе с Генкиного телефона видеосюжеты, которые он сделал в понедельник в Красноярке. Их посмотрели и ребята, правда, без особого интереса - усадьбы в селе вполне современные (и без видео это хорошо видели), а Карелина они всё равно не знали. Так вот, 1-го сентября, то есть уже сегодня закат солнца будет только примерно в 20:35. Ну, пусть гражданские сумерки (Солнце находится на 60 ниже горизонта) начнутся на полчаса ранее астрономических (от 120 ниже горизонта), но и до этого времени ещё нужно выждать почти 7 часов.
   -- Так, и что мне теперь делать?! -- сердито обратился Большаков к Дмитрию. -- Это именно с твоей подачи я в свой родной город в таком виде явлюсь. Как раз в дороге это ещё бы сошло, но в родном городе меня же просто засмеют.
   -- А ты быстро на такси и домой. По городу ты же шляться не будешь.
   -- Ты что, идиот? У меня во дворе полно знакомых. Да и родители на работе. И я что, полдня буду сидеть и дожидаться их в таком виде?
   -- Хм, тоже верно? А давайте мы тогда в ресторане посидим - отметим нашу удачную поездку.
   -- Не, Димка, не годится, -- возразил ему Михаил. -- Мы что, будем там сидеть с часу дня и до ночи. А поездка как раз не у всех была такая уж удачная, именно Сашке наиболее досталось. И действительно нехорошо, если его ещё и в родном городе на смех подымут. Да и в ресторане тоже. Мы тогда в Барнауле, точнее уже в поезде об этом как-то не подумали.
   -- И что ты предлагаешь? -- спросил Сергей.
   -- Да пока что я и сам не знаю. Думаю...
   -- А у меня есть предложение, -- раздался голос Владимира. -- Действительно нехорошо получается. Предстать перед родителями в таком виде, это, конечно, забавно. Но до этого Саше только и не хватало услышать ещё насмешки в родном городе. А теперь о самом предложении. Дима предлагал посидеть и отметить наше путешествие. Я поддерживаю его предложение, но с одной оговоркой - отметить не в ресторане, а на природе. И там мы, отдыхая, отметим наше путешествие гораздо лучше, чем в ресторане.
   -- О, точно, -- поддержал его Сергей. -- Классная идея. Поедем на Волгу, там и искупаемся, и позагораем, и отдохнём.
   -- Принимается, -- резюмировал Геннадий, -- я "За"! -- Он даже поднял руку как при голосовании. -- Тем более что родителей действительно нет дома, а что там делать одному.
   -- И куда именно едем на Волгу?
   -- Наверное, вверх по течению. Там народа поменьше. Можно даже на Которосль, например, в район Даманского острова.
   -- Нет, -- перебил Геннадия Димка, -- не годится. Там парк, а потому народа может быть много.
   -- Ну, тогда выше - за Спасо-Преображенский монастырь, или вообще в район Церкви Иоанна Предтечи.
   -- О, а вот это вполне годится. Да и от вокзала туда совсем недалеко.
   -- Я поддерживаю ваше предложение, -- как старший группы подвёл итоги Володя. -- Тогда так, пару человек остаются с вещами, один из них Саша. Остальные за продуктами и горючим. А затем делимся на тройки, берём двое такси - и вперёд! Я думаю, что нам в две машины удастся погрузиться с нашими каяками. Вот только нужно выбирать "универсал" или "комби". Но на вокзале с этим не проблема - где-где, а здесь машин много.
   Не прошло и часа, как шестёрка приятелей уже была на реке Которосль. По настоящему купаться они не купались, но, всё же, освежились в перерыве между своим импровизированным застольем. Но зато хорошо позагорали, да и вообще прекрасно отдохнули после нудной поездки в душном поезде. И пробыли они на реке до начала восьмого. А затем по телефону начали вызывать такси (стоянки которых поблизости не было). Вот только теперь вызвали они уже три машины - разделились по парам в нужном направлении их мест жительства. Александр ехал вместе с Сергеем, они жили в одном районе, только Сергей от Которосли немного поближе. Так что к своему дому Сашка подъехал один. Кроме того, он временно - до завтра - оставил у Серёжи свой каяк. С ним попасть в свою квартиру по-тихому Шурке точно не удастся - а значит, сорвётся сюрприз.
   Солнце садилось, закрытое высотными домами, а потому во дворе было уже довольно сумрачно, что и требовалось парню. По пути (ещё вместе с Сергеем), конечно, не обошлось без шуточек на тему наряда Александра. Но парни объяснили, что это сюрприз Сашкиным родителям, и водитель их в этом вопросе даже поддержал. В своём дворе Шурка выгрузил из такси свою теперь уже небольшую поклажу с личными вещами, перебросил её за спину и направился к своему подъезду. Во дворе-то было темновато, а вот в подъезде горел, пусть и не такой уж яркий, но довольно приличный свет. И Сашка боялся столкнуться с кем-нибудь в лифте. Но, слава Богу, ему повезло. Он тихонько открыл своим ключом входную дверь в квартиру, вошёл, так же тихонько закрыл дверь и скинул свою поклажу. И только сейчас он облегчённо вздохнул. Далее он снова-таки тихонько достал из упаковки с вещами заранее положенный сверху картуз, натянул его на голову и направился, не разуваясь, к гостиной. Отец с мамой смотрели телевизор - мама, сидя в кресле, а отец, вероятно (из коридорчика Александру этого не было видно), лёжа на диване.
   -- Добрый вечер! Я прибыл, -- доложил Сашка. Мама от неожиданности даже вздрогнула.
   Она тут же повернулась к сыну, её глаза расширились, и она изумлённо произнесла:
   -- О, Господи! Что это такое?!
   -- Что там, Таня? -- послышался голос отца.
   -- А ты сам посмотри.
   Отец выглянул в открытую дверь.
   -- Оп-па! -- также изумлённо, как и его супруга, протянул он, -- и что это за балаган?
   -- Почему балаган, папа? По-моему всё нормально.
   -- Да где там нормально. Что за видосик у тебя?.. Ты где нашёл эту затрапезную одежду?
   -- Почему затрапезную? -- обиделся сын. -- Вполне нормальная. Она почти новая и вполне дееспособная, так сказать. Минуточку внимания! -- и Александр лихо сплясал, артистично разведя в конце пляски в стороны руки, и картинно поклонившись "зрителям".
   -- Ты с ума сошёл! -- всплеснула руками мама, -- у наших соседей этажом ниже, наверное, штукатурка с потолка посыпалась. Плясать в таких-то сапожищах.
   -- Не сапожищи, а нормальные сапоги, -- во весь рот улыбался Александр. Сюрприз удался! И только сейчас он мысленно поблагодарил Димку за такую его прекрасную идею.
   -- И что, ты всё время в этих сапогах путешествовал? -- спросил отец.
   -- Нет, сплавлялся я, конечно же, в кроссовках. А вот жил я именно в сапогах, а ещё и в лаптях, -- улыбнулся сын.
   -- В лаптях, -- удивилась мама, -- и где ты их нашёл? А, в этих Богом забытых сибирских селениях люди, наверное, до сих пор в лаптях ходят...
   -- Погоди, Таня, -- не дал супруге развить свою мысль Леонид Николаевич. -- Что значит, я жил в сапогах? Ты хотел сказать, что ты на отдыхе ходил в сапогах?
   -- Отвечаю сначала на мамин вопрос. Так вот, мама, селения в Сибири, а точнее на Алтае, вовсе не Богом забытые. Они вполне нормальные, цивилизованные, как и сами люди, -- Саше мгновенно всплыло, как контраст с его словами, воспоминание о его первом знакомстве с селом Красноярка образца 1911-го года. -- А теперь отвечу, папа, на твой вопрос. Нет, и на отдыхе я тоже ходил в кроссовках. А вот не на отдыхе... -- хитро улыбнулся сын.
   -- Ничего не понимаю, -- развёл руками отец. -- Где ты в этих первобытных сапогах ходил или жил?.. Не на отдыхе... -- перекривил его отец.
   -- О, хорошее замечание в отношении сапог. Сапоги действительно первобытные. Нет, не первобытные, конечно, но полностью соответствуют духу своего времени. Они настоящие, как и вся моя одежда. Я сейчас сниму их и покажу вам, -- и Шурка стал стаскивать с ног сапоги.
   -- Господи, портянки!.. -- изумилась мама. -- И кто тебе их наматывал? Ты же никогда в портянках не ходил.
   А на ногах Александра действительно были аккуратно намотанные портянки. В поезде он, как уже говорилось, был в кроссовках, но на Которосли он специально намотал на ноги там же выстиранные и высушенные портянки - сюрприз должен был быть целостным, даже в деталях.
   -- Сам я их наматывал, мама. Не такая уж это сложная наука. А теперь обратите внимание на сапоги, в первую очередь ты, папа, -- повернулся он к отцу. -- Папа, эти сапоги изготовлены не сегодня, или двадцать лет назад. У этих сапог подошва не литая, не клееная и даже не подбитая металлическими гвоздиками. Сапоги пробиты деревянными гвоздиками и прошиты обувными нитками. А ты знаешь, кстати, как называются эти деревянные гвоздики?
   -- Никогда не слышал.
   -- Они называются тифтик или шпенёк.
   -- М-да, целая наука. И где ты только их раздобыл?
   -- Далее. Посмотрите на эти штаны, а это именно штаны, а не брюки. Они сшиты из натурального материала, без какой-либо примеси синтетики. Но и это ещё не всё. Я заранее прошу у мамы прощения за последующую далее демонстрацию, но картина для вас должна быть целостной, -- и он начал расстёгивать эти свои штаны.
   -- Господи! Подштанники... Только этого не хватало. И ты что, на Алтае в них ходил?
   -- Конечно. Тогда, -- выделил слово Сашка, хотя оно и не было замечено родителями, -- все там так ходили. Ну, мужчины, я имею в виду.
   -- И что с тобой произошло в этой поездке? Никогда такого не было.
   -- О! Мама, наконец-то я услышал очень правильный вопрос. Я на него отвечу вам минут через 10, когда переоденусь.
   -- А ещё помоешься под душем. Ужинать будешь?
   -- Ужинать не буду, спасибо. Мы с ребятами успели ещё здесь на Которосль заскочить - отметили свой приезд. И мы там хорошо подкрепились. Да и мыться нет необходимости, мама. Я тебя понял. Но вся моя одежда чистая, без запаха. И от меня нет запаха. На речке я, естественно, искупался.
   -- Ладно, верю тебе. Извини. Иди переодеваться. А то уж больно непривычно видеть тебя в этой одежде.
   И минут через 10 Александр действительно уже сидел с родителями в своей привычной домашней одежде.
   -- О, совсем другое дело, -- отреагировал на такую перемену уже отец. -- А то было, Бог знает что. Нет, оно, конечно, интересно было тебя видеть в такой одежде, как какого-то опереточного артиста. Но так, всё же, лучше, привычнее для нас. Ещё более-менее привычной была разве что твоя рубаха-косоворотка. Я вообще-то, честно говоря, не пойму, зачем раньше такие рубахи шили. Что, нельзя было разрез делать посредине?
   -- Нельзя было.
   -- Почему?
   -- Разрез сбоку на косоворотке делали специально для того, чтобы цепочка и нательный крестик не выпадали во время работы. Ну, когда человек наклоняется. Вот смотрите, -- и Александр резко наклонился да ещё немного потряс туловищем. Но когда он выпрямился, поверх домашней лёгкой тенниски у него висел крест на цепочке.
   -- Ничего себе! Это что, представление продолжается? -- спросил отец.
   -- Нет, это уже не представление. Всё абсолютно серьёзно. Теперь этот нательный крестик я буду всегда носить.
   -- Крестик, -- скептически протянул отец. -- Это не крестик, а именно крест.
   -- Не важно. Но теперь этот крест, крестик всегда будет со мной.
   -- А ты имеешь право его носить? -- осторожно спросила мама. -- Ты же не крещённый.
   -- Уже крещёный, мама.
   -- Серьёзно?!
   -- Вполне.
   -- И тебя крестили на Алтае?
   -- Именно там?
   -- А почему ты принял такое решение - и это в твои-то 23 года?
   -- Так нужно было, мама. И ты чуть позже сама это поймёшь.
   -- Да-а, -- покачал головой отец, -- а ты здорово изменился. С тобой в этом путешествии точно что-то произошло. Мама была права.
   -- Да, мама права. И ты тоже прав. И вот сейчас будет самый серьёзный разговор. В первую очередь с тобой, папа. Ты инженер, у тебя технического склада ум.
   -- А это имеет значение?
   -- Самое прямое. Мама может не понять, или не поверить. -- Сашина мама работала заведующей Домом быта (по пошиву и ремонту одежды). -- А ты должен понять, а потому и верить мне будешь.
   -- Ну-ну, валяй, рассказывай.
   -- Папа, я сказал, что все мои вещи, которые вы видели, настоящие, и что они полностью соответствую духу своего времени. И это правда, клянусь. Тебя это, как инженера, читающего современную научную литературу, не наводит на некую мысль? Где я мог взять эти вещи? А я их не купил в современном магазине. А, папа?..
   Отец задумался. И чувствовалось, что он сосредоточенно прокручивает в голове варианты. Но так длилось, к удивлению Саши, не так уж и долго. Отец вдруг повернул голову, в упор посмотрел на сына и начал бормотать:
   -- Не может быть... Неужели?.. Но это же невероятно... Не верится даже... Хотя...
   -- Именно хотя, папа. Ты наверняка правильно подумал.
   -- Я не поняла, Лёня, -- заволновалась мама. -- Что случилось? Что ты правильно подумал? Что случилось с нашим сыном?
   -- Да ничего с ним не случилось, -- медленно тянул отец, очевидно, всё ещё обдумывая свою, такую невероятную, на первый взгляд, гипотезу. -- А могло и случиться... Но, как видишь, он жив и здоров. И всё с ним в порядке. Просто...
   -- Ну что, просто?!
   -- Просто он побывал в прошлом времени. Так, Саша?
   -- Именно так, папа.
   -- Что вы за ерунду какую-то несёте? Какое ещё прошлое время?.. Чепуха какая-то. А ну, рассказывайте, о чём это вы сговорились?
   -- Когда бы мы с ним сговаривались, -- усмехнулся отец. -- Всё ведь у тебя на глазах происходило.
   -- Ну, не так я немного сказала. Но вы-то что-то знаете или понимаете, а я ничего понять не могу.
   -- Я тебе серьёзно сказал, и Саша это подтвердил перед этим. Наш сын действительно побывал в прошлом времени. И судя по одежде не в таком уж далёком, не в средних веках, по крайней мере. Так в каком году ты был? -- взглянул на сына отец.
   -- Попал я туда в средине июля 1911-го года, по старому стилю.
   -- Понятно... Стоп, как раз непонятно. Почему ты сказал - попал я туда? Что значит, попал туда? Ты ещё где-то был?
   -- Нет. Это совсем не то. Ты не на том слове акцент делаешь. Дело в том, что, как ты понимаешь, я ведь там не минуту, не час провёл, а какой-то более длительный промежуток времени. Раз я успел приобрести одежду, которую вы видели.
   -- Логично. И сколько же времени ты там провёл?
   -- А ты попробуй догадаться, -- улыбался Александр.
   -- Х-м, сложное дело. Но попробую. Вы полностью выполнили свою программу по сплаву, и ты в том числе?
   -- Полностью. Это произошло со мной, когда мы уже просто отдыхали.
   -- Отлично. Значит, тогда, скорее всего, три-четыре дня.
   -- Первая твоя попытка неудачная, папа. Даю тебе ещё 5-10 попыток.
   -- Ого! Так много? Что, я не смогу догадаться?
   -- Скорее всего, что нет. Я даже могу заключить с тобой пари.
   -- На что?
   -- Да на что угодно. У меня нет сейчас мысли, о конкретном предмете. Давай тогда просто на просьбу?
   -- Как это на просьбу?
   -- Ну, вы меня порой что-то просите, а я это не выполняю, не нравится мне это. Или наоборот, я вас прошу, а вы увиливаете, так сказать от моей просьбы.
   -- Х-м, -- уже и вовсе рассмеялся отец, -- Никогда не слышал, чтобы пари заключалось на просьбу. Нет точнее, не так. На просьбу пари как раз заключаются, но на конкретную вещь - купи мне то, сделай то-то... А что, мне нравится такое пари. Так что, ты даёшь мне 10 попыток, чтобы угадать, сколько дней ты там пробыл.
   -- Даю 10. А могу дать и 20, -- расщедрился сын, услышав слово дней.
   -- Даже так?..
   -- Да.
   -- Хорошо, -- и Леонид Николаевич начал перебирать варианты. Но всё было "мимо". Мама при этом просто, молча, слушала. Она так и не могла поверить, что отец с сыном ведут серьёзный разговор.
   -- Папа, -- прервал попытки отца угадать. -- Это бесполезно. У тебя не тот подход. Ты же инженер, а потому должен понимать, что время при этом течёт по-разному. В реальном времени может пройти 2-3 дня, а пребывание человека в ином времени может длиться и 10 лет.
   -- Точно! Как я об этом не подумал. Ты прав, тогда мне и со 100 попыток не угадать. Я сдаюсь, я проиграл. И обещаю выполнить любую твою просьбу. Мама свидетель нашего пари и моего обещания. Так сколько же ты пробыл в прошлом времени?
   -- Два года.
   -- Господи! -- опять вступила в беседу мама. -- Что вы за ерунду несёте?! То какое-то прошлое время, то вообще 2 года. Сына ведь не было дома всего 3 недели. Шурик, что ты папе такого наговорил? У тебя, как мне кажется, после этой поездки на Алтай с головой не всё в порядке.
   -- О! -- рассмеялся Александр, -- очень знакомая мне фраза. Я в том времени как только начинал говорить о чём-то незнакомом коренным жителям, как они тотчас говорили, что у меня с головой нелады. Но им-то это простительно, они действительно не могли знать будущего, а потому и не верили мне. Но почему мне не верит моя родная мама, этого я понять не могу.
   -- Да потому, что твои небылицы не укладываются у меня в голове. Не могу я поверить в эти твои фантазии.
   -- И, тем не менее, мама, это как раз не фантазии. Всё обстоит именно так, как я рассказываю. И папа может тебе это подтвердить, его словам, я надеюсь, ты поверишь. Так, папа? -- взглянул Александр на отца.
   Тот только, молча, кивнул головой, а затем несколько пафосно обратился к супруге:
   -- Уважаемая, Татьяна Владимировна! Ваш сын не соврал вам. Он действительно побывал в прошлом времени, и, возможно, -- всё-таки вставил это слово отец -- действительно провёл там 2 года. А у нас здесь прошло всего несколько дней. -- Затем он перешёл на обыденную речь. -- Таня, такое в жизни может случиться, учёные это давно доказали. Да и таких случаев в истории Человечества уже было немало. И многие из них официально задокументированы. Поверь нам!
   И Леонид Николаевич был абсолютно прав. Случаев попадания человека в прошлые, а то и в будущие времена было задокументировано немало. История сохранила множество необычайных рассказов о путешествии во времени. Датский физик Покс Хеглунд поставил перед собой задачу собрать воедино эти удивительные свидетельства. В результате он стал обладателем уникальной коллекции совершенно фантастических повествований. Начиная с 1976-го года и по настоящее время известно уже более 270 случаев, когда, например, пилот, вылетая на задание, вдруг попадал в прошлое время. Этому имеются официальные подтверждения американских и русских лётчиков, с подробными описаниями увиденного.
   Вот некоторые примеры, попадания людей не в своё время.
   1976-й год. Русский пилот Виктор Орлов сообщил, что, совершая полёт на МИГ-25, своими глазами видел военные действия, разворачивавшиеся под крылом его самолета. Анализ запечатлевшихся в его памяти картин привел специалистов к выводу, что Орлов оказался свидетелем известной битвы, происшедшей в 1863-м году близ города Геттисберга во время гражданской войны.
   1985-й год. Пилот военно-воздушных сил НАТО вылетел с базы, расположенной на севере Европы, и внезапно оказался в доисторической Африке, наблюдая пасущиеся на её просторах стада динозавров.
   1986-й год. Русский лётчик Александр Устимов, выполняя задание, вдруг обнаружил, что находится над Древним Египтом. Пилот увидел одну построенную пирамиду и заложенные фундаменты нескольких других, вокруг которых копошилась масса людей.
   1994-й год. Этот год был очень "урожайным" на подобные случаи. Так, лётчик военно-воздушных сил США Р. Уитмен, совершавший полёт над штатом Флорида, внезапно обнаружил, что оказался над территорией, напоминавшей средневековую Европу. Уитмен сообщил: "Я видел огромный костёр и рядом с ним груды человеческих тел". Судя по всему, он попал в то время, когда в Европе свирепствовала чума.
   Пожелавший остаться неизвестным пилот НАТО описал свой краткий, но впечатляющий полёт над Древним Римом. Он видел колесницы на улицах и Колизей, выглядевший так, будто его недавно построили. Позже некоторые из пилотов описывали тоже раскинувшийся под ними древний Рим, другие на своих суперсовременных истребителях принимали участие в воздушных сражениях Второй мировой войны...
   Ещё один лётчик военно-воздушных сил НАТО рассказал о том, как "вынырнул" в самой гуще воздушного боя, развернувшегося во время второй мировой войны. Как союзники, так и немцы, по словам пилота, при виде его современного самолета разлетелись кто куда. Правда, как отмечал доктор Хеглунд, описывая свои путешествия в прошлое, пилоты обращали внимание на то, что длились эти путешествия не более 20 секунд. Любопытно ещё и то, что лётчики совершали их как на сверхзвуковых, так и на дозвуковых скоростях. Следовательно, быстрота полёта никак не связана с проникновением в прошлое.
   Чудеса с проникновением в иные времена происходили не только в небе, но и на море. В сентябре 1990-го года газеты сообщили, что спустя 78 лет после гибели "Титаника" в водах Северной Атлантики команда норвежского рыболовного судка сняла с айсберга девушку - пассажирку "Титаника" - Уинни Кутс. А в 1994-м году другое судно выловило в Атлантике замёрзшую, но совершенно здоровую 10-месячную девочку, считавшуюся погибшей (а по некоторым данным ещё и капитана лайнера Эдварда Джона Смита). Малышка плавала, привязанная к спасательному кругу "Титаника". И в архивных документах сохранилось упоминание, что ребёнку было 10 месяцев, когда она с мамой попала на борт судна. С тех пор она не стала старше ни на один день, - заявлял доктор Хааланд, заботам которого вверили найдёныша.
   Но, оказывается, не так уж всё просто было и с самой гибелью "Титаника". В Красноярке сельский староста долго не мог поверить рассказу Александра Большакова, что железную, как он говорил, махину-корабль погубила какая-то плавающая льдина, то есть попросту замёрзшая вода. И простому человеку в подобное действительно сложно было поверить. Да и разрушения обшивки корабля от такого столкновения - 6 пробоин общей длиной 90 м! Кроме того, странно, что пробоина была не сплошная, а частями... И не просто частями, а некими точечными пробоинами, общей площадью всего в 1 м2. Это установили совсем недавно, досконально изучив борт "Титаника" с помощью современных технологий - компьютерная программа "Осушить океан". Как мог айсберг сделать в металлическом борту лайнера точечные пробоины?!! А, может быть, и верны были сомнения Карелина?
   Оказывается, были некие аномальные факты, предшествующие гибели лайнера, которые скрывались на протяжении долгого времени. Лишь недавно были рассекречены архивы следственной комиссии сената США по делу гибели 1,5 тысяч пассажиров лайнера "Титаник".
   Так, например, многие очевидцы говорили о странных огнях недалеко от места крушения "Титаника". Но показания этих очевидцев засекретили. В итоге судебная комиссия, проводившая расследование обстоятельств гибели судна, установила - к гибели лайнера привело столкновение с айсбергом. А всё, что не укладывалось в эту версию, либо отбросили, либо засекретили.
   А по словам пассажирок "Титаника", находящихся уже в спасательных шлюпках, они действительно заметили возле кормовой части судна большой светящийся объект. Пассажиры решили, что это может быть другое судно ("Карпатия"), которое прибывает для их спасения. Шлюпки стали двигаться в направлении огней, однако уже через полчаса они исчезли. А позже выяснилось, что никакого судна поблизости не было, а "Карпатия" появилась лишь спустя час.
   Далее. Подшивка документов английского Национального архива по факту крушения "Титаника" почему-то содержит рапорт американского астронома Джорджа Харриса, который в день катастрофы - 14 апреля 1912-го года - сообщил о тёмном объекте около 80 километров в диаметре, который двигался от Луны к Земле. Кроме этого, огромный светящийся шар, медленно опускающийся в море, видели и супруги Стэнфилд, гулявшие в тот момент около пирса в порту Белфаст. А "Титаник" в это время двигался навстречу гибели.
   И ещё. В уникальном документе - копии вахтенного журнала норвежского судна "Кукжен" 15 апреля 1912-го года значится запись о том, что капитан наблюдает огромную воронку в Атлантическом океане. А это происходило в том же районе, где пройдёт (пару часами позже) "Титаник", и было похоже на гигантский водоворот. Или же (уже в нашем времени) - на воронку пространственно-временной норы, в которой материя по принципу чёрной дыры сворачивается и поглощает, затягивает в себя предметы, людей и прочее.
   Вот уфологи и выдвинули версию - судно угодило именно в такую "пространственно-временную ловушку". По словам известного исследователя Анатолия Вассермана, существует довольно много гипотез о пространственно-временных дырах, тоннелях и каналах. Причём, физики уже сейчас в общих чертах представляют, что может привести к возникновению подобных каналов.
   Известный уфолог, кандидат технических наук, руководитель центра по изучению аномальных явлений Владимир Ефимович Заморока (работал инженером-испытателем авиационной техники) утверждал: "То, что причина не в айсберге это очевидно. Сотни людей во время кораблекрушения наблюдали странные огни, видели непонятные объекты, которые появлялись из-под воды и улетали в небо. Думаю, с уверенностью можно сказать, что это были НЛО, о чём и говорят засекреченные документы в архивах спецслужб".
   И кто сейчас с уверенностью может сказать, что же на самом деле более чем 100 лет назад произошло со ставшим к этому времени знаменитым всему миру океанским лайнером?..
   Но были и другие случаи проникновения в будущее. Так, например, в 1932-м году репортёр немецкой газеты Бернард Хаттон и фотограф Йоахим Брандт отправились на судостроительную верфь Гамбурга, чтобы сделать статью для своего издания. Уже покидая верфь, они услышали гудение авиационных двигателей. Небо заполнили военные самолеты. Вокруг репортёров взрывались бомбы. Они в панике бросились к машине и уехали. Брандт даже успел сделать фотографии разрушений. Когда он позже проявил плёнку, на ней... ничего не оказалось. Хаттону и Брандту никто не поверил, а редактор посоветовал им "меньше пить". Но, в 1943-м году Хаттон, переехавший в Лондон, наткнулся в газете на статью о том, что Королевские военно-воздушные силы осуществили серию бомбардировок Гамбурга. Фотографии, сопровождавшие статью, были сняты на судовой верфи, которая выглядела именно так, как они с Брандтом увидели её за 11 лет до этого.
   В другом случае британец сэр Роберт Виктор Годдард путешествовал из 1935-го в 1939-й год. Лётчик пролетал над заброшенным аэродромом в Шотландии, когда попал в странное облако. В тот момент он решил, что оказался в эпицентре урагана. Годдард с трудом смог обрести контроль над самолетом, попавшим в зону сильной турбулентности. Посмотрев вниз, лётчик с удивлением увидел, что на ранее пустовавшем аэродроме кипит жизнь: там было множество самолетов и людей, одетых в необычную военную форму синего цвета. По возвращении лётчик рассказал об этом своим коллегам, но его подняли на смех. Четыре года спустя заброшенный аэродром вновь отдали военным лётчикам, а ещё через некоторое время им поменяли форму, выдав вместо коричневой синюю - точно такую же, какую увидел в своём полёте сквозь время Виктор Годдард.
   Да, эти случаи проникновения в прошлое или будущее время длились на первый взгляд не так уж и долго. Но это ещё как посмотреть. Ведь та же спасённая девочка с "Титаника" и ещё 2 человека с его борта отсутствовала в прошлом времени 80 и более лет, а реально попав в будущее, они провели в нём далеко не 20 секунд.
   Что же касается именно кратковременности попадания человека в иное время, то это больше относится именно к современным скоростным летательным аппаратам, к их пребыванию в прошлом времени. А вот в более давних сообщениях на подобную тему (а те появлялись издавна) время пребывания в них человека порой бывало не таким уж и коротким. Так, например, можно вспомнить историю Сергея Дмитриевича Крапивина, о который рассказывал в поезде Димка Фёдоров.
   Больше, всё же, случаев попадания в прошлое время. Так, например, широко известна также история двух подруг-учительниц Шарлотты Анны Моберли и Элеанор Журден, которые, вероятно, временно перенеслись из 1901-го в 1792-й год. Во время визита в Версальский дворец дамы решили пройтись по саду. Они хотели осмотреть небольшой дворец Малый Трианон. Неожиданно англичанки заблудились, обстановка вокруг, по их словам, необъяснимо изменилась: подул резкий неприятный ветер и у обеих одновременно вдруг возникло странное тягостное чувство. Вскоре они встретили мужчин и женщин в старомодной одежде, в том числе человека с изрытым оспой лицом. Все эти люди, казалось, были шокированы при виде учительниц. Затем Моберли и Журден оказались на каком-то мосту. Когда они, наконец, добрались до Малого Трианона, всё вернулось в норму. Позже учительницы не смогли найти мост, по которому проходили. А через какое-то время они опознали человека с рябым от оспы лицом, увидев портрет маркиза де Вудрей - вельможу при дворе короля Людовика XVI-го. А одна из женщин поразительно напоминала французскую королеву Марию-Антуанетту. А мостик был обнаружен на карте территории Версальского дворца, которую нашли лишь в 1920-х годах.
   Однако имели место случаи перемещения людей из будущего времени, да ещё из очень далёкого, в наше время. Правда, эти случаи несколько противоречивы, или же недостаточно изучены. А в них пришельцы из будущего попадали в XXI-й век из 2048-го года, 3906-го года, 6000-го года и даже из 8973-го.
   Именно после таких случаев и пошёл слух, что метод путешествия во времени разработан давно, ещё в 1981-м году, но его скрывали от широкой публики. Однако, как подтвердил один из таких "пришельцев из будущего", действительно уже в 2028-м году об этой технологии будет заявлено во всеуслышание (об этом говорили и земные учёные). Он также сказал, что технологии путешествия во времени были созданы на основе находок, сделанных в потерпевших крушение на Земле инопланетных кораблях.
   Между тем беседа в реальном времени и в современном городе Ярославле в семействе Большаковых продолжалась.
   -- Это что, действительно правда? -- вопрошающе посмотрела на сына мама.
   -- Истинная правда, мама. Я действительно прожил в прошлом времени почти 2 года, без нескольких дней - с 1911-го по 1913-й год. И, как видишь, ничего со мной не случилось, я жив и здоров, и даже не постарел. Ведь в нашем времени это длилось всего 2 дня.
   -- Господи! И, слава Богу, что ты жив и здоров, -- Татьяна Владимировна подошла к сыну и крепко обняла его.
   Когда же её ласки взрослого сына завершились, она, уже успокоившись, спросила Сашу:
   -- И как тебе жилось в том времени? Это же надо, дореволюционная Россия... Я представляю себе, что за жизнь тогда была.
   -- Ты как раз не представляешь этого, мама, -- улыбнулся сын. -- Но ничего, нормальная жизнь была. Ко всему можно привыкнуть. Я даже иногда подумывал о том, чтобы и дальше продолжать жить в том времени. Я же не знал, когда я вернусь в своё время, да и вернусь ли вообще, но очень-очень на это надеялся.
   -- А если надеялся вернуться, то чего же ты тогда подумывал остаться в том времени? -- задал вопрос уже отец.
   Александр не успел ответить, как его опередила мама:
   -- А я догадываюсь, Лёня, почему, -- широко улыбнулась она, и по этой её улыбке Александр понял, что, скорее всего, мамины предположения верны.
   -- Ты, наверное, правильно думаешь, мама, почему я размышлял о том, чтобы там остаться. У меня там была девушка.
   -- Я так и думала. Что ещё может так привязать к месту жительства или времени мужчину - конечно же, женщина. А у тебя были с ней отношения?
   -- О, Господи, -- рассмеялся Саша. -- Мама, конечно же, были - мы разговаривали, сидели вместе на лавочке, вместе гуляли на околице села, сидели на берегу реки.
   -- Я это и сама понимаю, я не...
   -- И это я как раз понимаю, -- перебил её сын, -- что ты совсем не об этом хотела меня спросить. Я потому и рассмеялся. Мама, ты разговариваешь со мной, как с подростком. Но я же врач. А потому тебе лучше разговаривать со мной как женщина разговаривает с врачом - откровенно. Ты бы тогда спросила: "А у тебя был с этой девушкой секс, или половой акт, коитус, соитие, совокупление, сношение, копуляция?". И тому подобные слова. Это был бы конкретный вопрос. А то ...у тебя были с ней отношения?
   -- Я совсем забыла, что разговариваю уже с дипломированным врачом. Как же быстро ты вырос... А вот половины из тех слов, что ты сказал, я и не знаю.
   -- А ты и не должна их знать, то есть вполне естественно, что ты их можешь не знать.
   -- Таня! -- захохотал после такого заявления молодого врача его отец, -- ну что, получила? Ой, не могу! Ты не должна знать... Сын же намекает, что ты не должна знать, то есть ничего не смыслишь в сексе? Нет, ну, это надо же... -- заливался он смехом.
   -- Так, прикуси язычок, ехидина! -- разозлилась Татьяна Владимировна, -- Саша такого не говорил. Он просто говорил о словах, о понятиях. А вот ты сейчас ведёшь себя просто как недоумок. А ты сам-то, великий учёный, инженер, все те слова знаешь? Только честно ответь. Да, Шурику по роду его профессии их положено знать, а нам это зачем.
   -- Ой, Танечка, извини. Я не хотел тебя обидеть. Ты права, я тоже в этом плане не все слова знаю. Просто так смешно было слушать, когда сын говорит матери, что, мол, она ничего не смыслит в сексе. Ну, пусть и не так он сказал, но уж больно похоже у него это получилось: ...а ты и не должна знать.
   -- Я понимаю, что со стороны это и в самом деле забавно, -- улыбнулась уже Татьяна. -- Но хорошо, что он хоть так не сказал.
   -- Ой, мама, прости меня, -- начал оправдываться Сашка. -- Я ничего такого не хотел сказать. Просто фраза получилась неудачной и действительно какой-то двусмысленной. К тому же мы привыкли в своей среде студентов-медиков называть вещи своими именами. И никто даже при самых откровенных словах уже не краснеет и даже не смущается. Но это просто такая уж врачебная специфика.
   -- Я как раз это понимаю. Я же тебе и сказала, что просто выпустила из виду тот момент, что ты у меня уже врач. Но ты не ответил на мой вопрос, не буду, всё же, его конкретизировать.
   -- Были у меня с ней и такие отношения, как ты выразилась, мама. Правда, всего лишь один раз, но... -- и Саша не удержался от счастливой улыбки.
   -- Шурик, ты что, с ума сошёл?! Что ты натворил...
   -- Таня, погоди! Чего ты на него напустилась? Ему уже 23 года, он дипломированный специалист. Так почему он не может переспать с понравившейся ему девушкой. Или он должен испрашивать на то твоего разрешения?.. Ему уже вообще пора семью заводить.
   -- Ничего-то ты не понял, Лёня, -- вздохнула Татьяна. -- Я его вовсе не за это отчитываю. То, что он переспал, как ты говоришь, с девушкой, это в его возрасте вполне естественно. Не естественно и неправильно совсем иное.
   -- И что же это такое?
   -- А ты сам спроси у сына. Ты не видел его счастливой улыбки? Или он так счастлив от единственного сексуального контакта с девушкой? Глупости. Здесь совсем другое... Или я не права, Саша?
   -- Да, мама, ты, увы, права. А впрочем, почему увы? Я ничуть об этом не сожалею, я наоборот рад этому, -- он продолжал счастливо улыбаться, вспомнив тот момент торжества после крещения Саши маленького, когда Василиса, проходя мимо, тихонько шепнула ему на ухо три коротеньких слова: "Это твой сын".
   -- О чём вы толкуете? Просветите меня, неуча, -- недоумевал отец.
   -- Вот в чём отличие женщины от мужчины, -- тихо и медленно говорил Александр. -- Ты, папа, как инженер, научный сотрудник, да, наверное, и как мужчина, быстро догадался, что я побывал в прошлом времени. А вот мама не могла понять, о чём мы говорили. Но это был технический вопрос, а вот в житейских делах женщины куда мудрее и проницательнее. Ты и до сих пор не понимаешь, уже именно ты, о чём мы с мамой толкуем, а мама всё поняла с полуслова, и даже без слов. Ведь я же свою фразу не договорил. А дело вот в чём - у меня в том, прошлом времени остался сын.
   У отца от изумления расширились глаза. Несколько секунд он молчал, но, наконец, до него дошло, что сказал сын, и теперь уже он напустился на Сашу:
   -- Да ты что! Тогда мама тебя правильно ругает. Как ты мог этим своим поступком так грубо вмешаться в ход истории?
   -- Ты полагаешь, что я сам об этом не думал. Но, во-первых, Василиса сказала, что это мой ребёнок уже тогда, когда он появился на свет, а во-вторых...
   -- Ту твою девушку зовут Василиса? -- перебила его мама.
   -- Да, мама, теперь уже нужно говорить, что звали, -- горько вздохнул он.
   -- Какое красивое имя. Сейчас девушек с такими именами немного. А сына твоего, вашего с Василисой как зовут?
   -- Так же, как и меня. Василиса назвала его в мою честь. Она меня очень любила.
   -- А ты её?
   -- И я тоже очень любил её. Это была моя судьба, эта девушка. Но я не мог жениться на ней, я понимал, что нас, скорее всего, вновь разлучит время. Так что не судьба... Тьфу ты, какая жестокая тавтология - с одной стороны судьба, а с другой - не судьба. Как же сложно устроена жизнь... а ещё и время.
   -- А она была замужем в то время, эта девушка?
   -- Да, уже была.
   -- Но тогда почему ты уверен, что это именно твой сын?
   -- Потому что мне это сказала сама Василиса. А я ей верю больше, чем самому себе.
   -- Хорошо, этому я верю. Но как она могла так точно знать это?
   -- А-а... Я тебя понял мама. Да, в то время в сёлах не было надёжных контрацептивов. Но были надёжные, скажем так, старушки, -- Сашка не знал, что ту старушку, у которой консультировалась Василиса, звали Марьяна, -- которые хорошо знали народные снадобья, предохраняющие от ненужной беременности. А Василиса, как она мне сказала, всё спланировала - она очень хотела ребёнка именно от меня.
   -- Тогда понятно. Я тебе верю, и твоей Василисе. Оказывается, у меня когда-то была как бы невестка, и даже внук, -- улыбнулась Татьяна Владимировна. -- Всё, я перестаю тебя ругать, я всё поняла.
   -- Да не было у тебя никаких невесток и внуков, потому что в то время не было и самой тебя -- возразил своей супруге Леонид. -- Но я хотел о другом сказать, более важном. А вот я как раз не всё понял, И не спешу прекращать его ругать. Да, тебя можно понять, -- повернулся он к сыну, -- если ты ничего не знал о сыне до его рождения. Но и это можно было спрогнозировать как вероятность - ты же сам сказал, что в то время не было надёжных контрацептивов. Но это лишь один вопрос. А второй... Ты перед этим сказал, во-первых, а потом заикнулся и во-вторых, да мама перебила. И что во-вторых?
   -- А-а. Я просто хотел сказать, что пока что ничего плохого не произошло. А потому надеюсь, что и не произойдёт. Вряд ли рождение моего сына в том времени повлияло на ход истории. Тем более что он родился у женщины, которая жила именно в том, своём времени, их тогдашнем времени - Василисы и сына. Есть у меня по этому поводу ещё и другие соображении. Так что, успокойся - не изменится ход истории.
   -- А вот это ещё не факт, что рождение твоего сына не повлияло на ход истории.
   -- Ой, Лёня, -- резко произнесла его супруга, -- прекращай строить какие-то свои предположения, теории разные. К чему твои теории, когда практика показывает, что всё нормально. Все живы, здоровы, всё у нас нормально.
   -- Это именно у нас. А в целом?
   -- Меня не интересует твоё в целом. Я вижу то, что есть сейчас и у нас. А у нас сейчас всё нормально. Какое мне дело до того, что в той же Сибири, к примеру, или вообще в Австралии или в Южной Америке, возможно, у кого-то судьба немного не так сложится. Да и то это лишь теоретически, и с ничтожной долей вероятности.
   -- Но это же эгоизм, Таня.
   -- Это не эгоизм, Лёня, а практицизм.
   -- Хорошо, пусть так. Но, вдруг из-за этого Сашиного поступка в прошлом времени у него самого судьба по иному сложится уже в наше время?
   -- И ты можешь определить, что вдруг она у него будет, к примеру, хуже, нежели могла бы быть? А?.. Или ты такой уж всевидящий? А если его жизнь будет гораздо лучше?.. Я, например, верю именно в это. Не может от всего пережитого им в том времени, и от большой любви к женщине жизнь у него хуже быть. Он же с восторгом говорит о прошлом, он радуется этому... А значит, он будет радоваться и в дальнейшем.
   -- М-да... -- удивлённо покачал головой Леонид, -- ну, и аргументы у тебя... Но ты же первая начала ругать Сашку...
   -- Да, было такое. Но я изменила свою точку зрения. Вот и ты не упрямься. И тем более - мы все уже устали. Пора отдыхать. К тому же, наш сын с дороги - а какой в поездах сон?.. Да и я смертельно устала. У меня такое чувство, будто бы со времени приезда Шурика прошла сотня лет. Ну, пусть и не сотня, но мне кажется, что и я за время нашего разговора прожила где-то два года. Так, всё. Идите в ванную, чистите зубы, умывайтесь - и в постель.
   Мужчины, молча, пошли выполнять распоряжение хозяйки. А что поделаешь, её слово - закон!
  
  

ГЛАВА 9

Берегитесь, Александр Леонидович!

  
   За шесть лет учёбы различного рода медицинские практики Александр Большаков проходил в клинической больнице им. Н. А. Семашко, которая располагалась на одноимённой улице. Там же он планировал проходить интернатуру. Но ему повезло в том, что он поступил в медицинский институт в 2013-м году. С 1 января 2016-го года российское здравоохранение перешло к системе непрерывного медицинского образования. Для выпускников медицинских ВУЗов отменили интернатуру, и теперь обучать их должны были по новому федеральному государственному стандарту (по опыту системы здравоохранения Германии), где специальные комиссии оценивают каждый медицинский семинар, каждую конференцию определённым количеством баллов, которые начисляются всем участникам по её завершении. В сумме за пять лет нужно было набрать более 250 баллов, что не представляет проблемы: например, многие студенты в течение 1-го года (приняв участие в 3-х или 4-х конференциях) могли заработать около 80 баллов. Таким образом, при грамотном и продуманном подходе подобная система очень хорошо зарекомендовала себя в западных странах.
   Вот и в России в 2016-м году был принят закон о поэтапном упразднении интернатуры (Приказ N 127н от 25.02.2016). Под действие новшеств попадали те студенты, которые поступили в медицинские учебные заведения, начиная именно с 2013-го года. А это означало, что сразу после окончания ВУЗа специалисты получают диплом, затем аккредитуются и могут приступать к практической медицинской деятельности или идти в ординатуру. Правда, длительность обучения в ординатуре пока окончательно ещё не была определена и могла колебаться в зависимости от специальности (например, по нейрохирургии специалисты западных стран учатся не менее 5 лет, а педиатры - всего 2 года). По окончании ординатуры выпускники тоже аккредитуются. А потому и Александру по окончанию ВУЗа был открыт путь в практическую медицину - не нужно было тратить минимум год на учёбу (практическую) в интернатуре.
   А вот работать Александру Леонидовичу предстояло в клинической больнице N 1 ГБУЗ ЯО в Ярославле, которая находилась на проспекте Октября, 52 (почти на пересечении с проспектом Ленина). Это был практически центр города. Рядом находились Юбилейный парк, Детский парк, Бутусовский парк и сквер 950-летия Ярославля. Город был заложен князем Ярославом Мудрым в период его ростовского княжения в 988-м году, но основанием города считают дату 1010-й год, когда город был окончательно построен. Тот же проспект Ленина через несколько кварталов в северо-восточном направлении упирался уже в Волгу. В другую сторону (то есть в обратном юго-западном направлении) по этому же проспекту (расстояние примерно на четверть большее) можно было добраться до станции Ярославль-Главный. Исторический центр города, расположенный у слияния рек Волги и Которосли, является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО, а сам Ярославль претендует на статус "столицы" Золотого кольца России.
   Но это был одновремённо как бы ещё и основной медицинский район города, поскольку рядом с больницей N 1 находились Медико-санитарная часть УМВД России по Ярославской области и инфекционная клиническая больница N 1. Там же находились и 2 корпуса клинической больницы скорой медицинской помощи им. Н. В. Соловьёва, к одному из которых примыкало ещё и похоронное заведение "Некрополь", похоронный дом. А немного далее располагался КАНИС - центр ветеринарной медицины.
   После приезда домой у Александра было полных трое суток отдыха до его первого в жизни рабочего дня (по крайней мере, в этом времени). Но Сашка решил, что для отдыха ему достаточно будет субботы и воскресенья - что, он так уж сильно устал?.. Но в пятницу он, всё же, не особо торопился подниматься - дома спалось очень хорошо - а потому покинул постель, когда родители уже ушли на работу. Заправив постель, он умылся и неспешно позавтракал, разогрев, наготовленный ему мамой завтрак. Давно за ним никто не ухаживал - едой ему и на отдыхе (сообща) и уж тем более 2 года в прошлом времени доводилось заниматься самому. А далее он прогладил свои "парадные" брюки, достал из личного шкафа-гардероба чистую тенниску (день предполагался быть жарким) и начистил туфли. Далее он собрал все свои документы, аккуратно уложил их в небольшую сафьяновую мужскую сумочку-визитку и отправился на свою будущую работу. Конечно, пока что не работать, он просто планировал сегодня представиться заведующему отделением, если тот найдёт для этого время. А вот в понедельник, уже действительно в процессе работы такового времени может и не быть. А после визита в клинику ему ещё нужно созвониться с Марченко, затем зайти к нему и забрать свой каяк.
   Но в самой клинической больнице N 1 Большаков, всё же, сначала зашёл в отдел кадров, как бы перепроверить точно ли он будет работать в этом лечебном заведении. Всё было нормально, и далее Сашка направился уже непосредственно в хирургическое отделение. Заведующего на месте не оказалось, но ему подсказали, что тот на работе - вероятно, в одной из палат обследует пациента. Довелось минут 15 подождать - чуть в стороне от кабинета, не хотелось маячить прямо у дверей. Но вот появился и сам заведующий отделением, Александр был уже немного знаком с ним, поскольку в самом конце июня договаривался с ним о приёме на работу. Подождав с десяток секунд, пока за тем захлопнется дверь в личный кабинет, Большаков подошёл к двери, постучал и, не дожидаясь ответа, немного приоткрыл её.
   -- Можно, Валентин Дмитриевич?
   -- Заходите! -- услышал он и вошёл в кабинет, притворив за собой дверь.
   -- Добрый день, Валентин Дмитриевич!
   -- Здравствуйте! Вы ко мне по какому вопросу? Такого пациента я что-то не припоминаю.
   -- Я не пациент. Я к вам по вопросу работы. Меня зовут Александр Леонидович Большаков.
   -- А! Так вы наш будущий коллега. То-то я смотрю, что лицо вроде бы и знакомое, а вот где мы виделись, не мог вспомнить. Тут за день столько новых лиц мелькает. Вы что, решили начать свою трудовую деятельность с пятницы? Не самый удачный день для начала карьеры - тяжёлый. Недаром ведь говорят, когда завалены работой, что семь пятниц на неделе.
   -- Нет, конечно. Я начну работать, как понял - был в отделе кадров - таки с понедельника. Хотя и понедельник непростой день.
   -- Непростой, это точно - в выходные мало ли что может произойти в отделении. Да ещё различные пятиминутки и прочее... Я так понял, что вы, наверное, решили представиться коллективу и узнать своё трудовое расписание?
   -- Примерно так. О представлении коллективу это вам решать, но вот вам я представиться обязан. Ну, и ещё, возможно, у вас будут ко мне какие-нибудь вопросы. Во время работы, я так понимаю, не всегда можно выкроить время для бесед. Правда, и сейчас вам может быть не до меня. Рабочий день недавно начался, и у вас, вероятно, много работы.
   -- Вот как раз такой срочной работы у меня сейчас нет. Обход я сделал, а в ночную смену никаких ЧП не произошло. Так что с полчасика можем и поговорить, если только нам дадут нормально поговорить, -- улыбнулся он. -- Кто-нибудь может прибежать с вопросами: того-то нет, а то-то нужно сделать... Всё как обычно. Но это хорошо, что вы сегодня зашли на работу. Всё равно сегодня спокойнее, нежели в понедельник. В понедельник у нас, как это водится, пятиминутка в отделении, вот тогда я вас уже и представлю коллективу. А во вторник вообще больничная пятиминутка, вот там вы узнаете, как мы живём, какие наши успехи и недостатки. Ладно, это всё уже на будущей неделе. Итак, различные практики вы уже проходили, но непосредственно скальпеля в руках ещё не держали? Я не имею в виду препарирование лягушек на лабораторных занятиях.
   -- Хм, ну не совсем так. Скальпель я в руках держал.
   -- Подавая его оперирующему врачу - как ассистент, -- улыбнулся Денисов, такова была фамилия заведующего хирургическим отделением.
   Сашка недовольно покачал головой, он не ожидал таких вопросов. Денисов это естественно заметил, а потому спросил:
   -- А что это вы так недовольно кривитесь? На больную мозоль наступил? Ну, так с этого все врачи-хирурги начинают. И я в этом плане не был исключением.
   -- Нет, не в этом дело. Я как раз понимаю, что все врачи, да и не только они начинают с малого, и часто с просьб "принеси, подай". Я просто не думал, что мы будем на эту тему говорить.
   -- А чем вам тема не нравится?
   -- Да дело не в самой теме. Просто, развивая её, вы мне можете перестать верить, решив, что я вас обманываю.
   -- Интересно! Это почему ещё?
   -- Ну-у... Дело в том, что... Вы мне можете не поверить, но я держал скальпель именно во время операции. И не просто держал, я им орудовал.
   -- Вот как!! И где же вы это им орудовали? Вам на практике доверили быть ассистентом? Что-то о такой практике я ещё не слышал.
   -- Это было не на практике. Это было в жизни.
   -- Каким образом?! Где в жизни?
   -- Ну... это было в экстремальной обстановке.
   -- И где же вы нашли эту экстремальную обстановку?
   -- Совсем недавно, в июле месяце мы с ребятами сплавлялись на каяках по рекам Алтая. И там были глухие селения.
   -- Хм, ну, такое в принципе может быть. И вы что, на сплав брали чемоданчик с хирургическими инструментами? Экий вы запасливый, даже не верится, -- саркастично улыбнулся Валентин Дмитриевич.
   -- Не буду врать, не было у меня такого чемоданчика.
   -- И чем же вы тогда операцию делали? А, ну, да, вы же просто ассистировали. То есть инструменты были у оперирующего врача.
   -- Фу, -- тяжело выдохнул Александр, -- я почему и не хотел поднимать эту тему. Дело в том, Валентин Дмитриевич, что оперировал именно я.
   -- Как вы?! А вы не имели права оперировать.
   -- Не имел, это верно. Но клятву Гиппократа-то я давал. А если больше некому было оперировать? И вы всё равно будете считать это преступлением?
   -- Ладно. Преступлением я это считать не буду. Помощь больному врач обязан оказать в любой обстановке, в этом вы правы. Но вот хирургическая операция, со скальпелем... Это не шину наложить на повреждённую ногу. Хорошо, а какую операцию вы делали?
   -- Ну-у... -- Шурка от такого неожиданного вопроса растерялся, он просто не знал, какую ему выбрать операцию для ответа. Он раздумывал, как бы разговаривая сам с собой. -- Операция по удалению аппендикса... киста яичника...
   И это была грубейшая ошибка Большакова. Вот он тот ляп, тот прокол! И, как ни странно, произошёл он не в старом времени, а именно в новом, в его родном времени. И ему сейчас вряд ли удастся его исправить. Он вначале и планировал сказать про операцию по удалению аппендикса, но тут же передумал (всё же, не такая она и простая), а потому начал искать вариант более лёгкой. Но, если и нужно было выбирать операцию, то это следовало делать исключительно мысленно, но никак не вслух. Но за последние 2 проведенных года в дореволюционной Красноярке, находясь бо?льшую часть дня (кроме вечера) в одиночестве, Александр как бы привык рассуждать именно вслух. Утром он ещё мог поговорить с Воронком, а потом с кем разговаривать?.. Вот так и возникла эта привычка, которая сейчас здорово его подвела. Ведь теперь клубочек точно начнёт разматываться... Только вот куда приведёт его нить?!
   -- Что?! -- аж вскочил со стула Денисов. -- Он подумал, что парень перечисляет операции, которые он якобы делал. Но это же чушь! Вы что, две операции подряд делали, да ещё и такие разные?! Ну, батенька, это уже ни в какие ворота не лезет. Вы врите, да не завирайтесь.
   -- Извините, Владимир Дмитриевич! Я же говорил, что вы мне не поверите. Почему я и опасался говорить на эту тему.
   -- Да тема как тема. Нужно же было узнать к чему вы готовы. Но такую лапшу на уши мне ещё никто не вешал.
   -- Я вам не вешаю лапшу на уши! Да, я проговорился. Но я и в самом деле делал эти операции! И не только эти, были ещё и другие. Клянусь своей жизнью, жизнью моих родителей и жизнью моих будущих детей!
   -- Ого! А не слишком ли это?! Клясться жизнями родителей и детей... -- Денисов сделал пару шагов около стола, сосредоточенно о чём-то думая, а потом вновь опустился на стул. -- Хм, странно, но мне кажется, что вы сказали это искренне.
   -- Абсолютно искренне.
   -- Но этого же быть не может! Как вы могли за свой летний отдых сделать кучу хирургических операций?
   -- Вы знаете, в жизни случаются куда более значительные странности. Вы человек, как я понял, открытий, отзывчивый и не зловредный. А потому я могу вам кое-что рассказать, -- вздохнул Шурка. -- Но, с глазу на глаз и лучше, всё же, не на работе. В такой, знаете, не официальной обстановке. Мой рассказ может и затянуться. То, о чём я хочу рассказать, знают лишь мои друзья, с которыми я сплавлялся на Алтае, и мои родители. Больше об этом не знает никто. И не должен знать! Вам же я попробую рассказать - но с условием, что оно всё при вас и останется. Но я делал операции, причём сам делал. Мне ассистировала лишь медсестра, причём общего профиля, а точнее сестра милосердия. Возможно, это натолкнёт вас на правильную мысль.
   -- Сестра милосердия... Подождите, Александр Леонидович! Но ведь это... -- Денисов замолк, а через десяток секунд негромко протянул. -- Хорошо, я вам скажу, когда мы сможем с вами поговорить, и при этом где-нибудь на природе. А сейчас идите отдыхать. У вас пока что есть дополнительный день отдыха. Позже такового может и не быть. Я вас припашу тут по полной программе, -- улыбнулся он. -- Так что, не обижайтесь.
   -- А что мне обижаться. Работа есть работа.
   -- И ещё одно. Интернатуру недавно упразднили, но кураторство, наставничество официально никто не отменял. Но это и правильно, ведь за молодым врачом нужно присматривать и помогать ему. Вот я и буду как бы вашим куратором. Ранее я думал прикрепить вас к другому нашему опытному врачу, но сейчас передумал. Мне самому интересно поработать с вами. Так что, не взыщите... -- улыбнулся он, -- контроль будет ещё тот, но и помощь, конечно, будет.
   -- Я только сочту за честь работать под крылом заведующего отделением, -- улыбнулся и Большаков.
   -- Ну, тогда, наверное, всё на сегодня. Отдыхайте. Итак, до понедельника. В 8:30 в отделении пятиминутка. Так что к восьми быть как штык.
   -- Я понял. До свидания, Валентин Дмитриевич!
   -- До свидания, Александр Леонидович!

* * *

   И первый рабочий день Большакова и впрямь начался практически с пятиминутки. Пятиминутка во врачебной практике - это как бы короткая консилиум-конференция, на которой в короткий промежуток времени решается масса проблем и вопросов, касающихся работы коллектива отделения, строятся планы очередного рабочего дня и недели в целом, обсуждают самых сложных пациентов. Заслушивая доклады дежурных врачей, и просматривая истории болезни, заведующий отделением может получить достаточно сведений для текущей оценки качества медицинской помощи. На пятиминутках в отделении иногда затрагиваются и насущные темы и проблемы. Например, доводятся до сведения приказы главного врача, решаются вопросы с замещением заболевшего врача или медсестры другими сотрудниками, о дефиците тех или иных препаратов и расходных материалов и так далее. В общем, вопросов на предстоящую неделю очень много. А потому обычно пятиминутки и собираются по понедельникам. Хотя в некоторых учреждениях их проводят и по пятницам - подводят итоги работы за неделю.
   Вот именно на этой пятиминутке Денисов представил коллективу отделения нового врача, а также коротко ознакомил того с коллективом - не поимённо, конечно, потому что это забрало бы уйму времени. А работа не ждёт...
   На следующий день, во вторник, тоже в 08:30 Александр Большаков присутствовал уже на общей пятиминутке, на которую собрались врачи со всех отделений. Общая пятиминутка позволяла получить представление о состоянии экстренной помощи в лечебном учреждении, выявить неблагоприятные инциденты. На общей пятиминутке собрались все врачи отделений, начиная с заведующего, и во главе с главным врачом больницы. Цель пятиминутки: отчёт главному врачу о предыдущей неделе и о предстоящих планах. К примеру, сколько пациентов находится в отделениях и в больнице в целом, сколько было операций, каково состояние пациентов и какие операции предстоят в частности сегодня. А также рассматриваются вопросы, касающиеся работы уже всего врачебного коллектива. Иногда речь на такой "пятиминутке" идёт и о достижениях и недостатках, делятся опытом, рассматриваются самые интересные случаи из врачебной практики. А потому нередко общие пятиминутки затягиваются во времени. Заканчивается же пятиминутка, как обычно, завершающими словами главного врача больницы, после чего врачи расходятся по отделениям.
   А вот в среду Денисов вызвал к себе Александра и сказал:
   -- Сегодня мы с вами вместе окончим рабочий день, после чего прогуляемся по свежему воздуху и посидим в каком-нибудь скверике. Вот там немного и побеседуем, в неофициальной обстановке, как вы просили, -- улыбнулся он.
   -- Я не возражаю, -- тоже улыбнулся Александр Леонидович.
   Начало разговора на свежем воздухе было посвящено вопросу о том, как за эти 3 рабочих дня Большаков освоился в отделении, затем немного поговорили о самом коллективе, об операциях, которые проводятся в отделении, о том, о сём. А затем плавно (об операциях упоминалось) перешли к вопросу, интересующему Валентина Дмитриевича.
   -- Александр Леонидович, когда вы в пятницу упомянули сестру милосердия, то я так понял, что вы в какой-то своей прошлой жизни были врачом. Это, конечно, хорошо - возможно, имеется и семейная традиция. Хотя мы пока что и не заводили разговора о ваших родителях. Но это менее важно. Важно то, что у вас в таком случае всё равно нет навыков, нет практического опыта. То, что вы умели держать скальпель в прошлой жизни, не даёт вам права говорить о том, что вы сейчас умеете им пользоваться.
   Сашка улыбнулся и как-то странно покачал головой.
   -- Чему вы улыбаетесь? -- удивился зав. отделением. -- Разве я какую-то шутку, или уж тем более глупость сказал?
   -- Нет, ну что вы, Валентин Дмитриевич. Не было ни шутки, ни глупости. Я улыбнулся потому, что вы отработали только одну версию. И такая версия имеет полное право на существование. Вы человек начитанный, технически подкованный. Но это лишь одна ваша версия, и она, к сожалению, неверная. Впрочем, даже не знаю - к сожалению или нет. Но никто из моих близких никогда не занимался медициной. Не знаю, занимался ли я ею, поскольку не интересовался своими прошлыми жизнями. Здесь совсем другое. И я чувствую, что вы догадаетесь, о чём идёт речь. Но я, всё же, дам подсказку. Вы слышали о временных порталах?
   -- О временных порталах?.. Конечно... Стоп! Так вот оно что! И вы это серьёзно говорите?
   -- Очень серьёзно. Куда уже серьёзней.
   -- То есть вы хотите сказать, что вы побывали в ином времени? И судя по всему в прошлом - сестра милосердия...
   -- Именно так.
   -- М-да... И верится, и не верится. Но, чувствую, что вы не обманываете. А как это произошло, и в каком конкретно году вы побывали? Сёстры милосердия, насколько я знаю, были в средине и конце XIX-го века.
   -- Попал я туда, как это обычно и случается, случайно. Удачная получилась тавтология, -- улыбнулся Шурка. -- Но сёстры милосердия были и в начале XX-го века. Вот именно в то время я и попал.
   -- И в какое же время?
   -- 1911-1913-й года.
   -- А конкретно?
   -- А это и есть конкретно, Валентин Дмитриевич. Я там прожил со средины июля 1911-го года по начало июля 1913-го года - без малого 2 года. Так что времени сделать не одну операцию, а несколько у меня было предостаточно. Я там был как бы сельским врачом, а потому лечил все болезни, которые по своим знаниям мог излечить.
   -- Два года?! Но когда вы успели там провести столько времени? Вы же только в июне окончили университет.
   -- Время там и тут текло по-разному. В нашем времени я отсутствовал всего лишь 2 дня.
   -- Ух, ты! Вот это да! А я бы тоже не против совершить такое путешествие во времени.
   -- Не советую, Валентин Дмитриевич. Прошлое - это далеко не рай. А если попасть в средневековье, то очень даже быстро можно окончить свою жизнь и на костре инквизиции.
   -- Да, а вот в этом вы правы. Нет, но это же потрясающий случай! И вы о нём молчите!
   -- И буду молчать. Я не хочу быть подопытной лягушкой. Я предупредил своих друзей, чтобы они держали язык за зубами. Не то им же хуже будет. И они это прекрасно поняли.
   -- А почему им может быть хуже?
   -- Да очень просто. Если мною заинтересуются журналисты, а после них различные НИИ - а журналюги народ ой какой несдержанный - то по инстанциям будут таскать именно информаторов, а не меня. Я ведь от всего откажусь, а доказать никто ничего не сможет. А вот они окажутся беспросветными лгунами и дураками. Я потому и вас предупредил, что об этом никто не должен знать. То есть могут знать лишь те люди, которые умеют держать язык за зубами. Но вы, я так чувствую, всё это и сами прекрасно понимаете.
   -- М-да, ну и дела... Я конечно, и в самом деле, понял. Что уж тут непонятного. Но, теперь берегитесь, Александр Леонидович! -- улыбнулся Денисов.
   -- В каком плане?
   -- А вот в каком - я проверю ваши практические знания, умение пользоваться скальпелем. И в самое ближайшее время. Конечно, не на срочной, непредвиденной операции, а на плановой, и пока что не на такой уж сложной. Вы уж извините, особо рисковать я не имею права. И я подберу подходящую операцию. Но на ней уже я буду вам ассистировать. Понимаете вы меня?
   -- Конечно, понимаю. А я и не возражаю. Вот только есть одно НО.
   -- И какое же?
   -- У меня нет опыта проведения операций с применением метода лапароскопии. В то время, как вы понимаете, такой техники не было. Я пока что могу делать только открытые операции.
   Лапароскопия (др.-греч. λαπάρα - пах, чрево + σκοπέω - смотрю) - современный метод хирургии, в котором операции на внутренних органах проводят через небольшие (обычно 0,5-1,5 см) отверстия, в то время как при традиционной хирургии требуются большие разрезы. Лапароскопия обычно проводится на органах внутри брюшной или тазовой полостей. Основной инструмент в лапароскопической хирургии - лапароскоп: телескопическая трубка, содержащая систему линз и обычно присоединённая к видеокамере.
   -- Это я как раз хорошо понимаю. Вы что, думаете, что в отделении не проводятся открытые операции? Проводятся. Найду я вам такую. Важно, чтобы вы её успешно провели.
   -- Ну, я надеюсь, что не растерял ещё свой хирургический опыт, хотя в нашем времени у меня его пока что совсем нет. Но там он был неплохой, поверьте. Я ведь даже сам себе операцию там делал.
   -- Что, по удалению аппендицита?!
   -- Нет, конечно, -- рассмеялся Большаков. -- На левом предплечье зашивал рану, -- Сашка поднял короткий рукав тенниски и показал шрам. -- Задели меня ножом. Аппендицит... -- уважительно протянул он... -- самому себе операцию... Я, увы, не Леонид Рогозов.
   -- А, так вы знаете о нём?
   -- Ну, кто из хирургов о нём не знает.
   В 1961-м году хирург Леонид Иванович Рогозов стал одним из самых известных людей в СССР, по популярности уступая, пожалуй, одному лишь Юрию Гагарину. Весь мир узнал его имя, после того как, находясь в Антарктике, врач сделал самому себе операцию по удалению аппендикса. В ноябре 1960-го молодой 27-летний хирург Леонид Рогозов стал членом 6-й Советской Антарктической экспедиции. 29 апреля 1961-го года Леонид обнаружил у себя тревожные симптомы: слабость, тошноту, повышенную температуру тела и боли в правой подвздошной области. Будучи единственным врачом в экспедиции, состоявшей из 13 человек, Леонид сам поставил себе диагноз: острый аппендицит.
   Он попробовал было консервативное лечение - голод и покой, но уже через день было ясно, что без операции не обойтись. Но кто будет делать операцию единственному врачу на станции? А потому ночью 30 апреля 1961-го года Рогозов начал свою уникальную операцию, ему помогали двое других полярников - один держал у живота зеркало, другой подавал инструменты. Так, полулёжа, Рогозов начал работать. Он обезболил сам себя новокаином, после чего сделал разрез длиной 12 см. Работал он без перчаток, иногда просто на ощупь, иногда глядя в зеркало. Найдя воспалённый аппендикс, Леонид удалил его, и ввёл антибиотик. Спустя полчаса после начала операции у него развилось сильное головокружение и слабость, и Рогозову приходилось отдыхать после каждого действия. Позднее он написал, что в самый тяжёлый момент удаления аппендикса его сердце вдруг ощутимо замедлило ход, и Леонид серьёзно испугался, и даже подумал, что это может быть конец. Однако силы пришли, а вместе с ними и желание жить, и уверенность в себе. Далее Рогозов наложил себе швы. Вся операция заняла 1 час и 45 минут - всё это позднее было подробно описано в "Информационном бюллетене Советской Антарктической экспедиции". Через несколько довольно тревожных дней стало ясно - операция прошла успешно - температура у Леонида спала, а через неделю он сам себе снял швы.
   -- А вы интересный и уверенный в себе человек, -- одобрительно улыбнулся Денисов.
   -- Возможно. Но не самоуверенный.
   -- О! А вот это самое главное. Очень интересные вещи вы мне сегодня рассказали. На этом мы, наверное, и завершим наш очень полезный разговор. Встретимся уже завтра на работе. А вы готовьтесь к операции. И не только к проверочной, так сказать, но и к другим. Возможно, даже завтра, пока что ассистировать, предварительно посмотрим, как вы расторопны. Ну а уже потом....
   -- Всегда готов!
   -- Вот-вот. Так когда-то рапортовали пионеры. Вы их не застали. А вот я застал. И не понимаю, зачем их-то разогнали. Кому они мешали? -- вздохнул он. -- Хорошее слово было: пионеры - первые, впереди идущие, вперёд. А сейчас - разные там скауты, харцеры и прочие. Не наши это слова. Ну, сменили бы немного идеологию для пионеров. И пусть бы были дети в этой организации. А то они сейчас совершенно не организованы... Отсюда безделье, хулиганство, а затем и вовсе наркотики, и т. д. и т. п... Ладно, это я уже не в тему. Разбурчался как дряхлый старик. Всё, по домам!

* * *

   В четверг Валентин Дмитриевич вызвал Большакова к себе прямо с утра и сообщил:
   -- Вот сегодня вы и проведёте самостоятельную операцию, ту о которой я говорил. Сегодня у нас по плану трахеостомия. Знакомо вам? Ну, теоретически точно знакомо, я имею в виду, делали ли вы такую?
   -- Да, один раз делал.
   -- Прекрасно. Вот и поглядим на ваши навыки. Операция не из самых сложных. Вот её как раз можно проводить и в самых экстремальных условиях, были бы только скальпель да канюля. О, кстати, а какую вы канюлю ставили? Были тогда такие?
   И Валентин Дмитриевич был прав в отношении экстремальных условий. Такую операцию должен был уметь делать врач в любых условиях, любыми инструментами (иногда ими могли служить кухонный нож (для рассечения) и носик от фарфорового чайника (как трубка), часть шариковой ручки, коктейльная трубочка и т. п.).
   -- Канюли наверняка были, но только не в сибирском селе. Я поставил в трахею часть курительной трубки.
   -- О, интересно! О такой канюле я и не слышал. Но, в принципе вполне подходит для этой цели. Только вот отверстие у курительной трубки слишком уж узкое - тяжело дышать.
   -- А у коктейльных соломинок оно намного шире? -- усмехнулся Александр. -- Но мы, всё же, расширили отверстие, особого труда это не составило. Кроме того, этим мы заодно очистили канал от никотина и табачных смол.
   -- Вот как. А вы оказывается ещё и рационализатор.
   -- Валентин Дмитриевич, в тех условиях постоянно доводилось быть рационализатором.
   -- Да, это я понимаю. Расскажете мне на досуге, какими инструментами, оборудованием и препаратами вы в то время пользовались.
   -- Оборудование? -- и вовсе рассмеялся Большаков. -- Знаете, какое там оборудование было?.. К примеру, вместо мощных хирургических светильников - керосиновые лампы.
   -- Да-а, ну, и досталось вам там! Тогда точно более детально обо всём расскажете. Ладно, всё. Идите, занимайтесь своими пациентами. Операция назначена на 11:30. Готовьтесь к ней.
   А что было Александру к ней готовиться? Оборудование, инструменты, препараты и прочее?.. Всё это естественно в больнице имелось. А надеть халат, маску, шапочку, хорошо вымыть руки и натянуть на них хирургические перчатки... Эка невидаль. Поэтому он спокойно пошёл заниматься своими делами.
   Хотя, всё было не так уж и просто. Ведь непосредственно перед операцией Большакову нужно будет переодеться, то есть сменить свой ежедневный врачебный наряд на стерильный операционный. Но это уже непосредственно перед операцией в одном из помещений операционного блока. Халаты, которые ранее врачи надевали на свою обычную одежду, в большинстве хирургических отделений уже канули в лету. Сейчас ими пользовался в основном только приходящий люд ‒ родственники больных или гости, проверяющие... А врачи (обоих полов) ‒ тем более хирурги ‒ на работе надевали повседневный рабочий костюм, который состоял из сорочки (блузона) и брюк. Брюки были свободного покроя на резинке, а сорочка ‒ прямого силуэта (с V-образным воротником) с короткими рукавами и 3-мя карманами: 2 большие накладные карманы внизу и 1 нагрудный карман. Наиболее популярными тканями хирургического костюма (по выбору врача) были бязь, смесь хлопка и полиэстера, немаркий полиэфир разной плотности. Выбирали врачи и цвет костюма ‒ чаще всего голубой или бежевый. У Александра Большакова рабочий костюм был голубого цвета.
   И примерно за полчаса до начала операции Саша по указанию Денисова пошёл переодеваться. Происходило это в одном из помещений операционного блока, который включал ряд помещений: стерилизационная, автоклавная комната, комната для инструментария, материальная комната (предназначенная для хранения операционного белья, перевязочного и шовного материала, запасных медикаментов и пр.), а также помещение для переодевания персонала с душевой. Оно оборудовалось индивидуальными шкафами и ширмами. В нём после принятия душа хирурги и операционные сестры как раз и переодевались ‒ после проверки медсестрой на стерильность содержимого бикса, и с её же помощью хирург окончательно готовился к предстоящей операции: одевал операционный блузон, шапочку (её врачи пренебрежительно называли колпаком, а весь костюм ‒ хирургичка), маску и перчатки.
   В общем, прошло некоторое время, и операция под руководством молодого врача Александра Леонидовича Большакова была проведена вполне успешно. По крайней мере, Денисов остался доволен работой Большакова. В конце смены он собрал всех свободных врачей и медсестёр в ординаторской и объявил:
   -- У нас появился новый врач, молодой, но очень толковый. Прошу любить и жаловать: Александр Леонидович Большаков. Многие из вас с ним уже знакомы. Но не все пока что знают, что сегодня он проявил себя с самой лучшей стороны - он самостоятельно провёл операцию. Я ему ассистировал, а точнее, он просто работал под моим наблюдением. Практически работали только он и хирургическая медсестра. И я убедился, что он вполне опытный, -- подчеркнул заведующий отделением, -- врач. Теперь за его дежурства я абсолютно спокоен, он не растеряется в любой ситуации. А нужно будет, сам и операцию проведёт.
   Далее уделили несколько минут вопросам по теме следующего рабочего дня, на которые следует обратить внимание, и начали расходиться. Медсёстры при этом исподволь внимательно изучали Большакова и шушукались между собой, а некоторые врачи удивлённо покачивали головой - и зачем Денисов брал на себя такую ответственность? А если бы что-то случилось? Другие недоумённо с улыбкой пожимали плечами - мол, посмотрим ещё, что это за выскочка.
   Вот так завершилась первая самостоятельная операция Александра (и это всего лишь в его 4-й рабочий день) в году 2019-м.
  
  

ГЛАВА 10

К бабушке в гости...

  
   Вернувшись домой, - родителей пока что дома не было - Сашка перекусил, уселся в кресло и включил телевизор. Пощёлкал пультом, ища интересную передачу, и остановился на какой-то из них. Но он её практически и не смотрел, а вспоминал свою первую операцию в этом времени и сравнивал её с операциями, проведенными им в далёкой по времени Красноярке. Конечно, ему приятна была похвала заведующего отделением, но, в принципе, сегодняшняя операция была пустяшной, самой простой из тех, которые ему довелось делать во втором десятилетии прошлого века. Да и вряд ли можно было сравнивать условия проведения операций в эти столь разные времена. Ведь к каким только ухищрениям в те прошлые годы не приходилось прибегать Александру Николаевичу Карелину чтобы провести нормально любую хирургическую операцию... И вспоминал о тех временах Шурка с приятной, но очень уж грустной улыбкой. А далее его мысли и вовсе плавно перешли на тему о том, что же могло происходить в его тогдашнем таком милом ему селе в последующие годы после его "побега" в своё время...

* * *

   А время в той далёкой Красноярке тоже не стояло на месте. После исчезновения племянника Игната Степановича из села - почти все его жители думали, что тот уехал в Томск завершать свою учёбу - прошёл уже почти год, на днях маленькому Саше Никитину должен будет исполниться уже 1 годик, он уже начинал ходить и даже понемногу бегать - познавать окружающий мир. Старшее поколение семей Никитиных и Говоровых не могли нарадоваться своему внуку. А что уже говорить о его маме!.. Но вот уже все они отметили и первый "юбилей" малыша - в этом году его День рождения припал на пятницу.
   А в воскресенье 1-го июня Василиса с сыном после обеда гостила у своих родителей. Павел Владимирович рад был встрече со своим внуком - он был хотя и строгим человеком, но чутким. Но мужчины не особо привычны долго нянчиться с детьми, а потому через время отец Василисы ушёл заниматься своими хозяйственными делами. Его внук потихоньку знакомился с новой для себя обстановкой - дело происходило в саду, до того он проведывал бабушку Аню в самой избе. А сейчас погода уже установилась тёплая, сухая - можно походить и под фруктовыми деревьями, которые уже отцвели, взобраться самостоятельно на лавочку или же побегать за перелетающими с места на место воробушками... А его мама и бабушка между тем спокойно беседовали, поглядывая краем глаза за маленьким Сашей.
   Через какое-то время Анна Васильевна, вновь взглянув на своего внука, как бы удивлённо протянула:
   -- Странно...
   -- Что странно, мама? -- спросила Василиса.
   -- Да я вот за столько времени никак не могу определить, на кого же похож мой внук. На тебя он не особенно похож, да и на Алексея тоже. Даже глазами. У тебя, как почти и у меня, они темно-зелёные, у твоего же отца они серые. А у Лёшки они голубые. Я сейчас не могу припомнить какие глаза у Макара и Ульяны - родители мужа Василисы - но и у них они, по-моему, не такие, как у их внука-первенца. А у него они карие, даже тёмно-карие. То есть в обоих твоих с Лёшкой рода?х лиц с такого цвета глазами вроде бы и не было. Но как такое может быть?..
   Василиса с улыбкой опустила глаза.
   -- Чего глаза опустила? Да ещё и скалишься? -- тотчас подметила это Анна Васильевна. -- С кем согрешила?
   -- Мама, -- подняла глаза и в упор уже без улыбки взглянула на мать дочка, -- а тебе Сашенька никого не напоминает?
   -- Да в том-то и дело, что напоминает! Но вот кого - понять никак не могу. Не припоминаю я маленьких детей, похожих на Сашу. А по взрослому люду определить сейчас сложно. Вот когда внук подрастёт, тогда я наверняка пойму. Но, если его отец не Алексей, то гляди, чтобы мне тебя проклинать не пришлось. Кому только сказать, что ты могла изменить Алексею, такому парню - он же так тебя любит! И ты же сама его выбрала себе в мужья, никто тебя к такому браку не принуждал... Мы с отцом согласились, что выбор будет за тобой.
   -- Я тоже люблю Алексея, мама.
   -- Так в чём же дело?! Саша его сын? Ответь мне честно, глядя в глаза. Может быть, я и пойму тебя.
   --Ты можешь ругать меня, даже проклинать, но я думаю, что ты, всё же, поймёшь меня, мама. Если и не сейчас, то немного позже. Да, Алёша не отец Саши, -- тихо, но, глядя в глаза матери, ответила Василиса.
   -- И кто же его отец?!
   -- Не кричи, мама, ненароком кто услышит.
   -- Ну, и пусть слышат - позор мне, что у меня такая гулящая дочь, ? вопреки смыслу своей фразы уже тихо произнесла Анна Васильевна.
   -- Я не гулящая, -- с обидой протянула Василиса. -- Это было единственный раз, и больше оно не повторится. Но я по-другому не могла... Когда я скажу тебе, кто отец твоего внука, ты меня поймёшь.
   -- Так уж сразу и пойму... Ага! Разогналась...
   -- А ты же сама говорила, что, может быть, и поймёшь.
   -- То именно может быть. Я, сказав это, не думала, что такое и в самом деле возможно. Так кто же отец моего внучонка? Он-то чем провинился? Ведь если кто узнает о том, что Алексей не его отец, то над ним в дальнейшем смеяться будут, обижать его будут... ? Анна Васильевна потянула кончик своего головного платка к глазам.
   -- А ты не догадываешься, мама, кто отец Сашеньки? -- пытливо взглянула на мать Василиса?
   -- Да как я могу догадываться?! Сколько в селе... -- и резко остановилась, изумлённо глядя на дочь. -- Неужели... Но разве это может быть?..
   -- Вот ты и догадалась, мама. И всё равно будешь меня проклинать?
   -- И что, неужели это Александр, Александр Николаевич? -- уже вообще шёпотом спрашивала мама свою дочь.
   -- Конечно же, он. Только его одного я очень сильно любила, и буду любить и помнить всю свою жизнь. Но моя любовь к Алёше от этого меньше не станет. Я ведь больше никогда не встречусь с Александром. Никогда-никогда! А потому маленький Саша всегда будет напоминать мне о Саше большом. Ты и сейчас меня ругать будешь?
   -- Да погоди ты с руганью... -- махнула рукой Анна Васильевна. -- А почему ты говоришь, что никогда, даже никогда-никогда не встретишься с Сашей, ну, с отцом твоего сына? Он знал, что это его сын?
   -- Знал, мама. Я ему это шепнула, когда мы отмечали крестины Саши маленького.
   -- И что? Как он это воспринял?
   -- Не знаю. Я сразу же ушла из горницы. Но он был очень счастлив. Это мне уже Игнат Степанович позже сказал, он говорил, что такого радостного, счастливого Александра он никогда не видел. Ну, после того, как тот вернулся с крестин.
   -- Вот! Тогда тем более! Он знает о своём сыне, он рад ему! Значит, он выучится на лекаря и когда-нибудь приедет в село, чтобы взглянуть на своего подросшего сына. Может быть, он даже в этом году приедет! Ведь он уже будет врач с дипломом.
   -- Он и так, мама, врач с дипломом. А в село он никогда больше не приедет, -- тоскливо, со слезами на глазах тянула Василиса. -- Нет, в село он, возможно, когда-нибудь и приедет, чтобы вспомянуть былые места... Но в нашем селе он уже не застанет ни меня, ни своего сына... А может быть, и детей Сашеньки.
   -- Что ты плетёшь?! Каких детей Сашеньки? Александр что, через 100 лет в село будет приезжать?
   -- О, ты почти правильно сказала, мама - именно через 100 лет, а то и больше...
   -- Василиса, у тебя с головой всё в порядке?!
   -- Вот-вот, -- уже улыбнулась дочь. -- Какие знакомые слова, но именно для Александра. Так его вначале спрашивал Игнат Степанович, он сам мне это рассказал.
   -- А чего это Карелин так спрашивал своего племянника?
   -- Мама, никакой Александр Карелину не племянник. И фамилия у Саши другая, да и вообще он Игнату Степановичу совершенно чужой человек. Они познакомились только в тот день, когда Саша появился у нас в селе.
   -- Как это? Как чужой человек?!
   -- А вот так. Саша приехал к нам из далёкого города Ярославль.
   -- Ну что ты выдумываешь?!
   -- Я не выдумываю. Так оно и есть на самом деле. Можешь даже спросить у самого Игната Степановича. Хотя, лучше не нужно, да и не скажет он тебе. Я сама тебе всё расскажу. Но только, если ты пообещаешь никому ни слова не говорить из того, что я тебе расскажу.
   -- Это почему ещё?
   -- Потому что многим худо может быть.
   -- С чего бы это? О, а что, Александр какой-то преступник, или бежавший ссыльный?! Его что, полиция разыскивает?
   -- Мама, Саша никакой не преступник, и никакая полиция его не разыскивает. Он добрейший и честнейший человек. Неужели ты этого не поняла, сколько времени общаясь с ним?
   -- Да я-то поняла. Но почему тогда кому-то плохо будет?
   -- Я тебе позже расскажу.
   -- А почему не сейчас?
   -- Потому что ты не поймёшь, не поверишь мне. Мама, а когда обычно начинаются войны, ну, в какую пору года? -- без всякой связи с предыдущими темами разговора вдруг спросила Василиса.
   -- Какие ещё войны? ? оторопело уставилась на дочь мама.
   -- Ну, обычные войны, мировые. Они, например, зимой начинаются?
   -- Не знаю я такого. Но зимой, по-моему, войну никто не начинает. Кому хочется мёрзнуть... Летом, осенью - это другое дело. Да, и зимой воюют... Мне твой отец говорил, что в войне нападающие всегда планируют быстро победить, чтобы именно зимой не воевать. Но не тут-то было, любой народ ожесточённо сражается за свою свободу. Потому войны и до зимы затягиваются...
   -- Вот, значит уже вскоре война и начнётся, -- как бы про себя тянула Василиса.
   -- Какая ещё война? Ты что, с ума сошла?! Только войны нам не хватало.
   -- А война будет, мама, она вот-вот начнётся. Ну, в этом году, и значит, ещё до зимы. И большая война - в ней много стран будут воевать.
   -- Да с чего ты это взяла?!
   -- Саша так сказал. А он всегда говорил правду.
   -- Согласна, может, он и говорил правду. Но правду о сегодняшнем дне, а не о завтрашнем. Не мог он знать, о том, что будет завтра, а уж тем более через год. Ведь Александра почти год уже нет в нашем селе. О! А мы не договорили о том, почему Александр, как ты сказала, больше никогда не приедет в наше село. Так почему?
   -- И об этом я тебе тоже расскажу после начала войны.
   -- А ты так уверенна, что она будет?
   -- Абсолютно уверенна! Но только никому ни слова.
   -- Я что, дура - твои басни кому-нибудь рассказывать?..
   -- До зимы, мама, ты поймёшь, что никакие это не басни. И я тебе такое расскажу, что ты радоваться будешь своему внуку.
   -- Я и так ему радуюсь.
   -- А когда всё узнаешь, то ещё больше будешь радоваться. Ты поймёшь, что твой внук будет большим человеком.
   -- Ну, Сашин сын действительно может быть большим человеком. Его отец был умным.
   -- Очень умным, мама, мы ему далеко не чета. И никто в нашем мире ему пока что не чета. Он знает обо всём столько, чего сейчас никто не знает.
   -- Прямо-таки... И разные там учёные тоже не знают того, что знает твой Саша? И царь не знает?
   -- Да, и учёные не знают, и даже царь не знает. Никто в мире не знает того, что знал Саша. Нет, конечно, может быть, кто-то и знает столько, сколько Саша... И даже больше. Но вот только где искать этого кого-то... -- абсолютно непонятно для матери тянула Василиса, думая о том, что, возможно, в прошлые времена попадают и другие люди из будущего, и даже более далёкого, нежели то, в котором сейчас живёт Александр.
   -- Ничего я не понимаю, ? сдвинула плечами Анна Васильевна, ? о чём ты говоришь?..
   -- Я и сказала, что ты сейчас не поймёшь. Да и не поверишь мне... А вот позже, ну, до зимы ты мне уже поверишь.
   -- Снова до зимы...
   -- Ну, возможно, до средины осени. А, может быть, и раньше, не знаю... Не от меня это зависит. Потерпи немного, мама. Но зато тогда тебе будет так интересно всё услышать... Мои рассказы тебе о Саше. Ты перестанешь меня проклинать.
   -- Да не проклинаю я тебя. Я что, такой уж изверг. Я действительно всё поняла. Не знаю, имела ты на это право или нет, но я тебя понимаю, -- теперь уже медленно тянула сама Анна Васильевна, очевидно вспоминая своё девичество и замужество.
   В беседе наступила небольшая пауза, во время которой бабушка усадила себе на колени подбежавшего внука и стала его ласкать. А затем она вновь обратилась к дочери:
   -- А что тебе Александр ещё интересного рассказал? Ну, кроме войны.
   -- Ничего. Он мне и о войне ничего не говорил.
   -- Как так?! Так что же ты мне плетёшь басни о какой-то войне?!
   -- Я тебе не плету, мама. И это не басни. Саша это точно говорил, только не мне, а Игнату Степановичу. И он ему очень многое рассказал такого, о чём мы не знаем. И ты это хорошо понимаешь. Когда Саша готовил меня к замужеству, ты сама говорила, что никто у нас в селе не может сделать то, что делал Саша. Потому что он знал намного больше, чем мы.
   -- Ну, говорила я такое, -- тихо и как-то протяжно тянула Анна Васильевна. -- Он действительно знал больше нас. Но он же никогда не говорил о том, что будет завтра. Он же не провидец.
   Женщина не знала, что в беседе с её мужем Александр в шутку именно так себя называл. Не знала этого и её дочь. А потому она частично согласилась с матерью:
   -- Да, он не провидец. Но он многое знал и о завтрашнем дне.
   -- Но такого же не может быть...
   -- Может, мама, может. Я тебе всё расскажу. Для тебя это будет очень удивительный рассказ. Но подожди немного. Не то ты будешь говорить, что это всё мои выдумки.
   -- Ну, так расскажи сейчас. Я поверю тебе.
   -- Нет, не поверишь. Я и то не сразу Игнату Степановичу поверила. Хотя я уже давно догадывалась, что Саша никогда не жил в Бийске. Я уже после рассказа Карелина поняла, что Саша часто проговаривался, а потом выкручивался. Нет, он никогда не врал, по крайней мере, мне, он просто старался загладить свои промахи. Он часто говорил о том, чего мы знать просто не могли.
   -- Я тебя не совсем понимаю.
   -- Вот видишь, мама, не понимаешь... А потому подожди немного.
   -- Подожди да подожди... А мне как раз интересно сейчас услышать. О! Я схожу к Карелину и всё сама у него узнаю.
   -- Иди, -- с широкой улыбкой, чуть ли не смеясь, ответила Василиса. -- Ничего он тебе не скажет. Игнат Степанович очень умный человек. Он хорошо знает, что и кому можно говорить.
   -- Вот как! А я, значит, дура? Мне ничего нельзя говорить? Так, что ли? Ты меня дурой считаешь?
   -- Нет, мама, ты умная женщина. Но Игнат Степанович о Саше никому рассказывать не станет, будь тот даже семи пядей во лбу.
   -- Но тебе же он рассказал.
   -- Да, мне он рассказал. Но только потому, что он хорошо знал, что мы с Сашей очень любим друг друга. И то он меня предупредил, чтобы я никому не рассказывала, потому что дурой, если не больше, другие люди сделают именно меня. Кроме того, он мне всё рассказал потому, что они так с Сашей договорились. Саша не имел возможности со мной проститься, а потому и попросил объяснить мне всё. Он даже с Карелиным нормально не попрощался. Правда, он написал ему прощальную записку, и в ней мне привет передал. И ещё кое-что...
   -- Что ещё?
   -- Не важно. В общем, ничего Карелин тебе не скажет. И ты, наверное, и сама это понимаешь. Но я тебе не запрещаю, иди к Игнату Степановичу. Но результат вашей встречи я наперёд знаю. Рассказать тебе о Саше могу только я, даже нарушая слово, данное Карелину. Но он меня поймёт.
   -- Ну и ну. Ох, и упрямая же ты...
   -- Такой уж уродилась. И, наверное, это ваше с папой упрямство.
   -- Скорее всего, папино. Вот он уж упрям, так упрям. Я до сих пор понять не могу, как это перед твоей свадьбой Александру удалось сломать упрямство отца и договориться с ним обо всём. И о твоём наряде, и о том, что твой отец не будет вмешиваться в обряд сватовства. Твой отец настолько упрям, что он мог всё сделать наоборот.
   -- Да, -- рассмеялась Василиса. -- Папа мог и такое учудить. То, что Саша мне наряд выбирал, и папа с этим согласился, это ещё можно понять. А вот с условием не вмешиваться в сватовство и в самом деле не так всё понятно... Просто Саша очень умный человек, и хорошо умеет всё объяснять. Вот и папа, наверное, это понял и согласился с ним. Ты же посмотри - как Саша спланировал, так всё и вышло. Я сама выбрала себе мужа и счастлива с ним. И сынок у меня чудесный. И я, и ты, да и папа, очень любим Сашеньку. И все Никитины тоже.
   -- Вот в этом я тебе возразить не могу, -- наконец-то улыбнулась Анна Васильевна. ? Что есть, то есть. О, у меня тогда вопрос на эту тему. А ты уверенна, что это именно Сашин сын?
   -- Абсолютно уверена! -- теми же словами, что ранее и о войне, ответила дочь.
   -- И почему это ты так уверенна?
   -- А разве они не похожи? -- с умилением и улыбкой глядя на сына, тянула его мама.
   -- Это не доказательство. Ну, пока что...
   -- Я это знаю точно, потому что специально консультировалась у бабушки Марьяны. Ну, по поводу возможной беременности. И она всему меня научила.
   -- А-а, так ты и об этом у неё спросила.
   -- Это было, мама, как раз основной целью моего похода к бабушке Марьяне. Я очень хотела ребёнка именно от Саши.
   -- Ладно, всё понятно. Прекращаем эти разговоры. Теперь буду ждать очередного твоего рассказа. Ты упрямая, а потому я понимаю, что ранее, чем ты наметила, ничего мне не расскажешь. Хотя бы скорее это время наступило..., -- но она тут же выругалась. -- Тьфу ты! Прости меня, Господи! -- перекрестилась Анна Васильевна. -- Получается так, вроде бы я сама накликаю, чтобы война пораньше началась. Вот уж наговорила ты мне, что я совсем запуталась...
   -- Ничего ты не накликаешь, мама, -- успокаивала её Василиса. -- Чему быть, того не миновать. А словам Александра я верю... Так, всё, мы уже нагулялись. Пора и домой. Пойдём домой, Сашенька?
   И годовалый малыш понятливо кивнул головкой. Домой... ? пока что это было общее жильё Алексея со своей семьёй вместе с родителями. Но материал на новую, отдельную для молодой семьи избу уже был заготовлен (всё лето прошлого года этим занимались - когда всё под рукой, то дом возводится очень быстро), а потому была уверенность, что зимовать та будет уже действительно в своём доме. За лето сообща, с помощью односельчан они возведут это жилище.
   И тогда старшие Никитины немного расстанутся со своим внуком, поскольку тот будет жить уже в своём доме, отдельно от бабушек и дедушек - только с мамой и папой. А бабушка Ульяна, Уля и дедушка Макар, как и родители Сашенькиной мамы, тоже очень любили своего внука - просто души в нём не чаяли. А то, что он будет жить отдельно от них, не беда - новая изба находится от старой совсем недалеко. Конечно, старшие Никитины не смогут видеть внука чуть ли не ежечасно, но видеть его хоть и каждый день им никто не запретит. Было бы только для этого свободное время, но вечерами оно точно будет. Так что всё в норме.
   Если дом Говоровых располагался на улице Речная (то есть вблизи самого Чарыша), то старая и новая избы Никитиных находились (точнее новая изба будет находиться) ближе к центру села. Но окна горницы, спальни у тех и у других практически смотрели в одну сторону. В плане ориентации русской избы по солнцу (север, юг, запад, восток) было особое строение и самого села. Очень было важно, чтобы окна жилой части дома были расположены именно по солнцу. Для лучшей освещённости домов на улицах села они "смотрели" в одну сторону - на солнце или на реку. Тогда из окна можно было видеть либо восходы и закаты, либо движение плавсредств по реке. У Говоровых окна смотрели практически на юг - на Чарыш. И весь световой день в доме светло, даже утром можно было увидеть поднимающееся солнце на востоке. А у Никитиных дом был ориентирован именно на юго-восток - и тоже целый день солнце в окошке.
   А вот своё жильё Алексею с женой и сыном ой как необходимо. Ведь в семье Никитиных помимо Алёши есть и ещё трое детей. И пока они были маленькими, то всё было ещё нормально. А сейчас дети подросли, да что там подросли - они уже практически взрослые. Николаю в этом году исполнилось уже 22 года, а Ольге 19 лет - уже девица на выданье. Да и Татьяне осенью стукнет 16 лет. Так что в ранее, казалось бы, просторной избе стало явно тесновато.
  
  

ГЛАВА 11

Накануне непростых времён

   В разгаре было лето, как раз шла средина июля. Кипели работы по строительству новой избы для молодой семьи Никитиных. Вскоре наступят августовские праздники - Спасовки - русские люди будут справлять 3 праздника, посвящённые Всемилостивому Спасу. Когда старшего из Никитиных спрашивали, когда он планирует сдать, так сказать, в эксплуатацию новую избу, то Макар Степанович отвечал:
   -- Внешние работы на избе своего младшего семейного поколения, -- он имел в виду окончание работ на кровле, -- мы завершим к Спасу на воде. А уже внутренние работы проведём после праздников и ранней осенью. В общем, к зиме Алексей с семьёй точно будет жить уже в своём доме.
   Все эти его планы были вполне приемлемы и понятны. Но для несведущих людей непонятно было другое - что такое Спас на воде? Да, впереди были три Спаса: Первый (01.08), Второй (06.08) и Третий (16.08). И у каждого было своё (и не такое уж короткое) церковное название. В народе же они коротко в порядке очерёдности кратко назывались медовым, яблочным и ореховым. Всё вроде бы понятно. Но, оказывается, что их параллельно именовали ещё и "Спас на воде", "Спас на горе" и "Спас на полотне".
   Да, мёд, яблоки и орехи - вполне понятно, поскольку именно августовские праздники как бы привязывались к временам заготовки или созревания этих яств. Но при чём здесь вода, гора и полотно? Оказывается, эти названия имели церковные корни. Издавна во время Первого Спаса (Спас на воде) на Руси, особенно в Москве, в этот день совершался крёстный ход на воду и чин водоосвящения, в которых принимал участие сам царь. Накануне праздника, вечером 31-го июля, он выезжал в Симонов монастырь, где слушал вечерню, а утром, в сам праздник, стоял заутреню. Напротив монастыря на Москве-реке устраивалась "Иордань" - место на реке, где производилось водосвятие в некоторые церковные праздники (по названию реки Иордана, в которой, по евангельскому рассказу, крестился Христос). Зимой, к примеру, подобную Иордань устраивали перед Крещением (06.01) - готовили место на льду и прорубь, для водоосвящения на Крещение.
   А вот во время Первого Спаса над водой на 4-х столбах возводилось строение, расписанное яркими красками, украшенное "златом-серебром", увенчанное золочёным крестом. По углам Иордани изображались святые евангелисты. Около Иордани устраивались 2 "места" - государево (в виде круглого пятиглавого храма) и патриаршее. Царское место покоилось на 5-и точёных позолоченных столбцах, было расписано травами и украшено резьбой. Виднелись слюдяные окна и дверь. Изнутри окна и дверь задёргивались тафтяной занавесью. Царское и патриаршее места огораживались раззолочённой решёткой, а помост вокруг них застилался алым сукном. Царь и патриарх в окружении духовного и служивого люда приходили во главе крёстного хода на Иордань - происходило торжественное освящение воды: в неё погружался крест. Все близкие присутствующие получали из рук патриарха зажжённые свечи. Перед погружением в Иордань царь возлагал на себя святые кресты с нетленными мощами. После выхода из Иордани он целовал крест и принимал благословение патриарха. Духовенство освящённой "иорданской" водой окропляло присутствующие на празднике войска и знамёна, а всем желающим разливалась святая вода. Две серебряные стопы, наполненные освящённой водой, отправлялись в царский дворец. Водосвятие в этот день происходило по всей России. По преданиям, именно в этот день крестилась Русь при Владимире Святом (хотя более точная дата 28.07 по ст. стилю). А в Санкт-Петербурге на Ново-Адмиралтейском острове существовала Церковь Христа Спасетеля, которая называлась "Спас-на-Водах" в память Гефсиманского борения и святителя Николая Чудотворца.
   Аналогичная ситуация была и с названиями двух других Спасов. Второй Спас (яблочный) - Спас на горе - напрямую связан с жизнью Иисуса Христа. В конце пути земной жизни Господь Иисус Христос открыл Своим ученикам, что Ему надлежит пострадать за людей, умереть на Кресте и воскреснуть. Как говорится в Евангелии, в этот день Иисус Христос взял с собой 3-х учеников - Петра, Иакова и Иоанна на гору Фавор и преобразился перед ними: лицо его просияло, как солнце, а одежды сделались белыми, как снег. Так за 40 дней до распятия, Христос явил апостолам свою славу, чтобы они не отчаивались, видя его мучения на кресте.
   По этому факту Святителем Филаретом (1783-1867 гг.) был даже написан стих:
                 На день Преображения Господня
                 Преобразился днесь Ты на горе, Христе,
                 И славу там Твои ученики узрели,
                 Дабы, когда Тебя увидят на кресте,
                 И проповедали вселенной до конца,
                 Что Ты - сияние Отца.
   В некоторых городах старой России (Тула, Белозерск, Мозырь...) имелись и Церкви "Спаса на Горе".
   Что же касается Спаса на полотне, то в старину говорили: "Первый Спас - на воде стоят; второй Спас - яблоки едят; третий Спас - на зелёных горах холсты продают", поэтому третий Спас ещё называли "Спас на холстах", "Спас на полотне", "Холщовый спас". С этого дня было принято торговать домоткаными холстами и полотнами.
   В средине июля Анна Васильевна вместе с мужем в воскресенье (на стройке работали ежедневно) выбрала время и пришла посмотреть, как продвигаются дела на строительстве их будущего дома. Там же была и Ульяна Дмитриевна, которая вместе со старшей дочерью и невесткой - Сашенька остался на попечении младшей дочери Никитиных Татьяны - немногим ранее принесли обед строителям, включая, конечно же, и отца с сыном Никитиных. На стройке как раз объявили обеденный перерыв. Мужики мыли руки, перекуривали и беседовали друг с другом. Переговаривались между собой и женщины, накрывая стол, им ещё помогала будущая соседка Василисы с Алексеем Светлана Удальцова, по возрасту примерно одинаковая со свекровью Василисы. Естественно к бабам присоединилась и Анна Васильевна. Но и мужики, и бабы всё равно были рядом, как говорится, гуртом. А потому Василиса услышала, как муж Удальцовой Егор в беседе с Макаром Степановичем произнёс:
   ? В газетах пишут, что до сих пор не утихает эта шумиха об убийстве австрийского герцога, или как его там называют. Ну, Фердинанда. И повторяют об ультиматуме. Как бы до войны дело не дошло.
   Егор имел в виду убийство наследника австрийского престола эрцгерцога Франца Фердинанда и его жены. Тот был убит 15-го июня [28.06 по новому стилю] этого года - это был праздник Святого Вита (в Сербии его называли Видовдан) - в г. Сараево (Босния), куда он прибыл на манёвры австро-венгерских войск. Убит он был сербским националистом Гаврилой Принципом. Франц Фердинанд был одним из инициаторов аннексии Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины. Он выступал против требований южнославянских народов о независимости. К 1914-му году Босния уже 35 лет находилась под властью Австро-Венгрии. После убийства Фердинанда Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум, который содержал требования, нарушавшие её суверенитет - введение на территорию Сербии ограниченного контингента войск для защиты находившихся там австрийских граждан, а также допуска для расследования убийства Франца Фердинанда следователей из Вены.
   -- Война, -- тихо, как бы про себя проговорила Василиса, стоявшая в компании своих родственников и соседей женского пола. -- Вот оно!..
   Но её, пусть и тихие слова были услышаны.
   -- Какая ещё война, невестушка? О чём ты говоришь? -- спросила её Ульяна Дмитриевна.
   -- А-а, это я услышала, что наш сосед говорит о возможной войне.
   -- А при чём здесь твоё вот оно? Ты что, серьёзно предполагаешь, что будет война?
   -- Ну, это не исключено.
   -- Может быть, она и права, ? поддержала молодую женщину Удальцова, по возрасту примерно одинаковая со свекровью Василисы. ? Не так уж редко именно после таких заварушек и начинаются войны.
   -- Если война и будет, то до России она не докатится, а уж до нас и тем более, -- успокоила её мать Алексея.
   Теперь уже в женской среде началось обсуждение темы, связанной с войной. И только Анна Васильевна, мать Василисы не принимала участие в этой беседе. Она даже слегка задумчиво улыбалась, что было уж совсем необычно, увидь её кто со стороны. Но беседующим было не до неё, они увлеклись своими разговорами. А мама Василисы поняла, что её дочь, скорее всего, права - война точно будет. И теперь она уже ожидала рассказа дочери об Александре Николаевиче Карелине. Её это гораздо больше занимало, нежели какая-то война далеко-далеко на западе. Но ни она, ни другие жители села не могли знать, что война, большая война не просто начнётся, она начнётся буквально через несколько дней.
   Так оно и произошло. 20-го июля [01.08] царём Николаем II-м был издан Манифест, который объявлял подданным Российской империи о её вступлении в войну с Германией. Документ объяснял мотивы и начавшейся войны: Россия вступилась за братский сербский народ и за это подверглась нападению врага.
   Дело в том, что Вена обвинила сербские власти в покровительстве убийцам. И хотя Сербия выразила готовность принять основные пункты ультиматума, однако Австро-Венгрию это не устроило, и она ещё в средине июля, заявив, что требования ультиматума не выполнены, объявила Сербии войну. Но это могла быть пока что локальная война, хотя конфликт между этими странами мог и стать поводом к началу Первой мировой войне. Дело в том, что предшествующая ситуация была таковой, что накануне войны обострились отношения между сильнейшими странами - Англией и Германией. Их соперничество превращалось в ожесточённую борьбу за господство в мире, за захват новых территорий. Одновремённо сложились и союзы государств, которые враждовали друг с другом. Фактически Первая мировая была организована Великобританией с целью стравить между собой своих конкурентов: Российскую и Германскую империи. А Россия и в самом деле в ответ на агрессию Австро-Венгрии тут же заявила, что не допустит оккупации Сербии. И 17-го июля в России объявляется всеобщая мобилизация. Тогда в свою очередь в ночь с 19-го на 20-е июля Германия предъявила ультиматум России об отмене в течение 12 часов решения о мобилизации. Ответ России сводился к тому, что отменить мобилизацию в такие сроки нельзя, но страна готова продолжать переговоры для урегулирования конфликта. В ответ на отказ о прекращении мобилизации 20-го июля Германия объявила России войну. И получается, что не Австро-Венгрия, а именно Германия 20-го июля начала мировую войну, объявив её именно России (в 17:00 по российскому времени). Далее Германия 22-го августа [03.08] объявила войну Франции и Бельгии, а 23-го июля [04.08] Англия объявила войну Германии.
   В итоге в войну будут вовлечены многие страны мира. На стороне Антанты (Англия, Франция, Россия...) будет 34 государства, на стороне Германии и Австрии - 4. Военные действия охватят территорию Европы, Азии и Африки, они будут вестись на всех океанах и многих морях. Главными же сухопутными фронтами в Европе, на которых в реальности должен был решаться исход войны, были Западный (во Франции) и Восточный (в России). Позже историки опубликуют данные, из которых будет следовать, что война продолжалась более 4-х лет (закончилась 11 ноября 1918-го года), в ней принимали участие 38 государств, на её полях сражались свыше 74 миллионов человек, из которых 10 миллионов было убито и 20 миллионов искалечено. Эта война привела к крушению самых могущественных европейских государств и образованию новой политической ситуации в мире.
   В августе 1914-го года германские войска будут уже почти под Парижем. От границы Швейцарии до Северного моря протянется линия сплошного фронта. Но расчёт Германии на быстрый разгром Франции провалится. В средине августа войну Германии объявит Япония, а в октябре на стороне Германии в войну вступит Турция. Станет ясно, что война начинает принимать затяжной характер. В тылу во многих странах люди столкнулись с нуждой, перестало хватать продовольствия. Положение народов, особенно воюющих государств, резко ухудшится. Так что война скажется и на жизнедеятельности Алтайского края, не говоря уже мобилизации немалой части его населения. Бабьи (да и мужичьи) разговоры это одно дело, а реалии - совсем иное.
   Но всё это будет позже, пока что на Алтае было относительно спокойно. И 24-го июля в усадьбе Никитиных средь белого дня появилась Анна Говорова. Василиса копошилась на небольших домашних грядках, где росли помидоры, лук, морковь, сладкий перец и прочие овощи для ежедневного употребления. По тропинкам между грядками важно вышагивал и маленький Саша: в штанишках - подвязанных красным пояском - но босиком и без рубашечки, с крестиком на груди. Никитины Василису, как и годом ранее, пока у неё на руках малыш, оставляли на домашних работах - готовка еды, уборка в избе, те же грядки и уход за скотиной.
   -- О, Боже, мама, что случилось?! -- перепугалась дочь.
   -- У нас в семье ничего не случилось, все живы и здоровы. А вот в стране...
   -- А что в стране?
   -- Отец вчера купил газету и прочитал, что началась война. Ты была права, точнее твой Саша. И война не Австрии с кем-то там, а именно нашу страну втянули в войну. Германцы объявили России войну. А это уже очень серьёзно, это же немцы. Паша говорит, что это очень воинствующая нация. Война началась ещё 20-го числа. И в стране объявлена мобилизация.
   Накануне войны 2 западно-сибирские губернии - Тобольская и Томская, а также Акмолинская и Семипалатинская области, относившиеся к Степному генерал-губернаторству, входили в состав Омского военного округа (ОмВО). В довоенное время округ имел небольшую группировку войск. В её составе было 16 батальонов пехоты, 1 сапёрный батальон, 3-й Сибирский казачий полк, 6 стрелковых артиллерийских батарей, 1 горная артиллерийская батарея, 1 мортирная батарея, 25 местных команд, 1 артиллерийская команда, 4 конвойных команды и 1 дисциплинарная рота. В ОмВО имелось 685 генералов и офицеров, 219 человек классных чинов (врачи, чиновники), 14 военных священников, 17037 нижних чинов (рядовых). Всего в составе округа находилось 18955 человек. Для такого крупного округа численность войск была мала.
   Начавшаяся ещё в средине июля 1914-го года мобилизация (превентивная мера) сначала коснулась запасных нижних чинов (рядовых), которые состояли из лиц, выслуживших полные сроки действительной службы и ратников 1-го разряда. Они-то и должны были стать, согласно своему предназначению, резервом для приведения армейских частей в штатный состав военного времени. С 1 июля 1914-го года в ОмВо было введено "Положение о подготовительном к войне периоде". Подобные Положения были введены и в других военных округах. Это было ответом на действия Австро-Венгрии, которая начинала сосредотачивать войска на границе с Сербией и Россией, а позже объявила мобилизацию. Через 2 дня, 3-го июля вышел царский указ "О призыве нижних чинов запаса армии и флота в губерниях, областях и уездах европейской и азиатской России". В ОмВо первым днём мобилизации было назначено 12-е июля. И на территории округа оперативно развернули работу более 100 призывных участков, развернулась широкомасштабная деятельность военных и гражданских властей региона по призыву в ряды армии и флота резервистов и новобранцев. Благодаря проделанной работе, сотни тысяч военнослужащих сибиряков в кратчайшие сроки пополнили ряды русской армии, сражающейся на фронтах Первой мировой войны.
   Немногим позже (уже в ходе войны) наряду с мобилизацией резервистов началась и подготовка в армию новобранцев. В секретном циркуляре Главного управления Генерального штаба России было указано, что "с 1-го октября ускоренным порядком провести очередной призыв новобранцев, руководствуясь назначением их в запасные части к 20-му октября". В уездах были разработаны графики приёма новобранцев по всем призывным участкам и давались подробные пояснения о тех категориях молодых людей, которые обязаны были явиться на освидетельствование. Хорошо ещё, что перечень категорий призывников, которые не подпадали под призыв осенью 1914-го года, был довольно обширным.
   -- Вот как! Значит, война уже началась, -- покачав головой, отреагировала на заявление мамы Василиса. -- Ты боишься, что мобилизуют и Алёшу?
   -- Нет, я не о том хотела поговорить. Хотя, могут призвать и Алексея. Правда, возможно, пока что его не тронут - он как бы единственный кормилец вашего сына. Если и призовут кого из Никитиных, то скорее Лёшиного брата Николая, он как раз призывного возраста. Алексей ведь своё отслужил, -- Анна Васильевна пока что не знала, что в первую очередь сейчас и мобилизуют именно резервистов - тех, кто уже когда-то отслужил срочную службу. Но на фронт, как бы отдавая старый долг брату, попадёт именно Николай.
   -- Да, я тоже очень надеюсь, что Лёшу не тронут. Но тогда в чём тогда дело, мама? Что тебя так обеспокоило? До нас война точно не докатится.
   -- Не о войне я хотела поговорить. Я понимаю, что война пока что далеко от нас. Я об Александре хотела поговорить, -- последнюю фразу Анна Васильевна произнесла чуть ли не шёпотом, хотя посторонних ушей вокруг и не было. -- Ты мне обещала рассказать о нём.
   -- Мама! -- возмутилась Василиса. -- Это что, горит? Успею я тебе рассказать о Саше. Раз пообещала, то всё подробно расскажу. Но не сейчас. У меня есть определённый перечень работ, и я должна его выполнить. Это мои обязанности. И так спасибо, что я не в поле на общих работах задействована. А с меня могут и спросить, почему я не сделала то или иное. Как я в глаза Алексею и его родителям смотреть буду?.. Да и у тебя работа, наверное, есть. Я даже не понимаю, как ты в разгар работы прибежала ко мне. Небось, наплела отцу что-нибудь? -- она, не думая, как бы подсознательно использовала не очень-то вежливое слово, которое 2 месяца назад в адрес дочери произнесла и её мама ("Так что же ты мне плетёшь о какой-то войне?").
   -- Наплела... -- обиделась Анна Васильевна. -- Вот как ты с матерью разговаривать стала. Не наплела, а сказала, что мне нужно срочно с тобой увидеться. Он удивился, конечно, но возражать не стал.
   -- И что же ты ему скажешь? -- уже с улыбкой спросила дочь. -- Почему я тебе так уж нужна была?
   -- А, -- махнула та рукой, -- по пути назад что-нибудь придумаю. Так когда же ты мне об Александре расскажешь?
   -- Давай завтра или послезавтра..., -- она задумалась, -- наверное, послезавтра... Так вот, я вечерком пойду на прогулку с Сашенькой. Вот ты и встречай нас - погуляем вместе и поговорим. И всё натурально будет - прогулка бабушки с внуком.
   -- Хорошо, договорились. Всего тебе с сыном доброго! Да и всей семье Никитиных. В общем, я побежала к Павлу. Встретимся послезавтра.

* * *

   И через день Анна Васильевна встретила дочь с внуком, не доходя чуть более квартала до усадьбы Никитиных, она отлично представляла себе путь, по которому Василиса с сыном будет идти к своему бывшему дому. А в то, что дочь будет идти именно к родной усадьбе, её мама ничуть не сомневалась.
   -- Ну и ну, мама, -- рассмеялась Василиса после взаимных приветствий, -- ты, как часовой на посту - уже на месте и дожидаешься нас.
   -- А то как же. Я же не знала, когда ты точно на прогулку пойдёшь. Я вообще боялась, что ты забудешь о нашей договорённости.
   -- С чего бы это я забывала, мама. На память я не жалуюсь.
   -- Ну, ты, наверное, и помнишь, но тебе могло что-то и помешать, могли тебя задействовать и на какой-нибудь работе вечером.
   -- Нет, вечернее время - это мой отдых, как и у всей большой семьи Никитиных. У меня хорошие, понятливые свёкры, я на них не могу пожаловаться. Они меня работой не перегружают. К примеру, вечерняя дойка коровы лежит уже на 16-летней сестре Алёши Татьянке. А мы с Сашенькой вечером всегда ходим на прогулку. Ну, начиная со средины мая, когда уже окончательно тепло стало. Ему очень интересно знакомиться со своим селом, -- троица и сейчас, не спеша, уже шла улицей села.
   -- Ладно, всё понятно. Я и без тебя знаю, что Никитины хорошие люди. Хорошо, что ты Алексея себе в мужья выбрала. И, наверное, тоже по подсказке Александра.
   -- Нет, не по его подсказке. Мне самой Лёша нравился. Хотя Саша и говорил мне, что рад бы был, если бы я вышла замуж за Алексея. Но он на этом абсолютно не настаивал, говорил, что выбор за мной. Вот я и выбрала именно Лёшу. Господи! Мама, да я пару лет назад даже в самых заветных мечтах не могла подумать о том, что я смогу выбирать себе мужа. Это казалось мне невероятной сказкой. Я думала о том, чтобы хотя бы вообще будь за кого выйти замуж. А тут вон оно как обернулось...
   -- А вот это уже целиком и полностью заслуга Александра.
   -- А то я этого не понимаю. Конечно же, это Сашина заслуга. Как же я ему благодарна. И очень его... -- и прикусила язык.
   -- И очень любишь его, -- договорила за дочь мать.
   -- Да. И не боюсь в этом признаться, поскольку я с Сашей никогда больше не увижусь. А любить в душе человека, которого никогда не увидишь - это не грех. Ты и сама мне перед свадьбой нечто подобное говорила.
   -- Ну, говорила, говорила. Согласна. Вот как раз к слову - почему, как ты говоришь, никогда не увидишься с Александром? Ты же сама сказала, что он может приехать в село. Правда, тут же стала говорить, что никого из знакомых он не застанет. Почему?!
   -- Это невозможно, физически невозможно.
   -- Почему? -- повторила свой вопрос Анна Васильевна.
   -- Я тебе сейчас поясню на примере. И он будет для тебя как раз переходом к моему рассказу. Вообрази себе, мама, что ты случайно попала сейчас ну, например, в 2000-й год.
   -- Ого! Ну, и фантазии у тебя.
   -- Это не совсем фантазии. Чуть позже ты поймёшь это. Ну, да ладно. Но ты просто представь себе это.
   -- Хорошо, представила. Точнее, просто подумала, потому что представить себе этого я никак не могу. Это будет совсем другой незнакомый мне мир. Я не могу себе вообразить, что в нём будет.
   -- О, прекрасно! Мысли у тебя абсолютно правильные. Так вот, в том незнакомом для тебя мире ты сможешь встретиться с папой, со мной, с Сашенькой?
   -- Как же я с вами встречусь?.. Я там, а вы здесь. Да вы к тому времени все умрёте. Даже внук мой не сможет прожить более 80 лет.
   -- Молодец! Всё правильно. Вот и Саша не может встретиться со мной и со своим сыном.
   -- Почему?! -- в третий раз повторила свой вопрос мать.
   -- Потому что и он живёт сейчас примерно в том времени, в которое я мысленно отправила тебя, да и ты это представила себе.
   -- Как это?
   -- А вот так. Саша сейчас живёт даже не в 2000-м году, а в 2022-м году.
   -- Василиса! Ну что за ерунду ты городишь?
   -- Это не ерунда, мама. Саша действительно попал к нам из будущего, попал случайно. А год назад он вернулся в своё время.
   -- Но такого же не может быть. Одно дело подумать об этом и совсем другое - сделать это. Я что, если подумаю попасть, например, в год эдак 1950-й, то смогу попасть в него?
   -- Пока что нет.
   - Что значит, пока что нет?
   -- Сейчас это невозможно. Но в то время, в котором живёт Саша, чуть позже, и это станет возможным. Люди смогут путешествовать во времени по своему заказу. То есть они закажут какой-то год, и в нём окажутся.
   -- Василиса! Не рассказывай мне сказки. Ты мне правду говори.
   -- А я тебе и говорю правду.
   -- Да какую там правду! Это же небылицы.
   -- Для нас, живущих в 1914-м году это сказки, небылицы, а для людей, живущих позже - это правда. Мы просто не можем себе представить, что люди могут в будущем сделать. Ты же сама говоришь, что через сотню лет совсем другой незнакомый мир. И ты даже не можешь вообразить, что в нём будет. Я тебе приведу ещё и наглядный пример. А могли люди 100 или 200 лет назад вообразить себе, что по небу будут летать аэропланы, а в море плавать железные корабли? Не деревянные, мама, а железные. А, мама? Вот скажи честно, могли себе люди такое представить?
   -- Нет, не могли, -- выдавила из себя Анна Васильевна.
   -- Вот! Мы не знаем, что будет в мире не то что через 100 лет, а даже через 20, даже через 10 лет. А Саша это знал, потому что он попал к нам из далёкого будущего.
   -- Это тебе всё Карелин рассказал?
   -- Да, именно Игнат Степанович. Я с ним первый раз поговорила через пару дней после того, как Саша пропал из села. И он мне всё рассказал. Они так с Сашей договорились. Саша не знал, когда он попадёт в своё время, а потому и не мог нормально попрощаться. Да и что бы он сказал, даже мне? Он мне никогда не врал, хотя порой и немного выкручивался - очень уж аккуратно, как-то обтекаемо, что ли, строил свои фразы, чтобы я ему верила. Ну, когда он что-то не совсем понятное мне говорил. Он не хотел врать, а правду сказать не мог. А если бы он перед покиданием села сказал, где он будет дальше жить, в каком времени, то я бы ему точно не поверила. Как и ты мне сейчас... Я после того, первого разговора с Карелиным, ещё в прошлом году часто вечерами ходила к Карелину, вместе с грудным тогда Сашенькой. И Карелин мне всё подробно объяснил. Но он запретил мне кому-нибудь об этом рассказывать. Потому что никто мне, а сейчас и тебе не поверит. Нас могут признать сумасшедшими и отправить в психбольницу. Игнат Степанович и о Саше никому правду не рассказывал, потому что уж кого-кого, а Александра точно в психушку бы упекли. А Саша столько всего интересного Карелину рассказал...
   -- А что именно интересного?
   -- О, мама, очень много. Ты же сама представляешь, сколько всего произойдёт за 100 с лишним лет.
   -- Ну, хоть что-то расскажи мне, доченька.
   -- Ты мне не поверишь, -- медленно протянула Василиса. -- Я тоже сначала Карелину не поверила, но потом поняла - а почему бы и нет... Учёные и инженеры многое могут сделать.
   -- Но что именно? Что ты мне хотела сказать?
   -- Сейчас скажу. Ты мне не поверишь, но позже тоже поймёшь, что такое возможно. Мама, ещё в нашем веке, в 60-е годы люди начнут к звёздам летать!
   -- Что ты такое говоришь?!
   -- А вот то и говорю. И я намерена дожить до того времени, чтобы самой это увидеть, более детально узнать об этом. Саша не мог врать.
   -- К звёздам... Неужели такое может быть?
   -- Может, мама.
   -- Боже! Какая же жизнь интересная и хорошая будет.
   -- Будет, мама. Только далеко не сразу.
   -- Ну, я понимаю, что не сразу. Но я надеюсь тоже её увидеть.
   -- Увидишь, но не так уж и скоро. Времена наступают очень тяжёлые.
   -- Это из-за войны с немцами, что ли? Так до нас война не докатится. Да и не могут немцы, сколько их там, на равных воевать с нами. Народу у нас вон сколько, намного больше, чем у немчуры. А что там будет с немцами, да и другими странами, какое мне до этого дело.
   -- Не-ет, мама, тяжёлые времена будут именно в России.
   -- Это почему ещё?
   -- Не знаю. Этого Саша не сказал. Точнее об этом его Каренин не расспрашивал. Саша сказал ему, что в России в ближайшее время, ну, примерно до 20-го года всё очень непросто будет. А Игнат Степанович не хотел знать о плохом. Помнишь, как и я 2 года назад не захотела расспрашивать бабушку Марьяну, почему у меня жизнь непростая будет. Вот так и Карелин не захотел. Он расспрашивал Сашу уже о более поздних временах, когда жизнь и в самом деле уже чудесной будет. Знаешь, мама, об этом действительно интересно слушать - как красивую сказку с хорошим концом. А зачем наперёд знать плохое?..
   -- Чтобы подготовиться к нему.
   -- Это если плохое может произойти с каким-нибудь одним человеком. А если со всей страной... То как ты подготовишься? Лично от тебя или меня ничего зависеть не будет.
   -- Да-а, твоя правда. В этом ты права. Значит, по словам Александра, нам всем в ближайшее время не сладко придётся? Плохо.
   -- Плохо, конечно. Но хорошее всегда приходит после плохого. Вот и мы его дождёмся.
   -- Ты-то дождёшься. А вот я... Не знаю.
   -- Дождёшься, мама! До 20-го года всего 6 лет. А то ты 6 лет не проживёшь... Ты ещё 20 лет проживёшь.
   -- Прямо-таки 20 лет... Дай Бог, чтобы мне ещё с десяток лет прожить.
   -- О, мама. А ты знаешь, сколько лет живут люди в Сашином времени?
   -- И сколько же?
   -- Семьдесят, восемьдесят, сто лет, а некоторые и больше.
   -- Ух, ты! Вот это действительно чудесная жизнь будет! А сейчас... -- и она расплакалась.
   Василиса её и не успокаивала. Она понимала, что мама сейчас и сама успокоится, это просто выплеснулись женские эмоции по поводу всего услышанного. Так оно и произошло. Через пару минут Анна Васильевна вытерла слёзы и более-менее спокойно произнесла:
   -- Всё, прекращаю это мокрое дело. А то я только своего внучонка напугала. Бабушка не будет больше плакать, -- обратилась она к внуку, -- иди ко мне на ручки.
   Бабушка забрала внука на руки, обняла его и начала целовать.
   -- Значит, у меня внук от человека из будущего?
   -- Именно так, мама. Ты понимаешь, каким человеком должен вырасти твой внук?
   -- Понимаю. Ему нужно будет учиться.
   -- Верно. Я это тоже прекрасно понимаю. Да и Карелин тоже говорил, что Сашенька, когда вырастет, не должен в селе коровам хвосты крутить. Игнат Степанович даже пообещал, что будет во всём помогать мне и сыну. Ну, пока у него сил хватит...
   -- Так, Карелину спасибо, конечно. Но мы сами должны о Саше позаботиться. Мы с отцом всё сделаем, чтобы он учился.
   -- О, мама, а ты папе расскажешь о Саше то, что я тебе рассказала?
   -- Ни в коем случае!
   -- А почему? Нет, я понимаю, что лучше никому не говорить, но это же папа. Он, наверное, как и ты, поймёт и меня, и мой рассказ о Саше.
   -- Тебя он, может быть, и поймёт. Да, лично я тебя поняла, и ругать тебе за измену Алексею не собираюсь. Ты, наверное, имела на это право, очень любя Александра. Я теперь, как ни странно, даже рада этому. У меня такой внук, от такого человека!
   -- Вот! Может, и папа так же обрадуется...
   -- Может, и обрадуется. Но на тебя он всё равно косо смотреть будет. Мужики они такие - свои измены они считают обычным делом, а вот женские - ни-ни... Да и дело не в этом.
   -- А в чём?
   -- А в том, что мужики в таких делах более языкатые, нежели бабы. Ему захочется похвастаться тем, какой у него внук. Ему не поверят. Вот он и начнёт доказывать, а то ещё об заклад побьётся. И пошло-поехало... А уж по пьяни... Верно ведь говорят: "Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке". Так что ничего он пока что не должен знать.
   -- Но это именно пока что. А когда Сашенька подрастёт? Отец же поймёт, что внук похож именно на Александра.
   -- А ты так уж уверенна, что Сашенька точно будет похож на Александра Николаевича?
   -- Уверенна. Мне и Карелин сказал, что мой сын будет точно похож на своего отца. Да ты и сама это увидишь. Он и сейчас на него уже похож.
   -- Ну, это хорошо, если мой внук будет похож на своего отца, -- улыбнулась Анна Васильевна, -- Александр был красивым парнем, ну, то есть и сейчас такой... Не знаю, запуталась я с этими временами. Но Александр точно жив, так что правильнее говорить, наверное, есть. В общем, это хорошо, потому что даже я сейчас не так уж чётко помню лицо Александра. А всего ведь немногим более года прошло, как он покинул село. А дальше?.. Вот внук и напомнит мне о нём, о своём отце.
   Василиса при этих словах во весь рот улыбнулась, но как-то странно улыбнулась. И мать это подметила.
   -- А что это ты так загадочно улыбаешься?
   -- Ничего. Просто так, приятно, что Сашенька будет напоминать тебе об Александре.
   Она пока что не хотела говорить матери, что та может хоть сегодня вспомнить черты отца своего внука, увидев его фотографию, которую Василиса бережно хранила. Как не захотела даже вещественным доказательством подтвердить свой рассказ о госте из будущего, показав маме шариковую авторучку, которую в память о себе оставил своей любимой Александр.
   -- Всему своё время, -- думала она, -- в дальнейшем, наверное, дойдёт дело и до фотографии. Точнее, до фотографии дело точно дойдёт, а вот до ручки - не уверена. -- Такими вот были мысли молодой женщины.
   -- Ладно. Понимаю, что ты улыбалась не просто так. Но ты скрытная - если не захочешь, то никогда не скажешь. Хорошо ещё, что улыбаешься - значит, скрываешь что-то хорошее. Возможно, в дальнейшем ты мне ещё что-то расскажешь об Александре.
   -- Вот это точно, мама. Ещё кое-что расскажу... -- и эта "скрытная" женщина еле удержалась, чтобы не добавить: ...и покажу.
   -- Ладно, очень надеюсь на это. Так вот, отцу мы ничего говорить не станем. Да, он со временем поймёт, что его внук не похож ни на тебя, ни на Алексея. Но к тому времени он не будет уже помнить и как выглядел Александр. А там увидим...
   -- Хорошо, я поняла. Может быть ты и права - не будем пока что папе ничего говорить. Так, мама, наверное, на сегодня всё. Мы с Сашенькой разворачиваемся и идём домой. Не то нас скоро разыскивать начнут. Это ведь у меня с тобой не последний разговор - в одном селе живём, да и дома по расстоянию совсем недалеко расположены.
   -- Хорошо, я тебя тоже поняла, -- улыбнулась Анна Васильевна. Она опустила внука с рук на землю, помахала ему рукой - тот в ответ тоже помахал бабушке ручонкой - и произнесла, -- до свидания, дочь, до свидания, Сашенька! -- и уже тише, -- мой маленький человечек из будущего!
  
  

ГЛАВА 12

Дела текущие

  
   Но вот уже и второй летний месяц подошёл к концу. Временно завершились и работы по строительству новой избы в семействе Никитиных. Макар Степанович сдержал слово - до праздников новая изба была перекрыта. Слово "изба" (а также его синонимы "изъба", "истьба", "истобка", "истопка") очевидно связано с глаголами "топить", "истопить". Оно всегда обозначало отапливаемое строение, в котором обязательно имеется русская печь. И она в новой, пока ещё недостроенной избе, конечно, уже была. А как иначе сооружать кровлю... А та была с 2-х скатной крышей из тёса, которую венчал тяжёлый конёк из дерева - знак солнца. Деревянный дом Сибири, да и всего Севера строился именно конём. Верхний контур двухскатного фронтона дома представлял небосвод, по которому вращалось солнце, в своём ежедневном движении от востока к западу. Соединение колесовидного солнца с фигурой коня над кровлей подчёркивало динамизм строения, по которому светило ежедневно совершало свой путь от одного нижнего конца кровли вверх к щипцу, к коньку и далее вниз к другому нижнему концу кровли. Интересно о коньке кровли напишет Сергей Есенин: "Конь как в греческой, египетской, римской, так и в русской мифологии есть знак устремления. Но только один русский мужик догадался посадить его к себе на крышу, уподобляя свою хату под ним - колеснице".
   А далее наступил уже и день первого августовского праздника. К нему старший Никитин обещал полностью завершить кровельные работы. И своё слово он сдержал. Да, идёт война, но пока что в селе этого не ощущается, разве что началась мобилизация парней. Но даже и в этом случае государственные и церковные праздники никто не отменял. Праздник он и есть праздник, а потому у всех царило отличное настроение - улыбались, шутили (опять-таки забыв о войне), по-дружески беседовали... После праздничных молебен, отойдя немного от церкви, мужики остановились покурить. Ну, и поболтать немного. Они в своём кругу, а бабы - в своём. Всё было как обычно - и год, и два назад...
   Но время шло. Уже неспешно проплывала осень. Хотя в рамках страны пока что никаких изменений не ощущалось, но вот в рамках отдельных населённых пунктов... К примеру, в той же Красноярке ощутимо уменьшилась численность мужского населения - военные призывы делали своё дело. Алексея, к счастью для его близких не тронули, но зато, как и предполагала мать Василисы, призвали в армию деверя молодой женщины - Николая. На его проводах в армию слёз в семье Никитиных было пролито немало. Обычно в армию парней провожали довольно спокойно, даже с весельем - полсела гудело при накрытых столах. Но, то было в мирное время, а сейчас никто не мог знать вернётся ли твой сын или брат домой.
   За это время Анна Васильевна ещё несколько раз встречалась со своей дочерью и внуком. Василиса по своему характеру унаследовала частично черты и матери и отца. Она была упряма, а отчасти по-своему жёстка и своенравная в отца, и одновремённо любопытная как её мама. А той всегда нужно было всё знать, все сельские новости, причём именно поскорее - узнать всё одной из первых. Вот и в вопросе с внезапно появившимся и так же внезапно исчезнувшим в селе Александром ей тоже всё нужно было знать. Два года назад, часто общаясь с парнем, она не особенно интересовалась этим новосёлом, "зная", что тот просто племянник Карелина. Да, очень умный парень, но и таковых бывает не так уж мало, тем более учась в большом городе. А вот парень из будущего?.. Это совсем другое дело.
   Кроме того, на пятом десятке своей жизни простую сельскую женщину из глубинки России сейчас вдруг заинтересовали технические вопросы. Её одолевало любопытство - а каким же это образом можно попасть в прошлое или будущее время?
   -- А как Александр попал в наше время, да ещё именно в наше село? -- донимала она дочь. -- Он об этом Карелину говорил?
   -- Говорил. Но Саша попал именно в 1911-й год и в наше село совершенно случайно. Ну, в село, возможно, и не совсем случайно - он с парнями отдыхал около нашего села. А вот именно в тот год попал абсолютно случайно. Я думаю - из рассказов Игната Степановича - что и в Сашино время учёные ещё не знают, каким образом можно попасть именно в интересующий их год.
   -- Хм, даже так... А как это произошло?
   -- Это я могу рассказать, но тоже со слов того же Игната Степановича. А вот объяснить я тебе ничего не смогу, поскольку и я в этом абсолютно ничего не смыслю. Ну, в том плане - почему это именно так произошло.
   И Василиса рассказала маме о том, что Саша попал в их время через какую-то тучку, как такое возможно она действительно и сама не понимала.
   -- А назад, в свои 2000-е года твой Саша как попал? Это Карелин знает?
   -- Да вроде бы знает - через такую же тучку.
   -- Ух, ты! Значит, через эту тучку можно попадать то туда, то сюда?.. А эта тучка всё время на Чарыше находится?
   -- Нет, не всё время. И не на самом Чарыше, а над каким-то холмом. Поэтому Саша и ездил туда более 10 дней. Он не мог знать, когда та тучка там появится. И поэтому же он не мог нормально со всеми попрощаться, не зная заранее, когда это произойдёт. Да и не знал он вообще, появится та тучка или нет.
   -- Понятно. Но, если та тучка там, всё же, иногда появляется, значит, и мы можем попасть через неё в другое время. Ну, ты или я...
   -- Кто его знает. Теоретически, наверное, можем. Но как? Ты можешь сказать, когда та тучка появиться над холмом? И как она вообще выглядит? Да и над каким холмом? - а на берегу Чарыша он не один. А какой именно и сам Игнат Степанович не знает, это знал только сам Саша.
   -- Ну и что, со временем можно это разузнать. Да, немало времени пройдёт, но, всё же, можно узнать. И самим попасть в другое время.
   -- И в какое? -- широко улыбнулась Василиса. -- Лет на 200-300 в прошлое?
   -- Ни-ни! Ты что! Я в прошлое не хочу. Мало мне такой сегодняшней жизни, так чтобы ещё попасть в худшую... В какое-нибудь вообще рабство. Туда я не хочу, я хочу в будущее!
   -- Раскрывай карман шире, хотеть не вредно. А Саша что, так уж очень хотел попасть на 100 с лишним лет в прошлое? Но попал-то он именно в прошлое.
   -- Не, так не интересно, -- сморщилась Анна Васильевна. -- Я и так знаю, что там всё затрапезное. Интересно именно в будущее... Но Саша же попал в будущее - ну, из нашего старого времени в своё новое.
   -- А вот это, мама, ещё неизвестно, -- очень тяжело и горько вздохнула дочь. -- Саша, как говорил Карелин, да и сам он так считал, не был точно уверен, что попадёт именно в своё время. Да, как говорил Игнат Степанович, они оба этого страстно желали, но полной уверенности в этом вопросе у них не было. Саша как раз очень боялся попасть ещё лет на 200 в прошлое. Карелин говорит, что просто интуиция и огромная вера подсказывают ему, что Саша попал-таки в своё время. Но абсолютной уверенности, увы, нет. И я очень надеюсь, что Саша окажется именно в своём времени, ну, пусть даже не точно в своём году, но в своём времени. Пусть даже будет разница в 3-5 лет, но именно в своём времени. Для меня это так важно...
   Последняя фраза вырвалась у Василисы подсознательно, помимо её воли, но мама тут же за неё уцепилась.
   -- А почему это для тебя так важно? Я тоже считаю, что несколько лет погоды не сделают. Лишь бы было своё, знакомое время. Так почему же так важно, чтобы Александр попал, пусть и не точно, но именно в своё время. А если он попадёт лет на 50 вперёд? - это же более интересно.
   -- Нет, меня такое не устраивает! -- резко ответила Василиса.
   -- Но почему?
   -- Потому что я готовлю Саше сюрприз. А он может сбыться только тогда, если Саша сейчас живёт в своём времени. Ну, с разницей в пару лет.
   -- Как ты можешь ему сюрприз приготовить?! Василиса, ты в своём уме? - ты в одном времени, а он в другом времени.
   -- Ну и что. В прошлое я не могу сюрприз приготовить, а в будущее - могу.
   -- Как так?!
   -- Не буду тебе разъяснять, но это вполне возможно.
   -- Ладно, поверю тебе на слово, что это возможно. И что же это за сюрприз?
   -- Не скажу. Сюрприз пока что не готов, а я не люблю рассказывать о предстоящих делах. Вот когда я хотя бы начну выполнять задуманное, тогда, может быть, и расскажу.
   -- А почему начну выполнять? Что так долго готовить нужно?
   -- Мама, позже об этом. Да, мне сюрприз придётся долго готовить, -- грустно протянула Василиса. Она как бы сделала небольшую паузу, но затем вдохновенно продолжила. -- А вот Саша мой сюрприз уже, возможно, получил.
   -- Что ты такое говоришь! Ты ещё чего-то не сделала, а Саша уже это получил. Говоришь всякую ерунду, не думая.
   -- Я как раз хорошо думаю, и никакая это не ерунда. Я не могу тебе это объяснить, не положено рассказывать о не сделанных делах. Не то они не сбудутся. Но Саша точно мой подарок получил, или же получит со дня на день. Но это возможно только в его времени. Ведь до 2000-х годов у меня много времени, чтобы подготовить сюрприз, подарок. Но вот это уже именно для меня. А Саша, живя в том времени, всё уже должен получить. Как же он удивится и обрадуется, -- мечтательно улыбалась Василиса.
   -- Ничего не пойму. Но ты хоть когда-нибудь расскажешь мне, что же такое ты задумала? Ты же упрямая, как тот баран, а потому понимаю, что сейчас не расскажешь.
   -- Когда-нибудь обязательно расскажу.
   -- Ну, и на том спасибо, доченька, -- язвительно пронесла Анна Васильевна. -- Такое одолжение мне сделаешь. Это Саша тебя всяким хитростям и премудростям научил.
   -- Нет, мама. О таком мы с ним не говорили. У него почти все разговоры велись вокруг темы выдачи меня замуж. Он очень хотел помочь мне в этом вопросе.
   -- Да, это точно... Какой же он молодец, что помог тебя красавицей сделать. Нет, не так немного. Я уже вскоре и сама увидела, что ты действительно красивая. Он молодец, что разглядел и раскрыл твою красоту.
   -- Нет, мама, его заслуга даже не в этом.
   -- А в чём же?
   -- Он молодец в том, что заставил меня поверить, что я красивая, и что я смогу удачно выйти замуж. Какая же я дура была ещё 3 года назад. Ведь это Саша убедил меня, что моя хромота не имеет никакого значения. А ведь я после его рассказа о моей болезни даже думала обвинить тебя в ней. Вот какой идиоткой я была!
   -- А почему ты хотела меня обвинить, разве я могла тебя вылечить?
   -- Нет, вылечить меня ты не могла. Ты просто могла не допустить моей болезни. Но ты абсолютно ни в чём не виновата. Никто тогда ничего такого не знал. А в среде простых людей, пожалуй, даже и сейчас этого не знают.
   -- Что ничего не знал, что не знают и сейчас?
   -- Сейчас расскажу, теперь уже можно.
   И дочь поведала маме так званую историю "болезни белой расы", после которой она рыдала на плече у парня, а он его обнимал и успокаивал. Те первые мужские ласки девушка, а теперь уже сама родительница малыша запомнила на всю жизнь. Наверное, именно с той поры, практически с первой встречи Василисе и запал в душу этот красивый, но самое главное такой именно душевный парень.
   -- Это правда? -- растерянно спросила после рассказа дочери Анна Васильевна. -- Ты что, действительно могла не хромать?
   -- Правда, мама. Саша никогда не врал. Да если ты хорошенько поразмыслишь, то и сама поймёшь, что такое вполне может быть.
   -- А почему же ты мне ничего тогда не сказала?
   -- А зачем, мама? Что бы это изменило? Кроме того, Саша строго-настрого запретил мне даже думать об этом. Он сказал, что ни в коем случае нельзя незаслуженно обижать своих родителей. Даже если они по своему незнанию сделали что-то не так.
   -- Боже! Какой же замечательный человек Александр Николаевич.
   -- Ну, его не так зовут. Да, имя его действительно Александр. А вот отчество... Ну, он не Николаевич. Правда, его отчества я и не знаю. Почему-то не спросила об этом Карелина. А впрочем, какое это имеет значение. Для меня он всегда будет оставаться Александром, Сашей. И главное, он для меня никогда не постареет. Я буду стареть, а он всё это время будет таким же молодым. Ведь до его дня рождения должно пройти ещё более 80 лет.
   -- Господи! С этими временами. Ничего не поймёшь... Ладно, спасибо, доченька, что ты тогда уберегла меня от такого знания твоей хромоты. Я бы только терзала себя. Саше спасибо! А наши сваты не попрекают тебя хромотой? Лёша, я думаю, об этом и слова не скажет, видно же, что он любит тебя. А вот сваты...
   -- Нет, мама, не попрекают. Никогда ни одного слова не сказали по этому поводу. Это я действительно раньше была дурой. Разве моя хромота мешает мне выполнять любую работу, даже самую тяжёлую? А бегать-то меня никто не заставляет, да и зачем... И в постели никакой хромоты не ощущается, -- смущённо завершила она.
   -- Да, ты права. Твоя хромота ничуть не должна мешать тебе в делах, во всём. К тому же, как мне кажется, ты и хромать стала меньше.
   -- Ну, я просто стараюсь не хромать. Вот, наверное, и выработалась какая-то привычка меньше волочить ногу. Какие-никакие, а тренировки.
   -- Ну и хорошо. Но тогда вопрос немного на другую тему. Я только что услышала от тебя упоминание о постели. А потому ты мне лучше вот что скажи. По твоим рассказам и предсказаниям Марьянихи у тебя должно быть трое детей. И когда же мне ждать следующих внуков?
   -- Ну, -- снова смущённо опустила голову Василиса, -- весной следующего года.
   -- Ты беременна?! -- обрадовалась Анна Васильевна.
   -- Угу, -- кивнула головой дочь.
   -- И когда именно весной? Ну, сколько сейчас недель? - по тебе пока что ничего не видно.
   -- Месяца два. То есть, по моим подсчётам следующий твой внук или внучка родится в апреле.
   -- Ой, как хорошо! Интересно только, кто же это будет - внук или внучка. Теперь хорошо было бы, чтобы родилась девочка.
   -- Ну, кто это может определить... Это одному Господу известно.
   -- Правильно. Вот я и буду молиться, чтобы у меня весной следующего года появилась именно внучка.
   И подобные разговоры матери с дочерью летом и осенью 1914-го года происходили неоднократно. Но, наконец-то, Анна Васильевна вроде бы успокоилась. Она уже знала об Александре и его отношениях с её дочерью почти всё то же, что и её дочь. Нет, конечно, Василиса хранила некоторые свои секреты. Но то были именно секреты, а потому её мать понимала, что до поры до времени дочь ей ничего не расскажет. Но со временем она поделится своими секретами. Теперь всё свое внимание Анна Васильевна перенесла на внука, которого с некоторых пор стала любить вдесятеро больше. Но сырая осень, а затем студёная зима не позволяли Василисе совершать с сыном продолжительные прогулки, а в своё бывшее жилище, к родителям она заходила не так уж часто - больше для того, чтобы и Павел Владимирович смог увидеть своего внука. Бабушка иногда забегала и в новую избу (завершили её таки до зимы) молодых Никитиных, а вот дедушка больше был занят своими делами по домашнему хозяйству. Теперь приходилось уже ждать хорошей погоды в следующем календарном году.

* * *

   Но вот уже и год 1915-й принял бразды правления у своего предшественника. На российско-германском фронте особых перемен не ощущалось. В целом на восточном фронте кампания 1914-го года не принесла решающих результатов ни одной из сторон. Да, столкновения с германской армией чаще заканчивались в пользу немцев, и на германской части фронта Россия потеряла часть территории Царства Польского. Но и Германия ни в одном пункте не смогла достичь запланированных ею результатов, все её успехи с военной точки зрения были скромны. Война действительно переходила в разряд затяжной. Однако впервые в этой войне боевые действия стали по-настоящему массовыми. Война действительно становилась мировой. [Первой мировой войной её назовут только после начала Второй мировой войны, а до того времени о ней будут говорить как о Великой войне]. Кроме того, также впервые были применены танки, авиация, дрендоуты и химическое оружие.
   Не было особых перемен и в российской глубинке. Правда, в последнее время начали иногда возникать некие перебои с товарами. Нет, не с сельскохозяйственными - крестьян всегда выручало своё подсобное хозяйство, свои земельные наделы. Перебои были с привозными товарами - чаще промышленными (керосин, спички, мыло...), но иногда и с продуктовыми (соль, сахар...). Но пока что выкручивались. Все с нетерпением ожидали весну. По крайней мере, прекратится томительное её ожидание. А затем в работе забудутся и все мелкие неприятности. Да и работать теперь придётся чуть ли не за двоих, ведь село лишилось значительного количества крепких молодых, работящих рук.
   Но вот пришла уже не только весна, но наступило и тёплое лето - начался его первый месяц. Недели две назад установилась нормальная погода, а также возобновились, редкие уже на сей раз, вечерние прогулки Василисы с сыном. Почему редкие прогулки? Дело в том, что Сашенька и днём в основном всё своё время проводил на свежем воздухе, но только в усадьбе под контролем мамы. Правда, в последний месяц этот контроль с её стороны резко снизился, так как в средине апреля Василиса родила дочь. Поскольку Анна Васильевна усердно молила Бога о том, чтобы у неё появилась внучка, то малышку и назвали Анечкой - будущая Анна Алексеевна. И теперь контроль за Сашей вёлся больше со стороны его тёти - 18-летней сестры Алексея Татьяны, которую родители стали порой оставлять для помощи своей невестке, и та уже к этому привыкла. Да, времена сейчас шли непростые, семья лишилась одного хорошего работника - Николай где-то на далёком фронте - а теперь доводилось снимать с сельскохозяйственных работ ещё одного человека... Непростое решение. Но Василиса была права, когда говорила матери, что у неё очень хорошие свёкры. Работа работой, но самое главное - это дети, это будущее семьи. А потому родители Алексея и выкраивали порой время для того, чтобы Татьянка оставалась дома. А в начале июня все посевные работы уже были окончены, а потому стало немного легче.
   И в один из первых дней текущей недели Василиса обратилась к мужу:
   -- Лёша, у меня есть к тебе просьба.
   -- Слушаю.
   -- Работ в поле и огороде уже стало меньше. Ну, покосы, конечно, начнутся, но всё равно работы не так уж и много. А потому у меня предложение, ну, просьба - давай выкроим время и съедем в Чарышскую Пристань.
   -- В Пристань? Зачем?
   -- Чтобы сфотографироваться там - и втроём, с Сашенькой, и раздельно. Нужно же, чтобы была память, каким сын у нас был маленьким. А ему уже 2 годика, это уже самостоятельный человечек. Да и мы с тобой не фотографировались. А это будет хорошая память для наших детей - какими мы были в молодости.
   -- О! А это очень хорошее предложение. Именно предложение, а не просьба. Ты молодец! Конечно же, нужно сфотографироваться. -- Но затем он удручённо покачал головой, -- время-то мы выкроем, но вот трясти в телеге Сашу и Анечку не больно-то и хочется.
   -- А мы и не будем их трясти. Во-первых, Анечку мы брать с собой не будем. Ещё чего, не дай Бог, от контакта с другими людьми она заболеет. Нет, ни в коем случае её брать с собой нельзя. Мы с ней тоже обязательно сфотографируемся, но когда уже ей исполнится 2 годика. А пока мы будем ездить в Пристань, за ней и Татьянка или Оля присмотрят, или бабушка. Мы ведь, скорее всего, поедем в воскресенье. То есть работы в этот день будет поменьше. Я её покормлю, и пока она будет спать, за ней особого присмотра и не нужно будет. А мы часа за полтора управимся. Сколько тут до Пристани ехать...
   -- Ну, на телеге не так уж и мало времени.
   -- Погоди ты с телегой. Я же сказала во-первых. Но есть ещё и во-вторых. Я попрошу для поездки в Чарышскую Пристань у Игната Степановича Карелина пролётку. Я уверенна, что он не откажет. А, может быть, он и сам съездит..., -- задумчиво протянула женщина. У неё созрел новый план. -- А пролёткой будет гораздо быстрее, чем на телеге тащиться.
   -- Господи! Василиса, какая же ты умная и предприимчивая! Вот это мне жена досталась - красавица и умница, -- он не обратил никакого внимания на слова жены о поездке и самого Карелина в Усть-Чарышскую Пристань.
   -- А это всё благодаря твоему другу Александру. Это он меня такой сделал.
   -- Да, Саше огромное спасибо. Он и мне помог в этом вопросе, ну, в вопросе сватовства к тебе. И где только у меня самого глаза были до того... Каким же дураком я был, что не обращал на тебя внимания раньше.
   -- Ничего, ты как раз вовремя прозрел, -- улыбнулась супруга Алексея.
   -- Да, и то хорошо... Отлично. Значит, ты договаривайся с Карелиным о пролётке - на предстоящее воскресенье. А я договорюсь с родителями, то есть мы всё спланируем.
   И в воскресенье такая поездка в Усть-Чарышскую пристань состоялась. При этом кучером пролётки был сам её хозяин. Как и о чём договаривалась с Карелиным Василиса, Алексей не ведал, но это его не особенно и интересовало. Главное, результат - они быстро управятся, да и езда в пролётке гораздо удобнее, нежели в телеге. Рядом с "кучером" на переднем сиденье сидел Алексей, Василиса же с Сашей разместились сзади - на местах для пассажиров. Мама взяла сына на руки, но затем тот настойчиво сполз с её рук и разместился рядом с ней - он уже большой мальчик и может сидеть самостоятельно. Но зато с каким же интересом он всё вокруг рассматривал - это была первая поездка малыша.
   В фотографическом салоне четвёрке довелось пробыть не так уж и мало времени. К удивлению Алексея сфотографировался и Карелин. Впрочем, Никитин не очень-то и удивлялся - уж кто-кто, а Игнат Степанович имел право оставить о себе добрую память своим потомкам. Да и не только своим близким родственникам, но и жителям села - он очень много добрых дел сделал для них. Но для него процесс фотографирования как раз не был длителен по времени. А вот Никитины возились долго, они хотели сделать фотографии 5-х видов - Василиса и Алексей (одиночные фотографии), семейная пара вдвоём, мама с сыном и вся семья (немного неполная - без Анечки) вместе. Но, в конце концов, всё завершилось. Никитины поспешили на свежий воздух, а вот Карелин в фотосалоне немного задержался. Но вот вышел и он. А далее обратная дорога домой. Когда в селе Никитины начали выбираться из пролётки, то Игнат Степанович обратился к главе молодого семейства:
   -- Алексей, давай, наверное, мне квитанции на фотографии. Мне всё равно через пару дней нужно ехать в Чарышскую пристань. Вот я и заберу фотографии, а вечером зайдёшь ко мне и заберёшь их. Чего тебе зря мотаться. Я же понимаю, что у вас в большой семье дел хватает.
   -- Да не хочется вас утруждать, Игнат Степанович.
   -- Какое там утруждение. Всех дел-то на 2 минуты - отдал квитанции и получил фотографии. А к фотографу мне всё равно заходить нужно - свои фотографии нужно же забрать.
   -- А, ну да. Тогда действительно это удобно. Большое вам спасибо, Игнат Степанович!
   -- Спасибо скажешь, когда получишь фото своего семейства, -- улыбнулся Карелин и краем глаза глянул на Василису. Та тоже улыбалась, да ещё и почему-то довольно радостно. А впрочем, чему ей было огорчаться.
   И через 2 дня Никитины получили свои фотографии. И нужно сказать, что те были довольно неплохими - в салоне (это был тот же салон, в котором 2 года назад фотографировался Александр) действительно были мастера своего дела. Вечером следующего дня Василиса с сыном и дочуркой пошла проведать своих родителей. Даже не столько проведать их, как показать фотографии. Но как же она управлялась одна с 2-я детьми, причём одним грудным, на улице? А управлялась она довольно просто. Сашеньку вела за руку (или тот просто шёл рядом с ней), Анечка же покоилась у неё на груди. Каким образом?.. Да очень простым - по типу народов жарких стран, жители (матери) которых носят грудных детей на своём туловище с разведенными в стороны ножками. Хотя женщина и верила в предсказанья бабушки Марьяны, но она, всё же, не хотела рисковать - опасалась, что и у её детей может возникнуть - как бы по наследству - дисплазия тазобедренных суставов. Она, ещё когда родился Саша, соорудила со свекровью специальную подвязку для ношения ребёнка на передней части туловища. Она не рассказала свекрови о предсказаниях Марьянихи, но зато рассказала ей о том, как можно уберечь от подобной болезни детей. А уж та точно опасалась, чтобы её внуки не унаследовали болезнь своей мамы. И такое ношение ребёнка оказалось очень удобным и для мамы, и для ребёнка. У мамы были руки полностью свободны, а ребёнок спит, прижавшись к её груди, как в колыбели. Правда, позже Алексей с помощью столяра соорудил и колясочку для прогулки ребёнка. Но пока что Василиса эту колясочку для Анечки не использовала - начнёт возить её в коляске позже, к концу лета, когда девчушка немного подрастёт. А вот сельские бабы и молодые женщины сначала с изумлением восприняли такой "южный" метод ношения детей. Но, спустя время, когда они сами попробовали так носить своих детей, то убедились, что это очень удобно. И далее в селе уже многие так носили своих детей. Они даже не догадывались о том, что в России так детей (кроме их села) ещё никто не носит. Но вот в XXI-м столетии для такого ношения детей будут даже выпускаться специальные, разработанные фирмами корсеты - физиологические рюкзаки (эрго-рюкзаки).
   Что же касается именно сегодняшнего дня, то Василиса хорошо погостила у родителей. Фотографиями долго любовались и мама, и отец. И дочь, конечно же, оставила родителям по одной фотографии из всего комплекта. Так и планировалось - они фотографировались не только для своих потомков, но и для родителей. Тем тоже время от времени приятно будет посмотреть, какими были когда-то их потомки. Затем они немного поиграли и поласкали своего внука и с умилением осмотрели спящую внучку. А далее, когда отец уже ушёл заниматься своими делами, Василиса ещё и поговорила с мамой, больше, конечно, касаясь темы фотографий.
   -- Ну, что, мама, -- тихо спросила Василиса, -- а теперь тебе по фотографии стало более понятно на кого похож твой внук?
   -- Стало только более понятно, что он не похож ни на тебя, ни на Лёшу, -- улыбнулась та.
   -- Мама, он похож именно на Сашу.
   -- Возможно. Что-то в его чертах лица есть такое, как бы похожее на Александра.
   -- Мама, он копия Александра.
   -- Не знаю, не уверена. Я за 2 года уже подзабыла, как выглядел Александр. В целом помню его, а вот именно черты лица... Забывать я стала, старая уже.
   -- Да при чём здесь старость... -- махнула рукой дочь. -- Никакая ты не старая. А за 2 года любой человек позабудет черты лица другого человека.
   -- И ты тоже забыла черты лица своего Саши? -- подковырнула Василису мать.
   -- А я не забыла. И никогда не забуду!
   -- И каким же это образом тебе удаётся не забывать его?
   -- Мама, а ты хотела бы увидеть ещё раз Сашу?
   -- Конечно, хотелось бы, -- грустно протянула Анна Васильевна. -- Тем более, если он отец моего внука. Но, увы...
   -- А вот ничего и не увы, -- улыбнулась дочь. -- Сейчас увидишь его. -- И она начала рыться в пакете, где лежали принесенные фотографии, и что-ещё.
   Через полминуты она протянула маме плотный листик бумаги и произнесла:
   -- Смотри!
   -- О, Боже! Саша! Так у тебя оказывается есть его фотография. А почему же ты мне её раньше не показывала?
   -- Всему своё время. Вот оно и пришло. Показываю тебе её, чтобы ты убедилась в том, что Саша маленький действительно копия Саши большого. Конечно, мы с тобой в таком возрасте Александра не видели, но и так видно, что Сашенька на него похож. Или это не так, мама?..
   -- Всё так. Он очень похож на Александра, -- и Анна Васильевна расплакалась.
   Но дочь и в этот раз не стала её успокаивать, она понимала, что мама сейчас успокоится - это всё те же женские эмоции. Так оно и произошло. Спустя время она вытерла слёзы и обратилась к дочери:
   -- А откуда у тебя его фотография?
   -- Саша перед своим уходом из села, ну, перед попаданием в своё время, специально ездил в Чарышскую Пристань и там сфотографировался. Он подарил, ну, оставил свою фотографию мне и Игнату Степановичу. Вот только Игнату Степановичу он её подписал, и так красиво подписал, трогательно. А мне нет... -- грустно тянула Василиса.
   -- Александр не мог трогательно подписать тебе фотографию, -- жёстко одёрнула её мать.
   -- Я понимаю это. Но всё равно жаль, что нет его дарственной надписи.
   -- Не будь дурой. Ты и так радуйся, что у тебя вообще есть фотография Александра. Может быть, когда Сашенька вырастет, ты покажешь ему эту фотографию и расскажешь, кто его настоящий отец.
   -- Нет! -- резко ответила Василиса. -- Саша должен знать, что его отец Алексей. Он должен любить и уважать именно его. Саша никогда не увидит воочию своего отца, а потому ему и не нужно знать о нём. О его настоящем отце знают только 3 человека - я, ты и Карелин. Ну, возможно, когда-нибудь и папе расскажем. И всё! Для всех остальных, включая и Сашеньку, его отец только Лёша. Зачем моему сыну лишняя головная боль и знание того, что его мама изменила своему мужу.
   -- Хм, -- тихо протянула Анна Васильевна, -- может быть, ты и права. Хорошо, пусть будет по-твоему - отец Саши именно Алексей. Да так, наверное, будет и спокойнее для всех. Но для меня, -- она улыбнулась, -- отец моего внука это именно Александр. И я сегодня в этом полностью убедилась. И как же это здорово!
   -- Я согласна, что это здорово. В нём течёт кровь человека из XXI-го века, а это о многом говорит.
   -- Правильно. А фотографию Александра ты береги. Будешь и мне показывать её иногда. Мы вместе будем видеть, как Сашенька всё больше будет становиться похожим на своего отца.
   -- Сашину фотографию я сберегу до последних дней своей жизни.
   И на этой фразе Василисы беседа, да практически и её совместное посещение с детьми родителей были завершены.
  
  

ГЛАВА 13

Что год грядущий нам готовит?

  
   Между тем время проплывало своим чередом, как бы и не заметно, но, тем не менее, в очень уж быстром темпе. Давно стал достоянием прошлого 1915-й год, подходил к концу уже и год 1916-й. Близилась зима. Урожай давно уже в закромах, да и денежные накопления за бо́льшую его проданную часть спрятаны в укромном уголке. И вновь у сельских тружеников появилось больше свободного времени. И чем его занимать? Да, бывало, что и чаркой спиртного, хотя в селе в последнее время подобное времяпрепровождение значительно снизилось. В основном свободное время селяне использовали для обмена своими нехитрыми сельскими новостями, могли также посудачить и об односельчанах.
   У женщин были свои разговоры, а у мужчин - свои. Если женское население села вело беседы в основном на житейские темы, то у его мужской половины в последнее время акценты сместились в сторону военной темы. Россия уже более 2-х лет воевала с германцами. И внешне казалось, что для обеих сторон это было топтание на месте. Но, увы, такое мнение было ошибочное. Германия за это время оттяпала (заняла территорию) у страны немалый её кусок, в региональном, конечно, понимании, поскольку просторы России были ой как велики. Ещё в апреле прошлого года на Восточном фронте в ходе наступательных боев германские войска вторглись в Курляндию (современная Латвия), позже захватили и Литву. А в конце мая южный фланг русских войск развалился после того как германские части снова отвоевали у россиян Пшемышль. В августе немцы оккупировали Брест-Литовск. Правда, в текущем году немцы на Восточном фронте больше топтались на месте, военные удачи больше сопутствовали русским (Нарочская операция, Брусиловский прорыв...), но отвоевать сданные ранее позиции не удавалось. Это и было сейчас предметом обсуждения.
   -- Да что же это творится! -- возмущались одни. -- Сколько той Германии, а мы её одолеть не можем.
   -- Руководство нашей армии никуда не годится, -- добавляли другие. -- Старые пузатые генералы воевать давно разучились. Точнее, командовать войсками, потому что они и ранее постоянно в кабинетах отсиживались, а воевали только по карте.
   -- Мы просто были не готовы к войне, -- объясняли третьи. -- Нужно было армию укреплять ранее, а не в последний момент мобилизацию объявлять.
   А причин неудач России в мировой войне было немало. Во-первых, во время войны вся территория России как бы разделялась на 2 части - театр военных действий и внутренние области страны, то есть на фронтовую зону и тыл. На фронте неограниченные права имел Верховный главнокомандующий великий князь генерал-адъютант Николай Николаевич Романов (младший) - сын великого князя Николая Николаевича (старшего) и великой княгини Александры Петровны Ольденбургской, внук Николая I-го. Он возглавлял Ставку Верховного главнокомандующего и был подчинён исключительно императору. Ни один правительственный орган не имел права давать ему никаких распоряжений и приказов. Но власть Ставки ограничивалась лишь пределами театра военных действий. Во внутренних же областях всеми воинскими силами и учреждениями руководил военный министр В. А. Сухомлинов, подчинявшийся не Верховному главнокомандующему, а тоже только императору. Вместе с тем и сам император был несколько ограничен в своих управленческих возможностях - он не мог свободно распоряжаться денежными средствами без санкции Бюджетной комиссии Государственной думы.
   В итоге отсутствие единого органа, в котором была бы сосредоточена вся военная и государственная власть, стали одной из важнейших причин поражений русской армии в 1914-1915-м годах. Уже в ходе войны принцип отделения фронтовой зоны от тыла государства подвергся жёсткой критике. Историк Николай Яковлев сделал справедливый вывод: "Бескомпромиссное разделение на фронт и тыл вопреки логике вооружённой борьбы и здравому смыслу обернулось для России самыми тяжкими последствиями".
   Кроме того, практически вне сферы контроля главнокомандующего находились снабжение армии и обеспечение её резервами. В отсутствии жёсткого контроля снабжение действующей армии всем необходимым было организовано неэффективно. Созданные четыре (!) Особых совещания - по обороне государства, перевозкам, топливу, продовольствию - уже изначально громоздкие органы, вскоре обросли ещё и бесчисленными комитетами. В этой ситуации производители-частники могли навязывать свои условия правительству.
   Не смогло изменить ситуацию и назначение в августе 1915-го года Николаем II-м себя самого на должность Главковерха, то есть он принял на себя командование русской армией. А через несколько дней германские войска захватывают город Вильно (современный литовский г. Вильнюс). Это назначение стало одним из самых неудачных кадровых решений царя. Значительно позже вот что напишет по этому поводу российский политолог, историк, доктор исторических наук, профессор Владимир Дегоев: "Будь на его месте жёсткий и решительный политик диктаторского склада, возможно, этот шаг принёс бы успех. Но поскольку Николай II-й не принадлежал к категории сильных личностей, его жест воспринимался как фарс, жест отчаяния или глупая прихоть". Действительно, после этого в глазах почти всех слоев общества Николай II-й стал главным виновником всех поражений.
   Да и вообще, весь ход Первой мировой войны показал, что экономика России не способна была обеспечить армию всем необходимым в военно-техническом плане. Нехватку вооружений и боеприпасов приходилось частично компенсировать закупками за рубежом в США, Великобритании, Франции, Швеции, Японии и других странах. Но даже эти закупки не компенсировали все потребности русской армии в ходе войны. Военный министр генерал Поливанов, выступая в Государственной Думе в августе 1915-го года, отмечал: "Наша армия может побеждать только тогда, когда она чувствует за собою всю страну, в её целом, организованную как огромный резервуар, откуда она сможет бесконечно черпать себе снабжение".
   А в целом, военные неудачи и удачи (военачальники как раз были неплохие), а также состояние тыла были следствием самой природы российской самодержавной власти. Слишком многое зависело от личности того, кто находился на престоле, особенно в условиях войны.

* * *

   Но постоянными разговорами о военных неудачах и удачах сыт не будешь, да и со временем надоедают подобные темы. Куда интереснее посудачить о делах житейских в том месте, в котором ты живёшь. А жизнь в далёком от линии фронта алтайском селе шла своим чередом, мало отличимая от довоенного периода. Были и радости, и горести. Да, горести были, ибо многие сельские парни, теперь уже в шинелях, за тридевять земель сражались с врагом. И не все они выживали. А потому в селе были и горькие слёзы по убитым. Но были и радости. Праздники по-прежнему проходили весело. Разве только кто-нибудь из старожилов с грустью вспоминал: "Эх, как же лихо ранее на праздниках плясал Витька Миронов, какие он коленца выкидывал. А как ловко бегали пальцы по клавишам трёхрядки у Петьки Ратушного, и какие мелодии он наяривал". И так далее и тому подобное... Вот только никто не мог предсказать вернутся ли с фронта в село эти Витьки и Петьки.
   Были свои радости и в семье Никитиных. От Николая с фронта, пусть и нечасто, но, всё же, приходили короткие письма, но главное в них было - жив. А остальное не так уж и важно. Тем временем в селе подрастали его сестрички, мужал его старший брат. И главная семейная радость Никитиных состоялась осенью. В сентябре этого года вышла замуж (в том же возрасте, что и Василиса) и покинула отчий дом старшая дочь Ольга. Правда, для большинства сельских девчат словосочетание "покинуть отчий дом" звучало пусть и верно, но с некой натяжкой - всё равно жили с мужьями где-то по соседству, а потому с родителями могли видеться чуть ли не каждый день. А вот Ольга действительно покинула и отчий дом, и село. Уехала она с мужем на его малую родину. Да, недалеко - всего лишь в Усть-Чарышскую Пристань, но тем не менее...
   У самой же Василисы подрастали малыши - Сашеньке уже почти 3,5 годика, да и Анечка давно уже бегала. По планам женщины, да и её мужа Алексея в следующем, 1917-м году младшая семья Никитиных вновь поедет в Чарышскую Пристань фотографироваться - теперь уже в большем составе. А заодно Алексей проведает там сестру, а Василиса - свою золовку. Дождаться бы уже следующего года. Зима не лучшая пора для радости и веселья, ну, разве что когда наступит Масленица...
   Вот только сейчас никто и предположить не мог, что последующий год принесёт народу России. А предпосылки к переменам в стране как раз были. Ведь к концу 1916-го года страна оказалась в состоянии глубокого социального, политического и нравственного кризиса. Осознавали ли правящие круги грозящую им опасность? Да, доклады охранного отделения за конец 1916-го - начало 1917-го годов были полны тревоги в предвидении грозящего социального взрыва. Кроме того, в ноябре с речью "Глупость или измена?" на заседании Государственной думы выступил П. Н. Милюков (бессменный председатель кадетской фраки в Думе, её Ведущий публицист и редактор газеты "Речь"), после чего в стране фактически началась интенсивная подготовка к государственному перевороту. Не исключено, что подлило масла в огонь и убийство группой аристократов 17-го декабря текущего года Григория Распутина, хотя в народе сие действо вызвало неоднозначную оценку - кое-кто радовался этому, а кое-кто огорчался. В общем, изменения в стране назревали. А в конце зимы, уже в новом календарном году нашли они отклик и в алтайском селении.
   -- Лёшка, вот ты разъясни мне, что там в нашей столице творится? -- с такими словами обратился к своему старшему сыну в один из скучных, тёмных вечеров второй половины февраля Макар Степанович. -- В газетах пишут, что разные выступления рабочих происходят, даже забастовки.
   -- Ну, я знаю практически то же, что и ты. Я же там не был, -- усмехнулся Алексей.
   -- Это я прекрасно понимаю. Но ты же более грамотный. И по России поездил, когда в армии служил. Ты лучше в таких делах разбираешься.
   -- Ну, ты же читал - пишут, что хлеба не хватает. Вот и возмущаются рабочие. А ты бы на их месте не возмущался?
   -- Как это хлеба не хватает?! А куда же он девается? И это в России-то. Она ведь хлебом и другие страны кормит. У кого же больше хлеба, чем у нас?..
   -- Дело не в количестве хлеба, отец. Конечно же, он в стране есть. Дело в том, что его не вовремя в города завозят.
   -- А-а, вон оно что. А почему его в города не вовремя завозят?
   -- Потому что война.
   -- Ну и что. Если разбиты пути где-то там на Западе, то пусть везут хлеб от нас, с Востока. Что, так тяжело до этого додуматься?..
   -- Да не разбиты пути и там, я думаю. Просто дороги перегружены военными перевозками. Да ещё разные там неразберихи на транспорте в военное время.
   -- А, вот как... Да, такое может быть. Тогда возмущения рабочих понятны. Снимать с работы и под суд отдавать нужно тех разгильдяев, которые задерживают хлеб рабочим. Они же в больших городах оружие и боеприпасы для войны готовят, а их не кормят. Это разгильдяйство.
   -- Вот то-то и оно.
   И такие разговоры у отца с сыном в эту скучную пору года вечерами происходили неоднократно. Газеты предоставляли информацию, но не особенно её "разжёвывали". А потому у многих крестьян, да ещё и малообразованных от информации из газет, а чаще услышанной из разговоров с односельчанами, возникало немало вопросов.
   А в Петрограде и в самом деле было неспокойно. И первым поводом к революционному взрыву послужило ухудшение в средине февраля наступившего года снабжения Петрограда продовольствием, особенно хлебом. Хлеб был в стране в достаточном количестве, но из-за разрухи на транспорте и нерасторопности властей, отвечавшей за снабжение, он не мог быть своевременно доставлен в города. Была введена карточная система, но и она не решила проблемы. Возникли длинные очереди у булочных, что вызывало нараставшее недовольство населения. В этой обстановке любой раздражающий население поступок властей или владельцев промышленных предприятий мог послужить детонатором социального взрыва. В сложившейся обстановке царское правительство проявило неспособность к быстрым и решительным действиям.
   Вот воспоминания очевидцев тех дней: "...Уже несколько дней мы жили на вулкане ... В Петрограде не стало хлеба, - транспорт сильно разладился из-за необычайных снегов, морозов и, главное, конечно, из-за напряжения войны... Произошли уличные беспорядки... Но дело было, конечно, не в хлебе... Это была последняя капля... Дело было в том, что во всём этом огромном городе нельзя было найти несколько сотен людей, которые бы сочувствовали власти... И даже не в этом... Дело в том, что власть сама себе не сочувствовала... Не было, в сущности, ни одного министра, который верил бы в себя и в то, что он делает... Класс былых властителей сходил на нет".
   В итоге хлебные бунты, антивоенные митинги, демонстрации, стачки на промышленных предприятиях города наложились на недовольство и брожение даже среди многотысячного столичного гарнизона, присоединившегося к вышедшим на улицы революционным массам. Николай ІІ-й 26 февраля 1917-го года издал указ о приостановке сессии Государственной Думы, Этим действием он фактически не только отнимал у либеральных кругов последнюю надежду на переход к конституционному строю парламентским путем, но и, по сути, подписывал себе приговор. Была упущена последняя возможность перевести начавшуюся революцию в мирное русло. В Петрограде полным ходом шло восстание народных масс, и восставшие направились к Таврическому дворцу, где заседал российский парламент. В сложившейся обстановке Государственная Дума решилась па разрыв с царизмом. И 27-го февраля был создан Временный комитет Государственной Думы по восстановлению порядка и связям с учреждениями и общественными деятелями во главе с М. В. Родзянко, являвшимся председателем III-й и IV-й Государственных Дум.
   Но этим дело не окончилось, поскольку одновремённо группа рабочих, активистов-меньшевиков в одном из залов Таврического дворца приступили к созданию Совета рабочих депутатов. Сформированный ими, преимущественно из меньшевиков, Временный исполнительный комитет Совета рабочих депутатов провозгласил себя штабом революции и предложил рабочим выбирать представителей в Совет. То есть, был сформирован параллельный орган власти - Петроградский Совет - что привело к ситуации, известной как двоевластие. Правда, опасаясь ответных действий со стороны армии и царя и не решаясь пока что взять власть в свои руки, созданный в тот же день Петроградский совет рабочих депутатов согласился на передачу власти Временному комитету Государственной Думы. И 1-го марта между лидерами этих двух органов было достигнуто соглашение об образовании Временного правительства во главе с князем Г. Е. Львовым. В его составе были князь Г. Е. Львов (председатель Совета министров и министр внутренних дел), II. Н. Милюков (министр иностранных дел), А. И. Гучков (военный министр), М. И. Терещенко (министр финансов), А. И. Шингарёв (министр сельского хозяйства). А. И. Коновалов (министр торговли), Н. В. Некрасов (министр путей сообщения), а также единственный представитель от социалистов - А. Ф. Керенский, занявший пост министра юстиции.
   А далее непосредственным результатом этих событий, названных позже Февральской революцией, стало отречение от престола Николая ІІ-го. Это произошло 2-го марта около 15 часов - царь Николай II-й принял решение отречься от престола в пользу своего малолетнего наследника, цесаревича Алексея при регентстве младшего родного брата великого князя Михаила Александровича. Но 3-го марта последовал отказ (Манифестом) от престола и регенства от Михаила Александровича. Это означало прекращение правления династии Романовых. В общем, февральской революцией началась великая смута в России, в ходе которой пала не только династия Романовых и Империя перестала быть монархией, но и весь буржуазно-капиталистический строй, в результате чего в России полностью сменилась элита. В Москве новая власть была установлена ещё 1-го марта, а в течение месяца - уже и по всей стране. Февральская революция, завершившая короткий период либерального реформаторства и ознаменовавшая крах думской монархии, открыла новый этап в развитии российской государственности. Его основным содержанием стало формирование и нараставшее противоборство различных, подчас диаметрально противоположных альтернатив государственно-политического и общественного развития страны.
   Сообщения об отречении Николая II-го и Манифест об отречении Михаила Александровича были опубликованы в газетах 4-го марта. Теперь уже Временное правительство соединило в своём лице законодательную и исполнительную власть, заменив царя, Государственный совет, Думу и Совет министров, А также подчинив себе высшие учреждения (Сенат и Синод).
   А уж эти газетные сообщения подняли в глубинке (да и не только) страны волну таких пересудов, которая успокоится далеко не сразу. И это была даже не одна волна, а две, которые шли навстречу друг другу, и порой очень схлёстывались. Схлёстывались пока что словесно, даже до рукопашной дело не доходили. Но оно и понятно - ведь отречение царя от престола вызвало неоднозначную реакцию. Вот только сейчас никто не представлял себе, что вскоре эти две волны схлестнутся уже далеко не в рукопашном, а в самом настоящем бою.
   -- Да что же это творится?! Как же мы будем без царя-батюшки жить? -- причитали одни. -- Он же наш отец и кормилец.
   -- И поделом ему, -- зло отвечали другие. -- Какой он кормилец?.. Это трудовой народ его кормит, а он дармоедом у него на шее сидит.
   И это были ведь пока что только словесные перепалки. Но, тем не менее, стороны не могли найти консенсус, или хотя бы как-то смягчить свои позиции. Позиция противоположной стороны категорически не воспринималась. Вот потому-то в дальнейшем эти стороны и возьмут в руки уже и оружие для борьбы друг с другом.
   Была на эту тему и беседа у представителей семей Никитиных и Говоровых. Правда, только на женском уровне, и при этом стороны нашли полное взаимопонимание. В один из вечеров средины марта в гости к маме снова пожаловала Василиса, и при этом одна, без детей. И это удивило Анну Васильевну.
   -- О, доченька, здравствуй! А почему одна, почему детишек не захватила? Как они там?
   -- Они живы и здоровы. А зачем их по такой погоде по селу таскать? Чай, не лето. А дома тепло, уютно. Это когда Сашенька один рос, ему скучно было. А теперь вдвоём с сестричкой им весело - обоим весело, они хорошо играют.
   -- И то верно. Просто мне с внучатами пообщаться хотелось.
   -- Приходи к нам в гости, вот и пообщаешься, -- улыбнулась Василиса. -- Не всё же только мне к вам ходить.
   -- Ты не наводи на меня напраслину. Ишь ты, только. А то я к вам не захожу.
   -- Ой, прости, мама. Ты-то как раз заходишь, а вот папа редко у нас бывает.
   -- Ну, мужики более ленивы в этом плане. Для них работа на первом плане, а не дети, внуки... Это мы, бабы всегда радуемся появлению нового маленького родственника.
   Василиса при этих словах улыбнулась, но как-то так, что это подметила мать.
   -- А что это ты так загадочно улыбаешься?
   -- Улыбаюсь, потому что вскоре ты увидишь своего нового маленького родственничка.
   -- Да ты что! И когда?
   -- Ну, наверное, в начале осени.
   -- Отлично! Значит, ты свой план выполняешь. У меня уже будет трое внуков. А перевыполнять свой план собираешься? -- хитро прищурилась Анна Васильевна.
   -- Мама, это, во-первых, не мой план, мне так предсказала бабушка Марьяна. А во-вторых, у тебя вскоре будут и другие внуки. Не от меня уже.
   -- Я поняла. И у Кати осенью действительно тоже должен появиться ребёнок, -- сестра Василисы в прошлом году в возрасте 22-х лет - на год позже своей сестры - вышла замуж.
   В семье Говоровых, в отличие от семейства Никитиных было только трое детей. Василиса была самой старшей, у неё была на 3 года младше её сестра Катя и на 7 лет младше брат Владимир (названый в честь своего деда по отцу).
   -- О, хорошо. Но тогда хлопот и тебе добавится. А как там Володя поживает? В армию идти не готовится?
   -- Типун тебе на язык. Борони Боже! Да он же и не призывного возраста пока что.
   -- Мама, я тоже не хочу, чтобы Володю призывали. Я просто спросила о положении его дел. Ведь мало ли что может быть.
   -- Ладно, я поняла. Я знаю, что ты беспокоишься о нём. Ты ведь даже маленькой ухаживала за своим братишкой, играли вместе, вы очень дружны были.
   -- Да, было такое, когда-то, -- улыбнулась Василиса. -- Хорошее время было - детство. Беззаботное. А сейчас как раз забот хватает. А про армию я спросила потому, что сейчас в это непонятное время всего можно ожидать. Могут и снизить призывной возраст.
   -- Этого только не хватало! Мы надеемся, что его не призовут и далее. Всё-таки единственный сын в семье. Но ты права, всякое может быть, в это смутное время никаким правительствам верить нельзя. У них у самих постоянства нет. Павел говорил, что постоянно меняется их состав. Это хорошо, что ты заикнулась об армии. Нужно нам с отцом подумать над этим вопросом.
   -- А что тут думать. Нужно ему в следующем году жениться, тогда точно в армию не призовут. Или перед тем, как ему исполнится 21 год. В общем, как услышите о более раннем призыве. У него уже девчонка имеется?
   -- Он мне что, докладывает об этом?
   -- Ну да, -- улыбнулась Василиса. -- А где он сейчас?
   -- Где-где... На гульках, конечно, недавно убежал. Самый возраст для гулек - 19 лет.
   -- Да, и ещё одно время приятное.
   -- Каждое время по-своему приятное. А своим детишкам радоваться разве не приятно? Жизнь нормальная была. А эта проклятая война всех переживать заставляет. Да ещё последние события в стране... Хуже некуда. Зато я тебе теперь полностью поверила.
   -- В чём ты мне поверила? -- удивилась, не поняв мать, Василиса.
   -- В то, что твой Саша человек из будущего, -- понизила голос Анна Васильевна. -- Он точно всё предсказал. Точнее, не предсказал, а сообщил об этом Карелину, потому что он действительно это знал. И про войну, и про тяжёлые времена для России.
   -- Ну, конечно же, мама. А ты до сих пор не верила?
   -- Я и верила, и не верила. Ну, сомнения у меня были, а теперь я уже не сомневаюсь. Так ты говорила, что до 20-го года такое будет, ну, такие непонятные времена, как Александр когда-то говорил Карелину?
   -- Не знаю, Игнат Степанович этого точно и сам не знает. Но примерно так.
   -- И то хорошо. Недолго осталось ждать. Тогда надеюсь, что и я до тех времён доживу. Как же хочется увидеть хорошие времена и счастливых людей.
   -- Доживёшь, мама. Обязательно доживёшь!
   -- Тогда, по моему разумению, не зря нашего царя скинули.
   -- А его, как газеты писали, не скинули, он сам отрёкся от престола.
   -- Ага, как бы ни так! И где это видано, чтобы цари добровольно отказывались от хорошей жизни и разных там почестей. Да, он, наверное, написал какую-то там бумагу об отречения. Но его вынудили это сделать. Или такие условия сделали, что он не мог руководить государством.
   -- Такие условия сама страна сделала, часть нашего народа, а не отдельные чиновники.
   -- А это всё равно. Значит, те же чиновники допустили, чтобы эти условия в стране стали именно такими.
   -- Хм, как ты интересно рассуждаешь, мама. Ты такая умная стала.
   -- Ну, дурой я никогда и не была. Меня тоже такой обстоятельства сделали - многое я повидала на своём веку. Да и беседы с тобой мне ума добавили. Это ты у нас умная, ты умом в отца пошла. А я так... -- махнула она рукой.
   -- Да нет, не так. У тебя как раз умные мысли. И я сейчас подумала, что ты, вероятно, права. Не зря всё это... Именно после таких событий, скорее всего, и начнутся хорошие времена. Ну, пусть и с 20-го года. Войну-то так быстро не остановишь.
   -- Да, это верно. В общем, будем надеяться на лучшие времена. Какими-то они будут?
   -- Они будут хорошими, мама. Саша врать не мог.
   -- Я это понимаю. Вот мы и будем верить в это. Теперь мы с тобой можем быть для других людей как бы предсказательницами. Интересно, а неплохо было бы, если бы меня запомнили как предсказательницу, -- мечтательно протянула Анна Васильевна. Она не могла знать, что о таком же статусе провидца, предсказателя ранее мечтал и упомянутый Игнат Степанович Карелин.
   Но и Василиса не всё знала. Она не знала того, что Александр как-то сказал Карелину, что хорошие времена наступят не так уж сразу. Саша говорил, что ...очень долго к этой жизни России доведётся идти. Очень тяжёлые сначала времена будут. И не год, не два, и даже не десять. А Карелин этого женщине не сказал - то ли забыл, то ли посчитал сие не существенным. Да и скоро, не скоро; сразу, не сразу - понятия очень уж растяжимые.
   Да, женщины всего этого не знали. Но если бы и знали, то, скорее всего, это ничего бы не изменило. Ведь надежда умирает последней - надежда на лучшую жизнь, на светлое будущее...
  
  

ГЛАВА 14

Эпохальный год

  
   А в стране продолжались действительно непонятные времена, как о них выразилась Анна Говорова. Почему непонятные, да потому что никто толком не понимал, что происходит, и как долго всё это будет продолжаться. Какая-то власть в стране вроде бы есть, но кто правит государством непонятно. За многие века народ привык к единоначалию. Так представьте, господа, народу конкретное лицо, которое отвечает за порядок в стране, ибо порядка как раз и нет. Газеты постоянно пишут о каких-либо митингах, протестах, в общем, о разных заварушках то в Петербурге, то в Москве, да и в других городах.
   Чаще всего не понимал всего этого, как ни странно на первый взгляд, люд, немало повидавший на своём веку. Вот и Павел Говоров, умный мужик, как отозвалось о нём его жена, в один из апрельских дней обратился к своему сыну:
   -- Володя, вот растолкуй ты мне, старому - что означает Временное правительство? Вы, молодёжь сейчас больше во всей этой политике разбираетесь.
   -- Ну, то и означает, что правительство именно временное. Не на все времена.
   -- Это я и без тебя понимаю. Я тебя спрашиваю в том смысле, сколько же оно будет временным? Два-три месяца, полгода, год или 10 лет?
   -- У-у, спроси что-нибудь полегче. Я и сам этого не знаю, да и никто не знают. Все примерно такие же вопросы задают.
   -- М-да, весёленькое дело... Смута какая-то, да и всё. Кто руководит страной, кто в этом правительстве главный? И зачем было Николашке отрекаться от престола?.. Кто вообще в этом созданном правительстве отвечает за государство?
   -- А хрен его знает. Там есть министры, вот они и отвечают каждый за порученное им дело.
   -- А кто их назначал?
   -- Выбирали их.
   -- Тьфу ты, выбирали... Если их так выбирали, как у нас в селе на сходе, то какой с них толк. Выбирали, значит, как из-под палки.
   -- Э-э, нет, отец. В министры как раз желающих пролезть много, это же такая должность, такие деньги!..
   -- Вот! Значит, они туда и лезли, чтобы урвать себе кусок пирога побольше. И всё! Потому в стране такое и творится. Ну, хорошо, но главный в этом правительстве есть?
   -- Есть, конечно. Князь Львов.
   -- Ишь ты, князь... А кто он такой этот Львов? Не слышал я о нём никогда.
   -- Ну, это понятно. Где он и где мы. О нём у нас в селе мало знают. Говорят, что он какой-то известный земский деятель. Но в каком земстве он работал, никто не знает.
   -- Вот! Никто о нём ничего не знает, а он управляет такой огромной страной.
   -- Ну, это у нас в селе не знают. А в столице его наверняка хорошо знают.
   -- Так то в Санкт-Петербурге его знают. Тьфу ты, сейчас уже в Петрограде, -- с 18.08.1914-го года Санкт-Петербург стал именоваться именно Петроградом - переименован на волне антигерманских настроений. -- А первое лицо государства все должны знать в лицо!
   На этом назидательном указании беседа отца с сыном и была завершена.
   Что же касается Георгия Евгеньевича Львова (1861 г. р.), то он был одним из известнейших либеральных деятелей, начиная ещё с конца прошлого века. Его корни уходили в глубину русской государственности - к легендарному древнерусскому варягу, новгородскому князю Рюрику (правда, с той поры прошло белее 9-и веков). О нём отзывались как о человеке высоких душевных качеств, большой скромности, честности, самоотверженности и даже смирения.
   А далее в стране, как на это негласно намекал Павел Владимирович, началась неразбериха - разные там изменения, манифестации, смута, как он говорил. В мае, всего через 2 месяца после создания Временного правительства в нём уже произошли изменения - из него ушли Милюков и Гучков. В состав правительства включили представителей социалистических партий, а также назначили А. Ф. Керенского военным министром. А дальше больше... Июнь ознаменовался очередным (после майского) кризисом Временного правительства, вызванный забастовкой рабочих Петрограда и массовыми манифестациями в столице под большевистскими лозунгами. В этом же месяце состоялся I-й Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов, который создал Всероссийский Центральный исполнительный комитет (ВЦИК) Съезда Советов.
   Позже - новый кризис Временного правительства, вызванный выходом кадетов из правительства и массовыми вооружёнными демонстрациями рабочих и солдат Петрограда. Демонстрации разогнали, и двоевластие как бы закончилось. Создали новое, уже 2-е коалиционного Временного правительства во главе с А. Ф. Керенским. Начались репрессии против большевиков, и в июле-августе состоялся IV-й съезд РСДРП, который взял курс на вооружённое восстание.
   А далее отставка правительства и формирование "Совета пяти" (Директории) во главе с А. Ф. Керенским. В августе произошло выступление генерала Л. В. Корнилова. Это была неудачная попытка восстановления в России "твёрдой власти" и предотвращения с помощью военной силы прихода к власти левых радикалов, а точнее большевиков. Восстание было подавлено правительственными войсками, а руководство мятежников арестовано и помещено в Быховскую тюрьму.
   А 1-го сентября Россию провозгласили республикой. В стране события нарастали как катящийся снежный ком. В том же сентябре в Петрограде начало свою работу Всероссийское демократическое совещание, итогом которого стало Создание Временного совета республики (Предпарламента) во главе с Н. Д. Авксентьевым. 25-го сентября было создано 3-е коалиционного Временного правительства во главе с А. Ф. Керенским. И через месяц состоялся "апофеоз" этого года - 24-25-го октября произошло вооружённое восстание в Петрограде. Власть перешла к большевикам. И сразу же, 25-26-го октября состоялся II-й Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Съезд принял Декреты о мире и о земле, а также образовал Совет народных комиссаров во главе с В. И. Ульяновым (Лениным).
   Но всё было не так уж просто. 26-30-го октября состоялся поход казачьих частей 3-го кавалерийского корпуса под командованием министра-председателя Временного правительства А. Ф. Керенского и командира корпуса П. Н. Краснова на Петроград с целью подавления Октябрьского вооружённого восстания и восстановления власти Временного правительства. Но и эта попытка оказалась неудачной - революционные войска отбили атаки противника и сами перешли в контрнаступление. В итоге Краснов сдался на милость большевиков, а Керенский, переодевшись матросом, бежал на Дон. Большевики окончательно укрепили свою власть.
   В общем, в конце 1917-го года кульминацией широчайших социальных процессов в России, совпавших по времени с государственным переворотом - свержением Временного правительства и захватом политической власти большевистской партией - стала Октябрьская революция. В 1917-м году две революции ознаменовали кардинальные перемены в государственном устройстве России: Февральская революция привела к свержению монархии, Октябрьская - к установлению советской власти - совершенно новой формы правления.
   Но всё это происходило в основном в городах, до селений эти волны перемен докатывалась уж больно тихими - больше пока что было разговоров, нежели дел. В сёлах жизнь катилась своим равномерным (конечно, с неким учётом военного времени) чередом. В конце сентября в семействе Никитиных был очередной праздник (не календарный) - Василиса родила вторую дочь. Через пару дней, узнав эту новость, к дочери прибежала мама, причём днём.
   -- Здравствуй, Василиса! Ты у меня такая умница, молодец. Как ты себя чувствуешь?
   -- Да всё нормально, мама. Это Сашу рожать было страшновато, точнее непривычно. А сейчас уже всё в порядке - привыкла.
   -- А на мою очередную внученьку можно взглянуть?
   -- Можно, конечно. На руки ты её сейчас не бери, она спит. А познакомиться с ней можно.
   Минут через десять, тихонько пообщавшись со своей новой внучкой, Анна Васильевна вновь подошла к дочери и негромко протянула:
   -- А вот она, как мне кажется, точно на Алексея похожа.
   -- Мне тоже так кажется, -- улыбнулась Василиса.
   -- А как решили назвать дочку?
   -- Ну, Лёша предложил назвать дочь теперь уже именем своей мамы. Но мы ещё этот вопрос окончательно не решили.
   -- А что, это, наверное, закономерно. Ульяна Алексеевна, -- нараспев протянула Анна Васильевна. -- Имя не такое уж распространённое, конечно... Но звучит с отчеством неплохо. Да и ласково девочку называть неплохо - Ульяна, Улечка, Уля.
   -- Да, неплохо, -- рассмеялась Василиса. -- У меня имя тоже не очень-то распространённое. Но мою дочь, по крайней мере, не будут называть Вася, Васька. А Уля действительно неплохо.
   -- Ну, мы тебя никогда не называли Васькой, Васей, -- обиделась Анна Васильевна. -- Называли Василиса, Василёк, Василёчек. Или же Ли́са, Ли́санька. Ну, и Васинька тоже. Но не Васька.
   -- Вы-то так называли. А как меня на улице называли?.. Ладно, пусть тогда и в самом деле у нас будет дочь Ульяна.
   -- Вот и хорошо. Ладно, я побежала, дел много - в разгаре уборка урожая. Я к тебе вырвалась всего на пару минут. Но я ещё на днях вечерком загляну. Да и со сватами повидаться нужно, поговорить. Всё, до свидания!
   -- До свидания, мама!
   Что касается конкретно Алтайской губернии, то зарождение Советской власти в ней, как и по всей стране, началось после Февральской революции. Поначалу создавались отдельно рабочие, крестьянские и солдатские Советы. Но уже в апреле 1917-го года рабочие и солдатские Советы стали объединяться, а крестьянские так и продолжили работать самостоятельно, обособленно от городских. К июлю 1917-го года Советы были созданы в 17 волостях, и только с осени 1917-го года создание Советов начало активизироваться в сёлах, немалую роль в этом сыграли солдаты-фронтовики, становившиеся инициаторами таких объединений. Как и по всей стране, сама структура Советов была не достаточно чёткая, был характерен хаотичный принцип их представительства и созывов.
   17 июня 1917-го года постановлением Временного правительства южная часть Томской губернии выделилась в новую губернию - Алтайскую - с центром в городе Барнауле. Здесь был образован временный Губернский Исполнительный комитет. Параллельно с этой властью действовали Советы, которые с марта 1917-го года стали возникать в Барнауле, Бийске и других городах. Их представители вошли в состав Барнаульского комитета общественного порядка. Состоявшийся 16 июля 1917-го года I-й съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Алтайской губернии провёл подготовительную работу к выборам в Учредительное собрание и избрал губернское бюро во главе с В. И. Шмелёвым, Одновремённо в Барнауле прошло совещание волостных и уездных Советов крестьянских депутатов, и был создан свой губернский исполнительный комитет.
   В местных органах правительства большинство было у кадетов и народных социалистов, в Советах же - у эсеров и меньшевиков. Алтайские большевики составляли единую организацию с меньшевиками. Однако после VII-ой (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б), поставившей вопрос о "переходе от буржуазно-демократической революции к социалистической", большевики Барнаула избрали самостоятельный комитет, и повели целенаправленную борьбу за большинство в Советах.
   Процесс установления Советской власти на Алтае имел свои особенности: 27-го октября в Барнауле был образован комитет спасения революции во главе с эсером Миничевым-Васильевым. В его задачи входила охрана порядка и проведение выборов в Учредительное собрание. Аналогичные комитеты возникли и в других городах губернии и, что особенно любопытно, большевики вошли в эти комитеты. Хотя на Алтае большинство политических сил осудили действия большевиков в Петрограде и говорили о том, что революционеры произвели узурпацию власти в обход Учредительного собрания. Все демократические силы в Барнауле стали на защиту выборов в Учредительное собрание, которые ещё не прошли, и с этого момента Учредительное собрание начало последовательно противопоставляться Советам, которые захватили власть. Поддержка Петроградских событий была, скорее всего, только в Барнауле.
   Прибывшие из Петрограда агитаторы начали разъяснить местным большевикам необходимость борьбы за изоляцию эсеров и меньшевиков, а также завоевания большинства в Советах и установления советской власти. Кроме того, возвращавшиеся с фронта в деревню солдаты, распропагандированные ещё в окопах, также агитировали местное население поддерживать большевиков, которые обещали быстрое решение аграрного вопроса. В ответ Барнаульская городская управа 25-го ноября постановила начать формирование вооружённых групп для самозащиты. Обстановка в губернии накалялась.
   Большевики повели открытую борьбу за захват власти. И к декабрю в Барнауле они обеспечили переход власти к Советам. 3-го декабря было приято решение, а в ночь с 6-го на 7-е декабря план претворили в жизнь. Барнаульский Совет захватывает власть в городе и объявляет, что городской комиссариат по спасению революции прекращает свою работу. С тех пор 7-е декабря и считается датой установления Советской власти в Барнауле. В ночь на 7 декабря 1917-го года Барнаульский Совет взял власть в городе. А 17 декабря 1917-го года была установлена власть Советов и в уездном Бийске. После этого II-й губернский съезд Советов (27.01-03.02.1918 г.) провозгласил, что он берёт власть на всей территории.

* * *

   В начале зимы, 3-го декабря в Брест-Литовске по указанию Ленина было подписано перемирие с немцами. А после подписания перемирия начались переговоры о мире. И тянулись они очень долго - наступил уже новый календарный год. О том, как проходили эти переговоры, в глубинке России никому не было известно. Но в конце первой декады марта газеты сообщили, что мир с немцами наконец-то заключён - 3 марта 1918-го года был подписан Брестский мир. А до этого, ещё в конце января, 26.01 Совет народных комиссаров Декретом ввёл в России Григорианский календарь. За 3 дня до этого специальным декретом Церковь была отделена от государства, а потому привязка гражданского календаря к церковному утратила свою актуальность. Теперь всем доводилось жить по новому календарю, что сначала было очень уж необычно. К тому же новая власть упразднила церковные праздники.
   А в средине марта в село начали возвращаться бывшие фронтовики. Появился неожиданно, хотя родные и близкие с нетерпением его ожидали, и Николай Никитин. Радости его родителей было море! - после 3,5 долгих лет войны с немцами сын живым и невредимым вернулся домой. Долгожданного гостя напоили, накормили и дали отдохнуть с дальней дороги. Но уже с утра следующего дня он наравне с другими членами семьи включился в работу - шла уже подготовка к новому сельскохозяйственному сезону. Но уже вечером того же дня начались многочисленные расспросы. Сначала о самой войне, теперь уже бывшей. Затем плавно перешли к теме мира, точнее о подписании договора о мире. Поговорить было о чём... Но отец Николая приберёг вроде бы уже под конец беседы ещё один как бы "глобальный" вопрос:
   -- И что, Коля, этот мир с немцами навсегда? Ну, надолго?
   -- Да чёрт его знает! По сегодняшней ситуации, похоже, что надолго. Немцы ведь получили всё, что хотели - урвали у нас такой жирный кусок. А как оно дальше будет?..
   -- Что значит урвали жирный кусок?
   -- Да вот то и значит, -- тяжело вздохнул сын. -- Газеты об этом не пишут. Но мы-то, фронтовики знаем об этом. Немцам отошли все те территории, которые они у нас в ходе войны завоевали, и они немалые - Польша, часть Прибалтийского региона, Украины и Белоруссии. Да ещё Россия какую-то контрибуцию им должна выплатить.
   -- Да ты что!!
   -- Да, вот такие дела.
   -- Но как же Россия могла согласиться на такой мир?!
   -- А что было делать, немцы уже вблизи Питера стояли.
   -- И как же это так получилось?
   -- А вот так. Когда шли переговоры о мире, то, как нам рассказывали сведущие люди, делегация большевиков внесла предложение заключить его без территориальных аннексий и контрибуций. Но Германия не согласилась и выдвинула претензии на огромные территории бывшей Российской империи, ну, те, что я вам называл. Конечно же, мы вначале с такой наглой позицией немчуры не согласились, а потому переговоры были сорваны. А двумя месяцами позже после заявления Троцкого, что он подписывать мирный договор на грабительских условиях не будет, немцы начали наступление, и вновь захватив большие территории, двинулись на Петроград. Хорошо ещё, что Красная Армия остановила немцев под Псковом. Вот 3-го марта и пришлось подписывать этот унизительный для России Брестский мир - на германских условиях.
   -- А мы что, не могли воевать с немцами дальше? Ведь сколько у нас солдат! Ну, я имею в виду сколько народа. Ведь немцев по сравнению с нами горстка...
   -- Не могли мы воевать, отец. После заключения перемирия, и даже раньше - после октябрьского переворота - наша армия стала разваливаться. Началось массовое дезертирство. Ведь солдаты - это в основном крестьяне да рабочие, буржуазии среди них почти нет. Буржуазия - это офицеры и средние чины. А Ленин обещал мир, да к тому же крестьянам землю. А прозябать в окопах уже всем надоело. Вот и началось повальное бегство с фронта.
   -- Да-а, ну и дела!.. -- горько протянул Макар Степанович. -- Те фронтовики, что ранее тебя в селе появились, рассказывали нечто подобное, то есть подобные слухи ходили. Хотя, как-то не верилось в них. Но как уж тут родному сыну не верить...
   -- Да, дела пока что неважные.
   -- Ну, хорошо, что у нас здесь, в глубинке всё относительно спокойно.
   -- Боюсь отец, что это ненадолго, -- тихо, но горестно протянул Николай.
   -- Это почему ещё?
   -- А ты что, думаешь, что буржуазия так легко согласиться отдать свою власть, всё своё наворованное у народа богатство?
   -- Ну, это понятно. И что тогда?
   -- А оно понятно что - ополчатся против новой власти, народной власти. И так говорят, что страны Европы очень недовольны таким положением дел в России. У них были тут свои интересы, да и большие капиталовложения. Так что нам ещё придётся отстаивать свои завоевания.
   -- М-да, час от часу не легче. И что делать?
   -- Не знаю, время покажет. Недолго остаётся ждать, вскоре всё прояснится. Мы сейчас как бы на самом пике событий. Вот только в какую сторону с этого самого пика покатиться шарик - в хорошую или плохую?.. Но, чувствует моё сердце, что всё ой как непросто будет.
   И предчувствие Николая не обмануло. В этих условиях роль детонатора сыграл чехословацкий корпус, состоявший из военнопленных и эмигрантов. Советское правительство разрешило чехословацкому корпусу, насчитывавшему около 60000 человек, выехать во Францию через Владивосток, сдав предварительно оружие Пензенскому Совету. Но командование корпуса, нарушив условия договора, не разоружило формирование, а, растянув эшелоны с чехословаками по железной дороге от Волги до Владивостока, в конце мая 1918-го года подняло мятеж против Советской власти. Одновремённо выступили подпольные контрреволюционные белогвардейские организации. Выступление белогвардейцев и интервентов произошло неожиданно для многих местных Советов. Красная Армия в Сибири к этому времени ещё не была организована. Сибирские отряды Красной гвардии были отвлечены на борьбу с атаманом Семёновым, выступившим ещё раньше против Советской власти в Восточной Сибири. Учитывая всё это, оппозиционным силам удалось довольно быстро свергнуть Советскую власть на территории почти всей Сибири, в том числе и в Новониколаевске (Новосибирск) и Томске, а также на Урале, Дальнем Востоке, части Поволжья и Закаспийске.

* * *

   Не обошла эта война стороной и родное алтайское село Никитиных. Нет, военных действий в самом селе не было, но оно тоже разделилось на 2 конфронтационных (пока что словесно) лагеря. Одни стояли горой за "красных" (воины рабоче-крестьянской армии), другие - за "белых" (воины буржуазии, возглавляемые царскими офицерами). Но в селе периодически бывали вербовщики разных сторон, активно агитирующие парней, да и более пожилых мужчин, идти воевать то на стороне "белых", то на стороне "красных". И всем было понятно, что это пока что идёт агитации. Но стоит войти в село какому-нибудь вооружённому отряду (любой стороны), как агитация тут же закончится. Будет уже не агитация, а "мобилизация", причём принудительная. Здоровых, крепких, а многих из них ещё и прошедших военную науку парней просто так в покое не оставят. А потому пришла пора определяться - на чьей ты стороне.
   Много было у Алексея на эту тему разговоров и со своим младшим братом. Село селом - в основном одни слухи - а брат прошёл фронтовую школу, да и поближе был к столице. Он о многом не понаслышке знает. В общем, когда появились слухи, что "белые" уже совсем близко, то братья приняли окончательное решение - воевать только на стороне "красных". И как только в селе появились агитаторы от красных, Алексей и Николай дали своё согласие уйти в красногвардейский отряд.
   Конечно же, перед уходом вместе с "красными" из дому у Алексея состоялась непростая беседа-прощание с Василисой. Сколько при этом её слёз было пролито... Когда же супруга немного успокоилась, Алексей грустно протянул:
   -- Вот так, милая, не довелось мне воевать с германцами, так придётся воевать против своих, воевать с русскими. Вот как всё повернулось.
   -- Но ты же будешь воевать за нашу, за народную власть, ? всё ещё со слезами ответила Василиса.
   -- Я это прекрасно понимаю. Потому и не скрываюсь от призыва, хотя его как такового, настоящего пока что и нет. Но это временно... А потому мы с Колей и решили воевать на стороне "красных". И я самостоятельно, всё взвесив, принял такое решение. Хотя это и не меняет дела. Просто мне не по дороге с беляками. А если они войдут в село, то мне крышка. Воевать за них я никогда не буду. Тогда они меня просто поставят к стенке, как дезертира, отказывающегося воевать. Ладно, с этим понятно. Меня сейчас другое удручает, непривычно оно - возможно, придётся сойтись в бою лицом к лицу с хорошим знакомым, а то и другом.
   -- Твои друзья к белогвардейцам не подались.
   -- Ну, друзья да, не подались, правда, у меня таковых не так уж и много - друзей много не бывает. Самый лучший друг у меня был Саша, он меня очень поддержал, да и в сватовстве к тебе. Но где сейчас Саша?... Обидно, что он уехал не попрощавшись.
   -- Не получилось у него со всеми нормально попрощаться, Алёша, -- тут же начала выгораживать Александра Василиса, вытерев слёзы. -- Он покинул село внезапно, ну, как бы с оказией. Он даже с Игнатом Степановичем нормально не попрощался - а только запиской. Мне сам Карелин об этом говорил.
   -- Ну, ладно, я понял. Так вот, возвращаюсь к друзьям-приятелям. Тогда обидно другое - что многие знакомые парни из села, которых я вполне мог называть приятелями, пошли воевать на стороне "белых". Как тот же Петька Кудинов, который к тебе сватался. Он, конечно, мне таким уж приятелем не был, но, всё же, хороший знакомый, односельчанин...
   -- И чего его к "белым" понесло? Не понимаю... ? сдвинула плечами Василиса. ? Он же не так уж и зажиточно жил. Не бедняк, но и он, и его родители жили, всё же, бедновато. Ему бы как раз поддерживать Советы, которые стоят за бедняков.
   -- А таких как Петька сейчас не так уж и мало. Как я понял, они как раз и рассчитывают на то, что при установлении прежней власти они в гору пойдут, захватят земельные наделы семей "красных" и будут их угнетать, батраками считая.
   -- Да, такое, наверное, может быть. А потому нельзя этого допустить.
   -- Вот и я о том же говорю. А потому и иду воевать с такими предприимчивыми хапугами.
   -- Алёша, ты уж там поосторожнее воюй, -- вновь заплакала его супруга.
   -- Как можно поосторожнее воевать, Василиса? В кустах, что ли прятаться? Тогда тебя свои же расстреляют за откровенную трусость. Никто своей судьбы не знает. Конечно, безрассудно лезть в бой я не буду, но и прятаться не стану. Уж как оно сложится. На войне как на войне...
   -- И всё же, возвращайся, пожалуйста, целым и невредимым. Я тебя буду ждать. И, конечно же, детишки наши будут ждать своего отца, ? рыдала жена.
   -- Да, тебе с тремя детьми, да ещё малыми несладко придётся.
   -- Всё нормально будет, Лёша! -- сквозь слёзы отвечала Василиса. -- Я же не одна. Твои отец и мама будут мне помогать, да и мои родили естественно тоже. Так что я не пропаду. Лишь бы ты со временем домой вернулся.
   -- Постараюсь вернуться. Ты вот что, Василиса. Выправь себе паспорт, теперь ты можешь это сделать. Правда, часы сейчас непонятные, многое развалилось... Но я думаю, что тебе поможет Игнат Степанович. Ты ведь с ним в хороших отношениях. Мало ли что может случиться, а паспорт на руках... - это важная штука.
   Казалось бы странным то, почему Василиса не имеет паспорта, ведь паспортная система в России ещё до мировой войны была довольно жёсткой. Но женщина паспорта, всё же, не имела. Дело в том, что паспорт - как вид на жительство - выдавался лицам мужского пола в 18 лет, а женского - в 21 год, то есть паспорт рассматривался как документ, удостоверяющий не только личность, но и совершеннолетие данного лица, его юридическую правоспособность. И женщины, физиологически "созревающие" как раз ранее мужчин, необоснованно считались умственно отсталыми, ущемлялись их юридические права. В итоге лица, не достигшие совершеннолетия, вписывались в паспорт отца, а жёны - в паспорта своих мужей. Василиса выходила замуж, когда ей ещё не исполнился 21 год (2-х месяцев ей до этого не хватало) - 25-го августа. А паспорт она имела право получить только после 23-го октября, своего Дня рождения. А потому она, став замужней женщиной, была просто вписана в паспорт Алексея Никитина. Но в 1914-м году ситуация немного изменилась. В связи с войной и призывом мужчин на фронт, замужним женщинам, оставшимся руководить семьёй и вести дела в отсутствие мужа, разрешалось получить свой личный паспорт, даже без согласия на то мужей. Вот об этом сейчас и говорил Алексей.
   В своё время Игнат Степанович Карелин рассказывал Александру Большакову историю села Красноярка и других сёл - то есть историю появления жилого люда в этих краях. И он говорил, что в переписях жителей населённых пунктов XVIII-го века нигде не упоминались лица женского пола, а потому эта жилищная статистика была очень неточной. И хотя в то время у населения России не имелось паспортов, стало понятно, что всё женское населения тогда являлось как бы неким приложением к мужскому, что было абсолютно несправедливо. Но так уж повелось на Руси издавна...
   -- Хорошо, я это сделаю, -- подумав, ответила Лёшина жена. ? Действительно, паспорт мне не помешает, да ещё с 3-мя детьми.
   Она прекрасно понимала, что приписка к своему селу, то есть к Красноярке, означало лишь то, что она будет просто занесена в списки, которые велись в волостных правлениях, а также естественно в мещанских, купеческих и ремесленных управах. Но ещё с эпохи Александра II-го никто не заставлял людей жить там, где они были приписаны. Если какой-нибудь гражданин жил, например, в Санкт-Петербурге или Москве, то это вовсе не означало, что он там и родился. Он когда-нибудь, и давненько уже, вполне мог пахать землю за тридевять земель в малоизвестном уезде. И, возможно, он не бывал там десятилетиями, давно уже проживая в крупных городах. Не было в этих городах и такого сословия как фабрично-заводское, рабочие вообще не составляли сословия. Подавляющее большинство их в приписном смысле являлись именно крестьянами.
   Почему же миллионы людей были приписаны там, где они не жили и не собирались жить? Всё было очень просто - быть членом сельского общества было чуть-чуть выгодно, даже если у тебя не оставалось в деревне ни надельной земли, ни хозяйства, ни дома. Случись что, можно вернуться на свою малую Родину, и сельское общество, в отличие от мещанского, было обязано прокармливать своих обнищавших одиноких стариков. Вот такие дела...
   Да, со временем Василиса Павловна Никитина выправила себе паспорт, но произошло это уже естественно тогда, когда её муж вместе со своим братом ушли сражаться за светлое будущее народа. И не известно было, вернётся ли кто из них домой...
   Были свои хлопоты и в семье старших Говоровых. У них болела голова за своего единственного сына. Вроде бы и в этом году он не достиг ещё призывного возраста, но вот как раз теперь это никого не успокаивало. Если в стране началась военная заварушка, то ни о каких призывных возрастах говорить нечего - здоровых, крепких парней загребут, не спрашивая их возраста. И пока эта заварушка, а далее она станет называться очень серьёзно - Гражданская война - не докатилась конкретно до их села, Володю срочно в первых числах сентября оженили. Нет, силком его к венцу никто не тащил, была у него уже девушка, которая ему нравилась, и та отвечала ему взаимностью. А потому срочно заслали сватов, ожидаемо услышали положительный ответ невесты и её родителей, а через пару дней согласовали и дату свадьбы. Полдела было сделано. Но именно половина дела, поскольку и это ничего не гарантировало. Просто появилась надежда, что единственного сына Говоровых война минует. А как оно будет на самом деле одному Господу известно...
   Тем временем процесс свержения советской власти, начавшейся в Сибири в начале июня 1918-го года, к средине месяца докатился и до Алтайской губернии. После занятия Сибирской армией 15 июля 1918-го года Барнаула ей открылась дорога на Бийск. В самом городе противники власти советов готовили вооружённый мятеж. Красноармейский отряд В. И. Плетнёва направился на фронт, который проходил в 50-и км от Бийска. И 20-го июня антибольшевистские силы заняли Бийск, который без боя был сдан местным Советом, отступившим к селу Березовка, где и был разбит. В Бийске образовался и приступил к работе Бийский уездный комиссариат Временного Правительства Сибири, была вновь создана Городская Дума, которые действовали около года.
   Кроме того, антибольшевистским силам помогали ещё и заинтересованные в возврате старой власти некоторые страны. В декабре 1917-го года правительства стран Антанты договорились между собой о захвате и разделе бывшей России. В начале 1918-го года кайзеровская Германия оккупировала Украину, Белоруссию и Прибалтику. В марте 1918-го года англо-американские войска начали захват Севера Европейской части России. В апреле 1918-го года началась англо-японо-американская интервенция на Дальнем Востоке. На сговор с империалистами-интервентами охотно шла вся русская контрреволюция. Русские контрреволюционеры понимали, что одними только собственными силами они дальше вести борьбу не смогут. Объединившись, русская и международная контрреволюция начала военную интервенцию и гражданскую войну в России.
   Выступление интервентов началось 25 мая 1918-го года. Одним из первых ими был захвачен город Новониколаевск (современный Новосибирск). Захватив его, интервенты предъявили Алтайскому губисполкому ультиматум с требованием сдать без борьбы Алтайскую губернию. Однако планы контрреволюции по быстрому уничтожению советов на всей территории России не оправдались. В стране большевики начали ожесточённое сопротивление, алтайские же большевики начали энергичную работу по подготовке обороны Алтая. На экстренном заседании Алтайского губкома РКП(б), созванном в тот же день, Военно-революционному комитету было поручено организовать трудящихся Алтая на борьбу против контрреволюции. Но силы красногвардейцев на Алтае были незначительны. Начались выступления контрреволюционеров и в других местах. Образовался новый - Бийский фронт. На Барнаульском фронте белогвардейцы всё время получали подкрепление. Барнаул же 10-го июня отправил на фронт последнюю резервную роту, оставшись, сам практически безоружным. Этим воспользовалась Барнаульская подпольная белогвардейская организация, насчитывавшая более 300 человек. В ночь на 11 июня 1918-го года она подняла мятеж в городе и завладела им. Но работники Ревкома сумели вызвать помощь. Совместными усилиями мятеж был подавлен.
   Тогда белые пошли в обход. 14-го июня белогвардейские части переправились через Обь выше города, ещё один отряд - ниже Барнаула. Красногвардейцев защищавших мост атаковали части капитана Николаева и чешский батальон. Барнаул оказался в кольце. Дело дошло до уличных боев. В самом городе снова выступили контрреволюционеры. Продолжать оборону города стало невозможно, и Ревком принял решение оставить Барнаул. Утром 15 июня 1918-го года эшелоны с красногвардейцами двинулись по направлению к Семипалатинску. Отступление из Барнаула открыло дорогу на Бийск. На заседании Бийского Совета было решено продолжить оборону города, но положение в нём было очень тяжёлым. 20-го июня при помощи местных контрреволюционеров в город вошли чехи. Крестьянство в таких условиях предпочло оставаться нейтральным, не поддержав вооружённой борьбы красногвардейцев, что в конечном итоге способствовало падению советской власти. 19 июня 1918-го года город на 1,5 года перешёл под контроль белых армий - Советская власть будет восстановлена только в декабре 1919-го года.
   Но шло время, и обстановка на фронте стала обостряться, и уже не в пользу белой армии. Вскоре в город, расположенный в тылу, начали поступать поезда с раненными и беженцами. К июню 1919-го года в городе насчитывалось 1050 беженцев, а в уезде - 2467 таковых. Во многих сёлах края начали понимать, что власть белогвардейцев (по крайней мере, военная) далеко не сахар. И началось сопротивление этой власти. Так, например, в селе Зимино 2 августа 1919-го года началось восстание. Сигналом к его началу послужило избиение зиминцев карательным отрядом прапорщика Абрамова за то, что их дети дезертировали из армии Колчака. Арестованные родители дезертиров сообщили об этом сыновьям, находившимся в партизанском отряде. Те, узнав об этом, бросились на выручку. Командиру отряда Брусенцеву не удалось удержать их от выступления. Стихийный анархизм в той или иной степени был характерен для всех партизанских соединений губернии, что не исключало конфронтации внутри его. Партизаны направились в Зимино и обратились к крестьянам с призывом о помощи. Население Зимино единодушно поддержало этот призыв. В Зимино был созван митинг, на котором было решено отдать всю власть Военно-революционному штабу, поднять крестьянство и быстро организовывать партизанские отряды. Восстание начало распространяться по территории Алтая с необыкновенной быстротой: 3 августа восстали 8 сел, 4 августа - 2 села, 5 августа - 35, 6 августа - 2, 7 августа - 8 и так далее. В общем, Зиминское восстание в августе 1919-го года положило начало массовому партизанскому движению в крае. Зиминское восстание готовила и руководила его ходом подпольная организация во главе с Петроградским рабочим Г. С. Ивкиным. В декабре 1918-го - январе 1919-го годов подпольщики установили связь с барнаульскими большевиками и сформировали небольшой вооружённый отряд под командой П. К. Чаузова. И вскоре на Алтае уже действовала целая партизанская армия Е. М. Мамонтова и И. В. Громова, в которой насчитывалось около 15 тысяч человек. Зиминское восстание за короткий срок охватило территорию в 40 тысяч квадратных вёрст, на которой располагалось около ста сёл и деревень. В районах, контролируемых повстанцами, была восстановлена Советская власть. И к концу 1919-го года "белые" в Западной Сибири были разбиты.
   А далее, с разгромом Колчака, судьба алтайских "белых" была предрешена. А потому они в ночь с 9-го на 10-е декабря 1919-го года, не имея возможности отступить в сторону Новониколаевки, приняли решение отступать по Чуйскому тракту в Монголию. И в городе, начиная с этого времени, а точнее ещё с 9 декабря 1919-го года вновь установилась Советская власть.
  

ГЛАВА 15

Жизнь без ярких красок

  
   О перипетиях гражданской войны жители Красноярки узнавали больше из рассказов отдельных личностей той или иной стороны, которых каким-то ветром заносило в их село. Как-никак село располагалось немного в стороне от фронта. Чуть более подробно рассказывали о событиях раненные земляки, которые возвращались на родину. Но ещё задолго до весны 1920-го года о войне уже даже слухов не было - она заканчивалась на Дальнем Востоке. И в средине февраля домой вернулся Николай Никитин. Старшего брата с ним не было... Мама, увидев сына, обрадовалась и повисла у него на шее, потекли слёзы радости. Но через минуту она отпустила сына, вытерла тыльной стороной руки слёза и спросила:
   -- А где Алёша?
   -- Нет Алёши, -- опустил голову Николай.
   -- А где он? Почему он с тобой домой не вернулся?
   -- Нет больше Алёши, мама. Погиб он.
   -- Что?! Как погиб?..
   -- Вот так, мама - погиб как погибают многие люди на войне. Ты уж прости, что он погиб, а я живым и невредимым вернулся домой.
   -- Да что ты такое говоришь, -- залилась уже слезами горя Ульяна Дмитриевна. -- Я так рада, что ты живой. Но Алёша... -- далее уже одни рыдания.
   -- Ты это серьёзно говоришь? -- как-то по-глупому спросил сына Макар Степанович.
   -- Отец, разве такими вещами шутят?!
   -- Да, ты прав. Это я сдуру спросил. Ох, и какая же беда пришла в наш дом...
   -- Ещё какая, беда, Макар, -- сквозь слёзы отозвалась жена. -- Господи! А что же мы Василисе скажем? Трое детей, а мужа, кормильца нет...
   -- Да, вот уж кого настоящее горе... -- согласился с женой Макар Степанович. -- Нет, у нас тоже горе. Но у нас семейство уже взрослое, самостоятельное. На кусок хлеба всегда заработают. А вот какой же это удар для нашей невестки... Трое детей, действительно...
   -- Отец, я теперь стану для Василисы помощником. Я заменю Лёшу. Нет, конечно, не в плане мужа, а в плане работника. Вся мужская работа по хозяйству Алексея теперь будет на моих плечах.
   -- Это понятно, -- медленно тянул глава семейства. -- Но до поры, до времени. Ты же женишься - своя семья будет. Ладно, все будем помогать. Василису и внуков мы не обидим. И кто же ей такую горькую весть сообщит?..
   -- Я и сообщу. Сейчас пойду к ней.
   Но никуда Николаю идти не пришлось. Буквально через минуту в горницу вбежала Василиса. Село есть село - не один человек видел возвращающегося домой Николая Никитина, а потому сообщили об этом уже и Василисе.
   -- А где Алёша? Что с ним? -- даже не поздоровавшись ни с кем, тут же обратилась она к Николаю.
   Наступила гнетущая пауза. Но затем Николай пересилил себя, поднял глаза и, виновато смотря на свою невестку, тихо протянул:
   -- Погиб, Алёша, Василиса. Сложил он свою голову за наше светлое будущее.
   -- О, Господи! Как же так... -- Василиса упала на стул и теперь уже она залилась горькими слезами. И компанию в этом ей тут же составила мама Алексея.
   Да ещё в этот момент вбежала младшая дочь семейства Никитиных Татьяна, ходившая в магазин. Без слов, всё поняв, даже не обняв брата, она также заголосила. И женский плачущий "хор" стоял такой, что казалось, стены избы дрожали. Мужчины же просто угрюмо молчали. Но так длилось недолго.
   -- Тихо! Замолчать! -- послышался грозный окрик Макара Степановича.
   И плач, а точнее рёв тотчас прекратился, но не от этой команды. Просто женщины никогда не видели такого грозного главу семейства. Свёкор у Василисы был намного мягче Павла Владимировича, а потому женская команда просто перепугалась. А тот, уже не так громко продолжал.
   -- Хватить реветь. Слезами человека не вернёте. Вы что, теперь целыми днями будете слёзы лить? В селе за эти последние без малого шесть лет десятки парней погибли - то в войне с германцами, а теперь уже и в своей междоусобице. Не одна наша семья понесла потери. И что, всё село слезами заливается? Ульяна, -- обратился он к жене, -- ты что, каждый день оплакиваешь своих умерших родителей?.. Нет, конечно. И не думайте, что я чёрствый человек, что мне не больно. Мне больно и горько, что погиб мой сын. Но нужно терпеть. Не нужно и по сыну рыдать. Нужно просто его всегда помнить, вспоминать о нём хорошими словами, И говорить о его хороших делах. У каждого человека имеются хорошие дела, а уж у Алексея их было немало. Нужно свечи за его упокой ставить... О, Николай, -- как бы вспомнил отец, -- а когда погиб Алёша, ну какого числа?
   -- Одиннадцатого декабря. Это уже по новому календарю, а по старому - 28-го ноября.
   -- Да, нужно привыкать к новому календарю. Не понимаю я этих календарных перемен. Ну, да Бог с ними. Значит, 11-го декабря мы всегда будем поминать Алексея. И вот в тот день, -- взглянул он на женщин, -- можете всплакнуть. Но не рыдать! Рыдают на похоронах. А затем всё... Покойным душам от ваших рыданий лучше не становится, их ваш плач угнетает. Так что, успокойтесь, утрите слёзы и за работу.
   -- Какую ещё работу? -- удивилась Ульяна Дмитриевна. -- Это в такой-то день ещё работать? Да у нас сейчас руки не поднимутся что-нибуть делать. Потерять сына, мужа, брата... А тебе всё работа.
   -- Поднимутся у вас руки. Ты мать, хозяйка и не понимаешь, о чём я толкую. Стол нужно накрывать, помянуть нужно Алёшу. Мы не могли помянуть его в день гибели, так сегодня нужно это сделать.
   -- Ой, и правда! Так, бабы, тогда все действительно за работу.
   -- Стоп! Не все за работу, Василису сегодня не трогайте. У неё наибольшее горе. У нас трое детей осталось. И все они работоспособные. А у нашей невестки трое несмышлёнышей пока что. А кормильца нет. Ей ой как тяжело... А если что нужно, то и мы с Колей вам поможём.
   -- Хорошо, я поняла, -- ответила супруга. -- Действительно, мы и сами управимся. Пошли, Танечка, -- и мать с дочерью покинули горницу.
   -- Так, Василиса, -- обратился к невестке Макар Степанович, -- ты потеряла мужа и кормильца детей. Тебе действительно тяжелее нас. Но ты не беспокойся, всё будет нормально. Мы все будем помогать твоей семье, то есть теперь уже просто тебе и детям - нашим внукам. Николай обещает заменить тебе мужа. Ну, не мужа, а работника. Ты не можешь справляться с мужской работой. Ну, Коля будет помогать вам, по крайней мере, пока он сам не женится, пока у него не появится своя семья. А потом тебе нужно будет, вновь замуж выходить, -- тяжело вздохнул он. -- Без мужской подмоги тебе с хозяйством сложно будет управиться.
   -- Я больше не буду замуж выходить! -- категорически возразила Василиса. -- Я любила только одного человека, и всю жизнь любить буду, -- вот только женщина не уточнила, кого именно она любила.
   -- Но так же нельзя, -- растерянно тянул старший Никитин. -- Бабе одной тяжело без мужика. В хозяйстве всегда нужна мужская рука, -- но чувствовалось, что его слова идут в разрез с его мыслями. Он в душе оценил такую преданность невестки его сыну.
   -- Будет у меня помощник. Сашеньке в этом году исполнится уже семь лет. Года через три это будет уже крепкий мужичок. Вот он и станет помогать мне в хозяйстве. Ну, а о женской работе и говорить не приходится - у меня две такие помощницы подрастают... А девчата в селе быстро взрослеют, по себе это знаю.
   -- Ну, пока что всё равно Николай будет помогать тебе, да и я тоже. А там жизнь всё расставит по своим местам. А в отношении мужской руки в дальнейшем... Никто тебя, конечно, неволить не будет, насильно сватать не станем. Мы все тебе помогать будем. Ставить на ноги детей и внуков - святое дело. А за такую верность Алексею спасибо тебе, -- невестка при таких словах опустила глаза и промолчала.
   А часа через два, пригласив так же сватов, вся семья Никитиных почтила за накрытым столом память погибшего Алексея Макаревича Никитина. А у сватов дела были немного лучше, если не учитывать того, что погиб их зять. Но они рады были тому, что уцелел Владимир - их единственный сын. Он не ушёл добровольно воевать, как Алексей и Николай (да и другие парни села) ни за "красных", ни за "белых". Это был определённый риск, поскольку могли мобилизовать воевать за тех, к кому душа совершенно не лежала. Некоторые парни, не желающие воевать, на этом прогорели, но некоторым и повезло. На призывы обыкновенных агитаторов они не откликались, а когда селом редко проходили воинские группы - просто укрывались. Чаще всего переплывали Чарыш и прятались в лесу. Пусть он был и редким, но укрыться там было где. Воинские же формирования в селе надолго не задерживались, максимум с ночёвкой до утра, а военных действий в районе села не велось - оно лежало в стороне от основных боёв. Вот так Володе Говорову и удалось уцелеть, не попав в горнило Гражданской войны. Вроде бы на таких парней должны были косо смотреть фронтовики, вернувшиеся домой. Но смотрели нормально, с понятием. Ведь во время войны в сёлах не одни бабы остаются, мужиков тоже немало имеется - крестьянский труд тяжёл. А без провизии, которой воюющие запасались именно в сёлах, долго не повоюешь. И значительно позже, уже во время Второй мировой войны появится абсолютно справедливая фраза о том, что "Победа куётся и в тылу".
   Во время поминания Алексея Никитина его брат выложил на стол некий предмет, который очень заинтересовал собравшихся и долго ходил у них по рукам. Перед тем, как показать его, Николай после первой рюмки, поднятой за упокой погибшего, Николай произнёс:
   -- Я представляю вам награду Алексея Макаровича Никитина, которой его наградило наше правительство за отвагу в боях с белогвардейцами. Немногие бойцы нашего соединения были удостоены такой чести. Но Алексей эту награду заслужил. Заслужил своим бесстрашием в борьбе с врагом, за свои умелые действия, совершённые в боевой обстановке с явной опасностью для своей жизни. Это наш, пролетарский, народный орден "Красное Знамя". Алёша успел получить этот орден на руки, но через месяц погиб. Я лично снял с его гимнастёрки перед похоронами этот орден, и сейчас передаю его на вечное хранение в руки его любимой жены Василисы Никитиной.
   В селе орденов РСФСР, а точнее ордена - он был пока что единственной наградой в молодом государстве - ещё никому не доводилось видеть. А потому, конечно же, он вызвал немалый интерес. Первая награда республики родилась, когда Советской России ещё не исполнилось и года. 16 сентября 1918-го года Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет опубликовал декрет об учреждении первого в РСФСР знака боевого отличия. Позже этот орден несколько изменит своё название и станет называться орденом "Красного Знамени". Эта награда изготавливалась из серебра. На аверсе изображено развёрнутое Красное Знамя с надписью "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", ниже которого по окружности размещён лавровый венок. По центру на белом фоне были помещены скрещённые факел, древко знамени, винтовка, молот и плуг, прикрытые пятиконечной звездой. Посреди звезды на белом фоне изображены серп и молот в обрамлении лаврового венка. Первое награждение орденом (точнее, представление к нему) "Красное Знамя" состоялось на заседании ВЦИК 28 сентября 1918-го года. Его первым кавалером стал герой гражданской войны Василий Константинович Блюхер. Правда, сам орден Блюхер получил только спустя полгода, 11 мая 1919-го года (до этого народного комиссара военных дел Троцкого не устроило качество ранее выпущенных орденов).
   Николай был прав, что не так уж много бойцов Красной армии удостоились получить этот орден, хотя некоторые её командиры и комиссары за годы свое службы получали орден не в единичном экземпляре. Так, например, всего за подвиги в Гражданской войне дважды орден получили 285 человек, а такие военачальники как Ян Фабрициус, Степан Вострецов, Иван Федько четыре раза удостаивались этой награды, Василий Блюхер - пять, а Семён Будённый за годы своей службы был награждён орденом шесть раз. Но это военачальники, а вот бойцы красной армии... К отбору достойных этой награды подходили очень строго, поэтому и в 1918-м и в 1919-м годах ордена "Красного Знамени" ('Красное Знамя') были редкостью. Кроме того, вместе с орденом "Красного Знамени" гражданам РСФСР вручалась и особая грамота, в которой указывались подвиги кавалера ордена, и она давала право носить орден на груди.
   Но, пока собравшиеся за столом рассматривали, ощупывали эту незнакомую им вещицу и обговаривали её, Василиса просто тихонько плакала. Ей нужен был не орден, не эта железка, как она думала, а живой муж. Хотя она и понимала, что Алексей отдал свою жизнь за то, что она и их дети жили свободной, вольной, радостной жизнью. Понимала также - предполагала - что с этого времени и к ней самой в селе будет повышенное внимание. Как же, вдова героя Красной армии...
   Прошло несколько дней. Семьи Никитиных и Говоровых постепенно успокоились. Да, тяжела утрата, но жизнь продолжается. И в один из вечеров Никитины (старшие), а также Татьяна и пришедшая к свёкрам Василиса начали более детально расспрашивать Николая (чаще других вопросы задавал ему отец) о той проклятой войне, на которой погиб его старший брат. Тот многое рассказал родным о ней. А затем добавил:
   -- Да что там говорить о войне... Это гиблое дело, именно гиблое. Сколько народа на ней погибло. И гибнет в первую очередь необученная толком молодёжь. А в наших рядах сражались - добровольно пошли - даже 16-летние пареньки. Да и на войне с немцами гибли тоже в первую очередь им подобные. Это мне ещё повезло, что с той войны живым вернулся. Но меня перед отправкой на тот фронт как раз Алёша хорошо проинструктировал, Царство ему небесное! -- перекрестился Николай.
   -- Да, это так, -- согласился Макар Степанович. -- Во все времена ранее других гибнут необученные, а это именно молодёжь, -- вздохнул он. -- А тебе приходилось видеть офицеров? Что ими двигало воевать с вами?
   -- Видел, причём так, как сейчас вас вижу.
   -- Как это?
   -- Да очень просто. Мы же порой в плен брали офицеров. Иногда их и расстреливали.
   -- И ты стрелял?! -- перепугался отец.
   -- Лично я нет. Но расстреливали - и мы их, и они нас. А что оставалось делать. Выбор был у каждого - или переходить на сторону противника и воевать с бывшими соратниками, или же к стенке. Других вариантов не было - лагерей для пленных не было ни у нас, ни у "белых". Просто отпускать пленных, так они завтра же снова начнут воевать против нас. Ну, и наоборот... Хотя бывало, что и отпускали молодых парней под честное слово, что те больше против нас воевать не будут. Но это было, конечно, когда за них заступались и говорили, что в дальнейшем те под их контролем будут. То есть больше такие гарантии давали старшие, рискуя уже своей семьёй.
   -- Понятно. Да жестокая штука...
   -- Жестокая, это всем понятно. Но были и просто перебежчики со стороны "белых" к нам. И при этом порой не рядовые перебегали, а даже офицеры.
   -- Только к вам перебегали, или от вас тоже убегали? -- несмотря на серьёзность темы, улыбнулся отец.
   -- О наших я не знаю. Возможно, тоже были такие случаи, но в нашем отряде таких случаев не было. А в других - чем чёрт не шутит...
   -- А чего же это офицеры к вам перебегали? О, ты не ответил на мой первый вопрос. Так за что же воевали белые офицеры. Ну, народ, за свою лучшую, светлую жизнь, а они-то за что?
   -- Да всё очень просто. Белые офицеры воевали за Россию, как впрочем, и мы, только за Россию по своим понятиям. За буржуазию, за сохранение своих привилегий, за чины и звания. Их, между прочим, тоже понять можно - ведь у них Октябрьская революция отняла практически всё. В Красной армии никаких званий и чинов то нет. И козырять некому, как тем же офицерам. А это, как-никак, но уважение.
   -- Угу, так оно и есть. Тогда чего же они к нам бежали?
   -- Ну, по разным причинам. И ты знаешь, отец, они толковые, умные ребята. Мне приходилось с ними разговаривать. Они и контактные, и не заносчивые. Это не те, которые говорили, что мы чернь. Чаще всего они переходили к нам уже в конце военных действий. Ну, когда беляки подались бежать за границу. Не хотелось им покидать отчий дом, где мама, папа, братья, сёстры. Чувствовали они, что возврата не будет. А что за жизнь вдали от Родины, в неизвестной тебе чужбине.
   -- Да, это так. Их действительно понять можно. Как жить без Родины...
   -- Вот-вот. К нам в это время перебежал даже довольно опытный - воевал, как и я, с немцами - штабс-капитан из известного 3-го Барнаульского Сибирского стрелкового полка.
   -- Что это за полк такой? Чем он известный?
   -- Это наш, местный, Барнаульский стрелковый полк Белой армии - участник Белого движения на Алтае. Его командиром был полковник А. И. Камбалин. В дальнейшем он входил в корпус, которым командовал Владимир Каппель. Что с полком дальше произошло, я не знаю, -- впоследствии этот стрелковый полк эмигрировал в Китай.
   Николай естественно не знал истории этого полка. А тот был сформированный в июне 1918-го года (на основе подпольной антибольшевистской организации, поднявшей вооружённое восстание в Барнауле) из мобилизованных офицеров и добровольцев. И начал свой боевой путь полк в том же месяце, участвуя в совместном с чехословаками наступлении частей молодой Сибирской армии на восток. И это его выступление завершилось в сентябре 1918-го года полным разгромом большевиков и переходом практически всей Восточной Сибири под власть Временного Сибирского правительства. Наиболее упорные бои тогда развернулись в июле-августе к востоку от Иркутска, на Кругобайкальской железной дороге. Среди операций, в которых полку пришлось участвовать, особое место занимал бой у станицы Посольской 15-17 августа. Силы большевиков тогда были немалые, а в полку насчитывалось пока что всего около 700 человек.
   Нужно было иметь нечеловеческую силу характера, чтобы эта ничтожная кучка могла сдерживать стихийный напор многотысячного неприятеля! Более 12-и часов, через каждые 10-15 минут, "красными" предпринимались общие атаки на все расположения "белых"; целую ночь слышался непрерывный крик "ура!" и наблюдались всё новые и новые волны атакующих! Но белогвардейские цепи спокойно лежали в густой ржи и при каждом натиске красных осыпали их градом пуль и гранат. Да, казалось бы обстановка складывалась не в пользу каппелевцев. К примеру, отряд, который вёз им пушку круговой дорогой, встретился с превосходящими силами противника и вынужден был для большей свободы действий освободиться от пушки - чтобы она не досталась "красным", её затопили в болоте. Таким образом, отряд белогвардейцев лишился артиллерии. Но подоспела помощь, наступление "красных" было отбито и началось уже контрнаступление белой гвардии. "Красные" начали быстро грузиться в эшелоны и панически направились в сторону г. Верхнеудинска, подгоняемые фланговым огнём белых. Часа через два станция Посольская была занята белогвардейским полковником Гайда. Посольский бой окончился. Несмотря на то, что части "красных" удалось прорваться, Посольский бой имел большое значение по своим результатам: в руках "белых" осталось более 40 эшелонов, в которых была погружена почти вся материальная часть красной гвардии. В Посольской была уничтожена боеспособность красных настолько, что они более 60 верст отступали, почти не оказывая сопротивления. Для "красных" это было последнее крупное сражение, в ходе которого они потерпели окончательное поражение.
   И даже позже этот полк показал свой бойцовский характер. После разгрома Колчаковской армии 3-й Барнаульский полк оказался единственным полком из состава 1-й Сибирской армии, который не сдался красным и сохранился как боевая часть, проделав свой (отдельно от основной армии генерала Каппеля) беспрецедентный знаменитый "ледяной" поход через всю Восточную Сибирь - от Омска до Забайкалья. В 1920-1922-м годах он воевал на Дальнем Востоке. В 1921-м году в Приморье его остатки были свёрнуты в батальон, вошедший в состав 4-го Омского полка. После окончательного разгрома белых в конце 1922-го года они отступили в Манчжурию. Некоторые солдаты и офицеры полка не пожелали уйти за границу и остались в Приморье, сдавшись в плен "красным". Однако часть чинов Барнаульского полка в составе Сибирской дружины генерала Пепеляева принимала участие ещё и в Якутском походе 1922-1923-го годов.
   Всё это (а точнее о боях полка) Николай узнал из рассказа штабс-капитана, а тот с гордостью рассказывал о боевом пути своего полка. И собеседники понимали его - на войне любая сторона умела ценить мужество, стойкость и умелые военные операции. А белогвардейцу было чем гордиться, поскольку в его полку офицеры действительно обладали силой духа, честью, смелостью и отвагой. А это всегда ценится. Не зря же это бесстрашие каппелевцев было отражено на экране в знаменитом фильме режиссёров братьев Васильевых "Чапаев", вышедшем на советский экран в 1934-м году. И эта эффектная сцена понравилась даже И. В. Сталину, который считал сильной стороной фильма именно показ психической атаки каппелевских офицеров. И хотя части Чапаева и Каппеля никогда в боях не встречались друг с другом - противником Волжского корпуса Каппеля в июне 1918-го года была не 25-я дивизия Чапаева, а 24-я стрелковая дивизия Генерального штаба, подполковник В. О. Каппель мог использовать этот приём ранее, на Волге, во время командования частями Народной армии. А в кино события просто смещены по времени, это же кино...
   -- Значит, этот твой штабс-капитан не захотел Родину покидать, -- отец Николая не столько отреагировал на рассказ о воинском формировании, сколько на сообщение о конкретном его офицере. -- Вот молодец - всё же, дома остался.
   -- Молодец-то он молодец. Вот только неизвестно как его судьба именно на Родине сложится. Очень многие у нас недолюбливали белых офицеров. Особенно те, кто служили в армии. Говорили, что такие как он, очень уж издевались над ними. Но люди бывают разные... А этот штабс-капитан был неплохим человеком. Он мне даже напел песню своего полка.
   -- Песню?
   -- Ну да. Ведь в строю часто песни распевали. И наши, и "белые" - это обычное дело.
   -- Да, ты прав. И хорошая песня?
   -- Неплохая. Пару куплетов я запомнил. Петь её не стану, но слова сейчас прочитаю.
   Николай наморщил лоб, вспоминая песню, а затем прочёл:
                 Закат печальный догорает.
                 Покинув дом, семью, друзей,
                 В молчаньи хмуро отступает,
                 Лихая горсть богатырей.
                             Не падай духом, прочь сомненье,
                             Придёт, настанет светлый час,
                             Блеснёт заря освобожденья,
                             Отчизна снова встретит нас.
   -- Второй куплет, -- тут же пояснил Николай, -- это припев песни. Далее ещё идут куплеты, но я их не запомнил, так, отдельные строчки, слова...
   -- Хм, а слова вроде бы и ничего, складно написано. Но, как я понимаю, эту песню с таким же успехом могли петь и наши, "красные".
   -- Верно. Вот то-то и оно. Это как раз и показывает, что "белые" ничем не отличались от нас. Такие же обычные люди.
   -- Ну, это и понятно. Ведь мы все русские люди.
   -- Да-а, русские, а воевали друг против друга. Как же это плохо...
   -- Плохо. Но ничего уже изменить нельзя. Это уже просто история...
   -- Ладно, Николай, а что ещё ты можешь интересного рассказать об этой истории, как сказал Макар Степанович? -- задала вопрос уже представитель женской части слушателей - Василиса. -- Ещё какие-то знакомства у тебя были. Ты там, на войне девчонку себе не приглядел? Ведь они тоже воевали, как я слышала, в рядах красных. Воевали за народную власть.
   -- О! Это хороший вопрос. И я в связи с этим кое-что вспомнил. Девчонки я себе не присмотрел, в селе буду присматривать - у нас они красивые, да и хозяйственные, -- улыбнулся Николай. -- Но речь как раз о девчонках. И они воевали не только в наших рядах, но и в рядах белогвардейцев.
   -- Серьёзно?! А чего это мамзелей-то в окопы потянуло?
   -- Ну, причины тоже разные. И боль за свою, как бы разваливающуюся Родину, и желание воевать рядом со своим любимым, да и другие причин... У нас был ещё один перебежчик, но из другого полка - точнее, соединения известного белого атамана Бориса Анненкова. Это был совсем молоденький подпоручик. И вот он рассказал историю об одной девчонке, молодой женщине, которая находилась в отряде вместе с ним, и делила с солдатами и офицерами все тяготы нелёгкой военной жизни. Но это была не просто барышня, Это была поэтесса, причём наша, местная - родом то ли из Бийска то ли из какого-то села рядом с городом.
   -- Да ты что! И красивые она стихи писала? Или она тоже писала песни для марширующих солдат?
   -- Насчёт песен не знаю. А вот стихи она писала неплохие. Мне тот подпоручик читал их.
   -- О, интересно. Ну-ну, прочти.
   -- А вот стихи, Василиса, я, увы, как раз не запомнил. Песни всегда легче запоминаются. Но стихи точно хорошие.
   -- Тогда поведай нам, что тебе рассказал об этой барышне тот военный белогвардеец. Почему она оказалась в том отряде?
   -- Сейчас расскажу. Хотя мой рассказ и будет коротким.

* * *

   Николай был прав - как он мог детально рассказать о незнакомом ему человеке, да ещё со слов другого тоже практически незнакомого ему человека - шапочное знакомство. Да и тот знал немного. И младший Никитин начал своё повествование с того, что отметил:
   -- Этот подпоручик воевал в соединении Анненкова, вот что удивительно, -- ирония судьбы - потомок декабриста И. А. Анненкова. Его предок выступал против царского самодержавия, а потомок воевал именно за его восстановление.
   -- А что удивительного? -- спросила Василиса.
   -- Понимаешь, именно к этому воинскому формированию у нас, ну, у красногвардейцев была наибольшая ненависть, в нём воевали очень жестокие люди - и офицеры, и рядовые. Рядовых - хотя это был различный сброд - возможно, науськивала в этом та же офицерня. Анненков, как я знаю, в войне с немцами был казачьим войсковым старшиной, а казаки всегда отличались жестокостью. Одно дело издали, даже не видя лица противника, целиться в него из винтовки - ну, как в мишень. И совсем другое дело людям шашками головы рубать. Вот они и зверели... А с нами Анненков сражался уже генерал-лейтенантом в составе Сибирской армии Колчака, был командующим Семиреченским соединением. А потому и удивительно, что женщина, а точнее ещё совсем девчонка выбрала себе такое подразделение - ей было всего лет 17-18.
   -- Такая молодая?
   -- Да. Её зовут Римма Ивановна Виноградова. Некоторое говорят, что она родилась в 1901-м году, а другие - в 1903-м. Но мне кажется, что версия о 1903-м годе неверная. Что, она вообще в 14-15 лет попала в это казачье войско? Не может такого быть. Но это практически и всё, что я знаю. Ну, слышал некоторые её стихи, и они точно неплохие. Но ничего не помню, перепутались они у меня в голове. Тот подпоручик всего один раз мне их прочитал - что я мог запомнить...
   Не мог естественно знать Николай и о дальнейшей судьбе этой девушки, он знал только её прошлое. Но он в душе гордился тем, что в его крае растут такие таланты, да ещё и не так далеко от их села... Пусть даже и в стане врагов, но талант (не военный) есть талант - он заслуживает уважения.
   Действительно позже некоторые участники Гражданской войны говорили, что Римма Виноградова родилась 26 мая 1903-го года в самом Бийске. Но на самом деле Виноградова родилась 14 июня 1901-го года в селе Ново-Обинское (ныне с. Новообинка) в семье псаломщика Пророко-Ильинской церкви Ивана Михайловича Виноградова (священник-старовер, родом из кубанских казаков) и его жены Раисы Яковлевны. Касательно исторической Родины Риммы Виноградовой, то её родное село Новообинка (всего несколько улочек и переулков) располагалось в 80 км на юго-запад от Бийска (в нескольких километрах от самого южного изгиба р. Обь). Ниже, примерно на таком же расстоянии находилось и село Николаевка, через которое когда-то ездили в Бийск Карелин и его племянник. А чётко на запад от Новообинки лежало село Нижнеозёрное, то есть Новообинка располагалась на одном из немногих сухих мест в этой практически заводнённой зоне. И оно действительно располагалось вблизи села Николая.
   Перед Октябрьским переворотом семья Виноградовых жила в Барнауле, и в 1917-м году Римма училась в Томском епархиальном училище по классу домашней учительницы. Так что она точно не могла родиться в 1903-м году. Но всё равно, в 17 лет девушке уйти на фронт, под пули - это был поступок! Вот только смущало то, что она выбрала себе такое жестокое воинское подразделение.
   Анненков же и его соединение действительно отличались особой жестокостью, а нехватку снабжения компенсировали мародёрством. Это была так называемая "Партизанская атамана Анненкова дивизия". Эта дивизия состояла из разнородных частей: казаков, мобилизованных русских крестьян, киргизов, а также иностранных наёмников - афганцев, уйгуров, китайцев. Последние, сведенные в отдельный Маньчжурский полк, наводили среди местного населения настоящий ужас. К примеру, в докладе начальника Особой канцелярии, выполнявшей функции белогвардейской контрразведки, особо отмечалось, что "китайцы атамана Анненкова наводят на жителей страх и заставляют жителей покидать свои дома". Многочисленные дикие зверства, совершённые анненковцами, привели к тому, что "добровольческие" части Анненкова имели очень дурную славу даже среди самих белогвардейцев. Начальник Особой канцелярии штаба 2-го Отдельного Степного корпуса, подчёркивая этот факт, в своём докладе писал: "Среди кадровых частей замечается нежелание служить в частях дивизии атамана Анненкова, так как они думают, что большевики сочтут их за добровольцев и обязательно убьют".
   Верховное руководство белых вообще считало, что, анненковская дивизия представляет собой малонадёжную часть во главе с недисциплинированным командиром. При этом Анненковские полки в отношении воинской дисциплины показали себя с самой худшей стороны - прибыв в Петропавловск, анненковские "чёрные гусары" и "голубые уланы" занялись в Петропавловске такими грабежами, что там по приговору военно-полевого суда сразу же были расстреляны 16 человек из их числа.
   И, конечно, обстоятельство пребывания Риммы Виноградовой в таком жестоком подразделении очень удивило семью Никитиных. Правда, Николай пояснил, что, как рассказал ему подпоручик, у девушки в одном из отрядов был любимый ею молодой белый офицер, которого расстреляли у неё на глазах.
   Для неё судьба её близких вообще сложилась трагически. Ещё в 1916-м году от катара желудка умерла её мама. А в годы Гражданской войны её отец был убит воинствующими безбожниками. А далее погиб и её любимый, жених. Позже Римма напишет по этому поводу свой проникновенный стих, посвящённый своему жениху и подобным молодым воинам:
                 Над страной зарделось полотнище стяга алое.
                 Злоба факел ярости зажгла.
                 И в глазах любимых увидала я
                 Гордость полонённого орла.
                             Коротка расправа с офицерами:
                             Пуля из ружейного ствола.
                             Труп его, прикрыв шинелью серою,
                             Мертвеца вождём я назвала...
                 С той поры и вспоминать-то не о чем...
                 Месть зажгла мне очи и уста!
                 Стала жизнь не женская, не девичья -
                 По-мужски сурова и проста.
   Вот она, как свидетельствует из стихотворения, причина пребывания Риммы в отряде "белых" - месть. Сама она, по её собственным словам, в годы Гражданской войны "дала присягу Колчаку на верность Богу и России", и была связана с партизанами атамана Анненкова. Весь 1919-й год и начало 20-го Римма вероятнее всего провела в районе Семиречья - последнем оплоте сил белых на юго-восточном направлении. Эту территорию удерживали остатки 2-го Степного сибирского корпуса, в основном отряды генерал-майора Анненкова. Положение белых в этом месте характеризовалось острым дефицитом продовольствия, обмундирования, вооружения. И 29 февраля 1920-го года Анненкову было предложено добровольно сдать оружие. Но он, при всём при том, намеревался продолжать сопротивление. Однако в результате наступления частей большевистского Туркестанского фронта к концу марта были заняты основные населённые пункты Семиречья. И после окончательного разгрома Белой Армии Римма Виноградова покинет Россию, в тёмное время суток, в ночь на 25 марта 1920-го года она с остатками отряда Анненкова пересекла китайскую границу и оказалась в Западном Китае - Джунгарии. Некоторое время Римма была ещё связана с анненскими партизанами, а позже перебралась в Харбин.
   Стихи Римма начала писать ещё на Алтае. А в Харбине она училась на юридическом факультете, публиковала стихи в местной периодике, под псевдонимами "Джунгар" и "Елена Инсарова". А далее в 1928-м году она под псевдонимом "Марианна Колосова" выпустила свой первый поэтический сборник "Армия песен". С тех пор она и стала больше известна именно под этим псевдонимом. Одновремённо она посещала собрания литературного объединения "Чураевка", дружила с поэтами Ольгой Скопиченко, Арсением Несмеловым, хорошо знала Всеволода Иванова. В середине 20-х годов радикальная харбинская молодёжь решила противопоставить советской идеологии боевую идеологию белой эмиграции. В инициативную группу входили бывший офицер Белой Армии А. Покровский, наследник генерала Белой Армии В. Голицын, наследник казачьего офицера П. Грибановский... В качестве идеологической основы для борьбы с коммунизмом Покровский предложил идеи итальянского фашизма - тот ещё не приобрёл той зловещей окраски, которую он получит в 30-40-е годы, и казался новым, альтернативным, как коммунизму, так и старой буржуазной идеологии, течением. Вскоре к этому кружку примкнула и Римма, которая была яростной противницей установившегося в России режима. Во второй половине 20-х годов она вышла замуж за Александра Покровского и взяла его фамилию.
   В 1932-м году Марианна Колосова напишет стихотворение "Не покорюсь!", в котором выльет на бумагу всю свою боль, горечь по утраченной Отчизне и яростную непримиримость с такой участью родной страны:
                 В глухую ночь, как летописец некий,
                 Записываю горе наших лет;
                 А днём ищу я в русском человеке
                 Неизгладимый, негасимый свет.
                             Трагическая доля Ярославны -
                             Мой горький плач о гибнущих в бою...
                             Но тем, кто пал бесцельно и бесславно,
                             Ни слёз моих, ни песен не даю.
                 Живу. Люблю. И верую по-детски,
                 Как должен верить русский человек...
                 Но жив во мне строптивый дух стрелецкий -
                 Его ничем не вытравить вовек.
                             А Русь молчит. Не плачет... и не дышит...
                             К земле лицом разбитым никнет Русь...
                             Я думаю: куда бы встать повыше
                             И крикнуть "им": -- А я не покорюсь!
                 Не примирюсь я с долей Ярославны!
                 И пусть пока молчит моя страна, -
                 Но с участью печальной и бесславной
                 Не примирится и она!
   А закончит Римма Виноградова (Марианна Колосова) свой жизненный путь в далёком г. Сантьяго (столица Чили) 06.10.1964 года. Там она будет похоронена на русском кладбище, которое находится на окраине города, в коммуне Пуэнте-Альто. На её могиле в Чили высечена надпись "русская национальная поэтесса" и эпитафия из её же стихов:
                 Смертны и ты и я,
                 Сомкнём усталые веки.
                 Но Россия жива моя -
                 И теперь, и потом, и навеки.
   Последние дни в семействе Никитиных царила грустная атмосфера. И даже разговоры, беседы, каким-то образом всё равно сворачивали на ухабистую обочину мрачных тем. Вот и на сей раз беседа закончилась тягучим хмурым молчанием. Но, тем не менее, все слушатели с интересом выслушали рассказ Николая, а в душе оценили патриотизм неизвестной им девушки. Да, это вроде был их противник, хотя и не враг - сама-то она не воевала - но и противника порой нужно уважать за его отвагу и патриотизм, пусть даже патриотизм по духу и не совпадающий с твоим мнением. Тем более, если этот человек ещё и отличался особыми талантами в интеллектуальной, творческой поэтической сфере.
  
  

ГЛАВА 16

Усвоить правила поведения...

  
   В небольшом алтайском селении шёл уже, как и по всей России, 1922-й год. Прошлой осенью женился Николай Никитин. Это было вполне прогнозировано, поскольку на то время ему исполнилось уже 29 лет - мужику давно уже пора было заводить семью. В селе парни порой женились, как тот же Владимир Говоров, и в 20 лет, ещё до призыва в армию, и, вероятно, с откровенным намерением избежать этого призыва. Да и вообще все дети старшего поколения Говоровых и Никитиных были уже женаты и замужем. У Павла с Анной, так же как и у Макара с Ульяной, полно было внуков. И дедушки с бабушками частенько уже задумывались над тем, что скоро им придётся уходить на покой - в селе растёт новое молодое поколение. Ведь самому старшему из этих семей Макару Степановичу в этом году стукнет уже 59 лет, а самой "молодой" Анне Васильевне - 53 года. Но они были неправы. Да, ранее в их селе редко кто доживал до такого возраста. Но то именно ранее, когда людей косило не столько естественное старение организма, сколько различные эпидемии. А вот о таковых, Слава Богу, в последнее время перестали слышать, хотя в военные годы в отдельных регионах мелкие очаги порой и вспыхивали. В общем, постепенно люди стали жить дольше - была надежда, что старики Говоровы и Никитины лет 5-8, а то и 10 ещё поживут, и увидят уже почти взрослых внуков. До правнуков им, конечно, не дотянуть, но, всё же...
   А вот Игнат Степанович Карелин чувствовал, что его годы уже почти сочтены. В этом году ему исполнилось целых 63 года. Он даже в мечтах не рассчитывал дожить до такого возраста. У него в последнее время здорово болело сердце - за свою жизнь он так нанервничался, тем более что он был сочувственным человеком, и беды даже других людей принимал близко к сердцу. Тогда оно просто пощипывало, как он выражался, а вот сейчас его накопившаяся усталость давала о себя знать. Кроме того, не те были уже и его ноги - тоже набегался за свою жизнь. А потому он чувствовал, что его жизнь ведёт счёт уже не на годы, а всего лишь на месяцы, хорошо ещё, что не на дни. А ему ещё нужно кое-что поспеть сделать. На эту мысль его навели воспоминания об Александре Большакове и обстановка в нынешнем крестьянском жизненном укладе. Нельзя сказать, что эта обстановка была плохой, но у неё были свои особенности.
   И в один из летних вечеров он пришёл к Василисе Никитой, которая жила с 3-мя детьми, но без мужика в построенном Алексеем с отцом доме. А предложения повторно выйти замуж ей периодически поступали. Неизвестно, как у неё складывались личные отношения с мужчинами, но в её доме мужики не были замечены. Николай Никитин помогал ей не только до того, как женился, но периодически заглядывал и в усадьбу своей невестки после того, как завёл свою семью - благо жили недалеко. Да и свёкор, а также её отец иногда помогали ей выполнять мужскую работу в усадьбе. Чаще всего это было осенью - и урожай свозить с поля, опускать его в подпол, и дровишек на зиму заготовить. Что ни говори, а это не женская работа. Кроме того, сельская власть, и сами жители Красноярки нередко помогали вдовам Гражданской войны. Народным сельсоветам это было предписано прямыми обязанностями, а односельчане помогали таким вдовам и детям Героев гражданской войны из-за уважения и сочувствия. Так что не было у Василисы Никитиной такой уж острой нужды подыскивать себе нового мужика, разве что полюбовника. Но она этим не грешила. В селе некоторым девкам вообще замуж не удалось выйти - мужиков за годы войны поубавилось - и то ничего, мирятся с этим и нормально живут. Хотя, для бабы это положение как раз нормальным назвать никак нельзя. Когда мужик бобылём живёт, это ещё куда ни шло, но вот женщины... - главное без детишек. Но некоторые и детишками умудрялись обзавестись, и в селе, как это ни удивительно, воспринималось такое более-менее нормально - времена такие, судьба такая... А у Василисы трое законных детей, к тому же сейчас уже достаточно подросших. Так что, жить можно, грех жаловаться.
   Увидев Игната Степановича, Василиса и удивилась и обрадовалась одновремённо:
   -- Ой, дядя Игнат! Здравствуйте! А я давно уже к вам не забегала, вы уж извините меня - замоталась я со своим хозяйством.
   -- Здравствуй, Василиса! Ты не прибегала, так я прибежал, а точнее притопал. Бегать мне уже не под силу, -- горько скривился Карелин. -- А касательно того, что ты замоталась, то оно и понятно. Трое детишек, а мужских рук не хватает. Замуж тебе нужно повторно выходить.
   -- Не буду я больше замуж выходить. Мне помогают и отец, и свёкор с Николаем. А детишек я и одна подыму с Божьей помощью.
   -- Дай-то Бог! Значит, хранишь верность Алексею.
   -- И Алексею, но в первую очередь Саше, -- она открыто посмотрела в глаза Карелину. -- И вы это знаете.
   -- Знаю. А как его сын поживает? Ему уже сейчас, сколько же это?.. Ага, уже 9 лет. Именно столько времени прошло, как ушёл от нас Александр. Уже довольно взрослый возраст как для ребёнка. В школу ходит?
   -- В этом году пойдёт. Он в прошлом году приболел немного корью, как и ещё несколько детей в селе. Хорошо хоть, что вылечили его. А потому решили, что пойдёт в школу уже в этом году. Да и со школой ранее, как вы знаете, небольшие проблемы были, всё эта чёртова война в стране нарушила.
   Вообще‒то в это время дети шли в школу с 8-и лет. А вот Саша пойдёт в 9. Ничего страшного в этом нет. Правда, запланированные мамой 7 классов сын закончит в 16 лет. Поздновато, конечно, но что поделаешь... К примеру, его тёзка‒отец Александр Большаков всего лишь годом позже закончил уже 11 классов.
   -- Да, время было тяжёлое, -- покачал головой Игнат Степанович, -- и твоей семье в первую очередь досталось. Впрочем, у многих в селе кормильцев не досчитались. Но дальше уже всё нормально будет. Это, как ты понимаешь, я знаю из рассказов Александра.
   -- Вот и хорошо!
   -- Хорошо то хорошо, но есть некоторые нюансы этого хорошего.
   -- Какие ещё нюансы?
   -- Я тебе сейчас всё расскажу. Именно потому и пришёл к тебе. Разговор будет серьёзный.
   -- Серьёзный?.. Тогда сидеть за пустым столом негоже. Я сейчас всё соберу, приготовлю, накрою стол, вот тогда и поговорим. Вы же никуда не спешите?
   -- Куда уже мне спешить? Разве что на тот свет...
   -- Ну что вы такое говорите?! Вы ещё немало поживёте.
   -- Поживу, конечно, немного. Но мои дни сочтены. Так, -- махнул он рукой, останавливая порывающуюся что-то сказать женщину, -- и не спорь, Василиса. Я свое состояние лучше всех чувствую. Да и не для таких разговоров я к тебе пришёл. Хорошо, собирай стол - давно я уже не сидел за столом с хорошими людьми. Вот только как детишки, кто за ними присматривать станет?
   -- За своими сестричками присмотрит Саша. Вы сами сказали, что он довольно взрослый. Он у меня уже крепкий мужичок и хороший помощник.
   -- Это хорошо. Ладно, тогда я во двор пока что выйду, посижу там на солнышке, погреюсь и перекурю.
   И Карелин вышел в небольшой сад - деревья были ещё молодые, не так уж давно посажены, весной, годом позже постройки избы. И, перекуривая, сидя на лавочке, Игнат Степанович вспомнил давнюю беседу со своим "племянником" Александром, ради которой он сейчас и пожаловал к Василисе Говоровой, то бишь 10 лет как уже Никитиной.

* * *

   Да, Карелин тогда держал своё слово и не расспрашивал Александра о ближайших годах, тем более что, как он понял, они будут лихими. Но как можно не интересоваться светлым будущим, прекрасной в будущем жизнью. И Саша очень много рассказывал своему приёмному отцу о будущем. Правда, он больше рассказывал о тех временах, которые знал лично, то есть уже о XXI-м веке. Но частично говорил и о том, что знал из истории своей страны, в том числе и о становлении советской власти и образовании СССР. Он знал, что Игнат Степанович никому ничего не расскажет, потому не волновался, что такие знания навредят ему или рассказчику. Но, кратко, рассказывая о 20-30-х годах XX-го века, Сашка вдруг задумался, и в тогдашней беседе наступила непредвиденная пауза.
   -- Что-то случилось, Саша? Что ты так задумался? -- спросил Карелин.
   -- Да вот думаю... Пожалуй, нужно вас кое о чём предупредить.
   -- Предупредить?.. Это чтобы я никому ничего не рассказывал? Так я и не расскажу. Я же давал на этот счёт тебе слово и сдержу его.
   -- Не-ет, -- покачал головой Александр, -- как раз всё наоборот - нужно будет чтобы вы кое-что рассказали людям, но только тогда, когда подойдёт такое время.
   -- Даже так?!
   -- Да, именно так. Не всем, конечно людям, а выборочно, в ком вы точно уверенны. Но рассказать нужно будет. Чтобы люди не попали в большую беду.
   -- Даже так?
   -- Да, дядя Игнат, увы, но даже так. Понимаете, советская власть будет много делать для людей хорошего, но... Как бы это сказать, делать по своим понятиям, по своему усмотрению. Власть будет считать, что так для страны будет лучше, да вроде бы и для народа, но она не будет думать об индивидуальном конкретном человеке. Даже больше того, власть будет считать, что все должны быть как бы одинаковы, и делать только то, что им прикажут. Индивидуальность человека будет размываться. Знаете, как в армии - солдаты все одинаковы и делают только то, что им прикажет командир, их личное мнение не учитывается. В общем, все как бы должны ходить строем...
   -- Хм, интересно.
   -- Да ничего интересного в этом нет.
   -- А какая же может быть беда?
   -- Если вы будете в чём-то противиться власти, то вас могут сделать врагом народа, появится такое выражение. А что такое враг народа - со всеми вытекающими из этого последствиями - вы себе, наверное, представляете.
   -- Да-а, словосочетание и впрямь очень неприятное. А почему люди должны противиться власти?
   -- Будет и такое, увы. Не все будут согласны с тем, что предлагает власть. Но власти, как я уже говорил, наплевать будет на то, что думает отдельный индивидуум. И такие несогласные будут именно в сёлах, а не в городах, это будут именно крестьяне.
   -- Ух ты! А это уже действительно неприятно.
   -- Очень неприятно. А несогласных власть будет наказывать. Не убивать, конечно, но высылать их, причём всю семью из села в Тмутаракань - в дальние уголки страны.
   -- Но за что?! С чем крестьяне могут не соглашаться с властью?
   -- Будет такое понятие, как коллективизация. То есть коллективные хозяйства в сёлах. Понятие вроде и неплохое - коллективно обрабатывать землю. Ведь вскоре появится мощная сельскохозяйственная техника, которую единолично купить крестьянин не сможет.
   -- Так это же хорошо - совместно любую работу легче делать.
   -- Да, я и говорил, что замысел был вроде бы и неплохой... Но что вы скажете, если в такое кооперативное хозяйство объединят крепкого хозяина, имеющего, к примеру по паре лошадей и коров и бедного или ленивого крестьянина, имеющего худую лошадёнку или вообще её не имеющего, а перебивающегося наёмным трудом.
   -- Э-э, нет, так не годится. Тогда пусть у каждой группы своё коллективное хозяйство будет.
   -- Как бы ни так, дядя Игнат! Я же говорил вам, что власть захочет, чтобы все одинаковы были, ходили строем и выполняли команды.
   -- Я понял. Да, это плохо, -- удручённо покачал головой Игнат Степанович.
   -- Вот об этом я и толкую. И чтобы людям и в самом деле не было плохо, вам и нужно будет их предупредить. Да, потеря своей коровы или лошади - это очень плохо. Но из двух зол нужно выбирать меньшее. К тем, кто будет слушаться, власть будет хорошо относиться, а вот кто нет... Это подобно послушному и непослушному ребёнку. К своим детям родители должны относиться одинаково, но естественно к послушным и непослушным отношение, всё же, разное. К непослушному меры наказания применяются, а к послушному - поощрения. Так оно и в рамках целой страны. Послушным - почёт и уважение, премии, медали и ордена, а непослушным - выселка из родного села к чёрту на кулички.
   -- Вот теперь я всё понял, Саша. Вот только когда мне об этом людям сказать?
   -- Когда услышите слово коллективизация.
   -- А если я не доживу до того времени?
   -- Я очень надеюсь, что доживёте. А если нет, -- тяжело вздохнул Большаков, -- то незадолго... ну, вы понимаете. Как исповедь. Тогда вас точно послушают - в этом случае человек неправду говорить не будет. И вот тогда вас действительно все запомнят как верного предсказателя.
   -- Ну, что ж, пусть будет так. Мне уже расхотелось быть предсказателем, но людей предупредить действительно нужно будет - они мне не чужие. Пусть тогда они просто хорошим словом обо мне когда-нибудь отзовутся.

* * *

   Вот сейчас Карелин и пришёл к Василисе, чтобы рассказать ей всё то, что ему ранее поведал Александр. И он знал, что женщина на все 100 % поверит ему, ведь это говорил её горячо любимый Саша. Прошло минут сорок, пока Василиса накрыла стол. За это время к Игнату Степановичу пару раз подходили дети Василисы. Девочки с любопытством, но вначале настороженно смотрели на чужого дедушку. Но их успокоил старший братик, он уже давно хорошо был знаком с Карелиным - ранее его мама, совершая вечерние прогулки (а позже и со старшей дочерью), заходила к Игнату Степановичу. Но Анечка по малолетству этого не помнила. К тому же Карелин прекрасно понимал к кому он идёт в гости, и был умным человеком - он заранее приготовил малышам гостинцы, и сейчас щедро угощал их. И те уже мило щебетали с дедушкой, а 5-летняя Устиночка даже посидела у него на коленях. А вот Саша разговаривал со стариком уже вообще совсем по-взрослому. Да и 7-летняя Анечка очень толково и внятно отвечала на его вопросы.
   Но вот уже Василиса и Игнат Степанович сидели за накрытым столом. Дети тоже были приглашены к столу. Но они почти ничего не ели, разве только полакомились фруктами и вновь выбежали во двор.
   -- Ты прости, Василиса, -- улыбнулся Карелин, -- подвёл я тебя. Не накормила ты детей. Я их перед этим конфетами и пряниками угостил.
   -- Ничего, всё нормально, они не голодны. А захотят есть, так сами прибегут.
   -- Ну, ладно. Тогда приступим к беседе.
   -- Нет, -- возразила хозяйка дома, -- сначала не к беседе, а к трапезе. Вы у меня первый раз в доме. А беседа потом, ну, хотя бы уже после первой чарки.
   -- Хорошо. Тогда давай первую чарку выпьем за здравие Александра, моего как бы приёмного сына. Не будь его, не было бы и всех наших с тобой бесед.
   -- О, за Сашу я с удовольствием выпью! Дай Бог ему крепкого здоровья!.. И хорошей семьи, -- тихо и грустно добавила она.
   -- Присоединяюсь к твоему тосту. И долгих лет жизни Александру!
   Гость и хозяйка чокнулись чарками и выпили. Вторая чарка была выпита за здоровье Игната Степановича - он при этом только сокрушённо покачал головой - а третья, как то и годится - за хозяйку дома. Но беседу Карелин начал действительно сразу после того, как "закусили" первую чарку. А уже после третьей чарки Василиса начала обо всём более детально расспрашивать его. Да они больше уже и не пили - Бог любит троицу - да и не напиваться же пришёл гость. В итоге старик рассказал всё, что когда-то поведал ему Александр. И Василиса, конечно же, безоговорочно поверила ему и всё поняла. А после окончания пития спросила Игната Степановича:
   -- И вы хотите, чтобы я сама рассказала это людям?
   -- Борони Боже! Ты что, Василиса. Тебе не поверят, сумасшедшей, может, и не назовут, но нелесных слов ты наслушаешься. Я бы сам рассказал об этом людям, но меня точно чокнутым назовут - скажут, что на старости разум потерял, никто ведь о коллективизации ещё не слышал. Тут нужно действовать тонко. Хорошо бы твоего отца уговорить, чтобы он поверил тебе. А вот ему люди поверят, если он правильно беседы будет вести. Но Павел человек умный, а потому, я думаю, знает, как с людьми разговаривать. Если он правильно объяснит всё хотя бы своим сватам, ну, Никитиным в первую очередь - будет очень хорошо. Но и другим тоже - у вас сватов сейчас хватает. Ведь у твоей сестры и брата тоже уже свои семьи. А это уже разветвлённая сеть - так можно быстро сразу пол села оповестить. Да, многие будут яростно возражать. Но их нужно убедить, что из двух зол нужно выбирать меньшее, -- словами Александра добавил Карелин. -- В общем, первым делом нужно убедить Павла, твоего отца. Я понимаю, что он может даже не захотеть слушать тебя. Но нужно найти к нему подход, очень нужно найти. Людей жалко...
   -- Послушает отец меня, как миленький будет слушать. Я знаю, какой подход к нему можно использовать.
   -- Серьёзно?
   -- Очень серьёзно, дядя Игнат. Конечно, не одна я его буду уламывать, а вдвоём с мамой. А две женщины, как говорил однажды Саша, всегда смогут уломать зависимого от них мужика.
   -- Ты смотри, Саша и такое говорил... -- рассмеялся Карелин.
   -- Говорил, -- улыбнулась и Василиса. -- Вам он говорил одно, мне - другое. Но он очень много полезного людям говорил.
   -- Да, это так. Может быть, ты и права. С мамой вы отца точно уломаете. Ведь она, как ты мне как-то говорила, немного знает правду о Саше.
   -- Мама не немного знает, она знает о Саше всё. Я маме всю правду о Саше рассказала. Мама знает, что Саша большой отец Саши маленького, и она очень радуется этому. И она мне говорила, что её внук должен стать большим человеком.
   -- Ты смотри! Твоя мама всё знает и молчит...
   -- Да, молчит. Я её предупредила, что скажи она кому-нибудь об этом хоть слово, то её точно сумасшедшей сделают. А мама у меня тоже умная, она всё правильно понимает.
   -- Всё, тогда больше никаких вопросов нет. Я теперь верю, что вдвоём вы Павла точно уломаете, и что он всё правильно поймёт. Тогда моя миссия окончена. Спасибо, хозяйка, за тёплый приём и угощения. Всего доброго тебе! Почвалаю я потихоньку домой.
   -- И вам всего доброго, Игнат Степанович! И подольше пожить!
   -- А это вряд ли... Ладно, вот мы сегодняи расстаёмся. А скоро вообще расстанемся навеки... О, стоп! Забыл. Ещё не всё. Ты вот что, Василиса, выбери время, зайди ко мне и забери у меня всё, что ты мне ранее оставляла. Алексея, Царство ему небесное, уже нет. А у тебя в доме никто ничего проверять не станет. Пусть всё теперь сберегается у тебя. Я тебе передам и все мои сбережения, не денежные, а бумажные. Да и денежные тоже - тебе детей обучать нужно. Правда, это уже позже, перед смертью. А я обещал тебе помогать. Но я в тот горький для меня момент передам тебе ещё и фотографию Александра, которую он мне подарил. Мне она уже будет ни к чему, -- горько скривился Игнат Степанович, -- а тебе она может пригодиться. Хотя, почему горький момент? - это жизненная закономерность. А я свою жизнь прожил нормально, и ни о чём не сожалею. Я мало что делал лично для себя, всегда старался помогать людям. Вот такие дела...
   -- Ой, дядя Игнат, -- у женщины появились слёзы на глазах, -- ну, что вы всё о смерти говорите... Да живите вы долго! Вы столько всего хорошо делали и делаете. Большое вам спасибо за всё! -- и она, уже и вовсе расплакавшись, обняла старика и расцеловала в обе щёки. А тот уже тоже с влажными глазами стоял, молча, растроганный таким расставанием с хозяйкой дома.

* * *

   Тема коллективизации (и раскулачивания) долго будет будоражить общественность и долго (даже значительно позже) быть актуальной. Но это и понятно - ведь Россию долгое время называли крестьянской страной, вплоть до 30-х годов ХХ-го века в сельской местности жило, и было связано с сельским хозяйством свыше 80 % всего населения. А первые коллективные хозяйства стали возникать ещё в 1918-м году. Основными формами кооперирования были: товарищества по обработке земли, артели (общие средства производства - земля, инвентарь, скот), коммуны (общие средства производства и быта). Кроме того, как один из возможных способов социалистического переустройства деревни, рассматривалось создание государственных хозяйств, напрямую субсидируемых из казны (совхозов). Да, о различных сельскохозяйственных товариществах жители села что-то слышали, но не особо понимали, с чем его едят. А внятно объяснить было некому. Да и эти нововведения касалась больше центральной части России, а точнее сейчас уже РСФСР. А вот в Сибири, где уже шла Гражданская война, эти нововведения советской власти немного отодвинулись во времени. Кроме того, в декабре 1920-го года VII-й Всероссийский съезд Советов, а в марте 1921-го года X-й съезд РКП(б) приняли несколько важных решении, одним из которых было введение в стране новой экономической политики (НЭП). При этом пока что решили отказаться от массового создания коммун и совхозов, ставка делалась на "старательного крестьянина", которого предполагалось материально стимулировать.
   Как только в селе твёрдо установилась власть, стали создавать органы самоуправления - Советы. И Карелину, по рекомендациям односельчан, предложили стать Председателем сельского Совета. -- Вот оно! -- подумал он тогда, -- Это, значит, председатель сельсовета... -- вспомнилась ему одна из первых фраз Александра Большакова при знакомстве на околице села. Но Игнат Степанович твёрдо отказался от этого предложения, мотивируя это своим возрастом и неважным состоянием здоровья, а заставить его не могли. Он именно тогда вспомнил беседу с Александром о коллективизации. Когда она может начаться в селе, он не знал (Саша точную дату этого события на Алтае ему не назвал, ибо и сам этого не знал), а возглавь он сельсовет, то ему точно придётся агитировать односельчан за эти различные коллективные хозяйства. А он этого делать не хотел, ибо объяснить действительные последствия не вступления крестьян в эти сообщества он не мог. Как и не хотел, чтобы его потом проклинали за его агитацию и её последствия. И Председателем сельсовета в селе назначили человека со стороны, не жителя села. И Карелин подумал, что, может быть, это и к лучшему - пусть чужак всё и расхлёбывает.
   Но в 1928-м году И. Сталиным был объявлен новый курс на выполнение плана хлебозаготовок и теперь уже переход к массовой коллективизации. И колхозы станут бурно организовываться в 1929-м году. Игнат Степанович не доживёт до создания в селе колхоза, но людей он предпочёл предупредить заранее. И правильно сделал. Коллективизация сельского хозяйства означала коренные изменения не только в судьбах многомиллионного крестьянства, но и в жизни всей страны. Во время коллективизации государство уничтожало основную социальную группу сельского населения. Кулаками (3 %) считались крестьяне, применявшие наёмный труд и имевшие 2 коровы и 2 лошади. Репрессиям подверглись и так называемые подкулачники из середняков и бедняков, не одобрявшие коллективизацию. В целом с конца 1929-го года до середины 1930-х годов было раскулачено свыше 320 тысяч крестьянских хозяйств. В начале 30-х всего за 2 года (1930-1931 гг.) в спецпосёлки было выселено 381 тысяча семей. Бывшие кулаки высылались на Север, в Казахстан, в Сибирь, на Урал, Дальний Восток, Северный Кавказ.
   И вот в это время в Алтае (как и по всей стране) уже конкретно начались беспощадные репрессии богатых фермеров. В 30-х годах фермеров, избежавших репрессий, силой загоняли в колхозы, проводя принудительную коллективизацию. При этом одним из часто встречающихся методов борьбы с кулачеством и байством стало обложение их хозяйства личным непосильным налогом либо весьма мистическим заданием, при невыполнении которых отбирали всё имущество в колхоз. В неких случаях имущество кулаков подвергалось акции распродажи с аукциона. Раскулаченных выгоняли с мест проживания, им давали "волчьи билеты" с правом проживания в селе менее 3-х суток. И только в Алтайском крае к 15 марту 1930-го года было раскулачено 1166 хозяйств. Из них было подвергнуто аресту кулаков - 303 человека. Всего же было арестовано и выслано за границы области с полным количеством членов семей - 1256 человек. А потому нарастало недовольство населения края.
   Конечно всего этого Василиса, к сожалению, знать не могла. Знай она все эти цифры, это в будущем могло бы значительно облегчить разговор с отцом. Но, увы... А потому она через пару дней после разговора с Карелиным детально поговорила на эту тему с мамой. Та всё поняла и обещала дочери помочь, если только, как она сказала, доживёт до того времени. Но, к счастью дожила, жив был и Павел Владимирович, хотя в 1929-м году ему уже исполнилось 63 года. Именно столько было Игнату Степановичу Карелину во время беседы с дочерью Павла (умер через год после этого), и вот его просьбу сейчас решено было исполнить - людей обязательно нужно было предупредить. И дочь с матерью разработали план действий. Увы, не было в живых уже Макара Степановича (умер 2 года назад), но теперь семейство Никитиных как бы возглавлял его сын Николай. А вот его мама ещё была жива.
   Василиса всё это время помнила о том, что ей сказал Карелин. Правда, время летело, а слово "коллективизация" пока что не звучало. Но года пролетали быстро, и вот Никитина услышала-таки это слово. Время настало! Шла осень 1929-го года. И она в один из вечеров навестила своих родителей; дети, а точнее девчата - уже достаточно взрослые - остались дома. Отец, мать и дочь побеседовали немного на различные темы, а затем бразды правления в свои руки взяла Анна Васильевна. И прелюдией к главной беседе стало её обращение к мужу о том, что нужно поговорить о более серьёзных делах. Тот уже собирался выходить из комнаты.
   -- Ну, говори, -- довольно равнодушно отреагировал на её просьбу Павел.
   -- Разговор не короткий.
   -- А ты как раз расскажи кратко. Некогда мне длинные речи слушать, есть работа.
   -- Паша, сядь! -- довольно жёстко одёрнула его супруга. -- У тебя всегда отговорки работой. А разговор предстоит очень серьёзный, от него зависят судьбы многих людей, да и самой нашей семьи тоже.
   -- Ого! Вот оно как...
   -- Да, именно так.
   -- Ну, хорошо, послушаю, -- и он присел на табуретку под окном. -- Рассказывай.
   -- Рассказывать будет дочь, а ты её внимательно слушай. И, главное, верь ей.
   -- А она что, небылицы будет плести?
   -- Да не умничай ты. Я бы рада была, если бы это были именно небылицы. Но всё очень серьёзно.
   -- Хорошо. Говори, Василиса!
   И дочь всё детально, как могла, рассказала отцу - всё то, о чём ей 7 лет назад поведал Игнат Степанович. После окончания рассказа наступила небольшая пауза, вызванная, видимо, искренним удивлением Павла Владимировича. Но затем он резко промолвил:
   -- Я так и знал, что это чушь какая-то! Откуда ты такое можешь знать? Тем более что ни одного коллективного хозяйства, как ты говоришь, поблизости пока что не создано.
   -- Мне рассказал об этом ещё 7 лет назад Игнат Степанович. Он понимал, что вскоре умрёт, а потому очень просил предупредить людей.
   -- Ну, Карелин был очень толковым мужиком. Но откуда ему-то это было знать? Он что, провидец?
   -- А ему в своё время рассказал Саша - его так званый племянник.
   -- А почему это так званый? Он же и доводился ему племянником.
   -- Не был Саша Карелину племянником.
   -- А кем же он тогда был?
   -- Вскоре узнаешь. Об этом мы тоже обязательно поговорим.
   -- Ну, хорошо... Но как раз твой Сашка и мог наплести всё что угодно. Он такой фантазёр. Да ещё если он не племянник Карелина...
   -- Папа, Саша ничего не фантазировал. Он знал это. Понимаешь, знал!
   -- Как это знал?
   -- А так - знал. Вот скажи мне, ты знаешь, что в 1812-м году была война с французами, что не так уж давно, в 1914-м году началась Мировая война, а в 1917-м году произошла Октябрьская революция?
   -- Ну а кто же этого не знает.
   -- Многие не знают, не знали. Например, те, кто жил в XVIII-м столетии. Вот для них ты, всё это знающий, мог быть провидцем.
   -- Прекрасный пример, доченька! -- похвалила Василису мать.
   -- Какой ещё пример, -- махнул рукой Павел Владимирович. -- Нелепость какая-то. Как я мог бы рассказывать что-то людям, жившим 200 лет назад?
   -- Да очень просто, -- поучала его Анна Васильевна. -- Мог бы ты всё рассказывать им, попади в их время.
   -- Ну, это вообще сказки, чтобы не сказать грубее...
   -- А вот ничего и не сказки, папа, -- вновь вступила в беседу дочь. -- Дело в том, что Саша попал к нам в село из XXI-го столетия. Поэтому он и знал всё, что происходило в наше время. Ты это понимаешь?
   -- Как раз ничего не понимаю, это же бред какой-то.
   -- А вот и не бред, Паша, -- чередовались в беседе дочь и мать, -- Александр жил ранее, и живёт сейчас именно в XXI-м столетии.
   -- И ты туда же...
   -- Да, и я туда же. Потому что это правда.
   -- Какая ещё правда?
   -- Да вот такая. Неужели ты не помнишь, что Александр знал множество вещей нам не ведомых. А кто, скажи, у нас в селе мог так подготовить нашу дочь к замужеству? Никто в селе таких хитростей не знал, а вот Александр знал. Именно знал, а не предугадывал. Он не был провидцем, он был знатоком.
   -- А он мне как-то как раз назвался именно провидцем.
   -- А что он тебе мог сказать? Ты бы ему всё равно не поверил, скажи он, что прибыл к нам из следующего столетия.
   -- Не поверил бы, это точно.
   -- Я тебе, папа, сейчас ещё кое-что расскажу, -- вновь взяла бразды правления в свои руки Василиса. Она взглянула на мать и произнесла, -- Я думаю, что уже можно, мама?
   -- Можно, -- улыбнулась Анна Васильевна, и уже обратилась к мужу. -- Сейчас, Паша, ты будешь сражён наповал.
   -- О Господи! Что вы ещё придумали.
   -- Папа, на кого похож твой внук?
   -- Не знаю. Я уже и сам задавал себе этот вопрос. Он не похож ни на кого из нас. Я так понимаю, что ты с кем-то согрешила. Но доказательств у меня не было, а потому я не стал ругать тебя.
   -- Можешь меня ругать, но это уже ничего не изменит. Так вот, твой внук, мой сын похож на Сашу старшего, на Александра. Именно Саша отец твоего внука.
   -- Серьёзно?
   -- Очень серьёзно. Это именно так.
   -- Я уже не помню лица Александра, когда это было...
   -- Саша ушёл от нас в своё время в тот год, когда родился твой внук.
   -- Ого, немало времени уже прошло, целых 16 лет.
   -- Хорошо, что ты хотя бы помнишь возраст своего внука.
   -- Помню. А вот Александра не помню.
   -- Сейчас вспомнишь, одну минуту, -- она подошла к комоду, на котором лежал принесенный ею какой-то пакетик, покопалась в нём, достала что-то, а затем, подойдя к отцу, подала ему сей предмет. -- Смотри!
   Павел Владимирович взял предмет в руки - это была фотография - и от изумления у него расширились глаза.
   -- Кто это?!
   -- О, Господи! -- расхохоталась его супруга. -- Паша, ты задал точно такой же вопрос в год замужества нашей дочери, увидев её на свой праздник в платье, ботиночках и с роскошной причёской. Тогда ты не узнал дочь, а сейчас не узнаёшь Александра.
   -- Да нет, это я понял. Но он же копия нашего внука!
   -- Это наш внук копия Александра.
   -- Ну да, это я понимаю. Ну, и дела. Так вот с кем ты... -- и остановился, не решаясь продолжить. Очевидно, что-то в нём шевельнулось чувственное. -- Я понял.
   -- И что ты понял?
   -- Ну, что, что. То, что наш внук сын Александра.
   -- И всё?
   -- А что я ещё должен понимать?
   -- Ни черта ты, Паша, не понял! Ты не понял самого главного - наш внук сын человека из будущего. Понимаешь, из будущего! Ты понимаешь, какая в его жилах кровь течёт?!
   -- Ух, ты! И в самом деле! Если только это правда, что Александр действительно человек из будущего.
   -- Это истинная правда, папа, -- заверила его уже Василиса. -- Вот те крест! -- Она размашисто перекрестилась и добавила. -- Клянусь своей жизнью. Разрази меня гром, если я говорю неправду.
   -- Ну и дела! -- протянул её отец, -- у меня такой внук!..
   -- Да, у тебя такой внук. Теперь ты понимаешь, почему мы с мамой всё время настаивали, что ему нужно учиться. И не в начальной школе, а повыше. Сколько бы это денег не стоило. Потому он и учился в Чарышской Пристани, а теперь уже вообще далеко от нас, - в этом году Сашенька закончил семилетку в Министерской школе Усть-Чарышской Пристани, после чего поступил в Новосибирский машиностроительный техникум.
   -- Я понял. Да, Саша должен продолжать учёбу. И я никаких денег на это не пожалею. То-то я давно замечал, что он так умно разговаривает. Я ещё удивлялся этому. Думал сначала, что это просто такая умная молодёжь пошла. Но потом заметил, что в селе полно балбесов его же возраста. А потому и удивлялся... А тут вон оно какое дело. Теперь понятно, в кого он таким умным пошёл. Нет, ну это же надо - у меня такой внук! А ты обо всём этом знала? -- спросил он жену.
   -- Да, знала. Ещё с лета или весны - сейчас уже точно не помню - 14-го года. Мне тогда Василиса сказала, что в том году начнётся большая война, и что в России тяжёлые времена будут. Я сначала тоже ей не поверила, но когда всё это произошло, то стала верить безоговорочно.
   -- А почему же вы мне ничего не сказали?! -- обиделся Павел Владимирович. -- Ведь с тех пор целых 15 лет прошло!
   -- Да потому, что ты бы проболтался по пьяни. Или стал бы хвастаться, какой у тебя внук. Тебе бы точно не поверили, сочли бы сумасшедшим и запроторили в психушку.
   -- Да-а, такое могло быть...
   -- Такое и сейчас может быть. А потому держи язык за зубами.
   -- Это я уже и сам докумекал, -- вздохнул Павел. -- А о войне вам тоже Александр сказал?
   -- Ну, а кто же. Александр рассказывал о будущем Карелину, а тот позже многими своими знаниями поделился и нашей дочерью.
   -- Ясно.
   -- Если тебе всё ясно, то ты скажи - будешь ты поступать так, как просил Карелин? Он же худа никому не хотел. Он был таким человеком, который всем добра хотел. Так поверь же ты ему и делай так, как он завещал!
   -- Хорошо. Над этим, конечно, ещё хорошенько поразмыслить нужно. Но я постараюсь вникнуть и делать так, как просил Карелин. И потихоньку начну беседовать об этом с другими мужиками. Ну, в первую очередь с теми, кто всё правильно поймёт. Карелин действительно был толковым мужиком, зла он никому не желал. Он наоборот только всё лучшее предлагал, или более, как же он говорил... А, целесообразное. Вот и я желаю людям добра, врагов у меня нет. К тому же вы правы - из двух зол нужно выбирать меньшее.
   -- Это не мы так сказали, это Саша так сказал, -- поправила отца дочь.
   -- Ладно, не важно, кто сказал. Хотя Александр действительно был умным человеком.
   -- Он и сейчас таким остаётся.
   -- Как это? А, ну да...
   И на этом размышлении Павла Говорова беседа, собственно говоря, и закончилась. Теперь всем им оставалось только смириться с реалиями своего времени (несколько туманными в ближайшем) и ожидать уже действительно обещанного светлого будущего. Вот только когда же оно наступит?..
  
  

ГЛАВА 17

Вот уж совершенно неожиданно...

  
   А вот размышления и воспоминания этого умного (был ли только он таковым для своего времени?), живущего в своём XXI-м столетии Александра Большакова продолжались. И он как раз вспоминал о ставшем ему таком родном селе Красноярка, а также его людях (включая и любимую Василису). Но дальнейшие его думы перебил приход родителей, а точнее пока что только мамы - отец постоянно задерживался в своём научно-исследовательском институте.
   -- Ну, как дела на работе, сынок? -- спросила Татьяна Владимировна.
   -- Нормально, мама. Сегодня провёл свою первую самостоятельную операцию.
   -- Да ты что! Тогда это нужно отметить.
   -- Да нечего там отмечать, -- махнул рукой Саша. -- Совсем простенькая операция была. Я в том, прошлом времени куда более сложные операции проводил.
   Кому-то может показаться странным, но свою первую самостоятельную операцию в Ярославской больнице Большаков в дальнейшем практически и не помнил. Да и что её было запоминать... Вот первую операцию в Красноярке - лечение перелома ноги у Василия Тропинина - Шурка помнил очень хорошо, тем более что она была для него неожиданной. А вот в родном городе ему гораздо больше - на всю жизнь - запомнилась иная операция, на которой он просто ассистировал Денисову. Это произошло уже в пятницу, на следующий день после его самостоятельной операции трахеостомии. В среду Валентин Дмитриевич пожелал молодому врачу готовиться к ближайшей серьёзной операции, и как накаркал. Впрочем, очень даже хорошо накаркал.
   Но запомнил Большаков не саму эту операцию, а процесс подготовки к ней. И что в этом процессе могло быть таким уж запоминающимся?.. Ведь он только вчера с уверенностью думал о том, что мытьё рук, халат, маска, перчатки... - ничего более прозаического быть не может. Александру даже больше в эти дни запомнилось то, что у него появилось своё рабочее место. Конечно, не свой кабинет, но стол и стул в ординаторской, а в столе пока что единичные истории болезни прикреплённых к нему пациентов.
   Что же касается предстоящей операции и подготовки к ней, то дело было так. Примерно в 12:30 Большаков в коридоре столкнулся с Денисовым (утром уже виделись), и тот сказал:
   -- Александр Леонидович, заскочите ко мне на минутку.
   Когда они оба зашли в кабинет заведующего, Валентин Дмитриевич без всяких предисловий обратился к Александру:
   -- Часа через полтора мы с вами делаем операцию. Это срочная, внеплановая операция. Только что поступил больной с аппендицитом. Я осмотрел его, есть подозрение, что может начаться перитонит. А потому нужно срочно оперировать. Сейчас на смене, кроме меня и вас, находятся ещё два врача. Но они будут заняты своими делами, а вы более-менее свободны. Вот и будете ассистировать мне. Тем более что операция по удалению аппендикса вам знакома.
   -- Я понял. Как прикажете.
   -- Это не приказ, а распоряжение; у нас не госпиталь, а заведение по лечению граждан, которые погоны не носят. Но это так, лирика. В общем, операция назначена на 14:00, то есть время ещё есть. А потому занимайтесь пока что своими делами, а за полчаса до операции будьте к ней готовы.
   -- Хорошо, -- только и оставалось ответить Большакову.

* * *

   Минут за 20 до начала запланированной операции Денисов и Большаков вновь столкнулись у дверей одной и палат.
   -- Вы готовы к операции? -- спросил молодого врача заведующий отделением.
   -- Ну, а что к ней готовиться... Готов, конечно.
   -- Это в общем вы готовы, то есть морально, так сказать. Но и это уже хорошо. А по вашему внешнему виду пока что вы готовы к операции не очень. В общем, так, операционная готова, скоро туда подвезут больного. Так что идите готовиться уже непосредственно к операции, соблюдая стерильность. Вы ведь уже знаете, где у нас умывальники и места для переодевания? -- то ли спросил, то ли констатировал Денисов.
   -- Да, конечно, я уже бывал там. Например, вчера - перед операцией, -- улыбнулся Саша.
   -- Прекрасно. Я сейчас подошлю к вам нашу медсестру, чтобы она помогла вам. Заодно и познакомитесь. А то вы знакомы со средним медицинским персоналом пока что, так сказать, в общем. А с этой медсестрой в дальнейшем вы часто будете работать вместе. Да и я тоже.
   Александр направился в нужном ему направлении ‒ в помещение для переодевания, а точнее в её ванную комнату. Но её так можно было называть лишь с очень большой натяжкой, поскольку никаких ванн там и в помине не было. Это была именно умывальная комната, где на одной из стен были укреплены только умывальники, на которых смесители горячей и холодной воды были оборудованы сенсорами - длинными рычагами - чтобы можно было их перекрывать не вымытой рукой, а, к примеру, тыльной стороной локтевой кости. Это была общая для мужчин и женщин умывальная комната - в ней персонал хирургического отделения готовился к операциям, тщательно моя руки и надевая затем стерильные перчатки. Приступил к этой процедуре и Александр. Он отрегулировал нужную ему температуру воды и только собрался мыть руки, как вошла сотрудница клиники (как и Саша в блузоне) - Сашка видел её в ординаторской, но знаком с ней действительно не был - Денисов не представлял Большакову сотрудников по именам и отчествам. На вид медсестре было лет 30.
   -- Здравствуйте, -- обратилась она к новому врачу. -- Вы ведь Александр Леонидович?
   -- Да, именно так, -- улыбнулся тот, поняв, что это именно медсестра, которая поможет ему надеть на руки стерильные перчатки, да и вообще переодеться в стерильный костюм.
   Так оно и было. На руках у неё уже были надеты перчатки, а вторую пару (ещё в упаковке) она аккуратно держала двумя пальцами левой руки.
   -- Меня прислал Валентин Дмитриевич помочь вам, -- продолжала медсестра. -- Я вижу, что вы уже руки помыли, сейчас высушите их, и пойдём переодеваться ‒ я помогу вам.
   -- Хорошо, идите туда. Я сейчас тоже подойду.
   Когда Александр подошёл к месту для переодевания, медсестра уже ждала его.
   -- Мы не познакомились, -- улыбнулась она. Улыбнулся при этом и Саша. -- Точнее, я знаю уже ваше имя, отчество, а вы мои реквизиты пока что не знаете. Меня зовут Василиса Николаевна.
   Улыбка тут же исчезла с губ Александра и появилась невообразимая грусть.
   -- Василиса... -- тихо протянул он. -- Какое красивое имя. Господи! Я уже сто лет его не слышал.
   -- Прямо-таки, -- продолжала улыбаться медсестра. -- А то вы такой уж столетний дед... Нет, я, конечно, понимаю, что вы так выразились фигурально. Да, у нас в клинике я одна с таким именем, но в самом городе есть девушки и женщины с таким именем.
   -- Фигурально... -- так же тихо и уныло тянул Большаков, снова как бы просто разговаривая сам с собой. -- Если бы только фигурально... Но бывает и по-другому... -- Он вспоминал события то ли недельной давности, то ли действительно столетней.
   -- Как это? Не поняла? -- всё так же, с улыбкой продолжала вести беседу с новым для неё человеком медсестра. И вдруг её улыбка моментально исчезла. -- Александр... врач... хирург... операции... лет 25 по возрасту... -- теперь уже шептала она, тоже разговаривая сама с собой, Василиса. Но затем она, впившись расширенными глазами в нового для неё врача, громко повторила возглас собеседника. -- Господи! Но этого же не может быть! Или, всё же, может?!.. Неужели...
   -- Вот теперь я уже не пойму, о чём это вы? -- чуть громче обратился в Василисе и Сашка.
   -- Александр Леонидович, -- как бы взмолилась женщина, сложив перед собой руки в перчатках. О стерильности уже, вероятно, было забыто. -- Ответьте, пожалуйста, мне на один вопрос.
   -- Я вас внимательно слушаю.
   -- Вы никогда не слышали таких реквизитов женщины - Василиса Павловна Никитина?.. Её девичью фамилию я сейчас никак не могу вспомнить?
   -- Говорова, что ли?
   -- Правильно! -- обрадовалась медсестра. -- Именно Говорова! Господи! Неужели это вы?
   -- А вы-то как знаете о Василисе Павловне Говоровой? Ведь вас тогда ещё и на свете не было. Да и вашей мамы тоже.
   -- Меня-то не было, а вот моя мама уже была. Она родилась в 1953-м году. И в то время моя тёзка Василиса Павловна была ещё жива и здорова.
   -- Вот оно что... Но тогда другой вопрос: а откуда вы знаете обо мне?
   -- Мне мама рассказала.
   -- Вот как... А вашей маме рассказала, надеюсь, сама Василиса Павловна? -- Александр не зря произнёс слово надеюсь, он и в самой деле очень надеялся, что не только в 53-м году, но и после 60-го года прошлого века его любимая в далёкое время прихрамывающая красавица Василиса была ещё жива.
   -- Да. Но Василиса Павловна не просто рассказала о вас моей маме, она ещё просила её, чтобы я, именно я разыскала вас.
   -- А почему именно вы?
   -- Понимаете, у меня есть ещё старшие братья Костя и Алёша, но Василиса Павловна просила мою маму, чтобы нашла вас именно женщина, то есть я.
   -- Почему? Не понимаю...
   -- Потому что Василиса Павловна, а она доводится моей маме бабушкой, рассказала ей всё, -- интонацией выделила последнее слово Василиса Николаевна. -- А моя мама соответственно мне.
   -- Ваша мама и Василиса Павловна... прямые родственники?.. И Василиса рассказала вашей маме всё?! Но это же значит, что... -- и Александр замолк, обескуражено смотря на медсестру.
   -- Да. Это значит, что вы как бы мой прадедушка, а я ваша правнучка. Причём, к примеру, не внучатая племянница в третьем, или четвёртом поколении. Даже не знаю, как правильнее... а именно правнучка по прямой линии.
   -- Вот это да!.. Василиса... -- и Большаков, сам не осознавая, что он делает, сделал шаг к ней и обнял женщину.
   А та словно ожидала такой реакции молодого человека, прижавшись к его плечу, и у неё на глазах появились слёзы. Их, конечно, Александр не видел, но через какой-то десяток секунд услышал тихое всхлипывание женщины. И он, обнимая левой рукой Василису, правой рукой ласково, успокоительно гладил её по волосам. А она ещё больше прижималась к нему и ещё больше плакала. Так, в обнимку они простояли, наверное, минуты две, как вдруг к ним заглянул Денисов.
   -- Ой, простите... -- по-джентельменски начал Валентин Дмитриевич, но тут же понял, что ему не извиняться нужно, а ругать эту парочку. И он напустился на них, -- Что это такое?! А я-то думаю, куда подевались мой ассистент и операционная сестра. А они тут шуры-муры развели! Ни стыда, ни совести! Ну и прыткий же вы, Александр Леонидович. Не успели ещё толком познакомиться с женщиной, а уже активно действовать начали. Да вы оказывается у нас ещё тот Казанова!.. Нам в отделении только этого не хватало! Обнималки тут устроили!.. И при этом в стерильных перчатках!! У вас совсем ума не хватает! -- Василиса к тому времени уже повернулась лицом к хирургу.
   -- Валентин Дмитриевич, -- еле смог вклиниться в устроенный ему и Василисе разнос Большаков, -- всё не так, как вы думаете. Это... -- он слегка запнулся, понимая, что не может назвать медсестру своей правнучкой (зав. отделением точно подумает, что он спятил), но тут же выкрутился, вспомнив ещё некоторые слова Василисы, -- ...моя племянница, -- не стал подробно всё объяснять он, понимая, что на это нет времени. Не стал он говорить и то, что это племянница в третьем поколении. Это только осложнило бы дело - Денисов опять-таки мог подумать, что у его новоиспеченного хирурга-ассистента крыша поехала. Хотя... тот уже многое и так знает. Но Александр, всё же, предпочитал умолчать о таком своём неординарном поступке в том времени.
   -- Но ведь Василиса старше вас?
   -- Ну и что? А разве не бывает старших племянниц?
   -- Тьфу ты! Запутался я с вами. Конечно, бывает. Василиса, -- обернулся он к медсестре, -- это действительно так?
   -- Так, так, Валентин Дмитриевич. Мы это выяснили, когда познакомились, -- у Василисы Николаевны с реакцией - что она не правнучка, а всего лишь племянница - всё было в порядке.
   -- Ладно, скорее всего, это именно так, глядя на твои заплаканные глаза. Так, мне некогда разбираться с вашими семейными делами, или родословными - время не терпит. Быстро снимай перчатки, беги за двумя парами новых, помоги Александру Леонидовичу одеться, да и вообще оба приводите себя в порядок. А лично ты, Василиса, кроме мытья рук, ещё не забудь умыться. Мне во время операции только зарёванных операционных медсестёр, -- выделил он, -- не хватало. Чтобы оба через пять минут были в операционной - как штык! -- последние 2 слова были, вероятно, любимым изречением заведующего отделением.
   И он, не закрывая дверь, выскочил из комнаты. Василиса тут же побежала за новыми перчатками, а Большаков, ожидая женщину, сосредоточенно думал о том, какие же в жизни иногда происходят неожиданные, удивительные, но вместе с тем и весьма приятные случаи. Ведь он на такой случай даже не надеялся. Он также понимал, что после операции, а скорее всего уже по окончанию рабочего дня, у него с Василисой Николаевной будет очень долгая беседа. Александру так много всего нужно было узнать!..
   Но сейчас на первом плане была операция. И на ней Александр огромной силой воли буквально заставлял себя сосредоточиться над серьёзным врачебным процессом. Ведь ему лезли в голову совершенно посторонние мысли. Да, к операции они не имели никакого отношения, но зато имели непосредственное отношение к самому молодому врачу. И не столько даже к нему самому, сколько к его младшим родственникам - потомкам Александра Леонидовича Большакова. Сашка планировал спустя некоторое время - вот только втянется в свою работу - начать розыски Василисы Павловны Никитиной и её сына Александра Алексеевича Никитина. Но он прекрасно понимал насколько это сложное дело. О Василисе вообще сведений могло не быть - 1891-й год рождения - без малого 130 лет уже прошло. Возможно, об Александре Алексеевиче немного проще будет узнать, но не так уж и намного. Ведь за это время он 20 раз мог поменять место жительства. Значит, разные запросы нужно посылать в центральные российские ведомства, ранее союзные, поскольку была очень слабая надежда на то, что он смог дожить до развала СССР. Но Большакову вообще могли не предоставить никакой информации о Никитиных, ведь кто он такой (официально) этому семейству, какие родственные связи имеются?.. А потому Шурка был буквально ошеломлён такой воистину сумасшедшей удачей. Ведь отпадали все розыски, все официальные запросы, поскольку жива мама Василисы Николаевны, а уж она-то точно знает о судьбе своего отца Александра Никитина, да и о бабушке хоть что-то тоже. Но, вот так неожиданно сегодня встретиться со своей правнучкой!.. - кому ни скажи, не поверят.
   А время между тем шло, и вот уже, Слава Богу, операция была завершена, и завершена нормально. С пациентом всё в порядке, а в сторону Большакова не было высказано, по крайней мере, никаких замечаний. Конечно, возможно, ещё предстоит разбор операции, но точно уже не сейчас. А именно сейчас у Александра все мысли были направлены на то, чтобы поскорее заканчивался рабочий день, и он мог бы обстоятельно поговорить с медсестрой Василисой Николаевной. И вот он наконец-то закончился. Александр вышел во двор лечебницы и, закурив сигарету (табак уже закончился), стал нервно прохаживаться по двору, дожидаясь Василису. А вот и она. Сашка тут же загасил сигарету и подошёл к ней, с надеждой спросив:
   -- Можно я вас провожу?
   -- Можно, -- улыбнулась та, -- и даже, наверное, нужно. Только не "вас", а "тебя"?
   -- Но вы же на пару лет старше меня.
   -- На пару лет? -- рассмеялась Василиса. -- А вы, Александр Леонидович, пусть и не Казанова, каким вас назвал Валентин Дмитриевич, но оказывается точно дамский угодник. Вы какого года рождения? Я только примерно знаю ваш возраст.
   -- Тысяча девятьсот девяносто шестого.
   -- О! Я ровно на 10 лет старше вас.
   -- Не может быть! Никогда бы не подумал. Вам никак не больше 25-27-и.
   -- Ну и жук мой прадедушка... -- смеялась Василиса. Но затем она успокоилась и произнесла. -- В общем, так - взаимное обращение на "ты". Ты точно не можешь "выкать" своей правнучке, но и я со своим прадедом имею полное право разговаривать по-родственному.
   -- Хорошо, принято, -- улыбнулся Большаков.
   -- Тогда так, пока что провожать меня домой не нужно, возможно, позже проводишь. А сейчас мы просто посидим в парке и поговорим. Я домой всё равно не спешу, муж с работы возвращается позже меня. А что мне там делать одной?.. Никакой работы по дому у меня на сегодня не запланировано. Тебе более интересно наверняка поговорить с моей мамой. Она намного лучше меня знает о моём деде и о моей прабабушке. Я же лично прабабушки никогда и не видела, ведь она умерла ещё задолго до моего рождения.
   -- Мне интересно и с тобой поговорить - о самой тебе и о судьбе твоего деда. Но, конечно, твоя мама обладает большей информацией.
   -- Вот то-то и оно. А потому поговорить со мной ты успеешь в любое время, даже на работе. А вот с моей мамой... - она живёт в Перми, далековато отсюда. Сейчас мамина фамилия Калинина, как и моя девичья, но вот мамина девичья фамилия именно Никитина. И мои двоюродные братья - у мамы 2 старших брата - именно Никитины. А вот мои кузины, как и я уже не Никитины - уже давно замужем, сменили фамилии. Ладно, заканчиваю с фамилиями, я сейчас позвоню маме, и ты с ней поговоришь по телефону. Боже, как же она обрадуется... А, может, сначала и не поверит.
   -- По телефону... По телефону неплохо, конечно... Но... -- размышлял Сашка. -- Я так думаю, что у тебя или у твоего мужа точно имеется компьютер с подключенным Интернетом.
   -- Есть, конечно, и то, и другое. А при чём здесь компьютер?
   -- Сейчас скажу, как только ты ответишь на мой вопрос. Да ты и сама догадаешься. А программа "Skype" у тебя имеется?
   -- Ух ты! А ведь точно! Есть у меня "Skype". Я, правда, давно с мамой по Скайпу не общалась, но эту программу я ей тоже установила. Она сначала была от неё в восторге, хотя и не всегда нормально могла её настроить. Но я ей расписала памятку по ней, и года 4-5 мы нормально с ней общались в видеорежиме. Но потом это дело ей надоело. Когда же я вышла замуж, то она успокоилась, что у меня всё нормально, а потому просто перешла на телефонный разговор. Ну, а что там - как дела? что нового? и тому подобное. Элементарные вопросы и элементарные ответы. Ну, разве что иногда и говорит со мной по Скайпу, но это больше, чтобы своего внука увидеть.
   -- Ого!!! Так у меня оказывается, кроме правнучки есть даже праправнук. Вот это да!
   -- Да, есть у тебя такой, -- улыбалась Василиса. -- Кстати, твой тёзка. Так же, как я названа в честь своей прабабушки, так и он назван в честь своего прадеда. Ну, и в твою честь тоже.
   -- Господи! Сколько же для меня сегодня радостных новостей. Этот день обязательно нужно запомнить - 9 августа 2019-го года.
   -- О! Кстати. А почему ты живёшь в 2019-м году?
   -- А в каком году я должен жить?
   -- Ну, ты же, как рассказала прабабушка моей маме, попал в то время именно из 2019-го года. Но там ты прожил целых 2 года. Значит, ты должен был появиться снова в нашем времени в 2021-м году.
   -- А, понял. Время там и тут шло по-разному. Там прошло 2 года, а здесь всего 2 дня.
   -- Вот оно что!.. А я так удивилась, когда ты назвал девичью фамилию моей прабабушки. Я не могла поверить, что это ты. Я просто поражена была тем, что ты живёшь в 2019-м году. Ведь я планировала разыскивать тебя именно, начиная с августа 2021-го года.
   -- Ну, Слава Всевышнему, что никому никого не нужно уже разыскивать. Всё устроилось удивительным, великолепным образом. О! Давай, всё же вернёмся к разговору с твоей мамой.
   -- Точно! А то мы как-то постепенно отклонились от этой темы. Сейчас я ей позвоню и скажу, чтобы она настраивала свой "Skype". Это займёт у неё некоторое время. А мы тем временем ловим такси и едем ко мне.
   -- А у тебя сын дома, или его нужно откуда-то забирать? Ну, из садика, к примеру.
   -- Ты всё время стараешься сделать меня моложе, -- усмехнулась Василиса. -- Спасибо тебе, конечно! Твой праправнук уже закончил второй класс. Сейчас он у бабушки отдыхает. Но не по моей линии, а по мужу. Он из Ярославской области, родом из небольшого городка, и его мама, моя свекровь там же проживает. А Сашке там отдых намного лучше, нежели в душном Ярославле.
   -- Всё понятно. Ты звони маме, а я ловлю такси, -- и Большаков вскочил с лавочки.

* * *

   Когда Василиса вместе с Александром поднималась в лифте к своей квартире, у неё в сумочке зазвонил телефон. Пока она его достала, лифт уже остановился на нужном этаже. Женщина нажала кнопку ответа и произнесла:
   -- Мама, я уже у двери своей квартиры. Через минут десять я настрою "Skype" и мы детально пообщаемся. Точнее именно ты детально пообщаешься с одним очень интересным человеком. Очень интересным, мама! Всё, жди.
   Квартира у Василисы с мужем, а фамилия того (как ещё в такси сообщила медсестра) довольно простая - Степанов (а сейчас и её тоже), была двухкомнатной, но в целом просторной. Через пять минут Василиса усадила своего прадедушку перед плазменным монитором компьютера в ожидании его настройки и программы "Skype". За это время они успели обменяться номерами своих телефонов. А далее она пощёлкала курсором, и появилось изображение - перед глазами Александра возникла женщина лет 60-65-и, темноволосая, с небольшой проседью. Лицо худощавое, но сама она, насколько можно было судить по "обрезанному" снизу изображению, была слегка полновата.
   -- Здравствуёте, Елена Александровна! -- поздоровался Большаков. Имя своей мамы Василиса ему сказала, а об её отчестве, уж кому-кому, а Сашке не составляло труда догадаться.
   -- Здравствуйте! -- удивлённо протянула женщина. -- Мы с вами знакомы?
   -- Знакомы, знакомы, мама, -- услышала она ответ не от незнакомого парня, а от дочери. -- Ещё как знакомы, правда, заочно. Мама, ты там хорошо сидишь? Ты сидишь на стуле со спинкой?
   -- Да, -- растерянно протянула Елена Александровна. -- А при чём здесь стул?..
   -- Держись за стул, за стол, чтобы не упасть, -- продолжала дочь, а парень на экране лишь приятно улыбался. Сама Василиса в обзор маме не попадала - стояла сбоку от Александра.
   -- А с чего бы это я должна падать? -- обиделась мама Василисы.
   -- От моего сообщения. Но лучше не падай. Так вот, мужчину, которого ты видишь на экране, или парня зовут Александр Леонидович Большаков.
   -- Я не слышала о таком...
   -- Правильно. Такого парня ты не знаешь, но раньше, давным-давно его звали Александр Николаевич Карелин. А такого ты точно должна знать. Ну, хотя бы слышала о таком.
   -- Что?! Но этого же не может быть!
   -- Может, Елена Александровна, -- подключился Большаков. -- Василиса вас не обманывает. Ваш отец, Александр Алексеевич Никитин - это мой сын и вашей бабушки Василисы Павловны.
   -- О, Господи! Саша?! Неужели это точно вы?! Но ведь ещё рано...
   -- Не рано, мама, -- вновь подключилась дочь. -- Я тоже сначала так думала. Но Саша объяснил мне, что время тут и там текло по-разному. Если не веришь, задай Александру любые вопросы по тем 1911-1913-м годам, по самому Алтаю, и я уверенна - он на все твои вопросы даст точные и правильные ответы.
   -- Да я уже верю... Тебе... И ему тоже. Но как же ты отыскала Александра?
   -- Я его пока и не искала. Планировала искать в 2021-м году. Но мы сейчас работаем вместе, в одном и том же отделении, мама. Ведь он же хирург. Мы просто познакомились, а дальше...
   -- Я поняла. Как же хорошо, что вы работаете вместе! Не зря же я тебя туда отправляла, как меня бабушка просила. Ой, как здорово! Саша... Ну надо же... А вы ко мне приедете?
   -- Пока что нет, мама. Саша только пятый день работает. Мама, он только дней 10 назад вернулся из Красноярки. Ты понимаешь, он всего недели две назад разговаривал с твоей бабушкой, видел её. Это так необычно, но как же здорово! А летом мы точно тебя навестим.
   -- Господи! Дожить бы до той поры...
   -- Доживёте, обязательно доживёте, Елена Александровна! -- подключился к беседе дочери с мамой, наконец, и Сашка. -- Вы ещё правнуков будете нянчить.
   -- Ой, дай-то Бог! А вы, наверное, хотите услышать рассказ о своём сыне, моём отце?
   -- Очень хочу! Если вам не сложно рассказывать. И если это не причинит вам боль.
   -- Нет, не сложно, и не больно. Потому что мой отец прожил хорошую жизнь, и был замечательным человеком. Таким был ваш сын. Как же странно всё устроено - вашего сына давно уже нет в живых, а он дожил до старости. А вы ещё совсем молоды. И именно таким, каким я вас сейчас вижу, вас знала моя бабушка. И я её понимаю - вы красивый парень. Чудеса да и только...
   -- Сейчас в мире очень много чудес. Только называйте меня, пожалуйста, на "ты". И не потому, что я младше вас, а потому, что мы как-никак родственники.
   -- Ой, точно! Но я же ещё и твоя внучка. Тогда к внучке ты тоже не можешь на "вы" обращаться. Какая я же я тогда тебе внучка?..
   -- Хорошо, я согласен, -- засмеялся Большаков-Карелин. -- Раз ты точно внучка, то ты никак не можешь быть старше меня.
   -- Мама, -- расхохоталась и Василиса. -- Твой дед точно дамский угодник.
   -- Ну, наверное, потому он и понравился моей бабушке. Умеющий говорить красивые слова женщине, сам красивый и, как мне говорила сама бабушка, очень добрый, чуткий и заботливый. Так что её точно можно понять... Ладно, мы говорим совсем не о том. Я расскажу Александру о его сыне. А тебе тоже будет полезно послушать о своём деде. Так что слушайте оба!
   И начался рассказ Елены Александровны...
   Из него Александр понял, что отец Елены, тогда ещё маленький Саша пошёл в начальную школу в 1922-м году в 9 лет. Времена до этого были лихие, да и школы только-только начинали появляться в крупных сёлах - как раз начинался период всеобщего обучения. В 16 лет он закончил 7 классов (доучивался в Усть-Чарыской средней образовательной школе на базе Министерской школы) и поехал по настоянию мамы поступать в Новосибирск (самый крупный город в регионе). Мало кто из сельских детей в это время заканчивал 10 классов - 15-16 лет уже значительный возраст для сельской местности. А мама твёрдо решила, что сын будет и дальше учиться, и уже не в школе, а в техникуме. А дальше, возможно, и в институте - это уже как он сам решит. У Саши было ещё две младшие сестры. В школу они тоже пойдут, решила Василиса, и минимум 4 класса закончат, а там видно будет - рабочие руки нужны в селе, а ей одной тяжело обеспечивать семью.
   -- А почему одной? -- испугался Александр старший, -- что, Василиса рассталась с Алексеем.
   -- Нет, они жили душа в душу, но, увы, недолго. Алексей погиб в 1919-м году в борьбе с белогвардейцами. Он участвовал в гражданской войне, добровольно пошёл воевать на стороне "красных" - за народную власть. К концу 1919-го года "белые" в Западной Сибири были разбиты. Но в том же году в начале зимы погиб и Алексей Никитин. Саше тогда исполнилось всего 6 лет, а его сестричкам - 4 года и 2 года. Вот и пришлось с тех пор Василисе Павловне одной поднимать на ноги детей. Односельчане помогали ей, и пока был жив, наибольшую помощь оказывал ей Игнат Степанович Карелин. Но замуж она больше так и не вышла - она берегла в своём сердце любовь к одному человеку. Вот только к какому... И знали об этом только Карелин да её мама.
   А далее Елена Александровна рассказала Большакову о том, что 16-летнему Саше в Новосибирске повезло. Как раз в этом году Советом народных комиссаров было принято решение об открытии техникумов, среди которых был и Новосибирский машиностроительный техникум. Он был размещён в здании школы ФЗУ на станции Кривощёково. Первыми руководителем техникума стал М. Т. Акишев. А в 1937-м году учебное заведение перешло под управление Наркома оборонной промышленности, и техникум переименовали в авиационный. А в XXI-м веке его название Новосибирский авиационный технический колледж имени Б. С. Галущака. Окончив в 1933-м году техникум, 20-летний парнишка стал трудиться на одном из местных заводов. А ещё через 4 года, в 1937-м году он поступил на заочное отделение механико-математического факультета Пермского государственного национального исследовательского университета, а в 1938-м году и сам перебрался в этот город, что было в то время не таким уж и простым делом. Но ему помогли в этом вопросе - за него замолвил словечко 52-х летний Андрей Николаевич Карелин (истинный племянник Игната Степановича), под реквизитами которого жил в Красноярке Александр Большаков. Он, как и его отец давно знал о Саше Никитине. Игнат Степанович Карелин был умным и дальновидным человеком. Кроме того, он был и ответственным человеком. Он дал слово Василисе, что будет помогать ей и её сыну, значит, будет помогать им даже после своей смерти. И за год до смерти он написал письмо брату и очень попросил того, а также его сына (а тот работал именно в Новосибирске) в случае чего помогать Александру Никитину. Именно поэтому Василиса Павловна и настояла, чтобы её сын ехал поступать в техникум именно в Новосибирск. Она, конечно, не знала адреса Андрея Николаевича Карелина, но твёрдо попросила сына записать его реквизиты. В 1938-м году тот был уже немалым начальником, имел связи, а потому и помог Александру Никитину перебраться в Пермь. Пермь располагалась на востоке европейской части России, в Предуралье, это был административный центр Пермского края и Пермского района. Это был порт на р. Кама и транспортный узел на Транссибирской магистрали. Город являлся крупным многоотраслевым промышленным, научным и культурным центром Урала. Основан он был в 1723-м году, в 1940-1957-м годах назывался Молотов. По переписи 2017-го года его население составляло 1.048.005 человек.
   Василиса Павловна очень хотела, чтобы её сын вообще переехал в район Волги - поближе к Ярославлю. От Новосибирска до Перми по железной дороге было 1900 км, а от Перми до Ярославля - ещё 1155 км. Но, увы, эти 1155 км Александру Алексеевичу Никитину до конца своей жизни так и не удалось преодолеть - он всю свою оставшуюся жизнь прожил в Перми, забрав после Второй мировой войны в этот город и свою маму. В этом же городе родилась и прожила всю свою жизнь Елена Александровна Никитина (по мужу Калинина) - мама Василисы Николаевны.
   Что касается Пермского государственного национального исследовательского университета, то он являлся старейшим ВУЗом города. Он был основан в 1916-м году как Пермское отделение Петроградского университета (с 1917-го года Пермский университет). В 30-х года на базе отдельных факультетов стали образовывать самостоятельные ВУЗы. Но это в принципе ничего не меняло, а потому Александр Алексеевич Никитин успешно окончил университет почти одновремённо с началом нападением фашистской Германии на Советский Союз.
   В Перми - после переезда из Новосибирска - 25-летний Никитин начал свой трудовой путь на оборонном предприятии, на заводе N 19, он же завод имени Сталина, которым в годы войны руководил Анатолий Григорьевич Солдатов. Позднее завод стал именоваться заводом им. Свердлова, а ныне "Пермский моторный завод". Во время войны он стал одним из основных поставщиков авиадвигателей. Корпуса самолётов сооружались в Куйбышеве (26 корпусов самолётов в сутки), а в Перми за те же сутки делали 32 двигателя для этих самолётов. Всего было выпущено белее 30 тысяч авиадвигателей. Сконструированные Аркадием Швецовым Пермские авиадвигатели М-62, М-63, М-62ИР, устанавливались на истребители-бомбардировщики И-16, И-153, Ла-5, Ла-7, Ту-2. Так что победа в воздухе ковалась и в Перми.
   На этом же заводе Александр Никитин и закончил свой трудовой путь. В 1944-м году (лишь в 31 год - ранее не до того было) он женился. В 1946-м году у него родился сын Павел (названый в честь маминого отца), в 1949-м ‒ второй сын Алексей, а в 1952-м году ‒ дочь Елена, сейчас уже 67-летняя Елена Александровна Калинина. Умер Александр Никитин в 1990-м году, прожив 77 лет.

* * *

   Вот таким был рассказ Елены Александровны. Большаков задал ей ещё с полдесятка уточняющих вопросов, на которые его внучка обстоятельно ответила. Под конец беседы Сашка поблагодарил её, а затем обратился к ней:
   -- Елена Александровна, я хотел бы также узнать у тебя и о других членах семьи. Ну, о своей бабушке ты, конечно, меньше знаешь. Но, тем не менее... А вот о себе ты же можешь более подробно рассказать, да и о своих детях.
   -- О бабушке я тебе расскажу, что знаю, в следующий раз, -- улыбнулась Елена. -- Ты хорошо перевари сначала информацию о своём сыне. О моих же детях и внуке тебе Василиса расскажет. Да и обо мне тоже.
   -- Хорошо. Я с этим согласен. И так спасибо за такую подробную информацию. Я возьму у Василисы адрес твоего Скайпа, и через пару дней вновь свяжусь с тобой уже из дому. Ещё раз спасибо, Елена Александровна!
   -- Просто Лена, -- ещё шире улыбнулась женщина, -- коль ты считаешь, что твоя внучка не может быть старше тебя.
   -- Вот это да! Ну и дела... Мне в Красноярке очень сложно было переучить моих друзей и даже намного старших за меня жителей села обращаться ко мне только по имени. А теперь сам попал в такую ситуацию.
   -- Саша, то, что ни говори, а были чужие тебе люди. А мы с тобой прямые родственники
   -- Ну, в этом ты права, Елена Александровна. Хорошо, Лена, -- улыбнулся Сашка, -- буду привыкать просто к имени. Оно у тебя красивое. А потому до свидания, Лена!
   -- До свидания, Саша!
   Визуальный контакт был завершён. К этому времени домой с работы вернулся уже и муж Василисы Степановой. Мужчины познакомились, но Василиса пока что не вдавалась в подробности о том, что у неё за гость - расскажет после ужина. На приглашение поужинать вместе Александр ответил вежливым отказом, мотивируя это тем, что ему сегодня и впрямь предстоит переварить огромный объём информации. Но он знает адрес, а потому зайдёт к ним в субботу или воскресенье. В какой именно день, он договорится с Василисой на работе.
   На этом все и распрощались. Александр поспешил домой. Ему действительно о многом нужно было подумать. Какой же насыщенный день у него сегодня выдался!
  
  

ГЛАВА 18

Знакомства продолжаются

  
   Александр пока что не спешил рассказывать родителям о такой удивительной встрече. Да, он уже немного поговорил с мамой Василисы Калининой и выяснил отдельные моменты биографии своего сына Александра Алексеевича. Но всё равно ему ещё многое предстояло уточнить, и в первую очередь, он хотел узнать о том, как же прожила свою жизнь его любимая Василиса Павловна Говорова. Да, в последнее время он знал её уже как Василису Никитину, но он предпочитал, всё же, даже не смотря на то, что Алексей был в то время его другом, вспоминать о ней именно под девичьей фамилией. Да ещё и после того, как она сообщила Сашке, что у него имеется (сейчас уже, увы, имелся) сын. Но существуют ведь его прямые потомки! Не спешил он также повторно разговаривать и с Еленой Александровной, то есть теперь уже для него просто Леной. Им обоим нужно было немного прийти в себя от такого неожиданного знакомства друг с другом. Да и куда сейчас уже спешить, ведь теперь никого никому не нужно разыскивать - все они удивительным образом уже разыскали друг друга.
   В субботу вся семья Большаковых обычно поднималась немного позднее, нежели в рабочие дни, но это и понятно. Если в будни они завтракали в 7 часов утра, то в выходные - часов в 9. После завтрака, а точнее уже после 10 часов Сашке позвонил Сергей Марченко и поинтересовался тем, как у его друга прошла его первая рабочая неделя. Немного поговорили на эту тему, а затем Александр по приглашению друга начал собираться на Которосль. Там они хорошо отдохнули, и день практически прошёл. Но во время этого отдыха Александру пришла мысль познакомить друга с Василисой Калининой, то бишь Степановой. И он решил, что на будущей неделе обязательно это сделает, вот только немного больше узнает о ней самой - о его правнучке.
   А в воскресенье - легка на помине - Большакову часов в 11 позвонила и сама Василиса. Тот в это время смотрел по телевизору какую-то воскресную утреннюю передачу. Абоненты поздоровались друг с другом, а затем Александр услышал:
   -- Саша, я сегодня приглашаю тебя в гости, а точнее мы приглашаем - вся семья, правда, пока что без сына. Подходи часов на пять, но не позже - чтобы можно было побольше поговорить.
   -- Спасибо за приглашение! Сегодня обязательно приду. До встречи!
   -- Куда это ты сегодня обязательно придёшь? -- спросила сына мама, которая слышала этот короткий разговор.
   -- Меня сегодня пригласили в гости - коллега по отделению, -- Саша выбрал очень точное определение, поскольку слово коллега не указывает конкретно пол человека. Скажи он, что его пригласила женщина, то маминых расспросов не избежать. И Сашке пришлось бы выкручиваться, но как?.. А он пока что не хотел рассказывать о своём неожиданном знакомстве. Он, конечно же, обязательно познакомит маму с её же праправнучкой, но немного позже.
   -- Быстро же тебя в гости пригласили... Вы ведь знакомы всего 5 дней.
   -- Да, это действительно так, но неудобно ведь и отказываться.
   -- Ну, это понятно. Конечно же, иди. Деньги нужны?
   -- Даже не знаю? У меня осталось немного денег от поездки на Алтай, но не знаю, хватит ли их, -- вздохнул Сашка. -- А в семье, как я знаю, есть ещё и ребёнок. Значит, нужны цветы и конфеты. Ну, и, само собой разумеется, спиртное. Думаю, что в этом случае - первый раз в доме, -- хотя это было и не так, -- достаточно будет "Шампанского".
   -- В этом плане правильное решение. Но, может быть, ребёнку ещё игрушку какую-нибудь купить нужно? Сколько ему или ей лет?
   -- Ему. Лет 8-9. Он по-моему во втором или третьем классе. Но игрушка ему точно не нужна - он гостит у бабушки в другом городе. Конфеты тоже женщине, хотя та, возможно и оставит их сыну. Вот такие дела... Так что денег, в принципе нужно не так уж и много. Правда, -- улыбнулся Александр, -- у меня своих денег с Гулькин нос. А до зарплаты, до первой моей зарплаты мне ещё далеко. Но, через месяц я буду уже более независим в этом плане от вас.
   -- Ой ли? -- улыбнулась теперь уже мама.
   -- Ну, пусть более-менее, -- улыбнулся и сын. -- Я, правда, не узнавал, какая именно у меня зарплата. Но у медиков она сейчас не такая уж и плохая, тем более у хирургов - и даже у начинающих.
   -- Ну, дай-то Бог! Но, не будет хватать денег, то бери сколько нужно из общесемейной кассы. На какое время ты приглашён?
   -- На 17:00.
   -- Хорошо, тогда готовься, -- и беседа была завершена.
   Прошло полдня и в 17:05 Саша был уже в квартире Степановых. Бытует мнение, что в гости нужно обязательно приходить с опозданием, а уж тем более нельзя приходить раньше. Ну, раньше - это вполне понятно, поскольку хозяева могут быть ещё не готовы. Но вот с большим опозданием... Лично Александр считал, что это неправильно - это всё равно, что парню опоздать к девушке на свидание. Ведь хозяева, как та же девушка, ждут гостя и волнуются. А потому он установил себе твёрдую норму прихода в гости - опоздание не более 5-и минут. Вот и в этот раз его уже там ждали...
   Александр ёщё с пятницы знал, что мужа Василисы зовут Виктор Юрьевич. Он был на 4 года старше супруги, а это значит, что от Сашки вообще на 14 лет. Но Василиса категорически настояла на том, чтобы мужчины общались только на "ты" - уж если Саша по-родственному обращается к ней, то так же должен он обращаться и к её мужу. Правда, такое обращение удивило Виктора ещё в пятницу.
   -- А что он к тебе на "ты" обращается? -- спросил он супругу после ухода неожиданного гостя. -- Вы же знакомы, как я понял, всего пару дней. К тому же ты намного старше него.
   -- Намного, да?! А тебе не кажется, что ты обижаешь меня? Александр говорит, что я старше его всего на пару лет, -- кокетливо улыбнулась супруга. -- Он джентльмен, а вот ты нет.
   -- Прости. Ты и вправду молода. Но, всё же, почему на "ты"? Это же шапочное знакомство.
   -- А вот и не шапочное. Мы с ним родственники.
   -- Какие ещё родственники?!
   -- Вот он придёт в гости и сам тебе расскажет. Если захочет, конечно...
   И вот уже Александр в гостях у Степановых. Сначала за столом говорили на разные нейтральные темы. Но затем Василиса, улыбнувшись, спросила гостя:
   -- Саша, а можно рассказать Вите, кем мы на самом деле являемся друг другу?
   -- Можно, -- улыбнулся тот. -- Только с условием, что он эти знания не передаст другим.
   -- Не-не, пусть только попробует. Я ему рот точно закрою. Мне лично тоже такое не нужно.
   Нужно было видеть изумлённые, чуть ли не испуганные глаза Виктора Юрьевича, когда его супруга вместе с Александром начала всё ему рассказывать. Конечно, сначала в их рассказ он просто не поверил, считая его сплошной выдумкой. Но когда они детально всё объяснили, то он только, молча, удивлённо качал головой. Правда, этот разговор происходил пока что во время застолья, а потому прерывался, но его, всё же, довели до логического конца. А уже просто отдыхая, началась иная тема, на которую очень рассчитывал Сашка, но, к его удивлению, она заинтересовала и Виктора. Оказывается, что он более чем за свои 10 лет супружества не всё знал о своей жене. А беседа пошла о том, как и почему Василиса, родившаяся в Перми, оказалась в Ярославле и почему она выбрала именно профессию медсестры.
   -- А я вообще не мечтала становиться медиком, -- удивила Шурку своим ответом на последний вопрос Василиса. -- В младших и средних классах школы я хотела стать учительницей, причём учительницей младших классов, мне нравилось возиться с детишками. Это же так интересно видеть их любопытные глазёнки, когда им рассказывают что-то для них неведомое.
   -- И почему же не стала учительницей?
   -- Это всё моя мама, да и её бабушка, твоя Василиса Павловна. Я, хотя и тёзка прабабушки, но её, конечно же, никогда не видела, она умерла за 15 лет до моего рождения. Я и свою бабушку Валентину Петровну, ну, жену твоего сына, помню смутно. Она умерла в 1997-м году, мне тогда было всего 10 лет. Хотя она очень часто ухаживала за мной и играла также, а маленькой мне ещё и сказки на ночь рассказывала. Но это детские воспоминания, они не всегда объективные. Так вот, твоя Василиса поставила себе цель - во что бы то ни стало разыскать тебя в этой жизни. Но она естественно понимала, что этого не сможет сделать ни она, ни даже её сын. И она переключила своё внимание на свою внучку, то есть на мою маму. И когда маме исполнилось 18 лет, Василиса Павловна всё ей рассказала о себе, о тебе и о вашем сыне. Рассказала всего за 3 или 4 месяца до своей смерти. Она так и сказала моей маме перед смертью, что она жила только надеждой, когда же её внучке исполнится 18 лет. Мол, та в таком возрасте уже всё правильно поймёт. Сначала она хотела рассказать моей маме ещё в 16 лет, но потом подумала, что всё-таки возраст девушки ещё не тот. И решила потерпеть ещё пару лет. Понимаешь, Саша, она так и сказала тогда моей маме - потерпеть ещё. Когда мне мама это рассказала, мы обе плакали. Вот такой была твоя Василиса!
   -- Да, она была именно такой, -- тяжело вздохнул Сашка. -- Но я пока что не понял, как тебя занесло в Ярославль.
   -- А, да. Так вот, твоя любимая понимала, что и её внучке непросто будет разыскать тебя, ведь той в 2021-м году исполнится уже почти 70 лет, ну, точнее 69. А Василиса Павловна нацеливалась именно на 2021-й год, она же не могла себе представить, что время будет в прошлом и будущем течь по-разному. И как 70-летняя старушка будет искать тебя?.. Вот она и дала строгий наказ своей внучке, моей маме, чтобы это сделала именно я. Она до конца своей жизни, как сказала мама, молила Бога, чтобы у неё появилась именно правнучка. Она, конечно же, была не против того, чтобы у неё были и правнуки, но ей для твоих розысков нужна была именно женская линия. Она считала, что в таком деле именно женщина лучше всего поймёт всё. И она была права, Саша! Когда моя мама передала мне наказ моей прабабушки, то я буквально загорелась этой идеей. Ведь это должно было быть так необычно и интересно. Но у моей мамы была ещё одна идея - она хотела видеть меня врачом, точнее, как я сейчас понимаю, это тоже, скорее всего, была идея её бабушки Василисы Павловны. Врач должен найти врача, да и общая специальность могла облегчить поиски.
   -- И почему же ты не стала врачом? -- беседу вели Саша и Василиса, а Виктор лишь слушал.
   -- Сейчас расскажу. У меня мама умная. Она поняла, что в мои-то будущие 18 лет будет сложно, да и поздно уломать меня не становиться учительницей, она ведь видела такое моё стремление. И она начала уговаривать меня стать врачом ещё с 15 лет. А видя, что я не так уж быстро меняю свои приоритеты, она рассказала мне о Василисе Павловне и о тебе, когда мне исполнилось 16 лет. И вот с тех пор я действительно изменила приоритеты. Меня так заинтересовала ваша история, что я на всё согласна была! Но я понимала, что вряд ли я поступлю в медицинский ВУЗ, училась я средне. А за один год - я окончила школу, как и все в 17 лет - подтянуть весь школьный материал мне никак не удастся. И я, не говоря об этом маме, стала нацеливать себя на медицинское училище, или как их стали называть колледж. Но чётко по специальности хирургия. Мне хотелось быть хоть немного похожей на тебя, кроме того, хирургическая медицинская сестра - это, как говорится, звучит гордо, -- улыбнулась Василиса.
   -- Вот теперь понятно. Но так и не понятно другое, -- улыбнулся и Александр. -- Как ты, всё же, оказалась в моём родном городе?
   -- Ну, здесь совсем просто. Твоя Василиса всё время хотела, чтобы кто-то из её рода переехал поближе к Ярославлю. Своего сына, ну, соответственно и твоего, ей удалось перетащить в Пермь. Но далее всё застопорилось. Мой дед такого желания не оказал, а потому он и его сын - мой отец - так и остались жить в Перми. Они говорили, так мне мама сказала, что от добра добра не ищут. Мол, у них в Перми хорошая работа, квартира, круг друзей и прочее. И тогда моя мама решила всеми силами "выпихнуть" меня в Ярославль. Она, в первую очередь заставила меня выяснить, есть ли в твоём родном городе медицинские ВУЗы, а когда узнала, что таковые есть, то стала на меня давить. Впрочем, давить ей как раз и не пришлось. Я и сама не возражала переехать жить и работать в центральную часть России - от Ярославля до Москвы рукой подать.
   -- Понятно, а в самой Перми был медицинский институт или университет?
   -- Конечно, был - Пермский государственный медицинский университет имени академика Евгения Антоновича Вагнера. Это советский и российский хирург, в 70-90-х годах был ректором нашей Пермской государственной медицинской - в то время - академии.
   -- Но ты поехала в Ярославль?
   -- Ну да. Поступать в ваш университет. И успешно пролетела мимо него, -- улыбнулась Василиса. -- Нет, "двойки" на экзамене я не получила, но скажу откровенно - оценки были не высоки.
   -- А в каком году ты поступала? Тогда ещё были экзамены, а не ЕГЭ? -- единые государственные экзамены, форма государственной оценки освоения выпускниками основных общеобразовательных учебных программ.
   -- Я поступала в мединститут в 2003-м году. В это время в вашем регионе, теперь уже в нашем, -- вновь улыбнулась женщина, -- никаких ЕГЭ, ГИА, или ГВЭ, -- последние две аббревиатуры - государственная итоговая аттестация; государственные выпускные экзамены, -- не было. А точнее, возможно, было и то, и другое - в качестве эксперимента. Но я в школе ЕГЭ не сдавала, это было нововведение, а потому не многие на него пока что решались.
   И Василиса была права. Впервые эксперимент по введению ЕГЭ был проведён в 2001-м году в республиках Чувашия, Марий Эл, Якутия, а также в Самарской и Ростовской областях по восьми учебным дисциплинам. В 2002-м году эксперимент по введению единого государственного экзамена прошёл уже в 16 регионах страны. В 2003-м году эксперимент охватил 47 субъектов РФ, а в 2004-м - 65 регионов страны. А вот в 2006-м году ЕГЭ уже сдавали около 950 тысяч школьников в 79 регионах России. Начиная же с 2008-го года, его сдавали свыше миллиона учащихся во всех регионах. Конкретный перечень предметов, по которым ЕГЭ проводился в 2001-2008 годах, устанавливался каждым регионом самостоятельно.
   -- И что было дальше? Ну, после "пролёта" в мединститут?
   -- А что дальше... Я написала маме, что в институт я не поступила, но остаюсь в Ярославле. Что буду поступать в следующем году. Вот только я не написала ей, куда именно буду поступать. А я уже твёрдо решила, что буду поступать в медицинский колледж - учиться на медсестру.
   -- Ну, это понятно. А что ты целый год в нашем городе делала, ты работала?
   -- Конечно, работала. Жить-то мне на что-то нужно было. Я устроилась на работу в больницу санитаркой. И подобрала такую больницу, в которой меня поселили в общежитии. Это было очень удобно, поскольку вряд ли бы я прожила на деньги санитарки, снимая квартиру. А так всё было нормально - я себя не особо стесняла. А через год поступила в медицинский колледж.
   -- Ну, хорошо, стипендию ты наверняка получала. Но это далеко не зарплата даже санитарки. Как ты на неё жила в чужом городе?
   -- Нормально жила, -- улыбалась Василиса. -- Я не такая уж глупая. А потому поступила не на стационарное отделение, а на очно-заочную форму обучения. Да, вместо 3-х лет, чуть меньше, я проучилась почти 4 года. Но я не прерывала работу, тем более что мне повысили оклад, узнав, что я уже учусь на медика.
   Да, одиннадцатиклассники на "сестринское дело" на стационаре обучаются 34 месяца, а на очно-заочной форме - 46 месяцев. Очно-заочная форма обучения - это система обучения, при которой студент посещает лекции несколько раз в неделю (обычно 3-4 дня) в будни и выходные дни (в зависимости от того, какой колледж). Иногда её ещё называют вечерней формой обучения, так как занятия по будням проходят в вечернее время. Эта форма считается наиболее приближенной к очной.
   -- Вот оно что... Молодец! Ты действительно умная женщина.
   -- Твои гены, -- рассмеялась умная женщина.
   -- А как мама это восприняла?
   -- А что ей оставалось делать со свершившимся фактом. Тем более что я должна была, всё же, стать медиком, да и жить в самом Ярославле. Но полностью мама, конечно, успокоилась, как я тебе уже говорила, когда я вышла замуж за вот этого деятеля, -- она с улыбкой кивнула головой в сторону Виктора.
   На этом беседа практически была закончена, Александр практически полностью прояснил все интересующие его вопросы. Далее несколько минут троица пообщалась на другие темы, после чего тепло попрощалась, и гость покинул пенаты Степановых.
   Вот теперь, как подумал Александр, можно было уже познакомить со своей правнучкой и Сергея Марченко - это будет, как решил для себя Сашка, проба пера. Во вторник после обеда Большаков пару минут пообщался с Василисой.
   -- Так, у нас сегодня больше никаких плановых операций не предвидится, а потому уйдём с работы вроде бы вовремя. Я предлагаю пойти вместе, прогуляться немного. Я познакомлю тебя со своим другом, который тоже бывал на Алтае и в той же Красноярке, но лишь в теперешнем времени. Он из нашей компании ребят байдарочников.
   -- О, а ты мне как раз практически ничего не рассказал о себе! -- воскликнула Степанова. -- О твоей врачебной деятельности я уже имею некоторое представление, а вот об остальном почти ничего не знаю.
   -- Ты права, виноват. Вот сегодня во время прогулки я и расскажу тебе немного о себе. А тем временем и Сергей подойдёт. Я ему теперь немного время встречи сдвину, чтобы мы могли спокойно побеседовать.
   -- Нет-нет, как раз не нужно сдвигать. Он о тебе расскажет более объективно, нежели ты сам. Хотя... он ведь твой друг, а потому...
   -- Я тебя понял. Не станет он меня приукрашивать, наоборот может что-нибудь такое ляпнуть, чего я точно не рассказал бы о себе. Хорошо, будь по-твоему. Это здравая мысль.
   А далее он позвонил Сергею и сказал:
   -- Серёга, привет! Ты уже не занят?
   -- Привет! Нет, уже свободен. Как раз занятия окончились. Есть деловые предложения?
   -- Ну, не то чтобы деловые, но... В общем, хочу познакомить тебя с одной женщиной.
   -- С женщиной? А зачем мне женщина? Нет, не так. Я имел в виду, что лучше знакомится с девушкой.
   -- А у тебя знакомые особы женского пола исключительно девушки?
   -- Слушай, не цепляйся к словам. Ох, уж эти врачи!.. Я имел в виду возрастной ценз, а не физиологический. Ты же можешь познакомить меня с сорокалетней бабой. Зачем она мне?..
   -- Нет, эта женщина помоложе. Но тебе интересно будет с ней познакомиться.
   -- Ну, ладно. Где и когда?
   Решили и этот вопрос. Сашка естественно назначил место поближе к месту работы его и Василисы. А Серёга доберётся городским транспортом - спешить ему некуда. Но время Большаков назначил, всё же, такое, чтобы он сам смог хотя бы немного поговорить с Василисой до встречи с другом. А тот уже просто дополнит его рассказ. Когда же состоялась встреча, то после знакомства Марченко протянул, обращаясь к женщине:
   -- Красивое у вас имя - Василиса Прекрасная. Да вы и сами прекрасны. Да и молоды. Извините, конечно, но я боялся, что Саша собирается знакомить меня не с 25-летней женщиной, а с 45-летней, -- а та после таких слов расхохоталась.
   -- А почему вы смеётесь? -- удивился Сергей. -- Что я не так сказал?
   -- Я смеюсь не лично над тем, что вы сказали, -- не могла унять смех Василиса, -- а над вами обоими - Сашей и вами. Вы тоже извините меня, но вы 2 сапога пара. Впрочем, это и не удивительно - скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты сам. А вам двоим это подходит как нельзя лучше. Вы оба дамские угодники!
   -- Ах, вон оно как... А это плохо? -- улыбнулся уже и Марченко.
   -- Нет, конечно же, не плохо. Ну, с позиции женщины. Просто не так много сейчас истинных джентльменов, которые в любые моменты готовы говорить красивые слова дамам.
   -- Ладно, хватит вам обмениваться любезностями, -- остановил их Сашка. -- А то мы так долго будем добираться до сути. Серёга, Василиса не только красивая, и молодая, -- добавил он в унисон другу, после чего дама снова фыркнула, -- она ещё и моя родственница. Вот ты догадайся, кем она мне приходится? -- и он нежно прислонил женщину к себе. А та понятливо прижалась к нему.
   -- Родственница?.. Вот те на!.. Ну, скорее всего, кузина.
   -- Промах! И очень далеко ты попал в "молоко". В общем, ты и с десяти попыток не догадаешься, а может быть, и со ста. Тебе такое и в голову, скорее всего, прийти не сможет. В общем, так, слушай меня внимательно - Василиса моя правнучка.
   -- Правнучка, -- ехидно перекривил друга Сергей. -- Ты бы ещё сказал: прабабушка.
   -- А что... Нет, Василиса, конечно же, мне не прабабушка, но связь есть. Она названа именно в часть своей прабабушки.
   -- Ну, это вполне возможно. Но не неси другую ахинею. А может быть... -- Сергей как бы понятливо улыбнулся.
   -- Вот так, Василиса, -- рассмеялся Большаков. -- Кажется, Сергей пытается сделать из нас любовников. Серёга, -- повернулся он к другу, -- это в принципе невозможно. Это противоестественно. Я же тебе сказал, что мы родственники, и конкретно назвал тебе родственную связь, а не любовную. Не может у прадеда быть такая связь с его правнучкой.
   -- Это я прекрасно понимаю, в практическом отношении. Но ты же чушь городишь.
   -- Так, бесполезный номер, -- Сашка повернулся к Василисе. -- Он хотя и мой друг, но не верит мне. Может, он тебе поверит? Скажи ему, кто я тебе такой.
   -- Серёжа, Саша не врёт. Он на самом деле мой пра-де-душ-ка, -- по слогам протянула та.
   -- Ребята... и девчата! Ну, давайте говорить серьёзно,-- скривился Марченко.
   -- Сергей, это всё очень серьёзно, -- вновь подключился Александр. -- Ты вспомни Красноярку и то, сколько времени я в ней пробыл. Не ты с ребятами, а именно я сколько времени в ней пробыл.
   -- А при чём здесь... Ёлки-палки! Ты хочешь сказать...
   -- Уже сказал. Наконец-то до тебя дошло.
   -- Что, серьезно?!.. Сашка, но ты же тогда идиот!
   -- Я уже нечто подобное слышал от своих родителей. Вначале. Но потом они резко изменили своё мнение. А мама даже так рада была, что у неё был внук. У меня в том времени был сын, а Василиса, с которой ты только что разговаривал - его внучка. А мою девушку в том времени тоже звали Василиса, я называл ребятам имя своей любимой. Ты хотя бы это должен был вспомнить. Я думаю, что до тебя это уже дошло.
   -- Это всё нюансы. Но ты же грубо вмешался в ход истории!
   -- И что?
   -- Как это и что?
   -- А так, в прямом смысле - и что от этого изменилось в нашем мире? Да кое-что изменилось - появилась такая прекрасная, как ты сам её назвал, женщина - Василиса Степанова. А без моего вмешательства в ход истории её могло не быть. Тебе такое приятнее было бы?
   -- Нет, я не то хотел сказать... Но другие изменения могли, могут быть.
   -- Я повторю свой прежний вопрос - и что? Ты можешь с уверенностью сказать, что они есть или будут хуже?
   -- А этого никто не может определить.
   -- О! Вот это классный ответ! Ты абсолютно прав - этого никто не может определить! Нам, да и никому в нашем мире не дано определить, какими могли быть или могут быть наше настоящее и будущее. Это может определить только сторонний, не земной наблюдатель. И то далеко-далеко не каждый. А только избранные наблюдатели, такие, какими, к примеру, описал Вечных - людей, контролируемых реальность - Айзек Азимов в своей книге "Конец вечности". Только такие наблюдатели могут выбрать необходимую реальность. Сейчас это называют параллельными мирами. Хотя я считаю, что у Азимова это более точно названо - именно реальность. Но, если мы существуем в этой реальности - и у нас всё хорошо - значит, она выбрана правильно. А это, в свою очередь, означает, что в прошлом времени я тоже поступил правильно! А доказательством этого и есть моя правнучка Василиса, моя дорогая, любимая правнучка, -- и Александр вновь нежно обнял женщину.
   -- Да, ты прав, конечно. Изменения в нашей реальности можно увидеть только со стороны. Нам этого, увы, не дано. Но ведь изменения, тем не менее, существуют. Их не может не быть.
   -- А они давным-давно существуют, ещё с далёких времён. Всегда были какие-то вмешательства в земную жизнь со стороны. Только их не понимали, не могли правильно интерпретировать. А сейчас уже могут. Но это ничего не меняет. Эти вмешательства сейчас, как по мне, стали намного наглее. Ты читал, например, что не так давно в Америке сразу 16 гражданок страны - не все вместе, а каждая в отдельности - заявили, что они родили детей от инопланетян. И после ряда медицинских исследований, а медики несколько месяцев обследовали малышей, было выявлено, что дети действительно обладают уникальным психическим и физическим здоровьем. Это и удивило матерей, каждая из которых говорила: "Я родила инопланетянина и боюсь, что его в будущем похитят". И на это у них есть реальные причины - как уже известно, бывает, что пришельцы действительно похищают своих детей и больше о них никто ничего не слышит.
   -- Да, читал я о таком. И такие случаи происходят не только в США, но даже у нас в стране их полно - в Волгограде, Тольятти, Ростове... В Интернете даже была такая заметка - причём видео: "Дети рождённые от инопланетян UFO НЛО. Классные малыши".
   -- Вот видишь. А мне ещё понравились комментарии на подобные события. Журналисты писали: "...необходимо признавать тот факт, что 40 процентов населения Земли уже давно несут в себе инопланетные гены. Но пока учёный мир ничего не признаёт и не объявляет сенсаций. Если только учёный мир уже сам не переродился в инопланетян и поэтому помалкивает".
   Сейчас в этой интеллектуальной беседе с другом Александр высказал то, что он не успел сказать отцу 1-го августа, в день своего приезда с Алтая. Тогда он только сказал папе, что "...есть у меня по этому поводу ещё и другие соображении". И вот сейчас он расшифровал эти соображения. А подвела черту в беседе Сергея с Александром уже Василиса, которая удивлённо заявила:
   -- Ребята! А вы оказывается ещё те философы!
   -- А это плохо? -- улыбнулся Сашка.
   -- Нет, ну что ты. Это просто классно! Я услышала из вашей беседы многое такое, о чём ранее и не знала. Но теперь я тем более уверена, что Саша поступил абсолютно правильно. Да и что там говорить, -- махнула она рукой, -- ведь действительно, если бы не ты, то меня не было бы на свете. Да, был бы, наверное, кто-то другой, но не именно я со своей индивидуальностью. Так что спасибо тебе, прадедушка, -- и она чмокнула его в щеку.
   -- Так, всё, Саша, я тоже сдаюсь, -- шутливо поднял руки Марченко. -- Если ты и вмешался в ход истории, то поступил правильно. Тем более что очень любил свою Василису. А то, что ты её очень любил, я был уверен ещё более двух недель назад - по пути с Алтая домой. Ты перед всеми ребятами сознался, что ты не просто любил свою девушку, а именно очень её любил. И тебя при этом за язык никто не тянул, ты по собственной инициативе это говорил. А в сугубо мужской среде это поступок. Да теперь я уже сам понимаю, что классно иметь таких родственников как твоя правнучка Василиса.
   -- Всё правильно, -- поддержала Василиса. -- Но теперь, Серёжа, в нашей троице всеобщее общение только на "ты". Ты друг Саши, а теперь мы уже все друзья, надеюсь.
   -- Хорошо, нет проблем. Приятно обращаться к красивой женщине на "ты", -- улыбнулся Марченко. -- Хотя, наверное, и не очень-то вежливо.
   -- Ничего, -- успокоил его Сашка, -- такую невежливость Василиса тебе простит.
   -- Хорошо, договорились. А твои родители уже знакомы с ней?
   -- Пока что нет. Но до конца недели они точно с Василисой познакомятся.
   -- Это правильно. Так, мы прекрасно поговорили. И что, теперь мы вот так сразу будем разбегаться? Может, хотя бы в каком-то кафе посидим, отметим наше знакомство? -- с надеждой спросил Серёга.
   -- Никаких возражений нет, -- поддержал идею Сашка. -- И посидим, и поговорим. Василиса, кстати, ещё хотела, чтобы ты обо мне ей рассказал - как независимый эксперт. А то я мог ненароком и приукрасить себя.
   -- О! Это хорошо! Я тебя так распишу... -- рассмеялся Марченко. -- Мало не покажется. О, ещё один вопрос - а как ты разыскал Василису, или как вы нашли друг друга. Да ещё и за такое короткое время. И в самом - с ума сойти! - найти в нашей необъятной стране человека, ничего о нём не зная... Ты же не мог знать её фамилию.
   -- Об этом мы тебе расскажем уже в кафе. Но рассказ, как тебе не покажется странным, будет не таким уж и длинным. Ну, так как, правнучка, идём в кафе? -- улыбнулся Сашка, обращаясь уже к женщине. -- Прадедушка тебя приглашает в кафе. На сладенькое, на мороженое...
   -- А потом прадедушка меня на качелях покатает, на коленки посадит и сказку расскажет... -- добавила, смеясь, Василиса.
   -- На качелях запросто могу, да и на коленки посадить тоже - пожалуйста, я готов, и даже с удовольствием. Ещё и по головке поглажу, -- шутил Сашка. -- А вот сказку рассказать...
   -- Понятно. А тебе пора бы уже готовиться сказки заучивать, возраст подходящий, скоро тебе будет кому их рассказывать. Тем более что своему сыну ты их не рассказывал.
   -- Ух, ты! Верное замечание. А как же жаль, что я не видел, как мой сын рос, -- уныло протянул Большаков.
   -- У тебя есть оправдательный момент - от тебя это не зависело.
   -- Это я понимаю. Но, тем не менее... А потому я последую твоему совету, начну заново перечитывать сказки. Оно мне действительно вскоре может пригодиться. Буду навёрстывать упущенное. Ладно, всё, разговоры окончены. Вперёд, в кафе!
  
  

ГЛАВА 19

Связанные и разделённые временем

  
   А в четверг, узнав у Степановой номер телефона её мамы, придя домой с работы, Александр первым делом позвонил Елене Калининой и попросил включить компьютер и Skype. Сам он тоже включил компьютер. Родителей ещё пару часов дома не будет - это у врачей укороченный день, а у многих других работающих граждан, увы - а потому никто ему не будет мешать поговорить с Еленой Александровной, его внучкой Леной. Сама же Лена точно дома - если только не пошла в магазин - она уже на заслуженном от компьютер и Skдыхе, как впрочем, и её муж - он старше супруги на пару лет. Но вот уже на мониторе появилось изображение Василисиной мамы.
   -- Здравствуй, Саша! -- обрадовалась она. -- А я-то думаю, кто со мной пытается связаться? - такие реквизиты незнакомы мне. Ты, наверное, дома, у своего компьютера.
   -- Точно, я дома и у своего компьютера. Но, в первую очередь, здравствуй, Лена! Я очень рад тебя видеть!
   -- А уж я-то как рада! Знал бы ты с Василисой, как я здесь переживала! Я не могла поверить, что всё это происходило на самом деле. Мне казалось это каким-то сном.
   -- К счастью это не сон.
   -- Да я и сама теперь в этом убедилась, вновь увидев тебя. Такие хорошие сны очень уж редко повторяются. Повторяются почему-то как раз плохие сны... Слушай, Саша, можно, чтобы тебя увидел мой муж? Я ему коротко рассказала о тебе, но он мне абсолютно не поверил. Сказал, что я рассказываю ему какие-то сказки. Даже не сказки, а как же он сказал?.. А, он сказал: разную муру. Может быть, он тебе поверит?
   -- Если он своей жене не поверил, то мне, незнакомому человеку он точно не поверит, Лена, -- улыбнулся Сашка.
   -- Ну, это я понимаю... Но, вдруг...
   -- Хорошо, пусть посмотрит на меня, а если захочет, то и поговорит.
   -- Коля, иди сюда! -- позвала мужа Елена Александровна.
   -- А как его отчество, Лена?
   -- Кириллович.
   -- Хорошо, спасибо.
   Через пару минут в мониторе показался краешек лица мужчины - Николай Кириллович издали смотрел на монитор с изображением незнакомого ему парня, не мешая своей супруге. Он поздоровался с Александром простым обезличенным приветствием: "Здравствуйте!", а затем, дождавшись ответного приветствия, спросил:
   -- Так это вы и есть тот парень, который якобы побывал в прошлом времени? По крайней мере, именно так мне сказала Елена. Но я не верю в это, честно признаюсь.
   -- Не якобы, а реально побывал, Николай Кириллович. А своей супруге вы должны верить, она вам правду сказала. Кому же ещё верить, если не родному человеку. Да ещё и прожив с ним не один десяток лет.
   -- Ну, надо же! Какой мне языкатый собеседник попался. Вот как раз такой может наговорить с три короба.
   -- Наверное, может. Но я не из этой категории. Кроме того, Николай Кириллович, вы также не верите своей дочери? Неужели вы считаете, что дочь сознательно обманывает своего отца? Но кому же вы тогда верите? Я к вам приеду следующим летом. Именно по приглашению вашей дочери...
   -- А также по моему приглашению тоже, -- добавила Елена Александровна.
   -- Так вот, я приеду и тогда мы с вами детально обо всём поговорим, и я вам многое расскажу. А вы на досуге почитайте в Интернете статьи о порталах времени. И поверьте, пожалуйста - вас никто не обманывает.
   -- Хорошо. Приезжайте летом, поговорим. Всего вам доброго!
   -- Саша, -- тихонько промолвила Елена, когда муж ушёл, -- Ох и пристыдил же ты его! Ты молодец! А ему поделом. Он теперь задумается... Ладно, продолжим нашу беседу. У вас там - у тебя и Василисы - всё в порядке?
   -- Всё в полном порядке, Лена. Два дня назад я познакомил Василису со своим другом. А в выходные планирую представить её своим родителям.
   -- А они всё знают?
   -- Конечно, знают. О Василисе Николаевне они пока что не знают, а вот о Василисе Павловне и её сыне они знают.
   -- И как они это восприняли?
   -- Ну, сначала недоверчиво, затем даже напустились на меня за то, что я, мол, не имел прав вмешиваться в ход истории. Но они быстро всё правильно поняли. А мама так обрадовалась, что у неё была как бы невестка и реальный внук.
   -- У-у, у тебя очень хорошие родители. Они понимают своего сына и доверяют ему. Ты у них один?
   -- Один, -- вздохнул Сашка.
   -- Да, это беда нашего времени - малодетность. А вот у моего отца - твоего сына - было две сестры, а у меня - две тёти. И для того времени это, как я понимаю, было не так уж много. Да и я у отца третий ребёнок в семье. И у нас с Колей трое детей.
   -- Я знаю, ты и Василиса уже мне это говорили.
   -- А, ну да. А теперь ты хочешь более детально узнать о Василисе Павловне, моей бабушке. Всех подробностей её жизни и я не знаю - кто в детстве интересуется жизнью своих бабушек и дедушек... Но многое я о ней, всё же, знаю. Ей был 61 год, когда я родилась, а умерла она в возрасте 80 лет. Так что за 19 лет, ну пусть немного меньше - моё раннее детство не в счёт - я основные вехи её жизни узнала. Хотя я многое тебе рассказала в прошлый раз. Ну, как она сына отправила в Новосибирск, затем Пермь, надолго ставшая её родным городом. В нём же она и похоронена...
   -- Лена, я обязательно в следующем году к тебе приеду! Ну, вместе с Василисой.
   -- Конечно. Я буду очень ждать! Одно дело разговор по компьютеру, и совсем другое дело - живое общение, когда можно и прикоснуться к человеку. Вот тогда я точно поверю, что это не сон.
   -- Ты ведь столько к этому стремилась, да и Василису на это нацеливала, а теперь сон?.. -- улыбнулся Сашка.
   -- Ну, так уж устроена человеческая натура - пощупать что-то, чтобы убедиться, что это не иллюзия, а реальность.
   -- Реальность, реальность, -- протянул Александр, думая о том, -- что вновь всплыло слово реальность, значит оно-таки верное, определяющее. -- Ладно, мы немного не о том говорим.
   -- Ну да, я понимаю. Что тебя в первую очередь интересует.
   -- Почему Василиса после гибели Алексея, ну, её мужа, повторно не вышла замуж? Неужели ей в то время не поступало повторных предложений? Не верю в это! Ведь до замужества за неё парни в селе дрались...
   -- Ну, что ты... Конечно, поступали. Она мне это говорила. Она не хотела ни за кого больше выходить замуж. Она всем говорила, что она однолюбка, что она любила и любить будет только одного человека. Её понимали так, что она любит и помнит своего мужа, но она, как ты понимаешь, по-настоящему любила именно тебя. Но семья мужа ей очень помогала, да и другие люди.
   -- Да, это как раз понятно, -- думал Сашка, -- родители Алексея Василисе точно помогали. Им нравилась такая невестка. И они наверняка ценили такую её преданность их сыну. Да ещё и трое внуков. А ещё ей здорово помогал, я не сомневаюсь, Игнат Степанович. Не говоря уже о её родителях. Так что она могла нормально прожить и без замужества. Хотя, как тяжело в жизни жить одной. Впрочем, подросшие дети...
   -- Перед войной её забрала к себе тётя Аня, -- продолжала тем временем Елена Александровна, -- ну, её старшая дочь. Она окончила в Барнауле какое-то училище и там же стала работать. А потом вышла замуж и забрала к себе маму. Так что рассталась навсегда моя бабушка со своей родной Краснояркой. И в Барнауле она стала работать, говорила, что не хочет жить нахлебницей. Работала простой посудомойкой в ресторане, но свой вклад в семейную копилку она, всё же, делала. А после войны, в том же 45-м году она переехала в Пермь к сыну, ведь она стремилась "протолкнуть" его поближе к Ярославлю. Но не получилось... Но, живя у сына, она тоже работала, хотя вполне могла бы и не работать - мой папа к тому времени был уже вполне обеспеченным человеком, занимал приличный пост на заводе. Я уже не помню точно, какой именно, но высокий. Я ведь родилась только в 1953-м году, последним ребёнком в семье. У меня есть 2 старших брата Павел и Николай. Паша уже совсем старый, -- грустно тянула она, -- ему уже 73 года, он родился в 1946-м году, но ещё держится. Папа поздно женился - война - только в 44-м году. Сколько же это ему было?..
   -- Тридцать один год, Лена, -- подсказал Большаков.
   -- А-а, ну да, ты это не хуже меня знаешь, точнее подсчитать можешь.
   -- Ну, ладно, давай снова переключимся на твою бабушку. А как у неё со здоровьем было - когда ты уже в школу ходила? Она не болела, сердце не пошаливало, суставы не болели, ей не тяжело было ходить?
   -- Ну, как тебе сказать?.. Конечно, как и все пожилые люди, прибаливала иногда. Но хронических болезней у неё не было, и на сердце она не жаловалась. Она постоянно - и в будни и в праздники - носила какие-то бусы из камушков, которые, как она говорила, и оберегают её от болезней. -- Моё ожерелье из яшмы, -- с горькой улыбкой подумал Сашка. -- Даже в этом оставалась верна... -- Не знаю, как насчёт суставов - не говорила она мне в этом плане ничего. Да и кто будет посвящать в такие дела 12-и или 15-летнюю девчонку... не говорила и что ей тяжело ходить, она бодрая была, хотя немного и прихрамывала. Но это и не удивительно - на её-то 8-м десятке лет - именно в этом возрасте я её больше всего и видела.
   Именно это и хотел услышать Сашка. И он очень рад был тому, что никто из ныне живущих родственников Василисы Никитиной не знал о том, что у неё был врождённый вывих бедра, что она заметно хромала. Всё списывали просто на старость. И это очень порадовало Александра.
   -- А её никто не обижал? -- спросил он.
   -- Нет, что ты, Саша. Она, как я поняла, хорошо жила с моими родителями, и была счастлива. Да и живя раньше с моей тётей Аней, она ни на кого не жаловалась. Нет, её никто не обижал, это точно! Хотя я пару раз видела её плачущей.
   -- О! Значит, кто-то её, всё же, обидел?
   -- Не думаю. В этих случаях что-то было не так... Ну, непонятно. Мне, например, запомнились 2 странных эпизода, которые я до сих пор объяснить не могу. Первый случился, когда мне было всего лишь 9 лет, но запомнила я это очень хорошо - это когда Гагарин в космос полетел. Бабушка так плакала! Я не могла этого понять, и сейчас не могу. А она мне ничего не объяснила. Понимаешь, вся страна радуется, смеётся, ликует, а она плачет...
   -- Вот оно что... -- грустно протянул Александр. -- Я сейчас тебе объясню, Лена, почему бабушка плакала. Она давно знала год и месяц, когда Юрий Гагарин полетит в космос. Она при этом наверняка вспомнила меня и мои предсказания.
   -- А ты ей об этом рассказал?!.. -- изумилась Елена.
   -- Рассказал, но не ей, а Игнату Степановичу Карелину. Ты о нём вспоминала в прошлый раз, что он помог моему сыну в Новосибирске. И моей Василисе он точно помогал. Вот он наверняка и рассказал ей о Гагарине. Он обещал мне, что сам объяснит всё Василисе после того, как я уже покину Красноярку. И он, конечно же, всё ей объяснил. Вот именно от него твоя бабушка знала, в каком году и в каком городе я живу. Ну, а про Гагарина это уже, наверное, сама Василиса у него выпытала - она была настойчивой девушкой. Ей нужно было всё знать. Вот Карелин и поведал ей наверняка всё то, что я успел ему рассказать. О событиях будущего я рассказывал только ему, и только один он знал, кто я такой на самом деле.
   -- Теперь понятно... О! Тогда я, наверное, смогу объяснить и второй подобный эпизод с моей бабушкой. А он произошёл в конце 60-х годов. В то время в продаже появились первые шариковые ручки. Ну, единичные экземпляры были ещё в 1965-м году, а вот серийные - в торговле - уже именно в конце 60-х. Я в то время уже почти школу заканчивала. Так вот, прихожу я как-то со школы домой, а бабушка сидит за столом и плачет. Ну, пусть и не так уж горько, но слёзы текут. А в руках у неё красивая шариковая ручка, именно красивая. В продаже ручки были обыкновенные - пластмассовые, полупрозрачные, с колпачком. А у бабушки была просто шикарная ручка - красная, металлическая, автоматическая. Ну, пишущий стержень можно было выдвигать и задвигать. Правда, у бабушкиной ручки стержень почему-то не писал. Но я тогда изумилась не этому, а тому, откуда у неё взялась такая ручка. Бабушка сказала, что это подарок, но кто подарил, отказалась говорить. Но такую ручку ей в то время, по моему разумению, мог подарить только какой-нибудь иностранец... Но с каким иностранцем она могла быть знакома, если уже не работала... А теперь мне понятно - это ведь наверняка ты ей такую ручку подарил.
   -- Я, Лена, именно я... Хотя передал ей мой подарок тоже Игнат Степанович Карелин уже после того, как я покинул алтайские земли.
   Вот только Лена не знала того, что её бабушка ещё один раз плакала - слезами счастливыми, хотя и с оттенком горечи. Это произошло в далёком 1936-м году. В то время в Барнаул во время своего отпуска приехал проведать свою маму и сестру Аню Александр Алексеевич Никитин, которому исполнилось 23 года. Именно в этом возрасте Василиса познакомилась с его отцом, и сейчас перед ней стояла копия Александра Николаевича Карелина. И мама упросила сына в ближайшие дни сфотографироваться, и он её просьбу исполнил.
   -- Понятно. Я ещё сейчас кое-что тебе расскажу. Тебе будет больно, но ты должен это знать. Сама я этого не видела, но мне мама рассказала. Когда Василиса Павловна умерла, а она умерла ночью, во сне, хорошо умерла - тихо, спокойно, даже не чувствуя, что умирает - то утром у неё на груди, под одеялом нашли твою фотографию. Значит, она всегда была с ней, даже ночью. Или же она поняла, что вот-вот умрёт и уже не расставалась с ней. Её так и похоронили с твоей фотографией. И я думаю, что это было правильно.
   -- Спасибо, Лена, что ты мне это рассказала. Да, больно, но вместе с тем... В общем... Слушай, Лена, ты так сейчас разбередила мои ноющие раны, что мне впору и самому заплакать...
   -- Я тебя понимаю, Саша. Тогда всё. Давай на этом пока и закончим. Да больше особо и рассказывать-то нечего. Через год или два после этой истории с ручкой бабушка рассказала мне всё о тебе. А дальше ты уже знаешь.
   -- Хорошо, Лена. Спасибо за рассказ! Кроме того, мы с тобой ещё много раз будем общаться - и через Skype, и по телефону.

* * *

   На следующий день вечером Александр обратился к матери:
   -- Мама, я хочу сделать небольшое сообщение. Так вот, у нас завтра или в воскресенье планируется приём гостей. Точнее, будет всего один человек. Так что выберите, какой день и время вам удобнее. А я уже тогда сообщу эти точные реквизиты ей.
   -- Ей?! -- у мамы расширились глаза.
   -- Ну да. Это женщина, мы вместе работаем - она медсестра.
   -- Медсестра?.. Хм, это неплохо, да ещё вместе работаете... Но вы же знакомы всего лишь несколько дней, Шурик!
   А тот же Шурик сначала непонятливо уставился на маму, но затем всё понял и расхохотался.
   -- Ну, и что я такого смешного сказала? -- рассердилась Татьяна Владимировна.
   -- Мама, -- всё ещё смеясь, начал объяснять Сашка, -- это совсем не тот случай. Я тебя планирую познакомить не со своей девушкой, эта женщина уже замужем. Это ответный визит, именно у неё я был в воскресенье в гостях.
   -- У неё?.. Но ты же говорил, что у коллеги.
   -- Так она и есть коллега. Я же сказал, что мы работаем вместе.
   -- А, ну да. Но женщина, да ещё и просто медсестра... С чего это она приглашала тебя в гости, если знала тебя только по работе, да и то всего несколько дней?
   -- Ну и что. Да и знакомы мы с ней не только по работе...
   -- Как?! Но она же замужняя женщина, ты сам это сказал.
   -- Мама, у тебя мысли снова не о том. Я понимаю, что тебе хочется поскорее женить меня и дождаться внуков. Всё будет, мама. Но потерпи немного. Ты будешь рада знакомству с этой женщиной.
   -- Рада? С чего бы это... Если мы с ней до этого не общались. Нет, конечно, если человек хороший, то приятно познакомиться. Но радоваться этому...
   -- Мама, я тебя уверяю, ты будешь именно очень рада этому знакомству. И именно ты. Папа менее эмоциональный в таких делах человек.
   -- В каких это таких делах?
   -- О, Господи! Ну, в семейных, что ли.
   -- А при чём здесь семейные дела? Ты же не вводишь её в нашу семью.
   -- Мама, я не знаю, как тебе всё объяснить. Дождись встречи. И тогда ты всё поймёшь буквально с полуслова. Ох, как же непросто разговаривать с женщинами, им обязательно нужно знать всё именно в сию минуту. Им так тяжело подготовить сюрприз.
   -- А будет сюрприз? Хотя... сам приход незнакомого человека уже сам по себе сюрприз...
   -- Будет и сюрприз. Эта женщина тебе точно понравится.
   -- Хорошо, буду верить в это. А она с мужем к нам придёт? Ну, это я уже конкретно размышляю о том, на скольких человек стол накрывать.
   -- Нет, она придёт одна. Я же тебе в самом начале сказал, что гость только один.
   -- А, ну да, вспомнила. А почему она придёт одна? Ведь она же замужем. А когда ты у неё гостил, её мужа тоже дома не было? -- прищурилась мама.
   -- Был он, был, мама, -- рассмеялся Сашка. -- Но я гостил больше именно у неё. Её муж, Виктор Юрьевич, был как бы неким приложением на этой встрече, поскольку общались больше именно мы с ней. Нет, с ним я тоже общался, но гораздо меньше.
   -- Хм, странно всё это. Муж как некое приложение...
   -- Мама, мы всё тебе расскажем. И рассказ будет очень интересным, просто потрясающим.
   -- Потрясающим?.. Интересно...
   -- Вот именно, как я и говорю, будет очень интересно.
   -- А как зовут эту женщину?
   -- Всему своё время, я её представлю.
   -- Ох, уж мне эти тайны... Тогда гостью будем принимать точно в воскресенье - нужно нормально подготовиться. Тоже часов в пять, в то же время, что и ты гостил у неё.
   -- Хорошо, договорились.

* * *

   До воскресенья оставалось немногим более суток. В субботу до обеда Александр дежурил в больнице (дополнительная оплата в одинарном размере) - в выходные дни больные не должны оставаться без присмотра. Да и вообще, больницы работают круглосуточно, посменно, по принципу: "смену сдал" - "смену принял". Это было его первое такое дежурство - график на месяц составлял заведующий отделением с учётом различных обстоятельств, порой даже и семейных - все живые люди, и у всех иногда могут случаться различные проблемы или непредвиденные ситуации. Если бы мама сказала, что примет Василису в субботу, то к пяти часам Сашка всё равно спокойно успевал (с немалым запасом), а особой подготовительной работы дома ему не было.
   Но вот уже и воскресенье. В ожидании гостьи все сидели в гостиной, и краем глаза смотрели - чтобы "убить" время - какую-то ерунду по телевизору. Но вот раздался звонок в дверь - Василиса Степанова опоздала не намного.
   -- Иди, встречай свою гостью, -- отреагировала мама командой сыну.
   Александр вышел в прихожую, открыл дверь и встретил Василису, которая поздоровавшись, протянула ему коробку с тортом. Ответив на приветствие, Сашка сказал:
   -- Подожди минуту, я поставлю торт и вернусь. Обувь не снимай, -- предупредил он её, увидев, что она нагнулась расстегнуть ремешки своих босоножек.
   Александр отнёс торт на кухню, затем вернулся, ввёл её в гостиную и представил сначала ей своих родителей:
   -- Знакомься, это мои мама и папа - Татьяна Владимировна и Леонид Николаевич. А теперь позвольте представить вам нашу прекрасную гостью - Василиса Николаевна Степанова, -- а та еле сдержалась, чтобы не рассмеяться. -- Саша в своём репертуаре, -- думала она, -- никак не может удержаться от своих реверансов в сторону женщины.
   -- Как?! -- у Татьяны Владимировны расширились зрачки. -- Саша, -- обернулась она к сыну, -- но этого же не может быть. Василиса... -- нежно протянула она.
   А сейчас Степанову удивило уже такое трепетное отношение мамы Александра к имени Василиса. -- Хороший она человек, -- подумала Василиса Николаевна. -- Да и сына очень любит. Не каждый человек, наверное, способен понять такой неординарный поступок парня в той его жизни.
   -- Может, мама, может. Только есть один нюанс. Нашу гостью зовут Василиса Николаевна, а мою Василису звали Василиса Павловна. Я вам тогда её отчество не говорил. Но и это тоже моя Василиса, -- улыбнулся он.
   -- Что значит, и это тоже моя Василиса?
   -- Понимаете, -- сын обращался к обоим родителям. -- Василиса Николаевна названа таким именем в честь своей прабабушки.
   -- И что? -- впервые вступил в разговор отец Александра, -- это понятно. Так часто бывает.
   -- Правильно, папа, так часто бывает. Но дело в том, что её прабабушку звали именно Василиса Павловна.
   -- Ну и....
   -- Подожди! -- резко перебила мужа его супруга. -- Шурик, неужели ты хочешь сказать, что... -- и недоговорила, изучающее рассматривая гостью.
   -- Да, мама, именно это я и хочу сказать - Василиса Николаевна моя правнучка. А вам она праправнучка. Мама, ты радовалась, что у тебя когда-то была невестка и внук. Они действительно были, как вы ещё тогда поняли, вот только увидеть вы их не могли. Но сейчас вы видите перед собой внучку моего сына.
   -- Саша, неужели это правда? -- у Елены Владимировны начали наворачиваться слёзы на глаза, -- Василиса... внучка твоего сына... -- шептала она.
   -- Ещё какая правда, мама!
   -- Василиса... -- дрожащим голосом тянула она. Затем она подошла к Степановой и спросила, -- а можно мне вас обнять?
   -- Можно, Татьяна Владимировна. Только не вас, а тебя.
   Мама обняла свою неожиданно объявившуюся праправнучку, и тут уже не сдержалась - слёзы оросили её лицо. Странно, но расплакалась и сама Василиса. Так они и стояли несколько минут, молча. А Леонид Николаевич только изумлённо переводил свой взгляд то на сына, то на плачущую парочку. Но женщины, наконец, успокоились. Татьяна Владимировна повела Василису не к накрытому столу, а к дивану, где посадила её рядом с собой и начала расспрашивать. Сначала она спросила, коренная ли она жительница их города, а узнав, что нет, принялась выяснять, откуда та родом и много ли у неё родственников, то есть теперь уже и у самой хозяйки квартиры. Но Саша резко прервал эти расспросы:
   -- Мама, в русских традициях всегда было принято сначала накормить, напоить гостя, а уж потом расспрашивать. Так что, давайте все к столу. Вот там и расспрашивай Василису сколько хочешь.
   -- Таня, а сын прав, -- отметил её муж. -- Что ты отрываешь гостью от общего коллектива?
   -- Я и сама знаю, что он прав. Ладно, тогда давайте все к столу. Я только попутно задам вопрос Шурику, -- повернулась она к сыну, -- как ты нашёл Василису, да ещё так быстро?
   -- А я её и не искал. Это, скорее, она меня отыскала. А точнее, мы и не искали друг друга.
   -- Как, не искали?.. Я понимаю, что вы вместе работаете. Но как же вы тогда узнали, что являетесь родственниками?
   И пришлось Александру и Василисе ещё до первой наполненной рюмки рассказать, как произошло их удивительное знакомство, и почему пока что никто никого не искал - Василиса планировала начать поиски только в 2021-м году, а Сашка - после того, как хорошо освоится в больнице. Ну, а далее, всё же, началось нормальное застолье, разбавленное значительной порцией вопросов, теперь уже и со стороны Леонида Николаевича. Вопросов было немало, но пришло время, когда вопросами и ответами все уже вроде бы насытились. И как раз настала пора сладкого стола. Татьяна Владимировна начала собирать со стола тарелки для замены их на чистые. Увидев, что поднялся со стула и Александр - а он в таких случаях всегда помогал маме - она его остановила:
   -- Сиди, сиди, Саша. Мне папа поможет. Точнее, вы, наверное, пересядьте с Василисой в кресла или на диван, чтобы не мешали мне убирать со стола. А ты обязан развлекать гостью. Я понимаю, что вы уже успели наговориться и до нашей общей встречи, так что разговорами ты Василису вряд ли развлечёшь. Ты лучше покажи ей наши семейные альбомы. Ей, я думаю, интересно будет посмотреть, каким ты был в детстве.
   -- Ой! Вот это прекрасная идея! -- воскликнула Степанова. -- Спасибо вам за неё! Конечно, мне это будет интересно.
   -- О, Господи! -- воскликнул ей в унисон и Александр. -- За что мне такое наказание. То Серёга издевался надо мной, рассказывая Василисе обо мне самые, как ему казалось, прикольные моменты из моей жизни, а теперь...
   -- Погоди! -- перебила та сына. -- А ты что, уже Серёжу познакомил с Василисой?
   -- Да, познакомил.
   -- Эх ты! Друга познакомил с Василисой в первую очередь, а меня с папой во вторую...
   -- Мама, извини. Я так специально задумал. Мне нужно было увидеть реакцию Серёги, перед тем, как знакомить вас с Василисой. Если он поверит мне, значит, вы точно поверите, тем более что вы знали о моей Василисе. И он поверил, хотя сначала и спорил. А если бы он не поверил? Тогда мне нужно было бы подбирать более убедительные аргументы для вас.
   -- Мы бы тебе поверили. Ты же видишь, что и папа поверил.
   -- Вижу. Но вот как раз реакцию папы и трудно было предугадать. Ты вспомни, он же тебе говорил, что никакой невестки и внука у тебя не было. Говорил он такое?
   -- Говорил. Ладно, я всё поняла. Развлекай Василису альбомами.
   -- Мама, ну какое это развлечение?.. Смотреть фотоальбом с моими фото - то сидящем на горшке, то купающегося в ванночке. Мама, ну и придумала ты - Ну, зачем оно Василисе...
   -- Нет, нет, Саша! -- горячо запротестовала Василиса. -- Я как раз хочу увидеть твои детские фотографии - для полноты картины. Я должна всё знать про своего прадедушку, -- лукаво улыбнулась она.
   Что оставалось делать Александру? Он вздохнул и начал рыться в антресолях гостиного гарнитура, разыскивая эти самые альбомы. Правда, он схитрил и сверху других альбомов положил ещё 2: школьный выпускной альбом, и самый свежий - двухмесячной давности - университетский выпускной альбом. В этих альбомах, по крайней мере, фотографии приличные... Он, конечно, прекрасно понимал, что вряд ли Василиса ими увлечётся. Ну, увидит, каким он был после окончания 11-го класса, а после окончания университета - вот он сам, сидящий рядом с ней. Экое диво... А кому интересны фотографии его одноклассников и товарищей по факультету? - абсолютно незнакомых женщине людей. Но, с чего-то нужно было начинать, а потому он и начал именно с этих альбомов. И прогнозируемо они Василису не особенно заинтересовали. А потому пришлось, всё же, переходить к альбомам более раннего времени... И вот при просмотре фотографий из этих альбомов стало гораздо веселее. Был и смех, и шутки, и комментарии. Но комментарии весьма квалифицированные, которые не задевали с плохой стороны чести и достоинства маленького Саши.
   И так продолжалось довольно долго, до тех пор, пока Татьяна Владимировна не позвала их к столу. А на нём среди других сладостей на специальном вращающемся блюде красовался и порезанный кусочками торт, который принесла Василиса. Далее выпили по рюмочке ликёра к сладкому - это была уже последняя рюмка - и начали лакомиться блюдами (пирожные, зефир, конфеты, торт...), запивая их уже только кофе и чаем. И это была уже настоящая семейная компания. Если бы кто со стороны увидел её, то никогда бы не подумал, что в ней есть хозяева и гости. Но вот уже все насытились, в том числе и разговорами. Стали прибираться. Василиса, несмотря на протесты Татьяны Владимировны, помогла сносить посуду на кухню, а затем села снова перелистывать фотоальбомы.
   Но так, к удивлению Александра, длилось недолго. Рассматривая одну из фотографий, она неожиданно застыла, у неё расширились зрачки и появилось какое-то то ли испуганное, то ли недоумённое выражение лица. А затем она стала шептать, разговаривая сама с собой:
   -- Господи! Какая же я тупица... вот идиотка... как же я не сообразила... слова, одни лишь слова... -- бормотала она, раздражённо покачивая головой.
   -- Что случилось, Василиса? -- недоумевал Сашка. -- Что тебя так напугало?
   -- Ничего меня не напугало, Саша. Здесь совсем другое...
   -- Что другое? И что значит, слова, одни лишь слова? Я что-то не так сказал или ты перестала верить мне?
   -- Да ну что ты такое говоришь, -- нашла в себе силы улыбнуться гостья. -- Ты ничего плохого не говорил. А как я могу перестать тебе верить? - я же прекрасно знаю, что ты мой прадедушка. Слова?.. Да, только слова. Нет действий! Но это не тебя касается.
   -- А кого же?
   -- Меня, именно меня!
   -- Каким образом?
   -- Позже всё расскажу. Засиделась я у вас, пора и честь знать. Да и Витёк мой, поди, уже заждался меня. Сейчас зайду попрощаться с твоими родителями и домой... А у тебя чудесная мама, Саша! Повезёт какой-нибудь её невестке. Так, ты меня не провожай, лучше вызови мне такси.
   И минут через пятнадцать, после того, как Александр посадил Василису в такси, Большаковы остались в квартире уже вновь одни. Мама с улыбкой на лице вела разговор с супругом об их гостье-родственнице. Александр же терялся в догадках - ну, что в последние минуты так напугало Василису, что с ней произошло!
  
  

ГЛАВА 20

Привет из прошлого!

  
   В понедельник утром, встретившись со Степановой на работе, Александр естественно вернулся к эпизодам последних минут просмотра фотоальбомов в квартире Большаковых.
   -- Саша, у меня всё сейчас нормально! -- категорически заявила ему Василиса.
   -- Это сейчас, а вчера?
   -- И вчера тоже.
   -- Но я же не слепой. Я же видел, что с тобой что-то произошло.
   -- Да ничего особенного. Так, нахлынули некие воспоминания.
   -- Какие воспоминания?
   -- Это моё личное, -- усмехнулась Василиса.
   -- Но прадедушка может знать, что случилось у правнучки? -- улыбнулся и Большаков.
   -- А правнучка не желает делиться с прадедушкой этим. Это её небольшой секрет.
   -- Или каприз.
   -- О! Точно - именно каприз. Может правнучка немного покапризничать? И прадедушка некоторым капризам правнучки должен потакать. Ну, если и не потакать, то хотя бы относиться к ним с пониманием. Вот и относись с пониманием.
   -- Понятно. Ты упрямая, добиться от тебя признания невозможно.
   -- Ну, а как же - я ведь в тебя уродилась.
   После этой фразы оба посмеялись, Сашка удручённо покачал головой, и эта тема надолго была закрыта. Затем началась рабочая неделя, в течение которой работы хватало и врачу Александру Большакову и медицинской сестре хирургического отделения Василисе Степановой. Но за работой и время летит быстрее. Вот уже и долгожданная пятница - впереди 2 выходных дня, по крайней мере, у Большакова, поскольку в прошлую субботу он работал. После работы Сашка решил прогуляться с Василисой и поговорить с ней. Но нигде в отделении он её не нашёл.
   -- Катя, а где Степанова, ты не знаешь? -- спросил он у её коллеги-медсестры.
   -- Знаю. Она отпросилась у Валентина Дмитриевича уйти немного раньше с работы. Сегодня плановых операций уже быть не должно, а потому он отпустил её.
   -- А почему ей нужно было раньше уйти с работы?
   -- А вот этого, Александр Леонидович, я не знаю. Ну, мало ли что у человека в семье может произойти. Может, муж заболел, а может она сына решила проведать. Она говорила, что тот гостит у бабушки. Я что, выспрашивать её должна была? Каждый человек имеет право на личную жизнь и небольшие секреты.
   -- Ты права, Катя! Извини.
   Но по пути с работы домой, а точнее только выйдя во двор больницы, Александр вытащил из кармана телефон и позвонил Василисе.
   -- Василиса! У тебя что-то случилось?
   -- Нет, у меня всё в порядке.
   -- А почему с работы раньше ушла?
   -- О, Господи! Госконтроль объявился. Слушай, Саша, я каждый день открываю в тебе новые черты характера.
   -- И какую-же черту характера ты у меня сейчас открыла?
   -- Не очень приятную - ты оказывается зануда!
   -- Я понял, -- рассмеялся Сашка, -- я просто хотел прогуляться с тобой. А тебя нет. Тогда, может быть, завтра встретимся, прогуляемся, поговорим. На работе, в этой текучке и поговорить толком некогда.
   -- Меня завтра и послезавтра не будет в городе.
   -- А-а, понятно. Уезжаешь куда-то. А... -- Александр чуть не спросил: "А куда?". Но вовремя сдержался и добавил, -- ...когда на работе будешь?
   -- Буду в понедельник. Но во вторую смену. И, Саша, я вот что попрошу тебя - ты обязательно меня дождись. У меня будет для тебя сюрприз.
   -- Да нет проблем. Я готов ждать тебя и до утра.
   -- Ну и прекрасно. Тогда до встречи в понедельник. Пока!
   -- До свидания! Счастливой тебе дороги!
   -- Какой ещё может быть сюрприз? -- недоумевал Сашка. -- Ну, привезёт она какие-то фрукты, овощи, а, возможно, арбуз или дыню. Эка невидаль... Она же, как предполагала Катя, точно сына проведать поехала. О! -- стукнуло ему в голову, -- Василиса, наверное, хочет познакомить меня со своим сыном. Сегодня уже 23-е августа. Она забирает сына в Ярославль - до занятий в школе всего неделя осталась. Да, с праправнуком интересно познакомиться... Выйдет в понедельник во вторую смену?.. Ну, немного странно, конечно, но тоже понять можно. В воскресенье - последние летние деньки - решили с мужем полностью провести на природе в небольшом городке. А вернутся домой уже в понедельник.
   Да, всё было вроде бы логично. Но Сашка в своих мыслях как-то не подумал о том, почему Василиса наказала ему дождаться её на работе? Неужели она с поезда или автобуса тут же потащит сына в больницу знакомиться со своим прапрадедушкой. Конечно, ребёнку она вряд ли сообщит, с кем его знакомит, но какой смысл тащить того на работу?.. Большаков и предположить не мог, что Василиса поехала не в такой уж ближний населенный пункт Ярославской области, а значительно дальше...
   Василиса поехала к своей маме. А туда езды было даже без пересадок около 20 часов. Выехала она из Ярославля в начале 7-го вечера. Ушла с работы пораньше, потому что нужно было доехать с работы домой, собраться, а затем добраться ещё и до вокзала. Заказывать постоянно такси дорого, поскольку на дорогу до Перми и назад денег тоже уйдёт немало. Попала она в квартиру родителей уже после полудня субботы. Сутки с лишним погостила, а в воскресенье в половине шестого вечера у неё уже был поезд на Ярославль - в обратный путь. Можно было попытаться успеть в понедельник на работу ещё в первую смену. Но придётся делать всё галопом - ночной поезд прибывал в Ярославль в воловине восьмого утра. К тому же не хотелось терять время пребывания с родителями - ночной проходящий поезд прибывал в Пермь в семь часов утра. А так она успела заехать домой, освежиться под душем, а затем уже, не спеша, отправилась на работу, да и какая разница - первая или вторая смена, доводилось ведь работать и по ночам.
   В общем, Василиса в выходные была занята - в большей мере поездками, но и приятным общением с родителями тоже. А вот у Сашки два свободных дня навевали скуку. Погода была уже не для купания, да и небо слегка затянуто тучками. И чем ему заняться? От некого безделья он позвонил Володе и Димке - узнать как у тех дела. С Серёгой Марченко он уже пару раз общался, а другим ребятам позвонит позже. У Володи особых новостей не было, а вот с Димкой Александру довелось беседовать дольше. Ведь тот тоже уже был рабочим человеком, пусть и не врачом, но инженером. Вот и пришлось обмениваться рассказами о том, как у них обоих прошли первые 3 недели самостоятельной взрослой рабочей деятельности. И кое-что из рассказа Дмитрия заставило задуматься Сашку. Димка сказал, что в следующем году он собирается поступать в аспирантуру. Мол, работа простым инженером абсолютно бесперспективное дело. Защитившись же, а со временем и получив аттестат доцента можно работать в каком-либо НИИ или ВУЗе.
   И это натолкнуло Большакова на размышления о своём будущем. Естественно, что врачи тоже имели право повышать свой профессиональный уровень, например, учиться в той же аспирантуре и т. д. Тот же выпускник ВУЗа, ординатор, каким сейчас являлся Большаков, имел возможность продолжить своё образование в аспирантуре. Учёную степень кандидата наук аспирант мог получить уже через 3 года обучения на очном или через 4 года на заочном отделении. Далее кандидат наук имел право поступить в докторантуру. Срок обучения здесь составлял 3 года. Однако стоило отметить, что аспирантура и докторантура не являлись обязательными. Но, в целом, сделав некоторые расчёты, можно было определить, что на данный момент путь становления врача мог занять от 4-х до 22-х лет (колледж - ВУЗ - ординатура - аспирантура - докторантура). Всё зависело от того, какие цели поставит перед собой будущий специалист. А если учесть ещё и курсы повышения квалификации врачей и прохождение аккредитации раз в пятилетку, то получится, что специалист в области здравоохранения учится всю свою жизнь. Вот такие были перспективы у врача Большакова.
   И Александр подумал, что в аспирантуру ему точно нужно будет поступать. В очную вряд ли получится - Денисов будет против этого и руками и ногами. Хотя можно в неё поступить и без его на то согласия. Но не хотелось портить отношения с заведующим отделением - кто его знает где Саше после окончания аспирантуры доведётся работать... Поэтому будет он поступать в заочную аспирантуру - за работой 4 года пробегут незаметно. А вот дальше видно будет, не следует забегать уж в слишком далёкое будущее, пусть даже и мысленно. И поставив себе такую важную и перспективную цель, Александр Леонидович успокоился.
   Так вот проплыли уже и выходные дни, наступил понедельник. После обеда, в ожидании Василисы Александр периодически выходил подышать свежим воздухом, благо в это время операций не было. Но дышал он свежим воздухом точно так же, как и в пути с Алтая. Да, воздух был свежий, но с примесью табачного дыма. И в один из таких перекуров он увидел приближавшуюся Василису, которой он очень обрадовался. А та, после взаимных приветствий, с удивлением отметила:
   -- Я и не знала, что ты куришь.
   -- Ну, сейчас я очень редко курю - ну, когда о чём-то сосредоточенно размышляю или очень уж волнуюсь. А вот прошедшие 2 года курил безбожно. И при этом не сигареты - не было таковых - а газетные самокрутки с табаком. Ты понимаешь, о каких двух годах я речь веду. Но там так было принято, а я не хотел так уж отличаться от других парней.
   -- Теперь понятно. А сейчас табак уже не куришь?
   -- Увы, тот, что у меня был, закончился, -- последнюю самокрутку Большаков выкурил на Которосли, отмечая 1-го августа прибытие в родной город. А вот сам кисет от табака он хранил, так же, как и нож "козья ручка" - это была память о Красноярке начала XX-го века. Хранилась пока что также его одежда и обувь образца второго десятилетия XX-го века. -- Трубку я никогда не курил, а потому понемногу потягиваю сигареты.
   -- У меня Виктор тоже иногда курит, ну, в компании. Или когда его что-то очень уж разозлит.
   -- А что или кто его может разозлить? -- улыбнулся Александр.
   -- Так, зануда, -- улыбнулась и Василиса, -- давай обойдёмся без уточняющих вопросов.
   -- Хорошо. Итак, вы прибыли, значит? -- с той же улыбкой уточнил Большаков.
   -- Прибыла, -- уже приятно улыбнулась Степанова. -- Я ездила к маме.
   -- К маме? Ого! Так срочно нужно было? Что-то случилось с Еленой Александровной?
   -- Нет-нет. С родителями всё нормально. Я ездила вот за чем, -- и она протянула Александру кулёк с чем-то.
   -- Что это?
   -- Это мой сюрприз тебе. Саша, какая же я дура! Как же я сразу об этом не подумала. Да и мама выпустила этот момент из виду. Меня осенило это именно во время просмотра твоих фотоальбомов. Саша, у тебя в руках фотоальбомы моей прабабушки! Ты понимаешь это?! Она ведь специально оставила их моей маме. А мама забыла о них. Но я теперь исправила наши упущения. Теперь это уже не слова, слова... как я говорила, это уже действие!
   -- О, Боже! Василиса, какая же ты молодец! -- Александр в порыве чувств обнял женщину и расцеловал в обе щеки. -- Вот это да! Я такого и не ожидал, и тоже об этом не подумал.
   -- Так, всё - смотри альбомы. Ты уже свободен, а мне нужно приступать к работе. К тому же я тебе в этом деле не нужна. Я, скорее всего, никого не смогу там узнать. Я мельком их просмотрела, но знакомых мне лиц не увидела. А ты их всех наверняка знаешь!
   -- Василиса, я даже не знаю, как мне тебя благодарить!..
   -- Большая коробка конфет, -- улыбнулась та.
   -- Да я тебе десять, двадцать таких коробок куплю. Вот только получу свою первую зарплату.
   -- Так, всё-всё. Я на работу.
   Окончив свою смену, Большаков не стал смотреть альбомы в стенах больницы - расспросов не избежать, а ничего объяснять Сашка никому не собирался. Он забрал кулёк с ними, нашёл лавочку подальше от входа в отделение, присел на неё и начал там просмотр фотографий. И перебирал он страницы двух драгоценных для него фотоальбомов до самого вечера. А затем он снова направился в отделение. Там он положил кулёк с альбомами себе в стол и запер его, а ключ положил себе в карман. Вообще-то, в ординаторской редко кто запирал свой стол - какие особые секреты могли быть - но на сей раз Большакову нужно было надёжное и закрытое хранилище для старых фото. Он не хотел пока что нести фотоальбомы домой, ему ещё во многом нужно было разобраться и кое-что сделать. Вот он тот сюрприз, который ему долго (на протяжении всей своей жизни) готовила его любимая Василиса Павловна Говорова. А он получил этот сюрприз менее, через 2 месяца после расставания с Краснояркой. Вот такие чудеса бывают во временном пространстве. Да, Василиса преподнесла ему огромный сюрприз, но и он, в свою очередь, хотел устроить сюрприз родителям.
   Во вторник Александр еле дождался окончания смены, после чего вынув из фотоальбома две фотографии, он бережно положил их в заранее наготовленный полиэтиленовый кулёчек. Но, заворачивая кулёчек, он случайно увидел, что на обороте фотографий имеются надписи. Он беспечно начал их читать. Но написанное буквально потрясло его! Да так, что он ещё минут 20 сидел за столом и о чём-то с ужасно тоскливым лицом сосредоточенно размышлял. Скорее всего, на него нахлынули воспоминания... Спешка куда-то улетучилась.
   Но Саша не забыл о своих планах. Тяжело вздохнув, он поднялся из-за стола и направился к одному из ближайших городских магазинов. Там он долго присматривался к товарам и выбирал их, даже прикидывая размеры. Наконец он купил то, что ему нужно, вышел из магазина и направился в другую сторону. Его целью на сей раз было фотоателье. Там он объяснил, что ему нужно, а затем терпеливо стал ожидать, когда сотрудники ателье через сканер занесут представленные им фотографии в память компьютера. Он не рискнул даже на короткий период времени оставлять в чужих руках эти бесценные для него две фотографии. После этого он, облегчённо вздохнув, направился уже домой. Заказ будет готов завтра, и это Большакова вполне устраивало - теперь ему уже некуда было спешить. Он при этом с улыбкой вспомнил свои настойчивые недавние требования в фотоателье Усть-Чарышской Пристани исполнить заказ именно сегодня - а ведь именно для него с того времени прошло всего лишь 1,5 месяца.
   На следующий день Большаков забрал в ателье свой заказ. И нужно отметить, что выполнен он был очень хорошо - Сашке работа понравилась, профессиональная работа в лучших традициях века XXI-го. Придя домой, он помыл руки, перекусил - как бы полдник - а затем начал разыскивать в специальном ящичке некоторые строительные инструменты и материалы. Понадобились ему также электрическая дрель и стремянка. Сам процесс работы занял не так уж много времени. Он просверлил в стене своей комнаты - квартира Большаковых состояла из трёх таковых - 2 небольшие отверстия, вбил в них аккуратные деревянные чопики, а в них - соответствующего размера гвоздики. Больше времени у него, наверное, занял процесс разметки мест под отверстия. Правда, с одним отверстием проблем не было - оно было над его столом точно по центру. Необходимо было только определить нужную высоту над столом. А вот со вторым отверстием проблем было побольше. Казалось бы - учитывая фотоателье и гвоздики в стене - что оба портреты нужно было повесить над столом на пропорционально подобранном расстоянии. Но этого Александр как раз делать не хотел. Ему нежелательно было, чтобы второй портрет слишком уж бросался в глаза, но он, тем не менее, обязан был находиться в его комнате. Но, наконец, он присмотрел такое место. После этих работ он сложил весь инвентарь в места их прежнего обитания, подмёл мусор на полу и протёр пол влажной тряпкой.
   А далее он аккуратно повесил забранные из фотоателье портреты на нужные места и отнёс на лоджию стремянку. После этого он сел за стол подпёр голову руками и долго смотрел на висевший над столом портрет. В такой позе его и застала пришедшая с работы мама. Не увидев сына в гостиной, но видя в прихожей его обувь, нетрудно было догадаться, что он у себя в комнате или в ванной.
   -- Чем ты занимаешься, Саша?
   -- Ничем, мама. Просто сижу и размышляю.
   -- И над чем... О! -- мама увидела портрет, а это кто?
   -- Девушка.
   -- Я и сама вижу, что это девушка. Да при том и красивая.
   -- Красивая, правда, мама?
   -- Очень красивая. Вот только платье у неё какое-то... необычное, -- Татьяна Владимировна тонко подобрала слово для описания платья - не желая обидеть сына - поскольку более точная его характеристика могла звучать как не модное или очень уж старинное. Хотя то для своего времени было как раз очень даже модное. А поверх этого немодного сейчас платья на груди у девушки висели ещё и бусы из яшмы, подаренные Александром Василисе на её свадьбе. -- А это что, твоя девушка? -- осторожно спросила она сына.
   -- Да, мама, это именно моя девушка, -- с какой-то хрипотой в голосе ответил Саша.
   -- А что это ты так волнуешься?
   -- Мама, это моя Василиса!
   -- Что?! Но как... Откуда у тебя появилась её фотография? Или она у тебя была, а ты нам не показал раньше. Но почему?!..
   -- Не было у меня её фотографии, к сожалению. Василиса Степанова в понедельник привезла. Она специально для этого ездила к своим родителям в Пермь. Она привезла 2 фотоальбома своей прабабушки. Она забыла о них, а просмотр наших альбомов натолкнул её на мысль об этих альбомах.
   -- Два альбома?! И они у тебя?!
   -- У меня, они уже дома. Мама Василисы сказала, что это именно мои альбомы, так ей завещала её бабушка Василиса Павловна.
   -- Ой, как здорово! Ты мне их покажешь?
   -- Тебе нет, -- улыбнулся Сашка.
   -- Как, почему?!
   -- Я их покажу не тебе, а вам с папой.
   -- Фу ты... Напугал ты меня. Ну, раз ты уже шутишь, значит с тобой всё в порядке. А то, когда я зашла к тебе в комнату, то на тебя страшно было смотреть. А в альбоме есть и фотография моего внука?
   -- Конечно, есть, мама. Но я могу тебе показать её прямо сейчас. Отвернись на несколько секунд.
   И через несколько секунд Саша действительно подал маме второй портрет, висевший в укромном уголку. На ней была изображена Василиса с Сашей маленьким на руках - а тому на вид было годика два.
   -- Ух ты! Саша, а он действительно похож на тебя! -- радовалась Татьяна Владимировна.
   -- И я очень рад этому.
   -- Да-а, а у твоей Василисы очень красивые черты лица. А брови!.. Неужели у неё от природы такие тонкие брови?! Но, в то время, да ещё в селе их же не выщипывали.
   -- Выщипывали, мама, -- улыбнулся Александр, -- по моей подсказке.
   -- Ах, вот оно что!.. Ты тогда действительно её очень любил, и старался сделать из неё красавицу.
   -- Она и так была красивой девушкой, -- резко ответил Сашка.
   -- Прости, я не так сказала. Ты... ну, как же это сказать... ты, вероятно, хотел подчеркнуть её красоту?
   -- А вот это абсолютно точное определение.
   -- А ты её и сейчас любишь, если так ревностно относишься к каждому неточному слову.
   -- Конечно же, люблю! Ведь я её видел всего пару месяцев назад... И буду любить! Как же это несправедливо!.. -- отвернулся в сторону Александр.
   -- Шурик! Я тебя понимаю. Но так же тоже нельзя. Ну, нельзя так переживать... Прошлого не вернёшь.
   -- Вот это как раз и плохо.
   -- И это я понимаю. Но ничего поделать нельзя. И Василису ты, конечно, можешь продолжать любить, у себя в душе. А вот фотография над столом...
   -- Мама, фотография над моим столом будет висеть до последних дней моей жизни! Это не обсуждается. Василиса всю жизнь жила с моей фотографией, её даже похоронили с ней. Мне её внучка рассказала.
   -- А твоя будущая супруга?.. У тебя же она точно будет.
   -- Теперь уже я понимаю тебя, мама. Но фото Василисы не станет помехой для моей будущей семьи, а она у меня точно будет. Чем, к примеру, моей жене может помешать фотография женщины, которая умерла почти 50 лет тому назад? Это просто память о ней.
   -- М-да, ты, скорее всего, прав. А ты можешь достать мне, ну, снять со стены, фотографию самой Василисы? Я хочу её более детально рассмотреть. А на этой фотографии, -- в её руках, -- ваш сын немного перекрывает её.
   -- Могу, конечно.
   Саша не стал приносить стремянку. Он просто опёрся руками о стол, подтянулся на них, стал коленями на стол, затем выпрямился и свободно достал фотографию.
   -- А она на этой фотографии, как мне кажется, ещё красивее, -- задумчиво протянула мама. -- Может быть, это более ранняя фотография?
   -- Не думаю. Во-первых, платье одно и то же. Оно праздничное было у Василисы, и очень модное. Я лично его выбирал для неё. Но не в этом дело. Фотографии, ну, фотосалона в селе не было, нужно было ехать за 30 километров в другое, более крупное село, чтобы там сфотографироваться. Есть ещё и фотография, где они сняты втроём - Василиса, Алексей и Саша. Алексей - это её муж, мой друг. Он, к сожалению, погиб в Гражданскую войну. Так вот, на фото моему сыну два года, а это уже 1915-й год, уже шла война. Пусть на Алтае она ничего практически и не изменила, но часто ездить фотографироваться... Вряд ли такое могло быть.
   -- Я поняла. И поняла, как же ты её любил! Даже самые модные наряды покупал...
   -- Мама, я, понимая, что нам не быть вместе, просто старался помочь Василисе удачно выйти замуж. Ну, удачно в том плане, чтобы она выбрала себе мужа, а не её выдали за первого попавшего парня. И она его себе выбрала, поскольку увидев её такой красавицей, парни в селе из-за неё дрались. Она уже имела право выбирать.
   -- Да, -- грустно протянула Татьяна Владимировна, -- ох и досталось же тебе там. Я имею в виду не только в физическом плане, но ещё и в моральном, душевном.
   -- Ну, досталось, конечно. Но разве в этом дело... Я же говорил, что Василиса была моей судьбой. Но другая судьба-злодейка развела нас. А её переиграть было очень сложно. Ну, разве что мне навсегда остаться жить в том селе.
   -- Ещё чего! Ты что, сдурел! Тогда у меня не было бы сына, и я бы даже не знала, что с ним произошло... -- у Татьяны Владимировны начали увлажняться глаза.
   -- Мама, успокойся. Я же там не остался. Хотя, всякое могло быть... Мне просто повезло.
   -- Ну, и хорошо. Пусть даже повезло. Но зато я теперь, кажется, знаю, какое имя может быть у моей будущей внучки, если только она у меня будет. Но ты уж постарайся, чтобы у меня была и внучка и внук. Мы с папой этот вопрос прошляпили, но у тебя должно быть не менее двух детей, и обязательно разнополые. Ты слышишь, Саша?
   -- Я слышу. Но не забегай так далеко вперёд. А что касается имени своей будущей внучки - а она обязательно будет, мама - то ты не кажется знаешь её имя, а знаешь его точно.
   -- А что, и очень даже красиво - Василиса Александровна. Вот только твоей будущей супруге это может не понравиться. Если она узнает, что женщину на портрете зовут Василиса...
   -- Понравится, мама. И именно ты убедишь в этом свою будущую невестку.
   -- Я?! Каким же это образом?
   -- Очень простым. Ты скажешь ей, что теперь вся моя любовь перенесётся на мою дочь.
   -- О! Это точно! А ты стал очень умным и рассудительным...
   -- А раньше дураком был? -- рассмеялся Сашка.
   -- Нет, конечно, -- засмеялась и мама. -- Просто ты здорово повзрослел, настоящий глава семейства.
   -- Которого пока что и нет, -- улыбаясь, "подсказал" ей сын.
   -- А это уже твоя проблема. И я с тебя не слезу, пока ты её успешно не разрешишь. Всё, получаешь свою первую зарплату - а это будет означать, что ты уже твёрдо стал на ноги - и начинаешь заниматься этим вопросом.
   -- Слушаюсь, господин командир!
   -- Ты не ёрничай! Это вопрос и в самом деле очень важный. Ладно, заканчиваем разговоры. Я пошла на кухню - готовить ужин, чтобы сразу после него начать смотреть твои фотоальбомы. А эти фотографии ты пока что не вешай. Папе тоже захочется их в руках подержать.
   -- Хорошо, я их пока что в стол положу.
   Но вскоре уже появился и Леонид Николаевич. А через время отбыла троица и ужин.
   -- Ну, что, нести альбомы? -- спросил сын маму, когда та, помыв посуду, вновь вернулась в залу.
   -- Неси. Хотя... нет, стоп! Иди сюда. -- И когда сын подошёл к ней, она шепнула ему на ухо, -- принеси-ка пока что фотографию Василисы с сыном. Я хочу провести один эксперимент.
   Сашка удивился, но мамину просьбу выполнил. А та, взяв фотографию, подошла к мужу и обратилась к нему:
   -- Лёня! Посмотри на эту фотографию. Тебе не кажется, что малыш на руках женщины кого-то напоминает?
   Тот взял фотографию, внимательно изучил её, подошёл с ней даже к более яркому свету, а затем произнёс:
   -- Однозначно напоминает. И напоминает Сашку в его раннем возрасте. Но почему...
   -- Ура! -- не дала ему возможности закончить вопрос супруга. -- Лёня, ты молодец, умница! -- и она даже в порыве чувств расцеловала его. -- Ты всё правильно определил!
   -- Ну, и что там было определять? Понятно же было. Я вот только спросить хотел - кто эта женщина, и почему Сашка у неё на руках, а не у тебя?
   -- Я никак не могла быть с этим Сашей на руках. Физически не могла.
   -- Почему это?
   -- Да потому, Лёня, что на фотографии Василиса, а у неё на руках Шурика сын, наш внук!
   -- Что ты такое гово... -- он остановился, а затем изумлённо спросил. -- Ты это серьёзно?!
   -- Ещё как серьёзно. Ты посмотри на своего счастливого сына, ему и говорить ничего не нужно - по его лицу и без слов всё понятно!
   -- Н-да, ну и дела. Но откуда взялась эта фотография, да ещё и цветная? Разве была в то время цветная фотография...
   -- Господи! И это меня старший научный сотрудник спрашивает... Ну, не было тогда цветной фотографии. А что, сейчас так сложно из чёрно-белой фотографии сделать цветную? Тоже мне проблемы... Конечно же, это Шурик постарался. Да ещё так прекрасно оформил, в такой красивой рамке.
   -- Тьфу ты, и вправду. Просто я от неожиданности не сообразил. Значит, это наш внук? -- Леонид снова начал всматриваться в фотографию.
   -- Да, папа - это ваш внук, мой сын, -- грустно ответил Александр.
   -- Так, неси альбомы и вторую фотографию, -- скомандовала мама. И когда тот выполнил её приказ, она показала мужу одиночную фотографию Василисы и спросила:
   -- Ну, что, Лёня, красивая у нас невестка была?
   -- Мама, -- подправил её сын, -- она, увы, не была вам невесткой.
   -- Я знаю. Но так приятнее говорить, тем более что внук-то наш.
   -- Да, женщина красивая, что там говорить, -- вздохнул Леонид Николаевич. -- Платье, конечно, у неё старомодное, но красивое. А какие у неё брови!..
   -- О, заметил, чёрт старый. Ишь ты, брови девушек ему нравятся. Я теперь понимаю, что за тобой глаз да глаз нужен. Ладно, шучу. А платье как раз у Василисы, со слов нашего сына, было самое модное. Только когда это было...
   -- Ну да, это понятно. А что это за альбомы? Откуда они взялись?
   -- Василиса Степанова привезла от своей мамы альбомы моей Василисы Павловны, -- объяснял Сашка. -- Они переходят в моё наследство. Я сейчас буду рассказывать, кто на фотографиях изображён. Василису и нашего с ней сына вы будете узнавать. Запоминайте, как он подрастал и мужал. Ну, а другие лица вам не знакомы.
   В альбомах было всего 2 фотографии Алексея Никитина - очень мало. Но большинство фотографий было времён уже СССР, а Алексей до них не дожил. Но была в альбоме фотография одного человека, всего лишь одна фотография, которая тоже была для Александра бесценной. Это была фотография Игната Степановича Карелина. Сашка даже удивился, что тот решил сфотографироваться. Но потом понял - это не он решал, это решала Василиса. Это она его уговорила или даже заставила сфотографироваться, чтобы у её любимого Саши была также фотография человека, без помощи которого тот наверняка сгинул бы в этом времени. Но, одновремённо с этой мыслю Сашка обозвал себя безголовым тупицей, кретином - он же специально ездил фотографироваться в Усть-Чарышскую Пристань, так почему же он не взял с собой и Карелина?! Каким же идиотом нужно было быть, чтобы не додуматься до такого?! Но тогда все помыслы Александра были сосредоточены на Василисе. Но он обязательно сделает цветную фотографию Игната Степановича - он даже твёрдо пообещал это родителям - в том же формате, что и два портрета Василисы. И этот портрет украсит уже не его комнату, а гостиную! - такой человек заслужил право на это. И не только. Сашка решил, что он обязательно ещё раз побывает в Красноярке и поставит на могиле Карелина хороший памятник с его цветной фотографией.
   Между тем родители продолжали рассматривать фотографии и отвлекли сына от мыслей, настойчиво требуя, чтобы тот рассказывал им о персонажах фотоальбомов. При этом мама всласть поплакала, увидев фотографию своего внука, сделанную в 1936-м году. С фото на неё смотрела копия её сына. И это отлично было видно, хотя эту фотографию Александр пока что не сделал цветной. Но через время отец над чем-то сосредоточенно задумался, после чего, покачивая головой, протянул:
   -- Странно, как же это странно...
   -- Что странно, папа?
   -- А то странно, что ты, именно ты смотришь фотографии, которых ещё не существуют.
   -- Как это? Почему?
   -- А ты подумай. Они не существуют пока что с точки зрения твоей Василисы, но именно с твоей позиции.
   Теперь уже Сашка задумался. Но через время он понял, что отец прав. Действительно с точки зрения Василисы, но с позиции именно Александра Большакова так оно и было. Ведь он вернулся в своё время в конце июля этого, 2019-го года. И менее чем через месяц уже смотрит эти фотографии. Но, в селе - но по тому времени - шла только средина июля 1913-го года! А самая ранняя фотография датирована 1915-м годом. Вот и получается, что Сашка видит то, чего ещё в селе не произошло. Правда, если смотреть чисто с позиции современных жителей, то картина прямо противоположная - большинство событий давно уже канули в лету. И попробуй кто разобраться в этих временных шарадах...
   -- А ты, папа, прав, -- удивлённо протянул сын. -- Какая же это загадочная и странная субстанция - время!.. -- после чего они уже вдвоём растолковали всё Татьяне Владимировне.
   В общем, просмотр альбомов - с комментариями Александра - занял, по меньшей мере, 2 часа. Но и это было ещё не всё. Саша приберёг под конец ещё один сюрприз - тяжёлый для него, грустный сюрприз, но одновремённо с тем и радостный. Он принёс чёрно-белые фотографии Василисы - одной и с сыном - (те, которые он не доверил бесконтрольно валяться в фотосалоне), и вручил их родителям. Им, конечно, интересно было увидеть оригиналы цветных фотографий, хотя и были они довольно блёклыми. Но затем Саша сказал:
   -- Прочитайте надписи на обороте фотографий.
   А там шариковой ручкой, которую он подарил Василисе, мелким почерком - фото были небольшие, размером - 9×12 - было написано: "Любимый мой Саша! Я буду помнить тебя до своего последнего вздоха! Помни и никогда не забывай и ты нас! Ты мне оставил свою фотографию, вот и я передаю тебе свою и нашего сына. Это мой привет тебе из прошлого! Твоя Василиса. Июнь 1915 г.".
   И подписала она эти фотографии, по мнению Александра, уже после гибели Алексея. Но при этом и никак не позже начала 20-х годов - вряд ли стержень шариковой ручки столь долго мог сохранять свои пишущие свойства.
   Но в этом случае Александр неоправданно переоценил свойства шариковой ручки. Он её купил не перед самой поездкой на Алтай, он ею писал ещё ранее. К тому же писал и в селе в 1912-1913-м годах, разбираясь с лекарствами. А потому не могла ручка дотянуть до 1919-го года - более чем за 8 лет чернила в ней либо закончились бы, либо засохли. Он просто не учёл природную смекалку Василисы. Александр не мог знать, что фотографии в Чарышской Пристани забирал не Алексей Никитин, а Игнат Степанович Карелин, заказав при этом фотографу ещё пару фотографий Василисы - одной и с сыном. А на следующий день Василиса, прибежав к Карелину, подписала фотографии и оставила их на время (на какое и сама не знала) у того же Карелина. А вот до 1915-го года ручка ещё выдержала срок своей работы. Игнат Степанович, как мудрый и догадливый человек ещё 2 года назад предупредил Василису, что чернила в ручке могут засохнуть. А чтобы они подольше сохранились, рекомендовал молодой женщине периодически черкнуть на газете пару линий, что она украдкой и делала.
   А ещё Сашка не мог знать и того, что таким образом Василиса выполнила ещё и своё обещание, данное Карелину - что она обязательно передаст привет Александру в будущее, что она точно что-нибудь придумает. И она-таки придумала!
   -- О, Боже! Какая же умная девушка, женщина... -- протянула Татьяна Владимировна, прочитав надписи на обороте фотографий.
   -- А ещё какая верная, -- тихо добавил Леонид Николаевич.
   -- Это точно. Я вот сейчас впервые подумала такое, что никогда бы даже себе представить не могла, -- медленно тянула его супруга. -- Если бы точно знала, что мой сын жив, и что он счастлив, то я бы даже согласилась с тем, чтобы он жил со своей Василисой в том времени. Вот только мы бы никогда их не видели, да и наших внуков тоже... -- горько завершила она.
   -- Или увидела бы точно так же, как смотришь эти альбомы... -- поправил её Леонид.
   И только Александр молчал, он просто не мог говорить - у него беззвучно текли по щекам слёзы. Родители видели это, но молчали. Да и что бы они могли сказать... Но со временем Саша немного успокоился.
   -- Шурик, мы с папой тебя прекрасно понимаем, -- со своей стороны успокаивала его и мама. -- Но не переживай ты так. Я уже поняла, что Василиса действительно была твоей судьбой - такая любовь, какая была между вами, не так уж часто встречается. И я бы очень любила такую свою невестку.
   -- Ты будешь любить и иную свою невестку, мама, потому что ты чудесный человек. Мне об этом сказала и теперешняя Василиса, ну, моя правнучка.
   -- Даже так? Спасибо ей! Но я вот что хотела сказать - у тебя будет своя семья, которую ты тоже будешь любить. Но одновременно будешь помнить и Василису. И она всегда будет перед твоими глазами. Я согласна с тем, чтобы её фотография висела в твоей комнате. Но ты должен согласиться с тем, что как бы она не страдала по тебе, но она, скорее всего, прожила неплохую жизнь. Ты этому должен радоваться.
   -- Ты права. Василиса прожила хорошую жизнь и по её же словам была счастлива. Это мне сказала её внучка, мама Василисы Степановой.
   -- Ну вот, видишь! Так что не терзай себя, а радуйся. Жизнь продолжается. И жизнь хорошая. И у тебя в этой жизни будет очень много радостных событий.
   -- Согласен с тобой, -- впервые за долгое время улыбнулся Саша.
   Он при этом вновь вспомнил крещение Александра маленького, которое состоялось 15-го июня (28 июня по нов. ст.), а это означает - удивительно - что с того времени лично для него прошло всего ровно 2 месяца. И одновремённо более 100 лет...
   И Александр завершил свои воспоминания теми же словами (с небольшой добавкой), которые он произнёс после торжеств в честь крещения Александра Алексеевича Никитина, обращаясь к своему дяде, приёмному отцу Игнату Степановичу Карелину:
   -- Будем жить! Жизнь прекрасна и удивительна!
   И далее семейство Большаковых стало жить спокойной, размеренной жизнью - закончились их волнения, тревоги, но главное, успокоился их сын.
  
  

ГЛАВА 21

Напористость не помеха

  
   В начале сентября Александр получил свою первую зарплату, которую он заслужил своим трудом. И это был не какой-либо сельскохозяйственный натуральный продукт, как то было в далёкой по времени Красноярке, а именно шелестящие денежные знаки. Конечно, до этого Сашка ещё в 20-х числах того же августа получил и аванс. Но аванс авансом, а само слово зарплата - заработанная оплата - звучало намного приятнее. Кроме того, аванс всегда меньше зарплаты, хотя он и не может составлять менее 35 % от общей сумы. В прошлом году в стране были внесены изменения в законодательные акты по вопросам оплаты труда работников. Эти изменения обязывали выплачивать аванс работникам даже, если те приняты на работу не с 1-го числа месяца. И документ обязывал выплачивать зарплату не позднее 15-го числа следующего за отчётным периода месяцем. В общем, с этим всё нормально. Но всё равно приятно было держать в руках купюры, которыми тебя ссудили не родители, а которые ты заработал сам. Правда, для 23-летнего гражданина страны это не должно было быть таким уж дивом - зарабатывают себе на хлеб и 16-летние пареньки.
   И, конечно же, первой покупкой Александра стали две большие коробки конфет, которые он ранее пообещал своей правнучке за привезенные фотоальбомы Василисы Говоровой. Когда он, принеся эти конфеты на работу и выбрав подходящий момент (а это произошло уже в средине дня), вручил их Василисе, та страшно удивилась:
   -- А что за праздник сегодня?! У меня день рождения уже прошёл. Или у тебя день рождения?
   -- И с чего бы я тогда тебе подарки дарил, -- рассмеялся Сашка.
   -- Ну, я имела в виду, что это для стола, а не лично мне.
   -- Нет, это как раз лично тебе. Кто недели две назад требовал с меня большую коробку конфет?
   -- А-а-а, я и позабыла об этом. Саша, но это же шутка была.
   -- А откуда я знаю, шутка или не шутка. Я воспринял твой заказ всерьёз. Я даже говорил тебе, что и десять-двадцать коробок конфет могу купить. Так что это ещё мало.
   -- Не-не-не, хватит. Даже много.
   -- Как раз немного. Два фотоальбома Василисы Павловны - две коробки конфет. Да для меня, и для моих родителей, эти альбомы бесценны. Я обещал тебе купить конфеты со своей первой зарплаты, вот и выполняю своё обещание.
   -- О, точно! У тебя же первая зарплата. Такое событие обмыть нужно.
   -- Нет проблем. Это я как раз учёл. Но, чтобы напоить всё отделение, особенно мужчин, мне заплаты, пожалуй, не хватит. А для женщин пару бутылок "Шампанского" я прихватил. Они здесь же в кульке, вместе с конфетами. Вот и отметите мою первую зарплату. То есть одна коробка конфет и может быть использована именно для стола. Но только одна. Я обещал конфеты лично тебе, а не женщинам всего отделения. Я тебе позже компенсирую.
   -- Ещё чего! Мне и одной коробки, да ещё такой большой, с лихвой хватит. А вот в отношении мужчин ты, возможно, и прав. Их напоить действительно сложно. Тут тогда гульки до ночи будут. Это понятно. Но почему ты сказал: отметите? А ты что, с нами не будешь?
   -- Я не буду один с женщинами сидеть. Если кто из мужиков увидит меня, то всё, понеслось - нужно будет точно в магазин бежать. И за водкой и за закуской. А так вы, женщины мужчинам скажете, что у вас девичник. И всё нормально.
   -- Девичник... С чего бы это? Ладно ещё мужчинам лапшу на уши вешать. А что я должна женщинам говорить?
   -- А вот своим коллегам-женщинам ты тихонько скажешь, что это Александр Леонидович выставил. Они поймут. Одна коробка пойдёт вам на закуску, а вот вторую ты домой заберёшь.
   -- Нет, ну, ты точно дамский угодник, -- засмеялась правнучка.
   -- Ну, ты меня так при первой же нашей встрече назвала, -- улыбнулся Сашка, -- а потому мне и нужно придерживаться этого статуса. А разве это плохо?
   -- Не плохо, конечно. Но лучше бы ты был дамским угодником для избранной особы. Ты понимаешь меня?
   -- Понимаю. Но такой у меня пока что нет. Ну, кроме тебя, конечно...
   -- Я в таком деле не в счёт. Я просто родственница, причём дальняя - для тебя в третьем или четвёртом поколении. А у тебя должен быть самый близкий тебе человек.
   -- Началось! Дома меня мама на эту тему достаёт. Я думал, что хотя бы на работе буду отдыхать от её нотаций. Так нет, объявилась новая пила...
   -- Я тебя не пилю, -- рассмеялась Василиса. -- Просто указываю на несколько ненормальное положение дел, для тебя, конечно.
   -- А то я сам этого не знаю. Но мне же не 40 или 50 лет. Мне что, срочно первую попавшуюся девушку в ЗАГС тащить?
   -- Нет, ни в коем случае, никак не первую попавшуюся. А лишь ту, без которой ты своей жизни не представляешь.
   -- Это длительный процесс, Василиса, -- уже совершенно серьёзно ответил Александр.
   -- А то я этого не знаю... -- так же серьёзно и почти словами Александра ответила его дальняя родственница. -- Хотя бывает по-разному. Но этот процесс нужно начинать.
   -- Как, каким образом? Мне и мама то же самое говорит. И что, я буду на улице приставать к девушкам и предлагать "Давайте познакомимся! Прогуляемся..."? И так далее...
   -- Ну, это уже ты утрируешь.
   -- Ладно, Василиса, давай закроем эту тему. Я сам разберусь. Тем более, что в песне поётся, что она негаданно нагрянет.
   -- Там поётся не она, -- хитро прищурилась женщина.
   -- Василиса! Я ещё всего три месяца назад очень любил одну женщину. И вот так сразу переключиться на другую?
   -- О! Я всё поняла. Ты прав. Извини. Я совсем упустила из виду этот момент - ведь для тебя действительно всего 3 месяца прошло. Всё, я перестаю тебя пилить, как ты выразился.
   -- Вот и хорошо. Иди, обрадуй женщин с небольшим сабантуем, чтобы они после работы не спешили расходиться по домам. Но причину пока что не говори, не то разнесётся по всему отделению. А вот я после работы направлюсь домой. Возможно, до той поры уже не увидимся, а мелькать в компании женщин не хочу по указанной выше причине. А потому заранее прощаюсь с тобой. До свидания, Василиса!
   -- До свидания, Саша! До завтра!
   На следующий день все женщины-врачи, медсёстры и санитарки отделения встречали Большакова приветливыми улыбками, а некоторые из них чуть ли не раскланивались перед ним. Но работа есть работа, а потому вскоре всем стало уже не до улыбок. Да и больничные заведения не совсем те места, где люди так уж часто улыбаются, они скорее просто успокаиваются после удачно проведенных операций или просто от выздоровления пациентов. А сами же пациенты или их родственники иногда улыбаются по большей части, уже покидая больничное отделение. Но для того, чтобы его покинуть, нужно сначала в это заведение попасть.
   И вот сегодня одна то ли пациентка, то ли родственница кого-то из больных настойчиво пыталась попасть к заведующему отделением. В самом начале рабочего дня Денисов собрал маленькую (по времени) пятиминутку, на которой сообщил распорядок дня: это в основном плановые и экстренные операции (если таковые будут), а также кто их будет проводить и в какое время. Обход больных в этот распорядок не входил, поскольку он являлся обязательной ежедневной врачебной процедурой. Обычно обход проводили врачи и медсёстры, закреплённые за конкретными пациентами. Но пару раз в неделю (в понедельник обязательно) был и расширенный обход - во главе с заведующим отделением и всеми врачами, присутствующими на смене. Тогда эта группа совместно обходила все палаты, это был как бы "передвижной" врачебный консилиум - в случае ухудшения состояния больного можно было, посовещавшись, оперативно принять экстренные меры по исправлению ситуации. Такой обход будет, скорее всего, уже завтра. Но и после этой краткосрочной пятиминутки в кабинете у Валентина Дмитриевича ещё оставались отдельные врачи, а то и вызванные к нему медсёстры. Это была обычная ежедневная ситуация - всегда имелись какие-нибудь мелкие срочные вопросы, которые необходимо было утрясти. На то и существует руководитель отделения, чтобы решать все нагоревшие вопросы - ведь многие их них могли выполняться путём его прямых указаний или распоряжений.
   А рвущаяся к нему на приём незнакомка - девушка лет 20-22-х - постоянно спрашивала выходящих из кабинета Денисова, освободился ли заведующий отделением. Но тот пока что был занят. Но, наконец, от него вышел последний собеседник. Девушка для приличия постучала в дверь, и, не дожидаясь ответа, открыла её. Заведующий отделением был уже на полпути к выходу из своего кабинета.
   -- Здравствуйте, Валентин Дмитриевич! -- обратилась к нему посетительница. Имя отчество заведующего она узнала заранее.
   -- Здравствуйте! По какому вопросу вы ко мне?
   -- Я хотела поговорить с вами о моей маме. Её вчера положили в ваше отделение. Я сегодня утром пыталась пройти к ней, но меня не пустили...
   -- Ну, правильно, что не пустили. До обхода вас и не пустят.
   -- Я это поняла. Хорошо, что хоть к вам я попала - халат не нужен был. Но я не об этом. Я после этого позвонила маме, и она сказала, что ей на сегодня вроде бы назначена операция. Но больше она ничего не знает. Она даже не знает точно - будет или нет операция, и что это за операция.
   -- Как фамилия вашей мамы?
   -- Цветкова. Валентина Анатольевна Цветкова.
   -- Понятно. Вчера я общался с таковой. Да, вашей маме на сегодня действительно назначена операция. И это хорошо, что вы зашли ко мне. Нужно будет согласие вашей мамы на операцию, а потому, возможно, нужна будет и ваша помощь, чтобы уговорить её, точнее объяснить ситуацию. Из личного опыта знаю, что пожилые пациенты, особенно пациентки, очень уж неохотно соглашаются на хирургическое вмешательство.
   -- А так ли уж нужно это хирургическое вмешательство? Да и что это за операция?
   -- Как вас зовут? Неудобно общаться обезличенно.
   -- Наташа. Наталья Владимировна.
   -- Так вот, Наталья Владимировна, это не двухминутный разговор. Подождите меня около кабинета минут 20. Вот тогда мы более детально поговорим.
   -- А почему не сейчас?
   -- Потому что я врач, а не просто заведующий отделением. У меня тоже есть свои пациенты, которые требуют моего каждодневного осмотра. А я сегодня с ними ещё не общался. Как раз направлялся провести обход, но вы остановили меня на пороге моего кабинета. В отделении лежит не только ваша мама, но и пара десятков других больных.
   Последнюю фразу Денисов произнёс более жёстко. И это подействовало. Девушка немного сникла, смутилась и тихо произнесла:
   -- Хорошо, я подожду вас.
   И примерно через указанное время в кабинете заведующего отделением состоялось продолжение разговора.
   -- Валентин Дмитриевич, а моей маме действительно нужна операция? Мы как-то на это не рассчитывали. Думали, что маму положат в отделение и подлечат немного.
   -- В какое отделение вы намеревались положить свою маму?
   -- Ну, я не знаю. Её папа отвозил. Но он, наверное, планировал в терапевтическое.
   -- А в какое она попала? В хирургическое. Врачи на приёмнике правильно установили предварительный диагноз, и отправили вашу маму именно в наше отделение. И вчера мы подтвердили их диагноз, и я в этом участвовал - вашу маму необходимо оперировать.
   -- А что у неё за болезнь? У неё же просто были боли в области пупка.
   -- Вот как раз при этой болезни эти симптомы и появляются. А само название болезни вам вряд ли что-либо скажет. У вашей мамы киста брыжейки тонкой кишки.
   -- Да, действительно, мне это ничего не говорит, разве что киста - это я слышала. Понятно только, что это относится к кишечнику. А что такое брыжейка?
   -- Брыжейка кишечника - это как бы некие листки брюшины, с помощью которых внутренние органы - желудок, толстый, тонкий кишечник и другие - крепятся к задней стенке живота. Брыжейка имеет разветвлённую сеть кровеносных сосудов, нервных окончаний и лимфатические узлы, которые участвуют в снабжении органа необходимыми питательными веществами. Они же передают нервные импульсы и поддерживают иммунитет внутренних органов. Внешне брыжейка похожа на ворот со сборками, который в старину называли "брыжи" - от этого названия и пошёл медицинский термин. Брыжейка состоит из двух пластин, между которым расположен кишечник.
   -- А киста брыжейки, -- продолжал Денисов, -- это тонкостенное образование, полость в кишечном пространстве, в стенке которой нет ни мышц, ни эпителиального покрова. Да что я загружаю вас новыми медицинскими терминами... В общем, лечение кисты брыжейки именно хирургическое. При этом прогноз вполне благоприятный.
   -- А медикаментами нельзя её лечить? -- осторожно спросила Наталья.
   -- Нет. Лечить кисту брыжейки при помощи медикаментов невозможно. Такие средства не могут восстановить нормальное состояние органа. Да, иногда используются различные противовоспалительные препараты, а также антибиотики, которые дают возможность ускорить ремиссию, ну, то есть простыми словами период выздоровления. Но даже если такое лечение будет удачным, ремиссия будет временной, после которой всё равно необходимо хирургическое лечение. Если будет оставаться очаг воспаления, то это может стать причиной того, что появится ретроперитонеальный забрюшинный фиброз, а также не исключён рак пищевода, симптомы которого также могут проявиться не сразу. Господи, снова куча медицинских терминов. Но проще объяснить я вряд ли сумею. Я вам это рассказываю, чтобы вы поняли, что дело серьёзное. Чтобы ваша мама не отказывалась от операции. Она ведь, как и вы, наверняка надеялась просто немного подлечиться. А оно вон как... Вы кто по специальности?
   -- Я учусь. На юридическом факультете ЯрГУ.
   -- Надо же! Я ещё и на юриста наткнулся, -- несмотря на серьёзность ситуации, рассмеялся Денисов. -- А таковой, если что, то может и в тюрьму упечь. Вы же наверняка студентка не первого курса.
   -- Нет. Как раз наоборот - последнего.
   -- Вот. Значит, вам учиться осталось всего до Нового года. А там уже написание дипломной работы, а далее в прокуроры, или обвинители.
   -- Ну да. Но никого в тюрьму я упекать не собираюсь. Да и при чём здесь моя специальность?
   -- Ну, о специальности я вас спросил потому, что думаю о том, как вы объясните своей маме о серьёзности её болезни. Вы ведь далеки от медицины. Но, поверьте, операция вашей маме необходима. Вы хотя бы своими словами, без медицинских терминов, попробуйте объяснить всё это ей. Потому что нужно её согласие на операцию. Это вы, надеюсь, понимаете?
   -- Понимаю, -- тоже не к месту улыбнулась Цветкова, и процитировала, -- добровольное согласие на оперативное вмешательство выступает практическим выражением одной из важнейших конституционных гарантий - неприкосновенности личности, которая, в свою очередь, защищает право каждого гражданина РФ на жизнь и на охрану и поддержание своего здоровья.
   -- Вот это да! Да вы, наверное, ещё и отличница. Так декларировать статьи Закона, да ещё и не относящейся к прямой сфере вашей деятельности.
   -- Это не статья Закона, это просто определение.
   -- Ну, всё равно. Шпарите вы эти ваши юридические термины, как читая с листа.
   -- Но вы же тоже, извините, шпарите свои медицинские термины, не заглядывая в книги.
   -- Да, так оно и есть. Вы молодец! У нас с вами счёт 1 : 1. А вам палец в рот не клади...
   -- Но я же будущий юрист, -- улыбнулась Наталья.
   -- Да, вы правы - юристы должны быть зубастыми. Хорошо, мы с вами вроде бы поняли друг друга. В общем, после обхода подойдёте к маме в палату и переговорите с ней на эту тему.
   -- Так я и сделаю. Я верю вам, что без операции не обойтись. Думаю, что и мама это поймёт. А когда её будут оперировать?
   -- Операция назначена на 12:00.
   -- А кто будет оперировать? Вы?
   -- Нет, другой хирург.
   -- А вы не можете оперировать мою маму? Ну, пожалуйста. Я вам доверяю, а других врачей я не знаю.
   -- Нет, я не могу. У вас декан факультета, не говоря уже за ректора, всем студентам читает лекции по своей специальности? Я не могу всех без исключения больных оперировать. А хирурги у нас опытные, операцию они проведут успешно.
   -- А как фамилия хирурга, который будет оперировать маму.
   -- Большаков. Александр Леонидович Большаков.
   -- А он тоже опытный хирург.
   -- Опытный, опытный. Наталья Владимировна, у меня кроме разговоров с вами есть свои врачебные обязанности.
   -- Я поняла. Хорошо, спасибо, что объяснили мне всё. Я бегу к маме, -- и Цветкова наконец-то покинула кабинет заведующего отделением.
   Маму она уговорила дать согласие на операцию, но Наталью сейчас занимал уже другой вопрос - что собой представляет врач Большаков и какой из него хирург. От этого, как она считала, зависел успех предстоящей операции. А потому, выйдя из палаты, она обратилась к санитарке (или уборщице), которая влажной тряпкой протирала пол в коридоре.
   -- Извините, а вы знакомы с врачом Александром Леонидовичем Большаковым?
   -- Ну, лично я с ним не сталкивалась, но слышала о нём.
   -- И как он расценивается как хирург?
   -- Не знаю, честно вам признаюсь. Вам лучше спросить о нём врача или медсестру. Я же с врачами мало контачу.
   -- Понятно. А каков он на вид, сколько ему примерно лет? Как его можно узнать?
   -- Да обыкновенный - молодой, чернявый, выше среднего роста, -- улыбнулась она. -- Он у нас в больнице недавно.
   -- А где он до того работал?
   -- Нигде.
   -- Как это нигде!? -- изумилась Цветкова.
   -- Да вот так. Он только в этом году институт окончил, или университет...
   -- Только в этом году институт окончил?! Это значит, что он ещё и двух месяцев не работает.
   -- Ну да. Но он довольно симпатичный, к тому же не женатый. Многие девчонки на него уже засматриваются.
   -- Господи! Это же надо!..
   -- А что случилось?
   -- Нет, нет, ничего. Спасибо за информацию.
   -- Да не за что.
   И вот теперь Цветкова намеревалась уже разыскать этого молодого, симпатичного и неженатого Большакова и узнать всё из первых уст. К врачам ей по этому вопросу не очень-то хотела обращаться, а потому она остановила одну из вышедших из палаты медсестру со штативом для капельниц и пустой уже капельницей. Вопрос той был задан тот же.
   -- Знаю я Александра Леонидовича. Симпатичный парень, -- улыбнулась медсестра. Очевидно, она была из той группы девчонок, которые засматривались на Большакова.
   -- А вы можете мне его показать?
   -- А зачем? -- нахмурилась медсестра, возможно, заподозрив конкуренцию.
   -- Он сегодня должен делать моей маме операцию. Я хочу с ним поговорить о ней, -- непонятно было - поговорить о маме или об операции. Впрочем, особой сущности это не меняло.
   -- А, понятно. Он недавно зашёл в третью палату, -- свободной рукой медсестра указала, в каком направлении незнакомке следует идти. -- Я видела его, когда заходила сюда за капельницей. Подождите его там поблизости. Он выйдет, вот вы и поговорите. Его легко узнать - высокий, черноволосый, молодой. Ну, лет двадцать пять.
   -- Хорошо, спасибо, -- и Наталья решительно двинулась в указанном медсестрой направлении.
   Найти нужную ей палату не составило ни малейшего труда - на дверях таковых имелась нумерация. Девушка подошла к подоконнику напротив палаты, прислонилась к нему и стала ждать. И ждать пришлось не так уж и долго, минут через 10 из палаты вышел врач - молодой, чернявый. Вряд ли в больнице было много молодых чернявых врачей, а потому Цветкова уверенно обратилась к нему:
   -- Извините, вы Александр Леонидович Большаков?
   -- Да, это я. Вы ко мне по какому-то вопросу?
   -- Именно. Сегодня моей маме будут делать операцию. И Денисов, ну, зав. отделением сказал, что операцию будете делать именно вы.
   -- Как фамилия вашей мамы?
   -- Цветкова.
   -- Ага, Цветкова, киста брыжейки... Да, вашей маме операцию буду делать я.
   -- Вы один.
   -- Нет, не один, -- улыбнулся Александр. -- С ассистентом и медицинскими сёстрами. А ещё вместе с анестезиологом.
   -- Ну, это я понимаю. Но резать... ну, руководить операцией будете именно вы?
   -- Именно я. А что вас смущает?
   -- Но вы же молоды!
   -- А это порок? -- продолжал улыбаться Сашка. -- Если да, то он постепенно исправится.
   -- Вот вы шутите? А дело очень серьёзное. От вашего умения зависит жизнь человека, или, по крайней мере, его здоровье.
   -- Так, мои реквизиты вы знаете. А вот я ваших нет, ну, кроме фамилии. Но не обращаться же мне к вам по фамилии.
   -- Наталья, Наталья Владимировна, -- буркнула Цветкова.
   -- Очень приятно познакомиться. Так вот Наталья Владимировна, я уверен, что ничего с вашей мамой не случиться. Операция пройдёт успешно.
   -- Вы уверены, а вот я как раз не уверена! -- вспылила девушка. -- Речь идёт не о чужом человеке, а о моей родной маме. А для вас она чужой человек, ну просто безликий пациент.
   -- Безликий пациент. А вы находите интересные определения... Ладно, речь не о них. Да, для врачей все пациенты одинаковы. Но не на лицо, а одинаковы пациенты в своих правах, в отношении к ним лечащих врачей. Но я, как и любой другой врач, никогда не перепутаю своих безликих, как вы сказали, пациентов. Врачи хорошо помнят в лицо своих больных, да и их реквизиты тоже, а потому всегда обращаются к ним уважительно. Для них больные уже не чужие. Да, не родные, но, всё же, уже знакомые люди.
   -- Хм, -- удивилась Наталья. -- А вы умеете красиво говорить. Но это всё слова. А меня очень беспокоит здоровье мамы. Я не уверенна, что после операции оно не ухудшится.
   -- Успокойтесь, Наталья Владимировна, -- и Александр машинально, успокоительно положил девушке руку на плечо. Они сейчас разговаривали, стоя почти впритык - Цветкова в своём гневе тоже машинально приблизилась к врачу вплотную. -- Я уверяю вас - всё будет нормально.
   -- Что вы делаете?! -- визгнула девушка. -- Не прикасайтесь ко мне! Как вы можете...
   -- Не понял. А что это вы так отпрыгнули? На плече вроде бы эрогенных зон нет, -- решил пошутить Александр. Но шутка не удалась - в среде медиков она бы просто вызвала улыбку, но вот у других лиц...
   -- Да вы просто наглец! Не смейте прикасаться ни ко мне, ни к моей маме! -- Наталья развернулась и почти побежала по коридору.
   Она примчалась к кабинету заведующего отделением, но тот был закрыт. Ждать Денисова Цветкова не стала, не так уж много времени оставалось до операции. И она начала поиски Валентина Дмитриевича. Наконец, она столкнулась с ним в коридоре.
   -- Валентин Дмитриевич, -- без всяких предисловий обратилась она к нему. -- Я не желаю, чтобы операцию моей маме делал Большаков.
   -- Вы можете ставить условия кому-либо у себя в университете. Вот там вы командуйте деканом, ректором, кем угодно. А здесь условия не проходят. Руковожу отделением я, и я решаю, что кому делать. Операцию будет делать тот, кто на неё назначен. Коней на переправе не меняют. К тому же, другие врачи заняты своими делами, на сегодняшний день каждый врач имеет свой фронт работ. У Большакова он именно таков, как есть.
   -- Но он же очень молод, у него нет опыта!
   -- Есть у него опыт. Да ещё и такой, какой некоторым другим врачам и не снился.
   -- Как это? Но он же только после института... Какой у него опыт... -- уже просто лепетала Наталья, ошеломлённая таким заявлением заведующего хирургическим отделением..
   -- Мне некогда с вами спорить, -- отрезал Денисов. -- Вы и так у меня сегодня кучу времени отняли. -- Но, видя, что девушка уже чуть не плачет, добавил, -- да успокойтесь вы. Всё будет нормально. К тому же, по медицинским меркам эта операция не относится к разряду сложных. А опыт у Александра Леонидовича действительно большой, -- и он, уже не обращая внимания на Цветкову, пошёл в нужном ему направлении.
   Ожидания, поиски и беседы-пререканиями то с заведующим отделением, то с Большаковым заняли у той немало времени. И что теперь оставалось делать Наталье. А ничего - ей оставалось только ждать и надеяться. И она терпеливо сидела вблизи операционной, в которой делали операцию Валентине Анатольевне. Но вот, наконец, операция закончилась, санитары на каталке вывезли из операционной и повезли в палату прооперированную женщину. Но та спала, точнее, была ещё под наркозом, так что поговорить с мамой Наташе не удалось. А она на это очень рассчитывала, нужно было узнать, как прошла операция и как мама себя чувствует. Но, увы... И что оставалось делать дочери - вновь говорить с Большаковым, у него всё узнавать. И когда тот вышел из операционной, она робко подошла к нему и так же робко, а точнее негромко спросила:
   -- Александр Леонидович, как прошла операция?
   -- Успокойтесь, Наталья Владимировна! Операция прошла успешно. Вашей маме ничего не грозит, она вскоре поправиться.
   -- Это правда?
   -- Ну, если вы мне не верите, то спросите у тех, кто вместе со мной делал операцию. О, как раз подошла наша операционная медсестра, которая присутствовала на операции вашей маме. И она не только присутствовала, а очень многое своими руками делала. -- И он повернулся в сторону медсестры:
   -- Василиса Николаевна, расскажите девушке, как прошла операция. Это дочь нашей оперируемой пациентки, -- объяснил он.
   -- Всё прошло как нельзя лучше. Всё нормально. Операция была успешной, впрочем, никто в этом и не сомневался.
   -- Хорошо, я верю вам, -- и она вновь повернулась в сторону Александра. -- А когда мне можно увидеться с мамой, поговорить с ней?
   -- Ну, сейчас она ещё под действием наркоза, -- операция проходила под общим наркозом пациентки. -- Она выйдет из состояния наркоза через час-полтора. Но ей нужно будет отдохнуть, всё таки это была немалая нагрузка на её организм. А потому лучше подойдите завтра с утра. Ваша мама хорошо выспится, и тогда вам всё расскажет. Да и вам нужно отдохнуть, вы же целый день провели в больнице. К тому же, -- лукаво улыбнулся Большаков, -- вы сегодня в учебном заведении все пары пропустили. Вы же, как я понял, студентка.
   -- Ничего, -- уже тоже с улыбкой ответила Наталья, поняв, что Александр Леонидович ещё тот шутник. -- Выучу всё самостоятельно, здоровье мамы для меня важнее.
   -- А вот это правильно. Ну что ж, тогда на сегодня всё. Идите домой отдыхать, встретимся уже завтра. С вашей мамой завтра сначала встречусь я, а затем вы. Вас просто до обхода в палату не пустят, -- объяснил он.
   -- Я это знаю.
   -- Вот и прекрасно. Идите заниматься самообразованием. Всего вам доброго!
   -- И вам тоже!
   Наталья уже действительно успокоилась. Обстановка после операции была абсолютно нормальной - никто не бегал, не суетился, как это бывает после операций с какими-либо осложнениями - это она видела в кино. А потому она развернулась и пошла к выходу. Ей, и вправду, нужно отдохнуть, она и сама сегодня здорово устала. И не столько физически, сколько морально - очень уж переживала, уйму нервных клеток израсходовала, а те, как пишут, не восстанавливаются.
   А вслед уходящей девушки с интересом смотрела Василиса Степанова. А затем она повернулась к Александру и спросила?
   -- У тебя с ней, -- кивнула она в сторону Цветковой, -- какой-то конфликт? Она что, не верит тебе? Что ты даже за моей помощью обращался?
   -- Да, нечто такое было. Она ужасно не хотела, чтобы я делал её матери операцию.
   -- Почему?
   -- Давай после работы немного прогуляемся, то есть я тебя немного провожу. И я тебе всё расскажу. Сейчас некогда. Не ровён час Денисов к себе затребует.
   -- А это ещё почему? Зачем ты ему?
   -- Так эта же девица, как я понял, бегала к нему жаловаться на меня.
   -- Да ты что?! -- как ни странно, не изумилась, а рассмеялась Василиса. -- Вот это да! Ну и девица... Нечасто у нас на врачей бегают жаловаться. Хорошо, тогда точно прогуляемся. Буду ждать твоего рассказа.
   Но когда на проулке Александр рассказал Василисе свою историю с Наталью Цветковой (включая и положенную руку на плечо девушке), то Степанова не просто рассмеялась, она уже просто хохотала.
   -- Саша! -- хохотала она так, что слёзы выступили, -- Ну, ты и учудил!
   -- Что я учудил? Сначала более-менее нормальный разговор был. А затем она как с цепи сорвалась...
   -- С эрогенными зонами ты учудил. Это ты мог сказать любой медсестре, врачу-женщине. И те бы только посмялись вместе с тобой. Но говорить такие вещи незнакомой женщине, девушке. Это действительно наглость. Обычные женщины, не медики воспримут твои слова, как некий очень нетактичный намёк.
   Сашка вспомнил, как он не так уж давно, в день своего возвращения с Алтая сказал своей маме, что та не должна знать отдельных слов сексуального содержания. И как потом хохотал его отец - подобно смеющейся сейчас Василисе. И он понял, что она, скорее всего, права. Глупая медицинская привычка называть все вещи своими именами. Нужно от неё отвыкать, не то он ещё не раз может попасть впросак. Но, тем не менее, не всё ему пока что было понятно.
   -- Ну, ладно, со словами, признаюсь, я был не прав. Но чего так шарахаться от положенной на плечо руки? Это же был просто успокоительный жест. Даже детей так успокаивают - прикоснувшись к ним или взяв на руки, погладив по головке...
   -- Детей да. А иногда и женщин. Но только близких тебе женщин, а не чужих.
   -- А чужие что, из другого теста слеплены? Да и на плече ведь действительно нет эрогенных зон.
   -- Не факт.
   -- Как это? Но их же там точно нет.
   -- Не знаю, не знаю. Всё зависит от ситуации.
   -- Это почему ещё?
   -- А вот ты мне скажи - в волосах, или пусть даже на затылке человека есть эрогенные точки?
   -- Ну, конечно же, нет.
   -- Хорошо. А теперь представь себе, что ты гладишь по волосам, очень нежно гладишь знакомую тебе девушку. Она ощутит что-либо, ну скажем так, некое возбуждение? Или ей будет абсолютно начхать на такие твои ласки?
   -- Ух, ты! Ну и вопросик. Но я думаю, -- улыбнулся он, -- что она не останется равнодушна.
   -- Вот! Ты сам ответил на вопрос о якобы не имеющихся эрогенных зонах.
   -- И что, если я положу тебе руку на плечо, то ты, ну это...
   -- Говори прямо, -- засмеялась Василиса, -- мы же медики. ...что я возбужусь? Если именно ты положишь мне руку на плечо, то, конечно, нет. А вот если кто другой, и не грубо, а нежно - то не знаю, не могу ручаться за себя, -- смеялась Степанова.
   -- Да-а-а, ну и дела... -- удивлённо протянул Большаков. -- Мне эту науку так легко не постичь.
   -- Ну, почему. Просто всё дело в опыте. А вот когда ты клал руку на плечо моей прабабушке, или гладил её по волосам, что она по-твоему ощущала?
   -- Не знаю. У нас таких моментов почти не было, -- горько протянул Александр.
   -- Что, серьёзно?!
   -- Серьёзно. Я же старался не заходить далеко, чтобы не привязывать окончательно Василису к себе. У нас был только один подобный момент. Мы один вечер страстно целовались. При этом, наверное, больше часа.
   -- Ничего себе. А говоришь, что ничего не было.
   -- Я такого не говорил. Да и было это всего лишь раз.
   -- А по какой причине вы так целовались?
   -- По случаю Международного дня поцелуя.
   -- А, я слышала о таком. Но не знаю, когда он празднуется.
   -- Тогда он праздновался летом. А сейчас я даже не знаю. Вроде бы его приурочивают ко дню Святого Валентина. В общем, не знаю.
   -- И что, в Международный день поцелуя вы только целовались? И всё? Извини за бестактность.
   -- Да какая бестактность... Мы же взрослые люди. Да ты и сама говорила, что мы медики, можно называть вещи своими именами. Были действительно только поцелуи.
   -- Понятно. Непонятно другое. А как же тогда...
   -- Я понял. Как же у меня появился сын... Это, к моему стыду, была инициатива Василисы. Она, как я понял, очень хотела от меня ребёнка. И запомнить меня она хотела именно таким образом. Она так мне и сказала: "Я хочу запомнить тебя мужчиной". Она уже прекрасно поняла, что нам не быть вместе. А вот я этого, хотя очень и хотел, боялся. Я думал, что тогда Василиса вообще сильно привяжется ко мне, да ещё вдруг бросит своего мужа.
   Александр говорил всё это с такой тоской, что Василиса Николаевна прекратила расспросы и тихо протянула:
   -- Бедный Саша... Как же тебе там досталось. Не физически, а морально.
   -- Ты почти слово в слово повторила то, что не так давно сказала мне моя мама. У вас одинаковые эмоции. Да, досталось мне там - и морально, и физически. Но я ничуть об этом не жалею. Я эти свои тяготы, если можно так выразиться, вспоминаю каждый день.
   -- Я понимаю. Да-а, тогда ты точно ещё не скоро женишься. Чтобы влюбиться в новую девушку нужно забыть старую. А ты Василису Павловну долго забыть не сможешь. Саша, но это же замкнутый круг. Так не должно быть!
   -- Я это понимаю. Но так оно пока что, увы, есть.
   Больше говорить было вроде бы и не о чем. Поэтому некоторое время шли просто молча. А затем, немного поговорив на другие темы, тепло распрощались и разошлись по домам.
  
  

ГЛАВА 22

Кто бы мог подумать!..

  
   Следующий день начался как обычно с короткого совещания в ординаторской. Такие короткие действительно пятиминутки проводились то в кабинете заведующего - там сидячих мест было немного (но 5-7 минут можно и постоять) - то именно в ординаторской. Поскольку на сегодня был запланирован расширенный обход, то совещание и проводилось именно в ординаторской. Такой обход проводился обязательно в понедельник после расширенной "пятиминутки" в отделении и в четверг (правда, не всегда). Сегодня был именно четверг, и ситуация в отделении позволяла провести расширенный обход.
   Примерно через полчаса обход завершился, все вопросы были решены. А далее врачи потянулись кто снова в ординаторскую, кто к своим пациентам в палаты - более детально побеседовать с больными, возможно, откорректировать назначение и тому подобное. По пути Валентин Дмитриевич обратился к Большакову:
   -- Александр Леонидович, зайдите ко мне.
   Тот улыбнулся, чуть покачал головой и подумал: "Начинается. Сейчас устроит разнос". Он помнил свою вчерашнюю беседу с Василисой. Но, если та смеялась, то Денисов смеяться точно не будет. Но, к его удивлению, никакого разноса не последовало. Войдя в свой кабинет, его хозяин произнёс:
   -- Присаживайтесь, -- а затем спокойно спросил. -- Ну, что, сегодня вчерашней скандалистки вы ещё не видели?
   -- Нет, -- улыбнулся Александр, прекрасно поняв, о ком идёт речь. -- Но с минуты на минуту она точно появится.
   -- Это однозначно. Ну, и особа попалась. Сколько она мне вчера крови попортила. А с вами что она не поделила?
   -- Ага, о моих словах об эрогенных зонах она не рассказала. И то хорошо, -- подумал Саша и ответил, -- ей не нравилось, что операцию её матери буду делать именно я. Говорила, что я слишком молодой и не имею нужного опыта.
   -- Понятно. Это и можно было предположить, поскольку она упрашивала меня, чтобы именно я делал операцию. А уже после беседы с вами она разгорячённая прибежала ко мне с требованиями заменить вас. Точнее она сказала, что не желает, чтобы вы делали операцию.
   -- И почему же вы не заменили меня?
   -- Ещё чего! Кто в отделении главный - она или я? Я не позволю пациентам или их родственникам из меня верёвки вить. Ох, и наглая девица! Нет, точнее она не наглая - разговаривает она вежливо - но очень уж настырная! Ох, и попадёт же какому-нибудь мужику такое "счастье" в жёны. Замучается он с ней.
   -- Ну, настырность - это не так уж и плохо. Лучше, когда человек чего-то настойчиво добивается, нежели какая-то мямля, не умеющая постоять даже за себя.
   -- О, -- рассеялся Денисов, -- эта девица за себя точно сможет постоять, да и не только за себя. К тому же, она юрист, запросто и за решётку может обидчиков усадить.
   -- Она юрист?! Я догадывался, что она студентка, но юрист...
   -- Ну, будущий юрист, учится уже на последнем курсе. И довольно бойкий юрист. А касательно вчерашней операции, то всё нормально. Провели вы её хорошо. Я сегодня, как вы, наверное, заметили, больше внимания уделил именно вашей пациентке. Всё хорошо, никаких проблем нет, да и верю я, что их в дальнейшем не будет. А её дочь, очень на то надеюсь, побеседовав с матерью, успокоится.
   -- Я тоже на это надеюсь, -- улыбнулся Александр.
   -- Тогда всё. Можете идти заниматься своими делами. На сегодня у вас лично операций не запланировано. Ну, если не будет какого-нибудь экстренного случая - привезут кого-либо для срочной операции или, не приведи Господь, после очередного ДТП. Но от подобного мы никогда не застрахованы, и вы это знаете.
   А далее уже продолжался плановый рабочий день, со своим распорядком, а иногда и внеплановым беспорядком - где-то чего-то не хватает, там что-то уронили, разбили... Но примерно часа через полтора Александр натолкнулся в коридоре на вчерашнюю, как сказал Денисов, скандалистку.
   -- О! Это вы? -- от неожиданности только и нашёл, что сказать Сашка.
   -- Да, это я. Здравствуйте! Я специально поджидала вас.
   -- Здравствуйте, Наталья Владимировна! А зачем вы меня поджидаете? Что-то с вашей мамой не так, -- заволновался Большаков.
   -- Нет, нет. С мамой всё хорошо, чувствует она себя нормально, и довольно бодрая, как для прооперированной. Я даже не ожидала. Я потому и жду вас, чтобы извиниться. Я вам вчера нагрубила. Я была не права. Мне сказали, что операция была проведена успешно.
   -- Но и я вам то же самое говорил вчера, да и операционная медсестра вам это подтвердила.
   -- Я помню это. У меня и тогда были сомнения. Так что, вы уж простите меня. Я просто очень волновалась за маму. Это же мама! - самый близкий человек.
   -- Я понимаю это. А потому на вас и не обижаюсь. Чего сгоряча не наговоришь. Но и вы простите меня - я вам тоже ляпнул такое... Некрасиво, неудобно получилось.
   -- Да ничего, -- улыбнулась Наталья, -- я позже поняла, что это был действительно просто успокоительный жест. А слова... - это просто медицинские шуточки. Как мне говорили, врачи ещё и не то могут сказать - у них юмор своеобразный.
   -- Вот это точно - своеобразный. Но он применим именно в своём окружении, а не в беседах с пациентами или их близкими. А я этого как-то не учёл.
   -- Да, ничего, всё нормально.
   -- Вот и хорошо, что мы нашли общий язык. А вы оказывается отпетая прогульщица, -- вновь принялся за свой юмор Александр. -- А ещё юрист. Вновь занятия пропускаете. Проведать маму можно было и после занятий.
   -- Вот с завтрашнего дня я так и буду поступать. А сегодня я не могла прямо с утра не поговорить с мамой. Тогда уже она бы волновалась. А ей, да ещё после операции волнения ни к чему.
   -- Простите, вы правы. Я вновь со своим дурацким юмором. Привык так разговаривать в окружении своих друзей. Они, пожалуй, все с таким юмором - бывшая, да и теперешняя студенческая среда.
   -- Ну да. Среди однокурсников чего только не услышишь. Но привыкаешь...
   -- Нет, у меня как раз друзья из разных учебных заведений, и на разной стадии обучения.
   -- А как так получилось? О, тогда и попутный вопрос. Мне сказали, что вы только в этом году окончили медицинский университет. Но когда же в таком случае вы научились самостоятельно проводить операции?! Я не могу поверить, что в отделении вы их делали каждый день. Да и, как мне говорили, не доверят молодому врачу так вот быстро делать операции. Ну, ассистентом у опытного врача - это другое дело. Но самостоятельно...
   -- Это очень долгий рассказ, -- поморщился Александр. -- Наталья Владимировна, вы завтра в послеобеденное время будете навещать маму?
   -- Именно так.
   -- Вот давайте после вашего визита я, окончив уже работу, и отвечу на некоторые ваши вопросы. А сейчас, простите, мне работать нужно.
   -- Ну да. Извините. А когда вы завтра окончите работу?
   -- Часа в три, может быть, чуть позже.
   -- О, как раз нормально для меня. Хорошо, но только вы завтра постарайтесь ответить на все мои вопросы, а не только на некоторые, -- хитро прищурилась, улыбнувшись, девушка.
   -- Вот те на! -- рассмеялся Александр. -- Ну и цепкая же вы девушка, каждое слово запоминаете. Впрочем, я забыл, что разговариваю с юристом. А такие люди взвешивают и критически оценивают именно каждое слово.
   -- О, кстати, а откуда вы знаете, что я юрист? Ну, пока что будущий юрист.
   -- Денисов сказал.
   -- Ага! Так вы меня обсуждали.
   -- Не обсуждали, а говорили о вас и о вашей маме. Говорили о проведенной операции, вот и коснулись всех персонажей.
   -- И Валентин Дмитриевич, наверное, некий персонаж выставил не в очень-то приглядном свете? О, мне нужно и перед ним извиниться, я тоже с ним довольно резко говорила. Ну, после беседы с вами.
   -- Он нормально о вас отзывается, -- немного покривил душой Саша. -- Он просто назвал вас довольно настырной. Но согласился со мной, что настырность порой нужное качество человека.
   -- А вы что, защищали меня?! -- изумилась Наталья.
   -- Почему защищал? Зачем мне было вас защищать? - вы ни в чём не провинились. Просто мы обменивались мнениями. К тому же, Денисов сказал, что кто-кто, а уж вы сумеете сами за себя постоять.
   Цветкова с улыбкой покачала головой и тихо промолвила:
   -- А вы не просто человек с юмором, а ещё и довольно хитрый. Точнее, умеете вы с женщинами по-хитрому разговаривать. Интересный вы, однако, человек... Ладно, всё, а то я действительно отвлекаю вас от работы. Встретимся уже завтра. До свидания, Александр Леонидович!
   -- До свидания, Наталья Владимировна!
   А далее за работой неспешно добежала до своего конца и смена Александра Большакова. Домой он естественно - как всегда, когда работал в утреннюю смену - пришёл, когда там ещё родителей не было. Он перекусил, немного послонялся по комнатам без дела, пощёлкал пультом телевизора - ничего интересного не было - а потом уселся в кресло и стал читать одну из книг известного (даже можно сказать знаменитого) американского писателя-фантаста Айзека Азимова об Империи и Академии (в нескольких томах). Сашка очень любил научную фантастику, но именно научную, а не истории про различных там джедаев, троллей, гоблинов, гномов и различных придуманных оборотней. У него несколько полок книжного шкафа занимали именно произведения всемирно известных писателей-фантастов (Артур Кларк, Роберт Шекли, Айзек Азимов, Рэй Бредбери, Буджолд Лоис Макмастер, Энди Вейр, Филипп Хосе Фармер, Станислав Лем, братья Стругацкие...). Не зря же он в своё время рассказывал Игнату Степановичу Карелину историю из книги Рэя Брэдбери "И грянет гром" о раздавленной букашке человеком, попавшим в далёкое прошлое. Или недавно цитировал другу Сергею строки из книги того же Айзека Азимова "Конец вечности" о людях, контролируемых реальность.
   Но что-то ему сегодня не удавалось читать даже научную фантастику, он никак не мог сосредоточиться. А уж где-где, а в научной фантастике нужно полное сосредоточение. Это в простой беллетристике можно мельком пробежать различные (временами довольно затянутые) описания и сосредоточиться на более главном. А в фантастике пропустишь несколько слов, и далее можешь ничего не понять, ибо там сплошь и рядом различные придуманные или не совсем понятные технические термины. Странно было, что же мешало ему сосредоточиться? Просто у него в голове почему-то прокручивалась вчерашняя и сегодняшняя история со "скандальной"
девушкой. Ещё сегодня утром ему не особо приятной была мысль о случайной встрече с ней в стенах больницы. Хотя он и понимал, что встреча как раз будет не случайной - он лечащий врач её матери, а у родственников пациентов всегда имеются вопросы к лечащему врачу. Да, это будет вынужденная встреча, и он надеялся, что не такая уж длительная. Нет, ему не была неприятна сама девушка, просто вчерашняя стычка с ней особой радости не принесла. Но гораздо более странным было то, что Александр отвлекался от чтения книги, представляя себе их уже завтрашнюю встречу. И ещё более странно то, что он не думал об этой встрече с раздражением, он думал о ней с улыбкой. И что же вызывало у него улыбку? - а он и сам этого не знал.
   Ну, а далее поочерёдно пришли родители - взаимные вопросы, ответы... И все думы Александра отошли на задний план. А уже после ужина по телевизору стали показывать довольно неплохой сериал - смотрели его всей семьёй до этого уже 3 дня, а потому пропускать очередную серию было не желательно. В общем, о предстоящей встрече Сашка благополучно забыл, хотя как раз ему нужно было бы к ней подготовиться, продумать свои ответы на вопросы девушки, особенно связанные с его опытом хирургической работы. Ведь он не собирался рассказывать абсолютно постороннему человеку о своём пребывании в прошлом времени. Правда, он думал об этом, уходя сегодня с работы - ассоциативно мелькнула мысль, что завтра он так уж быстро домой не попадёт. Но она длилась очень недолго, он считал, что выкрутится, ему ведь не впервой.
   Но вот уже наступила и пятница. Утром девушки в больнице не было, а потому Александр за работой - а сегодня у него прямо с утра была ещё и плановая операция в качестве ассистента - благополучно забыл о предстоящей встрече, точнее просто мысли о ней ушли на задний план. Но вот уже практически и конец смены, и мысли о встрече постепенно стали снова перемещаться на первые позиции. Уходя со смены, Большаков девушку в стенах больницы так и не увидел. Он разговаривал с её мамой с утра во время обхода, а более в палату не заходил - медсёстры опытные, а потому все назначения врача безукоризненно выполнят. Но, когда он шёл по двору лечебного заведения, то узрел Наталью Цветкову одиноко сидящую вдали на одной из лавочек. Александр приблизился к лавочке, поздоровался и спросил:
   -- Можно присесть рядом с вами?
   -- Конечно, -- улыбнулась Цветкова, -- я ведь именно вас дожидаюсь. -- И, когда он сел на лавочку, тут же задала уже свой вопрос. -- Итак, почему у вас друзья из разных ВУЗов? Я решила задавать вам вопросы в том порядке, как они вчера от меня поступали, но остались без ответа. Хотя меня, конечно, больше интересует ответ на иной вопрос.
   -- И я знаю, на какой именно, -- подумал Сашка. -- М-да, зря я так беспечно отнёсся к этой беседе. Девушка цепкая, и не слезет с меня, пока полностью не удовлетворит своё любопытство. Нужно быть предельно бдительным. -- Но вслух он произнёс, -- это мои друзья по совместному летнему отдыху. В самом университете у меня друзей, или однокурсников, которых можно было бы назвать такими уж хорошими друзьями, как-то и не было. Так, приятели...
   -- А как вы проводите свой летний отдых?
   -- Плаваем с друзьями на байдарках - мы называем их каяками - по рекам.
   -- По Волге?
   -- Нет, по Волге не интересно. Мы ходим, плаваем по бурным рекам - это экстрим, море удовольствия и адреналина.
   -- Ух, ты, интересно! И по каким же рекам вы плавали, ходили? Я знаю, что моряки говорят именно ходим, -- вновь улыбнулась девушка. Александр же рассказывал пока что без улыбки, видимо, приберегая её для ответов на другие вопросы.
   -- Ну, рек много было, все не перечислишь. А вот регионы могу назвать - Карелия, Кавказ, Алтай.
   -- Ух, ты! Какие классные, красивые регионы. Да-а, у вас интересный отдых.
   -- А как отдыхаете летом вы?
   -- Ой, обычно малоинтересно. Купание на Волге и Которосли. Поездки в небольшой городок к бабушке и дедушке по папиной линии. Ну, и пару раз я была на море в районе Геленджика. Вот и весь мой отдых. Когда же училась в школе, то отдыхали ещё в Крыму. У вас отдых куда интереснее. Вы даже на Алтае были, а это далековато от нас.
   -- Да, не близко. Но зато интересно. Кстати, на Алтае мы были как раз этим летом, -- вздохнул Сашка. И это не укрылось от девушки.
   -- А что это вы так вздохнули? Этот край вам особо запомнился?
   -- Можно сказать и так. Очень красивый край.
   -- Расскажите о нём.
   -- Наталья Владимировна, да мне и дня не хватит, чтобы рассказать об Алтае. К тому же из меня неважный рассказчик.
   -- Неправда. Я чувствую, что как раз из вас очень хороший рассказчик. Вы просто почему-то не хотите рассказывать.
   -- Вы после университета собираетесь сыщиком работать? -- впервые улыбнулся Александр.
   -- Я вас поняла, -- и вовсе рассмеялась Цветкова. -- Ну, не хотите рассказывать, тогда покажите фотографии Алтая. Вы ведь наверняка снимали там. И я думаю, что вряд ли вы тащили с собой цифровой фотоаппарат - в дороге любая лишняя вещь помеха. Значит, ограничились смартфоном. А он у вас в кармане точно имеется.
   -- Нет, ну, вы точно сыщик, -- рассмеялся и Сашка. -- Но вы правы, на мобильнике фотографии есть. Сейчас покажу вам их. Это вы хорошо придумали, -- и он вытащил действительно из внутреннего кармана пиджака (сегодня было прохладно) свой телефон.
   -- Ого! Он у вас какой-то необычный. А это у него антенна, что ли?
   -- Да, именно антенна. Это спутниковый телефон. Вы же понимаете, что из тайги по обычному мобильнику не позвонишь.
   -- Ну да. Это верно. Хорошо, показывайте, что вы наснимали на Алтае.
   -- Пожалуйста, -- Александр открыл на телефоне функцию "Изображение", отдал его девушке и та стала "перелистывать" страницы. Большаков же комментировал, что на кадре изображено. Затем Сашка включил функцию "видео", и некоторые кадры ожили. Стало ещё интереснее. И всё было нормально, пока дело не дошло до последних кадров, а такими были кадры, снятые в Красноярке в последний день их пребывания в ней, то есть в тот день, когда "нашёлся" Александр.
   -- А что это за село? -- спросила Наталья. -- Или это разные сёла?
   -- Нет, это одно село, -- вздохнул Большаков. Не хотел он пока что грубо лгать девушке.
   -- Тогда почему ему такое внимание? И чем оно знаменито? На вид обыкновенное село, никаких примечательностей нет. О! А здесь даже кладбище? И чья это могила?
   -- О, Господи! -- подумал Александр. -- Ну, и влип. Она и в самом деле сыщик. -- Просто это снималось уже перед самым отъездом из села, снимал, что попало, -- ответил он.
   -- Так, -- девушка остановила кадр, -- Карелин Игнат Степанович. А кто это такой? Это ваш родственник?
   -- Нет.
   -- Жалко, что мелкий кадр, -- и Наталья начала увеличивать масштаб.
   А Сашка при этом недовольно покачал головой (хорошо, что Наталья, увлечённая видео, не заметила этого) и подумал о том, что ему попалась на удивление эрудированная дама - немногие женщины и девушки так легко обращаются с мобильным телефоном, да ещё с чужим, непривычным для них.
   -- Так, так, так... -- тем временем бормотала девушка. А затем разочарованно выдохнула, -- нет, больше не увеличивается, дату рождения и смерти не видно.
   -- И Слава Богу! -- мысленно подумал Александр, чуть не перекрестившись. Чтобы он ей говорил - что это его прапрадедушка, да ещё похоронен именно в этом селе. Бред сивой кобылы...
   -- Но что-то здесь, всё же, не так... -- покачала головой Наталья. -- Есть во всём этом какая-то тайна, я чувствую. Но вы человек скрытный, если не захотите, то не расскажете. Но отдых у вас, всё же, классный.
   -- Был классный. А вот как будет дальше, не знаю.
   -- Почему?
   -- Ну, наша группа состояла из шести человек. В этом году закончили ВУЗы я и ещё один человек из нашей группы. А в следующем году оканчивают учёбу остальные 4 человека. Сложно, наверное, будет уже собираться вместе.
   -- О! Вы упомянули окончание ВУЗа. Вот как раз мы и подошли к основному вопросу. Так где же это вы научились самостоятельно оперировать? Да ещё так, что вас назначают на самостоятельные операции фактически в центральной клинике города.
   -- Вот как раз на том же Алтае, в экстремальных условиях. Посёлки там небольшие, и расположены далеко от больших городов. Да ещё в тайге, -- теперь уже Александр врал напропалую - где он там видел тайгу? Но и девушка этого не знала - вероятно, география не была её самым любимым предметом, да и не знала она, в каких населённых пунктах был Александр.
   -- Врачей-хирургов в сёлах не было, -- продолжал Александр, всё больше разжигая свои фантазии (а что, это любимой Василисе он не мог врать, а чужой девушке...), -- а до больниц с хирургическими отделениями было далеко. Да и дороги были неважные, как и сообщения между населёнными пунктами.
   -- И вы брали с собой хирургические инструменты?
   -- Ну, брал самые необходимые. В тайге всякое может случиться, даже медведь может напасть, -- нагонял страхи Большаков. -- А я врач, причём единственный в группе. И я давал клятву Гиппократа, а потому обязан помогать людям. Условия для операций, конечно, были неважные, но это как раз и приучило меня внимательно работать - помощи было ждать неоткуда, -- это была хоть капля правды в его баснях.
   Но Александр не разбирался в обострённой женской интуиции. Когда он, наконец, перевёл дух и остановился, Наталья, внимательно, пытливо глядя ему в глаза, негромко произнесла:
   -- Складно рассказываете. И так увлечённо. Заранее придумали или только сейчас?
   -- Ничего я не придумывал, -- и Сашка тут же опустил глаза. Взгляд у девушки был очень цепкий, и он чувствовал, что уступит ей в этом соревновании.
   -- Ладно, я поняла одно - операции вы действительно делали, и, скорее всего, именно в экстремальной ситуации. Но вы их там не 20 и даже не 10 сделали, а гораздо меньше. Ну, может быть, когда-нибудь вы расколетесь, если мы ещё с вами встретимся. В общем, пора закругляться.
   И снова странность - Александру почему-то ужасно не хотелось расставаться с девушкой. Он уже понял, что Наталья Владимировна очень умная, рассудительная и толковая девушка. С ней интересно беседовать. Это не пустышка, таких эрудированных женщин ещё поискать нужно. Хорошо, что хоть в таких обычных житейских ситуациях находчивость, причём быстрая, его не подводила.
   -- Э, нет, Наталья Владимировна, -- категорично заявил он. -- Я вам многое рассказал, и даже показал. А о вас я ничего не знаю. Ну, знаю только, что вы студентка, скорее всего, Ярославского государственного университета имени Демидова. Его юридического факультета. Так?
   -- Именно так.
   -- Но этого мало. Расскажите о себе более детально. Чтобы здесь не сидеть, давайте я вас немного провожу, а вы по дороге мне и будете рассказывать.
   -- А вы находчивый парень. Но, в принципе всё логично. Правда, и вы не так уж много лично о себе рассказали... Но я и того меньше. Хорошо, давайте прогуляемся по пути к моему дому. Хотя немного и прохладно.
   -- Вот балбес! -- Александр начал стаскивать с себя пиджак, после чего накинул его на плечи девушки. -- Вот так будет лучше.
   -- Не нужно, -- запротестовала девушка. -- Вы же в одной рубашке.
   -- А вы в лёгком платье, без какой-либо кофточки. А я на горных реках закалился, да и водичка в них далеко не парная.
   -- Да-а, -- уважительно протянула Наталья, -- мускулатура у вас рельефная, видно, что вы греблей занимаетесь. Хорошо. Спасибо вам за пиджак. Пойдёмте.
   И пара, не спеша, стала покидать территорию клиники.
   -- И что вас интересует? -- спросила Наталья.
   -- Я не буду размениваться на мелкие вопросы. Начну сразу с глобального, кем вы собираетесь стать после окончания университета? - прокурором, обвинителем? -- примерно так же думал в беседе с Цветковой и заведующий хирургическим отделением. -- Или следователем полиции?
   -- Странный подход. А почему, например, не нотариусом или защитником?
   -- Ну, нотариус - это ужасно скучно. А защитник вам по характеру не подходит, так мне, по крайней мере, кажется. Вы не защитник, а нападающий, -- скаламбурил Сашка.
   -- Вы же не знаете моего характера.
   -- Почему. Я уже понял, что вы напористая женщина, а значит, именно нападающая.
   -- Нет. Я хочу не нападать на людей, а защищать их. К примеру, мой любимый юридический персонаж - это Кони.
   -- Какие ещё юридические кони? -- изумился Большаков.
   -- Не какие кони, а какой Кони, -- рассмеялась девушка. -- Адвокат Анатолий Фёдорович Кони.
   -- А-а, я что-то и слышал о нём, но не помню. Это же не наш современник?
   -- Нет. Он практиковал в конце XIX-го - начале XX-го столетия.
   -- Ух, ты! -- не сдержался Сашка, ведь он 2 года пробыл в том времени, но о Кони ничего не знал. -- Из тогдашних адвокатов я знаю разве что только о Плевако.
   -- Да, жил и работал в то время и такой известный адвокат как Фёдор Никифорович Плевако. Он тоже был прекрасным адвокатом. Но Кони, всё же, мне нравится больше.
   -- И чем же это?
   -- Ну, например. У нас в России почти 20 лет назад, а точнее в 2000-м году была учреждена высшая награда Министерства юстиции РФ - медаль российского юриста Анатолия Кони. То есть, она именно в честь Кони, а не Плевако. Но дело не в этом. Да, Плевако выиграл множество судебных дел, но у Кони они ярче, так же как более яркий он сам человек. К примеру, Корней Иванович Чуковский, лично знавший Кони, говорил, что этот выдающийся юрист "оказался артистической натурой с темпераментом большого художника. Если бы он не был судьёй, прокурором, знаменитым оратором, он мог бы стать незаурядным актёром или бытовиком-рассказчиком - такой был у него аппетит к разным бытовым эпизодам, выхваченным из жизни, и художественному изображению всевозможных характеров, лиц, ситуаций". Я запомнила эти слова наизусть.
   -- Хм, интересно Чуковский о нём отозвался.
   -- И это при том, что Кони готовился стать математиком, но стал юристом. Анатолий Фёдорович Кони был превосходным судебным оратором, порой ему удавалось одной фразой разрешить все сомнения судебных заседателей. А непреложным требованием Кони как прокурора было вдумчивое и гуманное отношение к судьбе человека. А вот что говорил сам Кони: "Я был слугою правосудия, а не лакеем правительства", "Я прожил жизнь так, что мне не за что краснеть. Я любил свой народ, свою страну, служил им, как мог и умел... Я много боролся за свой народ, за то, во что верил". Его называли Императором правосудия. Он работал и при советской власти - в 1918-1922-м годах был профессором Петроградского университета.
   В дополнение к словам Цветковой можно сказать, что российский юрист, судья, государственный и общественный деятель и судебный оратор Анатолий Фёдорович Кони был также литератором, действительным тайным советником, членом Государственного совета Российской империи, Почётным академиком Санкт-Петербургской академии наук по разряду изящной словесности, доктором уголовного права Харьковского университета.
   Один из виднейших организаторов дореволюционной русской адвокатуры и один из главных редакторов "Энциклопедического словаря" Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона Константин Арсеньев писал о Кони: "Он никогда не говорит только для публики, никогда не забывает о деле, к разъяснению которого он призван, никогда не упускает из виду, что от его слов зависит, в большей или меньшей степени, судьба человека. Он не нарушает, без надобности, уважения к чужой личности, щадит, по возможности, даже своих противников, ни в чём существенном, однако, не уступая и не отступая".
   -- Ну, это всё хорошо, конечно, -- отреагировал на рассказ девушки Александр. -- Но это в принципе не аргументы - это просто слова.
   -- А, ну да, вы правы. О человеке говорят не слова, а дела. Хотя медаль, всё же, аргумент. Но, отбросим медаль. Вы слышали о таком человеке, как Вера Засулич?
   -- Слышал - народница, террористка конца XIX-го века.
   -- Ну, в принципе верно. В январе 1878-го года Вера Засулич проникла в приёмную петербургского градоначальника Фёдора Трепова и выстрелила в него из пистолета. Правда, не убила его, тот вскоре оправился после ранения.
   -- А почему она в него стреляла? Я этого как-то не помню.
   -- Он отдал приказ о порке политического заключённого - фамилии я не помню - за то, что тот не снял перед ним шапку. Этим самым Трепов нарушил приказ, законодательный приказ о запрете телесных наказаний, а потому вызвал широкое возмущение в российском обществе. В общем, Засулич задержали, и состоялся суд, причём под председательством Кони. И он вынес оправдательный приговор по делу Веры Засулич.
   -- Ух, ты, даже так! И это в то время. Да ещё ранение человека из огнестрельного оружия....
   -- Вот именно. Кони мотивировал это тем, что для Засулич рана или смерть Трепова была безразлична. Для неё важен был сам выстрел, который должен был обратить внимание общественности на произвол чиновника.
   -- М-да, смелое решение суда, то есть Кони.
   -- Действительно, смелое для того времени. Но, наверное, и справедливое. Я ещё кое-что могу добавить о Кони. Правда, не знаю, говорить это вам или нет... Ну, ладно, расскажу. Другому мужчине я это точно говорить бы не стала. Но поскольку вы не столько мужчина...
   -- Как это я не столько мужчина?! -- возмутился, перебив Наталью Александр.
   -- Извините. Получилась некая двусмысленность. Но это, как бы непроизвольный, подсознательный ответ на вашу позавчерашнюю двусмысленность. Но я совсем не то хотела сказать. Просто вы не дослушали меня. Я хотела сказать, что вы не просто мужчина, а мужчина-медик. А потому медик меня правильно поймёт. Так вот, у Кони было одно интересное дело. Однажды подсудимого хотели обвинить в воровстве на основании того, что в его сумке был обнаружен воровской инструмент. На что Кони заявил: "Тогда и меня судите за изнасилование". Суд тотчас возмутился: "Но ведь факта не было". И адвокат тут же парировал: "Но инструмент-то имеется".
   -- Ух, ты! Вот это да! Ну и ответ! Блестяще! Вот теперь я скидаю шляпу перед вашим Кони.
   -- Ну, это не мой Кони. Это достояние всей России.
   -- Я понимаю.
   После этого наступила небольшая пауза в разговоре.
  
  

ГЛАВА 23

Ох, уж это женское любопытство...

  
   И эта пауза в беседе с девушкой в какой-то мере была на руку Александру. Он даже подумал о том, что теперь девушка перестанет задавать ему вопросы по его врачебной деятельности, что она, увлёкшись своим рассказом об адвокатах, забудет об этом. И он решил воспользоваться этим и продолжить свои вопросы, что он тут же и предпринял:
   -- Значит, вы решили по окончанию университета стать защитником, то есть адвокатом. А, возможно, это и правильно. Кто особо знает прокуроров или обвинителей?.. А вот известных адвокатов знают многие.
   -- Дело не в известности. Я хочу не нападать, как вы сказали, на людей, а защищать их. Я не хочу судить людей. Мне как раз больше нравится разбираться в подоплёках их действий. Ведь их что-то толкает на неправомерные действия. Что ими движет?..
   -- Да, интересно. Да и в Библейских писаниях говорится: "Не судите, и не судимы будете".
   -- Да, я слышала эту фразу. А вы верующий?
   -- Ну, не знаю даже. Я и верующий, и материалист одновремённо. Уж больно много в последнее время в науке происходит открытий, которые очень часто расходятся с Библейскими толкованиями о Земном житие.
   -- Да, в этом вы правы. Но вы крещены, крестик-то носите.
   -- Вы тоже носите крестик, -- усмехнулся Сашка.
   -- Да, я крещёная, -- тоже усмехнулась Наталья. -- Правда, родители не планировали меня крестить, на этом настояла моя бабушка. А вас родители окрестили, или тоже бабушки с дедушками? - те более предприимчивы в таких делах.
   -- И не те, и не другие? Меня окрестили на Алтае, -- снова не подумав, брякнул Александр. Энергичная, напористая девушка как бы не давала ему времени на раздумья, он не успевал вовремя сосредоточиться.
   -- На Алтае?! -- изумилась Цветкова. -- То есть только в этом году?
   -- Ну, можно и так сказать, -- Саша и сам не знал ответа на этот вопрос - в этом году его окрестили или, всё же, 2 года назад. Ведь что ни говори, а крестик он носит именно 2 года.
   -- Странно, -- снова пытливо глядя на Александра, тянула Наталья, -- как-то не вяжется с вашими предыдущими фразами о науке и материализме. У вас сплошные загадки, да вы и сами человек-загадка.
   -- Наталья, а вам... Ой, извините, Наталья Владимировна, вам...
   -- Можно просто Наталья, -- перебила его девушка, -- так проще разговаривать, да и возраст у нас примерно одинаков.
   -- О, на это я согласен. Тогда взаимно - тогда я для вас просто Александр.
   -- Хорошо, -- улыбнулась девушка. -- Но только в личной беседе и в неофициальной обстановке. Я не могу называть лечащего врача просто по имени.
   -- Ну, я не возражаю. Так вот, я хотел сказать, что по своей натуре вы, всё же, больше именно полицейский сыщик.
   -- Нет, -- продолжала улыбаться Наталья, -- я по своей натуре, как и многие другие представительницы моего пола, просто любознательная женщина. Но я ещё и будущий юрист, а потому чувствую, когда мне пытаются лапшу на уши навешивать. В ваших рассказах, Александр, слишком уж много белых пятен.
   -- Да-а, вот уж чего я не ожидал, так не ожидал...
   -- Это вы о лапше на уши?
   -- Нет, не об этом. Я не ожидал такого с вами разговора. Я думал, что будет лёгкая непринуждённая беседа, а оно вон как повернулось. Я вас недооценил. Ну, в том плане, что вы настолько эрудированная особа с обострённым чутьём. И к природному женскому чутью у вас добавляется ещё и юридическое. Вы умеете оценивать каждое слово.
   -- А это плохо?
   -- Для вас, да ещё как для будущего юриста, адвоката, конечно же, нет. А вот для меня... Хорошо, вы были искренни со мной, а вот я действительно не всегда. А потому признаюсь честно - да, есть у меня некоторые белые пятна. Но я не всё рассказал вам о себе не потому, что хотел скрыть свои, скажем так, уже не белые, а тёмные пятна. Я надеюсь, что таковых у меня нет, по крайней мере, таких уж тёмных. Дело в том, что не так всё просто. Мне сложно вам всё рассказать, да и не поймёте, не поверите вы мне вот так сразу. А по главному вашему вопросу - у меня действительно имеется врачебный опыт, не студенческий, конечно же. Возможно, это вам что-то подскажет. И Денисов это знает, он даже проверял меня в этом плане. Но я, наверное, расскажу вам всё как на духу, но только позже. Если мы продолжим наши с вами встречи.
   -- А вы хотите продолжать встречи со мной, с такой напористой, наглой особой?
   -- С напористой особой - да. А наглой вы не были. Я вам скажу больше - ещё позавчера, после знакомства с вами мне это даже в голову прийти не могло, а сегодня я очень хочу продолжить встречи с вами.
   -- И что же на вас повлияло? -- осторожно спросила Цветкова.
   -- Вы сами.
   -- В каком смысле?
   -- Понимаете, Наталья, на этот вопрос однозначно ответить сложно - очень много составляющих. И если я для вас человек-загадка, то вы для меня - удивительная девушка. Так что, вы против наших встреч? Вот только я боюсь, что вы ответите мне по-юридически замысловато.
   -- Я не буду отвечать вам замысловато. Вы в последние минуты нашей беседы были искренни, это было видно даже по вашему небольшому волнению. Так буду искренна и я. Я согласна продолжить встречи с вами.
   -- Чтобы удовлетворить своё любопытство, точнее любознательность, как вы сказали?
   -- Это теперь как раз не главное. Вы для меня сейчас просто очень интересный человек. С вами приятно общаться, особенно тогда, когда вы искренни. А я так чувствую, что в целом вы как раз искренний человек. Просто у вас есть какая-то тайна, в которую допускаются не все лица.
   -- Совершенно верно. О моей тайне, да это и не тайна вовсе, просто не могу подобрать верного слова... Необычная история, что ли. Так вот, в неё посвящены, к примеру, мои родители, мои друзья и ещё пару человек. А, да, и Денисов тоже.
   -- Хм, родители, друзья - это понятно. Но Денисов... Он, что, тоже в ранге ваших друзей.
   -- Нет. Просто я случайно проболтался, и он меня поймал на этом. Я, не подумав, кое-что брякнул. Ну, как и беседе с вами, вы не давали мне времени на раздумье. Например, о крещении на Алтае. И дураку понятно, что это неспроста. Но я вам об этом когда-нибудь обязательно расскажу. Так когда мы встретимся? Вы в выходные никуда не уезжаете?
   -- Нет.
   -- Тогда вы не будете возражать, если мы встретимся завтра. Место встречи и время определите сами. Я коренной ярославец, город знаю хорошо, а потому найду любое предложенное вами место. Я не знаю, где вы живёте, а потому вам, возможно, далеко добираться.
   -- Нет, я живу как раз не очень далеко от вашей клиники, иначе моя мама, не попала бы в неё.
   -- Скорее всего, попала бы как раз в нашу клинику, потому что на этой неделе именно наша клиника дежурная по городу. Но это не имеет значения. Так что, где и когда мы встретимся?
   Наталья, немного подумав, удовлетворила это вполне понятное любопытство, после чего сама задала вопрос:
   -- Ну, что, пришла пора прощаться?
   -- А вам до вашего дома далеко?
   -- Нет, отсюда уже недалеко - всего пара кварталов.
   -- О, тогда ещё рано расставаться. Я проведу вас к самому дому. Или вы во дворе не хотите показываться со мной вместе?
   -- Это почему ещё? Наоборот, пусть завидуют мне, что я такого парня отхватила, -- теперь уже шутила девушка.
   И они, ведомые Натальей, направились дальше, беседуя уже просто на бытовые темы. У её подъезда они ещё немного поговорили, в частности Александр недовольно протянул:
   -- М-да, встретимся завтра и послезавтра, а затем большой перерыв.
   -- А что так?
   -- У меня на следующей неделе вторая смена. А это значит, что я буду работать до 10 часов вечера. Ну, а после 10-и встречаться уже неудобно. А у вас с утра занятия.
   -- Ну, занятий у нас сейчас не так уж и много. А начинается вторая смена у вас когда?
   -- С 14-и.
   -- Ну, пару часов я смогу, конечно, быть свободной. Пусть и не каждый день.
   -- И то хорошо, хоть в какой-то из дней снова увижу вас.
   -- А вам что, каждый день хочется меня видеть? -- рассмеялась девушка.
   -- Ну, не знаю, каждый ли день, но лучше почаще.
   -- Странно... -- тихо и уже без улыбки протянула Наталья.
   -- Что странно?
   -- Это я о себе, -- медленно тянула Цветкова. -- Я, как и вы, тоже позавчера и подумать не могла, что смогу с вами встречаться. Я тогда так зла на вас была... Думала, что вы некий мажор, блатной выскочка, который чересчур возомнил о себе. Как же, без году неделю в клинике, а уже операции проводит. Вчера немного остыла. Тем более после беседы с мамой. Она сказала, что вы очень внимательный врач. Да и её соседки по палате подтвердили, что вы хороший хирург, действительно внимательный врач, да и вообще вроде бы неплохой человек. Ну ладно, думала я, узнаю у него, как же это ему удалось так быстро продвинуться. Но такую прогулку и беседу я себе даже не представляла. Тоже думала, что беседа с вами займёт от силы минут 15-20. А тут нате вам... Но даже не это странно. Более странно то, что и мне хочется вас видеть, потому я и не отказалась от встреч. И странно также то, что я вам в этом признаюсь... Я бы никогда парню в таком не призналась. Я сама себя сегодня не понимаю...
   -- Спасибо, что доверяете мне. И что тоже хотите меня видеть. До встречи завтра. До свидания, Наташа! -- впервые так назвал девушку Саша, после чего взял девушку за руку, нежно погладил её, а затем поцеловал в знак прощания. Большего он себе позволить не мог.
   -- До свидания, Александр! -- Наталья одновремённо сняла с плеч и протянула ему его пиджак. -- Спасибо!

* * *

   После первой прогулки молодой пары прошло несколько дней. Субботу и воскресенье парень с девушкой практически весь световой день проводили вместе, даже обедали в кафе. В воскресенье вечером Татьяна Владимировна спросила сына:
   -- И где это ты пропадал целых два дня, даже обедать не приходил?
   -- Встречался с друзьями, точнее с другом?
   -- С Серёжей?
   -- Нет, не с ним. С иным другом.
   -- С иным? Интересно... И что же вы целыми днями делали?
   -- Гуляли, разговаривали, -- улыбнулся Сашка.
   -- Гуляли, разговаривали... Ты мне решил сказки рассказывать? Ещё и так ехидненько улыбаешься.
   -- Да ничего не ехидненько, просто улыбнулся. Ладно, признаюсь, не хочу тебя обманывать - я начал выполнять твою программу.
   -- Какую ещё мою программу? -- удивилась мама. Но до неё тут же, видимо, дошло. -- О! Неужели и в самом деле?.. А то с другом...
   -- Мама, а разве друзья у меня должны быть только одного со мной пола? Разве девушка не может быть другом?
   -- Ну, девушка для парня это уже не просто друг.
   -- Почему? Мне в прошлом времени та же Василиса долгое время была просто другом. А у тебя в молодости не было парней, которых ты считала просто друзьями?
   -- Так, ты мне баки не забивай. С такими друзьями целые дни вместе не проводят. И что это за девушка, с твоей работы?
   -- Нет, не с моей работы.
   -- А кто она? Что ты мне так коротко отвечаешь? А детальнее можно?
   -- Детальнее будет позже. И точка, мама! Я сам всё должен сначала понять для себя.
   -- Ох, и упрямый же ты. Ладно, знаю, что ты всё равно по-своему поступишь. Но она тебе хотя бы нравится?
   -- А я бы мог 2 дня прогуливаться с девчонкой, которая мне не нравится?
   -- Хм, вряд ли.
   -- Вот ты сама и ответила на свой вопрос.
   -- И когда ты нас с ней познакомишь?.. -- но она тут же махнула рукой. -- А, бесполезный вопрос. Разве же ты скажешь... Ты ведь точно приведёшь её неожиданно, когда мы к этому не будем готовы.
   -- А что вам готовиться? Я её что, на банкет к нам приведу? Конфеты, печенье, чай, кофе у нас всегда есть. Да и "Шампанское" или лёгкое вино у нас в баре тоже имеется. Ну, куплю я по дороге тортик - вот и всё. Да и в ближайшие дни этого точно не произойдёт. Я же тебе сказал, что мне ещё самому предстоит во всём разобраться.
   -- Ладно, без тебя будем готовиться к твоим же неожиданностям, -- снова махнула рукой Татьяна Владимировна. -- Ты без каких-нибудь сюрпризов ну никак не можешь. Хорошо, что хотя бы о встречах с девушкой рассказал. Не соврал что-нибудь.
   -- Мама, а разве я тебе когда-нибудь врал?
   -- Ну, хорошо, не врал, но многое не рассказывал.
   -- А ты в юности, в молодости абсолютно всё своим родителям рассказывала, особенно папе...
   -- Так, иди уже отдыхать, не пудри мне мозги, -- рассмеялась мама. -- Чудо ты моё... Была бы дочь, она точно с матерью своими маленькими секретами делилась. А мальчишка... Ты хотя бы не соверши такой нашей с папой ошибки, а точнее лично моей.
   -- Постараюсь не совершить, -- улыбнулся Александр.
   А назавтра у него началась уже работа во вторую смену. Никаких особенностей от работы в первую смену она не имела, просто забирала время, когда основная масса людей отдыхает, а главное лично для Александра она нарушала планы встреч с Натальей Цветковой. Да они на этой неделе пару раз встретились в первую половину дня - загруженность студентов 5-го курса и впрямь была уже не велика - но что это были за встречи...
   В четверг за пару часов до окончания смены к Большакову подошла Василиса Степанова, та тоже работала во вторую смену. Обычно старались, чтобы врачи и оперирующие медсёстры, которые часто оперируют вместе и работали в одни и те же смены. Вторая смена немного выигрывала тем, что работы врачам и медсёстрам вечером было мало. Все основные назначения были выполнены утром и днём, а потому больные больше просто отдыхали. Естественно, что параллельно отдыхал и медицинский персонал. Ну, а какой отдых в клинике - в ординаторской имелся телевизор, вот смотрели его, а также просто беседовали, на различные темы, но только не на медицинские, они всем надоели. Вот и Василиса, хитро улыбнувшись, произнесла:
   -- В конце прошлой недели ты был замечен в компании с одной барышней. Я не сама это видела, но слышала разговор медсестёр. И барышня им знакома. Её мама лежала в нашем отделении. И они говорили, что вы беседовали не так уж мало времени, к тому же вроде бы довольно мило.
   -- Ох, уж эти женская наблюдательность, а после неё различные пересуды! -- покачал головой Александр. -- От женских глаз никуда не скрыться. Да, беседовал я в прошлую пятницу с Цветковой. И что из того?
   -- Но у вас же вроде бы был конфликт. Она же на тебя даже жаловаться бегала.
   -- То было ещё до операции, а после операции, когда она увидела, что её мама жива и здорова, её отношение ко мне немного переменилось. Она даже извинилась передо мной за свою излишнюю резкость. Правда, и я затем извинился перед ней за те злосчастные эрогенные зоны. В общем, уже не дулись друг на друга. Кроме того, она хотела более детально узнать о состоянии своей мамы и о том, что маме делать уже после выписки.
   -- Понятно. Всё закономерно. Я так вначале и подумала - обычная беседа родственницы пациентки с лечащим врачом.
   -- А почему это вначале ты подумала? А после начала?..
   -- А вот после я поняла, что всё не так уж закономерно. Вчера, -- хитро прищурилась Василиса, -- ты вновь был замечен с этой же девушкой. Вы прогуливались и мило беседовали, но уже не на территории клиники, а на улице, хотя и неподалёку от больницы. И это в первую половину дня - до начала твоей смены была ещё уйма времени, а девушка - она же студентка - должна была быть на занятиях. А её маму накануне уже выписали. Это как ты объяснишь? Тоже беседа врача с родственницей пациентки?
   -- Господи! Везде глаза, и никуда от них не скрыться.
   -- А что же ты, если хотел скрыться, то не гулял с ней возле её университета? Он ведь не рядом с нашей клиникой.
   -- Прямо-таки, и так уж он далеко?.. Район-то один и тот же, -- Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова располагался по ул. Советской, 14 - недалеко от памятника Ленину и Красной площади (имелась и такая в Ярославле).
   -- Ну, всё же. Хоть в нескольких кварталах от клиники. По крайней мере, по другую сторону проспекта Ленина.
   -- Вот дальше так и буду поступать, -- буркнул Сашка на уточнение Степановой.
   И Степанова, и Большаков в этом вопросе были неправы. Они точно знали, где находился основной корпус N 1 ЯрГУ, а вот само здание юридического факультета располагалось на ул. Собинова 36 а - 3-4-мя кварталами южнее.
   -- Ага! Значит, дальше... То есть встречи с Цветковой будут продолжаться?
   -- Василиса, -- уже улыбнулся Александр, -- почему тебя это так беспокоит? Почему я не могу прогуляться с девушкой? Я что, пенсионер или хотя бы женатый мужчина?
   -- Да нет, конечно же, ты имеешь на это полное право. И это даже хорошо, я рада за тебя. Это хорошо, что бы отошёл от своих воспоминаний.
   -- Воспоминаний о твоей прабабушке!
   -- А это неважно. Просто от воспоминаний.
   -- Воспоминания были, есть и останутся.
   -- И это я понимаю. Но воспоминания не должны мешать тебе жить своей жизнью. И ты вроде бы начинаешь так жить. Ладно, не буду тебе нотации читать. А что касается твоей Цветковой, то меня просто интересует, чем она тебя так зацепила?
   -- Наталья Владимировна очень эрудированная девчонка, я даже не ожидал этого. С ней очень интересно беседовать.
   -- А вы до сих пор обращаетесь друг к другу на "вы" и по имени отчеству?
   -- Боже! -- смеялся Сашка. -- Меня убивает это дотошное женское любопытство.
   -- Ладно, это детали. Просто интересно - то чуть ли не враги, и вдруг без всякого перехода - друзья, да и не просто друзья.
   -- Пока что именно просто друзья.
   -- ...которые каждый день встречаются, -- как бы завершила вместо собеседника фразу женщина.
   -- Мы как раз встречаемся не каждый день.
   -- Ну, это понятно. Вечера у тебя пока что заняты, а ей хотя бы изредка на занятия нужно ходить.
   -- Василиса, не будь ехидиной.
   -- Да я не ехидничаю, это просто размышления вслух. Я что касается твоей Натальи Владимировны, -- выделила эти 2 слова Степанова, -- то я как-то не особо обратила на неё внимание на прошлой неделе, а потому не очень помню её внешность.
   -- Правильно, -- смеялся Большаков. -- Вот внешность мужчины ты запомнила бы даже, видя его всего минуту.
   -- Так уж мир устроен - люди в первую очередь обращают своё внимание на противоположный пол. Ты тоже мужчин не особо замечаешь, а вот женщин, девчонок...
   -- Понятно, согласен.
   -- И что, Цветкова такая уж красавица?
   -- А разве красота всегда стоит на первом месте? Она просто красивая девушка. К тому же умная.
   -- Наверное. Напористая и умная. А тебе какие девушки нравятся - красивые или умные?
   -- Мне нравятся красивые умные девушки.
   -- А, ну да, -- рассмеялась Василиса. -- Ты же у нас гурман в этом вопросе.
   -- Всего лишь стараюсь таким быть, -- рассмеялся и Александр.
   -- Ну, не знаю насколько твоя Наталья красивая - не успела особо рассмотреть её. Я ведь вблизи видела её всего лишь один раз. Но вот ноги у неё ничего - ровные, стройные. Это я как раз заметила, когда она уходила. Вы же, мужики в первую очередь обращаете внимание на женские ножки.
   -- С чего это ты взяла?
   -- Ну, так говорят. А на что же тогда вы обращаете внимание - на грудь?
   -- У тебя какие-то превратные представления о мужчинах.
   -- Хорошо, пусть и так. Я ведь не знаток мужчин, просто так принято считать. Но на что же в таком случае вы, мужчины обращаете внимание, ну, лично ты, например?
   -- На че-ло-ве-ка.
   -- У-у, снова твоя философия. Но как ты можешь так вот сразу узнать человека, точнее распознать каков он?
   -- Правильно, -- улыбался Сашка. -- Да, ножки и грудь женщины можно распознать сразу. Но разве это основное в человеке. А вот его самого действительно не сразу распознаешь. Именно поэтому семейные пары и не создаются на следующий день после знакомства.
   -- М-да, я совсем забыла, что у моего прадедушки язык подвешен очень даже хорошо.
   -- А разве я не прав?
   -- Прав, конечно. Ладно, замнём для ясности... Тогда другой вопрос - а что это тебя потянуло на блондинок. Твоя Василиса Павловна - моя прабабушка - насколько я знаю, была брюнеткой. Или это не так?
   -- Всё так. Василиса Говорова была брюнеткой, причём жгучей брюнеткой. Но я не делю свои пристрастия по цвету волос женщин. Цвет волос по большому счёту - это просто формальность. Можно быть умной блондинкой или же недалекой брюнеткой. Мне могут нравиться также и шатенки. Но цвет волос Цветковой мне нравится, он ей к лицу, -- а та действительно была натуральной блондинкой.
   -- Может, и к лицу, но не совсем к её характеру.
   -- Почему?
   -- Ну, она немного скандальная женщина, ну, чересчур настойчивая. Но при этом, как ты говоришь, она ещё и очень умная. И вот здесь что-то не сходится. Принято считать, что блондинки весьма недалёкие женщины.
   -- Глупости всё это, Василиса. А тебе что, не встречались дуры среди брюнеток?
   -- Встречались, конечно, и не раз. Но так считают, это не я придумала.
   -- Это всё ерунда. О вымышленной тупости светлоголовых дамочек ходит много анекдотов. Хотя реальная жизнь с этим может поспорить. Среди натуральных блондинок немало успешных писателей, учёных, телеведущих и журналисток. Я читал, что британский таблоид "The Sun" составил список самых умных и успешных блондинок мира. И среди них лидером является создательница сборника "Гарри Поттера" Джоан Роулинг. В 2006-м году она смогла стать самым высокооплачиваемым писателем в мире после Дэна Брауна, -- написавший бестселлеры "Ангелы и демоны", "Код да Винчи", "Инферно", "Утраченный символ"... -- И что, её можно назвать глупой? Далее, Василиса. Второе место в этом списке занимает 29-летняя Кэт Дили. Она начинала свою карьеру в качестве модели, а сейчас является одной из самых известных телеведущих. Третье место досталось 20-летней Колин Маклафлин, которая является лицом компании "George at Asda" и в настоящее время зарабатывает около 18-и миллионов долларов в год. Следом за Колин идёт Кэти Прайс - она же Ака Джордан. Эта 27-летняя белокурая красавица выпустила роман "Angel", который стал настоящим хитом продаж. На пятой строчке обосновалась популярная светская львица Пэрис Хилтон. Она наследница гостиничной империи, и сейчас под своим брендом выпускает одежду, часы, парфюмерию, нижнее бельё, сумки и очки. Ну, и так далее...
   -- Ну, я таких данных не знала. Может быть, это всё и так.
   -- А ты знаешь, -- улыбнулся Большаков, -- что первой известной блондинкой в истории была богиня Афродита, золотистые локоны которой подарил сам Зевс. А в наше время златокудрые дивы, хотя и не являются богинями, продолжают завоёвывать сердца мужчин. По крайней мере, об этом говорят научные исследования. Да и вообще - мужчины предпочитали блондинок со времён каменного века. Жившие в те далекие времена мужчины, как правило, выбирали тех представительниц прекрасного пола, в которых скрывалось нечто особенное, в частности, светлые волосы. Современные мужчины тоже предпочитают блондинок, которых считают наиболее привлекательными. И знаешь, как это явление объясняют учёные?
   -- И как же?
   -- Они объясняют это тем, что у светловолосых женщин более высокий уровень эстрогенов. Что это такое, ты, как медик, я думаю, знаешь.
   -- Знаю - женские половые гормоны.
   -- Правильно. И ещё. 31-го мая отмечается Всемирный день блондинок. Впервые отметили эту дату в 2006-м году. Тогда первое празднование прошло с настоящим шиком: состоялась церемония вручения премии "Бриллиантовая шпилька" для талантливых, умных, успешных, модных и женственных златовласок. А вот о Всемирном празднике брюнеток или шатенок я что-то ничего не слышал, -- хитро прищурился Сашка.
   -- Хм, после твоих рассказов, возможно и мне стоит подумать о том, чтобы изменить цвет своих волос, -- Степанова была шатенкой в сторону более тёмного цвета.
   -- Подумай. Спеши жить!
   -- А при чём здесь спеши жить?
   -- Дело в том, что, как считают учёные, натуральная блондинка - явление редкое, и по их подсчётам уже к 2200-му году блондинки окончательно исчезнут с лица Земли. Только за последние 50 лет число блондинов и блондинок сократилось с 49 % - почти половина Человечества - до 14 % от общего числа жителей планеты. А причин тому несколько. Во-первых, чтобы ребёнок родился блондином, у обоих родителей должны быть светлые волосы. Во-вторых, в странах, где преобладает тёмный цвет волос - например в Африке - население неуклонно растёт, а вот европейцы -- немцы, скандинавы, россияне, которые являются носителями "белокурого гена" - всё чаще ограничиваются одним ребёнком. Последний человек со светлыми волосами родится, по мнению учёных, в Финляндии, где проживает самое большое число светловолосых людей на душу населения.
   -- Ничего себе, блондинки скоро исчезнут. Вот это да! Тогда точно нужно спешить, -- засмеялась Василиса. -- Я, конечно, натуральной блондинкой стать не могу, но можно попробовать стать крашеной блондинкой. Не знаю только, будет ли мне этот цвет волос к лицу. Но в наше время можно сегодня быть шатенкой, завтра - блондинкой, а послезавтра - брюнеткой; никакого труда это не составляет. А тебе именно цветом волос приглянулась Цветкова?
   -- Нет. Я же тебе говорил, чем она мне приглянулась - просто красотой и умом
   -- А, ну да, философ... Просто удивляет такой резкий переход: от жгучей брюнетки Василисы Никитиной до блондинки Натальи Цветковой. Ладно, прекращаем беседу на эту тему.
   -- То есть на тему Натальи? -- хитро улыбнулся Александр.
   -- Нет, я неправильно выразилась, -- рассмеялась Степанова. -- Прекращаем говорить о блондинках и женщинах в целом. А вот об отдельных представительницах этого пола можно ещё поговорить.
   -- Вот теперь я уже тебе скажу, что ты зануда. Не беги впереди паровоза, дай мне самому сначала во всём разобраться.
   -- Ладно, тогда прекращаем беседу вообще. Ты, я вижу, не настроен говорить на эту тему. Да и вообще вы, мужчины скрытные личности - из вас слово не вытянешь.
   -- А вы, женщины охотно делитесь своими секретами с представителями другого пола... -- рассмеялся Сашка.
   -- И то верно, -- улыбнулась Василиса. -- Тогда всё, скоро и по домам - смена заканчивается.
   Как это ни странно, но в образах Василисы Говоровой и Натальи Цветковой было нечто общее, чего Александр не сказал Степановой. Хотя эти женщины по внешнему виду, казалось бы были абсолютными антиподами: одна брюнетка, вторая - блондинка, одна - чуть по-крестьянски полноватая, вторая - худощавая, одна - невысокого роста, вторая - выше среднего (как для женщин). Но их объединяли глаза! У обеих женщин они были зелёными, широко распахнутыми. Правда, у Говоровой они были более тёмного цвета.
   А в целом зелёные глаза по праву являются бескрайне загадочными и колдовскими, поскольку они манят, притягивают и завораживают. Особенно это касается женских зелёных глаз, которые когда-то считали прямым доказательством того, что девушка является ведьмой. Естественно, это был полнейший бред средневековья, но вот то, что зелёные глаза просто роскошны и прекрасны - это чистейшая правда. Среди мировых женщин-звёзд есть немало красавиц с эффектно-зелёным оттенком глаз. Зелёные глаза мерцают и искрятся, как драгоценные камни. Они переливаются множеством оттенков. Редко встретишь чисто зелёный цвет глаз, обычно это пёстрая смесь, включающая вкрапления золотистого, коричневого, тёмно-жемчужного и даже голубого. А уж блондинка с зелёными глазами - это вообще женщина-загадка, которая так просто не откроет всех своих тайн. Изумруды её глаз могут свести с ума любого, а белокурые локоны дополняют образ свежей и сочной ноткой.
   Многие специалисты полагают, что женщины с зелёными глазами находятся в постоянном противоречии и стараются достичь полного согласия с самими собой. Считается, что девушки с зелёными глазами - самые нежные создания на свете, которые тепло относятся к своим любимым и глазами могут буквально "убить" своих врагов. А ещё, что очень важно для совместной жизни с этими женщинами это то, что зелёноглазые красавицы добры, верны, порядочны, но вместе с тем принципиальны и тверды.

* * *

   Но вот уже наступила долгожданная для Александра суббота. Снова он будет почти целыми днями с девушкой. А он уже чувствовал, что увлёкся Натальей всерьёз. И даже, пожалуй, это было уже не просто увлечение. После того, как пара встретилась в парке и обменялась приветствиями, Александр, улыбнувшись, сообщил девушке:
   -- А нас уже засекли.
   -- Что значит, засекли?
   -- Ну, увидели в городе мои сослуживцы, территория клиники не в счёт. И в женской среде уже пошли пересуды.
   -- И тебя это очень беспокоит? -- озорно улыбнулась Наталья. Со средины недели они уже были на "ты".
   -- Нисколечко. Это просто женское любопытство.
   -- А, возможно, и не только.
   -- А что ещё?
   -- Некая ревность. Ведь я у твоих молодых медсестёр как бы ворую парня, на которого у них, возможно, были свои виды.
   -- У меня со всеми были абсолютно ровные невинные отношения.
   -- Ну, это пока. А кто его знает, как бы развивались события дальше, если бы не некая Цветкова, -- уже вообще смеялась Наталья.
   -- Нет, никого у меня на примете не было. Да и мне никто глазки не строил.
   -- А твоя оперирующая медсестра? Я заметила, как она на тебя смотрит.
   -- Ничего себе! -- у Александра отвисла челюсть. -- Да ты же контачила с ней всего пару минут.
   -- Ну и что. Женщина за пару минут многое может подметить.
   -- Ну, во-первых, Степанова - это её фамилия - замужем...
   -- А это ничего не меняет.
   -- Я это понимаю. Но, поверь мне на слово - у меня с ней абсолютно ничего не может быть. Абсолютно ничего! У нас совершенно другие отношения.
   -- Что значит, другие?
   -- Ну, как бы тебе сказать... Ладно, не хочу тебе лапшу на уши вешать. Мы с ней родственники.
   -- Родственники? И кто вы друг другу?
   -- Наташа, ты веришь мне?
   -- Верю. Но причём здесь...
   -- Я тебе всё расскажу позже. Это длинная история. Я тебе расскажу о Степановой тогда, когда буду рассказывать об Алтае, своих операциях там и о прочем. Это всё взаимосвязано.
   -- Взаимосвязано? Странно... Алтай, операции... и Ярославль, медсестра...
   -- И тем не менее. Я всё тебе расскажу. Но чуть позже. А ты не думала о том, где и когда я мог научиться проводить хирургические операции?
   -- Думала. И мне многое в голову приходило, даже самое невероятное.
   -- О! Вот как раз над этим невероятным ты и поразмысли хорошенько.
   -- Даже так?!
   -- Именно так. Ладно, это не сегодняшнего дня тема. Чем будем сегодня заниматься?
   -- Гулять, есть мороженое, пить соки, кататься на аттракционах...
   -- Хорошо, согласен.
   -- Да, я тебе хотела задать один вопрос.
   -- Слушаю.
   -- Маму, как ты знаешь, в среду выписали из вашего отделения. А у неё не может повториться эта болезнь? И что нужно делать, чтобы она не повторилась вновь?
   -- Нет, рецидива, то есть повторения болезни не должно быть.
   -- Что такое рецидив я знаю, -- улыбнулась Цветкова. -- Ты забыл, что я юрист.
   -- А, ну да. Касательно же мер профилактики... По большому счёту, точных методов профилактики нет, но следует придерживаться определённых рекомендаций: вести активный образ жизни - а мама у тебя ещё не старая - не набирать лишний вес, соблюдать гигиену и правильно питаться.
   -- Понятно. Определённые рекомендации имеются, но они же в целом и общие.
   -- В принципе, да. Но это как раз неплохо - если рекомендации общие, то болезнь не такая уж страшная, тем более в прошлом.
   -- Хорошо, я вас поняла, господин врач.
   -- Вот и отлично, господин юрист, то есть господин правозащитник.
   -- О! Ты сейчас хорошее слово произнёс - правозащитник. Вот кем бы я на самом деле хотела быть. Защищать не конкретного индивидуума, а людей в целом. Правда, в первую очередь, всё же, в области криминалистики.
   -- То есть?
   -- А что, то есть? Ты посмотри, у нас же в стране оступившимся людям не дают возможность исправиться.
   -- Почему это? Исправляйся себе на здоровье.
   -- Это ты так наивно думаешь. Человек, выйдя из мест лишения свободы, не имеет возможности вернуться на своё прежнее место работы. Он почти никуда не может устроиться работать по своей специальности. Как только узнают, что он отбывал срок, ему везде от ворот поворот.
   -- А-а, в этом плане. Да, такое бывает.
   -- Да не просто бывает, оно везде и повсюду. Бывший заключённый в большинстве случаев может устроиться только на самую невзрачную, грязную работу. Но заметь, закона, запрещающего человеку, вернувшемуся с мест лишения свободы работать по своей специальности, нет. То есть открыто нарушаются права человека. Но никто и пальцем не шевелит, чтобы исправить ситуацию.
   -- Ну, государство в этом не повинно.
   -- А я и не говорю, что виновато государство. Виновато общество, не желающее принимать в свои ряды оступившихся. А точнее виноваты руководители учреждений. А ещё точнее чиновники, которые отдают им такие негласные установки. Они такие же, как тот петербургский градоначальник Фёдор Трепов, в которого стреляла Вера Засулич. Вот кто во всём этом виновен! Вот таких чиновников нужно, по меньшей мере, снимать со своих должностей.
   -- Ну, не совсем так. Тот градоначальник, как я понял, нарушил именно закон. А в случае непринятия на работу бывших осуждённых закон вроде бы и не нарушается. Руководители учреждений имеют право подбирать себе сотрудников по своему усмотрению.
   -- Вот в этом-то как раз и вся загвоздка! Да, такие чиновники вроде бы и не нарушают закон. Но они нарушают права человека! -- довольно громко доказывала свою правоту Наталья. -- Вот потому так сложно с ними бороться и помогать простым людям исправлять свои промахи. И они, не имея возможности нормально трудиться по своей специальности, вновь скатывается на кривую дорожку. Вот тебе и рецидив!
   -- И ты хочешь стать именно таким правозащитником людей?
   -- Да!
   -- А ты понимаешь, с какими трудностями и гонениями ты можешь столкнуться?
   -- Прекрасно понимаю. Но трудностей я не боюсь. Вот только стать правозащитницей мне так уж быстро не удастся. Мне и просто адвокатом так уж скоро не стать - это процесс длительный.
   -- Совершенно верно! А потому не будем забегать далеко вперёд, не будем сегодня думать о том, что может произойти лет через десять. Давай просто сейчас будем отдыхать.
   На том они и порешили, и, не теряя времени, приступили к реализации своих планов.
  
  

ГЛАВА 24

Пора знакомств и решений

  
   Но вот уже заканчивались и эти два выходных дня. И во второй половине воскресенья Наталья, предвидя приближающееся расставания с Александром, спросила его:
   -- У тебя была первая смена, далее вторая, а теперь на этой неделе будет, наверное, третья, ну, ночная смена?
   -- Не будет. Будет вновь первая смена. Так что всё в порядке - вечера у меня, а точнее вообще вторая половина дня будет свободной.
   -- Как так?! Но ведь больным иногда помощь оказывается и ночью.
   -- Конечно. Но ночных смен нет. Есть ночные дежурства, именно у врачей. Средний же медперсонал, а также санитары обычно работают в определённые смены по суточному режиму, например, выходят в смену на сутки и отдыхают трое. А врачебный персонал обычно работает в отделении днём, а по составленному на месяц графику выходят на ночные дежурства.
   -- И тоже потом у вас отдых?
   -- Нет. Отдыхаем ночью.
   -- Как так? Спите что ли?!
   -- И спим тоже. Больные тоже в основном спят. Помощь требуется только отдельным пациентам. И что тогда делать врачу - просто сидеть за своим столом? Но тогда всё равно заснёшь. Это, в принципе, один из самых спорных вопросов, связанных с ночной работой врачей. А потому медицинские учреждения прописывают, какие именно категории медработников в его подразделениях имеют право на сон во время ночного дежурства и в какое время. Так, например, не допускается работа младшего медперсонала стационара с возможностью сна во время ночного дежурства. А врачи... Да и как контролировать, спал врач во время своего ночного дежурства или нет? Да и вообще, в течение смены или дежурства медицинского работника ему устанавливается время для отдыха. В соответствии с Трудовым кодексом, ему должно предоставляться от 30-и минут до 2-х часов отдыха. И в это время сотрудник считается свободным от исполнения своих трудовых обязанностей.
   -- Хм, неплохо вам живётся, врачам.
   -- А адвокатам хуже живётся? -- улыбнулся Саша. -- У них же вообще нет ночных смен.
   -- Да, ты прав, -- усмехнулась и Наталья.
   -- Кроме того, -- продолжил Большаков, -- с согласия медработника ему может быть установлено дежурство в домашних условиях для того, чтобы оказывать неотложную и экстренную помощь населению, в том числе и в клинике. При этом всё время дежурства медицинский сотрудник может находиться дома, за исключением вызова на экстренные и неотложные вызовы. Когда я, к примеру, дежурю на дому, то каждый час моего времени дежурства на дому, приравнивается к 0,5 часам рабочего времени.
   -- Всё ясно. Хватит говорить о распорядках твоего трудового дня. Я только хотела выяснить вопрос твоего свободного времени на будущую неделю, а ты мне чуть ли не лекцию прочёл. У нас ещё есть время для прогулки. А уж потом у нас будет сон, ночного дежурства точно не будет.
   И в этот вечер Александр впервые признался Наталье в любви. Ответного признания пока что не последовало, девушка сказала, что он ей тоже нравится, но ей нужно немного времени, чтобы разобраться в самой себе. И Саша ответил, что он будет ждать, сколько того потребуется.

* * *

   Сашина мама прекрасно понимала, как в настоящее время использует своё свободное время её сын. И это её в принципе устраивало - как они оба говорили, он выполняет намеченную программу. Да, возможно, свидания с теперешней девушкой со временем и прекратятся - такое часто бывает - но тогда появится какая-то новая пассия сына. Как бы то ни было, а её сын занимается вопросами создания своей семьи. Но Татьяна Владимировна уже не задавала вопросов сыну, она понимала, что это бесполезное дело - только он сам решит, когда можно будет всё рассказать родителям, а, возможно, и познакомить их с его возлюбленной. А сейчас кто его знает, является ли девушка, с которой в настоящее время встречается сын, действительно его возлюбленной. А если нет, то и вопросы бракосочетания откладываются. Александр, да и его девушка - теперешняя или другая - сами решат, подходят ли они друг другу и насколько у них всё серьёзно. А потому остаётся только ждать. А шла уже первая декада октября...
   Но, если маме Александра, а частично и отцу (из короткого рассказа супруги) ситуация с сыном была понятна, то в семье Цветковых такой вечерний - а по выходным и дневной - досуг дочери вызывал немало вопросов и бесед Валентины Анатольевны со своим супругом. Дочери мама пока что вопросов не задавала, надеясь на то, что та сама вот-вот поделится с ней своими маленькими женскими секретами - раньше так оно и было. Но время шло, а Наталья что-то не спешила делиться с мамой. И это уже наводило на беспокойство. В воскресенье по обоюдной договорённости свидания Натальи с Александром заканчивались немного раньше. Они прекрасно осознавали, что у них есть родители, которые беспокоятся за них. В будние дни и в субботу они могли расстаться в 10 часов вечера, а то и позже, а вот в воскресенье часов в 8. Казалось бы для вполне взрослых людей - детское время. Но за почти полные 2 световые дня времени для общения у молодой пары было предостаточно. А вот в воскресенье вечером нужно было хотя бы немного времени уделить своим родителям, побеседовать с ними, иначе будет чувствоваться некое к ним неуважение.
   Вот и сегодня Наталья пришла домой в начале 9-го. Родители уже привыкли к такому расписанию дочери, а потому терпеливо ждали её, откладывая и свой ужин на более позднее время. Далее вся семья - а у Наташи имелся ещё и младший брат Андрей (названный в честь деда) - вместе поужинала, после чего ещё и поговорили на различные темы, не касаясь пока что досуга девушки. А далее, после того как Наталья помогла маме прибрать со стола и помыть посуду, они остались наедине - глава семейства смотрел телевизор, Андрей же играл в компьютерные игры. И вот сейчас мама уже не выдержала и спросила Наташу:
   -- Доченька, ты последние пару недель вечерами почти не бываешь дома, да и в выходные дни постоянно где-то пропадаешь, -- Валентина Анатольевна не могла знать, что Наталья и по утрам некоторых будних дней тоже не всё время была на занятиях, -- и ничего мне не говоришь.
   -- Но ты же и не спрашивала меня, мама, -- решила отшутиться дочь.
   -- Не спрашивала, потому что решила, что ты хоть что-то мне расскажешь. Я так понимаю, что ты встречаешься не с подругами?
   -- Нет, мама, не с подругами. Разве я бы допоздна с ними встречалась?
   -- Вот и я так подумала. Значит, у тебя появился парень?
   -- Ну, слово появился какое-то не совсем подходящее, -- рассмеялась Наталья, -- но я действительно встречаюсь с парнем.
   -- О! Это уже хорошо, а то ты раньше в этом плане не особо активна была, то есть слишком уж привередлива - и тот парень не такой, и этот тебе не нравится.
   -- Да не была я привередлива, просто не особо нравились мне парни, которые пытались за мной ухаживать. Уж очень они назойливые были, а в разговорах часто какие-то бестолковые.
   -- А этот парень не бестолковый?
   -- А этот нет, -- улыбнулась Наташа, -- он умный, с ним интересно беседовать. И он не назойливый, он внимательный.
   -- Значит, этот парень тебе нравится?
   -- Нравится, -- продолжала улыбаться дочь. -- Но я понимаю, мама, что под словом нравится ты подразумевала нечто большее. А вот в этом вопросе я ещё не совсем разобралась. Но... -- улыбка Натальи стала ещё шире, -- скорее всего он мне больше, чем просто нравится. Только ты не особо выражай свою радость - всё равно нужно время.
   -- Ну, и то хорошо! -- всё равно радовалась мама. -- Что ни говори, а возраст у тебя подходящий для замужества.
   -- Не особо он подходящий. Во-первых, нужно университет окончить, а во-вторых, это раньше девчата в 20-22 года замуж выскакивали. А сейчас попозже - уже тогда, когда твёрдо на ноги стали. Замужество не так уж редко мешает успешной работе. Исключение составляют разве что те свиристёлки, которые выскакивают замуж за первого попавшегося смазливого парня.
   -- Не говори ерунды. Это что, выходить замуж, когда тебе уже за 30 будет?.. И сейчас в твои годы много девушек замуж выходит, а то и вообще в 16-17 лет. Я не имею в виду тех легкомысленных девушек, о которых ты сказала.
   -- Ну, то исключение. Они, скорее всего уже вынуждены выходить, я имею в виду 16-летних.
   -- Это верно, конечно. Но всё равно... Ладно, а кто такой твой парень?
   -- Человек, мама, -- снова рассмеялась Наталья.
   -- Я понимаю, что человек. Ты всё шутишь, -- обиделась Валентина Анатольевна, -- а я серьёзно спрашиваю. Ну, сколько ему лет, кто он по профессии, или где учится?
   -- Сколько ему лет я даже точно не знаю, на пару лет старше меня. А вот всё остальное ты узнаешь позже.
   -- И когда же это позже?
   -- Как только я для себя окончательно расставлю все, так сказать знаки препинания. Вот тогда и приведу его к нам в гости для знакомства.
   -- И когда же это будет?
   -- Мама! Я и сама этого не знаю. Но думаю, что скоро... Но тебя ожидает сюрприз.
   -- Ладно, будем надеяться на твоё скоро, -- недовольно буркнула мама. -- Да ещё с сюрпризами.
   На этом беседа была завершена. Далее они присоединились к папе, посмотрели телевизор, а там уже пора было готовиться ко сну.

* * *

   В среду на вечернюю прогулку с Натальей Саша пришёл каким-то на вид уставшим и мрачным.
   -- У тебя что-то случилось, Саша? -- взволновано спросила Наталья.
   -- Да нет, всё в порядке. Просто устал. Сегодня такой завал на работе был... Обход, назначения больным, контроль... Затем плановая операция. А ближе к концу работы привезли пострадавшего в автомобильной катастрофе, у него многочисленные ранения, в том числе и головы, что самое страшное. Оперировал сам Денисов, я ему ассистировал. Операция была тяжёлая, пациент пока что жив, но всё равно в тяжёлом состоянии. И никаких гарантий нет, что он выживет, хотя Валентин Дмитриевич сделал всё, что мог. А такая неопределённость очень давит. У всех плохое настроение становится, если больной умирает... Хотя обычно и не по вине врачей. В общем, просто морально тяжело.
   -- Я понимаю, это действительно тяжело. А плановую операцию ты сам проводил?
   -- Нет, не сам. Тоже ассистировал другому врачу, он в отделении давно работает. У нас такая практика, делают операции более опытные. Да, я тоже делаю самостоятельные операции, чаще всего плановые. То есть некий опыт проведения операций у меня есть, но я всё равно пока что ещё очень молодой врач. У меня имеется неплохой опыт по открытым операциям, но вот с современными методами хирургии я знаком пока что лишь теоретически. Например, с методом лапароскопии, когда операции на внутренних органах проводят через небольшие отверстия с телескопической трубкой, соединённой с видеокамерой. То, что Денисов мне доверяет, а он ещё и мой куратор, не говорит о том, что я должен все операции проводить.
   -- Да, это понятно. Вот и я, окончив университет далеко не сразу стану адвокатом. Сначала буду у кого-нибудь на побегушках.
   -- Ну, обычное дело. Но у тебя, я думаю, этот срок не долгим будет. У начинающих врачей он значительно длиннее.
   -- У тебя он как раз коротким был. О! Как раз к слову. Я ведь не забыла думать о том, откуда у тебя взялся врачебный опыт.
   -- Интересно! -- впервые сегодня улыбнулся Александр. -- И что же ты надумала?
   -- Ну, ты мне сказал, чтобы я обратила своё внимание на самые кажущиеся невероятные версии. Вот одна из них и пришла мне на ум. Я даже в свободное время в первую половину дня копалась, выясняя всё в Интернете. Я, правда, не очень уверенна в ней, потому что, как по мне, там есть одно определённое условие. А вот уточнить по нему всё я пока что не успела.
   -- Уточним вдвоём, поскольку мне кажется, что ты близка к разрешению этой загадки. Итак...
   -- Мне кажется, -- медленно тянула девушка, -- что ты побывал в ином времени. Только в этом случае у тебя мог появиться опыт работы.
   -- Молодец! Ты просто умница!
   -- Что, правда, Саша?! -- девушка просто просияла.
   -- Правда, Наташа, правда.
   -- Как же это здорово!
   -- Ну... А в каком времени я побывал - в прошлом или будущем?
   -- Хм, не знаю. Я над этим не подумала.
   -- Я тебе говорил, что оперировал в экстремальных ситуациях.
   -- А! Точно! Какая же я дура. Тогда именно в прошлом времени. Какие экстремальные ситуации могут быть в будущем времени с невероятными техническими возможностями... Если даже сейчас с твоим спутниковым телефоном можно вызвать спасательный вертолёт в любую точку нашей необъятной страны. А тебе в прошлом времени наверняка интересно было?
   -- Интересно, конечно. Но, если бы я всё там наблюдал только со стороны. А вот жить... Я почему и начал свою предыдущую фразу с "ну". Сначала не очень мне там сладко было...
   -- Да, я это понимаю. Оказаться на десятки, а то и сотни лет в старом для тебя времени.
   -- Это так. Хотя, постепенно я приспособился.
   -- Постепенно... Как я понимаю, это было уже на последних курсах университета? Вряд ли ты мог бы оперировать, учась на втором или третьем курсе.
   -- Правильно. Это произошло уже на Алтае.
   -- На Алтае?! То есть этим летом?!
   -- Да.
   -- Но как... О! Вот как раз мы и подошли к вопросу, что это могло произойти только при одном условии. Ну, я так себе это представляю.
   -- И что же это за условие?
   -- Если время там и здесь текло по-разному. А уж тем более, если это происходило в этом году. Ты за неделю или за две не мог научиться оперировать.
   -- О! Ты молодец и в этом вопросе. У тебя прекрасное мышление. Впрочем, я в этом уже давно убедился. Всё верно - здесь, то есть в нашем времени прошло всего 2 дня, а там, в прошлом времени прошло целых 2 года.
   -- Два года?! Ого!
   -- Вот тебе и ого. Так оно именно было.
   -- Да, тогда ты мог отличную хирургическую практику получить. Да ещё со своими современными инструментами.
   -- Слово отличную довольно неоднозначное. Да, к опыту самого проведения операций оно применимо. Но вот к условиям её проведения - вряд ли. Ты хоть издали, но видела мощные операционные светильники. А в том времени было всего лишь керосиновое освещение. И инструментов у меня никаких не было. Извини, что соврал тебе ранее. Приходилось выкручиваться теми инструментами, которые я там находил, изготавливал или покупал.
   -- Вот даже как! Понятно! А в каком времени ты побывал?
   -- 1911-1913-й годы.
   -- Более ста лет назад... Но период интересный - перед Первой мировой войной, самый расцвет старой России.
   -- Да, период действительно интересный. Но в сёлах, а я попал именно в село - это то село, которое ты видела на видео моего мобильника - медицины как таковой не было. Понимаешь, практически не было медицины никакой. Врачи были, но обслуживания крестьян не было. Была лишь как бы профилактика, просто старались не допустить масштабных эпидемий.
   -- Да-а. Ничего себе... А каким образом ты перенёсся во времени, ну, как ты попал в то время? Ой, да и вообще у меня масса вопросов к тебе по этому поводу. Расскажи всё детально.
   -- Я тебе всё расскажу, и даже кое-что покажу, но позже.
   -- А почему опять позже? Всё позже да позже... -- немного обиделась Наталья.
   -- Ну, если я сказал, что покажу, то это произойдёт у меня дома. Вот когда я тебя познакомлю со своими родителями, после этого всё тебе расскажу и покажу. Вот только, -- хитро улыбнулся Сашка, -- я пока что не знаю, когда это произойдёт.
   -- Я тебя поняла, -- обида Натальи сменилась улыбкой. -- Но я поняла и ещё кое-что, -- девушка смущённо опустила глаза. -- Я тебя тоже люблю, Саша... -- Но затем она уже смело подняла глаза, а через мгновение пара слилась в страстном поцелуе.
   И Александра с Натальей при этом абсолютно не смущало то обстоятельство, что этот процесс происходил не в парке, не в скверике или под кроной деревьев, а прямо на улице. Да и разве так уж редко можно видеть на улицах большого города целующиеся пары...
   А дальше они радостные, счастливые уже просто гуляли улицами города, разговаривая о различных пустяках. Но, когда они неожиданно даже для них оказались за пару кварталов от места жительства Цветковых, Наталья, очевидно о чём-то вспомнив, или же просто подумав, обратилась к Большакову:
   -- Саша, а давай зайдём ко мне. Я приглашаю тебя в гости. Ты говорил, что познакомишь меня со своими родителями. Но это будет позже. А сейчас ты сможешь познакомиться с моими родителями, да и они с тобой.
   -- Ну, я уже с половиной из них знаком.
   -- Как... О, Господи, действительно. Вот это будет сюрприз для моей мамы, хотя я её и предупредила о нём. Она всё спрашивала у меня о том, какой у меня парень, ну, с кем я встречаюсь.
   -- Да, неожиданность для неё будет большая. Но, Наташа, наверное, принято, всё же, сначала парню знакомить свою девушку с его родителями?
   -- Не знаю, я такого не слышала. По-моему, это не имеет никакого значения. Я знаю только, что когда-то парню нужно было просить руки девушки у её родителей. Но сейчас вроде бы это уже устарело. Да и мы с тобой... Хм, мы о таком, впрочем, пока что не говорили.
   -- Я понял. Но я очень надеюсь, что о таком мы точно поговорим - причём именно сейчас. Я исправляю свою ошибку. -- Александр одной рукой обнял девушку, а вторую просто положил ей на плечо (нечто подобное танцевальной позе) и пристально глядя ей в глаза (хотя было уже темновато, но её глаза блестели), произнёс, -- Наташенька, я очень люблю тебя! Выходи за меня замуж.
   -- Господи! Я не ожидала такого именно сегодня. Но я..., -- она сделала небольшую паузу, выдерживая интригу, а потом завершила, -- принимаю твоё предложение, Саша. Я согласна!
   И они вновь надолго слились в поцелуе. Но, после него Наталья вновь обратилась к Александру:
   -- А вот ты принимаешь моё предложение? -- улыбнулась она. -- Идти ко мне в гости?
   -- Наверное, нет, Наташа,
   -- Почему?!
   -- Потому что это неудобно. Свалюсь как снег на голову твоим родителям. Но дело даже не в этом. Просто время уже позднее, посмотри на часы - кто в такое время в гости приходит?.. Это нужно делать значительно раньше.
   -- Да, ты, наверное, прав, -- вздохнула Цветкова. -- Время и в самом деле уже не детское. Поздновато... Тогда ты придёшь ко мне в гости завтра или послезавтра - часов в пять вечера. Как раз вместе поужинаем. Так я слышала и бывает - обязательно накрывают стол. А моя мама сегодня действительно к этому не готова.
   -- Хорошо, на завтра или послезавтра я принимаю твоё предложение. Лучше, наверное, на послезавтра. А то завтра всё галопом будет, мама станет тебя ругать, что ты поздно её предупредила
   -- Согласна. Пусть будет на послезавтра на 17:00. Я так маму и предупрежу. Но ты же точно придёшь?
   -- Наташа, а как я могу не пойти, если мы и послезавтра встретимся. Ты же меня за руку силком потащишь, -- улыбнулся парень. -- Да я абсолютно и не возражаю предстать перед глазами твоих родителей. Чему быть, того не миновать.
   -- Всё, договорились. О, а ты своей маме обо мне рассказывал?
   -- Она знает только то, что я встречаюсь с девушкой. И больше пока что ничего.
   -- И ты не говорил ей, что познакомишь её со своей девушкой?
   -- А она и сама прекрасно это понимает... -- рассмеялся Сашка. -- Хотя и напоминала мне об этом. В этом плане все мамы, наверное, одинаковы. Но... я ей сказал, точнее она поняла, что я приведу девушку без предупреждения, вот как ты сегодня меня приглашала.
   -- И твоей маме это, очевидно, не понравилось?
   -- Наверняка не понравилось. Но она знает мой как бы самостоятельный характер, а точнее немного упрямый.
   -- Да, я уже тоже это заметила, -- улыбнулась Наталья.
   -- Вот. А потому она довольно спокойно сказала, что они с папой подготовятся к такой встрече самостоятельно. И я так подозреваю, что они готовятся к этому ежедневно. Ну, не то чтобы готовятся, но готовы принять тебя в любой день и в любое время.
   -- Саша, ты эгоист! Нельзя так с мамой поступать! В общем, так - я приду к тебе в гости только в том случае, если ты дашь мне слово, что предупредишь о моём приходе родителей заранее. Я тебе поверю, потому что слово ты умеешь держать. Да и не захочешь ты мне врать, потому что когда-нибудь ложь всё равно выходит боком. Достаточно того, что ты врал мне об Алтае и экстремальных ситуациях...
   -- Ну, я не столько врал тебе, сколько просто выкручивался. Не мог я тебе всё честно рассказать - ты бы не поняла и не поверила. Ты тогда к этому не готова была. А вот сейчас уже готова.
   -- Я это понимаю, а потому и не сержусь на тебя. Но маму ты обязательно предупреди. Хотя я такая же глупая, как ты. Я тоже пыталась потащить тебя сегодня в гости, не предупредив родителей. Саша, мы с тобой пока что недотёпы, нужно поскорее становиться взрослыми - не физически, а умственно!
   -- Я полностью согласен с тобой. В общем, мы обо всём договорились.

* * *

   Но вот уже подошла и пятница, именно на этот день Александр Большаков был приглашён в гости в семью Цветковых. И часы неумолимо приближались к отметке 17-и часов. Парень, конечно, волновался, но не подавал виду. Ему не хотелось показывать Наталье своего волнения, уж тогда, как думал он, у неё точно все поджилки будут трястись, когда она будет идти к нему в гости. А он предупредил свою маму, что познакомит её со своей девушкой в последующий день, то есть в субботу. Естественно он предупредил об этом и Наталью, а точнее галантно пригласил её в гости именно на этот день. Правда, не на 17:00, а на 16:00.
   -- А почему на час раньше? У вас в семье так рано ужинают? -- отреагировала на его приглашение девушка.
   -- Нет, Наташа, -- улыбнулся Сашка. -- У нас ужинают наоборот позже - папа позже всех приходит домой. Работа у него до 5-и, но он вечно задерживается, да ещё до дома нужно добраться. А часом раньше потому, что мне многое тебе нужно будет рассказать. Я же обещал рассказать об Алтае и всех моих приключениях, связанных с этим краем.
   -- А, ну да! Это хорошо, я буду очень ждать твоего рассказа, человек-загадка. Только вот два дня подряд таких волнений. А ты не мог подождать пару дней?
   -- А чего волынку тянуть? Отбудем 2 дня подряд, зато потом спокойнее будет.
   -- Ну, это так, конечно. Но ты не оставляешь мне времени на подготовку.
   -- А как тебе нужно готовиться? Оденешься покрасивее, да и всё. Купим тортик, конечно. И всех делов-то.
   -- Ага! Женщине дольше нужно готовиться. Да ещё и морально. Парни к этому беспечнее относятся.
   -- Всё будет нормально, Наташа. Для тебя некой репетицией будет моя встреча с твоими родителями.
   -- Я понимаю, что всё будет нормально, но всё равно волнительно.
   -- А насчёт подготовки, так это как раз у меня её практически не было - сегодня рабочий день. А завтра выходной. Давай тогда завтра встретимся часа в 3, после чего не спеша уже пойдём ко мне. И у тебя будет целых полдня для подготовки.
   -- Ой, ты прав. Я и забыла, что завтра суббота. Тогда нормально. Действительно, давай завтра встретимся в 3 часа дня.
   -- Так, тогда мы всё решили. А сейчас готовимся непосредственно к встрече у тебя дома.
   -- Хорошо.
   Александр периодически покупал Наталье небольшой букетик цветов. Большой покупать было нерационально, поскольку цветы вяли, за то время, что молодая пара гуляла. Но на сей раз минут за 40 до назначенного времени Саша купил и вручил девушке довольно большой и красивый букет - за это время они не завянут. Купил он и букет поменьше Валентине Анатольевне - она тоже женщина, цветы положены и ей. Ну, и естественно купил он хороший торт - шоколадный. Теперь обе руки у него были заняты, а потому Наташа шла с ним под руку - на вид супружеская пара направляется к кому-то в гости. Но они-то как раз супругами пока что не были, а только готовились ими стать - всё шло к тому.
   И за 5 минут до назначенного времени Наталья с Александром уже входили в подъезд дома, в котором проживали Цветковы. Наташа не стала звонить, открыла дверь своим ключом - и вот они уже в квартире. Как тихонько ни старались они войти, но Наташина мама услышала какие-то шорохи и вышла в прихожую. Она поняла, что прибыла её дочь со своим парнем. И она улыбалась гостям. Но вдруг улыбка сменилась глубоким изумлением:
   -- Александр Леонидович?! Добрый вечер! Вы что, пришли проведать меня?..
   -- Здравствуйте, Валентина Анатольевна! Примите от меня цветы, -- и он протянул растерянной женщине букет. -- Я пришёл проведать не только вас.
   -- Как это?..
   -- Мама, -- залилась смехом её дочь. -- Александр пришёл проведать ещё и папу. Ну, и меня, Андрюшу естественно тоже. Ты забыла, почему мы пришли? Я же говорила, что тебя ожидает большой сюрприз. Но ты всё равно оказалась не готова к нему.
   -- Александр Леонидович твой парень?! -- ещё больше изумилась женщина.
   -- Мама, на девушку он никак не похож, -- шутила дочь. -- Естественно, парень.
   -- Да я не о том... Господи! Вот это да! Какого же ты парня себе нашла!..
   -- Что значит, нашла? -- продолжала смеяться Наташа. -- Он на дороге не валялся.
   -- Да не цепляйся ты к словам... Ну, надо же! Я такого действительно не ожидала...
   -- Что за шум, а драки нет? -- услышав шум, смех дочери и её непонятный диалог с мамой, в прихожую выглянул и глава семейства.
   -- Володя, -- повернулась к нему супруга, -- познакомься. Это мой лечащий врач, именно он меня недавно оперировал.
   -- Лечащий врач? Но.... О, Боже! И он парень, с которым встречается Наталка?
   -- Да, так получается, Наташа так говорит.
   -- Здравствуйте, Владимир Андреевич! -- Наташа ещё на улице подсказала Александру отчество отца.
   -- Здравствуйте, Александр...
   -- Для вас просто Александр, Саша.
   Мужчины пожали друг другу руки, и рукопожатие с обеих сторон было довольно крепким.
   -- Так, всё, пошли в гостиную, нечего в коридоре беседовать, -- скомандовала хозяйка дома. Гости и хозяева направились в указанную комнату, Наташа чуть позже подошла - забрала из рук своего спутника и отнесла на кухню торт.
   Через несколько минут все они уже сидели за заранее накрытым столом. Подошёл ещё и 18-летний брат Натальи, который учился в Ярославском государственном техническом университете, причём по той же специальности, что и Володя Измайлов, но только пока что на 2-м курсе. Правда, Андрей немного посидел за столом, поковырялся в тарелке, познакомился с парнем своей сестры, а затем, извинившись, отправился к своему компьютеру. А беседы за столом начались практически с того момента, как все за ним расселись. Александра о многом спрашивали, правда, неназойливо. И как ни странно, больше вопросов задавал ему отец Натальи, хотя, как ему рассказывали, в таких делах обычно более активны женщины. Прозвучал и вопрос, вызвавший общую улыбку и даже смех Натальи:
   -- И как же вы познакомились? -- переводя глаза то на дочь, то на гостя, спросил Владимир Андреевич.
   -- Володя, ты что, ничего не понял? -- удивилась его супруга. -- Я же тебе сказала, что Александр Леонидович оперировал меня. А Наташа часто ходила в больницу.
   -- Нет, я просто неправильно выразился. Прошу прощения. Я хотел спросить о том, как это произошло. Почему Александр вдруг обратил на Наташку внимание, или она на него? В клинике же много девчонок, и вряд ли все они замужем. А нашу дочь Александр видел лишь моментами.
   -- Господи! Володя, но Александр Леонидович рассказывал Наташе о том, как прошла операция, вот и познакомились.
   -- Ну, может быть, и так...
   -- Нет, подождите, Валентина Анатольевна, -- вмешался Большаков. -- У Владимира Андреевича, вероятно, есть какое-то чутьё... Всё не так уж просто было.
   -- Как, не просто?
   -- Понимаете, при первой встрече мы с Наташей как раз не приглянулись друг другу. Мы даже почти поругались.
   -- Почему?!
   -- Потому, мама, -- уже с улыбкой начала отвечать дочь, -- что я очень не хотела, чтобы Саша делал тебе операцию. Мы познакомились ёщё до операции. Я даже бегала просить заведующего отделением, чтобы он не ставил Александра на эту операцию. Но тот мне категорически отказал.
   -- И правильно сделал! -- напустилась на дочь мама. -- Ты что себе позволяешь - решать, кто может операции делать, а кто нет? Ты что, врач?! Думаешь, если ты будущий юрист, то тебе всё позволено. А ведь операция, как мне говорили, прошла успешно. Да и по мне это сейчас хорошо видно.
   -- Валентина Анатольевна, не ругайте Наташу, -- начал заступаться за девушку Большаков. -- После операции мы уже нашли общий язык.
   -- А чего это ты, Наташка, не хотела, чтобы Александр делал маме операцию? -- строго спросил отец. -- Мать права, ты что, специалист в области медицины?
   -- Ну, -- оправдывалась дочь, -- я боялась, что у Саши мало опыта, он совсем молодой врач. А в отделении были врачи намного старше его.
   -- Так это же хорошо, что молодой врач в отделении на хорошем счету, что ему доверяют операции делать. Значит, у него большое будущее. Эх, ты - недотёпа. Простых вещей не понимаешь...
   -- Владимир Андреевич, вы извините, но в этом вы не правы, -- вновь вмешался Александр. -- У вас очень умная и эрудированная дочь. И она быстро поняла, что была не права. Да и я тоже. Мы оба извинились друг перед другом. Ну, а дальше... - начали встречаться.
   -- Ну-ну, посмотрим дальше, какая она эрудированная. А то, что вы, всё же, нашли общий язык, это хорошо. Парень вы видный, Александр, да и специалист, как я понял, хороший. А у вас всё серьёзно, ну, с нашей дочерью?
   -- Я надеюсь, что очень серьёзно. И чтобы вы поверили в это, я прошу у вас, Владимир Андреевич и у вас, Валентина Анатольевна, -- парень повернулся в сторону мамы Натальи, -- руки вашей дочери. Я хочу, чтобы она стала моей женой.
   -- А Наталка на это согласие даёт? -- уточнил глава семейства.
   -- Уже дала.
   -- Ну, так что же вы у нас спрашиваете - про́сите её руки - коль она вам уже согласие дала. В этом деле её слово решающее, а не наше. Но мы не возражаем, чтобы вы создали семью. Правда, мать?
   -- Правда, правда, Володя! Да ещё такой парень... Наташа, повезло же тебе... -- у Валентины Анатольевны предательски заблестели глаза.
   -- Это как раз мне повезло, что мне попалась такая прекрасная девушка! -- с улыбкой резюмировал Большаков.
   -- Ну, что ж, -- подбил итог беседы глава семейства. -- Любовь вам да совет! Наполняем рюмки и выпьем за это.
   Ну, а дальше разговоры велись уже как бы в тёплом семейном кругу, да так оно фактически и было.
  
  

ГЛАВА 25

Непростое знакомство

  
   Шло бабье лето, стояла прекрасная солнечная погода средины октября. Наталья и Александр встретились в небольшом уютном скверике, давно уже ставшем их любимым местом. А сегодня он встречал молодую пару всеми яркими красками осени. При этом кроны деревьев, а точнее жёлтые, оранжевые и оставшиеся пока ещё зелёными листочки-флажки на слабом ветерке тихо колыхались, как бы приветствуя их. Наталья пришла на встречу, конечно, не в таком уж шикарном платье, какое надевают на балы, но оно было красивым - чувствовалось, что оно было одним из самых её любимых. Оно было довольно-таки приталенным, и очень хорошо подчёркивало её стройную фигуру. В отличие от Василисы Говоровой Цветкова была стройнее (худее) и более высокого роста. А сейчас на туфлях с высоким каблуком она была не намного ниже своего спутника, хотя Александра низкорослым как раз нельзя было назвать. Но поверх платья она накинула ещё и лёгкую (летнюю) курточку - да, на улицах солнечно, но уже далеко не жарко, да ещё и при, пусть и слабом, но ветерке. Она не хотела надевать различные кофточки - курточку в гостях скинет и останется в своём нарядном платье, которое лёгкая курточка ничуть не помнёт.
   -- Привет, Наташа! Ну, что, ты готова к походу в гости?
   -- Здравствуй, Саша! Да вроде бы готова, хотя некое волнение есть.
   -- Ну, это понятно. Ты думаешь, я вчера не волновался? Тоже волновался, просто старался не подавать вида.
   -- Вот и я так же стараюсь, -- улыбнулась девушка. -- Только не знаю, как у меня в дальнейшем это получится. Это пока что здесь, а вот у тебя в доме, при твоих родителях...
   -- Они простые люди. Так что всё будет нормально.
   -- Это я понимаю. Но вот я... Ладно, не буду себя нагнетать. Сейчас куплю цветы твоей маме, и можно идти.
   -- Я всё равно ещё куплю торт. Я, конечно, уверен, что отец точно торт купил. Но этот будет гостинцем от тебя.
   -- Так я сама его куплю.
   -- А какая разница. Я же не буду афишировать, что это именно я его купил. Привыкай, что в дальнейшем мы уже сообща будем покупки делать.
   -- Ну, ладно. Тогда я согласна, -- усмехнулась Наталья.
   Но вот пара уже стояла перед дверями квартиры Большаковых. И нужно отдать должное Наталье. Саша чувствовал, что она волнуется, но она этого своим видом не выказывала. Александр тоже открыл дверь своим ключом, и пара вошла в квартиру. А далее как бы повторился приход в гости Василисы Степановой, вот только та пришла без сопровождающего и без цветов - сначала Александр отнёс торт на кухню, а Наташа тем временем повесила на вешалку свою курточку, критически осмотрела себя в большом зеркале, висевшем в прихожей, и в сопровождении Саши вошла в гостиную. Там она коротко ("Здравствуйте!") поздоровалась с родителями Александра. Те ответили на приветствие девушки - до этого они не выходили в прихожую, понимая, что сын сейчас пригласит гостью в комнату и представит её. И вот началось представление особ друг другу.
   -- Мама, папа - это моя любимая девушка, а в будущем жена. Её зовут Наталья, Наташа. А это, Наташа, как ты понимаешь, -- улыбнулся он - что уж тут было понимать, -- мои родители: мама - Татьяна Владимировна, и папа - Леонид Николаевич.
   -- Очень приятно! -- отреагировала Наташа. Затем она подошла к своей будущей свекрови и протянула ей цветы, -- а это вам, Татьяна Владимировна.
   -- Спасибо! Саша, поставь, пожалуйста, цветы в вазу.
   -- Просто в вазу, а воды в неё не наливать? -- решил шуткой разрядить немного натянутую обстановку сын.
   И это, нужно признать, ему удалось. Рассмеялись все. А мама одновремённо отметила:
   -- Узнаю своего сына - он без своего неуместного юмора никак не может.
   -- Почему он не уместный, мама? Я просто уточнил твою просьбу, -- смеялся Сашка.
   -- Так, всё. Я тебя поняла. Твой юмор действительно был уместным. А то всё какое-то уж очень официальное было, все были скованы, что ли. А когда посмеялись, легче стало. Я представляю - вспоминаю себя в такой ситуации - как Наташе-то вначале было... Но вы, Наташа, не волнуйтесь, всё нормально, вы нам очень нравитесь - у нас очень хорошая невестка будет.
   -- Татьяна Владимировна, обращайтесь, пожалуйста, ко мне на "ты", -- попросила девушка, -- как вы к своему сыну обращаетесь.
   -- Ну, сразу как-то неудобно ... Но, наверное, вы, а с этого момента уже ты права, ты вскоре станешь нашей дочерью. Так что твою просьбу я с удовольствием выполняю. И ты, Лёня, тоже, -- взглянула она на мужа.
   -- Естественно. Да так и удобнее, и обстановка тогда не такая официальная, как ты отметила. Мы уже теперь общая семья. Точнее, вскоре будем, надеюсь.
   -- Так, будем садиться к столу? -- спросила хозяйка дома, -- или ещё немного так побеседуем?
   -- Наверное, можно со столом немного и подождать, -- ответил за всех сын. -- Можно и просто так немного поговорить. Кстати, мама, Наташа, как и ты, тоже Владимировна. Я, извиняюсь, её полные реквизиты не представил. И фамилия у неё очень красивая - Цветкова.
   -- Была Цветкова, -- улыбнулся "предмет" разговора. -- А вскоре будет другая. Но Большакова тоже очень хорошо звучит, впечатляюще.
   -- О, а вы в этом году собираетесь расписываться? -- спросила Сашина мама.
   -- Скорее всего, нет, -- ответил за свою невесту Александр. -- Пора уже не очень подходящая. А в ЗАГСах очереди. Значит, это будет поздней осенью или вообще зимой. И Наташа не сможет по нашему прекрасному городу походить или проехать в белом венчальном платье. А ведь, насколько я знаю, девушкам так этого хочется.
   -- Хм, ты смотри, каким рассудительным стал мой сын. А белое венчальное платье - это для женщины действительно память на всю жизнь, -- тоскливо протянула Татьяна Владимировна.
   -- И ещё одно, мама. Мне вот что сейчас пришло в голову. Венчальное платье... Мы не просто распишемся во Дворце бракосочетания, мы обвенчаемся в церкви. И я, и Наташа крещёные, а потому имеем полное право. Правда, у нас Наташей об этом разговора не было... Наташа, ты не против? -- Александр повернулся к своей невесте.
   -- Конечно же, не против, Саша! Это же так красиво!
   -- Да-а, венчание в церкви действительно очень красиво, -- мечтательно и грустно протянула будущая свекровь девушки. -- Это вы хорошо придумали. Значит, венчание и свадьба уже в следующем году... Господи! Хотя бы это уже скорее произошло.
   -- Не терпится тебе внуков нянчить? -- подколол её супруг. -- Бабушкой стать.
   -- И это тоже. Да, бабушкой стану, но и бабушки могут оставаться молодыми...
   -- Так, -- перебил беседу родителей сын, -- основная причина свадьбы в следующем году это не плохая погода, а то, что у Наташи сейчас очень ответственный в жизни этап. Она летом следующего года оканчивает университет, и очень серьёзный университет. Она будущий юрист. Так же как мне доводилось зубрить в мединституте различные латинские названия строения человеческого тела, препаратов и прочего, так же и Наташе доводилось в своём университете зубрить различные законы. Ну, и дипломная работа, как я представляю себе, у неё тоже непростая будет.
   -- Наташа будущий юрист?! Вот даже как. А ты и не говорил об этом.
   -- Да просто не успел ещё этого сказать. Вот и говорю.
   -- А где же и как вы познакомились?
   И далее вновь почти повторилась ситуация с рассказом о знакомстве молодой пары. И на сей раз больше уже рассказывала об этом Наташа. После чего Леонид Николаевич уважительно протянул:
   -- Ну и пара из вас - медик и юрист! Очень даже солидно.
   Ну, а далее хозяйка уже пригласила всех за стол. Но естественно беседы не утихали и за столом. Когда все вопросы к гостье уже были завершены, Александр, как и обещал, стал рассказывать свою историю попадания, а также и пребывания в прошлом времени. И его внимательно слушала не только Наташа, но и его родители. Им интересно было вновь послушать его историю, ведь в день приезда сына с Алтая они были довольно взволнованны. А сейчас они спокойно всё слушали, не задавая вопросов. Тем более что сын сегодня рассказывал и то, чего они не слышали ранее, он описывал детали своей жизни в Красноярке, хотя пока что и не касаясь своей там любви. А вот у Наташи вопросов было немало. В основном, конечно, о жизни её суженого в прошлом времени, поскольку с попаданием в него она всё поняла. Но Саша заморился отвечать на её вопросы, а потому он попросил:
   -- Наташа, мне сегодняшнего дня не хватит, чтобы тебе всё рассказать. Давай я тебе буду постепенно об этом рассказывать. Не могу же я за каких-то пару часов рассказать о двух годах моей жизни там. Кстати, сейчас ты наверняка поняла, почему я окрестился на Алтае. Жить в то время нехристю было невозможно.
   -- Я поняла, ты прав. Хорошо, будешь рассказывать всё постепенно. Точнее, я буду задавать тебе вопросы, а ты отвечать на них.
   -- Всё ясно. Но кое-что я должен рассказать тебе ещё сегодня. А для этого мы идём в мою комнату.
   -- Шурик, -- умоляюще прижала к груди руки мама, -- а, может, не нужно именно сегодня. Расскажешь Наташе позже, постепенно.
   -- Нет, мама, именно сегодня. Я так обещал Наташе. Я не хочу, чтобы оставалось что-то недосказанное. В целом рассказ о моей жизни на Алтае может и подождать. Но отдельные детали Наташа должна знать сейчас. И я думаю, что она правильно всё поймёт.
   -- Ты здорово рискуешь... -- тихо, как бы про себя протянул отец.
   -- Лучше риск, нежели обман. Я и так Наташе ранее наплёл об Алтае много того, что не соответствует действительности. А потому хватит, не буду я больше ей лапшу на уши вешать.
   -- Ну-ну... -- только и смог промолвить Леонид Николаевич, а мама просто грустно молчала.
   -- Я не поняла, а почему твои родители так встревожились? -- тихо спросила Наталья Александра уже на подходе к его комнате.
   -- Сейчас поймёшь.
   Когда они вошли в комнату, то Наталье первым делом естественно бросился в глаза портрет над письменным столом.
   -- А это кто, твоя сестра? Так ты говорил мне, что ты один ребёнок у родителей. Я, конечно, извиняюсь, но может она умерла? И тогда понятно, почему сейчас ты один.
   -- Эта девушка действительно умерла. Но она не моя сестра. Я и ранее был единственным ребёнком у родителей.
   -- Кто же она такая? Она красивая, только в каком-то старомодном платье. Ой, прости.
   -- Ничего, всё нормально. Платье у неё было как раз совершенно новое, новейшее. Но оно сейчас действительно старомодное.
   -- Как это?
   -- А ты подумай. Новое для неё, и в то же время старомодное для нас...
   Наташа молчала, вероятно, обдумывая такое кажущееся несоответствие. Но довольно быстро глаза её изумлённо расширились и она спросила:
   -- Это девушка из той жизни, ну в прошлом времени?
   -- Да.
   -- А почему ты повесил её портрет у себя над столом? Кем она тебе там приходилась? Ты что, там женился?
   -- Нет, женат я там не был. А девушка... Я не знаю, как тебе точнее сказать... Ладно, честно отвечу, какие были мои чувства к ней - я очень любил её. Я ведь прожил там не 2 дня, не 2 недели, а целых 2 года. За это время некоторые люди могут жениться, и успеть даже развестись.
   -- Это я понимаю. Но ты сказал, что не был женат.
   -- Не был. Я просто не мог там жениться, я очень надеялся вернуться в своё время. Я не мог, женившись, убежать в своё время и бросить женщину на произвол судьбы.
   -- У-у, я тебя понимаю. Так поступить было бы подло. Это приравнивалось бы к тому, что наигрался с девушкой, а когда та воспылала чувствами к тебе - бросил.
   -- Вот именно. Я не мог так поступить. А потому она вышла замуж за моего друга. Ну, друга в том времени. Но я любил её...
   -- А это я и сама вижу - ты говоришь об этом с такой тоской.
   -- Я этого и не скрываю, Наташа. Не могу тебе лгать. Но это было давным-давно, и задолго до встречи с тобой.
   -- Давным-давно, и в то же время совсем недавно - для тебя... Это для девушки давно.
   -- Вот в том-то и дело. И вряд ли кто может понять, что у меня творилось в душе после возвращения в своё время. Но, к счастью я встретил тебя, -- Саша нашёл в себе силы улыбнуться.
   -- И у тебя с ней что-то было? Ну, ты понимаешь, о чём я говорю.
   -- Понимаю. Было. Всего лишь один раз, но было.
   -- Ясно. Но это было действительно ещё до меня. Да ещё ты честно признаёшься. Так что я не могу тебя упрекать.
   -- Подожди, Наташа, и это ещё не всё.
   -- А что ещё?
   -- Одну минуту.
   Но минуты не понадобилось. Саша отошёл от девушки, но через десяток секунд подал ей портрет Василисы с сыном на руках.
   -- Ух, ты! Красивая, всё же, женщина. А как её зовут, звали...?
   -- Василиса.
   -- О, и имя у неё красивое. Сейчас оно, по-моему, не такое уж и распространённоё. Хотя, твою оперирующую медсестру тоже, кажется, Василиса зовут.
   -- Да.
   -- О, а ты о ней обещал что-то рассказать.
   -- Расскажу. Дойдёт и до неё черёд, всему своё время.
   -- Хорошо. Но откуда взялись эти цветные фотографии, тогда же таких не было.
   -- Конечно, не было. Это я их в конце лета сделал цветными. Есть сейчас такие технологии.
   -- Я это знаю. Так, подожди... -- Наташа начала внимательно изучать вручённую ей фотографию. А затем она взглянула на Александра и спросила, -- а у тебя есть фотоальбом, на фотографиях которого ты запечатлён в детском возрасте?
   -- Такой фотоальбом, конечно же, есть. Но он тебе не понадобится, -- вздохнул он.
   -- Почему?
   -- Потому что я сам тебе всё расскажу. Твои глаза и интуиция тебя не подводят - на руках у женщины её и мой сын.
   -- Твой сын?!
   -- Да.
   -- В том времени?! Но, погоди, ты же говорил, что не был женат, а женщина вышла замуж.
   -- Всё верно. Но разве такого не бывает? Она любила меня и хотела ребёнка именно от меня.
   -- Да, таких случаев сколько угодно... Значит, это твой сын. И ты его никогда не видел? Вот это действительно тяжело...
   -- Я его видел, когда ему исполнился всего лишь примерно месяц. Он родился в конце мая 1913-го года, а в средине июля того же года я покинул село. Навсегда...
   -- Да, ну и дела.
   -- Странно... -- удивлённо протянул Александр.
   -- Что странно-то?
   -- Ты так спокойно всё это воспринимаешь. И даже с сочувствием... Я думал, что ты напустишься на меня.
   -- А за что я должна на тебя напускаться? Понятно, что если у тебя с этой женщиной были близкие отношения, то мог быть и ребёнок. Но это было до меня, и не просто до меня - это было как бы в твоей прошлой жизни. Какое я имею право ругать тебя, даже если бы у тебя было 10 детей? Ведь прошлого уже не изменить, не вернуть назад.
   -- О, это хорошее для меня определение - в прошлой жизни... А для меня Алтай и в самом деле был как прошлая жизнь. Я даже иногда сам себе задаю вопрос - а происходило ли это всё со мной. Или мне это приснилось... Но я-то точно знаю, что это всё было наяву. Прошлая жизнь... - очень хорошее словосочетание. Пусть применительно ко мне и не в смысле реинкарнации. Но такое могло быть. Я, кстати, хотя и крещёный христианин, но в реинкарнацию верю.
   -- Я тоже. Куда приятнее думать, что ты возродишься, нежели будешь гореть в аду вместе с другими грешниками. Или же бесплотным духом будешь вечно томиться от скуки в раю. Ладно, давай вернёмся к фотографиям. Если есть цветные фотографии, то должны быть и чёрно-белые. Но ты сказал, что видел своего сына в месячном возрасте. А на этой фотографии ему никак не меньше 2-х лет.
   -- Точно. Именно два года. Но если люди существовали, то после них должны остаться фотографии.
   -- А то я этого не понимаю! -- начала сердиться Наталья. -- Я тебя спрашиваю о том, как они именно у тебя оказались. Ты же всего чуть более двух месяцев назад вернулся с Алтая. Я также понимаю, что потомков этих людей можно разыскать, имея их полные реквизиты. Но не за такое же время! В стране с тысячекилометровыми просторами... Которая простирается, как ранее в песне пелось: "... от тайги до Британских морей...".
   -- "...Красная армия всех сильней!", -- завершил строчку Сашка. -- Да, была когда-то такая песня. И страна у нас была такая. Правда, сейчас она стала значительно меньше. А что касается поисков, то я, в самом деле, намеревался разыскать своих бывших родственников. Хотя, они и не бывшие... -- задумчиво протянул Большаков. -- Но я не успел этого сделать, родственники сами нашли меня.
   -- Как это?
   -- А вот теперь подошло как раз время поговорить о Василисе Степановой. Помнишь, ты говорила, что она смотрит на меня каким-то особенным взглядом? То есть ты подозревала, что она влюблена в меня. Нет, она не влюблена в меня. Она просто любит меня.
   -- Вот те на! -- озадаченно протянула девушка. -- А это что, не одно и то же?
   -- Далеко не одно. Вот ты, к примеру, любишь своего брата?
   -- Конечно, люблю. Но это же мой прямой родственник.
   -- Верно. Но я тебе также говорил, что и Василиса моя родственница. Вот и она меня любит по-родственному.
   -- А, да. Точно, ты говорил, что она тебе родственница. И кто же она тебе? Кузина или племянница, тётя?
   -- Не угадала. Ничего этого Степановой не подходит. Правда, я назвал её именно племянницей Денисову, а то, что она мне кузина, так подумал вначале мой друг. Но это не так.
   -- Так кто же она тогда тебе на самом деле?
   -- Правнучка.
   -- Саша, ну что за шутки? Мы о серьёзных вещах... Стоп! Ничего себе! Это правда?!
   -- Абсолютная правда. Она правнучка своей тёзки - в её честь Степанову так и назвали - вот этой Василисы, -- кивнул головой Александр на портрет, который Наталья немногим ранее положила на стол. -- А это означает, что и мне она правнучка.
   -- Да, такое и в самом деле может быть. Но как вы нашли друг друга?! Да ещё за такое короткое время. Я не верю в случайности.
   -- А это была как раз случайность. Хотя, и как бы запланированная в будущем случайность.
   -- Саша, но это же ерунда какая-то. Как можно запланировать случайность?
   -- Хм, твоё замечание верное, хотя и не совсем. Я, для того, чтобы вернуться в своё время тоже запланировал некую случайность. И она таки произошла. Я расскажу тебе об этом позже, не сегодня уже. На сегодня тебе эмоций - позитивных и негативных - и так достаточно. В общем, если коротко, то Степанова приехала в Ярославль - сначала учиться, а потом работать - именно для того, чтобы разыскать меня немногим позже. Так завещала её прабабушка, -- он вновь кивнул головой на портрет. -- А вот то, что мы родственники, выяснилось и в самом деле случайно. Но более детально обо всём этом тебе расскажет сама Василиса Николаевна - это будет прямая речь, а не мой пересказ.
   -- Ну, хорошо. С этим всё понятно. Но откуда у тебя старые, столетней давности фотографии? А-а, поняла... Это, наверное, твоя родственница Степанова тебе их передала?
   -- Да, фотографии мне передала именно Василиса Степанова. Она их привезла от своей мамы, та живёт в Перми. Но она привезла мне не только эти 2 фотографии, а целых 2 альбома фотографий. Они переходят в моё наследство. Так завещала Василиса Говорова, такова была её девичья фамилия, -- Саша кивнул головой уже в сторону висевшей над столом фотографии.
   -- Целых 2 альбома?! А я могу их посмотреть?
   -- Конечно. Только не сегодня, это займёт очень много времени. А без меня тебе их смотреть бесполезно - ты на этих фотографиях кроме Василисы никого не узнаешь.
   -- М-да, ну и интересная история. Недаром же я говорила, что ты человек-загадка. Ещё та загадка! Но история, конечно, потрясающая! Кому рассказать, не поверят.
   -- Ну, я о ней и не рассказываю никому. Мою историю знает ограниченный круг людей: мои 5 друзей, папа с мамой и семья Василисы Степановой. Ну, её мама - а она мне внучка - да её муж. А, ещё Денисов, которому я случайно проболтался. Но он не всё знает, даже о Степановой думает, что она моя племянница.
   -- А ему почему ты неправду сказал?
   -- Случайно получилось. Он застал нас, когда мы обнимались. То есть, я успокоительно обнимал Василису, а она плакала у меня на груди - эмоции, так сказать, выливала от такой неожиданной встречи, -- улыбнулся Саша. -- Вот я и брякнул ему, первое, что на ум пришло. Не то, пояснений бы точно на целый час хватило, а это произошло перед операцией. Вот такие дела. Ну, а теперь, и ты достаточно детально знаешь мою историю. А, может быть, ещё будут знать и твои мама с папой.
   -- То есть ты предлагаешь мне рассказать им твою историю?
   -- Нет, этого я не предлагаю. Я же сказал: может быть. Решение принимать только тебе самой. Я просто ничуть не буду возражать, если ты им расскажешь. Но на этом я не настаиваю.
   Наталья надолго задумалась, после чего негромко произнесла:
   -- Нет, я не буду ничего рассказывать своим родителям. Ну, про твою историю. Зачем им лишняя головная боль. Мы договорились, что эта история произошла как бы в твоей прошлой жизни. А зачем кому-то знать твою прошлую жизнь... Мои родители так рады, что у них будет такой классный, как выразился мой папа - уже, когда ты ушёл - зять. Видел бы ты, как они радовались этому, долго ещё беседуя на эту тему после твоего ухода. Вот пусть они и остаются рады именно этому. Зачем им лишние, да ещё и не совсем понятные эмоции. А о твоих родственниках уже в этой жизни, но с корнями начала прошлого века, и тем более.
   -- Ну, твоё полное право поступать по своему усмотрению. Хотя твои размышления вполне логичны. Тогда и я в их присутствии буду стараться не проболтаться. Но, если у них такая же обострённая интуиция, как у тебя, то это будет нелёгким делом.
   -- Нет, -- рассмеялась Наталья, -- у них интуиция самая обыкновенная, не такая, как у меня.
   -- Тогда в кого же ты удалась?
   -- Я и сама не знаю. Возможно, я удалась в бабушек, дедушек, а то и в прадедушек. Не знаю...
   Наталья сделала небольшую паузу, вероятно, вспоминая или обобщая свою беседу с Сашей, а затем протянула:
   -- Да-а, ну и погостила я у тебя, такого наслушалась... Я теперь точно сегодня спать не смогу. Не думала я, что у меня будет такое сложное знакомство. Нет, сложное знакомство не с твоими родителями - с ними знакомство было как раз нормальным, приятным - а именно с тобой самим, точнее с историей твоей жизни в прошлом времени.
   -- Но теперь ты наверняка понимаешь, почему мои родители так встревожились, когда поняли, что я намерен тебе всё рассказать?
   -- Поняла. Но и их тоже можно понять.
   -- Можно. И каков из этого можно сделать вывод? -- широко улыбнулся Саша.
   -- Какой ещё вывод?
   -- Да очень простой, Наташа! Ты же им очень понравилась! Стали бы они так переживать, если бы им будущая невестка не нравилась? Как говорится, баба с воза - кобыле легче. Мол, не воспримет теперешняя девушка сына его рассказ, то и на здоровье - он найдёт себе другую, которая будет понимать его. А они не хотят, чтобы у меня была другая женщина. Они будут любить тебя, они уже сейчас тебя любят.
   -- Ну, не знаю, не знаю, -- тихо произнесла Наталья, но её лицо озарила счастливая улыбка.
   -- Всё у нас будет хорошо! Тем более, если ты выдержала сегодня такое нелёгкое испытание. Твоими же словами - испытание не с родителями, а со мной самим, -- Саша обнял девушку и как бы подтвердил свои слова длительным поцелуем.
   -- Я очень надеюсь, что так оно всё и будет, -- через время произнесла Наталья. -- Только вот...
   -- Что, вот?
   -- А эта фотография, ну, Василисы будет постоянно висеть над твоим столом?
   -- Будет, Наташа. И что из того? Разве она тебе может мешать? Этой женщины уже давно нет на белом свете.
   -- Женщины-то нет, но вот чувства к ней, скорее всего, остались.
   Александр при этих словах улыбнулся.
   -- А что это ты улыбаешься. Значит, мои предположения верные?
   -- Немного не так. Наташа, я сейчас отвечу тебе почти теми же словами, которые ты произносила, говоря об известном адвокате Кони. Так вот, а инструмент то имеется. Так говорил Кони? И что, можно судить человека всего лишь за наличие инструмента, или тех же чувств? Ты готова меня судить всего лишь за наличие чувств к несуществующему уже, увы, человеку? И то, только с позиции своих предположений. Наташа, это же просто память. А память убить невозможно.
   -- Ну, ты и жук, -- улыбнулась Наталья. -- А ты, наверное, тоже мог бы стать хорошим адвокатом - оратор из тебя неплохой. Но я признаю своё поражение, этот судебный спор выиграл именно ты. Я согласна - пусть эта фотография остаётся висеть над твоим столом, как и не стирается твоя память об этой женщине. Да, ты прав - память убить невозможно...
   -- Ты у меня такая умница! Как же я тебя люблю. Я тебе честно признаюсь - я ведь тоже ожидал более жёсткого разговора. Хотя и верил, что ты всё правильно поймёшь. У нас будет замечательная семья.
   -- Саша, а может быть, нам не ждать лета следующего года, а обвенчаться раньше? Я понимаю, что ты немного преувеличивал, рассказывая родителям о моей дипломной работе, просто хотел как бы показать им мою значимость.
   -- Наташенька, я ведь не произносил слово лето применительно к свадьбе. Если ты так поняла мою речь, то мои родители наверняка тоже так думают. Я же просто имел в виду уже следующий год. Но месяц я не называл. Для себя я думал, что это может быть и весенний месяц, но когда установится тепло. Даже по долгосрочному прогнозу это можно определить. Я всё-таки хочу, чтобы ты в подвенечном платье сфотографировалась у памятных мест нашего города - нашим детям и внукам память останется, да и нам тоже.
   -- То есть это апрель или май? Март точно холодным будет.
   -- Я думаю, что это может быть конец апреля. В это время часто устанавливается тепло, хотя начало мая может быть и холодным. Но мы точно не будем расписываться и венчаться в мае, не принято по приметам в нём венчаться.
   -- Да, я слышала такое - говорят, что век маяться доведётся.
   -- Да вроде бы. Так оно или не так, но не будем рисковать. В общем, предварительная дата создания нашей семьи именно конец апреля. Ну, а если уж с погодой не повезёт, тогда уже летом.
   -- Хорошо, договорились. Ладно, Саша, пошли к твоим родителям. Мы в твоей комнате уйму времени пробыли, Бог знает, что твои родители подумают.
   -- Да ничего плохого они не подумают, -- рассмеялся Сашка. -- Они сейчас нервничают - как ты воспримешь мой рассказ.
   -- Вот, и это тоже. Не нужно заставлять их долго нервничать. Да и мне уже пора домой идти, я столько времени у вас нагостилась...
   -- Хорошо пошли, но ты постарайся улыбаться, и мои родители сразу же успокоятся.
   -- Постараюсь, -- уже улыбнулась Наталья.
   Когда они вошли в гостиную, то увидели, что включён телевизор, но на самую малую громкость. Да родители его и не смотрели. Они сидели рядом на диване - что редко бывало - и тихонько о чём-то разговаривали. Увидев будущих молодожёнов, они тут же прекратили разговор, и Леонид Николаевич спросил:
   -- Ну что?
   -- Что означает твоё ну что? -- рассмеялся сын. -- Ну и вопросик...
   -- Ну, ты всё Наталье рассказал?
   -- Абсолютно всё.
   -- И как она это восприняла?
   -- А что ты меня спрашиваешь, вроде бы Наташи в комнате нет. Спроси именно у неё. Хотя мог бы и по её виду догадаться, как она всё восприняла.
   -- Да неудобно, как-то, -- тихо буркнул тот, хотя это на него абсолютно не было похоже.
   Выручила его сама Наташа:
   -- Я всё нормально восприняла, Леонид Николаевич. Мы с Сашей договорились, что всё это с ним происходило как бы в его прошлой жизни. Понимаете, в прошлой жизни! А как я могу предъявлять человеку какие-то претензии за его прошлую жизнь?..
   -- О, Боже! Наташа! -- радостно встрепенулась Татьяна Владимировна. Она вскочила с дивана, подошла к девушке, обняла её и расцеловала в щёки, чуть не пустив при этом слезу. -- Какая же ты молодец, какая умница! А мы так волновались... Лёня, у нас такая замечательная невестка будет. У нас, к сожалению, нет дочери - наш промах - но с этого момента ты становишься нашей дочерью, да так оно фактически скоро и будет.
   -- Так, мама, хватит причитать, пусть даже и радостно, -- остановил маму Саша. -- Наташе пора домой собираться, на улице уже темно.
   -- А может быть, Наташа у нас заночует, на диване?
   -- Нет уж. У неё есть свой дом. Наш дом станет для неё родным немного позже. Что её родители будут думать, даже если она и позвонит им?.. Всё, мы уходим, я провожу Наташу.
   -- Ты недолго будешь?
   -- Да какое там долго. Я даже такси поймаю. Наташа так устала сегодня, что ей скорее бы домой добраться...
   -- Ну да, я понимаю.
   А далее все начали прощаться. Наталья поблагодарила хозяев за тёплый приём, и пошла в прихожую надевать свою курточку. И если хозяева молодую пару в прихожей не встречали, то сейчас проводить гостью вышли и мать и отец Александра. А Саша и вправду вернулся домой вскоре - туда и назад на такси. Но сколько после его прихода (да и до того) было разговоров в семье Большаковых, которая по общему согласию вскоре должна была расшириться.
  
  

ГЛАВА 26

Жизнь не стоит на месте

  
   Посреди следующей недели Наталья и Александр вновь встретились в квартире Большаковых, но уже одни. Это произошло сразу после работы Саши в первую смену - его родителей дома пока ещё не было. Но сделано это было вовсе не для уединения, а просто для просмотра старых фотоальбомов Василисы Говоровой из прошлого века.
   Да, конечно же, на чёрно-белой фотографии Наталья узнала только Василису Говорову да её сына, узнала и как того звали. Остальные же лица ей были абсолютно неведомы. И Саша начал рассказывать своей невесте - а все уже привыкли к такому статусу девушки и аналогично жениха Александра - о том, кто изображён на других фотографиях. Но сразу после фото Василисы он показал ей фото какого-то престарелого мужчины - а это был Игнат Степанович Карелин, которого именно Василиса в своё время упросила сфотографироваться в Усть-Чарышской Пристани одновремённо со своей семьёй. И тот согласился лишь только тогда, когда женщина рассказала ему о своём плане подарка Александру - передать ему своими потомками фотоальбом из далёкого прошлого. И он высоко оценил такую задумку женщины. А та даже упросила Игната Степановича договориться с фотографом, чтобы он сделал на пару больше фотографий её семьи - на всякий случай - а затем, забрав все фото, сохранить временно у себя эти драгоценные не столько для неё, сколько для её любимого Саши фотографии. И, конечно же, Карелин исполнил её просьбу.
   Но, после того как Александр показал Наталье фотографию Карелина, фотоальбом был надолго отложен в сторону. Он всё рассказал об Игнате Степановиче, о его уме, находчивости, чуткости и внимании к людям. А завершил он свой рассказ такими словами:
   -- Если бы не Игнат Степанович, Наташа, то не сидел бы я сейчас перед тобой. Я давно бы сгнил в одной из психушек первой половины прошлого столетия. И не имело бы абсолютно никакого значения при какой власти - царской или советской, при последней дома для умалишённых были даже намного жёстче.
   -- Да-а-а, это действительно очень хороший человек был. А ты не думал о том, чтобы сделать и его фотографию цветной и такого же формата, как те две твои фотографии Василисы.
   -- Да в том-то и дело, что думал! Но у меня пока что руки до этого не дошли. Сначала к работе привыкал... Ну, а потом с тобой познакомился, и забыл о фотографиях вообще.
   -- Саша, это всё твои отговорки. Сколько времени тебе нужно было бы, чтобы отнести эту фотографию в фотосалон? Да от силы полчаса! И забрать столько же времени. Ты просто лентяй!
   -- Ты права. Я виноват. И сам знаю это. Но я завтра же это сделаю.
   -- Только опять не забудь.
   -- Нет, нет, не забуду. Я положу эту фотографию у себя на столе перед моими глазами.
   -- Ты её тоже повесишь над своим столом?
   -- Нет.
   -- А где?
   -- Вот в этой комнате - в гостиной. Я не хотел, чтобы фотографию Василисы все мои и родителей знакомые видели. Что бы я им говорил?.. А фотография такого человека имеет право висеть на самом видном месте перед глазами других людей. Да и он со стены будет как бы наблюдать за тем, как мы живём. А на вопросы гостей я буду отвечать, что это мой прапрадедушка. Это будет вполне объяснимо, такое вполне могло быть. А сам Карелин был мне как бы приёмным отцом.
   -- О! Это очень правильное твоё решение! Действительно, такой хороший человек заслуживает того, чтобы о нём всегда помнили, чтобы его изображение всегда находилось перед глазами людей. Всё, чтобы, когда я в следующий раз приду к вам в гости, я могла бы уже увидеть цветную фотографию твоего приёмного отца в твоей прошлой жизни на стене.
   -- Будет эта фотография на стене. Ладно, давай снова вернёмся к просмотру фотоальбомов.
   И они спокойно, с некоторыми комментариями Александра (Наташа уже практически всех знала со слов своего жениха) стали перелистывать альбом, внимательно рассматривая фотографии. И вдруг Наталья встрепенулась:
   -- Ух, ты! Вот это да! -- вдруг вскрикнула она, дойдя до фотографии сына Александра, когда тому было 23 года.
   -- Что ух ты? Меня увидела на фотографии? -- хитро прищурившись, спросил Сашка.-- Так вот он я - перед тобой.
   -- Ага, не такая я глупая. Тебя увидела... А то я не понимаю, что это твой сын. Но я действительно как будто бы тебя увидела. Как же он на тебя похож! Вас невозможно отличить.
   -- Это плохо или хорошо?
   -- Конечно же, хорошо! Всегда хорошо, когда дети на родителей похожи.
   -- Ну, говорят, что хорошо, когда сын похож на мать, а вот дочь на отца. Тогда, мол, они счастливы будут, и всё у них также будет хорошо.
   -- Я слышала об этом. Да и ты немного похож на свою маму.
   -- А вот ты как раз здорово похожа на своего папу - ну, больше, чем я на свою маму.
   -- Ну, что есть, то есть, -- улыбнулась девушка. -- Так я и действительно счастлива. Да и ты тоже. А твой сын был счастлив, не знаешь?
   -- Знаю. Он по рассказам его дочери - мамы Василисы Степановой - был счастлив и прожил хорошую жизнь. Умер он в 1990-м году в возрасте 77 лет.
   -- Боже! Как же давно это было. И как всё это странно... Он умер стариком, а его отец молодой и здоровый. А его фотографии и дальше в альбоме есть?
   -- Да, есть. Ты будешь его узнавать и в более взрослом возрасте.
   -- Вот здорово!
   -- Не понял твоей радости...
   -- Плохо, что не понял. Я ведь теперь наперёд могу знать, каким ты будешь в 30, 40, 50 лет и так далее. Ведь твой сын, взрослея, не станет похожим на кого-то другого. Я теперь, да и ты сам можем видеть, каким ты будешь в дальнейшем - ну, только по внешнему облику, конечно. Но и этого немало.
   -- Ты смотри! Какая же ты молодец! А мне это как-то и в голову и не пришло. Действительно, так оно, наверное, и будет. Только вот фотографии чёрно-белые.
   -- Вот и хорошо.
   -- А что в этом хорошего?
   -- А то. Цветные фотографии как бы приукрашают человека. А чёрно-белые показывают его истинный облик.
   -- Ну, я не очень с этим согласен. Хотя, может быть женский зоркий глаз, да ещё юриста, -- подковырнул невесту Саша, -- действительно распознаёт на чёрно-белых фотографиях истинный облик человека. А возможно, даже его характер...
   -- А что, зачастую всего лишь по внешнему облику можно многое рассказать о самом человеке. Есть ведь и такая наука - физиогномика, это метод определения типа личности человека, его душевных качеств и состояния здоровья, исходя из анализа внешних черт лица и его выражения.
   -- Да, я слышал о такой науке. Да и сам в нечто подобном однажды убедился.
   -- В чём подобном ты убедился?
   -- Ну, я не по внешнему облику человека, а по его характеру смог поставить правильный диагноз болезни. По его так званному доминантному психологическому портрету. Тебе, как юристу, я думаю, такой термин точно известен. А это мне тогда очень нужно было для того, чтобы провести ему внутриполостную операцию. Это было в том времени, а методов исследования не было, -- и он рассказал Наталье об операции по удалению пациенту жёлчного пузыря.
   -- Во как даже интересно. Ты молодец, что до такого додумался! Так, всё - смотрю альбомы дальше и нахожу более поздние фотографии твоего сына. И я буду видеть, с каким человеком мне в дальнейшем придётся жить, -- озорно улыбнулась Наташа.
   -- Ну-ну, смотри, -- рассмеялся Александр. -- Хотя мне и самому интересно будет посмотреть, каким же я стану. Ранее, смотря альбомы, я до такого не додумался.
   Тем временем вернулась с работы мама Александра.
   -- О, какие у нас гости! А я-то думаю, с кем же это мой сын веселится. Здравствуй, Наташа!
   -- Здравствуйте, Татьяна Владимировна! Это мы фотографии из старых альбомов, ну, из Сашиной прошлой жизни рассматриваем. Вот он мне немного и рассказывает о том времени.
   -- Это понятно. А что вы в этих альбомах нашли такого смешного, что так смеялись? Как по мне, так всё это очень грустно.
   -- Согласна с вами, это действительно грустно. А смеялись мы вот почему.... Саша как-то об этом не подумал, а вот мне пришла в голову одна интересная мысль. Она, я уверенна, и вам понравится. Сейчас, минуточку, -- и Наталья начала быстро переворачивать листы альбома. А затем обрадовалась, -- Вот, нашла. Татьяна Владимировна, кто вашему мнению изображен на этой фотографии?
   -- А что тут думать - конечно же, Сашин сын в прошлой его, как вы условились, жизни.
   -- Это и так, и не так, -- хитро улыбнулась будущая невестка.
   -- А почему не так?
   -- Да потому что это ваш сын в возрасте... ну, примерно лет 45. Именно таким он будет. Они же похожи, как две капли воды. Вы сейчас как бы заглядываете в будущее своего сына.
   -- Вот это да! А ведь и правда... Вот здорово! А я до такого тоже не додумалась, и Леонид тоже. А ты молодец! Я, скорее всего, не доживу до тех времён, когда Саше перевалит за 50, но я всё равно смогу его как бы увидеть в этом возрасте, ну, хоть примерно.
   -- Мама, -- услышали дамы голос "виновника торжества", -- во-первых, ты точно доживёшь до такого возраста, подумаешь каких-то 75 лет. Тебе захочется ещё и правнуков увидеть. А во-вторых, возраст на фотографиях можно определять не примерно, а точно. На обороте каждой фотографии стоит год. Василиса предусмотрительной была, -- вздохнул он.
   -- О, тогда вообще хорошо. Ладно, продолжайте просмотр, а я пойду ужин готовить.
   -- О, тогда и я с вами, -- снова встрепенулась Наталья. -- Помогу вам.
   -- Да я сама справлюсь, Наташа.
   -- Я понимаю. Но мне же нужно привыкать помогать на кухне свекрови. Вот я ещё до свадьбы к этому привыкну.
   -- Я с радостью приму твою помощь. Кроме того, мне приятно будет пообщаться с тобой наедине. Не всё мужским ушам обязательно слышать. Шурик, ты отпускаешь Наташу на кухню?
   -- Конечно. Её желание и твоё тоже - закон. А фотоальбомы досмотрим позже - это не горит. А я найду чем заняться.
   И дамы, ведомые хозяйкой, удалились.

* * *

   После этого прихода Натальи в гости прошло ещё пару недель. За это время она ещё пару раз вместе со своим суженным заскакивала к Большаковым. Один раз побывал вновь в гостях у Цветковых и Александр. А далее он подумал о том, что пора бы, наверное, познакомить Сергея Марченко, своего друга с Натальей. Но параллельно ему пришла в голову и ещё одна мысль, связанная с Марченко. И он в конце октября позвонил другу:
   -- Серёга, привет!
   -- О, привет! Сколько лет, сколько зим! Забыл уже о друге, не звонишь.
   -- Да я просто устал от твоих ежечасных звонков, вот и решил отдохнуть.
   -- О, молодец! Юмор твой пока ещё не пропал. Каюсь! Я тоже не особый любитель разговоров по телефону. Я же не женщина, которой кто-нибудь позвонит, или же она сама позвонит подруге или знакомой, так они будут полдня болтать.
   -- Это точно. Вот потому я и предлагаю встретиться и поговорить не по телефону. А я тебя параллельно кое с кем познакомлю.
   -- Со своей очередной правнучкой?
   -- Нет, с дамой на десяток лет моложе Степановой.
   -- О, это уже интересно. Хотя, честно признаюсь, у меня такая дама уже имеется.
   -- Да я не собираюсь тебя сватать. Я хочу тебя познакомить со своей девушкой.
   -- О, даже так? Это неплохо. А то я думал, что ты ещё пару лет будешь отходить от своей старой Красноярки. А ты молодец, быстро переключился. Хорошо. Давай встретимся.
   -- Но тогда при одном условии.
   -- Каком ещё?
   -- Коль ты уже проболтался, что у тебя тоже имеется девушка, то приходите оба.
   -- Нет проблем. Да это, наверное, и справедливо. Хотя я ранее, отвечая тебе на какой-то вопрос, говорил, что девушка у меня есть. Хорошо. Тогда давай встретимся все вместе в субботу часов эдак в 12 - утром уже прохладно, чтобы девчонки не мёрзли - на нашем старом месте.
   -- Идёт.
   Но вот уже и суббота. Пары встретились в условленном месте. Избранницей Сергея была довольно симпатичная, стройная, но не особо высокая (среднего роста) девушка-шатенка с длинными красиво уложенными и завитыми волосами; у Натальи волосы были короче. Да и сам Сергей был шатеном, но в сторону более светлых тонов. Он был чуть ниже ростом своего друга, но тоже с довольно рельефными мышцами тела. Он и начал беседу - у него язык, как и у его друга тоже был неплохо подвешен:
   -- Итак, дамы и господа! Я возьму на себя обязанность представить вас друг другу. Сначала дамам представлю кавалеров. Меня зовут Сергей, Серёжа, Серёга, Серж. Напротив меня мой друг Александр, Саша, Шурик и так далее. У него вариаций имёни намного больше, нежели у меня. А теперь перехожу к дамам, -- те весело улыбались от такого официального представления. -- Мою даму-спутницу - и по сегодняшнему маршруту, и по жизни, надеюсь, тоже - зовут Валентина, Валя, Валечка, Валюша. Свою девушку представит Саша.
   -- Мою будущую спутницу жизни, -- не стал размениваться по мелочам Александр, -- зовут Наталья, Наташа. Для меня ещё Наташенька, Наталочка, -- уточнил он.
   -- Итак, официальные представления окончены, -- подвёл итоги Марченко. -- С этой минуты всеобщее обращение к друг другу исключительно на "ты". Теперь мы уже друзья. К тому же примерно одного возраста. Пардон, дамы значительно моложе нас.
   -- Ну, ты даёшь Серёжа, -- расхохоталась Валентина. -- Значительно моложе... Это может означать, что мы ещё в детский садик ходим. И как это вы, взрослые мужчины связались с такими малолетками? Сергей, мы ещё не в том возрасте, чтобы его нужно было скрывать.
   Теперь смеялись уже все, даже тот же Серёга, при этом оправдываясь:
   -- Извините! Попал впросак. Я просто хотел сделать вас моложе, ну, хотя бы немного моложе. О детсаде я не намекал.
   -- Ладно, Серёга, проехали, -- успокоил его друг. -- Всем всё понятно. Но такое твоё представление было только на руку, оно нас развеселило, а потому сняло некое напряжение от твоего официального представления. Теперь мы действительно все друзья... малолетки,-- весело добавил он.
   А далее уже действительно началась непринуждённая беседа. Узнали, кто и чем занимается - учится или работает. Валентина, как оказалось, уже работала лаборантом-методистом (окончила техникум) на одной из кафедр Государственного университета им. П. Г. Демидова, в котором учился и Сергей. Но, как она рассказала позже Наталье, с осени этого года уже учится заочно в этом же университете по профилю химии. Это, скорее всего, уже сказывалось влияние её спутника. Сначала беседа была общей, но позже она уже разделилась по полу - девчонки беседовали между собой, а парни между собой. И вот здесь, выбрав время, Александр обратился к Марченко:
   -- Серёга, у меня есть к тебе серьёзный разговор.
   -- Интересно. Выкладывай.
   -- Я в следующем году женюсь. И вот я хотел, чтобы ты был у меня другом...
   -- А сейчас я тебе что, не друг? -- то ли удивился, то ли обиделся Марченко.
   -- Да погоди ты перебивать, дослушай до конца. Я имел в виду другом, дружком на моей свадьбе. Ну, по-другому шафером, то есть в свадебном чине при женихе.
   -- Оп-па! Вот это да! Приплыли... -- и он расхохотался.
   -- Не понял?.. Ты чего ржёшь? Что я такое смешное сказал?
   -- Ой, не могу... - вот ситуация...
   -- Какая ситуация? Что в ней плохого? Ну, в свадьбе друга?
   -- Да ничего плохого, сейчас я объясню, -- начал успокаиваться Марченко. -- Ситуация как раз неоднозначная, потому что с такой же просьбой я планировал обратиться к тебе. Мы же друзья, к кому мне ещё обращаться по такому вопросу... Понимаешь?!
   -- Понимаю, -- засмеялся уже и Сашка. -- Хотя это и не очень весело.
   -- Да, не смотря на наш смех, невесело. И что же делать? О, а когда ты планируешь расписываться?
   -- Надеюсь расписаться в средине или конце апреля - ну, когда станет тепло.
   -- А почему так рано? Почему не летом?
   -- А зачем тянуть до лета? Да, Наташа, как и ты, будет готовить дипломную работу. Но что, она её не напишет? Да и я ей помогу, чем смогу, так она и раньше срока напишет. А защита уже в июне. У тебя, кстати, дипломная работа наверняка будет даже легче, чем у юриста. Так что и ты вполне можешь жениться раньше лета.
   -- А что! Это мысль... У меня действительно дипломная работа больше похожа на расширенный реферат. Я видел козы наших дипломных работ. Никакой сложности в них нет. А в Интернете сейчас столько материалов по истории различных эпох, что только скачивай его оттуда. А потом редактируй на свой лад. Это ты неплохую идею мне подал. И я думаю, что Вале она тоже понравиться. Тогда свадьбы проводим вместе, и застолье тоже. Вот тогда будет видно, что мы действительно друзья.
   -- Я не против. Но банкетный зал сразу для двух свадеб... Где ты такой найдёшь?
   -- А у тебя много приглашённых планируется?
   -- Да нет. Родственники, друзья и часть коллег по работе. Ну, тех, с кем я наиболее контачу.
   -- И у меня приглашённых планируется немного. Тем более что коллег по работе у меня пока что нет. Так что зал на нужное количество посадочных мест мы точно найдём.
   -- Ну, что, я в принципе "за". Но вопрос наших шаферов тогда точно зависает. Мы же не можем ими быть на свадьбе друг у друга.
   -- Точно, не можем, -- рассмеялся Сергей. -- Тогда придётся подключать кого-то из наших ребят: Володя, Димка, Мишка, Генка.
   -- У Володи самый сложный диплом - у него же не работа, а проект, да ещё с кучей чертежей. Ему на ту пору только до свадеб будет. Димка, как я слышал краем уха, тоже жениться собирается, и возможно раньше нас. Он ведь уже тоже, как и я, работает.
   -- М-да, верное замечание. Тогда остаются Мишка и Генка. Мишка точно не женится пока что - ему родители наверняка будут подыскивать достойную партию. А Генка в вопросе девчонок не особо активен, так что вряд ли он так быстро женится. Тогда у меня шафером будет Мишка, а у тебя Генка.
   -- Э-э, нет. Давай наоборот. У тебя Генка, а Мишка у меня.
   -- Но я первый такое предложение выдвинул, -- смеялся Серёга.
   -- При чём здесь первый, последний... Тогда монетку придётся бросать.
   -- Не, не годиться. Мне в этом деле всегда не везёт, я уже в этом убедился.
   -- Но повезло же тебе, когда мы на Чарыше за грибами собирались идти. Мог тогда ты оказаться на моём месте. А как бы у тебя всё повернулось в прошлом времени, никто наперёд сказать не может.
   -- Это так. Но тогда выбор у меня намного больше был. А один на один... Ладно, забирай Мишку.
   -- А ты?
   -- А я договорюсь со своим другом. Не из наших ребят, но и не из однокурсников. Я поговорю с другом детства, со школьным другом. Уж он-то мне не откажет в этом вопросе.
   -- Да, -- уважительно протянул Александр, -- друг детства - это самый надёжный друг. Многократно проверенный в различных ситуациях. Хорошо, по всем вопросам мы с тобой договорились. Нужно девчонкам сообщить о нашем решении. Так, девушки, объявляется общий сбор! Есть важное сообщение.
   И этому важному сообщению очень обрадовалась Валентина. Но и Наталье было интересно услышать, что одновремённо произойдут 2 свадьбы - в хорошей компании. Но она тут же спросила Сашу:
   -- А как же венчание?
   -- Какое венчание? -- ранее друга на этот вопрос отреагировал Серёга.
   -- О, я и забыл тебе сказать, выпустил из виду этот момент... -- стукнул себя по лбу Александр. -- Мы с Наташей решили ещё и венчаться. Закрепить наш союз ещё и более крепкими узами.
   -- Кроме того, -- дополнила Наталья, -- это так красиво, торжественно!
   -- А вы крещены, ну, ты с Сашей? -- спросила Валентина.
   -- Да, оба крещены.
   -- А мы с Серёжей не крещены, -- грустно протянула девушка. -- А венчание в церкви действительно так торжественно. А что в ЗАГСе... -- махнула она рукой.
   -- А кто или что вам мешает до того времени покреститься? Я вон тоже всего 2 года назад окрестился... Или в этом году, даже не знаю, -- рассмеялся он. -- Ну, в общем, в возрасте 23-х лет.
   -- Как это ты не знаешь, в каком году тебя крестили? -- удивилась Валентина. -- Тебе сколько сейчас лет?
   -- Двадцать три, -- улыбался Александр, а вместе с ним и Наталья.
   Конечно, Саша понимал - да ещё как врач - что ему только по паспорту 23 года, а на самом деле он на 2 года старше. Ведь что ни говори, а за 2 проведенных им года в Красноярке все клетки его организма, как то и положено, состарились за это время. Просто в его молодом возрасте этого старения пока что не заметно.
   -- Ну, вот! Значит, тебя крестили именно в этом году, -- утверждала Валентина. -- А при чём здесь 2 года назад?
   -- Может быть, меня крестили и в этом году. Но крестик, который мне повесили на грудь при крещении, я ношу уже 2 года.
   -- Как это?
   -- Валя, тебе Серёжа позже всё объяснит.
   -- А можно? -- спросил Марченко.
   -- Вале, конечно, можно. Вы же будете одной семьёй. Ладно, это потом... А вы тем временем думайте о крещении.
   -- Серёжа, а точно, нам над этим вопросом нужно подумать, -- умоляюще протянула Валентина.
   -- Хорошо. Будем думать.
   А далее компания ещё погуляла немного по городу, после чего все зашли в кафе-мороженое, и, не спеша, полакомились мороженым из пиал, политым различным сиропом - по вкусу каждого. А далее они тепло распрощались и разошлись по домам.

* * *

   Но вот уже шла весна 2020-го года - время текло хотя и не очень заметно, но, всё же, быстро. Объединённая свадьба Большаковых и Марченко состоялась в субботу 25-го апреля примерно в 11 часов. По крайней мере, такое время им было назначено во Дворце бракосочетаний во время подачи документов - примерно за месяц до регистрации брака. А кто в день регистрации брака на часы смотрит... А далее будущие молодожёны планировали пару часов поездить по городу, фотографируясь у памятных мест, а затем на 14 часов договориться о венчании в церкви. Валентина и Сергей за это время таки окрестились, хотя парню не очень-то и хотелось этого делать. Но Валя настояла. В общем, 2 пары планировали расписаться и обвенчаться в один день - гулять, так гулять - да и день тогда запомнится на всю оставшуюся жизнь.
   Но, глубоко верующие и хорошо знающие церковные правила люди, не рекомендовали им этого делать. Во-первых, по церковным правилам лучший день для венчания - это воскресение. Но до венчания с утра нужно ещё всю службу отстоять, плюс до этого дня пройти Причастие и Исповедь, а также держать три дня пост. Хотя современная молодёжь ни одно из этих правил и не соблюдает. Но это менее существенно, поскольку имелось важное, так сказать, во-вторых. Сразу после росписи или прогулки по городу молодые никак не могут проходить венчание. Потому что в церкви женщины должны находиться с покрытой головой и с не оголёнными частями тела: руки, ноги, голова - а у молодой обычно фата и полголовы не прикрывает (зато красиво), а уж про декольте или короткое платье вообще говорить нечего. То есть невеста должна венчаться не в свадебном, а в совершенно ином платье (а к нему подобрать ещё и туфельки) и с косынкой на голове. Кроме того, в один день не так просто выдержать по 2 церемонии во Дворце бракосочетаний и в церкви - а сам процесс венчания длителен.
   А ещё сведущие верующие люди сообщили молодёжи, что обвенчаться можно и через пару лет после бракосочетания, а не только через пару дней. И молодые пары приняли решение венчаться на следующий день - именно в воскресенье. А что - тогда 2 дня запомнятся на всю жизнь! Но вот свадебное торжество они решили провести, то есть накрыть свадебный стол именно в первый день, а уже завтра после венчания просто посидеть за столом с родственниками дома. Найти подходящее кафе (сообща решили свадьбы отмечать не в ресторане) для такого количества народа было непросто. Тем более что у Александра Большакова гостей, всё же, оказалось немало. Одиноких сотрудников клиники было не так уж много, а приглашать сотрудника/сотрудницу без жены или мужа было неприлично. Но и с кафе успешно выкрутились. Заказали кафе на два зала - больший и меньший. Да это было, наверное, и удобнее - ведь половина гостей не знала друг друга. В большом зале на подиуме играл постоянный оркестр кафе. Так что танцы проводили уже сообща. И шафером у Александра был именно Михаил Довлатов, а дружкой у Натальи - её подруга по университету Марина.
   А на следующий день венчание назначили на полдень, на 12:00. То, что молодожёны после вечернего гулянья в кафе, да ещё после первой брачной ночи встанут отнюдь не в 7-8 часов, было всем понятно. Венчание двух пар, конечно, затянулось, но в итоге этот процесс всем понравился и запомнился. Как понравились молодожёнам и в целом два этих выходных дня, хотя устали они больше, нежели за 2 трудовые дня. Вот только после этого не получилась у молодых свадебная увеселительная прогулка в какие-нибудь экзотические места. Но они решили, что наверстают это уже летом, правда, уже по выбору отдельно семей Большаковых и Марченко.
   А далее у Александра вновь наступили трудовые будни. И в первый же рабочий день после женитьбы Александра запомнился ему тем, что перед началом обычного по понедельникам расширенного обхода все коллеги (и кто был у него на свадьбе, и кто не был) вновь поздравили Большакова с созданием семьи. А уже после обхода, когда сотрудники направлялись кто в ординаторскую, кто к своим пациентам в палаты, его задержал заведующий отделением. Беседуя, они подошли к кабинету Денисова, и тот обратился к ординатору:
   -- Александр Леонидович, загляните ко мне на пару минут.
   Странным было и само слово заведующего загляните (а не зайдите), и само приглашение. Это было именно приглашение, а не распоряжение. Валентин Дмитриевич не был тираном в отделении, но со своими подчинёнными, всё же, держал некую дистанцию и порой у него проскальзывали именно жёсткие повелительные нотки. А потому такое приглашение показалось Саше несколько странным. Но он естественно откликнулся на него.
   -- Присядьте, немного побеседуем, -- была первая фраза Денисова в кабинете.
   -- Валентин Дмитриевич! Вы мой куратор, да и я намного моложе вас, а потому просьба - обращайтесь ко мне просто по имени, а можно и на "ты". Ну, хотя бы в неофициальной обстановке, как сейчас.
   -- А вы считаете, что сейчас у нас будет неофициальная беседа? -- улыбнулся Денисов.
   -- Ну, есть такое чувство, -- улыбнулся и Александр.
   -- Это хорошо, когда у человека есть чутьё. Беседа будет, скорее, полуофициальной. На "ты" я к вам обращаться не стану, а вот по имени - с удовольствием. Я как-то и сам хотел вам это предложить, но неудобно было. Ладно, тогда, Александр, я ещё раз поздравляю вас с законным браком! Я, правда, никак не ожидал, что ваша супруга будет мне знакома. Интересная особа, мне запомнилось наше осеннее знакомство с ней.
   -- Ещё бы, такая скандалистка... -- улыбнулся Александр.
   -- Вы простите, что я тогда её так назвал, вырвалось у меня.
   -- Да ну что вы, Валентин Дмитриевич, какие извинения. Разве вы не видите, что я шучу. Я тогда с ней гораздо сильнее повздорил, нежели вы, я вам просто не рассказывал этого. Правда, больше я сам был виноват. Если бы мне в тот момент кто-то сказал мне, что Наталья станет моей женой, я бы его точно посчитал сумасшедшим. А оно видите, как вышло. И хорошо, что я не опоздал разглядеть в ней суть - она замечательный человек. Да, она порой настойчивая, но тактичная и умная. Она умеет обосновывать и отстаивать свою позицию.
   -- Да, я догадываюсь. Я ведь вам позже говорил, что постоять за себя, да и за других она точно сможет. Она боец. А ещё она у вас просто красивая женщина, это я уже на вашей свадьбе разглядел. В первый день нашего знакомства в клинике я к ней особо не присматривался. Так что можете передать ей моё, так сказать, почтение.
   -- Спасибо, передам.
   -- Так, ну а теперь немного делового разговора. Александр, вы работаете в отделении уже 9 месяцев, без нескольких дней. Как раз срок, -- улыбнулся заведующий отделением, -- пора уже рожать?
   -- И кого же? -- улыбнулся Большаков, понимая, что Денисов шутит, говорит иносказательно.
   -- А вот кого, не знаю. Вы уже нормально проводите не только открытые операции, но и все другие. Вы быстро обучаетесь. У вас талант хирурга. А вот каким вы видите своё будущее? Это к тому, кого рожать...
   -- Я планирую в этом году поступать в аспирантуру. Один кандидатский экзамен уже сдал.
   -- О! Вот это я и хотел от вас услышать. Но, я очень надеюсь, что не в очную аспирантуру?
   -- Нет, Валентин Дмитриевич, не в очную. В заочную. Не хочу быть неблагодарным. Меня приняли в отделении очень хорошо. И на меня, скорее всего, рассчитывают. А я возьму, развернусь и уйду?.. Нет, это не по мне.
   -- Прекрасно. Я в вас не ошибся. Честно говоря, Саша, мы могли бы предложить вам поступать, а точнее направить вас даже в целевую аспирантуру. То есть в очную. Другому я бы этого не предлагал, а вот вам мог бы предложить. Я даже готов был уладить этот вопрос с руководством клиники, поскольку могли решаться и финансовые вопросы. А для вас тогда вопрос поступления в аспирантуру намного облегчился бы, да и хорошего руководителя мы бы вам подобрали. И защитились бы вы скорее. Правда, целевая аспирантура обязывает...
   -- Я знаю, Валентин Дмитриевич. Она обязывает человека после обучения вернуться на прежнее место работы. Но она именно очная. А я не хочу покидать отделение - не будет практики, а она очень важна. А то, что я защищусь годом или двумя позже, кардинально ничего не меняет. Я не хочу покидать коллектив. Я пока что не старый дед, никуда от меня кандидатская диссертация не убежит. А потом, возможно, и докторская... -- улыбнулся Александр.
   -- Прекрасно! Это именно то, что я желал от вас услышать по поводу ваших родов. Значит, аспирантура заочная... Это нас очень устраивает, а потому в случае чего мы вам будем помогать, будем делать всё, что от нас будет зависеть. Доценты и доктора наук нам в отделение никогда не помешают. Всё, Саша, я очень доволен нашим полуофициальным разговором. Идите, работайте!
  
  

ГЛАВА 27

Большие хлопоты

  
   А у Натальи в это время проходил процесс окончания дипломной работы. Хотя она у неё практически была уже готова, оставалось только её по всем правилам оформить. Но впереди был ещё весь май месяц и начало июня, а дел совсем мало. Наташа вместе с Сашей хорошо потрудились ранее. Парень отыскивал в Интернете материал по теме, которую ему называла девушка, копировал его, редактировал на свой вкус (не касаясь сути вопроса) и переносил на сайт, названный Наташей "Диплом". А та уже окончательно редактировала его применительно к теме своего дипломного проекта. К тому же, пока Саша был на работе, и она многое черпала из Интернета и рекомендованных ей книг. А процесс ежедневного отпечатывания части текста на принтере занимал считанные минуты. Так что работа в две руки принесла свои плоды - в дальнейшем Наталья была почти свободна. А это было важно - впереди будет медовый месяц, пусть пока что и без особого отдыха. Но это месяц познания друг друга.
   До бракосочетания половину своего времени Наталья проводила у Большаковых, а половину (с ночью) - дома. А с конца апреля они жили пока что в бывшей холостяцкой комнате Александра, та была довольно просторная (≈ 15 м2), а потому в ней оставалось только поменять односпальную Сашкину кровать на двуспальную и купить немногим больший шифоньер для одежды. Вот только смущало словосочетание пока что. И сколько оно будет длиться?.. И в один из дней Наталья осторожно - чтобы не обидеть - спросила супруга:
   -- Саша, а мы всё время будем жить вместе с твоими родителями?
   -- Нет, не всё время. Будет у нас своя квартира.
   -- О, тогда нам нужно, наверное, заняться вопросами ипотеки. Сейчас многие банки дают любую сумму кредита при первом взносе всего в 10 %, а то и ниже.
   -- Ты имеешь в виду ипотечный кредит?
   -- Ну да, -- улыбнулась Наталья. -- Нет, тебе точно нужно было становиться юристом - ты хорошо разбираешься в юридических терминах. Я прекрасно понимаю, что само слово ипотека - это просто одна из форм залога. Но я действительно имела в виду ипотечный кредит.
   Так оно и было. Ипотека действительно была одной из форм залога, при которой закладывалось недвижимое имущество. Да, оно оставалось во владении и пользовании должника, но кредитор, в случае невыполнения лица, взявшего кредит, своего обязательства, имел право на реализацию залога в свою пользу. Сам термин "ипотека" (от др.-греч. ὑποθήκη) впервые появился в Греции ещё в начале VI-го века до новой эры. Так обозначали форму ответственности должника перед кредитором своей землёй. На границе земельного участка заёмщика ставили столб, который и назывался "ипотекой" - он гласил, что эта земля обеспечивает долг. В России же самым распространённым вариантом такого способа кредитования была именно ипотека на жильё. И, как правило, в залог банка отдавалась именно приобретаемая квартира, хотя, как вариант, можно было заложить и уже имеющуюся недвижимость. Таковой являлись: квартира, автомобиль, яхта, земельный участок, магазин, производственное помещение...
   -- Ну, это не столько юридические термины, сколько финансовые, -- ответил супруг. -- Но я не об этом хотел сказать. Не нужно нам брать ипотечный кредит. Влезть в долги и потом 30 лет отдавать их? Это, по сути, жизнь в залог. Кроме того, сейчас развелось немало строительных фирм-однодневок, которые сдерут деньги, начнут строительство, а потом исчезнут - ищи-свищи их.
   -- И что же делать?
   -- А ничего не делать. Купим сразу квартиру, без всяких кредитов. До Нового года будем жить в своей, новой квартире.
   -- У тебя так много денег?! -- изумилась Наталья? -- Откуда?
   -- У меня денег как раз пока что мало, -- улыбнулся Сашка. -- Да, заплата хирурга неплохая, но всё равно мне, чтобы купить квартиру нужно лет десять копить деньги. Но я единственный ребёнок у родителей. И они прекрасно понимали, что у меня когда-нибудь будет семья.
   -- Вон оно что... Саша, но так же нельзя! Почему родители должны тебя всем обеспечивать? А квартира - это же такие деньги. Я понимаю, что этот вопрос, наверное, уже обсуждению не подлежит. Но тогда нужно постепенно отдавать деньги твоим родителям. У меня со временем, я думаю, тоже будет неплохая зарплата. Так что мы недолго будем должниками.
   -- А мы не будем должниками вообще. Да, мы вернём деньги, но не родителям, а их внукам.
   -- Как это?
   -- Да очень просто - в своё время мы обеспечим наших детей квартирами. Деньги из семьи никуда не денутся - их получат те, кто в этом в определённый момент наиболее нуждается.
   -- Но это же неправильно. Тебе деньги дают родители, а ты их отдашь внукам родителей, то есть своим детям.
   -- Наташа, это самое правильное решение. Так всегда было на Руси. О детях заботились родители. Вот ты мне скажи, кто сейчас в свои 23-25 лет может заработать деньги на квартиру? Это же абсолютно нереально. А брать кредиты... И ещё. Если ты дашь своим детям деньги на квартиру, именно своим детям, ты будешь ожидать, что они тебе их вернут? Ответь, не молчи.
   -- Конечно же, не буду.
   -- Вот! Поэтому я и говорю, что это правильное решение. Повторяю, так было всегда. И дети, видя такую заботу родителей о них, в свою очередь на старости как бы отдают свои долги - они уже трогательно ухаживают за своими престарелыми родителями. А у нас сейчас в России всё перевернулось - дети уезжают в большие города, повсеместно бросая своих родителей. Ты посмотри, сколько в России заброшенных сёл, где даже стариков осталась лишь горстка. Да, те порой не желают покидать свою малую родину, но и в этом вина их детей, поскольку в таких сёлах старики умирают гораздо раньше, нежели под присмотром детей.
   -- Саша, а ты оказывается философ. Но ты всё правильно говоришь. Я теперь с тобой полностью согласна. Теперь и я буду думать о том, что и нам в свою очередь, когда наши дети вырастут, нужно позаботиться о них. Я женщина, но я не буду размениваться на покупку различных побрякушек-украшений, а уж тем более на покупку украшений из золота и бриллиантов. Деньги будут сберегаться для обеспечения наших детей. А те в свою очередь позаботятся о наших внуках. И я теперь согласна, что это абсолютно правильно!
   -- Нет, Наташенька, женщине никак нельзя без украшений. Украшения у неё обязательно должны быть. Да, пусть не золото, изумруды, бриллианты, но и не дешёвая бижутерия. Хотя, и некоторые золотые украшения тоже должны быть - например, серьги, цепочки и кулончики. Не так уж они дорого стоят. А другие украшения... Ну, они, к примеру, могут быть хотя бы из того же жемчуга, янтаря... Да и различных красивых полудрагоценных камушков, -- Александр вспомнил подаренное Василисе Говоровой ожерелье (бусы) из яшмы, которое она носила до конца своих дней. -- На такие женские украшения у нас деньги будут. Это точно, Наташа!
   -- Ну, хорошо, -- хитро улыбнулась Наталья, -- с украшениями ты меня уговорил. Всё, тема квартиры закрыта. Но я не забуду поблагодарить твоих родителей! А ещё я обязательно поговорю на эту тему со своими родителями. Я передам им то, что ты мне сейчас говорил. Пусть они обеспечат моего брата Андрюшу. А мои родители в этом плане тоже не такие уж и бедные. Спасибо тебе за такое наставление!
   -- Да какое наставление, Наташа. У нас с тобой был просто разговор.
   -- Ну, всё равно. Очень полезный разговор.

* * *

   Возможно, разговор молодых супругов на тему квартиры и был полезным, но, начиная с мая, Саше стала надоедать иным разговором мама, а точнее не столько разговором, столько приставать с вопросом о том, когда они планируют обзаводиться ребёнком.
   -- Не скоро ещё, мама, - в этом году, -- улыбнулся сын, -- у нас с Наташей детей, а у тебя внуков точно ещё не будет.
   -- Ну, то, что в этом году ребёнка у вас быть не может, это я прекрасно понимаю. Но вот уже с начала нового календарного года...
   -- И с начала нового календарного года тоже, по крайней мере, с полгода придётся подождать. В общем, так - до лета следующего года внуков не жди. Всему своё время.
   -- Ого! А почему нужно ждать аж до следующего лета? Что вам мешает? Наташа через пару месяцев, а то и раньше защитится. И всё нормально.
   -- Ничего не нормально. И ты сама должна это понимать. А если у неё будет токсикоз. И что, она будет защищать диплом, её стошнит, и Наташа выбежит из аудитории?.. Красивая картина получится.
   -- Ну, так рано токсикоза может и не быть.
   -- Как раз может. Так, мама, всё - минимум на полгода эта тема закрыта. Наташе после защиты дипломной работы нужно подыскивать место работы, а это непростое дело, государственного распределения-то нет. Свою фирму она не скоро создаст. Значит, она начнёт работать в каком-то учреждении вместе с коллегами. И вдруг через полгода сбежит в декретный отпуск. Да ей тогда по возвращению из него вообще места может не оказаться.
   -- Её не могут уволить во время декретного отпуска.
   -- Это в ваше время нельзя было уволить человека, а сейчас всё что угодно может произойти. Тем более что её, к примеру, могут взять на работу с испытательным сроком.
   -- Господи! Ну и времена пошли...
   -- Да, вот такие времена. Тебе так уж приспичило стать бабушкой и нянчить внуков? Успеешь ещё с ними наиграться, они тебе ещё надоедят.
   -- Внуки бабушкам никогда не надоедают! -- резко ответила Татьяна Владимировна, но временно эта тема была закрыта.
   И Александр в небольшом споре с мамой был абсолютно прав. У Натальи помимо завершения дипломной работы (слава Богу, что та практически готова) была сейчас ещё одна головная боль. Наташа активно зондировала почву для своего трудоустройства. Да, юрист - престижная профессия, но людей этого профиля в городе уйма. Женщина знала, что многие выпускники ЮрФака даже прошлых лет выпуска до сих пор не могут устроиться по специальности. И по всем признакам такая же судьба ожидала и нового молодого специалиста. Сколько Наташа ни бегала по городу, но ничего подходящего для себя она не находила. Только в одном учреждении ей предложили возможное место работы, но таковое её совершенно не интересовало. Это было место судебного пристава - бумажки перебирать и подавать, как она сказала мужу. Даже в органы МВД практически невозможно было попасть, поскольку, как в его учреждениях говорили, есть резерв (контингент, ожидающий место работы) в пару десятков человек. В общем, ситуация с будущей работой для Натальи Владимировны Большаковой с каждым днём становилась всё более удручающей.
   Наташа была ужасно расстроена. Ещё бы, срывались её планы не то, что стать адвокатом, а хотя бы работать в какой-нибудь юридической конторе.
   -- Никто со мной даже разговаривать не хочет, услышав, что я только оканчиваю университет, -- жаловалась она мужу. -- В общем, как я поняла, без опыта работы никто меня никуда не примет. Но где же я его тогда набираться буду? Может, и мне куда-нибудь в прошлое попасть, -- несмотря на серьёзность ситуации, пошутила она. -- Вот там у меня опыт точно появится, поскольку теоретическая подготовка у меня хорошая.
   -- Неплохая теоретическая подготовка - это хорошо. А у вас какие-нибудь практики были?
   -- Да были... -- махнула она рукой. -- Но кто к ним серьёзно относится. Нет, небольшой опыт у меня, всё же, есть - я эти последние два курса работала в юридической клинике.
   -- В юридической клинике?! А это ещё что такое, с чем его едят? Это что, какие-то юристы во врачебной клинике, что ли?
   -- Нет, -- рассмеялась Наталья. -- Так называются некие юридические бюро, которые создаются на базе высших учебных заведений с целью правовой помощи и правового просвещения населения. А также для формирования у обучающихся по юридической специальности навыков оказания юридической помощи. Вот и у нас при университете была создана такая юридическая клиника. Она так и называется - юридическая клиника юридического факультета Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова. Располагается она на улице Собинова, 36.
   -- И ты там работала, как полноценный юрист? И зарплату получала?
   -- Увы, нет. Наша юридическая клиника - да и другие тоже - осуществляет деятельность по консультированию на безвозмездной основе. И даже не всем категориям граждан, а только малоимущим гражданам, социально незащищённым гражданам и некоммерческим организациям, осуществляющим правозащитную деятельность.
   Действительно, юридические клиники могли оказывать бесплатную юридическую помощь в виде правового консультирования в устной и письменной форме, составления заявлений, жалоб, ходатайств и других документов правового характера. Консультации в юридических клиниках дают студенты старших курсов, обучающиеся по юридической специальности в образовательных организациях высшего образования, под контролем преподавателей или практикующих юристов.
   -- Понятно, -- скривил губы Сашка. -- Это всё не то.
   -- Вот именно. А потому ситуация с моей работой весьма туманная.
   И, как это нередко бывает, помощь пришла с той стороны, откуда её и не предвиделось ожидать. В начале июня Саше позвонил Миша Довлатов, интересуясь (на правах друга и шафера), как идут дела у молодожёнов - медовый месяц закончился, а совместная жизнь ранее не знакомых друг с другом людей не такая уж и простая штука. Поинтересовался он и тем, готова ли уже Наталья к защите дипломной работы.
   -- Дипломная работа у неё давно готова, вчерне была готова ещё до свадьбы. В этом проблемы нет. Проблема сейчас в другом.
   -- И в чём же это? В ваших планах уже детишки?
   -- Нет, детишек точно не будет, пока Наташа не устроится на нормальную работу. И вот как раз с ней проблема. Юристов развелось столько, что хоть пруд пруди.
   -- Ну да, модная специальность.
   -- Модная, да и престижная. Но вот толку с этого, если Наташа уже полгорода оббегала, и ей везде от ворот поворот.
   -- Да, это реальная проблема. Хотя...
   -- Что хотя?
   -- Да мне тут одна мысль в голову пришла. Я её проверю, а через несколько дней тебе перезвоню. Лады?
   -- Лады. Буду ждать твоего звонка.
   Звонок Михаила раздался только неделю спустя. Поздоровавшись, Довлатов сказал:
   -- Ты извини, что я долго не звонил. Но раньше не получалось. Тут образовалась некая последовательная цепочка: я - мой отец - друг отца. Ну, а потом в обратном порядке, вот потому и времени ушло немало.
   -- Я понимаю. И что же у тебя за мысль была?
   -- Теперь это уже не мысль, а реальное предложение. Ситуация следующая. Мой отец ещё 2 года назад создал свою коммерческую фирму. В прошлом году я об этом не распространялся, поскольку отец попросил меня временно этого не афишировать. Ну, сам понимаешь... Неизвестно, как у него дела могли пойти. Да и конкуренты... Но сейчас он вроде бы уже нормально стал на ноги - фирма уже даёт реальную прибыль. Но это, так сказать, предисловие. Я спросил отца о юристе, слышал ранее, что фирме нужен толковый юрист...
   -- А-а, понимаю. Но толковый юрист в коммерческой фирме должен точно иметь подобный опыт работы.
   -- Это так. Но ты погоди перебивать, дослушай до конца. Юрист в фирме - это только как бы зацепка была, ну для начала разговора. Есть уже в фирме штатный юрист с опытом. Но это юрист, как и в других многих организациях, который занимается сугубо бумажными делами фирмы. А вот юридическими вопросами отдельных лиц он не занимается. Этим занимается старый друг моего отца. Он действительно уже довольно пожилой, лет на восемь старше моего отца - семьи их родителей дружили. Он очень опытный юрист именно по гражданским делам граждан. Но он не в штате фирмы отца, у него имеется свой офис. И вот сейчас я конкретно перехожу к предложению.
   -- Вот теперь я тебя внимательно слушаю и не перебиваю.
   -- Вот и хорошо. Слушай! Так вот, запиши его реквизиты - Иван Трофимович Малышев. Отец с ним переговорил, и тот сказал, что ему в принципе нужен толковый помощник юриста, пусть тот даже будет молодой и без большого опыта. У него был такой помощник, точнее и сейчас он у него есть. Но он тоже далеко не юный, сейчас часто болеет и лежит в больнице. Я расписал отцу в самых лучших красках твою Наталью, а он естественно так же расписал её Ивану Трофимовичу. И тот заинтересовался. Это же не с улицы кого-то брать, а по рекомендации друга. При этом он ещё и сказал, что женщина-юрист - это, возможно, даже лучше, нежели мужчина-юрист. Потому что к мужчинам относятся настороженно, серьёзно, а к женщине-юристу, да ещё к молодому - весьма снисходительно, мол, что там она знает и умеет... А это немаловажно, поскольку частенько расслабляет оппонентов, они готовятся к судебному сражению с женщиной не так серьёзно, как к сражению с мужчиной. Понимаешь?
   -- Понимаю. Да, такое вполне может быть.
   -- Да я не о том тебя спрашиваю. Если Малышев об этом сказал, то так оно действительно и есть. Я тебя о другом спрашивал. Ситуацию ты понимаешь, улавливаешь её? Это шанс для Натальи!
   -- Я это понимал и так. Просто твой вопрос не совсем понял. Да, это действительно большой шанс.
   -- Тогда пусть она не упускает его. Да, это пока что работа помощником, но у очень опытного юриста. То есть, есть надежда, что и она очень скоро может стать опытным юристом. А там, смотри, и свою фирму откроет. Да и Малышев не вечен.
   -- Да, Миша, я даже не знаю, как мне тебя благодарить. Вот это помощь так помощь - реальная помощь.
   -- В крёстные своего сына или дочери пригласишь. Не только же мне шафером у тебя быть.
   -- О, точно! Замётано! Это будет у моего ребёнка очень действенный крёстный. Да и для меня прекрасный кум.
   -- Ладно. Это будет, как я понял, ещё не скоро. А сейчас ты решай вопрос с работой своей жены. Пусть она через пару дней подойдёт к Малышеву. Запиши адрес его конторы и номер его мобильного телефона, -- Довлатов продиктовал Сашке и эти реквизиты. -- Пусть Наташа с ним созвонится и узнает, на какое время ей к нему подойти, ведь он человек занятой. Но он её точно хорошо проверит, я имею в виду её теоретическую подготовку, а потому Наталья пусть готовится к визиту лучше, нежели к любому экзамену. Это будет для неё ещё тот экзамен.
   -- Я это прекрасно понимаю, Миша. Будет она готова! Теоретическая подготовка у неё хорошая.
   -- Вот и прекрасно. Действуйте! В общем, тогда всё. Пока!
   -- Ещё раз большое спасибо, Миша! До свидания!
   Через 3 дня Наташа вернулась домой очень радостная. Она сегодня встречалась с Малышевым, а это означало, что беседа с ним была успешной.
   -- Саша, Иван Тимофеевич предварительно пообещал взять меня своим помощником. Но, если это случится, то выйду я на работу не в первых числах августа, а на пару недель раньше - с 20-го июля. У него помощник в это время будет подлечиваться в каком-то санатории. Ну, меня это в принципе устраивает, я думаю, что к 20-му июня я с университетом рассчитаюсь. Так что отдых у меня всё равно будет почти целый месяц. Да и сейчас я не перегружена работой.
   -- Понятно. А у меня отпуск с 6-го июля. Так что сначала ты 2 недели отдыхаешь без меня, -- улыбнулся Александр, -- затем 2 недели у нас совместный отдых, а потом уже я тоже ровно 2 недели отдыхаю без тебя. Правда, я и так планировал на недельку съездить вместе с Василисой Степановой в Пермь. Мы с ней даже свои отпуска наметили практически в одно и то же время. Вот и съездим. Но такая ситуация именно с нашим отпуском, я надеюсь, будет последней. Со следующего года будем подбирать такой период отдыха, чтобы мы уже отдыхали вместе.
   -- Я тоже на это очень надеюсь.
   -- Значит, мы будем искать путёвки дней на 10 или на 2 недели отдыха с 6-го по 19-е июля. И желательно не в России - нужно же отметить наше бракосочетание, свадебного путешествия ведь у нас не было. И этим необходимо заниматься уже сейчас. А точнее, путёвками нужно было заниматься ещё с начала весны. Теперь будут в основном горящие путёвки, но они точно будут.
   -- Ладно, я на днях займусь этим вопросом. Меня уже не столько волнует наш отдых - где-нибудь да отдохнём - сколько радует то, что я уже практически трудоустроена.
   -- Тебе некогда сейчас заниматься путёвками, у тебя через 4 дня защита дипломной работы. Этим буду заниматься я в свободное время. Я тоже считаю, что с твоей работой всё сложилось удачно. Вот только сама работа - помощник юриста... Это тоже бумаги у него в фирме перебирать.
   -- Ничего ты не понимаешь, Саша. Да, сначала я буду бумаги перебирать. Но, важно какие бумаги! Бумаги не по делам какой-либо организации, а бумаги по делам граждан. Я буду знакомиться с существом их дел, вникать в суть. Саша, ведь Малышев не просто юрист, он адвокат, понимаешь, адвокат! Да я такого начала своей работы ещё 2 недели назад - после беготни по городу - и не предполагала. А перебирать дела граждан - это находить в них какие-то зацепки, которые помогут адвокату выиграть дело своего подзащитного.
   -- Ну, раз ты с таким энтузиазмом об этом рассказываешь, то оно и в самом деле, наверное, интересно. Тогда я уверен, что вы с Малышевым выиграете не одно судебное дело. После чего он по-настоящему оценит тебя, и ты довольно быстро добьёшься личного успеха на своём юридическом поприще.
   -- Я тоже на это очень надеюсь.
   -- Да, молодец Мишка. Нужно будет пригласить его в гости и хорошо отблагодарить хотя бы за накрытым столом.
   -- Обязательно пригласим. Я ему очень благодарна.
   -- А ты знаешь, что он ещё прекрасно играет на гитаре.
   -- Ты смотри, какие у него таланты - не только помогать людям, но и развлекать их, -- улыбнулась Наталья. -- А почему ты ещё до нашей свадьбы не познакомил меня с ним? Ведь он же твой друг, как и Серёжа.
   -- Ну, он не совсем такой друг, как Серёжа. В нашей шестёрке все как бы разделились по парам. И Мишка больше дружил с Димкой Фёдоровым. У них характеры подобные - оба они задиристые парни. Но Миша очень компанейский и хороший парень.
   -- Вот. К тому же, бывает, что и задиристость не порок. Смотря, на что она направлена.
   -- Хм. Может быть, ты и права. Я сейчас подумал о том, что у Мишки с Димкой была своеобразная задиристость. Они не задирались с кем-нибудь в физическом плане, они просто... как бы это сказать - цеплялись к словам, считали, что и то не так, и это не так. Они как бы задирались словесно, споря с другими ребятами.
   -- Так, может, так оно и было. Часто люди, не обдумав, не взвесив всё, что-нибудь брякнут, а оно совсем не так. Тогда Миша с твоим приятелем Димкой просто выясняли истину, их можно, наверное, даже правдолюбами назвать, -- улыбнулась Наталья.
   -- Правдолюбами?.. Ну, не знаю, не знаю, -- тоже улыбнулся, покачав головой Александр. -- Вряд ли. Но ребята они, всё же, неплохие. Так, ладно. Хорошо всё то, что хорошо заканчивается. Теперь с завтрашнего дня ты занимаешься дипломом, а я путёвками. И всё у нас будет о'кей!
   Так оно вскоре и получилось. Наталья Владимировна Большакова с отличием закончила юридический факультет Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова, с успехом защитив дипломную работу, а её супруг неделей позже раздобыл путёвку на 2-х человек в неведомую им пока что воочию страну. Это были, конечно, не Гавайские или Сейшельские острова, не Майами, Багамы или Мальдивы. И даже не Турция с её курортами Анталья, Кемер, Мармарис, Аланья, Бодрум, Сиде. Но и та страна, в которой они будут отдыхать, тоже была экзотическая и очень жаркая - это был Египет. Курорты Египта в целом разделяют на 4 группы: Средиземноморская, "Красное море", Суэцкая и Синайская (последние 2 менее известны). Всему миру, вероятно, известен отдых в этой стране на берегу Средиземного моря, сами египтяне называют это море Северным побережьем (Nort coast). На Средиземном море в Египте для туристов было фактически всего 2 города-курорта - Александрия и расположенный в 240 км на запад от него г. Мерса-Матрух. А между ними почти всё побережье усеяно закрытыми частными курортами, куда пускают только владельцев вилл и квартир на территории курортов.
   Но молодая семья Большаковых будет отдыхать не на Северном побережье, а в самом центре страны - на уникальном Красном море с его кристально чистой водой, коралловыми рифами и удивительным по красоте подводным миром. Там находился известный всему миру город-курорт Хургада. Александр купил путёвку на двух взрослых человек, так называемый тур в Хургаду на 9 суток. Он был выгоден тем, что включал перелёт из Ярославля в Хургаду (через Москву, конечно) по принципу отдых с питанием "всё включено" - с оплатой гостиничного номера и различных сборов (типа топливного сбора - $40 с человека). Стоимость этого тура на первый взгляд была немалая - около 150000 рублей. Но, учитывая то, что у Большакова была приличная зарплата - 60000 рублей, (примерно такая же была и средняя зарплата врачей в Ярославле), то это означало, что на путёвки пошло всего лишь 2,5 месячные зарплаты главы семьи. Учитывая то, что молодая семья на себя тратила из своего кармана минимум денег, то это было вполне нормально.
   В Хургаде от отеля, в котором они остановились, до моря было максимум 100 м. Удобно было ещё и то, что разница во времени между Ярославлем и Хургадой составляла всего лишь -1 час (не нужно особо привыкать). В общем, своим отдыхом Наталья и Александр остались очень довольны. Но чета Большаковых летела сюда не просто купаться и загорать (это можно было делать и на Волге или Которосли), но и с намерением хотя бы немного познакомиться со страной. А потому в один из дней (четверг) они совершили экскурсию в столицу Египта Каир с заездом в Гизу (≈ 10 км от столицы). Стоимость экскурсии составляла $35 с человека (детям до 11 лет $18). Правда, нужно сказать, что эта экскурсия была довольно утомительной, длилась она почти сутки. Отъезд из Хургады был около 1 ночи. Но ехали в комфортабельном автобусе (≈ 40 чел.) с кондиционером, 2-мя водителями и охраной. Путь до Каира занял около 6 часов (≈ 460 км). Перед Каиром была остановка для отдыха, где все позавтракали предварительно взятым с собой из отеля сухим завтраком. В Каире экскурсантов ждал русскоязычный гид, после чего туристы посетили национальный музей, магазин парфюмерии и многие другие места с достопримечательностями столицы. В перерыве туристы пообедали в ресторане Каира. В Гизе же (Эль-Гиза) они на одноимённом плато осмотрели главные египетские пирамиды-гробницы фараонов Хеопса, Хефрена и Микерина, а также расположенного рядом с ними Большого Сфинкса. Возвратились они в отель Хургады ≈ в 22:00.

* * *

   Буквально через пару дней после возвращения в Ярославль Наталью Большакову ожидал её первый рабочий день - как то он пройдёт... Но, вернувшись вечером домой, она сообщила мужу, что своим первым рабочим днём осталась довольна. Да, Малышев сразу же, без всякой для Натальи раскачки загрузил её работой. Возможно, это было как бы неким испытанием нового помощника адвоката... Однако с сегодняшней поставленной ей Иваном Трофимовичем задачей Большакова справилась, к тому же, сама работа показалась ей достаточно интересной. А потому была надежда, что Наталья Владимировна закрепится на этом месте. В общем последующие пара недель показали, что Большакова нормально справляется с поручениями опытного адвоката, а это о многом говорило и вселяло надежду на то, что до исполнения мечты Наташи стать успешным адвокатом потребуется не такое уж и огромное время.
   И, пока Наташа втягивалась в работу, Саша вместе со Степановой погостили у её мамы в Перми. Посетил там естественно Большаков и могилы своей любимой Василисы, а также их общего сына. Вернулся из этой поездки Александр очень грустным, но с чувством исполненного долга. А ещё через пару лет он запланировал подобную поездку, но значительно дальше - на могилу Игната Степановича Карелина.
   А далее шли уже последние летние деньки, Большаков уже более месяца после своего отпуска находился на работе. Правда, в последнее время он вечерами всё чаще стал шушукаться о чём-то с отцом, а в выходные дни они вместе ещё и совершали какие-то поездки на машине Леонида Николаевича. Татьяна Владимировна наверняка знала, чем занимаются её муж и сын, а вот Наталья была в неведении - мужчины отвечали ей, что это их небольшой секрет, а свекровь на её вопросы только с улыбкой сдвигала плечами. Но, Наташа, всё же, догадывалась, точнее, предполагала, чем занимаются её муж и свёкор. Они, как она понимала, подыскивали квартиру для их пока что маленькой семьи из двух человек. Так оно и было. Её догадки подтвердились в 20-х числах сентября, когда Леонид Николаевич полностью укомплектовал свою машину всеми членами семейства, и они направились на север города.
   Всё семейство Большаковых и так жили в северном районе города - Дзержинском, но в более южной его части - в районе Тутаевского шоссе. Ещё южнее находился Ленинский район города, в котором располагалась и клиника, в которой работал Александр. Этот район вместе с Кировским (оба небольшие по площади) являлись историческим центром города - всего было 6 городских районов (3 остальные - Красноперекопский, Фрунзенский и Заволжский). И вот автомобиль главы семейства проехал уже ул. Пашуковскую, далее Тутаевское шоссе переходило в ул. Большая Норская. Проехав немного, Леонид Николаевич свернул вправо, а ещё через десяток минут они были уже на месте - будущее жильё Александра и Натальи располагалось в р-не 1-й Норской Набережной. И вот они были уже в 3-комнатной квартире. Она была не новой, но это было ожидаемо. Александр с отцом хотели подобрать квартиру таким образом, чтобы жильё пожилых и молодых Большаковых располагались недалеко друг от друга, ну, хотя бы в одном районе. Да, нельзя сказать, что квартиры так уж близко друг от друга, но и относительно недалеко. Да и сам микрорайон был хороший - чистый, свежий воздух, Волга рядом и автобусное сообщение с центром города хорошее. А Большаковы не хотели искать квартиру в новостройках на другом конце города - лучше всем жить поблизости. Наташе квартира понравилась, она даже не ожидала, что та будет трёхкомнатной. Но свёкор объяснил ей, что это выгоднее, нежели покупать одно- или двухкомнатную квартиру, а позже менять (с доплатой) или покупать большей площади. Лучше сразу и на всю жизнь. Конечно, квартира, несмотря на её кажущуюся ухоженность, всё же, требовала ремонта. Вот этим теперь все и будут заниматься. Точнее ремонтом будут заниматься нанятые специалисты, но вот руководить ими будут хозяева, заказывая отделку (а, возможно и небольшие переделки) по своему вкусу. В общем, по всеобщей договорённости Александр с супругой должны переселиться в свою новую квартиру не позже конца октября - и это уже естественно в меблированную квартиру.
   Но вот уже молодые Большаковы справили новоселье. В новую квартиру "переселились" и 2 портрета Василисы Говоровой, а также портрет Игната Степановича Карелина. Саша сдержал слово, данное Наталье прошлой осенью - портрет уже более года висел на стене в гостиной, а сейчас он просто сменил прописку. А далее близилась зима, заканчивался старый календарный год, вскоре нужно будет встречать уже год 2021-й. Государственный праздник День народного единства (4-го ноября) по всеобщей договорённости решили встречать вместе в квартире старших Большаковых, у младшего поколения совсем недавно (в воскресенье 25-го октября) были на новоселье. Пришла также и Василиса Степанова с мужем, она была и на новоселье своего прадедушки - именно тогда и договорились вместе отпраздновать этот праздник. Под конец застолья Василиса с Натальей помогли Татьяне Владимировне прибрать со стола, а затем хозяева и гости как бы разбились на пары. Наташа с Василисой увлеклись разговором, как понял Саша (краем уха уловил пару фраз) о том, как Василиса попала в Ярославль и как она намеревалась искать своего прадедушку. Леонид Николаевич активно обсуждал со Степановым какую-то статью в газете, а у Александра с мамой на кухне (сын помогал сортировать и складывать посуду в посудомоечную машину - это при совместном жительстве с родителями была его обязанность) состоялась своя негромкая беседа. Инициатором этой беседы была Татьяна Владимировна:
   -- Ну, что, -- спросила она сына, -- мне к лету ожидать появления внука или внучки? Наташа успешно работает, и уже более 3-х месяцев. А сейчас у вас есть уже и своя квартира.
   -- Хм, -- покачал головой, рассмеявшись, Шурка, -- мы этот вопрос с Наташей пока что ещё не обсуждали.
   -- Вот те на! А кто мне обещал, что летом следующего года у вас будет ребёнок?
   -- Мама, я такого не обещал. Я лишь говорил, что ребёнок может появиться не раньше лета. Но, в принципе, до конца лета ещё можно успеть, -- улыбнулся он, прикинув в уме нужное для этого количество месяцев.
   -- Вот и успевайте.
   -- Хорошо. Это нас тоже волнует, то есть положительно решить этот вопрос и в наших интересах. А кого бы ты хотела - внука или внучку?
   -- Конечно, внучку.
   -- А почему даже конечно?
   -- Во-первых, потому, что мне уже надоело нянчиться только с одними мужиками, а во-вторых, ваша дочь, подрастая, будет уже и сама понемногу ухаживать за младшим братиком; от мальчишки этого вряд ли стоит ожидать. А мы с тобой договаривались, что у вас будут разнополые дети.
   -- Ну, я против этого и не возражаю. Мне и самому такой расклад нравится. Только нет гарантии, что именно так будет. Мы же не можем запрограммировать появление летом следующего года именно девочки.
   -- А вы постарайтесь запрограммировать.
   -- Каким это образом?
   -- Ну, сейчас же есть какие-то программы, а ещё таблицы - китайской или японской разработки. А ещё я слышала, что задают пол ребёнка по соотношению группы крови и резус-фактора будущих папы и мамы. По типу - чья кровь в момент зачатия моложе, тот пол ребёнка и будет.
   -- А они у них не меняются. Так что, у таких родителей могут быть одни лишь мальчики, или наоборот - одни девочки? Это всё ерунда. Да, есть метод определения пола ребёнка по частоте обновления крови. У женщин частота обновления крови составляет один раз в 4 года. У мужчин же обновление крови происходит один раз в 3 года. Но при этом нужно иметь в виду, что иногда процесс обновления крови может происходить не в запланированную организмом дату - потери больших объёмов крови при травмах, переливаниях, операциях, донорстве и тому подобное. А потому точную дату определить очень непросто. Но, самое главное, мама, это метод определения пола рёбёнка, а не его желанный пол при зачатии. Так же и таблицы. Существует множество различных таблиц и методик для того, чтобы определить пол будущего малыша. Но зачем они нужны, если есть УЗИ. А вот задать пол ребёнка... О таком я не слышал.
   -- А я слышала. Даже в наше время были методики задания пола ребёнка, а потому я не могу поверить, что сейчас таких нет.
   -- Были такие методики?! И что же это за методики?
   -- Ну, в наше время, чтобы задать нужный пол ребёнка, руководствовались некими расчётами.
   -- И что представляют собой эти расчёты?
   -- Ну, мужчине я бы этого рассказывать не стала, но ты мужчина-врач, а потому тебе можно. Я даже тебя рожала, руководствуясь таким расчетом. У меня до сих пор где-то хранится листик с этими расчётами. Так вот, этот расчёт строится на основании полных дат рождения супругов и менопаузам супруги. А точнее по дате овуляции. Хотя её не так уж и просто определить.
   -- Сейчас, насколько я, как врач, знаю, не так уж и сложно. Для точного определения дня овуляции существуют специальные тесты и таблицы, а ещё УЗИ-диагностика. А ещё в продаже есть приборы для определения даты овуляции по слюне. Ну, хорошо, и что дальше?
   -- Разбивается по месяцам календарный год - с учётом прожитых лет - и строится как бы некий график. Ну, такой лесенкой или точнее ёлочкой. И ещё точнее, 2 графика - мужа и жены. А потому их нужно делать пастой разного цвета. Они накладываются друг на друга. И получаются некие зоны - зачатия мальчика или девочки.
   -- А точнее?
   -- А точнее я не помню. Знаю только, что для рождения мальчика лучше всего, если зачатие производит в момент овуляции, можно и чуть позже. А вот зачатие до овуляции, например, за неделю - то родится девочка. Активные по своей природе "мужские", так сказать сперматозоиды, достигают цели, опережая "женские".
   -- Понятно. То есть с медицинской точки зрения, более лёгкие и подвижные сперматозоиды, несущие мужскую хромосому, быстрее добиваются своего, -- усмехнулся сын-медик. -- Это связано с медлительностью хромосом женского пола - та медленнее доходит до яйцеклетки в противовес мужской. Та быстрее доходит, но быстрее и гибнет. Но это всё словесно, а для точного расчёта нужно искать тот мой листочек с расчётами.
   -- Вот! Ты же и сам всё хорошо понимаешь, -- подтвердила его мама.
   -- Понимать-то понимаю. Но это всего лишь единственный случай в месяц. Да и зачем тогда мужские данные? Ты же перед этим говорила о каком-то графике.
   -- А, ну да. На этом графике действительно периодически в году имеются целые зоны для зачатия: мальчик, девочка... А не один день в месяц. И таких зон в году немало.
   -- О, это куда интереснее! Да и гораздо чаще. Но всё это словесно, а для более точного расчёта нужен, всё же, тот твой листочек с расчётами. А потому найди, пожалуйста, его. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.
   -- Обязательно постараюсь найти. Это и в моих интересах. Мне так хочется наконец-то услышать звонкий голосочек внучки. В течение пары дней я тебе вручу такой расчёт. А сейчас пошли уже ко всем нашим. Твоя Наташа что-то очень активно беседовала с Василисой. Я так поняла, что она о тебе и о твоих родственниках - теперь уже и наших - ещё не всё выяснила, -- улыбнулась мама.
   И мать с сыном направились в гостиную. А на кухне вслед им тихо, но недовольно урчала посудомоечная машина.
  
  

ГЛАВА 28

Временные закономерности и тайны

  
   Средина августа следующего года стала счастливой в семьях Большаковых. 20 августа 2021-го года у Натальи и Александра родилась дочь. Татьяна Владимировна и её супруг наконец-то дождались таких желанных - особенно для бабушки - внуков. Да, именно внуков, потому что Сашина мама была уверенна, что это только первая "ласточка" - будет у неё ещё и внук. Александр по маминой найденной бумажке составил - это несложно было сделать - и для себя с Натальей (для неё в первую очередь) прогноз на нужные им периоды зачатия. Кто его знает, была ли эта теория верной или же просто сработала случайность, но родилась-то, всё же, девочка. О том, что у неё будет внучка, Татьяна Владимировна знала ещё накануне Международного женского дня 8 марта - за 3 дня до того, в пятницу Наталья ходила на УЗИ по определению пола ребёнка. Да, было ещё вроде бы немного и рановато, но хорошая аппаратура и опытный врач-сонолог давали гарантию рождения девочки в 80 %. Вот это для женщин семьи Большаковых был праздник так праздник! Через месяц Наташа, всё же, сделала повторное УЗИ, и предварительный диагноз полностью подтвердился.
   Саша для успокоения Наташи присутствовал при родах, и он даже ранее мамы девочки первым подержал малышку на руках. Когда же он привёз жену с сыном из роддома домой, то мама, тоже приехав с Леонидом Николаевичем на квартиру младших Большаковых, немногим позже, когда малышка спала, спросила сына:
   -- А вы думали уже, как назовёте малышку? Она ведь несколько дней живёт как бы безымянной.
   -- Думали, мама, -- улыбнулся Александр.
   -- И как же?
   -- Сейчас тебе сама Наташа скажет. Это её предложение, -- выделил второе слово в фразе Саша.
   Татьяна Владимировна вопросительно взглянула на невестку.
   -- Я решила назвать нашу дочь, -- хитро улыбнулась Наталья, -- и Саша со мной согласился, Василисой.
   -- Ты предложила такое имя своей дочери?! -- у свекрови от изумления глаза стали размером со старую 5-копеечную монету.
   -- Да, я. А что, вам не нравится это имя? -- продолжала улыбаться Наташа. -- А по-моему, красиво - Василиса Александровна.
   -- Это мне-то не нравится?! Конечно же, нравится. И Шурику оно естественно нравится. Но почему ты выбрала именно такое имя? Ведь это же... -- не договорила она.
   -- Я знаю. Саша мне говорил, что память невозможно убить. И я с ним согласилась. Путь он помнит, но помня, он ещё больше будет любить нашу дочь.
   -- Наташенька, -- обняла невестку Татьяна Владимировна и расплакалась, сквозь слёзы бубня, -- Саша и сам этого очень хотел. Он и мне говорил, что свою дочь по имени Василиса будет любить вдвойне. Но ты же этого не знала. Какая же ты молодчина! Как я тебя люблю! Какая же у меня чудесная невестка!
   И на первых порах Сашина мама вечерами наведывалась к любимой невестке и очень-очень любимой внучке чуть ли не через день. Позже ту стала частенько навещать ещё и Василиса Степанова, которая была очень рада тому, что у неё появилась такая чудесная тёзка-родственница. А ещё через две недели маленькую Василису Александровну Большакову окрестили. На этом настояли её родители, но не возражали и дедушки с бабушками. Конечно же, крёстным отцом малышки стал, как то ранее и договаривались, Миша Довлатов. Он пока что был неженатый, но сказал, что девушка у него есть, и дело уже тоже идёт к свадьбе. А крёстной матерью Василисы стала Валентина Марченко - жена лучшего друга Александра. Всё было закономерно - теперь компанию Александра Большакова стали связывать ещё и как бы родственные узы - все названные особы стали кумами. А у Вали с Сергеем к тому времени подрастал сын - ему было уже 6,5 месяцев. Молодая пара не теряла зря времени. Вале ничего не мешало, в отличие от Наташи, обзавестись детьми пораньше, уйдя вовремя в декрет - на её работе это было встречено с пониманием. А вот Наталья Большакова в декретный отпуск практически и не уходила. Она работала с бумагами на дому (какая разница, где с ними работать - в офисе или дома...), периодически навещая адвоката Малышева. А когда Наташа была уже занята малышкой-дочерью, то эти бумаги стал привозить-отвозить уже Александр. Это устраивало и Ивана Трофимовича, который говорил, что Наталья Владимировна очень быстро растёт, и что вскоре она станет хорошим адвокатом.
   А время бежало... Вот уже Василисе Большаковой исполнился годик. Отметить её день рождения собрались в квартире Большаковых на 1-й Норской Набережной все родственники и друзья этой семьи - родители Наташи (с её братом) и Александра, а также семьи Степановых, Марченко и Довлатовых (Миша был уже женат - его жену звали Оксана). Александр и Наталья, так же, как и семья Марченко, были на его свадьбе. Когда все насытились яствами, да и настала пора смены категории блюд (а этим занимались в основном мамы Натальи и Александра, а также Степанова), начались - особенно в компании молодёжи - разговоры. Они шли естественно и ранее, но касались в основном именинницы и её родителей, иногда вспоминались и бабушки с дедушками. А вот сейчас они свернули немного в сторону. Немного потому, что начались они вроде бы с той же именинницы, а точнее с её имени. Но на сей раз имелась в виду уже другая Василиса - та, которая жила в прошлом веке в далёкой Красноярке. Но и то не напрямую, поскольку беседа, как позже выяснилось, касалась возможности попадания в иное время. Началась она с простенького замечания Серёги Марченко:
   -- Саня, а Валя до сих пор не верит в твою историю с Краснояркой 1911-го года.
   Сергей был уверен, что о попадании хозяина этой квартиры в прошлое время в этой приятной компании знают все. Но о ней знали почти все. Когда Александр стал отвечать на вопросы, да и просто говорить на эту тему, то почти никто не заметил, какими изумлёнными стали глаза Владимира Андреевича Цветкова. Но это хорошо подметила его дочь, и поняла, что вскоре ей предстоит непростая беседа со своими родителями - ей доведётся многое рассказать им. Ну, что ж, всё закономерно - всегда наступает некое время, когда тайное становится явным.
   -- Ну, это, в принципе, и закономерно, -- отреагировал на фразу друга Саша. -- Не каждый человек вот так сразу поверит в такое. Даже мои родители не сразу поверили. Хотя я им рассказал об этом наверняка более детально, нежели ты Вале. Ты же и сам многого не знаешь. Но это, Валя, -- повернулся он к молодой женщине, -- абсолютная правда - я 2 года прожил в селе в начале прошлого века, -- Александр тоже как-то выпустил из вида тот факт, что его тесть об этом ничего не знает.
   -- Да я уже вообще-то верю, -- начала оправдываться Валентина. -- Просто это так необычно. А ты больше так никогда и не видел эту девушку, ну, ту Василису.
   -- Вживую не видел, -- вздохнул Сашка. -- Только на фотографиях. Мне их привезла от своей мамы Василиса Николаевна. Для тех, кто, возможно, не знает, это моя правнучка. -- Ой, -- только сейчас он обратил внимание на своего тестя, -- извините, Владимир Андреевич, вы многого не знаете. Но теперь, мы с Наташей исправим эту ситуацию. На днях мы зайдём к вам в гости и всё расскажем, -- тот только, молча, кивнул головой.
   -- А ты хотел бы увидеть эту девушку снова? -- продолжала свой "допрос" Валентина.
   -- То есть побывать снова в прошлом времени?
   -- Ну да.
   -- Нет! -- категорически отрезал Александр.
   -- Как, нет?! -- изумилась Валя. -- Или это потому... -- она бросила взгляд на Наталью.
   -- Нет, не потому. Наташа всё правильно понимает. И дать нашей дочери имя Василиса предложила именно она. Дело совсем в другом, и вряд ли кто из вас так быстро это поймёт. Есть два варианта моего гипотетического попадания в то время. Не технические его возможности я имею в виду, а человеческие - чувственные что ли. Первый вариант: я там снова буду реальным участником событий. Ну, буду там какое-то время жить среди тех людей. На первый взгляд прекрасно - я вновь буду видеться с девушкой, мы оба будем счастливы. Но! А теперь постав себя, Валя, на место той девушки, когда я вновь покину то время. И тогда ты всё правильно поймёшь. Я не говорю уже за себя, но каково будет той девушке, Василисе? Второй раз такой моральной травмы она просто не выдержит! Или у тебя другой взгляд на эти вещи?
   -- Нет. Ты прав. Теперь я это поняла - да, это будет ужасная трагедия для девушки. А ты говорил о каких-то двух вариантах. А каков мог быть второй вариант?
   -- Второй вариант: я в том времени буду сторонним наблюдателем. Ну, смотреть на все события со стороны. Например, условно, конечно, как бы с борта невидимого вертолёта. Девушка и другие обитатели села меня видеть не будут. Но тогда каково будет уже мне?! Видеть девушку и не иметь возможности заговорить с ней, прикоснуться к ней...
   -- Да, -- покачал головой уже супруг Валентины, -- всё верно. Оба варианта не подходят. Ты сейчас, Саня, всё очень хорошо растолковал. Непростое это дело - побывать в ином времени. Я как-то и сам, узнав твою историю, мечтал побывать в прошлом времени, но сейчас мне это уже перехотелось.
   -- А что, Саша, ты, в самом деле, побывал в прошлом времени? -- послышался голос Наташиного отца, -- это сейчас возможно? Это же из области фантастики...
   -- Это возможно, Владимир Андреевич. И со мной это действительно произошло. Я вам всё позже расскажу. И таких случаев очень много. Хотя не всем удаётся потом вернуться в своё время. Мне просто повезло. Я сейчас расскажу вам всего лишь пару примеров на эту тему, прочитанных мною недавно. Так вот, в Монголии, в горах Алтая на высоте 2803 метра была найдена мумия женщины, погибшей от удара в голову в X-м веке, то есть 1000 лет назад. То ли её кто-то убил, то ли она сорвалась со скалы. Но дело не в этом, а в том, что на её ногах была хорошо сохранившаяся обувь, напоминающая кроссовки фирмы "Аdidas". И второй пример. В 2008-м году китайские учёные в найденной ими гробнице XVII-го века - эпохи династии Мин (1368-1644 гг.) - обнаружили миниатюрные швейцарские часы "Swiss", застывшие стрелки которых показывали время 10:05. Так что всё в нашем мире возможно. А вообще-то, есть некая теория времени, которая гласит, что всё в этом мире уже есть, всё в этом мире уже было, всё в этом мире будет. Учёными доказано даже то, что 25000 лет назад на Земле была ядерная война. Это как раз время вымирания динозавров и Всемирного потопа. А ещё учёные предполагают, что существует Вселенная зеркальная нашей с обратным ходом времени. То есть, в такой Вселенной всё события происходят совсем по-иному, нежели в нашей. Как, никто этого не знает, поскольку слово "зеркальная" вряд ли означает, что время, протекая вспять, ведёт от далёкой развитой цивилизации к первобытной. Такие вот дела...
   -- Да-а-а, ну и дела, -- только и смог протянуть Цветков, почти повторив фразу зятя.
   В это время Наталья увидев, что остальные женщины, закончив сервировку стола, вопрошающе стоят, не решаясь перебить непонятный им разговор мужчин, громко произнесла:
   -- Так, заканчиваем разговоры! Все снова приглашаются к столу.

* * *

   День рождения маленькой Василисы праздновался в субботу, а в воскресенье часов в 10 утра её на кухне застал звонок сына:
   -- Мама, доброе утро! Если ты собираешься нас проведывать, то мы будем дома только во второй половине дня, ближе к вечеру.
   -- Это ещё почему?
   -- Ну, идут последние тёплые летние деньки. Мы решили воспользоваться этим - покупаться и позагорать? На носу уже осень.
   -- Вы мало накупались на море?
   -- Ну, не мало, конечно, -- в начале июля Александр с Натальей провели 18 дней на Чёрном море в одном из пансионатов под Геленджиком. -- Но, если есть возможность ещё позагорать, то почему бы ею не воспользоваться.
   -- И где вы будете загорать - в своём районе на Волге?
   -- Нет, хотим на Которосль съездить, там и спокойнее, и вода чище. Да и травка.
   -- На Которосль? А ребёнка куда денете?!
   -- Как куда... Берём Василису с собой.
   -- Вы с ума сошли! Тащить годовалую девочку чёрт-те знает куда, да ещё на целый день. Она что, обедать разным там печеньем будет?!
   -- Мы наготовим ей детский обед в термосе, который заберём с собой.
   -- Даже не думайте! Сами можете ехать куда угодно, а Василису привезёте ко мне. Это вам как раз по пути. Я за ней почти 3 недели ухаживала во время вашего отпуска. Хорошо, что вам хоть тогда ума хватило не везти её с собой. Вот и сегодня с ней посижу. Она у меня нормально пообедает и нормально поспит.
   -- Мама, но тебе же тоже отдыхать нужно.
   -- А для меня это и будет самым лучшим отдыхом - побыть целый день с внучкой. Всё, разговор окончен! Делай то, что я тебе сказала. Годовалого ребёнка на солнцепёк. А ещё врач...
   И что оставалось делать Сашке, тем более что его супруга тихонько заявила, что её свекровь в общем-то права. В итоге малышка Василиса отправилась в гости к бабушке. А часов в 12 в квартире старших Большаковых раздался звонок в дверь.
   -- Кого там ещё несёт? -- подумала Татьяна Владимировна. -- Шурик с Наташей, что ли вернулись? Так с чего бы это? - рано, да и погода хорошая.
   Но это были не младшие Большаковы, это была Василиса Степанова.
   -- Здравствуйте, Татьяна Владимировна! -- поприветствовала она свою прапрабабушку.
   -- О! Здравствуй, Василиса! Хорошо, что ты зашла ко мне. Давно уже не была у нас.
   -- Да уж, -- рассмеялась Степанова, -- совсем давно - всего лишь вчера виделись с вами у Саши.
   -- Ну, то была общая компания, да и не у меня дома. А вот один на один мы с тобой давно не общались. Так что, можем и поговорить. Кстати, у меня как раз гостит твоя тёзка.
   -- А я знаю.
   -- Откуда?
   -- А я собиралась ваших меньших родственников проведать, тоже без большой компании. Позвонила Саше, а он сказал, что они не дома. Вот я и приехала к вам.
   -- Понятно. Это и лучше, что ко мне... А к Саше тебе через весь город нужно было ехать...
   -- Да через какой там весь город, -- продолжала смеяться Василиса. -- Которосль переехала, и я уже в центре города. И сколько оттуда к Саше ехать... А к вам уж и совсем близко.
   Василиса жила в Краснопресненском районе по ул. Наумова, в микрорайоне, который располагался на правом берегу Которосли - между железнодорожными станциями "Которосль" и "Ярославль-Московский".
   -- Ну, в принципе это верно - не так уж и далеко. По крайней мере, не на юге Кировского района. Я просто привыкла, что мы живём ближе к центру... Тогда действительно хорошо, что ты заскочила ко мне. Пообщаемся.
   -- А я пришла как раз не к вам, Татьяна Владимировна, -- выдала Василиса.
   -- А к кому же? -- удивилась Большакова. -- Детей - ты знаешь - нет, а Лёня что-то пишет по своей работе.
   -- Я пришла в гости к своей бабушке, -- хитро прищурилась Степанова.
   -- Ну, правильно - с некоторой натяжкой можно сказать, что я твоя бабушка.
   -- Не-ет, вы мне не бабушка, а прапрабабушка. Если я вашему сыну правнучка.
   -- Ну, верно.
   -- А я пришла именно к своей бабушке.
   -- Как это? К кому же ты тогда пришла?
   -- К своей маленькой тёзке.
   -- К моей внучке, к маленькой Василисе?!
   -- Ну да.
   -- И какая же она тебе бабушка? -- рассмеялась Татьяна Владимировна.
   -- Самая что ни есть прямая.
   -- Ну что ты такое выдумала?
   -- Ничего я не выдумала. Вот давайте порассуждаем. И вы со мной полностью согласитесь. Так вот, маленькая Василиса - Сашина дочь. Но у него же был ещё и сын - Александр Алексеевич Никитин. Выходит, что он родной брат малышки Василисы. Ну, по отцу. Ведь так?
   -- Ну, в принципе так.
   -- Вот! А Александр Алексеевич - мой дедушка, дедушка по самой что ни есть прямой линии. Тогда кем мне приходится моя тёзка?
   -- Ну и ну! Вот это чудеса...
   -- Согласна, чудеса. Но, тем не менее, Василиса как бы моя двоюродная бабушка.
   -- Господи! Ну и натворил мой сынуля дел! Попробуй теперь разобраться во всех этих временных парадоксах... Всё шиворот-навыворот. Это же надо - грудной ребёнок является бабушкой женщине в возрасте за 30 лет.
   -- И даже уже тридцатишестилетней. Как раз в этом году исполнилось. Вам я могу в этом признаться.
   -- Вот-вот. Ну, кому только сказать!
   -- А никому и не нужно ничего говорить. Пусть об этом знают только наши семьи.
   -- Это так. Не то из нас легко могут умалишённых сделать, -- рассмеялась Большакова. -- Ладно, вот теперь мы и наговоримся, и с твоей бабушкой наиграемся.
   И Степанова пробыла в квартире своей прапрабабушки до самого прихода родителей маленькой Василисы, сообщив и тем, кем малышка приходится лично ей.

* * *

   Так, незаметно пролетело ещё более полугода, шёл уже март 2023-го года. Через полтора месяца Александр с Натальей отметят трёхлетие своей совместной жизни. Саша к тому времени уже 2,5 года проучился в заочной аспирантуре. Постепенно продвигалась и его работа над кандидатской диссертацией. Он выбрал себе тему, связанную с оказанием людям помощи в экстремальных ситуациях. Когда он рассказал своему научному руководителю некоторые хитрости, к которым ему довелось прибегать при операциях (да и просто при лечении жителей Красноярки), то такая тема диссертации весьма заинтересовала его научного руководителя. Конечно, Большаков не рассказал тому, откуда он знает о подобных хитростях. Но была надежда, что не за далёкими горами то время, когда врач Александр Большаков защитит диссертацию. Нормально трудилась в адвокатском бюро Малышева и Наташа. Иван Трофимович уже понемногу привлекал свою помощницу к самостоятельному ведению несложных дел. А потому и в её случае чувствовалось, что вскоре Наталья Владимировна Большакова станет хорошим адвокатом.
   В целом в семье младших Большаковых всё было нормально. Родители этой супружеской четы (а больше других, наверное, Сашина мама) не могли нарадоваться своей подрастающей внучкой. Правда, в последнее время вновь появилось одно НО. В прошлом году на дне рождения своей дочери Александр говорил, что всё в этом мире уже было, всё в этом мире будет. Вот и применительно к нему самому, Наташе и его маме эту фразу сейчас вполне можно было применить. А всё потому, что Татьяна Владимировна снова начала интересоваться, когда у неё появится теперь уже внук. Но сейчас она немного изменила свою тактику, и с этими вопросами стала больше обращаться не к сыну, а к невестке. Она прекрасно знала, что её Шурик довольно упрямый человек, а потому с ним так быстро каши не сваришь. Но она недооценила и Наташу, та тоже была по-своему упряма, а её юридическое мышление позволяло обтекаемо выкручиваться из подобных бесед со свекровью. И старшая Большакова тогда снова переключила внимание на сына.
   -- Мама, -- успокаивал её Саша. -- Ситуация под контролем. Мы сами тоже планируем подарить Василисе братика. Но чуть позже.
   -- И когда это позже? В августе Василисе исполнится уже 2 годика.
   -- Правильно. Вот после этого события мы и займёмся этим вопросом.
   -- А почему именно после этого события, почему после двухлетия дочери?
   -- Ты же сама говорила, что старшая сестричка постепенно сможет ухаживать за своим братиком. Но 2 года - это ещё совсем не тот возраст. Ребёнок только-только познаёт мир. Три года тоже ещё не очень солидный возраст для ребёнка, но, всё же, более-менее.
   -- Вот значит как? Даже на меня стал ссылаться, чтобы выкрутиться... Хорошо, -- вдруг хитро улыбнулась она. -- Я ловлю тебя на слове. Я согласна, чтобы Василиса играла и помогала вам следить за своим братиком с 3-х лет. Но ты, да и Наташа, не учли одного обстоятельства - до исполнения вашему будущему сыну хотя бы годика Василиса не сможет не то, что за ним следить, но даже играться с ним. Этот период сын будет всецело под опекой мамы малыша. Ну, и я, и мама Наташи будем помогать. И что из этого, Шурик, выплывает?
   -- Ёлки-палки! Вот это ты действительно поймала меня на слове. Но мы и, правда, об этом как-то не подумали. Хорошо, я понял. Поговорю с Наташей, и мы подумаем над этим вопросом в ближайшее время. Ну, не совсем в ближайшее, а так, чтобы сын родился хотя бы ранней весной, но не зимой. Чтобы он месяца в 3 уже грелся на солнышке. Вот только будет ли второй ребёнок именно мальчиком...
   -- Будет, будет. Подго́ните сроки по своему графику.
   -- Я ещё не очень ему верю. Рождение Василисы могло быть и простым совпадением.
   -- Не было оно совпадением. Всё нормально.
   -- Ладно. Если и на этот раз всё произойдёт по нашим планам, тогда я уже полностью поверю в эту твою научную или слабо научную концепцию выбора пола будущего ребёнка. Хотя я считаю, что эта концепция неверная, а точнее опасная. Так люди, к примеру, захотят рожать только одних сыновей. Или наоборот - дочерей. Тогда Человечество может оказаться на краю гибели, на грани вымирания.
   -- А я не заставляю тебя рассказывать об этой концепции всему Человечеству. А одна-две семьи, выбрав пол своему будущему ребёнку, погоды не сделают.
   -- Ладно. Посмотрим, что на сей раз у нас получиться. Но ты на всякий случай будь готова к тому, что у тебя будут две внучки.
   -- А я и не возражаю, -- снова хитро улыбнулась Сашина мама. -- Но я всё равно не слезу с вас, пока у вас не появится сын, мой внук.
   -- Вот это да! -- рассмеялся Саша. -- Мама, но ты же загоняешь нас в угол!
   -- А что мне остается делать? -- с улыбкой развела руками та. -- В ваших же интересах всё правильно спланировать.
   В общем, после полученного согласия сына в этом вопросе, Татьяна Владимировна вроде бы немного успокоилась. А у Саши на этот год были большие планы совершенно в другой вопросе, связанным с его "прошлой" жизнью. В этом году в апреле исполнилось 100 лет, как умер Игнат Степанович Карелин. А ведь после просмотра фотоальбомов, привезенных Василисой Степановой от своей мамы (наследие её тёзки Никитиной-Говоровой), а в частности фотографии Карелина, он решил, что обязательно ещё раз побывает в Красноярке и поставит на могиле Карелина хороший памятник с его цветной фотографией. А как говорят: "Не давши слово - крепись, а давши - держись". И не важно, что об этом своём решении он никому не говорил - самому себе-то Саша слово дал. Достаточно того, что его уже один раз поймала на недержании своего слова Наташа, когда он позабыл (точнее, не спешил) сделать цветную фотографию того же Игната Степановича. Повторять свои ошибки, даже такие - по замыслу - Александр не собирался. И в один из дней средины мая, когда у него зашёл с супругой разговор о летнем отдыхе, он вздохнул и сообщил ей:
   ‒‒ Ты знаешь, Наташа, на море в этом году я, скорее всего, не поеду.
   ‒‒ Почему?
   ‒‒ Наверное, мне на это просто не хватит времени. У меня есть важная задача, которую я обязан выполнить. Так что, если хочешь понежиться на морском песочке под горячим солнышком, то тебе туда придётся ехать одной.
   ‒‒ Ещё чего! Одной... Без тебя я никуда одна не поеду. Мы семья. А какую задачу ты обязан выполнить?
   ‒‒ Я ещё 4 года назад, вернувшись с Алтая, дал себе слово поставить хороший памятник моему приёмному отцу Игнату Степановичу Карелину. И я вновь в этом вопросе затянул с его выполнением. В апреле этого года исполнилось 100 лет со дня его смерти. Мне нужно было до этой даты уже поставить памятник, но я этого не сделал. Ещё в прошлом году нужно было этим заниматься. А я как раз летом прошлого года нежился на море. Я понимаю, что нам нужно было с тобой нормально отдохнуть, но сейчас у меня на душе кошки скребут. И я обязать поставить памятник Карелину хотя бы уже в этом году.
   ‒‒ Вот оно что! Да, ты обязан это сделать. Но я не собираюсь ехать одна, без тебя на море. Я тогда обязательно поеду с тобой. Это ведь тоже чудесный отдых! Алтай... Это же класс, Саша! Я там никогда не была, а потому с удовольствием ознакомлюсь с этим замечательным краем. Не на твоих каяках, конечно, а просто туристкой. Ведь люди туда не только едут на лодках плавать, а и просто путешествовать. Вот и мы будем путешествовать. Нет, конечно, основная твоя задача будет установить памятник на могиле твоего дяди, как ты его называл, или приёмного отца. Но это же не так долго. Тем более что этим ты будешь не сам лично заниматься - имеются ведь соответствующие службы. Так что на всё времени хватит. А, кроме того, совсем даже не обязательно каждый год на море ездить. В нашей стране и без моря очень много интересных мест для прекрасного отдыха.
   ‒‒ Хм, ‒‒ улыбнулся Александр, покачав головой, ‒‒ я даже не ожидал от тебя такого монолога, такой реакции на моё сообщение.
   ‒‒ А должен был ожидать, ‒‒ тоже улыбнулась, но хитровато Наталья. ‒‒ Как говорится, муж и жена - одна сатана. Ты 4 последние годы учёбы в институте только то и делал, что отдыхал в горах, да на их реках. А теперь мы вдвоём так же будем отдыхать, только уже пешим ходом - мне так привычнее.
   ‒‒ А почему бы и тебе не попробовать на байдарке походить? Многие и женщины увлекаются таким видом отдыха? - лукаво спросил Сашка.
   ‒‒ А что... Может быть, и попробую. И до этого, вполне возможно, дело дойдёт. Только не на Алтае, конечно, а сначала, как и ты, на Которосли.
   ‒‒ Надо же... ‒‒ удивился Саша. ‒‒ Я ведь, Наташенька, просто пошутил, а ты вон как отреагировала. М-да, тогда придётся мне, наверное, продавать свою байдарку.
   ‒‒ Вот те на! С чего бы это? Наоборот, и мне нужно будет покупать её.
   ‒‒ Именно для этого я намерен продать свою байдарку. Я продам свой одноместный каяк, а куплю двухместный. Так будет намного удобнее. Да и тебе не придётся свою личную лодку на плечах таскать. Ну, будешь носить разве что двухместную палатку, а она не тяжёлая.
   ‒‒ О, точно! Тогда вообще класс! Это ты хорошо придумал. Тогда так, до поездки на Алтай ты начинаешь на Которосли обучать меня плавать, ходить, как вы говорите, на байдарке. Отпуск в этом году у нас практически уже в августе, а потому за выходные дни июня и большей части июля, я надеюсь, научусь на ней плавать. В следующем году мы едем на море, а в 2025-м - на горные реки. Можно и на те, по которым ты уже сплавлялся. И так будем чередовать отдых - год на море, год на реке.
   ‒‒ И до какого возраста? ‒‒ вновь прищурился Сашка. ‒‒ Лет до пятидесяти или до пенсии.
   ‒‒ Нет, не до пенсии, конечно, ‒‒ рассмеялась его супруга. ‒‒ Но с десяток лет ещё можно будет так отдыхать. К тому же, на реках можно отдыхать и с твоими ребятами - Серёжей, Мишей.
   ‒‒ Если только они захотят. У них уже тоже свои семьи, а потому их жёнам может не понравиться такой отдых.
   ‒‒ Ничего, я займусь их агитацией в этом плане. Ладно, это всё в будущем, а нам нужно серьёзно готовиться к поездке на Алтай именно в ближайшее время.
   ‒‒ Вновь Василису на маму оставлять, ‒‒ грустно протянул Саша. ‒‒ А точнее, на родителей. А у них также отдых должен быть.
   ‒‒ Правильно, должен. Правда, как я слышала, у твоих родителей отпуск начинается в конце июня, а у нас в конце июля. А впрочем, это и не важно.
   ‒‒ Почему не важно?
   ‒‒ Да потому, что в этом году мы оставим нашу дочь с моими родителями. Моя мама уже давно просит не просто приходить к ним с внучкой в гости, а оставить им её на некоторое время. Ну, когда уже они в отпуске будут. Вот твои родители временно и отдохнут от Василисы.
   ‒‒ Мама говорит, что для неё отдых именно с внучкой. Но ты права, нужно и твоим родителям больше времени проводить с внучкой. А через год-другой она уже полностью будет отдыхать с нами. А наши родители, ‒‒ хитро прищурился Шурка, ‒‒ будут отдыхать уже со своим внуком.
   ‒‒ Ага! ‒‒ уже и вовсе рассмеялась Наталья, ‒‒ добила тебя твоя мама в этом вопросе.
   ‒‒ Добила, ‒‒ рассмеялся и Саша. ‒‒ Но она в принципе права. Нам нужно решать этот вопрос в ближайшее время.
   ‒‒ Да я и не против. Тем более что уже более-менее твёрдо стала на ноги в адвокатском офисе Малышева. Я думаю, что до следующего лета, а, возможно, и до весны, ‒‒ теперь уже лукаво улыбнулась супруга Александра, ‒‒ мы этот вопрос решим. Мне и самой хочется уже подержать на руках сына, нашего наследника.
   ‒‒ Хорошо. Основные организационные вопросы мы решили, ‒‒ резюмировал Саша. ‒‒ Будем готовиться к поездке на Алтай, в родную мне Красноярку, ‒ грустно протянул он, а затем переключился на другую тему. ‒‒ Так, в отношении своего обучения плавать на каяке ты серьёзно говорила?
   ‒‒ Серьёзно. Мне интересно попробовать такой вид отдыха, и думаю, что он мне понравится.
   ‒‒ Тогда мне в начале лета нужно будет выпросить у Серёги или Димки - у кого-нибудь из них - на время твоей учёбы его каяк.
   ‒‒ Или же у Миши.
   ‒‒ О, нет, нет ‒‒ замахал рукой Сашка. ‒‒ Только не у Миши.
   ‒‒ Почему это?
   ‒‒ Да потому, что у Мишки каяк чуть ли не 2 раза тяжелее моей байдарки, Сергея или Димки. А мне и так 2 каяка временно таскать доведётся.
   ‒‒ Понятно. Ну, тогда ты действительно одолжишь лодку у Димы или Сергея. А я тебе буду помогать. Я же прекрасно понимаю, что носить тебе 2 лодки и тяжело, и неудобно. Но, можно же, наверное, сложить твои каяки так, чтобы я носила, ну, как бы половину его. И мне не в тягость будет, да и тебе, всё же, не 2 лодки носить, а меньше, чем даже одну лодку того же Миши. Если она у него в 2 раза тяжелее твоей лодки. Но он же её носил.
   ‒‒ Носил. И Володя носил - у него такой же каяк. Ты смотри, это ты, пожалуй, неплохо придумала. Я так каяки, конечно, никогда складывать не пробовал, но думаю, что, наверное, можно будет 2 каяка переукомплектовать именно в таком виде. Тем более что все их части абсолютно идентичны. Всё, тогда и этот вопрос мы решили.
   Длинная, но очень плодотворная беседа была завершена.
  
  

ГЛАВА 29

На горизонте край далёкий...

  
   Средина второй субботы июня (часов с 12-и), а это было 10 число, началась у молодой пары Большаковых с поездки на Которосль. И не налегке, а с грузом - Саша одолжил на время у Сергея Марченко каяк и переупаковал две лодки так, чтобы байдарка, которую доведётся нести Наташе, была не тяжёлой. Когда Серёга одалживал другу каяк, он спросил, зачем тот Сашке нужен.
   ‒‒ Наташа решила попробовать плавать на байдарке.
   ‒‒ Что, серьёзно?
   ‒‒ Конечно, серьёзно. Зачем лично мне ещё один каяк. Будем вместе ходить по рекам на каяках - так сказать, семейный подряд, - засмеялся он.
   ‒‒ Ты смотри, молодец у тебя Наталья! Нужно, наверное, и мне поговорить на эту тему с супругой. И тогда у нас будет вновь классная компания. Мы сомневались, соберёмся ли на реке вновь вместе. Пока что этого не случилось. Да, без тебя и Димки, ещё один год плавали, но, всё же, не прежней компанией. А потом вообще всё заглохло. Но в дальнейшем наша компания вполне может восстановиться! Да и её состав тогда расширится. Класс! Давай, обучай Наталью, а потом я буду обучать свою Валю. А затем нам нужно будет ещё по одной байдарке покупать.
   ‒‒ Наоборот, продавать свои.
   ‒‒ Вот те на! И на чём же тогда плавать?
   ‒‒ На двухместных каяках. Вот их-то и нужно будет покупать.
   ‒‒ Точно! Это ты здорово придумал! И от такого торгового взаимообмена в наибольшей выгоде теперь будут Володя и Мишка. Продав свои "Ладоги" они точно смогут купить небольшой двухместный каяк. А нам доведётся намного больше средств докладывать.
   ‒‒ Не беги впереди паровоза. Ты сначала сагитируй всех наших жён заняться байдарочным отдыхом, а уж потом будешь решать, что и как.
   ‒‒ М-да, задача, конечно, непростая, но я этим займусь. Нужно просто выработать к ней правильный подход. О! Вряд ли наши жёны захотят отпускать нас одних в дальние края. Мало ли что... - будут думать они.
   ‒‒ А ты стратег! Ну-ну, давай! ‒‒ рассмеялся Сашка.
   На этом беседа друзей и закончилась. Александр забрал Серёгин каяк, оставив друга, вероятно, разрабатывать правильную стратегию.
   Но, выезжая с Натальей на Которосль, Саша, тем не менее, постарался поберечь любимую женщину и вызвал такси. А вот уже в обратный путь, когда они спустятся на каяках в низовья Которосли, Наташа попробует сама нести свой каяк, точнее как бы "полукаяк". Ведь и к таковому следует привыкать постепенно. Да и тогда гораздо более лёгкая палатка будет казаться женщине пушинкой. А далее начались уже сами тренировки. И нужно сказать, что супруге Александра понравилось такое летнее развлечение, и она довольно быстро научилась управлять байдаркой. Но это была пока что тихая Которосль, а вот что будет на более стремительных реках?.. Обучать супругу эскимосскому перевороту Александр в этом году не планировал. Для такой учёбы достаточно будет одного из летних месяцев уже следующего года, а, возможно, и части последующего - если в 2025-м году Наталья отважится-таки проводить свой отпуск в виде байдарочного сплава.
   В общем, это пока что довольно лёгкое развлечение четы Большаковых длилось до средины июля, после чего следовало уже готовиться в дальнюю дорогу - на знакомый Саше и незнакомый Наташе Алтай. Но на сей раз тащиться в Алтайский край 4-5 суток поездом Сашке не хотелось. А потому сообща было решено лететь самолётом, по крайней мере, до Новосибирска. Конечно, цена перелёта, например, из Москвы до Новосибирска (для 1-го человека) составит в среднем (в зависимости от даты, авиакомпании, класса обслуживания и т. п.) порядка 4000-5500 рублей. Но это ничуть не смущало Большаковых, поскольку они были людьми довольно обеспеченными - у врача-хирурга и адвоката зарплата была очень даже неплохая. Но когда они стали выяснять, каким рейсом лучше всего туда лететь из самого Ярославля, то за голову схватились! Александр тут же вспомнил монологи Миши Довлатова в мае 2019-го года по поводу авиарейсов на восток и тупости чиновников. И он тогда был прав, когда говорил, что для полётов на восток скоро станут летать через Калининград, который находится на западе. И это действительно было почти что так. К примеру, можно было и из самого Ярославля самолётом попасть в Новосибирск, однако с огромным НО - с пересадкой в Санкт-Петербурге! А что уже при этом говорить о времени перелёта - он займёт более суток! И это не учитывая поясного времени. Да и цена за такой перелёт взлетит, вероятно, раза в 2,5. А ведь в случае прямого рейса время в пути составляло бы всего лишь 3,5-4 часа, но прямой рейс мог быть только по заказу (делегации, спортсмены и т. п.). Конечно, были рейсы и в восточном направлении из Ярославского аэропорта "Туношна", расположенного в 2-х км от одноимённого посёлка Туношна (47 км от Ярославля) в Ярославском муниципальном районе. Например, в такие города как Екатеринбург, Тюмень, Омск, Томск... Но все они были тоже с пересадками, да ещё и из этих городов неизвестно как нужно было добираться до Новосибирска. В общем, решено было лететь в нужный Большаковым пункт из Москвы, а в неё добираться поездом - это было намного удобней. Правда, и сам маршрут из их родного города до знакомого Александру Новосибирска тоже отнимет не так уж мало времени - более полусуток, поскольку лететь им предстоит, всё же, из столицы.

* * *

   В последний свой рабочий день перед отпуском в средине дня (пятница 21-е июля) Наталья вместе с дочерью приехала к своим родителям - те уже почти неделю, как отдыхали (отпуск положен всем). Зять Цветковых был в это время на работе. А вот самой Наталье Владимировне в этом плане было значительно удобнее - у адвокатов не было понятия нормированный рабочий день. Да, порой доводилось работать и вечерами (но больше дома), но зато во многие дни они не были так уж загружены работой, то есть сами себе планировали распорядок своей трудовой деятельности (если, конечно, не случались авральные вопросы - но кто от них застрахован...). И, хотя родители заранее знали, что их маленькая внучка Василиса минимум 3 недели будет гостить у них, радости не было предела - особенно у Валентины Анатольевны.
   Конечно, при этом Наталья некоторое время погостила у родителей - и дочь так вот сразу нельзя было оставить (хотя та частенько и бывала у бабушки и дедушки), да и родителям хотелось хоть немного пообщаться с дочерью. Больше, как обычно, Наталья общалась с мамой, хотя и отец присутствовал при этих разговорах - секретов не было. Когда некоторые житейские темы были обговорены, мама спросила Наташу:
   ‒‒ И когда вы едете на Алтай?
   ‒‒ Послезавтра, мама. И не едем, а бо́льшую часть пути летим - из Москвы в Новосибирск. А дальше уже едем.
   ‒‒ Господи! Бог знает куда забираетесь - в такую-то даль. Да и денег столько на это путешествие потратите...
   ‒‒ А Египет - это не даль была? - улыбнулась Наташа. - А туда денег мы точно в 2-3 раза больше потратили. Да и мы с Сашей далеко не бедные, получаем очень даже неплохие деньги.
   ‒‒ Ну, это так, конечно. И мы рады за вас в этом плане. Но сейчас вы, всё же, немало денег потратите. Ведь кроме дороги придётся платить, и немало, за тот памятник, который Александр собирается там установить. И зачем он нужен, если тот человек умер чуть ли 100 лет назад?
   ‒‒ Именно 100 лет со дня его смерти исполнилось в этом году.
   ‒‒ Вот-вот! Тогда зачем он уже нужен?.. Кто к нему будет приходить? Я и так до сих пор не могу поверить, что Александр жил в то время. Это похоже на какую-то сказку.
   ‒‒ Памятник - это Сашина благодарность за то, что Карелин помог ему. Это память о хорошем человеке. Что же касается сказок, то если бы не этот человек, то Сашина сказка была бы с трагическим концом. Мама, если бы не Карелин, у меня не было бы сейчас мужа. Нет, он, возможно, и был бы, но совершенно другой мужчина. А я не хочу другого мужа. Я люблю Сашу, и он любит меня. У нас всё замечательно. Ты никак не можешь поверить, что с Сашей такое могло произойти, но тогда ты хорошо должна понимать реальные последствия такой жестокой сказки. Саша в том времени просто бы пропал, сгинул. У тебя не было бы такой чудесной внучки Василисы.
   ‒‒ Вот, Василисы. А внучка-то названа в честь его девушки из того времени, как я поняла.
   ‒‒ Да, и что? Плохое имя?
   ‒‒ Нет, само имя, конечно, неплохое ‒ Василиса Прекрасная, ‒‒ улыбнулась Валентина Анатольевна. ‒‒ Именно такая у меня внучка. Но называть дочь именем бывшей жены твоего мужа - это мне не очень нравится.
   ‒‒ У Саши в том времени не было жены. Да, я понимаю, что он любил ту девушку, но что в этом плохого? А такое имя своей дочери я сама предложила. Понимаешь, мама, я сама. Саша, как оказалось - со слов моей свекрови - и сам этого хотел. Но меня об этом он не просил. Мне понравилось это старинное имя, и с отчеством оно хорошо звучит. Но, главное, я прекрасно понимала, что Саша будет очень любить свою дочь. И он сейчас действительно вдвойне любит свою дочь.
   ‒‒ Потому что она напоминает ему ту девушку.
   ‒‒ Нет, мама, наша малышка Василиса совершенно не похожа на Василису начала 20-го века. И ты это прекрасно знаешь. Ты же видела фотографию этой девушки.
   ‒‒ Вот! И её фотографию Александр хранит.
   ‒‒ Мама, это просто память. Если ты этого не понимаешь, тогда выбрось все фотографии наших умерших родственников. Но ты же этого никогда не сделаешь, потому что ты помнишь о наших близких. Мама, память нельзя стереть из человеческого мозга.
   ‒‒ Ну, пусть и так. А ты не ревнуешь своего мужа к той женщине?
   ‒‒ А какое я имею право ревновать человека за события в его прошлой жизни? А это была его почти что прошлая жизнь, поскольку было более 100 лет назад. Уже чуть ли не полвека как нет на свете той Василисы, давно, ещё, по-моему на стыке 80-90-х лет прошлого века умер даже сын той Василисы.
   ‒‒ И Сашин тоже.
   ‒‒ Да, мама, и Сашин тоже. Я это знаю. Но Саше тогда можно только сочувствовать, а не обвинять его или ревновать.
   ‒‒ Это в чём выражать ему сочувствие? Что умерли, а не живы его те родственники? А ты хотела бы, чтобы они и сейчас жили?
   ‒‒ Не знаю, именно над этим я не задумывалась. Может быть, и хотела бы, если бы они жили своей, независимой жизнью. А сочувствовать Саше нужно вот по какой причине. Он видел своего сына, в том времени, всего несколько раз, пока тому ещё и 1,5 месяцев не исполнилось. И всё, больше он его никогда не видел! А тот прожил более 70 лет. Разве это не жестоко? И его внучке, маме Василисы Николаевны, сейчас уже тоже 70 лет. Да и сама его правнучка старше него. Как тебе такая ситуация?
   ‒‒ Ну, так получилось, потому что он залез в прошлое время.
   ‒‒ Он что, по собственной инициативе туда залез, как ты выразилась? Развлекаться туда залез? А если бы он не на 100 лет в прошлое попал, а на 300-500, как бы ему там жилось? Да вряд ли бы он там вообще жил. Его бы как некого колдуна тут же на костре сожгли. А ты спрашиваешь, почему ему можно только посочувствовать. Нет, так ты, пожалуй, ничего не поймёшь. Тогда по-другому. Вот теперь представь себе, что ты родила сына и через месяц его у тебя забрали, и ты его никогда-никогда больше не видела. Как тебе такое?
   ‒‒ О, Господи! Ну, что ты такое говоришь! Как бы это у меня забрали моего сына. Я себе не представляю, что у меня мог кто-нибудь забрать Андрюшу, и я его больше никогда не видела. Ну и наговорила ты такое...
   ‒‒ Я не имела в виду конкретно своего брата, я говорила тебе о гипотетической ситуации. Но я вижу, что ты сейчас хоть немножко всё поняла, когда это коснулось тебя самой.
   ‒‒ Ну, может быть, и так...
   ‒‒ Всё так, Валентина! ‒‒ послышался вдруг резкий голос Владимира Андреевича, который до этого времени не вмешивался в разговор женщин. Ранее он пролистывал какую-то газету. ‒‒ Я внимательно слушал ваш разговор. Именно внимательно, поскольку раньше мне тоже не очень верилось, что мой зять побывал в прошлом времени, и я тоже не совсем одобрительно относился к его роману в том времени. Но сейчас я всё понял и изменил свою позицию. Наташа абсолютно права! Она права во всём, Валя. Саше действительно можно только сочувствовать, а не нападать на него. Ему и без нас досталось. А человек он очень хороший. Он же любит нашу дочь, и у них чудесная семья. И не толкай ты дочь на какую-то ревность. С Сашей всё это происходило в прошлом времени, действительно как бы в прошлой жизни. Тебе раньше нравился твой зять, ты в восторге была от него. А сейчас... И это из-за какой-то сказки, как ты сама выразилась?..
   ‒‒ Ой, Володя! Да не напускайся ты на меня. Мне и сейчас Александр Леонидович нравится, и я понимаю, что он очень любит нашу дочь. Да, я дура, зря этот разговор затеяла. Я всё поняла. Доченька, прости меня и не обижайся. Я никогда больше об Александре и слова худого не скажу. Я до сих пор не могу успокоиться от представления того, что у меня могли сына забрать, и я никогда бы его больше не видела. Ты жестокий, но хороший пример привела. Я всё поняла, - и Валентина Анатольевна тихонько заплакала.
   ‒‒ Мама, ты что! Ну, вот ещё, только плача нам не хватало.
   ‒‒ Бабушка! ‒‒ подбежала Василиса, ‒‒ а почему ты плачешь?
   ‒‒ Ой, внученька, это мне просто соринка в глаз попала. Бабушка уже не будет плакать.
   ‒‒ А ты уже вынула ту соринку? ‒‒ озабоченно спросила внучка.
   ‒‒ Вынула, вынула, Василиса. Иди ко мне на ручки.
   Муж Валентины Анатольевны и дочь уже улыбались - в семействе Цветковых вновь воцарились мир и спокойствие.

* * *

   А далее уже настало время собираться молодой чете Большаковых в дальнюю дорогу. Чтобы не терять зря время, вылетели Александр с Натальей в далёкий Новосибирск за день до начала своего отпуска - в воскресенье 23-го июля. После обеда они выехали в Москву, с вокзала столицы добрались до нужного им аэропорта (билеты на самолёт заказали заранее в родном городе), а в 22:35 вылетели самолётом "Боинг 737-800" в нужный им Новосибирск, в который прибыли утром следующего дня в 06:30. Сам перелёт занял всего 4 часа, но добавились ещё 4 часа поясного времени. В общем, Большаковы уже потратили на дорогу половину прошедшего дня. Но, тем не менее, была надежда, что к концу этого дня (весь путь заберёт у них, скорее всего, именно сутки) они доберутся до нужного им места назначения - ведь Новосибирск и Барнаул тоже связывали авиалинии. Правда, неизвестно было, есть ли между этими городами прямые авиарейсы. Но 230 км и на автобусе можно покрыть максимум за 4 часа, а там уже и до Усть-Чарышской Пристани недалеко - именно этот населённый пункт был первоначальной (промежуточной) точкой назначения Александра и Натальи. А уже чуть позже и совсем близкая оттуда Красноярка. И они из аэропорта сразу же на такси помчались к автовокзалу. Как они выяснили ещё в аэропорту, прямых авиарейсов между крупнейшим городом Сибири и административным центром Алтайского края не было. В общем, к полдню путешественники были уже в Барнауле. А далее в путь-дорогу уже в конечный пункт назначения.
   Саша не хотел на сей раз плыть из Барнаула в административный центр Усть-Пристанского района катером по Оби, да ещё и против течения этой полноводной реки. А потому путники стали искать в Барнауле автовокзал, с которого можно было бы попасть в нужное им село. И всё сложилось довольно удачно. Разузнав всё у местных жителей, они в 13:10 уже автобусным рейсом Барнаул - Краснодарское выехали в Усть-Чарышскую Пристань. И через 2,5 были уже в ней. Начали искать гостиницу. Ранее вопрос постоя в этом селе Александра никогда (в прошлом времени) не интересовал, а потому он тогда не знал даже, есть ли такие заведения в этом селе. Но он прекрасно понимал, что сейчас, в районном центре, они точно имеются. И, конечно же, гостиницу они успешно нашли. Далее они помылись с дороги, немного отдохнули и то ли пообедали, то ли уже поужинали в ближайшем кафе (завтракали по дороге в Барнаул сухим пайком). Затем они немного прогулялись улочкой и вернулись в гостиницу - надвигался вечер, нужно было отдохнуть после утомительной смены мест путешествия. И уже в гостинице Наталья спросила мужа:
   ‒‒ Ну, что, Саша, завтра с утра будем искать бюро ритуальных услуг?
   ‒‒ Нет, Наташенька, завтра не будем. Да, главная наша цель - это памятник Карелину. Но мы одновремённо ещё решили и отдыхать на Алтае. А потому завтрашний день мы именно отдыхаем. Да ещё после дальней дороги. У нас по плану на завтра, ну, по моему плану, экскурсия по городишку. Не поднимается у меня язык называть этот населённый пункт селом. Он даже в начале прошлого века селом мне никак не казался. И гидом во время этой нашей экскурсии буду я.
   ‒‒ Хм, я не возражаю, против такого твоего плана, ‒‒ улыбнулась супруга. ‒‒ Но разве ты так уж хорошо знаешь это село, этот городок, как ты сказал? Ты же его знал именно в прошлом веке, но никак не в этом.
   ‒‒ Я его знаю как раз и в этом веке.
   ‒‒ Как это?
   ‒‒ А, ну да... Я тебе об этом не рассказывал, это было не существенно. А сейчас расскажу. Так вот, мы с ребятами из Красноярки в Барнаул добирались именно через этот городок. Далее плыли катером по Оби. Так нам тогда казалось быстрее. Да и завершить наш отдых мы хотели именно речным путём.
   ‒‒ А сколько километров отсюда до Барнаула по реке?
   ‒‒ 120.
   ‒‒ Угу, тоже немало.
   ‒‒ Немало, но меньше, нежели по суше. Судя по тому, что автобусом мы сюда добирались почти 3 часа, то по суше наберётся, наверное, километров 180, - на самом деле 160 км.
   ‒‒ Но ведь по реке медленно катером плыть.
   ‒‒ Не так уж и медленно. Мы за те же 3 часа были в Барнауле. Зато спокойно и без лишних ушей - только в своей компании - побеседовали. Я как раз на катере ребятам и рассказал о том, как я попал в прошлое время. Ранее не до этого было.
   ‒‒ А они до этого совсем ничего не знали, где ты был?
   ‒‒ Знали только, что я побывал в прошлом времени. Они и сами по моему краткому рассказу догадались. И всё.
   ‒‒ И они сразу поверили тебе, что ты попал в начало 20-го века и жил там?
   ‒‒ Нет, не сразу. То есть, они и верили, и не верили. Слишком уж необычно это звучало. Но как раз после Чарышской Пристани они мне более-менее поверили. Я им по пути к пристани, ну, уже к речной пристани тоже небольшую экскурсию по городку устроил. И они при этом прекрасно поняли, что за те 2 дня, что я для них отсутствовал, не мог я так хорошо знать это село. А я в нём в том времени, конечно, был добрый десяток раз. Поэтому и знал его хорошо. И тогда, в этом уже времени я вспоминал его былые места. А потому и для тебя я вполне могу экскурсию по нему провести.
   ‒‒ Ну, что ж, экскурсовод, проводи экскурсию и для меня, ‒‒ вновь улыбнулась Наташа. ‒‒ Да и вообще, тебе теперь долго доведётся быть экскурсоводом. Ты же Алтай хоть немного знаешь, а я нет. А отдельные места ты знаешь, как свои 5 пальцев. Тогда завтра флаг тебе в руки!
   А далее у супругов был просто отдых с просмотром телевизора и крепкий сон - не очень-то хорошо супругам спалось прошлой ночью в креслах самолёта, да и время сна было коротким. А им нужно было выспаться, чтобы набраться сил на завтрашнюю увлекательную - как казалось Наталье - прогулку по алтайскому селу-городку. К тому же рано встать тоже было проблематично - непросто в один миг перестроить свой организм, приспосабливаясь к местному времени.
   Поднялись Александр с Натальей назавтра и впрямь не таким уж ранним утром - но спешить им было некуда. Наташа оделась более нарядно, нежели вчера, не спеша сделала макияж - в общем, привела себя в надлежащий по её мнению вид для экскурсии. На сей раз они позавтракали в гостиничном буфете, обедать же планировали в одном из сельских кафе, а вот завершить день, то есть поужинать намеревались в небольшом гостиничном ресторанчике. А далее, ведомая Сашей, и началась собственно экскурсия по городишку. При этом и сам Александр порой с неким трудом вспоминал знакомые ему (былые) достопримечательности немалого алтайского села. Но он при этом многое рассказывал Наташе об этих достопримечательностях или о том, что им сопутствовало. Конечно, из того, что он сам помнил. Но в итоге об Усть-Чарышской Пристани у Натальи (да и у самого гида) сложилось довольно полное представление об объекте в целом. Не такое, когда можно сказать: "Я был/была в этом населённом пункте". А такое, когда уверенно говоришь: "Я хорошо знаю этот алтайский населённый пункт". Ведь за полный световой день супружеская пара исколесила его, как говорится, вдоль и поперёк.
   Усть-Чарышская Пристань, несмотря на своё название, располагалась уже на самой Оби - на левом берегу реки с её многочисленными рукавами и заводями. А сам Чарыш впадал в могучую реку за пару километров выше по течению Оби. Побывали Большаковы и на самой Оби, и даже на одном из её островков (и довольно крупном - Импанчин). Его размер, как сказал Большаковым местный житель, который по просьбе Александра перевозил их на остров и назад, составлял ≈ 2800×750 м. Спустились они и вниз по реке (в сторону о. Шипуновский) и побродили в этом абсолютно незнакомом даже Александру райончике села. Затем они снова вернулись в центральный сельский массив и долго колесили по его тихим, а порой (к удивлению) и шумным улочкам. При этом они наткнулись даже (совершенно случайно, такой цели себе не ставили) на бюро ритуальных услуг, занимающееся изготовлением надгробных памятников.
   ‒‒ О, это же как раз то, что нам нужно, ‒‒ удивлённо произнесла Наталья. - Зайдём? ‒‒ спросила она супруга.
   ‒‒ Нет, уже завтра. Да и фотографии я не брал. Не думал, что оно нам попадётся. Но это хорошо, что мы на него наткнулись. Завтра не придётся никого расспрашивать. Мы уже точно знаем его месторасположение. А потому, я думаю, быстро договоримся, ну, оформим заказ.
   В общем, экскурсия была и приятной и полезной. И чета Большаковых осталась очень довольна проведенным днём, который они действительно завершили в гостиничном ресторане.
  
  

ГЛАВА 30

Знакомые места с новыми заботами

  
   Но, всё же, главной целью их дальнего путешествия был не отдых, а более серьёзное дело, а потому во вторник (3-й день их путешествия) они наконец-то занялись решением поставленной Александром ещё 4 года назад задачи. Супруги поднялись уже намного раньше, нежели то было вчера, оделись поскромнее, наскоро позавтракали в буфете и сразу же направились по знакомому им адресу, который они случайно узнали вчера. Но вот они уже были на месте. После того, как они вошли в контору и поздоровались, Саша спросил сотрудника бюро:
   ‒‒ Скажите, пожалуйста, вы обслуживаете только свой городок, -- он снова специально немного превеуличил статус населённого пункта, -- или и сёла вашего района?
   ‒‒ А какие именно сёла вас интересуют? ‒‒ вопросом на вопрос ответил служащий, которому на вид было лет 40.
   ‒‒ Село Красноярка, которое расположено примерно в 28-и километрах отсюда, ‒‒ Сашка помнил об одноимённой Красноярке подальше, правда, та была в подчинении другого районного административного центра.
   ‒‒ Конечно, обслуживаем. А почему вы спросили сёла вашего района? А вы что, сами не из Усть-Пристанского района? Сёла другого района мы не обслуживаем.
   ‒‒ Нет, ‒‒ усмехнулся Сашка. ‒‒ Речь идёт именно о Красноярке вашего района. Хотя сам я действительно не из вашего района, а очень далёкого от вашего.
   ‒‒ Вот оно что. Ну да, такое, я понимаю, может быть. Значит, вы когда-то жили в нашем районе. Здесь остались или похоронены ваши родственники? Иначе не вижу смысла вашего обращения именно к нам.
   ‒‒ Вы правы. Я жил когда-то именно в этом районе.
   ‒‒ Так. И какие конкретно наши услуги вам нужны - гроб, погребение, памятник? Или всё вместе?
   ‒‒ Только памятник на могилу и её благоустройство.
   ‒‒ Именно в Красноярке?
   ‒‒ Да.
   ‒‒ Ясно. Мы, конечно, примем ваш заказ. Только я хочу предупредить вас, что само выполнение работ может быть произведено не так уж и скоро. У нас много подобных заказов по сёлам. Да ещё и сами погребения, которые невозможно заранее спланировать, - на сей раз ухмыльнулся уже он, несмотря на серьёзность и даже трагичность самой темы.
   ‒‒ А вот нам нужно именно скоро. Мы приехали, прилетели издалека. Очень даже издалека.
   ‒‒ И откуда же, если не секрет?
   ‒‒ Из Ярославля.
   ‒‒ Ого! Действительно издалека. Но вы что, точно когда-то здесь жили?
   ‒‒ Точно жил. В самой Красноярке. Если не верите, то могу о ней вам всё рассказать.
   ‒‒ Нет, нет, я верю. Просто такие гости у нас не часто бывают. Но я вам не вру про заказы. Их действительно много.
   ‒‒ Я тоже верю вам. Однако нам нужно, чтобы заказ был выполнен в течение пары недель, ну, от силы 20 дней. То есть за время нашего отпуска. А нам ведь предстоит ещё и дорога назад.
   ‒‒ Я это понимаю. Но это, поверьте, действительно сложно.
   ‒‒ Мы немного не о том говорим. Как вас зовут? Неудобно обезличенно беседовать. Меня зовут Александр Леонидович.
   ‒‒ Виталий Афанасьевич, ‒‒ представился служащий бюро. Правда, у слова представился была как бы очень жестокая тавтология, напрямую связанная с деятельностью самого бюро - подобное слово без буквы "д".
   ‒‒ Очень приятно. Так вот, Виталий Афанасьевич, почему я сказал, что мы не о том говорим. В любой сервисной службе, а ваша тоже таковой является, есть такие понятия как обычный заказ и срочный заказ. И вы это знаете, наверное, лучше меня. А потому у меня простой вопрос - какова будет доплата за срочность, чтобы вы всё сделали максимум за 2 недели?
   ‒‒ Хм, это другой разговор. Но мне нужно кое-что уточнить.
   ‒‒ Что именно?
   ‒‒ Ну, например - памятник нужно изготавливать под заказ или вы выберете его из тех, что у нас имеются?
   ‒‒ Выберем из тех, что у вас имеются. Я думаю, что они у вас неплохие.
   ‒‒ Вы не ошибаетесь, ‒‒ удовлетворённо улыбнулся Виталий Афанасьевич. ‒‒ Памятники у нас действительно хорошие. Они на различный вкус: простые и довольно сложные в изготовлении, из разного материала - от обычного гранита, а то и просто бетона и до мрамора различной расцветки. Наше бюро занимается этим уже не один десяток лет. Тогда второй вопрос. Рабочим, которые будут устанавливать памятник и оформлять надлежащим образом могилу, в той же Красноярке будет предоставлено жильё? За один день они точно не управятся. А там, насколько я знаю, гостиниц нет.
   ‒‒ Нет, жилье не будет предоставлено. Но тут езды максимум полчаса.
   ‒‒ Это так. Но это, всё же, дополнительные расходы.
   ‒‒ Я понимаю. Приплюсуйте эти расходы в заказ о срочности.
   ‒‒ Хорошо, это мы сделаем. Но только после того, как вы выберете сам памятник. От него тоже во многом будет зависеть стоимость за срочность. Простой памятник и устанавливать проще. А вот качественный, дорогостоящий...
   ‒‒ Я это понимаю. Тогда давайте и приступим к выбору самого памятника.
   ‒‒ Одну минуту, я сейчас позову нашего сотрудника, и он проведёт вас во двор, где хранятся памятники на любой вкус. Оформляются только реквизиты умершего человека, и монтируется его фото. О! А фотография умершего у вас имеется?
   ‒‒ Конечно. И даже не одна - на всякий случай.
   ‒‒ Это хорошо. Тогда ожидайте. Я сейчас...
   И через пару минут молодой парень - пожалуй, лишь немного старше возраста тех же Большаковых - повёл заказчиков выбирать нужный им памятник.
   Когда Большаковы снова вернулись в комнату заказов и тот парень - звали его Анатолий - доложил старшему сотруднику, какой памятник выбрали клиенты, тот удивлённо протянул:
   ‒‒ Хм, странно...
   ‒‒ Что странно, Виталий Афанасьевич? - спросил Александр.
   ‒‒ Да ничего, это я так. А впрочем... Вы ограничены в средствах?
   ‒‒ Ну, я бы этого не сказал, ‒‒ улыбнулся Сашка. ‒‒ Вы так, подумали, наверное, узнав о нашем выборе памятника.
   ‒‒ Ну да.
   ‒‒ Виталий Афанасьевич, я им предлагал памятник из габбро. Но они не захотели, ‒‒ вмешался в беседу парень, который водил Большаковых выбирать памятник.
   Габбро - это была глубинная магматическая порода, то есть камень, сформированный из магмы - раскалённого содержимого планеты. В этой породе немало металлов, иногда встречается даже платина. Хотя в принципе это гранит, но наиболее красивый и дорогой - прочный, долговечный и удобный в обработке.
   ‒‒ Я и сам вижу, что габбро наши клиенты не выбрали. Но меня ещё немного удивляет небольшой размер и простота памятника. Я как раз предполагал, что вы зажиточные люди, ‒‒ при этом Виталий Афанасьевич, взглянув на стоящую перед ним пару, задержал свой взгляд на Наталье.
   ‒‒ Да, мы люди не такие уж бедные. Моя супруга юрист, ‒‒ от Сашки не укрылся взгляд сотрудника бюро на Наташу, ‒‒ а я врач-хирург.
   ‒‒ Вот даже как! Ну, глядя на вас, это и можно было предположить. Тогда в чём дело? За срочность вы готовы платить, а сам памятник выбрали недорогой. Или это как бы компенсация расходов за срочность.
   ‒‒ Нет, Виталий Афанасьевич, это не компенсация расходов за срочность, и вообще не экономия. Это практицизм.
   Александр с Наташей (в первую очередь именно Сашка) выбрали относительно небольшой памятник из тёмно-зелёного мрамора - с высотой вертикальной плоской стелы ≈ 75 см, а её толщина составляла 8 см. Основание этой плоской стелы было у́же её верха, она небольшим клином расходилась вверх. При этом её левый край был скошен вверх, в сторону левой боковой грани, и в этом углу стелы должен быть размещён крест - Карелин был набожным человеком.
   Правда, следует сказать, что мрамор уступал габбро во всех компонентах, и в первую очередь по прочности. Мрамор - несмотря на его декоративную ценность с его причудливыми узорами и равномерным оттенком, с богатой натуральной цветовой гаммой - считается довольно капризным камнем. Он хрупок в обработке, поэтому и работать с мрамором намного сложнее.
   - И в чём же практицизм? - спросил Виталий Афанасьевич. - И почему вы тогда, например, к мраморному памятнику не заказали и мраморную вазу для цветов?
   ‒‒ Сейчас я вам всё объясню. Памятник будет установлен на старом сельском кладбище, ну, могила находится в его старой части. Там практически вообще нет никаких памятников, в основном одни лишь деревянные кресты, наполовину сгнившие, а то и просто сгнившие. Есть немного и ржавых металлических крестов, в основном их труб. То есть большой, навороченный могильный памятник там будет для всех бельмом на глазу. А он как раз должен быть не особо приметным и в меру красивым. Похоронена не женщина, не ребёнок, а старик. Поэтому памятник должен быть строгим. Да, тёмно-зелёный мрамор, как мне сказали, не так уж часто применяется в качестве надгробных памятников, но зато он будет хорошо вписываться в фон старого кладбища. Да и этим цветом он будет, всё же, красив.
   ‒‒ Хм, а вы, оказывается, эстет. Да и хорошо чувствуете нюансы ритуального сервиса. Тогда и с вазой, пожалуй, всё понятно.
   ‒‒ С вазой как раз не всё так уж понятно. Но с ней намного проще. Некому уже ставить цветы на эту могилу, человек умер ровно 100 лет назад. Если кто и надумает принести туда цветы, то их можно просто положить на могилу.
   ‒‒ Умер 100 лет назад?!! Но как же так?! А откуда же вы знаете этого человека? Это же не ваш отец, извините. И, пожалуй, даже не дед, а, скорее всего, прадед, а то и прапрадед, если вы говорите, что он умер стариком. Неужели вы так хорошо знаете свою родословную?
   ‒‒ Всю родословную не знаю, но эту линию хорошо знаю.
   ‒‒ Да, ну и дела!.. Но вы, конечно, молодец, ‒‒ уважительно покачал головой сотрудник ритуального бюро, ‒‒ ставить памятник своему родственнику, умершему 100 лет назад! Да ещё и ехать для этого за тридевять земель. Достойно уважения. Хорошо, Александр Леонидович, мы ваш заказ обязательно выполним. Только это не будет в самые ближайшие дни. Работы расписаны на несколько дней наперёд, а то и на неделю.
   ‒‒ Я это прекрасно понимаю. Понимаю, что даже для срочных работ вы не можете снять рабочих с объекта, бросить там все работы на произвол. Да и погребения вы не можете отменить, сняв оттуда рабочих хотя бы для приведения могилы в порядок. Кстати, а какие материалы будут использованы в оформлении могилы?
   ‒‒ Цоколь могилы - гранит, бетон и полимер. Или вы вместо гранита хотите тоже мрамор?
   ‒‒ Нет. Я понимаю, что для таких дел он не годится, он же непрочен. Так что с цоколем всё в норме, нам это подходит.
   ‒‒ Отлично.
   ‒‒ Так вот. Я и не требую, чтобы всё сделали в ближайшие дни. Но очень желательно, чтобы вы уложились в 2 недели.
   ‒‒ В две недели точно уложимся. Это я вам твёрдо обещаю. Я сегодня же или завтра всё просчитаю и сообщу вам общую стоимость работ. Как с вами связаться? Вы будете находиться здесь, в Чарышской Пристани или в Красноярке?
   ‒‒ В Красноярке. Свяжемся по телефону, запи́шите номер моего мобильного телефона.
   ‒‒ А вы не боитесь, что в Красноярке может не быть мобильной связи? ‒‒ лукаво улыбнулся сотрудник бюро ритуальных услуг.
   ‒‒ Не боюсь. Во-первых, у меня спутниковый телефон. А, во-вторых, Красноярка - большое село, и мобильная связь там работает. По крайней мере, работала 4 года назад. Я в 2019-м году сплавлялся с ребятами на байдарках по Кумиру и Чарышу.
   ‒‒ Ого! Вот даже как! Так вы вообще почти что наш человек, да и жили ранее здесь. В общем, мы всё сделаем для вас!
   Далее Александр оставил Виталию Афанасьевичу 2 небольшие цветные фотографии Карелина, на обороте одной из них были записаны реквизиты покойного, даты рождения и смерти, а также некая надпись. Саша, как уже отмечалось, знал точную дату рождения Игната Степановича, поскольку они оба совместно отмечали свои Дни рождения. А точную дату его смерти Саша таки высмотрел на могильной табличке 4 года назад, после встречи с ребятами в Красноярке. Затем он сбросил сотруднику бюро номер своего мобильного телефона, все распрощались, и супружеская пара Большаковых покинула это заведение.
   За всё время беседы мужа с сотрудником бюро Наталья и слова не промолвила, хотя и принимала активное участие в выборе памятника. И вот сейчас она, наконец, разговорилась:
   ‒‒ Саша, как ты думаешь, они сделают всё за пару недель?
   ‒‒ Они всё сделают за пару дней, как только у них появятся свободные рабочие. Ну, максимум за 3 дня - если будут заливать фундамент под памятник. Хотя, скорее всего, они просто зароют в землю заготовленный бетонный блок под него. Так что они точно всё сделают вовремя. А за эти первые дни, пока рабочие заняты на других работах, они оформят памятник - сделают надписи, а также вмонтируют фотографию Карелина и крест в левом углу стелы.
   ‒‒ Это я понимаю, я не о том спрашивала. Не обманут ли они, не затянут во времени? Ведь никакого договора на бумаге нет, и спросить не с кого будет.
   ‒‒ А, вон оно что, ‒‒ рассмеялся Сашка. ‒‒ Твой подход с позиции именно юриста. Договор будет, когда определится точная стоимость работ. Виталлий Афанасьевич позвонит. Вот тогда я на пару часов съезжу снова в Чарышскую Пристань и мы подпишем совместно с руководством бюро договор. И дату в нём я укажу именно нужную нам. Так что всё будет в норме, Наташа.
   ‒‒ Ну, это другое дело. Тогда ещё один вопрос к тебе. Тот парень при выборе нами памятника рассказывал о портретах на них. И показывал готовые памятники. И там были памятники с портретами умерших на всю площадь стелы. Красиво! Да я и раньше у нас в городе такие видела. На памятнике Карелину тоже такое фото будет?
   ‒‒ Нет. Будет просто цветное фото на овале, вмонтированном в стелу. Парень же говорил, что на мраморе такие гравированные портреты умерших не делают. Да и не нужны, как я говорил Виталию Афанасьевичу, такие излишества. Памятник на старом сельском кладбище должен быть скромным. К тому же на зелёном мраморе, а он же, ты выдела - узорчатый, портрета и не видно будет.
   ‒‒ Ну, может быть и так. Ты прав. А как они делают портреты на памятниках? Тот парень, который водил нас выбирать памятник, что-то рассказывал, но я ничего не поняла.
   ‒‒ Ну, я тоже не специалист в таких вопросах. Портретную гравировку делают вручную или с помощью гравировального станка. Я тоже не особо вникал в его рассказ - зачем оно мне. Но в каждой профессии есть специалисты, которые хорошо знают своё дело, вот они и сделают.
   Несколько слов о процессе, в который не вникал Саша. На памятнике из гранита при помощи гравировального станка накладываются на портрет полутона, делая его очень реалистичным. Такая гравировка обеспечивает полное сходство с выгравированного портрета с оригиналом.
   А вот на мраморе гравировка практически не видна, смотрится бледно и тускло - по этой причине портреты вообще не гравируют на этом камне. Для мрамора гравировка применяется только для нанесения надписей, при этом выгравированный текст покрывается специальной краской или сусальным золотом. Чтобы изобразить фото близкого человека на памятнике из мрамора используют гранитные вставки, на которых делается гравировка.
   Применяют также фото- или металлокерамику: для этого на заготовку выбранной формы (овал, прямоугольник, или форма арки) при помощи струйного принтера особыми чернилами либо посредством переноса на специальную бумагу наносится изображение. А затем готовый портрет покрывается лаком и запекается.
   ‒‒ Понятно. А ты в договоре укажешь, что на памятнике кроме фотографии ещё изображать?
   ‒‒ Вот как раз насчёт фотографии я ранее немного сомневался - стоило ли её делать? Но затем, всё же, решил сделать. В общем, я всё обязательно укажу в заказе.
   ‒‒ Постой! Я в отношении фотографии. Как это? Ты сомневался, устанавливать ли на памятнике фотографию?! Но разве же можно без фотографии?!
   ‒‒ Можно. А, возможно, даже и нужно оформлять могилы умерших без фотографий.
   ‒‒ Что значит, даже нужно? Не бывает памятников без фотографий, ‒‒ категорично заявила Наталья.
   ‒‒ Бывают. И сейчас бывают, хотя и очень редко, и раньше были. А до 1917-го года на кладбищах все могилы были без фотографий. А Карелин жил в основном именно до революции.
   ‒‒ Откуда ты это знаешь? Я спрашиваю относительно фотографии. Если в твоей Красноярке 1911-го года были памятники без фото, то это не означает, что и в других местах так же было.
   ‒‒ Дело не в Красноярке. Ни в одной стране мира - так я вычитал - кроме территории бывшего СССР, на памятниках фото умершего никогда не помещали и не помещают. Только имя и даты. И это несмотря на то, что во всех странах имеются технологии, которые позволяют и выполнить атмосферостойкую фотопечать на керамике, и художественную гравировку на камне. Помещать фото умершего на памятник придумали именно в советские времена. Также ни в одной из современных не православных конфессий - ни в католицизме, ни в протестанстве, ни в исламе, ни в иудаизме, ни в буддизме - изображение умершего на памятнике не допускается. И в православии, по всей видимости, этого тоже делать было нельзя, по крайней мере, до Октябрьского переворота 1917-го года. А после него фотографии начали ставить на могилах умерших вождей и погибших военачальников. И пошло, поехало...
   ‒‒ Ну, может быть и так. Не знаю... Но почему на могилах, ну, на памятниках нельзя размещать фотографии умерших?
   ‒‒ На старых - до XX-го века - кладбищах никаких фото и гравированных изображений на надгробиях нет. Имеются только выбитые имена, даты, скорбные надписи. Если и есть украшения в виде орнаментов, барельефов или скульптур, то они не имеют к внешнему облику погребённого под ними человека ровным счётом никакого отношения. Говорят, что размещение изображения умершего на памятнике - это, скорее всего, большая и всеобщая оккультная ошибка с далеко идущими последствиями. Фото или гравированное изображение на могильной плите как бы "запечатывает" душу умершего, привязывая её к этому изображению - как внешнему облику - и конкретному месту, то есть кладбищу. Получается, что душа не имеет возможности выйти в новое воплощение, поскольку и внешний облик умершего, и какая-то часть его энергетики (через фото) "прикреплена" к зарытому под изображением мёртвому телу. Изображение умершего человека в той или иной степени связано с Миром Мёртвых. Если человек ушёл из жизни и находится в Мире Мёртвых, то возникает связь фотографии с этим Миром. Таким образом, контактираю с такой фотографией, мы контактируем с Миром Мёртвых. Это может быть опасным. Конечно, вероятную опасность нужно воспринимать не как "смертельную", и это не обязательно приведёт к плохим последствиям, но это, всё же, опасно, поскольку такой контакт с Миром Мёртвых ослабляет энергетику, защиту человека. А потому лучше подобных контактов избегать.
   ‒‒ Но тогда что, нельзя хранить фотографии умерших родственников и в доме?
   ‒‒ А вот в доме как раз можно. На кладбище душа покойного, как я сказал, а точнее прочитал, привязана к зарытому под изображением мёртвому телу. А в доме она как раз в семье, в спокойной дружеской, любящей, помнившей умершего обстановке.
   ‒‒ Хм, интересно. Правда, может быть, это всего лишь просто религиозные предположения.
   ‒‒ Может быть. Но с точки зрения религии они, пожалуй, верные.
   ‒‒ Но ты же согласился установить фотографию Карелина?
   ‒‒ Конечно.
   ‒‒ О, даже конечно. И почему же?
   ‒‒ А ты не догадываешься?
   ‒‒ Нет.
   ‒‒ Да по очень простой причине, Наташа. Я ставлю фотографию на памятник Игнату Степановичу через 100 лет после его смерти. Его душа уже давным-давно перевоплотилась. А, возможно, уже и не один раз.
   ‒‒ Ух, ты! А ведь верно! Саша, но тогда, может быть, это и есть решение проблемы о фотографиях на кладбище? Нужно их устанавливать хотя бы лет через 5-7 после смерти человека - и его душа уже перевоплотилась, и память о человеке остаётся, то есть о его образе.
   ‒‒ Возможно, ты и права. Мне тоже такое в голову приходило. Вот только нужно заранее готовить на памятнике ‒ ну, когда его делать будут ‒ место для фотографии. Но есть вариант и попроще.
   -- Попроще? -- удивилась Наталья. -- А что может быть ещё проще?
   -- Кремация покойника. Похороны с использованием кремации не предусматривают установление фотографии умершего ни в одной стране, в том числе и в нашей. Будет только мемориальная табличка с реквизитами умершего. Ну, а особо известным людям устанавливают ещё и памятники: Пушкин, Бетховен, Эйнштейн, Вашингтон, Наполеон... Но, как ты знаешь, не на кладбищах. Правда, в случае кремации не предусматриваются эпитафии и надписи о рангах покойника. Но это мелочи. Зато за такой "могилой" будет постоянный уход без участия родственников умершего, не будет такого запустения, которое порой царит на современных кладбищах. Нет, там, конечно, всё чисто, убрано, ухожено, но вот присмотра за конкретной могилой, всё же, нет.
   -- О, нет! -- категорично помахала рукой женщина.-- Лично я боюсь кремации.
   -- Почему?
   -- Ну, я когда‒то случайно прочитала в Интернете одну статью. И в ней говорилось о том, что в 1996-м году медики одного научно‒исследовательского института продемонстрировали любопытный эксперимент, снятый на видеоплёнку, который они даже показали по телевидению. Эксперимент проводился в крематории. На голову покойника, лежащего в гробу и подготовленного к сожжению, прикрепляли датчики энцефалографа. Этот прибор регистрировал электрическую активность, то есть биопотенциалы головного мозга. Естественно, прибор молчал ‒ человек был мёртв уже четвертые сутки. А затем гроб с телом поставили на специальный эскалатор, ведущий в жерло электропечи для кремации... Покойник медленно "поехал" к горящей топке. Энцефалограф сначала по‒прежнему молчал. Но у самого финиша перо прибора едва заметно тронулось и стало, как это невероятно, чертить на ленте ломаные кривые ‒ мозг мёртвого человека как бы начал функционировать! Более того, он выдавал такие же сигналы, как у крайне испуганного живого человека. Покойник, вероятно, "не хотел", чтобы его сжигали! В общем, учёные предположили, что после смерти человека нарушается целостность его организма, но клетки ещё некоторое время продолжают жить своей жизнью, пока не исчерпают резерв ‒ по аналогии с утраченными конечностями или извлечёнными для пересадки органами. И, как любой живой организм, клетки реагируют на опасность. Именно такой всплеск остатка энергии как крик об опасности мог и зафиксировать прибор.
   -- Это, как ты сама сказала, реакция отдельных клеток. Вполне возможно, что подобная реакция у них и на погребение ‒ им наверняка не хочется и гнить глубоко под землёй. То есть это всё просто некоторые предубеждения, тем более что чувствительной души человека в теле покойного уже нет.
   -- Ну, может быть, ты и прав! -- протянула Наталья. -- Но я, честно говоря, больше радовалась тому, что мы с тобой здорово придумали относительно установления фотографии покойного через несколько лет после его смерти. А вот кремация... -- Что касается кремации, то отношение Церкви к этой процедуре до сих пор неоднозначное. И православная церковь, и иудаистская сожжение трупов отнюдь не приветствуют. А, к примеру, в Греции кремация и вовсе запрещено законом. -- Возможно, это и в самом деле более простой вариант, не знаю. -- Но затем она нахмурилась и над чем-то задумалась. -- Я ещё что-то хотела тебя спросить, -- медленно тянула она, -- да ты меня перебил этими фотографиями...
   -- Вспоминай.
   -- Да вот вспоминаю-вспоминаю, и никак не могу вспомнить. Что же я хотела... А, вспомнила, -- встрепенулась она. -- Я вот что хотела спросить: а надпись, которую ты просил написать на памятнике, они сделают.
   ‒‒ Сделают. Я их заставлю сделать! Да мы уже вроде бы нормально и договорились.
   Дело в том, что на обороте одной из фотографий Карелина, кроме дат его рождения и смерти, была такая небольшая надпись: "Сельский староста 1905-1917 гг.". Правда, Александр не знал, был ли Карелин старостой именно до 1917-го года. Хотя, он был уверен в том, что до 1917-го точно был старостой, а вот после?.. Умер-то он в 1923-м году. Но Саше почему-то не верилось, что Игнат Степанович так уж охотно согласиться сотрудничать с новыми властями. Да и те могли избрать новым старостой человека помоложе, более энергичного и полностью разделяющего марксистскую идеологию. А потому и остановился именно на 1917-м годе.
   Но вот как раз вокруг этой надписи развернулась жаркая дискуссия между Большаковым и Анатолием, который отвечал за подготовку памятников. Александр настаивал на том, что такая надпись обязательно должна быть на памятнике, а парень не соглашался с этим. Он говорил, что на памятнике принято писать только даты рождения и смерти покойного, но никак не его чины и должности. А если у него тех чинов и должностей много было, то что, мол, все их перечислять. Сашка доказывал, что не все, а только самый высший, так сказать, чин - чего человек в жизни достиг. Анатолий опять за своё - мол, на памятнике Пушкину не пишут, что он поэт, а на памятнике Толстому, что тот писатель. Да, на памятниках часто пишут эпитафии от родных, друзей или сослуживцев. А не звания и чины. Тогда Александр привёл свой контраргумент:
   ‒‒ По-гречески, а именно в Греции это слово возникло, эпитафия носит хвалебный характер и превозносит достоинства умершего. Понимаете, достоинства. Не обязательно эпитафия должна состоять из слов: "Помним и любим тебя". И тому подобных слов. Например, в эпитафии военному могут быть перечислены посмертные награды, к которым усопший пожалован.
   ‒‒ Ну, так то именно посмертные награды, - вяло сопротивлялся парень.
   ‒‒ Не только. На могилах людей, относящихся к различным профессиям, пишут указания их статуса: "Академик", "Доктор филологических наук", "Народный артист РСФСР", "Заслуженный строитель Российской Федерации", "Президент клуба спортивных единоборств" и т. п. Для военнослужащих же указывают, например: "Генерал-майор артиллерии", "Инженер-полковник", просто "Полковник" и другое. Или указываются прошлые заслуги людей: "Ветеран ВОВ", "Боевой военный лётчик", "Воин-интернационалист", "Ликвидатор аварии ЧАЭС. 1986 г.". Так чем от этих звучных надписей отличается скромная надпись: "Сельский староста"?
   В общем, в итоге сопротивление парня было сломлено, и он согласился нанести на памятник Карелину заказанную Большаковым надпись.
   - А так уж важна такая надпись, Саша? - спросила Наталья супруга после его утвердительного ответа.
   ‒ Важна, Наташа! Люди должны знать, что за человек похоронен, почему ему поставили такой памятник. Да, его чин не такой уж большой, но это народный чин, Игнат Степанович всегда беспокоился о народе, о своих односельчанах и заботился о них. Заставив меня работать в селе лекарем, он беспокоился именно о своих земляках, которые постоянно избирали его старостой. Он заслуживает и такого памятника, пусть и скромного, и такой надписи. Двенадцать с лишним лет работать на благо людей - это и очень непросто, и очень почётно. Но Карелин оправдывал доверие людей. А о моём отношении к нему и говорить нечего. В общем, пусть люди знают, кто похоронен на давно забытом старом кладбище. Ведь там действительно покоятся те, о которых в своём большинстве многие забыли. Так пусть этот памятник станет людям примером памяти о своих близких, пусть даже очень далёких - прадедах, прабабках и прапрадедах, прапрабабках.
   ‒‒ Да-а, ты так красиво объяснил - язык у тебя, как я и раньше говорила, хорошо подвешен, ‒‒ улыбнулась Наталья. ‒‒ Что ж, я согласна с тобой: такая надпись действительно должна быть, чтобы люди помнили, кому и почему воздвигнут памятник. А хорошо было бы написать на памятнике ещё и личную эпитафию от тебя. Как бы приёмному отцу от сына.
   ‒‒ Я полностью согласен с тобой, Наташа! Я руками и ногами за это. Как бы я хотел сделать такую эпитафию. Но, увы, этого как раз нельзя делать.
   ‒‒ А то я этого не понимаю. Конечно же, нельзя. А жаль... Ладно, ‒‒ как бы подводила итог беседы Наталья, ‒‒ довольно о памятнике. Ты меня успокоил, сказав, что будет договор, и что они всё напишут и всё сделают в срок. Далее будем вести речь о нашем с тобой близком будущем. Ну, что, идём в гостиницу или ещё немного погуляем по этому городишку?
   ‒‒ Если ты не устала, то можем и прогуляться.
   ‒‒ От чего бы я могла устать, - рассмеялась Наташа. - Устала только разве от стояния. Так что, как раз и нужно немного размяться.
   И Большаковы, выйдя из бюро ритуальных услуг, не спеша начали прогуливаться по улочкам, но, всё же, направляясь в сторону именно гостиницы.
   В итоге нагулялись Наташа и Александр по городку вдоволь. А если учесть ещё и вчерашнее знакомство с этим алтайским населённым пунктом, то можно с уверенностью сказать, что супружеская пара уже очень даже неплохо знала Усть-Чарышскую Пристань. Большаковы пообедали в одном из кафе, а после этого уже решительно направились непосредственно к гостинице. И по пути Наташа спросила:
   ‒‒ А мы в твою Красноярку завтра будем ехать? Или ещё сегодня?
   ‒‒ Конечно, завтра. Спешить нам некуда. Да и отдохнуть нужно. А самое главное, нужно более нарядно одеться, особенно тебе.
   ‒‒ А почему особенно мне?
   ‒‒ Ну, в Красноярке гостиница вряд ли есть, да и сотрудник бюро об этом говорил. Значит, нам придётся проситься к кому-нибудь на постой. Ну, снять у кого-нибудь из жителей села на время комнату.
   ‒‒ Ага! Значит, чтобы мы в красивом виде ходили по домам... Как говорится, по одёжке встречают.
   ‒‒ Не совсем так.
   ‒‒ Как это не так? А по какому же тогда принципу встречают незнакомых людей?
   ‒‒ Я не о том говорю, Наташа, ‒‒ рассмеялся Сашка. ‒‒ Я имел в виду, что мы не будем ходить по домам. Это неблагодарное занятие.
   ‒‒ А-а, поняла. То есть ты, вероятно, хочешь обратиться по этому вопросу к каким-либо официальным властям?
   ‒‒ Совершенно верно. Мы в селе в первую очередь отыщем сельсовет, зайдём к председателю, и он подскажет нам по какому адресу обратиться. Я думаю, что туристы в этих краях бывают, а потому и комнаты жители сдают. И о тех, кто их сдаёт, председатель сельсовета точно знает.
   ‒‒ Да, это, скорее всего, так. Но зачем тогда именно мне так уж наряжаться? Перед одним-то человеком... А хозяева по рекомендации председателя сельсовета примут нас уже в любом виде. Тем более, если они принимают туристов, как ты сказал. А туристы-то разнаряжеными не ходят.
   ‒‒ Не узнаю я тебя, Наташа, - улыбнулся Сашка.
   ‒‒ Это почему ещё?
   ‒‒ А тебе пусть и перед одним человеком, но мужчиной не хочется блеснуть своей красотой? А председатель сельсовета наверняка в таком алтайском селе мужчина.
   ‒‒ А я что, такая уж красивая? ‒‒ тоже, но кокетливо улыбнулась Наталья.
   ‒‒ А то ты сама этого не знаешь.
   ‒‒ Ты не увиливай, а ответь на мой вопрос.
   ‒‒ Конечно же, ты красивая.
   ‒‒ Точно?
   ‒‒ Ты очень даже красивая! ‒‒ улыбался её супруг. ‒‒ Ты красивее всех других женщин.
   ‒‒ Вот. Это другое дело! А то ты сама это знаешь. Мало ли что я знаю. Я могу быть необъективной. В первую очередь ты это должен знать. И всегда мне это говорить.
   ‒‒ М-да, ну и влип я, - рассмеялся Александр.
   ‒‒ Ты уже давно влип, а потому привыкай.
   ‒‒ Да я и привык уже.
   ‒‒ Не совсем ещё. Раз не совсем понимаешь, что женщине приятно, когда мужчина прямо говорит женщине, что она красивая, а не какими-то полунамёками.
   ‒‒ Посторонний мужчина?
   ‒‒ И посторонний тоже. Но в первую очередь, как раз супруг. Он должен почаще говорить о красоте своей жены, да и вообще красивые слова.
   ‒‒ Хорошо, возьму это на вооружение. Правда, не знаю, как это у меня будет получаться. Кстати, Василиса Николаевна Степанова считает меня гурманом в этом вопросе.
   ‒‒ А при чём здесь еда, гурман?.. Ты же меня кушать не собираешься.
   ‒‒ Да не о еде речь идёт, ‒‒ хохотал Сашка. ‒‒ Я же сказал в этом вопросе. То есть в вопросе женщин.
   ‒‒ А-а, то есть ты очень переборчив в вопросе женщин?
   ‒‒ Нет, немного не так. Помнишь, после наших первых свиданий 4 года назад, я сказал, что нас уже засекли.
   ‒‒ Помню.
   ‒‒ Вот тогда у меня и состоялась беседа с моей правнучкой. Она ко мне прилипла с вопросами о том, чем ты меня покорила.
   ‒‒ Даже так?!
   ‒‒Именно так. Так вот, она согласилась со мной, что ты умная женщина. А я сказал, что ты ещё и красивая. Тогда она меня спросила о том, какие мне женщины нравятся - красивые или умные. И знаешь, что я ей ответил?
   ‒‒ Что?
   ‒‒ Умные и красивые. Вот тогда она меня и назвала гурманом.
   ‒‒ Да-а, такой гурман мне подходит, ‒‒ улыбнулась Наталья, после чего плотнее прижалась к нему и слегка (чтобы не оставить следов губной помады) прикоснулась губами к его щеке.
   А они уже между тем подходили к гостинице. И больше они сегодня из неё уже не выходили. Открыли свой номер, и остаток дня всецело принадлежал только им двоим. Поужинали в гостиничном буфете, а потом просто смотрели телевизор. Правда, была ещё и одна небольшая, но интересная беседа. Увидев в телевизионных новостях какую-то женщину (давала интервью о своей деятельности), Наталья, с улыбкой протянула:
   ‒‒ Саша, я вот о чём подумала. Это тебе, скорее всего, нужно будет завтра наряжаться.
   ‒‒ Это почему ещё?
   ‒‒ А потому что в сёлах, посёлках, небольших городишках сейчас на руководящих постах больше как раз находятся женщины. Мне об этом не раз говорили, да и в мамином родном городке председатель городского совета женщина. Мужчины сейчас какие-то инертные в этом вопросе стали. Или же просто не хотят взваливать на свои плечи лишнюю обузу. Знаешь, как в колхозах - пусть лучше бабы на своих худеньких плечах мешки таскают.
   ‒‒ Ну да... Совсем даже не так. Ты посмотри, кто на руководящих постах у нас в Ярославле, в той же Москве, да и в других городах.
   ‒‒ Тоже мне сравнил!.. Я же тебе говорю - в сёлах и городишках. В них самому нужно воз тянуть. А в Ярославле, а уж и в Москве и тем более - только руководить. Из каких составляющих состоит слово руководить? - рукой водить. Вот и всё. В Москве - это престиж, популизм, огромные бабки, пиар и политика. Там больше словоблудие, нежели реальные дела.
   ‒‒ Ну, какая-то доля истины в твоих словах, наверное, есть.
   ‒‒ Не наверное, а точно. А потому я предрекаю тебе, что твоей Краснояркой сейчас правит не мужик - в хорошем значении этого слова - Игнат Степанович Карелин, а какая-нибудь женщина. А с женщинами порой ой как трудно о чём-либо договариваться. Так что, готовься к словесной битве, которую может смягчить разве что твой привлекательный вид. Вот этот компонент мужчины женщины необоснованно ценят. Ведь бывает всё и по-другому - красавец мужчина, но пустышка. И бабы потом себе локти кусают.
   ‒‒ Поживём - увидим, кто из нас прав. Но ты права в одном, готовиться к разговору нужно действительно серьёзно. Ладно, закругляемся. Пора и на боковую - отдыхать и готовиться к серьёзной деятельности уже в Красноярке.
  
  

ГЛАВА 31

Вот она, милая Красноярка!

  
   Утром следующего дня, а это было уже 27-е июля (четверг) Большаковы отнюдь не спешили ехать в Красноярку - они теперь практически полностью на отдыхе. Поднялись с постели только около 9-и часов, не спеша умылись, позавтракали и сложили свои вещи. Оделись, как на то намекал Александр, довольно нарядно - пусть впереди их ждёт не бал, но и для обычного театра их одежда вполне годилась. Вот только они не могли знать, какой спектакль их сегодня может ожидать - такой афиши, к сожалению, не было. Затем они сдали номер, и всё так же, не спеша, направились к автостанции - где она находится, они знали ещё с 1-го дня приезда в Усть-Чарышскую Пристань.
   В дороге Наталья сначала прильнула к автобусному окну, но это быстро ей надоело - пейзажи практически те же самые, что и по пути от Барнаула в уже покинутое ими село. Да и поездка на сей раз по времени была очень короткой. А вот уже в самой Красноярке женщина крутила головой во все стороны, постоянно тихонько задавая мужу вопросы: "А что это? А то что такое?". И для Александра это оказалось очень нелёгким испытанием. Он отлично знал Красноярку времён 1911-1913-го годов. А вот село года 2023-го (110 лет его развития)... Он и 4 года назад и узнавал село, и не узнавал. А уж сейчас-то... Нет, он и сейчас неплохо в нём ориентировался, он даже мог быть в нём гидом при простом передвижении по улицам. Но только в том случае, когда он сам о селе рассказывал. Он мог сказать (на свой выбор) Наташе, кто жил в таком-то доме, но отнюдь не в каждом, потому что и в начале прошлого века он был знаком далеко не с каждым его жителем. А уж о домах, в которых располагались какие-либо организации, магазины, пункты питания и прочее, он и сам догадывался только по вывескам или каким-либо второстепенным признакам. В 2019-м году 2-часовая прогулка по селу с мобильником Геннадия Криницина тоже в этом плане особых знаний Сашке не прибавила. В общем, с такой Краснояркой ему придётся знакомиться по-новому, наравне с Натальей.
   Ещё выйдя из автобуса, путешественники сразу же начали расспрашивать местных жителей, как им пройти к сельсовету. Оказалось, что это учреждение довольно прости найти. От автобусной остановки Большаковы прошли к улице, расположенной справа (если стоять лицом к центру села). Она проходила перпендикулярно шоссейной трассе (сельская ул. Новая), миновали по этой улице буквально 4 или 5 строений и увидели Красноярскую среднюю образовательную школу. Прошли её и повернули вправо на ул. 50 лет Октября - здание сельсовета находилось рядом со школой. В общем, минут через 10 они уже были в сельсовете, точнее сидели на стульях в приёмной, поскольку молодая девушка-секретарь объяснила им, что у председателя сельсовета сейчас посетитель. Она попросила, именно попросила, а не приказала приезжих немного подождать. А то, что это приезжие, да ещё из какого-то крупного города она ничуть не сомневалась, периодически краем глаза изучая гостей, прибывших в её село. Но вот уже посетитель вышел из кабинета председателя, и туда тотчас впорхнула секретарша, очевидно телефонной связью эта категория служащих в селе между собой не пользовалась. Через минуту девушка вышла и пригласила приезжих пройти к председателю, что те и сделали. При этом свои путевые вещи они оставили, естественно, в приёмной.
   За столом сидел мужчина приятной внешности ненамного старший Александра, на вид ему было лет 30, ну, от силы 32-33. Когда-то Игнат Степанович Карелин говорил своему племяннику, что в селе люди не любят выбирать в руководители молодых и инициативных. Но с той поры, очевидно, многое изменилось, совсем иные приоритеты установились. Но оно и понятно... Первыми поздоровались, как то принято, Большаковы. Хозяин кабинета в ответ тоже поздоровался, после чего спросил о том, по какому вопросу гости прибыли.
   ‒‒ Я сейчас вам отвечу, ‒‒ инициативу от гостей взял в свои руки естественно Александр (он здесь когда-то жил, ему и карты в руки). ‒‒ Но, давайте сначала познакомимся. Мою супругу зовут Наталья Владимировна, а меня Александр Леонидович Большаков.
   ‒‒ Очень приятно! Виктор Петрович Михайлов, ‒‒ представился и сам хозяин кабинета. ‒‒ Вы к нам по делу или как туристы, ну, отдыхающие?
   ‒‒ И то, и другое. Больше, конечно, как туристы. Но есть и один серьёзный вопрос, который нам предстоит решить.
   ‒‒ На туристов вы как раз не особо похожи, ‒‒ улыбнулся Виктор Петрович. ‒‒ Вы к нам издалека?
   ‒‒ Да. Из Ярославля.
   ‒‒ Ого! А я, кстати, не только слышал о вашем городе, но кое с кем из его жителей даже знаком. Несколько лет назад были у нас гости именно из вашего города, ‒‒ Александр при этих словах улыбнулся во весь рот, он прекрасно понял, о ком говорит Михайлов. ‒‒ Ну, хорошо, то, что вы приехали в наше село на отдых, это ясно. Хотя и не очень понятно, почему именно в наше село. На Алтае есть куда более известные места. А чем вам приглянулось наше село, как-то не совсем мне ясно. А, ну да, вы же говорили о решении какого-то серьёзного вопроса. И в чём он состоит? То есть нужна моя конкретная помощь?
   ‒‒ Виктор Петрович, может быть, вы заняты. Тогда всё это я смогу объяснить вам позже? Сейчас же нам нужно решить буквально минутный вопрос.
   ‒‒ И какой же?
   ‒‒ Нам нужно найти комнату для жилья недели на две. Вы говорили о туристах, значит, таковые у вас бывают. А потому вы наверняка знаете, кто из жителей вашего села берёт людей на постой.
   ‒‒ Знаю, конечно. Да, это несложный вопрос. Но я сейчас не особо занят, пока никто меня не тревожит. Да и Оля не сообщает, что меня кто-либо ждёт, ‒‒ он имел в виду, вероятно, свою секретаршу. ‒‒ Так что можем поговорить. Меня интересует как раз моя личная помощь в вашем вопросе. Что от меня потребуется?
   ‒‒ Практически ничего. Всего лишь ваше разрешение. Но вы его, я абсолютно не сомневаюсь, дадите.
   ‒‒ Ого! Откуда такая уверенность? dd>   ‒‒ Ну, потому что вы человек, который наверняка чтит традиции в отношении своих родных и близких.
   ‒‒ А это здесь к чему? Вы как-то замысловато выражаетесь.
   ‒‒ Да, наверное, вы правы, ‒‒ рассмеялся Сашка. ‒‒ Вы знаете, один мой хороший знакомый из вашего села когда-то сказал мне: "Говори прямо, что думаешь. У нас так в селе принято - не накручивать словесный блуд".
   ‒‒ Ну, так оно, вероятно, и есть, ‒‒ улыбнулся и Михайлов. ‒‒ Стоп! А у вас в нашем селе есть знакомые, да ещё и хорошие? Вы что, жили здесь когда-то или бывали в нашем селе?
   ‒‒ Хм, ‒‒ вздохнул Сашка, поняв, что снова допустил ляп. Но он понял и то, что ему всё равно наверняка придётся рассказать Михайлову правду, когда речь зайдёт о могиле Карелина. ‒‒ И то, и другое.
   ‒‒ Странно, и как же это сочетается? Я понимаю так - или жили, или бывали. А у вас снова замысловато и непонятно.
   ‒‒ Я чуть позже всё вам объясню. Вы спрашивали меня о вопросе, в каком нужна ваша помощь, то есть ваше разрешение. Сейчас я скажу, и станут понятны мои слова о родных и близких. Так вот, нам требуется ваше разрешение всего лишь на установку памятника на могиле одного человека. Это в старой части кладбища.
   ‒‒ А-а, вон оно что! Разрешение я, конечно же, дам. И ваши слова теперь действительно понятны. Только нелюди могут не согласиться дать в таком деле разрешение. А кому конкретно памятник?
   ‒‒ Вы этого человека не знаете.
   ‒‒ Вы знаете, а я не знаю своего односельчанина?!
   ‒‒ Увы, Виктор Петрович, но всё именно так. Его вряд ли знают даже ваши родители.
   ‒‒ Он что, из другой местности, переселенец, который жил в селе не так уж долго?
   ‒‒ Нет. Он коренной житель Красноярки.
   ‒‒ И я, да что я, мои родители не знают коренного жителя нашего села?! Не поверю в это. Как его фамилия?
   ‒‒ Игнат Степанович Карелин.
   ‒‒ Хм, таких реквизитов я действительно что-то не припоминаю. Карелин, Карелин, Игнат... имя не очень сейчас распространённое... Кто же это?
   ‒‒ Не напрягайте свою память. Вы абсолютно точно его не знаете, - Александр тяжело вздохнул и заявил. ‒‒ Он умер ровно 100 лет назад.
   ‒‒ Сто лет назад?! Ничего себе! Ну, тогда понятно... ‒‒ он на некоторое время умолк, очевидно, о чём-то думая. Но затем протянул, ‒‒ нет, как раз не понятно. А, может, вы ещё скажете, что это тот ваш знакомый, слова которого вы приводили?
   ‒‒ Как это не парадоксально для вас прозвучит, но это именно так. Он самый.
   ‒‒ Но этого же ни в какие ворота не лезет. Такого в принципе быть не может... Так, Оля! ‒‒ крикнул он.
   И когда секретарша открыла дверь кабинета и только ступила на его порог, Виктор Петрович тут же спросил её, ‒‒ меня кто-либо ожидает в приёмной?
   ‒‒ Никого нет.
   ‒‒ Тогда и меня ни для кого нет. Ты поняла? Я занят и меня ни для кого нет.
   ‒‒ Я поняла.
   ‒‒ Всё. Ты свободна. Но никого ко мне не пускай. Так что вы за басни здесь начали мне рассказывать? ‒‒ он тут же обернулся в сторону Александра и строго спросил. ‒‒ Что вам в нашем селе нужно?
   ‒‒ Только то, что я вам назвал. И это не басни, Виктор Петрович. Теперь, как я понял, время есть, и я смогу вам многое рассказать. И всё будет правдой. Наташа вам подтвердит.
   ‒‒ Ну-ну, посмотрим.
   ‒‒ Начну с вопроса, - улыбнулся Сашка, - и вы точно начнёте догадываться, о чём идёт речь. Как звали ярославцев, с которыми вы несколько лет назад познакомились? Я вам перечислю имена, а вы скажете, нет ли среди них вам знакомых. Итак: Володя, Миша, Дима, Сергей, Геннадий.
   ‒‒ Оп-па, ничего себе! Володя, Владимир - это точно. А ещё Михаил.
   ‒‒ И Володя был старшим из них и руководителем?
   ‒‒ Да, именно так. Серьёзный человек. А, так вы с ним знакомы. Ну да, вы же из одного города.
   ‒‒ Дело не в том, что мы из одного города. Четыре года назад эта пятерка ребят разыскивала своего друга, который внезапно пропал. Это была группа каякеров из Ярославля, они сплавлялись по Кумиру и Чарышу. А кого они разыскивали, вы не догадываетесь? ‒‒ улыбался Александр.
   ‒‒ Да вы что! Неужели это вы?!
   ‒‒ Именно я, Виктор Петрович. Ребята именно меня искали двое суток - и в Красноярке, и в Елбанке.
   ‒‒ И куда же вас занесло, где вы пропадали?
   ‒‒ В пространственно понимании я никуда не пропадал. Я находился в самой Красноярке. И я не просто находился в ней, я жил в селе.
   ‒‒ Ну, понятно, что вы жили какое-то время в селе. Стоп! Я вот о чём подумал... А как же тот человек, которому вы собираетесь ставить памятник? Как вы могли с ним контактировать? 100 лет назад... Так-так, сейчас-сейчас... в пространственном понимании... Дайте мне передохнуть и собраться с мыслями. Вы мне такого наговорили...
   ‒‒ Это всё правда, Виктор Петрович! ‒‒ впервые после своего приветствия при знакомстве подала голос Наташа.
   ‒‒ Да я уже понимаю, что, скорее всего, это правда... Господи! До чего же это необычно!
   ‒‒ Виктор Петрович, у меня есть номера телефонов всех моих друзей. В том числе и Володи Измайлова. Если хотите, я сейчас наберу его номер, и вы сами с ним поговорите. И он вам всё подтвердит. Или Мишин телефон.
   ‒‒ Не нужно. Я и так вам верю. С Володей я с удовольствием поговорю, но позже. Мишу я знаю мало, он позже присоединился к Володе.
   ‒‒ Да, скорее всего, это так. До этого он с Сергеем искал меня по Чарышу на пути в Елбанку.
   ‒‒ Ну, вам, наверное, это лучше знать. Я тогда ещё не был председателем сельсовета, просто входил в поисковую группу. До меня председателем сельсовета была женщина. У нас многие женщины в селе были у руководства той или иной организации. К примеру, и сейчас по соседству тоже женщина руководитель - директор средней школы.
   ‒‒ В общем, полный матриархат, ‒‒ улыбнулся Александр, вспомнив вчерашний вечерний разговор с супругой на тему женщин-руководителей.
   ‒‒ Вот-вот, ‒‒ рассмеялся Михайлов. Далее он о чём-то сосредоточенно замыслился, а затем довольно жёстко, но всё ещё с открытой улыбкой протянул, ‒‒ Так! Вернёмся к вопросу о том, где вы будете жить. Я сейчас решил, к кому определю вас на постой. Хозяином дома является, записывайте... ‒‒ ещё шире улыбнулся он.
   - Я запомню.
   ‒‒ Конечно, запомните, - уже вообще смеялся хозяин кабинета. - Тут и запоминать-то нечего. Его реквизиты: Виктор Петрович Михайлов.
   ‒‒ Виктор Петрович! Но...
   ‒‒ Так, никакие НО не принимаются, ‒‒ перебил Александра Михайлов, ‒‒ вы будете жить у меня. И не как постояльцы, а как гости. Всё, этот вопрос закрыт! Одну минуту... ‒‒ он вытащил из кармана мобильный телефон, набрал какой-то номер, и спустя время (когда абонент ответил) бросил в микрофон, ‒‒ Лена! Бросай все свои дела, дуй сейчас срочно домой и подготовь комнату для наших гостей... Каких, я потом тебе объясню. И ещё, дождись их, а потом можешь возвращаться на работу. Ключи от дома оставь им.... Так, Лена, успокойся. Я им доверяю, как самому себе. Лена, всё в порядке!
   Затем он вновь обратился к ярославцам:
   ‒‒ Так, Наталья Владимировна, Александр Леонидович, сейчас вы идёте по такому адресу, ‒‒ он назвал наименование улицы и номер дома. ‒‒ Это в сторону реки, ну, и, естественно, в сторону улицы Речной. И там вы дожидаетесь мою супругу. Её зовут Елена Григорьевна. Вы, скорее всего, будете там раньше неё. А в доме вы отдохните с дороги, а потом закройте дом и гуляйте по селу - знакомьтесь с ним, или вспоминайте его. Можете гулять часов до четырёх. Я сегодня на обед не приду. А вот жена заскочит покормить детей, но сейчас точное время для этого не установлено. Когда шли занятия в школе, то ещё был какой-то режим, а сейчас - лето, каникулы... всё нарушилось, ‒‒ махнул он рукой. ‒‒ Так что вы уж извините - обедайте сами. А вот отужинаем уже точно вместе. Но сегодня я вырвусь с работы, всё же, пораньше, да и Лена, я уверен, тоже раньше прибежит. У наших детей есть свои ключи от дома. Если они вам повстречаются - в доме или возле него - то, я думаю, вы найдёте с ними общий язык. Сошлётесь на меня, у старшего есть уже свой мобильник, если что, то он мне перезвонит. Не заблудитесь в селе? ‒‒ вопросительно взглянул он на Александра.
   ‒‒ Не заблужусь, Виктор Петрович, - с улыбкой ответил Сашка, - Я представляю себе, где это. Я когда-то знал это ставшее мне родным село, как свои пять пальцев. А уж улица Речная мне ох как знакома. Мне незнакомы современные объекты села, но расположение улиц я очень хорошо помню, пусть даже в их старом названии. Память меня не подведёт, ведь для меня прошло всего 4 года.
   ‒‒ Я тоже надеюсь, что всё именно так. Тогда, вы свободны, ищите мой дом. А кто ищет, тот всегда найдёт. И можете не спешить. Успеете встретиться с моей супругой, ‒‒ в очередной раз улыбнулся Михайлов и перевёл своё взгляд на жену Александра. ‒‒ Я думаю, что моя супруга найдёт контакт с Натальей Владимировной. А вы очень красивая женщина, Наталья Владимировна. Это я говорю искренне.
   ‒‒ Спасибо! ‒‒ улыбнулась Наталья, Александр же как бы подвёл итог разговора:
   ‒‒ Я всё понял. Ещё раз спасибо, Виктор Петрович!
   И пара Большаковых начала покидать кабинет председателя сельсовета.
   ‒‒ Ну, что, Саша, ‒‒ удовлетворённо и с улыбкой обратилась к мужу Наталья, когда они покинули помещение сельсовета, ‒‒ а я тебе говорила, что в сёлах, а то и в городах, власть "захватывают" женщины. Да, сейчас селом управляет мужчина, но до него-то правила женщина. Михайлов по виду деятельный мужчина, да и человек, видать, хороший. Но вот в целом не те сейчас мужики пошли, им бы только, бездельничая, на диване поваляться.
   ‒‒ Ты меня видела валяющимся на диване? ‒‒ улыбнулся Александр.
   ‒‒ Тебя, Слава Богу, нет. И очень рада этому. Ты у меня как раз тоже мужчина деятельный. А вот другие... Правда, во всём бывают исключения.
   ‒‒ Ага! - уже вовсю смеялся Сашка. ‒‒ Значит, я мужчина-исключение. Вот только другим непонятно будет, в какую же сторону направлено это исключение.
   ‒‒ В нормальную, в положительную сторону, ‒‒ смеялась уже и его супруга. ‒‒ Ладно, это просто к слову пришлось. Пошли на постой. Веди меня к своей ох как хорошо знакомой тебе улице, ‒‒ подколола его Наталья.
   ‒‒ Не к самой хорошо знакомой мне улице, а в её сторону, - вздохнув и покачав головой, ответил Саша.
   ‒‒ Не важно. Веди, Сусанин! Смотри только сам не заблудись.

* * *

   Когда путники подошли к месту своего временного жительства в селе, то дом и вправду был закрыт. Но буквально минут через 5 они увидели, что к дому спешит какая-то женщина-брюнетка. Она, даже не успев отдышаться, спросила незнакомую ей пару:
   ‒‒ Здравствуйте! Вы, наверное, меня ждёте?
   Это ей было и несложно предположить по дорожным вещам гостей. В Египет и в прошлогодний пансионат под Геленджиком Большаковы и то брали вещей поменьше. Но на Алтае они запланировали побывать во многих местах, а потому запас, к примеру, одежды и обуви у них был побольше - особенно у Натальи. Но это было и понятно - женщина всегда остаётся женщиной - и какие‒нибудь 2 наряда в дорогу уж её‒то никоим образом не устроят. Сначала Саша запланировал взять один большой чемодан Samsonite на колёсиках. Но ему вовремя подсказали, что основная масса крупных авиакомпаний устанавливают жёсткие ограничения на габариты ручной клади. Согласно общепринятым правилам, размер единицы багажа в сумме 3-х измерений не должен превышать 115 см, к примеру, 55×40×25 см. Примерно именно с такой кладью они и летали в Египет. Сейчас же два подобных (или один поменьше) чемодана они брать не хотели. Очень уж это неприглядно выглядит - подобно переселенцам каким-то. Были же подобные чемоданы и значительно большего размера - высотой до 82 см и весом до 4,8 кг (минимальный вес 1,6 кг). А потому пришлой уплотняться, и даже чуть сократить арсенал своих вещей Наталье. В итоге у Александра в руках был упомянутый чемодан, а у Натальи довольно вместительный - но лёгкий (в основном аккуратно сложенная её одежда) - полиэтиленовый кулёк.
   ‒‒ Добрый день! Наверное, вас, Елена Григорьевна, если вы таковой являетесь, ‒‒ улыбнулся Александр.
   ‒‒ Да, это я. Извините, что опоздала.
   ‒‒ Да ничего. Нас Виктор Петрович предупредил, что вы, скорее всего, попадёте к дому позже нас. Меня зовут Александр Леонидович, а мою супругу - Наталья Владимировна.
   ‒‒ Очень приятно. Вы, наверное, приехали к нам из областного центра? ‒‒ до этого хозяйка дома очень цепко оглядела гостей.
   ‒‒ Да, это так, ‒‒ ещё шире улыбнулся Сашка, ‒‒ не из краевого центра, а именно из областного.
   ‒‒ Не поняла. Но это же практически одно и то же. Я просто привыкла, что гости, которые к нам приезжают, чаще говорят областной центр, а не краевой. Краёв ведь не так много, область - людям привычнее. Вот я под них подстраиваюсь, да так уже и привыкла говорить.
   ‒‒ Я это понимаю. Но мы, и в самом деле, не из краевого центра, то есть не из Барнаула.
   ‒‒ Не из Барнаула? Но и не из районного же центра, не похоже... ‒‒ она вновь внимательно оглядела гостей.
   ‒‒ Да, вы правы, мы и не из Усть‒Чарышской Пристани, хотя мы её и проезжали. Мы приехали к вам издалека.
   ‒‒ Издалека?.. И откуда же - из Томска, Кемерово или откуда-то с юга - например, из Павлодара? Но из Казахстана к нам очень редко приезжают. Нет, в область и в район, конечно, приезжают, но чтобы в село...
   ‒‒ Мы приехали не с севера и не с юга. А с запада. Мы приехали к вам из Ярославля.
   ‒‒ Из Ярославля? Из того, что около Москвы?! - изумилась Елена. - Ничего себе!
   ‒‒ Да, из того самого Ярославля.
   ‒‒ Значит, вы к мужу не по работе. Но что тогда связывает вас с Виктором? Где вы с ним познакомились?
   ‒‒ У него в кабинете, полчаса назад, ‒‒ улыбнулся Саша. ‒‒ До этого мы не были знакомы.
   ‒‒ Полчаса... не были знакомы... Но как же тогда, ведь Виктор сказал мне, что доверяет... Ой, извините.
   ‒‒ ...что доверяет нам, как самому себе, -- окончил фразу Саша. -- Он вам звонил при нас. Так что, извините, что мы как бы ненароком подслушали. Просто Виктор Петрович у вас очень хороший человек, который привык доверять людям. Да и мы как бы немного знакомы с ним.
   ‒‒ А как это, как бы?
   ‒‒ Ну, через моих друзей. Может быть, вы помните, 4 года назад ваш муж вместе с другими жителями села и пятёркой ребят из Ярославля разыскивали их пропавшего товарища?
   ‒‒ Помню, было такое дело. А-а, ну да - ребята из Ярославля. И вы тоже из Ярославля. Тогда понятно. А уж не вас ли они разыскивали? ‒‒ как бы в шутку спросила Елена Григорьевна.
   ‒‒ А вы провидица, ‒ тоже весело пошутил Александр. ‒‒ Разыскивали именно меня.
   ‒‒ Что, серьёзно?!
   ‒‒ Я вам правду говорю.
   ‒‒ И где же вы были?
   ‒‒ Да как вам сказать... Был и очень далеко, и очень близко.
   ‒‒ Как это?!
   ‒‒ А вот об этом мы все вместе, уже и с вашим мужем поговорим. Виктор Петрович, я так думаю, уже всё понял. Именно поэтому он и предложил нам пожить у вас. Мы планировали остановиться у кого-либо из ваших односельчан, но ваш муж и слушать об этом не захотел. Я думаю, он сам вам объяснит свои мотивы. Но, если мы вас стесняем, то мы уйдём. Подскажите только к кому нам обратиться.
   ‒‒ Э, нет, ‒‒ улыбнулась, наконец, и Елена Григорьевна, ‒‒ никуда вы уже от нас не уйдёте. Вы так заинтриговали меня, что я теперь на работе только и буду ждать окончания работы. Точнее, я даже раньше с неё сбегу.
   ‒‒ Это ваш муж как раз предвидел.
   ‒‒ Ну, за девять лет совместной семейной жизни он меня уже неплохо знает. Ладно, располагайтесь. ‒‒ Все эти разговоры велись как по пути к входной двери усадьбы, так уже и в ней самой. ‒‒ Вы, Александр... Извините, от волнения забыла ваше отчество.
   ‒‒ Леонидович. Но можно просто Александр.
   ‒‒ Это мы позже решим, ‒‒ улыбнулась хозяйка дома. ‒‒ В общем, вы отдыхайте, а ваша жена, ‒‒ перевела она взгляд на Наталью, ‒‒ если вы оба не возражаете, немного поможет мне прибраться - ну, так, как вам будет удобней у нас располагаться. Ну и мы по-женски немного пошушукаемся с ней.
   Александр после последней фразы рассмеялся, еле сдержала смех и Наталья, широко улыбаясь.
   ‒‒ А что это вы смеётесь? ‒‒ как бы обиделась хозяйка.
   ‒‒ Ваш муж точно хорошо вас знает, ‒‒ начал объяснять Александр Леонидович. ‒‒ Он тоже сказал нам, что вы найдёте контакт с моей супругой. И, как я вижу, он не ошибался.
   ‒‒ Найдём, мы обе найдём контакт друг с другом, ‒‒ рассмеялась уже и Елена. Чувствовалось, что все её волнения уже улеглись.
   А вечером хозяева и гости собрались уже все вместе за столом поужинать, правда, не совсем понятно было, ужин ли это или расширенный обед, поскольку тот же Виктор Петрович не обедал, перекусил, вероятно, на работе каким-нибудь бутербродом, да ещё, наверное, его секретарь Оля чай или кофе ему приготовила. Обед или ужин, но стол был накрыт чуть ли не на десятерых. Очевидно, Михайлов снова звонил жене (или она ему) и предупредил, чтобы стол был накрыт подобающим образом. Так что Елена Григорьевна, скорее всего, сбежала с работы сразу после обеда, ведь кроме готовки многие продукты покупать нужно было.
   А уж какие во время ужина и после него разговоры шли!.. Конечно, Виктор Петрович уже догадался, как его гость мог встречаться с человеком, который умер 100 лет назад. Но это было настолько невероятно и интересно, что обговаривалась только эта тема. Никто пока что не интересовался, кем, к примеру, работают ярославские гости, так же как и те не знали, кем в селе работает Михайлова. А вот сама Елена Григорьевна, сначала недоумённо, а затем с огромным интересом слушала рассказы Александра Леонидовича, задавая ему всё новые вопросы, а её интересовало очень многое. Его рассказ, а уж после упоминания о том, что у него в селе была любимая девушка, слушали бы, наверное, до утра. Но часов в 11 вечера хозяин дома решительно остановил свою супругу, отметив, что гостям с дороги отдыхать положено, да и завтра пока ещё рабочий день, а потому ей и ему рано подниматься нужно.
   И это был только первый вечер пребывания неожиданных гостей в доме Михайловых, а что дальше-то будет?..
  
  

ГЛАВА 32

Теперь можно и передохнуть...

  
   Назавтра подъём был ранний не только у хозяев, но и у гостей. Просто те посчитали неудобным валяться в постели, когда хозяева уже встали (хотя Михайлов вечером и говорим им, чтобы они рано не вставали - отсыпались). В общем, завтракали все вместе, и вчерашнюю тему о пребывании Александра Леонидовича в прошлом времени пока что не поднимали. А далее уже разошлись в разные стороны: хозяева на работу, а гости на прогулку по селу.
   Но Сашина прогулка очень быстро закончилась. Примерно в половине десятого у него зазвонил телефон. Александр нажал кнопку вызова, ответил на приветствие, немного послушал, о чём ему говорит собеседник, а затем произнёс:
   ‒‒ Хорошо, я вас понял. До обеда обязательно буду у вас, ‒‒ и отключил телефон.
   ‒‒ У кого это ты будешь? ‒‒ спросила Наталья, но тут же догадалась ‒‒ А-а, наверное, из Усть-Чарышской Пристани звонили?
   ‒‒ Угадала.
   ‒‒ И что, сейчас едем туда?
   ‒‒ Да. Только не едем, а еду. Я поеду один, это заберёт у меня всего часа 2-3 времени. Если только с расписанием автобусов подгадаю. Но я спокойно могу и попуткой добираться. А зачем тебе туда ехать? Только в дороге трястись туда и обратно. Я подпишу договор, указав всё, что нам нужно, и тут же назад. А ты отдыха