Rokhan Rider: другие произведения.

Похождения Ириена Альса (пародия)главы 1-2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Дрожите, молодые СИшные аффтары фэнтази, я - ужос, летящий на чем попало! :))) Пародия на цикл романов Людмилы Астаховой "Знающий не говорит". (Вышли в печать осенью 2007г.) 13.02.2008 по просьбам трудящихся добавлена 2 глава.

  
  
  
ПАРОДИЯ НА ФЭНТАЗИ-РОМАН АСТАХОВОЙ ЛЮДМИЛЫ
  
"Знающий не говорит"
  
  
  Оглавление:
  1 глава
  2 глава
  
  
  
  1 глава
  
  
  От Дождевого хребта до Тоштина гостиница "Приют головореза" считалась самым приличным заведением на всем Северном тракте. Прямо говоря, для купеческих караванов постоялый двор господина Соога был тем редким местом, где еще можно лечь спать раздетым, не оставляя часового возле лошадей и товара. В других гостиницах постояльцы спали, нацепив на себя все содержимое баулов и чемоданов - от запасов одежды до аквалангов, масок для газовой сварки и кадок с кислой капустой на голову. Постоялые дворы кишмя кишели ворами. Дело доходило до того, что купцы предпочитали почивать на тюках с товаром в обнимку со своей лошадью. (К слову, а где еще можно устроиться на ночь, если кровати местное жулье тоже ворует?) Редкая лошадь любит, когда ей всю ночь дышат в морду винным перегаром, но у купеческих лошадей выбора не было.
  Вот какая тяжелая жизнь была у постояльцев обычных гостиниц! Другое дело "Приют головореза". Там было совсем неплохо, если только не появлялся эльф Ириен Альс. Вон он уже на подходе... Сейчас начнется!
  По всем приметам, в трактире веселье шло полным ходом. В центре двора, у колодца в грязной луже спал пьяница. Это был декоративный пьяница, обязательный атрибут всех фэнтазийных трактиров. Когда Альс приезжал в "Приют" господина Соога в прошлый раз, четыре года назад, алкаш так же мирно храпел в той же луже. Конечно, годы не пощадили беднягу: на нем вырос изрядный слой плесени и мха, и шляпки алых мухоморов урожая этого года выглядывали из-под раннего снега. Альс с завистью посмотрел на замшелого алкаша, сожалея, что для представителей эльфийской расы недоступны тихие радости опьянения, и поклялся зарубить пропойцу из вредности, едва тот очухается.
  Эльфы всегда считались существами агрессивными, жестокими и непредсказуемыми. Вообще-то орки, люди и другие персонажи книги изо всех сил пытались отобрать у сородичей Альса пальму первенства в этом вопросе, но эльфов даже в психушке держали в отдельной палате. Большинство из завсегдатаев "Приюта" если не знали Альса лично, то обязательно о нем слышали - так из уст в уста передаются сообщения об извержении вулкана, сильном землетрясении или эпидемии холеры. Поговаривали, что сам таинственно исчезнувший Джек Потрошитель повесился из-за черной зависти к славе, которой был овеян безжалостный эльфийский воин. Ходили также слухи о шашнях Ириена с самой королевой Игергарда Миарилью, не иначе потому, что после посещения эльфом королевской резиденции из шкафа монарха Витора исчезла пыжиковая шапка, а сквозь корону Его Величества проросла пара роскошных ветвистых рогов. Помнится, король Витор сделал вид, что ему очень весело, приказал выпороть особо языкастых сплетников, а злополучному эльфу подарил кобылу-чистокровку, больную бубонной чумой. Свои рога Его Величество с шутками и прибаутками спилил собственноручно; они и по сей день украшали стену тронного зала над камином.
  Завсегдатаи таверны понимали, что пара мечей в ножнах за спиной Ириена Альса нужна ему не только для того, чтоб ковырять в зубах и открывать консервные банки. Поэтому, едва среброкосый эльф зашел в трактир, одна половина посетителей задала стрекача и с визгом заперлась в сортире, а другая в панике спешно возвела баррикаду из перевернутой мебели и укрылась за ней. Альс презрительно фыркнул, сел за столик, небрежно закинул ноги на столешницу в чей-то суп и свистом подозвал орчонка-официанта. Изысканные манеры эльфа терпели все. Ибо не было ни единой живой души, у которой Ириен Альс не вызывал бы трепет и восхищение.
  -Что прикажете подать? - почтительно поинтересовался слуга.
  -Чего-нибудь горячего и мясного. - сказал пришелец и протянул золотую ветландскую монету. На его руках были странные перчатки - из акульей кожи, без пальцев. Вероятно, пальцы от перчаток голодный эльф съел в дороге. - Хассар в вашем заведении водится?
  -А как же! - застенчиво улыбнулся орчонок. - Немного, но держим.
  -Сделай мне двойную порцию! - приказал Ириен.
  Прислугу как ветром сдуло. Еще бы орк не торопился, когда дорогой напиток хассар заказывают в Эрхэ в первый раз за полгода! Никто, кроме эльфов, не мог пить эту гадость. А эльфов в Эрхе обычно встречали пулеметными очередями. Вот и выходило, что напиток из мелко истолченных листьев старого веника заказывали только самые изощренные гурманы: кочевники из Великой Степи и их верблюды. Но кочевники слишком часто предпочитали расплачиваться за услуги ударом ятагана по голове, а не золотыми монетами, поэтому иметь дело с эльфами было все-таки лучше.
  Ириен Альс с аппетитом съел жаркое из курицы, запил хассаром и вытер руки о проходившего мимо официанта. За время своей трапезы эльф не успел нахамить разве что тараканам на кухне, но никто не обижался. Посетители и обслуга знали о роли личности в истории.
  Тем временем даже самые пьяные, невнимательные и умственно отсталые постояльцы гостиницы успели разглядеть, к какой расе принадлежит их сотрапезник. Найдите на севере место, где первому встречному эльфу окажутся рады, если только этого эльфа под тихую музыку не несут в гробу в сторону ближайшего кладбища. Сидевший в углу рыжебородый дезертир и ренегат Аннупард, увидав острые уши Альса, сжал кулаки. Если бы в корчме Парду на тарелке подсунули подгнивший трупик крысы, а он умудрился бы откусить кусочек, то наверняка не испытал бы такого отвращения и гадливости. Крыс Пард даже любил, а завсегдатаи таверны тем более к ним привыкли с тех пор, как хозяин нанял повара-китайца. Но тут не крыса лежала в тарелке, тут эльф сидел за столом, гордо и надменно чавкая! Можно ли было такое терпеть?
  -Слышь, Альс, или как там тебя?-раздался за спиной Ириена хриплый пропитый голос.-В табло не хочешь получить, братанчик? Как ты в трактире ни появишься, вечно сортир занят, потому что народ от тебя там прячется!
  Эльф обернулся. Назревало одно из обязательных и самых колоритных событий произведения в жанре фэнтази - Мордобой-в-Таверне! Альс был к нему готов и даже рад.
  Медленно, очень-очень медленно эльф встал с табурета, повернулся и молча стал рассматривать живописную группу из четырех гопников, из которых только один и лишь отчасти мог претендовать на справедливое причисление к роду людскому.
  Старший разбойник, гнусного вида мужик, заросший по самые поросячьи глазки пегой щетиной, нагло ухмылялся, демонстрируя черные пеньки, оставшиеся от зубов. Чешуйчатый рыбий хвост, выглядывавший сзади из его штанов, говорил о том, что по меньшей мере дедушка хулигана был водяным. В двоих парнях по обе стороны от сего красавца текла изрядная примесь орочьей крови. Четвертый же враг, несомненно, имел тангарских предков, судя по характерным крупным чертам лица, а его рога и копыта выдавали наличие генов обыкновенного козла, что говорило о странных традициях местного населения. Похабно ругаясь и размахивая железяками, кабацкая голь ринулась в атаку. Альс не стал даже вынимать мечи. Ловко раскидав пинками орочье-козлиных полукровок, он схватился со внуком водяного. Но боец из заросшего чешуей и пегой щетиной дядьки оказался никудышний: ему очень трудно было держать меч плавниками. К тому же врагу Альса мешала примесь крови речного рака. Из-за нее пегий хулиган все время неуклюже пятился назад и в конце-концов свалился с лестницы и сломал себе шею. Ириен Альс с презрительной миной вернулся на свое место и опустился на табурет.
  -Скучно!-сказал эльф.-В прошлый раз было лучше.
  (В прошлый раз на Альса напало 50 человек, десятерых он зарубил, остальные умерли от страха.) Ренегат Аннупард в углу скрипел зубами от злости. Он страшно завидовал Ириену Альсу. Где в этом мире справедливость?! Нелюди во всем превосходили людей. Лучшими стрелками, разумеется, были орки и эльфы. Даже простой пастушок с орочьего хутора бил белку в глаз, а уж искуснее следопытов, чем орки-горцы, в природе не существовало. Гномы лучше жульничали в карты, тангары быстрее вскрывали и угоняли чужие автомобили, водяные не болели ревматизмом и насморком, гоблины лучше ломали башкой кирпичи, птицы-фениксы лучше горели. Непонятно было, нафига эти корявые люди вообще нужны природе. Ириен Альс, красавец с серебристой косой, раздражал еще и феноменальной памятью. Он помнил поименно каждого конюха, посудомоя, скотницу или оружейника в городе, клички всех кошек, собак, свиней и коз. Всех клопов в своем матрасе Ириен тоже знал в лицо. Он в одиночку пересек Дождевой Хребет, а ведь всем известно, что это верная гибель! За Дождевым Хребтом водились бешеные лавочки, которые прыгали и лягались деревянными ногами, и дикие летучие валенки, которые пытались ослепить путника, надевшись ему на голову. Осознавая это и терзаясь невыносимым комплексом неполноценности, рыжий дезертир Аннупард поклялся вступить в местное отделение "Ку-Клукс-Клана" под эгидой церкви Вечного Круга.
  Пард обвел трактир мрачным взглядом. За соседним столом сидел красавец-орк с изумрудными серьгами. Его лицо имело самое скорбное выражение. "Пустячок, а приятно!" - подумал человеческий дезертир. О, если бы он знал, какие страдания выпали на долю молодого орка, сердце закоренелого расиста непременно бы смягчилось. Мать гордого орочьего парня Сийгина погибла страшной смертью от рук ревнивого мужа. Она сама была виновата. Это ж надо - связаться с гномом! Орки не прощают оскорбления родовой чести. Гном был маленький, его ловили всем кланом по всей кровати, но так и не смогли схватить. Уж больно шустро он бегал под одеялом! А совсем недавно Сийгин потерял в битве и лучшего друга, эльфа по имени Изнанка.
  Поскольку печальный орк был погружен в себя и на провокации не реагировал, Аннупард решил пялиться на Ириена Альса и растравлять свою обиду воспоминаниями о его многочисленных подвигах. Слухов ходило множество, например, о том, как среброкосый эльф служил наемником в дружине у тэврского лорда Крэнга. В родном городе барона было нечисто - пошаливали некроманты. Следовало срочно их выловить. О том, что в замке происходит нечто серьезное, лорд Крэнг догадался и сам. Барон уже несколько дней наблюдал за эльфом, вдруг преобразившимся из равнодушного мучителя солдат в хищного и опасного охотника за неведомой дичью. Теперь эльф мучал рядовых не равнодушно, а с удовольствием. Он уже не просто заставлял их бегать по плацу на четвереньках в противогазах и по команде "Воздух!" нырять в асфальт, Альс стрелял по новобранцам из дробовика солью! Изменение, на первый взгляд совершенно неощутимое, для старого опытного вояки Крэнга было столь очевидно, что он только диву давался, как этого никто, кроме него, не заметил. (Солдаты давно уже тронулись умом от издевательств командира и ничего не видели вокруг.) Глаза у эльфа превратились из стеклянных в ярко-серебряные. Уши стали оловянными. Жесты, и до того удивительно изящные и ловкие, исполнились запредельной грацией. Все в городе просто обалдели. Пришел директор местного балетного театра и предложил Ириену одеть пачку и исполнить партию приболевшей первой балерины, но жестокий эльф спустил беднягу с лестницы. Альс не имел времени на пустые развлечения. Он охотился. Иначе назвать произошедшую метаморфозу барон не мог. Он и на себе ловил внимательный взгляд эльфа, от которого мурашки бежали по позвоночнику. "Уж не некромант ли я?" - в ужасе думал барон тэврский, ощупывая себя и придирчиво рассматривая свое отражение в зеркале.
  Лорд Крэнг давно мечтал подбить Ириену Альсу оба его хрустальных глаза, но не мог, ибо испытывал панический страх перед эльфом и благоговение перед хорошим чешским хрусталем. А теперь глаза наемника и вовсе стали металлическими, и пришлось оставить всякую надежду расквитаться. Итак, по коридорам замка Крэнгов вот уже месяц по-пластунски ползало нечто грозное и ужасное, свирепо звеня серебряными глазами. Ириен Альс вынюхивал некромантов. Барон не знал, зачем эльф это делает, ведь все окрестные некроманты уже давно разбежались или померли от смеха. Но раз непревзойденный охотник продолжал вытирать полы своим камзолом, значит, ему было ведомо что-то, недоступное недоразвитому мозгу людей! Ириен напоминал тэврскому барону большого пятнистого белого кота, который живет высоко в горах и слывет самым хитрым и отважным хищником. Эльф так же чесался, мяукал и вылизывал лапы, а по весне орал дурным голосом, забравшись на крышу. Барон Крэнг терпеливо покупал наемнику кошачьи консервы и ошейники от блох и ждал, когда Альс соизволит посвятить его в свои тайны. Результатов охоты на некромантов пока не было, зато несносный характер Ириена с каждым днем добавлял среброглазому совершенству все новых врагов.
  Однажды наемник здорово напугал подвыпившего полуорка Сэная, служившего у барона замковым кузнецом. Альс насыпал Сэнаю на наковальню изрядную порцию трийодида азота, считая это очень остроумной шуткой. Весь город встал на дыбы, когда баронский кузнец с ревом и грохотом вылетел из кузни через крышу и навернулся в силосную яму. Эльф хохотал громче всех.
  -Будь ты проклят! - прошипел, откапываясь из силоса, полуорк. - Будь ты проклят...
  Ненависти, которая плескалась в его глазах, хватило бы, чтобы затопить весь Тэвр по верхушку главной башни, и она обжигала, как кислота. Рыцарь Кенард на месте Альса отныне поостерегся бы поворачиваться спиной к кузнецу: за мстительным полуорком тащилась пугающая слава активного гомосексуалиста. Но, похоже, эльфу было все равно. Иерен Альс не боялся никого и ничего.
  Пока дезертир Аннупард предавался зависти и печали, произошло некое событие, которое привело в замешательство всех посетителей таверны без разбору вне зависимости от их биологического вида, настроения и политических взглядов. Посредине зала, в окружающем его полнейшем молчании, оказался самый отвратительный старикашка, которого постояльцам только доводилось видеть. Тощий, вонючий, волосатый дед в грязной хламиде медленно вращался вокруг своей оси, выкрикивая что-то бессвязное, плюясь и подвывая от избытка чувств. Вышибалы, которые по идее должны были бы отправить бомжа медитировать в другое место, почему-то полезли прятаться под столы. Внезапно дед остановился и вперил мутный взгляд прямиком в эльфа, отчего у последнего появилось предчувствие, что старикашка жаждет высказаться по его, Альса, адресу.
  И действительно, блаженный ткнул в сторону наемника когтистым немытым пальцем и отчетливо возопил:
  -Во время еды кислотно-щелочной баланс у тебя во рту нарушается! Микробы атакуют твои зубы, и ты умрешь страшной смертью от кариеса, эльф, если не купишь "Блендамед"! Один, совсем один умрешь без "Блендамеду"! Я вижу смерть твою!
  Соседи Альса шарахнулись в стороны, словно предначертанная смерть от кариеса могла оказаться заразной болезнью.
  -Ты слышал меня, эльф? - спросил оракул совершенно нормальным голосом, не заметив у жертвы явных признаков ужаса от предсказания скорой погибели.
  На самом деле Альсу стало не страшно, а тошно.
  -Отвали, старый пень! - равнодушно сказал наемник.-Задолбали уже своей идиотской рекламой!
  Глазные яблоки в орбитах юродивого завращались, как у сломанной игрушки, он мелко затрясся и с восторженным придыханием тихо завыл:
  -Это Вы "Колгейт 360" с подушечкой для чистки языка? - и дальше, сделав предельно строгое лицо: - И для чистки щёк тоже!
  Публика жалобно застонала. Только покойникам на кладбище было неизвестно о небывалом количестве помешанных, заполонивших за лето весь Ветланд. Каждая деревня теперь обзавелась собственным оракулом, а ежели не оракулом, так ясновидицей или, на худой конец, припадочной вещуньей. Будь пророчества хоть сколь бы то ни было доброжелательными, возможно, никто особенно не стал бы обращать внимание на подобную странность. Но немытые, нечесанные и бесноватые пророки путались у всех под ногами и гнусно верещали: "Баунти - райское наслаждение!" "Не тормози - сникерсни!" "Вы не можете жить без лапши "Big Bon"!" "Один раз "Персил" всем заперсил!" Спастись от оракулов было невозможно нигде. Они вламывались в дома мирных граждан, особенно во время просмотра любимых телепередач, захламляли почтовые ящики рекламной макулатурой и, что уж совсем было невыносимо, приставали со всяким кидаловым по телефону. "Купите у нас красивый бантик для чайника, и вы получите ящик бриллиантов в подарок!" Если бы за наименее вшивыми из пророков не стояли крупные фирмы и влиятельные телевизионные компании, а закон разрешал бы убивать за мелкое жульничество, доморощенных кассандр давно бы уже всех передавили. Ириен Альс тоже терпеть их не мог. Только что к нему на конюшне привязался какой-то припадочный позеленелый мальчик, и эльф еле от него отделался. Детей наемник не любил и никогда не платил на них алименты. (Впрочем, за 250 лет жизни бастардов у него накопилось столько, что начни эльф платить, он бы разорился.)
  Тем временем пророк совершил роковую ошибку: он подошел к эльфу, обнял его наивонючейшей лапой за талию и нежно пропел на ухо: "Хотите, чтобы мелодия "Зайка моя" играла на вашем мобильнике?" Ириен Альс медленным, плавным движением выбрал на жаровне самую большую и увесистую сковородку и звонко треснул ею деда по башке.
  -"Тефаль!" - рявкнул наемник. - Ты всегда думаешь о нас!
  Дед грохнулся на пол и откатился к двери. Жестокий эльф с треском выдрал из стены встроенный холодильник и запустил его в барахтающегося оракула.
  -Надежная бытовая техника существует - доказано ZANUSSI !
  Проверять на своей шкуре прочность и надежность импортной аппаратуры пророк не захотел и, теряя по дороге вшей, выскочил из трактира через закрытую дверь. Но мстительный Альс настиг его во дворе. Пинок наемника был так силен, что злополучный рекламный агент взмыл выше крыши и со скоростью ракеты умчался на другой конец города.
  -Летайте самолетами "Аэрофлота"! - цинично пошутил ему вслед Ириен Альс.
  -Смерть спа-ме-рам!!! - скандировали, стуча мечами по столешницам, обалдевшие от восторга завсегдатаи таверны.
  А виновник торжества и предмет всеобщего преклонения грациозной походкой вернулся в трактир, взял из бара бутылку газированного напитка и попытался отмыться от дедушкиных "благоуханных" объятий.
  -"Спрайт"! - самодовольно провозгласил Ириен Альс. - Не дай себе засохнуть!
  Орк Кампай Соог, хозяин таверны, не очень жаловал Ириена, но в этот день был очень ему благодарен.
  -Не желаете ли лучше принять ванну? - спросил он.
  -Желаю! - надменно бросил эльф. - Горячую ванну, блинов с икрой и шампанского в номер!
  Кампай замер с открытым ртом. Наемник вытащил у него из кармана дорогую сигару, зажег спичку об орочью физиономию и с удовольствием закурил.
   Все, и посетители таверны, и прохожие с улицы, заглядывавшие в окна, проводили поднимавшегося по лестнице Альса восхищенными взглядами.
  Не смотрели на Ириена только агенты госбезопасности Ветланда. Они были заняты своим тяжелым повседневным трудом - ловлей вражеских шпионов на улицах Эрхе. Этих людей они узнавали в любом обличье, в любом окружении, везде и всегда. Из века в век шпионы оставались одинаковы, как близнецы, вышедшие из одного чрева. Невзрачные создания с острыми чертами невыразительного лица, водянисто-стальными глазами, негромким голосом и рубленными фразами изрекающие невнятные истины. (Водянисто-стальные глаза агентам выдавали на службе вместе с табельным оружием, черными плащами и темными очками - извечными спутниками любого нормального шпиона.) Спецура Ветланда ходила по городу с мешком, куда, словно Шариков бродячих котов, запихивала субъектов, подходивших под приведенное выше описание.
  Сегодня у двух ветландских контрразведчиков (их звали 007 и 008) выдался особо удачный день. Множество свежевыловленных шпионов чихало, ругалось и копошилось в большом дерюжном мешке, борясь за лучшее место.
  -Смотри, 007, вон еще один! Лови!!
  -Стой, гад, стрелять буду!.. Ай, кусается!
  -А вот еще...
  -Нет! Это же наш Элверт!
  -Че, правда?
  -008, говорю тебе, отпусти его! Это начальство, болван!
  -Идиоты, вы меня раскрыли!! - гневно заорал командор ветландской контрразведки Элверт Неуловимый. - Я на задании!
  Прозвучали звонкие шлепки двух оплеух.
  -Простите, господин начальник регионального отделения! - краснея от стыда, пробормотал агент 008.
  Что ж, иногда у бойцов невидимого форнта случались накладки: ветландские разведчики выглядели точно так же, как и всякие другие, с теми же водянисто-стальными глазами и негромкими голосами, поэтому иной раз патрульные по ошибке задерживали своих.
  -Оооо, господин Элверт! Давай этого проходимца к нам, мы ему покажем! - злорадствовали чужие шпионы в мешке.
  -Молчать! - рявкнул агент 007, пнув мешок ботинком.
  Второй патрульный тем временем уже выкручивал руки еще какому-то типу, чьи водянисто-стальные глаза не внушали никакого доверия.
  -Меня-то за что?! - орал тип. - Я бывший агент спецуры!!
  -Бывших не бывает! - безжалостно ответил Элверт. - В мешок!
  Агенты 007 и 008 оперативно затолкали подозрительного иностранца к прочим вредителям и отдали командору честь. Рассерженный Элверт не удостоил подчиненных взглядом и направился в таверну Соога.
  Начальник контрразведывательного управления Эрхийской губернии и правда был на задании. Ему приказали встретиться с самим Ириеном Альсом, великим и ужасным. Со стороны никто не смог бы признать в шуплом белобрысом мужичке участкового главшпиона. Он был одет как обычный купец, которому не хватило места в замечательной гостинице "Приют головореза" и который был вынужден остановиться в любом другом месте. Как и всякий нормальный постоялец кишащих ворьем гостиниц Эрхе, Элверт натянул на себя все запасы одежды и обуви. На нем было три медвежьих шубы, тяжелый водолазный костюм, банный халат, две пижамы (одна в горошек), летний сарафан дочери, комбинация жены, шапка-ушанка, сомбреро и панамка от солнца, надетые одно на другое именно в этой последовательности. На ногах разведчика красовались большие удобные галоши поверх балетных тапочек и шиповок футболиста. Личные вещи на постоялых дворах без крайней необходимости тоже не оставляли. Поэтому никого не удивляло, что человек носит на шее гирлянду из рулонов туалетной бумаги, в руках тащит торшер, а к запястью в качестве наручных часов привязал настенные, с кукушкой. Элверт выглядел совершенно естественно - по городу шлялось еще сотен пять таких же чучел.
  Целую неделю командор следил за Альсом. Один раз дело чуть не сорвалось: разведчик сидел в засаде на морковной грядке, и тут дурацкие часы у него на руке стали громко бить полдень. Кукушка вылезла было поорать, но, увидав грозного Альса, тут же сдохла от ужаса. "Хммм!"-ухмыльнулся себе под нос наемник. Элверту не понравилась эта улыбка. Похоже, эльф тоже знал, что невзрачные люди с водянисто-стальными глазами - шпионы, и разоблачил его. (Тем более что на дворе стояла зима, и морковь с грядки давно убрали.)
  С тяжелым сердцем, воняя дохлой кукушкой в часах, начальник контрразведывательного управления Эрхийской губернии поднимался по лестнице в номер Ириена Альса.
  Господин Элверт никогда не стал бы командором местного отделения контрразведки, если бы сослуживцы знали о его маниакальных причудах. Участковый главшпион всю жизнь мечтал увидеть голого эльфа. Но из этого ничего не выходило: наслышанные о странностях начальника спецслужб эльфы, даже профессиональные стриптизеры, в панике разбегались кто куда, завернувшись в паранджу, чачван и 40 туркменских халатов. Конечно, непристойные подозрения относительно командора разведки не имели под собой никаких оснований! Генерал невидимого фронта Элверт имел самую что ни на есть нормальную сексуальную ориентацию, и двигало им простое человеческое любопытство.
  Но вот как-то раз эрхийскому главшпиону донесли, что некий ужасно важный эльф, с которым надо обязательно покалякать о чем-то секретном, изволит отмокать в общественной бане при гостинице "Приют головореза" по адресу такому-то. "Ураааа!"-заорал глава контрразведки и, схватив водолазный костюм, фотоаппарат и галоши, рванул на всех скоростях к осуществлению своей мечты. "Покиньте нас, дорогая,"-сказал он банщице,-"Нам надо поговорить о чем-то важном!" Девушка вышла в коридор и тут же пристроилась у замочной скважины, во-первых, чтобы тоже поглазеть на эльфа, а во-вторых, не каждый день простая служанка может послушать государственные тайны. В коридоре торчало уже больше двух десятков постояльцев и любопытной прислуги, а под окнами пристроились шпионы всех сопредельных государств...
  
  
  2 глава
  
  Кампай Соог принципиально отказался тащить ванну на второй этаж в комнату Ириена Альса, несмотря на то, что последний сломал барную стойку и выбил орку два зуба. Скрепя сердце и сотрясая воздух тирадами, в которых приличными были только предлоги, эльф направился в баню. Посетители встретили его неласково: "Эй ты, дверь закрой, дует!" "Мужик, блин, куда в сапогах в джакузи?!" В воздухе свистнули два острых меча - потолок и стены бани окрасились горячей кровью. Эльф не хотел никого убивать, просто так складывались обстоятельства. Что для Познавателя жизнь? И что для него смерть? Две ипостаси сущего. Оставшись один, Ириен Альс погрузился в ванну и предался медитации. В таком виде его потревожил господин Элверт.
  -Позвольте побеспокоить,-скрючился в поклоне начальник местного отделения контрразведки, робко лупая водянисто-стальными глазами.
  Ириен покосился на службиста из-под прищуренных век.
  -Командор Элверт!-ехидно протянул он,-Вас еще не загнал в гроб стригучий лишай, как командора Сиймона?
  -Никак нет, господин Альс!-отчеканил служака.
  -И не добил цирроз печени на почве алкоголизма, как командора Вертира?
  -Нет!
  -Странно. А где же его превосходительство командор Макейл?
  -Ушел. На заслуженный отдых.
  -Наверняка по причине обострения геморроя,-лениво зевнул Ириен Альс.-Я не слишком смущу вас, если выберусь из воды?
  -Конечно, нет!-с энтузиазмом поддержал его намерения шпион, приготовившись глянуть на эльфа попристальнее.
  "Опять враки, ничем таким он от обычного мужчины не отличается,"-думал Элверт, щелкая фотоаппаратом,-"Если не считать того, что задница у него кубическая. Но это ведь признак эльфийского совершенства: так удобнее на стуле сидеть." С улицы доносились веселые песни, музыка и хлопки петард. Причиной было то, что этим утром мальчишка Ларэнн, истинный пророк, предсказал Ириену скорую смерть. В честь этого в стране объявили народные гуляния, фейерверк и раздачу водки бесплатно.
  -Чем же моя скромная персона заинтересовала Игергардскую тайную службу?-презрительно зевнул эльф.
  (Он вообще все время зевал: по ночам его осаждали начитавшиеся дурного яоя голубые, и он не высыпался. Не далее как сегодня к нему пристало несколько странных юношей, уверяя, что раз в фанфиках эльфы спят со всеми, то Альсу просто неприлично отказываться. Жестокий наемник поверг геев в состояние инфаркта, рявкнув:-"Если я спал со всеми в этом запомоенном городе, значит, вам надо срочно бежать в вендиспансер!" После того, как незадачливых ухажеров увезли в карете "скорой помощи", игергардское гей-движение навсегда оставило Ириена Альса в покое.)
  -Я не стану предлагать вам сотрудничество,-начал Элверт,-А то весь наш отдел контрразведки сойдет с ума. Вас опасно подпускать близко к людям. Но нам очень хотелось бы послушать о ваших потрясающих подвигах за последние сто лет!
  -Сто так сто,-согласился эльф, небрежно зевнул и предался воспоминаниям.
  Это случилось без трех месяцев 98 лет назад. Ириен Альс тогда был моложе, а, значит, еще хуже. Милостивые господа, а задавались ли вы хоть раз вопросом, отчего все самые гнусные истории начинаются непременно в трактирах и на постоялых дворах? Ясен веник, задавались. Потому что эльфу Ириену Альсу нужно есть, пить и где-то спать. Родись он баобабом, таверны и гостиницы были бы самым безопасным местом в мире. Там, где нет красавца Альса, что может случиться такого уж страшного? Правда, этот тип, даже произрастая в цветочном горшке, наводил бы на всех ужас.
  В Норгонде наемник предпочитал столоваться в трактире "Пастушка и овечка". Не знаю, кого там держали за пастуха, но бараном мог считаться любой, кто не побоялся заглянуть в забегаловку одновременно с Познавателем. Эльф по старой привычке сидел в нише спиной к залу, но даже оттуда было слышно, как он чавкает. Время от времени кто-нибудь из местных свинопасов заглядывал в нишу, растеряно бормоча: "Дя-я-я-яденька, не у вас ли мое стадо? С утра ищу!" Ириен Альс в ответ взрывался жутким матом и, схватив ближайшую табуретку рукой с грязными черными ногтями, запускал ее в мальчишку. После чего продолжал трапезу, прерываясь лишь для того, чтобы оглушительно рыгнуть, высморкаться в скатерть на столе соседа или пописать в вазу с искусственными цветами. Было у представителя древнего и мудрого народа, во всем превосходящего жалких человечков, и другое развлечение. Ириен Альс сидел возле окна, поэтому обеденный зал то и дело оглашал лошадиный хохот при виде упавшего в лужу прохожего. Весенние лужи на улицах Норгонда были наредкость грязными, холодными и глубокими, и если горожане не желали порадовать наемника бултыханием в них, Ириен Альс метко запускал им в голову чем-нибудь тяжелым. Очевидно, что от избытка наивных пастушков и ловких граждан в трактире скоро иссякли запасы любой мебели, кроме дубовых столов, которые в окошко не пролезали. Посетители смиренно устроились на полу и помалкивали. Никто не смел сказать Ириену Альсу:
  -Пошел ты к Пестрой Матери!
  Во-первых, здесь, как и везде, среброкосого наемника смертельно боялись, а во-вторых, люди почитали древних Пестрых Богов. Будешь так ругаться, глава пантеона, великий и суровый Пачкулька Пестренький, очень разгневается. Лишь Ириен Альс, не считаясь ни с чем, матерился и богохульствовал направо и налево. Что говорить, эльфы были просто стихийным бедствием по сравнению с орками Саурона - умными, добрыми, всегда вежливыми и аккуратными. С такими эльфами никаких бальрогов не надо, говорили в народе.
  Вот так за мирной трапезой наемника застал Выд'ромор-ти-Мыло, скользкий тип, промышлявший магией. Об эльфе-наемнике в Норгонде знала каждая вторая собака. А каждая первая мечтала выдрать клок мяса из его ноги, а еще лучше - из зада, нарушив его идеальную кубическую форму, чтобы Ириена Альса перестали принимать в высшем обществе. Так что колдуну не составило труда отыскать Познавателя и предложить ему увлекательный поход за ценным артефактом с хорошей оплатой. Выд'ромор познакомил эльфа с командой подельников. Это были королевский бастард Рылоброд, бабушка-инвалид, сражавшаяся костылем, лысый метатель посуды, дядька-полукровка (помесь подгорного гнома с осетром) и орк-убийца ежиков, овеянный славой непревзойденного стрелка (парень очень ловко умел стрелять сигаретки у прохожих). По словам Альса, колдун подло всех обманул. Вместо героического и денежного похода за славой Выд'ромор заставил отряд лазать по свалкам, собирая цветной металл, ржавые мечи и крышки канализационных люков, одновременно отбиваясь от бомжей-конкурентов. Когда наемники воровали провода с телеграфных столбов, на них неожиданно напали местные, завязалась жестокая драка, а маг, воспользовавшись своим искусством, трусливо свалил в портал, оставив Альса с подельниками разбираться с местными чувырлами и милицией.
  Спустя много лет эльф встретил Выд'ромора-ти-Мыло в замке барона Крэнга, когда ловил некромантов. За это время Выд'ромор сменил много паспортов и имен, семь раз просил политического убежища. В замке барона он представился, как знаменитый чародей Тормоз. Справедливость все-таки восторжествовала: гарнизон крепости устроил колдуну темную, когда Тормоз-Выд'ромор во время учений не дал утыкать Ириена Альса стрелами. Только старческим разжижением выдроморовых мозгов можно было объяснить сей поступок.
  -И что же дальше?-с интересом спросил наемника глава контрразведывательного управления Эрхийской губернии.
  -Дальше,-поморщился Альс,-Я взял одного местного кретина, рыцаря Кенарда, и поехал с ним на заброшенное кладбище, чтобы найти следы работы некромантов. Тупоумный барон увязался за нами.
  Эльф задумался, застегивая куртку и вспоминая о приключениях на погосте.
  -Что может заставить обычного человека взяться за ремесло некроманта?-спросил тогда рыцарь Кенард.
  Альс пропустил вопрос мимо ушей. А что может заставить обычного эльфа вести себя так, будто все вокруг алкаши, которым он только что великодушно дал на опохмелку?
  -Значит, этим делом может заниматься почти любой человек?-не отставал юноша.
  -В принципе - да, если, конечно, каждый способен высыпать мусорные ведра за забор в огород соседа, переехать тещу дорожным катком и каждый день жрать в "Макдональдсе"...- эльф остервенело почесался, почти по-собачьи (скребя себя рваным сапогом за ухом) и выражая этим жестом полное неприятие происходящего.
  -Но вот мы и пришли. Видишь вон ту могилу? Деревенский сапожник Джон Пьяньчугинс был человеком бедным и одиноким, поэтому сперва его хотели предать земле, завернув в конфетные фантики и упаковку от пиццы. Но из местного храма явился возмущенный отец Опупений, который сказал, что не позволит так хоронить даже самую заблудшую овцу из своей паствы. Нужно скинуться на какой-нибудь памятник, чтобы хоть что-то указывало на могилу несчастного. Недолго думая, прижимистые крестьяне закопали односельчанина в землю по пояс, покрасив то, что осталось снаружи, бронзовой краской. Поскольку могильщики справили поминки по Джону до похорон (то есть шли на погост уже вдрызг пьяные), клирику удалось заподозрить неладное. Он осведомился, почему памятник мастеру Пьяньчугинсу изображает его ноги и зад, а не лицо. Где это ваяют такие бюсты, хотел бы он знать? Протрезвевшие с перепугу пейзане сообразили, что по ошибке закопали покойного кверх тормашками и покрасили не то, что надо. Отец Опупений отлупил их кадилом, и хотя мужики орали и божились, что деньги, собранные всей деревней на памятник, они уже пропили, честный клирик под угрозой отлучения от Храма погнал их к орку-похоронных дел мастеру. (Джона он, естественно, перед этим велел откопать.) А теперь,-Ириен Альс сделал таинственную рожу,-Мы спрячемся в кустах и будем ждать, пока за телом усопшего явятся некроманты.
  -Накой им старина Джон?!-удивился барон Крэнг,-Какой из этого придурка слуга чернокнижнику? У него и у живого-то руки из задницы росли, чего ждать от мертвого! А пить, как лошадь, он не бросит и после смерти, это уж точно. Ты его только подними из могилы, любого колдуна по миру пустит.
  -Напрасны были мечты его женушки Дженни, коя сбежала три года назад с бродячим цирком, что хотя бы в гробу муженек протрезвеет,-согласился Кенард.
  Ириен Альс аж скривился от человеческой тупости.
  -Зомби-Джон будет пьянствовать и скандалить под окнами врагов некроманта,-как идиотам, объяснил эльф,-Здесь от каждого по способностям. И я не удивлюсь, если это окажутся ваши окна, барон! А теперь заткнитесь и ждите!
  Эльф вынул из ножен два антикварных меча - птичий и змеиный. (Опыт короткой жизни подсказывал Кенарду, что не может обыкновенный наемник носить такое оружие просто так, не учинив грабеж в Эрмитаже, не перерезав служителей и наряд ОМОНа.)
  Ждать пришлось недолго. Внезапно мастер Пьяньчугинс пошевелился и заявил, что ему холодно, сдобрив свою речь неудобопечатаемым присловьем.
  -Вашу Пеструю Мать, да я - эцилоп в золотых штанах!-удивленно сказал "усопший".
  Он был жив-живехонек, этот старый пропойца, просто, как водится, перебрал лишнего. Ириен Альс издал яростный вопль, и начал зверски избивать Джона кулаками и ногами. Престарелый сапожник все же был здоровым детиной и попытался оказать сопротивление.
  -Я тебя убью, остороухий,-пообещал пьяница.
  -Прекрасно! Меч сэру Джону Пьяньчугинсу!-паскудно ухмыльнулся эльф,-Это ведь я лил тебе вчера стакан за стаканом в глотку. Это ведь я заставил тебя блевать полночи.
  -Зачем?-растерялся бедный алконавт.
  -Не знаю, наверное, я садист... Спирт, кстати, был технический, а когда ты совсем окосел, я вообще подсунул тебе жидкость для мытья окон, а потом еще вызвал милицию. Это уже в вытрезвителе тебе сломали нос и обчистили карманы.
  Среброкосый герой отметелил сапожника до полной потери пульса. Барон Крэнг был удивлен жестокостью Альса. Но он знал, что эльфы - самый мудрый народ на свете, и действия наемника наверняка заключают в себе некий сакральный смысл, недоступный человеку. Осталось только осторожно узнать, какая муха укусила Ириена Альса на этот раз.
  -Зачем ты так жестоко обошелся с парнем? Я уже жалею, что поклялся не вмешиваться.
  -Зато теперь он, выпивая одну чарку, будет вспоминать побои и унижения и трижды подумает, прежде чем опрокинет в себя следующую.
  -Я понимаю. Ты единственный, кто пожелал парню добра и сделал все, чтоб он не сбился с дороги,-кивнул барон Крэнг.
  -Блин!-заорал несогласный Кенард,-Да он же помер! Ты ему башку срубил!
  Ириен Альс потер переносицу, морщась, как от головной боли.
  -Ты хочешь сказать, человек, что у него из головы снизу будет выливаться все, что он выпьет? Да, это я не подумал. Жаль... Я вообще весь из себя непонятый и несчастный. Знаете, людишки, какое это тяжкое бремя - эльфийское долголетие?
  Зря он пожаловался. В следующую секунду к Ириену Альсу рвануло полгорода, наперебой предлагая избавить наемника от бремени слишком долгой жизни - воины с мечами, домохозяйки с кочергами и тяжелыми чугунными сковородками, деревенские знахарки с отравой для крыс. А барон Крэнг рухнул на колени и поклялся, что похоронит эльфа в изумрудном гробу и возведет над гробницей в память о среброкосом совершенстве большую египетскую пирамиду. Альс обвел человечков довольным взглядом и печально улыбнулся:
  -Наконец это обезьянье стадо поняло хоть что-то! При вашем интеллектуальном развитии очень непросто проникнуть в недра моей израненной души. Но я уже привык к своей тяжкой доле бессмертного. Так что проваливайте!
  Горожане, обиженно заворчав, стали расходиться. Предполагалось, что Альс хамит, избивает и отравляет жизнь всем окружающим, но в решающий момент всегда с величайшим благородством приходит на помощь. Проблема была в том, что перед спасением Альс доводил бедняг до такого состояния, что жить они уже не больно-то и хотели, особливо если рядом с ним. Свою любовницу Джасс эльф лупил аккурат три раза в неделю - по вторникам,четвергам и субботам - чтобы она была красивее и женственнее. Он топил бурлаков, чтобы не пели упаднически-грустные песни, обрывал руки невоспитанным подросткам, чтоб не ковыряли в носу, выдирал хвосты павлинам, чтоб не выпендривались, сворачивал клювы на сторону петухам, чтоб не орали по утрам, как идиоты. Все живые существа в ужасе ждали, кому сердобольный Познаватель еще пожелает добра.
  -А потом что было?-с придыханием спросил эльфа водянистоглазый шпион Элверт.
  Как и все на планете, он восхищался удалью своего собеседника, всеми заведенными на него уголовными делами, до гениальности грязной речью, привычкой залихватски сморкаться в скатерть, романтично-черными, нестриженными ногтями.
  Наемник презрительно зевнул.
  -Что было потом? Потом некромантка напустила порчу на детей барона, и мы поперлись к гномам за рецептом лекарства. Напишешь мои мемуары, стукачок?
  -Конечно, господин Альс! Досье на вас будет написано нашими лучшими шпионами, на лучшем пергаменте и оправлено в золото! Говорят, гномы - опасный народ. Они едят людей и делают чаши из их черепов.
  -Бред!-поморщился Ириен.
  Он умолчал, что хотя людей гномы и не трогают, зато из эльфов с радостью варят сильное рвотное средство. Внезапно прорезавшаяся у наемника забота о детях барона Крэнга была вызвана тем, что когда мальчишки были здоровы, кто-то из них засветил Ириену в лоб мячиком для гольфа. Альс не знал, кто именно, и желал надрать уши всем троим, едва сопляки очухаются. Барон Крэнг доверял Альсу, зная, что у него уже есть опыт работы с детьми. Эльф помог поймать и перевешать банду малолетних маньяков, которая разорила в долине Сарны два десятка хуторов, прикончила жителей, скотину, птицу и передавила всех колорадских жуков в картошке.
  -Можно еще немного для мемуаров?-Элверт достал блокнот и ручку,-Я знаю, что в своей жизни вы были не только наемником и воином.
  Ириен Альс, сам того не жалая, был самым могущественным чародеем на земле. Вероятно, из чистой любви к искусству он служил простым наемником у разных болванов, мотался по засиженным клопами гостиницам, страдал от холода, голодал и декаденствовал. За свою жизнь Ириен Альс сменил много профессий. Он строил корабли, хохоча до колик, когда его кургузые корыта переворачивались вверх дном, и команде приходилось спасаться вплавь. Он пас скот, после чего козы начинали кусаться, свиньи кончали самоубийством, а коровы шугались ото всех подряд, карабкаясь на деревья. Он искал клады, и ни в одном населенном пункте не оставалось камня на камне, когда туда вламывался Ириен Кладоискатель на своем любимом бульдозере. Один день эльф проработал в столовой и успел за это время зверски избить посетителей, зарезать шефповара, сварить в супе табуретку и приготовить шашлык из кактусов. Было время, Ириен Альс ловил жемчуг. Золото, бриллианты и кошельки он ловил тоже (вместе с их владельцами). Редко кто отказывался расставаться с имуществом, увидав свирепую физиономию среброглазого и пару его острых мечей. Ириен даже ходил по канату в цирке, швыряясь в зрителей с верхотуры всякой дрянью. Почему он поступал именно так, никто не знал. Даже Зеленая Ложа и консилиум светил мировой психиатрии не могли объяснить его поступков. В конечном итоге уже половина планеты валялась у эльфа в ногах, умоляя его пожизненно перейти на пособие по безработице.
  -С чего вы начали свою карьеру?-спросил командор Элверт, приготовившись записывать.
  Что мог ответить Альс? В своей жизни он совершил немало подвигов. За один из них в далекой юности он получил 5 лет принудительных работ и был отдан в услужение завхозу Облачного Дома. (Так в народе прозвали некую колдунскую забегаловку: там всегда было так накурено, что впору было вешать топор, а самый главный волшебник Облачного Дома носил почетное звание Облака-в-Штанах.) Однажды старикан пожелал вычесать у себя вшей и, как водится, поручил это дело подневольному зэку. Ириен Альс склонился над макушкой завхоза и позвал одно из насекомых истинным именем, тем именем, которым называл прародителя всех головных вшей сам великий Покемон. Ждать пришлось недолго, вот шевельнулась редкая шевелюра, скрипнула под крохотными лапками плешь старого мага, и гордое, упитанное животное вышло на свет к Ириену Альсу, преданно глядя ему в глаза и ожидая смерти с достоинством королевы. Эльф занес руку...
  "Нет, так нельзя, это нечестно!"-сказал Альс сам себе.
  -Эй ты, беги, беги быстрее!-крикнул он, резко хлопнув в ладоши и разрушив собственное колдовство,-Спасайся, я должен убить тебя!
  -Караул!!-завыл престарелый завхоз, вскочил со стула и кинулся удирать.
  Альс, не зная, что делать, припустил за ним. Они неслись по коридорам Облачного Дома, быстрые, как ветер над морем, стремительные, как полет стрижа в летнем небе, неукротимые, как горный ручей после ливня. Эльф и завхоз мчались аки соколы, пока уборщица не приложила их шваброй. И уже после падения наемник настиг завхозову вошь и раздавил ее в честной борьбе. Ему даже показалось, что насекомое посмотрело на него в последний раз с благодарностью (у Ириена Альса всегда была завышенная самооценка). Тогда завхоз простил слугу. Но с каждой из оставшихся вшей приключалась ровно та же история - так в древние времена охотились предки Ириена Альса, давая зверю шанс победить в битве силы, неутомимости и воли. Топот, дым коромыслом, вопли "караул", сломанные пальмы в кадках, опрокинутые мусорные корзины, откусанные дверные ручки, вырванные с мясом перила на лестнице. Понятно, что завхоз, а вместе с ним и все колдуны из Облачного Дома, порядком озверели и поклялись расправиться с наемником самым жестоким образом.
  Подивившись их черной неблагодарности, эльф расковырял кандалы заколкой одной из своих любовниц и бежал из-под стражи. Он уже думал, что свободен, как вдруг в его хижину вломилась призывная комиссия в составе четырех Ведающих и пяти их помощников. Они пришли забривать Ириена Альса в армию. Альс косил под буйного психа, размахивал справкой, и если перевести на человеческий язык поток ругательств, извергавшийся из его уст, то можно было понять, что служить Родине Познаватель категорически отказывается. Иными словами, свою Родину и народ сидхе Ириен видал там же, где и все прочие страны и народы. При приличных людях было абсолютно невозможно вслух называть это место. Волшебники матерились и дрались магией, пока во всех окрестных домах не вышибло пробки и не отрубилось отопление. Потом тех немногих, кто остался жив, забрали в КПЗ.
  Когда весть о проделках Альса дошла до Ложи эльфийских магов, все эльфьи колдуны позеленели от возмущения. С тех пор их Альянс так и стал называться - Зеленая Ложа.
  -Мне удалось подкупить судью и легко отделаться,-продолжал наемник,-Но чародеи Прокуренного Дома и Зеленой Рожи по сей день преследуют меня... Не вздумай это записывать, Элверт, башку оторву! Хватит уже с тебя на сегодня интересных историй. Пошел вон, пока ты мне не надоел!
  Повторять командору игергардской тайной службы не пришлось. Спасаясь от двух зеркально-острых мечей, он ловко выскочил в окно и припустил к императорскому дворцу.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"