Ролдугина Софья: другие произведения.

3. Кофе для невлюблённых

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.89*32  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В кофейню леди Виржнии-Энн приходят не только за ароматным кофе, но и за ответами на загадки. Ведь только здесь можно застать неуловимого Эллиса Норманна, лучшего, и, несомненно, самого эксцентричного детектива в столице. Однажды к Виржинии обращается один из добрых её друзей - талантливый художник, лучший друг которого недавно повесился. Управление спокойствия считает, что произошло самоубийство. Но так ли это?
    Детектив Эллис соглашается взяться за дело, но ставит условие: Виржиния должна взять на работу его приятеля-гипси. Беда в том, что это самый приятель - колдун, бессовестный авантюрист... А ещё он на редкость красив, и, кажется, его весьма заинтересовала юная графиня.
    Добавлена иллюстрация от Катрейн.


ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ: Кофе для невлюблённых

Из расчёта на чашку приготовьте смесь - одна чайная ложка с горкой кофе и пять молотых стручков кардамона. Залейте стаканом холодной воды и варите на маленьком огне, не доводя до кипения: как только начинает подниматься пена, снимите турку на полминуты с огня. После того, как кофе почти закипит в третий раз, добавьте натёртого имбиря по вкусу. В это же время на дно чашки выложите немного мёда - подсластить напиток, вместо сахара. Когда кофе "почти закипит" в шестой раз, снимите пену столовой ложкой, перелейте кофе в чашку. Затем размешайте так, чтобы мёд полностью растворился - и выкладывайте сверху кофейную пену как украшение.

Правда, готовить такой кофе людям одиноким не рекомендуется... Не зря этот рецепт называют "приворотное зелье".

  
   У Эллиса есть множество улыбок на все случаи жизни.
   Широкая, открытая и дружелюбная - для того, чтобы завоевать доверие новых знакомых. Она напоминает мне выражение лица одарённого актера, который появляется на сцене в прологе вечернего спектакля и сразу овладевает вниманием публики, даже если роль у него маленькая и неприметная. Он вроде бы и не смотрит ни на кого прямо, но улыбается каждому, прямо в сердце.
   Есть улыбка заговорщическая - и её Эллис показывает кому-то только наедине с этим кем-то, без лишних свидетелей. Как тогда, когда мы сидели с ним вдвоём на берегу ручья неподалёку от Дэлингриджа. Я рассказывала об исходе запутанного дела герцогини Дагвортской, и он улыбался именно так. Словно говорил: "У нас теперь есть тайна, Виржиния, одна на двоих. Берегите её".
   Я берегла. И тайну, и улыбку.
   Для начальства - устало-вежливая. Для преступников - торжествующая, самодовольная и слегка безумная. Для других "гусей" - дружеская, но при этом неуловимо снисходительная. Насмешливая, сочувствующая, притворно-рассеянная, тёплая, злая и даже обольстительная - Эллис менял улыбки, как иные меняют платья, подбирая точно по случаю.
   Но когда на губах его появлялась вот такая многозначительная, довольная, лисья ухмылка - я понимала, что грядут неприятности. Причём, скорее всего, не для него, а для окружающих.
   ...Стоял июньский вечер, поздний, но удушающее жаркий. Медленно темнело тусклое, словно за день иссушённое солнцем небо; где-то вдалеке лениво перелаивались псы; на углу мальчишка-газетчик, охрипший и уставший, пытался сбыть поздним прохожим последние экземпляры "Бромлинских сплетен", которые уже завтра утром утратят ценность. На улице пахло едкой пылью, загнивающим Эйвоном и гарью со Смоки Халлоу. В моём же "Старом гнезде" было относительно прохладно и царил аромат пряностей и цветов. Эллис размешивал серебряной ложечкой сахар в кофе с лимоном и льдом, подперев щеку рукой, и смотрел на меня с той самой лисьей улыбкой, сулящей беды и хлопоты.
   - Скажите, Виржиния, - произнёс он после долгого молчания, и глаза у него стали сладкими-сладкими, как мёд. - Вы ведь до сих пор не нашли водителя на замену тому пьянице и дебоширу?
   - К сожалению, нет, - вздохнула я и сделала глоток из своей чашки. Мой кофе был с мятой с кунжутом, тоже холодный - по особому летнему рецепту. - Мне нужен человек с хорошими рекомендациями, хотя бы устными, не слишком старый, умеющий следить за собою, приятной наружности... видели бы вы того ужасного рыжего бородача, которого порекомендовал сэр Шаффи! Может, ему и не страшно было ездить с таким головорезом, но я... увольте. - Меня передёрнуло, стоило вспомнить последнего претендента. - И, разумеется, немаловажный пункт - водитель должен уметь держать язык за зубами.
   - Теперь я понимаю, почему в вашем доме на Спэрроу-плейс так мало прислуги, - сочувственно закивал Эллис. - С этакими-то запросами. Однако спешу вас обрадовать: у меня есть на примете человек, который удовлетворяет всем требованиям. У него разве что письменных рекомендаций нет, но можете положиться в этом случае на мои слова - надёжный, разумный человек, мастерски обращающийся с автомобилем, - перечислял он тоном искусителя. - Кладезь талантов! А при необходимости он сможет и защитить вас от нападения грабителя или очередного сумасшедшего убийцы.
   - Звучит заманчиво, - вынужденно согласилась я. Предложение Эллиса было весьма кстати - ходить по такой жаре пешком или пользоваться омнибусом было совершенно невозможно. Да и загородное поместье Эверсанов этим летом требовало особенного внимания - там шла полным ходом реставрация бального зала и ремонт в спальнях, и мне приходилось время от времени ездить туда и самой присматривать за ходом работ. - Водитель мне совершенно необходим, вы правы. А что это за человек, ваш протеже?
   - Один мой друг, весьма надёжный, который нуждается в деньгах и хорошем месте, - уклончиво ответил Эллис, отводя взгляд. Улыбка стала ещё коварней и многозначительней. - Он вам очень понравится, ручаюсь, Виржиния.
   - Имя, послужной список, краткая биография? - Я была, возможно, слишком настойчива, но уж больно подозрительным выглядело предложение Эллиса.
   - Не стану портить сюрприз.
   - Эллис...
   - Завтра, в этой кофейне, после полуночи, когда разойдутся последние гости.
   - Да Эллис же! Я не собираюсь покупать кота в мешке!
   - О, Виржиния, это такой кот, что вы на него никаких денег не пожалеете, - странным голосом произнёс он и подался вперёд, опираясь локтями на стол. - Так мы договорились?
   - Прикажу Мэдди пропустить вас с чёрного хода, - сдалась я.
   В конце концов, Эллис всегда добивается своего, мне его нипочем не переспорить. А если претендент не понравится, я всегда могу выставить его вон. Детектив, конечно, наверняка обидится за своего протеже, но ничего, потерпит. У меня тут не Дом призрения страждущих имени святого Кира Эйвонского, благотворительность и работу следует разграничивать.
   - Чудесно, - расслабленно откинулся в кресле Эллис, довольный, как лис, обокравший курятник. - Завтра, после полуночи. Не забудьте, Виржиния.
  
   Разумеется, я забыла.
   К слову, это была вовсе не моя вина. Просто с самого утра всё в кофейне пошло не так. Присланные из лавки Аустера лилии источали столь тяжёлый запах, что он перебивал даже густой кофейный аромат. У Мэдди закружилась голова, а у меня к полудню разыгралась нешуточная мигрень. Лилии унесли, но запах остался, и почти в буквальном смысле он отравлял нам жизнь до конца дня.
   Потом у нас сломалась холодильная камера.
   К счастью, наш "Норд" стоял в подвале, чтобы шум от работы установки не мешал посетителям. Люк был хорошо изолирован. К холодильной камере мы спускались всего несколько раз за день, обычно довольствуясь только старым ледником для того, чтобы остудить пирожные, желе, кремы или шоколад. Поэтому когда лопнул один из шлангов с охлаждающей жидкостью, никто не пострадал. Протечку обнаружила Мадлен. Она открыла люк, почувствовала резкий химический запах и позвала Георга. Тот мгновенно догадался, в чем дело. Вещество в холодильной установке было весьма ядовитым, поэтому мы с Мэдди постарались побыстрее освободить кафе от посетителей, а Георг позвал констебля. Тот покачал головой, задумчиво поцокал языком - и пообещал решить проблему скорейшим образом.
   В итоге через час в нашем подвале орудовали трое рабочих в закрывающих рот и нос платках, инженер и почему-то доктор из Управления Спокойствия. А заправлял всем тот самый предприимчивый констебль Джонс, то и дело нервно подкручивающий усики.
   Когда наш верный "Норд" вернули к жизни, мне уже не хотелось ничего, а головная боль стала воистину невыносимой. Доктор из Управления предположил, что я надышалась отравляющими парами, прописал угольный порошок и две микстуры. Миссис Хат и Георг на два голоса уговаривали меня поспать немного... Наверное, уговорили. По крайней мере, когда Мэдди поднялась в верхние комнаты, чтобы сообщить о визите Эллиса, я спала - и, конечно, думать уже забыла о новом водителе.
   - Неважно выглядите, Виржиния, - жизнерадостно сообщил детектив, едва завидев меня на лестнице. - Тяжёлый день?
   - Весьма, - сухо ответила я и поддёрнула шаль на плечах - после сна мне всегда было зябко.
   - О, леди Виржиния сегодня сердита, - засмеялся Эллис и обернулся назад. - Давай, проходи, не тяни: даже сердитая, она тебя не съест, - и с этими словами детектив бесцеремонно вытолкнул под яркий свет лампы своего спутника.
   А я так и замерла на верхней ступени, одновременно пытаясь поправить прическу и одёрнуть платье, потому что для любой женщины, независимо от состояния её здоровья, от времени суток или от положения звёзд на небе, стремление выглядеть хорошо перед красивым мужчиной - это непреодолимый инстинкт.
   Спутник Эллиса был просто ошеломляюще прекрасен.
   Таких, как он, не могут испортить ни мешковатые вытертые брюки, ни штопанная-перештопанная моряцкая блуза, ни глупая яркая повязка на голове, удерживающая волосы - смоляно-чёрные, жёсткие, прямые. Когда человек похож на звенящую, до предела натянутую струну, когда взгляд у него такой дерзкий и гордый - социальные условности совершенно теряют значение. Если бы я была художницей, то непременно попыталась бы заполучить его в натурщики, если бы умела сочинять музыку - посвятила бы ему симфонию...
   Но, к счастью, я ничего этого не умела, поэтому быстро взяла себя в руки, улыбнулась и предложила:
   - Может, для начала выпьем по чашечке кофе?
   - Вот видишь? - Эллис хлопнул его по плечу. - Всё обязательно получится. А ты переживал!
   У меня закрались справедливые сомнения в том, что этот потрясающий человек может быть хоть в чем-то неуверен. Однако я не стала ничего говорить - жестом пригласила гостей в общий зал, за столик. Мэдди - вот умница - без лишних напоминаний юркнула на кухню, за кофе. Возникшую паузу я использовала для того, чтобы рассмотреть будущего водителя... возможно, будущего водителя повнимательней.
   Валтеровская фамильная циничность уже успела задушить романтический флёр, в первый момент вскруживший мне голову. У прекрасного существа, снизошедшего до моей кофейни, обнаружились недостатки. Во-первых, молодой человек был бос. Это свидетельствовало или о пренебрежении общественными нормами, или о крайней бедности. И то, и другое - скверно; прислуга не должна быть эксцентричной, да и к нищим доверия никакого, потому что люди в отчаянии способны на весьма неприятные поступки. Во-вторых, с момента своего появления, он не произнёс ни слова. Или немой, или робкий, или невоспитанный - снова ничего хорошего.
   С другой стороны, за него поручился Эллис...
   - Прошу, леди.
   Так. Немоту, робость или невоспитанность можно было вычеркнуть из списка недостатков. Молодой человек опередил детектива - выдвинул для меня стул по всем правилам этикета, дождался, пока я сяду, и только потом занял место напротив. Эллис, устроившийся за столиком раньше всех, поглядывал на нас снисходительно и добродушно, как деятельная тетушка-опекунша - на подросших племянников, впервые посетивших высшее общество.
   - Итак, знакомьтесь, - объявил детектив, когда мы заняли места. - Эта прекрасная леди - Виржиния-Энн, графиня Эверсан и Валтер, скорее всего, твоя будущая нанимательница, - обратился он к молодому человеку. Сейчас, когда мы сидели близко, я разглядела, что глаза у него были зелёные, как малахит. Редкий цвет, колдовской. - Виржиния, рад представить вам моего воспитанника. Лайзо Маноле, очень смышлёный юноша. Надеюсь, ваш будущий водитель... и телохранитель.
   Память услужливо раскинула передо мной колоду разрозненных воспоминаний, как гадалка-гипси. Воспитанник Эллиса, зеленоглазый, смышлёный, бедный...
   "Лайзо - младшенький мой, - как наяву, зазвучал в моей голове голос Зельды. - Весь в отца пошёл - красавец, не человек - огонь. Как до сих пор не оженился - не знаю".
   Лайзо. Младший сын гипси и аксонца. Бывший вор, бывший воспитанник Эллиса - и чрезвычайно талантливый авантюрист и мошенник.
   - Значит, Лайзо Маноле? - Я ещё размышляла, но с губ сами собой слетали слова, а голос заледенел. - Нет, благодарю покорно, такого водителя мне не нужно. Я, кажется, упоминала хорошие рекомендации, Эллис. Мне нужен надёжный человек. А этого... "смышлёного юношу" вам следует увести. Впрочем, не торопитесь. Кофе я вас угощу, как и обещала.
   - Ну-ну, Виржиния, не стоит рубить сплеча, - подкупающе улыбнулся Эллис, подаваясь вперед. - Неужели вам мало моего слова? Неужели даже теперь, когда нас с вами связывает столько секретов, вы всё ещё считаете, что мне нельзя доверять? Когда мы с вами столько пережили вместе!
   Лайзо слушал внимательно - пожалуй, даже слишком. Мне стало не по себе. Сам Эллис называл его мошенником высшего класса... Не выйдет ли мне боком потом глупая манера детектива иронизировать по любому поводу и обращаться несколько фамильярно? Мы ведь не зря договаривались, что при посторонних - никаких "Виржиний". Мало ли, что, мало ли, кто...
   - Прошу вас выражаться яснее, мистер Норманн, - холодно ответила я. - Я бесконечно благодарна вам за спасение моей жизни и жизни моей подруги, однако это не даёт вам права переходить определённые границы.
   Глаза у Эллиса неуловимо потемнели - словно небо затянулось облаками.
   - Хорошо. Для вас я буду говорить исключительно простыми и ясными словами. Так что насчет доверия, леди Виржиния?
   - Вы очень помогли мне - таким образом, вам выдан некий кредит доверия, мистер Норманн. Но где и когда вы слышали о пожизненных кредитах?
   - Ах, так? Интересно... - протянул он и сощурился. Я почувствовала себя неуютно. Но сейчас пойти на попятный означало бы показать, что Эллис имеет надо мной определённую власть, причём не только этому Лайзо... но и самому Эллису. - И когда же истёк срок моего, гм, займа?
   - Он пока не истёк, раз уж вы здесь, мистер Норманн, но авансы вашим друзьям я раздавать не намерена, - мягко, но непреклонно ответила я. - Доверие - слишком ценная валюта.
   - А я и не прошу выдавать Лайзо аванс, леди Виржиния. Выдайте ему кредит под залог моего доброго слова.
   Эллис уже не просто просил - он давил на меня. Взглядом, тоном, даже угрожающей позой - локти широко расставлены, корпус наклонён вперед.
   - Вот как? Значит, скорее, вашему протеже необходима должность, а не мне - водитель? А как же вся эта прочувствованная речь о том, как нужен мне такой человек, как ваш бывший воспитанник? Неужели ложь?
   - Сколько яда! Вы - не женщина, вы - шимарская древесная змея! Между прочим, я бросил все дела, когда кинулся на помощь вашей драгоценной подруге. А теперь выясняется, что на вас нельзя рассчитывать даже в такой маленькой просьбе.
   - Девятое апреля - два хайрейна и чёрный женский платок.
   - О, только не начинайте считаться, - страдальчески закатил глаза он. - Это нужно было для расследования.
   - Четырнадцатое апреля - шесть хайрейнов и восемьдесят рейнов, а также билет в Королевский театр. Даже мне с моим положением нелегко было достать его за два часа до представления.
   - Между прочим, это спасло жизнь семье из пятерых человек, включая троих детей!
   - ...и ещё три займа на общую сумму в одиннадцать хайрейнов в мае; рекомендации от меня для вашей якобы сестры Сесиль, которая хотела устроиться горничной в приличный дом; семьдесят пять рейнов в начале июня; "срочно необходимое для расследования" платье Мадлен - вы его, кстати, так и не вернули...
   - Какая мелочность! - Эллис вскочил со стула, красный, как застигнутый за подглядыванием в купальне мальчишка. - Вот уж не ожидал, что вы всему ведете счёт, Виржиния! А платье, чтоб вы знали, я могу вернуть вам хоть завтра. Да только оно всё в крови и на спине распорото. Медик из Управления меня заштопал, а вот платье, к сожалению, нет. Но если оно так дорого вашей Мадлен, то я...
   - При чем тут ваша спина и это платье? Вы же не... - Я осеклась и почувствовала, что теперь уже сама заливаюсь румянцем. Эллис и платье, платье и Эллис... Нет, не хочу знать, что было за расследование такое. И думать об этом тоже не хочу. - Впрочем, оставим эту тему. Садитесь обратно, Эллис. Прошу прощения, я высказалась, пожалуй, слишком резко. Но вы должны понимать, что я не только леди, но и делец - мне свойственно вести счёт, даже если я не собираюсь потом взыскивать по нему долги. Повторюсь, я благодарна вам и рада оказывать помощь... в разумных пределах. Поэтому давайте попробуем начать разговор заново, без взаимных упреков и давления. Не стоит больше эпатировать вашего протеже.
   - Меня сложно эпатировать чем-то, - внезапно поднял голову Лайзо. Пока мы с Эллисом пикировались, он сидел, чинно сложив руки на столе, и молчал. - А ещё я умею не слушать, молчать и забывать. Прошу прощения за свой неподобающий вид. - В голосе у него появились чарующе мягкие интонации; взгляд, тёмный и внимательный, завораживал. Невольно вспомнила я последнюю статью Луи ла Рона, в которой он раскрывал некоторые секреты гипнотизеров, и приняла вид небрежный и равнодушный, стала смотреть не в глаза Лайзо, а в сторону кухни, словно ожидая, когда Мэдди принесёт обещанный кофе. - Я понимаю, что сейчас вы видите перед собою всего лишь оборванца с подозрительным прошлым. Не буду лгать - некоторое время назад я жил аферами и мошенничеством. Однако обстоятельства теперь таковы, что мне нужна честная работа... и новый дом. С моим прошлым к счетам и деньгам меня не допустят, даже в самую бедную лавку, - с горечью произнес он. - Я бы и сам себя не допустил. Ремесло? Что ж, я могу пойти рабочим, но этих денег не хватит даже на приличную одежду, не говоря уже о комнате. Эллис не лукавил, когда говорил, что я хороший водитель, но без рекомендаций меня не возьмут ни в один дом. Леди Виржиния...
   Зачарованная плавным ритмом его речи, я не сразу осознала, что Лайзо уже не сидит за столом напротив меня, а стоит на коленях у моих ног и держит меня за руку. Смуглые пальцы обжигали даже сквозь перчатку.
   - Что это значит?
   Я обмирала от сладкого ужаса, сердце колотилось где-то в горле, но голос у меня звучал достаточно устало и равнодушно, а рука не дрожала.
   Пока.
   - Это значит, что я прошу вам дать мне шанс, - спокойно ответил Лайзо, удерживая мой взгляд. - Назначьте испытательный срок, даже без жалования. Позвольте мне проявить себя.
   Не знаю, что бы я ответила... Скорее всего, согласилась бы на любые условия этого обаятельного авантюриста. Но в какой-то момент я подняла глаза и столкнулась взглядом с Мадлен. Губы у неё побелели от злости, а лицо выражало такую смесь ревности и раздражения, что это отрезвило меня, как поток холодной воды.
   - Мистер Маноле, боюсь, вы не совсем понимаете, о чём просите. - Я мягко высвободила руку. - Если бы Эллис обратился ко мне с подобной просьбой осенью, я бы, разумеется, положилась на его слово и приняла вас на работу, тем более что водитель мне действительно нужен. Но этим летом - по личным причинам - я вынуждена буду вести себя очень осторожно. Как графиня, я всегда на виду. Даже будь у вас кристально чистая репутация, всё равно пойдут сплетни. Вам достался дар редкой красоты, - позволила я себе снисходительную улыбку. - Представьте, что будут говорить люди, если я стану появляться в свете с молодым и красивым водителем. Наверняка кто-то захочет разузнать о вас побольше... В результате у меня может пострадать репутация, а вы подвергнетесь ещё большей опасности.
   - Какая такая опасность? - смешно заломил брови Эллис. - Виржиния, только не говорите, что у вас есть ревнивый родственник со средневековыми понятиями о чести, который неусыпно заботится о вашей репутации.
   Такой родственник у меня был, но сейчас я говорила не о нём.
   - Вы почти угадали, Эллис. Не родственник. Жених. Я обручена с маркизом Рокпортом.
   Вот так, я даже не солгала. Просто сместила некоторые акценты...
   В глазах у Лайзо появилось престранное выражение.
   - Леди Виржиния, я мог бы изменить свою внешность, хоть бы и притвориться стариком, только...
   - Довольно. Мистер Маноле, не унижайтесь. Сядьте, пожалуйста, обратно на стул. Эллис, не утруждайте себя поиском аргументов - если я сказала "нет", это значит именно "нет", а не "попробуйте меня убедить". Мадлен, сердце моё, не стой там, я обещала нашим гостям кофе.
   Мэдди расцвела торжествующе-радостной улыбкой. К столику она подходила, едва ли не приплясывая, а когда составляла чашки на стол, то одарила меня восторженным взглядом.
   - Значит, жених. Маркиз Рокпорт.
   - Да. И весной я уже имела с ним продолжительную беседу, когда на приёме у графа Хорнского кто-то имел неосторожность заметить, что некий детектив Норманн слишком часто посещает "Старое гнездо".
   - И почему же я до сих пор жив и здоров? - саркастически поинтересовался Эллис.
   - Потому что я сказала Ричарду, что вы довольно скучный мужчина тридцати с лишним лет, ростом ниже меня, наполовину седой, а ещё - что вам я обязана жизнью, да и в кофейне вы стали уже своего рода достопримечательностью, - по мере того, как я говорила, лицо у Эллиса вытягивалось всё больше и больше. - Разумеется, это не совсем так, но главное, что Ричард понял - вы ему в соперники не годитесь.
   - Ричард?
   - Ричард Рэйвен Рокпорт.
   - Маркиз.
   - Совершенно верно.
   - Замечательный кофе.
   - Благодарю.
   - Значит, работать на вас для Лайзо - не лучший выход?
   - Определенно.
   - Гм.
   - Увы.
   - Что ж, не буду больше отнимать у вас время. - Эллис поднялся и хлопнул своего бывшего воспитанника по плечу. - Идем, Лайзо.
   Тот беспрекословно подчинился, но бросил на меня такой жгучий взгляд, что по спине пробежали мурашки. Я невольно сжала в кулак левую руку - ту, к которой прикасались пальцы Лайзо, горячие, как уголья из печи.
   - До встречи, леди Виржиния, - улыбнулся он уголками губ.
   - Не думаю, что мы еще встретимся, - ответила я ровно.
   - Как знать.
   - Лайзо, не неси чушь, - возмутился Эллис и обернулся ко мне, хмурясь. - Всего доброго.
   Когда глухо стукнула щеколда на двери черного хода, я наконец позволила себе расслабиться и слегка распустить ворот платья. Воздуха отчаянно не хватало.
   - Мэдди, будь умницей, принеси мне холодной воды. Нет, постой. Пусть Георг выдавит в воду лимонного сока.
   Мадлен птичкой упорхнула на кухню. Я откинулась на спинку стула, рассеянно обмахиваясь салфеткой. Почему-то этот Лайзо Маноле не выходил у меня из головы. Сейчас, обдумывая его поведение, я поняла, что местом водителя он заинтересовался не сразу. Скорее всего, в "Старое гнездо" Лайзо пришел, делая Эллису одолжение, и поэтому нарядился так, чтобы мне и в голову не пришло взять на работу "оборванца-гипси". Но потом что-то заставило его передумать. Святые небеса, так меня ещё никто не просил о работе! И я могла бы согласиться. На самом деле маркиз Рокпорт вмешивался в мои дела довольно редко - я сразу дала ему понять, что если он попытается мне приказывать, то помолвка будет разорвана в тот же день. Маркиз был другом моего отца, а брак - своего рода соглашением между Рокпортами и Эверсанами. Но за последние десять лет многое изменилось. Женщины получили большую свободу и самостоятельность, были приняты новые законы о наследовании... Пожалуй, теперь никто не удивился бы расторжению "выгодной помолвки" - маркизу в этом году исполнилось тридцать шесть, мне едва миновало двадцать, и разница в возрасте была бы существенным аргументом.
   Сплетни тоже всего лишь отговорка. О визитах Эллиса в "Старое гнездо" говорили месяц или около того, а потом тема эта наскучила высшему свету.
   Нет уж. Надо признаться хотя бы себе: я так резко говорила с Эллисом и отказалась брать Лайзо потому, что понимала - этот восхитительный мошенник имеет все шансы вертеть мною, как ему заблагорассудится.
   Мэдди неуверенно положила мне руку на плечо.
   - Что? - очнулась я от размышлений. Глаза у Мадлен были встревоженные. - Не беспокойся. Всё в порядке. Эллис привёл странного человека, но разве это впервые случается? А я... наверное, время просто уже позднее, вот мысли и путаются.
   Я пригубила воды. Освежающая кислинка лимона смыла ощущение духоты, но тревога осталась. Мадлен растерянно смотрела то на меня, то на пустые чашки на столе. За окном было совершенно темно.
   И впрямь, слишком поздно, чтобы мыслить разумно.
  
   Против ожиданий, проснулась я рано, ещё восьми не было - и вполне выспалась к этому времени. Видимо, сказалось то, что накануне днём я вдоволь подремала. Утро прошло в рутинных заботах - деловые письма, финансовые документы, присланные управляющим на проверку, несколько приглашений на званые ужины - на некоторые из них следовало ответить отказом, на другие - согласиться... Когда я уже готовилась к выходу, а Эвани делала мне причёску, вдруг вошла Магда, взволнованная и бледная:
   - Леди Виржиния, там такое странное творится, ну, в "Старом гнезде", - она неловко переступила с ноги на ногу. - По телефонному аппарату, э-э-э, звонили. Мистер Белкрафт, самолично. Говорит, срочно приезжайте - вроде как у дверей утром нашли кого-то, из постоянных. То ли пьяного вусмерть, то ли больного... Ну, дальше я не поняла ничегошеньки. Там тренькнуло что-то - и тишина.
   "Неужто Лайзо вернулся?" - пронеслась у меня дикая, невозможная мысль, но я сразу её отбросила. Вчера вечером я дала чёткое указание - больше не пускать воспитанника Эллиса с чёрного хода. Магда сказала - "кто-то из постоянных". Наверное, имелось в виду "из постоянных посетителей кофейни". Но почему Георг решил не вызвать врача, а сделать звонок мне?
   Ох, не приеду - не узнаю.
   - Магда, кэб уже ждет? Нет? Скверно... - Прав, прав был Эллис - мне действительно нужен личный автомобиль с водителем. И чем скорее, тем лучше. Надо заняться поисками всерьёз. - Эвани, вы тоже готовьтесь к выходу. Будете меня сопровождать.
   Как я ни спешила, но в "Старом гнезде" оказалась только через полчаса. Выяснить какие-либо подробности о происшествии тоже не удалось. Я попыталась сделать звонок Георгу, но телефонистка никак не могла соединить с нужным номером. А потом уже подъехал кэб, и я не стала терять время на бесплодные попытки установить связь.
   Георг встретил меня на заднем крыльце.
   - Доброе утро, леди Виржиния. Боюсь, день сегодня получится такой же хлопотный, как и вчера... В зале сидит мистер Калле. Он был не совсем трезв, я привел его в чувство, как мог. Однако он по-прежнему настаивает на разговоре с вами, уверяет, что это очень важно... Я не стал пока звать констеблей.
   - Вы правильно поступили, Георг, - улыбнулась я. Значит, Эрвин Калле. Не слишком-то похоже на его обычное поведение. Он, конечно, эксцентричен, но эксцентричность обычно проявляет в несколько иной сфере. - Мистер Калле не говорил ничего?
   - Нет, - нахмурил брови Георг- происходящее явно ему не нравилось. - Он крайне взволнован и настаивает на беседе лично с вами.
   - В таком случае не будем заставлять его ждать.
   Не теряя больше времени, я прошла в зал. Эвани осталась на кухне с Мэдди и миссис Хат - как ни странно, эти трое вполне нашли общий язык. Эрвин Калле ждал меня, нервно расхаживая по залу из стороны в сторону. Признаков опьянения не было, но запах чувствовался даже издали. Я помедлила, но потом всё же вошла в зал. Георг остался у дверей в служебное помещение, буквально в шаге от меня; случись что, он сумеет скрутить хлипкого художника.
   - Доброе утро, мистер Калле, - поздоровалась я, привлекая внимание Эрвина. Тот замер так резко, что мне стало не по себе. В последнее время он красил волосы в огненно-рыжий цвет, и от этого сейчас походил на безумца.
   - Недоброе, леди Виржиния, для меня - недоброе... - Голос у него сорвался. - Четыре дня тому назад погиб мой близкий друг. Вероятно, вы слышали о нём. Патрик Морель.
   - Конечно же, слышала... - Я почувствовала себя так, словно меня чем-то тяжёлым огрели по голове. Быть того не может... Патрик Морель, звезда, блистающая на подмостках Королевского театра... Блиставшая. - Так вы были знакомы? Мои... мои соболезнования. Как это случилось?
   - В Управлении Спокойствия говорят, что это было самоубийство. Он повесился, - мёртвым голосом ответил художник.
   Самоубийство друга. Неудивительно, что Эрвин Калле в таком состоянии. Странно только, что он пришел за утешением в "Старое гнездо", а не к своей нынешней "вдохновительнице".
   - К сожалению, даже самые лучшие уходят, - произнесла я, стараясь вложить в эти слова искреннее сочувствие. - Но Патрик Морель... Кто бы мог подумать, что он покончит с собою. Ведь у него было всё - и красота, и талант, и главные роли в спектаклях. Поверить не могу, что его больше нет.
   Эрвин Калле дернулся, словно от удара, и рассмеялся - хрипло, глухо.
   - Да, у него было всё... Леди Виржиния, - внезапно он оборвал смех и шагнул вперёд, судорожно сжимая кулаки. - Патрик Морель не был самоубийцей. Я точно знаю, что его убили.
   - О...
   - Вы не верите мне? - Эрвин бессильно поник и покачнулся, как увядший тропический цветок на холодном аксонском ветру. - Я...
   - Святые небеса, только не впадайте в отчаяние! - наплевав на правила этикета, я подошла к художнику и взяла его за руку. - Прошу вас, присядем там, за столиком. Георг, будьте любезны, сделайте нам напиток из мелиссы, мёда и лимона... А вам, мистер Калле, нужно просто успокоиться и рассказать мне в подробностях, что же всё-таки произошло.
   Георг понятливо кивнул и скрылся в служебных помещениях. Я же отвела Эрвина к столику в самом дальнем углу, за ширмой. До открытия кофейни оставалось ещё около часа, но лучше было заранее устроиться там, где никто не помешал бы разговору - и не увидел бы художника в таком плачевном состоянии. Эрвин шел послушно, цепляясь за мою руку, как ребёнок - за материн подол. Мы так и сели за стол - рядом, не разнимая рук. Волосы у Эрвина были давно не мыты и свисали неопрятными перепутанными прядями. Лицо осунулось, глаза покраснели, словно он в последние дни забывал о сне и пище.
   А на руках у него почти сошли постоянные пятнышки разноцветной краски - и это был самый тревожный признак. Ведь он означал, что Эрвин уже долгое время не заходит в свою мастерскую.
   - Кажется, вы упоминали, что Патрик Морель был вашим другом, - начала я осторожно. Некоторые нарывы лучше вскрывать сразу. - Расскажите мне о нём. Вы давно знакомы?
   Эрвин судорожно вдохнул и почти до боли сжал мои пальцы.
   - Уже семь лет. Со времен учебы в Университете Иль-Ситэ, в Лютье.
   - Получается, вы сблизились в студенческие годы?
   - Да. К слову, дипломов мы так и не получили, - Эрвин улыбнулся - болезненно и натянуто, однако это была настоящая улыбка. - Я забросил науки ради мольберта, а Пэтси - ради сцены. Денег вечно не хватало, приходилось подрабатывать в самых разных местах. А потом Пэтси предложил безумную идею - оставить родной край и сбежать в Аксонскую Империю...
   Эту историю я хорошо знала. Эрвин частенько пересказывал в кофейне всем желающим байку о том, как он пешком пересёк половину материка, потратив на это почти полгода, а затем тайком пробрался на паром - и так попал в Бромли. Оказавшись в столице без единого рейна в кармане, юный мистер Калле не растерялся. Используя свой незаурядный талант к очарованию немолодых женщин, он набился в "подмастерья" к известной в то время художнице, Николь Бонне. Она тоже была родом из Марсовийской Республики, тоже когда-то жила в городе Лютье, и, конечно, не могла отказать в помощи своему соотечественнику - бедному, но талантливому юноше... Но я даже не подозревала, что свой путь Эрвин начинал не один, а с Патриком Морелем.
   -...в Бромли наши пути разошлись. Пэтси повезло - в театре Сен-Ирэн шел спектакль, в котором требовалась роль мальчика с сильным марсовийским акцентом. Потом антрепренёр заметил Пэтси и взял его в труппу. Платить не стал, зато предложил еду, место для ночлега - и возможность учиться.
   И, судя по всему, юноша времени зря не терял. Это для таких людей, как я - бесконечно далеких от театра и сценического искусства - триумф Патрика Мореля был сродни появлению новой звезды на небосклоне. Явление непостижимое, находящееся во власти лишь высших сил... На самом же деле за славой Мореля стояли годы упорной работы.
   Эрвин рассказывал о своем друге сначала медленно и печально, а потом всё оживленней. Под конец он вспомнил одну пикантную и невероятно забавную историю с участием двух глупых актрисок и не слишком разборчивого режиссёра и даже засмеялся - но вскоре опять помрачнел.
   - Поверить не могу, что его больше нет, леди Виржиния,- тяжело вздохнул Эрвин. Кувшин с напитком из мелиссы и мёда уже почти опустел, но дело своё он сделал. Руки у художника больше не дрожали, и речь стала спокойней и сдержанней. А может, причина была не в лекарствах, а в том, что Эрвин наконец-то выговорился? - Это произошло так неожиданно... В последнее время Пэтси во всём сопутствовала удача. Спектакли имели оглушительный успех, на скачках он поставил крупную сумму - и выиграл, даже с женщинами дела обстояли прекрасно. Пэтси говорил, что нашёёл "свою единственную" и готов сделать ей предложение, - художник низко опустил голову. Голос от этого звучал теперь приглушенно и сдавленно. - В то утро, когда Патрика нашли, он должен был прийти в мою мастерскую. Понимаете, я вдруг понял, что у меня нет ни одного его портрета. Да что там портрета, даже наброска! Пэтси сначала смеялся, однако потом согласился позировать. Мы договорились на одиннадцать утра - свет в это время хороший. Но Пэтси так и не пришёл. Я прождал его весь день, а потом отправился к нему домой, чтобы хорошенько пристыдить... и узнал, что он мёртв.
   - Я... - Нужно было сказать "сочувствую", но подобающие случаю и ничего не значащие слова не шли с языка. - Я считаю, что вам нужно все-таки написать его портрет! - вырвалось у меня вместо этого, и я сама испугалась того, что сказала.
   - Что? - От изумления художник часто-часто захлопал ресницами. - Леди Виржиния...
   - Вы напишете его портрет, Эрвин, - твёрдо повторила я. - Нарисуете Патрика Мореля именно таким, каким знали его вы. Не публика, не коллеги по сцене, не женщины. Именно вы - тот, с кем он начинал свой путь.
   Лицо Эрвина Калле словно озарилось внутренним светом. Смягчились черты лица, разгладилась постепенно горькая складка между бровями, чуть-чуть поднялись вверх уголки губ, намечая улыбку...
   - Возможно, вы правы, леди Виржиния, - произнёс он негромко и поднял на меня глаза. - Но сначала я должен отыскать того, кто убил Пэтси. Нет, даже не так. Того, кто выставил его слабовольным самоубийцей. И для этого я пришел к вам.
   Я покачала головой и виновато улыбнулась.
   - Боюсь, вы ошиблись, Эрвин. Я не караю преступников. Я всего лишь продаю кофе и сладости.
   Взгляд его стал острым и безжалостным.
   - Зато к вам приходит человек, который может раскрыть любую тайну и найти виновного. Алиссон Алан Норманн. Детектив Эллис. Вы ведь друзья?
   Перед моим внутренним взором в одно мгновение промелькнули события вчерашней ночи. Сердито щурящийся Эллис, Лайзо Маноле - стоящий на коленях у моих ног, горячие пальцы, сжимающие мою ладонь, и освежающая разум лимонная кислинка на языке...
   - Друзья? Надеюсь, что по-прежнему да, - я тяжело вздохнула. Похоже, день сегодня будет таким же жарким, как всю последнюю неделю. Может, придумать какую-то систему охлаждения в кофейне? Навесы над окнами уже помогают мало. А если установить что-то вроде "жаровни наоборот" - с медленно тающим льдом? Или сделать в центре зала какой-нибудь фонтанчик-каскад в миниатюре? Нет, слишком глобальная задумка... да и в целом, не время для подобных размышлений. Сейчас главное - Эрвин Калле и его горе. - Что вы хотите от меня, Эрвин? Устроить вам встречу с мистером Норманном?
   - Я уже встречался с ним, - тоскливо ответил художник, дергая себя за рыжую прядь. - Он сказал сразу, что тут расследовать нечего, и даже слушать меня не стал.
   Я немного помедлила перед тем, как ответить.
   - Может, он прав, и это действительно было самоубийство?
   Эрвин покачал головой.
   - Нет. Я знаю точно. Патрик бы никогда и ни за что... Нет. Он не мог просто вот так повеситься. Если бы вы поговорили с мистером Норманном и убедили его выслушать меня внимательно...
   Как бы только от моего вмешательства хуже не стало. Особенно после того, что произошло вчера.
   Но Эрвин смотрел на меня с таким отчаянием - как будто я была его последней надеждой.
   И я решилась.
   - Хорошо. Попробую переубедить мистера Норманна, хотя и не могу ничего обещать. Он очень... упрямый человек. С другой стороны, мистер Норманн крайне любопытен. Если получится заинтересовать его вашим делом, то он сам добьется в Управлении Спокойствия инициации расследования.
   - Уповаю на это, - мрачно ответил художник. - Благодарю вас, леди Виржиния... и прошу прощения за то, что ворвался в "Старое гнездо" в таком виде.
   - Не извиняйтесь, мистер Калле. У вас была серьёзная причина - и да уберегут небеса нас всех от подобных причин.
   Вскоре начали подходить первые посетители. Как назло, гостей сегодня было много - с самого открытия. Мадлен пришлось увести художника в верхние комнаты и уложить там на кушетку: после целого кувшина медово-лимонного настоя мелиссы его сморил сон, а просто вызвать кэб и отправить Эрвина домой мне совесть не позволила. Ближе к вечеру художник проснулся сам, передал через Георга уверения в своей сердечной благодарности и незаметно покинул "Старое гнездо" через чёрный ход.
   Рассказ Эрвина Калле не выходил у меня из головы целый день. Я с видимой беззаботностью обсуждала с леди Чиртон и миссис Джонстоун фасоны летних платьев и внезапно захватившую умы бромлинских кокеток моду на бумажные зонтики в чжанском стиле, рассуждала о мифологических мотивах в последнем сборнике стихов Эмили Скаровски, поддерживала беседу о скачках и жаловалась на жару - но мысли мои постоянно возвращались то к истории Патрика Мореля, то к ссоре с Эллисом накануне.
   Ближе к восьми часам в кофейню заглянул Луи ла Рон, как всегда, со свежей газетой. Я не упустила случай и расспросила его о смерти Патрика Мореля. Ей была посвящена небольшая заметка, как оказалось, во вчерашнем выпуске - всего на десять строк. Ла Рон быстро отыскал заметку на последней странице, среди некрологов. Я перечитала ее дважды и загрустила.
   Такие сухие слова!
   Родился, жил, умер - скорбим. Внезапно выяснилось, что не только широкая публика, но даже и близкие знакомые мало знали о нём. Вот, например, о его возлюбленной - той, с которой Патрик, по словам художника, намеревался связать себя узами брака - даже не упоминалось.
   Заметку я аккуратно вырезала и отложила. Пригодится для беседы с Эллисом. Детектив обычно приходил ближе к полуночи. Я нарочно закрыла "Старое гнездо" пораньше, сама сварила кофе и подготовила его любимые пирожные.
   Однако Эллис не пришёл. Ни этим вечером, ни следующим, ни через три дня.
   Зато Эрвин появлялся каждый вечер. Смотрел на меня вопросительно, дожидался виноватого "Пока ещё нет, мистер Калле", допивал кофе - и уходил. На четвёртый день я не выдержала. Написала записку и отправила с курьером по давно наизусть зазубренному адресу.
   И - приготовилась ждать.
  
   Он постучал в двери чёрного хода в четверть первого. Я вздохнула с облегчением, поправила прическу, сняла льняную салфетку с блюда с пирожными. А буквально через мгновение хмурый Георг проводил Эллиса в зал и сам отправился на кухню - готовить кофе.
   - Доброй ночи, леди Виржиния, - подчёркнуто вежливо поздоровался детектив. Серые глаза его были холодными, как лёд. - Чем обязан такому, гм, настойчивому приглашению?
   - Были причины, - улыбнулась я. - Прошу, присаживайтесь, Эллис.
   Он так и остался стоять посреди зала, комкая в руках кепи.
   - А если бы я не пришёл? Вы правда бы так и сидели за этим столиком всю ночь, не смыкая глаз, как грозились?
   - Эллис, вы знаете меня достаточно хорошо и можете сами ответить на этот вопрос, - вздохнула я и вновь указала ему на стул. - Не стойте, пожалуйста. Мадлен сейчас принесёт кофе. А эти пирожные и сырное печенье я сама готовила, мне только немного помогала миссис Хат.
   С видимой неохотой детектив опустился на стул и небрежно бросил кепи на стол.
   - Кажется, вы упоминали, что у вас есть ко мне дело, леди Виржиния?
   Я молча подвинула к нему газетную вырезку. Эллис быстро пробежал её глазами и фыркнул.
   - И что это? Новости я читаю и так. Для этого мне не обязательно заходить в "Старое гнездо", леди Виржиния.
   "Никто не говорил, что это будет легко, - медленно выдохнула я и улыбнулась самой обаятельной своей улыбкой. - Соберись, Гинни".
   - Мне показалось, что вам эта новость будет интересна. К тому же в этот некролог вкралась ошибка. Патрик Морель не совершал самоубийства, его убили.
   - Да ну? - заломил брови домиком Эллис в комично гипертрофированном удивлении. - И откуда бы вам это знать?
   - Из самого достоверного источника, - с достоинством ответила я, и детектив заинтересованно подался вперед:
   - О, так это вы вздёрнули беднягу Мореля на верёвке? Могу я считать ваши слова чистосердечным признанием?
   Щёки у меня как ожгло оплеухой.
   - Не говорите глупостей, Эллис. Я понимаю, что вы сердитесь на меня, но смерть человека - не повод для ёрничанья. Просто выслушайте для начала. Недавно ко мне пришёл мистер Калле - он весьма известный художник...
   Я неторопливо пересказывала историю Эрвина, а Эллис в это время флегматично хрустел печеньем. Бесшумно подошла Мадлен и составила на стол две чашки - с кофе для детектива и с тёплым ванильным молоком для меня. Эллис с видом избалованного аристократа понюхал свой напиток, поморщился - и потом милостиво изволил отпить.
   Георг, наблюдавший за этим представлением от двери в служебное помещение, потемнел лицом. Ох, зря детектив так отнёсся к кофе - ведь не я его готовила... А Георг - человек весьма злопамятный.
   - Чего вы хотите от меня, Виржиния? - устало перебил меня Эллис на середине рассказа о бедняге Мореле. - Скажите уже прямо.
   Я не стала больше затягивать.
   - Возьмитесь за это дело. Найдите убийцу или убедите Эрвина Калле в том, что Патрик Морель покончил с собой.
   - Делать мне больше нечего, - скривился Эллис и поднялся на ноги, решительно отодвинув стул. - Я, пожалуй, пойду, Виржиния. Спасибо за угощение и рассказ, но мне пора. Кстати, печенье вы пересолили.
   - Эллис, постойте!
   Я тоже резко поднялась... и тут нервное напряжение последних дней и четыре чашки кофе, выпитые с утра - между прочим, в четыре раза больше моей нормы - дали о себе знать. Голову резко повело, и я даже не опустилась - в полубессознательном состоянии осела на стул, а потом под щекой незнамо как оказался шершавый пол.
   - Виржиния, вы же не думаете, что на меня можно воздействовать такими примитивными... - глухо, как из подвала, донёсся до меня голос Эллиса. - Ох, проклятье! Мадлен, или кто шпионит там, за дверью - принесите холодной воды и полотенце, быстро!
   - Не надо... - Губы мои были ужасно непослушными. - Я в порядке...
   - Вижу я, как вы "в порядке", - проворчал детектив, помогая мне усесться на стуле. - Куда ж вы все под стол сползаете, Виржиния... И сколько в вас весу? Я удержать точно не могу.
   - Достаточно для леди.
   - Лаконичный ответ.
   Тут подоспела Мадлен с полным кувшином и, видимо, не разобравшись сначала, почему Эллис надо мной склонился и обхватил руками, выплеснула половину на него. Остатков мне вполне хватило, впрочем. Глотнув холодной воды и обтерев влажным полотенцем лицо, я почувствовала себя значительно лучше и даже смогла улыбнуться Эллису:
   - Простите. Наверное, это из-за жары. Неважно чувствую себя в последнее время. Вы, кажется, хотели идти?
   - Уже передумал. - Эллис с тяжким вздохом вернулся за стол и подпер кулаком щеку. - Виржиния, я догадываюсь, что ваш друг-художник не на пустом месте поднял шум, но заниматься всеми этими театральными делами мне совершенно не хочется. Там та ещё змеиная нора, поверьте.
   - А если я вас попрошу?
   - А вы откликнулись на мою просьбу устроить Лайзо водителем? - сдержанно ответил Эллис. - Он, конечно, не подарок, но я просто так своим словом не разбрасываюсь. Если говорю, что вам полезен будет такой человек среди прислуги, значит, так оно и есть.
   - Предположим, - опустила я ресницы. Вот и начался торг. Следовало ожидать этого, конечно. - Я готова обдумать ваше предложение снова, Эллис, если вы раскроете карты. Не люблю, когда мне морочат голову.
   Он минуту поколебался, задумчиво обгрыз по краю ещё одно печенье - и махнул рукой, капитулируя:
   - Спрашивайте, Виржиния, чего уж там... Я отвечу.
   Я собралась мгновенно. Азарт словно вымыл последние следы дурноты.
   - Вы упоминали, что Лайзо Маноле - авантюрист, мошенник высокого класса. И на чём он, гм, специализировался?
   - На финансовых махинациях, - улыбнулся Эллис. - Убеждать обеспеченного, но прижимистого человека расстаться с некой внушительной суммой - любимое занятие Лайзо. И, как правило, он добивается успеха. Выдать себя за другого человека, втереться в доверие, а затем обвести вокруг пальца и скрыться - вот обычная схема действий. Правда, в последнее время Лайзо стал выбирать такую рыбку, которая, образно говоря, может утащить его на глубину.
   - Неужели замахнулся на аристократов? - предположила я. Эллис досадливо поморщился и нахлобучил кепи себе на голову.
   - Да, вы угадали, Виржиния. Поначалу он пощипывал не слишком чистоплотных провинциальных лордов и леди, как говорится, жулик у жулика украл, но последняя его выходка... Ему наскучило мошенничество. На романтику потянуло... Помните историю с замужеством младшей дочери виконта Йорка?
   - Конечно.
   Кто же её не помнил! Три недели назад самая юная леди Йорк - Эмма, кажется - должна была обвенчаться в соборе Святого Магнуса Йоркского. Жених - капитан действующей армии, человек состоятельный, но уже немолодой, совсем не нравился семнадцатилетней Эмме. Оспаривать решение родителей у нее духу не хватило. Казалось бы, девушка смирилась со своей судьбой... Однако после окончания церемонии выяснилось, что девица, прячущая своё лицо под густой вуалью, - это не Эмма, а старшая сестра Лорин - скромная и добродетельная особа, но, увы, кривая на один глаз, и потому не рассчитывавшая на такое удачное замужество. Эмма же, пока сестра её подменяла, успела обвенчаться с молодым капралом - к слову, находящимся в подчинении у неудавшегося жениха.
   Что и говорить, скандал вышел грандиозный.
   - Так вот, сценарий этого действа и его воплощение - целиком заслуга Лайзо, - очередной вздох Эллиса, мрачно поглядывающего на меня из-под козырька кепи, был прямо-таки мученическим. - Таким образом, Лайзо получил сразу двух серьёзных врагов - капитана Тиббса и виконта Йорка.
   - Скверно.
   - Да уж ничего хорошего. Виржиния, я уже отчаялся вытащить Лайзо из трясины преступного мира, - произнёс Эллис проникновенно. Глаза у него лихорадочно блестели. - Я сумел убедить его пересидеть несколько месяцев в безопасном месте - лучше всего в Бромли, среди прислуги, где никому не придет в голову его искать. Он всё никак не соглашался, но после встречи с вами резко передумал. Я догадываюсь о причинах и понимаю, что они вам наверняка не понравятся... но, тем не менее, прошу: Виржиния, возьмите Лайзо на работу. Ему это нужно куда больше чем вам или мне, но обещаю - вы не будете разочарованы.
   - Чтобы разочароваться, нужно или верить, или надеяться. - Я отвела взгляд. - И я не собираюсь платить вашему Лайзо больше, чем любому другому претенденту. Наверняка он привык жить на широкую ногу, и вряд ли жалования в девяносто хайрейнов в год ему будет хватать на все прихоти.
   - Для водителя это хорошее жалование, - невесело усмехнулся Эллис. - Пусть оно и намного меньше моего, но жить на него можно. Я так понимаю, жильём и едой вы прислугу обеспечиваете?
   - Разумеется.
   - В таком случае, Лайзо этого хватит. Значит, сделка? - Эллис протянул мне руку. - Вы берете на работу Лайзо, а я разбираюсь с проблемами вашего драгоценного художника.
   - Сделка. - Я скрепила уговор рукопожатием. Губы Эллиса начали расползаться в довольной улыбке. - Только не говорите мне, что вы планировали это заранее, а потому и отказали сначала Эрвину Калле.
   - Не скажу, - подмигнул мне Эллис. - Пусть это останется просто догадкой.
   Уже позднее, глубокой ночью спать я ложилась с чувством, что меня обвели вокруг пальца.
   И кто тут мошенник высшего класса? Сдается мне, что Лайзо и в подмётки не годится Эллису...
  
   К моему удивлению, Лайзо оказался по-военному пунктуален. Он появился на пороге особняка Валтеров на Спэрроу-плэйс ровно в девять, как из-под земли вырос. У дверей его встретил Стефан - в полной, самой строгой униформе дворецкого, надеваемой лишь по торжественным случаям в присутствии гостей - и проводил в малую гостиную. Там ожидал мистер Спенсер, мой управляющий. Обычно собеседования с соискателями на место в штате прислуги проходили в его кабинете или даже в офисе, на другом конце Спэрроу-плейс. Сегодняшний случай оказался исключением - ведь фактически я уже согласилась взять Лайзо на работу. Можно было бы обойтись и вовсе без формальностей, конечно. Но очень уж мне хотелось посмотреть на то, как будет держаться воспитанник Эллиса, беседуя с управляющим.
   А балконы на втором ярусе гостиной позволяли сделать это незаметно.
   Сперва я даже не узнала Лайзо. Он словно... потускнел, другого слова и не подобрать. Немного сгорбился, опустил плечи, нахмурился - и ушло куда-то сияние, ушла кипучая энергия, от которой раньше воздух вокруг этого человека едва ли не искрился. Пыльно-серые брюки и такой же жилет, белая рубашка, кепи, измятое так, словно его отняли у неряхи Эллиса - всё не благородных "джентльменских" оттенков, а дешёвых, потёртых, будто бы выцветших от частых стирок. Такой Лайзо смотрелся блекло даже рядом с мистером Спенсером - сухоньким благообразным старичком с породистым носом и бесцветными, вечно поджатыми брезгливо губами.
   - Доброе утро. Вы мистер Маноле?
   - Доброе утро. - Даже голос у него стал глуше. - Да, я Лайзо Маноле.
   - Прекрасно, - кивнул управляющий с таким выражением лица, словно на мусор смотрел. Впрочем, такие взгляды доставались всем, за исключением только меня и - в прежние времена - леди Милдред. - Меня зовут мистер Спенсер. Я задам вам несколько вопросов, чтобы проверить ваше профессиональное соответствие тому месту, на которое вы претендуете. Итак, приступим. Рекомендаций с прежнего места вы, увы, не предоставили, поэтому спрошу для начала: каков ваш стаж работы шофером?
   - Два дня.
   Мистера Спенсера скрутил жестокий приступ кашля.
   - И вы утверждаете, что справитесь с таким сложным устройством, как автомобиль, не имея должного опыта?
   - Опыт у меня есть.
   - И какого же рода? - Яду в скрипучем голосе мистера Спенсера с лихвой хватило бы лет на сто вперёд, причём досталось бы вдоволь и неверным женам-отравительницам, и алчным наследникам, и даже несчастливым влюблённым перепало бы по капле.
   - Я участвовал в гонках. Пять лет, - скромно потупившись, ответил Лайзо. - Автомобили - моё страстное увлечение. Не хвалясь, скажу, что в них я разбираюсь даже лучше, чем замечательно.
   Вот так сюрприз! Я подавила изумленное восклицание. О таких подробностях биографии своего воспитанника Эллис умолчал.
   Значит, гонщик... Любопытно.
   - Вот как? - Мистер Спенсер также выглядел слегка удивлённым и даже нервно поправил узел галстука. - Что ж, это хорошая новость. Насколько я понимаю, механик вы тоже неплохой?
   - Более чем.
   - А как обстоит дело с ориентированием в Бромли? Хорошо ли вы знаете дороги?
   - Как свои пять пальцев. Я родился в этом городе.
   - Мы все в нём родились, мистер Маноле, однако не многие могут по кратчайшему маршруту и без задержек добраться из Ист-хилл до Вест-хилл, - с сожалением заметил мистер Спенсер и поджал губы.
   - Смею заверить, на дорогах я чувствую себя как рыба в воде. - Мне из-за ширмы было видно не всё, но, судя по голосу, Лайзо улыбался.
   - Надеюсь, - сухо ответил управляющий. - А что с вашим семейным положением? Вы добропорядочный семьянин, или убеждённый холостяк, или, быть может, у вас есть на примете особа, с которой вы намерены связать себя узами брака?
   - Ещё недавно я бы сказал, что не собираюсь обременять себя браком... - в голосе Лайзо появились странные интонации. - Но не так давно я встретил ту, которой готов сделать предложение прямо сейчас. К сожалению, в моём нынешнем положении она вряд ли снизойдёт до меня. Однако надеюсь через несколько лет добиться её внимания.
   В груди у меня неприятно кольнуло. Получается, и это Эллис утаил? Причина того, что гипси-мошенник решил бросить своё неправедное дело, - влюблённость? Что ж, это многое меняет. В раскаявшихся преступников я не верю, а вот в людей, готовых измениться ради семьи и будущего своих детей - вполне.
   Я поднялась и ушла - очень тихо. Не думаю, что Лайзо меня заметил, пусть он и бросал время от времени взгляды наверх, к балкону. Через некоторое время явился мистер Спенсер с докладом. Я не стала затягивать и спросила сразу:
   - Что вы думаете об этом человеке? Я была бы весьма рада услышать ваше мнение, хотя на решение о приёме на работу оно, к сожалению, уже не повлияет.
   - По моему твёрдому убеждению, мистер Маноле принесёт нам множество проблем, - осуждающе покачал головою управляющий. - На первый взгляд, это юноша учтивый, почтительный и разумный. Однако поверьте опытному старику, леди Виржиния: человек, у которого в глазах столько страстей, будет плохим слугой. В лучшем случае такой человек станет притязать на равенство с вами, леди. А если вы ему в этом праве откажете, он попытается взять его силой, не стесняясь в средствах. Если же и это у него не выйдет... Что ж, тогда он станет злейшим вашим врагом, - тяжело вздохнул старик. - На таких людей лучше смотреть издалека, потому что они никогда не наскучивают нам, но, будучи рядом, становятся сущим наказанием.
   - Полностью согласна с вами, мистер Спенсер, - кивнула я. - Наверняка все мы не раз пожалеем, что не отказали ему от места. Но выбора у меня нет. За мистера Маноле просил мой друг, которому я многим обязана.
   - С такими друзьями, леди Виржиния, и врагов не надо, уж простите за прямоту, - досадливо потёр седые брови Спенсер. Этот жест у желчного старика был знаком крайнего утомления - не физического, но душевного. - Подложил вам этот друг поросёночка - да такого, из которого потом не свинья даже вырасти может, а бешеный вепрь. Впрочем, не моё дело - советовать, а если вы уж пообещали, то слова не нарушите. Как старая леди Милдред.
   - А раз так, отчего не подписать с мистером Маноле договор прямо сейчас? К половине двенадцатого мне нужно быть у леди Вайтберри. Она устраивает благотворительный завтрак. Все собранные деньги, кажется, пойдут на детский дом.
   - Богоугодное дело, - одобрил свысока намерения баронессы мистер Спенсер. Он благотворительность почитал за блажь и не раз корил меня за мягкость, с которой я подходила к взиманию арендной платы, например. - В таком случае, я не буду медлить, леди Виржиния. Хотя будь моя воля, я бы подержал в неведении такого соискателя подольше.
   - Нет необходимости, - качнула я головой. - И, будьте любезны, поставьте мистера Маноле в известность о том, что через час автомобиль должен ждать меня у ворот особняка. И что любое опоздание будет караться... чем-нибудь. Угрозу подберите на свой вкус, пожалуй.
   - Нечего выбирать, раз уж розги запретили, - с явным сожалением пробормотал себе под нос мистер Спенсер. - Остаётся только урезанием жалования грозиться, а такие вот гордые карман берегут куда как меньше, чем собственную спину, - и с этими словами он удалился.
   Как и всегда, я была полностью согласна с мистером Спенсером. Одного только он не знал - у меня и в мыслях не было просто так принять Лайзо Маноле, с распростёртыми объятьями и с приветственными фанфарами. Нет. Сегодняшний день станет для него испытанием. Если Лайзо пройдёт его, то займет достойное место среди прислуги. Если же нет... Что ж, я найду другого водителя, а воспитанник Эллиса останется просто механиком в гараже. Жалование будет ему исправно поступать, но я хотя бы огражу себя от общения с неприятным человеком.
   Впрочем, искренне надеюсь, что до этого дело не дойдёт.
  
   Автомобилей в гараже особняка Валтеров было два - старый, тряский и неудобный, на газолине, и новый, с электрическим двигателем, приобретённый буквально месяц-другой назад. Приобретённый - но не купленный; это был подарок от Томаса Уолтера, гениального конструктора и владельца небольшого завода. Мистер Уолтер передал мне автомобиль, аккуратный лаково-чёрный "Бейкер", за символическую цену - одну чашку чёрного же кофе в "Старом гнезде".
   Сделка была выгодной для обеих сторон. Я получала новую "игрушку", как изволил выразиться недовольный приобретением Георг, а мистер Уолтер - хорошую рекламу. Знать не спешила переходить на автомобили, несмотря на более чем полувековую их историю. Многие, особенно в загородных усадьбах, до сих пор отдавали предпочтение старинным каретам - как герцогиня Дагвортская, к примеру.
   Причин было несколько.
   Во-первых, знаменитый аксонский консерватизм, в высшей мере свойственный аристократии - мы тяжело принимали перемены. Даже мода у нас была сдержанней, чем на материке. Там уже царили яркие цвета, длина юбок стремительно уменьшалась, крой платья становился сложнее и сложнее, в то время как чопорные аксонские леди придерживались классики.
   Во-вторых, дороги. Лошадь проходила там, где автомобиль увязал. Даже в Бромли не все проулки вымостили булыжником, кое-где после дождей появлялись настоящие болота, что уж говорить о загородных маршрутах! В этом году в Парламенте решили было всерьёз заняться аксонскими дорогами, однако военная клика в очередной раз получила большинство. Расходы на армию увеличили, а вот о дорогах позабыли, ограничившись ремонтом некоторых мостовых в Бромли.
   В-третьих, дороговизна... нет, не самих автомобилей - ремонта. Поломки, увы, оставались пока явлением частым. Найти водителя ещё получалось с горем пополам, а вот хорошего механика - уже трудно. Многие весьма талантливые люди, изобретатели или просто любители автомобилей, отказывались работать "в прислуге", ведь гордости им было не занимать.
   По правде говоря, я и сама недоверчиво относилась к автомобилям, но лишь до тех пор, пока не увидела "Бейкер" Уолтера - а увидев, поняла, что значит "мечта". А сейчас Лайзо с такой непередаваемой нежностью проводил рукою по сверкающему капоту моей мечты, и в груди у меня закипала... нет, не ревность, но что-то очень похожее.
   - Доброе утро, леди Виржиния! - склонился Лайзо в приветственном поклоне, едва я достаточно приблизилась, и расторопно распахнул дверцу. - Прошу.
   - Доброе утро, мистер Маноле, - сухо кивнула я. - Мистер Спенсер отдал вам моё расписание на сегодня?
   - Да, леди, - и снова безупречный наклон головы, в котором пополам смирения и почтения.
   - В таком случае, не будем задерживаться. На Пайн-лэйн, дом семнадцать, пожалуйста.
   Салон автомобиля не был полностью закрытым, подобно кэбу или карете. Солнце свободно проникало сквозь окошки, забранные прозрачным стеклом, и от этого тёмно-коричневые сиденья изрядно нагрелись. Как и положено настоящей леди, я, конечно, сумела сохранить спокойно-доброжелательное выражение лица, да и юбки были достаточно пышными... Но так или иначе, улыбка Лайзо, отразившаяся в стекле, мне совершенно не понравилась.
   - Надеюсь, что вы не солгали, когда говорили о своем опыте работы, мистер Маноле. Не хотелось бы мне опоздать на благотворительный завтрак.
   - Мы не опоздаем, леди Виржиния. - Вот теперь он совершенно точно улыбался. - Надеюсь, вы не боитесь скорости?
   - Разумеется, нет, - ответила я невозмутимо.
   И только тогда, когда автомобиль разогнался настолько, что тряска стала просто невыносимой, мне стало ясно: Лайзо не хвастался, когда говорил, что пять лет занимался гонками. Дребезжали стекла, что-то оглушительно громыхало, ревело и дребезжало... К счастью, скоро мы выехали с пустынной улицы на довольно оживлённую, и мне не пришлось просить, чтобы Лайзо сбросил скорость - он сделал это сам, пусть и вынужденно. Я незаметно перевела дух и расправила в плечи, стараясь не думать о том, какая у меня сейчас улыбка.
   В лучшем случае - вымученная. Но, скорее всего, просто сумасшедшая.
   Тем не менее, на благотворительный завтрак мы не опоздали и к дому леди Вайтберри подъехали даже раньше, чем нужно. Я велела Лайзо сделать ещё один круг, до площади и обратно - на это как раз ушли "лишние" четверть часа. Напряжение от безумного начала поездки окончательно сошло на нет. Однако оставлять выходку Лайзо без подобающего наказания я не собиралась.
   - Завтрак не займет много времени, полагаю. - Голос у меня был сладким, как вишнёвый сироп. - Не больше часа. Я бы рекомендовала подождать моего возвращения прямо в автомобиле.
   - Как скажете, леди, - покорно согласился Лайзо, пряча под козырьком кепи выражение глаз.
   Вернулась я только через три с половиной часа. Гости к тому времени большей частью уже разошлись, но ведь подругам всегда найдётся, о чем поговорить - вот мы с леди Вайтберри и задержались немного. Обсудили и преждевременную - "Ах, какая потеря для искусства!" - смерть Патрика Мореля, и размеры сделанных гостями пожертвований, и, конечно, небывалую, удушающую жару последних дней.
   Но если нам довелось только легкомысленно поболтать о погоде, то Лайзо в полной мере вкусил её прелестей. Когда он с поклоном распахнул передо мной дверцу, то я заметила, что рукава рубашки у него липнут к коже, да и на жилете появилось едва заметное тёмное пятно. Шея и лицо раскраснелись, дыхание стало тяжёлым - но ни словом, ни взглядом Лайзо не упрекнул меня за долгое ожидание.
   Мне стало немного стыдно, но я быстро избавилась от этого чувства, чему немало поспособствовал резкий, пусть и не особенно неприятный запах, воцарившийся в салоне.
   - Куда теперь, леди? - глухо поинтересовался Лайзо. Он больше не улыбался.
   - На Хайвинг-стрит, двести одиннадцать, - невозмутимо напомнила я строчку из плана. - И можете не торопиться, мистер Маноле. Кажется, вам нехорошо.
   - Всё в совершеннейшем порядке, леди Виржиния. - Слова отдавали неуловимой издёвкой. - Вы хотите проехаться вдоль реки или по жилым кварталам?
   Интересно. Скажу, что хочу ехать вдоль Эйвона - и сполна наслажусь тонкими оттенками смрада от стухшей воды. А прикажу отправиться через город - и меня могут завезти в какое-нибудь жуткое местечко, вроде Смоки Халлоу.
   Ну, уж нет.
   - На ваш выбор, мистер Маноле, - улыбнулась я и опустила ресницы. - Покажите мне, пожалуйста, лучший путь.
   Лайзо как-то подозрительно закашлялся, но переспрашивать ничего не стал. А доехали мы без приключений - и Эйвон, и Смоки Халлоу я видела только издали.
   Хайвинг-стрит иначе называли улицей Искусств. Именно там предпочитали снимать квартиры писатели, журналисты, музыканты, актеры, молодые поэты и, конечно, художники. Улица эта, словно река из озера, вытекала из площади Розовых Каштанов, где располагался самый известный из аксонских театров - Королевский. Из постоянных гостей "Старого гнезда" трое жили на Хайвинг-стрит: Луи ла Рон, "Золотое перо" Бромли, великолепная Эмили Скаровски... и Эрвин Калле.
   Вот именно к нему я и направлялась.
   Конечно, вероятность днём застать художника не в студии или у друзей, а дома, была крайне мала. Но мне и не требовалось видеться с ним лично. Я собиралась оставить ему записку с приглашением зайти в "Старое гнездо" сегодня после полуночи. Эллис настаивал на том, чтобы встретиться с художником в первый раз на нейтральной территории - не в Управлении и не в студии, - но в то же время так, чтобы никто посторонний не мог подслушать разговор. Моя кофейня подходила для этого просто идеально.
   - Прибыли, леди Виржиния.
   - Прекрасно, - кивнула я благосклонно. - Наверное, вам нелегко было столько времени сидеть в автомобиле?
   - Вы правы, леди.
   - В таком случае, можете немного размяться, доставив этот конверт на четвёртый этаж вон того дома. На нужной вам двери будет табличка - "Э. Калле". Если хозяина нет дома, просто подсуньте письмо под дверь, - с неизменной улыбкой раздавала я указания. Что ж, если Лайзо не дурак, он воспользуется случаем немного освежиться и привести себя в порядок - молодые художницы со второго этажа, вечно сплетничающие в холле, наверняка не откажутся вынести такому красавцу кувшин воды. - И поторопитесь, пожалуйста. Я опаздываю в кофейню.
   - Будет сделано, леди Виржиния, - без особенной радости ответил Лайзо.
   Я отдала ему конверт и настроилась на долгое ожидание. Но Лайзо вернулся почти сразу же - самое большое, через десять минут. Водительское кепи он держал в руке, а волосы были мокрыми и блестели.
   "Попросил воды сам или его за что-то облили? - подумала я с улыбкой. - Судя по тому, что рубашка в порядке, все-таки попросил".
   - Письмо я отдал невысокому рыжеволосому человеку в странной одежде, - отчитался Лайзо, вернувшись на место водителя. - Он прочитал его, поблагодарил и сказал, что непременно будет.
   - Замечательно, - похвалила я Лайзо. - Что ж, теперь - в "Старое гнездо". Я там останусь, а вы, мистер Маноле... - Велик был соблазн опять оставить Лайзо дожидаться меня в автомобиле, но милосердие победило. Думаю, что бывший мошенник и так уже понял: место водителя, даже полученное по рекомендации Эллиса - это не пирог с малиной. - ...А вы, пожалуй, отправляйтесь пока на Спэрроу-плейс и отдохните. До вечера я в услугах водителя не нуждаюсь. Подъедете к кофейне около половины двенадцатого. Сначала отвезёте домой миссис Хат, потом вернетесь за мною. Все ли вам ясно?
   - Всё, леди. Благодарю за оказанное доверие.
   Больше мы не обменялись ни единым словом. Хоть Лайзо и выглядел сейчас несколько лучше, но явно был нездоров. Меня же подспудно гнело неприятное чувство, что я поступила нехорошо, заставив его ждать три с половиной часа на солнцепёке.
   К тому же весь день Лайзо вёл себя просто безупречно...
   Нет, не стоит забывать о том, что он мошенник со стажем и авантюрист по духу. Одна эта его выходка с быстрой ездой на автомобиле чего стоила! Один день в спокойствии ни о чём не говорит, да и до вечера пока далеко. Вот через неделю или две можно будет делать выводы, подарок мне достался от Эллиса или всё-таки обуза.
   Поживём - увидим.
  
   День в кофейне прошёл спокойно и не был омрачен никакими неприятностями. Разве что уже под вечер выяснилось, что я где-то потеряла платок - шёлковый, с моим личным вензелем. Миссис Хат, узнав об этом, непритворно огорчилась.
   - Терять платок, леди Виржиния - это к слезам, - расстроенно покачала она головой. - Ох, не к добру... Пожалуй, схожу в церковь, поднесу за вас цветов святой Генриетте.
   - Глупости, - нахмурился Георг, не отвлекаясь от растирания специй в ступке. В кухне сегодня пахло особенно свежо - гости предпочитали заказывать или холодный кофе с лимонной цедрой, или с кардамоном, или вовсе мятные настои. - Любому понятно, откуда появилась эта примета. Для бедняков все потери - к слезам, потому что купить новое бывает не на что. А вы, леди Виржиния, можете потерять хоть дюжину платков разом, но убытка не почувствуете. Вот если вы оборонили этот платок где-нибудь в неподобающем месте, то будут вам слезы, а нет - так и не беспокойтесь попусту.
   - Я была сегодня только у леди Вайтберри, а больше нигде из автомобиля не выходила, - пожала я плечами. - Так что повода для волнения действительно нет. Просто я не помню, вынимала ли его вообще... Впрочем, не важно. Георг, чуть не позабыла сказать - сегодня мы ждём Эллиса после закрытия. Также должен подойти мистер Калле, но я не знаю, через парадный вход или нет. В любом случае, впускайте и провожайте в зал.
   - Опять помогаете этому бездельнику, мистеру Норманну? - в голосе Георга зазвенело осуждение. - Если иметь дело с такими людьми, обязательно попадёте в историю, леди Виржиния. И это не примета, это закон.
   Осаживать Георга не хотелось, ещё меньше у меня было желания отстаивать в споре доброе имя Эллиса. Хотелось просто покоя - что-то подсказывало мне, что ближайшие дни или даже недели будут очень насыщенными.
   Эрвин Калле, как и ожидалось, пришел заранее и устроился за дальним столиком. Кофейня к тому времени уже почти опустела. Посетителей, в общем-то, и так было немного - жара всё не спадала, многие чувствовали себя неважно и предпочитали оставаться дома, потому закрыть "Гнездо" я могла бы уже в одиннадцать, если бы возникло такое желание. Мадлен отнесла художнику за счёт заведения чашечку легкого "дамского" кофе со сливками и корицей. Эрвин поблагодарил, жестикулируя немного нервно - чашка едва не полетела на пол - и, смущённый, сгорбился над столом.
   Прощаясь с последними посетителями, я наблюдала за художником краем глаза. Эрвин выглядел куда лучше, чем в нашу прошлую встречу. Во-первых, он опять перекрасил волосы - теперь они были почти естественного цвета, тёмно-медного. Во-вторых, исчезли мешки под глазами и жутковатая бледность. Одежда стала опрятнее. Уголки губ были по-прежнему опущены, никуда не делись рваные жесты и напряжение - Эрвин как и прежде скорбел по другу, но теперь горе побуждало его не прятаться, а действовать.
   И мне нравились эти перемены.
   Эллис вошёл в кофейню одновременно с тем, как её покинул последний посетитель - как будто нарочно подгадал. С собой детектив принес пухлую папку с документами: газетными вырезками, какими-то желтоватыми листами, которые пестрели медицинскими терминами, записками на клочках и многим-многим другим.
   - Ну-с, начнём, - плюхнул Эллис эту кипу на стол. - О, кофе! Леди Виржиния, а я могу надеяться на порцию? И мне бы перекусить что-нибудь посущественней.
   - Рыбный пирог подойдёт? - спросила я, пряча улыбку.
   Такой Эллис - голодный, взъерошенный, полный энергии, с блестящими от азарта глазами - неизменно вызывал у меня восхищение. В эти минуты я могла простить ему всё, от откровенного хамства до попыток манипулирования.
   - Вполне, - зажмурился от предвкушения Эллис. - Я голоден, как... как... Словом, очень голоден. И сыру захватите, я видел его на кухне! - крикнул он мне уже вдогонку.
   Посмеиваясь, я отправилась к Георгу за угощением. Надо бы принести вдобавок свежих фруктов и шоколада - говорят, сладкое способствует ясному мышлению.
   Рыбный пирог, к сожалению, Мадлен успела убрать в холодильную камеру в подвале. Пришлось спускаться за ним и разогревать в печи, благо та пока не остыла. Но это заняло порядочно времени, и когда мы с Мэдди вернулись в зал, обсуждение уже шло полным ходом.
   -...следов избиения или иных признаков, свидетельствующих о насильственном характере смерти, доктор Брэдфорд не обнаружил. Однако... О, Виржиния, то есть я хотел сказать - леди Виржиния, вы моя спасительница! - Эллис сунул озадаченному художнику мятые бумаги и протянул руки к блюду с пирогом, улыбаясь до ушей. - Ох, горячо!
   - А вы не торопитесь, мистер Норманн, - серьёзно посоветовала я. Мэдди беззвучно рассмеялась и принялась расставлять на освободившемся пространстве стола чашки, кофейник, фрукты и сладости. - И возьмите лучше вилку и нож.
   - Да кому они нужны, эти вилки, - невнятно откликнулся Эллис, уже успевший впиться зубами в солидный кусок пирога. - Восхитительно, просто восхитительно! Кому мне следует адресовать комплименты?
   - Пекарне на Рэббит-стрит, девятнадцать, разумеется. Именно оттуда нам каждое утро привозят тридцать пять замечательных пирогов, - невозмутимо ответила я и обратилась к Эрвину: - А вы не хотите отведать ничего посущественнее сладостей?
   Художник отложил в сторону записи, в которые всматривался до этого, стремительно бледнея, и слабым голосом ответил:
   - Нет, благодарю. Детали медицинского отчёта были слишком... детальными.
   - Тогда, может, воды?
   - Браво, леди Виржиния! - рассмеялся Эллис. Он уже расправился с одним куском и потянулся за вторым. - Вы тоже прочитайте записи моего дорогого друга, доктора Брэдфорда, там немало любопытного.
   - С удовольствием, мистер Норманн. Это?
   - Да, это. Тут четыре страницы. Обратите внимание на те места, которые я обвел зелёными чернилами.
   - Благодарю. Гм...
   - Не надо! - встрепенулся художник и попытался забрать у меня листы, но я уже углубилась в чтение. - Это не для глаз леди!
   - Позвольте, но тут всего лишь буквы, - резонно возразила я, силясь разобрать витиеватый докторский почерк. - Мэдди, спасибо, дорогая, можешь идти пока.
   Отчёт оказался не таким уж страшным. Ума не приложу, отчего тут могло замутить Эрвина - всё было пристойно и по-медицински сухо. Попробовал бы он разобраться в счетах или деловых письмах, особенно часу этак в четвёртом ночи... Вот где страх! От цифр в таком количестве, пожалуй, вполне может и затошнить.
   Впрочем, многое из отчёта я так и не поняла, так как в медицине не разбиралась совершенно, и поэтому решила уточнить у Эллиса:
   - Скажите, а почему здесь что-то написано о переломе шеи? Ведь Патрик Морель вроде бы повесился?
   - О, ну так бывает, если человеку везёт, - воодушевленно взмахнул Эллис куском пирога. - Ну, или при большом весе жертвы. Или, например, если опора была слишком резко выбита из-под ног, особенно при жёсткой или полужёсткой петле, как в случае Мореля. Ярких признаков асфиксии, к слову, нет... Но не в том суть. Посмотрите третий абзац на втором листе - да, да, где находится анализ содержимого желудка. Прямо перед описанием внутренних повреждений... И третий лист, самый конец - результат исследования крови.
   Я пробежала глазами те места, которые указал Эллис.
   Потом ещё раз.
   И ещё.
   - Прошу, поясните, - сдалась я через несколько минут. - Вероятно, содержание кофеина указывает на то, что Патрик Морель пил много кофе?
   - О, да, он любил этот напиток. - Взгляд художника подёрнулся печальной пеленой. Эллис усмехнулся.
   - Не обязательно. Кофеин содержится не только в кофе, леди Виржиния. Те непонятные слова, которые и я-то не рискнул бы выговорить в первый раз сходу, в основном обозначают вещества, относимые к группе алкалоидов или сапонинов. Яды, в большинстве своём. Кофеин, к слову, также алкалоид и яд - в определенных дозах.
   - Получается, что Мореля отравили? - вскинулся Эрвин Калле, но Эллис его успокоил:
   - Вряд ли. Дозы незначительные, для отравления их не хватает. Нет, Патрик Морель повесился, и сделал он это именно сам - все признаки указывают именно на это. Но ведь не обязательно накидывать человеку петлю на шею, чтобы убить его... иногда достаточно подтолкнуть. - Эллис легонько щёлкнул ногтём по серебряной ложечке, и она с глухим звоном упала на пол. - Однако вернёмся к веществам в крови Патрика Мореля. По отдельности они не значат ничего. Но если сложить всё вместе... Чаще подобные вещества получают из растений. Картина, которая вырисовывается из отчётов, могла бы возникнуть, если бы погибший постоянно принимал средства, основанные на вытяжках и экстрактах из таких растений, как женьшень, дамиана, дереза и еще некоторых растений семейства паслёновых.
   Эллис умолк многозначительно, а я всё ещё не понимала, к чему он клонит.
   - Я слышала, что из женьшеня делают лекарства, но остальные названия мне не знакомы. Для чего используют эти растения?
   Эллис почему-то замешкался с объяснением, и ответ пришел с неожиданной стороны.
   - Женьшень, дамиан и волчья ягода, говорите? Да любовное зелье из них варят.
   - Лайзо?!
   - Мистер Маноле?!
   Мы с Эллисом обернулись одновременно, но он - с радостью, а я - с досадой.
   Мой новый водитель стоял в дверях и нахально улыбался. В руке у него было яблоко, ярко-красное и только раз надкушенное.
   - Простите, леди Виржиния. - Лайзо спрятал яблоко за спину и с церемонной почтительностью поклонился мне. - Я уже отвез миссис Хат и дожидался вас на кухне, да случайно разговор услышал. Если пожелаете, могу и подробнее ответить, да только, - взгляд у него стал хитрющим, - не для ушей леди такие разговоры.
   - Леди Виржиния - из тех леди, которые могут с помощью одной только трости отбиться от убийцы вооруженного острейшим ножом, не побоятся наставить на преследователя револьвер или в одиночку пойти в комнату, где, возможно, обитают призраки, - без тени улыбки ответил Эллис прежде, чем я нашла подходящие слова. - А только что она читала отчёт о вскрытии, продолжая пить кофе, и чашка даже ни разу не звякнула о блюдце сильнее, чем обычно. Так что вряд ли леди Виржинию смутит рассказ о том, что Патрика Мореля, возможно, регулярно опаивали афродизиаками.
   - Чем? - переспросила я механически, чувствуя, что краснею.
   - Любовным зельем, - охотно подсказал Лайзо, перекидывая яблоко из одной руки в другую. - И почему ж сразу "опаивали"? Может, он сам принимал.
   - Патрик бы не стал, у него никогда не было затруднений в постели. Он мог бы сразу двоих... - задумчиво пробормотал Эрвин Калле и, взглянув на меня, осёкся. Щеки у меня уже просто-напросто пылали. - Извините нас, леди Виржиния, за неподобающие разговоры.
   Я кивнула и с трудом сделала очередной глоток кофе, чудом не расколотив чашку, когда ставила её на блюдце.
   Эллис расхохотался.
   - Ох, мистер Калле, слышали бы вы, какие разговоры ведут нежные леди за чашкой чая с близкими подругами! "Неподобающими" эти темы становятся только в присутствии мужчин, - и он повернулся к Лайзо: - Что ж, ты или садись, или выходи, посередине зала стоять не надо.
   Теперь я звякнула чашкой уже намеренно. Этого - и строго взгляда - хватило, чтобы Лайзо, воодушевившийся было, скромно опустил взгляд и с приличествующим случаю почтением произнёс:
   - С вашего позволения, я бы лучше подождал на кухне. Прошу прощения, леди Виржиния, - снова поклонился он и вышел.
   Воцарилось неловкое молчание. Прервал его, разумеется, Эллис.
   - Э... ну, с другой стороны, в кухне все наши разговоры прекрасно слышно, - светло улыбнулся он. - В общем-то, медицинские факты мы обсудили. Можно переходить к версиям. Итак, первая и главная версия - доведение до самоубийства с целью получения выгоды, - уверенно объявил Эллис. - Достоверно известно, что Патрик Морель не так давно выиграл крупную сумму на скачках. Так вот, в протоколах осмотра места происшествия и в справке из банка, где мистер Морель имел счёт, ничего об этих деньгах не известно. Мистер Калле, сколько там было?
   - Две тысячи хайрейнов, - с готовностью откликнулся художник. - Выплатили в Ярби, две недели назад.
   - Две тысячи, святые небеса! Да ради таких денег иной наизнанку вывернется, а уж человека убить - раз плюнуть, - детектив выразительно провел большим пальцем по своей шее. - Берем эту версию за основную. Под подозрение попадают сотрудники букмекерской конторы в Ярби, случайные свидетели выигрыша, друзья, которым он хвастался, и, конечно, мифическая невеста Мореля. Вторая версия - несчастная любовь. И тут опять в подозреваемых эта самая невеста, которую никто не видел, а также обиженные соперницы и ревнивые поклонники невесты. Третья версия... ну, предположим, профессиональная зависть. Надо опросить тех, кто работал с Морелем в театре. Четвёртая версия - самоубийство по личным причинам. Сюда входит и шантаж, и разочарование в жизни, и внезапное известие о мучительной и смертельной болезни и многое другое.
   - Невозможно!
   - Ну-ну, спокойнее, мистер Калле - возможно и такое. Иногда люди совершают самые неожиданные поступки... Итак, остановимся пока на четырёх самых вероятных версиях. Осмотром места происшествия, сбором улик и опросом свидетелей я займусь сам, но кое-какая помощь мне не помешает, - взгляд Эллиса стал задумчивым.
   - Сделаю всё, что в моих силах, - с энтузиазмом пообещал художник. Эллис повеселел:
   - Вот и замечательно. Вот вам задание - разузнайте о невесте Мореля. Советую вам взять легенду - "у меня есть запечатанное письмо от Патрика Мореля, которое я должен передать его невесте лично в руки". Учтите, что если виновата именно та женщина, она может попытаться убить вас. Постарайтесь не ходить в одиночку, не открывать дверь незнакомым людям и так далее.
   - Я готов рискнуть, - с мрачной уверенностью, не вязавшейся с его обычным легкомыслием, заявил Эрвин. - К тому же у меня есть один мальчишка в подмастерьях. Раньше он жил при студии, теперь я могу как бы за заслуги пригласить его переехать ко мне. Думаю, что уж при свидетелях-то убивать меня не станут.
   - Как знать, - качнул головой Эллис и добавил задумчиво: - Да, кстати. Есть и пить в незнакомых местах тоже не надо. Раз Патрика Мореля, возможно, опаивали умеренно ядовитыми смесями, то и на вашу долю убийца вряд ли поскупится.
   - Понимаю.
   - Теперь вы, леди Виржиния, - обернулся детектив ко мне. - Эта кофейня - прекрасное место для сбора слухов. Вот и поспрашивайте, случались ли неожиданные смерти в среде людей искусства в последнее время. И о самом Патрике Мореле поспрашивайте. Только постарайтесь сделать это незаметно.
   "Как?" - хотела я спросить и тут мне в голову пришла идея. Немного сумасшедшая, но определенно удачная... и к тому же выгодная для меня и "Старого гнезда".
   - Хорошо, - улыбнулась я. - С превеликим удовольствием.
   На том и порешили.
   Мы ещё полчаса посидели, допили кофе, посетовали на погоду, а потом разошлись. Я, тщательно давя зевоту, села в машину, услужливо подогнанную Лайзо к самому входу. Эллис и Эрвин распрощались со мною и, негромко переговариваясь, отправились куда-то вниз по авеню Роул. Им нужно было многое обсудить, а мне - обдумать хорошенько план своего воистину грандиозного мероприятия.
   - Вы в порядке, леди Виржиния?
   - Я? Ох, да, конечно, просто слегка утомилась. - Вопрос Лайзо вырвал меня из глубокой дрёмы. - Смотрите лучше за дорогой, а не за мной.
   - Одно другому не мешает, - кажется, он улыбался, хотя лица его я не видела и не могла сказать точно. - А как ваше здоровье в целом, леди? Мать моя говорила, что у вас пошаливает сердце и обмороки случаются.
   - Теперь уже реже, спасибо её замечательному рецепту. - Поддерживать беседу мне не хотелось совершенно, но Лайзо напомнил мне, что Зельде я была обязана избавлением от недуга. - При встрече обязательно передайте ей мою сердечную благодарность.
   - Передам, передам, то-то она рада будет, - развеселился Лайзо. Похоже, я сказала что-то очень польстившее его самолюбию. - Вы не стесняйтесь, леди Виржиния. Если почувствуете себя плохо - ну их, докторов этих. Моя мать любого профессора за пояс заткнет!
   - Охотно верю, - улыбнулась я и отвернулась к окну, давая понять, что разговор окончен. Спать хотелось неимоверно, а мне нужно было хотя бы приблизительно, вчерне набросать статьи расходов по грядущему мероприятию... мероприятию, да...
   Задремала я незаметно, а очнулась резко, будто от пощечины.
   На руках у мужчины.
   Чужого.
   Дремучие инстинкты сработали раньше, чем во мне проснулась леди, и я без лишних размышлений и предупреждений со всей своей яростью ударила кулаком в подбородок незнакомцу. Много силы не требовалось - верная серебряная роза бабушкиного кольца была оружием сама по себе. Мужчина охнул, глотая ругательства, но только сжал меня крепче.
   - Спокойно, леди Виржиния, - произнёс он знакомым голосом и только тут, придя в себя окончательно, я узнала беднягу Лайзо. - Я вас сейчас поставлю на пол, хорошо? Мы не одни. Здесь ваша горничная, а мистер Питтс запирает дверь.
   - Магда и Стефан тут? - Я почувствовала облегчение. - Да, будьте любезны, отпустите меня и объяснитесь.
   - Это всё я виновата, леди Виржиния, моя глупая голова придумала, с меня и спрос! - подскочила Магда, испуганно заламывая руки. Голос у неё был тоньше и пронзительней обычного. - Вы так притомились, видать, что уснули - так будить было жалко! Вот я мистера Маноле-то и попросила вас наверх снести. Ну, раньше-то мистер Питтс или мистер Белкрафт так делали, мы и думать не думали, что вы так напугаетесь!
   - Хватит, Магда, я не сержусь. - Я слегка наклонилась, якобы расправляя юбки, а на самом деле - скрывая смущение. И впрямь, несколько раз мне случалось утомиться настолько, что Георг вынужден был относить меня в спальню в полудрёме, и там уже Магда или приводила меня в чувство, или, если добудиться было никак нельзя, разувала и укрывала одеялом. - Мистер Маноле, впредь прошу воздержаться от подобных... инициатив. Завтра извольте быть готовым к поездке уже в десять часов. Доброй ночи.
   - Доброй ночи, - откликнулся он до странного низким и будто бы охрипшим голосом.
   Уже на самом верху лестницы я не удержалась и оглянулась через плечо. Лайзо стоял посреди холла и прижимал пальцы к ссадине на подбородке, задумчиво прикрыв глаза. Машинально я отёрла бабушкино кольцо о юбку. Крови на нём быть никак не могло, но всё-таки...
   "Завтра же велю почистить и то, и другое", - пообещала я себе.
   Сны в эту ночь были тревожными и полными необъяснимого чувства вины.
   День мой начался даже раньше обычного - около семи. Составить план вчера так и не получилось, пришлось отложить его "на завтра". Вышло солидное прибавление к обычной порции утренней документации. Но к тому времени, как в кабинет вошёл мистер Спенсер, я уже чётко знала, что мне нужно.
   Мы обменялись дежурными приветствиями, а после сразу перешли к делу.
   - Мистер Спенсер, через четыре дня в "Старом гнезде" состоится тематический вечер. Меню я согласую с мистером Белкрафтом и миссис Хат, а от вас мне требуется вот что. Нужно закупить предметы по списку, - я передала ему лист бумаги. - Обратите внимание на цветы. Заказать их нужно уже сейчас, а доставить - именно утром перед открытием кофейни. Цветы должны быть исключительно траурные, белые и тёмно-красные, никаких ярких или тропических. Далее, свечи. Главный критерий - без запаха. Подсвечники берем в аренду, так дешевле, контору присмотрите на свой вкус. Остальное я расписала довольно подробно.
   - Будет исполнено наилучшим образом, леди Виржиния. Только позвольте уточнить, - нахмурил седые брови управляющий. - Вам нужно... тут написано - девять театральных афиш для представлений, где главные роли исполнял Патрик Морель?
   - Совершенно верно, - невозмутимо подтвердила я. - Не найдёте девять - отыщите хотя бы четыре. И вот ещё. Сегодня же переговорите с редактором "Бромлинских сплетен". В вечерней газете, на крайний случай - в утренней, должна появиться заметка. Примерный текст - на обратной стороне списка.
   - "В "Старом гнезде" состоится вечер памяти Патрика Мореля", - задумчиво, нараспев прочитал мистер Спенсер. - Что ж, это многое объясняет. Хорошая идея, леди Виржиния, и очень своевременная. Давно о "Старом гнезде" не говорили в свете.
   - Пора напомнить о нас лордам и леди, в таком случае.
   - Согласен, леди Виржиния.
   Вечером того же дня я рассказала Эллису о своём замысле. И, более того, пригласила поучаствовать.
   - Мне? - переспросил недоверчиво детектив. - Полно, Виржиния. Если я затешусь среди гостей, то это будет сродни вывеске "Держите язык за зубами, не говорите ничего интересного - идёт расследование!". Нет, я, конечно, могу загримироваться и прикинуться каким-нибудь провинциальным аристократом, случайно попавшим в кофейню, но...
   - Нет нужды, - улыбнулась я. - Как правило, для тематических вечеров мы нанимаем двух-трёх официантов, потому что гостей приходит больше обычного, а некоторые напитки и легкие закуски подаются бесплатно - получается некий гибрид салона и обычной кофейни. На этот раз, возможно, я вообще откажусь от мысли брать оплату, но не об этом речь. Видите ли, так как вечер посвящен Патрику Морелю, покойному, увы, официанты наденут театральные "маски печали". Лица видно не будет.
   Глаза Эллиса загорелись от восторга.
   - Вы предлагаете мне поработать разносчиком, Виржиния? Потолкаться незаметно среди знати и богемы? А голова-то у вас хорошо соображает!
   - Благодарю, - польщёно опустила я глаза. - И, к слову, не стоит бояться, что ваше инкогнито будет раскрыто другими официантами. В целях экономии я обычно привлекаю к этой работе прислугу из особняка Валтеров. На сей раз помочь Мадлен и мне, за отдельную плату, разумеется, согласилась мисс Тайлер, один из младших садовников и ассистент мистера Спенсера.
   - Ассистента поменяйте на Лайзо, и всё будет замечательно, - посоветовал Эллис, бросив на меня быстрый взгляд. - Ему не впервой прикидываться слугой. Глаз у него острый, а слух - чуткий.
   - Он сейчас и есть слуга, - машинально возразила я, но, подумав, согласилась с Эллисом. - Хорошо, только ассистент уже согласился, потому я просто найму Лайзо сверх штата.
   - Вот и прекрасно, - солнечно улыбнулся Эллис. - Вы умница, Виржиния!
   Лично договариваться с Лайзо я так и не стала - передала предложение и получила согласие через Стефана. Мы вообще разговаривали в последние дни унизительно мало - неловкость после того происшествия не оставляла меня. Подчёркнуто вежливые приветствия утром и такие же вежливые прощания ночью, у дверей особняка Валтеров, и ни слова сверх того. Магда, кажется, осуждала меня, и не только она - Лайзо быстро завоевал любовь женской половины прислуги в доме и работников "Старого гнезда", исключая разве что Мадлен, и уважение мужской половины. Мне уже случалось видеть его и за картами со старым садовником, и за невинным разговором с Эвани Тайлер... Пожалуй, я даже слегка ревновала своих людей - проверенных и честных, дорогих мне - к этому обаятельному мошеннику.
   Три дня пролетели незаметно. А утром четвёртого, примеряя перед зеркалом платье для вечера памяти Патрика Мореля, я вспомнила, что так и не велела почистить бабушкино кольцо.
   И - ощутила приступ суеверного страха.
   - Леди Виржиния, автомобиль к воротам подали! - радостно сообщила Магда, вернувшись в комнату и замерла, заметив мой хмурый взгляд. - Ой, да не случилось ли чего? Может, платье тесновато оказалось? Или рассердил вас кто? Вы уж простите, ежели не в свое дело лезу...
   - Что? - растерялась на мгновение я. Пожалуй, даже Магде не стоило говорить, что расстроила меня собственная реакция. Оглядываясь на прошедшие дни, я внезапно осознала, что избегала общества Лайзо вовсе не из-за недоверчивости, обиды или классовой неприязни. Нет. Я попросту боялась Лайзо - его обаяния, лёгкости, с которой он завязывал дружбу с другими людьми и вызывал их доверие, собственной мимолётной симпатии к нему в первую нашу встречу. - О, нет, Магда, всё в порядке. Просто вечер предстоит не из весёлых - будем вспоминать Патрика Мореля, да упокоится его душа на Небесах. Такой человек ушёл из жизни и так внезапно!
   - Ну, я хоть про него и не слыхала ничегошеньки, а всё ж жалко - молодой был, - бесхитростно созналась Магда. - А ежели талантливый, так вдвойне.
   "А если он не сам "ушёл", а его убили, то втройне", - мрачно подумала я, а вслух сказала:
   - Очень талантливый, поверьте, Магда, - и напоследок вновь глянула в зеркало. - Да, отвыкла я от траурных платьев... Кажется, оно меня старит.
   - Ну, так и не след к такому привыкать, - вздохнула Магда. - Да и в траур горе горькое одевается, как в народе-то говорят, а горе никому к лицу не бывает.
   - Пожалуй, что так.
   Лайзо, успевший задремать в кабине "Бейкера", дожидался меня не у самых ворот, а чуть поодаль, под большим цветущим каштаном. Я было состроила недовольное лицо, но быстро вспомнила, что сама же велела ставить автомобиль в тень, чтобы сиденья не нагревались. Вспомнила - и разозлилась, уже на себя. "Быть мелочной и мстительной - недостойно леди", - говорила моя бабушка. Правда, она же и добавляла потом: "Настоящая леди один раз выражает своё неудовольствие, а потом просто покупает для обидчика мышьяк".
   Разумный подход, но мне пока лучше ограничиться первой частью совета. Тем более что Лайзо, словно интуитивно почувствовавший моё приближение, уже очнулся от дремы. Упрекнуть его было не за что, а ворчать попусту - себя не уважать
   - Добрый день, леди Виржиния. - Он распахнул передо мной дверцу и почтительно склонил голову.
   - Добрый день, мистер Маноле, - кивнула я и заставила себя улыбнуться. - Не волнуетесь?
   - Ну, у меня в жизни было много поводов для волнения, но работа в кофейне - это отдых. Даже если придётся одновременно помогать Эллису, - пожал плечам Лайзо и бросил на меня хитрый взгляд через плечо. - А вы, леди Виржиния? Волнуетесь?
   - Нет. Подсчитываю убытки. - Я отвернулась к окну. - Поезжайте, мистер Маноле. И не торопитесь - времени у нас в запасе много.
   Вчера всю вторую половину дня шёл дождь, но облегчения он не принёс. Невероятная жара вернулась с новым утром, только теперь пыль в канавах размокла и превратилась в дурно пахнущую кашу, да и то не вся. Не сравнить с прошлым летом или даже с нынешней весной, ведь лошадей от года к году становилось меньше, и навоза на улицах поубавилось, а благодаря введённым в мае штрафам "за грязь" хозяева магазинов, ресторанов и жилых домов стали прибирать тротуары напротив своих владений.
   Но чистого, свежего воздуха отчаянно не хватало.
   "Правильно делают те, кто на лето покидает Бромли и отправляется за город, - подумала я, обмахиваясь веером. Вездесущая пыль, казалось, проникала повсюду, забивалась в глаза, в нос, в рот, налипала на влажную от жары кожу. Ежевечерних прохладных ванн становилось недостаточно. - Как только закончится это дело, а загородное поместье приведут в порядок, непременно закрою кофейню и уеду на месяц".
   "Бейкер" подъехал к чёрному входу "Старого гнезда" и остановился. В кофейне я отправилась сразу в зал, где Георг руководил слугами, завершающими последние приготовления к вечеру памяти, а Лайзо - наверх, переодеваться в костюм официанта.
   - Леди Виржиния, вот и вы! День добрый, - с порога поприветствовал меня Георг.
   - Добрый день, - поздоровалась я, входя в помещение, и нахмурилась, не сразу сообразив, что за светловолосый мужчина стоит рядом с Георгом, но потом пригляделась и рассмеялась от неожиданности: - Мистер Норманн, а вы изменились!
   - А, вы про это? - Эллис ухмыльнулся и потянул за прядь. - Парик. Мистер Калле одолжил. Мои волосы были уж слишком приметными.
   - Соглашусь. К слову, мистер Норманн, всегда хотела спросить... - Момент был подходящим, и я решилась. - Почему у вас такой странный цвет волос?
   Эллис застыл на мгновение, а потом хитро улыбнулся.
   - Это секрет, леди Виржиния. Итак, когда вы открываете кофейню?
   - Первые гости должны подойти к семи. - Я бросила взгляд на большие настенные часы. - То есть у нас три с половиной часа. Георг, скажите, как обстоят дела с едой и напитками?
   - Закуски, сладости и фрукты имеются в количестве, достаточном для ста десяти человек, - с готовностью ответил Георг, оттесняя Эллиса. Детектив хмыкнул и отступил в сторону, с преувеличенным вниманием разглядывая букеты на столах, венки на стенах и афиши. - После статьи в газете запрашивали приглашения триста человек, мы выслали семьдесят билетов, поэтому еды должно хватить. Травяные настои и чаи мы также по возможности заготовили заранее. А вот что касается кофе, то, как известно, при хранении он теряет вкус, поэтому только холодные виды кофейных коктейлей...
   Мне казалось, что три с половиной часа - это много, но они пролетели за одно мгновение. Забот было - не перечесть. Сначала оказалось, что не хватает цветов, и пришлось срочно посылать за ними в лавку, потом упала и смялась самая красивая афиша, с которой улыбался Патрик Морель, светловолосый, голубоглазый и предвкушающий первый свой триумф, затем спустилась с верхнего этажа мисс Тайлер и уведомила меня, что у её маски оторвались завязки... Но без пяти семь последняя белая гвоздика заняла своё место в вазе, маска была починена, афиша заклеена, а к парадному входу подъехал первый автомобиль.
   Разумеется, всех опередила леди Вайтберри, на сей раз прибывшая вместе с супругом, бароном, мужчиной неопределенных лет и неопределённой же наружности - невнятного оттенка волосы, слегка одутловатое лицо, глаза, совершенно скрытые за толстыми стеклами очков и растерянно-философская улыбка. Никакого налета аристократичности не было и в помине. Пожалуй, если бы мне случилось встретить лорда Вайтберри посреди улицы, я бы не отличила его от журналиста или, скажем, не слишком преуспевающего адвоката.
   Мы обменялись приветствиями, и я пригласила гостей в кофейню.
   - О, леди Виржиния, простите, что мы прибыли так рано, - прощебетала птичкой Эмбер. Барон, по обыкновению, отмалчивался, отдавая супруге инициативу в беседе. - Но мне так хотелось спокойно рассмотреть убранство "Старого гнезда" до того, как соберутся приглашённые. Ведь вы наверняка придумали что-то необыкновенное!
   - Что вы, ничего особенного. - Я польщённо опустила глаза.
   - Нет, я уверена в обратном... Какая свежесть! - расцвела восхищенной улыбкой Эмбер, переступив порог. - Леди Виржиния, здесь просто царство прохлады, как вы добились этого? У меня дома сущее пекло!
   - В вазах для цветов - очень холодная вода. А там, где раньше были ниши, мы установили ёмкости со льдом и задрапировали шёлком...
   Вскоре после четы Вайтберри стали подъезжать и другие приглашённые. Вторым на пороге кофейни появился Луи ла Рон, у которого было исключительное право на освещение этого вечера в прессе. А потом коллеги и друзья Мореля, аристократы и постоянные гости кофейни начали прибывать так быстро, что я не успевала встречать всех у входа. К счастью, посетителям было чем себя занять. Мистер Йеннсен, режиссер театра Сен-Ирэн, открывший Морелю дорогу в большое искусство, любезно согласился принять моё приглашение, и рассказывал теперь всем желающим о юности великого актера. Вдоль северной стены был установлен длинный стол с лёгкими закусками и кувшинами с охлаждённым яблочным соком. Гостей обслуживал помощник управляющего - разливал напитки, выдавал десертные вилки и тарелки, собирал грязную посуду, которую Мэдди потом уносила на кухню.
   Постепенно разговоры становились громче и непринужденнее. В воспоминаниях друзей Морель представал очень светлым и добрым человеком, обладающим в то же время тонкой нервной организацией. На сцене он не играл - жил, словно сливаясь с каждой своей ролью. Но как только занавес опускался, а аплодисменты стихали, Морель вновь становился самим собой.
   Но, конечно, были у него и враги.
   - Леди Виржиния, в этом театре творились ужасные, ужасные вещи, - грудным голосом говорила мне Филис Макнайт, статная черноглазая и темноволосая женщина с дерзким изгибом губ, актриса, обречённая на амплуа роковой красавицы. - У нас была этакая пустышка, Джин Чисхолм её звали, вечно играла служанок или неудачливых младших дочерей. Так вот, она вбила себе в голову, что Патрик - любовь всей её жизни. Ну, смешно, на самом деле. Кому нужны дуры, да к тому же с кривыми ногами... Так вот, она всё грозилась отравить его синильной кислотой, если он не обратит на неё внимание.
   - И чем дело закончилось? - с замиранием сердца спрашивала я. Неужели подозреваемая?
   - Уволили дурочку, разумеется, - цинично пожимала плечами Филис. - А потом бедняжка то ли отравилась сама, то ли уехала к тетке в Гемсбург. По крайней мере, больше мы о ней не слышали.
   И так заканчивалась большая часть историй.
   Ближе к половине девятого я едва не столкнулась с Эрвином Калле. Он был бледен, как сама смерть, но весьма оживлён. Похоже, ему тяжело приходилось в этом зале, среди афиш, с которых смотрел Патрик Морель, среди разговоров о тех днях, когда актёр был жив... Но Эрвин держался.
   - Леди Виржиния, я узнал одну неприятную вещь, - сообщил он мне громким шёпотом, подозрительно оглядываясь по сторонам. Гости, разумеется, были увлечены своими беседами, на нас никто внимания не обращал - что такого, если хозяйка вечера остановилась перекинуться словечком с очередным скорбящим? - Похоже, пропала невеста Пэтси. И, боюсь, она мертва. Мне в руки попал адрес, где она проживала, и я наведался туда. Хозяйка жилья, похоже, пребывает в полнейшем неведении. Она жаловалась мне, что та девушка задерживает плату, а когда я внёс задолженность, любезно вручила ключ. Так вот, в квартире стоит ужасный...
   Что стояло в квартире невесты Мореля, я так и не узнала, потому что внезапно раздался звон бьющегося стекла, женский визг, и разговоры как обрезало. Театрально-выразительная тишина длилась мгновение, а потом какой-то мужчина крикнул зло:
   - Да что ты понимаешь в этом! Именно такой смерти он и заслуживал!
   - Никто не заслуживает смерти, тем более такой.
   А этот волнующий низкий голос я уже узнала. Филис Макнайт.
   - Одну минуту, мистер Калле, - натянуто улыбнулась я остолбеневшему художнику и, одёрнув юбки, поспешила к месту разгорающегося скандала.
   Отыскать его было нетрудно - гости, будто бы нарочно, выстроились ровным кружком, жадно наблюдая за сварой. Луи ла Рон быстро-быстро строчил что-то в записной книжке, карандаш порхал над страницей, словно живой. Я представила, как завтра в газете появится заметка - "Бывшие коллеги Мореля не сошлись во взглядах на его смерть" - и мне стало мерзко.
   Впрочем, будущую статью ла Рон обещал обсудить со мной.
   - Добрый вечер, господа! - громко произнесла я, проталкиваясь к спорщикам. - Святые Небеса, мисс Макнайт, вы так бледны - может, вам стоит присесть там, в уголке, и освежиться фруктовым соком? Официант принесёт вам бокал, - я сделала знак одному из "слуг" - кажется, Лайзо. Тот подскочил и замер в полупоклоне рядом с актрисой. Филис Макнайт мгновенно поняла намёк и, благодарно склонив голову, последовала за Лайзо. Многие мужчины невольно провожали её взглядами. Широкие шелестящие юбки, неправдоподобно тонкая талия, гордо выпрямленная спина и тяжёлые, блестящие, словно навощённые, локоны, ниспадающие на плечи - оскорблённое божество, а не земная женщина. - Пока глубокоуважаемая мисс Макнайт отдыхает, не могли бы вы прояснить, что здесь произошло, мистер...? К сожалению, не помню, есть ли ваше имя в пригласительных списках...
   Скандалист промолчал и лишь упрямо поджал губы. Довольно высокий и, определённо, слишком смазливый для мужчины, он выглядел типичным представителем богемы - таким, какими представляют актеров, музыкантов и художников люди, далекие от искусств. Одежда излишне смелого фасона, собранные в короткую косицу светлые волосы, томный взгляд... впрочем, последнее легко можно было приписать влиянию алкоголя. Либо Георг слишком щедро добавил ликёра в кофе по рецепту "Головокружение", либо неизвестный успел помянуть Мореля вином до визита в кофейню.
   - Это Эсмонд Палмер, - шаром выкатился из толпы ведущий режиссёр Королевского театра, мистер Клермон, на ходу отирая лысину. - Приношу свои извинения, леди Виржиния. Я взял на себя смелость пригласить несколько актеров, близко знакомых с мистером Морелем, упокой Господи его душу... Но мистер Палмер слишком чувствителен, гм, к согревающим напиткам. Я думаю, что он не имел в виду ничего плохого.
   - Я сказал именно то, что хотел! - яростно выкрикнул Палмер, подаваясь вперед. Лицо у него наливалось краской, словно в преддверии апоплексического удара. - Он жил, как трус, и умер, как трус, другой смерти и не заслуживал! - Голос Палмера постепенно набирал силу, и к концу тирады он гремел над кофейней, подобно грому небесному. - И хоронить его следует за оградой церкви не потому, что он самоубийца, а потому, что трус!
   - Мистер Палмер! - Я не была актрисой, но тоже голосом своим владеть умела неплохо. - Извольте придержать ваш язвительный язык! Мы собрались здесь для того, чтобы вспомнить о том, каким прекрасным человеком, каким великим актёром был Патрик Морель, а не для того, чтобы слушать грязные наветы!
   - А вот и не слушайте! - Палмер подхватил ещё одну чашку и - дзонг! - шваркнул ею о пол. Я зажмурилась инстинктивно, и почувствовала, как мелкие осколки стучат по туфлям. - Все вы закончите так же, все! Помяните моё слово!
   - Убирайтесь вон. Немедленно.
   - И уйду. Тризна лжи, вот что это такое! - Палмер развернулся на каблуках, только взметнулся лиловый шарф, и, пошатываясь, пошёл к дверям. Следом за ним выскользнул кто-то в костюме официанта - наверняка Лайзо Маноле.
   Вот теперь он сможет расспросить Палмера без свидетелей. И делу польза, и урона для репутации моей кофейни не будет. Прекрасно.
   Впрочем, гости не спешили расходиться по залу и выбрасывать из головы случившееся. Видимо, всё-таки потребуется моё вмешательство. Что ж, попробую...
   - Грустно видеть, как низменные страсти лишают человека разума, - негромко произнесла я, не отводя печального взгляда от уже захлопнувшейся двери, за которой скрылся Палмер. - Если к скорби примешивается яд зависти, то человек начинает отравлять злыми словами всех вокруг... и, что страшнее всего, самого себя. Я не знаю, что побудило Эсмонда Палмера устроить эту отвратительную сцену, однако надеюсь, что он совладает со своими страстями и найдет утешение... Друзья! - я обернулась к гостям. - В этот вечер мы вспоминаем Патрика Мореля, того, чей талант сиял подобно звезде; его свет привлекал и добрые взгляды, и злые... Но давайте хотя бы сегодня постараемся стать хозяевами своим страстям. Скорбеть, но не склоняться к унынию. Восхищаться, но не опускаться до зависти. Жалеть об уходе этого прекрасного человека, но не осуждать. И да будут Небеса милосердны к Патрику Морелю... и к нам всем.
   Я умолкла. Молчали и гости, пряча взгляды, а некоторые украдкой осеняли себя священным кругом. Ни шепотка, ни даже вздоха...
   - Да будут милосердны! - разбил хрустально-хрупкую тишину чистый голос леди Вайтберри, и это словно послужило условным сигналом. Постепенно вновь стали завязываться беседы, а тут ещё и Эллис-официант подоспел с очередной порцией деликатесных закусок от миссис Хат и Георга. Ну, как тут сохранять мрачность?
   Конечно, прежняя непринужденность вернулась не сразу. Я смогла лишь немного отвлечь внимание гостей, но многие из них нет-нет, да и поглядывали в сторону двери. Ох, и натворил этот Палмер дел... Надеюсь, что он принесёт хоть какую-то пользу.
   К слову, о пользе. Надо еще переговорить с ла Роном и отсоветовать ему писать об актерских склоках. Кофейне моей ни к чему скандальная слава; репутация - штука хрупкая, иногда бывает достаточно одного неверного слова, чтобы ее погубить.
   Журналиста я обнаружила беседующим с Филис Макнайт. Актриса весьма охотно отвечала на вопросы - наверное, рассчитывала на то, что упоминание её имени в статье привлечёт новых поклонников. Заметив меня, ла Рон торопливо извинился и оставил огорченную Макнайт в одиночестве.
   - Леди Виржиния, я уже по вашим глазам вижу, о чём вы хотите попросить, - начал он с места в карьер. - Это касается неожиданной вспышки гнева мистера Палмера?
   - Верно, - кивнула я с облегчением. - Рада, что вы понимаете. "Старое гнездо" всегда было островком спокойствия и эталоном хорошего вкуса.
   - Оно им и останется! - горячо откликнулся журналист. - Но, леди Виржиния, это же великолепная концовка для статьи!
   - Что именно... склока? - я несколько растерялась.
   - Нет же! Ваша речь, леди Виржиния! - вдохновенно сверкнул очками ла Рон. - Вы только представьте, как это прозвучит! "...И да будут Небеса милосердны к Патрику Морелю... и к нам всем, - произнесла графиня Эверсанская, и лица собравшихся исполнились благочестия. И даже я, закоренелый циник, ощутил необыкновенно светлое чувство"... Как вам?
   - Слащаво.
   - Вы жестоки.
   - А вы бессовестны, - вздохнула я. - Впрочем, мне остается лишь довериться вашему таланту. Тема, как понимаете, деликатная. Смерть Патрика Мореля - ужасная трагедия, подобных которым не было давно...
   - Ну, в прошлом году, кажется, отравился известный писатель, Дикон Шарль. Писал о сиротках, благодатная тема, знаете ли.
   - Да, пожалуй, - вежливо согласилась я, хотя о сиротах знала только из разговоров с мистером Райтером, меценатом и учредителем какого-то детского приюта. Вот уж странное хобби - чем бы я никогда не стала заниматься, так это сиротскими делами. - Кажется, я слышала о таком писателе, но даже не догадывалась, что он... Постойте-ка, что он сделал?
   - Отравился.
   "Прекрасно!" - чуть было не воскликнула я, но сдержалась. Наверняка меня поймут неправильно. Но, как знать, для Эллиса новость о смерти мистера Шарля может быть весьма полезна. Вдруг это зацепка, а не просто совпадение?
   - Любопытная история, - осторожно заметила я, поощряя ла Рона пуститься в подробный рассказ. - И вы освещали это печальное событие?
   - Я, - скромно потупился журналист, но я видела, что он польщён. - Была у меня одна статейка... Если желаете, могу принести подборку - у меня материалы разложены по темам.
   - Таинственные смерти в мире искусства? - задумчиво протянула я. - Ох, не сочтите это проявлением дурного вкуса, но... мне было бы очень интересно! Особенно в вашем исполнении.
   Ла Рон просиял.
   - Буду счастлив прислать вам копии моих работ, леди Виржиния. Завтра же займусь этим.
   - Договорились, - улыбнулась я.
   Похоже, Эллису придется расщедриться на похвалу для одной начинающей сыщицы-графини.
   "Вечер памяти" закончился глубоко за полночь. Я намеревалась закрыть двери кофейни за последним гостем уже в десять часов, но карты мне спутала погода. Сначала невыносимую духоту последних дней, пуховой периной накрывшую город, вспороли яростные порывы ветра; с востока подтянулись иссиня-чёрные тучи и за какие-то полчаса так обложили небо, что словно до срока наступила ночь. Не успели мы опомниться, как полил дождь - сплошной стеной.
   Не выставлять же гостей на улицу в такое ненастье?
   Я вздохнула про себя, мысленно подсчитала убытки, а вслух предложила всем ещё по одному кофе - "напоследок" - и радушно улыбнулась. Мне предстояло по меньшей мере два часа вынужденных развлечений, однако ноги уже сейчас не держали, а от запаха кофе, корицы и шоколада мутило.
   - С вами всё в порядке, леди Виржиния? - обеспокоенно поинтересовался Георг, когда гости наконец разошлись и зал опустел.
   - Да. Вполне. - Я воистину титаническим усилием воли заставила себя подняться с такого удобного стула. Патрик Морель сочувственно улыбался мне с афиши. - Какое счастье, что завтра кофейня будет закрыта. Вот уж не думала, что так устану...
   - Шутка ли - не спать почти два дня, - вздохнул Георг, подавая мне руку. - Поезжайте домой, леди Виржиния.
   - Не могу. Я обещала мистеру Норманну, что после приёма мы обсудим, что удалось узнать... Ох!
   Я запнулась о порожек между кухней и залом, и если бы Георг, поддержавший меня под локоть, то наверняка бы упала.
   - Обойдётся ваш мистер Норманн, - проворчал Георг, но не успела я возразить, как в разговор вмешался сам Эллис:
   - Не обойдусь, разумеется, но подожду. При всех моих недостатках, я не имею привычки пытать леди. Да и завтра от вас будет больше проку, Виржиния, - цинично добавил он. - Впрочем, если хотите оказать мне помощь - разрешите остаться переночевать здесь, на втором этаже, а не возвращаться через половину города. Боюсь, гроза прекратилась ненадолго - видите, как посверкивает в небе?
   От нахальства просьбы я даже немного взбодрилась.
   - Здесь? Боюсь, что это невозможно, Эллис. Видите ли, верхние комнаты принадлежат Мадлен. Я не стану оставлять её наедине даже с джентльменом. - Я оглянулась, чтобы убедиться, что Мэдди далеко и не слышит нас. - И, кроме всего прочего, она побаивается мужчин. Иногда.
   О том, что Мэдди не переносит присутствие только строгих, облагороженных сединами и высоких джентльменов, я предпочла умолчать.
   - Понимаю. - Глаза у Эллиса стали совершенно несчастными. - В таком случае, могу я хотя бы попросить вас, чтобы меня потом отвёз Лайзо. Когда он вернётся, разумеется.
   - А он пока не вернулся? - переспросила я. Святые небеса, надеюсь, с ним всё в порядке и он задержался лишь потому, что пережидал где-то ливень... и, надеюсь, он очень скоро возвратится, потому что идти пешком в особняк мне совсем не хочется.
   Впрочем, лично я, если придется, смогу переночевать и здесь, а уже утром отправиться домой.
   - Вроде бы нет. - Эллис вытянул из кармана часы на цепочке. - Но прошло не так уж много времени, не беспокойтесь. К тому же Лайзо всегда выполняет обещания, поэтому если он подрядился доставить вас в особняк сегодня, то так и будет. Виржи... - детектив скосил глаза на очень недовольного Георга и поправился: - Леди Виржиния, могу я хотя бы умыться где-нибудь? Признаться, носить парик в такую жару весьма утомительно. И как мистер Калле может надевать их постоянно, ума не приложу!
   - Спросите у него, - вздохнула я. Надо было бы поинтересоваться, причем это здесь Эрвин и парики, и почему он якобы их всё время носит, но сил не осталось даже на любопытство. Завтра поинтересуюсь, если вспомню. - А умыться можно наверху, можно даже освежиться целиком - у Мадлен самые современные апартаменты, есть не только ванна, но и душ.
   Эллис расцвел солнечной улыбкой.
   - Это было бы просто великолепно! - Он стащил парик, брезгливо принюхался к нему и провел рукой по своим волосам, влажным и оттого немного вьющимся. - Думаю, просить у мисс Мадлен проводить меня было бы немного нетактично. Мистер Белкрафт, могу ли я рассчитывать на вашу помощь?
   - Разумеется, - сухо ответил Георг. - Если уж леди Виржиния разрешила, то возразить мне нечего.
   - Ох, не будьте таким ворчуном, мистер Белкрафт! - Парик Эллиса полетел на стол, за ним последовал и длинный сюртук, и бабочка, и узкий пояс... Я испугалась было, что детектив и вовсе разденется прямо на кухне, но, к счастью, на этом он остановился. - К слову, о занудах и ворчунах, леди Виржиния. Мистер Калле спит где-то в зале, посмотрите, пожалуйста.
   - А разве он не ушёл? - поразилась я.
   - Конечно, нет, - обернулся Эллис уже в дверях, сонно щурясь. - Мы же договаривались обсудить новую информацию. Кто же знал, что вечеринка так затянется?
   - Вечер памяти, Эллис, вечер памяти, а не вечеринка. - Я с трудом подавила неподобающий леди зевок. - Идите уже. Мистер Белкрафт тоже устал, и он вовсе не обязан быть вашим проводником.
   - Слушаюсь, леди, - иронично отсалютовал мне детектив и поплёлся за Георгом, позевывая. На мгновение я ему позавидовала - а потом отправилась заниматься делами насущными. Но перед этим украдкой ополоснула лицо над раковиной на кухне. Не душ, конечно, но хоть немного бодрит.
   "Старое гнездо" опустело. Разошлись гости, слуг я давным-давно распустила со строгим наказом прийти завтра с утра и привести кофейню в порядок, даже миссис Хат - и та отправилась спать в комнаты наверху. По залу бродила сомнамбулой Мэдди, рассеянно гася свечи.
   - Шла бы ты спать, милая. - Я осторожно коснулась её плеча, и Мадлен подняла на меня сонные глаза цвета горячего шоколада. - Я закончу тут со светильниками, так или иначе мне нужно ещё поговорить с мистером Калле... К слову, где он?
   Мадлен вяло, без обычной своей экспрессии, указала рукою в дальний угол. Я присмотрелась и не смогла сдержать удивленного вздоха. Художник сладко спал, уронив голову на стол и накрывшись одной из скатертей. Мэдди улыбнулась, выразительно постучала двумя пальцами себе по лбу и развела руками.
   - Что поделаешь, все люди искусства немного с чудинкой, - согласилась я. - Иди спать, Мадлен... Ох, чуть не забыла - не пугайся, если услышишь шум в ванной комнате. Я разрешила мистеру Норманну воспользоваться твоим душем, раз уж день выдался такой утомительный.
   Мэдди недовольно тряхнула рыжими кудряшками и скрестила руки на груди.
   - Да, да, в следующий раз я обязательно посоветуюсь с тобой. Не сердись, дорогая.
   Устало улыбнувшись - мол, не сержусь - она обняла меня напоследок и отправилась к служебным помещениям, через которые был выход наверх, в жилые апартаменты. Я же, подавив малодушное желание вернуться на кухню и там дождаться Георга, который мог решить бы любые проблемы, подошла к художнику.
   - Мистер Калле! - Я осторожно тронула его за плечо, но он даже не шелохнулся, только сопеть стал громче. - Ну же, просыпайтесь. Вы так и не рассказали, что такого ужасного увидели в апартаментах невесты Мореля.
   По правде говоря, мне было уже абсолютно безразлично, что там такое нашёл художник. Да он и не спешил рассеивать туман неизвестности - дёрнул плечом, сбрасывая мою руку, и продолжил сладко спать.
   - Мистер Калле! - слегка повысила голос я. - Тут вам не гостиница. Просыпайтесь же! - И снова никакого результата, если не считать за таковой то, что художник немного повернул голову, и теперь я со своего места видела только его лохматый затылок. Сразу вспомнились слова Эллиса о "париках мистера Калле"...
   ...и я, в порыве озорного настроения, потянула за тёмно-рыжую прядку. А что? Если художник проснётся, я извинюсь и сделаю вид, что просто его будила. А нет - так удовлетворю наконец любопытство.
   Конечно, с первого раза ничего не получилось. Я справедливо рассудила, что это не тот случай, когда стоит использовать силу вместо логики и, пользуясь тем, что Эрвин продолжал крепко спать, склонилась над ним, внимательно осматривая в тусклом свечном свете его лицо. Отвела густые пряди со лба, потом - холодея от собственной смелости - провела пальцами надо лбом, вдоль линии роста волос.
   И почти сразу нащупала маленький "порожек".
   Остальное было делом техники. Всего через минуту я освободила Эрвина от парика, и только тогда, взвешивая в руке тяжёлую копну искусственных волос и глядя на по-военному коротко стриженый, абсолютно седой затылок задумалась, зачем мне это было нужно. Через некоторое время мне стало абсолютно ясно, что надеть злосчастный парик обратно на Эрвина я не смогу, а будить художника всё-таки придётся. Вот неприятность!
   Однако придется как-то разрешать эту некрасивую ситуацию.
   Аккуратно положив компрометирующую улику на стол, я приняла самый что ни есть невозмутимый вид и принялась уже всерьёз расталкивать художника.
   - Вам помочь? - раздался у меня за спиной хриплый голос, и от неожиданности я едва не подпрыгнула. К счастью, это оказался всего лишь Лайзо - мокрый и взъерошенный, как искупавшийся в ручье кот. - Немного холодной воды - и он взбодрится. Впрочем, есть и другие способы, более милосердные. Позволите мне? - предложил он с издевательски почтительным полупоклоном.
   - Прошу, - улыбнулась я, гадая, видел ли Лайзо мое неподобающее поведение или подошёл позже. Раз ничего не сказал - значит, наверное, не видел, но эта многозначительная улыбка, эти нахальные нотки... - Только не пугайте его. Говорят, у людей искусства тонкая душевная организация.
   - Я осторожно, - пообещал Лайзо со зловещей ухмылкой.
   Мне оставалось только смириться с судьбой и понадеяться на лучшее.
   Лайзо же, особенно не смущаясь моим присутствием, наклонился над художником, запрокинул ему голову, быстро хлопнул его по щекам, по лбу и ткнул пальцем куда-то над плечом. Эрвин тоненько ойкнул и подскочил как ошпаренный.
   - Что? Что? - испуганно выдохнул он, осоловело хлопая глазами. - А где гости?
   - Разошлись.
   - А я...?
   - Вы уснули, мистер Калле, и добудиться вас мог только мистер Маноле, спасибо ему за помощь, - любезно пояснила я. - Боюсь, что сейчас вам придётся покинуть кофейню. Обсуждение насущных вопросов мистер Норманн решил отложить на завтрашнее утро. Или день, - подумав, добавила я. - Словом, приходите в кофейню к вечеру, примерно к шести.
   - Хорошо, - растерянно согласился художник, и тут взгляд его упал на ворох темно-рыжих кудрей на скатерти. Безотчетным движением Эрвин коснулся затылка и залился румянцем. - Простите мой неподобающий вид... - Художник по-детски непосредственно спрятал парик за спину. - Э-э... Я пойду, пожалуй? - и он начал осторожно пятиться к двери.
   - Нет, погодите! - спохватилась я. - Скажите сначала, что такого ужасного вы увидели в той комнате?
   - Беспорядок, - промямлил Эрвин, нащупывая ручку двери. - Леди Виржиния, я пойду. Доброй ночи... и, Небесами заклинаю, не говорите никому об этом! - Он быстро коснулся рукою короткого ёжика седых волос и был таков.
   Разумеется, рассчитывать дальше на сколько-нибудь разумный диалог было бы глупо. Быстро распрощавшись с Георгом и договорившись о том, что Лайзо потом подвезёт и его, и Эллиса, я направилась к автомобилю. Даже несмотря на пролившуюся на Бромли грозу, дышать было тяжело; остро пахло намокшей пылью и вымытой до скрипа листвой. Где-то вдалеке погромыхивало, клубящиеся иссиня-чёрные тучи озарялись голубоватыми отсверками. Ветер влажным дыханием ласкал кожу - свежо после духоты кофейни, почти до дрожи свежо...
   - Леди Виржиния?
   Горячие пальцы осторожно коснулись моей руки, и я медленно, как будто очарованная, обернулась.
   - Вы в порядке?
   Лицо Лайзо - бледное пятно среди теней. Даже на человека не похоже - скорее, на призрак.
   - Да, - отвела я взгляд. - Не могли бы вы идти впереди и показывать дорогу? Я не слишком хорошо вижу в темноте.
   Кажется, Лайзо улыбнулся.
   - Тогда лучше сделаем так. Позвольте вашу ладонь, леди Виржиния?
   И, не дожидаясь разрешения, он крепко сжал мои пальцы - и потянул меня вниз по улице, за угол. Запоздало я сообразила, что лучше было бы выходить не через главный вход, а через чёрный, но было уже поздно. Хлюпала под ногами вода, ветер налетал порывами - ещё чуть-чуть, и опять сорвётся с неба сплошным потоком яростный летний ливень. Туфли оскальзывались на мостовой, но отчего-то не страшно было упасть - словно я превратилась в куклу на верёвочках в руках умелого мастера.
   Тяжёлая, крупная капля ударила по плечу. И другая - по широким полям шляпки, потом - по спине, снова по шляпке и по плечам... Но прежде чем отдельные капли превратились в ливень, мы успели спрятаться в автомобиле. И только тогда накрыло - как сплошной стеной. Наверное, с четверть часа ни я, ни Лайзо не шевелились и сохраняли молчание. А потом он предложил тихо:
   - Возвращаемся домой?
   - Да.
   Уж не знаю, что мог разглядеть Лайзо за пеленой дождя, но мы добрались без происшествий и достаточно быстро. Я ненадолго осталась в машине, пока он ходил за зонтом. Потом - вежливое прощание, и Лайзо отправился развозить по домам Георга и Эллиса.
   Вот и всё.
   Несмотря на страшную усталость, я настояла на горячей ванне и кружке теплого молока с ванилью на ночь. Ведь завтра можно будет встать попозже - так почему бы и не потянуть время? Одним словом, в спальню я попала уже около двух часов пополуночи. После ванны воздух в комнате мне показался прохладным и свежим. Окна были распахнуты настежь; дождь уже закончился, и тучи начали расходиться. На всякий случай я прикрыла ставни, потом, не торопясь, подошла к кровати, откинула одеяло и только собралась лечь, как заметила на простынях что-то странное. Серо-коричневый... порошок? Или... измельченные листья?
   Я наклонилась и размяла щепоть между пальцами. Запах был слабым, но очень знакомым. Вишневый табак. Бабушкин.
   Странно.
   Впрочем, так или иначе, но на грязной постели я спать не собиралась. Магда ещё не легла, и поэтому на звон колокольчика откликнулась быстро.
   - Что случилось-то, леди Виржиния? Принести что-нибудь? - бодрая скороговорка Магды только усугубляла раздражение.
   - Нет, скорее, унести, - уточнила я и обличительно ткнула пальцем в простыни. - Тут грязь. Магда, будьте любезны, перестелите мне постель. И перину перетряхните, если не сложно.
   - Ох, простите меня, слепую курицу! - так искренне огорчилась горничная, что мне даже стало немного стыдно. - Мусор-то, видать, насыпался, а я и не заметила...
   - Ничего страшного, - улыбнулась я через силу. - Просто уберите это, и довольно будет.
   Но на этом "грязные" сюрпризы не закончились. Когда Магда сняла с кровати перину, чтобы встряхнуть, то на пол выпала какая-то странная ветка. Я бы и не обратила внимания, если бы не изумленное восклицание служанки:
   - Святая Роберта, а что ж тут ведьмин узел делает?
   - Какой-какой узел? - насторожилась я.
   - Да ведьмин, - смутилась Магда. - Вы, леди Виржиния, ничего такого в голову не берите, у меня язык болтливый. Вот слышали вы про ведьмино помело? Ну, это коли ветки на дереве от ствола растут в одном месте, да густо-густо так, или на одной веточке сразу много прутиков. Ну, а ведьмин узел - это ежели лоза виноградная или, к примеру, прут ивовый навроде вот такого сам собой в узел завяжется. Ну, садовник наш вроде как говорит, что это болезнь такая, вот.
   - Отвратительно, - скривилась я. - Магда, будьте добры, бросьте потом эту больную ветку в печь на кухне... Нет, сожгите в печи прямо сейчас! Чтобы духу этой пакости в моём доме не было. И думать не хочу, как она туда попала.
   Лицо у Магды сделалось задумчивым.
   - Коли попала, так её положил кто-то. А чтоб положить, надобно было в вашу спальню пройти, - глубокомысленно изрекла она наконец. - Вы, леди Виржиния, токмо не волнуйтесь. Я прикажу Тому, ну, помощнику садовникову, чтоб он за домом-то приглядывал. Видно, кто-то из своих пошутить захотел, да только такие шутки не к добру, - покачала она головой.
   - Отчего же?
   - Да поговаривают, порчу такой штукой навести можно.
   - Глупости, - фыркнула я, однако настроение испортилось окончательно. Возник даже большой соблазн перебраться на ночь в другую комнату, но усталость взяла своё.
   Я и не заметила, как уснула.
  
   Небо напоминает перевернутую чашу из прозрачного чёрно-синего стекла. Луна - серебряная монета на донце чаши; свет заливает комнату как молоко, ложится неровными белёсыми пятнами на ковры, на одеяла, на вышитый край наволочки и щекочет мне щёки.
   Леди Милдред в бархатном платье с юбками до самого пола стоит у подоконника и покачивает в пальцах массивную трубку, и профиль на фоне лунного диска чёткий, как на старинной камее.
   - Боже правый, каков наглец... - бормочет бабушка. - Прямо у меня под носом покушается на единственную внучку... Я ему устрою, будет знать, как связываться с Валтерами!
   Последняя часть фразы звучит уже в полный голос, и я испуганно подскакиваю на кровати, сжимая в руках край одеяла.
   Бабушка оборачивается ко мне, и лицо её превращается в тёмное пятно - как будто рябь по воде проходит.
   - Спи, Гинни. Спи и ничего не бойся, - мягко говорит леди Милдред и отворачивается. Бледные пальцы подносят курительную трубку к лунному лучу, и в ней словно искорка вспыхивает. Почти сразу же из трубки начинает подниматься тоненький серебристый дымок. Постепенно он становится гуще и гуще, как заварной крем. Леди Милдред выжидает с минуту, а затем подносит мундштук к губам и с удовольствием вдыхает ароматный дым. - Спи спокойно, Гинни. А с ним я разберусь сама.
   Верить бабушке - это привычка, не исчезнувшая даже после её смерти. И поэтому я не спорю попусту, а закрываю глаза.
   И сплю.
  
   Утро прошло в рутинных делах и хлопотах - счета, деловые письма, несколько жалоб от арендаторов, докладные записки с фабрики и прочее, прочее, уже давно набившее оскомину. О ночном происшествии я старалась не вспоминать, хотя меня так и тянуло спросить у Магды, сожгла ли она злополучную ветку. Ближе к полудню пришли от мистера Спенсера расходные ведомости по вчерашнему вечеру, и о мистике на время пришлось позабыть. Траты выходили порядочные... Но огорчаться я не спешила. Во-первых, на званые обеды и ужины, а также балы и тому подобные мероприятия в сезон аристократы обычно спускали гораздо больше. Во-вторых, основной доход я получала всё-таки не от кофейни, а от земель и от фабрики. В-третьих...
   Впрочем, хватает и двух причин.
   Едва я покончила с бумагами, как вошла Магда и сообщила, что курьер принёс объёмистый конверт. Обратного адреса не было.
   - А никакой карточки не прилагалось?
   - Нет, леди, - жизнерадостно отозвалась Магда.
   Я вздохнула, поколебалась - и вскрыла конверт.
   Внутри оказались газетные вырезки - много, очень много.
   Похоже, Луи ла Рон выполнил обещание.
   - Хорошие новости, леди? - поинтересовалась Магда.
   - Очень, - я улыбнулась. - Да, кстати, скажите мистеру Маноле, чтобы через полчаса автомобиль был готов. Нужно присмотреть за тем, как приводят в порядок кофейню.
   - Будет сделано, леди Виржиния, - откликнулась она и вдруг нахмурилась. - Только, это, мистер Маноле-то приболел, верно. Я его утречком видала, так он к гаражам шёл, и, доложу вам, бледный был и замученный, словно всю ночь не спамши.
   - Неудивительно, - пожала плечами я. - Вчера ему пришлось развозить людей после того, как он уже доставил меня домой. Но если мистер Маноле действительно болен, пусть возьмёт выходной. Сегодня у меня много свободного времени и ни одной деловой встречи, а до кофейни я могу прогуляться и пешком. Так и передайте ему, Магда.
   Как бы то ни было, но пренебрегать обязанностями водителя Лайзо не стал. Ровно через полчаса "Бейкер" уже ждал меня. Устраиваясь на мягком сидении, я невольно удивилась, как раньше справлялась без автомобиля. Графиня путешествует в омнибусе или на своих двоих, кому расскажешь - и не поверят! И я бы сейчас тоже приняла подобное за досужий вымысел.
   Быстро же мы привыкаем к благам...
   После грозы Бромли посвежел. Дождь отмыл пропылённую листву, и к нам словно вернулась ненадолго цветущая весна. Горожане тоже вздохнули свободнее: на улицах стало вдвое больше экипажей и автомобилей, почтенные леди и джентльмены неспешно совершали моцион, прогуливаясь по аллеям парка Найтбридж или вдоль живописной Гарден-стрит. Пожалуй, если бы пришлось открыть сегодня кофейню, то без посетителей бы мы не осталось, даже наоборот, пришлось бы кое-кому отказать.
   Впрочем, для того, чтобы окупить расходы на вечер памяти Патрика Мореля, нужно по меньшей мере десять удачных дней. Остается надеяться, что для расследования это мероприятие оказалось более полезным, чем для моего банковского счета.
   Тем временем автомобиль подъехал к "Старому гнезду". Лайзо с некоторой задержкой вышел и открыл для меня дверцу. Только тогда обратила внимание на то, что его смуглое лицо стало землисто-серым, как у больного, и вспомнила о словах Магды. Он подал мне руку, помогая выбраться из салона, и я вздрогнула - пальцы были холоднее льда. По нынешней-то летней жаре!
   - Спасибо, - улыбнулась я Лайзо, хотя благодарить за нечто само собой разумеющееся было странно. - Мистер Маноле, Стефан говорил, что вчера вы вернулись довольно поздно.
   - Около четырёх утра, леди, - почтительно ответил он, отведя взгляд, и слишком быстро отпустил мою руку. Странно. Раньше, кажется, Лайзо старался продлить любое случайное прикосновение - ненавязчивые знаки внимания, которые приятно получать от красивого человека, пусть бы даже и не равного по положению в обществе. - А заснул и того позже.
   Вот как? Похоже, Лайзо просто не выспался. Надо бы действительно отправить его отдохнуть, но без намеков на слабость и бледный вид. Мужчины в некоторых вопросах бывают щепетильнее иных леди.
   - В четыре часа пополуночи? Боюсь, я теперь чувствую себя немного неловко, мистер Маноле. - В моём голосе было неподдельное смущение. - Я скажу мистеру Спенсеру, чтобы он выписал вам премию за рвение в работе. И завтра можете взять выходной с утра и приехать за мной только к закрытию кофейни.
   - Благодарю за заботу, леди, - вновь подчёркнуто вежливо поклонился Лайзо. - Но позвольте мне сопровождать вас завтра. Сказать по секрету, Эллис рекомендовал присмотреть за вами до конца этого расследования - для вашей же безопасности, леди Виржиния. Не сочтите за пустое бахвальство, но я могу оказаться полезен.
   - Разумеется, - улыбнулась я Лайзо. - Однако настаиваю на том, чтобы вы хорошенько отдохнули. Водитель не должен засыпать в дороге, верно?
   - Этого не случится, леди.
   - Мне остается только довериться вам, мистер Маноле.
   - Как вам будет угодно, леди.
   "Сильно же Лайзо устал, если держится так отстраненно, - почему-то я почувствовала досаду. - Совсем не похоже на его обычное поведение".
   В кофейне же мысли о возможной болезни Лайзо вылетели у меня из головы. Слуги под руководством Георга сняли афиши с Морелем и расставили мебель, как следовало. Однако никому и в голову не пришло заменить "траурные" цветы на более жизнерадостные. Некоторые, конечно, можно было бы оставить, но многие букеты изрядно повяли - листья уныло обвисли, а лепестки стали отлетать. Да и взятые в аренду подсвечники никто не догадался вернуть... Словом, за делами время прошло незаметно, и когда в четверть седьмого Эллис постучался с черного хода, это стало для меня неожиданностью.
   - Вечер добрый, Виржиния, - ослепительно улыбнулся он. От него буквально исходила энергия, как свет от солнца. И не скажешь, что этот человек лёг спать уже под утро. - Все работаете? Неужели вам никогда не хочется провести денёк в праздности, как и положено аристократам?
   - Дурного же вы мнения об аристократах, - в притворном возмущении взмахнула я рукой. - Добрый вечер.
   - Дурного? Они того стоят, - безапелляционно заявил Эллис и, не дожидаясь приглашения, занял место за своим любимым столом. - Мистер Калле ещё не приходил?
   - Нет. Однако у меня есть то, что скрасит вам ожидание, - едва сдержала я торжествующую улыбку, не подобающую леди. - Полагаю, вас заинтересует содержимое конверта, который лежит прямо перед вами.
   - Этого, что ли? - спросил Эллис и, не дожидаясь ответа, с потрясающей непосредственностью сунул нос в конверт. - Подборка газет по теме? О, Виржиния, просто бальзам на мою душу! Вот заодно и проверим некоторые гипотезы... К слову, о необычных гипотезах. Я тут выяснил одну прелюбопытную вещь. Вы знали, что Патрик Морель должен был в следующем спектакле играть повесившегося от неразделённой любви юношу?
   Несмотря на жару, у меня по спине пробежал холодок.
   - Нет, не слышала. А что это за пьеса?
   - Классика, - неопределенно взмахнул рукою Эллис. - "Обманутый Питер", слышали о такой?
   - Разумеется, - откликнулась я с видом оскорбленной добродетели. - У меня хорошее образование.
   - Да, да, пансион для благородных девиц, я помню, - серьёзно ответил детектив. Глаза у него смеялись. - Жаль, что я сам не девица, и образование у меня уличное. Мне, к сожалению, эта пьеса была не знакома. Название я слышал, а вот сюжет... Увы. Иначе бы заинтересовался бы делом гораздо раньше. Я ведь знал, что Морель собирается играть главную роль - афиши в центре города, статья в "Сплетнях"... Помните, о чём эта пьеса?
   - Юноша по имени Питер О'Райли, состоятельный и из хорошей семьи, влюбляется в красавицу гипси. Он дарит ей дорогие подарки, представляет родителям. Дело идет к свадьбе, но строгий отец, конечно, против безродной невесты, - заученно отозвалась я. Пьесу эту мне приходилось читать раз пять, не меньше, и дважды я видела постановку на сцене. Благодатный классический сюжет, не чуждый нравоучительности - куда сходить всей семьёй, если не на "Обманутого Питера"? - Отец нанимает сыщика. Тот неделю следит за гипси и обнаруживает, что она уже обещалась обвенчаться с шестью молодыми людьми. Узнав эту новость, Питер О'Райли сходит с ума от горя и вешается на цветном пояске, который хотел подарить невесте.
   - Совершенно верно. Напоминает ситуацию с нашим актёром, верно? - азартно подмигнул мне детектив. Взъерошенный, по-птичьи непоседливый, он был похож на юркую черноголовую синицу, которая за день целый город облетит, везде побывает. - Правда, Морель повесился не на поясе, но возлюбленная-то у него была? И это подводит нас к тому, что кто-то имитировал ход пьесы. Либо убийца не чуждается хорошей шутки, либо сам Морель был человеком с чувством юмора. Возможность сумасшествия исключаем - по описаниям свидетелей и друзей Морель не похож на психа, ни на тихого, ни на буйного, - продолжал оживлённо объяснять Эллис, не отвлекаясь от перелистывания газетных вырезок. Я мысленно подсчитала, сколько их всего, и обомлела. Святые небеса, и это всё - о самоубийствах? Эллис, перехватив мой взгляд, усмехнулся. - Да уж, Виржиния, только посмотрите - целая эпидемия самоубийств и несчастных случаев. Правда, здесь у нас подборка за пять лет, да и не только о людях искусства. Видимо, друг из газеты так стремился вам угодить, что хватал всё, что под руку подворачивалось. Но уже сейчас обнаруживаются любопытные совпадения. Вот, взгляните сюда, - и он передал мне один из серых листков.
   Я осторожно взяла заметку. Судя по дате, она относилась к событиям трехлетней давности. В ней говорилось о неком мистере Макмаффине, молодом эсквайре и заядлом игроке. Первая половина заметки посвящалась тому, как из раза в раз он ставил на одну и ту же лошадь, Можжевеловую Ягоду. На двадцать третий раз - автор подчёркивал это особо - ставка оказалась верной. Мистер Макмаффин сорвал солидный куш. Как охотно рассказывала его престарелая мать, выигрыш счастливчик хотел потратить на офицерский патент, о котором скудные доходы от земли даже мечтать не позволяли. И вдруг - этакое чудо!
   Однако исполнить своё желание Макмаффин не успел. Его нашли в собственном доме, покончившим жизнь самоубийством.
  
   "Ужасное событие, удар по всем нам, - сетовала мать, оставшаяся с двумя дочерьми, пятнадцати и тринадцати лет, и с солидным пятном на репутации семьи. - Гарольд был истинным сыном своего отца. Конечно, он поигрывал на скачках, но никогда не позволял нам остаться без единого рейна, разумно вёл дела. С чего ему было стреляться - и ума не приложу. Он даже представил нам свою невесту, девушку бедную, но честную... Да и офицерский патент был уже у него в руках!"
  
   Дальше автор заметки рассуждал о том, что горе несчастной женщины скрашивали почти шесть тысяч хайрейнов - выигрыш юного Макмаффина. Мол, с таким приданным пристроить дочь за хорошего человека - не проблема.
   Я дочитала и подняла глаза на Эллиса. Оказалось, что он всё это время терпеливо ждал, не отводя от меня серьёзного взгляда.
   - Что вы думаете, Виржиния?
   - Я думаю, что следует поговорить с юными мисс Макмаффин и их матерью. Нужно узнать, что сталось невестой этого несчастливца. В статье нет ни одного упоминания о ней, хотя похороны расписаны весьма подробно, - постучала ногтём я по заметке, лежавшей на столе.
   - Соображаете, Виржиния, - улыбнулся Эллис, осторожно забрал у меня бумажку и отложил её в меньшую стопку. - И таких историй тут несколько. Два самоубийства и один несчастный случай - все они произошли с людьми, так или иначе получившими большую сумму. К ним мы прибавляем двоих стариков, обладателей солидного состояния, скончавшихся "по естественным причинам", и писателя Дикона Шарля. Итого с Морелем семь трупов за три года. Интересная статистика, верно? - я молча кивнула. Мне стало не по себе. - Да и к тому же в двух статьях упоминается небогатая невеста. И ни разу - её имя.
   - Вы думаете, что... - начала я, но Эллис только досадливо от меня отмахнулся:
   - Я пока ничего не думаю, Виржиния. Посудите сами - если человек молод и богат, наверняка у него будет невеста. А что до остального... Принесите-ка мне кофе, если не сложно. Нужно хорошенько поразмыслить.
   - Я вам не служанка, Эллис.
   - Разумеется. У какой служанки такая прямая спина и глаза такие сердитые? Ну-ну, успокойтесь. Взгляд - что ведро ледяной воды за шиворот, - подкупающе улыбнулся Эллис. - Просто мне нужно, чтобы вы отошли ненадолго. Я тут вижу, как мнётся перед дверьми мистер Калле. Судя по всему, он боится именно вас. Чем вы его вчера так напугали, интересно...
   Я вспомнила о злосчастном парике и как можно равнодушнее пожала плечами.
   - Ничем, Эллис. Спросите лучше у него.
   - Спрошу непременно, - пообещал детектив, и улыбка у него стала лукавой. - А вам очень идёт румянец, Виржиния... И Лайзо позовите, будьте любезны - он мне задолжал рассказ! - крикнул Эллис уже мне в спину.
   Кофе в зал, разумеется, отнесла Мадлен. Причём не горький, как любил детектив, а приторный, с тремя ложками сахара и большим количеством молока. Вряд ли это можно было бы назвать даже маленькой победой над Эллисом, но я почувствовала себя частично отмщённой за минуту смущения.
   Впрочем, чувство это улетучилось, стоило мне пройти в зал и увидеть, как детектив поит переслащённым кофе Эрвина Калле, а сам нетерпеливо посматривает на двери кухни.
   - Д-добрый вечер, леди Виржиния, - подскочил художник, слегка заикаясь, и машинально коснулся кончиками пальцев густой шапки волос - теперь, как я знала, ненастоящих. - Рад видеть вас. П-простите, ради всех святых, за вчерашнее. Я просто был несколько обескуражен, и...
   - За что? - нахмурила я брови в притворной задумчивости, а затем виновато улыбнулась, опуская взгляд. - Честно говоря, мистер Калле, вчера у меня так болела голова, что я совершенно не помню, чем закончился вечер. Смутно вспоминается мне ссора между мисс Макнайт и мистером Палмером, да ещё то, как вы говорили о своём визите в апартаменты невесты Патрика Мореля... Кажется, вы обнаружили там нечто необычное?
   Слушая меня, Эрвин Калле сначала просветлел лицом, а потом вновь помрачнел.
   - Да, можно сказать и так. - Он зябко натянул на костяшки пальцев слишком длинные рукава лилового сюртука. Тонкие, испятнанные краской пальцы нервно поджались. - Знаете, это одна из тех аккуратных маленьких квартир, которые снимают за солидные деньги, приплачивая за спокойное место и отсутствие лишних глаз. Я таких много повидал. Обычно хозяева у них строгие и тщательно следят за соблюдением чистоты. А тут я словно в притон попал. Всё перевернуто кверху дном, ящики валяются посреди комнаты, воздух затхлый, вещи разбросаны, чулки висят на люстре... - Эрвин осёкся, неуверенно посмотрел на меня, покусывая бледные губы, и продолжил неохотно: - А на полу множество тёмно-коричневых пятен. Мне кажется, это кровь, - добавил он совсем тихо.
   - Вы обращались в Управление спокойствия? - жёстко спросил Эллис. Художник втянул голову в плечи.
   - Нет. Не успел. Я был настолько шокирован... только и сумел, что закрыть за собою дверь и отправиться домой. К тому же вечером нужно было идти в кофейню...
   - Хорошо, - перебил его детектив. - Даже просто замечательно. Завтра... нет, сегодня ночью пойдём и навестим жилище этой загадочной особы. Я тогда точно скажу вам, кровь это или просто тёмные пятна от чая. Нужно только заскочить ко мне домой и взять кое-какие инструменты и реактивы... Виржиния, вы мне не одолжите своего водителя?
   Сердце мне кольнуло что-то похожее на ревность. Лайзо мой водитель и работает на меня, а не на Управление! Но спустя всего один вздох я усмирила гордыню. В конце концов, это нужно для дела, а не Эллису лично.
   - Хорошо, забирайте. Если Мадлен сумеет его добудиться, разумеется, - едко добавила я, не удержавшись от шпильки. - Видите ли, он вчера так устал, что сегодня просто с ног падает.
   - Это Лайзо-то? - недоверчиво переспросил Эллис. - Быть такого не может. Он может по три ночи бодрствовать и цвести, как майская роза. У Зельды все сыновья двужильные, а Лайзо так и вообще трехжильный. Он повыносливей меня будет... - Детектив озадаченно нахмурился. - Разве что он вчера хватил лишку. Кажется, Лайзо говорил что-то насчёт того, что ему пришлось пропустить стакан-другой виски с Палмером, чтобы разговорить его. Но стакан или даже два, пусть и самого крепкого напитка...
   - Не стакан, а добрую бутылку, - раздался от дверей хрипловатый баритон Лайзо. Вид у моего водителя по-прежнему был бледный, несмотря на послеобеденный сон в апартаментах наверху. - Или две... Ну, и горазд пить этот актёришка! Да и наблюдательный, что алманский шпион. С таким не выплеснешь потихоньку стакан под стол. Ну, я и не таких перепивал.
   - Не лучший повод для хвастовства, - прохладно заметила я. Жалость к Лайзо тут же улетучилась. Если он выпил лишнего, то это был исключительно его выбор. - Что такое у вас в руках, мистер Маноле? Извольте пояснить.
   - Кофе и пирожные, - блёкло улыбнулся он и шагнул ближе, демонстрируя поднос. - Мистер Белкрафт велел передать. Он, кажется, недоволен тем, что вы пропускаете обед.
   - Глупости, - отмахнулась я. - Георг мне не опекун... впрочем, ставьте сюда. От пирожного я не откажусь. Надеюсь, откровения Палмера не относятся к тем, от которых может стать дурно за едой?
   - Нет. - Улыбка его стала чуть шире. - Напротив. Это одна из тех историй, которые любят обсудить за чашкой кофе... Эсмонд Палмер - величайший сплетник из всех, кого я когда-либо видел.
   Эллис в предвкушении подался вперед, едва ли не ложась грудью на стол.
   - И о чём же он говорил?
   - О Мореле и только о нём. - Лайзо переступил с ноги на ногу, быстро посмотрел на меня и отвел глаза, словно благовоспитанный юноша из хорошей семьи. Я вздохнула, но жестом разрешила ему присесть за наш стол. Конечно, Лайзо всего лишь слуга, но в расследовании он принимает участие наравне со всеми. - Кажется, Эсмонд просто им одержим. Морель якобы отбирал у него лучшие роли, клеветал, устраивал жестокие розыгрыши и, разумеется, уводил женщин, куда же без этого.
   - Ну-ка, ну-ка, - заинтересовался Эллис. - Что за розыгрыши? Мистер Калле, ваш друг был склонен к злым шуткам? - обернулся он к художнику. Тот пожал плечами:
   - Отнюдь. Пэтси очень добрый и чуткий... был, - отвёл глаза в сторону Эрвин.
   - Я придумывать не стану, не с руки мне это, - только пожал плечами Лайзо. - Эсмонд-то совсем другое рассказывал.
   - Например? - поощрительно улыбнулся детектив.
   - Например, такое. Месячишки с два тому назад была премьера какого-то спектакля. Зрители, как говорится, пьесу приняли благосклонно, да и газетчики её расхваливали, будто нанятые. Хозяин театра возьми да и устрой в честь такой удачи праздник. Звали всех актеров, да и приблудного народу хватало.... Но это присказка, а сказочка вот о чём. Патрик Морель угостил Эсмонда странным вином. Говорил, что это, мол, подарок от дорогого человека и большая редкость. Но после первого же бокала Эсмонд почуял неладное. Жар, сердцебиение, сухость во рту - словом, и дурак поймёт, что в вино какой-то дряни намешано. Потом в глазах у бедняги потемнело, и то, что случилось дальше, он не запомнил. А наутро над ним вся труппа потешалась. Он якобы делал непристойные намёки ведущей актрисе, её дублёрше, помощнице режиссёра и якобы самому Пэтси Морелю...
   - А ему-то зачем? - хмыкнул Эллис. Лайзо только улыбнулся хитро и развел руками:
   - Сам Эсмонд-то и не помнит ничего подобного. Но перепутать немудрено было - волосы-то Пэтси не стриг, кудрявые носил, длинные, что у девицы. Бороду брил, усов не жаловал. Как тут с пьяных глаз не ошибиться?
   - Я бы не ошибся, - авторитетно заявил детектив и прищелкнул пальцами: - Кстати! А не была ли та бутылка подарком невесты? Тем, гм, - он быстро оглянулся на меня, - "любовным зельем"? Тогда всё становится на свои места. Патрик Морель, желая подшутить над соперником, делится с ним напитком. Палмер испытывает... - снова этот взгляд - ...вполне понятные чувства. Разумеется, действие состава приписывают эффекту опьянения. Кажется, с этим ясно... Вы что-то хотели сказать, Виржиния?
   - Да, - кивнула я. Сделать бы Эллису замечание, но он ведь неисправим - всё равно продолжит звать меня по имени даже в присутствии посторонних. Остается утешаться тем, что мистер Калле на сплетника не похож, а Лайзо... он, пожалуй, на особом положении. - Подумайте вот о чём. Если ваше предположение верно, и Морель предложил Палмеру вина с "любовным зельем", не значит ли это, что он сам был введён в заблуждение?
   Эллис настороженно замер. Оранжевые солнечные лучи падали только на одну половину лица, и оно казалось наполовину парализованным, гротескным.
   - Поясните, леди.
   - На вечере памяти мне пришлось выслушать много историй о Мореле, - начала я, чувствуя себя не слишком уверенно. - И у меня не сложилось впечатления, что он был склонен к шуткам, отдающим дурным вкусом. Мореля редко видели пьяным, он был неизменно вежлив с поклонницами, не скандалил по пустякам с режиссёром и не сорил деньгами...
   - Это потому, что Пэтси помнил то время, когда он был беден, - неожиданно зло произнес Эрвин. - Помнил, как мы добирались до Аксонии, довольствуясь порой одними гнилыми овощами на завтрак и ужин. Горячая пища, свежая постель, да хотя бы крыша над головой - об этом и мечтать не приходилось! Слава и богатство достались нам тяжело. Каждый рейн, каждый восхищённый взгляд - награда за труды, а не подарок. А разбрасываются обычно тем, что достается легко.
   На лице Эллиса появилась скука. Он, конечно, терпеливо позволил художнику закончить его пламенную речь, но уже к середине ее, вероятно, принялся обдумывать свои гипотезы.
   - Можно поспорить с последним утверждением, - произнёс детектив, когда Эрвин договорил. - Однако в целом мысль ваша мне ясна. Как и ваша, леди Виржиния. Вы хотите сказать, что Морель не мог устроить такой жестокий розыгрыш?
   - Да не жестокий же! - не выдержала я и нахмурилась раздраженно. - Глупый. Представьте, что на празднике кто-то открывает бутылку. Маловероятно, что её осушит один человек. Наверняка каждый захочет попробовать хотя бы по бокалу. И что из этого выйдет?
   Эрвин Калле от чего-то густо покраснел и поспешил запить свои мысли крепким кофе. А Эллис рассмеялся:
   - Да уж, ненависть всей труппы ему была бы обеспечена. Соглашусь с вами, леди. Похоже, что Морель сам не догадывался, чем угощает своего соперника по сцене. Вопрос в том, откуда к нему попала эта бутылка...
   - Возможно, эта невеста - брачная аферистка? - с небрежно-самоуверенным видом знатока предположил Лайзо.
   - Тебе видней, - с неуловимой иронией ответил Эллис.
   - Но она же мертва! - взволнованно подскочил художник, случайно толкнув столик. Моя чашка была полной, и кофе выплеснулся на стол некрасивым пятном. - Мертва! С чего бы ей быть мертвой, если в смерти Пэтси виновата она? Кто мог...
   - Погодите, погодите! - поспешно перебил его Эллис и, поднявшись, надавил ему на плечи: - Присядьте. Успокойтесь. Никто пока не знает, что там случилось с несчастной девушкой... и существовала ли она вообще. Вот наведаемся в её жилище, и я тогда смогу сделать кое-какие выводы, но сейчас - увольте. И следует помнить, что главная версия пока - доведение до самоубийства с целью получения денег. Тех самых, выигранных на скачках. Поэтому можно рассмотреть, например, вариант с бандой аферистов.
   - Это как? - Художник беспомощно плюхнулся обратно на стул. - Вы же не думаете, что невест было... несколько?
   Эллис переглянулся с Лайзо - и оба они расхохотались. Уж не знаю, что почувствовал мистер Калле, а вот мне стало обидно. Не все так хорошо разбираются в преступном мире. Для неспециалиста путаться в терминах и понятиях ничуть не стыдно. Ведь Георг, к примеру, не смеётся, когда Эллис называет "чаем" и листья бхаратского кустарника, и мятно-липовый настой с мёдом, и отвар из ромашки.
   Поймав мой недовольный взгляд, Лайзо поперхнулся смешком и мгновенно посерьёзнел:
   - Возможно, в Бромли и впрямь работает банда юных красавиц, но вряд ли. Я могу, конечно, спросить у ма... - он посмотрел на Эрвина и сообразил, видимо, что тот не знает, откуда появился у строгой леди Виржинии красивый и сведущий в сыскном деле водитель. - ...спросить у своего информатора, не появилось ли новеньких среди охотниц за богачами.
   - А спроси, - неожиданно оживился Эллис. - Я сам хотел порасспросить своих людей, но у тебя источник, пожалуй, даже более надёжный. Что же касается состава преступной группы, леди Виржиния, то я бы предположил сговор между конторой, которая принимает ставки, и некой "вольной художницей", вытягивающей деньги из обеспеченных любовников. К примеру, служка из конторы дает наводку, девушка обрабатывает клиента, а деньги делятся соответственно затраченным усилиям. В пользу этой версии говорит и история Макмаффина, - взмахнул он газетной вырезкой и задумчиво сощурился. - Кто знает, не был ли тот молодой эсквайр первой ласточкой, первой неудачной попыткой присвоить деньги?
   - Возможно, - согласилась я. Предположение было разумным. - А сейчас, господа, давайте пересядем за другой столик. Здесь скатерть перепачкана кофе. Эту Мадлен унесёт, а мы пока можем продолжить обсуждение...
   Эрвин только сейчас понял, что он натворил со столиком, и принялся смущённо извиняться. Обменявшись традиционным "Я был так неловок..." - "Ах, оставьте...", мы продолжили разговор. Точнее, это Лайзо продолжил рассказ, а мы стали внимательно слушать.
   Эсмонд Палмер воистину оказался кладезем всевозможных сплетен о Мореле. Пожалуй, если бы я не устраивала вечера памяти, а пригласила его одного, мы узнали ровно столько же о покойном, сколько от всех остальных гостей вместе взятых. Правда, розыгрыши, в которых так яростно обвинял Эсмонд своего соперника, выглядели по большей части невинными совпадениями. Подумаешь, запер случайно товарища в кладовке для инвентаря - время-то было позднее, да и Палмер там уснул, и заметить его было сложно. Подпорченный костюм? Так, может, это и не Морель постарался... И так далее, и тому подобное. Складывалось впечатление, что Палмер действительно помешался на сопернике.
   А с какой тщательностью он запоминал возлюбленных Мореля! Всех девушек Палмер назвал поименно, и список этот, заботливо составленный Лайзо, перекочевал в руки Эллиса.
   - Эмма Милз, - громко прочитал детектив последнее имя. - Ну, что, мистер Калле, так звали невесту вашего друга?
   - Нет. - Взгляд у художника стал рассеянным. - Кажется, она была Мэри... В разговорах он называл её "моя милая Мэри".
   - Здесь целых три Мэри, - хмыкнул Эллис, пробегая глазами список. - Которая?
   - Фамилию я не помню, но... Можно ведь поинтересоваться у квартирной хозяйки?
   - Вы знаете, где жила эта несчастная девушка, но не помните её фамилию? - удивился Эллис. - Вот уж точно, люди искусства - странные, все, до одного. Откуда вы вообще узнали, где она жила?
   - О... - Он словно растерялся на мгновение. - Я расспросил мальчишку, помощника гримёра в театре. Он весьма смышлён, и Пэтси иногда передавал мне с ним записки. Оказалось, что мальчик в последнее время часто носил послания для одной красивой девушки. По описаниям она очень похожа на невесту Пэтси! - уверенно закончил художник.
   - Обязательно потом потолкую с этим, гм, смышлёным мальчуганом, - задумчиво пообещал Эллис. - Укажете мне на него?
   - Непременно.
   - Вот и договорились. Итак, Лайзо, что там ещё у тебя осталось из сплетен? - весело поинтересовался детектив.
   - Ничего особенного, - с деланной небрежностью пожал тот плечами и вдруг посмотрел на художника, внимательно и с нетерпеливым ожиданием, как рыбак смотрит на дрогнувшие поплавки. - Эсмонд Палмер говорил, что свой выигрыш Морель боялся хранить дома. Воры, грабители... Мало ли что. Зато у его друга был, мол, подходящий сейф.
   - У друга? - эхом переспросил Эллис.
   - У Эрвина Калле.
   Художник, кажется, совсем растерялся.
   - Да, сейф у меня был. И есть, разумеется - я там храню дорогие краски... А почему вы так смотрите на меня? - Он беспомощно переводил взгляд с довольного Лайзо на хмурящегося Эллиса и в конце концов обернулся ко мне, словно за поддержкой. - Леди Виржиния?
   - Морель отдавал вам на хранение деньги? - спросила я, и Эллис поморщился, бормоча: "Ну, как же можно так в лоб".
   - Нет, что вы, - непонимающе моргнул Эрвин, и вдруг лицо его залила смертельная бледность: - Вы же не хотите сказать, что я...
   - Возможно, кто-то вас пытается подставить, мистер Калле, - быстро перебил его детектив и подкупающе улыбнулся. - Не стоит нервничать. А теперь подумайте хорошенько и постарайтесь вспомнить, не отдавал ли вам Пэтси каких-нибудь вещей на хранение? Не обязательно денег. Может, это был сверток? Или коробка, или старинная книга - словом, что угодно, лишь бы туда можно было спрятать несколько банкнот.
   - Тогда уж не "несколько", а целую пачку, - не удержалась я от комментария. - Если выигрыш Морелю выплатили не чеком, а в банкнотах, то она должна выйти солидной по объему. Самая крупная банкнота имеет достоинство в пятьдесят хайрейнов, выигрыш у нас составляет около двух тысяч. Итого получается сорок банкнот, жестких и плотных, на шелковой бумаге. Просто так между листами книги такую пачку не заложишь.
   - Ценные наблюдения, леди Виржиния, - с неуловимым оттенком иронии заметил Эллис. - Вы обладаете редкой способностью к месту сообщать общеизвестные факты. Разумеется, никто не будет прятать пачку между листами книги, но ведь можно же и вырезать выемку для неё! Впрочем, это пустые измышления. Мистер Калле, так передавал ли вам что-либо ваш друг незадолго до смерти? - повернулся он художнику - и спиною ко мне, фактически исключая из разговора.
   Кофе отчего-то стал отдавать солью.
   Я медленно выдохнула и растянула губы в той бездумно-загадочной улыбке, от которой на щеках появляются умильные ямочки, а взгляд становится пустым, будто у куклы. Паршивенькая гримаса, зато её можно держать часами без всякого напряжения.
   - Нет, он не передавал ничего.
   - Гм. И даже не заговаривал об этом?
   - Нет.
   - Хорошо. Возможно, Палмер просто пересказывает слухи. А может, оговаривает вас. У него есть мотив?
   - Не знаю.
   Изнеможённое бесконечным днём солнце медленно склонялось к горизонту. Лучи его приобретали всё более насыщенный ржавый оттенок и ползли вверх по стене; в медово-прозрачном свете парили легкие пылинки. Мне казалось, что при каждом вдохе они царапали горло, но это, конечно, была просто иллюзия.
   Как и равенство людей, сидящих за этим столом.
   Детектив Управления спокойствия, свободный художник, бывший аферист - и дурочка графиня, возомнившая себя сыщицей.
   Поделом тебе, Гинни.
   - ...Леди Виржиния? - слова Лайзо донеслись как через вату. Я повернула голову, встречаясь с ним взглядом. Зелёные, что у кошки, глаза следили за мною пристально. - Что-то случилось?
   - О, нет, - опустила я ресницы. - Просто вспомнила об одном деле, не терпящем отлагательств. Прошу прощения, мне надо перемолвиться словом с мистером Белкрафтом.
   - Идите, идите, - махнул рукой Эллис, так и не посмотрев на меня. - И пришлите, пожалуйста, несколько листов бумаги и карандаш, мне нужно сделать кое-какие пометки.
   - Вызовите Мадлен, - указала я на серебряный колокольчик и поднялась. - Покидаю вас, господа. Если вам понадобится что-то ещё - просите Мадлен или Георга.
   Держа спину ровно, как учили монахини в пансионе, я пересекла помещение. В галерее между залом и кухней остановилась. Здесь было сумрачно и тихо. От чёрного входа, с улицы, доносились негромкие голоса - это Георг что-то втолковывал слугам. Мэдди бойко стучала каблучками наверху - то ли убиралась, то ли раскладывала вещи. Я прислонилась к стене и медленно выдохнула сквозь зубы, чувствуя спиной все изъяны дерева - каждую трещинку, каждый скол.
   Эллис не сказал ничего особенного. Он вёл себя, как обычно. Отчего же чувствую себя так глупо? Слишком увлеклась, пожалуй, поверила в свою ценность, открыла душу... и позволила сесть себе на шею. И кому - безродному выскочке из Управления, возомнившему о себе невесть что?
   Ученые мужи пишут, что наш век сломал сословные предрассудки. Возможно, так и есть. Деньги нынче стали важнее титула, скандальную известность ценят выше скромности и благопристойности, а практичность и умение сколотить состояние любой ценой, невзирая на средства, уважают больше меценатства.
   Может, Эллис считает меня благородной бездельницей, великосветской пустышкой, и потому позволяет себе такие выходки?
   Право, не знаю.
   Да, возможно, мой ум не так изворотлив, как у него; я не так смела, не умею обращаться с оружием, за исключением шляпной шпильки и старинного револьвера. Но и Эллис вряд ли справится с управлением кофейней, с нерадивыми арендаторами, с фабриками, с объединёнными землями графств Эверсан и Валтер, в конце концов! А ведь мне приходится помнить ещё и о светских обязанностях - о непременных званых обедах и ужинах, о появлении на балах и прочих публичных мероприятиях "в сезон", о ежегодном посещении "Старого гнезда" особами королевских кровей, о налаживании свежих и поддерживании давних связей среди знати. На плечах моих лежит ответственность за судьбы Мадлен и мисс Тайлер, Магды и миссис Хат, Георга - в меньшей степени, нужно признать - и многих, многих слуг в особняке, загородном поместье и в замке Валтеров.
   И все это - лишь часть моих обязанностей, наложенных происхождением и положением в обществе. Пусть я не великолепная леди Милдред, чья слава гремела по всей Аксонской Империи и за её пределами, но и меня уважают среди аристократов - так же, как Эллиса уважают среди тех, кто связан с Управлением Спокойствия.
   Можно сказать, что у нас обоих - особое положение. Только для меня оно - как корсет, заставляющий постоянно держать спину прямо и стараться быть лучше и сильнее, чем я есть.
   Звание леди обязывает.
   А Эллис... Эллис свою исключительность использует как некое орудие, позволяющее подняться над правилами и плевать на головы тем, кому бы он в ином случае кланялся до земли. Получается, что гений его... развращает?
   - Леди Виржиния, простите великодушно, но вы уже с полчаса стоите тут, камень камнем. Не случилось ли чего? Если вам дурно стало или еще что приключилось, вы скажите - чем смогу, тем и помогу.
   Я подняла глаза. Против света мало что можно было увидеть, но то, что Лайзо искренне обеспокоен, чувствовалось и по голосу. Мой водитель остановился на подобающем расстоянии от меня, в трех шагах, не пытаясь, по обыкновению, сократить его до одной вытянутой руки. Сквозь широкие рукава белой рубахи просвечивало оранжевое солнце - или, вернее, его рассеянные, отраженные от стен кофейни лучи. Лайзо скрестил руки на груди, а голову по-кошачьи наклонил вбок.
   - Очень любезно с вашей стороны проявить заботу, мистер Маноле, но не беспокойтесь. - Губы у меня вновь растянулись в той же пустой улыбке. - Я всего лишь задумалась о том, что же отличает людей благородных от низких.
   - И к каким же выводам вы пришли, леди Виржиния? - Кажется, Лайзо улыбнулся, но мой ответ заставил его помрачнеть:
   - К такому, что рождение в определённой среде и надлежащее воспитание во многом определяют наше поведение в дальнейшей жизни. Не зря люди разделяются на аристократов и чернь; и порою пропасть между леди и выходцем из трущоб - не только в титуле.
   - А эту пропасть... - Лайзо запнулся. - Её можно преодолеть как-нибудь?
   - Чаще всего она непреодолима.
   - Леди Виржиния, я...
   - Ступайте в зал, мистер Маноле, - безразлично махнула я рукой. - Этим вечером вашими услугами будет пользоваться мистер Норманн. А я, пожалуй, вернусь домой.
   Этот диалог словно отрезвил меня и вернул ясность рассудка. Обижаться на Эллиса или ставить расследованию палки в колеса было бы неразумно и недостойно леди. Но и помогать детективу, как ни в чём не бывало - тоже. Поэтому я, как и сказала Лайзо, вернулась в особняк на Спэрроу-плейс и посвятила остаток вечера личным делам, выбросив из головы всех художников, актёров, убийства и самоубийства.
   Следующий день вышел у меня крайне насыщенным. С утра я провела деловую встречу с одним из поставщиков какао, взяв с собой ассистента мистера Спенсера в качестве секретаря. Потом написала письмо леди Клэймор, в котором намекнула на то, что изрядно соскучилась по ней и не прочь была бы посетить её поэтический салон. Позже, в кофейне, размышлять на печальные темы и вовсе было некогда - после вечера памяти Патрика Мореля и посвящённой ему статье в "Бромлинских сплетнях" моё "Старое гнездо" стало в некотором роде местом паломничества. Многим посетителям пришлось отказать, а потом и вовсе ввести на время заказ столиков только по предварительному письму - разумеется, это не касалось постоянных клиентов.
   В таком же быстром, не терпящем пауз и заминок темпе прошла и оставшаяся неделя.
   Утром - личные дела, днём - кофейня, вечером, изредка - визиты к друзьям или посещение интересных мероприятий. Время своё я старалась планировать так, чтобы не сталкиваться с мистером Норманном и мистером Калле, до сих пор приходившими в "Старое гнездо" после полуночи для обсуждения расследования. Лайзо совсем перестал со мной заговаривать и развозил по делам исключительно молча.
   Взгляд у него день ото дня становился всё более задумчивым и мрачным.
  
   Не знаю, сколько времени могло бы продлиться это затишье. Две недели я старательно держалась в стороне от расследования и постепенно привыкла к размеренной, не отягчённой загадками и кровавыми тайнами жизни. Скучать было некогда - о, нет, только не в Бромли, пусть бы и жарким летом. Но в тот самый момент, когда я почти уже выкинула Эллиса из головы, он появился на пороге моего дома.
   -...Сказать, что вас туточки нету, леди Виржиния? - переспросила Магда с робким недоумением. - А ежели спросит, куда вы изволили отправиться, что отвечать?
   - Говорите, что не знаете. Он не имеет права вас расспрашивать. Будет настаивать на ответе - позовите Стефана, пусть выведет мистера Норманна из дома, - пожала плечами я. - Ступайте, Магда. Мистер Норманн ничем не отличается от других излишне навязчивых гостей.
   Горничная вышла, а я вернулась к своим бумагам. Срочных дел не было. Новостей тоже, если не считать за таковые донесения адвокатов с вялотекущего судебного процесса об определении границ владений: один эсквайр, чей клочок земли граничил с моими лугами для выпаса овец недалеко Грин Хани Роук, всё никак не мог смириться с тем, что старый граф Эверсан выиграл у него часть надела в кости. Но суд этот длился уже целую вечность, и завершиться должен был, похоже, лишь со смертью истца, потому как наследников тот не оставил.
   Магда вернулась быстрее, чем я успела заскучать.
   - Вы, это, не ругайтесь, леди Виржиния, - неловко переступила она с ноги на ногу, - но мистер Норманн вам передать просил. Говорит, он так и знал, - и Магда с опаской вручила мне свёрнутый вчетверо клочок бумаги.
   На нём было начертано всего три слова - "Эрвин Калле мёртв".
   У меня сердце едва не остановилось.
   Я, будто пробка из бутылки с игристым вином, выскочила из-за стола. Деловые письма разлетелись по комнате белыми голубями. Коридор, лестница и галерея промелькнули в одно мгновение, а в голове моей была, кажется, всего одна мысль: "Лишь бы он ещё не ушёл".
   - Вы! - Я вихрем влетела в гостиную, и Эллис, стоявший у залитого солнцем окна, обернулся. Волосы его были растрёпаны, и вокруг головы словно горел ореол. - Почему вы не сообщили раньше?
   - День добрый, леди Виржиния, - церемонно поприветствовал меня детектив и шагнул ко мне. Выражение лица у него разглядеть было сложно - солнце било мне в глаза. - Всё очень просто. Я не рассказал вам потому... - Ещё один шаг, ещё и ещё. - Потому... - Последний шаг, и Эллис крепко взял мои дрожащие руки в свои. - Потому что это неправда, леди Виржиния. Я солгал, но прошу меня простить - иначе вы не стали бы со мною разговаривать.
   Я бы с удовольствием залепила бы Эллису пощечину, но этот предусмотрительный подлец легко удержал мои руки.
   - Отпустите.
   - Вы не будете драться?
   Я призвала на помощь всё своё самообладание.
   - Что вы, леди не опускаются до драк.
   - Надеюсь, что это так, - без улыбки ответил Эллис и разжал пальцы. - Но логика подсказывает мне, что... Ох! Вы слукавили, леди Виржиния. А кольца на ваших изящных пальцах довольно тяжелы.
   - Поделом. - Ладонь горела от силы удара, но о сделанном я не жалела. - Есть вещи, мистер Норманн, с которыми не шутят.
   - Это была не шутка, а психологический прием, - въедливо уточнил детектив, и в голосе у него не было ни малейших следов раскаяния. Я вдруг почувствовала себя невероятно усталой, словно целое утро тащила в гору тяжелый камень, а он у самой вершины сорвался вниз, обратно к началу пути.
   - Вам виднее, мистер Норманн. Если на этом всё, то прошу вас покинуть мой дом - у меня множество неотложных дел, да и у вас, полагаю, тоже.
   Но, конечно, Эллис не позволил мне просто так уйти. Не такого сорта был этот человек - если уж ему что-либо требовалось, он получал желаемое любой ценой, не особенно считаясь с приличиями, чужим мнением и даже с законами.
   - Да постойте же! - Детектив схватился за верх моей юбки, и дымчато-зелёный лен с золотой нитью предупреждающе натянулся. - Выслушайте меня! Я, право, не знаю, за что вы на меня дуетесь, леди Виржиния, но готов принести вам самые искренние мои извинения - хоть бы и на коленях, на площади перед вашим особняком, при всём честном народе.
   - Не утруждайте себя, - торопливо откликнулась я, пытаясь выдернуть юбку из цепких пальцев детектива. С него сталось бы выполнить обещанное, а мне это было ни к чему.
   - Так хоть скажите, на что вы сердитесь! - Глаза Эллиса казались сейчас пронзительно-голубыми, как весеннее небо где-нибудь в провинции, вдали от фабричных труб Бромли, и такими же невинными. - Неужели я оскорбил вас после вечера памяти Мореля? - Я поджала губы, не собираясь жаловаться, но взгляд сказал за меня всё. - О, так значит, я угадал. А мне-то казалось, что вам просто нездоровится, - тяжело вздохнул Эллис. - Честно говоря, я тогда был слишком увлечён разработкой версии о причастности Палмера к нашему делу и не слишком-то следил за своими манерами. Но, право, я ни за что не захотел бы вас обидеть, Виржиния, - проникновенно произнёс он и отвёл взгляд. - Судите сами. Разве разумно с моей стороны было бы ссориться с графиней? Даже если отбросить в сторону личные чувства, а я вас глубоко уважаю за ум и характер - и, конечно, восхищён вашей красотой... Словом, даже если отбросить это, остается чистая выгода от знакомства со столь влиятельной особой. Помощь, которую вы оказываете мне в расследованиях, воистину неоценима. Без ваших связей и, что греха таить, средств я бы не сумел раскрыть ни дело об убитых дочерях баронета Куиннсли - да, да, то, для которого я брал платье мисс Мадлен, - ни поймать сумасшедшего, который охотился исключительно на седых джентльменов, питающих страсть к театру... Леди Виржиния, не держите на меня зла! - Ошеломлённая потоком уверений и комплиментов, я не заметила, как Эллис выпустил мою юбку, но завладел рукою, и теперь осторожно, будто успокаивая пугливую зверушку, поглаживал раскрытую ладонь кончиками пальцев. - Честно сказать, я с юности отличаюсь тем, что не всегда способен осознать, почему людей обижают те или иные слова. Прийти к этому знанию логически - могу, но вот прочувствовать - увы. А потому просто скажите, какие мои слова показались вам оскорбительными, и я никогда больше их не произнесу.
   После такой впечатляющей речи вспоминать, с чего начиналась наша ссора, было до крайности глупо. К тому же Эллис, по всей видимости, не лгал - он действительно упорно не понимал, что меня обидело... Кроме того, я чувствовала, что сейчас он во мне нуждался.
   Или в моих деньгах.
   - Отпустите мою руку... Эллис. - Я колебалась всего секунду, но все же сменила гнев на милость. Детектив, услышав свое имя вместо прохладного "мистер Норманн", просиял. - Извинения приняты, а что до причины... Позвольте мне умолчать. Теперь же присядем. Расскажите, что за дело вас привело в мой дом.
   - Расследование, конечно, - улыбнулся Эллис и начал рассказ. Выяснилось, что за то время, пока я держалась в стороне, следствие продвинулось ненамного.
   Тем же вечером, когда мы расстались, детектив в компании Эрвина Калле отправился в апартаменты загадочной "невесты" Мореля. Тёмные пятна на полу оказались именно пятнами крови.
   - Реакция с перекисью водорода, Виржиния, реакция с перекисью водорода, - наставительно произнес Эллис и добавил с сожалением: - Правда, сказать, была ли эта кровь человеческой или, скажем, коровьей, я не могу.
   Детектив тщательно осмотрел комнаты, однако не обнаружил больше следов, указывающих на вероятное убийство. Конечно, на первый взгляд все смотрелось крайне подозрительно. Беспорядок можно было бы принять за признак яростного сопротивления жертвы. Отсутствие ценностей - украшений, денег и манто из белой лисы, которое Морель по словам художника, дарил "невесте" - могло указывать на преступление, совершенное с целью наживы. Но разгром царил везде, а не лишь там, где обнаружились подозрительные пятна. Да и к тому же пропали не только ценные вещи, но и мелочи, вроде нательного белья, повседневной одежды и духов - конечно, кое-что осталось, но в количествах, явно не соответствующих нуждам молодой и неплохо обеспеченной женщины.
   - Я почти уверен в том, что она сбежала, - подвел итог Эллис. И, подумав, добавил: - Или её вынудили сбежать, или кто-то всё же убил её, но сымитировал побег. Последнее, впрочем, маловероятно - редкий дурень преступник забудет замыть кровавые следы. Да ещё такие... Они буквально бросаются в глаза при входе в жилище и кричат: "Здесь произошло что-то страшное!". Нет, я склоняюсь к версии, что "невеста" сбежала, прихватив самое необходимое, а кровью пол запятнала нарочно, чтобы сбить с толку возможных преследователей. И, да, мы не нашли ни единой капли "любовного зелья". Может, его подсовывала Морелю и не невеста, но что-то мне подсказывает, что это была именно она. А я всегда верю своей интуиции, Виржиния.
   Эллис коротко пересказал мне и результаты опроса свидетелей. В общем-то, там и говорить было не о чем. Соседи, как всегда, ничего не видели и не слышали, квартирная хозяйка и не подозревала, что жилица сбежала - или стала жертвой убийцы. "Милая девушка была, - расстроенно всхлипывала она. - Бледная, как леди, ну, и глаза то ли голубые, то ли серые. Улыбалась так светло..."
   - Увы, стены в этом доме оказались без ушей и без глаз, - со вздохом перефразировал Эллис известную поговорку. - Никаких значимых сведений от хозяйки я не получил, за исключением приблизительного описания внешности "невесты". А вот мальчишка-газетчик сообщил нечто любопытное: якобы недавно собаку, которая жила недалеко от мусорной кучи за домом, нашли дохлой - кто-то не поленился перерезать ей глотку. Это, впрочем, мог быть любой прохожий. Озлобленный пьянчуга, вор, просто жестокий человек или неразумный ребёнок - вы знаете, каковы нынче дети, ради забавы вполне могут порезать бродячего пса. Но я допускаю и то, что в апартаментах "невесты" мы видели собачью кровь.
   - Какой ужас, - зябко передёрнула я плечами, представив себе, как "невеста" - в моём воображении, невысокая девушка без лица, но с руками по локоть в крови - хладнокровно лишает жизни бедное животное. - Так вы теперь ищете возлюбленную Патрика Мореля?
   - В том числе и её, - подтвердил Эллис. - Лайзо же сдружился с Эсмондом Палмером. Ну и невезучий же он парень, этот Эсмонд! И дня не проходит, чтобы не ввязывался в какую-нибудь передрягу. Он, к слову, полностью уверен в том, что Морель повесился сам - именно потому он и назвал его трусом. Палмер кое-что слышал о пропавшей "невесте" и даже видел её раз или два - издалека, потому что Морель, заметив его, переходил на другую сторону улицы, а его спутница прятала лицо за полями шляпки. Я склонен считать, что Эсмонд - не убийца, но весьма ценный свидетель. Например, он сообщил Лайзо, что Морель очень не хотел браться за последнюю роль. Из суеверия - ведь пришлось бы играть повешенного. На репетициях эту сцену брал на себя дублёр, но режиссёр настаивал на том, чтобы Морель сыграл её сам. Тот долго отказывался, грозясь даже уходом из Королевского театра, но потом согласился. Правда, так и не успел провести ни одной репетиции - на следующий день его нашли мёртвым.
   Вот тут-то мне стало по-настоящему жутко. Эллис, заметив это, рассмеялся непринужденно и хлопнул рукой по столу:
   - Не берите в голову, Виржиния. Возможно, просто совпадение вышло - уж я-то и не на такие странности насмотрелся, поверьте. Лучше послушайте, что я разузнал о Макмаффине.
   ...Семью несчастного эсквайра долго не оставляли в покое. Трижды после смерти мистера Макмаффина в дом пробирались воры. К счастью, красть им было нечего - дорогих украшений у осиротевшей матери и её дочерей не водилось в силу стеснённости в средствах, а выигрыш покойного сына предусмотрительная миссис Макмаффин хранила в банке. Старыми платьями и десятком отнюдь не шикарных шляпок неведомые воры, конечно, не прельстились.
   Впрочем, в нашествии визитеров из трущоб Смоки Халлоу миссис Макмаффин винила исключительно газеты. Мол, они растрезвонили на весь Бромли, что у вдовы после смерти сына осталось солидное состояние. Впрочем, признавала женщина, была от статьи и польза. Невеста Макмаффина узнала о его смерти из газеты и заявилась вся в слезах вскоре после публикации. Бедняжка была так потрясена гибелью жениха, что решила постричься в монахини. Как миссис Макмаффин ни уговаривала девушку - к слову, её звали мисс Сьюзан Беркли, - та была непреклонна. "Уйду, мол, в монастырь святой Марии Защитницы, и все тут, даже если пешком придется добираться до него", - передразнил рассказчицу Эллис.
   Растроганная миссис Макмаффин, конечно, не могла позволить, чтобы невеста её покойного сына шла пешком, как бродяжка, и выписала ей чек для покупки железнодорожного билета, ссудила тремя хайрейнами на пропитание и даже презентовала свой старый дорожный плащ. Мисс Беркли сердечно поблагодарила старую женщину, ещё раз оросила слезами её воротник и отправилась в путь.
   Больше её, разумеется, никогда не видели.
   - Я написал телеграмму в монастырь Святой Марии Защитницы в тот же день, - скептически хмыкнул Эллис. - Но, конечно, никакой послушницы, в миру звавшейся Сьюзан Беркли, у них нет. Впрочем, я допускаю, что меня намеренно ввели в заблуждение - в монастырях есть дурной обычай укрывать подозрительных особ, если те примут постриг, и игнорировать запросы из Управления. Впрочем, это вечный конфликт властей светских и духовных, - горестно вздохнул он.
   - Я неплохо знаю настоятельницу монастыря Святой Генриетты в графстве Эверсан, а она весьма дружна с епископом - он приходится ей троюродным братом. В случае крайней нужды можно будет поднять связи, - пожала я плечами.
   Эллис посерьезнел.
   - Благодарю, Виржиния. Однако пока я не воспользуюсь этим щедрым предложением, потому что должен попросить вас о другом одолжении. Видите ли, я выяснил, что существует престранное совпадение. И Макмаффин, и Морель, и даже Шарль Дикон, который отравился в прошлом году - из-за карточного проигрыша, как говорят - все они были клиентами букмекерской конторы Ярби. Более того, все они входили в один и тот же клуб...
   -... "Счастливое число Ярби"?
   - Да, да, он самый, - обрадовано закивал детектив и вдруг сощурился подозрительно: - Позвольте, Виржиния, как вы догадались?
   - Лорд Клэймор состоит в этом клубе, а леди Клэймор - моя добрая подруга, - пояснила я. Мысль о том, что мне удалось хоть бы и в мелочи, но удивить Эллиса, приносила глубокое удовлетворение.
   - Прекрасно! - хлопнул в ладоши Эллис, и лицо его озарилось солнечной улыбкой: - В таком случае, Виржиния, вам не составит никакого труда попасть на собрание этого клуба и выполнить одно маленькое и несложное поручение.
   Горький опыт подсказывал, что если уж Эллис начинает просьбу с комплиментов и авансов, то в дальнейшем она принесет множество неприятностей, а выполнение ее будет, возможно, сопряжено с нешуточной опасностью. Однако я не была бы графиней Эверсан, внучкой Той Самой Милдред, если бы не ответила без малейших сомнений:
   - Пожалуй, мне давно не приходилось общаться с леди Клэймор, так почему бы и не встретиться нам в элитарном клубе? Изложите суть вашей просьбы, Эллис. Насколько я помню, любители скачек собираются каждую среду, а нынче уже воскресенье. Ненавязчиво добиться приглашения в закрытое общество - дело не одного дня.
   - А иным путь за заветные двери и вовсе закрыт, - подхватил детектив и тут же сделался серьёзным, как священник на похоронах. - На самом деле, ничего сложного, Виржиния. Просто присмотритесь в этом клубе ко всем женщинам, которые постоянно его посещают, будь то жёны участников, экстравагантные особы, увлечённые скачками, или просто слишком смышлёные служанки. Запомните всех, кто подходит под это описание - молодая темноволосая женщина со светлыми глазами и бледной кожей. Впрочем, оттенок волос и кожи можно легко изменить краской - иная дама как смоет свои белила, так сразу станет похожа на уроженку Романии, - усмехнулся он цинично. - Словом, отмечайте каждую особу, внушающую подозрения. А ещё... - Эллис запнулся, будто бы сомневаясь. - А ещё обороните невзначай, что мистер Калле якобы получил от покойного мистера Мореля крупную сумму на хранение.
   Благодушное мое настроение как рукой сняло.
   - Опять играете в свои любимые игры, Эллис? Кто на этот раз приманка - бедняга художник? Или я?
   - Эрвин, - без тени улыбки ответил детектив. - Но не беспокойтесь. За ним присмотрят.
  
   Связаться с леди Клэймор было делом нетрудным. Напроситься на приглашение - уже сложнее. Рассудив здраво, я решила, что лучше сделать это при личной встрече. Недавно в разговоре моя подруга обмолвилась, что хотела бы посетить в понедельник выставку морских пейзажей, прибывших - всего-то на месяц с небольшим - с самого материка, из Марсовийской Республики. Раньше эта коллекция хранилась исключительно в Музее изящных искусств в Лютье и нигде более не выставлялась. И, конечно, леди Клэймор, ценительница редкостей, не могла пройти мимо такого события. Зная обычный распорядок её дня, я предположила, что стоит навестить галерею д'Арви около одиннадцати часов - и не прогадала.
   - Леди Клэймор, какая встреча!
   Ленивое солнце вскользь огладило корону из волос цвета мёда и тёплого янтаря и яркой искрой зажгло розовый бриллиант в фамильном перстне.
   - Леди Виржиния, - скорее, утверждая, нежели приветствуя, улыбнулась старинная моя знакомая. - Добрый день. С каких пор вы заинтересовались искусством?
   - С тех самых, как вы упомянули об этой выставке, - в тон ей ответила я. - Вы, полагаю, только что подъехали?
   - Нет, уже возвращаюсь - на час пополудни у меня назначена встреча с портным, - небрежно взмахнула она веером. Я непритворно огорчилась:
   - Право, жаль! Хотелось бы мне прогуляться по этим залам с вами вместе, - повела я рукою, указывая на черепахой прижавшееся к земле монолитно-серое здание галереи. - Где ещё я найду такого искушенного критика, как вы?
   - В любой второсортной газете, леди Виржиния, - со всей серьёзностью ответила леди Клэймор. - По крайней мере, эти писаки судят об искусстве с такой уверенностью и непреклонностью, что мне начинает казаться, будто бы я в нём ничего не смыслю. Впрочем, и мне жаль, что сейчас мы не сможем поговорить, как прежде. Кажется, с каждым годом жизнь становится быстрее, и я за нею не поспеваю. Раньше хватало времени на всё, да ещё и оставалось, а теперь сложно найти один час для задушевной беседы.
   - Как насчет среды? - быстро предложила я. - Например, около пяти вечера. Классическое чаепитие - весьма достойные декорации для встречи.
   Светлые брови сдвинулись к переносице.
   - Боюсь, что не получится, леди Виржиния, - через некоторое время ответила леди Клэймор, покачнув головой. Шелковые ленты на шляпке огорченно колыхнулись. - Я уже подумала и так, и этак, но выходит, что в среду у меня дела. Точнее, дела у моего супруга - заседание клуба Ярби, а на такие мероприятия мы традиционно сходим вдвоём. Если я оставлю своего драгоценного в одиночестве, он может и огорчиться.
   - О, - я сделала вид, что задумалась. - Тот самый клуб... Хотелось бы взглянуть на него! Говорят, публика там весьма интересная. Жаль, что я не состою в этом клубе.
   - Мы можем привести вас туда, как гостью, дорогая Виржиния, - мгновенно откликнулась она. Сожаление в моём голосе прозвучало для неё вызовом - и не такова была леди Клэймор, чтобы отступаться от трудностей. - Замечательная идея, к слову. И супруг мой не будет страдать от одиночества, и мы с вами наговоримся вдоволь. Да к тому же намечается любопытное событие - зелёный день. Каждый должен прийти в одежде цвета первых листьев, или мха, или фисташек - словом, в чем-нибудь зелёном. Терпеть не могу этот цвет, - она поджала губы. - В зелёном платье у меня лицо становится как у утопленницы.
   Проговорив ещё несколько минут и обсудив подробности, мы разошлись. Леди Клэймор отправилась изводить придирками своего портного, а я, побродив среди морских пейзажей с полчаса, вернулась к автомобилю. Искусство, за исключением, пожалуй, музыки, никогда не производило на меня сильного впечатления, несмотря на полученное в стенах пансиона образование. В литературе я предпочитала жизнеописания великих людей, исторические трактаты и труды по экономике. В живописи - спокойные пейзажи из тех, что прекрасно смотрятся в любом интерьере. В театре не разбиралась вовсе, пусть и могла перечислить самых модных актёров и режиссёров. Отца, помнится, это сильно расстраивало; леди Милдред же, напротив, посмеивалась и говорила, что практический ум нашей семье не помешает, а хороший вкус прививается лишь со временем.
   Пожалуй, она была права.
   Но так или иначе, искусство - явление вечное, оно могло и подождать. А вот насущной своей цели я вполне достигла. Не пришлось даже просить леди Клэймор о приглашении - она сделала всё сама. Оставалась одна проблема...
   Какое платье надеть?
  
   - Леди Виржиния, вы просто ослепительны, просто ослепительны, - поприветствовал меня лорд Клэймор и склонился над моею рукой. Он был похож на супругу, будто брат - такой же светловолосый, слегка подслеповатый и полный живой энергии. За ним водилась забавная привычка - рисуясь, повторять одно и то же выражение дважды, выделяя его второй раз голосом - например, "Прекрасный вечер сегодня, исключительно прекрасный!"- Восхищён, вот право слово!
   - Ещё немного, и я начну ревновать, - насмешливо стукнула его по предплечью леди Клэймор веером. - Вы слишком пунктуальны для леди, - обратилась она ко мне. - Только без четверти четыре, а вы уже тут, поджидаете нас.
   - Что поделать, если сегодня мне никак нельзя упустить своих проводников, - отшутилась я. - Приходится приезжать на место загодя и подстерегать вас в засаде. Однако время идёт. Не стоит ли пройти и нам - в клуб?
   Лорд Клэймор расхохотался гулко, как в металлическую бочку:
   - Пора, конечно, уже пора! Ручаюсь, леди Виржиния, вы будете восхищены, даже если раньше с равнодушием относились к скачкам и всему, что с ними связано.
   Клуб располагался на Ярби-стрит, при одноименной букмекерской конторе. Собственно говоря, он и вырос из стихийных бесед за сигарой между любителями рискнуть деньгами на скачках. Сигары обращались в пепел, а беседы тянулись и тянулись - мысль цеплялась за мысль, слово за слово, а жаркие споры разжигали аппетит. Предприимчивый букмекер сначала открыл веранду, где все, кто сделал ставки, могли присесть в плетёные кресла и дать отдых ногам. Потом особенно дорогим клиентам стали подавать чай с имбирным печеньем. Глядя, как легкомысленная затея обретает всё больший успех, хозяин букмекерской конторы выкупил второй этаж особняка, обставил его недорогой мебелью, обозвал "клубом" и стал драть втридорога за "членство в клубе" - то есть за возможность выкурить сигару не на улице и не в парке, но в комфортабельных, цивилизованных условиях.
   И вот теперь, одиннадцать лет спустя, Ярби превратился в респектабельный клуб с баснословно высокими взносами, что изрядно затруднило доступ в святая святых и сделало его достоянием только людей весьма и весьма состоятельных. Впрочем, если бы не расследование, вряд ли бы я заинтересовалась этим местом. Право же, в моей кофейне публика собиралась куда более изысканная. Да и интерьеры в "Старом гнезде" были оформлены с большим вкусом.
   Здесь же царила вульгарная роскошь. И нынче она была облачена во все оттенки зелёного. Торчали там и тут в беспорядке, как огромные замшелые валуны, кресла, обитые бархатом; горели лампы под полупрозрачным стеклом, напоминающим молодую листву; ковры в малахитовых разводах укрывали отполированный паркет, а стены были сплошь увешаны приторно-слащавыми пейзажами - цветущие луга, густые леса и затянутые тиной сонные пруды... Пожалуй, будь моё платье оттенком-двумя темнее, и я потерялась бы на этом фоне, подобно леди Клэймор.
   Впрочем, саму Глэдис это нисколько не смущало.
   - О, просто глаз отдыхает, - иронично выгнула она бровь. - Вот когда здесь был день алого цвета, мне показалось, что я попала на пожар. А сегодня вроде бы можно и потерпеть, если, конечно, приказать своему вкусу замолчать.
   - Так вам не нравится, как отделаны комнаты?
   - Конечно, не нравится, - без колебаний ответила леди Клэймор. - Как и сама идея наряжаться в определённый день только в зелёное, красное или жёлтое. Но мы ведь ценим клубы именно за неудобства, которые они причиняют, не так ли? Знаете, чем труднее попасть в такое общество и чем глупей там традиции, тем более элитарным оно считается. И "Ярби" в этом смысле весьма и весьма неплох. Однако я вижу мистера Юстина, председателя клуба, - сощурилась она, вглядываясь в группку мужчин - разумеется, тоже в зеленом. - Думаю, мне следует представить вам его.
   - Юстин? Кажется, мне приходилось уже слышать эту фамилию, - с сомнением покачнула я головой. - Разбогатевший делец?
   - Баснословно разбогатевший, - с непередаваемым презрением протянула Глэдис. - И деньги свои он получил вовсе не торгуя шерстью или сдавая землю в аренду.
   - И что же стало источником его благосостояния? - искренне заинтересовалась я. Конечно, мне земля и фабрики приносили приличный доход, но нужно ведь идти в ногу со временем.
   - Оружие, - зловещим голосом откликнулся лорд Клэймор. - Мистер Юстин обратил взор к бронированным машинам и всему, что стреляет. И, хотя наша благословенная Аксония сейчас, по счастию, не ведёт войн, он только в последний месяц умудрился продать две партии пистолетов Управлению Спокойствия.
   - В этом есть свой резон, - пожала я плечами и хотела уже добавить, что "гуси" защищают нас от преступников, а потому должны быть вооружены лучше их, но тут мы подошли к председателю клуба, и разговор пришлось отложить.
   Мистер Юстин ничем не напоминал солидного дельца. Шея его была длинной и тощей, лицо - вытянутым, как треугольник, опущенный вершиной книзу. Острый подбородок словно стесала рука неумелого скульптора; маленькие, блестящие, как у мыши, чёрные глаза прятались под кустистыми бровями. Смуглая, не слишком здоровая кожа выдавала неблагородное происхождение, как и кисти рук - широкие, с узловатыми пальцами, напоминающие растопыренные куриные лапы.
   Если судить по одной лишь внешности - хитрец и скряга.
   Неблагоприятное впечатление, правда, немного сгладилось, когда мистер Юстин заговорил - простовато, но с чувством, что называется. Голос у него оказался приятный, хотя и высоковатый для мужчины.
   - Лорд Клэймор, леди, рад до безумия видеть вас в Ярби! - просиял Юстин улыбкой. - Леди Клэймор, мои комплименты, на месте мужа я бы держал такую красавицу под семью замками, ха-ха-ха, - пошутил он и сам же расхохотался. - О, а что у нас за гостья такая? Неужели ваша младшая сестра, лорд Клэймор, наконец затворничество прервала?
   - Увы, нет, - с приличествующей случаю ноткой грусти ответствовал лорд Клэймор. - Печально, очень печально. Леди Виржиния, - обернулся он ко мне, - позвольте представить вам мистера Юстина. Он председатель нашего клуба, и если вы надумаете после этого вечера к нам присоединиться, он непременно, непременно вам поможет. Мистер Юстин, у нас сегодня повод для праздника, - шутливо обратился он к председателю, настороженно ловящему каждое слово. - Наш клуб сегодня соизволила посетить графиня Эверсан и Валтер, та самая леди Виржиния. Я воспользовался своим правом на гостя в этом месяце и пригласил ее. Мне, конечно, следовало предупредить вас, но, право, тогда сюрприз был бы безнадёжно испорчен.
   - Ох, и то верно! - радостно подхватил мистер Юстин, и ноздри у него хищно раздулись. Я машинально стала перебирать в голове все источники своего дохода - нет ли нигде возможности для заключения выгодной сделки с этим человеком? Он, судя по всему, думал ровно о том же самом. - Леди Виржиния, ужасно польщён знакомством с вами - такая честь! Если вы решитесь присоединиться к нашему клубу, я, наверное, живьем на небо вознесусь. - Юстин с шутливой серьезностью очертил священный круг двумя пальцами. - Заинтересовались скачками, эм?
   - Заинтересовалась изысканным обществом, - беспечно улыбнулась я, надеясь, что мои слова не сойдут за издёвку.
   - И как оно вам, по вкусу?
   Я окинула взглядом навязчиво зеленый интерьер, зеленые сюртуки мужчин и утомленное лицо Глэдис.
   - Сначала надо оглядеться, и потом решать.
   - Могу я вам помочь? - суетливо поклонился мистер Юстин. - Если что, я к вашим услугам, не сомневайтесь!
   - Благодарю за предложение, но я уже обещала, что сегодня моим проводником будет леди Клэймор.
   - Совершенно верно, - невозмутимо подтвердила Глэдис. - Мистер Юстин, оставляю своего супруга на вас. А мы с леди Виржинией, пожалуй, пройдем в чайную комнату.
   - Ну, как вам угодно будет, - с сожалением отозвался мистер Юстин. - Леди Виржиния, ещё раз - примите мое восхищение.
   Когда мы с Глэдис оказались относительно наедине - в комнате с окнами на юг, в которой зелёного было чуть меньше, чем везде - я решилась задать вопрос:
   - Глэдис, мне показалось, или этот мистер Юстин вёл себя несколько странно?
   - Странно? - заломила она бровь. - Нет, ничуть. Совершенно обычно для себя, я бы сказала. Мистер Юстин - выходец из бедной семьи. Их земля практически не приносила дохода. Даже назвали его, как сына фермера - Джеком.
   - Да, это не Вивиан или Сеймур... - сыронизировала я вполголоса, но Глэдис все прекрасно расслышала:
   - Именно так. Говорят, что до шестнадцати он даже читать не умел, зато считать научился неплохо. Видите ли, Виржиния, у него от рождения есть недурная способность - запоминать числа. Попросите мистера Юстина перемножить в уме, скажем, четыреста семьдесят пять и шестьсот восемьдесят один - и полминуты не пройдёт, как он назовёт вам ответ. Это, а ещё деловая сметка и некоторая, скажем так, неразборчивость в средствах, к сорока двум сделали его обладателем солидного состояния, - тут леди Клэймор позволила себе поморщиться. - Знаете, новоявленные богачи делятся на две категории. Одни презирают старую аристократию, другие восхищаются нами. Мистер Юстин, безусловно, относится к последним. Представьте себе, он хочет стать графом - не больше, не меньше.
   - Пусть покупает землю и отправляет прошение его величеству, - пожала я плечами, нисколько не сомневаясь, что подобное прошение останется без ответа. Разве что какое-нибудь неразборчивое, отчаянно нуждающееся в средствах семейство выдаст дочь за богача.
   Но и это было маловероятно. После бунта, уничтожившего множество благородных семей и едва не превратившегося в революцию, подобную марсовийской, титулами в Аксонии стали дорожить. Ещё бы, народ своими руками едва не уничтожил собственную историю! Впрочем, дело это было давнее. Но подменять старую аристократию новой теперь не спешили - и так много свежей крови влилось в благородные семейства после бунта.
   Так что мистер Юстин мог рассчитывать разве что на титул баронета, при особом везении - на барона или виконта. Но никогда бы он не стал графом, маркизом или герцогом.
   - А на землю ему жаль денег - она приносит не такой уж большой доход, - продолжила леди Клэймор и пренебрежительно взмахнула веером. - Видимо, он надеется на выгодную партию... Что ж, среди графов бедняков почти что нет, среди маркизов и герцогов - тем более, так что продавать титул в довесок к приданному дочери никто не станет. Мистеру Юстину остается надеяться, что какая-нибудь вдова пленится его чарами - впрочем, это даже менее вероятно, да и титул он таким образом получит вряд ли.
   - Зная ваш утонченный вкус, Глэдис, я удивляюсь, как вы общаетесь с этим человеком, - заметила я.
   Леди Клэймор склонила голову, увенчанную короной золотых волос.
   - Моему драгоценному супругу нравится разговаривать с мистером Юстином, потому что оба они страстные любители скачек, - с царственным смирением произнесла Глэдис. - А мне остается терпеть. Но в нашем клубе не все такие, дорогая Виржиния. Есть и прекрасные собеседники, и истинные аристократы, да и люди искусства захаживают к нам.
   Вот и повод расспросить о местной публике поподробнее.
   - И с кем же вы предпочитаете общаться?
   - О, выбор, на самом деле, невелик. Понимаете, в клубе могут состоять только сорок пять человек, и ни одним больше, - тонко улыбнулась она. - Это записано в уставе. Для того, чтобы выйти из клуба, нужно привести себе замену, поэтому новые люди появляются здесь редко. Вы слышали о смерти мистера Дикона? О нашем "Ярби" тогда много писали в газетах, и неудивительно, что появились совершенно дикие предположения.
   Чай на мой вкус был сладковат и не слишком крепок, но сейчас я почувствовала настоятельную потребность сделать глоток.
   - И какие же?
   - Поговаривали, что Шарля Дикона отравили, чтобы освободить место в клубе, - произнесла Глэдис с загадочной интонацией, с какой обычно рассказывают у камина легенды о фамильных привидениях.
   - Очень интересно, - только и смогла ответить я. - И сколько же в этом предположении от правды?
   Глэдис рассмеялась.
   - Нисколько, Виржиния, поверьте. Сразу после смерти мистера Дикона приглашение в клуб прислали моему драгоценному супругу, а уж он точно не имеет привычки рассылать яд соперникам, я это знаю наверняка, - отшутилась она. - Впрочем, это не единственная загадочная история, связанная с "Ярби". Что говорить зря - одна из моих здешних подруг называет себя леди Тайной и прячет лицо под густой вуалью.
   Я почувствовала вдруг необыкновенное волнение. Неужели разгадка лежит на поверхности? Леди Тайна - и есть невеста покойного Патрика Мореля? Или это слишком очевидное предположение, а потому заведомо ошибочное?
   - Взять себе имя "Тайна" - значит, бросить вызов обществу, - помедлив, произнесла я, рассеянно следя взглядом за прихотливым узором солнечных пятен на темно-зеленом бархате кресла. Отчетливей стал горьковатый лекарственный запах в комнате, который сначала показался мне похожим на чайный - или просто обострилось обоняние? - Если бы я захотела скрыться, то наложила бы грим, надела парик и назвалась бы собственной дальней родственницей. Уверена, этой леди Тайне изрядно докучают вниманием доморощенные детективы.
   - О, здесь вы абсолютно правы! - Глэдис резко опустила чашку, и красноватый настой частично выплеснулся на блюдце. Кажется, она принимала неприятности загадочной леди близко к сердцу. - Знаете, Тайна состоит в клубе с момента его основания, то есть около семи лет. За это время она дважды пропадала на год, но совет и не подумал исключить ее. Полагаю, леди Тайна - весьма влиятельная особа, возможно, благородного происхождения, желающая сохранить своё пристрастие к скачкам и игре на деньги в тайне. "Старики" к ней уже привыкли. Однако новички, особенно молодежь, непременно пытаются раскрыть её инкогнито. Даже мой супруг не избежал этого поветрия, но мистер Юстин быстро шепнул ему на ухо словечко-другое и отговорил от безрассудной идеи. А вот сэра Гленнстоуна так и исключили из клуба.
   - Даже так?
   - Да, без всякого снисхождения, - вздохнула Глэдис. - Но это история, не стоящая упоминания. Виржиния, вам дурно? Вы бледны.
   - Ничего страшного, просто здесь немного душно, - нашла я отговорку, в которой была ровно половина правды.
   - Тогда, возможно, нам стоит пройти в гостиную? Она проветривается гораздо лучше, чем прочие комнаты, за исключением веранды.
   - Это было бы весьма кстати.
   Через несколько часов я поняла, что возненавижу отныне зелёный цвет. Мужчины - все, как один, в тёмно-изумрудных фраках, редкие леди в платьях унылых оттенков - от плесени до жухлой травы, лиственно-яркая обивка кресел, мшисто-тёмные скатерти... Скачек я тоже накушалась вдоволь. Только и разговоров было, что о лошадях: "Леди Виржиния, а на кого вы думаете поставить в следующем забеге?", "О, как вам выступление Боевого Огурца? Слышали, у него сменился жокей!", "Посетит ли по обыкновению Его Величество летние Большие Скачки? А на кого он думает ставить?"...
   Я улыбалась кукольно и, как могла, поддерживала беседу. Благо все бромлинские газеты были в моём распоряжении, и не составило большого труда заранее прочитать несколько последних статей, а сейчас изобразить заинтересованность.
   Леди Клэймор была сама предупредительность. Зная об истинной - по её мнению - причине посещения клуба, она с легкостью отгоняла от меня завсегдатаев клуба, среди которых я с удивлением обнаружила и прежних своих знакомых. Например, виконта Уэстера, немолодого, угрюмого вдовца, изредка посещавшего "Старое гнездо", и сэра Гилберта Крэйна, младшего сына барона Крэйна.
   - Знаете, Виржиния, сегодня я чувствую себя заговорщицей, которая провела шпиона за крепостную стену. Из поэмы о Белом замке, - шепнула украдкой Глэдис, спасая меня от очередной невероятно скучной беседы о лошадиных статях и госпоже Удаче - непременной спутнице всех азартных игроков.
   - Да, верно, очень похоже, - едва нашла я в себе силы рассмеяться. И, хотя Глэдис имела в виду совершенно иную, мнимую тайну, мне стало стыдно. Поднять связи, чтобы попасть в клуб и поспособствовать расследованию - это одно. А вот водить за нос подругу, обещая ей разговор по душам, как в прежние времена... Нет, такого поступка леди Милдред бы не одобрила.
   Да и знакомых женщин сегодня в клубе не было, кроме полной и одышливой жены сэра Голдхорна и, собственно, нас с Глэдис. Леди Тайна так и не появилась; впрочем, мне удалось узнать, что волосы у неё были тёмные, а запястья - "бледные, словно лёд", так что под описание, данное Эллисом, она вполне подходила.
   "Остальное - не моё дело", - решила я, и остаток дня провела исключительно в возвышенных и, по обыкновению, остроумных беседах с Глэдис. Мистер Юстин несколько раз пытался навязать нам своё общество, но лорд Клэймор благородно отвлекал его внимание.
   Словом, ничего сколько-нибудь выходящего за рамки обычных светских мероприятий не происходило.
   И только за традиционным ужином, после которого клуб, как правило, расходился, я услышала любопытную фразу.
   -...А почему сегодня с нами не было Генри? Он задолжал мне партию в карты, - в шутку попенял кому-то мистер Юстин, когда подали суп-пюре - зелёный, разумеется, из брокколи и горошка.
   - Сэра Харрингтона? - переспросил блеющим голосом седой благообразный старик с пышными бакенбардами, представившийся сэром Гринингом. - Позвольте, мистер Юстин, но этому во всех смыслах достойному юноше сейчас не до пустых светских развлечений. Он готовится к свадьбе.
   - И как молодая невеста? - живо заинтересовался председатель.
   - Чудо как хороша, просто чудо...
   "Ещё одна в коллекцию невест", - отметила я с удовлетворением и храбро зачерпнула ложкой странного супа. Впервые в жизни мне так хотелось дождаться десерта - уж он-то наверняка не мог быть зелёным...
   Знала бы я тогда, как жестоко ошибаюсь - ушла бы, без раздумий!
  
   Редко мне случалось видеть Георга обеспокоенным или удивлённым, но нынче утром выпал как раз такой случай.
   - Леди Виржиния, ради всех богов, что с вами такое? - Густые брови комично поползли вверх - ещё, ещё, как будто от изумления они хотели вовсе сбежать со лба. - Вы бледны так, что кожа даже отливает зелё...
   - Не говорите при мне этого слова, - перебила я его тут же и содрогнулась, вспоминая ужасающее завершение вчерашнего вечера. В клубе на десерт подали совершенно возмутительное сочетание продуктов - сыр с плесенью цвета первой весенней травы и молодое вино, в просторечии зовущееся "зелёным". Уж не знаю, что стало для меня настоящей отравой, однако ночь я провела без сна и в хлопотах, не подобающих высокому званию леди. - Скажите лучше, мистер Норманн не оставлял никаких записок?
   Лицо у Георга словно каменным стало.
   - Вот помяните моё слово, леди Виржиния, с этим "мистером Норманном" вы ещё горя хлебнете, - посулил он со вздохом. - Нет, записок не было. Но мистер Норманн просил на словах передать вам: "После вчерашнего вечера вы можете дать отдых глазам в саду камней, расположенном в той части Боунского парка, что прилегает к посольству Никкон. Жду вас около полудня". И что бы это значило?
   - Тихое, пусть и весьма оживленное место, серо-красные каменные пейзажи и цепочка искусственных ручьёв, водопадов и гротов, - задумчиво протянула я, добавив про себя: "И никаких деревьев". - А означает это, Георг, что у мистера Норманна своеобразное представление о заботе. Сколько там уже? Десять? Пускай мистер Маноле подгоняет автомобиль к дверям. Пожалуй, я отправлюсь прямо сейчас. Как раз успею захватить из особняка томик никконской поэзии.
   - С каких это пор вы сделались ценительницей никконской культуры, леди Виржиния? - Георг недоверчиво посмотрел на меня исподлобья.
   Я только пожала плечами.
   - Ни с каких. Но томик стихов в руках леди гарантированно избавляет её от вопросов, что она делает в саду камней, такая прелестная и одинокая.
   - В таком случае, захватите с собой и вашу трость с тяжёлой ручкой, - посоветовал мне Георг от души. - Она имеет такие же свойства.
   На этой ноте мы и расстались.
  
   К счастью, трость не понадобилась, как и стихи - Эллис уже поджидал меня, коротая время за созерцанием падающей воды. Мелодичное журчание было единственным звуком, который нарушал тишину этого места. Причудливый пейзаж создавал иллюзию уединения, хотя через отверстия в камнях и завесу воды пространство проглядывалось на десяток шагов. Вопреки обыкновению, детектив надел приличный костюм серого цвета, а кепи заменил котелком, вмиг став похожим на провинциального эсквайра.
   - Мои приветствия, Виржиния. - Манера говорить, впрочем, совсем не изменилась. - Желаете присесть или прогуляемся?
   - Присядем, - здраво оценила я своё физическое состояние и не стала стремиться на подвиги. - Полагаю, вы хотели бы услышать рассказ о прекрасной половине клуба "Ярби"?
   - О его опасной половине, - усмехнулся Эллис и похлопал рукой по каменной лавке. - Прошу. Хорошее тут местечко - нас никто не видит, а вот мы любого соглядатая заметим издалека. Так что интересного вы мне поведаете, дорогая Виржиния?
   Эллис мог бы стать идеальным слушателем. Глаза его внимательно следили за каждым моим движением, с языка слетали исключительно верные вопросы, не сбивающие меня с нити повествования, но помогающие вспомнить важные подробности. Когда требовалось, он словно невзначай касался руки, ободряя и побуждая говорить дальше; если же я чересчур увлекалась - одной-единственной фразой возвращал меня на путь истинный.
   - Любопытно... - протянул Эллис, когда история подошла к концу. Пауза затянулась. Я не торопила его - благоразумно помалкивала, обмахиваясь веером и мечтая о стакане лимонада со льдом. - Нет, ни о какой леди Тайне мне слышать не приходилось, - наконец признался детектив с сожалением. - Не могу припомнить ни одной. Значит, она либо не преступница, либо слишком хорошо скрывает свои злодеяния. Впрочем, эта леди может оказаться и "сфинксом без загадки", пустышкой. Насколько я понимаю, изначально женщин в клубе не было?
   - Совершенно верно. Кроме леди Тайны, - нахмурилась я.- Эллис, а ведь никто и никогда не видел её лица. Это значит, что...
   - Значит, этой леди может и не существовать вовсе, - завершил он мою фразу самым неожиданным образом. - Доводилось ли вам слышать о чайных домах, хозяйки которых развлекают гостей? О, не спешите заливаться румянцем - под развлечением в данном случае понимается изысканная беседа, не более того, или игра на музыкальных инструментах. Надо бы сверить, не приходятся ли периоды отсутствия леди Тайны на моменты, когда клуб пользовался наибольшей популярностью. Если так и окажется, я с уверенностью смогу предположить, что леди Тайна - этакая нанятая "хозяйка дома", которую приглашают лишь затем, чтобы в трудное время привлечь новых завсегдатаев. Но, конечно, полностью отбрасывать версию о том, что она и есть наша "невеста", не стоит. - Он помолчал. - В любом случае, не думайте о Тайне. Её я возьму на себя. А вот что делать с невестой сэра Харрингтона...
   - Может, мне нанести ему визит? Нет, повода нет... Пригласить его с невестой в кофейню? - не слишком уверенно предложила я. Эллис только рукой махнул:
   - Спугнёте. С чего бы это графине интересоваться провинциальным аристократом?
   - Действительно. И что вы предлагаете?
   Эллис погрузился в размышления. Иные люди, раздумывая о чём-то важном, могут непроизвольно шевелить губами, или начать расхаживать по комнате, или болтать ногами, или хрустеть костяшками пальцев... Но только не Эллис. В такие минуты он словно превращался в чистый разум, холодный и безжизненный; лицо его делалось отрешенным, похожим на раскрашенную маску из анцианского стекла.
   Это смотрелось... жутко.
   К счастью, на то, чтобы прийти к некоему выводу, детективу обычно много времени не требовалось, толком испугаться я не успевала.
   - Скажите, Виржиния, вы упоминали, что невеста Харрингтона необыкновенно красива?
   - Да, это так, - осторожно кивнула я, пока не понимая, куда клонит детектив.
   - И мистер Юстин упоминал, что счастливый жених... как там говорилось...
   - Хочет увековечить эту красоту, - подсказала я, поймала спокойно-сосредоточенный взгляд Эллиса, и меня осенило: - Портрет невесты!
   - Именно, - подтвердил детектив и поднялся с лавки. Я следила за ним, не отводя глаз. - Но есть одна проблема.
   Эллис прошелся по дорожке, рассеяно касаясь ладонью влажных камней. Потом нагнулся - и зачерпнул пригоршню воды из искусственного ручья. На мгновение мне показалось, что детектив сейчас выпьет эту воду или омоет лицо, но он только молча разглядывал блики на поверхности, как языческий жрец, читающий божественные знаки, а потом - выплеснул воду обратно.
   - Какая проблема? - спросила я, не сдержавшись.
   - Не уверен, что мистер Калле сумеет справиться с чувствами и хитростью завлечь "невесту" для допроса и "расколоть" её, - вздохнул Эллис. - Поэтому придется делать из него наживку. Вчера в клубе вы пустили слух, что наш художник стал недавно обладателем крупной суммы. Если теперь мы столкнем его с возможной мошенницей, то рискуем... - и он выразительно умолк.
   - Жизнью мистера Калле? - закончила я с замиранием сердца.
   - Да что там его жизнь, - Эллис поморщился и, будто сомнамбула, присел на камни. Рубашка его стала быстро намокать от брызг. - Мы можем спугнуть "невесту" и упустить единственный шанс взять её с поличным. Наверняка она уже начала опаивать сэра Харрингтона "любовным зельем". Но сейчас у нас нет ни свидетелей прежних преступлений, ни сколько-нибудь веских доказательств. Возможно, "невесту" - если это вправду она - опознает квартирная хозяйка или сам Эрвин Калле... Но для суда этого мало, - тоскливо вздохнул детектив и сгорбился. - Вот в чем беда, Виржиния. Я могу поймать преступника... но не всегда это означает, что он будет осуждён. Даже если мне удастся доказать, что невеста Мореля и избранница Харрингтона - одно лицо, в лучшем случае, ей грозит обвинение в мошенничестве. И, если нынешний жених в неё влюблён, то и это обвинение не удастся довести до приговора. Наши присяжные, знаете ли, любят слезливые сказки о раскаявшихся преступниках - и, тем более, о прекрасных и порочных преступницах.
   Эллис явно старался привести меня к какой-то мысли - точнее, хотел, чтобы я сама дошла до нее и, как следствие, приняла полностью и безоговорочно.
   - Говорите прямо, что вам нужно, мистер Норманн, - вздохнула я, отворачиваясь. По ту сторону водопада, за дрожащей водяной завесой, ходили живые люди, но мне они сейчас казались призраками. Я проводила их взглядом и вновь обратилась к детективу. - Не надо мною манипулировать.
   - И не пытался, - очаровательно улыбнулся Эллис и развел руками. Взгляд его стал азартным. - "Невесту" надо ловить на живца. Сначала подсунем Эрвина будущей миссис Харрингтон...
   - Леди Харрингтон. А супруга баронета - дама, между прочим.
   - Да хоть лопата! - отмахнулся Эллис. - Главное, что сначала мы подсунем Эрвина ей. Он под предлогом работы над картиной, хорошенько рассмотрит подозреваемую, а она - наметит себе новую, "лёгкую" жертву.
   - Мистера Калле?
   - Да. А я в это время проверю леди Тайну. - Он поболтал рукой в воде и мокрым пальцем аккуратно нарисовал на камне знак вопроса. - Что ж, Виржиния. Не будем терять время. Займемся каждый своим делом. Я - слежкой и размышлениями, Эрвин - картинами, а вы - торговлей.
   - В каком это смысле? - насторожилась я, и улыбка Эллиса стала хулиганской:
   - Будете продавать Эрвина Калле сэру Харрингтону, разумеется. И помните, леди - у нас всего один шанс...
  
   Выполнить задание Эллиса оказалось проще, чем я думала. Достаточно было оборонить при леди Клэймор, что у меня есть возможность "попросить об одолжении" одного из величайших художников современности, самого Эрвина Калле, и добавить, что он ищет модель благородного происхождения для портрета в образе Королевы-Невесты, Маргариты Первой. Глэдис, неравнодушная к самой романтической истории аксонской короны, не могла не обмолвиться об этом в разговоре с мужем, а тот наверняка поделился сплетней со своим другом, мистером Юстином.
   Я справедливо ожидала, что вскоре мне придет письмо от сэра Харрингтона, однако ошиблась.
   - А неплохо тут у вас, леди Виржиния! - с бесцеремонным очарованием человека доброго, но дурно воспитанного, заявил мистер Юстин, едва переступив порог "Старого гнезда". - Здравствуйте! Найдется глоток кофейку для страждущего, или мне на стороне поискать? Хе-хе!
   - Добрый день, мистер Юстин. Разумеется, найдется. Мадлен принесет меню и подскажет, что выбрать, - улыбнулась я и вернулась к прерванной беседе с виконтессой Стормхорн.
   Конечно, расследование расследованием, но никогда графиня не будет обслуживать нувориша. Да и грузная седая леди Стормхорн - одна из старейших посетительниц кофейни, присутствовавшая даже на первом открытии и знавшая леди Милдред лично. И пускай, по большому счёту, общих тем у нас не было, но я всегда присаживалась за столик виконтессы хотя бы на четверть часа и заводила непременный разговор о погоде, политике и "чудесных прежних временах".
   - Леди Виржиния, а ваша служанка, выходит, немая? - раздался изумленный возглас, и завсегдатаи кофейни начали оборачиваться к столику, за которым расположился шумный гость.
   Виконтесса Стормхорн насупила белые, как молоко, брови, теряющиеся на таком же белом полном лице.
   - Не мне вам советовать, леди Виржиния, но это человек не нашего круга. Вы понимаете, о чем я говорю, - заметила она громогласно, как водится за глуховатыми людьми.
   Я только плечами пожала.
   - Разумеется, понимаю. И надеюсь, что мистер Юстин не станет часто навещать мою кофейню. Впрочем, ровно то же самое говорили и о миссис Скаровски.
   - Что ж, леди Виржиния, между несколько эксцентричной поэтессой и богачом, полагающим, что деньги ему откроют все двери, есть некоторая разница, - леди Стормхорн поджала пухлые губы, тщательно подведенные краской. - Пожалуй, сегодня я изменю своей привычке читать за чашечкой кофе романы до трёх пополудни.
   - Понимаю, - с искреннем сожалением вздохнула я. Мэдди процокала каблучками через весь зал с таким лицом, будто разрывалась между смехом и желанием опустить кое-кому на голову поднос, и скрылась на кухне. - Жду вас в следующую субботу, леди Стормхорн.
   - Если Небеса будут милостивы.
   Я направилась следом за Мэдди, но на середине пути была остановлена окликом:
   - Леди Виржиния, а можно вас на словечко-другое? Ну, тут в нашем "Ярби" дельце одно образовалось...
   - Разумеется, - ослепительно улыбнулась я, полуобернувшись. - Подождите некоторое время, мистер Юстин.
   На кухне у меня, конечно, нашлись срочные дела. Сначала - степенный разговор с Георгом о поставках специй, после которого мы сошлись на том, что давненько не было обновлений в меню, и не пора ли вспомнить о незаслуженно забытых старинных рецептах. Например, о горячем шоколаде с перцем. Осенью, с приходом холодов, такой напиток наверняка будет иметь успех. Затем я немного помогла миссис Хат с порцией пирожных - миндальные сегодня были необыкновенно популярны, сделанных запасов не хватило. Потом из общего зала вновь вернулась Мадлен, изрядно позабавленная, и разыграла чудную пантомиму. Грусть всеми заброшенного мистера Юстина, отчаявшегося завязать разговор с завсегдатаями кофейни - ещё бы, после громкого объявления, что Мэдди всего лишь "немая служанка!" - получилась такой трогательной, что я сжалилась над бедолагой и все-таки снизошла до беседы с ним.
   Спустя всего-то два часа - сущая малость, право. Имеет ведь леди право на каприз?
   - Вижу, кофе с лимоном и льдом пришелся вам по вкусу, - улыбнулась я и села за столик, придержав юбки из лёгкой голубой ткани. - Занятно. Летом этот напиток пользуется большим спросом, но постоянный поклонник у него только один. Мистер Калле, слышали ли вы о таком художнике?
   - Вот так совпадение! - неподдельно удивился мистер Юстин, и его мышиные глаза-бусины заинтересованно заблестели. - Знаете, леди Виржиния, я ведь хотел с вами именно о нем поговорить, да. Тут слухи такие ходят, будто бы с этим мистером Калле дружбу водите?
   - На что вы намекаете, мистер Юстин? - Я продемонстрировала фамильный "ледяной" взгляд Валтеров, хотя про себя посмеивалась. Дёрганный, говорливый гость действительно был презабавен - неудивительно, что даже Мадлен не смогла злиться на него долго.
   - Ох, боже правый! Ничего такого, клянусь... э-э... памятью моей матери!
   Тут я нахмурилась уже вполне искренне.
   - Кажется, ваша достопочтенная мать ещё жива, мистер Юстин. Или я ошибаюсь?
   - Нет-нет, живехонька. Только память у нее один день есть, другой нету, так что для меня она дороже всех сокровищ.
   - То есть, то нет... Вы часто клянетесь и редко держите клятвы? - строго произнесла я и, отметив, что мистер Юстин наконец-то смутился, улыбнулась: - Это была шутка.
   - И жестокая, леди Виржиния, - нервно рассмеялся он. - Ну, так что со слухами - врут или нет?
   - Не врут. - Я и бровью не повела. - Мистер Калле - давний клиент "Старого гнезда" и мой добрый друг. А почему вы спрашиваете?
   - У меня к нему дело есть. Надеюсь вот, что вы поспособствуете, так сказать, - откровенно признался мистер Юстин. - У сэра Харрингтона свадьба скоро. А он у нас везунчик, каких мало - выигрыш за выигрышем, каждый третий - точно его. Но все деньги он, видите ли, клубу отдает, - хитро улыбнулся председатель. - Так что мы тут посоветовались и решили ему подарить кое-что, что за деньги вроде как не купишь.
   - И что же это?
   - Да художника вашего, - заговорщически подмигнул Юстин. - Генри всё мечтает свою невесту увековечить на портрете, а этот самый Эрвин Калле ищет себе модель благородную. Так почему бы их не свести?
   Я с деланным сомнением покачала головой:
   - Не могу обещать, что портрет потом достанется сэру Харрингтону. Многие картины мистер Калле оставляет в своей галерее, другие выкупаются на традиционных аукционах. Без очереди может приобрести картину лишь Королевский музей.
   - В том-то и вся соль, леди Виржиния! - азартно откликнулся Юстин. - Мы подарим ему то, что подарить невозможно - картину самого Эрвина Калле. Так вы поможете нам, а? - подался он вперед. - Замолвите словечко перед художником?
   Согласиться сразу? Пожалуй, нет. Да и разговор с Георгом навел меня на некоторые мысли... Я опустила взгляд и кокетливо улыбнулась.
   - Мистер Юстин, в газетах пишут, что вы заинтересовались океаническими перевозками с Нового Континента?
   - Предположим, - насторожился он.
   - А я весьма заинтересована в редких сортах кофе и специй и как раз ищу компанию по перевозкам... - я многозначительно умолкла. Некрасивое лицо мистера Юстина озарилось светом понимания. Такой разговор был уже понятней.
   - Соглашение, ведущее к взаимной выгоде для сторон? - довольно ухмыльнулся делец. Облик его словно окутался волшебной вуалью Гармонии, как в старинных мифах. Вот что значит оказаться в привычных условиях! - Что ж, обсудим подробности...
   -...обменявшись деловыми письмами, - улыбнулась я. - Позднее. В этой кофейне не принято говорить о делах. А мне нужно теперь написать мистеру Калле и обрадовать его новостью о том, что модель для его картины наконец-то нашлась.
   Только произнеся это, я осознала внезапно, что не знаю, сумел ли Эллис уговорить художника. Мистер Калле мог и заупрямиться. Всё свободное от расследования время он пропадал в мастерской. Мои обороненные невзначай слова о портрете Патрика Мореля упали в благодатную почву. Эрвин сделал уже множество набросков, а неделю тому назад обрадовал меня новостью о том, что приступает уже к картине.
   Захочет ли он прервать эту работу, чтобы увековечить на холсте ту, которая, возможно, стала причиной смерти его друга?
   -...леди Виржиния?
   - О, простите, я, кажется, немного задумалась, - беспечно улыбнулась я озадаченному мистеру Юстину. - Не могли бы вы повторить?
   Многие собеседники растерялись бы от такого поворота, но только не Юстин.
   - Э-э... Вы вроде театром интересуетесь, леди Виржиния, - просто ответил он. - А у меня, вот совпадение, ложа в театре выкуплена. Очень удобная, представьте себе. Сцену замечательно видно. Может, как-нибудь... э-э... соизволите посетить?
   Мне стало смешно. Это что, попытка назначить свидание мне?
   - Я бы с удовольствием, мистер Юстин, но у маркиза Рокпорта тоже есть своя ложа в Королевском театре, - с видимым сожалением покачала я головой. - Боюсь, он будет огорчен, если я не воспользуюсь ею, когда мне вздумается почтить вниманием новую пьесу.
   - А кто этот маркиз Рокпорт? Ваш заботливый дядюшка? - Чёрные глаза подозрительно заблестели. - По правде сказать, я во всяких хитросплетениях - пень пнём, леди Виржиния.
   - Нет, мы не родственники. Он мой жених. Однако прошу меня простить, - одарила я растерянного дельца виноватой улыбкой. - Сэр Корнуэлл с супругой почтили своим присутствием "Старое гнездо". Мне следует поприветствовать их.
   - Э... Конечно. Значит, в театр вы не пойдёте? - сделал последнюю попытку мистер Юстин.
   - Нет. - Улыбка моя стала сладкой. - Жду от вас делового письма по поводу поставок с Нового Континента.
   С четой Корнуэлл я заговорила, пребывая в самом прекрасном настроении. Давненько мне не случалось так развлекаться!
  
   О том, что беседа между сэром Харрингтоном и Эрвином Калле прошла удачно, я узнала из третьих уст, от леди Клэймор. Она поблагодарила меня за содействие и выразила удивление тем, как заинтересовался мною мистер Юстин. Я отшутилась, но подумала, что мне стоит на несколько дней уехать из Бромли на случай, если удачливому дельцу вздумается вновь посетить кофейню в ближайшие дни. Весьма кстати подвернулось сообщение управляющего. Он уведомил меня, что в отделке загородного особняка появилась небольшая заминка и требуется моё личное присутствие. Поэтому в понедельник я приказала Магде собрать вещи в дорогу, Лайзо - готовить автомобиль и, оставив кофейню на Георга, ранним утром вторника отправилась в путь. Все равно присутствие моё в городе не требовалось. Эллис так и не появлялся, увлеченный тайной леди Тайны - хорошенький каламбур! Мистер Калле приступил к работе над портретом будущей леди Харрингтон. В "Старом гнезде" из-за жары образовалось затишье - самое время, чтобы наведаться в особняк ненадолго. Меня не смущало даже то, что ночевать бы пришлось во флигельке для слуг.
   Заминка, к слову, свелась к сущей ерунде. В самом начале ремонтных работ я наняла двух мастеров. Один отвечал за отделку внутреннюю, другой - за фасад и оформление сада. Пока сферы деятельности не пересекались, всё шло хорошо; однако за открытую веранду на втором этаже разгорелась настоящая битва. Пока я мирила мастеров и распределяла между ними работу, у меня разыгралась настоящая мигрень. А потом обнаружилось, что куда-то пропали картины из галереи на третьем этаже... В заботах прошёл весь день. Я опомнилась только тогда, когда Магда с несвойственной ей робостью поинтересовалась, куда и, главное, как подавать ужин. И тут выяснилось, что, несмотря на предупреждение, никто и не подумал ни приготовить для меня комнату, ни позаботиться о пропитании.
   Смуглый волоокий юноша, один из молодых помощников управляющего, ответственный именно за этот мой особняк, извинялся и разводил руками, предлагая послать за ужином в пригород, в ближайший ресторан, либо довольствоваться простой пищей - картофелем и соленьями. У меня даже не было сил рассердиться толком. Да и юноша сам, видимо, не баловал себя изысками и ел вместе с мастерами и рабочими, так что он вызывал, скорее, сочувствие, нежели раздражение. Ошибся, не выполнил указание - с кем не бывает, особенно по молодости? Сам-то ведь не шикует, работает много...
   Я, разумеется, была недовольна сложившейся ситуацией, но виду старалась не подавать. Истинное благородство проявляется не в том, чтобы воротить нос от всего "простонародного", а в том, чтобы снисходительно не замечать низменные трудности, даже если они касаются вашего желудка. И ужинать бы мне простым варёным картофелем, но помощь пришла с совершенно неожиданной стороны.
   - Леди Виржиния, не думайте, что я вам навязываюсь, - подал голос Лайзо, смиренно простоявший у стены в течение всего разговора с помощником управляющего. - Или что я хвастаюсь... Дело такое. Мне много где работать приходилось, вот и поварничать тоже. Особых деликатесов обещать не могу, но жаркое и печёные яблоки сделаю так, что вам и в голову не придёт побрезговать.
   - Вы были поваром, мистер Маноле? - удивилась я. - А при каких обстоятельствах... нет. Не говорите лучше. Мистер Оуэн, проводите, пожалуйста, мистера Маноле на кухню и снабдите его всем необходимым для приготовления ужина на четверых человек.
   - Четверых? - юноша удивленно заломил соболиную бровь.
   - Да, разумеется. Не вижу смысла в том, чтобы накрывать стол дважды - сначала для меня, а потом для Магды, мистера Маноле и вас, - я только рукой махнула - спорить не хотелось. Интересно, Лайзо догадается приготовить хоть что-нибудь холодное? Скажем, ягодный морс? Впрочем, с этим и я сама справлюсь, если что - работа в кофейне давала мне некоторые преимущества по сравнению с другими леди. - Ступайте. Уже и так поздно. А я пока, пожалуй, проверю эти счета, - кивнула я на стопку бумаг на столе Оуэна.
   - Как вам будет угодно, - с достоинством поклонился юноша.
   Мы с Магдой остались наедине.
   - Ох, леди Виржиния, он ещё и повар, выходит, знатный... - мечтательно закатила она глаза. - Наш Лайзо-то - клад сущий!
   О том, что в легендах клады частенько оказывались проклятыми, я благоразумно предпочла не упоминать.
   Через некоторое время Магда ушла на кухню - "Пособлю ему, что ли, хоть картошку почищу, да, леди Виржиния?". От усталости чувство голода несколько притупилось; теперь, в одиночестве душного кабинета я и вовсе не была уверена, что сумею проглотить хоть кусочек. Пожалуй, следовало ограничиться чашкой ромашкового настоя на ночь, выспаться хорошенько, а завтра на свежую голову проверить отчёты.
   Или - просто погулять по окрестностям. Для разнообразия.
   Бромли, подобно всем большим городам, давил на человеческое сознание. Слишком впечатляющий, слишком быстрый, уродливый в своем кричащем великолепии и великолепный в своём изысканном уродстве. Заводская гарь Смоки Халлоу - и благоухание садов; грохот экипажей, рев автомобилей на дорогах днём - и ошеломляющее безмолвие ночных площадей; роскошь высшего света, шляпки и перья, золото и шелка - и нищета, едва прикрытая лохмотьями... Город, слишком яркий и разный, чтобы в нём можно было по-настоящему отдохнуть.
   А здесь, в звенящей тишине поместья Валтер, клубком свернувшегося на берегу Тайни Грин, время словно остановилось. Все, связанное с бромлинскими хлопотами, уже казалось мне несущественным. Самоубийство Патрика Мореля, намеки мистера Юстина, загадочная "невеста" - неужели это так важно? К чему тревожить прах умерших? Ведь можно просто наслаждаться каждым днём своей жизни; застыть, прикрыв глаза, и чувствовать, как закатное солнце ласкает веки последними лучами, ловить губами жасминовый ветер и пить спокойствие, будто воду...
   Наверное, я все же задремала. Сказалась наконец усталость от долгой дороги и множества дел. Снилось мне что-то томительно прекрасное; жасминовый ветер сменился ощущением тепла, а потом и жара. Я инстинктивно облизнула губы - резко очнулась.
   Лайзо стоял совсем близко, склонившись надо мною. Выражение его лица было озадаченным и восхищенным одновременно.
   - Простите, Ви... Миледи.
   - Вам есть за что извиняться? - Я выпрямила спину. После сна в кресле, пусть и короткого, её ломило, как у старухи.
   Лайзо отвел глаза.
   - За ваш прерванный сон, миледи. Но ужин уже готов, а Магда накрывает на стол. Или вы передумали? Время позднее.
   - Конечно, не передумала, - ответила я, стараясь хранить невозмутимость. - Чужой труд следует уважать, а кроме того, у меня с самого утра маковой росинки во рту не было... почему вы так улыбаетесь?
   - Вместо подушки вам досталась эта пухлая кипа писем, и на щеке у вас чернила, - с уморительной серьёзностью откликнулся он. Я охнула:
   - Святые небеса! Пожалуй, мне сначала нужно привести себя в порядок, а только затем спускаться к ужину.
   - Я провожу вас к умывальнику. Правда, его используют сейчас рабочие, но...
   - Это неважно. Главное, чтобы вода была чистой, - оборвала я его, чувствуя, что скулы у меня алеют. Хорошо ещё, что солнце почти село, и в комнате царил красноватый полумрак.
   И всё же, что такое мне померещилось во сне?
   Как бы то ни было, но Лайзо не лукавил. На щеке у меня и вправду обнаружилось несколько маленьких пятнышек, и оттирать их пришлось мокрым полотенцем. Так что в комнату я вошла неприлично разрумянившейся от ледяной воды и досады. Впрочем, никому до этого уже не было дела. Марта робела из-за того, что ей пришлось ужинать "как леди", помощник управляющего уже откровенно задрёмывал, а Лайзо вел себя галантно, по-джентльменски не замечая моего состояния.
   - Прекрасное жаркое по-аксонски, мистер Маноле. Вы не пожалели для него розмарина и тимьяна.
   - Рад, что вам моя стряпня пришлась по вкусу, леди Виржиния. Это блюдо научила меня готовить мать.
   - Мое почтение миссис... - я вспомнила о том, какая странная у Зельды семья - два мужа, подумать только! - и растерялась. Интересно, чью фамилию она носит? - Э-э... вашей глубокоуважаемой матушке. Она прекрасно воспитала своего сына.
   - Передам ей всенепременно.
   Диалог наш отдавал абсурдом. Магда молчала; от волнения она умудрилась расправиться с ужином всего за четверть часа. Мистер Оуэн, помощник, деликатно зевал, прикрыв рот узкой ладонью.
   Заканчивался первый день в поместье Эверсан.
  
   Следующий же прошел в праздности. Почти - утром я все же обсудила с мистером Оуэном ход ремонтных работ. Юноша приятно удивил меня своей экономностью: под его руководством расходы удалось сократить едва ли не в полтора раза в сравнении с запланированными. Я дала себе слово поговорить с управляющим о повышении жалования для талантливого помощника, а затем с чистой совестью отправилась на прогулку.
   С месторасположением особняку Эверсан повезло. Неподалеку нежно шумела листвою ясеневая роща - редкость близ Бромли, если задуматься. Зато обыкновенных для Аксонии болот не найти было и в дне пути на автомобиле. Река Тайни Грин, неглубокая, но чистая, весело катила воды к Эйвону; вчера она показалась мне ленивой и густой, как расплавленное золото, но днем ее брызги напоминали хрусталь или колотый лед.
   Я бродила почти до самого полудня, не чувствуя усталости. Магда восторженно щебетала что-то у меня над ухом, внося долю домашнего уюта в одичалую прелесть окружающего пейзажа. Где-то в поместье Лайзо трудился над обедом из четырех блюд.
   Идиллия.
   На третий же день всё-таки пришлось возвращаться в Бромли. Не дело было бросать кофейню так надолго. К тому же Эллису или мистеру Калле могла понадобиться моя помощь. Лайзо, кажется, принял известие о возвращении без особенного энтузиазма. Магда, напротив, радовалась. Мистер Оуэн провожал меня, клятвенно заверяя, что через месяц ремонт в поместье будет уже полностью окончен, и я смогу вернуться сюда - уже для полноценного отдыха.
   Чем больше мы приближались к Бромли, тем тревожнее мне становилось. Может, на состояние моё повлияла погода - небо затянуло плотными тучами, будто сделанными из серого бархата. Всю дорогу я мучилась предчувствием чего-то нехорошего - или автомобиль встанет и потом с места не тронется, или разразится чудовищная гроза, или Магде станет дурно от быстрой езды... Наверно, поэтому меня совершенно не удивило то, что у ворот особняка на Спэрроу-плейс нас встретил Эллис, изрядно помятый, словно его палками отходили. Даже под глазом - и то был огромный синяк.
   - Мистер Норманн? - только и смогла устало выдохнуть я.
   Он покаянно опустил голову.
   - Нет, леди Виржиния. Не "мистер Норманн", а круглый дурак.
   - Вам нужен врач? - слова мои прозвучали несколько издевательски, будто бы я считала, что Эллис тронулся рассудком. Но, в любом случае, багровые подтеки и ссадины выглядели слишком пугающе, чтобы их не замечать.
   - Мне нужно два с половиной хайрейна на новый костюм, а так все нормально, спасибо за заботу, - ворчливо отозвался детектив. Я перевела дух: если он вновь недоволен и считает деньги, то всё и впрямь в порядке.
   - Не расскажете, при каких обстоятельствах погиб ваш старый костюм? За обедом, разумеется, - я сделала знак Магде, чутко прислушивающейся к нашему разговору, и она, понятливо кивнув, скрылась в доме.
   - Обед - это прекрасно, - тут же повеселел Эллис. - Виржиния, да не делайте такой испуганное лицо, не так уж я и пострадал. Зато у вас появилась редкая возможность выслушать рассказ о том, как детектив Алан Алиссон Норманн сел в лужу, образно говоря. И искупался в Эйвоне - буквально.
   - Начало интригует, - улыбнулась я. - С удовольствием послушаю продолжение.
   В ожидании обеда Магда принесла чашку крепкого кофе для Эллиса и яблочный сок со льдом для меня. В комнате детектив решился наконец снять пиджак, и сразу стало ясно, почему возникла маленькая заминка: рубашка была штопаная-перештопаная, заплатка на заплатке. При всем равнодушии Эллиса к своей внешности, идти в таком виде по улице не стал бы даже он.
   А я невольно подумала: неужели у детектива был только один комплект приличной одежды? Конечно, жалованье в Управлении Спокойствия не назовешь большим или даже средним, но той же Магде, которой я платила куда меньше, хватало и на повседневные платья, и на праздничные, и даже на щегольские платки.
   - Так что же за беда с вами приключилась, Эллис? Старые враги? - поинтересовалась я, когда он пригубил кофе.
   - Леди Тайна. Точнее, её телохранители, - последовал короткий ответ.
   - И что же с ними не так?
   - О, они всего лишь используют знаки отличия королевской службы охраны.
   Я нахмурилась. Даже человеку, совершенно далекому от Управления Спокойствия, было совершенно ясно, что подделка таких знаков - это не простое преступление, но едва ли не государственная измена.
   - Неужели мошенники настолько потеряли стыд?
   - Признаться, я тоже так подумал поначалу, - глубоко вздохнул Эллис, с таким выражением лица вглядываясь в содержимое своей чашки, будто бы ожидал увидеть там не кофе, а, скажем, живую мышь. - Когда эти молодчики поймали меня - работали они очень ловко, замечу, я бы даже сказал, профессионально - и избили, искупав напоследок в Эйвоне, я обратился к старине Хоупсону.
   - Начальнику Управления?
   - Совершенно верно, Виржиния. Дело было серьёзное - сегодня преступники прикрываются именем Короны, а завтра творят беззаконие уже прямо во дворце. Хоупсон сообщил, куда следует, но получил с самого что ни есть верха совет - "не лезьте в это дело", - досадливо поморщился Эллис и одним глотком допил кофе. - В общем, леди Тайна отношения к самоубийству Мореля не имеет. Нам явственно намекнули, что под её маской скрывается кто-то из монаршей семьи. Возможно, одна из младших сестёр Его Величества. А связываться с политикой... Думаю, вы сами всё прекрасно понимаете.
   - Полагаю, нам надо забыть о леди Тайне. - Я ощутила некоторое разочарование. Кажется, разгадка была так близка - и вдруг прекрасная, цельная версия о сговоре злодея председателя с талантливой аферисткой рассыпалась прахом. Вот невезение! - А что же с мистером Калле и невестой сэра Харрингтона?
   - Без изменений, увы, - Эллис выразительно оглядел стол и посмотрел на часы. Обед немного запаздывал. Я сделала вид, что не поняла значения этих взглядов. - Наш художник с головою окунулся в творческий сумбур. Я посмотрел на эту самую невесту - милейшее создание, просто воплощение человеческих представлений о прелестной бесприданнице. Скромна, красива, молчалива и набожна - сокровище, а не девушка. Словом, она вызывает нешуточные подозрения, но доказать пока ничего нельзя. Я, конечно, дерну за ниточки, кого следует, но быстро ответ не придет. Девица назвалась Мэри Найс, родом она из Альбы, из семьи обедневших землевладельцев. Тамошнее Управление Спокойствия работает по-сельски лениво, к сожалению, так что раньше следующей недели ждать результатов и резона-то нет. Да, кстати, Виржиния, - он помедлил и лишь затем продолжил: - Лайзо вам сейчас не очень нужен?
   Отчего-то имя это отозвалось в моем сознании странным эхом. Голову на мгновение сладко повело - закат, полумрак и Лайзо, склонившийся надо мною. Словно воскресли первые впечатления от встречи с этим ошеломляюще прекрасным человеком. Отчего-то мне страстно, отчаянно захотелось увидеть его прямо сейчас, сию секунду... Я крепко, до боли, зажмурилась.
   - Виржиния? - в голосе Эллиса низким струнным перебором зазвенело беспокойство.
   - Дурно стало. Нынче душно, - медленно выдохнула я сквозь зубы и улыбнулась. Что это за странные приступы? Незнакомое чувство, жгучее и мучительное. И совершенно неуместное. Я ведь графиня, леди и... и... Впрочем, довольно думать об этом. - Нет, мистер Маноле в ближайшее время не нужен мне совершенно. Я собираюсь бывать только здесь, в особняке на Спэрроу-плейс, и в кофейне. А почему вы спрашиваете, Эллис?
   - Хочу позаимствовать его, - коротко и цинично ответил детектив. - Лишние глаза, уши и ноги мне не помешают. Лайзо очень и очень неплох в слежке, а я не могу приглядывать круглые сутки за нашим художником. Так я одолжу Лайзо у вас?
   - Забирайте, конечно. Он не относится... - "к предметам первейшей необходимости", - хотела сказать я, но прикусила язычок. - Повторю, в его услугах я пока не нуждаюсь.
   - Вот и славно... О, Магда, какой запах великолепный! Там ведь грибы, да? - оживился Эллис с появлением служанки. Я невольно улыбнулась.
   Эллис был неисправим.
  
   Мне снова тринадцать лет. Голенастый подросток, нескладный; лицо диковатое, глаза злые и испуганные. С отцом и матерью мне приходится быть маленькой леди и прятаться за кружевами-оборками-лентами, но не сейчас.
   Рядом только бабушка.
   Она стоит, облокотившись на перила веранды, и смотрит в небо - синее-синее, с припудренное золотой и розовой пыльцой по западному краю; восточный же черен и сумрачен. В леди Милдред прекрасно всё - и точеный профиль, и локон цвета корицы над линией лба, и складки старомодного платья, а я немного завидую ей.
   Прекрасная и сильная. Она справится со всем, что пошлет ей судьба.
   Бабушка ловит мой взгляд и улыбается. Вместо глаз у нее отчего-то темное туманное пятно, но меня это не беспокоит.
   - Не спеши, Гинни. Всему свой срок. Со временем и твой характер закалится, как стальной прут, а красота расцветет, как лилия. Ведь ты тоже из рода Валтеров, а у нас от века не было слабых женщин.
   - А мой срок все никак не настанет... - недовольно кручусь у перил, а потом - была не была! - смело усаживаюсь на широкую каменную полосу, крепко держась рукой за крюк для фонаря на стене. Бабушка одобрительно кивает. - Долго ждать. Не хочу. Хочу быть сейчас - как ты. Чтобы все восхищались. И, как этот, ну... сэр Иствин.
   - А что сэр Иствин?- бабушка смеется.
   - Целовали руки и кланялись, - объясняю я еле слышным шепотом и пунцовею от смущения. Тонко начинает звенеть предупреждение-напоминание: Гинни-Гинни, это сон, только сон - и призрачный силуэт склоняется над моей рукою. Я зажмуриваюсь на мгновение и теряюсь между прошлым и будущим; уже когда-то давно отзвучал этот разговор, но тогда он закончился по-другому.
   А сейчас... сейчас я говорю о поцелуях, но думаю вовсе не о пышно завитых седых волосах сэра Иствина. Что-то ускользает от моего разума, но бабушка - если это и вправду она - смотрит на меня и понимает, кажется, абсолютно всё, даже то, что я сама не знаю. Губы её недовольно поджимаются. Тёмные пятна на месте глаз становятся еще чернее.
   - Поклонники... У тебя всегда будут поклонники, Гинни. Но тебе придется хорошенько подумать, чтобы различить тех, кому нужна графиня, наследница состояния - и тех, кто видит перед собою лишь Виржинию-Энн. Лжецы так сладко поют, Гинни...
   На меня накатывают смутные воспоминания, полуоформленные образы - колдовская зелень глаз, взгляд прямой и открытый, улыбчивые губы, мимолетное прикосновение горячих пальцев к лицу.
   - Лжецы?
   - Иногда и отраву наливают в сверкающие сосуды. Пригубишь - и окажешься во власти злого рока. Гинни, Гинни, как уберечь тебя? Что сказать и сделать?
   Речи Милдред становятся неразборчивей. Теперь уже всё её лицо - сплошное туманное пятно, из которого льются слова. Мне жутко смотреть на такое, и я отворачиваюсь. По коже пробегает волна мурашек, и почти тут же сырой ветер захлестывает меня порывом, точно бьёт наотмашь рукавом по лицу. Я щурюсь. Слезы холодят уголки глаз.
   Восточный край неба клубится густой черной пеленой с ярко-белыми, тонкими отсверками молний. Это тоже жутко... но далеко. Можно пока смотреть.
   - Гроза идёт, - ровно произносит леди Милдред.
   Это сон. Просто сон. Но он оказывается вещим.
  
   Все четыре следующих дня шёл проливной дождь; Бромли выстыл, как бедняцкая каморка, где сырые сквозняки уныло гуляют между каменных стен. Вечером с Эйвона выползали белесоватые клубы тумана и пышной шапкой укрывали город. К полудню тусклое солнце немного рассеивало густую пелену, и можно было даже разглядеть неясные силуэты прохожих на другой стороне дороги. Впрочем, люди вообще встречались нечасто - кто захочет лишний раз оставлять домашний уют в такую погоду! Автомобили и кэбы тоже почти исчезли, и только омнибусы, как и прежде, грохоча раскатывали по мощёным улицам.
   Впрочем, "Старое гнездо" не могло пожаловаться на отсутствие посетителей. И если на прошлой неделе необыкновенным спросом пользовались прохладительные напитки, то в последние дни гости чаще всего просили горячий и сладкий кофе с молоком, а редкие ценители вспоминали о чёрном, с солью и перцем. Дважды забегал Эллис, прямо со служебного входа - перехватывал что-нибудь съедобное, коротко отчитывался о ходе расследования - и вновь убегал, давая Георгу повод повторить излюбленную фразу: "Мистер Норманн непременно беду к нам приведёт, леди Виржиния!". Сомневаюсь, что Эллису было дело этих слов, ведь на него "повесили", как он выразился, ещё одно дело - об убийстве в доме зажиточного фабриканта.
   "Виновата его дочь, Виржиния, но попробуй это докажи! Хитрая, как лиса", - досадливо качал головой детектив, прихлебывая горячий шоколад.
   Словом, наше расследование замедлилось, если не сказать остановилось.
   Что же касается Эрвина Калле, то он не появлялся вовсе. Лайзо в ответ на мои вопросы только устало разводил руками: "Рисует, как околдованный". Зная нрав художника и его увлеченность своей работой, я не слишком беспокоилась.
   Больше меня волновало другое. Отношение к Лайзо Маноле. Когда он оставался рядом или хотя бы в доме, то я относилась к нему как к мебели или, например, к своей трости - вещь незаменимая, но в то же время незаметная. Но стоило Лайзо сменить Эллиса на посту, как мысли мои начинали неуклонно возвращаться к зелёным глазам, белозубой улыбке и прочим романтическим глупостям. Я злилась на себя, вчитывалась в письма и отчёты до рези в глазах, находила тысячу срочных дел, но тщетно. Это изрядно напоминало какое-то наваждение. Разумеется, Лайзо был ни в чём не виноват, но из-за волнений и переживаний я держалась с ним едва ли не жёстче, чем раньше - говорила резким и высокомерным тоном, вечно выискивала недостатки и поводы для мелочных придирок. Он терпеливо сносил мои капризы, но всё чаще я ловила на себе тревожные взгляды.
   Сегодня же, к счастью, времени на раздумья не было совершенно. Утром - очередное письмо для мистера Юстина, который, как ни странно, вёл эту сделку сам и говорить желал тоже только со мною лично. Ближе к полудню мы с Глэдис все-таки посетили Королевский музей, а затем отобедали у неё. Лорд Клэймор был необыкновенно разговорчив, но темы выбирал пустые - погода, скачки и что-то о военной напряжённости на материке.
   Правда, одна новость оказалась интересной: сэр Харрингтон поехал выбирать кольца для венчания на родину драгоценной невесты, в столицу Альбы, в Бургедин.
   - Далековато, вы не находите? - с недоумением пожала я плечами, когда лорд Клэймор замолчал.
   - Далеко, просто необъяснимо далеко! - засмеялся он в ответ. - Но что не сделает влюблённый джентльмен ради дамы сердца!
   - Воистину, - тонко улыбнулась Глэдис. - Помнится, моё подвенечное платье тоже стоило нам немалых трудов, потому что было пошито из старинных кружев, связанных по образцу рукоделия Королевы-Невесты.
   - Что ж, это стоило того, - согласилась я. - Платье было великолепно, как говорила леди Милдред.
   - Будем надеяться, что и сэр Харрингтон не ударит в грязь лицом, - подвел итог разговору лорд Клэймор.
   Из гостеприимного дома подруги я отправилась прямо в кофейню - дела не ждали. Зато за дальним столиком меня поджидал Эллис, едва ли не приплясывающий от нетерпения.
   - Виржиния, вы только посмотрите, что я нашёл, - громким шепотом возвестил он, когда я присела за столик. - Вот, прошу! - и он подтолкнул ко мне конверт с несколькими фотографиями, пользуясь тем, что от зала нас отгораживает ширма.
   С карточек улыбались всему свету молодые люди в самом прекрасном возрасте - от двадцати пяти до тридцати пяти лет. Тонкокостные, немного робкие и чем-то неуловимо похожие. Светлыми взглядами? Застенчивой романтичностью?
   - О, это же Патрик Морель! - с удивлением опознала я одного из мужчин.
   - Правильно, - удовлетворенно кивнул Эллис. - А также мистер Макмаффин, мистер Дикон и сэр Харрингтон. А теперь смотрите сюда, - и он протянул мне очередную карточку.
   Эрвин Калле.
   Когда он стоял рядом с афишей, на которой чья-то талантливая кисть вывела портрет улыбчивого Патрика Мореля, сходство между старыми друзьями не так уж бросалось в глаза. Но если положить рядом две фотографии...
   - Похожи, как братья, - ошеломленно выдохнула я, и детектив хищно подался вперед:
   - Вот именно, Виржиния! А это значит, что у нас появляется новая версия. Жертвы были похожи - значит, возможно, деньги здесь вовсе ни при чём. Есть люди, которые убивают за идею, которыми движет мания, Виржиния! - В глазах его не было ни грана сомнения или страха за жизнь Эрвина. - Это же наш шанс! Я почти уверен, что милая невеста сэра Харрингтона и есть наша злодейка. Осталось только поймать её.
   Мне хотелось сделать детективу замечание, одёрнуть его - но я смолчала. Эллиса не переделать. Он всегда будет ставить азарт преследователя выше человеческой судьбы. И пока Эллису сопутствует удача, пока преступники попадаются в его сети - я не стану вмешиваться.
   Не имею права.
   - И что же вас натолкнуло на такую мысль, Эллис?
   - Поведение нашего художника, - неприятно улыбнулся он. - Вчера мы имели короткий разговор. Мистер Калле в полной прострации. "Мисс Найс прекрасна... настоящая принцесса, да, принцесса - нежная и чистая. Я не устаю благодарить Небеса за то, что они свели нас на улицах Бромли!" - передразнил Эллис срывающийся от волнения голос художника. - Думаю, наша "невеста" уже начала опаивать его своим колдовским зельем. Я уговорил мистера Калле сдать кровь на анализ, но результаты будут не раньше следующего утра. И не смотрите так на меня, Виржиния, - добавил он сердито. - Я же не циничный злодей из готического романа. Конечно, я приставил к мистеру Калле дополнительную охрану. Когда он бродит по городу, за ним следим мы с Лайзо. А в доме или студии вполне справятся и юнцы из Управления Спокойствия. Я не собираюсь упускать последнего свидетеля, поэтому совершить самоубийство или ещё какую глупость выкинуть вашему художнику не позволю. Пусть сунется в петлю, и мы его тут же вынем оттуда, а потом хорошенько расспросим. Вуаля - преступница попалась, есть показания и улики.
   - Конечно, мистер Норманн.
   - Вы опять чем-то недовольны, - патетически возвел Эллис глаза к потолку.
   Я отвела взгляд.
   План детектива был безупречен. Но когда это безупречные планы работали?
   - О, Виржиния, куда это вы собрались? - выгнул брови Эллис, когда я поднялась из-за столика.
   - Поприветствовать старых знакомых, - уловка, опробованная на мистере Юстине, прекрасно подошла и для детектива. - Например, Луи ла Рона. К слову, когда вы собираетесь вернуть копии его статей?
   - Так это мне не насовсем отдали? - непритворно огорчился Эллис. - Тогда скажите - после завершения расследования. Думаю, больше недели нам не потребуется.
   - Так и передам, мистер Норманн.
   Отвечать Эллис не стал. А через некоторое время ко мне, занятой беседой с постоянными гостями, незаметно подошла Мадлен и указала на дальний столик. Он пустовал.
   "Замечательно", - отметила я про себя и почувствовала вдруг невероятную усталость. Нервное напряжение от расследования, проблемы с ремонтом, новая сделка с мистером Юстином по поводу поставок специй с Нового Континента - нет, слишком много на меня навалилось. Пожалуй, стоит отдохнуть. Может, даже съездить на материк, на минеральные источники или, к примеру, на морское побережье...
   Но это позже.
   Не знаю, отчего, но к восьми вечера меня настигла страшная мигрень. Погода испортилась совершенно - было не понять, густой туман висит за окном или мелкая-мелкая морось. Сначала я думала, что почувствую себя лучше, если немного посижу на кухне за чашкой горячего шоколада, но сердобольная миссис Хат уговорила меня и вовсе отправиться домой - гости кофейни почти разошлись, Мадлен справилась бы в зале и одна. К тому же Лайзо сейчас не следил за художником, а отдыхал дома; Георг позвонил в особняк на Спэрроу-плейс, и через полчаса к "Старому гнезду" подъехал автомобиль, вспоров желтоватым светом фар туманную пелену.
   Уже садясь в салон, я обратила внимание на человека в одной рубахе и холщовых штанах, буравящего взглядом парадный вход в кофейню. Бродяга? Или...
   - Да это же Эрвин Калле! - вырвался у меня изумленный возглас, и тут же я поморщилась: стоило заговорить громче, как боль еще туже стянула обручем голову. - Что он здесь делает?
   - Не знаю, - насторожился Лайзо, до того имевший вид сонный, измученный. - Быть того не может, он же два часа назад у себя в мастерской мазюкал! Леди Виржиния, я поближе гляну, хорошо?
   - Ступайте, - махнула я рукой - сил на беспокойство уже не было. - Если это правда мистер Калле, то отведите его в кофейню и с рук на руки передайте Георгу. Право, не думаю, что случилось что-то серьёзное, иначе бы Эрвин не смог прийти сюда самостоятельно... А вот мне бы хотелось поскорее оказаться на Спэрроу-плейс, мистер Маноле.
   - Да не извольте волноваться, мне задерживаться не резон, - сощурился он, будто зеленоглазый лесной кот. - Присядьте, я дверцу-то закрою, чтоб вам сыростью не дышать. Вернусь, вас отвезу, а уж потом Эллису весточку пошлю. Пускай сам разбирается, - Лайзо отвернулся скрывая зевок. Неудивительно - третья ночь без сна, да и днём надолго голову на подушку не приклонишь.
   Откинувшись на мягком кожаном сиденье, я наблюдала сквозь мутноватое стекло, как Лайзо неторопливо подходит к незнакомцу и кладет ему руку на плечо. После короткого разговора оба мужчины скрылись в кофейне. "Значит, всё же Эрвин Калле", - я вздохнула и прикрыла глаза. Ничего. Что бы ни случилось с художником, теперь он под надежным присмотром. А потом придет Эллис и решит проблемы.
   Лайзо действительно вернулся очень быстро и так же быстро отвез меня домой. А может, просто так показалось. Из-за мигрени я путалась во времени и сразу, как приехала, легла спать, даже не подумав об ужине или деловой переписке. Уж не знаю, что так подействовало, усталость или принятое лекарство, но сон мой был крепким.
   До тех пор, как под окном не раздался ужасный грохот.
   - Пресвятые Небеса! - Я подскочила, как ошпаренная, и бросилась к пеньюару. Память в самых живых подробностях воскресила злополучную ночь, когда в особняке случился пожар. Только бы сейчас обошлось!
   В коридоре на звон колокольчика выскочила заспанная Магда. Объяснить, что такое происходит, она не смогла, и я решила выяснить все сама. Правда, пока Магда застегивала платье мне на спине, шум вдруг начал удаляться и вскоре стих совсем.
   - Это не у гаражей дребезжало? - оглянулась я, взбивая расческой волосы. Не поднимать же Эвани из-за такого пустяка.
   - Оттуда, оттуда, леди Виржиния, - на бедную Магду было жалко смотреть. - Ох, вы бы не волновались так, леди Виржиния! Пошумело, пошумело и замолчало. Шестой час утра, куда еще вставать!
   - Шестой? Что ж, для сна мне семи часов хватит, - резонно рассудила я. - Магда, думаю, Стефана будить не стоит. Не пройдете со мной к гаражу?
   - Пройти-то пройду, а что, ежели там дурень какой засел? - горестно вздохнула женщина. - Может, кого из садовников позвать?
   - Не стоит, - покачала головой я и внезапно осознала, на что был похож злополучный грохот.
   На рёв мотора второго автомобиля, газолинового.
   Что ж, "дурень", способный завести дряхлую развалину и исчезнуть в утреннем тумане был моем доме только один, и в гаражах он распоряжался с полным на это правом.
   Предположения оказались верны. Исчез и старый автомобиль на газолине, и Лайзо, причем Стефан, которого Магда все-таки подняла на ноги, не знал, куда подевался "мистер водитель". И вместо того, чтобы рассердиться, я обеспокоилась.
   - А "Бейкер" на месте, Стефан?
   - Да, да, леди Виржиния. Извольте посмотреть.
   - Вижу. А это что?
   - Это аккумулятор к генератору притыкнут! - гордо встрял в разговор один из младших садовников, мальчик с простоватым, на первый взгляд, лицом. - Ну, это... мне мистер так говорил, - смутился он под моим взглядом и ковырнул мыском земляной пол.
   Я вздохнула.
   - Что ж, теперь мне ясно, что произошло. Видимо, заряд кончился, и "Бейкер" пришлось поставить в гараж, а вместо него взять старый автомобиль. Остается только выяснить, зачем мистеру Маноле это понадобилось, - "И не случилось ли чего с Эрвином", - мысленно закончила я, а вслух продолжила: - Стефан, Томас, час пока ранний, думаю, вы вполне можете вернуться в свои комнаты. Магда, кофе и печенье мне в кабинет.
   - Вы что ж это, работать собираетесь? - неподдельно огорчилась горничная, которую мои ночные бдения над документами до сих пор пугали.
   - Почему бы и нет, раз уж я выспалась. И вот ещё что. Если появится мистер Норманн, срочно сообщите мне, а его проводите прямо в гостиную.
   - Ему было назначено? - дотошно поинтересовался Стефан.
   - Нет, но нисколько не сомневаюсь, что сегодня мы непременно увидимся. Определенно случилось что-то неприятное, а где неприятности - там и мистер Норманн.
   И, несмотря на скептические взгляды слуг, вышло именно так, как я говорила.
   Детектив появился у ворот особняка без четверти восемь, когда сквозь вату утреннего тумана стали пробиваться первые звуки пробуждающегося города. Судя по раннему времени визита, Эллис всю ночь провёл на ногах, и поэтому я сначала приказала подать ему в гостиную кофе и только потом спустилась сама.
   - Вот спасибо, очень кстати пришлось. - Эллис отсалютовал мне чашкой и устало улыбнулся. - Доброго утра вам, Виржиния. Ночь-то вышла совсем не доброй.
   - И что же случилось?
   - Эрвин Калле пропал. Удрал из-под носа у этих идиотов, - от раздражения Эллис сделал слишком большой глоток, поперхнулся и закашлялся. - Нет, правду говорят: если хочешь, чтобы всё было сделано правильно, сделай это сам.
   - Думаете, Эрвин... - сердце у меня затрепыхалось, как испуганная пичуга.
   - Нет, - мотнул головой Эллис. - Не думаю. Кстати, пропала и невеста Харрингтона. А я по дороге забежал в лаборатории Управления. Что ж, спешу вас обрадовать - у нашего художника в крови обнаружились те же вещества, что и у его покойного друга...
   - Да разве же это радость! - оборвала я его. - Эллис, вы не в игры играете, на кону - человеческая жизнь. Потом вернёмся к этой "невесте", скажите лучше, что я могу сделать, чтобы помочь найти Эрвина Калле.
   - Ничего, - пожал плечами Эллис. - Просто прикажите слугам здесь и в кофейне задержать художника, если он появится. Ум его находится в самом сумрачном состоянии. Я допросил вашего Георга, так он сказал, что Эрвин постоянно что-то бормотал себе под нос и был необычайно послушен. Зашел в кухню, сел на стул в углу, но стоило только помянуть "гусей" - и он забеспокоился. И, как только остался без присмотра - сбежал. С тех пор его ищут.
   - У вас есть предположения, где он может быть? - быстро спросила я. Эллис только устало потер виски.
   - Конечно. И большую часть из них мы уже проверили. А вот почему он себя повел так странно, я даже угадывать не берусь. Конечно, наиболее вероятны два варианта. Первый - девица попыталась довести его до самоубийства, но безуспешно. Второй - художник сам убил преступницу и, в приступе раскаяния, помешался.
   - Звучит, как в дешёвом романе.
   - Наша жизнь, Виржиния, и есть дешёвый роман... Спасибо за кофе, но мне пора идти. - Эллис поднялся и принялся отряхивать рубашку от крошек - кексы удались повару на славу, детектив проглотил все три и не заметил. - Помните о моей просьбе. А я сейчас ещё раз наведаюсь в мастерскую Калле: вдруг мы что-то упустили при первой проверке.
   - Я иду с вами, - решительно поднялась я вслед за ним.
   - Нет, не идёте.
   - Нет, иду. Вам нужен свежий взгляд.
   - Свежий взгляд близорукого ничуть не полезней утомлённого взгляда здорового человека, Виржиния.
   - Мне нравится ваша метафора, Эллис, однако я иду. Не могу просто сидеть на месте, когда такое происходит. Да.
   - Нет.
   - Да.
   - Нет.
   - Два.
   - Что?!
   - Два хайрейна.
   - Четыре.
   - Два с половиной.
   - Три.
   - Ну, договорились!
   Эллис по привычке протянул руку, а я, ничуть не сомневаясь, пожала её. И только потом заметила мистера Спенсера с кипой бумаг в руках, застывшего в дверях, будто Аллегория Изумления с полотен Марински.
   Я собрала весь свой графский апломб и ослепительно улыбнулась управляющему:
   - У вас какое-то срочное дело, мистер Спенсер?
   И, надо отдать должное этому потрясающему человеку, он опомнился всего через полминуты.
   - Письмо от мистера Юстина, леди.
   - Прекрасно. Отнесите его в мой кабинет. Посмотрю, как только вернусь. Магда, будьте любезны, мой плащ и зонтик-трость! И шляпку, разумеется.
   Оказалось, что на улице нас ждал кэб. За простой, разумеется, пришлось расплатиться мне. Благо я уже знала, чего ждать от Эллиса, и захватила с собой достаточно мелких монет. Дороги были пустыми из-за раннего времени или тумана, и казалось, что город вымер. Только изредка на обочине можно было заметить человеческие фигуры, больше напоминавшие призраки или миражи - женщину в черном платке, или сгорбившегося мужчину, или ребенка, толкающего перед собой на тележке огромный бидон с молоком, или пожилую чету, неспешно бредущую в сторону Эйвона; бледно-красные перья на шляпке дамы горделиво покачивались и, словно угли, горели в молоке тумана.
   Вскоре кэб выкатил на Хайвинг-стрит. Эллис прикрикнул на возницу, и мы остановились.
   - Там тоже дежурит кое-кто, - указал детектив на светлые окна мастерской. - Вдруг нашему художнику что-нибудь стукнет в голову, и он вернётся?
   - Вполне возможно, - я поправила шляпку. Поля уже стали влажными от густого тумана, как и платье. Святые небеса, ну и погодка! - Похоже, его тянет к тем местам, с которыми у него связаны яркие воспоминания или сильные чувства... К слову, а на могиле Патрика Мореля вы уже проверили?
   - В первую очередь, - махнул рукой Эллис. - Виржиния, не держите меня за идиота. Все подобные места мы уже осмотрели, а кое-где даже оставили своих людей. Дом, мастерская, старая мастерская, театр, где играл Морель, дом последней подружки и мансарда, где жил Эрвин Калле, когда приехал в Бромли - всё, решительно всё! И ничего. К сожалению, много людей мне не дают, я и так оттянул часть "гусей" со второго своего убийства, но мне очень помогает семейство Маноле. Лайзо развёз всех в разные части города, и теперь мы ищем художника. Ну, и "невесту", разумеется. Но Бромли - слишком большой город. Как иголку в стогу сена искать, Виржиния! - Он раздраженно сжал кулаки. - Ладно. Идемте, осмотрим заново мастерскую. Только умоляю вас, под ногами не путайтесь.
   Мне уже приходилось бывать в мастерской Эрвина Калле, и не раз. Помню, что он писал мой портрет к пятнадцатилетию, по просьбе леди Милдред... С тех пор здесь мало что изменилось. Тот же хаос, едкий запах краски, скипидара, дерева и ещё чего-то невообразимого. Для готовых картин была отгорожена целая галерея; те же, над которыми художник работал в последнее время, под специальными чехлами стояли в светлой части мастерской.
   Туда-то я и прошла.
   Пока Эллис перебирал бумаги на рабочем столе и разглядывал какие-то пятна краски на полу, я направилась к картинам. Этюды и карандашные наброски были закреплены на широкой доске. Женский профиль, локон падает на высокий лоб; три наброска подряд - только улыбка и едва намеченный контур лица, глаза густо замазаны грифелем - неужели это Патрик Морель?
   Горло у меня болезненно перехватило. Я поспешно отвернулась. Где сейчас Эрвин Калле, о чём он думает?
   - Да хранят его Небеса, - шепнула я тихо, стыдясь такой простой и неказистой молитвы. - Пускай он вернётся...
   Из всех картин раскрыта была только одна. Пока - всего лишь эскиз и проработка полутонов. Мелкие и сложные элементы - глаза, руки, волосы - Эрвин уже наметил, но не прорисовал. Однако образ уже просматривался. Знаменитое "крылатое платье", взметнувшиеся под ветром белые юбки, корона в одной руке и письмо в другой - Королева-Невеста на Эйвонском Горбу. История твердила нам, что в реку полетело именно письмо. Но уже сотни лет будоражили человеческие умы невероятные предположения о том, что было бы, если Маргарита Первая предпочла бы не престол, а брак с простым рыцарем. Наверное, тогда не ходили бы в народе прекрасные легенды о королеве, оставшейся верной своему несбывшемуся жениху и хранившей подвенечное платье до самой смерти...
   Королева-Невеста. Символ чистоты и самопожертвования. И Эрвин выбрал моделью для неё ту, что, возможно, посвятила себя убийствам и обману?
   И тут меня осенило.
   - Эллис, - позвала я хриплым от волнения голосом. - Кажется, я знаю, где может быть мистер Калле. На Эйвонском Горбу.
   - Что? - Детектив развернулся на месте, как пружина, и прошил меня взглядом. - Повторите, что вы сказали, Виржиния.
   - Эрвин Калле, - я слегка запнулась на имени, но быстро взяла себя в руки. Не время для неуверенности и страхов. Надо действовать. - Он может быть на Эйвонском Горбу. Видите картину? Над ней Эрвин Калле работал в последние дни. Королева-Невеста на мосту, делает выбор между сердцем и долгом... Вы понимаете?
   - Продолжайте, - качнул головой Эллис и, как зачарованный, шагнул ко мне - ближе, ближе... - Это интересно.
   - Мисс Найс, скорее всего, довела до самоубийства Патрика Мореля. Но в то же время она кажется Эрвину Калле прекрасным созданием, как с небес сошедшим. И вот представьте себе, что думает Эрвин! - Я постепенно входила в раж. - Подозрения в страшном преступлении могут оскорбить невиновную; но что, если он, Эрвин, полюбил девушку, сгубившую его друга, единственного близкого человека? Вот он, выбор между тем, что говорит сердце, и долгом перед мёртвым Патриком Морелем! Эрвин размышляет об этом и каждый день работает над картиной Королевы-Невесты. А Маргарита Первая сделала свой выбор именно на Эйвонском Горбу...
   - Достаточно! - прервал меня Эллис и то ли нервно, то ли с предвкушением облизнул губы - розовые и нежные, как у романтической девицы. Никогда ещё я не видела его таким взволнованным и одновременно сконцентрированным на одной цели. Словно вся энергия, заключенная в этом невероятном человеке, вдруг вырвалась наружу, заряжая сам воздух вокруг него трескучим электричеством. - Я понял. Картина стала точкой фиксации его мании, его одержимости. Он рисовал Королеву-Невесту с убийцы - но видел на её месте себя. Да. Эрвин Калле может быть на мосту... Или уже в водах Эйвона.
   - Не говорите таких страшных вещей!
   - Я просто предполагаю, - светло, как невинный ребенок, улыбнулся Эллис и крикнул, обращаясь к кому-то в дальней комнате: - Гиббс, придет напарник - пошли его на Эйвонский Горб! С подкреплением. Я сам туда иду прямо сейчас. Понял?
   - Так точно! - отозвались звонким мальчишеским голосом. - Будет сделано! Подкрепление на Эйвонский Горб, срочно!
   - Молодец, парень! - и детектив оглянулся ко мне: - Виржиния, вы со мной?
   - Разумеется!
   Никогда ещё не приходилось мне ехать в кэбе, несущемся с такой скоростью! В последнее время я привыкла к более плавному и тихому движению автомобиля и сейчас не знала, за что цепляться - за сиденье или за Эллиса, которому тряска и грохот были нипочём. На поворотах кэб заносило, иногда вслед неслась ругань, а однажды и вовсе раздался такой отчаянный кошачий вопль, как будто мы переехали несчастному зверьку хвост.
   - Быстрей, быстрей, - бормотал детектив себе под нос, жадно вглядываясь в туманные улицы за окном.
   Кэб остановился у самого Горба. И хорошо - больше бы такой тряски я не выдержала.
   - Мистер, вас ждать? - гнусаво прокричал возница в окошко, но Эллис уже выпрыгнул из кэба и побежал в сторону моста. Мне же мало того, что пришлось выбираться самой, так ещё и мелочь отсчитывать вознице.
   И, право, в этот момент меньше всего я волновалась о том, что графиня Эверсан занимается чем-то неподобающим настоящей леди.
   Над всем остальным городом туман уже начал развеиваться, рваться на клочья, но здесь, над Эйвоном, он продолжал висеть белой периной, в которой звуки вязли, а очертания предметов едва проглядывались. Со своего места я с трудом могла различить даже сам Горб, не то что людей, но, кажется, там кто-то был. Коротко попросив милости у святой Роберты из Гринтауна, покровительницы всех бесстрашных леди, я решительно направилась к мосту, однако вскоре услышала негромкие голоса и сбавила шаг. Что-то было не так.
   И, когда я подошла ближе, то поняла, что именно.
   Ласковый, теплый, кружащий голову, как подогретое вино со специями, женский голос уговаривал:
   - А теперь прыгайте вниз, мистер Калле. Иначе я прострелю ему голову.
   Я замерла, как будто окаменела в одно мгновение.
   Подойти ближе? Опасно. Кем бы ни была эта женщина, у нее в руках пистолет или револьвер. Если она заметит ненужную свидетельницу, то может выстрелить от испуга. Но если я останусь тут в надежде на прибытие подкрепления... Эрвин Калле наверняка прыгнет с моста. В таком-то помраченном состоянии рассудка! А я никогда себе не прощу, если из-за моей трусости погибнет человек.
   - Прыгайте, говорю вам!
   - Эрвин, не будьте идиотом. Как только вы прыгнете - она меня пристрелит. Вы же понимаете, что только ваше присутствие удерживает эту даму от убийства? У неё, скорее всего, только одна пуля, и я...
   - Умолкните. Иначе я заткну вас этой пулей. На вас хватит, а большего мне не надо.
   Нет. Медлить нельзя.
   Я сделала шаг - и остановилась. Конечно, туман глушил звуки, но плащ всё равно шуршал слишком громко, серьги звенели, а каблуки цокали. Не пойдёт.
   Идея родилась мгновенно.
   Серьги расстегнуть оказалось труднее всего - пальцы не слушались, скользили по серебряному замочку. С плащом было полегче, а уж ботинки я расшнуровала в одно мгновение. Мокрая брусчатка обожгла босые ступни - не совсем босые, строго говоря, но что там чулки рядом с холодным камнем! Покрепче ухватив трость, я медленно и осторожно пошла туда, где раздавались голоса.
   - Мистер Калле, прыгайте же! Или по вашей вине умрёт человек!
   - Нет, не прыгайте! Что сказал бы Пэтси, если бы узнал, что вы идете на поводу у его убийцы?
   - Я не убивала его! Он сам! Сам!
   Теперь, вблизи, уже можно было различить в тумане смутные человеческие силуэты. Два мужских и один женский - юбка, шляпка, шаль. Я ещё больше замедлила шаг, непроизвольно ёжась от сырого холода, пробиравшего, кажется, до самых костей.
   - Эрвин, смотрите на меня! - увещевал художника Эллис. Так. Похоже, он стоит лицом ко мне, женщина нацелила на него пистолет - значит, меня она не видит. Мистер Калле - на перилах моста, держится за фонарный столб. - Если вы сейчас прыгнете, это будет предательство! Пэтси вам этого не простит!
   - Пэтси сам повесился, ему ли осуждать, - женский голос сочился медом. До неё мне оставалось шагов пятнадцать. Святая Роберта, пусть она не оборачивается! Пусть смотрит только на Эллиса! - Прыгайте, мистер Калле, и тогда вы встретитесь со своим другом. А заодно спасёте невинную душу.
   Эллис усмехнулся.
   - Я вас умоляю, мисс, мою душу невинной не назовёшь. А вот для вас, Эрвин, ещё не всё потеряно... - Детектив внезапно замер, встретившись со мной взглядом, но эта заминка продлилась долю мгновения. - Посмотрите на этот город! - внезапно повёл он рукой, указывая на туманные клубы за своей спиной. - Сюда вы приехали с Пэтси. И сейчас в этот самый миг он смотрит на мир вашими глазами. Наши близкие живут, пока мы их помним, Эрвин! - голос Эллиса становился громче, громче, а пистолет в руке женщины начал ходить ходуном. - Неужели вы обречёте своего друга на вторую смерть? На забвение?
   - Замолчите! - выкрикнула незнакомка и повела пистолетом. Мне оставалось до неё каких-то семь или восемь шагов. Эрвин, не отрываясь, смотрел куда-то за плечо Эллиса, в туманную пустоту, но, кажется, видел там больше, чем я. - Ещё одно слово, и...
   Отбросив всякую осторожность, я совершенно неприличным для леди образом в полупрыжке-полубеге рванулась вперед, одновременно замахиваясь тростью. Женщина начала оборачиваться - но тут Эллис вдруг взвизгнул, как перепуганная девица.
   Один удар сердца - и я с размаху опустила рукоять трости на вытянутую руку убийцы. Раздался странный сухой треск, и пальцы её разжались - будто раскрылся цветочный бутон. Пистолет звякнул о булыжную мостовую. Женщина развернулась и отпрянула одновременно - даже сейчас нежная, прекрасная, светлая. Глаза - наивно-голубые, кожа - благородно бледная, темно-каштановый локон ниспадает на высокий лоб, а губы капризно изогнуты.
   - Будь ты про... - высоким от боли голосом выговорила она, но я не стала дожидаться окончания проклятья и обрушила на неё трость второй раз - теперь уже на голову.
   Женщина закатила глаза и осела на мостовую сломанной куклой в ворохе бледно-голубых юбок.
   - Между прочим, ударом по виску можно и убить. У вас хорошие инстинкты, Виржиния, - в голосе Эллиса слышалась довольная улыбка. Мне бы такое самообладание, а то, того и гляди, упаду рядом с этой... с этой... Святые небеса, я же её не убила в самом деле? - Эрвин, спускайтесь. Или вас, как даму, подхватить? Нет-нет-нет, только вы сознание не теряйте!
   Эрвин покачнулся, как травинка на ветру, но Эллис в два прыжка подскочил к нему и дёрнул на себя за рубаху. В итоге художник всё-таки упал, но, к счастью, не в холодные воды Эйвона, а на мост. Точнее, на Эллиса, тут же разразившегося отборной бранью.
   - Прекратите, здесь же леди, - ледяным тоном сделала я замечание. Эллис прекратил барахтаться и послал мне укоризненный взгляд, что в его положении выглядело просто уморительно:
   - Таким леди, как вы, Виржиния, даже убийцы нипочём, а вы тут о каких-то словах говорите... Постойте, вы куда?
   - За обувью, разумеется. Скоро прибудет ваше подкрепление, Эллис - не могу же я появиться перед посторонними мужчинами босой? Мало того, что у меня нет компаньонки, и я фактически одна с двумя посторонними мужчинами...
   Гуси, по обыкновению, опоздали. К тому времени, как на Горб въехали два автомобиля, Эрвин Калле уже успел выплакаться на плече Эллиса, а я, кажется, заработать простуду. По крайней мере, позднее, во время беседы с мистером Хоупсоном в Управлении, мысли мои витали исключительно вокруг шерстяного пледа и горячего шоколада с перцем.
   Ну, и ещё я думала о том, чтобы не чихнуть прямо на собеседника. Невежливо бы получилось.
   - Так вы говорите, что совершенно случайно оказались на Эйвонском Горбу, леди Виржиния? Мистер Норманн ни к чему вас не принуждал и не вовлекал силою или хитростью в расследование? - нервно подкручивая усы, спрашивал мистер Хоупсон. В четвёртый раз, кажется.
   Я только благовоспитанно опустила глаза.
   - Конечно. Я ехала в "Локон Акваны". А потом я увидела, как мистеру Норманну угрожают пистолетом, и лишилась чувств. И совершенно, совершенно ничего не помню.
   Эллис, изучающий хмурый пейзаж за окном, только хмыкнул. К счастью, на мосту у нас было достаточно времени, чтобы сговориться.
   - Что ж, если так, то у меня нет оснований подозревать мистера Норманна в том, что он привлёк к расследованию постороннего человека да к тому же рисковал жизнью графини, - с невероятным облегчением ответил мистер Хоупсон и бросил в сторону Эллиса быстрый и внимательный взгляд. Детектив, разумеется, даже не заметил этого. - Благодарю за содействие, леди Виржиния, и прошу прощения за то, что трачу ваше драгоценное время.
   - Что вы, не стоит, - улыбнулась я. - И, кстати. Как графиня Эверсан и Валтер, невеста маркиза Рокпорта... - Хоупсон напрягся. - ...а также как честная подданная Аксонской Империи, я смею рассчитывать на то, что суд пройдет в соответствии с законом, а преступница, едва не погубившая одного из величайших художников нашего времени, получит по заслугам.
   - Всё будет зависеть от представленных доказательств и свидетельства мистера Калле, - развёл руками Хоупсон и поежился, когда я сощурила глаза. - Однако могу обещать вам, леди Виржиния, что за этим процессом я прослежу лично.
   - Это очень любезно с вашей стороны, мистер Хоупсон. А теперь, с вашего позволения, я пойду.
   - Конечно-конечно. Всего наилучшего!
   У ворот Управления меня поджидал автомобиль и - Лайзо Маноле.
   - Куда пожелаете отправиться, леди Виржиния? Домой, я полагаю?
   - Нет, - рассеянно откликнулась я и глянула на часы на башне управления. - Пожалуй, в "Старое гнездо". Поверьте, мистер Маноле, нет лучшего лекарства от начинающейся простуды, чем шоколад с перцем и мёдом по рецепту Георга.
  
   А три недели спустя в особняк на Спэрроу-плейс неизвестный подкинул конверт. В нем лежали две газетные вырезки и записка на белой карточке, сделанная мелким, изящным почерком.
   Первая статья гласила:
  
  
  

ПРОЦЕСС ВЕКА - НЕВЕСТА-УБИЙЦА,

или всё же потомок Ши?

  
   Беспрецедентный судебный процесс прошёл в минувшую пятницу в Верховном суде славного города Бромли. Мисс Мэри Найс, также известная как Финола Дилейни (что подтвердилось ответом из Управления Спокойствия герцогства Альба), обвинялась в чудовищных преступлениях - убийстве, мошенничестве, доведении до самоубийства и вооруженном нападении на сотрудника Городского управления безопасности. Однако заседание превратилось в трагикомедию, как нельзя более подходящую для Королевского театра.
   "Я всего лишь следовала своей природе, - говорила прелестная преступница, бесстыдно глядя в глаза обвинителям. - Меня нельзя судить по человеческим законам, ведь я не человек. Давно, очень давно к моей матери явился прекрасный юноша с волосами цвета спелой пшеницы и назвался странником из Долины вечной красоты. Как могла смертная женщина противиться воле ши? Они провели вместе ночь, а утром он исчез. От этого союза и родилась я, одной ногой стоя на земле человеческой, а другой - на земле народа ши".
   В остальном же подсудимая проявила завидную рассудительность, столь несвойственную юным девушкам, порой граничащую с вопиющим цинизмом.
   Жестокость и холодная расчётливость этого прелестного создания просто поражают воображение. Последней жертвой мисс Найс-Дилейни стал знаменитый актёр Патрик Морель. Используя женские чары, а также специальные травяные отвары, самым подлым образом влияющие на мужское хладнокровие, она завладела мыслями мистера Мореля, стала его невестой, а затем хитростью склонила его к самоубийству. Бедняга, опьянённый наркотическим составом, и не догадывался, к чему подталкивает его мнимая возлюбленная. Он считал, что всего лишь репетирует с нею сцену из грядущего спектакля, в котором должен был играть Питера О'Райли, того самого "Обманутого Питера" - и, по злой иронии судьбы, сам оказался обманут.
   Так же, хитростью и подлостью, мисс Найс-Дилейни ранее разделалась с прежними "женихами", с мистером Макмаффином и мистером Диконом. Первого она подбила сыграть в "смертельную рулетку", якобы чтобы проверить чувства. Второго - отравила, разослав перед этим его друзьям отрывки рукописи из его нового романа, того самого, в котором герой должен был покончить с жизнью, осушив кубок с ядом. Таким образом, преступница выставляла своих жертв самоубийцами.
   Примечательно, что многие из погибших так или иначе связаны были с клубом "Ярби" - они либо состояли в нем, либо получали выигрыш в букмекерской конторе при клубе. Деньги своих жертв мисс Найс-Дилейни присваивала. В настоящее время Управление Спокойствия разыскивает предполагаемых сообщников, однако пока следствие не сдвинулось ни на шаг...
  
  
   Журналист подробно и обстоятельно излагал ход судебного процесса, и симпатии его были явно не на стороне обвиняемой. Не могу сказать, что меня это огорчало.
   Заголовок второй статьи был таким же броским, а вот сама заметка оказалась куда короче:
  
  
  

ЗАГАДОЧНЫЙ ПОБЕГ ИЗ САУС-ХЭМПТОНА!

  
   В ночь со вторника на среду из одиночной камеры тюрьмы Саус-Хэмптон пропала самая прекрасная преступница века - Финола Дилейни, в Бромли проживавшая под именем Мэри Найс. Охранники, а их было двое, клянутся, что ничего не помнят. Следствие берёт этот случай под особый контроль.
   Не исключено, что мисс Дилейни оказал содействие сообщник, остававшийся на свободе...
  
   Обе эти статьи я показала Эллису, когда он по моей просьбе приехал в особняк на Спэрроу-плейс.
   - Что вы думаете об этом?
   - Что думаю... - Детектив брезгливо пролистал статьи и бросил их обратно на стол. - Пока в этой стране в Управлении будут служить дураки, падкие на женские чары, преступность не переведётся.
   Я нахмурилась.
   - Вы полагаете, что никакого сообщника не было?
   - Разумеется, нет, - невесело рассмеялся Эллис. - Какой сообщник у такой мужененавистницы? И особы весьма осторожной к тому же. Даже Зельда Маноле и то не слышала о ней ничего, а уж в преступном мире она как рыба в воде... Да и к тому же кое-какие вещи, изъятые у этой Финолы Дилейни, дают основание предполагать, что она просто-напросто пользовалась публикациями в газетах. Искала перспективных молодых игроков, которые к тому же были похожи по рассказам на отца. Таким образом она и мстила непорядочному папаше, бросившему её мать, и зарабатывала на жизнь. Деньги мы, к слову, так и не нашли. Так что смею надеяться, что в ближайшие годы о новых жертвах мисс Дилейни мы ничего не услышим.
   - Вы так думаете? - с сомнением покачала я головою. - А что вы тогда скажете об этом? - я протянула ему карточку. - Эта записка была в одном конверте с газетами.
   Эллис ухватился за неё с горящими глазами, как голодный - за последний кусок хлеба.
   - "Кого бы ты ни полюбила, я отберу у тебя жениха. А следом за сердцем ты потеряешь и жизнь", - нараспев прочитал детектив. - Послушайте, а эта женщина не гнушается древних трагедий. Ей и впрямь самое место на театральных подмостках. Виржиния, надеюсь, вы не боитесь?
   Я только поморщилась.
   - Не в первый раз мне угрожают, Эллис. Это даже становится скучным. Право, тот, кто хочет убить, не станет предупреждать об этом запиской. Скорее всего, Финола Дилейни просто хочет отомстить мне таким способом, заставить бояться...
   - Ну, а что, если она и впрямь отобьёт у вас жениха? - подначивая, улыбнулся Эллис. - Талантов ей для этого вполне хватит, Виржиния.
   - Какого жениха? - вскинула я брови. - Маркиза Рокпорта? О, пускай она попробует. Я с удовольствием полюбуюсь на то, как прелестная бабочка попытается сдвинуть скалу ветром от своих крылышек. Скорее всего, скала и не заметит, но может и ответить камнепадом... И тогда мы точно навсегда забудем об этой мисс Дилейни.
   - Маркиз Рокпорт так опасен?
   - Он... жесткий человек, - осторожно ответила я. - Но справедливый и честный. К сожалению, назвать его добросердечным я не смогу, но он всегда защищает то, что, по его мнению, принадлежит ему по праву.
   - В том числе и вас, - откинулся на спинку кресла Эллис. Я только улыбнулась:
   - О, у нас с ним, скажем так, особые отношения, но это, право, не самая интересная тема для разговора... Эллис, а как, по-вашему, мисс Дилейни вообще умудрилась сбежать? Неужели охрану так легко подкупить?
   - Дураки падки на деньги, ведь это самое простое счастье - оно легко доступно их пониманию... - Эллис отвел взгляд и глубоко вздохнул, а потом вдруг спросил меня странным голосом: - Виржиния, а вы и впрямь не допускаете ни единой мысли о том, что Финола Дилейни могла обладать некими колдовскими чарами? Даже после того, что вы видели в доме у мистера Халински, после необъяснимых явлений в замке герцогини Дагвортской?
   Я на мгновение замешкалась с ответом, но вскоре взяла себя в руки.
   - Если что-то представляется нам необъяснимым, значит, у нас ещё недостаточно знаний, чтобы постичь это явление. Вот и все, Эллис. А колдовство и магия - оправдания для людей, связанных по рукам и ногам предрассудками, как моя горничная Магда. Она хорошая женщина, но уж больно суеверная. Вот был случай около месяца назад - под периной у меня обнаружилась завязанная узлом веточка... Эллис, да что с вами?!
   В одно мгновение лицо у детектива исказилось от гнева - глаза сузились, лоб прочертили вертикальные морщины, а улыбка обратилась в оскал. Длилось это не дольше удара сердца, а потом Эллис вновь стал спокойным - и смертельно серьёзным.
   - Значит, веточка с узлом, - нехорошим голосом произнес он. - Скажите, Виржиния, а из личных вещей у вас ничего не пропадало?
   Я нахмурилась, припоминая.
   - Кажется, ничего. Слуги у меня не имеют обыкновения воровать ложки... Вот только я однажды потеряла платок где-то в городе, а платье у меня где-то, видимо, зацепилось за гвоздь и целая полоса ткани выдралась. Ума не приложу, как это могло случиться незаметно!
   - Зато я знаю, - решительно поднялся Эллис. - Виржиния, подскажите, пожалуйста, куда вы поселили Лайзо?
   - В крыло для слуг, разумеется, - ответила я в полной растерянности. - Стефан должен знать точно. Я позову его.
   - И тут же отошлите, лучше без свидетелей обойдемся, - посоветовал Эллис все тем же странным тоном. - Ну, Лайзо...
   Самого Лайзо в комнате, разумеется, не было - он, по обыкновению, что-то ремонтировал в гараже. Цепким взглядом окинув аккуратно жилище своего подопечного - аккуратно прибранное, к слову, и чистое, - Эллис принялся методично обшаривать его. Кровать, полки, сундук с вещами... Наконец на балке под самой крышей детектив обнаружил искомое.
   - Что это? - я с недоумением рассматривала мешочек с резко пахнущей травой.
   - Развяжите.
   Я послушалась Эллиса и, к величайшему своему удивлению, обнаружила там кусок своей юбки, завязанный узлами. Ноги у меня ослабели, и пришлось временно сесть на кровать. Вскоре Эллис бросил мне на колени ещё кое-что - пропавший платок, также завязанный причудливыми узлами.
   - Что это такое? - Я быстро взяла себя в руки и отбросила неподобающие чувства - гнев, страх, изумление. - Эллис, объясните.
   - Это приворот, Виржиния, - вздохнул Эллис и тяжело опустился на кровать рядом со мной. - А ведь я этого паршивца рекомендовал, ручался за него... Виржиния, прошу, дайте ему последний шанс. Я сейчас поговорю с Лайзо... по-мужски, скажем так. Или как опекун с воспитанником. Обещаю, что больше он неприятностей не принесёт.
   Колебалась я всего минуту. Первым порывом было, конечно, вышвырнуть Лайзо из моего дома или вовсе засадить в тюрьму. Но тогда бы я, во-первых, признала, что и впрямь думала о нём, что само по себе постыдно... и не было правдой, что уж говорить. Отдельные эпизоды не в счёт - было время, я и об Эллисе размышляла днями напролёт, как и о всякой яркой личности, а потом успокоилась и стала относиться к нему спокойней. А во-вторых... Не могла же я согласиться с тем, что верю в привороты, колдовство и прочее мракобесие?
   Нет, нет и нет.
   - Эллис, не стоит так переживать, - улыбнулась я так сладко, как могла. - Мистер Маноле, разумеется, заслуживает наказания. За дремучую суеверность, свойственную только самой что ни есть безродной черни. Идите к нему в гараж, а я присоединюсь к вам позже.
   Детектив некоторое время сверлил меня пристальным взглядом, но потом кивнул:
   - Хорошо, Виржиния. Благодарю вас за понимание.
   Мне было чем занять время до визита в гараж. Во-первых, я отнесла мешочек и платок на кухню, а там лично бросила их в огонь. Тряпки сгорели почти мгновенно, без дыма, но когда они исчезли, у меня и впрямь как камень с плеч свалился. Не то чтобы я верила во всякие глупости, но так мне стало спокойней. Да и бережёного, как любила говорить Магда, и Небеса берегут... Потом я выпила чашку восхитительного чёрного кофе без сахара - медленно, не торопясь, смакуя каждый глоток.
   И только вернув себе полное самообладание, я расправила юбки и спустилась в гараж.
   Эллис сидел на капоте машины, подогнув под себя одну ногу. Лайзо разглядывал свое лицо в тусклом металлическом зеркале, то и дело прикладывая серебряную монету к припухлости под глазом, постепенно наливающейся лиловым цветом.
   - Мистер Маноле, - окликнула я негромко, и Лайзо вздрогнул. - Обернитесь, не бойтесь. Я не стану ругать вас. Но внимательно выслушайте то, что я скажу.
   Он, помедлив, всё-таки повернулся ко мне, покаянно опустив голову. Эллис выразительно подул на костяшки пальцев и подмигнул мне.
   - В мире есть вещи, мистер Маноле, материальные и прочные. Например, как эта монета у вас в руках. Целый хайрейн - при должной экономии на него можно прожить месяц. Многие почитают деньги единственным благом, к которому стоит стремиться. Но есть вещи, мистер Маноле, куда более хрупкие и ценные, - мягко улыбнулась я. - Например, доверие. Так как вам, по-видимому, ближе деньги, то на первый раз я удержу с вас только их. Жалованье в этом месяце вам заплатят меньше, чем обычно - только и всего. Но в следующий раз, мистер Маноле, моего доверия, которое вы взяли в кредит у Эллиса, может и не хватить. Советую хорошенько подумать над этим... и решить, что же вы цените на самом деле.
   - Я... - вскинул голову Лайзо, сверкнув по-кошачьи зелеными глазами, но я уже обратилась к детективу:
   - Сегодня прекрасная погода, Эллис. Как насчет прогулки в парке Найтбридж, а затем - чашечки шоколада в "Старом гнезде"? После всех этих историй о трагической любви и обманутых влюблённых нет ничего лучше, чем разговор с добрым другом.
   Эллис улыбнулся - той самой загадочной и редкой улыбкой, которая словно говорила: "У нас с вами одна тайна на двоих, Виржиния. И пусть другие облизываются на неё, сколько угодно".
   - Конечно, Виржиния. С превеликим удовольствием.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.89*32  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | А.Енодина "Не ради любви" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | А.Оболенская "С Новым годом, вы уволены!" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"