Рокфэлл Таша, Liny: другие произведения.

B S G. Орден Демонов Часть 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приятного прочтения! Обновление от 21.06.17 Конец 3 части


Глава 35

        

Давайте посмотрим, как он начнет конец света

     
  
       Храм теней
             
            До наступления вечеринки Тери спустилась по винтовой лестнице, ведущей к нижним этажам, где покоилась Палеон. Тени были заинтересованы, чтобы в этом воплощении последняя и самая могущественная тень не смогла пробудиться вообще. И на то существовало несколько причин.
            Одной из них было то, что своими живодерскими методами она превратила четверть Дионы в руины. Маги этих мест отказались участвовать в войне против Амальтеи, за что и были наказаны. После расправы над своими подданными, ей грозил трибунал. Правитель не мог пойти против народа, но и не мог потерять талантливого военачальника в лице Палеон. Элитный отряд во главе с королевой был отправлен на Амальтею для сражения с повелителями планет. После победы жрецов, королеве сохранили жизнь, заточив ее оболочку под храмом, куда не могли бы добраться враги престола.
            Королева находилась глубоко под землей, пребывая в литургическом состоянии. Трон, повторяющий форму ее тела, создавался еще на Дионе из особенного минерала, чтобы запечатать силу Палеон до тех пор, пока в ней не появится необходимость. От стен тянулись толстые цепи, что оплетали трон и удерживали ее в сидящем положении.
            Особый минерал, из которых состояли оковы, добывался в Адовой пасти - самом опасном месте на Дионе, где могли находиться только маги не ниже четвертого ранга.
           Вещество, пропитывающее цепи, выделяли сонные урии, живущие на самом дне гигантских болот и топей в этой запретной для обычных жителей местности.
            Сегодня для ее освобождения требовалось загубить не меньше полсотни невинных душ. Кроме того, королева теней руководствовалось в принятии решений какой-то своей собственной сомнительной логикой. Пробудись она сейчас, и освобождение теней окажется под угрозой.
             Воспользовавшись настенным факелом, Тери поднесла его к лицу женщины, такому бледному, что ее кости просвечивали под тонкой кожей, напоминающей парафин. Цепи, припавшие слоем пыли, ловили отблеск от танцующего огонька и за многие века совсем не потускнели. Проверив состояние трона на предмет трещин, она достала из сумки небольшой флакончик и, стараясь не касаться содержимого, капнула на цепи свежий раствор.
            "Поспи еще одно столетие", - удовлетворенно подумала девушка, пряча флакон обратно в сумку. "В мире, где процветает свобода, твоя помощь больше не требуется".
            Тери затушила факел и с мыслями полными предвкушения от грядущей встречи с Сэдгаром, перенеслась в город.
            Она не предвидела, что через пять часов сюда проникнут посторонние и превратят существование теней на Амальтее в Ад.

*  *  *

    - Что теперь делать? - растерянно проговорила сама себе Николь. Неважно насколько она стала сильнее, окружающие вновь подверглись опасности из-за ее сегодняшней слабости. Девушка чувствовала себя разбитой. Встреча с магом показала всю ее некомпетентность.
            Из грустных мыслей вывел настойчивый и обаятельный голос Кейна.
            - Я очень хорошо знаю, что тебе делать. Ты, вероятно, хочешь отдохнуть под дубочком и забиться в темную норку, чтобы вновь и вновь переживать этот момент, но через двадцать минут у нас выступление. У тебя нет выбора, кроме как все забыть и идти долбить по клавишам, чтобы порадовать наших зрителей, ведь они очень яро просили исполнить последнюю песню на бис. Как раз ту, где твоя сольная партия! - подбодрил по-своему Кейн, дружественно похлопывая жертву мага по плечу. Гастону это не понравилось.
            -  Тебе не кажется слишком жестоким заставлять ее идти на сцену после того, что с ней сделали?
            - Жестоко - это застрять на месте и скрывать свой талант, - с явным вызовом произнес Кейн, надвигаясь на Гастона. - И притом, на сцене она будет под моим присмотром. Не с тобой же ее оставлять.
            - А какие, собственно, проблемы?
            Юноша не собирался так легко отдавать Николь, более того, ему хотелось продолжить с того места, где их прервали. И Кейн это сразу уловил.
            - Проблема в том, что ты не внушаешь мне доверия, - мягко намекнул демон, незаметно для Николь прибавляя к цвету глаз красноватый оттенок, чтобы звучать убедительнее.
            - В таком случае, это и тебя касается. Ты же просто дал ему уйти, не так ли?
            - А ты был слишком занят, чтобы увидеть всю картину целиком. Зато я хорошо рассмотрел твой взгляд, как ты ронял слюни на ее виталл, - приблизившись к самому уху Гастона прошептал Кейн, так чтобы больше никто, кроме тени, не мог его расслышать.
            - Считаешь, раз я тень, так мне только виталл и нужен? У кого-то очень убогое воображение.
            - Не такое убогое, как твой интеллект, - перешел на личности О'Гайо, ставя под угрозу нейтралитет обоих сторон
            - Видимо, с моим интеллектом мне и правда будет трудно сдержать язык за зубами... - съязвил Гастон, намекая на секрет демона.
            - Видимо, кому-то скоро придется заказывать панихидку...
            Кажется, с этого момента между ними начали поблескивать вспышки молнии. Вражда теней и демонов брала свое начало еще до великой битвы за освобождение Амальтеи.
            - Я выйду на сцену, мне гораздо лучше, чем было без виталла, - попыталась неудачно пошутить Николь, после чего словила два злобных взгляда в свою сторону. Злобная аура, витающая вокруг парней, только усиливалась. "Нееет, мерить между собой двух альфа самцов совсем не мое призвание".
           
            Зато Крис, пребывающая в развеселом расположении духа, справилась с этим на отлично. Сначала она изучала их поведение, а затем без слов влезла меж двух огней и небрежно растолкала по разные стороны, резко сменив обсуждаемую тему.
           - А Колэни-то сучкой оказалась!
         Парни разом посмотрели на нее.
         - Крис знала, что так и будет. Все тихони в глубине души конченные! Она мне еще с Говенри не понравилась. А потом-то от нее сколько проблем было! Начиная с ба...БУЭ... - все что успела произнести Кристина перед тем, как ее обильно стошнило на дряхлый кустик чистотела.
            "Это была хорошая попытка!" - с уважением подумала Спенсер, сотрясая кулаком в воздухе в знак поддержки.
            - Так, все. Для вас, мадам, веселье на сегодня закончилось, - предупредил Кейн, подхватывая Крис на руки, когда та собралась держаться курса лицо-кусты.
            Николь подавилась воздухом от неожиданности. Знай она такой расклад, упилась бы в такой хлам, что он весь вечер таскал ее на себе. Глаза девушки ревностно заблестели. Она определила в Крис соперницу.
            - Хелен, фьють-фьють-фьють, давай сюда, - коротко просвистел Кейн, призывая Хелену подняться и следовать за ними. Все время девушка находилась недалеко от них, не решаясь вылезать из укрытия, но услышав обезоруживающий командный тон музыканта, послушно последовала указанию.
             - Ты можешь идти? - осторожно спросил Гастон у Николь, едва касаясь ее плеча, чтобы смахнуть зацепившийся сухой листик
            - Конечно, могу, не хрустальная, - сгрубила от досады жрица, игнорируя тень и скрываясь вслед за Кейном.
   "Нельзя упустить этих двоих из виду. По словам Валери, у него очень сомнительная репутация. Вдруг он решит воспользоваться беспомощностью Крис".
            Гастон так и не понял, чем ее разозлил, но на всякий случай решил не отставать. "Доверять демону? Не в этом воплощении".
            Вернувшись на площадку, солист BDD с раздражением пронаблюдал сцену, как сестра в десяти метрах от требуемого места весело проводит время в кругу одноклассников.
            - Я же сказал тебе сидеть в беседке.
            - А я доверила тебе заниматься поисками Николь. И кого ты приволок?
            - Ты такОе пропустила! - завопила опомнившаяся Кристина, до этого с интересом рассматривая тучки на ночном небе. Благодаря своей бестактности во второй раз за день ей удалось пресечь возможную ссору. - У Никки только что виталл вырвали! Ты не поверишь, кто за нее заступился! Гастон, тот самый рыжий...и, - Крис заткнулась, чтоб не ляпнуть слово тень. Пристальный взгляд Валери заставил ее стушеваться. - Услышав, что все лавры присвоены Гастону, Кейн небрежно скинул свою ношу в плетеный стул в беседке и про себя отметил, что новость о вырванном энергетическом центре не стала для Валери неожиданностью. 
            - Твою подругу чуть не убили, а ты так спокойно реагируешь?
            "Ну, так не в первый же раз", - подумала Валери и, сделав еще более непроницаемое лицо, невозмутимо поинтересовалась:
            - И где Николь?
            - Готовиться к выступлению.
            - Отлично, у нее только что забрали виталл, а ты так просто заставишь ее горбатиться. Узнаю варварские методы своего братца.
            - Завтра утром все мои варварские методы, как ты выразилась, тебе придется испытать на себе, - предупредил Кейн, по горло сытый случившимися событиями.
            - Конечно, если ты не врежешься по пути ко мне еще куда-нибудь, и мне снова не придется платить за тебя штраф, - изливала сарказм Вэл, не желая мириться с ущемлением личного пространства.
            Много нехороших слов крутилось на языке О'Гайо старшего, но Валери не дала возможность высказаться, обращаясь к подруге.
            - А ты, когда нажраться успела?! Я же тебя вменяемой отпустила.
            -Ну, я была зла... просто супер зла! И по дороге осушила пару румяшек до дна!
            -А Хелен чего такая пасмурная? Как будто ее мордовали.
             -Так нас это... Колэни предала. Теперича всем грустно, матушка, - промямлила девушка, обвисая на стульчике и заразительно похрапывая.
            -Тьфу, Крис. Тебе нельзя напиваться, ты становишься тупой и говоришь на каком-то странном наречии. Утром ты себя за это возненавидишь.
            - Передаю ее тебе, следи за своей подругой, а мне нужно на сцену, - холодно проронил парень, скидывая на Кристину свою куртку и удаляясь в сторону сцены.
             
            - Хелен, может ты мне более внятно расскажешь? Что произошло? - Валери оглянулась туда, где только что стояла Хелена, но ее там не оказалось. В воздухе витали еле заметные огоньки, оставленные телепортом. - Отлично, мне давно хотелось свернуть кому-то шею. Теперь и повод есть. Стоило оставить их без присмотра, и они снова вляпались!
            Вечеринка закончилась около 4 часов утра. Измотанные и счастливые гости разбредались по домам, оставив после себя красочный бардак. Валери проконтролировала, чтобы уборщики, прибывшие в полпятого, добросовестно выполнили свою работу. После концерта братец исчез, прихватив СэДжея, оставив напоследок плохое настроение и пьянючую Кристину, которая все так же мило дремала на стульчике, накрывшись кожаной курткой Кейна. Николь несколько раз порывалась ее сорвать и оставить себе, но была остановлена здравым смыслом. Девушка задалась вопросом, сколько на самом деле выпила Крис, что ее так вырубило. Речь шла не о двух и не о трех стаканчиках...
            Ближе к шести, когда поляна опустела, они вернулись домой. Валери перенесла Крис в ее комнату, а сама спустилась на кухню. 
            Далеко на горизонте, озаряя заснеженные верхушки гор, поднималось малахитовое солнце. Натолкнувшись на воздушную преграду из грозовых облаков, первые лучи пробились на волю, украшая скучную серость прозрачными нефритовыми лентами.  
            Заварив крепкий кофе, Валери устроилась в кресле, включила торшер и водрузила на колени книгу, оставленную Келибрайт.
             "Келли. Как же я не догадалась раньше? Почему игнорировала очевидное. Я же видела, как она уходит вечером и возвращается под утро. Знала, как Влеган использует свою силу, но и подумать не могла, что Кэл может начать делать то же самое. Неужели вырванные виталлы, о которых говорила тень, были делом ее рук..."
            Валери провалилась в крепкий сон, настолько крепкий, что даже не заметила, как кто-то, миновав охранную систему коттеджа, отнес ее наверх в комнату и бережно накрыл одеяльцем.
             

*  *  *

         Колэни и среброволосый маг прошли к центру зала, где находилась плита гелиотроноса. Алтарь был деформирован, но продолжал выполнять свою функцию.
            - Подойди ко мне ближе, милая, сейчас тебе станет легче, - ласково позвал Раян. - Тело слишком слабое и быстро изнашивается, когда ты утоляешь голод. Энергия обычной человеческой сферы вредит чистокровным магам. Отдай виталлы тому, кто в них действительно нуждается.
            Келли приблизилась к плите, положив на нее ладони. Как только поверхность камня ожила и начала затягивать ее руки, стало страшно и захотелось бежать, но обволакивающий голос Раяна зашептал в голове успокаивающие слова. Он стоял за спиной Келибрайт, властно прижимая к себе и касаясь шероховатым подбородком ее ключицы.
            - Все хорошо, так и должно быть.
         Келли стало невыносимо больно. "На этом месте должен быть другой, но из-за тебя он больше не признает мое существование".
            Поглощенные виталлы стали выходить из груди и растворяться в плите, озаряя ее медным светом, что уходил куда-то вглубь провала, под алтарем.
           Ей и правда стало легче. Раян все еще придерживая одной рукой талию, протянул вторую к камню и проделал то же самое.
            Сколько же он успел их поглотить! Девушка насчитала больше семидесяти, но затем сбилась.
            С последним исчезновением сферы святилище теней содрогнулось. Три сильнейшие волны прошли по земле, но так тихо, что никто не услышал. Цепи, сковавшие тень, раскололись.
         Все закончилось. Келли напряглась. Его пальца стали так холодны, что едва не обжигали кожу под тканью. Атмосфера вокруг него изменилась.
         "Чудовище"
         "Слишком рано!"
         Его голос вновь смешался с другими и стал почти не различимым.
         "Что он говорит?"
         Келли пыталась разобрать, но чужие голоса стали перебивать друг друга, кто-то кричал, кто-то умолял, и сквозь этот гомон черная ткань сильнее смыкалась на ее шее. А затем они резко замолчали.
         - Прости, мне больше незачем оставлять тебя.
         Глаза девушки стали затуманиваться.
         - Мне еще есть, что предложить.
         - Это не что иное, как попытка ухватиться за жизнь.
         - Пусть будет так, но я помогу найти всех жриц!
         - Этого недостаточно, - в полумраке его лицо выглядело как стеклянная обескровленная маска, хрупкая, пугающая своей пустотой.
         - Пожалуйста, это не все... Демоны! С моей помощью ты легко получишь их, и тогда тебе никто не помешает, - тон Келли стал умоляющим.
         - Ты такая жалкая... Но можешь послужить еще немного. С орденом могут возникнуть проблемы. Как ты собираешься это сделать?
         - У каждого из них есть слабое место - их близкие. И прямо сейчас они в Твестле.
        

* * *

            Королеве понадобилось время, чтобы частично вернуть ощущения в окаменевшие конечности. После пробуждения ее тело пронзали тысячи иголок, пока сила виталлов проникала в ее тело, возвращая былое могущество. Глаза еще не привыкли к темноте, а движения давались с титаническими усилиями.
            Спустя час Палеон смогла поднять закованную в металлический браслет руку ко лбу. Браслеты, как стеклянные нитки, рассыпались по полу. Трон начал двигаться, подземелье как будто ожило, каменные стены плавно расступались над ее головой, выдвигая трон на середину храма.
            - Что здесь произошло?! - воскликнула она, оценив расколотый напополам пол и разрушенные стены. В недоумении Палеон остановила взгляд на плите гелиотроноса, наполовину съехавшей в открытый провал. На стене отпечатанный оттиск чьего-то тела. И кровь. Всюду следы борьбы и крови.
             "Почему никого нет? Их что всех перебили? Если это правда, я воскрешу их, чтобы заново похоронить".
            Королева резко поднялась, ноги слушались плохо и, не удержавшись, она упала на колени, бросая взгляд на отломанное звено цепи. И то, что она увидела, привело ее в ярость.
            Следы раствора были совсем свежими. Кому-то выгодно было держать ее в заточении и вскоре она узнает кому.
            Палеон опустилась на трон и, дождавшись пока энергия виталлов стала ей подвластна, начала призывать своих слуг. Настенные факелы вспыхнули голубым огнем. Один за другим храм стал наполняться тенями. Темные пустые образы поднимались над плитами и заполняли зал. Из нескольких сотен в телесной оболочке предстали лишь пять теней.
            - Значит, только пятеро.
            Первым явились взору Атланта и Тери-Ли: сонные и непонимающие как здесь оказались. Затем Аривер, Этрейн, и последним, на алтаре эффектно материализовался Гастон в ночной пижаме с медвежатами. Быстро сориентировавшись что к чему, он принял привычный облик тени, обращаясь к Палеон.
            - Прошу прощения, госпожа, но ваше пробуждение стало для нас неожиданностью.
            Палеон, казалось, смягчилась, но в ее ярко-зеленых глазах читалось презрение.
            - Возможно, вы набрались достаточно сил, чтобы освободиться, или же кто-то другой сделал это для Вас. Нам очень жаль, что ваш сон прерван, - снисходительно проговорил Аривер, немного кланяясь вперед, выражая тем самым почтение.
            - Жаль ему. Вот ублюдки. Вам так жаль, что за столько времени вы не поднесли мне ни одного виталла! Надеялись, что я буду дрыхнуть тут вечно? - взвилась Палеон, направляя свой гнев в первую очередь на Гастона. - И почему я не вижу среди вас Лиона? Он не мог так просто умереть. Где Лион?
            - Несчастный случай, - скорбно опустив глаза, объяснил Аривер, давая знак теням, чтобы те молчали, - он вступил в неравную схватку со жрицей Рэи и пал. Героическая гибель!
            - Гастон? От чьей руки он пал на самом деле? - Юношу не переставала шокировать ее проницательность. - Я же все еще могу тебе доверять? Все так и было? Лиона победила Рэя?
            - Конечно, - невозмутимо кивнул рыжий.
            - Тогда подай мне посох.
            Гастону стало нехорошо, он предполагал, что она собиралась сделать. Среди одиноких образов погибших теней едва заметно проступал один более отчетливый, который королева заметила еще до появления остатков элитного отряда. Душа Лиона покоилась в посохе, это означало, что его убил кто-то из своих. Но ни у кого из теней не хватило бы смелости пойти против ее любимчика. Ни у кого, кроме Гастона. Пойти против Лиона означало бросить вызов самой Палеон. И вызов был принят.
             

*  *  *

             
            Сладко потянувшись на кровати, Валери открыла глаза и несколько секунд смотрела в потолок. Она точно помнила, что заснула в холле. По комнате витал свежий запах отцветающего бериллиса, проникнувший через приоткрытую форточку и еще один, очень знакомый: приторно-сладковатый, отдающий металлом. Кровь отхлынула от лица, когда в памяти возникли воспоминания, связанные с этим ароматом. Резко выбросив руку, она материализовала посох и наставила его на высокую плечистую фигуру, стоящую против света.
            - Лион...
        
     
       

Глава 36

     

Кому-то не сидится в Аду

     
     
      Палеон взяла поднесенный Гастоном посох и, ударив им в пол, выпустила из противоположного конца воплощение свергнутого лидера. Золотой огонек облетел зал и, найдя образ тени, влился в него. Как только темный хитон накрыл бывшего лидера, серая масса, отдаленно напоминающая приспешника, обрела плоть. Лион рывком снял капюшон, шумно втягивая сырой воздух святилища.
      - Подойди, - властно приказала королева, удовлетворенно рассматривая его грубые черты, гордую осанку и уверенную походку. Она не видела их много лет, и от нахлынувших воспоминаний на ее лице промелькнуло умиление.
      - Кто убил тебя? - вкрадчиво поинтересовалась Палеон, с интересом наблюдая за реакцией Гастона. Внешне парень оставался беспристрастным, но внутри нервы трещали по швам. Не будет смысла стоять с самодовольной репой, когда Лион из подлости расскажет ей все в мельчайших деталях, приправленных его ненавистью к предательству теней.
      Поступок Гастона был отвратительным и низким даже для него самого, он избавился от прежнего лидера, когда тот был измотан. По силе рыжий проигрывал Лиону и никогда бы не решился на честное сражение.
      - Меня убила моя самоуверенность. Я недооценил противника, - на удивление всех ответил приспешник Агроса.
      "Не похоже на Лиона, этот кровожадный упырь не мог не мечтать о вендетте. Слишком все подозрительно", - Гас пытался понять в чем же подвох.
      - Отвечай четче на поставленный вопрос. Кто тебя убил?
      - Раны, что нанесла Рэя, оказались смертельны, и чтобы спасти мое воплощение, Гастон взял на себя ответственность запечатать его в посох, - ровно рассказывал воскрешенный воин.
      От напряжения у Гастона подкосились ноги, и он еле заметно пошатнулся, не ожидав услышать столь бредовую ложь.
      Аривер подавился воздухом, едва сдержав вырвавшийся смешок. Отведя взгляд в сторону, он прикрыл рукой рот, делая вид, что закашлялся.
      - ... Вот как, - с небольшой паузой выдавила Палеон, не ожидавшая услышать подобный ответ. Гастон, который метался между властью и подчинением и вдруг совершил акт благодетели. Что-то здесь не сходилось. Королева не страдала слабоумием и хорошо чувствовала обстановку среди выживших теней, но открыто говорить о своих догадках не собиралась. За время ее отсутствия тени изменились. Не было той покорности в глазах, не было фанатизма, с которым они глотали ее приказы в прошлом. Они стали другими, и теперь Палеон не могла действовать опрометчиво, не узнав, что именно заставило их измениться. - Мне нужно время, чтобы изучить положение дел. Если я здесь, значит жрецы на свободе. И что-то мешает вам пойти против них. Так? - обратилась она к Ариверу, по ее предположению самому вменяемому представителю элитного отряда.
      - Совершенно верно, - закивал он, - если позволите, я введу вас в курс дела. У нас была нелегкая ночь, ваши преданные слуги потерпели поражение в борьбе со жрецами и их методами!
      - Что же, раз так, останься. Остальные свободны.
     
      Не желая испытывать терпение Палеон, тени начали покидать зал. Рыжий бросил на друга серьезный взгляд, но тот лишь изобразил беглую улыбку и махнул на прощанье ладонью: мол, не беспокойся, все будет в порядке.
      Гастон вернулся в комнату и, сбросив опостылевший хитон, приносивший ему одни неудобства, повалился в постель. Широко раскинув руки, он созерцал несуразную желтую люстру, оставленную прежними владельцами.
      Но даже эта люстра не причиняла столько неудобств, как грузное перекаченное тело Лиона, которое нависло над ним и водрузило колено возле самого сокровенного. Вернулось жжение под лопаткой, которое он всегда испытывал в его присутствии.
      - Ну, здравствуй, Гас, пришла пора нам потолковать, как лидер с лидером, - задорно ухмыльнулся широкоплечий парень, всем видом показывая, что предателю сбежать не удастся. Лион рывком схватил его за хлопчатый воротник сорочки, нещадно разрывая в нескольких местах, и притянул к себе так близко, что рыжего обдало жаром его неконтролируемой ярости.
      Только после всего того, что произошло с Гастоном, ему было уже, откровенно говоря, плевать на любые колкости со стороны шкафообразного тенезавра. Вопреки положению, юноша был расслаблен и реагировал настолько спокойно, что на Лиона его спокойствие подействовало обезоруживающе.
      - Давай потолкуем. - Пользуясь замешательством тени, Гастон стряхнул его руку и откинулся обратно на кровать, отчего его вьющиеся гранатовые волосы небрежно разметались по подушке. Разорванная рубашка едва держалась на одной пуговице, обнажая бледную кожу груди и идеально плоского живота. Даже для Лиона в этом падшем образе он выглядел слишком привлекательным и из-за своей стройности больше напоминал существо женского пола. Гастон сразу уловил его колебания. "Значит, ублюдка правда смущают вещи такого рода, как и говорил Аривер. Тогда избавиться от него будет проще простого", - мысленно возликовал парень и, сделав безмятежное выражение на лице, томно произнес:
      - Можешь в клочья изорвать эту бренную одежду, а затем делать со мной все, что только взбредет в голову, но и после этого я не буду сожалеть о содеянном.
      Воин как-то сразу изменился в лице. Вся его демонстрация силы и негодование сошли на нет.
      - Вот, животное... К чему ты меня склоняешь, - с отвращением произнес он, отстраняясь назад и предоставляя рыжему свободное пространство.
      Гастон немного приободрился, чувствуя, что Лион больше не станет к нему лезть и позволил себе задать интересующий с самого храма вопрос.
      -Так почему ты меня не сдал?
      Бывший лидер фыркнул, увеличивая дистанцию и искоса наблюдая за тем, как тень неторопливо просовывает пуговицы в петельки.
      - Решим все сразу. До тебя мне нет дела. Я преследую только свои цели и сейчас мне выгодно, чтобы ты делал то, что делаешь. И, Гас, услуга за услугу, - ухмыльнулся он.
      Тут уж было не поспорить. После того как Лион смолчал о поступке рыжего, контроль снова находился в его руках. Гастону оставалось лишь ждать, когда эта образина захочет возвращения долга.
      - Ты ведь хорошо знаешь о месте, где сейчас находятся жрицы?
      - Конечно, но я бы не советовал туда соваться, к ним присоединились демоны из ордена.
      - Ха! Да, ты знаешь, сколько демонов мне довелось убить в прошлом? - Лион так и светился пафосностью, в ожидании пока Гастон не задаст ему желаемый наводящий вопрос.
      - Сколько? - осведомился парень, удовлетворяя самолюбие последнего. Ему была интересна такого рода информация. На его счет перепала буквально парочка и то с большими натугами.
      - Ни одного, - невозмутимо поведал Лион. - А все потому, что они в страхе разбегались прочь, завидев меня еще издали.
      - ...
      - Ну так, где?
     
      Без лишних споров Гастон открыл вирт-карту на наручном браслете и поставил галочку в том месте, где находился новый коттедж жриц. Если он встретит Кейна, то ему будет не за что переживать. Чем быстрее Лион самоуничтожится, тем лучше.
      - Аутист... - сочувственно произнес парень, разглядывая испорченную сорочку, когда любимец королевы отправился, наверное, мстить жрицам. Накрывшись одеялом с головой, он отвернулся к стенке.
     

*  *  *

     
      На поиски Раяна пришлось потратить остаток ночи и утро. Все безрезультатно. Голодный и злой Кейн, чтобы выпустить пар, заехал кулаком в первое попавшееся под руку дерево, превращая его в коротенький обрубок.
      - Проклятье! Он как в землю провалился! Только что же след от его телепорта был здесь!
      - Не сегодня, так в другой раз. Ему в любом случае нужны будут еще виталлы, и он появится, - пытался успокоить Сэд, но, когда Кейн свирепствовал, его было лучше не трогать.
      - У нас просто нет времени искать и предугадывать его действия. А ты совсем ничего не заметил? Встретил девушку и в голове помутилось? Не помню за тобой такого легкомыслия! Вот почему я ненавижу все эти длительные отношения. Парень, на которого ты переложил ответственность найти Николь - тень.
      -Тень? Не может быть, он мне понравился и с виду совсем невинный, - усомнился Сэдгар, с недоверием изучая товарища. Иногда Кейн забывался и мог назло очень резко высказаться, о чем потом жалел. Но сейчас в его глазах горело такое первобытное бешенство, что барабанщик не решился перечить.
      - Невинный говоришь? Этот невинный смел герцога одним ударом. Представляешь его приблизительную силу? Соображай дальше. Рыжий - тень, Тери пробыла с ним большую часть вечера. Со сцены это было хорошо видно. Ну же, Сэд, делай выводы, Тери такая же. Просто очень умело это скрывала. Она пропала в тот же момент, когда засекли выброс над Твестлом.
      - У тебя нет доказательств, - начинал злиться юноша на такое дерзкое заявление.
      - Даже если твоя девушка тень -  это полбеды.  Если в Твестле появились тени, значит, их призвали после того, как восстали жрецы. Чем быстрее мы их найдем, тем лучше.
      - Мда... Если Раян заполучит хоть один их виталл, этот город, а затем и все вокруг погрузится во тьму...
      - Да ничего... может и не придется, - на полтона тише проронил музыкант, не желая продолжать предложение. Встряхнув головой и поправляя привычным жестом упавшую на глаза челку, он туманным взглядом покосился на размытые контуры Дионы.
      И тут Сэд понял все, что хотел сказать О'Гайо. Такое бывает только с самыми близкими друзьями. Когда находишься с человеком так долго, что начинаешь читать его мысли. На лице Кейна отразились несвойственные эмоции отчаяния и решительности одновременно. Сэд посчитал за честь избавить его от этого недуга фееричным ударом в переносицу.
      - И чтоб ни одной мысли об этом, ясно? - взревел он, сотрясая за грудки уплывающего в далекие дали Кейна.
      - Мноф... мноф..., - давясь сломанными хрящами, промычала рок-звезда.
      - Я думаю, это согласие, - утробным смехом расхохотался Сэдгар, перекидывая через плечо обвисшее тело.
     

*  *  *

     
      "Вот же мстительная сволочь. Никак не может успокоиться. Больше не пожалею", - удерживая посох, Валери приподнялась на подушке, стараясь не упускать из вида ни одного его движения. Из-за того, что свет падал в глаза, было невозможно рассмотреть лицо тени. В случае нападения это затрудняло контратаку. Существовала определенная мимика, благодаря которой О'Гайо могла предугадывать движения нападающего. И даже на бесстрастном фейсе Лиона можно было прочитать нужную эмоцию, если б не утреннее освещение.
      Помня позапрошлую встречу, Валери попыталась активировать защиту. Не получилось. Пояса не было. Да что там говорить, на ней вообще ничего не было, кроме нижнего белья. От осмысления своего плачевного состояния девушку стало подташнивать, и посох в ее руке слегка дрогнул. В этот самый момент Лион метнулся к ней и, выхватив оружие, откинул его в дальний угол.
      - Без него будет лучше, - заверил приспешник, усаживаясь рядышком.
      Краем глаза Валери обшарила комнату в поисках пояса хризолита. Хвала богам, он лежал недалеко и, если она сумеет отвлечь тень, то сможет до него дотянуться. Отвлечь... Взгляд Валери остановился на руках Лиона, одной он держал в ладони прядь ее волос, а второй ненормально так поглаживал, прибывая при этом в подозрительном спокойствии. Но самое отвратное было то, что она, наконец, увидела его выражение. Этот взгляд - абсолютно такой же, каким смотрел на нее капитан сборной по регби, когда отчаянно продирался на балкон третьего этажа усадьбы.
      Она сотню раз пожалела о том, что не перерезала себе вены на том чертовом балконе, когда была возможность.
      - Набрался смелости притащиться после поражения? Что на этот раз? Или думаешь, что пока я в человеческой форме, то поддамся, как в прошлый раз?
      - Красивенькие, мягонькие... - не обращая на нее внимания, говорил Лион, прибывая в каком-то своем мире.
      Нет. Надо расставить все точки над "i". Валери выдернула локон.
      - И вообще, ты ж вроде помер?! Или Тери бессовестно мне соврала, чтобы потом подставить?
      Лион взглянул на нее своими глубокими черными глазами, а затем, внезапно опустился на одно колено, преклонив голову.
      - Тени предали меня. И лишь сила любви вернула меня обратно.
      "Какая сила любви? Себя к себе любимому?" Хорошо, что Вэл не задала этот провоцирующий вопрос, ибо на этом месте тень понесло на самые сумасшедшие откровения.
      - Приношу свои искренние извинения. В день, когда Вы победили меня, я нашел равного соперника! Мой мир умирал во тьме, но теперь я прозрел. Мое призвание следовать лишь за Вами и найти покой. Пожалуйста, примите свою истинную форму и отплатите мне за все! - произнес парень, возвращая пояс Рэи.
      "На "Вы"?!!" - Валери пробрал мандраж. "Скажите, что это злая шутка".
   Девушка выскользнула из-под одеяла и рванула к двери, но была остановлена массивным захватом.
      Для нее это был захват, а для него, видимо, обнимашки. Даже при своем росте и спортивной фигуре она казалась миниатюрным дистрофиком, ноги которого сейчас безвольно болтались над полом.
      - Только в форме жрицы, - напомнил Лион, тыча перед ней поясом.
      "Вот это свезло. Мало того, что он мне кишки выпустил, так еще и извращенец!"
      Еще немного и она бы начала звать на помощь, но вовремя остановилась, понимая, что, если подруги вмешаются, могут серьезно пострадать.
      - Да как ты посмел пробраться в чужую комнату! Сволочь! Пусти! - Валери брыкалась и колотила кулаками по каменным мышцам, проклиная себе за беспомощность и новую привычку во всем полагаться на сферы.
      - И пахнут вкусно... Ам.
      Валери оторопела, чувствуя, как его язык свободно разгуливает возле подбородка, а затем сухие губы захватывают мочку уха.
      Задохнувшись от негодования, девушка применила всю злость, что накопилась в ней за эти несколько секунд, пока Лион касался ее своим перекаченными лапами. Откинув голову назад и ударяя его по переносице, она вернулась на "землю", тотчас выбивая равновесие у него из-под ног и с разворота отправляя в окно.
      "Пусть знает, что даже без пояса Рэи я на кое-что способна", - воодушевилась Валери внезапным везением. Как-то уж слишком легко она смогла от него отделаться.
      "Хоть бы Кейна рядом не было". После случая с Попером Моунсом, сынком партнеров их родителей, он очень негативно относился к любым парням, которых замечал возле сестры. Особенно его напрягали высокие бодибилдеры...
     
      - Сестренка, кто это? - вполне добродушно спросил Кейн, глядя на лежащее распластанное тело, которое явно вылетело из комнаты Вэл, преодолев забор и плюхнувшись возле самых ног О'Гайо.
      - Воришка мелкий, окном ошибся, - пожала плечами Вэл, предполагая худший расклад.
      - Рост около метра девяносто три, вес около ста. Хорошая форма, брюнет, - оценивал на глаз Кейн, тыкая ботинком в бок, чтобы перевернуть пострадавшего на спину. - Красивый брюнет со сломанным носом. Ее тип. Анализ закончен, - задумчиво протянул музыкант, сосредотачивая внимание на девушке в окне.
      - Мне стоит беспокоиться?
      - Нет, не стоит.
      - Вэл, а где остальная одежда?
      - ...
      - Я к тебе сейчас зайду, поговорим.
      - Не о чем. Иди куда шел, - коротко отшила его Валери, присобачивая слетевшую с одно петли раму с выбитым стеклом.
      Если б Лион не подавал признаков жизни, то Кейн может бы и начал за него беспокоиться. Но он зашевелился и на свою беду даже привстал на руках.
      - Значит ты мой будущий шурин?
      - Шу...етить твою кто? - уже с неприязнью произнес юноша, чья демоническая кровь очень быстро закипала в любых непонятных ситуациях. На короткое время Лиону показалась, что из его глазниц полился красный свет, а изо рта повалил пар.
      - Нет, Вэл, мы все же поговорим... Кончай его, - глухо произнес музыкант, обращаясь к кому-то за спиной парня.
      "Что за дьявол..." - в его присутствии у Лиона так окаменели конечности, что он не нашел в себе силы сдвинуться с места. Влияние, которым не могла похвастать даже королева. В тени загорелся живой азарт. "Я чувствую в нем сильного соперника!" Лион уже собирался подняться, как вдруг чье-то острое колено вонзилось ему в висок.
      - Ой, простите, уважаемый, не заметил, что вы здесь лежите, - культурно извинился обладатель костлявого колена. Но Лион этого уже не слышал, он был полностью повержен шальным "спотыком" Сэ'Джея, который без промедления последовал после короткого указания Кейна.
     
      О'Гайо отпрянула от окна.
      "Еще и Сэ'Да за собой приволок..." - бушевала она, лихорадочно отыскивая одежду, которую с нее нагло сняли. Надо бы отдать должное аккуратности Лиона, все было ровненько сложено в шкаф.
      "Скотина, даже на полках убрал! Сколько он тут проторчал? Маньяк!" - девушка старалась найти хоть одну свою вещь в Порядке, чтоб навел Лион во время ее сна. Но задача была не из легких, потому что ее вещи всегда находились в состоянии анархии. Предчувствие ходило ходуном, все фибры так и орали о том, что Кейн уже поднимается по лестнице и вот-вот откроет двери.
      Вдобавок в углу, где покоился посох, замерцал зеленоватый свет.
      "Посох-то чего бунтует?! Покажите худший день в моей жизни, и это будет он", - ничто так не пугало Вэл, как предстоящая расправа родственника и раскрытие их секрета...
      Надев на себя первое, что попало под руку, она схватила подлую палку и использовала телепорт.
     
      
     

Глава 37

       

Тебе не скрыться от меня

     
      Благодаря секретарю утро председателя правления ОПР начиналось с горячей чашечки крепкого эспрессо и пары раздутых зефирок, плавающих на его глянцевой поверхности. Секретарь господина Савьерро имела красивую фигуру, отлично готовила кофе и в срок справлялась со всеми поручениями. Джастин не любил, чтобы его что-то отвлекало от работы, поэтому, несмотря на ухоженность и красивые наряды, миссис Болтон была страшна, как атомная война, хоть и имела приятный тембр голоса и в меру покладистый характер.
      Николас Фергест - замдиректора и правая рука Джастина, проходящий мимо миссис Болтон, всякий раз стучал по дереву и плевал через левое плечо, чтобы судьба огородила его от взгляда косого тролля, которым она страстно провожала его, стоило юноше ступить на край линолеума, что попадал в ее обширный кругозор.
      - Еще целехонек, Ник? - с ядовитым оттенком в голосе спросила Элизабет, опасно пошкрябывая заточенными ногтями коврик для мышки.
      - Как видите, миссис Болтон, - перекошено улыбнулся парень, двигаясь по-над стенкой к кабинету директора, чтобы как можно скорее преодолеть "рейд босса 29 этажа".
      - Для Вас - мисс, - игриво пролепетала дама.
      Прошлогодняя ошибка Ника. Разочаровывающий зимний вечер: разбитое сердце, согревающий коньяк и заботливые объятия грудастого крокодила. Она точно подсыпала ему что-то в бокал, а потом трижды воспользовалась его положением... нет четырежды...
      - Ник, я тебя вызвал полчаса назад. Несколько недель мою телефонную линию штурмует Твестл и требуют срочного вмешательства. Ты не можешь с этим сам разобраться? - Джастин выглядывал из кабинета, слегка постукивая носком лакированного дерби. - Из Говенри поступили важные вещественные доказательства, которые почему-то не дошли до меня, потерявшись в твоем кабинете.
      - Пожалуйста, уволь ее. Как ты можешь с "этим" рядом находиться? - сменил тему разговора Ник, проходя в кабинет и вольготно располагаясь на директорском кресле "Кардинал", обтянутом мягкой кожей молочного цвета. Ему вообще не хотелось говорить о Твестле. Тем более, когда перед глазами маячил приказ на командировку в это порочное место.
      - С какой стати мне ее увольнять? В отличие от тебя, она отличный сотрудник и варит великолепнейший кофе.
      - Я тоже могу варить тебе кофе, - Ник сделал оборот, наблюдая, как мимо него проносятся классически декорированные стены кабинета.
      - Ты? О, я наслышан о твоих умениях, Ник. Ты можешь неделю где-то пропадать, игнорируя общие собрания, можешь написать свое имя с телефоном на снегу перед отделом управления, можешь угнать и разбить мою машину, можешь быть сказочным кретином, и хорошего кофе, как миссис Болтон, тебе не сварить никогда. Так что отстань от моей секретарши и доложи, как продвигается дело по Твестлу!
      Да, Ник совершил не одну ошибку. Возможно, за некоторые Джастин не сможет его простить, но Фергест знал, что слишком ценен, чтобы его уволили. Савьерро мог сто раз на день грозить увольнением, но он знает каких сотрудников ему нельзя терять. И Ник был именно из таких.
      - Я работаю днем и ночью, Джас, посмотри, как я исхудал! Не это ли служит доказательством моего самопожертвования во имя... - Ник усердно подбирал слова, чтобы немного отсрочить свою кончину, - нашего общего процветания. Я живу этой работой!
      - Тогда как ты объяснишь загадочное исчезновение смартфона погибшей девочки? Курьер отдал тебе вещдок под роспись, я проверил уведомление, там твои размашистые инициалы.
      Ник саботировал поездку в Твестл. Он не мог объяснить Джастину, почему не хочет туда ехать. Савьерро его никогда не поймет и уж точно не войдет в его положение...
      - Здесь какая-то ошибка, - тон Николаса стал сдержанным. Он выпрямил спину и, вздернув подбородок, перестал разыгрывать из себя клоуна. - Курьер и правда доставил мне в руки пакет из Говенри, но никакого смартфона там не было, - обладая незаурядным актерским мастерством, Николас ни единому мускулу на своем лице не позволил выказать волнение. Вещдок был выброшен в мусорный контейнер и на данный момент находился где-то на пути в центр переработки отходов. Так он думал, пока Джастин не полез в карман и не достал триклятый гламурный телефончик, принадлежавший покойной Кармине Камп.
   - Перед тем как поехать в Твестл, напиши заявление по собственному желанию без даты и оставь у миссис Болтон.
      Фергесту нечего было противопоставить.
      "Откуда он достал этот телефон? Трудно вообразить, что Савьерро рылся в мусоре. Если конечно он не следил за мной"...
      - Ник, ты замечательный парень, и хороший руководитель, но из-за своих пагубных пристрастий создаешь слишком много проблем. Считай, что командировка в Твестл - это испытательный срок.
      Фергест не возражал.
      Джастин без лишних реплик сопроводил его до двери, а затем вернулся на свое освобожденное кресло и включил видео, перекаченное со смартфона на компьютер.
      Весь вчерашний день и ночь он находился в Говенри по просьбе друга семьи, чей сын исчез после вечеринки в загородном доме, на которую Джастин не смог попасть. Местные органы разводили руками, так и не найдя следов пропавших наследников семей, поэтому за дело попросили взяться лично его.
      - Какое разочарование, съемка испорчена, видно смартфон получил слишком сильный удар об землю! - расстроено проговорил Джастин, останавливая видео и откидываясь на спинку кресла, чтобы посчитать красочных птиц, которые усеивали расписной потолок, приняв разные позы на ветках неизвестного дерева. Это всегда позволяло ему лучше сосредоточиться.
      Происшествие в особняке никак не выходило из головы, полная картинка не складывалась, доказательства намеренного поджога отсутствовали. Напрягал факт с пеплом. Комната, в которой находились исчезнувшие, как будто подверглась воздействию высоких температур. Можно было бы допустить, что, если наследникам желали смерти, комнату могли заранее оборудовать специальными устройствами, но следов от их установки специалисты не нашли. Но даже так, в глаза бросалось весомое противоречие: пепел был обнаружен и за дверью, где предметы остались не тронутыми, в отличие от комнаты.
      "Какой-то странный огонь. Спалил бильярдный стол и мебель, а обои оставил...И камеры наблюдений, все как одна, вышли из строя", - Джастин задумался, бороздя пространственным взглядом творение одного из великих художников Амальтеи, а затем вернулся к компьютеру, вновь открывая и просматривая переданные материалы из поместья. Более ста шестидесяти файлов со всех камер наблюдения, из-за нехватки времени он только выборочно успел посмотреть несколько из них. Откуда и был сделан вывод, что видео кто-то намеренно испортил. Больше половины были в хорошем состоянии, отображая в мельчайших деталях качество камней на ожерельях приглашенных дам. Другая же часть фонила, показывая необычные широкие черные полосы, закрывающие почти весь обзор. Но кое-что он смог уловить.
      Да, испорчены были не все, а только те, где в кадре появлялась одна его давняя знакомая. Это были точно такие же черные полосы, что и на видео Кармины Камп...

* * *

      - Ты чувствуешь, Сэд?! Коллапс неизбежен! Этот мужик! Что он там с ней?! Да я ее ж с самого маленького растил... А этот! - Кейн тоскливо завыл, зажимая волосы в руках и измеряя комнату нервными шагами.
      - А не следует ли о нём сначала Валери расспросить? Ты притащил его сюда, это уже похищение. А вдруг он действительно ее парень? - Где-то глубоко в душе Фокстер желал другу добра, но также он желал вендетты за жесткую правду о его возлюбленной. "Не позволю оставаться ему в блаженном неведении. Валери не смогла бы пройти мимо такого телосложения". - Если я не распознал в Тери тень, то...
      - Молчи, Сэдгар! Молчи. Последние нервные клетки в реанимации. Само его существование противозаконно, его не существует, никто не хватится. Давай сделаем это прямо сейчас.
      - Тихо, тихо. Еще как хватятся, это же тени, они сразу поймут, что кого-то из них схоронили. Вот идиот, - хмыкнул Сэдгар, склоняясь над привязанным к стулу Лиону. - Лежал бы себе тихонечко, сейчас бы мирно выполнял свои дела: нес пост, рвал виталлы у мирных граждан. Чем вы там, тени, еще свой досуг разбавляете?
      Лион не мог спокойно лежать. Оклемавшись после пинка Фокстера, он понесся на Кейна, не дав тому войти в дом.
      А после того, как Лиона окутали черные языки пламени, облачая его в хитон теней, с Кейном стало совсем плохо и, не сдержав эмоций, он схватил его в охапку и уволок в укромное место, где им никто не помешает.
      - Как ты связан с моей сестрой, ушлепок?!
      В ответ Лион лишь раздражающе ухмыльнулся.
      "Значит, вот о ком говорил Гастон, орден демонов, как же вовремя меня вернули обратно".
      - Она та, кого я давно искал.
      Лицо Кейна сделалось белее штукатурки.
      "Тени ищут жрецов, может ли быть..."
      - Тебе нужен ее виталл? - О'Гайо не хотел узнавать ответ на этот вопрос, чувствуя, что он приведет его в ужас.
      -Нет, мне нужна она вся...
     

* * *

     
      Валери забилась в угол храма. Уткнулась головой в колени и пыталась подавить приступ паники глубокими вдохами. Ее жизни и раньше угрожала опасность, но Лион был тем, кто сумел забрать ее. От его присутствия что-то холодное подпрыгивало внутри и срывалось вниз, как на аттракционе "Выстрел", только без страховочного троса.
      "Это и есть настоящий страх?"
      Валери ненавидела Лиона. Но первое место занимала ненависть к самой себе, ведь не смотря на все, что он сделал, девушка все еще находила его привлекательным.
      "Проклятый переходный возраст...Каков урод! Если ты пришел за виталлом, так забирай его, зачем все это? Зачем ты продолжаешь издеваться? Больной маньяк".
      Чтобы отвлечься, она вернулась к тренировкам, до предела сил используя сферы, пока посох не нагрелся до такого состояния, что стал обжигать ладонь. Валери игнорировала боль, расшвыривая бесконтрольные обрывки темной энергии во все стороны.
      Даже здесь она не чувствовала себя в безопасности, ожидая появления тени в любой момент.
      "Оракул сказал, что защита абсолютна, но это не так. Лион смог обойти ее. Или же в тот момент она была снята?"
      О'Гайо напряглась, вытягивая из памяти пробелы и заполняя их возможными вариантами. Переместившись к серверу, она принялась перебирать архив. Все действия оракула сохранялись в системе каждые пять минут. Валери чувствовала, что близка к ответу, как вдруг заиграла мелодия на телефоне.
      - Валери, какого лешего? Где тебя носит? Кейн с Сэдгаром напоролись на Лиона! Ты понимаешь - на Лиона!!!
      Сердце Валери бешено застучало.
      - Что с ними?!! Крис, они в порядке?!
      - Я не знаю... Они вырубили его и куда-то потащили. Где ты лазишь? Я не знаю, что мне делать: идти искать их или шуровать в магазин за винцом для поминок.
      - Ничего не делать. Я знаю, где они могут быть...
      "Дурак Кейн, этот парень тебе не по зубам", - Валери чувствовала себя ответственной. Это она не убрала Лиона, снова дала слабину, которая может стоить брату жизни.
      - Пожалуйста, пусть с ними будет все хорошо...
      Девушка перенеслась на край города, где вчера проходила репетиция BDD.
     

* * *

      Встреча Кейна и Лиона была самым плохим раскладом. Валери молила богов, чтобы бывший лидер теней не причинил брату вреда. Воображение же рисовало застывшие рисунки из багровых разводов на стенах коттеджа, в котором она потеряла часть органов, только теперь это были останки Кейна - расплата за ее безответственные действия. А дальше тревога за брата смешалась с беспокойством, что Лион может открыть ее секрет.
      Спрятавшись за соседнее здание и выглядывая из-за угла, она заметила, как с цокольного этажа, где проходили репетиции, кто-то выходит.
      "Они должны быть здесь. Звукоизоляция, окраина города", - пальцы девушки лихорадочно стучали по посоху, пока двое людей поднимались по лестнице. Светлая макушка показалась первой, выводя Валери из оцепенения. - "Это не они".
      Репетиционный зал был занят другими музыкантами.
      "Соображай, Валери, куда его забрали!" - на О'Гайо снизошло озарение. Существовало еще одно место.
      Тело Лиона с завидной грацией вылетело с пятого этажа съемной квартирки Сэдгара. Отличное место, в новом доме, где еще никто толком не заселился. Минимум свидетелей.
      - Отведай вкусного асфальта, грязный ублюдок! - выкрикнул вдогонку Кейн, смахивая упавшую на глаза челку.
      - А не слишком ли... - засомневался Фокстер, не фиксируя каких-либо движений от жертвы несчастного случая.
      - В самый раз. Это его явно не убьет, но хоть покалечит. Пусть только попробует к ней еще раз приблизиться.
      - Он может и не попробует, но вот она...
      Солист ВDD с упавшим в желудок сердцем увидел, как к тени приближается Валери.
      Кейн с досадой понял, что просчитался, отправляя опасного поклонника сестры на расстояние, которое быстро не преодолеть.
      - Так значит, сестренка. Этот урод действительно твой возлюбленный. Ну, хорошо, хорошо...
      - Кейн, рога... - спокойно предупредил Сэд.
      - Хорошо... - О'Гайо ушел в мир кровавых иллюзий, забывая об осторожности.
      - Рога, мать твою! Ты меня отсчитывал, как ребенка, а сам грешить вздумал, - Сэдгар с локтя напомнил, что грешить в его доме плохо, вталкивая Кейна в глубину помещения.
      Валери слегка толкнула бесхозную гору мышц.
      "Хоть бы он смог ковылять на своих двои. Повреждения как-то слишком сильные даже для падения с пятого этажа, особенно для тени. Не могли же они его так отделать. При всей ускоренной регенерации он выглядит очень плохо..."
      Валери хлопнула его по опухшей щеке.
      - Партуйся, пожалуйста... как-нибудь сам, ах черт! Да очнись же ты! Не заставляй меня помогать тебе и в этом!
      - У вас это семейное: людей из окна выбрасывать?
      Валери обдало жаром.
      "Кейн сделал это, не зная, кто он на самом деле?"
      Лион приподнялся, упираясь на один кулак. Вторая рука видимо была сломана.
      - Ты говорила, что я чудовище, но твой брат давно вышел за грань этого понятия...
      Она не хотела его слушать. Принять то, что Кейн совершил преступление только из-за того, будто подумал, что между ними связь...
      - Хорошо хоть на "Вы" перестал обращаться, встреча с асфальтом оказала положительный результат.
      - Так я стану ближе к тебе и твоей идеологии.
      - ...Продолжай называть на Вы, пожалуйста, - осмотревшись, чтобы рядом не было любопытных, она активировала телепорт, переносясь на безлюдную улицу недалеко от коттеджа.
     
      - Значит, она и так умеет, - с жуткой интонацией в голосе отметил Кейн, выглядывая из окна. - Пора нам основательно поговорить, Валери.
     
      О'Гайо отодвинулась, как только под ногами захрустели неубранные листья бериллиса.
      - Уходи, - произнесла девушка, до предела выжимая безразличие из внутренней истерики.
      - Мне не следует к ним возвращаться.
      - Но я не хочу видеть тебя, и никогда не смогу простить, - нервничала Валери, стараясь быть более уверенной, но от Лиона не могла скрыться ни одна ее эмоция. После первой победы в его руках находилась определенная власть над ней.
      - Тогда почему не убьешь? - вопрос с подвохом, Валери и сама не понимала, почему не прикончит его.
      - ... Это неправильно, - дала О'Гайо логичный ответ, вызвавший у Лиона временное удовлетворение. Он ожидал, что она это скажет. Шаблонный ответ. Валери хотела, чтобы это было правдой, но на самом деле так не думала.
"Правильнее всего было бы избавить мир от этого протухшего куска мяса". Но она не произнесла этого вслух. Провоцировать бывшего лидера теней - это залезть в террариум с черной вдовой и станцевать лезгинку на ее яйцах.
      - У тебя нет причин убивать меня, ведь так? Не нужно прикрываться моральным кодексом и сдерживать истинные желания. Ты уже меня простила. Ведь я позволил ощутить тебе жажду жизни, за которую ты давно перестала бороться. Так почему бы тебе не ответить мне взаимностью?
      - Да ты просто болен... - в голове не укладывалось его извращенное понятие о "взаимности". Валери с непроницаемым лицом терпела его присутствие, пока он водил рукой от плеча до запястья. Его пространственный взгляд целиком был поглощен ее волосами.
      - Иди ко мне, я сумею о тебе позаботиться, - Лион постарался захватить, ускользающую прядь.
      Глаза Валери защипало.
      "Ну, нет, если разревусь, то проиграю этому фетишисту во второй раз. Проще сбежать", - делая плавный шаг назад, девушка растворилась.
      Ее выдернули прямо из воздуха, в двух метрах от своего дома.
      - Нет места, где ты могла бы от меня скрыться, я найду тебя по их запаху.
      "Сволочь, оказывается у него достаточно сил следовать за моим телепортом".
      - Раз так хочешь - забирай, - Валери без раздумий выхватила из его ножен клинок гелиотроноса и отсекла хвост. Русые волосы упали под ноги ошарашенного приспешника.
      В ужасе он припал к земле, собирая их с такой кошмарной трепетностью, будто нечто дорогое для него было убито.
     
      - Да как ты могла! - выкрикнула Кристина, вышедшая на балкон покурить. - Дура набитая! Проще было Лиона на фарш пустить, чем всю эту красоту! Лучше бы мне на парик отдала!
      Николь, выглянувшую на крик Мильгертон, передернуло. То, к чему она имела некую ревность и азарт соревнования, вдруг исчезло.
      "Как будто я все время стремилась за чем-то, и вдруг оно исчезло вместе с целью. Не понимаю, зачем это вообще было нужно без того, за кем я шла это громадное расстояние. Никакого облегчения. Лучше бы я не видела этого вообще".
     
      Трудно представить, что в один миг О'Гайо хладнокровно обкарнает свое главное достоинство. Негласное соревнование между девочками: "У кого длиннее". Никто не ожидал от Валери такого дикого безрассудства.
     
      - В этом есть и моя вина. Не думал, что он начнет ее преследовать, - отозвался Гастон, перекидывая ноги через подоконник и запрыгивая в комнату к Николь.
      - А ты как здесь... - Николь отскочила от окна, внутренне радуясь, что успела одеться.
      - Если используешь защиту от вторжения, на будущее запирай в комнате окна, даже если будет душно. Пространственная магия позволяет проникнуть даже в самую узкую щель.
      Николь он напомнил довольного, наеденного кота, взмахивающего хвостом от удовольствия. Гастон улыбался, прищуриваясь от слепящего утреннего солнца, проникающего через прозрачные занавески.
      "Может они теней из животных клепают, уж слишком ласково звучит его голос. Он пришел сообщить о перемирии? Ведь если на его лице столько умиротворения, мне не о чем волноваться", - размышляла девушка. - "Он не станет причинять мне вред после того как спас, так ведь?"
      - Пойдем, Николь, ты мне нужна, - обратился Гастон. Просьба была неожиданная, и что-то ее настораживало. Он вел себя не как обычно. И даже если б Николь знала, как он ведет себя в повседневной жизни, то все равно посчитала бы это неестественным.
      Николь сомневалась.
      - Для чего? Куда?
      - Подальше от города. Кто-то вывел королеву из сна, первый приказ - принести твой виталл, но я не сделаю этого. Твоя задача убить и спрятать мое воплощение в этом посохе.
      - Я... я так и не научилась блинчики печь... куда мне посохом управлять, - предложении не вызывало восторга. Романтические мысли Николь развеялись.
      Вот значит, чего она ожидала. Чтобы он просто наведался в гости, и они б весело спустились пить чай с душистым печеньем Кристины, со смехом вспоминая вчерашнюю ночь. Правда было ли в том хоть что-то веселое... Но они бы точно нашли над чем посмеяться.
      Гастон мягко улыбнулся, прочитав приблизительное содержание фантазий на ее лице.
      - Нельзя так доверять первому встречному, особенно, если это тень. Я мог убить тебя тысячу раз, пока ты тут раздумываешь. Нормальной реакцией было бы принять форму Амальтеи и пригвоздить меня к стене, несмотря на то, что я помог вернуть тебе виталл. Я могу тебя обманывать. Прошлые жрецы никогда бы не позволили гулять мне по их территории.
      - Мне можно отказаться? Пусть это сделает Валери или Кристина, у них больше решительности и тяги к насилию, - попыталась отговориться девушка, рассеянно осматривая комнату. "Тут так не убрано... Может начать сейчас, а то потрачу все силы на его убийство, и все желание прибраться отпадет".
      - Нельзя. Это лучший выход. Потом поймешь почему. Я хочу, чтобы это сделала ты. Ты должна мне, Спенсер. Через час, на пустыре, даю время, чтобы ты, наконец, проснулась.
      - ... Ладно. Сегодня ты умрешь, Гастон.
      - Надеюсь на это.
      Ее мысли вдруг прояснились. Она стала совершенно безразличной, словно что-то начало ее контролировать. Говорить другим голосом, принимать другие решение. Как будто жрица вселилась и взяла власть над ее телом. Убить Гастона сейчас было бы нормальным. Тени - их враги, от них надо избавляться.
     
     

Глава 38

Интермедия Аривера

     
     
      Осознание пришло к Николь позже, когда за спиной скрылся коттедж, а впереди, словно ненасытная пасть, утыканная обломками чудовищных клыков, зиял бездонный провал. На этом пустыре должно было произойти нечто страшное, как ей казалось, засевшее в ней липкими мурашками. Она не помнила, как покидала комнату, как добралась сюда. Они с подругами много раз гуляли среди скал, но до этого места никогда не доходили. "Жутковато для прогулки в одиночку".
      Высоко плыли розовые облака, переливаясь оттенками серо-голубого и лилового. "Небо цвета вдохновения", - радостно говорила Хелен, когда по дороге в школу выпадала возможность посмотреть вверх. Николь не видела в нем ничего, что так легко поднимало подруге настроение. Спенсер панически хотела спать. После богатой на события ночи, усталость тянула вниз и отзывалась в ногах болезненным нытьем.
      Николь пожалела, что легко оделась. Температура в горах опускалась до десяти градусов, подначивая вернуться в теплую комнату, завернуться в пуховое одеяло и спать до самого вечера.
      Вначале Николь обрадовалась, что пришла раньше, и уже хотела прикорнуть возле уступа, как раздраженный голос заставил ее встрепенуться.
      - Опоздала, как все мои девушки на свидание - ровно полтора часа, - обиженно заявил рыжий. - И чего не перевоплощаешься? Или думаешь, что сможешь использовать посох, не прибегая к помощи Амальтеи?
      "Суббота. Утро. Что я здесь забыла наедине с тенью? Стоп. Он сказал что-то про свидание. Если б у нас было свидание, я бы тоже опоздала. Он странный. Ну, кто будет предлагать запечатывать себя в посохе? Надеюсь, это не свидание... Не оно же? Надо все проверить, вдруг я что-то не так поняла", - Николь чувствовала, что отключается и пока размышляла, не заметила, как начинает покачиваться.
      - Эй, не выспалась? Смотри на меня, хомячьи щечки, - Гастон взял ее за плечи, легонько встряхивая. - Жрицы должны быстрее восстанавливаться. Соберись.
      - Если бы у нас было свидание, я бы не опоздала, - прозондировала почву Николь, наблюдая за его реакцией. "Если он все равно смертник, то почему бы в лоб не спросить, ничего же не теряю".
      Прекрасная была реакция - замешательство! Николь напомнила Гастону, что он общается не с древней жрицей, а с девочкой-подростком.
      - Тебя вообще ничего не смущает в этой ситуации?
      - Нет, - невинно хлопая ресницами, произнесла Николь.
      - Тут без шансов, понимаешь? Как вообще можно о таком думать в ответственный момент, - легкомыслие Спенсер выбило его из колеи. "Я далек от логики женщин. Где витают ее мысли?"
      - Я не серьезно, мы же враги, - Николь ощутила легкий укор совести, что заставила его волноваться. Надо было собраться с духом и сделать то, о чем он попросил. И побыстрее, ведь с ее сознанием начинало происходить нечто не объяснимое. Нахлынули противоречивые чувства. Голос внутри завопил: "Вырви его сердце", и это точно были не ее мысли.
      "Глупые голоса, не могут договориться о том, что делать! Эй, ребята, пожалуйста, определитесь, мне надо его убивать или нет? Мне бы не хотелось. Что? Ну, вот чего он должен умереть?"
      - А может все же перенесем дату твоей смерти? Я сегодня не в форме, сам видишь, - попыталась затянуть она время.
      - Ты уже согласилась. Приступай. - Гастон не понимал ее медлительности. Девушка заметно поменялась в лице и в осанке, принимая форму жрицы.
      "Она под управлением Амальтеи?"
      - Николь! - почти гаркнул рыжий, выводя ее из разговора с собственным "я".
      На секунду он смог вернуть ее обратно.
      - Нельзя... Не сейчас. Гастон, я не смогу воспользоваться твоим посохом. Ты умрешь навсегда, - ее глаза стали затуманиваться голубым светом. Жрица внутри боролась еще с кем-то.
      Между ними материализовался Аривер.
      - Ты что творишь! Не будь идиотом, - заорал Аривер, не веря, что рыжий решился на план "Б", который они обговаривали в случае, если королева пробудится. Но это было так давно, что он должен был забыть о нем...
      - Пошел вон отсюда! Какого Агроса сюда приперся? Иди и гладь свои штаны! - оскалился парень, желая быстрее от него избавиться. - Вы все равно не воспринимаете меня как лидера. Это лучший вариант.
      Аривер ядовито фыркнул.
      - Мог быть, если б ее не одолевали сомнения, и она лучше собой владела. Не та Амальтея, - Аривер перевел все свое недовольство на Николь. Ему не нравилось то, что жизнь друга зависит от недожрицы. - Ребенок, получивший силу, которой не умеет пользоваться. Тебя использовали, как марионетку. Не выгонишь их и исчезнешь навсегда.
      Николь стало досадно. Ей и так было сейчас тяжело. Он попал в точку. Она не справляется.
      - Когда это закончится, я откажусь от хризолита и вновь стану человеком.
      Во взгляде Гастона отразилось сострадание.
      - Ты не знала, что больше не человек? Если ты стала жрицей, то умрешь как жрица, даже отказавшись от силы Амальтеи. Время после соединения с хризолитом, за которое вы могли от него отказаться, истекло спустя два дня. Ваш оракул не упомянул об этом? Конечно нет, ведь он ...
      Николь не расслышала последние слова. Ее тело двигалось самостоятельно. Она смеялась. Не своим, злорадным смехом, с оттенком серебра. С оттенком темной ткани, проевшей барьер. С оттенком своего вырванного виталла...
     
      - Тени, тени, все вы низшая форма демонов, и чтобы не задумали, всегда будете у меня на виду. Оставьте посох себе, у меня для вас есть кое-что получше.
      От Николь повеяло холодом. Браслеты рассыпались белой крошкой. Подхватываемая воздухом, она метнулась к теням, оседая на одежду. Таяла, проникала в ткань, и вновь застывала, сковывая их движения.
      - Это тоже была часть твоего плана? - украдкой поинтересовался Аривер, хватая пролетающую возле Гастона снежинку, еще свободной рукой. - Острая.
      - Нет, это не то, о чем мы договаривались.
      - И она в твои планы не входила? - кивнул Аривер на появившуюся девушку, чьи аккуратные выбеленные косички легкомысленно трепал ветер.
      - Плохой был план... - констатировал Гастон, когда его ноги срослись с замерзшей землей, усыпанной хрупким снежным бисером.
      - Кто разрешил тебе сопротивляться, - разозлилась Спенсер, когда Келли воспользовалась защитным барьером. Кое-чему она научилась, побывав в шкуре Влэган. - Не жрица, но возомнила себя бессмертной? Больше не дам тебе уйти. Хочешь, покажу, насколько я стала сильнее, пока ты пренебрегала помощью оракула? Ты ни разу не зашла в храм после того, как приехала. Почему? Не делай вид, что не слышишь, ты же вроде гения, можешь играть одновременно на две стороны. Или даже за три?
      Пространство вокруг всколыхнулось и ощетинилось, зазвенело, словно трескалось стекло. Ожил десятиметровый купол, состоявший их трех рядов осколков, смотревших в центр, где находились "цели". Не хватало лишь красного круга под ногами. Реквием Амальтеи - одна из трех сильнейших атак. Ей не нужны были тени, она целилась в Келибрайт. Тени мешали герцогу, поэтому они также стали мишенью. Николь же никому не хотела причинять вред, но ее место было в зрительном зале.
      - Отвечай, почему ты нас не навестила, пока мы усердно тренировалась? Ты планировала это до того, как мы стали жрицами или еще раньше? Я давно знаю правильный ответ, но что ответишь ты? От этого зависит, кто из вас останется жить.
      - Какого Агроса она творит? Ты знаешь, Гас, эта ее игра лишит нас оболочек и выкинет в хаос на несколько столетий. Ты не должен был связываться со жрицами даже по приказу королевы.
      - Молчи, Аривер, я пытаюсь сосредоточиться, а ты мне мешаешь, - предупредила Келибрайт, изображая мертвое спокойствие.
      Даже для той Келли, которую знала Николь, эта была слишком спокойна.
      - Скажи ей правду, не заставляй нас снова умирать.
      - Это все и есть правда, но она уже не может ее увидеть.
      - Это не правильный ответ. Знаешь, что дальше?
      Девушка вздрогнула, опускаясь на пыльную землю. Зубы стучали от холода, пальцы на руках коченели, теряя чувствительность.
      - Я не должна мерзнуть, от своей стихии. Почему виталл жрицы больше не защищает от холода?
      - Потому что у вас их давно нет, - виновато ответила Келли, наблюдая за надвигающейся стеклянной лавиной.
      Николь надрывно закричала, протягивая руки и направляя всю энергию на падающие осколки, но они не подчинились. Это была одна из особенных атак Амальтеи. С момента, как она была запущена, Спенсер уже не могла ничего изменить. Николь потеряла контроль над силой, сразу как ее разум отпустили, позволив увидеть их конец.
      - Все в порядке, твой вариант тоже подходит. Тени не боятся смерти. Так что дальше ты сама, Николь, - прошептал Гастон, переводя взгляд на Аривера и едва сдерживая улыбку. Даже в последний момент приятель стоял с торжественным видом: "А я же говорил!".
      - Нет! Остановитесь! Хватит! - она кричала до срыва в голосе, до последнего пыталась управлять стихией, пока на просторном пустыре расцветала хрустальная голубая роза, припорошенная алыми слезами пустых оболочек.
      И вдруг Николь поняла, что исчезла вместе с ними. Там, под лепестками льда, находилось и ее тело, ведь из множества разбитых отражений на нее смотрело смуглое лицо Колэни.
     
     
      - Да к черту такой расклад, - выдохнул Гастон, подскакивая на месте и тяжело вдыхая воздух, подбежал к зеркалу, ощупывая все ли на месте. Чтобы проверить очевидное, предварительно постучав, он зашел к Ариверу в комнату. Парень по-обычному сидел на кровати, вольготно закинув ноги на пуфик и опираясь о подушку, читал какой-то любовный роман с засаленными страницами, для саморазвития, как это у него называлось.
      - Я тебе задам вопрос, только без комментариев, - издалека начал рыжий.
      - Валяй, - Аривер оторвался от бурной чувственной сцены, меняя выражение лица с задумчивости на "И почто тебя принесло?".
      - Я плохой лидер? Ты действительно думал, что я так скажу? - повысил голос рыжий, давая понять, что узнал кошмарный почерк приятеля.
      - Я старался быть более близок к манере твоего поведения. Избегая всяких ненужных чувств и деталей.
      - А жаль, я бы хотел посмотреть на ее настоящую реакцию.
      - Настоящую будешь перед ней самостоятельно разыгрывать. Если все удачно закончится, в чем я сомневаюсь. - Аривер сделал вид, что вернулся к чтению, громко перелистывая страницу.
      - И ты бы действительно полез меня спасать, если бы я сегодня пошел убиваться?
      - Конечно, я вообще твой ангел хранитель, - спокойно произнес приятель. - Это ж я всем твоим девкам кучу гадостей понарассказывал, чтоб тебе только достойная попалась. И теней подговорил, чтоб они не вмешивались, когда ты командовать начал. И с Лионом пообщался перед сражением, чтобы он спокойно принял свою участь. И, кстати, это я твою одежду испортил, чтоб ты нормальную прикупил и не позорился. И еще много чего, что ты знать не должен. Кристину, кстати, тоже я напоил, чтобы она не успела вмешаться, пока ты Николь ринулся спасать. Я же вижу, как ты на нее смотришь, опуская всю природную невинность. А то б всей романтике конец! Все ради тебя, мой добрый друг.
      Гастон некоторое время странно смотрел на Аривера, и уже собирался ему врезать, когда тот весело произнес:
      - Шутка все! Кроме твоих девок.
      - Урод, - глухо процедил рыжий, скрываясь в дверях.
      Довольный Аривер углубился в свои мысли. На его губах играла улыбка.
      "Всегда говори правду, и они тебе никогда не поверят".
      Тень еще раз перечислил в голове свои действия.
      "Главное было начать с Лиона, который, увидев себя с виталлом Рэи, кинулся выполнять навеянное. Затем предложение напасть на школу, чтобы выманить жриц. Рэя непременно примчалась бы их спасать, а после выход Гастона. Дольше всего пришлось воздействовать на Кристину. Она до последнего отказывалась от коктейля, пока я не внушил ей, что это сок".
      Методы Аривера не отличались гуманностью, но он готов был рисковать, чтобы сохранить будущее. Приспешник чувствовал, что вскоре придется за все ответить, ведь в сети попала слишком крупная добыча - третья сторона, нарушившая зыбкие нити расставленной паутины.
      "Надеюсь, ты сыграешь лучше меня, Келибрайт".
     

* * *

      Николь отодвинулась от окна, отгоняя наваждение. Улица пустовала.
      Все было настолько реально, что кончики пальцев покалывали, будто долго удерживали лед. Да так и было! Руки покрывал иней, причиняя массу неудобств.
      "Но я давно не испытывала холода, это что-то психологическое? Что только что было?"
      Спенсер села за стол, хватая подвернувшуюся тетрадь по информатике и записывая все, что ей удалось запомнить. Слов было немного, но ей казалось, что в них есть какое-то значение, но пока она не могла понять какое и не могла ни к кому обратиться, чтобы не выставить себя в дурном свете перед подругами.   "Если рассказать им сейчас, решат, что это от стресса или недосыпа. В общем, найдут причину не принимать всерьез. Да и стыдно как-то..."
      Девушка закрыла тетрадь, заваливаясь в кровать. Она проснулась, когда уже стемнело.
      В доме не горел свет.
      "Или они ушли, или не просыпались. Но я точно слышала голос Кристины утром, она тоже потом заснула?!"
      Щелкнул дверной замок и в прихожей зажегся свет. Сонная Николь перегнулась через перила, чтобы лучше рассмотреть, кто пришел. Глаза еще не привыкли к свету, поэтому пришлось щуриться и на ощупь определять ступеньки, чтобы не скатиться со второго этажа.
      - Вы что до сих пор спите? Ну даёте, а ночью, что делать будете?
      - Спать, - уверенно ответила Николь на вопрос Валери, хотя точно знала, что до трех часов ночи ей не вспомнить о таком понятии. - Это что за несоответствие? Валери, ты сегодня случайно не отрезала свой хвост? Или мне это показалось...
      - Отрезала, но потом приняла форму жрицы, и эта зараза снова отросла. Зато теперь можно экспериментировать со своей внешностью, как угодно. Оказывается, с тех пор как мы стали жрицами, тело больше не изменится. А я так надеялась шокировать Кейна новой стрижкой!
      - Нас точно шокировала, - вывалилась из прохода Кристина, знатно перецепившись через ступеньку и, делая волшебное сальто возле дивана, врезалась головой в его мягкую обивку. - Спорим, вы не сможете, как Крис!
      Валери тактично промолчала, удивляясь, как Мильгертон удалось сохранить целую шею.
      "Наверное, успела сохраниться перед спуском" - подумала Хелен, идущая, следом.
      Николь была очень рада, что теперь сможет объедаться жирными заварными пирожными без последствий. "А вот кто-то уже никогда не изменится...". Ей стало жалко Хелен.
      - Хочу вам показать кое-что интересное, - сменила тему Валери, открывая книгу Келли.
      - Вэл, при всем уважении, это была сложная неделя, не способствующая к изучению истории, и если ты думаешь, что мы способны что-то воспринять сейчас, то ты очень высокого о нас мнения. Крис тронута.
      - Если кто-то сделает мне кофе, то я смогу все! - выкрикнула Николь, поражаясь своей резкости. Обычно рядом с ней всегда вышагивала неуверенность, но вдруг она забыла о ней, может потому, что на кону стояли их жизни, и любая информация была на вес золота?
      "В конце концов, пока они отдыхали, Валери сидела и искала что-то полезное. Надо и мне помочь. Но это же было ее собственное решение? Кто ей виноват, что она не пошла отдыхать со всеми".
      - Сейчас сделаю, если это и правда тебе поможет, - усмехнулась Вэл, отправляясь на кухню и включая электрочайник.
     
      "Чаша весов переломилась. В борьбе против людей и Агроса жрецы слабели. Чтобы восстановить силы, они стали забирать виталлы людей больше не щадя никого. Призванные когда-то защищать Амальтею, погрузили ее в огонь и разрушения. Большая часть ценных ресурсов были потеряны, а планета так истощена, что находилась на грани исчезновения. Равновесие нарушилось, и тогда в ход событий вмешался Король девяти миров, чьей задачей было сохранять баланс в девяти пространствах вселенной. Жрецы были переданы людям на растерзание, а Агрос заточен в темном мире себе подобных демонов. Для того чтобы он оставался запечатанным, на Амальтее запретили использовать минерал, открывающий проходы между мирами - хризолит. На Дионе избрали нового правителя, который подписал мирный договор с людьми. Все порталы, ведущие с Дионы на Амальтею, закрылись. Магов депортировали обратно на Диону, чтобы предупредить возможность открытия прохода из темницы Агроса. Позднее этот день стал ошибочно называться днем Объединения".
  
      - Я знала, что бабка о чем-то умалчивает! Прям задом чувствовала, брешит, как дышит, а дышит часто, - делилась Кристин впечатлениями от легенды, давясь невыносимо крепким кофе Вэл. На ее веку Валери впервые что-то готовила, грех не выпить, особенно, когда на тебя испытывающее смотрят эти два чудовищных голубых глаза. Валери была наделена многими полезными качествами: до верху затаривала холодильник, устраивала все так, чтобы они ни в чем не нуждались, с ней не было страшно ходить по темным улицам. Но ее "кулинарные шедевры" можно было сравнить с обрядом оккультизма, как будто еду сначала умертвляли, а потом воскрешали из мертвых. Любое приготовленное ею блюдо было чистой отравой, хотя и выглядела съедобно.
      "Будь ты неладна, Николь, когда молча не пошла заваривать себе кофе, или хотя бы попросила меня, очень тихенько, чтобы Вэл не подумала, будто О'Гайо не может справиться с такой простой задачей".
      Николь не обратила внимание на странный вкус, погружаясь в новую информацию. После нее многое становилось предельно ясным, особенно мотивы жрецов.
      - А еще пришлось до вечера торчать в храме, чтобы найти доказательства против оракула. Он нас, как свиней на убой выращивал.
      "Почему Келли ни разу не зашла в храм? Там опасно? О чем не договорил Гастон?" - задумалась Николь, вспомнив свои слова и видения.
      Раздался еще один щелчок замка. Вернулся Кейн.
      - Где был? - с язвительной непосредственностью поинтересовалась Валери, выходя навстречу, чтобы у подруг было время спрятать книгу.
      - Оу, моя сестричка вдруг решила за меня переживать? - не скрывая иронии ответил О'Гайо, игнорируя зрительный контакт с сестрой.
      - Да так, интересуюсь. Наверняка подцепил пару наивных школьниц по дороге домой.
      - Естественно, - прозвучало до тошноты учтивым тоном. У Кейна не осталось сил, чтобы спорить или что-то доказывать. Он не спал двое суток. Но и первая их половина не была такой тяжелой, как столкновение со своим самым жутким кошмаром - чрезмерно быстрым взрослением младшей О'Гайо.
      - Ха! Конечно, ты же только этим и занимаешься! Дамский угодник! - не упустила возможности поддеть Валери, ничего не знавшая о его настоящих "приключениях".
      - Мне не нравится, когда ты разговариваешь со мной в таком тоне. - Кейн действительно держался и не хотел выплескивать всю злость с порога, но поведение Вэл могло вывести из себя даже статую.
      - Простая констатация факта.
      - Я пошел у тебя на поводу, соглашаясь на концерт. Теперь просто оставь меня в покое. И осознай, что с сегодняшнего дня у тебя домашний арест. Никаких прогулок по городу, тренажерного зала и особенно школы, пока я тебе не разрешу.
      Валери открыла рот собираясь возразить глубокомысленным словосочетанием, выражающим удивление и негодование одновременно, но Кейн властным жестом отсек любые возражения.
      - Вздумаешь высунуть голову на улицу или водить к себе в постель мужиков, посажу тебя на цепь, конец которой будет находиться все время у меня.
      Валери закусила губу. Ей захотелось разорвать его, но она не могла позволить себе проявить слабость. Сказанное Кейном прозвучало обидным и необоснованным обвинением. Девочки вообще не могли понять, о чем шла речь.
      - Валери... что за...
      - Потом, Крис, - оборвала она назревающий вопрос подруги, удаляясь на второй этаж.
     
     
     
     

Глава 39

Ты не один, Гастон

     
     
      - Заткнитесь, пожалуйста, - вежливо попросила Николь, но так тихо, что ее даже не услышали. - Пойду мыть посуду... Да. Посуда - лучшее, что можно сейчас сделать...
      Николь чувствовала себя лишней и немного виноватой.
      "Надо было принести им в комнаты, но я думала, что за ужином они смогут помириться. В моей семье все важные вопросы так решали, а они как будто не родные, готовы перегрызть друг другу глотки".
      Ссора О'Гайо была достаточно странной. Кейн ни в чем конкретном сестру не обвинял, в основном ходил вокруг да около и перечислял, что Валери теперь ожидает. Валери требовала, чтобы он разъяснил на каких основаниях, и тогда лицо Кейна делалось совсем страшным.
      "Им никогда это не надоест. Семейка демонов, когда же вы умолкните? У меня от вас болит желудок", - думала Хелен, ковыряя кончиком вилки остывшую сардельку. Иногда ее родители тоже ссорились во время общих вечерних трапез. И каждый раз у нее в животе все перекручивало. Хелен не могла выносить, когда кто-то рядом ругался.
      Крис это только позабавило, поскольку напомнило родную обстановку. Там орали все: громко, не сдерживаясь, употребляя глубокомысленные эпитеты! В этот момент она была счастлива, что убралась из той дыры. В другую... Впрочем, ссора Кейна и Валери была на порядок спокойнее той, в которых довелось участвовать дома. Она ей быстро наскучила, и скоренько все слопав, Кристина отправилась наверх, вовремя вспоминая о домашнем задании.
      - Демоны, - проговорила Ватер, когда возникла небольшая пауза. - Вы вдвоем отравляете мне жизнь.
      Валери с недоумением уставилась на Хелен, не зная, что на это ответить, но Кейн прекрасно понял, что она имеет ввиду. Хелен была свидетелем его метаморфозы в лесу во время нападения Раяна. А сегодня утром он смог поймать ее образ, скрывшийся за ограждением, как только он вырубил Лиона. "Отважилась куда-то пойти, после того, что с ней приключилось ночью". Слова Хелен заинтриговали его. Во время перевоплощения он установил барьер, глаза простого смертного не должны были улавливать, что происходит за его рамками, но Хелен все видела.
      Кейн появился в ее комнате внезапно, не сдержав любопытства до утра. Закрыл рот рукой, заглушив ее крик, но почувствовав страх, сразу отпустил. Хелен была так напугана, что долго не могла шевелиться и, вжавшись в стену, сверлила его испуганными глазами.
      "Интересная девчонка, на нее не действуют барьеры, она не теряет дар речи, как другие в моем присутствии, и я не смогу заставить ее говорить, если она сама не захочет. Или же придется применить силу? Тогда Вэл ни за что меня не простит. Она только нашла подруг... Будет плохо, если одну из них найдут с переломанной шеей".
      - Поздно прикидываться дурочкой, ты все видела, но почему-то еще никому ничего не рассказала, - не затягивая начал Кейн, проверяя, никто ли их не подслушивает. В комнате Валери громко орала музыка. Крис и Николь о чем-то разговаривали на кухне. - Кто вы, девочки?
      Хелен постаралась выпрямиться и придать голосу уверенности.
      - А ты?
      - Я тот, кого не следует пока что опасаться, - смягченно произнес парень, но его поддельная мягкость не могла ее обмануть, ведь у его тени имелись две изогнутые отличительные черты на голове, которые и вызывали в Хелен то самое опасение. - А так? Я буду больше располагать к беседе? - юноша опустился на ее кровать, взяв с подушки бесформенную голубую медузу, набитую пластиковым гранулятом. Во взгляде девочки проскочил еще больший испуг.
      "Как будто я собираюсь разорвать ее на части, если она продолжит молчать! Но с другой стороны..."
      - Какая непрочная ткань, - потянул он за одну "лапку" так, чтобы до Хелен дошел треск рвущихся ниток.
      - Это Валери, - разрыдалась Хелен, пряча лицо в ладонях. - Она предложила нам поехать в Твестл. Завела в пещеру, где находился храм, а потом в нас вселились жрецы, и стали заставлять делать страшные вещи... Мы смогли вернуть контроль над телами, а она нет... Нам страшно. Мы пытались помочь, но оказались слишком слабы, - всхлипнула Ватер, сквозь пальцы глядя на побелевшего юношу. - Мне кажется, она заодно с тенями, - насилу выдавленные слезы Хелен скатывались очень натурально. - Каждый раз, когда она исчезает, на нас нападают враги.
      Кейн слушал ее в пол уха, сопоставляя уже известные факты. Поначалу его раздражала эта наглая ложь. Но он не стал ее перебивать, решая дослушать до конца эту увлекательную историю.
      "Если такая как она вернула себе тело, то моя Вэл с этим точно бы справилась".
      Кейн был подавлен. Он не желал своей сестре судьбы жрицы. С глобальной стороны это была определенная честь, но слишком не долговечная, чтобы успеть ею насладиться.
      "Ты снова наступила на те же грабли, сестренка", - взгляд Кейна изменился, теперь он смотрел на Ватер без интереса, с щепоткой презрения. Лучше всего в людях он распознавал их слабости, а в ней их было слишком много. Кейн опасался таких людей. Загнанные в угол, они становились опасны. Таким был Дион, поставивший существование всего рода магов под исчезновение, таким был Раян, искоренивший расу демонов из-за боязни потерять власть. Такой была Амальтея.
      Хелен сумела побороть страх и рассказывала все новые подробности без дрожи в руках. Она даже осмелела, позволив себе отобрать у него игрушку, пока Кейн переваривал полученную информацию.
      - Можешь не волноваться, я верну Валери обратно, - заверил Кейн, не выдавая, что взбешен.
      - Девочки на меня разозлятся! Особенно Вэл, ты не должен им ничего говорить. Забудь обо всем, что я сказала, пожалуйста. Забери Валери и возвращайтесь в Говенри, - золотой отблеск пробежал по ее радужке, вызывая у Кейна двойственный чувства.
      Хелен не отдавала себе отчета в том, что просит. Без Валери у них не было ни единого шанса выжить, но в тот момент ей показалось, что так будет правильнее.
      Кейн вежливо пожелал ей спокойной ночи, извинился за поздний визит и ушел к себе. Хелен провалилась в сон. Ей снилось, что О'Гайо уедут рано утром на первом поезде в Говенри и она больше никогда о них не услышит.
      Хелен не знала, что возле дома уже стоит припаркованный макларен Кейна. Поэтому, когда утром О'Гайо огорошил девочек новостью, что пошел покупать билеты на поезд, у нее это не вызвало вопросов.

* * *

     
      Гастон морально готовился к вечернему собранию. Сегодня королева должна была озвучить приказ, спрогнозированный Аривером.
      "Она так и скажет: "Принеси виталл Амальтеи". И какой путь выбирать?" Гастон решил не изменять принципам и в ответственный момент послать все к Агросу, включая королеву. Если она потребует это от него, он сделает что-нибудь выходящее за рамки ее понимания. Тогда Палеон убьет его. И тени останутся на растерзание этой старухи и больного мясника.
      Кстати о мясниках. Когда Гастон спустился в холл, на подоконнике сидел Лион, накручивая фиолетовую прядь себе на руку и периодически прикладывал ее к щеке.
      Легкий укол совести проскочил у него внутри, когда рыжий понял кому она принадлежит. Меньше всего ему хотелось вредить жрицам, но, когда дело касалось собственной шкуры, приходилось расставлять приоритеты. "А он снова до нее добрался, еще и трофей прихватил!"
      Лион игнорировал его присутствие и даже насвистывал что-то нейтральное, когда Гастон приблизился к приспешнику, протягивая золотой посох.
      - Можешь забирать, он твой, - отрешенно произнес Гастон, надеясь, что рядом больше никого нет. Каким же жалким он выглядит сейчас, пытаясь наладить с ним контакт.
      Лион меланхолично посмотрел на посох, переводя туманный взгляд на рыжего, и бесцветно усмехнулся.
      - Можешь оставить, он всегда был твоим.
      - Если она тебя вернула, значит, думает, что ты справишься лучше.
      - Мне не интересно, что она думает, - отрезал Лион, не отрывая взгляда от предмета обожания. - Красивые... - проговорил он, поглаживая пряди. - Когда она их срезала, они стали фиолетовыми!
      Услышав о том, что их отрезала сама Рэя, Гастону немного полегчало. "Он хотя бы не снял живьем с нее скальп. А просто довел. Психологическое давление - это по его части".
      - Тогда, что будем делать? Ждать пока Палеон решит за нас?
      - Ты меня спрашиваешь? Тебя и правда интересует мое мнение? Гас, ты вдруг вырос в моих глазах, - издевательски протянул Лион. Гастон не совсем понял, о чем идет речь, и решил, что лучше его оставить, но Лион остановил его, нелепо цапнув за край рубашки.
      - Задержись. Посиди здесь, можешь даже посмотреть телевизор, я не буду возражать. Делай, что хочешь, но не покидай этой комнаты. Я скажу тебе кое-что. Королева больше ничего не решает, - пояснил он с таким видом, как будто это должно было объяснить все на свете.
      "О чем думает этот гребаный псих? Мне жутко дышать в его присутствии, не то чтобы отвлечься на телевизор".
      Лион был тем, кого нельзя было упускать из поля зрения и уж тем более поворачиваться спиной. Но Гас решил в этот раз прислушаться, присаживаясь на диван и напряженно ожидая, что он расскажет дальше.
      Лион монотонно накручивал прядь на руку, затем отпускал, рассматривая как локоны кольцами падают на пол, и повторял эту процедуру вновь. Проваливался куда-то в свои мысли. Как же это напрягало Гастона, но он терпел, побаиваясь его неадекватности.
      "Пусть делает это столько, сколько пожелает, я не стану его останавливать или критиковать. Я уважаю твой выбор, Лион, но, пожалуйста, сходи с ума в одиночестве, не втягивай меня в свой изолятор из эфемерных предрассудков".
      - Она больше не та, за кем я должен идти. Все изменилось, - после долгой паузы заговорил Лион, как будто бы рыжий должен был уловить формат его настроения и поддержать задушевную беседу. Он дал ему время ответить, но Гастон не знал, как реагировать и тогда Лион, оставшись недовольным его сообразительностью, продолжил: - За кем мне теперь идти, Гас? Вы все изменились. Эти воплощения совсем другие. Мира, в котором я существовал, больше нет. А доверие Рэи я еще не вернул. Сможет ли она меня принять?
      "О каком доверии идет речь? Мужик, ты держишь в руках ее "скальп"!" - хотел громко воскликнуть Гастон, но естественно сдержался. - Конечно, - ответил рыжий, искусно переводя иронию в твердое убеждение, чтобы поскорее прервать этот ужасный разговор.
      - Это то, что я хотел услышать, - обстановка вокруг бывшего лидера нагнеталась. - Но мне интересно твое собственное мнение, которое скрывается вот за этими щенячьими, испуганными глазками.
      Гастон вдруг расслабился.
      "В моих руках посох, который может выбить все дерьмо из этого урода еще раз!".
      -Хочешь знать мое мнение? Ты серьезно болен на всю голову! - пришел в ярость рыжий, повышая голос так, что его могла слышать вся соседняя улица. - Больше трех сотен лет я желаю, чтобы ты живьем кормил своей протухшей плотью паразитов на дне Адовой пасти. Чтобы подох в агонии и больше никогда не возвращался, - приспешник собирался и дальше пополнять этот список, но вовремя понял, что ему уже полегчало.
      Лион расхохотался, приведя Гастона в смятение.
      - Вот, это настоящий Гас, никогда не забывай, как надо разговаривать с подчиненными, иначе они подумают, что ты слаб и заберут твое место. Был бы ты таким же убедительным несколько столетий назад и многих неприятных вещей не произошло. Ведь сколько мне пришлось убить ради того, чтобы вернуть тебя обратно! - продолжал хохотать Лион, в то время как Гастону становилось совсем не до смеха.
      Если б он мог, убил бы прямо сейчас, уже безвозвратно, но в комнату зашел Аривер. Приятель выглядел слегка уставшим и неопрятным, что было для него несвойственным.
      "Он что-то проворачивает, иначе все его мысли сводились бы к внешнему виду".
      - Что это у тебя? - не понял рыжий, рассматривая золотой браслет на руке приятеля, который неприятным пятном выделялся на фоне бордового кардигана.
      - Ах, это ты пропустил одно срочное собрание, на котором королева принудительно раздала всем вот такие безделушки. Точнее ты на нем был. То есть королева так думает. Она даже похвалила тебя за понимание, когда ты не стал оспаривать ее решение одеть на теней "поводки".
      - Аривер... - Гастон не мог до конца поверить в его легкомыслие. - Ты серьезно? Залез и в голову Палеон, пока она ослаблена? Ты знаешь, чем это грозит? Это трибунал. А когда она поймет, что меня там не было...
      - Не поймет, я сделал для тебя копию браслета, а твой одел на себя. У меня как бы задание присматривать за одним рыжим неудачником, - продемонстрировал Лион два браслета на запястье. - Пусть думает, что так и делаю.
      - Неожиданно, - Торнад придирчиво сравнил подделку с оригиналом, и не найдя отличий, даже расстроился. - Так мило, что ты сидел и мастерил ему этот браслетик, зная, что твои чувства никогда не станут взаимными. Всегда подозревал, что ты к нему неравнодушен, - без всяких опасений поделился Аривер своими мыслями, будто у него был абонемент на бессмертие.
      Да, Аривер кажется не боялся вообще никого и ничего в этом мире, как мог только что убедиться Гастон. "Сначала королева, теперь Лион. Ты заглядываешь в пропасть".
      Сохраняя эпическое спокойствие и изображая одну из своих гнусавых самодовольных ухмылок Лион лишь вскользь поинтересовался: - Ревнуешь?
      - Разве что немного, - скривился юноша, передавая браслет Гастону. - Ой, смотри, тут какая-то гравировка на внутренней стороне: "Моему горячо уважаемому Г. с любовью от Ли..."
      Недоговоренное имя растворилось в мягкой обивке дивана, куда была безжалостно засунута голова неудачливого шутника. Даже у самого эпического спокойствия имелась граница. Гастон напрягся, сжимая посох, если Лион не захочет отпускать зеленого идиота. Но приспешник больше его не трогал, стряхнув руки, как будто подержал в них что-то мерзкое, он отправился в ванну провести очистительные процедуры.
      - Ты специально его решил вывести? - рассердился Гастон, помогая приятелю освободиться из ловушки.
      - К сожалению, он раскусил мою провокацию... Умный ублюдок, - улыбнулся Торнад, разглаживая мятый воротник.
     

* * *

      Комфортно расположившись на троне королевы, герцог подпер кулаком щеку, нервно прокручивая в пальцах сережку в виде голубой капли. Он был огорчен. Кое-что пошло не по плану. Раян не мог понять где ошибся и это выводило его.
      "Почему не подействовало?" - сережка вспыхнула у него в руках и исчезла, ровно за мгновение до появления в зале королевы.
      - Тени не одобрят твоего присутствия, - обратилась Палеон, осматривая трещину на алтаре. С ее прикосновением камень стал восстанавливаться, возвращая себе идеальную форму. Сила, позволяющая повернуть время вспять в небольшом пространстве. Достаточно эффективная, чтобы заставить магов среднего ранга бояться, но не слишком мощная, чтобы причинить вред герцогу.
      - Я бы не доверял им. Ведь никто из них не желал возвращения королевы. Иначе зачем оставлять тебя на дне этого хлева на целых полтысячелетия. Посмотри, во что превратилось некогда шедевральное творение архитектуры. Тебе понадобятся месяцы на его восстановление. Но это уже не будет иметь никакого смысла. Ведь они погубят тебя раньше.
      - Кому же мне тогда доверять, тебе? - усмехнулась женщина, обходя вокруг трона и бросая на мага недобрый взгляд. - Сложно доверять тому, кто также не вспоминал обо мне те самые полтысячелетия и теперь так вольготно позволяет себе занимать мое место.
      - Это не твой трон, Палеон. Всего лишь неудачное подобие. Настоящий остался на Дионе, куда тебе нельзя возвращаться.
      - Мне и не нужно.
      - Правда ли? По твоему напряженному подбородку могу судить об обратном, ты не умеешь до конца сдерживать эмоции.
      - Исчезни из храма, Раян, чтобы с тобой разговаривать надо вернуться на целую ступень эволюции. Ты испортился. Я вижу отпечаток запрещенной магии. Сколько тебе еще осталось? Несколько месяцев? Без нужной подпитки все закончится быстро, и раз ты здесь, значит на Дионе больше не осталось демонов. Или ты хочешь, чтобы я... Ахахахаха, вот оно что. Нет, Раян, я не стану сохранять твою тленную оболочку. Уж лучше я потрачу силу на восстановление храма теней.
      - Какая жалость. А когда-то ты умоляла, чтобы я избавился от собственного брата, чтобы мы были вместе. И вот я здесь, но что-то не вижу жарких объятий.
      - Это было до того, как меня заточили здесь по твоей вине.
      - Небольшое недопонимание, я пытался отрицать твою вину, но меня никто не слушал! Пришлось потратить массу времени, чтобы суметь попасть на Амальтею, когда открытие порталов здесь стало наказуемо. Видишь, на какие жертвы я пошел, чтобы отыскать тебя. Нехорошо так поступать с тем, кто о тебе действительно беспокоится. Обдумай все хорошо, а я навещу тебя позже, когда будешь более расположена к разговору.
     
      "Не следует быть самоуверенным с таким-то запасом времени", - уголки губ королевы поползли вниз. "Я же знаю, что твое возвращение связано с виталлами жрецов, а не из-за меня... Если не остановишься, то повторишь судьбу Диона".
     
     
        

Глава 40

Валери, я иду тебя убивать. Готовься!

     
      Валери покинула комнату глубокой ночью и спустилась на кухню, где Кристина и Николь устроили посиделки.
      - Явилась. Я теперь рассказывай, что ты, черт возьми, творишь?! - начала Спенсер накипевший разговор, когда переосмыслила все случившееся на празднике.
      - Чаек пришла пить, - с сомнение произнесла девушка, вкидывая одноразовый пакетик лимонного на дно поллитровой чашки.
      Николь было неприятно, что она стала наживкой. И ей непременно надо было узнать, планировала ли Вэл изначально сделать ее пешкой в своем плане.
      - Ты еще при первой встрече догадалась, что тот парень, явившийся в наш класс, маг? Ты знала, что он нападет на меня?
      - Нет, я лишь знала, что существо, следившее за нами, себя раскроет, но вот перед кем... да и предательство Келли невозможно было предвидеть.
      - Твой план стал провалом. Огромным провалом, из-за которого меня лишили виталла. Меня Гастон спас, понимаешь?! Тень, который не должны был этого делать, и твой брат, который вообще смертный! Ты рисковала даже им.
      - Это был оправданный риск. И план бы не был столько опасным, каким его сделало ваше легкомысленное поведение, если ты об этом. Хелен пошла гулять за купол, неизвестно, о чем думая. Крис, ты наплевала на все и решила набальзамироваться по самый мозжечек. А у тебя, Николь, одни парни в голове!
      - Крис не бальзамировалась! Крис налаживала контакт с природой, - встала на свою защиту девушка, высказывая крайнюю степень недовольства.
      - Отлично ты его в кустах наладила, - с презрением произнесла Николь, ощущая неприятный осадок от вчерашней ночи.
      Кристина решила, что лучше смолчать. Она не могла припомнить вечеринки с того момента, как покинула место обзора. Если Валери с головой погрузилась в происходящее и даже могла предвидеть появление нового врага, то Мильгертон слабо представляла, где находится и что делать дальше. Особенно со всем тем экспериментальным табаком, что покинул пределы горшка и заполонил пол ее комнаты, пока она отдалась в руки Морфея.
      - Больше думайте над тем, что делаете, не хочу, чтоб появилась следующая Колэни.
      - Ты вдруг такая правильная и рассудительная стала, Вэл. А может дашь ответ, почему Колэни так с нами поступила? Она делала все сознательно, это не был контроль, как если бы ей управляли жрецы или еще кто.
      - Кто знает, она не жрица... Ее виталл никому не нужен. Возможно, для нее пришло время выбрать сторону, и она сразу поняла за кого следует играть, чтобы выйти победителем. Это же Келибрайт, она просчитывает все на десять шагов вперед.
      - Все это странно, не находите? Если бы она собиралась нас предать, то не распаковывала бы сумки... Все выглядит так, будто она вернется... - допустила Николь, вспоминая странное субботнее видение. "Келли не выглядела предательницей. Она хотела что-то сказать... Или она сказала". - Николь не могла припомнить ни единого предложения. Слова Колэни были слишком бессвязны, чтобы их можно было запомнить.
      - У Келли были свои причины нас предать, в какой-то степени мы ее оставили одну. Не поддержали. Плюс ее характер - она хочет быть центром вселенной и добиться большего. Со жрицами, являющимися основной целью врагов, этого трудно достичь, - Валери опиралась на характер Келли. Ей казалось, что она видит ее насквозь. У них было много общего лишь с той разницей, что Вэл имела все, кроме свободы, а Келли - ничего кроме нее.
      - Предлагаю пока не трогать комнату этой падшей женщины и пойти оценить пару моих самокруток! Хочу наладить нелегальное производство, но нужна свежая критика.
      - Фу, мерзость какая, идите вместе с Валери, я воздержусь, - сразу же отказалась Николь, не понимая, как можно пихать в себя высушенную ядовитую смесь, хотя... они же теперь вроде как бессмертны.
     

* * *

      В оживленный город пришел новый день. Люди наводнили улицы. Птички запели на деревьях. Зашумел холодный ветерок в листве бериллисов. Валери поборола приступ ненависти ко всему сущему и принялась за утреннюю разминку. Полезность от нее теперь была спорная, но как источник выброса негатива подходила.
      "Почему до тебя не доходят простые вещи, тупой братишка. Ты не понимаешь, что происходит и не можешь врываться в мою жизнь, когда вздумается. Да ты просто яма невежества по сравнению со мной - великой жрицей, изыди смертный, я боле не твоя сестра! Нет, это в духе Крис. Аргх", - размышляла девушка над речью для брата, вытаскивая из-под кровати две гантели. Она сомневалась, что им вообще удастся нормально поговорить. Кейн не желал ее слушать. А уходя утром, поставил перед фактом, что, когда вернется, они уедут из Твестла. "Устрою ему "анафему", пусть только посмеет напомнить об отъезде".
      - Паскудство! Будто воздух поднимаю! - огорчилась Валери на легкость гантели, выкидывая ее с досады за плечо.
      Вместо глухого звука от удара об пол, последовал протяжный болезненный вой Спенсер, зашедшей на свою беду звать ее к завтраку. Прыгая на одной ноге по комнате, Николь перебирала весь словарный запас нецензурных выражений с поразительной последовательностью.
      - Какого, Вэл! Чуть выше и эта гантель раскроила бы мне череп!
      - Может быть тогда б твой мозг отрегенерировался и ты бы начала думать правильным местом, - уколола Валери, которая никак не могла простить Николь легкомыслие рядом с тенью.
      На крик прибежала Кристина, находившаяся к комнате Вэл ближе всех. Хелен же спала так крепко, что не услышала бы даже падения ядерного снаряда.
      - Ты решила укокошить нас раньше теней, чтоб не мучились? Поступок в стиле О'Гайо - изощренное благородство. Пойми ее, Николь, она всем нам желает скоропостижного добра, - скептически отметила Кристина, ежась от звука срастающихся костей Спенсер.
      - Да, плохие гантели, - заключила Валери, случайно выбрасывая вторую в открытое окно. - Ой... не рассчитала.
      - Валери! - донесся яростный голос Кейна. Вокруг заметно похолодало. С ближайшего дерева в один миг рухнули все листики. Улица опустела. Смертельная аура Кейна О'Гайо показала себя в действии, окрашивая забор, о который срикошетил злосчастный снаряд, разъедающей копотью.
      Если бы не виртуозная реакция демона, позволившая поймать гантель возле самой головы, его день закончился бы забвением.
      - А это ты, братец? - высунулась из окна Валери, не скрывая удовлетворения. "Если возмездие существует, то оно, наконец, нашло тебя". - А ведь жалко, что только два килограмма, - издевательски протянула она.
      - Валери, я иду тебя убивать, готовься! - взревел парень, устремляясь в коттедж.
      - Ахахаха. Черт... - разразилась она нервным смехом, и как-то быстро выпроводила подруг. С поразительной скоростью защелкнулся слегка заедавший от плохого обращения замок.
      - Серьезно, Вэл? Ты прячешься от собственного брата? Он конечно грозный на вид, но и мухи не обидит...
      - Сейчас вы узнаете о нем много нового, он идет сюда, чтобы исполнить свои слова, - раздался нервный голос девушки из-за двери. - Крис... Я поручаю тебе и Хелен свои роскошные похороны. Пусть мой гроб будет произведением дизайнерского искусства. Я верю в вас... прощайте.
      - Драматизация - фишка Крис! Не воруй мои идеалы, О'Гайо, - удивилась Кристина. Такой реакции со стороны подруги ей еще не приходилось видеть. - Ну даст он тебе подзатыльник, что тут уголовного.
      - От его подзатыльника Лион упал с пятого этажа! Вы бы видели, что он вчера с ним сделал.
      Девушкам пришлось расступиться. От вошедшего так и веяло насилием. Покрасневший от злости Кейн первым делом оставил на двери внушительный отпечаток кулака.
      С самого утра он чувствовал себя странно. Навязчивая идея поскорее уехать из этого проклятого города не давала ему покоя. Обязательно надо было увезти сестру. С билетами на руках, он застыл возле коттеджа, пытаясь понять, почему его понесло в общественном транспорте к железнодорожным кассам, где была масса людей, моментально облепивших его, требующих автографа и фото на память. Зачем? Ведь вот он любимый макларен стоит припаркованный возле входа... Двухкилограммовая гантель прервала ход его мыслей.
      - Я взломаю эту чертову дверь, и ты за все ответишь, - зверствовал Кейн, теряясь в желаниях, придушить или увезли Вэл домой. Первое пока что было в приоритете.
      - За что, например, - раздраженная Валери совладала с паникой и решительно вышла встретить О'Гайо.
      "Все же он может будет контролировать себя при посторонних.
      Не будет..." - убедилась она, когда Кейн втолкнул ее обратно.
     
      Девчонки не верили в слова Валери, пока не увидели собственными глазами настоящую ссору двух О'Гайо. Вовремя ужина они, оказывается, только обменивались любезностями. Из-за тишины в комнате, подруги подумали, что родственники смогли мирно завершить свой конфликт. На деле же все было гораздо хуже. Обладая отменными навыками, О'Гайо старший не дал Валери времени для отступления, применяя захват, как только за ним захлопнулась дверь.
      Оба запястья были зафиксированы одной его рукой, вторая же удерживала хвост. Валери замерла в неудобной позе под давлением колена Кейна, с силой пригибавшего ее к полу. Девушка была уверена, что он не сможет ничего сделать, ведь теперь ее сила выходила за пределы возможностей обычного человека. Она не была готова к тому, что он подавит ее противостояние с такой молниеносной скоростью.
      - Да я могу так вечно простоять, это тебе не первый класс, обзавидуйся моей выносливости и признай поражение, - сохраняя траурное спокойствие произнесла Валери, всем видом показывала, что ей и так, в принципе, удобно. Но несчастные голубые глаза выражали бесперспективность и разочарование.
      - Ты, как всегда, забываешь о разнице между нами. Я могу предсказать любое твое движение, ведь сам учил большинству приемов. Я не тот противник, через которого ты сможешь просто так переступить, - снисходительно говорил Кейн, мысленно ликуя, что длина волос позволяет скрыть крупные капли пота, стекавшие по вискам от напряжения. Награда за лучшие фальшивые эмоции досталась бы непременно ему, так как Кейн и сам не понимал, каким чудом до сих пор ее удерживает. "Неужели за последние годы я так ослабел, что даже моя смертная сестренка, способна противостоять мне?"
      Кейну приходилось прикладывать львиную долю своей силы, что было само по себе опасно. Сделав одно неверное движение, он переломал бы ей все кости. Как бы он не злился, но никогда не желал причинить вред сестре. Кейна пугало, как долго она держится, заставляя использовать все больше и больше демонической энергии.
      - Твой захват уже не такой как раньше, слабеешь. Оставь свою глупую затею забрать меня из города, и я не стану демонстрировать твою беспомощность. Я же чувствую, что ты уже на пределе, - заговаривала ему зубы Вэл, не представляя насколько близка к правде.
      - Мы не будем торговаться, твое место в Говенри. Через два месяца тебе отойдет треть акций "О'Гайо Индастриз" и тебе придется покинуть обучение в школе, чтобы заняться компанией вместе с родителями, - вот он и сказал... "Все равно держать ее в неведении до последнего было бы жестоко".
      Валери перестала сопротивляться, оседая на пол. Кейн отошел, скрещивая на груди руки и прижимая к корпусу, чтоб унять в них дрожь.
      - И давно ты знал, что моя жизнь будет разрушена через два месяца? Это же все из-за твоего эгоизма... Ты продолжишь развлекаться, а на меня повесишь крест. И сейчас хочешь отобрать даже эти два месяца? Когда я нашла школу и друзей, с которыми могу забыть о том, что не распоряжаюсь своей судьбой.
      Подруги переглянулись.
      "Что значит два месяца? Как это?"
      - Ты представляешь для них большую ценность, чем я.
      - Кейн, - голос Валери приобрел хищную окраску. Она медленно развернулась к нему, заглянув в глаза и бросила три коротких слова: - Я. Останусь. Здесь.
      Кейн не мог заметить того, что уловили подруги, благодаря связи между жрицами. Вокруг разъярённой девушки витали черные песчинки. Те самые, что отгрызли Хелен руки и уничтожили элиту Говенри в одно мгновение.
      "Тлен" - жуткое умение Рэи активировалось. Валери перестала себя контролировать.
      Нужно было что-то срочно предпринять, но двигаться в ее сторону без активированной защитной оболочки было равносильно прямому переносу из комнаты в спиральный коридор.
      - А что это вы тут делаете? - спросила сонная Хелен, заглядывая к ним и тем самым сбивая концентрацию О'Гайо. Никогда еще девочки не были настолько рады видеть Ватер, как сейчас.
      Песчинки рассеялись, но Валери не желала оставлять все как есть. Она видела это выражение на лице брата и раньше. Оно говорило: "Конечно, я приму твои слова к сведению, но потом ты сделаешь все как надо".
      Валери больше не хотела слышать о том "Как надо" для семьи О'Гайо.
      Хватило секундного замешательства Кейна, спровоцированного ее надменной улыбкой, чтобы сбить его с ног и с разворота врезаться локтем в гладко выбритый подбородок.
      При свидетелях Валери переставала разыгрывать слабую жертву. Да и плохо у нее это получалось. Возможно из-за этой двуликости Кейн сердился на нее еще больше.
      Завязалась ожесточенная драка. Как обезумевшие они колошматили друг друга всеми известными способами, не стесняясь причинять физическую боль. Паркет под ними настораживающее затрещал. Половицы начали вздыбливаться.
      - У нее что новый вид борьбы? С Лионом это как-то покрасивее выглядело, - прокомментировала Крис, глядя на озверевших родственников. - Пропусти я такой удар, и мои почки вылетели б со свистом через глаза навстречу приключениям.
      "Они точно никуда не уберутся", - Хелен отступила за спины подруг, чтобы ее не задело. Она очень расстроилась. Она не любила О'Гайо за то, что в их осанке светилась уверенность, которой у нее никогда не было. Взгляд, постановка речи, движения - отточенные, идеальные, словно они и не были никогда людьми. "До встречи с нами Валери уже была такой или это все сила жриц? Я тоже хочу измениться"
      - Вах! - восхитилась Николь, испытывая благоговение перед каждым движением Кейна. "Божечка, спасибо, что ты дал мне увидеть это потрясающее разгоряченное тело так близко. Моя жизнь не прожита напрасно", - Спенсер была слишком увлечена, чтобы обратить внимание на то, что Кейн может выдержать нападение Валери. И все же Николь очень хотела их разнять. Она бы заморозила обоих, но на Валери это могло не подействовать, а Кейн мог просто умереть на месте. Или не мог? Ссоры О'Гайо должны были закончить сами О'Гайо.
     
      Используя коронный удар ногой, Валери не рассчитывала, что он сумеет увернуться, после того, как она достаточно долго его выматывала. Поэтому не успев отвести ногу назад, потеряла равновесие, попавшись в его ловушку. Кейн воспользовался самоуверенностью сестры, поймал ее лодыжку и опрокинул на спину.
      Понимая, что он может сделать, с занесенным над ее лицом кулаком, Валери вжалась в пол и чуть слышно пискнула. Тяжелое дыхание сменилось жалостливым всхлипыванием. Кейн не решился пойти дальше. Только собственная сестра могла вывести его из равновесия и заставить делать вещи, о которых он будет жалеть до конца своих дней.
      - Однажды ты сможешь меня превзойти, а пока еще есть время, оставайся с друзьями и тренируй навыки... - сдался Кейн, облокачиваясь об кровать. У него не было сил подняться. Победа, которая полностью разбила его. - Бесполезно держать в клетке бестию. Она нанесет себе увечья, но все равно вырвется. Ты хотя бы можешь представить, как я волновался из-за твоего сообщения?
      - Я давно сомневаюсь в том, что ты можешь испытывать такое чувство, как волнение, - Валери была подавлена из-за своей слабости. Победить Кейна было задачей всей ее жизни и даже с силой жрицы она не справилась. Брат с детства был способнее ее во всем и подавал огромные надежды. Если бы он стал во главе компании, О'Гайо ожидал еще больший успех. "Иметь талант ко многим вещам и вот так все слить, отдавшись музыке". Валери не могла принять это. - Имеет ли для тебя значение что-то кроме развлечений?
      - Ты... - осторожно ответил Кейн, вызывая у Валери сдавленный смех.
      - Ты не возвращался домой месяцами. Оставлял меня одну, когда был нужен, и даже не пришел проводить, когда я написала, что уезжаю в Твестл. Ты не знаешь и половины того, через что мне пришлось пройти на всех этих проклятых приемах. Увидел Лиона и решил, что это мой парень, и даже не задумался о том, что после Савьерро и Моунса я больше никому не смогу верить.
      - Прости, идиота, за его толстолобость. Больше никогда не оставлю тебя надолго. Все что я хотел, приехать и обнять свою сестренку, ведь мы не виделись три месяца. Я соскучился. Но ты не дала мне и шанса, - с горечью проговорил Кейн, ожидая очередной язвы от сестры. "Она никогда меня не простит..."
      - Обнимай, - невозмутимо скомандовала Вэл, отводя обиженный взгляд от брата.
      Кейна не нужно было долго упрашивать. Забывая о том, что они не одни, он сгреб ее в охапку и зажал в объятиях под ее демонстративное недовольное сопение.
      - Я рад, что у тебя все в порядке.
      "Если бы это было так... Ни одна из нас не может этого сказать".
     
      - Вы самые ужасные брат и сестра, которых мне доводилось видеть, - не выдержала Хелен, выходя из комнаты и забирая с собой умиляющихся от этой семейной идиллии Николь и Крис.
     

* * *

     
      Праздник Дня знаний принес своим организаторам невиданный успех и популярность. Громкое событие пролетело через весь Твестл волной восторженных отзывов, нашедших место в городских новостях. "Тайный День знаний в школе Фебермейна!" - кричали заголовки в газетах. Видео с телефонов заполнило сайты. Ярые поклонники BDD, не пропускающие ни один концерт, кусали локти, и устраивали разборки в сети, называя участников лжецами.
      - Они просто нашли похожего парня, ведь всем известно, что группа отыграла последний концерт еще месяц назад!
      - Не припомню, чтобы в их группе была девушка! А барабанщик совсем не похож на святого Родни, если конечно не решил сбрить свои дреды. Родни никогда бы этого не сделал!
      - А как насчет Белого дьявола, говорю же это был он!
      - Что вы заладили он, не он, в воскресенье Кейн был замечен на вокзале в Твестле! Сегодня должно выйти интервью с его официальным заявлением!
     
      Да, этим утром Николь накрыл успех. Не только потому, что в конце праздника огласили имена организаторов, где была и ее фамилия, а из-за участия в составе самих BDD. В школе творился ажиотаж. Учителя и охранники пытались вытолкнуть наводнивших двор репортеров за ворота, но пока не сильно преуспели.
      Спенсер не давали попасть в класс. Ее толкали, тискали, хвалили, задавали наперебой вопросы, просили автографы. В общем, делали все для того, чтобы она провалилась сквозь землю от смущения. Сначала она чувствовала неловкость, но постепенно начинала привыкать.
      "Валери специально не появилась! Точно знала, что начнется такой дурдом. Сначала устраивает хаос, а потом не хочет нести ответственность! А ты, Николь, отдувайся..." - думала девушка, не глядя раздавая автографы. Скованности больше не было и Спенсер вдруг поняла, что может свободно говорить одновременно с целой оравой самых разных людей. И это даже начинало ей нравиться. "Возможно, все это время я хотела быть такой же, как Крис и Валери... Когда на тебя обращают внимание, ты больше не чувствуешь себя серой мышью! Ты становишься кем-то значимым! Но это обременяет..." - Николь начала испытывать боль в правой кисти от напряженного держания ручки.
      "Такие надоедливые. Как от них избавиться!"
      Другое дело Крис. Мильгертон без смущения растолкала перед ней толпу и прошептала Николь, чтобы та крепко держалась за нее, так как им сейчас предстоит купаться в "человеческом озере", чтобы не испортить отношения с руководством школы.
      - О, не стоит оваций, Крис рада вашему вниманию, но вам нужна О'Гайо, это она все заварила, я лишь скромный исполнитель. Вон она кстати, как раз за вами, - отвлекла внимание девушка, выуживая из толпы Николь и продираясь к проблеску света в живой массе учащихся и репортеров.
      Первый урок был полностью сорван. Ко второму на территории школы не осталось ни одного постороннего, благодаря чуткой работе правоохранительных органов.
      Валери так и не явилась. Пока учитель не пришел в класс, Спенсер решила подготовиться к практическому занятию, случайно достав тетрадь по информатике. Внимание привлек загнутый листик. Николь терпеть не могла загнутые листы. Но открыв нужную страницу девушка ушла в прострацию.
       "Это и есть правда, но она уже не может ее увидеть". "Почему не могу?" - задалась вопросом Николь, вчитываясь в, казалось бы, заурядную фразу. Она бы давно отбросила это видение, но не могла отделаться от чувства, что за всем этим бредом стоит что-то важное. В чем правда? Что тени не смогут сопротивляться, если я стану жрицей? Она говорила в настоящем времени. Я. Не. Могу. Увидеть. Правду, - в висках девушки появилось неприятное жжение. Погрузившись в свои мысли, она не заметила, как в классе появился новый учитель, не преминувший конфисковать тетрадь.
      - У нас химия, Николь Спенсер, а это я пока оставлю у себя, - прозвучала недовольная и слишком знакомая речь. Этот акцент Николь узнала даже если бы пришлось услышать его во время рева пожарной сирены...
     
     
      Валери вломилась в класс на пятой минуте урока.
      "Фух, если б это был Фишер, то пришлось бы снова стоять в коридоре. Можно расслабиться".
      Извините, что прервала... кажется портанулась по привычке... - промямлила она вслух, не совсем понимая, как смогла переместиться обратно в Говенри на проклятущий урок в свою старую школу.
      "Неужели теперь достаточно беглой мысли, чтобы переместиться даже этого не заметив?" Валери как вкопанная замерла в проходе, осматривая кабинет.
      "Да нет же... это не Фростхилл... Обои не те... И Николь тут".
      - Вы, как всегда, в своем репертуаре, мисс О'Гайо. Присаживайтесь, - добродушно произнес пожилой учитель, - рад Вас видеть в здравии.
      - А я-то как соскучилась, мистер Фишер, - напряженно улыбнулась Валери, выдавливая трагическую любезность.
      "Я в аду... Лион добрался до меня и укокошил. И теперь мой круг ада - чертова химия с мистером Фишером", - чуть не плача думала Валери, падая за парту.
      - Портанулась?! ПОРТАНУЛАСЬ? Ты нас муштруешь каждый день, чтобы мы ничего лишнего не взболтнули, а сама палишься, - шипела Николь, опустив голову, так чтобы ее не было слышно.
      - Николь, тут ФИШЕР! Ты понимаешь?! Не до конспирации! И хватит орать у меня в голове, никто тебя не слышит, ответила тем же образом Валери, - отмечая, что они смогли быстрее наладить телепатическую связь, чем пророчил оракул. Всего-то надо было испытать ужас появления "любимого" учителя.
     
     
     

Глава 41

Николь: Уровень позора- максимум

     
     
      После уроков в кабинете химии было пустовато. А лучше сказать, кроме Валери больше никого не наказали. Учитель так и не отдал Спенсер тетрадь, от чего она очень нервничала. Фишер даже не пустил ее в класс.
      - Можете подождать вашу подругу в коридоре, пока она закончит самостоятельную. После этого сможете забрать тетрадь.
      - Какое отношение имеет наказание О'Гайо к моим личным вещам? - попыталась протестовать Николь перед закрытой дверью. "Неужто он припер сюда с самого Говенри, чтобы отомстить за сорванный урок? Держись там, Валери, ты теперь жрица, Фишер тебе не страшен!" - мысленно подбодрила одноклассницу Спенсер.
      "Страх и раздражение - это разные вещи. Глупо бояться бессмертной жрице простого учителя", - холодно возмутилась Валери на мысли подруги.
      Фишер сидел за столом и игнорировал ее присутствие. Добрых минут двадцать он что-то отмечал в журнале, потом проверял тетради и скрупулезно точил карандаш в пустую коробочку из-под скрепок.
      Сложив руки на груди и откинувшись назад, Валери с легкой меланхолией наблюдала, как деревянная стружка образовывает растущую кружевную горку. На это можно было смотреть бесконечно, если бы не поджимающее время.
      "Когда этот чертов карандаш заточится?!" И словно по заказу, со следующим оборотом в коробочку упал отломанный грифель. Фишер хмыкнул, неторопливо поднялся, проковылял через классную комнату до мусорного ведра, и, высыпав стружку, вернулся обратно. И так происходило еще два раза.
      Спустя еще минут пятнадцать Валери передала Николь, что она может не ждать. Фишер явно держал ее здесь просто, чтобы достать. И если б это было в Говенри, то Валери наверняка бы вспылила и заработала еще несколько часов отработки.
      "Надо выдержать еще час. И я уйду отсюда никого не убив", - успокаивала себя Валери, начиная неслышно отбивать ритм ногой. С виду О'Гайо всегда сохраняла непроницаемое выражение, но эта вредная привычка выдавала ее с потрохами.
      Как правило отработка после уроков занимала от сорока до полутора часов. Поэтому, как только стрелки на классных часах доползли до половины пятого, Валери поднялась из-за парты.
      - Куда это Вы собрались, мисс О'Гайо? Я разве говорил, что вы свободны? - остановил педагог, и не удостоив ее взгляда, открыл часть доски, демонстрируя вторую ее сторону, исписанную задачами.
      Валери сбросила рюкзак с плеча и, засунув руки в карманы куртки, присела на край парты, изучая условия.
      - Вы не говорили мне, что нужно решать задачи.
      - Если бы вы были более прилежной ученицей, то поинтересовались самостоятельно, что необходимо делать. Вместо того, чтобы просидеть полтора часа без дела и плевать в потолок.
      - Я могу назвать вам ответы, ничего не записывая.
      - Меня интересует ход ваших мыслей во время решения, поэтому сядьте правильно за парту и приступайте к выполнению.
      Девушка проглотила гневный ком, сардонично уставившись на его блестящую лысину. Будь она злее, то этот заточенный карандаш торчал бы у него во лбу. Но это будет плохо.
      "А так ли плохо? Один несущественный человечек. Пришел на новое место. Перенервничал. Никто его не хватится", - Валери опасалась думать дальше. Теперь она осознавала, что для того, чтобы завершить наказание достаточно небольшой концентрации и его прах разлетится по классу.
      "Не слышала, чтобы у него была семья. В Говенри он не торопился домой. Допоздна задерживался после окончания рабочего дня, проверяя тетради и частенько оставлял разных учеников отбывать наказание за любые мелкие проступки. Он просто одинок. Никому ненужный старикан, у которого нет ничего, кроме своих принципов", - на последнем предложении ее кольнуло нечто похожее на сострадание. Но Валери не могла позволить себе эту роскошь.
      Да, он имел на нее сильное влияние. Заставлял сердце уходить в пятки, внутренне съеживаться от своего голоса. Фишер умел произнести слова так, что его не могли ослушаться. Все обучение в школе Фростихилл он угнетал и дрессировал ее. Заставлял забыть о своем статусе. Вгонял в землю и закапывал с остальными учениками. Но сегодня она поняла, что Фишер больше не имеет над ней силы.
      "Нет никакой гарантии, что мне пригодится химия, если очень скоро мы все можем стать прахом. Нет смысла бояться, если самое худшее со мной уже случилось".
      В один миг вся злость, накопившаяся на него со старой школы, куда-то испарилась.
      - Извините, мистер Фишер, но мне, правда, пора. Вы не можете удерживать меня дольше, чем прописано в уставе. Поэтому верните тетрадь Спенсер и отпустите нас домой.
      Во взгляде О'Гайо промелькнуло нечто пугающее. Бесконтрольные потоки энергии, исходящие от нее, надавили на стенки помещения, осыпая штукатурку с потолка.
      - Забирайте, - Иниер не стал затягивать с возвратом, молча положив ее перед ученицей.
      Валери потянула тетрадь, как вдруг в ее кисть вонзился тот самый заточенный карандаш.
     

* * *

       
      Подруга долго не выходила. Сначала Спенсер погрузилась в смартфон, опираясь о стену и коротая время, но затем ей стало скучно и неудобно. Глядя на окно, в голову пришла не совсем типичная для нее идея. Коридор был совершенно пуст и спокоен, а подоконники такие длинные и широкие. Такие удобные. Даже лучше, чем в старой школе. Валери любила сидеть на них, не смотря на запрет.
      "Я теперь жрица! Мне многое можно", - твердо решила Николь, закидывая ногу на подоконник.
      - Ты что творишь! Срам то какой, еще и в юбочке! - заорала через весь этот просторный (с отличным эхом) коридор уборщица. - А ну слезла бегом! Негоже ученицам престижной школы ноги на подоконник задирать! Одни свиньи вокруг! Смотри все попачкала! - затрясла шваброй женщина, отгоняя Николь от подоконника.
      Девушка покраснела от пяток до ушей, вжимаясь в противоположную стену и всячески извиняясь, пообещала больше так не делать.
      "Господи, это всего лишь кусок дешевого металлопластика! Заработала замечание на первом месяце в новой школе! А ты растешь, Николь... Это все дурное влияние О'Гайо. Не сиди она так вольготно и уверенно, я бы никогда не решилась повторить".
      И все же Николь очень устала стоять. А идея никак не уходила и даже стала навязчивой. Завернув за угол и проверив лестничные клетки, по которым могли подниматься вражеские технички, Николь повторила попытку.
      - Действительно, придает уверенности.
      Девушка увлеклась поиском удобного положения, то свешивая одну ногу, то закладывая сумку под голову. Оказалось жестче, чем она представляла, поэтому комфорта достигнуть не удалось.
      "Пусть подоконники остаются местом Вэл, не стоило оно того", - пропустив тихий треск от открывающегося рядом телепорта, Николь резко спрыгнула вниз на ... Гастона, с размаху ударяясь носом о его костлявое плечо.
      Разноцветные звездочки заискрили перед глазами и сосредоточились пульсирующей болью в переносице. Николь схватилась за нос, замирая на месте и стараясь лишний раз не шевелиться.
      "Да что ж у меня за удача такая? Я же жрица, почему так больно?"
      Гастон хотел обратить внимание, что ее вторая рука уж слишком сильно впилась в него ногтями, но решил еще немного потерпеть.
      Шок от внезапного удара прошел, и Николь начала потихоньку отключаться, отваливаясь назад в пустоту. "Аааа, я снова забыла про защитную оболочку..."
      - Эй, хомячьи щечки, ты в порядке? - предотвращая падение Спенсер, поинтересовался приспешник.
      "Если нужно разбивать нос или становится жертвой темного мага, чтобы оказываться в его объятиях, я готова хоть каждый день получать увечья".
      На, не успевшую испытать всю прелесть внезапной романтики, Николь посыпались ругательства вездесущей уборщицы.
      - Совсем ничего святого нет! Уууууух срамотаааа, мало того, что казенное имущество портит, так еще в учебном заведении средь бела дня дает себя лапать кому не попадя!
      - Моя репутация погублена...
      - В таком случае хуже уже не будет, - Гастон перенесся с Николь в одну из беседок во дворе школы.
      - Как это не будет! Да как же так! Мы себя ни перед кем не выдавали и вдруг среди бела дня в присутствии свидетелей!
      - Ну хорошо, я вернусь и убью ее, - отмахнулся парень, делая попытку перенестись обратно, но Николь его никуда не пустила, с перепугу примораживая ноги тени ледяным плетением.
      - Не надо! - воскликнула Спенсер, поражаясь его черствости,- А если у нее семья есть?! Ты хоть знаешь, что такое семья?
      - Семья? - Гастон выдавил нервный смешок. - Я расстроен, что некоторые из моей до сих пор живы.
      - Жестоко так говорить...
      - Ты просто не знаешь о ком идет речь, - аккуратно перебил он, чтобы Николь не начала читать нотацию о его нравственности. Ее лицо изобразило такую возмущенную гримасу, что он снова не удержавшись жамкнул ее щеку. - А ты не такая прилежная, как прикидываешься.
      - Я прилежная! - энергично запротестовала девушка, отшатываясь от приспешника. - Пока не связалась с О'Гайо, у меня была идеальная репутация!!!
      - Эти черти когда-нибудь бы выбрались на свободу и без посторонней помощи, - насмешливо произнес юноша, ловко доставая ножи из гелиотроноса.
      - Опять что-то задумал?! Не позволю! - разнервничалась Николь, на всякий случай, делая замёрзшие путы на его ногах еще толще.
      - Нет, - тени достаточно было дотронуться до ловушки в нескольких местах, чтобы она рассыпалась. - Я следую за герцогом, тем парнем, который напал на тебя. Он пришел с Дионы, когда открылись порталы. Конкуренция за ваши виталлы возрастает. Не попадись также легко, как в прошлый раз, - Гастон не договорил, возле беседок началось оживленное движение.
      На часах стукнуло пять, школа стремительно пустела, выплевывая во двор то компании учеников, которых тут же окружали репортеры, караулившие "знаменитостей", то полуживых учителей.
      Не желая светиться перед ними, Гастон слился со стеной, захватывая с собой и Николь.
      Жаркое спортивное тело, сводившее Спенсер с ума своей неприличной притягательностью, оказалось так близко, что Николь едва успела подавить восхищенный возглас, когда ее внезапно прижали к стенке.
      "Нет, Николь, борись! Тебе не нужен никто кроме Кейна!"
      "О, да! Пожалуйста, будь еще настойчивее!" - подумала она, теряя над собой контроль, едва вдохнув приятный аромат, исходивший от его смуглой кожи.
      Гастон нервно отстранился, ошалевшими глазами пронизывая недожрицу.
      - Ты орешь прямо у меня в голове. Совсем не умеешь сдерживаться! Здесь же полно людей, - тщательно скрывая смущение воскликнул парень, тут же испаряясь из беседки.
      "Уровень позора - максимум, - отпечаталось в подкорке Николь, когда она поняла, что сотворила. - Если бы существовал какой-то измеритель нелепых ситуаций в ее жизни, сейчас бы он взорвался от перегрева".
      "Николь, ты просто неудачница... Убей себя..." - причитала Спенсер, усердно тараня лбом деревянный столик.
      - Вот ты где! - резкий голос О'Гайо заставил ее отвлечься от самоистязания. - У нас появились небольшие неприятности... - произнесла девушка, демонстрируя руку.
      - Это что, карандаш?
      - Нет, это Фишер.
      

* * *

        Закономерное появление герцога не сулило приятных новостей. Верни Палеон свою истинную силу, и она б с удовольствием сделала то, что он хотел - с той разницей, что разложила бы на атомы.
      - Раян, почему я второй раз вижу тебя на своем троне?
      - У вас тут со стульями напряг, - отметил юноша, делая оборот указательным пальцем, как бы охватывая бесполезную пустошь помещения. - Меня заинтересовал один из твоих ребят. Вырванный виталл Амальтеи, добытый мной с неимоверными усилиями, оказался в его руках, но вместо того, чтобы передать его тебе, возвратил жрице. Не находишь это странным?
      - Так ты расстроен, что виталл не достался мне или тебе? Если приспешники так поступают, значит у них есть на это причины, - рассудила Палеон, решая не делать поспешных выводов. Если речь шла о доверии, то даже продержавшие ее пять столетий тени имели больше доверия, чем брат покойного благоверного.
      - Какие это интересно нужны причины, чтобы пойти против приказа королевы? - Герцог безучастно погладил изгиб правого подлокотника.
      - Ах вот оно что, приказа-то не было. Боишься проверить, - улыбнулся юноша своей догадке. - Так может мне напомнить, зачем их создали?
      Лицо королевы исказилось. Хищно уставившись на мага, она вскинула руку, высвобождая силу.
      - Было бы безрассудством обращаться к полководцу, который собственными деяниями похоронил армии нескольких рас. Не смей приближаться к теням. Кровавая эра Диона закончилась, приоритеты изменились.
      - Ты мне угрожаешь? Не ожидал, Палеон. В конечном счете, даже ты предала его идею.
      Маг растворился, оставляя после себя неприятный смог и запах разложения.
      Королева опустилась на трон, растратив остатки энергии на "фальшивую демонстрацию". Она бы ничего ему смогла сделать, если бы он распознал обман. Но герцог еще опасался ее. После пробуждения сила почти не слушалась, не хотела циркулировать по ослабшему телу. Женщина испытывала дискомфорт и сильное головокружение. Распустив теней до следующего собрания, она надеялась отдохнуть и вывести из крови яд, которым ее регулярно потчевали.
      Гастон появился некстати, учтиво приклонив голову в приветствии, едва не увидев, как она начинает сливаться с троном от усталости. Палеон не имела права позволить его глазам заметить свое истинное состояние. Это могло подстегнуть теней на мятеж. "Тем более это Гастон". Его следовало остерегаться. Среди теней у него было особое положение. Дион никогда бы не назначил его руководить элитными отрядами теней, набранных из чистокровных магов. Павший правитель меньше всего желал, чтобы он выжил на той войне. Но тени сами собирались под его началом. Все, что смог сделать Дион, это поставить королеву рядом с ним, так, чтобы, имея понятие о рангах, Гастон не вздумал заниматься самоуправством.
      Вспомнив всю серьезность благоверного, когда он упоминал о нем, королева долго недоумевала. Худенький добродушный юноша, не подающий особых надежд, сумел контролировать отряд головорезов, даже не осознавая, что делает и своего положения. Из всех теней, в живых остался лишь его отряд. Он мог пойти дальше и победить жриц, если бы не сорвался. Ио знал, как вывести его из строя. После этого Гастон погас, его пришлось заменить на более опытного воина.
      Но сейчас она вновь видела прежнего Гастона, вернувшегося из клетки мертвых эмоций.
      - Что тебе нужно? - прозвучал голос, в который она вложила всю властность и гнев за нарушение ее покоя, ибо так было принято.
      Гастон не отличался чувством такта, он не задумывался над тем, что может прийти не вовремя. Во все времена он забывался и являлся, когда хотел. В какой-то степени он даже имел на это право.
      "Агросов мерзавец совсем не изменился"
      Она не дала ему ответить. После разговора с герцогом ее разъедало любопытство.
      - Кто из Вас вернул виталл Амальтее? - Палеон задала этот вопрос, хотя следовало спросить в лоб зачем он это сделал. Никому бы в голову не пришлось касаться виталла ледяной жрицы, и тем более его возвращать.
      - Я, - прозвучал его немедленный ответ, не обремененный угрызениями совести.
      "Что и следовало доказать..."
     

* * *

      В то время как город начинал потихоньку готовиться к великому празднованию дня Объединения, в участке шерифа участились нервные срывы, увольнения и сбои в работе. Кольтон засел в своем кабинете и орал на каждого, кто пытался к нему обратиться. Шериф был на взводе. Его терпение лопнуло, когда из сейфа, код от которого знал лишь он один, пропали все документы по делу жриц. Все вещественные доказательства, записи, показания и даже машина покойного Паттерсэна на его глазах превратились в пыль.
     
     

Глава 42

Твой ответ стал для них приговором

     
      Он позволил себе короткий циничный взгляд в ее сторону. Ждал реакции. Он мог открыто ненавидеть ее лишь настолько, насколько это позволяла субординация. Гастон не имел права упрекать ее за то, что когда-то давно она отдавала "не те" приказы, в результате которых они оказались здесь и сейчас.
      "Чего он хотел добиться, когда так легко признался в нарушении Кодекса теней? Провоцирует, чтобы уйти от ответственности во второй раз?" Королева боялась, что он вдруг начнет оправдываться за свой поступок и этим испортит сложившееся впечатление. Лион мог перестараться и сломать его окончательно. Но Гастон никогда не оправдывался. Под страхом смерти точка зрения тени оставалась неизменной.
      "Будь здесь Дион, то немедля разорвал бы его. Долгожданный повод, до которого так и не дожил покойный король", - женщина внутренне ликовала. Нахальство Гастона могло расшевелить даже мертвого.
      - Следует немедленно лишить тебя оболочки и позаботится о том, чтобы ты предстал перед судом. Но в сложившейся ситуации мне нужны все тени. А теперь убирайся, - сделала она пренебрежительный взмах рукой.
      За стенами храма Гастон ненадолго ушел в себя. Полувосстановленное величие стен вызывало в нем ностальгические чувства. Храм уже было не вернуть. Но она попыталась.
      -Глупая женщина. Вместо того, чтобы заняться собой, растратила все на бесполезный символизм. Как будто это нам чем-то поможет. Если речь идет о противнике иного уровня, почему нельзя собрать всех и заявить, что охота на жриц откладывается по техническим причинам. "Иди и договорись о сотрудничестве, раз уж начал налаживать с ними контакт. А мне не позволительно пренебрегать установленным порядком! И если они сделают что-то не так, я всегда могу сказать, что это была твоя идея, Гастон!" - разыгрывал он слова королевы, пиная ногой разбросанные по песку камешки.
      Один из них был намеренно запущен в отвесную скалу и неизбежно пойман.
      - А я-то думал, когда покажешься, - Гастон прекратил подымать пыль, изучая черты среброголового мага. За два дня он успел потерять в весе, ожесточиться и приобрести сходство со стервятником с натянутой на кости, жилистой плотью. Внешние изменения создавали впечатления истощенности и бессилия. Но это было далеко не так. За немощной оболочкой скрывался неудержимый голод, за медлительными движениями - ожидание рывка.
      - Между нами возникло некое недопонимание в первую встречу. Да и при плохом освещении я не сразу понял кто ты. Рыжие волосы, острая линия подбородка, мнимое бесстрашие. Ты похож на него даже больше, чем заслуживаешь. Бастард чокнутого братца. Мне не ведомы мотивы, зачем ты возвратил виталл жрице, но позволь предложить вариант приемлемый для нас обоих.
      - Нет таких вариантов, - поспешно отсек Гастон, чувствуя, как "клубок гремучих змей", ползающий вокруг него, оживился и угрожающе затрещал.
      - Даже не выслушаешь? - протяжный гипнотизирующий звук слетал с губ седого юноши вместе с незаметными сгустками дыма. Что-то находилось внутри него, заставляющее тело разлагаться и выпускать темную энергию.
      - Такие как мы, должны держаться вместе. Когда Дион пал, все эти ваши кодексы потеряли смысл. Нет нужды соблюдать их. С виталлами жрецов я сделаю так, что он больше не вернется. И твоей проблемой останется лишь королева, но ее можно не брать в расчет.
      - Как будто мысли читаешь. Все, что я желаю - это занять трон и править славной половинкой Дионы, так как на вторую рассчитываешь ты! Верно? Ведь все незаконнорожденные внутри амбициозны и жаждут урвать больше власти. Заманчивое предложение. Но на самом деле я желаю завалиться в бар и надраться так, чтобы не помнить твоей рожи, напоминающей об этой семье.
      - Для того чтобы ее забыть, придется перестать смотреться в зеркало, - вспыхнул герцог, сокращая между ними расстояние до вытянутой руки. - Отбрось эту никому не нужную гордость. Твое происхождение лишило ее тебя еще в утробе матери. Так уж повелось, что старшие братья имеют больше привилегий. Действуй со мной, чтобы смыть презрение к побочной ветке Диона.
      Гастон шарахнулся он него, касаясь холодного лезвия гелиотроноса на боковом креплении правой ноги.
      - Не важно какой кусок дерьма из вас двоих вылупился первым, так или иначе, вы оба после себя масштабно нагадили. Так что иди в пень со своими предложениями.
      - Твой ответ стал для них приговором. Не могу позволить, чтобы приспешники путались у меня под ногами.
      Гастон не так ценил собственную жизнь, как жизнь других теней. Маг увидел это в его неаккуратном движении. Как резко он остановился, отступая назад, едва услышав об опасности подстерегающей товарищей.
      Секундное замешательство стало сигналом к нападению. Тьма прошла сквозь серебряную перчатку герцога и зависла над ним пульсирующим облаком. Увеличиваясь в объеме, оно извергало из себя переплетения из подвижных человеческих конечностей. Она была живой. Гастон четко различил по крайней мере несколько голосов. Приглушенных, шипящих, жадных, направленных на него. Запрещенная магия во всей ее красе, собранная из демонических виталлов Дионы.
      "Не укрыться".
      - И все же я хотел бы видеть тебя на своей стороне, - с сожалением произнес герцог, спуская существо.
      Созданная им отвратительная субстанция кинулась на тень разевая пасть, но с размаху натолкнулась на невидимый барьер, рассеиваясь вдоль его стенок обволакивающим туманом.
      - Он только мой, - грозная фигура Лиона выросла между ними во весь рост, делая герцога не толще тростинки.
      - Не смей говорить таких двусмысленных вещей! - взбесился Гастон, оттягивая его за хитон к себе. - Твое преследование начинает пугать. Насладившись укоризненным взглядом рыжего, приспешник ядовито ухмыльнулся.
      - Стоило тебя оставить одного, и ты снова косячишь. Когда уже посох начнешь с собой брать? Какой вообще лидер забудет главное средство обороны? - возмутится Лион, накладывая между ними и герцогом еще один барьер. - Уходи. Он тебе не по зубам.
      - А тебе?! Кто тебе дал право решать за остальных. Приперся на чужие разборки, встрял в них, а теперь еще и прогоняешь! Напомнить, кто упрятал тебя в посох последний раз?!
      - Идиот, я поддавался. Или следовало позволить тебе и дальше уничтожаться?! Помни мою доброту и не мешайся.
      Раян раздраженно отметил, что его игнорируют и аккуратно напомнил о своем присутствии, создав шарообразную субстанцию и вновь запустив в Гастона.
      Сфера ловко обошла Лиона по краю, но проиграла против его реакции. Густая дымка растелилась по песку, не успев коснуться теней.
      Гастон мимолетно оценил прожженную дыру в земле, выхватывая ножи и готовясь нападать. "Стоит этой дряни коснуться плоти и с ней случится тоже самое".
      Все внимание Лиона было приковано к Раяну. Похоже он заинтересовал его, о чем свидетельствовало ненормальное возбужденное выражение на лице приспешника.
      "Снова нашел себе интересного соперника и все остальное уходит на второй план".
      Бывший лидер теней без колебаний пошел в атаку, оттесняя Гастона на второй план и ущемляя тем самым его самолюбие. Золотой посох рассекал воздух, едва ли не доставая мага. Раян уступал в маневренности, его сила состояла в дистанционном нападении. Лион являлся самым неудобным для него соперником, поскольку мог парировать тьму благодаря посоху и заставлять уходить от физических атак, тем самым замедляя процесс генерирования новых сфер.
      "Зачем было торжественно отказываться от посоха и толкать пафосную речь, чтобы сейчас красоваться мастерством его владения. Мне и до этого было понятно, что ты виртуоз, - злился на приспешника Гастон, пытаясь найти момент, чтобы вступить в схватку. - Он не выкладывался так, даже когда в храм ворвалась Рэя, чтобы свести с ним счеты. Но если она уже тогда стала ему небезразлична..."
      Лиону удалось дважды достать мага, нанося критические повреждения. Один уз ударов вспорол его левую ногу, а второй - лишил правой руки. На первый взгляд казалось, что бой разворачивался не в пользу герцога, но аура Лиона начинала слабеть. Из ран герцога вырывались клубки дыма, за секунды формируя потерянную конечность и устраняя увечья. Приспешник морально уставал. Он не мог понять, как маг, который выглядит, будто одной ногой в могиле, продолжает излучать нескончаемый запас энергии.
      Герцог извернулся, намеренно делая вид, что теряет равновесие и подпуская его ближе. Брешь в защите была найдена. Отправляя несколько сфер с противоположной стороны и заставляя тень отвлечься на них, Раян нанес ответный удар, полностью снося защитное поле. Поврежденный хитон утратил свойства, повисая на его плечах бесформенной тряпкой с тускнеющим мистическим ореолом.
      Удовлетворенная эмоция расцвела на бледном лице герцога. Гастон проследил за его взглядом и неприятно удивился. По "подарку" королевы змеился отпечаток темной магии. Такой же, которая подчинила себе кристаллы Амальтеи. Да, прежде чем помочь ей, он колебался в выборе, до тех пор, пока маг не извлек виталл. Но это колебание было оправданным, ведь он полностью ломал правила теней.
      - Лион, живо сними браслеты! Он успел их коснуться и может контролировать.
      - Эти не снимаются, - с презрением произнес бывший лидер, срывая с себя остатки хитона. - Иначе зачем было все это начинать. Но я еще могу выиграть достаточно времени, чтобы ты убрался и успел предупредить остальных.
      Лион блефовал, времени у него оставалось не так-то и много, тьма поглотила браслет и перешла на руку. Как болезнь она расползалась, овладевая и парализуя его.
      - Не помню, чтобы ты любил геройствовать...
      Приспешник грустно усмехнулся.
      - А почему бы и нет, роль ублюдка со временем утомляет, но кто-то должен был ее играть.
      Золотой посох в руке тени сделал оборот, и Гастона выбросило в портал, оставляя перед глазами всполохи тьмы, поглощающие тень.
     

* * *

     
      - Валери, что это такое? - доносились возмущенные возгласы Николь из кухни.
      - Что? - переспросила Вэл, вопросительно взглянув на подругу.
      - Ты вообще собираешься тарелки за собой мыть? - девушка была крайне раздражена. После насыщенного дня ей хотелось завалиться спать, как она это делала в Говенри, но немытая посуда в раковине не оставляли ее в покое.
      - А что? - поинтересовалась подруга, доставая последнюю печеньку и ставя вазочку с крошками возле умывальника, чтобы Николь тоже о ней позаботилась.
      - Что, что. Их тут гора уже. Даже ставить некуда!
      - Так не все же мои, - отметила О'Гайо, снимая с себя часть ответственности.
      - Вы что решили из меня домработницу сделать? Почему я все за вас мыть должна.
      - Ну... мы вроде бы сразу распределились. Крис готовит, ты убираешь, Хелен бегает за покупками, а я вас курирую.
      -... Что-то от твоего курирования ни жарко, ни холодно. Помой свои тарелки! - вскрикнула Николь, в сердцах швыряя мокрую тряпку в забившуюся раковину, от чего во все стороны полетели жирные брызги.
      - Если уж тебе так трудно, давай я найму домработницу, - предложила Валери, чем вызвала еще больше возмущения.
      Николь фыркнула.
      - Ты вообще все деньгами решаешь?! Тут дело не в домработнице, а в том, что ты не делаешь совсем никакой работы по дому!
      - Я и не умею. С какой стати мне браться за то, что у вас получается лучше. Считай это своей минутой славы и наслаждайся, что ты в чем-то лучше, чем Валери О'Гайо!
      - Ах ты ж!!!! - первая схваченная из раковины тарелка опасно повисла над головой Валери.
      - Что вы тут вакханалию устроили? Мозг трещит, - просипела Крис, вваливаясь в кухню на раздражающе громкие звуки. Вокруг девушки витал устоявшийся табачный амбре. Похоже Кристина добилась нового уровня селекции, так как теперь запах был с примесью лесных ягод и какой-то неведомой травы.
      - Она тарелку за собой мыть не хочет! - выпалила Николь накипевшее.
      - И что? - Кристина проследила мутным взглядом за тарелкой в руке Николь и, выхватив ее, саданула об пол. - Нет тарелки - нет проблем. Нефиг орать.
      - Крис, это же твоя была, салатовая...
      - Твою епархию...
      - Сфера восстанов... - начала Валери, но Николь с Кристиной дружно набросились на нее, закрывая ей рот.
      - Ты тут сейчас все на ингредиенты разложишь, а обратно не вернешь!
     
      Хелен было неприятно их слушать. После ужина она ушла к себе и заперлась. "Еще немного и меня обвинят в том, что я тоже ничего не делаю. Ведь ходить за покупками - моя единственная обязанность, в остальном я бесполезна".
      С подругами у Хелен не складывалось с самого детства: ее вытесняли из компании, предавали, обижали, пользовались ее деньгами. Ватер очень надеялась, что в этот раз все будет иначе, но с каждым днем чувствовала, что девочки отдаляются от нее все дальше и дальше, развивая и познавая силы жриц. А она уходит в свой обособленный мирок, посвящая время онлайн играм, не в состоянии сдвинуть свое владение силой с мертвой точки. Хелен ощущала, как раздражает каждую из подруг своим присутствием. Потом появился страх, что девочки набросятся и отберут пояс, потому что у нее ничего не выходит. И она удвоила старания, пытаясь хоть что-то понять в туманных указаниях оракула, но результата не было. Истинный Ио был силен и страшен, а Хелен Ватер - ничтожна и пуста. Эта мысль заставляла чувствовать себя виноватой и отчужденной. "Хочу домой..."
      - Хелен, ты чай будешь? - заорала, через весь этаж Кристина так, чтобы Ватер гарантировано ее услышала.
      - Нет! - глухо донеслось со второго этажа.
      - А я буду, как раз с печеньками... Эй, а где оно? Я же целую гору напекла!
      - Валери съела последнее, а тарелку опять не помыла! - не забыла вспомнить Николь, тыча пальцем в стеклянную вазочку.
      - И почему сила жриц такая не удобная, почему нет сферы чистоты или сферы антипохмелье... - сложно было отвертеться в такой ситуации. Подруги жаждали увидеть, как О'Гайо будет наводить порядок на кухне.
      Под давлением любопытных взглядов Валери встала перед раковиной, открыла воду, с глубокой неприязнью выудила из забродившей жижи тряпку, как вдруг в одной из комнат наверху что-то рухнуло. "Ну слава тебе, Господи!"
      - На нас напали?! - заорала Хелен, выбегая на лестницу и пытаясь определить источник звука. - Это в комнате Вэл!
      Валери пожалела, что в такие моменты не могла материализовать посох из воздуха.
      - Ну и прекрасно, теперь осознаете, как важна моя роль в этом доме?! - удовлетворенно спросила она, обводя взглядом перепуганных девушек. - Никто ж не хочет пойти посмотреть? Вдруг тени снова нагрянули или тот парень со школы поджидает тебя, Николь? А может это ростравнадзор за Крис приехал, за незаконное выращивание неизвестного вида растений на подоконнике?
      - Твоя комната тебе и проверять, - отрапортовала Крис.
      - Да, да иди, тут не так уж много убираться, - заметила Николь, с готовностью надевая резиновые перчатки. - Нехорошо получается, враги явились, а посуда не помыта!
      Валери поднималась с мыслью, а не поспешила ли она. "Что хуже: мыть тарелки или ломиться в неизвестность?" Щелкнул выключатель, стеклянная люстра чуть пошатывалась, освещая комнату ярким светом и бросая хоровод из белых бликов на пурпурные обои. Вначале комната показалась пустой, но пройдя чуть дальше, она споткнулась о золотой посох, выглядывающий из-за шкафа.
      "Что такое?!"
      Валери чуть не вывернуло. На ее кровати лежало нечто отдаленно напоминающее человека. Большая часть его тела была покрыта струпьями и обуглена. А чуть ниже груди не хватало внушительной части плоти. Приспешник лежал с пустыми открытыми глазами, нарушая тишину тяжелым прерывистым дыханием.
      - Что, Лион, карма такая сука? - не удержалась Валери, издавая ироничный смешок.
      Лион промолчал. В потускневших темных глазах отражалась такая боль, что Валери на секунду сделалось совестно, но не более. Она прекрасно помнила, через что он заставил ее пройти.
      - Вэл, ну что там? Помощь нужна? - из вежливости поинтересовалась Кристина, как всегда надеясь на отказ.
      - Полка с учебниками упала, сейчас все верну на место, - крикнула девушка и закрыла двери на замок. Вернувшись к тени, О'Гайо с огорчением признала, что все постельное белье придется сжечь...
      - Каково это, когда тебе печень выдирают? Нормально? Пожалуйста, иди и умри в другом месте, - произнесла она леденящим тоном, поднимая посох и наставляя на приспешника.
      - Не будь такой жестокой, возможно эта встреча будет последней, - с усилием выдавил юноша, поворачивая к ней голову.
      - Давай без драм, если уж пришел помирать, делай это молча и не втягивай в это других людей, - Валери не унималась. Лион выглядел таким беспомощным, что ей пришлось бороться со зверем внутри себя. "Агония ему к лицу, но избавиться от него пока он слаб, не будет ли это слишком бесчеловечно? Упускать такой шанс, он же просто тень".
      - Сядь, - приказал приспешник, вкладывая в слово как можно больше силы. Но даже при этом оно получилось еле слышным.
      Девушка нехотя опустилась на край кровати, и немного подалась вперед.
      Ослабшая рука скользнула по ее щеке, зарываясь в распущенные волосы.
      Валери застыла в смешанных чувствах, теряясь между желанием добить его и добить быстро. И пока медлила, его пальцы сжались сильнее, резко притягивая ее к своему лицу.
      - Не пытайся идти против него в одиночку, - прошептал Лион. Валери ощутила, как его горячие губы оставляют влажный след на ее коже. От неожиданности она потеряла контроль, заливаясь краской и позволяя ему спускаться дорожкой поцелуев вдоль шеи.
      - Ах, что ты делаешь, - попыталась отпрянуть Валери, но он лишь крепче прижал ее к себе. Одежда девушки пропиталась липкой жидкостью. Как для тени с фатальными повреждениями он оставался сильнее, чем это выглядело на первый взгляд.
      - Останься еще ненадолго... Хочу реализовать последнее желание.
      - Какое? - с сомнением поинтересовалась девушка.
      - Уйти красиво.
      - Хрен тебе! Хочу еще полюбоваться на твои мучения и помни, что уже дважды мне задолжал! - разозлилась Валери, активируя одну из сфер. - Так уж и быть, давно хотела проверить ее в действии. Сфера ...
      О'Гайо дала себе обещание, что прибьет его, как только приспешник встанет на ноги, чтобы все было честно. Но когда действие сферы закончилось, Валери упала носом на его грудь и безнадежно отключилась.
     
     

Глава 43

Ночь с Лионом

     
     
      Прибыв с подкреплением на место, где происходило сражение, Гастон обнаружил выжженную пустошь. Земля еще дымилась и была теплой. В воздухе витали обрывки пепла с остатками темной магии. Отвесные скалы, прикрывающие вход в храм, почернели от копоти. Это произошло сразу после его исчезновения. За несколько минут пламя поглотило все, не оставив следов от порталов герцога и Лиона.
      "Успели ли они вообще убраться из зоны поражения?" Приспешник растерянно огладывался по сторонам, прислушиваясь к резонансу столкнувшихся стихий и стараясь определись источник взрыва.
      - Что здесь случилось? - удивлялась Этрейн, соскребая обожженную горную породу.
      - Здесь был кто-то третий. Лион не способен на стихийные атаки. И по линии Диона пирокинез не передается...
      - Рэя? - предположила Атланта, при воспоминании о жрице в ее глазах зажигался нездоровый блеск. С того сражения в храме теней она все не могла забыть оставленного им послевкусия. Атланте нужен был повод, чтобы столкнуться с ней, но всякий раз он ускользал. Тень затаила обиду на Гастона за то, что он связал им руки, приказывая не трогать жриц, но еще больше ее расстроило, что королева была с ним согласна.
      - Нет, слишком чисто. Вспомни, что она устроила в храме. Есть у меня догадка кто это может быть...

* * *

      Облокотившись о дверной проем в комнате сестры, Кейн с ледяным спокойствием оценил представшую взору картину.
      - Полка значит упала... - парень чувствовал, что начинает заводиться. Когда он вернулся, девочки отправили его к Вэл в помощь. Зная Валери, если бы это действительно была полка, то в лучшем случае, она бы оставила ее лежать упавшей до конца своего проживания в этом доме. В худшем - разнесла бы пол стены... Юноша не мог отдать сестренку на растерзание бытовой беспомощности.
      - Как ты хочешь, чтобы я доверял тебе, когда ты говоришь, что презираешь мужиков и делаешь вот такие вещи! Если он не твой парень, то кто? - Кейн закусил губу и, выпустив из ладони огненную ленту, направил в сторону тени. - Не позволю.
      Подвижный протуберанец осветил в темноте лицо юноши, танцуя возле его шеи. Небольшое движение и он лишит Валери одной из проблем.
      Лион едва подавил глотательный рефлекс. Ему потребовалась стальная выдержка, чтобы пойти против инстинктов породистого альфа самца и прикинуться спящим. Достаточно унизительно... Приспешник даже оставил мысли о том, чтобы с ним сразиться. Второй раз за день его обдавало дыханием смерти. Если у него и существовали ступени определения силы противника, то Кейн перелетел их все и стоял где-то на парапете, посмеиваясь над слабыми козявками под своими ногами.
      "И этот зверь ее брат! Конечно, у нее будут большие запросы!"
      Лион чувствовал, как начинает покрываться холодным потом под его тяжелым взглядом. Горячий огонек лизнул висок, выжигая прядь волос и оставляя красную полоску. Придав лицу самое беспристрастное выражение, Лион захрапел...
      Валери издала тихий стон, чуть сползая с его груди. Кейн дернулся, задерживая дыхание и выхватывая изворотливую ленту у самой щеки сестры. Еще немного и он бы ее задел.
      - Черт с вами, сволочи, считайте это мое временное благословление, - процедил О'Гайо сквозь зубы, задавив в кулаке огонек, - но только на сегодня.
      Вернув замок в закрытое состояние, Кейн ушел.
      "Я проигрываю этому парню даже на генетическом уровне..." - выдохнул Лион, ощупывая обожженный висок.
      Вид спящей девушки вернул ему внутреннее равновесие. Шелковые волосы рассыпались по плечам и груди тени, источая приятное тепло. Он мог наслаждаться ими, пока Валери была без сознания. Ему не хотелось ее тревожить, но лежать в одном положении становилось неудобно. Переложив девушку на кресло, приспешник открыл верхние дверцы шкафа. Именно туда он складывал комплект чистого постельного белья, когда не знал, чем заняться до ее пробуждения в прошлый раз. Было приятно видеть, что ничего не перекладывалось. Сменив простыни, он хотел вернуть ее обратно, но взор задержался на кроваво-черных отпечатках по всей одежде от его ранений.
      "Вот эта мягкая и не должна сковывать движения. Словно куколка", - умилялся парень, переодевая девушку в выбранную одежду. Оставшись довольным от проделанной работы, он осознал, что не хочет, чтобы она просыпалась. Рука сама потянулась к посоху, чтобы исполнить потаенные желания, но затем остановилась. "Если я это сделаю, ее заберет храм, и я не смогу разделить с ней постель".
     
      Проснувшись утром и обнаружив себя в невыгодном положении, Валери непроизвольно выругалась, проклиная свою дурную привычку попадаться на "слабо" и тихонько стала пятиться назад. Лион не реагировал.
      "Таки помер. Тем лучше. Буду знать, что сфера не работает"
      "Но все же..."
      Валери бросила короткий взгляд на обнаженный торс приспешника.
      "Слишком заманчиво. Нет. Я сказала нет, Валери! Сдерживай себя". - Внушала себе девушка, подавляя порочные желания, в то время как пальцы скользнули на его пресс, касаясь твердых кубиков.
      - Ты же понимаешь, если продолжишь, я не выпущу тебя из этой комнаты, - произнес Лион, дергая ее на себя и оказываясь сверху. Сфера сделала свое дело, восстановив поврежденную оболочку тени и придав ложное ощущение вседозволенности. Валери же чувствовала себя как выжатый лимон. Физическая слабость сыграла злую шутку, она не могла сдвинуть его даже на сантиметр, продолжая бессильно упираться в плечи.
      - Уничтожу. Тл... - начала активировать она разложение, но Лион поспешно закрыл ей рот, пригрозив указательным пальцем.
      - Потерпи, мой цветочек, будет неприятно, - он бесцеремонно потянул вниз замок ее кофточки. - Я постараюсь, чтобы тебе не было слишком больно.
      "Он же не собрался?!" - внутри Валери все похолодело. Сердце забило барабанную дробь, а кровь отлегла от лица.
      Лион подобрал посох и активировал наконечник. Золотые нити разошлись по ее груди, вливаясь внутрь и извлекая виталл.
      Режущая боль отдала во все конечности, но сразу же отступила. Сознание затуманилось, уступая место вынужденной отрешенности.
      "Виталл... Ну да, он же тень. Но лучше пусть так", - успокоилась она, наблюдая за полыхающей фиолетовой сферой, заключенной в клетке из его посоха. С ней что-то было не так. Лион развернул виталл другой стороной. Черная субстанция успела разъесть четверть его поверхности.
      - Больше не используй это умение. Оно сожрало часть твоего виталла и истощило поток. Я не стоил этого, - строго произнес Лион, опуская обычную пафосную интонацию, без которой его слова приобретали значимость. Золотая клетка сузилась, отсекая потемневшую часть виталла, а затем распалась. С противоречивой легкостью Лион вернул сферу обратно. Стараясь не смотреть на тень, Валери немедленно застегнула молнию под самое горло и вскочила с кровати. Слабость отступила, как только виталл очистился, но жжение никуда не делось. Сделав вид, что его нет в комнате, девушка направилась к выходу. Дверь не поддалась. Тяжелая рука с двумя золотыми браслетами припечатала ее, едва та приоткрылась.
      - Куда?
      - В ванну, и в школу... - угрюмо произнесла Валери, выжидая пока он отойдет. Но вторая рука легла по другую сторону. Лион навис над ней громадной скалой, не давая сбежать или переместиться.
      - Мне еще нужно долг вернуть.
      - Ты вернешь его, если просто свалишь.
      Лион спокойно вытерпел ее грубость, наклоняясь и заключая в грузные объятия.
      - Я могу и не спрашивать, - предупредил он, вызывая у девушки приступ негодования.
      - Сколько тебе лет вообще? 100? 200? На что ты рассчитываешь?
      - 519 где-то так...
      - А мне 15! Это статья!
      - Жрицы не имеют возраста. Не знаю о какой статье ты говоришь, но на Дионе...
      - Жрицы имеют вот это! - прошипела О'Гайо, призывая сферу ветра и отбрасывая его потоком свежего воздуха в только недавно отремонтированное окно...
      И лишь только потом она вспомнила, что не спросила о том, кто его так отделал... "С ним вообще нельзя никак разговаривать!"
      Вышедший за сигаретами Кейн, наблюдал полет тени с глубокой иронией, закуривая на месте и не сдерживая накативших эмоций.
      - По-твоему, этот уход остался незамеченным? - вскрикнул он, одичавшим взглядом выискивая возможных свидетелей. - Сестренка, я так никогда не увижу своих племянников...
     
      Достав спрятанный под кроватью посох, Валери слегка встряхнула его, снимая полотенце с мерцающего наконечника. Надо было бы показать его оракулу, но девушка не хотела появляться в храме после того, как обнаружила доказательства, что защита была сняла специально. Так Лион смог попасть в храм и вырвать ее виталл, чтобы жрица Рэи могла вселиться в выбранную ей оболочку.
      Спустившись на кухню глотнуть кофейка для успокоения нервной системы, О'Гайо совсем забыла глянуть в зеркало. Кристина и Николь воскликнули от удивления.
      - Тебе та полка по голове съездила? Это рюшики?
      - Дебош среди бела дня, когда это ты так гламурненько выряжаться начала? Признайся, тебя Кейн заставил?
      Валери нервно сглотнула, опуская глаза вниз и рассматривая белые чулки под плиссированной зеленой юбкой. Когда-то это был костюм на день Объединения, жаль, что она его не выкинула. Осознание кто выбрал ей этот наряд и как он на ней оказался, заставило Вэл покрыться румянцем.
      "Дьявол..."
      - С аватаром экспериментировала, - почти уверенно произнесла она, не желая больше отвечать и переходя к насущным вопросам. - Сегодня нужно вывести Мистера Фишера на чистую воду, беру его на себя, а вы...
      - Извини, - прыснула Николь, - когда ты говоришь с таким серьезным видом: "Беру его на себя", а выглядишь, как кукла из рекламы, мне трудно воспринимать тебя всерьез.
     
      Валери подавила желание дать ей подзатыльник.
      - Чтобы вы ни делали, просто не вмешивайтесь. Пока он точно знает, что я и Николь не совсем обычные. Нужно разузнать, как много ему известно о вас и... Николь прекрати ржать. Твою мать...- Валери развернула и отправилась переодеваться. Вернулась она через три минуты в привычных черных брюках и джинсовом коротком пиджаке с подкаченными по локоть рукавами и плохим настроением.
      Молча сделала себе кофе и выпив его залпом, без закуски, ушла в школу никого не подождав.
      - Все, Никки, довела Вэл, жди ответочки.
      - Да она быстро оттаивает, сейчас еще вернется.
      И точно, после слов Спенсер девушка вошла в холл.
      Кристина с уважением взглянула на подругу.
      "Вот, что значит одноклассницы. Между ними настоящая связь! Никки может предсказать все ее шаги!"
      - Она рюкзак на стуле забыла, - пояснила Николь, закапывая искренний восторг Мильгертон. - Пойду с ней лучше, а то натворит еще дел...

* * *

      Охваченный пламенем, он ударился об пол, растекаясь черной массой и по кусочкам собираясь обратно. Булькающая субстанция вздыбилась лесом из скрюченных рук, подгребая под себя куски оторванной плоти. Когда Келли его нашла, герцог бился в судорогах, охваченный мучительной болью и орал так неистово, что поначалу она боялась приблизиться. Больше месяца она провела у его постели подпитывая виталлами, пока во взгляде мага не появился отголосок сознания.
      -Влеган...
      Девушка погладила его по голове, убирая со лба намокшую от пота челку. Раян ощупал свое тело, раны затянулись, оставив на коже темную сетку, напоминающую паутину.
      - Какой сегодня день?
      - 17 января
      - Долго же я восстанавливался... Ублюдок выжрал половину моего резерва.
      - Тебе еще нужно отдыхать и все восстановится.
      -Нет, мне нужен виталл демона, достань его
      - Сделаю.
      - Нет, мне нужен виталл Кейна... он поплатится за то, что сделал это со мной.
      - Я достану тебе виталл демона и приведу Кейна, чтобы ты сам вырвал его виталл.
      Герцог довольно улыбнулся. Келли склонила голову к его руке, прижимаясь щекой к холодной ладони.
      - Я рад, что ты со мной Влеган, когда я закончу с ними, тебя ждет достойная награда.
     
     

Глава 44

Одно неудачное утро

      
      Мистер Фишер всегда приходил в класс раньше всех и имел неприятную привычку заполнять свой личный журнал оценивания. Так пришедший сразу после него ученик, получал плюс десять баллов, а опоздавшие уходили в глубокий минус. Таким образом он определял, кого следует воспитывать в первую очередь. У Валери в этом списке было особое место, не имеющее баллов и выведенное каллиграфическим почерком жирной черной пастой, находящееся за пределами таблицы девятых классов.
      - У Вас нет сегодня химии, мисс О'Гайо, не тратьте напрасно мое время, - с раздражительным дребезжанием напомнил он, возвращаясь к журналу.
      - Уставом школы запрещено находиться на другом уроке, только если он не входит в программу обучения. Химия мой любимый предмет, поэтому ничего страшного, если я заменю ей несколько часов литературы.
      Когда она вытащила из сумки заточенный карандаш и положила перед ним, Фишер еле заметно дернулся. "Не думал же он, что я отвечу ему тем же?". К счастью, Валери была настроена миролюбиво. Глупо кидаться на человека, не зная, что он из себя представляет.
      - Учителя не должны себя так вести, мистер Фишер.
      - А разве ученицы могут иметь столь быструю регенерацию? - задал он встречный вопрос. - Я знаю, что произошедшее в Говенри, Ваших рук дело. Ведь послание, оставленное на доске Спенсер, было весьма прозрачно. Вы были неосторожны, и поэтому я здесь.
      В класс стали прибывать первые ученики.
      Валери села за последнюю парту у окна и, приняв свободную позу, стала наблюдать, как заполняется кабинет химии. Фишер перестал замечать шумных подростков, позабыл о заполнении журнала, все свое внимание переключив на О'Гайо.
      Это было как открытое заявление о войне.
      "Схватить его за шкирку и перенести подальше, в храм, пока никто не пострадал. А потом разбираться, кто он такой и чего от нас хочет".
      Прозвенел звонок. Один, затем второй. Он будто бы вел урок в прежней манере, поверхностно разглядывая учеников и забрасывая стандартными вопросами по заданной на дом теме, но был торопливее, чем обычно. Он хотел выгнать их всех и закончить с О'Гайо. Держал ее в поле зрения и нервничал, поправляя очки на переносице, если она начинала шевелиться, меняя позу.
      Так прошло еще два урока. "Пора уже действовать". Фишер тоже это почувствовал.
      - Вы сделаете это прямо здесь? - задал он вопрос, когда класс опустел и она вновь подошла к его столу.
      - Что? - произнесла в таком же тоне Валери, уходя от ответа.
      - А что Вы обычно делаете? - посмотрел он сквозь очки и медленно поднялся из-за стола.
      - А Вы?
      - Это.
      Валери пропустила момент, когда ментальная рука учителя врезалась в ее тело, но не продвинулась дальше защитной оболочки. После нападения Лиона она всегда была активирована. Лицо Фишера выразило недоумение. Оправившись от замешательства, Валери отбросила его незримую кисть и притянула за шиворот.
      - Вы все осатанели с этими виталлами! Пока я здесь, эта школа и Твестл находятся под охраной. Помыслите о том, чтобы навредить другим ученикам, и я сделаю это мистер Фишер, убью Вас.
      - Мне убить его?
      "Откуда он только взялся", - вздрогнула Валери, наблюдая, как от стены отделяется тень и вырастает почти до потолка.
      - О Боже, нет, Лион! Это все же мой учитель химии.
      - Он проблема.
      - Не такая, как ты, - вздохнула Вэл и видя, что учитель не сопротивляется, отпустила его.
      Фишер плюхнулся на стул. Лион был настолько высок, что ему пришлось запрокинуть голову. В присутствии неадекватного Лиона, Валери не могла продолжить разговор. "Сволочь, срывает все планы!"
      - Я буду присматривать за Вами, мистер Фишер.
      О'Гайо покинула кабинет. Фишер озабоченно цокнул языком и как ни в чем не бывало продолжил уроки, потому что химия - это свято.
     

* * *

     
      - Ну, Вэл...
      - Свали.
      - Ну, цветочек...
      - Вон, пожалуйста.
      Лион потянул ее за локон, наматывая прядь себе на палец и заставляя оказаться вплотную к нему. Валери уже тошнило от его навязчивого присутствия.
      Девушка не знала куда деться. Стихийное наваждение в виде Лиона преследовало ее больше недели с того случая, когда Фишер сумел ее достать. О'Гайо запирала свою комнату и ставила защитную сферу, но каждое утро просыпалась и видела его рядом. А если она разбрасывала вещи, то он скрупулезно складывал все обратно. Провожал до школы, отпугивая одноклассников, и игнорировал все мольбы об уединении. Валери и так не блистала нормальным весом, а после домогательств тени сделалась похожей на приведение. Она не могла спокойно спать, зная, что он продолжает следить за ней. А однажды утром Лион совсем обнаглел и спустился на кухню за кофе, где завтракали девочки, в одном облегающем исподнем, которое подчеркивало больше, чем положено.
      -Гспдитыбжмой, я ослепла.... Вэл бы хоть предупредила, что у нее гости, - пробормотала Крис, покрываясь испариной и незаметно прикрывая прозрачные места короткой комбинации. К сожалению, он не обратил на нее внимания. - Это вообще законно иметь такое тело?! - шикнула она Николь, которая просто опустила глаза и старалась не смотреть в ту сторону.
      Следующие тревожные нотки прозвенели, когда обнаженный торс тени внезапно предстал перед ее взором. Кристина словила себя на том, что сидит с открытым ртом, набитым пережеванным бутербродом, и ловит воздух. Кусок колбасы пошел не в то горло.
      - Ну что же ты так, - Лион подхватил ее сзади и применил более действенную первую помощь - легкий толчок под дых. Кристина захрипела и прокашлялась.
      - Все, девчата, я кажется беременна... - растерянно проговорила Крис, потянувшись за сигаретой.
      - Ты какого черта еще здесь?! - взревел Кейн, хватая его за загривок и отправляя приспешника в круиз окно-Лион-газон. О'Гайо еще после первого раза понял, что окно - идеальный для него вариант. - Тут же дети! - имея ввиду Хелен, уточнил он, так как в ней единственной все еще оставалось что-то девственное и чистое. А вот Кристина и Николь вызывали серьезные опасения. Крис была уж слишком навязчива в своем вызывающем образе, а Николь, имея ангельскую внешность, давно утратила целомудрие в своих необузданных фантазиях.
      С посеревшим лицом и впавшими щеками, к ним присоединилась Валери. Рухнув за стол, она накрыла голову руками и тихо всхлипнула:
      - Как же я его ненавижу... Когда это кончится...
      - Как ты еще держишься? - с долей сарказма выронила Хелен. - Может, просто не хочешь, чтобы он уходил?
      - Может ты заткнешься, Хелен, а? - раздраженно ответила Валери, которой очень хотелось похоронить ее и Лиона где-то на заднем дворе.
      - Вэл, ты там хоть предохраняешься? - неуверенно спросил Кейн, за что получил железной миской промеж глаз.
      - К черту пошел, идиота кусок. Когда не надо, так ты лезешь не в свое дело, а когда надо - вдруг резко солидарность включаешь. Нахрен тебя! Нахрен твою солидарность! И вас всех нахрен! - заорала Валерии, вылетая из коттеджа и хлопая дверями.
      - А я-то здесь причем? - тихо проговорила Николь, втягивая голову в плечи на тот случай, если Валери вернется и захочет отомстить всем обидчикам. Тарелок у них было еще очень много.
      - А ты ничего не отрицала, - предположила Крис, опираясь о подоконник и закуривая. - Может это "красная армия" прибыла?
      - Что? - не понял Кейн, вопросительно глядя на подруг, страшно смущая этим Спенсер.
      - "Ежик в томатном соусе" ... - багровея, выдавила из себя Николь.
      - Не понял все равно.
      - Корабль дал течь! Дни критические! - резко вскрикнула она, не в силах объяснять спокойно такие смущающие вещи.
      Кейн ненадолго впал в ступор.
      - Ну если так, то это хороший знак...
      - Извиняюсь за вторжение, но вы Лиона не видели, - в холле материализовался Гастон.
      Очередь давиться по праву перешла Николь. Выпитое молоко с грозным хрюканьем стремительно капитулировало через нос, и в этот момент их глаза встретились...
      "Позор, Боженька, какой позор! Я конченая неудачница, никогда не найду себе парня! Теперь только в монастырь".
      Гастон поспешно отвел глаза, задавливая приступ смеха, слыша в своей голове ее истерику.
      - Сигнализация в этом доме говно, - нордически выдала Крис, глубоко затягиваясь и оценивая тень. - Все нормально, моя честь давно мертва, ты всегда можешь зайти и поинтересоваться, где твой друг, - выдула она сигаретный дым в раскрытое окно и тыкнула пальцем в направлении улицы. - Я учту, что даже в своем собственном доме мне надо ходить с утра в бомбере и рейтузах.
      "Соблазнение Кейна бесполезно, пока тут столько свидетелей".
      - Еще один, ну хоть одетый - разгневался О'Гайо, направляясь к рыжему приспешнику, но тут же остановился, заметив, что Лион имел наглость вернуться. - Как мухи на... как пчелы на мед послетались! - вовремя исправился он, резко поменяв направление.
      Не заметив Николь, О'Гайо споткнулся и, лишившись опоры, смел со стула Хелен и стоявшего рядом Лиона. Из лучших побуждений Николь рванула Кейна за пояс, успев остановить.
      - Святые черешенки! - вскрикнула Крис, когда кривая грабля приспешника пролетела мимо нее, задевая краем браслета ажурный край комбинации. Раздался треск ткани, заглушенный настойчивым звонком в дверь. Находящийся ближе всех Гастон повернул замок.
      - А Хелен тут живет? - строго задала вопрос высокая женщина, поправляя очки и с презрением разглядывая рыжего "дворецкого".
      - Да, тут, проходите, пожалуйста, - уступил дорогу Гастон, еще не ведая, что творится на кухне. Мистер и миссис Ватер еще долго не могли забыть увиденную картину, перевернувшую все представление о рассказах "пуританской" жизни дочери:
      Николь, стоявшую на коленях в забрызганной молоком одежде. Кристину с меланхоличным равнодушием курящую в чем мать родила. Дочурку, лежащую на полуголом мужике. И Кейна, штаны которого с грацией упали вниз в тот самый момент, когда чета Ватеров случайно повернули голову в сторону обеденного стола.
      - Окей, это слишком даже для меня... - прокомментировал Кейн, виновато глядя на родителей Хелены.
      На лице старшей Ватер не дрогнул ни один мускул, когда она указала Хелен немедленно выйти за двери и сесть в машину.
      Они выехали из Твестла в тишине, не решаясь обсуждать увиденное до прибытия домой.
      И возможно Хелен ожидало бы суровое наказание с последующей отправкой в закрытый пансионат, но в тот день она так и не добралась до Говенри.

* * *

     
      Королева ждала, но никто не приходил. Она специально отменила все собрания теней, чтобы побыть с ним. Им нужно было много наверстать. Но после возвращения он оставался холоден и ни разу не пожелал остаться с ней наедине.
      - Чем он занимается, когда ее нет рядом... - Палеон активировала браслет, налаживая связь с тенью, чтобы обнаружить его положение. Но то, что она увидела, заставило ее отшатнуться и отключить голограмму.
      Несколько мгновений она осознавала увиденное и пыталась оправиться от него, но затем создала портал призыва, вытаскивая из него приспешника.
      Представ перед ней в полыхающем тьмой хитоне, Лион вежливо поклонился и вновь выпрямился, глядя куда-то мимо королевы. Ее это задело.
      - Когда я разговариваю с тобой, смотри мне в глаза.
      Лион нехотя перевел на нее взгляд.
      - Лион, где ты был?
      Его взгляд сделался колючим.
      Он не собирался отвечать, всем видом показывая, что это ее не касается.
      - Лион, - королева подошла ближе, проводя рукой по его груди, вытесанной словно из камня. - Мне-то ты можешь сказать.
      У него язык не поворачивался сказать о том, что только что пришлось пережить скачала от Кейна, потом от Гастона, а затем и от Крис. Она только выглядела, будто ей все равно, но как только Ватеры увели дочь, Мильгертон пополнила его знания амальтийского языка и просклоняла имя Лион девятью способами из возможных шести.
      В королеве бурлили эмоции. Никто не захочет слышать, что его прирученное животное, испытывающее к тебе возвышенную преданность и питающее искреннее восхищение, смогло помыслить о том, чтобы сбежать к другому хозяину.
      "Ты не смеешь! Я не так воспитывала тебя, Лион. Если ты смог позволить себе смотреть на других тем же взглядом, который когда-то пробуждал во мне желания, я не смогу это принять. Ты слишком разбаловал меня своей привязанностью. Сделал так, что другие мужчины перестали существовать. Насильно вернул мне сердце, а теперь ломаешь его..."
      Палеон подавила истерику. Даже обладая несдержанным нравом, ее положение обязывало скрывать эмоции. Впиваясь до крови ногтями в запястье, заводя их за спину и пряча в изумрудных локонах, она переживала приступ отчаянья и подбирала слова, стараясь унять возбуждение.
      Она желала страсти и готова была принять его обратно, как только он произнесет правильные слова. Успокаивающие и дарующие уверенность в том, что они смогут все преодолеть. Он клялся, что не существует никого, кто отобрал бы его у нее, положив голову на колени и позволяя зарыться пальцами в черные, как смола волосы. Она жила этой клятвой до тех пор, пока похоронный колокол не пробил девятнадцать раз. Тогда Палеон решила, что он должен остаться с ней навечно, приняв образ тени.
      "Зачем! Зачем ты говорил все это, зная, что однажды не сдержишь слово или же это с самого начала была уловка, чтобы заточить меня навеки в этом храме, а перед этим дать надежду, манипулируя слабыми женскими желаниями. Таков ты на самом деле? У тебя все получилось..."
      - Я подожду пока ты наиграешься, - сдержанно и беспристрастно произнесла она, разрывая душу на части.
      - Не стоит, - ответил он бесцветным тоном.
      Палеон показалось будто разум не сможет переносить больше удары.
      "Лучше бы ты промолчал".
      Что ж, иди, - она не могла задерживать его без причины, - но помни, что всякая связь позади меня истлеет у тебя на глазах.
      Когда он ушел, она выдернула из короткой записи образ зеленоволосой девушки в его объятиях.
      "Ему нравится этот тип... Пышные волосы, свежее тело, жрица с хорошими данными. Она стала моей заменой. Вот почему он так безразличен ко мне. Ничего, Лион, скоро ты снова будешь принадлежать мне".
     
      

Глава 45

  

Твоя слабость всех погубит

         
      Пропустив очередь из медленно двигающихся автомобилей, въезжающих в город, машина Ватеров выехала на трассу и, обогнув нескольких медлительных водителей, прибавила ходу. Ватеры молчали. Хелен сидела позади и ловила взгляд отца в зеркале заднего вида. Обычно он подмигивал, но сейчас полностью сосредоточился на дороге. Изредка мать, сидевшая рядом с ним, поворачивала голову и издавала тяжелый многозначительный вздох.
      - Они тебя испортили. Как только вернемся, О'Гайо ожидает долгое судебное разбирательство.
      - Вы все не так поняли. Все произошло случайно, - мягко ответила Хелена, осторожно улыбаясь краешками тонких губ.
      - Случайно ничего не происходит. Ты изменилась, девочка моя и...
      - Ничего не хочу слышать, - прервал ее мистер Ватер, напряженно глядя сквозь лобовое стекло.
      Миссис Ватер и Хелен замолчали.
      "Пусть наказывают. Пусть кричат, отправляют в закрытый пансион. Я безумно за ними соскучилась", - улыбнулась самой себе девочка, вызывая у матери недовольное хмыканье. Хелен откинулась на спинку сидения и прикрыла глаза.
      "Я так рада, что все это наконец-то закончится. Когда они остынут, я смогу все рассказать. Смогу показать, как я научилась переноситься. Когда-то мы вместе смотрели фантастический фильм. Мама была от него в восторге. Она говорила, что если бы люди умели перемещаться, это сократило бы число измен! А еще это бы решило проблему с загрязнением воздуха выхлопными газами. Люди бы перестали нуждаться в транспорте. У нее всегда много интересных теорий. И она во много раз умнее папы. Если б не она, его бизнес обанкротился. Быть может... если я расскажу ей все, она поверит и что-нибудь придумает? Она убедит папу, что я не плохая..."
      Мотор машины стих. Они зачем-то остановились. Хелен открыла глаза, но вместо кремовой обивки салона перед ней предстали холодные стены храма.
      .

* * *

     
      - И что мы здесь делаем? - спросила Николь, обращаясь к оракулу.
      Они все находились в храме, без права на выход, как оказалось позднее, когда Кристина натолкнулась на барьер, пытаясь капитулировать.
      - График вашего развития замедлился и мне необходимо установить причину. Для сканирования объект должен находиться в пределах здания.
      Это был первый случай, когда девочкам стало действительно страшно оставаться в храме наедине с программой жрецов. Всем, кроме Валери. Потому что она беспробудно заснула прямо на полу.
      В храме убавилось освещение, погрузив девушек в индиговый полумрак. У Хелены началась паника. Только что она была на пути домой. И это было действительно то, чего она хотела. Все могло закончиться. Но она опять здесь. Заперта. "Исчезла у них на глазах, что они подумают? Папа такой впечатлительный и у него проблемы с сердцем, мне нужно немедленно вернуться и успокоить его".
      Хелен пыталась переместиться, но оракул блокировал любые ее действия.
      - Вы будете свободны, как только я установлю причину остановки развития.
      Кристину подняло под кристалл, заливая светом, пока по стенам замелькали ряды с данными. Николь не успевала их читать, но в общих чертах там было описано состояние Мильгертон. Так она увидела символ, обозначающий температуру, и успокоилась. Пока он действительно только сканировал.
      - Показатели стабильны. Причина остановки развития неизвестна, - вынес вердикт оракул после обработки информации.
      - Да лень это обыкновенная, - прицокнула языком Николь, отдаваясь под зоркий взгляд ИИ. Ощущение подъема было очень приятно, но вот новости ее не обрадовали.
      - Умеренное развитие, колеблется возле нижней границы допустимого.
      - Что значит умеренное?! Как это возле нижней границы? Мне казалось я пашу как вол и у меня уже многое стало лучше получаться! - возразила Николь с досадой понимая, что в этой жизни легко ей ничего не дастся. "Даже для того, чтобы быть жрицей, приходиться выжимать максимум. Все, как и в школе. Никаких скидок на одаренность..." Николь с нетерпением ждала, что же скажут Валери.
      Когда настала очередь О'Гайо, девушка даже не проснулась.
      - Резкий скачок показателей за верхнюю границу. Достигнут критический уровень перегрузки. Истощение физического тела превышает коэффициент регенерации. Часть виталла отсутствует. Следует немедленно прекратить любую активность. Рекомендуется помещение под наблюдение в спиральный коридор, - проговорила программа, после чего Валери исчезла.
      - Как такое возможно... - удивилась Крис, - может ли быть, что Лион причина ее плохого состояния. А мы не верили. Гребаная Валери, зачем ты ведешь себя как обычно, когда с тобой происходит какая-то катастрофа. Я уже давно заметила, что если ее что-то раздражает, она либо избавляется от этого, либо уходит в себя и включает игнор. Мы должны всем обязательно делиться и не держать все в себе! - заявила Кристина, вызывая у Николь нервный смешок.
      "Уж если Мильгертон что-то рассказать, через полминуты об этом узнает вся школа, а через пятнадцать - весь материк, потому что она приложит видеозапись и какие-нибудь доказательства к своему ежедневному блогу, пользующемуся ненормальной популярностью. Хрен тебе, Кристина, а не поделиться", - думала Николь, вспоминая последнее обновление с ее неудачными фотографиями, на которых Крис зарабатывала, сделав из Николь местную знаменитость после концерта.
      - Валери не изменить. Она ничего не расскажет нам, пока сама не захочет. В конце концов, я ее одноклассница и мне более понятен образ ее мыслей.
      - Знаешь, когда мы с ней только познакомились, я думала, что она законченная психопатка и просто любит боль. Но Вэл специально отгораживается от людей. Она просто не хочет доставлять нам проблем. И если продолжит брать все на себя, то однажды сорвется. Ты хочешь увидеть, как срывается О'Гайо?
      Николь поморщилась.
      "У нее и так не все дома иногда ночуют".
      - Я уверена, что, если ей понадобиться наша помощь, Вэл заявит это прямым текстом.
      - Гордость не позволит, - хмыкнула Кристина, окончательно разочаровываясь в Спенсер.
      "Натуральная блондинка. Как можно не понимать очевидные вещи".
      Хелен сама зашла в круг, догадываясь, что может являться причиной их вызова в храм. Оракул много раз объяснял механизм работы силы Ио, но Хелен не понимала. С перемещениями дела обстояли легко, достаточно было представить себя в нужном месте. Но заставить кого-то подчиниться своей воле, когда она всегда была той, кто подчиняется. Невозможно. Хелен смущало обратиться к кому-то в повелительном тоне, опасаясь, что собеседник сочтет ее грубой и плохо отреагирует. При разговоре девочка старалась избегать чужого взгляда, так как чувствовала раздражение людей от ее слишком высокого голоса.
      Когда оракул объявил, что Крис тоже не сдвинулась с мертвой точки, Хелена приободрилась и осмелела. Ей показалось, что она пробыла там дольше, чем остальные. А когда коснулась земли, ощутила тяжесть в теле и головную боль.
      "У них тоже так было?"
      - Показатели нестабильны. Нервная система находится в состоянии покоя при отключенной функции подавления эмоций. Необходим эмоциональный всплеск. Устанавливаю привязанность.
      Хелен и девочки не понимали, что он делает. Под куполом стали появляться картинки воспоминаний, на которых доминировали изображения ее родителей.
      - Привязанность установлена. Ликвидация, - произнес механический голос и в этот момент электрический импульс вырвался из храма и, достигнув проезжей части, перевернул машину Ватеров.
      Хелен влипла в голограмму, не замечая, как ее опустило на пол.
      Страшные желтые глаза уставились в пустоту. С треском вздыбились полы храма, выбивая мозаику из стекол, закружив над головой Хелены и замирая в воздухе. Хелен тянулась к изображению, пронизывая голограмму похолодевшими пальцами.
      "Пусть они будут живы, пусть они будут живы, пусть они..."
      - Что это все означает? Это машина Ватеров? Они там внутри? - потребовала ответа Крис.
      - Онитамвнутрионитамвнутри...- перебирала языком Хелен, шепотом бормоча услышанные слова. Раскачиваясь, словно неваляшка, она припала к застывшему изображению: по трассе сновали маленькие фигурки людей, останавливались машины. Звука не было, но Хелен слышала, как они ругаются, активно жестикулируя. - Не стойте, вытащите... Они же там...
      - Хелен... - Николь выдавливала из себя слова поддержки, но Ватер находилась не здесь. Куски храма продолжали отделяться от стен, собираясь вокруг девочки и набрав обороты, создали ураган. Она словно притягивала их, образовывая вокруг себя подобие кокона. Освещение замигало.
      - Надо туда, может им еще можно помочь, - Кристина сделала еще одну попытку переместиться, но барьер никуда не исчез.
      От перепада напряжения спиральный коридор ненадолго отключился.
      Пробудившись от внезапного всплеска энергии, Валери не сразу поняла, что происходит. Перепуганные девочки успокаивали Хелен. Николь крепко обняла ее, загораживая от урагана из стекла и камня, воздвигнув стену изо льда. Но столкнувшись с вихрем, она распалась на части, становясь одним целым со стихией.
      - Он убил родителей Ватер, чтобы она пробудилась, понимаешь? Просто потому, что у нее ничего не получается, - в панике вскрикнула Кристина, чувствуя, что следующими жертвами он может выбрать ее близких.
      Погрузив подруг под защитную сферу, Валери двинулась к барьеру.
      - Выпускай, это же все она делает, нет смысла держать нас здесь.
      - В доступе отказано до завершения пробуждения. Процесс не рекомендуется прерывать.
      - Выпускай, - повторила Валери, не дожидаясь ответа и нанося по барьеру предупредительный удар.
      - Уровень показателей критический. Рекомендуется реабилитация в спиральном коридоре.
      - И тебя тоже на хрен, тварь ублюдочная. Снял барьер мигом, иначе по кирпичикам эту конструкцию изничтожу.
      - В таком случае ваши смертные тела станут медленнее восстанавливаться.
      - Как-то справимся.
      Валери создала несколько сфер и по очереди стала атаковать ими барьер, пока он не затрещал, покрываясь цепью вспышек.
      - Крис, иди, я попробую придержать, - произнесла Валери, пытаясь верить в свои слова. "Придержать" было громко сказано, учитывая, что она могла сохранять действующей только одну сферу, под которой находились подруги. Но сквозь бушующую стихию к ним было не подступиться. Хелен стала совершенно безумной. Стены тряслись и разлетались, притягивались к воздушному потоку, ежились из его складок острыми краями и царапали все, чего касались.
      Валери показалось, что Мильгертон не было вечность. Осколки льда и стен рвали защитную оболочку, встроенную в пояс. Без подпитки он быстро садился, начиная пропуская крупные части мусора. Но самое жуткое - ее затягивало в поток. Скорость ветра достигла разрушающей мощности, занимая все свободное место. Летающие осколки, попадая на ткань, обгладывали ее вместе с кожей, окрашивая поток багровыми полосками. Тело начинало больно саднить.
      Если она хотела спастись, нужно было переместиться в безопасную комнату над храмом до того, как пояс утратит остатки энергии. Заряда хватало только на одно перемещение. - Либо к ним под купол, либо в комнату...
      О'Гайо не пришлось выбирать. Кристина ворвалась под сферу и что-то прокричала Хелен. Сквозь шум и свист Валери не могла разобрать слова и ей показалось, что ураган стал еще сильнее. Но вдруг все стихло.
      - Нормально с ними все. Ничего не было. Он специально это сделал, Хелен, ты слышала?! С ними ничего не случилось, они живы! - проорала Крис на весь храм, так что от его искаженных стен отозвалось эхо. - Я сразу думала, что не в то место попала, но потом поняла, что аварии не было.
      Предметы, зависшие в воздухе, рухнули на пол. Желтый свет перестал литься из ее глаз. Хелен согнулась пополам, не сдерживая эмоции и рыдая во весь голос, который сейчас был больше похож на крик.
      - Процесс нарушен, пробуждение не завершено. Рекомендуется возобновить стимуляцию мозговых волн после реконструкции храма. Период восстановления 504:19:22.
      - Заткнись, никто тебе больше не позволит ничего возобновлять, - прошипела Валери, выбираясь из-под завала из стекла и керамики и во второй раз вызывая у Николь и Крис немую истерику.
      Весь храм напоминал большую свалку. Чудом уцелело пару колон и купол, державшийся на выщербленных стенах.
      "Сейчас бы не помешал спиральный коридор. И на черта такая стимуляция?"
      - Вэл... лицо...
      - Черт, Николь, ты могла пока не говорить ей этого, - шикнула Крис, инстинктивно ощупывая скулы. У нее вроде было все в порядке.
      - Может и к лучшему. Оно мне принесло много проблем, - улыбнулась О'Гайо, подавляя любопытство посмотреть на свое отражение.
      - Идти-то хоть можешь? Понятно, не можешь, - заключила Крис, оставляя чистое пространство под кристаллом и портуясь через насыпи мусора к Валери. - Давай хоть наверх перенесу, в моем поясе еще осталась энергия.
      - Лучше домой. Не хочу здесь оставаться, - попросила девушка, оставляя гордость и позволяя себе помочь. Отдать должное Крис, она бы могла сказать, что-то более колкое и раздражающее, чтобы разрядить обстановку, но она воздержалась.
      "Значит все чертовски хреново".
      "Почему они перестали меня успокаивать? Оставили опять одну. Он только, что чуть не убил моих родителей, а они за нее переживают. Ненавижу", - Хелена прекратила всхлипывать, изучая нанесенный собой ущерб. Ей это понравилось. Все, что произошло в храме, сделала она. Значит, не такая уж и бездарная.
      - Не волнуйся, Хелен, если он еще раз попробует провернуть нечто подобное, после пятисот часов он будет восстанавливаться еще столько же, - Кристина пригрозила кулаком куда-то в сторону купола.
      - Ей нужно еще время. Мы будем усердно работать над собой, да, Хелен? - посмотрела Николь на подругу, помогая ей обрести равновесие.
      - Не хочу так больше. Эта сила - настоящее несчастье, - простонала Ватер, вытирая слезы и сбрасывая с себя руку Николь. - Вы справляетесь втроем лучше. Эта сила не для меня. Почему я не могу вернуться домой?
      Она хотела услышать слова поддержки и нуждалась, чтобы девочки признались, что не смогут без нее. Тогда она смогла бы ощутить себя более значимой. "Они должны признать, что я была невероятной. Даже Валери не заходила так далеко. Я сильнее их всех!"
      - Ты не можешь этого сделать, Хелен, - О'Гайо смотрела с такой ненавистной для нее печальной снисходительностью, что Ватер захлестнула злость.
      "Такой же, как и у Кейна, когда он узнал кто мы".
      - Пока мы жрицы, наши близкие будут в опасности. И твоя слабость будет преследовать их. Избавься от того, чем можно тобой манипулировать и тогда станешь сильнее.
      От этих слов Хелен стало мучительно больно.
      "Как она может так говорить. Я же не виновата, что не такая одаренная. Бесчувственная дрянь".
      - Почему ты не умерла, Валери? Я бы похоронила тебя с почестями, пока ты не стала нести весь этот бред. Чтобы ты сделала, если б там был Кейн?
      - Все, что угодно, но не сидела бы рыдая, вперившись в экран и зациклившись на том, что не видела собственными глазами. Я бы защитила его любой ценой. А тебя слишком легко одурачить.
      - Пошла ты к черту.
      Хелен закусила губу и мгновенно переместилась, оставив Николь и Крис стоять в недоумении.
      - Что это только что сейчас было?

* * *

        Несколько часов она не могла заглушить рыдания, отказываясь и пытаясь найти другой способ. Но другого способа не было. Этот шаг дался ей нелегко. Она готовила речь и несколько раз стирала им память, чтобы все закончилось так, чтобы не оставить после себя осадка.
      Слова Валери сильно задевали, но не своей жестокостью, а тем, что она была права. Если и существовал какой-то способ защитить их, это был он.
      Они позвонили в дверь намного позже, чем она их ждала. Как будто они стояли за порогом и обсуждали стоит ли заходить. Хелен открыла дверь, неуверенно позвав внутрь. Родители смотрели на нее по-другому. С опаской. Она исчезла у них на глазах. У них было много вопросов. Девочка осознала, что от нее требуется.
      Хелен охотно рассказала все от начала и до конца, а затем... заставила их все забыть. Когда Ватеры покидали дом, они думали, что у них никогда не было дочери.
      "Пусть у вас все будет хорошо", - прошептала девочка, уходя в свою комнату и закрываясь там на следующие три дня. Частичка человечности умерла в ней в тот день.
     

* * *

      Валери было забавно наблюдать за паникой Лиона, даже не смотря на свое плачевное состояние. За последние дни он так приелся своим присутствием, что она стала воспринимать его как часть интерьера. Оказывается, он мог быть милым, когда изображал волнение и пытался заботиться.
      Внутри засело небольшое разочарование, она надеялась, что он испугается и куда-нибудь сбежит. Но он стал еще более настойчивым. Не исключалась вероятность, что это из-за боязни ее брата. Кейну пришлось врать, что на нее упало стекло, чему он долго не мог поверить.
      - А несколько месяцев назад, ты размазал мои внутренности по стенам, - усмехнулась О'Гайо, одевая бандану с принтом оскаленной пасти на нижнюю часть лица. Даже ей было тяжеловато смотреть на шрамы, оставленные ураганом. Без спирального коридора раны заживали мучительно долго.
      - Тогда нельзя было иначе. И я никогда бы не тронул твое лицо.
      - Ты катастрофически странный, псих...
     

Глава 46

Начало коллапса

     
     
      Серо-фиолетовые тучи собрались в зимнем небе и надувшись, как воздушные шарики, выбрасывали крупные снежинки. Снег мягким ковром окутывал землю Твестла. На бериллисах выросли бледно-голубые листики, дарившие окружающим предпраздничное настроение.
      Последний месяц года подходил к концу. Жители города прибывали в томительном ожидании главного праздника - Дня Объединения. Улицы расцветали традиционными украшениями, а ночью оживали обилием всевозможных цветопредставлений. Администрация города распорядилась украсить все деревья на аллее разноцветными гирляндами и светодиодными арками. В центральном парке, между фигурами стихийных богов, расположился хор и распевал беззаботные песни, посвященные Дню Объединения.
      За неделю до праздника начинали работать все аттракционы, устанавливались круглосуточные прилавки с развлекательными программами на любой вкус и обилием местных деликатесов по сниженной цене. Наплыв туристов в это время года возрастал в несколько раз.
      Все хотели стать частью грандиозного события: Знак мира, посланный с Дионы для Амальтеи, загоравшийся ровно в полночь. Нечто особенное, происходившее на межпланетном уровне. Знак того, что Амальтея находится под покровительством сильнейшей планеты и ее ждет еще один год без войн. Наплыв туристов в Твестл был связан еще с тем, что лучший обзор открывался именно с этой точки планеты.
      За неделю на главной площади устанавливался алтарь. В ночь Объединения каждый подходил к нему с ритуальной фигуркой "повелителя стихий", зажигая и загадывая желания. Так бизнесмены и люди аграрных профессий делали земляного человечка с целью получить прибыть и богатый урожай. Водную фигурку хотели те, кто достаточно натерпелся от жизни и теперь хотел покоя. В основном пользовалась популярностью у пенсионеров. Огненная была популярна среди школьников, студентов и конечно же у влюбленных парочек. Кто-то хотел найти любовь, а кто-то укрепить отношения. И воздух - самая тяжелая в изготовлении фигурка требовала щепетильного подхода, так как могла развалиться в любой момент. Готовые воздушные фигурки были очень дорогими, поэтому использовались редко и только теми, кто хотел привлечь большую удачу и счастье. Ритуальную фигурку можно было сделать из специального материала или приобрести готовую в каждом уголке города. До наступления полуночи люди подходили к алтарю и активировали свои фигурки, заставляя их пылать разноцветным огнем несколько часов, пока в небе происходило таинство объединения между двумя планетами.
      Но самым приятным событием для всех учащихся были конечно же каникулы. Целых две недели свободы от домашних занятий и подготовок к тестам.
      В коттедже царила приятная атмосфера праздника. Николь украшала окна стихийными знаками, развешивала гирлянды с символикой Дня Объединения. Некоторые особенно ленивые амальтийцы просто зажигали в своих окнах большие буквы МД, украшенные красной атласной лентой, которая словно перечеркивала их. Таким образом буквы означали магию Дионы, которая освободила Амальтею и позволила людям существовать мирно без вмешательства магии.
      В семье Николь было принято соблюдать традиции. Спенсеры каждый год украшали квартиру и устраивали большой семейный ужин, балуя себя редкими блюдами, которые не могли позволить приготовить в обычные дни. Поэтому Николь относилась к этому событию с особым трепетом и старалась привить любовь к традициям подругам. Она даже заставила их мастерить стихийные фигурки, проникаясь атмосферой, пока сама занималась украшением комнат. Но девочки не слишком ощущали "волшебное" влияние праздника и выполняли просьбы Николь с долей скептицизма, лишь бы она отстала.
      У Кристины праздник вызывал лишь негативные воспоминания. Отчим уходил в глубокий запой на все две недели каникул и делал их похожими на Ад. Валери же проводила его в одиночестве, поэтому никогда не заморачивалась какими-то приготовлениями. Под шумок таскала бутылку вина из погреба и любовалась чарующими всполохами на ночном небе со своего балкона либо убивала время в местном клубе. А Хелен совсем скисла, ведь впервые она встречала семейный праздник без семьи. Чтобы отвлечь себя от болезненно-счастливых воспоминаний она принялась за воздушную фигурку.
      - По сути, мы делаем самих себя, чтобы потом сжечь. Очень символично, - иронизировала Кристина, орудуя стеком по глине, чтобы доделать уродливого земляного человечка.
      - Твоя такая страшная, что я бы спалила ее немедленно, не преминув воткнуть пару иголок, только чтобы она не мучилась. Ты связалась с землей только из-за того, что одарена силой Нереиды или просто хочешь внезапно разбогатеть?
      - А сама? - возмутилась Крис, расстраиваясь от очередной неудачной попытки завершить грязевого монстрика. - Огненная богиня, как открытое самоглумление над твоей пуританской моралью. Ты хоть знаешь, что это оберег для любви, в которую ты не веришь?
      Валери овладело раздражение, она смяла фигурку и смела испорченный материал в мусорное ведро. Вэл понятия не имела, что огонь олицетворяет романтические узы.
      - Значит, с этого дня огонь больше не будет означать какую-то там любовь. Огонь - это сила и стремление достичь вершины! - торжественно объявила она и распечатала седьмую упаковку с материалами.
      - Не беси, О'Гайо, даже тебе не под силу изменить укоренившиеся традиции. Пока то, что ты делаешь, напоминает картины черного сюрреалиста с последней степенью шизофрении. Это и на тело-то не похоже. Не могу понять, это ее грудь или головы? - уколола Кристина, также выбрасывая неудачную кучку земли в мусорник.
      - Если у вас не получается, я могу сделать для всех, - ненавязчиво предложила Хелена, встретив враждебный взгляд Валери.
      - От тебя мне ничего не надо. Нет вещей, которые О'Гайо делали бы плохо. Какая-то вшивая фигурка не смеет вставать на моем пути. Ты сейчас возьмешь и получишься! - приказала она, ткнув ногтем в новый набор материалов.
      - Тогда я просто сделаю для себя и, если вдруг у вас не получиться, смогу поделиться, - улыбнулась Хелен, решившая забыть все обиды на девочек и попробовать начать все с чистого листа. "Не хорошо злиться в канун праздника. Я всех прощу и буду доброй! Хочу дать им еще один шанс".
     

* * *

        Плановое заседание в мэрии по поводу грядущего праздника началось с активного обсуждения событий, затронувших город за последние две недели. Временно исполняющий обязанности мэра мистер Болсон ерзал на месте, опасаясь неудобных вопросов, которые могли подорвать его авторитет накануне выборов. Среди присутствующий произошел существенный раскол интересов: те, кто ставили свои жизни выше прибыли и те, кто ставил прибыль выше всего. Но первые обычно молчали, а вторые принимали это как должное. Разумеется, Болсону необходимо было поддерживать и ту, и другую сторону. Не к чему было терять важные голоса. В собрании принимали участие крупные предприниматели города и представители различных социальных структур.
      - Это срывает все наши планы! Приток туристов уменьшится, как только станет известно, что у нас пошел снег! Последний раз снег в этом регионе был зафиксирован 500 лет назад! Мы все разоримся! - чуть ли не прокричал директор парка.
      - Без паники, мистер Пайзон. Мы уже работаем с рекламной компанией. Любое нестандартное явление наоборот вызовет оживленный интерес. Религиозные фанатики уже подхватили и разнесли сенсационную новость во все средства массовой информации, что в Твестле наблюдается редкое явление - "благословение Дионы", как они это называют. Что-то вроде небесной манны, сходящей с небес.
      - Вы слепо полагаетесь на эффект плацебо! Мы многим рискуем, следует немедленно начать реконструкцию купола над парком и главной площадью!
      - О куполе не может быть и речи, в прошлый раз его заклинило и поднялась паника. Дешевле увеличить точки обогрева и пункты аренды теплой одежды. В конце концов, дайте им тепло, в котором они нуждаются, и уверяю, людей повалит столько, что вам придется делить с ними свою жилплощадь. Не мне вас учить, как вести бизнес, мистер Пайзон, разберетесь. - усмехнулся Менингтон, разваливаясь на стуле в удобной позе.
      - Если убийство своего конкурента, а потом подгребание его дела под себя называется ведением бизнеса, то я лучше проиграю свою землю в карты, - разозлился хозяин парка, срывая с языка наболевшее. Он до боли в мозжечке не переносил этого напыщенного склочника и чувствовал, что тот начинает претендовать и на его территорию. Впрочем, Менингтон не заставил ждать.
      - Отлично, тогда я всегда готов сыграть с Вами партию другую, - украдкой подмигнул ему Бэнки. - Но не делайте слишком громких заявлений, не располагая доказательствами. Я лишь даю дружеский совет, как остаться на плаву в форс-мажорных обстоятельствах, а Вы огрызаетесь. Очень невежливо с Вашей стороны, - парировал Менингтон, обиженно отводя взгляд от собеседника. - Джеймс, что сидите, оспорьте клевету!
      Кольтон с презрением взглянул на обоих предпринимателей и тактично промолчал, не желая брать участие в назревающем конфликте. На выручку пришла молодая мисс Сорз, вскакивая с места и привлекая к себе всеобщее внимание.
      - Вы серьезно решили проводить День Объединения, когда в городе патовая ситуация?! - вспылила представитель по работе с общественностью, не выдержав открытого игнорирования самого важного вопроса. - Почему вы все закрываете глаза на очевидное?! Нам вообще нельзя проводить никакие праздники!
      Присутствующие недовольно зашикали. Никто не хотел терять прибыль из-за какой-то бабы.
      - Ну-с и сколько на этой неделе вы нашли "подарков", которые так и не дошли до нашего учреждения? - лениво поинтересовался заместитель главврача местной больницы.
      - Восемь на этой неделе и девять на той, - не глядя в бумаги ответил Кольтон. Вцепившись взглядом в одну точку и массируя круговыми движениями висок, он пытался унять головную боль, вызванную севшими нервами и хроническим недосыпом. Отчасти он заранее предвидел результаты заседания. И чтобы он не начал говорить в защиту местного населения или приезжих, решение приняли без него задолго до начала собрания. С сочувствием он смотрел на юную мисс Сорз, решившую встать на "правильную" сторону. Женщина напоминала нахохлившегося воробья, пытавшегося вырвать кусок хлеба у стаи ворон.
      - Итого 17 трупов за две недели! И вы еще хотите устраивать праздник?! В городе серийный убийца! Общим голосованием надо отменить в этом году День Объединения до поимки преступника и ввести комендантский час.
      - Вы хоть представляете сколько мы потеряем? - возмутился начальник казначейства. - Думайте здраво: жилье уже забронировано, парк готов к запуску. Запретить туристам въезд в город - это как лишить всех нас воздуха! А про комендантский час и того вздор. Самая большая прибыль течет в город с десяти ночи и до рассвета!
      Болсон взглянул на часы и сконфуженно потянулся за бутылкой с водичкой. Прошло только 5 мин, а ему уже все осточертело.
      - Не волнуйтесь, дамочка, мы усилим контроль за порядком. Мистер Кольтон занимается вопросом поимки преступника и сможет обеспечить нам безопасность. Так ведь, мистер Кольтон?
      Шериф нервно кивнул.
      Мэр выжидающе уставился на него в надежде на более развернутый ответ
      - Да, мы справимся. Вчера вечером пришло извещение, что с нами будут представители ОПР.
      - Сколько они выделили нам людей? - тут же поинтересовалась Ани Сорз.
      - Трое...
      Болсон едва не подавился водой, проглатывая болезненный ком в горле.

* * *

      Где-то на том конце заиграла мелодия. Джастин поспешно отключил звонок, откладывая смартфон на стол, и сосредоточился на его глянцевой поверхности.
      - Все это должно когда-то кончиться. Я выгляжу идиотом, - он долго думал над тем, что скажет, услышав ее голос, но с первых нот терялся и прерывал звонок.
      "Если так пойдет и дальше, она заблокирует мой номер. После всего, что я сделал, должен быть в самом начале ее черного списка".
      Директор ОПР тешил самолюбие собственной важностью. И считал, что без его вмешательства даже Амальтея может однажды прекратить вращаться. Фальшивое чувство ценности с раннего детства ему прививало окружение. Поэтому Джастин имел плохую привычку переоценивать свое влияние.
      "Если бы она перезвонила, я нашел бы правильные слова".
      Он подождал еще несколько минут, монотонно зачесывая назад темную челку. Никто не перезванивал.
      Номер два в нефтяной индустрии и помыслить не мог о том, что кому-то было давно не интересно его существование.
      Савьерро сделал над собой усилие, набрав номер и дослушав мелодию до тех пор, пока звонок не приняли.
      - О'Гайо слушает.
      "Ровный тон с оттенком пренебрежения! Она поняла кто звонит!"
      Образовалось молчание. Джастин был готов к тому, что она сейчас бросит трубку, либо осыплет тонной изощренных ругательств. Но ничего такого не последовало.
      - Я слушаю, говорите.
      Его вывела из равновесия одна ее интонация.
      Джастин поспешно нажал отбой, проклиная себя за внезапно накатившую нерешительность...
      С О'Гайо ничего не получалось.
      "Это все из-за того, что я чувствую свою вину там, где ее не должно быть. Она это заслужила. Я должен был сделать это ради семьи. Здесь так положено. Мы лишь убираем конкурентов. Все для того, чтобы я смог надавить на нужные ниточки во время сделки".
      Джастин терял самообладание от резкого несоответствия желаемого с действительным. В его присутствии она должна была стать слабой и поддаться влиянию, когда это будет выгодно для него, но все получилось наоборот. Образ девушки врезался в подкорку его мозга и сверлил днями напролет. Трудно было признать, что внутри его гения есть нечто именуемое совестью.
      Он чувствовал, что ему следует немедленно связаться с ней.
      Утром пришли результаты анализов, которые позволили увидеть картину целиком. Тогда-то Савьерро и понял, что никто из наследников не покидал здание. Частички были настолько маленькие, что специалисты не сразу обнаружили под слоем пепла прах пропавших. Но самое интересное было то, что все дороги вели к О'Гайо. Джастин не знал, верить своим догадкам или нет. В любом случае ее нужно было расспросить, перед тем как предъявлять обвинения. Да и обвинения были слишком расплывчатыми, ведь ее лица на камерах не было. Лишь уголок подола черного платья, который удалось уловить перед тем, как на пленке снова начались помехи.
     
      - Кто это тебе все время названивает? - спросила Николь, заканчивая украшать дом.
      - Хрен какой-то... - ответила Валери, внося неизвестный номер в телефонную книгу под одноименным названием. Через пять минут с неизвестного номера снова позвонили. Валери подняла трубку.
      Николь заметила необычную перемену. После того, как Хелен сделала всем красивые стихийные фигурки, Валери кажется перестала на нее обижаться и даже находилась в приподнятом настроении, обсуждая с ними планы на завтрашний вечер. И вдруг ее лицо словно окаменело.
      Спенсер догадалась, что на том конце звучало что-то неприятное, но важное, раз она решила удалиться к себе в комнату и не посвящать их в подробности разговора. Кристине стало любопытно, и она на цыпочках пошла за ней. Николь лишь фыркнула, хоть ей и было интересно, что так повлияло на Вэл, но не опускаться же до подслушивания!
      "Я делаю это для того, чтобы уберечь ее от неприятностей", - убедила себя Крис, прикладывая ухо к двери.
      - ... Можешь даже сжечь, вы же так поступаете с ведьмами. Делай, что хочешь, мне все равно, - ответила Валери, резко открывая двери и чуть не сбивая Кристину. - Ты чего тут?! Чуть не пришибла.
      - Мы храм собираемся проверить, идешь? - нашлась Крис, переваривая услышанное.
      - Конечно, - без раздумий согласилась О'Гайо, переименовывая учетную запись звонившего из "какой-то хрен" в просто "хрен".
     

* * *

      Хелен первая материализовалась в храме и издала крик, похожий на всплеск радости. Переместившись вслед за Ватер, девушки переглянулись - такое количество даров им еще не приходилось видеть в своей жизни. Ступеньки перед входом были заставлены всевозможными яствами, игрушками, самодельными украшениями и другими вещами, которые нанесли люди Твестла, после того, как храм перестал быть невидимым.
      Возле здания собралось множество людей, желающих сделать фото новой достопримечательности. Одни ходили кругами во главе с гидом, другие, видимо из исследовательской лаборатории, брали пробы почвы и сканировали защитный барьер. А еще были третьи, совсем ненормальные, сидевшие на коленях и читающие молитвы, и просившие благословления. Вероятно, они и стали инициаторами всего этого безобразия на пороге храма.
      - Больные фанатики... Хотя бы понимали кому молитесь, - скривилась Валери, наблюдая за всем со своего трона. Хорошо, что барьер восстанавливался первым и люди не могли увидеть, что происходит внутри.
      Кристина заворожено смотрела на белые хлопья, сыпавшиеся из провала в куполе на ее волосы и голые плечи. - Хотя бы через верх не полезли. Барьер там еще не восстановился. Брр! - поежилась девушка, включая оболочку и переставая ощущать холод. - Вам не кажется, что это знак апокалипсиса или что-то вроде того? Или где-то мы напортачили... конкретно ты, Николь, вода по твоей части.
      - Возможно ли вообще жрицам влиять на погоду? - с сомнением произнесла Спенсер. - Ты слышала оракула, не на много я от вас оторвалась. Зато Хелен вон как продвинулась, даже стихией смогла управлять.
      - Ага, так продвинулась, что аж снег пошел, - уколола Валери, намекая на бездарность Ватер. Но младшая жрица была так увлечена разглядыванием "даров", что пропустила ее слова мимо ушей.
      - Это так не честно, - вмешалась Николь, оттаскивая Хелен от барьера, чтобы подруга случайно не засветилась перед всей этой толпой. - Это из-за того, что они напуганы и, вероятно, эти дары для того, чтобы мы или тени не устроили дебош. Люди нам ничего не должны. И мы покажем им, что не настолько плохие, какими они нас считают. Так что, как только они разойдутся, разнесем подарки тем, у которых нет возможности есть такие вкусности! - восторженно провозгласила Николь.
      - Они не разойдутся никогда, по крайней мере, пока храм видимый. Идиоты хотят сюда пробраться, вон даже экскаватор притащили, - заметила Валери, призывая сферу перемещения и перенося все дары внутрь на глазах ошарашенной толпы.
      - Это провал, Валери! Зачем ты это сделала?! Вон что с ними твориться стало, - указала Николь на перепуганных фанатиков, упавших на колени и начавших выкрикивать в небо нечленораздельные благодарности. - Они теперь думают, что мы их защитим от всех напастей. А завтра у них еще что-то случиться, и мы окажемся крайними.
      - Мы как бы жрицы теперь, может и стоит этой ночью сделать их сон немного спокойнее? Что нам стоит пройтись по улицам и остановить Келли, если вдруг она начнет использовать хризолит, - спокойно предложила Вэл, забирая из груды подарков большую пачку чипсов к себе на трон. - Что?! Чипсов много не бывает, все равно это нам предназначалось.
      - И никого не напрягает, что мы, как четыре калеки, можем развалиться от любого тычка теней? Ваши идеи, дамы, полны альтруизма, но попахивают предпраздничным психозом. Хотите - разносите, хотите - патрулируйте, а я позволю себе похитить вон ту бутылочку шардоне и удалиться в свои покои. Тренировка с дырявой крышей не камильфо, а без тренировки Кристи - дно. - Валери, может все-таки со мной?
      Девушка отрицательно качнула головой. Если она позволит себе сейчас расслабиться, обязательно сорвется. Шкафы О'Гайо со скелетами должны были оставаться для всех закрытыми.
      Кристина разочарованно вздохнула, призывая тонкие побеги, и выуживая бутылку из груды вещей. Вернувшись в коттедж, она сразу отправилась на кухню за штопором. Свет не горел, хотя она точно помнила, что оставила его включенным.
      Последнее, что запомнила Крис, было поиском выключателя, а затем пронизывающая боль в затылке и багровые блики, застилающие размытые очертания комнаты.

Глава 47

Самая длинная ночь. Часть 1

     
      С шумом северного ветра кружевные комочки снежинок проникали в храм, застилая мраморные плиты белыми холмиками. Трещина в куполе затягивалась медленно. Резервы храма уходили на поддержание барьера. Любопытные люди днем и ночью дежурили возле него, упорно пытаясь прорваться сквозь защиту.
      Взглянув на обувь, припорошенную снегом, Ио присел и зачерпнул один из холмиков. Приятный холодок пробрался под теплую кожу легким покалыванием, и стих, оставляя в ладони небольшую лужицу. Он снова мог чувствовать.
      "Когда-то здесь уже шел снег, но цвет его был не таким чистым. Смешанный с грязью, кровью и осколками хризолита. Имеющий запах предательства. Что он принесет на этот раз?" Ио поднялся и повернулся к проекции бледного юноши, возникшего у него за спиной.
      - Добро пожаловать, господин Ио, - проронил оракул, теряя часть речи в возникших помехах.
      - До чего же ты себя довел, Один. Истощил источник, позволив людям обнаружить свое местоположение.
      - Оправданный риск, чтобы господин смог обрести тело.
      - Как видишь у меня уже есть свое собственное. Твоя помощь больше не нужна. Я зашел попрощаться.
      Возможно, очередная помеха исказила черты проекции, но на секунду Ио показалось, что на его лице проскользнуло сожаление.
      "Мог ли оцифрованный мозг стать чем-то большим, чем программой для поддержки? Или это лишь мое воображение разыгралось от переизбытка эмоций. Он сказал, что первое время будет трудно совладать с ними".
      - Вы покидаете Амальтею? - голос оракула прозвучал отстраненно, действуя на жреца успокаивающе.
      Если была хоть малая вероятность того, что в оракуле сохранились остатки мага, которого он знал при жизни, Ио было бы трудно оставить его.
      - Он простил нас, Один, и дал новые оболочки. Наше пребывание здесь подошло к концу. Король призывает нас, поэтому у меня не так много времени.
      Ио переместился к панели управления и ввел пароль.
      - Позаботься об этих пиявках, во имя короля, - рассмеялся жрец, заканчивая ввод данных.
      Оракул склонил на бок голову, сохраняя новые параметры.
      - Как Вам будет угодно, господин Ио.
      "Барьер дезактивирован"
      - Пусть заходят.
      В Храм повалили посетители, дождавшиеся возможности увидеть древнее строение изнутри. Служители закона, пытавшиеся их сдержать были сметены в сторону. Помещение наполнилось щелчками и всполохами камер.
      - Какие красивые разноцветные стены! Давай меня на их фоне, а потом пойдем к окну! А смотри какой купол! Отколоть бы хоть кусочек этого кристалла, и я бы разбогател! Фоткай, пока он светится!
      - Что-то мне дурно от его света становится. Ник, давай на свежий воздух, меня сейчас стошнит...
      - Кевин, ты зачем со мной поплелся! Что мы Джастину говорить будем? Что в самый ответственный момент не удержал в себе восторга.
      Позеленевший Кевин вылетел из храма, хватая за собой Ника, и в этот момент за их спинами вновь вырос барьер. Здание испарилось.
      - Надо немедленно доложить Джастину, с этим храмом не все в порядке. Люди не выходят.
      - Не смей. Мы только что позволили полсотни человек отправиться в неизвестность... Думаешь Джастин обрадуется? Он заставит нас ишачить за копейки даже после смерти. Возвращаемся в номер, как будто нас тут и не было.
     

* * *

      - Ну и погодка. Снегопад и не думает заканчиваться. И ты собралась патрулировать в такую холодину? Эта самая длинная ночь будет длиться до кона праздника, пока Амальтея не выйдет из тени Дионы. Мы загнемся от усталости. И что скажет Кейн о том, что мы не ночуем дома? - Николь нравилась идея с подарками, но она была против разгуливать по улицам Твестла, зная, что ее показатели "колеблются возле нижней границы", как выразился оракул. Его слова подорвали в ней уверенность, но она не хотела показывать, что боится. "Если я позволю себе панику, это перейдет и на Хелен, и тогда мы, как два жертвенных кролика, станем приманкой для каких-нибудь маньяков, шатающихся по округе", - Николь поняла, что уже паникует и затея с подарками такая же эгоистичная, как и поход в храм теней. Когда она настояла на том, чтобы вызволить фальшивых заложников. Мнимая благотворительность, чтобы доказать самой себе, что она хороший человек.
      "Хорошие люди бескорыстно помогают другим. Но так ли бескорыстны мои намерения, если в итоге я хочу получить признание? Получается, я пытаюсь доказать подругам, что я лучше, чем есть на самом деле. Мне бы хотелось быть примером для Хелен, поэтому нельзя показывать, что я боюсь. Хочу быть беззаботна в общении, как Крис, чтобы меня слушали, когда я говорю. И Валери, все было б гораздо проще, если бы она..."
      - Ты там самокопанием занимаешься? - О'Гайо повертела пятерней перед ее лицом, пока Николь окончательно не отошла от внезапного наваждения. - Меня начинает настораживать, как временами ты уходишь в себя прямо посередине диалога. Не разбредаемся, Никки. Погода нелетная, но и мы не кукурузники. Защитная оболочка кое-как зарядилась. Кейн ничего не узнает. Он сначала клянется в вечной братской любви, а потом идет и снимает очередную ... Не уверена, что я его вообще увижу в ближайшее время. Так что вперед.
      - Хорошо, как закончим разносить подарки, мы с Хелен начнем с аллеи бериллисов. Встречаемся уже дома после патрулирования.
      - Идет.
      Отобрав все игрушки, Валери принялась разносить их по детским учреждениям. У нее не было чувства, что она совершает нечто хорошее. Скорее облегчение, что в храме больше нет груды лишнего хлама, который бы потом мешал тренировкам. И вот на дне пакета осталась последняя игрушка. Валери достала ее, зацепив голосовой механизм. "Я люблю тебя", - пропела детским голосом пушистая панда, изобразив в конце сочный чмок. Вэл долго не выпускала ее из рук, изучая вражеский объект, а потом надавила на животик еще раз. И еще... И еще разочек.
      "Хрень какая-то. Да кому вообще такое понравится!" - покрасневшая Валери отфутболила зверька на подоконник и вернулась в коттедж в надежде, что Крис передумает и составит им компанию.
      Мильгертон нигде не было. Ее комната была пуста. Чувство тревоги зародилось, когда под ногами хрустнули осколки от разбитой бутылки шардоне.
      "Она даже не открыла ее".
      Валери не знала на кого думать. Первым делом нужно было бы предупредить девочек, что Крис пропала.
      "Но они и так напуганы. Не буду заставлять их волноваться лишний раз. Кристина могла случайно разбить бутылку и пойти за новой. Ее бы не остановил даже конец света".
      Шло время, Крис не возвращалась. Дозвониться до нее было невозможно из-за проблем с сетью. Компьютер не определял местоположение. Девушка проверила каждое место, где подруга могла коротать вечер в одиночестве. Если бы пропала Николь, с ней было бы проще наладить связь, ведь однажды они смогли общаться на расстоянии, но с Крис так не получалось. Валери пыталась достучаться до ее сознания, но оно как будто было отключено.
      Совмещая патрулирование с поиском подруги, О'Гайо подошла к восточному району. Заброшенный и тихий, он отличался от центральных улиц мрачностью и частичным отсутствием освещения. Бедняцкий район. Такой существовал даже в Твестле. Они были настоящими везунчиками, потому что урвали целый коттедж. Другим не так повезло. Свет горел всего в нескольких квартирах, хотя Валери точно знала, что город переполнен людьми.
      "Возможно, жители этих квартир живут развлечениями и пропадают по ночам, тратя сэкономленные деньги за жилье в дорогих заведениях города", - думала Валери, застегивая кожаную куртку под самое горло. Пояса хризолита позволяли не чувствовать холод, но морально она продолжала мерзнуть из-за легкости демисезонной одежды.
      Вэл пересекла пустующую автостоянку, оставляя на ее заснеженной поверхности первые следы от тракторной подошвы. Среди высотных зданий ее привлек один из коттеджей неподалеку.
      "Хоть у кого-то хватило мозгов сидеть дома. Если б я была маньяком, то переждала снегопад в теплом месте за чашкой горячего эля, а уж потом пошла убивать", - конечно Валери сомневалась, что настоящие преступники будут так действовать.
      Теплый свет коттеджа приманил к себе любимой музыкой, зазвучавшей вслед за незнакомым треком. Валери решила пройти возле него, чтобы дослушать и заглянула внутрь. На окнах не было штор и перед девушкой открылся большой тренажерный зал. А затем сердце О'Гайо отчаянно заколотилось.
      Все тени были монстрами. И одна из них в хлам раскрошила боксерскую грушу одним ударом. Это была Атланта. Два метра роста. Невероятная сила. Неукротимая жажда насилия пробивалась даже сквозь стекло. Валери пригнулась, как только тень повернулась в ее сторону, будто почуяв, что за ней наблюдают.
      Согласно отчету оракула, тень была безумна и лишена тактильных ощущений. Ничто не могло причинить ей боль.
      "А если она не чувствует боли, то находится в поиске острых ощущений. Не дай Бог попасться ей на глаза, пока мы без защиты храма".
      Валери пожалела, что соврала подругам о своем хорошем самочувствии. На самом деле все было плохо. Она могла бы справиться с человеком, и вероятно даже с Келли, но вот потенциал у теней был зверски огромен.
      Любопытство снова взяло верх, ей было очень интересно какие техники тень применяет в тренировках, это могло бы пригодиться, если б приспешница решилась ее атаковать.
      "Она просто вымешает злость. Никакой загадки. Лишь грубое избиение!" - Валери разочаровалась. - "Косяк на косяке! Где тебя учили так работать левой?" Изорванная бумага размером А4, наклеенная на грушу, перекочевала в мусорник. Сложно было разобрать, что на ней было написано. Таких скомканных бумаг валялось вокруг корзины приличное количество. Настала очередь следующего листика.
      В арсенале Атланты еще были сюрпризы, способные ввести О'Гайо в недоумение и заставить чуть ли не слиться со стеклом с риском себя обнаружить.
     
      - Это же моя фотография! Зачем она ее туда вешает?! Будет бить? Твою ж мать, что она с ней делает... - позеленевшая Валери подавила возмущенный возглас, едва не выдав свое укрытие. - Больная на всю голову тень, что может быть хуже. Они там все сбежавшие пациенты дурки".
      Тень запечатлела долгий поцелуй, проводя языком по контуру лица на фотографии, вызвав у Валери непередаваемую волну высокопарного мата.
      "Я буду той, кто победит тебя", - произнесла Атланта, так что О'Гайо могла без труда прочитать это по ее губам.
      - Меня пришла навестить?
      Валери вскрикнула, отскакивая назад и сильно ударяясь о стену. Ком снега сорвался с крыши прямо ей на голову, но был сметен небрежным движением возле самой макушки. Лион присел напротив нее, заглядывая в окно комнаты, где тренировалась Атланта. Сейчас там было пусто.
      - Я и не знала, что вы как обычные люди в коттедже живете...
      - А где нам еще быть? Не в храме же, где нет отопления и кабельного. Мы же не дикари какие-то, - недовольно скривился Лион, узнав какое на самом деле о них представление - Так что мой цветочек забыл так далеко от дома?
      - Крис пропала, кто из ваших имеет к этому отношение? - Валери проглотила оскорбительное ласкательное, переходя к волнующему вопросу.
      - Крис? - он ее хорошо запомнил, можно сказать даже больше чем было положено. В мельчайших подробностях, пока она глушила его кухонной табуреткой в одних коралловых сережках. Отогнав от себя жуткий образ Мильгертон, Лион вернул на лицо надменную улыбку: - Может хочешь зайти и проверить?
      - Ахахах. НЕТ! - девушка уже прекрасно понимала, к чему он клонит. - Я пойду, отдыхайте, у вас тут уютная домашняя атмосферка, не буду мешать.
      Валери вылезла из-под левой руки Лиона, загородившей выход в зону комфорта, и столкнулась нос к носу со своим новым кошмаром с сомнительной ориентацией. Отступать было не куда. Сзади был Лион, впереди Атланта.
     

* * *

     
      Благотворительность доставила Николь и Хелен настоящее удовольствие. Скоропортящиеся продукты они оставили в скрытой комнате, поместив в камеру, а остальное, вместе с одеждой, отнесли в пункты обогрева, получая от управляющих благодарность и много позитивных эмоций. Особенно полезной оказалась теплая одежда.
      Посетителей сегодня было много, никто не хотел гулять по улицам в разыгравшийся мороз. В два часа ночи термометр остановился на отметке минус один. Из-за погодных условий и гололеда, круглосуточные автобусные рейсы отменили.
      Администратор попытался было отдать обратно пару теплых вещей, переживая за здоровье одетых в легкие курточки девочек. Но они заверили его, что совершенно не испытывают холода и сразу же отправятся домой.
      Среди горы разносортных вещей, Хелен откопала свои валенки, которые когда-то выбросила по приезду в Твестл и вновь с радостью с ними распрощалась.
      "Какой бы ужасной ни была погода, я их не одену!"
      Когда они закончили, Николь перенеслась в свою комнату, чтобы выудить из пакета теплые вещи. Узнав о снегопаде, родители отправили ей посылку с одеждой и коробочку с лекарствами, как бы заранее намекая, что это нужно употреблять в комплекте.
      "Как будто оно может меня согреть", - Николь расстроено осмотрела выцветшее розовое пальто и вязаные рукавички с большим синим цветком посередине. Сапоги выглядели более-менее, но и они дышали на ладан.
      "Ничего не поделаешь, все равно бы мне пришлось одевать что-то поверх одеяния жрицы".
      Николь мечтала показаться в нем на улице. Форма жрицы небесно-голубого цвета была ей к лицу. Удобные облегающие брюки, приятные на ощупь, и топ с длинными рукавами, открывающий плечи и подтянутый живот. Такой фигуры у нее отродясь не было, но обретая силу жрицы, тело преображалось. Талия становилась тоньше, сглаживались формы, увеличивался рост. Розовые пряди изящно подчеркивали золотистый оттенок светлых волос. Николь любовалась каждым перевоплощением. Возвращаться в смертный образ и видеть дефекты наружности было угнетающе. Чтобы она не делала, тело уже не менялось.
      Надев пальто, девушка с завистью оценила одежду Хелен, ожидавшую ее под дверью.
      "В этой дубленке две зарплаты моей матери. Где люди берут такие деньги..."
      Ватер увидела подругу и некоторое время не могла понять, что на ней одето. Вроде вещь красивая, но очень уж заношенная и давно вышедшая из моды.
      - У меня два пальто одинакового цвета! Видимо мама перепутала и отправила старое, - соврала Николь на ее недоуменный взгляд. Выходя из комнаты, девушка неудачно зацепилась за ручку карманом и пальто затрещало по швам.
      - Давай я тебе свою куртку дам, она на меня великовата, - тут же спросила Хелен. По правде, ей хотелось предложить Никки переодеться, как только она ее увидела.
      "Николь всегда хорошо ко мне относится. Я бы хотела, чтобы она больше общалась со мной, чем с другими. А лучше, чтобы вообще с ними не разговаривала. Валери и Крис и так вдвоем хорошо, Николь туда не вписывается".
      - Да, было бы хорошо, - Спенсер без раздумий приняла предложение Ватер. И хоть куртка подруги была узкой в груди, Николь было все равно приятно одеть дорогущую вещь.
      Они должны были переместиться в начало аллеи, где почти не было прохожих, но Хелен так и не появилась.
      "Куда она делась? Она забыла, куда нужно переноситься? Можно ли быть такой рассеянной. Следовало держать ее за руку... и телефон не работает"
      Николь переместилась на другой конец аллеи. "Если Хелен и перенеслась сюда по ошибке, то уже ушла. Куда только?"
      Спустя час Спенсер плюнула на поиски подруги, засовывая руки в карманы и решив просто прогуляться вдоль аллеи.
      Меньше всего она ждала встречи с Келли. После сновидения девушка не знала, как с ней разговаривать. Было ли то всего лишь видение или Колэни действительно разговаривала с ней? Очертания увиденного в тот день постепенно размывались. Все перемешалось. Но покоя не давали слова, на которые она снова наткнулась, перелистывая тетрадь по информатике.
      "Это и есть правда... Правда в том, что она показала, как они умрут? Или то, что я всех погублю? Что она хотела этим сказать?". Николь не считала ее сильной, но Келибрайт делала страшные вещи: она жрала чужие виталлы и помогала магу, который чуть не погубил Николь. Но врага в ней она не видела, ведь это была их Келли. Самовлюбленная и гордая, уверенная в своей правоте. Если Келибрайт делала что-то, значит оно имело значение.
      "Могла ли она перейти на сторону мага, только потому, что знала о нашем проигрыше заранее. Ведь у нее были свои мечты. Она может ходить по головам, чтобы достичь их". Николь хотела верить, что это часть ее гениального плана и продолжала искать подсказки в видении, хотя после трупов, которые находили с пугающей систематичностью, надежда таяла по крупицам.
      Погода ухудшалась. Растения не выдерживали веса мокрого снега. Молодые деревья, облепленные белыми хлопьями, гнулись дугой и вырывались из земли вместе с корнями. Более старые - трещали, сбрасывая целые ветки на линию электропередач, вызывая фонтаны искр и лишая горожан освещения. Количество ломающихся и падающих деревьев все увеличивалось. Одно и них разбило вдребезги панорамное окно ресторана, вызвав панику у многочисленных посетителей. Другое обрушилось на крышу внедорожника, пытавшегося покинуть Твестл в разгар бури. Половина города была обесточена. Другая часть лишилась водоснабжения. Каждую минуту поступали отчеты об авариях. Ремонтные бригады, выезжавшие на вызов, застревали в сугробах. Работникам скорой помощи приходилось пешком преодолевать большие расстояния, чтобы добраться до пострадавших, число которых росло с каждой минутой. Не подготовленные к тяжелым погодным условиям водители не справлялись с управлением, устраивая ДТП на занесенных дорогах и блокируя выезд из города. Образовалась длинная пробка, засасывающая в свою ловушку все больше машин.
      Элон Вуд выбежал на крыльцо и что есть силы заорал на всю аллею:
      - Грядет очищение! Кайтесь, грешники, они уже близко! Вы посмели потревожить покой древних и теперь они придут по ваши черные душонки!
      Николь, убиравшая ветки, цокнула языком, глядя, как пожилой маразматик сеет панику, пугая приезжих. Местные как-то привыкли к его внезапным припадкам. В прошлый раз он кричал об апокалипсисе, когда погиб Паттерсэн. Прямо на городском собрании он залез на трибуны и орал с такой же непринужденной фанатичностью о том, что демоны завладеют каждым в этом городе. Его никто не воспринимал всерьез.
      Порыв ветра изогнул и переломал пополам одно из деревьев во дворе, обрушивая его прямо на Вуда.
      - Доорался... - Николь осторожно подобралась к деду. Жалко его стало. Немощный впечатлительный старикашка, поддавшийся наваждению из-за плохой погоды.
      "И не спится же ему в четыре утра"
      Николь воспользовалась умением подчинять стихию и, выстроив из снега опору, начала смещать ветку в сторону. Жрица не заметила, как во время взаимодействия со стихией молния на курточке разошлась, и пояс стал излучать сияние.
      - Они уже здесь! Демоны! Изыдите! - перепугано захрипел он, беспорядочно махая лопатой во все стороны, и не отрывая взгляда от Спенсер. Выбравшись из-под завала, Элон замахнулся опасным орудием, едва не попав по девушке
      - Ах, я же только хотела помочь, сумасшедший старикан, - воскликнула девушка отступая назад.
      - Ведьма! Ты наслала на нас это проклятие!
      Как для пришибленного деревом он двигался очень живенько, подскакивая к воображаемому демону в лице Николь и занося лопату.
      Николь не нашлась, что ответить. Она уносила ноги через телепорт, подальше от его параноидальных фантазий. Портал выбросил ее возле проезжей части. Почему она подумала об этом месте? Здесь творилась вакханалия. Машины, грудой металлолома, загородили дорогу, находясь в самых жутких положениях. Некоторые были перевернуты вверх дном, другие, сложенные в гармошку, торчали из деформированного металлического ограждения.
      "Люди нас точно возненавидят. Если мистер Вуд обвинил меня в колдовстве, другие могут подумать также...".
      Спенсер мысленно позвала Валери. Но О'Гайо находилась на другом конце города и не могла слышать ее так далеко.
      "Ну и ладно сама справлюсь".
      Она приняла важное решение, выбирая риск использовать силу на глазах людей и необходимость спасать человеческие жизни.
      Вначале она надеялась, что хоть кто-то оценит помощь, поэтому выкладывалась на все 100. Но люди лишь кидали на нее злобные взгляды, прогоняли и просили не путаться под ногами. В создавшейся суматохе из людей и снега, никто не замечал ее помощи.
      "Смысл делать хорошие поступки, если после них за тобой будут бегать с лопатами? Катитесь в ад", - Николь развернулась, чтобы уходить под всплывшую в голове коронную фразу Мильгертон. - Кристи сразу определила патрулирование, как гиблое дело, с чего бы мне геройствовать?"
      Спенсер собралась уходить, но замерла, рассматривая перевернутую машину, придавленную огромным деревом. Поломанные дворники продолжали свое движение. Из-под капота вытекало масло, находясь в опасной близости от искрящих рядом проводов.
      "Вряд ли там вообще кто-то смог выжить. Но нужно хотя бы потушить огонь, пока он не перекинулся на другие машины".
      - Не двигайтесь, и я смогу вас вытащить, - за машиной показалась рыжая голова Гастона.
     
       

Глава 48

Самая длинная ночь. Часть 2

     
      Зеленый огонек активно перемещался по виртуальной карте, пока не привел Иниера в скалы. За сборищем людей, палаток и землеройных машин, оккупировавших всю округу, он увидел прекраснейшее архитектурное сооружение. На фоне темных каменных тонов его стены источали зеленоватое сияние, оставаясь при этом сахарно-белыми.
      - Святилище повелителей планет, невероятно! Все время эта махина находилась здесь. У всех под носом. Что же случилось, что они позволили его увидеть?! - Фишер приблизился к храму. Расталкивая зевак, он обошел вокруг здания, перелез через ограждение и наткнулся на группу бурильщиков, пытавшихся проделать тоннель под барьером.
      - Куда копаете, идиоты! Ступите за его порог, перемрете как мухи! Я бы на вашем месте туда не долбился, - проворчал педагог, ловя в свою сторону изысканный рабочий мат. - Пфф, мне то что, это вам головы пооткручивают, - Фишер взглянул на карту, отмечая, что ментальный след, оставленный на Валери О'Гайо находился как раз где-то внутри. - А вот это становится интересным, - он уже собрался взламывать барьер, но вдруг огонек дернулся и исчез, появляясь в другом конце города. След портала водил его от одного детского дома к другому. Уловив закономерность, он смог отследить телепорт и переместиться следом за ней.
      Теперь все прояснилось. В храм могли попасть лишь повелители планет. И если Валери была в нем, ее уже не существовало. Она стала пустым сосудом, вместилищем для жрецов. А что делали жрецы, возвращаясь на Амальтею? Оставляли за собой багровые реки.
      "У Вас был хороший потенциал, мисс О'Гайо, жаль, он пропал в пустую".
      Притаившись за углом, Фишер сформировал простое атакующее заклинание. Было уже поздно, место дежурного пустовало. Девушка стояла возле окна, доставая из пакета мягкие игрушки.
      "Как же это бесчеловечно, на беспомощных детей... Все пафосные речи на счет охраны учеников не более, чем пыль в лицо. Я остановлю вас любой ценой!" - он приготовился атаковать, но задержался, не понимая, почему она выжидает. Фишер занервничал, увидев мягкую игрушку в ее руках, капли пота потекли по его вискам. - Конечно, должен быть какой-то отвлекающий маневр, возможно скрытое заклинание. Не поджимай хвост, Иниер, ты сделаешь одолжение, избавив ее от мучений".
      Учитель выглянул из укрытия. Валери стояла боком, продолжая изучать игрушку в своих руках.
      "Я люблю тебя. Чмоооок"
      "Я люблю тебя. Чмоооок"
      "Я люблю тебя. Чмооо..."
     
      "Ради всего святого, хватит на нее нажимать, дай мне повод для атаки!" - взвыл Фишер, начиная мерзнуть. "Зачем она это делает?!"
      Чем больше он наблюдал за своей ученицей, тем больше у него происходил разрыв шаблона. Ругнувшись, Валери отшвырнула панду, исчезая в телепорте.
      "Неадекватная молодежь, - прошипел Иниер, забирая игрушку и пытаясь понять, что в ней могло привлечь это чудовище".
      - Неужели ей просто нравятся панды?!
     

* * *

     
      Хелен переместилась в конец аллеи бериллисов и, пока не появилась Николь, решила пройтись мимо прилавков с разными вкусностями. Небольшие кафе под навесом и лотки пролегали до самого парка. Хелен смутно представляла себя, что такое патрулирование. Из слов подруг она поняла, что это какая-то особенная прогулка с целью защиты людей. А где еще защищать людей? Правильно, там, где их много. Купив себе горячего травяного чая, девочка села за столик в ожидании звонка от Николь. Звонка все не было. Подставив руку под приятный пар на поверхности чашки, она со скучающим видом наблюдала за прохожими. Многие были одеты совсем не по погоде.
      "Наверное, приехали накануне похолодания. Вот было б здорово, чтобы у каждого был пояс хризолита, как у меня, тогда бы никто не испытывал холод. Девочки не понимают его ценности! Но я плохо контролирую силу, а то бы помогала каждому! А они жмутся. Если люди узнают на что мы способны, то стали бы нам поклоняться и приносить больше сладостей!"
      Снегопад усиливался. Люди вокруг стали оживленнее. Продавцы засуетились, складывая передвижные прилавки и убирая товар на склад. Хелену вежливо попросили покинуть навес и убраться пока не поздно.
      - Клиент всегда прав! Вы не имеете права выгонять меня в рабочие часы заведения, - возмутилась Хелен, приводя официанта в бешенство.
      - Посмотри вокруг! Валить надо! - прокричал юноша, подхватывая ее под руку и срывая с места. - Беги!
      - Руки убрал! - разозлилась девочка, отталкивая его в сторону. Она ничего не могла расслышать. Порыв ветра сорвал навес и повредил крепление, обрушивая на них целую гору снега. Металлические болты, удерживающие центральную трубу, вырвались. Все строение завалилось на прилавок. Освещение замелькало и вдруг пропало совсем. Хелен больше не видела ничего. Ее накрыла темнота. Трещали деревья, завывал ветер, гомон и крики людей наполнили улицу.
      - Кто-нибудь, позовите на помощь, вызовите скорую!
      Девочка нащупала в кармане телефон, и только сейчас заметила, что покрытие отсутствует.
      - Какая к #^@%* скорая?! Парня нашпиговало металлоломом, Господь Бог ему в помощь! - раздался рядом голос на грани истерики.
      Творилась неразбериха, вокруг толкались, кто-то перелетел через нее, ударив в бок коленом, пока она стояла на четвереньках и пыталась подняться.
      - Хочу в тихое спокойное место!
      Телепорт выбросил ее в незнакомом переулке. Вьюга еще не успела подобраться к этой части города.
      "Почему я не дома или не в храме?" - Хелен сконцентрировалась на телепорте, но осталась там же где и стояла. Пояс хризолита был полностью разряжен. - "Без него так холодно!"
      Небо затянуло белым смогом, скрывшим все светила и погрузившим переулок во мрак. В темноте высотки выглядели чужими, враждебными и полностью идентичными, вызывая у Хелен приступ паники. Она не знала в какой стороне находится ее коттедж.
      Пропетляв между домами, она поняла, что заблудилась и зашла в тупик. На сердце похолодело. Хелен резко нагнулась к земле за камнем и сжала его в руке, дико оглядываясь по сторонам.
      - Кто здесь? - выдавила Ватер, пятясь в обратную сторону.
      За ее спиной взревел мотор. - Мамочка! - пискнула девочка, немея от страха. Ноги не слушались, отползая от жуткого силуэта, она уперлась в стену. - Я еще слишком молода, чтобы умирать!!!
      - Дура что ли, - грозно пробасили из-под шлема, а затем подняли ее за шиворот и развернули к себе.
      Хелен заорала, вырываясь из рук парня и запуская в него булыжником. Сэдгар увернулся, едва успевая перехватить камень, чтобы тот не поцарапал поверхность мотоцикла. Выдув из ноздрей горячий воздух, он встал и направился к ней, подавляя желание вырубить припадочную с колена.
      - Вы меня изнасилуете и убьете? - на глазах Ватер проступили слезы.
      Брови Сэдгара поползли вверх.
      - Мы чтим уголовный кодекс, деточка. За тебя дадут больше, чем ты прожила.
      - Тогда, что вы со мной сделаете?
      - Убью, а потом уже изнасилую, мы маньяки так и поступаем, чтоб уже не дергалась. Тьфу ты, блин, шучу я. Адрес свой говори, домой отвезу, - вовремя исправился Сэд, предчувствую смерть своим перепонкам, потому что после слова "убью", произнесенного утробным басом, Хелен громко заорала.
      - Кому там не спится?! Понарожали наркоманов! Прочь пошли! - вырвался злобный голос из окна и что-то тяжелое врезалось в бок стрит файтера, оставляя вмятину.
      Глаза Сэдгара налились кровью, подняв увесистую картошину, он запустил ее обратно, разбивая стекло и видно попадая в цель, так как больше оттуда не донеслось ни звука.
      - Твою мать, не рассчитал. Уходим отсюда!
      Когда Хелен опомнилась, он уже выруливал на главную улицу, ведущую к парку.
      - Вон там, направо, - робко указала девочка, не уверенная, что он вообще ее куда-либо сегодня довезет, но Сэд тут же свернул на указанную дорогу.
      Снегопад прекратился. Из-за облаков показались небесные светила. На улице немного посветлело. По времени уже было утро, но из-за затмения темнота должна была продержаться до следующей ночи.
      - Хм, странно, ты точно живешь здесь? - задал он вопрос, когда они подъехали к знакомой калитке.
      - Угу, - Хелен резво соскочила с мотоцикла. - Со своими подругами и старшим братом одной из них. Он, между прочим, известная рок-звезда!
      - #&^% он. Этого раздолбая я точно знаю. - Он безрезультатно искал его вторые сутки, вместо того, чтобы проводить время с Тери. Юноша снял шлем и Хелен с восторгом проследила, как его волосы, цвета снега, распадаются по спортивной кожаной куртке. - Сэдгар Джей Фокстер, вероятно мы разминулись в прошлый раз, - представился басист BDD и пожал ей руку. - Так что заставило тебя разгуливать по улицам в недетское время?
      - Мы должны были с Николь встретиться в кафе в конце аллеи, но потом выключился свет, началась толкучка и я заблудилась...
      - За три квартала от упомянутого кафе... - "О чем Кейн только думал, разрешая шляться по городу этим детям?" - Ну, ладно. Иди спать и не ори так больше на холоде, а то голос, как у меня станет.
      Хелен испуганно кивнула и, поблагодарив его за помощь, вернулась в коттедж.
      "Ангел с дьявольским голосом... Ух ты!"
      Образ Сэдгара еще долго не выходил у нее из головы.
      "Я хочу опять с ним встретиться!"
     

* * *

      Николь была всецело сконцентрирована на том, чтоб не дать огненной стихии выйти из-под контроля: заморозила машинное масло и оголенные провода, загасила вспыхнувшее пламя. Украдкой поглядывая на Гастона, она ощущала огромное чувство неловкости из-за прошлых казусов. Девушка бы хотела заговорить с ним, но приспешник, казалось, совсем не замечал ее. 
      - Мальчик, тебе не холодно? - поинтересовался карапуз лет шести, указывая на промокшую от снега рубашку Гастона. 
      - Нет, и я не мальчик, - коротко ответил Гастон, осторожно убирая созданный посохом барьер внутри машины. Одно неверное движение и семью раздавит у него на глазах. "Во имя Дионы, какой жи... откормленный ребенок, как его вообще вытаскивать, он в окно не пролезет... Явно не в мать пошел", - нервничал парень, понимая, что придется избавляться от лобового стекла, а это дополнительный риск.
      - Мама, смотри какой у него красивый хвостик, я хочу себе такой же, - восхитился малыш, тыча пальцем в рыжий хвост приспешника. 
- Эээто не совсем хорошо для мужчины, - смутилась женщина, с одной стороны она была благодарна ему за помощь, но внешний вид спасителя очень настораживал. - Не к лицу мужику патлы отращивать! - шикнула она сыну, попутно извиняясь перед Гастоном. 
      - Как-то переживу, - сухо ответил приспешник, как бы и не ожидая, что в его честь будут воздвигать длиннохвостые памятники. - "На Дионе все так ходят. И сейчас, наверное", - пробормотал про себя он, вскрывая лобовое стекло. 
- А мне очень нравится! - вмешалась Николь. Она не смогла смолчать, услышав подобную дискриминацию. Гастон перевел на нее взгляд. - Каждый имеет право выглядеть так, как ему нравиться, особенно, если ему это к лицу.
      Женщине сделалось совсем неудобно, и она легонько хлопнула сына по ручке, повторяя, что тыкать пальцами в людей некрасиво. Мальчик обиделся, и надув пухлую мордашку искренне разревелся.
      - Будешь распускать сопли и к тридцати сможешь полировать ими свою лысину. Ты знал, что от рёвов быстро лысеют?
      Мальчик тут же замолчал.
      Вытянув пострадавших из машины, Гастон отправил обоих к ближайшему пункту помощи.
      "Интересно, а если б у нее были дети, они были бы такими же пухленькими?" - вдруг подумал юноша, замечая милый румянец на лице девушки. 
      - Смотря от кого... - не задумываясь ответила Спенсер на его мысленный вопрос. 
- Какого Агроса... - Гастон нервно заиграл желваками, проклиная себя, что не поставил блок на мысли. Он не мог предвидеть, что Николь, не умеющая контролировать свою собственную голову, вдруг полезет в его. - Что ты здесь забыла, хомячьи щечки? Где твои подруги? - ледяным тоном произнес приспешник, скрывая охвативший его ужас. - "Еще немного и она сможет прочесть все накопившееся гнусные мысли. О ней."
      - Мы патрулируем улицы и по возможности помогаем людям! - на автомате произнесла Николь, поразившись резкой переменой в его голосе. Она не стала добавлять, что энтузиазм давно потух и она собиралась дезертировать. - А ты? 
- Доширак закончился, - отмахнулся Гастон, не собираясь объяснять сложности внезапных внутренних порывов. Ему нужно было чем-то себя отвлечь от мыслей о светловолосой жрице. Как ни пытался Гастон игнорировать свое учащенное сердцебиение в присутствии Николь, как бы глупо она себя ни вела, любая ситуация с ее ролью приобретала эротический оттенок в его фантазии. Еще не стерлись из памяти капли молока, скользящие по невинным губам, и опьяняющий аромат, исходивший от нее каждый раз, как она находилась с ним рядом. Он держался как мог, но самообладание было не резиновое.
      Поток неприличных мыслей прервался глубоким внутренним голосом, быстро охлаждающим его пыл. - "Ей 14 если что".
      "Ну и наряд за дошираком... - Николь критично осмотрела его черные галифе, полузашнурованные берцы и небрежно свисающую белую рубашку. - В нем все какое-то рыжее..." 
      - Ну что ж, тебя видно отсюда не прогнать, тогда вперед, составлю компанию, работы сегодня будет много, - совладав с порочными желаниями, произнес приспешник.
      Николь кивнула, стараясь не акцентировать на том, насколько сильно к его телу прилипала вымокшая одежда. Опустив глаза к сапогам, она обнаружила приличную дыру. 
      "Хоть бы он не заметил", - внутри Николь начала просыпаться паника. Так как перед ним, она не позорилась ни перед кем в жизни. 
Гастон заметил ее волнение и попробовал приободрить.
      - Да не переживай ты за них, кого сумеем - спасем, кого нет - помянем, -"Слабая, и все равно лезет их спасать. В ней столько сострадания..." -
Он обхватил ладонями лицо Николь, наблюдая, как падающие снежинки тают на ее пушистых ресницах. Возникло непреодолимое желание обнять покрепче и увести из этого дурдома. Неосознанно парень притягивал ее все ближе, опуская взгляд к губам и тут же отводя его. 
      "Он точно смотрит на эти проклятущие сапоги!!!". 
      В голове Николь сработал детектор "позора". Она рванула к очередной машине, попавшей в занос и вдруг поскользнулась, вылетая прямо перед несущимся на нее джипом. Девушка собиралась быстро перенестись чуть левее и выстроить барьер, чтобы машина не врезалась в ограду, но не двинулась с места. Холодок пробежал по ее спине, пальцы на руках отказались шевелиться. Николь стало по-настоящему страшно. Память захлестнул момент из видения - после холода наступала смерть. 
      Гастон выскочил перед ней, в последний миг успевая оградить барьером и скорректировать направление машины. - Ты совсем ошалела?! - заорал он, но удержался от дальнейших комментариев, как только увидел состояние девушки. Николь вцепилась в его рукав, дрожа всем телом.
      Она не могла понять почему телепорт не сработал и куда делась сила. 
"Да нет, если бы сила действительно отказала, я б уже замерзла" 
И сразу же под ее куртку стали пробираться первые признаки холода, поглощая каждый сантиметр кожи, заставляя испытывать страх пере потерей силы.
      "Неужели она больше не вернется... Ведь без нее я никто".
      Гастон попытался высвободить руку, но Николь вдруг обхватила его за пояс, прижимаясь к груди. 
      - Х..холодно очень... - прошептала Спенсер, жалобно глядя на приспешника и ища поддержки.
      "Что это с ней? Сначала не смогла справиться с телепортом, теперь дрожит, хотя жрице Амальтеи не может быть холодно в принципе". 
И тут Гастон серьезно призадумался. Греть ее было нечем.
      С девушкой начинало происходить что-то странное. Глаза заволакивало серой дымкой, бледнеющее лицо приобретало пугающий противоестественный голубоватый оттенок.
      Одежда Гастона, пропитавшаяся морозным воздухом, лишила ее возможности согреться и руки самопроизвольно поползли под рубашку.
      Обморожение достигло последней стадии, и остатки здравого смысла затмило инстинктом самосохранения.
      - Этого недостаточно, раздевайся.
      - Твою мать... - выдохнул парень, думая о неправильности современных подростков. Самым верным решением было вернуть ее домой и передать подругам, что он и сделал.
      "Может хоть они смогут понять, что с ней происходит".
      Но не успела нога коснуться пола в ее комнате, как Гастона толкнули на кровать, стянули одежду и бесцеремонно улеглись сверху, накрывая одеялом. 
- Твою мать... 
     

* * *

     
      Из всех положений, в которых Валери приходилось бывать, это было самое плачевное. Тени чуть не сцепились между собой, пока доказывали друг другу, кому она должна достаться. Как-то позабыв учесть ее мнение.
      - Оставь ее мне. Ты достаточно наигрался, - встала перед ним Атланта. На каблуках она была еще выше, чем Лион.
      "Два метра безобразия", - если Валери еще могла понять мотивы Лиона, то действия Атланты оставались дня нее загадкой. Из имеющихся вариантов она бы выбрала, пожалуй, суицид, чем их двусмысленные намерения. Валери чувствовала себя жертвой на заклание.
      - Прочь отошла. Она только моя жрица, найди себе другую, - давил со своей стороны Лион, оттесняя Атланту ко входу в коттедж.
      - Ты больше не лидер, чтобы мне приказывать, - не уступала девушка, оттягивая Валери к себе. Силы в этой лапищи было немерено. Она и в прошлую встречу это заметила, а распотрошенная сто килограммовая груша послужила еще одним доказательством. Валери попыталась убрать ее руку со своего воротника, но Атланта даже не заметила ее слабых телодвижений.
      - Я могу это в любой момент изменить. Давно пора проверить, кто у нас первый по силе! - Лион тянул Вэл на себя, курточка трещала по швам, молния разошлась, злость О'Гайо достигала пика.
      - Отправляйся к праотцам, - восторженно произнесла Атланта, выхватывая клинки.
      - Забью ногами обоих и похороню в сугробе... - прорычала девушка, призывая сферу и отталкивая их от себя потоком воздуха.
      "Жаль, что пришлось истратить остатки заряда на этих идиотов, надеюсь они за мной не погонятся. Патрулирование на сегодня окончено. Самое время вернуться домой и принять горячую ванну".
      Стало так холодно, что ее одежда и волосы покрылись инеем. Курточка с поломанной молнией ни на что не годилась. Валери перешла на бег, чтобы хоть немного согреться и чуть не споткнулась о какой-то черный комок. Существо скользнуло у ее ног и юркнуло в переулок. Сначала ей показалась, что это кошка, но, двигаясь по свежему настилу снега, оно не оставляло за собой следов. Девушка помчалась за ним, активируя посох. Хоть что-то еще работало без хризолитных "батареек".
      Черная субстанция петляла по двору, явно что-то выискивая, пока не остановилась напротив Валери. Девушка присела на корточки, осторожно подбираясь ближе, чтобы не спугнуть. Существо отодвинулось, буравя ее недобрым взглядом, а затем рвануло на О'Гайо, минуя удар посоха.
      Отдача от прыжка была такая сильная, что ее повалило на спину. Вгрызаясь в ослабшую защиту, тварь подбиралась к виталлу. Валери вскрикнула, чувствуя, как скользкие лапки проникают внутрь. Но как бы она ни пыталась его сбросить, пальцы проходили сквозь воздух.
     
       
     

Глава 49

Самая длинная ночь. Часть 3

  
      Он помнил, что вокруг все пылало. На земли Дионы, подобно всадникам апокалипсиса, спустились повелители планет, освобожденные от гнета тирана. Дым сожженных домов простилался до самого горизонта. Иссушенные водоемы, заполненные гниющей плотью животных, людей и растений, слившихся в однородную массу и льющуюся из устья тщеславия покойного правителя. Знал ли он, что произойдет после его гибели? Отравленный воздух, пронизанный криками, тленом и копотью. Дион не сумел удержать их. Жрецы восстали, как только цепь, сковывающая их подле него, раскололась. Смерть Диона была лишь началом. Предлогом, оправдывающим ад, который они принесли вслед за собой.
     
      - Презираю магов. Эволюция позволила вам развить в себе пару способностей, и вот вы уже причислили себя к богам. - Амальтея склонилась над ним, ласково погладив по темно-пепельным волосам. - Власть должна принадлежать тем, кто о ней и не мыслит. Как тебя зовут, парень?
      Он покосился назад, где, жавшись друг к другу, сидели младшие сестры и мать. Женщина осторожно кивнула, как бы подталкивая его к ответу.
      - Лион...
      Амальтея улыбнулась его неуверенности.
      - Какой хороший мальчик, всегда слушает мать и ждет ее разрешения. Я-то думала, что ты сам ринулся вперед. Скажи, Лион, тебя воспитали так, что ты обязан защищать их? И теперь ты готов жертвовать собой? Ведь они ждут этого, ждут, что ты умрешь за них. Не слишком ли эгоистично? Ты должен защищать их только потому, что родился самым сильным. Они сделали тебя зависимым, не дав выбора.
      Он вновь не удержался, посмотрев на мать, она активно затрясла головой, чтобы он не смел отвечать. Амальтея усмехнулась.
      - Ты веришь в Бога, Лион?
      - Я... я не знаю... - прозвучали неуверенные слова. Он боялся не угадать и ответил нейтрально, еще не зная, что правильных вариантов не существовало. Но он хватался за эту протянутую соломинку, продолжая слепо верить в милость повелителей.
      Все, что ему нужно было сделать, это бежать. Без оглядки. Чтобы его спину пронзило ледяными кристаллами и больше никогда не подниматься. И все кончилось бы по-другому. Но он решил, что способен на большее.
      Амальтея чувствовала с кем ей будет интересно.
      Милая светловолосая девушка, выглядевшая как ребенок, сбивала с толку внешней чистотой и невинностью, но делала вещи, коварству которых, позавидовал бы сам дьявол.
      Ио стоял позади, разглядывая почерневшие огарки, оставшиеся от детских качелей. Ему не нравилось. Но он не вмешивался. Жрец был поглощен ею без остатка. Амальтея умела впечатлять.
      Тогда Лион еще ничего не знал о повелителях планет. В слабой человеческой оболочке они не казались могущественными.
      - В тебе скрыта сила, подобная богам. И я могу открыть ее в тебе. Ты согласен?
      Она называла это инверсией и предлагала только тому, кого хотела изуродовать. Из слабых духом получались самые страшные чудовище.
     
      Лион неуверенно кивнул. На лице Амальтеи расцвела сладкая гримаса наслаждения.
      - Ио, приступай.
      - Я не могу.
      Удивленные глаза вонзились в жреца. Сейчас она разорвала бы его на части, если б имела возможность.
      - Делай, что я тебе сказала.
      - Неоправданная жестокость. Могу ли я попросить тебя остановиться?
      - Мы не обсуждаем это, помнишь? Я говорю - ты делаешь. Начинай.
      Жрец перевел на него взгляд полный дрянного сострадания.
      - Мне жаль...
      "Он сожалел. Но он ничего не сделал, ничего, чтобы прекратить тот кошмар".
      Ио разговаривал с ним, но Лион не запомнил слова. Плечи юноши ощутили холодное прикосновение. Амальтея развернула его к родным и удовлетворенно произнесла:
      - Если ты Бог, спаси их.
      Ледяная дорожка выстроилась подле ног, провожая к цели.
     
      - Мальти, он...он не убьет себя как другие... он же слаб! Ты рехнулась? - Ио пожелал исчезнуть, как только понял, что парень не справится. - Это худшее из всего, что ты делала...
      Когда Лион начал, то больше не мог остановиться. Жрица весело захлопала в ладоши, продолжая наблюдать за восхитительным, на ее взгляд, перерождением.
      - Отлично! Отлично! Ты превзошел все мои ожидания! Умница.
     
      Каждое воплощение Лион возвращался с мыслью о мести. Жрецы должны были умереть. Также мучительно и долго, как умирал он.
      "Они лишили меня всего, а теперь и возможности отомстить, убравшись с Амальтеи".
      Он наблюдал за тем, как демон пожирает виталл Рэи и не хотел вмешиваться.
      "Если виталл будет поглощен, я смогу убедить королеву сделать из нее тень. Я же достаточно причинил тебе боли, Вэл, чтобы ты пожелала остаться со мной?"
      Ему стало тошно от своих же мыслей. "Скорее всего это сделает ее несчастной и еще более одинокой, чем сейчас. Как жаль, что это не Амальтея..."
      Атланта метнулась к девушке, отрывая и отбрасывая бестелесное существо. Несколько минут без живой оболочки и оно ослабнет.
      Кинжал тени прочертил на снегу полосу, заставив демона биться о невидимую преграду. Валери лежала на снегу, широко раскинув руки и не понимая, что произошло. Втягивая морозный воздух через бандану, она наблюдала за тем как существо растворялось. Маленькое и скользкое, оно пробралось к виталлу так быстро, что Валери ничего бы не успела сделать. О чем еще умолчал оракул?
      Атланта вернула ее в вертикальное положение, осторожно смахивая с куртки налипший снег. Даже от этих взмахов О'Гайо показалось, что ей отбили несколько органов. Реалии ограниченных человеческих возможностей.
      - Не вздумай отдаваться низшему демону, пока я не попробовала вкус твоей крови, - рассмеялась Атланта, подмигивая Лиону.
      - Зачем вмешалась? Это был хороший шанс сделать ее одной из нас, - упрекнул ее приспешник. Атланта пригрозила ему тонким указательным пальцем. Их точки зрения абсолютно разнились.
      - Тебе нужна кукла? Возвращался бы лучше к Палеон. Из-за твоей полигамности у нас могут возникнуть проблемы.
      Лион смолчал. Тени знали его совсем с другой стороны. Для них он был шавкой королевы, не стоило их в этом разубеждать.
      - О, Господи, что это было... - даже после того, как Атланта извлекла существо, Валери продолжало тошнить и водить из стороны в сторону. Так унизительно было опираться на того, кто со всей искренностью желал с ней расправиться.
      - Все из-за разрывов. Тебе же тоже интересно почему пошел снег? Такое уже происходило много лет назад, когда культ нарушил равновесие, создав Агроса. Если вовремя не закрыть, появится вот такой кровожадный зверек. Я уже и забыла, как неприятно их вытаскивать, мы через это давно прошли. Знаешь, как становятся тенями, Вэл? Эти твари должны сожрать наши виталлы, а когда их извлекает правитель, то отдает часть своей силы, которая заменяет нам источник. На каждого он влияет по-разному: кто-то обретает бессмертие, а кто-то сходит с ума, - пояснила Атланта, с нарочитой заботливостью, запахивая на ней курточку. -Скоро эти твари полезут изо всех дыр. Но мы можем помочь закрыть разрывы в обмен на небольшую услугу.
      - Даже слушать не хочу, - любое предложение со стороны Атланты выглядело, как извращение. Валери пробрал мандраж. Домой она уже не вернется.
      "Если мне придется гулять по улице без пояса, я просто сдохну... Встряла по самое горло возле логова теней. Неудачники всей Амальтеи, обзавидуйтесь. И ничего же не сделаешь, придется где-то восстанавливаться".
      - Чайком хоть заделитесь, а то этот ни в чем себе не отказывает, когда является в гости.
      "Толку их уже бояться, когда они все тут больные на голову".
      Валери прошла на небольшую уютную кухню, присела, закинув ноги на противоположный стул и приготовилась ждать.
      - Тебе с печеньем? - поинтересовался Лион, ставя на огонь чайник и пододвигая к ней мисочку со сдобой.
      - Ненавижу овсяное. - Девушка прикрыла глаза, прислушиваясь к каждому шороху в коттедже. Кристины тут точно не было.
      - Может конфетку?
      - Сама ешь. И что ты там делала с моей фотографией?
      - Прямо сейчас повторить? - Атланта на полном серьезе сорвалась с места, но грабля Лиона выросла на ее пути, оттягивая обратно.
      - Только тронь мой цветочек. Закопаю, - в домашней обстановке он выглядел намного приятнее, хоть и странно.
      - Назовешь цветочком и упокоишься рядом со своей подругой, - пригрозила О'Гайо, раздражаясь от их миролюбивого настроя. Атланта проскользнула мимо Лиона, остановившись за спиной Валери и, склоняясь, прошептала на ухо:
      - Я чувствую твою силу, Вэл. Ты сейчас слаба, как мышка. Ведь твои шрамы до сих пор не зажили? Вы восстанавливаетесь даже медленнее, чем мы. Но мне нравится, как ты огрызаешься, можешь продолжать.
      Валери отклонилась, прибирая к рукам поставленную горячую чашку и млея от ее тепла. Чтобы там ни было налито, оно источало аромат бергамота и лесных ягод.
      - Дома отсиживаетесь значит. А где остальные?
      - Этрейн почти не выходит из комнаты, Тери где-то шатается. Рыжий ушел за дошираком и должен был бы давно вернуться... Еще есть королева, но она отказалась покидать храм. Мы не причастны к исчезновению твоей подруги, если ты для этого интересовалась. Ах, и Аривер, за тобой. Как я могла забыть, - легко пояснила Атланта, ловя на себе презрительный взгляд зеленовласого приспешника.
      - Приятного аппетита, - сдержанно пожелал Аривер, все это время, читавший газету возле окна. Валери его даже не заметила. Приспешник сбросил ноги Вэл со стула, протер его влажной салфеткой и сел рядом. - И мне налей, пожалуйста.
      - Разве что за шиворот, - скривился Лион, кивая на заварник в знак того, что у них самообслуживание.
      - Как там Кэл поживает? - проигнорировав приспешника лениво спросил Аривер, грациозно наполняя фарфоровую чашку кипятком. - Передавай ей от меня привет.
      Валери странно посмотрела на тень, пытаясь понять откуда он знает про Келли, если она пробыла с ними всего ничего.
      "Сначала с герцогом сошлась, теперь оказывается и зеленый о ней наслышан". - Где-то существовала совершенно иная жизнь Келибрайт, о которой Валери не имела ни малейшего представления.
      - Мы не виделись со Дня знаний...
      - Ах, ну, значит, еще не время. - Аривер не собирался продолжать разговор. Он демонстративно разложил на столе газету и углубился в ее чтение. От него за километр несло предвзятым отношением. По поведению он напоминал ей ленивого кота, считающего себя хозяином в доме и метившего тапки каждого гостя. Еще ее бесило, как он периодически почесывает бородку, переходя к новому разделу, разглаживает несуществующие складки на пиджаке и бросает исподлобья проницательный взгляд то на нее, то на Лиона. Дискомфорт в его присутствии только возрастал.
      Валери допила чай, поспешно закрывая повязкой лицо. Для активации телепорта сил должно было хватить. Но для начала нужно было вернуться за более теплой одеждой.
      "Если с храмом что-то произошло и пояса разрядились, они стали уязвимыми".
      К беспокойству о Крис добавилось волнение и о других девочках.
      - Можешь перенести меня домой? - попросила О'Гайо Лиона, делая тон как можно более отрешенным. Будто бы она и не нуждалась в его помощи.
      - Как прикажете, моя госпожа, - обрадовался Лион предложенной возможности побыть с ней наедине. Он чувствовал, что она уже начинает потихоньку прогибаться.
      - Рот закрой, - прорычала Валери, не зная куда деться от его противного обращения. Его свободное поведение при посторонних вгоняло ее в краску.
      Валери покидала коттедж теней с мыслями, что она никогда не расскажет девочкам, как провела эту ночь...
     

* * *

     
      Его целомудрия хватило лишь на несколько минут пребывания с объектом своих желаний.
      "А чего она ждала, делая все эти вещи?" Он честно пытался совладать с собой и не дать эмоциям выбраться на волю. Но когда ослабевшая девушка, прижалась к его телу, в голове словно высветился блок с предупреждением. "Ваше здравомыслие выполнило недопустимую ошибку и будет закрыто". В системе ценностей произошел фатальный сбой.
      Он аккуратно перевернул ее на спину, нависая сверху. Николь обдало горячим дыханием. Прежде чем она вспомнила и осознала, как оказалась в таком положении, ее уже трусило не от холода.
      - Еще не согрелась? - Он поправил, спадающее с ее плеча одеяло, а затем неожиданно спросил:
      - А ты бы опоздала на свидание?
      - Конечно! Ты хоть представляешь, сколько девушке надо собираться... подожди, а откуда ты... - Николь не успела договорить, как его влажные губы коснулись ее губ. Сначала это было легкое прикосновение, но затем оно стало более настойчивым и властным. Он с жадностью поглощал ее, скользя пальцами по тонкой ткани, проникая под нее и заставляя Николь стонать от удовольствия. Поцелуи становились глубже, дыхание учащалось. Девушке казалось, что она начинает задыхаться от волнения, когда он лишил ее оставшейся одежды, но при этом продолжая смотреть с таким обожанием, что у Николь не хватало сил попросить его остановиться.
     
      - Хорошего понемножку, - фыркнул Лион, без всяких предупреждений вытягивая рыжего за хвост из кровати. Очень трудно было скрыть банальную зависть, которая его накрыла в момент, когда он увидел их вместе. Гастон не должен был его опередить в ухлествании за жрицами!
      Гастон добродушно помахал Николь на прощание и с садисткой улыбкой обратился к Лиону. - Пойдем поговорим раз уж зашел. - Лиона схватили за грудки и небрежно выкинули в телепорт.
      - О, мне нравится, когда ты так дерзок со мной, будто мучительная смерть для тебя ничего не значит.
      Золотой посох вонзился рядом с его шеей.
      - Так и есть, Лион, я подумал и решил отправить тебя обратно. Хорошая такая причина "случайно наткнулся на посох много раз".
      - Не торопись, я пришел сказать тебе кое-что интересное. Порталы снова открываются. - Лион обескуражено взглянул на Гастона, не понимая почему такая важная новость не вызвала у рыжего никаких эмоций.
      - А чем я по-твоему занимался, пока вы зады грели? Закрывал эти чертовы разрывы.
      - Зачем?
      Здесь между ними возникла небольшая пауза. Лион не понимал, зачем Гастону помогать людям, спасая их от вселения демонов. Гастон не понимал почему их не надо спасать. Хотя он мог немного войти в положение Лиона и понять ход его мыслей. В морали приспешника было столько черных дыр, что Гастон невольно рассмеялся, отстраняясь от него.
      - Забудь, хотел проверить, способен ли золотой посох закрывать разрывы.
      - Ты просто неравнодушен к людишкам. Я давно тебя знаю, любитель всего живого. Еще и с Амальеей развлекался.
      - Не было ничего.
      - Ага, расскажи. А ей то 15.
      - 14
      - Уголовщина.
      Гастону не нравилось куда заходит этот разговор.
      -... Что ты до меня все время докапываешься? Может точно ко мне неравнодушен? - Рыжий специально провоцировал Лиона. Когда приспешник злился, становился не таким уверенным и меньше действовал на нервы окружающим, но главное, он всем яством старался доказать, что Гас ему не интересен.
      - А что если и так? - Лион схватился за другой конец посоха и развернул Гастона к стене. Правильнее было бы сказать пришиб Гастона к стене. Приспешник издал глухой стон, не удерживаясь на ногах и свешиваясь через благодарно подставленную руку Лиона.
      "Не прокатило..."
     
      - О да! Я догадывалась! Спустя столько лет, вы наконец признали свои истинные чувства. Ох, Гас, теперь мне ясно почему ты меня использовал! Это я отправлю Вэл, а это Никки. Пусть порадуются. - Тери выключила камеру, удаляясь из холла. - Ну все продолжайте, я не стану вам мешать. Примите мое благословение! - мстительно повторила девушка слова Аривера, сказанные когда-то в адрес ее и Гастона.
      - О чем она? - Лион брезгливо сбросил Гастона. - Ты на двух фронтах позиции держишь? И это я полигамный? Фу, Гас, не ожидал.
      - Дура престарелая! - заорал Гастон, запуская заряд в закрытую входную дверь.
     
      Лион был слегка расстроен. Оставив рыжего в покое, он вернулся в коттедж к жрицам, рассчитывая увидеть Валери, но никого не застал.
      Приспешник прошелся по ее комнате, обнаружив остатки от недавнего телепорта. - И где же это мой цветочек...

* * *

      Валери застряла на ступеньках храма теней, до последнего надеясь, что Крис там нет.
     
     

Глава 50

День Объединения. Часть 1

     
   Спуск в подземный храм теней был завален снегом. Валери чуть не окоченела, пока искала его среди леса из оледенелых каменных зубьев. А когда нашла, очень удивилась: стены и своды выглядели обновленными. Сколы и трещины затянулись, запах сырости исчез, по стенам больше не расползался мох. Технологии Дионы оставались для Валери чем-то похожим на чудо, хотя стоило ли еще чему-то удивляться, когда она стала частью другого мира.
      Атланта вскользь упомянула о королеве. Валери заметила, что тени избегали говорить о ней. Даже Лион, которого иногда было трудно заткнуть, стал резко молчаливым.
      "Что она сделала, раз они предпочитают молчать? Было бы неплохо узнать, что представляет из себя эта Палеон без применения силы".
      Девушка осознавала, что хризолит больше использовать нельзя, но отступать было не в ее правилах. О'Гайо тяжело справлялась с отсутствием риска. Желание оказаться на грани давно переросло в зависимость. Должно было быть наоборот, ведь рядом находились друзья, но ее состояние ухудшалось. Стоило остаться наедине и тяжесть возвращалась. Часть Валери продолжала желать, чтобы все закончилось.
      О'Гайо спускалась по витой лестнице, когда виски пронзила тупая боль.
      Мильгертон была здесь.
      Немой крик жрицы сотрясал своды, пробивая каменную кладку ожившими ростками. Кристина орала у нее в голове, в то время как вокруг царила тишина. Завитки плюша с шелестом заструились сквозь пальцы Валери, двигаясь к лестнице и указывая ей дорогу, и вдруг резко остановились. Растения ссыхались и умирали, опадая на пол горсткой пыли.
      "Ей вырвали виталл..."
      Девушка активировала посох, срываясь вниз и преодолевая бесконечные ряды ступенек в несколько прыжков. Наплевав на осторожность и влетев в зал, она набросилась на тень.
      Королева изящно уклонилась от прямого удара, позволяя языкам огня расползтись по алтарю, на котором покоилась подруга. Помутневший взгляд Крис, прикованный к пылающему зеленому шарику в руках тени, был пронизан страхом. Но вырванный виталл вряд ли смог напугать Крис. То, что заставило ее кричать, было намного хуже.
      Палеон удивленно взглянула на жрицу. "Если верить докладу Аривера, в девочке скрыта сила Рэи, но кажется, он переоценил ее возможности". Исходившее от Валери слабое биополе не могло заставить королеву волноваться о своей безопасности.
      - Осмелилась напасть на чужой территории? Довольно дерзко. - Появление О'Гайо подняло ей настроение. - А где же форма? Или ты настолько уверена в своих силах, что готова пойти против высшего мага с одним посохом? Мне импонирует твое сумасбродство, поэтому уходи, пока позволяю.
      - Я уйду только вместе с ней, - Валери рассекла пространство воздушным потоком, отправляя в Палеон сферу черного огня. Хризолит на поясе неприятно обжег кожу.
      Королева приняла на себя удар, возводя вокруг барьер и растворяя внутри него бесконтрольную энергию жрицы.
      - У меня еще остались с ней счеты, - мягко пояснила Палеон, украдкой наблюдая за рождением новой сферы.
      "Сильная отдача даже в обличии смертного. Еще и посох использует неправильно, а он работает. Интересно. Не хотелось бы тратить энергию на мелочи, но похоже она не собирается останавливаться. Быть может..."
      - Я могу предложить равноценный обмен. Сила жрицы ценится высоко, поэтому я могу отдать тебе теней. Они будут куда полезнее в грядущей битве, чем бездарная Нереида.
      Волна злости ударила по нервам О'Гайо, разогревая хризолит до предела.
      - Отвратительный обмен. Не знаю, сколько стоит жизнь жрицы, но жизнь друга ценится намного больше, чем целая армия теней.
      - Ошибаешься, - улыбнулась Палеон, перемещаясь вплотную к Валери и отодвигая наставленный на нее посох. - Понятие "друзья" определяет людей, с которых можно получить выгоду. И если ее нет, они лишь разменная монета. Нереида не представляет ценности как воин, но она может положить конец вражде между нами.
      - Сколько грязи Вам пришлось хлебнуть, чтобы принять точку зрения, которая не будет причинять боль? Если она так бесполезна, то почему жрецы не избавились от слабого звена раньше? Должно быть, вас связывает что-то личное, если вы готовы пренебречь ради нее своими "людьми". - Валери осеклась. Легкое головокружение проникло в голову и ей пришлось сделать шаг назад, чтобы скрыть накатившую слабость.
      Королева ничего не делала, лишь продолжала изучающее рассматривать.
      "Будто видит меня насквозь. Или это мое воображение? Она еле стоит на ногах и пытается оттянуть время".
      - Ты не та Рэя. Помню, как нанося мне смертельную рану, она сказала, что убивает лишь потому, что мы на другой стороне, но, если встанем на одну, все прекратиться. Она желала мира и оправдывалась тем, что убивает из сочувствия. И какой бы мягкотелой не была, идя на поводу у Амальтеи, с ее даром нельзя было не считаться. Твое неумелое обращение с ее возможностями омрачает память повелителей. Сумеет ли новое поколение противостоять теням и герцогу одновременно? Примешь неверное решение, и я сниму запрет на неприкосновенность виталлов других жриц. Одна взамен остальных.
      Валери мало что знала о Рэе. Воспоминания жрецов, которые им удалось сохранить, ничего не говорили о минувших столетиях. Но раз с тенями поступали подобный образом, они этого заслуживали. То, чем владела королева, разрушало плоть. Палеон заставила испытывать Мильгертон муки, перед тем как лишить виталла. Она должна была за это ответить.
      - Отпустите ее, и я сохраню Вам жизнь, - в состоянии Валери ее угроза для королевы выглядела смешно, но девушка говорила вполне серьезно. Существовал единственный козырь, который она могла использовать против тени без поддержки пояса хризолита. Он не требовал большого расхода энергии, но был смертелен для всех, кто попадал под его действие. Проблемой оставалось, как огородить от него Крис.
      Палеон приблизилась к ней, срывая длинным ногтем повязку, скрывающую лицо О'Гайо.
      - Зачем мне считаться с тем, кто не может залечить собственных увечий? Вы же лишь ошибка повелителей планет. Я найду для их могущества лучшее применение.
      Королева была очень сильной, но еще хуже было то, что она совмещала физическую атаку с ментальной. Худые пальцы тени сомкнулись на ее шее, пригибая к полу. Сознание девушки начало медленно отлетать.
      - Даже не научилась владеть посохом, а думаешь, что готова вступить в бой с высшим существом! Пора показать разницу в уровне наших сил.
      "Подавление". Вокруг тени вспыхнул изумрудный ореол, перешедший на жрицу.
      Валери было неудобно признаваться, что она не почувствовала разницы. Ее продолжал одолевать сон. Голос Палеон становился отдаленным. Королева окружила ее силовым полем, оставляя на потом, и возвращаясь к алтарю.
      Виталл вошел в грудь подруги, приводя ее в сознание.
      Королева была уверена, что Валери не поднимется, и даже не смотрела в ее сторону, продолжая издеваться над девушкой.
      Она лишила ее конечностей. Под воздействием "обратного отсчета", ткани старели и разрушались, пока не превращались в прах. Легкий сквозняк, разносил его по залу, оголяя белые кости - все что осталось от рук жрицы.
      Кристина кричала от боли, пока из трещин в плитах пробивались ростки и ползли к алтарю, пытаясь спасти хозяйку. Барьер королевы глушил звук, но поддавался атакам растений. Как только их становилось много, королева вновь вырывала виталл, и они гибли. Изначально она не планировала трогать его до самого конца, чтобы жрица испытывала боль каждой клеткой. Палеон говорила, что Нереида никчемна, но все равно перестраховывалась. Ведь за ночь алтарь должен был сам покончить с жрицей, вытянув остатки энергии, превратив в живую мумию, но она продолжала призывать стихию!
      "Продержись еще немного, Крис... Презираю эту слабость. Что я за ...... такое, немного повредили виталл и вот, уже сдаюсь какой-то тени. Хватит ныть, О'Гайо, поднимайся!".
      Валери дотянулась до посоха. У нее был один шанс создать для Крис защиту. Вокруг пояса словно обмотали электрического угря. Сфера долго не хотела формироваться, хризолит сходил с ума, оставляя ожоги и разъедая ткань. Она почти закончила, как вдруг кто-то легко похлопал ее по спине, сбивая концентрацию.
      - Тихо-тихо, мисс О'Гайо, лучше Вам пока поберечь себя. Не хорошо заставлять старика носиться за вами по всему городу.
      - Мистер Фишер, вы словно лучик с небес, - не удержалась Валери от комментирования своевременного появления педагога. Он действительно светился! Странно, что этот свет не замечала Палеон. - Пришли подкормиться виталлами жриц или посмотреть местные достопримечательности?
      - Прекратите язвить, вы не в том положении! - возмутился Фишер, доставая из кармана пиджака кусок хризолита и прикладывая к почерневшему поясу ученицы. - На некоторое время должно хватить. Только не злоупотребляйте, королева - неприятный оппонент. Я могу ее отвлечь, чтобы вы с Мильгертон убрались.
      - А что за читерское умение, королева вас не видит? Научите меня такому же?
      Иниер начинал раздражаться.
      "Как в школе! Начисто игнорирует все, что ей говорят".
      - Простая химия, мисс О'Гайо, не надо было спать на уроках.
      Если бы Вэл раньше знала, что достаточно иметь запасной кристалл хризолита, многих неприятностей можно было избежать.
      - Не знаю для чего вы здесь, мистер Фишер, но, если вы решили встать на сторону жриц, заберите Крис, а затем завалите вход, так чтобы даже воздух не смог проникнуть за пределы этого храма. И уходите как можно дальше, я не уверена, что вас не заденет...
      - Молодежь... Вечно думаете, что способны свернуть горы. Я помогу Вам, но многого не ожидайте. Не хочу иметь ничего общего с этим агросовым балаганом.
      - Мистер Фишер, просто сделайте, как говорю, и я не буду вспоминать про шариковую ручку, которой могла раскроить вашу престарелую черепушку.
      Педагог покачал головой и нехотя покинул пределы купола, бурча под нос неизвестные ругательства. "Зачем я им вообще помогаю, мне за это не увеличат пенсию". Учитель развеял маскировку, во всей красе представ перед королевой.
      - Доброго времени суток, мадам.
      Изумрудный луч понесся на учителя прежде, чем он успел закончить обращение. Иниер с несвойственной проворностью избежал лобовой атаки, и запустил в королеву встречным фаерболом. Затем смел Кристину с алтаря и, отсалютовав, испарился. "Если бы можно было увидеть след, который он оставил. У меня к нему столько вопросов".
      Валери перехватила руку Палеон, не давая уйти в портал за Фишером.
      - Продолжим, Палеон?
      Королева попыталась оттолкнуть ее, но кое-что изменилось. Аура вокруг жрицы ненормально увеличилась. То самое давление, которое она испытывала рядом с Рэей. Шрамы, изрезавшие лицо девушки, стали затягиваться. В глазах промелькнул злой оттенок. О'Гайо до боли сжала ее руку.
      - Тлен...
      Вихрь песчинок взмыл над королевой. Он пожирал своды и стены, не затрагивал лишь трон и алтарь. Массивные каменные плиты, державшие свод, стали разрушаться, застилая пол горками пыли. Жаль было храм, на реконструкцию которого Палеон потратила столько времени.
      "Чудовищное умение, доставшееся ребенку! Прежняя жрица никогда бы им не пользовалась. Если его не контролировать, оно разойдется по Амальтее". Но самое страшное, что королева тоже не могла сдержать его. Никто не мог.
      Тень охватило волнение. Песчинки просачивались сквозь ее барьер, налипая на одежду. Попав на открытые участки тела, кожа трескалась и начинала кровоточить. Палеон рванула руку, ударяя Валери об алтарь, но девушка вцепилась мертвой хваткой, разворачивая ее на себя и блокируя удар справа. Вслед за ним на О'Гайо обрушилась ментальная атака, зажавшая ее голову точно металлическими тисками.
      - Сумасшедшая! Его нельзя использовать на Амальтее! Само его существование нарушает равновесие. Ты хоть знаешь для чего оно использовалось?! Планета Рэи безлюдна. Жрица подвергала ее очищению, чтобы уничтожать возникающие живые организмы. Она не могла смотреть, как они развиваются и убивают друг друга, - шипела от боли тень, сопротивляясь и пытаясь вырваться.
      Дар королевы действовал в двух направлениях: ускорял старение или же позволял сохранять облик, восстанавливая отмирающие клетки оболочки, в то время как Валери испепеляла любой объект. Черные крупинки покрыли барьер, снося его в одно мгновение. Разрушение было таким мощным, что регенерация не успевала охватывать все тело.
      Палеон сосредоточилась на ментальной атаке, усиливая воздействие на жрицу, пока из уголков ее глаз и носа не заструилась кровь.
      - Эта сила поглотит нас обоих. Твоя подруга на свободе, остановись!
      - Как только закончу.
      "Она серьезно?" - королева была поражена спокойствию, с которым О'Гайо собиралась с ней расправиться, не взирая на катастрофические последствия.
      - Мы можем стать союзниками. Я нужна вам для борьбы с герцогом.
      - Мне нет.
      Прошлый раз умение поглотило небольшую комнату, но после работы с оракулом, мощность возросла. Тлен продолжал размножаться до тех пор, пока вокруг не потемнело.
      О'Гайо стало ужасно плохо. Атака королевы выворачивала ее голову наизнанку. На несколько секунд она провалилась во тьму, перестав понимать где находится. Тело действовало автоматически, продолжая держать тень. Валери не желала останавливаться. И дело было уже не в мести за Крис. Она хотела видеть, как тлен поглотит королеву. Смешает с землей гнилые останки. Хотела вернуть ощущения того вечера в загородном клубе, когда демоны, изводившие ее несколько лет, нашли покой в объятиях распада. Девушка не сдержала улыбку, приводя Палеон в отчаяние.
      Кровоточащие трещины перестали затягиваться. Плоть превращалась в прах, смешиваясь с роем кровожадных крупинок.
      "ВСЕМ СРОЧНО ПРИБЫТЬ В ХРАМ!"
      Палеон оборвала призыв, почувствовав облегчение. Он не оставил ее.
      Тень вернула себе уверенность.
      - Я сжалилась над тобой, предоставив возможность выбирать, но больше не буду милосердной.
      Позади жрицы вырос темный силуэт, раскрывая над ней ореол проклятого хитона.
      "Уничтожь ее", - скомандовала королева, торжественно ожидая расправы над нахальной девчонкой.
      - Цветочек разбушевался. А ведь тебя тоже достанет, пока ты в смертном облике, - Лион обвил ее талию, целуя плечо и прижимаясь щекой к волосам, а затем медленно перевел взгляд на Палеон. О'Гайо отпустила руку королевы, прекращая атаковать.
      Королева онемела в лице. Земля ушла из-под ног, когда она увидела с каким обожанием он смотрит жрицу. Опустившись на трон, она наклонила голову, скрывая в ладони проявившиеся на переносице морщины.
      - В конечном счете, все к кому я испытываю симпатию, разочаровывают меня.
      Валери стало ужасно неудобно. "Он проделывал это все на глазах у королевы!"
      - Что ты себе позволяешь! Она пытала Крис! Зачем ты меня остановил?
      Лион повернул ее к себе, коснувшись губами виска.
      - Я не могу позволить тебе причинить ей вред...
      - Я понимаю. Вы подчиняетесь ей. Но она должна ответить за то, что сделала.
      - Я люблю ее... По-другому, не так, как тебя.
      Девушка напряглась, выжидая удобного момента, чтобы освободиться. Королева пронизывала ее тяжелым взглядом с нескрываемой ненавистью.
      - За твое предательство, Лион, придётся ответить не только Нереиде. Я сделаю это с каждой, кого ты выберешь.
      - Не сделаешь. Она потеряла часть виталла, чтобы спасти меня. Моя жизнь больше тебе не принадлежит. Ты должна меня отпустить.
      - Ты требуешь слишком многого...
      Королева хмуро осмотрела разрушенный зал.
      - Она совершила все это без части виталла? Без формы жрицы. Без полноценного использования посоха. Это невероятно, но я никогда не признаю твой выбор.
      Валери чувствовала себя идиоткой, которая не может вникнуть в ситуацию. Все, что она поняла, Крис пострадала из-за обыкновенной ревности.
      - Какое же ты говно, Лион... - с призрением произнесла девушка, открывая портал и убираясь из этого агросова балагана, как выразился Фишер.
     
      Приспешник занял алтарь, присаживаясь напротив Палеон. Сбросив на него остатки хитона, он остался в облегающей безрукавке и черных брюках. Вмешательство в умение Рэи оставило на нем неприятные следы, но Лион не обращал на них внимания. Королева залечивала раны, поглядывая на состояние подопечного. Раньше она исцелила бы его в первую очередь, но сейчас была растоптана его наглостью и противоестественными увлечениями.
      - Ты действительно любишь меня? Но тогда почему не пробудил? - Королева хотела услышать ответ немедленно. Лион управлял тенями в ее отсутствие. Поэтому ответственность за ее возвращение лежала на нем.
      Юноша скрестил руки на груди, чуть откидываясь назад.
      - Я благодарен за то, что ты сделала для меня. Но после твоего заточения, я узнал кто ты, Палеон. И как вы создали элитный отряд.
      - Мы набирали лишь тех, кто ненавидел жрецов, кто жил местью за погибших. Тех, кому было нечего терять.
      - В том, что им стало нечего терять, жрецы не имели никакого отношения, - усмехнулся Лион. - Без тебя мы умирали снова и снова, но с тобой, мы бы умирали в два раза чаще. Я ничего не говорил другим, все будет зависеть от твоего поведения.
      - Мерзавец, думаешь, сможешь мной манипулировать? - нервно выдохнула королева, не в силах отвести глаз от его отточенной фигуры. Поврежденная тленом кожа и шрамы придавали его телу необычайную привлекательность. Глядя на него, в ней просыпалось неудержимое желание. Отбросив попытки держать себя в руках, Палеон в мгновение перенеслась к тени, разрывая на нем безрукавку. Надменное выражение и холодность лишь сильнее раззадоривали ее. Она хотела обладать им полностью. Стащив Лиона с алтаря, она властно притянула его лицо к себе, кусая зубами его нижнюю губу. Лион застонал, пытаясь отстраниться, но ногти королевы впились ему в спину, избавляя от порванной одежды.
      - Ты только мой. И если позволишь кому-то встать на моем пути, я уничтожу всех и заберу тебя с собой в могилу.
      Ее прикосновения были ему неприятны.
      "Она не отпустит меня, пока я не дам то, чего она хочет"
      Лион подавил отвращение, без желания отвечая на ее грубые ласки.

* * *

      Валери вошла к подруге в комнату, переступая через живые стебли, заполонившие свободное пространство. Комната преобразилась и напоминала оранжерею. Островок с молодыми деревьями и травкой с цветущим плющом на стенах и роскошной рассадой табака на подоконнике. Она застала ее за разглядыванием своего нового облика. Кристина лежала на кровати и вертела оголенными костяшками перед включенной настольной лампой, разглядывая игру теней на стене.
      - Самое время одеть хитон, взять косу Вуда и навестить своего бывшего, чтоб бежал, роняя сопли на залитый солнцем тротуар.
      - Справляешься? - девушке стало немного легче. Крис не стала замыкаться в себе и отгораживаться. Ее это как бы и не тревожило.
      - Конечно. Если не отрастет, то чего волноваться, не придется делать маникюр, - Кристина попыталась пошутить, но уж очень грустно это у нее вышло. - Страшно выглядит, да?
      - Мы подберем тебе изысканные черные перчатки, будешь на празднике самой стильной. - Валери испытала чувство вины, что не успела прийти раньше. По Крис нельзя было сказать, что она думает также. Мильгертон имела удобную черту характера ничем не заморачиваться.
      - Занятно так, будто смену за шахтера отпахала, а они все равно тут ползают и плодятся. Заботятся!
      - Отдыхай лучше, чтобы на праздник попасть.
      - Дело пропащее, Вэл. Пояс разрядился, телепорт работает с перебоями, регенерации вообще нет. Сомневаюсь, что вообще на праздник попаду, если ты не собираешься меня на себе тащить. Повеселитесь за меня.
      - Что-нибудь придумаю, - Валери подмигнула подруге и уже хотела выходить, как вдруг боковое зрение уловило небольшую вспышку в районе окна. Еле заметная окружность висела прямо возле Кристины и плавно сужалась.
      "След от телепорта Фишера..."
     
     

Глава 51

День Объединения. Часть 2 Символ мира

     В городе активно велись восстановительные работы. Сформированные отряды добровольцев не справлялись с объемом работ. Всех их усилий было недостаточно, чтобы вернуть праздничное настроение. Центральная улица, заваленная сломанными бериллисами, проводами и гирдяндами, больше не светилась разноцветными огоньками. Приветливая атмосфера нарядных улиц превратилась в гнетущую тьму. Ежегодное затмение, выпадающее на День Объединения, поглощало солнечный свет более, чем на сутки, что еще сильнее затрудняло работу городских служб. Некоторые гости, приехавшие на знаменательное событие, оккупировали мэрию и грозились подать в суд на местную власть за безалаберный подход к организации.
      Валери осматривала окружающую разруху и жалкие потуги людей сдвинуть дерево, упавшее во внутрь ресторана, до приезда помощи. Убрать какое-то дерево не составляло для нее труда. Но вот "тлен" мог испепелить всех вокруг, а сфера восстановления могла отразиться на ней самой. Валери очень хотелось им помочь. Это был первый День Объединения, который она должна была отметить с подругами. Особенно она ждала момент, когда они все вместе загадают желание, а затем будут любоваться на Символ мира, сошедший с Дионы. Праздник должен был пройти идеально, несмотря ни на что! Валери чуть не использовала сферу, но вовремя остановилась, вспомнив зачем она здесь.
      "Людишки и сами неплохо справляются. Лучше поберегу хризолит и найду Фишера". Валери захватывала возможность быть жрицей. Она чувствовала, что может победить любого, ведь даже королева испугалась ее силы, что очень польстило О'Гайо.
      "Королева была самой сильной из них. Значит, тени мне больше не ровня. Но какая же она мерзкая!".
      Валери никогда не говорили, что она делает что-то плохо, поэтому, когда Палеон указала на неправильное использование посоха, девушку это задело.
      След от телепорта привел ее в салон покойного Паттерсэна. Если учитель здесь и появлялся, то уже ушел. Искать его в Твестле, как иголку в стоге сена. Валери не ведала о его предпочтениях и не могла предположить, куда он мог пойти еще. Она не знала ни его домашнего адреса, ни даже настоящего имени. Вдруг имя Иниер Фишер было тоже фальшивым.
      Не найдя Фишера, девушка вернулась в коттедж, жалея потраченное впустую время. На душе было как-то противно то ли от того, что она привыкла все держать под контролем, но все летело к чертям, то ли от того, что оказалась втянута в странные отношения между Лионом и королевой.
      "Что он себе позволил! Прямо на глазах Палеон. Что она с ним теперь сделает? Тьфу! Не хватало еще беспокоиться за этого кретина".
      Девушка толкнула дверь в комнату Николь, застав подругу сидящей в углу кровати и завернутой в пуховое одеяло по самые уши.
      В голове Николь творилась каша. Она все никак не могла отойти от того, что произошло. "Примерные девочки так не поступают. Я даже не успела отказаться... Я же ничего такого не хотела. А он увидел меня без одежды! И он, и Лион! Господи, как стыдно. Что теперь со мной будет! Девушка погрузилась в свои мысли. То она воображала себя женой Гастона, то терзалась сомнениями, что надо блюсти верность Кейну, то вообще не могла поверить, что может кому-то нравиться. Когда Валери зашла, Спенсер нервно дернулась, чуть не падая с кровати.
      - Как патрулирование прошло?
      - Лучше и не спрашивай...
      - Ладно, не буду, - Валери покосилась на пряжку от пояса, выглядывающего из-за угла кровати. Такого ремня у Николь явно не было, но вот кому он мог принадлежать было ясно, как день. Не сегодняшний. Валери тактично промолчала. - Есть предложение поправить состояние города.
      - Даже если бы я хотела, то не смогла. Мой пояс на нуле. Думаю, что и у тебя тоже. Мы не герои, чтобы безвозмездно помогать тем, кто потом и спасибо не скажет. - Николь вспомнила ночь и огорчилась. - Я, честное слово, старалась помочь и чуть не получила за это лопатой. Послушай, Валери, это плохая идея. Да и вообще, нам поспать всем надо.
      - Тогда отдыхай, я сама справлюсь, - она решила не начинать ссоры, но Николь думала иначе.
      - Ну вот ты опять это делаешь. Ты специально? - раздраженно отозвалась Спенсер. Валери повернулась, решив переспросить:
      - Что специально?
      - Делаешь все из последних сил, так что другие чувствуют себя потом виноватыми и жалкими!
      - Я делаю это потому что могу, с поясом или без.
      - А я не могу без пояса! И к слову, он так и не заработал, а может и не заработает уже никогда! Мы легкие мишени, а ты предлагаешь идти и помогать, а кто поможет нам?
      - Хватит истерить, некоторые провели эту ночь на алтаре королевы. Вопрос только до того, как ты развлекалась с Гастоном или после, - и все же Валери проговорилась. - Вообще в мужиках не разбираешься.
      - Не впутывай его сюда, - прошипела Николь, чувствуя злость и неловкость одновременно. Удерживая одеяло, она грозно поднялась на кровати во весь рост, хватая подушку. Как же ей хотелось хорошенько врезать О'Гайо. - В своем глазу бревна не видишь! Случившееся с Крис ужасно, но это исключительно ее вина.
      Пол под ногами Валери ощетинился ледяными копьями, оттесняя ее к лестнице.
      "Ну хоть не будет ныть, что больше не жрица".
      - А с Ватер что?
      В холле, подтянув ноги к подбородку, на диване сидела Хелен, прибывая в прострации. Зная Хелен, для нее это было нормальным состоянием. Валери перевалилась через перила, чтобы понять, куда направлено внимание младшей.
      - Как дали свет, она сидит перед телевизором, не отлипая от новостей. На площади несколько человек завалило деревом, а одного парня прошило насквозь установкой для навеса, жуткое зрелище, - пояснила Николь, приободрившись возвращением силы. Стихия так внезапно набросилась на Валери, что Спенсер испугалась, что покалечила ее. С Валери было все замечательно, а вот Ватер вызывала сомнения.
      - Почему тогда без звука?
      - Вы не понимаете, это я его убила! - вдруг вскрикнула Хелен, слыша их раздражающий разговор.
      - Чем? Своим длинным языком? Не смеши. Даже если бы ты там была, ничего бы не сделала с твоими-то способностями, - с насмешкой произнесла Валери, отмечая на себе укоризненный взгляд младшей.
      - Я должна загладить свою вину. Делать больше добрых дел...
      - Тогда идем со мной в город, поможем подготовке к празднику. Чем тебе не доброе дело.
      - Хорошо, - отстраненно согласилась девочка. Неспешно поднявшись с дивана и пройдя мимо Валери и Николь Ватер заплыла в комнату, закрывшись на ключ. Она так и не вышла. На начало программы подругам пришлось отправляться без нее
      О'Гайо сделала глубокий вдох, стараясь не злиться и воспринимать младшую такой, какая она есть. Но, черт возьми, Хелен была очень, Очень странной! Оставив благотворительные мысли, Валери тоже, отправилась отдыхать.

* * *

      Время близилось к вечеру. Праздничную программу перенесли на час вперед, как будто это могло спасти ситуацию. Как бы не призывали стражи порядка к спокойствию, люди паниковали и покидали город всеми возможными способами.
      - Думаю, очередь к алтарю не займет много времени. Брр, как там холодно, - поморщилась Валери, появляясь в дверях с гремящей металлической конструкцией.
      - Ты за кого меня принимаешь? Крис в это не сядет! Еще ножки мне пледиком укройте, я уже чувствую себя девяностолетней бабулькой! Сама садись в свою инвалидку, О'Гайо!
      - Но ты же хочешь увидеть все вблизи!
      - Пусть "близь" увидит меня. Крис пойдет на своих двоих, как королева. Попозже... - с уверенностью добавила Мильгертон, не представляя, как покажется на людях с немытой головой и без макияжа.
      - Либо я сажаю тебя силком, и ты мчишь с попутным ветром от моего всепрощающего пинка до самой площади, либо... а нет другого варианта.
      Пока подруги спорили, Николь поднялась к Хелен, обнаружив на пороге ее комнаты четыре прозрачных контейнера с фигурками. До соприкосновения со стихией каждая должна была быть плотно запечатана.
      - Очень красивые, даже сжигать жалко. Спасибо, - похвалила она работу подруги.
      - Можешь и мою использовать, - раздалось из-за двери.
      - Хелен, твоя воздушная? Это же невероятно! Ее так сложно сделать! Только ты имеешь право загадывать на нее желание.
      - Она уже не принесет мне удачу. Да и счастья я не заслуживаю. Не хочешь использовать, просто выкинь.
      Слова Хелены неприятно затронули Спенсер. Ведь подруга все уши прожужжала про День Объединения, она так мечтала загадать желание, и вдруг эта перемена. Николь не знала, как ей можно помочь. Все, что она могла сделать, это покрыть пол в доме тонкой корочкой льда. С его помощью она могла бы понять, что в коттедж пробрался кто-то посторонний, чтобы история с Крис не повторилась.
      - Я оставлю ее на столе, а ты отдохни и присоединяйся. Мы будем на площади у статуи земли. Вэл организовала нам королевский навес.
      Забрав три фигурки, она вспомнила, что хотела попросить Хелен, сделать огненную. Но уже было поздно. Огненная была второй по сложности исполнения после воздушной. Николь не смогла ее осилить и смастерила простую водную. "Может выменять огненную у Вэл? Ей-то она не сильно нужна".
      - Ну-с, и где моя огненная фигурка? - голосила Валери, так что Спенсер подскочила на месте, оставив всякие надежды.
      "И какого беса она ей понадобилась".
      - А, вот она! - обрадовалась девушка, открывая кухонный шкаф и обнаружив припрятанную корявенькую "куклу вуду" между солью и перцем. Видно хотела удивить, что у нее получилось. - О'Гайо всегда добивается своей цели! Внемлите моему повелителю огня!!
      - Господи, у нее голова отпала... - Николь стало ее почти жалко, но фигурки Хелен она тактично спрятала за спину, чтобы не указывать Валери на очевидную разницу между О'Гайо и Ватер. "Это точно испортит ей настроение".
      Если плохое настроение Хелен еще можно было пережить, то О'Гайо попутно портила его абсолютно всем. Причем даже не специально, а просто потому что не умела по-другому.
      - А я свою, как балбес, на потом оставила, думала ночью доделаю, но как видите... - Кристина сделала жуткую волну полированными костями пальцев.
      Спенсер достала земную фигурку и протянула Крис.
      - Возьми эту, Хелен специально для тебя сделала.
      - А мне? - внезапно поинтересовалась Валери, разглядывая миниатюрное произведение искусства. Земная богиня выглядела как живая и девочки несколько секунд не могли отвести от нее взгляд.
      - Ты же сказала, что ничего от нее хочешь, - вспомнила Николь, понимая, что поступает очень и очень нехорошо.
      - Точно... - по Валери было видно, что она расстроилась. - Зря я с ней так. Очень красивая, не то что моя. Наверное, и огонь вышел бы у нее намного лучше.
      Николь подавила приступ совести.
      - Ну что, выходим? Через два часа уже полночь. Хелен решила остаться дома.
      - Тогда поднимаюсь и переубеждаю ее любым способом. - Валери была серьезно настроена, чтобы все подруги были в сборе. Даже без раздражающей Хелен праздник был уже не таким идеальным.
      - И сделаешь только хуже. Если ты хоть немного дорожишь нашей дружбой, оставь нам свободное пространство, а не подстраивай всех под себя.
      - Ладно. Но мне кажется Хелен не такой человек, которого нужно оставлять наедине со своими мыслями...
     
      Улицу расчистили от снега, но на ней было пустовато. Вместо бериллисов из-под снега выбивались верхушки пеньков. Гирлянды обвивали столбы фонарей, через один, чтобы хоть где-то светилось. Все, кто хотел, уже собрались в парке, наслаждаясь праздничной программой.
      - Гетто какое-то... Естественно, все ливанули, никакой эстетики.
      Кристина приблизилась к пеньку, на месте которого недавно высился молодой бериллис. - Мое ж ты маленькое, сильно тебя приложило, - девушка нежно погладила место спила. Подруги взглянули на нее, как на сумасшедшую. Пенек стал преображаться, зарастая молодыми побегами и взмывая к небу гибкими прутиками. - Оставьте меня здесь, закончу и присоединюсь.
      "Минус две..." - Валери недовольно фыркнула, совсем не так она планировала встретить День Объединения.
      Много людей покинуло город, но это никак не сказалось на праздновании. Парк был переполнен. От стихийного алтаря тянулась длинная очередь. Все пришли сюда, чтобы загадать желание. Повинуясь безысходности, Валери и Николь встали в самый конец, высматривая впереди кого-нибудь из знакомых. Среди толпы незнакомых лиц и плохой освещенности, никто не узнавался.
      Из колонок гремела тематическая музыка, в киосках продавали согревающие напитки. На сцене выступали актеры, показывающие традиционный спектакль, как амальтийцы отвоевали свою планету. Валери видела его много раз в разных интерпретациях и теперь, после изучения истории этого грандиозного события, ей не нравился смысл.
      - Я отойду ненадолго, а ты стой пока, - Николь показалось, что она увидела Гастона.
      - ... Мде. Вот вам и личное пространство. С таким успехом я могла остаться дома и глушить литрович десертного.
      Очередь дошла до Вэл, но никто из подруг так и не появился. Валери застряла перед костром, не решаясь подносить к нему фигурку. Сзади начались недовольные перешептывания ожидающих.
      Засунув контейнер обратно в рюкзак, О'Гайо отправилась к навесу возле статуи земли. Девушка заблаговременно забронировала свободный навес на десять мест, с которого открывался лучший обзор. Распорядилась, чтобы туда установили обогреватели и стойку с напитками, ведь к ним должны были присоединиться Сэд со своей девушкой и Кейн.
      "Может хоть туда они соизволят прийти до наступления полуночи". Протиснувшись сквозь поток людей, она с разочарованием обнаружила, что их места заняли какие-то уроды.
      - Да что не так с этим Днем Объединения?! Я же всего лишь хотела, чтобы мы провели его вместе!
      Подойдя к навесу, она поставила на стол рюкзак, привлекая к себе внимание развеселых ребят.
      - Вон отсюда.
      Конечно ее слова не возымели должного эффекта.
      - Пф, а я считал, что кто первый занял, того и место, - посмеявшись над О'Гайо, один из парней нагло вывалил на стол ноги, сталкивая рюкзак на землю. Раздался звук бьющегося контейнера. Пять часов ее труда уничтожили в один миг.
      - Твое место будет на кладбище, - Валери подскочила к парню, хватая его за шкирку и вытягивая из-под навеса. Как бы силен он не был, противостоять жрице не мог. - Смертники, - глухо прошипела она, накопившаяся злость потеряла контроль, бессознательно воплощаясь в черных точках, возникающих возле нарушителей ее планов.
      - Уже кидаетесь на людей, мисс О'Гайо? - успокаивающий голос вернул ее в нормальное состояние. Кусочки тлена растворились, не успев никого задеть.
      - С наступающим, ребятки, - добродушно пожелал педагог, выдавливая сморщенную улыбку.
      - Извините, мистер Фишер, мы не знали, что тут занято, - вежливо ответил юноша, вытягиваясь по стойке смирно и зло поглядывая на Валери.
      - Вон там, возле сцены, раздают бесплатные коктейли всем ученикам Фебермейна, там же вы найдете много свободных мест.
      - Круто, бесплатные коктейли, мужики! - вдохновились парни, тут же освобождая навес. - Хорошего Вам Дня Объединения, мистер Фишер!
      - Славные детки, - покачал головой учитель, когда ребята затерялись в гуще праздника. - Подростки, как младенцы, их надо всего лишь чем-то отвлечь.
      Валери с досадой осознала, что этот трюк он только что провернул и с ней самой. Плюхнувшись на сидение, она взяла со стойки бокал и бутылку эля. Присутствие педагога было полностью проигнорировано.
      - Ну раз уж я отвоевал для вас навес, не найдется ли и для меня местечко? - вежливо спросил Фишер, терпеливо ожидая разрешения.
      - Падайте, где нравиться. Как видите, сегодня он пользуется популярностью только у отморозков. - Валери не собиралась его благодарить, хотя если б Иниер не подоспел вовремя, кто знает, чтобы она натворила. Девушку немного напрягало, что сила стала появляться автоматически, но признать, что была не права, нет, это не по части О'Гайо.
      Фишер занял уютное кресло с подогревом по другую сторону пластикового столика, с умиротворением разглядывая панораму площади.
      "Кто знал, что День Объединения я закончу со своим учителем по химии".
      - И вы даже ничего мне не скажете? - удивилась Валери, допивая второй бокал. Удостоив ее спокойным взглядом, Фишер сложил руки на животе, проворачивая потемневшее кольцо на безымянном пальце.
      - Самоуничтожение - личное право каждого, мисс О'Гайо. Тем более это меньшее, что вредит вашему здоровью. Ваша основная проблема в том, что вы не дружите с головой.
      Валери едва не поперхнулась, приходя в негодование.
      - Да вы хоть знаете, что мои оценки одни из самых высоких в этой чертовой школе!?
      - Я не о ваших оценках, а о бессмысленной трате наследия жрицы, - ровным тоном пояснил педагог, поглядывая на бокальчик. - Вы позволяете тщеславию и безразличию к низшим расам овладевать своим рассудком. Больше сдержанности, мисс О'Гайо.
      - Старпера спросить забыла. Вы так и не ответили кто вы, мистер Фишер?
      Как только она пыталась выудить из него какую-то информацию, как на зло, кто-то мешал. Вот и в этот раз ее вопрос прервало утробное приветствие старого приятеля.
      - Оп-хоп! С наступающим, народ! Парня наконец себе нашла. Умничка. - Сэд был уже изрядно перебравший и не сразу разглядел в плохом свете лицо Фишера.
      - Вот же козлина, это мой учитель химии! - разозлилась Валери, отвешивая Сэду легкую затрещину. Лицо Тери в этот момент сделалось бледнее смерти. О бесконтрольной силе Рэи была наслышана каждая тень.
      - Что-то я думал тут будет больше людей. А где девчонки и Кейн?
      - На дне моих не сбывшихся ожиданий, - проворчала Валери, наливая еще один стаканчик. После вопроса Тери ей стало еще паршивее. Самые близкие люди, с которыми она хотела провести праздник, просто бросили ее. - Кейн, как всегда, в Крис внезапно проснулись корни садовода, Николь испарилась, как только увидела одного из ваших, а Хелен подхватила переходный возраст и теперь депрессует дома в одиночестве.
      - Это та стремная худая девчушка? - переспросил Сэд, нагло осушая бокал в один присест. Валери утвердительно кивнула, спохватившись, что ее лишили вкусного. - Но-но, ребенок, алкоголь разрушает мозги, - по-доброму пригрозил Сэд, выхватывая у нее из рук всю бутылку.
      - Вот и я о том же, - буркнул Фишер, снимая со стойки новый бокал и указывая Сэду, чтобы ему тоже плеснули. Наклонившись, чтобы налить педагогу, Сэджей взглянул на Фишера и кажется сразу протрезвел.
      - Хамы, - надулась Валери, не замечая удивления юноши и извлекая из специального бара бочонок с горячим глинтвейном. - Согревайтесь, раз уж все через задницу.
      Фокстеру было больно смотреть на младшую сестренку Кейна. Это ж как человеку должно быть хреново, чтобы напиваться со своим "учителем по химии". Сэдгар помнил, что Валери презирала практически всех учителей, а зная этого, ее, наверное, вообще охватило отчаянье.
      - Окей, сидите тут, дамы, мистер Фишер, я разберусь. Что это за праздник, где все поразбредались и не радуют мелкую О'Гайо! - серьезно произнес он.
      - Слушай, Сэд, а откуда ты...?! - не успела спросить Вэл, как гитарист испарился. На ее вопросительный взгляд учитель лишь развел руками.
      - Репетиторством подрабатывал когда-то... Эй! тебе сколько лет, младенец? Паспорт хоть получила? - Возмутился Фишер, когда Тери потребовала свою половину увеселительного.
      - Лет так еще 500 назад...
      Пока Тери доказывала Иниеру, что ей глубоко за восемнадцать, Валери начинала нервничать. До Символа мира оставался ровно час, но никто из подруг не появился.
      "Ладно, они могут поступать, как хотят, но Кейн, где тебя носит, ты же обещал, что исправишься!"
     

* * *

      След убийцы увлекал его в глубину темных закоулков. Минуя один темный двор за другим, Кейн ускорил шаг, неслышно перемещаясь в тени высотных построек. Небо заливало багряное зарево, знаменуя окончание затмения. Скоро День Объединения закончится, и он нарушит свое обещание. Ему следовало поторопиться. Убийца выдал себя неаккуратным перемещением. Уловив остатки портала, он выхватил ее из пространства, до хрипа сдавливая горло девушки.
      - Так и знал, что застану тебя здесь. Таскаешь для него виталлы? Ты должна сказать мне, где он прячет свои останки или я убью тебя прямо сейчас, - зарычал Кейн, ударяя ее головой о стену гаража.
      - Это ничего не изменит, - Колэни безвольно повисла над землей, слабо удерживая руку, намертво слившуюся с ее шеей. - Тебе нужно спешить, иначе она сильно расстроится.
      - Не заговаривай мне зубы, сука! Говори, где его тело. Думаешь, я пожалею тебя?
      -Ты много о ней рассказывал. Я знаю почему ты уехал из дома, когда ей стукнуло 11. Опасался, что на нее подействует твой дар и она станет такой же безвольной, как и твои поклонницы. Но самое главное, ты боялся, что не сможешь быть для нее братом. И только я, Кейн, сумела избавить тебя от мыслей о ней. Но это было тогда, а сейчас мне трудно представить, как ты справляешься, - Келли задыхалась, но говорила размеренно, ожидая пока ее слова заставят его остановиться.
      - Заткнить и не говори одну чушь за другой, - на мгновение Кейн растерялся.
      - Но ты же знаешь, что это правда. Однажды ты сам рассказал все, когда мы были вместе.
      - Не знаю, о чем ты, у меня табу на отношения со школьницами.
      - Я была твоим исключением. Поэтому отпусти меня и пусть все идет как должно, - Келли больше ничего не испытывала. Спустя много циклов ей наконец стало все равно. - Ты и половины всего не знаешь...
      Он оставил лежать ее под контейнерами, несколько раз приложив о кирпичную кладку и переломав ребра. - Больная мразь. Приблизишься к сестре или ее подругам, и я вырву твое сердце.
      - Оно давно твое...
      О'Гайо отшатнулся от девушки, сплевывая на землю. Келли окончательно испортила ему настроение. Он не понимал, почему вдруг ему стало так больно. По глазам словно полоснули ножом. Он смотрел на нее, пока по щекам скатывались слезы.
      "Что со мной происходит?"
     

* * *

     
      Осторожно появившись в районе, где сидели друзья, О'Гайо хлопнул себя по лицу, придавая выражению беспристрастный вид.
      "Надо отойти от всего этого кошмара! Чуть не заставила меня сомневаться".
      Юноша выглянул из-за краешка навеса.
      Почти все места были заняты. Довольная Валери сидела посерединке и с восторгом что-то пересказывала подругам. Сэдгар и Тери о чем-то говорили с пожилым мужчиной. Царила теплая семейная обстановка.
      Соединив ладони, он сформировал несколько огненных шаров, осветив пространство вокруг навеса.
      "Это должно ее задобрить".
      - С наступающим, леди, джентельмены, мистер Фишер, - поприветствовал Кейн, кивая в сторону педагога. - Надеюсь я вовремя?
      -В самый раз, - безразлично ответила Валери, приглашая его присоединиться. - Эй! Он что и у тебя репетитором был? - опешила Валери, требуя немедленных объяснений на счет Фишера.
      - Что-то вроде того... - поморщился юноша, опускаясь на оставшееся место.
      - Десять секунд, приготовились! - выпалила Крис.
      По площади прокатилась волна рокота, пока люди почувствовали друг друга и стали хором выкрикивать отсчет времени.
      - 5!
      - 4!
      - 3!
      - 2!
      - Одииииин! - прокричали жители и приезжие, затягивая последнюю цифру. Небо Амальтеи залило белоснежным светом, все затаили дыхания, ожидая кульминации и...
     
     
     
     
  
  
  
     
     
     
      - Я не понял, а где Символ мира, люди?
     
     

Глава 52

     

День Объединения. Часть 3 Эпилог

     
     
      Во время пребывания в Твестле, Кевин понял, что у него непереносимость бериллисов. Стоило ему выйти на улицу и кисловатый запах сока, выступающий из коры поломанных деревьев, вызывал у него приступ рвоты.
      - Миллер, пивко будешь? Праздник как-никак, надо отметить, - белозубый напарник крутился перед зеркалом, щепетильно раскладывая челку на две стороны маленькой карманной расчесочкой. Агент собирался отправиться в парк вопреки порученному заданию, чем невероятно сердил Кевина.
      - По-твоему, я нуждаюсь в спиртном во время работы? Я останусь здесь и буду следить за показаниями приборов. Хоть один из нас должен делать то, за что ему платят. - Кевин был уверен, что без его контроля Фергеста потянет по все тяжкие.
      - Фе, какой ты скучный, ну тогда я в одно лицо. Не серчай, моего праздничного настроения хватит на двоих. А может и на троих, если удастся кого цепануть. Там полно красоток, нуждающихся в моем внимании!
      Работник года ОПР в лице Кевина Миллера хлопнул крышкой ноутбука, выскакивая из-за стола.
      - Ник, а как же задание? Ты все так оставишь? У меня важная причина, почему я не могу сейчас быть на улице, но ты-то здоров!
      - Конечно, но я как-то хочу дожить до своего 26-летия. Приказ приказом, а жить-то хочется. Ну я пошел.
      - Ты ставишь личные приоритеты выше задания! Ввалился в храм, забыв, что ты сотрудник ОПР, а не обычный турист, наплевал на безопасность окружающих. Не исправишься, и я обо всем доложу.
      - Нет, Кевин, в рапорте мы должны оба написать одно и тоже. Если отчеты не совпадут, будет много вопросов, а как правда всплывет, так твоя идеальная репутация будет запятнана. Все, что ты когда-либо делал в ОПР, вызовет сомнение и попадет под проверку. Под тебя начнут копать и выясниться много интересных подробностей. Мне продолжать?
      Кевин тяжело вздохнул. Ему не нужны были проблемы. Безнадежно заставлять Фергеста сегодня работать. Да и разругаться с напарником в праздник было как-то не хорошо. Миллер попробовал смягчить диалог.
      - Хорошо, Ник. Я погорячился. Иди и ни о чем не думай. А я займусь фотографиями. Может смогу определить язык, на котором они написаны и понять, что там произошло.
      - Я рад, что до тебя дошло!
      Кевину хотелось его убить, но лучше уж было спровадить агента по-мирному, чем продолжать обмен угрозами. Давление на Ника вообще не действовало. Все, что на него действовало имело облик Джастина или третий размер, или продавалось в маркете, куда он успел смотаться перед выходом. Кроме того, Фергест был злопамятный и мог легко забрать машину и уехать обратно в Бринд без напарника.
      - Будешь возле площади, оставь на алтаре, пожалуйста, - Кевин вытащил из дипломата прозрачный контейнер.
      - Воздушная? Не хило ты потратился. - Ник, осмотрел фигурку со всех сторон, не преминув заглянуть под юбку маленькой богине. - Тонкая работа. Какие будут пожелания?
      - Конечно, чтобы с заданием все поучилось и нам дали премию!
      - Океюшки, не подведу, - Ник небрежно затолкал контейнер в барсетку, заставляя сердце напарника обливаться кровью.
      "Стоило ли сливать весь аванс, чтобы видеть, как над ней надругаются...".
      - А ты, что загадаешь? - для приличия поинтересовался Кевин. Раз уж Ник соизволил выполнить его просьбу, надо быть вежливым.
      Когда речь шла о нем самом, Фергест преображался. Вытянувшись от удовольствия к потолку он с восторгом посвятил Кевина в свои потаенные желания.
      - О!!! Я хочу пафосно уйти на фоне горящего здания ОПР, ну, или хотя бы машины Джастина!
      - Джастин тебе этого не простит...
      - Я и не говорил, что буду поджигать ее, но, если вдруг она загорится сама собой, не буду против. И сделаю вид, что глубоко потрясен случившимся, - агент открыл двери, впуская с улицы свежий аромат бериллисов. - А еще я хочу...
      Приступ рвоты Миллера прервал их разговор на самом интересном, как показалось Нику. Парень обиделся, что его больше не слушают.
      - Зачем было что-то спрашивать, если ты не можешь посвятить себя одному делу! Удачно повеселиться с антигистаминными, Кевин. С наступающим, - сказал недовольно Фергест, вытащив из холодильника жестяную банку пива и отправляясь к месту народного гуляния.
      Погода не ладилась. Столбы освещали только сами себя. Было мало что видно, но, примерно представляя где парк, Ник подсвечивал телефоном путь и двигался в нужном направлении.
      "Если этот сноб не хочет ничего праздновать, то почему я, как маманя, должен быть с ним весь вечер. Лучше бы Деррика с собой взял, веселее бы было. От Кевина одни потери. Надеюсь, он не взбрыкнет, подставив меня под увольнение. Ему конец если Джас узнает, что его "гордость отдела" подделал дату своего рождения, чтобы вступить в ОПР не являясь совершеннолетним". Ник довольно усмехнулся, представив лицо Джастина, когда он узнает, что его любимчик на самом деле 16-летний шкет, даже не закончивший школу. - "Да ему будет плевать, что он гений! И тогда его место займу я. Старина Фергест должен снова стать номером один!".
      Очищенные дороги, припорошенные свежим слоем снега, скрывали под собой гололед. Гладкая подошва штиблетов легко скользила по его поверхности и, вспомнив детство, когда он еще ходил на фигурное катание, Ник исполнил винт и пару акселей. Сложно сказать, о чем он думал, выполняя весь этот экспромт с банкой пива в руках, но его "танец" в прямом смысле закончился в инвалидной коляске.
      Когда Кристина осознала, что ее облили вонючим пивом, которое она больше всего презирала из всех спиртных напитков, Ник еще лежал на ее коленях, стеная о пролитых каплях и жестком приземлении.
      - Простите рахита! Мне так жаль, скотский гололед. Чуть не задавил инвалида...
      За несколько секунд Фергест успел совершить непроглядную тучу ошибок, существенно сокративших ему жизнь... Во-первых, он распластался на коленях Мильгертон, во-вторых, облил ее пивом и, в-третьих, назвал инвалидом.
      Не зная от чего, но по спине Ника пробежал холодок, стоило ему взглянуть на нее. Бледное лицо девушки склонилось прямо к нему, излучая странное зеленоватое свечение. Или же это была игра света?! Николас непроизвольно икнул, сползая с ее колен и пятясь назад.
      - Еще раз простите, пожалуйста, - Нику хватило мозгов не оборачиваться. Он убедился, что что-то не так, как только увидел ее странные глаза. Без зрачков, заполненные бархатным синим цветом.
      Полчища шипов нависали за его спиной, готовые пронзить его, только лишь он посмеет пошевелиться.
      Кристина поборола накатившее состояние транса. В последний раз, когда она входила в него, голова отчима покатилась прямо к ногам ее матери.
      "Он почти раскрыл меня... но все же обойдется. Назад, мои милые, он не причинит мне вреда".
      Ростки начали потихоньку отступать.
      - Крис прощает, - злобно произнесла Кристина, гордо вскидывая подбородок.
      -Крис, приятно познакомиться, я Ник. Может помочь Вам добраться до площади? Гололед, на колесах неудобно, наверное.
      "Тварь проницательная", - Мильгертон он очень не понравился. Перед глазами висела сцена смерти отчима и не желала уходить, как бы она ее не прогоняла. "Но это не повод плохо относиться к человеку. Ты уже натворила делов, Кристи, пора заглаживать".
      - Спасибо, не стоит, сейчас подойдут мои друзья. Вы же не думаете, что я могла добраться в одиночку по такой погоде в этом кресле? - девушка рассмеялась, сбрасывая возникшее между ними напряжение.
      - Ну, тогда с наступающим Вас, - быстрым шагом Ник покидал аллею. Он мог поклясться, что пару часов назад тут были одни пеньки...
      Когда парень ушел, ее вновь охватила тоска. Она могла излечить деревья, дать новую жизнь засохшему цветку, но себе помочь не могла.
      На глаза навернулись слезы.
      - Я такое чмо... - Мягкие травинки, поползли по пледу, словно пытаясь ее утешить. Кристина положила руки на колени, наблюдая, как они оплетают пальцы. Теперь на ее руках красовались зеленые перчатки с изящным плетением. В них было тепло и уютно, а когда они рассыпались, девушка не могла сдержать ликование. Кожа полностью восстановилась.
      - Да я первоклассный лекарь оказывается! Ха! Девчонки обалдеют! Так и не терпится кого-нибудь залечить!
      Несколько таких же манипуляций с позвоночником и девушка смогла встать.
      - Как королева, на своих двоих! Выкуси, О'Гайо, мне больше не нужна инвалидка!
     

* * *

     
      Николь рванулась в толпу за рыжим хвостом быстрее, чем поняла зачем она это делает.
      "Что мне ему говорить? После той унизительной сцены он, наверное, и видеть меня не захочет". Но вот она очень хотела. Если все пустить на самотек, он так и будет ее избегать, пока их пути не разойдутся. Николь хотела знать о нем больше, но рыжий указатель исчез с "радаров".
      Девушка отступила назад, натолкнувшись на каких-то прохожих. Тут-то она и пожалела, что позаимствовала у Кристины красивейшие сапоги на высоких каблуках вместо своих драных. Устоять на льду в неудобной обуви мог далеко не каждый.
      Девушка зажмурилась, приготовившись ко встрече со снежным сугробом.
      - Оп, поймал, - Гастон успел удержать ее одной рукой, умудряясь пожевывать здоровенное яблоко в глазури на палочке. Беззаботное лицо юноши говорило о том, что он и думать не думает о всех тех волнениях, что она себе навоображала. Судя по всему, Гастон вообще ничем не грузил свои мысли. Николь это даже немного разочаровало. С другой стороны, она вспомнила, что он и не подросток, чтобы вести себя также легкомысленно, как она. Николь стало снова неудобно. Следовало хорошо обдумать с чего начинать разговор. Не выпаливать же в лоб: "Когда мы поженимся". Так между ними образовалась затяжная пауза.
      Чтобы ее прервать Гастону понадобилось сначала прожевать яблоко.
      - Сила вернулась?
      - Да, все хорошо. Я почему-то думала, что она зависит от пояса.
      - Пояса служат проводниками и некоторыми ограничителями, позволяющими дозировать энергию источника с ваших планет. Если бы их не было, вы бы разворотили полгорода.
      - Вот как... Я еще не до конца поняла, как это работает.
      - Даже не пытайся стать полноценной жрицей так быстро, на адаптацию без виталла у меня ушло более восьми месяцев. Но у вас другая ситуация, вы были людьми и сделали невозможное. Сложно представить, как источник может проходить через ваши тела не травмируя их.
      - А... - вопрос родился сам собой, - кем ты был, до того, как Агрос превратил тебя в тень?
      Гастон запнулся, воспоминания были для него явно неприятными.
      - Никем. Совсем никем.
      Приспешник почувствовал напряжение со стороны Николь. Своим ответом он поставил ее в неловкое положение.
      - Твои щеки выдают тебя, когда ты нервничаешь, они еще больше надуваются, - улыбнулся он, с умилением наблюдая, как она смущается.
      - Хам, - пробубнила девушка, разворачиваясь на каблуках. "Зачем я его только искала? Он не воспринимает меня всерьез".
      - Какая обидчивая. Яблочко хочешь?
      Николь хотела далеко не яблочка. Но и злиться на него долго было невозможно.
      "Такая большая разница между нашей первой встречей, когда мы были врагами, и сейчас". Она хотела во всем разобраться. "Во время войны он ведь убивал. И тогда в школе было много жертв... Его руки в крови. Он делал это с такой же легкостью, как говорит со мной?" В тенях не было ничего человеческого, что вызывало боязнь того, во что она впутывается, поддаваясь его очарованию.
      - Не понимаю тебя. Разве тени и жрицы не враги? Зачем ты так поступил со мной, не имея никаких чувств! - Спенсер едва сдерживалась, чтобы не удариться в слезы. - Я лишь хочу быть обычной девушкой, чтобы у меня был парень и хочу настоящее свидание, и первый поцелуй с человеком, который бы любил меня по-настоящему. Я даже не знаю твоего отношения ко мне...
      "Прорвало. Господи, зачем я все это рассказала. Как будто его это должно волновать".
      Молчание Гастона угнетало. Приспешник не торопясь дожевывал лакомство. Николь нервничала.
      - Тогда можешь считать это первым свиданием.
      - Что?
      Он ответил так неожиданно, что девушка не успела опомниться, как Гастон приобнял ее за плечи, наклоняясь к лицу. Николь почувствовала на своих губах сладкий привкус карамели. Он целовал ее так, словно поцелуй с ней стал смыслом его существования. Огоньки и неоновые вывески расплывались перед Николь, стоило ему прикоснуться к ее шее. Гастон продолжал осыпать ее поцелуями с такой нежностью, что она потеряла счет времени, желая только, чтобы он не останавливался.
      Как не вовремя в коттедже появился посторонний. Николь отстранилась, отгоняя пьянящее наваждение.
      - Прости. Мне надо идти... - девушка собиралась перенестись, но Гастон расценил ее поведение по-другому.
      - Будешь теперь избегать меня?
      - Я не... - Николь попыталась возразить, только парень захватил ее в ловушку, зажимая между собой и деревом. - Мне правда надо... -
      - Все что тебе надо, это взять на себя ответственность за свои мысли и действия, хомячьи щечки, и прекратить изводить меня своей неуверенностью. - Его взгляд был таким серьезным, что Николь стало не по себе.
      - Хелен там одна осталась! И на нее кто-то напал! Не веришь, идем со мной!
     

* * *

      "А что если я больше не должна делать добрые дела? Если в мире уже много людей, которые ими занимаются. Все, что я делаю, приводит к чьей-то смерти. Кармина, Дарен, те ребята, парень в кафе - они должны были умереть из-за меня? Или они умерли, потому что я была рядом? Тогда и девочки..." Хелен встала с кровати, улыбаясь далекой Дионе, что заглядывала в окно кровавым кругом.
      "Но если все они заслуживали смерти, тогда это и есть то доброе дело, которое я должна выполнить. Избавлять мир от ненужных людей?"
      Она опять легла, скрутившись калачиком и попыталась заснуть. Сон все не приходил. Хелен все думала и думала. Пока небо не стало приобретать белый оттенок. "Скоро на Амальтею опустится Символ мира, а они даже не попытались как следует уговорить меня пойти вместе. Я им не нужна".
      Слой льда, оставленный Николь на полу, захрустел под чьими-то тяжелыми шагами. Хелен взвизгнула от страха, затаившись под одеялом. Что-то тяжелое уперлось в ее подушку с обеих сторон от головы. Что-то пропахшее вином и табаком.
      -Я злой дух Дня Объединения! - раскатисто расхохотался Фокстер. - Пришел по твою тушку, Ватер. Кто сегодня не веселиться, тому хана!
      Хелен высунула нос, наблюдая в образовавшемся промежутке из-под одеяла белоснежную прядь. Голос был ужасный! Но она узнала его обладателя и даже сначала не поверила, что смогла вновь с ним встретиться.
      - Кончай ломать комедию и давай к остальным. У тебя минута на сборы, а потом я прихожу в ярость и кусаю тебя. А знаешь, что произойдет, если тебя укусит злой дух? Ты подхватишь бешенство! - ему удалось ее развеселить.
      - Ты пришел сюда ради меня? - Ватер села на кровати, рассматривая знакомого. В белой куртке с пушистым воротником он выглядел, как Ангел, пока не открывал рот. Девочка еще не могла свыкнуться с тем, что у кого-то может быть настолько низкий голос.
      - За тобой, - аккуратно поправил Сэд. - Поэтому быстрее набрасывай на себя что-то теплое и мы отправляемся. Валери там скучает без тебя, да и Тери меня заждалась.
      Услышав два этих имени Хелен приуныла.
      "Опять Валери... Почему все вечно крутятся вокруг нее?"
      - Ты пришел за мной, я хочу, чтобы ты желал проводить время только со мной. Смотрел только на меня, а не на Валери или Тери. "Кто это? Его девушка?"
      По радужке ее глаз забегали золотые искры, Сэд заворожено смотрел на Ватер, не понимая откуда появилось это странное отрешение. Рядом с ней ему стало спокойно... Он больше никуда не спешил.
      - Хелен! Как ты здесь?! А это? Сэд? - Николь узнала басиста и сразу успокоилась, увидев, что Хелен ничего не угрожало. "Но почему сигнал сработал сразу в комнате Ватер? Может дело было в том, что я плохо контролировала силу без пояса? Не пролез же он через окно... Хотя это Сэд, если Хелен долго не открывала, мог выкинуть нечто подобное".
      Внушение девочки спало с Фокстера, как только его внимание переключилось на рыжего приспешника.
      - А тебя каким ветром сюда занесло, приятель? Дай я пожму тебе руку. Как там ваша работа, процветает? - Сэджей очень сильно сжал ладонь тени, давая понять, что его отношение изменилось.
      - А у меня первое свидание вот с ней, - Гастон указал на краснеющую Николь. -Сегодня я не при делах.
      - Прощен и оправдан, - с презрением кинул Сэд, напряженно оценивая лучезарную улыбку рыжего. По приподнятому настроению Гастона и умиротворенной ауре, Сэдгару было трудно определить его помыслы. - Планы на вечер есть? Уже есть, в общем, - парень особенно не церемонился. Сгреб всех троих в охапку и поволок к выходу.
      Хелен больше не была центром внимания. Все разрушилось. Даже от Николь были неприятности.
      "Им давно стоит всем умереть и оставить меня в покое..."
      Девушка натянула куртку и шапку поверх растрепанных волос. Она не желала расчесываться. "Даже в таком виде, я заставлю его смотреть весь вечер только на меня!".
      - Я подумала, что в дом проник кто-то посторонний и очень за тебя испугалась.
      -Ты могла бы мне сначала позвонить, - безразлично произнесла подруга, спускаясь на первый этаж. На столе ее ожидала воздушная фигурка. Теперь-то Хелен точно знала, что загадывать.

* * *

      Возможно Валери перебрала со своей нормой выпитого, но проводить время в компании Фишера, оказалось вовсе не скучно. Когда Иниер не выполнял роль учителя и не читал морали, то становился довольно таки интересным собеседником. В какой-то момент О'Гайо прониклась к нему симпатией, перестав язвить и погружаясь в разговор. Иниер увлеченно рассказывал о Дионе - родной планете, с которой ему пришлось уйти, оставив семью, когда началась война. О сражении в составе отряда демонов, из которого только троим удалось уцелеть. Фишер с теплотой отзывался о своих друзьях, сожалея, что их пути разошлись.
      - Вы не лучшего мнения о жрецах, мистер Фишер, так почему помогли мне в храме?
      Тери, до которой успела дойти новость о столкновении Валери и Палеон, незаметно подвинулась поближе, чтобы узнать версию старичка.
      - Вот поэтому, - Фишер засунул руку за подкладку пальто, доставая панду - ту самую игрушку, оставленную Валери на подоконнике детского дома. - Никогда не забывайте о том, что Вы были человеком. В будущем Вам это пригодится.
      Девушка начинала понимать к чему он клонит. Она становилась тем, кого из нее растила империя О'Гайо. Тем, кем она никогда не хотела быть.
      "Я считала себя другой, но дело оказалось лишь в количестве власти..."
      - Знаете ли вы что-нибудь еще о жрицах, мистер Фишер? - С его слов Валери сделала вывод, что учитель в прошлом был талантливым магом поэтому перестала задавать вопросы о происхождении и перешла к тому, что действительно было важно.
      - У нас было общее прошлое. В то время по всей Дионе мобилизовались силы, чтобы выступить против повелителей. Поговаривали, что в победе над Агросом, жрецы использовали запрещенный метод. Подчинение пространства. Но доказать это так и не смогли.
      - Я помню, помню это время! Когда высшие объявили на них охоту и им пришлось несколько раз менять оболочки, чтобы не попасться!
      - Тебя просто дезинформировали, - возмутился Фишер, напряженно постукивая ногтем по пластиковому столу. - Вы солдаты, которых держали в неведении. - На самом деле доказательством и служили их частые смены оболочки. Из-за запрещенной магии они быстро изнашивались.
      - Погодите, что значит изменять пространство?
      - Ваши предшественницы чисто теоретически могли открыть портал сквозь само время. Замечали ли вы за собой такие умения, мисс О'Гайо?
      -Нет. Если бы у жрецов были такие способности, мы бы давно о них узнали. Получается их зря обвинили...
      - Кто знает. Вам еще предстоит это выяснить. Быть жрицами означает нести тяжелую ношу. Существовать для других, следуя законам девяти миров.
      Валери очень хотела узнать об этих законах подробнее. Но под навес ворвалась бодрая Кристина, демонстрируя зажившие конечности.
      - Вы видели? Там опять снега намело! Я бы никогда не добралась на тех ржавых колесах! Но Крис тут и готова загадывать желание.
      Следом за ней, струшивая белые хлопья, ввалилась целая компания.
      - Привел, как и обещал, - Сэджей завалился на кресло рядом с Тери, по- хозяйски кладя руку на плечо своей девушке. Хелен осторожно села по другую сторону, игнорируя свободное место возле Валери.
      - Смотрите, кто выбралась из берлоги, аж снег пошел!
      - Будь лапочкой, Валери. Ты же хотела ее видеть, - улыбнулся Сэд, хлопнув Вэл по макушке, как это делал старший О'Гайо.
      - Хотела, но не с такой же кислой миной. Только всем праздник испортит. Начинай улыбаться, Ватер, - Валери хотела ее приободрить, но это вышло так не умело, что стало больше походить на грубость.
      - Прекращай, - попустила ее Николь. - Идемте лучше загадывать желание.
      - Поздно, на мою уже ничего не загадать, она сломалась, поэтому сами, -Валери совсем стало грустно. Теперь были все, но не было фигурки.
      Спенсер извлекла контейнер с огненной богиней и отдала Вэл. Ее желание сбылось до того, как она успела зажечь фигурку, поэтому Николь больше не нуждалась в ней.
      - Потрясающая! Хелен, она лучшая! - с восхищением выкрикнула Валери, поблагодарив подругу и забыв, что две минуты назад была еще зла на нее. - Чего вы все стоите, идем быстрее, вот-вот сойдет Символ Мира!
      - А знаете ли вы, что явление, которое называется на Амальтее "Символом мира", существовало задолго до вашего праздника и никак с ним не связано. Но для Дионы оно имеет особую значимость! Благодаря ему планета процветает по сей день. При столкновении энергичных частиц плазменного слоя с  атмосферой происходит возбуждение атомов и молекул газов, излучение от которых настолько велико, что доходит до самой Амальтеи, - пояснил Фишер, раскрывая тайну главного события.
      - Символ мира - это набор каких-то газов... Вся моя жизнь - ложь, - Валери была слегка разочарована.
      К половине двенадцатого очередь возле алтаря рассосалась. Крис осторожно открыла крышку контейнера, засыпая внутрь горстку песка. Фигурка вспыхнула золотыми искрами, испаряясь и превращаясь в маленький, но яркий шарик света. Она загадала быть всегда прекрасной и больше не влезать в приключения. Огненная богиня Валери вспыхнула красивым красным светом. Желанием О'Гайо было суметь защитить окружающих. Когда фигурка Николь вступила в реакцию со стихией, на поверхности контейнера образовалось пушистое голубое облако. Она пожелала, чтобы все было хорошо. Стоило испариться фигурке Хелен, и она со всей искренностью загадала то, что давно хотела. Она это делала не со зла, а просто потому что больше не верила в исполнение желаний.
      Вернувшись к беседке, они наполнили бокалы шампанским, обсуждая что приготовит им новый год.
      - Ух ты, фонарики, как в детстве! - удивилась Валери, указывая на сферы, появившиеся возле навеса. - Похоже на фаерболы. Последний раз я видела их в Говенри год назад. Интересно, как они их сделали?
      - С наступающим, леди, джентльмены, мистер Фишер, - поприветствовал Кейн, кивая в сторону педагога. - Надеюсь, я вовремя?
       - В самый раз, - безразлично ответила Валери, приглашая его присоединиться...

* * *

      Праздник окончился. Попрощавшись со всеми Сэдгар и Кейн ушли первыми. За ними - тени и мистер Фишер. Старик был взволнован и хотел скорее разобраться, почему явление не произошло. Пообещав, что первым сообщит им, как только узнает причину.
     
      - Не смотря на отсутствие Символа мира, отличный праздник удался. И теперь, когда я знаю правду, не так обидно. Главное, тени не доставали, Фишер за нас оказался, еще и пояса заработали! Возможно, храм восстановился быстрее, чем мы думали. Давайте туда, посмотрим.
      - Сейчас бы залечь в спиральный коридор часов на двенадцать и забыть все непотребство, что со мной произошло! - зевнула Кристина, ощущая приятное расслабление после горячего глинтвейна.
      - Или еще раз вспомнить... - Николь сияла от счастья после того, как с Гастоном все наладилось. "Мы как Ромео и Джульетта, только бы так не кончить..."
      Хелен тоже наконец стало легче.
      - Я решила во что бы то ни стало развить силу Ио, чтобы помогать людям. Обещаю, что буду прикладывать больше усилий! - выпалила девочка, проникаясь благоприятной обстановкой рядом с подругами. Они не стали над ней смеяться, а лишь одобрительно кивнули.
      - Тогда я тоже хочу пообещать. Мне кажется, сегодня наши обещания скрепит магия праздника! Я обещаю...
      - Мыть за собой тарелки? - не удержалась Николь
      - Не перебивай! - разозлилась Валери, едва сдержавшись, чтобы не дать ей подзатыльник. - Я обещаю...
      - Не быть такой стервой? - вторила Кристина, в надежде на то, что бывших раненных не бьют.
      - Да идите вы в задницу, - обиделась О'Гайо, демонстративно отодвигаясь от них в сторону.
      Так они дошли до храма, смешиваясь с толпой людей. Многие предпочли после праздника отправиться сюда, надеясь, что самое главнее чудо должно произойти здесь. Ведь если нет Символа мира, должно быть что-то другое!
      Храм вновь стал невидимым. Снег вокруг него растаял, сделав из глинистой почвы грязевые ванны.
     
      Люди вели себя спокойно, устраиваясь возле здания и наблюдая за периодическими колебаниями защитной оболочки. В отличии от центра города, температура здесь достигала десяти градусов.
      - Вы не видели Дэма, ну, или кого-нибудь из исследовательской группы? Я всю ночь их ищу, - расспрашивал коренастый парень, носившийся с сумкой, нашпигованной каким-то мигающими датчиками.
      - Я своих тоже потерял, пришел на смену, а тут одна бурильная установка и никого. Не переживай, загуляли они, как пить дать где-то пьяные под алтарем на площади валяются. Лучше давай тоже наверстаем, - мужчина достал термос и разлил его содержимое по стаканчикам. - Согревайся, приятель, погода нынче подобна акту дефекации.
     
     
      - Я хочу им все рассказать. Пусть они видят, что мы на самом деле хорошие. Согласны? - вдруг предложила Кристина, ошарашив подруг
      - Крис, ты совсем мозги растеряла, они нас никогда не примут. Я ожидала такого предложения от Хелен, но никак не от тебя, - Вэл в штыки приняла заявление подруги.
      - Я лишь хочу положить конец преследованиям...
      - Когда-нибудь положим, а пока переносимся и даже не думаем о том, чтобы раскрывать себя. Хоть представляете, что может начаться.
      - Я чувствую со временем у нас все получится! - счастливо улыбнулась Хелен, утыкаясь в спину Валери. - Эй ты чего встала!
      Подруги остановились перед центром храма, не смея сделать дальше шаг.
      Трупы людей были повсюду. В неестественных позах, напоминающие поломанных кукол, они были разбросаны по полу с рваными отверстиями в грудной клетке. Ноги у Николь подкосились.
      -Все, все мертвы.... Кто это сделал?!
      При появлении жриц кристалл под куполом стал пульсировать, опуская на каждую серебряный луч света и заряжая одновременно все пояса на их телах.
      В ту же секунду защита храма рухнула, представляя взору людей, обступивших храм, картину, наполненную их самыми сокровенными страхами.
     
      -Твою ж епархию...
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"