Ройтберг Павел Григорьевич: другие произведения.

Бегство. Часть I

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История рождённая страхом, ненавистью и желанием отомстить.
    Агрегированные главы с 1 по 11. Почищенные первые десять, одиннадцатая - сырая. По-главный вариант потихоньку устаревает.

Описание истории

История рождённая страхом, ненавистью и желанием отомстить.

Пролог

...бывают в жизни ситуации, когда исправлять уже поздно...

Аннотация:
...бывают в жизни ситуации, когда исправлять уже поздно...

...Ещё вчера мы были полны света,
казалось, что горел наш дух огнём,
И каждому с заката до рассвета
бояться приходилось отсветов его...

Песнь 'падших ангелов'

* * *

...мелкая крошка отлетала от каменного завала, когда молодой человек остервенело ударял преграду кулаками вновь и вновь. Щебень сыпался на брошенные в отчаянии кинжалы, засыпал куртку сделанную из кожи редкого зверя, выбивал чечётку на скупо украшенном эфесе. Некоторые кусочки камня уже были подкрашены чем-то тёмным, в чём было бы нелегко распознать кровь в полумраке пещеры. Чем-то очень похожим на стенах были начертаны странные знаки геометрические фигуры, письмена. Нечёткие, высохшие, разорванные свежими сколами они являли собой собой остатки начертанного...
Он уже давно понял, что ничего не сможет сделать. Даже настоящий волшебник не смог бы ничего поделать с этой грудой камней. Наверняка, пролепетал бы что-то невнятное, про проклятье, равностояние звёзд и волю богов. Даже приведя сюда тёмного мага и уговорив проделать кровавый ритуал он не смог ничего изменить. Он здесь, а она там. Он сказал, что теперь будет всегда заботиться о ней, но вернуться и спасти не успел.
Он не давал никаких клятв и даже самый строгий судия не мог бы назвать его клятвопреступником. Но внутри всё болело и он чувствовал, что мир стал пустым. Поблекли краски неба. Куда-то делся волшебник-подмастерье, что бежал вместе с ними. Отчаявшись дозваться его, ушли оставшиеся двое спутников. Как сами прибились во время бегства так и ушли. Ушли сами и унесли с собой почти все вещи, ведь мёртвым сумашедшим вещи не нужны. Забрали всё, кроме меча и одежды.
А камень выбивал какую-то свою мелодию, которая, немного переплетаясь с глухими ударами юноши, упрямо выстукивала своё.
-- Брат. -, прозвенел знакомый с детства голос, - Прекрати немедленно! Ты же изуродуешь себе рабочую руку!
Названный братом дёрнулся, пытаясь развернуться на месте, неловко поскользнулся на мелкой каменной крошке и тяжело упал. Не чувствуя боли, он изумлённо смотрел на девушку двадцати солнц от роду, стоящую в паре метров от него и грустно улыбавшуюся.
-- Тиша? Тиш!! - глаза блеснули округлившимися блюдцами, с донышка которых сквозь синию поверхность океанских глубин солнечным лучом сверкала радость. - Ты нашла, другой проход?! -, Он больше утверждал, чем спрашивал.
-- Айш, прекрати. Ты же уже всё понял.., - из ласкового серебра её голоса можно было отливать изысканнейшие украшения эльфов. Но Тише никогда не было нужды в драгоценностях. Он заставил себя присмотреться к ней. И заметил, то что не хотел видеть, то во что не хотел верить. Она была почти прозрачной, сквозь неё можно было видеть стены пещеры. И ещё одну вещь пришлось признать. Пока он барахтался в своих чувствах, она медленно становилась всё прозрачнее.
-- Нееет! Тиша-аа-а! Нет! Этого не может быть! Сестрёнка, но ведь..
-- Прекрати брат, не к лицу это нашей крови. Я всегда буду с тобой. В твоём сердце, в твоей памяти, в крови, что течёт в жилах лучшего из братьев на свете. - Она посмотрела на него с какой-то тоской. - А теперь пойдём, брат. Тебе здесь нельзя оставаться, я чувствую это.
-- А ты, Тиш? Как же ты?
-- Я умру окончательно, только если ты погибнешь рядом. Но если ты сумеешь перебороть глупую мужскую гордость и прекратишь разбивать в клочья эти горы своими костями, то может быть, я сумею выжить хотя бы в твоей памяти. Быстрее... И учти, я не часто буду так приходить к тебе, но я всегда буду рядом! - и она растаяла в последних лучах солнца. Ничего больше не напоминало о прекрасной юной девушке, призрак который только что грелся в лучах заходящего солнца. Желваки играли на скулах молодого, едва ли на пару солнц младше девушки, парня. Он достал из щебня свой меч, нашёл под курткой, подаренной отцом на совершеннолетие, парный к мечу и ножной кинжалы. И когда он вышел из пещеры, лучи заходящего солнца и тени древних утёсов высветили на его лице тяжесть ещё не прожитых лет.

* * *

...Темнота. Тишина. Ни одного движения. Даже мысли застывают в этом месте.

Если бы кто-нибудь, когда-нибудь принес сюда свет, он был бы поражен. Серая, мягкая равнину под никогда не ступавшими на неё ногами. Вязкие клубы тумана. Забвением дышит это место. Сюда попадали те, кто отмучился весь свой срок. Те, кто прошел миры жизни и чистилища. Кто был и в казематах наказания и в кущах наслаждения. Некоторых сюда ссылали, если находили их слишком большой обузой даже в загробных мирах. Здесь были и те, кто просто слишком устал. Не мог умереть, но устал от жизни. Ведь эта плесень на теле упорядоченного хаоса очень суетлива. О, если бы чей-то взор мог проникнуть сквозь клубы темного дыма и оглянутся вокруг. Разные геометрические фигуры расставлены по местности. На крестах висят те, кого можно распять, на звездах распяли не распявшихся на крестах. Кто-то заключен в круг силы. Другие нанизаны на 'йелочный' кол.

Но нет никого и ничего способного пронзить этот туман. Ибо взглянувший в него теряет память о настоящем. Это то о чем явно или неявно мечтали все здесь томящиеся. Нет ничего живого.

Никто не тревожит их мертвый покой. Тишина. Темнота...

Глава ?1

...взгляд с другой стороны...

* * *

Ну вот и всё. Айш спасён, а я почти мертва. Я бы расплакалась, если бы не было так трудно просто дышать и больно даже думать о любом движении. Засыпанная камнями, всего в нескольких метрах от выхода. Огромные каменные плиты легли, словно повинуясь пальцам бога-проказника - Херниша, они зажали моё тело между собой, но не раздавили в лепешку. Конечно, я сама отправила его отсюда, незачем ему умирать рядом, если он может жить. Но легкость, с которой мне удалось его купить на простейшую иллюзию - огорчала. Нет, обычно, я довольно последовательна. По крайней мере, так мне говорили. Так почему же мне так хочется позвать его обратно, просить не оставлять меня одну в последние минуты на этом свете. Ганеш, так душно. И ничего не сделать.
Словно наяву вспоминаю Наставника Грэйкшема и его выбор. Он тогда решил, что брат слишком медлителен, чтобы обучать боевой магии. Слишком доверчив, чтобы обучать его темным ритуалам, слишком слаб, для высоких структур, и прочая, прочая, прочая. Он вообще дал ему только пару уроков и потом отправил на плац. Вспоминаю, как он сказал: 'Идите, вьюнош, обучайтесь магии хладного металла. У меня на уроках вам делать нечего, будь вы хоть десять раз наследник'.
Я могла бы, лёгким движением брови убрать все эти глыбы и выйти на свободу. Мечтательно прищурившись я представила себе эту картину... Да, могла бы! Если бы меньше гуляла с порубежниками и больше времени уделяла домашним заданиям. И если бы посвятила этому пару-тройку веков. Посвятить чему-то важному пару-тройку веков будучи всего двадцати лет от роду особенно актуально.
Я зажмурилась от давящей боли в пальцах левой руки и поняла, что даже будучи спасенной чудом прямо сейчас уже никогда не смогу играть на террияне. Ну и Дура! При чём тут музыка. Наставник учил тебя не сдаваться, а ты уже раскисла. Тем кто остался дома пришлось намного хуже, но они не сдавались до последнего! Задумавшись о своих возможностях, я легонько царапала шершавую поверхность ногтями и постаралась подумать о неприятностях трезво.
Если к свалившимся на меня неприятностям не прибавилась внезапная забывчивость, то дела мои было трудно оценивать оптимистично. В памяти нет ни одного подходящего заклинания. В жилах не осталось почти ни капли магии. На помощь извне надеяться бессмысленно. Брат ушел уверенный, что спасать уже некого. А если пробьются 'спасатели' из дома, то лучше бы мне не дожить до этого ужасного момента.
С грустью резюмирую: всё на что можно надеяться это усталые остатки магии и голая энергия. Конечно же, Наставник учил меня работать с основами, учил работать с голой энергией. Предупреждал, что часто это всё, что есть под рукой. 'И это главный признак твоих ошибок. Если тебе пришлось опуститься до манипулирования силами элементарных существ - элементалей, а тем более еще ниже, значит ты уже труп. Но так ты хотя бы сможешь побарахтаться, навлечешь меньший позор на своего старого наставника'.

И словно звенья цепи, одно тащит другое, мысли о Грейкшеме вызвали вслед за собой мысль о первом наказании, которому он меня подверг. И о его причине. Я тогда игралась в библиотеке. В куклы. Слугами замка игралась, между прочим. Немного почитала разных книг в библиотеке. И устроила себе бал-маскарад с куклами. Это потом уже наставники орали непотребные слова, что чёрные ритуалы в сердце империи ... да мало ли, что они там вопили. Зато я успела запомнить несколько заклинаний. На самом деле не несколько заклинаний, а несколько фокусов и заклинание. Правда, я молодец? Хорошо, что ума хватило наставникам не сказать. Заклинание было из тех, за которые, даже меня могли бы отправить на костёр. Нет, не так - возложить на костёр, естественно с соблюдением всех необходимых почестей. На махонький такой костерок. Чтобы уже прожарилась, но ещё можно было положить в гроб не пепел. Может и правда это шанс...
Отдать себя во власть демона извне, не лучшая судьба, но так я смогу хоть что-то сделать. Хотя правильно говорить Демон Извне. В книге было сказано, что одно-два желания демон выполнит. При этом количество желаний зависит от силы воли отдавшегося. Вроде бы, был какой-то волхв в далёких древних веках, который смог заставить Демона три желания. Ну чтож, загадаем: одно желание месть. И второе, чтобы он убрался обратно. Угу. Разогналась. Но помечтать не вредно. Не просто сдохнуть как корова на бойне. Брат, всё равно ушёл, он уже не пострадает. А я либо буду умирать медленно и мучительно.
Либо буду умирать мучительно и медленно, но при этом получу незабываемые впечатления. Неужели я так подумала про демона? Хорошо, папочка не слышит. Впрочем, теперь, когда его разорвали на части и съели, ему, наверно, уже всё равно.
Так, Тишиниэль, заканчивай мандражировать, и так мысли путаются, видимо воздух кончается. Ладно, как говорят... говорили, молодцы с границы, когда хотели передо мной распустить хвост: 'Ганеш не съест, Лагош не выдаст'. Проведем осмотр, что у нас есть. Руки зажаты, если не отдавлены напрочь. Хотя: пальцы правой руки шевелятся и мизинец на левой. Ой. Больно. Мизинцем придётся шевелить осторожно. С другой стороны в этом есть положительная сторона - это значит руки еще есть. Голова вроде работает. Впрочем, это еще вопрос, дойти до мыслей о настолько запретном заклинании, и сказать, что голова работает. Н-да. Перечисленного мне хватило для создания иллюзии для брата, но серьезное заклинание. А вообще, я так рассуждаю, будто у меня есть выбор.

Немного подумав, я понимаю, что своих магических запасов мне не хватит вообще ни на что, а заклятие надо будет допеть до конца. Начинаю действовать не давая себе шансов одуматься. С первой же попытки удаётся щёлкнуть пальцами одновременно с произнесением трёх слов Силы. Но только с третьей удаётся сделать это правильно. Теперь любое моё заклинание начнёт пить у меня одновременно силы магические и силы моей жизни. Либо то, что останется. Не хватит магии и жизни - всегда остаётся дух.
Ещё раз прокрутив в голове не забытое, решительно начинаю плести заклятие, подсмотренное в той книжке. Начало требует нескольких нот, с трудом удаётся их спеть, а точнее просипеть, но они всё равно повисают в воздухе, звенящей тишиной магии. И я начинаю нанизывать на них одну составляющую заклинания, волей готовлю вторую. Остальное, надеюсь, удастся сделать разумом и, потом уже, немного подработать пальцами, подправив по ходу. Не понятно мне как оно сработает и почему, но, c другой стороны, я ведь почти не учила ритуальные заклинания, и совсем не учила ритуальные тёмные заклинания. Они обычно требуют человеческих жертв, а это не самое лучшее для практики.

Это одно из редких исключений. Машинально продолжая заклинание, задумалась, где я могла бы взять жертву кроме себя самой. Рассмеялась. Закашлялась. Грудь пронзила острая боль. Ну вот, опять рёбра задела. И чуть не сорвала заклятье, хорошо, что обошлось. Мелькнула мысль о том, что, не требуют жертв заклинания в результате которых умирают горы существ, но это вроде к таким не относится. Хотя есть ещё заклятия - пожирающие заклинателя - видимо оно относится к этому классу. Или я что-то забыла, потому что если это заклятие пожрёт меня всю, то как же демон сможет действовать?! Однако заклинание подходит к концу. А если я неправильно понимаю, то, что произойдёт, то и моя жизнь тоже. Впрочем, даже если я понимаю всё правильно - всё равно называть жизнью существование моего тела под властью демона нельзя.
Ну что за смерть! Вот у нашего прадеда была смерть - всем смертям смерть. Он умер на поле битвы забрав с собой кучу врагов и совершив парочку подвигов, его тело провезли по всему городу. Поставили памятник! Чувствуя растущую слабость, я мысленно попросила прощения у предков. Если что не так, у вас есть Айш, и хотя я тоже жить хочу - а ещё больше я хочу отомстить. Всхлипнула, не прерывая заклинания. Отомстить за всё, за твою поруганную честь мама, за твои слёзы и просьбы не трогать детей. За съеденного на моих глазах отца. За младшую сестру, которую буквально раздавил о стену каменный тролль. За дядю, который дал нам сбежать.
Я знаю почему он выбрал нас, отдав на поругание или поедание свою дочь. Он знал, что всё равно убьют всех, и надеялся, что мы будем достаточно сильны, чтобы смочь уйти. А потом вернуться. И залить кровью этих уродов всю страну! Отомстить! Его дочь такой не была.
Но вот нанизалась последняя капелька силы, на тонкую паутинку заклинания. Такая беззащитная паутинка. Вроде бы правильно сплетённая. И я, не давая себе времени одуматься, применила её к себе, к своей душе. - 'Да! Я, добровольно отдаю себя! Отдаю за МЕСТЬ!' - Тоненькая паутинка мгновение помедлила, приближаясь ко мне, а потом рывком прилипла ко мне. Я инстинктивно попробовала было её отодрать, но не почувствовала ничего, к чему могла применить бы свои умения. Потом через единственную, непонятно как пробившуюся сквозь камни, полоску света, в моём закутке, начали летать черные бабочки. Туда. Сюда. Туда и сюда. И вообще вокруг стало темнее. Темнота налилась с боков багровым. Что-то начало входить в меня. Появляться во мне. Набухшая темнота лопнула в центре ярким черным солнцем. Мамочки, больно то как. Где-то внутри. Жуткая, пронизывающая боль. Не вздохнуть и не выдохнуть, а по жилам огонь течет реками вдоль и ледяными наростами ложатся поперек меня мосты обжигающего льда, а внутренности, что оказались умнее хозяйки, вообще разлетелись по миру и оттуда кричат, что их нет. Огненные сполохи в глазах, шум водопада, брызги льда, я куда-то лечу и последняя вялая мысль, что левитировать я уже не смогу...а снизу камень.
А потом ничего...

* * *


...Темнота. Тишина. Ни одного движения. Даже мысли застывают в этом месте.
Как же хорошо тут. Наверно, где-то ждут. Или не ждут. Хорошо. Но откуда вообще пришли мысли. Почему вдруг осознание себя? Откуда-то он знал, что находясь в подобном месте невозможно помнить и здесь никто ничего не осознает. Что-то пошло не так? Почему кажется, что серое безмолвие покидает уходит, отдаляется. Что это? Новое чувство появилось где-то в центре моего существа. Или давно забытое старое? Сущность начинает делится на клочки и внезапно вспоминается слово которым обозначали данное чувство. БОЛЬ! Именно так. Большими буквами. Куда-то несёт. И изменения приходят: Откуда-то появляется чужая мысль о другом слове. Это слово - МЕСТЬ. И уже не видно серой равнины ставшей мне такой родной. Но он завидует, тем кому повезло остаться там - они не испытывают этого нового чувства. БОЛЬ ему не понравилась. Никто не тревожит их мертвый покой. : А ..это .. а! ..что за...

Глава ?2

** * *


...первой пришла боль. Потом появилось смутное понимание, что надо дышать. Дышать было тяжело. Очень тяжело. Ощущение удавки на шее. Попытка её убрать и понимание, что руки зафиксированы. '
Отступник! Неужели ещё одна казнь?! Попытка вслушаться ни к чему не привела. Вокруг темно и тихо. Хотя нет, слышен какой-то хрип. Идиот! Это же собственное дыхание. Так, надо попробовать вылечиться. Не выйдет. Нет сил. Нет сил дышать. Даже дышать. Облегчение. Больше не будет БОЛИ. Опять можно отдыхать в НИЧТО. Да. Отдых - это хорошо. Счастье. Паника. Может и не смогу. Умирая, Карин пойми как и где.

Вдруг реинкарнация. Надо делать. Что-то. Делать. Пронесясь в голове, все эти мысли вдруг исчезли донельзя испуганные осознанием того, что с телом, что-то совсем не так. Тонкие и слабые ноги, руки. Неправильное туловище, с чем-то чужеродным на груди. А в голове всё больше ваты. Мысли путаются. Если хочеться думать, а не перерождаться - надо что-то делать. Так. Остановить всю деятельность тела и мозга. Кровавая плата за инстинктивный запуск заклинания. Нет памяти, что сделано, нет памяти зачем, но что-то в глубине решило так. 'Основанное на магии крови заклинание сбора сил из окружающего мира'.

Что это значит? Хуже уже не будет. Прячу сущность, в подвалы позвоночного мозга, разбрасываю по клеткам тела. Может хоть что-то выживет. А буде сил достаточно станет - разбу...'* * *

Выйдя из сумерек пещеры, он прищурился на яркое солнце и попытался оглядеться. За порогом пещеры был каменистый склон, у подножия которого, начиналась раскинувшаяся до горизонта травянистая равнина, с редкими каменными выступами буквально взрезающими её изнутри. Недалеко от подножия пролегала широкая дорога. Но к ней надо было ещё спуститься. Впрочем, как говаривал Кейраш, если ничего не делать, ничего и не произойдёт. Подумав немного, Айшириэль эЛь Тагиб, направил свои стопы к дороге, решив пойти по ней направо - в сторону дымки. Если и не город, то всё равно вода. С этими мыслями молодой человек зашагал вниз. У него было много дел.
Спустя несколько часов он гораздо лучше стал понимать отличие путешествий по так знакомому ему лесу и этой пустынной равнине. Мелкая пыль, поднимавшаяся из под ног, взлетала и от редких порывов ветра, повисая над дорогой, она набилась в каждую доступную щель. Найдя себе убежище под воротом куртки, забиваясь в глаза и нос, облепляя перевязь и мнгновенно впитывая не частые струйки пота на лбу пыль превратила ещё недавно прилично одетого парня в бездомного бродягу. И только рукояти меча и кинжала мешали окончательно принять его за нищего попрошайку.
Вдалеке на горизонте показались какие-то строения, дымка покрывающая город разрослась настолько, что могла бы легко закрыть собой луну. По краям дороги постепенно начинал появляться кустарник. И если перспектива ночевать в пути никак не беспокоила Айша, то долгое отсутствие колодца, пересохшие губы и отсутствие у него даже элементарного запаса воды заставляло задуматься.
Когда уставшее солнце задумалось об отдыхе, молодой человек стал поглядывать по сторонам в поисках нескольких больших камней, что могли бы укрыть его от холодного ночного ветра. И, будто на заказ, пара больших камней была явлена его взору, как раз когда он в усталой тревоге начал всё чаще поглядывать на заходящее светило.
Сняв куртку, Айш добрыми словами вспоминал наставников, и отчищал спину от пыли грязными руками. Его никогда всерьёз не учили выживать в пустыне, но пару советов он запомнил. И теперь эти пара советов - его единственный шанс. Отчистив куртку, насколько хватило терпения, он сложил её так, чтобы получить объём похожий на сложенные ладони, он достал меч и прислонив его рукоятью к камню упёр кончиком в куртку. Поступив таким же образом с кинжалами, он устроился клубком на каменистой почве. Ему оставалось только надеятся, что он не замёрзнет за ночь и что воды ниспосланной ему хладным металлом будет достаточно, чтобы продержаться ещё день...
-- Смотри-ка. Людь! Эргей, да смотри-ж ты бестолочь, пока не убежал!
-- О-о-о. И точно! Живо-о-ой людь! Диво-то какое! Дисом кламаю живой! И...наверно вкусный.
В какой-то момент осознав, что жуткие взрыкивающие голоса не часть сна, а неприятная реальность, он вскинулся, открыл глаза и увидел... огромные жёлтые глаза с вертикальным зрачком. Близко. Сердце пропустило удар. Слишком близко.
-- Выыв-вы ако? - вежливо промямлил, пытаясь вжаться в камни Айш.
-- Ты смотри, Эргей, - у глаз оказывается было лицо. Зелёное. С огромными клыками, - он меня боится. Гы-ы-ы! Как необычно!
-- В-вы кто? - смог выдавить из себя Айш, судорожно вспоминая с какой стороны была его куртка. - что вам от меня нужно?
-- Интересный мальчик - басовито прогудели сзади - и зачем он вам, дети?
Холод прокрался за пазуху. Он судорожно зашарил руками вокруг в поисках меча. Если ЭТО - дети, то что же стоит сзади него? Нашарив слева куртку он прыгнул туда и схватил родовой меч. Прижавшись спиной к валуну и заняв боевую стойку Айш делал глубокие вдохи и медленные выдохи пытаясь успокоится.
-- Хе-хе-хе. Мальчик, да ты не дёргайся. Тогда мы тебя не тронем. Может быть - существо называющее его мальчиком сидело на попе, обхватив ноги замком рук и посмеивалось. Надо отметить, что сидя оно всё равно было выше Айша на голову.
-- Мгха... - подал реплику, враз пересохшим горлом, не знающий что делать человек.
-- Мы - свободный народ пустыни - Орки, ты что никогда не видел живого орка? Зачем тогда пришёл? Поглазеть? - вдруг Это перестало посмеиваться и хищно сощурило глаза - или ты за славой и нашими костями пришёл, людь?!
-- Тегор, да он маленький совсем, чему ты детей учишь? Нет доблести в том, чтоб пугать мелких. - раздался голос сверху. Айш поднял глаза и понял, что на валуне к которому он прислонялся стоит ещё одна особь этого народа. Судя по строению тела женская. И очень большая.
-- Я...я не...я не ...я просто...шёл...город. - он провёл языком по пересохшим, потрескавшимся губам и попытался собраться мысли в кучу - я просто путник, шёл мимо никого не трогал. И...и вообще я думал, что орки - маленькие зелёные проказы...а вы....вы...вы с Тролля размером... - окончательно выбитый из колеи Айш не смог удержать свой язык и вначале сказал, а потом задумался как такое высказывание будет воспринято орками. Надо отметить, что даже без настолько веской причины такое поведение частенько приводило его к неприятностям. Но врядли настолько серьёзным.
-- Мы - проказы? Мелкие... зелёные... проказы? - Тегор, громко и заразительно засмеялся, стал кататься по земле и молотить кулаками. Когда он попадал по камням те резлетались на мелкие кусочки. Айш сглотнул представив себе перспективу защищаться от такого монстра. Вокруг заразительно смеялись на несколько голосов и он тоже позволил себе робкую улыбку, внимательно рассматривая новых знакомых. Здоровые. Очень здоровые. Тегор представлял собой почти четырёхметровую тушу мускулов. Короткие кривоватые ноги, руки по толщине не уступающие ногам и достающие до земли, даже когда он стоял. Жёлтые глаза размером с кулак взрослого мужчины, с красными вкраплениями и чёрные зрачки. Клыки торчащие изо рта и портящие дикцию, когти на руках и ногах. Если эти существа хоть немного умели пользоваться данным природой преимуществом в естественном вооружении - у него не было ни малейшего шанса справиться даже с одним из них. Даже те, кого они называли детьми были в выше, толще и шире Айша...Айш наклонился, поднял ножны и демонстративно вложил в них меч. Со второй попытки и дрожащими руками. Он вдруг понял, что устал, плохо выспался и очень хочет пить.
-- Размером с троля. Хе-хе - да ты шутник паря. - Самка орков спрыгнула с валуна и наклонилась к Айшу. - тя как зовут, паря?
-- Меня зовут Айш, - он попытался горделиво выпрямить грудь и закашлялся - у вас воды немножко не найдётся? Я не пил почти больше суток, и, благодаря нашей встрече, я остался без утренней порции воды...
Орки задумчиво посмотрели на человека. Перевели взгляд на мокрую, истоптанную Айшем куртку. - ну ты и дурак паря. - самка орков ткнула ему в грудь когтем, так что Айш почуствовал себя почти на вертеле. - один, без воды, без снаряжения, без верительной грамоты, ничего не зная об орках и тролях соваться в пустыни Paya - может только полный дурак. С чего ты решил, что мы будем тебе помогать? - она усмехнулась ему прямо в лицо - ваши любят убивать орков. По любому поводу или без оного. Дай нам хоть одну причину не устроить из твоей смерти праздник? - Она расширила левый глаз. Капля холодного пота скатилась по спине человека, и только через пару секунд он понял, что это был аналог поднятия брови. Эргей и второй ребёнок сочуственно взирали на экзекуцию, но не пытались вмешаться, Тегор же посмеивался - так его Эрна, пусть знает как быть придурком.
Айш задумался. Учителя по тактике часто говорили ему, что не всегда и не всё можно будет решить силой и клинком, но он не верил им. Лучший меч империи мог позволить себе высокомерие. Только теперь он в полной мере понял, что они имели ввиду. - Я не оскорблял вас, зачем же вы оскорбляете слабых? Нет же в том доблести? - через силу выдавил он. Только мысль о том, что он остался последним кто может свершить отмщение заставляла его держаться.
Тегор усмехнулся - а ты ничего. Храбренький. И не из северных. - он встал и легонько хлопнул Айша по плечу. - э-э-э извини. Не рассчитал, - Тегор, видя как человек кубарем полетел по камням от хлопка, тут же извинился. - Пойдём выпьем куймыра и ты расскажешь нам свою историю...
-- И-историю - отряхиваясь пробормотал Айш, пытаясь понять все ли кости целы и от всей души радуясь, что не начал драться с этими ужасными существами.
-- Ну ты же не считаешь, что мы примем тебя за обычного путешественника? Хе-хе. Ты на них похож так-же как я на троля. Хе-хе. Пойдём обедать и пить куймыр. И постарайся поменьше врать у нас в гостях, - Тегор оскалил полную пасть зубов, толи в усмешке, толи в угрозе. Не понявший тонкостей орочей мимики Айш вздрогнул -, а то мы обидимся и на десерт попробуем вкусную человечинку.

Глава ?3

* * *

...внизу камень! Надо что, то делать! Накатил приступ клаустрофобии. Я дёрнулась и не смогла ничего сделать.
Так, Тишиниэль, заканчивай мандражировать, и так мысли путаются, видимо воздух кончается. Ладно, как говорят... говорили, молодцы с границы, когда хотели передо мной распустить хвост: 'Ганеш не съест, Лагош не выдаст'. Проведём осмотр, что у нас есть. Руки зажаты, если не отдавлены напрочь. Хотя: пальцы правой руки шевелятся и мизинец на левой. Значит руки ещё есть. Голова вроде работает. Впрочем, это ещё вопрос, дойти до мыслей о настолько запретном заклинании, и сказать, что голова работает. Хм: ход рассуждений кажется мне подозрительно знакомым.
Но... я же УЖЕ призвала демона? И, теоретически, я не должна была прийти в себя. Вообще никогда. Но я мыслю! Чувствую! Значит существую. Так говорят маги. Может я что-то в той книге не так поняла? Интересно, а почему, когда я дёрнулась, у меня не заболели рёбра? Попробовала вздохнуть. Закашлялась. Ох, как же хорошо вздохнуть почти полной грудью. Пусть даже камень врезается в тело, мешая дышать, и воздуха нет. Само ощущение почти засохших лёгких, расправляющихся в груди - просто восхитительно. Пусть даже оно сопровождается жесточайшим кашлем, как же приятно дышать полной грудью.
И силы есть. Причём, непривычно много. Почти как утром. Почти как в начале нашего бегства. Странно. Очень странный результат для такого заклинания. Ладно, надо выбраться из этого каменного мешка, раз уж судьба подарила мне этот шанс. Меня и в детстве часто называли холодной и бесчувственной, и только папа поправлял их: 'моя дочка - просто очень практична'. Ганеш задери! При мысли об отце, глаза подозрительно защипало. Так, девочка, вначале надо выбраться!
Задача максимум - пробить несколько метров каменного завала и оказаться на свободе, не повредив оставшиеся целыми части тела. Если бы у меня было много сил я бы могла:впрочем сил у меня и вправду много. Даже очень. Решено! Вначале лёгкое заклинание усиления кожного покрова, потом внутренних тканей и костей. Потом заклинание разрушения. И направим мы его:мы его: Ганеш всех в подземье! Так. Не паникуй!
-- 'Не паникуй, ты храбрая и можешь выбраться' - подсказал мне мой внутренний голос. Но как же страшно осознать, что я не знаю где выход. Впрочем, я знаю. Фу ты ну ты. Там где был Айш. Значит где-то за левым плечом. Туда разрушительное заклинание и направим.
Грохот, острая вспышка боли. Гррррр! Теперь у меня будет обожжено левое плечо. Значит ещё одно лёгкое заклинание - для снятия боли. Ну что такое, говорил мне Грэйкшем: 'Контроль, деточка, контроль - это основа всей магии. Если, конечно, ты не хочешь скатиться до уровня базарной гадалки. Но и там ты без него никуда.' Я не хотела. Но, даже занимаясь с усердием, я всегда знала, что контроль это моё слабое место. Зато теперь левое плечо обдувает ветерок. Лёгкий такой ветерок. Тиш! Ты дура набитая, какой ветерок - ты в каменном мешке! Это последствия ожога - нервы галлюцинируют. Вот какие слова я знаю, всегда любила читать словари.
Теперь ещё пару раз туда же, только заблаговременно ставлю щит между собой и объектом заклинания. Почему я не подумала об этом в первый раз? А, Лагош знает. Я - нет. Теперь сложный момент. Ослабить давление верхних камней и выдернуть себя наружу.
Оп-ля-ла! Получилось! Правда, судя по тёплой жидкости приятно льющейся, по рукам - попутно я ободрала себя до крови. Ну что за жизнь у неумелого мага. Ещё лет десять, а ещё лучше пятнадцать и подмастерье. Я бы стала подмастерьем. Мечты. По крайней мере, меня в этом Грэйкшем убеждал. Снимем укрепляющие и обезболивающие заклятия.
Ой! Ну и зачем я это сделала?! Оказалось, что лежала я на камне с упором в спину. Теперь он туда сильно давит, а пострадавшие конечности с размаху брякнулись наземь. Так. И ещё плечо горит огнём, а ближе к шее холодно. Но раз что-то чувствую - значит всё не так серьёзно. Ладно. Бедная маленькая Тиш, потратит остатки сил на то, чтобы восстановиться.
Ну почему днём так темно...

* * *

...или это в глазах темно? Я расслабилась и задышала глубже. Целительным заклинаниям нужно время. А потеряв сознание - она потеряет и заклинания съевшие последние силы. Раз-два. Раз-два-три. Медленно вдыхаем и выдыхаем.
Мучительно длинные секунды превращались в бесконечные минуты, но наконец пытка кончилась. Точнее кончились заклинания. Всё-таки из меня даже подмастерье не выйдет - грустно усмехнувшись я попробовала встать.
Ну вот, только лёгкая головная боль. А ещё незажившие ссадины на руках, голове ...да проще сказать где их нет! Но уже могу шевелиться не пытаясь потерять сознание. Это прогресс. Теперь надо собраться и попробовать догнать Айши, пока он не влип в какую-нибудь историю. А потом уже можно будет подумать над странностями происходящего.
Тишиниэль, любимая дочь императора, светлейшая... и прочая, прочая, прочая как говорили в Империи встала на проявляющие подозрительную слабость ноги и, осмотревшись, вздрогнула. Прямо около ног лежало 3 скелета. Двое, судя по всему, были бандитами, а третий воином. С учётом того, что моя собственная одежда очень плохо перенесла последние события, а сумка с запасной одеждой лежала там же где и все мои припасы - на пару десятков локтей вглубь завала из которого я только что выбралась - я, с понятным интересом изучала до странности хорошо сохранившуюся одежду скелетов. Естественно, я не горела желанием одевать на себя чужие обноски, но и забраться вглубь завала, чуть не похоронившего меня навсегда - было выше моих сил.
Судя по расположению тел, один из бандитов был лишён головы, а второй воткнул нож в бок воина. Понять что убило второго бандита оказалось слишком сложно и после недолгих размышлений над остатками моих охотничьих брюк, я решила позаимствовать у воина как кожаную куртку, так и кожанные же штаны. Конечно, они не были сшиты по последней моде. Конечно, выделка кожи была слишком грубой, цвет мне совсем не подходил да и их состояние, если честно, оставляло желать лучшего, но даже то что они были грязными и пыльными, не могло изменить то обстоятельство, что особого выбора у меня не было...
Как выяснилось в процессе заимствования, в куртку были вшиты твёрдые пластины из какого-то металла. Воина они не спасли, а вот мне сильно давили на грудь при попытке застегнуть данное чудо портного исскуства. Не сумев сообразить как можно удалить их из куртки так, чтобы она осталась одним куском - я пожалела, что дома не уделяла внимание этой стороне вопроса.
Обследовав имеющуюся в наличии сумку из кожи какого-то странного существа, я нашла немного цветного метала в кружочках и небольшой драгоценный камень, очень красивый на свет. Судя по всему кружочки - это или местные деньги или руны какого-то божества, а камень драгоценность, которую можно продать. Ничего особенного, но в моём положении и мелочь может оказаться решающей.
Закончив сборы и тщательно упаковав лохмотья, в которые превратился мой охотничий костюм, я выглянула из пещеры и... неожиданно разрыдавшись, рухнула на так кстати подвернувшийся камень. Только сейчас, я в полной мере осознала как обрушившееся на мою страну несчастье. Да, несчастье. Можно сказать бедствие. И мои шансы что-то изменить в сложившейся ситуации...
Одна. Практически без припасов. Путь по которому я пришла закрыт, другого я, естественно, не знаю. Без союзников, без верительных грамот.
Я даже не знаю в какую сторону по этой каменистой круче пошёл Айш!!

Глава ?4

* * *

Впервые увидев место жительства его новых знакомых, Айш почуствовал, что его раздирают противоречивые чувства. Жажда и усталость тела бурно приветствовали орочье поселение, в то время как внутренний голос цинично предрекал скорый конец жажде, голоду, усталости вместе с самим Айшем на вечерней трапезе орков. Трапезе, где Айшу отведут почётное место главного блюда. Тоскливо оглядев негостеприимную пустыню он подумал, что особого выбора у него нет - если удастся сбежать от орков, то смерть в пустыне, а если нет - то смерть от руки орков.

- Тегор, у меня есть предложение - юноша не мог позволить себе умереть так просто. У него ещё есть неоплаченные долги! - я могу быть полезен. Не убивайте меня сегодня, мне нужно хотя бы пару лет! - он посмотрел на остановившихся и со странным интересом взирающих на него зелёных чудовищь. С интересом, но без малейшего признака сочуствия или заинтересованности в сделке. - Пожалуйста, дело не в моей жизни! Я сам вернусь к вам и дам меня сьесть, но не сегодня! - он с надеждой посмотрел на орков.

Как ни странно, первой откликнулась самка, а не орк.

- Вот! - воскликнула орчиха. - Посмотрите дети к чему может привезти безголовость! Погулял по пустыне не подготовленным и уже бредит! - она покачала головой и повернулась к Тегору, - Тегор, пошли в лагерь. Бери своего найдёныша и идём. Если упадёт - тащишь его ты! Дети - за мной!

Тегор подошёл к Айшу, резким движением взял его за плечи и встряхнул. - Людь, запомни, орки не любят слабых. Орки не уважают слабых. Орки даже не едят слабых - мы отдаём их диким зверям. Если тебе напекло голову, то не показывай слабости. - шумно выдохнув на Айша он пробурчал, - не будешь слушаться - отдам детям. Пошли!

С этими словами, пошатывающегося от ударившего в голову запаха орочьего дыхания Айша потащили к деревне. За время ушедшее на дорогу Айш успел придумать массу планов побега. Придумать и отбросить за нереализуемостью. Эти громадные жабы, судя по всему, бегают быстрее, да и ориентируются, в родных для себя краях, гораздо лучше. Они сильнее в бою и, судя по всему, гораздо лучше переносят здешнюю жару. К моменту когда они подошло к воротам - человек уже смирился и переставлял ноги на одном упрямстве.

- Тегор, Эрна! Где вы шляетесь? - сгорбленный орк, с потемневшей от времени кожей и отполированной частым использованием клюкой в руках встретил их у входа в поселение. Глаза его сердито поблескивали сквозь паволоку времени, а горделиво вздёрнутая чубом к небу голова показывала, что старик и не думает смиряться под напором вечной реки. - Да ещё и с детьми! Армия чужаков пришла! Всё стойбище ушло в набег, а вы чем заняты?

- К'ригор, какой ещё набег? Какой сумашедший придёт к нам в этот месяц? Месяц непереносимой никем кроме орков и тролей жары? А если кому приспичило принести вкусное человечье мясо прямо к нашему костру, так что плохого? - Эрна короткой рыкнула и пошла дальше, обойдя старого орка.

- Глупцы! Остроухие чужаки пришли за нашими зубами и пальцами, а вы смеетесь над старым К'ригором. Слишком много ты о себе думаешь Эрна. Вернётся Крибай,- Он взмахнул клюкой, указывая на дорогу по которой они пришли, - вернётся совет и я скажу при всех. Окоротить тебя надо..!

Тегор посмотрел на Эрну и нахмурился - и правда, нехорошо вышло. Крибай будет в ярости. - он пошел вперёд недобро покачивая головой. - Ладно. Будет солнце будем искать воду. Пойдём в шатёр.

Старик больше не приставал к ним, оставшись стоять на входе и всматриваться в горизонт. А Айш, несмотря на не лучшее самочувствие, изо всех сил пытался использовать всю свою наблюдательность, что-бы найти зацепку к будущему побегу. Конечно, то, что их путь пролегал между хаотично расположенных шатров и бамбуковых хижин никак не помогало. Но судя по количеству зданий в посёлке жило не меньше сотни орков.

- Тегор, скажи, а где все дети? - с трудом выдавил из пересохшего горла юноша.

Но прежде, чем старший орк успел что-то сказать, отреагировал Эргей - Где-где. Все убежали смотреть на победу! Одни мы тут с тобой возимся - обиженно пробухтел он и недружелюбно посмотрел на человека. - надо было тебя там похоронить!

- Эргей! Подумай сам, ну у кого из твоих сверстников есть свой собственный человек, а? - попыталась успокоить ребёнка Эрна. Ребёнок никак не отреагировал, а собственный человек впал от такой постановки вопроса в задумчивость и до самого шатра из неё не выходил.

Шатёр у Тегора и Эрны был средний. Не самый большой и не самый маленький. И украшен он был средне - не как шатёр стоящий в центре поселения, но и не был он свободен от вышивки, как шатры у входа. Впрочем не только это - все остальные богатства мира перестали волновать молодого человека, как только ему дали в руки ведро с водой. Второе ведро, ибо первое он не смог удержать в руках и разлил, поэтому второе было поставлено на землю Эрной со строгим наказом - <ежели разольёшь опять - набирать будешь сам!> Вкус колодезной, ломящей зубы холодом воды подействовал на Айша настолько же отрезвляюще, насколько и вид колодезного ворота. Ворота, что крупнее двуручного меча обычного человека. Он решил, что лучше использовать уже набранную воду, чем испытывать судьбу с этим прародителем всех колодезных воротов в мире.

Вдоволь напившись, а по орочьи так даже треть ведра не осиливши парень тут же умылся, и освежённый вошёл в шатёр. Обстановка в шатре была аскетичной. И это ещё мягко сказано. Потёртая от времени кожанная сумка и покрытый царапинами кожанный же сундук, были практически единственной мебелью внутри. Впрочем, возможно орки считали мебелью покрытый изящным узором из потёртостей и дыр ковёр, что лежал на полу. Именно на нём сидела семья орков задумчиво наблюдающая за суетой человека. Скрестив ноги Айш сел неподалеку от входа и решил сделать тоже самое - ему на ум пришла где-то толи прочитанная, толи услышанная мудрость о том, что дикари смущаются пристального взгляда и считают тех, кто уверенно и безотрывно на них смотрит своими господами. Так как терять было особо нечего, наш герой решил её проверить.

Но орки повели себя не так, как предполагал автор высказанной теории. Тегор жалостливо посмотрел на теоретика и повернулся к Эрне - как же он дожил до лет сих? Пришёл в орочье поселение и сел спиной ко входу. Болезный совсем! Не пойму как его никто до сих пор не прибил. Налей нам куймыра, а Эрна? - закончив с порицанием недоверчивым хмыканьем орк обратился к детям - посмотрите, и этот людь зовёт себя воином. Посмотрите и запомните, что одинокий людь не представляет никакой опасности, но коли их много соберётся, то лучше отступить. Нет доблести в том, чтобы попасть в их сети и потом сидеть в клетке в городе людском.

Молодой человек не знал как реагировать на такое. С одной стороны, орки уже бесчётное количество раз оскорбили его. Причём оскорбили так, что смыть это можно было лишь кровью. Их кровью. А с другой, они дали ему напиться, предложили свой кров и питьё. Да и шансов справиться, хотя бы с кем-то из них у него практически не было. Но долго пребывать в замешательстве ему не дали. Эрна торжественно открыла сундук и достав оттуда неплохо, по орочьим меркам, сохранившиеся пиалы из кости какого-то животного расставила их прямо на ковре. Оттуда же был добыт громадный бурдюк из которого она налила всем белый напиток с чёрными точками, и наконец, посредством такого же нехитрого действа был получен и установлен в середину шатра надкусанный каравай хлеба.

- Куймыр налит, хлеб, по вашим традициям, покладен. Теперь, мальчик, рассказывай. Кто ты? Что тут делаешь? И откуда вообще такой, с жизнью незнакомый, взялся?

Тут Айш вздрогнул. За всем происходящим он совершенно забыл придумать себе правдоподобную легенду. Придётся сочинять на ходу и не дай Ганеш где оговориться. Сожрут и не подавяться!

Глава ?5

Аннотация: Первые шаги и уже встреча. Интересно, кого можно встретить за углом?

* * *


...налево. Да, налево! Или не налево. Или направо. Справа в далеке дымка. Или вода или мираж. Слева, на грани видимости облако пыли или тоже дымка, очевидно что-то живое. Где живое - там опять-таки вода. Конечно, можно пойти по бездорожью прямо - но, во первых следы на песке остались бы надолго, а во-вторых даже Айш не настолько сумасшедший. Итак, куда мог пойти брат? Думаю все же налево, он и дома частенько гулял в этом направлении. Сумев, наконец, определиться с тем куда пойти - я направилась налево к дорожному полотну неторопливым, спокойным шагом. Спешить в пустыне, не имея за спиной каравана с припасами - смерти подобно. Впрочем, медлить - тоже не лучшая идея.

Размышляя таким образом я внимательно, раз за разом, осматривала окружающий меня пейзаж и старалась не дать себе соскользнуть на мысли о прошлом. Каменистая пустыня, практически обычная холмистая местность, только неведомый скульптор изваял её из песка и камня. Интересно, что за племена живут в этом месте? Легко ли будет с ними договориться? Сухая погода, отсутствие плодородной земли - кочевники? Перемещающиеся от оазиса к оазису? Мирные кочевники, практически полное отсутствие земледелия, ремесел, но мирные. Хм. Ну если в относительное отсутствие воинственности я еще поверю, то в дружелюбие при такой тяжелой жизни - нет. Из этого и буду исходить - первой на контакт не идти, вначале наблюдать - потом общаться.

Общаться. Интересно подействует ли на местных универсальный язык Учитель говорил, что для всех разумных, с кем мне доведется встретится это древнее заклинание - лучше всего. Но, сомневаюсь, что он имел ввиду этот мир.

На этом пока и остановлюсь. И в размышлениях и в путешествии. Дорога понижается, открывая мне ущелье с крутыми стенами из песчаника. Недавний негативный опыт с пещерами, камнями и другими приключениями был еще слишком свеж в памяти, чтобы испытывать горячее желании идти дальше по дороге. Так и кажется, что это огромная пасть голодного чудища ждет пока глупый обед прийдет прямо в желудок. Пусть лазить по пескам тоже не хочется, но нервы дороже. Пройду немного сбоку от дороги, дождусь пока она выйдет из ущелья и вернусь обратно. Тем более, что до места где я видела облако пыли вроде недалеко.

Песок и песчаник. Тяжелый, обволакивающий ступни песок. Он видел как тысячи лет пробегали мимо и не спешит дать лёгкую дорогу. И жесткий, крошащийся прямо под ногами песчаник на котором постоянно поскальзываешься и теряешь равновесие. Даже не знаю кто из них стал бы моим фаворитом на сегодня если пришлось бы выбирать между ними. К счастью есть еще и третий претендент - неизвестно кем проложенный тракт. Пусть сейчас он скрылся из виду в этом неприятном ущелье, но рано или поздно он освободится и мы с ним опять подружимся.

-- Уау-ааои-иии! - страшный крик, донёсся до меня откуда-то спереди из ущелья заставив растянуться на песке и искренне порадоваться собственной предусмотрительности. Не сойди я с дороги - могла бы познакомится с кем-нибудь нежелательным. И пусть домашнее определение 'нежелательных знакомств' - осталось дома вместе с 'не приличествующими моему положению действиями', одно воспоминание об этом, парадоксально придало мне уверенности в себе.

Такое впечатление, что первый крик прорвал плотину - теперь каждую минуту их раздавалось до десятка. Такие разные и такие похожие. Протяжный вой, наполненные тоской и безысходностью. Короткие вскрики буквально сочащиеся кровью и болью. И долгие крики заходящихся от невыносимого живых существ. Да что там происходит, в конце концов? Походная пытошная?

Под аккомпанемент терзающих нервы звуков, каждый из которых, вызывал в груди низкую, достойную лишь простолюдина радость - 'это не я кричу, это не мне больно', я осторожно подобралась к краю ущелья. Меньше всего мне хотелось быть замеченной. Выглянув в ущелье мне с трудом удалось не вскрикнуть от открывшегося мне ужасного зрелища.

Впереди ущелье расширялось являя жадному взгляду арену разыгравшейся трагедии. Не знаю кто начал эту битву, но закончили случивщуюся бойню огромные зелёные, со странноватым отливом чешуйчатой кожы, жабы. Немало их осталось лежать на тракте, но ещё больше стояли на своих ногах и на мой неопытный в военных делах взгляд, были вполне в силах перемолоть ещё одну такую же группу людей, как те, что причудливым узором были разбросаны по площадке. Жабы ходили на двух ногах, использовали оружие и доспехи, переговаривались на своем языке, но от этого не переставали быть противными жабами.

На первый взгляд, жабы добивали тяжело раненных и пытали тех, кто был захвачен относительно целым. В другой ситуации меня бы передернуло от брезгливости к жабоидам, сейчас же я лишь попыталась отрешиться от ударившего в голову тяжелого запаха крови, боли и экскрементов. Неудачно, меня вывернуло наизнанку страхом и тягучей желчью. Страхом быть замеченной этими 'мирными кочевниками' и желчью давно не получавшего еды живота. Во рту поселилась отвратительная горечь, да и место наблюдения пришлось сменить - я прошла около ста шагов и без сил упав на песок стала себя продолжить наблюдение. Так или иначе мне нужно знать об этом мире побольше! Мне надо выжить! Надо найти Айша!

Не знаю, сколько времени ушло на самоуговоры - в конце концов, мне удалось заставить себя сжать зубы и приняться за работу. Итак здоровых жаб - несколько десятков и где-то полтора десятка раненых. Я представила себе выражение лица любого из имперских генералов при таком докладе от разведчика и начала всерьёз. Достала нож и принялась рисовать диспозицию.

Сорок восемь полностью здоровых жабоидов и дюжина раненых. Из них пятеро, видимо вождь и приближённые судя по раскраске и одежде что-то вызнавали у пары растянутых между колышками людей. Судя по всему, изначально пленных было больше десятка, и сейчас эти уродины заканчивали с последними. В это время остальные кочевники занимались мародерством. Там где желаемая одежда не снималось с тела, они просто разрывали тело на несколько частей для облегчения задачи. Выяснив что возможно с такого расстояния, я решила подойти поближе к расширению, и отойдя подальше от края, дабы не было заметно снизу пошла вдоль обрыва.

Диспозиция-шизпозиция и что мне это дает? Что Тиша, не похожа твоя находка на мирных и добрых кочевников, которые помогли бы тебе освоиться на новом месте, найти брата? Конечно, эти звери могли бы быть полезны в войне, если бы их натравить на захватчиков, но я трезво оцениваю свои силы - с ящерами мне не по пути.

Выйдя на намеченную для наблюдения площадку я была неприятно удивлена собственной невнимательностью. Кроме меня тут были еще наблюдатели - на противоположном крае ущелья толпилась пара десятков маленьких жаб, судя по всему - детишки уродов учились жизни у своих родителей. Да, я не ошиблась, в бою участвовали и женские особи, с огромными отвислыми грудями и трёхпалыми ногами они заставили меня задуматься о том, как я буду выживать в мире где людей настолько превосходят какие-то чудища. Буду надеяться, что просто попала в неудачный регион.

Видимо даже Слепая Пряха поняла, что происходящее - уже чересчур и решила сделать мне подарок - жабоиды построились и ушли, не став добивать последнего пленника. Оставив его умирать от голода и жажды они предоставили мне несколько интересных возможностей. Например, можно спуститься вниз и посмотреть на этого пленника - вдруг узнаю что-нибудь полезное.

Потратив около часа на путь вниз я осознала, что жажда терзающая меня - скоро станет невыносимой. Проведя языком по давно пересохшим губам я приложила поистине чудовищное усилие воли и выкинула это слово из своего лексикона на ближайшие пару часов - тем временем надеюсь смогу найти какую-нибудь жидкость.

Добравшись до пленника я испытала на себе какими шокирующими могут быть новости даже в моей ситуации. Во первых, это не был пленник - пленница. Не знаю обладал ли этот распотрошенный кусок мяса красивой фигурой или нет, но личико у неё было по своему красивое. Черно-зеленые волосы, что свалялись жуткими космами, узкий окровавленный подбородок, ровный, аристократический ряд зубов - немного прореженных жабами, темно-серая кожа - даже в таком виде она была чертовский хороша. Особенно пикантно смотрелось острое ушко настороженно торчащее из волос.

Да, подарок Пряхи не была человеком...

Глава ?6

Аннотация: Сказать или не сказать? Быть или не быть? Новые встречи, новые сюрпризы. Необычное предложение.

* * *

-- Да, не стесняйся, малыш, рассказывай - поддержала мужа Эрна. И привела, убийственный аргумент - нам же любопытно.

Пытаясь выиграть время молодой человек порывисто схватил пиалу с куймыром и выпил его залпом. Запоздавший возглас старших орков слился с жестоким кашлем обжегшего горло Айша.

-- Мальчик! Ты совсем дурной что-ли? Куймыром на-сла-жда-ют-ся! Понял? А не хлестают как ваше пойло. - Эрна подняла упавшую пиалу и наполнила её опять. - Даже мы не пьём его залпом. Закуси давай.

Некоторое время человек был занят кашлем и попытками понять, что произошло с горлом и сильно ли он обжёг его. А потом выпитый на голодный желудок напиток дошёл до желудка ударил в голову. И, так и не успевший сообразить ничего путного торопыга, придумал неожиданный ход. Рассказать правду.

- Меня зовут Айшириэль эЛь Тагиб, и ...я наследник престола разрушенной Империи. - икнув он продолжил, чудом заставив себя не поддаваться внезапно подступившим слезам - причём последний наследник.

Орки переглянулись между собой. - Эрна. Ты обычный куймыр налила или шаманский?

-- Обычный. Обычнее некуда. - Орка покачала головой - ты смотри как на него подействовало то.

Не обращающий особого внимания на окружающий мир, героически сражающийся с перепадами настроения, Айш вкратце рассказывал о своём прошлом. О большой империи, которой долгие столетия правили справедливые предки. О конкурентах и тёмных богах. Верности и предательстве. Появлении непонятных жрецов и человеческих жертвоприношениях. Бессилии как армии, так и магов перед новой силой. Жестоких битвах на пути к столице и захвате дворца. О кровавой резне и о том, что ещё 12 солнц сила будет на стороне кровавых жрецов, а потом он, Айшириэль эЛь Тагиб, вернётся и всем отмерит справедливо воздаяние. Ну такое справедливое, что справедливее некуда. И после этой справедливости никого в живых не останеться.

Чем дальше, тем менее внятной становилась его речь, пока он не уснул на половине фразы. Не обращая внимания на задумчивость старших орков и давнее отсутствие в шатре младших.

-- Какой, э-ээ необычный людь. Да, необычный. - медленно, с оттенком изумления протянула орка.

-- Что думаешь, Эрна? - Тегор, в раздумьях, поскреб голову когтями правой руки. - не брешет? Правду по пьяни сказал или хитрый расчёт скрыл?

-- Верит он в это. Правду или нет не скажу, но сам он в это верит. - она в недоумении покрутила головой, - Верит. Но коли и вправду наследник, использовать его. Тренировочное мясо мы и другое найдём, а вот дворянчиков у нас давно не было.

-- Обманет и не поморщится же! - Тегор стукнул кулаком по ладони и взяв пиалу с куймыром начал прихлёбывать по чуть чуть. - лучше уж отпустить в пустыню - всё равно сдохнет. Или - промедлив пару мигов, с загоревшимися глазами добавил он - или заставим обучить Эргея мечному бою? Наверняка же у них по другому бьются чем у нас?!

-- Ох, вечно бы вам бою новому обучиться. Чему только не учились уже! Ничего лучше орка с хорошей дубиной в руках быть не может! - сверкнула глазами Эрна принялась убеждать мужа - а что если его послом назначить? У нас уже 200 солнц не было посла. Поедет в империю. А коли они, как обычно, убьют его, ну тогда будет повод пройтись по их землям с набегом, коего тоже давно не было.

-- А если не убьют? - недоверчиво проворчал орк, которому идея набега понравилась гораздо больше всего остального. -- Если он выполнит поручение? Тогда что? Лучше пусть мальчика бою поучит. А в набег так и так пойдём.

-- Двойная выгода, муж мой. - торжествующе оскалилась орка - или его убьют и мы пойдём в набег или он выторгует нам что-нибудь очень нужное. Получше набега.

-- Получше набега? Не может такого быть!

-- А остроухих? До их земель мы всё равно не дойдём. А они нам много крови должны.

-- Имперцы не отдадут эльфов нам - угрюмо буркнул Тегор. - Тем более на долгую смерть.

-- Тогда набег! Мы в выигрыше в любом из вариантов муж мой. - подвела итог Эрна. - в любом из них. Пойдём встретим наших. Слышишь - возвращаются..

* * *

Спящий принц пропустил много интересного. Вернувшееся из боя население деревни. Израненных воинов, возбужденно галдящих детей. Совет деревни, на котором Тегору с Эрной пришлось выдержать немалую битву за его жизнь. Его жизнь и свой план. В конце концов порешили так - луну или две человек поучит маленького орчёнка мечу, а сам побольше узнает про их мир. А потом в сопровождении пары орков пойдет посольством в Империю. Времена у них непростые - самое время для торговли за жизнь. За жизнь, земли и еще раз жизнь.

Глава ?7

Аннотация: Встреча. Как много в этом слове.

Друг или враг? Всегда ли враг моего врага друг? А друг друга?

Первый разговор.



...Подарок не была человеком, но дарёному коню в зубы не смотрят. Тем более, когда ему осталось жить совсем немного. Ещё раз внимательно осмотрев остроухую, я решила потратить немного времени на поиск чего-нибудь жидкого. Уходящие жабоиды показались мне местными. Может они не стали забирать все фляги?

* * *

Пять минут поисков, сломанный ноготь и я стала счастливым обладателем нескольких не самых маленьких фляг с плескающейся жидкостью. Усилием воли заставив себя не спешить, и даже убедившись, что во флягах вода - выпить только несколько глотков. Это было совсем не просто. Казалось, что каждая капля благословенной жидкости придаёт сил. Но мало ли что здесь пьют в пустыне. Вдруг...

Не каждое непознанное явление суть бога.

Промедлив пару мигов я не стала увлекаться непонятной философией и вернулась к пленнице. Использовав заклинание универсального языка и вылив на лицо умирающей немного воды я выжидательно посмотрела на лицо и пораскинув мозгами поняла, что ожидать прихода в себя потенциальной собеседницы не приходится.

Оторвав лоскут ткани от валяющейся рядом тряпки я смочила его водой и осторожно протёрла её лицо. Лёгкими движениями смоченной ткани сняла засохшую кровь с грязью с век. А при взгляде на изуродованные кисти меня аж передёрнуло. Всё это слишком напоминало мне произошедшее дома. Реки крови. Издевательства над живыми. Брошенные умирать калеки. Набычившись, я занесла местных уродов в список личных врагов под пунктом два. Сразу за убийцами моей семьи.

'Семьи и подданных' - поправила я себя, никогда нельзя забывать о тех за кого отвечаешь. С этой мыслью я решила попробовать помочь тем до кого могу дотянуться. В данном случае - остроухой. Ну и что с того, что я не целитель - никого другого здесь нет, ушастая всё равно умирает, да и поговорить с ней надо.

За всё время учёбы мной было выучено и на практике опробовано только два подходящих заклинания. Одно способствовало заживляло лёгких ран, а второе унимало боль. Решено. Использую оба. Приблизительно оценив имеющиеся у меня запасы силы, подготовила десяток структур для заклинаний так, чтобы можно было их установить на длительное действие с постоянной подпиткой.

Приготовила ещё парочку мысленных цепей - они, пусть и недолго, поработают вместо бинтов и ниток в швах. А теперь неприятное - с помощью воды, тряпки, кучи нервов и при полном отсутствии инструментов мне удалось отделить одежду пациентки от ран и промыть оные. Выглядели они настолько ужасно, что сильные сомнения в действенности имевшихся в наличии средств чуть не заставили меня бросить дело на полдороге.

Тиша? Тиш. Ты же потом будешь всю жизнь гадать могла ты помочь или нет. Так не останавливайся! Увещевая таким образом свои трясующиеся руки мне удалось сопоставить рваные края самой большой раны - пониже ребёр и чуть правее пупка. Цепи - держать! Так, а теперь осторожно положить целительную структуру на получившийся шов. А снятие боли мы положим сверху. Да.

Посмотрев на получившийся результат, новоявленная целительница вскрикнула и села на пятую точку. Мало того, что только что наложенный шов заживал на глазах, так и соседние раны показали такую же прыть.

Я помотала головой - 'но это же невозможно'! На такую скорость заживления не способен ни один человек, какое бы заклинание на него не наложить! Стоп! Человек! Человек не способен, а я знаю о таких остроухих? Да ничего, кроме того что она способна прожить больше часа под палящим солнцем со страшными ранами. Но это ни о чём ни говорит.

Ладно, вначале лечить - думать потом. По быстрому и заметно халтуря я скрепила цепями и наложила исцеление на все большие повреждения - называть ранами стремительно затягивающиеся дырки в коже язык не поворачивался - и, усевшись на ближайший валун поудобнее, стала ждать. Какая разница халтурь или не халтурь - при таком заживлении - ничего не изменится.

Оказалось, что наблюдение за затягивающейся кожей чересчур притягивает внимание, потому что следующее что я почувствовала после того как один из последних швов стал бледнеть был сильный удар в грудь. Отскочив на пару шагов я осторожно вытащила застрявший между тканью и зашитой в куртке пластиной кинжал. Сглотнула. Это неудобная особенность чужой одёжки только что спасла мне жизнь.

-- Лагош, как же хорошо, что я не сумела вытащить их!

Вознеся таким образом благодарственную молитву я обратила своё внимание на свою буйную пациентку. Та, не сумев приподняться поползла к ближайшему клинку. На мой взгляд, летающие кинжалы сильно влияют на человеколюбие. По крайней мере на моё.

Я подбежала к мечу первой и развернувшись упёрла его в бывшую жертву.

-- Лежи и не дёргайся больше! Я не для того тебя спасала, чтобы получить железякой между рёбер! - выдвинула я ультиматум, присматриваясь к реакции остроухой. Поймёт или нет? Действует универсальный язык или нет?

Пару секунд на лице возвращённой к жизни наблюдалась внутренняя борьба. Победившей стороной в которой стал разум. Видимо не без помощи общей усталости. Она расслабилась лёжа на песке и только глаза выдавали сильное желание сделать какую-то гадость своей благодетельнице.

-- Эй! Как тебя звать то, черноволоска? - поняв, что долго я эту железку не удержу я решила обойтись кинжалом и отбросила меч подальше - Смотри. Я не хочу причинять тебе вред. Ответь на пару вопросов в благодарность и всё.

-- Тварь! - выплюнула она - как смеешь ты так себя вести?! Энтиль найдёт тебя и всех твоих дружков! Ты ещё пожалеешь, что связалась с нами! - обычные слова она шипела так, что складывалось впечатление капающего с зубов яда.

-- Может мне стоит прибить тебя. В конце концов, я тебя лечила. Значит некоторое право вернуть всё в прежнее состояние имею - вслух подумала я о том, что такую стерву лучше не оставлять за спиной. С учётом скорости её восстановления, после того как она полностью придёт в себя, у меня будет мало шансов с ней справится.

-- Верни похищенное и мы подарим тебе быструю смерть! - мой подарок продолжал проявлять худшие свои стороны и упорно отказывался быть полезным.

-- Наш разговор зашёл в тупик, дорогая - я вконец разозлилась. - у меня сегодня был ужасный день, я ничего ни у кого в жизни не крала. И времени долго пререкаться с тобой у меня нет. Могут вернуться жабоиды, а я не имею никакого желания оказаться на твоём месте. Так что или ты отвечаешь на мои вопросы или я возвращаю тебя в прежнее состояние и ухожу, варианты ясны?

Дамочка задумавшись уставилась на меня немигающим взглядом - спрашивай. - в конце концов милостиво разрешила она. - Хоть ты и маленькая лгунишка, но у тебя временное преимущество. Спрашивай.

-- Повторяю, ничего я ни у кого не крала! - Я попыталась придумать какое-нибудь оскорбление, но потерпев неудачу решила перейти к делу - Кто ты?

-- Для тебя меня зовут лэ-Интея.

-- После всего, что ты наговорила мне совсем не интересно как тебя зовут!

-- Зачем тогда спрашиваешь? - улыбнулась мне эта тварь.

-- О, Лагош, дай мне терпения! - взмолилась я - ладно, стерва, расскажи мне почему эти зелёные уроды так с вами поступили?

-- А почему ты их так назвала? - она изучающе наблюдала за моей реакцией. Казалось, что с каждым моим вопросом она всё больше обретает уверенность в себе.

-- Л'етея, прекрати! Ответь на вопрос или я уйду! - чувствую, что долго я это издевательство не выдержу. Или прибью её или удушу собственноручно.

-- А это часть ответа, воришка малолетняя. Впрочем тебе не понять его, не так ли? - забавляясь хихикнула она и попыталась устроится поудобнее. - ты даже имя моё не смогла понять.

Гррр! Она что специально выводит меня из себя? Я раздражённо убрала подпитку со всех обезболивающих заклинаний. Л'етея, вскрикнула и побледнела. Впрочем, она довольно быстро пришла в себя и уставившись на меня похолодевшими ещё больше глазами, усмехнулась - и это всё, что ты можешь, девочка?

Но было уже поздно, её возглас был для меня как ушат холодной воды в горячий день. Она ведь действительно провоцировала меня, чтобы узнать обо мне побольше. Боюсь, что своими вопросами я рассказала о себе, гораздо больше чем узнала.

Ганеш ей на голову!

-- Ладно, Л'етея, Линтея или как там тебя. Я устала говорить, что я не воришка. Приятно было пообщаться, но мне пора идти. - я поднялась и поняв, что даже сейчас не смогу убить беспомощную женщину подобрала ближайший из немногих уцелевших вещмешков, вытряхнула из него барахло и стала укладывать найденные фляги.

-- Без меня, у тебя нет ни шанса малышка. Ты чужая здесь. Ты не умеешь себя вести. Неопытная молодая женщина - это только добыча. - Тихо и серьёзно произнесла она. Помолчав и смерив меня оценивающим взглядом добавила - заметь, я не говорю беспомощная. Не имеет значения, что ты можешь в открытом бою. До тех пор пока ты не понимаешь, что происходит.

-- Что ты имеешь ввиду? - быстрая смена стиля разговора сбила меня с толку.

Хмыкнув, Линтея продолжила - смотри, по тебе видно, что ты никогда не видела орков. Это ужасно удивляет меня, но это возможно. Изнеженное купеческое дитя - размышляла она вслух, пронзая меня острым как меч взглядом - никогда не видевшее никого из орков это возможно. Но ты также никогда не видела таких как я, ты даже не знаешь как называется моя раса, а это уже невозможно.

-- Ээ...- я не знала, что сказать. Надо было срочно придумать что-то, чтобы сбить её с мысли и я не придумала ничего лучше, как спросить - как твои раны? Не болят?

-- Вот ещё один аргумент в пользу твоей неопытности - Замерев на несколько миг после моих слов, тихонько хихикнула спасённая и, судя по всему, полностью пришедшая в себя остроухая и очень языкатая сволочь. - ты не умеешь скрывать своих мыслей. Ход моих рассуждений тебя испугал до потери сознания и ты не придумала ничего лучше, как напомнить мне про мой долг. Мне! Тёмной эльфийке, Высокого рода!

-- Как по твоему, долго ты проживёшь в пустыне близ орочих поселений не зная дороги в Империю? - не дождавшись от меня ответа продолжила эльфийка. - У тебя нет ни шанса. Предлагаю тебе сделку. Интересуешься? - в ожидании ответа недавно бывшая при смерти тёмная, высокородная и так далее в ту же сторону, с некоторым усилием смогла сесть прислонившись к ближайшему валуну и теперь жадно хватала воздух.

-- А у тебя много шансов? Израненная так, что еле шевелишься. Оскорбляющая делающих добро. Без еды, без воды. Близ, как ты сама сказала, орочих поселений? - съехидничав, отбрило её моё высочество. Отбрило и задумалось, почему раненая эльфийка называет жабоидов орками. Орки это маленькие и, практически, не опасные дикие придурки. Надо запомнить на будущее новую терминологию.

-- Ну почему же. Убить безоружную ты не сможешь, это уже видно. А я счас приду в себя и, если не договоримся, возьму столь заботливо уложенный тобой мешок с флягами. Соберу второй с пайками и пойду скороходью домой. - она помолчала - Естественно, я не оставлю тебя без погребения.

Тут мне пришлось срочно хватать челюсть, что от удивления чуть не зарылась в песок. Я её спасла, рискуя, можно сказать, жизнью спасла эту ушастую тварь, а она!

- И какую же сделку, твоё неблагодарное высокородие предлагает? - в другое время из моего голоса можно было бы отливать хорошие клинки. - подлая ты, а сделки с такими до добра не доводят. - на этой ноте, я закончила переговоры и продолжила упаковывать фляги.

- Милая девочка. У меня есть некоторые доказательства того, что именно ты украла ценную для нас вещь. Именно в погоне за тобой и твоими подельниками погиб наш весь наш отряд, включая моего приятеля. Именно из-за тебя орки вскоре пойдут войной на империю. Как по твоему, насколько сильно я благодарна тебе если предлагаю сделку, а? - не торопясь вылив порцию яда, Линтея наклонила голову набок и с интересом посмотрела на мою реакцию. - И зовут меня не Линтея, не Лэнтея, а лэ-Интея. Постарайся запомнить это или не использовать моё имя в разговоре вообще.

-- Милая Линтея, Лэнтея или даже Ли-Антея - теперь была моя очередь злобно шипеть - давай так. Или ты в ближайшие пять минут предъявляешь свои доказательства, причём убедительные или извиняешься или я заставлю тебя пожалеть, что ты дожила до встречи со мной! -

От моего былого решения помочь беспомощной жертве ужасных чудовищ не осталось и следа. Всё чего мне хотелось от этой хладнокровной сучки, так это сделать ей больно. Очень больно. Её реплики слишком больно жалили моё и так истерзанное эго.

-- А если предъявляю, то что? Ты извинишься, вернёшь награбленное и пойдёшь в рабство исправлять ущерб? - ядовито и с неприятным предвкушением усмехнулась лэ-Интея. - Не проблема. Есть много косвенных доказательств, но главное вот в чём, - и выдержав драматическую паузу продолжила - награбленное при тебе. Прямо в этот миг. Прямо сейчас.

Глава ?8

Аннотация: Что лучше - друг в котором не уверен или враг в котором не надо сомневаться?



* * *

При мне? Что-то ради чего стоит положить отряд в орочьей пустыне?? - Ты что, сошла с ума? При мне нет ничего стоящего смертельной драки в этих песках!

-- Тогда ты с лёгкостью согласишься отдать мне свою куртку и проводить меня в Империю? Взамен я скажу, что ты погибла в песках вместе с подельниками.

-- Куртку?! - холодные мурашки пробежали по спине. Она должно быть имеет ввиду те камешки, что я положила в карман. Я не могу рассказать ей всю правду, а, при моём незнании местных оссобенностей, подходящую ложь мне не придумать. Что ещё можно? Меня лихорадило крупной дрожью от того в каком узком углу возможностей я оказалась. Убить эту высокородную змеюку пока она слаба? Смерив испытывающим взглядом, внимательно ожидающую моего ответа лэ-Интею, я похолодела. Она бы не колебалась ни мига. Она не колеблеться и сейчас. Она. Не я. Стоит мне отдать ей нужное ей и отвернуться и, в тот же миг, я получу кинжал в спину. Не отдать и не убить её? Тот же результат.

-- Всё-таки это ты - мне показалось или она немного огорчилась, - а я уж почти поверила в твою непричастность, да только жадность выдаёт тебя.

-- Жадность?!! - это она мой страх приняла за жадность. Жадность? Жадность! Вот ключ к поведению! - холодный расчёт, а не жадность!

-- Расчё-ёт? - нейтрально протянула раненая. - И что подсказывает тебе этот твой расчёт?

-- Мой расчёт подсказывает мне, что ты будешь не опасна ещё не меньше тысячи мигов. Значит я вполне могу поторговаться с тобой об условиях сделки. - пришла моя пора усмехаться глядя на её вытянувшееся лицо. - Мой расчёт также подсказывает мне, что если я отдам тебе камни, то не переживу одну из ночей ближе к населённым краям. А если не отдам и при этом оставлю тебя в живых, то не переживу ближайшую ночь. Так?

-- Продолжай. - на окаменевшем лице жили только глаза, пытащиеся прожечь меня насквозь. Это так контрастировало с нейтральным, безжизненным тоном, что я испугалась ещё больше. Но отступать уже поздно!

-- Поэтому я вижу единственное решение, вынудить тебя дать мне клятву. И я буду пытать тебя пока ты не сделаешь это или пока не станет поздно!

-- П-пытать? - и чему она так удивляется?

Достав камешки я покатала их в ладонях и тяжко вздохнув села около ближайшего куска скалы. Поколебалась пару мнгновений и выбрав самую мелкую из драгоценностей положила её на скалу, неторопливо высыпав остальные на песок. Как красиво они звучат. После чего взяла в руку кинжал и приготовилась раздробить камешек.

-- У меня встречное предложение к тебе, лэ-Интея, неблагодарная эльфийка высокого рода. Либо ты дашь мне мне слово, что будешь мне проводником к городам таких как я, будешь беречь меня как самую большую драгоценность в твоей жизни, не натравишь на меня после стражей порядка, и расскажешь мне вкратце о месте куда мы будем идти, то я отдам тебе половину камней, что будут целыми. - ну давай! Мне нужен твой вопрос, ты не можешь не задать его! Вижу по глазам, что в твою остроухую голову не приходит такое святотатство!

-- Целыми?! Что ты имеешь ввиду? Я вконец перестала тебя понимать. - она и правда выглядит неверящей. Но как-то странно. Как будто ей на день рожденье подарили подарок, на который нельзя было даже надеятся. Может я что-то я делаю не так?

-- Всё просто, камней не так и мало. Но и не много. Каждые 50 мигов я буду разбивать в крошку один из них. Таким образом, к моменту когда ты будешь в силах напасть я уничтожу ваши ценности. Но думаю до этого не ..дойдёт. - свою пламенную речь, полную безупречных выводов я заканчивала больше для себя. Эльфийку скрутили судороги. Она тяжело дышала, извивалась на песке, стонала от боли в открывшихся ранах и беспорядочно молотила кулаками по песку.

Я всё ещё размышляла действительно ли это судороги или притворство, когда она перестала извиваться и устало откинувшись на спину только постукивала по песку, а я вдруг осознала, что это остроухое несчастье смеется. Да что там смееться, она ржала как здоровый жеребец! Она смеялась надо мной! Да как она смеет? Эта нелюдь оскорбляет императорский род, а значит не достойна жить! После всех её непристойных обвинений. Я сделала ей предложение, а она смеётся!

-- Погоди. Сто-ой. Не. Убивай. Дай. - я вдруг осознала, что прижимаю нелюдь к песку и готовлюсь вскрыть глотку как петушку у мясника. А она всё никак не может перестать смеяться. Это обескураживает. - Дай. Ска-зать. По-годи. Бла-го-дарю. Погоди.

Гнев ушёл также внезапно как и пришёл и я устало плюхнулась на песок рядом с подарком. Да уж, подарок так подарок. Но что же я сделала не так? Может это не камешки? Никогда не поверю, что старая кожанная куртка - это то, что можно украсть и вызвать погоню. Хотя может, это часть одежды в которой их древний предводитель совершил какую-нибудь выдающуюся победу?

-- Хватит смеятся. И так половина лечения выброшена в песок.

-- Извини, девочка. Извини меня, и...благодарю тебя за подаренную радость. Я так давно не смеялась. - на её лице гуляла шальная улыбка, а из ран на груди сочилась кровь. От этой картины меня то бросало в дрожь то хотелось кого-нибудь прибить. Желательно кого-нибудь остроухого.

-- Мне не смешно.

-- Вижу. А также вижу, что это ты не участвовала в кражу. Иначе все стражники умерли бы от смеха. - она неожиданно дружелюбно усмехнулась - не злись, прошу тебя. Я специально выводила тебя из себя. Так легче что-то узнать о человеке.

-- Эээ? - очень информативно спросило моё окончательно потерявшееся высочество.

-- Девочка, давай так - она лаского посмотрела на меня. - камешки ты все оставляешь себе. Я дам тебе запрощенные обещания, а ты отдашь мне свою куртку.

-- А в чём я пойду по пустыне? - не найдя ничего лучшего ляпнула я. После чего мне оставалось только смотреть за хихикающей эльфийкой. - Ну что на этот раз?

-- Ты бесподобна. - Интея буквально купалась в моём недоумении - я верну тебе куртку чуть позже. Мало того, когда дойдём до городов я помогу тебе освоится и дам несколько полезных советов. Ну что, теперь сделка?

Я сняла куртку и держа на вытянутой руке угрюмо предложила - вначале немного пояснений. Пусть мне тоже станет смешно.

-- Это легко устроить. помнишь, что спасло тебя от моего кинжала? Помнишь? - остроухая до неожиданности задорно усмехнулась - у нас украли пророчества. Древние были предусмотрительны и написали их на редком сплаве мифрила, счас такие не умеют делать. Можно задорого продать сам сплав, но слитки с текстами бесценны! - она выдернула из моей уставшей руки куртку и, упрямо отбросив чёлку назад, выдрала ту самую спасшую меня от кинжала пластину. На вид это выглядела невероятно прочно. Ни царапины от кинжала. - понимаешь почему угроза раскалывать их в пыль по одному так расмешила меня? Да ещё этот твой серьёзный вид и угроза пыток расчленением камней. После того как орки занимались мной всерьёз ты решила напугать меня не нужными мне дешёвками. Я очень старалась не поддаться раньше времени, всё подозревала какую-то ловушку, но не смогла. Не сдержалась. Извини. - Вспомнив это она опять засмеялась. На этот раз тихо и не обидно.

Представив ситуацию с её точки зрения я улыбнулась, мысленно раскрошила пару драгоценных камешков и... присоединилась к веселью этой стерве. Мысленно поставив зарубку. Большую зарубку о необходимости вернуть ей веселье. Желательно с процентами. Не знаю как и на чём, но я ещё посмеюсь над ней. Эти мысли только улучшали моё настроение и некоторое время только наш тихий, усталый смех, смешиваясь с возвращающимся от скал эхом, звучал над пустыней...

Глава ?9

* * *

При всей усталости ночёвка возле мертвецов не казалась мне безопасным отдыхом. Да, я понимаю, что трупы не могут напасть, но.. . Эльфийка, активно участвую в сборах походных сумок, упрямой спиной выражала нетерпеливое желание убраться из этой братской могилы. А после того, как она рассказала мне, об орочьих обычаях спустя пару солнц возвращаться на место недавней битвы и забирать трупы на праздничное пиршество, мне захотелось оставить между своим ещё вполне свежим телом и жаждущими добычи падальщиками побольше дневных переходов. Не факт, что они заметили бы отсутствие одного трупа, но вот пропажу всех фляг и части припасов -вполне могут...

-- Девочка, ты ещё не закончила придумывать? - нарушила кипяющую работой тишину моя новая попутчица.

-- Придумывать что? - подозрительно огляделась я. - ты о чём?

-- Ты очевидно боишься распросов. Ты даже не сказала мне своё имя! Не менее очевидно, что ты считаешь его ничуть не меньшим секретом, чем всё остальное. <i>Nyaxon</i>, я не буду спрашивать откуда ты пришла и как там живётся. Я не буду спрашивать тебя о твоём истинном имени, но мне уже надоело слушать скрип доносящийся из твоей головы, когда явно отвыкшие напрягать себя мозги, пытаются выдумать правдоподобную легенду! Возьми себе любое имя, тебе знакомое и я буду тебя им звать. Мой совет, если ты способна его услышать, заключается в взятии себе своей детской клички. - Она лукаво блеснула взглядом сквозь волосы и решила подразниться, - А может мне стоит продолжать звать тебя девочкой?

-- Ты знаешь, когда я нашла кого-то живого в этом кровавом месте, я решила, что ты - подарок. И пока ты не пришла в себя, я так и называла тебя подарком. Так что, может ты придумаешь мне подходящее имя?

-- Ты явно не проходила подходящего к ситуации обучения. Скорее всего ты беженец от катастрофы, кажущейся тебе концом мира. Твою деревню разрушили бандиты или отцовские владения после его смерти отняли конкуренты или ещё какое-то дерьмо похожее на перечисленное. - она устало встряхнула великолепными волосами, вызывая зависть одних их видом после таких испытаний. И, посмотрела на меня совсем как моя первая учительница истории. - Послушай, маленькая безымянная девочка, мы ещё не в городе. Мы ещё не там, где я могу тебя как-то защитить словами, и вполне возможно, что нам придёться пробивать путь к своей цели. Ты не сможешь откликаться на имя, которое тебе не знакомо. Это требует практики. Ты выдашь нас в сложной ситуации и это приведёт нас обеих к проблемам. В лучшем случае, к проблемам. Кроме того, ..

-- Стоп-стоп-стоп. - я подняла руки и попыталась остановить этот водопад красноречия. - хватит читать мне лекцию. С этого момента, разрешаю называть меня Тиш. - интересно, почему эта фраза повергла её в ступор.

-- Девочка. Тиш. Когда представляешься кому-нибудь, лучше сказать, что тебя зовут Тиш, а не милостиво разрешить тебя как-то именовать. Такие манеры подошли бы среди эльфов, но...

-- Ли! Можно я буду называть тебя так? Я как раз практиковалась в том, как вести себя в <b>вашем</b> обществе. Но раз уж об этом зашёл разговор, скажи - неужели все эльфы такие наблюдательные и вьедливые как ты? - понимание, что среди группы таких вьедливых стерв... Ну ладно стерв и стервов. Стервоидов? Или как там обозвать стервочек мужского пола? В общем среди разнополой и относительно большой группы этих эльфов никакая из моих 'легенд' не продержиться и полсотни мигов. Как бы тщательно я её не продумывала. Это огорчает.

Застыв на миг, эльфийка покачала головой и, буркнув что-то про человеческих недорослей, предложила начать движение, - это обсуждение грозит затянуться за пределы отпущеного нам времени. Раз уж ты закончила свою часть сборов, пошли отсюда. Я предпочту заночевать подальше от падальщиков.

-- Я только тебя и жду. - я решила оставить последнее слово за собой.

* * *

С детства она мечтала. Мечтала стать драматургом. Мечтать о несбыточном, облекать нематериальное в понятную для всех форму. Делиться с соседями, друзьями, всеми, кто будет готов открыть глаза, своим ви'деньем. И вот день настал. Решающий день.

Она идёт. Сапожки цокают по мостовой, и кажется ей, что от шага до шага проходит вечность. Мнится, что мир застыл вокруг, и лишь она сохранила способность двигаться. Сердце в груди рвётся на волю от волненья. Скоро она докажет всем, что можно! Можно, несмотря ни на что! Можно мечтать и мечта сбудется.

Дверь академии, что распахнута поутру. Множество дверей в длинных коридорах первого этажа. Лестница наверх и снова коридоры. Заветная дверь с очередью на входе. Девушка оглядывает их - тех, кто стоит перед ней. Кто пришёл раньше и первым войдёт в Дверь. Кто, возможно, попробует украсть её мечту. Она рассматривает каждую деталь в их одежде. Старается скрыть неприязнь во взгляде, но на то, чтобы завести разговор перед экзаменом её не хватает.

Встречные взгляды соискателей тоже не блещут дружелюбием. Каждый из них пришёл сюда воплотить свою мечту, но совсем не каждый удостоится чести быть принятым. Не каждому разрешат попробовать на будущий год повторить попытку. И поэтому каждый из них сделает всё, чтобы сегодняшняя попытка удалась.

Она выкидывает из головы мелочи жизни и сосредотачивается на размышлении о Событии. Скоро ей надо будет так подать свою идею, чтобы у комиссии даже не возникло сомнений, что она лучшая. Она размышляет об этом в тысячный раз и опять находит огрехи в замысле, шлифует мелочи.

-- Следующая. - резкий окрик разбивает её сосредоточение. - не спим, деточка, не спим. Заходи.

Встряхнув головой, понимает, что уже её очередь. Глубокий вздох. Шаг вперёд. Ещё один. Зайти в комнату...

-- Девочка, мы тебя не съедим. - ухмыляется важная тётка, лет на пятьдесят. Массивное тело, большая грудь, руки свободно лежащие на столе. Она явно чувствует себя гордой тем, что она будет: судить достоин кандидат или нет. Пусть не одна она, но место по центру длинного стола говорит о том, что она главная. Мадам.

-- Вздохни поглубже, оглядись. Подумай о том, что ты нам представишь. И показывай уже свою домашнюю заготовку. - Здоровый мужчина слева от тётки вздыхает. Начав пафосную речь, в конце он сбивается на скуку и усталость. Ну да, столичный профессор и какие-то кандидаты. С другой стороны, видно, что он считает это своим долгом и намерен, сцепив зубы, довести дело до конца. - Напоминаю, доска справа от тебя. На окне лучше ничего не рисовать. Без особой нужды. - даже шутки у Профессора усталые.

Третий член комиссии ничего не говорит, только внимательно смотрит. Оценивает. Это пожилая дама, что по первости кажется лет на сто. Старуха. Только пристальные, колючие глазки, что взирают из глубоких бойниц выдают опасность. Её никак нельзя списывать со счетов.

Глубоко набрать воздуха, успокоиться. Они ещё поймут её гениальность. Она ещё будет представлять свои пьесы зрителям. Странно, что их трое, а не пятеро, ну да ладно. Она даже немного улучшит свою заготовку - добавит динамичности.

-- Уважаемые члены приёмной комиссии, представляю вам зарисовку о совести, религии и правосудии по закону. Дело происходит в маленьком поселении, на окраине большой империи. - Начав говорить, она ощущает, как волнение потихоньку улетучивается. Сосредоточенность возрастает. - Представьте себе, одноэтажное здание, местами обшарпанное. Здание сбора местных жителей, когда у них проблемы. В большом зале, построенном как судейская коллегия. Там есть ряды стульев для зрителей, несколько мест для спорщиков и одно для судьи. Зал полон... -

Она отвлекается от повествования и даже в мыслях не держа никаких намёков на происходящее, естественным голосом интересуется - Вы позволите мне немного помагичить? Дабы вам легче и интереснее было оценивать мой замысел? - и толи комиссия уже отвлеклась историей, толи заинтересовалась словами про лёгкость и интерес, толи им изначально было всё равно. Но...

Переглянулись важные люди. Мадам кивнула головой и гордо начала: 'Да будет так. Разрешение на магические действия во благо дано. Глава комиссии, Анлиль ду Карст'.

Покачав головой, но не решившись перечить, к ней присоединился Профессор. - Да будет так. Разрешение на магические действия во благо дано. Совесть комиссии, Арно ду Шварц'.

Старуха пристально смотрит на кандидатку и, хмыкнув, озвучивает последнее разрешение. - Да будет так. Разрешение на магические действия во благо дано. Разум комиссии, Мегаль ду Шева'.

Звучат слова. И вроде эха даже не было, но Академия принимает слова к сведению и что-то к комнате меняется. Теперь, на попытку применить магию не сработает тревога. И заклинания безопасности не остановят дерзкого. Теперь всё разрешено.

Старуха то оказывается из совсем благородных. Род на четыре буквы, важная птица. Девушка скрывает улыбку. Уверенность в успехе окрыляет её. Теперь всё будет как надо. - Благодарю!

-- Так вот, зал полон. На месте одного из спорщиков сидит южанин среднего возраста. Горячий, верящий в бога, что требует крови. Ещё на одном сгорбилась молодая женщина с заплаканным лицом. И ещё четыре места пусты.. Да, собственно, смотрите. - Взмах рукой, заготовка из дома и посередине доски, в комнате ткётся из воздуха огромный гобелен. Вырастая чуть больше доски, он заслоняет её. А потом на гобелене проступает изображение комнаты. Рельефное, почти объёмное. Взор повёрнут в зал со зрителями. Можно рассмотреть каждого из них. И видно, что во главе зала сидят двое почтенных жителей деревни.

Старейшина, мудрость деревни. Величественна посадка, горд лик её. В благородных одеждах, без вычурности купеческой, но видно не каждому лорду по карману такое платье. С любовью и надеждой смотрят на неё сидящие сзади.

И Вожак. Рослый, с пронзительными глазами. Не молодой, но всё ещё силён. Опытом выигранных битв веет от него. Одет он в мирную одежду, но достойна она. Сапоги из кожи редкого зверя, штаны тканные, да кафтан тонко кожаный. С уважением и надеждой смотрят на него сидящие сзади.

Не замечают, члены комиссии, что в комнате темнеет. Ибо такой же гобелен, медленно соткавшись из воздуха закрыл свет из окна. Дабы не отвлекал он почтенных от зрелища. Заняты члены комиссии. Ибо похож Вожак на гобелене на Профессора. Похожа Старейшина на Старуху. Похожи, как похож эталон на свою дальную копию. Как если бы божественное вмешательство облагородило их. И жадно вглядывается Мадам в гобелен, в поисках своего прототипа. Надеясь увидеть. И оживает картинка на гобелене.

Не придёт никто боле. Не займут места. Начнём. - Хмуро зачинает Южанин. Видно, не нравится ему происходящее. Но и не отступит он покуда жив.

Женщина, сидящая напротив, поднимает заплаканный взор на пришедших. Обводит взглядом каждого, кто в зале. Задерживает взгляд на Вожаке, Старейшине и понимая, что никто не вмешается печально кивает.

Хмурится на происходящее Вожак, не нравится ему это. Поджимает губы Старейшина, но лишь качает головой.

Вздыхает тяжко Южанин и, стукнув по столу кулаком, зачинает. - Надобно умертвить его. Так я думаю.

Задержавшаяся слеза катится из глаза женщины. Но челюсти её смыкаются, а лик обретает упрямство. - Сына своего не отдам вам. А ты, Ахмир завидуешь просто, что за тебя не пошла я. - Вскидывается она из-за стола, и легонько опираясь пальцами о стол устремляет горящий слезами взор в зал. - Соседи, росла я рядом с вами. Так неужто допустите такое? Чтобы сына моего единственного на поругание богам людоедским отдать?

-- Женщина! Заткни пасть своё! Возмутительно, что сидеть я должен около тебя, да ещё ты богов хулить будешь! Да..

-- Ахмир!! - не крик, рёв, способный перекрыть колокольный звон, раздался со стороны Вожака. И сразу стало понятно, что битвы свои он на поле брани, да в гуще битвы прошёл.

-- Что Ахмир? Судилище это - фарс есть. Вы это знаете и я знаю. Боги мои потребовали жизнь младенца нечестивого, и вы его отдадите. - Усы вьются своей жизнью, а Южанин, закусивши удила, высказывает вслух то, что и про себя не всегда скажешь. - Божий суд сказал, что он виноват в моих потерях, Божий суд сказал, что вправе я просить отмщения. Так пошто...

Комиссия засматривается на происходящее. На шум и гам в зале на гобелене. Реплики, что вполголоса подаются, дабы кандидатку не смутить положительные. Забыли они уже, что задача их судить сценарное мастерство, захватила их постановка и не отпускает. Но видно, что Мадам начинает губки поджимать. Не нашла она себя и теперь начинает чувствовать себя оскорблённой. Как же так, других показали, а её нет. Тем лучше, тем лучше. Значит как раз сейчас самое время.

И распахнутые пинком двери обиженно стучат по стенам. И тишина встречает новых действующих лиц. Целая процессия вплывает в залу, и первой из всех. Самой важной идёт глава клира. Властью и силой веет от неё. Властью, силой и умиротворением. Принудительным.

И тихий возглас радостного изумления, раздаётся со стороны Мадам, на которую и похожа вошедшая. У д а ё т с я!

- Чужак! Взывание к своим богам на нашей земле, есть преступление против Матери! Отлучаю тебя от её благословения! - с каждым словом, печатается шаг вперёд. С каждым шагом, новое слово вбивается прямо в глотку ошеломлённого южанина. - Да будешь проклят ты, и навеки лишён покоя...

* * *

Присниться же. Какая то Академия, странное волшебство, мне даже не знакомое. И всё это с ощущением затянувшегося ночного кошмара. Ужас! Я огляделсь вокруг, не увидела ничего нового. Эльфийка спит свернувшись калачиком и примостив голову на фляжку. Наши вещи лежат между нами. И никого рядом. Пустяня, одним словом. С этими мыслями я легла обратно.

Глава ?10

Аннотация: А тем временем в орочьем лагере... и окрестностях


* * *

-- Эргей, ты всё делаешь не так. Забудь о дубине, представь, что у тебя в руках...коготь! - обрадовался Айш, наконец-то найдя нужную аллегорию. - Когтем не машут как дубиной, когтем надо резать. Ты же не можешь расколоть когтем камень, значит надо заточить твой новый длинный коготь и научится им махать.

Орчёнок задумался и постучал центральным коготком на левой ноге по камням.

-- А папа может расколоть камень когтем. Значит и я смогу. Ты всё равно не можешь отбить мои удары, значит они хороши и мне не надо дальше учится, понял? - с этими словами, довольный своими выводами мальчишка взял мечь в рот и попытался его погрызть.

-- Тегор может расколоть камень когтем ноги??

-- Почему же ноги? Когти на ногах надо беречь, боевые когти у нас на руках. - сердитый папаша-орк стукнул по обломку скалу, на котором сидел наблюдая за уроком и показал Айшу дырку в скале. - наши когти рвут вашу броню как эти сссан-нцы.

-- Э-э-э может сланцы? Вы что знаете геологию? - Айш вконец перестал понимать что происходит. Откуда ЭТО знает одну из самых сложных наук в империи? И почему он так сердито на него уставился?

-- Твоё дело учить ребёнка, а не задавать вопросы! Понял? Эргей, вынь бяку изо рта, хватит точить зубы хорошим мечом. В схватке с троллем, подходящий меч даст тебе огромное преимущество. Троль сильнее тебя примерно настолько же, насколько я сильнее мальчика. И ты должен будешь двигаться быстро.

-- Ну па-а-па. Я не хочу. Это скучно. Ты же этого не умеешь - зачем мне?

-- Помнишь мы с мамой показали вам да-ри-нов и ты завидовал их хвосту? Воспринимай эту железяку как хвост. Он удлиняет твои когти и при этом его не жалко выкинуть. Когда научишься махать им как надо проверишь умею я или нет пользоваться этими игрушками. - с этими словами старший Орк соскочил с камня и наклонился к человеку - если обидишь ребёнка - прошипел он, глядя огромными глазами прямо на Айша - будешь молить о смерти очень долго. Понял?

-- Пп-понял. - переход от вроде бы дружелюбного отношения к угрозам выбивал из колеи.

-- Добро тебе, раз понял. - орк-папа развернулся к сыну и прорычал - закончите тренировку. Придёшь и покажешь. Не будешь стараться пойдёшь помогать женщинам с колодцем. Вопросы есть? Ну и хорошо. Тренируйтесь! И, мальчик, если результат мне понравится, то у меня будет для тебя подарок, хе-хе. - нарычав на них, орк быстро успокоился и немножко вперевалку пошёл к селению.

-- И откуда только Дис тебя выкопал? - перспектива помогать с колодцем, чем бы она ни была не впечатлила маленького воина и он приготовился учится. Ну, по крайней мере перестал оставлять на мече зарубки зубами.

Айш покачал головой, тяжело вздохнул. Огляделся вокруг, но так как никто не поспешил ему на помощь, а вероятность выжить в пустыне без помощи орков была минимальной попытался собраться и представить, что он обучает маленького человеческого детёныша. Хм. Ну-у, не совсем человеческого, а полутроля, например, если такие бывают.

-- Эргей, не знаю откуда вы здесь такие образованные и умные, но твой отец совершенно прав. Не всегда всё решает сила, в один не очень для тебя прекрасный миг ты встретишь врага на порядок тебя сильнее и тогда моя наука может спасти жизнь тебе и тем, кто будет тебе дорог. Понимаешь? - какой же горькой на вкус казалсь эта мудрость. Мудрость, что Айш сам осознал только недавно. Он всегда думал, что титула и отряда телохранителей нужен ему только для того, чтобы произвести впечатление на девушек сразу по прибытию в какой-нибудь город. А после этого, таскающиеся за ним здоровенные лбы, почти любого из которых он мог победить быстрее чем за сотню-другую мигов это блажь отца. В честном, дворянском поединке на мечах. Если бы это был не поединок, а грязная драка в тёмной подворотне, то...впрочем, до последнего боя с захватчиками он думал, что и в бою без правил был бы лучше всех. А потом было не перед кем извиняться за снобизм.

-- Давай сделаем приятное твоему отцу, и полезное нам с тобой. Раставь ноги чуть пошире. - Айш попытался представить оптимальную тактику боя для коротконогово, косолапого орка. Его всегда учили искать преимущества в любой позиции. Да и в конце концов, его до сих пор передёргивало когда он вспоминал состояние орков вернувшихся из битвы. Ему явно нужны будут союзники в этом враждебном мире - Упрись когтями покрепче, но не напрягай чрезмерно ноги, они нужны тебе упругими. Понял?

-- Человек. Что такое порядок и как это упряжь-ноги? - Эргей, даже восприняв наказ отца всерьёз, не мог оставить своё любопытство.

* * *

Разговор, которого никто не слышал.

-- И всё-таки я не пойму цель. - он тяжело вздохнул и, закинув ногу за ногу, лёг на спину. Поудобнее переплёл пальцы, чтобы затылок не касался земли. - Чего мы хотим добиться? Нет, чего ты считаешь нужным добиться?

-- Ты всегда был тороплив. Иногда это не к добру.

-- Я всегда любил чётко поставленные задачи и поменьше мистического тумана вокруг них. Война? Так давай развяжем её. Мир? Так давай займёмся им. Веселье процесса? Что же мы ТУТ забыли? --

-- Спокойнее. Я думаю.

-- Да что с тобой!? Ты всегда была самой решительной из нас! - он покачал головой. Подскочил и уселся на скрещённые ноги. - Вспомни, промедление - это тоже решение. Ты сужаешь горизонт возможностей, потом даже наши возможности не помогут.

-- Я бы не хотела говорить вслух ничего. Я ещё думаю! - раздражение срывалось с её губ. - Не торопись.

-- Свяжись и скажи мне приказ. Нас никто не может услышать тут! А я не могу работать не зная цель!

Она грустно покачала головой и тяжело вздохнув сдалась яростному напору. - Уже два цикла нет вестей с базы. Я не знаю, что там произошло, но... Мы не можем рисковать. И я ..я запуталась.

-- Почему же ты раньше не сказала? - он подошёл к ней, обнял за плечи и взглянул глаза в глаза. - Я займусь подготовкой третьего варианта, посмотрим на мальчика. Четвёртый и шестой не имеют смысла в такой ситуации, а второй и пятый не требуют подготовки.

-- Займись. И, - любящий взгляд в глаза, - будь осторожнее, ладно?

* * *

Вечером Тегор встречал их на околице поселения, с интересом гляда на две усталые фигуры. - Что ты выучил Эргей?

Айш, ещё на подходе гордо выпрямивший тяжелую голову, посмотрел на старшего орка и переведя взгляд на своего нового ученика скомандовал, - Базовая стойка! Выпад! Боковой! Отшаг! Наотмаш! И..Серию!! - чем окончательно сорвал себе горло, и замолчав стал наблюдать скорее за реакцией требовательного папаши, чем за чёткостью движений сына. Который, вполне сносно выполнил базовые движения, сделай парочку неуклюжих атак и показал свою коронную придумку. Над придумку они потратили вторую половину дня. Айш решил, что научить Эргея за несколько занятий ничему толковому он не сможет, но он может попробовать научить его учиться.

-- Ну как тебе? - в ожидании оценки родителя, орчёнок даже забыл, что он уже устал и вполне бодро поблескивал любопытными глазёнками.

-- Я-я. Пока не уверен. - надо отметить, что неуверенность в голосе громадного, самоуверенного Тегора для Айша выглядела так же, как если бы посреди пустыни вдруг забил фонтан. Фонтан игрирово вина. С русалками. - Сын, раскажи что из показаного тобой, какую цель преследует? Расскажи сам, без помощи человека.

-- Ха! Ты думаешь я просто запомнил пару движений?! - малыш яростно втряхнул головой, - да я сам половину движений придумал. Ну-у, почти половину! - и, ещё раз встряхнув отсутствующей гривой он начал с гордостью декламировать. - Так как срок учёбы будет короток, то мы начали с отработки наиболее..э-э.. вероятных ситуаций. Во! Эта..э-э, комплекс против группы не очень хорошо владеющих ..ээ..в общем против средних воинов. Так как я большой и сильный, а люди маленькие и слабые, а у меня ещё и новый коготь есть, - он экспресивно взмахнул своим мечом. Двуручным мечом, который в руке орчёнка как раз походил на не очень длинный одноручник. - так вот, надо не пускать людей на расстояние когда они могут меня своими когтями достать! Ну, э-э, на дистанцию удара их оружием! Поэтому в комплексе есть свободные удары руками и ногами. Они преследуют сразу две цели. Не дать сократить станцию. Нет, дИстанцию. Да! А если вдруг по кого когтем попаду, ему тоже несладко будет. Кувырки для того же - чем быстрее я двигаюсь, тем труднее меня окружить. А если кого раздавлю в процессе - тем лучше. Во! - такая длинная речь явно не была привычной для орчёнка, и он гордился ей чуть ли не больше чем своими ударами.

-- А зачем ты махал мечом, то есть когтем вокруг? - понять отношение орка по интонации было невозможно и усталый человек грустно подумал, что кажется он переоценил ум орков. Если они не поймут почему нестандартный и непривычный подход лучше чем заучивание десятка не подходящих под их комплекцию ударов, то могут на него обидеться. А он не в той ситуации, чтобы на него обижались единственные союзники. Ну ладно, потенциальные союзники.

-- Как зачем? Если ты вооб..обра.. в общем, пре..предст...э-э-э, в общем.

-- Вооб-ра-зишь. Процесс, когда вы в голове визуализируете. Хм. Представляете нападющих. Иногда такое ещё называют 'бой с тенью'. - Айш решил помочь ученику, пока тот не запутался в терминах.

-- Да! Благодарю, учитель! Так вот, Отец, если ты это сделаешь, то поймёшь, что коли они смелые были, то в конце попытались бы как раз подойти поближе. И круговой удар их бы достал. Если не первый, то второй. Вот! - с этими словами малыш встал поустойчивее, и приготовился отстаивать своё мнение, - Мне нравится! Да!

-- В принципе мне тоже нравится. А что ты сделаешь, если среди них будет рыцарь в полном доспехе?

-- Айш говорит, что лучше избежать боя. Но я думаю мне неудастся.

-- Избежать. Боя. Хм. Орку?

-- Ну да, он сказал, что нет ничего плохого в том, чтобы отступить, перегунировать силы и напасть в более выгодном месте и времени!

-- Перегрупировать. - старший машинально поправил сына, внимательно разглядывая молодого человека вызывающим дрожь взглядом. - Ладно, Эргей, иди к Эрне, а нам надо поговорить с человеком. - он ещё раз покачал головой, - сядь гость. Расскажи, почему ты решил учить моего сына так?

-- А что вам не понравилось? Вы просили учить по совести, я так и учил.

-- Мальчик! - громыхнул орк-отец, - ответь на мой вопрос.

-- Тегор. Не кричи на меня. Пожалуйста. Я весь день потратил на твоего сына. Так, как даже мои учителя не всегда тратили на меня. Не люблю делать что-то плохо. Отец всегда говорил делаешь что-то, сделай так, чтобы все вокруг восхищались результатом или не делай вовсе. Пусть думают, что ты мог бы сделать так как я сказал, но не захотел. У тебя попить ничего нет с собой, а? Той воды, что вы дали с собой, надолго не хватило.

-- Ты не договорил, малыш, потом я дам тебе воды.

-- Ты садист. Ты знаешь это? Впрочем зачем я спрашиваю очевидные вещи. Так вот, с вашим телосложением кривыми ногами, когтями режущими камни и жуткой мускулатурой - обычный бой не для вас. Классический бой на мечах. Кгхм. Так вот. Не для вас. Кроме того, ему учат годами. А вы дали мне меньше месяца на мальчика. - он покачал головой, сплюнул кусочек песка, и проведя почти сухим языком, по потрескавшимся губам продолжил. - Но я могу научить его думать так, как должен думать воин. Не солдат и не варвар, что не ценит ни своей ни чужой жизни, а как воин. Ему полезнее научится пользоваться тем, что у него есть. Преимуществами, что у него есть. Чем учится клинковому бою поединщиков. С кем он будет, на равных, биться один на один, да ещё на мечах? А? Вот потому так и учил..

-- Ты удивил меня мальчик. Приятно удивил. - Тегор покачал головой. - Это хорошо. Для тебя хорошо. Вот тебе немного воды, и ..Эрна ждёт нас всех с ужином. Потом мы поговорим ещё. Пей и пойдём. - Удивление на этой физиономии не читалось, а вот странные интонации в голосе, очень даже читались. Орк был чем-то доволен, и он мог только надеятся, что это положительно скажеться на их договорённости.

* * *

-- Тегор, может поговорим?

-- Человек, небо горит. Смотри. Думай. Не говори.

Айш вздохнул и принялся ждать. Они договорились, что две луны он учит орчёнка бою. Две луны изучает этот мир. Две луны орочья чета думает, над условиями их сделки. И когда вторая луна умрёт, они поговорят о будущем. Всё это время он с нетерпением ждал разговора. Ждал и наблюдал за происходящим - он всерьез намеревался не пропустить больше ни одного урока, что жизнь и судьба решат преподнести ему. Простолюдины, а орки явно не были благородными, иногда высказывали мудрые мысли. И слова, что не должны были бы знать...

Айш внимательно смотрел вокруг и обдумывал увиденное и услышанное. После того как, однажды, Тегор взял его с собой смотреть горящее солнце и объяснил, что это время осмысления прошедшего дня. Высшее уважение их богу в том, чтобы мысленно вспомнить всё произошедшее и решить, что было правильно, а что нет. Айш, только через несколько дней попробовал так и сделать и...почти сразу почуствовал пользу. Тогда он взял за правило по вечерам, сидя на камнях, рядом с орком задумываться всерьез. О прошедшем дне и о будущем. Орки и слова то 'осмысление' не должны были знать. Не должны были суметь выговорить, а уж пользоваться таким приёмом.. .И вот знают, выговаривают и пользуются.

Рано или поздно багровые закатные облака окрасятся в темные оттенки ночи и орк будет готов поговорить. Наверное. За прошедшие две луны бывший принц сильно изменился. Равнодушное к чужаку солнце пустыни жестоко обошлось с его кожей, вытопило из мяса лишнюю воду. Мускулатура стала немного рельефней, а движения экономней. Также и мысли наследника разрушенной империи понемногу становились чётче и цепче. И даже если в результате орки откажутся от сделки - он всё равно многому научился.

-- Человек. Сегодня я поговорил с сыном. Посмотрел чему он научился. Послушал расказ о том, как он за тебя заступился. Это было интересно. Да, интересно.

-- Тегор, не знаю что тебе рассказали, но мы с Эргеем не виноваты! - Айш, заволновался. Ему казалось, что ябедничать не в характере орков. Несколько дней назад, его решила проучить местная шпана. Их и так раздражало присутствие человека, а когда они узнали, что Эргей тренируется с человеком, то просто потеряли всякое разумение. Шпана то шпана, но каждый из них был больше и мощнее его. Каждый из почти полудюжины орчат. Убивать местных детей Айш не хотел, но и давать им зацепить его было бы смерти подобно. На счастье Айша, начало драки увидел его ученик, который схватил свой коготь и ввязался в действо. Не пытаясь никого серьёзно поранить или тем паче убить, он начал бить сверстников по головам и нанёс пару порезов самый яростным. Но судя по всему, сильнее всего остановило не то, что сделал орчёнок, а то как он это сделал. Зрелище орка, пусть и маленького, с мечом заставило застыть от изумление всех нападавших. Застыть, а потом смущённо ретироваться.

-- Человек. - Тегор укоризненно покачал головой. - Ты живёшь среди нас две луны, но сегодня ты ведешь себя как в первый день. Как ты думаешь что рассказали мне? И почему? Подумай.

-- Я думал, что они вообще ничего не расскажут. Орки не склонны жаловаться. Максимум, они могли бы повторить попытку, но рассказать тебе. Не знаю.

-- Человек. Твоя голова меньше моей. Это правда. Но ты тоже можешь думать, я знаю. Я видел в тебя действии. - Он тяжело вздохнул. - они пришли ко мне, потому что ты моя собственность. Они пришли ко мне, потому что Эргей мой сын. Они пришли ко мне и спросили, не соглашусь ли я, чтобы ты поучил и их тоже. - Орк наклонил голову и постучал по ней костяшками пальцев. - Что ты думаешь о происходящем. Не про детей, а вообще. Не торопись. Считай это проверкой своей головы. От твоего ответа, зависит моё решение. - Уставившись жёлтыми глазами на Айша, Тегор взял в руки камень и стал снимать с него стружку. Толи когти точил, толи решил фигурку выстругать, но звук выходил препротивный.

-- Я много думал над этим, орк. - молодой человек, тяжело вздохнул, в последний раз прогнал в голове ситуацию и решил, что надо рисковать. Орки не любят осторожность и не ценят дипломатичность. - Раз уж ты так упорно не называешь меня по имени, я буду делать также. Через пару солнц после моего появления, почти все взрослые орки вооружились и ушли. И вернулись обратно только к концу первой луны. А потом стали прибывать другие орки, видимо из других селений. Часть их них была серьёзно изранена. А после вы начали готовится к бою. Тегор, есть вещи которые тебя раздражают. Я хочу, чтобы ты пообещал, что не прибьёшь меня на месте и я продолжу.

-- Как много слов. Как мало выводов. Эргей обидится если я прибью тебя. Без него прибью. Говори. - Орк, поскреб когтями по голове и начал внимательно изучать ассортимент мелких камешков под ногами.

-- Всё время пока я учил твоего сына бою и соответствующему стилю мышления ты внимательно изучал происходящее. И оценивал. Но, ты почти ни разу не удивился! - Айш, уставился прямо в наливающиеся кровью глаза, попытавшись скопировать его немигающий взгляд. - Это нетипично. И эти ежедневные обследования меня Эрной. Что она хочет найти? Почему так внимательно высматривает каждую царапину? И почему вдруг тупоголовые необразованные кочевники так не любят обсуждать некоторые темы? Это нетипично для варварских культур. Ты хотел выводов, так будут тебе выводы. - Айш, набрал воздуха и выпалил, - Первое, вы не то чем притворяетесь. Второе, вы готовитесь к войне. Третье, Ты или Эрна ещё не решили как бы вы хотели меня использовать, но пару раз меняли свою точку зрения..

-- Ч-человек! - взревел Орк. - Эрну в своих выводах не трогай!

Айш запнулся, помолчал несколько мигов, и, упрямо помотав головой, продолжил, -- Ты хотел выводов, вот тебе выводы. Четвертое, Вы даже не думали о том, что могли бы мне предложить взамен, считая, что никуда я не денусь. У вас есть какой-то враг, которого вы опасаетесь гораздо больше остроухих, что отделали вас в день моего попадания к вам и он проявился недавно. Теперь вы хотите куда-то перебазироваться.., но это всё детали. Выводы закончились.

Несколько секунд орк и человек мерялись взглядами, а потом желтоглазый демонстративно внимательно осмотрел Айша. -- ты возмужал. Быстро. А я и не заметил. Хотя твои привычки нарываться и рискованны, но ...мне нравится. Только что такое пере-чего-то там?

-- Перебазироваться? Хм..Переехать на другое место.

-- А. Давай поговорим о прошлом и будущем. Ты, конечно, думал о том, что твоих родных убили, родовое владение захватили, сам ты еле спасся и хочешь отомстить? Думал ли ты как? Думал ли ты о цене, что придется заплатить за эту мечту? Что вообще ты об этом думал?

-- Тегор! Две луны я ждал этого разговора, а получается не разговор, а допрос. Почему ты не отвечаешь на мои вопросы?

-- Айшинириэль! Иногда вопросы дают больше информации чем ответы. Иногда наоборот. Но сейчас время отвечать. Тебе отвечать!

Глава ?11

* * *

В конце второго дня в пустыне пропасть мной и эльфийкой стала очевидна даже мне самой. Мало того, дно этой материковой расщелины даже не думало показываться. Интея шла упругим шагом, с гордо поднятой головой и..почти всегда прикрытыми или даже зажмуренными глазами. При этом она не спотыкалась! Я хуже хожу с открытыми глазами.

А еще она практически не прилагая к этому усилий выглядела практически свежей. Шелковистые волосы, как будто, отталкивали пыль и грязь. К одежде она тоже почти не приставала. А я, наверно, выглядела как уличная замухрышка. Очень усталая уличная замухрышка. Последние пару часов только гордость и фамильное упрямство заставляли меня тащиться за этой стильной куклой древней расы.

С другой стороны, усталость и экономия воды мешали нам говорить эффективнее кляпа из морской веревки. Не было ни сил ни желания, что-то обсуждать.

- Все. Привал. - Прокаркали рядом. - эльфийка слитным движением села на большой обломок скалы. Таким образом можно садиться за стол на королевском приеме. Но, как ни странно, это движение выглядело естественным и посреди пустыни.

-- Голос выдает .. -- хрип изданный моим пересохшим горлом прервался усталым кашлем. -- Выдает тебя. Ты тоже устала. -- и я довольно усмехнулась.

-- Не кривляйся. Морщины будут. -- Ну или попыталась усмехнуться - судя по словам Интеи, на улыбку моя гримаса не тянула. -- сейчас посидим сотню-другую мигов и можно отпить несколько глотков. А пока не отвлекай если мной не попробует закусить что-нибудь мерзкое. - с этими словами она скрестила по странным образом ноги, так что обе ступни были обращены к небу. Распрямилась, пригладила невидимый обычному человеку беспорядок в волосах и, закрыв глаза, положила руки на колени.

Больно надо отвлекать её величество. Я несколько мигов медленно раздумывала почему подарок уже сидит, причем удобно устроившись в своей странной позе, а я всё еще стою. Но так и не придя к какому-то выводу буквально рухнула на камни. Положила сумку под голову и легла. О-о-о! Усталость разливалась в по ногам перекипевшему молоку, что пеной выкипает из кастрюли и заливает очаг. Молочная пена усталости и ноющих мышц начала свое путешествие со стоп, что принимали на себя все неровности пустыни, через стреляющие огоньками боли икры, прошла перевал коленей и начала спускаться вниз к ягодицам, что даже впившиеся мелкие камешки воспринимали как часть отдыха.

В голове появился густой туман без признаков мыслей и...

* * *

Комиссия засматривается на происходящее. На шум и гам в зале на гобелене. Реплики, что вполголоса подаются, дабы кандидатку не смутить положительные. Забыли они уже, что задача их судить сценарное мастерство, захватила их постановка и не отпускает. Но видно, что Мадам начинает губки поджимать. Не нашла она себя и теперь начинает чувствовать себя оскорблённой. Как же так, других показали, а её нет. Тем лучше, тем лучше. Значит как раз сейчас самое время.

И распахнутые пинком двери обиженно стучат по стенам. И тишина встречает новых действующих лиц. Целая процессия вплывает в залу, и первой из всех. Самой важной идёт глава клира. Властью и силой веет от неё. Властью, силой и умиротворением. Принудительным.

И тихий возглас радостного изумления, раздаётся со стороны Мадам, на которую и похожа вошедшая. У д а ё т с я!

- Чужак! Взывание к своим богам на нашей земле, есть преступление против Матери! Отлучаю тебя от её благословения! - с каждым словом, печатается шаг вперёд. С каждым шагом, новое слово вбивается прямо в глотку ошеломлённого южанина. - Да будешь проклят ты, и навеки лишён покоя...

-- Женщии-ина! - буквально взвыл Ахмир. Взвыл и потерял последние шансы на мирный исход дела. Какие бы аргументы он ни имел, какие бы козыри ни держал за пазухой. Оскорбил он святую женщину, и праведный гнев её с удвоенной силой обрушился на него. Да и Старейшина, до того неодобрительно наблюдавшая эту суету, услышав возглас сей, приняла решение. И встала, дабы поддержать клиричку.

-- Пусть и не достойно нашей женщине рожать не пойми от кого, но наше это дело, а не твоё. Такие как ты будут гнить в преисподней Рашасов и..

И не замечают действующие лица, как меняется лицо ответчицы, узревшей сына своего. Шести месяцев отроду, стоящим за окошком на собственных ножках и внимательно, да серьёзно наблюдающим за происходящим. Вспоминать она начала, с кем и ...и когда...

А тем временем, взбеленившийся Ахмир хватает, что под руку попалось, стул из массивного дерева и кидает его в презренную, по его понятиям женщину. И кто знает, как бы всё повернулось, да Вожак был рядом. Стул он отбил привычной к мечу рукой, а другая в кулак сжалась.

-- О великий! Как же так?! - возгласы на периферии сознания, как и грохот прилетевшего в комиссию стула, не заставляют девушку отвлечься, ибо творится заключительный Акт. - Быстрее, за ректором!

-- Пострадаешь ты за деяние своё, Ахмир! - завершает речь жестами святыми клиричка и растворятся в воздухе начинает Ахмир. - А тебя, молодица, лишим мы памяти о происходившем здесь, дабы не смущала она тебя в дальнейшей жизни.

И не слушая, её возражений и попыток что-то рассказать, накладывается на женщину благословение забытья.

Ребёнок за окном неодобрительно качает головой и поджимает губки... Вожак и Старейшина о чём-то спорят с Клиричкой, но сцена потихоньку теряет глубину и чёткость. И в глубину сознания девушки проникает осознание какой-то ошибки. Вокруг неё раздаются негодующие крики, но она уже слишком устала, чтобы вслушиваться. Гобелены расплываются клочками дыма, и солнце проникает в залу надежд и их крушений.

-- Да как она посмела?! - возмущённо вопит Мадам, пытаясь оправдаться за свою невнимательность перед вновь пришедшим. - Овеществителям вход на факультет драматургии закрыт навсегда! Они никудышные драматурги, это все знают!

Старуха смущённо потупила голову, но в уголках глаз у неё что-то поблескивает. Да и Профессор, чувствуя себя не в своей тарелке, пытается робко вымолвить слово в защиту кандидатки.

-- Разбор экзамена будет завтра. В восемь ударов, у меня в кабинете. - Сухопарый, жестокий голос заставляет поёжится всех, от Старухи, до ребёнка. Кто пропустил её на экзамен мы узнаем завтра, а сейчас, как она мудро подсказала нам, коррекция памяти и в тюрьму для магов. После разбирательств уточним срок!

И как в плохом сне, как в её пьесе никто не слушает молоденькую девушку пытающуюся объяснить, что ничего такого она не имела ввиду, и что она вообще не понимает, как ей удалось воплотить в реальный мир, придуманного ей р е б ё н к а . Ребёнка, что стоит за окном второго этажа и смотрит на происходящее...

И под неодобрительное детское качание головой, девушка теряет сознание. Вьются над её головой волшебные искры, очищающие память. О всём, что случилось. Ибо нельзя допустить, чтобы кто-то сомневался в непогрешимости Академии. И вместе с тем, уничтожается память о проникшем в мир существе. Существе, что оглядывает своё детское тело и, досмотрев сцену коррекции до конца и проказливо ухмыльнувшись блестючими чёрными глазёнками взлетает ввысь...

* * *

Тяжелый густой туман разлит вокруг. Ничего. Ничего кроме искорок боли светящих сквозь туман. Красивая тяжесть. Тяжелая боль. Болезненная пульсация.

Боль вспыхивает и пропадает. С каждой вспышкой затухание всё длиннее, а боль всё ярче. Затухание. Время! Раз есть изменения - значит есть и время. Туман не хочет отдавать жертву, но некто за туманом причиняет боль, а она разгоняет туман.

-- Тиш! Да очнись ты, дура эдакая! Ти-ишь! -- каждый еле слышный интонационный всплеск сопровождается звонким звуком и вспышкой боль.

Боль. Звук. Интонация. Что это?

-- Вставай! Надо уходить! -- Вибрации проникли к туману и боли. Вибрации. Тряска это плохо или хорошо? Туман - плохо, тряска уменьшает туман. Значит тряска хорошо. Но когда есть тряска - не пульсирует боль. А боль хорошо, значит тряска плохо.

Думать тяжело, каждую мысль приходится проталкивать сквозь туман. Тяжко вздохнув, потрясти головой пытаясь ...что? Выдохнуть! Упругий воздух застревал в глотке, в висках работали маленькие звонкие молоточки. Дышать казалось естественным, почему же это так тяжело?

-- Тиша, ELGG JALL ABBAN*! -- Пульсация-боль-- Открой глаза и встань! Избалованная INLUN* дрянь!

Глаза! Это важно! Вдох-выдох. Я открываю глаза. Яркий свет. Жесткая тень. Резкая боль. Руки хотят закрыть глаза, но ...не могут?

Глаза уже закрыты, но я всё ещё вижу пылающую бездну и темную фигуру заслоняющую от меня часть огня. Чувствую как меня берут за голову и тихо дуют в лицо. -- Тиш, очнись! Быстрее!

Тиш. Тиша-Тиш. Интересно, это титул или имя? Открываю глаза осторожнее, щурюсь. Моргаю. Хочу спросить почему вокруг пульсирует огонь родной, а вдали чужой, но кто-то ужасно хрипит перебивая меня.

Передо мной темное лицо. Женское. Почему-то знаю, что женское, но не помню что это значит. Решительно сжаты тонкие губы. Прищур темных глаз оформляют нахмуренные брови. Узкий подбородок с парой царапин на нём. Заживших царапин. Узкий, благородной формы нос.

Она держит меня за голову и вглядывается в глаза. Непосредственной опасности от женщины не, но всё равно хватаю её руки своими. Боль в левой руке. Ничего критического. Странная у неё кожа. Ощущается странно. Скашиваю глаза - на темно-серо-зеленой коже сполохами играют тени родного огня.

-- Кто ты? -- наконец-то у меня получается задать вопрос. Она вздрагивает, по лицу быстрыми тенями пробегает смена выражений. Не могу понять. Не важно. Важно другое. -- Кто Я?

* * *

- Как же ты меня раздражаешь своим поведением. - Айш вскочил, схватил с земли мелкий камешек и подбросил его в воздух. Слитным движением выхватил меч и, не обращая внимания на напружинившего мышцы орка, ударил плашмя по падающему камню. Проводил взглядом его полет и, убрал меч. Вместе с мечом убралось и раздражение.

Папаша орк покачал головой. - И эти существа говорят, что орки не необузданны и импульсивны. - Он прикрыл глаза и вернулся к интересующему его вопросу. - Человек! Я слушаю тебя.

- Я не знаю, что тебе ответить, Тегор. - тяжело вздохнул юноша и сел на камень около собеседника. - Я готов на многое, но пока мои планы просты как монета. Выжить, набраться сил и опыта личного, набраться влияния общественного. Не имеет значения деньгами или властью. А потом...- принц вдруг замолчал и, поджав губы, начал глубоко и размеренно дышать.

Экзаменующий лениво приоткрыл ближайший к отвечающему взгляд и, с долей интереса осмотрел юношу. Растянул губы в минутном подобии улыбки и прикрыл взор. В конце концов ему тоже есть о чём подумать, пока молодой человек сможет сформулировать свои мысли, мечты и догадки.

Глава ?12


Глоссарий

* * * * * * *

ELGG JALL ABBAN - Чтоб все союзники выжили. Идиоматическое выражение темных эльфов, используемое ими в качестве ругательства.

INLUN - - Мелкий. маленький. Может использоваться в качестве ругательства или обидной клички.

* * *

(1) Терриян - музыкальный инструмент похожей на помесь струнной гитары с гуслями. Описание гласит: '4 струны слева направо, 4 струны сверху вниз и одна там где барду руке лежать надлежит'.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ) Р.Брук "Silencio en la noche"(Антиутопия) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 7. Перековка"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"