Ройко Александр: другие произведения.

Не повторяется такое никогда! Часть ІІ. Жизнь щедра на сюрпризы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Инженер Андрей Морозевич продолжает работать, теперь уже вместе с приехавшей к нему супругой, служащим в ГСВГ. Не обходилось в работе, конечно, и без мелких неприятностей, порой не очень-то приятных сюрпризов и даже серьёзных проблем, а то и аварий. Однако в целом работа Морозевича продвигалась довольно успешно. Осенью этого же года у Леры произошёл вроде бы не столь значительный, но интересный эпизод, который существенно повлиял на дальнейшую судьбу четы Морозевичей. Последствиями этого эпизода стал их переезд на работу в центральный госпиталь ГСВГ, который располагался вблизи Потсдама. Снова новые знакомства, ознакомление с местами работы, большим и более сложным хозяйством в подчинении Андрея. Но зато улучшение бытовых условий, чудесная природа и, главное, возможность посещать такие интересные города как Потсдам (официально) и Берлин (неофициально). Вновь знакомство с небольшими новыми городками, встречи с интересными людьми, посещение концертов известных советских эстрадных исполнителей, прекрасного парка Сан-Суси.
    Вот только близилось уже расставание с ГСВГ. Теперь Морозевичам стало понятно то странное чувство тоски по чужой стране (о котором они были наслышаны ранее) - ещё не успел уехать, а уже тоскуешь. Поскольку в целом работали Морозевичи довольно успешно (Андрей даже был принят в ряды членов КПСС), то им продлили срок работы ещё на один год. Однако поработать ещё один год в этой, так понравившейся им стране, Андрею и Лере было не суждено.


Александр Ройко

Не повторяется такое никогда!

(по запискам служащего)

Несущим боевую и трудовую службу за

пределами Отчизны посвящается

Часть ІI

" Жизнь щедра на сюрпризы"

   Второй год работал инженер Андрей Морозевич в ГСВГ начальником теплохозяйства небольшого гарнизона вертолётного полка. Не обходилось в работе, конечно, и без мелких неприятностей, порой не очень-то приятных сюрпризов и даже немалых проблем, а то и аварий. Наступившее лето началось с очень серьёзного ремонта, из-за которого Андрею довелось отложить свой запланированный отпуск. Однако в целом работа Морозевича продвигалась довольно успешно. Закончив в августе запланированный ремонт, Морозевичи, всё же, съездили на Родину и хорошо провели время с маленьким сыном, который остался в Союзе на попечении родителей Андрея.
   Осенью этого же года у Леры произошёл вроде бы не столь и значительный, но интересный эпизод, который существенно повлиял на дальнейшую работу четы Морозевичей. Последствиями этого эпизода стал их переезд (на третьем году пребывания Андрея в ГДР) на работу в центральный госпиталь ГСВГ, который располагался вблизи Потсдама. Снова новые знакомства, ознакомление с местами работы, большим и более сложным хозяйством в подчинении Андрея. Но зато улучшение бытовых условий, чудесная природа и, главное, возможность посещать такие интересные города как Потсдам (официально) и Берлин (неофициально). И, самое главное, полное удовлетворение своей работой Валерии.
   Кроме того, в активе четы инженера и врача были ещё и знакомства с небольшими новыми городками, встречи с интересными людьми, посещение концертов известных советских эстрадных исполнителей, а также прекрасного парка Сан-Суси. Вот только порой супругов удивляла какая-то странная тоска и нежелание отъезжающих возвращаться на свою Родину. Но, как-то незаметно приблизилось уже и их расставание с ГСВГ. Правда, поскольку в целом работали Морозевичи довольно успешно (Андрей даже был принят в ряды членов КПСС), то им продлили срок работы ещё на один год. Но ещё до этого и Андрею, и Валерии стало понятно то странное чувство тоски по их месту работы, по прекрасной природе, да в целом и по чужому государству - ещё не успел уехать, а уже скучаешь. Они с радостью надеждой смотрели вперёд - их трудовая деятельность в ГСВГ, в этом прекрасном месте, продолжалась. Однако поработать ещё один год в этой, так понравившейся им стране, Андрею и Валерии было, к сожалению, не суждено.
  

ГЛАВА 1

На стыке лет

  
   Начался уже второй год трудовой деятельности Андрея Морозевича в военном городке у небольшого немецкого посёлка под названием Борстель. Теперь в жизнь Морозевича каждый день привносил какие-то небольшие события или новости. Наступило, наконец-то и лето. И вот на второй день этой поры года по гарнизону прокатился слушок о том, что завтра будет объявлена учебная тревога. При этом называлось даже ориентировочное время её объявления - 5 часов утра. Андрей не верил в эти небылицы - какая же это тревога, если о ней знают заранее. Но каково же было его удивление, когда завтра утром всё так и произошло. В дальнейшем он пережил ещё две подобные тревоги, и всё было точно так же - о дате и времени тревоги было известно уже накануне. Конечно, никто, по его мнению, не делал этого специально - из руководства полка, разумеется. Просто городок маленький и слухи в нём распространялись с быстротой молнии. Планировал тревогу, естественно, не один человек, это просто невозможно. Значит, был определённый круг лиц, участвующих в её подготовке. Этот круг был очень узким, но, тем не менее, он был. И, вероятно, в этом случае срабатывало правило: "Что знают двое - знает и свинья", изложенное стариной Мюллером из телефильма "Семнадцать мгновений весны". Действительно, мог же кто-либо из указанного узкого круга лиц, придя домой, сказать жене: "Маша, собери-ка ты мне на ... (на такое-то число) к пяти часам утра мой тревожный чемоданчик". А дальше всё понятно - городок маленький.
   Итак, в 5:00 всех подняли по тревоге, именно всех: и военнослужащих и служащих. Тревога не касалась лишь жён военнослужащих с детьми и служащих, которые были заняты на смене. Остальные же служащие были, так сказать, мобилизованы. При этом начальникам хозяйств было приказано собраться в одном месте и ожидать дальнейших распоряжений. Таким местом сбора была выбрана уютная мастерская теплохозяйства. Андрей не знал, чем занимается во время тревоги, например, женская половина служащих. Мужскую же половину собрали у штаба полка, и, по их рассказам, они помогали техникам оснащать вертолёты: подвозить и подвешивать на них бомбы к специальным креплениям под днищами этих винтокрылых машин. При этом они говорили, что больше длились различные организационные мероприятия, наставления и тому подобное. Это был, пожалуй, тот единственный случай, когда гражданских лиц мужского пола не только беспрепятственно пропускали на военный аэродром, но даже обязывали их определённое время там находиться и активно помогать военнослужащим.
   После подготовки, в назначенный срок вертолёты звеньями поднялись в воздух, лётчики выполнили какую-то поставленную перед ними задачу и возвратились через время на аэродром. Затем действия служащих повторились в обратном порядке. Всего этого начальники служб не видели, поскольку просидели всё это время в мастерской - никаких "дальнейших указаний" им так и не поступило. Провели они это время за различными разговорами, и самым разговорчивым при этом был Лукич - для него это была уже последняя тревога, он уже через пару недель должен был возвращаться на Родину. После окончания тревоги все разошлись по своим местам, обмениваясь в процессе работы сонными ещё, не очень довольными голосами, о своих впечатлениях об этом неординарном мероприятии - ранее с ним сталкивалось пока что менее трети служащих, остальные прибыли за последний год.

* * *

   А далее дни пошли по своему накатанному руслу. В хозяйстве Андрея практически были завершены на ремонтируемом доме все подготовительные работы. Вскоре можно было заводить на этажи трубы. Андрею, правда, казалось странным, что за ремонтом этого дома совсем забыли о доме с общежитием, где запланировали восстановить котельную. И никто ведь, вроде, эту задачу не отменял. А там, как говорится, ещё и конь не валялся. К демонтажу старого оборудования казалось никто и не собирается приступать. При демонтаже, конечно, использовались бы и рабочие Морозевича. А сейчас как раз одна бригада слесарей была не очень-то и загружена. Но они не могли работать без подсобных рабочих, то бишь солдат. А те были задействованы на доме N 3, правда, уже не в таком большом объёме. И Андрей решил поговорить с Лукшиным о том, что со следующей недели одну бригаду слесарей целесообразно использовать на демонтаже котельной, но только при наличии солдат. А сейчас его люди, а именно бригада Колыванова "наводила последние штрихи" на этапе подготовки к монтажу ремонтируемого дома. Андрей согласовал вопрос с Лукшиным о начале демонтажа котельной, у него на это много времени не должно уйти, а уже далее обе бригады будут задействованы на ремонте дома N 3.
   Пока было относительное затишье (возможно дальше для работы и выходные придётся прихватывать) Морозевичи решили съездить в Стендаль и заняться покупками для сына, да и для самих себя заодно. Валерия получила в начале мая свою первую полноценную зарплату, и решено было приобрести что-либо симпатичное из одежды для неё. В начале следующей недели они должны были получить зарплату уже за май месяц, так что накопленные деньги можно было потратить на необходимые их семье вещи. На майские праздники Андрей Александров приходил к ним, да и выступал на концерте в клубе, в своём синем костюме. Валерия уже знала, что подобный костюм (кроме коричневого) приобрёл себе и её муж. В один из дней Валерия даже заставила Андрея надеть его (так сказать, при полном параде) и костюм ей очень понравился (в этом Александров оказался совершенно прав), и он Лере понравился даже более чем коричневый. Синий костюм, как она сказала, был более праздничный. К синему костюму у Андрея были и хорошие чёрные туфли, так что и сам он в этом костюме, с белой рубашкой и при галстуке тоже смотрелся неплохо. Лера хотела и себе приобрести какой-нибудь симпатичный костюм. Она прикинула, что на ней, блондинке неплохо бы смотрелось что-либо из одежды тоже синего цвета. И она задалась целью отыскать такую обновку себе.
   Для выполнения этих намеченных планов в первую же субботу июня они рано утром (пока в Стендале ещё работали магазины) отправились за покупками. Конечно, первым магазином оказался универмаг "НО". Валерия долго ходила по отделам женской одежды, но таки нашла то, что она хотела. Она купила себе прекрасную тёмно-синюю двойку, состоящую из юбки и пиджачка. И этот костюмчик настолько ей был к лицу, что решение о его покупке со стороны обоих было безоговорочное. Это была первая серьёзная покупка Леры для себя в Германии - первая, но далеко не последняя в будущем. Теперь её задачей стало подобрать и мужу что-либо из одежды, хотя сам Андрей не очень-то к этому и стремился. Он никогда не форсил, довольно быстро привыкал к одежде и постоянно ходил в одном и том же - один костюм на работу, другой - на праздник. Но Валерию такое положение дел не устраивало - если есть возможность, то одежду нужно менять чаще. А сейчас такая возможность у них появилась. Лера начала чуть ли не силой затаскивать мужа в отделы мужской одежды и подыскивать ему что-нибудь. И вот в одном месте её взгляд остановился на светло-кофейном в полосочку костюме того же покроя, что тёмно-синий костюм Андрея. Она заставила его примерить и, решила этот костюм приобрести. Андрей начал отказываться, мотивируя отказ тем, что у него уже есть два костюма, и что пусть она лучше ещё что-то купит себе. Но жена и слушать этого не хотела:
   -- Я уже немного знаю Стендаль, а потому для себя я и сама найду что купить. А ты без меня ничего хорошего не купишь. Ты в этих делах совершенно не практичный.
   Пришлось Андрею согласиться, тем более что, положа руку на сердце, этот костюм ему понравился. Теперь уже речь шла о подборе костюма нужного размера, этот на него был немного длинноват. Но с этим делом они справились довольно быстро. Итак, две весомые покупки были сделаны.
   -- Ну что, теперь немного погуляем по городу и домой, -- спросил Андрей.
   -- Нет, я ещё хочу пару рубашек тебе купить на лето. Ты же на море не будешь ходить в пиджаке. В августе, если это получится, там жарковато будет.
   Андрей и в самом деле твёрдо решил пойти в отпуск не позже средины августа - пока что всё у него шло по графику. Поэтому он махнул рукой, поняв, что сопротивление бесполезно. И здесь же в "НО" они купили ему пару рубашек, точнее теннисок, а одну, всё же, рубашку. Но рубашку ему Лера присмотрела такую, что Андрей за голову схватился:
   -- Я что, папуас какой-то?
   -- Папуасы ходят только в набедренной повязке. А это рубашка.
   -- Но она же очень яркая, я в ней как попугай буду выглядеть.
   -- Не будешь ты никаким попугаем. На море она как раз подходит. Ты примерь её и сам в этом убедишься.
   Андрей, теперь уже скрепя сердце, согласился её примерить. И что ему в ней понравилось, так это материал - настолько тонкий, наподобие шёлка, мягкий, даже приятно освежающий кожу. Но вот цвет - переплетение различных полевых цветов: красных, жёлтых, голубых с зеленоватыми прожилками. Но в целом, к удивлению Андрея, эта рубашка смотрелась на нём неплохо. И позже он к ней настолько привык, что летом очень часто надевал её уже в Союзе, вызывая любопытные, но и завистливые взгляды. Лера была права - в вопросах выбора одежды он был не очень-то практичным человеком, не в пример тому же Александрову. Андрей же просто не привык к таким рубашкам, они у него были в основном двух цветов: белые и голубые. Белые могли ещё быть в тонкую полосочку. Но Александров всю свою жизнь прожил в столице, а он в районном центре. Правда, и Лера половину своей жизни прожила в обыкновенном селе, проведя в Киеве на учёбе всего 6 лет (всего на год больше, чем он). Но вот вкус у неё был отличный. Так что, вероятно, не зависел он от места проживания, а зависел, скорее всего, от общей культуры человека и его чувства красоты (понимания её). Андрею же это чувство, хотя он, вроде бы, и считался интеллигентным человеком, было менее присуще. Позже они купили ему ещё и чёрную рубашку (что для Андрея на первых порах вообще было диковато), и она прекрасно смотрелась с тёмно-серыми или чёрными брюками, светло-серым твидовым пиджаком, который Андрей купил уже в Союзе, и светлым галстуком. Таким образом, проживание в ГДР заставило Андрея (под руководством жены) пересмотреть свои взгляды на предметы своего туалета и внешнего облика.
   Теперь уже Валерия покидала универмаг довольная, она свои поставленные задачи полностью выполнила. Сейчас они могли уже немного и прогуляться летними улочками Стендаля. Правда, покупки несколько стесняли передвижение Андрея среди прохожих, и поэтому было решено пройтись уже обычным для них маршрутом до площади Мадонны, там немного передохнуть, посидев в каком-нибудь кафе, и ехать в Борстель. На подходе к площади Лера вдруг остановилась у витрины одного из магазинчиков:
   -- Андрюша, давай зайдём в него.
   -- Но ты же знаешь негласные правила подобных магазинчиков - если зашёл, то будь добр, купи что-нибудь.
   -- А мы и купим.
   -- Ты что, серьёзно? Мы же не собирались больше ничего покупать. Тем более из обуви, -- а это был, действительно частный обувной магазин.
   -- И, всё же, мы здесь кое-что купим.
   Они вошли в магазинчик. На звук дверного колокольчика вышел хозяин магазина. Морозевичи поздоровались с ним на немецком языке (Валерия ещё в первые дни своего пребывания в ГДР вспомнила многие разговорные фразы, которым её обучали и в школе, и в институте). Затем Лера решительно направилась к стойке с мужской обувью. Она выбрала тёмно-коричневые туфли. Далее, по поводу их размера пришлось с трудом общаться с хозяином уже самому Андрею. Но странным было не это, а то, что он абсолютно не возражал против такой покупки. Это были красивые не лаковые, но прекрасно отполированные туфли, основной достопримечательностью которых был их высокий каблук. В Союзе туфель с таким каблуком они никогда не встречали. Андрей всегда сожалел, что не очень высокого роста. Рост у него на то время был 174 см, но этого ему казалось маловато. Да и жена поговаривала, что хорошо было бы ему подрасти на 5-6 см, хотя оба и понимали, что это уже невозможно. Но, если естественным образом сделать этого было нельзя, то вот искусственным - вполне возможно. Хозяин магазина, понял, что у "русских" серьёзные намерения и начал энергично подбирать Андрею туфли. И они их быстро подобрали.
   Ещё одним отличием таким частных магазинчиков было то, что в них можно было немного поторговаться (это вообще сначала казалось приезжим из Союза странным). Соотечественники Морозевичей обычно редко торговались, но это было возможно. Конечно, уступка в цене в большинстве случаев была в большей степени символической, но некоторым покупателям было приятно, что вот они что-то да выторговали. Зная это, хозяева магазинов часто сами при выборе покупке предлагали покупателям небольшую скидку, видя, что те колеблются - брать или не брать товар. Сделал Морозевичам небольшую скидку и хозяин этого магазина, хотя они с ним не намеревались торговаться - видно тому покупатели (а скорее Лера) просто понравились. Вот теперь Лера была довольна уже более чем на 100 %.
   -- Ну вот, теперь ты немного подрастёшь, -- улыбнулась Лера, выйдя из магазина. -- Но, главное, что у тебя теперь есть туфли и к твоему коричневому костюму и к новому кофейному, -- у Андрея были чёрные туфли, а вот хороших тёмно-коричневых туфель у него, действительно, не было.
   -- А вообще-то, не так уж и страшно всё оказалось, -- добавила она. -- Значит, можно и в таких магазинах делать покупки. И хозяин оказался довольно вежливым.
   -- Конечно, можно делать покупки. Но только, если ты твёрдо знаешь, как это было сейчас, что хочешь купить. И хозяин будет любезен с тобой даже в том случае, если ты у него ничего и не купишь. Но только в том случае, если он будет видеть, что ты, действительно ищешь какой-нибудь конкретный товар, а у него его нет, или нет необходимого размера. Но это же не твоя вина. Он тогда предложит тебе зайти к нему через определённое время, и он сможет тогда помочь тебе. И в следующий раз нужное тебе у него уже будет.
   -- Да ты что!? Это что, как под заказ? -- удивилась Валерия.
   -- Вроде того. Ему же выгодно что-либо продать. И он постарается разыскать или заказать этот товар.
   -- А ведь это здорово! Не нужно самой рыскать по всем магазинам.
   -- Совершенно верно. Только существуют два непростых условия: точно знать, что ты намереваешься купить и объяснить это продавцу. Я даже не знаю, что из них менее сложное, -- улыбнулся Андрей.
   -- Да, пожалуй, ты прав, -- улыбнулась и его жена. -- И то, и другое не очень-то простое.
   -- Есть ещё одно непросто дело.
   -- И какое же?
   -- Тебе нужно хорошо выучить немецкие цифры.
   -- А я что не знаю их? -- удивилась Валерия. -- Пожалуйста: айн, цвай, драй..., и так далее.
   -- Да, а далее ты точно знаешь? -- улыбнулся Андрей. -- Тогда переведи мне, сколько это будет на русском языке? - hundert und achtundsiebzig marken, sechzig neun pfeningov, -- произнёс Андрей на немецком языке.
   -- Ой, так я не помню, -- растерялась Лера. -- Это, как я поняла, ты мне назвал для примера цену в магазине - марки, пфенниги.
   -- Ну да. То же самое тебе продавщица может сказать. Поймёшь ты, сколько нужно платить? Многие из них неплохо говорят по-русски, но это бытовой разговор, а наши цифры они тоже не очень-то знают.
   -- Ну и что. А на большинстве товаров у них ценники есть. А в написании наши и немецкие цифры одинаковы.
   -- Правильно, и китайские цифры тоже одинаковы с нашими. Но ценник стоит только на одном товаре, а ты их чаще всего купишь несколько. Как тогда быть?
   -- Да-а, придётся самой подсчитывать, -- недовольно протянула Валерия.
   -- Арифмометр с собой носить ты не будешь, да и нет его у нас. Разве что, счёты придётся тебе с собой брать, -- подначивал супругу Андрей.
   -- Издеваешься, да?
   -- Просто шучу. Конечно, ты можешь на бумажке в столбик подсчитывать. Но как-то неудобно. К тому же продавщица может подумать, что ты ей не доверяешь, тогда её отношение к тебе будет не самым лучшим.
   -- Н-да, ты прав. Ну что ж. Нужно будет первым делом вспомнить все немецкие цифры - десятки, сотни и так далее - в разных их вариациях. Хундерт - это сто, это я как раз поняла. Но вот всё вместе... - не уловила. Ладно, буду учить. И побыстрее нужно, немецкие магазины мне нравятся, в них есть что купить.
   -- Я тебя немного успокою. Можешь так уж быстро не торопиться учить разные там десятки и сотни. Немецкие продавщицы, и продавцы, все они, я имею в виду, если видят, что русская, русский не понимают суммарную цену, то могут цифрами на бумажке написать. Но не все из них. Потому что считают, что, если ты здесь живёшь, то должна понимать язык страны.
   -- Правильно они считают. Я с ними согласна. Так что я буду учить, буду вспоминать, -- резюмировала Валерия.
   На этом познавательная беседа супругов и завершилась.
   Как только Морозевичи вернулись в городок, Валерия заставила Андрея переодеться, распаковав новый костюм, что он сделал, надев и новые туфли, и одну из теннисок. Вид у него был очень приличный, хотя тенниски и не очень-то подходили к костюму по причине отсутствия манжет (какие были у рубашек). Затем ему эту же процедуру пришлось повторить ещё и с коричневым костюмом. Лера ещё ранее говорила, что брюки этого костюма немного длинноваты и сзади вообще почти достают до пола (Андрей даже старался их подтягивать повыше). Теперь же, с новыми туфлями они оказались в самый раз. Валерия также примерила свой костюм, надев туфли на высоком каблуке, и стала плечом к плечу с мужем перед зеркалом.
   -- Вот теперь высший класс! -- удовлетворённо заключила она, придирчиво осмотрев их обоих. -- До отпуска я ещё куплю себе что-нибудь из летней обуви и одежды, и тогда не стыдно будет показаться перед людьми. Тебе ещё, правда, тоже нужно будет купить какие-нибудь летние босоножки. Но это не туфли, их не нужно так тщательно примерять. Зная твой размер, я их и сама смогу их тебе подобрать. Летние брюки у тебя есть хорошие ещё из Союза. Можно, правда, и здесь ещё купить. Ладно, увидим. Вот теперь ты можешь спокойно заниматься своими ремонтами, чтобы вовремя пойти в отпуск.

* * *

   Да, чтобы пойти в средине августа в отпуск Андрею предстояло за эти два с лишним месяца переделать много дел. Поэтому с понедельника он активно этим и занялся. А в этот день была его годовщина пребывания в Борстеле (они эту дату отметили накануне вечером). И уже в этот день бригада Пампушко занялась демонтажем старой котельной. Лукшин выделил солдат, а Горшков временно подключил в подвале свет. Позже бригада немецких рабочих сделает это уже на постоянном уровне. Организовав работы в старой котельной, Андрей поспешил к дому N 3 и осмотрел все его этажи, после чего решил, что можно, пожалуй, уже и заняться подачей в него новых труб. Он, не дожидаясь планёрки, вновь разыскал майора - нужно было в связи с этим решать организационные вопросы.
   -- Что-то случилось, Андрей Николаевич? -- спросил Лукшин, увидев Морозевича, с которым утром встречался при распределении солдат.
   -- Нет, всё в полном порядке. Май месяц то уже закончился, -- улыбнулся Андрей, вспомнив майские сюрпризы. -- Подготовительные работы на доме практически завершены, и теперь можно подавать новые трубы. Значит, потребуется кран. Я пришёл согласовать вопрос о том, когда его можно ожидать.
   -- А когда вы можете начать подъём труб?
   -- Я думаю, что в ближайшую среду, то есть послезавтра. Завтра мы подготовим, вынесем и сложим все необходимые трубы. Кроме того, солдаты ещё должны пробить отверстия в наружной стене. А уже в среду, и желательно прямо с утра, можно начинать работы. Пусть у нас будет запас времени - мало ли что.
   -- Хорошо, за кран на среду я договорюсь. Это всё?
   -- Нет, не всё. Мне нужны будут, по крайней мере, в первой половине дня, все жильцы в своих квартирах или же комендант дома с ключами. Трубы то будут проходить через каждую квартиру.
   -- Да, -- улыбнулся майор, -- это, наверное, более сложный вопрос, нежели с краном. Хорошо, я предупрежу коменданта и поставлю ей задачу - или пусть она обеспечивает, так сказать, явку жильцов, либо же сама открывает каждую запертую дверь в отсутствие хозяев квартиры. Без этого, действительно, никак не обойтись. Что ещё?
   -- Есть только одна маленькая просьба, но она касается крановщика. Нам понадобятся стропы, но не просто с крюками, ими трубы не зацепишь, а такими, чтобы можно было трубы как бы обмотать, возможно, с цепями. У него, наверняка, что-то подобное есть, только нужно его предупредить.
   -- Да, я думаю, что такие стропы у него есть. Я предупрежу его.
   -- Тогда всё. Все вопросы пока что решены. А среда покажет, возникнут ли новые. И желательно, конечно, чтобы они не возникли.
   Далее Андрей разыскал Грицюка, после чего снова уже вместе с тем вернулся на дом, где поставили солдатам новую задачу: на сегодня и завтра на каждом этаже дома должны быть пробиты по два отверстия для труб в наружной стене дома со стороны дороги. Где и на какой высоте их пробивать, им укажут слесари.

* * *

   Во вторник в гарнизоне произошло новое событие, которое, впрочем, повторялось ежегодно - вертолётный полк улетел на боевые учения. На сей раз, они проводились в Белоруссии на полигоне "Лунинец".
   Как узнал Андрей значительно позже, полигон, а точнее аэродром в Лунинце, находился вблизи Ружанского (иногда его называли и Полесским) полигона, который располагался на территории сразу трёх районов Брестской области - Пружанского, Ивацевичского и Березовского с общей площадью более 7,5 тысяч гектаров. Захватывал он и часть уникального природного комплекса Ружанская пуща - лесного массива с площадью в 15 тысяч гектаров в Пружанском районе, к юго-западу от городского посёлка Ружаны. А ведь Ружанская Пуща - это кладезь белорусской флоры и фауны.
   Ружанский полигон был одновремённо и бедой, и спасением Ружанской пущи. Бедой - из-за нередких пожаров, спасением же потому, что он оградил эти места от какой-либо хозяйственной деятельности. Ведь ещё в начале века Ружанскую пущу начали безжалостно вырубать. Особенно крупный урон был ей нанесён в 20-е - 30-е годы, когда лес массово вывозился в Польшу и далее - в Германию, Австрию... Именно по этой причине, а не из-за наличия полигона, появилась на этой территории огромная "проплешина", которой ещё не было в средине XIX-го века.
   О дате возвращения полка с учений ничего не было известно, но для Андрея и его подчинённых это, в принципе, не имело особенного значения. Да, офицеры полка и некоторые военнослужащие из ТЭЧ, живущие в доме N 3 улетели, но их жёны то были на месте, а потому никаких усложнений в ремонтных работах на дому это не создаст.

ГЛАВА 2

Новые проблемы

  
   Но вот уже наступила и среда. Андрею в этот день предстоял очень важный и сложный этап работы. Далее всё должно быть (до испытания системы) проще, хотя и намного кропотливее. Утром подъехал кран, и крановщик, выбрав с Андреем место, укрепил его. Хозяева квартир были предупреждены о работах. Присутствовала и комендант дома. Андрей расставил на верхнем этаже по одному человеку у наружной стены и в каждой комнате, используя весь свой наличный состав (кроме бригады Пампушко) слесарей и неработающих летом в котельных кочегаров (солдатам он эту работу не решился поручать, хотя и они присутствовали). Затем постепенно по мере подачи труб эти рабочие будут спускаться с этажа на этаж, пока не заведут все необходимые трубы. Ещё два слесаря с длинной тонкой трубой, сваренной из двух кусков, были возле крана - они должны были строповать подаваемые трубы и направлять их в пробитые в стене отверстия. Последняя задача была непростая - опытному крановщику несложно было определить при подъёме нужную высоту подачи трубы, а вот попасть раскачивающейся трубой в небольшое отверстие было не так-то и легко. Это как раз и делалось с помощью длинных тонких труб.
   Подачу начали с самых тонких труб, которые будут находиться в самых дальних комнатах, на противоположной стороне торцевой стены дома. Трубу протаскивали через все помещения и, когда она ложилась на место (с некоторым запасом), слесарь дальней комнаты стуком давал знак напарнику в соседней комнате о том, что подачу следует прекратить. Тем временем подобным образом (попарно в верхнее и нижнее отверстия) заводились другие трубы, и так до той поры, пока не были поданы все трубы на этаже. При этом часть последних труб до поры до времени выглядывали из отверстий в наружной стене. После этого слесари и кочегары спускались этажом ниже, и всё повторялось. Андрей был рад, что никаких проблем при подаче труб не возникло, всё прошло именно так, как они и планировали. И они успели завести до обеда трубы во все комнаты, кроме первого этажа. Морозевич поблагодарил крановщика и отпустил его. Ребята и он сам ушли на обед.
   После обеда слесари спокойно завели трубы на первом этаже. Андрей же дал распоряжение Колыванову сегодня и завтра с утра обрезать все участки выступающих из наружной стены участков труб, чтобы завтра после обеда солдаты могли заложить пробитые отверстия. Сегодня же им пришлось ещё потрудиться, перетаскивая с этажа на этаж газосварочный аппарат и кислородный баллон. Особенно осторожно следовало обращаться с кислородным баллоном - упусти они его где-нибудь на лестничной площадке, неизвестно какими могли быть последствия. Сам по себе кислород не был опасен, но, если бы у него при ударе в верхней его части отбился вентиль, то вырвавшийся под сильным давлением кислород мог бы наделать бед. Но особенно опасным становился этот кислород при контакте с жидким маслом (индустриальным). Дело в том, что чистый кислород является сильным окислителем. Масло же - это углеводород, топливо. Индустриальное масло отличный восстановитель, кислород отличный окислитель. Структуры СН (углерод-водород), взаимодействуя с кислородом, окисляются. В чистом кислороде все химические процессы происходят значительно интенсивнее, чем в воздухе, где всего 20 % кислорода. Масло может окисляться и при обычных условиях, а в чистом кислороде этот процесс происходит намного быстрее. Эта реакция происходит с выделением тепла,  что в свою очередь ускоряет реакцию окисления. Вследствие прохождения реакции в закрытом пространстве баллона - происходит сильный взрыв.
   С целью предосторожности газосварщики со слесарями ещё в начале работ на доме надели на цилиндрическую поверхность баллонов максимальное количество имеющихся у них толстых резиновых колец, которые обычно используются при перевозке различных баллонов. На торцы баллонов, навинтив на вентили защитные колпаки, всё же, ещё надели и резиновые вёдра, закрепив те проволокой. Ведь носить баллоны по этажам и по комнатам предстояло более трёх месяцев.
   Об успешном завершении сегодняшних работ Морозевич доложил Лукшину на планёрке. В четверг и пятницу бригада Колыванова занималась изготовлением распределяющей гребёнки в котельной и другими мелкими работами. А вот с понедельника ей предстояло начало не менее трудного этапа работы - нужно было варить из новых (самого большего диаметра - 100 мм) труб стояки подачи и обратки от котла до гребёнки и далее от неё до верхнего этажа. Эта работа была трудоёмкой по причине невозможности подачи длинных труб. Не раскрывать же из-за этого крышу и пробивать потолок верхнего этажа. Даже сделав это, трубы всё равно было бы сложно завести в дом - крановщик не мог видеть того, как труба ведёт себя при подходе к месту спуска, не садить же для сигналов ему слесарей на конёк крыши. Поэтому трубы предварительно вне дома разрезали, заносили в котельную и подавали наверх. Затем, начиная с котельной, трубы устанавливали по уровню вертикально и сваривали. Это была непростая работа, потому что, тяжёлые трубы нужно было удерживать в заданном положении до надёжной "прихватки" газосваркой. Кроме того, как не размечались при пробивке отверстия в перекрытиях, некоторые, всё же, были немного смещены, и по ходу работ их ещё приходилось немного разбивать, чтобы трубы нормально состыковывались.
   Андрей не торопил Александра и слесарей - день-другой в итоге погоды не сделают, а сейчас самым главным было качество этих работ. Нужно было сделать всё так, чтобы потом не переделывать. На этажах горизонтальные участки труб, с опорами в стене, варить будет значительно легче.

* * *

   Но были у Морозевича, помимо этих задач, и его личные планы. В следующую субботу после поездки с женой в Стендаль Андрей вспомнил о своей праздничной прогулке с женой по окрестностям Борстеля. И о том, что он решил впредь такие прогулки совершать на велосипедах, а для этого необходим был ещё один велосипед. Поэтому в воскресенье он сходил на борстельскую свалку и после долгих поисков подобрал подходящий велосипед. Поиски были долгими ещё и потому, что он искал именно женский велосипед, без верхней перемычки рамы. Но найти такой ему так и не удалось. Тогда, махнув рукой на такие нюансы, он разыскал просто неплохой, почти новый, по крайней мере, без видимых повреждений, велосипед. Он притащил его в городок и закрыл в мастерской.
   В понедельник утром, после развода рабочих, Андрей завёл велосипед в котельную под общежитием.
   -- Славик, ты сможешь переделать этот велосипед под женский? -- спросил он у газосварщика.
   -- В принципе, могу. Хотя это не так-то и просто сделать.
   -- Не просто? Почему? Отрезать верхнюю трубу у стойки сиденья, согнуть её параллельно косой перемычки рамы и приварить к той же стойке седла, но уже внизу.
   -- Вы очень тонко описали весь процесс переделки. Обычно так и делают. Но есть маленькая сложность - это не водопроводные трубы, эти трубы очень тонкие и при сварке легко прогорают.
   -- И что, ничего нельзя сделать?
   -- Почему нельзя, сделаем. Просто повозиться придётся долго, и это всего-то с одним сварочным швом. Трубу нужно будет варить самой маленькой горелкой с маленьким пламенем. Но маленькое пламя и металл прогревает не очень-то хорошо, точнее, долго греет. Это ювелирная работа.
   -- Я понял. Тогда, может быть, не стоит его и переделывать?
   -- Ничего, переделаем. Мне спешить некуда. Как вы сами видите, в котельной уже практически нечего резать. В основном вытаскивать наверх этот мусор. Сделаем. Только ещё одно замечание. У нас ведь нет трубогиба, да и использовать его для этого вряд ли возможно. Поэтому при изгибании трубы у руля, даже с подогревом, скорее всего, получится нечто похожее на морщину.
   -- Ладно, это мелочи. Будем считать, что так и было задумано. Когда ты сможешь это сделать?
   -- Да сегодня же. Сегодня и очистим старую краску, проверим сам велосипед. А завтра покрасим. Ещё через пару дней он будет как новый. А какой краской вам его покрасить?
   -- Ты знаешь, -- размышлял Андрей. -- Неплохо было бы покрасить его салатной. Только есть ли она у нас?
   -- Найдём. Если не найдём именно салатную, то смешаем зелёную с белой, в общем, подберём нужный цвет.
   Успокоенный начальник теплохозяйства вернулся к ремонтируемому дому. Там Александр со слесарями начали варить стояки уже на первом этаже, полностью завершив работы в котельной.
   Тем временем в среду Пампушко со слесарями и солдатами также полностью завершили демонтаж старого оборудования в котельной. Там теперь остались только солдаты, которые должны будут подправить потолок, подштукатурить оббитые стены, а затем всё там хорошенько очистить и вымыть, убрать мусор и вынести его - полностью подготовить котельную для монтажных работ, которые будут выполнять немцы. Перед этим Морозевич ещё планировал покрасить потолок, чтобы не забрызгивать потом новое оборудование котельной. А стены покрасят уже после самого монтажа.
   В четверг был полностью готов и велосипед для Валерии, Андрей даже сам его опробовал и нашёл "годным к употреблению". Славик сделал всё аккуратно, даже гофр на сгибе трубы не очень бросался в глаза. Пампушко был, действительно, хорошим газосварщиком, мастером своего дела.

* * *

   К концу недели завершил монтаж новых стояков в доме и Колыванов. Можно было приступать к следующему этапу работы. Поэтому с понедельника Морозевич планировал уже задействовать обе бригады на работах по монтажу (сварке) новых труб в комнатах дома. Но именно в это время у Андрея возникла новая неожиданная проблема. В связи с этим в четверг Морозевич на планёрке обратился к Лукшину:
   -- Борис Михайлович! У меня возникла одна непредвиденная проблема. Мне нужны пофамильные списки жильцов дома N 3. Комендант их мне, конечно, может представить. Но мне нужно, чтобы напротив каждой фамилии жильца-военнослужащего поставили дату его ухода в отпуск и возвращения. Это могут сделать только в штабе полка, но полк, как назло, улетел на учения.
   -- Полк улетел, а штаб-то остался со всеми его "тыловыми крысами". Только зачем вам эти данные?
   -- Понимаете, в понедельник мы начинаем монтаж новых труб, а далее будет и монтаж радиаторов. И уже сейчас ко мне стали подходить офицеры или же их жёны и просить произвести ремонт в их комнате пораньше, потому что они уйдут в отпуск. Я их понимаю, и поэтому взял пару таких просьб на заметку. Но, когда это явление начало приобретать массовый характер, я понял, что дело нечисто. Трубы во все комнаты заведены и радиаторы в них стоят. И, конечно же, жильцы хотят поскорее избавиться от этих хлопот с ремонтом и жить спокойно. Это естественное их желание и я не могу их упрекнуть за эту хитрость. Но я-то одновремённо всем угодить не могу. Однако для меня тоже важно, чтобы жильцы во время работ были на месте. Несколько семей, наверное, уходят в ближайшее время в отпуск, но не все же сразу.
   -- Я вас понял. Проблема, действительно, интересная, но решаемая. Мы приструним этих хитрецов. Я попрошу, чтобы в строевой части штаба полка такие отметки на списке жильцов этого дома сделали. Я объясню, зачем это нужно.
   -- Хорошо, спасибо. Это важно, хотя полностью решить проблему вряд ли удастся. Точнее, проблема то решаемая, но мне хлопот лишних она создаст много.
   -- Почему?
   -- Прежде чем подсоединять радиаторы к трубам, их нужно полностью выставить по уровню, с небольшим уклоном, и хорошо закрепить на стене. Отдельно нужно выставить и качественно проварить трубы подвода и отвода теплоносителя. А это займёт много времени. К тому же я планировал начать подсоединять батареи с самых дальних комнат, постепенно идя к стоякам, причём, естественно, по этажам. Бригада Колыванова начнёт варить трубы в комнатах на верхнем этаже, а бригада Пампушко будет работать под ними. И можно, конечно пойти навстречу тем людям на этих этажах, которые планируют уйти в отпуск. А вот с жильцами других этажей это сделать вряд ли удастся. Не перетаскивать же каждый день сварочные аппараты и кислородный баллон с одного этажа на другой. Да и пока не сварят все трубы, всё равно радиаторы подсоединять нельзя.
   -- Я вас понял. Но это уже больше ваши размышления о том, что и как делать. Давайте доживём до этого, а там уж будет видно. Занимайтесь планово намеченными этажами. Вы мне сами как-то говорили, что проблемы нужно решать по мере их поступления. Так ведь?
   -- Совершенно верно, товарищ майор, -- улыбнулся Андрей. -- Тогда проблем и вопросов больше нет.
   -- А у кого-нибудь есть вопросы ко мне? Нет. Тогда у меня есть для всех вас важное сообщение. Как вы, наверное, знаете, у Михаила Лукича Грицюка в воскресенье заканчивается срок пребывания как в самом Борстеле, так и на территории ГСВГ в целом. В понедельник 20 июня он возвращается на Родину. Я хочу от имени командования, от себя лично и от вас всех поблагодарить его за примерную работу на протяжении всех 4-х лет. Он хорошо потрудился, и с ним было приятно работать, -- вздохнул Лукшин. -- Мы всегда могли найти с ним общий язык. Это честный, открытый, грамотный и работящий человек.
   -- Борис Михайлович, -- засмеялся Грицюк. -- Прямо некролог какой-то. А я-то ещё не умер.
   Хохот и остальных присутствующих немного оживил обстановку.
   -- Тьфу ты! И в самом деле, больше похоже за упокой, чем за здравие, -- рассмеялся и майор. -- Тогда просто желаем вам, Лукич, новых трудовых успехов и крепкого здоровья уже на Родине.
   -- Спасибо. А завтра вечером я приглашаю вас всех в полном составе, так сказать, на отходную. После работы и проведём выездную планёрку, последнюю для меня.
   -- И где состоится эта планёрка? -- спросил Андрей.
   -- Да вот как раз хотел попросить вас, Андрей Николаевич, помочь с помещением. Оно у вас очень подходит для такого мероприятия. А у меня дома, как вы понимаете, такой предотъездной беспорядок, в котором и вы мне немного помогли, -- улыбнулся Лукич. -- Да ещё я уже и часть мебели сдал.
   Андрей не успел ответить Лукичу, потому что его опередил Виталий:
   -- Интересно, а кому вы её сдали? -- улыбнулся он. -- Самому себе, что ли? Ведь нового начальника КЭС пока что нет.
   -- Мебель я сдал, конечно же, не самому себе, а коменданту. А что касается нового начальника КЭС, -- Лукич взглянул на майора, но тот молчал, -- то он уже назначен. Завтра я передаю ему дела.
   -- Вот те на!? -- удивился Виталий. -- И кто же это?
   -- Я ещё не дошёл до этого сообщения, -- отозвался Лукшин. -- Сейчас я объявлю решение командования - с понедельника новым начальником квартирно-эксплутационной службы назначен товарищ Кирзонян Григорий Иванович.
   Если это решение Лукшину, Грицюку и самому Кирзоняну было известно ранее, то для Виталия и Андрея оно стало громом среди ясного неба. И громом не совсем-то приятным. Но поделать они ничего не могли - это было решение командования. Вопросов Кирзоняну никто не стал задавать, так же как никто даже и не поинтересовался, кто же будет теперь начальником сантеххозяйства. Андрею, да и, вероятно, Виталию было не до того - они были ошеломлены услышанной новостью.
   Вопрос о новом начальнике санитарно-технического хозяйства прояснился завтра на "выездной планёрке" в мастерской Морозевича, которую они все провели очень хорошо и наговорили Лукичу много тёплых слов. С ним, действительно, приятно было работать, мужик он был хороший. Что же касается начальника сантеххозяйства, то исполнять эти обязанности временно, до приезда нового начальника будет сам Кирзонян. Виталий для этой цели не годился, а у Андрея у самого было дел по горло.
   Ещё вечером в четверг Андрей рассказал жене о будущих кадровых изменениях в службах. Валерия, хотя и знакома была лично с Лукичом и Григорием, но, по большому счёту, ничего о них детально не знала. Поэтому она удивилась, что Андрей не очень-то рад такому повышению Кирзоняна.
   -- Ты же год с ним проработал бок о бок, даже жили вы некоторое время вместе. Так что тебя не устраивает? Вы же хорошо знаете друг друга.
   -- Да, знаем мы друг друга неплохо. Наверное, поэтому мне и не по душе его назначение.
   -- Почему?
   -- Скользкий он какой-то.
   -- Что значит скользкий? -- удивилась Валерия.
   -- Да вот то и значит. Хитрый, сам себе на уме.
   -- Но, может быть, таким и должен быть начальник всей вашей службы? Сколько у него всего находится в подчинении. Да ещё эти семьи военнослужащих. Ты же сам мне говорил, что с ними не так-то просто находить общий язык.
   -- Всё это так. Лукич тоже был непростой человек и тоже был с хитринкой. Но он эту хитринку не использовал в корыстных целях. Да, к его рукам кое-что, наверное, прилипало, но никогда не во вред и не за счёт других. Он был добрым и, в общем-то открытым человеком. Кирзонян же далеко не добрый человек, он мне не понравился с первой же минуты знакомства. Не то чтобы совсем не понравился, но в нём была какая-то неискренность, наигранность. Конечно, мы общались, были почти приятелями и много на первых порах проводили вместе времени. Но наши отношения в любую минуту могли рухнуть. С Кирзоняном нелегко будет работать, когда он станет непосредственным начальником.
   Об амбициях Кирзоняна наглядно говорил и такой факт, о котором Морозевичу как-то немногим позже рассказала комендант дома N 3. Оказывается, только став начальником КЭС, он попросил переселить его из общежития в освободившуюся квартиру Лукича. Такой вопрос комендант сама решить не могла (хотя Григорий теперь и считался её начальником), и она обратилась по этому вопросу к Лукшину. Но тот проявил стойкость и категорично заявил ей и новоиспеченному начальнику КЭС, что закон для всех один - никто не поселит одиночку, кто бы это ни был, без семьи в квартирах семейного фонда. Единственное на что пошёл Лукич, так это на то, что в комнату Кирзоняна в "Лондоне" никого не подселяли и он в дальнейшем так и жил один в комнате. Хотя Лукшин перед этим и планировал поселить с Кирзоняном нового начальника сантеххозяйства, на которого уже ушла заявка, и тот вскоре должен был приехать. Это было бы как раз целесообразно - старый и новый начальники этого хозяйства жили бы вместе. И, всё же, в этом вопросе майор дал некоторое послабление Григорию, хотя, скорее всего, благодарности от того не дождался. Правда, Кирзонян и так после переселения Морозевича в "Бухенвальд" прожил один в комнате около трёх месяцев. Старожилов общежития за это время к нему не переселяли, а новых служащих в гарнизон не прибывало.
   Валерия хотя и не поддерживала мужа, но, видимо, немного поняла его и не стала спорить. Андрей, всё же, стал анализировать причины таких кадровых перемен. Лукшин относился ко всем начальникам служб довольно ровно, но Морозевич как-то интуитивно чувствовал, что и ему Кирзонян не очень-то по душе, хотя своё дело тот знал. Он вряд ли говорил бы так искренне о Кирзоняне те слова, которые сказал в четверг на планёрке Лукичу. Просто поблагодарил бы за работу, пожелал бы дальнейших успехов и всё. И вряд ли это он рекомендовал Кирзоняна на эту должность командиру батальона. Скорее всего, Андреев сам сделал такой выбор. Но, с другой стороны, его можно было понять. Ожидать нового начальника КЭС можно долго. Николай в Цербсте правильно говорил, что людям на таких должностях и в Союзе неплохо живётся. Но, даже если кто-то вскоре и приедет на это место, то неизвестно ещё, какова его квалификация и, самое главное, ему долго нужно будет знакомиться с хозяйством. А сейчас самый разгар ремонтных работ и у Лукича на учёте был не только дом N 3, но и другие объекты. Кирзонян же, проработавший в городке уже почти два года, хозяйство городка хорошо знал. К тому же, он член КПСС. Из руководителей служб сейчас Григорий был самым опытным, да и по возрасту старшим, нежели Морозевич и ещё комсомолец Горшков. Грицюк был беспартийный, но за плечами у него был большой опыт работы, который, конечно же, перевешивал и опыт Кирзоняна.
   И сейчас Андрей впервые подумал о том, что если они с женой надумают ещё на год продолжить срок работы в ГСВГ, то и ему самому следовало бы подумать о вступлении в ряды КПСС. Ранее ему этого никто не предлагал, да и сам он не стремился пока что стать коммунистом. Но об этом стоило замыслиться. Андрей был уверен, хотя об этом пока разговор не заходил, что Валерия захочет остаться ещё на год в ГДР. Ей здесь всё больше и больше нравилось, даже, несмотря на неудовлетворённость работой. Она даже постепенно стала меньше переживать о неоднозначности своего положения и жить нормальной жизнью. Сам Андрей уже подумывал о том, что неплохо бы продолжить контракт - в кои-то веки ещё выпадет такая удача. Благоприятствовало этому ещё и то, что сын в школу пойдёт как раз через три года, значит, этот срок папа с мамой могут ещё побыть в ГДР. Бабушка и дедушка Никитки ещё вполне здоровы и смогут ещё лишний годик приглядеть за внуком.
   Андрей закончил свои размышления о новом начальнике КЭС и подумал о том, что следует более активно отдыхать семьёй, раз Лере всё больше нравиться в Германии и, в частности, в Борстеле. Велосипед жене готов и нужно бы его испробовать. И лучше уже в эти выходные. С понедельника у него начнётся ответственный этап работы на дому.

ГЛАВА 3

Неудачный отдых и новые заботы

  
   В воскресенье утром, после завтрака Андрей спросил Валерию:
   -- Лера, чем ты планируешь сегодня заняться?
   -- Ничем. Буду просто отдыхать. Ты что, опять хочешь в Стендаль поехать?
   -- Нет, в Стендале мы две недели назад были, и поездка была очень удачная.
   -- Тогда что, есть какие-то другие предложения?
   -- Есть. Я хочу предложить тебе новую прогулку по окрестностям Борстеля. И даже обещаю, что она тебе понравится.
   -- Даже так? Хорошо, я согласна.
   -- Тогда одевайся. Только на ноги не надевай туфли на высоком каблуке. Одень что-нибудь попроще.
   -- Я и не собиралась надевать туфли на высоком каблуке. По земле то придётся ходить, а не по асфальту.
   -- И лучше не юбку, а какое-нибудь свободное платье или брюки.
   -- А это ещё почему?
   -- Так нужно.
   -- Странно. Хотя в юбке, конечно, жарковато будет.
   Они оделись и направились к прорехе в ограждении городка за мастерской Морозевича. Когда они подходили к ней, Андрей сказал:
   -- Подожди меня минутку. Я заскочу в мастерскую.
   Он пошёл к полуподвальному помещению и через пару минут вывел свой велосипед.
   -- О, вот это ты здорово придумал, -- обиделась Лера. -- Ты будешь ехать, а я за тобой бежать как собачонка.
   -- Ещё минуточку подожди.
   Андрей вновь спустился в мастерскую и вывел оттуда уже Лерин велосипед.
   -- А это чей велосипед? -- удивилась жена.
   -- Твой.
   -- Мой? Да ты что! И когда же ты успел его собрать? -- она уже знала, что велосипеды в городке не покупались, а "собирались".
   -- Да вот, успел. Ты-то на нём сможешь ездить? Не разучилась?
   -- Попробую. Я, действительно, очень давно не ездила на велосипеде. Ещё в школе, да и то не в последние годы учёбы.
   Они вывели велосипеды на дорогу, и Валерия попробовала проехаться. Андрей ей не помогал, хотя и страховал рядом - пусть сама попробует, так надёжнее. Если сразу не получится, то соскочит - сейчас конструкция велосипеда это позволяла сделать. Но Валерия справилась и сама. Сначала неуверенно, а затем всё лучше она начала двигаться в сторону посёлка. Андрей, увидев, что Лера неплохо справляется с велосипедом, легко её догнал и они уже вместе, не спеша, поехали дальше.
   -- Вот здорово! Как хорошо ездить, а не просто ходить пешком, -- радовалась Валерия.
   Так они дальше и ездили по красивым окрестностям Борстеля примерно в течение часа. Они проезжали через перелески, небольшие луга и радовались своему активному отдыху. Кое-где им, правда, пришлось и спешиться - тропинка немного поднималась в гору. Они отдыхали на природе, а затем вновь ехали дальше. Наконец, они решили, что для первого раза такой велопрогулки достаточно и решили возвращаться. Они проехали очередной перелесок, и дорога пошла вниз (там, где они ранее вели велосипеды, поднимаясь пешком). С горки ехать было легко, и Валерия, очевидно, излишне разогналась. После одного из ухабов спуска переднее колесо её велосипеда попало в какую-то рытвину и резко дёрнулось в сторону. Лера этого не ожидала, не успела выровнять велосипед или затормозить и на всём ходу вылетела из седла. Андрей резко "ударил" по тормозам, остановил свой велосипед и подбежал к ней. Лера сначала лежала на траве без движения, но затем попыталась подняться. Муж помог ей и сел рядом с ней на траву, чтобы она могла опереться на него.
   -- Ой, что со мной произошло? -- наконец, спросила она.
   -- Ты упала с велосипеда. Как ты себя чувствуешь? Что у тебя болит?
   Валерия медленно ощупала себя, нерешительно подвигала ногами, помахала руками и сказала:
   -- Вроде бы, всё цело. В общем-то, у меня ничего и не болит. Но вот только противно кружится голова. Я, наверное, ударилась ею о землю.
   У Андрея сердце куда-то провалилось, он перепугался не на шутку. У него в памяти мгновенно всплыл прошлогодний эпизод в Кётене.
   -- Господи! Неужели сотрясение мозга? -- в ужасе подумал он. -- И каковы же тогда могут быть последствия? -- он вспомнил и свои предположения о дальнейшей судьбе того лётчика из Кётена.
   Но Валерия медленно приходила в себя. Андрей подумал, что напрасно сравнивает эти два случая - в Кётене был прямой удар головой о брусчатку, да ещё с высоты более двух метров. Здесь же Валерия косо упала всем телом на не такую уж твёрдую землю с травой. Да, вероятно, затем она ударилась и головой, потеряв ориентацию, но уже после того, как упало на землю всё её тело. Это подтвердила и сама Лера:
   -- Помоги мне встать. Сколько мы будем так сидеть.
   -- А ты сможешь встать?
   -- Конечно, смогу. И идти я смогу. А вот ехать, пожалуй, нет. Так что будем возвращаться домой пешком. А что же тогда с велосипедами делать?
   -- Да Бог с ними, с этими велосипедами. Нашла о чём беспокоиться. Лишь бы с тобой всё было в порядке.
   Андрей помог подняться жене, и она попробовала пройтись, опёршись об его руку. Координация у неё была немного нарушена, но шла она неплохо. Теперь уже Андрей не сомневался, что к городку они медленно, но, всё же, благополучно доберутся.
   -- Когда ты идёшь, у тебя ничего не болит, -- спросил он Леру.
   -- Ничего не болит. Только слегка кружится голова и чувствуется слабость, скорее даже какая-то вялость. Это сотрясение головного мозга.
   -- Да ты что? -- снова испугался Андрей.
   -- Да, я же невролог, и диагноз могу поставить достаточно точно.
   -- И что же делать?
   -- Ничего не нужно делать. Мне просто нужно полежать. Возможно, что придётся лежать и весь остаток дня. Из еды и питья только горячий чай - и всё постепенно пройдёт. Возможно, пару дней ещё будут какие-нибудь остаточные явления, но затем всё пройдёт. Ничего особенного.
   -- А что это ещё за остаточные явления?
   -- Сегодня будет тошнота, а, возможно, и рвота. Но завтра это всё пройдёт, останется только некоторая слабость. Но не волнуйся, всё пройдёт. Я чувствую, что это лёгкая степень сотрясения.
   -- Ты уверена?
   -- Уверена, уверена. Ты что-нибудь придумай, как быть с велосипедами, и мы потихоньку пойдём.
   -- Да я их сейчас спрячу в кустах, а завтра заберу. Здесь почти никто не ходит, так что их не украдут. А ты точно сможешь самостоятельно идти?
   -- Конечно! -- начала уже сердиться Лера. -- Что, я маленькая?
   -- Ты не маленькая, но больная.
   -- Вот и выполняй желания больной, чтобы та лишний раз не нервничала. Не волнуйся, со мной сейчас уже всё нормально. Я не упаду.
   Андрей быстро спрятал велосипеды, и они потихоньку направились к городку. Лера шла, конечно, поддерживаемая мужем, но, когда они вошли в городок, то она просто взяла его под руку. Она зашла в комнату, разделась и свалилась на кровать. Андрей заботливо укрыл её двумя одеялами.
   -- Может, печку затопить? Тебе, наверное, прохладно?
   -- Не нужно. Лето, будет жарко, а под одеялом мне тепло. Всё, я буду спать. А ты завари чай и поставь около меня на табуретке. Захочу - выпью. И не волнуйся за меня, всё постепенно пройдёт.
   -- Может быть, тебе принять какие-то таблетки?
   -- Хорошо, что вспомнил. Найди мне таблетку анальгина от головной боли, и всё. Больше ничего не нужно. Правда, неплохо было бы принять и папаверин с платифиллином для восстановления сосудистого тонуса. Но у меня его дома нет. Ладно, это я уже завтра на работе приму.
   -- А ты что, собираешься завтра идти на работу? В таком-то состоянии?
   -- Конечно, пойду, до завтра всё пройдёт. Так, не спорь, -- сказала Лера, увидев, что Андрей пытается возразить. -- Ты лучше закрой, пожалуйста, шторы. Лучше, если комната будет затемнена, так для больного, то есть для меня, лучше. Всё, я буду спать.
   Лера выпила поданную ей таблетку анальгина и заснула. Андрей затянул шторы, и остаток дня просидел около жены. Спала она нормально, спокойно. Только уже поздним вечером, как она и предполагала, её стошнило, и она немного вырвала. Но после этого она сказала, что ей стало значительно лучше. Она спокойно проспала до утра. Утром же она проснулась довольно рано. Она потянулась и, улыбаясь, произнесла:
   -- Ну и выспалась же я. На всю оставшуюся жизнь. Ладно, нужно вставать, готовить завтрак и на работу.
   -- Завтрак я и сам приготовлю. А ты, может быть, всё же, не шла бы сегодня на работу?
   -- Ещё чего. Конечно, пойду. А вот на политинформацию не пойду. Мне там в духоте только хуже станет. Перебьются сегодня без меня. Я им всё объясню. Хорошо, ты готовь завтрак, а я пойду приму душ. Ты знаешь, мне что-то, действительно, есть захотелось.
   -- И не удивительно. Ты же почти сутки ничего не ела, только чай и пила.
   -- А ты-то вчера ел что-нибудь?
   -- Да ел, ел. Видишь, на ногах нормально держусь.
   -- Ты смотри у меня, -- погрозила, шутя Валерия пальцем. -- Ты мне здоровый нужен.
   -- Хорошо, -- подумал Андрей. -- Если начала шутить, то определённо поправляется.
   После завтрака Морозевичи разошлись по своим рабочим местам. Андрей после политинформации до обеда провёл время вместе с бригадами сварщиков и слесарей, организовывая работу по началу предпоследнего этапа ремонта - монтажу (сварке) труб. После того останется только подсоединять к ним радиаторы. Пообедал он сегодня в столовой, выкраивая время для того, чтобы сходить за спрятанными велосипедами. Они были на месте, и назад он уже ехал на своём велосипеде, ведя одной рукой параллельно велосипед Леры. В целом этот день закончился нормально.
   Когда вечером Андрей вернулся домой, то Лера уже выглядела как обычно. Она сказала, что иногда ещё голова немного побаливает, но она уверенна, что через сутки это пройдёт. И в среду Валерия уже, действительно, была полностью здорова. Это очень обрадовало Андрея.

* * *

   Но зато Морозевича в этот день здорово огорчил Лукшин. Он вернулся из КЭЧ и сказал, что там приказом подтвердили своё настойчивое предложение проводить полноценную учёбу кочегаров с приёмом у них комиссией! зачётов с последующей выдачей соответствующего аттестата. Это решение было продиктовано тем, что, как показал анализ работы теплохозяйств по гарнизонам, кочегары плохо знают свои обязанности и правила техники безопасности. Участились случаи неоправданных поломок оборудования котельных, а то и аварий в них.
   Нельзя сказать, это решение свалилось как снег на голову, этого следовало ожидать после подобного майского сообщения Лукшина. Морозевич это понимал и потихоньку к нему готовился, разрабатывая вчерне программу обучения кочегаров. Но, подспудно он надеялся, что в этом году обойдётся, всё же, без учёбы кочегаров. Ан нет, надежды не оправдались. Не так страшна была для Андрея сама эта учёба, как то, что она совпадала с ремонтом этого несчастного дома. Столько в этом году работы с ремонтами отопительных систем, так ещё и это.
   Андрей всё это время помнил о сообщении Лукшина по проведению обучения и аттестации кочегаров. Морозевич и не забывал об этом разговоре, но те же кочегары с мая месяца вновь были задействованы на ремонтных работах. Собственно говоря, это Андрей просто находил оправдание своей бездеятельности в этом вопросе. Ему очень не хотелось браться за это обучение, хотя он и понимал, что делать это всё равно придётся. Отопительный сезон и у него в хозяйстве выявил отдельные случаи незнания кочегарами своих служебных обязанностей или пренебрежение правилами техники безопасности. Но он всё оттягивал начало этого события. Он просто не привык выступать в роли обучающего. Но, хочешь-не хочешь, а делать это необходимо. И Андрей, тяжко вздохнув, засучил рукава. Почему засучил рукава? Да потому, что сначала нужно было составить программу обучения, разбить её на часы, составить перечень вопросов, ответы на которые должны знать его ученики-кочегары. Но, самое главное, это сначала обучиться самому. Практику за проведенный в гарнизоне год Андрей уже хорошо освоил. Но одной только практики, если это серьёзные занятия, обучающимся мало, нужна и теория. А он и сам некоторые вопросы теории помнил довольно смутно. Нужно вспоминать то, что ему когда-то сообщали на лекциях и хорошо проштудировать (уже не бегло, как в Полтаве) те две книги, которые он захватил с собой. -- "Ох, и нелёгкая это работа - из болота тащить бегемота", -- подумал Андрей и приступил к составлению программы. Он занимался этой программой, а заодно и самообучением, один-два раза в неделю по вечерам, но постепенно программа была почти полностью составлена. Андрей был доволен этой работой - если даже программа и не пригодится, то всё равно она принесла пользу хотя бы ему самому. Если будут появляться новые кочегары, то их инструктаж будет уже более полноценным.
   И вот теперь, когда руководство КЭЧ приняло решение, то Андрею нужно будет срочно заканчивать программу, чтобы успеть провести учёбу и саму аттестацию до своего отпуска. Не хотелось оттягивать отпуск ещё на более поздний срок.
   Андрей решил не тянуть кота за хвост, иначе не успеет к запланированному отпуску. Поэтому он в этот же день, вечером, разыскал наброски своей программы. Из рекомендаций КЭЧ следовало, что она должна быть рассчитана на 30-40 академических часов. Андрей, чтобы не было потом никаких придирок, решил довести программу до 40 часов. Как она будет выполняться - это другой вопрос, но на бумаге всё должно быть гладко. Далее он прикинул, что если начать занятия в понедельник 27 июня и вести занятия всего по два часа в день, то 20-й день (рабочий) подобных занятий наступит в пятницу 22-го июля. Это очень даже приемлемо, потому что до конца того же месяца можно будет провести зачёт, а затем получить в КЭЧ и вручить кочегарам удостоверения на право работы с котлами и другими сосудами с жидкостью и газом.
   Следует отметить, что обучение кочегаров не было выдумкой руководителей КЭЧ. Существовало положение о том, что первичная аттестация (сдача квалификационных экзаменов) персонала котельных проводится в квалификационных комиссиях (с участием инспектора Котлонадзора), созданных по приказу органа, в ведении которого находятся учебные центры или учебно-курсовые комбинаты, а при прохождении обучения в организации - по приказу этой организации. При этом персонал, обслуживающий котлы, трубопроводы и сосуды с жидкостью или газом, допускался к самостоятельной работе после стажировки не менее 5 рабочих смен под руководством лица, назначенного приказом руководителя организации.
   Лицам, овладевшим профессией машинист (кочегар или оператор котельной) и сдавшим квалификационные экзамены, присваивается квалификационный разряд по профессии, и выдаются свидетельства установленного образца о присвоении квалификационного разряда по профессии и удостоверение на право обслуживания котлов, трубопроводов и сосудов.
   На следующий же день Морозевич объявил тем кочегарам, которые работали со слесарями, приказ КЭЧ и то, что с понедельника начинаются такие занятия. Правда, он сказал, что занятия будут вестись ежедневно по 3 академических часа - он хотел на всякий случай сэкономить время. После такого известия одни кочегары начали недовольно бурчать, другие наоборот - тихонько радоваться тому, что можно каждый день проволынить лишние 3 часа. В течение этого же дня и пятницы он предупредил об этом и других кочегаров. Тех, кто будет на смене это, естественно, касаться не будет (пропустят за всё время учёбы несколько занятий, но это вполне объяснимо и для КЭЧ). Но вот что касается остальных, то занятия для них обязательны, независимо от того вернулся ли кочегар только что со смены или же ему сегодня в ночь заступать на смену. Сам Андрей на ближайшие вечера вновь засел за программу. До этого у него в четверг после планёрки состоялась обстоятельная беседа на эту тему с майором, которая началась с нытья начальника теплохозяйства:
   -- Борис Михайлович, скажите, ну за что мне такое наказание? Всё на одну службу валится. Другие и в ус не дуют, а мне эти непредвиденные ремонты и учёба одновременно.
   -- Не наговаривайте на своих коллег, Андрей Николаевич. У них тоже работы много. Конечно, не так, как у вас, но, всё же, и немало. У Лукича, например, с этими квартирами вообще просвета не было.
   -- Ну, у Лукича - это да.
   -- А у того же Кирзоняна - то у него что-то с пожарными гидрантами произойдёт, то с напорными водопроводными насосами что-то не в порядке, то начинают отказывать канализационные насосы, да и вообще у него постоянные проблемы с канализацией. Виталий, кроме электросетей, по всему гарнизону ещё чинит различную аппаратуру, и даже картофелеочистные центрифуги на кухне столовых. В общем, у всех работы хватает. Да, такой учёбы, как в вашем хозяйстве, они не проводят, но это уже ваша специфика. Что тут поделаешь. Хотя и ваши коллеги, как вы знаете, проводят при приёме на работу первичный инструктаж своих подчинённых, и у них также существует ежемесячный инструктаж по технике безопасности.
   -- Да я знаю, извините. Просто разбурчался я как старая баба. Но уж очень напряжённое в этом году выдалось для меня лето. Даже в прошлом году, когда я только начинал, и то легче было. Как говорится, чем дальше в лес, тем больше дров.
   -- Ну, как говорится, взрослеешь - и забот становится больше. Ладно, что решили по поводу этих самых занятий? Когда начнёте?
   -- Уже с понедельника.
   -- Ого, так быстро!? А как это вы успеете?
   -- У меня программа почти готова. Я ведь её и ранее понемногу разрабатывал, с мая, когда вы сказали, что вероятность такой учёбы очень велика. За эти дни я её закончу, вот только нужно будет её отпечатать и официально утвердить.
   -- Вот видите, вы же готовились. Так что не так уже и всё страшно. А что касается печатания программы, то это не проблема. На сколько часов она у вас рассчитана?
   -- На все 40 часов, в принципе на 20 рабочих дней по 2 академических часа в день. Но я думаю начать по 3 часа в день. Так и предупредил кочегаров. Я хочу оставить небольшой запас времени. Не дай Господь, ещё что-нибудь произойдёт.
   -- Вот это правильно. А выдержат ли ваши ребята эти 3 часа учёбы в день?
   -- Да первоклашки и четыре урока то выдерживают, а это же взрослые люди. Мне бы только выдержать. Тем более что я никогда преподаванием не занимался. Мне, правда, в институте и по пять пар, а это десять академических часов, приходилось высиживать. Но то я слушал, а здесь нужно самому эти занятия проводить. Конечно, для ребят это не очень привычно - школьную парту они давно покинули, а больше нигде и не учились. Но ничего, привыкнут. Если будет тяжело, то перейду на 2 часа в день. Время в запасе есть.
   -- Но вы, вероятно, составили программу таким образом, -- улыбнулся майор, -- что какую-нибудь тему можно читать и 2 часа, а можно и 30 минут?
   -- А вы проницательный человек, -- рассмеялся Андрей.
   -- Но я-то, как раз в институте, точнее в военном училище учился. И не всё забыл, некоторые подобные хитрости знаю. Ладно, это лирика. А сейчас более серьёзный вопрос. Вы заберёте на время кочегаров от слесарей, значит, их нужно будет на это время заменять солдатами?
   -- Не нужно. Во-первых, я забираю их не на весь день, а во-вторых, сейчас так много людей и не нужно - пары человек с газосварщиком вполне достаточно. Да и когда начнётся подсоединение радиаторов, то лишние люди будут только мешать друг другу. А одновремённо в нескольких комнатах мы всё равно работать не сможем - газосварщиков только двое. Кроме того, я буду начинать занятия в первой половине дня после развода и постановки задач, хотя на это время все свои задачи и так прекрасно знают. Заканчиваться занятия будут ещё до обеда. Пусть эти кочегары даже до обеда более ничем и не занимаются, отдыхают после занятий. Но вот вторая половина дня для кочегаров полностью рабочая.
   -- Это хорошо. Этим вы меня порадовали. А то, как вы понимаете, у меня своих хлопот хватает, и солдаты нужны. Когда в старой котельной под общежитием солдаты закончат работы? Они ведь ещё понадобятся и когда приедут немцы - носить секции котлов в подвал котельной.
   -- Они уже всё практически закончили. Сегодня и завтра красят потолок, моют всё после покраски и свободны. С понедельника они там уже не нужны. Кстати, а когда же немцы этими работами займутся? Время то идёт. Когда их пригласят?
   -- Пригласим, не в этом уже, правда, месяце, -- задумчиво протянул майор. -- Запланирован их приезд где-то на средину июля. Новую котельную, я думаю, за месяц, а то и скорее немцы смонтируют. Так, а по вашим работам, как будто, всё идёт нормально, всё по плану. Это хорошо. Всё же, задача N 1 - это ремонт дома.
   -- Я это понимаю, Борис Михайлович, всё под контролем, -- заверил Морозевич Лукшина и они расстались.
   И со следующего понедельника у Морозевича началась "двойная" жизнь. Занятия с кочегарами он проводил в мастерской, что было удобно и для слесарей - если возникали какие-нибудь вопросы по ремонту или проблемы с жильцами дома, то начальник теплохозяйства находился рядом. Обучаемые сначала с интересом восприняли занятия, но постепенно те стали им надоедать.
   В программе было немало теоретических вопросов, но без этого было нельзя. Программа включала обзорные вопросы по теплоснабжению, устройству и назначению котлов, различных насосов, запорной арматуры, контрольно-измерительных приборов и многое другое. Здесь были и вопросы о прокладке теплотрасс, видах систем отопления, их недостатки и преимущества, вопросы водоподготовки и методов сжигания топлива. Сюда же входили вопросы конструкции дымоотводов с горизонтальными лежаками, шиберами на них и вертикальными дымоотводами, вопросы о том, почему и как часто нужно чистить сажу и своевременно убирать золу, вопросы тяги и многое другое. Конечно, многие вопросы на практике кочегарам и не понадобятся, но разбираться в этих вопросах они должны были. При этом немало, естественно, внимания уделялось самой работе кочегаров и, особенно, вопросам охраны труда и технике безопасности. Андрей чувствовал, что эта программа (правда, сейчас она в значительно урезанном виде) больше рассчитана на техников, каким был, например, тот же Николай Кравченко. Но он действовал по принципу, что "кашу маслом не испортишь". Теперь у него день был загружен до предела. С утра, лекции, после обеда контроль работ на доме, после работы планёрки, а вечерами, уже дома составление вопросов на зачёт, которые тоже нужно ещё распечатать, утвердить и ознакомить с ними кочегаров.

* * *

   В решающую фазу вступили и работы на доме - бригады вовсю занимались монтажом трубопроводов, которые вблизи стен было не так-то и просто сваривать. Крепились на стенах комнат радиаторы. Морозевич решил во всех комнатах ставить стандартный блок радиаторов из семи секций, а в угловые, самые дальние комнаты от подводящих стояков добавить ещё по три секции, количество имеющихся радиаторов позволяло это сделать. Где-то со средины июля, вероятно, можно будет уже и переходить к последнему этапу работы - вваривать на подающие трубы отводы с резьбой и затем подсоединять к ним сами радиаторы. После обеда Андрей практически не покидал ремонтируемый дом. В это время никакими поставками материалов он не занимался. Радиаторы и трубы ещё раньше завёз Грицюк, сварочной проволокой и карбидом кальция (в металлических контейнерах ведра эдак на три) для аппаратов он тоже запасся. Оставалось только регулярно пополнять запасы кислорода. Но эту миссию Лукшин возложил на Кирзоняна, который часто ездил в КЭЧ по делам теперь уже новой своей службы. Майор прекрасно понимал, что Морозевич просто физически не справится со всеми этими вопросами. Григорий, конечно, немного подулся - на нём и так висели пока что одновремённо две службы - но вынужден был выполнять распоряжение зам. командира батальона. Вообще-то эта работа не слишком и перегружала его, он ведь одновремённо выписывал в КЭЧ и свои материалы, а погрузкой всё равно занимались солдаты. В общем, работы хватало всем, даже Виталию, который менял в доме старые приборы освещения, хорошо, правда, что только в местах общественного пользования. В санузлах и душевых он ставил светильники типа "черепаха", а в коридорах и на кухне - сдвоенные лампы дневного света.
  
  

ГЛАВА 4

И вновь поездки

  
   Андрей так устал за первую неделю такой беспросветной работы, что с радостью принял приглашение Леонида в первую же субботу июля съездить в Стендаль и отдохнуть. Его жена планировала также навестить школу, в которой тоже проводился ремонт, и немного ознакомить с ней, а также с городком гарнизона Морозевичей. Валерия тоже охотно согласилась на такое проведение одного из выходных дней. Она уже больше недели, как отошла от полученной травмы, уже забыла о ней и вновь готова была к активному отдыху. Ей тоже было интересно, кроме самого Стендаля, ещё и посмотреть на школу, где обучались дети военнослужащих.
   Выехали они впятером, с Майей, конечно же, из Борстеля часов в одиннадцать. Спешить им было некуда, а по магазинам они договорились не ходить. Сначала они погуляли по Стендалю, Леонид при этом несколько расширил познания Морозевичей о городе, познакомив с новыми для них территориями Стендаля. Он также провёл их другой дорогой к озеру, а уже на обратном пути они зашли на территорию гарнизона "Дивизия". Не только Лера, но и Андрей до той поры там никогда не бывал. Территория гарнизона, естественно, была значительно больше, нежели в Борстеле, но ничего особенного собой не представляла. Те же дома, казармы, вместо клуба Дом офицеров, склады и прочее, в общем, ничего особенно примечательного. Удивила только чистота улиц и обилие зелени, не естественной, природной, как в их городке, а насаждений - деревьев, кустов около домов и газонов, отделяющих тротуары от проезжей части. Улицы в городке даже имели свои названия. Маргарита Коробчинская провела их по некоторым из них - Штабной, Зелёной, Медсанбатовской. На последней и располагалось среднего размера двухэтажное здание (тоже с мансардами) самого стендальского медсанбата 207-й мотострелковой дивизии. Да и большинство домов на этих улицах тоже были двухэтажными, редко трёхэтажными. Была ещё и улица, которую называли Генеральской, на которой располагался особняк командира дивизии. Как рассказывали Рите, рядом с этим особняком был огромный сад с гуляющими оленями и плавающими в пруду лебедями. На этой же улице находились магазин военторга и небольшой двухэтажный домик детского сада. Улицы располагались параллельно: 1-я улица - Штабная, 2-я - ул. Генеральская, 3-я - ул. Зелёная.
   А вот то, чего не было в борстельском городке, им хорошо запомнилось. А таким объектом была средняя школа N 41. С ней они ознакомились, уже выходя из гарнизона. Само здание школы Морозевичи в общем-то рассмотрели издали ещё во время своих предыдущих поездок в Стендаль. А сейчас им предстояло ознакомиться с ней и внутри. Они зашли в школу через невысокую, хотя и симпатичную двухэтажную пристройку из оранжевого кирпича слева от старого трёхэтажного здания. В этой пристройке (фактически центральный вход в школу) великолепно смотрелись четыре огромных окна первого этажа, хотя и на втором этаже окна были не намного меньше, по крайней мере, по ширине. И вот они все уже внутри школы. Рита начала показывать своим гостям помещения школы, не забыв указать на дверь учительской, которая располагалась недалеко от входа, только уже со стороны Дома офицеров - школа имела несколько входов, был ещё вход в неё и со стороны КПП. А далее просторные коридоры и классы, арочные проёмы в коридорах. Широкая лестница с массивными перилами на второй этаж. На третий этаж вела почти такая же широкая лестница (немногим лишь уже), как и на второй. Направо по коридору располагались кабинеты химии и биологии, длинный коридор с окнами по левой стороне. Маргарита познакомила Морозевичей со многими помещениями школы, даже с санитарно-гигиеническими комнатами и раздевалкой, которая находилась в полуподвальном помещении.
   После осмотра внутренней части школы они вышли на школьный дворик, довольно просторный, мощёный плитками, с зеленью деревьев по правой стороне и со стадионом впереди. Морозевичам очень понравилась и сама школа, и её территория. Лера даже загрустила, видимо, вспомнив о своём сыне. Школа навеивала подобные детские ассоциации, хотя Никитке ещё до школы было далеко. Однако она с Андреем с удивлением увидела, что почему-то загрустила и Рита. А ей-то чего грустить? Об этом Лера и спросила жену Леонида, когда они уже прогуливались по улице, ведущей к площади Рыцаря.
   -- Я не знаю, вам, наверное, пока что этого не понять. Вы ещё очень мало прожили здесь, в ГСВГ. Мы же прожили здесь уже более четырёх лет, и весной следующего года снова вернёмся в Союз. Но мы всегда будем добрыми словами вспоминать это время. Однако пройдёт не так много времени, и вы это тоже ощутите.
   -- Мы, конечно, тоже будем добрыми словами вспоминать Борстель. Но что же мы ощутим?
   -- Вы ощутите привязанность к этим местам, вы не захотите отсюда уезжать. А когда уедете, то будете тосковать по этим временам. Не только лично вы, все мы.
   Морозевичам было непривычно слушать такие высказывания, они не задумывались над этим, но сейчас слова Маргариты зацепили какие-то струны в их душах. Они как-то сразу поняли Риту, и подспудно, как бы помимо их воли, у них тоже появилась некая грусть. Но уже не от скучания по сыну, а от чего-то другого, и в самом деле, пока что неведомого им. А Рита, немного помолчав, продолжила:
   -- Нас разбросает жизнь по всему миру. Но мы, имеющие различный социальный статус, уровень жизни, возраст, гражданство, и пол будем объединённые одним - ностальгией по Стендалю, по нашим военным городкам, а, значит, и по ГДР. Как странно это звучит, ведь ностальгия - это тоска по Родине. Но разве же это наша Родина? Нет, но это наша жизнь! С годами будет эта тоска нарастать и становиться всё острей и острей от реального осознания, что, возможно, больше ни-ког-да не доведётся переступить порог родной школы, службы или работы. Сейчас мы не знаем дефицита, мы хорошо одеты и обуты, наши дети играют в игрушки, о которых дети в Союзе могут только мечтать. Они также запомнят вкус разных там марципанов, конфет на палочке, разных дропсиков и кока-колы, также как и мы будем помнить колбасу салями, жареные немецкие сосиски с горчицей и прочие вкусные немецкие блюда. А для Майки, как и для других детей, это вообще, в некотором роде трагедия. Ну, пусть и не трагедия, но драма - это уж точно.
   -- Почему? Разве ей здесь плохо было?
   -- Да в том-то и дело, что хорошо. Здесь прошла значительная часть её детства, основная часть. Лет через пять это уже будет не детство, а отрочество, но это уже другой этап в её будущей жизни. А здесь она начинала своё детство, собирая разные фантики от жевательной резинки, монетки и цветные стеклышки. Часть этих драгоценностей она, как и другие, клала в вырытую ямку, накрывала стёклышком и присыпала песком. Как вы называете эти ваши свои клады? -- обратилась она к дочери.
   -- "Секретики". Потом интересно их находить, особенно чьи-то чужие. Разгребёшь песочек, а там "секретик". Интересно смотреть на него через прозрачное стёклышко.
   -- Хм, -- улыбнулся Андрей. -- А ведь и я в детстве, как и другие малыши, изготавливал подобные "секретики".
   -- Я тоже, -- грустно улыбнулась Рита.
   -- Но я так и не понял, в чём же тогда драма? -- спросил Андрей Риту.
   -- А драма в том, что она не увидит больше тех своих первых друзей по школе. Бог знает, куда разошлют их родителей.
   -- Но и в Союзе их тоже рассылают, я имею в виду военнослужащих, их дети ведь тоже переезжают в разные города. В таком возрасте, как Майя, и я с родителями по Белоруссии помотался.
   -- Да, это так. Но в Союзе это проще, более открыто. При желании можно разыскать своих однополчан. Так ведь, Лёня?
   -- Так. Здесь это, действительно, более закрыто, -- подтвердил муж Маргариты.
   -- Но дело даже не в этом. Вот ты, -- обратилась она к Андрею (после посещения семьи Коробчинских Морозевичей они все перешли на "ты"), -- после школы встречался со своими одноклассниками?
   -- Конечно. Во время учёбы в институте каждый год, особенно летом, во время каникул. Затем, конечно, значительно реже.
   -- И где вы встречались?
   -- Когда как. То в парке, то на речке, бывало и в кафе, но чаще всего, конечно, в нашей школе.
   -- Вот видишь, ты говоришь "конечно, в школе". А Майка, как я уже говорила, никогда больше не сможет переступить порог своей первой школы, своего первого класса. Да, она окончит в каком-нибудь городе уже в Союзе школу и сможет посещать её. Но вот первая школа для неё окажется недоступной. А ведь порой хочется увидеть и то место, где ты впервые написал слово "мама". Майка уедет отсюда, а в её памяти останется её первый класс - и помещение, и одноклассники, - школьный дворик, каштан возле школы, да ещё, наверное, комната "Сказок" для младших классов.
   При этих словах Андрей вспомнил, как его тянуло к первой его школе в белорусском городке Мышанка, как он при поездке уже почти в период окончания средней школы стремился к этой школе. Летом она была закрыта, и попасть вовнутрь ему не удалось, но он её, всё же, сфотографировал на память. Он также вспомнил, как изредка, просматривая старые фотографии, с умилением и грустью долго держал в руках фотографию их 1-го класса, где они все вместе со своей первой учительницей были сфотографированы на широких входных ступеньках школы.
   -- Да, ты, наверное, Рита, права, -- грустно протянул он. -- Но, может быть, когда Майя вырастет, будут другие правила поездки за границу и она сможет ещё зайти в свою первую школу.
   -- Ой, вряд ли это осуществимо. Понимаете, вот этой тоске или, как я сказала, ностальгии подвержены все - и ученики, хотя Майка поймёт это позже, и мы, их учителя. Только у каждого она проявляется по-разному. Вот когда Майка переступила порог школы, её первая учительница, пожилая уже дама Инесса Васильевна обратилась к своим первоклашкам: "Когда вы через 10 лет окончите школу, я буду маленькой старушкой, с палочкой в руке. А вы будете взрослыми, большими и красивыми, и, проходя мимо меня, вы даже не узнаете и не вспомните меня!". На что дети наивными детскими голосами стройно протянули: "Не-е-е-е! Мы узнаем Ва-а-ас, и не забудем!". Вы знаете, на первый взгляд это просто старческое кокетство. Но это, всё же, нечто большее, это тоже тоска по этим детишкам, которых она вскоре больше не увидит, как не увидит и саму эту школу. Она уехала в Союз, как только её ученики закончили первый класс. У учеников старших классов оно проявляется в другой форме, -- Маргарита замялась. -- Мне как-то неудобно вам рассказывать одну историю, может Леонид Андрею расскажет.
   -- О чём это ты? -- не понял Леонид.
   -- О Пасхе, я тебе рассказывала.
   -- А, -- протянул, улыбаясь, Леонид. -- Да я сейчас и расскажу эту историю. Что там такого, мы же все взрослые люди. Прогуляйся с Майкой.
   Рита с дочерью отошла в сторонку, а Леонид рассказал им историю, которую можно описать одним предложением - весной этого года, на Пасху ученики выпускных классов покрасили Рыцарю часть его выступающих из-под доспехов гениталий, подобно тому, как на этот праздник окрашивают куриные яйца, так называемые, "крашанки". Рита вернулась с Майей к ним, и Андрей спросил:
   -- А почему вы уверены, что это ученики именно выпускающих классов.
   -- Скорее всего, это именно так. Да и кто-то из них, вроде бы, рассказывали, хвастался этим. Это уже стало традицией, не первый год это происходит. Кроме того, Рыцарь очень высокий, школьникам средних классов не дотянутся до нужного места, даже встав на небольшой постамент этого памятника. Лестницу же они тащить не станут. Но, понимаете, это тоже своеобразное проявление ностальгии. Знаете, как пишут где-нибудь на скалах, чтобы оставить о себе память: "Здесь был Вася!". Вот и эти ученики таким вот образом оставляют о себе память. А им очень тяжело - это ведь их выпускной класс в этой школе, а дорога им сюда в дальнейшем закрыта. Они никогда уже не смогут встречаться в школе после её окончания.
   Далее они все вместе зашли в кафе, посидели в нём, подкрепились, закусили по просьбе Майи мороженым. Валерии, которая его до того не пробовала, оно тоже, как и ранее Андрею, не понравилось. И здесь Рита, видимо, что-то вспомнив, снова завела разговор на предыдущую тему:
   -- Вы знаете, мы здесь в ГСВГ являемся некой группой лиц, которые отличаются от других, я имею в виду, в Союзе. Мы объедены здесь своим пребыванием в этой стране. Многие, с кем я говорила на эту тему, называли это объединение по-разному: группа, некий союз, блок, ассоциация, даже клан и прочее. Но мне кажется, что нас есть более точное определение - сословие. В толковом словаре об этом слове написано так: "Сословие - социальная прослойка, группа, члены которой отличаются по своему правовому положению от остального населения". Происхождение у всех может быть разное, всё идет от родителей, хотя по этому признаку мы все примерно равны. А вот то, что нам пришлось ощутить на себе ту атмосферу жизни военных городков за границей, именно и объединяет нас. Дух какой-то что ли, положение. Ведь дух этот сохраняется уже на протяжении десятилетий.
   -- Ведь сословие - это очень ёмкое понятие, -- завершала тему Маргарита. -- Конечно, мы объединены и не по правовому положению, в этом то мы тоже все равны. Но это слово, на самом деле, имеет несколько значений: и как группа лиц, объединённых профессиональными интересами, и как группа лиц, разряд лиц, объединенных по какому-нибудь признаку. Для нас этот признак - ГСВГ.
   Никто не нашёлся, что ответить на эту Ритину тираду, все молчали, но было очевидно, что вот это последнее её словоизлияние потрясло всех. Они молчали не потому, что были не согласны с ней. Наоборот, они точно были с ней полностью согласны, но для того, чтобы высказаться подобно Маргарите, у них просто не хватало слов. Андрей подумал о том, что у Леонида жена была очень толковой, умной, интеллигентной, тонкой, просвещённой женщиной. По годам она была всего на два года старше того, но по образованию и пониманию вещей, пожалуй, намного старше.
   Затем они ещё немного погуляли по городу и отправились в обратную дорогу. Проведенным временем остались довольны все. Уже в городке им навстречу попался прогуливающийся с женой Татьяной Андрей Александров. Они с ней уже были знакомы, поскольку в первой декаде июня гостили у них. Она, действительно, приехала к мужу в конце мая и оказалась симпатичной разговорчивой шатенкой с карими глазами. Они с Лерой неплохо контачили. Морозевичи познакомили тех с Коробчинскими. Андрей Александров сообщил им, что в понедельник он уезжает в отпуск, но, к сожалению, без жены - ведь она здесь практически проработала всего месяц. Но что поделаешь.
   -- Ты-то когда в отпуск собираешься? -- спросил он своего тёзку. -- Приехал раньше меня и до сих пор не был в отпуске.
   -- Скорее всего, не раньше средины августа. Ты же, вероятно, знаешь, как я зашился с ремонтом дома.
   -- Знаю, нагрузили тебя прилично. Тогда, пока ты уедешь, я уже, наверное, возвращусь. Ты тоже сам в отпуск едешь?
   -- Я пока что боюсь загадывать, но думаю, что не сам.
   -- Да ты что! И как это тебе удалось?
   -- Пока ещё не удалось, поэтому постучим по дереву. Но такая договорённость с Лукшиным имеется. -- Андрей в шутку подошёл к ближайшей сосне и постучал по ней, а затем рассказал свою историю с ремонтом и с отпуском.
   -- Повезло же вам, -- вздохнула Татьяна. -- Хоть и нелегко вам сейчас, но зато отдохнёте вместе.
   -- А ты что, не мог свой отпуск затянуть где-нибудь хотя бы к ноябрю? -- спросил Морозевич Александрова. -- На море вы, в ноябре, конечно, не съездили бы, но отдохнули бы вместе.
   -- А, я пытался это сделать, -- махнул рукой Александров. -- Но не захотели отпускать меня позже. Выгнали сейчас. Работы у нас летом-то совсем нет, а вот зимой она будет.
   -- Ладно, ещё отдохнёте вместе, -- успокоил товарища Андрей. -- В общем счастливого тебе отпуска, а вам не скучать без мужа.
   -- Как это не скучать без меня? -- в шутку грозно спросил Александров. -- Ты на что её толкаешь?
   Все громко рассмеялись, пошутили на эту тему, ещё немного прошлись по городку, поговорили и разошлись по своим домам.

* * *

   Новая неделя для Андрея началась в целом довольно обычно и вроде бы обещала стать вполне благополучной. В этом он уверился, встретившись во вторник утром по выходе из дома с Вилли. Кто такой был этот Вилли, и почему встреча с ним так сулила хорошее? Дело в том, что Вилли - это был обыкновенный немецкий трубочист, который периодически, не менее двух раз в год приходил в городок и чистил дымоходы котельных и домов с печным отоплением. А встреча с ним по немецким поверьям всегда предвещала удачу. При встрече с ним люди не шарахались от него как от грязнули, а приветливо здоровались, улыбались, обменивались парой фраз. Особенную радость он доставлял детям - для них это была как будто встреча с любимым клоуном или с Санта Клаусом. Так же радовался детям и сам Вилли.
   Он был жизнерадостным, улыбчивым и приветливым человеком. Одет он был всегда в чёрный рабочий комбинезон и полусапожки. На голове у него был не берет, не картуз и даже не простая шляпа, а чёрный цилиндр (правда, не высокий) - в общем, Вилли полностью соответствовал традиционному образу немецкого трубочиста. Через плечо у него, словно армейская шинель-скатка, были перекинуты его орудия труда - свёрнутые в кольца верёвки и тросы с ежами, шарами и щётками. У Вилли была необычная манера здороваться - при встрече он подавал не всю ладонь правой руки, а только её мизинец, и это было понятно, когда Вилли уже поработал с дымоходами и руки у него были грязные. Но он этого правила строго придерживался и до работы, как вот и сейчас. Андрей уже был с ним знаком. Они поздоровались обычным способом и немного радушно поговорили, точнее, обменялись несколькими фразами. Вилли, хотя и работал уже давно в советских городках, не утруждал себя расширенным изучением русского языка. Он знал несколько обыденных фраз, и для него этого было достаточно.
   Существует поверье об опасности этой профессии. Раз трубочист может на высоте выполнять свою работу и с ним ничего не случается, значит, ему сопутствует удача, и надо не полениться к ней прикоснуться. А чтоб удача наверняка знала, кого осчастливить, надо было дотронуться до трубочиста (или до его пуговицы) и вымазать в саже руку. Андрею же удача сейчас очень была нужна. И не в занятиях с кочегарами, а в работах на жилом доме. Они планировали к концу этой недели полностью завершить сварку труб и закрепление радиаторов, а со следующего понедельника приступить уже к подключению отопительных приборов. Сейчас со сварщиками находилось всего по одному слесарю, которые были как бы подсобными рабочими - что-то подать, принести или подержать в нужном положении трубу. Остальные слесари работали на установке радиаторов. Надёжно закрепив их на стене, они подсоединяли к ним специальные разъёмы и отводы, которые будут затем ввариваться в подающий и отводящий трубопроводы. В Союзе для этой цели использовались специальные прямые участки труб, так называемые "сгоны" с разной длины резьбой на концах, муфтой и контргайкой. Уплотнялись такие сгоны посредством льняной пакли, нередко ещё и смазанной, после наматывания на резьбу, краской. В немецкой же практике приборы отопление, да и некоторое другое оборудование подсоединялись с помощью упомянутых разъёмов, которые назывались "американками". Это было чугунное коническое ниппельное или цилиндрическое с прокладкой соединение по типу ниппельных соединений для мелких медных и стальных труб. Но это соединение было очень удобное в работе и, главное, очень надёжное. За всё своё пребывания в ГСВГ Андрей ни разу не видел, чтобы подобное соединение дало течь. Он даже при отъезде из ГДР захватил несколько таких соединений.
   Именно подсоединением этих "американок" и занималась сейчас основная масса слесарей с неработающими летом в котельных кочегарами. Одна часть цилиндрического резьбового участка "американки" ввинчивалась в резьбовую пробку радиатора, а вторая часть (с накидной шестигранной гайкой) с помощью муфты плотно соединялась с отводом трубы, второй конец которого (без резьбы) потом должен будет привариваться к проделанным отверстиям магистральных труб по квартирам. В процессе монтажа шестигранная гайка "американки" была расслаблена, что позволяло выставить её вторую часть с отводом под нужным углом к трубе. А уже после приварки отвода к трубе гайка "американки" окончательно затягивалась. Очень всё просто и удобно - в случае ремонта радиаторы могли быть легко и, главное, быстро сняты, а затем так же быстро установлены.
   Уже в понедельник обе бригады сварщиков снова параллельно по этажам будут подсоединять радиаторы к трубам (вваривать отводы), а это, пожалуй, самый кропотливый этап работы. Вот почему Андрею сейчас так нужна была удача - он планировал завершить работы к концу этого месяца или, в крайнем случае, в первых числах августа.
   Морозевич ещё больше поверил в удачу в средине недели, когда по городку пролетела весть о том, что готовится экскурсия в Лейпциг. Желающих было много и поэтому приходилось проводить отбор, точнее, распределять места в автобусе по службам. Андрей уже был в Дрездене, а потому понимал, что его шансы на поездку малы. Поэтому он и не пытался пробиться в группу экскурсантов, а просто попросил начальника санчасти включить в их состав Валерию. Майор после установки насоса в санчасти, как он сам говорил, был должником начальника теплохозяйства и поэтому, естественно, эту просьбу выполнил. Попала на поездку и жена Александрова Татьяна. Так что Валерии будет не скучно. Поездка была намечена на воскресенье 10 июля.
   В пятницу Андрей и кочегары в перерыве между занятиями перекуривали и рассказывали друг другу различные истории. Два часа занятий "студенты" Морозевича ещё отсиживали нормально, но вот на третий час их бывало довольно сложно загонять. Конечно, летом, когда стоит такая чудесная погода, кому же хочется сидеть в подвале, пусть даже и в комфортабельном. Поэтому кочегары всячески затягивали этот неприятный для них момент. В это время из дома вышел Колыванов, удовлетворённо разминая уставшие руки. Он увидел начальника теплохозяйства, подошёл к нему и удовлетворённо произнёс:
   -- Всё, Андрей Николаевич!
   -- Что всё? -- не понял Андрей.
   -- Мы всё закончили. Со сваркой стояков и труб в квартирах мы закончили. В общем, они готовы к подсоединению радиаторов. А можно начать эту работу уже в понедельник?
   -- Можно, Саша, можно. Вы и так молодцы, хорошо поработали. Поэтому можете сегодня отдыхать, я разрешаю. А в понедельник с новыми силами на последний штурм.
   -- А мы? -- сразу закричали кочегары. -- Если слесари после обеда не работают, то нам что делать? Тем более пятница, можно короткий день устроить.
   -- Хорошо, -- улыбнулся Андрей. -- Так и быть, отпущу вас сегодня с работы на час раньше.
   -- Э, нет. Мы не дотянем до того времени. Да и работы нам нет.
   -- Работу всегда можно найти. Слесари и газосварщики то работали, а вы и так отдыхали.
   -- Андрей Николаевич! -- снова взмолились его ученики. -- Но мы же две недели полноценно прозанимались, можно бы перерыв сделать.
   -- А у вас и так одни перерывы, -- всё шутил Андрей, у него было прекрасное настроение - всё ближе становился отпуск. -- Позавтракали - перерыв, вышли на работу (постановка задачи слесарям) - перерыв, проучились 45 минут - перерыв, ещё 45 минут - опять перерыв, последний час - перерыв на обед, после него - тоже перерыв, вышли на работу, начав её с перекура - и тут перерыв, поработали пару часов - и опять перерыв. Вы подсчитали, сколько у вас получается перерывов? Не работа, а одни перерывы.
   -- Да не так всё это, -- смеялись уже и подопечные Морозевича, поняв, что тот шутит. -- Пожалейте нас сегодня.
   -- Ладно, две недели, действительно, успешно прозанимались. Отдыхайте сегодня. Но с уговором - никаких шатаний до конца рабочего дня по городку. Если я кого увижу, то запрягу с понедельника так, что мало не покажется.
   И все стали потихоньку расходиться. Андрей пошёл к бригаде Пампушко, которую он ещё в среду снял с этажей дома (видя, что Колыванов справится и сам) и послал на работу в котельную под этим же домом. Там они в течение дня дважды промыли котлы, сняли с них водоуказательные стёкла, а затем меняли приборы и проводили ревизию насосов. Конденсатоотводчики бригада Колыванова удалила ранее, когда варила стояки и подводы от котла к гребёнке.
   -- Как дела, Славик? -- спросил Морозевич у Пампушко.
   -- Всё нормально. Практически всё закончили. Ещё полчаса, от силы час, и котельная готова. Куда после обеда?
   -- Домой.
   -- К кому домой, к вам? -- не понял газосварщик.
   -- Нет, не ко мне. К себе домой. Сегодня уже отдыхайте, набирайтесь сил, а с понедельника вновь на этажи - будете работать параллельно с бригадой Александра.
   -- Ясно. Почаще бы такие распоряжения вы отдавали. А что это за поблажки нам?
   -- Не только вам, всем. Поработали уже почти три месяца хорошо. С понедельника начинаем завершающий и самый ответственный этап, хотя, наверное, и не самый сложный. Но всё в основном ложиться на твои с Александром плечи, слесарям работы практически нет - подержать сгон до прихватки его сваркой да затянуть гайку "американки" после сварки, и всё.
   -- Да, этап точно не самый сложный и тяжёлый. Всего-то и дел, что в каждой комнате вырезать в трубах по отверстию и приварить два сгона. Но он, действительно, ответственный и, главное, не самый-то удобный. Трубы близко к стене, подоконнику или полу - работать очень неудобно. И времени этот этап заберёт много.
   -- Я это представляю. Но зато он последний. Сварим всё, проверим, а там уже после нас пусть наводит марафет в комнатах жильцов Кирзонян. Ладно, не буду вас задерживать, заканчивайте и отдыхайте.
   Таким образом, трудовая неделя для его хозяйства закончилась ещё до обеда в пятницу. Но это радовало Морозевича и мало беспокоило, даже заметь начальство, что после обеда у него люди не работают. Он знал, что ответить таким "нормировщикам", да они, вероятно, понимали, какие за это время нагрузки испытывали его люди - и физические, и моральные, ведь очень непросто работать в условиях, когда у тебя над головой стоят жильцы, и хорошо, если просто стоят молча, что не так уж часто бывало. Немцы то это понимали прекрасно, потому никогда не соглашались работать в таких условиях.

* * *

   В воскресенье рано утром Андрей провёл Валерию к экскурсионному автобусу и пожелал ей удачи. Это была первая поездка Валерии в другой город, не считая Стендаля. Возвратились экскурсанты вечером - уставшие, но довольные. Лейпциг всем очень понравился. Вечером Лера взахлёб рассказывала мужу о достопримечательностях этого красивейшего города. В Лейпциге не было какой-то одной достопримечательности подобно Дрезденской галереи - сам город был знаменитостью, и достопримечательностей в нём было немало. И с частью их (далеко, конечно, не со всеми) экскурсанты, в том числе и Валерия, ознакомились.
   Лера рассказала, что, как обычно водится, экскурсия началась с центра Лейпцига, а именно - с его Рыночной площади с великолепной Старой ратушей, внутри которой находятся замечательные залы для заседаний со старинной мебелью, закопченные камины, которые топят до сих пор, изразцы и портреты городских старейшин. С балкона Старой ратуши каждое воскресенье городские трубачи трубят гимн города. В Королевском доме на Рыночной площади традиционно останавливались саксонские князья и другие почётные гости города, в том числе приглашённый Городским советом русский царь Пётр I.
   Лейпциг ещё называют "местечком у лип" - он был основан в VII-м веке славянами, почитавшими липовое дерево как святыню. Город издавна получил привилегию быть ярмарочным центром. Рыночную площадь и Старую ратушу окружают торговые здания - и старинные, и современные, а также раннеготическая церковь Святого Томаса (XIII век). В ней 27 лет работал кантором церковного хора мальчиков, а затем и органистом Иоганн Себастьян Бах. Перед церковью стоит его памятник, а рядом с церковью - музей Баха. Великий композитор похоронен в алтарной части церкви.
   В Лейпциге вообще много церквей, из которых можно упомянуть старейшую церковь города, церковь Святого Николая, по соседству с которой располагается площадь Аугустусплац - её ещё можно назвать Площадью Искусств. Церковь Святого Николая вошла в историю благодаря "молитвам за сохранение мира", произносимым здесь, когда решался вопрос объединения Германии в 1989-м году.
   С трёх сторон площадь окружают: Лейпцигский университет, Лейпцигская филармония - Neues Gewandhaus и Лейпцигская опера. К Лейпцигской филармонии примыкает массивное здание Moritzbastei - бывшая башня городских укреплений, ныне популярный молодежный клуб.
   На юге города стоит самый знаменитый памятник Лейпцига: громадный памятник Битве народов, открытый в 1913-м году, в день столетнего юбилея знаменитого сражения Австрии, Пруссии и России с войсками Наполеона. Рядом с памятником Битве народов расположен Старый выставочный комплекс, построенный в начала ХХ-го века.
   В Старом городе Лейпцига в радиусе 500 м сосредоточено множество архитектурных памятников и других достопримечательностей. Очень интересным для экскурсантов были здание "Старые весы", где с 1555-го года размещалась одна из городских ярмарок, а также Дом ярмарок Бартельсхоф - теперь один из самых красивых европейских пассажей.
   Увидели они также восхитительное здание Старой торговой биржи, оно было тем местом, где заключались все купеческие договоры. Перед Биржей установлен памятник Гёте. Напротив Биржи расположен пассаж Медлера - один из немногих полностью сохранившихся пассажей, прославившийся, кроме того, своим винным погребком Ауэрбахскеллер, описанным Гёте в его бессмертном "Фаусте".
   Конечно, борстельцы не сумели за короткое время осмотреть все достопримечательности Лейпцига, о многих из них им просто поведала экскурсовод, и они их увидели только на купленных открытках буклетов. К их числу относились: знаменитый Лейпцигский зоопарк (где традиционно занимаются разведением тигров), Ботанический сад, в коллекции которого 200 видов бабочек. Кроме того, Музей изобразительного искусства, который представляет замечательную коллекцию из 2700 картин (от позднего Средневековья до современности), 750 скульптур, 55000 рисунков и графических изображений, а также дом-музей Шиллера, загородный дворец Голизер Шлессхен (Gohliser Schloesschen), ныне - отлично отреставрированный концертный зал.
   Но, как бы там ни было, экскурсанты остались очень довольны проведенным днём - впечатлений об одном из красивейших городов не только ГДР, но и всей Германии было очень много.
   Валерия долго ещё рассказывала о городе, показывала открытки из купленного буклета и пыталась довести до сведения мужа историю создания той или иной достопримечательности. Иногда она сбивалась и вспоминала, что говорит о другом памятном месте. Но это было и немудрено - разве возможно за столь короткую экскурсию сразу запомнить всё и обо всём, для этого нужно время. Но Андрей видел, что экскурсией Лера очень довольна и он радовался вместе с ней.
  
  

ГЛАВА 5

Ремонты, ремонты...

  
   А далее наступило утро понедельника и начало последнего (если не считать испытание) этапа ремонта системы отопления в доме N 3. Андрей до занятий с кочегарами подошёл к обеим бригадам и своеобразно их напутствовал:
   -- Ну, ребята, с Богом!
   Но он не столько верил в Бога, как верил в этих простых ребят, добросовестно выполняющих свою работу. Поэтому он спокойно ушёл проводить занятия с кочегарами. Слесари и газосварщики и сами с удовольствием начали эти работы - это не вырезать трубы и радиаторы. Теперь они могут наглядно видеть результаты своего труда, переходя от квартиры к квартире. У Андрея уже давно был на руках список с датами отпусков жильцов, некоторые из которых были в отпуске. Такие квартиры открывала комендантша и сама присутствовала во время ремонта. Но Морозевич постарается, всё же, на этой неделе (не он сам, конечно) подсоединить радиаторы в тех квартирах, чей отпуск начинается со следующей недели. А далее вновь прямая связь с комендантом по тем квартирам, жильцы которых ещё долго будут в отпуске. К счастью за всё это время обошлось без эксцессов - и жильцы и рабочие научились доверять друг другу.

* * *

   Во вторник по городку прокатилась новость - после обеда в гарнизон прибыл новый начальник сантеххозяйства. Это был лет около 38-40 крупный (полноватый) мужчина чуть выше среднего роста. Прибыл он их Донецка. Как и большинство полных людей, он был добродушным, приветливым и улыбчивым. Звали его Виктор Петрович Карамушко. Поселил его Лукшин вместе с Виталием Горшковым, отселив от того его электрика. Несколько дней (практически до конца недели) Карамушко знакомился с хозяйством, а затем, засучив рукава, с головой окунулся в работу по ремонту дома, разгрузив, наконец, Кирзоняна. Оказалось, что у него имеется неплохой опыт, но скорее, как раз строительных, а не санитарно-технических работ. Андрей подумал, что целесообразнее было бы ему поменяться местами с Кирзоняном, но, увы - поезд ушёл.
   У Андрея по программе обучения кочегаров, а точнее, в составе аттестационной комиссии значился и начальник сантеххозяйства. Поэтому Морозевич сразу предупредил своего коллегу о том, чтобы он был готов в один из последних дней месяца потратить один день из своего рабочего времени на приём зачётов у кочегаров вместе с другими членами комиссии. В принципе он должен был ещё и прочитать пару лекций, но Андрей, прекрасно понимая сложившуюся обстановку в первые дни работы того в городке, не счёл нужным на этом настаивать. Он и сам справится, тем более, что занятия шли с опережением графика. Морозевичу понравился новый коллега, прежде всего своей бесхитростностью, и поэтому он не стал его нагружать лишней работой в непростой для того период ознакомления со своим хозяйством. Не так-то просто крутиться в водовороте ремонтных работ на дому, да ещё и одновремённо знакомится с хозяйством, с КЭЧ. А Кирзонян, как был уверен Андрей, не очень-то станет помогать своему коллеге.
   Карамушко без каких-либо споров, вопросов и тому подобного, без возражений согласился принять участие в работе аттестационной комиссии. Он только спросил у Андрея, что там от него будет требоваться.
   -- Да ничего особенного - задать сдающим зачёт по одному-два вопроса, и то не обязательно каждому.
   -- Без проблем. Что тут сложного - сделаю. Задавать вопросы легче, нежели на них отвечать. А мы же теперь коллеги и должны помогать друг другу.
   Андрей с удивлением подумал, что здесь таких слов ему слышать практически не приходилось. Да, они помогали друг другу по мере возможности, но молча. Это тоже говорило в пользу нового начальника сантеххозяйства.
   К концу недели появилась ещё одна новость. На планёрке Лукшин сообщил, что со следующего понедельника для монтажа котельной под общежитием прибывает немецкая бригада. Это было хорошей весточкой для Андрея - значит, скорее всего, не позже средины августа и в графе запланированных работ напротив этой строчки можно будет поставить жирную "галочку".
   Ещё в начале этой недели, когда на доме начался такой важный период работы, Морозевич объявил кочегарам, что с этого дня занятия будут ежедневно вестись не три, а два часа, чем вызвал у своих подчинённых прямо таки бурю восторга. За две недели занятий (10 рабочих дней) Андрей вычитал 28 программных часов (пару дней в силу занятости Морозевич проводил занятия по 2 часа). Он прикинул, что даже при таком режиме (по 2 часа в день) занятий оставшиеся 12 часов он вычитает за 6 дней, то есть не позже 18-го, пусть даже 20-го (в случае чего-либо непредвиденного) июля, что было всё равно раньше намеченного срока. Таким образом, у кочегаров было время на подготовку к зачёту, а сам Андрей сможет больше времени уделять ремонту.

* * *

   Наступившую субботу Морозевичи провели большей частью дома, немного прогулявшись после обеда по городку. А в воскресенье утром Андрей мягко поинтересовался у жены, что ему делать с её велосипедом.
   -- Как что? Ничего. Я буду на нём ездить.
   -- А не боязно сейчас?
   -- Почему это мне должно быть боязно. Уже целый месяц прошёл после моего падения. И виноват то не велосипед, а я сама. Так что всё в порядке.
   -- Ты уверена, что готова к поездкам?
   -- Да, хоть сейчас.
   -- А если я тебе предложу именно сегодня тебе такую поездку? Как ты на это смотришь?
   -- А далеко?
   -- Километра два, но по ровной дороге, и почти всё время по асфальту.
   -- А куда?
   -- За грибами.
   -- Да ты что!? Тогда, конечно, едем.
   Картина поездки как две капли напоминала первую поездку самого Андрея со Шмелёвым. Андрей планировал именно пособирать шампиньоны. Только немного изменился гид и его экскурсант. Теперь уже Валерия задавала вопросы мужу о том, какие могут быть грибы среди поля, об электротоке, о том, как они будут собирать грибы с велосипедами и тому подобное. Но они в итоге также остались довольны самим процессом, а также количеством и качеством собранных грибов. И особенно были довольны вечером вкусом приготовленных грибов. Сама же поездка на велосипеде принесла удовлетворение и успокоение - ездила Валерия уже значительно увереннее. Поездка за шампиньонами стала первым, новым за месяц небольшим путешествием около Борстеля на велосипедах. Проведенным днём они остались очень довольны, получив огромный заряд энергии.

* * *

   Расписание занятий с кочегарами, его последнее занятие было нарушено в понедельник 18-го июля, когда с самого утра возле "Лондона" появилась бригада немецких теплотехников. Морозевичу пришлось нарушить график занятий и объявить кочегарам, что сегодня занятий вообще не будет, последние два часа программы он за целую неделю как-нибудь да вычитает. Когда он планировал сначала читать по 3 часа в день, он такую ситуацию прогнозировал. И поступил правильно. А сейчас нужно полностью переключить своё внимание на эти два крупных ремонтируемых объекта. И в понедельник начальник теплохозяйства полностью провёл всё своё время вместе с немецкой бригадой. Необходимо было познакомиться, найти общие точки соприкосновения, обговорить проект, решить организационные вопросы. Он, правда, очень волновался о том, как они найдут общий язык. За год своего пребывания в Германии Андрей улучшил своё знание немецкого языка, но далеко не настолько, чтобы можно было свободно общаться. Одно дело в магазинах поговорить с его владельцем 5-7 минут, и совсем другое дело постоянное общение в течение всего! рабочего дня, да ещё на серьёзную тему.
   Немецкая бригада состояла всего из 4-х человек. Старшим был немец, которого звали Стефан. Он был старшим по административной линии, но отнюдь не по возрасту. На вид он был одного возраста с Николаем Кравченко и, как оказалось, одного с ним образования - он окончил теплотехнический техникум. Андрея очень удивило как молодому парню без высшего образования (а только со среднетехническим) доверили руководить монтажом такого серьёзного объекта. Но ещё больше его удивило другое - Стефан совершенно свободно изъяснялся на русском языке. Да, с небольшим акцентом, но совершенно свободно строя свои фразы.
   -- А где вы так хорошо выучили русский язык? -- спросил его Андрей.
   -- В школе и в техникуме.
   -- И всё!?
   -- Да, а разве этого мало?
   На этот простой вопрос Андрей так и не нашёлся что ответить. Как он понял, его, как шкодливую собачонку, ткнули носом, точнее даже не его самого, а всю систему изучения иностранных языков в Советском Союзе. Остальные немецкие рабочие говорили на русском языке неважно, в пределах минимальной необходимости. Большую часть деловых бесед им переводил Стефан. Андрей не поинтересовался, какой же язык в школе изучали они - да и мало ли какие иностранные языки могли изучать в немецких школах. Вообще, за первую неделю общения с немецкими рабочими, а это была самая активная неделя, он удивлялся чуть ли не постоянно. Немцы приехали, естественно, со своим газосварочным аппаратом, но он был не на карбиде кальция, а на готовом ацетилене (тоже в баллоне) со специальной горелкой и кислороде. Пользовались они им нечасто, только тогда, когда необходимо было сваривать трубы большого диаметра с отводами (тянутыми готовыми участками поворотов труб). Трубы же от 50 мм и ниже они гнули на трубогибе, а затем нарезали (или калибровали) на них резьбу клуппом (специальный регулируемый резьбонарезной инструмент). Немцы выгибали на трубогибе даже так званые гусаки - S-образные участки труб. Ни одной из подобных труб не касалась сварка. Кроме труб большого диаметра, сварка использовалась для изготовления водоразводящих гребёнок - цилиндрических участков труб диаметров более 150 мм с подводами от напорной линии котла или бойлера горячей воды с приваренными короткими патрубками с фланцами для крепления запорной арматуры. Трубы диаметром 0,5-2,0 дюйма были у немцев только оцинкованные. Соединялись они исключительно резьбовыми муфтами и уголками. Отрезали немцы трубы специальными резаками, но не газорезными, а механическими, состоящими из трёх заостренных твёрдосплавных дисков (скорее всего, на основе вольфрама), которые при вращении инструмента прорезали аккуратно стенку трубы.
   Работали немцы, не спеша, аккуратно, даже как-то педантично и без излишних перекуров. Этот немецкий педантизм ощущался во всём. Они начинали свою работу каждый день в 8:00, а в 12:00 шли на обед. Они, конечно, никуда не шли, а кушали принесенные с собой продукты. Каждый ел только своё, никакого общего стола или предложений попробовать коллегам что-либо из своих блюд. Они объявляли себе перерыв ровно в то время, когда обе стрелки часов касались числа "12". При этом их совершенно не волновало, на каком этапе прервался рабочий процесс - то ли немного не доварен шов на трубе или на каких-то пару оборотов отрезного устройства не дорезана труба. Обед, и всё тут. Но зато так же чётко они начинали свою работу после обеда, без каких-либо проволочек. Они работали ровно до 17:00 и только тогда начинали убирать инструмент и складывать оборудование. Наши рабочие и в Союзе, да и здесь обычно уже минут за 15-20 сворачивают работы и начинают убирать рабочее место, чтобы сразу по окончанию рабочего времени разойтись по домам. Для немцев 8-часовой рабочий день и вообще порядок в работе был писаным и неписаным законом. Эта немецкая пунктуальность, вероятно, впитывалась в кровь младенца одновремённо с молоком матери.
   В обеденный перерыв, перекусив, немцы обычно перекидывались в картишки. Играли они в какую-то неизвестную Андрею игру, название и смысл которой он и не пытался выяснить - это его не интересовало. Ему просто интересно было наблюдать не столько за игрой, сколько за поведением самих игроков во время игры, за их эмоциями, реакциями. Обычно он в это время негромко разговаривал со Стефаном, выяснять какие-нибудь не производственные вопросы во время работы, было не принято - немцы от производственного процесса неохотно отвлекались. Именно поэтому, хотя немецкая бригада, на первый взгляд, работала неспешно, работа у них продвигалась довольно быстро. Андрею было интересно наблюдать и за тем, как во время игры в карты, немцы подшучивали друг над другом, порой, как говориться, "подначивали" один другого и пытались жульничать. Когда выявлялось подобное шулерство, а игроков на этом чаще других ловил Стефан, то он не ругался, не кричал. Он только укоризненно качал головой, возвращал игроку карту и строго помахивал указательным пальцем руки, так же как и у нас грозят этим пальцем, приговаривая при этом: "Но-но!". Вот только само покачивание пальцем для нас было необычным: мы качаем этим пальцем от себя к собеседнику, немцы же качали пальцем параллельно лицу. Андрея это так удивило, что в один из дней вечером он пытался воспроизвести это жест перед зеркалом. Когда он сосредотачивался, то у него получалось нечто подобное, но без сосредоточения, чуть отвлёкшись, у него ничего похожего не получалось - и палец уже двигался неправильно, да и на какое-то грозное предупреждение это уже никак не походило. Такими вот были обычаи, традиции и отличии двух народов.
   В один из дней, когда немцам надоела игра в карты, Стефан и Андрей больше обычного поговорили на различные темы. Стефан был довольно симпатичным светловолосым парнем, не "белокурой голубоглазой бестией", но такой русоволосый, с правильными чертами лица и серыми глазами.
   -- Стефан, а твои корни случайно берут начало не из Польши? -- спросил его Морозевич.
   -- Нет, я чистокровный немец.
   -- Но у тебя же польское имя?
   -- Нет! -- уже более резко ответил тот. -- Стефан - это чисто немецкое имя.
   Остальные немцы, прислушивались к их беседе и, очевидно, уловив суть их спора, скривившись, неодобрительно смотрели на Андрея. И тот, кажется, понял почему.
   -- Стефан, скажи честно, вы не любите поляков?
   -- Да, мы их не любим.
   -- И почему?
   -- Они плохие работники. Они не стараются заработать деньги своим трудом. Они только и думают о том, как бы нажиться за счёт других. Это спекулянты, мошенники, они ездят туда-сюда, торгуют золотом, драгоценностями, меняют одни деньги на другие.
   -- Интересная характеристика на ваших соседей, -- протянул Андрей. -- А русских вы любите?
   -- Мы уважаем русских, -- уклончиво ответил Стефан. -- Это сильная нация, умная. Но русские тоже бывают разные.
   -- Да, в этом ты прав, -- согласился Морозевич.
   Вот в таких беседах, Андрей узнавал много интересного о жизни и нравах немцев. Это было интересное дополнение к увиденному в быту - в немецких городах, магазинах, на улицах.
   Андрей изредка наблюдал и за самой работой немецкой бригады. Нужно отдать должное - дело у них спорилось, работали они слажено. Каждый чётко знал свои обязанности. При этом Стефан не оставался безучастным руководителем. Он, если и не работал наравне со всеми, то всё равно выполнял много работ, не гнушаясь ничем. Андрей отметил ещё одну особенность - не в самой работе, а в использовании тех или иных материалов немецкой бригады. К примеру, о материале прокладок. Как известно, между фланцами труб и различного котельного оборудования всегда ставятся уплотняющие прокладки. На заводе в Полтаве для этой цели применяли преимущественно листовую резину. Не гнушались ставить прокладки из резины, хотя и не так часто, как это делалось в Союзе, и теплотехники. С резиной было удобнее работать - вырезать эти самые прокладки и пробивать в них отверстия под крепёжные болты фланцев. Немцы же резиновыми прокладками не пользовались никогда. Дело в том, что есть различные виды резины, включая масло-, бензино-, температуро-стойкие виды резины и прочие. А это означает, что в целом резина не очень-то стойкий материал по отношению к агрессивной среде. Есть резина, которая, например, при повышенной температуре становится жёсткой или, наоборот, размягчается, теряет свои уплотняющие свойства при попадании на неё масла или бензина. И тогда нередко из-под таких прокладок начинает протекать жидкость. А ведь не всегда знаешь, какая резина находится у тебя под рукой. Немцы же в качестве прокладок, как уплотнительного материала, всегда использовали только паронит - материал, который специально предназначен для таких целей. Да, с ним сложнее работать, его не так просто резать, он мог при неаккуратной резке давать трещины или крошиться. Но он всегда очень хорошо "держит" жидкость. Листовой паронит представляет собой продукт вулканизации смеси асбестовых волокон, растворителя, каучука, минеральных наполнителей и серы. Паронит является универсальным прокладочным материалом. При давлении выше 320 МПа он начинает течь, то есть достигается предел текучести, в результате чего все неплотности в соединении заполняются материалом и обеспечивается герметичность соединения. Паронит стойкий по отношению к различным видам жидкости и температурным перепадам.
   В целом за не такое уж долгое общение с немецкими рабочими Андрей почерпнул для себя немало полезного. Все полученные неожиданные знания у него отложились в памяти, но сейчас его, всё же, больше занимала другая тема - необходимость успешного окончания ремонта жилого дома N 3.

* * *

   Работы на доме между тем шли своим чередом, ничего не нарушало этот отработанный за неделю ритм. Андрей за это время даже для очистки совести провёл последнее занятие с кочегарами, раздал им вопросники к зачёту и сказал, что зачёт состоится в понедельник или вторник - на днях он согласует дату с майором Лукшиным.
   На доме сейчас теплотехники работали совместно с солдатами, точнее солдаты шли за бригадой следом, заделывая отверстия и подштукатуривая стены в местах, где были проложены трубы - и старые и новые. Руководил солдатами Кирзонян. Большая часть этих работ уже была проведена ранее на предыдущих этапах работы, но немало ещё и оставалось сделать. Где эти работы были проведены ранее, сейчас солдаты подкрашивали водоэмульсионкой, подобрав цвет, стены или подклеивали (что было реже) нарушенные обои - в общем, комнаты постепенно приобретали нормальный вид, чему очень были рады жильцы. Радиаторы солдаты частично покрасили ещё перед закреплением их на стенах, а те, которые не успели, совместно с трубами красили (скорее, грунтовали) уже сейчас светло-серой краской. После этого их можно было окончательно повторно покрасить в желаемый хозяевами цвет (чаще те соглашались сделать это уже сами) - всем им надоел уже этот трёхмесячный беспорядок в комнатах. С каждым днём становилось и всё меньше комнат с неподключенными радиаторами. Поэтому Андрей с чистой совестью занялся вопросом аттестации кочегаров.
   Аттестация была назначена на понедельник 25 июля. Для её проведения Лукшин выделил один из классов подготовки солдат. Это было небольшое помещение примерно для 2-х отделений солдат, но с массой наглядных стендов, которые изготавливались в клубе солдатом-художником и его подручными. Естественно, там не было никакой информации по котлам, оборудованию котельных или системах отопления. Андрей, гляди на эти стенды, подумал о том, что неплохо было бы раздобыть в КЭЧ (а они должны там быть) нужные именно его хозяйству плакаты, раз уж теперь ежегодно (в чём он не сомневался) придётся вести занятия с кочегарами. Вероятно, в КЭЧ эти плакаты были и а настоящее время, но за этими ремонтами он совсем выпустил из виду такую возможность. А хорошо было бы развесить подобные плакаты у них в мастерской - это оживило бы помещение, но, главное, по этим плакатам очень удобно было бы проводить и занятия, а то просто рассказы неважно воспринимаются без наглядных пособий.
   Чтобы не было очень шумно, комиссия запустила в класс сначала 10 кочегаров. Из вопросника им задали всего по два различных обязательных вопроса, и они начали готовиться. При этом их предупредили, что члены комиссии вправе задать по ходу их ответов ещё пару более мелких вопросов (из того же вопросника или без него, но по теме зачёта). В самой комиссии присутствовали 4 человека, Лукшин, как её председатель, а также Морозевич, Карамушко и Горшков. Отсутствовал Кирзонян. У него сегодня с утра было много дел в КЭЧ. Правда, он заранее предупредил Лукшина и Морозевича о невозможности своего участия в работе комиссии.
   Зачёт проходил, в общем-то совершенно нормально. Всем членам комиссии к такой процедуре было не привыкать - кто, правда, уже давненько, но большинство не в таком уж далёком прошлом этот вид проверки знаний проходили неоднократно. Правда, в качестве экзаменуемых. Но и сдающие зачёт не особенно то терялись, немного сложнее для них были теоретические вопросы, но в целом они справлялись неплохо. Конечно, ответы были разными - и очень толковыми и посредственными. Были и такие, которые вызывали у членов комиссии и других экзаменуемых улыбку, а иногда и смех. Но, в основном, всё шло нормально и довольно быстро. Никто долго и не готовился - практику кочегары знали неплохо, а теорию, если и не очень знаешь, то заглянуть всё равно некуда. Андрей в начале занятий говорил о том, что лучше было бы, если бы слушатели делали себе по ходу занятий хоть какие-нибудь заметки. Но никто, кроме братьев Батуриных, ничего не писал, да и тем это занятие вскоре надоело. Так что все просто воспринимали информацию на слух, полагаясь на свою память. Андрей снова с горечью подумал о своей оплошности - будь сейчас в классе необходимые плакаты, кочегары могли бы с указкой в руке рассказать и показать более детально по плакатам о конструкции того или иного котельного оборудования. А так одни слова, слова, слова.
   Дополнительные вопросы члены комиссии старались выбирать попроще, практической направленности, редко при этом пользуясь вопросником. С Морозевичем в этом плане всё было понятно, но и Виталий и майор задавали очень квалифицированные вопросы. Виталий по тематике работы с электрооборудованием и техники безопасности, а Лукшин - из практики работы кочегаров. За время своей службы он порой лучше иного инженера научился разбираться во многих специальных вопросах. Пытался не отстать от коллег и Виктор. Но в этих его вопросах всё равно чувствовался строительный уклон. Был у него и один любимый вопрос, который он задавал почти постоянно. Это был вопрос по теме, относящейся как санитарно-техническому, так и к теплотехническому хозяйству, вопрос о вентиле или кране. Звучал он примерно так:
   -- А скажите, пожалуйста, можно или нельзя, в случае протекания вентиля, через кранбуксу набить сальниковое уплотнение (так называемую "каболку") при его работе, не сливая воду? И обоснуйте, пожалуйста, свой ответ.
   Кочегары были, конечно, не слесарями, но половина из них на этот вопрос отвечала правильно. Другая же половина отвечала неверно или неправильно обосновывала. И тогда Карамушко с очень довольным видом сам начинал рассказывать о том, что вентиль следует полностью закрыть, после чего открутить верхнюю гайку кранбуксы, поднять прижимную втулку и можно спокойно укладывать уплотнитель - вода, даже горячая, или пар просачиваться не будут, даже если вентиль работает под давлением. После этого удовлетворённый начальник сантеххозяйства с поблажкой не задавал вопросов одному-двум сдающим зачёт, а затем всё повторялось.
   Но это были просто маленькие нюансы зачёта, а в целом все кочегары успешно его сдали, о чём Андрей в ведомости напротив фамилии того или много сдающего делал соответствующую запись и расписывался. В конце ведомости свои подписи поставили все члены комиссии, в том числе (уже во второй половине дня) и Кирзонян. Сам же зачёт закончился где-то в половине второго.
   Когда же все члены комиссии вместе направлялись на обед в столовую, Лукшин подшутил над Андреем по теме одного анекдота:
   -- Вот видишь, милая, а ты боялась.
   -- Бояться то я не боялся, просто очень уж много работы на меня в это межсезонье свалилось. И многие работы пришлось делать впервые.
   -- Ничего, со всем можно справиться. Мне как-то Лукич приводил вашу украинскую поговорку. На русском языке она звучит примерно так: "Глаза боятся, а руки делают". Правильно?
   -- Да, - "очі бояться, а руки роблять". Всё верно. Только я не уверен, что это именно украинская поговорка, она скорее, интернациональная.
   Назавтра Лукшин, как председатель комиссии, должен был отвезти один экземпляр зачётной ведомости в КЭЧ, чтобы там выписали кочегарам соответствующие удостоверения. Ранее он подобную процедуру проделал с программой занятий и вопросами, освободив тем самым, от поездок в Стендаль загруженного работой и занятиями Морозевича. Таким образом, одно большее дело было завершено, но оставалось ещё две не менее сложные работы - испытание системы отопления в доме N 3 и окончание монтажа оборудования с тем же испытанием системы под общежитием N 1.
  
  

ГЛАВА 6

Наконец-то

  
   Но, если испытать систему отопления в доме N 3 Андрей планировал на первые же дни августа (он хотел уйти в отпуск 8-го августа, хотя ранее планировал 15-го), то вопрос о том, успеет ли немецкая бригада закончить к этому сроку и испытать подобную систему в другом жилом доме, оставался открытым. Морозевич поделился своими размышлениями на данную тему с Лукшиным.
   -- Андрей Николаевич, если вы твёрдо уверены, что до начала вашего отпуска, как вы его планируете 8-го августа, все работы в доме над мастерской будут успешно завершены, то готовьтесь к отпуску на эту дату, -- успокоил его майор. -- Сидеть и ждать окончания работ немцами нет необходимости. Во-первых, я уверен, да, вероятно, и вы сами, что немцы выполнят все работы качественно, а во-вторых, так ли уж важно, чтобы вы присутствовали на испытании системы. Это немецкий объект и они за всё отвечают, в том числе и за испытания. Если там что-то будет не так, то не вы же, а они сами и будут устранять недоделки. Хотя, я сомневаюсь, что они будут. Если радиаторы в доме не протекали ранее, то не потекут они и сейчас. А в котельной немцы сразу сами всё исправят. Они не покинут объект до тех пор, пока всё не будет нормально функционировать. Чем раньше же вы уйдёте в отпуск, тем раньше и вернётесь, а там уже и до нового отопительного сезона останется всего-то месяц. А у вас же в подчинении не только эти два дома - много и другой работы. Так что планируйте отпуск на 8-е августа и договаривайтесь о подготовке к этому сроку документов. Я Клюеву подтвержу дату вашего отпуска. Поработали вы летом и так очень неплохо. Кстати, кого вы планируете на это время оставить вместо себя?
   -- Вы знаете, раньше я думал, что совместит мою работу Кирзонян. А потом, после его назначения на новую должность, планировал, что за моим хозяйством сможет присматривать новый начальник сантеххозяйства, всё-таки два схожих хозяйства. Но, увы. Теперь же Виктора Петровича заставлять ещё и за моим хозяйством приглядывать - неразумно, он в гарнизоне без году неделя, и со своими-то делами ещё досконально не ознакомился. Да ещё его сразу впрягли в почти что капитальный ремонт дома. Так что кандидатура только одна - Николай Кравченко, Кирзонян сейчас загружен по горло.
   -- Да, работы сейчас всем хватает. Ну что ж, в данной ситуации кандидатура Кравченко нормальная. Да и ему сейчас, пожалуй, полезно поработать с немцами и ощутить всю степень ответственности. Ведь он со Стефаном примерно одного возраста и, если не ошибаюсь, и образование у них схожее.
   -- Не ошибаетесь. Всё это так.
   -- Вот пусть у того же Стефана и поучится не только выполнять распоряжения, но и сам их разумно отдавать, хорошо проанализировав предстоящую задачу. Отдавать распоряжение и отвечать за его выполнение. Немцы почему-то доверяют толковой молодёжи, а мы как-то не решаемся - а вдруг не справится? Конечно, не справится, если ему начнут по серьёзному доверять только после 40 лет. А раньше-то доверяли, да ещё как. Аркадий Голиков в гражданскую войну в 16 лет уже полком командовал, многие учёные к 22-25 годам становились всемирно известными. А мы всё на стариков уповаем.
   -- Ну, почему? А тот же Виталий Горшков.
   -- Это, скорее, исключение. И даже не исключение. Кем он был в Союзе? - рядовой исполнитель, никакой, даже самый малый, не руководитель. Это теперь, после возвращения из ГДР в Союз, на него, возможно, обратят внимание.
   -- Вы правы, Борис Михайлович, -- улыбнулся Андрей. -- Это относится и ко мне, хотя я и старше Виталия.
   -- Вот видите, работа в ГСВГ, да и вообще за границей, в армии - это очень хорошая школа. Так что пусть и Николай учится, парень то он толковый. Ему бы только побольше инициативы и решительности. Так что, спокойно готовьтесь к отпуску, а затем так же спокойно отдыхайте. Я, кстати, как только немцы закончат работы, тоже уйду в отпуск.
   Таким образом, вопрос об отпуске был практически утрясён. Сам Кравченко свой отпуск в этом году уже отгулял - он побывал в нём в мае, когда на Андрея сыпались одна за другой неприятности. Начальник теплохозяйства специально его отпустил в отпуск пораньше. На демонтаже труб и радиаторов он особо нужен не был, а вот на завершающей стадии ремонта мог и пригодиться его, пусть и небольшой пока что, опыт. Андрей, как и планировал, задержал отпуск только газосварщикам. Слесари же и кочегары по одному, по двое планово уходили в отпуск - людей весной и летом для работ хватало. В конце августа Андрей запланировал отпуск Колыванову, а сразу по его возвращению - Пампушко. Таким образом, одна бригада газосварщиков будет работать постоянно, заменяя одна другую, а с ноября на весь отопительный сезон вновь будут работать обе.

* * *

   А до конца июля, между тем, оставалось уже всего несколько дней. В четверг ещё до обеда Лукшин привёз из КЭЧ оформленные аттестаты на право работы кочегаров с котлами и другими резервуарами с жидкостью и газами, находящимися под давлением. Андрей, не затягивая, в тот же день (без излишних торжеств) вручил их кочегарам, прошедших аттестацию. И в тот же день кое-что вручили и самому Андрею. Это было, конечно, не свидетельство на право работ, а талон на приобретение кофейного сервиза "Мадонна". Если ковёр в феврале месяце был для Андрея сюрпризом, то талон на сервиз он выбрал сам, зная, что на очередном собрании перед отпуском ему (а точнее уже их семье) может что-то и перепасть. Забегая вперёд, следует сказать, что через год, перед очередным отпуском, Валерия получила талон на большую хрустальную вазу - и это были все приобретения по талонам семьёй Морозевичей в Борстеле. Не так уж и много. Но на это были свои весомые причины.
   А вот завершить ремонт дома N 3 до конца месяца так и не удалось. Это произошло только 2-го августа во вторник. До отпуска оставалось всего ничего, а потому Морозевич уже на следующий день назначил испытание новой системы отопление. Правда, кое о чём он позаботился заранее. Ещё на минувшей неделе Андрей на одной из планёрок обратился к Лукшину:
   -- Борис Михайлович, у меня назрел очень серьёзный вопрос. Очень серьёзный, -- повторил он. -- На следующей неделе, во вторник или среду я предполагаю провести испытание новой системы. Но на этот день мне позарез нужны все жители комнат, в полном составе. И, естественно, открытые комнаты жильцов, находящихся в отпуске. Понимаете, это практически все двери нараспашку. Такого не было до сего ни разу, даже когда мы подавали в комнаты трубы - тогда их подавали, всё же, поэтажно, не в одно время. Сейчас же при испытании вода довольно быстро заполнит систему - трубы и радиаторы. И вы себе представляете, что может произойти, если где-то были некачественно сварены трубы или плохо подсоединены последние. Это будет потоп.
   -- Да, это очень серьёзная проблема, -- вздохнул майор. -- Не дай, Господи, чтобы кого-то залило, да ещё в отсутствии жильцов. Неприятностей не оберёмся.
   -- Именно поэтому я очень прошу предупредить об этом офицеров и прапорщиков - в этот день никаких отлучек их жён, даже с малышом на прогулку. Потерпят немного, это заберёт не так уж много времени.
   -- Это я сделаю, через офицеров в штабе полка. Но этого, по-моему, недостаточно.
   -- Да, вы правы, недостаточно. Я говорил о распахнутых дверях в самом прямом смысле. Если потечёт вода на пятом этаже, то хозяйка не должна бежать на первый этаж и искать слесаря, и наоборот. Поэтому я хочу, чтобы на каждом этаже было побольше служащих, и не только теплотехников, их может и не хватить, а вообще служащих, их других служб тоже. То есть на пару часов все работы, кроме этой, в хозяйствах должны быть отменены. Это экстремальная ситуация, которая бывает очень редко. Нужно, чтобы на этажах были хотя бы одни глаза на три комнаты. Люди будут находиться в коридорах, у дверей в комнаты, но эти двери должны быть открыты.
   -- То есть вы хотите подключить людей Карамушко и Горшкова? У Кирзоняна, кроме комендантов, горничных в общежитиях и некоторых других женщин, служащих практически нет, разве что зав. складом. На работах у него в основном используются, как вы знаете, солдаты. Вы их тоже хотите привлекать к этой работе?
   -- Нет, только служащих. Не нужно солдат, которые не будут знать, как им поступать в той или иной ситуации. Поэтому обойдёмся служащими. Это займёт не так много времени. В том случае, если будет иметь место большая утечка воды, мы сразу же прекращаем заполнение системы, сливаем воду и ликвидируем неисправность.
   -- Вы говорите, что это займёт немного времени, -- подключился к разговору Карамушко. -- А если обнаружится большая течь, к примеру, на первом этаже. Для её устранения понадобиться немало времени. Затем вы вновь заполняете систему, а течь теперь появляется уже на третьем этаже. Всё сначала? И вновь время уходит.
   -- Увы, Виктор Петрович, вы абсолютно правы. Всё придётся повторять. Но что поделаешь, ничего другого я предложить, как вы понимаете, не могу. Если у вас есть другое предложение по проверке системы, то, пожалуйста, - предлагайте.
   -- Нет, в принципе, всё верно. Просто это всё может в таком случае растянуться и на целый день.
   -- Я такую возможность не исключаю, конечно. Хотя вероятность такого события, как мне кажется, невысока. Для её создания нужно вообще где-то полностью не заварить трубу. Но, если это и случится, а мы вовремя не перекроем воду, пусть даже поэтапно в нескольких случаях, то в случае залива квартиры тот же Григорий Иванович потратит значительно больше времени на ремонт квартиры.
   -- Так, нечего спорить, -- перебил их диалог Лукшин. -- это и так всем понятно. Я думаю, что Карамушко задал этот вопрос только с целью уточнения. Но у меня возник другой вопрос. Допустим, не будет больших утечек воды. Мне в это почему-то больше верится. Ваши люди грамотные специалисты.
   -- Я разделяю вашу точку зрения, Борис Михайлович, -- обрадовался Морозевич. -- я тоже верю в то, что больших утечек не будет. Но лучше, всё же, перестраховаться. Григорий, разве не так?
   -- Конечно, так. Если что-то случится, то и неприятностей не оберёшься, да и ремонты по новой делай.
   -- Хорошо, -- продолжил Лукшин. -- Я не успел задать вопрос. Так вот, если течь не будет большой - капает или течёт тонкой струйкой, вы тоже прекращаете испытание?
   -- Нет
   -- Как, нет?
   -- Если течь небольшая, то на это место нужно накинуть большую тряпку, обмотав место течи. Тряпка не даст воде разбрызгиваться и та, постепенно смачивая тряпку, будет стекать в подставленную миску или тазик, воду из которых можно будет оперативно удалять. Я думаю, что Григорий и Виктор подтвердят вам эффективность такой процедуры, временной, конечно.
   Указанные Морозевичем лица согласно кивнули головой.
   -- Далее, -- продолжил Морозевич, -- мы запишем номера комнат и само место аварии. После заполнения всей системы мы сольём воду и начнём заниматься устранением неисправностей. Хорошо, конечно, чтобы и таких неисправностей не было, но они, увы, будут.
   -- Почему вы в этом так уверены?
   -- Да хотя бы по той же теории вероятности, -- вздохнул Андрей. -- Слишком уж много в доме было мест сварки. Какими бы опытными и аккуратными не были газосварщики и слесари, от усталости и хотя бы малой невнимательности никто не застрахован. К тому же места сварки были не слишком удобны для работы.
   -- Да, обстоятельный у вас, Андрей Николаевич, вопрос вышел, -- покачал головой Лукшин. -- Но я обращаюсь сейчас ко всем - взять всем на заметку то, о чём мы с вами говорили. Все должны будут участвовать в этом процессе. Виталий Игоревич, и вас это касается, а то вы сейчас что-то расслабились. Если вода зальёт вашу проводку, находящуюся под током, электроприборы, то последствия могут быть куда более серьёзными.
   Виталий Горшков, который до этого о чём-то перешёптывался с Виктором, сразу стал серьёзным.
   -- Так, есть ещё какие-то вопросы у вас, Андрей Николаевич?
   -- Есть один, совсем маленький. Не то, что я не доверяю главам семей, офицерам, а также комендантам, но нужно продублировать сообщение о дате проверки системы. Люди могут просто забыть. Поэтому я решил предупредить жильцов и письменно, визуально так сказать. Я хочу попросить начальника клуба, чтобы его ребята написали чёткие разборчивые объявления на эту тему, которые мы повесим на входной двери и на каждом этаже. Так будет надёжнее. Поэтому у меня просьба - дать указания начальнику клуба не затягивать с объявлениями. Не то он может дотянуть до последней минуты, когда эти объявления уже и не нужны будут. Конкретное число пусть не ставит, я его потом сам впишу за пару дней до проверки системы.
   -- Начальник клуба не затянет это дело, потому что он и сам живёт в этом доме. Так что это в его же интересах, -- усмехнулся Кирзонян.
   После этой планёрки оставалось только ждать окончания работ. Вообще-то планировали завершить работы в понедельник (Андрей решил не прихватывать выходные), а, значит, испытание можно было бы проводить во вторник. Но Морозевич решил, всё же, не рисковать и отложить испытание ещё на день - по "закону подлости" могло случиться что-нибудь непредвиденное. А собирать жильцов два дня подряд дело ненадёжное. Поэтому он, посоветовавшись с Николаем, решил проводить эту работу в среду - время для отпуска ещё было. Поэтому Морозевич собственноручно вписал в приготовленные объявления цифру "3". Так оно и получилось. В понедельник сварщики, всё же, не успели немного закончить все работы. Можно было, конечно, задержаться на пару часов и закончить всё, как это ребята и предлагали. Но Андрей отказал им в этом. Сверхурочные работы дело ненадёжное - хочешь как лучше, а может в спешке получиться и хуже. Спокойно сделают всё и во вторник, тем более что дата испытания всё равно уже назначена на среду.
   И вот наступила эта среда, которую можно было назвать долгожданной, но сейчас для Морозевича она, скорее всего, была тревожной. Всё началось по плану, согласно которому из котельной начали запитывать водой систему. Котлы растапливать сегодня не планировалось. Сначала нужно было испытать систему холодной водой, если при этом всё будет нормально, тогда уже можно продолжить испытание и горячей водой. На всех этажах, как планировали, были расставлены люди. Пока что всё было спокойно - нигде не слышалось криков, не было и какой-либо суматохи. Это означало только одно - серьёзных протечек воды пока что не обнаружено. Андрей, не спеша, поднимался на этажи. Но вот с верхнего этажа спустился Кравченко и сообщил, что система полностью запитана водой. Он это определил по переливной системе, о которой следует отдельно сказать несколько слов.
   Разрабатывая этот проект (схему), Андрей с Николаем долго решали, какой сделать переливную систему. Можно было поставить на чердаке дома расширительный бак с переливной трубой, которую вывести наружу и следить за наполнением системы визуально - потекла вода из переливной трубы, давай команду о завершении подпитки системы. Но это было не очень удобно, особенно если приходится часто подпитывать систему. Ставить вентиль на переливной трубе и закрывать его, на чердаке было неудобно, а выводить трубу снаружи в доступное место не хотелось по причине всем памятной новогодней истории с трубой в доме лётного состава. Можно было соорудить нечто подобное в приёмном отделении душевых на верхнем этаже, где заканчивался напорный стояк. Но тогда была вероятность того, что этот вентиль могут крутить жильцы - по делу и без дела. Народ у нас любопытный, а потому могли найтись желающие исследовать его, зачем тот предназначен. И тогда Андрей решил рискнуть. Ещё в прошлом году он случайно присмотрел в КЭЧ одно небольшое компактное и очень простое устройство. Ни он сам, ни даже работники КЭЧ не знали, хотя предполагали, для каких целей оно используется. Это был небольшой полый цилиндр с полусферическим (вовнутрь) обрезиненным отверстием вверху и резьбовым отверстием внизу. Внутри этого цилиндра находился шар из лёгкой пластмассы - вот и вся его конструкция. Андрей тогда не стал его брать, хотя в КЭЧ предлагали его даже без выписки, не находя ему применение.
   Андрей вспомнил о нём только в процессе проектирования схемы отопления жилого дома. Он съездил в КЭЧ и взял пару этих простеньких цилиндров. В мае он вместе со слесарями испытал один из них. Устройство работало по принципу смывного бачка. Только там пустотелый поплавок, поднимаясь с водой, перекрывал подачу воды посредством рычага и клапана, а здесь шар-поплавок сам перекрывал верхнее отверстие цилиндра, когда вода, полностью заполняла отопительную систему и вода, вытесняя воздух, поднималась, поднимая и сам шар, и прижимала этот шаровой клапан к полусферическому отверстию. На первых порах при заполнении цилиндра вместе с воздухом из устройства выливалась и часть воды. Но потом путь воде надёжно перекрывался. Однако когда уровень воды понижался, и систему через время подпитывали, система вновь заполнялась и вновь частично выливалась вода (но только в первый момент). И хотя этой воды выливалось не много, на чердаке такой пролив воды был крайне нежелателен. А вот в помещении душевых его стоило попробовать установить - всё равно там имеются сливы. Поэтому газосварщики сварили расширительный бак (чтобы при резком понижении воды оставался её запас и не поступил воздух в радиаторы), который установили на напорном стояке, повыше к потолку, а в верхнюю крышку бака вмонтировали это устройство, которое они назвали воздухоотводчиком, по сути, оно таковым и являлось. Поскольку нежелательно было, чтобы вода попадала на крышку расширительного бака, то слесари чуть ниже этого клапанного устройства установили неширокий жёлоб, который и отводил воду за пределы габарита бака, и она стекала на кафельный пол приёмного помещения душевой, сливаясь потом через сливные приямки.
   -- Как работает клапан? -- спросил Андрей Николая. Сейчас этот вопрос тоже был очень важен.
   -- Нормально. Вылилось немного воды, а потом затихло.
   -- Ну, дай Бог, чтобы и дальше воздухоотводчик работал нормально. Тогда и проблем с подпиткой не будет.
   Действительно, теперь подпитывая из котельной систему, кочегар по показаниям манометра мог определить момент заполнения системы водой (фактически её перекрытия шаром воздухоотводчика) и отключить питательный насос.
   После этого Морозевич вместе с Кравченком прошлись по этажам. Морозевич поблагодарил служащих других хозяйств и отпустил их. Из собранных сведений они установили, что крупных протечек воды обнаружено не было. Мест небольших утечек было всего пять: три на врезках отводов от магистральной трубы к батареям и два - на самых радиаторах, причём обе в угловых комнатах, где добавляли секции радиаторов - видимо слесари опасались перетянуть соединяющие секции муфты. Бывали случаи, когда от чрезмерных усилий они лопались. Количество утечек в принципе было меньше, нежели того ожидал начальник теплохозяйства - всё-таки газосварщики и слесари работали качественно. Пять неполадок на весь дом - это немного, от таких мелких случаев никто не застрахован.
   -- Ну что, Андрей Николаевич, -- спросил Кравченко, -- сливаем воду из системы и занимаемся местами протечек воды?
   -- Нет, Коля, -- задумчиво протянул Андрей. -- Давай-ка мы пройдём всё ещё раз. Говорят: "Семь раз отмерь, а один отрежь". А мы хотя бы дважды проверим, чтобы ничего не пропустить.
   Они повторно вместе с другими слесарями обошли все комнаты, но ничего нового не обнаружили. Тогда Морозевич дал команду на слив воды из системы. Сегодня же нужно было устранить все неполадки. Некоторые жильцы начали спрашивать, почему радиаторы были холодными.
   -- А вам что, так нужны среди летней жары ещё и горячие радиаторы? Хорошо, завтра они будут горячими и минимум полдня. По вашим же заявкам. Так что потом за излишнюю жару не обижайтесь.
   Морозевич шутил, у него сейчас было прекрасное настроение. Он и в самом деле планировал завтра с утра после сегодняшних доработок заполнить систему, разогреть один из котлов и прогнать по этажам уже горячую воду. При горячей воде (при тепловом расширении металла) не исключено было появление новых протечек, точнее, это могли быть уже только небольшое просачивание воды, хотя и это уже маловероятно. Но нужно было одноврёмённо проверить, как же всё-таки нагреваются радиаторы, как работает в целом вся система.
   И в самом деле, назавтра добавился всего одно незначительное увлажнение стыка труб, шов которых следовало проварить дополнительно. А в целом система работала нормально. Андрея больше всего интересовали самые дальние комнаты от стояков, но и в них радиаторы были горячими. А вообще, в доме стояла жара как в бане - ещё бы, в начале августа, в самый зной нагреть радиаторы. Зимой то так жарко не будет, но не будет, был уверен теперь Морозевич, и холода. Теперь уже реакция жильцов была обратной.
   -- Господи! Прекратите топить, дышать уже нечем.
   -- Это ведь по вашим заявкам, -- смеялся начальник теплохозяйства. -- Вы же вчера сами просили, чтобы радиаторы были горячими. Ну, а если серьёзно, то к вечеру радиаторы остынут. Потерпите немного, нужно же было проверить систему в действии. А сейчас откройте окна.
   -- Как бы не так! На улице такое же пекло.
   -- Откройте окна, а сами выходите с детьми во двор в тень. Отдохнёте, обговорите с подругами весь этот сыр-бор. Теперь-то хоть весь этот бедлам в ваших квартирах закончился. И теперь уже зимой будет тепло. Мы же для вас старались. Так что не обижайтесь на временные неудобства.
   -- Да мы всё понимаем, -- начали уже извиняться и женщины. -- И так большое вам спасибо. Просто не вериться, что зимой уже не придётся мёрзнуть.
   -- Не будете мёрзнуть, -- уверенно заявил Морозевич.
   В конце рабочего дня на планёрке он доложил, что сегодня испытание системы горячей водой в доме прошло успешно и она готова к новому отопительному сезону.
   -- Так, ещё один камень с плеч свалился, -- облегчённо вздохнул Лукшин. -- Теперь по вашему хозяйству осталось только закончить реставрацию котельной. Но у немцев работы в ней уже подходят к концу. Наверное, на следующей неделе они тоже будут испытывать систему. Так что уезжайте, Андрей Николаевич, спокойно в отпуск. О подготовке вам и вашей жене документов я ещё в начале недели Клюеву указание дал. Я думаю, что они уже готовы. Ваша служба за эти полгода поработала очень хорошо. Были, правда, мелкие неприятности, -- улыбнулся майор, -- но хорошего было больше. А я вслед за вами уйду в отпуск.
   Андрей поспешил домой, чтобы порадовать Валерию сообщением о готовых документах на отпуск. Но оказалось, что и жена приготовила ему сюрприз. Она сегодня отоварила талон на сервиз. Этих сервизов ни Андрей, ни Лера ранее не видели - пока что о них они только слышали. Поэтому жена не удержалась, вытащила из коробки все предметы и расставила их на столе. Сервиз был очень красивым. Маленькие расписные блюдечка, стройные, под стать им, чашечки, высокий изящный кофейник, масленица, сахарница и молочник-сливочница. Все предметы, с перламутром и позолотой были расписаны цветочными узорами, а на кофейнике, масленице, сахарнице и сливочнице были ещё и амурные сюжеты. Сервиз полностью соответствовал своему назначению, но вряд ли из него кто-нибудь пил кофе. Этот сервиз отлично смотрелся в различного рода сервантах, и там ему было как раз место - больше для украшения гостиной. На простом столе он выглядел слишком уж диковинно. Но, всё же, смотрелся он просто здорово.
   -- Да, -- протянул Андрей, -- налюбовались сервизом, просто чудо. Сюрприз ты мне подготовила. А я то спешил домой и думал, что первым тебе сюрприз сообщу.
   -- А у тебя что за сюрприз?
   -- В понедельник мы уезжаем.
   -- Куда ещё? -- испугалась Валерия.
   -- Как куда? В отпуск, конечно же. Лукшин сдержал своё слово - документы на отпуск на меня и на тебя уже готовы. С понедельника мы уже в отпуске.
   -- Правда? Ой, как здорово! -- Валерия прижалась к мужу. -- Прямо не верится. Через три дня мы выезжаем, а ещё дня через три я увижу Никитку. Или мы самолётом полетим?
   -- Вполне можем полететь, если только у нас есть лишние марки. Тогда билеты мы приобретаем за свой счёт. А поездом мы едем абсолютно бесплатно по воинскому предписанию. Правда, только в плацкартном вагоне. Это, конечно, не отдельное купе, но и не общий вагон. И куда нам спешить - у нас почти целый месяц отпуска, притом без учёта дороги.
   -- Даже так? Замечательно. Тогда, конечно, поездом. Можно готовиться в дорогу?
   -- Да, именно это я и хотел тебе сказать. Много ручной клади у нас быть не должно - в основном наши личные вещи на отпуск и подарки.
   -- Хорошо, я буду собираться.
   На этом обмен сюрпризами закончился. До отпуска Морозевичам оставался всего один рабочий день да пара выходных.
  
  

ГЛАВА 7

Тарифный отпуск

  
   В пятницу Андрей передавал дела на время отпуска Николаю Кравченко. Собственно говоря, основные плановые работы были расписаны на весь летний период. Так что Кравченко был в курсе всех дел. Они поговорили только о том, кто и где будет работать. Особенно это касалось кочегаров, поскольку через неделю решено было отправить в отпуск Колыванова, и таким образом на одного сварщика Пампушко оставалась большая группа слесарей и кочегаров. Нужно было использовать их эффективно, загрузить работой, не позволяя без дела бродить в рабочее время по городку.
   Тут как раз появился лёгок на помине Пампушко. Он сообщил, что последняя течь, обнаруженная вчера, устранена. А ранее варил этот шов именно он.
   -- Так, забирайте с Александром аппараты, баллоны, инструменты из этого дома и всё - забыли о нём. Далее плановые работы, не такие крупные, но их тоже нужно выполнять.
   -- И что нам после обеда делать? Куда теперь?
   -- А этого я не знаю, -- улыбнулся Андрей. -- Это как уж решит ваш новый начальник.
   -- Какой ещё начальник? -- удивился Вячеслав.
   -- Николай Алексеевич Кравченко. Прошу любить и жаловать. Он остаётся вместо меня на время моего отпуска.
   -- Вот здорово! Хорошо, что не Кирзонян или этот новый начальник сантеххозяйства. Коля свой человек, с ним мы сработаемся.
   -- Значит так. Не Коля, а Николай Алексеевич или хотя бы Николай. И я ему при тебе же даю распоряжение, чтобы он подкручивал у вас гайки. Николай, и в первую очередь, у Вячеслава. Он хороший работник, но порой такой балабол. Ты с ним будь построже. Ты знаешь, между прочим, что сказал Лукшин. Что для тебя отличный пример бригадир немцев Стефан. Ты приглядись к нему, немцы ещё с неделю в городке пробудут. И тебе пора так же, как и он, ставить людям задачи и добиваться неукоснительного их выполнения. И не боятся брать ответственность на себя. Мы что, хуже немцев или нас плохо учили? Учили прекрасно. Не учили только одному: ставить высокие цели и добиваться их. Причём, будучи молодым, а не в преклонном возрасте. Нам этот опыт работы в ГСВГ всем очень пригодится, и тебе в первую очередь. Спуску подчинённым не давай. Дашь один раз, и они тебе на шею сядут. Это, конечно, не означает, что нужно их ругать и постоянно на них давить. Но требовать должного выполнения ими своих обязанностей ты просто обязан. Главное, не давай им болтаться без дела. Вячеслав, ты слышал мои наставления Николаю?
   -- Слышал, -- понурив голову и тяжело вздохнув, ответил тот. -- А я что, я ничего. В общем, всё понятно.
   -- Становитесь скорее взрослыми. Не по возрасту, я имею в виду, а по своим поступкам. Вы все неплохие работники, но страшные баламуты. Пора становится серьёзными. Ладно, всё, не хочу больше читать вам нотации. Вы и так всё понимаете.

* * *

   Ну а дальше у Морозевичей были приятные хлопоты перед дорогой. Они, конечно же, поехали в субботу в Стендаль. Себе они ничего покупать не собирались, но нужно было купить подарки родителям и сыну. Сыну они, правда, в Таращу не забывали отсылать ежемесячные посылки с одеждой и обувью, чаще на вырост - Валерия же продолжала осуществлять свою программу обеспечения Никитки на несколько лет вперёд.
   Выехали они из Борстеля в понедельник утром. Отпуска в гарнизоне рассчитывали преимущественно именно с понедельника, хотя по желанию можно было пойти в отпуск в иной день. Например, в том случае, когда на работу после отпуска предстояло выходить (с учётом дороги) в пятницу или во вторник (как уезжали в отпуск одесситы). Вещей у Морозевичей было не много. Загружать своими вещами родителей Андрея было нецелесообразно - потом тащи их в Полтаву. А в самой Полтаве у них сейчас пристанища не было. Поэтому, как и предполагал Андрей, они кроме подарков везли с собой только свою сменную одежду, правда, не так уж мало - в расчёте на разную погоду. Ведь возвращаться в Борстель им предстояло уже в сентябре.
   Ехали в Союз они из Вюнсдорфа, прибыв туда с большим запасом времени, а потому и на вокзале пришлось просиживать долго. Это дало им возможность получше рассмотреть новый вокзал. Как ещё зимой говорил Андрею Лукшин, вокзал достроили именно в этом году. Торжественное открытие нового зала ожидания "Русского вокзала" состоялось 1 мая 1977-го года. Сейчас был как раз отпускной сезон, и потому на вокзале было очень много народа. Были и довольно приличные очереди в билетных кассах. Зал ожидания был переполнен. Многие сидели и на вещах, чаще даже на самом перроне, в тенёчке - август всё же. Но всё это было не ново и для вокзалов в самом Союзе. Но была здесь и одна деталь, которая не наблюдалась на вокзалах на Родине. По давно заведенной то ли русской, то ли уже здесь в ГСВГ традиции проводы отпускников, а особенно тех, кто навсегда прощался с ГДР, сопровождались обильным распитием спиртных напитков. Поэтому по вокзалу, включая и перрон, прохаживался военный патруль, в задачу которого входило недопущение распития спиртных напитков.
   Добрались Морозевичи на Родину нормально. В Бресте сняли со сберегательных книжек бо́льшую часть денег. У Андрея таковых было немного - хватит разве что на питание в пути. А вот Лера в Бресте положила на сберкнижку все имеющиеся у неё перед отъездом советские деньги, что было весьма предусмотрительно. У них были также сберкнижки и в Полтаве, хотя вклады там были небольшие. Они, конечно, значительно пополнились за год работы Андрея и частично Леры в ГСВГ. Ещё через сутки они были уже в Киеве. Всего отпуск Морозевичей составлял, как и у преобладающего большинства граждан СССР, 24 рабочих дня (включая и субботы), то есть с учётом воскресений полные четыре недели - 28 календарных дней. Если учесть, что дорога занимала (в европейскую часть СССР) 3-5 дней, то всего отлучка с основного места работы в ГДР составляла 34-38 календарных дней. Проездные документы выписывали при этом до того места, который заказывал уезжающий в отпуск. Можно было заказать проезд по предписанию хоть и до Камчатки, выигрывая больше дней отпуска. Но это было не совсем выгодно, потому что нужно было по возвращению предъявлять проездные документы, следовательно, действительно, ехать до Камчатки. В связи с этим, конечно, существовали разные уловки, хитрости, но это было настолько хлопотно, что этим редко кто занимался. Чтобы более рационально использовать дни отпуска Андрей заказал проездные документы до Полтавы. Они сначала съездят на пару дней в село к Валериной маме. Они побудут в селе несколько дней, а затем поедут в Таращу. Это было удобней, нежели ехать в Таращу, а потом в село, затем на море, после чего вновь возвращаться в Таращу и так далее. Позволить себе не заезжать в село, они не могли - Валерия уже более года не виделась с мамой, а ведь та жила в селе одна - её муж, отец Валерии, тяжело контуженный на фронте, рано умер.
   Прибыв в Полтаву, Морозевичи первым делом заскочили в сберкассу, где Андрей снял со своей книжки часть денег - с книжки Леры в Бресте, по их прикидкам, всё равно не хватало для разных проездов и полноценного отдыха на море, тем более, без путёвок. Затем они сразу же отправились на автовокзал и уже через полтора часа были у тёщи Андрея, в знаменитом селе Великие Сорочинцы. Конечно, мама Валерии очень обрадовалась гостям, только сожалела, что не сможет увидеть внука. Валерия пообещала, что на следующий год они обязательно приедут в село с ним вместе - придётся, всё же, менять маршрут. Великие Сорочинцы - это село с населением около 6 тысяч человек, расположенное на реке Псёл, в 25 км от Миргорода. В официальных документах населённый пункт известен с 20-х годов XVII-го столетия. Андрей за прошедшие несколько лет успел полюбить это уникальное место, известное всем благодаря своему уроженцу Николаю Гоголю и знаменитой Сорочинской ярмарке, которая обычно проводится в последние выходные августа. Она проводится с 1966-го года ещё и как дань памяти великому писателю, создавшему одноимённую повесть, вошедшую в цикл "Вечера на хуторе близ Диканьки". Ярмарка прижилась и теперь в селе на специально осушенной болотистой местности ежегодно разыгрывается театрально-торговое действо, привлекающее десятки тысяч человек. И это не просто ярмарка, где можно что-то купить или продать, а замечательный весёлый праздник, настоящий спектакль под открытым небом, когда трудно разобраться, где артист, где торговец, а где зритель.
   Морозевичи успели до отдыха на море искупаться и на Псле. На правом берегу реки в самом центре села высится Спасо-Преображенская церковь - величественный храм, где будущий классик Гоголь принял таинство Крещения. На свете много есть прекрасных и загадочных рек! И, наверное, каждая по-своему единственная. Псёл - одна из самых красивых рек Украины. Прекрасная река Псёл берёт своё начало в Курской области и, радуя своей красотой и неповторимостью жителей Сумской и Полтавской областей, впадает в могучий Днепр в районе Кременчуга. Голубая ленточка на карте, а в реальности - пятисоткилометровая река, большую часть своего пути скрывается в лесах. Она мерно несёт свои воды вдоль живописнейших берегов западной части холмистой Полтавской равнины в лесостепной зоне, пересекая Сумскую и Полтавскую области с севера на юг и впадая в Днепр в акватории Днепродзержинского водохранилища. Средняя ширина в летний период около 30-40 м (порой до 70 м), глубина - 2-3 метра.
   Через 2 недели в селе должна была состояться знаменитая Ярмарка. Но Морозевичи не жалели о том, что не попадут на неё в этом году. Андрей уже 4 года любовался этим прекрасным зрелищем, а Валерия знает ярмарку значительно дольше. Будут посещать они ярмарку чаще теперь уже через пару лет, а сейчас на первом плане стоял их совместный отдых на море.

* * *

   Они погостили у Валериной мамы 3 дня, а уже на четвёртый день, ещё до обеда прибыли в Таращу. Им там все очень обрадовались и, первую очередь, конечно же, Никитка. Их в этот день не ожидали. Андрей писал, что они будут в отпуске в августе, но когда именно он и сам толком не знал. Из села же, в Сорочинцах, в Таращу они не звонили, поскольку это было довольно хлопотное дело - разговор нужно было заказывать заранее.
   Вечером того же дня все собрались за столом и долго делились своими новостями, расспрашивали о планах, играли с Никиткой. Сын привёз отцу в подарок пару красивых пивных кружек и несколько бутылок самого пива. Как не странно, но пиво можно было свободно провозить (хотя это тоже вроде бы пищевой продукт). Сейчас они сидели с отцом, разговаривали о ГДР и попивали пивцо из новых кружек. Валерия со свекровью вели свои разговоры, играли с Никиткой, смотрели телевизор. Пиво было отменное, и отец был доволен таким вот напоминанием о послевоенной Германии.
   Когда на следующий день утром Андрей поднялся и пошёл в ванную умываться и бриться, на столе в кухне он заметил недопитую бутылку пива. Андрей удивился, что мать не выбросила её. Он решил попробовать, какое же на вкус вчерашнее немецкое пиво, которое простояло в открытой бутылке почти половину суток. Каково же было его удивление, когда он ощутил, что пиво практически не потеряло свои вкусовые качества, вот только оно уже почти не пенилось. И это при том, что пива в бутылке было примерно всего треть, а небольшой объём, по его мнению, должен был скорее измениться во вкусе. Ранее Андрею не приходилось оставлять открытую немецкую бутылку с пивом на второй день, и он недоумевал, как это немцам удаётся варить такое пиво - отечественное пиво в такой ситуации можно было смело выливать, это были уже просто помои.
   Ещё Андрею недоумевал и по другому поводу, о том, что дома нет Юрия, его младшего брата, который заканчивал третий курс Киевского педагогического института. В феврале его не было по понятным причинам - он занимался, но сейчас-то у него были каникулы, и он должен был быть дома. Андрей спросил об этом маму. Та лишь махнула рукой и расплакалась.
   -- Что случилось? -- заволновался Андрей.
   Мама немного успокоилась и стала рассказывать. Оказывается, брат Андрея бросил институт.
   -- Как это бросил, почему? -- не понимал Андрей.
   -- А вот так. Сказал, что это не его дело, ему это совершенно не интересно. Не лежит, мол, у него душа после окончания института всю жизнь простоять у школьной доски.
   -- Но не обязательно преподавать в школе. Можно ведь и в институте, а если ещё подготовить и защитить диссертацию, то, вообще, нормальная работа. Профессора и доценты ВУЗов живут довольно вольготно, да и зарплаты, как я слышал, у них неплохие. К тому же, если он хорошо окончит институт, то и в других местах можно устроиться. Ну, поработает по направлению три года в школе, а дальше то сам себе хозяин.
   -- Вот и расскажи ему это. Да мы и сами ему об этом говорили. Но он упёрся и ни в какую - не хочу в педагогическом учиться.
   -- А где он сейчас?
   -- Где, где. В армии. Забрали его в конце мая.
   -- А ты мне ничего не писала.
   -- Да, не писала, потому что не хотела вас расстраивать, да и самой лишний раз слёзы утирать.
   -- Хорошо, а куда же он собирается поступать после армии? Или чем он собирается заниматься?
   -- А он и сам не знает. Сказал, что за время службы в армии определится, мол, у него будет много времени поразмышлять об этом.
   -- Да, ну и дела, -- протянул Андрей. -- Вот уж чего от него не ожидал.
   Правда, если честно признаться, то поводы для такого решения у Юрия, возможно, и были. В школе он, хотя и не был отличником, но учился хорошо. И в тот же год после окончания её поступил в институт, в чём они, впрочем, и не сомневались. Однако было одно "но". Поступал он в педагогический институт по совету отца, даже, скорее, по его настоянию. Отец очень хотел видеть в своём младшем сыне продолжателя своей профессии. Он и любил то Юрия больше, чем старшего сына. Но, вероятно, не всегда советы родителей верно определяют будущее своих детей. Андрей вспомнил и своё окончание школы. Тогда мама очень хотела, чтобы он стал врачом, чтобы он поступал в медицинский институт. И очень просила его об этом. У неё даже там какие-то связи имелись. Отец тоже не возражал против такого варианта, хотя и не настаивал. Но не предлагал и поступать в педагогический. Вероятно, эту свою мечту отец решил осуществить по окончанию школы Юрия. Но Андрея совершенно не интересовали лавры врача, впрочем, как и педагога или специалиста любой другой гуманитарной профессии. По складу ума и привязанностям к каким-нибудь делам он был технической направленности. Ему и школе легко давались математика, физика, химия, но никак не язык и литература. Из гуманитарных предметов он ещё более-менее интересовался географией и историей, вот, пожалуй, и всё. Поэтому Андрей категорически отказался поступать в медицинский ВУЗ, хотя значительно позже, лет через 15-20 немного об этом и сожалел. Но свой путь он, всё же, выбрал сам. А вот Юрию, пожалуй, не дали выбрать свою профессию, и вот теперь имели такие результаты. Нет, конечно, силой его в педагогический институт никто не загонял, но вот выбрать себе будущую профессию и затем настоять на своём выборе он не сумел. Андрей в этом плане оказался более решительным. Юрий же всегда был более мягким, более чувствительным человеком, вероятно, излишняя родительская любовь к младшему сыну и сделала его таким. Но всё равно, решение Юрия казалось Андрею неправильным. Бросать институт после почти уже законченного третьего курса! Мог бы доучиться ещё два года, получить высшее образование, а там уже решать куда пристроиться, всё же, с высшим образованием это несложно. А если и надумал бы потом менять свою профессию, то сделать это было бы легче. В технический ВУЗ Юрий бы определённо не пошёл, а в каком-нибудь другом гуманитарном ему, возможно, могли бы зачесть начальные курсы или, хотя бы, ряд предметов. А, может быть, и этого ему бы не пришлось делать - возможно, ему уже тогда и понравилась бы его полученная профессия. И Андрей был недалёк от истины - после армии брат таки восстановился в том же институте, правда, на заочном отделении, успешно его окончил и работал учителем в родной школе. Правда, не так и долго, подыскав себе работу в редакции газеты.
   -- Андрюша, вы собираетесь ехать на море, -- перебила его размышления мама. -- А куда именно вы хотите поехать?
   -- Даже, не знаю, не решили ещё. Просто планировали на Чёрное море, но куда именно пока что и сами не определились. Мы же всё равно едем не по путёвкам, нам там нужно будет квартиру снимать.
   -- Ну да, это понятно. А вы не хотели бы поехать в Евпаторию?
   -- В Евпаторию? Не знаю, но почему бы и нет. Валерия была в прошлом году в Саках, и ей там понравилось. А Саки то недалеко от Евпатории. К тому же Евпатория это фактически детская здравница. Там ведь очень много детских санаториев, пансионатов, лагерей. А мы же с Никиткой поедем. Правда, это не южный берег Крыма, а западный и там, как говорила Лера, порой дуют прохладные ветерки. Но, я думаю, что в августе месяце там холодно не будет. А почему ты предлагаешь ехать именно в Евпаторию?
   -- Дело в том, что там служит Юра.
   -- Ух, ты! В самой Евпатории?
   -- В принципе, да. Только, как я поняла из его писем, не в центре города, а где-то на его окраине.
   -- Надо же, как велик СССР, а Юрка попал на Чёрное море. Неплохо. Их там, конечно, на море, вряд ли, водят, но, всё же, тепло - не тундра какая-нибудь и не тайга. Тогда точно поедем в Евпаторию. Лера, ты как?
   -- Я согласна. Лишь бы на море, Никитку немного оздоровить. Так что не имею никаких возражений. В Саках мне, действительно, понравилось, а Евпатория, я так думаю, ещё лучшее место.
   -- Всё, решено. Едем в Евпаторию. Там и с Юркой, конечно, увидимся.
   -- Тогда и я с вами поеду, можно? -- спросила мама. -- Я там долго не буду задерживаться, но сына обязательно проведаю.
   -- Конечно, можно. Что ты ещё спрашиваешь. Поедем вместе.
   Так они разрешили этот важный вопрос. Андрей с Лерой побыли в Тараще ещё три дня. Андрей за это время навестил своего друга Антона, который работал преподавателем в местном сельскохозяйственном техникуме и встретился также с некоторыми другими школьными приятелями.

* * *

   Выехали они на море из Киева 18-го августа и на следующий день уже были в Евпатории. Они устроились на квартире почти в центре города. В этот день они немного прогулялись по городу, пообедали, а затем отправились искать часть, в которой служил Юрий. Она, и точно, находилась далековато от центра, на самой окраине города, но туда ходил прямой автобус. Сегодня была пятница, и они хотели договориться с командиром части о встрече с Юрием, а ещё лучше о том, чтобы того завтра отпустили в увольнение на целый день. С командиром части они, конечно же, не встретились, но долго беседовали с командиром подразделения, в котором служил Юрий Морозевич. Узнав, что навестить его солдата, а Юрий учился в сержантской школе, приехало целое семейство, тот пошёл им навстречу. Когда же он узнал, что брат Юрия со своей женой работают за границей в советских войсках и приехали оттуда на встречу с Юрием, то он вообще смилостивился. Он сказал, что отпустит Юрия на субботу и воскресенье, спросив, будет ли место тому заночевать. Морозевичи не рассчитывали на такой поворот событий, а потому такой вопрос и не обсуждали. Поэтому было решено, что вечером в субботу Юрий вернётся в часть и заночует в её расположении. А в воскресенье с утра вновь встретится и проведёт снова день со своими близкими. В принципе, какая разница, где Юрий проведёт ночь - всё равно спать будет, не пойдёт же он на танцы или в ночной ресторан.
   Но зато в следующие два дня они все вместе прекрасно отдохнули - они почти целыми днями пребывали на пляже, купаясь и загорая, а вечерами, точнее часов с пяти, гуляли по городу, ходили на разные аттракционы (в основном, конечно, ради Юриного племянника), ели мороженое, сидели в летних кафе и фотографировались у профессиональных фотографов. Все очень много беседовали (немного и по теме института), шутили, смеялись, в общем, радовались жизни. Однако тему дальнейшего будущего Юрия активно не обсуждали.
   Наибольший заряд энергии за эти два дня получила, конечно же, мама, которая была очень довольна встречей с сыном. Она после этого побыла в Евпатории ещё два дня и уехала - она взяла отпуск только на неделю. Андрей несколько позже забрал фотографии, которые потом привёз в Таращу. Это были красочные цветные фотографии - и всех их вместе, и по отдельности (Никитка на аттракционах) на фоне красивой природы Евпатории. Очень чётко на этих фотографиях различался даже рисунок той самой яркой цветной рубашки Андрея, которую он в своё время не хотел покупать. Морозевичи пробыли в этом городе 18 дней - с 19-го августа по 5-е сентября, самый бархатный сезон.
   Отдых в Евпатории Морозевичам очень понравился, хотя на пляж и с пляжа они ежедневно ездили морским катером. В самом центре города пляжи были небольшие и не очень благоустроенные, были и с бетонными берегами. Городские пляжи были немногочисленными, например, тот же маленький пляж в парке имени Фрунзе. Но такие путешествия как раз нравилось маленькому Никитке - каждый день ездить на пароходике. Сам город им запомнился двумя особенностями. Во-первых, в Евпатории были очень вкусные молочные продукты. Они были недорогими, но очень качественными, таких молочных продуктов (начиная от молока и кефира и заканчивая ряженкой, сметаной или творогом) они ни до того, ни после нигде не ели.
   Второй интересной особенностью города был его трамвай, но не сами вагоны. Трамвай в Евпатории стал одной из достопримечательностей города, он является его своеобразной визитной карточкой и уникальной транспортной системой. Первая трамвайная линия в городе была открыта ещё в 1914-м году, но трамвай до сих пор пользуется большой популярностью у жителей и гостей города.
    Чем же так знаменита трамвайная система Евпатории? Во-первых, Евпатория является единственным "трамвайным" город в Крыму. А во-вторых, её трамвайная сеть одноколейная - она базируется на колее шириной 1000 мм и представляет собой однопутно-разъездную схему, то есть трамваи двигаются по однорядной колее. Параллельной ветки нет. Трамваи идут навстречу друг другу по одному пути и расходятся на небольшой участок двухрядного пути только за какой-то десяток метров до остановки.
   Это требует соблюдения очень точного графика их движения. Если одному из трамваев доводится задержаться, то водитель встречного трамвая терпеливо ожидает его на остановке. Такого Морозевичи тоже больше нигде не видели. Как с гордостью сообщили Морозевичам местные жители, подобные трамвайные трассы в СССР довольно редки, они имеются ещё всего в 5 городах. Например, на Украине - в Житомире, Львове и Виннице, а также в Калининграде и Пятигорске. А вот в Европе в городах с узкими улочками такие трассы получили довольно широкое применение.
   Никитке очень нравилось на море. Он буквально не вылезал из воды (под контролем родителей), загорал, лепил из песка домики, играл камушками - в Евпатории наряду с золотистыми крупнопесчаными пляжами, попадались и участки галечных. Он хорошо загорел, окреп, отец начал обучать его плаванию - сначала на кругу, а под конец их пребывания на море и без него (поддерживая и страхуя сына). Тот, конечно, порядком нахлебался морской воды, но держался стойко, не хныкал.

ГЛАВА 8

Возвращение в Борстель

  
   В Таращу Морозевичи вернулись во второй половине дня 6-го сентября. Они пробыли у родителей ещё два дня, но пора было уже возвращаться в ГСВГ. Выехали на Киев они утренним автобусом, планируя немного побыть в столице Украинской республики. Конечно, вновь было тягостным расставание с сыном, и теперь уже на целый год. Но ничего не поделаешь. Никитка даже провёл вместе с дедушкой родителей до автостанции, после чего дедушка намеревался ещё прогуляться с ним по городу. Сегодня была пятница, а в понедельник, когда его родители уже планировали пересечь границу ГДР, ему снова идти в садик.
   В Киеве Морозевичи сдали ручную кладь в камеру хранения, взяли билеты на Брест и поехали в центр города, у них были кое-какие планы. Они начали разыскивать радиомагазины и магазины электротехники. У них была определённая цель, они хотели купить магнитофон. Ещё в Борстеле их надоумили, что очень выгодно везти в ГСВГ хороший магнитофон, и здесь уже сдать его в комиссионный магазин. Это было довольно выгодно, хороший магнитофон стоил немалые деньги, и немцы давали за него приличную сумму - такая аппаратура из Советского Союза у них очень даже ценилась. А на вырученные деньги можно было купить товаров здесь в ГДР значительно больше, нежели в том же СССР, если бы даже там такие были не в дефиците. И в одном из магазинов они высмотрели такой магнитофон. Их выпускал Киевский радиозавод, поэтому и купить его легче всего было в Киеве. И это был не просто хороший магнитофон, это была последняя модель бобинного магнитофона "Маяк-203", предшествующие модели которого, как им рассказывали, за хорошее качество очень ценились немцами. И вид у этого магнитофона был соответствующий - очень даже симпатичный.
   Магнитофон "Маяк-203" начал выпускаться в Киеве как раз с 1977-го года. Это был катушечный трёхскоростной четырехдорожечный бытовой магнитофон 2 класса. Он был предназначен для записи фонограмм,  с применением магнитной ленты толщиной 37 мкм. Мог быть также использован в качестве стереофонической приставки при подключении к нему других стереофонических аппаратов.  Магнитофон позволял производить запись монофонических программ с микрофона, звукоснимателя, приемника, телевизора,  трансляционной линии и другого магнитофона.  Кроме того, он записывал стереопрограммы и воспроизведение их в монофоническом режиме или на головные стереотелефоны в стереофоническом. Уровень записи контролировалось 2-мя стрелочными индикаторами. Аппарат был выполнен в виде переносной конструкции в гибридном корпусе из металла пластмассы и дерева, со шпоном ценных пород. Панель собственной акустической системы оформлена цветной (обычно чёрного цвета) декоративной решеткой из полистирола. Питался магнитофон от сети 127/220 вольт. Для своего времени это был довольно высококлассный прибор и пользовался огромным спросом у покупателей.
   Морозевичи, не раздумывая, купили магнитофон, отвезли его на вокзал, перепаковали вещи, чтобы этот новый магнитофон не так мелькал на глазах (хотя провоз подобных вещей разрешался) и уже налегке вернулись в центр города, где ещё долго гуляли чудесными парками и скверами города своей молодости. На вокзал они вернулись только за полтора часа до отхода поезда на Брест.
   В Бресте они без проблем взяли билеты на Вюнсдорфский поезд, вновь положили лишние советские деньги на сберкнижки и стали дожидаться поезда. В таможенном и пограничном залах у них никаких проблем не возникло. Правда, ни по приезду сюда из ГДР, ни сейчас Андрею не встретился знакомый ему таможенник, видно не его были смены.
   И вот опять поезд бежит по территории Польши, а уже на следующий день снова по территории ГДР. Андрей с Лерой беззаботно сидели у окна и любовались проплывающими пейзажами. Вдруг Валерия, которая сидела лицом по ходу движения поезда и у самого окна, затеребила рукав сидящего рядом мужа:
   -- Андрюша, ты только посмотри! Какая красота!
   Андрей глянул в окно и сам залюбовался картиной. На пригорке параллельно движению поезда бежала стайка косуль. Косули как бы соревновались с поездом. Бежали они легко и грациозно, то чуть-чуть притормаживая свой бег и оглядываясь по сторонам, то вновь набирая скорость. Они бежали рядом с поездом до ближайшего перелеска, а потом скрылись из виду. Валерия даже расстроилась.
   -- Андрюша, ты посмотри. Их здесь охраняют, они не боятся людей, а у нас их всех перестреляли. Ну, что у нас за народ такой! Обязательно нужно убить живое существо, нет, чтобы им просто любоваться.
   -- Ну, почему всех перестреляли? У нас они в заповедниках тоже есть.
   -- Так то в заповедниках, в отдельно отведённых для них местах, но не в полной свободе. Пределы заповедника они не покидают. Это как американские резервации для коренного населения североамериканского континента, которые им когда-то отводили "добрые" колонизаторы.
   -- Нет, немного всё не так. Есть ещё, конечно, косули, олени, лоси и просто в лесах, вне зоны заповедников. Но их там, действительно, мало. И они очень пугливы, боятся человека.
   -- Вот-вот, боятся! Все звери человека боятся, потому что именно он и есть самый страшный зверь, который уничтожает всё, что видит. Если наши предки дичь убивали ради пищи, то сейчас зверей убивают просто ради удовольствия. Ещё и лицензии на отстрел выдают. Ну ладно бы только на отстрел хищных зверей. Так нет, и на тех же косуль или лосей, о которых ты упоминал. А они чем мешают человеку? Они что, как дикие кабаны огороды роют? Это не они дикие звери, это люди дикие звери. Ни один зверь никогда не убивает существо своего же рода или вида. А люди только тем и занимаются, что тысячелетиями уничтожают друг друга. Да что там дикие звери. У нас в Полтаве в парке когда-то кормили с рук белочек, но затем этих белочек куда-то отвадили или переловили. А белочки чем им мешали? Вот люди, не все, конечно, но и есть самые настоящие хищники.
   Расстроенная Валерия, наконец, замолкла. Молчал и Андрей - что он мог сказать на всё это, ведь жена была абсолютно права. Вот только ей сейчас и в голову не могло прийти, что уже менее чем через год она вновь сможет кормить белочек из рук.

* * *

   Вернулись Морозевичи в городок в понедельник во второй половине дня. Оказалось, что и за ним они уже успели соскучиться. Они, не спеша, стали распаковывать вещи.
   -- А когда мы магнитофон повезём в комиссионку? -- спросила Валерия, дойдя до новой покупки.
   -- Я пока что не знаю, поскольку не ведаю, что там творится у меня на работе. В этом месяце съездим, затягивать до глубокой осени не будем. Это, в общем-то, и недалеко.
   Андрею рассказали, что лучше всего везти магнитофон в Зальцведеь, небольшой городишко примерно в 50 км от Борстеля, который располагался почти на границе с ФРГ. Там никогда не стояли и не стоят сейчас советские части. Поэтому такие вещи там лучше ценятся, и денег за них дают больше, нежели в Стендале, в котором, конечно же, тоже есть подобные комиссионки. Но здесь на один такой магазин уж слишком много припадает советских военных и служащих. Правда, в Зальцведеле в магазине деньги дают не сразу, а после продажи товара, выписав квитанцию о его приёме (Андрей не знал, какие правила в подобных магазинах Стендаля). Но продают магнитофоны в Зальцведеле довольно быстро - за неделю или, в крайнем случае, за десять дней. Так что придётся туда ехать дважды. Но это как раз тот случай, когда уже "шкурка вычинки стоит". Но об этом пока что рановато думать.
   Разобравшись с вещами, Валерия решила сходить в продуктовый магазин, Андрей же решил вначале заскочить на работу и узнать как там дела. Но потом он передумал - что изменится от того, узнает ли он эти новости сегодня вечером или завтра утром. И Морозевичи весь оставшийся день провели дома вдвоём.
   Во вторник и Андрей, и Лера уже отправились с утра на работу. Начались, как обычно, расспросы о том, как они провели отпуск, что нового на Родине, как там, на таможне в Бресте и тому подобное. Только после всего этого можно было выяснить, что нового всё-таки здесь. А здесь, как говорили подчинённые и коллеги, в частности Андрея, всё по-старому. Новость, правда, одна есть - сейчас в отпуске, как он и планировал, пребывает Лукшин. А тот, кто его заменяет, не сторонник проводить расширенные планёрки. Изредка, конечно, их проводят, но только тогда, когда нужно дать какие-нибудь срочные распоряжения начальникам служб или же, когда тем что-то нужно. Как сказал Кравченко, ему хоть в этом немного повезло, а вот самому Андрею вскоре придётся вновь ежедневно ходить на планёрки. У них в хозяйстве всё идёт по плану, без каких-либо происшествий. Да и работы то не так уж много. Колыванов пока ещё в отпуске, многие слесари и кочегары нередко просиживают в мастерской - ну не будут же какую-нибудь задвижку разбирать 5-6 человек. Немцы закончили работы в котельной под "Лондоном" и испытали систему на следующей неделе после отъезда Морозевичей в отпуск. Всё прошло гладко, никаких неполадок не было. Так что все крупные работы уже в прошлом. Рады этому были и Николай, и Андрей.
   Морозевич сегодня же взял ключ и пошёл осматривать новую котельную под общежитием N 1. Она произвела на него впечатление - всё вокруг, как говорится, сверкало и блестело. В переносном, конечно, смысле, потому что никаких блестящих деталей в котельной не было. Но только так можно было охарактеризовать ту чистоту и порядок, которая бросилась в глаза Андрею. Умели немцы не только работать, они умело преподносили и плоды своей работы. Теперь эта котельная как бы стояла в одном ряду с центральной, которую также строили немцы. Правда, и остальные котельные тоже строили немцы, но уж очень давно это было.
   Андрей думал о том, как в жизни всё смешано, у него за этот год с небольшим столько всего переплелось - и хорошего, и не очень. Сначала неопределённость в Цербсте, потом нелёгкое ознакомление с хозяйством уже здесь, мелкие неудачи поначалу и крупные неприятности значительно позже. Не таким уж лёгким делом было оформление, точнее договорённость о вызове жены. Но были и приятные, хотя и совсем не простые, моменты - улаживание жалоб в домах лётного состава, ремонт трубы в нём же, удачное решение по санчасти, приезд жены, ремонт вот этой самой котельной и жилого дома N 3. Пожалуй, хорошее, всё же, перевешивает на весах плохое, хотя, следует признать, что откровенно плохого и не было. Андрей даже удивлялся - неужели всё это происходило с ним самим? После относительно спокойного плескания в ванной его бросили в бурное море, одного, без спасательных средств. И он, к удивлению, смог выкарабкаться и научился хорошо плавать. Правда, спасательные средства, всё же, были - помощь коллег, начальника и опытных подчинённых, которые его здесь хорошо приняли. А вообще-то человеку под силу многое, он даже порой сам не подозревает о своих скрытых возможностях, а потом они вдруг раскрываются. Если бы года два тому назад Андрею сказали, что ему придётся возглавлять такой немалый коллектив, да ещё быть оторванным от семьи и от дома, то он бы в это никогда не поверил. Сказал бы, что это всё фантазии, не стоящие внимания. Однако жизнь порой превращает в реальность любые фантазии. Жизнь просто сильнее любых фантазий! Разве могли, например, фронтовики, вернувшиеся с войны и думавшие о восстановлении страны, и просто об улучшении жизни, предположить, что всего через 12 лет в этой, ещё не полностью восстановившейся стране в космос уже будет запущен искусственный спутник, ещё через 4 года в космос полетит человек, а менее чем через 25 лет после самой жестокой в мире войны люди будут ходить по Луне! Пусть даже по Луне ступала нога и не советского человека, но какое это имеет значение. Но ведь расскажи какой-нибудь провидец об этом в 1945-м году тем же фронтовикам, то они, наверное, назвали бы этого человека не просто фантазёром, а ещё бы и покрутили пальцем у виска. Вот вам фантазии и реальность.
   Но пора было уже втягиваться в работу. Это было не так уж и сложно, потому что Николай был прав - всё шло по плану, и работы было немного. Это был, наверное, самый спокойный период работы у Андрея за всё время, период перед новым, уже вторым отопительным сезоном. Так сказать, затишье перед бурей. И хотя незагруженные работой дни обычно тянутся медленно, сейчас же они пролетали довольно быстро. К концу недели Андрей случайно встретился с Александровым. Тот, увидев тёзку, воскликнул:
   -- О, привет! Ты уже на работе?
   -- Да, вот только во вторник вышел. А ты как?
   -- Я уже больше месяца как здесь.
   Оказывается, Александров вернулся из отпуска буквально на следующий день после отъезда Морозевичей в отпуск.
   -- Слушай, -- продолжил тёзка Морозевича, -- надо бы где-нибудь посидеть за кружечкой пива, поговорить. Поделиться новостями о том, кто как провёл отпуск. Давай вдвоём в выходные дни сходим к Грише. Наш лепший друг сейчас важный начальник, ему сейчас не до нас, -- он имел в виду Кирзоняна.
   -- А что, можно. Давно мы вместе не отдыхали. Очень хорошая мысль. Можно когда-нибудь сходить и в карамболь поиграть.
   -- В карамболь пойдём играть зимой или поздней осенью, когда нечем будет заняться. А сейчас можно найти и другие развлечения.
   Они договорились пойти к Грише в ближайшее воскресенье - в субботу Александровы планировали съездить в Стендаль.
   -- А может быть, и вы с нами поедете? -- предложил Александров.
   -- Андрей, что мы там сейчас не видели. Вы же туда не на прогулку едете. А мы свои деньги оставили только на пропитание. Нам до получки ещё жить более двух недель.
   -- Ну да. Я это выпустил из виду. Ладно, тогда до воскресенья.

* * *

   Но перед первым после отпуска воскресеньем был ещё один выходной день - суббота. И Андрей, в преддверии душного (прокуренного) гасштетта "У Гриши", этот день решил провести на свежем воздухе, на природе. Он как-то неожиданно вспомнил ещё об одной достопримечательности окрестностей Борстеля, и решил обязательно ознакомить с ней и Леру.
   -- Так, мы сегодня, едем на прогулку, -- решительно заявил Валерии супруг сразу после завтрака. -- Погода стоит отличная, и прогулка, как я думаю, будет такой же.
   -- Хорошо, я не против. Давно я на велосипеде уже не каталась. Да и подышать свежим воздухом на природе тоже будет приятно.
   -- Будет приятно не только подышать, но и ещё кое-что.
   -- Вот как?! И что же ещё будет приятного?
   -- Сама увидишь, сейчас это пока что секрет. Поездка будет не только приятной, но ещё и вкусной.
   -- Интересно! Мы что, по яблоки поедем? Надеюсь, что ты не собираешься у немцев в садах яблоки воровать?
   -- Нет, -- улыбнулся Андрей, -- мы поедем не за яблоками. -- Он вспомнил свою первую прошлогоднюю поездку со Шмелёвым за шампиньонами на луг, а также до того свой вопрос в отношении тех же яблок. И он ответил Лере словами своего подчинённого, -- я ещё не сошёл с ума воровать у немцев яблоки.
   -- Тогда почему поездка будет вкусная? А, поняла, мы едем по грибы.
   -- Нет, не по грибы. Я сказал, что поездка будет вкусная, а не её последствия. А при сборе грибов ты же не будешь есть их сырыми.
   -- Тогда что же мы будем собирать, и где?
   -- Всему своё время, увидишь.
   Валерия поняла, что муж ей сейчас ничего не скажет, готовя сюрприз, а потому, вздохнув, отстала с расспросами и начала готовиться к поездке.
   Минут через двадцать езды на велосипедах Морозевичи были на запланированном Андреем месте. Это была некая лесопосадка. Но состояла она не из обычных деревьев, а из фруктовых. В общем-то, ничего удивительного в этом не было. И в Союзе тоже много таких посадок вдоль дорог. В окрестностях той же Полтавы тоже во многих местах дороги были посадки из деревьев вишни или яблони. Да, это были неокультуренные деревья, но осенние их плоды были довольно приятными на вкус, а потому многие (особенно молодёжь) частенько рвали такие приятно радующие глаз эти дары природы.
   Но в этом месте возле Борстеля были не вишни и не яблоки. Лера даже не сразу сообразила, что же это такое. И только, сойдя с велосипеда и подойдя поближе к одному из деревьев, она удивлённо и восхищённо воскликнула:
   -- Ух, ты! Это же, по-моему, алыча.
   -- Да, именно алыча.
   -- Боже! Но какая она крупная! -- раздался возглас Валерии, когда она подошла вплотную к дереву.
   -- Точно, я и сам не ожидал, что они будут такими крупными.
   -- Как не ожидал? Но ты же их видел раньше, иначе мы бы сюда не приехали.
   -- Видел, но тогда они были недозревшими, а потому и не особо крупными мне показались. Тем более, издали, я же их зелёными не рвал.
   Андрей наткнулся на эту посадку ещё в прошлом году, в средине июля, сразу после похода в борстелький (а скорее, стендальский бассейн). При этом он открыл для себя эту посадку, знакомясь, причём пешком (велосипеда у него на ту пору ещё не было) с достопримечательностями окрестностей немецкого городка. Поездки в бассейн, Стендаль, Гарделеген и прочие места он предпринимал с друзьями (Росток был исключением из правил - и то не по его вине), а вот прогулки по окрестностям Борстеля Андрей предпочитал проводить один. И, конечно же, в то время алыча была ещё не спелой. А позже он о ней, в хлопотах по подготовке к отопительному сезону, благополучно забыл, так и не попробовав эту вкусную ягоду.
   Алыча, она же Слива растопыренная (лат. Prúnus cerasiféra), - это плодовое деревянистое растение рода Слива, одна из исходных форм сливы домашней. Известно несколько её подвидов, в том числе слива-ткемали (это знание пригодится Андрею в следующем году), вишнеслива, мираболан. В диком виде и окультуренная алыча распространена в гористой местности на Тянь-Шане, Балканах, в Средней и Малой Азии, в Иране, на Северном Кавказе и Закавказье, в Молдавии и на юге Украины. Алычу также возделывают в России (в Курской, Воронежской, Брянской и других областях) и в Западной Европе.
   Морозевичи лакомились этими фруктами и в Полтаве, покупая их на рынке. Но даже привозная с Юга (специально разводимая) алыча не была такой крупной, как в этой лесопосадке в центре Западной Европы. Обычно плоды дикорастущей алычи чаще диаметром примерно с небольшую вишню, реже - размером в крупную черешню. Но в этой лесопосадке алыча (неокультуренная!) порой достигала размера 2-х с лишним сантиметров. Возможно, ранее здесь планировался фруктовый сад - этого отдыхающие не знали. Но вряд ли, поскольку деревья в саду растут рядами, а здесь был только один ряд алычи, правда, довольно длинный. Уже значительно позже Андрей по случаю прочитал где-то, что в последние годы селекционерами получены сорта крупноплодной алычи размером до 3-х см и с массой плодов 18-30 г (у дикорастущих же всего 2-12 г). При этом урожайность взрослого дерева может достигать 300 кг. Сейчас была как раз пора наибольшего созревания алычи - для этого вида фруктов именно сентябрь, или конец августа.
   По своему размеру борстельская алыча напоминала скорее терносливу. Морозевичи были хорошо знакомы с этим представителем фруктовых ягод. У Лериной мамы в селе было (на границе с соседями - как естественная ограда) несколько деревьев терносливы. Именно терносливы, а не тёрна, терновника. Терновник обычно выглядит как невысокий кустарник, реже - как небольшое деревце с густо покрытыми колючками побегами. Он иногда почти целиком покрывается мелкими (1-1,5 см в диаметре) шаровидными сине-чёрными тёрпкими на вкус плодами, покрытыми восковым налётом. Что же касается плодов терносливы, то они крупнее тёрна и сочетают в себе вкус сливы (сладость) и тёрна (небольшая тёрпкость). По химическому составу эти ягоды очень близки к таковым у сливы, с той лишь разницей, что в них содержится немногим меньше сахаров (10-12 %) и больше - дубильных веществ. Но вот по размеру и деревья, а также плоды терносливы были значительно крупнее плодов своего сородича тёрна. Андрею осенью приходилось собирать их с высокой лестницы или лазить по веткам. Сами плоды терносливы (тоже неокультуренной) были размером с небольшую сливу. Вот такой же, по размеру почти как та же тернослива, была и алыча под Борстелем.
   Удивило супругов и ещё одно обстоятельство. У алычи обычно плоды (довольно сочные) по цвету чаще всего жёлтые или розовые. Иногда попадались Морозевичам и оранжевые или красные. Но здесь им попадалась алыча и фиолетовая (чуть ли не чёрная), и какая-то пёстрая, что ли. По форме плоды были иногда удлинёнными или приплюснутыми, с лёгким восковым налётом и слабой продольной бороздкой Вкус алычи был кисло-сладкий. В общем, и Лера, да и Андрей были в восторге от такого приятного отдыха.
   -- Андрюша, но мы же не взяли с собой корзинку. Как жаль. Можно же было запастись этими чудесными фруктами, насладиться ими и дома. Как же ты это упустил?
   -- Успокойся, ничего я не упустил. Не брал корзинку, потому что не хотел привлекать лишнего внимания. Начались бы расспросы: "Куда?" "За чем?" и тому подобное. Начали бы набиваться в попутчики. А мне хотелось просто побыть вдвоём. Я взял с собой не такой уж маленький кулёк. В него много ягод влезет, -- с этими словами Андрей достал из кармана сложенный, действительно довольно вместительный по виду (когда он его развернул) полиэтиленовый кулёк с ручками.
   -- Ой, прекрасно!
   И начался сбор урожая. Морозевичам, в общем-то, не было необходимости и лазить по деревьям - и на нижних ветках плодов хватало, а дерево-то было не одно. Но Андрей, всё же, на одно из них залез - именно на его верхушке были наиболее созревшие, наиболее крупные и, наверное, наиболее вкусные ягоды.
   Возвращались с этой приятной (и полезной) прогулки в гарнизон супруги очень довольные. Отдых сегодня удался на славу. Да и ещё пару последующих дней они ощущали приятный вкус (в прямом и переносном смысле) плодов этого времяпрепровождения. Они повторили свою поездку в эту местность и в следующую субботу, и этим окончательно сбили оскомину на алычу. Но вспоминали они о ней и позже, даже значительно позже.

ГЛАВА 9

Истории и приключения

  
   В воскресенье Андрей предупредил Леру, что сходит со своим тёзкой к Грише попить пиво и поделиться последними новостями. Валерия не возражала, и вот они уже сидели в гасштетте за столиком. Они, не спеша, смакуя, потягивали пиво и делились новостями. А последние новости - это, естественно, их пребывание в отпуске. Андрей рассказал об их отдыхе на море, встрече с братом и кратковременном пребывании у родителей. У Александрова всё было наоборот - долговременное пребывание с дочкой то у своих родителей, то у родителей жены, отдых на речке и походы в лес за грибами.
   -- В общем, отпуск у меня, хотя и был насыщенным, но довольно однообразным, -- подвёл тот итоги.
   Пока они беседовали, неподалёку за соседним столиком расположилась троица одесситов и ещё трое ребят из тех же "Хоромов". Двое из них, попросив разрешение, подсели к Андреям - мест в гасштетте становилось всё меньше. Одесситы весело балагурили между собой, заказав пиво, дупельки с водкой и сосисками. Потом они о чём-то поговорили с немцем за соседним столиком. В общем, всё шло как обычно. Морозевич с Александровым продолжили свой разговор, негромко беседовали и напарники по их столу. Через время обе эти беседы были прерваны диким воплем: "А-а-а-а!!". Вопли рвались из горла немца, с которым недавно разговаривал один из одесситов. Он стоял с открытым ртом, которым судорожно хватал воздух как вытащенная из воды рыба. Он ничего не мог сказать, по лицу у него катились слёзы, он задыхался, вовсю махал руками и орал своё "А-а-а-а!!". Затем он накинулся на одного из одесситов, который выскочил из-за стола и начал от того прятаться за спинами друзей. Тогда немец схватил недопитую кружку пива и вновь бросился за одесситом - а то был Николай Сушков. Увидев, что дело приобретает серьёзный оборот, Николай бросился к двери, немец за ним. Чем у них всё закончилось на улице - неизвестно. Никто ничего не мог понять, и только оставшиеся двое одесситов с сотоварищем хохотали что есть мочи. Один из слесарей из-за столика, где сидели Морозевич с Александровым, пересел на время к хохочущей троице и те, давясь смехом, начали ему что-то рассказывать. Через время слесарь, уже тоже смеющийся, вернулся и вот что он рассказал. Дело было так.
   Придя в гасштетт, одесситы сначала спокойно сделали заказ, а затем мирно беседовали. Но эта беседа была не такая уж простая. Дело в том, что у одесситов уже давно, ещё до своего отпуска, созрела одна идея. Во время отпуска они вплотную приблизились к её реализации. Но, вернувшись в городок, за летними развлечениями они о ней забыли. А сейчас вот вспомнили и решили, что момент настал. Её начало было положено Сушковым, который, выждав момент, подошёл к ранее знакомому ему немцу и начал подначивать того - мол, почему тот так мало кладёт горчицы к своей сосиске. Немец ответил, что он кладёт её ровно столько, сколь ему хочется. Так, слово за слово, они подошли к тому, что Николай произнёс:
   -- Просто ты слабак и не можешь больше съесть.
   -- Почему это я не смогу? -- заартачился немец. -- Могу съесть и гораздо больше.
   -- А можешь без сосиски съесть кусок булочки с горчицей? Только горчицы будет немало.
   -- Конечно, могу. Свободно.
   -- А спорим на бокал пива, что ты, всё же, не сможешь съесть всю булочку с горчицей. Только я тебе её сам намажу, не то ты себе положишь какой-то грамм горчицы.
   -- Да мажь сам сколько угодно. Я согласен. Ты проиграешь мне пиво.
   Сушков взял со своего стола горчичницу, щедро намазал горчицей кусок булочки и протянул её немцу. Тот отважно откусил половину куска булочки и собрался её жевать. И вот тут-то ... - дальнейшее невольные зрители видели сами. Да, чего только не совершишь ради того, чтобы выиграть пари, великая оно сила. Но почему же немец так безрассудно согласился на пари, на которое пошёл бы далеко не каждый русский?
   Дело в том, что немецкая горчица разительно отличается от русской. Она приятная, вкусная, немного кисленькая - и всё. Она почти не острая! Так, приятный компонент к превосходным немецким сосискам-сарделькам. Хотя по цвету от русской горчицы её не отличишь. Одесситы же, заранее планируя розыгрыш, привезли с собой из Союза баночку свежей "Русской горчицы" и втихаря наполнили ею горчичницу на своём столике. Теперь всё стало на свои места, всё всем было понятно. Смеялись уже и сотоварищ слесаря, да и Морозевич с Александровым.
   При этом Андрей подумал о том, что подобные проделки вполне в духе одесситов. Он ранее был свидетелем ещё одного интересного эпизода в гасштетте с участием тех же одесситов. Тогда тоже никто не мог понять, в чём дело. А всё было так. Одесситы зашли в гасштетт, заказали себе пива и водки и спокойно (если это к ним применительно) беседовали. Через время с их разрешения к ним подсел незнакомый им немец, который тоже заказал пиво и стал его неспешно потягивать. Немцы пьют пиво медленно, обильно сопровождая этот процесс курением. Одесситы же подозрительно быстро выпили своё пиво, рассчитались и удалились из гасштетта. Немец ещё покурил, поговорил с другими немцами, которые подсели за его столик взамен ушедших одесситов, не спеша, допил пиво и подозвал Гришу рассчитаться. И вот здесь у них началась странная перепалка. Андрей не мог понять всего разговора, но понял, что речь идёт о расчете: клиент почему-то отказывался платить, а хозяин на этом настаивал. Другие немцы, сидевшие за столиком, прекрасно слышали разговор, но никто из них не вмешивался. И, как потом стало понятно, и не могли - они пришли позже. Наконец, вдоволь напререкавшись с хозяином гасштетта, немец бросил на стол две марки, сказал ещё что-то нелицеприятное Грише и, хлопнув дверями, выскочил на улицу. Через некоторое время вышел из гасштетта и Андрей, так ничего и не понявший в размолвке Гриши с клиентом. Зайдя в городок, он увидел одесситов, которые сразу же подошли к нему.
   -- Как там тот немец, что сидел с нами? -- спросил один из них у Андрея.
   Андрей поведал своим кочегарам ту сцену, что он увидел в гасштетте. Одесситы довольно заржали.
   -- В чём дело? Это оказывается ваша работа?
   -- Наша, -- хохотала троица.
   Потом они рассказали Морозевичу суть дела. А дело было в том, что в немецких пивных заведениях пиво ставится перед посетителем не прямо на стол или скатерть, а на специальную картонную подставочку - круглую, квадратную или узорчатую, размером ~ 8-10 см. Эта подставка под пивную кружку или пивной бокал, предназначена для предотвращения попадания пива и влаги, конденсирующейся на внешних стенках, на поверхность стола. Подставки готовят типографским способом с различным тиснением или чаще просто с отпечатанными логотипами пивного заведения, города или самого пива. Называются такие пивные подставочки бирдекель (Bierdeckel - пивная крышка). Обратную сторону бирдекеля часто используют для расчёта. Бирдекель, как и следует из этимологии этого слова, изначально и являлся крышкой на пивной кружке.
   Бирдекели получили распространение в Европе XIX-го века. В то время наиболее состоятельные граждане могли себе позволить пивные кружки с оловянной или даже серебряной крышкой, которая предназначалась для защиты напитка от насекомых, листьев и других воздействий внешней среды. Менее богатым посетителям пиво подавалось в обычных кружках с фетровым ковриком, который служил крышкой при употреблении пива на открытом воздухе. В помещении фетровый коврик подкладывали под кружку для впитывания излишней пены и пролитого пива. Фетр - материал достаточно жёсткий, чтобы прикрыть кружку. Фетровые коврики были многоразовыми, их стирали, сушили и снова выдавали посетителям.
   Бирдекель в его сегодняшней форме - изобретение из Саксонии. Некий Роберт Шпут из Дрездена ещё в 1892-м году получил патент на процесс изготовления подставки для пива. Он наливал жидкую смесь из бумаги в формы и сушил их за ночь. Хорошо всасывающие и гигиеничные одноразовые картонные бирдекели быстро распространялись и вытеснили ранее распространённые подставки из фетра. По этой технологии подставки в дальнейшем и делали из бумажной массы. Её заливали в круглые формочки и оставляли там до тех пор, пока масса не подсыхала, приобретая вид монолитной пластинки. Позже бирдекели стали изготавливать на машинах из бесконечной картонной полосы, которая затем разрезается на листы необходимого формата или скатывается в рулоны.
   Когда впервые стали наносить на бирдекели разные изображения, то делали это сначала поштучно на каждой подставке после её вырубки. Такая технология существовала вплоть до 1920-х годов. До этого же времени печать на бирдекелях была однокрасочной. В 1970-х на бирдекелях применили офсетную печать; стало возможным отпечатывать сначала целые листы, а потом вырубать из них подставки.
   Хозяин приносит бирдекели клиенту вместе с пивом. Гриша тоже, как и другие хозяева пивных заведений или кафе обычно делал на бирдекелях расчеты, но только тогда, когда заказывалось кроме пива ещё что-либо. Если же заказывалось только пиво, то считать было нечего. Если заказывали две кружки пива, то он подавал и два бирдекеля, и по этим картонкам мог легко определить, кто и сколько пива у него заказал. Запоминанием он себя не утруждал. Ведь когда в гасштетте много посетителей, то не так-то просто запомнить, сколько пива ты отпустил тому или иному клиенту.
   Теперь Андрей всё понял - одесситы, выбрав момент, подсунули немцу лишнюю бирдекель. Эти картонки можно было попросить у хозяина заведения совершенно новые, например, для коллекции или забрать с собой те, что подали тебе вместе с бокалом пива. А коллекционировали их многие, они были довольно красочными и необычными для союзных ценителей пива. Андрей и сам привёз с собой в Полтаву несколько разных таких бирдекелей - показать друзьям. Теперь стали понятны и пререкания клиента с Гришей. Дело было, конечно, не в цене за лишнюю кружку пива - стоила та порядка 1-й марки. Дело было в принципе - ни один из немцев не хотел уступать, думая, что другой его обманывает. Вот такими были шуточки всегда готовых на выдумку одесситов.
   Когда Андрей вместе с Александровым возвращался в городок, тот вдруг сказал:
   -- А красиво твои одесситы купили немца. Поделом ему.
   -- А тебе чем этот немец насолил? -- удивился Морозевич.
   -- Не он сам, но многие из них. Корчат из себя, чёрт знает кого, а нас обзывают русскими свиньями.
   -- Но таких не так уж и много.
   -- Много-не много, а есть. Но, ничего, я одного в Киеве опустил с небес на землю.
   -- В Киеве? И как же это?
   И Александров рассказал своему тёзке свою историю. В один из вечеров, пребывая в отпуске, он решил со своим другом посидеть в ресторане. Посидели они нормально, выпили немного, кушали, много беседовали - в общем, приятно отдыхали. В это же время в ресторане находилась и небольшая группа немецких туристов, - из ГДР или ФРГ, - друзья не поняли. Под конец своего пребывания в ресторане Андрей вышел в туалет. Туда же зашла пара немецких туристов, и один из них издал неприличный звук. Андрей тут же повернулся к немцу и громко, на весь туалет произнёс: "Дойче швайн!". Немец покраснел, подскочил к Андрею и стал что-то доказывать, из чего было понятно лишь одно слово: "Toilette, toilette!". Немец был ростом ниже Андрея, а тот презрительно глядя на него сверху, спокойно повторил: "А я говорю, что ты немецкая свинья!". Неизвестно чем бы закончился этот эпизод, если бы от Александрова этого немца не оттащил его приятель и не увёл с собой.
   -- Но, ты знаешь, -- сказал Александров, -- я тогда получил такое моральное удовлетворение. Пусть знает! Не, всё же, только им оскорблять нас в своих магазинах и на улицах.
   Вот таким любопытным оказался первый после приезда Морозевича его поход в гасштетт.

* * *

   Далее Андрей, не откладывая дела в долгий ящик (да и пока не было особой работы), решил отвезти купленный ими магнитофон в Зальцведель и попытаться сдать его в комиссионный магазин. Решил он это сделать в ближайшую пятницу. Он не знал точно, работают ли в Зальцведеле по субботам комиссионки, а потому решил не рисковать. Он договорился с Николаем, что тот подстрахует его, хотя сейчас вряд ли он кому понадобится. А вот уже где-то на следующей неделе, по предварительным подсчётам должен вернуться из отпуска Лукшин. Андрей решил с утра побыть пару часов на работе, а уже потом уехать. Если всё сложится удачно, то во второй половине дня он вернётся в городок. Изучив расписание движения поездов на Зальцведель, он удостоверился, что это вполне возможно. Пообедает он потом или, при наличии времени, в том же Зальцведеле.
   -- Мы вдвоём поедем? -- спросила накануне Андрея жена. -- Мне ведь тоже интересно посмотреть новый город. Я же кроме Стендаля, пока что больше нигде и не была.
   -- А Вюнсдорф, а Лейпциг?
   -- Ой, за Лейпциг я совсем забыла. Но то была плановая экскурсия, а это мы сами по себе. А что касается Вюнсдорфа, то какой же это немецкий город? Это самый что ни на есть наш город. Да, многие строения немецкие, но немцев то там нет, да и порядки полностью наши. Побывать в Вюнсдорфе - это то же самое, что побывать в Стендале в городке "Дивизия".
   -- Ну, немцы в Вюнсдорфе, насколько я знаю, тоже проживают, хотя и мало. Но, в целом, ты права. Однако знаешь, Лера, я всё-таки поеду в Зальцведель один, по крайней мере, в первый раз. Мы не знаем городка, нужно искать комиссионку, тащиться с магнитофоном. В общем, не хочется мелькать и привлекать к себе внимание. Не то точно обратим на себя лишнее внимание у немцев. Кроме того, тебе нужно отпрашиваться с работы. Начнутся расспросы - "куда?" "зачем?" Вот если всё пройдёт удачно, тогда забирать деньги мы обязательно поедем вдвоём. Мы тогда сойдём за простых туристов.
   Лера, поразмыслив, согласилась с доводами мужа. Андрей же начал готовится в дорогу. Он первым делом завернул немалую коробку с магнитофоном в бумагу и надёжно перевязал бечёвкой - не хотелось, чтобы яркая коробка привлекала внимание. Выехал Андрей в Зальцведель в 10:30 и где-то через час он уже был на месте. Не сразу, но Андрей, всё же, разыскал указанный ему ребятами магазин. Он зашёл в него и к нему тот час подошёл хозяин магазина, среднего возраста приятной наружности немец. Поняв, что Андрей советский гражданин и хочет что-то сдать, он подвёл того к небольшому столику и сказал: "Bitte".
   Андрей положил коробку с магнитофоном на столик и начал её распаковывать. Хозяин с большой заинтересованностью ожидал окончания этого процесса. Когда его взору предстал последней марки магнитофон, он удовлетворенно потёр руки и радостно воскликнул: "O! Gut, gut!". Затем он начал довольно дотошно проверять магнитофон, и нужно отдать ему должное - делал он это довольно профессионально. В целом он остался доволен работой этого музыкального прибора и сказал, что примет его. Он начал теперь сам аккуратно упаковывать магнитофон в коробку, уже, естественно, без бумаги. Затем он спросил Андрея на немецком языке, сколько тот просит за него, и попытался повторить этот же вопрос по-русски.
   Андрей продумал ответ на этот вопрос ещё заранее. Он назвал несколько завышенную цену. Немец, раздумывая, покачал головой и ответил: "Nein", а затем предложил свою цену. Теперь видимость раздумья изобразил Морозевич. Именно видимость, потому что указанная хозяином магазина цена его вполне устраивала. Через полминуты он согласился с предложенной ценой - довольны при этом остались оба.
   Далее Андрей начал выяснять, когда ему приехать за деньгами. Немец ответил, что через десять дней и подтвердил это пальцами на руке. Андрей прикинул, что это получается понедельник или вторник. Он не был уверен, что через неделю ему вновь удастся на полдня покинуть расположение городка в рабочее время. Поэтому он спросил хозяина, работает ли магазин в субботу. Тот ответил, что работает до 14:00. Это Андрея вполне устраивало, и он задал следующий вопрос:
   -- А можно приехать за деньгами 8-го октября? -- это получалось через две недели.
   -- Ja, ja, -- ответил немец.
   Затем он выписал Андрею квитанцию на магнитофон, где было чётко указано (с немецкой педантичностью) название сданной вещи, её марка, дата её приёма в магазин, полагаемая владельцу сумма денег и назначенная дата их выдачи. Он расписался на квитанции (она была фирменной с указанием фамилии владельца) и вручил её Андрею.
   Всё это заняло не так уж много времени, поэтому, когда Андрей вышел из магазина, он решил до отхода обратного поезда немного прогуляться по городу. Он бродил улочками этого небольшого, ничем вроде бы не примечательного, но, в общем-то, красивого старинного городка. По пути его заинтересовала витрина одного из магазинчиков - там было выставлено много детских игрушек, и некоторые из них были довольно оригинальными. Андрей решил зайти в магазин и выбрать игрушку сыну. Войдя в магазин, он поздоровался с его хозяином, который был постарше хозяина комиссионки. Тот поинтересовался, что хочет купить клиент.
   -- Я посмотрю и выберу, -- ответил Андрей.
   Далее он попытался объяснить хозяину, что не может сразу подобрать игрушку, нужно внимательно рассмотреть их. Однако тот, услышав слово "посмотрю", которое часто употребляли русские, не стал его дальше слушать. В его глазах появилась какая-то ярость, и он разразился такой бранью, которую Андрею в свой адрес до тех пор выслушивать не приходилось. Немцы практически не ругаются матом, но других ругательств у них предостаточно. За время работы в ГДР Андрей уже более-менее сносно изъяснялся на немецком языке, по крайней мере, понимал немецкий разговорный язык, хотя сам, конечно, часто отвечал на ломаном языке. Однако большую часть словоизлияний владельца магазина он прекрасно понял.
   Каких только слов Андрей не наслушался от хозяина магазина, а он уже не плохо разбирался в подобных высказываниях: holzkopf (болван, дубинноголовый), scheiße (дерьмо), witzbold (дебил, идиот), armes schwein (жалкая свинья).
   Но Андрей, понимая немецкие ругательства, мог частично и сам ответить ими. Но он стоял и помалкивал. В данной ситуации он мог только скрутить немцу фигу в кармане и всё. Он прекрасно понимал, что ситуация была явно не в его пользу. Скажи он что-нибудь немцу, тот мог бы вызвать полицию и наговорить ей с три короба - например, что Андрей оскорбил его или ударил, попытался украсть товар и много чего ещё. И попробуй тогда доказать, что ты не верблюд. И кому бы поверили полицейские, начни Андрей оправдываться. А наших частей в этом городе не было, и никакая советская комендатура не могла бы его вызволить. Последствия могли быть очень уж непредсказуемыми. Поэтому Андрей, молча, тихонько покинул магазин.
   Отойдя за квартал от этого, как он мысленно назвал его, "проклятого магазина", Андрей облегчённо вздохнул и подумал о том, что, возможно, не так уж был неправ Александров несколько дней тому назад, отзываясь о немцах. Конечно, немцы, как и русские, тоже бывают разные. Однако Морозевич не стал больше бродить по городу, а прямиком отправился на вокзал. После удачного определения магнитофона в комиссионку, сейчас настроение у него было основательно подпорчено. Он только зашёл возле вокзала в небольшое кафе и заказал себе пару сосисок с булочками, неторопливо съел их, а затем, глянув на часы, поспешил на перрон вокзала - до отхода поезда на Борстель оставалось уже немного времени.
   Вернулся он в расположение гарнизона около трёх часов дня. На работе всё было нормально. Вечером Андрей рассказал Валерии о своих приключениях в Зальцведеле - и о хороших, и о плохих, искренне обрадовавшись при этом своему решению не ехать туда вместе с Лерой. Поведал он ей и рассказ Александрова об истории в ресторане (до этого он ей о ней не говорил), сравнивая эти два случая.

ГЛАВА 10

В преддверии нового сезона

  
   С понедельника продолжились регламентные работы в котельных, на теплотрассах работы уже не проводились. Посреди недели вернулся из отпуска в расположение части уже и заместитель командира батальона по тылу. Вновь возобновились по окончанию рабочего дня планёрки, хотя они и не были сейчас продолжительными. Уже полностью освоился со своим хозяйством Виктор Карамушко. Больше всего работы сейчас оставалось у Кирзоняна, но и он обещал всё подогнать до 15 октября.
   А в средине следующей недели Морозевич узнал, что Кирзонян начал показывать своё истинное лицо. Выяснилось это случайно. В более-менее свободное время Андрей беседовал в мастерской с Николаем Кравченко о том, о сём. Речь при этом зашла и о доме N 3, где сейчас Григорий с солдатами заканчивал ремонты. Теплотехники вспомнили свои работы в доме, трубы, радиаторы и прочее.
   -- А вы знаете, -- спросил Андрея Николай, -- что Кирзонян загнал наши радиаторы?
   -- Какие наши радиаторы? -- не понял Морозевич.
   -- Те, что мы вырезали в этом доме, старые. Я совсем забыл вам об этом рассказать.
   -- И куда же он их загнал, как?
   -- Продал немцам на металлолом, а денежки, естественно, положил себе в карман, и не малые, вероятно, радиаторов то много было.
   -- Да ты что!? Не может такого быть.
   -- Ещё как может. Об этом в батальоне никто, вероятно, не знает, из руководства я имею в виду. Кирзонян выбрал момент, когда и вы, и Лукшин были в отпуске, и провернул эту операцию.
   -- А как же он их вывез? Ведь на территорию гарнизона без специального пропуска немецкие машины не пустили бы.
   -- Нашей машиной вывез. Я не знаю, он её, наверное, для поездки в КЭЧ заказал. Утречком радиаторы оперативно с его склада погрузили четверо солдат. Это случайно увидели слесари Карамушко, то есть бывшие слесари самого Кирзоняна.
   Андрей задумался. Да, это могло быть вполне реально. Когда вырезали радиаторы, то их отвозили на склад Грицюку, бывшему начальнику КЭС. Теперь это как раз склады Кирзоняна. В хозяйстве Морозевича их складывать было некуда. А склады КЭС находятся несколько на отшибе, вдали от любопытных глаз. Да и кто бы особо стал интересоваться, чем занимается начальник КЭС у своих же складов. Машина тоже была в его распоряжении - чаще других в КЭЧ ездили Лукшин и как раз Кирзонян.
   -- Интересно, -- потянул Андрей. -- Неужели это, и в самом деле, правда?
   -- А вы поинтересуйтесь у самого Кирзоняна. Что он вам на это скажет?
   -- Обязательно поинтересуюсь.
   На следующий же день Андрей зашёл пообедать в техническую столовую, а на обратном пути, выходя из неё вместе с другими начальниками хозяйств, сказал Григорию:
   -- Мне нужно с тобой поговорить, так сказать, тет-а-тет.
   Они отошли в сторону, и Андрей прямо спросил:
   -- Григорий, до меня дошли слухи, что ты продал старые радиаторы из дома N 3. Это правда?
   -- А если и правда, то что? -- вызывающе ответил Кирзонян, даже не думая отпираться. -- Имею на это полное право. Хотя вы их и среза?ли, они не принадлежат теплохозяйству. Они принадлежали жилому дому, а он находится в моём ведении, это моё хозяйство.
   -- Твоё или гарнизонное?
   -- Да не цепляйся ты к словам.
   -- И деньги за них ты, конечно же, передал в финчасть?
   -- Слушай, не лезь ты не в своё дело. Такой уж ты сам чистенький. Я слышал, что ты совсем недавно возил в Зальцведель какие-то игрушки в комиссионку сдавать.
   -- Эти игрушки, как ты говоришь, куплены на мои личные деньги. И я имею полное право распоряжаться ими по собственному усмотрению. Комиссионки для этого и существуют. А вот радиаторы не были твоими личными.
   -- И что, ты теперь побежишь жаловаться Лукшину? -- ехидно спросил Кирзонян. -- Или прямо к командиру пойдёшь? И станет он тебя слушать?
   -- А зачем Лукшин или командир ОБАТО? Есть место получше.
   -- И что это за место?
   -- Например, первый отдел штаба полка.
   -- Ты что, спятил? А им это зачем? -- не на шутку испугался Григорий.
   -- Не знаю. Может, им и не нужно это, а, возможно, и нужно. Они разберутся, ты им всё объяснишь.
   Кирзонян прекрасно понимал, что если этим делом заинтересуются в штабе полка, то ему не поздоровится. Он, конечно, был прав в том, что первый отдел такими делами не занимается. В советских организациях первый отдел КГБ осуществлял контроль секретным делопроизводством, обеспечивая режим секретности и сохранность секретных документов. Много внимания этот отдел также уделял деятельности в среде организаций, созданных эмигрантами, подрывом их деятельности изнутри и компроментированием. Однако это был отдел КГБ, а они могли сообщить о его личной деятельности соответствующему ведомству. Да и вообще, кто пожелает иметь дело с любым структурным подразделением КГБ. Даже в самом лучшем случае это мог быть выговор по партийной линии или высылка из ГСВГ.
   -- Слушай, давай замнём это дело. Если хочешь, я с тобой поделюсь.
   -- И стану соучастником. Нет, не нужны мне твои деньги. Ты прекрасно знаешь, что я не стукач и закладывать тебя не пойду. Но ты поступил непорядочно ещё хотя бы потому, что не переговорил со мной. К радиаторам я тоже имел отношение, но ты знал, что я эту затею не одобрю. По крайней мере, без разговора с Лукшиным. Ладно, живи спокойно, если сможешь. Не буду я тебе больше морали читать. Да и какое право имеет подчинённый читать морали своему руководству, -- съехидничал уже и Андрей. -- А ты сейчас мой начальник, хотя ранее мы были просто приятелями. Но уж очень быстро всё изменилось. И не с моей стороны, учти это.
   На том разговор и был завершён, но он оставил в душе у Морозевича неприятный осадок, и отношения двух бывших приятелей после этого стали довольно прохладными.

* * *

   А далее уже начались две последние недели перед отопительным сезоном. Андрей стал чаще навещать котельные и вновь засел за графики работы кочегаров, по-новому формируя бригады. Теперь это будет постоянный их состав, по крайней мере, на этот календарный год. А там он, вероятно, опять их немного изменит, частично поменяв бригады обслуживания паровых и водогрейных котлов. Немного обновил он и документацию в котельных, в первую очередь это касалось котельной под "Лондоном" и в котельной под домом N 3. Исходя из требований КЭЧ и проведенной аттестации кочегаров, более чётко были прописаны и обязанностей кочегаров. В центральной котельной Морозевич добавил пункт об ответственности кочегаров за всем имуществом, находящимся на территории котельной, в том числе и в её дворе (транспортёр).
   Октябрь начался довольно обычно. Никаких сюрпризов он не принёс. Морозевичи отпраздновали день рождения жены - первый на новом месте. Они уже отошли от воспоминаний о проведенном отпуске и полностью втянулись в свою работу. У Андрея завершалась подготовка к уже очередному отопительному сезону. Валерия уже тоже втянулась в свою работу, она уже постепенно привыкла к таким своим неопределённым обязанностям и уже более-менее спокойно работала в санчасти. Спокойно - да, но без особой радости. Она всё равно скучала по маленьким пациентам, не очень-то нравилось ей лечить солдат и других взрослых особ - всё-таки не её это дело. Не нравились ей какие-то размытые обязанности - всё-таки она детский врач, а здесь приходилось лечить взрослых, детей обслуживать ей не давали. Веденисова всё детство вела сама и никого к детям не подпускала. А Валерия так соскучилась по детишкам, по общению с ними. Но однажды, придя с работы вечером домой и ужиная вместе с женой, Андрей услышал от неё любопытный рассказ - Лера поделилась с мужем своим маленьким случаем в больнице.
   Оказывается сегодня у Валерии, а это очень часто было и в другие дни, было совсем мало работы. Лётчики - народ здоровый, да и солдаты не очень-то беспокоили врачей. По крайней мере, сейчас пока ещё довольно тепло. Валерии надоело сидеть в пустом кабинете, и она на время вышла на свежий воздух. Возвращаясь, она заметила возле кабинета Веденисовой женщину с девочкой примерно 6-и лет - те видно дожидались своей очереди. Валерии что-то не понравилось в облике девочки, точнее даже не в облике, а в её поведении - какая-то неоправданная вялость и что-то ещё, чего Валерия не могла объяснить даже самой себе. Просто, вероятно, сработала её врачебная интуиция. Она даже сначала намеревалась расспросить маму: с чем та обращается к врачу - но вовремя передумала. Неизвестно, как к этому отнесётся и мама, и уж тем более Веденисова, если вдруг выйдет из кабинета. Валерия прошла к себе в кабинет, на приём так никого и не было. Она немного посидела и вновь вышла во двор. Её не покидало ощущение, что девочка серьёзно больна или может серьёзно заболеть, если её сейчас хорошо не обследовать и не установить точный диагноз. И она решила дождаться её с мамой и таки поговорить с той. Минут через десять они, действительно, вышли.
   -- Извините меня, -- обратилась к маме Валерия. -- Вы сейчас были у детского врача?
   -- Да, а что? -- настороженно спросила женщина.
   -- Вы не волнуйтесь, я тоже детский врач. Просто здесь за неимением места работаю взрослым врачом.
   -- И что?
   -- Я вижу, что ваша дочь приболела. Если вы не возражаете, я хотела бы узнать, в чём дело. Какой ей поставили диагноз.
   -- Да какой диагноз - обыкновенная простуда. Правда, она что-то затянулась. Препараты, что Веденисова выписала, не очень-то и помогают. А вы можете помочь?
   -- Вы знаете, я не могу осмотреть здесь вашу дочь - мне Веденисова не даст этого сделать. А без хорошего осмотра вашей дочери я не могу поставить точный диагноз. Но у меня ощущение, что только обычными лекарствами вы на ноги дочь не поставите. Я врач-невролог и по своей практике, а опыт у меня есть, знаю, какими тяжёлыми могут быть последствия обычного ОРЗ. Я бы не хотела думать, что ваша дочь может серьёзно заболеть. Не дай Бог. Но девочку, всё же, хорошо было бы всесторонне обследовать.
   -- Это как, обследовать, что ей нужно делать - анализы какие-нибудь?
   -- Анализы обязательно. Но не только анализы, хорошо бы сделать ей люмбальную пункцию.
   -- А что это такое?
   -- Это введение иглы в пространство спинного мозга на поясничном уровне. Проводится с целью диагностики состава спинно-мозговой жидкости, с лечебной целью для составления точного диагноза.
   -- О, нет-нет. Я не хочу, чтобы моей дочери ковырялись иглой в спинном мозгу.
   -- Вы напрасно волнуетесь. Это абсолютно безвредная и неопасная процедура. Я её много раз детям делала. И всё проходило благополучно. Конечно, здесь мне не дадут возможности её сделать.
   -- И не нужно.
   -- Не спешите с выводами. Я очень хочу, чтобы ваша дочь была здорова. Но скажите, может ли Веденисова поручиться, что дочь в дальнейшем будет здорова?
   -- Она мне, конечно, не заявляла, что Наташа будет полностью здорова, а только советовала как лечить её, -- уже более миролюбиво и более взволнованно произнесла женщина.
   -- А она направляла вашу дочь пусть не на обследование, но хотя бы на анализы?
   -- Нет.
   -- Послушайте меня хорошо. Я не враг вам. Я хотела бы вам помочь, но у меня связаны руки. Я могу посоветовать вам только одно - если ваша Наташа в ближайшее время не поправится, добейтесь у врача направления на обследование. И лучше не здесь, а в Стендале, в медсанбате. Я не хочу думать о серьёзной болезни, но всякое может случиться.
   -- А что может случиться, какой болезнью Наташа может заболеть? -- уже более доверительно спросила женщина.
   -- Нередко после тяжёлых форм ОРЗ ребёнок заболевает менингитом. Это очень серьёзное заболевание - воспаление оболочек головного и спинного мозга. Если менингит обнаружен на ранней стадии, то в большинстве случаев лечение антибиотиками и своевременная госпитализация позволяют вылечиться. Скажите, у Наташи были тошнота, рвота, по-теря аппетита, вялость и раздражительность.
   -- Да, как раз вчера и сегодня, -- растеряно ответила мама.
   -- Тогда нужно обязательно провести обследование ребёнка. Не поленитесь это сделать - речь ведь идёт о здоровье дочери, не упустите время.
   Женщина растерянно смотрела на неожиданную советчицу. Она ещё немного помолчала, а затем сказала:
   -- Хорошо, я буду, естественно, следить за здоровьем дочери и в случае чего воспользуюсь вашими советами. Мы, кстати, даже не познакомились. Меня зовут Лидия Михайловна.
   Валерия сказала своё имя и отчество, и у женщины немного спала её настороженность. Она поблагодарила нового для неё врача, и они с маленькой Наташей направились к пятиэтажному корпусу дома лётного состава.
   Обсуждая этот рядовой, неприметный, на первый взгляд случай, ни Валерия, ни тем более Андрей, даже в мыслях не могли себе предположить, что в дальнейшем он может привести к совершенно непредсказуемым последствиям.

* * *

   Это произошло во вторник, а уже в пятницу всех жителей городка ожидало очень важное сообщение. Да, собственно говоря, не только их, а жителей всего многомиллионного Советского Союза - в этот день была принята новая Конституция СССР. Событие это, конечно, имело огромное политическое и общественное значение. Но пока что это было только сообщение, никаких подробностей об этом событии жители военного городка под Борстелем не знали.
   А уже в субботу Андрей вновь поехал в Зальцведель, на этот раз вместе с Лерой. Они заранее договорились, что ни в какие магазины там, кроме самой комиссионки, ни шагу - подальше от греха. Они немного погуляют по городу, полюбуются старой архитектурой города и домой. Прибыв в пункт назначения, Андрей сразу направился в уже знакомый ему комиссионный магазин. Когда чета Морозевичей вошла в магазин, хозяин прямо расплылся в улыбке. Он, конечно же, узнал своего клиента, но эта улыбка предназначалась явно не ему - немец не сводил глаз с Валерии. Андрей протянул ему квитанцию, и тот без лишних слов отсчитал ему необходимую сумму. При этом Андрей, тоже с улыбкой, подумал о том, что если бы он сдавал магнитофон с Валерией, то договоренная сумма, наверное, была бы выше.
   Морозевичи распрощались с любезным хозяином, и вышли на улицу. Теперь они могли уделить некоторое время осмотру городка.
   У Андрея после первого посещения Зальцведеля остался неприятный осадок после инцидента в магазине, а сам город показался ему (а, возможно, именно из-за инцидента) несколько невзрачным. Поэтому перед повторным его посещением Морозевич немного покопался в литературе и выяснил некоторые подробности об этом городишке.
   Население Зальцведеля (Salzwedel) составляет всего около 20.000 человек. Также как и в название многих других известных городов: Зальцбург (Австрия), Леванапутра (Индия), Салоники (Греция, ранее Солунь - родина Кирилла и Мефодия), а также Соль-Илецк, Соликамск, Усолье-Сибирское (Россия) "соль" попала и в названия этого города. Зальцведель (Salz - соль; wedel - метёлка). Основными достопримечательностями города является разрушенная городская стена, множество старинных домиков с башнями, музей Данеила, а также сад или парк сказок (Märchenpark). Однако главной удивительной и неожиданной для Андрея достопримечательностью Зальцведеля явилось его "родоначалие" в таком интересном искусстве как выпечка баумкухена. Баумкухен (Baumkuchen - дерево-пирог) - это особый вид выпечки, традиционный для Германии. Срез баумкухена напоминает спил дерева с годовыми кольцами, откуда он и получил своё название. Такой эффект даёт особая технология выпечки - деревянный валик обмакивается в жидкое бисквитное тесто (с миндалем, кардамоном, гвоздикой, корицей и перетёртой с сахаром цедрой апельсинов), подрумянивается, затем снова обмакивается в тесто и снова подрумянивается, и так несколько раз. После выпечки и охлаждения баумкухен до снятия с валика можно также покрыть тонким слоем горячего абрикосового мармелада, а затем ещё тонким слоем помады, ароматизированной ликёром (абрикосовым или ванильным).
   Первое появление баумкухена в современном его виде, придумал Эрнст-Август Гардес, служивший шеф-поваром у графа города Шведта. В конце XVIII-го века Гардес переселился из Берлина в Зальцведель, где с большим успехом возглавил ресторанное заведение, расположенное в подвале Новой Ратуши. Внучка господина Гардеса, Луизе Ленц, откопала рецепт деда и с большим энтузиазмом приступила к выпечке баумкухен. В 1841-м году королю Фридриху Вильгельму IV-му, посетившему город, баумкухен, изготовленный Луизой Ленц, очень понравился. Король его взял с собой для своей супруги. В итоге пирог удостоился титула "королевского торта", а за присланный к рождеству баумкухен Луиза Ленц получила роскошный сервиз королевской мануфактуры. После посещения Зальцведеля императором Германии Вильгельмом  I-м  и канцлером Германии Отто фон Бисмарком в 1865-м году фабрика получила статус "поставщика двора". Вскоре Луиза Ленц стала доставлять свой "королевский торт" и в другие метрополии, такие как Вена и Санкт-Петербург. Сам же город Зальцведель окрестили родиной баумкухена.
   Была в Зальцведеле ещё одна достопримечательность, и уже не продукт питания или архитектурное строение, а живой человек. В этом городе в 1814-м году родилась жена Карла Маркса - Женни Маркс (Jenny Marx), урождённая баронесса фон Вестфален (von Westphalen). Дедушка Женни, Филипп фон Вестфален, получивший дворянский титул, был советником по гражданским делам при великом Фердинанде Брауншвейгском. Отец - барон Иоганн Людвиг фон Вестфален - был крупным прусским чиновником. Был установлен в Зальцведеле и памятник своей знаменитой уроженке города. Ведь Женни была не просто женой философа, социалиста, экономиста, политического журналиста и общественного деятеля, она была соратницей и помощницей своего супруга. Во многом благодаря именно поддержке своей супруги Маркс и сумел добиться того, чего он добился.
   Имелась в городе и своя улица "Брайтештрассе" (широкая), хотя здесь она таковой как раз не казалась. Например, улица "Бургштрассе" была, пожалуй, не уже улицы Широкой. Были в городе, как и в Стендале, каменные башни с городскими воротами - правда, разные по своей архитектуре. Одной их достопримечательностей была башня Карла - часть средневекового возведения городских укреплений города. В городе было довольно привлекательное здание церкви Катарины (построенной примерно в 1280-м году), а вот самой старой постройкой в городе считалась церковь "Marienkirche". Из более современных памятных мест в городе была мемориальная ротонда, посвящённая воинам, павшим в первой мировой войне.
   Ещё Морозевичей удивила река, протекающая через город, с которым они знакомились. Она не была широкой - под стать (или чуть шире) реке Ухте в Стендале. Но Иеетце - так назвалась эта речушка - большей своей частью была одета в каменные или бетонные берега. Но не это удивило Леру и Андрея, да и не сама река, а здания, которые стояли по её берегам. Они стояли так близко к речушке, что в некоторых местах казалось, что между ними и Иеетце невозможно даже пройти человеку. А зачастую это так и было - узенькая полоска (в пару десятков сантиметров) просто напоминала обычную отмостку зданий. Да, это были не фасадные части сооружений, а их тыльная сторона, но, тем не менее... В общем, эта часть старинного немецкого городка напоминала некую итальянскую Венецию.
   Позже Андрей вычитал и ещё один любопытный пассаж в отношении этого городка. Оказывается в 1599-м году вышла в свет книга "История Фауста" Георга Рудольфа Видмана, в которой автор, в отличие от других литературоведов, предполагает, что доктор Фауст происходил из местечка Зонведель (Зальцведель) в Анхальте: это предположение подсказано приключениями Фауста при дворе графа Ангальтского (гл. 44 и 44а). Таким вот любопытным оказался неприметный на первый взгляд городишко, который находился почти на границе с ФРГ.
   Вернулись Морозевичи домой уже после обеда. В поезде Андрей, вспомнив свой недавний разговор с Кирзоняном, с удивлением размышлял о том, как же быстро в городке распространяются новости, точнее, различные слухи. Ведь о том, что он привёз с собой из отпуска магнитофон, никто не знал. Да и Григорий не знал, что возил Андрей, он сказал "игрушки", подразумевая всё что угодно. Значит, скорее всего, его кто-то видел на небольшом вокзале Борстеля, когда он садился в поезд до Зальцведеля (или брал в кассе билет). А догадаться, зачем Морозевич едет в Зальцведель в рабочее время с багажом в руках, было не так уж и трудно. Ну, знаешь - это ладно, но зачем же языком трепать? Ведь не сам же Кирзонян его видел на вокзале, тому в горячую для себя пору ремонтов было не до прогулок по вокзалам. Вот что значит маленький гарнизон - все друг у друга на виду. Ладно, Бог с ними. Пусть трепятся, он ничего противозаконного не совершил. Как он сказал Григорию, комиссионные магазины для того и служат, чтобы принимать от граждан какие-либо предметы обихода и продавать их через магазин. И это относится к ГДР так же, как и к СССР. Но зато теперь на вырученные деньги Морозевичи смогут дополнительно купить много чего полезного для своей семьи.

ГЛАВА 11

Новый сезон с сюрпризами отдыха

  
   В воскресенье выдалась хорошая погода, и Андрей с Лерой вновь покатались на велосипедах окрестностями Борстеля, получив от общения с природой новый заряд энергии. И этот заряд энергии им здорово пригодился утром следующего дня. Такой длительной и утомительной политинформации служащие городка не припоминали. Но в этом не было ничего удивительного при знакомстве с темой политинформации - новая Конституция СССР. И если в пятницу было только сообщение о ней, то уже сегодня состоялся её детальный анализ. При этом Андрей сначала удивлялся, каким образом можно было за какие-то двое суток насобирать все эти материалы по Конституции. Но потом он сообразил, что она была предусмотрительно заготовлена на самых высших уровнях заранее. Он также подумал об интересном обстоятельстве. Теперь в этот день совпали праздники ГДР и СССР - день образования Германской Демократической Республики и новая Конституция Союза Советских Социалистических Республик.
   На политинформации было пропето очень много дифирамбов новой ("брежневской", как её вскоре начали называть) Конституции. Однако истинные цели, задачи и результаты (особенно) проявились значительно позже. По мнению некоторых политических обозревателей, появление брежневской конституции вызвано было двумя главными обстоятельствами:
   Первое - актом подписания СССР заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1975-го года и, прежде всего в области прав и свобод человека. Эти обязательства, так или иначе, должны были быть закреплены в законодательном порядке, что и было сделано демонстративно - оговаривались некие права, гарантированные гражданам, таким образом, СССР приближался к статусу "правового государства".
   Второе - нужно было хоть как-то переформатировать публичное провозглашение ещё Н.С. Хрущёвым построение в стране "развитого социализма", исторического этапа, предшествующего недалёкому уже построению коммунизма. В Конституции провозглашалось создание "общенародного государства" и создание новой меж(транс)национальной общности - "советский народ".
   При этом Конституция, называемая в народе брежневской, ещё и решительно утвердила ведущую роль КПСС в обществе. В прежней (сталинской) Конституции роль партии тоже фиксировалась, но не столь резко. Характерно, что её определяла 126-я статья, тогда как в брежневской конституции о роли партии говорится в самом начале. Эта конституция закрепляла однопартийную политическую систему (статья 6). КПСС объявлялась "руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций"; в то время как Конституции 1936-го года ВКП(б) была только "руководящим ядром всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных" (ст. 126). О возможности существования других партий в Конституции ничего не говорилось. Новая Конституция признавала лишь право граждан "объединяться в общественные организации" (ст. 51).
   Принятая в 1977-м году новая (брежневская) Конституция СССР сохранила существовавший порядок осуществления конституционного контроля и конкретно указала эту функцию в списке полномочий Президиума Верховного Совета СССР. Одновремённо брежневская конституция была шагом к правовому государству; она приближала закон к обычаям судебной практики и понятиям о социалистической законности и пролетарском интернационализме, господствовавшим тогда в СССР. Конституция 1977-го года, сохранившая многие положения сталинской, не улучшила и не ухудшила жизнь советских людей. К этому времени партийный диктат распространялся на все сферы жизни, и для решения насущных проблем люди шли не в суд или государственные органы, а в райкомы и горкомы. Некоторым удавалось даже достучаться до ЦК.
   Брежневская конституция была триумфом партократии, которая (пока что никто этого не мог предположить) уже всего через 8 лет выльется в начало разрушительной "перестройки". Она проводилась без какого-либо продуманного и выверенного плана, без той предусмотрительности, которая была присуща в 30-х годах И. Сталину. При этом бомбой замедленного действия оказался и появившийся в брежневской Конституции пункт о возможности выхода каждой союзной республики из состава СССР. Вряд ли кому-то в эпоху "развитого социализма" могло прийти в голову, что такое желание у кого-то может появиться. Правда, и механизм выхода субъекта федерального государства не был прописан ни в Основном законе, ни в подзаконных актах.
   Конечно, информация была очень полезной и на первых порах даже интересной. Но по истечении часа все уже молили Бога, чтобы это мероприятие побыстрее закончилось - никогда ранее служащие в военном городке Борстеля так не торопились на работу, как в этот день.
   Спешил на работу и Андрей - начиналась завершающая неделя весенне-летнего межсезонья. Прошла она нормально, все работы были уже практически завершены. Было только в начале нового отопительного сезона одно небольшое неудобство - если прошлый год он начинался в пятницу, то в этом году в субботу. Андрей не хотел объявлять субботу рабочим днём для слесарей, хотя их присутствие в этот день на рабочих местах могло быть нужным. Он просто предупредил их всех, чтобы в эту субботу, особенно с утра, они не покидали расположение гарнизона - никаких прогулок ни в Борстель или в Стендаль и, уж тем более, никаких поездок в лес (пошли уже осенние грибы). А грибов, поговаривали, в этом году было немало. Андрей и сам решил съездить с женой в лес за грибами, но только не в эти выходные. Слесари и сами понимали ситуацию. Поэтому отнеслись к распоряжению начальник теплохозяйства с пониманием. Они просто должны этот день побыть дома, отдыхая на территории городка, чтобы в случае непредвиденной ситуации их можно было легко разыскать. Это касалось, естественно, и Колыванова, который уже более двух недель, как вернулся из отпуска, а в нём сейчас пребывал второй газосварщик Вячеслав Пампушко.
   Но суббота прошла совершенно спокойно, никаких непредвиденных ситуаций не случилось. Андрей, в общем-то, на это и рассчитывал - всё-таки за прошедшие уже почти 1,5 года был проделан большой объём работ, и нигде вроде бы не было замечено никаких недоделок или неисправностей. Они ещё, в принципе, могли проявиться, но значительно позже, уже в процессе работы котельных на полных мощностях. А сейчас просто с утра в неработающих летом котельных вновь некоторое время стоял дым, чад, но постепенно всё наладилось.
   Сейчас Андрея в первую очередь интересовали не сами котельные, а три конкретных объекта: санчасть, жилой дом N 3 и общежитие N 1 с верхними этажами. Но проверить в них отопление Морозевич решил уже завтра - сегодняшний день был для этого не весьма показателен. Хотя и завтрашний день пока что полной картины не прояснит - на улице было тепло. При таких наружных температурах в Союзе отопительный сезон ещё могли и не начинать. Но ГСВГ, хотя и был некой частью СССР, был одновремённо и как бы отдельным государством - за экономию брикета здесь соревнований не велось. Поэтому даже никакие разговоры и не поднимались на тему переноса начала отопительного сезона на неделю-другую или хотя бы на эти несколько тёплых дней. Хотя основания для этого были, и вполне обоснованные. Но есть приказ топить, значит, он будет топить. А что касается указанных зданий, то качество отопления в них будет показательным только тогда, когда температура наружного воздуха начнёт хотя бы приближаться к отметке 00 С. Но, всё же, завтра предварительно можно будет хоть немножко спрогнозировать в каком - хорошем или неважном состоянии находится система отопления в этих домах в условиях зимнего периода. Что же касается слесарей и газосварщика, то они на рабочих местах, к облегчению всех, так и не понадобились.

* * *

   В воскресенье утром Морозевичи не спешили просыпаться. Поднявшись, они, не спеша, привели себя в порядок, также, не спеша, позавтракали, и только тогда Андрей отправился на осмотр намеченных им объектов. Начал он "смотрины" с санчасти. Начальника санчасти сегодня на работе не было. Морозевич поговорил с дежурным врачом, медсёстрами, кое с кем из больных.
   -- В палатах вроде бы не холодно, -- сказал дежурный врач. -- Но батареи не горячие - только тёплые.
   -- Зачем им быть горячими, когда и на улице то пока что тепло.
   Морозевич никому в санчасти не открыл секрет о том, что эти радиаторы будут только тёплыми ещё не одну неделю - циркуляционный насос на первом этаже пока что не был включён, и система работала по обводной линии. Насос слесари включат несколько позже, когда похолодает. Вот тогда и радиаторы станут горячими, и так же тепло будет в палатах - теперь Андрей в этом был уверен.
   Далее он пошёл к котельной под "Лондоном" и долго любовался работой котла. Резервный котёл "отдыхал". Кроме котлов, насосов и другого котельного оборудования немцы установили небольшой бойлер подогрева горячей воды для нужд только этого дома (кухни, душевые установки) и в клуб (на единственную там мойку). Затем Андрей зашёл в общежитие и прошёлся по комнатам служащих. Радиаторы обогревались хорошо, и в комнатах ощущалось тепло.
   -- Как дела с горячей водой? -- спросил Андрей у ребят.
   -- Нормально, есть горячая вода. Мы ещё даже вчера вечером уже мылись.
   Морозевич не стал разыскивать коменданта общежития, да и вряд ли она была сегодня на работе, она точно сегодня отдыхала. Он сам поднялся на верхние этажи здания и выяснил у жильцов нескольких комнат, как греют радиаторы. По их словам грели радиаторы хорошо. Андрей, всё же, с разрешения хозяев одной из комнат зашёл в одну из них и проверил сам - радиаторы, действительно, грели нормально. Значит, он был прав, когда предполагал, что их менять не придётся. Спустившись, Андрей наведался ещё и в клуб, куда ранее и не планировал заходить. Но, поскольку тот был буквально в двух шагах, он туда заглянул. В воскресенье клуб, вообще-то работал с обеда, но знакомые Андрею солдаты, работающие там, были уже сейчас.
   -- Как дела, тепло? -- поздоровавшись, спросил он.
   -- Тепло, нормально. Лучше, чем было раньше, -- обрадовано ответили солдаты.
   Теперь оставалось проверить самый важный объект - дом N 3. Андрей тоже сначала зашёл в котельную под ним. В котельной всё было как обычно. Кочегар, который был сейчас на смене, в это время как раз выгребал золу из поддувала котла.
   -- Всё нормально? -- коротко его спросил начальник теплохозяйства.
   -- Абсолютно, -- ещё короче ответил тот.
   Вновь начался подъём Морозевича на этажи. Андрей постучал в некоторые комнаты, некоторые жильцы попались ему в коридоре, одни были на кухне, другие шли в душевые. Но все они подтверждали, что в комнатах тепло и начали благодарить начальника теплохозяйства за проведенный ремонт:
   -- Вы знаете, у нас никогда не было так тепло. Большое вам спасибо за такие удачные работы.
   Когда все постепенно разошлись, в Морозевичу подошла одна из женщин и произнесла:
   -- Андрей Николаевич! Вы простите меня за тот первый день. Я была не права.
   -- Какой ещё первый день? -- удивился Андрей.
   -- Ну, когда я не пустила вас в комнату и сказала, чтобы вы приходили в выходные дни.
   Андрей уже забыл о том случае и уж тем более не запомнил внешность той женщины - со сколькими жильцами он встречался за месяцы ремонта.
   -- А, так это были вы? -- улыбнулся он. -- Ничего, всё нормально. Я на вас не в обиде. Всякое бывает. А вот вы на меня, наверное, поначалу не только обижались, но и злились?
   -- Да, было такое, -- смущённо опустила глаза женщина. -- Но потом мы с мужем поняли, что были не правы. Так что, мы вам тоже благодарны.
   -- Да что там. Это же наша работа, мы для вас старались. Главное, чтобы у вас теперь всё время было тепло.
   После этого успокоенный Морозевич отправился домой. И дома тоже было тепло - Лера немного нагрела печь. Она всегда была более чувствительна к прохладе, нежели Андрей.
   Возвращаясь домой в "Бухенвальд", Андрей подумал о том, как он привык здесь работать и в выходные дни, точнее, совершать в эти дни обход некоторых котельных и других объектов. Но так здесь работали практически все и вовсе не потому, что их кто-то заставлял, это уже стало привычкой. Для Союза эта ситуация была несколько необычной, ну кто, скажите, в Союзе поедет в выходные дни на работу. Но здесь то ездить никуда не нужно было. Вышел из дому и рядом место твоей работы, так почему бы и не заглянуть туда, тем более, если ты знаешь что кто-то там сегодня да работает. Городок был для всех как бы просто общим двором, как в том же СССР тоже были общие дворы для нескольких замкнувших их зданий. И прогуливаясь по двору, можно было к кому-нибудь да и зайти в гости. А здесь в городке и особых то развлечений было мало. И в Стендаль тоже еженедельно ездить не будешь, там тоже постепенно всё приедается, да и что там делать в выходные дни - бродить по улицам или сидеть в кафе? Но с таким же успехом это можно было делать и здесь. Да, вот сейчас пошли грибы, и вот это уже было настоящее развлечение.

* * *

   К числу обычных развлечений в гарнизоне относилось и занятие спортом, в частности игра в футбол. Играл в футбол и Морозевич, хотя и нечасто. И вот сегодня после обеда Андрей в хорошем настроении отправился на стадион погонять мяч. Стадион предназначался, естественно, для спортивных занятий. Но, что было странным, так это то, что и не только для этого. Интересно, что за воротами со стороны штаба батальона почему-то всегда стояли два бензовоза. Непонятно было, почему для них не находят другого места. Что же касается самого футбола, то подчинённые Андрея и служащие из других служб в последнее время в выходные частенько таким образом коротали время. Играли они обычно неполными составами - не все желали гоняться по полю за мячом, да и не все умели играть в футбол. А если с детства ты в него не играл, то особого пристрастия к нему не испытываешь и в более старшем возрасте - играли в другие игры. Хотя, какие были увлечения каждого его подчинённого, Андрей знал не очень хорошо. Например, какие были интересы братьев Батуриных, Андрей за всю свою работу в Борстеле так и не понял. Но, если поиграть в футбол желающих было не так уж много, то вот зрителей с их комментариями хватало всегда. Андрей в гарнизоне всегда играл полевым игроком - в полузащите или в нападении, хотя на таком уровне эти функции были очень размытыми. Он даже не говорил никому о том, что когда-то играл (и довольно неплохо) вратарём - не было у него сейчас желания играть в этом амплуа. На воротах в их играх стояли обычные ребята, которые вратарских навыков не имели. По этой причине счёт этих их игр с мячом всегда был не по-футбольному крупным, но это как раз и нравилось зрителям. Правда, как понял Андрей, имелся один служащий, который очень даже неплохо стоял в воротах. Это был электрик из хозяйства Горшкова. Звали его Михаил и его, так сказать, фактура очень подходила для такого амплуа - он был высокий, широкоплечий и с длинными руками. О его вратарской реакции Андрей смог однажды убедиться, когда тот стал в ворота и ему начали пробивать пенальти (одиннадцатиметровые штрафные удары). Они пробивались на спор - кто больше мячей забьёт подряд. Более двух мячей подряд Михаилу тогда забить никто не смог. Но он тоже, кроме этого случая, в городке всегда играл только полевым игроком.
   В этой игре Андрей с Михаилом играли в противоположных командах. И вот в одном эпизоде в борьбе за верховой мяч Андрей столкнулся именно с Михаилом. При этом Андрей только чуть-чуть коснулся мяча, но зато Михаил своей головой "коснулся" головы Морозевича. И коснулся он с такой силой (удар сверху пришёлся Андрею в район переносицы), что он напрочь "вырубил" Андрея, свалив того на землю. Андрей поднялся, сначала сел, потом встал, но играть уже не мог - у него перед глазами плыли круги. Он посидел немного на лавочке, очухался и потихоньку побрёл домой. Когда он заявился домой, то жена заметила, что у него начинает темнеть кожа у переносицы под глазами.
   -- Ну, Андрюша, готовься! -- сказала она после рассказа мужа о том, что с ним произошло. -- Будешь ты теперь минимум дней десять, а то и две недели ходить с синяками под глазами, даже не под глазами, а вокруг глаз.
   -- Да ты что! Как это?
   -- А вот так. Это явление так и называется "чёрные очки". Они у тебя появятся уже завтра, если ещё не сегодня. Они появляются именно после таких ударов. Они будут довольно тёмными, потом постепенно будут светлеть, станут жёлтыми и в итоге сойдут - рассосутся. Но времени пройдёт немало.
   -- Ёлки-палки! И что же делать?
   -- Ничего тут не поделаешь. Такую травму излечит только время. Никаких неудобств ты ощущать не будешь.
   -- Ну да! А сами синяки - это что не неудобства?
   -- Конечно неудобства. Только не физического плана, а морального. Они не лечатся.
   -- Ну, а какие-нибудь примочки?
   -- Мы их, конечно, будем делать, они несколько снизят срок, но не намного. Всё равно неделю, а то и больше, тебе, вероятно, придётся ходить в тёмных очках. Хорошо, что с моря мы их сюда захватили, нужно поискать.
   На следующее утро Андрей глянул на себя в зеркало и перепугался - вокруг глаз, действительно, были тёмные круги. Идти на работу без тёмных очков было невозможно - это вызвало бы бурю насмешек. Конечно, насмешки и так будут. Но как уменьшить их количество? Подумав, Андрей решил хоть немного свести всё в шутку. Он надел, выходя из дома тёмные очки, а по дороге в мастерскую подыскал подходящую палку.
   Пришёл он в мастерскую, когда слесари там уже собрались, он это слышал по голосам за дверью. Андрей открыл дверь, перетупил, опираясь на палку, порог и произнёс, вытянув вперёд руку с открытой вверх ладонью:
   -- Господа, подайте бедному Паниковскому. Я не ел шесть суток.
   В мастерской на мгновение повисла недоумённая тишина, которая затем разразилась диким хохотом. Слесари хохотали так, что едва со стульев не падали. Потом смех немного стих и Юрий Гавриков произнёс:
   -- Андрей Николаевич! А из вас неплохой бы артист получился. На Паниковского вы по возрасту не тянете, но сыграно хорошо.
   Опять послышался смех. Затем Кравченко спросил:
   -- А что случилось? С глазами то у вас что? Не зря же, наверное, очки.
   -- Сами глаза то в порядке. Но имеют к этому некоторое отношение. -- Он снял очки и добавил. -- Это мне вчера Миша-электрик удружил.
   -- Ух, ты! Вот это да! И как же это? Это вчера на футболе? -- послышались возгласы и расспросы уже более сочувственные.
   -- Да, это вчера на футболе. Михаил, конечно, не виноват, он этого не хотел. Мы честно боролись за мяч. Просто в этом мне повезло меньше, чем ему.
   -- И это надолго, эти круги?
   -- Жена говорит, что до двух недель. Так что придётся временно хоть немного соответствовать образу "великого слепого" Михаила Самуэловича. Если и не палочкой, то хотя бы тёмными очками.
   Постепенно расспросы прекратились и все занялись делами, если так можно было сказать. Дело в том, что с этого дня вновь начались посиделки-дежурства слесарей и Колыванова в мастерской - работы практически не было, а уж вызовов и тем более. Не беспокоил их пока и самый капризный жилой дом лётного состава. Теперь Андрей мог подумать и о том, чтобы в выходные съездить в лес по грибы - обстановка это позволяла. Конечно, ему пришлось ещё в течение нескольких дней отвечать на расспросы о тёмных очках. Многие уже и так всё знали, многим же Морозевич говорил, что просто болят глаза. Вскоре все привыкли к тёмным очкам начальника теплохозяйства и расспросы прекратились.
   Ровно через неделю Морозевичи, как и многие другие жители городка, решили таки съездить в лес за грибами. Теперь сложившаяся на работе Андрея обстановка, действительно, это позволяла, первая неделя отопительного сезона прошла абсолютно спокойно. Суббота была выбрана ещё и потому, что Морозевичи хотели оставить в запасе выходной день, который мог им понадобиться для переработки грибов. Выехали они на велосипедах в лес прямо с утра. День был погожий, а потому в лесу они спешить не будут, одновремённо со сбором грибов можно и просто приятно отдохнуть на лоне природы. В лес, конечно, ехать было значительно дольше, нежели на луга для сбора шампиньонов. Но они никуда не спешили, сначала асфальт, а далее и просёлочная дорога были в хорошем состоянии, да и лесные тропинки были неплохие.
   Когда они заехали в лес, то им то здесь, то там попадались грибники, а потому Морозевичи решили проехать подальше. Грибов в лесу, как и в прошлом году, было много (разных, конечно). Но немало было и интересовавших их моронов и белых грибов. Правда, последние попадались им значительно реже. Но, всё же, за три-четыре часа пребывания в лесу (с приятным отдыхом) Андрей с Лерой насобирали достаточное количество и тех, и других. Правда, на этот раз гриб-баран им не попался. Но зато попались другие - те, которые Андрей в прошлом году не рискнул собирать, а вот на этот раз они решили попробовать зимой солёных свинушек, которых на лесных полянках они нашли немало. Андрея в этом время препровождении ещё радовало то обстоятельство, что он впервые за прошедшую неделю мог пребывать на свежем воздухе без чёрных очков, которые ему так опротивели, и которые он снял, как только они выехали из городка.
   Вернулись же Морозевичи в городок после обеда, и вся вторая половина их выходного дня была заполнена процессом переработки грибов. Первым делом они замочили в холодной воде свинушки - это были одни шляпки, которые и чистить то не приходилось, разве что промыть, когда они немного промокнут. Белые же грибы и польские они почистили и разделили последние на две неравные категории, из которых меньшая (по величине более крупные) предназначались для ближайшего употребления в пищу, а вторая (значительно большая по количественному составу) - для сушения. Для начала они растопили печь-камин, накрыли её принесенным Андреем из мастерской куском фанеры и разложили на них эти грибы, отделив у некоторых из них шляпки от ножек. Затем Лера занялась приготовлением грибов на ужин, а Андрей уже поздним вечером хорошо промыл свинушки и поменял воду. Процесс смены воды он повторил и в воскресенье утром, а уже после обеда они занялись непосредственным солением свинушек. Они их отварили в подсоленной воде и сложили в большой эмалированной кастрюле, перекладывая ряды горьким чёрным перцем (горошком), гвоздикой и лавровым листом, а также хорошо пересыпая солью. Некоторые проблемы возникли только с кружком под гнёт. Раньше у Андрея почему-то руки не доходили изготовить для этой цели подходящий деревянный кружок из лиственных пород. Но его в итоге с успехом заменила подходящая по размеру мелкая тарелка (или, скорее, блюдо) для вторых блюд.
   На этом решено было поездки за грибами прекратить. На первое время грибов хватало, потом можно будет употреблять сушёные, а там гляди и солёные свинушки можно будет попробовать. Да и конец октября, а затем ноябрь вряд ли уже будут располагать к такому промыслу.
  
  

ГЛАВА 12

Сочетание хорошего и плохого

  
   А далее вновь рабочие дни - пошла вторая неделя отопительного сезона. Было по-прежнему тепло, не по-летнему, конечно, но при такой погоде, всё же, не верилось, что уже заканчивается второй месяц осени. В теплохозяйстве всё было нормально - котельные работали без срывов, на теплотрассах утечек не было, как практически и не было вызовов слесарям (только одиночные). И, главное, в домах было тепло. Теплотехники летом поработали очень даже неплохо, а потому Андрею очень хотелось, чтобы такая ситуация продолжалась как можно дольше. Но не всё всегда идёт так, как задумывается. По крайней мере, ничего не изменилось до октябрьских праздников, на которые у всех было по четыре выходных дня - два праздничных плюс два выходных. Вот так календарь угодил юбилейной дате - 60-летию Великой Октябрьской социалистической революции. В честь этой знаменательной даты в клубе был хороший концерт, а перед тем торжественное собрание, на котором были вручены грамоты за хорошую работу многим служащим. От теплохозяйства такие грамоты были вручены сварщику Александру Колыванову (он с первого и до последнего дня проработал на ремонте дома N 3), Николаю Кравченко, ещё двум слесарям и кочегару Борису Жукову. Вручили грамоту и самому Морозевичу. На грамоте было написано: "НАГРАЖДАЕТСЯ служащий Советской Армии Морозевич Андрей Николаевич за высокие показатели в социалистическом соревновании в честь 60-летия Великой Октябрьской социалистической революции и примерную трудовую дисциплину". Подписана грамота была командиром в/ч пп 21281 подполковником Андреевым.
   Это было первое подобное поощрение за всё время его работы в гарнизоне. Как он понимал, неким поощрением было и предоставление ему в феврале месяце талона на ковёр. Талон на сервиз был уже просто плановым перед отпуском. А вот грамоту он получил здесь впервые. Как бы там ни было, но такая оценка его труда обязывала и впредь хорошо работать. Андрей, в принципе и не собирался снижать обороты, вот только бы не подвели его системы теплохозяйства, многие из которых были не новые. Но он, как уже говорилось, рассчитывал на лучшее. Однако, как говорят, человек предполагает, а Господь располагает.

* * *

   И уже через неделю ему преподнесли очень неприятный сюрприз. И виной тому были не системы теплохозяйства, не техника, а человеческий фактор. В ночь с воскресенье на понедельник 14-го ноября примерно в половине пятого раздался настойчивый стук в дверь комнаты Морозевичей. Это было самое сладкое время сна, и Андрей сначала не понял - снится ему этот стук или же в дверь стучат реально. Окончательно прояснила ситуацию жена, которая его, сонного растормошила:
   -- Андрей, подымайся! К нам кто-то стучит в дверь.
   Андрей подхватился, быстро натянул спортивные брюки, сунул ноги в тапочки, подошёл к двери и открыл её. На пороге стоял перепуганный одессит Анатолий Громов.
   -- Что случилось, Толя?
   -- У нас в котельной "полетел" котёл.
   -- Да ты что? Как это полетел?
   -- Вроде бы лопнули секции.
   -- А почему "вроде бы"? Ты что, сам не видел?
   -- Я не видел. Мне как раз с утра заступать на смену.
   -- А кто был на смене?
   -- Коля Сушков. Вот он то, как раз, прибежал перепуганный домой и сказал, что взорвался котёл.
   -- Прямо взорвался?
   -- Я не знаю, это он так сказал. Вот я сразу же и побежал к вам.
   -- А почему ты, а не он?
   -- Ну, понимаете, -- замялся Громов. -- Он же перепугался, стресс у него, наверное. Он боится идти.
   -- Стресс, говоришь? И что он сейчас делает?
   -- Спит. Залез под одеяло, даже не раздеваясь, и укрылся с головой.
   -- Т-а-к, -- протянул Морозевич. -- Толя, а ну честно - вы пили вчера вечером?
   -- Ну, выпили немного. Отмечали день рождения Говорова, -- это был один из слесарей.
   -- Если вы отмечали день рождения, то я понимаю, как вы "немножко" выпили. И Сушков, конечно, пил?
   -- Да он вроде бы немного выпил.
   -- Немного, -- укоризненно покачал головой Морозевич. -- Знаю я ваше "немного". И это перед сменой. Ладно, разбираться будем позже. Беги домой и подымай ещё кого-нибудь из кочегаров, кто потрезвее, да и поопытнее, и тащи его в котельную. Я сейчас оденусь и тоже прибегу. Ты потом забеги в мастерскую и захвати резиновые сапоги, там, в котельной, скорее всего, полно воды.
   Минут через 15 Андрей был у котельной под солдатской столовой. Навстречу шёл кочегар Жуков. Они вдвоём подождали Громова, который через некоторое время минут принёс сапоги, и спустились на одну из последних ступенек входа в котельную. Воды было не так уж и много, но пар застилал помещение.
   -- Боря, -- обратился Андрей к Жукову. -- Ты самый опытный. Давай аккуратно спускайся на пол, и первым делом посмотри, не дошла ли вода до насосов, они ведь под напряжением. Не должна, вроде бы, они ведь на фундаментах. Но, всё же, проверь. Если вода до них не добралась, то первым делом включи насос на откачку воды. А затем начинай растапливать второй котёл. Уголь в него вытянешь из первого котла, в нём огонь всё равно нужно гасить. Не забудь перекрыть магистрали аварийного котла. Анатолий, давай наверх, и ищи на всякий случай доски для растопки, если в аварийном котле горящего угля мало.
   Минут через пять из тумана вышел Борис и сказал:
   -- С насосами всё в порядке, вода до них не достала. Откачивающий насос я включил, -- это по звуку Морозевич слышал и сам. -- А вот с углём сложнее. Вероятно, секции котла лопнули во внутрь и почти весь огонь затушили. Немного там есть. Сейчас нашарю лопату и перенесу остатки углей во второй котёл.
   -- Хорошо, занимайся растопкой второго котла. Сейчас Анатолий должен притащить ещё что-нибудь из дерева. Когда огонь разгорится, попробуй аккуратно охладить водой топку первого котла, не то за этим паром ничего не видно. Нижняя часть котла горячая и пар мешает работать. Конечно, на первое время пара станет ещё больше, но затем он сойдёт. Только потихоньку охлаждай, чтобы все секции не полопались.
   -- Не могут уже лопнуть целые секции.
   -- Я это понимаю, но чем чёрт не шутит. Не велика беда, если к двум или трём лопнувшим секциям добавится ещё пара, но осторожность нужна, чтобы с тобой ничего не случилось. Но нам нужно поскорее растопить второй котёл. Мы и так уже сорвём завтрак в столовой. Когда ещё этот котёл выйдет на нужный режим. Давай действуй, сейчас подойдёт Анатолий, и работайте вдвоём, распределив работу. Только аккуратно, чтобы не треснули и не разлетелись осколки секций, и вы не поранились. А я пошёл.
   -- И куда же вы?
   -- А ты не догадываешься? Несу свою голову на плаху. Иду будить Лукшина. Он-то обязан в первую очередь знать.
   -- Ох, и разнос будет! -- покачал головой Борис.
   -- Знаю. Но, если не сообщить вовремя, то разнос будет более громким, с более тяжёлыми последствиями.
   -- Да, не завидую я вам.
   -- Я и сам себе не завидую, -- горько усмехнулся Андрей. -- Но, что поделаешь - нужно. А вот и Анатолий, -- тот тащил охапку древесины. -- Так, всё, работайте!
   Через полчаса Андрей вновь был в котельной, но уже с майором. По дороге Морозевич рассказал тому всё, что знал сам. Поэтому на месте Лукшин лишние вопросы не задавал. Пара в котельной уже не было. Жуков возился у второго котла, Громов же щёткой сгребал остатки воды в приямок. Жуков справился молодцом, и всё обошлось нормально.
   -- Завтрак, конечно, сорвётся? -- спросил майор Андрея.
   -- Сорвётся, -- тяжело вздохнув, ответил тот.
   -- И на сколько?
   -- Пока что не могу сказать конкретно. Не знаю, как скоро выйдет этот котёл на рабочий режим. Но, предполагаю, что часа на два.
   -- Да, ну и дела, -- протянул Лукшин. -- По головке нас за это не погладят.
   -- Я это понимаю. Но, как вы сами видите, делаем всё возможное, чтобы ускорить процесс нормальной работы котельной.
   -- Это я вижу.
   В это время в котельную спустился дежурный солдат из столовой. Увидев майора, он вытянулся и доложил:
   -- Товарищ, майор, разрешите доложить? -- и, получив на то разрешение, произнёс. -- На кухне холодные автоклавы. Повара не могут готовить завтрак.
   -- Что автоклавы холодные, я знаю. Передай поварам, что завтрак они будут готовить несколько позже. В котельной произошла авария. Пусть повара готовят всё под закладку, готовят также и другие продукты. И как только в автоклавы поступит пар, пусть принимаются готовить завтрак. Всё, свободен!
   Тем временем в топку второго котла уголь уже подбрасывал Громов.
   -- Анатолий, не спеши и внимательно следи за давлением и уровнем воды. Не нужно выигрывать 10-15 минут и угробить второй котёл, -- обратился к нему начальник теплохозяйства. -- Боря, я тебя попрошу - ты побудь с Анатолием до выхода котла на рабочий режим, а потом можешь быть свободным.
   -- А что, у котла будет Громов? -- удивился Лукшин. -- Я думал, что будет именно Жуков.
   Андрей отвёл Лукшина чуть в сторонку и тихонько сказал:
   -- Сейчас смена Громова, он и будет работать. Я не могу ломать графики работы в других котельных. И так придётся искать резерв, Сушков будет отстранён от работы. Жукову же вечером на свою смену. А что касается того, справится ли Громов, то я более чем уверен, что он справится. Сейчас он будет работать за себя и за того парня. Он наяву увидел, к чему приводит халатность. И он сейчас очень хорошо понимает свою ответственность. А потому он сейчас будет пылинки с котла сдувать.
   -- Ну, ладно, вам виднее. Так, -- Лукшин глянул на часы, -- менее чем через полтора часа я докладываю Андрееву о ЧП в котельной. Да ещё о каком ЧП! Готовьтесь, Андрей Николаевич.
   -- А, -- махнул рукой Морозевич, -- что мне готовиться. Что будет, то и будет. Я же и сам всё прекрасно понимаю.
   -- Ладно, тогда с 8-и часов находитесь где-нибудь в районе штаба. Андреев то приходит обычно немного позже, но кто его знает. А вдруг! Сегодня понедельник, после выходных он может и пораньше прийти. И он наверняка пожелает с вами побеседовать. Ждать же он очень не любит. Так что будьте под рукой. Я, если смогу, постараюсь помочь вам. Но учтите, с Сушковым придётся расстаться однозначно.
   -- И это я понимаю. Но он сам, своими руками, точнее, своей головой выбрал такое продолжение своей карьеры. Так что пенять ему остаётся только на самого себя.
   После разговора с Лукшиным Андрей сразу отправился домой, нужно было успокоить Леру, пока она не ушла на работу. А то будет волноваться за него весь день. Дома он очень коротко сообщил Лере о ситуации, а затем глянул на себя в зеркало - не видны ли до сих пор синяки вокруг глаз. Не то ещё подумает командир, что это у него с перепою. Но, слава Богу, никаких синяков уже не было, последние их признаки сошли почти две недели назад.

* * *

   Командир ОБАТО вызвал к себе начальника теплохозяйства примерно в 8:30. Морозевич много раз виделся с Андреевым и в штабе, и на улице. Они здоровались, но никогда ни о чём не разговаривали. Не был Андрей и в кабинете командира. Но сейчас ему было совсем не до изучения обстановки кабинета, в котором, кроме его хозяина, был и Лукшин.
   -- Мне майор Лукшин вкратце рассказал об аварии в котельной, -- начал Андреев, уперев свой взгляд в Андрея. -- Товарищ Морозевич, я хочу услышать от вас - кто отвечает за безаварийную работу этих самых котельных?
   -- Отвечает начальник теплохозяйства, то есть я.
   -- Значит, вина за аварию полностью лежит на вас, я так понимаю?
   -- Это не совсем так, товарищ подполковник. Я с себя вины не снимаю, но прямая вина, всё же, лежит на конкретном исполнителе, то есть на кочегаре, который работал в эту смену. Моя вина в том, что я не проконтролировал его работу, но это невозможно сделать?
   -- Это ещё почему?
   -- Я не могу предвидеть, в какой котельной может произойти авария. Контролировать же каждого кочегара, в каждую смену и в каждой котельной физически не в состоянии даже пять Морозевичей. К тому же..., -- начал Андрей и остановился.
   -- Продолжайте. Что, к тому же?
   -- Все кочегары летом прошли полный курс обучения и успешно, я подчёркиваю, успешно сдали зачёт. Они полностью знали, что от них требуется для безаварийной работы, они, к тому же опытные - это не первые месяцы их работы. У меня в этом году не было новых кочегаров.
   -- Тогда почему случилась авария, если они у вас такие все грамотные?
   -- Это безответственность и халатность конкретного кочегара, который явился на смену выпившим. От тепла в котельной он, вероятно, заснул и упустил воду из котла. Проснувшись и заметив пониженный уровень воды, он, видимо, решил поскорее замести, так сказать, следы. И в спешке быстро заполнил горячий котёл холодной водой, чего ни в коем случае нельзя было делать. Холодная вода попала на раскалённые стенки котла и те треснули.
   -- А как он должен был поступить в этом случае?
   -- Он должен был немедленно загасить огонь в топке, не подавать воду и дать котлу хотя бы немного остыть. А уже затем постепенно подавать воду и увеличивать температуру.
   -- И сколько бы это заняло времени?
   -- Думаю, от часа до полутора.
   -- Но это же много! А если бы это случилось зимой, то отопление, например, жилого дома не осуществлялось?
   -- Совершенно верно - не осуществлялось бы. Но радиаторы в доме за такой промежуток времени не успели бы совсем остыть. К тому же зимой и время остывание котла сократилось бы. А Сушков, видимо, испугался, что его накажут за такой простой котельной, и поспешил исправить свою провинность. Вот и исправил, таким вот образом.
   -- Хорошо, пусть так. Но ваши кочегары всё это знали?
   Андрей не успел ответить на этот вопрос, его перебил Лукшин:
   -- Разрешите мне ответить на этот вопрос, товарищ подполковник?
   -- Хорошо, отвечайте, заступничек, -- не преминул уколоть того Андреев.
   -- Дело не в заступничестве, товарищ подполковник. Я был председателем аттестационной комиссии и выслушал всех кочегаров. Поэтому могу твёрдо сказать, что они всё это знали. Большинство вопросов, задаваемых членами комиссии, так или иначе, были связаны с этой темой.
   -- Тогда в чём же вина самого начальника теплохозяйства? Или вы сами ответите на этот вопрос? В чём ваша вина, товарищ Морозевич?
   -- Я отвечу на ваш вопрос, товарищ подполковник. Моя вина в том, что я не вдолбил в их головы, или точнее, плохо вдалбливал тот факт, что на смену они должны являться не только трезвыми, но и хорошо отдохнувшими. И ещё то, что они должны очень серьёзно относиться к исполнению своих обязанностей.
   -- А есть у этого кочегара какие-то смягчающие обстоятельства? Может быть, он заступил на смену не вполне здоровым?
   -- Нет у него смягчающих обстоятельств. Что касается болезни, то я пока что не могу твёрдо сказать - я после аварии с этим кочегаром пока что не встречался, - но у него, скорее, и, к сожалению, очень распространённая болезнь - тяга к выпивке. Но я уже об этом упоминал. Так что виноваты и кочегар, и я. Но многие из этих кочегаров просто ещё мальчишки.
   -- Ах, поди ж, ты, они мальчишки! А солдаты, что не мальчишки? Но мы же им доверяем оружие, да что оружие - мы им доверяем защиту Родины. Так почему же вашим людям нельзя доверить какие-то котлы?
   -- Я это понимаю. Поэтому и говорю, что нет смягчающих обстоятельств. И вины с себя я не снимаю.
   Андреев долго сидел молча. Затем он обратился к Лукшину:
   -- А вы знаете, майор, он мне нравится: не прячется за чужие спины, не перекладывает ответственность, не ищет оправданий, не отбеливает себя в моих глазах, но и не выгораживает виновного. Я наслышан также, -- это уже к Морозевичу, -- о вашем умении вести разговоры с семьями военнослужащих. Вы довольно решительны и жёстки. Мне нравятся такие люди. Я верю, что вашей вины в этом инциденте мало. Но завтрак солдатам вы сорвали?
   -- Сорвали.
   -- И надолго?
   -- Часа на полтора.
   -- Не так уж мало, а нельзя ускорить этот процесс?
   -- Нельзя, товарищ подполковник. Если мы попытаемся его ускорить, то с резервным котлом может произойти нечто подобное.
   -- Может или произойдёт?
   -- Может, но с большой долей вероятности.
   -- А если сделать это осторожно, но энергично, и, всё же, сделать?
   -- Нет. Категорически нет. Мы рискуем оставить солдат не только без завтрака, но и без обеда и ужина, причём не исключена возможность, что и на несколько дней. Товарищ подполковник, если вы считаете, что в этом есть необходимость - отдайте приказ, я его выполню. Но, я думаю, -- он взглянул на часы, -- что солдаты уже завтракают.
   -- Вот молодец! -- уже чуть ли не смеясь, ответил Андреев. -- Хотел переложить ответственность на мои плечи. Нет, не получится. Хорошо, вы меня убедили. Убедили и аргументами, но больше своей стойкостью. Ещё раз молодец, не поддался на нажим. А на месте начальника КЭС ему бы цены не было, -- обращаясь уже к Лукшину, задумчиво протянул он. Так, -- снова к Морозевичу, -- идите работать. Стоп, отставить! Ещё одно - проведите в своей службе собрание по этому вопросу. Кстати, майор, я думаю, что такие собрания следует провести во всех службах.
   -- Тогда, может, провести общее собрание всех служащих?
   -- Нет, я не сторонник вывешивать грязное бельё на всеобщее обозрение. Зачем мы будем по этому вопросу тормошить, например, женщин из столовых. В каждой службе есть свои проблемы. Я имел в виду технические службы КЭС, и без широкого разглашения. Проведите отдельные собрания, но на этом примере остановитесь и предупредите о недопустимости халатного отношения к своим обязанностям. Общим же для всех должно быть одно - дисциплина, и на это нужно делать упор. А она в последнее время что-то расшаталась. И это, майор, касается не только служащих. Поэтому предупредите всех, что за нарушения дисциплины я отныне буду карать любого вплоть до высылки в Союз, не принимая во внимание никакие былые заслуги. Это относится не только к рабочему времени. И к свободному тоже. За пьяные дебоши, драки, хулиганства в общественных местах в 24 часа виновные будут отправлены в Союз. Всё понятно?
   -- Так точно.
   -- Так, теперь по этому кочегару. Как его фамилия?
   -- Сушков, Николай Сушков.
   -- Так вот, чтобы завтра, от силы послезавтра и духу его не было в гарнизоне. А в дальнейшем за этим Сушковым могут последовать и другие. Вот теперь с этим вопросом покончили. Вам всё ясно?
   -- Так точно! -- в один голос ответили Лукшин и Морозевич.
   -- Тогда свободны. Идите, работайте. Но перед этим проверьте лично, как там прошёл завтрак
   Андрей и Лукшин облегчённо выскочили из кабинета командира ОБАТО.
   -- Ну что, когда проведём собрание? -- спросил Лукшин.
   -- Завтра же, по горячим следам. К тому же, может, завтра с утра ещё и Сушков будет в гарнизоне.
   -- Вы его думаете пригласить на собрание?
   -- А почему нет? Он же, как говорится "виновник торжества".
   -- Во-первых, Сушков завтра уже не будет числиться в вашей службе - приказ об этом будет ещё сегодня. А во-вторых, его присутствие может вызвать разные жалости у других ваших подчинённых, просьбы с их стороны или со стороны самого Сушкова. Тогда это будет не дисциплинарное собрание, а собрание трудового коллектива по защите обвиняемого.
   -- Может быть, вы и правы, Борис Михайлович. Но как-то это не совсем по человечески, что ли.
   -- Сейчас нам не до сантиментов. Жизнь - жестокая штука. Вы же сами говорили, что Сушков сам себе яму вырыл.
   -- Говорил, -- вздохнул Андрей. -- И это верно, но человека то всё равно жалко.
   -- Да, жалко. Я, как вы знаете, не сторонник особо жёстких мер, но порой без них никак не обойтись. Иначе порядка не будет. И вы это понимаете не хуже меня.
   Они вместе прошли в аварийную котельную. Она уже работала в нормальном режиме. И видно было, что Громов очень старается. Далее Лукшин с Морозевичем поднялись в солдатскую столовую, и зашли на кухню. Завтрак уже заканчивался. Андрей глянул на часы и прикинул начало этого процесса - завтрак, действительно, запоздал примерно на 1 час 45 минут. Посмотрел на часы и майор и протянул:
   -- Это хорошо, что уложились в указанное вами время. Очень хорошо. Теперь дальше нареканий уже не должно быть. Обед, я думаю, уже приготовят вовремя. Так, со столовой всё ясно. А когда вы займётесь ремонтом котла?
   -- Сегодня начнём разбирать его. Возможно, к концу дня..., нет, уже, вероятно, скорее завтра установим, сколько его секций вышло из строя. А дальше будем заказывать их в КЭЧ, привезём и начнём монтировать. Но я думаю, что до конца недели должны управиться.
   -- Потом опять перейдёте на работу этого котла?
   -- А зачем? Пусть работает резервный. Какая разница. Он до этого долго не работал. Новый мы, конечно, испытаем, и всё - пусть стоит. Если зима выдастся холодной, тогда подключим к работе и его.
   -- Хорошо, занимайтесь своими делами. Да, я ещё забыл спросить - где будем проводить собрание - в клубе или нужен класс?
   -- Не нужно ни то, ни другое, Борис Михайлович. Командир, как я понял, не хотел привлекать большого внимания. А в клубе постоянно кто-нибудь да крутится. Проведём собрание в мастерской.
   -- А мест всем хватит?
   -- Хватит, потеснятся немного. К тому же часть кочегаров будет на смене. Мы с вами можем не сидеть за столом, а стоять. Если мы будем сидеть вместе со всеми, то это будет не строгое собрание, а какая-то дружеская беседа.
   -- И то верно! Ладно, по рабочим местам.
   Андрей направился к мастерской. Время уже было рабочее, но когда он спустился в полуподвальное помещение, то подумал, что в основном помещении никого нет - было необычно тихо. Андрей открыл дверь и вошёл вовнутрь. К его удивлению народа там было даже больше обычного - было несколько свободных от смены кочегаров. Конечно, все уже знали о случившемся и тихо переговаривались между собой. Андрей поздоровался и тоже молча сел за стол. Продолжали молчать и остальные. Характерным было то, что сейчас они все сидели на диване и лавках под стенами, никто не занял место за столом, как это было обычно, оставляя только место начальнику теплохозяйства. Наконец, после затянувшегося тягостного молчания, Морозевич произнёс:
   -- Ну что, орлы, доигрались? -- все молчали, и он продолжил. -- Сколько вам не повторяй об ответственности, о дисциплине - до вас не доходит. Может быть, теперь дойдёт?
   -- А что будет с Николаем? -- тихо спросил кто-то.
   -- С завтрашнего дня кочегар Сушков в нашем хозяйстве больше не числится, уже сегодня будет об этом приказ. Я думаю, вы понимаете, что это означает?
   -- И что, ничего нельзя было сделать?
   -- Этот вопрос даже не обсуждался. А за какие же тогда провинности отправлять людей в Союз? Что может быть хуже? Или вы знаете какие-то большие прегрешения? Что ещё, жертвы какие-то нужны? А жертвы могли и быть - он сам, например. Для Сушкова всё ещё более-менее благополучно закончилось.
   Никто ничего не говорил, снова повисла тишина.
   -- Вообще, -- продолжил Морозевич, -- командир очень недоволен дисциплиной служащих в последнее время. Но об этом мы поговорим завтра на собрании, которое состоится в 9:00. Явка обязательна для всех, естественно, кроме тех, кто будет на смене. Я не могу, конечно, заставить присутствовать на собрании кочегаров, вернувшихся из ночной смены, но их присутствие было бы очень желательно. Так и передайте своим коллегам. Я сегодня постараюсь предупредить всех. Так, по этой теме всё. Кочегары могут быть свободны, с вами мы встретимся завтра. А у слесарей теперь появилась хорошая работёнка. Так, хорошо отдохнувший Пампушко со своей бригадой, -- тот уже недели две как вернулся из отпуска, -- и Кравченко отправляются на демонтаж вышедшего из строя котла. Разбирайте его весь, не ограничивайтесь видимыми дефектами. -- Николай, -- обратился он к Кравченко, который порывался что-то сказать, -- я знаю, что это займёт больше времени, но в секциях могут быть малозаметные трещины, которые можно будет обнаружить, только разобрав их по отдельности. Так ведь?
   -- Вообще-то так, -- ответил Николай. -- Но чаще всего выходят со строя секции с одной стороны котла, вторая сторона при этом остаётся целой.
   -- Я это знаю. Но лучше в этом убедиться. Борис там заливал остатки огня и немного охлаждал секции, чтобы не было в дальнейшем пара, а поэтому всё может быть. Делал он это, правда, осторожно, но чем чёрт не шутит. Да, работы прибавится, но лучше провести ревизию всего котла. Я сказал Лукшину, что до конца недели управимся. Но можем, разбирая весь котёл, и не успеть. Но не беда, если прихватим один-два дня на следующей неделе. Сейчас пока ещё не холодно, один котёл вполне справляется. Но зато мы будем гарантированы, что у нас, действительно оба котла в рабочем состоянии. Разобрать секции не так уж долго. При сборке гильзы мы поставим на все секции новые. Соберём, не спеша, котёл, но качественно. Коля, эта работа полностью на тебе. Теперь ты бригадир монтажной бригады и вся ответственность ложится на твои плечи. Но не так уж много там работы, а потому и не так уж много времени потребуется - мы же никакое оборудование котельной трогать не будем, только сам котёл.
   -- Хорошо. Всё понятно. Вячеслав, собирайся, -- обратился он к Пампушко, и вместе с тем и слесарями его бригады поднялись со скамеек.
   -- Теперь о бригаде Колыванова. Вы остаётесь на обслуживании вызовов, если таковые будут поступать, ну и различных работах в котельных и на теплотрассах, хотя там то пока всё нормально. Но кто его знает. Если нужна будет сварка одновремённо в двух местах, то будет там работать и Вячеслав. В котельной то сварка почти и не нужна. Вырезать или варить они там ничего не будут, разве что придётся нагревать сильно заржавевшие гайки болтов.
   После мастерской Морозевич направился в "Хоромы", где предупредил всех о предстоящем завтра собрании, а также переговорил с Сушковым. Не мог он всё-таки так вот просто расстаться с человеком, который срочно отправлялся на Родину, не переговорив с ним и не выяснив всех обстоятельств. Но ничего нового он не узнал. Николай только подтвердил всё то, что рассказал ночью Громов и что предполагал сам Морозевич.
   -- Когда мне собираться домой? -- уныло спросил у Морозевича Николай, уже, видимо, знавший об этом факте.
   -- Не знаю пока. Не я ведь пишу приказы. Приказ будет сегодня, а когда ты уедешь, не могу сказать. Но не позже, чем послезавтра, так приказал Андреев.
   -- А мне завтра, если не уеду, присутствовать на собрании?
   -- Ты уже с завтрашнего дня не член нашего коллектива. Я тебя не приглашаю на собрание, но и запретить тебе его посетить не могу. Так что, поступай, Николай, как знаешь.
   Далее день прошёл для Морозевича в обычном режиме. Он ещё зашёл в общежитие N 1 и предупредил там свободных от смены кочегаров о собрании. Единственное, что неприятно поразило Андрея, так это ехидная улыбочка Кирзоняна за столом в обед при разговоре о случившемся - сегодня Андрею не хотелось идти в обед домой, потому он и пошёл в техническую столовую. Непонятно было, это то ли злорадство, то ли радость за промах коллеги.

ГЛАВА 13

Неплановый ремонт

  
   На следующий день утром состоялось собрание работников теплохозяйства. На собрание пришли практически все служащие (за исключением тех, кто был на смене). Сушков на собрании не присутствовал, хотя уезжать он должен был только сегодня после обеда. На собрании очень уж помрачнели лица собравшихся, когда Лукшин строго предупредил всех, что теперь в батальоне будут безжалостно расставаться с нарушителями дисциплины не только в рабочее, но и в свободное время. Если кто-то будет замечен в дебоше или пьянке, то того последует участь Сушкова. А в целом, собрание прошло на удивление спокойно. Конечно, все были немного напуганы отправкой в Союз Николая, да ещё подлило масло в огонь распоряжение Андреева по поводу дальнейшей дисциплины.
   На эту тему Морозевич немного побеседовал с Лукшиным, выйдя вместе с ним после собрания из мастерской.
   -- Не перетягиваем ли мы гайки, Борис Михайлович, такой жёсткостью?
   -- Ну, во-первых, это не мы сами эти гайки закручиваем. А во-вторых, может быть, всё обойдётся вот таким запугиванием. Превентивная мера, так сказать.
   -- А если не обойдётся? Если кто-то напьётся и попадёт на глаза командиру?
   -- Я думаю, что если будут просто выпившие в нерабочее время, то никаких мер не будет, но если на ногах стоять не будут, то извините. Пусть меньше пьют. И вы, и я тоже выпиваем, как и все остальные, но нужно же и меру знать.
   -- У нас семьи, это дисциплинирует. Парень, когда женится, как-то сразу более серьёзным становится.
   -- Да, это так, -- вздохнул Лукшин. -- Мы стараемся набирать в наши хозяйства больше не женатых рабочих, чтобы было меньше проблем с трудоустройством их жён. Но эта политика не совсем верная, просто у нас в небольшом гарнизоне ограничены возможности трудоустройства. Но ведь кроме выпивки существуют ещё клуб, кино, танцы, телевизор. Есть ещё разные игры, есть художественная самодеятельность. Кто любит музыку, могли бы и какую-нибудь инструментальную группу организовать. Это ведь не запрещается, и инструменты в клубе есть. Но не хотят же! Всё упирается только в выпивку. Уж лучше бы по бабам бегали, их в "Париже" много.
   -- Странная позиция, Борис Михайлович, -- улыбнулся Андрей.
   -- Да, немного странная. Но это не моя позиция. Андреев почему-то на такие приключения смотрит сквозь пальцы. Если это, конечно же, не касается военнослужащих и их жён. Хотя, вероятно, он относится к этому так потому, что гулянки в "Париже" в принципе не влияют на рабочую дисциплину и само качество работы, не в пример выпивке, чему мы получили вчера наглядный пример. Он, между прочим, и про вашего Гурова наслышан - тоже мне, Казанова гарнизонный - но молчит, не принимает же никаких мер. Правда, к Гурову ведь уже жена приехала. Как он, за разум взялся? И как жена его, умной оказалась?
   У Морозевича примерно месяц назад, вот так же по случаю, в разговоре о служащих, был затронут вопрос об Анатолии Гурове и о намечавшемся приезде его жены. И разговор этот был интересным, точнее, были интересны высказывания самого Лукшина. Тогда в разговоре Андрей заметил:
   -- Вот на днях должна приехать жена Гурова. А я вот не представляю себе, чем может закончиться её встреча с этой его, как он говорит, "второй женой".
   И вот тут-то, как раз Лукшин на его высказывание философски заметил:
   -- А вы не берите в голову. Наладится всё как-то. Если у Гурова умная жена, то она найдёт способ всё уладить спокойно. Ну, а если она дура, то что здесь поделаешь. Дура - она и есть дура. Но тогда ему же хуже.
   Когда приехала жена Анатолия, то она оказалась симпатичной, но, главное, действительно, умной женщиной. Когда до неё дошли слухи о любовных похождениях мужа и о его любовнице, и она убедилась в их правдивости, она не стала рвать сопернице волосы, царапать той лицо, закатывать скандалы или истерики. Не побежала она и к замполиту батальона. Лукшин оказался, на удивление, прав. Как она "разрулила" эту ситуацию, Андрей не знал, но уже через какую-то неделю и её соперница, и муж напрочь забыли о своём романе. А Гуровы с тех пор везде появлялись только вместе, под руку. При этом жена Анатолия гордо шла с высоко поднятой головой, а сам Гуров выглядел большим, но игрушечным (прирученным) слонёнком. Андрей же лишний раз убедился в том, какие же женщины порой странные, непонятные, но, вместе с тем, удивительные существа.
   И вот сейчас Морозевич, улыбаясь, сказал Лукшину:
   -- Борис Михайлович, а вот в отношении жены Гурова вы оказались правы на все 100 %. Я очень удивляюсь, но у Гуровых сейчас всё в полном порядке. Его жена, действительно, умная женщина.
   -- Вот видите, -- обрадовался Лукшин. -- А вы тогда переживали - как там у них будет. Наладилось, и хорошо. Ну, а по теме нашего разговора о дисциплине, то гадать, что будет, пожалуй, не стоит. Жизнь всё расставит на свои места.
   Вот так завершилась эта неприятная как для Морозевича, так и для Лукшина история с аварией в котельной. Теперь на повестке дня стоял только вопрос о ремонте котла.

* * *

   Никаких особых работ по службе теплохозяйства не было, поэтому Андрей мог полностью сосредоточиться на ремонте вышедшего из строя котла под солдатской столовой. Руководил этими работами, как и распорядился Морозевич, Николай Кравченко. Уже на следующий день слесари полностью разобрали котёл и определились с секциями, которые вышли из строя. Таких насчитывалось четыре - левые секции посреди котла, и ещё одна секция была с подозрением на трещину. Дефектоскопа в теплохозяйстве не было, пробовали место в районе предполагаемой трещины смачивать керосином, но однозначного ответа всё равно не получили. Решено было убрать и эту секцию. Андрей заказал в КЭЧ пять секций котла, да ещё у них было несколько секций в запасе. Но мало ли что, лучше выписать новые, пока для этого есть повод. Через пару дней Морозевич привёз эти секции в городок, а слесари тем временем начали собирать котёл из имеющихся в наличии секций. Запас гильз-втулок у них тоже был, так же, как обмазка, которая употреблялась для герметизации отдельных мест между секциями котла. Слесари испытали при сборке котла новые винты с гайками (вырезанные в мае со свалки металлолома). Андрей очень обрадовался, когда узнал, что они себя оправдали, работали они очень хорошо. Если ему за них в своё время и досталось, то сейчас они очень пригодились.
   Что касается некомплекта кочегаров, то он не очень и ощущался. Отдельные кочегары уходили в отпуск и в отопительный сезон, но никаких проблем это не создавало - замены им всегда находились. К тому же, Лукшин уже подал заявку на это вакантное место, и нового кочегара должны были со дня на день привезти из Франкфурта-на-Одере.
   Котёл был полностью собран в пятницу, Андрей зря беспокоился, что за рабочую неделю его не удастся восстановить. Его только не успели испытать, и пришлось делать уже в понедельник. Но, к общему облегчению, испытания показали, что всё нормально, котёл нормально функционировал. И уже на следующий день в хозяйстве Морозевича появился и новый кочегар. Андрей в следующие два дня ознакомил его с функциональными обязанностями, кратко довёл до его сведения вопросы устройства котлов и систем отопления, техники безопасности и охраны труда. Детально обучать (по программе) новичка было некогда, поэтому Андрей решил больше обучать его практически в параллельной работе с опытными кочегарами. Старожили на месте ознакомили его с работой котельной, и ещё несколько дней он ходил на смену вместе с одним из кочегаров. Но Андрей, всё же, решил не ставить нового парня в смены в котельной под солдатской столовой, где стояли паровые котлы. Туда пришлось перевести кочегара от водогрейных котлов, а на его место и определить новичка - пусть этот сезон поработает только с водогрейными котлами, так безопаснее. При этом начальник теплохозяйства не услышал никаких возражений или бурчаний со стороны переводимого кочегара. Тот прекрасно всё понимал - практически все молодые кочегары подобным образом начинали свою трудовую деятельность в борстельском городке. Кроме того, последние события положительно повлияли на сознание подчинённых Морозевича, они стали более серьёзными и исполнительными.
   Время, между тем, летело, уже заканчивался последний месяц осени. В первый же день третьей декады после политинформации к Андрею подошёл Александров. Он также остановил проходящего мимо Кирзоняна.
   -- Погодите, у меня к вам дело.
   -- И что это за дело?
   -- Это, скорее, не дело, а предложение. Мы как-то в последнее время оторвались друг от друга. Оно немного понятно - ко мне и моему тёзке жёны приехали, немного прижали нас. Но всё равно это нас не оправдывает. Каждый как бы сам по себе. А мы же раньше неплохо проводили время.
   -- И что ты предлагаешь? -- спросил Григорий.
   -- Я предлагаю начать с того, что сходить в один из вечеров и снова поиграть в карамболь. Мне это позавчера Вася предлагал, но вдвоём как-то скучновато. Да и вон, Морозевич предлагал это, правда, пару месяцев назад.
   Кирзонян глянул на Морозевича и как-то неуверенно сказал:
   -- Я вообще-то не против. Как вот только Андрей, -- кивнул он на Морозевича.
   -- А что Андрей, он сам это предлагал. Мы с ним и запланировали это мероприятие на конец осени. Так ведь, Андрей? -- и уже обращаясь непосредственно к Морозевичу, добавил. -- Ты ведь любишь всё планировать. Вот давай и будем выполнять намеченные планы.
   Что оставалось в такой ситуации делать Морозевичу. Видно было, что Григорий хочет восстановить былые отношения. Рабочие отношения у них были абсолютно нормальные, но в свободное время они редко контактировали, хотя Андрей периодически ходил на обед в техническую столовую и сидел с Григорием за одним столом. Конечно, там они старались не выпячивать свои прохладные отношения перед Виталием и занявшим место Лукича Виктором. Не мог же сейчас Андрей сказать, что не хочет идти вместе с Григорием. Придумать что-нибудь для отказа он так сразу и не мог - предложение Александрова застало обоих врасплох. Да ещё не по делу Александров сболтнул об этом предложении самого Андрея, но он то, правда, не в курсе их отношений, так что винить его нечего. К тому же его немного задело несколько ироничное замечание Александрова по поводу их жён. Не хотелось Морозевичу, чтобы создавалось мнение, что он находится под каблуком у жены. И он подумал о народной мудрости, которая гласила: "Всё что ни делается, то к лучшему". Может, и в самом деле так будет лучше. Он чувствовал, что вряд ли он сам или Григорий первыми сделают шаг к примирению. А так, за игрой в бильярд всё будет нормально. Ну их к чертям, те радиаторы. Ведь они, всё же, коллеги, да ещё Морозевич частично зависим от Кирзоняна, особенно в вопросах доставки материала. Ладно, так тому и быть! И он ответил:
   -- Я в принципе тоже не против. Мы, действительно, давно не играли. Насколько я помню, то последний раз это было где-то в начале года. А сейчас практически уже его конец. Когда соберёмся?
   -- Я предлагаю в среду, -- сказал Александров. -- Василию я скажу. Где-то часов на семь вечера - после ужина. До десяти поиграем и нормально.
   -- В среду, так в среду, -- согласился Григорий, и они стали расходиться по своим рабочим местам.
   Когда вечером Андрей поведал об этом разговоре Лере, та поддержала их замысел:
   -- Ну, и правильно. Что вы с Кирзоняном не поделили? Не будь ты самым умным и не заедайся. Тоже мне принципиальный какой нашёлся.
   Вечер за бильярдным столом четвёрка провела совсем даже не плохо. Как-то за игрой забылись и раздоры Андрея с Григорием, скорее, даже не забылись, а показались уже не такими значительными. Они во время игры нормально общались и даже подшучивали (но не злобно) друг над другом. Этому ещё способствовали и ровные отношения со всеми Александрова и Василия. В общем, вечером они все остались довольны и договорились впредь встречаться здесь почаще, хотя бы раз в месяц.
   А через неделю уже наступила и зима. Правда, в этом году она наступила значительно раньше, нежели в прошлом. Резко похолодало уже к концу второй декады ноября. Котельным пришлось наращивать свои мощности. Теперь уже пришлось подключить циркуляционный насос в санчасти. Но это позволило Андрею убедиться в том, что на всех объектах, где в этом году проводился ремонт, отопление работает хорошо. Это очень порадовало Морозевича - после аварии в котельной и отправки в Союз Сушкова это была первая хорошая новость. Первый же снег в городке в этом году выпал в начале третьей декады ноября. Через несколько дней вновь потеплело, и он растаял, но уже следующий снег, выпавший в самом конце ноября, обещал вроде бы лежать долго - температура наружного воздуха уже опустилась ниже нуля градусов. В итоге зима сезона 1977-1978-го годов по обилию снега была уже более похожа на союзные зимы. Правда, температура, всё же, не дотягивала до союзной. А потому в самом конце ноября часть служащих выбралась ещё на очередную организованную (недалёкую) экскурсию по памятным местам Второй мировой войны.

ГЛАВА 14

К П С С

  
   В первый понедельник декабря на политинформации Андрей с улыбкой подумал о том, что этот день ранее более 40 лет в СССР был большим праздником. По тем временам сегодня был День Конституции, но старой, сталинской, принятой ещё в далёком 1936-м году. Как-то одна за другой в голове Андрея выстроилась некая цепочка - от конституции до Сталина, далее о его роли в укреплении государства, о репрессиях, о Генеральном Секретаре ЦК КПСС, о самой партии и о её членах. Далее конец политинформации перебил ход мыслей Андрея, но они снова пришли ему на ум уже вечером дома. Он долго молчал, думая о чём-то своём и даже пару раз невпопад ответил на какие-то вопросы супруги, которые он слышал краем уха.
   -- Слушай, Андрей, -- уже сердито спросила Валерия. -- Ты где сейчас находишься? Ты же меня совершенно не слушаешь. Ты сам то здесь, но мысли твои где-то далеко. Чем у тебя сегодня забита голова? О чём ты думаешь?
   -- О чём я думаю? Чем у меня забита голова? -- медленно процеживал слова Андрей. -- Значит, чем забита голова? Слушай, Лера, тебе нравится в ГДР? -- без всякой связи спросил он.
   -- Конечно, нравится, а что?
   -- А ты хотела бы остаться здесь ещё на год?
   -- Если не принимать во внимание мою работу, то очень хотелось бы. Только как с твоими родителями? Захотят ли они ещё один год нянчить Никитку?
   -- Не о том сейчас речь. Ты рассуждаешь так, словно нам уже продлили срок работы. До этого ещё очень далеко и вообще может не быть. Хотя я в Борстеле уже ровно 1,5 года. Да, как же быстро летит время!
   -- Тогда почему ты спрашиваешь?
   -- Я спрашиваю вот почему. Скажи мне, пожалуйста, кому из двух лиц - партийному или беспартийному скорее подпишут заявление на продление срока?
   -- Но это же риторический вопрос. Понятно же кому. А! -- догадалась Валерия, -- я теперь поняла, чем у тебя сегодня занята голова. Ты что, решил поступать в партию?
   -- Ну, я ещё не решил, я только размышляю об этом. И вот хотел с тобой посоветоваться.
   -- А что тут размышлять? Если это возможно, то, конечно, нужно поступать в партию. Только вот вопрос - действительно ли это возможно? В Союзе, насколько я знаю, это не так-то и просто.
   -- В Союзе да. Но здесь это, вроде, немного проще. Да и вообще в армии. А здесь все мы сейчас защитники Отечества, мы с тобой об этом уже говорили. Я не знаю, конечно, как на это моё решение посмотрит руководство части, но думаю, что можно попробовать.
   -- Но нужны будут какие-то рекомендации.
   Андрей об этом как раз и размышлял. Он знал, что приём в члены Коммунистической партии Советского Союза (КПСС) проводится в индивидуальном порядке по письменному заявлению вступающего и рекомендаций двух членов партии, имеющих партийный стаж не менее трёх лет.
   Саму же основу партии составляют первичные организации, которые создаются по месту работы или жительства коммунистов и объединяются по территории. В структуру партии входят также районные, городские, окружные, областные, краевые, республиканские партийные организации, объединяемые в компартии союзных республик. Работа партийных организаций и партийных органов строится на началах коллективности и персональной ответственности, исключающих субъективизм и единовластие.
   -- Да, рекомендации нужны, -- ответил на Лерин вопрос Андрей. -- Одну, я думаю, не откажется мне дать Лукшин. Это будет весомая рекомендация - заместитель командира батальона. А вот вторую ..., -- неуверенно протянул он.
   -- А кто может дать тебе вторую рекомендацию?
   -- Вот здесь то, как раз и загвоздка. Ведь рекомендацию даёт человек хорошо знающий рекомендуемого. А кто меня здесь хорошо знает? Кроме Лукшина с другими военными я не столь близко знаком, чтобы они рекомендовали меня. Хорошо знаком только с Леонидом Коробчинским, но он не член КППС. Остаются служащие, среди которых членов КППС раз, два и обчёлся. Виталий Горшков комсомолец, Виктор Карамушко беспартийный. И остаётся только один человек.
   -- И кто же он?
   -- Кирзонян.
   -- Ага! -- возликовала Лера. -- Я тебе говорила - не руби сук, на котором сидишь. Но ты же не слушал. Тебе нужно было обязательно поссориться с Кирзоняном. Теперь придётся упрашивать его.
   -- Да я не думаю, что он откажет мне. Просто не очень-то хотелось его об этом просить.
   -- Вот, опять то же самое. Да уйми ты, в конце концов, свою гордыню. Да и вы уже, вроде бы, немного помирились. И если ты уверен, что он тебе даст рекомендацию, то, что тебе ещё нужно? Ты же, поступив в партию, даже здесь в городке будешь пользоваться авторитетом. Про твою работу в Полтаве я уже и не говорю.
   -- Ну, во-первых, авторитет от этого не зависит, или зависит очень и очень мало. А во-вторых, это ещё не скоро будет.
   -- Почему не скоро?
   -- Потому что, если я подам заявление, его рассмотрят, и будут считать, что я достоин поступления, то меня смогут принять пока что только кандидатом в члены КППС. Меня должны будут принимать на собрании. Решение собрания первичной партийной организации большинством голосов её членов будет окончательным, но только по приёму в кандидаты. После решения партсобрания я стану кандидатом в члены КПСС, и мне выдадут не партийный билет, а кандидатскую карточку. Окончательно же быть зачисленным в ряды партии я смогу, только пройдя испытательный срок. Согласно Уставу партии только после прохождения испытательного кандидатского срока вступающий в ряды КПСС может быть уже окончательно зачислен в партию. А это будет, не раньше, чем через год, при условии хорошей работы. Вот когда я смогу стать членом КПСС.
   -- Ого! Как долго. А почему сначала принимают только кандидатом в члены КПСС? Зачем нужен этот кандидатский срок?
   -- Согласно с Уставом КПСС, кандидатский стаж необходим для того, чтобы глубже ознакомиться с Программой и Уставом КПСС и лучше подготовиться к вступлению в члены партии. Партийная же организация за это время должна проверить его личные качества и помочь кандидату подготовиться к вступлению в члены КПСС. Но, -- улыбнулся Андрей, -- партийные взносы я буду платить в тех же размерах, что и члены партии.
   -- Слушай, тогда тебе нужно как можно скорее подать заявление на вступление в партию. Ведь заявление на продление срока работы здесь тоже, наверное, за несколько месяцев подаётся. А ты сам говоришь, что уже 1,5 года прошло. Да и потом, я не знаю - ровно через год тебя смогут принять в партию или позже?
   -- Не раньше, чем через год. Я тоже не знаю, как скоро потом принимается вступающий уже в члены КПСС.
   -- Ну вот! Тогда не исключено, что примут через 1,5 года, а у тебя к тому времени и срок работы здесь закончится. Чего ты тогда тянешь?
   -- Ничего я не тяну, я только начал об этом размышлять. А насчёт полутора лет ты, конечно, загнула. Ну, может быть, через год и месяц или год и два месяца.
   -- Ладно, давай размышляй поскорее и подавай заявление. Ты говорил, что хотел посоветоваться со мной. Так вот, я твоё решение одобряю. А дальше всё зависит от тебя самого.
   Андрей примерно такого разговора с Лерой и ожидал. Но он, как выразилась жена, размышлял ещё несколько дней, и только в конце недели после планёрки обратился к Лукшину:
   -- Борис Михайлович! Я хотел бы, если вы не против, поговорить с вами.
   -- Пожалуйста, я вас слушаю.
   -- А можно не здесь, не в такой официальной обстановке? Где-нибудь на улице?
   -- Так, я пробуду в штабе ещё минут 30-40. Если вас устраивает такая отсрочка, и вы согласны подождать, то поговорим не в формальной обстановке.
   -- Меня это устраивает. Я вас подожду.
   Дождавшись майора, Андрей подошёл к нему, и они медленно пошли в сторону центральной котельной.
   -- О чём вы хотели со мной поговорить? -- спросил Лукшин.
   -- Борис Михайлович, как вы смотрите на то, если я подам заявление о вступлении в партию?
   -- Вот оно что! Как посмотрю? Только положительно. Вы уже не мальчик, вам перевалило на четвёртый десяток. У вас неплохой опыт работы в Союзе, да и здесь. Вы умеете работать с людьми, вы грамотны, решительны, не боитесь принимать решения. Что ещё нужно? Работаете вы хорошо, замечаний к вам нет.
   -- А котельная? Ещё и месяц не прошёл после аварии.
   -- При чём здесь котельная? Вашей личной вины в той аварии нет. Конечно, как с руководителя, с вас вопрос ослабления контроля не снимается. Но это с каждым может случиться.
   -- А винты, кражи аппарата, колёс?
   -- Да бросьте вы ерунду городить! Вы их, что ли крали? И потом учтите - нет работников, которые работали бы совсем без ошибок. Но дело то не в самих ошибках, они есть у каждого, а в том, чтобы их вовремя исправить и не повторять впредь. Хотя так и принято говорить, но я не видел людей, которые учились бы только на чужих ошибках. Да и вряд ли такие найдутся. Все, увы, учатся на своих ошибках. Пока сам не споткнёшься, вряд ли тебя научит пример уже споткнувшегося. Задача состоит в том, чтобы этих своих ошибок было как можно меньше. Так что, если вам нужна моя партийная рекомендация, то я, конечно же, вам её дам.
   -- Спасибо, Борис Михайлович.
   -- А у кого вы планируете взять вторую рекомендацию? Кто вам может её дать - кто-то из военных или служащих? Я так думаю, что лучше, если бы вторая рекомендация была от служащего. Две рекомендации от военнослужащих и ни одной от служащих могут вызвать лишние вопросы. Вы-то служащий.
   -- Я понимаю это. Но из служащих такую рекомендацию мне может дать только один человек.
   -- Кирзонян?
   -- Он самый, -- как-то уныло ответил Морозевич.
   -- Я обратил внимание, что после отпуска у вас с ним как-то испортились отношения. Боитесь, что он не даст вам рекомендации?
   -- Нет, рекомендацию, я думаю, он мне даст. Просто не хотелось его просить об этом.
   -- Понятно. До меня дошли кое-какие слухи о деяниях Кирзоняна, когда мы с вами были в отпуске. Мне кажется, что и вы об этом слышали. Но я вас ни о чём не спрашиваю, потому что прекрасно понимаю - вы мне ничего не скажете. Хотя вы его и недолюбливаете, а в этом вы не одиноки, всё равно выдавать его вы не будете. Это, вообще-то и верно, тем более что никаких прямых доказательств нет. Поезд, как говорится, давно ушёл. Но на Григория это похоже и я мало сомневаюсь в правдивости слухов. Да, -- немного помолчав, продолжил Лукшин. -- Рекомендацию он вам должен дать, это точно. Ну, что же, пишите заявление, собирайте рекомендации - считайте, что моя рекомендация у вас уже в кармане, заполняйте анкету и - в партбюро. Хорошо, что вы обратились ко мне вовремя. Скоро мы с вами расстанемся.
   -- Как это, расстанемся? -- испугался Андрей.
   -- А вот так. В середине февраля у меня замена.
   -- Ёлки-палки! Вот это дела! Как же это? А кто будет вместо вас?
   -- Вы думаете, я это знаю. Всему своё время. Кто-то да будет - свято место пусто не бывает. Но пока что об этом никому ничего не говорите - не нужно раньше времени людей будоражить.
   Морозевич распрощался с Лукшиным, ещё раз поблагодарив того, и шёл домой в полном смятении чувств. Он даже не понимал, чего у него сейчас больше - радости от одобрения его планов и согласия майора дать рекомендацию, или же огорчения от последнего сообщения Бориса Михайловича. И, пожалуй, второе было сильнее.

* * *

   Андрей в выходные дни ещё раз всё хорошенько обдумал и написал заявление о приёме в члены КПСС. В понедельник ему написал рекомендацию Лукшин. И в этот же вечер Морозевич поговорил на эту тему с Кирзоняном. Григорий, конечно же, не отказался дать Андрею рекомендацию. Было такое чувство, что он даже обрадовался такой просьбе, и во вторник у Морозевича уже были все необходимые рекомендации. Под конец дня он зашёл к замполиту, поговорил с ним и показал все имеющиеся у него документы. Тот тоже одобрил решение начальника теплохозяйства и сказал, что партячейка заслушает Андрея и рассмотрит его заявление уже на следующей неделе, в среду. Он рассказал Морозевичу, какие документы ещё нужно заполнить, и Андрей, взяв бланки документов, а также Устав партии, ушёл домой. У него была ровно неделя для подготовки к такому серьёзному испытанию.
   На следующий день все документы были собраны и сданы. После этого дома вечерами он начал готовиться. Ему нужно было хорошо проштудировать и тот же Устав КПСС, историю партии, разобраться по газетам с тем, что сейчас творится в мире, да и в самом Советском Союзе. Нужно было также ознакомится с последними постановлениями партии и правительства, международной обстановкой и тому подобным. В библиотеке он старался запомнить фамилии лидеров коммунистических партий хотя бы наиболее известных стран. За эту неделю дома он пролистал все номера "Комсомольской правды" за последний месяц, которую он исправно получал.
   Поступление в ряды Коммунистической партии Советского Союза было очень серьёзным делом. В Советском Союзе, а значит и на территории ГСВГ членом КПСС может быть любой гражданин, достигший 18 лет, признающий Программу и выполняющий Устав партии, работающий в одной из её первичных организаций и поддерживающий партию материальными средствами.
   Некоторые тезисы из этой программы подготовки мужа запомнила даже Лера. Теперь уже и она досконально знала, что вопрос о приёме в партию обсуждается и решается общим собранием первичной партийной организации; её решение считается принятым, если за него проголосовало не менее двух третей членов партии, присутствовавших на собрании, и вступает в силу после утверждения райкомом, а в городах, где нет районного деления, - горкомом партии. Партийный стаж вступающих в члены партии исчисляется со дня решения общего собрания первичной партийной организации о принятии данного кандидата в члены партии.
   Ещё Андрей для себя выяснил, что руководство партийной работой в Вооруженных Силах осуществляется ЦК КПСС через Главное политическое управление Советской Армии и Военно-Морского Флота, работающее на правах Отдела ЦК КПСС. Первичными партийными организациями руководят соответствующие политические органы.
   И вот в среду, 21-го декабря состоялось собрание партийной организации, на котором Андрея Николаевича Морозевича принимали в ряды КПСС. Конечно, Андрей прилично волновался. Он ещё в Союзе слышал рассказы поступающих, как их гоняли по различным вопросам. Но, на удивление, всё оказалось не таким уж страшным. Да, ему задали по паре вопросов и по истории партии, и о международном положении, и по Уставу партии, в частности о демократическом централизме. Но гораздо больше вопросов ему задавали по его биографии - о родителях, о специальности по диплому, о том, где и кем он работал в Союзе. Отношение к будущему кандидату в члены КПСС было очень доброжелательным, поэтому Андрей быстро унял волнение и довольно спокойно обо всём рассказал. Утверждён он был кандидатом в члены Коммунистической партии Советского Союза единогласно. Учётная карточка на Морозевича была составлена политотделом войсковой части 07301. Кандидатскую карточку - документ, выдававшийся кандидатам в члены КПСС, Морозевич получил уже после Нового года. Как кандидат в члены партии Морозевич мог участвовать во всей деятельности партийной организации и пользоваться на партийных собраниях правом совещательного голоса. Однако кандидаты в члены партии не могли избираться в руководящие партийные органы, делегатами на партийные съезды и конференции.
   Партийное собрание проходило во второй половине дня, а посему в конце этого же дня на очередной планёрке, уже зная результаты, его поздравили с этим знаменательным событием Лукшин и коллеги. Вечером же, дома его с этим событием поздравила и Лера, которая, наверное, волновалась больше него самого.

ГЛАВА 15

Рождество

  
   А далее вновь продолжились рабочие будни. Андрей понимал, что теперь внимание со стороны руководства к его деятельности будет удвоено. И он должен оправдать оказанное ему доверие. Никаких проблем на работе пока что не было и оставшиеся два рабочих дня недели прошли спокойно. А в субботу немцы уже начали праздновать Рождество.
   В эти дни в Стендале на Рыночной площади перед ратушей устраивались весёлые праздничные Ярмарки. Именно весёлые, потому что развлечений там было не меньше, а, пожалуй, и больше, нежели торговых точек. Сама площадь была заставлена машинами, торгующими фруктами, овощами, сырами, хлебом, бельём, обувью и т. п. Морозевичам навсегда запомнилась эта Ярмарка, сверкающая разноцветными огнями, запомнился вкус лакричных конфет из мягкой варежки Санта-Клауса, запахи сахарной ваты, вафель и яблок в глазури и корице. Люди охотно раскупали предлагаемые им товары. Необычным было то, что в кафе на этой же площади так же бойко покупалось и мороженное со сливками (которое было гораздо вкуснее обычного), и это перед Новым годом.
   Очень много на Ярмарке было различных аттракционов, немыслимых каруселей, качелей, кривых зеркал и прочего. Была и забавная комната страха, передвижные цирки и даже небольшой зоопарк. Немцы умели не только хорошо работать, но и здорово, весело отдыхать. Особенно радовались празднику и Ярмарке дети, но не меньше их веселились и взрослые. Морозевичи провели в субботу на Ярмарке большую часть дня. Они поехали на неё не с целью каких-либо покупок, а просто ради интереса - посмотреть, как отдыхает немецкий народ. Лера за два дня до этого, в четверг вырвалась в Стендаль и купила там всё необходимое к Новому году, а также подарки для новогодней посылки в Таращу. В прошлом году Андрей на подобную Ярмарку съездил на очень короткое время, и больше ни он, ни его приятели на подобную Ярмарку не ездили. Поэтому сейчас он удивлялся всему увиденному и радовался наравне с Валерией. Им обоим тоже было очень весело на этой праздничной весёлой Ярмарке. Они обходили все её закоулки, даже покатались на каруселях и получили массу положительных эмоций.
   В одном из магазинов неподалёку от площади Лера присмотрела очень понравившийся ей набор кастрюль. В комплект входили пять различного размера кастрюль и сковорода. Это была эмалированная посуда бежевого цвета с большими маками на стенках. Смотрелся набор очень эффектно, но беда заключалась в том, что он был выставлен в витрине, а магазин на праздники не работал. Лера поехала за этим комплектом уже после Нового года, но не сразу, а потому его уже не застала. Но ей этот набор кастрюль очень понравился, и ей пришлось съездить в Стендаль ещё пару, раз, пока она, наконец, его не купила - уже где-то в конце января.
   Возвращались Морозевичи с Ярмарки в приподнятом и радостном настроении - день явно удался! В автобусе было много жителей военного городка и все оживлённо обсуждали перипетии проведённого дня. Во время езды в автобусе Лера разговорилась со знакомой ей женщиной, Андрей же размышлял о некоторых странностях событий минувших дней декабря. Как-то вот не вязались, не совмещались два последних события - его поступление в члены КПСС, а уже всего через три дня празднование (пусть пока и не празднование, но участие) Рождества. Рождество Христово - это один из главных христианских праздников, установленный в честь рождения по плоти Иисуса Христа от Девы Марии. Но, празднуя этот праздник, нужно, прежде всего, быть верующим. Да, русская православная церковь, как и другие церкви, использующие юлианский календарь, празднуют Рождество Христово, но только 7 января, всё же, по григорианскому календарю. Но церковь в СССР отделена от государства. Никому, правда, в Советском Союзе не запрещается верить в Господа, но это не касается членов КПСС. Ведь членство в КПСС предусматривало атеизм, материализм, и легенды об Иисусе Христе вроде бы с подобными мировоззрениями явно не согласовывались. В Германской Демократической Республике было много коммунистов, но от них, вероятно, не требовалось соблюдения такого уж строгого атеизма. Андрей тоже не был рьяным атеистом, но и церковь он не посещал, хотя они с Лерой и с кумой и крестили втихаря Никитку. Но таких коммунистов, как знал даже Андрей, в СССР было немало. И, таким образом, всё это как-то да совмещалось. Да и времена то были уже не сталинские, а потому многие на это просто закрывали глаза, хотя при выявлении факта посещения церкви коммунистом, последнего по головке не гладили. Пока Андрей размышлял о подобных перипетиях, автобус благополучно прибыл в Борстель.

* * *

   Приехав с Ярмарки домой. Валерия и Андрей долго ещё сидели и делились своими впечатлениями о пребывании на Ярмарке и о ней самой. В разгар их разговора раздался стук в их дверь. Андрей поднялся со стула, подошёл к двери, открыл её и увидел незнакомую женщину примерно их возраста. Женщина поздоровалась и спросила:
   -- А Валерия Андреевна дома? Я хотела бы её видеть.
   -- Проходите, пожалуйста, Валерия дома.
   -- О, это вы! -- удивилась супруга Андрея, увидев женщину, и озабоченно спросила. -- У вас что-нибудь случилось? С Наташей что-то?
   -- Нет, нет, -- успокоила её женщина. -- И со мной, и с Наташей сейчас как раз всё благополучно, всё очень хорошо. Я пришла поздравить вас с наступившим Рождеством, -- и она передала Валерии довольно вместительный полиэтиленовый кулёк.
   -- Что это? -- удивилась Валерия.
   -- Это вам с мужем подарки от нашей семьи к Рождеству и к Новому году.
   -- Зачем нам подарки? Почему вы нам их дарите? Не нужно нам подарки.
   -- Возьмите, пожалуйста. Это я от всего сердца. Я так вам благодарна.
   -- Но за что? Неужели за то, что я вам порекомендовала обратиться с Наташей в медсанбат? Но не такая уж и велика моя заслуга. Андрюша, познакомься - это Лидия Михайловна. Я тебе о ней месяца два назад рассказывала, о ней и о её дочери.
   Андрей и Лидия представились друг другу, после чего Валерия спросила:
   -- А с Наташей точно всё хорошо?
   -- Да в том-то и дело, что сейчас уже хорошо. И это именно вы спасли её.
   -- Да как же я её спасла, я её ведь и не лечила?
   -- Если бы вы тогда в санчасти не обратили на нас внимание, то я не знаю, что могло бы случиться, -- и у Лидии появились слёзы на глазах.
   -- Ну, что вы, не переживайте так, -- начали успокаивать её хозяева.
   Гостья вытерла вынутым из сумочки платочком глаза и немного успокоилась.
   -- Вы сейчас для Наташи как крёстная мать. Да, вы её не лечили. Но вы поставили совершенно точный диагноз и тем самым спасли её.
   -- Так, раз уж вы назвали меня крёстной, -- улыбнулась Валерия, -- и принесли подарки, то давайте сейчас накроем стол, и вы всё по-порядку расскажете. Тем более что сегодня у немцев уже началось Рождество.
   Валерия и Андрей начали накрывать на стол. Затем Валерия стала распаковывать принесенный гостьей кулёк - в нём были конфеты, по бутылке вина и коньяка, а также различные фрукты: апельсины, бананы и красивый среднего размера ананас.
   -- Господи, зачем вы столько всего принесли. Мне даже неудобно, ведь я ничего такого не сделала для вас, -- сокрушалась Валерия.
   -- Вы как раз сделали самое главное. Если бы не вы, то неизвестно, что бы было с моей девочкой. Мне в госпитале сказали, что я её очень вовремя привезла. Если бы позже, то кто знает, какие могли быть последствия.
   -- Не в госпитале, а в медсанбате, -- поправила её Валерия.
   -- Нет, именно в госпитале. Но, давайте я всё по-порядку расскажу.
   -- Хорошо, вы всё расскажете. Вы же не спешите? -- спросила Валерия и, получив тому подтверждение, продолжила. -- Сейчас вы у нас в гостях, а потому давайте поднимем бокалы за то, чтобы Наташа была здорова, и чтобы у вас всё было хорошо.
   -- И чтобы у вас тоже было всё хорошо. Благополучия вам, -- откликнулась Лидия Михайловна.
   Они выпили, закусили нарезанной Андреем салями и сыром, взяли по конфетке, и гостья начала свой рассказ, правда, несколько необычно:
   -- Валерия Андреевна, я должна извиниться перед вами.
   -- За что? -- удивилась Валерия.
   -- Понимаете, когда вы мне сказали о возможном серьёзном заболевании у Наташи, я вам не сразу поверила. Я сначала подумала, что вы просто умничаете. Но когда Наташе через пару дней стало хуже, и не помогли выписанные Веденисовой лекарства, я вспомнила о ваших рекомендациях и побежала к той, чтобы она дала нам направление в медсанбат.
   -- И она вам его без возражений дала?
   -- Конечно, а что ей оставалось делать. Она же видела, что Наташа не поправляется, определить же, что с ней, она не могла. Так что она, молча, хотя и как-то хмуро, я бы сказала, выписала направление. Она ни о чём меня не спрашивала, но она, вероятно, догадалась, что мне кто-то посоветовал ехать в медсанбат.
   -- А посоветовать могла только я, -- со вздохом промолвила Валерия, покачав головой. -- Она ведь знала, что в санчасти из врачей только я ранее лечила детей. Понятно её не очень любезное отношение ко мне.
   -- Ой, простите и за это меня. Но я, действительно, ей ничего не говорила, и она не спрашивала.
   -- Да не переживайте, Лидия Михайловна, я же понимаю, что вашей вины в этом нет. И что было дальше?
   -- А дальше мы с Наташей поехали в медсанбат. Там дочь обследовали, сделали, как вы и говорили, пункцию, ещё что-то, провели анализы и установили диагноз - именно тот, что вы и предполагали.
   -- И они начали лечить Наташу?
   -- Нет, -- покачала головой Лидия. -- Они сказали, что в их условиях это сделать сложно. Поэтому они предложили мне либо ехать с дочерью в Союз либо же отправиться в госпиталь под Потсдамом.
   -- И в Союз вы не поехали, как я понимаю?
   -- Конечно же, нет. Во-первых, я не хотела покидать Германию, оставлять здесь одного мужа, а самое главное - я уже поняла, что действовать нужно быстро. А если ехать в Союз, то быстро никак не получится. Вылететь то самолётом можно быстро, но как в Союзе в хорошую клинику попасть - вот в чём вопрос был. Ранее в Союзе муж служил в гарнизоне вдали от больших городов, да и сами мы родом из районных центров. Какие там клиники. А медсанбат не мог дать направление в хорошую клинику в Союзе - не имел он таких полномочий. Пришлось бы пробиваться самой. Вы себе только представьте это. В гостинице можно было устроиться и деньги на лечение, да и за то, что согласились бы нас лечить, у нас с мужем, конечно, были. Но деньги решают не всё. Главным фактором было время, а его у нас практически не было. Поэтому я и согласилась ехать с Наташей в госпиталь. Тем более что в него они не только могли дать направление, но даже и машину. Вот такие дела.
   -- И в госпитале у вас всё прошло благополучно, -- предположила Валерия.
   -- О, да! Там очень хороший госпиталь, прекрасные врачи, хорошие условия. Госпиталь, как и наш городок, тоже находится в сосновом лесу - там чудесный воздух. И вообще, там всё хорошо. Наташу начали лечить с первого же дня.
   -- И какой же диагноз поставили Наташе?
   -- Тот, что вы и предполагали, точнее, они сказали, что после ОРЗ возможно и такое заболевание - менингит. Но на ранней стадии. Через пару дней после того, как Наташа поступила на лечение, мне зав. отделением как раз и сказал, что я очень вовремя привезла Наташу. Правда, они ещё какое-то слово добавляли к менингиту, не могу точно вспомнить - как-то "аси, асе"...
   -- Асептический менингит?
   -- Да, да, точно - асептический менингит.
   -- Ну что ж, это лучше. Его лечение симптоматическое, хотя порой и с применением антигерпетических препаратов. Но, главное, это то, что в большинстве случаев такой менингит, который вызывается вирусами, не оставляет резидуальных явлений. Это означает, что после такой формы заболевания практически всегда на-блюдается полное выздо-ровление детей. Так что, я думаю, что Наташа будет вполне здоровым ребёнком. Но, конечно, хорошо, что вы поторопились.
   -- А вот в этом вы мне как раз очень и помогли! Вы меня буквально заставили провести обследование. Так что видите, ваша заслуга в спасении нашей дочери очень даже большая.
   -- Ну, не такая уж и большая, -- грустно улыбнулась спасительница. -- Но очень приятно, что смогла вам хоть чем-то помочь. Мне это приятно ещё и потому, что я хоть чуточку коснулась здесь своей специальности. Мне надоело быть здесь каким-то непонятным общим врачом. И я очень рада, что Наташа выздоровела. Пусть больше не болеет. Давайте выпьем за это.
   Они выпили, ещё долго разговаривали, а затем Лидия, глянув на часы, начала собираться.
   -- Валерия Андреевна, мы с мужем приглашаем вас в гости. Сейчас ведь будут праздники, так что приходите. Я не приглашаю вас на какой-то конкретный день - возможно, у вас свои планы. Когда сможете, тогда и приходите, мы с мужем будем рады видеть вас в любой день. И Наташа, конечно же, будет вам рада.
   -- А почему вы не пришли к нам с Наташей?
   -- Ой, Валерия Андреевна, я просто не хотела привлекать внимания, -- приглушённым голосом стала оправдываться Лидия. -- Городок то маленький, а я знаю о ваших непростых отношениях с Веденисовой. Я потому к вам и в санчасть то не зашла.
   Морозевичи пообещали прийти в гости и распрощались с Лидией Михайловной. Таким неожиданным образом завершился первый день Рождества.
   Перед самым началом Рождества в четверг Валерия проскочила в Стендаль и накупила разных подарков сыну и свёкрам. Она запланировала отправить новогодние посылки в Таращу, чем она в понедельник после работы и занялась.

ГЛАВА 16

Стычка в кафе

  
   Тем временем шли последние дни 1977-го года. Морозевичи не ставили в комнате большую ёлку. Они чисто символически поставили маленькую всего примерно в 50 см высотой ёлочку, которая хорошо поместилась на одной из тумбочек, на которых ранее стоял телевизор. Сейчас телевизор временно поставили на одну тумбочку. А вторая тумбочка теперь хорошо подошла под ёлочку, которую украсили небольшой верхушкой, несколькими шарами и парой-тройкой игрушек, а также мелким дождиком. И всё - больше ничего, без излишней аляповатости и перебора. Немецкие же наборы ёлочных игрушек были очень красивые и Морозевичи даже купили пару таких наборов себе в Союз. На стёкла окон Лера также наклеила несколько купленных разных узоров специальных белых звёздочек. Это был первый совместный Новый год Морозевичей, который они встречали за границей.
   Они побывали на праздничном концерте, потом на танцах возле ёлки. Но ближе к полуночи вернулись домой, и встречали Новый год вдвоём за праздничным столом, встречали дважды - по московскому времени и по средне-европейскому. Кроме обычных праздничных яств на столе было ещё одно очень простое лакомство - Андрей решил угостить жену необычной квашеной капустой, а именно целыми её головками, которые он перед праздниками раздобыл у прапорщика Пинчука. Валерии эта капуста очень понравилась и она сожалела, что нельзя её так заквасить и в Полтаве - слишком уж много для этого капусты понадобится. Отведали они, конечно, и блюдо собственного приготовления - солёные свинушки, которые готовились ими ещё в октябре месяце. Эти, как поговаривали, несъедобные грибы, к их удивлению, показались им очень даже ничего и довольно вкусными. При этом никаких неприятных симптомов ни в ближайшем времени, ни позже Морозевичи не ощутили. Они были довольны, что не встречали 1978-й год в шумной компании - им и в обществе друг друга было радостно и весело, они были счастливы. Они посмотрели по телевизору небольшую предновогоднюю поздравительную вставку, организованную русским каналом, а потом ещё долго смотрели немецкие развлекательные новогодние шоу.
   Ещё в субботу 31 декабря Андрей, после обеда, обошёл все котельные и в который раз проинструктировал кочегаров о повышенной ответственности, чтобы не повторился случай в котельной под солдатской столовой. Первый день нового года никаких сюрпризов не принёс. Всё было нормально и в котельных, которые начальник теплохозяйства не преминул обойти ещё в первой половине дня. Он благодарил Господа за то, что этот Новый год не повторил предыдущий и пока что обошёлся без каких-либо происшествий. Но это было именно пока. Все праздники в году проходили для Андрея вполне нормально, но только не Новый год. С Новым годом Морозевичу почему-то не везло, несмотря на то, что для него с женой это был самый любимый праздник. Возможно, здесь в ГДР остальные праздники как бы сговорились, объединились и решили сообща напакостить в первые дни наступившего года Андрею за такую любовь к Новому году, хотя в Союзе ни до того, ни после ничего подобного не было. А вот в ГСВГ ну не везло! начальнику теплохозяйства с этим праздником.
   Только первый день нового календарного года принёс успокоение Андрею, как второй вновь выдал неожиданный сюрприз. В целом день начался нормально и продолжался так часов до трёх дня, когда Морозевича вызвали к Лукшину. В кабинете зам. начальника командира батальона по тылу кроме его хозяина находился ещё и угрюмый (что на него ранее не было похоже) начальник сантеххозяйства. Андрей поздоровался и поздравил присутствовавших с Новым годом. Лукшин отмахнулся от его поздравления и сказал:
   -- Спасибо, конечно. Но радости у нас всех мало. Вы мне скажите - что вчера не поделили ваши подопечные?
   -- Мои подопечные? -- удивился Андрей. -- Да вроде бы ничего - я лично вчера всё проверил, и всё шло нормально.
   -- Да я не о работе веду речь, слава Богу, что хоть там всё нормально. И не только о вашем кочегаре, но ещё и о слесаре Виктора Петровича. Вы слышали о вчерашнем инциденте в кафе?
   -- В кафе? Нет, ничего не слышал.
   -- Вот и Карамушко ничего не знал. Сейчас уже знает, оттого и хмурый такой сидит. Я, скажу вам честно, тоже до сегодняшнего обеда ничего не знал, но потом меня "обрадовали". Повторю эту новость и вам, Андрей Николаевич: вчера ваш кочегар Пивовар и слесарь Виктора Петровича Горбунов устроили вечером в кафе пьяную драку, перевернули столик, побили посуду. И всё это на глазах многочисленных посетителей кафе. Как это прикажете понимать?
   -- Пивовар? Странно. Да, он одессит с неординарным юмором, но никогда не лез в драку. Я не могу характеризовать Горбунова, мало его всё-таки знаю, но на него это более похоже - парень он задиристый.
   -- Это так, Виктор Петрович? -- спросил Лукшин.
   -- Я ещё тоже недостаточно изучил каждого своего работника, но, похоже, Андрей Николаевич прав - этот парень с гонором.
   -- Да, дела, -- протянул Лукшин. -- А дела, товарищи, очень даже неважные. Если бы знал об этом инциденте только я, то, возможно, мы сами разобрались, наказали бы по-своему этих парней, но конфликт как-нибудь уладили бы. Возместили бы парни ущерб кафе, извинились, покаялись и тому подобное. Вашей вины в этом инциденте вообще нет. Но беда в том, что обо всём этом уже знает командир. Вчера свидетелей драки было много, и кто-то ему сегодня доложил. И докладывают не мне, чёрт подери, -- разозлился майор, -- а напрямую Андрееву. Час назад он вызвал меня, приказал разобраться и немедленно принять соответствующие меры. После проведения в средине ноября собраний по поводу аварии в котельной вы понимаете, о каких мерах идёт речь?
   Тут уже откровенно загрустил и Морозевич. Пивовар был самым симпатичным Андрею кочегаром из былой троицы одесситов, симпатичным не внешностью, а своим характером. Да, он был большой выдумщик, шутник. Но, одновремённо с этим, он был просто хорошим, весёлым и добрым парнем. Он хорошо работал, не нарушал трудовую дисциплину и хотя, как и все, изредка выпивал, но никогда не был замечен в пьяном состоянии на работе и уж, тем более, не лез ни в какие драки. Он нравился Морозевичу своей открытостью и каким-то честным взглядом, хотя порой и не без хитринки в глазах. То, что спровоцировал драку Горбунов, Андрей ни на секунду не сомневался, но этого никому не докажешь. Жаль, если Пивовара последует участь Сушкова - не заслуживал Владислав этого. Но не захочет Андреев ни в чём разбираться. Он после аварии в котельной известил всех о том, что за любые проступки служащие будут отправляться в Союз и своего слова он нарушать не захочет и давать какие-то поблажки работникам, тем более каким-то рядовым служащим служб тепло- и сантеххозяйства.
   -- Неужели вот так без разбора обстоятельств обоих служащих отправят в Союз? -- опечаленно спросил Андрей и повернулся к Карамушко. -- Ты не обижайся, Виктор Петрович! Но мне не жаль твоего Горбунова, я уверен, что это он зачинщик драки. А вот Пивовара мне жалко - он был, тьфу, я уже говорю о нём в прошедшем времени, он неплохой парень, хотя из компании одесситов. Неужели выгонят его?
   -- Да Андреев выгонит его без тени сомнения, как только узнает, что тот из пресловутой одесской троицы, -- ответил Лукшин. -- Он ведь тоже неплохо наслышан об их подвигах.
   -- Но Пивовар то как раз самый безобидный из этой троицы. Он шутник, он может дать кому-либо прозвище и довольно метко, но он дисциплинирован. Жалко его.
   -- Пойдите и расскажите это командиру. Так он вам и поверит. Подумает, что вы его просто выгораживаете. Вам и Сушкова было жалко.
   -- Было жалко. Но, честно говоря, Сушков это заслуживал - он был самым разухабистым и недисциплинированным. Но Владислав не такой. А может быть, мне, действительно, сходить к командиру?
   -- Ещё чего! -- рассердился Лукшин. -- Вы этим своему Пивовару не поможете, только разозлите Андреева и на себя самого гнев накличете. Зарубите себе на носу - если вас не вызывает к себе начальство, то не суньтесь туда. Я попробую сам всё объяснить Андрееву, но, честно говоря, сомневаюсь, что из этого получится что-нибудь хорошее. Андреев не из тех людей, которые пойдут на попятную. Он предупредил всех о дисциплине и теперь показательно накажет любого хотя бы потому, чтобы сдержать своё слово и чтобы не повадно было другим. -- Он ненадолго замолчал, а затем добавил, -- так, быстро в свои хозяйства и постарайтесь побольше разузнать об этой драке, свидетели должны быть. Только быстро, -- Лукшин глянул на часы. -- Через 45 минут опять быть у меня. А уж потом я иду к командиру.
   Андрей и Виктор мигом выскочили из кабинета зам. командира батальона по тылу. В назначенное время они вновь были у Лукшина. Картина, с которой они оба соглашались, вкратце выглядела так: Пивовар, проходя в кафе мимо столика, за которым сидел Горбунов, посторонился, пропуская кого-то из встречных посетителей и случайно задел Горбунова. Тот как раз закусывал бутербродом со шпротами - промасленная рыбинка слетела и попала Горбунову на костюм. Тот вскочил и с кулаками набросился на Пивовара. Владислав оттолкнул его от себя, и Горбунов, видимо, уже не очень крепко стоящий на ногах, рухнул на столик, опрокинув его вместе с посудой. Далее собутыльники обеих сторон не дали продолжиться стычке, но самое худшее то уже свершилось. Андрей подумал о более чем годичной давности эпизоде стычки Александрова со старшим лейтенантом. Картина была очень похожа, только искрой тогда явилась обыкновенная слетевшая фуражка, не причинившая вообще никому вреда. До чего же выпившие люди теряют контроль над собой. Хорошо ещё, что Александров и старлей тогда додумались выяснять отношения не в кафе, а на улице.
   -- Дело труба, -- угрюмо произнёс Лукшин после рассказа. -- Они оба вылетят из гарнизона.
   -- Но почему? -- это уже удивился и Карамушко.
   -- Горбунов как зачинщик драки, а вот Пивовар ...
   -- А что Пивовар? -- хмуро спросил Андрей. -- Он ведь просто оборонялся.
   -- Кто кого толкнул? -- не менее хмуро спросил Лукшин.
   -- Пивовар, -- тихо ответил Морозевич.
   -- Столик опрокинулся?
   -- Да, -- ещё тише произнёс собеседник Лукшина.
   -- Посуда была побита?
   -- Была, -- уже еле выдавил из себя Андрей.
   -- Тогда что ещё не ясно?
   -- Товарищ майор, -- робко заступился за чужого работника и Виктор. -- Но Пивовар, действительно мало виноват. Он же это сделал без умысла. И свидетели это подтвердят. Может быть ...
   -- Какие ещё свидетели!? -- чуть ли не криком перебил его Лукшин. -- вы оба порой мыслите как пара идиотов. Один собрался сам к командиру лезть, а второй - ещё собирается притянуть с собой ораву пьяных свидетелей. Не сегодня пьяных, но вчера в кафе вряд ли мог находиться хоть один трезвый. До вас это доходит?
   Оба начальника хозяйств, опустив головы, удручённо молчали.
   -- Я сейчас иду к командиру, -- уже спокойнее сказал майор. -- И постараюсь как-то сгладить ситуацию. Но боюсь, что это бесполезно. Надежды на хороший исход призрачны.
   Он ушёл, а Морозевич с Карамушко остались в его кабинете и до самого возвращения Лукшина сидели молча, боясь обронить хоть слово. Майора не было относительно долго, но когда он вошёл, то всё стало понятно и без слов. Никто не задавал ему вопросов. Лукшин молча сел за стол, ещё долго молчал, а затем произнёс:
   -- Ничего не получилось. Он только ещё больше разозлился. В общем, послезавтра оба будут отправлены в Союз. Идите, вы свободны, -- обратился он к Карамушко и Морозевичу, видя, что те вроде бы приклеились к стульям. -- Ничего вы уже не высидите, -- совсем тихо добавил он.
   -- Слушай, Виктор Петрович, -- сказал Андрей, выходя из штаба. -- Давай сделаем вот что. Приходи завтра с утра со своими слесарями - с теми, кто будет под рукой, всех собирать не нужно - ко мне в мастерскую. И мы постараемся сообща разъяснить ребятам ситуацию. А то по отдельности слухов, небылиц и, как следствие, необоснованных возмущений не оберёмся. А до утра всем будем говорить, что пока сами ничего конкретного не знаем - я имею в виду решение командира. А с майором я сегодня постараюсь коротко поговорить на эту тему. Как тебе моё предложение?
   -- А что, нормально, я согласен. Так, действительно, будет лучше.
   Перед планёркой Андрей попросил Лукшина на этой планёрке не упоминать об инциденте, а сделать это завтра. Тот удивился, но согласился.

* * *

   Назавтра утром, когда Андрей сообщил всем собравшимся в мастерской о решении командира ОБАТО, действительно, нареканий и упрёков оба начальника служб услышали предостаточно. Досталось заочно и Лукшину с Андреевым, особенно последнему. Практически никто, как ранее и Андрей с Виктором, не мог понять, как можно выгонять двух человек за такое незначительное и отчасти случайное нарушение дисциплины. К тому же драки как таковой не было - это была роковая неосторожность со стороны Пивовара и не очень обоснованная вспышка гнева со стороны Горбунова. Они могли, как говориться, столкнуться лбами, но, сдержи они себя, далее ничего бы не последовало. Да, на костюме Горбунова оказалось небольшое пятно, которое не так уж сложно было вывести. Цена этого пятна, случайного причём, была совершенно не соизмерима с такими вот последствиями.
   И Виктор, и Андрей как могли, пытались растолковать подчинённым сложившуюся ситуацию. Они не защищали провинившихся, но и не особенно осуждали их. Они постарались довести до сведения всех собравшихся, что делалось всё возможное, в том числе и со стороны Лукшина, чтобы уменьшить степень наказания. Но они не дали возможность катить бочку и на командира - с его распоряжением все были ознакомлены ещё два месяца назад, и не следовало о нём забывать в любой ситуации, нужно было просто сдерживать себя. Постепенно страсти улеглись, все поняли, что произошедшего не воротишь. Что бы там не говорили, но вина была обоих. Хотя ситуация, конечно, возникла случайно, и её можно и нужно было контролировать. Обычно говорят, что вот кто-то вовремя не оказался в нужном месте. А здесь всё наоборот - оба провинившихся оказались в одно и то же время совсем в не нужном для них месте. Роковая случайность, которая может произойти с каждым. В заключение Андрей сказал:
   -- Я скажу честно. Мне в своё время было жалко и Николая Сушкова. Пусть простит меня он, а может быть, и Анатолий Громов, как его друг, но Сушков, всё же, такого наказания заслуживал, а вот Владислав - нет. Но так уж его карта выпала. Он, вероятно, сейчас проклинает ту минуту, когда он решил зайти в кафе, но ничего сейчас уже не изменишь. Мы собрали вас сегодня для того, чтобы объяснить вам всё, чтобы по гарнизону не распространялись разные слухи, обиды и недовольства. Этим можно только навредить самим себе. Вы должны не осуждать кого-либо, а сделать для себя выводы. Вы прекрасно понимали за что выдворен в Союз Сушков, но вам, всё же, казалось, что ваше личное время принадлежит только вам. А его у вас никто и не отнимает, но важно как вы распоряжаетесь им, как вы ведёте себя, особенно в общественных местах, на людях. Но предупреждений командира в отношении этого вы как-то недооценивали. Вам казалось, что эти распоряжения отдаются просто с целью немного припугнуть вас, так сказать, на всякий случай. Вы надеялись на русское "авось" - авось меня минует чаша сия. Вас-то она миновала, а вот Пивовара и Горбунова, увы... Именно поэтому не хочется, чтобы повторилось что-либо подобное в дальнейшем. Я думаю, что вы и остальным вашим коллегам всё правильно объясните, мы ведь не собирались проводить по этому поводу специальных собраний, нет необходимости шуметь на весь гарнизон. Просто нелишне ещё раз напомнить о том, чтобы вы постоянно прогнозировали свои действия, и они не довели бы до того, чтобы и вас в будущем тоже могла бы постигнуть такая же участь. Да, ситуация у провинившихся была не простая, но её можно и нужно было контролировать, а вот её последствия, повторю вновь, уже никто изменить не мог. Пока случайно опрокинутый стакан катится по столу - его можно остановить, но упади он на пол, на жёсткий пол, -- подчёркнул начальник теплохозяйства, -- вы соберёте только осколки. Что и произошло позавчера.
   Этот его пример все поняли прекрасно, и больше никто ничего не говорил. Начали потихоньку расходиться по рабочим местам, но выводы, очевидно, были сделаны. В течение следующих двух ближайших месяцев никаких нареканий на служащих не было. Их даже не видели в городке в выпившем состоянии. Трезвенниками они, конечно, не стали, но, выпивши, по гарнизону не разгуливали. В средине того же дня к Морозевичу подошёл Пивовар. Они спокойно поговорили. Владислав, конечно, был здорово удручён, но держался достойно. В заключение разговора Морозевич сказал:
   -- Ты извини меня, Влад, что не удалось отстоять тебя, но это было невозможно.
   -- Да ну что вы. Чего вы ещё извиняетесь. Я сам во всём виноват. А то, что вы старались меня защитить, я прекрасно понимаю. Я знаю вас уже полтора года и понимаю, что вы не могли молчать. А, -- он махнул рукой. -- Так уж получилось. Что тут поделаешь. Но полтора года, то есть половину срока, я, всё же, в ГДР поработал. А это тоже неплохо, -- грустно протянул Пивовар. Он действительно был хорошим парнем, потому так жалко было расставаться с ним начальнику теплохозяйства. -- Я вот о чём хотел с вами посоветоваться, Андрей Николаевич, -- после небольшой паузы продолжил Владислав, -- может быть, мне, пока ещё не поздно, попробовать пробиться к командиру и поговорить с ним? Как вы думаете?
   -- В твоём положении, на первый взгляд, вроде бы, хуже от этого не будет, -- размышлял Андрей. -- Но я думаю, что, всё же, не стоит.
   -- Почему?
   -- Во-первых, уже всё-таки поздно, не изменит Андреев своего решения. А, во-вторых, ты к нему не пробьёшься, тебя не пустят. Если же начнёшь к нему ломиться, то ещё хуже будет.
   -- А что может быть хуже?
   -- Запись в трудовой книжке. Сейчас что там могут написать: ну, "уволен за несоблюдение дисциплины", причём, я думаю, даже без слова "трудовой", ты ведь трудовой дисциплины не нарушал - так что, в общем-то, не такая уж и страшная запись. Не могут они написать ничего другого, да и Андреев, хотя и суров, но, всё же, человек. А вот если пробиваться к нему, как говориться, с боем, то представь себе, что тогда там могут написать. Да всё что угодно, особенно со зла, и ничего ты не докажешь. А тебе ведь не безразлично, с какой трудовой книжкой ты продолжишь свою трудовую деятельность уже в Союзе.
   -- Да, вы, наверное, правы, -- уныло протянул Владислав, и они стали прощаться.
   Вечером на планёрке Лукшин сообщил о решении командира, а уже завтра утром Пивовар и Горбунов покинули пределы гарнизона. В тот же день перед очередной планёркой майор отозвал в сторонку Карамушко и Морозевича и с удивлением отметил:
   -- А вы оба оказались хорошими дипломатами. Неплохо вы придумали с этим импровизированным собранием - и людей успокоили, и не дали поводов для различных разговоров. Хорошо сработали.
  
  

ГЛАВА 17

Новые потери городка

  
   Новогодний случай со служащими повлиял на всех, в том числе и на военнослужащих - никто не хотел оказаться в подобной ситуации. Конечно, военнослужащим высылка в Союз грозила не так уж часто, но вот её последствия могли быть куда серьёзнее. Если служащие возвращались, естественно, в свой родной город, то провинившегося военнослужащего могли запроторить ещё в ту "дыру". В общем, сейчас в городке царил некий штиль. Поэтому, то ли в силу того, что в городке наступило некоторое затишье, то ли по другим причинам, но Андрею дальше январь мало чем запомнился. А вот февраль запомнился не только ему, но и многим другим. Наиболее он запомнился, начиная со второй декады месяца.
   Андрей за делами совсем забыл о разговоре в декабре с Лукшиным по вопросу о приёме в партию, а точнее фразы майора о скором расставании. Но вот в начале февраля прошёл слух, точнее даже не слух, а вполне реальное сообщение о том, что Лукшин по замене вот-вот уедет в Союз. И вот сейчас Андрей всерьёз загрустил. Он как-то раньше не замечал, что рядом с ним всё время находился этот человек. Они не были, да и, вероятно, не могли быть друзьями. Приятелями их тоже нельзя было назвать в силу их положения, социального статуса, возраста и прочего. Они просто вместе работали, плечо о плечо - именно так. И Лукшин как старший и более умудрённый жизнью с самого начала бескорыстно подставлял своё плечо, чтобы Андрей не завалился в сторону. Делал он это незаметно, ненавязчиво. Он поддерживал Андрея в его начинаниях, понимал его и, хотя знал Морозевича недостаточно, доверял ему. И это доверие помогало Андрею стать на ноги самостоятельно, а ведь до того опыта такой работы у него совсем не было. Лукшин порой мог довольно жёстко отчитать Морозевича (когда тот в чём-либо ошибался), но эта жёсткость была продиктована желанием недопущения серьёзных промахов. Лукшин защищал и выгораживал его в непростых ситуациях, а ведь мог этого и не делать - пусть бы тот набивал себе шишки и учился на собственных ошибках. Андрей интуитивно, а порой и осознанно со своей стороны старался отплатить зам. командира ОБАТО по тылу той же монетой. Просто дело было в том, что они понимали друг друга и верили друг другу. Это было так мало и, одновремённо, так много. Они в любых ситуациях не хитрили друг перед другом и не врали. Ранее Андрей как-то и не замечал, что бок о бок с ним находится такой бескорыстный наставник. Он ощутил это только тогда, когда понял, что теряет его. А ведь они никогда не встречались в неформальной обстановке, никто никогда не был в доме другого, за исключением того случая, когда Андрей поднял майора при аварии с котлом (и то Андрей был только в прихожей квартиры Лукшина). Да и была это производственная необходимость. Их ранги не предусматривали таких тесных контактов.
   Конечно, отъезд Лукшина - это была та неизбежность, отменить которую не в силах никто. И сейчас стоял вопрос о том, кто заменит его. Конечно, заменить его, не по работе, а в плане человеческих отношений не сможет никто. Правильно вопрос следует ставить так - кто будет работать на его месте? Никто из начальников служб не решался в последние дни работы Лукшина в Борстеле задавать ему какие-нибудь вопросы. Все даже по виду майора видели, что он тоже огорчён отъездом из ГСВГ. Захочет человек что-то сказать - скажет сам, без лишних расспросов. Тем более никто не задавал вопросов о том, кто заменит его здесь в гарнизоне. Но, когда Лукшину оставалось проработать в гарнизоне дня три, Кирзонян сообщил коллегам новость, которая ошеломила всех - поговаривают, что приемником Лукшина будет назначен старший лейтенант Коридзе. Коридзе в гарнизоне не любили и боялись. Он был в батальоне командиром хозяйственного взвода, подразделения в ОБАТО немалого, и прославился своим довольно жёстким отношением к солдатам. Не жестоким, но жёстким. Он цеплялся к любой мелочи и требовал безукоризненного выполнения устава. В любую жару он заставлял солдат ходить в застёгнутом на все пуговицы обмундировании, был щедр на наряды вне очереди. Его самого никто никогда не видел в городке в гражданской одежде, даже в выходные дни и праздники. Складывалось такое впечатление, что старший лейтенант и дома ходит только в военной форме. Военная форма, нужно признать, была ему к лицу, но Андрею казалось, что грузинская национальная одежда Коридзе подходила бы ещё лучше. Он был худощав, высок, строен, он так и виделся в этой национальной одежде с газырями, с кинжалом, танцующим лезгинку. Правда, как он танцует, никто не знал, на танцах он не появлялся. Но какой грузин не умеет танцевать. Он не имел никакого отношения к служащим, но и тем мог делать замечания. И вот такого человека прочили на должность зам. командира ОБАТО по тылу. Конечно, Коридзе давно уже перерос должность взводного. Правда, говорили, что со дня на день у него появятся и четвёртые звёздочки на погонах. А новая должность была майорской и, вероятно, для Коридзе было уготовлено успешное продвижение по службе. Кроме того, из единственной беседы с командиром батальона Андрей понял, что Андрееву нравятся решительность и жёсткость. Пока что неизвестно было, как обстоят у Коридзе дела с решительностью, но вот второго качества у него хватало с лихвой.
   Видно было, что известие о возможном новом назначении даже бесшабашному Кирзоняну радости не доставило, он ведь тоже был наслышан о старшем лейтенанте. И это сообщение полностью подтвердилось в последующие два дня, когда Лукшина и Коридзе вместе часто можно было увидеть на территории гарнизона - майор, очевидно, знакомил своего приемника с объектами его будущего подчинения. В пятницу 10 февраля на планёрке они присутствовали уже тоже оба. Выслушав буквально в двух словах рассказы начальников служб о плановых и экстренных работах (а таких не было) на понедельник, Лукшин оставшееся время посвятил теме своего отъезда. Он поблагодарил всех за плодотворную совместную работу, пожелал всем дальнейших успехов не только в работе, но и в личной жизни и, наконец-то, представил своего приемника. Он сказал:
   -- Знакомьтесь, старший лейтенант Коридзе, в дальнейшем ваш непосредственный начальник. Он назначен заместителем командира ОБАТО по тылу.
   Затем Лукшин поочерёдно представил новому зам. по тылу начальников служб, кратко их охарактеризовал и немного рассказал о задачах самих хозяйств. Закончив представление, он спросил:
   -- Какие есть вопросы ко мне или к старшему лейтенанту Коридзе?
   Вопросов ни у кого не было - было только некоторая опасливость и недоумение. Лукшин, представляя начальников служб, называл имя, отчество и фамилию представляемого. Но это не касалось самого его приемника: "Старший лейтенант Коридзе", и всё. Как того звали, так и осталось неизвестным. Конечно, некоторые грузинские имена и отчества порой для людей других национальностей труднопроизносимые, но во время представления можно было и назвать. К самому Лукшину большей частью обращались по имени и отчеству и реже: "Товарищ майор" - это чаще случалось, когда он сам был не в духе или чем-то провинились его подчинённые. К Коридзе же и в дальнейшем обращались только: "Товарищ старший лейтенант", далее "Товарищ капитан" и реже "Товарищ Коридзе". Сам он тоже старался обращаться к начальникам служб как: "Товарищ Кирзонян", "Товарищ Морозевич" и так далее. По имени и отчеству он обращался значительно реже, так сказать, по большим праздникам - это у него была как бы похвала. К остальным служащим он вообще обращался обезличенно: "Товарищ слесарь", "Товарищ кочегар". Андрей долго так и не знал, как же звали самого товарища старшего лейтенанта (в дальнейшем капитана), хотя, честно говоря, ни ему, ни его коллегам постепенно это стало вовсе не интересно.

* * *

   На следующий день после обеда Андрей прошёлся по котельным, проверяя работу кочегаров и думая об отъезде Лукшина. Переходя от одной котельной к другой, он вдруг встретился Лукшина, который прохаживался по городку в гражданской одежде.
   -- О, Борис Михайлович! -- обрадовался Андрей. -- Здравствуйте! А я как раз думал о вас.
   -- И что же это вы обо мне думали? -- улыбнулся тот.
   -- Вчера, понимаете, как-то так быстро мы все расстались, что я не успел вас поблагодарить за помощь мне в работе. Я ведь сюда приехал совсем неопытным и без вашей помощи вряд ли бы нормально справился со всем этим немалым хозяйством.
   -- Не преувеличивайте мои заслуги, вы здесь во всё довольно быстро втянулись. Да, я поддерживал ваши инициативы, но ведь вы сами всё раскручивали. Не я же вас в самом начале надоумил на ремонт тех же котельных.
   -- И всё же. Без вашей помощи мне бы очень тяжело было.
   -- Вы знаете, Андрей Николаевич, -- чуть помолчав, сказал Лукшин, -- давайте мы заглянем с вами в кафе, закажем что-нибудь и посидим-поговорим нормально. Ведь послезавтра мы расстанемся и вряд ли ещё увидимся.
   -- В кафе!? -- удивлённо протянул Андрей.
   -- Да, в кафе, -- вновь улыбнулся Лукшин. -- Я понимаю ваше удивление. Редко кто видел меня в кафе да ещё в компании со служащими. Но, во-первых, я сегодня в гражданском, не на работе, во-вторых, вообще уже не у дел, а в-третьих... -- он на мгновение замолк, а затем продолжил, -- в-третьих, мне сейчас совершенно безразлично, что обо мне могут говорить. Так что, пойдёмте.
   Они зашли в кафе, сели за дальний столик, чтобы им никто не мешал, Лукшин заказал по 150 мл водки и закуску. Пока им принесли заказ, они уже активно беседовали, точнее, больше говорил Лукшин, делясь с Андреем своими думами.
   -- Вы благодарили меня за то, что я вам помогал. Мне приятна ваша благодарность, спасибо. Но я старался обычно всем помогать, только далеко не все откликались на помощь, часто это воспринималось как некое урезание их прав на самостоятельность. В этом плане, как не странно, был более отзывчив Грицюк, хотя он то был старше меня и имел большой опыт работы. Остальным на мою помощь было начхать, они считали себя самостоятельными, даже чересчур самостоятельными. Не стал исключением в этом плане и Кирзонян. Я видел с самого начала, что он вам не особенно нравится. Мне он тоже не очень нравился. Но я старался держаться со всеми ровно. Были здесь до вас и другие служащие, но и они как-то не особенно желали контактировать с начальством, или же пытались контактировать по-своему - заискиванием каким-то и тому подобное. А вот с вами и мне было приятно работать - вы были хотя и немного неопытным, но инициативным, умелым и грамотным. Вы задумывали какое-нибудь дело, но не гнушались обговорить его со мной. Тот же Григорий слишком высокого мнения о себе, хотя вести себя с подчинёнными, да и работать он умеет. Когда уезжал Грицюк, то Андреев не сразу решился поставить начальником КЭС Кирзоняна, он его тоже раскусил. Он хотел предложить эту должность вам, но я убедил его, что это бесполезно, напомнив вашу историю в Цербсте. И тогда ему ничего другого не оставалось, как назначить Кирзоняна. Заявка в Союз на начальника КЭС подана то была, но желающих что-то не было. Да и неизвестно было, кто приедет, а Григорий был самым опытным служащим и хорошо уже знал хозяйство гарнизона. Всё же, сантеххозяйство менее хлопотное дело и на этом месте могут работать многие. Кстати, Виктор Петрович неплохо работает в своей службе.
   -- Он, по моему мнению, больше бы подходил на должность начальника КЭС, нежели Кирзонян.
   -- Совершенно верно, я это тоже про себя отметил. Но сейчас уже ничего не изменишь.
   Им принесли заказ. Лукшин с Андреем немного выпили, закусили, и майор продолжил:
   -- Кирзонян сразу дал своё согласие на должность начальника КЭС. А мне как раз не по душе люди, которые так легко соглашаются на повышение, да ещё и не по своему профилю. Это в большинстве своём просто карьеристы. Когда человек начинает сомневаться, обдумывать подобное предложение, то видно, что он размышляет о том, как он будет работать на новом месте, что для этого необходимо, как он построит свои взаимоотношения с коллективом и так далее. Он может попросить руководство помочь ему на первых порах в чём-то, даже выдвинуть какие-то условия. В этом случае видно, что это человек думающий, который не склонен хвататься за первую же попавшую высокооплачиваемую работу.
   -- Жаль, всё же, что вы уезжаете, Борис Михайлович, -- вновь вставил своё слово Андрей, во время возникшей паузы. -- Неизвестно как теперь сложатся отношения с вашим приемником.
   -- Нормально сложатся, Андрей..., можно просто Андрей?
   -- Конечно, можно, -- обрадовался тот.
   -- Так вот, Андрей, я знаю, что Коридзе не очень-то любят из-за его кажущейся излишней жёсткости. Я это хорошо знаю, но это не совсем так. Он не столько жёсткий, он скорее..., как бы это правильно назвать? Он буквоед что ли, он строго следует каждой букве Устава, он педант в этом отношении. Но если это допустимо с подчинёнными солдатами, то с подчинёнными всех служб, которых у него будет теперь много - это не пройдёт, не годятся такие отношения для нормальной работы. Он и сам это вскоре поймёт. Но ему нужно будет помочь.
   -- Помочь старшему лейтенанту!? -- изумился Морозевич.
   -- А что в этом такого удивительного? Не предлагать ему в открытую помощь, это для него недопустимо, а просто тихонько помогать осваиваться со службами, не отталкивать его, не держать дистанцию. Ему сейчас несладко придётся. Кроме ваших служб ему ведь подчинены службы, от которых зависит нормальная работа военнослужащих, то есть напрямую связана с боеготовностью всех подразделений, а это очень серьёзно. Он, конечно, будет больше внимания уделять им, а не вашим службам. Почему я планёрки с вами проводил уже в нерабочее время, да потому что в течение дня мне с головой хватало работы по службам военным. Кроме того, Коридзе, кадровый офицер, он не заканчивал технических ВУЗов, а потому мало что знает обо всех ваших системах. Но вот только не нужно делать упор на это незнание и ставить себя выше него. Он, вообще-то, хороший человек. Но он ещё и грузин. А грузины обиды не прощают, но вот за добро стараются отблагодарить в десятикратном размере. И Коридзе в этом плане не исключение. Он хорошо почувствует вашу расположенность к нему, вашу негласную помощь и всё поймёт. Но не вздумайте ему сказать или даже показать своим видом, что он ничего в том или ином вопросе не понимает. Не вздумайте насмехаться над его, возможно, неверным суждением о том или ином предмете, хорошо знакомом вам. Не ставьте себя познаниями выше его, помогайте разобраться в тонкостях вашего дела.
   -- Большое вам спасибо, Борис Михайлович, за такой инструктаж. Вот уж не думал я о Коридзе в таком плане.
   -- Я говорю это только вам, Андрей, потому что знаю - вы правильно поймёте всё. А Кирзонян или даже тот же Горшков вряд ли поймут. Виталий хотя и молодой, но тоже с гонорком.
   -- Да, -- протянул Андрей. -- Ещё раз повторю - как жаль, что вы уезжаете.
   -- Знали бы вы, как мне то жаль отсюда уезжать, но вам этого не понять.
   -- Почему не понять?
   -- Вы это поймёте гораздо позже, когда будете тоже возвращаться в Союз после трёх или, наверняка, четырёх лет работы здесь в ГСВГ. И чем дольше вы здесь проработаете, тем больнее будет отсюда уезжать. Вам пока что неведомо такое чувство, как ностальгия. Но не обычная, а несколько странная ностальгия. Ведь слово "ностальгия" трактуется как тоска по Родине. А здесь тоска по чужой стране. Странно, да? Но, тем не менее, это так.
   Лукшин как-то горестно скривился и умолк, а Морозевич подумал о том, что он уже вторично слышит упоминание о такой ностальгии. Первый раз после рассказа жены Леонида в школе в июле прошлого года, и вот теперь от майора. Но там речь шла больше о детях, и их можно было понять, а здесь уже всё более серьёзно.
   -- Знаете, Андрей, -- продолжил Лукшин, -- я до ГДР служил в трёх местах на территории СССР, но ни в одно из них мне возвращаться не хочется, и не потому, что там плохо было жить или плохие были климатические условия. Просто ничем мне эта служба не запомнилась, хотя и друзей там у меня было побольше, нежели здесь. А вот отсюда мне просто не хочется уезжать. И, повторяю, дело совсем не в том, что условия жизни здесь значительно лучше, чем в том же Приморском крае. Дело в том, что это совершенно другие ощущения - знакомство с жизнью и бытом ранее совершенно незнакомой тебе станы, её познание, привыкание к ней, к её людям, неоднозначное порой общение с ними и прочее. Эти года невозможно так вот просто вычеркнуть из памяти. И это свойственно всем, кто здесь служит или работает. Я видел, как уезжали в Союз мои коллеги по службе, и все они испытывали нечто похожее. Ещё не уехав, они уже хотели вернуться сюда. А ведь не у всех здесь служба шла гладко. Но это забывалось, а вот тоска по службе здесь оставалась. А с годами, как мне говорили, да и сам я это понимаю, это чувство будет только нарастать. Это и тоска по сослуживцам, которая почему-то в Союзе не так ощущалась, и, главное - это совершенно новые эмоции, ощущения, приятные воспоминания. Даже те, которые на самом деле не были такими уж приятными: они уже смотрятся совершенно через другую призму - призму времени и кажутся тебе просто небольшими приключениями, а все неприятности забываются. Жёны офицеров вообще рыдают, не желая уезжать. Но мы то все едем на свою Родину. Понимаете, на РОДИНУ! А тоскуем совсем о другой. Странное это чувство, Андрей. Но и вы его познаете, я в этом уверен.
   -- А вы сами-то откуда, Борис Михайлович?
   -- Я сам волжанин, из Куйбышева.
   -- И куда же вас теперь пошлют? Союз то большой.
   -- Союз, действительно, большой. Но не так всё страшно. Я уже служил на Урале, в Приморье и в Средней Азии. Ну, и здесь, разумеется. После таких служб обычно продолжают служить уже в европейской части СССР, тем более что это будет уже моё последнее место службы. В большие чины я не выбился, не знаю даже, получу ли подполковника без какой-либо учёбы, возможно, так и уйду в отставку майором. Я ведь не предполагаю служить дальше, хотя будущая моя должность подполковничья.
   -- Но, если вы знаете должность, на которую вас посылают, то должны, вроде бы, знать и куда именно посылают.
   -- Подловили всё-таки меня, -- рассмеялся майор. -- Ладно, Андрей, давайте допьём нашу водочку, и я вам расскажу.
   Они допили водку, закусили, и Лукшин сказал:
   -- Да, я знаю место своей службы. Мне, так сказать, тихонько шепнули. Хотя и говорю всем, что окончательное предписание получу в Союзе, после моего отпуска. Буду я служить в полку истребительной авиации, полк большой, потому и должность более высокая. И будет это под Николаевом.
   -- Под Николаевом!? На Украине?
   -- Да, теперь на вашей Украине.
   -- А в каком Николаеве? Львовской или Николаевской области?
   -- Под областным центром Николаев. А что у вас на Украине есть ещё один Николаев?
   -- Есть, городок под Львовом. Так это же хорошо. Это же у Чёрного моря. Я рад за вас, Борис Михайлович! Я надеюсь, что там вам будет хорошо служиться, а уж отдыхать то и тем более. Тогда это ещё не факт, что мы больше не увидимся. Я не помню, какое расстояние от Полтавы до Николаева - наверное, 500-600 километров. Но для СССР это же такая мелочь, не Приморский же край - несколько часов на поезде или машине. Возможно, что кто-нибудь из нас ещё побывает в городе другого.
   -- Это хорошо, что вы такой оптимист, Андрей, -- засмеялся Борис Николаевич. -- Но мне тоже хотелось бы с вами ещё увидится. И всё может быть - мир, как говорится, тесен.
   Они расплатились, вышли из кафе и очень тепло, по-дружески распрощались. Андрей возвращался домой теперь уже в приподнятом настроении, которое тотчас было замечено Валерией:
   -- Что это ты такой весёлый пришёл?
   -- Не только весёлый, но ещё и выпивший, -- улыбнулся муж.
   -- Ещё этого только не хватало! С чего бы это?
   Андрей подробно рассказал Лере о встрече с Лукшиным и о беседе с ним в кафе.
   -- Хороший он, наверное, человек? -- вздохнула Валерия.
   -- Очень хороший, побольше бы таких, -- подтвердил Андрей.
   А с понедельника он уже начал работать под командованием старшего лейтенанта Коридзе. В принципе пока что никакого вмешательства в работу служб КЭС с его стороны не ощущалось. Но это было понятно - работа в них в принципе была налажена, срывов в работе не было, поэтому Коридзе разбирался со службами, которые имели более непосредственное отношение к военной подготовке. Он проводил со служащими планёрки, но было понятно, что отношение к ним у него менее заинтересованное, нежели у его предшественника. Они были очень короткими и какими-то суховатыми - что запланировано сделать, есть ли какие-то проблемы, и какие к нему есть просьбы, заявки. И всё. Коридзе, вероятно, считал это пустой тратой времени - каждый начальник службы, по его мнению, должен чётко знать свои обязанности и так же чётко их выполнять. Чего зря то сотрясать словами воздух. Более детально, как это делал Лукшин, старший лейтенант пока что в работу этих служб не вникал.

* * *

   Но не успел Морозевич оправиться от расставания с Лукшиным, как уже в среду, его размышления по поводу работы с новым заместителем командира батальона по тылу затмила другая ошеломляющая новость - прошёл слух о том, что из Борстеля уезжает Александров. И не в Союз он уезжает, а просто переводится с женой в другую часть, на новое место работы. Но до этого подобных случаев не наблюдалось - не меняли так просто служащие место своей работы. На первый взгляд для Андрея как раз это не должно было быть чем-то таким уж удивительным - он ведь и сам после шестидневного пребывания в Цербсте, переехал в Борстель. Но, всё же, разница была огромная - в Цербсте Андрей не проработал и дня, а вот Александров пробыл в борстельском гарнизоне более полутора лет. Кроме того, из Цербста Морозевич уехал потому, что там не было места работы, на которое он ехал в ГСВГ. Но вот почему и, главное, как это его тёзке удалось переменить место работы, Морозевичу было непонятно. И Андрей в тот же день разыскал Александрова.
   -- Привет! Я тут краем уха услышал одну новость и решил свериться с первоисточником. Я думаю, что ты понял, о чём я говорю. Так это слухи или правда?
   -- Правда, -- как-то грустно и одновремённо удовлетворённо промолвил Александров.
   -- И что произошло, почему ты уезжаешь?
   -- Ничего такого не произошло. А уезжаю потому, что не устраивает меня работа здесь. Это не работа, а потеря квалификации.
   Морозевич знал, что, как и его жене, его тёзке не очень-то нравится работа в санчасти - Андрей как-то обмолвился об этом. Но он-то не был врачом-педиатром и был более знаком с болезнями взрослых пациентов.
   -- И когда ты это понял?
   -- Да почти с самого начала, как вошёл в ритм этой работы. А твоей жене нравиться работать здесь?
   -- Куда уж там. В этом ты прав. И куда же ты уезжаешь?
   -- В Кёнигс, есть такой город наподобие Стендаля, где-то в 20-25 км от Берлина.
   -- Во как! Поближе к Берлину, значит. Да, это неплохо. И там санчасть получше?
   -- Там не санчасть, а что-то подобное медсанбату в Стендале. Но, главное, работа по прямой специальности.
   -- Да, это важно. Но как тебе это удалось? -- удивился Морозевич.
   -- Ездил в Вюнсдорф, правда, там мне ничем не помогли. Только схлопотал нагоняй от начальства за обращение без разрешения командира в высшие инстанции. А он бы дал такое разрешение? Как бы ни так. Тогда я связался со своими некоторыми друзьями, точнее друзьями родителей, и они мне, наконец-то помогли. Длилось это, конечно, достаточно долго.
   -- Ясно, и в течение всего времени ты держал это в тайне.
   -- Ты знаешь, если бы я стал говорить об этом наперёд, то ещё неизвестно как бы всё вышло. О таких вещах наперёд не рассказывают, иначе не сбудется.
   -- Наверное, ты прав. Я и завидую тебе, точнее от имени жены - мне и здесь нравится, и одновремённо жалко расставаться. Мы с тобой если крепкими друзьями и не стали, то, по крайней мере, приятеля у меня здесь лучше не было.
   -- Взаимно. Мне тоже жаль с тобой расставаться, но что поделаешь.
   -- И когда ты уезжаешь?
   -- В пятницу или субботу. А с понедельника уже нужно выходить на новое место работы. Я тебе скажу честно - я вот радуюсь и бодрюсь, но на душе кошки, всё же, скребут - как то оно там сложится. Я ведь тоже здесь уже привык, а там пока что неизвестность.
   -- Это понятно. Но всё, Андрей, будет хорошо, -- успокоил своего тёзку Морозевич. -- Я в этом уверен. Удачи тебе на новом месте и Татьяне, и всего самого наилучшего.
   И вот уже во второй раз за последние несколько дней Андрею пришлось расставаться с человеком, который ему нравился. А чуть более месяца назад уехал и Пивовар. Покидают и покидают Борстель неплохие, а то и просто хорошие люди. А кто вместо них, что это будут за личности? На место Пивовара, правда, недели две назад уже прибыл новый кочегар. А вот Лукшина и Александрова будет очень не хватать, заменить их людьми с такими же характерами очень даже сложно. Эти мысли привели к тому, что Андрей совсем уж загрустил, так сильно, наверное, первый раз за всё время своего пребывания в Борстеле.
   Когда Андрей рассказал Валерии о переезде Александрова и о своём с ним разговоре, то жена, после сожалений об его отъезде, сказала:
   -- Ты видишь, оказывается можно добиться и здесь в ГСВГ перевода на другую работу. Может быть, и мне съездить в Вюнсдорф и попросить, чтобы меня перевели куда-нибудь на работу по специальности? Возможно, они помогут мне. Конечно, вместе с тобой, но тебе ведь всё равно, где работать начальником теплохозяйства.
   -- Очень я в этом сомневаюсь, -- покачал головой супруг. -- Андрей же сказал, что ничем они там ему не помогли, только получил он нагоняй от начальства. Всё решилось не здесь, а фактически в Союзе. Окончательное решение принималось то здесь, но вот толчком к его принятию была просьба или указание - не знаю уж что - из Союза. А у нас, Лера, таких покровителей, к сожалению, нет. Да ещё представь себе - не успел один служащий перевестись, как из того же гарнизона собирается сбежать следующий. Как это будет выглядеть? Да ещё из одной службы. Подумают, что здесь чёрт те что творится, если все стараются отсюда сбежать. Ты понимаешь, какое к нам тогда отношение будет? Можно будет, конечно, попробовать, но только не сейчас - немного попозже.
   -- Ладно, -- вздохнула Лера. -- Подождём немного. А я сейчас завидую Александрову, смог он перебраться на работу, которая ему нравится. Когда мне так повезёт?
   -- Не переживай, -- успокоил её супруг. -- Как говорится, пути Господни неисповедимы, возможно, в чём-то повезёт и нам, -- завершил он беседу такой неопределённостью.
   Он даже себе представить себе не мог, что вскоре эта неопределённость начнётся превращаться не просто во что-то большее, а в самую что ни есть реальность.
  
  

ГЛАВА 18

Летит время

  
   После отъезда Александрова Андрей заметно загрустил - теперь в гарнизоне не осталось (кроме жены, естественно) человека с которым он мог поговорить по душам, хоть изредка провести с ним свой досуг, сходить к Грише. Оставался таким хорошим знакомым человеком Леонид, но они никогда не дружили в юности, и сейчас он оставался просто земляком, с которым можно пообщаться, сходить друг к другу в гости, но они, всё же, отнюдь не были даже приятелями. Если требовалось обсудить какие-нибудь вопросы по работе, то ранее он мог посоветоваться с Лукшиным. Теперь и того в городке не было, и сейчас Морозевич по этим вопросам мог услышать мнение только Николая Кравченко, как более-менее опытного и толкового из остальных слесарей. Но принимать окончательные решения, конечно же, после подобных консультаций было сложно. Лукшин был опытным человеком и в большинстве случаев быстро улавливал задумки Андрея, а, значит, мог грамотно обсудить идею и поддержать его. Как пойдёт дело с Коридзе, Андрей пока что представить себе не мог, потому что они не обсуждали до сих пор с ним что-нибудь серьёзное, да и опыта у того в таких вопросах не было. Морозевичу предстояло вариться в собственном соку. Пока никаких проблематичных вопросов и не возникало, но что будет далее, какие коленца может выкинуть жизнь в будущем - никто предугадать не мог.
   Так закончилась текущая неделя и пролетела следующая, не обрадовавшая даже внеплановым выходным - Днём Советской Армии. На предпраздничном концерте уже никто не мог услышать песни в исполнении Андрея Александрова. Но вот следующая неделя нарушила некое размеренное однообразие рабочих дней - старший лейтенант Коридзе начал более детальное знакомство и со службами, в которых работали полностью служащие. Он не знакомился полностью с одной конкретной службой, а заходил то на один объект, то на другой - пока что чаще к Карамушко или к Горшкову - у тех то и отдельных таких крупных объектов было мало. Кроме насосной станции с водонапорной башней, канализационным коллектором или центральной электрощитовой в сантех- и электрохозяйствах основные мелкие объекты обслуживания находились в жилых и производственных зданиях и, конечно же, в котельных теплохозяйства. По домам Коридзе, естественно, не ходил, а вот в котельные начал наведываться. Там он наблюдал за работой котлов, насосов и прочего оборудования, интересовался сменностью кочегаров и пристальное внимание обратил на информационные стенды с документацией. Пока что никаких замечаний Морозевичу от него не поступило. Как-то выйдя вдвоём из очередной котельной, Коридзе начал беседовать с Андреем о работе котельной и его оборудовании. Он задал несколько вопросов Морозевичу о различии тех или иных насосов, паровых или водогрейных котлах, о бойлерах горячей воды. Когда в очередной раз были упомянуты сами котлы, то Коридзе не смог сдержать улыбку, и сказал Андрею:
   -- Какие же это котлы? И почему только вы их так называете? Это же обыкновенные печки - дровами их разжигают, углём топят. Вы, наверное, не представляете себе, что такое настоящий котёл.
   -- Я, конечно, видел большие чугунные котлы только на рисунках в книжках, -- серьёзно ответил Андрей - он помнил о предупреждении Лукшина не ехидничать в беседе с Коридзе, -- но с маленькими котлами приходилось сталкиваться - ещё в детстве бабушка варила в них еду, у нас они назывались чугунками. Да и на природе нередко в них готовили пищу.
   -- Вот-вот! -- обрадовался Коридзе. -- О них я и говорю, только у нас в Грузии они побольше. Вот это котлы! А у вас просто печки.
   -- И да, и нет, товарищ старший лейтенант. Несмотря на огромное внешнее различие, они выполняют почти те же функции, что и ваши большие котлы.
   -- Ничего подобного. Это, ещё раз повторяю, печки, а в наших котлах готовят пищу.
   -- Да, это с одной стороны, вроде бы и странно, но назначения у них всё равно одинаковые.
   -- Как это? -- удивился Коридзе.
   -- Вот скажите, пожалуйста, каково главное, первичное, так сказать, назначение грузинского котла?
   -- Как это, какое? Я же сказал - готовить еду.
   -- Это понятно. Но вы в котлах котлеты или шашлык не жарите. Вы готовите в котлах жидкую пищу. А её основу составляет что?
   -- У нас много, очень много разных блюд и в них используются разные продукты.
   -- Я немного не о том, не о самих продуктах. Вот вы готовите, например, суп харчо. Что вы кладёте в котёл прежде всего?
   -- Как это что? -- удивился Коридзе. -- Наливаем воду, затем добавляем говядину ...
   -- Правильно, -- перебил его Андрей. -- Вы сами сказали, что первым делом добавляете воду, а уж потом говядину, рис, тклапи или ткемали, чеснок, перец и специи разные, а они у вас, насколько я знаю, очень разнообразные и пахучие.
   -- О, -- с уважением протянул старший лейтенант, -- вы даже знаете о тклапи и ткемали?
   -- Сам я их никогда не видел, но читал о них, -- честно признался Андрей. Ему вовремя вспомнилась алыча, и ассоциативно пригодились его знания о сливе "ткемали". Он ещё в Союзе немного интересовался кулинарией, а потому знал, что тклапи - это засушенное на солнце пюре из мякоти сливы "ткемали" (алычи), или из кизила, а ткемали - грузинский соус (к мясу, рыбе, птице), в основе которого лежит кислая слива. -- И знаю, например, что без тклапи харчо - это и не харчо вовсе. Мне, вообще нравятся ваши национальные блюда, только вот по-настоящему приготовленные я не пробовал - разве в столовой приготовят настоящее грузинское харчо. Так же, впрочем, как и наш настоящий украинский борщ.
   -- Приезжайте к нам в Грузию, -- горячо заговорил Коридзе, -- и мы вас такими блюдами угостим!
   -- Спасибо! Если появится когда-нибудь возможность, то обязательно приеду. Но мы немного отвлеклись от темы. Мы говорили о том, что для приготовления того же харчо в вашем котле сначала кипятят воду. Так?
   -- Ну да, -- подтвердил Коридзе.
   -- Но ведь и котлы в котельных тоже, можно сказать, кипятят воду. Одни нагревают её, а другие кипятят так, что образуется много пара. Значит назначение ваших котлов и этих, -- указал Морозевич на котельную, -- одинаковое - нагревать воду. Вот только по внешнему облику они очень уж различаются. К тому же, если у вас котёл и огонь отдельны сами по себе, то здесь они сочетаются - внутри моего котла и огонь и вода, разделённые теми же чугунными стенками.
   -- Да, любопытная трактовка понятия "котёл" у вас получилась, -- протянул старший лейтенант.
   -- Но ведь это же так. Разве я не прав?
   -- В общем-то, вы, наверное, правы. Ну, что ж, котлы так котлы. А с вами интересно было беседовать, -- улыбнулся Коридзе и пошёл дальше по своим делам.
   Так у Андрея закончился первый, в общем-то, разговор со старшим лейтенантом, и он понял, что Лукшин и в этом вопросе оказался прав - с Коридзе работать можно будет нормально.
   В общем-то так оно и было в дальнейшем. Андрей убедился в этом, проработав со старшим лейтенантом ещё месяц, а точнее, под конец этого срока уже с капитаном. Тот, правда, так и не полюбил проводить длинные планёрки (но это было только на руку начальникам служб), но и никаких претензий к работе теплохозяйства у Коридзе не возникало, по крайней мере, Морозевич замечаний не слышал. Возможно, причиной тому была уже неплохо отлаженная работа хозяйства, в котором за полтора года было проведено немало различных мероприятий по её нормальной работе. Да и погода, в принципе, этому способствовала - против прошлой зимы было холоднее, и снег держался, но в Союзе такую бы зиму назвали бы всё-таки тёплой. Ну, что такое морозец в 5-80 С по сравнению с зимами в Советском Союзе даже в средних широтах. Никаких срывов работы котельных тоже не было, и вот в этом плане, наверное, сказались отправки в Союз Сушкова, Пивовара и Горбунова - их пример оказал таки сильное влияние на дисциплинированность остальных. Заканчивался уже и март месяц, а вместе с ним подходил к концу очередной отопительный сезон - ещё две с половиной недели и совсем полегчает.

* * *

   Последний вторник марта принёс Андрею удивительный сюрприз. Нет, этот сюрприз вовсе не был плохим - он просто был совершенно непонятным. Идя на очередную планёрку, он столкнулся со старшим лейтенантом Клюевым, который после взаимных приветствий, сказал:
   -- Андрей Николаевич, заскочите после планёрки на пару минут ко мне.
   -- Хорошо, -- коротко ответил Морозевич, раздумывая о том, зачем он мог понадобиться Клюеву.
   Он строил различные предположения и сидя на планёрке, но так ни к каким выводам и не пришёл. Поэтому сразу же после непродолжительного совещания, точнее коротких докладов, направился в строевую часть.
   -- Я слушаю вас Виталий Павлович. Зачем это я вам понадобился, что произошло?
   Андрей был в неплохих отношениях с Клюевым и в личных беседах мог обращаться к тому по имени и отчеству. Солдата, помощника старшего лейтенанта, уже не было, и поэтому Морозевич мог позволить себе такую небольшую вольность, поскольку, как он понял, дело должно было носить какой-то неофициальный характер. И он, в общем-то не ошибся.
   -- Лично вы мне по своей работе не нужны, -- успокоил его Клюев. -- И никаких ЧП не произошло. Я просто в неофициальной беседе хотел выяснить у вас один вопрос.
   -- Пожалуйста, выясняйте, нет проблем. И что же это за вопрос?
   -- Вопрос касается не лично вас, но вашей жены.
   -- Моей жены, -- удивился Андрей. -- Вот те раз! А она в чём провинилась?
   -- Да не волнуйтесь вы, -- улыбнулся Виталий Павлович. -- Ничем она не провинилась. Вопрос, конечно, лучше бы ей самой задать. Но, я думаю, что и вы должны быть в курсе дела. А в штаб я её не хотел вызывать, чтобы не привлекать внимание остальных.
   -- Так о чём же вы её хотели спросить?
   -- А вопрос такой: "Ваша жена обращалась куда-нибудь с вопросом о переводе её на другое место работы?".
   -- Не должна была бы, -- как-то неуверенно ответил на заставший его врасплох вопрос Андрей. Он подумал о полуторамесячной давности разговоре после сообщения об отъезде Александрова.
   -- Гм, а почему такой неопределённый ответ - "не должна бы", а не "да" или "нет"? -- удивился лейтенант.
   -- Товарищ старший лейтенант, -- уже официально ответил Андрей. -- Я вам скажу честно - моей жене не очень-то нравится работа не по специальности. Ведь она же детский врач.
   -- Я догадывался об этом. И что из этого следует?
   -- Да ничего. Да, после отъезда Александрова жена размышляла о том, чтобы и ей перебраться на работу по специальности. Но мы сообща решили не предпринимать никаких шагов на этот счёт. Да и как бы это выглядело - после отъезда одного доктора решил сбежать и второй. Нет, я вам категорически заявляю, что никуда моя жена по этому вопросу не обращалась. Я бы знал, мы все вопросы решаем сообща.
   -- Я верю вам, -- нерешительно протянул Клюев. -- Но тогда это, действительно, странно.
   -- А что произошло? Я не понимаю.
   -- Дело в том, что вашей женой стало интересоваться руководство одного крупного госпиталя.
   -- Как это стало интересоваться?
   -- А вот так - они прислали нам запрос о том, работает ли у нас такая-то, о специальности вашей жены, кем она здесь работает, сколько времени, как работает и тому подобное.
   -- Действительно, странно, -- удивился и Андрей. -- А где находится этот госпиталь?
   -- Недалеко от Берлина, под Потсдамом.
   -- О, тогда всё понятно, -- обрадовался Андрей. -- Значит, это Александров рассказал там о моей жене. Он же знал, что ей тоже не очень-то здесь нравится. И руководство госпиталя решило за компанию забрать туда и мою жену.
   -- Исключено, -- покачал головой лейтенант. -- Александров переехал в Кёнингс-Вустерхаузен, а запрос на вашу жену пришёл из Белитц-Хальштеттена.
   -- Откуда, откуда? -- изумился Андрей. -- А это ещё что такое?
   -- Вот теперь я окончательно убедился, что вы никуда не обращались, -- засмеялся лейтенант. -- По вашему искреннему удивлению - вы и не знали, что такое место существует. Госпиталь в Белитц-Хальштеттене - это самый крупный наш госпиталь в ГДР и никакой медсанбат из Кёнингс-Вустерха?узена ему не указ. Так что не мог Александров или местное руководство хлопотать за вашу жену. Да, что-то здесь не так.
   -- Странно, может быть, руководство этого госпиталя разыскивало нужного им специалиста и они, так сказать, прочёсывали разные медчасти в поисках.
   -- Такая версия, конечно, не исключается, но она маловероятна.
   -- Почему?
   -- В этом случае они бы просто послали запрос в Вюнсдорф, в штаб группы. Им бы оттуда прислали ответ с перечислением всех подобных специалистов. А они прислали запрос конкретно нам.
   -- Но, может быть, этот запрос нам они прислали после ответа из Вюнсдорфа?
   -- Возможно, но что-то всё равно не сходится - зачем тогда интересоваться, работает ли у нас такая-то.
   -- И что же делать? -- спросил Андрей.
   -- Ничего не делать. Ждать дальнейших развитий событий. Наше руководство, конечно, даст ответ на запрос. А там видно будет. Так что работайте спокойно. Всё, я думаю, со временем прояснится.
   Однако ушёл Андрей из штаба не спокойным, а в полном недоумении. Какие-то новые загадки загадывает им жизнь. Он сначала даже раздумывал, рассказывать ли Лере об этом разговоре - зачем лишний раз её травмировать разговором о работе не по специальности. Ведь ничего пока не ясно. Но потом решил, всё же, поговорить с женой - а вдруг она с кем-то беседовала на эту тему, и кто-то решил ей помочь. Но Лера была ещё в большем недоумении, нежели сам Андрей. Ни с кем она о работе не говорила и уж тем более не просила ей помочь. Они долго беседовали, но так ни к каким вразумительным выводам и не пришли. Но этот разговор оказал некое влияние на Леру, было видно, что у неё затеплилась, пусть хоть и маленькая, но надежда на то, что и ей может повезти так же, как и Александрову. Андрей не хотел разрушать эти воздушные замки, но ему также очень не хотелось, чтобы эти беспочвенные иллюзии Валерии в дальнейшем травмировали её. Но сразу этого он ей говорить не хотел и решил последовать совету Клюева - ждать, что будет происходить дальше.

* * *

   В общем, на некоторое время тема непонятного запроса из госпиталя была забыта, поскольку вскоре весь городок взбудоражило одно событие. А дело было так. Ровно через неделю 5 апреля среди ночи Андрея и Валерию (да, вероятно, и многих жителей городка) разбудил громкий похожий на выстрел звук. Пока Андрей соображал, что же это было, раздались ещё две автоматные очереди - сначала, короткая, а затем длинная. То, что стреляли из автомата, теперь у Андрея сомнений не было. После этого наступила полная тишина. О том, что же произошло ночью, все узнали уже утром. Оказывается, было совершено нападение на наш пост. Одиночным выстрелом был ранен часовой, нёсший караул у зданий ТЭЧ. В ответ тот выстрелил из автомата дважды. Сначала дал на всякий случай одну очередь в воздух, хотя при нападении на пост мог бы и стрелять сразу на поражение. А вот вторую, более длинную очередь, он уже дал в сторону предполагаемого нападающего. Именно в сторону, а не по самому нападавшему, потому что выстрел противника застал солдата врасплох и он ориентировался только на звук выстрела, вспышки после выстрела он не заметил. Поэтому и стрелял наугад, чтобы поразить или хотя бы отогнать нападавшего. При этом часовой стрелял уже лёжа с земли - так он был, всё же, меньшей мишенью и, к тому же, он был ранен в ногу.
   Это событие взбудоражило весь городок, о нём только и говорили все ближайшие дни. Ещё бы, оказывается проживание в ГСВГ не такое уж и безопасное, если совершаются нападения на наши посты. В тот же день в городок приехала комиссия по расследованию этого ЧП. Приехали не только наши военнослужащие из органов, занимающимися подобными случаями, но и немецкие специалисты. А вот подобных случаев, как оказалось, в ГДР не совершалось очень давно, они были очень редки даже в первые года после размещения советских войск в Германии. При этом немецкие специалисты настаивали на том, что нападения на пост со стороны немецких граждан в настоящее время вообще быть не могло. Они явно намекали на версию о самостреле. Но эту версию комиссия отвергала. Раненый солдат в тот же день был госпитализирован и тщательно обследован врачами и членами комиссии. Да, как установили, рана была после ранения от пули, выпущенной из советского автомата Калашникова. Таким же был вооружён на посту и часовой. Но это ни о чём не говорило. Немецкая армия тоже была оснащена теми же автоматами.
   Часовой сам не мог выстрелить себе в ногу издали, он мог стрелять, только держа близко автомат от ноги. Но если держать оружие таким образом, то вокруг раны или же на обмундировании солдата должны были бы остаться следы пороха - а их не было. Таким образом, комиссия в первые дни так и не пришла к определённым выводам. Немецкие специалисты настаивали на версии с самострелом, наши же - на реальном нападении на пост. Да, никаких следов нападавшего тоже не удалось обнаружить даже с помощью собаки. Но, во-первых, в этом районе следов было много, и собака могла не понимать, по какому следу ей нужно искать, а во-вторых, следы могли быть и чем-нибудь обработаны, чтобы помешать обонянию собаки. Так что и это ни о чём не говорило. В одном только были едины специалисты обеих наций - их удивляло то, почему нападение было совершено на пост вблизи ангаров ТЭЧ. Что там могло интересовать злоумышленников - ни оружия, ни чего-либо сверхсекретного там не было. Не так уж далеко находились вертолёты, причём не застарелые образцы. Правда, там и освещение было получше, да и снять с вертолёта что-нибудь ценное вряд ли бы удалось, не говоря уже о его запуске и попытки угона. Так что вопросов было много. Со временем активность комиссии снизилась, и пропал интерес жителей городка к этому событию. Тем более что о действиях комиссии стали ходить только слухи - никто не мог сказать точно, чем она занимается. Всё же, это служебное расследование, которое не предназначено для ушей посторонних.

* * *

   Ещё через какую-то неделю закончился отопительный сезон. Закончился он, как и начинался, в субботу. Точнее в субботу котлы ещё работали, но в ночную смену огонь в их топках (не во всех, конечно) должны были уже потихоньку гасить. Сейчас предупреждать слесарей о том, чтобы они были начеку в выходные дни, не было необходимости. В воскресенье утром Морозевич начал не спеша обходить все котельные. При этом он думал о том, как же быстро пролетело время - он проработал в Борстеле уже два отопительных сезона. Ещё один сезон и прощай ГСВГ, если, конечно, не удастся продлить срок. Правда, полностью второй год работы у него ещё не закончился, но всё же. Говорят, что хорошее пролетает быстро, но у Андрея было всего понемногу - и хорошего и плохого. А время всё равно летит.
   Он проходил около мамаш с детьми, с удовольствием играющими на свежем воздухе. Средина апреля выдалась тёплой, поэтому все старались побольше времени проводить на солнышке. Матери малышей разговаривали между собой, поглядывая на своих детей и наставляя тех уму разуму.
   -- Наташа, не нужно сыпать песочком на Танечку. Играйся нормально, не шали.
   Андрей улыбнулся этому старому как мир поучению и пошёл дальше. Однако через десяток шагов он остановился как вкопанный.
   -- Наташа, Наташа, -- крутилось у него в голове. Что-то у него ассоциировалось с именем этой девочки, но он не мог понять что. Он вновь пошёл дальше. Но, не доходя до очередной котельной, у него что-то щёлкнуло в голове и всё стало ясно - связались все цепочки.
   -- Вот оно что! -- мелькнула в голове мысль, и он постарался поскорее обойти оставшиеся котельные. Поскольку везде было всё нормально, то это ему удалось довольно быстро. После этого он решительно направился к дому лётного состава. Он никуда не стал заходить в квартиры, хотя и знал интересующей его адрес - они с женой один раз там гостили. Он присел на лавочку, закурил и стал внимательно рассматривать малышей и, особенно, их мам. Одну девочку он вроде бы узнал, но она играла с детьми без мамы. Андрей решил дождаться её маму - не может маленькая девочка долго играть сама. Присмотр за ней, конечно же, был со стороны других родителей, но когда-нибудь должна была появиться и мама девочки. Он просидел довольно долго, но та всё не появлялась. Андрей уже хотел попросить девочку сходить домой и позвать маму - ему почему-то не хотелось идти в дом, разговор предстоял быть неофициальным - как из подъезда вышла и мама девочки. Андрей поднялся ей навстречу.
   -- О, Андрей Николаевич, здравствуйте! А вы здесь какими судьбами, поджидаете кого-нибудь? -- удивилась мама девочки.
   -- Здравствуйте, Лидия Михайловна, -- улыбнулся Андрей. -- Поджидаю я именно вас. Не хотел отвлекать вас от домашних дел.
   -- А что случилось? -- испугалась Лидия Михайловна.
   -- Не беспокойтесь, ничего не случилось. Я просто хотел с вами побеседовать, точнее, задать вам пару вопросов.
   -- Пожалуйста, я слушаю вас.
   -- Лидия Михайловна, скажите, пожалуйста, как назывался городок, в котором вы лечили в госпитале Наташу?
   -- Белитц-Хальштеттен. А что?
   -- Нет, ничего, -- облегчённо с улыбкой ответил Андрей. -- Теперь, вроде бы, всё стало на свои места.
   -- А что стало на свои места? -- не понимала Наташина мама.
   -- Когда вы лечили Наташу, вы говорили местному руководству о моей жене Валерии.
   -- Конечно, говорила. Я сказала им, что это именно она посоветовала обратиться мне в медсанбат и срочно сдать анализы Наташи. Это она фактически вовремя определила диагноз и тем самым спасла Наташу.
   -- Понятно. И вы им говорили, что Валерия по специальности детский невролог?
   -- Говорила. А я что, неправильно что-то сделала? -- уже испугалась женщина.
   -- Нет, -- улыбался Андрей. -- Вы сделали всё правильно. Вы себе даже не представляете, как вы всё правильно сделали.
   -- А что, всё же, произошло?
   -- Я вам скажу. Только пока что пусть это сообщение останется между нами.
   -- Хорошо, но почему такая секретность?
   -- Дело в том, что с вашей лёгкой руки Валерией заинтересовалось руководство этого госпиталя. Возможно, оно хочет, чтобы она переехала работать к ним. Но это пока что ещё не подтверждено. Потому я и не хочу забегать вперёд - а вдруг этого не случится.
   -- Ой, да вы что! -- обрадовалась Лидия. -- Обязательно случится. Я в этом уверена. Как это хорошо. Я буду искренне радоваться за вашу жену. В госпитале ей будет очень хорошо. Знали бы вы, какие там замечательные условия. И сам госпиталь очень большой - несколько многоэтажных корпусов и врачи почти одни старшие офицеры, и условия жизни в городке замечательные. Там настоящий сосновый лес, не то, что у нас - остатки его. А воздух какой. И до Потсдама совсем близко, мне говорили, что где-то около 20 километров. Как хорошо, что вы туда переедете!
   -- Да не спешите вы. Вдруг мы никуда не переедем. Пока никакой определённости нет. После запроса стоит полная тишина.
   -- Переедете! Я почему-то уверенна в этом. Я буду молить Господа, чтобы он помог Валерии Андреевне. Она помогла мне, а я хочу помочь вам. Удачи вашей жене и вам, Андрей Николаевич.
   Морозевич распрощался с Лидией Михайловной и поспешил домой. Он хотел сообщить Валерии откуда ветер дует, что стало первопричиной запроса из госпиталя. Теперь надежды жены могут и сбыться, хотя Андрей старался отогнать от себя подобные мысли, чтобы не сглазить. Нужно было видеть, как радовалась Валерия, когда Андрей рассказал ей о разговоре с Наташиной мамой. Она радовалась так, словно они завтра уже переезжают в этот госпиталь. Но Андрей вовремя опустил жену на землю.
   -- Ты очень рано начала радоваться. Этого может и не произойти. Запрос - это же не вызов и не распоряжение о переводе в другое место. Здесь препятствий много, могут отказать на разных уровнях. Даже здесь, в Борстеле. Не знаю как тебя, а меня могут не отпустить. Я знаю Андреева, он человек жёсткий и вряд ли согласится так легко расставаться со служащими, которых потом вновь нужно искать. Он легко расстаётся только с нарушителями дисциплины. Так что, и мне её нарушать? Но я тогда отправлюсь не на новую работу, а в Союз. Так что ты не спеши и забудь пока что обо всём этом. Поживём - увидим, как это всё обернётся. Знаешь, Лера, -- добавил он, видя, что жена загрустила, -- лучше сейчас расстроиться, а потом вдоволь порадоваться, чем наоборот.
   -- Ты, конечно, прав. Но я всё равно буду надеяться, что это событие произойдёт. Радоваться преждевременно не буду, но надеяться буду.
   На том их разговор и закончился. А уже в среду городок потрясло новое сообщение - случай с нападением на пост оказался всё-таки самострелом. Нашли вещественные доказательства и раскрутили, как говорится, самого солдата-часового. Под давление улик он во всём признался. Оказывается, стрелял он себе в ногу через консервную банку, потому и не было следов пороха на обмундировании. Эту консервную банку, всё же, нашли. Кто, как и где её нашёл, оставалось в тайне, но всех поражало то, как истекающий кровью солдат сумел её припрятать так, что искать её пришлось целых две недели. Солдата, несмотря на преступление (а это, действительно, расценивалось как преступление), в городке жалели, сочувствовали и отдавали должное его выдержке. Солдат уже отслужил в ГСВГ два года, без увольнительных в город и без отпуска домой. А он рвался к любимой девушке. Но теперь он уже не попадёт домой и через год - ему предстоял трибунал и дисциплинарный батальон года на три. Вот так по дурости (или с благими намерениями этого солдата) закончилась эта история, где человек вновь по собственной по глупости (второй случай после Кётена, а может быть, и после истории с Сушковым) разрушает если не всё своё будущее, то, по крайней мере, в его ближайшие годы.
  
  

ГЛАВА 19

Вновь праздники и отпуск

  
   На следующий после этого сообщения день Андрей поехал в КЭЧ. Он ещё ранее выяснил, просматривая документы, что уже закончился установленный срок использования электрической дрели, которая находилась в теплотехническом хозяйстве. Поэтому Морозевич оформил заявку на выписку новой дрели. Коридзе её, естественно, подписал без лишних вопросов, всё было законно. Оформил начальник теплохозяйства и соответствующий акт на списание старой дрели. О получении новой дрели больше никто и не знал, а сам Андрей не собирался афишировать это событие, потому что он решил использовать дрель на собственные нужды, то есть забрать её при отъезде в Союз. То, что они с женой получат в Полтаве квартиру, он не сомневался, а там при ремонте дрель ой как пригодится. Андрей при этом практически не испытывал никаких угрызений совести. Порядки списания инструмента и материалов в ГСВГ этому способствовали и подобным образом при случае поступали многие. Старая дрель вряд ли намного отличалась от будущей новой. Использовалась она в хозяйстве крайне редко, сверлить отверстий в металле практически не приходилось. Она использовалась в основном для личных работ, как, например, в случае сверления отверстий под болты при изготовлении кроватей (и Андрея тоже) или при монтаже той же перегородки при ремонте мастерской или шкафа под одежду. Других случаев использования начальник теплохозяйства и не припоминал. Поэтому он спокойно ехал в КЭЧ за новой дрелью, узнай кто о помыслах Андрея, его вряд ли кто-нибудь упрекнул. Такая практика стала как бы неписанной нормой поведения. Не поступишь так ты сам, то поступит так кто-то другой. Итог будет тот же, как говорится, от перемены слагаемых сумма не меняется. Новую дрель взамен списанной старой (абсолютно работоспособной) Андрей, естественно, успешно получил и, не распаковывая, упрятал в один из чемоданов в маленьком шкафу.
   А в субботу он поехал в Стендаль уже вместе с Валерией. В преддверии майских праздников решено было сделать хорошую женскую покупку. Андрей собственными усилиями, а чаще стараниями жены, был уже достаточно и одет, и обут. Для себя жена тоже многое приобрела сама, но это, были, можно сказать, не особенно крупные покупки - обувь, блузочки, юбки, кофточки, бельё и прочее. Кстати, о покупке белья Андрей рассказал ей со смехом как во время одного из их посещения Стендаля вместе с Александровым, тот покупал бюстгальтер для своей жены, чтобы выслать ей посылкой. Женское бельё у немцев выпускалось очень качественное и красивое, и с его выбором проблем не было. Проблема состояла в другом - на первых порах Александров не мог разобраться в немецких размерах и сопоставить их с советскими, хотя, похоже он (как впрочем, и его тёзка) не очень и в наших то разбирался. Но Морозевич, зная этот свой недостаток, и не покупал жене подобные подарки, а вот Александров рискнул. Со стороны было очень интересно смотреть как он, выбрав подходящий фасон и цвет, объяснялся с продавщицей по поводу нужного размера. Та не могла его понять, а он не мог ей внятно объяснить. Тогда он перешёл к услугам жестов, но эти жесты так насмешили Морозевича, что он давился от смеха и еле сдерживался, чтобы не расхохотаться на весь отдел. Его тёзка жестами начал показывать нужный размер, согнув кисти рук так, будто бы они держали какие-то мячи. Еле сдерживала смех и сама продавщица, но подобрать, всё же, нужный размер согласно жестам было сложно. Андрей смотрел на Александрова, который в отчаянии уже мог додуматься предложить продавщице самой примерить покупку. Но он, конечно, сообразил этого не делать и, оглядываясь по сторонам, увидел какую-то покупательницу с подходящим бюстом. Он сразу же указал на неё продавщице и показал на лежащий перед ним товар. У той глаз был хорошо отточен, она сразу всё поняла и тот час подала нужный ему размер покупки.
   -- Gut? -- спросил Андрей, и продавщица утвердительно кивнула головой и сказала:
   -- Хорошо, очень хорошо.
   Но сейчас в Стендале Морозевичи такими покупками заниматься не планировали. Они планировали купить Валерии вещь, которой у неё до сих пор никогда не было. Такой вещью должен был стать брючный костюм, не брюки отдельно и какой-нибудь жакет или кофточка, а настоящий женский костюм. Такие костюмы были обычной вещью для немецких фрау и фройлен, да и у наших людей начали пользоваться большим спросом. Не обошла эта мода стороной и Валерию. Ей очень хотелось приобрести подобный костюм, но она не была уверенна, что он будет на ней хорошо сидеть. Ниже талии она обладала довольно пышными формами, и будут ли брюки от костюма смотреться на ней подобающим образом, она не знала. Не доверяя зеркалам, она хотела, чтобы будущую покупку оценил во время примерки и её супруг - он не мог сказать, что всё хорошо, если что-то будет не так. Не мог он обмануть даже из лучших побуждений жену, зная, что если это не так, то над Лерой будут посмеиваться, этого он допустить не мог. Хорошо понимала это и его жена, поэтому и доверила ему выступить в роли критика.
   Валерия пересмотрела несколько фасонов и цветов, но остановила свой выбор на синем брючном костюме, подобным тому, какой Андрей купил себе ещё в первый год вместе с Александровым. Никаких жестов в этом случае не потребовалось, поскольку тот, кому костюм предназначался, был на месте. Поэтому продавщица очень быстро подыскала нужный размер. Валерия примеряла его и осталась довольна. Костюм сидел на ней очень хорошо. Оценил это и Андрей, он чистосердечно признался, что никаких недостатков жены в этом костюме не видит.
   -- Вот только брюки, как по мне, немного широковаты, -- заметил он.
   -- Ничего ты не понимаешь, -- успокоила его Лера. -- Так и нужно, это же не мужской костюм. У вас брюки, конечно, уже. Но, представь себе, что такие же брюки оденет женщина с широким базисом - это же будет карикатура. Я видела пару полных женщин, которые носили суженные брюки, это было некрасиво. А более широкие брюки сглаживают всякие там выпуклости.
   -- Но разве женские выпуклости так уж плохо? -- удивился Андрей и улыбнулся. -- Есть на что мужчинам посмотреть.
   -- Всё хорошо в меру, -- улыбнулась и жена. -- На вечере, на балу в красивом приталенном платье - да, женщина будет смотреться. Но на балы-то брючные костюмы не одевают.
   -- Ты, наверное, права, -- согласился Андрей. -- Тогда всё о'кей. Покупаем и не раздумываем.
   -- А он точно на мне хорошо сидит?
   -- Очень даже хорошо, -- заверил Валерию Андрей.
   Они купили этот костюм и, не заходя больше ни в какие магазины, отправились в обратный путь. Дома Лера ещё долго примеряла костюм, рассматривала его со всех сторон, но покупкой, всё же, осталась довольна. Ей, блондинке синий цвет был очень к лицу. Они только договорились, что когда Лера будет надевать этот костюм, то Андрей будет в костюме другого цвета. Оба в синем - это уже перебор.

* * *

   А вскоре наступили и майские праздники. Точнее сначала было два дня выходных - 29 и 30 апреля, а затем уж сами праздники. Потом был и День Победы, и день рождения Андрея - в этом году май месяц прошёл без всяких сюрпризов и пролетел очень быстро. Хозяйство Морозевича занималось мелким плановым ремонтом, крупных работ, как в прошлый год, не намечалось. Уже три месяца хозяйствами КЭС командовал капитан Коридзе, и работалось с ним, по мнению Андрея, нормально. Он держался со всеми довольно ровно и особых придирок ни к кому не было. Более мягок он был с Морозевичем и Карамушко. С Андреем он по-деловому и спокойно обсуждал итоги отопительного сезона и планы на лето. Сначала не очень сложились с ним отношения у Кирзоняна, но это был хитрый и опытный жук и постепенно он перестроился и начал подпевать старшему лейтенанту, так что более-менее наладились отношения и у них. Как это не странно, но наибольше не сложились отношения с Коридзе у Горшкова. И здесь, к удивлению Андрея, Лукшин оказался прав - Виталий был толковый грамотный парень, но более чем за два года работы на должности начальника, он немного возомнил о себе. С остальными коллегами у него были хорошие отношения, а вот с Коридзе он показал себя упрямым, строптивым и слишком уж самостоятельным. Конечно, зам. командиру батальона это не очень-то понравилось, и тот постоянно делал Горшкову замечания. Тот в свою очередь ещё более упрямился. И сколько не советовали коллеги быть более послушным и мягким с теперь уже капитаном, исправить отношения оказалось нелёгким делом. Коридзе не был злопамятным, но так уж легко забывать всё и прощать, наверное, не умел. В целом же капитан Коридзе был нормальным начальником, который просто требовал от подчинённых к себе должного уважения, а также строгого выполнения своих должностных обязанностей без излишних умничаний и пререканий.
   Был у Андрея и очень серьёзный разговор с Коридзе, в котором ему даже довелось поспорить с тем. Дело происходило в конце апреля после подведения итогов отопительного сезона, и суть его была вот в чём. В силе оставался прошлогодний приказ КЭЧ об учёбе и аттестации кочегаров и Коридзе настаивал на его выполнении. Но это означало в полном объёме повторить прошлогодний цикл обучения. Андрей считал это абсолютно лишним - почти все кочегары имеют на руках свидетельства и уже не менее двух лет проработали на этой должности, то есть имеют большой практический опыт.
   -- Товарищ капитан, у меня всего два молодых кочегара и те уже немного поработали. Неужели из-за двух кочегаров снова проводить полное обучение остальных?
   -- Но у вас, по-моему, есть кочегары, у которых вот-вот закончится срок работы, значит, вновь будут молодые.
   -- Возможно, но мне бы этого очень не хотелось. Срок заканчивается у Шмелёва и Жукова. Но это самые опытные и дисциплинированные кочегары, к ним никогда не было никаких претензий, даже замечаний не было. Они подали заявления на продление, я им их завизировал и передал вам. Вы, вероятно, пока что размышляете, как поступить - тоже завизировать и подать на подпись командиру или отказать в продлении срока. Я, со своей стороны, прошу вас оказать содействие и убедить товарища подполковника подписать эти заявления. Я знаю, что командир не очень охотно подписывает заявления на продление срока работы рядовым служащим. Но, если хорошо поразмыслить, то, что лучше - держать в гарнизоне опытного работника или какого-нибудь неопытного разгильдяя схожего с кочегаром Сушковым, которого выгнали в прошлом году за аварию в котельной. Я думаю, что вы меня в этом вопросе поддержите, вы же умный человек и уже хорошо знаете моё хозяйство - там нужны именно ответственные люди. Ведь с ними работать не только мне, но и вам. Поэтому, я считаю, что новых кочегаров пока что не предвидится. А для двух человек я проведу цикл лекций, пусть и немного сокращённый. А вот зачёт мы у них примем по всей форме, это я вам обещаю. Мы можем вызвать на зачёт всех кочегаров и задать по паре вопросов, а затем записать, что они прошли переаттестацию. Ведь приказ ничего не говорит о том, что нужно по новой читать лекции, людям, которые уже имеют свидетельства. Вы представьте себе такую ситуацию - молодой лейтенант после окончания военного училища попадает в часть, в которой ему на следующий год устраивают новые экзамены по курсу училища. Разве это не нонсенс?
   Коридзе долго сидел молча, что-то обдумывая. Затем он поднял глаза на Морозевича и тихо произнёс:
   -- Я уже говорил вам, что вы интересный собеседник. И сейчас смог в этом повторно убедиться. Ваши доводы, как всегда, отличаются оригинальностью, но в целом вы правы. Я согласен с вашими доводами. Обучайте только новых кочегаров и заявления вашим двум опытным кочегарам я завизирую. Не могу, конечно, гарантировать положительное решение по этому вопросу командира, но я поговорю с ним на эту тему.
   Наступил третий июньский месяц в жизни Андрея в ГСВГ. Но в городке ему с женой в этом месяце доводилось пробыть недолго. Морозевичи готовились к очередному отпуску, который должен был начаться 12 июня. Опять Валерия зачастила в Стендаль за покупками-подарками своим близким. Кроме того, в начале месяца Лера по выделенному ей талону (теперь, за год и 2,5 месяца работы в городке она его заслужила) приобрела большую круглую хрустальную салатницу. Андрей зашёл в строевую часть заказать оформление документов на эту дату и, конечно, не преминул поинтересоваться у Клюева развитием дел с запросом из Белитц-Хальштеттена. Он объяснил старшему лейтенанту причину, первоисточник, так сказать, всей этой кутерьмы с запросом.
   -- Вот теперь всё стало на свои места, -- промолвил Клюев. -- Но пока ничего нового в этом плане нет. Ответ на запрос мы отослали вовремя, но более ничего нам не приходило.
   -- Это означает, что руководство госпиталя перестало интересоваться моей женой?
   -- Я так не думаю. Причина их временного молчания, я подчёркиваю временного, по-моему, совсем в другом.
   -- И в чём же?
   -- А вы не догадываетесь?
   -- Нет.
   -- Вы просто не хотите поразмыслить, -- улыбнулся Клюев. -- Мне кажется, что если они заинтересовались вашей женой, то они готовы принять её хоть сегодня. А вот вас?
   -- А что меня? -- не сразу сообразил Андрей.
   -- Если там нет вакантного места начальника теплохозяйства, то вы что - переедете работать туда кочегаром?
   -- Да, об этом я как-то не подумал. Но тогда этот переезд может и совсем не состояться. Вдруг там начальник теплохозяйства работает совсем недолго?
   -- Это вполне может быть. Но, если им нужен определённый врач-специалист, а это же госпиталь и очень высокого уровня, то они что-нибудь да придумают.
   -- Вы уверены?
   -- Ну, полной уверенности в этом быть не может. Но я думаю, что это именно так.
   Андрей вышел из строевой части в непонятном для него самого настроении - он, вроде бы, и успокоился немного от слов Клюева о том, что последует дальнейшее развитие событий. Но, с другой стороны, он расстроился, что этого можно ждать ещё очень долго. Примерно такое же настроение овладело Лерой, когда супруг рассказал ей о своём разговоре с лейтенантом. Положа руку на сердце, самого Андрея как-то не очень тешила мысль о возможном переезде - ему нравилось и здесь, работа была отлажена (а скольких усилий ему это стоило), отношения с коллегами нормальные, бытовые условия неплохие, город, пусть и не такой уж большой, под боком. Чего ещё желать лучшего, неизвестно ведь как всё сложится на новом месте - всё придётся начинать сначала. Не саму работу, разумеется (возможно, там тоже всё налажено), но отношения с людьми - а это порой гораздо сложнее. Но ради нормальной работы Валерии он был готов перетерпеть эти временные трудности.
   Да и вообще Андрею здесь импонировали не только нормальные отношения с коллегами, бытовые условия, налаженная им (что вызывало некую гордость) работа и прочее. Ему очень нравился сам город Стендаль. Он считался лучшим городов своего класса (по количеству населения) в центре и на западе ГДР. Располагался он в местности, которая называлась Альтмарк (Altmark - старая "марка").
   Как писали газеты, в Средние века Стендаль был одним из богатейших городов герцогства ранденбургского. Но сейчас это не было так уж важно, больше Андрея на первых удивляло его озеленение. Он знал (по различным кинофильмам, из газет и журналов), что улицы в городах Западной Европы не очень богаты на зеленые насаждения, в частности деревья. А вот Стендаль был очень зелёным городом. Да, в центре деревьев тоже было немного, но вот чуть в стороне от него - немало. Особенно красив он был весной (впрочем, и осенью тоже), когда зацветали деревья. Нет, в нём не было цветущих каштанов и лип (последние, правда, были, но не в таком уж большом количестве). Но вот некоторые его районы в конце апреля или в начале мая стояли залитые нежнорозовым цветом. Это цвели вишни и яблони. В сочетании с оригинальной архитектурой знаний это было великолепное зрелище. И это явление было удивительным для Морозевичей. В той же Полтаве, или даже в Киеве, редко можно было увидеть на улицах цветущие фруктовые деревья, разве что на околицах этих городов, где был частный сектор. А в Стендале вишни цвели и на улицах.
   Ещё очень красили город две крупные зоны отдыха: "Городское озеро" и "Лебединый пруд", особенно последний. Да и земная твердь в этих районах была довольно живописной. Оба эти водоема наполняла речка Ухте (Uchte), которая имела всего 2-3 метра ширины. В исторических источниках говорилось, что Ухте ранее служила в качестве крепостного pвa, окружающего северную часть города, и она же давала воду для него. Да и сам Земляной вал вокруг Старого города сохранился почти на всём своём протяжении, но в большей части периметра он имел небольшую высоту - всего около метра. Но районы вокруг бывшего рва были теперь парковой зоной. В этой зоне располагались и многочисленные садово-огородные микроучастки горожан.
   Кроме того, рядом с городским озером (практически на его берегу) в Стендале был ещё и зоопарк. Не тот переездной зоопарк, который радовал граждан города по ярмаркам, а самый настоящий стационарный зоопарк. И его фауна была довольно разнообразной: тигры, медведи, жирафы, несколько видов парнокопытных, обезьян, птиц (включая и павлина) и т. п. Была там к радости малышей и площадка молодняка. И это в городе, население которого составляло чуть более 40.000 человек. А ведь далеко не в каждом союзном областном центре, с населением даже в сотни тысяч человек, был свой зоопарк, так же, как и большой открытый плавательный бассейн. Нет, бассейны находились практически в каждом областном центре, но они были в основном специализированными - для спортсменов, обучения детишек и подрастающей спортивной смены. А вот для большинства городских жителей они были закрыты, разве что была такая услуга, как купание по абонементам (ограниченные) в вечернее время.
   Такое вот раздвоение происходило в душе Андрея - и покидать эти живописные места не хотелось (привык он уже к ним), но и супруге хотелось помочь. Но в настоящее время, в общем-то, особо грустить ни ему, ни Лере было уже некогда - сейчас у них все помыслы были направлены на предстоящий отпуск, на скорую встречу с сыном.

* * *

   На сей раз, они спланировали свой отдых таким образом, чтобы побыть несколько дней с сыном в деревне у Лериной мамы. Они заехали в Таращу, побыли там пару дней и вместе сыном и вещами для отдыха на море направились на Полтавщину. Тёща Андрея, у которого были с ней довольно хорошие отношения, очень обрадовалась им и, особенно, встрече с внуком, которого уже не видела два года, то есть, чуть ли не половину его прошедшей жизни - Никитке весной исполнилось пять лет. Они пробыли в селе, где Никитка успел полакомиться свежей клубничкой, четыре дня, после чего уже из Полтавы выехали на море. Такая поездка была немного сложнее, нежели совершать её из Таращи, а потом ехать из Киева на море. Морозевичи решили поехать отдыхать в ту же Евпаторию, в которой им в прошлом году очень понравилось. Правда, в этом году там уже не было брата Андрея, которого после учебки отправили служить в другую часть. А так отдых в Евпатории был не менее приятным, нежели в прошлом году. Отдыхали они на том же пляже, к которому приходилось ездить морским катером.
   На пляже Никитка чувствовал себя уже старожилом, он узнавал места, в которых ему довелось побывать прошлым летом. Он уже немного умел плавать без круга, правда, на море это было сложнее из-за постоянных, пусть и небольших, волн - на озере или в тихой речке он бы уже плавал более-менее нормально. Но море создавало небольшие проблемы. Но из моря его, на кругу или без него, вытащить бывало очень сложно. На пляже он играл с детьми такого же возраста, как сам. Он, как и другие малыши, лепил из песка куличики, строил какие-нибудь домики, а также играл найденными камушками. Они играли с отцом, собирали нередко попадающиеся в массе песка разноцветные камушки и необычной формы. С этими камушками Никитка не хотел расставаться, а потому целый кулёк их пришлось тащить из Евпатории в Таращу. Однажды сын попросил Андрея:
   -- Папа, а давай найдём куриного бога.
   -- Куриного бога? -- удивился тот. -- А что это такое?
   -- Такой камушек с дырочкой. У Алёшки (из садика) такой камушек есть, и он очень им хвастается. Я тоже хочу такой.
   -- Понятно, хорошо - будем искать твоего "куриного бога".
   Куриный Бог или "куриное счастье" - это небольшой камушек с отверстием, проточенным водой вследствие какого-нибудь его изъяна: пузырька с воздухом внутри или с трещинкой в стенке. Этот камушек, бывает ещё, называли "Богглаз" и по поверьям он приносит удачу и здоровье нашедшему. По этому же поверью, которое сохраняется и до наших дней, куриный Бог не может быть подарен, так как приносит удачу только тому, кто сам его найдет. И его нельзя изготовить, проделав дырочку - отверстие должно быть природным. Такие камушки, как и прочая галька, были гладенькими и в целом достаточно прочными, но с таким вот симпатичным дефектом, сквозь который можно было продеть шнурочек, чтобы носить его на шее. Существует также поверие, что если через отверстие в камушке посмотреть на восходящее солнце и загадать желание, оно непременно сбудется. А человек, который нашел "Куриного Бога", будет по жизни счастливчиком! Нужно только повесить этот камушек на верёвочку и носить на шее словно амулет.
   Это оберег, созданный самой природой, встречается редко, а кто его найдёт, тот будет счастлив. Ранее бывало даже так, что, если какой-нибудь человек заболевал, то его приводили к этому камешку, чтобы тот помог излечиться. И женщина, которая не могла долго родить, тоже находила помощь и пособничество у куриного бога.
   Но почему именно "куриный" Бог? Дело в том, что у русских куриный Бог являлся ритуальным предметом, оберега домашней птицы. Строго говоря, наши предки куриным (или курячьим) Богом называли не только такой камушек, а и многие предметы, совершенно на него непохожие. Ранее роль куриного Бога могли выполнять, кроме подобных камешков, ещё и обыкновенный горшок, кринка или глиняный рукомойник без дна, или же горлышко от разбитого кувшина, и даже изношенный лапоть. Такие предметы обычно вешали в курятнике около насеста или над ним, под стрехами хлевов. Делали это, чтобы куры хорошо неслись и были целы, чтобы всякая нечистая сила обошла дом стороной - чтобы домовой и кикимора не пугали, не давили и не воровали их.
   Однако поиски такого камушка у Андрея с сыном очень затянулись, найти этого куриного бога шансов было меньше, чем один из тысячи, поскольку пляж был больше песочным, нежели галечным. Но, тем не менее, отец с сыном нашли и осмотрели за время их пребывания в Евпатории не одну сотню камушков. И, всё же, в самом конце отпуска им повезло - они нашли один такой камушек, чему очень обрадовался Никитка. Этот камушек был с ним и в Тараще, и затем уже в Полтаве и сохранился он до тех пор, пока у самого Никитки не появились свои дети.
   В Евпатории Андрею запомнился ещё один любопытный момент. На пляже они все лакомились различными фруктами и, конечно же, мороженым и прохладным лимонадом. Но однажды, ища "куриного бога" вдали от места их отдыха, Андрей наткнулся на мангал с жарящимися шашлыками. Они с Лерой очень любили шашлыки, и Андрей решил купить всем это блюдо. Он вернулся с сыном к маме, оставил его с ней, а сам, прихватив деньги, отправился за шашлыками. Ему пришлось постоять за ними в очереди, но шашлыки, как сообщил продавец, были из свежего бараньего мяса. Это только раззадорило Андрея - он ел свиные и говяжьи шашлыки, но никогда не пробовал шашлыки из баранины, а ведь это, как поговаривали, и есть самые настоящие шашлыки. Шашлыки жарились на шампурах, но затем продавец стягивал кусочки мяса покупателям на одноразовые картонные тарелочки. Андрей взял две порции (они были довольно большими) шашлыков и направился к Лере с Никиткой. Идти к ним было минут десять, но пока он пришёл, жир, стекающий с мяса, застыл (и это при такой-то жаре), и мясо, хотя и тёплое и хорошо прожаренное, оказалось невкусным - его натуральный вкус перебивал привкус этого противного жира. Никитка вообще попробовал один кусочек и отказался, а Андрею с Лерой пришлось эти шашлыки доедать, но только после того, как они вытерли каждый кусочек мяса бумажными салфетками. Вот такое было первое знакомство Морозевичей с жирным бараньим мясом.

* * *

   Они пробыли на море вновь 18 дней (с 24 июня по 11 июля) и возвратились в Таращу днём 13-го июля. Уже на следующий день в пятницу они выехали в Киев и далее вечером на Брест. На этот раз они не покупали в Киеве магнитофоны или что-то другое из бытовой техники. Они совершили ещё в самой Тараще одну дорогостоящую и довольно рискованную покупку, о которой речь пойдёт несколько ниже. В Бресте они взяли билет на вюнсдорфский поезд и благополучно прошли таможенный и паспортный контроль. Уже получив отметку о прохождении таможенного контроля, Андрей вдруг увидел у дальней стойки знакомого таможенники. Они с Лерой подошли туда поближе, поставили под стенку свои вещи и Андрей, дождавшись, пока таможенник закончит проверять очередного пассажира, подошёл к нему, поздоровался и спросил:
   -- Товарищ капитан, вы меня не узнаёте?
   Тот повнимательнее пригляделся к Морозевичу и радостно улыбнулся:
   -- Сейчас вот вспомнил - два года назад у вас тут было небольшое приключение с билетами на поезд, и вы с группой провели полдня в пограничном зале. Верно?
   -- Всё верно, Виктор Андреевич.
   -- О, вы запомнили и моё имя! -- удивился капитан. -- А я вот вашего что-то не припоминаю.
   -- Так мы и не знакомились. А запомнил я ваше имя и отчество по разговору с вашим начальником. Он к вам так несколько раз обратился. Меня зовут Андрей Николаевич, а это моя жена - Валерия Андреевна.
   -- Очень приятно познакомится. Значит, мы с вами оба Андреевичи, -- обратился он к Лере. -- Так, вы контроль ещё не проходили?
   -- Уже прошли, я вас сначала не заметил.
   -- Время до вашего поезда у вас ещё есть?
   -- Есть.
   -- Тогда немного подождите, я отпущу ещё одного пассажира, а то он уже нервничает, и подойду к вам.
   Минут через пять капитан, действительно, вышел к ним и они побеседовали о жизни Морозевичей в ГДР и о работе самого Виктора Андреевича. Услышав о перипетиях пребывания Андрея в Цербсте, капитан улыбнулся:
   -- Я смотрю, вам везёт на разные приключения.
   Они поговорили ещё немного и Морозевичи поспешили на поезд. Но до конца дня Андрея не покидало радостное настроение - было такое ощущение, что он как будто бы встретил в Бресте своего лучшего друга. А далее они следовали по маршруту Брест-Вюнсдорф-Стендаль-Борстель. Прибыли они в гарнизон после обеда в понедельник, а уже на следующий день им предстояло быть на работе.
  
  

ГЛАВА 20

Хорошие новости

  
   Встретил Борстель Морозевичей чудесной погодой и, если бы не нужно было идти на работу, то можно было подумать, что отпуск продолжается. При такой погоде они решили активно провести ближайшие выходные. На работе у Андрея никаких новостей, а тем более проблем, не было, а у Валерии - и подавно. Вот только нужно было вновь привыкать вставать рано утром и спешить на работу. Но за эти четыре дня до выходных они постепенно втянулись в работу, и дни вновь стали похожи один на другой. Андрею после отпуска очень не хотелось начинать проводить занятия с кочегарами, тем более всего с двумя. И он перенёс это мероприятие на средину августа - за пару недель он, не спеша, доведёт до сведения молодёжи основные теоретические аспекты работы и правила по технике безопасности, а в начале сентября примет зачёт у них. О переаттестации остальных кочегаров Коридзе пока что вопрос не подымал, хотя это и не сложно сделать. Но, видимо, на него повлиял пример с молодым лейтенантом, который ему привёл начальник теплохозяйства. Ну, в самом деле, не проводить же такие переаттестации каждый год в промежутках между отопительными сезонами. Была для Андрея и приятная новость, о которой ему сообщили, поблагодарив его за содействие, Жуков и Шмелёв - командир батальона подписал им заявление на продление срока работы. И Андрей подумал о том, что капитан Коридзе умеет найти общий язык с подполковником Андреевым, а это было очень даже неплохо.
   А вот в выходные дни, точнее в субботу активным отдыхом для Морозевичей явилась поездка на велосипедах за шампиньонами. Для Андрея это была уже третья поездка - он каждое лето совершал по одной такой поездке - а для Леры она стала вторым таким путешествием. Андрей по привычке поехал на дальнее поле, но там шампиньонов не оказалось, а далее уже следовал лесок. Пришлось возвращать ближе к гарнизону, пока они не попали на территорию с грибами. Но их и искать пришлось подольше, в этом году их было не так много, как в предыдущие года. Или же просто многие жители городка стали выезжать в эти места по сбору грибов, хотя ранее такого увлечения сбором именно шампиньонов не наблюдалось. Вот осенью "поохотится" за белыми и моронами желающих было очень много. Андрей даже подумал, что нужно съездить и в лес - в августе должно быть много белых грибов. Правда, до начала августа оставался ещё десяток дней, так что за белыми грибами они ещё успеют съездить. Однако такую поездку им совершить уже было не суждено. А в этот день они, хоть и устали и времени потратили побольше, всё же, насобирали достаточное количество шампиньонов и вечером довольные занялись их переработкой и приготовлением. В воскресенье они уже подобным активным отдыхом не занимались, а просто прогулялись пешком по гарнизону и по окрестностям Борстеля. На обратном пути они даже зашли в гасштетт к Грише, где Андрей выпил бокал прохладного пива. Лера была в гасштетте первый раз и ей было интересно посмотреть на обстановку в нём. Вот ей только уж очень не понравился туман от дыма сигарет, поэтому Морозевичи там долго не задержались. В том же Борстеле Андрей с удивлением вспомнил, что за три прошедших уже лета он всего пару раз, ещё в первый год, побывал в открытом плавательном бассейне городка, а Лера так вообще не знала о его существовании. Возможно, в следующие выходные они съездят туда.
   Затем началась новая трудовая неделя. Всё шло по плану и довольно спокойно. Многие из кочегаров и слесарей теплохозяйства уже успели летом побывать в отпусках. Андрею ещё до своего отпуска удалось убедить Коридзе в том, что этим летом работы немного и лучше будет, если основная масса работников теплохозяйства отгуляют свои отпуска ещё до наступления отопительного сезона - никому не ведомо, каким он может оказаться.
   Посреди этой недели Андрея ожидало (случайно узнал новость) довольно грустное сообщение. Хотя оно его непосредственно и не касалось, но было для него не особенно радостным. Оказалось, что примерно за неделю до возвращения Морозевичей из отпуска уехал по замене в Союз прапорщик Коробчинский. Морозевичи виделись с Леонидом и Маргаритой где-то во второй половине апреля. Да, тогда Леонид сожалел о том, что менее чем через три месяца его семья покинет территорию ГДР. Тогда эти три месяца казались немалым сроком. Но время пролетело удивительно быстро, и этому способствовали такие обстоятельства, как праздничный месяц май, подготовка к отпуску, а затем и сам отпуск Андрея с Лерой. Последний рабочий день перед этим событием у них припал на начало второй декады первого летнего месяца - уезжали они в отпуск во вторник, 13 июня (с расчётом вернуться в гарнизон в воскресенье, 16 июля). За эти полтора месяца земляки не виделись, занятые каждый своим делом. Сам же отпуск с дорогой занял у Морозевичей 34 календарных дня. И вот Коробчинских в гарнизоне уже нет. И неизвестно даже, в каком месте сейчас служит Леонид.
   В общем, первая половина 1978-го года запомнилась Морозевичам тем, что гарнизон покидали и покидали (ранее более чем за 1,5 года таких памятных для них событий не происходило - отправка в Союз Сушкова не в счёт) знакомые им, хорошие люди: Пивовар, Лукшин, Александровы, а теперь ещё и Коробчинские. И как здесь не загрустить. Жаль, конечно, что не удалось перед отъездом попрощаться с Леонидом и его семьёй, но что теперь уж поделаешь. Такова суровая правда жизни, но эта жизнь сейчас продолжается, и работа постепенно заглушит эту грусть. Да и мало ли какие события могут быть впереди, и, в частности, ожидать самих Морозевичей. И события не заставили себя ждать.

* * *

   В среду Лера вернулась с работы и сообщила Андрею, на первый взгляд, не относящееся к жизни городка известие - на работе говорили о том, что сегодня в гарнизон приехали поляки. Но это было для Морозевичей очень важное сообщение. Дело в том, что официально в военный городок никакие посторонние люди не попадали, а поляки были таковыми. Но они и проникали то на территорию гарнизона неофициально. И проникали они совсем не с целью шпионажа или организации каких-нибудь террористических актов. Они проникали совсем с другой целью, более мирной, но не совсем законной. Многие поляки ездили по ГДР с коммерческими намерениями, которые обычно трактовались как спекулятивные. Стефан, бригадир немецких слесарей, которые восстанавливали котельную под общежитием, как и многие другие немцы, знал об этом пристрастии некоторых поляков. Поэтому он и называл их пренебрежительно спекулянтами. А они такими, действительно, и являлись. Они меняли русские и немецкие деньги, польские же злотые ни у кого интереса не вызывали. Конечно, они меняли деньги не по официальному курсу, а по более низкому, зная о том, что провезенные "лишние" советские рубли официально без справки немцы не поменяют. И советские граждане охотно шли на такой обмен, потому что это было всё равно им выгодно - на обмененные марки можно было купить в ГДР гораздо больше качественного товара, нежели за рубли в Советском Союзе.
   Поляки же ездили не только в ГДР, но и в пограничные города Союза, где уже с выгодой для себя на русские деньги покупали нужный им дефицит. Но больше всего поляков интересовали золотые изделия. Не немецкого производства, которые не пользовались спросом из-за низкого содержания драгметаллов, а как раз советские. Золото было именно той наиболее совершенной валютой, которая ценилась во все времена и не знала никаких границ. Провезти золотые изделия через немецкую границу было значительно легче (практически таможенных досмотров не было), нежели через советскую. И давали поляки за советское золото очень хорошие деньги. Они знали, что не прогадают, а всё равно останутся в выгоде, потому что по сравнению с теми же качественными изделиями других стран советское золото было дешевле. И "русские" в ГДР охотно продавали имеющееся у них золото, конечно, то, которое не было задекларировано. А провозили его, оказывается, несмотря на таможенный контроль, немало. Люди рисковали, провозя его, но в итоге чаще всего риск оправдывал себя. Если обнаруженная таможенниками золотая вещь была собственностью пассажира и не являлась государственной ценностью, то она после составления соответствующего протокола просто конфисковалась. В государскую казну поступали лишние средства за счёт опрометчивого пассажира - это была мелкая контрабанда, за которую в тюрьму не сажали. Но хозяин этой контрабанды, конечно, терял свои деньги, а золотые изделия были, всё же, дорогим удовольствием.
   Андрей и раньше слышал о подобном промысле, но как-то не придавал ему значения. А вот женщины городка постоянно делились новостями о том, что кому удалось провезти и какую сумму они получили за золото у поляков. Слышала, конечно, такие разговоры и Лера. При этом в городке никто не говорил о том, что у кого-то из них на таможне отобрали не задекларированное золотое украшение - или они об этом умалчивали, или же, действительно, такие вещи удавалось провезти. И Морозевичи в этом году решили рискнуть, они не стали покупать вновь в Киеве магнитофон, а купили в Тараще широкий мужской золотой перстень без камня, но с красивым орнаментом. Провезти его удалось и в самом деле без проблем, проверяли их на таможне довольно поверхностно. Вообще, Андрей пересекал границу ГДР (туда и назад) в целом 10 раз, но так как его проверяли в Бориспольском аэропорту, его, уже и с женой, нигде так тщательно не проверяли. Но таможня таможней, а перстень сейчас нужно было выгодно продать. И этим Андрей решил заняться сам.
   Поляки меняли деньги и покупали золото на территории гарнизона в небольшой роще с густым кустарником справа от КПП (если идти к нему из посёлка) примерно на границе с гаштеттом "У Гриши". Там продолжалась ограда из металлической сетки, в которой тоже были прорехи. Об этом импровизированном рынке знали почти все в городке. Что о нём знало руководство, оставалось только гадать. Андрей пошёл на встречу с поляками на следующий день. Он знал, что поляки в одном месте торгуют на протяжении 2-3-х дней. Поляки в рощице, действительно, были, также как было немало и жителей городка. Торговались неспешно, но вполголоса. Перстень привлёк внимание поляков. Андрей видел, как у них заблестели глаза. Но цену они сначала назначили за перстень заниженную, не такую уж плохую, но, всё же, ниже той, на которую Андрей рассчитывал. Андрей ещё раньше слышал разговоры о том, что с поляками за золото нужно торговаться, как говориться, до последнего - они будут сбивать цену, даже для видимости отказываться покупать, но, в конце концов, всё равно купят украшение за цену установленную его владельцем. Если она, конечно, не чрезвычайно завышена. Это не обмен рублей на марки, где поляки вообще не торговались - они назначали цену и всё, если хочешь, то меняй, а не хочешь менять по такой цене, то это твоё личное дело. С золотом всё было по-другому. Здесь условия диктовал хозяин золота, а поляки стремились его купить, пусть и дороже, чем им хотелось, но купить - барыш всё равно будет. Так всё и произошло с перстнем Андрея - он продал его полякам и довольно выгодно для себя. Когда Андрей назвал сумму, которую он получил от поляков, то Лера ему сначала не поверила.

* * *

   В субботу они не поехали ни в какой бассейн, рассудив, что лето уже заканчивается, а поехали в Стендаль. Лера совершила ряд новых покупок, они почти весь день гуляли по городу, сидели в кафе, фотографировались, даже ели невкусное мороженое и вернулись в городок только под вечер. Они не планировали так долго быть в Стендале, но как-то так получилось, что они, не сговариваясь, решили побыть в нём подольше. Немногим позже Андрей даже подумал о том, что это было какое-то чисто интуитивное решение, они так долго задержались в этом приятном для них городке как будто бы по велению свыше - больше они в этом городе так долго никогда не гуляли, да и не гуляли вообще. Это стало понятно менее чем через неделю, когда в четверг Клюев шепнул Андрею, что на Морозевичей пришёл вызов из Белитц-Хальштеттена. Андрей не поверил своим ушам, но старший лейтенант убедил его в этом. Вызов, действительно, был и был он на Валерию и на него самого. Андрей не помнил, как он добрался до "Бухенвальда". Когда он вошёл в комнату, разулся и обессилено свалился на стул, Валерия перепугалась:
   -- Что случилось? Почему ты такой странный.
   -- И какой же это я странный?
   -- Ну, я не могу понять - ты вроде бы не очень расстроенный, но не очень-то и радостный. Так что произошло?
   -- Когда я тебе расскажу, что произошло, то и ты станешь такой же, как я.
   -- Андрей, ты долго меня будешь мучить? А ну, давай рассказывай.
   Когда Лера называла мужа полным именем, то это означало, что она начинает всерьёз сердиться. Поэтому Андрей решил не рисковать и выложил то, что ему сказал Клюев.
   -- Не может быть!? -- изумилась Валерия.
   -- А я тебе что говорил. Так чего в тебе сейчас больше - радости или недоверия. Я почти так же отреагировал на сообщение старшего лейтенанта.
   -- Неужели, правда? О, Боже, Андрюша, мы таки дождались этого, -- и Лера бросилась на шею мужу.
   Андрей намного переждал эти ласки, а затем осторожно сказал:
   -- Давай-ка сядь на стул или кровать и поговорим спокойно. Не всё так просто.
   -- Это почему? Есть же вызов.
   -- Вот именно - есть вызов, но мы не знаем какой будет на него ответ нашего командования.
   -- А что они могут нас не отпустить? -- уже перепугалась Лера.
   -- Я не видел самой бумаги, а потому не знаю, в какой форме она составлена. Одно дело если это приказ, а совсем другое дело - если это просьба. Разницу улавливаешь?
   -- Улавливаю, -- грустно протянула Валерия.
   -- Хорошо, что улавливаешь. Против твоего перевода командир будет вряд ли возражать, ты ведь работаешь не по специальности. Но я-то работаю по специальности. С какой стати ему меня отпускать и ждать кого-то нового. С Андреевым лично я сталкивался только один раз, но его характер я понял и запомнил хорошо.
   -- Но не могут же они меня отпустить, а тебя нет. Мы же семья.
   -- Правильно. Но кто первоначально подписывал контракт на работу в ГСВГ - ты или я? Вот и делай выводы.
   -- Господи! Какие уж тут могут быть выводы.
   -- Ну, так какая ты сейчас - расстроенная или радостная? -- решил разрядить обстановку шуткой Андрей. Но шутка получилась неудачная.
   -- Ты ещё издеваешься надо мной! -- вспылила Валерия.
   -- Ладно, Лера, прости меня. Я неудачно пошутил, ты не переживай.
   -- Да как же мне не переживать? Вроде бы всё начало налаживаться, а теперь ты меня так "обрадовал". Неужели нас не отпустят?
   -- Я и сам этого пока что не знаю. Нужно подождать всего-то до завтра. Я думаю, что завтра всё прояснится.
   -- Оно-то прояснится, -- уныло протянула Валерия. -- Только вот как?
   -- Знаешь, что? Я отступлю от своего правила, что лучше рассчитывать на плохое, а хорошее будет подарком. Давай верить в то, что всё для нас будет хорошо, только хорошо. И если мы в это будем искренне верить, то так оно и получится. Согласна?
   -- Согласна, -- уверенно ответила Лера и к этой теме они вечером уже не возвращались.
   Последний рабочий день недели прошёл абсолютно спокойно - никаких разговоров о переезде никто не поднимал, и самого Андрея или Леру никуда не вызывали. Без проблем прошла и планёрка. Но, когда все начали расходиться, Коридзе произнёс:
   -- Товарищ Морозевич, задержитесь, пожалуйста.
   -- Вот оно! -- подумал Андрей, и они остались наедине.
   -- Присаживайтесь, пожалуйста. Разговор может стать не таким уж коротким.
   Андрей присел на стул, но Коридзе пока что молчал, видимо не зная, как правильно начать этот самый разговор. Наконец, он спросил:
   -- Андрей Николаевич, что вас не устраивает в нашем гарнизоне?
   -- Меня лично всё устраивает, товарищ капитан. Я говорю честно.
   -- Верю, а вашу жену, что не устраивает?
   -- Товарищ капитан, вы же сами знаете - она работает не по специальности.
   -- Но ведь она согласилась на эту работу. Зачем же она сюда ехала?
   -- Ехала с надеждой на лучшее, думала, что будет иметь хоть какую-то возможность лечить детей, а не солдат. Пусть даже не совсем официально, но ей это категорически запретили.
   -- И она решила жаловаться?
   -- Вы мне можете не поверить, но ни моя жена, ни я никому никогда не жаловались. Даже в устной форме, а не то, что в письменной.
   -- А откуда же тогда эти запросы и вызова? -- растерялся Коридзе.
   -- Могу сказать только одно -- это не по нашей инициативе.
   -- А если не по вашей инициативе, то, может быть, вы и не будете никуда уезжать? -- обрадовался капитан.
   -- Если есть официальный вызов и нам разрешат переехать, то мы переедем.
   -- Но почему? Вам здесь нравится, а жена должна следовать за мужем.
   -- Она и следует, но это может привести к её профессиональной деградации. А этого, я, если есть хоть малейшая возможность, допустить не могу. Я люблю свою жену, она большая умница. Если так будет продолжаться, то в Союзе ей придётся всё начинать сначала. Зачем ей терять свою квалификацию.
   -- У нас жёны во всём слушают своих мужей, -- протянул Коридзе.
   -- Мне это известно. Но если, к примеру, у кого-то из ваших мужчин жена прекрасная повариха или вышивает замечательные ковры, то вряд ли её мужу понравится, если его жене предложат работу посудомойки. Разве не так?
   Коридзе укоризненно покачал головой:
   -- Ох, и тяжело же с вами разговаривать. И откуда только вы берёте все эти ваши примеры? Мне нравится с вами работать, как ни с кем другим. Так почему я должен буду привыкать к работе с очередным балбесом или с таким упрямцем как ваш Горшков?
   -- Горшков хороший специалист, а то, что он ...
   -- Да ладно, не о Горшкове сейчас речь, -- перебил его капитан. -- Значит, всё же, уедете? -- грустно спросил он.
   -- Сами мы уехать не можем, на то должно быть разрешение командира. А он его может и не дать.
   -- Как бы не так! -- огорчённо воскликнул Коридзе. -- Кто его спрашивать то будет? Ведь ваш вызов согласован со штабом группы. Вы это понимаете, не может он его не подписать. Он не может тягаться с такими высокопоставленными лицами, кроме того, есть субординация - он офицер и должен выполнять приказы вышестоящих лиц, а не игнорировать эти приказы. -- Он немного помолчал, а затем уже тихо протянул, -- командир может его не подписать только в одном единственном случае.
   -- И что это за случай? -- заволновался Андрей.
   -- Он его не подпишет только в том случае, если будет иметь на руках ваш отказ о переезде, в письменный форме, естественно. А, как я понимаю, такого отказа от вас не последует?
   -- Не последует, товарищ капитан, -- облегчённо выдохнул Морозевич.
   -- Жаль, но что поделаешь. Ну что ж, командир в понедельник подпишет приказ о вашем переводе. Так что собирайтесь.
   -- А как нам туда добираться? Мы ведь даже не представляем себе, где это.
   -- Не волнуйтесь - доберётесь. Нам предписано доставить вас на новое место работы. Так что машина вам будет выделена.
   -- Спасибо, товарищ Коридзе.
   -- Илико Вахтангович.
   -- Что? -- не понял Андрей.
   -- Меня зовут Илико Вахтангович. Хоть при расставании нормально познакомимся. Вот такие дела, Андрей Николаевич. Я не в обиде на вас. Вы поступаете так, как подсказывает вам ваша совесть. Но вместе работать было бы лучше. Удачи вам на новом месте.
   Андрей искренне поблагодарил Коридзе и буквально помчался домой. Когда он всё рассказал Валерии, то та от радости, как говориться, пела и плясала.
   В субботу Морозевичи начали потихоньку складывать свои вещи в чемоданы. Но, всё же, эта работа не занимала очень уж много времени, они просто не знали чем себя занять. По обоюдному согласию они решили даже не выходить в городок на прогулку - новости в гарнизоне распространялись мгновенно, а говорить на волнующую всех тему им не хотелось. Вот если в понедельник Андреев, действительно, подпишет приказ, тогда другое дело. А сейчас ещё нет повода о чём-то с уверенностью рассказывать. Поэтому они остаток субботы и всё воскресенье просидели дома, что было не так уж и легко при такой то замечательной погоде. В понедельник же от вопросов некуда было спрятаться, а потому Андрей, как, наверное, и Лера устали всё объяснять, ссылаясь на то, что ещё ничего окончательно не решено. Но после обеда Виктор Карамушко, который был в хороших отношениях с Андреем, шепнул тому, что Клюев сообщил ему о подписании приказа на переезд семьи Морозевичей в Белитц-Хальштеттен. Теперь можно было облегчённо вздохнуть и заняться передачей дел Николаю Кравченко - больше пока что было некому. Андрей даже подумал, что нужно успеть переговорить с Коридзе по одному вопросу. И когда на планёрке тот спросил Андрея, кому он пока что передаёт дела, то Морозевич уверенно ответил:
   -- Я передаю пока дела Николаю Алексеевичу Кравченко, и был бы очень рад, если бы слово "пока" далее не произносилось.
   -- Вы что, это серьёзно, товарищ Морозевич? -- удивился Коридзе.
   -- Вполне серьёзно. Если у присутствующих есть возражения против этой кандидатуры, то пусть выскажутся. Он молодой, но он опытный, и решительный. А что такое совмещение молодости, опыта и решительности показал пример бригадира немецкой группы слесарей, которая восстанавливала котельную. Разве к Стефану были какие-то претензии?
   Все молчали, возразить то, и в самом деле, было нечего.
   -- Я такой вопрос решить сам не могу, -- сказал Коридзе.
   -- Я понимаю, Или... товарищ капитан. Но вы можете объяснить это командиру. Он поймёт вас. Если он даже и не согласится, то не спешите менять Кравченко на кого-то другого, который, возможно, и дня нигде не работал руководителем. У вас есть время ознакомиться с биографиями кандидатов на это место. Я думаю, что у вас имеются связи с Франкфуртом-на-Одере. Пусть вам в таком случае подберут хорошую кандидатуру. В ином случае на первых порах несладко придётся всем.
   -- А Морозевич то правильно говорит, -- неожиданно поддержал его Кирзонян.
   -- Ладно, это мы в дальнейшем решим, -- остановил прения капитан. -- Андрей Николаевич, завтра вы завершаете передачу дел, а в среду отъезжаете. А сейчас я хочу вас поблагодарить от имени всех за хорошую работу в нашем гарнизоне и пожелать вам и вашей жене только успехов на новом месте.
   Все начали прощаться с Андреем и тоже желать ему удачи в делах. Растроганный Андрей сегодня уже неторопливо шёл к дому.
   -- Ну что? -- был первый вопрос, когда он только переступил порог комнаты.
   -- Послезавтра мы отсюда уезжаем, -- грустно произнёс Андрей. -- Так что теперь можем собираться по полной программе.
   -- А ты как будто бы и не рад, -- удивилась Валерия.
   -- Я-то рад, конечно. Но просто немного не по себе - сколько я здесь сил во всё вложил. Я ведь здесь проработал уже целых 2 года и 2 месяца - это ведь достаточно большой срок.
   -- Я понимаю, Андрюша, -- обняла его жена. -- Но ты не грусти, я думаю, что там нам будет, по крайней мере, не хуже.
   -- Я тоже на это надеюсь, -- уже улыбнулся Андрей. -- Ладно, не будем сами себя расстраивать. Давай готовить ужин.
   Когда следующим утром Морозевич, сообщил своим бывшим подчинённым, что он передаёт дела Кравченко, то это было воспринято с пониманием. Но когда кто-то спросил, надолго ли и когда ожидать приезда нового начальника, то последовал ответ, в реальность которого мало кто поверил:
   -- Не знаю, возможно, и надолго. А, может быть, и навсегда - это будет зависеть от работы, точнее от руководства вашей работой, самого Николая.
   В общем, было ещё много разговоров, вопросов, пожеланий и всего прочего. Подчинённые тоже привыкли к Морозевичу и не очень-то хотели расставаться. Но это зависело не от них, да и теперь уже и не от Андрея - делу был дан ход. Конечно, в конце рабочего дня были устроены небольшие проводы Андрея, и домой он вернулся очень грустным.
   Во вторник Морозевичи также попрощались со всеми своими знакомыми в военном городке - в памяти свеж был отъезд в Союз семейства Коробчинских, с коим им попрощаться не удалось. Не забыла Лера заскочить на минутку и к Лидии Михайловне, с лёгкой руки которой Морозевичи уезжали сейчас из Борстеля. Та уже знала об этом событии (новости, и впрямь распространялись мгновенно), но, снова-таки, искренне порадовалась за Валерию, которой она была обязана здоровьем своей дочери.
   И вот наступила среда. Вещи Морозевичей были все упакованы. А вещей, к их удивлению, накопилось немало - ведь они практически ничего не отвозили в Союз (некуда было отвозить), а покупок они совершили немало. За всё это время они накупили многое чего. Кроме разных личных вещей им самим и сыну, Лера заблаговременно купила хорошие гобеленовые покрывала на кровати, и даже пуховики, очень хорошие - тёплые и удивительно лёгкие, которые можно было аккуратно сложить, перевязав их, в небольшой пакет. Всё это накапливалось в чемоданах, сумках, просто в шкафах - разная тара была Андреем предусмотрительно сохранена. Кроме чемоданов они забирали в разобранном виде кровать, электроплитку, конечно же, телевизор и оба велосипеда - на новом месте они тоже пригодятся. Машина, бортовой ГАЗ-66 был подан к Бухенвальду в 11:00. У Андрея при виде машины появилась пол дюжины добровольных помощников, и вещи за пять минут были погружены на машину. Андрей хотел усадить жену в кабину вместе с сопровождающим лейтенантом, но она не захотела. Да и кабина этой машины, как оказалось, была двухместной. Тогда они расположились в кузове на откидной скамейке, попрощались с провожающими, и машина тронулась. Когда машина проехала КПП, и уже они начали двигаться по немецкому посёлку, Андрей с дрожью в голосе произнёс:
   -- Прощай, Борстель! Мы будем тебя всегда помнить, помни и ты нас.
  
  

ГЛАВА 21

На новом месте

   Морозевичи направлялись к месту будущей работы, почти не обращая внимания на проезжаемые городки Германии, посёлки и не любуясь, красивыми в эту пора года, пейзажами. Они даже почти не разговаривали. Валерия сидела, прижавшись к мужу, склонив ему голову на грудь, а он одной рукой обнимал супругу, а другой придерживался за борт машины на поворотах дороги. Их обоих сейчас занимал только один вопрос - как-то им будет на новом месте. Даже Валерия сидела не столько радостная, сколько озабоченная, а что уж говорить за Андрея, который прокручивал в голове все основные моменты своей работы в Борстеле - от ночёвки в солдатской казарме и до сегодняшнего дня. Сейчас даже крупные неприятности в работе казались ему незначительными мелкими огрехами по сравнению с той неизвестностью, которая его ожидала. Он меньше волновался по дороге из Франкфурта-на-Одере или из Цербста в Борстель - тогда в этом волнение преобладало любопытство. А сейчас подобного любопытства не было - о каком уже любопытстве могла идти речь после двухгодичного пребывания в ГДР. Любопытство к новому месту проживания - да, немного было, но не более чем перед поездкой в тот же Гарделеген или Зальцведель. А вот любопытство к новому месту работы уже заглушала обыкновенная тревога - как всё сложится на этот раз? Ведь начинать приходилось с самого начала - вновь знакомства с хозяйством, людьми, с командованием, с местами получения материалов. Самое сложное - это, конечно же, люди, тем более что Андрей пока что не знал, на каких условиях его переводили в это новое место. Техника - это вторичное, хотя котельные или системы отопления могли быть для него малознакомыми. В общем, думать было о чём. Лере в этом плане было немного легче - хотя ей тоже предстояли новые знакомства, но её там ожидали, ни для кого это не явится неожиданностью. Кроме того, работать ей предстояло, возможно, и в немалом коллективе, но, всё же, в одном конкретном отделении и, скорее всего, именно с детьми - это должна была стать именно та работа, о которой она так мечтала в Борстеле.
   Андрей с Лерой даже не заметили как они прибыли к месту назначения. Нет, поездка была не такой уж короткой, просто они не ориентировались в местности и совершенно не представляли себе, каким должен быть Белитц-Хальштеттен. Поэтому, когда машина остановилась в вблизи каких-то зданий среди сосновых деревьев, они поначалу не обратили на это внимания - мало ли где водителю или старшему машины надумается остановиться. Однако вылезший из кабины лейтенант сообщил им, что они уже на месте.
   -- Что нам следует дальше делать, к кому обращаться? -- спросил лейтенанта Андрей. -- Мы ведь здесь никого не знаем.
   -- Я тоже здесь никого не знаю, -- ответил тот. -- Поэтому пусть ваша жена отдохнёт, погуляет около машины, а мы с вами пройдём в штаб. Где он, мне рассказали, он рядом. Нам нужно обратиться к начальнику госпиталя.
   И лейтенант вместе с Андреем направился к штабу, который, действительно, находился рядом. Это было симпатичное двухэтажное здание с двухстворчатыми высокими арочными окнами и невысокими, но уже трёхстворчатыми окнами мансарды. Узорчатые стены мансарды внизу украшали какие-то лепные шаровидные наплывы, а сама она была покрыта мелкой красной черепицей. Знание окружали ели и какой-то высокий кустарник. Приехавшие прошли к кабинету начальника госпиталя, где им пришлось немного подождать. После приглашения они вошли в довольно просторный кабинет, где им навстречу поднялся пожилой уже офицер. Лейтенант моментально вытянулся в струнку, вскинул руку к головному убору и чётко отрапортовал.
   -- Товарищ полковник! Семья служащих Морозевичей доставлена по месту назначения. Сопровождающий - лейтенант Кудинов.
   -- Вольно, товарищ лейтенант. Можете подождать в приёмной.
   Лейтенант вышел, а полковник пригласил Андрея присесть.
   -- Меня зовут Николай Фёдорович Благомиров. Вас, насколько мне известно, величают Андрей Николаевич.
   -- Так точно, товарищ полковник.
   -- Можете обращаться ко мне в неофициальной обстановке по имени и отчеству. Госпиталь хотя и военное заведение, но, всё же, не строевая часть.
   -- Спасибо. Но для меня сейчас самая что ни на есть официальная обстановка.
   -- Понимаю вас, -- улыбнулся Николай Фёдорович. -- Вы ведь только что приехали и ещё не расположились как следует, так?
   -- Пока что нет.
   -- Хорошо, -- он нажал какую-то кнопку и вошёл адъютант.
   -- Разыщите и пригласите ко мне майора Стабровского.
   Когда адъютант выскочил, полковник вновь обратился к Морозевичу:
   -- Сейчас подойдёт мой заместитель по административно-хозяйственной части, вы проедете с ним к месту вашего проживания. Вы разгрузитесь, отдохнёте немного с дороги, а в... -- он глянул на часы, -- в 16:00 прошу вас подойти ко мне вновь. Теперь уже вместе с супругой. Вам нужна помощь для разгрузки и переноса вещей?
   -- Спасибо, не нужна, Николай Фёдорович. У нас их не так уж много, управимся сами.
   -- Хорошо, тогда, пока не пришёл майор, расскажите мне, пожалуйста, в двух словах о себе. Только о себе. Вашу жену я хочу увидеть и услышать лично.
   Андрей начал рассказывать о себе, о своём образовании, о месте бывшего проживания и работе. Но рассказать ему удалось не так уж много - в кабинет зашёл майор.
   -- Вызывали, товарищ полковник?
   -- Да, вызывал. Знакомьтесь, Алексей Иванович. Новый начальник теплохозяйства, ваш непосредственный подчинённый Морозевич Андрей Николаевич. Комната для его семьи приготовлена?
   -- Так точно.
   -- Тогда сопроводите его с женой к ней, помогите там, если потребуется, отметьте документы сопровождающему и отпустите машину обратно в свою часть.
   -- Слушаюсь, Николай Федорович.
   Стабровский вместе с Андреем вышли из кабинета и направились к машине. В кабину сел уже майор, а лейтенант перебрался в кузов. Но ехать им пришлось совсем немного. Машина подъехала к одному из стоявших в ряд двухэтажных домиков. Дом, в котором предстояло жить Морозевичам, мало отличался от других - это были небольшие дома с одним входом, предназначенные, вероятно, для проживания 6 или 7 семей. Четыре квартиры была расположены на первом этаже (попарно - слева и справа от входа), а ещё 2 или 3 (на первый взгляд) - на втором, в высокой и широкой (с очень крутым склоном крыши) капитальной мансарде. Дома были кирпичные, но отштукатуренные и покрытые жёлтой краской, цоколь этажа был окрашен коричневой краской. Окна первого этажа были высокими и достаточно широкими, второго - поуже, но тоже высокие. Имелись даже небольшие балкончики по сторонам и широкая балконная площадка над пристройкой-входом. Домики очень приятно вписывались в зелень лиственных деревьев с несколькими фруктовыми. Жить Морозевичам предстояло на втором этаже. Попав в квартиру, они были приятно очень удивлены. Эта квартира была рассчитана на две семьи, точнее на одну семью и на одиночку. Естественно, как это обычно полагается квартирам, имелись кухня, ванная и туалет. Только эти места общего пользования им приходилось разделять ещё с одной незамужней женщиной, которая жила в меньшей комнате. Но это всё равно было шикарно. К тому же большая комната, в которой Морозевичам суждено было провести оставшийся срок в ГСВГ, была полностью меблирована, а на кухне даже стоял небольшой холодильник. Таких условий Андрей с Лерой, конечно же, не предполагали.
   Разгрузились и затащили вещи на второй этаж Морозевичи довольно быстро - им в этом помогли водитель и лейтенант, один из чемоданов занёс наверх даже и майор. Лера не стала пока что раскладывать вещи - до назначенного Благомировым срока приёма оставалась не так уж много времени, они только запарятся с этими вещами, пропотеют. Поэтому они умылись, переоделись и привели себя в порядок. Затем сидя на госпитальных койках, которые ещё предстояло разбирать и выносить, они начали делиться первыми впечатлениями о новом месте. Лере, как и предполагала Лидия Михайловна, понравилась территория госпиталя со смешанным лесом. Она начала спрашивать, какое впечатление на него произвёл начальник госпиталя.
   -- Ничего тебе пока-что говорить не буду, -- улыбнулся Андрей. -- Ты сама встретишься с ним, и тогда обменяемся мнениями.
   -- А что это ты так странно улыбнулся?
   -- Да, ничего, просто так. Я и не заметил этого.
   -- А я заметила. Что-то не так?
   -- Абсолютно всё в порядке. Я улыбаюсь окружающей нас обстановке. Начало очень даже ничего.
   -- Вот видишь, а ты волновался.
   -- Я волновался не тому, как нас встретит начальство, которое само нас вызвало, а как меня встретят на работе. А это ещё впереди.
   -- И там будет всё нормально.
   -- Ладно, посмотрим. Давай-ка лучше выбираться на свежий воздух, там сейчас лучше. И потихоньку будем направляться к штабу.
   -- Как я выгляжу? -- заволновалась Валерия и пошла смотреться в зеркало.
   -- Выглядишь ты очень хорошо, я бы даже сказал - эффектно. Если бы мы шли к немцам, то, увидев тебя, они бы попадали.
   -- Так, мы идём не к немцам, так что прекрати свои шуточки. Нам сейчас обоим нужно хорошо выглядеть. Встречают то по одёжке. И быть серьёзными.
   Когда, после короткого ожидания в приёмной начальника госпиталя, Морозевичей пригласили к нему в кабинет, там, кроме Благомирова, находился майор Стабровский и довольно строгого вида незнакомый пока что Андрею подполковник.
   -- Некоторые из нас уже знакомы друг с другом, но не все. Поэтому я представлю всех. Наши новые служащие - начальник теплохозяйства Морозевич Андрей Николаевич и его очаровательная супруга врач Валерия Андреевна. Меня зовут Николай Фёдорович, справа от меня начальник медицинской части госпиталя подполковник Колназиус Валдас Юргенович, с которым придётся работать Валерии Андреевне. И, наконец, мой заместитель по административно-хозяйственной части майор Стабровский Алексей Иванович, с которым придётся работать Андрею Николаевичу.
   Знакомство происходило посредством обыкновенного наклона головы представляемого, но обстановка была довольно непринуждённая. Сделав небольшую паузу, начальник госпиталя продолжил:
   -- Андрей Николаевич немного успел рассказать мне о себе, а вот Валерии Андреевне я, с вашего разрешения, хотел бы задать пару вопросов перед тем, как вы продолжите более детальное знакомство. Валерия Андреевна, какая у вас специальность по диплому?
   -- Врач-педиатр, -- ответила Валерия и, предвидя последующие вопросы, добавила. -- Окончила киевский медицинский институт семь лет назад. Такой же имею и трудовой стаж.
   -- Хорошо. Ответ краткий, но довольно полный. А какая у вас специализация?
   -- Педиатр-невролог. Прошла в 1974-м году полный курс переподготовки при Киевском институте усовершенствования врачей по специальности детская неврология. Работала по этой же специальности до отъезда в ГСВГ.
   -- Слушай, Валдас Юргенович, -- улыбнулся начальник госпиталя. -- Не знаю, какой тебе достался специалист - время покажет - но докладывать она здорово умеет.
   От этих слов Благомирова немного смягчилось и лицо начмеда. Тем временем начальник госпиталя видно решил, что для первого знакомства этого достаточно.
   -- Поскольку Валерия Андреевна очень чётко и, главное, коротко ответила на интересующие меня вопросы, то я теперь имею небольшое представление о новых служащих. Далее вы более детально познакомитесь уже отдельно по направлениям будущей работы. Спасибо, все свободны.
   Четвёрка вышла из кабинета начальника госпиталя и далее уже разошлась по парам - Валерия с Колназиусом, Андрей же - со Стабровским. Майор не стал особенно долго задерживать Андрея, хотя поинтересовался всей его трудовой деятельностью и, более детально, работой в Борстеле. В конце Стабровский сказал Морозевичу, что на сегодня он свободен - нужно устроиться, а завтра утром он познакомит его с подчинёнными, которые постепенно ознакомят Андрея с новым для него хозяйством. Андрей вернулся к жилому дому, но Валерии пока что не было. Тогда он начал прогуливаться взад-вперёд в ожидании супруги. Вблизи ряда жилых домиков Андрея привлёк какой-то шум. Он прошёл за домик и увидел, что внизу параллельно расположенных как-бы на пригорке зданий проходит железная дорога. -- Интересно, -- подумал Андрей, -- слышен ли шум поездов в комнатах? -- Затем он направился в сторону штаба, осматривая при этом часть территории госпиталя, которая ему очень понравилась. Территорию госпиталя перпендикулярно железной дороге пересекала шоссейная дорога. Корпуса госпиталя стояли по обе стороны. Андрей не переходил через дорогу, боясь разминуться Лерой - он всё время держал в поле зрения здание штаба. И это здание, и другие располагались между высоченными деревьями очень красивого, заповедного леса. Было, правда, немало и молодых деревьев. Растительность была богатая и разнообразная, много сортов сирени, разнообразные акации, разных цветов и пород. Были даже деревья, похожие на плакучие чинары. Дома там были очень красивые. Все здания во вьющейся зелени, стены покрыты плющом и диким виноградом.
   Валерии не было ещё около часа. Но вот появилась и она, причём с другой, противоположной штабу, стороны дороги. Морозевичи вместе поднялись к себе на второй этаж. Там они встретили свою соседку, которая уже вернулась с работы, с которой и познакомились. Женщину звали Инга Викторовна Василенко. Она была примерно одного с ними возраста и работала в канцелярии штаба (вероятно, и здесь это была строевая часть, но в госпитале её все называли именно канцелярией). Они коротко рассказали друг другу о себе. Инга показала Лере кухню и полки шкафчиков, которые она могла считать своими. Кухня, хоть и была относительно просторной, но, всё же, рассчитанной на одну семью, поэтому на кухне был только один стол. Но Инга сказала, что готовить им места хватит (столик был просторный), а, при желании можно и обедать там - места достаточно. После знакомства Морозевичи прошли к себе в комнату, поскольку нужно было навести в ней порядок - Валерии заниматься вещами, а Андрею кроватями.
   Однако перед тем, как приступить к наведению порядка в комнате, Морозевичи присели и начали обмениваться своими первыми впечатлениями о новом месте. Комнату они обсудили ранее, после того как занесли вещи, а сейчас пытались как-то составить своё мнение о руководстве госпиталя. Характеристика с их стороны начальника госпиталя была единодушной и однозначной - очень хороший человек. Андрей, сравнивая командиров батальонов в Цербсте и Борстеле, был не просто удивлён, а, скорее, поражён таким гостеприимством, обходительностью и интеллигентностью полковника. Наверное, Благомиров был прав, когда говорил (хотя и не об этом), что есть большая разница между медицинскими (пусть и военными) заведениями и строевыми частями. Правда, те же Никитин и Лукшин отличались от своих командиров в лучшую сторону. Значит, уважение к людям не столько зависит от типа воинских частей, сколько от характера и той же интеллигентности его руководителей. А вот начмед показался Андрею более жёстким человеком, что и подтвердила Лера. Она сказала, что он разговаривал с ней хотя и довольно вежливо, но как-то излишне строго и недоверчиво. Правда, разговаривали они недолго, потому что он вызвал к себе заведующего неврологическим отделением, и далее она больше времени провела уже с тем в отделении. А вот заведующий неврологическим отделением подполковник Еленушкин оказался очень приятным человеком, и они беседовали очень дружелюбно. Он провёл её в отделении, которое находилось как раз на противоположной стороне дороги, и познакомил с некоторыми будущими её коллегами. При этом он отпустил ей массу комплиментов и старался успокоить её (хотя она и не волновалась), что работать ей здесь будет очень хорошо. Отделение было большое и врачей, на первый взгляд должно было быть немало, поэтому Валерия удивилась, почему она так здесь понадобилась, о чём и спросила Еленушкина. Тот ответил, что, во-первых, врачей у них не так уж и много - это же не хирургическое отделение, а во-вторых, врачи, хоть и опытные, но практики работы с детьми, особенно с малышами, практически не имеют. А детей военнослужащих поступает не так уж мало. О майоре Стабровском Лера, естественно, ничего пока сказать не могла, как, впрочем, и сам Андрей. Да, разговор с ним был тоже вполне нормальным, но не более того. Дальнейшее покажет уже совместная работа. Единственное, что полезное и успокоительное для себя узнал Андрей, так это то, что его переезд сюда не повлиял на судьбы других людей, не было, так сказать, резания по живому - у бывшего начальника теплохозяйства в госпитале просто неделю назад закончился срок работы. Узнав это, Андрей облегчённо вздохнул.
   Переговорив и сбросив, высказавшись, груз накопившихся при переезде эмоций, Морозевичи приступили к убранству своей комнаты. Андрей захватил с собой некоторый инструмент, который мог понадобиться ему на новом месте - молоток, плоскогубцы, гаечные ключи, отвёртку и прочие мелочи. Сложить кровать, которую он изготовил в Борстеле, большого труда не представляло, но немало ещё ему пришлось повозиться и с разборкой двух больничных кроватей. Разобранные кровати Андрей вынес в небольшую каморку-откос мансарды, куда он поставил и велосипеды. Когда выполнили все намеченные работы в комнате, и так очень симпатичной, стало ещё уютнее. Правда, в комнате был всего лишь один плательный шкаф (против 2-х в Борстеле), но все вещи Морозевичей в нём вполне поместились. А чемоданы, коробки и другая тара заняли своё место в той же каморке-откосе мансарды - вместе со старыми кроватями и велосипедами. Когда Андрей устанавливал на имеющуюся в комнате тумбочку (пошире солдатской, типа гостиничной) телевизор, то вспомнил, что антенну на "Бухенвальде" в Борстеле он снять то и забыл, так что здесь необходимо будет изготавливать и устанавливать новую. После уборки комнаты они наскоро приготовили обед-ужин, поели и продолжили обмен мнениями о новом месте работы. Но главное ещё было впереди - первый рабочий день, который наступит уже завтра.
   Спать сегодня они легли довольно рано, поскольку и устали, да и делать пока что было нечего - ни телевизора, ни каких-либо рабочих бумаг, с которыми порой занимался дома Андрей. Среди ночи Морозевичей разбудил какой-то непонятный шум - чувствовались даже лёгкие колебания домика.
   -- Андрюша, это что - землетрясение? -- испуганно спросила Валерия.
   -- Нет, не похоже, -- ответил Андрей.
   Похожие колебания они пару раз ощутили и вечером, но за работой не придали им значения, шума тогда не было слышно за той же вознёй с вещами и разговорами. А вот сейчас в полной тишине всё чувствовалось и слышалось более отчётливо. Он прислушался - за окнами слышался какой-то равномерный перестук. Андрей вспомнил свою прогулку за домики и всё понял.
   -- Это не землетрясение, Лера, успокойся. Рядом с домами проходит железная дорога. Мы слышим стук колёс проходящих поездов на стыках рельс, оттого же немного ощущаются и колебания почвы.
   -- А домики не разваляться от этих колебаний?
   -- Успокойся, не развалятся. Они старые, построены давно и, как видишь, до сих пор не развалились. Не развалятся они и при нас.
   -- А мы сможем спать под эти толчки и шум?
   Андрей подумал о том шуме, который создавали реактивные самолёты в Цербсте. Первые пару ночей при ночных полётах спать ему там было, действительно, трудно. Но затем он этот шум не особенно и замечал. Он также вспомнил разговор с мамашей маленького спящего ребёнка, и уверенно ответил Валерии:
   -- На первых порах будет несколько непривычно, но через несколько дней ты совершенно забудешь о таких пустяках, и будешь спать абсолютно спокойно. Ведь ты же спишь в едущем поезде, а там это ощущается посильней. Так что спи.
   Такими вот оказались первый день (точнее вторая его половина), вечер и начало ночи для Морозевичей на новом месте. Положительные эмоции были гораздо более сильными, нежели эти небольшие колебания почвы и стук колёс поезда. А уже примерно через неделю они спали ночью спокойным сном, совершенно не замечая и не реагируя на эти мелкие неприятности - человеческий организм быстро адаптируется к любой среде обитания.
  
  

ГЛАВА 22

Особенности работы

  
   В четверг Морозевичи поднялись рано. Им не очень-то спалось перед первым рабочим днём - что не говори, а волнение присутствовало, даже у той же Леры, хотя она вчера со многими своими сослуживцами познакомилась. Но то было краткое знакомство, а сегодня предстояла уже и сама работа. Что уж говорить об Андрее, который кроме своего непосредственного начальника пока что никого не знал. Как-то его встретят подчинённые. Супруги умылись, привели себя в порядок, позавтракали и начали неспешно собираться. Андрей надел свой обычный рабочий костюм, а вот Лера приоделась чуть понаряднее - как и любой женщине, ей хотелось при знакомстве выглядеть как можно лучше. Затем Морозевичи так же, не спеша, вышли из домика, и часть пути прошли вместе. Затем Лера направилась к лечебному корпусу, в котором располагалось неврологическое отделение, и дорогу к которому она уже знала. Андрей же направился к штабу, где встретился с майором Стабровским и они вдвоём пошли к месту сбора работников теплохозяйства. Они базировались примерно в таком же полуподвальном помещении небольшого строения на той же половине, где и находилось отделение Валерии, только поближе к въезду на территорию самого госпиталя.
   Встретили подчинённые Морозевича просто с любопытством. Стабровский представил им нового их начальника. Вопросов подчинённые Андрея пока что никаких не задавали. Возможно, они бы и забросали его вопросами, но они просто не успели. Майор, вероятно, спешил по своим делам и поэтому приказал одному из слесарей ещё в первой половине дня ознакомить нового начальника теплохозяйства со всеми вверенными ему объектами, чтобы тот после обеда мог зайти к нему в кабинет, где он его познакомит, как он сказал, "с бумажными делами". Остальным он приказал расходиться по своим рабочим объектам. Сопровождать Морозевича и показывать хозяйство майор велел слесарю, которого звали Фисунов Максим Валентинович.
   -- Как вы хотите знакомиться с хозяйством? -- спросил Андрея Фисунов. -- В произвольном порядке или с главных объектов?
   -- Желательно, конечно же, начать с главных объектов, а уж потом перейти на менее важные.
   -- Хорошо. Тогда нам придётся немного пройтись по дороге.
   Они тропинкой напрямую прошли к шоссе и направились к выходу из госпиталя в сторону железной дороги, к которой вскоре и вышли. Оказывается, шоссе и железная дорога (проходящие перпендикулярно друг другу) делили Белитц-Хальштеттен как бы на четыре части. Ранее Андрей представлял себе, что госпиталь заканчивается у железной дороги, но это было не совсем так. Собственно говоря, большинство госпитальных корпусов, действительно, не выходили за линию железной дороги, но и за ней, оказывается, было немало объектов, которые входили в состав военного городка. Влево по железнодорожной ветке на противоположной её стороне Максим указал Андрею на пару зданий и сказал, что это главный вокзал городка Белитц-Хальштеттен. С правой стороны железной дороги напротив домиков, в одном из которых расквартировались Морозевичи, располагались подобные двухэтажные домики. Одними из объектов, причём, действительно, самых важных для Морозевича были котельные, которые располагались немного дальше за зданиями вокзала. Котельные были наземные, довольно большие и Андрей сразу же понял, что в них находятся не малые секционные чугунные котлы, а отопительные агрегаты значительно крупнее. Это вызвало некоторое беспокойство у Андрея, которому два года пришлось эксплуатировать маломощные котлы низкого давления. Здесь ему доведётся на практике столкнуться с котлами более высокого давления. Почему на практике? Да потому, что такие котлы были теоретически более хорошо известны Морозевичу со студенческой скамьи, где делался упор именно на подобные котлы. А вот о секционных котлах им на лекциях упоминали только вскользь. Но здесь ответственность должна была быть на порядок выше. Поэтому было понятно волнение Морозевича.
   Помещений котельных было два: здание одного, самого обыкновенного вида, располагалось слева, сразу за горами угля. Уголь в эту котельную подавался транспортёрами. Во вторую котельную уголь тоже сначала подавался транспортёром, а затем подвесной транспортёрной лентой на уровне примерно двух с половиной метров. А вот здание второй, котельной, которая располагалась справа, особо привлекло внимание Андрея. Оно своим внешним видом ну никак не походило на котельную - очень красивое здание с окнами в два этажа. Одни окна были небольшими и располагались в двух уровнях, вторые двухстворчатые - как бы окна-двери были очень высокими и лишь немногим недотягивали до верха окон второго уровня. Все окна и их обрамления были архитектурно красочно выполнены. Помещение, в котором располагались котлы, не было двухэтажным, просто оно было очень высоким по своей производственной специфике. Но это помещение в два уровня, всё же, имело ещё один этаж - великолепные мансарды с комнатами и менее (нежели в жилых домиках) крутым склоном крыши из той же красной черепицы. Поэтому там имелись также чердачные помещения с небольшими треугольными окнами. Центральную часть мансарды венчала небольшая башенка-шпиль. Стены здания были окрашены жёлтой краской, на фоне которой хорошо выделялись узоры кирпичной кладки. О том, что это не жилой дом или здание какой-нибудь церквушки напоминала лишь круглая дымовая труба высотой с упомянутый шпиль. Неотъемлемой части котельной являлась также водонапорная башня, выполненная из белого кирпича в виде шестисторонней призмы. Эта башня была настоящим архитектурным шедевром - её расширенная вверху часть (где собственно внутри располагался водонапорный резервуар) имела три выступающих фрагмента с окнами в три уровня, а в промежутках между ними окна уже в один уровень. Выступающие фрагменты заканчивались острой конической кровлей, а центральную часть венчал красивый арочный шпиль. В общем, это здание достойно было увековечивания и для будущих поколений. Котельная, как узнал чуть позже Морозевич, была построена ещё в 1902-м году.
   Андрей с Максимом прошли сначала в правую, а затем и в левую котельную. Сами котлы немецкого производства Андрею не были знакомы, но ничего необычного собой они не представляли. Теоретически с подобными котлами Морозевич был знаком. Вот только все котлы в котельной были паровыми, водогрейных котлов не было. А это опять-таки повышенное внимание при работе с ними. Когда Андрей с сопровождающим вышли вновь на свежий воздух, тот попросил своего нового начальника немного подождать, а сам куда-то отлучился. Через время он появился вместе с мужчиной лет сорока двух - сорока пяти.
   -- Познакомьтесь. Это новый начальник теплохозяйства Андрей Николаевич Моро ...-- Максим не успел запомнить фамилию своего начальника.
   -- Морозевич, -- подсказал Андрей.
   -- А это, -- продолжил Фисунов, -- начальник котельной Курт Никель. У вас в подчинении, Андрей Николаевич, кроме наших служащих будет немало немецких рабочих. Курт хорошо говорит на русском языке, а вот для бесед с остальными неплохо было бы вам подучить немецкий язык, -- не смог удержаться от шпильки в адрес начальника Максим.
   -- Ничего, -- улыбнулся Морозевич, -- найдём общий язык.
   Он немного побеседовал с Куртом, который, действительно, очень прилично владел русским языком. И вообще, начальник котельной - а эти оба помещения (как комплекс) было принято считать одной котельной - ему понравился. Он был среднего роста, слегка полноват и с приятным выражением лица. Разговаривал он спокойно, держался уверенно, но не старался показаться перед Андреем слишком знающим. А ведь он обладал теми знаниями, которыми Морозевичу ещё придётся постигать на практике. В разговоре он порой по делу улыбался, но не ехидничал, не смеялся. Они ещё немного походили по территории котельной, и Курт ему подробно рассказывал, что и где находится. Показавшаяся вначале Андрею гора угля на самом деле оказалась железнодорожной веткой с откосами, по которой подгонялись и выгружались вагоны с углём. Это Курт и сказал Андрею о дате возведения котельной. Наконец, Андрей попрощался с Куртом, и отправились с Максимом в обратный путь.
   -- А это тоже территория госпиталя? -- спросил Андрей, указывая на здания, расположенные через дорогу напротив территории котельной и чуть дальше слева.
   -- Да, здесь есть часть госпитальных корпусов, а также некие составляющие госпиталя. Здесь находятся ещё станция переливания крови (СПК) и КУОМС.
   -- А что такое КУОМС?
   -- Курсы усовершенствования офицерского младшего состава. Более сокращённо мы называем их КУМС, так проще для произношения. Там и гостиница и общежития. Котельная обслуживает и все эти объекты.
   -- Я так понял, что отопление во всех помещениях на территории госпиталя, и здесь также, -- кивнул головой Андрей на обсуждаемые здания, -- только паровое.
   -- Да, паро-водяное, -- вздохнул Максим.
   Андрей не особенно вник в его ответ, но зато хорошо понял его вздох, вспомнив трубы и радиаторы в доме N 3 в борстельском городке. Но ведь при работе с котлами высокого давления должна проводиться водоподготовка, а потому не должны вроде бы трубы так зарастать накипью. -- Ладно, -- подумал он, -- с этим ещё придётся столкнуться.
   -- А горячая вода, вероятно, образовывается в бойлерах, которые располагаются где-то в центральной части городка или непосредственно под корпусами. В котельной я бойлеров не видел.
   -- Под корпусами, -- коротко ответил Фисунов.
   Когда они перешли железную дорогу, Морозевич слева у домиков увидел копошащихся людей - они что-то раскапывали.
   -- Это не из нашей службы? -- спросил он у Максима.
   -- Из нашей. Ремонтируют паропровод отопления к домам.
   -- Давай глянем. Мне уже, всё же, пора начать знакомится не только со зданиями, но и с работами, которые проводятся летом.
   Он подошли к группе подчинённых Андрея. Те раскопали часть трубопровода и сейчас снимали с него рубероид и теплоизоляционную шлаковату. Там же находился газосварочный аппарат и пара отрезков новых труб. Андрей ещё раз поздоровался с ребятами и удивлённо протянул:
   -- Странно!
   -- Что странно-то? -- спросил его один из рабочих.
   -- Странно то, что трубы проложены просто в земле, без лотков. Эту трассу прокладывали явно не немцы, да и наши её проложили, наверняка, давненько. И в Союзе то сейчас не так часто увидишь трубы отопления проложенными просто в земле.
   -- Интересно, -- протянул тот же рабочий. -- Откуда вы можете знать, как немцы прокладывают трубопроводы?
   -- Ну, немного знаю, -- улыбнулся Андрей.
   Он расспросил, в чём состоит проблема. Оказалось, что проржавели некоторые участки труб, которые и приходится сейчас менять. Эти участки были отмечены ещё зимой по прогалинам в снегу - вырывавшийся из свищей в трубах пар разогревал в этих местах землю.
   -- А если бы были лотки, -- вставил своё слово другой слесарь, -- то мы бы эти участки не определили так просто.
   -- Это точно. Вы бы их вообще не смогли определить по той причине, что в лотках трубы так быстро не коррозируют.
   На этом разговор был окончен. Андрей видел, что ребята своё дело знают и давать им указания, да ещё в первый же день, необходимости не было. А то, что трубы были проложены именно таким образом, вовсе не их вина. Они вновь с Максимом выбрались на дорогу и тот уже начал знакомить Андрея непосредственно с больничными корпусами и другими зданиями госпиталя. Он показывал корпуса снаружи и рассказывал об их назначении, а также примерно указывал, как к ним проходят теплотрассы. Но, наконец, он решил показать и подвальное помещение одного из корпусов. Когда они спустились туда, осмотрев бойлеры, распределительные гребёнки и прочее, Фисунов, хитро улыбнувшись, сказал:
   -- А сейчас я вам покажу нечто интересное. Вы отметили возле жилых домов, что немцы не прокладывают трубопроводы непосредственно в грунте. И это, действительно, так. Но сейчас вы увидите, как немцы прокладывают теплотрассы, да и остальные коммуникационные системы.
   И он повёл Андрея к какому-то коридорчику в том же подвальном помещении. Они прошли этим "коридором" с десяток метров и Морозевич всё сообразил. Это был вовсе не коридорчик, как он вначале подумал, а коммуникационный проходной канал. По высоте он был чуть выше человеческого роста, выложенный из кирпича с арочным сводом. Освещался он с помощью электрических ламп, упрятанных в закрытые светильники-черепахи. По его стенам шли трубопроводы и кабели. Трубопроводы холодной воды (он их попробовал рукой) были неизолированные, а вот паропроводы из котельной были в аккуратной теплоизоляционной упаковке.
   -- Вот это да! -- восхищённо протянул Андрей.
   -- Удивил я вас? -- радостно улыбался Максим.
   -- Ещё как. И что, такие проходные каналы идут ко всем корпусам госпиталя.
   -- Увы, нет. Только к основным корпусам, которые были построены ещё, если я не ошибаюсь, в начале века. К тем зданиям, что достраивались позже, таких проходных каналов нет, но эти каналы охватывают большую часть зданий и работать очень удобно.
   -- Ещё бы! Действительно, очень удобно. К тому же, есть постоянный доступ к осмотру коммуникаций. Это здорово. Значит, основные работы слесари ведут в подвалах зданий и в их помещениях? Ремонт на той теплотрассе, что мы видели, это вроде исключения.
   -- В общем-то, да, но работ хватает. Нас зимой задалбливают вызовами по замене радиаторов, которые плохо греют. А их полно во всех зданиях. Система отопления то старая.
   -- Да, и заменить систему хотя бы в одном корпусе очень проблематично.
   -- Да какое там проблематично. Это просто невозможно - это же госпиталь и больных из корпусов не выгонишь.
   В общем, как понял Андрей, в теплохозяйстве госпиталя Белитц-Хальштеттена есть свои плюсы, но есть и свои минусы. Однако только после посещения некоторых подвальных помещений под корпусами Андрею стала понятна фраза Максима о паро-водяной системе отопления. Под каждым из таких корпусов стояли большие бойлеры или поменьше (скоростные), в которых пар нагревал подаваемую в систему отопления зданий воду. И это было очень даже рационально, поскольку паровое отопление немалых корпусов, расположенных на значительном расстоянии от котельной, было бы неэффективно. После бойлеров горячую воду в отопительную систему подавали нагнетательные насосы. Были там также и питательные насосы для пополнения воды в системе отопления. Но это было немалым увеличением объёма контроля над работающим оборудованием, и уже не со стороны кочегаров, а со стороны слесарей. Вот теперь в полной мере стал понятен и вздох Фисунова при упоминании о системе отопления.
   После посещения нескольких таких подвальных помещений Морозевич с Фисуновым, наконец-то, поднялись из канала на поверхность. Глянув на часы, Фисунов сказал:
   -- Ну вот, пока мы всё обошли, наступило и время обеда.
   И они разошлись каждый в своём направлении. Андрей поспешил домой. На новом месте Морозевичам уже никто не предлагал пообедать в какой-нибудь столовой. Леры пока что не было, поэтому он сам попытался что-нибудь "соорудить" на обед, чтобы жене меньше времени было этим заниматься. За эти занятием на кухне и застала его Лера, которая пришла вместе с Ингой - встретились по дороге.
   -- О! -- удивилась Инга. -- У нас на кухне новая хозяйка объявилась.
   -- А что делать, -- улыбнулся Андрей. -- Пока жены нет, я сам попробовал приготовить хоть что-то. По принципу - кто свободен, тот и готовит.

* * *

   После обеда Морозевич уже поспешил к штабу, где ему была назначена встреча майором Стабровским.
   -- Ознакомились немного с хозяйством?
   -- Так точно, товарищ майор.
   -- Не нужно так официально, -- скривился Стабровский. -- У нас больше принято по имени, отчеству.
   -- Хорошо, я понял, Алексей Иванович.
   -- Есть у вас какие-нибудь вопросы по хозяйству?
   -- Пока что нет.
   -- Всё вам понятно, знакомо?
   -- Знакомо, конечно, не всё. Но понятно.
   -- Хорошо. Более детально с хозяйством вы ознакомитесь в процессе работы. А работы у вас будет много. И работы больше организационной и даже, я бы сказал, бумажной. За кочегарами присматривает Никель. Что касается слесарей, то они у вас опытные, дело своё, да и хозяйство они знают хорошо. Так что "хвостиком" за ними бегать нет необходимости. А вот бумажной работы много. Я вам тут наготовил кое-какие приказы и сроки сдачи различных отчётов. А также штатное расписание по вашему хозяйству. Сидите и знакомьтесь. Я отойду на время по своим делам.
   Майор ушёл, а Андрей погрузился в изучение бумаг. И чем больше он с ними знакомился, тем более хмурым он становился. И отчётов было много и приказов тоже. Со многими он был знаком и ранее, но были и новые для него. Он обратил внимание на один из них. Это был Приказ МО N 25 от 1967 г. "О химводоочистке, о лаборантах". Значит, он был прав в своих мыслях при разговоре с Максимом о водоподготовке. Был там и ещё один старый Приказ МО N 10 от 1967 г. "Об обеспечении спецодеждой". Но больше всего его огорчил следующий Приказ Главнокомандующего ГСВГ N 41 от 25.07.1975 г. "О подготовке казарменно-жилищного фонда к эксплуатации в зимний период". В Борстеле самого этого приказа Морозевич не видел, он только слышал о нём из уст майора Лукшина, и то спустя 2 года после его выхода. Этот приказ предписывал в августе-сентябре провести месячные курсы по обучению младшего эксплуатационного персонала, обслуживающего котлы высокого давления. Возможно, поэтому вопрос обучения кочегаров, эксплуатирующих котлы низкого давления, и был поднят немного позже. Ответственность за выполнение приказа возлагалась на начальников КЭЧ и командиров частей. А это означает, что, в первую очередь, за выполнение этого приказа спросят с него. Андрей в тайне надеялся, что "убежав" от этой работы в этом году в Борстеле, не будет её и на новом месте работы. Но не тут-то было. Ну, что ж, нужно будет выполнять. Стабровский говорил, что рабочие в теплохозяйстве опытные, вероятно, это относится и к кочегарам. Тогда, наверное, можно будет просто провести переаттестацию кочегаров.
   Однако если его немного огорчили некоторые приказы, то вот что его ещё больше удивило, так это обилие отчётных документов. Андрей переписал многие из них (и сроки сдачи) в блокнот, но он подозревал, что и это ещё не всё. Там была такая отчётность:
   - табель работы за месяц на работников хозяйства;
   - график дежурства кочегаров;
   - график дежурства слесарей;
   - график-заявка на молоко для газосварщиков;
   - график разгрузки вагонов;
   - отчёт по топливу;
   - рапорт на премиальные.
   Большинство документов должны были подаваться до 25-28-го числа текущего месяца на следующий. Только отчёт по топливу подавался до 5-го числа следующего месяца, а рапорт на премии - до 10-го числа (в Борстеле Морозевич писал только рапорты на поощрение в виде грамот). Кроме того, некоторые графики, например дежурства слесарей, кроме основных инстанций следовало подавать на КПП (поскольку оно делило территорию городка пополам). Ещё нужно было проводить периодический инструктаж караула о допуске дежурных слесарей в бойлерные под госпитальными зданиями. Вот уж, действительно, в основном бумажная работа. Это не говоря уже о заявках на выписку материалов и инструмента. Кроме того, ведение журналов по технике безопасности и другой документации в котельной. Немногим позже Андрей узнал, что не так уж редко приходится привозить из КЭЧ не только теплотехнические материалы, но и строительные. В госпитале была служба КЭО (квартирно-эксплуатационный отдел), но там были в основном женщины, а потому занимались материалами либо сам майор Стабровский, либо начальники служб.
   С особым интересом ознакомился Андрей со штатным расписанием теплотехнического хозяйства. Его удивило, что у него в подчинении было не так уж много слесарей-ремонтников - всего 8 должностей и только одна должность газосварщика. В Борстеле с такими должностями, как ни странно (здесь то территория куда как большая), было немного полегче. Удивило его и отсутствие должности техника. Как-то странно формировались, а, возможно, и "выбивались" штаты в отдельных гарнизонах ГСВГ. Но зато здесь у него были другие должности: 4 должности машиниста топливоприготовления, 1 старший лаборант, 2 лаборанта и 2 подсобных рабочих. В лаборатории работали женщины-служащие. Должности подсобных рабочих занимали жёны военнослужащих и не по прямому назначению: одна из них работала в финансовой части, а вторая - фотографом в клубе. Одна должность машиниста топливоприготовления использовалась в качестве должности слесаря-ремонтника его же хозяйства. А вот на трёх остальных люди работали тоже совершенно в других местах: две из них были переданы в КЭО - прораб и столяр, а ещё на одной, к удивлению Андрея, работала их соседка Инга Василенко. Ещё один столяр работал на должности кочегара теплохозяйства. Были в подчинении Морозевича и немецкие рабочие, и немало - 25 человек. Кроме начальника котельной там были такие должности как начальник смены (3 ед.), слесарь-ремонтник (4 ед.), кочегар (12 ед.), слесарь КИП (1 ед.), зольщик (2 ед.), подсобный рабочий (1 ед.), уборщица (1 ед.). На новом месте у Андрея был выше оклад - 792 марки ГДР и 177,50 рублей, которые ежемесячно перечислялись на сберегательную книжку в Союзе. Андрея сначала удивило, что у Курта Никеля, как начальника котельной, оклад, на первый взгляд, превышал оклад его начальника - 950 марок ГДР. Но он тут же сообразил, что Курт не получает "второго оклада" как Морозевич. А 950 марок для немцев, хоть и неплохие, но не очень уж большие деньги. А в переводе на марки русские рубли давали бы Андрею немалую дополнительную прибавку (почти ? его оклада в немецких марках). Но они ему, а точнее его семье, ещё очень пригодятся в Союзе.
   Когда вернулся Стабровский, то он увидел, что Морозевич закопался в эти бумаги и настроение у него не самое лучшее.
   -- Я смотрю, настроение у вас ухудшилось, -- улыбнулся он.
   -- Пожалуй, -- протянул Андрей. -- Я как-то более привык заниматься практической работой. А здесь столько бумаг!
   -- Ничего, это только на первых порах страшно. А там втянитесь, и всё будет нормально. Не так страшен чёрт, как его рисуют. Отзывы о вас с прежнего места очень хорошие, так что я не сомневаюсь, что всё наладится и здесь. Да, многовато, как я вас и предупреждал, бумажной работы, но ничего не поделаешь. Не горюйте.
   -- Да я и не горюю. Просто не очень люблю всю эту писанину.
   -- А кто её любит. Думаете мне очень нравиться бумажки писать?
   -- Ладно, привыкну. Алексей Иванович, у меня к вам есть один вопрос.
   -- Я вас слушаю.
   -- Здесь, -- Андрей указал рукой на бумаги, -- есть для меня два документа, с которыми я ранее не сталкивался. Это график разгрузки вагонов и отчёт по топливу. Что означает один и другой? Что представляет собой график разгрузки вагонов и как контролируется сожжённый уголь?
   -- График разгрузки вагонов с тем же топливом не совсем верно назван, но так уж оно повелось. Нужно будет ежемесячно подавать отчёт о поступлении вагонов с углём: дата, количество вагонов, их номера и количество угля в них. Но, самое главное, нужно своевременно эти вагоны разгружать. Утром или ещё ночью прибыл вагон - в течение дня он или они должны быть разгружены. А в день может прийти и 3-4 вагона одновремённо.
   -- А кто занимается разгрузкой вагонов?
   -- Вы.
   -- Я? Как это?
   -- Не вы сами, конечно. Вы только ежедневно с самого утра контролируете поступление вагонов, этим параллельно занимается и Курт, а затем сообщаете мне или командиру санитарной роты, чаще именно ему. Я вас с ним познакомлю. Он то и будет сразу же выделять вам солдат для разгрузки вагонов.
   -- Понятно, а отчёт о сожжённом топливе?
   -- Количество топлива контролирует тот же Курт. А вы берёте у него данные и составляете отчёт: остаток на начало месяца, прибыло угля, сожгли, остаток на конец месяца.
   -- Так, и с этим ясно. А много вообще-то сжигается угля за месяц? -- поинтересовался Андрей.
   -- По-разному. Сейчас не так много, а зимой доходит и до 1000 тонн, а то и больше.
   -- Ого! Вот это расход угля - не ожидал.
   -- А что вы хотите - это же госпиталь и зданий на его территории очень много. Вы же сегодня, наверное, видели и ту часть территории, которая находится за железной дорогой?
   -- Видел, территория, действительно, немалая.
   -- Ладно, рабочий день близится к завершению. Пройдитесь ещё по своим объектам, и на этом сегодняшний день будет завершён.
   Так прошёл у Андрея первый его рабочий день в Белитц-Хальштеттене. Полдня осмотр территории, а полдня - бумажки. Андрей при расставании с майором хотел было задать ещё один вопрос, но потом решил повременить, хотя его очень интересовал ответ на него. Будущее само ответит на этот вопрос.
  
  

ГЛАВА 23

Лечебница-госпиталь

  
   Когда Андрей вернулся домой, Лера уже была дома, и настроение у неё было хорошее. Разувшись и присев на стул, Андрей заметил:
   -- По твоему настроению я вижу, что тебе не только сам городок, но и работа понравилась. В Борстеле ты такой радостной домой нечасто приходила.
   -- Ой, ну что ты! Конечно, понравилась. Это же, наконец-то, моя работа по специальности.
   -- И как прошёл первый рабочий день?
   -- Хорошо прошёл. Хотя сразу же загрузили работой. Но я только рада этому. Давно не общалась с маленькими пациентами. Их пока что, правда, немного. На раскачку особо времени не было. Познакомилась с коллегами.
   -- И отделение большое, много в нём врачей?
   -- Отделение довольно большое - занимает целый этаж корпуса. Палат и мест для больных хватает, да и врачей не так уж мало. Заведующий отделением, ординатор - майор Смирнов, лейтенант Пичугин, который учится в интернатуре и двое служащих - я и ещё одна женщина. Она, по-моему, башкирка или чувашка - Файруза Юлдашевна. Фамилию я не запомнила. Она работает уже второй год, но она, как и остальные, взрослый невролог.
   -- Странно. Я насчитал всего пять штатных врачей, а ты говоришь, что врачей не так уж мало. Разве на такое большое отделение пять врачей - это много?
   -- Немало, Андрюша, -- улыбнулась Валерия. -- Это же, действительно, как мне и говорил заведующий, не хирургическое отделение - операций мы не делаем. Для этого есть нейрохирургическое отделение. И лежачих больных не так уж много, большинство больных ходячие. А медицинских сестёр и санитарок в отделении хватает. Вообще-то там врачей гораздо больше.
   -- Как это?
   -- Дело в том, что в госпитале много военных офицеров, которые проходят курсы повышения квалификации, в том числе и в неврологическом отделении. Здесь, говорят, есть специальные курсы по многим специальностям. И сюда съезжаются молодые врачи со всей ГСВГ. И территория, где находятся курсы, тоже, вроде бы, немаленькая.
   -- Да, это так. Я эту территорию сегодня мельком видел, и она, действительно, немаленькая. Так что у вас там столпотворение?
   -- Не совсем. Во-первых, - врачей со стороны немного, а во-вторых, они в отделении далеко не целый день сидят. Есть же и теоретические занятия и по времени их больше, чем практических.
   -- Понятно. Значит, вся нагрузка ложится на четырёх врачей. Зав. отделением, как я понимаю, наверняка подключается только в сложных случаях. Работы у него и так должно хватать.
   -- Не совсем, он, как я поняла, активно занимается больными. Еленушкин, между прочим, очень хороший врач и человек. А четырёх человек врачей вполне достаточно для отделения. В Полтаве у нас в областном отделении было всего 3,5 ставки стационарных врачей. Один врач ещё на полставки летал на вызовы санавиацией по области. И мы вполне справлялись. Файруза Юлдашевна немного старше меня и опыт у неё хороший. Я уже не говорю о майоре Смирнове. Все врачи опытные, разве что интерн мало пока что работал по этой специальности. Главное то, что мне там нравится. Меня уже предупредили, что у меня будут и ночные дежурства.
   -- Ну, это понятно. В отделениях всегда ночью есть дежурные врачи. Тебе это знакомо, да и мне тоже, -- улыбнулся Андрей.
   -- Дежурства будут не только по отделению, но и где-то раз в месяц в приёмном отделении, то есть это дежурство, фактически, по всему госпиталю. Конечно, в других отделениях тоже есть свои дежурные врачи, но, всё же, ответственность большая. Ладно, что мы всё обо мне да обо мне. Рассказывай, как у тебя дела. Ты то, как раз не очень-то радостный пришёл с работы, как мне кажется.
   -- Я, конечно, и не грустный, но и не особенно радостный. Работы здесь много, но не так работы практической, как разной бумажной.
   И Андрей рассказал ей о своём знакомстве с хозяйством и о знакомстве с тем ворохом бумаг, которые ему приготовил Стабровский. Не забыл он упомянуть, что оклад у него здесь будет повыше.
   -- Вот видишь, один плюс уже есть. А к бумажной работе привыкнешь. Обычно начальство и занимается организационной работой и писаниной. Они же не ходят постоянно на объекты со своими подчинёнными, они больше просиживают в своих кабинетах. Это ты в Борстеле всё время не вылезал с ремонтируемых объектов. Вроде бы не доверял своим рабочим.
   -- Ты смотри, какой критик объявился. Да, наверное, не вылезал с объектов, но зато и качество работ было неплохое.
   -- А без тебя оно было бы плохое, ты так считаешь?
   -- Наверное, ты, всё же, права, -- улыбнулся Андрей. -- Ребята там своё дело знали и я их, вероятно, излишне контролировал. Но не сидеть же мне было всё время в мастерской или писать бумаги.
   -- Но ты же их всё равно писал.
   -- Писал, -- вздохнул супруг. -- Но там их было гораздо меньше.
   -- Ничего, втянешься, и всё будет нормально.
   -- Да втянусь, конечно, но немного непривычно. Странно устроена жизнь, -- протянул он.
   -- Это почему?
   -- В Союзе я как раз был больше кабинетным работником - ведь инженер-конструктор основную массу времени проводит за чертёжной доской и не так уж много контачит с рабочими, которые что-то изготавливают по его чертежам. Правда, в Полтаве в инструментальном цехе я бывал частенько. Но всё равно, прошло каких-то два года и мне уже в кабинетах сидеть скучно. Вот в этом то и есть странность жизни. Как быстро всё меняется.

* * *

   А дальше у Андрея была и кабинетная работа, и работа на свежем воздухе. И бумажная работа по времени занимала не так-то уж много времени, а вот организационная отнимала львиную его долю. А работы за короткое отсутствие в госпитале начальника теплохозяйства накопилось немало. Нужно было написать ряд писем в КЭЧ: заявку на получение поваренной соли (необходимую на отдельных этапах водоподготовки), заявку на материалы для текущих работ (трубы, изоляционный материал, рубероид) и другие заявки - это всё то, что было запланировано ранее. Кроме того, нужно было договориться с немцами о поставке обратных клапанов и водоуказательных стёкол к умформерам, а также колосников к топкам котлов. Этих комплектующих в КЭЧ не было - котлы, а соответственно, и умформеры были специфическими, практически не используемые в других советских гарнизонах, а потому их приходилось доставать в немецких организациях. Кроме КЭЧ, имелось ещё и квартирно-эксплуатационное управление (КЭУ), находившееся в Вюнсдорфе (в/ч пп 64476), начальником теплотехнического отдела которого был Коротаев Семён Николаевич.
   При этом при подготовке писем Андрей сначала услышал о таком агрегате как умформер, а затем ему довелось и на практике столкнуться с ним. Он, правда, во время учёбы в институте слышал такое слово, о таких аппаратах им на лекции упоминали, но что он собой представляет, Морозевич помнил смутно. Ему почему-то приходил в голову только электрический умформер.
   Паровой же умформер, как он уже вспомнил, увидев его, - это было приспособления для перевода перегретого пара в насыщенное состояние.
   Работа простейшего парового умформера с непосредственным впрыскиванием распыленной воды состоит в том, что перегретый пар подводится сверху через патрубок, снабжённый внутри винтовой поверхностью, и при входе в аппарат получает завихренное движение. Или же (как в умформерах системы Зейферта) перегретый пар орошается водой через целый ряд расположенных по кольцу отверстий - при этом вода распределяется по всему сечению аппарата.
   Навстречу же движущемуся пару впрыскивается из форсунок холодная вода, которая перемешивается с перегретым паром и, испаряясь за счёт теплоты перегрева, переводит его в насыщенное состояние. Полученный насыщенный пар затем отводится по установленному внизу аппарата патрубку, а неиспарившаяся вода стекает в водоотводчик.
   Эти аппараты снабжены автоматически действующим регулятором притока воды.
   Пришлось здесь вспоминать Андрею и о процессе водоподготовки, которому, как он и предполагал, в котельной уделялось повышенное внимание.
   Питание паровых котлов, как правило, должно осуществляться конденсатом, возвращающимся из системы. В этом случае не надо расходовать топливо для нагрева воды до температуры конденсата. Но если потребитель получает острый пар (например, для пропаривания белья в прачечной или для стерилизации медицинских материалов), то, естественно, конденсат не возвращается, и тогда приходится питать котлы полностью или частично водопроводной водой, в необходимых случаях прошедшей химводоочистку.
   Умягчение воды, т. е. удаление из неё накипеобразующих солей, обычно производят в специальных установках, где происходит поглощение из воды катионов кальция и магния. Взамен вода получает в эквивалентных количествах катионы веществ, не образующих накипи. Указанный процесс осуществляется при прохождении воды через слой зернистого материала-катионита. Конденсат из всех систем, как правило, самотёком стекает в конденсационные баки, устанавливаемые в приямках полов котельных.
   Водоподготовка - это процесс фильтрации и очистки воды от вредных примесей. Вопрос водоподготовки имел в данном случае очень важное значение для эксплуатации паровых котлов, поскольку минеральные соли, содержащиеся в воде, образуют солевые отложении и накипь в водяных трубах, что приводит к преждевременному износу оборудования вследствие коррозии, большим энергозатратам и ухудшению качества пара. Обычно в состав загрязнённой воды входят смеси металлов и химикатов, масла и смолы. По мере накопления накипи также ухудшается теплопередача от топочных газов к воде в трубах, что может закончиться их прогаром. Таким образом, неправильная подготовка воды может привести не только к снижению КПД, но и к аварии. Для снижения содержания минеральных солей в питательную воду, как правило, добавляют какое-либо химическое вещество, например натриевый цеолит.
   Из питательной воды необходимо также удалять растворённый в ней кислород, поскольку растворённый в воде кислород является постоянной угрозой целостности труб - он нередко приводит к язвенной кислородной коррозии - концентрированной коррозии на очень маленьком участке поверхности. Сквозная ржавчина на трубе может образоваться даже при небольшом распространении коррозии в целом. Обычно котельная установка имеет нагреватель-деаэратор для удаления кислорода из подпиточной воды. В резервуар деаэратора обычно добавляют поглотитель кислорода - сульфит натрия. Он то и удаляет свободный кислород. В целом характер и степень необходимой химической очистки воды зависят от качества источников воды для питания котла. Водоподготовка для котлов требует высокой квалификации.

* * *

   Дней за десять Морозевич уже более-менее ознакомился с хозяйством городка и с ним самим. Если теплохозяйство вызывало у него различные чувства, то сам городок - однозначно только хорошие.
   В Белитц-Хальштеттене располагался 1155-й военный госпиталь (войсковая часть полевая почта 25755). Рядом, примерно в 3,5 километрах на юго-восток (по дороге возле котельной) находился городок Белитц-Штадт (или, как его просто называли Белитц). В общем, город называли по-разному - ещё и Белиц (без буквы "т") или, сокращённо от полного названия, Бельштадт. В Белитце Андрей бывал только проездом - ничего особо примечательного там не было. Белитц (Beelitz) входил в состав района Потсдам-Миттельмарк. Его население составляло всего около 12.000 человек. Из предприятий Андрею там был известен только электрозавод.
   Правда, позже Андрей узнал, что на въезде в Белитц слева от дороги (если ехать со стороны Белитц-Хальштеттена) есть захоронение советских воинов. Находится советское кладбище на пересечении улиц Роберта Коха и Карла Маркса. И это не просто кладбище, где похоронены советские солдаты, погибшие на пути к Берлину. Там в основном похоронен медперсонал, в большинстве женщины, которые погибли при прорыве эсэсовской группировки через Белитц-Хальштеттена в конце войны.
   Помимо медперсонала на кладбище похоронено ещё и около 500 советских солдат. Поимённо же известно немногим меньше двух сотен захоронённых.
   С другой стороны от центральной аллеи этого кладбища установлен (значительно позже) современный памятник с надписью "Мёртвые предупреждают".
   Сам госпиталь в Белитц-Хальштеттене (Beelitz-HeilstДtten), как выяснил Андрей, - это бывшие лечебницы доктора Коха, известного врача, открывшего туберкулезную палочку. Ранее, при докторе Кохе, эта лечебница была довольно известным местом, где лечились многие знаменитости. Лес, который был сейчас вокруг, наверное, раньше был ландшафтным парком. Везде в лесу были проложены дорожки и стояли ажурные скамейки. Говорили ещё, что во времена Коха была такая хорошая традиция - больные сажали деревья, привезенные со своей Родины, а пациенты то были из разных стран.
   Были в этом парке-лесу даже кусты малины и жасмина. Их запах врывался утром в распахнутые окна домов и госпитальных палат. Но и этот парк, который сейчас стал уже лесом, был очень красив, в нём очень легко дышалось - права была Лидия Михайловна из Борстеля, мама Наташи. Просто удивительное райское место, спокойное и мирное.
   Две дороги рассекали территорию госпиталя, как уже отмечалось, как бы на четыре неравные части. Железная дорога, тянувшаяся с северо-востока (Потсдам) на юго-запад (Висенбург), отсекала основные лечебные корпуса госпиталя (находящиеся на северо-западе) от котельной, СПК, КУОМСа, кожно-венерологического отделения, ЛОР-отделения и прочих зданий. В свою очередь шоссейная трасса под прямым углом пересекала железную дорогу и делила госпиталь тоже на две части. По левой стороне (если стоять на вокзале лицом к КПП) находились те же СПК, КУОМС и, далее (через железную дрогу) жилые домики (в одном из которых проживали Морозевичи), КПП, штаб, хирургический корпус, а по правой стороне - котельная, вокзал, корпус, в котором работала Лера, и другие здания. Шоссейная дорога тянулась от Белитц-Штадта через госпиталь, далее через небольшой городок Фихтенвальде (ближайший к Белитц-Хальштеттену, ~ в 3-4-х км) в сторону более крупного городка Клостер. Это была рядовая неширокая дорога, которая чуть севернее госпиталя пересекалась уже широким автобаном с востока (со стороны Людвигсфельде) и поворачивала на юго-запад в сторону Дессау.
   Справа от дороги была территория нового госпиталя, а слева старого - вместе с отстроенным корпусом хирургического отделения, которое было разрушено в войну. Рядом была роща влюбленных. Сколько там было цветов, самых разных! Однажды Лера принесла домой букет полевых цветов, которые она насобирала, прогуливаясь после работы. Ещё она рассказала, что присев на одну из скамеек, она увидела спустившуюся с дерева белочку, которая ждала корма. Удивлённой и обрадованной такой встрече Лере пришлось сбегать в магазин и купить орешков. Какое же было удовольствие после столь длительного перерыва опять покормить с рук белочку.
   Комплекс госпиталя является памятником архитектуры (кажется, этот стиль назывался Ар Нуво) и состоял из 60-и зданий. Строительство состояло из трёх этапов, началось оно ещё в 1898-м году, а закончено - только в 1930-м. На первых двух этапах его архитекторами были Heino Schmieden и Julius Boethke. Ответственным же за третью фазу строительства (1926-1930 гг.) был Fritz Schulz.
   Сложно охарактеризовать все здания этого комплекса. Корпуса были в основном двух и трёхэтажные, стены которых, как уже говорилось, увиты плющом и диким виноградом. Но вот здание хирургии как раз привлекало наибольшее внимание. Это было двухэтажное здание метров 150 в длину с небольшими торцевыми помещениями, мансард оно не имело. Здание ничем не выделялось среди других строений, кроме одной особенности. Этой особенностью были три помещения операционных, которые располагались на втором этаже и имели практически во всю ширину и высоту окна, помимо специальных осветительных ламп. А вот над этими операционными находилось опять же три помещения оранжереи с боковым (выше человеческого роста) остеклением и такой же треугольной крышей. Так что цветы на все случаи жизни госпиталь имел свои.

* * *

   Что касается хирургического корпуса, то в отношении него случайно определился один любопытный штрих. Месяца через три, уже в отопительный сезон, Морозевичу довелось побродить подвалами этого корпуса вместе со слесарями в поисках трубы, подлежащей ремонту. И они наткнулись на одно открытое помещение, в котором возился какой-то пожилой санитар. Андрей и его спутники с изумлением и некоторым ужасом увидели целый склад деревянных гробов и каких-то цинковых ящиков, которые тоже со слов того же санитара оказались гробами. На вопрос о том, зачем здесь сохраняется такое большое количество этих ритуальных предметов, тот ответил, что сейчас они практически не нужны, а хранятся они здесь со времён Пражской весны. В то время в госпиталь Белитц-Хальштеттена свозили раненых и убитых, последних для отправки в Союз.
   -- А что это ещё за "Пражская весна"? -- спросил один из слесарей.
   -- События в Чехословакии 1968-го года, как раз десять лет прошло с той поры. А это вот наследие тех событий так здесь и сохранилось, -- угрюмо ответил санитар.
   Морозевич знал, что "Пражская весна" - это период политической либерализации в Чехословакии с января по август 1968-го года. Он узнал о событиях из газет ещё в конце августа того же года, а вот более детально ему рассказал уже в июле следующего года его приятель, с которым он после окончания института отдыхал целый месяц в Алуште. Вячеслав, так звали этого приятеля, был сыном квартирной хозяйки, у которой во время учёбы в институте (вместе с лучшим своим другом Артёмом) Андрей снимал комнату. Славик только в конце мая вернулся домой, демобилизовавшись из рядов СА, и провёл он часть последнего года срочной службы как раз в ЧССР. Вот он то и рассказал Андрею некоторые подробности, о которых умалчивали газеты. Период политического либерализма в Чехословакии закончился вводом в ночь с 20-го на 21-е августа в страну более 300 тыс. человек и около 7 тысяч танков стран Варшавского договора. Из Польши был введен советско-польский контингент войск, из ГДР вводился советско-немецкий контингент войск, а из Венгрии входила советско-венгерско-болгарская группировка по различным направлениям Чехословакии. Не принимали участие в операции "Дунай" (кодовое название) только войска Румынии. И хотя боевые действия практически не велись, были, всё же, потери и среди военнослужащих, и, особенно, среди мирных жителей (об этом как раз газеты умалчивали). Так, боевые потери советских войск с 21-го августа по 20-е сентября 1968-го года составили 12 человек погибшими и 25 ранеными и травмированными. Были и другие потери. Имели место отдельные случаи нападения на военных, хотя в подавляющем большинстве жители Чехословакии не оказали сопротивления. Что касается потерь со стороны чехословацких граждан, то, по слухам, в ходе вторжения было убито около 100 и ранено более 500 граждан Чехословакии, в подавляющем большинстве мирных жителей. Подавление в целом мирных протестов позволило СССР добиться размещения в Чехословакии советских войск - так же, как в ГДР, Польше или Венгрии. Это позволяло ему полностью контролировать территорию, граничащую с западными странами - потенциальным театром военных действий. Теперь стало понятно и пребывание в госпитале такого вот "наследия", как выразился санитар.

* * *

   Корпус, в котором находилось неврологическое отделение (где сейчас уже работала Лера), располагалось на правой, противоположной от хирургии, стороне госпиталя. Оно было трёхэтажное с мансардами, в которых жили медсёстры. На первом этаже располагалось физиотерапевтическое отделение (ФТО), на втором - детское отделение и на третьем как раз - неврологическое отделение. Это здание имело довольно высокие этажи, коридоры которых были выполнены в арочном стиле с подвешенными спаренными лампами дневного света и с плиточными (мелкими цветными) полами. В подобном арочном стиле были проёмы и двери в палаты. Правда, некоторые двери - перестроенные - были прямоугольными и более низкими.
   С обратной дальней стороны корпуса штаба напротив него находилось приёмное отделение. Недалеко от штаба примерно в таком же здании располагалась офицерская гостиница. Если идти от КПП к хирургическому корпусу (от офицерской гостиницы), то справа была кухня, а соответственно слева штаб. Было также красивое двухэтажное (с мансардами и со шпилями) здание интернатуры, в котором находилось ещё и общежитие. Подобное двухэтажное и тоже со шпилями (но меньшими, с более массивным основанием) и мансардами, но более старое, было и здание столовой. Прямо напротив КПП располагался дом командира санитарной роты. Госпиталь имел также свой клуб, в котором было выделено помещение офицерского клуба.
   Все отделения госпиталя имели свои порядковые номера, например, неврология - 3-е отделение, травматология - 7-е, детское отделение - 8-е, ФТО - 9-е и т. д. Перечисление всех номеров забирает много времени, но о количестве отделений в госпитале говорит тот факт, что кожно-венерологическое отделение, которое располагалось за санитарной ротой, имело 24-й порядковый номер. Рядом с ним находилось также и ЛОР-отделение.
   Чуть севернее Белитц-Хальштеттена (~ 5 км) находится городишко Швиловзее (Schwieloqwsee), между которым на северо-восток по курсу на Потсдам простирались (вытянутые в этом же направлении) два озёра - одноимённое Швиловзее и далее - Темплинерзее (Templinersee), разделённые городишками Франценсберг (Franzensberg) и Капут (Caputh).
   Что касается современных достопримечательностей, то к югу от железной дороги за зданием St. Josef Haus, расположенным рядом с железнодорожным вокзалом, на площади (если идти в сторону котельной) установлен памятник советскому воину-санитару. Он представляет собой стоящую статую солдата-санитара в полной военной форме с каской на фоне мемориальной плиты со звездой Героя Советского Союза. На груди у санитара висит автомат, его приклад под правой рукой солдата, которой он придерживает переброшенную через плечо санитарную сумку с красным крестом. Левой же рукой он держит свёрнутые, стоящие вертикально носилки. Памятник достаточно гармонично вписывается в архитектурный ансамбль 19-го века. За памятником расположено здание спортзала. Поговаривали также, что госпиталь имел заброшенные подземные ходы, которые, вроде бы, тянулись аж до ставки Гитлера, где-то в Берлине. Но ни Андрею, ни его слесарям-ремонтникам такие ходы что-то не попадались, хотя им часто доводилось бывать и в подвалах корпусов, и в коммуникационных проходных каналах.
   Кроме помещений отделений госпиталя и корпусов, предназначенных для обеспечения нормальной работы, как самого госпиталя, так и КУОМСа, СПК и прочих других важных точек, на территории госпиталя располагались ещё полтора десятка жилых домов - ДОС (дом офицерского состава). Жили работники госпиталя, в основном служащие, и в мансардах домов и корпусов. Что касается мансарды дома, в котором жили Морозевичи, то Андрею вскоре пришлось побывать и в одном из чердачных помещений его. Как сообщила в разговоре с Лерой соседка Инга, антенна к телевизору на крыше здания со стороны их комнаты имеется, вот только кабель от неё бывший владелец комнаты обрезал довольно высоко, где-то с чердака. Поэтому Андрею пришлось раздобыть, а затем и наращивать этот кабель через чердачное окно к себе в комнату. Но далее Морозевичи уже могли нормально смотреть как редкие русско-язычные трансляции, так и постоянные передачи телевидения ГДР.

* * *

   Постепенно Морозевичи втянулись в работу - Лера освоилась, практически, в первые же дни, а вот Андрею, хотя он тоже с первого же дня засучил рукава, привыкать пришлось чуть подольше. Но и он вскоре стал чувствовать себя достаточно опытным не только работником городка, но и полноправным руководителем службы теплохозяйства. Его в работе служб удивило только одно обстоятельство, вопрос о котором он не решился задать в первый рабочий день майору Стабровскому. В Борстеле майор Лукшин проводил с начальниками служб довольно расширенные планёрки, ст. лейтенант, а затем капитан Коридзе сократил их до минимума. А вот в Белитц-Хальштеттене такие планёрки майор Стабровский не проводил вообще. Он примерно раз в неделю или десять дней знакомился с планами работы начальников служб, изредка их корректировал и далее не вмешивался в их работу. По всем текущим вопросам сами начальники служб по мере надобности разыскивали майора и согласовывали с ним те или иные вопросы, особенно в плане поставки материалов. Андрею на первых порах с непривычки немного странным было то, что должность начальника КЭС в Борстеле занимало гражданское лицо, а здесь - военное. Но потом он понял, что в госпитале майор Стабровский как бы объединяет в своём лице две должности - и собственно начальника КЭО и зам. по тылу. Последняя должность в ОБАТО в Борстеле была отдельной единицей (занимаемая майором Лукшиным), а вот в в/ч 25755 - вероятно, именно объединённой, поскольку Стабровский был заместителем по административно-хозяйственной части у Благомирова. И, скорее всего, Стабровский совмещал именно должность начальника КЭС. Такие вот были небольшие странности в штатном расписании различных воинских частей. Но Морозевич уже убедился в этом на примере штатного расписания именно теплохозяйства госпиталя.
   Что касается отсутствия планёрок, то это было и хорошо, и не очень. С одной стороны вроде бы прибавлялось больше личного времени, но, с другой стороны, часто это личное время тратилось на возможность контакта со Стабровским, которому часто приходилось отлучаться за пределы городка по производственной необходимости, и встречаться с ним для решения каких-либо горящих вопросов приходилось и в неурочное время. Поэтому со временем Андрею довелось составлять даже для себя более расширенные планы работы и хорошо обдумывать все их детали, чтобы можно было оперативно решить с заместителем командира по АХЧ одновремённо несколько вопросов. Но ко всему постепенно привыкаешь, и постепенно Андрей тоже привык к такому положению дел и даже находил его довольно удобным для себя - никто, по крайней мере, не теребит тебя ежедневно по мелочным вопросам, не контролирует каждый твой шаг. Так Андрей, одновремённо с вынужденной большей самостоятельностью своих подчинённых, приобрёл и большую личную самостоятельность в работе. Но это совсем не уменьшало тот объём работы, который ему доводилось тянуть на новом месте и главной частью, как и указывала Лера, стала (что характерно для большинства руководителей) её организационная составляющая.
   Отсутствие планёрок несколько сказалось и на времени знакомства Морозевича со своими коллегами - начальниками сантеххозяйства и электрохозяйства. В Борстеле планёрки (а отчасти и совместное питание в технической столовой) благоприятствовали быстрому знакомству и налаживанию рабочих контактов. В Белитц-Хальштеттене эти службы оказались как бы сами по себе, внешне, на первый взгляд, никем не объединённые. И редко когда начальникам служб ставились задания в присутствии их коллег, общих обсуждаемых вопросов тоже было мало. И, всё же, следует отметить, что контактировали начальники служб между собой вполне нормально. При этом Андрею больше приходилось общаться с начальником электрохозяйства - отключение и подключение различных агрегатов теплохозяйства, конечно же, не могло обойтись без участия электриков, а делалось это довольно часто. Немного меньше пришлось Андрею иметь дело с сантехниками. Начальники обеих родственных теплохозяйству служб были примерно одного возраста с Морозевичем - один немного старше его, второй же - чуть моложе. Были они вполне коммуникабельными и всегда старались помочь один другому. Однако прошло немало времени, пока Андрей с ними достаточно хорошо познакомился, наладил контакт и стал себя чувствовать среди них в своей нормальной рабочей среде.
   Справедливости ради следует отметить, что не так уж быстро нашёл доверительный контакт Морозевич и со своими подчинёнными. И главной причиной этого было то, что в подчинении Морозевича находились работники, которые проработали в Белитц-Хальштеттене уже немало времени. Среди кочегаров было всего пара человек, которые работали менее полугода, но и они уже имели достаточный опыт в силу того, что котельная работала круглогодично. Слесари же уже все проработали более года. Наиболее опытными слесарями-ремонтниками в теплохозяйстве были Виктор Коваленко и тот же Максим Фисунов. Среди кочегаров такими были Михаил Шепелев, Игорь Рутович и Андрей Копалов. Выяснил это Морозевич в первые же дни, и это была хорошая ему подмога в более детальном ознакомлении с хозяйством. Андрей, вообще, старался первые пару недель больше общаться со своими подчинёнными и он, если только не был занят другой работой, пытался с утра побывать в мастерской, где собирались слесари. Он утром пораньше выскакивал из дому и спешил к котельной, а точнее к отводу железнодорожной ветки - посмотреть, не пришли ли вагоны с углём. Если они были, то Морозевич срочно мчался к командиру санитарной роты (хорошо, что располагалась она по соседству) - нужны были солдаты для откатки и разгрузки вагонов. А вот если вагонов не было, то Андрей, заскочив в котельную, направлялся к месту сбора слесарей. Первые дни слесари воспринимали нового начальника теплохозяйства с некоторым недоверием. Они считали себя старожилами, а Морозевич был для них "котом в мешке" - что он, мол, может знать о хозяйстве госпиталя, да ещё только приехав в ГДР. А они именно так считали. Или же новости в госпитале разлетались не столь быстро, как в Борстеле (что было понятно - гарнизон был значительно больше борстельского), или же никто не счёл нужным сообщить, что новый начальник теплохозяйства переведен из другой части. Андрей это смутно ощутил ещё в первый день хождения с Фисуновым по городку, но не придал этому значения. Но, спустя пару дней, понял, что в эту ситуацию нужно будет вносить уточнения, иначе контакт с подчинёнными придётся налаживать долго.
   В Борстеле всё было по-другому, там как бы все были равны. Большинство кочегаров и слесарей приехали в ГСВГ в тот же год, что и Морозевич - где-то с февраля по май месяц. Были, конечно, и опытные работники - те же Кравченко, Шмелёв, Жуков, Пампушко - но их было меньше, да они и не старались как-то выделиться и не показывали своё преимущество. Остальные же и сами только знакомились с хозяйством, это обстоятельство и уравнивало всех. А вот в Белиц-Хальштетене всё было по иному, особенно со стороны слесарей-ремонтников. Они, хотя и не так уж назойливо, но периодами довольно открыто в разговорах кичились своим знанием, как городка, так и самой ГДР. Уже в начале новой недели после приезда нового начальника теплохозяйства один из слесарей, а был это Якимчук Владимир (уроженец города Николаева, куда отправился дослуживать майор Лукшин), который как раз менее других проработал здесь (около 1,5 лет), спросил Морозевича:
   -- Ну, как вам, Андрей Николаевич, Германия? Как наш городок? Как другие города, которые вы успели увидеть, добираясь сюда?
   -- Городок ваш, а теперь уже наш, -- улыбнулся Андрей, -- мне, честно скажу, очень нравиться. Что касается других городов, то многие из них производят тоже очень хорошее впечатление. Но одни я знаю получше, а с другими я не очень-то хорошо знаком.
   -- А какие это города вы знаете получше, Франкфурт-на-Одере что ли? -- спросил кто-то. -- Где вы ещё успели побывать?
   -- А вы во многих городах успели побывать? -- вновь улыбнулся Андрей.
   -- Ну, не так уж и во многих, но в некоторых, всё же, побывали.
   -- И в каких же это, учитывая даже проездом?
   -- О, если проездом, то тогда во многих. Например, в том же Франкфурте, Фюрстенвальде, Кёнигс-Вустерхаузене, Людвигсфельде. Ну а более детально - это Белитц, Потсдам, Берлин, Фихтенвальде, Бранденбург. Можно ещё парочку назвать. Кто-то был в одних, кто-то - в других городах. А вы, кроме первых перечисленных, наверное, нигде и не были?
   -- Ну почему же. Как раз в Фюрстенвальде, Кёнигсе-Вустерхаузене и Людвигсфельде я не был, а вот в других городах или городишках успел побывать.
   -- И в каких же это?
   -- О многих из них вы, вероятно, и не слыхали.
   -- Да? Назовите тогда города, в каких вы были.
   -- Пожалуйста, загибайте пальцы, если только у вас их хватит на руках - Франкфурт-на-Одере, Йютерборг, Финстервальде, Цербст, Кётен, Борстель, Стендаль, Гарделеген, Зальцведель, Акен (Андрей проезжал его по пути из Цербста в Кётен), Коммерн, Мёкерн, Бург, Гентин, Тангермюнде (уже по пути из Кётена в Борстель), Вюнсдорф, Берлин, Магдебург, Дрезден, Росток. Есть ещё городишки, которые я проезжал, но уже не помню их названий. Но, я думаю, что и так достаточно.
   -- Это вы их что - по карте выучили?
   -- Во всех этих городах, которые я вам назвал, я, действительно, был. Причём, проездом - не более, чем в половине. Был я и в таких городах, где ходил своими ногами - например, Франкфурт, Цербст, Борстель, Стендаль, Гарделеген, Зальцведель, Вюнсдорф, Берлин, Магдебург, Дрезден, Росток. По-моему, и этих городов набирается более десятка.
   -- Вы что, в Германии не в первый раз? -- удивился кто-то из слесарей.
   -- В первый раз, так же как и вы. Вы, вероятно, не очень любопытны, но у меня здесь в госпитале жена работает. А она-то, как могла со мной одновремённо попасть в ГДР?
   -- А, так вы сюда по вызову жены приехали?
   -- Вовсе нет. Мы сюда, я имею в виду Белитц-Хальштеттен, приехали вместе.
   -- Как это?
   -- А вот так. Дело в том, что в Германию я не вчера приехал. Владимир, -- обратился Андрей к Якимчуку, -- ты когда пересёк границу ГДР?
   -- В марте 1977-го.
   -- А я пересёк границу ГДР 27 мая 1976-го года.
   -- 1978-го года, наверное? -- решил его подправить другой слесарь.
   -- Нет, именно 1976-го. Я в Германии уже два года и три месяца. Вот так-то, ребята, а то я смотрю, что вы меня совсем за зелёного салагу принимаете. А что касается моей жены, то она работает в ГСВГ уже полтора года. Кстати, она уже успела и на экскурсии в Лейпциге побывать, я же там, правда, не был.
   -- Вот это да! И где же вы до этого работали?
   -- Под Стендалем, это Магдебургский округ. За четыре километра от Стендаля есть городишко Борстель, в котором расположен вертолётный полк. Вот в этом гарнизоне мы с женой и работали.
   -- А к нам-то, как попали?
   Пришлось Морозевичу вкратце рассказать историю их переезда в Белитц-Хальштеттен. Окружающие выслушали её с интересом и расспросили Андрея о работе в Борстеле. Но, после этого разговора, отношение к новому начальнику теплохозяйства изменилось в корне - к нему уже перестали относиться скептически и начали уважать.
  
  

ГЛАВА 24

Делу время - потехе час

  
   У кочегаров тоже было определённое место сбора, хотя им его никто и не назначал. Просто в свободное время они часто собирались на территории котельной - в глубине между двумя её корпусами был довольно просторный двор. Там они вместе с периодически выходящими на свежий воздух находящимися на смене кочегарами, вели беседы, травили разные байки. От них Морозевич узнал о том, что сейчас самое время для сбора грибов - очень много в близлежащих лесах белых грибов. И те же кочегары, и слесари даже подзарабатывали на сборе грибов. Оказывается, немцы очень охотно покупали свежие белые грибы и при этом довольно неплохо за них платили. Немцы, как уже говорилось, вообще предпочитали и собирать сами, и покупать преимущественно только белые грибы, хотя в их лесах было предостаточно разных других съедобных грибов. Услышав такие новости, Андрей решил в ближайшие же выходные съездить с Валерией за грибами. От кочегаров на посиделках возле котельной он выяснил, куда нужно ехать за грибами. Ему объяснили куда лучше ехать за грибами, поскольку территорию госпиталя практически везде окружали леса и грибов, как сообщили Андрею, было много везде. Кочегаров больше удивила сама формулировка вопроса.
   -- А почему вы решили, что нужно за грибами куда-то ездить? Здесь за грибами недалеко ходить - какой-то километр, ну, пару километров, это уже по желанию. Мы и ходим всегда пешком. На чём ещё ездить?
   -- Например, на велосипедах, -- улыбнулся Морозевич. -- Это же удобнее.
   -- Удобнее, конечно. Но только, где же их брать - покупать что ли, а потом тащить за собой в Союз?
   -- Да, покупать, пожалуй, не очень-то и оправданно. Но, если велосипед есть, то лучше ездить за грибами на нём.
   -- А у вас он что, есть?
   -- Есть, и у меня, и у жены.
   -- И вы их что - покупали?
   Пришлось Андрею объяснять новоиспечённым коллегам, как у них с женой оказались велосипеды. Кочегары к тому времени уже тоже знали, каким образом семья Морозевичей оказалась в Белитц-Хальштеттене. Их только в рассказе удивило такое сообщение по поводу сбора велосипедов со свалки, и они позавидовали тому, что нет и здесь поблизости подобного места. Недалеко от госпиталя находился городок Белитц, но где там есть похожая свалка, они не ведали. Хотя они, конечно, знали о расточительности немцев - редко что ремонтируют, лучше новое купят. А немцев на велосипедах ездило много и в самом городке. Это были рабочие, которые работали в госпитале, и просто проезжие.
   Шоссейная дорога, которая делила госпиталь на две части, не была слишком оживлённой, но немцы на велосипедах ездили по ней довольно часто. В центре госпиталя дорогу пересекала пешеходная дорожка-"зебра". Этот пешеходный перекрёсток, естественно, не был регулированным. И вот что удивило Андрея так же, как и когда-то ранее при посещении со своим тёзкой Магдебурга, так это отношение немногочисленных водителей автомашин к пешеходной дорожке. Подъезжая к этому перекрёстку, водители непременно останавливали (хотя восьмиугольного знака Stop перед переходом не было, а был только обычный его указатель) на несколько секунд автомобиль (даже если там не было пешеходов), и только затем, убедившись, что пешеходов нет, проезжали дальше. Если же по пешеходной дорожке шли пешеходы, то немцы терпеливо ожидали, пока последний из них не покинет "зебру". Велосипедисты, правда, не останавливались перед переходом, но, всё же, притормаживали своё движение. При этом Морозевичи, особенно Лера, вновь удивлялись тому обстоятельству, как много было женщин-велосипедисток. И были это женщины различных возрастов - вероятно от 18 и до 70 лет. Да, именно до семидесяти, потому что многие старушки тоже предпочитали это средство передвижения и держались на нём очень уверенно. Они, конечно, ездили на велосипедах в брюках, хотя это уже давно не удивляло приезжих из Союза. Удивляло нечто другое - даже 60-70-летние женщины были очень опрятными. За всё время своего пребывания в ГДР Морозевичи так и не увидели ни одной немецкой женщины (даже в небольших городках - по численности меньшими, нежели отдельные советские деревни) в платке, в какой-нибудь фуфайке и в старой обуви. Даже те же 70-летние немки всегда были аккуратно причёсаны и хорошо одеты - они следили за собой в любом возрасте, они жили, видимо, по принципу, что "у настоящей женщины могут быть морщины на лице, но никак не на чулках". Ходили они либо с неприкрытой головой, либо с какой-нибудь кокетливой шляпкой, которая порой казалась довольно старомодной. Но, тем не менее, она смотрелась на хозяйке очень даже неплохо.
   Своё знакомство с местными лесами и их, так сказать, обитателями Морозевичи начали рано утром в субботу, а продолжили ещё и в воскресенье. И вновь их первым чувством было удивление. Лес, в который они приехали, был неестественно чистым. В нём не то, что не было ни единой бумажки, полиэтиленового пакета, консервной банки или другого мусора, он как будто бы был прочесан гребёнкой, то бишь граблями. Лес, хотя он и был самым что ни есть настоящим (хотя, возможно, и рукотворным - кое-где деревья, и немолодые, росли стройными рядами), был скорее похож на аккуратный парк. В Борстеле лес тоже был очень чистый, но, всё же, более похожим на лес, хотя местный лес не был таким уж маленьким. Умели, всё же, немцы следить за чистотой территорий. Грибов в лесу было, действительно, очень много - самых различных. Немало было и белых грибов. В Борстеле Морозевичам удавалось мало найти белых грибов, но они там их никогда летом и не собирали. А здесь сейчас был самый их разгар. Андрей с Лерой на первых порах больше никаких других грибов и не собирали. Они не ставили себе цель солить или консервировать грибы. Они только хотели засушить на зиму белых грибов. Правда, они насобирали немного и маслят для того, чтобы их нажарить на пару дней.
   А вот когда они начали собирать в молодом ельничке маслята, то увидели много каких-то незнакомых грибов. Они были все маленькие (Андрей не знал - то ли они просто молодые, то ли большими и не растут), примерно 3-5 см в высоту, крепенькие, без единой червоточины. Это были грибы с небольшой слегка желтоватой шляпкой на толстенькой, но невысокой ножке. Это было нечто среднее между теми же самыми маслятами и моронами. Но все они были один в один и, как отметила Лера, как раз подходили для консервации или маринования. Эти грибы очень понравились Морозевичам, хотя они и не представляли себе, что же это за грибы. Рискованно, вроде, было собирать неизвестные грибы - а вдруг они несъедобные. Правда, Андрей вспомнил небольшую лекцию о грибах Шмелёва из Ивановской области (где все очень хорошие грибники) и решил, что можно, всё же, рискнуть - откровенно несъедобных грибов в природе мизерное количество. Им не верилось, что такие грибочки могут быть ядовитыми. Хорошо вымочить их и проварить, а затем можно консервировать или мариновать. Но для этих процессов вроде бы не было, как говорилось выше, необходимых в Германии условий. Однако, вспомнив технологию того и другого процесса, они решили, что и здесь русская смекалка им поможет. Насколько они знали технологию маринования грибов, то она состояла в том, что заранее проваренные грибы ещё некоторое время варились в маринаде. Затем грибы горячими вместе с маринадом раскладывались в стерильные стеклянные банки и сразу же закатывались, то есть можно было обойтись без стадии стерилизации грибов в банках. А это означало, что совсем необязательно и закатывать банки - можно их просто плотно укупорить (от попадания вовнутрь воздуха). А уж плотно укупорить банки для советского человека проблемы не составляло - чего только не было придумано. И они насобирали побольше этих грибов (поскольку случайно попали на место, где их было много) даже в ущерб белым, хотя и тех вначале насобирали немало - а за белыми решено было съездить ещё и завтра, погода позволяла это сделать. Так они и поступили.
   Дома они почистили маслята, промыли их и неизвестные грибы и последние замочили в свежей воде. Маслята они вечером пожарили, а белые немного подсушив в открытой духовке, Андрей развесил на чердаке, открыв при этом окошко для проветривания. На другой день процесс сбора грибов повторился, с той лишь разницей, что они уже собирали только белые грибы и совсем немного (на один раз) маслята. Вечером они сменили воду в посуде с замоченными неизвестными грибами. А уже в понедельник Лера, придя с работы и закупив по дороге необходимые компоненты, сразу же занялась маринованием маленьких симпатичных грибов. Немногим позже помощь в этом её оказал и Андрей. Они приготовили 8 небольших баночек этих маринованных грибов - не так уж много по союзным меркам, но достаточно, чтобы ознакомиться со вкусом этих грибов, а в их съедобности они почему-то и не сомневались. Правда, Инга довольно скептически отнеслась к этой затее и сказала, что она на их месте и не прикасалась бы к этим грибам. Но она резко поменяла своё мнение относительно неизвестных грибов, когда Морозевичи (нужно сказать честно, сначала с опаской) отведали эти грибы и убедились, что они превосходны на вкус. Тогда и Инга, увидев на другой день, что с соседями всё благополучно, отважилась отведать предложенные ей грибы и тоже нашла их довольно вкусными - по крайней мере, никак не хуже маслят или моронов. Андрей в понедельник понёс пару найденных накануне грибов показать своим подчинённым. Те сказали, что они их тоже видели, бывало даже собирали их для жарки, но как те называются, не имеют никакого представления. Позже в Союзе, уже через пару лет Андрей вспомнив об этих грибах, попытался разыскать их в книгах о грибах, но так ничего о них и не узнал. Не упоминал о них и такой знаменитый грибник и писатель, как Владимир Солоухин в своей книге "Третья охота" (публиковавшейся в нескольких номерах журнала "Наука и жизнь"). На этом летняя третья охота для Морозевичей была завершена, но впереди ещё была осень с её богатыми дарами природы. Уже значительно позже Андрей выяснил, что собирали они в Белитц-Хальштеттене, всё же, именно маслята. Оказалось, что род Маслёнок объединяет около 50 видов. И те маслята, которые он собирал с Лерой, скорее всего, относились к так называемому Маслёнку желтоватому (лат. Suillus salmonicolor). Да, этот вид относится к условно съедобным грибам (вызывает диарею). Но, как оказалось (что для Морозевича было просто смешно) для перевода этого гриба в разряд просто съедобных необходимо было всего лишь удалить кожицу с их шляпки. Но кто же, скажите, пожалуйста, станет употреблять не только эти, но и другие маслята с кожицей?

* * *

   А далее вновь потянулись рабочие будни, в которых снова-таки много времени Андрею пришлось уделить организационным вопросам. Нужно было решать в КЭЧ такие вопросы как: учёба и переаттестация кочегаров; писать по этому поводу официальные письма; договариваться о поездке начальника котельной и Стабровского за поваренной солью; начать проводить учёбу кочегаров, ещё не имеющих удостоверений и переаттестацию кочегаров, которые такие документы имели, а затем забирать в той же КЭЧ удостоверения кочегаров, уже прошедших переаттестацию. Все эти вопросы занимали немало времени и усилий, но они, всё же, постепенно решались. Вот только несколько более однообразно проходило свободное время Морозевичей. Кроме выезда в лес за грибами и просмотра вечером некоторых телевизионных передач, прогулок по приятной территории госпиталя заняться было практически нечем. Да, был клуб и они пару раз сходили в кино, но, как и в Борстеле, новые фильмы шли редко. Андрей за прошедший после переезда месяц уже пару раз пришлось побывать и в КЭЧ.
   Морозевичей, конечно, очень интересовал Потсдам, до которого было рукой подать - сел на местный поезд и через каких-то 20-30 минут ты уже почти в самом центре Потсдама. При этом билет до Потсдама стоил сущий мизер - всего 40 пфеннигов. В Потсдам ездили практические все, да это и не запрещалось. Морозевичи поехали в Потсдам ровно через месяц своего пребывания в госпитале (в воскресенье 10-го сентября). Потсдам расположен примерно в 15 км (напрямую) на северо-восток от Белитц-Хальштеттена, а точнее это Белитц-Хальштеттен так расположен (в обратном направлении) по отношению к Потсдаму. Расположен Потсдам на реке Хафель и на берегах нескольких соединённых между собой озёр, 26 км юго-западней Берлина. По железной же дороге от вокзала в Белитц-Хальштеттене до центрального вокзала Потсдама (Potsdam Hauptbahnhof), расположенного вблизи озера Темплинер, всего 17 км. Главный вокзал Потсдама был построен в 1959-м году и представлял собой довольно обычное двухэтажное здание с выступающей центральной частью с 5-ю высокими окнами второго этажа и широким козырьком над входом - со стороны довольно просторной привокзальной площади.
   Ещё одна остановка местного поезда до западного вокзала (Potsdam Westbahnhof) или две до вокзала (Potsdam-Stadf) и ты теперь, действительно, в самом центре города. А далее за (Potsdam Westbahnhof) уже шли одни достопримечательности.
   Влево от вокзала находился дворец Шарлотенхоф, расположенный в одноимённом парке. К западу от дворца с 1962-го годаодножья холма, на вершине которого расположен дворец, с восточной стороны стоит грот Нептуна.ц Оранжерея, сицилийский и северны стоит реставрированная бронзовая фигура Фридриха II на коне. В народе этот памятник называли "Старым Фрицем". Он была создан в 1851-м году Христианом Даниэлем Раухом (ведущим скульптором классицизма) и установлен в Берлине на бульваре Унтер ден Линден. Во время войны памятник был разрушен. Постамент восстановленного в Потсдаме памятника выполнен из гранита с рельефными бронзовыми плитами в основной зоне, а по углам расположены фигуры цельнолитые всадников. На памятнике изображены видные деятели эпохи короля, в верхней же зоне постамента - сцены из жизни Фридриха II. Этот памятник сейчас расположили именно в Потсдаме, потому что парк Сан-Суси строился как летняя резиденция прусского короля Фридриха ІІ, избравшего своей постоянной резиденцией не Берлин, а Потсдам. Поэтому было решено, что там ему самое подходящее место.
   Правее дворца был также расположен театр имени Ханса Отто (один из Потсдамских центров культуры), а ещё правее театра (на площади Наций) - Потсдамские Бранденбургские ворота.
   Сам город Потсдам (Potsdam) с населением около 120.000 человек является столицей федеральной земли Бранденбург. Его городской облик определяют как промышленные предприятия, так и культурные и научные учреждения, а также архитектурные ансамбли. В их состав входят Потсдамские строительные комбинаты, народное предприятие "Дойтше шаль плате" по изготовлению грампластинок, киностудия ДЕФА художественных и документальных фильмов, академия общественно-политических наук и права ГДР, педагогический ВУЗ имени Карла Либкнехта. Потсдам также известен как город дворцов и садов. В берлинско-потсдамском культурном ландшафте располагается около 20 дворцов. Но самой известной достопримечательностью Потсдама и одновременно его символом является дворец Сан-Суси с прилегающим к нему парком. Небольшой по размерам летний дворец в стиле рококо был построен в 1745-1747-м годах. Расположение летнего дворца на юго-западе города-резиденции Потсдама наводит на параллель с Версалем и Парижем. Потсдам окружён красотой реки Хафель с современными жилыми комплексами, общественными зданиями и центрами отдыха, которые прекрасно сочетаются с архитектурой 18-го и 19-го веков.
   Исторический центр города - это Старый рынок. Здесь были возведены Городской дворец, церковь Святого Николая, Люстгартен и Старая ратуша. После войны здесь также появились высотное здание отеля "Меркур", здание Высшей специальной школы Потсдама и музей кино.
   Но, конечно же, наиболее приятным местом отдыха, в котором Морозевичи за время пребывания в Белитц-Хальштеттене побывали не один раз, был парк Сан-Суси. Попадали они в парк через центральный вход (как и большинство посетителей). Это было несложно - от западного вокзала по Аллее Ленина до Бранденбургских ворот, а за ними уже недалеко и до самого центрального входа с порталом и обелиском, расположенным в восточной части Сан-Суси. А уже далее от портала, являющимся подражанием египетским обелискам, они начинали свою экскурсию по парку, идя по его главной (почти 2,5 км) аллее. Эта ось восток-запад, заключённая между обелиском и Новым дворцом является центральным элементом оформления и соединяет все части парка, возведённые на основе пятиричного принципа фридерицианских парков - грот Нептуна, картинная галерея, дворец Сан-Суси, новые палаты, бельведер. Зрительно соединён с этой осью и парк Шарлотенхоф.
   Из путеводителя (а он был на немецком и русском языках) Морозевичи узнали, что строился парк по заказу прусского короля Фридриха ІІ. Эскизы для своей летней резиденции Фридрих II создавал сам, а возводился дворец и парк по проекту архитектора Георга Венцеслауса фон Кнобельсдорфа. Название Сан-Суси (от фр. sans souci - без забот) отражало суть желаний короля. Первый камень в строительство небольшого увеселительного дворца был заложен 14 апреля 1745-го года, а уже к началу 1748-го года его строительство было окончательно завершено (хотя церемония открытия дворца состоялась значительно раньше 1 мая 1747-го года).
   Своеобразной базой для строительства дворца с парком явились разбитые на склонах холма ещё при Фридрихе Великом шесть широких виноградных террас с декоративным садом у подножья холма, в центре которого в 1748-м году появился "Большой фонтан". По центральной линии на вершину холма ведут 132 ступени, разделённые на шесть пролётов. Виноградные террасы Сан-Суси образовали ядро парка, которое венчает небольшой замок, который Фридрих Великий называл своим "маленьким виноградарским домиком".
   В 1826-м году наследный принц Фридрих Вильгельм IV, этот "романтик на троне", положил начало реконструкции дворца, расширив его на юг и построив дворец Шарлотенхоф. Строительство шло вплоть до 1860-го года, при этом были созданы такие здания и парки: римские купальни и помещение для фазанов в стиле итальянской виллы, ансамбль Фриденскирхи с садом Марли, дворец Оранжерея, сицилийский и северный сады.
   Посмотреть в парке было на что. Андрей в поздние школьные годы побывал в парках Александрия (г. Белая Церковь), Софиевка (г. Умань), а в средних классах - ещё и в Петергофе (г. Ленинград). Первые два парка скорее интересны своими ландшафтными композициями, а вот в комплексе - ландшафт и архитектура строений - с парком Сан-Суси мог сравниться только Петергоф с его зданиями и фонтанами. И если по части фонтанов Сан-Суси, конечно, уступал ленинградской жемчужине архитектуры, то вот по части строений они были, пожалуй, соизмеримы.
   На самой верхней террасе виноградника возвышается обращённый фасадом к парку дворец Сан-Суси с 36-ю фигурами, в том числе Вакхов и Вакханок, подчёркивающих тему виноделия. Само здание дворца длинное и довольно приземистое с возвышающимся в центре куполом. Однако очень красивый вид этого здания в комплексе с шестью пролётами ступеней и широкими террасами по обе стороны (от фонтана у их подножья с плавающими утками) и скульптурами Венеры и Меркурия. В целом же кроме этих скульптур с 1750-го года чашу фонтана окружают ещё и мраморные статуи Аполлона, Дианы, Юноны, Юпитера, Марса и Минервы, а также аллегорические изображениями четырёх элементов: огня, воды, воздуха и земли.
   У подножья холма, на вершине которого расположен дворец, с восточной стороны стоит грот Нептуна. Его прелесть особенно раскрывается тогда, когда из раковины в раковину спадают струи воды. Расположенные вверху на гроте статуи размахивающего трезубцем властелина моря и нимф с сосудами выполнены из мрамора.
   На запад от дворца расположено здание Оранжереи с юбилейными террасами, выполненное в строгих линиях. В средней части строения с выступающим фасадом возведены две прямоугольные башни. Оранжерея, а также Сицилианский и Северный парки являются частью не до конца осуществлённого проекта сооружения "верхнего яруса".
   Ниже этих зданий находятся Картинная галерея и Новые камеры. Снаружи здание Картинной галереи кажется немного простоватым - одноэтажное строение жёлтого цвета с куполом и небольшой башенкой с часами. Однако внутри здание очень красивое и относится к самым красивым немецким музейным помещениям. В нём выставлены более 100 ценных картин преимущественно итальянских мастеров эпохи Возрождения, а также итальянских, фламандских и голландских мастеров барокко. В противовес Картинной галерее на той же высоте западнее дворцовых террас расположены Новые палаты. Это переоборудованное здание бывшей оранжереи (1747 г.) в здание для гостей (1774 г.). Сама постройка была сохранена, к нему только добавили купол. Стоящие перед фасадом скульптуры из белоснежного каррарского мрамора соединяют строение с садом. Перед Новыми палатами расположен розарий.
   Южнее зелёных беседок расположен Китайский чайный домик - это небольшое круглое здание с башенкой. К круглому залу в центре сооружения примыкают три кабинета в форме листа клевера и расположенные между ними открытые веранды. Крыша выполнена в виде шатра, над куполом которого возвышается фигура сидящего под зонтом китайского мандарина. Внутри домика находится коллекция восточноазиатских фарфоров и фарфоров из Мейсенской мануфактуры.
   Ниже китайского домика на юг по направлению к дворцу Шарлотенхоф в пейзажном парке на берегу искусственного озера расположен ансамбль Римских купален. Романтическую прелесть ансамблю придают свободно сгруппированные вокруг внутреннего сада строения, архитектурное оформление которых заимствовано у различных образцов античного периода, а также у флорентийских вилл эпохи раннего Ренессанса. С другой стороны к саду примыкают открытые полукруглые помещения, напоминающие античный римский домик. В них то и находятся купальни, по которым и назван весь комплекс.
   Ещё южнее расположен и сам дворец Шарлотенхоф в стиле виллы. Этот небольшой домик своей простотой, скромной сдержанностью и продуманными пропорциями отражает дух классицизма. Пейзажный парк с просторными лугами, небольшими возвышениями, разбросанными группами деревьев и искусственными прудами образуют живописное окружение строения.
   И, наконец, в самой западной части парка возвышается самое большое сооружение 18-го столетия в парке Сан-Суси - Новый дворец с Дворцовым театром (одним из самых красивых театров в стиле рококо в Европе). Трёхэтажное здание простирается более чем на 200 метров в длину и увенчано в середине куполом, наверху которого стоят три грации, несущие корону. Его строительство началось по окончании Семилетней войны в 1763-м году и завершилось в 1769-м году. Новый дворец предполагалось использовать исключительно в представительских целях. Это колоссальное строение насчитывает 322 окна, 230 пилонов и 428 статуй, которые украшают фасад и балюстраду на крыше дворца. С двумя подсобными зданиями, расположенными напротив почётного дворца, дворец имеет почти 400 жилых и парадных помещений. Его залы украшают многочисленные картины и ценная мебель. В настоящее время в Новом дворце проводятся художественные специальные выставки.
   А вот в центр города Морозевичи чаще попадали другим маршрутом - от вокзала Porsdam-Stadt. Идя от этого вокзала, они проходили по мосту над рукавами реки Хафель с юго-западной частью Острова дружбы, мимо пароходной пристани. Далее в центр они направлялись по Friedrich-Ebert-Strasse мимо туристического бюро ГДР (слева), церкви Святого Николая и научной библиотеки (справа), торгового центра "Югендмоде" и ресторана "Атлас" на аллее имени Генриха Рауа. Хотя от этого вокзала также несложно было попасть и в парк Сан-Суси. Начало маршрута было прежнее, а далее нужно было свернуть влево на Wilhelm-KЭlz-Strasse (в начале улицы Friedrich-Ebert-Strasse) и, проходить мимо окружного музея к тем же Бранденбургским воротам.
   Правее от восточного портала парка Сан-Суси расположено здание Потсдамского городского совета, за которым находится русская колония "Александровка", деревянное здание, построенное в 1826-м году для русских певцов.
   В северной части города, на берегу озера Хайлигензее, в полутора километрах от парка Сан-Суси раскинулся Новый парк, в северной части которого располагается построенный в 1913-1916-м годах в стиле английской усадьбы дворец Цецилиенхоф - исторический музей-памятник подписания известного Потсдамского соглашения в августе 1945-го года. Южнее этих мест расположены дом юных пионеров имени Эриха Вейнерта, планетарий и Мраморный дворец, в котором размещается Потсдамский музей армии.
   Конечно, в первую поездку семейной паре удалось посетить только часть Потсдамских достопримечательностей. Остальную же их часть, так же как и другие, довольно известные места, они посетили уже во время последующих поездок в Потсдам. Вот краткий список мест пребывания в Потсдаме Морозевичей, которые они:
  -- посетили обувной магазин на площади единства (Platz der Einheit) и его кафе, расположенное на террасе;
  -- побывали около памятника жертвам фашизма на той же площади;
  -- посетили на площади Бассейнплатц почётную рощу для солдат Красной армии, погибших в борьбе за освобождение Потсдама от фашистов;
  -- прогулялись улицей имени Клемента Готвальда - одной из самых популярных торговых улиц в Потсдаме;
  -- прошлись по улице Вильгельма Штааба - восстановленную в 1957-м году в стиле барокко;
  -- посетили популярный центр отдыха жителей Потсдама и их гостей - расположенный между двумя рукавами реки Хафель Остров дружбы (Freundschaftsinsel) с зелёными насаждениями, скульптурами и фонтанами;
  -- посетили там же кафе, расположенное вблизи оригинальных фонарных столбов 18-го века, которые как бы излучают романтическое очарование;
  -- побывали у древнейших из сохранившихся ворот в Потсдаме - Ворот охранников (Nauener Tor).
   В общем, за время неоднократных посещений Потсдама, а его близость позволяла это сделать, Морозевичи довольно неплохо изучили этот не такой уж большой по союзным меркам, но очень красивый город.
  
  

ГЛАВА 25

Унтер Ден Линден

  
   В последнее же воскресенье сентября (24.09) по прошествии уже почти полутора месяцев их пребывания в Белитце, Андрей с Валерией решили совершить новую поездку - теперь уже в столицу ГДР Берлин. Они и раньше подумывали о том, как бы им побывать в Берлине, однако пока что не осмеливались на такой поступок. Кто его знает, какой там контроль, вдруг их уже на вокзале задержит патруль. Хотя Андрей уже бывал на главном вокзале Берлина, и ничего не произошло. Но тогда это была для него просто промежуточная станция, и он направлялся в определённое место, куда и брал билеты. Кроме того, он не пытался выйти из вокзала в город. В общем, они никак не могли решиться на такое действо. Однако, как они поняли однажды из разговора с соседкой Ингой, в Берлин ездят многие.
   -- И что, -- спросил тогда Андрей, -- всё нормально проходит?
   -- Пока никто не жаловался. Хотя, конечно, никто эти поездки не афиширует.
   -- И руководство госпиталя об этом знает?
   -- Вероятно, знает, потому-то как раз их и не афишируют. Ведь это всё-таки Берлин, а в крупные города, как вы знаете, всё время предупреждают - ездить самим возбраняется. Но это не становится такой уж преградой. Оно ведь и понятно - пробыть 3 года в ГДР, причём, совсем рядом с Берлином, и не побывать в нём - вряд ли кто-то может устоять перед таким соблазном. Когда ещё такой шанс выпадет.
   Поговаривали что, запрещалось посещать Берлин, за исключением коллективных экскурсий, прямым приказом Главкома. За нарушение предусматривалась суровая мера наказания - высылка на Родину, но многие в лучших традициях приключенческого жанра как настоящие разведчики, "просачивались" в столицу ГДР в поисках пресловутого дефицита.
   -- И ты тоже была в Берлине? -- спросила Ингу Валерия (они все уже были на "ты").
   -- Конечно, была раза три-четыре. Первые пару раз ездила вдвоём ещё с одной служащей. Самой ехать, всё же, на первых порах было страшновато. Да и вам, если решите поехать, лучше, всё же, не мелькать на некоторых станциях.
   -- Почему?
   -- Дело в том, что на некоторых станциях контролируется проход советских граждан.
   -- И что это за станции?
   -- Ну, например, аэропорт "Шёнефельд". Там рядом с городской электричкой ещё платформы с пригородными поездами. В частности, из Вюнсдорфа. Так вот, между этими путями - примерно метров 150. И посередине, на пути между ними, говорят, стоит наш солдат с автоматом.
   -- Я был в "Шёнефельде", и что-то этого не заметил, -- удивился Андрей.
   -- Ты, наверное, ехал туда на S-Bahn с другой железнодорожной станции, а не от вокзала аэропорта?
   -- Ну да, с центрального вокзала.
   -- Вот поэтому ты его и не видел.
   -- И что, этот солдат проверяет документы?
   -- Да вроде бы нет. Просто по виду определяет, кто наш, а кто немец. Вероятно, если заподозрит, что проходит советский человек, то, может быть, и попросит предъявить документ. Не знаю, сама я там не была. Слышала разговоры. Но слышала также и то, что можно откупиться в таком случае.
   -- Это как же, деньгами?
   -- Нет, не деньгами. Сигаретами. Существует, вроде бы, даже определённая такса.
   -- А какими сигаретами?
   -- Нашими, советскими. Немецкие, хотя и лучше тех сигарет, которых выдают солдатам, но, всё же, не ахти какие. А вот наши сигареты или болгарские - ценятся. Например, такие как наши "БТ" или болгарские "ТУ-134".
   Андрей знал о тех махорочных сигаретах, которые выдавались солдатам. В Борстеле их курили почти все служащие-рабочие, поскольку не нужно было их покупать - можно было договориться на складе, и получать их негласно подобно некоторым продуктам. Андрей изредка их тоже курил, но они были какими-то едкими, поэтому он предпочитал, всё же, покупать немецкие, которые тоже уступали лучшим сортам советских сигарет. Поэтому из отпуска Андрей, как и большинство других курящих, всегда привозил с собой блок хороших союзных или болгарских сигарет.

* * *

   После разговора с Ингой Морозевичи немного поразмыслили, и, всё же, отважились на поездку в Берлин. Андрей зашёл на местный вокзал и узнал, как лучше добираться до столицы. Оказалось, что совсем просто - туда на центральный вокзал, на одну из пригородных платформ идёт прямой поезд. Купил билет и поезжай себе. Не было, как после первой поездки выяснили для себя Морозевичи, никаких проблем в этом плане и в самом Берлине. Поезда в сторону Дессау, проходящие через Белитц-Хальштеттен, шли чуть ли не каждый час. И время поездки в Берлин или из него составляло примерно 40 минут.
   Ехали они в Берлин в двухэтажном поезде, что стало определённой новинкой для Валерии, Андрей уже пару раз ездил такими поездами.
   Сконструированы двухэтажные вагоны очень хорошо: просторный салоны, два ряда мягких кресел вдоль каждого борта и широкий проход; просторный тамбур с лестницами наверх; в каждом вагоне два туалета без ограничений на всё время поездки.
   На втором этаже ехать приятнее, особенно днём, когда вокруг можно что-то увидеть. Но есть у него и свои недостатки: этот этаж не имеет принудительного проветривания. Можно, конечно, открыть окно, но этого почему-то никто не делает. В результате движение воздуха в двухэтажном вагоне несколько одностороннее: из первого этажа на второй, и соответственно вдоль пола тянет довольно сильный сквозняк, а вдоль потолка просто уже тёплый воздух, от которого порой душно и жарко. Кроме того, в тамбурах таких поездов курят, а поскольку никакими дверями от салона тамбур не отгорожен, то весь дым, естественно, тоже движется вверх, то есть на второй этаж.
   Что касается скорости движения, то едут региональные двухэтажные поезда очень быстро, порой обгоняя вблизи города (по виду из окна) движущиеся автомобили. И при этом не чувствуется никаких толчков, никакой тряски - только небольшая вибрация.
   По прибытию на вокзал Морозевичи, оглядываясь по сторонам, осторожно прошли к выходу в город. Очутившись уже вне вокзальных помещений, Андрей стоял и думал о том, с чего же им начать осмотр Берлина. Они этот вопрос почему-то заранее в Белитце не обговорили. О том же, наверное, подумала и Валерия, потому что, тоже оглядевшись вокруг, она спросила:
   -- Андрюша, а куда мы теперь?
   -- Куда теперь? -- переспросил Андрей и ответил. -- Будем сам город осматривать. Нужно разобраться, где что находится.
   -- Это я и сама понимаю, что будем город осматривать. Но с чего начать? Мы ведь в нём ничего не знаем. Что в самом Берлине такого выдающегося? Я знаю, например, что таким является, например, Трептов-парк, здание Рейхстага. А ещё что?
   -- Да, Рейхстаг, ещё Бранденбургские ворота. Наверное, мы с них и начнём.
   Действительно, что они ещё могли знать о Берлине, ни разу в нём не бывав, да и не особенно интересуясь его историей, достопримечательностями. Они знали о Берлине только по книгам о конце Второй мировой войны, о капитуляции фашистов, о водружении красного знамени над Рейхстагом, о Дне победы и не так уж много другого.
   -- А Рейхстаг то, по-моему, находится в Западном Берлине, -- обронила Валерия.
   -- Да вроде того, но он, кажется, недалеко от линии раздела города и его, как я слышал, можно увидеть из восточной части. А Бранденбургские ворота на этой стороне. Так что будем направляться к ним. А вот они то, как мне сказали, находятся на улице Унтер ден Линден.
   Они узнали, как попасть на эту улицу и через некоторое время (не так уж и скоро), побродив немного по незнакомым местам, по улице Фридрихштрассе, всё же, вышли на улицу, а точнее на бульвар Унтер ден Линден с его липами. О липах в свое время позаботился Великий курфюрст Фридрих Вильгельм, который в середине XVII-м веке распорядился высадить около двух тысяч липовых и ореховых деревьев на довольно пыльной тогда дороге, по которой он ездил охотиться за город. Липы хорошо прижились. Так у улицы и появилось название Унтер-ден-Линден (в переводе - "под липами").
   В какую сторону идти к Бранденбургским воротам они не знали, поэтому пошли по бульвару наугад, о чём и не сожалели - ведь эта улица и сама по себе была достопримечательностью города. Они с интересом рассматривали строения на этой улице, уличные кафе, гостиницы, банки и фешенебельные магазины.
   Этот, вероятно, один из наиболее известных из бульваров Берлина, получил своё название благодаря украшающим его липам. Лип, действительно, было много. Сами по себе они ничем не были примечательны: деревья как деревья, вот только с немецким педантизмом пронумерованы. Сам бульвар как бы делился на три отдельные дороги - пешеходный бульвар и две проезжие части (с тротуарами по обе стороны дороги) рядом с ним. Густые липы как-то даже приглушали гул машин. На бульваре, кроме лип, имелись также зелёные газоны, старинные фонари и скамейки, на которых отдыхали граждане. Многие из них прогуливались по самому бульвару. Никто никуда не торопился, лица прохожих были улыбчивы и приветливы, казалось, что все они очень довольны жизнью и ни у кого из них не существует никаких проблем - они были какими-то романтичными и мечтательными. Андрей ещё во время частых поездок в Стендаль научился довольно точно отличать советских людей от коренного немецкого населения - если немцы были практически всегда радостны и беззаботны, то наши люди выглядели в сравнение с ними какими-то хмурыми и озабоченными.
   -- Странно, -- протянул Андрей, глядя на здания. -- Как мне говорили эта улица довольно старинная, а вот здания на ней более-менее современные.
   -- Вероятно, они просто отстроены после войны, -- предположила Валерия. -- Ведь Берлин, насколько я знаю, был довольно сильно разрушен.
   -- Скорее всего, это именно так. Но хорошо было бы узнать об этом бульваре и его достопримечательностям более подробно.
   -- Увы, здесь экскурсоводов нет, -- рассмеялась Валерия.
   -- Ничего, попробуем их найти, -- улыбнулся и её супруг. -- Немцы на вид приветливы и думаю, что они нам немного помогут.
   -- Что ты будешь их просить провести тебе экскурсию?
   -- Ну, не экскурсию, а просто немного рассказать о бульваре - что и где на нём примечательного находится. Они же, по-моему, просто отдыхают сегодня и могут уделить туристам несколько минут.
   -- Если только они поймут тебя.
   -- Да ничего, как-то найдём общий язык. Я, всё же, немного за два с лишним года напрактиковался в немецком языке, а многие немцы частично говорят и на русском. Я уж не говорю о том, что понимают среди них русский язык многие.
   Андрей подошёл к какой-то пожилой паре, сидевшей на ближайшей скамеечке, извинился и, подбирая слова, начал их о чём-то расспрашивать. Валерия стояла чуть в стороне и наблюдала, как у него это получается. А получалось, вероятно, не очень. Что-то немцы ему рассказывали, показывали куда-то руками, но очень много переспрашивали и советовались друг с другом, прежде чем сообщить что-либо Андрея. Но тут Валерия заметила, как с соседней скамейки поднялся среднего возраста мужчина, который до этого с интересом наблюдал за попытками Андрея объясниться с пожилой четой. Он, не спеша, подошёл к Валерии, тихо поздоровался, а затем спросил на русском языке:
   -- Вы русские?
   Услышав подтверждение, он улыбнулся и продолжил:
   -- И, наверное, первый раз в Берлине. Я так понял, что вы хотели бы побольше узнать об этом бульваре и его достопримечательностях. Я вам немного помогу. Вы выберите момент и пригласите своего мужа к нам.
   Но тот, уже, по-видимому, вдоволь наговорившись с пожилой парой, да и увидев, что его женой кто-то заинтересовался, и сам подошёл к ним. Он поздоровался с немцем и выжидательно посмотрел на того. Немец представился:
   -- Меня зовут Гюнтер Вельтман. Я понял из ваших разговоров, что вы интересуетесь нашим бульваром, и решил вам немного помочь.
   Андрей представился сам и представил Гюнтеру Валерию. После этого он удивлённо спросил:
   -- Вы очень хорошо говорите по-русски, всего лишь с небольшим акцентом. Вы, вероятно, обучались в Советском Союзе?
   -- Нет, -- грустно покачал тот головой, -- я изучал русский язык самостоятельно. У меня были на то свои причины. Я о них расскажу вам по дороге, если вы не возражаете. Что бы вы хотели узнать об этом бульваре? Мы пройдёмся по нему, и я вам всё покажу.
   -- Извините, но, может быть, мы отнимаем у вас ваше личное время?
   -- Сегодня моё личное время используется только для отдыха и прогулок. Я проживаю в этом районе. Правда, не так уж и близко, но по выходным часто прихожу сюда отдыхать. Мне, как и многим другим, очень нравится отдыхать именно здесь.
   -- Ну, мы бы хотели, если это не очень долго, пройтись по бульвару, увидеть все его достопримечательности и в том числе, конечно, Бранденбургские ворота.
   -- Вы знаете, это не займёт особо много времени, бульвар не так уж и велик - где-то немногим больше 1300 метров. А что вы ещё хотите увидеть в Берлине?
   -- Ещё хотелось бы побывать на вашей телевизионной башне. Если это возможно, конечно. Я в своё время побывал в Москве на Останкинской телебашне, и нам хотелось бы увидеть Берлин с высоты птичьего полёта.
   -- Нет проблем. Вы сможете попасть на телебашню. Там с этой целью и проводятся экскурсии. Тогда мы поступим следующим образом: мы пройдём сначала в конец бульвара к Бранденбургским воротам. Они находятся именно в конце Унтер ден Линдена, а затем направимся в обратную сторону, к его началу, потому что телебашня находится на Александерплац как раз в противоположной стороне.
   И они начали двигаться по бульвару в западном направлении. По дороге Гюнтер указывал им на достопримечательности и одновремённо (в промежутках) рассказывал о себе. Оказалось, что его отец был коммунистом, антифашистом, находился в составе одной из групп, сотрудничавшей с русской разведкой и передавшей той много ценных сведений. Абвер разгромил их группу в самом конце войны и почти все её члены, включая его отца, погибли в застенках гестапо. Ему самому чудом удалось спастись вместе с матерью и семилетней сестрёнкой, когда гестапо начало арестовывать семьи членов подполья.
   -- Мне тогда не исполнилось ещё и 10 лет, -- завершил свой рассказ Гюнтер. -- Но с той поры я и начал проявлять интерес к русскому языку и к самим русским, советским, то есть, -- улыбнулся он.
   Как оказалось, он и сам является членом коммунистической партии Германии и со многими своими товарищами тесно сотрудничает с коммунистами Советского Союза. Когда Гюнтер завершил короткий рассказ о себе, то оказалось, что они находятся совсем рядом с Бранденбургскими воротами, на которые он и указал:
   -- Вот перед вами знаменитые Бранденбургские ворота.
   Им в глаза ударил яркий и приветливый солнечный блик, и перед их взором открылось сооружение подобное колоннаде - 6 вытянутых поперёк сооружения высоких и стройных колонн с массивным перекрытием, которое было увенчано колесницей с четырьмя запряжёнными лошадями и позолоченной фигурой женщины.
   -- А что символизирует эта скульптура? -- спросил Гюнтера Александр.
   Это богиня победы Виктория, которая правит античной двухколёсной колесницей (квадригой). Мы, берлинцы, называем её "Золотая Эльза".
   И он рассказал, что ворота были сооружены в конце 18-го века архитектором Карлом Готхардом Лангхансом. Перекресток, от которого расходятся пять дорог, называют "Большой звездой", площадь за Бранденбургскими воротами, уже на территории Западного Берлина - Парижской площадью, за которой бульвар Унтен ден Линден переходит в улицу 17-го июня. Он рассказал также, что все другие здания Парижской площади Берлина в тяжёлых боях весной 45-го года были разрушены. Уцелели только Бранденбургские ворота, хотя и они были повреждены. На них развивался красный флаг, а под ними ходили советские танки. Ворота были восстановлены в 1956-м году, а сама квадрига позднее - к 1958-му году.
   -- Теперь Парижская площадь нам недоступна, -- грустно сказал он. -- Так же как и здание Рейхстага. Доступ к самим воротам был закрыт в августе 1961-го года. Парижская площадь разделяет два района Берлина - здесь Митте, а на той стороне Тиргартен.
   -- Интересно, -- протянул Андрей, -- а в Потсдаме Бранденбургские ворота совсем другие. Название одно, а архитектура разная.
   Они до этого уже, как упоминалось, ознакомились с некоторыми достопримечательностями Потсдама, в том числе и с этими воротами. Они знали, что расположенные в западной части Бранденбургской улицы Потсдаме ворота были построены по проекту двух архитекторов - Карла фон Гонтарда и Георга Христиана Унгера. При этом Гонтард спроектировал фасад, обращённый в город, а Унгер - внешний фасад. Потсдамские ворота более походили на ворота, поскольку четыре попарно соединённые колонны-стены и образовывали единственный аркоподобный проход. Хотя, как им сообщили, в Потсдаме Бранденбургские ворота по своей форме напоминают древнеримскую триумфальную арку.
   -- А вы уже побывали в Потсдаме? -- удивился Гюнтер.
   Андрею пришлось вкратце рассказать тому о том, что они работают неподалёку от Потсдама, хотя и совсем недавно.
   -- Да, Бранденбургские ворота в Берлине и Потсдаме, действительно, разные, -- отметил Гюнтер. -- Но их то и строили различные архитекторы. А они не любят копировать что-либо друг у друга. Кстати, Потсдамские Бранденбургские ворота на 18 лет старше Бранденбургских ворот в нашем городе.
   -- А Рейхстаг отсюда виден? -- спросил Андрей.
   -- Немного виден, вон впереди справа от ворот виднеется его здание.
   И Гюнтер рассказал в двух словах своим туристам основные сведения об этом здании. От него те узнали, что Рейхстаг (Reichstag - "имперское собрание") это здание, где до 1933-го года заседал одноимённый государственный орган Германии - рейстаг Германской империи и рейстаг Веймарской республики. Здание было построено по проекту франкфуртского архитектора Пауля Валло в стиле итальянского высокого Возрождения. Во время штурма советскими войсками Берлина здание было основательно разрушено. Восстановил здание архитектор Пауль Баумгартен всего лишь 6 лет тому назад, но без знаменитого купола. Купол не стали возводить заново из-за дороговизны. К тому же Рейхстаг был отреставрирован после Второй мировой войны не полностью. Часть стены здания оставлена как память о советских войнах, дошедшим до Берлина, и там, как известно, есть надписи советских солдат. Сейчас это одно из мест для туристов. Он также сказал, что своей северной частью Бранденбургские ворота как бы примыкают к Рейхстагу, который является монументальным окончанием бульвара Унтер ден Линден.
   -- Кстати, по той же стороне, что и Рейхстаг, находится монумент в честь павших советских солдат, -- продолжил он. -- В центре этого архитектурного ансамбля на высоком постаменте стоит огромная бронзовая фигура советского воина-освободителя в походном снаряжении с примкнутым штыком. На постаменте начертано "Вечная слава героям, павшим в боях с немецко-фашистскими захватчиками за свободу и независимость Советского Союза". По обе стороны солдата - имена героев, погибших во время освобождения Берлина. По бокам самого памятника - две пушки и два танка - "тридцатьчетверки".
   -- И что, этот мемориал находится на территории Западного Берлина? -- удивилась Валерия.
   -- Да, так получилось после раздела Берлина. Бранденбургские ворота на этой стороне, а Рейхстаг и монумент в честь павших советских солдат - на той. Вы, наверное, знаете, что после Второй мировой войны наш город был поделён между странами антигитлеровской коалиции на четыре оккупационные зоны. Восточная зона, занятая советскими войсками, и стала впоследствии столицей Германской Демократической Республики, основанной 7 октября 1949-го года. В трёх же западных зонах контроль осуществляли, соответственно, оккупационные власти США, Великобритании и Франции. Когда Восточный и Западный Берлин были разделены Берлинской стеной, Бранденбургские ворота находились в изоляции от других строений. А мемориал был построен по личному приказу маршала Георгия Жукова ещё в ноябре 1945-го года. С того времени у памятника стоит почётный караул из солдат Советской армии.
   -- Там и сейчас стоит караул из советских солдат!? -- удивился уже и Андрей.
   -- Да, по договорённости с властями Западного Берлина. Так, здесь мы всё осмотрели и теперь можем отправляться в обратном направлении.
   В принципе удивление Андрея не было таким уж большим. Да, этот факт ему не был известен, но был хорошо известен другой (правда, мало кто в Советском Союзе тогда знал, где произошло событие - узнали значительно позже). Сейчас он вспомнил, что в Западном Берлине есть ещё один небольшой мемориал в честь советских воинов. И появился он не так уж и давно - всего 12 лет назад, когда Морозевич оканчивал второй курс института. Вот только он и сейчас не знал, в каком точно месте находится этот мемориал. Если уж быть точным, то в Западном Берлине со временем стало уже три мемориала, посвящённые этому событию. И что же это было за событие?
   В апреле 1966-го года советские летчики Юрий Янов и Борис Капустин ценой своей жизни спасли тысячи мирных жителей западного Берлина. Герои служили в 668-ом авиационном полку бомбардировщиков 24-й Воздушной армии в городе Финов, который располагался примерно в 45 км на северо-восток от Берлина. Позже это город стал называться Эберсвальде-Финов, а с 1993-го года - просто Эберсвальде. Кстати, значительно позже в этом городе появится площадь, названная именем другого известного советского гражданина - Wyssozkiplatz. Маленький Володя Высоцкий в 1947-1949-м годах жил в советском гарнизоне вместе со служившим там отцом.
   А в 1966-м году, 6 апреля, звено капитана Капустина получило приказ перегнать самолеты на другой аэродром. Во время полёта боевой истребитель потерял управление и начал падать на жилые кварталы города. Осознавая опасность падения на густонаселенный район, летчики повернули к лесу, который виднелся вдали. Но это оказался не лес, а немецкое кладбище. В воскресный день пасхи 1966-го года западноберлинские жители отдавали почести умершим, поэтому там было много людей. И тогда лётчики повернули самолёт в сторону озера Штессензее, надеясь там приводниться, но помешала дамба. Самолет, приподнявшись над дамбой, потерял скорость, перевалился через неё и резко, с большим наклоном, ушёл в воду, под толстый слой ила. Упал он в английском секторе западного Берлина в нескольких сотнях метров от границы советского сектора, которая пролегала вдоль этого озера.
   Поднимали самолёт англичане с немцами, не допустив советских специалистов. Дело в том, что самолёт был совершенно нового выпуска. Несколько сверхновых самолётов (на тогдашнее время) Як-28П перегоняли на известный сейчас Андрею аэродром Кётена, совершив промежуточную посадку в Финове. Позже, английские власти передали самолёт и тела погибших воинов советским службам. Но в переданном самолёте уже отсутствовал секретный блок системы СРО ("свой-чужой").
   Героев похоронили на их родине - в городах Ростов-на-Дону и Вязьма. Капустин и Янов были посмертно награждены орденами Красного Знамени. Званий Героев Советского Союза (которые они заслужили) им не дали из-за того, что секретный самолет попал в руки противника. Кстати, одним из мемориальных знаков в Западном Берлине как раз и есть возведенный на пьедестал прототип этого самолёта. Ещё один монумент, мемориальная плита, установленная на кладбище в Шпандау (район Западного Берлина), а также мемориальный камень в честь подвига капитана Бориса Капустина и старшего лейтенанта Юрия Янова. Композитор Оскар Фельцман и поэт Роберт Рождественский воспели подвиг лётчиков в песне "Огромное небо".
   Такими были сейчас размышления Андрея о мемориалах советским воинам в Берлине, между тем импровизированная экскурсия продолжалась.
  
  

ГЛАВА 26

Александерплац

  
   На обратном пути Гюнтер показал Андрею и Валерии расположенные на бульваре его достопримечательности: это были Государственная опера "Унтер-ден-Линден" и "Оперн-кафе", которое находится позади Государственной оперы, а также здание Берлинского Университета имени Гумбольдта, с памятником (который спроектировал Райнхольд Бегас) самому его основателю Вильгельму фон Гумбольдту. Этот университет вплоть до 1945-го года носил имя Фридриха Вильгельма, но после войны его сразу же отменили, поскольку вычёркивалось всякое напоминание о прусских королях и немецкой империи. Напротив Государственной оперы расположен мемориал "Нойе вахе" (Neue Wache), построенный в классицистическом стиле Карла Фридрих Шинкеля - бывшее караульное помещение королевской гвардии, строгое здание с колоннами. В 1960-м году в нём открылся "Мемориал жертвам фашизма и милитаризма". Этот мемориал напоминает о человеческих утратах грандиозной бойни Второй мировой войны. Сегодня это главный памятник Германии жертвам войны и тирании. На месте хрустальной призмы с Вечным огнем установлена глыбообразная скульптура "Мать с погибшим сыном".
   Справа от Бранденбургских ворот, расположен "Немецкий Исторический музей" с богатой коллекцией предметов по истории Германии. На противоположной от Исторического музея стороне улицы расположен Дворец кронпринцев - красивое арочное здание с колоннами, Это старейшее здание на Унтер-ден-Линден, оно построено в 1664-м году.
   В 300-х м от Бранденбургских ворот расположено ещё одно небезызвестное здание - особняк российского посольства. По этому адресу на Унтер-ден-Линден оно "прописалось" ещё в начале XIX-го века, когда на правах аренды занимало стоявший на этом месте дом герцогини Доротеи Заганской. Затем, в 1837-м году, российское правительство выкупило недвижимость знатной дамы вместе с землёй. Вскоре усадьба была перестроена в монументальный дворец. Из России доставили около 15 тонн жести для крыши, 13 огромных зеркал, на 149 подводах привезли чернозём, которым уложили часть двора. После восстановления посольство официально открылось 7 ноября 1951-го г. В его оформлении органично сливаются мотивы русской и советской архитектуры. Из всех посольств в Берлине только российское заслуживает звания архитектурной достопримечательности.
   Там же на бульваре или чуть в стороне находились ещё такие достопримечательности как:
   - старая библиотека, основанная в ещё 1780-м году, которая хранит свыше 7 млн. томов книг;
   - здание Цойгхауса ("Арсенал") с оригинальными окнами, являющееся памятником архитектуры ХVП-го века. Раньше в Цойгхаузе хранилось оружие, но с 1952-го года в нём находится Музей немецкой истории.
   Так, не спеша, Вельтман и Морозевичи подошли в мосту через реку.
   -- А здесь наш бульвар заканчивается и плавно переходит в Дворцовый мост (по-немецки SchlossbrЭcke), ведущий на Музейный остров, -- сообщил Гюнтер. -- Мне, кстати, говорили, что узор решётки этого моста впоследствии был использован на Аничковом мосту в Ленинграде. На самом же Музейном острове, расположенном между рукавами реки Шпрее, находятся музеи: 5 галерей и Берлинский кафедральный собор. Вот собственно и всё. На этом наша экскурсия завершена. Вы пойдёте дальше, там за мостом бульвар Унтер ден Линден переходит в улицу Карл-Либкнехт-штрассе. Вы пойдёте по ней, пройдёте пару кварталов, и справа от неё сразу же начнётся большая площадь, это и есть Александерплац. А я потихоньку пойду назад. Я уже достаточно нагулялся. Ранее мы с женой здесь вдвоём гуляли, но сейчас она гостит у своей подруги.
   Дворцовый мост проложен через один из рукавов реки Шпрее, которыми она охватывает в этом месте Остров музеев. На Острове разместился роскошный музейный комплекс: Старый музей, Новый музей, Музей имени Боде, Пергамский музей и Старая Национальная галерея. Коллекция из 1,5 миллионов произведений искусства охватывает около 6 тысяч лет истории мировой культуры. В Новом музее представлен знаменитый бюст египетской царицы красавицы Нефертити.
   -- Спасибо вам большое, господин Гюнтер! -- искренне благодарил Андрей. -- Когда мы ехали сюда, то даже не представляли себе, что у нас будет такая увлекательная экскурсия. А скажите, пожалуйста, почему, всё же, вы решили по собственной инициативе оказать нам помочь. Только потому, что мы русские? Мы, кстати, не русские, а украинцы, но я понимаю, что "русские" - это просто обобщающее для вас название. Так всё же, почему? Ведь русские бывают разные.
   -- Вот именно потому, что русские бывают разные, как впрочем, и мы - немцы. Понимаете, я, как говорил уже вам, часто здесь гуляю, и насмотрелся на разных туристов. К сожалению, среди них много таких, которые ходят шумной компанией, громко смеются, сфотографируются где-нибудь и всё. Их больше ничего не интересует - ни история различных памятных мест, ни история самого города. Им всё это безразлично, лишь побыстрее пробежаться, запечатлеться на фоне приглянувшегося им здания, не интересуясь даже что же это за здание. Никогда никого ни о чём не спросят. Вы же начали расспрашивать местных жителей, несмотря даже на то, что не совсем уверенно говорите на немецком языке. Я видел, что вам, действительно, интересно. Так почему же не помочь таким людям. Я думаю, что и вы бы так же поступили, если бы в вашем родном городе любознательные туристы искренне интересовались его историей. Так что особой благодарности это не стоит. Мне приятно было с вами познакомиться и помочь вам. Кстати, экскурсия то была очень и очень коротенькая - всего лишь по одной улице. А Берлин то очень большой. Что бы вы ещё хотели посмотреть, кроме телевышки и Александерплац? Может быть, я хоть подскажу вам как туда добраться.
   -- Ой, мы бы многое хотели посмотреть, -- вступила в разговор Валерия. -- Но, в первую очередь, ещё Трептов-парк и зоопарк. Я слышала, что в Берлине прекрасный зоопарк.
   -- А какой зоопарк вы бы хотели увидеть? -- хитро улыбнувшись, спросил Гюнтер.
   -- Как это какой? -- растерялась Валерия. -- Обычный зоопарк, где представлены разные виды животных и птиц. У вас они, по-моему живут в условиях, приближённых к естественным.
   -- Это я понимаю, -- уже серьёзно начал объяснять Гюнтер. -- Извините, что я сразу не объяснил вам. Дело в том, что в Берлине два зоопарка, один здесь поблизости, рукой подать, -- и он указал в сторону Бранденбургских ворот, а второй совсем в другом районе и в противоположной стороне.
   -- Ну, тогда, наверное, тот зоопарк, что поближе, -- сказал Андрей. -- Сначала этот, а потом уже...
   -- Не спешите, -- остановил его Гюнтер. -- Первый зоопарк, который так и называется Тиргартен, расположен, действительно, не так уж далеко - за Рейхстагом, немного дальше. Он очень большой, его площадь составляет 210 гектаров. Через него проходят несколько больших автомагистралей, среди которых и Улица 17 июня. Кстати, Гайд-парк в Лондоне занимает площадь всего лишь 125 гектаров. Но этот зоопарк, как вы понимаете, находится на территории Западного Берлина.
   -- Жаль, -- искренне сказал Андрей. -- Хотелось бы его увидеть. А второй?
   -- А вот второй вы можете свободно увидеть. Он немного меньше первого, его площадь составляет 160 га, но и он больше лондонского. И он имеет очень большое разнообразие фауны. Он, конечно, далековато отсюда, в районе Фридрихсфельде. Но это далеко, если добираться до него пешком. А современным видом транспорта вы доберётесь туда очень просто - там рядом расположена одноимённая станция метро "Friedrichsfelde". Я не знаю только, успеете ли вы всё за один то день. На смотровую площадку телебашни может быть и очередь, и поэтому вам придётся дожидаться назначенного времени, гуляя по Александерплац.
   -- Да мы и не планировали всё осмотреть за один день, -- начал оправдываться Андрей. -- Мы же понимаем, что Берлин большой. С нас достаточно на первый раз этого бульвара и Александерплац. Мы надеемся, что здесь не в последний раз. Если честно сказать, то мы и так боялись сюда ехать - а вдруг нас здесь нас задержит наша комендатура?
   -- Ерунда какая, -- рассмеялся Гюнтер. -- Вы что, думаете - по городу ходит русский патруль с красными повязками на рукаве? Здесь порядок контролируют наши полицейские. И если вы не будете себя вести неподобающим образом, то никто вас задерживать не собирается. Наоборот, полицейские помогут вам в каком-либо вопросе, если вы к ним обратитесь за помощью. Так что приезжайте к нам почаще. Наш город вам понравится. Трептов-парк же находится в районе Альт-Трептов в округе Трептов-Кёпеник. Туда вы сможете добраться от Александерплац городской электричкой - это недолго.
   На этой мажорной ноте экскурсанты, ещё раз поблагодарив своего гида, и расстались - он пошёл назад по бульвару Унтер ден Линден, а они направились в противоположную сторону.

* * *

   Переходя Дворцовый мост, Андрей с Валерией остановились на нём и немного постояли, осматривая реку Шпрее и сам Музейный остров.
   -- Да, -- протянула Валерия, -- полезно быть любознательными. Вон какая увлекательная экскурсия получилась, хоть и коротенькая.
   -- Это точно, -- поддержал её Андрей. -- Любознательность - хорошее человеческое качество, только если эта любознательность не чрезмерная и не мешает другим людям.
   Они миновали Дворцовый мост с мраморными статуями. Они не считали, сколько тех было, но где-то порядка двенадцати. Перейдя Дворцовый мост, Морозевичи вышли на большую зелёную площадь перед Берлинским собором. Эта церковь не такая уж и старинная, всего-то начала 20-го века. Но размеры её были внушительными, а фасад причудливо украшен. Берлинский собор своим убранством соперничает с пышными интерьерами самых богатых католических церквей. На площадь с восточной стороны выходит фасад протестантского Кафедрального собора, в архитектуре которого переплетаются мотивы необарокко и неоренессанса.
   Далее они пошли по правой стороне Карл-Либкнехт-штрассе и вскоре вышли к Александерплац и телебашне, которую они видели ещё издали, так что заблудиться было невозможно. Помня о том, что сказал им Гюнтер по поводу возможной очереди на телебашню, Андрей и Валерия не стали подробно знакомиться с Александерплац, а сразу поспешили к телебашне. Такой уж огромной очереди на смотровую площадку башни не было, но, всё же, начало экскурсии на ней в билетах было указано через 1 час и 20 минут. Таким образом, они теперь уже более подробно могли ознакомиться с самой площадью. Поэтому Морозевичи далее всё свободное время до посещения телебашни потратили на осмотр самой площади и строений.
   Площадь и в самом деле, как говорил Гюнтер, была достаточно большая. Это большой транспортный узел в центре Берлина (район Mitte), рядом с той же Шпрее. Морозевичи многое узнали о площади и строениях на ней частично из купленного ими здесь же буклета-путеводителя, а частично позже из рассказов других, а также почерпнули позже сведения из соответствующей литературы. Александерплац (Alexanderplatz, площадь Александра) была одной из самых знаменитых площадей Берлина. Своё нынешнее название главная площадь Восточного Берлина получила в 1805-м году, когда русский император Александр I приехал в Берлин для заключения антинаполеоновского союза с Фридрихом Вильгельмом III. Однако с тех времён площадь стала совсем другой. Самыми старыми постройками на Александерплац являлись павильон станции метро (1913 г.) и два деловых здания: Беролинахаус (Berolinahaus) и Александерхаус (Alexanderhaus). Оба сооружения были построены в 1932-м по проекту Петера Беренса, который ко всему же был ещё и изобретателем тотального корпоративного дизайна, а также первым в мире арт-директором. Именно его в этом качестве наняла компания AEG в 1907-м году для того, чтобы он придумал для неё всё - от внешнего вида телефонов и вентиляторов до фабричных построек, логотипов и формы рабочих.
   Площадь объединяет в архитектуре зданий прошлое и современность. На площади всегда людно и шумно, здесь пересекаются линии Берлинского метрополитена, линии трамваев и скоростных поездов. Берлинцы называют свою площадь Алекс (Alex), она стала образцовым центром социалистического государства. Все здесь было как бы самым-самым: самый большой универмаг "Centrum", самые высокие здания Берлина - гостиница "Forum" и Телебашня (Fernsehturm). В центре площади расположен фонтан "Дружба народов" (Brunnen der VЖlkerfreundschaft), а ближе к Александерхаусу расположились непрерывно вращающиеся часы (Weltzeituhr), которые показывают время в крупных городах мира, - у них часто влюблённые назначали свидания.
   Андрей и Валерия не заходили в универмаг "Centrum", а довольствовались только его осмотром снаружи. Да они вообще-то и не планировали в этот раз ходить по магазинам. Морозевичей ещё немного удивило то, что на территории площади, как впрочем, и на бульваре Унтер ден Линден, была образцовая чистота - нигде не было ни единого окурка, ни единой пустой бутылки из-под пива, ни единой смятой бумажки. Они и раньше привыкли к чистоте немецких улиц, бывая в Стендале. Но то был небольшой городишко с не очень широкими улочками, и поддерживать там порядок было проще. А в Берлине с его широкими улицами и большими площадями это казалось нереальным. Но так оно было. Андрей сравнил в этом плане Москву и Киев, и сравнение было явно не в пользу последних. Они отдохнули на лавочках и за 15 минут до начала осмотра поспешили к телебашне.
   Они поднялись на смотровой этаж телебашни и с большим интересом осматривали панораму Берлина - как Восточного, так и Западного, хотя сами не знали ни того, ни другого. Андрей не брал с собой фотоаппарат, о чём сейчас очень сожалел. Работая в Калуге, он посетил ресторан со смотровым залом Останкинской телебашни и знал, что там строго-настрого запрещалось фотографировать. Тем экскурсантам, у кого имелись фотоаппараты (а они ещё и совершили экскурсию по Москве), пришлось сдавать их в камеру хранения на первом этаже башни. Андрей вообще решил в первый раз не привлекать к себе внимание как к туристу. К огромному удивлению Морозевичей фотографировать со смотровой площадки телебашни не воспрещалось, и они очень жалели о своём упущении - вряд ли они второй раз совершат экскурсию на телебашню, в Берлине и без неё много интересных мест. В конце осмотра они ещё зашли в телекафе и там пообедали - время этому как раз уже и соответствовало. В период нахождения на смотровой площадке они узнали много интересного о самой телебашне и всему ей сопутствующему.
   Берлинская телебашня (Fernsehturm) высотой в 365 м являлась самым высоким сооружением Германии и вторым по высоте строением в Европе - после Останкинской телебашни в Москве (540 м). На стволе башни из железобетона располагалась её шарообразная часть со смотровым этажом и телекафе. Телебашня была сдана в эксплуатацию в октябре 1969-го года и стала одной из достопримечательностей Берлина. Ежегодно на смотровую площадку телебашни поднималось свыше миллиона посетителей. Основные параметры башни таковы:
   Высота с антенной: 365 м;
   Длина антенны: 115 м;
   Средняя высота шара: 212 м;
   Диаметр шара: 32 м;
   Смотровой этаж находится на высоте 203,78 м;
   Телекафе находится на высоте 207,53 м и делает 2 оборота в час.
   После возведения телебашни появилось много слухов и легенд. По одной из легенд, когда власти Восточного Берлина решили построить телебашню, они специально решили расположить её так, чтобы башню наблюдали и завидовали в западной части города, чтобы западные капиталисты обзавидовались тутошней крутости и технической продвинутости. Правда, с символом благополучия социалистической столицы получился небольшой казус идеологического характера: когда солнце освещало шар из нержавеющей стали, на нём появлялось отражение в виде креста. Тогда остроумные берлинцы, намекая на атеизм социалистического правительства и дискриминацию церкви в ГДР, прозвали этот крест "местью папы". Согласно уже другой легенде архитектор башни побывал на допросе в органах госбезопасности ГДР по подозрению в намеренном проектировании этого оптического эффекта. Были и такие предположения, что один из членов правительства завершил дискуссию о кресте словами: "Это не крест, это плюс социализму!".
   Они узнали также (правда, значительно позже), что кроме этой башни в Берлине в районе Берлинского "Олимпиаштадиона", расположенного в западной части города между районами Шарлоттенбург (Charlottenburg) и Грюневальд (Grunewald), имеется ещё одна телебашня с названием Функтурм (Funkturm). Она была построена ещё в 1926-м году и имеет высоту всего 150 м, но тоже оборудована смотровой площадкой на высоте 125 м и рестораном на высоте примерно 55 м. Эта башня построена в виде ажурной металлической конструкции подобно Эйфелевой башне.
   Как бы в тени башни Восточного Берлина расположена единственная действующая средневековая церковь в городе Мариенкирхе (Marienkirche), 1270-го года постройки, внутри которой находится уникальная позднеготическая фреска с изображением пляски смерти.
   Вблизи телебашни, напротив церкви расположена сооружённая из не вполне привычного для Берлина красного кирпича Красная ратуша (Rotes Rathaus). В послевоенные годы она тоже стала одним из объектов для насмешек: в ней заседала мэрия социалистического Берлина, и западные немцы, произнося "Rotes Rathaus", обычно имели в виду не цвет ратуши, а политику. При этом, можно сказать, политический смысл ратуше дополнительно придавали и расположившиеся в сквере напротив Маркс и Энгельс (их скульптуры, естественно). Авторы "Манифеста" взирали на социалистическую телебашню поверх имперского фонтана Нептуна (Neptunbrunnen), спроектированного в конце XIX-го века по образу и подобию римских фонтанов Бернини. Установленные на нём четыре аллегорические фигуры, окружающие морского бога, олицетворяли четыре главные реки Германии того времени - Рейн, Вислу, Одер и Эльбу.
   Выйдя после осмотра из телебашни, Андрей с Валерией вновь прошли на Александерплац и ещё долго сидели и обменивались впечатлениями о своём первом, таком удачном, посещении Берлина. Затем, взглянув на часы Weltzeituhr, они вздохнули и направились к вокзалу - нужно было уже возвращаться в Белитц. Но даже сидя затем уже в поезде, они продолжали разговаривать о Берлине, который вызвал у них много положительных эмоций.
   -- Вот и закончилось наше первое знакомство со столицей ГДР, -- вздохнул, глядя в окно, Андрей. -- Мало мы, конечно, посмотрели - уж очень быстро пролетело время.
   -- Да, маловато, -- поддержала его Валерия. -- Но зато обстоятельно, и узнали очень много интересного.
   -- Вот в этом ты права, интересного мы узнали много, -- заключил Андрей.
   Их поездка уже близилась к завершению.
  
  

ГЛАВА 27

Цецилиенхоф и концерты

  
   В первое воскресенье октября у Валерии намечался день рождения. Поскольку об этой дате в госпитале практически никто не знал, то решено было отметить эту дату в узком семейном кругу, пригласив только соседку Ингу. Никаких особых застолий не намечалось, в воскресенье до обеда они на пару приготовят нехитрую снедь. Поскольку, таким образом, суббота была практически свободна, то Морозевичи решили совершить ещё одну поездку. Это была недалёкая экскурсия - во дворец Цецилиенхоф в Потсдаме, где проходила конференция глав 3-х государств в 1945-м году. Потсдам как раз знаком советским гражданам в первую очередь в сочетании "Потсдамская конференция", которая и проходила в этом дворце Потсдама. Морозевичи сам Потсдам уже неплохо знали, но в этом районе города им бывать ещё не доводилось. А побывать здесь было интересно, ведь в Бабельсберге (район Потсдама с одноимённым парком) на берегу озера Большое Ванзее во время Потсдамской конференции 1945-го года в отдельных виллах, носящих теперь неофициально их имена, жили Сталин, Черчилль и Трумэн.
   Чтобы попасть во дворец Бабельсберг Морозевичи проехали электричкой до станции "Wannsee", затем немного автобусом до остановки "Glienicker Brucke", а далее проследовали уже пешком. Маршрут был коротким, но очень живописным. Сначала шли маленькие уютные домики, а затем они уже подошли и самому дворцу.
   Дворец Цецилиенхоф (Cecilienhof) расположен в северной части Нового сада Потсдама, недалеко от озера Юнгфернзее. Эта резиденция Гогенцоллернов была построена Вильгельмом II для своего сына контрпринца Вильгельма и его супруги Цецилии (из герцогов Мекленбург-Шверинских). Здание в английском деревенском стиле было возведено в 1914-1917-м годах.
   Сам дворец состоит из 176 комнат. На первом этаже центрального здания находились представительские жилые помещения. Выше находились спальни, гардеробные и ванные. Интерьеры дворца, в которых отразился высокий уровень культуры быта начала XX-го века, отличает скромная элегантность дорогих материалов.
   Мировую известность Цецилиенхоф получил, став в 1945-м году местом проведения Потсдамской конференции.
   При подготовке к Потсдамской конференции всё имущество семьи кронпринца, покинувшего дворец в начале 1945 года, было вывезено из дворца на близлежащую ферму на берегу озера Юнгфернзее, где было уничтожено пожаром в июле 1945-го года. Недостающие предметы обстановки для конференции были заменены другими предметами в стиле той же эпохи. Из близлежащих замков уполномоченными службы тыла была доставлена мебель и предметы интерьера в угоду вкусам руководителей делегаций. Например, в угловой комнате, где останавливался И. В. Сталин, установили тёмную кожаную кушетку и великолепный письменный стол. В свою очередь комната Гарри Трумэна была оформлена изящной мебелью в стиле классицизма из Мраморного дворца Потсдама. Комнату Уинстона Черчилля украсила неоготическая мебель из дворца Бабельсберг.
   В основном здании находится высокий - в два этажа - Большой зал длиной 26 м и шириной 12 м. При кронпринце это было жилое помещение с уютной мебелью. Деревянная обшивка стен, декоративные конструкции из деревянных балок по потолку и большие фронтальные окна, украшенные кессонами, отражают английский стиль дворца. Лестница из тёмного дуба, которая вела в личные покои кронпринца, выполнена в стиле "данцигского барокко" и передана в подарок городом Данцигом.
   В Большом зале проходили заседания Потсдамской конференции. Специально для неё в Москве на мебельной фабрике "Люкс" был изготовлен круглый стол диаметром 3,05 м. За ним вели переговоры главы государств и правительств антигитлеровской коалиции: Трумэн (США), Черчилль (позднее Клемент Эттли (Великобритания), Сталин (СССР) и другие ответственные лица делегаций. Именно находясь на конференции в Цецилиенхофе, Трумэн отдал по телефону приказ о сбросе атомной бомбы на Хиросиму.
   После Потсдамской конференции дворец и прилегающий парк были открыты для доступа публики. Дворец использовался сначала в качестве учебного центра Демократического союза женщин (DFD).
   Экскурсия по территории дворца не заняла много времени. Морозевичи перед поездкой в Цецилиенхоф узнали, что в Бабельсберге есть ещё одно памятное место - замок-резиденция Вильгельма Первого. Находится он в довольно симпатичном парке, одноимённом с этим районом. Правда, парк Бабельсберг - не так уж часто посещаемое туристами место: находится оно далеко от стандартных маршрутов, сам парк почти что пустынен, а от Цецилинхофа туда идти пешком добрый час, если не больше. Не так уж далеко находится и русская колония Александровка. Посовещавшись, Андрей с Лерой, всё же, решили посетить и это место, пока ещё не очень устали. И, в общем-то, не пожалели об этом. И сам парк и замок Вильгельма І-го были очень красочными. Как и многое другое в Берлине и его окрестностях, эту резиденцию для кайзера строил Шинкель. Главное здание замка - резиденция Вильгельма Первого - самая шикарная из всех построек. Сам замок стоит прямо на берегу реки, а из окон открывается шикарный вид на окрестности города Потсдама и на мост, ведущий к парку Глинике, расположеный в юго-западной части уже западного Берлина. В этот парк, конечно, попасть было невозможно, но рассказывали, что во времена Наполеона и Гёте, в парке Глинике находился особняк канцлера Харденберга. Сейчас же там вроде бы устраивались музыкальные вечера, а перед главным входом в парк бьёт золотой Львиный фонтан, созданный по образцу фонтана на вилле Медичи в Риме. А вот мост, соединяющий Потсдам и западный Берлин, был весьма любопытен. Не в плане архитектуры, в этом смысле это был самый обычный мост - фермовый (по тиру подвесного), на бетонных, довольно низких быках. Он был интересен совсем другим обстоятельством - этот мост через озеро Юнгфернзее (часть реки Хафель) называли ещё "Шпионским мостом". Это было уникальное место во всем мире, где как бы напрямую проходила граница между США и СССР. Именно здесь обменивались пленными во времена холодной войны ЦРУ и КГБ.
   А вот уже после осмотра этих достопримечательностей, уже значительно устав от пеших экскурсий, Морозевичи направились домой в Белитц-Хальштеттен. Хотя ранее они планировали прогуляться ещё и по центру Потсдама, но они, всё же, здорово устали от пеших экскурсий. Окончание дня они провели уже только дома, отдыхая. А вот в воскресенье они немного посидели за столом, приятно проведя время. Валерия при этом наслушалась много хороших слов в свой адрес.

* * *

   А далее начало октября вновь отметилось поездками, только уже не развлекательными, а деловыми. Андрею нужно было привозить из КЭЧ комплектующие для котлов и запасаться новыми радиаторами. Слесари сообщили начальнику теплохозяйства, что зимой основные их работы - это замена старых радиаторов или добавление секций в отделениях госпиталя и жилых домах. Поэтому привезенные из КЭЧ радиаторы никогда не будут лишними. Этой работой слесари-ремонтники занимались и сейчас в тёплый период года по заметкам, которые они взяли на вооружение ещё в отопительный период. Это, естественно, было наиболее удобно - не нужно из-за замены одного радиатора в доме (или отделении) отключать на время отопление всего здания. Но, к сожалению, уже в отопительный период заявки (и в большинстве своём обоснованные) поступали всё новые. И тогда приходилось заниматься этой не совсем удобной процедурой и зимой. Кроме того, пришло сообщение от немецких товарищей о том, что для их котельной выделены обратные клапаны, водоуказательные стёкла к умформерам и колосники к топкам котлов. Письмами в КЭЧ и договором с немцами Андрей занимался ещё в первые дни своего пребывания в госпитале. Теперь всё это нужно было забирать. В общем, Морозевич уже достаточно хорошо ознакомился с хозяйством и пошли обыкновенные рабочие будни.
   Правда, в промежутках между этими буднями, по выходным дням, Морозевичи продолжали знакомство с городами Германии. После прошлой поездки в Потсдам (перед днём рождения Леры) в первую субботу уже октября Андрей с Валерией ещё раз съездили в Потсдам - сначала зашли в пару магазинов, а потом вновь знакомились с парком Сан-Суси. В Потсдам по субботам можно было съездить и школьным автобусом (если сможешь втиснуться - часто в нём бывало и немало жён военнослужащих). Старших школьников из госпиталя возили в русскую среднюю школу N 3 в самом Потсдаме. Андрей и раньше часто видел по утрам, направляясь к котельной (или уже из неё), довольно новый автобус "Прогресс-12" с табличками "Осторожно дети!" и молодым водителем, который и отвозил детей в школу. Однажды по делам проскочил со школьниками в Потсдам и Андрей. Школу он видел только издали, туда подъезжали подобные автобусы, а также школьные автобусы марки "ПАЗ-67".
   Располагалась школа в здании какого-то древнего замка, рядом с Домом офицеров. Это было большое трёх-четырёхэтажное здание (по улице Jägerallee, 23), а центральный корпус ещё и с вычурными (уже 5-этажными башенками). Школа имела большой двор, куда (кроме входа со сторон здания) вёл ещё и центральный тоннельный проход в главном корпусе. Во дворе находился автопарк и заправка ГСМ. Во дворе в жёлтом здании прямо напротив школы стояло здание с 4-мя арками (двери-окна) - спортзал школы. На портале, размещённого на территории школы автопарка верхняя стена была украшена конскими головами. Двор граничил также с казармами радиорелейного батальона связи. В противоположной стороне от него, рядом со школой (по боковой улице) располагалось белое 3-х этажное здание казарм в/ч 45487 и батальона фельдъегерской связи ГСВГ. Во дворе этого здания находилась ещё и гауптвахта Потсдамского гарнизона. Напротив школы, через дорогу, располагалось белое двухэтажное здание.
   Это был практически центр Потсдама. Не так уж далеко от школы было и до парка Сан-Суси. Некоторые ученики, как услышал как-то Андрей в госпитале, порой в хорошую погоду даже убегали с уроков в знаменитый парк - как они говорили, исключительно ради знакомства с прекрасным. От улицы Ягераллее по улице Грегор-Мендель-штрассе (расположенной перпендикулярно) можно было выйти (совсем не далеко) на слияние улиц Шопенгауэр-штрассе и Борнштедтер-штрассе. А за этим местом уже начиналась парковая зона (парки Холлендишер Гартен, Люстгартен, парк Цицилионишер Гартен, Нордишер Гартен), и собственно парк Сан-Суси. Не так далеко была и улица Бранденбургская (прозванная "торговкой") с обилием магазинов, кафе и торговых лотков. На ней были также расположены магазины, банки, аптеки и рестораны. "Торговка" тоже выходила на Шопенгауэр-штрассе.
   В Потсдаме был хороший гарнизонный Дом офицеров, куда с концертами нередко приезжали звёзды Советской эстрады. Он представлял собой жёлтое двухэтажное здание с широким остеклённым входом. Справа панно - стоящий на защите интересов социалистического общества советский солдат в каске. Перед Домом офицеров высился также постамент с памятником В. И. Ленину (в полный рост). Был в Потсдаме ещё и Городской Дом пионеров - трёхэтажное здание с высокой башней и шпилем.
   И вот в начале октября в госпитале прозвучала новость о том, что в Потсдаме, в этом Доме офицеров даёт концерты Иосиф Кобзон. И в городке начали распространяться билеты на концерт известного певца. Конечно, не могли остаться равнодушными к такому событию и Морозевичи. Одно дело самодеятельные концерты, которые, кстати, в госпитале пока не проводились, и совсем другое дело концерт такого исполнителя. Билеты на концерт Иосифа Кобзона Андрей с Лерой приобрели на воскресенье 8 октября. А в субботу они таки посмотрели концерт художественной самодеятельности, посвящённый первой годовщине новой Конституции. Концерт был неплохой, но в Борстеле почему-то, как казалось Морозевичам, концерты были лучше. Или же это они уже были в предвкушении настоящего концерта, который им предстояло увидеть, концерта одного исполнителя (в чём они, правда, не были уверены), но зато какого!
   Месяц назад известному певцу, кстати, родом из Украины (Донецкая область), исполнился 41 год. Андрею и Лере нравился голос, непринуждённость и сценическая манера Иосифа Давыдовича - строгая и мужественная, с минимумом мимических движений и жестов. И хотя Андрей не очень следил за творчеством этого советского эстрадного певца, он знал, что ещё в 1964-м году Кобзон стал лауреатом Всероссийского конкурса артистов эстрады и лауреатом Международного конкурса в Сопоте (Польша) и в том же году ему присвоили звание "Заслуженный артист Чечено-Ингушской АССР". В 1965-м году Кобзон принял участие в международном конкурсе "Дружба", который проходил в шести социалистических странах и завоевал первые места в Варшаве, Берлине и Будапеште. В начале же 70-х годов он получил также звания "Заслуженный артист РСФСР" и "Народный артист Дагестанской АССР". Этого певца любили и уважали в любом уголке бескрайнего СССР. Его баритон, манера исполнения и разнообразие репертуара покоряли сердца слушателей. И. Кобзон в 1960-1970-е годы часто ездил с концертами на ударные комсомольские стройки, и посещал зарубежные страны с визитами дружбы. Сейчас он постоянно выходит в финалы фестиваля "Песня года".
   Репертуар этого певца был необыкновенно широк и всеобъемлющ. Это были, в первую очередь, патриотические, гражданские советские и комсомольские песни, повествующие о трудовых и воинских подвигах советского народа и руководящей роли КПСС и ВЛКСМ. Обширна была также программа лирических песен и романсов (в 1977-м году у него, как слышала Лера, была их целая программа). Пел он и так называемые "песни-плакаты" и баллады ("Балладе о красках" О. Фельцмана), "Песня остается с человеком", песня-воспоминание о Родине из телефильма "Семнадцать мгновений весны" (муз. М. Таривердиева, сл. Р. Рождественского) и другие. При этом И. Кобзон разнообразно использовал интонацию: отдельные мелодические обороты выделял, подчёркивал, другие же - как бы убирал на второй план, порою даже не пропевал, а речитативно проговаривал их.
   Интересны были в исполнении Иосифа Кобзона и песни "ретро", которые появились в его репертуаре совсем недавно: "Старинное танго" Э. Колмановского, танго О. Строка и другие, а также популярные довоенные мелодии: "Утомленное солнце", "Счастье мое", "В парке Чаир" и т. п. Эти песни Кобзон исполнял как бы с некоторым "отстранением", а порой и с долей иронии по отношению к мелодической архаике. Но в его интерпретациях ощущалась высокая и печальная любовь к поколению отцов и дедов, к прошлому, к наивности, чистоте и простодушии этой старой музыки. Примером может быть песня "Довоенный вальс" композитора Павла Аедоницкого на слова Феликса Лаубе ("Вальс довоенный напомнил о многом, вальс воскресил дорогие нам лица...").
   Выступал Иосиф Давыдович только под аккомпанемент рояля - никаких музыкальных групп или других аккомпаниаторов. Но от этого его пение не становилось хуже, а наоборот - он своим голосом как бы ещё лучше подчёркивал и слова, и мелодию песен. При этом его живые, чёрные, блестящие и страдающие глаза в наиболее проникновенные и порой трагические моменты песни часто затуманивались слезами. Благодаря этому выступление Кобзона произвело на всех искреннее и глубоко прочувствованное впечатление.
   Во время возвращения в госпиталь все делились своими впечатлениями о прекрасно проведенном вечере в зале Дома офицеров. Конечно же, все были в восторге от концерта Иосифа Кобзона. Давно они не слушали такого количества популярных советских песен. Русские программы на немецком телевидении порой транслировали отрывки из концертов звёзд отечественной эстрады, но это были именно отрывки. К тому же и сами такие передачи шли по телевидению в ГСВГ не так уж часто. А здесь за два с половиной часа выступления известного певца они услышали множество любимых песен, к тому же общение с певцом было, как говорится, "вживую", не с экрана телевизора.

* * *

   Тем временем началась новая трудовая, последняя в периоде до наступления отопительного сезона, неделя для Андрея. Он должен был стать первым таким сезоном на новом месте, а, возможно, и последним вообще в ГСВГ. Сейчас Морозевича не очень беспокоила дата 15 октября. Он уже привык к таким резким "перепадам" в деятельности службы, тем более что в Белитц-Хальштеттене этот перепад не особенно ощущался - ведь котельная, пусть и не на полную мощность (не все котлы были задействованы), работала и летом. Единственным минусом было то, что начинать отопительный сезон доводилось в воскресенье. Но на выходные дни с наступлением отопительного сезона всегда назначались дежурные слесари-ремонтники. Да и, вроде бы, ничего не предвещало никаких проблем со следующей неделе. Всё теплохозяйство к сезону было готово. Писем в КЭЧ в эти дни Андрей не писал, переаттестация кочегаров была проведена в сентябре и в конце того же месяца все кочегары получили и подтвердили свои полученные ранее аттестаты. Все необходимые материалы и комплектующие тоже были завезены, а что может понадобиться в разгар отопительного сезона, пока что никто не мог предположить. Правда, нужно было ещё связаться с котлонадзором по вопросу освидетельствования котлов. Андрей выяснил у Курта, что срок освидетельствования двух котлов заканчивается в начале декабря, а других где-то только через год. Поэтому нужно было решить, когда представители котлонадзора смогут прибыть в госпиталь, это не обязательно делать в начале декабря, лучше эту процедуру провести пораньше. Но время ещё есть и Морозевич решил, что позвонит в котлонадзор на следующей недели, для связи с представителями этой организации ему дали их телефон и позывной связи - "Ранет", а затем телефон 3-24. В Борстеле Андрею никогда и никуда не приходилось звонить, а вот в Белитц-Хальштеттене этой процедурой ему приходилось заниматься довольно часто и по самым различным вопросам. Для выхода на какие-нибудь части или организации и служили различные позывные типа "Ранет", "Татул", "Окунёк" (Потсдам, в/ч пп 10045), "Никель" (Вюнсдорф, в/ч пп 35714), "Аргунь" (Бранденбург, в/ч пп 24055), "Прибой" (Франкфурт) и другие. Чаще других Морозевич связывался с городами Мёгелин, в/ч пп 20633 и Тойпиц, в/ч пп 45995. Сейчас же Андрей решил пока что не заниматься общими организационными вопросами, а больше времени уделить проверке состояния оборудования перед началом отопительного сезона, причём лучше это сделать лично. Поэтому он всю эту неделю провёл вместе со слесарями, обходя отделения и жилые дома, выясняя, всё ли работы по плану успешно выполнены. Всё было, вроде бы, в норме.
   А в четверг утром городок вдруг облетела новость: в госпиталь приезжает Иосиф Кобзон. Разговоров и догадок было очень много, строились самые невероятные предположения. Никто не мог понять, почему он приезжает в городок, если всего несколько дней назад гастролировал в Потсдаме и многие были на его концерте. В то, что руководство госпиталя пригласило его выступить здесь, конечно же, не верилось. Уж не приболел ли он и приезжает подлечиться? Ближе к обеду было уточнено, что Кобзон не заболел, а действительно в 16:00 даст концерт, причём совершенно бесплатный, в местном Доме офицеров. Но почему, никто этого не знал. Тем не менее, к назначенному времени зал дома офицеров был забит полностью. Сидели и стояли, кто где только мог. Хорошо, что стояла ещё тёплая погода, и поэтому можно было приоткрыть окна, потому что зал явно был не рассчитан на такое количество зрителей. Несмотря на то, что всего четыре дня назад Морозевичи уже слушали Иосифа Давыдовича в Потсдаме, были они также и в местном "концертном зале". Они решили, что с большим удовольствием послушают Кобзона ещё раз.
   Кобзон вышел на сцену почти в точно назначенное время. За роялем гарнизонного Дома офицеров сидел тоже уже знакомый аккомпаниатор Иосифа Давыдовича. Начал концерт Кобзон, как обычно, с патриотических песен, постепенно переходя к романсам и лирическим песням. Но пел он их не в том порядке, который соблюдался в Потсдаме, на этот раз он как бы импровизировал своим репертуаром. Порядок репертуара был немного изменён, но никак не изменилось количество песен и, главное, качество самого исполнения. Вот с этого дня Морозевичи не только стали больше уважать Кобзона, они полюбили его на всю жизнь. И если через много лет кто-нибудь начинал говорить, что, мол, Кобзон уж не популярен, что это, как говорится, "не тот формат" или вообще вести какие-нибудь нелицеприятные речи о певце, то и Андрей, и Лера яростно его защищали. Они не могли его не защищать, потому что не знали другого такого искреннего, такого правдивого в своих песнях, такого добросовестного, бескорыстного и настолько трудолюбивого певца. Ни на одном концерте в Союзе ни до того, ни после того они не встречали такого более расположенного к зрителям известного исполнителя. Большинство радужных улыбок, которыми часто одаривали зрителей другие исполнители, бегая при этом по залу и чуть ли не вымогая у тех же зрителей цветы, были наигранными, неискренними. А вот Кобзон не заигрывал со зрителями, он просто честно пел для них. Да ещё как пел. А ведь он мог на этом импровизированном бесплатном представлении, и поберечь себя. Но он себя абсолютно не берёг, он выкладывался полностью, он не щадил себя. Он пел без перерывов, без каких-либо промежуточных вставок других певцов (тех и не было) или того же конферансье, пел дольше даже, чем на платном концерте в Потсдаме - целых три часа. Аплодисменты были просто бешенные, его не отпускали со сцены, и он не уходил. Он пропел все песни своего репертуара и начал исполнять песни на заказ - и здесь он ни разу не отказался, если это, конечно, были песни, которые он ранее исполнял. А ведь репертуар то у него был огромный. В конце концов, первыми, наверное, устали сами зрители и постепенно концерт окончился.
   В завершение Иосиф Давыдович сердечно поблагодарил руководство и врачей госпиталя от своего имени и от имени Ирины Понаровской. Многие в зале знали, что Ирина тоже параллельно с Кобзоном гастролирует по городам ГДР, но не все поняли, какое она имеет отношение к их госпиталю. Концерта она здесь давать, вроде бы, не собирается. Но всё прояснилось на следующий день. Оказывается, во время гастролей певица почувствовала себя очень плохо и её срочно доставили в госпиталь Белитц-Хальштеттена, где у Понаровской определили обострение почечной болезни. Поэтому певице пришлось несколько дней провести здесь на лечении. Теперь уже начались другие разговоры: а почему певица сама не дала концерт в госпитале? Почему за неё пришлось "отдуваться" Кобзону? Андрею при этом вспомнились высказывания Стефана в Борстеле и совсем недавнее Гюнтера в Берлине о том, что "не все русские одинаковые". Да, это именно так. Вот и сейчас сложно было объяснить некоторым, что не так-то просто сразу после больничной палаты давать концерт на сцене. Но, увы, на каждый роток не накинешь платок. Отдельные жители госпиталя так и остались при своём мнении о том, что вот Кобзон очень хороший человек, а вот Понаровская - не очень-то.
   Но Андрею некогда было забивать себе голову подобными рассуждениями - через пару дней начался очередной в его трудовой деятельности отопительный сезон. И воскресенье, да и вся последующая неделя прошли довольно спокойно. Котельная работала нормально, без каких-либо перебоев. Уголь доставлялся исправно, да и запасы его были более чем достаточные. Особых жалоб на плохое отопление со стороны отделений госпиталя и его ДОС пока что не поступало - давал себя знать ещё тёплый осенний период - второго бабьего лета.
  
  

ГЛАВА 28

Активный отдых

  
   Видя, что работа теплохозяйства протекает в обычном, ранее запланированном русле, Андрей решил в субботу вместе с Лерой вновь поехать в лес за грибами, на этот раз за грибами, которые растут в эту пору года - польскими и свинушками. После первого положительного знакомства со свинушками, Морозевичи решили насолить их на зиму и в Белитц-Хальштеттене. И тех, и других грибов они насобирали вполне достаточно. Попались им даже несколько белых грибов. Однако когда в понедельник Андрей вышел на работу, то он с удивлением из разговоров слесарей и кочегаров узнал, что те насобирали намного больше белых грибов. Они этим хвастались друг перед другом, и Андрей понимал, что они не преувеличивают свои находки. А вот то, что они сами нашли белых грибов относительно немного, это вызывало некую досаду и даже некоторую зависть. Но он понимал, что этому есть свои причины: лесов вокруг много, но они ещё плохо знают эти леса, а наугад, не зная истинно грибных мест, много не насобираешь. Подчинённые же Морозевича не первый сезон работают в госпитале, в лесах бывают часто и места знают очень неплохо. К тому же, рассказывая о том, где кто собирал грибы, никогда не указывались точные ориентиры, и это была своеобразная и понятная хитрость - ну кто же вот так запросто выдаст места своей удачной "третьей охоты", это же своего рода конкуренция. И, вздохнув, Андрей понял, что с этим ничего не поделаешь - никто тебе свои секреты выдавать не будет, нужно просто впредь почаще переезжать с места на место и знакомиться с более обширной территорией лесов. Тем более что у Морозевичей в этом есть определённое преимущество - у них ведь есть велосипеды, а вот подчинённые Андрея ходят в лес пешком. Просто до этого Андрей как-то не задумывался над этим вопросом - есть грибы, и хорошо, зачем ещё ехать их куда-нибудь дальше искать. Но это уже будет, скорее всего, следующим летом, если они, конечно же, останутся в Белитц-Хальштеттене на четвёртый год. А этот вопрос ещё очень далёк до решения.
   Поэтому на следующие выходные Морозевичи решили в лес уже не ехать, хотя погода ещё позволяла, а совершить новую поездку в Берлин - неизвестно было, как сложится ситуация в теплохозяйстве, когда похолодает, да и в Берлин зимой не очень-то приятно будет ездить. Ехали они в столицу ГДР в более раннее время подобным поездом, что и в первый раз и с той же конечной остановкой, только вот более уверенными в себе. На этот раз они решили из достопримечательностей Берлина побывать только в зоопарке, а остальное время посвятить ознакомлению с магазинами. Нужно было подумать и о том, что они привезут с собой на Родину. Получать товары по талонам не очень-то надёжное дело, а у Морозевичей была какая-то внутренняя уверенность в том, что в Берлине разные там сервизы, хрусталь и ковровые изделия можно и самим найти в магазинах, а, возможно, и не только эти дефицитные для советского человека товары.
   Приехали они в Берлин на центральный вокзал. Сначала они решили побывать в зоопарке, чтобы не бродить по нему с предполагаемыми покупками. Но для этого необходимо было попасть туда пораньше, потому что в субботу и в Берлине магазины, вероятно, работали не полный рабочий день. Хотя, кто его знает, это, всё же, столица и туристов здесь много. Может быть, в столице для гостей города магазины открыты подольше. Но это они пока что не знали. Поэтому они спланировали на поездку в зоопарк, пребывание там и возвращение в центр всего три часа - хотя для зоопарка это, вроде бы, и маловато. Конечно, можно в зоопарке провести и целый день, если там красивые места, просто отдыхая. Но они же просто хотели иметь небольшое представление об этой достопримечательности Восточного Берлина, а не знакомится с ней довольно детально. В прошлый раз Гюнтер рассказал им, что в этой части города зоопарк находится в районе Фридрихсфельде и добираться туда нужно на метро до одноимённой станции. Теперь они так и поступили. Они спустились в метро и по схеме установили, как им добраться до станции "Friedrichsfelde". А далее всё было совсем несложно.
   Станции метро (U-Bahn Berlin) в Берлине обозначались белой буквой U на фоне синего квадрата. В Берлине имеется два довольно масштабных рельсовых общественных транспорта: метро и городская электричка (S-Bahn). В Германии первые станции берлинского метро были открыты ещё в 1902-м году. При этом около 80 % путей находятся под землёй. Поезда ходят достаточно часто: в час пик поезда ходят с трёх- или четырёхминутными перерывами между рейсами, в остальное же время каждые 5 или 10 минут. На большинстве основных пересадочных станций расположены магазины и точки быстрого питания. В берлинском метро используется два типа вагонов - узкопрофильные и широкопрофильные. Оба типа вагонов используют стандартную колею 1435 мм, но отличаются габаритами: широкопрофильные вагоны на 30 см выше узкопрофильных и на 35 см шире.
   После возведения Берлинской стены с 15 августа 1961-го года были перекрыты четыре линии берлинского метро и городской электрички. Были также закрыты несколько станций в связи с тем, что эти линии шли из одной части западного сектора в другую западную часть города через восточный сектор. При этом было принято решение не разрывать линии западного метрополитена, а только закрыть станции, находящиеся в восточном секторе. Исключением являлась только станция Фридрихштрассе (Friedrichstrasse), на которой был организован КПП.
   Одной из особенностей берлинского метрополитена являются расположенные на некоторых станциях чугунные весы. Они были изготовлены ещё в 20-30-х годах. За небольшую плату можно проверить свой вес, а на самих весах приведена таблица рекомендованного соотношения рост-вес.
   Добрались Морозевичи до зоопарка Фридрихсфельде довольно быстро. И сама станции метро находилась поблизости с зоопарком. Не побывать в берлинском зоопарке Лера с Андреем просто не могли. Ведь жители столицы ГДР говорят: "Не знает Берлина тот, кто не был в Берлинском зоопарке". А далее уже Андрей с Лерой наслаждались красотой самой территории зоопарка и, конечно же, с интересом знакомились с его обитателями. На территории зоопарка расположен дворец Фридрихсфельде (XVIII-й век). Собственно говоря, это сам зоопарк был открыт в июле 1955-го года (в связи с тем, что старый берлинский зоопарк оказался в Западном Берлине) на базе дворца Friedrichsfelde. Зоопарк также хорошо известен тем, что его территорию украшают многочисленные скульптуры животных. Основой для создания зоопарка стал парк Фридрихсфельде, поэтому в нём современный ландшафт сочетается с планировкой XIX-го века. Зоопарк Фридрихсфельде занимает площадь 160 гектаров, что делает его одним из самых большим ландшафтным зоопарком Европы.
   Морозевичи первым делом купили путеводитель со схемой зоопарка. Поскольку территория зоопарка очень большая, то немудрено было ходить по одним и тем же местам или пропустить что-нибудь интересное. А интересного было очень много. Поэтому на маршруте Морозевичи периодически сверялись с картой парка. Коллекция зверей и птиц была просто великолепна. Зоопарк считается одной из самых известных достопримечательностей города и занимает первое место по посещаемости в Европе. По представленной фауне он известен как самый большой зоопарк в мире. Здесь теперь экспонируется примерно 5 тысяч животных, свыше 800 видов, а в аквариумах - до 8 тыс. рыб. Змеиная ферма, занимающаяся получением лечебной сыворотки, известна всему миру. В зоопарке наибольший интерес вызывает павильон для содержания хищников: здесь открыты вольеры для тигров и львов, павильоны с экзотическими птицами и растениями, вольеры для хищных птиц.
   Планируя территорию, архитекторы предусмотрели все мыслимые удобства для посетителей и немало постарались для комфортного существования животных. Широкая длинная аллея протяженностью более 1 км ведёт от бывшего дворца Фридрихсфельде и тянется вдоль вольеров с белыми медведями. На этом живописном участке путь разделяется на две короткие дороги, по которым можно пройти к площадке, вернее, к обширному полю, отведенному для зубров, бизонов и свободного выгула молодых зверей.
   Неизгладимое впечатление у Морозевичей оставило посещение павильона Альфреда Брема. Внутри этого здания в застекленных помещениях, заросших тропической травой, бамбуком, лианами, фикусами и даже небольшими пальмами, на которых созревают плоды, содержатся вараны, крупные хищники, змеи. Ещё в одном из павильонов среди камней, свежего песка, деревьев и яркого солнечного света, нашли приют сотни видов птиц. В затенённых местах порхают или невозмутимо висят на ветках летучие мыши, в том числе очень крупные, способные прокормить себя плодами с деревьев, растущих прямо в павильоне.
   Из путеводителя посетители узнали, что жители столицы проявили немалый энтузиазм уже на стадии строительства и ещё больше постарались после открытия. Первые звери приобретались на общественные средства, включая частные пожертвования, деньги предприятий и всевозможных фондов. Чтобы помочь германским друзьям, с некоторыми своими питомцами расстались сотрудники зоопарков Москвы и Санкт-Петербурга.
   Делая своему городу щедрый подарок, берлинцы были не просто щедры, но и проявляли присущий им юмор. Известно, что рабочие завода, выпускавшего холодильники, в складчину купили белого медведя, Министерство тяжелого машиностроения преподнесло слона, мебельная фабрика, специализировавшаяся на выпуске спальных гарнитуров, - аиста, а из города Штраусберга в столицу прибыл страус.
   Ещё интересным для Морозевичей было то, что в зоопарке в самых разных сочетаниях применяется так много воды для организации ландшафта. Это и фонтаны (самый популярный среди них фонтан со скульптурами на детской площадке), и водоёмы с экзотическими растениями, с берегами, покрытыми зарослями тропического леса. Кроме каналов, различные водоёмы носят пейзажный характер и сочетаются с пешеходными аллеями и дорогами свободных очертаний. При этом зоопарк славится и другими своими достопримечательностями: гусиными прудами, бассейнами, находящимися на участках для гиппопотамов, слонов и хищников, а в вольере белых медведей - водопадом, падающим с 13-метровой высоты.
   И, конечно же, их очаровала детская зона - этот зоопарк в миниатюре (со звериным молодняком), который соответствует детскому восприятию. Для малышей созданы участки, применены интересные формы архитектуры, газоны, стойкие к вытаптыванию, и оборудованные к детским играм лужайки.
   Лера с Андреем и не заметили, как быстро пролетело намеченное ими время. Конечно, они довольно бегло осмотрели зоопарк и многого просто не успели увидеть - для этого, действительно, нужно было потратить целый день. Но они, всё же, получили представление об этой достопримечательности столицы, и остались очень довольны проведенным временем. Теперь же они поспешили в центр столицы на знакомую им уже Александерплатц. Очутившись на знакомой площади возле больших часов и фонтана "Дружба народов", на сей раз они первым делом посетили универмаг "Центрум". Однако ничего там не приобрели. Народа в магазине было много, но чего-либо интересного для себя они не присмотрели. Выйдя вновь на площадь, Лера спросила мужа:
   -- И куда теперь дальше? Мы же самого города совсем не знаем.
   -- Ну, карта города у нас есть (они её купили ещё в первую поездку). Далее я предлагаю поступить следующим образом - проехать на метро одну-две остановки, выйти и немного походить по этому району, поискать магазины. Они то будут обязательно, но, конечно, не обязательно нужные нам. Тогда проехать дальше и повторить тот же манёвр. А в конце вернёмся обратно. Только, чтобы не заблудиться, пока что с этой линии метро не удаляться.
   -- Ну, что ж, давай попробуем, -- вздохнула Лера.
   Морозевичи спустились в метро, проехали две остановки и вышли, это была остановка "Strausberger Plaz ". Здесь на одноимённой площади (немного вернувшись) справа по ходу движения поезда метро они нашли хороший магазин "Детский мир". Он им пока что не нужен был, но на будущее Андрей сделал соответствующую отметку на своей карте. Других нужных им магазинов, они не обнаружили, вновь прошли к метро и проехали ещё одну остановку до станции "Marchlewski Strasse". И вот здесь им сразу же повезло - тоже чуть позади на левой стороне проспекта "Allee Frank Furter" на перекрёстке с улицей "Pariser Kommune" они обнаружили хороший магазин хрусталя, где приобрели конфетницу-ладью и красивую вазу. На правой стороне находился небольшой, но очень хороший ковровый магазин. Посмотрев на время работы магазина, они не стали пока что ничего покупать, а поспешили дальше. Больше всего им повезло в кварталах, находящимися между станциями метро "Frankfurter Tor" и "Samariter Strasse". Идя от первой станции по левой стороне улицы Warschauer Strasse, пройдя пару небольших кварталов, им попался опять-таки хороший магазин ковровых изделий, а чуть дальше снова магазин детских товаров. Теперь они уже не спешили, и, вернувшись к магазину ковровых изделий, долго выбирали подходящий ковёр. И они купили его - большой, размером 2,5в3,5 метра (фактически на всю стену комнаты) красивый настенный ковёр. Оба они были очень довольны - в Борстеле, например, Андрей не видел, чтобы по талонам приобретались подобные ковры. Купили они также и два ковровых покрывала на кровати - купленные ранее гобеленовые будут на каждый день, а ковровые - на праздники или к приходу гостей.
   -- Так, мы были правы в своих предположениях, -- весело сказал Андрей, выходя с аккуратно упакованным ковром на улицу. -- В Берлине можно купить что угодно и без всяких талонов.
   -- Ковёр и хрусталь мы купили, -- поддержала его Лера. -- А вот интересно, найдём мы магазин с продающимися сервизами "Мадонна"?
   -- А зачем он тебе? -- удивился Андрей. -- У нас же есть "Мадонна".
   -- Ну, во-первых, просто интересно, а во-вторых, у нас есть кофейный сервиз, а потому неплохо было бы купить ещё и чайный. Они такие красивые.
   Сервизы "Мадонна" и в самом деле были очень красивые. Перламутровые переливы сервиза "Мадонна", отменное немецкое качество и изображения полуобнаженных красавиц, стилизованные под старину - вот основные причины, почему многие женщины обожали эти сервизы. Чёткие линии и декор в стиле барокко, богатое золочение и оригинальная цветовая гамма, ручная работа и высочайшее качество фарфора - всё это объединяет в себе "Мадонна". Лучшими образцами "Мадонны" считаются сервизы из Германии как раз 60-70-х годов.
   Эта хрупкая, воздушная посуда с тончайшей ручной росписью требует особенно деликатного отношения. ГДР выпускала "Мадонну" до 1995-го года, после этого честь производства обеденных, кофейных и чайных сервизов стала принадлежать Чехии. Сервиз "Мадонна" пользовался, как гораздо позже уяснили Морозевичи, спросом даже в начале XXI-го века, поскольку до этих дней мало предметов подобного сервиза сохраняются абсолютно целыми. Его стали в это время уважать и маститые коллекционеры, которые знают, что купить полностью укомплектованный сервиз "Мадонна", не так-то просто.
   -- Ну, что ж, теперь нам спешить уже совсем некуда, основное запланированное мы купили. Ковёр не такой уж и тяжёлый и нести его удобно, про хрусталь я уже и не говорю. Поэтому давай, не спеша, побродим по этому району - возможно, попадём и на такой магазин.
   Они ещё с час ходили по улочкам этого района, но магазина с подобными сервизами они не нашли. Не нашли они сервизов "Мадонна" и во время следующих пребываний в Берлине. В госпитале, как-то в разговоре, Андрей услышал, что по слухам кофейные и чайные сервизы "Мадонна" вообще изготавливались преимущественно для русских, возможно, что и на заказ, и носили, скорее, какое-то ритуальное назначение. Зато они нашли по обеим сторонам улицы "Boxhagener Strasse" две очень хорошие уценёнки, и Лера не устояла, чтобы не купить там кое-какие вещи. Назад, в сторону Александерплац они решили пройти ещё немного пешком. И по пути им попался большой посудный магазин. Как уже говорилось, сервизов "Мадонна" они не обнаружили, но зато присмотрели красивый с зелёными цветами и узорами столовый сервиз на 12 персон. Они долго совещались, брать им его или нет. Дело было не в деньгах, стоил он сравнительно недорого, но вот коробка с набором посуды была довольно объёмная - туда ведь, кроме тарелок, большого блюда и прочего, входила ещё и немалая супница с крышкой. Но, поразмыслив, они таки решили его купить. Во-первых, в коробке нести его несложно, а покупать, так уж всё за один раз. А, во-вторых, кто его знает, когда они теперь поедут в Берлин - таких сервизов уже может и не быть. А ходить и разыскивать новые подобные магазины не очень-то и хотелось. Все же обнаруженные ими магазины Андрей условными значками занёс на карту.
   Далее они зашли в ближайшее кафе, хорошо пообедали и затем долго отдыхали в скверике на лавочке. Теперь, с таким грузом, они планировали приехать в госпиталь попозже, где-то вечером, что они в итоге и осуществили. Хорошо, что их домик был недалеко от вокзала в Белитцах, и никто не спрашивал, что это они и где купили. В итоге день Морозевичи посчитали очень даже удачным.
  
  

ГЛАВА 29

Непростые времена

  
   В средине октября вместе с началом отопительного сезона начались новые проблемы для теплотехнического хозяйства. И эти проблемы были связаны с поставкой угля. Вагоны с углём прибывали каждый месяц до этого времени довольно регулярно, причём, как и говорил Стабровский, несколько дней их могло не быть, но затем они шли чередой. По одному, по два в день, затем перерыв, после которого вагоны могли приходить по одному, а могли и по 3-4 в день. Тогда Андрею целыми днями доводилось крутиться в районе котельной и контролировать их разгрузку. Один-два вагона в день особой проблемы не представляли - их спокойно успевали разгрузить. Но когда их было четыре, это уже создавало проблемы. Их нужно было до конца дня разгрузить, а это занимало много времени. Кроме того, сразу четыре вагона на разгрузочной эстакаде не помещались, и их нужно было разгружать по очереди (попарно), а это, естественно, увеличивало время разгрузки.
   Вообще, когда Андрей в первые дни своего пребывания в Белитц-Хальштеттене начал заниматься вопросами поставки угля, то на первых порах ему пришлось здорово попотеть. Когда появлялись вагоны с углём, то он сразу же мчался за солдатами, которые и должны были разгружать эти вагоны. Но он обращался с этим вопросом не лично к майору Стабровскому, а к командиру санитарной роты старшему лейтенанту Приторчину. Стабровский представил его и нового начальника теплохозяйства один другому в первые же дни пребывания Андрея в госпитале, и с тех пор у Морозевича был налажен тесный контакт со старшим лейтенантом. Санитарная рота и была в госпитале именно тем подразделением, которое осуществляло все хозяйственные работы, помимо прямых обязанностей санитаров в отделениях. В штат санитаров, точнее санитарок, входил также и женский персонал из числа служащих. А вот солдаты Приторчина чаще выполняли более тяжёлую мужскую работу. Выделял солдат командир санроты всегда беспрекословно, понимая, что от этого зависит нормальное обеспечение госпиталя в целом. С этим никогда проблем не было: один вагон с углём - небольшое количество солдат, много вагонов - много и солдат. Но некоторые вопросы у нового начальника теплохозяйства, всё же, возникали. В первый раз, как бы жалея для начала Морозевича, прибыл всего один вагон с углём. Приторчин выделил ему четверых солдат. Зная, что вагон стоит примерно в 70 метрах от эстакады, Андрей спросил старшего лейтенанта:
   -- А кто будет подвозить вагон к разгрузочной эстакаде?
   -- Вот они и будут, -- кивнул Приторчин на выделенных солдат.
   -- А чем они его будут подвозить? Я никаких лебёдок там не видел.
   -- Ручками будут подвозить, -- уже с улыбкой ответил старлей.
   -- Как это ручками? -- удивился Андрей.
   -- Очень просто - будут толкать руками.
   -- Четыре человека вагон весом тонн в сорок? Это же по десять тонн на человека. Да они его просто не покатят.
   -- Ещё как покатят. Сорок тонн не поднимать нужно, и даже не двигать, а катить. Они это будут делать уже, наверное, в сотый раз. Так что не волнуйтесь.
   Морозевич, возможно, и перестал волноваться, но вот сомнения его одолевали. Ему никогда не приходилось видеть гружёный вагон, который бы толкали обычные люди, а не какой-нибудь маневренный тепловоз. Хорошо ещё, что на первый раз вагон был не 60-тонный, а только 30-ти. Не доходя до вагона, солдаты зашли в левую котельную и взяли приготовленные лопаты (а они там всегда стояли в углу в готовности).
   -- Неужели они будут выгружать уголь лопатами, -- подумал Андрей, которому до того не приходилось наблюдать за разгрузкой вагонов. Он, правда, во время учёбы в Киеве, пару раз разгружал вагоны с целью подработки. Но то были ящики с минеральной водой либо с вином, которые он с сокурсниками перегружал в бортовые машины.
   Когда они все подошли к вагону, то назначенный Приторчиным старший из солдат, зайдя в противоположную сторону вагона от места его разгрузки, скомандовал:
   -- Ну что, ребята, распределились и на счёт "три" поехали.
   Солдаты упёрлись руками в задний борт вагона, старший отсчитал: "Раз, два, три", и они дружный толчком навалились на вагон. Тот, как бы нехотя, медленно, тронулся с места. Солдаты продолжали его толкать, и он довольно быстро стал набирать скорость - его уже постепенно влекла вперёд сила инерции. Андрей удивлённо покачал головой и стал помогать солдатам. Но те отказались от этой помощи и сказали:
   -- Не нужно, теперь он сам хорошо пойдёт, его теперь могут подталкивать всего один-два человека. Важно было стронуть его с места. Теперь нужно на месте разгрузки подложить под колёса стопорные башмаки и при подходе к ним немного придержать вагон, чтобы он не налетел на них на большой скорости.
   Вот так новый начальник теплохозяйства постигал на новом месте и новые аспекты работы. Далее, когда вагон уже стоял в точке разгрузки, солдаты с помощью специальных рычагов (на вагоне) откинули с обоих его боков нижние поддоны-днища. Уголь стремительно сыпался вниз на горы старого угля. Но всё было не так просто. Часть угля, всё же, оставалась в вагоне, да ещё часть угля при быстрой его высыпке попала под вагон, на рельсы и окружающее их пространство. Далее нужно было выгрузить весь уголь из вагона и очистить пути. Вот с этим-то солдаты и провозились большую часть времени. Вот именно для этой работы и понадобились лопаты. Когда солдаты справились с этой работой, то закрыть поддоны и откатить пустой вагон проблемы уже представляло. Вот так молоденькие солдатики преподали урок дипломированному инженеру.
   Гораздо тяжелее было, когда приходило несколько вагонов, да ещё 60-тонных. Солдат, конечно, командир санроты выделял больше, но и работы было гораздо больше. И в процессе выгрузки, да и во время начала передвижения гружёного вагона. Тут уже и Морозевич помогал солдатам придать первый импульс движения вагону. И, конечно же, дело двигалось медленнее, потому что солдаты здорово уставали. Андрею жалко их было, и он не обращал внимания на их перекуры - им нужно было отдыхать. Но, одновремённо, нужно было успеть вагоны разгрузить, очистить площадки от угля и откатить вагоны назад. А у солдат ведь ещё был обед, который никак нельзя было отменить, и растягивался он (с дорогой) часа на два. И всё же, как солдаты не ворчали, они всегда справлялись с заданием. И Морозевич был им за это очень благодарен.
   Но вот со средины октября солдатам пришла некоторая передышка, а с ноября месяца они подобной работы не выполняли вообще. Не разгружали солдаты вагоны по той причине, что их и не было. И виноваты в этом были ни они, ни начальник теплохозяйства, ни командир гарнизона. А виновато было совсем другое государство, а именно Польша. Дело в том, что уголь в их гарнизон, да и во многие другие поступал именно из Польши. Польша относительно неплохо была обеспечена минеральными ресурсами и её основной добываемый энергоноситель - уголь. При этом большинство её шахт сосредоточено в Силезском (на границе с ГДР) бассейне (да и сама Силезия в разные времена была то немецкой, то польской). Немалую часть экспорта, в том числе и в ГДР, составлял как раз уголь.
   В 1950-1970-е годы в Польше происходил значительный экономический рост. Однако с 1974-го года из-за мирового экономического кризиса и увеличения внешней задолженности рост стал замедляться и, уже начиная со средины 1978-го года, экономический и социально-политический кризис вызвал спад производства. Правительство Польши активно брало кредиты, как на Западе, так и в СССР, что первоначально и способствовало росту экономики, но уже к концу 70-х годов это повергло страну в кризис. Кроме того, добыча угля с конца 70-х годов начала уменьшаться, поскольку в энергетике страны начало расти значение привозной нефти и газа.
   В результате нарастания социально-политических и экономических трудностей во 2-й половине 70-х годов в стране возникло массовое оппозиционное профобъединение "Солидарность", начали возникать забастовки на шахтах. А уже в начале 1980-х годов разразился экономический кризис, сопровождаемый гиперинфляцией и ростом дефицита бюджета.
   Всё это, естественно, сказалось на поставках угля в ГДР, одним из потребителей польского угля был и Белитц-Хальштеттен, и многие другие гарнизоны Бранденбургского округа. С осени 1978-го года эти поставки сначала уменьшились, а к концу года практически прекратились.
   До средины октября вагоны с углём ещё поступали, но для котельной Белитц-Хальштеттена его поступало всё меньше и меньше. Если в сентябре котельная госпиталя получила около 1800 тонн угля (примерно столько и в августе), то уже в октябре - всего 1300 тонн. Уголь стали меньше получать, но зато довольно активно его отдавали. Отдавали его по распоряжению командования ГСВГ в другие гарнизоны, куда поставка угля прекратилась ещё ранее, а его запасов в частях не было. Только в середине октября различным воинским частям были переадресованы 10 вагонов с углём в общей сложности в 340 тонн. Естественно, эти вагоны и не разгружались в Белитц-Хальштеттене. Андрей только получал накладные на эти вагоны с указанием даты поступления, номера вагона (семизначное число) и количеством угля в нём. Далее накладные отмечались и передавались вместе с вагонами ответственному лицу той части, в которую они должны были быть переадресованы. К этим вагонам не прикасались ни солдаты, ни Андрей. Как говорится, "баба с воза - кобыле легче". Но, увы - это было только начало. В ноябре вагоны вообще перестали поступать, и не потому, что были заранее кому-то переадресованы, а по причине недопоставки угля Польшей. До конца текущего года котельная гарнизона и вовсе перестала получать хоть каплю угля. И вот здесь Морозевич убедился, что не во всех случаях указанная пословица права, точнее, она-то права, но не всегда от этого легче извозчику. Уголь начал катастрофически быстро таять.
   А ведь уголь не только сжигали, хотя уже начали его более экономить, но и продолжали отдавать. Теперь уже не вагонами (тех не было вообще), но машинами. Уже со средины ноября месяца в гарнизон повадились представители других частей с машинами за углём. Отказать им было невозможно, потому что на это было всё то же распоряжение верхов. Там знали, что в Белитц-Хальштеттене запас угля пока что есть - вот что значило подавать верные отчёты. И здесь уже прибавилось головной боли у всех - доставалось и Морозевичу и зам. начальника госпиталя по АХЧ, майору Стабровскому. 0x08 graphic
Должность зам. гл. врача по АХЧ (заместителя главврача по административно-хозяйственной части) была введена в 60-х годах. АХЧ по своей структуре аналогична отделу материально-технического и хозяйственного обеспечения, задачами которого является как раз своевременное и бесперебойное материально-техническое и хозяйственное обеспечение оперативно-служебной деятельности служб и подразделений.
   Майор Стабровский был неплохой человек, но вникал в службы КЭЧ очень мало, он как бы всё оставлял на откуп их начальникам. И не потому, что не хотел этим заниматься, у него просто не хватало времени на эти службы. Приходилось верить начальникам служб и, одновремённо, повышать их ответственность. Сначала Андрей это не очень понимал, но, когда он всё проанализировал, то понял, что Стабровскому и в самом деле катастрофически не хватает времени на всё. Казалось бы, разве у того же вертолётного полка меньше дел по обеспечению. Возможно, что и не меньше. Но там Лукшин, как заместитель командира ОБАТО по тылу, не занимался непосредственно боевым обеспечением техники, он занимался обеспечением людей. В госпитале Стабровский занимался, вроде бы, тем же, но обеспечить кроме тех же работников госпиталя ещё и 2,5 десятка отделений с больными было не так-то просто. Конечно, у него были помощники и в отделениях, и в самом КЭО, но только помощники. А организацией всего, а часто и доставкой ему приходилось заниматься самому. В Борстеле материалы по его заявке Морозевичу часто привозили Грицюк или даже Лукшин. В госпитале такого не было никогда. Скорее Андрей привозил общестроительные материалы или ещё что-либо по заявкам КЭО или по личной просьбе Стабровского. Вот и в начале ноября он ездил в Тельтов и привозил по заказ-наряду разный пиленый лес, плиты и окна для службы Стабровского.
   И вот теперь и Андрей, а зачастую и майор присутствовали на отгрузке угля другим гарнизонам. Нет, ни один служащий, ни один солдат их гарнизона в этом процессе участия не принимали. Но машины приезжали либо со своим экскаватором (очень редко), либо с солдатами, чтобы те грузили уголь вручную. Но рядом стояли транспортёры котельной. И, конечно же, приезжие любыми способами старались получить разрешение их использовать - оно-то понятно, вот только и Стабровский, и Морозевич не могли знать, сколько ещё протянут те же транспортёры при такой авральной работе, ведь каждый старался погрузить уголь в машину поскорее. Кроме того, они пытались тягать эти транспортёры с места на место, потому что где-нибудь им уголь не нравился, они всё норовили отгрести себе свежий уголь. Пришлось устанавливать места, из которых представителям частей можно было его забирать. Но это очень не нравилось тем, и возникали яростные споры. Эти споры прекращались только после того, как тот же Стабровский (Морозевича приезжие мало слушались) прекращал отгрузку угля и предупреждал, что в таком случае те ничего не получат. Ещё один бич со стороны получателей угля - это урвать его как можно больше. В котельной количество угля можно было проконтролировать, а вот во дворе - нет. Весов для машин не было, а потому количество угля определялось на глаз. Точнее не совсем на глаз - Андрей со Стабровским для такой цели разработали специальную таблицу, где учитывалась марка грузовика и объём его кузова (без наращенных бортов). И они довольно точно (хоть и на глаз) могли определить (по удельному весу) сколько угля должна набрать та или иная машина, чтобы получить то его количество, которое написано в накладной или просто запросе, подписанном командованием. Но здесь уже споры порой чуть ли не доходили до рукоприкладства - приезжим за углём всё казалось, что их стараются обмануть. Хорошо ещё, что за углём старшими приезжали офицеры не выше звания старшего лейтенанта, и приказ майора на них хоть как-то действовал. Вот такие наступили непростые времена в работе теплохозяйства госпиталя. А уголь между тем испарялся прямо на глазах. Когда Андрей принял дела, то остаток угля на 1 августа составлял 3100 тонн, затем пошло его нарастание (летом угля сжигали мало), а затем кривая графика остатка угля начала стремительно снижаться. И если на 1-е ноября его было (остаток) более 6000 тонн, то на первый день нового 1979-го года - всего 2700 тонн. Зимой в котельной сжигали примерно 1300 тонн угля (~ 1,8 тонны в час!), то есть ещё пару месяцев и котельную при такой ситуации придётся останавливать.

* * *

   Теперь Андрей больше времени стал проводить на территории котельной, больше беседовать с кочегарами, Куртом, да и с немецкими рабочими. Андрей ежемесячно подписывал графики работы кочегаров, которые составлял Курт на рабочих в помещении котельной, что находилось слева. Для кочегаров-служащих Морозевич составлял такие графики сам. Он с самого начала обратил внимание на некую странность этих графиков. Они были какими-то неритмичными, что ли. Все кочегары работали в три смены по 8 часов. Но немецкие кочегары работали пять дней в одну смену, затем следовало два дня отдыха, потом один день во вторую смену, один выходной день, три дня в третью смену, снова выходной день и, наконец, опять пять дней уже во вторую смену. Смены, естественно, менялись - например, 1,2,3, затем 2,3,1 и 3,1,2. Но к чему было такое разное количество дней в одну смену (5,1,3,5) - непонятно. Курт мотивировал это тем, что он составлял их по образцу, который ему достался в наследство - так, мол, работали ещё их отцы и деды. И, к тому же, так легче привыкать организму при переходе от одной смены к другой. А вот в этом Морозевич с ним был не согласен. "Русские" кочегары работали по более равномерному графику: 3 дня в одну смену, выходной день, 3 дня во вторую, выходной день и 3 дня в третью смену, тоже, естественно, с чередованием смен. Морозевич детально проанализировал графики и уловил одну немецкую хитрость. За 60 календарных дней (один месяц не позволял провести точный анализ) немцы отдыхали 18 дней (42 рабочих дня), а отечественные кочегары - 15 дней (45 рабочих дней). Да, действительно, немецкий график составлен был чудно, но он прибавлял кочегарам дни отдыха. Тогда Морозевич предложил график, по которому работали кочегары в Борстеле, очень простой график - пять дней работы в одну смену, два дня отдыха, снова 5 дней работы уже во вторую смену и так далее. При таком графике кочегары за те же 60 дней работали 44 дня, а отдыхали 16 дней - по два дня в неделю, нормально. Нашим кочегарам такой график прибавлял день отдыха, но он отбирал два дня у немецких кочегаров. Наши кочегары могли бы тоже работать по немецкому графику, но они не соглашались на него (хотя добавлялись выходные дни). Им периодически приходилось работать с немцами в левом помещении котельной по этому графику, и они единодушно отмечали, что так, наоборот, хуже работать. Того же мнения придерживался и Андрей: 3 или 5 дней подряд в разные смены организму легче переносить, нежели по "рваному" немецкому графику. Наши кочегары соглашались работать по предложенному Андреем графику, а вот с Куртом пока что договориться по этому вопросу не удавалось. Он согласился с тем, что предложенный Андреем график более ритмичный и удобный, но переходить на него посреди сезона нецелесообразно - нужно, мол, всё взвесить. Конечно, он хитрил, он не мог не знать ранее о графике работы по 5 дней подряд, но немцы так выигрывали выходные, а кочегаров-сменщиков было достаточно. Андрей согласен был с Куртом в том, что нецелесообразно что-то менять в разгар отопительного сезона, но он сомневался, что немцы согласятся работать по нему и в летнее время. Конечно, он своей властью мог бы ввести единый график работы для всех кочегаров, но ему не хотелось портить отношения с Куртом - тот очень много делал для поддержания нормальной работы котельной, все переговоры с немцами по доставке материалов для котельной и по её ремонту велись через него. Нужно было решать этот вопрос мирно, и Андрей решил постепенно до лета договориться с Куртом. Сейчас более важными были вопросы по углю.
  
  

ГЛАВА 30

И вновь Борстель

  
   Кроме накопившихся проблем на работе Морозевичу предстояло решить ещё одну задачу. Уже заканчивался ноябрь месяц, а ещё через месяц у самого Андрея заканчивался кандидатский партийный срок (21 декабря). Правда, утверждён он был, да и кандидатскую карточку получил позже, уже в январе. Скорее всего, этот его вопрос тоже будут рассматривать уже после Нового года, но всё равно нужно было думать о приёме в партию. Но вот то, что кандидатом в члены КПСС он поступал в одной части, а непосредственно в члены партии ему придётся поступать в другой, создавало определённые сложности. Не ехать же ему поступать в партию в Борстель. А здесь его пока что мало кто знал. Да, он, как и в Борстеле регулярно посещал партийные собрания, исправно платил членские взносы, но проработал он здесь всего каких-то три месяцы - для решения такого серьёзного вопроса этого явно недостаточно. Андрей ещё раньше разговаривал на эту тему с секретарём партийной организации АХЧ и тот пообещал ему переговорить с товарищами из более высоких инстанций и решить этот вопрос. Конечно же, принимать Морозевича в члены партии должны уже в Белитц-Хальштеттене, но вот как уладить этот вопрос и что для этого необходимо, нужно было выяснить. Наконец, секретарь парторганизации сообщил Морозевичу, что особых сложностей в этом вопросе нет, просто Андрею необходимо представить характеристику с того места работы, где его принимали кандидатом в члены КПСС. Можно, конечно, послать запрос в Борстель, но, всё же, лучше съездить за характеристикой самому, так надёжней - лучше писать характеристику на того, кого видишь в лицо, нежели вспоминать на кого ты её пишешь. Это прекрасно понимал и сам Андрей, значит, он преждевременно сказал Борстелю "Прощай!". Он ещё туда, хотя бы на один день, а вернётся. И у Андрея защемило сердце - не так уж давно он оттуда уехал, а вот уже захотелось повидаться с бывшими коллегами, узнать новости городка, да и просто увидеть его снова. Он переговорил со Стабровским, тот предложил ему съездить в одну из пятниц. Но Андрей хотел поехать в четверг - вдруг в пятницу ему нужного человека не удастся застать, всё ведь может быть, так не разыскивать же его в субботу дома. Майору хоть и не очень хотелось, чтобы начальник теплохозяйства уезжал на два дня, но с доводами Андрея ему пришлось согласиться. Морозевич за это время выполнял много поручений зам. начальника госпиталя по АХЧ и тот не мог не помочь и ему самому.
   Выехал Морозевич в Борстель в четверг в последний день ноября. Сидя в поезде, он размышлял о своей работе в Борстеле и в Белитц-Хальштеттене, сравнивая их. Как ни странно, но в Борстеле Морозевичу, как он сам полагал, было интересней. Здесь, в Белитц-Хальштеттене вроде бы, хорошо отлаженное хозяйство и заниматься начальнику теплохозяйства доводилось в основном организационной работой. Да и ремонтные работы даже сейчас, в отопительный сезон, не очень пока что донимали ни его, ни тех же слесарей-ремонтников. В Борстеле ему два года пришлось попотеть с различными ремонтами, да ещё и неприятности были, которых здесь пока что, слава Всевышнему, не было. Но зато в Борстеле ему было что вспомнить. А на новом месте, поймал себя на мысли Андрей, ему о работе нечего особенно и вспомнить - разгрузка угля, бумаги, поездки за материалами, теперь вот кризис с углём. Обычная рутинная работа, совсем не интересная для воспоминаний. В Борстеле его ещё волновали первые впечатления о Германии, а здесь и это уже не было актуальным. Он с интересом подумал о том, что в Белитц-Хальштеттене он пока что больше вспоминает свой отдых с женой: поездки за грибами, поездки в Потсдам и Берлин, концерты Кобзона. Вот это интересно, а работа на этом фоне как-то запоминается меньше. Он улыбнулся при мысли о том, что здесь в госпитале он занимался ещё одной работой, правда, совершенно не относящейся к трудовой деятельности. В госпитале, в зале КУОМСа по выходным дням вечером регулярно проводились танцы или какие-нибудь другие увеселительные мероприятия, которые посещало довольно много народа. Это были и сотрудники госпиталя и другие лица со стороны - приезжие молодые офицеры с тех же курсов повышения квалификации. Ну, а вечером некоторые молодые люди могли уже быть и навеселе. Нужно было как-то поддерживать дисциплину на этих вечерних мероприятиях в КУОМСе. Младших офицеров в госпитале было не так уж много, и поэтому решено было (ещё задолго до приезда Андрея в госпиталь) наладить дежурство народной дружины из состава служащих, которых было немалое количество. Дежурили, естественно, и рабочие теплохозяйства, да и сам Морозевич. Менее двух недель назад, в субботу 18-го ноября он как раз дежурил как старший наряда ещё с четырьмя своими подчинёнными на танцах в КУОМСе. В дальнейшем ему ещё не раз приходилось брать участие в подобном вечернем отдыхе. Вот такие необычные события запоминались Андрею больше, нежели текущая ежедневная работа.

* * *

   Приехал в Борстель, точнее попал уже на территорию городка Морозевич около 12 часов дня. Он сразу же направился в штаб батальона, он хотел в первую очередь повидаться с капитаном Коридзе. На входе в штаб, хотя его здесь и помнили, он на всякий случай предъявил, как и на КПП, новое удостоверение, выданное уже в госпитале. Коридзе он в кабинете не застал, тогда он зашёл в канцелярию и очень тепло поговорил с Клюевым. Но и после этого Коридзе на месте не было. У дежурного Андрей выяснил, что капитан, вроде бы, собирался посетить вещевой склад. Тогда он направился туда. По дороге он вдруг вспомнил о давнем разговоре с начальником склада о тёплой лётной куртке, но понял, что её ему уже не видать. Жаль, конечно, но ничего не поделаешь. Коридзе он встретил, почти подходя уже к складу. Тот уходил со склада и очень удивился появлению Морозевича. После взаимного приветствия капитан, улыбаясь, спросил:
   -- Вы решили вернуться опять к нам?
   -- Решил вернуться, но только на день-другой, -- тоже улыбаясь, ответил Андрей. Он объяснил цель своего визита.
   -- Но ведь вам нужен замполит, почему вы обратились ко мне? -- удивился Коридзе.
   -- Не мог я, Илико Вахтангович, не встретиться в первую очередь с вами. Ведь работал то я с вами, а не с замполитом. С ним я ещё успею встретиться. Я хотел поговорить с вами, узнать новости городка и прочее.
   Видно было, что такое объяснение польстило капитану. Тот начал его довольно дружелюбно расспрашивать о работе на новом месте. Затем рассказал о новостях, которых, как понял Андрей, практически не было. Так они проговорили минут двадцать, после чего капитан сказал:
   -- А вы, пожалуй, правильно поступили, что подошли ко мне. Всё равно замполит вызовет меня и начнёт спрашивать о том, что ему писать в характеристике. Да, мы с вами проработали мало, но он то с вами сталкивался и того меньше. Хорошо, идите сейчас к нему, а там видно будет.
   Андрей разыскал замполита и понял, что Коридзе прав. Узнав о цели приезда Морозевича, замполит тут же спросил:
   -- А вы с капитаном Коридзе виделись? Мне нужна и его помощь. По работе он вас гораздо лучше знает, нежели я. Хотя, конечно, немало знаю о вас и я. Но без него как-то некорректно писать характеристику. Такие вещи ведь чаще пишут как раз непосредственные руководители, а уже потом мы вместе их окончательно корректируем. Вы не говорили об этом с капитаном?
   -- Да, я уже виделся с капитаном Коридзе. Я его не просил писать мне специально характеристику, но в разговоре он сам затронул эту тему и сказал, что поможет вам.
   -- Очень хорошо. Тогда можете быть свободным. Я разыщу капитана и думаю, что к концу дня составленная по нужной форме характеристика будет у вас на руках.
   Андрей ушёл от замполита и, не спеша, направился к мастерской теплохозяйства. Ему хотелось увидеться с ребятами. Он пару человек встретил ещё по дороге от КПП в штаб, но долго с ними он беседовать не мог. А теперь можно и поговорить. Было уже время обеда, и в мастерской он застал всего пару человек, которые встретили его очень радостно. Начались взаимные расспросы и обмен новостями. Ребята подтвердили сказанное в его разговоре с Коридзе о том, что в гарнизоне практически никаких новостей нет, всё по-старому.
   -- Кто у вас сейчас начальник теплохозяйства?
   -- Как кто, Кравченко Николай. Пока что он, будет ли кто новый - неизвестно.
   Морозевича очень обрадовало это сообщение. Он искренне радовался такому положению Николая. Значит, Коридзе сумел правильно изложить его доводы подполковнику Андрееву и убедить того, что не нужно вызывать нового начальника теплохозяйства. И вряд ли тот уже появится в гарнизоне, Андрей не верил, что на такое место нет желающих - просто руководство батальона не подаёт заявку. Правда, Николаю здесь работать осталось всего месяца три, если ему не продлят срок. Пока Морозевич беседовал с этими ребятами, начали собираться после обеда и другие, появился и сам Кравченко. Он уже знал, что в городке появился Морозевич, и тоже обрадовался ему. Ещё некоторое время поговорив с ребятами, Андрей с Николаем вышли на улицу. Остальные разошлись по рабочим местам.
   -- Ну что, Коля, как работается?
   -- Нормально, Андрей Николаевич. Я вам очень благодарен, что вы перед своим отъездом замолвили за меня словечко. Это вы меня фактически устроили на своё место.
   -- Это далеко не так, -- покачал головой Андрей. -- Я ведь здесь ничего не решал. Если и нужно тебе кого-либо благодарить, так это Коридзе. Значит, это он сумел убедить командира принять такое решение. Андреев вряд ли сам мог до такого додуматься, точнее, решить именно так. Ты при случае обязательно поблагодари Коридзе.
   -- Да я уже как-то в разговоре с ним упоминал это. Но я ещё его поблагодарю отдельно. Но всё-таки и вы оказали помощь в том, что я работаю на должности начальника теплохозяйства, правда, как исполняющий обязанности.
   -- В этом как раз целиком твоя заслуга. Если бы ты плохо работал как начальник, то давно уже был бы на своём прежнем месте. Это означает, что ты справляешься со своими новыми обязанностями. А как тебе работается с Коридзе?
   -- Да в принципе ничем не хуже, чем было при Лукшине. В общем-то, Коридзе нормальный мужик. Вот только всё время обращаться к нему: "Товарищ капитан" да "Товарищ Коридзе". Не очень привычно. Вроде бы имени у него нет.
   -- Это хорошо, что ты сам понял то, что Коридзе нормальный мужик. И имя у него есть.
   -- А что, вы знаете его имя и отчество?
   -- Знаю.
   -- О, и как же его зовут? Ведь никто не знает
   -- Понимаешь Коля, если он вам не говорит этого, то не могу этого сказать и я, это было бы некорректно по отношению к нему. Да и сказал он мне это всего за день до моего отъезда. Он так и сказал: "Если мы не познакомились нормально, то давайте хоть расстанемся нормально". Ты работай, не задумываясь над этим, возможно перед отъездом он и тебе скажет своё имя и отчество. А тебе с ним ещё работать, я надеюсь, придётся долго.
   -- Да кто его знает. Ведь может в любой день приехать, всё же, новый дипломированный начальник теплохозяйства.
   -- Нет, Коля, сам он приехать не может. Если его до сих пор здесь нет, то заявку на него не подавали и вряд ли подадут, если ты будешь нормально работать. Как говорится, на переправе коней не меняют, а тебе-то осталось, если я не ошибаюсь, проработать здесь месяца три-четыре.
   -- Да, чуть больше трёх месяцев. А как вы думаете, могут мне продлить срок пребывания в ГСВГ?
   -- А почему бы и нет, вполне могут. Тебе нужно сразу же после Нового года написать заявление на продление. Только вот какое дело, -- протянул Морозевич. -- Не вздумай написать заявление на продление срока работы на месте начальника теплохозяйства или даже исполняющего обязанности.
   -- Почему? -- удивился Кравченко.
   -- Потому что такой наглости Андреев не потерпит. Напиши скромно о продлении срока работы в должности техника.
   -- Но ведь тогда меня могут и оставить техником, да и денег буду меньше получать. Я и сейчас не получаю полную ставку начальника теплохозяйства, но небольшую добавку мне, всё же, платят. А так буду получать ставку техника.
   -- Коля, ты не очень-то зарывайся. Если тебя оставят, то вряд ли будут платить ставку техника, если ты уже получаешь больше. Это, во-первых. А, во-вторых, для тебя что, так важны деньги? Пусть даже останется ставка техника. Но тогда посчитай, сколько их ты потеряешь за не продлённый год, если напишешь такое наглое заявление, а Андреев его не подпишет.
   -- Вы, наверное, правы, -- вздохнул Кравченко. -- Я послушаюсь вашего совета. Конечно, хотелось бы поработать лишний год хотя бы исполняющим обязанности начальника теплохозяйства. Мне, действительно, больше денег важно то, что я работал на этой должности. Важно уже для Союза. Но, вряд ли мне напишут в трудовой, что я работал на этой должности.
   -- Напишут. Только не обращайся с просьбой об этом к Андрееву, и даже к Коридзе. Андреев сам этим не занимается. Но ему это может не очень понравиться. Подойди перед отъездом в Союз к Клюеву, он мужик хороший. Он сам делает все записи в трудовой, и он, в принципе, даже без твоей просьбы должен сделать такую запись. Ты ведь к тому времени, если, конечно, всё сложится у тебя хорошо, проработаешь на этой должности более полутора лет. Это срок большой и Клюев не может этот факт проигнорировать. Но ты, всё же, лучше напомни ему об этом, он тебя поймёт. А для тебя это, действительно, очень важно.
   -- Спасибо, Андрей Николаевич, за ваши советы, -- уже более оптимистично и радостнее произнёс Николай. -- Вы мне очень помогли советами, и я поступлю точно так, как вы советуете.
   -- Не за что благодарить, Николай. Советы советами, но всё зависит от тебя самого.
   За время, остающееся до условленного с замполитом времени, Морозевич успел встретиться (не запланировано) ещё и с Карамушко и Кирзоняном. А вот с замполитом он вновь встретился уже в половине пятого, но характеристика ещё не была готова. Получил он её готовой уже в начале шестого. Ехать обратно на Белитц-Хальштеттен на ночь глядя, было неразумно - уже было совсем темно. Ему пришлось заночевать в "Хоромах", обитатели которых очень хорошо его вновь встретили и были рады пообщаться с ним ещё несколько часов до сна. Выехал он в Стендаль рано утром, теперь уже точно навсегда прощаясь с этим городом и Борстелем. Вернулся Морозевич в Белитц-Хальштеттен, как и накануне в Борстель, примерно в двенадцать часов и после обеда ещё успел немного повоевать с очередными "покупателями" угля.

* * *

   В последующие дни Андрей в первую половину дня вместе со слесарями обходил объекты по заявкам. Он ходил вместе со слесарями не потому, что не доверял им, а для того, чтобы самому лучше познакомиться с системами теплохозяйства в гарнизоне. Зданий было много и, конечно же, он за своей организационной работой побывать во всех не успевал. К тому же, хотя ещё и было тепло, но объём заявок на ремонт начал понемногу расти. И вновь среди этих заявок попадались не вполне обоснованные. Но разговаривать с жалобщиками так, как это он сделал однажды в Борстеле (и сделал правильно - поток жалоб резко тогда уменьшился), в Белитц-Хальштеттене он не мог. Разговаривать в таком тоне с заведующими лечебных отделений это было недопустимо, хотя с ними самими доводилось беседовать не часто. Но и с теми же ординаторами или даже старшей медсестрой, сестрой-хозяйкой нормальный разговор не всегда получался. А уж если подключались больные, то и подавно - доказывать свою правоту, ссылаясь на нормативные акты, было бесполезно. Начинался такой базар, что проще было потратить пару часов на ремонт, нежели что-то доказать. В случае явно уж необоснованных жалоб приходилось, всё же, довольно мирно разговаривать с заведующим отделением, ища разумный компромисс. С обитателями жилых домов Морозевич мог разговаривать немного жёстче, хотя это, конечно, не всем нравилось. Дошло до того, что как-то утром он встретился со Стабровским и тот уделил ему минут 10-15 минут своего времени, которого у него обычно на всякие пустяки не хватало.
   -- Андрей Николаевич, мне начали жаловаться на вас жильцы домов по поводу того, что вы не все их заявки выполняете.
   -- Заведующие отделениями на меня не жалуются?
   -- Нет, чего не было, того не было.
   -- И прекрасно, а жильцы немного потерпят.
   -- Как это?
   -- Алексей Иванович, я знаю, что у вас дел невпроворот, может быть, я вам всё объясню после работы?
   -- Ничего, у меня есть немного времени, -- ответил тот, взглянув на часы. -- Так что можем немного поговорить.
   -- Хорошо. Понимаете, многие заявки жильцов, я подчёркиваю - жильцов, бывают, можно мягко сказать, необоснованными. Мне приходилось с этим сталкиваться и на прежней работе. Они жалуются, что в квартире холодно, хотя градусник показывает 22-240 С. И что прикажете делать - топить ещё сильнее? И это при таком кризисе с углём.
   -- Ладно, тут вы правы, с этим я согласен. А вот если нужно менять радиаторы, а вы отказываетесь это делать, как это понимать?
   -- Алексей Иванович, а что значит "нужно менять радиаторы"? А кто это должен решать - сами жильцы или специалисты? Мы отказали только в двух таких случаях. Я догадываюсь, кто вам пожаловался. Но радиаторы в этой квартире греют нормально. Однако хозяйка в разговоре заявила: "Поменяйте и всё, почему соседям поменяли, а нам нет?". Как вам такое нравится? Соседям, действительно, поменяли, ещё летом, но на то были основания. А здесь просто каприз.
   -- А может поменять, чтобы не орали на весь городок, что не выполняются заявки?
   -- Можно поменять, я не возражаю, хотя работы у слесарей с каждым днём становится всё больше. Но, во-первых, мы минимум на половину дня отключим в доме отопление со сливом теплоносителя. Как это другим жильцам понравится? Далее, систему после этого нужно подпитать водой. Какой водой и где? Естественно, холодной водой в котельной, ещё и сливая часть теплоносителя при развоздушивании линии в доме. Греть холодную воду в котельной - снова-таки увеличивать расход топлива. Разве не так?
   -- Так-то так. Но что же делать? Ваши аргументы весомы, но не хочется, чтобы эти жалобы распространялись выше.
   -- Жильцы могут жаловаться выше, только если дать им повод. Вот если мы кому-то пойдём на уступки, а другому не сделаем, тогда точно будут жалобы. Алексей Иванович, поверьте, мы и так стараемся выполнить более-менее обоснованные заявки, хотя некоторые из них и не стоило бы выполнять. Нам ведь тоже не хочется сориться с жильцами. Но если эта заявка откровенно необоснованная, то извините... Кроме того, вы прекрасно знаете, что жалуются то не сами офицеры, а их жёны. Они что, к начальнику госпиталя побегут? Благомиров, как мне кажется, очень хороший человек, но по таким вопросам он их слушать не станет. И они, зная это, бегут к вам.
   -- Н-да, вот дилемма, -- протянул майор. -- Я согласен с вашими доводами. Всё правильно. Но как-то успокоить их надо?
   -- Я их могу успокоить в два счёта, и жалобы прекратятся. Я на прежнем месте работы однажды так поступил и все успокоились. Здесь я пока что не хотел разговаривать с жильцами, точнее, с жёнами офицеров в таком духе.
   -- Да? Интересно, и как же это вы успокаивали жильцов ранее?
   -- Я их не столько успокаивал, скорее, запугивал.
   И он рассказал майору о своём предупреждении офицерских жён-жалобщиц. И о том, что их мужей будут наказывать за необоснованные вызова, и о вычете из их зарплаты за перерасход угля. Услышав всё это, Стабровский рассмеялся:
   -- Да, ну и выдумщик же вы. Но на жёнах офицеров это, действительно, может сработать. А я со своей стороны по мере возможности предупрежу офицеров, чтобы поубавили пыл своих жён. Хорошо, а в отделениях ситуация нормальная?
   -- Вполне нормальная. Там тоже не всё гладко с вызовами, но мы стараемся находить общий язык и, по-моему, до сих пор неплохо ладим. Там, конечно, лучше было бы ряд работ, как вы понимаете, проводить летом, но ничего не поделаешь - что в наших силах, мы делаем.
   В общем, нашли между собой в этом вопросе общий язык и зам. начальника госпиталя по АХЧ с начальником теплохозяйства.
  
  

ГЛАВА 31

Автомобили и покупки

  
   В последнее время вторую половину дня большей частью Морозевич обитал на территории котельной. Если в госпиталь наведывались "покупатели" за углём, то они чаще всего приезжали где-то к обеду или после него. Сегодня таковых, к радости начальника теплохозяйства, пока что не было. Температура была пока что ещё чуть выше нуля градусов, и кочегар Григорий Иголкин возился возле своей машины. Он возился с ней практически ежедневно. Как у простого кочегара оказалась в ГДР машина? Да очень просто - он её купил. Правда, это как раз было делом не таким уж простым. Не в смысле денег, которых у любого служащего хватало на такую покупку, ведь покупались довольно подержанные старые машины за довольно низкую цену. Но всё дело в том, что разрешалось покупать старые машины в ГДР, а затем перевозить их в Союз, только военнослужащим. У служащих таких привилегий, к сожалению, не было. Но Иголкин купил эту машину на свой страх и риск через полтора года своей работы в ГСВГ. Он был одержим машиной, и говорил, что в основном и ехал работать сюда ради покупки машины. В Союзе такая покупка ему не по карману. А руки у него были золотые, и он перебрал эту подержанную машину сам по винтику, что-то ремонтируя, покупая какие-либо запчасти или заваривая прогнившие места кузова. Правда, варил он не сам, а по его просьбе газосварщик Виктор Мищенко. Эта машина была необычным приобретением и многие кочегары и слесари в свободное время охотно помогали Григорию.
   В ГДР обычно покупались только "Волги", причём модели ГАЗ-21. В СССР уже восемь лет выпускалась модификация ГАЗ-24, но на эту машину денег мало у кого хватало, да и немцы пока что не спешили с ней расставаться. Конечно, были в ГДР и такие советского выпуска машины, как "Жигули" или "Москвич", но их (из числа приехавших из Союза) никто не приобретал, да ещё подержанные. Не конкурентноспособны были и машины выпуска ГДР - "Трабант" или "Вартбург".
   И у Виктора Иголкина была именно "Волга ГАЗ-21", с капота которой гордо взмывал хромированный олень - эмблема этой модели, которую в ГАЗ-24 уже упразднили. Кстати, рядом с машиной Виктора почти ежедневно стояла ещё одна машина - "Трабант", который принадлежал Курту Никелю. Тот жил в самом Белитц-Штадте и ежедневно, кроме выходных, ездил на ней в госпиталь и домой.
   "Трабант" (Trabant) после войны стал одним из символов ГДР. Выпускался он на заводе, который назывался "VEB Sachsenring Kraftfahrzeug- und Motorenwerk Zwickau" в г. Цвикау. Это была довольно любопытная машина. В послевоенные годы из-за нехватки стального проката часть кузовных панелей выполнялись из материала на основе фенолформальдегидной смолы и отходов хлопкового производства - "дуропласта". Дуропласт был в какой-то мере аналогичен нашедшему в те же годы некоторое применение в автостроении других стран стеклопластику, но по сравнению с ним был намного более пригоден для массового производства. Из-за своего серо-коричневого цвета и схожей с бакелитом поверхности эти неокрашенные панели придавали машинам весьма специфичный вид.
   В ноябре 1957-го года на заводе в Цвикау начался выпуск модернизированных автомобилей, которые именно тогда и получили название "Трабант" в честь запущенного в том же году Советским Союзом космического спутника (по-немецки "Trabant" - "спутник"). На различных моделях автомобиля стоял поперечно расположенный двухтактный, двухцилиндровый карбюраторный двигатель воздушного охлаждения объёмом 0,6-0,7 л и мощностью всего 26 лошадиных сил (большинство моделей). Он конструктивно происходил от довоенных моделей DKW и их послевоенных аналогов IFA.
   На "Трабанте" была также установлена двухвальная коробка передач, которая имела очень оригинальную конструкцию, связанную с поперечным расположением силового агрегата - впоследствии эта схема получила широчайшее распространение. Таким образом, "Трабант" как бы стал конструктивной предтечей бо́льшей части будущих переднеприводных автомобилей. Подвеска машины отличалась крайней простотой, но при этом имела достаточно совершенную кинематику. Автомобиль весил всего 620 кг, и при правильной эксплуатации был малоуязвим для коррозии.
   Что же касается "Вартбурга", то эта машина была более высокого класса, которая пользовалась и большей популярностью у немцев, хотя и стоила, конечно, дороже того же "Трабанта".
   "Вартбург" (Wartburg) был легковым автомобилем малого класса, название которого происходит от одноимённой крепости, расположенной рядом с Эйзенахом, где эти машины изготовлялись. Наиболее популярной моделью в это время была модель "Wartburg" 353, созданный на базе польской разработки "Warshawa 210". Этот автомобиль планировался к выпуску вместо лицензионной версии советской "Победы", так же называвшейся "Варшавой". Однако полякам удалось заключить договор с итальянской фирмой "Fiat" о выпуске её 125-й модели, и собственная польская разработка оказалась "не у дел", обретя "вторую родину" уже в ГДР.
   Коробка передач "Вартбурга" была четырёхступенчатой, синхронизированной на всех передачах переднего хода.  Автомобиль имел достаточно просторный для его размеров салон, благодаря переднему приводу он совершенно не имел "горба" в салоне над трансмиссией, поэтому пол под ногами водителя и переднего пассажира был совершенно ровным. Часть машин снабжалась полуавтоматической трансмиссией "Hycomat" и соответственно имела только две педали (передачи переключались вручную, но без выжима сцепления). Рабочий объём двигателя составлял около 1000 см3.
   Однако, несмотря на прогрессивную схему трансмиссии, был у этого автомобиля существенный недостаток - он оснащался примитивным двухтактным двигателям. На внутреннем рынке "Вартбург" считался, конечно, намного престижнее автомобиля "Трабант", но уступал в этом отношении импортируемым советским "Москвичам" и "Волгам", имевшим заднеприводную конструкцию и четырёхтактные двигатели водяного охлаждения.
   Возвращаясь к машине Иголкина, следует сказать, что она была уже практически готова к езде. Она ещё только была не грунтована и не покрашена, но этот завершающий этап её подготовки он планировал провести уже в следующем году в тёплое время. Но он всё время находил какие-то не видимые другим недоделки и постоянно копошился около неё. Вот только непонятно было, как он собирается её провозить? Для этого требовалось специальное разрешение, но дадут ли его ему.
   -- Дадут, -- убеждал всех сомневающихся Виктор. -- Куда они денутся - машина куплена, документы на неё есть, всё оформлено честь по чести, ни к чему придраться нельзя. А то, что я не военнослужащий - но это же всё условности.
   Однако его оппоненты были не столь уверенны в этом вопросе, потому никто и не рисковал повторять шаг Иголкина. А желающих приобрести машину было много. Не против были приобрести машину и Морозевичи, но не таким образом - это не деньги и не золото, которые ещё можно было рискнуть провезти, несмотря на запрет, это вещь более дорогостоящая и жаль будет с ней расставаться, если вдруг её конфискуют. Да ещё неизвестно как её провозить. Купленные в ГДР машины перегонялись в Союз двумя способами: на открытой железнодорожной платформе или же своим ходом, то есть её перегонял через территорию Польши сам владелец. У Виктора были права, и он немного даже работал в Союзе водителем. У Андрея прав не было, поэтому вопрос о машине из ГДР отпадал сам собой. Дело в том, что большинство (конечно, те, кто имел права) предпочитали второй способ провоза машины. И вот почему: часто машина, которая на платформе появлялась в Бресте, имела неприглядный вид - с неё было снято всё, что только можно было снять, и в первую очередь, колёса. Ведь машины никто не охранял, а поляки (как часто и наши в Союзе) не прочь были позариться на такую "бесхозность".
   Вот такими были особенности территории котельной кроме участившихся в последнее время пребывания иногородних офицеров с машинами, только уже не легковыми, а грузовыми.

* * *

   Пока ещё было не очень холодно, Морозевичи решили в этом году совершить ещё одну поездку в Берлин. И поездка для Андрея с Лерой оказалась очень короткой. Да, по времени она была очень короткая, но зато какая же результативная. На этот раз они от Александрплатц решили проехать в городские районы по магазинам не в метро, а городской электричкой. Городская электричка в Берлине S-Bahn (Schnellbahn) обозначается большой белой буквой S на фоне красного круга. Она занимает промежуточное положение между городским общественным транспортом и пассажирским транспортом дальнего следования и использует обычные железнодорожные линии в пределах и вне пределов города. Подвижным составом S-Bahn являются электропоезда железнодорожных габаритов и размеров. При этом обычно вход в вагоны S-Bahn расположен на одном уровне с перроном. Оплата проезда в S-Bahn, как правило, равна таковой как внутри города - в других видах городского общественного транспорта, так и между городами - в региональных поездах и междугородних автобусах.
   Ранее центральная часть путей городской электрички состояла из трёх магистралей: Stadtbahn проходила с запада на восток и состояла из наземных и надземных станций, Nord-Süd Bahn проходила с севера на юг преимущественно в туннеле, а Ringbahn являлась кольцевой линией. В результате строительства Берлинской стены были закрыты 11 участков S-бана, и единая её сеть была разделена на западную и восточную части. Единственной общей точкой этих сетей стала снова-таки станция Friedrichstraße. Ещё 4 станции Nord-Süd туннеля, находившиеся на территории Восточного Берлина, были закрыты и стали станциями-призраками: западноберлинские поезда S-бана на них не останавливались.
   Морозевичи проехали электричкой несколько остановок, и вышли на станции Karlhorst в одноимённом городском районе. И здесь сразу же в районе станции было расположено несколько магазинов, в том числе те же магазины, хрусталя, ковровых изделий, детские и уценёнки. Супруги решили посетить ковровый магазин на обратном пути и поехали дальше. Но уже через две остановки, попав на станцию "Кёпеник" (Köpenick) они остановились надолго.
   Административный район Кёпеник находился в центре долины, на месте впадения реки Даме в Шпрее. Название "Кёпеник" имеет славянские корни и означает "островная местность" (Copnic). Он и был как бы островом, отделённым от других районов Берлина массой различных заливов. Кёпеник иногда называют "зелёными лёгкими Берлина". Это был чудесный район, с которым Морозевичи более детально ознакомились немного позже. Там были чудесные зоны отдыха, например на берегу озера Müggelsee. Но Кёпеник больше был знаменит двумя достопримечательностями. Первая - это одноимённый замок, выполненный в стиле барокко. Поскольку в районе замка очень много озер, то попасть туда можно лишь по широкому деревянному мосту. Окружённый с трёх сторон водой, замковый парк удивлял непривычной тишиной, сказочной прелестью старых деревьев, укрывающих под своими кронами цветочные клумбы и кусты пламенеющих рододендронов. Вторая достопримечательность Кёпеника располагалась в самом его центре. Перед ратушей был установлен памятник местному "сыну лейтенанта Шмидта" авантюристу и мошеннику Фридриху Вильгельму Фойгту (1849-1922) - сапожнику родом из Восточной Пруссии. Но он прославиля именно как "капитан" из Кёпеника.
   Сойдя с поезда и направившись в правую сторону по улице Mahldorfer Strasse, Морозевичи кроме вышеперечисленных магазинов, увидели магазин меховых изделий. Они зашли в него и просто обомлели - такого изобилия мехов и одежды из них они ещё не видели. Лера долго рассматривала шубы из натурального меха. У неё была шубка из искусственного меха, но разве её можно было сравнить с подобной роскошью.
   -- Лера, давай купим тебе хорошую шубу, -- обрадовано предложил Андрей.
   -- Да ты что, это же очень дорого!
   -- Если перевести марки в союзные деньги, то совсем даже не дорого. Ты за свою искусственную шубу в своё время заплатила не намного меньше. А это же натуральный мех, да какое отличное качество. Ты только посмотри! Да к тому же, какой ассортимент - ты здесь сможешь выбрать шубу, какая тебе только понравится.
   -- Всё это так, но всё равно деньги большие, а мы ещё собирались ковёр купить.
   -- Хватит и на ковёр, он против шубы и вовсе недорого стоит. Ты вот раздумываешь, но учти, в Союзе такую шубу ты не купишь. И не потому, что денег не хватит, а потому что таких шуб ты нигде не найдёшь - таких красивых, я имею в виду. Ты это понимаешь?
   -- Понимаю, но не могу, всё же, решиться.
   -- Смотри, уедем из ГДР, потом жалеть будешь, что была такая возможность, а ты ею не воспользовалась. Да и зима началась.
   -- Здесь я всё равно в такой шубе ходить не буду. Куда мне в ней ходить, на работу что ли? У меня и зимнее пальто не плохое.
   -- Ну, каждый день в шубе, конечно, ты ходить и не будешь. Но на праздник вполне можно надеть, на празднование Нового года, например. Представь себя в такой шубе на празднике. Что же ты в своём пальто на такой праздник пойдёшь? Оно то новое, но с шубой вряд ли может сравниться. Так что думай.
   Валерия ещё некоторое время стояла, молча, только рассматривая всё по сторонам и о чём-то сосредоточенно думая. Наконец она произнесла:
   -- Ладно, я согласна. Дома я себе такую шубу, действительно, не куплю. А какую шубу мне покупать?
   -- А вот этого я не знаю. Это уже ты выбирай сама.
   Лера долго ходила от одной стойки с изделиями до другой. Видя, что покупательница всерьёз заинтересовалась изделиями магазина, ей стала помогать и продавщица - она показывала шубы из различного меха, разной расцветки и фасона. Здесь были самые разные фасоны, но лучше всего Валерии шли приталенные шубы, которых в Союзе она вообще не видела - там были в основном расклешённые шубы. А Лера была стройной женщиной с красивой фигурой, которую подобные шубы только скрывали. И Лера остановила свой выбор на одной такой приталенной шубе - это была бежевого цвета (с отливами) шуба их меха ламы. Природа наградила ламу великолепным густым, тёплым, мягким и эластичным мехом. Мех ламы состоит из тонкого и эластичного волоса. Он прекрасно поддается обработке и совершенно не боится влаги. Даже после прогулки в дождливый день, мех становится таким, словно побывал у стилиста и приобрёл симпатичные завитушки. Такую "прическу" можно сделать этому меху и в домашних условиях. Для этого нужно сбрызнуть мех водой, расчесать и высушить при комнатной температуре. Мех ламы очень неприхотливый и хорошо хранится.
   Валерия примерила эту шубу, посмотрела на себя в зеркало и даже сама радостно улыбнулась - шуба была точно по её фигуре и очень ей шла. Это подчеркнула и продавщица, восхищённо качая головой и клацая языком и, конечно же, Андрей.
   -- Лера это то, что надо! Просто высший класс! Шуба сидит она на тебе как влитая.
   -- Я это вижу, но долго ли она так будет на мне сидеть?
   -- Не понял.
   -- Но ведь я могу и поправиться. Года то идут, не буду же я такой стройной до старости.
   -- Ну, шубу мы покупаем не до твоей старости. Несколько лет ты её точно поносишь.
   -- А потом что?
   -- А потом сдашь её в комиссионку, за полученные деньги купишь новую. За такую шубу в Союзе знаешь, такие деньги дадут!
   -- И, всё же, лучше купить с запасом. Может быть, есть чуть больший размер?
   Андрей переговорил на эту тему с продавщицей, и та направилась куда-то в другую закрытую комнату, вероятно, в небольшой склад одежды. Её не было долго, но, появившись, она только развела руками и покачала головой:
   -- Большего размера нет.
   -- Ладно, покупаем эту шубу. Так быстро ты в Союзе не поправишься. Зато как ты в ней великолепно выглядишь. Несколько лет поносишь, а там видно будет, -- решил Андрей.
   Лера, хоть и с небольшими сомнениями, но согласилась с ним. Они уплатили деньги за шубу, продавщица им её аккуратно упаковала - на удивление в сложенном виде шуба занимала совсем немного места. Довольные, они вышли на улицу и направились в сторону городской электрички. Дойдя до магазина ковровых изделий, Андрей спросил:
   -- Ну, что, зайдём?
   -- А у нас что, ещё деньги остались? -- удивилась Лера.
   -- Остались. Мы ведь планировали купить ковёр на пол в гостиную. Но мы же не будем покупать ковёр на пол с длинным ворсом, чтобы он только пыль собирал. Мы купим ковёр из искусственного волокна, практически без ворса, но постараемся подобрать с рисунком под настенный ковёр, который мы купили в прошлый раз. А такие ковры стоят значительно дешевле настенных - поэтому денег у нас хватит. Если, конечно, не будем ещё что-нибудь покупать.
   -- Нет, нет, -- запротестовала Лера. -- На сегодня предостаточно. Если на ковёр денег хватит, то купим его и сразу домой. Больше ни на что даже смотреть не будем.
   -- Хорошо.
   Они зашли в магазин и начали изучать ассортимент ковров. Да, они планировали, купив ранее большой настенный ковёр, купить подобный ковёр и на пол. Но, не обязательно из того же материала, что и настенный ковёр. А на такой ковёр, как и предполагал Андрей, денег у них хватало. И они не ушли из магазина с пустыми руками - они, долго выбирая, всё-таки купили симпатичный напольный ковёр под цвет настенного. После этого они, как и говорила Лера, сразу вернулись на вокзал и отправились домой. У них уже пропало настроение гулять по Берлину, да а денег то почти не осталось, разве что пара десятков марок - все деньги ушли на две эти две крупные покупки. Ранее, кроме запланированного ковра, Валерия собиралась найти ещё красивый сервиз и, возможно, купить кожаное пальто Андрею. Но сейчас они уже и не хотели ничего покупать. Пальто Андрею они уже будут искать в следующий раз. В данный момент Лера была целиком в предвкушении очередной примерки новой шубы уже дома, что она и сделала в первую очередь. Она долго не снимала шубу, находясь в радостном возбуждении, и даже не смогла устоять перед искушением, похвастаться покупкой соседке. Инга с завистью, но тоже с восторгом оценила новую покупку Морозевичей.
   Уже будучи в Союзе, Лера с удивлением узнала (случайно прочитав в журнале) ещё об одном достоинстве меха ламы - он оказывается не только украшает и греет, но ещё успокаивает и даже лечит. Причиной тому служит его необыкновенный целительский дар. Волос ламы удивительно тонкий и мягкий, его прикосновения к телу особенно приятны. Благодаря этому лама обладает способностью положительно влиять на эмоциональное состояние хозяйки. Лама улучшает настроение, снимает раздражительность, возбудимость и вспыльчивость. Изделия из меха и шерсти ламы нормализуют давление, повышают сопротивляемость простудным заболеваниям.
  
  

ГЛАВА 32

Время праздников

  
   Тем временем всё ближе были праздники, именно праздники, а не один только Новый год, потому что вдали от Родины праздновались все маломальские события. Такими и были на подходе: окончание хозяйственного года, Рождество (по новому стилю - немецкое), Новый год (по новому стилю - и для немцев и для русских), Рождество по старому стилю и, наконец, тот же Новый год, но уже тоже по старому стилю. Впрочем, и в Союзе часто отмечали последние три праздника, а некоторые так и Рождество по новому стилю. Но что же это был за праздник - окончание хозяйственного года, и когда он праздновался? А праздновался он в любой день - тогда, когда выпадет удобный момент, но обязательно незадолго до нового Рождества. Дело в том, что в частях, где работали совместно советские и немецкие граждане, принято было вместе праздновать праздники, приглашая на те из них, которые не празднует одна из наций, её представителей. Рождество по новому стилю русские редко празднуют, а немцы, естественно, всегда - это для них праздник, пожалуй, более важный, чем сам Новый год. И они, конечно же, приглашали отпраздновать его вместе и советских людей, которые им в этом не отказывали. Но нужно было платить немцам той же монетой. Вот только Рождества и Нового года по старому стилю немцы не признавали и удивлялись - как это можно до сих пор жить по старому календарю, причём не постоянно, а выборочно. Это не поддавалось их пониманию. Таким образом, на 7 и 13-14 января, как на праздники, немцев приглашать было бесполезно. Но у них ещё было и такое понятие, как рождественские каникулы, период от их Рождества до Нового года - в это время они не столько работали, сколько веселились. Они отмечали свои праздники, и до других им дела не было. Вот поэтому и был придуман такой не праздник, но событие, как окончание хозяйственного года, который по-настоящему кончался, конечно же, 31 декабря. Но отмечали это событие вместе с немцами за пару дней до празднования ими Рождества.
   В этом году его было решено отметить 22 декабря в пятницу после работы, точнее не совсем после работы, а немного раньше. Это было целесообразно по той причине, что Рождество начиналось в понедельник, но до этого было два выходных - а зачем немцам совмещать выходные и праздники, когда можно отдыхать и так. Обычно считается, что немцы очень мало пьют, да и едят не так уж много. К этому Андрей привык в том же Стендале и Борстеле, видя, как немцы едят и пьют в кафе или гасштеттах - одна сосиска с булочкой, половина "дупелька", кружка пива и несколько сигарет (в этом ограничения не было). И всё это не спеша, размеренно. Но совсем по-другому было на вечере в честь окончания хозяйственного года - событии, на котором Морозевич присутствовал впервые. Конечно, и Стабровский, и другие руководители госпиталя, причастные к организации вечера, постарались на славу - русская хлебосольность известна во всём мире, а потому столы ломились от выпивки и закуски. А вот дальше Андрею было интересно наблюдать картину этой пирушки. О соотечественниках говорить было нечего, но те же немцы, так сказать, "на халяву", и ели, и пили так, что дай Бог каждому. И напивались они тоже прилично, и песни пели вместе с хозяевами, то, подтягивая им в русских песнях, то во всю горланя на немецком языке свои песни. Картина была, конечно, очень любопытная и, когда Андрей дома обрисовал её Лере (жёны служащих приглашены не были), та сначала не очень ему и поверила.
   -- Может быть, это ты сам напился, и тебе это всё таким показалось?
   -- Да где же я напился, когда я и сейчас-то не пьяный. Выпивший, конечно, но не до такой же степени, чтобы ничего не соображать.
   -- Вообще-то на перепившего ты, и в самом деле, не похож. Но такое поведение немцев довольно странно.
   -- Мне оно тоже сначала показалось странным. Но те, кто празднует с немцами это событие не первый год, говорили, что это обычная картина. Немцы, расчётливы, даже прижимисты, но только в том случае, когда нужно платить из собственного кармана. А когда их угощают и не требуют оплаты, то они будь здоров - как говорят "на шару и уксус сладкий". Вот и к немцам это в полной мере относится. Ладно, вскоре они приглашают нас на празднование Нового года, кстати, с жёнами, вот там посмотрим на их поведение.
   -- И когда это будет?
   -- Ровно через неделю, тоже в пятницу 29 декабря. И отмечать этот праздник они приглашают нас в какой-то загородный ресторанчик.
   -- Ой, интересно будет посмотреть, как веселятся немцы, да и самим повеселиться, -- обрадовалась Лера.
   -- Ну, они как принимающая сторона, наверное, не очень там будут напиваться.
   -- Да я не об этом. Напьются или не напьются - это не интересно. Просто интересно совсем другое - как именно немцы веселятся? Тоже будут ли они петь песни, как они танцуют. У вас танцы не были организованы, но в ресторане то они должны обязательно быть.
   -- Ладно, скоро мы всё это увидим.

* * *

   Неделя прошла, как и предыдущие - не лучше, но и не хуже. По крайней мере, перед Новым годом за углём ни одна машина не пришла. И вот уже наступило 29 декабря. К этому дню во всю постарался Дед Мороз - дня три в начале недели шёл обильный мягкий снег, и вся территория госпиталя красочно преобразилась. Деревья и кусты надели пушистые белые шубы, тулупы и шапки, которые так и искрились на солнце, а оно почти не пряталось за тучки. Такой снег, да и, вообще, такую погоду в ГДР Андрей видел впервые - ну совсем как в Союзе, только морозец совсем небольшой - всего 3-4 градуса ниже нуля. В общем, день выдался великолепным, теперь оставалось посмотреть, каким же будет его концовка. Ждать довелось не так уж долго - немцы подогнали автобус на территорию госпиталя к четырём часам вечера. Через полчаса планировался выезд, чтобы быть в ресторане не позже 17:00. Многие приглашённые собрались уже к приходу автобусов, погода была чудесная и, хотя уже начинало смеркаться, приятно было прогуляться, просто поговорить друг с другом, обменяться новостями. Приглашённых было не так уж много, в основном работающие в службе АХЧ с мужьями или жёнами. Морозевичи подошли к месту сбора в начале пятого. Леру уже неплохо знали, как в самом госпитале, так в АХЧ, но сейчас её встретили любопытными взглядами. Андрей уговорил Валерию одеть в ресторан новую шубу, когда же её и обновлять, как не в такой праздник. Лера согласилась с трудом. То ей было неудобно, то она боялась, что шубу в ресторане стащат. Андрей успокоил её, сказав, что в немецком ресторане это просто невозможно. И она одела-таки купленную всего двадцать дней назад шубу и, конечно же, не пожалела об этом. Смотрелась Валерия Андреевна в этой шубе просто великолепно, таких восторженных взглядов она давно не отмечала. Некоторые женщины даже попросили Валерию разрешить им потрогать мех шубы и достойно оценили его.
   В ресторане к приезду гостей всё было готово. Это был небольшой, но очень уютный ресторанчик вблизи шоссейной трассы примерно в 4-х км от госпиталя в районе небольшого городка Фихтенвальде. Располагался он на площадке, с трёх сторон окружённым молодым лесом. Его вид, с освещёнными окнами на фоне белоснежно-зелёных елей, был очень красивым. Как оказалось, этот ресторан принадлежал их соотечественнику, отцу которого после войны примерно в возрасте 25 лет каким-то чудом удалось остаться в Германии, женившись на немке. Его сын, уже, конечно, был только наполовину русским, но немцы всё равно считали его таковым. Ранее хозяином ресторана был старший русский, а теперь - уже младший русский, хотя он говорил на немецком языке абсолютно так же, как и они сами.
   Ресторан хорошо смотрелся и внутри. Гости расселись за столиками по указанным местам. Немецких сотрудников, работающих в госпитале, точнее в АХЧ, было не меньше, нежели приглашённых, хотя руководителей даже среднего звена было мало. Но это было понятно, немцы в данном случае были хозяевами и в их составе были не только лица, непосредственно контактируемые с руководством хозяйственной части госпиталя, но и ряд простых работников, правда, старшего возраста. Перед каждым клиентом ресторана стояли хорошо засервированные тарелки с закуской, даже по бутерброду с красной икрой, и, наполненный водкой, дупелёк. Шампанского на столах не было, как, впрочем, и в госпитале во время празднования окончания хозяйственного года. Всё же, ещё не наступает Новый год, а идёт его только преддверие. Для женщин (для желающих) на столе стояли бутылки лёгкого вина. Курт, как старший от немцев, поприветствовал всех собравшихся, произнёс тост, и гулянье началось.
   И, как оказалось, веселиться немцы умели. Если наши соотечественники становились весёлыми после пары рюмок водки, то немцы были веселы и до того - праздник на носу, значит нужно веселиться. Они шутили, смеялись, даже подкалывали друг друга и не особенно увлекались едой и выпивкой. Ели, не спеша, аккуратно, не накладывали себе гору продуктов на тарелку, а понемножку пробовали то одно, то другое. С выпивкой для мужчин, к удивлению Андрея да, как он заметил, и некоторых других была довольно странная история. В Союзе мужчины часто пили по принципу "между первой и второй перерывчик небольшой". Но как раз после первого дупелька этот перерывчик что-то затянулся - больше эти рюмочки никем не наполнялись, и бутылок с водкой на столе не было. Видя удивление других, "старожилы" таких застолий объяснили - водки больше и не будет, то есть не будет её бесплатной. Таковой была водка только в первом дупельке (так же, как и один бутерброд с икрой), а далее, если хотите пить водку - пожалуйте к буфетной стойке и пейте сколько угодно, но уже за свой счёт. В принципе многие мужчины так и поступили, направившись к этой стойке, благо она была здесь же в зале. Там все они выпили по новому дупельку и вернулись к столу. Но это было очень неудобно - вскакивать из-за стола, подходить к буфету, заказывать водку, ожидать пока каждому нальют, рассчитываться, выпивать, спешить к столу и закусывать. Тогда все союзные соотечественники скинулись, купили в буфете 3-4 бутылки водки и поставили их на стол. Теперь уже все мужчины (да и некоторые женщины - вино, как потом рассказывала Лера, было не очень вкусным) пили, не спеша, и понемногу водочку. Но, если водку приходилось покупать отдельно, то, к чести немцев, с закусками перебоев не было. Официанты постоянно ставили на столы то ли добавочные порции, то всё новые блюда. Чаще всего это делалось во время танцев.
   А вот танцевали немцы часто и помногу. И эти танцы запомнились Андрею надолго. Он, как уже говорилось, не очень-то увлекался танцами в юности и танцевал не очень-то хорошо - медленные танцы хорошо, в среднем темпе - не особенно, а в быстром - вообще, неважно. Когда минут через 15-20 после начала застолья (никак не позже) начались танцы, то он обратил внимание на то, что танцуют интернациональные пары. Видимо, так было принято, что русский кавалер приглашает немецкую даму и наоборот. Начали танцевать не все, но уже через пару минут таких остались единицы. Андрей не хотел, конечно, выделяться в худшую сторону, поэтому он пригласил какую-то немку, и они начали танцевать. Танец был медленный, и Андрей держался уверенно. Он обрадовался тому, что танец, медленный - оттанцует его, сядет, посидит, покушает и, в следующий танцевальный раут будет тоже ожидать медленного танца. Танец заканчивался, и Андрей уже предвкушал, как он сейчас удобно устроится на мягком стуле. Но не тут-то было - не успела завершиться мелодия медленного танца, как сразу же началась мелодия побыстрее. При этом никто из партнёров не менялся, и никто не уходил к столам. -- Ладно, оттанцую ещё и этот танец, -- безмятёжно подумал Морозевич. Но он не мог всего предвидеть. Танцевали подряд не один, не два танца, а пять! При этом их темп нарастал от медленного до очень! быстрого. Пары же были одни и те же. Когда, наконец, закончился пятый танец, Андрей обессилено опустился на стул, вытирая лоб носовым платочком. В таком состоянии, между прочим, были и многие другие его соотечественники. Потянулись к бутылкам с водкой - восполнить, так сказать, энергию. Но это было ошибкой, потому что и в дальнейшем эта водка после таких бурных танцев выделялась в виде пота на лбу или на шее. А вот немецкие мужчины были как "огурчики", потому что пили очень мало. Это без танцев да "на халяву" они могли пить помногу, а в таких своих компаниях они, видимо, себя ограничивали, что было вполне разумно. Соотечественники же Андрея да и он сам этот урок так быстро не усвоили - они продолжали восполнять траченную энергию алкоголем.
   В танцах после очередного застолья пары менялись, хотя и не всегда. Многие танцевали несколько раутов вместе. Валерия чаще всего танцевала с Куртом и, как она уже дома рассказывала, танцевал он отменно. Сама Лера танцевала тоже очень хорошо и любила этот вид отдыха.
   -- Ты знаешь, я уже давно не танцевала с таким удовольствием, как здесь. Курт оказался очень хорошим, умелым партнёром. Я даже не ожидала такого от него. Он умеет отлично вести даму, да ещё и оказался интересным собеседником.
   -- И о чём же ты с ним беседовала? -- сначала удивился Андрей. Сам то он мало беседовал с дамами, они по-русски не говорили, а его немецкий не очень-то был приспособлен для светских бесед. Но потом Андрей сообразил, что Курт то, как раз хорошо разговаривает на русском языке.
   -- Да так, в принципе обо всём - о моей работе здесь, о нашей жизни в Союзе, о его работе, о Новом годе, о самих танцах, в общем, о многом. Он, конечно, не упустил и комплименты в мой адрес - очень галантный кавалер. Между прочим, и в твой адрес были комплименты.
   -- В мой адрес!? И что же он мог обо мне говорить? Знает то он меня, как и я его, совсем немного.
   -- Он о тебе не особенно то и говорил, сказал лишь одну фразу: "Ваш муж, фрау Валерия, прима-инженер".
   -- Да, вот уж не ожидал из его уст такого комплимента. Если только он искренний, конечно.
   -- Ты знаешь, говорил вполне искренне. Он много шутил, но в серьёзных разговорах и сам был серьёзен и говорил довольно искренне.
   В общем, следует сказать, что этот вечер все провели на славу - они повеселились, натанцевались, пошутили вдоволь, а в конце вечера ещё немного и попели. Все были очень довольны проведенным временем. Выпили приезжие из Союза немало, но ни один из них, выходя уже из ресторана и, собираясь домой, не выглядел не только пьяным, но даже прилично выпившим. У Андрея у самого, как он говорил позже, было "ни в одном глазу". Оно и понятно - всё выпитое спиртное тут же выходило наружу во время этих затяжных и резвых танцев. Запомнилась эта встреча Нового года Морозевичам очень надолго.

* * *

   Праздновали Новый год Морозевичи дома, никуда на праздничные ёлки им идти не хотелось. Хотя и сама ёлка, и подготовка к празднованию Нового года в зале тех же КУОМС была очень впечатляющая. Это Андрей увидел собственными глазами, когда после обеда навестил с проверкой котельную - там было всё в порядке. На обратном пути он заскочил и на КУОМС, вечером на новогоднем мероприятии вновь должны были дежурить дружинники из штата теплохозяйства. А в самом зале шли последние приготовления к празднику. Конечно, пока что никого из своих ребят Андрей не увидел (было ещё рано), но он на всякий случай узнал, есть ли у распорядителя праздника список его дружинников - таковой имелся. Делать здесь Морозевичу больше было нечего, и он направился к дому. Погода стояла по-прежнему чудесная, такая же, как и два дня назад. Дома Андрей рассказал Лере о намечающихся неплохих мероприятиях в зале курсов усовершенствования. Но ни он сам, ни Лера не горели желанием встречать Новый год вне дома. И они решили, что обязательно посетят там новогодние мероприятия, но уже завтра, в первый день наступившего года. Там ничего не изменится, а назавтра, пожалуй, ещё веселей будет, да и народу точно будет побольше. Многие ведь, как и они, празднуют Новый год дома или в компании, а завтра там точно соберётся почти весь гарнизон и будет интересно и на ёлку посмотреть, да и с людьми пообщаться.
   Приготовились Морозевичи к встрече этого Нового года (возможно, последнего на территории ГДР) довольно основательно. Лера приготовила много различных блюд, накупила много различных южных (да и заморских) фруктов. Купили и шампанского, хорошего вина, коньяк. Андрей установил елку, уже повыше, нежели в Борстеле, развесил электрогирлянды, и они вместе нарядили елку новыми немецкими игрушками. Готовилась к встрече Нового года и соседка Инга. Морозевичи и она ранее решили встречать Новый год вместе, но перед обедом Инга извинилась и сообщила, что будет праздновать Новый год в какой-то другой компании. Морозевичи встретили её сообщение с пониманием - Инга была незамужней, точнее, как она как-то рассказала Лере, разведённой женщиной и её, конечно же, больше интересовали отнюдь не семейные компании. Так что пришлось Андрею и Лере праздновать вдвоём. И праздновали они довольно долго. И наша отечественная телевизионная вставка, и немецкие развлекательные передачи были довольно интересными. Легли они спать, убрав на столе, где-то уже в начало пятого.
   А вот первый день Нового года начался у Морозевичей с небольшой размолвки. Когда Андрей встал (часов в одиннадцать), Лера к тому времени как раз вернулась из ванной. Андрей поздравил её с Новым годом, она его тоже, но как-то довольно прохладно.
   -- Ты что это сегодня не в духе? -- спросил Андрей, обнимая её.
   -- А, ну тебя, -- отмахнулась жена.
   -- Не понял, что случилось?
   -- Что случилось, что случилось - ты оказывается алкоголик.
   -- Вот те на. Это ещё почему?
   -- Да потому что вчера или сегодня ночью сам выпил целую бутылку коньяка.
   -- Ну и что. Мы же за стол сели вчера где-то в половине одиннадцатого, а просидели почти до четырёх часов утра. Да за такое время да под такую замечательную закуску это ещё и немного.
   -- Вот-вот, и этого тебе, оказывается мало.
   -- Я не говорю, что мне мало. Просто объясняю, что это, пожалуй, в норме за пять с половиной часов сидения за праздничным столом. Два дня назад я, пожалуй, не меньше выпил.
   -- Так там ты танцевал и весь алкоголь улетучивался. А ночью ты сиднем просидел за столом все эти пять часов. Не мог меня хотя бы на танец пригласить.
   -- Вот оно что. Но ведь у нас магнитофона нет, как бы мы без музыки танцевали?
   -- По телевизору музыка была, можно было выбрать момент и потанцевать.
   -- Ну, вечером пойдём на КУОМС на танцы, и там можно будет танцевать сколько ты захочешь.
   -- Вот. На КУОМС, а ты там опять напьёшься.
   -- С чего это я буду напиваться? Я не собираюсь там пить. И разве я вчера, точнее, сегодня ночью был пьяным? Ты, между прочим, тоже немало выпила - и шампанское пила, и вино.
   -- Одно дело шампанское, а другое дело коньяк. Так что ты ал-ко-го-лик, -- назидательно по слогам произнесла Лера.
   -- Ну, вообще-то, алкоголик - это не тот, кто за один раз выпивает бутылку коньяка или водки, да ещё и не за один раз, а за пять часов. Я, между прочим, рассказывал тебе, как в Бресте парень выпил бутылку водки вообще менее чем за минуту. А вот алкоголик - это человек, который пьёт не так уж много, но зато каждый день и при этом не может без этого обойтись. Ладно, не будем спорить. Обещаю в дальнейшем бутылку коньяка или другого крепкого спиртного напитка сам не выпивать. Лерочка, давай не будем ссориться в первый же день Нового года. А то, как начнём год, таким он у нас и будет.
   После этой примирительной фразы Андрей начал напевать известную в их юности песенку. Слух он имел хороший, но голос у него был очень неважный - петь он никогда не умел:
  Опять мы с тобой поссорились.
  Почему? Почему?
  Опять целый вечер спорили,
  А о чём - не пойму.
           Нам дружба потерянной кажется,
           А другой не начать.
           И первым никто не отважится
           Подойти и сказать:
  Давай никогда не сориться,
  Никогда, никогда!
  Пусть в сердце дверца откроется -
  Навсегда! Навсегда!
           Пусть в счастье сегодня не верится,
           Не беда, не беда!
           Давай ещё раз помиримся,
           Навсегда! Навсегда!
   Услышав пение мужа, Лера рассмеялась и сказала:
   -- Ладно, хватит подлизываться. И находишь же ты подход. Считай, что мы помирились. Я согласна - давай никогда не ссориться. Только не нужно мне своим козлиным голосом - так, по-моему, ваши с Кирзоняном голоса называл Александров - продолжать петь песни. Песня красивая и правильная, а вот поёшь ты её совсем неправильно.
   Таким образом, в несколько сокращённом семействе Морозевичей (они здорово скучали по сыну, хотя и регулярно отсылали ему посылки) воцарился мир. Они ещё порассуждали о том, каким может оказаться для них наступивший год. Будет ли он последним в их пребывании в ГСВГ или же им удастся захватить и часть 1980-го года. В общем, как это обычно и бывает в первый день наступившего нового года, Морозевичи попытались себе представить, что год грядущий (точнее, уже наступивший) им готовит. А вечером они, с удовольствием пошли на новогоднюю ёлку и очень хорошо провели там время. На этот вечер Валерия уже просто надела своё зимнее пальто - не хотела она мелькать при таком скоплении народа в своей новой шубе. Лера там, конечно, от души натанцевалась. Танцевал и Андрей, благо, что здесь можно было выбрать танцы по своему вкусу и не танцевать их по пять подряд. Танцы и в этот вечер, хотя завтра был рабочий день, продолжились за полночь. Правда, и здесь, на новогодней ёлке, Морозевичи чуть было не поссорились. Но об этом чуть ниже.
   Были на праздновании и дружинники, правда, уже в другом составе, нежели вчера. Танцы сопровождались и гуляньем во дворе, куда многие выходили, чтобы посмотреть праздничный фейерверк. Этот фейерверк организовывался самими посетителями КУОМС. Если в Союзе празднование Нового года обычно сопровождалось лишь конфетти, бенгальскими огнями, серпантином и хлопушками, то в Германии, кроме тех же хлопушек, имелись и куда более эффективные средства пиротехники. Дело в том, что в ГДР было много различных "шумовых" и визуально красивых средств пиротехники. К таковым относились различного размера и силы звука большие тёрочные спички-петарды, которые при зажигании создавали звук, по меньшей мере, выстрела, и различные ракеты. Эти ракеты были на тонкой длинной деревянной тросточке (которая втыкалась в снег) и при поджигании взмывали в небо и рассыпались разноцветными огнями как настоящий (хоть и небольшой) фейерверк.
   Первая мастерская по изготовлению пиротехники в Германии была создана ещё в далёком 1790-м году. Она находится там до сих пор, а подобные различные фабрики совместно ежегодно производит не один миллион ракет. Однако в ГДР приобрести пиротехнику можно было только в канун новогодних праздников. В другое время торговля праздничными фейерверками строго запрещена. Соответствующие ведомства зорко следят за соблюдением этого положения в торговых местах.
   При этом пиротехника делится на несколько категорий. К так называемому "первому классу" относятся более-менее "скромные" экземпляры, которые можно зажигать и дома. Ко "второму классу" причисляют более серьезные вещи, которые можно запускать исключительно на свежем воздухе, и купить их могут только те, кому уже исполнилось 18 лет.
   Вот и сейчас во дворе курсов усовершенствования было много как желающих запустить эти ракеты, так и много желающих полюбоваться этим красивым зрелищем. А в самом помещении танцев во время редко прерывающейся музыки слышались звуки взрывающихся петард и визг женщин. Небольшие петарды (размером примерно в 5-6 см при толщине 7-8 мм) были в целом безопасны для окружающих (если только не держать их в руках), но звук у них был (различной силы) отнюдь не слабый. Андрей был знаком с этими средствами пиротехники ещё с первого празднования Нового года в Борстеле. Они ему понравились, и он их накупил немало как в прошлом году, так и в этом. Но здесь он их использовал мало, а в основном радовал сына и удивлял соседей уже по возвращению в Союз. Там запаса этой пиротехники у него хватило года на три.
  
  

ГЛАВА 33

Что год грядущий нам готовит

  
   Однако Андрей даже за празднованиями не забывал и о работе. У него в памяти постоянно крутились мысли о различных пакостях, которые ему преподносил этот праздник два года подряд - то авария с трубой на доме, то драка в кафе. Как бы чего не произошло и в этом году. И он, предупредив Леру, направился через дорогу в котельную. И правильно сделал, он как будто в воду глядел. В правом помещении котельной у одного из котлов, прислонившись к стенке, дремал на лавочке кочегар Виктор Сахно. Он даже не заметил вошедшего начальника теплохозяйства. Андрей посмотрел на приборы на котле - показания тех уже начинали подбираться к критическим отметкам. Морозевич зашёл ещё и в помещение левой котельной. Остальные кочегары были на местах и в нормальном состоянии. Начальник теплохозяйства дал распоряжение одному из кочегаров присматривать временно параллельно и за котлом, где работал Сахно, второго же отправил срочно подыскать замену Виктору (или в общежитии или, скорее, здесь рядом на КУОМСе). Сам он остался в правом помещении котельной. До этого кто-то уже разбудил Сахно, и тот усиленно делал видимость работающего, хотя всем было прекрасно видно, что он изрядно пьян. Морозевич начал отправлять его домой, но тот сопротивлялся и доказывал, что он может работать. Силой тащить его домой Морозевич не мог. Поэтому он попросил кочегара Семёна Шороховского, который приехал в госпиталь почти в одно время с Сахно, уговорить того уйти домой.
   -- Сеня, в таком состоянии Виктор меня не поймёт и только сделает хуже сам себе. Объясни ему, что либо он сейчас уйдёт домой, либо завтра же утром я подаю командиру рапорт на его отправку в Союз. Убедить сейчас его сможешь только ты. Вы с ним оба старожилы и он тебя поймёт. Меня он всё ещё считает новичком в госпитале, и сейчас будет продолжать артачиться. А я ему зла не желаю. Вам осталось то проработать менее полугода. Так зачем себе всё портить. Если он добровольно покинет котельную, то я никому ничего сообщать не буду.
   Семён долго о чём-то разговаривал с Сахно, очевидно, убеждая его. Наконец, Виктор начал одеваться и собираться домой. Но перед этим, всё же, подошёл в Морозевичу и довольно грубо начал выговаривать ему:
   -- Ну что, поймали? И радуетесь теперь? Вы вон какой наряженный, чистенький, а я здесь на праздник должен пахать. Ну и отправляйте в Союз, подумаешь. И там работу найду, и получше этой.
   Он, наверное, ещё долго бы нёс этот пьяный бред, если бы его не оттащил Шороховский. Тем временем вернулся посылаемый Андреем кочегар и сообщил, что минут через двадцать подойдёт в котельную кочегар Власевич, которого он отыскал на КУОМС. Тот только сбегает домой переодеться и сразу сюда. Морозевич, всё же, дождался Власевича и только тогда, убедившись, что всё в порядке в котельной, вернулся на КУОМС к Лере.
   И вот на почве происшествия в котельной Морозевичи как раз и могли поссориться. Конечно, Лера довольно долго оставалась на танцах без мужа. А потому, когда он наконец-то объявился, она напустилась на мужа с упрёками.
   -- Ты где это был так долго?
   Андрей не хотел портить вечер, и потому ответил супруге:
   -- Лерочка, успокойся, пожалуйста, всё нормально. Был я только в котельной. У меня такая работа, что нужно контролировать объекты и днём и ночью.
   -- Но не так же долго, да ещё на праздники, оставив меня одну.
   -- Понимаешь, в котельной возникли некоторые проблемы.
   -- И что за проблемы?
   -- Сейчас уже всё в порядке. Я всё тебе расскажу по дороге домой, а сейчас давай продолжать веселиться. Что мы будем портить и себе и другим настроение.
   Когда же Андрей, направляясь домой, после хорошо проведенного времени рассказал Валерии о том, что произошло и что могло произойти, Лера всё поняла и сказала:
   -- Андрюша, ты уж извини меня, что я начала тебя ругать. Да, у тебя действительно сложная работа. И хорошо, что ты вовремя зашёл в котельную. Трудно себе представить, что могло бы произойти.
   Вот таким образом Морозевичи провели первый день наступившего года - были и радости, и огорчения. Андрей представил себе, что могло бы случиться в котельной, продолжай Сахно спать. Это был не маленький секционный котёл Стреля (как в Борстеле), а уже довольно приличный котёл среднего давления, а потому в случае "ухода" воды и подпитки котла холодной водой последствия могли быть самыми непредсказуемыми. Конечно, кто-нибудь из других кочегаров мог обратить внимание на котёл, у которого работал Сахно, и не допустить аварийной ситуации, но это было не так уж и очевидно. У других кочегаров в таких котельных и своей работы хватает.

* * *

   А далее уже пошли рабочие дни наступившего 1979-го года. Были они практически такими же, как и накануне Нового года. Правда, уже третьего числа утром Морозевича разыскал Сахно и виновато начал приносить свои извинения. Морозевич, действительно, не стал никому не говорить о новогоднем случае в котельной. Неизвестно, как бы кто-нибудь повёл себя на его месте - был соблазн показать начальству, какой он бдительный и не допустил аварии. Но не стал Андрей этого делать. Уж очень свежи были в памяти отправки в Союз трёх служащих в Борстеле. Конечно, скорее всего, Сахно бы в Союз не отправили, ведь аварии то не было. Хотя кто его знает, как бы решило начальство. Но за работу в пьяном состоянии по головке точно бы не погладили. И Андрей только сразу же, ещё второго числа довёл этот случай до сведения всех кочегаров и предупредил, что повторение подобного будет уже караться строго. Естественно, знал о том, что начальник теплохозяйства не стал выносить сор из избы, и Сахно, потому, вероятно, и пришёл загладить свои нелесные высказывания в адрес Морозевича.
   -- Ладно, Виктор, твои извинения принимаются. Я прекрасно понимаю, что в таком состоянии человек может наговорить, Бог знает что. Но я человек не злопамятный, и на твоей дальнейшей работе это не скажется. Но ты теперь передо мной в долгу.
   -- Просите что угодно - я всё выполню.
   -- Мне от тебя ничего не нужно. Да и осталось работать тебе менее полугода. Зачем мне как-то портить тебе жизнь. Но теперь в случае болезни кого-нибудь из кочегаров или ещё чего, не приведи Господи, ты первый в списке на работу помимо своей смены. Это понятно?
   -- Понятно, я согласен. Я даже понимаю, что это очень уж лёгкое наказание. Так что, простите меня ещё раз.
   -- Хорошо, забыли. Иди, работай, или точнее отдыхай - ты ведь пока что не на смене.
   О пьянстве Сахно в новогоднюю ночь другие кочегары, конечно же, знали. А вот о разговоре с начальником Виктор, вероятно, рассказал коллегам сам. И то, что Морозевич не "сдал" виновного начальству госпиталя кочегары по-своему высоко оценили и посчитали это большим плюсом, а потому в дальнейшем безропотно выполняли все его распоряжения и с бо?льшим уважением стали относится к самому Андрею.
   Так без особых новостей прошли две недели, включая ещё два неофициальных праздника - Рождество 7 января и вечер перед старым Новым годом 13 января. Как нелепо, всё же, звучит - перед "старым новым" годом. Тем не менее, и эти неофициальные праздники Морозевичи отметили, хотя на Родине они их практически не отмечали. Но в этом году этим праздникам благоприятствовал сам календарь. Дело в том, что, например, Рождество припадало на воскресенье, а Святвечер праздновали естественно в субботу. Аналогично вечером 13 января снова-таки садились за стол встречать Старый Новый год, который в этом году наступал в воскресенье. Вечера зимой, как известно, не столь богаты на развлечения, а потому почему бы не использовать какой-нибудь повод отдохнуть.
   Особо стол не накрывался (не готовилось разнообразие блюд) ни перед Рождеством, ни перед Старым Новым годом. Но одно блюдо Лера, всё же, решила приготовить. Она его готовила ещё перед Рождеством, но его хватило почти до Старого Нового года. Да, зима, мороз, а потому некоторые продукты не так уж скоро портились, но всё же целая неделя. Просто Лера решила испечь пироги, точнее, не пироги, а пирожки. Обычно на Рождество готовят вареники - тому пример гоголевский Пацюк, которому купающиеся в сметане вареники или галушки сами в рот влетают.
   Ранее, в Борстеле Валерия выпечкой не увлекалась, да тому и не особенно способствовала общая кухня в "Бухенвальде". А здесь у неё практически была своя электроплита с духовкой. Плитой, конечно, пользовалась и Инга Василенко, но вот пироги или пирожки печь она не умела. Она была родом из Тулы, и привыкла к замечательным фабричным тульским пряникам. Оценил эти пряники и Андрей, когда, живя и работая в Калуге, наведался в Тулу к своему другу детства (из Мышанки, Белоруссия) Толику Теплякову. А вот Валерия была "полтавской галушкой", и она не могла упустить возможность испечь пирожки или пирог. Когда Лера поделилась своими планами относительно выпечки с супругом, тот спросил:
   -- И какие же ты хочешь испечь пирожки, или пирог?
   -- Хочу испечь не пирог, а именно пирожки. Пирог лучше печь со свежими фруктами. Конечно, и пирожки хотелось бы какие-нибудь сладенькие, но, увы, сейчас это не возможно.
   -- Да, вряд ли это получится. С повидлом пирожки не ахти какие. Вот пончики с повидлом - это совсем другое дело. Но их нужно жарить во фритюре, кухня небольшая, пропахнет не совсем приятными ароматами. А вот пирожки... Жаль, что фруктов нет. Конечно, если съездить в Потсдам, то можно купить, пусть и дорогие, свежие фрукты. Но на это времени уже нет.
   -- Ты прав.
   -- Но можно из яблок пирожки испечь. Яблоки есть и в наших гарнизонных магазинах.
   -- Не-е, -- отвергла предложение мужа Лера. -- Яблоки - это не то, они больше годятся в пирог. А я хочу пирожков. Вот, если бы вместо яблок в пирожки положить ревень, -- мечтательно протянула она.
   -- Н-да, -- согласился Андрей, -- с ревенем было бы отлично. Какие осенью вкусные пирожки были. Просто класс!
   Действительно, в сентябре месяце Лера испытала новую для себя духовку именно приготовлением пирожков. Она оценила также и качество немецкой муки. Лера рассказывала Андрею, что в Союзе мука даже высшего сорта не такая белая и пушистая, как здесь в ГДР. О низших сортах можно и не говорить. Ведь чем темнее мука, тем больше в ней белка, витаминов и минеральных веществ. А минеральные вещества - это примеси, это, в принципе, зола, которая образуется при сжигании муки. Мука высшего сорта самая белая и мелкая: размер частиц - 30-40 мкм. Только из нее может получиться воздушный и пористый мякиш. Говорили, что немецкая мука так не набухает и не так впитывает влагу, как наша. Да и в выпечке она ведет себя лучше.
   В общем, Валерия в Белитц-Хальштеттене оценила и духовку, и муку. Она испекла в сентябре пирожки со сливами и с ревенем. Обычно слива созревает в начале августа, но есть она и более позднего созревания. Именно такую сливу и купила тогда Валерия, она так и называлась - слива сентябрьская (созревает в средине сентября). Пирожки со сливами осенью получились очень вкусными, но ещё больше супругам запомнились пирожки с ревенем. Их Валерию научила печь ещё её бабушка. Вот уж неприхотливый и невзрачный то ли овощ, то ли просто трава. Да, в принципе ревень и считается многолетней травой с очень крупными, длинночерешковыми, цельными листьями. Но эта трава издавна используется человеком в пище. Из сочных толстых черешков (стеблей) ревеня получаются отличные пирожки, пироги, варенье, желе и другие десерты. Лера не зря упомянула ревень в контексте с яблоками. Ревень как раз и можно использовать вместо яблок или вместе с яблоками в яблочном пироге. А в Америке ревень так и называют - "растение для пирогов". Обычно ревень готов к использованию с конца мая до средины июля (далее он становится излишне кислым), но в средине сентября у ревеня наступает как бы вторая молодость.
   И нельзя сказать, что ревень употреблялся из-за своей дешевизны только простым людом. В Европе первыми культивировать ревень начали англичане, точнее, садоводы в Челси. И вовсе не бедняков они его выращивали. Ими выведен ревень даже со вкусом земляники. Всемирно известны английские лакомства: ревеневый крамбл (подобие пудинга) или ревеневый мусс.
   Да, но в январе достать ревень было невозможно. А потому леера испекла пирожки с творогом и изюмом, а также (по заказу Андрея) с капустой. И хотя даже с творогом и изюмом пирожки были не такими уж сладкими, но они у Леры получились на славу, и семейная пара (угостив и соседку) баловали себя этой выпечкой почти неделю.
  
  

ГЛАВА 34

Новые поездки

  
   Но вот уже все праздники были закончены, и в начале третьей недели (во вторник 16 января) наступившего года в Белитц-Хальштеттене произошло важное событие. Это событие было особо важно для работы котельной, а значит и всего гарнизона - впервые за последние три месяца прибыл под разгрузку вагон с углём. При этом ни разу ещё в этом году не приезжали в госпиталь за углём из других частей. Вероятно, поляки начали вновь поставлять уголь. Так оно и было в дальнейшем. Поговаривали, что к возобновлению поставок угля был причастен и Советский Союз. Возможно, так оно и было. Только вот было непонятно каким образом Союз причастен - просто "надавил" на руководство Польши или же начал в свои гарнизоны в ГДР поставлять отечественный уголь? Впрочем, этот вопрос очень скоро перестал всех занимать - есть уголь и хорошо, а каким образом он к ним попадает, так ли это важно. Вот только в дальнейшем ни разу больше не приходило одновремённо по 3-4 вагона с углём. Пару раз в месяц приходило в день по два вагона, но обычная месячная зимняя норма была, всё же, урезана, так что уголь всё равно приходилось экономить.

* * *

   А ещё через два дня, в четверг Морозевичу предстояла ответственная поездка. Андрей ещё перед Новым годом сообщил майору Стабровскому, что один из передвижных наземных угольных транспортёров, как говорится, "на ладан дышит". Как они и предполагали, не прошла даром для этого транспортёра работа в экстремальных условиях, когда его приезжие за углём нещадно эксплуатировали. Нужно было получать новый транспортёр, иначе при какой-нибудь даже незначительной поломке второго транспортёра, первый нечем будет подстраховать.
   -- Да, этого следовало ожидать, -- протянул майор. -- Но это немалая проблема.
   -- Почему?
   -- Во-первых, потому что транспортёр - это не вентиль или труба. Они не всегда в КЭЧ и бывают. А, во-вторых, как мне кажется, срок его работы ещё не исчерпан. Нам новый вряд ли выпишут.
   -- И, всё же, нужно попытаться. Напишем письмо в КЭЧ, если ответят отказом - напишем в КЭУ.
   -- А потом прямо в штаб группы, да? -- улыбнулся Стабровский.
   -- Ну, в штаб то вряд ли, хотя можно и в штаб.
   -- Ох, и прыткий же вы. Вы даже не прыткий, а .... Характер у вас, как бы это точнее выразится ...
   -- Авантюрный, наверное, вы хотели сказать?
   -- Вот-вот.
   -- Ну что ж, может быть, и так. Ведь то, что я нахожусь здесь, в ГСВГ, в принципе можно считать некой авантюрой.
   -- Это почему? -- удивился майор.
   -- Вы же знаете, что в Союзе я на руководящих должностях не был, да и непосредственно с людьми почти не работал. Я сюда ехал как тот пловец, что не умеет плавать. А здесь мне сразу пришлось нырнуть в омут. Вот это и была своего рода авантюра - пан или пропал.
   -- Да, похоже. Но ничего, выкарабкались вы самостоятельно из омута, да ещё как хорошо сейчас плаваете.
   -- Честно говоря, не совсем самостоятельно, мне помогали.
   -- Ладно, с этой темой заканчиваем. Так что мы будем делать с транспортёром?
   -- Я предлагаю писать письмо в КЭЧ, но письмо хорошо обоснованное. Алексей Иванович, не могут нам отказать после того, как мы в другие части столько угля отдали. А это ведь по их вине, представителей этих частей, транспортёр "полетел".
   -- Хорошо, составляйте письмо. Я его подпишу. Если нужно будет, то даже за подписью Благомирова, так будет надёжней.
   И вот спустя примерно три недели после этого разговора им дали добро на получение нового внеочередного транспортёра. Поехал за транспортёром Морозевич лично. Проблем с его получением не было. Однако эти проблемы возникли при его транспортировке. Транспортёр прицепили сзади к разъёмному тягово-сцепному устройству (типа крюк-петля) грузовой машины и ... вперёд. По прямой дороге всё шло нормально, тем более что ехали они на небольшой скорости. Проблемы начали возникать при резких поворотах (в частности на 900) и особенно на городских улицах. А им по пути попалось пару маленьких городков, которые они никак не могли объехать стороной. Проезжая по их узким улочкам, длинный "хобот" транспортёра на таких поворотах так и норовил зацепиться то за столб, то за дерево. Пришлось в этих городках Морозевичу при поворотах вылезать из кабины и внимательно следить за тем, чтобы транспортёр ничего не сломал, или не сломался сам. Он следил за этим, идя чуть впереди сбоку от автомобиля, и руками давал знаки водителю, как ему проезжать этот опасный перекрёсток. При поворотах влево им вообще приходилось пропускать много машин, чтобы не загораживать транспортёром дорогу. Но, в конце концов, они благополучно добрались до Белитц-Хальштеттена и свернули к котельной. Андрей вздохнул облегчённо - транспортёр на месте и добрались они без всяких происшествий.

* * *

   Вторую поездку Морозевичу пришлось совершить ровно через неделю, и ни куда-нибудь, а в Берлин, точнее в его предместье, в Людвигсфельде, где располагался завод грузовых автомобилей ИФА. Только в прошлом году этот завод стал именоваться "Народным комбинатом грузовых автомобилей ИФА" (VEB IFA-Kombinat Nutzkraftwagen).
   Автомобиль ИФА W50L грузоподъёмностью 5,2 т с 2-х местной кабиной над двигателем стал одним из наиболее известных грузовых автомобилей ГДР и пользовался спросом в 30 странах мира. Его конструкция была весьма своеобразной для своего класса. ИФА имел расположенную отдельно от двигателя 5-ступенчатую коробку с синхронизаторами на четырёх высших передачах и гидропневматический привод тормозов. Мощность двигателя составляла 110 лошадиных сил, автомобиль мог буксировать прицеп полной массой 9 т и развивал скорость 85 км/ч.
   Но ехал на этот завод Морозевич отнюдь не за автомобилем, а гораздо более прозаичным приобретением. Стабровский попросил привезти оттуда всего лишь 100-кг бочку с латексом. Ему нужно было обратиться на заводе к шефу цеха сборки FB VII Липольду Годольту (Lipold Godolt). Договорённость с руководством завода на передачу такого бесплатного груза госпиталю была - договаривался Стабровский через немецких товарищей. Но чтобы встретится с Годольтом, сначала нужно было обратиться к товарищу Манфреду из заводского отдела интернационального сотрудничества. Но к тому тоже было непросто попасть. В общем, в помощь Морозевичу был прикреплён один из немцев, работающих в госпитале. Правда, этот немец, которого звали Вальтер, говорил на русском языке примерно так же, как и Андрей на немецком, пожалуй, даже похуже. Но это было не так важно, потому что он знал все входы и выходы на заводе и знал поставленную перед ними задачу. Это было большое облегчение Морозевичу. Пока они ехали, Андрей пытался наладить беседу с Вальтером. Кое-какие темы разговора им удавались лучше, но многое было непонятно то Вальтеру, то Андрею. Так, например, проезжая леса, расположенные ближе к их цели, Андрей завёл разговор о грибах, которых здесь, в ГДР довольно много. Но он никак не мог вспомнить, как по-немецки будет "грибы", и немец долго не мог его понять. Когда же Андрей руками начал изображать какое-то подобие грибов и как их собирают, Вальтер, наконец, понял и радостно закивал головой:
   -- О, pilze, pilze - gut! Zehr viel (очень много), -- и даже показал при этом большой палец.
   Вот таким довольно распространённым способом для взаимопонимания людей двух разных национальностей вели беседу Андрей и Вальтер, коротая время в пути. Машина, наконец-то, добралась до завода, и её сопровождающие начали разыскивать нужных им людей и заниматься пропуском для въезда на территорию машины. Времени на это ушло немало, но, в конце концов, эта злосчастная бочка с латексом, из-за которой стоило гонять машину, была благополучно получена, и все отправились в обратный путь.
   На обратном пути Андрей внимательно приглядывался к дорогам, по которым они проезжали. В первый раз он обратил внимание на качество этих дорог ещё во время поездки из Франкфурта-на-Одере в Цербст. Но тогда он, всё же, больше следил за панорамами ГДР. В Стендале ему приходилось ездить по шоссейной дороге только по маршруту Борстель-Стендаль и назад. При переезде в Белитц-Хальштеттен, как уже говорилось, Морозевичам было не до наблюдений - их тогда занимали другие мысли. А вот уже работая в госпитале, Андрею довольно часто приходилось ездить в разные населённые пункты именно машиной. И, конечно, он обратил своё внимание на дороги ГДР. Вот и сейчас он продолжил свои наблюдения (разговор с Вальтером не очень-то клеился по причине слабого знания обоими языка собеседника) и размышления. А поразмыслить было о чём. Дороги ГДР, а точнее автобаны - это было нечто любопытное для советского гражданина, проживающего в провинциальном городе.
   Автобан (Autobahn) - дословно "автомобильная трасса". Автобан (аутобан) - в Германии, Австрии и Швейцарии - скоростная автомагистраль/автострада.
   Формальный термин "Autobahn" появился в немецких документах ещё в 1932-м году. Им обозначалась "скоростная трасса без перекрестков и встречного движения". Первая трасса, отвечающая данным требованиям, была открыта в том же году между Кёльном и Бонном и была уже в то время рассчитана на скорости движения до 120 км/ч, хотя лишь очень немногие автомобили могли тогда её достигнуть.
   В 1933-м году, с пришествием к власти национал-социалистов, началось массовое строительство автобанов. Их планировалось использовать для быстрого перемещения воинских сил по территории страны, а так же в качестве временных взлетных полос в случае необходимости. Под напором нацистской пропаганды сеть автобанов развилась очень быстро, и из-за низкой плотности движения по ним было разрешено ездить даже велосипедистам.
   Автобан имеет обычно три-четыре полосы движения (в одну сторону), старые автобаны ГДР имеют обычно три полосы. В ГДР после войны большая часть автобанов пребывала в не очень-то хорошем состоянии. Сразу после войны на автобанах Восточной Германии был установлен предел скорости в 100 км/ч, а во многих местах даже ниже. Однако и это не очень хорошее состояние (по немецким меркам) в 70-е годы значительно превышало качество современных дорог СССР. При этом на большинстве немецких автобанов в бытность Андрея в ГСВГ уже не существовало постоянного ограничения скорости. И, тем не менее, автобаны являются по статистике самыми безопасными дорогами страны - на них происходит меньше аварий и погибает меньше людей, чем в городах или на загородных трассах.
   Пассажиры, едущие по шоссе, обычно на дорогу особого внимания не обращают; они вспоминают о ней как о "гладкой ленте, по которой мягко мчится комфортабельный автобус". Если это туристы, то их больше интересуют новостройки, памятники старины, красивые ландшафты, а дорога для них - просто бессловесный гид, уверенно и спокойно ведущий к объектам, отмеченным в маршруте.
   В ГДР густая дорожная сеть: на каждый квадратный километр территории страны приходится около полукилометра шоссе. Эта сеть складывалась постепенно, на протяжении столетий.
   Если взять, к примеру, автостраду Берлин - Магдебург, по которой частично проезжал Андрей, то это две асфальтированные, шириной примерно в 7,5 метров, полосы, которые разделены четырёхметровой лентой, поросшей травой, кустами, деревьями. На поворотах уровни асфальтированных полос разные: то встречная полоса нависает над той, по которой ехал Морозевич, то ступенькой соскальзывает немного ниже. Мелькают аккуратные, похожие друг на друга съезды с главного полотна. Не сразу замечаешь, что дороги не пересекают автомагистраль. Все они или ныряют в тоннели, или пробегают по путепроводам. На автобаны имеют право въезжать только моторизованные транспортные средства, способные развивать скорость не менее 60 км/ч.
   Само собой, на автобанах отсутствуют перекрестки и светофоры; все соединения автобанов друг с другом и с "меньшими" дорогами осуществляются через скоростные развязки. На любом участке автобана в каждую сторону ведут как минимум две полосы, на более загруженных участках три, четыре, иногда даже больше. Дорожное покрытие поддерживается в идеальном состоянии: асфальтовое покрытие полностью обновляется не реже, чем раз в 15 лет, везде лежит свежая и отлично видимая разметка. На автобане все указатели расположены справа или вверху (на опорах мостов). Там указано, куда ведёт трасса, через сколько километров будет поворот на другие дороги и автобаны, прочая информация. На особо загруженных участках автобанов используются специальные табло, на которых могут показываться предупреждающие знаки (например, о ДТП или строительных работах впереди) и/или временные ограничения скорости.
   Для обеспечения безопасности движения на столь высоких скоростях на автобанах созданы уникальные условия. При въезде на автобан автомобили, уже находящиеся на нём, имеют преимущество. Таким образом, вливающийся поток не создает помехи движению на основных полосах. Есть только единственное исключение из указанного правила: если автомобиль только что въехал на автобан и ещё находится на "разгонной полосе", то можно обгонять по этой полосе автомобили, едущие слева. Таким образом, можно "вырваться" на автобан впереди медленно ползущего грузовика без необходимости снижать скорость и вновь набирать её, когда правая полоса освободится.
   На автобанах не разрешено останавливаться в любом месте, даже если имеется широкая обочина. Исключение составляет случай технической неисправности автомобиля. Интересно то, что остановка на автобане по причине пустого бака неисправностью не считается, является незаконной и наказывается штрафом - заправок вдоль автобанов в достатке, так что извольте следить. Для остановки же имеются специальные площадки, отделённые от магистрали рядком подстриженного кустарника. Через каждые 2-3 километра установлены маленькие будочки служебного телефона (жёлтый, называется Notruf). Это не обычный телефон, а телефон, с помощью которого можно вызвать полицию, или машину для эвакуации вашей поломанной машины и никого больше. Случись авария - медицинская и техническая помощь прибывает немедленно.
   Время от времени проплывали автозаправочные станции. В магазинчиках при станциях продаются тара, запчасти, дорожные карты и прочие "предметы первой необходимости" для тех, кто в пути.
   Во многих уголках ГДР можно встретить аккуратные вагончики - дома дорожников. Сейчас дорожники этой страны строили главным образом небольшие соединительные участки, отдельные ветки, подъезды к магистралям и автострадам, производили ремонт участков - ведь основная дорожная сеть ГДР уже давно сложилась.
   В одном месте Андрей увидел, как работает бетоноукладчик. Плавно шла громоздкая машина, а следом за ней расстилалась сероватая, очень похожая на суровое полотно новая дорога - хоть сейчас поезжай по ней.
   Современные шоссе обходят населенные пункты. Только указатели с названиями городов радушно протягиваются к едущим в машинах, приглашая свернуть на ветку. Если нужно свернуть с автобана, то следует внимательно смотреть на указатели. Там обязательно за 1 километр до поворота будет нарисована стрелка с поворотом вправо (с автобана сворачивают всегда только вправо, даже если нужно сворачивать налево) и указанием куда ведет данная дорога. При этом нужно постепенно съезжать на первую полосу и поворачивать.
   Так за размышлениями и созерцанием дорог и прилегающих к ним окрестностей и прошла поездка к Белитц-Хальштеттену. В госпитале Морозевич сдал это бочку на склад АХЧ и облегчённо вздохнул - доконали его эти поездки: то за транспортёром, то за латексом. Далее никаких поездок уже не было, по крайней мере, в течение двух недель Андрей никуда не ездил, а занимался непосредственно работой по госпиталю - ремонтом, котельными и разгрузкой вагонов.

* * *

   А вот начало февраля ознаменовалось событием, которое имело прямое отношение лично к Андрею. На четверг 1 февраля было назначено партийное собрание по приёму Морозевича в члены партии. Как он и предполагал, пока шли все эти праздники никто, вероятно, не хотел себя утруждать подобным мероприятием, которое по инерции и затянулось до начала следующего месяца. В госпитале коммунисты пока ещё знали Андрея недостаточно хорошо, а потому, естественно, начали задавать вопросы о его трудовой деятельности, сначала в Союзе, а потом и в ГСВГ. Работу в Союзе прослушали довольно быстро, а вот на работе в ГДР остановились более подробно. И направил вопросы в это русло сам Морозевич. Он сознательно упомянул о том, что до Борстеля ещё неделю он пробыл в Цербсте. Он понимал, что всех заинтересует, как он туда попал и почему там не остался. Он на это и рассчитывал - время в принципе ограничено и поэтому меньше вопросов будет по Уставу партии и о разном международном положении. Да и по международному положению - это ещё ничего. Он вспомнил случай, о котором ему рассказывали ещё в Союзе. Всегда на собраниях по приёму в партию находятся какие-нибудь "умники", которые, начитавшись газет, специально выискивают вопросы, на которые поступающий не сможет ответить. И вот одного из них в Союзе такой вот "умник" спросил о том, кто является секретарём коммунистической партии не то Мозамбика, не то Намибии. Да, поступающих в члены КПСС часто спрашивали о том, кто является секретарём компартии какой-нибудь страны. Это были такие страны как, например, Венгрия, Румыния, Франция, Португалии, США и т. п. Но спрашивать о малых странах, тем более только получивших независимость, о которых и так мало что было известно - было некорректно, да и неэтично. В общем, всё прошло нормально, и Морозевич был единогласно принят в члены Коммунистической партии Советского Союза. Но нужно было ещё пройти утверждение на партийной комиссии в Вюнсдорфе. Когда это произойдёт, никто не знал, им самим сообщат оттуда. Однако одного человека заслушивать там не будут, нужно ждать, пока будет несколько подобных кандидатур. Скорее всего, как сказали Андрею, это произойдёт ещё до конца этого месяца или в начале следующего. Нужно ждать. Ждать, так ждать - ничего не поделаешь, а пока что нужно заниматься выполнением своих прямых служебных обязанностей.
  
  

ГЛАВА 35

Тяготы с получением квартиры

  
   В целом начало рабочего февраля прошло в обычном ритме, и Андрей радовался, что всё идёт благополучно, и он не особенно напряжён в работе. Но вскоре напрягаться ему пришлось совсем по другому поводу, да ещё как. Во время своей первой отлучки из ГСВГ, которая произошла почти два года назад по вызову Леры, Андрей договорился с одной семьёй - коллегами по работе, что они будут кратко переписываться. Он сообщил им номер своей полевой почты (позже письмом уведомил тех и о смене места работы) и записал их адрес. Эта переписка должна была сообщать (главная её цель) Морозевичу о состоянии дел со строительством жилого дома. Собственно говоря, обильной переписки и не было - так одно-два кратких письма в год с одной и другой стороны. В начале декабря Андрей получил от этих коллег письмо, в котором они писали, что жилой дом практически готов, его сдача в строй (как это часто было принято) должна была быть приурочена к Новому году. Но там ещё было много недоделок, а потому ещё неизвестно примет ли его комиссия. Но то, что он будет введён в строй не позже І-го квартала 1979 года - это точно. И вот 9-го февраля Морозевичу пришло от коллег уже не письмо, а телеграмма с сообщением о том, что дом принят в эксплуатацию, выдают ордера на жильё, и ему самому необходимо срочно быть на месте в Полтаве.
   Срочно выезжать в Союз было определённой проблемой - одно дело телеграмма от жены, заверенная врачом, и совсем другое - телеграмма от никому не известных для командования госпиталя личностей. Но потерять квартиру, которую его семья так долго ждала, Андрей, конечно же, не мог. Но Стабровский, естественно, сам этот вопрос решить не мог, разрешение на отъезд по такой телеграмме мог дать только сам начальник госпиталя. Единственное, чем майор помог Андрею, было то, что он договорился о срочной беспрепятственной встрече того с полковником. И на следующий же день утром Морозевич встретился с полковником Благомировым, который принял его очень хорошо. Андрей показал ему телеграмму и начал всё объяснять. Но Благомиров остановил его и сказал:
   -- Не нужно объяснений, Андрей Николаевич. Уж мне ли, как представителю офицерского корпуса, члены которого почти всю жизнь мотаются по гарнизонам без своего жилья, не знать, что такое своя квартира. Да, случай неординарный и по такой телеграмме редко кого отпускают в Союз. Но я всё понимаю и поэтому, конечно же, подпишу вам разрешение на выезд. Десяти дней вам хватит?
   -- Николай Федорович, я, честно говоря, и сам не знаю, сколько дней мне понадобится. Если там с получением ордера всё в порядке, то, конечно, хватит, а вот если нет ...
   -- Ну да, это понятно. Но я вам на больший срок отпуск за свой счёт дать не могу. Если понадобится больше времени, то сами что-нибудь в Союзе придумаете.
   Андрей поблагодарил Благомирова и поспешил домой - нужно было готовиться к дороге. Выполнять обязанности начальника теплохозяйства он временно вместо себя оставил того же Максима Фисунова - тому было не привыкать. Первым делом Морозевич решил выяснить расписание рейсов самолётов из Берлина на Киев - поездом очень долго он будет добираться до Полтавы. Рейсы на Киев совершались каждый день, правда, разными самолётами и в разное время. Так, например, во вторник рейсы совершались самолётом ИЛ-18 с вылетом в 6:00, а в остальные дни недели - в 13:00. Но при этом в субботу летел самолёт ТУ-154, а в понедельник, среду, четверг, пятницу и воскресенье - самолёт Ту-134. Завтра было воскресенье, так что лететь из Берлина Андрею предстояло в час дня, что было удобно. Во вторник он бы на 6:00 в Берлин ничем, конечно, добраться не смог бы. Что касается самолёта Ту-134, то это был самый надёжный самолёт, когда-либо выпускаемый в Советском Союзе. По показателям коэффициента надёжности Ту-134 зарекомендовал себя практически безотказным. Так что назавтра с утра Морозевич вновь отправился в Берлин.
   И снова аэропорт "Шёнефельд", который теперь Андрей без спешки мог рассмотреть получше. Если в первый раз Андрей подъезжал от станции городской электрички до аэропорта на автобусе, то сейчас он решил прогуляться пешком. Если ты не обременён багажом, то это займёт не более 5-10 минут. Андрей же имел время и практически (кроме небольшлой сумки) не имел багажа. Поэтому он с удовольствием прогулялся по свежему воздуху - в Берлине уже начиналось чувствоваться скорое приближение весны.
   Рядом также находится и железнодорожный вокзал "Аэропорт Берлин-Шёнефельд". При этом оказалось, как выяснил Морозевич, этот железнодорожный вокзал является, остановочным пунктом для скорого поезда из Вюнсдорфа на Москву, да и отсюда на Вюнсдорф (это был тот вокзал, о котором говорила Инга). До самого здания аэропорта от железнодорожного вокзала рукой подать - менее 500 метров.
   Здание аэропорта "Шёнефельд" построено довольно компактно, в нём невозможно потеряться даже несведущему пассажиру. Пассажиры (прибывшие или отлетающие) в аэропорту "Шёнефельд" ощущают спокойствие и заботу. Всю информацию можно получить не только в бюро Information, но и в зале прилёта у обслуживающего персонала. Здесь же, на первом этаже, напротив входа,  располагался пункт обмена валюты, в том числе советских рублей. Офис "Аэрофлота" в аэропорту "Шёнефельд" находится на втором этаже, справа от входа.
   Андрей приобрёл без проблем билет до Киева и обменял часть немецких марок на рубли. Пока до регистрации билетов на рейс оставалось ещё немало времени, то он решил немного изучить здание аэропорта и пообедать.
   Магазины были расположены на втором этаже терминала. В них можно было приобрести алкогольные напитки, табачные изделия, парфюмерию, предметы быта, одежды, а также пивные кружки из стекла и глины, украшения для женщин и предметы декоративного искусства из хрусталя. Андрей купил здесь блок небольших любопытных мини-сигар с мундштуками.
   Утолить голод в аэропорту "Шёнефельд" тоже была не проблема. На всех этажах работали кафе, бары, где можно скоротать время за чашечкой ароматного кофе, бокалом знаменитого пива "Berliner Kindl" земли Бранденбург,  полакомиться пирожными, бутербродами. На третьем этаже терминала, работал ресторан, где можно было заказать блюда немецкой кухни. Пиво, конечно, Андрей не стал пить, а вот от чашечки кофе после не слишком сытной еды он не отказался.
   Но вот началась регистрация на его рейс, затем посадка в самолёт, перелёт и вот Морозевич уже в Киеве. На сей раз таможенного контроля можно было не бояться - у него была только одна сумка с самыми необходимыми вещами. Но на этот раз и проверяли всех довольно бегло, в том числе и самого Андрея. Далее он, не спеша, устроился в комфортабельном автобусе агентства "Аэрофлот", времени до отхода поезда на Полтаву у него было много. Поскольку время полёта составляло всего два часа, то уже в начале пятого вечера Андрей был на вокзале. Поездов на Полтаву из Киева было немало, в вечернее время такие поезда отходили из Киева около полуночи, а в начале шестого утра были в Полтаве. Это было довольно удобно - ночь в пути, и утром приступай к своим делам. Так всё и произошло. Андрей, правда, выстоял в кассе очередь, но билет взял тоже без проблем. После этого, сдав сумку с вещами в камеру хранения, он ещё немало времени посвятил прогулке по Киеву. В отличие от прошлого (неожиданного) двухлетнего полёта в Киев (примерно в это же время) он теперь к союзной зиме был подготовлен более тщательным образом. Анорак, правда, был тот же, но на ногах у него уже были тёплые полусапожки, а на голове шапка, при откинутом капюшоне анорака.

* * *

   В общем, за час до отхода поезда Морозевич снова уже был на вокзале, а утром был уже в Полтаве. Первым делом он отправился в ближайшую гостиницу - оставить вещи и немного отдохнуть перед тем, как идти на завод. И здесь Морозевича ожидало непредвиденное препятствие. В гостинице номера были, не такой уж большой Полтава город, чтобы не было мест. Андрей заполнил бланк регистрации и подал дежурному администратору. Женщина осмотрела бланк и спросила:
   -- А почему не заполнили графу прописки?
   -- Я сейчас работаю в ГДР. Вы же видите, что паспорт заграничный, графы прописки там нет. Какая там может быть прописка, а номер воинской части я указал.
   -- Это не прописка. Нам нужен ваш точный адрес. А где ваш обыкновенный гражданский паспорт?
   -- Сдал в военкомат. Мне его вернут только тогда, когда я вернусь в Полтаву насовсем.
   -- Без прописки мы вас поселить в гостинице не можем.
   -- Но почему? Вы же селите зарубежных гостей?
   -- Да, селим. Но они оставляют свой точный адрес: город, улица, номер дома и квартиры. У вас же этого нет. Вы в Полтаве до этого были где-нибудь прописаны?
   -- Конечно, был. Я и приехал сюда получить ордер на квартиру. А без прописки меня бы и на квартирный учёт не поставили.
   -- Тогда возьмите из паспортного стола справку, что вы жили по такому-то адресу. Хотя нет, стоп. Как мы будем разыскивать вас по старому адресу. Получите ордер, тогда приходите - там будет указан ваш новый адрес.
   -- Если я получу квартиру, то зачем мне ваша гостиница.
   -- Ну, тогда я ничем вам помочь не могу.
   -- А если я принесу справку с завода, где мне дают ордер на квартиру, о том, что я там работаю.
   -- Вы там не работаете.
   -- Как раз работаю, я считаюсь в зарубежной командировке. Если бы я там не работал, то как бы мне давали квартиру?
   -- Ладно, пусть так. Но завод - это работа, а не место жительства. Поэтому, увы, поселить я вас не могу.
   Морозевич понял, что доказывать что-либо бесполезно. Он решил повторить подобную попытку во второй гостинице. Он её и повторил, но точно с таким же результатом. В третью гостиницу Андрей уже и не поехал - он понял, что это бесполезное дело. Но какие же идиотские, просто дикие порядки при поселении в гостиницу - приехал человек в город и ему негде остановиться. На вокзале что ли ночевать. Но и там милиционеры без билета на ожидаемый поезд могут выгнать. Но вот на тот же вокзал Андрею как раз пришлось вернуться, не ночевать, конечно, но для того, чтобы оставить сумку в камере хранения - не идти же на завод с вещами. После этого Андрей, хоть и немного расстроенный приключениями в гостинице, поехал на завод. Но он не представлял себе, как же он там то расстроится, и не просто расстроится, а, скорее даже, впадёт в отчаяние.
   Оказалось, что для него ордера на квартиру нет. И нет его не пока что, а не будет вообще. Андрей начал выяснять это у своих коллег Журавских, с которыми он вёл переписку. Те тоже были в недоумении. Они и сами только пару дней назад выяснили, что на заседании профсоюзного комитета завода в процессе распределения квартир, решено было пока что ордер ему не выдавать. Андрей не понимал, что означает "пока что". А оно означало, что ордер на квартиру в этом доме не выдавать. Так какое же это "пока что"? Он выяснил, что на заседании профкома, его председатель Кукушкина предложила, что вот когда Морозевич вернётся на постоянное место работы, вот тогда и получит квартиру. И это её предложение было принято. Конечно, почему бы его и не принять другим - добавляется лишняя квартира, её может получить кто-нибудь следуюший на очереди, а это означает, что и остальные продвинуться вверх. И всем было наплевать на то обстоятельство, что существует положение о том, что находящийся на временной работе за рубежом гражданин имеет право получить квартиру по очереди. Об этом, вероятно, мало кто и знал из членов профкома, но некоторые то знали и молчали. Вот уж, действительно, существует большая разница между "иметь" и "мочь", и, уж тем более, огромная пропасть между "иметь" и "должен".
   Морозевич пошёл всё это выяснять в профком. Но там сказали, что решение принято и поменять они его не могут. Самой же Кукушкиной не было - она болела, и спросить было не с кого. В этот день Андрей ещё делал попытки выяснить что-либо у руководства завода. Но к директору он не попал, а главный инженер только удивлённо сдвинул плечами - он к этому отношения не имел. Морозевич ещё встретился и с секретарём парткома, хотя партийного билета у Андрея пока что не было (как пока что не было и заседания парткомиссии), но кандидатскую карточку он на всякий случай с собой в Полтаву захватил. По этому вопросу в принципе можно было говорить с представителями партийных органов и беспартийным - подобные инстанции очень часто помогали "разруливать" непростые ситуации людей и не состоящих в партии. Секретарь посочувствовал Морозевичу и сказал, что это, конечно, не совсем справедливо, но он на своём уровне ему помочь не сможет. Нужно обращаться хотя бы в районные, а лучше в городские профсоюзные и партийные инстанции.
   В принципе, после этого на заводе Андрею нечего было делать. Обращаться по совету секретаря парткома в вышестоящие органы было поздно, это нужно делать с утра. Поэтому Морозевич ушёл с завода несолоно хлебавши, и решил пока что заняться вопросом своего временного проживания. Здесь вариант был только один - остановиться на время у своих кумовьёв, (из состава семей - напарников по первой снимаемой Морозевичами квартире), которые к тому времени уже получили трёхкомнатную квартиру. Конечно, к такому варианту Андрей не был готов - он планировал жить в гостинице. Но делать было нечего. Андрей решил, что куму подарит те оригинальные мини-сигары, которые он купил в аэропорту "Шёнефельд", а вот куме (она то и была крёстной матерью Никитки, а крёстным отцом был друг и одноклассник Морозевича Антон) нужно было идти в магазины и что-то подыскивать. И вечером, забрав с вокзал сумку, он направился к кумовьям. Встретили его нормально и в приюте не отказали. Правда, сам Андрей не предполагал на какое время. Они вечером втроём обсудили ситуацию с ордером на квартиру и решили, что Андрею, действительно, нужно обращаться в районные и городские органы власти. Этим со следующего утра Морозевич и занялся.
   Но это была очень уж нелёгкая и, самое главное, очень длительная процедура. Ведь до многих районных или городских руководителей не так-то просто было пробиться. Морозевич потратил на эти скитания всю неделю, прихватив ещё пару дней и следующей. Где только за эти дни он не побывал, в каких только инстанциях. Кроме заводских профкома, парткома и директора (пробился-таки к нему) Андрей побывал более чем в полутора десятках районных, городских и областных инстанций. Такими были райисполком; горисполком - (общий отдел, жилищный отдел зам. председателя, начальник горжилуправления); областной совет профсоюзов - (зав. отделом жилья, зам. председателя); партийные органы - (3-й секретарь обкома партии, 2-й секретарь горкома партии); облисполком - (зав. отдела коммунхоза, зам. зав. отдела по учёту и распределения жилья, зав. отдела по учёту и распределения жилья, зам. председателя облисполкома); городской военком; военный прокурор; помощник прокурора района; юридическая контора.
   В большинстве этих государственных органов ему сочувствовали, но говорили, что лично они ничем помочь не могут. Вот пусть он обратится ещё туда-то. А там всё повторялось. В жилищном отделе горисполкома Андрей спросил у одного из чиновников, который отвечал за распределение жилья:
   -- Вот мне многие говорят, что мне, мол, не отказано в получении квартиры, что я её получу, тогда, когда вернусь в Полтаву. Ответьте мне - когда и в каком доме я её получу?
   -- В первом же, который построит завод.
   -- А когда это будет, через месяц, два, через полгода?
   -- Я этого не знаю.
   -- Вот и я не знаю, сколько я вновь буду ждать квартиру. Завод, как я слышал, новое жильё пока что не строит.
   -- Когда-нибудь да начнёт строить.
   -- Хороший ответ, нечего сказать.
   -- Я вам ничем помочь не могу.
   Примерно такие же беседы у Морозевича были и в других районных или городских инстанциях. И только у районного военкома Андрей смог найти понимание. Андрей рассказал ему о своих бесплодных попытках найти справедливость в районных и городских организациях, а также повозмущался необдуманными ответами и советами некоторых их руководителей. Тот обещал связаться с людьми в горисполкоме и переговорить также с директором завода.
   -- Я никогда не думал, что в этих органах так много плохо соображающих людей, порой просто глупых, -- изливал свою горечь Андрей.
   -- А этого добра везде хватает, -- усмехнулся военком. -- И в среде рабочих, и в среде руководителей. Руководителем то никто не рождается, он становится им, поработав тем же рабочим или инженером. В нашей военной среде они тоже есть.
   -- Да, мне встречались такие. Но в вашей среде их, по-моему меньше. Или просто порядка у военных побольше. В армии ведь как - если положено, то получи, и без всяких разговоров. А здесь все крутят, виляют.
   -- Дураков везде много, но что поделаешь - часто мы сами их в руководители проталкиваем. А далее номенклатура, попал ты в эту категорию и движешься по карьерной лестнице.
   И Андрей подумал о том, что как хорошо об умных и дураках поётся в одной незатейливой песенке Булата Окуджавы, которая запомнилась ему ещё со студенческой скамьи:
        Вот так и ведётся на нашем веку:
        На каждый прилив - по отливу,
        На каждого умного по дураку,
        Всё поровну, всё справедливо.
   Однако после разговора с военкомом воз медленно сдвинулся с места. После этого Морозевич имел обстоятельную повторную беседу с директором завода, и тот пообещал помочь. И он, действительно, помог - через пару дней Андрей таки получил ордер на квартиру в построенном заводом доме. Это была трёхкомнатная квартира (для получения квартиры вместе с Андреем, Лерой и Никиткой была прописана ещё и мама Валерии), как говорили квартира чешской планировки, улучшенной. Дом был кирпичный, все комнаты были раздельные, просторная кухня и две лоджии на обе стороны дома. Планировка квартиры была очень хорошая, не смущал Андрея и первый этаж, он понимал, что не выданными ещё ордера оставались на квартиры либо на первом, либо на последнем, 5-м этаже. Кстати, у кумовьёв была точно такая же квартира только как раз на 5-м этаже. Но вот только состояние полученной Андреем квартиры было ужасное. Нет, квартира была всем укомплектована, разве что кроме вторых стёкол в рамах окон (были стёкла только в наружных частях рамы), но сам вид её был страшноватым. Это, вероятно, была подсобка для строителей, и привести её в порядок не успели. Страшным был и линолеум, постеленный волнами на бетонном (и это на первом этаже!) полу. В кухне стояла вроде бы новая, но побитая и в тех местах проржавевшая мойка. Металлическая ванная покоилась на кирпичах и практически не была никак закреплена. В общем, недоделок было много.
   Но Андрей решил, что всё это ерунда. Квартира то есть, а это главное, привести же её в порядок особого труда не составит, разве что кроме полов. Бетон нужно будет выбивать и стелить деревянные полы. Но и это не беда - деньги у них сейчас имеются и на ремонт их вполне хватит. Первым делом Морозевич сходил в хозяйственный магазин и купил пару хороших наружных врезных замков, молоток, стамеску и отвёртку - нужно было заменить единственный слишком уж простенький замок на входной двери. Ещё он купил рулетку, и после установки замков занялся обмером квартиры. Затем он составил очень детальный план-схему всех помещений квартиры - нужно знать, какое количество обоев нужно будет купить в той же ГДР, гардин и тюли на окна, дорожек в коридоры и прочее. Ордер и ключ от квартиры он получил утром, но провозился со всеми этими делами почти до вечера. Затем он зашёл к коллегам, сообщил Журавским (те тоже получили квартиру в этом доме, в соседнем подъезде), что его эпопея с квартирой успешно завершена и попросил их присматривать за его квартирой до его окончательного приезда. В случае каких-либо непредвиденных ситуаций дать ему знать. После этого он зашёл в магазин и накупил необходимых продуктов - вечером у кумовьёв предстояло обмыть квартиру, что и было сделано. При этом кум сообщил ему о том, что мини-сигары ему очень понравились, и попросил привезти их в следующий раз ещё. Он весело рассказал, как на работе он важно доставал эти сигары и закуривал, удивляя окружающих. Андрей, конечно же, пообещал привезти такие сигары, хотя он их нигде ранее в ГСВГ не видел, они ему попались только в аэропорту. Ладно, со временем отыщет, а если и нет, то, бывая в Берлине, можно заскочить и в аэропорт - это не проблема.
   А вот одна проблема перед Андреем, всё же, стояла и довольно серьёзная. Он уже превышал лимит десяти дней отпуска, а ему ещё предстояло добираться обратно в Белитц-Хальштеттен. Конечно, руководство госпиталя знало, что он занят вопросом получения квартиры, а это может затянуться. Его опоздание будет понято, но нужно как-то уладить канцелярско-бумажный вопрос - если он превысил отпуск, на который у него было разрешение, то это превышение может быть оправдано только соответствующим документом. А таким документом в данной ситуации может быть только один документ - больничный лист. В поликлинике его Андрею так просто никто не даст, но он не знал решаться ему дать тот же больничный дядя Леры или Нина Никитична. Дядя мог только попросить кого-то об этом, ведь он был ортопедом-травматологом, а переломы, будь они у Андрея, должны были бы ещё долго заживать. Вывих - так этот вид травмы не требует длительного больничного. А вот гриппом или ОРЗ болеют многие. И Андрей решил обратиться к Нине Никитичне. Та обрадовалась и самому ему, и ещё больше тому, что квартиру он таки добился. И она сказала, что, конечно же, она ему поможет с больничным.
   После разговора с Ниной Никитичной Морозевич зашёл на почту и отправил Лере телеграмму - она наверняка там волнуется - с кратким текстом: "Всё в порядке. Возвращаюсь". Больничный лист он получил из рук Нины Никитичны после обеда, а завтра утром, собрав свои нехитрые пожитки и простившись с хозяевами приютившей его квартиры, одновремённо с ними вышел из дому. Те спешили на работу, а Морозевич - на вокзал. В Полтаве он возложенную на него миссию выполнил сполна, и нельзя ему было здесь больше задерживаться, потому что в Белитц-Хальштеттене его уже заждались - и на работе, и любящая жена.
  
  

ГЛАВА 36

И вновь рабочие будни

  
   Возвратился Андрей в расположение госпиталя в обеденное время 25 февраля в воскресенье. День Советской Армии он уже второй раз встречал в дороге. Удачно получилось, что сегодня не нужно идти на работу (как он в воскресенье выехал в Союз, так через две недели в воскресенье и вернулся) - можно и отдохнуть с дороги и, главное, всё подробно рассказать жене. Валерия, конечно же, волновалась - задержался Андрей в Союзе надолго, и она, неверное, не знала, что и думать. Ведь муж ничего не писал (а что он мог ей написать в разгар своих мытарств), и всего лишь, вероятно, пару дней назад она успокоилась, получив телеграмму мужа. Лера встретила мужа с радостью и тревогой:
   -- О, Господи, Андрюша! Что случилось, почему ты так долго там был? Ты не заболел?
   -- Заболеть то я не заболел, хотя больничный от Нины Никитичны привёз - чтобы оправдать свою задержку. А почему задержался? Да потому что ордер на квартиру не давали?
   -- А что ещё что-то в доме было недоделано?
   -- Недоделано там, наверное, много. Но дело не в этом - именно нашей семье не хотели давать ордер.
   -- Как это не хотели, почему?
   -- Давай я нормально переоденусь, помоюсь хорошо с дороги, а потом всё подробно расскажу. Время то у нас есть.
   -- Ладно, беги в ванну, а я тем временем приготовлю обед, точнее разогрею его. После ванны всё и расскажешь.
   Андрей начал рассказывать все прошедшие события в Полтаве ещё за столом, обедая, и продолжил уже после. Разговор длился долго, потому что Лера засыпала по его по ходу рассказа вопросами: многое было ей непонятно - почему именно не давали квартиру, почему сразу на заводе не захотели помочь, почему игнорировали положение о том, что работающим за границей очередь на жильё и само её получение сохраняются. Она также удивлялась, как могло такое быть, что мужа не поселили в гостинице. В общем, вопросов было много.
   -- Для меня самого многое непонятно, но так там всё было. Что касается сохранения очереди на квартиру, то это положение все подтверждали, а вот пункт о её получении обходили стороной. Понимаешь, само это положение прописано не очень понятно. Что означает сохранение очереди? Входит ли туда именно получение квартиры? У нас в стране научились очень ловко писать разные документы - на первый взгляд в нём всё в порядке, но когда коснёшься конкретно чего-либо к нему относящегося, то всё можно трактовать по-разному. Недаром же говорят, что "закон - что дышло: куда повернёшь - туда и вышло".
   -- Да, не очень понятная и невесёлая история. Но квартиру нам точно дали?
   -- Одну минуту, -- Андрей пошёл к вешалке, достал из пиджака ордер и протянул его Валерии. -- Вот, смотри сама - убеждайся.
   Лера не могла отвести глаза от этого небольшого листика, такого драгоценного. Постепенно прошло её удивление, расстройство - всё это сменила радость, которая так и сияла в её глазах.
   -- Господи, неужели это правда? У нас есть своя квартира?
   -- Теперь уже правда. Есть у нас своя квартира.
   -- А квартира хорошая? А на каком она этаже?
   -- Квартира в целом то хорошая, хотя сейчас вид у неё довольно неприглядный.
   -- Почему?
   Андрей рассказал Лере о состоянии квартиры, но сразу же успокоил, сказав, что после ремонта вид у неё будет замечательный. Не очень понравилось Валерии и сообщение о том, что квартира расположена на первом этаже.
   -- Ты знаешь, это не так страшно, как кажется на первый взгляд. Конечно, на первом этаже риск, что тебя зальют, больший, нежели на пятом, но будем надеяться, что этого не случится. А в остальном ничего - нормально, и на первом этаже, цоколь дома довольно высокий, в окна заглядывать не будут. Имеется две лоджии: одна с входом из спальни - она поменьше, и вторая из кухни - та большая. Нужно будет разобраться в подвале, возможно, из лоджии с входом из кухни можно будет сделать, так сказать, личный подвальчик. Тогда не нужно будет ходить в подвалы под домом через улицу. Это существенное удобство.
   -- Да, это было бы не плохо. А комнаты и кухня большие?
   -- Большие, я всё детально промерял там и привёз схему с указанием всех размеров комнат. Теперь по ней можно планировать, что куда нужно покупать.
   Морозевичи до самого вечера обсуждали полученную квартиру и занимались планами по её обустройству.

* * *

   А уже на другой день Андрей с головой окунулся в работу. Её накопилось немало: и бумажной - различные отчёты за месяц, графики на следующий месяц и прочее. Много было работы и у слесарей-ремонтников. Погода в феврале выдалась переменчивая - то потеплеет и смахивает на весну, то вновь похолодает и вновь начинаются заявки на различный ремонт. Этих заявок накопилось прилично, и слесари трудились, не покладая рук. Морозевич с утра доложил командованию о своём прибытии, объяснил причину задержки, отнёс больничный лист и после этого тоже с головой окунулся в работу. Эта запарка у него продлилась до конца месяца. При этом он составил план работы на март месяц и список работ (которые ещё не успели сделать и которые просто необходимо сделать) получился внушительный, а ведь будут ещё и текущие заявки. В этом списке были следующие пункты (часть из них):
  -- заменить насос под зданием СПК;
  -- устранить течь бойлера в жилом доме N 2;
  -- устранить течь радиаторов в жилых домах N 1, 4, 5;
  -- добавить секции в квартире на втором этаже жилого дома N 7;
  -- демонтировать старый стерилизатор в ФТО;
  -- добавить секции батарей в палате N 2 в терапевтическом отделении;
  -- добавить секции батарей в комнате сестры-хозяйки глазного отделения;
  -- заменить насос (установить более мощный) под ДОС N 11;
  -- провести ремонт участка трубопровода под госпитальной кухней;
  -- устранить течь системы бойлера на оранжерее;
  -- монтаж нового насоса под гинекологическим отделением;
  -- заменить радиатор в квартире Алёнушкина (ДОС N 14);
  -- установить новые обратные клапана на бойлере под штабом;
  -- врезать новую подпиточную трубу под детским отделением;
  -- изготовить отопительные регистры и установить их в гараже;
  -- устранить течь трубы-обратки на КУОМСе;
  -- произвести ремонт системы умформера под зданием СПК;
  -- устранить течь бойлера под кожным отделением;
  -- устранить течь трубопровода в подвале ФТО;
  -- установить новый насос на отопление под кухней;
  -- заменить участок трубопровода в канале у гостиницы;
  -- устранить течь одного бойлера и утеплить второй под хирургией;
  -- добавить 2 радиатора в офицерской столовой;
  -- добавить секции радиатора в ЛОР-отделении.
   Это был далеко не полный список работ, который пополнялся ежедневно, особенно за счёт заявок от жильцов. Морозевич только сейчас в полной мере убедился в правоте Фисунова, когда он ему в первый же день говорил, что работы слесарям-ремонтникам хватает, особенно в зимний период. Работы, действительно, было невпроворот. На эти работы у начальника теплохозяйства было всего десять человек - 8 слесарей, один из машинистов топливоприготовления, который работал вместе со слесарями и газосварщик. На мелкие работы можно было разбить всю эту группу на 5 бригад по 2 человека. Но были работы, на которых двум человекам никак не справиться. Так что загружены все были капитально, однако с работой справлялись. Бурчали, конечно, иногда, что совсем нет свободного времени (порой, чтобы закончить ремонт, приходилось задерживаться и после работы), но своё дело делали. Андрей не мог нарекать на кого-либо из своих подчинённых - они своё дело знали и справлялись со всем довольно квалифицировано.
   В преддверие Международного Женского дня в понедельник 5 марта состоялось общее собрание служащих, на котором присутствовал и зам. начальника госпиталя по АХЧ. Он коротко поздравил женщин с праздником (официальное торжественное собрание должно было состояться послезавтра), после чего немного поговорили о положении дел в госпитале и, наконец, приступили к главному вопросу повестки, которого все с нетерпением ждали. Это был вопрос о выделении служащим талонов на дефицитные товары. Правда, до этого во время разговора о событиях в госпитале всех немного смешил один из подчинённых Морозевича. Это был его слесарь Василий Евгениевич Дикун. Мужик он был дотошным, к тому же из когорты эдаких ярых украинцев, которых часто называют "хохлами". В его лексике была одна любопытная нестандартная фраза. Когда кто-то из его коллег начинал в рассказах, как говорят, "заливать", он его останавливал, произнося: "Не надо ля-ля!" - в том плане, что не нужно рассказывать нам сказки, вешать нам лапшу на уши. Сейчас же он добивался, чтобы ему ответили на один вопрос, который он задавал чаще на украинском языке: "Ви мені скажіть - а танці вчора були?". Речь шла о танцах на КУОМСе, которые обычно проходили в субботу и были также запланированы на воскресенье. Но в последний момент танцы в воскресенье были отменены из-за подготовки зала к празднованию 8 Марта. Но Василию необходимо было досконально разобраться в этом деле, и он не единожды повторял свой вопрос. Собравшихся в зале он, конечно, этим веселил, но, в конце концов, это надоело Стабровскому, и майор Дикуна довольно резко приструнил. Вопрос же о распределении талонов обсуждался довольно азартно, но без каких-либо упрёков или обид - всё проходило примерно так же, как и в Борстеле. Андрей тоже ожидал подобного талона для себя. Постепенно добрались в этом вопросе и до теплохозяйства. Но, когда сообщили, что талон на чайный сервиз "Мадонна" должен вручаться Андрею Морозевичу, то кто-то из женщин (не из его подчинённых) удивлённо спросил:
   -- А не слишком ли рано Морозевичу получать талон? Он ведь работает всего полгода.
   -- Ну, во-первых, не полгода, а семь месяцев, -- объяснил Стабровский, -- а, во-вторых, это он у нас столько работает. А вообще-то у семьи Морозевичей через три месяца заканчивается срок их пребывания в Германии (если им только его не продлят), до этого они работали в другой части. И за это время они с женой получили всего два подобных талона - не очень-то много за три года на двоих. Кроме того, это талон не на какой-нибудь большой ковёр или хотя бы на такой же кофейный сервиз, который обычно имеет больший спрос. Так что, я думаю, в этом плане всё нормально. Ещё по этому поводу у кого-либо есть вопросы?
   Больше вопросов не было, и Андрей получил талон, а на следующей неделе и выкупил сам сервиз, который так хотела Лера в пару к кофейному. А вот что касается танцев на КУОМСе, то в праздничные дни они проходили (как, впрочем, и различные другие праздничные мероприятия), начиная со среды и по воскресенье. Так что Василию Дикуну было достаточно времени, чтобы натанцеваться. 7 марта Морозевичи побывали на торжественном собрании и концерте, посвящённому Женскому Дню, 8 марта отпраздновали его дома, а 9 марта сходили тоже в КУОМС на танцы.

* * *

   А вот 10 марта Валерия решила съездить в один из близлежащих городов. Точнее, это не она решила, а её попросила составить ей компанию её коллега Файруза Юлдашевна. Она захотела побывать в городе Бельциг (Belzig), который располагался примерно в 25 км (по железной дороге) на юго-запад от Белитц-Хальштеттена - в противоположную сторону от Потсдама. Правда, поехали они туда не на экскурсию, хотя этот небольшой городок и был знаменит одной своей достопримечательностью - замком Айзенхардт. Этот замок (или крепость) располагался на холме, на юго-западной окраине города. Само поселение существует примерно с IX-XI-го веков. А окончание постройки замка датируется предположительно срединой XV-го века. В годы Первой и Второй Мировых войн некоторые залы крепости были превращены в госпитали, которые сыграли большую роль, спасая жизни сотен солдат. Но женщины не собирались посещать эту историческую "реликвию". Просто, как говорили Файрузе, в Бельциге хорошие магазины, а одной ей ехать туда было скучновато, да и немного боязно. Валерию не очень-то интересовали магазины какого-то небольшого городка, но ознакомиться с новым для себя местечком, она была не против, потому и согласилась. Выехали они туда утром, а сразу после обеда возвратились. Магазины в Бельциге и вправду были неплохие, и Файруза некоторые вещи себе купила. Лера себе ничего не покупала. Бельциг был небольшим городишком с населением всего в 10-11 тысяч человек. Поэтому Валерия сказала, что, если побродить по магазинам Потсдама, то тоже можно найти те товары, что купила Файруза, а уж про Берлин то и говорить нечего. Они с мужем не афишировали свои поездки в Берлин, ничего не знала о них и коллега Леры. Городок, в котором они побывали, как сообщила Лера, неплохой, но ничего примечательного там нет. Примечательным для женщин стало одно событие, приключившееся с ними.
   А было это вот как. Обходя различные магазинчики, они заглянули в один из частных обувных магазинов - Файруза Юлдашевна хотела подобрать там себе туфли на весну. Но как только они вошли в магазин, на них напустилась его хозяйка. Она почти кричала на немецком языке, но было понятно, что она ругает их, точнее, вычитывает за какую-то допущенную ими оплошность. Лера почти ничего не смогла разобрать в этом вычитывании. Они ещё ничего не смотрели из товаров и не успели ничего сказать. Так что хозяйка не могла их ругать за то, что они рассматривают товар, но ничего не покупают - это Лере было знакомо. Но в этом случае было что-то другое. Файруза, очевидно, поняла, о чём говорит хозяйка магазина - она уже неплохо понимала немецкий язык, да и знала его получше Валерии. Но она была довольно бойкой женщиной, и постоять за себя умела. Как ни странно, но очевидно в Башкирии обучению иностранных языков уделялось больше внимания, нежели в столице Украины. Она начала тоже что-то говорить хозяйке и тоже не очень тихо, и, удивлённая таким сопротивлением владелица магазина немного приутихла. Файруза сказала той на прощание ещё пару фраз и потянула Леру за рукав к двери - они в этом магазине так ничего и не стали смотреть. Только на улице Файруза объяснила попутчице в чём было дело. Оказывается, хозяйка магазина отчитывала покупателей за то, что те, переступив порог помещения, не вытерли ноги о половичок, который лежал у порога. Ранее покупательницам не приходило в голову вытирать ноги в самом магазине - перед ним, это да, но не в самом помещении. Но частный магазин - это, порой, и часть жилого дома, и немка, возможно, была не так уж неправа. Только вот не стоило так напускаться на покупателей, можно было вежливо попросить их вытереть обувь.
   -- Ну, ничего, -- улыбалась Файруза. -- Я ей тоже выдала по первое число. Запомнит меня, а то привыкла орать на нас, как они говорят на "русских". Видела, как она притихла? А в конце я вообще сказала ей пару "ласковых" слов. И покупать мы у неё ничего не стали - поделом ей. Привыкли нас ругать.
   После рассказа Леры, улыбался уже и Андрей - ему подобное поведение владельцев частных магазинов хорошо было известно, хотя бы по тому же Зальцведелю. Вот такие бывали приключения не только мужчин, но и женщин в немецких городках. Да, разное было отношение немцев к нашим соотечественникам, хотя, честно говоря, хорошего было больше. Но, если разными бывают русские, то так же разные бывают и немцы, и ничего с этим не поделаешь.

* * *

   Тем временем, весна уже полностью отвоевала у зимы право на господство - шла средина марта. Ещё месяц, и закончится очередной отопительный сезон. Но и до конца срока работы Морозевичам оставалось не так-то уж много времени. Они, конечно, решили просить командование городка продлить им срок работы ещё на год. Но Андрей не подавал заявление по той причине, что до сих пор не прошёл утверждение партийной комиссии в Вюнсдорфе. По приезду из Полтавы он сразу спросил Стабровского, не было ли ему вызова на парткомиссию. Но его не было как в феврале, так не было уже и в средине марта. Андрей же хотел подать заявление на продление срока работы, имея уже на руках партийный билет, так, всё же, весомее. Время, правда, у них для этого ещё было, но они решили, что всё равно нужно подбирать какие-нибудь вещи для их новой квартиры. И Андрей занялся этим по своей линии, благо в теплохозяйстве имелась возможность выписать и получить в КЭЧ кое-что и для квартиры. Некоторые вещи и выписывать не было нужды, их с лихвой хватало уже полученных и лежащих в каморке мастерской. Это, в первую очередь, относилось к соединительным элементам труб с радиаторами, к, так называемым "американкам". Дело в том, что вместо чугунных секционных радиаторов в полученной Морозевичем квартире стояли плоские стальные сварные регистры, качество которых, как он знал, было очень неважное - они выходили из строя через 2-3 года, да и обогревали они квартиру плохо. Значит, в первую очередь при ремонте нужно заменить эти регистры нормальными радиаторами. При этом соединять их, конечно же, лучше немецкими соединителями-американками - удобнее и проще ставить радиаторы и снимать в случае чего-либо непредвиденного. В комнаты и кухню нужны четыре радиатора, а, значит, восемь "американок". Андрей наготовил на всякий случай десять таких соединителей размером Ў дюйма.
   Ещё нужна была водозапорная (точнее водораздаточная) арматура в ванную и на кухню - смеситель с душевым шлангом для ванны, а также для умывальника и мойки. У немцев выпускалась очень разнообразная хорошая арматура такого типа, которую слесари-сантехники устанавливали и в отделениях, и в жилых домах. Поэтому нужно было договориться о выписке нужных смесителей. В немецких магазинах были также очень хорошее и оборудование для ванной и кухни, но не будешь же ты везти из Германии ванну, умывальник или мойку. А жаль, в квартире это оборудование было установлено хотя и эмалированное, но стальное, и эмаль в некоторых местах уже оббилась и появились ржавые пятна. И это через два месяца после сдачи дома. Но это, в принципе, понятно - завод не был таким богатым, чтобы в доме, который он фактически строил сам, устанавливать дорогостоящее оборудование. Так что придётся разыскивать чугунную ванну, а также фарфоровый умывальник и нормальную мойку уже в Полтаве. Лере же нужно было думать о том, сколько нужно купить гардинного материала, тюли на окна и дорожек в прихожую. Вот такие думы занимали Морозевичей.
   А в пятницу 16-го марта их ожидало большое разочарование, как впрочем, и подавляющее большинство жителей госпиталя в Белитц-Хальштеттене. Почему? Просто произошло событие, которое до сих пор в ГСВГ не происходило, по крайней мере, такого никто припомнить не мог. Уже упоминалось о том, что военнослужащим разрешалось покупать на территории ГДР старые машины (да и новые не возбранялось, но это редко кому было по карману) и перегонять их в Союз. Кроме того, регулярно распределялись талоны на ковровые изделия, хрусталь и сервизы. И в этот день тоже распределялись талоны, только не на перечисленные товары, а на машины! На новые машины ("Жигули" и "Москвичи", относительно "Волги" данных не было), которые можно было потом приобрести в Союзе на отечественные деньги. При этом разрешалось приобретать эти талоны и служащим. Но большинство узнало об этом, уже в конце рабочего дня, когда всем отвечали, что талоны уже распределены. Кем, когда и как? На эти вопросы ответов не было. Это небывалое событие и непрозрачность распределения талонов на машины ошеломило всех. При этом никто не хвастался, что вот он успел приобрести такой талон, хранилось молчание. Когда уже на следующей неделе в разговоре со Стабровским проскользнула фраза об этом событии, то Андрей заметил, как помрачнел майор:
   -- Я ведь тоже узнал об этом, как и вы, да и все остальные, когда, как говориться, поезд уже ушёл. Но я то, вроде, не последнее лицо в госпитале.
   -- И кто же тогда получил эти талоны?
   -- Доподлинно неизвестно, но, скорее всего, начальство и заведующие отделениями. Да и то не все. Я разговаривал с некоторыми - одни говорили, что да, получили, а другие - нет. И они, похоже, не врали, это было видно по их обиде. Вот такие дела.

* * *

   В тот же вечер, когда выделялись машины, огорчённый Андрей обратился к Валерии:
   -- Слушай, Лера, у меня есть предложение. Давай завтра съездим в Вюнсдорф. В Потсдаме и Берлине мы уже были не раз, а вот во Вюнсдорфе не были. Я не имею в виду сидение на вокзале при отъезде в отпуск, мы же тогда ничего не видели. А городок там хороший. Я это немного видел, когда встречал тебя. Правда, тогда я по магазинам не ходил. А нам, когда мы возвращались из отпусков, было не до его разглядывания.
   -- Я, в принципе, не возражаю. Но, как мне кажется, ты чего-то не договариваешь.
   -- В провидицы бы тебе податься, -- улыбнулся Андрей. -- Да, есть у меня ещё мысль. Возможно, мне там удастся узнать о заседании партийной комиссии - будет оно или нет. Оно, конечно, будет, но вот только когда. Всё же, лучше подавать заявление на продление срока работы, будучи уже членом партии.
   -- Это верно. Только как ты там это узнаешь? Будешь идти в какой-нибудь штаб, но ведь тебя туда не пустят.
   -- Я это понимаю, -- вздохнул Андрей. -- Но, может быть, из разговоров с местными военнослужащими.
   -- Ты что, всех подряд спрашивать будешь?
   -- Ой, да я и сам не знаю, но вдруг.
   -- Хорошо, поедем, конечно, а там видно будет.
   Выехали они в Вюнсдорф в субботу утром. Времени эта поездка заняла не много. Они начали обход городка пока что не с магазинов, а просто изучая его. Уже несколько раз бывая в Вюнсдорфе (в отпуск и назад) Морозевичи, действительно, очень мало знали сам городок - не до того им было в те моменты. Кроме вокзала, они практически нигде и не были. Сейчас Леру удивили несколько сооружений. Это были некие высокие железобетонные конуса-башни (основной широкий конус которых переходил в небольшой узкий в верхней части сооружения).
   -- Андрюша, а это что за башни?
   -- О, эти башни, по-немецки Luftschutzturm, - это знаменитые вентиляционные оголовки грандиозных подземелий-укрытий. Через эти башни подавался воздух в сами подземные сооружения. Говорят, что в этих подземных сооружениях имеются целые лабиринты ходов, которые соединяли между собой отдельные помещения. Некоторые из них, как и частично башни, разрушены, но многие сохранились.
   Помимо железной дороги в Вюнсдорф вела, естественно, и шоссейная дорога, которая на въезде в городок пересекалась шлагбаумом, стоящего справа КПП с большим бетонным навесом, укрывающим площадку перед ним. Вдоль дороги росла липово-дубовая полоса. Конечно, городок выглядел неплохо, как полагается месту, где располагается штаб ГСВГ. Запомнились им оранжевые фонари городка, а также озеро с лебедями. Удивил и маршрутный автобус, бегающий по городку.
   Да и магазины его были намного богаче, нежели в том же Белитц-Хальштеттене, пожалуй, даже наравне с Потсдамскими. Центральным был продуктовый магазин "Дружба". Правда, покупать Морозевичи пока что ничего не собирались. Но позже Лера, всё же, купила кое-какие продукты, промтоваров же они не покупали никаких. Андрей никак не мог решить, как ему подступиться к решению вопроса о парткомиссии - разобрать, кто в гарнизоне местный, а кто приезжий, было невозможно - а приезжих, как они поняли (таких же ротозеев, как и они) было немало. Впрочем, вскоре этот вопрос перестал Андрея занимать. Его отвлёк от своих мыслей знакомый баритон, когда он с Лерой намеревался зайти в очередной магазин:
   -- Морозевич! Андрей!
   Лера с Андреем оглянулись и увидели неподалёку чету Александровых - Андрея и Татьяну. Морозевичи, конечно же, магазином перестали интересоваться. Вот уж неожиданная встреча. Они поспешили к Александровым.
   -- Привет, каким чудом вы здесь оказались? -- обратился к своему тёзке Андрей. -- Неужели из своего Кёнигса уже в Вюнсдорф перебрались?
   -- Нет, в Вюнсдорф мы не перебрались. Просто приехали сюда прогуляться, по магазинам пройтись. Нам сюда недолго ехать.
   -- Ну, и как там ваша работа? Как сам город, он большой?
   -- Город как город, примерно такого же масштаба, что и Стендаль. Может быть, чуть поменьше. Вообще-то, полное его название Кёнигс-Вустерхаузен (KЖnigs Wusterhausen), но все называют его коротко - Кёнигс. Населения в нём примерно 30.000 человек. Живём в самом городе, там же находится и медсанбат. Нормально. И работой мы тоже довольны. До Берлина где-то всего 32 километра на юго-восток. Да и до Потсдама недалеко, что-то около 43-х километров. Мы уже были в Потсдаме, хороший город.
   -- А какой там замечательный парк Сан-Суси, -- вставила своё слово Татьяна.
   -- Это нам известно, -- улыбнулась Валерия.
   -- Ого, так вы уже тоже в Потсдаме побывали.
   -- Побывали, и не только в нём.
   -- Ладно, о Потсдаме потом. Вы лучше расскажите, как там поживает Борстель?
   -- Сложно сказать, -- улыбнулся уже и Андрей. -- Валерия там не была уже больше полугода, а я был в декабре, но всего один день.
   -- Не понял, -- удивился его тёзка. -- Как это так? Вы что там уже больше не живёте?
   -- Мы переехали из Борстеля вслед за вами. Правда, немного позже - в начале августа прошлого года.
   -- Да ты что!? И куда?
   -- В Белитц-Хальштеттен.
   -- Куда, куда?
   -- В Белитц-Хальштеттен.
   -- Это что, в тот, где находится госпиталь группы войск?
   -- Совершенно верно. Вот Лера там и работает неврологом-педиатром в неврологическом отделении. Ну, а я, естественно, начальником теплохозяйства.
   -- Серьёзно, в этом самом госпитале?
   -- Абсолютно серьёзно.
   -- Да, ребята, вы устроились ещё покруче, чем мы. А как это вам удалось?
   Пришлось Андрею рассказать Александровым историю с переводом Валерии.
   -- Да, вам можно позавидовать. Точнее, Валерии, тебе то, наверное, всё равно. Этот госпиталь ведь настоящая академия. А зачем ты ездил в Борстель на один день?
   -- За партийной характеристикой, мне ведь пришлось поступать в партию уже на новом месте.
   -- Понятно. И что, можно поздравить с поступлением?
   -- На собрании партийной ячейки то приняли в члены КПСС, но ещё не прошёл партийную комиссию здесь в Вюнсдорфе. Что-то тянется резина.
   -- Так ты по этому вопросу сюда и приехал?
   -- Нет, -- решил не делиться своими планами, которые ему сейчас показались не столь важными, Морозевич.
   -- А чего вы тогда в Вюнсдорф приехали?
   -- Абсолютно по той же причине, что и вы.
   -- Вам что, Потсдама не хватает, такой город! А мы, кстати, -- Александров понизил голос, -- уже и в Берлине пару раз были.
   -- Да ты что, -- расхохотался Морозевич. -- Эка невидаль, мы там больше были.
   -- Не может быть.
   -- Почему не может быть? Какой ты Фома неверующий. Точно были, и много чего там купили. Кстати, могу поделиться опытом, рассказать вам о хорошем районе, где много приличных магазинов. И я там рекомендую вам магазин меховых изделий. Мы там Лере шубу купили.
   -- О, это интересно! И где такие магазины? -- сразу же заинтересовалась Татьяна.
   -- Район, и одноимённая остановка городской электрички (KЖpenick), это недалеко и от Александрплатц, и от центрального вокзала. Сойдя с поезда, вы идёте вправо по улице Мальдорфер Штрассе. И там ряд очень хороших магазинов.
   -- Андрей, ты запомнишь? -- спросила мужа Татьяна.
   -- Запомню, запомню. Да, перещеголяли вы нас, друзья мои. Но я рад за вас.
   Морозевичи и Александровы ещё некоторое время беседовали, а затем тепло распрощались и разошлись. Но у Морозевичей, особенно у Андрея сразу круто изменилось настроение в лучшую сторону. У него было такое ощущение, будто бы он целый день провёл в кругу самых лучших друзей - а почти так оно и было, за исключением краткости встречи. После вчерашнего разочарования у него появился новый прилив сил, и он перестал думать о разных там парткомиссиях - что будет, то и будет. Возвращались Морозевичи в Белитц-Хальштеттен в очень хорошем настроении, которого, в частности Андрею, хватило на несколько последующих дней.
  
  

ГЛАВА 37

Дела идут неплохо

  
   А ровно через две недели в последний день марта Андрей с Лерой совершили новую поездку, на сей раз снова в Берлин. У них были чёткие планы по выполнению программы обустройства новой квартиры, на которую теперь и были направлены их основные помыслы. Лера уже прикинула, сколько им нужно в квартиру тюли на окна и гардинного материала на те же окна и на двухстворчатые двери в гостиной. Андрей рассчитал, какое количество ковровых дорожек нужно в прихожую и в коридор, ведущий в комнаты. Сначала они планировали класть дорожки и на кухню, но потом решили, что это нецелесообразно - нужно просто на кухне сделать хороший тёплый деревянный пол с линолеумом. Но взамен кухни добавились такие дорожки в спальню. Морозевичи на её плане (нарисованном ещё в Полтаве) попытались расставить (вырезанными из картона в масштабе) мебель (двуспальную кровать, шкаф, трюмо, тумбочки - тот минимум предметов, которые они туда собирались купить уже в Союзе) и получилось, что никакой напольный ковёр там не ляжет. А если его, всё же, положить, то значительная часть его будет находиться под кроватью или трюмо, что вовсе нерационально. Два настенных ковра (в гостиную и спальню) и один напольный в ту же гостиную они приобрели, а потому решили, что в принципе достаточно. В детской над двумя кроватями (для сына и мамы Леры) они повесят небольшие коврики, а на пол туда же купят что-нибудь уже в Полтаве - небольшой напольный коврик можно найти и там. Кровати, письменный стол, шкаф, стулья и прочее тоже не позволяли класть туда ковёр, купленный в ГДР.
   Купили всё это Морозевичи без проблем. При этом аккуратно упакованный материал для гардин и штор был не тяжёлым, и его удобно было нести, чего нельзя было сказать о ковровых дорожках шириной 70 см в коридор и 1 м в спальню. Они, хотя и были плотно свёрнуты, но и по весу и по объёму очень уж удобного груза собой не представляли. Правда, Андрей приспособился нести этот рулон сантиметром 60 диаметром (сделав из верёвки некое подобие ручки), но желание заходить ещё в какие-нибудь магазины у него уже пропало. Но Лера настаивала на том, чтобы ещё поискать Андрею кожаное пальто, которое они планировали, но не смогли купить в прошлый раз. И, хотя Андрей упирался против Лериного предложения, в конце концов, ему пришлось уступить.
   -- Одно пальто весить будет немного, да и в свёрнутом виде оно не будет велико по объёму. Я его смогу нести вместе со шторами и гардинами.
   Пальто Андрею они подыскали неплохое. Оно было цвета мокрого асфальта с ремнём и на тёплой подкладке. Но оно было не такое уж и лёгкое, как предполагала Лера. Кожа, из которого пальто было пошито, была довольно толстой. Вот женские кожаные пальто были пошиты их тонкой кожи, чуть ли не лайковой, а мужские пальто - почему-то из более грубой. Точнее сказать, эта кожа не была грубой - она была гладкой, и её очень просто можно было сминать (правда, не очень компактно). Но она была толстоватой. Возможно, для мужчин это было и неплохо, в чём позже Андрей убедился, - такой коже не страшны различные зацепы, царапины, её вообще было очень сложно порвать, разве что специально порезать. Но пальто по весу никак не казалось пушинкой, из такой кожи пальто могли носить только мужчины. Но они, всё же, купили это пальто, о чём Андрей и не жалел в дальнейшем - оно было очень практичным и очень долго ему служило. Правда, до самого Белитц-Хальштеттена это пальто (упакованное) пришлось, всё же, нести не Лере, а самому Андрею.
   Дома Морозевичи прикинули, что им ещё нужно купить в Полтаву, но кроме некоторых вещей одежды, которую свободно можно было купить и в Потсдаме, решили пока что ничего не приобретать. А там видно будет - время покажет, что ещё им может в Союзе понадобиться. Они, правда, планировали ещё купить обои для квартиры - во все комнаты и на кухню. Но это, как говориться, не горит, тем более, что это успешно можно сделать и в Потсдаме - этот товар практически такой же, как и в Берлине, так что незачем за обоями туда ехать. Кроме того, они займутся обоями ближе к своему отъезду из ГСВГ, а вот когда это произойдёт, они пока что не ведали.

* * *

   А вот почти через неделю, в четверг Андрею суждено было совершить ещё одну поездку, но на этот раз самостоятельную, и не в Потсдам, и не в Берлин. Дело в том, что, наконец-то, пришло сообщение о том, что 6 апреля, в четверг Морозевичу на 14:00 нужно явиться в Вюнсдорф на парткомиссию при войсковой части 07301. До Вюнсдорфа от Белитц-Хальштеттена было не так уж и далеко, но выехал Андрей с запасом по времени. Лучше приехать пораньше, чем перед самым назначенным временем - будет больше времени для успокоения. А волнение, конечно же, присутствовало. Это уже не собрание первичной ячейки, а куда более серьёзная инстанция, и кто там будет присутствовать, Морозевич не знал. Но "шишки", наверное, не малые. Он был наслышан о подобных городских партийных комиссиях и как довольно строго там ведётся беседа с поступающими в члены КПСС, куда отбор всегда был довольно жёстким.
   Перед назначенным временем около комнаты, где должно было проходить заседание партийной комиссии, собралось шесть человек, из них двое служащих и четыре военных - три старших лейтенанта и один капитан. По виду присутствующих заметно было, что волновались все. Андрей немного пообщался с парнем чуть моложе его, которого звали Владимир, и который приехал из гарнизона под городом Рослау, где, как тот сказал, размещалась 7-я гвардейская танковая Киевско-Берлинская ордена Ленина дважды Краснознамённая ордена Суворова дивизия. Парень работал начальником сантехнического хозяйства и осенью у него уже заканчивался четвёртый год работы. Парткомиссия начала слушания именно со служащих и первым вызвали Владимира. Андрей понимал, что следующим будет он, и разволновался ещё больше. Узнать о чём там спрашивают, ему не удастся, потому что, вероятно, никаких перерывов между слушаниями не будет - только выйдет парень из Рослау, сразу же вызовут и Морозевича. Так оно и получилось. Когда Андрей зашёл в комнату, то его волнение отнюдь не уменьшилось - за столами сидело семь членов комиссии, все военные и самыми младшими среди них были два подполковника. Кроме них в комиссии было четыре полковника и один генерал-лейтенант. Морозевич ожидал серьёзную комиссию, но увиденное превзошло все его ожидания. Однако, как оказалось, волновался Андрей зря. К его удивлению отношение членов партийной комиссии было очень доброжелательным. Он не стоял вытянувшись в струнку (чего, вроде бы можно было ожидать), ему предложили присесть, и заседание комиссии продолжилось в форме беседы. При этом членов комиссии больше интересовали вопросы биографии того, кого они предполагали утвердить членом КППС. Андрея спрашивали о его трудовой деятельности, о том, кто у него родители, чем занимаются, воевали ли они. И Андрей увидел, что членов комиссии обрадовал его ответ о том, что на фронте были оба - и его отец и мама, она работала врачом в прифронтовом госпитале. Ему задали всего пару вопросов о международном положении и то скорее для проформы. После этого генерал-лейтенант завершил беседу тем, что поздравил Морозевича со вступлением в ряды Коммунистической партии Советского Союза и пожелал ему хорошо проявить себя в дальнейшей работе и быть активным коммунистом. Андрей поблагодарил и вышел. Сколько времени он пробыл в комнате, где его заслушивали, он даже не заметил. Следующим пошёл один из старших лейтенантов. Остальные обступили Андрея и начали расспрашивать о том, какие вопросы задавали члены комиссии. Морозевич рассказал и понял по лицам расспрашивающих, что Владимиру, вероятно, задавали те же вопросы. Сейчас Андрей уже вздохнул облегчённо - для него уже всё благополучно завершилось - хотя волноваться он перестал уже после первых же вопросов членов комиссии. Так Морозевич стал полноправным членом КПСС, хотя партийный билет был вручён ему только 17-го апреля. Утверждён Морозевич был парткомиссией при политотделе войсковой части 18205.

* * *

   Вот теперь Андрею можно было заняться и вопросом продления срока работы. До окончания трёхлетнего срока оставалось теперь уже чуть более полутора месяцев. Андрей решил заняться этим вопросом уже с новой недели. А в эту субботу руководство госпиталя организовывала экскурсию в концентрационный лагерь Заксенхаузен, и Морозевичи решили тоже поехать. Лера, правда, сообщение о такой экскурсии восприняла без особого энтузиазма. Но Андрей, который не упускал ни единой возможности более детально ознакомиться с ГДР, уговорил и Валерию, о чём, правда, потом сожалел.
   Этот нацистский концентрационный лагерь расположен рядом с городом Ораниенбург (Oranienburg) в 30 км севернее Берлина. Создан он был ещё в июле 1936-го года. Число узников в разные годы доходило до 60.000 человек. Освобождён был лагерь советскими войсками 22 апреля 1945-го года. На тот момент там оставалось всего около 3000 узников. А в целом на территории Заксенхаузена погибло различным образом свыше 100.000 узников.
   Территория концлагеря находится на окраине Ораниенбурга, в конце улицы с символичным названием "улица наций". Вдоль этой улицы, вплоть до самого концлагеря стоят вполне мирные жилые немецкие домики. Экскурсанты, прибыв к месту назначения, вышли из автобуса и остановились на довольно обширной площади перед самим лагерем. Впереди них было расположено здание, являющееся входом в лагерь, которое своим внешним видом никак не выдавало то жуткое место, куда попадали узники. Это было светлое (каким оно было ранее неизвестно) трёхэтажное здание с небольшой частью третьего этажа по центру и решетчатыми металлическими воротами внизу. В верхней части высоких дверей этих ворот они увидели сделанную металлическими буквами циничную издевательскую фразу "Arbeit macht frei" ("Труд освобождает"), которая стала нарицательной. И далее приехавшие уже попали на территорию лагеря.
   Экскурсовод рассказал им, что здесь проходили подготовку и переподготовку "кадры" для вновь создаваемых и уже созданных лагерей. Около лагеря располагалась "Инспекция концентрационных лагерей" - впоследствии "Ведомственная группа Д" экономического и административного ведомств СС и "Резиденция центрального управления концентрационных лагерей". Экскурсантам показали все жуткие места лагеря.
   Бараки, в которых жили узники, тоже снаружи особо не указывали на принадлежность к месту, в котором проводились злодеяния над людьми. Правда, говорили, что они были подремонтированы. А внутренний вид бараков уже полностью соответствовал кадрам из фильмов о войне, которые все ранее видели - трёхэтажные нары, только в настоящее время без людей.
   Прямо за входом в лагерь находился плац проверок, где 3 раза в день проводились переклички всех заключённых. В случае побега заключённые должны были стоять на нём до момента, пока сбежавший не будет схвачен. Здесь же, около мемориальной стены, идущей дугой, находилась трасса для испытания обуви. Девять различных покрытий трассы вокруг плаца, по замыслу нацистов, были необходимы для испытания обуви. Выбранные узники должны были преодолевать с различным темпом сорокакилометровые дистанции каждый день. В 1944-м году гестаповцы усложнили данное испытание, вынуждая узников преодолевать дистанцию в обуви меньших размеров и с мешками весом в десять, а зачастую и двадцать-двадцать пять килограмм. Мало кто выдерживал это. Заключенные приговаривались к подобной проверке качества обуви на сроки от одного месяца до года. За особо тяжкие преступления назначалось бессрочное наказание. Здесь же стояла виселица. Казни проводились публично, перед всеми собранными на плаце. Сейчас же вдали виднелся памятник советским воинам-освободителям.
   Особо жуткое впечатление производила станция "Z" ("последняя станция" по букве латинского алфавита). Это было место, находящееся за территорией лагеря, в котором производились массовые убийства. Его вынесли за забор, ибо, по мнению нацистов, зрелище массового убийства не должно было мешать трудовым будням заключённых. В нём находилось устройство для произведения выстрела в затылок, крематорий на четыре печи и пристроенная в 1943-м году газовая камера. В лагере был и так называемый "тир" (ров для расстрелов), со стрельбищным валом, моргом и механизированной виселицей.
   Первая же буква алфавита "А" была присвоена башне, которая представляла собой распределительный пульт управления током, который подавался на сетку и колючую проволоку, опоясывавшую лагерь в виде большого треугольника.
   Была на территории лагеря и тюрьма. Нацисты с самого начала всячески подчёркивали предназначение лагеря как воспитательно-трудовой колонии, а не как тюрьмы. Поэтому тех, кто не соблюдал установленные на территории лагеря правила и чем-то провинился, заключали в тюрьмы "особого режима". В этом тюремном здании заключённые содержались в полной изоляции в восьмидесяти одиночных камерах. Кроме провинившихся, здесь находились и "особые" заключённые: политические деятели, взятые в плен военноначальники и прочие. Среди "особых" заключённых Заксенхаузена был и сын Сталина - Яков Джугашвили. По одной из версий Яков Джугашвили был застрелен охранником, якобы при попытке к бегству, по другой - сам покончил с собой. В Заксенхаузене прошли последние дни жизни известного советского учёного генерала Дмитрия Карбышева. Он находился здесь до того момента, как его увезли в Маутхаузен, где зимой облили ледяной водой и оставили умирать на морозе.
   Было также девять больничных бараков - мест для изоляции больных. Здесь же располагалась "патология", в трёх подвалах которой находились морги. На её территории проводились медицинские эксперименты. Именно в Заксенхаузене проводились одни из первых и наиболее изощренных медицинских экспериментов над живыми людьми.
   Несмотря на то, что сейчас лагерь представлялся каким-то чистым, аккуратным местом на лоне природы, на всех экскурсантов он произвёл очень гнетущее впечатление. Не важно, что в данное время там было тихо и спокойно, всех присутствующих просто давила какая-то негативная, чёрная энергетика. Уезжая домой, никто в автобусе даже не обменивался друг с другом мнениями, как это обычно бывает после экскурсии. Все сидели молча, какие-то угнетённые. Именно тогда Андрей и пожалел, что вытащил на эту экскурсию Валерию. Как сейчас нужны были бы положительные эмоции, а их то не было. Организаторы экскурсии даже не догадались сделать хотя бы маленькую остановку в самом Ораниенбурге и немного показать город. Это сняло бы то напряжение, в котором все находились. Но, увы, они проехали этот город без остановок. А зря. Этот город не такой уж маленький - он сродни Стендалю и по площади, и по количеству жителей. Так неужели, там нечего было посмотреть - быть такого не может. И, вообще, Андрей думал о той разнице в организации экскурсий в Борстеле и в Белитц-Хальштеттене. Там Дрезден и Лейпциг, а здесь - концентрационный лагерь. Да, о злодеяниях фашистов нужно всегда помнить, но почему бы ни организовать экскурсию и в города со светлой, чистой энергетикой. Например, в тот же Берлин. Ведь из других городов в него экскурсии нашим советским людям то организовываются. Но, вероятно, руководство госпиталя прекрасно понимало, что такие "экскурсии" сотрудники госпиталя совершают самостоятельно. А потому, зачем этим заниматься. Но постепенно, уже приближаясь к Белитц-Хальштеттену, напряжение спало, и в автобусе начались более-менее оживлённые разговоры. Теперь уже чувствовалась положительная энергетика знакомых и ставших как бы на некоторое время (порой довольно продолжительное) родных мест.

* * *

   С понедельника Андрей, чтобы продолжить это время и для себя с женой занялся решением вопроса о продлении им срока работы в госпитале ещё на один год. Написать заявление об этом ему труда не составило. К его небольшому удивлению не составило труда и подписать это заявление. Стабровский завизировал Морозевичу заявление практически без особых вопросов, ранее разговор об этом заходил и майор полностью поддерживал намерения начальника теплохозяйства. Алёнушкин вообще был, как говориться, и руками, и ногами за то, чтобы детский невролог, каким являлась Валерия, оставался у него в отделении подольше. На следующий день Андрею назначил аудиенцию начальник госпиталя. Естественно, что речь шла о написанных заявлениях четой Морозевичей. Валерию Благомиров не вызывал, но в кабинете находился и Колназиус. Это немного встревожило Андрея. Но разговор был очень дружелюбным. Благомиров, как все отзывались о нём, был очень хорошим человеком, которого все в госпитале уважали и любили. Он всегда старался помочь подчинённым, выполнить, если это возможно, их просьбы. Он даже, как рассказывали, за различные нарушения отчитывал подчинённых как-то интеллигентно, без ругани, без крика. Он, скорее, действовал методом убеждения, старался воздействовать, как говориться, не кнутом, а пряником. Конечно, за провинности он пряники не раздавал, но и ужасных разносов не устраивал. Да, наказывать людей наказывал, не без того, если они это заслужили. Но никогда не унижал провинившегося. Он был честным и справедливым начальником. Вот за это его и уважали.
   Уважали и начмеда. Но, одновремённо побаивались. Колназиус не был полной противоположностью начальнику госпиталя - он не был плохим, злым и несправедливым. Он просто был гораздо строже Благомирова и подчинённые старались, если это было возможно, пореже попадаться на глаза начальнику медицинской части. По аналогии со следователями Благомиров был как бы добрым следователем (собеседником), а Колназиус - злым (но злым не по характеру, по форме). Они просто вдвоём выполняли одну и ту же работу, но каждый по-своему, как бы дополняя один другого. Колназиус был не то латышом, не то литовцем - Андрей точно этого не знал, но фамилии с таким окончанием есть у обоих народов, например, Баушкениекс или Бразаускас. И, как нередко это бывало у других народностей, Валдас Юргенович, вероятно, страдал неким комплексом по отношению к "великому русскому брату", возмещая это излишней строгостью с подчинёнными. Этим он был схож с капитаном Коридзе в Борстеле. Но Андрею же он больше ассоциировался с грозным латышским стрелком времён первых лет становления Советской власти.
   В беседе с Андреем начмед принимал малое участие. Да и контактировали по работе они очень редко, сталкиваясь иногда в отделениях, куда Андрей приходил с вопросами ремонта, а Колназиус, вероятно, с какой-нибудь проверкой или плановым обходом своих рабочих участков. А вот Валерию Морозевич на вопрос начальника госпиталя Валдас Юргенович охарактеризовал положительно и никаких возражений против продления ей срока работы не имел. Не имел возражений в целом по семье Морозевичей и сам Благомиров. Так что заявления были подписаны без каких-либо проволочек и оговорок, и успокоенный и обрадованный Андрей пошёл заниматься выполнением своих прямых обязанностей, которые ему здесь в госпитале предстояло выполнять ещё более года.
   Когда Андрей вечером сообщил Валерии о том, что заявления на продление срока работы успешно подписаны, та очень обрадовалась.
   -- Как замечательно, Андрюша! Мы здесь будем работать ещё целый год.
   -- Вот какая радость, -- иронично улыбнулся тот.
   -- А ты что не рад?
   -- Ну, не то чтобы не рад. Я рад, конечно, но больше за тебя. Мне всё равно где работать. Честно говоря, мне в Борстеле даже больше нравилось. Ранее, -- уточнил он. -- Сейчас уже любовь к Борстелю и Стендалю перебили Потсдам и, конечно же, Берлин.
   -- А что, сам госпиталь, точнее, природа вокруг тебе не нравится?
   -- Нравится, конечно. Но и там она была неплохая. Здесь такая тишина. Правда, мне порой не хватает стрекотания стрекоз.
   -- Каких ещё стрекоз? -- удивилась Лера. -- Где ты их там видел?
   -- В небе, -- рассмеялся Андрей. -- Вертолёты-стрекозы.
   -- Господи, кто о чём, а ты о каких-то вертолётах. А мне здесь очень нравиться - природа в первую очередь.
   -- Да, природа здесь великолепная. Но здесь нет кое-чего из того, что было в Стендале, точнее в Борстеле.
   -- Прямо-таки. Всё здесь есть. И жилищные условия здесь лучше, и клуб здесь намного лучше, и Потсдам с его парком Сан-Суси рядом. Всё есть. А-а, -- протянула она, -- ты, наверное, имел в виду бассейн в Борстеле. Но я там так ни разу и не была.
   -- Нет, не бассейн. На сей раз я имел в виду некоторые, скажем так, продукты, которые в Борстеле были, а здесь их нет.
   -- Магазинные? Так здесь снабжение как раз лучше.
   -- Нет, не магазинные, а природные.
   -- Не поняла, что ты имеешь в виду. Грибы? - так они и здесь хорошие, если не лучше, да и ехать в лес ближе. А, нет шампиньонов. Но это понятно - лугов здесь нет, одни леса.
   -- И не шампиньоны, и не грибы вообще, -- улыбнулся Андрей. -- А кое-что повкуснее.
   -- Вот те раз! И что же это? Твоя квашеная капуста головками? Да, вкусная, не спорю, но и без неё можно прекрасно прожить. Да, вот нет у тебя здесь доступа в офицерскую столовую. Но разве я хуже готовлю? -- готова была обидеться Лера.
   -- Господи! Да не о том ты говоришь. Конечно же не столовая и какая-то там капуста. Совсем другое. Вспомни, что мы, кроме грибов, ещё собирали на природе.
   -- А! -- догадалась Лера. -- Алыча!
   -- Именно.
   -- Да, алычи здесь, к сожалению, нет, -- уже грустно протянула Валерия. -- Но это понятно - Белитц-Хальштеттен практически окружён лесами. Правда, и в Борстеле был лес, но не рядом с ним - к нему нужно было ехать. А здесь до леса рукой подать.
   -- Да, ты права. В окрестностях Борстеля были больше поля и луга. Был и кустарник, и небольшие рощицы, но это, конечно, не лес. Потому-то в таких рощицах и были посадки алычи.
   -- Согласна, это был вкусный продукт. Да ещё такой крупный, какого мы в Союзе не видели. Жалко, конечно, что здесь нет алычи, но что поделаешь. Зато всё остальное прекрасно. Особенно моя работа. Кроме того, здесь белочки есть, -- вроде бы как не совсем по теме не преминула вставить Лера.
   -- Да, работа это главный критерий, -- теперь уже согласился с доводами супруги Андрей, ничего не ответив на фразу о белочках. -- Вот только ещё год без Никитки. Вернёмся, а ему уже в школу пора идти.
   -- Да, я тоже по нему очень скучаю. Но нигде в Союзе я такой работы не найду. Прав был Александров, когда недавно говорил, что наш госпиталь - это как Академия наук. Он, пожалуй, и есть Академия. Недаром же здесь существуют КУОМС. Где, как не здесь обучаться молодым врачам. Ты бы только знал, какие здесь прекрасные специалисты, а какие методы диагностики, лечения. Да я здесь за полгода больше всему научилась, чем за три года работы по специализации в Полтаве. Я бы здесь работала и работала, но это, увы, невозможно.
   -- Да, всё это так. Но когда-нибудь нам всё равно нужно будет возвращаться, и работать на прежних местах.
   -- Я то, конечно, буду работать на прежнем месте. А вот ты теперь сможешь работать и на другом заводе или в другой организации. Теперь у тебя тоже имеется большой опыт работы и, в частности, с людьми. К тому же, ты теперь член партии.
   -- Ладно, там видно будет. Это ещё всё теперь не так скоро произойдёт. К тому же очень неприлично будет покинуть завод, только что получив от него квартиру. Давай не загадывать наперёд, а думать о ближайшем времени. Нужно просто пока что нормально работать здесь.
  
  

ГЛАВА 38

С новыми силами

  
   Теперь Морозевичи явственно ощущали новый прилив сил, радость от того, что они будут работать в этом прекрасном месте ещё один год. Однако от этого работы у Андрея пока что не уменьшалось. Это снова были и разгрузка вагонов, и ремонты, которые, хотя и уменьшились по приближению конца отопительного сезона, но не отменились. Сейчас начальнику теплохозяйства, точнее, его слесарям-ремонтникам предстояло довести до конца работу по устранению течи одного из бойлеров под зданием хирургии. Один из стоявших там бойлеров они, как и было запланировано, утеплили, а вот устранение течи другого - скоростного бойлера - задерживалось в связи с выпиской и получением необходимых комплектующих для него. А это было довольно серьёзная часть бойлера, его, пожалуй, самая главная часть - трубная система.
   Скоростной бойлер - это подогреватель сетевой воды, паровой или водяной теплообменник, использующий тепло пара (в данном случае) или котловой воды для получения горячей воды других параметров. Таким образом, скоростные пароводяные бойлеры предназначены для подогрева воды систем теплоснабжения, отопления и горячего водоснабжения коммунально-бытовых, общественных, производственных зданий. В таких пароводяных подогревателях нагреваемая вода движется по трубкам, пар же поступает в межтрубное пространство и нагревает воду.
   В состав пароводяных подогревателей входят: корпус, трубная система, передняя водяная камера, задняя водяная камера и крышки. При этом корпус, камеры, крышки подогревателей изготовлены из стали, трубная же система бойлеров из стальных трубных панелей и пучка медных трубок диаметром 16в1 мм.
   И вот в этом бойлере течь давали уже изношенные медные трубки. Весь бойлер, точнее его корпус менять не нужно было - это была бы тяжёлая, долгая и нецелесообразная работа, а вот поменять этот пучок медных трубок, закреплённых на панели, следовало обязательно. Андрей давно выписал эту важную комплектующую бойлера, но привёз её только на следующий день после подписания заявления на продление срока работы. А завтра утром слесари-ремонтники занялись заменой старых медных трубок бойлера на новые. Работа это была довольно тяжёлая, поскольку такими в прямом смысле были и все части самого бойлера. Бригада их пяти слесарей работала целый день, но завершить работы смогла уже только в неурочное время, вечером. Но на время мало кто обращал внимание (всем было не привыкать - в этом плане наши рабочие не столь пунктуальны, как, к примеру, немецкие), главным было то, что эта работа, всё же, была успешно выполнена. На другой день с утра старые части бойлера были перевезены к мастерской, а в конце дня к начальнику теплохозяйства обратился слесарь Виктор Коваленко:
   -- Андрей Николаевич! У меня к вам есть один разговор.
   -- Слушаю. О чём пойдёт речь.
   -- О бойлере.
   -- О бойлере? -- удивился Морозевич. -- О том, что только отремонтировали? А с ним-то что не так? Я думал, что это уже пройденный этап.
   -- Так оно и есть, конечно. Но я хотел поговорить не о самом бойлере, а об этих старых медных трубках.
   -- А с ними то что?
   -- С ними ничего, но они же медные.
   -- Ага, понятно, -- догадался Андрей. -- И что ты предлагаешь?
   -- Мы с ребятами поговорили и решили, что эти трубки можно сдать в металлолом немцам. Медь - тяжёлый металл, цветной металл при этом, и немцы очень хорошо заплатят. Но мы без вашего разрешения не можем этого сделать.
   -- Так, а я вам пока что такого разрешения дать не могу, -- протянул, размышляя о чём-то, Андрей.
   А думал он о ситуации с втихаря проданными в Борстеле Кирзоняном радиаторами и о злополучных стяжных болтах, обрезанных без разрешения. Стяжные болты, правда, пошли на нужды теплохозяйства, а вот старые радиаторы... Вероятно, если бы тогда Кирзонян поставил в известность Лукшина, то тот и мог бы разрешить сдать их, не особо афишируя, на металлолом - они всё равно не нужны никому были, их бы выкинули на ту же свалку за ТЭЧ. Но, не переговорив здесь ни с кем, давать такое разрешение Андрей не мог. Хорошо ещё, что Виктор его заранее предупредил о подобном намерении.
   -- А почему вы не можете дать разрешение? -- спросил тот.
   -- Я в свою очередь тоже не могу его дать без соответствующего разрешения. Например, того же Стабровского.
   -- Он не даст его, -- вздохнул Коваленко.
   -- Кто его знает, это смотря как с ним разговаривать. А вы, зная, что майор не даст разрешения, хотите подставить меня?
   -- Нет, мы не собирались вас подставлять, просто...,-- Виктор замолк, очевидно, не зная как оправдаться.
   -- И что просто?
   Слесарь, виновато опустив голову, молчал.
   -- Ладно, я подумаю над этим вопросом. Это дело не горит. Затащите панель с трубками в мастерскую и пусть немного полежит. Через два дня заканчивается отопительный сезон, и я после этого постараюсь поговорить с майором на эту тему. Если сезон закончится нормально, а я думаю, что это так и будет, то Стабровский в этом случае должен быть в хорошем настроении. В общем, на время решение этого вопроса откладывается.
   В воскресенье отопительный сезон, как это было установлено нормативными документами, закончился. Но это было в полном соответствии с погодой, которая установилась уже не по-весеннему тёплой. В таком же соответствии с прогнозом начальника теплохозяйства закончился отопительный сезон вполне благополучно. Это был его уже третий такой, теперь уже прошедший, период года. На другой день Андрей, выбрав момент, обратился к Стабровскому:
   -- Алексей Иванович, у меня к вам есть один вопрос.
   -- Слушаю вас.
   -- Мы, как вы знаете, установили новую систему трубок в скоростном бойлере под хирургией.
   -- Знаю, и что?
   -- А что нам делать со старыми его деталями, с теми же прохудившимися трубками.
   -- Господи! Нашли чем себе голову забивать. Да делайте с ними что хотите: выбросите на свалку, используйте, если сможете, для своих нужд - хоть змеевики для самогонных аппаратов делайте. Это я шучу, конечно, -- улыбнулся Стабровский. Но не забивайте и мне голову этим. У меня что, других забот нет.
   -- А если мы сдадим их на металлолом?
   -- Да поступайте как вам угодно. Кому нужно это старьё.
   -- И на том спасибо, -- поблагодарил майора удовлетворённый Морозевич и отправился заниматься своими делами, у которого, как и у майора, забот тоже было немало. В конце дня он разыскал Коваленко и сказал:
   -- Так, добро на сдачу в металлолом медных трубок получено. Теперь дело за вами.
   -- Что, серьёзно?
   -- Абсолютно серьёзно. Только всё равно - не слишком афишируйте этот процесс.
   -- Это понятно. Мы всё сделаем нормально. Комар носа не подточит.
   А уже в конце недели Коваленко вновь обратился к Морозевичу:
   -- Андрей Николаевич, со старым бойлерным змеевиком всё в порядке. Трубки мы сдали, и деньги за них получили. А это ваша доля, -- и он протянул Морозевичу несколько банковских казначейских билетов ГДР.
   Андрей сначала начал отнекиваться от денег - сами ребята это придумали, сами пусть и получают такое вознаграждение. Тем более что, разделив честно на всех слесарей, денег каждому из них (и ему самому) выпадало и не так уж много. Но, немного поразмыслив, он, всё же, взял деньги. Он к этому был причастен, поэтому, не взяв он денег, со стороны могло показаться, что он хочет остаться в стороне, мол, моя хата с краю, я ничего не знаю. Нет, лучше будет, если он, в случае чего, будет отвечать наравне со всеми. Хотя никаких в случае чего быть, вроде бы и не должно - зам. начальника госпиталя по АХЧ дал на сдачу трубок в металлолом своё добро. А далее Морозевича уже занимали вопросы, связанные с подготовкой к очередному отопительному сезону, до которого оставалось ещё полгода. А план ремонтных работ уже нужно было составлять и вскоре начинать его выполнять. Хотя, как понял за восемь месяцев работы в госпитале Андрей, это не самый горячий период работы, хотя сами погодные условия в ближайшее время таковыми уже можно было назвать.

* * *

   Между тем, на этой же неделе Морозевич успел побывать в Вюнсдорфе, где ему (во вторник), наконец-то, вручили партийный билет. Но, самое интересное, что не это событие так уж особенно запомнилось ему в Вюнсдорфе. Морозевичу гораздо больше запомнилась новая неожиданная встреча, на которые ему в последнее время стало так везти в этом городе. Ещё только приехав в Вюнсдорф, он встретил на вокзале Николая Виленского, начальника теплохозяйства из гарнизона в Цербсте. Он с женой сидел на лавочке, рядом стояло немало вещей.
   -- Николай, ты!? -- удивился Андрей.
   -- Морозевич, Андрей!? Вот так встреча. Ты каким образом очутился здесь? Уезжаешь что ли? Так тебе, вроде бы, ещё рановато.
   -- Нет, не уезжаю. Мне, действительно, пока ещё рановато. К тому же мне продлили срок работы ещё на один год. А сюда я приехал, чтобы получить партийный билет. Я за это время в партию поступил.
   -- Ты смотри, молодец, -- удивлённо и даже как-то завистливо протянул Николай. -- А я до такого не додумался. Значит, ты хорошо работал, если и в партию приняли, и срок продлили.
   -- Ты тоже не хуже работал, -- улыбнулся Андрей. -- Я смотрю, вы с вещами, значит, уже возвращаетесь в Союз. Но явно не после трёх лет пребывания в ГСВГ, три года, насколько я помню, у тебя давно должны были закончиться.
   -- Да, нам тоже продлили срок, но вот уже и четыре года закончились, -- вздохнул Николай.
   -- А что ты так тяжело вздыхаешь, домой же едешь?
   -- Да, домой, -- грустно подтвердил Николай. -- И, хотя мы здорово соскучились по родному дому, а отсюда уезжать не хочется. Ты знаешь, такая на сердце тяжесть, так мы здесь ко всему привыкли. Ну, совсем не хочется уезжать. Страна замечательная, хотя когда-то её жители и были для нас врагами.
   -- Не все то и были таковыми, -- заметил Андрей. -- Но страна, ты прав, очень хорошая.
   -- Да, -- протянул Виленский. -- Ты знаешь, я недавно прочитал в одной газете, что из всех стран социализма, пожалуй, именно ГДР сумела наилучшим образом использовать преимущества социалистической системы хозяйствования и обеспечить своим гражданам достойную жизнь. Ведь, действительно, нам за время пребывания здесь встречались граждане разного достатка, но мы никогда не видели нищих, бомжей или беспризорных детей. В стране нет дефицита на какие-либо товары или услуги. Здесь также нет забастовок, народного недовольства и вообще, социальной несправедливости. Зато мы все, и вы тоже, наверное, видели только счастливое детство, жизнерадостную молодость и обеспеченную старость. Мы ещё долго будем вспоминать это время. Такая тоска.
   -- И опять тоска, -- подумалось Андрею. -- В который уже раз он слышит нечто подобное: тоска, ностальгия. Чтобы немного отвлечь своего коллегу от грустных дум Андрей спросил:
   -- А что это вы надумали через Вюнсдорф ехать? У вас же там недалеко Магдебург и поезд Магдебург-Брест. Ты же мне сам говорил, что в отпуск вы из Магдебурга ездите.
   -- Вот, -- вставила своё слово и Лидия, -- спросите его. Чего его сюда занесло?
   -- Понимаешь, -- начал оправдываться Николай, -- в отпуск - это совсем другое, а сейчас нам так удобнее. Поезд Вюнсдорф-Москва идёт по территории Белоруссии. Не нужно в Бресте делать никаких пересадок. Но, главное, не нужно таскаться с вещами на таможне в Бресте. Вдруг начнут их там проверять. Вещей то, как ты видишь, немало. В них, конечно, ничего запрещённого нет. Но, представляешь, если нужно их распаковывать, а затем снова собирать. А в поезде никто их проверять не будет.
   -- Зато здесь мы их натаскались, -- не унималась жена Николая. -- На Вюнсдорф то ведь от нас поезда прямого не было.
   -- Ничего, это уже всё позади, -- успокаивал супругу Николай. -- Да, пришлось немного повозиться с вещами. Зато теперь удобно. Да и, по правде сказать, хотелось хоть напоследок заглянуть в этот городок. До этого мы здесь ни разу не были. И по Германии тоже проехать напоследок в более удобное время, -- вновь вздохнул Виленский.
   -- А вообще-то я его понимаю, -- грустно протянула Лидия. -- Не хочется уезжать.
   Таким образом, стрелки разговора были вновь переведены на тему расставания с ГДР.
   -- Понимаешь, Андрей, -- продолжал развивать свою предыдущую тему Николай, -- действительно, уезжать отсюда так не хочется. Очень уж мы привыкли к этой стране. Мы сейчас какие-то не такие, как те, кто не работал в ГСВГ. Я это чётко ощущаю. Нет, другие в Союзе не хуже нас, просто они другие. Им, вероятно, нас не понять. Я уже сейчас ощущаю, ты сам потом это увидишь, что в Союзе мы будем считаться как бы "белой вороной".
   -- Почему? -- удивился Андрей.
   -- Понимаешь, мы в Союзе, конечно же, будем иногда вспоминать о ГСВГ. И вспоминать об этом времени мы будем с некой тоской. А потому вряд ли нас кто-нибудь, не бывавший здесь, поймёт. Им будут непонятны наши такие хорошие отзывы об этой стране, о том, как хорошо мы здесь жили. Те, с которыми мы будем делиться воспоминаниями, будут удивляться тому, что нам так всё это помнится. Они будут говорить: "Неужели у вас в жизни ничего другого хорошо не было?". Хорошее, конечно, было, да и будет ещё, но и это время нам не забыть, и вспоминать мы будем о нём только с радостью и грустью, да ещё и с неким щемлением в сердце. У каждого из нас здесь наверняка были и не очень радостные моменты, но они забудутся, а вот хорошее мы будем помнить всегда.
   -- Да, наверное, ты прав, -- уже так же грустно начал размышлять Морозевич. -- Ведь ГСВГ - это не просто аббревиатура, а, скорее, то, что нас всех и объединяет. Здесь в каждом гарнизоне ГСВГ свой особый образ жизни, порой даже свои традиции, и всё это, возможно, кому-то в Союзе может показаться не совсем понятным. Здесь также своя атмосфера, более высокий уровень культуры и благосостояния. И, наверное, это касается не только союзных войсковых округов, но и других организаций, а уж, тем более, гражданских.
   Так они беседовали о теме отъезда, которую поддержала и жена Николая Лида, тоже не особенно радостная. Андрей, между тем, ощутил, что от этого разговора и у него на душе стало как-то невесело, он тоже уже начал грустить о будущем расставании с ГСВГ, хотя до этого было ещё достаточно много времени. Но, вместе с тем, он понимал, что чем дольше он и Лера здесь пробудут, тем тягостнее будет расставание с этой не так уж давно совсем незнакомой страной. Но эта тема когда-то должна была исчерпаться, что вскоре и произошло. Они начали обмениваться новостями.
   -- Как ты устроился в своём местечке, я не помню его названия? -- спросил Николай. -- Помню только, что там должны были быть не самолёты, а вертолёты.
   -- Нормально устроился и нормально работал. Только это всё в прошлом. Сейчас мы с женой работаем в другом месте - в госпитале, который находится в Белитц-Хальштеттене.
   -- О, я слышал о нём. У нас туда на лечение кое-кто из лётчиков попадал. Он где-то под Потсдамом.
   -- Да, именно так, всего 18 километров от Потсдама.
   -- Здорово! В Потсдаме, наверное, часто бываете? Красивый, говорят, город, да ещё парк там знаменитый. Ох, и повезло же вам.
   -- Да, и Потсдам, и парк Сан-Суси, действительно, красивые. Но мы не только в Потсдаме бываем, но и в Берлин часто ездим, -- не мог утерпеть, чтобы не похвастаться Морозевич.
   -- Что, экскурсии туда так часто организовывают? А у нас, к сожалению, экскурсий в Берлин не было. Мы были в Лейпциге, Дрездене, а вот в Берлине не были.
   -- Мы тоже были в Дрездене и Лейпциге. Но в Берлин мы не с экскурсией ездим, а самостоятельно.
   -- Как так!? -- в один голос изумлённо воскликнули Виленские. -- И вас туда пускают?
   -- А кто нас должен пускать?
   -- Я имел в виду, -- поправился Николай,-- вам разрешают туда ездить?
   -- Официально нам никто такого разрешения не даёт. Но его никто и не спрашивает, потому что точно бы не дали. Но ездят в Берлин из нашего городка почти все. Начальство, вероятно, до поры до времени закрывает на это глаза.
   -- Да, чудеса, -- удивлённо произнесла уже и Лидия. -- Вот уж, действительно, как говорил Коля, повезло вам.
   -- Слушай, а как это ты попал в этот госпиталь, если ехал от нас в другое место? -- опять вклинился Николай. -- Что, и там не было места начальника теплохозяйства?
   -- Там оно как раз было, и проработал я в Борстеле, так тот городок называется, более двух лет. За год до того приехала жена, устроилась в санчасти работать, но не по специальности. И через время её пригласили работать именно по специальности в этом госпитале. Это долгая история, но не столь уж важная. Ладно, я вам много чего рассказал. Теперь ваша очередь - как вам-то там жилось?
   -- Да ты знаешь, мы не жалуемся - и работалось, и жилось неплохо. Всякое, конечно, бывало в работе, но, в основном всё проходило нормально.
   -- А как там ваши летуны? У них тоже было всё в порядке. Рёва самолётного не уменьшилось? -- пошутил Андрей.
   -- У них тоже, вроде бы, всё было в порядке. Деталей их службы, как ты понимаешь, я и сам не знаю. Рёва, как ты говоришь, конечно, не уменьшилось, но мы к нему, как и все, привыкли. Было, правда, у лётчиков два года назад ЧП.
   -- И что же случилось?
   -- Самолёт разбился.
   -- Да ты что! И как же это произошло?
   Николай поведал Морозевичу эту болезненную для всего гарнизона историю. В 1977-м году на взлёте с аэродрома произошла катастрофа МиГ-23 М.
   Николай не знал всех подробностей катастрофы, но слышал, что лётчик ночью не рассчитал длину взлёта. А когда пилоту стало ясно, что полоса заканчивается и прекращать взлет уже поздно, он стал убирать шасси. Он также выпустил парашют, но тот сразу же сгорел. Сам же самолёт просел, ударился о насыпь шоссейной дороги, чудом не зацепив при этом проезжавший автобус, и развалился на части. На аэродроме Цербста взлёт в основном был в направлении города, под небольшим углом к дороге. Редко, когда начинался сильный восточный ветер, старт самолёта переносили к противоположному краю полосы. Когда самолёт разбился, кресло с пилотом ударом о насыпь выбросило из самолета, и его даже не сразу нашли. Вот такая трагическая история.
   -- Да, есть ещё один нюанс, -- уже улыбаясь, заметил Николай, видимо, что-то вспомнив. -- Ты помнишь, я тебе рассказывал о Цербсте, не о гарнизоне, а о самом городе?
   -- Естественно, помню.
   -- Я говорил, что сам город известен только потому, что является родиной Екатерины Великой. Так вот, есть небольшое, но существенное уточнение. Оказывается, что Цербст вроде бы и не является родным городом Екатерины.
   -- Как это? -- удивился Андрей.
   -- А вот так. Говорят о том, что место подлинного рождения императрицы Екатерины Великой - город Штеттин. В этом городе служил отец её величества, пребывая командиром полка и имея казенную квартиру из трёх комнат. В пятнадцать же лет будущая императрица была увезена в Петербург и в Цербсте была только один раз в возрасте одиннадцати лет - причём всего несколько суток.
   -- Непонятно. Ведь в городе, насколько мне известно, имеется музей, ей посвященный? Я слышал, не знаю насколько это верно, что в витринах некоторых магазинов даже выставлены её портреты? Что же это тогда - миф какой-то?
   -- Не знаю, миф или не миф. Скорее всего, это просто коммерция. Вероятно, жителям Цербста было желательно, скорее всего, из амбициозных соображений, изобрести родину Екатерины Великой в Цербсте. Это привлекало сюда туристов, и было, наверное, не последней статьёй дохода в муниципальном бюджете. А потом все к этому привыкли и уже все считают, что так и было всё на самом деле.
   -- Да, интересно, и немного странно, -- покачал головой Андрей, думая в то же время о том, что вот Виленские, работая вблизи довольно невзрачного городишка, активно интересовались его историей, понимая, что такие познания расширяют их кругозор и повышают интеллектуальный уровень. Николай ещё три года назад говорил о том, что нужно бы ему более детально ознакомиться с историей немецкого городка, вблизи которого ему довелось работать. И разобрался-таки. Молодец! Морозевич вспомнил, каким в этом плане противоположным человеком был тот же Кирзонян, которого абсолютно не интересовала история города, в котором он работал, так же, впрочем, как и практически не интересовали его ни другие немецкие города, ни нравы их обитателей. Какие же разные люди! А вот Виленский и впрямь молодец - и работал в ГСВГ хорошо, и жил нормальной интересной жизнью.
   Темы разговоров начинали исчерпываться. Правда, Виленские никуда не спешили - у отъезжающих ещё было время до подачи поезда - и они были рады общению со знакомым им человеком. Возможно, при других обстоятельствах и Морозевич беседовал бы дольше, ему эта встреча тоже приносила удовлетворение. Но, взглянув на часы, Андрей заторопился - до назначенного ему времени получения партбилета оставалось не так уж и много. Он попрощался с Виленскими, сообщил свой им свой адрес постоянного жительства в Полтаве и поспешил закончить свои дела в Вюнсдорфе. Но, прощаясь, он не забыл с улыбкой сказать Николаю:
   -- Передавай от меня привет Белоруссии. Может быть, когда-нибудь я наведаюсь в такой памятный для меня край.
   В Белоруссии он, и вправду, несколько позже побывал, но только летая в Минск по делам работы. А вот в тех краях, где прошло его раннее детство, ему, к сожалению, больше побывать так и не удалось.
   С получением партийного билета у Андрея никаких проблем не возникло. Правда, это действо немного и задержалось, и затянулось, а потому, когда Морозевич уже вновь вернулся на вокзал, поезд Вюнсдорф-Москва уже отбыл по назначению. Андрей направился к другой платформе и, затем, тоже отправился в пункт своего назначения. Но в течении всего времени езды до Белитц-Хальштеттена его не покидало какое-то двойственное чувство - и радости, и, одновремённо, грусти.
   Дома Валерия поздравила мужа со столь знаменательным событием, как получение партийного билета, Андрей же в свою очередь рассказал ей о новой встрече в Вюнсдорфе.
  
  

ГЛАВА 39

Непростое решение

  
   А далее вновь потянулись рабочие дни апреля. Поездки четы Морозевичей, вместе или порознь, временно прекратились. Но в ближайшую субботу полноценно отдыхать Андрею не довелось, хотя он и не занят был работой. В пятницу, после разгрузки очередного вагона с углём он сидел во дворе котельной на лавочке, курил, разговаривал с другими отдыхающими кочегарами и наблюдал, как кочегар Иголкин снова возится со своей "Волгой". Стояли тёплые дни и тот, вероятно, решил заняться покраской машины, не так уж много времени оставалось ему до отъезда. Но делал он эту работу, наверное, подготовительную, как-то по-хитрому. Ранее он покрасил белой краской (которая к этому времени уже высохла) горизонтальную полосу шириной примерно 10 см, которая проходила ровной линией по дверям и крыльям машины с обеих сторон. А сейчас он из лейкопластыря шириной в 1 см отрезал полосочки и наклеивал их, примеряясь по длинной ровной рейке, на покрашенную белую линию. Периодически он отходил от машины подальше и, как бы не доверяя рейке, прикидывал на глаз ровно ли лёг лейкопластырь.
   -- Гриша, что это будет? -- удивлённо спросил Андрей.
   -- Я хочу через всю машину провести такую белую стрелу, которая бы подчёркивала стремительность моей машины, -- любуясь своим детищем, ответил тот. -- Сейчас наклею лейкопластырь, потом хорошо покрашу машину более тёмной краской. А дальше понятно - сниму лейкопластырь, и останется белая стреловидная линия.
   Андрей покачал головой, удивляясь выдумке Григория. В это время другие ребята вели какой-то разговор, в котором упоминалась СПК (станция переливания крови). Морозевич краем уха услышал их и понял, что завтра они собираются на СПК сдавать кровь.
   -- Это что, какое-то плановое мероприятие по сдаче крови, вас обязывают сдавать кровь?
   -- Нет, никто нас не заставляет. Это дело сугубо добровольное. На СПК часто проводят заборы крови, и мы периодически участвуем в этом мероприятии. Оно довольно выгодное - сдаёшь 400 мл крови, но платят очень прилично.
   -- Ого! А не много ли это - 400 мл? -- удивился Андрей.
   Он и сам часто сдавал кровь и считался донором. У него был и маленький значок в виде капельки крови, который выдавался таким донорам. Более серьёзным, официальным донорам выдавались значки побольше и другой формы, а также удостоверение донора. У него была 1-я группа крови, на которую всегда был хороший спрос. На завод примерно раз в квартал приезжала бригада по забору крови. Но это были, как бы, безвозмездные плановые заборы крови. Не совсем, конечно, безвозмездные - работникам завода, согласившимся сдавать кровь, кроме 10 рублей (мизер по сравнению со стоимостью крови) давали ещё бесплатный талон на "усиленный" восстановительный обед и три отгулы. Обедать по талону в назначенную столовую из доноров ходили единицы - обычно эти талоны отоваривались в буфете той же столовой на шоколадки, печенье и фрукты. А вот за отгулы то, как раз, и соглашались работники завода сдавать кровь. Вообще-то, согласно положению три отгула предоставлялись донорам вместе с днём сдачи крови, но руководство завода давало эти 3 дня помимо дня сдачи крови, поощряя своих работников - мероприятие было плановое, количество сдавших отмечалось в отчётах по городу и завод, таким образом, упоминался в числе лучших. Но тогда на заводе все сдавали всего по 200 мл крови - это была норма. При этом и так у некоторых сдающих кровь работников бывало, что кружилась голова. А здесь на СПК подчинённые Морозевича должны сдавать двойную норму крови. Это было что-то непонятное.
   -- Дело в том, что сдаём 400 мл крови, но потом через время, в этот же день нам вливают обратно 200 мл.
   -- Как это? -- не понял Андрей. -- Не вижу в этом смысла.
   -- Ну, вливают назад не чистую кровь, нет, конечно, чистую, но не полного состава. У неё что-то там обирают, какую-то плазму, а нам вливают часть крови назад, так что ли. Мы и сами толком не знаем, как эта кровь называется. Но это совершенно безвредно - тебе вливают именно твою чистую кровь, но только без каких-то компонентов. Так что берут вроде бы 200 мл крови, и мы никогда не чувствовали себя плохо.
   Андрей вечером расспросил жену о такой процедуре сдачи крови. И выяснил, что, действительно, существует такой метод забора крови. Берут у доноров не саму кровь, а именно плазму, о которой упоминали ребята, но немного неправильно рассказывали об этом процессе. При сдаче плазмы кровь, после отделения от неё части плазмы, тут же вливается обратно в организм донора. При этом если цельную кровь можно сдавать не более 3-5 раз в год с интервалами в 3 месяца, то плазму можно сдавать до 6-12 раз в год с интервалами не менее 2 недель. Плазма восстанавливается в течение нескольких дней, кровь -- в течение месяца. Общее же время, которое понадобится донору провести на СПК при сдаче плазмы, составляет около двух часов.
   Забираемая при этом у доноров кровь, как рассказала Лера, центрифугируется и разделяется на эритроцитарную массу и плазму. После этого эритроцитарная масса возвращается донору, объём же циркулирующей крови восполняется введением адекватного плазме количества физиологического раствора.
   -- И это абсолютно безвредно? -- спросил Андрей.
   -- Конечно.
   -- Так, тогда я завтра иду с ребятами сдавать кровь.
   -- Зачем это тебе нужно, -- удивилась Лера.
   -- Много причин: во-первых, я донор, во-вторых, это как бы гражданская обязанность, ведь кому-то эта кровь или плазма понадобится, возможно, даже спасёт жизнь. Кроме того, мне просто интересно, да и деньги нам не будут лишними.
   -- Смотри сам, но я бы не советовала тебе это делать.
   -- Почему? Ты же сама сказала, что это абсолютно безвредная процедура.
   -- Сказала, но не подумала, что ты сам захочешь пойти сдавать плазму.
   -- А что это меняет?
   -- Многое. Ты ведь мой муж. Мало ли какие там условия. А вдруг что-то плохо простерилизуют и занесут тебе какую-нибудь инфекцию.
   -- Лера, -- улыбнулся Андрей. -- Ты непоследовательна. Не так давно ты говорила, что этот госпиталь - самая настоящая Академия. А теперь говоришь, что здесь могут что-нибудь не так сделать. Где же ещё могут делать всё так качественно, как не здесь.
   -- А, ладно, -- махнула рукой жена. -- Если ты так решил, то и иди и сдавай. Тебя ведь всё равно не переспоришь.
   Таким вот образом процесс сдачи плазмы в субботу отнял у Андрея часть его свободного времени, о чём он совершенно не сожалел. Он пообщался с ребятами и работниками СПК, приобщился к числу доноров здесь в госпитале и оставил частицу своей крови на территории Германской Демократической Республики. Теперь, как он в шутку сказал Валерии, придя после этой процедуры домой, у него кровная связь, если и не с самой ГДР, то, по крайней мере, с ГСВГ. Так что всё прекрасно.

* * *

   Но это прекрасное настроение самого Андрея, а заодно и Леры, было основательно испорчено уже через неделю, в пятницу 27 апреля, когда они получили неожиданное письмо из Полтавы от коллег Морозевича по заводу. Те сообщали, что лучше бы Морозевичам поскорее вернуться домой, потому что они могут потерять с таким трудом полученную квартиру. Дело в том, что в Полтаве стали нередки случаи, когда в какой-нибудь пустующей квартире взламывают замки и заселяются в квартиру. Потом таких самовольных жильцов, особенно если они с детьми, очень трудно оттуда выселить, даже с милицией. В их доме пока что, к счастью, такого ещё не произошло, но и пустующих квартир почти нет, насколько они знают, только одна такая - как раз Морозевичей. Если же о ней прослышат, то кто знает, что может случиться. Сами Журавские, как с ними договаривался Андрей, периодически приглядывают за квартирой Морозевичей, но долго так тянуться не может.
   Это письмо стало для Морозевичей некой бомбой, которая, если и не убила их наповал, то здорово контузила. Письмо разрушало все их радужные планы, и они в растерянности не знали, как им поступить. Теперь вряд ли может идти речь о дополнительном годе работы. Кстати, Журавские пока что и не знали, что Морозевичи собираются остаться в Германии ещё на год. В феврале месяце речь об этом не заходила, а сейчас Андрей ещё не успел им об этом сообщить. Да и сообщит ли он теперь - это было под большим вопросом. Узнай Журавские, что Андрей с Лерой не вернутся в Полтаву ещё год, то откажутся присматривать за их квартирой - это уж точно, кому нужна такая морока и ответственность. И что же им теперь делать? Это был такой больной вопрос, на который ответа Морозевичи пока что не находили.
   -- Господи, Андрюша, что же нам делать? -- спрашивала растерянная и перепуганная Лера.
   -- Ты думаешь, я знаю, -- так же растерянно отвечал тот. -- Но, скорее всего, нам придётся возвращаться.
   -- Я не хочу возвращаться. Мне здесь так хорошо.
   Вот оно, -- подумал Андрей. -- Это именно то, о чём говорил ему при расставании в Борстеле Лукшин. "Не хочу уезжать". И дело вовсе не в Лере, ему, так же как и ей, совсем не хотелось покидать территорию ГДР. Да, уехать когда-нибудь всё равно придётся, но лучше, если бы это произошло попозже. Но что же всё-таки делать им самим?
   -- Лера, -- как-то тихо и неуверенно начал Андрей. -- Давай с тобой поразмыслим, взвесим всё - на одной стороне весов хорошая, прекрасная даже работа, хорошие деньги, возможность много чего купить, я не говорю о природе - у нас она ничем не хуже. В общем, полное благополучие здесь, но только ещё на один год. А на другой стороне - угроза потери квартиры и благополучия значительно на более долгий срок в Полтаве. Что перевесит?
   -- А ты думаешь, что я сама этого не понимаю, -- уже плача, ответила Лера.
   -- Успокойся, не плачь. Я тебя тоже понимаю, но этим горю не поможешь. Нам всё равно нужно принимать какое-нибудь решение.
   -- Ну, и какое может быть решение?
   -- Не знаю. Есть один вариант.
   -- И какой же? -- оживилась Лера.
   -- Поехать пораньше в отпуск, а это можно сделать. Пусть не сейчас, но где-то в средине мая. В эту пору года мы отдохнём нормально.
   -- И что дальше?
   -- А дальше сдать кому-нибудь квартиру.
   -- Да, так можно, -- протянула Лера, но через время покачала головой. -- Это бесполезный вариант.
   -- Почему?
   -- Во-первых, кому нужна квартира всего лишь на год. Ты бы сам согласился каждый год переезжать. А во-вторых, если верно всё то, что ты рассказал о самой квартире, то туда никто не захочет переезжать ещё и по той причине, что там полгода только ремонт нужно делать. Кому нужна такая квартира, да ещё всего лишь на год. Правда, за ремонт то можно им заплатить.
   -- Нет, -- решительно сказал Андрей. -- Никаких ремонтов и оплаты за него. Я представляю себе, какой ремонт временные жильцы могут сделать. Им заплати деньги, а потом всё после них переделывай. Этого ещё не хватало. А, в общем, ты права - никто такую квартиру на один год не снимет. Не реален этот вариант.
   -- И что мы будем делать?
   -- Мы не обязаны прямо сегодня принять решение по этому вопросу. Но, нужно быть готовым к отъезду. Я думаю, что вряд ли мы сможем найти, пусть и немного позже, более приемлемое решение.
   -- Ты так думаешь?
   -- Ты тоже так думаешь, что я не понимаю, не нужно обманывать себя. В конце концов, первоначально мы планировали пробыть здесь именно три года и мы их прекрасно провели.
   -- Ты, может быть, и три года, а я менее года. В Борстеле я себя прекрасно не чувствовала.
   -- Пусть так, но мы свои планы выполнили. А за всё нужно платить. И не слишком ли будет высокая цена потерянной квартиры в обмен на этот дополнительный год?
   -- Ты, конечно, прав. Но давай немного отложим это решение.
   -- Так я тебе уже это и сам предлагал. Давай ещё подумаем, что можно сделать и решим после праздников. Но не позже, -- подчеркнул Андрей.
   Конечно, имелись в виду майские праздники - 1-е и 2-е мая выдались для супругов Морозевичей не очень-то весёлыми. Какие бы они не посещали праздничные увеселительные мероприятия, и как бы ни старались весело провести время, у них их головы не шла мысль о том, что им предстоит вскоре принять очень ответственное решение, которое может очень сильно повлиять на их дальнейшую жизнь. Они не решались вернуться к этому вопросу ещё и спустя два рабочих после праздника дня - четверг и пятницу. Но уже в субботу они дома очень долго говорили на эту тему и приняли окончательное непростое решение - ещё один год они работать не могут - нужно возвращаться в Полтаву. Возможно, что за этот год с квартирой ничего и не произойдёт, но слишком велик риск и слишком уж высока, действительно, цена за такой риск. Они решили пока что никому не говорить о своём решении, но, не позже, чем со средины мая это придётся сделать. Не хотелось вот так, сначала подписать заявление на продление срока работы, а через какие-нибудь три недели от него отказаться. Пусть пройдёт ещё хоть немного времени, пока им придётся сообщить о своём решении своим начальникам, а значит и руководству госпиталя.

* * *

   Приняв такое кардинальное окончательное решение о возвращении на родину, Морозевичи приняли ещё одно решение более мелкое - они решили 9 мая, в День Победы съездить проститься с Берлином и посетить в этот знаменательный для всего советского народа день Трептов-парк. Проститься с Потсдамом они смогут и попозже - это нетрудно сделать в любые выходные дни.
   Выехали они в Берлин пораньше. Морозевичи ничего не планировали в нём покупать, да и, вообще, неизвестно работают ли в этот день в Берлине магазины. Они просто хотели погулять по Берлину, насладиться на прощанье красотой его чистеньких улочек и скверов, полюбоваться голубизной Шпрее и неба над высотными зданиями. Они хотели сфотографироваться на улицах столицы ГДР и в самом Трептов-парке.
   В Берлине в этот день работали все магазины и, вообще, был рабочий день (среда). Дело в том, что немцы, да и вся западная Европа, годовщину окончания Второй Мировой войны в Европе отмечают на день раньше, чем в СССР. Соглашение о полной и безоговорочной капитуляции Германии было подписано поздно вечером 8 мая, когда в Советском Союзе уже наступил новый день. Правда, 9 мая немцы участвуют в мероприятиях, которые организовывают представители советского военного командования. Но они, всё же, празднуют именно 8 мая 1945-го года. Это день подлинного освобождения немецкого народа. В результате событий этого дня перед ними открылась великая историческая возможность: пользуясь правом на национальное самоопределение и во имя осу-ществления этого права, построить свою жизнь на основах мира и де-мократии и занять подобающее место среди равноправных миролю-бивых народов.
   Зная о том, что утром в Трептов-парке точно будут проходить торжественные мероприятия, Морозевичи решили первую половину дня прогуляться по знакомым улицам Берлина, а также посетить новые районы и улицы. А уже после обеда поехать в Трептов-парк - незачем, да и просто опасно мелькать там во время церемониала. Они прогулялись по знакомому и понравившемуся им району Кёпеник, проехали дальше на S-Bahn на станцию Рансдорф и отдохнули там на берегу большого озера Мюггельзее (Grosser mЭgelsee). Затем они вернулись на Александерплац, погуляли немного в этом районе и, наконец, по той же ветке городской электрички доехали до станции Ostkreuz (вероятно, переводится как Восточный перекрёсток) и оттуда проехали вправо по другой ветке всего одну остановку до Трептов-парка.
   Трептов-парк (Treptower Park) был расположен в восточной части города на берегу Шпрее в районе Альт-Трептов в округе Трептов-Кёпеник.
   Ранее на этом месте находились "упорядоченные насаждения деревьев в Трептове". Сам же парк был заложен ещё в 1876-1888-м годах по проекту директора городских садов Иоганна Генриха Густава Майера.
   А вот в первые послевоенные годы в Трептов-парке и был построен всемирно известный мемориальный комплекс в память о солдатах Красной Армии, погибших в битве за Берлин. Центральной фигурой композиции стала 13-метровая статуя солдата, который одной рукой держит девочку, а в другой сжимает меч. Под ногами у солдата - разбитая свастика. Сюжетом для этой скульптуры стал военный эпизод, произошедший в последние дни войны, когда советский солдат Николай Масалов спас из-под огня ребёнка - немецкую девочку. Проектировал мемориальный комплекс фронтовик, скульптор Евгений Вучетич, а позировал ему в работе над монументом 21-летний гвардии рядовой Иван Одарченко. Мемориал возводился в течение трёх лет и был официально открыт 8 мая 1949-го года.
   Этот 13-метровый монумент стал по-своему эпохальным. Миллионы людей, посещающие Берлин, стараются побывать именно здесь, чтобы поклониться великому подвигу советского народа. Несколько позже, в 1957-1958-е годы архитектор Георг Пниовер разбил в Трептов-парке сад подсолнечника, а позднее там же появился ещё и розовый сад в 25.000 розовых кустов. В парке функционирует фонтан и установлены скульптуры.
   Морозевичи купили и положили к подножью монумента цветы, где они сразу же затерялись среди множества других себе подобных и венков. Лера и Андрей много гуляли по парку и фотографировались в нём как на фоне мемориала, вблизи и издали, чтобы захватить во весь рост памятник советскому солдату. Эта часть второй половины дня в такую знаменательную для всех советских людей дату стала для них как бы символичным прощанием не только с Берлином, но, вероятно, уже и с самой ГДР. Конечно, будет ещё и отдельное прощание с Белитц-Хальштеттеном, затем с последним проезжаемым городом на границе ГДР Франкфуртом-на-Одере, но именно этот торжественный день наиболее, наверное, подходил для прощания с ГСВГ и со страной в целом. Усталые и грустные Морозевичи под вечер вернулись в госпиталь.
  
  

ГЛАВА 40

Прощай Г С В Г !

  
   Далее для Морозевичей включился как бы отсчёт обратного времени: осталось пробыть в ГСВГ, а конкретнее в Белитц-Хальштеттене 20 дней, 19, 18 ... и т. д. Правда, этот отсчёт был не совсем точным - они не знали конкретной даты своего отъезда. У них продлён срок работы на один год. И, на первый взгляд, могло показаться, что они могли уехать в любое время. Но Андрей понимал, что это, вероятно, не совсем так - своим заявлением на продолжение срока работы они, как бы, продлили контракт. Поэтому вполне возможно, что могут быть только два варианта: либо работайте до окончания срока четвёртого года, либо уезжайте по окончанию срока третьего года. Первое для них теперь уже не подходило. А второе? Со вторым тоже было не совсем понятно - когда оканчивается срок третьего года? По дате пересечения границы или по дате начала работы Андрея? Разница не такая уж и большая - 10 дней, но для Морозевичей был сейчас дорог каждый день. В Полтаве Журавские знали, что их коллеги должны вернуться домой в июне, но даты не знали, а потому, как решили Андрей с Лерой, они ещё с месяц будут приглядывать за их квартирой. Было вот только одно "но". В трудовой книжке Андрея дата выхода на работу, точнее его приёма на работу как раз совпадала с датой пересечения границы ГДР - 27 мая 1976 года. Сейчас Андрей впервые очень пожалел о таком положении по приёму на работу приезжающих служащих. Тогда он в Борстеле выиграл каких-то марок 200, которые на то время ему показались немалыми деньгами. Но каким же пустяком они выглядели сейчас, в начале мая, для него с Лерой. Если дата отъезда 27 мая, то после праздников у них оставалось всего 17 дней - совсем мало и нужно потихоньку собираться. Дату отъезда придётся выяснять позже. Только у кого и как выяснить так, чтобы не навредить себе. И тут Лера вспомнила, что их соседка Инга работает то в штабе. Значит, она может потихоньку выяснить все вопросы. Она работала там уже четвёртый год - в конце осени заканчивался и этот её срок, - а потому в подобных вопросах должна была быть человеком вполне осведомлённым. Но её нужно, конечно, посвящать в решение Морозевичей. Ладно, решили они - ничего страшного в этом нет, нужно только попросить Ингу, чтобы она не говорила пока что ничего другим.
   Когда Морозевичи рассказали соседке ситуацию с квартирой и о своём решении не оставаться здесь на четвёртый год, то Инга их полностью поддержала и даже удивилась нерешительности своих соседей в этом вопросе:
   -- Вы что, с ума сошли! Вы ещё раздумывали над этим вопросом? Конечно же, вам нужно ехать домой. Какие здесь могут быть сомнения. Это же квартира! Да ещё и трёхкомнатная. Разве можно её с чем-то сравнивать. Да если бы мне предложили такую квартиру, то я бы всё здесь бросила и на крыльях бы полетела. Я ведь после развода ючусь в маленькой однокомнатной квартирке. А вы ещё какие-то варианты подыскиваете. Да займут вашу квартиру, а таких случаев полно, и всё. А ведь вам тогда квартира вообще не светит.
   -- Как это?
   -- Да очень просто, ведь вам её дали, а то, что вы её не смогли уберечь - ваша проблема.
   Как ни странно, но Андрею с Лерой почему-то такая мысль в голову не приходила. У Андрея сейчас от слов Инги аж озноб по шкуре пробежал. Ведь соседка была абсолютно права.
   -- Спасибо Инга, что поддержала нас в этом вопросе, -- поблагодарил соседку Андрей. -- Ты совершенно права. Теперь у нас никаких помыслов о том, чтобы остаться, уже нет, и не будет. Но всё равно, не хочется уезжать уже через две недели. Ещё бы побыть хоть с десяток дней, -- и он рассказал ей ситуацию о пересечении границы и о дате выхода на работу в Борстеле.
   -- Вообще-то, смотрят, конечно, по дате приёма на работу, а у тебя она совпадает, как и у большинства, с датой пересечения границы. Я тихонько разузнаю о подобной ситуации, но, насколько я знаю, по этому вопросу можно договориться. Хотя бы с тем же Стабровским, он ведь знает, что ты не сразу попал на основное место работы. Да и мужик он неплохой. А команду в канцелярию о дате вашего возвращения именно он будет подавать. Благомиров такими вещами сам не занимается, но и он бы вас понял. Хорошо, я всё узнаю и вам через пару дней скажу.
   -- Инга, только одна просьба - до того времени не говори пока что, пожалуйста, никому о нашем решении возвратиться в Союз.
   -- Естественно.
   После разговора с Ингой Морозевичи принялись потихоньку собираться в дорогу. Они, наконец-то, полностью осознали, что другого варианта у них нет. Сборы в дорогу происходили, конечно, только дома. Они паковали вещи, которые им в оставшееся время не пригодятся, укладывали купленное. Сейчас они увидели, что их чемоданов и сумок для всего не хватит, а потому придётся ещё подобную тару для вещей покупать. Но сделают они это позже, чтобы не афишировать. Сейчас они просто наготавливали вещи. Хорошо, что Андрей к тому времени получил уже запланированные смесители для ванной и кухни. Сейчас им осталось, по предварительным прикидкам, только купить обои для ремонта квартиры. И они решили заняться этим, съездив в следующую субботу в Потсдам.
   А сейчас Лера занималась сортировкой вещей с постепенным их укладыванием в чемоданы. По радио "Волга" транслировались любимые и так приятные здесь для ушей советских граждан отечественные мелодии. Вот в исполнении популярного вокально-инструментального ансамбля "Самоцветы" под руководством Юрия Маликова начали звучать слова одной из песен их репертуара. Мелодия этой песни была очень приятная и хорошо знакома Лере, и она начала тихонько подпевать:
  В школьное окно смотрят облака,
  Бесконечным кажется урок.
  Слышно, как скрипит пёрышко слегка,
  И ложатся строчки на листок.
           Первая любовь, школьные года,
           В лужах голубых - стекляшки льда...
           Не повторяется, не повторяется,
           Не повторяется такое никогда!
           Не повторяется, не повторяется,
           Не повторяется такое никогда!
   -- Да, -- грустно протянул Андрей, -- песня как раз под наше настроение.
   -- Почему? Ведь это же песня о школе.
   -- В общем то, да. Но она сейчас очень созвучна нашему настроению. В ней песне первая любовь - школьные года. А для нас подобной любовью стала ГСВГ. Но дело даже не в этом. Для нас сейчас очень характерны строчки припева: "Не повторяется такое никогда!". И оно Лерочка, действительно, к нашему большому сожалению, уже не повторится никогда.
   -- А, ну тебя, -- у Леры повлажнели глаза. -- Ты и меня расстроил своим объяснением. Но ты, увы, прав - не повторится такое никогда. А жаль!
   -- Что поделаешь. Но мы на всю жизнь запомним нашу жизнь здесь, и будем о ней рассказывать нашим детям, а, возможно, и внукам. Для них должно быть интересным, как жили их родители. А у нас ещё всё впереди на Родине.
  Да, Морозевичи прекрасно понимали, что вряд ли им когда-нибудь доведётся ещё побывать (а точнее поработать в советских войсках) в ГДР или другой стране. Хотя теоретически (а при определённых раскладах и практически) такое, наверное, было возможно. Но вот сейчас ни Андрей, ни Лера, да и вообще любой другой гражданин СССР не могли себе представить, что ровно через пятнадцать лет такое событие не сможет уже произойти даже теоретически. В августе 1994-го года ГДР навсегда покинут последние военнослужащие СССР из 500.000-го контингента советских войск в Германии (а также служащие), и 12 тысяч танков.
   На следующей неделе к ним в комнату зашла Инга.
   -- Так, друзья. Я разузнала о дате отъезда. Всё так, как я вам и говорила - отъезд по дате приезда. Но придерживаются этого положения не очень строго. Если дата попадает, например, на рабочий день, то дают доработать до конца недели. Можно на недельку и задержаться, всем ведь понятно, что служащий приступил к работе не в день пересечения границы. Так что со Стабровским, я думаю, Андрей договорится. А Валерии вообще ни о чём и ни с кем на эту тему говорить не нужно. Когда уезжает муж, тогда же, естественно, уедет и его жена. Так что собирайтесь спокойно, времени у вас ещё немного есть.
   Морозевичи немного успокоились, но подготовку к отъезду не прекращали. Андрею ещё необходимо было выписать на складе АХЧ пару листов фанеры, распилить её, а также приготовить рейки для изготовления багажных ящиков. Это удалось ему к концу недели сделать не очень-то и заметно - в его штате на местах всех 4-х машинистов топливоприготовления работали люди совершенно по другим профессиях. Но всех их табелировал начальник теплохозяйства. И только один из них работал вместе со слесарями, а трое, как уже говорилось ранее, в совершенно других подразделениях. Но один из них работал прорабом, другой столяром. Они то и помогли в этом вопросе Андрею.

* * *

   Ещё через пару дней Морозевичи без излишней помпезности (настроение тому не соответствовало) тихо, по-семейному отпраздновали день рождения Андрея - ему исполнилось 33 года. Возраст, в общем-то, довольно знаковый - возраст Иисуса Христа, в котором он так запомнился всему человечеству. Значительно позже, почти через тридцать лет Андрей, поздравляя своего сына с этим возрастом, отметит своими стихами:
        А возраст этот для мужчины очень значим,
        Христос на смерть в нём за людей пошёл.
        И вдруг ещё в сомненьях ты, то это значит -
        Свою дорогу в жизни ты пока что не нашёл.
   Что же касается самого Андрея Морозевича, то он уже, похоже, свою дорогу в жизни чётко определил.
   А уже в субботу, 19 мая, Морозевичи, как и планировали, отправились, возможно, на последнее свидание с Потсдамом. Они рассчитывали побывать только в обойном магазине, больше их ничего в подобных заведениях не интересовало. Во время сборов дома, выяснилось, что вещей у них за всё это время работы и так накопилось, как говориться, "выше крыши", а везти их в Полтаву ранее им было некуда. Поэтому кроме обоев они ничего не собирались покупать. Однако один незапланированный товар, всё же, пришлось им купить. В магазине, где продавались обои, они пробыли долго. Лера, расспросив Андрея всё о комнатах в квартире (в том числе и куда выходят окна той или иной комнаты - на солнечную сторону или нет), очень долго выбирала обои. Выбрать, слава Богу, было из чего, но им нужно было купить обои для пяти помещений: три комнаты, кухня и прихожая с коридором. План квартиры они предусмотрительно захватили. Обои, конечно, должны были быть разными, да ещё на кухню и в коридор - моющимися. Всё это Лера с помощью Андрея, подобрала, хотя времени на это ушло немало.
   Но, выбирая обои, они обратили внимание на один сопутствующий обоям товар. Это были багеты, точнее цветные багетики шириной 1-1,5 см. Эти багетики относились к числу потолочных карнизов, так называемых, плинтусов, фризов, пилястров или розеток. Подобные карнизы подчёркивают угол, придают помещению законченный вид, да и просто красиво смотрятся. Но они крепятся непосредственно на стыке между стеной и потолком. А вот подобные багетики располагаются на стене (где заканчиваются обои), отступив от потолка 8-15 сантиметров. Они тоже придают стене и потолку законченность и гармоничность. Изготовлены они были их тонкой деревянной пластинки (длиной 1 м) с наклеенной узорчатой обойной бумагой. Они приклеивались на стену или прибивались к штукатурке тонкими маленькими гвоздиками. Морозевичи не могли пройти мимо такого аксессуара, зная, что в Союзе обои от потолка часто "оттеняют" обыкновенной магнитофонной лентой. Пришлось Андрею вытаскивать блокнотик и подсчитывать, сколько в каждое из помещений этих багетиков необходимо купить. Но, наконец-то, покупки были сделаны. Андрей с Лерой до этого решили ещё прогуляться по Сан-Суси, но с таким грузом это было не очень-то и удобно. А посему они решили съездить и попрощаться с этим замечательным парком завтра - всё равно на воскресенье у них ничего не было запланировано. Так они и поступили, и провели в Сан-Суси, погуляв ещё и улочками Потсдама, чудесный день.

* * *

   А далее им предстояло уже очень серьёзно готовиться к своему отъезду. И первой частью этого приготовления должен был стать нелёгкий разговор Андрея с майором Стабровским о принятом решении Морозевичей не оставаться в госпитале на четвёртый год. Разговор, действительно, выдался непростым, но не таким уж и страшным - майор также как и Благомиров, прекрасно понимал значение своей собственной квартиры. Поэтому, он, хотя и расстроился при этом известии Морозевича, но, тем не менее, поддержал его. Видя, что Стабровский понимает его, Андрей решился поговорить и о дате отъезда.
   -- Да, -- улыбнулся майор. -- Вижу, что покидать ГСВГ у вас желания то и нет. Но, как говорится, нужда заставляет. Естественно, уехать посреди контракта вы не можете. Есть, правда, пара ситуаций для такого прерывания контракта, но они очень уж серьёзные и в вашем случае не подходят. Но ваше желание мне понятно. Хорошо, постараюсь вам помочь в этом вопросе. Когда вы первый день вышли на работу?
   -- Седьмого июня 1976-го года.
   -- Какой день недели это будет в этом году?
   -- Четверг, -- ответил Андрей спустя некоторое время, подсчитав в уме.
   -- Ладно, доработаете до конца той недели, а потом уедете. Так, теперь мне ещё предстоит "обрадовать" Николая Фёдоровича по поводу вашего решения.
   -- А мне самому к Благомирову нужно идти?
   -- Я думаю, что нет. Если же понадобится, то я вам скажу.
   Вот так, довольно успешно завершилась беседа Андрея с заместителем начальника госпиталя по АХЧ. Вечером Лера рассказала супругу о реакции своего начальства на её подобное сообщение. Еленушкин за голову схватился, ведь его детский невропатолог, которого он еле разыскал здесь, ещё и года не проработал. И уже собирается уезжать, а он вновь остаётся без врача-специалиста такого профиля.
   -- Что поделаешь, -- грустно заметил Андрей. -- Его можно понять, но, увы, ему с этим придётся смириться.
   Однако всё оказалось не так-то просто. Вся эта неделя в дальнейшем принесла новую головную боль Андрею. Еленушкин смиряться не очень-то хотел, но самостоятельно повлиять на отмену отъезда Валерии он не мог. И тогда он прибегнул к другому методу - к уговорам. Но к каким уговорам! Морозевичам такое и в голову не приходило. Конечно, зав. неврологическим отделением не мог уговорить не уезжать семью Морозевичей. Но он начал уговаривать не уезжать саму Валерию. Муж, мол, пусть уезжает, а она остаётся. И начались дома споры на эту тему Леры с Андреем.
   -- А может быть, мне и в самом деле не уезжать? -- спрашивала Валерия. -- Я то и работаю в ГДР всего два года с хвостиком.
   -- Да это невозможно. По контракту сюда ехал я, а не ты. И поэтому ты должна уезжать вместе со мной, как только заканчивается срок у меня, а не у тебя.
   -- Я ему об этом говорила. Но Еленушкин сказал, что этот вопрос он решит.
   -- Да не сможет он его решить. Не в его это власти.
   -- А вдруг решит? Андрей, но я же в Полтаве не найду такой хорошей работы.
   -- Почему? Подобную работу ты точно найдёшь. Возможно, только не на таком уровне. Но, если бы ты даже и не нашла, то что? Тогда ты вообще здесь собираешься остаться навсегда?
   -- Нет, но за это время я смогу получить первую категорию. Еленушкин, вообще, сказал: "Оставайся, и я тебе выбью даже высшую категорию". А в Союзе мне, чтобы её получить, придётся лет двадцать работать.
   -- Ой, Лера. Да пообещать можно всё, что только угодно. Раскрывай карман шире. Это со стажем в восемь лет ты собираешься получить высшую категорию?
   -- Ну, я понимаю, что это он загнул. Но первую категорию получить здесь реально.
   -- А сын, как я с ним буду управляться один?
   -- Но мы же договорились, что ещё год побудет у твоих родителей.
   И такие споры шли каждый день, доходило даже до слёз Леры. Дошло до того, что когда Лера сообщила, что она не может так долго оставаться без сына, то Еленушкин пообещал ей чуть ли не ежемесячные командировки в Союз. И, как неи странно, нечто подобное было вполне осуществимо. Дело в том, что из госпиталя часто отправлялись тяжелобольные пациенты для продолжения лечения в Москве, в главном военном клиническом госпитале имени академика Н.Н. Бурденко. И для сопровождения таких больных, естественно, выделялся медицинский персонал госпиталя. А, поскольку, назад санитарный вагон отправлялся не сразу, то членам этого персонала можно было выкроить время и слетать на день-другой к своим родным. И как не доказывал Андрей Лере, что это всё разговоры, до конца недели ситуация была непростая. Андрей проконсультировался по этому вопросу со Стабровским, и тот сказал, что это всё чепуха - уехать Морозевичи должны вместе. То же самое подтверждала самой Лере и Инга. Но Лера, конечно, понимая всё это, как бы цеплялась за последнюю соломинку - а вдруг. И прекратились эти споры между супругами только в воскресенье (и довольно неожиданно для Андрея), когда они вечером вместе отмечали третью годовщину пребывания Андрея на территории ГДР.
   Андрей в разговоре, вспоминая все обстоятельства их пребывания на территории этой дружественной страны, случайно, как бы в шутку, обронил такую фразу:
   -- Может быть, ехать сюда три года назад нужно было не мне, а тебе? Ты бы оформлялась сюда как педиатр-невролог и работала бы ты всё время здесь. И всё было бы хорошо. А я бы к тебе приехал.
   И эта случайная фраза всё перевернула. Лера на неё сначала как-то, вроде, и не обратила внимания, но когда осознала, то изумилась:
   -- Андрюша, а, в самом-то деле, почему же мы так не поступили?
   -- Да потому, что три года назад мы никаких подобных нюансов не знали, мы же не знали, что тут имеется такой госпиталь, ну, санчасти, медсанбаты, что-то покрупнее - но не такой же госпиталь. Кто мог это знать.
   -- Но можно было предположить это и всё разузнать.
   -- И почему же ты этого не сделала? -- уколол её Андрей.
   -- Я не знала...., -- начала Лера, а потом, поняв, что практически повторяет слова мужа, махнула рукой. -- А, что, в самом деле, думать и гадать. Как уж сложилось - так и сложилось. И нечего горевать. Всё, я прекращаю своё нытьё по этому поводу. Конечно же, едем вместе, и никаких разговоров. Хотя уезжать и не хочется.

* * *

   И далее они уже дружно занимались сборами в дорогу. Теперь они знали точную дату выезда и всё распланировали: что и когда сделать, какие купить подарки близким, что нужно купить в дорогу и что ещё можно прикупить самим - ведь они получат ещё вдвоём немалые деньги, которые потратить можно только здесь. Деньги уезжающие, договорившись с финчастью, могли получить раньше, что было вполне обосновано - не в Союзе же их тратить. Покупками решено было заняться Лере, а Андрею нужно было готовить багажные ящики. При отъезде в Союз накопленные вещи можно было вывезти тремя способами: ручной кладью (чемоданы, сумки и пр.), багажными ящиками или контейнерами. Служащие, конечно, пользовались двумя первыми способами, а вот семьи военнослужащих часто пользовались именно третьим. Оно и понятно - постоянные переезды из гарнизона в гарнизон, проживание в ведомственных квартирах с типовым набором (чаще солдатского образца) мебели. А ведь жить хотелось в нормальных условиях, в своём уютном гнёздышке. Естественно, покупалась и нормальная мебель, да и другие вещи для обустройства этого гнёздышка. И всё это постоянно возилось за собой, и в ручной клади или в багажных ящиках их никак не перевезёшь. В Союзе часто офицеры, которым предстояло отбывать в новый гарнизон, заранее заказывали контейнеры для перевозки семейного скарба. Часто эти высокие красно-коричневые металлические ящики по несколько дней стояли у офицерских домов. Ничем не отличались эти контейнеры и в ГСВГ.
   И вот сейчас Андрею предстояло изготавливать тару для вещей, укладывать в них вещи и сдавать этот багаж. Но до того ящики с вещами ещё предстояло взвесить. Дело в том, что, отправляя багажные ящики, не обязательно было ехать на ту станцию, с которой планировался осуществиться и отъезд их владельцев. Багаж можно было отправить с любой немецкой станции, указав место их прибытия и, получив, естественно, соответствующую квитанцию для их получения. Но вот здесь вступала в действие немецкая пунктуальность. На одного человека разрешалось отправить багажный ящик брутто в 70 кг. Будь это наши приёмщики, то лишние 1-2 кг ничего бы не значили. Но не для немцев - 70 кг, и ни граммом больше. Поэтому и предстояло взвесить наполненные, но пока что не заколоченные ящики ещё в госпитале (Андрей это планировал сделать на складе АХЧ). Ящики Андрей из заготовок сколачивал сам дома и наполнял их на глаз - приподымая полные. С одним ящиком, как потом выяснилось, он немного промахнулся, но зато не доложил другой. Переложил вещи Андрей на складе, там же их заколотил и, попросив на время машину, отвёз и успешно сдал свой багаж. А произошло это уже 5 июня.
   Когда Андрей занимался наполнением багажных ящиков, ему пришла в голову одна крамольная мысль. Он вспомнил таможни в Бресте и особенно таможню в аэропорту Борисполь (при первом его отпуске за свой счёт). Тогда его промурыжили в таможенном зале более получаса из-за каких-то двух лимонов. Вспомнил он и посылки в Союз, которые проверялись (правда, очень поверхностно) на предмет недопущения пересылки в них чего-либо запрещённого - как, например, конфет детям (!). Теперь же в эти багажные ящики, а уж в контейнеры, тем более, можно было укладывать всё что угодно (хоть взрывчатые вещества), и никто этого не контролировал. Как рассказывали сведущие люди, никто не проверял (хотя, кто его знает - возможно, выборочно и проверяли) ни эти самые багажные ящики, ни грузовые контейнеры. Странные какие-то порядки в таможенном ведомстве!
   Теперь до дня отъезда оставалось всего шесть дней, и в этом случае обратный отсчёт был уже точен. А далее пошли уже дни прощания, как с сослуживцами, так и с самым госпиталем. Но погода как будто бы намеренно препятствовало отъезду семьи Морозевичей. Установились такие тёплые, погожие дни, хотелось сутками пребывать среди этого великолепия природы, и, вообще, не только уезжать куда-то, а даже покидать хоть на время этот лес, кусты, пахучие цветы, щебечущих птичек, резвых белочек. В неврологическом отделении Еленушкин, наконец, смирился с отъездом Валерии, и её очень тепло провели, наговорив очень много хороших пожеланий. Андрей назначил свои проводы на последний рабочий день недели. Собрались сотрудники теплохозяйства, большей частью слесари-ремонтники, на природе, за помещением мастерской. Хотя и прошло менее года, но и Морозевич привык к ребятам, да и они к нему. Расставаться не хотелось, но что поделаешь. Конечно, они отметили отъезд Андрея, но большей частью они беседовали. Андрей обменялся с ребятами союзными адресами - переписку вести никто не собирался, а вот навестить друг друга в Союзе было вполне реально (и двоих из них Морозевич таки потом в Союзе навестил). Тем более что многим из остающихся уже к концу этого года тоже было суждено покинуть ГДР. И настроение у всех было соответствующее, все прекрасно понимали чувства Андрея накануне своего отъезда отсюда. Подобающей этому и была основная тема беседы, в особенности её завершающая часть.
   -- Да, будет нам всем что вспомнить в Союзе при встрече,-- протянул кто-то из ребят. -- Замечательно мы здесь жили. Интересно ведь встретиться через пару лет и поговорить. А поговорить будет о чём.
   -- Ты знаешь, -- задумчиво протянул Виктор Коваленко, -- мне кажется, что если мы встретимся в Союзе с некоторыми совершенно незнакомыми людьми, то тоже будет интересно поговорить.
   -- Не понял, о чём это ты.
   -- Вот о чём. Например, ты узнаешь, что твой собеседник, возможно, случайный, незнакомый - как часто бывает в автобусе, поезде и т.п. - тоже когда-то работал в ГСВГ, то ты с ещё бо́льшим интересом будешь с ним говорить.
   -- Наверное, только почему с бо́льшим интересом?
   -- Да потому, что мы можем только вспоминать о месте своей работы. А вот он тебе, как и ты ему, сможете рассказать много нового, неизвестного о тех местах, где вы работали.
   -- А ведь точно, и это здорово! И таких людей в Союзе немало. Мы там будем некоей кастой.
   -- Ну, каста, это очень резкое, да и не совсем, наверное, точное для этого определение, -- произнёс Морозевич. -- Мне года полтора тому назад назвали более точное, более подходящее слово.
   -- И что это за слово?
   -- Сейчас я вам его назову, с небольшим отступлением. Так вот, ранее для средневековой Руси было характерно деление групп людей. И основными из них были "тяглые" (обязанные государству повинностями и податями) и "служилые" (обязанные службой). Вторую группу ещё часто называли государевыми людьми - слугами народа. В нашем случае это больше относится к военным. Это люди, которые здесь в ГСВГ, выполняют свой долг перед государством на своём месте в каком-либо гарнизоне. А сами гарнизоны - это маленькие островки нашей страны, нашей Родины. Но и мы тоже причастны к выполнению долга перед Родиной, мы тоже служилые люди. При этом, не забывайте, многие маленькие граждане нашей страны здесь родились, и ГДР для них уже даже нечто большее, нежели просто место службы их родителей. Это уже их маленькая Родина. И вот это нас всех объединяет. А слово, объединяющее нас всех - это "сословие". Сейчас это забытое слово, но именно оно делило ранее в Руси людей на отдельные группы. Сословие - это социальная прослойка, группа, члены которой отличаются по своему правовому положению от остального населения. По-моему, очень подходит нам это слово, мы именно та социальная прослойка граждан СССР, которая прожила часть своей жизни в ГДР. Мы действительно объединены по одному признаку - по признаку ГСВГ! И убрать это из нашей жизни никому не в силах! Это есть, а для кого-то уже была, -- вздохнул Андрей, -- наша жизнь, это наша молодость, наше становление. Да, это станет для всех нас когда-нибудь нашим прошлым. Но без прошлого ведь нет и настоящего.
   -- Да, правильное слово и хорошее. И звучит приятно, -- после некоторого молчания уже тоже грустно протянул Максим Фисунов.
   Остальные молчали, и молчание это было каким-то безрадостным. Видимо, каждый осмысливал для себя и сопереживал сказанное Морозевичем. Правда, в последнее время, Андрей как-то думая о расставании с ГДР, решил, что греческое по происхождению слово ностальгия уже несколько утратила свой первоначальный смысл. Если в русских словарях оно трактуется так, как было сказано выше, то, например, у иностранца Фасмера этого греческого слова вообще нет. Вероятно, сегодня его используют уже в более широком смысле. Сейчас ностальгия может быть по чему угодно - по детству, по друзьям юности, по старым дворам, по старым фильмам, по старым песням, по запаху свежеиспечённых бабушкиных пирожков, по бабушкиным неспешным и довольно наивным повествованиям-настановлениям. Из тоски по родине это слово превратилось просто в тоску по прошлому. Хотя, собственно говоря, это не имеет никакого значения - как бы там ни было, а тоска остаётся тоской.
   -- А хорошо, что мы здесь живём и работаем, -- негромко протянул Володя Якимчук. -- Не всем такое выпадает, многие граждане СССР никогда и не были за границей. А вот мы побывали.
   -- Ну, почему, -- не согласился с ним его тёзка Цыганчук. -- Сейчас на экскурсии в соцстраны многие ездят.
   -- Так то на экскурсии. И сколько она длится - неделю, десять дней.
   -- Но бывают и командировки за границу.
   -- И сколько людей ездит в такие командировки? - единицы.
   -- Почему единицы? Например, на разные там строительства не так уж мало инженеров и рабочих ездит.
   -- Так, не спорьте, -- остановил начинающихся распаляться слесарей Андрей. В какой-то степени вы оба правы. Но я согласен с Якимчуком.
   -- А почему именно с ним? -- обиделся Цыганчук. -- А я что совсем не прав?
   -- Ты прав, но я совсем о другом хотел сказать. Нам повезло, и знаете почему? -- обратился он уже ко всем.
   -- Почему? -- заинтересовался Фисунов.
   -- Дело вот в чём. Да, в разные там заграничные командировки сейчас не так уж мало граждан СССР ездит. И в этом как раз Цыганчук прав. Но, -- он сделал небольшую паузу, как бы акцентируя внимание слушателей, -- многим из таких командировочных, если это и в самом деле не крупная стройка, не очень-то сладко в чужой стране. Особенно на первых порах.
   -- Ну, и нам на первых порах пришлось несладко, пока мы сами не привыкли.
   -- Э, нет! Я совсем о другом. Вот скажи, Максим, -- обратился он к Фисунову, -- к чему тебе на первых порах пришлось привыкать?
   -- Ну, как к чему - новые места, новая работа, в смысле новые системы, новые люди и прочее.
   -- Понятно, прочее, как ты сказал, в том же духе. Но так и в Союзе при переходе на другую работу или переезд в новый город происходит. А я говорю совсем о другом.
   -- И о чём же?
   -- Большинство людей, которые командированы в другую страну привыкают не к этому. К этому все привыкают, и довольно легко. А вот тяжело привыкать к самой стране, к их жителям, к условиям жизни в этой стране.
   -- Но и мы к этому привыкали.
   -- Нет, ты не понял. Представь себе, что тебя поселили не в нашем гарнизоне, а где-нибудь на немецкой квартире. И на работу тебе необходимо было ходить на немецкое производство, и общаться исключительно с немцами. А ведь большинство командировочных попадают именно в эту ситуацию. Как тебе такое привыкание? Ты бы ой как долго ко всему привыкал. А у нас на самом деле совсем по-другому. Мы живём среди своих же, советских людей, работа наша ничем не отличается от союзной, общение преимущественно с советскими людьми. Даже отдых мы проводим в своей среде, и даже покупки, я имею в виду на пропитание, делаем в наших магазинах. Да, покупаем продукты и вещи и в немецких магазинах, но спокойно могли бы обходиться и нашими, снабжение и на территории госпиталя прекрасное. Мы полностью живём и работаем среди своих людей. Понимаешь, мы одновремённо являемся и рабочими, и туристами, причём туристы мы на очень длительный период. Работаем и одновремённо знакомимся со страной. Мы ничуть не ущемлены в чём-либо как советские граждане, я имею в виду, что нам абсолютно не нужно под кого-то подстраиваться. Мы живём здесь как бы в своей стране, ведь ГСВГ является как бы страной в стране. Вот в чём наше преимущество перед обыкновенными туристами или теми же командировочными. Когда и где ещё такое может быть? Где ещё могут быть такие условия?
   -- Да-а, -- уважительно протянул Фисунов, -- вы правы. Я, да, наверное, и все мы, об этом как-то и не думал. Действительно, мы здесь как бы на особом положении - и работаем, и путешествуем, изучая ранее незнакомую нам страну. Здорово, конечно! Любой турист нам позавидует.
   -- Вот то-то и оно, -- заключил Морозевич, думая о том, что он, к удивлению оказался прав, когда не так уж давно сказал Лере, что не повторится такое никогда.
   Далее все замолчали, и эта молчаливая пауза немного затянулась, видно было, что тема, хотя и не совсем исчерпана, но продолжать её желающих уже не было. Слишком уж задели две последние темы (ностальгия и условия проживания) за живое каждого. А потому всю эту информацию нужно было каждому "переварить" лично - наедине с самим собой. Поэтому начали неспешно прибираться и прощаться. Морозевичу коллектив теплохозяйства подарил на память хорошие настенные часы с барометром и термометром. Слесари, с которыми Андрей за десять месяцев работы успел неплохо сдружиться, ещё раз пожелав Морозевичу всех благ по возвращению на Родину, какие-то грустные начали расходиться. В таком же настроении Андрей и возвратился домой. В квартире он застал такую же грустную Валерию - оставалось всего два дня до отъезда.
   Поскольку все вещи были уже практически собраны, то субботу и воскресенье Морозевичи полностью посвятили отдыху. Окончательно подготовиться к отъезду они успеют и в воскресенье вечером. А сейчас это был активный отдых е поездкой на велосипедах в лес, не за грибами, конечно, а просто, чтобы хорошо отдохнуть, надышаться этим чудесным пьянящим воздухом. Они также долго гуляли, уже пешком, по всей территории госпиталя, по окрестностям, как бы впитывая и запоминая каждую мелочь. Лера со слезами на глазах кормила белочек, собирала красивые, но совершенно ненужные ей цветы. Делалось это всё как бы машинально, потому что все мысли были о том, что завтра всего этого для них уже не будет. В воскресенье после обеда Андрей отвёл оба велосипеда в мастерскую - он их оставлял, как ранее было договорено, Фисунову и Коваленко. Правда, ездить на этом виде транспорта им придётся не так уж и долго - у обоих срок пребывания в ГСВГ заканчивался уже в этом году: у Фисунова в декабре, а у Коваленко вообще в сентябре. Со слесарями в госпитале сложилась непростая ситуация - у всех у них срок заканчивался не позднее марта следующего года (Василий Дикун). А это означало, что вскоре должна была произойти полная ротация состава по этой специальности, что, как говорят "не есть хорошо" - лучше, когда люди меняются последовательно в течении года-полутора. Тогда можно спокойно, не спеша, толково знакомить молодёжь с теплосистемами, обучать их. Что касается велосипедов, то Коваленко и Фисунов естественно передадут их тем своим коллегам, которые уезжают из ГДР позже. А те в свою очередь, уезжая, оставят это "наследство" более молодым. Ключ от мастерской у Морозевича уже утром в понедельник забрал Максим. Он и был последним человеком, с кем в этот день простились в Белитц-Хальштеттене Морозевичи.
   И вот они уже сидели в поезде, который двигался на восток. С ними рядом в отделение-купе плацкартного вагона сидела ещё пара ребят, едущих, вероятно, в отпуск. Они были радостны, возбуждены, весело разговаривали. И их можно было понять - у них впереди встреча с родными, с друзьями и целый месяц отдыха. А вот Морозевичам было совсем не до веселья, они сидели расстроенные, грустные. Они практически не разговаривали, обмениваясь только парой фраз, и всё время смотрели в окно, любуясь и запоминая на всю жизнь пейзажи чужой страны, ставшей им такой близкой. Лера, как обычно, сидела лицом по ходу поезда, Андрей рядом с ней, но обзор у супруги был лучше. Они ожидали мост через Одер, который отделит их навсегда от этой страны. Прошло немного времени, и Лера, наконец, нарушила молчание:
   -- Всё, впереди Одер, -- грустно произнесла она.
   -- Да, -- тихо промолвил Андрей. -- Вот мы и расстаемся. Но уже сейчас, ещё не полностью расставшись, мы уже ощущаем ностальгию по не родной нам стране. И эта ностальгия каждого из нас понятна - мы все ей подвержены. А потому мы будем всегда любить эту страну, мы будем её помнить, потому что это была наша жизнь в той стране. И хорошая была жизнь!
   Сидевшие рядом ребята притихли и сразу стали какими-то серьёзными. Они прекрасно поняли, что это касается и их. Пройдёт какое-то время, и они сами окажутся в положении своих временных попутчиков. И вот уже пассажиры услышали громкий гул от проезжавшего по мосту поезда, и увидели за окном мелькающие фермы этого моста. Лера кончиком носового платка вытирала глаза. Андрей же, когда увидел, что поезд миновал последние пролёты моста, и остающуюся позади гладь реки, негромко, с какой-то хрипотой в голосе произнёс:
   -- Прощай ГСВГ, страна в стране, обе из которых мы будем всегда любить и помнить!
  
  

0x01 graphic

  

ПОСЛЕСЛОВИЕ

   Толчком к написанию этой повести послужили случайно увиденные автором в Интернете форумы граждан бывшего СССР, которые в разное время служили или работали в Группе советских войск в Германии и которые сейчас были объединены одним - самыми наилучшими воспоминаниями о тех временах. В связи с этим автору захотелось более детально рассказать о жизни в ГСВГ советских служащих (а частично и военнослужащих), а также о быте, нравах и взаимоотношениях двух дружественных народов. Вот этим своим "сослуживцам", а также молодёжи, мало знающей как о тех временах, так и о уже несуществующих странах, автор и посвятил свою повесть.
  
  
  

Автор обращается к тем, кто когда-либо служил или работал в ГСВГ, кому памятны и дороги те времена - по возможности оказать спонсорскую помощь в издание книги.

  

Часть I повести "Не повторяется такое никогда!" находится здесь: (кликнуть на название) "Не повторяется такое никогда!" ("Год пишем - два в уме")

  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Ю.Иванович "Благосклонная фортуна" О.Куно "Невеста по завещанию" В.Корн "Опасные небеса" Е.Щепетнов "Нед.Лабиринты забытых дорог" О.Пашнина "Драконьи Авиалинии" И.Шевченко "Алмазное сердце" М.Гот "Я не люблю пятницу" Г.Гончарова "Средневековая история.Домашняя работа" М.Николаева "Фея любви,или Выбор демонессы" И.Шенгальц "Служба Контроля" А.Гаврилова "Астра.Счастье вдруг,или История маленького дракона" Г.Левицкий "Великое княжество Литовское" А.Левковская "Безумный Сфинкс.Прятки без правил" А.Джейн "Мой идеальный смерч" В.Фрост "История классической попаданки.Тяжелой поступью" Н.Жильцова "Полуночный замок" Н.Косухина "Все двадцать семь часов!" М.Михеев "Наследники исчезнувших империй" Н.Мазуркевич "Императорская свадьба,или Невеста против" Ю.Зонис "Скользящий по лезвию" Е.Федорова "Четырнадцатая дочь" В.Чиркова "Глупышка" И.Георгиева "Ева-2.Гибкий график катастроф"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"