Краснопёрова Ариадна: другие произведения.

Ролевик: Плутовка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Плохо, когда не можешь найти своё место в мире... Нет ни радости, ни покоя. Единственным доступным выходом остаются сборища не таких как все, пусть даже для этого приходится ехать в чужую страну. А может и ещё дальше. Но это совсем неважно, если есть надежда.
    Да придёт рассвет!
    Страница автора
    Заморожено

Оглавление

{Шестая, седьмая и девятая тени. Разум, Безумие, Удача}

Часть 0. Альба

Пролог

  – А правда, что у вас в Сибири по дорогам медведи ходят?
  – Неправда. У нас нет дорог.
Баш
  
  Историческая родина встретила меня слякотью, грязью и хамством. Нельзя сказать, что это стало такой уж неожиданностью – я успела начитаться ужасов в интернете, – но по своей наивности я считала это лишь страшилками, ведь не может же так быть на самом деле, ведь не может?..
  О, как я ошибалась!
  Паспортный контроль прошла спокойно, хотя от вежливого оскала таможенника мне стало как-то не по себе... Проблемы начались с таксистами, которые заламывали просто непомерные цены. До этого я предполагала, что Москва дорогой город, но не до такой же степени...
  Далее я столкнулась на вокзале с каким-то парнем. Точнее, это он со мной столкнулся, но вместо того, чтобы просто извиниться и пойти дальше, он начал ругаться:
  – Смотри, куда прёшь, «...»!
  – Извините, я не слишком хорошо говорю по-русски, не могли бы вы объяснить мне значение последнего слова? – попросила я с лёгким акцентом.
  Приемные родители хоть и старались, чтобы я не забывала родной язык, но почему-то мату меня никто не учил.
  – Понаехали тут! – фыркнул парень и, не обращая больше на меня внимания, отправился к выходу.
  Это он репетирует, что ли? Сам только что сошёл с поезда идущего из Казани. Правильно мне братик сказал, сначала посмотри, а потом реши, действительно ли ты хочешь возвращаться на родину. Не устаю поражаться его мудрости.
  С восьмой попытки нашла свой поезд и вагон. Почему-то они были неподписаны и располагались не по порядку, а на все вопросы меня посылали куда подальше.
  Флегматичная проводница, от которой за версту веяло дешёвыми сигаретами, равнодушно взглянула на мой билет и пропустила внутрь.
  – Извините, это шестое купе? – спросила я, с трудом разобравшись в устройстве открытия дверей.
  – Проходи, красавица, – радостно отозвался какой-то парень. – Именно оно! Ты наверху спать будешь иль внизу?
  Темноволосый, некогда спортивного телосложения, ныне отягощённый зарождающимся брюшком, черты лица мелкие, слегка напоминающие дальневосточный тип. Непропорционально маленькая голова и искренняя улыбка до ушей.
  – Вверху, если можно, – попросила я. Мне как-то привычнее спать на верхней полке.
  – Ого, чемодан-то у тебя какой! – произнес парень, помогая мне затащить его на полку. – Кирпичи в нем везёшь?
  – Почти, – кивнула я. – Книги, баночки с гримом, пара платьев с кринолином, кинжалы... Ну ещё кое-что по мелочи.
  – Актриса?
  – Ролевик.
  – Поня-а-атно. Я тоже раньше участвовал, но теперь как-то времени нет.
  «Лень ему», – поправила я про себя.
  – Кстати, меня Сашком зовут, а тебя как? – оживился парень.
  – Альба, – сказала я свое второе имя. Назовусь Зоей, так сразу вопросы пойдут, а потом охи-вздохи на тему «Как же тебе повезло!» Надоело. Как будто Россия – ад на земле, а за её административной границей – исключительно Эдемский сад.
  – Не русская, что ли? – не понял Сашок.
  – Испанка, – коротко ответила я, присаживаясь на полку. Сейчас начнётся...
  – Не похожа, – вынес вердикт он, смерив меня недоверчивым взором.
  Бледная кожа, светло-русые волосы, нос небольшой картошкой, веснушки... Только глаза не подвели – чёрные-чёрные.
  – Ну да, – кивнула я насмешливо. – А русские все светловолосые и голубоглазые.
  Это я намекнула на его шевелюру.
  – Да ладно, что правда что ли? Скажи что-нибудь по-испански!
  – ¿Y qué te voy a decir?[1] – со вздохом спросила я. – А впрочем, можешь мне не верить, я не настаиваю.
  – Серьёзно из Испании? – ещё более недоверчиво.
  – Серьёзно. Паспорт показать?
  – Да нет, не надо... – смутился он. Потом присел на противоположную скамейку и протянул: – Эх, вот бы больше никого в купе не поселили...
  В ту же секунду открылась дверь.
  – Это шестое купе? – спросила старушка, укутанная в десяток платков и пальто. Летом. Никогда не видела такого чуда...
  – Да, – ответила я честно, хоть Сашок и скривился.
  Всё оставшееся до ночи время я слушала его наставления: не оставляй вещи без присмотра, не пей незнакомые жидкости, не ходи в одиночку гулять с кровососами – мало ли что им в голову взбредёт... Я слушала внимательно. Считай, мне совершенно бесплатно рассказывают технику безопасности. Поминутно Сашок хвалил мой русский, словно никак не мог поверить, что европеец смог выучить его. Он так же просветил меня насчёт мата, его словоформ и технику образования. Всё, конечно, рассказать не смог, так как, по его словам, это целый язык, но он старался.
  Пару раз парень протягивал ручки не туда, куда нужно, но я морщилась и указывала глазами вниз, где возилась бабушка с десятилетним внуком-паршивцем. Он уже успел что-то поджечь и старушка строго его отчитывала тихим скрипучим голосом.
  Россия – веселая страна.
  К счастью, поездка не продлилась слишком долга и большую ее часть я делала вид, что спала. Наконец, я вышла на какой-то полузаброшенной станции и, следуя точным и четким указаниям (от кривого столба налево, до белого забора где написано неприличное слово, вдоль него направо и там как раз будет площадь) дошла до означенного места. Там уселась на спинку скамейки – сиденье было отломано – и принялась ждать. Вот прикол будет, если они не приедут...
  Но они приехали. Через полчаса после означенного срока, но это ничего, я даже не успела заскучать...
  Сев в машину к ролевикам, с которыми познакомилась по интернету, я пожалела, что вообще родилась на свет. Они с такой скоростью гнали по ухабам, что меня подбрасывало на сиденье, больно стукая головой об потолок... При этом парни умудрялись пить пиво, а единственная девчонка в компании громко и радостно вскрикивала на особо сильных ухабах.
  Отморозки.
  Но самое страшное началось, когда мы оставили машину у какого-то дедка в гараже, переукомплектовались и уже в костюмах пошли пешком через лес. Тяжесть сумки за плечами – ничего, и похуже таскала, кринолин, цепляющейся за все, что не попадя – ладно, его поднять можно. Но еще две вещи выбили из меня хорошего настроения качественно и надолго...
  Во-первых, комары. Если я думала, что в Испании они непереносимы – всегда ночью ставила антикомариную пластинку – то я глубоко ошибалась. Здешние комары были жирные, наглые и крупные... Даже давить их противно, как потом от их трупиков отмываться... Зато они глупые, если присасываются, то сразу и надолго, не то что наши, сначала укусят в одном месте, чуть отопьют в другом...
  Хорошо хоть я не аллергик.
  Во-вторых... Они начали петь. Громко, от души, профессионально поставленными голосами, но абсолютно не в такт. Мой музыкальный слух тихо стонал от ужаса. Чтобы избежать этого я начала им подпевать... Давно заметила, когда сама забиваешь гвозди вроде бы и не так шумно.
  Это сущий ад, а я-то думала... Еще каких трудов мне стоило уговорить брата отпустить меня сюда. И так нудел во время сборов на извечные темы «Не ходи туда, там опасно», «Нехорошие орки тебя плохому научат» и «Ты же пропустишь тренировки, как тебе не стыдно!» Достало уже, честное слово! Как будто из-за одной недели пропуска что-то случится с моей физической формой. Не на курорт же еду, там тоже придется попотеть.
  Впрочем, даже если бы этот завистливый гаденыш не напоминал, я бы все равно не смогла надолго забросить спорт. Когда-то давно, еще в мою бытность девочкой-эмо я решила, что физические нагрузки плохо сказываются на моем мировоззрении и где-то с полгода занималась только порчей нервов окружающих. Но лафа прошла в тот момент, когда я настолько потеряла растяжку, что завязывая шнурки, вынуждена была сгибать колени. Ох, вою-то тогда было! Сразу восстановила все спортивные контакты и начала усиленно тренироваться. Не без перегибов, конечно... Даже звали выступать профессионально, но, во-первых, я считаю что спорт на профессиональном уровне больше калечит, а во-вторых, мне было элементарно стыдно. В Испании пропел две ноты – уже певец, поднял ногу – спортсмен!
  Зеленое длиннополое пришлось задрать чуть ли не до задницы, чтобы не путался. Моя гордость! Платье в смысле, но и зад тоже ничего. Полгода шила... Можно было сделать это и быстрее, но конструкцию пришлось несколько раз переделывать, чтобы оно было единым костюмом, который можно одевать без посторонней помощи, но который раскладывался бы на сегменты и легко прятался. Например, юбку можно легко отстегнуть благодаря тонкой молнии, такие же две штуки были и на корсете. Порвать его при неосторожном вдохе я не боялась, специально подбирала эластичную ткань.
  Впрочем, это была бы не я, если бы не попыталась превратить простое платье в некий аналог танка. Вряд ли, конечно, на меня кто-нибудь нападет, просто мне уже как-то не уютно без оружия и доспехов.
  Во-первых, корсет. Пришлось повозиться, вырезая из алюминиевого листа пластины, которые можно было вставить между швами в корсете. К счастью, мне помог один знакомый техник. Чтобы они не выпирали, пришлось проложить их тонкими полосками ваты. Дезодоранта потребуется много.
  Во-вторых, браслеты-спиральки с увесистой игрушкой на конце. Я их с первого среднего класса ношу[2], с тех пор как узнала про их полезное свойство растягиваться при раскручивании. Влепишь со всего размаха, так не хуже плетки получается. Еще можно использовать как удавку.
  Да-да, опыт обращения есть. Район у нас неспокойный был, цыганский... Правда, об этом я узнала только после переезда, а так гопота вся своя, родимая. В одной школе учились, вместе пакостили... Ночью не боялась по подворотням шастать, если и встречу кого, то максимум что потеряю, это время на болтовню и пару сигарет из пачки, которую я всегда ношу для таких случаев. В принципе, влиться в состав местной братвы мне помешал брат, за что я ему премного благодарна. Просто однажды ночью за шкирку поволок домой и запретил ходить после полуночи, да еще воспитательную работу провел с «коллегами», чтобы меня с собой больше не брали. Особо неусидчивые посетили травматологию.
  Наконец, дошли до места сбора и меня отвели к моей команде. Четыре девчонки, женский отряд наемников. Стандартную легенду об отряде амазонок из-за нового, совершенно неопытного и ничего не понимающего игрока пришлось изменить, так как сложно представить среди суровых воительниц кисейную барышню в кринолине. Теперь я – любимая дочка богатого герцога, которая внезапно обнаружила в себе способность проходить сквозь любые препятствия, неважно, магического свойства они или нет и тут же решившая помочь в битве Добра со Злом. Разумеется, мой персонаж свято верил, что без него на войне ну совершенно никак не обойдутся. По понятным причинам просто запереть в башне взбалмошную девицу не удалось, и герцог, скрипя сердце расставаясь с деньгами, нанял отряд наемниц, чтобы они охраняли меня, а чтобы не вызывать подозрений, изображали моих новых подруг.
  М-да, девчонки, чтобы увидеть как какая-то дура по лесу в кринолине шастает, готовы даже отыгрывать слуг.
  Лагерь разбивали дружно, весело и бестолково. Конечно, по прямому назначению лагерем никто пользоваться не будет, девчонки немного поделают вид, что р-ревностно меня охраняют, а потом все равно пойдут эльфов соблазнять. Или орков. По вкусу. Я тоже не слишком в этом плане отличаюсь, только я пока не знаю, к кому пойду. Но лагерь мы для приличия все-таки поставили, чтобы можно было сложить вещи, коих мы притащили немало.
  Леська объявилась в костюме воительницы, только вопреки виденным мной в интернете фотографиям, ее облачение потерпело существенные изменения: классический бронелифчик, который раньше был сделан из плохо окрашенных железяк из-под пива, сейчас оказался хорошо подогнанным и с красивым рисунком поверх. Юбочка на две ладони выше колена из этого же универсального материла, но состоящая из чешуек, как у рыбы, внахлест. Сапоги, наручи, обруч, копна рыжих волос – все как положено.
  Хлоп!
  Ага, местные комары решили воспользоваться кое-чьей раздетостью... И не только воительницы.
  С выражением вселенской скорби на лице, Елена достала из рюкзака спрей от комаров – любой уважающий себя ролевик использует его вместо духов – и начала методично обрызгивать коллег.
  Елена или, по сюжету, Элиниэль – Правда оригинальное имя? – изображает из себя эльфийку незнатного рода, которая в молодости влюбилась в человека и ушла из клана с ним жить. Через пятьдесят лет, когда ее муж, состарившись, умер, она наконец поняла, почему такие браки запрещаются. Чтобы хоть чем-то заняться, пошла в наемники. Эльфы, хоть и девушки, ценятся среди представителей этой профессии.
  Одета она была в коричневые джинсы, которые заправлены в коричневые же сапоги и сверху бежевая рубашка. Все максимально в обтяжку, а из рубашки грудь чуть ли не вываливается. Эта пойдет орков или варваров соблазнять, говорит, что ей нравятся большие мужчины.
  Ну да, конечно, у нее есть лук и пара бутафорских кинжалов, но это скорее для приличия, чем реальная сила.
  Третья у нас кто? Ну, разумеется, магичка. Кожаный лифчик, такая же юбка, всякие перышки-амулетики-косички в темно русых волосах, целая гирлянда амулетов на шее, пояс, который самую чуточку уже юбки, с кучей кармашков, где хранятся зелья. Эта к эльфам пойдет, сто пудов.
  По легенде она магичка-выпускница, почти без опыта, но с большими амбициями. В команду ее взяли, после того как бывший маг перешел в другой отряд, заявив, что эти бабы у него уже в печенках сидят. Девочка нельзя сказать, что неумеха, просто толку от нее в бою маловато. Обычно используют как отвлекающий маневр, одновременно шумовой и зрительный эффект. Уж что-что, а шуметь и убегать она умеет шустро.
  Пятая в отряде волк-оборотень. Или первая, смотря с какой стороны считать. Это именно она подсадила нас всех троих на фэнтези в целом, и на ролевые игры в частности. По легенде – глава отряда, мечница и главная атакующая сила. Вот у нее оружие совсем не напоминает бутафорское, а уж владеет она им – любо-дорого посмотреть. Что она мне и не преминула продемонстрировать при личном знакомстве.
  – Так, девчата, – хлопнула волчица в ладоши, привлекая внимание. – Сейчас, вместо разминки, пробежимся к мастеру, регистрироваться. Задача ясна?
  – Фу, опять бегать, – ворчливо отозвалась Леська. Несмотря на то, что она отыгрывает воительницу, физический труд эта девушка недолюбливает.
  – Лучше уж бегать, чем мечом махать, – фыркнула эльфийка.
  – Разговорчики, – угрожающе рыкнула волчица.
  Спорить резко расхотелось.
  Надо сказать, что бегать по лесу в платье возможно, стоит только задрать юбки повыше.
  
  Я, спотыкаясь, брела к лагерю. Из-за споров с мастером по поводу моей роли у меня разболелась голова и на участие в общественной жизни просто не хватало сил. Хотелось просто добраться до рюкзака, где на своем законном месте лежит пачка аспирина. А уж после этого я всем покажу, где раки зимуют.
  Блин, ну кто же знал, что способность проходить сквозь все преграды вызовет столько нареканий? Это же не супер-пупер-смертоносные молнии и не абсолютный иммунитет к магии. Пришлось добавить, что при этом я не становлюсь невидимой, не могу влиять на предметы и не могу протащить что-то вне радиуса полуметра от меня.
  Обычно я люблю спорить и доказывать своё мнение, загоняя собеседника в логические ловушки и давя неоспоримыми доводами, но иногда, например как сейчас, мне по старой дворовой привычке хочется доказать свою правоту по средствам членовредительства, и на сдерживание этого глупого порыва уходит все мое хорошее настроение и здоровье.
  В очередной раз споткнувшись, я, вместо того чтобы другой ногой найти опору, провалилась куда-то в темноту. Голова так болела, что не оставалось сил даже на крик.
  
  
Сноски:
  1. И что я тебе скажу? (исп.)
  2. В Испании иная система образования. В младшую школу идут в четыре года, в одинадцать переходят в среднюю, в пятнадцать – в старшую, откуда через два года могут поступать в университет. Нумерация на каждом этапе начинается сначала. Поэтому «с первого среднего класса» следует понимать как «с первого класса средней школы». (прим. Оракула)

Часть I. Заря.
«...начинаешь с чистого листа...»

  
  

Глава 1. Начало игры.

Игра – это тренировка взрослой жизни.
Умная книга про животных
  
  Ощущение падения исчезло, и я осознала себя лежащей на чем-то жестком, неровном и из чего торчат щекотные штуки. Ощупав это что-то, я пришла к выводу, что лежу на траве. Блин, неужели опять обморок?
  Но реальность оказалась гораздо хуже.
  Стоило мне только открыть глаза, как пришлось сразу же их зажмуривать. Посчитала до десяти. Снова открыла. Пощупала лицо на наличие цветных очков. Ничего.
  Нервно хихикнув, я села. Три варианта: в мой организм попал некий галлюциноген, во время моей отключки случилась техногенная катастрофа или... Сбылась мечта идиотки! Я в другом мире! Жёлтое небо над головой не оставляет в этом никаких сомнений в необычности происходящего. То есть оно совсем желтое, равномерно, с небольшими пятнышками облаков. При закате совершенно другой эффект. Принюхавшись, я сообразила, что привычного запаха нефтепродуктов не ощущалось, а в воздухе витало что-то сладковато свежее. Надеюсь, это хотя бы не ядовито? Хм, для постапокаллипсиса здесь крайне милое местечко... Значит, всё-таки химия или другой мир. Примем за рабочую версию второе.
  Я, конечно, читала рассказы о попаданцах и, конечно же, часто представляла, чтобы я сделала на их месте, но реально оказаться в чужом мире без денег, связей и знания языка я не желала.
  Пару раз глубоко вздохнув, я успокоилась. Мечта сбылась, живем дальше.
  Ладно, проверим актив. Вопреки самым точным данным из прочитанных мною книг, никаких изменений я не заметила. То же платье, то же тело... Все могущие оказаться полезными вещи остались в сумке, которую я отдала на хранение Леське, чтобы не затруднять и без того не слишком легкое путешествие по лесу.
  Вот блин... А я ведь даже драться-то толком не умею... В смысле профессионально. Нахваталась, конечно, кое-каких навыков у брата, да отточила в уличных баталиях, но это-то когда было? Лет десять назад! А в последнее время я занималась исключительно мирными видами спорта: аэробика, легкая атлетика, художественная гимнастика... Это братик у меня специалист по искусству заквашивания морд, какие только стили он не изучал, а мне после уличного «ногой в пах, локтем по загривку» заниматься ударами ног в лицо как-то неинтересно, но с местным профессионалами я, наверное, не сравнюсь.
  И тут мне в голову пришла мысль, которая не приходила в голову не одной попаданке из прочитанных мною книг.
  А вдруг здесь нет профессионалов?
  Вдруг этот мир... Необитаем?
  Вот теперь я с уверенностью могу заявлять, что знаю, что такое паника. Это когда вскакиваешь на ноги и обводишь взглядом вокруг, надеясь найти, но не находя. В данном случае, я искала следы цивилизации. Мысли в голове роились ульями, но все они были однотипными: «Ну хоть дорога!», «Ну, хотя бы банка из-под пива!», «Можно даже подкову, я не обижусь!», «Или же просто старое кострище!»... Я носилась по лесу, не разбирая дороги, не обращая внимания на падения и хлещущие по лицу ветки.
  Ну пожалуйста!
  Но вокруг были только девственно целые растения, с чужой, чуточку синеватой листвой и кислым запахом.
  Устав бессмысленно бегать, я зацепилась взглядом за дерево, чем-то напоминающее нашу березку и, усевшись у корней, заплакала. Постепенно паника сходила на нет и я обводила окружающее меня пространство уже другим, трезвым взором. Можно даже сказать – хозяйским. Хм, у этого дерева крупные, мясистые листья, можно воду носить, да и на вкус их попробовать не помешало бы...
  Оторвав меня от пустых мечтаний, в лесу раздался какой-то резкий, посторонний звук, которого здесь быть не должно. Конечно, я ведь своей пробежкой все зверье должна была распугать.
  – Лос, ты придурок! – послышалось шипение.
  Не успела радостная мысль «Люди!» натворить чего-нибудь непоправимого, как пришла мысль оформленная этим же словом, но с противоположным значением. Знаете, а ведь иногда люди похуже зверей бывают. Поэтому я не спешила выглядывать из-за дерева.
  – Вот демон... – раздался рядом разочарованный вздох. – Это не олень.
  Я в ужасе обернулась. Почти не видный в камуфляжном костюме среди листвы стоял человек. Во всяком случае, никаких особых различий со знакомыми мне расами я на первый взгляд не заметила. Обычный голубоглазый европеоид, разве что высокий, да широкий в плечах, чем среднестатистическое население нашей страны. Да оно и понятно, судя по висящему на поясе мечу он к физическим нагрузкам привычен, в отличие от наших долб... Любителей интернета.
  – А что там? – крикнул голос, обладатель которого находился чуть в стороне.
  – Девчонка, – ответил тот, кто искал оленя. – Напуганная, грязная, но, похоже, из благородных.
  – Ого! – произнес второй голос уже ближе. Его обладатель пошел уже не скрываясь, наступая на хрустящие ветки. Видимо, это и был тот самый Лос.
  Зашуршали кусты, и я смогла разглядеть его... Но единственное, что зафиксировало перепуганное сознание, это то, что новоприбывший казался еще огромней первого.
  – Так, надо ее проверить... – сказав это, Лос вынул откуда-то из недр своего костюма штуку, больше всего напоминающую огромную брошку с рубином и навел его на меня, что-то прошептав. Последствия этого действа не минули сказаться, меня словно пронзило родными двести двадцать, начиная от конечностей. Слава всем, кто к этому причастен, ощущение продлилось не больше пары мгновений. – Да, она из королевских отпрысков.
  Потом он присел передо мной на корточки и протянул руку.
  – Малышка, не бойся нас, мы не причиним тебе вреда.
  Я сначала немного шарахнулась, а потом испуганно уставилась на уверенно растопыренную ладонь. Она, наверное, мягче дерева. Хотя особого выбора у меня нет. Я крепко ухватилась за протянутую руку и тут же испуганно вскрикнула от того, что меня подняли над землей. Пришлось вцепиться жесткие кольца кольчуги, спрятанные под камуфляжной тканью, чтобы обрести хоть какую-то уверенность. А как обрела, сразу же расплакалась от облегчения.
  – Ну что же ты, малышка, – ласково шепнул голос сверху. – Не плачь, все будет хорошо.
  После этого сообщения меня на руках отнесли к стоянке, усадили на бортик повозки, бережно закутали в теплый плед и сунули большую глиняную кружку с ароматным отваром трав. От такого обращения я заметно повеселела и даже перестала плакать.
  Вокруг толпился народ, состоящий из двенадцати мужчин и трех лошадей, которые, по-видимому, и тащат эту повозку. Какой-то мужик, возможно, командир, отвел в сторонку Лоса.
  – Можешь присмотреть за девчонкой? – спросил командир.
  – Если только до ближайшей деревни, – покачал головой Лос.
  – Ты чего?! – удивился командир. – Знаешь ведь какая награда тому, кто доставит в столицу Королевского Отпрыска! А она отпрыск, даже не сомневайся. Видел как амулет полыхнул? Да за вознаграждение за ее доставку мы сможем купить себе небольшую деревеньку!
  – Пусть за ней присматривает кто-нибудь другой, – твердо сказал Лос.
  – Почему? – удивился командир. – Ты же хорошо справляешься?
  – Дочка у меня была, – коротко ответил добрый. – Погибла от мора. Ей сейчас должно было быть примерно столько же, сколько и найденышу.
  – Боишься привязаться? – понятливо кивнул командир. – Ничего, даже если это случиться, ты же ее не в чертоги льда отправлять будешь, а в настоящий рай на земле!
  – Откуда она вообще в этом лесу взялась? – поморщился Лос.
  – Вот сходи и спроси ее!
  Первый поморщился, но кивнул.
  – Привет, малышка, – сказал он мне, присаживаясь рядом, на бортик. – Меня зовут Лос.
  – Привет, – улыбнулась я поверх кружки.
  – А как зовут тебя? – спросил он, не дождавшись ответной любезности.
  Я замерла. Как меня зовут? Зоя, Зина, Эльвира, Карина, Альбина, Яна, Оля, Света, Надя, Люба, Катя, Лера, Женя, Роза, Люда, Альба, Мирейя, София, Лайя, Андреа, Ванесса, Эухения... Нет, все не то. Не подходит... Новый мир, новое имя. А их имен я не знаю.
  – Я... – произнесла я, подняв на него полные слез глаза. – Я... Я не помню.
  И всхлипнула.
  – Совсем ничего? – проговорил Лос, обнимая меня за плечи. – Ну-ну, тише, не надо плакать. Не помнишь имени – ничего страшного, вот отвезем тебя в город, а там добрые дяди-волшебники помогут... Можно осмотреть твою одежду, вдруг там где-нибудь именной вензель вышит...
  Я испуганно сжалась. Осмотреть одежду? Мне, что, придется раздеваться?
  Воин и сам понял, что сморозил глупость.
  – Завтра мы доедем до деревни и там служанки тебе помогут, – исправился он. – А пока, извини, придется тебе пожить в полевых условиях. Пышных перин у нас нет, но пару лишних одеял наскребем. Только не плачь, найденыш.
  Всхлипнув, я мужественно подавила слезы. Надо быть сильной и не мешать меня спасать. Конечно, имеются смутные сомнения, спасать ли они меня будут, но до сих пор со мной обращались неплохо.
  Пригревшись у теплого бока, я неожиданно почувствовала себя в безопасности, впервые после той сумасшедшей пробежки по лесу. Заплаканные глаза слипались, а челюсти невольно свело в зевоте, я едва-едва успела прикрыть рот ладошкой.
  – Устала? – заботливо спросил Лос. – Можем постелить тебе в повозке, чтобы ты смогла отдохнуть, не задерживая движения.
  Моих сил хватило только на то, чтобы кивнуть и бухнуться на предложенное ложе. Даже ворчать по поводу его чистоты и жесткости не было никакого желания. Поудобнее устроив голову на чем-то не слишком приятно пахнущем, заменившем мне подушку, я уснула.
  Хотя сон – не совсем корректное, в моем случае, определение. То, о чем я много раз читала, никак не подходит под описание этого состояния. Отключаются все внешние рецепторы, и я словно парю в пустоте бескрайней, но бесконечно маленькой, ослепительно светлой, но черной, как сама тьма. Конечно, это все сильно отдает пафосом, но более точно сказать не получается.
  Мне очень нравится спать, так как именно в этом странном подобие сна я становлюсь целой.
  Я сирота, но мне повезло родиться слишком больной для выживания. Действительно повезло, без иронии. Волчья пасть – это примерно как заячья губа, только расщепляется еще верхняя челюсть с небом – вывих тазобедренного сустава, плоскостопие и еще парочка не менее милых врожденных заболеваний никак не способствовали моему выживанию в России. Вот, чтобы я не переводила бюджетные деньги, меня и отправили на удочерение в Испанию, где низкая рождаемость и очень ценят белых детей.
  Родители сделали мне все необходимые операции и до трех лет я ездила в гипсе, а потом все сняли и нормально, мне только периодически надо к хирургу ходить, проверять состояние скобок.
  По совету врачей, меня отправили в художественную гимнастику, где я практически сразу села на мужской шпагат. Особенности лечения вывиха. Теперь я выгляжу как вполне нормальная, даже симпатичная девушка, только некоторые, особо внимательные парни удивляются, когда обнаруживают скобочки на небе. К счастью, такое случилось только один раз, и после этого я зареклась с ботанами встречаться.
  А в пять лет обнаружилось еще одно врожденное заболевание, которое сразу после рождения диагностировать было несколько проблематично.
  Как бы это объяснить поточнее... Вот, к примеру, какое чувство у вас вызывает пробегающая под обеденным столом крыса? Страх? Отвращение? Любопытство? Гнев? Как бы то ни было, это одно, максиму два чувства одновременно, а у меня от семи и больше. В таком случае, если бы меня попросили выразить свое мнение к факту появления крысы одним словом, то любое из названных и испытываемых мной чувств окажется полностью правдивым, но одновременно и лживым.
  Я не испытываю все чувства одновременно, просто их больше приходится на один возбудитель и, чаще всего, они несут противоположный характер. Есть музыка, картины и книги, которые мне действительно не нравятся, есть вещи, которых я действительно боюсь, и вещи, которые считаю достойными лишь омерзения.
  Такая гремучая смесь не могла не сказаться на моей мимике и обеспокоенные родители отвели меня к психологу. К счастью, он оказался не слишком опытным и талантливым (как и все «профессионалы» Испании), так что раскусить ему меня не удалось, зато он прекрасно объяснил что и когда я должна испытывать. Уже в пять лет я училась врать, сама того не подозревая.
  К восемнадцати годам я достигла в этом деле почти совершенства, не только огромной практикой, но и теорией. Я не зря ходила на театральные курсы, да и библиотекари меня уже в лицо узнавали... А уж после того, как домой интернет провели...
  Я создала себя сама, такой, какой и должна быть современная девушка: уверенной в себе, можно даже сказать, самоуверенной; яркой, доброй, открытой и чуточку наглой. Ездящий на ролевые игры и иногда почитывающей модные журналы. Не гламурной цыпой, а нормальной девушкой, которая, если что, может и по роже дать и еду приготовить. Девушка – душа кампании.
  Однако, сейчас я не в родном мире. Вариант о том, что я стукнулась при падении головой и теперь вижу интересные глюки я даже не рассматривала. Во-первых, как я уже говорила, сны мне не сняться, а значит, и глюки тоже. Во-вторых, психика у меня для таких видений слишком устойчивая. В-третьих, даже если две первых причины ошибочны, мне как-то не хочется загреметь в местный аналог психушки из-за криков «Сгинь! Сгинь! Ты иллюзия! Глюк!». Хорошо даже если не убьют сразу, как паршивую овцу.
  Что я знаю об этом мире?
  1. Планета подобного Земле типа. Атмосфера, насколько я могу судить, похожего состава, только менее загажена. G если и отличается, то недостаточно для того, чтобы я могла определить это сама.
  2. Светило заметила одно, так что, надеюсь, радиационное излучение незнакомой звезды на меня не сильно повлияет. Тьфу-тьфу-тьфу.
  3. Местные жители внешне похожи на людей, дышат и двигаются так же. Велика вероятность, что их пища будет усваиваться моим организмом. Принятый ради эксперимента чай пока отторжения не вызывает.
  4. Судя по увиденному, техническое развитие где-то на уровне позднего Средневековья или эпохи Ренессанса. Хотя возможны варианты.
  5. Социальное развитие определить невозможно. Чересчур мало данных и критерии сравнения очень расплывчатые. Вероятность в шестьдесят процентов, что будет аналогичное земному средневековью, но оставшиеся сорок имеют слишком большой разброс, племенного строя вплоть до такого, до чего на моей родной планетке еще не дошли.
  6. Ко мне отнеслись вполне положительно, во всяком случае именно сейчас причинять мне вред не будут. Можно даже покапризничать, главное, не забывать улыбаться. Мужчин слишком много и все достаточно гордые, всем скопом насильничать не будут, а на одиночек можно жаловаться.
  7. «Командир». Скорее всего он командует только этим отрядом, да и то не слишком-то удачно. Жаден. Считает себя хитрым.
  8. Лос. Заботлив, хозяйственен. Меня не обидит и, в случае чего, может даже вступиться. Неглуп, но не выносит женских слез.
  9. Планируется акт перепродажи моей персоны в организацию, под названием «королевские отпрыски». Надо узнать поподробнее о ней и решить, продаваться мне туда или нет.
  В общем, ничего конкретного. Будем изображать именно скромную и робкую аристократку, младшую дочь в семье при очень строгой матери. Будем надеяться, что местные не оставят без помощи несчастную, безобидную дворянскую девушку, которая возникла незнамо откуда и потеряла память. Если тут средневековье, то меня просто выдадут замуж за какого-нибудь несильно богатого дворянчика... Если сильно развит шпионаж – проверят по всем статьям, убедятся в полной безобидности и бестолковости великолепной меня и – опять-таки замуж. В крайнем случае монастырь или школа для девиц. Все эти варианты меня вполне устраивают, так как дают мне необходимое количество времени на акклиматизацию и вливание в струю. А потом можно будет подстроить свою трагическую гибель и сбежать, начиная жизнь уже так, как хочется мне. В идеале.
  Да, еще одно я бы хотела отметить особо. Я сволочь, врунья и вообще сборище практически всех недостатков, но я свято чту закон равновесия и стараюсь не наживаться на этой моей э-э-э... Особенности. Если я говорю парню: «Люблю!» – значит он действительно любим хотя бы частичкой моей непостоянной души и я не буду гулять в то же время с другими парнями, несмотря на то, что одновременное количество моих влюбленностей не ограничено. Если я говорю: «Мне это не нравится», – значит, даже я не смогла найти положительные качества. На самом деле, я не хочу никого обманывать, просто не могу иначе.
  Конечно, я не тряслась над своим секретом как какой-нибудь супермен и рассказывала о нем близким людям. Некоторые пропускали это мимо ушей, считая все детской фантазией, некоторые подыгрывали, думая что это так интересно... Больше я не просвещаю окружающих об особенностях моей психики. Бесполезно.
  Меня больше беспокоят здешние маги. От чего-то мне кажется, что они нашим не чета.
  Так уж свела меня судьба, что я знаю аж двух настоящих колдуний. Одна из них – мать моей подружки-цыганки, с которой мы вместе разбойничали в детстве. Помню я ее саму очень смутно, дело в детстве было, зато длинные желтоватые ногти и старые, ветхие карты таро не сотрутся из моей памяти никогда. Так же, как и тот случай, когда к ним в район приехала полиция, и она пошла их встречать. Пара слов тихим голосом, и вооруженные до зубов парни смутились и уехали. А еще она предсказала мне, что уехав на родину я уеду на другую родину. Будем надеяться, она не этот случай имела в виду.
  Другой была моя одноклассница в баичелирате (это вроде 10-11 классов в России). Высокая, статная, красивая. Один взгляд – и за ней бежит любой представитель мужского пола и некоторые женского. Выигрывает не то что в покер, даже игровые автоматы ей всегда джек-пот выдают... Может послать удачу, а может и сглазить.
  Обоих женщин объединяло две вещи – несчастье в личной жизни и долгая болезнь после применения силы. Жизнь слишком справедливая штука.
  Сама я гипноз практикую... Ну как сказать практикую? Так, балуюсь, для собственных экспериментов. До обманщиц-цыганок, которые на улице просят позолотить ручку, мне еще так же далеко, как идти пешком до центра Андромеды. Пока только самогипноз получается, да голубей мучить. Последние, правда, все равно регулярно на террасу гадят, потому что мало просто ввести в транс, надо еще и объяснить им чего хочешь. А я по-голубиному не говорю. Крысы, кстати говоря, плевали на все мои потуги с высокой колокольни. Может быть, мне просто не хватает пока опыта и концентрации, а может просто я нахожусь на одном интеллектуальном уровне с голубями и до крысы не дотягиваю.
  Ну да ладно, зато я красивая.
  Так вот, залезут добрые дядюшки-маги ко мне в голову, а там маньячка размышляет о том, что можно кулаком ударить по доверчиво открытой шее, ученая пытается понять принципы действия магии, а капризнуля будет жаловаться на отсутствие дезодоранта и во всех красках мечтать о горячей ванне с ароматическими маслами.
  Ладно, фиг с ними, я все равно ничего не смогу с этим сделать. Загипнотизировать себя, что ли, оставив только воспоминания об этом мере?.. В принципе, ничего сложного, но вдруг меня будут убивать, а я даже не смогу сделать коронное «ногой в пах»? И смогут ли маги вернуть мои заблокированные воспоминания? А вдруг проколюсь? Простое «Господи» здесь может вызвать большие проблемы... Рискую в обоих случаях.
  Такая вот многогранность имеет и отрицательные стороны. Например, мне очень тяжело принимать решения. К счастью, надежный способ я выработала еще в детском саду.
  «Стирание» – влево, «не стирание» – направо. Начали.
Гуси-лебеди летели,
Внутри яйца звенели,
Дон-дон-дин,
Выпадай скорей один.
  «Стирание» осталось.
  Вам смешно? А у меня почти все сложные и жизненно важные решения, которые не поддались рационализму были решены именно таким способом.
  Стираем... Точнее, блокируем... Блин, а я ведь настоящих психоморф.
  – Зашибись, – через сотню бесплотных попыток произнесла я.
  То ли мне еще рано вступать во взрослую жизнь, то ли уже пора на свалку. Загипнотизировать даже саму себя мне не удалось. Ладно, придется работать так, только надо постараться делать это очень осторожно. Где-то у меня был нечеткий образ такого типа.
  Ага, Зоя-отличница. В детстве у меня были серьезные проблемы со сверстниками из-за нее, потому что я наивно полагала, что в школу проходят учиться. И мне было очень интересно учиться, понимать закономерности математики, природы и языка, нравилось произносить новые слова. Плюс еще вечно прямая спина, чуть обиженное выражение лица и отказ давать списывать, превращали меня в самую ненавидимую персону в школе.
  Образами я называю несколько подборок реакций, свойственных для того или иного типа личности. Замечали, как некоторые люди на работе, доме и с друзьями ведут себя совершенно по разному? Только у большинства это не осознанно, а вот мне приходится подстраиваться вручную.
  В мой мир начались врываться посторонние чувства. Первым проснулось обоняние, потом – осязание, а затем и слух со зрением. Я проснулась.
  Повозку уже не трясло, но голова продолжала считать ухабы. Хорошо хоть синяков из-за такой мелочи у меня не бывает.
  С трудом разобравшись спросонья где зад, а где перед повозки – спала я свернувшись калачиком – я выбралась наружу, неловко оправив чуть порванные оборки платья. Все было в каком-то оранжевом свете, я даже сперва подумала, что это луна здесь такая симпатичная, но, задрав голову, замерла в изумлении.
  Это не луна оранжевая... Это мы на луне!
  Полнеба занимало огромное оранжевое поле с желтыми пятнами – глазами ураганов. Газовый гигант, такой же как Юпитер. Мамочки! Не зря же его называют пожирателем планет!
  Сидевшие около костра воины не обращали на небо никакого внимания, зато на меня смотрели с каким-то нехорошим интересом.
  – Здравствуйте, – поздоровалась я. Задавив в корне желание надавать наглецам по мордасам – боюсь, в этом случае по мордасам надают мне – я оказалась жертвой робости и страха, которые не преминули занять освободившееся место.
  – О, найденыш проснулся! – обрадовался Лос. Или сделал вид. – Чего застыла? Неба никогда не видела?
  – Я... Я не помню, – пожаловалась я. – Не знаю, как должно выглядеть небо...
  Поежившись, я обняла себя за плечи. Зашибись тут, наверное, холодно, когда гигант загораживает солнце.
  – Замерзла? – понял несколько иначе мое молчание Лос. – Иди к костру, погрейся.
  – Нет, – я смущенно опустила глаза. Даже в школе мне стоило трудов отпрашиваться. – Мне бы умыться...
  – Тут недалеко ручей есть, – понимающе кивнул собеседник. – Пойдем, провожу... – заметив, что мои глаза приняли несколько неестественную круглую форму, он тут же исправился: – Покажу и уйду, поглядывать не буду. На свет костра, думаю, сама дойдешь... Покричишь, если что...
  Остальные воины уже едва сдерживали смешки. Похоже, за мою шкурку хорошо заплатят, если они готовы пойти аж на такие жертвы.
  Смущенно кивнув, я пошла вслед за Лосом к ручью. Спотыкалась я практически на каждом шагу, но, к счастью, реакция меня не подвела. Дикий лес незнакомой планеты – это вам не ухоженные парки и, тем более, не испанские недостепи. Да и русский лес все-таки проигрывает в количестве выпирающих корней. Насколько я могу судить.
  Подождав пока Лос, демонстративно топая, уйдет к костру, я начала торопливо приводить себя в порядок. Уже подсохшие царапины промыла, но, попробовав пятерней расчесать волосы, потерпела полное фиаско. Пришлось просто достать из волос крупный мусор и так и оставить лохматыми. Косичку сами себе аристократки заплетать не должны уметь.
  Еще одно открытие ожидало меня при попытке почистить зубы: скобочек на небе больше не было! Похоже сила, переместившая меня сюда, заодно и подлечила парочку болезней. Да и язык знаю. С одной стороны – это хорошо, не надо больше мучиться с хирургом, с другой стороны – хреново, значит я кому-то нужна и с меня еще спросят за излечение.
  К костру я возвращалась изрядно приободрившись. Я жива, относительно свободна, обо мне будут заботиться... В своеобразной манере, но сам факт! Жизнь – прекрасна!
  Я хотела выразить свою радость хлопаньем в ладоши, но, подняв руку, замерла. Фенечка.
  Ее подарил мне брат... Сначала он устраивал концерты и не желал, чтобы я ехала в Россию, на ролевую игру, потом просил, затем пытался подкупить, но я была непреклонна в своем бараньем упрямстве. В последний момент, когда такси уже поджидало меня у подъезда, чтобы отвезти в аэропорт он тихо сказал:
  – Не ходи.
  Я замерла в абсолютной неподвижности на пару мгновений. Внутри словно что-то оборвалось и весь мир как будто замер вместе со мной, но, собрав всю волю в кулак, я спросила:
  – Почему?
  – У меня плохое предчувствие, – ответил брат.
  Его интуиции я склонна была доверять, но не в этот раз... Слишком уж хотелось вырваться хоть ненадолго из-под его бдительного ока. И хоть немного отвлечься от...
  Внутри в тот момент словно вспыхнул жаркий костер. Я буду бороться до последнего!
  – Все равно ведь не послушаешься, да? – тоскливо спросил он.
  Я лишь упрямо помотала головой.
  – Подожди минуточку, – произнес он и скрылся за дверью своей комнаты. Это был хороший шанс по-тихому смыться, но почем-то я им не воспользовалась.
  Через полминуты брат протягивал мне фенечку, сплетенную из цветных проводков. И не надо мне тут хихиканья! Просто братишка занимается чем-то связанным с ремонтом компьютеров, точнее не знаю, я с техникой на большое «Вы», а когда у него что-то не получается, он, вместо того, чтобы стимулировать мыслительный процесс алкоголем, по совету своего наставника по боевым искусствам, занимается какой-нибудь механической работой, не требующей воображения. Ножи точит, мебель ремонтирует или просто гуляет... Если же чинить дома нечего, а к гулянью погода не располагает, тогда он из проводков плетет всякую ерунду и, надо сказать, это у него неплохо получается.
  Не приватизирован такой перспективный молодой человек только ввиду ослиного упрямства, желания все контролировать и прихотливости к условиям содержания. А еще он ревнив, как последний Отелло. Вот так и получилось, что красавица-сестра живет с умницей-братом, а всякие уродины, да алкаши давно переженились. Жизнь – слишком справедливая штука.
  Я протянула руку, позволяя ему завязать фенечку самому, подозревая, что не все там так просто, как кажется. И действительно, брат каким-то странным образом перекрутил проводки, завернул, связал и отрезал остаток так, что при всем желании не я смогла понять где начало, а где конец. Задумчиво повертев кистью я согласилась, что это очень красивая, хоть и незамысловатая штука. Даже несмотря на то, что я практически на девяносто пять процентов была уверена, что там наверняка встроено какое-нибудь следящее устройство. Манера, конечно, у него странная, но ведь заботиться!
  – Спасибо! – улыбнулась я и, пристав на цыпочки крепко обняла его.
  А теперь, получается, это все, что у меня осталось от него.
  Общее настроение опять упало. Нет, конечно оставались нотки неубиваемого оптимизма о мстительной радости, но средний градус значительно упал.
  – Вы не могли бы рассказать мне немного о себе и о мире? – робко попросила я, с трудом усевшись на поваленном дереве. Судя по диаметру круга пепла, намного превышающего размер костра и по общей потертости леса, это место часто используют как стоянку.
  – Я ведь совсем ничего о мире не знаю, – продолжила я, поняв, что никто с разбегу мне все объяснять не собирается. – Как называются эти земли? А королевство? Далеко ли до ближайшей деревни? Какие соседи? Кого надо бояться?
  – Ладно-ладно, успокойся, – остановил Лос зарождающуюся истерику. – Вот, поешь, послушай.
  Мне сунули в руки какую-то миску с коричневой, комковатой жижей. Несмотря на неприглядный вид, пахла она аппетитно, так что я решила рискнуть.
  Забавная особенность, но я не чувствую голода... Ну если не считать тех случаев, когда организм тошнит желчью или когда падает в обморок. Диет не надо, зато постоянно требуется напоминание о еде.
  Структура каши была зернисто-водянистая, а на вкус казалась гречкой с сельдереем и лимонным соком. Съедобно.
  Лос начал объяснять устройство мира со знакомства с командой. Я внимательно слушала, но мало что отложилось в памяти, в основном из-за обилия незнакомых слов. Вероятнее всего, это были названия оружия и военные должности, так как шли на ровне с «капитан», «лук» и «меч».
  – Королевство называется Вериде, – перешел к делу воин. – Сейчас мы проходим по спорным землям четвертого наместника и потомственного графа д'Олорот. По тракту идти нельзя, так как там каждый второй сборщик податей за проезд. Зато по заброшенной дороге ходят такие же наемники как мы, с которых денег не сдерешь, зато по морде получить не проблема. Ближайший населенный пункт – деревня Большие Озерки, до нее мы доберемся завтра, но вокруг есть всякие заставы служивых людей. До столицы, Кореля, ехать еще неделю. Успокоилась, найденыш?
  Кивнув, я старательно прожевала еще один комок и только потом произнесла:
  – Да, спасибо.
  – Извини за еду, сегодня Мурата очередь готовить была, а он с этим справляется ужасно... Но лучше чем Након, – пояснил Лос, кивнув на вышеназванных.
  Ага, Мурат – это тот усатый, в кожаном доспехе и шрамом через всю щеку, он, значит, стоит на втором месте пьедестала почета самого плохого повара. Первое место занимает Након – единственный в компании лучник, в костюме цвета хаки.
  Вообще, весь отряд был одет примерно одинаково, но не из-за того, что это была какая-то особая форма, просто не было привычного мне разнообразия цветов и покроя.
  Кожаные сапоги чуть выше колена. Вероятнее всего, чтобы змеюки всякие не кусали. Штаны из грубой ткани серого цвета, что-то вроде кожаных курток-косух с металлическими заклепками в удобных местах. Его я и назвала кожаным доспехом, хотя и понятия не имею, как этот самый доспех выглядит. Волосы у вех были светлые, но разного оттенка, длиной до плеч и заплетенные в хвост. А что? Удобно! Сама так носила в годы своей беспечной юности, пока у меня романтишшность была не слишком развита... Потом стала встречаться с мальчиками и за собой пришлось следить. То, что волосы у всех были сальные, а доспехи не блистали чистотой, надеюсь, говорить не надо? Парни явно не первый день в пути.
  – А что за королевские отпрыски? – задала я самый интересующий меня вопрос. Надо же знать, куда продаваться, нэ?
  – Э-э-э.... – замялся Лос, беспомощно оглядываясь. – Ты знаешь откуда берутся дети?
  Сначала я удивилась и лишь потом вспомнила, что в средневековом и иже с ними образовании не было такого предмета, как сексуальное воспитание... Пришлось выпустить наружу обычно подавляемое смущение, которое тут же поспешило окрасить мои щеки и уши в помидорный цвет. Не люблю это чувство именно из-за физиологических проявлений.
  – Значит, знаешь, – сделал правильный вывод Лос, подавая мне чашку с отваром. – На, выпей, успокойся. Прапрадед нынешнего короля, кроме великих завоеваний славился еще и своими похождениями по дамам и бабам, чем очень помог восстановить не только наши территории, но и, кхм, численность. Однако, по прошествии пары сотен лет, один мятежник чуть не убил сына великого короля. По случайности они оказались сводными братьями. Тогда мудрейший правитель решил, что не дело забывать своих родственников. По всему королевству были разосланы гонцы, оснащенные специальными амулетами, определяющими количество королевской крови в человеке, дабы пригласить родственников монарха пройти обучение, чтобы стать помощью и опорой в великом деле обустройства королевства.
  Поставив чашку рядом со мной, я зевнула в ладошку. Похоже, предложение успокоиться носило отнюдь не переносный характер. В отваре явно было какое-то успокоительное, вопрос только в том, чтобы выяснить специально ли они рассчитывали дозу с целью меня усыпить или же это мой инопланетный организм не может сопротивляться местной валерьянке.
  – Похоже, мне лучше пойти поспать, – проговорила я смущенно. – Вроде, только что встала и не должна такой сонной быть...
  – Ничего-ничего, – поспешил меня заверить Лос. – Такое бывает при потере воспоминаний, сознание таким образом старается восстановить воспоминания.
  Устало кивнув, я отправилась к повозке. Тоже мне, специалист-невролог нашелся! Наоборот, память может восстановиться, если наберется достаточно ассоциативных цепочек, ключи к которым дает реальный мир.
  
  

Глава 2. Первая стычка.

Физическая боль – фигня. А вот когда начинает болеть душа...
Опытный мазохист
  
  Я резко распахнула глаза и уставилась на стену деревянной повозки бессмысленным взором. Движения уже не ощущалось, но вставать и проверять, что творится снаружи совершенно не хотелось.
  Это был мой третий день в новом мире. Возможно. Во всяком случае, я засекла три ночи. Меня постоянно пичкают снотворным, поэтому не ручаюсь за точность подсчетов. Хорошо еще, что мое сонное царство слишком сильно отличается от реальности, и я еще вполне четко отделяю его от реальности. А ведь, если подумать, сны про университет и подработку в газете кажутся гораздо более правдоподобными, чем весь этот фэнтези-бред. Так и с ума сойти недолго.
  К счастью, мне это уже не грозит.
  Разумеется, тратить время и силы впустую я не желала и пыталась продумать линию поведения. Без особых успехов, впрочем. Слишком было мало данных по местным аристократам и их повадкам, чтобы я могла убедительно подражать им. А информация из нашего мира вообще не катит, судя по ней, я должна была бы командовать всеми этими людьми и постоянно капризничать... Чем-чем, а тягой к суициду не страдаю. Мечи они носят отнюдь не бутафорские и, кто знает, может им свои нервы дороже денег будут.
  Наша современная аристократия вообще никак не тянет... Была у нас в университете одна особа голубых кровей. Хотя, может и не одна, ее я просто засекла. Если бы я случайно не нашла в списке средневековых баронов ее фамилию, ни за что бы не догадалась, что она не из пролетариата. На прямо задаваемый вопрос, она ответила: «Да, баронесса. И что?» И ничего.
  Постепенно до меня дошло: уж лучше бы это мир был необитаем. Построила бы себе шалашик, научилась бы методом научного тыка выбирать растения для еды и для строительства... Создала бы себе вторую личность, чтобы не так скучно было или же просто писала бы свои мысли на чем-нибудь... Хорошо бы было!
  В обещанную деревеньку мы, может быть, и заехали, но я этого не заметила, так как была в бессознательном состоянии. Очень жаль, ведь я ничего конкретного об уровне жизни этого мира я не узнала.
  В животе появилось странное, но уже успевшее стать привычным чувство. О нет... Опять мне спокойно пободрствовать не дали! На этот раз, мой собственный организм.
  Я на крейсерской скорости вылетела из повозки и со всех ног бросилась в лес, в поисках подходящих кустиков. За спиной послышались беззлобные смешки привыкших к моим послепробудочным пробежкам наемников.
  Не знаю от чего у меня это... То ли готовят они так ужасно, то ли побочный эффект снотворного, то ли просто мой организм не принимает инопланетную еду... Но факт остается фактом, я очень скучаю по туалетной бумаге. Будем надеяться, что мой желудок вскоре привыкнет к такому рациону, иначе я повешусь в надежде вернуться домой или просто избавиться от мучений. Хорошо еще, что во время сна наступает что-то вроде слабого анабиоза, и я не делаю это прямо в повозке.
  Как только я устроилась поудобнее, соседние кусты начали трястись и рычать. Мгновением позже я поняла, что это не сами растения издают такой звук, а тот, кто в них притаился. Из-за листьев высунулась морда, подозрительно напоминающая волчью. Не убежать, ни закричать в таком положении я не могла, так что пришлось доделывать начатое в таких экстремальных условиях.
  Собирающейся было кинуться на меня волк заскулил, прикрыв нос лапой. «А что ты хотел, милый?» – так и вертелось на языке. – «Люди просто так в кустики не ходят!» Только сомнительно, что он меня поймет.
  Заскулив еще жалобнее, волк развернулся и поскакал на трех лапах прочь. Бедненький! Как я его понимаю! Самой даже как-то не по себе от вони, а учитывая тонкое обоняние собачьих, так вообще швах.
  К счастью, на этот раз ручей оказался неподалеку, и мне не пришлось идти спрашивать в лагерь, где он находится. Листья – это, конечно, хорошо, но вода надежнее. Очень хотелось вымыться целиком и соскоблить с себя всю эту грязь, но я не настолько сошла с ума, чтобы делать это в холодной воде.
  Относительно чистая и умытая я вернулась к костру. Время было утренним, газовый гигант только самым краешком торчал над горизонтом, а с противоположной стороны виднелось солнце. Воздух еще не прогрелся и, если в повозке казалось, что немного прохладно, то сейчас, после пробежки, выброса адреналина и умывания холодной водой, стало тепло.
  Меня снова кормили этой бесформенной бурдой, но на этот раз отвар трав я пить отказалась со словами:
  – Нет, я не могу больше спать. Еще чуть-чуть и у вас на руках будет пускающая слюни кукла, не отличающая сон от реальности.
  – О чем ты? – удивился или сделал вид Лос. – Это всего лишь успокаивающие травки.
  – Эта травка меня убивает, – проговорила я бесцветно. – Можно я просто посижу в повозке?
  Была огромная вероятность, что меня вырубят ударом по голове или просто напоят чудо-травкой силком, чтобы без проблем довезти драгоценный товар в столицу, но я уже не могла больше спать. Компания самой себя, особенно в условиях нехватки информации, тоже может надоесть.
  – Хорошо, – сказал Лос, рассеяно поворачиваясь к капитану.
  Кивнув, я направилась в повозку. Смотреть, слушать, рассуждать. Тент прикрыла не до конца, чтобы внутри было не так темно. Нет, я не боюсь темноты, совсем. Не боюсь неизвестного и придерживаюсь философии: «Будь что будет!» Просто мне хотелось получше рассмотреть внутреннее убранство. Которое, впрочем, не отличалось особым разнообразием. Деревянные доски пола, проложенные чем-то вроде грубой шерсти, небольшой деревянный же бортик стены, к которой крепятся металлические рамы, на которых, в свою очередь держится тент, грязно зеленоватого цвета. Только, в отличие от виденных мной в фильмах про дикий запад, каркас имел прямоугольный вид с чуть скругленными углами. На полу лежало три не слишком чистых одеяла. Одно, сложенное в несколько раз, заменяло мне подушку, второе – матрац, а третье играло роль самого себя. В остальном, повозка оказалась совершенно пуста. Или она у них на всякий случай или они уже просто доставили что-то на место и возвращаются назад.
  Расстелив одеяла так, чтобы они закрывали весь пол примерно одинаковым слоем я принялась за легкий комплекс растяжки. Разогреться как следует места нет, так что особо сильно усердствовать не буду. Нет, это не прихоть, как думают многие мои подруги, заниматься спортом не профессионально, чтобы никто за это денег не платил. Это необходимость организма. А гробить жизнь в спортзале и отказываться от любимого шоколада ради сомнительных соревнований, где никто не может даже на шпагат нормально сесть... Это ниже моего достоинства.
  Интересно, здесь есть шоколад? Если нет, то наверняка есть какой-нибудь свой, не менее вкусный аналог. Иначе... Действительно повешусь.
  Спутанные волосы мешались и лезли в глаза, а вот юбка, как ни странно не мешала. Наверное, потому что я ноги не задирала. То, что повозку потряхивало я вообще отметила лишь краем сознания, как нестоящую внимания помеху, продолжая плавное и очень медленное становление на мостик. Быстро-то почти каждый дурак сделать может, а так нагрузка на мышцы увеличивается почти вдвое.
  Итак, я в совершенно чужом мире, где мне никто не поможет. Здесь нельзя взять мобильник и позвонить брату, чтобы тот вытащил меня из очередной передряги. Точнее, помог добить остаток. Здесь можно рассчитывать только на себя... Оставим эту тему, все равно ничего путного из этого не выйдет, но для успокоения нервозной части меня могу побиться немного в истерике. Надо? Только учти, что нас после такого наверняка усыпят.
  Немного поворчав, истеричность вернулась в свой уголок.
  – Она нам не верит, – горько произнес Лос с той стороны полога. – Думает, что это мы ее травим. А я ведь действительно не думал, что чай с сомнийей может вызвать такое...
  – Не расстраивайся, – посоветовал Мурат. – Лучше посочувствуй, какая у знати тяжелая жизнь. Девчонка еще даже замуж не вышла, а уже никому верить не может.
  – Да уж...
  Удаляющийся звук копыт.
  Я криво усмехнулась. Возможно, Лос действительно не понимает причину моего недоверия, а может, они сговорились и специально подошли к моему временному обиталищу отыграть эту сценку. Ничего не могу сказать наверняка.
  Что поделать, моей родиной является мир, где можно верить только законам физики и одной-двум личностям в лучшем случае. Остальные, если не врут сами, то рассказывают вранье, которому сами поверили. Крошечные жемчужины правды потеряны в нефтяном океане обмана. Любое утверждение нужно принимать к сведению, анализировать и сверять с другими источниками. Только так более или менее можно различить где правда, а где вранье.
  Самое ужасное, что большинство моих знакомых не являются отъявленными лжецами, так, по мелочи – любовница, заначка – просто очень доверчивы и считают СМИ истинной высшей инстанции... Раз сказал какой-то шоумен с незаконченным средним образованием, но зато с голливудской улыбкой, что микроволновые печи опасны для здоровья и вызывают рак, то надо обязательно их повыкидывать. А то, что рак в той же степени вызывает длительный и регулярный просмотр телевидения, шоумен скромно умолчал.
  Внезапно повозку сильно тряхнуло, руки разъехались и я упала на спину, едва успев поднять голову. Снаружи зазвучал и тут же заглох отчаянный крик. Какого черта?!
  Аккуратно отогнув край тента я выглянула наружу. Ага, им явно не до меня... Как раз сейчас первый из моих защитников достал меч и начался безбашенный звон битвы. И чавкающий звук пронзаемой плоти. И стук падающего тела. Не-не, я лучше подожду, они и без меня прекрасно справятся... Не буду им мешаться. А вот посмотреть на настоящее сражение мне казалось соблазнительным.
  На целых полминуты мой план сработал.
  – Кто это тут у нас? – паскудно спросил кто-то за моей спиной.
  Стремительно развернувшись, я увидела, как в повозку на коленках влезал незнакомый мне воин. Сердце на мгновение замерло от страха, а потом заскакало в бешеном ритме, подгоняемое адреналином. Увидев опасность на близком горизонте, мое эхо эмоций утихло, оставив только звериную ярость, от которой хотелось скалить зубы и рычать, и поистине баранье упрямство.
  Ни хрена. Я не сдамся.
  Метнувшись вперед, я ударила кулаком по выдающемуся вперед носу. Кулак неприятно соскользнул по жирной роже. Слишком слабый удар, это его только разозлило... Надо было соглашаться на предложение брата ходить к китайцам на айкидо.
  – Сучка! – выругался нападающий, хватая меня за волосы.
  На меня повеяло запахом давно не чищенных – или лучше сказать «никогда» – зубов. Конечно, мои союзники тоже не розами пахнут, но так близко от меня они рот не открывали. Нападающий потянул мою голову на себя с самыми прозрачными намерениями.
  Никто. Не. Смеет. Заставлять. Меня!
  Я потянулась к браслету-спиральке и привычным, сотни раз отработанным движением закинула его на шею противника, а рукой, с которой сняла украшение проехалась по его роже, выставив ногти вперед.
  – Сучка! – повторил нападающий, отпихивая меня, но я уже успела захватить развернутым браслетом его шею и зафиксировать концы в руке. Мужчину дернуло вселед за мной, но, если меня приложило боком о бортик повозки, а боль заглушил адреналин, то вонючка к такому повороту событий оказался явно не готов и ударился головой о пол. К сожалению, одеяла немного смягчили удар, однако я успела усесться к нему на спину и потянуть на себя кончики браслета, чтобы перекрыть ему доступ кислорода. Кожаный доспех, который он носил, имел высокий воротник, который, по-видимому, должен был защищать его от таких вот случаев, но тонкая ниточка браслета легко поместилась между подбородком и воротником.
  Мелкие бусинки больно врезались в руки, но меня утешало только то, что хрипящему подо мной мужчине было хуже. Одной рукой он пытался ухватить за мешающую ему дышать вещь, но пальцы беспомощно соскальзывали с гладких бусинок. Другой рукой он старался ударить меня, но растяжки ему явно не хватало.
  Да уж, это не я, которая может себя вполне комфортно чувствовать себя на дыбе. Конечно, он пытался подняться и скинуть меня, но после двух лет, что я безуспешно пыталась покататься на братике как на лошадке это казалось мне просто детским лепетом.
  Едва воин прекратил брыкаться, я перестала его душить. Трупов еще моей совести не хватало, она у меня и так нежная и чувствительная, при том воет не к делу.
  Заломав назад его руки я стянула их браслетом-душилкой, чтоб не брыкался. Правда, с этим пришлось повозиться, металлическая проволока не желала собираться в узелок, перетянула другим браслетом, тоже проволочным, но с застежкой. Потом принялась обыскивать его во всех местах, где удобно что-либо хранить, действуя по полицейской схеме, множество раз виденной в детективных сериалах. А что? Я не только фэнтези с фантастикой... Иногда даже романтику смотрю.
  Нашла: короткий меч – хотя его-то сложно не заметить – три разномастных кинжала, перевязь с метательными ножами и штук шесть амулетов. Ну, насчёт последних не уверена, но, логично предположив, что у такого типчика вряд ли будут простые украшения, я сняла все, что казалось мне не функциональным, включая веревочку на запястье. Причем все это я делала через уже давно на ладан дышащий кусок подола. Во-первых, конечно, было противно, а во-вторых... Мало ли какие сюрпризы они могут мне преподнести? Даже если нет какого-нибудь проклятия, не факт, что там нет яда.
  Закончив свое черное дело, я выглянула наружу, посмотреть кто выиграл. Если наши – хорошо, потому что убрать этого вонючку отсюда, если нет – еще побрыкаюсь, взяв невольного пленника в заложники. Черт его знает, получится ли, общечеловеческие ценности тут явно не преподают, зато, возможно, они друзья... Один процент – тоже вероятность.
  К счастью, наши победили.
  Легко выскользнув из повозки я тут же наступила на чью-то руку. Отрубленную. С любопытством подняла ее за мизинец, чтобы не запачкаться в крови. Одной моей части хотелось кричать, вопить и всячески выражать неудовольствие таким радикальным решением вопроса, но я ее привычно задавила. Когда я поделилась с братом информацией о том, что хочу пойти на медицинский, он тут же сходил в библиотеку и принес десяток самых ужасных фильмов, что смог найти. Все выходные он буквально силком заставлял меня смотреть. Зато при первом и, надеюсь пока, единственном посещении морга я была единственной из девчонок, кто даже не побледнел. Правда, жвачку попросили выкинуть.
  Свежесрубленная рука еще хранила живое тепло, однако мухи кружились вокруг нее уже заинтересованно. Красная кровь, кость из-за нее не видно, линии на руке расположены как и у землян, насколько я могу вспомнить уроки хиромантии... Хоть в чем-то повезло, ни на стол к местным ученым, ни в зоопарк я в качестве интересной зверюшки не попаду.
  Запоздало пришла мысль, что не положено юной аристократке так спокойно разглядывать отрубленные конечности... Впрочем, огромных вонючих мужиков им тоже не положено связывать.
  Аккуратно положив отрубленную руку на землю, чтобы не разбрызгивать кровь, я подняла юбки и, перепрыгивая через неопрятные лужи и части тела, обошла повозку.
  – Как дела? – спросила я невинно.
  В сантиметре от моей шеи тут же возникло три клинка. Даже на мой дилетантский взгляд, заточка лезвия была превосходной и больше всего напоминала мои любимые кухонные ножи, нежели виденные в кино мечи.
  – Спокойней, – попросила я, немного ошарашенная таким приемом. – Я безоружна.
  Относительно.
  – Тьфу, блин, – сплюнул один из воинов. – Напугала. Зачем вылезла из повозки?
  От такого приема стало невыносимо обидно, и я проглотила готовую уже сорваться с языка фразу: «Помочь хотела».
  – У меня образовалась на редкость вонючая компания, – проговорила я равнодушно. – Уберите.
  Развернувшись я пошла, точнее, изящно попрыгала обратно. Пыльная дорога хорошо впитывала кровь, но наступать на такую кашу не было никакого желания.
  Лос, после секундной заминки, пошел за мной.
  – Ну и ну, – присвистнул он, увидев торчащие из повозки ботинки. – Он живой?
  – Вероятнее всего, без сознания, – ответила я, всеми силами стараясь удержать состояние внутреннего оцепенения, что возникло из-за такого стресса.
  – Зря, – покачал головой Лос. – Разбойников надо убивать сразу, чтобы неповадно было.
  Он схватил вонючку за лодыжку и одним движением вытащил его наружу. Одеяло смялось и поволоклось вслед за будущим трупом, чуть ли не упав в окровавленную пыль, но я успела его подхватить.
  От резкого движения, хотя правильнее сказать, от удара лбом по земле вонючка очнулся и первым его словом стало:
  – Сука-а-а...
  С таким еще глубоким чувством ненависти и даже некоторого удовольствия, что у меня чисто рефлекторно дернулась нога, отвешивая ему чувствительный пинок по почкам. Пальцы не отбила, и не надейтесь.
  – Хм, качественно ты его... – пробормотал Лос, попытавшись снять оковы. С его-то лапищами куда уж с тоненьким-то замочком справиться. – А ты точно была пай-девочкой?
  – Откуда мне знать? – раздраженно фыркнула я. – Но если он еще раз посмеет меня так назвать, то возможно я вспомню и пытки.
  Правда в походных условиях ему разве что на яйца можно наступить, хотя... Кто сказал, что это не эффективно?
  Видимо уловив что-то такое в моем голосе, вонючка больше возникать не посмел. Неожиданно развернувшись, Лос рубанул по пленнику, протыкая его насквозь, как бабочку... Нет, это скорее протухший кусок шашлыка.
  – Может, ты еще и мечом пользоваться умеешь? – продолжал Лос так, словно ничего не случилось. Впрочем, может быть для него это действительно так и было?
  Он достал из тела меч, а я поспешила снять браслеты с мертвеца. Они мне наверняка еще пригодятся, но отмывать их от крови как-то не хочется.
  – Меч... – задумчиво проговорила я, лихорадочно пытаясь придумать ответ. – Очень сомнительно.
  – У него было было оружие? – уточнил Лос.
  – Да. Принести?
  Дождавшись кивка, быстро вернула браслеты на место и вытащила меч, два кинжала и перевязь с ножами.
  – Дерьмо, – оценил качество воин. Я тактично промолчала, что мне такое на первое время сгодится. – Бери меч, сейчас мы проверим, как ты в фехтовании.
  Мне совершенно не улыбалось порезаться об острую железяку.
  – Вам не кажется, что это немного не вовремя? – подняла бровь я. – Проверять мои навыки среди еще не остывших тел?
  – Очень даже вовремя, – покачал головой Лос. – Капитан ранен, сейчас каждый меч на счету.
  Я равнодушно пожала плечами и взялась за оружие. Оцепенение удерживать становилось все труднее. Движением кисти, как с лентой на гимнастике, скинула ножны и опустила меч вниз, даже не попытавшись принять какую-нибудь боевую стойку. Все равно, не знаю...
  Закончить эту мысль мне не дали, стремительно несущейся в твою сторону меч как-то не располагает к раздумьям. Я едва успела поднять эту штуку на уровень пояса, как у моей шеи второй раз за день оказался чужой клинок.
  – Я же говорила, – несмотря на эти слова, мне было, мягко говоря, не по себе. Одна часть меня хотела задрожать от страха и убежать куда подальше, а вторая подталкивала руку с мечом, предлагая убить, пока он замер. Победил, как всегда, рассудок, который точно знал, что Лос не враг и что просто так он себя убить не даст.
  – Хорошо, – кивнул он, убирая оружие. – Полезай в повозку... Но у тебя будет сосед. Да и меч оставь, он детям не игрушка.
  Я разжала руку, в которой держала убийственную штуку, от чего он упал в пыль с глухим звуком. Потом тяжело залезла в повозку, расстелила одеяла и сняла запачкавшиеся-таки полусапожки. Задрожав, я обхватила руками колени. Тоненькая сточка самой верхней юбки больно впилась мне в руки, так сильно я их сжала.
  Сколько там было нападавших? Судя по мельком виденным трупам не меньше десяти. Десять историй жизни... Десять судеб, их маленькие радости и поражения... И все это исчезло от легкого движения меча. Здесь могут совершенно безнаказанно убить и оставить в кустах, на растерзание зверью. Раньше я рисковала только репутацией, деньгами, друзьями и, в крайнем случае, здоровьем. Все это можно исправить со временем, а смерть – нет.
  С другой стороны, я тоже могу убивать... Этого только не хватало! Маньячка на свободе... К счастью, местные могут за себя постоять и не станут легкой жертвой для той меня, которая очень любит ужастики.
  – Найденыш! Принимай гостей! – раздалось снаружи.
  – Заходите, – проворчала я.
  В повозку быстро и снровисто запрыгнул Мурат, ногой отодвинув одеяло. Я притаилась в уголочке, чтобы никому не мешать.
  – Так-так, придерживай ноги, – командовал воин, затаскивая за подмышки безвольную тушку капитана. Сразу стало тесно.
  – Ладно, малышка, не скучай, – отсалютовали мне.
  – Не буду, – буркнула я уже в пустоту.
  Командир выглядел неважно. Даже в слабом свете пробивающегося сквозь щель в тенте солнца было заметно насколько он бледен. Доспех с него сняли, что позволило мне разглядеть сухие жилы рук. В нашем мире почти все мускулистые люди имеют жировой слой, развитый в достаточной мере, чтобы «смазывать» очертания рук. Исключение составляют перекаченные стероидами бодибилдеры, но это отдельный образец человеческой глупости. У капитана, казалось, вообще кожи нет, мышцы просто покрасили тонким слоем краски-аэрозоля телесного цвета, чтобы не пугать народ. Была видна каждая жилка, каждая вена на руке, прямо хоть сейчас в учебник по анатомии не ставь. Однако, так же было видно, что эти мышцы развивались сами по себе, по необходимости, а не под чутким контролем инструктора. Непропорциональность размера и силы мышц, по-видимому, несла какую-то свою, непонятную мне пока функцию.
  Я перевела взгляд ниже и невольно скривилась. Есть вещи, в которых проявляется моя болезненная, можно даже сказать маниакальная тяга к порядку. Например, у меня на столе полный кварадак, однако все лекции строго пронумерованы, везде равные отступы от начала и конца страницы, аккуратный, каллиграфический почерк. В компьютере все строго, как в гос-библиотеке, но его внешняя чистота оставляет желать лучшего.
  А больше всего я не терплю небрежности в работе, особенно когда это касается медицинских вопросов... Можно сколько угодно шутить над мертвецом, но вскрытие должно быть проведено по всем правилам. А неаккуратно наложенные бинты вызывают у меня почти неконтролируемое негодование. Здоровье – это очень серьезно.
  Подавив желание немедленно перебинтовать его так, как должно было быть, я попыталась оценить повреждения. Судя по крови на бинтах, колотая рана, аккурат под сердцем. Хотя, кто знает местных, может быть оно у них справа? Или вообще под печенкой.
  И это капитан... Мне почему-то всегда казалось, что главарь должен быть самым удачливым и живучим, и вот любуйтесь.
  Хотя, может остальным тоже досталось?
  Отогнув краешек тента я выглянула наружу, чтобы подтвердить свою догадку. Хм, воины, шустро обыскивающие и стаскивающие трупы в кучку казались вполне здоровыми. Один, правда, чуточку хромал, но это не страшно.
  – Кхе-кхе, – послышался сзади сдавленный голос. – Брезгуешь?
  Опустив полог я развернулась и с недоумением уставилась на воина. Похоже, у кого-то начался бред.
  – С чего вы взяли? – удивилась я.
  – Ты кривилась, глядя на меня, а потом отвернулась. Разве это не брезгливость.
  Похоже, кто-то подглядывал сквозь ресницы.
  – Хорошо, я брезгую, – пришлось послушно согласиться. Объяснять разницу и вдаваться в подробности не хотелось. – Кто это был?
  – ...! ... ... ...!!! – крайне информативно поделился капитан.
  – А поточнее? – проговорила я, подбираясь поближе.
  – Конкуренты, ...! – охотно пояснил он. – Не поделили задание, вот они и решил отомстить. Кстати, с поездкой в столицу придется повременить.
  Командир громко закашлялся. Все-таки легкое.
  – Молчите! – испуганно попросила я. – Вам сейчас нельзя говорить.
  – Ерунда, – отмахнулся он.
  В тот же момент его скрутил кашель, словно в опровержении вышесказанному. Я помогла ему перевернуться на правый бок, чтоб сподручнее было отхаркивать кровь. Пусть лучше жидкость выливается таким образом, чем скапливается внутри. Впрочем, судорожные движения как раз-таки и вызывают кровотечение. Замкнутый круг какой-то.
  – Тише, тише, – прошептала я, успокаивающе поглаживая его по голове. Это действие я маскировала убиранием непослушной пряди с лица. – Успокойтесь, дышите... Вдох-выдох. Вот так, уже лучше.
  Постепенно кашель начал сходить на нет.
  – Может, позвать кого-нибудь? – участливо спросила я.
  В ответ командир лишь с усилием покачал головой. Наверное, не хочет чтобы его видели в таком состоянии. Или просто не хочет никого отвлекать... И то, и другое одинаково похвально. Если, конечно, у него нет какой-то своей, не обдуманной мной причины.
  – Сейчас вернусь, – буркнула я, одевая полусапожки. Говорить он еще не рисковал, только дернулся протестующе. Разумеется, это не могло меня остановить, вообще, редко что может сделать это.
  – Лос! – возмущенно позвала я командующего мародерством воина. Моя четкая, топающая походка не оставляла никаких сомнений, что сейчас будет разнос. – Если уж вы скинули на меня раненного, то не соблаговолите ли вы дать мне все необходимое?
  – Так ты лекарь? – удивился воин, совсем немножко ошеломленный моим тоном.
  Не лекарь... Я пока всего лишь закончила первый курс мед-вуза, где нам целый год впаривали одну теорию. Нет, конечно были экскурсии в морг и больницы, но это были именно экскурсии, ничего потрогать нам не дали... Хотя правильно, я бы своим однокурсником и после пяти лет обучения не доверила бы и мышку.
  – Этого не помню, – топнула я ножкой. – Но точно знаю, что увиденное мне не нравится. Мне нужны вода, бинты, чистые тряпки и его одеяло.
  Несмотря на такое положение вещей у меня практики было предостаточно, причем с самого детства. Ребенком я была крайне неспокойным и уж оказать первую помощь при мелких травмах могла прекрасно... Очень уж не хотелось расстраивать родителей моим побитым видом. Колотая рана легкого – травма не легкая, но не думаю, что грязь и неаккуратные бинты так уж полезны.
  – Еще нужно что-нибудь алкогольное, – вспомнила я. – И вообще, отдайте аптечку, может, что-то вспомню.
  – Ты уверена?.. – начал было Лос.
  – Представь себе, – фыркнула я, сложив руки на груди и нетерпеливо постукивая ногой по земле. – Уверена. Впервые, насколько я помню.
  – Хорошо... Ваша милость.
  Э? Чего это он обзываться стал?
  Как бы то ни было, через пять минут в повозке находилось все необходимое, и я наконец смогла сделать все так, как должно было быть. Чистенький, умытый пациент удобно расположился на своем одеяле, бинты крепко, но аккуратно закрывали продезинфицированную рану, а в воздухе висел знакомый запах успокаивающего чая, только на этот раз, его пила не я.
  Сожаление о том, что он в таком состоянии не может мне ничего рассказать полезного было напрочь задавлено сочувствием. Пол жизни таскаясь по больницам я очень сильно прониклась проблемами других. Да и врачом захотела стать именно из-за этого.
  Я принюхалась. Нет, здесь все же слишком сильно пахнет травой... Такому больному нужно больше кислорода. Пришлось вставать и сворачивать полог повозки, благо завязки для этого были предусмотрены конструкцией.
  Мы уже ехали, так что ухабы меня немного развеселили, когда от неожиданного подскока я чуть не свалилась в пыль. К счастью, я вовремя успела ухватиться за раму тента. По телу прокатилась волна испуга, зарождаясь где-то около сердца и двигаясь к периферии. Закончилось это легким пощипыванием кончиков пальцев.
  Идущие рядом с повозкой два наемника уставились на меня, как на диковинное животное. Ну-ну, пусть смотрят, мне не жалко. Подобрав юбки, я спрыгнула на дорогу и направилась к идущему впереди Мурату. Невыносимо хотелось размяться по настоящему, до дрожи в руках и боли в спине... Но увы... Хотя бы пройдусь.
  – Как он? – спросил лучник, едва мы поравнялись.
  – Спит, – пожала плечами я. – Жить, наверное, будет... В любом случае, я сделал все что могла. Расскажи лучше, кто это был?
  – Разбойники, – натянуто улыбнулся Мурат. – Почему-то решили, что мы будем легкой добычей.
  Две версии за разбойников и одна – против. В этот раз большинство проиграло.
  – Ужас какой, – округлила глаза я. – А что ты знаешь о королевских отпрысках?
  – Только то, что за доставку вас в столицу платят очень хорошо, и что потом, после обучения, вы становитесь опорой короля, – уклончиво проговорил наемник. – Ты не устала?
  Ненавижу намеки. Не хотел говорить, так бы и сказал.
  – Да, пожалуй, – кивнула я, притормаживая, чтобы повозка догнала меня. – Лучше отдохнуть.
  
  
  
  

Глава 3. Словесные баталии.

Искусство говорить слова для слов всегда возбуждало великое восхищение в людях, которым нечего делать.
Николай Дроболюбов
  
  
  А все-таки женщины тепличные существа, не предназначенные для долгого нахождения без благ цивилизации.
  Так думала я, с наслаждением погружаясь в ванну с горячей водой.
  Мы существа нежные, и главное наше оружие – красота. А ее сложновато поддерживать посреди леса... Хотя нет, не так... Сложно поддерживать городскую, ненатуральную красоту в походных условиях. Но совсем без нее девушка чувствует себя неуверенно. Я – исключение из многих правил и на внешность в общем-то плюю, но все равно, как-то лучше себя ощущать себя чистой и с помытой головой.
  Отряд после нападения быстро вышел на основную дорогу, отличительной чертой которой являлись ширина, наличие разметки и... асфальт. Хотя это может быть просто очень похожее покрытие. Проверки действительно встречались слишком часто, на мой вкус, но Лос исправно показывал какую-то бумажку, раненного и злющую «целительницу», грозя, что если они не довезут капитана до города живым, то у кого-то будут большие неприятности. Сборщики налогов, по видимому, не совсем сволочи были и отпускали нас не дослушав угрозы.
  Город воображения не поражал совершенно. Обычные серые стены, множество раз виденные мною в фильмах и играх, стража в кирасах и с алебардами, привычные моему взору трех-четырех этажные домишки вплотную прилегающие друг к другу, узкие, мощеные булыжником улочки... Все как в старом городе Таррагоны[2]. Никакой ожидаемой экзотики, даже обидно. Хотя отличия все-таки были: отсутствие стекол в целом и окон на первых этажах в частности; толстенные кованные решетки на вторых этажах, а путей незаконного проникновения я при всем желании не смогла обнаружить.
  В детстве мы с цыганятами играли в очень интересную игру, «Я – вор» называется. Правила простые: выбираем себе по дому и описываем пути возможного проникновения. Если что не так, остальные поправляют или добавляют что-нибудь свое. До сих пор осталась дурацкая привычка идя по улице подмечать: «Ага, здесь облицовка лучше ступенек, там труба близко к окнам подходит, а у этого мужика денежка торчит из кармана». Ой, извиняюсь, это не отсюда. Так вот, в этом городе ничего подобного не было, никакой беспечности и безалаберности... Никакой уверенности в собственной безопасности.
  Я неглубоко вздохнула и погрузилась в воду с головой, ощущая как горячая вода, точно такая же как дома, отрезает меня от реальности.
  Наемники, явно не в первый раз бывая в этом городе, быстренько расквартировались кто куда. Повозку оставили у плюгавенького мужичка на окраине, а капитана, что старательно делал здоровый вид, поддерживая с двух сторон отвели в противоположный конец не такого уж маленького городка, в здание поражающее своей неправильностью. На рассадник лекарей это место походило меньше всего, но здесь, по словам Лоса, живет старая подруга капитана, которая сможет о нем позаботиться. Мое недоверие и скептицизм нечисто убили предложением принять ванну.
  Однако, менее странным от этого место не стало. Посудите сами: не слишком мирная улица, где спокойно валяются в тени то ли пьяницы, то ли трупы, замызганный внешний вид здания, неприметная дверца, а внутри... Шикарная обстановка! Золоченные перила, красное дерево, ковры, мебель обита зеленым бархатом... Если бы не фасад дома, подумала бы, что это особняк какого-нибудь графа, а так... Разве что на притон смахивает. Что удивительно, всю эту красоту охраняет только одна женщина. Правда, внешне она больше всего напоминает чемпионку Испании по тяжелой атлетике, но сам факт...
  Я прикрыла глаза и попыталась расслабиться, почувствовать желания воды, смыть грязь не только из тела, но и из души. Проникнуть, раствориться, стать такой же как она, хоть на мгновение забыть об окружающем мире... У самого порога медитативного блаженства, когда перед глазами уже начала проплывать белая муть глюков, меня кто-то резко и безжалостно дернул за волосы, вытаскивая из воды.
  – Какого черта?! – возмутилась я такому произволу. Знаете ли, это очень неприятные и болезненные ощущения, когда тебя силком вытряхивают из состояния покоя.
  Волосы сразу же отпустили. Я рукой стерла воду с лица и с возмущением уставилась на нарушителя спокойствия... Нарушительницу.
  Темно рыжие, можно даже сказать рубиновые волосы струились волной по худеньким, беззащитным плечам и груди четвертого размера. Простого покроя белое платьице целомудренно висело до пят, но совершенно не скрывало тонкой талии и выдающихся бедер. Огромные голубые глаза девушки в обрамлении рыжих ресниц смотрели умоляюще-невинно, а пухлые губы в общем контексте можно охарактеризовать именно как детские, а не сексуальные.
  Ее мне выделила местная хозяйка в качестве служанки, но так как у меня руки еще не отсохли, я решила мыться самостоятельно и выставила ее за дверь. Видимо, она решила посмотреть, все ли у меня в порядке.
  – И-извините, – заикаясь, проговорила она. – Я думала, что вы утонули, что вам плохо...
  Резко запихнув злость куда подальше я улыбнулась. Как-то не хорошо злиться на попытку заботы. Пусть даже нужды в ней нет. Откуда она могла знать, что в таком состоянии я могу провести под водой семь с половиной минут, а когда время заканчивается, то организм всплывает самостоятельно? Склонностью к суициду не страдаю.
  – Не стоило беспокоится, я просто мочила голову, – проговорила я. – Но какая часть фразы «не входить, я справлюсь сама» показалась тебе непонятной?
  – Ну не положено это так, – трагически заломила руки рыженькая, посмотрев на меня своими голубущими глазами. Кстати, первое, что меня несколько поразило в местных женщинах, это то, что они были абсолютно не накрашены... Как-то непривычно видеть веки без теней, туши и подводки. Трагически жест служанки четко очертил и приподнял грудь, но глазенки, в противовес, просто кричали о скромности и невинности. – Благородная леди и вдруг сама!
  Еще раз внимательно осмотрев ее я чуть не расхохоталась. Теперь понятно, что это за здание... Пути-куб, или как это слово по-русски? Дом с улицы красных фонарей? Это объясняет и женский контингент, и шикарные апартаменты, и поведение местных «служанок»... Надеюсь, меня работать не заставят. Нет, ничего против проституции я не имею, даже хотела подработать на этом русле, но братик меня перехватил. Просто сначала неплохо было бы узнать, что это там за отпрыски такие, а в бляди я всегда пойти успею.
  – Грош цена той леди, что без слуг прожить не может, – рассеяно отозвалась я, опираясь спиной на бортик ванны. – Грош цена...
  – Вы из Эллариса? – осторожно уточнила девушка. – Только тамошние аристократки придерживаются подобной философии.
  Честь им и хвала.
  – Возможно, – так же рассеяно отозвалась я. – А теперь ты оставишь меня одну?
  – Нет, – решительно заявила она. – Даже валькирии Эллариса отдыхают. Позвольте мне помочь вам.
  Вот приставучая! А по виду и не скажешь... Хм, я с виду тоже ничего особенного... Неважно. Неспроста такая настойчивость, ой неспроста. Видимо, кто-то приказал за мной следить. Или у меня опять взыграла паранойя, и она просто хорошо выполняет свою работу.
  – Хорошо, – наконец кивнула я. – Можешь мне помочь.
  В любом случае, вылезать из воды и выставлять настойчивую девицу за дверь не было никакого желания. Как же я соскучилась по воде, плаванию и морю!
  Вода была одной из немногих моих слабостей, которую я не могла отбросить в сторону и забыть, как происходило с алкоголем, сигаретами или парнями. Летом я каждый вечер приходила на пляж и плавала в прогретой за день воде до полного отупения. В остальные времена года я ходила в бассейн. Хлорированная вода не шла ни в какое сравнение с морской, но лучшей альтернативы я не нашла.
  – Не беспокойся, все будет хорошо, – мягко и вкрадчиво произнесла рыженькая, подходя ко мне со спины. – Подумай о чем-нибудь приятном.
  Приятном? Хм, если не уходить от темы моря... Полупустой пляж, теплое море, жирные, наглые чайки на берегу и облизывающейся на них коты уступающие, однако, по размерам птицам. Мальки скользят у самого дна, а волны тихонько, незаметно подталкивают к суше.
  Чужие руки мыли и массировали мне голову нежно, мягко и умело, я даже чуть не провалилась в сон, но царапину на плече резко защипало, вызывая небольшую судорогу. Наваждение резко отступило испугавшись суровой реальности. Видимо, вода растворила корочку крови на ранке... Откуда она у меня вообще история не зафиксировала, слишком уж занята я была другими проблемами.
  С неохотой открыв глаза я едва сдержалась, чтобы не скривиться. Просторная комната с зеркалом на всю стену претендовала на шикарность, если бы не отделка розовым мрамором. Это был серьезный удар по моему эстетическому вкусу, так как этот цвет я люто ненавидела за его затасканность и банальность.
  – Как Вас зовут? – негромко спросила рыженькая.
  – Это не важно, – рассеяно произнесла я. Не думаю, что здесь прокатит Зоя Альба Гонсалес-Пуга, а придумывать самой не годилось по той же самой причине.
  – Но все же? – повторила она с нажимом. В буквальном смысле, потому что массаж стал довольно-таки агрессивным. Что же это мне напоминает?.. Ба, да это же гипноз! Ритмичные движения, негромкий вкрадчивый голос... Хе-хе, а я все-таки умнее голубя.
  – Ответ за ответ? – предложила я, чуть не мурлыча от этой новости. Хотя пессимистичная часть меня все-таки подпортила эйфорию, заявив, что я таким гипнозом не владею. Максимум, что я могу сделать с человеком – это заболтать его до невменяемого состояния.
  – М-м-м... Хорошо, – подумав, все же согласилась она.
  Наверное, я все-таки поспешила с выводами, какой нормальный гипнотизер разрешит жертве устанавливать свои правила? Жаль, что я когда-то обещала себе не врать, все веселье пропускаю.
  – Я не знаю своего имени, – Серьезно, не знаю. Зоя – имя, которое очень понравилось моим испанским родителям, а как меня назвала моя настоящая мать и назвала ли вообще до сих пор остается тайной. – Твое полное имя?
  – Маритза Эсвиральд, Ledy of Death level one, – нехотя призналась рыженькая.
  Э-э-э? Какого черта она по-английски заговорила? Причем с геймерским уклоном. Леди или Повелительница смерти, надо же... Неужели и сюда америкосы добрались?
  – Какая страна является для тебя родиной? – продолжала допрос Маритза.
  Спроси чего полегче.
  – Я гражданка мира, – глазом не моргнув сообщила я, не став уточнять какого именно. – Страна, в которой ты родилась?
  – Некрополис, – выпалила она. Все страньше и страньше, кто же целое государство кладбищем назовет? Хм, вообще-то кандидатов много... Вампиры, зомби, личи, некроманты, демоны и прочие милые существа. – Ты благородных кровей?
  – Не знаю, – честно призналась я. А что? Может мою прабабку какой-нибудь граф оплодотворил? Всякое может быть. – Твоя расовая и магическая принадлежность?
  – Некромантка, направление разум, – не замедлила с ответом она. – Ты владеешь магией?
  – Нет, – отрицала я. Даже если мне при перемещении нечто подобное и впихнули, то я ведь этим пользоваться не умею, а значит не владею. Гипноз не считается, это просто техника контроля сознания, внутренних энергий и прочей чуши для этого не надо. Гадания – тем более, потому что ничего путного у меня все равно не выходит, а спиритизму меня старая ведьма научить не успела по уважительной причине. – На каком языке говорят в Некрополисе?
  – На мертвом, конечно же, – фыркнула некромантка. – Кто твои родители?
  – Не знаю, – честно ответила я. Нет, конечно можно было рассказать про приемных, но это пока не входило в мои планы. – Скажи что-нибудь на мертвом.
  – What do you want me to say you, fuking princess? – вежливо произнесла рыженькая. Действительно, английский... Только какого черта он мертвый? Непонятно. – Сколько у тебя было любовников?
  Неожиданно.
  – Не помню, – конечно не помню, я же их не считала! Ответ: «Очень много» звучит интереснее, но не буду пока выходить из образа... Правда, все знакомства такого характера заканчивались очень быстро: или братик выслеживал и устраивал допрос моему кавалеру, или партнер засекал меня за грызением ногтей. На ногах. – На каких языках ты еще говоришь?
  – Вердесийский, вампирский и чуточку хелидес, – быстро пробормотала она, становясь все злее. Конечно, я ведь ничего путного до сих пор не сказала. Надо еще уметь формулировать вопросы. – Сколько тебе лет?
  – Не знаю, – Самой интересно сколько у них тут год длиться... Вот когда узнаю, смогу и подсчитать. – Скажи что-нибудь на каждом из языков.
  – Не вердесийском мы говорим сейчас, вампирский «Tu es la sotte», хелидес «Eres tonta», – выдала оскорбления невинным голосом некромантка. Ну-ну, пока счет веду я. Вампиры говорят на французском, хелидес – это явно испанский, а мы говорим, походу, на русском. Нет, такое не может быть, чтобы в другом мире говорили обязательно на знакомых мне языках. В один английский я бы еще поверить могла, но чтобы все... Скорее всего, тот добрый дяденька, что перенес меня сюда наложил местные языки на уже известные мне. Что ж, большущее ему за это спасибо, не придется учить самой, а то политик без знания ин. яза может быть либо марионеткой, либо трупом. – Как называется твой город?
  И только тут до меня дошло. Вампирский. Вампиры. Кровососы проклятые, никуда, блин, от вас не деться! Я хоть и интернационалистка, но после выхода сумерек буквально возненавидела эту расу больше чем на 80% моего сознания, а это не мало, поверьте. Такого количества дур, мечтающих стать ходячими кровососущими трупами, как в Испании нет ни в одной стране мира. Очень хотелось привести этим идиоткам нормального вампира, чтоб погонял их, покусал их, может убил кого в назидание. А что? Смерть одной дуры, чтобы поумнели оставшиеся два десятка – это очень даже не плохой обмен.
  Увы, это мне не под силу.
  – Не знаю, – после паузы ответила я. Вообще не подозревала, что у меня есть собственный город. – Сколько тебе лет?
  – Тридцать четыре, – выдала некромантка. Впрочем, удивляться нечему, я не знаю ни продолжительности жизни, ни длину года. – Что ты вообще знаешь?
  – Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов его катетов, избыток эндофринов может быть смертельно опасен, для укрепления ногтей лучше использовать соленую воду, – начала перечислять я, лихорадочно пытаясь вспомнить что-нибудь такое же безобидное. – Мне не нравится розовый цвет, простейшее соединение четырех углеродов взрывоопасно, красный – цвет опасности, летом пахнет по-другому, вода остыла...
  – Стоп, хватит, – остановила Маритза мое словоизвержение. – Хорошо, на счет три ты забудешь этот разговор с того момента, как я спросила твое имя, для тебя прошла всего лишь минута. Раз, два, три.
  На последней цифре она легонечко стукнула меня по темечку. Вероятно, для закрепления результатов.
  – Спасибо, дальше я сама, – чуть вздрогнув, решительно произнесла я. – Можешь идти.
  Подозрительно глядя на удаляющуюся с поклонами некромантку я размышляла на совсем невеселые темы.
  Что это было? Тот самый добрый дядечка-маг? М-да, чувствую, меня где-то сильно надули...
  Глубоко вдохнув я снова погрузилась в воду, смывая пену со спутанных массажем волос.
  Да что же это за заведение такое, где такие чудесные девушки работают? Где лечат раненных наемников? Какой-то уж очень странный пути-клуб получается. Впрочем, сейчас есть дела поважнее: вода ощутимо остыла, да и кушать хочется...
  Я, как смогла, смыла с себя пену, ополоснулась из стоящего рядом тазика и завернулась в большое махровое полотенце. Два шага и я наконец смогла разглядеть отражение в зеркале. Не мое отражение, не меня прежней.
  Подойдя поближе я попыталась понять, что же изменилось, почему нельзя было оставить все как прежде? Хотя да, нос картошкой выглядит не очень-то аристократично. И волосы слегка вьются даже в мокром виде, хотя завивка давно уже должна была сойти. Похоже, мне придали некоторое фамильное сходство с местной королевской семьей. Не осталось ни веснушек, ни шрамов от прыщей, которые хоть и в малом количестве, но все же водились у меня. Стоп. А мой пирсинг?!!
  В ужасе я схватилась за лицо и тут же с облегчением вздохнула, нащупав небольшие утолщения в коже. Фух... Не хотелось бы расставаться с таким трудом сделанными дырочками.
  Первую свою сережку в неположенное место я воткнула в бытность свою эмо, подружки уговорили. Кто ж знал, что это такое дело увлекательное и что даже после перехода в субкультуру нормальных людей я это не оставлю? Сейчас в моем теле насчитывается сорок восемь искусственных дырок, к счастью, не слишком заметных в разобранном виде. Все полкило хирургической стали я оставила в сумке, так как понимала, что аристократку с сережкой в брови мастер вряд ли примет адекватно, а теперь жалею, надо было хоть под одеждой оставить что-нибудь... Наверное, придется туда нитки вдевать, что бы не заросли. Лицо-то еще ладно, а вот корсет, с которым я мучилась год вместо положенных четырех месяцев было реально жалко. Только надо еще с этим не попасться.
  Представляю. Куртуазный кавалер снимает со своей девицы корсет, кладет руки на тонкую талию, а там швы как у чудища франкенштейна! Не сдержавшись, я подленько так захихикала.
  – Ваше платье, сударыня, – проговорила Маритза, как-то совершенно бесшумно оказавшись в комнате.
  И вовсе даже не мое, – подумала я, с ужасом разглядывая гору юбок и завязок, что некромантка назвала платьем. – Без посторонней помощи здесь точно не обойтись.
  – Поможешь мне привести себя в порядок? – улыбнулась я.
* * *
  Через полчаса я, причесанная и одетая в чистое выглаженное платье сидела на удобном диванчике и ела что-то подозрительно напоминающее яблоко. Мое и так не слишком здоровое сознание, утомленное долгим нахождением в повозке все еще пыталось амортизировать толчки из-за чего в спокойном состоянии казалось будто я до сих пор еду.
  В кресле на против изображало из себя статую нечто, которому меня чуть ли не из рук в руки сдала некромантка. Так как это нечто оказалось очень симпатичным представителем монголоидной расы с ходу пол определить не удалось. Ни длинные волосы, ни явная нехватка груди половыми признаками у них считаться не могут. Спрашивать как-то не вежливо. Хотя...
  – Добрый вечер, – поздоровалась я немного неловко. – Как вас зовут?
  Лишь молчанье было мне ответом... Среди обиженных мыслей мелькнула раздраженная «И здесь китаезы», но особо заострять внимания на ней я не стала.
  Ну и больно надо, у меня еще целая ваза неизведанных фруктов осталась, которые можно перепробовать.
  М-да...
  Хватило их ровно на полчаса как ни старалась я растянуть этот процесс подольше. Еще десять минут ушло на разглядывание обстановки и все! Я снова в информационном вакууме, хотя источник этой самой информации находится рядом. Если бы его не было – никаких проблем, поразмышляла бы на отвлеченные темы, позанималась бы растяжкой, поспала бы в конце-концов... Но нет, он тут, как немой укор моему ораторскому искусству. У-у-у... Это пытка! Видит глаз, да зуб не имет, как говорит одна пословица.
  – Поговорите со мной, пожалуйста, – жалобно попросила я. – Мне очень, очень плохо.
  Ноль внимания.
  – Вы понимаете меня? Говорите не этом языке? – уточнила я.
  Полное игнорирование. И все тот же рассеяно блуждающий взгляд по стене, на которой ничего интересного нет. Можно было, конечно, порасспрашивать его на разных языках, но чувство, которое мне всегда исправно сообщало о намерении брата навешать мне за очередную глупость, подсказывало, что все азиат понимает, просто издевается надо мной.
  Тут я очень удачно вспомнила, что у большинства представителей монголоидной расы очень хороший слух. Даже если в этом мире данное правило не действует, то мое пение не могут долго выдерживать даже самые обычные люди.
  Напилася я пьяна, не дойду я до дому,
  Довела меня тропка дальняя до вишнёвого сада,
  Довела меня тропка дальняя до вишнёвого сада.
  Наткнулась просто в интернете на коллекцию застольных песен, вот и выучила парочку... десятков, просто на всякий случай.
  На третьей песне, видимо осознав, что затыкаться я не собираюсь, азиат раздраженно сказал:
  – Прекрати. Я не могу помочь, я не говорю на этом языке. И на других тоже. Только на рассветном, но ты его знать не мочь.
  Ого, у кого-то голосок прорезался! И красивый, между прочим, только сильнейший акцент портил впечатление, но это дело поправимое. На радостях чуть подпрыгнув, я прекратила нарочно зауныватое пение. Нет, в порыве вдохновения я могла бы спеть вполне прилично, но обычно даже когда стараюсь выходит полная чушь... Чувства ритма нет, не было и не предвидится.
  – Тогда научи меня! Вот, например, чашка, как она называется на вашем языке? – радостно спросила я, схватив вышеназванный предмет.
  Азиат издал какой-то совершенно непередаваемый набор звуков, который не походил ни на один из слышанных мною языков.
  – Это ты сейчас выругался, или чашку у вас действительно так заковыристо называют? – на всякий случай уточнила я.
  Дальше шли фонетические мучения, азиат каждое слово проговаривал по слогам, а я сосредоточенно пыталась это повторить. Получалось, прямо скажем, хреновенько, даже начало казаться, что мое инопланетное горло такие звуки воспроизводить не способно, но мрачная личность с раскосыми глазами слушая мои попытки начала откровенно ржать. Или может он меня просто неприличным частушкам учит? Хорошо, когда твои действия доставляют кому-то радость. Пусть даже такую.
  – Что здесь происходит? – прервал наше веселье знакомый голос. Однако такой холодной интонации я еще у Лоса не слышала.
  Чисто инстинктивно я подобралась, но так называемые иголки выпускать не стала, еще не известно чем вызвано такое поведение обычно доброго ко мне наемника.
  – Попытка разговора, – ответила я, развернувшись.
  М-да, судя по напряжению жевательный мышц, воин просто в ярости, но его недовольство направленно не на меня, а на азиата. Любопытно. За спиной наемника скромно опустив голову стояла некромантка, не думая даже вмешаться в разговор.
  – Ты вообще знаешь, что это за здание? – тихо спросил Лос, переведя взгляд на меня. Ну-ну, полными злобы взорами меня не напугать, что я, в зеркало не смотрелась спросонья, что ли? – Это бордель.
  Таки бордель...
  – И? – проговорила я, видя что от меня ожидают реакции.
  – Он тебе проговорился? – угрожающе спросил Лос, бросая на азиата не слишком миролюбивый взгляд.
  Таки он...
  – Я потеряла память, а не мозги, – холодно проговорила я. Ненавижу, когда меня за дурочку принимают, даже если в действительности это так. – А теперь, пожалуйста, изволь объяснить причину столь сильной неприязни.
  – О, если ты такая умная, намекну: он парень, работающий в борделе наравне с девушками.
  – И что? – не поняла я. – По-моему, это очень честный и нужный труд.
  – Он позорит само звание мужчины, – взвился Лос.
  Теперь понятно.
  А азиат вернулся к созерцанию стены.
  – Спешу тебя расстроить, орган, отвечающий за честь находится не там, – устало улыбнулась я. – А в сердце... В особо запущенном случае, за это могут отвечать мозги. Не понимаю, что тебя не устраивает? Он к тебе не пристает, одевается прилично, парадов не устра... э-э-э... Никому не мешает, свою точку зрения не навязывает, просто живет как может. Ты, если уж такой правильный, лучше подумай о его клиентах.
  Я очень хорошо запомнила слова братика: «Мне плевать на то, кто с кем спит пока это не мешает делу». Веди себя прилично и никто слова поперек не скажет, только вот не все это понимают, что вызывает у моего брата сильнейшее желание расстрелять особо непонятливых.
  – Ты еще слишком юна и не понимаешь... – завел старую шарманку наемник.
  Вот еще одно распространенное заблуждение, а ведь если вы в восемнадцать были дураками, то это не значит, что все, кто находятся в этом возрасте тоже наивные идиоты.
  – Не буду спорить, – легко согласилась я. – Но запомни на будущее, такой ненависти скорее достойны убийцы детей и воры, обирающие и так бедных, чем безобидный, никому не мешающий парень. Какова была первоначальная цель визита?
  – Просто хотел узнать, все ли у тебя в порядке, – передернул плечами Лос.
  – Спасибо, все хорошо, – тепло улыбнулась я. Как бы то ни было, приятно осознавать, что о тебе беспокоятся, даже если это беспокойство как о ценном товаре. Раньше обо мне заботились только приемные родители, но это выражалось несколько специфически, да брат, высшим проявлением чувств которого являлся подзатыльник. – Как капитан?
  – Э-э-э... – не сразу врубился в перемену темы Лос. – Уже лучше, здесь хорошие целители.
  – Прошу прощения что вмешиваюсь в разговор, – влезла некромантка. – Но леди пора готовиться ко сну.
  Возражать, что время еще детское и вообще, я выспалась на неделю вперед не стала, так как просто лежать на ровной, мягкой и не трясущейся поверхности казалось мне просто чудом, оставшемся в том мире.
  – Да, конечно, – тут же согласился Лос.
  – Пойдемте, – с поклоном проговорила Маритза. Главное, ни одной фальшивой нотки, но те иноязычные фразы явно указывали на ее нелюбовь ко мне.
  – Спасибо за интересную беседу, – улыбнулась я азиату на прощание.
  На секунду он отвлекся от разглядывания стены и молча кивнул. Хоть какая-то реакция.
  В комнате, которую мне выделили под, надеюсь, временное проживание оказалась двух-, нет, трехспальная кровать с балдахином. Впрочем, чего еще можно ожидать от подобного заведения?.. Некромантка помогла мне снять платье, с завязками которого я бы точно не справилась самостоятельно и заплела мои волосы в толстенную такую косу. Оно и понятно, волнистые волосы визуально и тактильно кажутся больше объемом чем прямые. Затем Маритза оказалась выпертой за дверь, к которой я на всякий случай прислонила стул. Даже если открыть ее смогут, то грохота наделают немерено. Надеюсь.
  Проверив комнату на наличие тайных ходов я, разумеется, ничего не нашла, но это меня не успокоило... Мало ли чего я не нашла, наверное, плохо искала. Параноидально плотно задернула шторы, оставив в качестве освещения только один единственный факел. Глаза быстро привыкали к полутьме, уже вполне ясно были видны очертания предметов. Дома бы я смогла обойтись вообще без освещения, но тут была слишком велика вероятность наткнуться на что-нибудь со всего размаха. Объясняй потом, откуда синяки.
  Убедившись, что особо явно за мной никто не наблюдает, я скинула ночную рубашку, которая в моем родном мире могла бы победить в конкурсе на скромность, и принялась за разминку. Кто-то это ощущение, когда не можешь долго находиться без физических нагрузок, называет «чувством настоящего спортсмена», а кто-то просто шилом в заднице. Лично я склоняюсь ко второму варианту.
  Через два часа, когда убедилась, что всем мышцам и связкам досталось как следует, я с глупой и счастливой улыбкой рухнула на кровать. Судя по истеричным подергиваниям ноги я все же перестаралась и назавтра это будет все болеть. Плевать. В первый раз что ли? Главное, не жаловаться даже про себя, тогда боль обидится и уйдет.
  Я прикрыла глаза и попыталась полностью расслабиться. Да, я в курсе, что нарушаю все медитативные каноны и что это надо делать до, а не после тренировки. Но какая мне разница? Это мое тело и шишки на нем я буду набивать сама. Почти забытый огонек под сердцем радостно подпрыгнул, приветствуя меня. Извини малыш, что так долго не навещала, но я не такой уж мастер, чтобы умудрится расслабиться в трясущийся повозке. Да и персонифицировать вспомогательный образ тоже не стоило бы, но... Все эти безусловно правильные мысли тают при одном ощущении, как огонек бежит по телу наперегонки с моим вниманием.
  Когда-то мне казалось, что мои странные сны – побочный эффект от злоупотребления медитативными и гипнотическими техниками, но ведь в таком состоянии ощущение тела никуда не исчезает. Да, оно как бы отделено от сознания, да, эти ощущения можно поменять по собственной воле, но они никуда не исчезают, они есть.
  Огонек, под моим чутким руководством, обежал участок тела ниже шеи и погнался к голове. Тут-то меня и накрыло.
  Голова закружилась, словно я одновременно и взлетала и падала, звездочки перед глазами мелькали по совершенно непонятной и слишком быстрой схеме, к горлу подкатилась тошнота. Внезапно, так же как и началось, это ощущение пропало. С большим трудом я осознала себя по-собачьи стоящей на коленках, на чем-то холодном и совсем не гладком. Это что-то достаточно болезненно впивалось мне в руки.
  Помотав головой, я с трудом открыла глаза и села на колени. Вокруг простиралась слегка прозрачная белесая пелена, как будто на землю опустилось облако водяного пара. Дальше чем на два метра не было видно ни зиги.
  Меня телепортировали? Это что, какой-то новый мир? Чет выглядит не очень... Пойду, прогуляюсь, может меня кто-нибудь сожрет и я, наконец, отмучаюсь.
  С трудом встав на ноги я нехорошим словом помянула слишком резко оборванную медитацию и поплелась куда глаза глядят. Все равно ориентиров в этом облаке не дождешься.
  Не знаю, сколько я так блуждала, так как темпоральных ориентиров тоже не было в наличии, однако, усталости не чувствовалось, но и ноющая боль не проходила. Словно гиф-картинка с замкнутым циклом, никакого эффекта.
  Стоило мне только об этом подумать, как одна часть пелены мне показалась несколько светлее чем остальные. Была бы у меня хоть капелька благоразумия, я бы не свернула, потому что велика вероятность ходить таким образом кругами, но этот однообразный пейзаж уже настолько опротивел, что я готова была погнаться за миражем.
  К счастью, мне не показалось и в скором времени я вышла к... Костру? Эм, ну буду называть его так, потому что скопище маленьких огоньков звучит длиннее. Около него стоял некто, по виду человек, причем почему-то он показался мне смутно знакомым.
  – Вот что тебе стоило отыгрывать ведьму? – с ходу начал обвинять он, хотя я даже не успела и рта открыть. – Зачатки магических способностей у тебя есть, мне бы даже собственные силы тратить не пришлось, достаточно было бы подсадить к тебе элементаля... Так нет! Обязательно герцогиней захотелось!
  – Эм... – растерялась я от подобного напора. Что и говорить, в Европе как-то не популярны словесные баталии. – Здравствуйте. Это Вы меня в тот мир перенесли?
  – Нет, это была спонтанная активация древнего артефакта, – отказался он. – Я только внес некоторые изменения, чтобы тебя сразу не убили. Но это было не так уж и просто...
  – Спасибо, – искренне поблагодарила я.
  – Ты хоть понимаешь, какого было мне, богу, далекому от магии жизни, заниматься формой носа? – продолжал разоряться он, но затем остановился, словно наткнувшись на бетонную стену. – Ты что-то сказала?
  – Спасибо, – повторила я с поклоном. – Огромнейшее спасибо, что выдернули из того серого болота, что окружало меня в том мире. Что я могу для Вас сделать?
  – А... – на мгновение растерялся он, но сразу же взял себя в руки. – И что? Прямо так сразу? А где вопли: «Это против моей воли!» и «Ты меня используешь!», э?
  – О другом мире я мечтала с двенадцати лет, – светло улыбнулась я, разогнувшись. Где-то я его уже видела, но хреновая память на лица словно специально вредничает. – А индюку, до попадания в суп, жилось очень даже хорошо. Что я могу для Вас сделать?
  Он как-то странно дернул плечом, но это очень сильно помогло мне в опознании. Мастер, который придирчиво допрашивал соседнюю команду. Арагорн, кажется.
  – Да-да, именно Арагорн, – проговорил он, как ни в чем не бывало. Будто подслушивать мысли для него – самое обычное дело. Впрочем, здесь удивляться нечему. – Пока единственное, что ты можешь сделать – это выжить и стать сильнее, но на мою помощь не рассчитывай.
  – Хорошо, я постараюсь, – с легким сердцем пообещала я. Некоторые вещи должны быть сделаны без всяких указаний. – Есть еще что-то, что я должна знать?
  – Нет, пожалуй, – задумчиво произнес Арагорн. – Да и тебе пора.
  Он сделал рукой движение, словно толкнул нечто ко мне. Это нечто, хоть и было невидимо глазу, дух из меня вышибло прилично. И... В прямом смысле.
  
  
Сноски:
  1. Портовый город в Испании на побережье Средиземного моря.
  
  

Глава 4. Картина мира.

  Вселенная – это разнообразие в единстве.
Оноре де Бальзак.
  
  В реальный мир меня буквально выкинуло, с размаху шлепнув в родное тело. Чувство равновесия отчаянно вопило, что я пролетела никак не менее ста метров вертикально вниз, а сердце, почему-то веря этому паникеру, бешено стучало в ушах. По телу нахально скакали стаи мурашек, дыхание тоже не отличилось спокойствием. Неудивительно, что когда раздался стук в дверь, я дернулась едва не слетев с двуспальной кровати.
  – ¡Mierda! – тихонько ругнулась я, в ответ на предательство собственного организма.
  Как ни странно, стало легче, а пара глубоких вдохов окончательно привела в чувство. Или нет. Надо бы все-таки одеться, перед тем как дверь открывать, нэ?
  Порывшись в кучке тряпок, что в собранном виде казалось очень даже красивым платьем, я выудила нижнюю рубашку. Конечно, встречать гостей в нижнем белье не очень-то прилично, но во-первых, лучше, чем голышом, а во-вторых, полностью одеться у меня самостоятельно не получится.
  Стук повторился. Тихий-тихий, деликатный до неуверенности. Да, сильно меня приложило, если я от такого чуть на пол не грохнулась.
  – Иду-иду, – проговорила я, пытаясь в темноте разобраться где зад, а где перед сорочки.
  Наконец, справившись с одеждой, я открыла дверь, мимолетно пожалев, что реквизированный у вонючки кинжал остался в повозке.
  За дверью с совершенно невозмутимой рожей стоял азиат. Единственную причину, из-за которой ему удалось избежать поругания, он держал в руках. Поднос с чем-то аппетитно пахнущим мигом выветрил из головы всякие глупости.
  – Ужин, – объявил он.
  Рот мгновенно наполнился слюной, и дверь оказалась открыта настежь. Куда уж там сезаму... Зайдя в комнату, азиат первым делом сгрузил еду на столик, затем чуть ли не бегом кинулся открывать окно. Я неловко улыбнулась. Кислорода в комнате после тренировки оставалось немного, но мне такое положение вещей даже нравится, сны более глючные получаются. М-да... Куда уж глючнее.
  На улице было еще достаточно светло, точнее, не очень оранжево... Или уже не оранжево?.. Хотя если это ужин, а не завтрак...
  Есть хотелось зверски. Походная жизнь кормит не слишком сытно, лишь бы на боевых способностях негативно не отражалось. На полный желудок, как говорят, бдительность падает. А пахло от подноса очень завлекательно.
  Приподняв крышку, я на пару секунд даже застыла от восторга. Мясное жаркое, с подливкой и гарниром из какого-то незнакомого мне растения, горячий напиток в чашке, печеньки или что-то похожее на них в вазочке и, самое главное, присутствовали ложка, вилка и столовый ножик, которых мне так не хватало в этом мире.
  Присев за стол я стал быстро, но аккуратно поглощать жаркое. Страсть к театральным эффектам – единственная слабость, которую я позволяю себе культивировать, стараясь все делать красиво. Во времена побегов с циганятами меня бы за это побили, но в художественной гимнастике наоборот, очень ценится такой подход к жизни.
  В какой именно момент азиат сел напротив меня я не зафиксировала, но когда заметила соседство – чуть не подавилась от неожиданности. Он так на меня смотрел... Спокойно, тепло, несколько даже снисходительно, как на непутевую дочурку... Нет, даже внучку.
  – Ты не отсюда, – спокойно произнес он, не спрашивая, а утверждая. – Сорикеш, Осфира? Вряд ли, скорее всего какой-то совершенно другой мир, еще не известный нам.
  Хорошо что я все проглотила после первой попытки подавиться, и это заявление сказалось только на округлости моих глаз.
  – А... Э... – только и смогла промычать я. – Ты хорошо говорить стал.
  – Переводчик, – усмехнувшись, он легонько коснулся кроваво-красного кулона на шее. – У Маритзы одолжил. Как ты сюда попала?
  И тут до меня окончательно дошло. ¡J-joder! И почему большинству попаданцев удавалось сохранить свое инкогнито, а мне нет? Может информация не слишком достоверна, потому что шла в компании сентиментальных темных эльфов, безумно влюбляющихся в трамвайных хамок. То, что происходит сейчас – реальность... Или глюки чуть более сложного существа, знакомого с азами классической литературы.
  Такой вариант – если все это глюки, то надо бы узнать рецептик... На распространении в Испании, особенно если это действительно неизвестный наркотик, можно сколотить состояние. Шутка. Надеюсь. Как вы уже поняли, с моральными принципами у меня неразрешимые проблемы, все их никак выучить не могу.
  Подумав, я решила рассказать чистую правду:
  – У нас был праздник, в лесу, на природе. Я отошла от своих ненадолго, запнулась о камень, упала, потеряла сознание, а очнулась уже тут, под желтым небом.
  – Ну да, – ни капельки не поверил мне азиат. – А язык и магию разума ты выучила по пути.
  Из груди невольно вырвался тяжелый вздох. Закон подлости во всей красе: когда я говорю правду, мне никто не верит. Возможно, это потому что хорошая ложь всегда старается казаться правдоподобной, а истине такие ухищрения ни к чему. Она просто существует, и её не волнует мнение большинства.
  Однако рука сама собой потянулась к столовому ножу, который достойно показал себя в распиливании жаркого. Неизвестно еще, справлюсь ли я с таким хрупким на вид азиатом, они, сволочи, при этом еще умудряются быть чертовски сильными. И непонятно с какой целью он это говорит... О том, куда прятать труп и сбегать я старалась не думать.
  И все-таки я слишком много думаю.
  В моем случае, заломленная рука – это терпимо, а вот жесткий ковер под щекой вызывает неприятные ассоциации. При этом процесс изменения моего местоположения в пространстве прошел мимо сознания. Как в книжке: «И мир перевернулся перед глазами».
  Я тоже хочу так уметь!
  – Это было глупо, – спокойно прокомментировал азиат откуда-то сверху. Весил он совсем немного и, если бы он был человеком из нашего мира, я бы его легко скинула. Но что ожидать от иномирянина – неизвестно, поэтому я благоразумно решила лежать и не рыпаться.
  – Дурацкие рефлексы, – уныло согласилась я.
  – Ты кем была, что выработались такие странные рефлексы?
  – Училась на лекаря, – еще унылее. На жалость давлю.
  – Если я тебя отпущу, буянить не будешь? – подозрительно уточнил он.
  То, что я вообще редко буяню, а просто сразу тихо и четко бью, говорить не стоит.
  – Не буду, – с чистой совестью пообещала я. Такому зрителю даже чисто показушных скандалов с истерикой устроить не получится.
  – Вот и хорошо, – произнес он поднимаясь.
  Сразу же вскакивать не стала, сначала села и проверила работоспособность конечностей. Мало ли... Вдруг он мне что-нибудь повредил, а я не заметила? Такие страшные слова как магия и акупунктура для этого мира не просто звуки.
  Но, на первый взгляд, все оказалось как прежде.
  – Я действительно не специально, – пробурчала я, поднимаясь на ноги. – Язык – так кажется я на родном говорю, перенос стал для меня полнейшей неожиданностью, а магией разума я занималась еще дома, чтобы успевать хорошо учиться и гулять по ночам.
  Отчасти – правда, но этот бонус вторичен.
  – Ладно. Допустим, я тебе верю, – милостиво согласился азиат. – И даже не в обиде из-за покушения. Что ты собираешься делать?
  – Жить, – пожала плечами я, изящно сев на стул. У меня еще печеньки недоеденные лежат. – По ходу дела разберусь с более конкретными приоритетами... Что меня выдало?
  – Дыхание, – коротко произнес он, но посмотрев на мои всепонимающие глаза, все же соизволил пояснить: – В нем нет пепла красного неба.
  – Как будто мне это о чём-то говорит, – хмыкнула я, пробуя напиток. Чуть синеватый оттенок черной жидкости, немного терпкий, но достаточно сладкий вкус, а вот аромат, к сожалению, ни с чем земным сравнить не получается.
  Азиат, наконец прекратив буравить меня взглядом, расслабленно откинулся на спинку стула.
  – Сначала, наверное, следует уточнить другой вопрос. Как тебя зовут? – вместо объяснений произнес он.
  Наверное, он хотел этим намекнуть на мою невежественность. Угу, я и не спорю, воспитание у меня неважнецкое... До сих пор помню, как возмущалась перед своей подругой страшная старая русская баба в метро, в полной уверенности, что я ее не понимаю. А всего-то на пол села, подумаешь... Даже не в полной боевой раскраске Мест больше не было, а ехать мне долго надо было. И вообще, сидеть на полу с видом не нищенки, но королевы – это еще уметь надо!
  Короче, я из другого мира, мне можно, у нас другая культура и, соответственно, манеры. Или их отсутствие.
  – Заря, – вырвалось у меня помимо воли. На само деле я хотела, раз уж раскрыли, назвать свое настоящее имя, но видимо заклинание-переводчик не в курсе, что имена собственные переводить не надо.
  – Красивое имя, – кивком похвалил он. – И здесь тоже встречается, среди аристократии. А я просто Всплох, приятно познакомиться. Как ты уже знаешь, ночное небо имеет красный цвет, но люди уже забыли, что так было не всегда. Не знают, каково это, дышать не пеплом. Не против небольшой лекции?
  Так как пасть была занята более интересными вещами, я выразила свою готовность слушать мимикой. Судя по смешку Всполоха, перестаралась.
  – В нашем мире есть три высших расы: хелидо (повелители разума, льда и ветра), фейри (повелители жизни, трав и вод) и демоны (повелители эмоций, огня и металла). А еще есть средняя раса, из которой, как из глины, можно вылепить высшее существо – это люди. Промежуточные состояния называются ступенями эволюции. У хелидо это маги разума, некроманты, вампиры и высшие вампиры. Фейри становятся йоги, боевые маги, стихийники и целители. У демонов проще – ёкай различаются только по подвластной им площади. Разумеется, не каждый человек может стать высшим существом, но срок жизни и период времени, необходимой для перехода на следующую ступень до противного совпадают. Был человеком, имел примерно сотню дождей в запасе, стал магом – получил две сотни и так далее... За одну жизнь пройти весь цикл сложно, но возможно. К тому же ступень передается по наследству, так что потомкам не придется корячиться с самого начала. С появлением красного неба ситуация изменилась: переступить даже одну ступень теперь считается совершенно невозможным. Высших существ не появлялось уже около трехсот лет.
  Интересная система. Чем-то напоминает теорию эволюции Жана Ламарка.
  – А ты кто? – полюбопытствовала я.
  – Ёкай, – кратко ответил Всполох. – Мы живем на полуострове к западу отсюда. Люди фейри делятся на два государства: Вериде, где мы находимся сейчас, и Элларис вместе со своими островами лежит к югу. Люди хелидо живут в Восточных Княжествах, но выход к морю у них нет, Небесный Хребет или Горы Хелидо не позволяют развиться промышленности. Демоны обитают в недрах наших вулканов, фейри в лесах целителей, а хелидо на вершинах гор.
  Я слушала внимательно. Существует вероятность, что меня просто водят за нос, рассказывая сказочки, но лучше уж хоть такая картина мира, чем полное отсутствие представления о нем. Впрочем, для лжи эта теория слишком хорошо продумана, её явно не на ходу сочиняют... Что не мешает ей быть бредом сумасшедшего ученого или священника. Дорвусь до книг – постараюсь вычитать официальную версию.
  – Кроме замедления перехода, на каждый вид высших существ пепел красного неба действует по-своему. Хелидо могут утратить материальную структуру, если долго будут находится внизу, не на вершинах своих гор. Демоны на поверхности превращаются в камень, а фейри вне своих лесов сходят с ума. Особенно это заметно весной, в брачный период, когда феи просто не могут оставаться на месте и летают целыми стаями по ойкумене уничтожая все на своем пути... Насколько это позволяет магия жизни, конечно. Они превращают все, до чего могут дотянуться в собственную противоположность. Там, где росла яблоневая роща, на следующий день могут появиться ядовитые цветы, а вороны-падальщики вдруг оборачиваются белыми голубками. Когда заклятие достигает человека, его характер и внешность меняются до неузнаваемости, а память остается девственно чистой. Ты очень удачно прикинулась незнайкой.
  Он склонил голову на бок и улыбнулся. Дыхание перехватило от нереального восхищения, которое едва не задавила зависть. Волосы. Длинные, чуть волнистые и даже на вид мягкие ни сколько не напоминали жесткую проволоку земных азиатов, а самое главное... Цвет! Черный-то он, конечно, черный, но с таким насыщенным гранатовым отливом, что я чуть сразу не провалилась в эстетический экстаз. Рассудок подсказывал, что это, возможно, из-за особенности освещения, все же свет из окна был отнюдь не белый, но когда я этого придурка слушала?! Единственное, о чем я жалела, это об отсутствии фотоаппарата, такой кадр пропускаю!
  Я несколько раз пыталась сделать себе подобный оттенок, но даже моих познаний в химии недостаточно, чтобы учесть все факторы красок, особенно те, о которых не пишут на упаковке... Зато изумрудный отлив получался на раз-два.
  – Ты меня не слушаешь, – констатировал Всполох.
  – Нет, – не стала отрицать я и, пока тормоза задавлены восхищением, попросила: – Можно я тебе волосы заплету.
  Некоторое время он просто с сомнением рассматривал меня.
  – А слушать будешь? – скептически спросил азиат.
  – Буду, – энергично закивала я, при этом не отводя взгляда от шикарнейших волос из виденных мной.
  Через пару минут я сидела на кровати, обложившись резинками, заколками и расческами. Азиат с комфортом развалился на подушках, вверив мне в пользование собственные волосы. Ради этого стоило отправиться в другой мир... Нежнее шелка и заячьего меха, крепче паутины... Мягкие, послушные...
  Так и комплекс неполноценности можно заработать.
  – Почему ты мне это позволяешь? – все же не удержалась от вопроса я. – Ведь еще пятнадцать минут назад я пыталась тебя убить.
  – Не то что бы пыталась... – протянул он лениво. – Даже и не очень-то хотела. Просто я решил подстраховаться, чтобы глупых мыслей не возникало. А вообще, я, как и все ёкай, эмпат. Я знаю, что ты в данный момент чувствуешь.
  – И что же? – меланхолично уточнила я.
  Вряд ли он читает мои «придавленные» чувства... Знал бы он, насколько и каким образом мне хочется его изнасиловать – сбежал бы со скоростью звука. Я вообще тяготею к тем, кто смог меня в чем-либо превзойти или напугать – следствие дурацкой женской виктимности. А когда тут такая симпатяга... Однако чувство самосохранения у меня развито гораздо больше полового инстинкта: ему меня прибить, как два пальца об асфальт.
  А еще я боюсь аллергической реакции, экзотических болезней и прочих прелестей секса с инопланетянами.
  – Восхищение, – не замедлил с ответом Всполох. – Немного странное, мстительное, но это несомненно восхищение.
  И уж конечно он не знает как мне хочется взять тот самый нож и посмотреть чем ёкай в действительности отличаются от человека. Жалко лаборатории нет, мне всегда было любопытна структура ДНК всяких нечеловеков, особенно нет ли у них еще какого-нибудь азотистого основания, кроме известных нам. Хотя лаборатория для этих целей мне нужна суперсовременная, где нажал кнопочку – и готово!
  А еще я боюсь его до дрожи в коленках.
  – Зачем ты мне вообще все это рассказываешь? – задала я главный вопрос. Ну не верю я в бескорыстную помощь, не верю!
  – Пламя сказало, что ты можешь изменить эту ситуацию, – безмятежно заявил азиат.
  Ик!
  Это сообщение вполне могло стать той последней каплей, что спровоцировала бы глобальный нервный срыв, но сработала старая, еще со времен детского сада, блокировка намертво задавив все мои эмоции в целом. Спокойствие, только спокойствие... Ну намекнули мне на возможность спасения мира, что теперь, плакать что ли? Да, более неподходящей кандидатуры сложно представить. Да, меня не спросили, но... Никто и не говорил «спасти», было только «изменить», а это уже дает мне некоторую свободу действий.
  Все, я спокойна.
  М-м-м... И один положительный момент все-таки есть: только что я на собственной шкуре осознала выражение «Как обухом по голове».
  После секундной заминки руки вернулись к заплетанию кос.
  – При желании это может сделать любой, – усмехнулась я, вспомнив сакраментальное «историю делает индивидуум».
  – Если, конечно, заметит проблему, – фыркнул Всполох. – Слушай дальше. Люди фейри не едят мяса. Совсем. Мне стоило только накормить тебя им, чтобы проверить все смутные подозрения.
  Ёп.. ... ...!! Вегетарианцы! Или, хуже того, вегасы! Не удивительно, что меня так пучило в первое время, желудок не справлялся с резкой переменой диеты. С мяса, шоколада и хлебобулочных изделий перепрыгнуть на чистую зелень... Верните меня обратно! Не хочу никакой магии, и ёкай не хочу!!! Верните мой хамон[3]!
  На этот раз удержаться на грани оказалось несколько сложнее. Покушать я любила. Очень. Благо, активный образ жизни позволял не ограничивать себя в этом.
  Спокойно... Я слышала, существуют вегетарианские блюда, по вкусу даже превосходящие обычные... Небось за тысячу-то лет здесь научились делать нечто подобное.
  – А мясные рестораны тут есть? Или, хотя бы, рыбные? – с надеждой спросила я. Если отношения между странами хорошие...
  – Нет, – обломал меня Всполох. – Более того, если тебя поймают за поеданием мяса, то могут даже казнить. Плоть мертвых животных несет в себе силу хелидо, и когда ее ест человек фейри, направление его силы может ненадолго поменяться: увеличивается регенерация, появляются способности к магии разума и жизни, но... Эффект быстро проходит и для продолжения каждый раз нужно больше мяса. Часто люди даже не успевают заметить, когда эта потребность превращается в настоящую жадность.
  Блестяще... Мясо в роли допинга и вегетарианская диета в перспективе. Правильно говорят, бойтесь своих желаний.
  – Апогеем мясоедства является состояние, когда человек плюет на все, включая родственные чувства и самосохранение, – продолжал азиат, даже не подозревая, какое чудо я у него на голове сотворила. – То есть, зараженный кидается на окружающих или, за неимением оных, может откусить и от себя. Гадость, не правда ли?
  Не такая уж это и гадость. Хотя бы не отравится ничем лишним. Ах да, каннибализм – великое табу.
  – Что, совсем-совсем нельзя? Даже разочек? Один раз, вроде бы, не вредно... – взмолилась я.
  – Один раз – и ты на подозрении у целителей, второй – арест и принудительное лечение. Третий раз и тебя со скорбным лицом казнят, – совершенно спокойно выдал Всполох. – Когда закончишь?
  Это про прическу, наверное... Дурацким вопросам еще конца и края не предвидится.
  – Да все уже, – успокоила я, привязывая на место последнюю резинку. – Иди, смотрись.
  Он плавным движением перетек в вертикальное положение и проплыл к висящему на стене зеркалу. Видимо, теперь азиат не считал нужным скрывать от меня свою истинную сущность... Хотя так еще могут двигаться человеческие балерины.
  – Еще одно, – задумчиво проговорил он, разглядывая хитросплетение косичек. – Гладко волосы зачесывают только вампиры. Сделаешь такое, упрекнут в подражании и будут очень коситься... Вплоть до папки в Хранилище Ликов. Люди фейри предпочитают распущенные волосы. В крайнем случае, если мешают работать, передние пряди можно сцепить сзади, не больше.
  Это я, возможно, переживу.
  – А так, мне нравится, – заключил азиат.
  Желание изнасиловать его мгновенно потухло. По фигу, что он сильнее меня, ведет себя совершенно по-девчоночьи. То есть, совсем как девочка, даже на девушку не тянет.
  – Как здесь относятся к иностранцам? – задала я очень важный вопрос.
  – Настороженно. Очень, – не меняя тона проговорил Всполох. На место он вернулся с королевским величием... Действительно понравилось. – Если другой расы или направления, то даже ходить по улице в одиночку небезопасно. Но можешь не беспокоится, никто тебя за чужачку принимать не будет, даже отсутствие пепла в твоем дыхании могут заметить только некоторые из ёкай, коих в этом королевстве почти нет.
  Не сомневаюсь, что судьба обязательно подкинет мне подлянку, и я обязательно сведу знакомство со всеми ими.
  – Везде такая ситуация? – уточнила я. Вдруг он только про Вериде говорит?..
  – Везде.
  Значит, на полуострове мне побывать вряд ли удастся...
  – Расскажи о своей стране, – решительно попросила я.
  – Думаю, оставшееся время лучше посвятить этой стране, – снисходительно усмехнулся азиат. Только было в этой снисходительности что-то ненатуральное...
  Правильно думает, конечно... Но человеческий фактор тоже надо учитывать. Я, как заядлая поклонница Инуяши должна все-таки узнать, существует ли что-нибудь подобное хотя бы в другой реальности. Вериде я и так смогу осмотреть, вампиры мне не интересны, а вот ёкай...
  – Зачем тебе это? – задавая этот вопрос Всполох аж соизволил на меня посмотреть. Но не обернулся, так как для этого надо было привставать, а запрокинул голову.
  Испортил прическу, гад!
  – Вряд ли мне об этом здесь еще кто-нибудь расскажет, – пожала плечами я.
  Сомнительно, что вести такую лекцию и терпеть издевательство над волосами будут из-за сомнительной подсказки или потому что я такая замечательная. А возможно, ему просто поговорить не с кем. В любом случае, о родных местах можно рассказывать очень долго. Я ведь заметила, как он в порядке объяснения специально ставил собственный случай на последнее место, хотя, по логике вещей, должен был приводить этот пример первым.
  Несколько секунд азиат пристально рассматривал меня, а затем решительно повернулся лицом, даже изменив по такому случаю положение подушек. Голос, спокойный, размеренный, словно читающий уже написанный текст, заполнил комнату завораживающим звучанием. Не через силу, а от души. Я слушала, затаив дыхание, а руки словно сами собой начали складывать заколки обратно в шкатулку, из которой их до этого бесцеремонно вывалила.
  К сожалению, этот рассказ больше изобиловал замысловатыми сравнениями, вроде: «Солнце восходило из-за горы яркое, словно шерсть ишкитиккка», а конкретной информации было очень мало. Причем кто такой ишкитикк – если я правильно еще расслышала – непонятно, но очень любопытно, почему солнце сравнивают с ним, почему его блеск считается таким ярким, что небесное светило не всегда может за ним угнаться. Однако, кое-что мне удалось выделить.
  Рельеф полуострова – горы, но не острые безжизненные скалы, как у хелидо, а пологие вулканы, покрытые, порой непролазными, лесами. Пепел вообще очень хорошее удобрение. Большинство людских поселений расположены на побережье, куда гнев и радость демонов достигают в уже ослабленном варианте, куда потоки лавы не успевают дотечь и землетрясения имеют не такие разрушительные последствия. Основной промысел людей – рыбная ловля. Ёкай бывают похожи на людей, на животных или вообще не иметь какой-то определенной формы, причем чем выше их сила, тем более они отличаются от известных биологии форм жизни.
  Это описание вполне подходило моему любимому аниме, так что я со спокойной душой закрыла шкатулку и прилегла на кровать, чтобы ничто не мешало мне слушать. Момент, когда реальные слова начали порождать слишком яркие картинки в воображении я позорно пропустила. Наверное, он обиделся, что я так нагло заснула во время его рассказа.
  
  Наутро я проснулась в одиночестве – что подтверждало мою идею насчёт «обиделся» – заботливо прикрытая одеялом – что вселяло надежду на лучшее. Общий градус настроения был на удивление высоким, хотелось бежать, вершить добрые дела и – о, ужас! – даже спасать мир. А все из-за того, что мне впервые за долгое время приснилось что-то. Да, это была какая-то яркая абстрактная фигня, да, на нормальные сны это было мало похоже, но сам факт... Оказывается, это действительно полезно – рассказывать детям на ночь сказки.
  Я с наслаждением потянулась прямо в кровати, любуясь вытянутыми над головой руками. Мышцы, хоть и небольшие, четко проступали под кожей... Даже больше, чем обычно. Неужели похудела? На такой диете, возможно.
  – Доброе утро, – раздалось от двери.
  Дернувшись от неожиданности, я чуть снова не свалилась с кровати. Ну ё-мое, зачем так пугать-то было? Не знают они здесь, что ли, о таком понятии как личное пространство?.. М-м-м... Насколько я поняла из литературы, слуги личностями не считаются, они что-то вроде биологических роботов-уборщиков. А их стесняться бессмысленно.
  – Доброе, – как ни в чем не бывало поздоровалась я с Маритзей. Будто вздрогнула я не от появления некромантки, а специально, как часть потягивания. Ну что вы, господин директор, это вовсе не я подкладывала бомбочки в мужской туалет!
  – Вот тазик для умывания, – он указала рукой на деревянную бадью, которой никак не шло скромное название «тазик». – Ваше платье мы починили. По секрету скажу, вашего портного надо уволить из гильдии мастеров за такую халтурщину.
  От перелома носа леди разума сберегла чистая случайность – из-за захлестнувшего меня гнева я слишком резко дернулась и окончательно запуталась в длиннющем подоле ночнушки. Знала бы она с каким я упорством эту «халтурщину» шила! Мое первое произведение от кройки и шитья! Разумеется, некоторые швы, особенно сделанные первыми, несколько кривые и внутри подола кое-где нитки торчат, но это совершенно не значит, что я халтурила!
  – Если вспомню его, – грустно уточнила я, запихав гнев куда подальше.
  В принципе, мне повезло, что платье самодельное. Пусть качество не идеальное, но зато нет этикеток, которые могли бы выдать меня с головой... Хватит и пластиковой сеточки кринолина. Не сомневаюсь, что мою одежду тщательно осмотрели на предмет гербов, инициалов и всего прочего, что могло бы натолкнуть на мысль, откуда я взялась.
  Вода казалась обжигающе холодной гораздо лучше крепкого кофе смывая остатки сна. Садистские методы всегда отличаются наибольшей эффективностью.
  Мне помогли одеться, используя шнуровку. Либо они не нашли предусмотрительно застегнутых «молний», либо это какая-то проверка. В общем, хорошо, что я не пришила ее намертво, как хотела изначально.
  Далее меня усадили перед тем самым зеркалом, тщательно расчесали спутанные кудряшки, смазали их какой-то субстанцией, отдаленно напоминающей легкий воск, дабы локоны торчали под углом меньше девяноста градусов и прицепили издевательски маленькую заколку на висок. Удержать хотя бы прядку она не в состоянии, зато блестит красиво.
  Уже самостоятельно я одела все свои украшения, оставлять непонятно кому свое единственное оружие я не собиралась.
  – Сейчас вам принесут завтрак, – с поклоном сообщила Маритза.
  То ли по-привычке, то ли специально в это простое движение она вложила максимум своей невинной сексуальности. Молочно-белые груди нехилого размера стукнулись друг о друга в вырезе платья и упруго качнулись на место, когда некромантка выпрямилась. Зависти было на удивление немного, больше сожаления о том, что я не родилась мальчиком.
  – Благодарю, – чуть наклонила голову я. То, что это больше относилось к полустриптизу, чем к мнимой заботе, уточнять не стала.
  Еще раз поклонившись, она вышла, оставив меня в одиночестве. Вот и хорошо, можно будет наконец полюбоваться на здешние виды в спокойствии. Я отодвинула штору и одним глазком выглянула наружу... Так, на всякий случай.
  Нет, это совершенно не сравнимо с нашим миром. Пусть архитектура не слишком отличается, пусть прямо на тротуаре лежит тело, пусть вид загораживает решетка в палец толщиной, но небо... Небо не обманет. Ярко-желтое, лимонного оттенка, а перистыми облаками в далекой вышине... Интересно, отчего так? Больше ветров в верхних слоях атмосферы или пепел красного неба так подсвечивает?
  Ну вот, опять физика мне всю романтику испортила.
  Колени внезапно предательски подогнулись и я рухнула на пол. К счастью, не как мешок с картошкой, а как почти профессиональная гимнастка, спружинив на руки. Самое странное, что на обычный обморок это было мало похожим: сознание оставалось абсолютно ясным, насколько это возможно в моем случае, подвело именно тело.
  Я, не чувствуя никаких ухудшений, попробовала встать. Облом. Словно кто-то отменил мое управление над телом. Однако же руки я успела подставить? Попробуем движение вперед... О, получилось! Правда ползать на карачках в длинной юбке не очень-то удобно, но это лучше чем ничего. Через каких-то полтора метра попытка встать увенчалась успехом, и я смогла облегченно перевести дух. Не так-то просто сдерживать панический ужас внутри, но, поверьте, это очень страшно – не иметь возможности контролировать собственное тело, единственное место, действительно являющееся оплотом твоей власти.
  Украдкой оглянувшись, я стряхнула покрасневшими от жесткого ворса ладонями несуществующую пыль с колен. Просто в знак того, что этот ужас закончился, чтобы успокоить бешено колотящееся сердце. Попала в сказку, блин! Может в меня проклятием каким-нибудь пульнули?
  – Завтрак, – меланхолично произнес азиат, вежливым пинком открывая неплотно прикрытую дверь. Руки же заняты были.
  Хм, помнится, в прошлый раз он стучал.
  – Доброе утро, – лучезарно улыбнулась я. А что? Солнце светит, я еще жива и даже относительно здорова... Ну а то, что собственное тело выкидывает такие фортели... С кем не бывает? Думаю, это будет не более странно, чем перенос в другой мир.
  – Доброе, – чуть улыбнулся он, поставив поднос на столик.
  Я мгновенно выпала из реальности, даже забыв на время о всех неприятностях. Маритза со своими сиськами явно в пролете.
  Мысленно дав себе пощечину, чтобы не заглядывалась на парней совершенно иного биологического вида, я решила ознакомится с утренним меню. Снова облом, на завтрак оказалось то же мясо с овощами, что и на ужин. Я вопрошающе посмотрела на азиата.
  – Ешь, не привередничай, – фыркнул тот. – Боюсь, тебе еще не скоро удастся отведать нечто подобное. На территории Академии мясо можно будет добыть только с помощью охоты на певчих птичек в саду, но поверь на слово, они жутко противные на вкус.
  Улыбнувшись, я покачала головой. Явственно представился Всполох с виноватым выражением лица и прилипшим к уголку губ синим перышком.
  – А ты сам-то откуда мясо берешь? – внезапно озаботилась я. Вдруг объедаю человека, в смысле, ёкай.
  – До крепостной стены два квартала, часовые ночью откровенно дрыхнут, а за городом – лес, где я и охочусь, – пожал плечами азиат. – И да, можешь не волноваться, я никому про тебя не расскажу.
  – Почему? – лениво поинтересовалась я. На самом деле волнению по этому поводу я даже шанса на жизнь не давала, потому что еще неизвестно, в каком случае мои шансы на выживание больше.
  – Это тайна не причинит никому вреда, а значит, и выдавать ее смысла нет, – пожал плечами Всполох. – Если бы ты тогда действительно хотела меня убить, то как бы ты поступила?
  Странный вопрос.
  – Ножом? Сказала бы, а что это за картина у тебя за левым плечом, а потом чик по горлу и все, – какой вопрос, такой и ответ.
  – Покажи, – потребовал он и, заметив мои колебания, добавил: – Ну!
  Пожав плечами я позволила ножу перетечь в более удобное положение лезвием к предплечью и без размаха скользнула рукой перед его горлом. Даже сама не ожидала от себя такой скорости – все-таки нож в таком качестве я не держала очень давно – но ёкай это, наверное, казалось неловким детским ударом погремушкой.
  – Фу, ну и стиль, – поморщился азиат, не делая попытки защититься. – У разбойников научилась, что ли?
  Я скромно потупила глазки, возвращаясь к еде. Получается, что так.
  – Возьми, – в следующий момент, когда я посмотрела на него он протягивал мне две изящные красные палочки для волос. – Только никому не говори, что это от меня.
  – Заколки? Но ты же говорил...
  – Возьми, – с нажимом повторил он. – Если не сильно зализывать, то можно и... Ладно, потом разберешься.
  Словно услышав нечто неведомое мне, Всполох вскочил на ноги, быстро собрал все тарелки и кошачьей походкой утек из комнаты. Я даже глазом моргнуть не успела.
  Секунд через пять и я услышала шаги. Слишком тяжелые и уверенные для ёкай. Не думая, действуя лишь на инстинктах, я подложила палочки себе под сиденье. Надо уважать секреты тех, кто так уважительно относится к твоим.
  – Ты уже поела? – громыхнул знакомый голос.
  – Капитан! – обрадовавшись, я вскочила на ноги, не забыв, впрочем, загородить стул юбкой. – Как вы себя чувствуете?
  – Как огурчик, – на удивление добродушно усмехнулся он. Видимо, ему здесь не только физические, но и душевные раны хорошенько так подлечили. – Готова ехать?
  Что? Уже? Ни фига себе медицина...
  – Не совсем, – чуть улыбнулась я, кивая на стоящие у входа полусапожки. – Остался последний штрих.
  Проследив за моим взглядом, капитан хмыкнул, но вышел за дверь. Негоже мужчине такой интимный процесс наблюдать. Отлично! Взяв со стула палочки, я аккуратно просунула руку под ткань первого подола, со второй попытки нащупав кармашек, засунула туда подарок. Этот самый карман образовался совершенно стихийно, в следствие изумительной кривизны моих рук, слишком узкий для хранения нормальных вещей он, тем не менее, оказался палочкам впору. Иногда халтура обладает большей пользой, чем идеальная вещь.
  Затем я кинулась одевать свою любимую обувь... Надо же, и тут повезло: полусапожки оказались достаточно изношенными, чтобы стерлись все надписи как на подошве, так и внутри нее.
  – Все, – объявила я, выходя за дверь. – Теперь можно хоть куда.
  
  
Сноски:
  1. Хамон (исп. Jamón) – испанский национальный деликатес, сыровяленый свиной окорок.
  
  

Глава 5. Столица.

В столице и собаки лают центральнее.
Станислав Ежи Лец.
  
  Опять дорога, и опять я варюсь в собственном соку своих мыслей. Тем для размышления было предостаточно, но не все из них хотелось обдумывать.
  Больше всего, конечно, расстраивала необходимость придерживаться вегетарианства. Это только кажется, что мелочь, недостойная внимания, на самом деле пища влияет на состояние человека гораздо сильнее какого-то там эфемерного политического строя или же религии. Да и как начинающий медик я была категорически против такого режима питания.
  Эх...
  Повезло ещё, что мне попался такой сознательный служитель огня... И что этот самый огонь оказался ко мне дружелюбен. Объяснили убогой, что к чему в этом мире. Хотя бы в общих чертах. Хотя бы какую-то идею дал. Надо срочно ознакомиться с официальной версией мироустройства.
  Осторожно выглянув за полог я убедилась, что на скромную меня никто внимания не обращает и достала из-под юбок подарок Всполоха. Надо признать подарки мне дарили редко, особенно просто так: родители и друзья предпочитали отдариваться по-праздникам деньгам; парней у меня было немного и они никогда надолго не задерживались... Только братик периодически давал мне милые безделушки сделанные собственноручно, но, подозреваю, что ему просто не хватало места складировать все это у себя.
  Я задумчиво повертела в руках палочки, стараясь рассмотреть их по подробнее в скудном свете, пробивающемся сквозь полог. Длинные, гораздо длиннее, чем я привыкла видеть дома; цвета, которого мы привыкли называть красным... То есть чётко красный, без всяких оттенков и полутонов. Где-то с середины вверх к декоративной части тянулся узор в виде свернувшегося спиралью золотого дракона, причем чем выше, тем рельефнее он становился, заканчиваясь четко вырезанной головой страшного азиатского дракона.
  Странный материал... Легкий, как дерево; с теплоёмкостью металла, а – я тихонечко постучала палочкой по зубам – звучит как камень. И... да, центр тяжести ровно в середине украшения, хотя по логике должен быть ближе к толстому концу.
  Нахмурившись, я начала тщательно ощупывать дракончика. Мне с самого первого мига, когда я увидела такие заколки ещё в моём мире, казалось, что в таких штуках удобно прятать тонкие лезвия. В данном случае, это объяснило бы и длину, и центр тяжести, и даже вопрос азиата про владение оружием. Да, ещё сомнительно, что факт дарения обычных палочек для волос надо держать в секрете.
  Мысль о том, что эта штука какой-нибудь шпион или магический захватчик разума я давила на корню.
  Промучившись полчаса, я решила, что принимаю желаемое за действительное и отложила заколки... Но так как заняться было особо не чем, а вспоминать произошедшее у окна я категорически не желала, подарок ёкай снова оказался в деле.
  На этот раз я решила подойти к делу с другой стороны. Механизм открывания должен находиться в ножнах. Вообще-то логично, посторонние предметы и пустоты в рукояти только ухудшают качество оружия. Проверено веками попыток создать перманентно отравленный клинок... Насколько я знаю, из-за нежелания металлов впитывать жидкости, в Эпоху Возрождения пытались сделать механизм, выпрыскивающий яд при ударе, но ничего путного из этого так и не вышло – аппарат слишком часто срабатывал вхолостую, в резервуар попадала кровь, всё ломалось... Кроме того, эти клинки были чересчур хрупкими, из-за чего возникали постоянные конфузы. По той же причине телескопические мечи так и не получили распространения.
  Знаменитые отравленные стрелы викингов не были обмазаны ядом специально, просто суровые воины не беспокоились о дезинфекции многоразовых стрел, от чего на сочленении наконечника и древка оставалась кровь, а то и кусочки плоти. Гниющая органика – самый надежный яд для того времени.
  Однако, механизма в предполагаемых ножнах я не обнаружила. Просидев ещё полчаса и, кажется, выучив каждую нервность украшений я вернулась к созерцательному размышлению.
  Ладно, попробуем с другой стороны. Да, с третьей. Кто сказал, что у проблемы может быть только две стороны?
  Как это оружие, если оно оружие, должно доставаться по-логике. То есть в каком положении его носят и каким движением его удобнее всего доставать.
  Я торопливо сделала неряшливый клубок на затылке. Слегка переборщила с натяжением, не рассчитала, что кудрявые волосы путаются сильнее прямых, но решила немного потерпеть ради дела. Думаю, в закрытой повозке никто не заметит легкой перемены в разрезе глаз.
  Итак, палочки. Скрещиваются на затылке, так что вариант с выпрыгивающим лезвием можно опустить: сомнительно что хоть одна женщина рискнет причёской ради оружия, не говоря уж о том, что при случайной активации можно ранить плечо, а то и перерезать себе артерию.
  Случайной активации... Значит, должен быть какой-то датчик не-случайности... Магия? Точно! Почему бы механизму не работать по мысленному приказу? Всполох же дарил мне их не просто так, он был уверен, что я смогу воспользоваться ими.
  Если кончено он на самом деле мне кинжалы дарил.
  Задавив на корню весь пессимизм, я потянула вверх палочки, держа их ближе к концу и ярко-ярко представляя себе как нижняя часть украшения остается в прическе, а другая часть оказывается в руках. Медленно обнажается лезвие.
  Я представляла это себе очень красочно, боясь отвлечься на суровую реальность и оставив руки подниматься на автомате. Но вот они выпрямились, а волосы по плечам так и не рассыпались. Я, страшась поверить, приоткрыла один глаз и едва удержала в груди восторженный писк.
  Получилось!
  От избытка положительных эмоций я исполнила урезанную версию танца неуёмной радости, то есть не вскакивая на ноги и обходясь без воплей. Получилось! Не зря же говорят, что если запереть даже самого глупого и легкомысленного человека в одиночной камере с кубиком Рубика, то рано или поздно он будет сложен правильно... Или же раздолбан на кусочки и опять-таки сложен правильно.
  Раньше я любила разнообразные головоломки и компьютерные игры по принципу поиск предметов, но после решения загадки оставалось чувство непонятного разочарования, что игра уже кончилась, а никакой пользы она мне не принесла. А сейчас практически экстаз словила.
  Радость уступила место любопытству и я принялась внимательно разглядывать клинок. Лезвие оказалось очень тонким, не больше семи миллиметров у основания сужающееся к концу. Материал тоже с ходу определить не удалось: металл слишком светлый даже для серебра или платины. Я бы сказала, что это керамика с легким, полупрозрачным налётом серебра, если бы не понимала всей бессмысленности этого сочетания для оружия. Да и – я осторожно попробовала согнуть один из ножей – гибкость явно не керамическая.
  На коленках отползла в правый задний угол повозки и засунула руку в щель между днищем и бортиком, где был заныкан мой первый боевой трофей. Умение выбрасывать воспоминания из головы – очень полезная вещь. Вот так подгадил кому-нибудь, забыл... Потом можно с чистой совестью и честной рожей сочувствовать, а затем, уже дома, сидя в мягком кресле с кружкой теплого какао, предаваться воспоминаниям, не скрывая довольного оскала.
  В общем, моё счастье, что нападавшие не носили униформу с фиксированным количеством вооружения.
  Трофейный кинжал никуда не делся, оно и понятно: щель не сквозная у днища забита чем-то вроде шерсти и мусором, но при этом достаточно узкая, даже моя тонкая – относительно – рука пролазит с большим трудом, что уж говорить о огромных лапищах воинов.
  По сравнению с «драконами» мой новый трофей выглядел как неряшливая поделка детсадовца: неровное, уже в зазубринах лезвие; асимметричный, хотя лучше сказать «кривоватый» эфес; засаленные ремешки на рукояти; облезлые ножны... В общем, фи.
  Нет, я не считаю, что красивому кинжалу обязательно надо иметь кучу «брулиантов» , гравировок и прочей не функциональной фигни. Но это не значит, что можно доводить оружие до такого непотребного состояния, его не мешало бы регулярно чистить и точить. И это относится не только к убийственным железякам.
  Постепенно увеличивая силу я начала надавливать лезвием «дракона» на трофей. Ой-ой. Ёй-ёй. Подарок азиата разрезал металл пусть даже не как масло, но как простую деревяшку уж точно. Удовлетворившись результатом эксперимента, я прекратила мучить ни в чем не повинные железяки. На бандитском кинжале осталась зарубка, не менее трех миллиметров глубиной. Интересно, это у него такое плохое железо или это клинок ёкай такой крутой? Не понятно... В любом случае, разница на лицо.
  Сложив все оружие перед собой, я начала аккуратно выпутывать вторую часть палочек из волос. Мне совершенно не улыбалось остаться в столь юном возрасте без скальпа.
  Ножны внутри оказались заполнены чем-то вроде губки, полностью повторяющей очертания лезвия. Хотя губкой её не совсем правильно называть: несмотря на эластичность, никаких видимых пор у нее не было, а для резины она казалась слишком не плотной. Цвет – тоже красный.
  Вставлять кинжал обратно было не самой лучшей идеей – А вдруг я его потом не смогу достать? – но я не самоубийца пытаться носить настолько острую штуковину скрытно. Так что следующие полчаса я провела в попытках заставить драконов слушаться меня с полумысли. Увы, для извлечения их из ножен все равно приходилось слишком сильно сосредотачиваться, что при реальной опасности могло бы меня убить. В конце-концов, я плюнула на попытки, рассовала кинжалы по местами и отправилась обедать. Как раз время подошло.
  «Интересно, а в этом мире есть драконы?» – лениво размышляла я, жуя безвкусное комковатое месиво. – «Может, это какая-то форма ёкай?.. Жаль спросить некого».
  – Найденыш, – обратился ко мне Лос. – К столице мы подойдем только к вечеру, и никто нас в это время в Дворцовый комплекс не впустит. Придется переночевать в таверне. Хорошо?
  Они предупреждают и спрашивают моё мнение? Это что-то новенькое... Неужели они думают, что я устрою в столице скандал с требованием немедленно отвести мою особу во дворец? Сама понимаю, что вечером все злые, и радушного приёма мне никто не окажет. К тому же моя трусливая, проснувшаяся после произошедшего у окна часть продолжает капать на мозги: воины-то уже практически стали своими, родными, а вот что меня ждет среди аристократии – непонятно.
  – Хорошо, я не против, – кивнула я.
  Надеюсь только, что это будет не какой-нибудь уж совсем гадюшник.
  После обеда я вновь изнывая от скуки взялась за «дракончиков», только на этот раз вспомнив каноны гипнотизма, основным из которых была уверенность. Вот честно, это единственный пункт, на котором я спотыкаюсь постоянно. Да, я могу на короткое время подавить это чувство, но постепенно оно возвращается назойливым свербением под сердцем. Можно игнорировать это ощущение, но избавиться от него совсем – никак.
  К счастью, для дачи абсолютно уверенного приказа кинжалу хватает и секунды, так что всего через полчасика ножны будто сами собой соскальзывали с лезвий.
  Далее я пыталась вспомнить навыки владения кинжалом, стараясь не слишком трясти повозку. Прямо скажем, получалось не очень, годы упражнений с лентой и булавами затмили жизненно необходимые знания, но я упорно старалась. Все равно больше заняться нечем.
  Уже ближе к закату ко мне в повозку постучали. Фигею от их вежливости... Чем, они думали, я тут занимаюсь?
  – Да? – высунулась наружу я, не забыв спрятать компрометирующие вещи.
  – Одень, пожалуйста, – Лос протянул мне аккуратно сложенный сверток из черной ткани. – Спросят стражники, открой лицо и смерь их холодным взором, как ты умеешь. В остальных случаях, лучше капюшон не снимай, ладно?
  Когда это я его успела «смерить холодным взором», э?
  – Аристократки чаще всего ходят в окружении собственной охраны, на которую мы никак не тянем, – видя моё недоумение поспешил ответить Лос. Жаль, конечно, что вопрос был не тот. – А в таком виде вполне сойдешь за горожанку или купеческую дочь, которая тайком к другу идет.
  Сначала меня это «друг» немного удивило, но потом я вспомнила, что и в средневековой Испании любовников называли так же. Не то что в наш развращенный век, когда даже слово «любить» начисто стерто из лексикона[4].
  Выпрыгнув из повозки, я принялась закутываться в обновку. Плащ был из темного плотного материала, без рукавов и прочих сложностей, просто глубокий капюшон и ниспадающая почти до самого пола материя. Крепиться на плечах не пряжкой, как я привыкла видеть в фильмах, а вшитым в основу шнурком. Милая вещица.
  Только одно не удобно – капюшон сильно загораживает угол обзора, и мне виден лишь небольшой кусочек земли впереди. Блин, а я-то уж губу раскатала.
  – Молодец, – облегченно вздохнул Лос. – Можешь залезать обратно в повозку.
  Нервный он, что-то, в последнее время стал.
  Как, однако, варьируется качество дороги... Повозку трясти вообще перестало, только едва заметное покачивание говорило о том, что движение все ещё продолжается. Мы подъезжаем к столице. Так как вылезать меня никто не просил, я сочла за лучшее сидеть на месте, готовая, впрочем, в любой момент выскочить наружу.
  Слышимый на грани сознания гвалт начал постепенно нарастать таким образом, что стало возможным различить отдельные голоса. К сожалению, никакой информативной нагрузки они не несли.
  – Цены на пшено в этом году опять взлетели до небес, – по-старчески скрипучий, но бодрый эмоционально голос.
  – Зато яблоками хоть заешься, – более молодой и более недовольный голос.
  – Ах ты, гаденыш! А ну вернись! – разъярённый женский. Средних лет.
  Обиженное ржание коней... Крики незнакомых птиц.
  Неужели все эти люди стремятся попасть в столицу на закате? Не проще ли это сделать на рассвете, чтобы расторговаться – и домой, не оставаясь на ночёвку?
  Но нет, пищание птиц удалялось от нас слишком быстро. Такое может быть, если они стоят, а мы бежим почти галопом, что с повозкой и в такой толпе было малость неблагоразумно... Или же мы просто едем в разных направлениях.
  Наконец, повозка мягко остановилась.
  – Предъявите документы, – это прозвучало так знакомо, что я аж умилилась. Родные российские сериалы про бандюков. Ностальгия...
  – Что в повозке? – громкий, требовательный голос. Явно командир, но не слишком высокого звания... Это только прапорщики кричат, а генералы всегда говорят мягко и вкрадчиво.
  Негромкий ответ Лоса. Слов услышать не получается. Приоткрывается полог, и ко мне заглядывает откормленная голова в шлеме, щурясь от перемены в освещении.
  – Эй, ты, – сказал стражник, разглядев, наконец, меня. – Снимай капюшон!
  Трагично-медленно, чтобы этот гад немного помучился в неудобном сгорбленном положении, я откинула на плечи капюшон и певуче, с милой улыбкой спросила:
  – Какие-то проблемы?
  Бедный стражник на какое-то мгновение выпал из реальности. Да, я умею очаровывать, но обычно моему влиянию подвергаются преподаватели. Со сверстниками можно разобраться несколько более простыми методами.
  – Н-нет, госпожа, все в порядке, – оправился стражник. И уже высунувшись наружу, прокричал: – Все в порядке!
  Фух, пронесло. Вот тебе и паспортный контроль, вот тебе и «документы» ...
  Ехать в пределах города было куда как интереснее. Во всех смыслах. Во первых, повозка все время косила на правый бок. Во-вторых, количество и качество поворотов навевало на мысли о лабиринте Крита. Но только я втянулась в игру «Угадай, об какой бортик меня в следующий раз стукнет» , как мы оказались на месте.
  Капюшон существенно закрывал обзор, и все что я видела пока меня вели в комнату – это пятки сапог Лоса впереди; деревянный, но грязный до черна пол и ступени; плюс несколько незнакомых сапог. Зато буквально кожей чувствовала на себе десяток любопытных взглядов. А, может, глюки? Бывает у меня такое, когда я не могу контролировать обстановку самостоятельно, постоянно кажется, что вот-вот какая-нибудь бяка случиться. Может, на меня никто и не смотрит, может у них тут такие закапюшоненные личности – самое обычное дело?.. Что-то сомнительно, что меня хотя бы в этот раз в приличное место привезли.
  Удостоившись пожелания Лоса: «Сиди здесь, скоро тебе ужин принесут» , я скинула капюшон и придирчиво оглядела выделенные мне апартаменты. Ничего себе так, миленько... Небогато, но опрятно. Напоминает комнату какого-нибудь бюргера из иллюстраций в детских книжках немецких авторов. А уж чистые простыни вселяют надежду на отсутствие паразитов, которыми так часто пугают в фэнтезийной литературе.
  На крепкой дубовой двери даже оказался запор, который я не замедлила задвинуть. Не знаю, насколько быстро такую дверь могут выломать, но мне так спокойней. Самую чуточку.
  Не раздеваясь я рухнула в кровать. Завтра, уже завтра я достигну конечной точки нашего маршрута. То, что меня хотели отправить именно туда – сомнению не подлежало, не зря же Арагорн мне форму носа переделывать. Другое дело, что ему от меня надо... Слишком мало информации для анализа.
  Однако лежать, пусть даже и на ровной, не трясущейся поверхности мне быстро надоело и я пошла любоваться видами в окно. Точнее, попыталась. Ровно за два шага до него меня застопорило и не пожелало отпускать. Словно какой-то психологический барьер, страх на уровне подсознания не давал подойти мне к нему. Окнофобия, ага. Это уже даже смешно становиться. Опытным путем удалось выяснить, что зона непроходимости расширялась от окна и захватывала всю противоположную стену, включая дверь.
  Блестяще, теперь мне от сюда ещё и не выйти... Если только на руках вынесут.
  Запихав дикий, иррациональный страх куда подальше – «Мамочки, кто-то контролирует моё тело!» – я попыталась с помощью аутотренинга и прочего самообмана включая банальное закрытие глаз пройти запретную зону, но ничего. Облом. После победы над загадкой кинжалов это оказалось вдвойне обидным, так что я даже позволила себе пару минут поваляться на кровати – благо она оказалась вне зоны поражения – и пореветь горючими слезами. К сожалению, долгое время оставлять истерическую часть меня без внимания чревато жуткими последствиями, вплоть до полной потери самоконтроля.
  Тук-хрум. Тук. Хрясь!!!
  Дверь на первой космической влетела в комнату и с оглушительным грохотом врезалась в стену. В комнату ввалился мужик, судя по координации движений – в стельку пьяный. Его взгляд пару раз рассеянно прошелся по комнате и, наконец, остановился на мне.
  – Ик! Ой, извините, я эта тут... Дверью ошибся, – громко произнес мужик, но не успела я обрадоваться удачному исходу дела, как он продолжил: – А ты чего тут одна сидишь?.. Скучаешь? Ик! Может тебя развлечет настоящий мужчина, э?
  Он сделал недвусмысленный шаг ко мне, удивительно точным для пьяного движением захлопывая дверь. Вырванный с мясом запор обиженно повис на одном гвоздике. Ну и силища! Такого быка явно одним браслетиком не задушишь.
  – Простите, но меня ваша компания не интересует, – попыталась было я решить дело с миром.
  – Гы! Благородная, что ль? – заржал он. – Лови шанс, принцесска, когда тебе ещё удастся попробовать настоящего мужчину!
  Где-то я уже слышала подобное выражение... О! Точно! Меня тогда на дискотеке друзья напоили какой-то дрянью, и я сбежала прямо посреди веселья, когда поймала себя на размышлении о том, как бы скинуть танцовщицу с её насеста и показать всем этим клушам как надо зажигать... Кхм... В общем, сбежала от греха подальше, иду по тихой тёмной улочке, никого не трогаю, внимательно слежу за танцем стен. И вдруг – р-раз! – оказываюсь прижатой к одной из них каким-то пыхтящим существом, которое тоже что-то баяло про «настоящего мужика».
  А я, в общем-то, была не прочь, еще как не прочь! Сама достаточно ловко – Какие только навыки на всплывут с перепоя! – прижала к стене и начала раздевать мужичка. Получалось не очень, насильник почему-то сопротивлялся, а по прошествии пары минут вообще рванулся как будто увидел золотое руно. А я, кошка пьяная, сбросив туфли на высоких каблуках, кинулась за ним. Как оказалось, зря... Мужик обрел надежду на спасение, увидев в отраженный в оконном стекле свет патрульной машины.
  В общем, смешной и лихой истории не получилось: мало того, что мне штраф влепили за аморальное поведение в общественном месте, так еще и туфельки мои кто-то упёр, пока я с полицией разбиралась. Хорошо хоть родители в то время были в командировке, не видели моего позора. Нотаций мне и от брата хватило.
  А главное, мужичок-то оказался таким плюгавеньким, было бы за что штраф платить. Тьфу!
  В этом случае такой трюк не пройдет. Хотя...
  Я выпрямилась сидя на коленях на кровати, одной рукой начала медленно соблазнительно задирать юбку. Так я и думала, мужик остановился, ожидая стриптиза. Щаз-з-з, будет тебе стриптиз, размечтался... Все так же медленно и вроде как неопасно достала пару «дракончиков» – надо будет потом не забыть сделать для них более удобный карман – и буквально за мгновение перетекла на пол, задумчиво разглядывая пьяницу. Вот и выпал шанс узнать, что там у местных внутри.
  Все мои мысли, как всегда, ясно и чётко отобразились на лице. Мужик сглотнул и сделал шаг назад, всего один шаг, но и это серьёзная моральная победа. Хм, а не так уж он и пьян, раз умудрился сохранить чувство самосохранения... С тихим стуком на пол упали ножны «драконов» . Плавной походкой я подошла к мужику, оказавшемуся на самом деле не таким уж и высоким. Тот уже беспрестанно отступал не отрывая взгляда от моего лица, пока не уперся спиной в дверь. Я была так близко, что буквально кожей чувствовала его страх.
  – Скажи-ка мне, мой милый, на кого ты работаешь? – певуче спросила я.
  – Не ешьте меня, госпожа вампир, я невкусный! – вместо ответа скороговоркой проговорил мужичок.
  Из груди невольно вырвался смешок. Меня приняли за вампира! Без костюма и макияжа! Даже без соответствующего монструозного настроя! Мне гордиться или обижаться?
  – Не буду, – пообещала я, поднимая кинжалы на уровень его лица. – Но я перережу тебе глотку, если ты будешь плохо себя вести, мальчик мой... Понятно?
  Он мелко-мелко закивал, боясь сделать неосторожное движение. Страх настоящий, глубокий, заставляющий неметь колени и язык, сковал его тело. Они здесь так бояться вампиров, даже иллюзии их... Вот это правильное отношение, нам бы так.
  – Кто тебя послал? – спросила я, спускаясь взглядом от глаз к сонной артерии. – М-м-м, мальчик мой?
  Мужик, уже давно растерявший весь свой апломб, сглотнул и сказал:
  – Там... Внизу... Воин с дорогим мечом за спиной... Дал денег...
  В следующее мгновение мое тело буквально прыгнуло в сторону, в положение упор-лежа. Не раздумывая ни секунды, я уже самостоятельно откатилась в сторону и вскочила на ноги. Да так и замерла...
  На двери безвольно висел пришпиленный за шею как куренок ещё совсем недавно живой мужчина. Арбалетный болт торчал у него ровнехонько между третьим и четвертым шейными позвонками, намертво пригвоздив тело к двери, но крови было совсем немного – широкое кожаное «оперение» болта работает как клапан.
  Ой, мамочки-и-и... Это же меня хотели подстрелить! И если бы, если бы не эта странная окнофобия, меня бы подстрелили ещё раньше! У-и-и-и!!!
  Хлоп!
  Зарождающаяся истерика была прервана внушительной такой пощечиной. Я провела языком по зубам, проверяя, все ли на месте. Вот так вот, сама истерю, сама и превышаю на себе же меры допустимого успокоительного. Ладно, в моей комнате труп неизвестного мужчины... Не так уж все и плохо. Сама-то я жива.
  Поднявшись на ноги я первым делом подобрала «драконов» и проверила «мертвую зону» . Но нет, на этот раз я могла спокойно перемещаться по всей комнате и даже выглянуть в окно, посмотреть на низкие крыши соседних домов. Видимо, снайпер уже смотался... Что же делать?.. Что же делать?! У этого человека наверняка есть родственники, друзья, хозяева... Ну или хотя бы собутыльники, которые будут очень недовольны фактом его смерти. И фиг докажешь, что не убивала. Я труп.
  Еще одна пощечина, десять секунд дыхательных упражнений и я вновь спокойна. Истерить до полного разложения тела мне никто не даст, так что надо действовать. Быстро обшарив труп, я обнаружила кучу мелкого оружия и, самое главное, два кошеля, в одном из которых было на удивление много крупных синеватых монет. Логично предположив, что крупные синие имеют большую значимость нежели мелкие коричневые, я забрала большой кошель себе. Косвенно, эти деньги и так принадлежат мне... И вообще, денег звон меня успокаивает гораздо больше, чем всякие треннинги.
  Накинув капюшон на голову, я с пыхтением открыла дверь. К счастью, она оказалась достаточно добротной, чтобы выдержать на себе вес взрослого мужчины и не сломаться от пинка, что был до этого. Ноги немного мешались только, да и жидкости с трупа натекло немало... Если вы понимаете, о чём я. Юбку пришлось держать приподнятой.
  В коридоре никого не было. Облом... Придется идти к Лосу самой. Что-то мне не хочется оставлять труп, мало ли кто его найти может. Или он сам куда-нибудь уйдёт, ищи его потом по всему городу... Я ещё не забыла о наличии в этом мире некромагов...
  Господи! Некромаги! Они же могут поднять этого бедолагу, и он с радостью расскажет, что его убила кровожадная вампирша, указывая на меня! Ой-ой-ой!
  Я втянулась обратно за дверь и звякнула для успокоения монетками. Все. Хватит истерики устраивать, зрителей же пока нет. Как раз в этот момент в коридоре прозвучали шаги. Везёт – не везёт?
  Везёт. По коридору шла служанка, несущая в руках стопку белья.
  – Не могли бы вы предать Лосу, что я срочно жду его у себя? – обратилась я к ней.
  Служанка повернулась и на её лице мелькнуло такое презрительно-брезгливое выражение, что я аж испугалась, что она откажется. Но нет.
  – Конечно, госпожа, – отозвалась она, сделав реверанс.
  – Спасибо, – поблагодарила я и вернула все части моего бренного тела в комнату.
  Теперь остаётся только ждать и надеяться, что профессионализм служанки не зависит от её личного отношения к постояльцам. Ненавижу ждать.
  Я нервно ходила из угла в угол комнаты, стараясь, впрочем, особо не шуметь. Можно было бы, конечно, заблокировать к чёрту всю нервозность, но на разблокировку тратится гораздо больше времени, а мне, в скором времени, придется играть шокированную маленькую девочку... Кстати, о девочке, надо бы кинжалы с деньгами спрятать получше, а то мало ли. Я говорила, что обожаю пышные юбки? Попробовала бы я что-нибудь столь же объёмное спрятать в джинсах... М-да, не будем о грустном.
  Через пять минут моего метания в дверь постучали.
  – Кто там? – певуче, а, главное, спокойно спросила я.
  – Я, – крайне информативно отозвался Лос. – Почему ты звала меня?
  – А ты зайди и узнаешь, – порекомендовала я с нервным смешком.
  Дверь с трудом открылась. Лос, просунув голову в проём оглядел помеху.
  – А... Кхм, – закашлялся он. – Давно это тут висит?
  – Примерно семь с половиной минут, – ответила я. Единственная толковая вещь, которую мне подарили занятия медитациями и гипнозом, это умение общаться со своими биологическими часами. То есть наручные мне не нужны от слова совсем.
  – Кхм, – снова кашлянул воин, деловито протискиваясь в комнату. – А как он вообще тут оказался?
  Нейтрально-вежливых тон меня немного успокоил, стало легче удерживать неуместные порывы вроде восхищенного любования мертвечиной или же размышлений о бренности жизни. Здесь не место. Сейчас не время.
  – Вломился ко мне какой-то пьяный мужик с непристойными предложениями. Только я хотела встать и выставить его за дверь, как в его горле оказывается такое вот украшение, – пояснила я, с интересом наблюдая как труп снимают с двери.
  – И ты так спокойно об этом говоришь? – удивился воин.
  Блин. Спалилась.
  – Стараюсь, – проговорила я. Голос чуть дрогнул, я обхватила себя за плечи, словно защищаясь от холода. Как ни странно, это его успокоило.
  – Подожди, я сейчас остальных приведу, – сказал Лос, положив труп на пол за дверью. Арбалетный болт, что примечательно, по-прежнему плотно закрывал рану.
  Я села на кровать как пай-девочка и приготовилась смотреть интереснейшее представление, которое не замедлило состояться. Прибежала чуть ли не вся команда, труп несколько раз пнули, началось обсуждение методов избавления от тела так, чтобы не засекла стража – «В тюрьму садиться я не собираюсь!» – и хозяин гостиницы – «Дорого дерёт за такой форс-мажор, подлюга!». Спустя десять минут очень интересного обсуждения кто-то заметил нашивки у трупа на плече, кто-то другой опознал их и побежал за командиром того отряда, которому принадлежало тело – «Его работник тут лежит, вот пусть он и избавляется!». Странная логика.
  Однако командир, явившийся в слегка пьяном виде, ушёл в несознанку и нести ответственность за подчинённого не пожелал. Орал, что мы убили его человека, и что мы ему ещё доплатить должны за порчу ценного имущества, грозился стражей. Наш командир не менее громко обзывал собеседника нехорошими словами, которые звучали подозрительно знакомо... Все-таки не зря я прошла экспресс-курс русского мата.
  – Да у нас арбалетчиков отродясь не водилось! – кричал наш размахивая руками. Как ни странно, вся эта шумиха ещё не привлекла толпу зевак во главе с хозяином. Либо боялись, либо кто-то додумался поставить щит от прослушивания.
  – Недоказуемо! – с апломбом заявлял не-наш. – У вас есть лучник-универсал, а от арбалета вы могли уже сейчас избавиться. Двадцать небесных у ни камешком меньше!
  – Сдурел?! Скажи спасибо, что мы сами с тебя денег не требуем! Твой человек вломился в комнату к нашей подопечной, – взмах рукой в мою сторону. – Смотри, даже замок сломал, – взмах в сторону дважды покалеченной двери.
  – А откуда мне знать, что это не вы потом сломали, для подстраховки? – разорялся чужой командир. – Или может они с вашей подопечной так увлеклись в коридоре, что даже не заметили как сломали дверь?
  – Да ты! – дернулся один воин из наших. Его, конечно, остановили, но мне было безумно приятно. Хотя вообще-то странно, с чего я заслужила подобную честь?
  – Ага, этот ваш герой-любовник аж описался от страсти, – ехидно проговорил наш капитан, указывая на лужу под дверью. Повреждения позвоночника, знаете ли, плохо влияют на посмертный облик.
  – Кто же его знает, – похабно заржал не-наш. – Может ваша девка настолько страшна? Двадцать небесных или я вызываю стражу!
  – Пять, не больше! – начал торговаться наш. – Или мы сами пойдем в стражу! Уверен, разумники будут на нашей стороне!
  Я с сочувствием посмотрела на труп. Вот был человек, со своими мечтами и надеждами... Не слишком умный, конечно, в кошеле было около полусотни голубых монеток, в два с половиной раза больше, чем максимальная стоимость его жизни. Кто же за работу без подвоха такую сумму отдаст? Но все же... Он заслуживает хотя бы толики уважения, а не споров о его цене. Молитву прочитали бы над ним, что ли, перед тем как ругаться. И ладно бы наши, но собственный капитан!
  Его надо проучить.
  – Командир, – негромко произнесла я вставая, когда оба спорщика на мгновение остановились, переводя дыхание. – Можно вас на два слова?
  Капитаны переглянулись, мол, о котором это она?
  – Да-да, именно вас, – кивнула я не-нашему.
  – Что, натурой отплатить хочешь? – оскалился он. – Ну пошли.
  Это он серьёзно или просто смутить меня хочет?
  В коридоре было тихо и пустынно как в Контре в одиночку. Отлично, никто не помешает нам поговорить.
  – Капитан, – начала я, аккуратно кладя капюшон на плечи. – Боюсь, вы не понимаете всей серьёзности ситуации.
  Мужик явственно сбледнул. Да чего это они все? Клыки у меня отрасли, что ли?
  – Ко мне в комнату вламывается притворяющийся пьяным организм, а когда я ему ласково, даже не поранив, пригрозила кинжальчиком, он успел признаться что его кто-то послал. К сожалению, узнать кто не представлялось возможным, потому что именно в этот момент в меня выстрелили. Я уклонилась, а вот вашему человеку повезло меньше. Скажите честно, вы его ко мне не посылали?
  – Нет, – сплюнул прямо на пол командир. – Мы пока без заданий сидим.
  – А знаете, я вам верю... Только сомнительно, что стражу будет интересовать мнение юной девицы... А вы выглядит все это крайне скверно для вас... Или вы хотите сказать, что это не ваш человек и вы совсем за него не отвечаете, не знаете что он делает и чем зарабатывает на жизнь? Стража будет рада забрать сама тело.
  – А что благородная вообще забыла в этом гадюшнике? – сменил тему капитан.
  – Вы уверены, что хотите это знать? А ведь я могу и рассказать, не сомневайтесь... – не меняя вкрадчивости тона произнесла я. – Но стража сейчас будет очень даже к месту.
  – Ладно. Чего ты хочешь?
  – Во-первых, забота о трупе на тебе. Во-вторых, пятнадцать небесных мне, в качестве моральной компенсации.
  – С ума сошла?! У меня нет таких денег! – вскричал командир.
  Не верю.
  – Вы не поняли. Я не торгуюсь. Я огласила цену вашей ошибке. Может в следующий раз вы будете внимательнее смотреть, какие дела проворачивают ваши люди в свободное время.
  Помолчали.
  Я терпеливо, с безмятежным выражением лица ждала ответа. Единственно возможно правильного. Если, конечно, оправдан мой расчет на то, что покушения на аристократа здесь карается гораздо больше убийства простолюдина. Так же я ставила на призрачную возможность нежелания простого народа вмешиваться в большую политику... В любом случае, от этой попытки я ничего не теряю.
  С командира чужого отряда постепенно слезла вся эта крикливая шелуха, стал виден оскал опытного волка. Возможно, приди он к нам таким с самого начала, я не рискнула бы влезать со своим бесконечно ценным мнением... Хотя кто меня знает, может и влезла бы... Однако отступать сейчас было бы просто кощунством.
  – Ладно, – наконец проскрипел зубами нечто вразумительное он. – Держи. Сейчас мы придем с ребятами, заберём его.
  «Держи» было не совсем точным словом, на самом деле мне пришлось ловить этот треклятый кошель. На ощупь там были не только синенькие монетки, но их было явно больше пятнадцати.
  – Я рада, что вы приняли правильное решение, – сказала я уже в спину командира.
  Зайдя в собственную комнату я наткнулась на десяток взглядов разной степени заинтересованности. Это было бы неловко, если бы не было так приятно. Все-таки надо было мне идти в актрисы.
  – Я все уладила, – спокойно произнесла я, передавая кошелёк нашему капитану. Все равно у меня ещё есть.
  Кто-то присвистнул, капитан спросил:
  – Как тебе это удалось?
  – Пригрозила стражей и разборками с оскорблённой аристократией, – безмятежно ответила я, но, заметив его беспокойство, добавила: – Ничего конкретного я ему не сказала, так что с вашим основным заработком все будет в порядке. Он обещал прийти со своими ребятами, унести тело... Присмотрите за ним, на всякий случай?
  – Конечно, – буркнул наш капитан. Потом оглянулся на остальных и со вздохом протянул мне кошель обратно. – Возьми. Твой труп, твоё и вознаграждение.
  Что-то мне не понравилось про «мой труп».
  – А... – я позволила растерянности выйти наружу. – Может быть мне кто-нибудь объяснит денежную систему? Надо бы за покорёженную дверь заплатить, снять другой номер было бы неплохо, а то тут как-то неуютно...
  Все как-то сразу расслабились, а некоторые даже заулыбались... Я, что, действительно в серьёзном виде выгляжу страшно?
  Лос с капитаном переглянулись и, одновременно придя к какому-то выводу, кивнули.
  – Пойдём вниз, я все тебе расскажу.
  Оказывается, в этом мире монеты абсолютно интернациональны, так что биржи валют тут нет. Самая маленькая по значению – земная, в простонародье её ещё называют камушком. На один камешек можно купить разве что одно яблоко, да и то вряд ли... Сто камушков – один лесной, самая ходовая монета. Комната в этом «гадюшнике» стоит пятьдесят четыре зеленых монетки. Двести лесных – один небесный, на него можно купить неплохой меч. И, наконец, пятьсот небесных – один солнечный, равный по стоимости целой деревне. Разумеется, Лос этой монетки даже никогда не видел.
  Так же монеты одного цвета могли быть разными по значению: один, пять, десять, двадцать, пятьдесят единиц соответственно.
  На вопрос «Почему небесные монеты голубого цвета» я вразумительного ответа не получила, только предположение, что, возможно, когда-то давно эти монеты были морскими, а желтые – небесными, но Высшие по какой-то причини изменили их стоимость, а названия остались.
  В кошельке, как не странно, оказалось ровно пятнадцать небесных, которые я тут же почти полностью потратила. Дверь, новая комната, штраф за труп, плюс особый заказ по еде... Не так уж много, но и не так уж и мало, зато теперь владелец этого заведения на меня чуть ли не молится, а повариха позволила присутствовать при выполнении этого «заказа» .
  Честно говоря, сидеть в теплой, аппетитно пахнущей кухне оказалось гораздо приятнее, чем ловить на себе любопытные взгляды в общем зале. А уж когда мне выдали целую гору пирожков с вареньем и мёдом, так вообще рай на земле... Ну или где мы там находимся.
  Хорошо хоть вспомнила, что в сладком много энергии, а то так бы и подыхала на их низкокалорийной диете... Конечно, бандитский притон – не кондитерская, но зато здесь обо всём можно договориться. А когда в процессе еды у меня стали слишком сильно дрожать руки, я попросила отнести сладости ко мне в комнату. По пути сама ревностно наблюдала, чтобы служанка ничего не стащила, от чего она гордо фыркала.
  Оставшись в новой комнате одна, я заперла дверь и, на всякий случай, подперла его стулом. Потом забралась на кровать и тихо заплакала. До меня начало доходить в какой кошмар я попала.
  
  
Сноски:
  1. В современном испанском языке почти не используется слово «любить», «amar» вместо него применяется «хотеть», «querer».
  
  

Глава 6. Поступление.

  Ты не расстраивайся, у тебя в жизни будет пара-тройка друзей, которые тебя не предадут. Их предашь ты.
Джеймс Гудвин.
  
  На следующее утро меня, сову-аритмика, которая даже в универ ходила перед сном, хотя была на дневном, разбудили с рассветом. Точнее, подняли как зомби, одели, расчесали, сунули в зубы пирожок и повели как сомнамбулу к дворцу. Очнулась я только на площади, от невнятного шевеления у пояса. Автоматически хлопнула ладонью по подозрительной штуке и, судя по звуку, в кого-то попала, но обернувшись, никого не заметила. Никого, кто бы походил на воришку, потому что народу на площади было – не протолкнутся.
  Так, в вообще, что здесь происходит-то?
  Я сменила взгляд из режима «уныло опущенный» на «WTF?!» и чуть не ослепла. Солнечный свет, льющийся сплошным потоком с жёлтого неба отражался весёлым фейерверком от многочисленных блестяшек на костюмах окружающих меня людей. А их было много, очень много. Вся площадь, размером примерно с половину футбольного поля, оказалась полностью забита людьми. Хотелось применить к этому случаю слово «толкучка», но это было не совсем верно: пышные, на кринолине наряды дам не позволяют толкаться в прямом смысле. Однако, блястели – если я правильна уловила смысловую вариацию этого слова – представители обоих полов.
  – Почему столько народа? – спросила я, пихнув в бок Лоса.
  Тот удивлённо обернулся.
  – В Дворцовом Комплексе, кроме, собственно Дворца и Академии находятся все столичные административные здания, храмы и, самое главное, сад при нём. Он давно уже превратился из обители красоты и гармонии природы в смотрины зажиточных крестьянских девушек. Каждый мечтает выдать свою дочь замуж за аристократа или, хотя бы, сделать её его фавориткой.
  Вечная история.
  – А почему даже мужики разукрашенные, – уточнила я.
  – Ну как? – не понял причины моего удивления Лос. – Не идти же во Дворец в разорванных штанах!
  А-а-а... Поняла. Это когда мне брат запрещал ходить в кофте с открытой спиной в суд. Себя показать и на других посмотреть, вроде это так называется. Меня такие вопросы интересовали только в рамках общей истерии, и строго до тех пор, пока это не мешало остальным моим увлечениям. Например, носить шпильки на постоянной основе я так и не научилась.
  Внимательно посмотрев на спутника, я убедилась, что он от этого правила отступать тоже не собирается: кожаный доспех сменился курткой с металлическими заклёпками, которые сверкали на солнце не хуже камней; невнятные серые штаны – явно прилично сшитыми чёрными бриджами, заправленными в одоспешенные сапоги. Кажется, они называются ноговицы... Даже представить себе не могу – точнее, незнание плотности металла мешает вычислениям – сколько такой костюмчик может весить, однако блистал он не хуже, чем остальные.
  Я, в своём зелёном платьишке почти без украшений, на мгновение сама себе показалась неряшливой сироткой из провинции... Потом вспомнила, что не камни красят человека, а человек камни, сказала себе «Я – самая красивая» и расправила плечи. В конце-концов мой дюжий аристократизм не спрячет никакое платье, как и бриллианты не смогут скрыть прыщей носителя.
  – И почему стоим? – образовался вопрос.
  – Это очередь... – многозначительно проговорил Лос.
  Оглянувшись назад, я тоже проникалась этим словом. Очередь. Разномастная, сверкающая и дли-и-инная. Посмотрев вперед, я убедилась, что меня не зря разбудили ни свет ни заря – ворота находятся относительно близко от нашей локализации. Кстати, о них надо рассказать подробнее. Представьте живую изгородь из лиственных пород. В двадцать метров высотой. В них, кажущийся почти небольшими ворота – всего в семь-десять метров. Арка, разделяющая ворота и стену оказалась из зеленоватого кирпича – то ли из-за освещения так кажется, то ли глина такая – и по форме больше всего напоминала исполинскую конфету-червяка с квадратным основанием перекрученная вокруг своей оси, которую какой-то гигантский шутник воткнул концами в землю.
  Судя по отсутствию толкущихся вплотную к изгороди людей, это был вовсе не безобидный кустик... Да и странно если бы из безобидного сделали городскую стену. Сами ворота были ни разу не грозные, а выглядели так, словно их стащили из райского сада. Тонкие, ажурные, со всякими цветочками зверюшками из металла со вставками из камня. Залезть по ним вверх, пусть даже и на такую высоту, не было никакой сложности, но...
  Сверху шумели те же кусты.
  С торжественной музыкой в воротах распахнулась калитка и народ, на удивление спокойно и организованно начал проходить в них. Присмотревшись, я поняла, что они бы и рады рвануть со всей скоростью, ступая по головам соседей, но вокруг с пугающей частотой показывались стражники. И, кажется, там у ворот было что-то вроде пропускного пункта.
  Хм... А у меня даже документов нет... Хотя Лос, наверное, знает, что делает.
  Пока мы с черепашьей скоростью продвигались к цели, я разглядывала окружающих. Что первым бросилось в глаза, это полное отсутствие косметики в области глаз, при ярких румянах («Свекольных», – почему-то подумалось мне) и ядовито-розовых губах. Вторым – абсолютная блондинистость окружающих. Даже как-то странно на мой взгляд. Я, со своими средне-русыми волосами, в Испании считалась блондинкой, а тут все златовласые и кудрявые. Золото, конечно, разных оттенков: белое, красное, жёлтое, зелёное; и кудри разных диаметров: от едва заметной крупной волны, до почти африканской пуделистости... пуделивастости... Чёрт, по-русски это сказать не получается. Но вы меня, надеюсь, поняли.
  Далее моё эстетическое восприятие, вполне логично, зацепилось за женские наряды. Слава Харухи, они были классического диснеевского покроя «принцесса», с юбкой до пят и без всяких изощрений, которых я начиталась в процессе выбора костюма для ролёвки. Ни каких тебе С-образных силуэтов или, проще говоря, подушек на пузе, с которыми девушки могли выносить ребёнка незамеченными; никаких накладок на бёдра или задницу; и даже кринолин вполне скромен размерами. Во всяком случае, его диаметр метрами не измеряется. Зато цветовые комбинации – просто вырви глаз.
  Украшения забавные, без серёжек, диадем, зато с килограммовыми колье... Такими большими, что почти полностью прикрывали самую интересную часть. Сиськи на камешки – не честный обмен, на мой взгляд. Ещё были шляпки, маленькие с живыми цветами и, даже иногда попадалось, бабочками. Многочисленная вышивка была исключительно геометрических орнаментов. То ли изображение животных тут запрещено религией, как в исламе, то ли это просто не в моде.
  А самое страшное – запах. Приторные цветочные и фруктовые ароматы постоянно сменяли друг друга, повинуясь малейшему движению ветерка, не давая приспособиться.
  Я спокойна, я спокойна, мне совершенно не хочется никого стукнуть. Ну вот совсем. От слова вообще.
  Между тем, ворота приближались довольно-таки быстро, относительно общего количества людей. Ну хоть работают хорошо, а то я уже успела испугаться, вспомнив ужастики о Советских очередях. Как-то так получилось, что вокруг меня оказались в основном девицы, а воинственные молодые люди кучковались чуть левее.
  Сзади почувствовалось подозрительное шевеление масс.
  – Что лапы раскинула? Лишние они тебе? – послышалось злобное. – Вырядились как петухи на бойню и думают, что всё можно! Пропусти, курица напыщенная!
  Я обернулась посмотреть на это чудо – трамвайную хамку иного мира. Мрачная девица в тёмно-тёмно зелёном платье без украшений активно расталкивала народ локтями, явно намереваясь пройти без очереди. И, что самое странное, люди ворчали, но пропускали нахалку. Ситуацию немного прояснил злобный шепот: «Ведьма!»
  Без разговоров я пропустила её вперед. Локоны из красного золота рассерженно торчащие в разные стороны, едва не задели меня по носу. По законам жанра, я должна была сейчас вступить с ней в словесную перепалку, обязательно победив и нажив себе первого врага. Но...
  Я могу. Действительно. Заболтать до полусмерти, доказать, что всё зло происходит от... Ну, к примеру, от неудобных сапог. Но зачем? Девушка явно уже расстроена чем-то, зачем ей ещё мозги компостировать? Для собственного удовольствия? Да ладно, то же мне удовольствие нашли... Вот победить саму себя в шахматы – это да, это круто, а издевательство над заведомо более слабым противником, если в качестве критерия принять стабильность душевного состояния, – это недостойно. Чтобы восстановить справедливость? Так она и без меня восторжествует, судьба или карма об этом позаботятся.
  Какой-то стражник, видно молодой, хотел было заступить ей дорогу, но я его удержала за плечо.
  – Не надо, – попросила я тихо. – Я сама её пропустила, пусть идёт.
  На меня в удивлении обернулся не только стражник с Лосом, но и девица. Впервые в жизни я не стала заострять внимания на мелких деталях, а просто уставилась в глаза. Их цвета я, хоть убей, не запомнила, только жаркое пламя магии исходящее из них.
  – Не надо, – повторила я, не в силах отвести взгляда.
  Она презрительно усмехнулась и последовала дальше. Ну-ну.
  – Пусть, – проговорила я, убедившись, что девушка уже достаточно отошла. – Не видите разве, бедная девочка очень устала. Не будем ей мешать добираться до тёплой постельки.
  Девица обернулась и впилась в меня острым взглядом. Упс. Кажется, я ненароком нажила себе врага... И кто бы мог подумать, что в такой толпе, при таком шуме, на расстоянии уже трёх человек от нас, она сможет услышать мой тихий голос. В двойне обидно, что девчонка оказалась худенькой и маленького роста: такие и есть самые злобные, мстительные и ничего не забывающие твари. Такая малявка, если вступит на тропу войны, то никакие правила её не остановят, никакие авторитеты и прикормки... До тех пор, пока не отвесишь ей хорошего пинка под зад. Да и то не факт.
  Самые злобные собаки – это таксы и чихуахуа.
  В ответ я посмотрела твердо и спокойно, с абсолютной уверенностью в своих силах, которую сама едва ощущала. «Ты сама подставилась», – молча сказала я. – «На правду не обижаются».
  Глаза девицы сузились: «Сейчас я спешу, но попробуй только попасться мне в другое время!» Я слегка качнула головой: «Иди уж, торопыга».
  Резко развернувшись, она пошла пробиваться дальше. На краю сознания мелькнула мысль, что надо бы сделать лицо попроще, а то шибко мудрые – априори считающие себя выше всех – вызывают только непреодолимое желание настучать в бубен.
  И да, надо будет ещё проконсультироваться насчёт проклятий, а то мало ли...
  Я отпустила стражника, которого до этого всё ещё удерживала за плечо. Надо признать, изящная женская ручка на металлических бляшках смотрелась очень даже ничего... Только интересно, как он в настолько раскалённых на солнце железяках не запах курочкой-гриль.
  А очередь, тем временем, всё сокращалась.
  На меня вновь снизошла меланхолия. Именно снизошла и именно меланхолия. Редко моему психованному организму надоедает почивать меня разнообразными эмоциями, а сейчас... Ленивое желание поубивать всех этих раскрашенных уродов и не менее ленивое – содрать с соседки платье и... Забрать его себе. Вообще, считай, спокойствие.
  Мы прошли в калитку – что-то мне сомнительно, что такая махина ворот может открыться полностью – и попали в длинный коридор, ограниченный той же живой изгородью. Одурительно пахло нагретой на солнце травой, в воздухе носилось птичье щебетание... Даже не верится, что мы в городе. Тень, влажная и прохладная принесла немалое облегчение страдающему от жары организму.
  И тут и там шастали люди в форменных доспехах, одним своим видом отбивая желание творить глупости. У нормальных людей. Мне же жуть как захотелось сотворить что-нибудь эдакое, чтобы стереть с их лиц эту напыщенную серьёзность. Но я удержалась. Не время для шуток.
  Следующий поворот живого коридора виднелся метрах в тридцати. У стен по ряду столов, расположенных в шахматном порядке по отношению друг к другу так, что между ними остаётся достаточно широки коридор. Когда стол освобождался, над ним зажигался матовым светом шарик, размером с два мячика для тенниса. Все пятнадцать столов непрерывно работали. Не удивительно, что очередь двигается так шустро.
  – Д-добрый день, – слегка запинаясь, поздоровался Лос. Его волнение было вполне понятным, полулегальному перевозчику страшновато было обращаться к властям, но жадность была сильнее.
  Капитан с нами не пошёл, ибо сам в своё время прилично засветился на контрабанде. Сейчас стоит на той стороне площади, костяшки от нетерпения кусает и строит грандиозные планы насчёт растраты выкупа.
  – По какому вопросу? – замучено произнес клерк, не поднимая головы. Ну вот, день ещё только начался, а он уже изработался так, что прямо не могу...
  Маленький, сгорбленный, в каком-то смешном тёмно-зелёном камзоле. С нагло блестящей розовой плешью в обрамлении то ли седых, то ли просто очень светлых сальных кудряшек. За его профессионализм говорило то, что несмотря на писание пером и чернилами из баночки, руки у него были абсолютно чистые. Я бы с такими инструментами изгваздалась вплоть до ушей.
  Кроме двухуровневого стола и тяжёлого, но даже на вид удобного кресла, в качестве предмета обстановки рабочего места клерка можно назвать двух дюжих, но совершенно индифферентных охранника. Между прочим, это очень сложно стоять вот так, без единого движения, слова или развлечения, большинство моих однокурсников не выдержали бы и десяти минут такого стояния, не говоря уж о том, что даже чисто физическая нагрузка для них будет непереносима. Опасные противники... Не знаю как насчёт ума или владения мечом, но упорства и выносливости им не занимать.
  – Проверка на королевскую кровь, – чуть более уверенно произнес Лос.
  – Прошу проверяемого подать руку, – меланхолично, явно заученно сказал клерк. – Ответственная персона, предъявите документы.
  Заметив у себя перед носом изящную ручку – двадцать с лишним евро за маникюр оказались потрачены не зря, хватило только тщательного омовения рук, чтобы он вновь засиял как новенький – служивый немного приободрился и поднял на меня глаза полные обожания. Мне показалось, немного наигранного – издержки восприятия, я вижу фальшь даже там, где её в принципе нет и быть не могло – но тем не менее я выпустила наружу смущение. Даренному коню в зубы не смотрят, кажется так? Мне ничего не стоит с ним сейчас пофлиртовать, точнее просто не отшивать его с ходу, а свой человек в бухгалтерии по-любому лишним не будет.
  Нежно поставив мне на тыльную сторону руки мерцающую печать, он незаметно для стороннего наблюдателя вложил мне в ладонь какую-то бумажку.
  – К шестому телепорту, пожалуйста, – сказал он, делая чересчур серьёзное и ответственное лицо.
  Ну-ну.
  – Благодарю, – чуть поклонился Лос. Надо же, манеры откуда-то вылезли...
  Зелёный коридор вывел нас к полянке, больше всего напоминающей гигантские часы безумного импрессиониста. Двенадцать столбов из переплетённых струек света стояли по кругу на равном расстоянии друг от друга. Искрясь и сверкая, они создавали непередаваемое ощущение прекрасного. Чуда. И сразу же, не давая опомнится, ударом под дых от суровой реальности взгляд натыкается на облезлые таблички похожие на круглые дорожные знаки из моего родного мира. Вторым ударом стало осознание того, что цифры на них – римские. Вот это я попала... Сложновато мне будет перестроится на такую несовершенную систему исчисления, но, может, не всё ещё потеряно, а таблички – просто дань традиции? Очень надеюсь, даже не смотря на отсутствие в этом мире эквивалента арабским странам.
  – Нам сюда, – сказал Лос, указывая на второй слева телепорт. Шаг, и он исчез в зеленоватом свете, словно так и должно быть. Хорошо хоть предупредить соизволил.
  Глубоко вздохнув и поборов стойкое желание зажмурится я шагнула вслед за ним, загоняя поглубже страх слишком хорошо знакомого с физикой человека. Они же все прекрасно ходят туда-сюда, никто ничего не боится, значит и мне нечего трястись. Если, конечно, моя иномирность не повлияет на работу портала.
  Этот бесконечно медленный и такой же быстрый шаг наконец закончился и я оказалась в совершенно другом месте. Ни вспышек, ни боли, ни белой мути не было, словно сквозь голограмму прошла. С одной стороны выступило облегчение, что меня не размазало тонким слоем по всех площади дворцового комплекса, с другой – разочарование... Как-то всё буднично. Могли бы и фанфар для первой телепортации не пожалеть.
  Отойдя от светящегося столба – мало ли кому ещё приспичит из него выйти – я соизволила-таки вынырнуть из своих мыслей и посмотреть обстановку. Полутёмная комната, освещённая только слабыми и, по-видимому, магическими светильниками на стенах, гобелены в неярких тонах, два даже на вид тяжелых диванчика, тройка кресел стоящие кругом и стол с закусками, который уже облюбовал Лос.
  – Давай, не стесняйся, – махнул он рукой, подзывая меня. – Угощение здесь бесплатное.
  – Нет, спасибо, – с лёгким отвращением произнесла я, глядя на успевшего вымазаться по уши воина. Остальные четверо присутствующих от него не отставали.
  Парень с... Ну, наверное он считал её надменной, миной, вымазался не меньше Лоса, но аккуратно размазывал это всё по лицу кружевным платочком. При этом он корчил такую рожу, словно ел не деликатес, а лайм без текилы. Рядом, не отставая, поглощала пищу маленькая сухонькая женщина со стервозной причёской. Не знаю, как это объяснить... Вроде те же самые распущенные локоны, но уложенные в таком последовательном беспорядке, что сразу становилось понятно – на такой эффект потрачено явно не один час. Судя по похожей манере двигаться, она приходилась близкой родственницей паренька... Или, во всяком случае, проводила с ним не мало времени.
  Надменная девица, которая не преминула окинуть меня презрительным взглядом... Тощая, высокая, в декольте вместо груди чётко прорисованные рёбра. И несмотря на худобу, сразу становилось понятно, что она сама по себе женщина крупная, толстокостная. Одно её запястье, на вид одна кожа да кости, было толще моего достаточно мускулистого плеча.
  Ужас-то какой.
  Весёлая толстушка, хотя и ела быстрее всех, умудрилась совершенно не запачкаться. Сразу видно – опытная. Туго затянутый корсет на ней едва ли не лопался, выпуская над собой большую жировую складку, но бюст шестого размера вызывал одно лишь восхищение... Красивая девушка... Красивая той особой, редкой красотой, которая присуща настоящим жёнам, матерям, хранительницам домашнего очага и стервозно-нежное платье ей совсем не шло, словно на корову корсет одели.
  Последним, на кого упал мой взгляд, оказался купец... То есть чем он на самом деле занимается, я не знаю, но выглядел он в самом деле как карикатурный купец – маленький, пузатый, розовощёкий.
  Я присела на диванчик, разворачивая записку. На ней, твёрдым, хорошо отработанным почерком было написано: «Приходи в таверну «Золотой Орёл», утешу». Ну и ну! Старичок-то, оказывается, совсем не промах! То есть, не то что бы он казался совсем старым, но уже явно вышедшим из возраста, когда можно ухлёстывать за незамужними девицами. Да и синтаксис предложения указывает на его уверенность в том, что я провалю тест.
  – Первый раз тут? – дружелюбно спросила толстушка, подходя ко мне с подносом.
  – Да, – произнесла я, одаривая её легкой улыбкой. Мне не жалко.
  – А я в четвёртый, – доверительно сообщила она, присаживаясь рядом. Диван сразу же неудобно прогнулся. – Папа всё ещё не теряет надежды, что коэфициент королевской крови в нас всё же повысится, – кивок в сторону «купца». – Скушай хотя бы немного, это тоже часть проверки.
  С трудом оторвав взгляд от белоснежных полукружий – всегда мечтала потолстеть, но с моим-то нервным образом жизни это кажется невозможным – и посмотрела на протянутое мне нечто, внешне похожее на обычный рогалик.
  – А что, проверку можно много раз проходить? – выразила я удивление, приняв угощение. – Но какой в этом смысл?
  – Королевская кровь – абсолютная доминанта и может проявиться с возрастом, – заученно сообщила толстушка. Кричать, что такое невозможно я не стала... Мало ли, может она вовсе и не генетику имела в виду. – Кроме того, всех кандидатов и их сопровождающих угощают бесплатно прямо с королевского стола. Жалко только, на проверку можно приходить лишь раз в году.
  Тихо подивившись местным порядкам я начала аккуратно выковыривать языком крем из рогалика. Надеюсь, я пройду проверку с первого раза, не представляю где бы ещё меня относительно бесплатно научили бы выживать.
  – У меня бабушка была одной из королевский, – продолжала толстушка. – Не самая сильная правда, но, говорят, через поколение оно вернее будет. А у тебя кто?
  – Не знаю, – честно призналась я. – Сирота я, подкидышь.
  – А-а-а... – протянула она. – Сочувствую. Не легко тебе, должно быть.
  – Не жалуюсь, – пожатие плечами. – Со мной хорошо обращаются.
  Лос бросил на меня тревожный взгляд.
  – Повезло, – с завистью произнесла толстушка. – Некоторые и родных не любят.
  – Раз на раз не приходится, – снова пожала я плечами, после чего съела «экзоскелет» рогалика. Какой-то особой вкусности я в угощении не почувствовала, честно говоря, он показался мне совершенно безвкусным.
  Что касается родных-неродных детей... В Испании сейчас кризис рождаемости, все такие умные, гуляют до тридцати и только потом обзаводятся семьями. Всё было бы ничего, если бы они при этом сразу рожали. Так нет, надо подождать ещё десять лет, построить дом, обеспечить ребёнку достойную финансовую поддержку, и ещё немного погулять... Беременные первенцем в тридцать семь-пятьдесят лет – это не исключение, а правило. Разумеется, получается со всевозможными осложнениями, если вообще получается. Если нет – вам всегда поможет медицина с искусственным оплодотворением, из-за чего рождается немереное количество близнецов. А ещё есть люди, сражающиеся за чистоту своей нации (каталонцы и галисийцы особо выражено), но так как сам народ малочисленный и все всем в какой-то степени родня проявляются генетические мутации. Испания – рекордсмен Европы по количеству граждан с трисомией по двадцать первой хромосоме (с синдромом дауна, проще говоря) и прочими «милыми» заболеваниями. Только недавно в школах стали проповедовать, что нация – это не гены, а язык и культура. Что негр выучивший каталонский – тоже каталонец. Усыновляют детей из других стан, в основном из Китая, лечат самых безнадёжных. И любят. Очень-очень любят.
  Помню своё удивление, когда узнала о русских детдомах... Нет, конечно в Испании существуют подобные организации, от форс мажора никто не застрахован. Мало ли, автомобильная авария, папа убил маму в порыве гнева (что отнюдь не редкость), девка-дура беременность вовремя не заметила, или родителям-эмигрантам срочно понадобилось вернуться на родину. Однако дети там надолго не задерживаются, год, максиму два. Но прожить всё детство, всю юность без родителей – это нонсенс. Тогда я очень порадовалась своей удаче.
  А потом раскопала информацию из моей медицинской карты и порадовалась ещё больше. Не свободе, а тому, что вообще жива.
  – Кажется, больше никто на проверку не рвётся, – раздался за спиной голос. – Прошу всех сюда.
  Оказалось, что за одним из гобеленов пряталась дверь. Как мило... А сколько здесь окошек для подглядывания?
  Жующие быстро проглотили еду и вытерли руки об одежду. Даже парочка с кружевными платочками от волнения последовала общему примеру. М-да, испытания на манеры они явно провалили... Если это было оно.
  Такая же тёмная комната, только единственным предметом меблировки оказалась арка, уменьшенная копия той, что держит главные ворота.
  – Елена, ты первая. Посмотрим, насколько ты изменилась за последний год, – проговорил дядечка, мерцая магическим пламенем в глазах. Не скажу было ли оно сильнее, чем у рыжей ведьмочки, но то, что обузданнее – точно.
  Толстушка, подобрав пышные юбки, прошла сквозь арку.
  Пиу!
  По краю арки, с низу вверх начали загораться красные огонёчки, но, достигнув высоты середины бедра, с громким звуком погасли.
  – Ого! – воскликнул волшебник. – Теперь уровень «Ди».. Приходи лет через десять, может и до «А» дорастёшь.
  – Тогда, дядюшка Виктор, мне и в Академию поступать не надо будет, – рассмеялась толстушка. – Я уже детишек своих приводить буду.
  – А и приводи, – улыбнулся маг. Было видно, что девушка ему нравится. – Ванесса, ты следующая.
  Тощая кобыла с надменным видом прошла под аркой. Огонёчки достигли едва ли колена.
  – Увы, но до сих пор «Е», – развёл руками дядечка. – Следующий.
  Кобыла поджала губы, но ничего не сказал, только смерила взглядом злорадно хихикнувшего парня. Тот прошёл под аркой с победным видом петуха на выданье. Огоньки вспыхнули примерно до пояса.
  – О, почти «Цэ», – обрадовался маг. – Приходи через пару лет, как раз наберётся....
  Парня, казалось, пыльным мешком по голове стукнули. Зато старая стерва не растерялась.
  – Как это «Цэ»? Как это «Цэ»? – завопила она дурным голосом. – У моего мальчика должно быть «А», не меньше! Я всегда хорошо выбирала с кем спать! У вас аппаратура неправильная, проверьте ещё раз.
  – Мадам... – попробовал вставить слово маг.
  – А! Я знаю, что здесь происходит! – упёрла дамочка руки в бока. – Это заговор, да? Вы специально понизили чувствительность арки, чтобы в Академию никто не поступил! Зажрались на тёплом местечке и не хотите конкуренции! М! М-м-м!!!
  Волшебник, с начала как-то ещё пытающийся успокоить дамочку цивилизованно, в конце речи посмотрел как на таракана и щёлкнул пальцами, от чего у неё склеились губы.
  – Арка находится в режиме максимальной чувствительности, пройди тут кто-нибудь из наследников, её бы уже зашкалило, – тихо и вкрадчиво проговорил «дядюшка Виктор», опасно сверкая магией в глазах. – А если у вас есть жалобы лично ко мне, то вы можете подать жалобу в канцелярию Академии. Мастер вод Виктор Риерол-ери, всегда к вашим услугам. Кроме того, ваш тщательный выбор не может помочь, коли сами вы рожей не вышли.
  – Не смейте оскорблять мою мать! – отмер парень.
  – Молчи, щенок, чумазым слова не давали, – резко повернулся к нему маг. Фраза, как удар кнутом. Весьма умела игра голосом, это я вам как специалист говорю. – Следующий.
  Я, спокойно подобрав юбки – иначе в арку они не пролезут – повторила путь моих предшественников. Мгновение леденящего потока от пяток до кончиков волос и...
  Пиу!!!
  Красная вспышка над головой.
  Претенденты со своими родителями выразили разной степени удивление, Лос гордо улыбнулся, а вот маг нахмурился.
  – Ну-ка, пройди ещё раз, – приказал он, немного помахав руками перед аркой.
  Пожав плечами, я прошла в обратном направлении. На этот раз звук был не таким истерично-громким, скорее мягко-утвердительным, а вот свет по-прежнему горел где-то над головой.
  – Вот так должна гореть арка у класса «А», – наставительно сказал Виктор в сторону стервозной парочки. – Пойдёмте.
  А вот это уже нам.
  Переглянувшись, мы с магом последовали в следующее помещение, больше всего напоминающее кабинет начальника средней руки. Что примечательно, здесь было окно.
  – Кто твои родители, деточка, – спросил маг, после того как захлопнулась дверь.
  – Я не знаю, – безмятежно отвечала я глядя ему в глаза. – Я не знаю даже собственного имени.
  – Хм... – протянул волшебник, а затем повернулся к Лосу. – Где вы её нашли?
  – В Берёзовом Лесу, ваша милость, – наклонил голову воин.
  – А, тропа для контрабандистов! – обрадовался маг. – Совсем обнаглели, выскочки.... Небось ещё и на награду рассчитывали?
  Лос понуро кивнул, не делая, впрочем, попыток сбежать. Хотя от мага хрен сбежишь.
  – Давай так, – дружелюбно произнес мастер вод. – Я закрываю глаза на ваши пригрешения, а вы больше не суётесь в Корель.
  – Нет, – твёрдо сказала я, сама не ожидая от себя такого. Словно кто-то под руку подтолкнул. Но, раз уж начала, надо настаивать на своём, а то как-то уж совсем глупо получается. – Вы отдадите ему награду.
  – Контрабандисту? – насмешливо спросил маг, поворачиваясь ко мне.
  – А вот это ещё доказать надо, – усмехнулась я. – Может они там, наоборот, были что-то вроде стражников-добровольцев? Может они там следили за контрабандисту и кому-нибудь докладывали о них? Откуда вам знать?
  Он приблизился вплотную, нагло нарушая моё личное пространство.
  – Да ну? И чего же он раньше об этом не сказал? – мягко проговорил волшебник. Колдовские глаза заставили плясать от восторга большую часть меня, но где-то на дне оставалась мрачная, упорная решимость, поддерживаемая моим весьма кривым чувством собственного достоинства.
  – Оу, он просто стесняется. Ну это же так невероятно, – протянула я, делая крохотный шажок вперёд. – Как и то, что маг Виктор решил забрать награду себе...
  – Думаю, это будет весьма подозрительно, если я выпишу премию самому себе, не считаешь? – насмешливо.
  – Нет, если деньги будут выданы подставному лицу, – возразила я, приближаясь ещё больше.
  – И правда «А», – внезапно очень по-доброму улыбнулся Виктор. – За нового наследника не жалко отдать эти копейки контрабандисту, тем более, что после этого он станет самым верным слугой закона.
  Я моргнула, отгоняя наваждение. Так это была проверка? Вот гад! Но возмущаться не буду, сама виновата, что попалась.
  – Что, так заметно? – устало спросила я.
  – Угу, – сочувственно покивал он, подходя к столу. – Властность и завышенное чувство справедливости, плюс желание драться до последнего за тех, кого считаешь своими. Весьма характерные черты вашего класса. Не бойся, не обману. Связываться с вашей мстительной натурой таких денег я не буду.
  Да что он может знать о моей мстительности... Из-за чересчур быстро сменяющихся эмоций долго хранить обиду я не могу, но мстить всё же приходилось. Гады, которым один раз пакость сошла с рук, наглели и вновь начинали делать нехорошие вещи. Так что да, я мстила, но не преследуя личной выгоды, а чисто в воспитательных целях. Где-то у меня на компе до сих пор валяется список жертв с описанием «преступления» и соразмерного наказания к ним.
  У-у-у... Как ржал брат обнаружив его!
  Тем временем маг что-то написал на бумажке и передал её Лосу.
  – Всё в порядке? – спросил Виктор, с явным удовольствиям глядя на ошарашенную физиономию воина.
  – Д-да, – ответил тот.
  – Тогда можете идти, – с какой-то странной улыбочкой разрешил маг.
  Мой первый... М-м-м... Друг в этом мире спешно поклонился и почти бегом кинулся вон из комнаты, пока не передумали его награждать. Грусть и радость за него удалось вовремя подавить.
  – Хорошо, – волшебник, потирая руки, повернулся к полкам, достал от туда тяжеленную книгу, раскрыл на середине и положил на стол. – Теперь давай узнаем, заколдовали ли тебя феи или кто-нибудь ещё. Прочитай это вслух.
  Хм, значит он не считает, что я могу просто притворяться. Наверное, «А» не свойственно развлекаться таким образом.
  Подойдя поближе я уставилась на текст. Выглядит как каталонский... То-то я удивлялась, что второму – нет, скорее даже первому – моему родному языку не нашлось эквивалента в этом мире. Как оказалось – нашлось, только вот какому именно? И не сожгут ли меня на костре, если прочту?.. Тьфу, блин! Не стал бы Арагорн делать привязку к какому-нибудь опасному или запрещенному языку, я ему живая нужна. Наверное.
  И всё-таки я прочла. В слух, с выражением, и... Наслаждением. Голос отдыхал, произнося привычно гласные с усредненными парами о-у, а-э, а не о-а, и-е с не твёрдыми и не мягкими согласными. И «эр», двойное «эр», как мне тебя не хватало! А уж мягкой «жэ» обрадовалась как родной.
  – Ясно, хватит, – остановил меня маг примерно на середине страницы. – Теперь переведи.
  – Из синевы морской, опасной глади вечного прибоя вышли зеленовласые и пошли по земле сухой и бесплодной ярким дождём. И расцвела земля благодатная, побежали звери по лесу, залетали птицы в радужной выси...
  – Достаточно, – снова остановил Виктор, не дав перевести и четверти. – Ты явно побывала под воздействием фей.
  – Почему? – не уловила я логики.
  – Сознание нельзя просто так изменить, не оставив следов изменяющего, пусть даже это и высшие духи природы, – с улыбкой начал объяснять маг, возвращая книгу на место. – Это их язык, они на нём думали, когда переделывали тебя и именно на нём находится вся информация в твоей голове. Все остальные языки – вторичны, на них сложнее говорить. Заметила?
  Я кивнул с показной задумчивостью. Хорошо вышло, даже не надо объяснять почему я с акцентом говорю на языке собственного государства. Главное, не сболтнуть чего-нибудь на хелидесе... Хотя, возможно, здешние и не поймут что на нём я тоже говорю прекрасно.
  Так, стоп. Это получается, у меня в башке рыться не будут, что ли?
  – И всё? – спросила я. – Вы уже выяснили, что меня заколдовали феи и больше не будет никаких проверок? Не будете выяснять, на самом деле потеряла я память или просто притворяюсь?
  – Это очевидно по задаваемым вопросам, – легко улыбнулся маг, от чего он мгновенно стал казаться молодым и привлекательным, хотя ни возраст, ни черты лица мне так разглядеть и не удалось. – Среди природников редко встречаются менталисты, а те что есть не смогут пробить врождённую защиту наследников. Твоя кровь говорит сама за себя, и шпионкой вампиров ты не можешь быть по определению – выпускать такое лакомство из страны ради сомнительной чести копаться в нижнем белье Вериде они не будут. Наследников совершенно невозможно подчинить, так что если ты замышляешь какую-нибудь пакость, у нас всегда остаётся хороший шанс тебя переубедить. Да и придираться к мерам безопасности даже себе во вред можете только вы.
  Последнее предложение было сказано почти с нежностью.
  – Но проверок тебе, конечно, не избежать, – усмехнулся маг, доставая из стола толстую папку с бумагами. – Можешь начинать прямо сейчас.
  И протянул это чудище мне, кивком указывая на чернильницу с пером.
  Блин.
  – Да, конечно, – согласилась я, принимая бумаги. – Только объясните поподробнее про классы, пожалуйста. Я только поняла, что «А» – это очень круто.
  – Обычная буквенная система нивелирования, – пожал плечами Виктор, что-то ища в выдвижных ящиках шкафа. – Если это по количеству королевской крови, то «А» – это наследники; «Бэ» – высшая аристократия, то есть министры и наместники; «Цэ» – администраторы среднего звена, наставники и монахи. Каждый из них должен обучаться в Академии, чтобы получить свои привилегии. У класса «Дэ» дети могут родиться с яркими признаками королевской крови; В «Е» кровь короля почти не проявляется несмотря на наличие, наследование кажется ещё более невероятными. И, наконец, «Фэ», не имеющие никаких родственных связей с королём.
  Примерно так же классифицируется магия: «А» – абсолютное единение, как у фей, хелидо и демонов; «Бэ» – мастера, целители, высшие вампиры, некоторые ёкай... В общем те, кто может творить не прибегая к внешним командам, только лишь мыслью, но уже не желанием. «Цэ» используют жесты, слова, ритуалы, как большинство магов всех направлений; «Дэ» могут колдовать только используя специальные амулеты с готовыми заклинаниями, плюс им доступны околомагические дисциплины – йога, алхимия, гипноз... «Е» после после обучения тоже смогут активировать амулеты и артефакты, но сами уже ничего не сделают. «Фэ», встречающиеся крайне редко, вообще не могут самостоятельно контактировать ни с каким видом силы.
  – Вы учитель? – спросила я под конец.
  – Да, преподаю историю и магию воды, – поднял брови он. – Так заметно?
  – Есть немного, – созналась я. – А наследники имеют право на престол или это просто такое красивое название?
  – Право? – как-то усмехнулся он. – Обязанность. Каждые шесть лет из наследников выбирается лучший, дабы принять венец правителя.
  Оп-па... Нет, в целом система неплохая, при условии отсутствия усиления конфликта вплоть до военной конфронтации. Быстрая ротация кадров, жестки отбор, но...
  – Сколько претендентов? – с замиранием сердца спросила я.
  – Тридцать шесть... Ну теперь тридцать семь.
  – И они уже все сговорились?
  Умные личности запертые в рамках одного закона, как уж не сговориться-то?
  – И вы хотите впихнуть меня в их стаю, чтобы я их немного расшевелила, – убито заключила я. На трон-то меня точно не посадят.
  – Да, а что? – не понял Виктор моего состояния.
  – А можно всем сказать, что у меня «Бэ»? – жалобно попросила я. – Нет, не поймите меня неправильно, я не отказываюсь и даже принимаю необходимость сего действа, но... Дайте мне хотя бы годик, а? Вспомнить, какие города находятся севернее столицы и кто был главным двадцать лет назад... А то меня сейчас сожрут – я и вякнуть не успею. Зато потом можно сказать, что этот коэффициент увеличился, и я стала наследницей.
  – Не думаю, что это хорошая идея, – покачал головой маг. – «Бэ» гораздо беспринципнее своих старших товарищей и если кто и сожрёт тебя, так это они.
  – Ну... Я всё-таки «А», – скромно улыбнулась я. Мне известно как бороться с такими личностями, а вот что делать с людьми, не уступающими мне в уме и сволочизме – понятия не имею.
  – Хорошо, я подумаю над этим, – кивнул он. – А ты пока заполни анкету.
  Заполнить, так заполнить. Без стеснения уселась в его кресло и придвинула ближе чернильницу. Не на колене же мне писать такими инструментами? Больше в помещении подходящих для этого поверхностей не было.
  С одной стороны я была рада, что меня вот так вот ровно приняли, но закостенелая паранойя напоминает, что главные вопросы так и не были заданы: Откуда взялся неучтённый наследник и как он попал к феям? Или они сами придали простолюдину такие свойства? А может, это какой-то пропавший мистер Х вернулся? В любом случае, ответить на эти вопросы я не могу, и Виктор это прекрасно понимает. Так что держать на до деточку – меня то есть – под присмотром, да чтоб не слишком нервничала, а то ведь и бед сотворить немало может.
  Так, ладно, что у нас там с анкетой? Ну... Больше это похоже на предварительный экзамен по всем предметам. Отвечала я максимально честно, мало ли какие знания феи могли у меня оставить, а тратить время на изучение того, что сама и так знаю, вместо чего-то нового, хотя необязательно полезного – это не благоразумно. Нет, конечно можно было бы и похалявничать, но, боюсь, у меня не будет пары десятков лет, чтобы неторопливо вникнуть в здешнее делопроизводство.
  Первым русский язык. Точнее вериденсийский. С этим, вроде бы, никаких проблем, мне часто говорили, что я пишу на нём лучше, чем многие носители этого языка. Английский... То есть мёртвый. I hate it, но всё же знаю немного. Годы старательного впихивания в меня этого предмета не прошли даром.
  Французский или вампирский. Неплохо знаю, хотя учила всего два года да и то спустя рукава. Родственный язык всё же... Но грамматика хромает, факт. Греческий. Чему равен, неизвестно. Тужилась над ним, словно ёжика рожала, однако что-то написала в двух упражнениях. Когда-то давно алфавит учила, а дальше опять-таки по похожести.
  Язык демонов пропустила, потому что из целых трёх иероглифов, что я знаю, два были ругательствами, а третий – предлогом. Каталонский проскочил на ура, оставив чувство разочарования: какие-то задания детские. Испанский, он же хелидес, написала, но сознательно допуская ошибки в словах. Вы представить себе не можете как меня коробило.
  Немецкий. Опять неизвестно кому принадлежащий язык... Однозначно знаю его лучше греческого, но лексикон на уровне Рамштайна. Плюс спряжения глаголов похожи на каталонские.
  Фух, кажется с языками покончено.
  Математика. К счастью, цифры в итоге оказались арабскими. Решала задачи очень внимательно, ибо они были очень простые. Только я могу решить систему уравнений с четырьмя переменными, правильно сделав все самые сложные операции и допустив ошибку в последнем сложении.
  Экономика. Никогда не учила, но понадеюсь на логику.
  Теорию магии внимательно прочитала и даже ответила на несколько задач, в которых магия выступала в роли одной из знакомых мне видов энергии. Querida física[5]. А вот задания по магии разума сознательно пропустила, хотя знала некоторые ответы. Во-первых, никакой уверенности не было, а во-вторых, хотелось бы избежать всяких ненужных обвинений.
  С алхимией вышел полный швах... Ни одно задание решению традиционными способами не поддавалось, хотя с химией я всегда была на «ты». Обидно. Долбанная магия! К целительству по этой же причине прикасаться не стала. Да, кое-что я бы написать, но насколько это соответствует их науке – неизвестно.
  Мировая литература, вместе с другими искусствами оказались в пролёте. Зато по истории – о, чудо! – смогла ответить на один вопрос. Астрономия – жирный крест. Над этикой долго думала и выковыривала из головы наиболее «правильные» ответы на каверзные вопросы. Религию провалила с треском, не найдя даже одного знакомого имени. Как и вообще не подозревала о наличие в этом мире религии. Риторику заполнила не задумываясь, а вот этикет не стала трогать.
  На карте материка примерно, даже не выделяя границ отметила названия известных мне стран. Причём на месте двух вампирских государств написала «Вампирландии» ибо у меня совершенно вылетело из головы их истинные наименования. Достаточно уверенно нашла Корель, с некоторой заминкой – который мы недавно проезжали и недавно узнанный Берёзовый Лес. По рассказам Всполоха я могла бы более-менее точно отметить поселения страны ёкай, но не стала. На всякий случай.
  Дипломатия проскользнула почти незаметно, вместе со стратегией и тактикой, которыми меня так долго пичкали псевдоисторические романы. Оружие и доспехи тоже опознала почти все благодаря им. Спасибо, мальчики, теперь я вам прощаю громоздкие описания железяк на пару страниц.
  Музыка вызвала у меня лишь недоумение, а домашнее делопроизводство (по сути, уход за замком и управление слугами) решила только благодаря логике.
  В качестве рисунка на свободную тему нарисовала виденную по дороге птичку среди веток, как всегда математически верно, но совершенно безэмоционально, и... Всё. Кончилась анкета. Обидно, я ведь только-только во вкус вошла. Конечно, половина заданий оказалась пропущена по тем или иным причинам, но всё же... Я ожидала большего.
  Впечатления от работы с пером оказались, как всегда, неоднозначными. Мне понравился звук и лёгкое ощущение вибрации, с которыми перо скользит по бумаге, тёплая мягкость на запястье, небольшая щекотка при неосторожных движениях. Но оно было слишком тонким – неудобно держать, хрупким – крепко не сожмёшь, и мне до смерти надоело постоянно макать его в чернильницу. Впрочем, на первый взгляд я измазалась меньше ожидаемого, да и клякс всего парочку поставила.
  – Готово, – произнесла я, откидываясь в кресле.
  Маг, всё это время неотрывно глядевший на меня, встрепенулся.
  – Хорошо, а сейчас надо подать заявку на создание идентификационного амулета. Фамилия, уж не обессудь, будет как у всех потомков фей, Фейери, а вот имя можешь выбрать себе сама.
  – Заря, – незамедлительно ответила я, освобождая стол. Волшебнику он сейчас нужнее. – А как быть с датой рождения?
  – Указывается день, который ты помнишь первым и предполагаемый возраст на тот момент. Так когда ты появилась на свет?
  – Девять дней назад, – точно я была не уверена, но днём больше, днём меньше – невелика разница.
  – Семнадцатый день второго урагана[6] сухого сезона, 516 года правления династии Ери, – пробубнил он, заполняя бумажку. – В скобках семнадцать. Родословной нет, семьи нет, образования нет. Готово. Распишись тут.
  Наклонившись, я аккуратно написала «Заря Фей» самым неудобочитаемым почерком. Да, у меня их несколько.
  – Теперь прошу в портал, там тебя ждёт не дождётся медицинский осмотр.
  Уже без страха войдя в зелёный столб, что возник из ниоткуда прямо в комнате, я попала в типичный кабинет врача. А там только меня и ждали – вокруг засуетились шустрые девки в салатовых одеяниях. Меня раздели – я даже пикнуть не успела – измерили со всех сторон, осмотрели глаза, рот, волосы; светили какими-то непонятными приборчиками, от чего меня бросало то в жар, то в холод; заставляли выполнять дурацкие команды, вроде поднятия конечностей.
  При этом руководящая процессом дама в очках успевала читать развёрнутую лекцию по личной гигиене: что, чем, когда и как чистить и что будет если «не». Она так же без всякого стеснения коснулась темы секса и с жуткими угрозами вытребовала обещание всегда пользоваться местным аналогом презерватива.
  Блин, как будто никуда из дому и не уезжала. У нас всегда найдётся вагон и маленькая тележка любителей проехаться по этой теме. Но здесь, судя по смущённым мордочкам девушек в зелёном, ещё не настолько разнузданный в целом народ, это уже тётке незачем краснеть. О том, что в Академии все друг другу в какой-то мере родственники я старалась не задумываться.
  Родственники... А ведь это должна быть очень сильная кровь, чтобы и через пятьсот с лишним лет – как я поняла, тот король и был основателем династии – продолжать так же явно проявляться в потомках. Но у него же самого должны быть родичи? Даже если всех – ох-ох-ох! – убили, всё равно должен был остаться какой-нибудь восьмиюродный племянник десятиюродной бабушки. Да и вдруг, просто так сила крови не возьмётся, должен был быть, как минимум, один прославленный предок. Такая сила не могла взяться из ниоткуда. Или могла? Возможно, он был иномирянином?
  Угу. У кого что болит, тот об этом и говорит. Нет, конечно такая вероятность существует, сомнительно что я такая, блин, особенная и выдёргивание богами из соседнего мира себе помощников – это единичный случай, но... Нельзя исключать того, что это может быть даром кого-то из высших существ или результат союза мага и ёкай. Или мага с вампиром. Или ещё кого-нибудь.
  Тыльную сторону левой ладони кольнуло болью, отвлекая меня от раздумий.
  – Вот и всё, – сказала женщина, отпуская мою руку. – Теперь ты официально являешься королевским отпрыском класса «Бэ+», по имени Заря Фейери. Магические способности уровня «Дэ». Вот твоё расписание. Одевайся, сопровождающий ждет тебя в коридоре.
  Фух, слава Харухи, всё-таки «Бэ» пусть и с непонятным плюсом. Под ложечкой едва заметно скулило разочарование. Могли бы и фанфар не пожалеть для первой легализации землянина.
  

Отступление первое.

  Хозяину таверны «У золотого быка» трижды повезло: он взял в жёны талантливую повариху, что называется, Природа одарила; и у него родилась красавица-дочь, обладательница поистине чудесного голоса и характера. Его гостиница считалась лучшей из тех что для среднего класса, а в таверну иногда – Конечно же инкогнито! – приходили аристократы.
  Ничего удивительного, что каждый вечер приходилось доставать дополнительные стулья для посетителей, но чаще всего один столик оставался полупустым. За ним поглощал вино кувшин за кувшином капитан королевской гвардии.
  О его проблемах и дурном нраве ходили легенды, так что подсаживаться к нему никто не осмеливался, опасаясь за свою жизнь и свободу. Был бы этот забияка обычным парнем, завсегдатаи собрались бы и дружно бы намяли ему бока. Чтоб не выделывался. Но куда уж там, за покушение на королевского гвардейца полагалась смертная казнь...
  Да и не факт кто кого бы избил.
  Хозяина такое положение дел вполне устраивало, он даже делал скидки гвардейцу. А что? Бесплатный вышибала, настоящее пугало, умеющее одним мрачным взглядом вытрясти всю дурь. Жаль только что он бывает не каждый день.
  Вот и сейчас, он сидел попивая креплёное вино из большой кружки. Медленно, неторопливо, задумчиво. Словно это был детский компот. Пил и внимательно, почти не моргая, наблюдал за входом. Посетители заранее сочувствовали тому несчастному.
  Наконец, в таверну зашёл постоянный клиент и добрый друг хозяина этой гостиницы, купец Волер с дочерьми. Даже архимаг не заметил бы тонкой сеточки чужой, нездешней магии, которая направилась от гвардейца к счастливому семейству... Да и что эти архимаги, в сущности, могут? Только молнии швырять, тонкая материя никогда не была их коньком. Единственная, что могла заметить эти шалости и раскатать за это тонким слоем по всему материку была уже не в состоянии это сделать. Казалось бы, это хорошо, бери армию и захватывай брошенные территории, но...
  Сонглонт знал что будет следующим.
  Вот и всё, заклятие саморазрушилось, выполнив свою работу. Теперь осталось только проверить. Так, на всякий случай.
  – Как всё прошло? – спросил он одну из девушек.
  – Вообще ужасно! – воскликнула тощая, от возмущения забыв, что ей строго настрого запретили говорить с этим мрачным типом. – Была там выскочка какая-то, всего-то Б-эшка, а нос задирала, словно она, как минимум, наследница!
  Вот и хорошо. Очень хорошо. Девушка ойкнула, сообразив с кем только что заговорила и поспешила смыться от греха подальше. Очень-очень хорошо.
  Гвардеец чуть вздрогнул, словно от икоты и торопливо потянулся к выпивке. Соглашаясь на сделку он не думал что это будет так...
  
  
Сноски:
  1. Querida física – милая физика (исп.) В данном случае, используется обращение как к любимой.
  2. Месяцы в этом мире считаются не фазами луны – ибо сами луна – а проплывающим по планете красным оком вечного урагана.
  
  

Глава 7. Занятия.

Тем, которые хотят учиться, мешает часто авторитет учителей.
Цицерон.
  
  Резко распахнув глаза я с ужасом осознала, что уже прошло две недели с моего первого появления в Академии. Две долгих, мучительных недели, тем не менее, промелькнувших в одно мгновение.
  Отсвет солнца на белом гранитном потолке был ещё далеко от «сигнальной» трещинки, при достижении светом которой меня должны были бы начать будить. Я медленно закрыла глаза, наслаждаясь редкими минутами покоя. Господи, две недели... Так много и, одновременно, мало. Две недели, а будто год прошёл.
  Под сердцем, откликаясь на призыв, радостно запрыгал почти забытый огонёк. Шустро поскакал к отдавленным пальцам ног и отбитым на танцах пяткам; весело прошёлся по хрустящим от долгого сидения в медитативной позе коленям; поднялся к уже уставшему возмущаться желудку; нежно скользнул по болящему от долгой сидячей работы позвоночнику, тщательно пересчитал все уколы пером; и с каким-то мазохистским наслаждением помассировал глазные яблоки. На мгновение замер, но всё-таки решил не чистить сознание, во избежания попадания в чужой туманный мир. Хотя мозги-то больше всего и нуждались в починке.
  Я медленно открыла глаза. Где-то в глубине сознания робко высунулась мысль, что жизнь всё-таки прекрасна. Ухватившись всеми силами за это ощущение, я встала и, с наслаждением потягиваясь, прошлёпала в ванную. Впервые за эти две недели я могла позволить себе настоящую роскошь – простоять по душем минут десять. Просто так. Ничего не делая. Всего лишь позволяя воде смыть накопленную усталость.
  Бог ты мой, две недели... Помнится, подобное ощущение было у меня на кануне семнадцатилетия, вроде обиды и недоумения на тему «Кто украл моё время?».
  Выбравшись из душа я вытерла волосы специальным полотенцем, впитывающим в себя практически всю свободную воду, а потом тщательно смазала их увлажняющим кремом, который за одно помогает с укладкой. Ранее, полагаю, я ходила с гнездом на голове.
  Всё так же замедленно подобрала с пола ночную рубашку типа «саван» и шлёпая мокрыми ногами по прохладному полу, прошла к гардеробной комнате. Маленькая, даже меньше чем та, что была у меня дома, однако с некоторыми приятными мелочами, как, например, автоматическая чистка попадающих туда вещей. Крайне удобно в условиях общежития.
  А это было именно оно. Пусть, для класса «Бэ», с индивидуальной комнатой, санузлом и обязательным питанием в столовой, но всё же... Пять десятков нервных девиц с манией величия крайне скверно уживались на такой, сравнительно небольшой, площади. Хотя большинству из них не помешало бы и расстояние в пол материка, чтобы напакостить друг другу. Знай они о существовании конкурентки, разумеется.
  С некоторой даже нежностью посмотрев на потрёпанное в путешествие платье, я сняла с соседних плечиков новое. «Хорошо, что здесь ввели обязательную форму», – меланхолично размышляла я. – «Одной из самых главных тем для склок удалось избежать. Мудрое решение, очень мудрое».
  Посмотревшись в зеркало я внимательно проверила, чтобы все крючочки-пуговки на чёрном -белом платье были застёгнуты. Как мне поведали, это сильно упрощённый вариант обычного женского одеяния, чтобы его можно было одевать и снимать самостоятельно, ибо личные слуги учащимся Академии не положены. Косметика – тоже нежелательна, потому что сюда приходят учится, а не гуливанить... Как говорит учительница по этике. Но это ещё никого, на моей памяти, не останавливало.
  В дверь громко и требовательно постучали. Эвелина, свет мой в оконце, староста нашего курса. Именно она встретила меня тогда после медосмотра... Две недели назад. Блин, как будто бы год прошёл. И, одновременно, словно это было вчера.
  В беспощадном солнечном свете, льющимся из огромных окон коридора я не сразу заметила обещанного сопровождающего... щую. Напротив двери, прислонившись к стене, читала книгу девушка, заставившая меня остро ощутить чувство неполноценности. С некроманткой такого конфликта не было, ибо я давно уже смирилась, что четвёртого размера у меня никогда не будет, но тут... Я небезосновательно считала себя тонкой и изящной, особенно на фоне квадратных латинок, однако по сравнению с этой нимфой я выглядела просто лошадью.
  Напротив двери стояла кукла. Натуральная фарфоровая куколка в человеческий рост. Разве что дышала. И большущие голубые глазищи бегали по строчкам вполне осознанно.
  – Э... Привет, – сказала я растерянно. Это было наиболее безобидным чувством из всего моего внутреннего коктейля.
  – Привет, – улыбнулась она, поднимая глаза.
  Мамочки! Ну нельзя же так! Сразу же захотелось схватить это хрупкое создание и спрятать от всего мира. И нежно нянчить, качая её на руках. И ни в коем случае не давать этому небесному созданию ступать по земле.
  Я моргнула, отгоняя наваждение. Вопреки предположениям, проблем с гендерной самоидентификацией у меня нет. Я, как только узнала сколько стоят операции по смене пола и каким успехом они обладают, так раз и навсегда решила довольствоваться дарованным природой. С ориентацией ещё проще: лишь бы человек был хороший. Я даже пару раз в не совсем адекватном состоянии – Притащил как-то Котэ[7] в школу марихуану... – пробовала приставать к брату, но он меня успокоил парой ласковых тумаков. Ну а что? Он же мне не родной!
  Хотя на утро всё равно было очень стыдно.
  6. Имеется в виду не олбанское название домашнего животного, а сокращение двойного имени Хосе Карлос.
  Блин... – дошло до меня. – Надо было отыгрывать в ролёвке мужскую роль! Может быть сейчас бы и не пришлось бы в юбках путаться! Знала бы заранее где упаду, соломку постелила бы...
  – Меня зовут Эвелина, я староста курса, – представилась девушка. – Первое время я буду помогать тебе, если возникнут какие-то проблемы, можешь обращаться ко мне.
  – А я Заря, – неловко улыбнулась я, чувствуя себя неотёсанной деревенской лошадью. – Я тебе не помешаю?
  – О нет, конечно нет, – солнечно улыбнулась она. – Я рада буду пропустить пару уроков на официальной основе. Пойдём, я покажу тебе твою комнату.
  Гы, некоторые вещи не меняются вне зависимости от мира.
  – Уроки для тебя начнутся подле обеда, – продолжала лекцию она, показывая мне путь. – Я тебя провожу, с непривычки здесь очень легко заблудиться. Из медпункта ты только что вышла, и с мадам Антонией, главной медсестрой явно познакомилась... Не рекомендую симулировать болезнь, вмиг разгадает и залечит до такой степени, что действительно заболеешь. А уж от неприличных нотаций совсем никак не избавиться.
  Тогда я с трудом сдержала смешок. Большинство болезней если не имеют психосоматической причины, то могут быть спровоцированы ею. А это уже моя территория. Да и нотации, тем более, неприличные мне слушать не привыкать.
  – Впрочем, болеть тоже не рекомендую, – сказала девушка, словно прочитав мои мысли. – Видела девушек в салатовых платьях? Это целительницы-практикантки, старательные, но очень бестолковые.
  Далее на меня вывалили жуткое количество информации. Длиннющая лекция по географии Академии закончилась банальным «Без меня никуда не ходи», пока шли между жилыми комнатами, мне рассказали кто где живёт с краткими биографиями и характеристиками. Чаще всего негативными. Непосредственно в моём обиталище было прокомментировано всё – начиная от мягкости кровати, заканчивая качеством стоящего в ванной шампуня. Потом она взяла в руки моё расписание и начала перемывать косточки всем учителям. При этом она нагло развалилась на моей кровати, которую до этого назвала жесткой.
  Казалось, ей совершенно не нужен был собеседник, даже для издавания согласного хмыканья... Но, надо признать, объясняла она всё достаточно толково и, если перескакивала с пятого на десятое, то без ущерба для основного повествования. С каждым словом она всё больше оживлялась, начинала шутить и сама же смеяться над своими шутками, комментарии становились всё более развязными. Под таким соусом неплохо прошёл краткий свод правил Академии.
  Девушка явно давно ни с кем открыто не говорила... Да и расслабленная поза, как психологический приём, явно себя оправдала.
  Я слушала внимательно, запоминала, но не анализировала. Информации от одного человека для выводов, даже предварительных, слишком мало. Больше я рассматривала своё новое обиталище.
  Комната оказалась на удивление аскетичной, те же голые белые стены, только на стыках золотистый узор. Но, как пояснила Эвелина, это не украшение, а часть защитного механизма от колдунов-недоучек, любящих баловаться подглядыванием. Так же мне было посоветовано при первой же возможности сменить стандартную защиту на персонализированную. Обычную, при желании, легко сломать. Тут же она назвала имена мастеров седлающих это быстро, дёшево и качественно. Я сделала себе заметку, что до тех пор, пока досконально не изучу этот вопрос, ничем таким в комнате не заниматься.
  Кровать, по меркам нашего мира, полутораспальная и ортопедический-жесткая, зараза, но зато крепкая и не скрипящая при каждом движении. Покрывало миленькое, тёмно-зелёное в горошек, ножки кровати чуть длиннее, нежели я привыкла, отсутствие задней спинки наводило на мысли, что теперь мне надо боятся ещё одной стороны с которой можно упасть. Плотные шторы под цвет покрывала, а за окном – сад. Меня уже начинает подташнивать от всего этого зелёного великолепия.
  Прикроватная тумбочка, письменный стол самой простой конфигурации, жутко неудобный стул и пока пустой стеллаж для книг, вот и вся обстановка. Хотя нет, ещё есть круглые светильники на потолке и две внутренние двери.
  За одной из них – гардероб. Пустой и, по моим меркам, крохотный. За второй – ванная, слегка отступающая от всего этого аскетичного стиля. Прямоугольная ванна в полный рост, водопровод, унитаз, раковина... Достаточно большое зеркало и целый шкаф для туалетных принадлежностей, уже заполненный, кстати. Весьма предусмотрительно со стороны администрации.
  После осмотра староста нацепила мне браслет на ту же руку, на которую мне ранее поставили метку. Судя по тому, что болело не запястье, а «паспорт», они были связанны. Как оказалось, браслет – это ключ от комнаты, табель об успеваемости и вообще самая важная штука в Академии. Без него я бы даже через портал не смогла бы пройти в одиночку. Затем меня одели в форму, идеально сидящую на мой нестандартной фигуре – магия, не иначе – и втолковали, что чёрный – это цвет общей школы, в следующем году, когда я перейду на специальность, цвет будет согласно факультету.
  Помнится, в тот момент я подумала, что девки наверняка подбирают профессию так, чтобы её цвет им шёл. И я не ошиблась.
  Открыв дверь прикосновение браслета к косяку я едва не наткнулась на кулак, механически стучащий в дверь. Привыкла она каждый день подолгу меня будить... Она ещё пару раз помахала рукой в пустоте пока не соизволила обернуться. Меня смерили пронзительным, почти рентгеновским взглядом.
  – Встала? – удивилась она. – И даже оделась? Ты не заболела? Сумку собрала? И чего ждёшь тогда?
  Я молча подвинулась, пропуская её внутрь. Живому, активному вихрю не нужен был мой ответ. Поэтому её и выбрали в старосты, она если преподов не достанет, то замучает... Что называется, направили энергию в нужное русло.
  Пройдя по комнате быстрым шагом, она по-хозяйски поправила покрывало, резким движением распахнула шторки на всю ширь. Потом направилась к моему столу и начала ловко собирать тетради в сумку, посекундно сверяясь с моим расписанием. При этом она не замолкала ни на мгновение.
  – Как-то у тебя всё строго, не хочешь украсить? Я могу принести пару статуэток, сразу же веселее станет. Нет? Ну и ладно, если тебя устраивает... Ты так и не помирилась со старой ведьмой? Если получится, поделись секретом, ладно? Чернила и бумага опять почти закончились, ты их ешь что ли? Ладно, зайдём в канцелярию по пути... Ого, два последних урока у тебя тоже боевые искусства. Ниарон – настоящий садюга! Если после занятий останутся силы, приходи ко мне, напою восстанавливающим чаем... Заодно покажу свою коллекцию цветочков. Кстати, у меня пополнение.
  Да, своей коллекцией сушёной травы она успела достать всех, кроме меня, наверное. А физкультура – это хорошо, а то я засиделась тут без движения. Болтовня Эвелины на данный момент была наименьшей из моих проблем.
  В кое-то веки неторопливым шагом мы спустились по ситеме порталов вниз, в сад, раздражая не выспавшихся учеников жизнерадостной болтовнёй. Картина маслом: «Дуализация Робеспьера и Гюго среди не выспавшихся Напо-Бальзаков».
  Да, в своих экспериментах с психикой я не могла обойти стороной соционику, но быстро бросила это занятие, так как сферических тимов в вакууме в реальной жизни не существует, а слепое вешание ярлыков может принести много сюрпризов. Как приятных, так и не очень. Та же Эвелина с виду явный Гюго, но стоит только прекратить фиксировать внимание на её болтовне и суетливых движениях, как открывается такой Джекище, что становится даже немного страшно.
  И так у всех. Некоторые даже умудряются совмещать по три-четыре тима без вреда для психического здоровья, какое уж типирование в таких условиях? Сам копыта скорее отбросишь. Я как-то видела помесь Роба с Жуковым – вот это был мозговынос!
  Но здесь все играют таких классических тимов, что я аж заподозрила, что их этому специально учили... Или строго-настрого запрещали учить.
  Вежливо поздоровавшись с соседями по поляне и получив в ответ не менее вежливое шипение, мы уселись на колени, тщательно подобрав юбки. Над садом проносились вялые разговоры и даже слышался смех. Раздался долгий, низкий гул и весь мир словно замер погрузившись в полную тишину.
  Начался час медитации.
  Теоретически, человек в этот момент должен ощутить свою связь с природой и зарядиться от неё жизненной энергией, но то ли я ущербна как жертва урбанизации, то ли местная природа не считает меня своей, то ли всё это обычные религиозные бредни... Но на медитацию обычно выползют все способные двигаться аристократы. Нас всех поголовно считают монахами. То есть, мы хранители связи с Природой, ключи к познанию и прочие прочие пафосные названия. Как они умудрились не разделить светскую и духовную власть остаётся загадкой, но с фактами не поспоришь. И ежедневные молитвы входят в обязанности только аристократии, из-за чего простой народ смотрит на нас с некоторым даже благоволением.
  После пятнадцати минут бесплодных попыток делать так, как учили меня местные я, как всегда, переключилась на более привычный метод медитации, точнее в режим тотального анализа.
  Обычно день начинается именно с такого часового сидения на грядке. Все несколько сотен человек, что постоянно проживают в Дворцовом Комплексе каждый день в шесть часов утра выходят в сад и, разбившись на группки по тридцать человек, целый час молча (!) сидят на коленях в саду, якобы молясь природе. Не знаю, возможно кому-то от этого какая-то польза была, но лично мне казалось, что все эти зомби, вслепую дотёпавшие до сада, просто пытаются проснуться. Целый час. Ещё мне вспоминаются пытки, где человека заставляли часами сидеть без движения на узкой доске пока у него, от нарушения кровообращения, не загнивала задница.
  Но это было бы совсем грустно, так что я об этом стараюсь не думать.
  Потом три урока по часу теоретических предметов, вроде языков, истории, литературы и философии. На последних трёх я постоянно нахожусь в немного шоковом состоянии. Похожие ощущения у меня были, когда я случайно взяла учебник брата по квантовой физике и, открыв на середине, попыталась вникнуть. Однако, запоминала я всё прилежно и потом, одинокими тёмными ночами в библиотеке, кусочки крыши обретают свои стены и фундамент[8].
  И только после четырёх часов пыток нас пускают на завтрак, в котором, на мой вкус, слишком много зелени и слишком мало калорий. Я похудела. Жутко. От миленькой девочки остался только скелет покрытый сухими жилами мышц и кожей. Познания о метаболизме – А у меня их много. Ещё в школе, для того чтобы сорвать урок, мы спрашивали у учителя что-нибудь на эту тему. Рассуждать о правильном питании счастливый владелец пивного животика мой бесконечно. – говорили мне, что скоро организм адаптируется к менее калорийной пище. Возможно. Если количество сжигаемой мной энергии меньше максимального её количества в траве. И если раньше организм не начнёт переваривать белки.
  Далее четыре часа думательной серии (математика, экономика, теормаг) и творческой практики (музыка, рисование) в различных пропорциях, после того нам милостиво дают два с половиной часа на поесть и пообщаться. Я в это время делаю уроки и не потому что стала вдруг мизантропом, а потому что должна выучить в десть раз больше чем остальные так как делать мне скидку на «амнезию» никто не собирался.
  Затем ещё два часа дополнительных занятий, которые ученик может выбирать сам, и мы полностью свободны. Рабочий день с 6:00 д0 19:00, тринадцать часов, хоть в профсоюз жалуйся... Хорошо хоть в сутках двадцать семь часов, остаётся четыре часа свободного времени перед вечерней молитвой. Ещё час на коленях – и баиньки. Комендантский час здесь соблюдают строго. Правда я дополнительные занятия ещё не выбрала и отведённое на них время сидела в библиотеке... Хотела там же и ночевать, но это явно было бы слишком для моего организма.
  Помниться, сама я выступала за увеличение давления на учеников в испанских школах, а то они, наглецы, на уроке только отношения выяснять приходят. Однако, это было чересчур, даже для меня. Я привыкла быть лучшей, самой лучшей. Но быть самой умной среди посредственностей – это одно, а возвышаться над изначально превосходящими тебя соперниками – совсем другое.
  Я вздохнула, постаравшись сделать это как можно менее заметно. Как-то я видела аннотацию к сериалу, что-то вроде самого лучшего шпиона, никогда не просыхающего и вечно с блядями. К сожалению, такого в реальности быть не может. Алкоголику с разгульным образом жизни никогда не найти времени на тренировки, которые необходимы для становления лучшим. И к сожалению же, чтобы стать кем-то надо жертвовать развлечениями и личной жизнью. А вино и бабы – это так, иногда. Человеку же надо отдыхать? Даже лучшему шпиону... Но только по чуть-чуть и не во вред работе.
  У меня в расписании один единственный выходной на всю неделю – подумаешь, за день надо только на медитацию сходить – но чем занимаются мои сверстники я понять не успела, так как вместо налаживания контактов я позорно просидела весь день в библиотеке. Очень уж книга интересная попалась.
  Осторожно, сквозь ресницы я посмотрела на соседей. У всех такие одухотворённые лица, что аж завидно. Или они дружно всем скопом притворяются – мало ли, может у них воспитание такое – или это сидение действительно что-то им даёт.
  Ещё один гул, только на этот раз на высокой ноте, и мёртвую тишину взрывает бодрый рокот голосов. Что самое жуткое, в час медитации не поют птицы и даже ветер как будто старается вести себя потише. Казалось, весь мир замер на этот час, и только я одна, как дура, осталась в реальном времени пытаясь понять в чём прикол. Думаю, нормального человека это могло бы сильно покоробить, вплоть до безумия. Хорошо что я уже... того.
  Пружинисто поднявшись мы с Эвелиной почти бегом кинулись к канцелярии, чтобы успеть перехватить чернил и не опоздать на урок. Как это небесное создание обращается с очередями – отдельная песня, но я честно признаюсь в своём бессилии. Так ловко прорваться вперёд не нарвавшись на драку я бы не смогла. Проводив меня до самой аудитории староста привычно оглядела меня, поправила воротник и упорхнула к себе на урок. Мне на мгновение даже показалось, что она хочет поцеловать меня в щёку... Обошлось. К несчастью.
  Возрастное разделение на курсы здесь используют только в начале обучения, как стартовую линию, а дальше каждому воздаётся по его способностям. Например, можно перепрыгнуть пару-тройку курсов математики, но остаться на второй год по литературе, то есть, одновременно быть на первом и четвёртых курсах.
  Мне, как инвалиду на мозг, дали одну поблажку... Если можно её так назвать. Основные уроки для меня стартовали не со второго курса общих классов, что соответствует семнадцати годам, а первого, в котором в основном шестнадцатилетние. И Эвелина младше меня на год... Однако, на некоторые уроки я хожу совместно с пятым, последним классом специальной школы.
  Короче, сачкануть каталонский мне не удалось.
  Серой мышкой проскользнув в класс я уселась в самый уголок. Будущие священнослужители внимания на меня старательно не обращали, йогам было дружно пофиг, а вот маги на меня смотрели откровенно враждебно, не понимая что такая крокозябра делает среди элиты.
  Язык фей на данный момент считается не разговорным, а ритуальным. Как латынь среди католиков. Соответственно, им пользуются только те, кто в своей профессиональной деятельности так или иначе связаны с магией. Теоретически, этот язык должны знать все аристократы в обязательном порядке, но свободно говорить на нём не может даже наша преподавательница. Зато грамматику и синтактику знает, гадина, лучше меня! Не подумайте чего, ругательство выражает иключительно моё восхищение, уже давно покинувшее границы цензуры.
  В течение этих двух недель моя самооценка опустилась примерно на уровень литосферы. Не было ни одного предмета, на котором я бы блистала... Но, надо признать и ни одного, на котором откровенно проваливалась. Однако, сидеть на истории среди десятилетних первоклашек мне было... Немного стыдно. И избавляться от этого я собиралась самым, что не наесть, естественным путём.
  Ох, учительница явилась... Сейчас будет не до пустых размышлений.
  В следующий раз я смогла очнуться от тотального впитывания данных только в очереди на раздачу еды. Рядом успокаивающе журчал голосок Эвелины, комментирующей все вокруг. М-да, а я ещё удивлялась куда делись эти две недели.
  Получив свои порции корма мы отправились за дальний угловой столик, подальше от шумных компаний. Я пыталась наладить отношения с одноклассниками, честно. Но сходу этого сделать не получилось, сказалась стервозность местного населения и моё положение «выскочки», а для более глубокой обработки не было ни времени, ни сил, ни желания.
  – Надо будет взять с собой охотничий костюм, – ухо выловило что-то информативное из всего потока речи. – Переодеваться придётся в общей раздевалке. Стыдобища-то какая!
  Ага, это меня тоже в местных умиляет. Смотреть на обнажённое тело – хоть своё, хоть чужое – жутко стыдно, но половая жизнь даже и не думала угасать, обретая порой объёмы, немыслимые в нашем мире! Смотреть обнажёнку – стыдно, а гоняться как кроликам – благородно и угодно Природе.
  Я окинула задумчивым взглядом всю столовую, ни на чём конкретно не фиксируясь. А всё-таки, королевские отпрыски если не другой вид, то другая раса уж точно. Хрупкое, кукольное телосложение девушек, и мощная, крепкая – парней. И ни одной крупной девушки или женоподобного мальчика, всё чётко и ясно. А уж красивы-то все как на подбор, незамутнённой арийской красотой. Словно вдруг исполнилась мечта Гитлера.
  – Ты уже думала над тем, какие дополнительные занятия будешь брать? – спросила Эвелина.
  Дополнительные занятия... Я кивнула, закусив губу. А вот с этим могут быть проблемы. Есть одно ощущение, не оставляющее меня на протяжении всей жизни, ни затихая ни на минуту: чувство непохожести на других. Я чужда этому миру, да и моему тоже. Я не такая. Это теперь заметно только в мельчайших деталях, в чуть заторможенной реакции, когда я пытаюсь подобрать правильную эмоцию из всего спектра, но это чувствуется. Может не на сознательном уровне, может не всеми, но... Друзей, настоящих, с которыми бы я могла общаться каждый день, у меня не было. Вроде бы я все делала так же как все, но они уходили. По разным причинам, чаще всего благовидным. И не глядя мне в глаза.
  – Выбрала? – уточнила староста, так и не дождавшись ответа.
  Я покачала головой.
  А у меня есть мечта. Можно сказать, навязчивая идея. Даже не быть собой, об этом мечтать бесполезно, моё собственное тело не сможет одновременно выражать все мои эмоции, а просто быть СВОЕЙ. Чтобы люди, особенно те, кого я посмела посчитать своим другом, не смотрели на меня с недоумением, словно не узнавая... Чтоб в лицо называли сумасшедшей, а не прятали эту мыслишку где-то в глубине сознания, отдаляясь из-за этого ещё больше.
  Куча друзей-приятелей. Строго лимитированное время общение, – я украдкой взглянула на Эвелину. – И она скоро почувствует, догадается. Остался месяц такого близкого общения, максимум два. Уйдёт, отдалится, сама не понимая почему. Единственным человеком, кто смог терпеть меня очень долгое время был брат. Даже родители предпочли согласиться преподавать в Южной Африке, лишь бы не приходить каждый день ко мне. Нет, конечно они меня любят. Те редкие недели, что они бывают дома, они искренне рады были меня видеть. Первое время. Потом вспоминали и вновь ужасались.
  А брат был терпеливым, – я неосознанно погладила фенечку на запястье. – Казалось, он готов был выслушать меня всегда, в каком бы состоянии я не явилась бы домой: весёлая, грустная, пьяная, в истерике, в крови... Казалось бы, вот оно счастье, но... Он был для меня настолько чужим, насколько не смог стать ещё ни один другой человек, любой незнакомец казался мне ближе, чем он.
  Только вот с местной компанией история совершенно иная. Для них я была чужой априори. Без родственников, без связей, с неизящной фигурой... Им я казалась настолько чужеродной, как джокер на шахматной доске, и это их отношение чувствовалось практически материальной холодной стеной между нами. Все попытки сломать её вели только к моему «замерзанию».
  Если так и продолжится, придётся выбирать место руководствуясь здравым смыслом, чего я делать не люблю. Уж не знаю, сколько я продержусь в такой стрессовой ситуации, но что взрыв будет впечатляющим – ручаюсь.
  Надежда осталась только на боевое обучение, да и то... Как я уже успела выяснить, королевские отпрыски физически гораздо сильнее обычных людей, и я, несмотря на возможный статус наследницы, такими способностями не обладала.
  – Ну вот, – огорчилась собеседница. – Если так ничего и не понравится, переходи к нам на экономику!
  Придётся. Там хотя бы один человек ко мне нормально будет относится.
  – А к Ниарону можно попросится? – задумчиво спросила я. Кажется, это была первая фраза сказанная мной за день. Как бы совсем не потерять хватку, а то разучусь ещё с людьми общаться.
  – Думаешь, ты одна такая умная? – хмыкнула Эвелина. – К испытаниям даже не всех парней подпускают, а единственная девушка, что сумела на них попасть потом неделю краснела и отказывалась говорить в чём оно заключалось.
  – А девкам-то что там понадобилось? – удивилась я. Местные ромашки не очень стремятся в армию.
  – Скажешь тоже, – развеселилась староста. – Там же такие парни...
  Дальше я слушать не стала. И так всё ясно. Это основная причина по которой я не горю желанием налаживать отношения с местными. Да я тоже не дура погулять, но губить своё будущее, оказаться на факультете который тебе нафиг не нужен только ради того, чтобы затащить в кровать очередного красавчика – это малость... Неосмотрительно.
  Механически уничтожив предложенную зелень я собрала все чашки-плошки и отнесла и в окошко приёма грязной посуды. Полагаю, Академия надолго отучивает золотую молодёжь капризничать и превращает любителей прожигать родительские деньги в коварны и очень-очень злобных аристократов. Если, конечно, не сломаются по дороге.
  Остаток завтрака прошёл незаметно, как и два последующих урока. И вот, наконец, настало время физкультуры. До этого дня я успела побывать на танцах, но с физической активностью эти медленные, строго регламентированные движения не имеют ничего общего.
  В саду, прямо рядом с учебным крылом была площадка размером чуть меньше футбольного поля, засыпанная чистеньким белым песочком. Мягким, но достаточно крупным чтобы не разлететься из-за ветра по всему дворцовому комплексу. Вокруг поля, с самой дальней от корпуса стороны – беговые дорожки из пружинистого асфальта: пять обычных и пять с препятствиями, внутри – различные приспособления, назначения большинства из которых я сходу не смогла определить, а с ближней, свободное пространство.
  Пока я задумчиво перебирала песок и прыгала на дорожке, остальные уже успели выстроится в одну линию и смотрели на меня как на полную идиотку.
  – Ну как, устраивает площадка? – ехидно спросил мужик в кольчуге. При этом, я совершенно не заметила как такой гигант появился передо мной, словно мгновенно из-под земли вылез.
  – Да, неплохо, – проговорила я, хотя на самом деле была в восторге. У нас в школе была бетонная площадка неправильной формы в пятнадцать метров квадратных да ещё и с деревом посередине. И вот ну хоть ты тресни, а нормально заниматься не получится.
  – Ты новенькая? – продолжал допрос мужик.
  – Да, – не стала отрицать я.
  – Имя? – потребовал он. – В глаза мне смотри, в глаза!
  Я отвела взгляд от гравировки на проволоке кольчуги и выполнила приказ, постаравшись вызвать максимальную безмятежность из возможных. Ол-ла-ла! Таких экземпляров я ещё здесь не видела! Как будто у всех остальных в глубине души прячется страх, паническая неуверенность, которую они все скопом стараются спрятать. А у этого твёрдая, абсолютная уверенность в собственных силах и окружающем мире. Такой убьёт без малейшего сомнения если будет такая необходимость. И наоборот, не сделает это, если её не будет.
  – Заря Фейери, – сказала я, чуть улыбнувшись.
  – Встань в начале шеренги, – скомандовал он, для верности показав направление рукой. – Отлынивать очень не рекомендую.
  На мгновение я похолодела. Я раньше не знала что такое «шеренга», я никогда не слышала этого слова, но поняла его значение. Похоже, мои знания языков не просто связали с местными, но ещё и лексикон подправили. Прикольно.
  – Ну что, курочки, начнём? – весело сказал этот мужик. Видимо, он и есть Ниарон.
  Шепотки тут же словно ножом отрезало. Все встали в одну линию по росту, чуть ли не на вытяжку, как в армии[9], при этом едва сдерживая горделивые улыбки. Спиной почувствовав хмурый взгляд учителя я отвлеклась от разглядывания их рож и вернулась в строй. Ничего себе комплиментики...
  – Итак, сегодня вас ждёт полоса препятствий и упражнения с кинжалом, – по шеренге прокатилась волна шепотков. – Ничего, курочки, не растаете. Шесть кругов вокруг поля, бегом марш.
  Во время размеренного бега я старалась отделаться от навязчивого ощущения, что Ниарон мне нравится. Не как мужчина, эту функцию организма я временно игнорирую, а именно как человек. Вроде на вид – сволочь сволочью, убийца и наверняка невыносимый гад, а губы невольно растягиваются в предвкушающей, азартной улыбке.
  На меня так раньше влияли только два человека: брат, до того как принял обязанности старшего и стал занудой; и учительница физики в старшей школе. Она навсегда привила мне любовь к этому предмету и отбила её у всех моих одноклассников.
  О, уже и круг прошёл! Тёпаем дальше.
  В принципе, в Академии не практикуют раздельное обучение, кроме как по некоторым предметам. Та же физкультура, домоводство, пение, рукоделие... А вот на теормаг, алхимию и астрономию девушки хоть и могут попасть, но не шибко-то и стремятся. Как всегда, слабый пол предпочитает гуманитарий.
  Второй круг. Порталы тут понатыканы, что ли?
  Это ещё одна особенность Академии, от которой у меня уже буквально зубы сводит. Система порталов. Причем состоящая не из таких зелёных столбов что у выхода, а совершенно неразличимых порталов прямо посреди коридора. То есть, идёт себе ничего не подозревающий студент, а потом – Хоп! – оказывается в совершенно противоположном конце Академии. Причём расположены они без какой-либо видимой системы, так что единственный способ не заблудиться – это помнить наизусть положение всех порталов и куда они идут. В крайнем случае можно работать методом тыка, ориентируясь на пейзаж за окном.
  Три. Ну точно портал.
  Кстати говоря, наследников в Академии я ещё не видела. То ли действительно нет, то ли шифруются, то у них... у нас какая-то особая программа обучения. В любом случае, вокруг только отвратительные Б-эшки, все как один считающие что им все должны. Даже свет мой, Эвелина, не смогла избежать этой участи.
  Четыре.
  Да, и о местном населении. В первый же день самки аборигенов попытались устроить мне тёмную. Взломали ночью дверь комнаты, быстро связали и куда-то отволокли. Я даже пикнуть не успела. Положили на какую-то хрень типа алтаря, раздели и начали читать какую-то чушь про Орден Прекрасных. Усталый мозг, насильно вырванный из транса не запомнил что именно они несли, но радостно навесил этот ярлык.
  Однако, эти противные визги мешали мне спать, и я решила эту проблему решить самым радикальным образом, швырнула тяжеленный подсвечник с тремя зажжёнными свечами в самую говорливую особь. Самое интересное, что до этого я вообще-то была привязана, и избавление от пут прошло мимо моего сознания.
  Пять.
  Сектантка удачно упала, опрокинув большую чашу с чем-то горючим. После того как пламя заполнило всё помещение, я просто встала и пошла в свою комнату, прямо сквозь пламя, не чувствуя его. Наутро не было ни синяков, ни ожогов, только ночная рубашка валялась на полу, но дымом не пахла. Я могла бы подумать, что это всё мне просто приснилось... Если бы мне в принципе снились сны. Потом весь день осматривала окружающих на предмет наличия ожогов, даже в медпункт заглянула, но кроме пары алхимиков с застарелыми травмами никого не обнаружила.
  Шесть. Так, а где все?
  Я затормозила и растеряно огляделась. В наличии был только Ниарон, задумчиво подкидывающий в руке кинжал. Причём на оружие он даже не смотрел. С каким-то нехорошим, азартным ужасом я поняла, что это не бравада, он действительно просто задумался и действительно неосознанно делает привычное упражнение.
  – А, Фейери, – заметил меня учитель. – Разомнись пока, эти курицы ещё не скоро подбегут.
  Во те на, я оказалась первой. А как же их хвалёная сила? И да, кстати, я разве уже не вхожу в число пернатых?
  Посмотрев на отрешённое лицо Ниарона и мелькающий кинжал решила всё же не уточнять. Вместо этого занялась тем, что мне приказали.
  К сожалению, охотничий костюм на гимнастику рассчитан не был, но после платьев с кринолином он мне казался просто даром небес. И, хотя учитель всё ещё пялился в никуда всё так же подкидывая нож, я буквально кожей чувствовала направленное на меня внимание. У-у-у, периферическое зрение...
  Постепенно начал подгребать народ. Судя по болтовне и смеху они не очень-то и собирались надрываться выполняя задание, шли практически прогулочным шагом, иногда вспоминая зачем они здесь и пробегая метров десять. Никогда не понимала и, наверное, уже не пойму как можно делать что-то спустя рукава. Если я делаю что-то, то с полной самоотдачей доходя, порой, до абсурда... Именно поэтому брат предпочитает вести хозяйство самостоятельно, иначе бы я всё начистила так, что аж краска сошла бы.
  Дальнейший ход занятия только усилил моё удивление. Ниарон угрозами и уговорами заставлял благородных девиц бегать, прыгать, лазить по верёвкам, размахивать деревянными кинжалами. Девицы жались, стеснялись, хихикали и вообще строили из себя неженок вроде «Ах-ах, я сейчас в обморок упаду!». Но я видела, прекрасно видела, что иногда, отвлекаясь от задания, они совершали кульбиты, достойные профессиональных спортсменов. Пару раз мне даже завидно стало.
  Одного не пойму, перед кем они выделываются? В окна во время занятий хрен посмотришь, учителя сразу дополнительных заданий надают, чтоб не скучал. На площадке кроме нас и Ниарона никого не было, ни его же они таким способом хотят соблазнить? Перед друг дружкой строить из себя неженок ещё более бессмысленно. Блин. Ненавижу, когда чего-то не понимаю.
  Конец урока наступил как-то особо неожиданно, вроде я только-только размялась, в мышцах появилась сила и тут – Хоп! – звонок. Даже обидно как-то. В процессе ожидания этих куриц – вот уж воистину – я не раз задумывалась насчёт поступления к Ниарону. Конечно, это армия и всё такое, но... Умение за себя постоять не самое бесполезное в этом мире. Да и нравится мне он, нравится!
  – Слушай, – я неуверенно тронула Эвелину за локоть, когда мы уже шли к раздевалкам. – Может всё-таки попробовать к нему попроситься?
  Надо на всякий случай спросить, вдруг это у них делается как-то по особому.
  – Ну попросись, – с каким-то странным сомнением ответила она. – Тебя может и примет.
  Кивнув, я выбралась из общей кучи «жутко усталых» девиц и направилась к стоящему в сторонке преподавателю. При приближении проснулась почти не свойственная мне робость, но через мгновение оказалась задавлена упрямством.
  – А можно на дополнительные занятия записаться к вам? – всё-таки немного робко спросила я.
  Удар пришёл из неоткуда и попал точно по уху, да так, что я на ногах не устояла. Перекатившись через бок, я единым движением поднялась на ноги и отскочила подальше от этого психа, понадеявшись, что никто не расслышал невольно вырвавшегося матерного словечка.
  – Хм, неплохо, – сказал Ниарон. Казалось, он даже не пошевелился, а у дарил меня Дед Пихто. – Приходи сюда сегодня в дополнительное время на испытание.
  Я медленно выдохнула, расслабляясь. Кажется, меня больше бить не будут. Наверное. Осталось только понять: Шо это было?!
  Тупо хлопая глазами я проследила как Ниарон твёрдой походкой ледокола прошествовал к зданию. «Походка ледокола» – не очень м... Литературное сравнение, но, тем не менее, верное. Казалось, ему совершенно по барабану по чему идти: по песку, дорожке или камню. Более того, его следы были гораздо менее заметны чем мои или даже наших феечек. Ветер как будто боялся шевелить его одежды и кидаться песком.
  – Ну как? – кинулась ко мне Эвелина, стоило мне только показаться в раздевалке.
  – После обеда испытание, – заторможено произнесла я, чувствуя холодок внутри. Интуиция никогда не была моим коньком, но на этот раз ощущение попадалова было таким сильным, что игнорировать его не получалось.
  – Да-да, с твоей-то фигуркой только в армию и идти, – высокомерно сказала одна из моих сокурсниц, проходя мимо. Шла она уже завёрнутая с головы до пят в полотенце, видимо, уже из душа, торопыга.
  – Она-то хоть в армию может пойти! – взвилась Эвелина. – А у тебя кроме шмоток вообще в голове ничего нет!
  Я едва удержалась от улыбки. Детский сад, ей-богу.
  – А мне и не надо, – задрала носик девушка. – У меня есть семья, которая может обо мне позаботиться, не то что у этой выскочки. Ай!
  Полотенце с головы упало на пол. Девица мгновенно слилась колером со свеклой, подхватила упавшую деталь одеяния и пулей кинулась в свою кабинку. А я что? Я ни чего... Не надо былое ей так нос задирать, полотенце итак едва держалось в таком неустойчивом положении, я только чуточку, почти незаметно, дёрнула его. Не надо было этого делать, но больно уж случай удачный вышел. Мне этого не простят, а на полноценную войну совершенно нет времени. Эх, что было то было.
  После быстрой кормёжки Эвелина ускакала по своим, старостиным делам, а я вернулась в библиотеку.
  Вот об этом помещении нужно рассказать особо. Я такие книгохранилища видела только в фильме про Гарри Поттера, в нашей городской библиотеке хорошо если пятьсот книг найдётся, и все тонкие. А тут такие фундаментальные тома, обитые по уголкам металлом, явно рассчитанным на века. Сотни десятков тысяч томов, на самые разнообразные темы, на разных языках. Но, как сказала Эвелина приведя меня сюда в первый раз, это только рабочая секция, наиболее часто используемые книги, а ведь ещё есть архив и запрещённые залы.
  Несмотря на аллергию на слово «запрещённый», туда я лазить даже не пыталась. Во-первых, преодолеть ту защиту не каждому колдуну под силу, а во-вторых, куда мне запрещённые книги, если я пока даже элементарных вещей не знаю?
  Так что начала я со сказок. А что? Сказки – это самый надёжный способ узнать менталитет страны. Всё же Иваны Царевичи-Дураки с Еленами Прекрасно-Премудрыми, Ходжи Насреддины, Геркулесы, Тиранты ло Бланки[10] и прочие Рапунцели весьма показательны для понимания страны и эпохи.
  Однако, сосредоточится на местных мифах категорически не получалось. Всё тело ныло, прося движения, умоляя меня бежать дальше, а не сидеть здесь, в четырёх стенах среди пыльных фолиантов, которые никому нафиг не нужны. И не объяснить глупому организму что он скоро набегается до блевотины.
  Взгляд невольно соскользнул со скучного текста на лежащую рядом книгу. «Теоретическая магия. Основы. Язык чисел и символов» было написано на ней. Ярость вспыхнула так внезапно, что я едва удержалась от того, чтобы не кинуть «сказки» в стену, только крепко сжала кулаки. Ногти больно впились в кожу, но мне было плевать. К чёрту всё! К чёрту эти долбаные традиции, психологические портреты и прочую мутнотень! Зачем мне всё это, если рядом лежит книга моей мечты?!
  Закусив губу, я медленно закрыла глаза и досчитала до десяти, стараясь дышать как можно глубже. Не помогло. Плохо когда тебя одновременно предают и сознание, и тело. Мысленно я умоляла себя подождать пять минут, всего пять минут почитать эту фигню, а потом с чувством выполненного долга взяться за магию, ведь надо... В ответ в мозгу всплыл такой поток ругательств, что я предпочла пообещать сразу же взяться за магию, если кое-кто прекратить буянить.
  Меня медленно отпустило. Стала заметна боль в укушенной губе. Ладно хоть не до крови. Я осторожно выдохнула и неловко убрала «сказки» в сторону.
  Вечная битва между «надо» и «хочу»... Однако, если обычно «хочу» намечает цель, а «надо» добивается её, сметая на своём пути все прочие мимолётные «хочу», то сейчас «надо», даже подкреплённое «хочу выжить», было начисто сметено гораздо более могущественным и властным «хочу». «Хочу знать и понять всё» его зовут.
  Я достала из сумки уже достаточно пухленькую папку с исписанными листами, парочку чистых, перо и чернильницу. То-то Эвелина удивлялась что они у меня так быстро кончаются. Медленно открыв папку, я ласково провела по плотной, чуть желтоватой бумаге по скачущим буквам, цифрам и графикам. Почерк постоянно менялся, но в этом была своя, завораживающая гармония. Сложно контролировать манеру письма в таком взбудораженном состоянии, в каком я нахожусь, читая эту книгу. Эти записки – всего лишь вялая попытка перевести написанное в «основах» на более понятный мне математический язык.
  Раньше я думала, что этот мир отсталый, здесь до сих пор верят в богов и всё такое прочее, но... Наткнувшись на эту книгу, поняла, что сравнивать развитие разных миров нет никакого смысла. Более того, подойдя на улице нашего мира к любому прохожему с вопросом «А знаете ли вы, что мы с вами, как и вся материя тоже энергия?», вы рискуете получить в ответ взгляд как на идиота. Здесь же, проделав те же самые манипуляции результат выйдет таким же, однако по другой причине: «Как можно этого не знать? Ты блаженный, что ли?».
  Более того, эта энергия и есть магия. То есть... Всё есть магия. Всё, абсолютно всё! Муха, молекула, галактика – всё! И разум, любой разум, может в какой-то степени управлять этой энергией. Магия не нарушает, а гармонично дополняет известные мне законы физики.
  Так же в этой книге с лёгкостью объяснился вопрос, который мучил меня всё время увлечения фантастикой и фэнтези. Вот говорят: «резерв заполнен», «резерв опустошён», «аура», «мана», «прана» и т. д. А где оно? Где всё это великолепие? Внятного ответа нет... не было. До сего момента. Четвёртое измерение пространства, четвёртая ось координат, t... Правда я её сразу переименовала в m от слова «magic» ибо t это всё-таки «temps». Итак, оказалось, у любого физического тела есть не только x (длина), y (высота) и z (глубина), но ещё и m (аура). И так же как две фигуры с одинаковыми основаниями могут казаться равнозначными в двухмерном мире, а на самом деле быть кубиком и высоченным столбом, так и люди, внешне сохраняющие примерно одинаковые пропорции, могут быть малявками вроде меня и монструозными архимагами, движением руки поднимающими горы со дна моря. Им не нужна электроника и механика, у них есть телепатия и телепортация. Создавать машины для не-магов? Глупость какая, поранятся ещё...
  Я пальцем погладила великолепную в своей правильности звёздочку тессеракта[11], с тоской в сердце чувствуя, что я никогда не смогу пробраться в голову к одному из этих чудиков со светящимися глазами, не смогу увидеть мир таким, каким его воспринимают они... А хочется. Очень-очень хочется.
  Нельзя сказать, что эта книга мне в чём-то помогла... Скорее наоборот, я тратила драгоценное время на неё, хотя могла почитать что-нибудь вроде истории, но... Оторваться от неё было выше моих сил. Я не могла, не хотела, не желала спускаться с высших сфер, где всё логично, взаимосвязано, гармонично и прекрасно в грязную реальность, со всеми её склоками, войнами, тайнами, недомолвками, обманами, предательством и глупостью... Не могла. Не хотела. Не желала.
  Невесело усмехнувшись я открыла книгу. Теперь я понимаю почему маги, несмотря на всю свою силу не пожелали править королевством. Это так мелочно по сравнению с тайнами мироздания. Зыбкая, призрачная, почти иллюзорная власть над людьми никогда не заменит настоящей власти над стихиями.
  Так, что там у нас... Ага, «Ступень вторая. Магия первого преобразования».
  
  
Сноски:
  1. Имеется в виду не олбанское название домашнего животного, а сокращение двойного имени Хосе Карлос.
  2. Имеется в виду испанская пословица «Empezar una casa por el tejado», дословно: «Начинать дом с крыши», то есть делать что-то с конца, не имея фундамента. Эта фраза – наиболее чёткое определение испанской образовательной системы.
  3. В Испании о таком когда-то смутно слышали, но не поверили. С дисциплиной в школах вообще никак.
  4. Tirant lo Blanc – Герой каталонского эпоса под авторством Жоанота Марторейа. По одной из его историй снят фильм «Византийская принцесса».
  5. Тессеракт (от др.-греч. τέσσερες ἀκτῖνες – четыре луча) – четырёхмерный гиперкуб – аналог куба в четырёхмерном пространстве.
  
  

Глава 8. Своё место.

  Дом – это там, где твое сердце.
Плиний Старший
  
  Я так увлеклась чтением, что едва не забыла о том, что сегодня мне на это отведено меньше времени, чем обычно. Но, к счастью, в библиотеку прибежала Эвелина и буквально силком вытащила меня из-за книг.
  – Давай-давай, пошевеливайся, – говорила она, скидывая мои вещи в сумку. – Это такая честь! Поверь, даже если ты провалишься, никто не будет смеяться. Честно-честно.
  Ярость вспыхнула мгновенно, откликаясь на едва заметные интонации голоса. Пришлось сжать кулаки и опустить взгляд, пережидая приступ. Она в меня не верит. Не верит, даже мысли не допускает, что я пройду... Спокойно, она не виновата, она дитя своего мира, пленница своего воспитания.
  Однако, теперь у меня появилась ещё одна причина пройти это чёртово испытание. Не просто доказать самой себе, что я чего-то стою в этом мире, что я могу делать что-то хорошо, а ещё и доказать птенчику, что общественное мнение не всегда самое правильное.
  Я медленно выдохнула, поднимая голову и позволяя Эвелине тащить меня по коридору. Через пять минут я, уже переодетая, стояла на той же физкультурной площадке, только контингент был несколько иной. Вместо изнеженных пташек, смотрящихся откровенно не к месту в охотничьих костюмах, напротив меня стояли крепкие волки... Ладно, волчата. Полные силы и дури молодые волки.
  – Так, а чего тут курица делает? – заметил меня один из них. Невысокий, но подвижный, можно даже сказать, нервный. Красивый... Но это само собой разумеется, среди отпрысков уродов нет.
  – Э-э-э... Куриц здесь, вроде, нет, – сообщила я, демонстративно оглянувшись.
  Парни рассмеялись.
  – Да ты, курица, ты, – пояснил «невротик». – Не знаешь, что ли?
  Подавленная ярость снова высунула голову. С пугающей готовностью её пропустили остальные чувства и только благоразумие не дало мне устроить драку прямо сейчас. Обычно мне удаётся сдержать агрессию благодаря другим чувствам, но сейчас альтернативы не было.
  – Я человек, – покачала я головой, стараясь чтобы голос звучал как можно более спокойно. – И, если вам не сложно, прошу не сравнивать меня с этой глупой, неуклюжей и некрасивой птицей. Пожалуйста.
  На меня вылупились с интересом, как на неведомую зверюшку.
  – А то что? – спросил парень наклоняя голову к плечу и делая шаг вперёд.
  Нарывается.
  – А ничего, – ангельски улыбнулась я, делая шаг навстречу. Он оказался всего чуточку выше меня. Коротышка, по местным меркам. – Только знаешь ли... Прозвища могут быть очень... М-м-м... Прилипчивыми.
  Интересно, девочек в этом мире бьют?
  Меня саму напугало предвкушение, пропитавшее эту мысль.
  – То есть, ты угрожаешь дать мне прозвище? – оскалился противник, приближаясь.
  – Я не угрожаю, я просто прошу не сравнивать меня с этой глупой птицей, – продолжала наступление я, глядя ему в глаза. – Всего лишь смиренно прошу.
  – Фейери! – прервал нашу игру в гляделки грозный окрик. – Прекрати задирать Лиса, испытания ещё даже не начались!
  Я тут же отступила, принимая невинный вид, однако губы чуть подрагивали, пытаясь сложиться в улыбку. Мне это нравится, чёрт возьми!
  – Испытание? – раздался голос, от которого у меня мгновенно потекли слюнки. – Ты хочешь сказать...
  О. Какой экземпляр! Я постаралась скрыть алчный взгляд, но на меня всё равно никто не обращал внимания. Думаю, сердечки в глазах у меня всё же заплясали. Парень, вроде бы совершенно обычный, прочно занял третье место в списке «Соблазнить, если выпадет случай». Какая харизма! Какая бушующая аура силы и сексуальности! Явно же говнюк, но это его не портит, а только придаёт дополнительный шарм.
  Ладно, пофиг... У меня нет на это времени. Хм, странно... Почему я не заметила такого колоритного персонажа раньше? Не мышка, за кустиком не спрячется. И почему он с Ниароном на «ты»?
  – Именно, – сказал учитель, вставая у меня за спиной и кладя мне руки на плечи. Весьма весомо, между прочим. – Заря Фейери, претендентка на вступление в наши дружные ряды.
  – Салочки? – радостно оскалился Лис. Интересно, это у него имя или прозвище? – Её ловить будет однозначно приятнее, нежели того жирдяя.
  – И проще! – добавил кто-то серенький.
  Я послала выскочке ласковый взгляд.
  – Да, салочки, – подтвердил учитель. – Правила знаешь?
  А это уже мне.
  – Нет, – ответила я. – Объясните.
  – О, всё очень просто, – усмехнулся Ниарон, выходя из-за спины. – Ребята надевают эти чёрные перчатки, видишь? – один из парней как раз вышел из инвентарной комнаты, поправляя типично байкерскую штуку. – Если такая коснётся твоей одежды, на тебе останется магическая метка, держащаяся два часа. Твоя задача – продержаться пятнадцать минут до того, как получишь все шестнадцать меток. Всё понятно?
  Ой-ёй...
  – Территория? – деловито спросила я, начиная разминать голеностопный сустав. Была у меня в этом месте сложное повреждение, из-за которого теперь я определяла погоду лучше метеорологов[12]. Самое обидное, что травма не спортивная, я просто как-то после весёлой вечеринки навернулась со шпилек.
  – Весь сад, – великодушно разрешил Ниарон.
  – Фора?
  – Сорок секунд.
  Негусто.
  – Сопротивляться можно?
  – В смысле?
  Всё он прекрасно понял, гад.
  – Уклоняться, ставить подножки, бить по протянутым конечностям, сталкивать их носами и так далее. Можно?
  – А сдюжишь? – хитро спросил учитель.
  А чёрт его знает... И опять незнакомое слово с понятным значением. Эх, английский бы мне кто так подтянул. Или французский.
  – Да так... Я на всякий случай спрашиваю, – независимо пожала плечами я.
  – Можно, – наконец-то он соизволил дать ответ.
  – Поставивший метку выбывает из игры или может держать меня, чтобы остальные поставили?
  – Выбывает, – чуть улыбнулся он.
  – Ну и совсем наглость: метку можно ставить только на меня или на других тоже? И, если можно, метка считается поставленной или её можно восстановить и кинуться на меня с новыми силами?
  – Перчатка перезаряжается три часа, на друг друга метки ставить можно, на самого себя – нельзя.
  – Перчатки персональны?
  – Нет, стандартны... Сама можешь посмотреть.
  Оу, теперь я понимаю почему девчонки сюда так стремились... Так, не отвлекаться. Шестнадцать парней достойных чтоб за ними таскались толпы бешеных фанаток. Все разного роста и комплекции, но от них веет такой силой... Дурной. На руках те самые чёрные «байкерские» перчатки с ярко светящимся зелёным прямоугольником на тыльной стороне.
  – Ну что? – радостно хлопнул в ладоши Ниарон. – Начнём. Напоминаю, твоя задача – продержаться пятнадцать минут. Испытание начинается... Раз, два, три... Пошла!
  Я сорвалась с места и кинулась к давно намеченному аппарату: туго натянутому железному канату на четырёхметровой высоте. Забралась по лестнице, схватилась за металл и внезапно поняла, что песочек мне уже не кажется таким уж мягким. Вздохнув, села на канат верхом и медленно поползла к середине.
  Раздался громкий окрик Ниарона. Время на подготовку вышло. Однако, пока парни бежали ко мне, я успела продвинуться ещё чуточку, оказавшись почти на середине каната. Прикрыла глаза и сосредоточилась. Тяжёлые басы, удары барабанов, мужской голос и какой-то хулиганский мотив заполнили мою голову.
  
  As I get closer,
  My dreams get farther
  I climb that ladder,
  But you kick it over
  Thirsty for water,
  You give me vinegar
  When I drink your medicine,
  It just makes me sicker
  
  I dug a hole so deep
  I'm gonna drown in my mistakes
  Can't even sell my soul
  'Cause it ain't worth shit to take.
  
  Два парня с обезьяньей ловкостью вскарабкались на канат с двух сторон и прогулочным шагом направились ко мне, не обращая внимания на высоту. Пижоны. Я наблюдала за ними с плохо сдерживаемой паникой. Они же меня сейчас поймают и скинут прямо в распростёртые объятия стоящих внизу.
  Ближе, мальчики, ближе. Closer and closer...
  Не переставая пугливо оглядываться, я натянула рукава до самых пальцев и крепко схватилась за канат с двух сторон.
  Они что-то кричали, смеялись, особенно скопившиеся внизу, но это я зафиксировала как факт, без анализа. Ну же ребята, ближе.
  И вот когда они оказались всего лишь в полушаге от меня, я резко откинулась назад, делая переворот на одном колене. Парни, не ожидавшие такой подлянки, свалились как спелые груши прямо на зрителей. Послышались маты... Видимо груши были слишком большие.
  Завершив полный оборот, я убрала с каната ногу, оставшись стоять только на руках, качнулась вперёд и чуть назад, стараясь набрать максимальную скорость, пролетая над «охотниками» на вытянутых руках, и уже в горизонтальном положении отпустила канат.
  Полёт вышел недолгим, а приземление достаточно жёстким, несмотря на кувырок. Зато оказалась в метрах десяти от основного столпотворения. Не удержавшись, потеряла секунду на оглядывание, а затем помчалась к каменной стене, ограждающей спортивную площадку от остального сада. Причём скорость была гораздо выше, чем когда я бежала к турникам.
  На моё счастье стена оказалась крайне небрежно сделанной, так что я смогла без особого труда забраться на неё. «Охотники» уже опомнились и побежали ко мне, но три метра в длину или три метра в высоту – большая разница.
  Вот чёрт... Внизу кусты, при чём по виду очень колючие. Я огляделась. В метрах двадцати влево был просвет, к которому я и побежала. Прямо по стене. Равновесие гораздо проще удерживать, когда умеешь подавлять страх. ¡Mierda!
  Парни шустро карабкались на стену, используя самого высокого из них в качестве лестницы. Ой-ёй-ёй! Я спрыгнула со стены и побежала вперёд. Ярость, которой наконец-то позволили хотя бы чуть-чуть поднять голову,наполняла мышцы силой, а в голове барабанным боем стучала мысль: «А вот фиг им, не сдамся!»
  Сзади послышался шум.
  – Привет! – радостно оскалился первый встретивший меня парень. Лис, кажется. Вот тут то я и осознала всю суть фразеологизма «Словно из-под земли возникнуть».
  Уклониться я уже не успевала, так что вскоре на моём плече красовалась зелёная метка. Сильно хотелось пнуть его, но я не стала тратить на это время. Опять в кусты, но рядом, к счастью, оказались достаточно крепкие деревья с низкими ветками. Я шустро забралась на одно из них и поскакала дальше в стиле Маугли. Главное, не задумываться о своих действиях, а то свалюсь от ужаса.
  – Ребята, быстрее, она на дерево забралась! – громко закричал Лис.
  Вот гад!
  Я свернула в сторону, так как помнила, что в той стороне должен быть выход на цивилизованные дорожки. Но, как всегда, переоценила возможности собственного тела. Рука, оцарапанная ветками и железным канатом ослабела и сорвалась в самый ответственный момент. Я полетела прямо в колючки, да ещё так неудачно, с низкой высоты – извернуться практически невозможно.
  Сознание не зафиксировало когда именно я отрубилась, но удара о землю не почувствовала, так что, видимо, ещё до столкновения. Очнувшись, я заметила перед собой колючие ветки. Я моргнула. Ещё раз. Склонила голову на бок. Что-то было определённо не так. Такое же ощущение возникает при просмотре старых спецэффектов – мозг улавливает некую неправильность, но не может осознать в чём она заключается.
  А когда он понял, сердце пропустило удар. Нет, даже два. Ветки не укрывали меня с боков.
  Они прорастали из меня.
  От ужаса я не могла пошевелится, да что там! Даже вдохнуть удалось не стазу. Куча догадок, одна безумнее другой, промелькнули в моём сознании в мановение ока и...
  Надо мной промелькнула тень. Человек. Тоже мауглинчает. Это вернуло меня в реальность. Ужас сгорел, растаял, исчез словно его никогда и не было. Я аккуратно попыталась пошевелиться. Как ни странно, получилось с первой попытки, словно кусты были оптической иллюзией или... Находились в другом пространстве. Я могла свободно проходить сквозь них, но попытавшись встать, испытала ещё одну атаку ужаса... Левое плечо было на половину погружено в землю, но я чувствовала, что оно на что-то опирается.
  – Куда она делась? – раздалось шипение прямо надо мной. – Я всё проверил в пятом квадрате.
  – Наверху смотрел? – спросил другой шепот. – Такие как она любят прятаться наверху.
  – Да смотрел я! – злобно зашипел первый. – Чуть башку себе не свернул! Пять минут уже прошло, а на ней только одна метка!
  – Ладно, хватит время терять, Арес нам за такие разговорчики голову оторвёт.
  Раздался шорох и две тени метнулись по направлению к спортивной площадки. Замечательно. Самообучающийся противник с навыками психоанализа.
  И это был не сарказм.
  На мгновение появилось искушение просидеть здесь оставшиеся десять минут, но когда я представила, что будет если меня найдут в таком положении... В лучшем случае меня казнят, в худшем – запрут в лаборатории, пытаясь выяснить шо вообще это было?! И наверняка, наверняка ведь найдут способ меня удержать!
  Удержать? Удержать... Точно! У моего же персонажа в качестве особых способностей указано прохождение сквозь стены! То есть, что меня ничто не может удержать. И Арагорн ещё потом сокрушался, что я не играла просто ведьму, её было проще сделать...
  Очередной раз убеждаюсь, что голуби умнее... Нет бы спросить: «Проще чем что?» Ох, дура-дура...
  Три раза стукнулась затылком о землю, чтобы закрепить сообщение. Один раз голова свободно прошла сквозь почву, не встретив никакого сопротивления... С удивлением осознала, что мне это начинает нравиться. Серьёзно. Проходить сквозь стены – что может быть лучше?
  Я затряслась всем телом, стараясь удержать смех внутри. Когда через минуту он не прошёл, отвесила себе пощёчину. Только истерики мне сейчас не хватало. Ну и что, что у меня во лбу вместо звезды горящей ветка торчит? Подумаешь... Это же не конец света! Может быть, что-то даже полезное.
  Ещё пару раз дёрнувшись я перевернулась на живот и поползла по-пластунски в сторону цивилизации. Руки иногда проваливались по плечо в землю, да и ветки, проходя через глаза или нос, вызывали ни с чем не сравнимые ощущения, одновременно и мешая, и не мешая работе этих органов.
  Ох, как наверное мою рожу перекосило от различных эмоций... Сосредоточенность, сейчас нужна только сосредоточенность.
  Минуты через две таки доползла до аллеи. Аккуратно высунулась и осмотрелась по сторонам, никого не заметила, быстро вылезла сквозь живую изгородь и отряхнула колени. Но это было скорее для собственного успокоения нежели для какой-то практической пользы. Фух, лаборатория временно отменяется.
  А вот охота ещё не кончилась. Как там было?..
  
  Follow the rainbow,
  My lucky omen
  There ain't no pot of gold,
  Just copper tokens
  I found the key to life,
  The lock was broken
  All my accomplishments
  Are best left unspoken
  
  I dug a hole so deep
  I'm gonna drown in my mistakes
  Can't even sell my soul
  'Cause it ain't worth shit to take[13]
  
  Осторожно выглянула из-за угла. Никого. Короткая перебежка к следующему изгибу живого коридора. Гражданские. Я сильно вжалась в стену, постаравшись стать максимально незаметной. Мимо, не обращая на меня внимания, прошла парочка в составе высокомерного юноши и воспитанной девчонки. Даже им показываться нельзя, охотники вполне могут спросить не пробегало ли тут лохматое нечто предположительно женского пола, но в штанах. Сбежало оно, бедненькое, из больничного крыла, сумасшедшее, может навредить себе или кому-нибудь ещё. И ведь им подскажут! И правы будут.
  – Эй, парни! Она тут! – послышался сзади крик.
  Вот чёрт! Прикрывать тылы всегда прикрывать тылы, курица!
  Вместо того, чтобы побежать от голоса, я побежала на него. Парень удивлённо вылупился и не успел среагировать, когда я, поднырнув под руку, толкнула его прямо в живую изгородь. Лицом в колючки и... Убежала в ту сторону откуда и пришла, постаравшись сделать это как можно более тихо. Впрочем, охотнику в тот момент было не до подслушивания, он слишком был увлечён ругательством моей скромной персоны.
  – Блин! – теперь уже ругалась я, потому что сверху, словно из неоткуда, свалился охотник. Разумеется, я грохнулась на землю, больно ушибив коленку. – Слезай с меня, придурок!
  – А волшебное слово? – ехидно спросил парень, ещё и попрыгивая на мне.
  Тут меня сорвало:
  – Быстро, с*ка!!!
  Локтем под дых, затылком по переносице. И я снова свободна, снова могу бежать. Но две метки, это как-то... Обидно.
  Чёрт. За мной бежит целая толпа. Человек пять, не меньше. Я дёрнула от них на второй скорости. В принципе, я могу бежать быстрее, но им об этом знать совсем не обязательно.
  Я оглянулась на бегу. Отлично! Один из парней вырвался вперёд. Видимо, ему очень хотелось меня полапать.
  После следующего поворота я, помня, что меня считают любительницей возвышений, присела у стены, максимально вжавжись в живую стену спиной. Ветки больно впивались в тело даже сквозь одежду, ни о каком прохождении сквозь них и речи не шло. Обидно. Но хорошо. И обидно.
  Парень выскочил из-за поворота и на полной скорости запнулся о мою подножку. Летел он красиво, а вот приземление вышло жёстким: поставить-то руки он успел, но как-то неудачно потерял равновесие, стукнувшись плечом и головой. Надеюсь, он ничего себе не сломал.
  Пока он не успел опомниться от боли, я вытащила из-под него руку с перчаткой, которая, к счастью, не пострадала и, взявшись за неё ладонью приложила магическую метку к боку пострадавшего. Есть! Небольшая зелёная вспышка, и на его форменной одежде остаётся след.
  В принципе, можно было уже идти сдаваться, все шестнадцать меток всё равно не поставят, но... Мне нравилась эта охота, с возможностью сдачи и, казалось бы, бессмысленная беготня. Я хочу ещё помучить этих зазнаек.
  Я побежал изо всех сил, стараясь максимально усилить отрыв между нами, петляя и едва не сбивая с ног гражданских. Ой. Лабиринт кончился. А раньше он мне казался таким длинным... Я выбежала на большую площадь, наполненную каменными дорожками и низенькими цветами. Ни деревца, ни кустика, ни единого места чтобы спрятаться. Пока перебегу площадь напрямик, меня охотники сто раз заметят и поймают. Даже беседка и то насквозь просматривается.
  Хм, беседка... Нет, прятаться там действительно не вариант, зато она очень близко от стены лабиринта! Я подбежала к строению и быстро влезла на него по ажурной кованной стене. По удобству не уступает пожарной лестнице. Парни уже подбегали к площади, так что я не глядя кувыркнулась назад, за стену. Если там будет какая-то преграда, я наверняка пройду сквозь неё.
  Впрочем, о возможности провала я в тот момент не думала.
  Падение вышло знатным. Пара тройка переломов мне точно обеспечена... Была бы. Если бы земля мягко не спружинила, как поролон. Я бережно собрала конечности в кучку, проверяя не отвалилось ли чего в процессе. Как ни странно, всё было цело и даже работало.
  Охренеть.
  Я вытащила рожу из чего-то мягкого, воняющего гнилью. Фу, прошлогодняя листва! Приземлилась я в молитвенную позу мусульман, то есть, попой к верху. Целостность организма казалась ещё более удивительной.
  Медленно попытавшись встать, я поняла, что листва тут не прошлогодняя, она как минимум пару десятков лет скапливалась в этом месте в огромных количествах. Мне очень повезло.
  Эм... А куда я вообще попала?
  Место казалось заброшенным не первый десяток, и может даже не первую сотню лет. Как могли маги природы допустить, чтобы дуб вырос на двадцать метров – ему же тяжело, бедненькому – и чтобы под ним скопилась такая куча компоста.
  Не говоря уж о том, что ранее я этого исполина не замечала.
  Ни дорожек, ни клумб, всё покрыто старыми листьями. И тишина. Такое ощущение, что тут вообще ни единой живой души не было очень долгое время. Даже птицы и звери сюда не забредают.
  – Думаешь, она могла залезть сюда? – раздался за живой изгородью голос.
  – Больше некуда, – ответил другой. Кажется, это был тот красавчик, что обращался к Ниарону на «ты». – Полезайте.
  Дожидаться дальнейшего развития событий я не стала, побежала дальше. Странности странностями, но попадаться всё-таки не надо.
  Ноги громко чавкали, расставаясь с компостом, оставляя такой чёткий след, что его могла проследить даже я, не то что другие отпрыски, которых этому наверняка обучали. Но я бежала, просто бежала, стараясь найти что-то что может меня укрыть.
  Ручей! Чистенький, быстрый, текущий по камням, а не по илу. Я быстро умылась, компост на лице – не самое приятное ощущение, и, очистив сапоги, побежала вверх по течению. Через пять метров остановилась, подумала. Побежала вниз по течению. Всё-таки пусть мои следы смываются не в руки врагам.
  Забавно, но сапоги оказались водонепроницаемые – я уже приготовилась было к смертельному холоду – а подошва достаточно ребристой, чтобы не соскальзывать с мокрых камней. Так что бежать было вполне удобно... Не считая воспроизводимых звуков, которые я безуспешно пыталась свести к минимуму. Вскоре меня скрыли от взоров кусты. Опять колючие. Вроде ежевики, малины или крыжовника. Я уже начинаю сомневаться в том, что существуют кусты без иголок.
  Ручей, как оказалось, впадает в озеро. И это был тупик. Водная гладь со всех сторон была окружена колючками, оставляя, словно издеваясь, небольшую полосочку песка.
  А сзади уже послышались шаги.
  Странно, но в тот момент у меня даже мысли не возникло о том, что бы сдаться. Выиграть любой ценой.
  И я нырнула в озеро.
  По началу было холоднее, чем в Средиземном море весной. Невольно наползли ассоциации с жидким азотом, но это, конечно, чушь. Просто было очень холодно. А потом ничего, привыкла. Высунула нос наружу и принялась ждать. Когда шаги послышались буквально в нескольких метрах я глубоко вдохнула и плавно погрузилась на дно. Там зацепилась за камень и открыла глаза.
  Вода была удивительно чистой. Нет, конечно была лёгкая мутноватость и плавали гниющие листья, но это не шло ни в какое сравнение с хлорированной водой бассейна, морским соляным раствором и даже с мутными испанскими речушками.
  Охотник подбежал, вызвав круги на поверхности. Затем остановился, прислушиваясь. Я чётко видела его ноги, погружённые в воду по голень, чуть позже, когда волны успокоились, смогла разглядеть его самого. И даже не удивилась, когда оказалось, что это тот самый красавчег. Если я правильно уловила эмоциональную нагрузку этого слова.
  Он замер, готовый в любую секунду перейти в нападение. Хищник, серьёзный... Забавно, но именно это нас и объединяло. Для нас все происходящее было серьёзным, и ставки высоки. Для меня – достаточно неплохой шанс найти своё место в жизни. Для него – потенциальный позор команды. Да, именно его команды.
  А он красивый... – неловко мелькнула в голове восхищённая мысль, и тот час парень посмотрел прямо на меня.
  Я поспешила отвернуться. Вот ведь дурёха... Если даже квантовая физика признаёт воздействие взгляда на реальность[14], что уж говорить о мире, где каждый второй не обделён способностями к магии?
  «Мелкая, я знаю что ты в озере», – раздался, казалось, прямо в голове, голос охотника.
  Зачатками телепатии владеем, значит? Ну-ну. У людей фейри магия разума какая-то уж очень покорёженная и может служить только эквивалентом обычному разговору. При том вслух. Бесполезная штуковина.
  Я легла на дно, как большая морская звезда, выкинув все мысли из головы и оставив только чистые ощущения. Мало ли какие у него там зачатки...
  «Всплывай давай, а то у тебя воздух скоро закончится», – пригрозил он.
  Я тихонько фыркнула. Он у меня уже давно закончился.
  Что?!!
  Резко подняв голову, я с ужасом ощутила, точнее не ощутила давления воды. Я лежала на каменной поверхности, в центре неглубокой природной чаши, глазами видела воду, но все остальные чувства заявляли что вокруг воздух. Даже холод пропал. На этот раз сознание справилось быстрее: если я могу проходить сквозь ветки, то почему бы не мочь сквозь воду? К тому же я, как дитя информационных технологий, уже давно разучилась верить глазам.
  «Ты что, забыла даже то, что в воде дышать нельзя?» – ехидно спросил телепат, видимо почуяв моё удивление.
  Я бездумно перевела взгляд вправо, на мелководье. Теперь его видно было пусть и слегка мутновато, но уже без искажения, которое даёт вода. Забыла, да. Совсем забыла. Так забыла, что и не надо стало.
  «Эй, ты там не утони!» – забеспокоился охотник. – «Это всего лишь игра, не стоит ради неё умирать. Ну, хочешь, я отвернусь, чтобы ты могла спокойно вылезти?»
  Я растрогалась. Нет, честно. Насколько эта попытка заботы была неуклюжей, настолько же и искренней. На некоторое время я даже задумалась над его предложением, разумеется с подпунктом «огреть его чем-нибудь по башке, пока он на меня не смотрит», но внутри что-то взбунтовалось.
  Только не он. Только не сейчас.
  «Я вылезу только если ты уйдёшь отсюда», – тщательно проговорила я про себя, мысленно складывая это сообщение в воображаемый самолётик и кидая его в сторону охотника. В принципе, могла бы и не стараться, местные телепаты могут уловить любую адресную мысль. Так что думать о других плохо здесь может быть действительно опасным. Хотя, как говорят, специалисты в магии разума – некроманты и вампиры – могут читать даже память с подсознанием.
  Надеюсь им никогда не попасться. Для их же собственного блага.
  «О, смотрите кто заговорил!» – наигранно обрадовался охотник. – «Вылазь давай, ты не можешь прятаться там вечно!»
  «Вечности не существует. Всё что было создано, будет разрушено. А что рождено – омертвлено», – меланхолично ответила я. – «И только хаос остаётся. А мне осталось всего пять минут. Прощай!»
  Мысленно я сделала шаг назад, в глубину. Не такую мелкую как здесь – всего-то около полутора метров, – а в настоящую глубину сознания. Теоретически, это должно было вырубить телепатическую связь. Как оно обстоит на практике – не знаю.
  Я уже наметила выход. Вода пребывала с ручьём, протекала сквозь всё озеро и уходила вниз, в пещеру. Туда я и поползла на четвереньках, чтобы не высовываться над поверхностью. Поход по неизвестному туннелю казался мне лучшей идеей нежели встреча с ним лицом к лицу.
  Пещера казалась очень удобной, с гладко отполированными серыми стенами, но вскоре мне пришлось поползти по пластунски, потому что потолок опускался. С каждым движением становилось всё сложнее удерживать страх. Коридор уже не давал возможности раздвинуть локти, приходилось изображать из себя змею с радикулитом в бесплотной надежде, что пещера дальше не сужается, а расширяется. Страх и паника вместе быстро сорвали эмоциональную плотину. Из ниоткуда появилась вода, я начала захлёбываться и...
  Бледная рука с тёмно-зелёными ногтями схватила меня за шкирку и потянула куда-то вверх. В следующее мгновение я оказалась сидящей рядом с бортиком какого-то фонтана. Совершенно сухая. И ни души вокруг. Ветер шуршит листвой, где-то вдалеке поют птицы... Я опасливо посмотрела на воду, но и там никого не было... Что это было? Русалка? Рука-то явно женской была... Блин, а чего она тогда смылась? Я бы ей хоть спасибо сказала!
  Чёрт-чёрт-чёрт! Я, что, окончательно свихнулась? А если бы этой неизвестной доброжелательницы не было бы? И тут же из ниоткуда возникла уверенность. Меня бы спасли. Иначе быть не может. И я откуда-то знала это ещё до того, как вошла в пещеру, но не осознавала. Блин...
  Из прострации меня вывел чуть более громкий шелест листьев, который живо напомнил мне звук шагов. Охота ещё не закончена, нечего расслабляться. С трудом я поднялась на ноги, едва не упав вновь. Чегой-то мне хреново... Бедный мой организм, травимый вегетарианской диетой и такими жутким стрессами.
  Прикрыв глаза я вызвала огонёк и быстренько прогнала его по всему телу. Стало чуточку легче. Кажется, я слышала, что этот способ обладает весьма неприятными побочными эффектами, но... Это будет потом.
  Встряхнувшись, я совершенно другим, деловитым взглядом огляделась. Ба! Да это же фонтан двух лебедей! Один из ориентиров, глядя из окна на которые можно дойти до кабинета этики... Век бы его не видеть. Так, надо встать таким образом, чтобы ближайшее здание комплекса оказалось за спиной... Да, точно! Слева находится спортивная площадка и, если не нарвусь по пути на какой-нибудь портал, смогу туда добраться к концу отведённого времени. Не хотелось бы ещё больше портить их отношение ко мне, заблудившись в первый же день.
  Как ни странно, все мои судорожные оглядывания оказались напрасными, никто на меня так и не напал. Вот и здорово. Забравшись на стену, я увидела умилительную картину: внизу сидели бугай, которого использовали в качестве лестницы; Лис, который со мной первый поздоровался; тот прыгун, что повалил меня на землю и шустрик, которому я метку поставила на задницу. Причём последний что-то увлечённо объяснял, яростно жестикулируя. Небось рассказывает как меня ловил.
  Подкравшись поближе я словила удар по своему самолюбию. Увы и ах, обсуждали они оружие.
  – Она здесь! – внезапно завопил шустрик, указывая на меня рукой.
  Блин, я даже до голубёнка не дотягиваю. Как можно было забыть про взгляд?!
  Я сорвалась с места и на полной скорости побежала к оборудованной части площадки. Бугай, единственный из присутствующих, кто не потратил свою метку, весьма уступал мне в маневренности, так что среди этих аппаратов у меня был шанс затеряться до окончания времени охоты. Но вскоре прибежали остальные, и мне стало не до шуток. Их много. И работают они слаженно. Правда один раз я умудрилась отвести руку с перчаткой на другого, но всё равно где-то через минуту я светилась как рекламных щит.
  А тому, кто оставил метку мне на заднице, я отомщу особо. Отвечу на поползновения и задолбаю во всех смыслах.
  Раздался свист. Время вышло. Замечательно. И, главное, очень вовремя. Эх, если хотя бы на полминутки раньше...
  – Так, а где Арес? – первым делом спросил Ниарон, подойдя к нам. Не о результатах испытания или моём самочувствии. Обидно. Кстати, а кого он имеет в виду?
  Как оказалось, того самого охотничка, что говорил с ним на «ты».
  – Извините, немного задержался, – произнёс он, легко спрыгивая со стены, которая находилась в метрах двадцати от нас. Причём голоса он не повышал, но слышно было чётко. – Были некоторые сложности.
  При этом он внимательно посмотрел на меня, однако, ваша покорная слуга хотя и выглядела потрёпанной, но следов прохождения через озеро не было.
  – Фейери прошла испытание. Берёшь? – спросил Ниарон.
  Хм, у меня глюки? Он у студента разрешения спрашивает?
  – Конечно, – фыркнул Арес. – Было бы глупо упускать такого хитрого воина только из-за... м-м-м... Некоторых физических особенностей. Правда, Фер? – это было сказано шустрику, из-за чего тот заскрипел зубами. – Я капитан отряда Арес Фейлори, – а это уже мне.
  Фейлори... Благословлённый феями. Родственная фамилия. Только моя читается как «Проклятый феями». Небольшая разница, не правда ли? А ещё Фейлори – единственный род, в котором сохранилась стопроцентная принадлежность к категории «А». То есть, этот парень – наследник.
  – Называй меня на «вы» и «господин капитан», – продолжал вводную он.
  Да хоть на «vòs»[15], у меня по этому поводу комплексов нет.
  – Да, господин капитан, – сказал я, с запозданием поняв, что от меня ждут ответа. Ехидства в голос не допустила, молодец. Но задолбать его этим «господин капитан» – это теперь моя прямая обязанность.
  – Это Вильгельм Шухан, моя правая рука, – сказал капитан, указав на Лиса. Всё-таки прозвище... А я ещё угрожала ему. Хотя у меня есть на примете парочка, которая очень бы подошла ему.
  – Но лучше просто Лис, – поспешно вставил тот.
  Молодец, зверюга. Почуял, не захотел для себя такого будущего. Украдкой я показала ему большой палец за непослушание. Жест универсальный, уже проверяла. В ответ мне подмигнули.
  – Моя левая рука, Кёнре Тополёв, – прервал обмен знаками наследник, указывая на бугая.
  Хм... Вопрос только в том, правша наш капитан или левша? Больно уж руки у него... Кхм... Разнокалиберные.
  Остальных я не запомнила, у меня плохая память на имена. Но одно то, что смотрели они на меня несколько даже уважительно, переполняло моё сердце почти забытым теплом.
  – А теперь, – взял командование Ниарон, после процедуры знакомства. – После такой хорошей разминки мы начнём основные занятия.
  Что? Нет, я же не...
  Мама, роди меня обратно-о-о!!!
  
  
  Сказать, что после занятий я была никакая – это значит сильно погрешить против истины. Последние полчаса я отрабатывала на чистом автомате, не понимая даже в чём суть упражнения. Когда пытка закончилась, я даже не поверила своему счастью. И правильно сделала, потому что меня ещё ждал душ, переодевание и до-о-олгий путь до кровати.
  В пустой и тёмной раздевалки было почти физически неуютно, но я это заметила только краем глаза. Меня больше задело, что не пришла Эвелина. Обычно она всегда старается помочь, поддержать, и я единственная, кто не шлёт её со своей гиперзаботой куда подальше.
  Вдвойне обиднее оказалось понимать, что я стала зависима от другого человека.
  Вода немного помогла, смыла негативные эмоции и даже помогла родится некой злорадной радости: «А всё-таки я им показала!» Держась за это чувство, я вымылась, оделась, села, чтобы обуться и...
  Тут меня накрыло.
  Тело безвольно растянулось на скамейке, отстранив обнаглевшее сознание от управления. Это было сродни обмороку, только мозг чётко фиксировал происходящее, не делая даже малейшей попытки анализа.
  Тихонько капает с волос вода. Кап-кап. Кап-кап.
  – Мелкая ещё не выходила? – голос Лиса. Приглушённо. За дверью.
  – Нет, но... – неловко пробасил Кёнре.
  – Ты её звал? – продолжал пройдоха.
  – Да, но...
  – Она отвечала?
  – Нет, но...
  – Открывай.
  – Но...
  – Если она там переодевается, мы просто получим по морде, извинимся, поставим дверь на место и уйдём! Ничего страшного!
  – Но...
  – Что происходит? – третий голос. Капитан.
  – Заря не отвечает, боюсь как бы с ней чего не случилось...
  – Кёнре, открывай, – чёткий приказ, выполненный без возражений.
  – Твою ж... – ругнулся Лис. Приближающиеся шаги. – Ты только посмотри!
  – Лис, не суетись, – короткая, спокойная команда. – Лучше принеси флягу из моего шкафчика.
  – Что, ту самую? – недоверчиво.
  – Да. Живее, – сказал, как отрезал. – Кёнре, помоги мне.
  Мир перевернулся. Вижу лицо. Кто-то мягко поддерживает меня за голову.
  – Принёс? – шевеление губ, разворот лица. – Давай сюда. Кёнре, подержи. Вот та-ак, пей.
  В горло потекла обжигающая жидкость. Чтобы закашляться, не хватало сил, пришлось глотать. Родилась первая, после затишья мысль: «В алкоголе много калорий». Рука мёртвой хваткой вцепилась во флягу, задевая чьи-то горячие пальцы и безмолвно обещая драться за живительное лекарство.
  – Эй, она же!..
  – Пусть, – короткое, но веское.
  Чужие руки на фляге не мешали, а помогали пить. И вот, когда последние капли вылились в запрокинутую пасть, меня унесло в небытие.
  Тук-тук. Тук-тук.
  
  
  
  Пробуждение вышло более приятным, нежели можно было ожидать. Во-первых, я лежала на мягкой кровати, раскинув руки в стороны и ни одна из них не свешивалась. Во-вторых, все многочисленные повреждения не болели, а мягко зудели, смазанные какой-то мазью. Бережно забинтованные руки, которые я обо что только не обдирала, вызвали особое удовольствие. В-третьих, волосы были сухими и... И вообще было так тепло и уютно, что хотелось мурлыкать.
  Хорошо...
  Нет, здоровой, конечно, быть лучше, но и хорошо лечимой тоже ничего. Слегка болел обожженный рот, словно я бутылку водки выпила залпом. Хм, а кажется именно это и случилось... Или это был коньяк?
  Уши зафиксировали разговор. Интересный, матерный и смешной.
  – ... И вот она, ..., меня затаскивает в комнату, а сама пьяная, ..., на ногах уже не стоит, виснет на мне! – голос рассказывающего об этом Лиса тоже казался не слишком трезвым. – Сюсюкает что-то неразборчиво, а потом как хвать за ухо! Мать-перемать, я уж думал откусит!
  В красках представив происходящее, я тихонечко захихикала, вторя весёлому ржанию. Тут-то меня заметили. И замолчали. Настала такая гробовая тишина, что стало слышно потрескивание дров в камине.
  – Да вы продолжайте, – попросила я. – Очень интересно.
  Разумеется, меня никто не послушал.
  – Как ты себя чувствуешь? – настороженно спросил Лис. – Встать можешь?
  – Хм, наверное, могу... – неуверенно протянула я.
  – Мелкая, ты лучше проверь, – посоветовал Арес своим, как я понимаю, обычным тоном «Я говнюк, держитесь от меня подальше».
  Кёнре, как обычно, смолчал.
  Пришлось вылезать из всего этого мягкого великолепия на грешную землю. Впрочем, мягкий ворсистый ковёр немного смягчил мои страдания. Одета я оказалась, на первый взгляд, так же как и была, незастёгнутые пуговички корсета как торчали так и торчат... А вот левый рукав я застёгивала. Надеюсь, моё тело не использовали в мое отсутствие, а то как-то обидно получается.
  Болело... Ну, не всё, но многое. Однако, не так сильно, как можно было бы ожидать. Для пробы я перекатилась с пятки на носок.
  – Определённо, я чувствую себя хорошо. Учитывая обстоятельства, даже прекрасно.
  – Садись, – приказал капитан, легко перетаскивая стул за спинку и ставя его рядом с собой. – Ешь, пей и молчи. Продолжай.
  Последнее было сказано Лису, а мне подвинули блюдо с бутербродами, рюмку и бутылку. Да с такой компанией я готова молчать хоть вечность! Бутерброды были сделаны из сухого хлеба, точнее вкусных поджаристых сухариков и – о чудо! – плавленного сыра. А сверху оливка. Жирное, вредное, солёное... Наконец-то! Не понимаю, если местные в принципе могут есть молоко и сыр, то почему его нам в столовой не дают? Жадничают? Ведут здоровый образ жизни? Гады...
  Рассказчик замялся, неловко глядя на меня. Пришлось быстро-быстро покивать и посмотреть умоляющими глазами. Говорить мне запретили, да и рот занят...
  – Ну, в общем... – начал он, будто собираясь сигануть в воду.
  Я благосклонно слушала, смеясь в нужных местах и приканчивала выпивку. Кстати, это действительно оказался коньяк, только какой-то слабый. Мы явно находились в одной из комнат общежития, но обстановка разительно отличалась от аскетизма моего обиталища, даже на уровне планировки. Во-первых, это помещение было гораздо больше, во-вторых, тут было аж два окна и камин, в третьих, присутствовала двухспальная кровать с балдахином, стулья и ковры, а так же оружие на стенах и прочие предметы роскоши. Это было настоящим жилищем, любимым жилищем... Гадать, что эта комната принадлежит наследнику даже не пришлось, обычным Бэ-шкам такое не положено.
  Почти домашнее счастье длилось недолго, на пятом бутерброде меня перехватил Арес.
  – Тебе не хватит? – подозрительно спросил он.
  Так как мне велели молчать, за меня ответил мой желудок. Громко.
  – Завтра плохо будет, – предупредил он.
  Желудок не согласился.
  – Ты вслух говорить не собираешься?
  Я провела перед губами рукой, словно закрывая замочек. На лице капитана заиграли желваки.
  – Можешь говорить, – разрешил наследник.
  – Вам жалко, господин капитан? – прямо спросила я.
  – Тебя, да. Завтра же не встанешь от обжорства.
  Ха, наивный! Это он никогда не ел тройную порцию лазаньи за раз.
  – Не волнуйтесь, господин капитан. Завтра я не встану совсем по другой причине. Дай хоть пожрать спокойно.
  – Ладно, но чтоб завтрак ела с аппетитом, мне не надо неприятностей.
  Эм, а у него-то из-за чего неприятности будут?
  – Так точно, мой капитан, – тем не менее сказала я.
  А вот бутылку из моего безраздельного пользования никто отбирать не стал. Сама подливала собутыльникам, когда у них кончалось, сама наливала себе и сама же выпивала. В полтора раза больше чем все парни вместе взятые. Хорошо что бутыль была большая. При всём при этом была я отвратительно трезвая, как впрочем и мрачный наследник.
  – Захожу, а там Велар! Она у меня в списке третьим номером стоит! Ну как я мог пройти мимо?! Ой! – Лис, в данной компании играющий роль живого радио, заткнулся, испуганно поглядывая на меня.
  Ну что такое... Как ляпнет какую-нибудь штуку, предположительно оскорбляющую род людской, так сразу замолкает. И каждый раз мне приходится его успокаивать, говорить что меня он совсем не обидел, и я не побегу жаловаться нашей училке по этике на такое поведение.
  – Номер три? – хмыкнула я. – Всё с тобой ясно. Я бы тоже не упустила возможности закадрить мой номер третий.
  – У тебя есть такой список? – вылупился Лис.
  Арес немного покосился, и даже Кёнре повернул голову.
  – Есть, конечно, – довольно кивнула я, пряча улыбку в бокале. – Называется: «Список тех, кого бы я соблазнила будь у меня такая возможность».
  – Эм... – ошалел было балагур, но тут же пришёл в себя. – А кто-нибудь из нас в этом списке есть?
  – Да, – я кивнула на капитана. – Как раз третьим местом.
  Несчастный наследник подавился выпивкой. Непонятно только, это из-за самого факта нахождения в списке или из-за занимаемого места?
  – А почему именно третий? – немного хрипло спросил наследник, откашлявшись.
  – Вы, господин капитан, конечно хороши, – иронично заявила я. – Но с двумя другими претендентами даже в сравнение не идёте.
  – Всё равно, – очухался Арес. – Тебе ничего не светит. Ты не в моём вкусе.
  Тут я заржала. Громко, откровенно, запрокидывая голову. Опс, кажется я всё-таки пьяна.
  – Мальчик мой, вкус дело такое, сегодня нравится, а завтра – нет, – сказала я сквозь смех. – Поверь, человек однажды может совершить такое, что ранее ему казалось не просто невозможным, а немыслимым! И да, зря ты мне об этом сказал. Теперь у меня появилось непреодолимое желание доказать тебе это на практике. Но нее ссы, насиловать не буду. Сам попросишься. Умолять будешь, на коленях просить. Время когда придёт.
  Последние три фразы были сказаны абсолютно серьёзно, что придало им характер угрозы. М-да, всё-таки пить надо было меньше.
  – Сомневаюсь, – фыркнул он.
  – Пари? – приподняла брови я.
  – А давай, – кивнул Арес по немного кривой траектории. Похоже, он тоже не слишком трезв. – Сроки?
  – Ну-у-у... Так не интересно! – сложила я руки на груди. – Просто будешь от меня это время шарахаться и всё. Давай лучше бессрочно. Или слабо?
  – Не слабо, – по-змеиному улыбнулся он. – А не слабо ли тебе на ответ?
  – В смысле?
  – Ну, выигравший может задать один вопрос, на который надо будет ответить абсолютно правдиво.
  А-а-а... Понятно, могла бы и сама догадаться. Всё-таки произошедшее сегодня его сильно озадачило.
  – Зачем мне могут понадобится твои ответы, – пожала плечами я. – Давай лучше на желание. Если выиграешь ты, то загадаешь честный ответ вот и всё.
  – Ага, но если спор бессрочный, то как узнать что я победил?
  Резонно.
  – Хм, а как дела у тебя с женитьбой? – задумчиво спросила я.
  – Пока не собираюсь, а что?
  – Вот когда женишься, если не на мне, тогда и будем считать что я проиграла.
  – У-у-у... Этого долго ждать... – уныло произнёс наследник.
  – Чего ждать-то? Ты не выиграешь.
  – Не будь такой самоуверенной.
  – Иначе бессмысленно.
  Мы замерли, прожигая друг друга взглядами.
  – Пари?
  – Пари.
  Моя жизнь становится всё веселее и веселее.
  
  
  Утро после выдалось не таким радужным.
  – Арес, ты не знаешь куда пошла Заря после занятий? – с трудом прорвался сквозь туманную пелену знакомый голос. – А-а-а!!!
  А вот это сложно было не заметить. Со всех сторон что-то зашевелилось, причём совершенно автономно.
  – Эвелина, заткнись! – послышался откуда-то сзади и снизу раздражённый, но, как ни странно, не сонный голос.
  Разрывающий мозг визг словно ножом отрезали. Я с трудом разлепила эти... Как их... Органы зрения, пытаясь разглядеть незваного гостя. Наведя фокус, я смогла увидеть как староста стоит, прижав руки к лицу, с ужасом глядя на меня... Или не на меня? На нас!
  – Боже, какой позор... – шокировано прошептала она. – Какой позор... Вы же сразу нарушили с десяток основных правил! Боже мой...
  Моргнув пару раз я, морщась от головной боли, осмотрелась, чтобы получить хотя бы малейшую идею о том, что здесь, собственно, происходит.
  М-да... Картинка, конечно, впечатляющая. Я полулежу на Кёре, закинув на него руку и ногу, сзади меня обнимает Лис, а гордый А-шка использует мой зад вместо подушки.
  – А ты бы стучалась прежде чем входить, – прокомментировала я хрипло. За что сразу получила по филейной части.
  – Не хами старосте, мелкая, – соизволил пояснить причину своего недовольства Арес.
  – Двери надо закрывать, склеротик, – не осталась в долгу я, пнув его куда пришлось.
  В ответ меня стукнули по перетруженным мышцам пресса. Буквально взвыв от боли, я кинулась на обидчика с твёрдым намерением чего-нибудь ему оторвать. Кровать как-то неожиданно кончилась и мы дружной кучей рухнули на пол, не прекращая возни. На его стороне был опыт, на моей – зубы, ногти и прочие неожиданные подлости.
  – Хм, Кёнре, – послышался замученный голос. – Кажется, похмелье здесь только у нас с тобой.
  – Вы... Вы пили? – переспросила Эвелина, беспомощно глядя, как я, пыхтя, пытаюсь вырваться из стального захвата. – Так Заря прошла испытание?
  – А ты сомневалась? – полузадушенно фыркнула я.
  – Блин... Единственную хорошую девушку испортили, – посетовала староста, опускаясь в кресло. Дверь, впрочем, она предусмотрительно закрыла.
  Вырвавшись, я не больно, просто выражая своё отношение к происходящему, пнула этого подонка и откатилась в противоположный конец комнаты. Я ещё отыграюсь, гадёныш! С независимым видом пожав плечами, он встал, демонстративно отряхнул ладони и сказал:
  – Хорошие девочки не ругаются матом и не пьют вино кувшинами.
  Уже наябедничал, гад! Эм... А это было вино? Причём в кувшине?! Глюки у меня, что ли?
  – Это вы её научили! – взвилась Эвелина. – Как будто я не знаю... Что попало в вашу компанию, то пропало! А такая девочка прилежная была, так хорошо училась.
  Мне не понравилось, что обо мне говорят в прошедшем времени.
  – Эй-эй, притормози коней, – возмутилась я. – Почему это я вдруг должна стать плохой? Я не собираюсь забрасывать учёбу!
  – Да? – ехидно спросил командир. – А придётся, потому что на большинстве уроков ты не сможешь присутствовать по состоянию здоровья, особенно первую пару лет. Да и сейчас тебе лучше пойти поспать.
  Я медленно поднялась, готовая в любой момент перейти в нападение, хотя разумом понимала, что на этапе словесных издёвок вряд ли будет физическая атака.
  – Мало получил? – ласково спросила я. – Могу ещё добавить, мне не жалко. И, знаешь, я не собираюсь пропускать ни единого занятия, как бы хреново мне не было. Эвелина?
  – Да? – насторожилась она.
  – Ты же пришла позвать меня на медитацию?
  – Да...
  – Тогда чего ты сидишь? Пошли, нам нельзя опаздывать, а мне ещё переодеться надо.
  Подхватив под локоток всё ещё пребывающую в прострации девушку, я направилась к двери, намереваясь смыться пока никто не опомнился. Но не тут-то было.
  – Заря, – тихо и серьёзно произнес командир. Без всякой бравады, как настоящий властелин. Тем же тоном он командовал вчера вечером. – Тебе действительно сейчас лучше поспать.
  В груди на мгновение защемило. Ах, он ради меня второй раз за сутки меняет свой modus operandi[16]. Но я задавила недостойные взрослой девочки эмоции. В тот же момент выскочила вперёд агрессия с воплем: «Ах ты гад, такие уловки использовать!» Желание встать в позу тоже, в итоге, было подавлено.
  – Спасибо за заботу, – поблагодарила я, потому что он действительно заботился, пусть и своеобразно. – Но я сама в состоянии понять, когда мне стоит отлежаться. И это не тот случай.
  Он медленно, словно обдумывая что-то, кивнул. Я же, попрощавшись с присутствующими быстрыми кивком, удалилась из комнаты.
  Несмотря на не совсем хорошее окончание разговора, душу грело какое-то странное ощущение правильности происходящего. Здесь я была на своём месте.
  
  
Сноски:
  1. При изменении атмосферного давления, то есть перед осадками, старые повреждения имеют привычку жутко ныть.
  2. Песня «Devil on my shoulder» исполнителя Billy Talent.
  3. Гуглить «Эксперимент с двумя щелями»
  4. В каталанском языке есть три степени дальности, как физической – aquí, allà, allí (тут, там, там дальше), так и персональной – tu, vostè, vós (ты, вы и Вы, ваша милость/светлость). Последнее в современном каталанском практически не используется.
  5. Modus operandi (сокр. M.O.) – латинская фраза, которая обычно переводится как 'образ действия'. Данная фраза используется в юриспруденции для описания способа совершения преступления. В криминологии modus operandi служит одним из методов составления психологического профиля преступника. Составление modus operandi того или иного подозреваемого может способствовать в его идентификации и поимке. Вне юридической терминологии словосочетание может использоваться для описания чьих-либо поведенческих привычек, манеры работы, способа выполнения тех или иных действий. (Wikipedia)
  
  

Глава 9. Страх и жажда.

  ...Истина средства заключается в его адекватности цели...
ГЕГЕЛЬ Георг
  
  В этом бешеном ритме учёба-учёба-учёба-спать как-то незаметно проскользнули ещё два месяца. Кажется. В тот момент я ни в чём не могла быть уверенна на сто процентов. Я по-прежнему ходила на все уроки, держась исключительно на непонятно откуда взявшемся упрямстве. Положение осложнялось тем, что у меня появился секрет... Нет, даже так, Секрет. Тайна, которую никто не должен был узнать. Ни в коем случае.
  За свою иномирность я не опасалась, в этом же нет ничего криминального. Ну переместилась девочка по воле непонятных сил, ну и что? Бедняжка, скучает, наверное по дому... Под описание подходит, не состояла, не привлекалась, замечена не была и готова работать на благо страны.
  А вот с прохождением сквозь материальные объекты сложнее... После пары бессонных ночей в библиотеке мне удалось выяснить, что в этом мире такой способностью обладают только хелидо. Да-да, те самые повелители разума и льда, высшая форма вампиров. И к кровососам тут отношение крайне негативное. Я бы даже сказала чересчур. Нет, я понимаю, многовековое противостояние, кучи жизней, но... Когда милая девушка, чуть ли не божий одуванчик, начинает трястись от ненависти и плеваться ядом из-за одного только намёка об исторических событиях, связанных с вампирами – это смотрится откровенно дико.
  Поэтому я уже довольно долгое время кропотливо работала над механизмом защиты моей территории, то есть комнаты. Я уже перебрала кучу стандартных вариантов щитов, для лучшего понимания ситуации вооружившись томиком «Справочник начинающего рунолога». Пришлось извиниться перед провидением за все свои ругательства по поводу информатики: пусть к компьютерам нас подпускали нечасто, зато прямо в подкорку вбили умение составлять алгоритмы. В принципе, составленная схема должна помочь от любой слежки, проблема только в реализации: дурацкие законы магии не давали сделать конструкцию таковой, каковой я её вижу. Приходилось постоянно подстраиваться, менять отдельные сегменты, что вызывало цепную реакцию... Похожие ощущения были, когда я шила платье на ролёвку, хотя иголку держала чуть ли не второй раз в жизни. И эта мысль вдохновляла меня немыслимо, ведь одежка-то вот она, висит в шкафу, и нельзя сказать, что такая уж плохая... Да, по сравнению с опытными портными моя работа кажется несуразностью, но она выполняет свою функцию, а это главное.
  Так что я надеялась рано или поздно закончить защиту, сделав мою спальню полигоном для тренировок.
  Приближались экзамены. И без того нервные ученики становились раздражёнными до невозможности. Именно тогда я почувствовала к Эвелине настоящую благодарность: одной отбиваться от тех, кто желал сбросить стресс за твой счёт было... Утомительно. Арес тоже радовал, когда с рожей маститого говнюка подсовывал мне бутерброды с сыром.
  Жестокие тренировки, рассчитанные так, чтобы ученик выложился на полную, но не надорвался... Однако мне было тяжелее раза в два. И не потому что я девочка – Ах, если бы только это! – а потому что я боялась, очень боялась пройти сквозь удар. Даже не получалось следить, хорошо я выполняю упражнения или нет, просто выполняла команды, как зомби.
  Ничего удивительного, что в конце-концов тело опять показало фигу обнаглевшему сознанию. Только на этот раз я упала не в уединённой раздевалке, а прямо посреди тренировки, во время отработки упражнения по равновесию. Я бездумно смотрела на кучки белесого песка, с такого расстояния кажущиеся огромными барханами. Кажется, ко мне кто-то подбежал. Возможно, у меня начались судороги... Сознание выкинуло в серую клетку сна, безумную в своей бесконечной однообразности.
  Некоторое время я металась загнанной птицей, пытаясь проснуться, но ничего не происходило, не было ни единого контакта с реальностью. В скором времени я успокоилась, невесело подумав, что лень людям дана как раз для предотвращения подобных случаев.
  – Что же с тобой сделали, дитя... – услышала я грустный шёпот и вслед за ним рухнула в реальность.
  Пахло вкусно. Мята, чуток нашатыря, нотки озона... Было удивительно тихо, лишь пение птиц и редкий стеклянный стук нарушали безмолвие. Собственное тело ощущалось как один большой сгусток тупой боли. Я даже не могла различить где руки, а где ноги, не то что пошевелить ими. Во рту стоял мерзкий привкус, как при похмелье, а глаза не желали открываться. Нормально работали только слух и обоняние.
  – Мадам Антония, что с ней? – вежливо спросил Ниарон. Его голос сопровождался лёгким эхом, словно помещение было почти пустое. И... Я никогда ещё не слышала у него такого тона. Искреннее уважение, можно даже сказать, почёт... Впрочем, кого воину уважать, как не медика?
  – С ней? – переспросила вышеозначенная мадам. Мне почему-то показалось, что она поджала губы. – С ней приключились сумасшедшие феи, вот что! Это же надо было так искалечить ребёнка!
  – В смысле? – переспросил кое-кто, кого я подспудно не ожидала здесь услышать. Всё-таки его образ говнюка как-то влияет и на моё восприятие.
  – О, это не физический и не энергетический недостаток, поэтому мы его сразу не заметили... Впрочем, это даже не недостаток, а небольшое несоответствие, которое может стать смертельным.
  – Мадам Антония, – галантно произнёс учитель. – Ваши таланты известны во всём мире, но, может быть вы поясните для простых смертных?
  – О, не прибедняйтесь, вы обо всём сами прекрасно догадались, – тепло сказала женщина. – Проблема в несоответствии оболочки и содержания... Если смотреть на энергетическую составляющую, то эта девушка может показаться магом, причём достаточно сильным, а вот если взглянуть на резерв... Уровень «Дэ» он и есть уровень «Дэ». Мощная энергетическая система фактически выжрала все ресурсы организма, не оставив силы даже для движения... Сейчас она подключена напрямую к замковому источнику, но даже это недостаточно, энергия просто не может удержаться в организме.
  Послышался лёгкий шорох ткани. Ближе. Рядом на кровать кто-то сел, и от этого движения я внезапно смогла найти левую руку. Великолепно.
  – Вы лечили её физически? – вопрос задан голосом Ареса. Близко. Значит, это он тут уселся.
  – Нет, а что? – насторожилась мадам Антония.
  – У неё были ссадины на руках...
  – Молодой человек, вы вообще меня слушали? – раздражённо спросила лекарка. – Я же говорю, развитая, но бестолковая энергетическая система! Вместо того, чтобы экономить ресурсы организма, она устраняет незначительные повреждения тканей. Как будто могущественного йога превратили в обычного человека, причём крайне небрежно... И с таким трудом наработанные умения начали убивать своего носителя. Ужас.
  – Ужас, – согласился Арес, беря меня за руку.
  Мва-ха-ха-ха!! Как романтично! Ой, кажется, это не из той оперы. М-да...
  – Положение осложняется тем, что энергетическая система не даёт ей нормально выспаться, почти всегда поддерживая её сознание в подобии бодрствовании.
  – А это-то вы как обнаружили? – не понял Ниарон.
  – Во время сна аура несколько меняет свои свойства, теряет упорядоченность линий, – пояснила лекарь. – Сейчас всё сигнализирует о том, что её тело находится в глубоком обмороке, но сознание всё ещё не может расслабиться. Я уже перепробовала несколько видов снотворного, но всё впустую. Возможно, она сейчас нас даже слышит, просто пошевелиться не может.
  Услышав это Арес дёрнулся от меня как ошпаренный. Точнее, попытался, потому что я в последний момент сжала его ладонь и дёрнулась вслед за ним.
  – Ну, или может, – философски заключила лекарь. – Молодой человек, не дёргайтесь, если она вас держит, значит вы ей зачем-то нужны. И судя потому, что инициатором прикосновения были вы – она вам тоже. Да не бойтесь, она вам ничего не сделает, а если сделает – я вас мигом вылечу!
  Спохватившись, я слегка ослабила хватку. Благодаря рывку я смогла обнаружить туловище, голову, правую ногу и, частично, левую. И только пятку от последней я всё ещё не нашла.
  – Милочка, вы слышите меня? – раздался совсем рядом голос лекарки. – Послушайте, вы должны поспать. Просто расслабиться и уснуть. Вы должны позволить своему телу самому распоряжаться полученной энергией. Я понимаю, вы ему не доверяете, но в данный момент оно право. Просто расслабьтесь и отпустите его.
  В смысле? Разве я держу его? Подумала и сразу поняла, что да, держу. Держу в постоянном напряжении, как в ежовых рукавицах, в истеричном требовании всё узнать, всё понять и сделать до того, как на меня навалятся настоящие неприятности. Понятно. По губам скользнула грустная улыбка. Я просто боюсь. Очень-очень боюсь за свою жизнь... К сожалению, этот страх настолько пронизал всё моё существо, что задавить или удалить его, как менее глубокие эмоции, не получалось. Остаётся только одно – послушаться мудрого совета, расслабится.
  Мысленный шаг назад и моя любимая серая мгла приветливо распахивает объятия. Моя сущность разделилась на тысячи отдельных эмоций, возник хор голосов. Кто-то просил, уговаривал, кто-то кричал, кто-то злорадствовал, а кто-то – плакал. Но все понимали, что страх смерти отнимает у нас самое главное.
  Жизнь.
  Напряжение ощущалось как судорожно сжатый кулак с песком, его надо держать сильно-сильно, чтобы ни песчинки не высыпалось наружу. А зачем? Усмехнувшись, я разжала воображаемый кулак.
  И уже отбывая в какие-то неизведанные дали на краю сознания мелькнуло: «Вот прикол будет, если я окончательно сойду с ума!» и «Нет-нет, что ты делаешь, глупая, ты же можешь умереть!» Две такие разные мысли параллельно. В этом вся я.
  
  
  Пробуждение вышло неожиданным, но для того, кто уже не надеялся проснуться, весьма приятным. Ко мне на краешек кровати кто-то сел. Я с трудом разлепила веки, чувствуя во всём теле сладкую истому и пульсирующий жар. Шевелится не хотелось, как и куда-то бежать, что-то учить... Благодать.
  Однако, что-то мне подсказывало, что задница, главная искательница приключений, замолчала не на долго.
  Переведя взгляд на посетителя, я мгновенно залюбовалась необыкновенно тихой и задумчивой Эвелиной. Лучи закатного солнца путались в её волосах, как крохотные блестящие рыбки в сетях.
  – Привет, – тихо сказала я, улыбнувшись.
  – Привет, я не хотела тебя будить... О! – рассеяно замолчала она, встретившись со мной взглядом.
  – Что такое? – нахмурилась я.
  – Да нет, ничего, – чуть тряхнула головой староста, словно отгоняя наваждение. – Просто я впервые вижу как ты улыбаешься.
  Порывшись в памяти я поняла её правоту. Действительно, первый раз. Дожила... Книгам улыбаюсь чаще, чем единственной подруге.
  – Серьёзно? – выразила удивление я. – Надо будет делать это почаще, а то совсем заучилась.
  – Конечно, – согласилась она. – У тебя очень красивая улыбка.
  Ну ещё бы! Не зря же я полтора года отрабатывала различные виды улыбок.
  Я, наконец, вспомнила, что не плохо было бы оглядеться. Небольшая комнатушка, размером два на два с половиной метра, окно со светлыми занавесками, бежевые стены, кровать, тумбочка... И стойка с капельницей. Стула нет. Не удивительно, что все посетители ко мне подсаживаются. В вену медленно капает прозрачная жидкость, судя по надписи на перевёрнутом кувшинчике – раствор глюкозы. А вот левая рука оказалась перевязана кожаным ремешком с рунами, среди которых знакомым было только «Наполнение». Непорядок. Однако, полагаю, это и есть та мистическая связь с источником. Во всяком случае, именно от туда по тело распространялся пульсирующий жар.
  – Давай, приподнимись, – спохватилась староста. – Лекари сказали, что ты проснешься очень голодной.
  С внутривенным-то питанием? Ой, да ладно... В ответ на эту мысль, желудок на всю комнату сообщил, что очень даже не прочь поработать. М-да, видимо мне действительно очень не хватает энергии.
  Я попыталась сесть. Тело казалось ватным и слушалось плохо, с притормаживанием. Эвелина помогла мне, приподняв подушки, на которые я с облегчением опустилась.
  – Спасибо.
  – Да не за что, – отмахнулась она, поворачиваясь к тумбочке.
  – Нет, действительно. Спасибо, – сказала я, взяв её за руку. – Спасибо за то, что пришла.
  Я прекрасно помнила, каково это – просыпаться в незнакомом месте, с болью во всём теле и... В абсолютном одиночестве, когда никто не то ли что не поддержит, а даже не скажет, что произошло.
  – Не за что, – твёрдо повторила она, а затем очаровательно улыбнулась. – Мы же друзья.
  Эта простая фраза вызвала во мне такую бурю чувств, что я даже не сразу поняла, как с ними совладать. Мысли вспыхивали в голове тысячей фейерверков: «Ой, как здорово!», «Что она о себе возомнила?», «Жаль, что это не надолго...», «Ю-ху! У меня появилась подруга!», «Боже, какая совершенная форма губ...», «А вдруг она узнает?..». Но большей частью я была рада такому повороту событий.
  – Но это не значит, что надо прекратить благодарить, – чуть улыбнулась я.
  – Возможно, – хмыкнула староста. – На вот, попробуй. Конечно давленый овёс с молоком – это не очень вкусно, но предписания лекарей лучше не нарушать... В первый же день.
  О-о-о... Мюсли[17]! Ням-ням-ням!
  Эвелина держала в руках глубокую белую миску с симпатичным синим цветочком на боку и протягивала мне ложку, наполненную едой. У меня в глазах запрыгали счётчики энергии. Овёс, овёс... Это же более пятисот калорий на сто грамм! В дополнение к этому счастью, руки меня слушались всё ещё плохо и подруге – О да, теперь я могу с полным правом называть её так! – пришлось меня кормить с ложечки, как маленькую.
  Счастье есть!
  А на всякие шепотки вроде: «А как же гордость?» и «Ты позволишь этой куколке иметь на тебя такое влияние?» можно не обращать внимания.
  – Очнулась? Чудесно! – в палату заглянула мадам Антония. – Нам как раз нужно поговорить.
  Староста даже не подумала уйти. А вдруг это приватный разговор, ней на-на?
  – Деточка, ты упала в обморок из-за несоответствия... – начала лекарка, проверяя мою левую руку.
  От неё вкусно пахло имбирём и мятой... С нотками хлора, пожалуй. Очень уютный запах.
  – Это я слышала, спасибо, – перебила я. – Что-то насчёт лечения?
  – Снизить уровень развития энергетической системы, не покалечив тебя, невозможно, – сообщила женщина. – Значит, надо увеличить резерв. Есть такие камни, Слёзы Природы, называются, когда их подключают к человеку, они становятся чем-то вроде дополнительного резервуара для силы. Конечно, полноценным магом ты не станешь, у Слёз слишком мала скорость передачи энергии, но зато не будешь больше погибать из-за непомерной крутости собственного организма. Возможно, тебя хватит даже на пару фокусов. Амен уже присмотрел для тебя один... О, и не волнуйся, тебе его дадут сейчас, а когда закончишь Академию, просто поработаешь на нас ещё два годика, вот и всё.
  – Нет, – негромко сказала я.
  – Прости, что? – не расслышала лекарка.
  В процессе разговора меня отсоединили от источника, из-за чего я чувствовала смутное разочарование.
  – Я сказала: «нет», – повторила я. – не буду ничего брать в долг у Академии. Ни за что. Лучше я умру от истощения.
  – Это ты сейчас говоришь, девочка, – ласково улыбнулась мадам Антония. – А когда вновь черехи на голову упадут[18], так мигом обратно прибежишь. Ладно, отдыхай, я утром вернусь. Эвелина, не задерживайся здесь надолго, у тебя есть свои обязанности.
  – Да, мэм, – опустила взгляд непривычно тихая староста.
  Я проводила уходящую лекарку задумчивым взглядом.
  – Эвелина, а ты можешь для меня кое-что сделать?..
  
  
  Ночь. Комендантский час. Тьма почти кромешная, только иногда из-за туч выглядывает кусочек оранжевого неба. По коридорам Академии крадётся хрупкая фигурка, прижимая свёрток к груди. Она часто спотыкается, вздрагивает от каждого мимолётного шороха или движения. И вот, вдали замаячила желанная дверь. Фигурка ускорила шаги и...
  Прекратив подслушивать, я позволила себе закатить глаза и открыла дверь.
  – Привет, – неловко улыбнулось мне это чудо с порога. Буквально. Эвелина запнулась и на пузе проехала до самой двери.
  – Привет, – отозвалась я, за подмышки поднимая старосту в вертикальное положение. Она показалась мне неожиданно лёгкой, наверное, даже легче стула. – Не ушиблась?
  – Не, всё хорошо, – улыбнулась она. – Я принесла тебе всё, что ты просила.
  – Умница, – улыбнулась я, закрывая дверь.
  Я приняла свёрток и разложила его на кровати. Так, охотничий костюм, драконьи кинжалы, деньги, плащ... Всё на месте. Отлично!
  – Ты уверена, что?.. – начала я, обернувшись через плечо.
  – Да, я пойду с тобой, – упрямо вздёрнула подбородок Эвелина.
  – Я сама могу...
  – Ты это серьёзно? – она посмотрела на меня с некой даже жалостью. – Как ты будешь ориентироваться в незнакомом городе? Да ещё и ночью? Я, конечно, не сомневаюсь в твоих способностях, но даже для тебя это будет слишком!
  Чаво?! Какие ещё, к чёрту, способности?!
  – Это может быть опасно... – предприняла я ещё одну попытку, решив не обращать на внимания на сомнительные комплименты.
  – Вот именно! Встретишься с бандитами и, думаешь, те два месяца занятий с Ниароном тебе помогут? Чушь! Да тебя просто числом задавят!
  – А твои зелья, думаешь, нам очень помогут?! – раздражённо спросила я, оборачиваясь полностью.
  – Да! Это хотя бы даст нам время убежать!
  Я молча уставилась на такую убийственно серьёзную старосту. Впервые на её лице не было даже намёка на улыбку, а чёрный плащ придавал дополнительную мрачность её образу. Она боялась. Очень. Но никак не могла понять, чего же больше – самого похода в город или отпускать меня туда одну. Эвелина поджала губы и демонстративно нахмурилась. Она танк, она решила и ничего не сможет сбить её с пути.
  Прикрыв глаза я потёрла переносицу костяшкой указательного пальца. Не думала я, что моя безобидна я просьба принести вещи может так обернуться. И, самое паршивое, я сама не могла выбрать. Мне было лестно, что Эвелина решила рискнуть из-за меня; её знание местности могло бы серьёзно помочь... Одно дело ориентироваться по чужим словам и совсем другое – идти с проводником. Так же я не сомневалась, что девушка прекрасно торгуется...
  И всё это перечёркивается одним «но» – это будет опасно. За себя я была почти уверена: в случае большой опасности я просто провалюсь сквозь землю. Но защищать домашнюю девушку, при этом скрывая пару милых особенностей организма... Это слишком. Даже для меня.
  Конечно, всегда можно поступить радикально – с корнем вырвать все относящиеся к старосте эмоции, связать её и пойти по своим делам, но... Пока у меня будет хоть какая-то альтернатива, я этого не сделаю.
  Я вскинула голову, насторожившись. Что-то изменилось. Едва заметно, но всё же. Губы сами собой расплылись в кривую усмешку. Кажется, у этого уравнения внезапно появилось ещё одно решение.
  Подскочив к Эвелине, я жарко зашептала ей на ухо.
  – Да ладно, не может быть... – отвечала она и тут же опустила голос до шепота. – Молчу-молчу... Да не может такого быть! Просто не может и всё! А уж это-то тем более! Спорим? Желание за условие? Ну ты у меня попляшешь... Кхм, – она кашлянула и начала говорить вслух. – Серьёзно, Заря, если ты думаешь, что я отпущу тебя одну, то ты крупно ошибаешься! Как бы там ни было, ты Фейери, практически новорождённый ребёнок во взрослом теле.
  Тем временем я подкралась к двери, осторожно взялась за ручку и резко потянула её на себя. Потеряв опору, в комнату ввалился Арес. Но, надо признать, он быстро оправился:
  – Девки, вы куда это собрались?
  – Арес Фейлори, почему вы в такой поздний час не в своей постели? – набросилась на него староста.
  Я же, хихикая про себя, закрыла дверь и отправилась делать муляж самой себя лежащей на кровати. Пять книг по Слезам, которые Эвелина мне любезно притащила из библиотеки, придавали объём, а подушки – необходимую округлость очертаний. Надо только всё это правильно распределить.
  – Я капитан младшей гвардии, – парировал наследник. – И имею полное право патрулировать этот участок. А вот вы, староста Михей, уже должны были закончить на сегодня со своими обязанностями.
  Арес развернул на всю мощь свою подавляющую энергетику. У всего есть обратные стороны. У подавляющей волю ауры – это почти полная невозможность затаиться. В толпе ещё и так и сяк, можно прикинуться веником, но в маленькой компании, где никто даже отдалённо не похож на него... Для этого нужно отточенное умение и большой опыт, которого у него сейчас быть просто не может.
  Эвелина, хотя и запнулась по началу, но отвечала так же твёрдо:
  – Не вам решать, когда мои обязанности заканчиваются, а когда нет! И, насколько мне известно, в схему патрулирования не входит подслушивание под дверью!
  Наследник увеличил давление ауры, но сказать ничего не успел.
  – Так, почти готово, – пробормотала я вроде бы про себя, но так, чтобы спорщики меня обязательно услышали. – Всё ребят, бой окончен, расходитесь по углам. Ничья. Тоже мне, нашлись обличённые властью особы, даже равновесия удержать не можете.
  Развернувшись, я смерила этих двоих насмешливым взглядом. Арес с очаровательным презрением фыркнул, складывая руки на груди, Эвелина задрала подбородок и обиженно перевела взгляд на стену. Ещё бы! Она мне целое желание проспорила!
  – Мы собираемся в город, покупать Слезу Природы, – сообщила я наследнику.
  – И вы думаете, я вас отпущу?! – вылупился он. – Это действие нарушает десяток правил Академии и пару-тройку обще королевских указов!
  Я недовольно тряхнула волосами. Гвонюк mode on. Нет, так дело не пойдёт.
  – Присядь на секундочку и просто внимательно меня послушай, – для убедительности я плавно шагнула к нему, нарушая личное пространство. Капитан, с рожей в стиле «Деточка, неужели ты думаешь, что я поведусь на такой простой трюк?» милостиво опустил свой зад на тумбочку. Я оперлась руками по обе стороны от его головы и наклонилась, чтобы наши находились на одном уровне. – Это не ваши с Лисом пятничные вылазки за коньяком, когда вы перед самым рассветом крадётесь к лазу на восточной стороне сада.
  – Откуда ты знаешь? – подозрительно спросил Арес. – Свидетелей никогда не было...
  – Дедукция... Не важно, – я была не в настроении объяснять принципы работы криминалистов. – Это вопрос жизни и смерти, понимаешь? Я не смогу нормально функционировать и, если мне вовремя не окажут помощь, могу даже умереть.
  – Так почему бы тебе не согласиться на предложение Академии? – спокойно спросил А-шка, явно не чувствуя никакого неудобства из-за своего положения.
  – Тогда Слеза станет рычагом управления мною, официально таковым не являясь. «Это наша Слеза, и если ты не сделаешь то-то, то мы заберём её у тебя», а это фактически равносильно убийству, понимаешь? Или «Заря, у нас есть для тебя новая, более мощная Слеза, хочешь? Тогда сделай то-то». А ведь это, при должном умении, сделает меня одержимой. Ты бы позволил так с собой поступить?
  – Это не обязательно будет так...
  – Обязательно! Если есть возможность, они обязательно ей воспользуются! Не знаешь, что ли? Ну так как, позволил бы ты с собой так обращаться?
  – Я наследник...
  – А я Б плюс! И что? Уже не имею права на свободу? Права на \собственные\ решения? Права на жизнь без оглядки на \них\? Права на жизнь вообще?
  – Но ведь законы...
  – Законы писаны для тех, у кого их нет внутри.
  С десяток секунд мы играли в гляделки. Фиг ему, а не победа. Я на брате тренировалась. А потом на зеркале. И, надо сказать, что если у брата я раз в тыщу лет выигрывала, то с зеркалом вообще беда. Но я старалась. Очень.
  – Почему тебе не сделать этого позже? – наконец предложил Арес.
  Йес! Он сдался, осталось только дожать.
  – Потому что у меня сейчас есть и энергия, и репутация безмозглой недотёпы... Ладно, пусть «не от мира сего». Но когда они догадаются, что это совсем не так...
  – Хорошо, – чуть прикрыл глаза А-шка. О тут же их широко распахнул. – Но я вас всё равно никуда не пущу. Одних.
  – Договорились, – улыбнулась я, а затем, резко оттолкнувшись от стены, шагнула назад.
  За спиной раздался судорожный вздох. А как же, староста только что проспорила мне второе желание. Нечего было спорить со мной о психологии наследников. Кто, как не А поймёт А? Гы, ещё немного и я сама себе поверю. Кстати, кто скрывается под многозначительным местоимением «они» – не известно, просто я подумала, что если наследники хотя бы наполовину такие же параноики что и я, то эти \они\ просто обязаны существовать хотя бы в качестве легенды. Как жуткий монстр из Повелителя Мух.
  Закинув в топку стеснение я принялась переодеваться. Не в больничной же ночнушке мне в город идти? Да, и смущаются пусть они, это моя палата имею право.
  Шёлк рубашки приятно охладил разгорячённую кожу. Только теперь я поняла, что всё все время провела в тумане, словно за мутным стеклом... Только теперь мир стал необычайно ярким, чётким. Обострились обоняние и тактильные ощущения, вкус. Голоса переливались новыми нотами и интонациями. Это было... Прекрасно.
  И я не уверена, что подобная чёткость когда-либо у меня была.
  Кто-то нахально пощупал меня за плечо. Я обернулась, уже открывая рот для гневной триады, как...
  – Восстановила мышечную массу? – деловито спросил Арес, разглядывая меня с интересом, но не чисто мужским, а как воин воина. Эмоциональный фон завис, пытаясь разобраться обижаться на это или нет. – Круто.
  – Не помню, чтобы я её теряла, – фыркнула я, накидывая рубашку. – Хотя да, – внезапно согласилась я. – Одежда как-то не так сидит. Эвелина, это точно моя? Эвелина?
  Повернувшись, я увидела старосту стоящей у стеночки с совершенно пунцовым колером лица.
  – Что-то не так? – нахмурилась я.
  – А... Да... Нет... Всё так, – замялась она.
  М-да... А вот Бэ-шки для меня совершенно непонятны.
  – Ты уверена, что хочешь идти? – осторожно спросил Арес, пока я художественно раскладывала ночнушку по каркасу муляжа.
  – Не очень, – нервно хихикнула староста. – Но ты знаешь лавку, которая по ночам продаёт нелегальные Слёзы?
  – Ладно, вопрос снимается, – решил наследник, не уточнив, откуда это известно самой Эвелине. Либо уже знал, либо отложил этот вопрос на потом. – План таков: идём с Южного выхода, там сейчас на дежурстве мои знакомые, нас пропустят. Скажем, что наша правильная староста захотела увидеть ночной город. Заря! Будешь Лисом, ростом вы почти одинаковые. Если что спросят – молчи и тыкай в меня пальцем, скажу что мы поспорили о твоём, то есть лисовском молчании. Понятно?
  – Ага, – кивнула Эвелина.
  – Так точно, мой капитан, но дайте мне ещё минутку.
  – Ты же уже закончила? – удивился А-шка.
  – Пожалуйста, – просто сказала я, заканчивая манипуляции с одеялом.
  – Валяй.
  Встав в ним спиной я сосредоточенно прикрыла глаза, погружаясь в себя. Барышня, обиженно фыркнув, добровольно ушла с трона. Из глубин сознания был бережно вытащен и очищен от пыли мужчина-во-мне. Сев в глубокое кресло, он стазу же приосанился, облагородился, вырос. Придирчиво оглядел пси-портрет Лиса. Нахмурившись, подобрал пару реакций, выстроил систему. Посмотрел, почесал в затылке, разогнал реакции, как комаров. Подумал, построил другую систему. Та выглядела ещё менее жизнеспособной, но почему-то мужчина остался доволен.
  Честно признаюсь, актриса я никудышная. Я не слежу за взглядами, за жестами и мимикой. Зачем мне все эти ненадёжные внешние проявления, если я могу контролировать свою суть, свои эмоции... Почувствуй настоящий страх – и не один физиономист не скажет, что ты врёшь. Я не могу просто скопировать небрежно-хищную походку Лиса, я должна /стать/ им хотя бы частично, чтобы повторить его манеру. Я должна при ходьбе чувствовать те же эмоции, что и он, и точно так же их интерпретировать.
  Проблема в том, что личность – это не просто набор реакций, это ещё и целая система, важную роль в которой играет опыт. А его, разумеется, я скопировать не могу. Нельзя по внешней реакции на змей понять, как человек относится к ящерицам, надо знать причины, его опыт такой реакции. Создать личность легко, а вот скопировать – практически невозможно. Так что лучше действительно молчать.
  Из тени подло высунулся пессимизм, но сказать ничего не успел, потому что его засунули обратно по приказу мужчины-во-мне. Да, Лис у нас гипероптимист, кое-кому сейчас даже носа казать не стоит.
  – Всё, я готова, – произнесла я, мысленно порадовавшись условиям молчанки. Думать, как мужчина, говорить как женщина... Сложно переключится. Сейчас, поправлю реакцию... Так, осталось только накинуть плащик и протянуть руку в сторону наследника. – Давай.
  – Что? – поднял брови тот. Я аж почти поверила.
  – Ой, только не надо уверять, что под моей дверью посреди ночи ты оказался совершенно случайно. Совесть вдруг заела, бессонница началась... Давай-давай, после операции верну. – Фейери, – закатил глаза Арес, доставая серебряную цепочку из внутреннего кармана. – И почему я не верил хроникам, утверждающим, что такие как вы просто не могут быть простушками?
  В протянутую руку опустилась изумрудная капля в металлической окантовке. Не хилая такая слезинка, диаметр основания около полутора сантиметров... Однако, это ещё не предел, в книгах рассказывается Слезах размером с кулак взрослого мужчины.
  – Фейлори, – в тон ему проговорила я, одевая цепочку на шею. – Не поверит, пока лоб не расшибёт.
  На заднем плане скрипнула зубами Эвелина. Она только что проиграла третье желания.
  – Мадемуазель, не желаете ли прогуляться? – галантно спросила я, предлагая ей руку.
  Староста хмыкнула, но предложение всё-таки приняла.
  – Похоже фразу «будь Лисом» ты восприняла чересчур буквально, – заметила она.
  Чёртова эмпатия... Иногда я жалею, что не научилась врать. А впрочем...
  – В каком-то смысле мне повезло, – легкомысленно улыбнулась я. – Моя личность – почти чистый лист, и я сама могу выбирать какой мне быть, не ограничиваясь рамками воспитания и памяти.
  – Капюшон надень, везунчик, – насмешливо произнёс наследник, мимоходом натягивая оный мне чуть ли не на нос. – Пошли.
  Показав язык спине этого сноба, я уже было двинулась за ним, как нас остановила Эвелина:
  – Подождите! Заря же ещё на стационарном лечении!
  – О! Точно! – обрадовался наследник и предвкушающе улыбнулся. – Давай сюда левую руку.
  Сейчас, только подожди секундочку, я её отпилю.
  – Зачем это? – подозрительно спросила я.
  – Надо снять браслет, иначе при выходе из больничного крыла сработает сигнализация, – пояснила Эвелина.
  – Ну ладно, посмотрим.
  Я протянула руку Аресу. Тот с умным видом начал нажимать на браслет в разных местах и сочетаниях. Ну-ну... Нет, конечно в мире всё взаимосвязано и магическое плетение можно нарушить физически, но... Сомнительно, что А-шка сам понимает, что делает.
  – Бесполезно, – выдохнула староста. – Это браслет новой модели, его просто так не снять.
  – Эм, ну что же, – с почти натуральным сожалением проговорил Арес, опуская мою руку. – Похоже, обстоятельства сильнее нас... Поход отменяется.
  В глазах потемнело. От немедленного мордобоя его спасло только моё чувство собственного достоинства. Я не хотела, чтобы Эвелина видела меня в образе истерички.... Но они сговорились! Сговорились! На всю катушку используя своё преимущество местных жителей. Может, они не специально, может, только взглядом... Но Эвелина с самого начала не собиралась никуда идти!!! Солнышко моё предусмотрительное.
  Глядя наследнику в глаза я холодно улыбнулась и просто стянула браслет с руки. Это получилось даже слишком легко, возможно, включилась моя способность проходить сквозь материальные предметы.
  – Больше нам ничего не мешает? – приподняла брови я.
  Арес посмотрел на мои руку, потом на меня. Аура силы взметнулась неведомым зверем и обхватила меня со всех сторон...
  – Есть ещё кое-что, – задумчиво проговорил он.
  – Я буду слушаться вас, мой капитан, до тех пор, пока вы не начнёте творить откровенные глупости. Впрочем... – зеркальная задумчивость. – Я могу пойти одна, если не хотите так рисковать. Или... Да, конечно, вы можете попытаться удержать меня силой. Скорее всего, вам это даже удастся... Только я откажусь от всех камней и лечения, ты же понимаешь? Я буду медленно угасать, сходя с ума... И когда услышишь душещипательный вой – не беспокойся, это всего лишь моя аура окончательно доедает тело. Это больно, да. И это будет на твоей совести.
  – Ребят, не надо, – тихо попросила староста.
  – Что? – коротко спросил Арес, не отводя горящего взгляда.
  – Не деритесь, пожалуйста, – жалобно протянула она.
  – Что? Нет, мы просто разговариваем... – я периферическим зрением уловила насколько сильно она побледнела. – Блин!
  Я кинулась подхватывать внезапно оседающую на пол девушку. Обморок, да и только... Похоже не мне одной здесь нужен врач.
  – Бэ плюс, говоришь? – насмешливо спросил наследник, подхватывая её с другой стороны.
  Вместе нам удалось усадить её на кровать так, чтобы не навредить ни девушке, ни муляжу.
  – Что? – не поняла я причём тут это.
  – Мы просто её аурами задавили.
  О? А так можно?
  – Заря, прости, я действительно не помнила о браслете! – затараторила Эвелина, едва открыв глаза.
  Видимо, можно.
  – Ничего-ничего, успокойся, – я обняла девушку за плечи, мимолётно удивившись их хрупкости. – Всё в порядке, милая, всё в порядке.
  – Может... – начал Арес.
  – Нет! – мы, хором.
  – Ладно, тогда хватит нюни разводить, пошли!
  Кивнув, Эвелина решительно встала. Я, оставив браслет под одеялом, последовала её примеру.
  
  
  Красться по тёмным коридорам оказалось не так прикольно, особенно если учесть, что они действительно тёмные. То есть вообще. Даже контуров идущего рядом не было видно. Я чувствовала себя слепой курицей, которую ведут на убой. А Аресу ничего, идёт как ни в чём не бывало и, кажется, даже не ощущает особых неудобств.
  Гадёныш.
  Дважды пришлось останавливаться, чтобы скрыться от патруля, один раз наследник с ними поздоровался. Удобно, чёрт возьми!
  На улице, по контрасту с помещением, казалось очень даже светло. Во всяком случае, было видно что-то кроме окон. И я даже с уверенностью ставила ноги, о как! Эх, вот бы к способностям хелидо мне бы приделали ещё и ночное видение! Но нет, коробка с бонусами, видимо, уже опустела. Мне остаётся только качественно играть свою роль, и не вздрагивать, когда из тьмы появляются непонятные чуваки.
  – О, привет, Арес, – сказал один из них. – Какими судьбами?
  – Да вот, мы с Лисом, наконец, уговорили старосту познать нелегальную жизнь Академии, – с усмешкой ответил Арес.
  Эвелина фыркнула и гордо вздёрнула подбородок. Я же принялась быстро-быстро описывать жестами, как А-шка планомерно её доставал и что её согласие сопряжено с моим полным молчанием.
  Стражники весело заржали – смеющиеся кусты, скажу я вам, это зрелище несколько даже сюрреалистичное. Наследник подозрительно обернулся, я помахала ему ручкой, Эвелина снова фыркнула. Пантомима, блин. Станиславский бы в гробу перевернулся.
  – Ну-ну, – усмехнулся стражник. – Проходите, мадемуазель. Расскажете потом о своих впечатлениях.
  – Ещё чего! – гордо фыркнула девушка, делая шаг вперёд. – А... А куда идти-то?
  Впрочем, иногда в неуклюжую игру веришь больше, чем в идеально поставленную сцену.
  – Смотри, – усмехнулся наследник.
  Разбег, прыжок, ухватиться за крепкие лианы и... Исчезнуть в стене? Э... А... Может, траспасо– это не такая уж редкая штука? Но нет, вот он высунулся из зарослей и помахал нам ручкой. Ясно. Дырка посреди живой изгороди, примерно на уровне полтора человеческих роста. И не хило так замаскированная и охраняемая.
  Я подошла к стене и сложила руки замочком.
  – Что? – насторожилась староста. – О нет, я туда не полезу!
  – Эвелина, хватит мяться! – возмутился сверху Арес. – Ты же уже согласилась, нечего отступать на полпути!
  – Я об этом пожалею. Очень-очень пожалею, – шептала староста, становясь носком туфли на «замок». – Очень пожале... Ю-ю-ю!!!
  Это мне надоело слушать её причитания, и я как пушинку подняла её на уровень груди, едва она перенесла вес тела мне на руки. Хорошо что у отпрысков от природы хорошее равновесие, а то она бы запросто грохнулась от такого рывка. И мне бы ещё по морде врезала. И была бы права.
  Тяжесть из рук внезапно исчезла. Это Арес выдернул её наверх. Комфортная у девушки жизнь, ну ничего делать не надо. Каким-то чудом, учитывая темень, я забралась за ними. В туннеле сквозь стену было на удивление удобно, ноги никуда не проваливались твёрдо ступая по деревянным доскам, ветки задевали меня лишь изредка. Однако, судя по приглушённым ругательствам, не всем так везло. Особенно забавно слышать их в исполнении нежного голоса старосты.
  Чуть притормозив, я прикоснулась рукой к слезе и мысленно приказала: «Стань моей частью». Никаких особых ощущений не появилось, но точно сказать, что не сработало, я не могла, так как не владела загадочной магической техникой под названием «внутреннее око». Да и вообще, с магией как таковой у меня было очень туго. Целый день – а проснулась я, как оказалось, на следующее утро – я читала принесённые Эвелиной фолианты по Слезам Природы. Прочитала все пять, пропуская повторяющиеся цитаты и все непонятные тексты. В итоге получилось не так уж много чистой информации, и идеального для меня метода активации среди этого великолепия не было.
  Вниз спустились быстро и комфортно, староста даже не пикнула, пока мы перекидывали её между собой. Вот выдержка у девушки, а? Однако всё же было немного жаль, что упала она не в мои объятия.
  – И куда теперь? – деловито спросил Арес, когда мы вышли за пределы слышимости ржущих кустов. Ой, ну то есть доблестной стражи, конечно же.
  – Улица Ореола Алхимика, 14, – назвала Эвелина почти привычный моему уху адрес.
  – Приличный район, – нахмурился капитан. – Ты уверена, что...
  – Да, – перебила его староста. – Не только бедняки хотят разжиться незаконными деньгами.
  Арес приподнял брови, но больше никак не прокомментировал это заявление.
  Поселение есть суть живущих в нём. Шумная, вечно спешащая многонациональная Барселона, где дома, построенные по проектам Гауди ютятся рядом с ничем не примечательными серыми коробками, готической лепниной, восточной мозаикой и нелепыми небоскрёбами. Тихая Таррагона, отчаянно пытающаяся омолодиться, где параллельно идут улочки, вымощенные современной плиткой и выщербленными булыжниками, оставшимися ещё со средневековья... Реус, город купцов, не знавший войн и невзгод, благополучный, но пугающий обилием банков и магазинов... И огромная Москва, до чёртиков уставшая в своём стремлении что-то урвать, везде успеть.
  Ночью столица Вериде полностью преображалась. Ни одной свечи не горело в домах, а уж о городских фонарях не стоило даже мечтать. Только изредка, оазисами света в ночной темноте, светились окна трактиров. От туда раздавалась разухабистая музыка и весёлый смех. Пару раз мне даже показались звуки настоящей кабацкой драки. А почему бы и нет? Стража всё равно не придёт.
  Ночь... Время хищников. Традиционно считается, что добропорядочные люди в это время должны сидеть дома и носа не казать на улицу. Следовательно, стража, чтобы их защищать, не нужна. А недобропорядочные пусть перегрызут друг другу глотки, их не жалко.
  Но нельзя сказать, что на улицах было так уж пустынно. Нет да нет за углом мелькали человеческие фигуры и даже целые банды, но с нами они связываться не хотели. И не удивительно: Арес был явно настроен начистить кому-нибудь морду, и эта весьма ощутимая жажда крови весьма конкретно отбивала хотелку искателям лёгких развлечений.
  – Да, вот там, с заднего входа.
  Вопрос ориентации в пространстве и источника информации я решила отложить на потом, но всё равно было очень интересно, откуда наша примерная староста знает местоположение притона с незаконным товарооборотом магических артефактов.
  С задней стороны дома оказалась некое подобие полуподвального магазинчика. Чтобы добраться до двери пришлось спуститься аж на четыре ступеньки. Эвелина выстучала по косяку какой-то весёлый мотивчик. Полминуты тишины, нарушаемой только басовитым храпом с соседней улицы. М-да, не хотела бы я быть супругой этого чувака.
  В двери открылась щёлка для глаз. Слишком узкая, чтобы туда можно было залезть кулаком, но достаточно широкая, чтобы не пришлось к ней прижиматься, чтобы что-либо разглядеть.
  – Чего надойть? – спросил незнакомец, после недолгого переглядывания.
  – От тебя? Ничего, – высокомерно заявила Эвелина. – Хозяина позови.
  – Ща... Госпожа, – поправился парень.
  Топот босых пяток по деревянному полу. Через шесть секунд дверь открывается во всю ширь.
  – Рад приветствовать вас, госпожа! – в пояс поклонился пузатый мужичок, жестом приглашая нас войти. – Не желаете ли чаю?
  Взгляд, который я так же скопировала с Лиса, мгновенно выхватил элементы защиты помещения: нехилая магическая сигнализация, пара взведённых арбалетов по разным углам и босой бугай у входа. Вероятно, именно он нас встречал и, возможно, интеллектом он не блещет. Хотя мне кажется, что с таким увлечением ковыряться в носу могут только очень умные люди.
  – Нет, мы по делу, – отрезала староста. – У вас есть Слёзы Природы?
  – Ну что вы, госпожа, – всплеснул руками торговец, уже успев закрыть дверь и выбежать перед наши очи. – Глупый Саид, конечно, живота своего не щадит, работает даже ночью, но запрещённых товаров у меня нет!
  Мотал головой он так яростно, что даже табличка «Я вру» не сказала бы яснее.
  Мысленно сделав зарубку узнать, что за чертовщина здесь твориться с именами, я приготовилась слушать и наблюдать. Как-то не сговариваясь мы с Аресом предоставили роль парламентёра Эвелине. Учитывая нашу, похоже общую, любовь к давлению аурой – это было очень даже благоразумно. Мало ли какая госпожа может прийти, а вот наследник – это уже серьёзно.
  Или маги тоже могут давить аурой? Чёрт, не помню.
  – Ах, прекратите, – театрально поморщилась староста. – Всем известно, что у Саида можно найти всё что угодно. Давайте не будем играть в эти игры, мне бы не хотелось оправдываться за своё опоздание на утреннюю медитацию.
  – О, конечно, госпожа, – ещё раз поклонился Саид. – Медитация, конечно, это очень серьёзно А ваша охрана не может подождать нас на улице? Уверяю, здесь вы будете в полной безопасности.
  Щаз. Только сначала убьём тебя, твоего мальчонку и выключим все ловушки.
  – Конечно, – очаровательно улыбнулась Эвелина. – Если ваш охранник выйдет с ними.
  – Ну что вы, это не охранник, так, племянник приехал из деревни... – он осёкся, посмотрев на старосту. К сожалению, она стояла к нам спиной, так что я не могла узнать, что же его так поразило. – Конечно, госпожа, у меня есть прекрасный образец Слезы! Шедевр, достойный Архимага!
  Торговец вытащил из-под прилавка штуку, подозрительно напоминающую обычный кулон. Причём камень был гораздо меньше, чем тот, что мне дал Арес, и какой-то мутный.
  – Вы за дуру меня принимаете? – брезгливо спросила Эвелина. – Этот камень можно только на подол платья пришить, в самый низ, на большее он не годится. Видимо, врали насчёт Саида... Ну ничего, вы не единственный торговец в городе... И их лучше поддержать, избавив их от такого прославленного, но бестолкового конкурента. Вы ведь знаете, что даже некачественные слёзы запрещены, так?
  Староста двинулась к двери. У торговца было лицо страдающей запором совы. Лично мне ход Эвелины показался вполне логичным, если не сказать банальным, но видимо она нарушила какие-то негласные правила торга.
  – Нет-нет, подождите! – опомнился торговец. – У меня есть товар. Да подождите же...
  Он попытался схватить старосту за руку, но благоразумно замер, заметив у себя перед носом узкий кинжал с лезвием из желтоватого металла. Арес блокировал босого. Молодец, в отличие от меня предусмотрительно не бросается на прямого врага, а думает о последствиях.
  – Осторожнее, Саид. Не теряйте моё и своё время, а то можно потерять его... Совсем.
  – Эм, да... Хорошо, госпожа, – согласился торговец скосив глаза на оружие. – Кхм... Как я уже говорил, у меня есть товар. Прекрасный. Специально для вас, прекрасная госпожа.
  – Хорошо, – с деланным безразличием согласилась она. – Показывай.
  Типа следуя её кивку, я отступила от Саида. Тот на первой космической ринулся в подсобку. Через двадцать секунд он вышел, бережно держа в руках деревянную шкатулку.
  – Вот, госпожа, посмотрите! – он положил её на стол. – Слеза чистейшей красоты!
  А вот этот камень действительно был достоин так называться... Изумрудно зелёный кристалл необычайно празднично сверкал даже в тусклом свете ночных светильников, словно частичка иного, более прекрасного мира. Воплощение чистоты, радости и веселья. Странно, камень был не в форме капли, как тот, что мне дал Арес, а как бы слегка приплюснутый с одной стороны.
  И только через пару секунд до меня дошло, что это специальная, почти анатомическая форма, чтобы удобнее было носить так называемую Слезу на шее.
  – Двадцать желтяков, – назвала цену Эвелина.
  – Да вы что?! – артистично всплеснул руками Саид. – Да за такую цену вы и самого слабенького камешка не купите, даже по блату. Он мне как минимум в пять раз дороже обошёлся! Вы разорить меня хотите, прекрасная госпожа?
  – Поверьте, за большую цену никто у вас эту Слезу не купит, – усмехнулась староста. – Он с дефектом.
  – Вы про эти красные прожилки? Фи, да это ерунда!
  – Вмешательство посторонней силы – ерунда?
  С громким треском дверь ввалилась внутрь. Я развернулась, загораживая спиной старосту и доставая оба драконьих кинжала.
  Твоюжмать, это что ещё за хрень?!
  В открывшийся проём проникли трое: два закапюшоненных, как мы с Аресом, чувака, а третий – воплощение наглости и нахальства. Высокий, в петушиный-цветастом костюме и с гордо задранным подбородком.
  – Саид! Где мой камень! – с порога объявил он.
  – Господин Фасиюр...
  – А, вот и он... – чувак потянулся к Слезе, но на его пути встала Эвелина:
  – Ты вообще кто такой?
  – Хозяин этого камня, отвали, малявка.
  – Сам отвали. Если это твой камень, то почему он в продаже?
  – Я первый его заказал! – парень попытался обойти старосту, но не тут-то было.
  – Неважно, ты прозевал возможность! Камень теперь мой!
  Мы, типа охранники с обоих сторон, пожали плечами и встали друг напротив друга. Вроде как сохраняем пока нейтральность, но внимательно следим за вами.
  – Да ну? Это не тебе решать. Саид, кому ты хочешь продать камень?
  – Я... – замялся торговец, разом вспотев. – Э-э-э...
  – У вас есть другой камень для этого клоуна? – изысканно вежливо спросила староста. Тон с содержанием не соответствовали, что казалось в двойне обидным.
  Я окинула парня задумчивым взглядом. Действительно, клоун. Сапоги с пижонским длинными носками, в которых очень неудобно бегать. Красные бархатные штаны в обтяжку... Именно красные, не бордовые, но и не алые, слава богу. Тёмно-синий камзол с золотой вышивкой, нежно-салатовая рубашка, ремень с весьма весомой пряжкой, золотая цепь на шее – надо признать, весьма изящная – с массивным кулоном на конце. Явно дорогой чёрный плащ с алой подкладкой. Крашенные волосы, имевшие непосредственное знакомство с плойкой... Точно клоун.
  – Да, именно, у вас есть другой камень для этой малявки? – не остался он в долгу.
  – Н-нет, но завтра... – промямлил торговец.
  – Вот и отлично, придёшь завтра, малышка, – нагло заявил парень.
  Крашенные? Плойка?
  Пробежав внимательным взглядом по его локонам я заметила некоторую примятость... Как будто кто-то не совсем верно закрутил бигуди. Потом в фокус придирчивости попала шея, слишком бледная для тех, кто большинство рассветов должен встречать под открытым небом...
  Твою ж мать!!!
  Эмоциональный взрыв был пересечён на корню. Только истерик мне тут не хватало... План, годный, почти идеальный, созрел мгновенно. Этим планом я подставляла всех: Эвелину, Ареса, торговца, пижона и, главное, себя... Но это был единственный способ достигнуть цели без жертв. А наказание... Наказание не смертельно, мы его переживём.
  Сделав шаг в бок, я встала, чуть загородив Ареса плечом. Не отрывая невозмутимого взгляда от спорщиков, нащупала руку наследника. Тот, с точно таким же невозмутимым видом парировал мои поползновения одной кистью. Я постучала пальцем по тыльной стороне ладони, как бы прося разрешения. Через пару секунд мне всё же позволили провести необходимые операции.
  До ближайшего отделения Стражи максимум четыре минуты бега. Надо отвлечь чужака, чтоб не почуял неладное раньше времени. Впрочем, с этим пока прекрасно справляется Эвелина:
  – Извини, время не терпит, сам завтра приходи.
  – Мне нужен именно этот камень!
  – Мне он нужен именно сегодня!
  Они замерли друг на против друга, прожигая соперника горящим взором. Зная, что знала я, эта ситуация казалась весьма забавной.
  Я плавно, почти незаметно приблизилась поближе к Эвелине.
  – Иди в другую лавку, может быть там есть открытые...
  – Сам иди! Может быть там есть точно такой же камень.
  Раздался едва слышный звон, будто лопнула струна арфы «си». Глаза клоуна расширились. Он рванулся вперёд, к камню, отшвыривая с дороги Эвелину. Я дернулась за ним, зная, что старосту подхватит Арес. «Взять» действие по определению более медленное, чем «толкнуть». Я успела ударить по шкатулке, и пальцы вампира ухватили пустоту. В следующее мгновение нас всех сдавило с огромной силой... Замереть, не пошевелиться. Ни Саиду, с переполненными ужасом глазами, ни мне, оказавшейся в очень неудобной позе... Ни вампиру, почти вонзившему когти мне в грудь.
  Остальных я видеть не могла, но полагала, что с ними то же самое.
  В этой переполненной агрессией тишине оглушительным взрывом показался стук упавшей шкатулки.
  – Стража Крови, всем оставаться на своих местах! Не сопротивляйтесь заклинанию, иначе будет всё только хуже.
  Стража Крови... Единственная, работающая в тёмное время суток. Специализируется как раз на вампирах. Любой гражданин может их вызвать благодаря удостоверению... За ложные вызовы наказывают строго, но пару раз себя такая тактика оправдывала.
  Например, как сейчас.
  В лавку забежали с десяток бравых ребят. Быстро всех просветили и освободили Ареса, как старшего по званию.
  – Чего звал? – спросил голос, ранее говоривший о Страже.
  – Вампир, – коротко отозвался наследник, но всё же не удержался и добавил. – Не заметно?
  – Вампиры, вы хотели сказать? – уточнил голос.
  – Возможно, но я заметил одного. Эта и эта – со мной.
  – Он же тоже вампир, – подозрительно сказал полицейский.
  От гнева в глазах потемнело. И давление... Нет, не уменьшилось, но оно больше не казалось непреодолимым.
  – Я, Арес Фейлори, командир младшего патруля. Это Эвелина Михей, ученица Академии. А тот типа вампир в нелепой позе – Заря Фейери, тоже из Академии.
  – Почему она без удостоверения?
  – Сбежала из больничного крыла. Я за неё ручаюсь, офицер. Она не вампир.
  После паузы с меня сняли давление и выпустили из золотистого поля. Вампир проводил меня донельзя злобным взглядом.
  Всех быстро упаковали, заковали, посадили в повозку... Кровососа цепями и магией буквально спеленали. Его охранников – в кандалы. Саида и босоногого обездвижили банальной верёвкой. И только мы втроём удостоились оков в виде подозрительных взглядов.
  Сидящая рядом Эвелина начала мелко-мелко подрагивать. Я взяла её за руку и аккуратно погладила тыльную сторону большим пальцем. Представляю, как ей сейчас хреново... Это ведь она спорила со своим самым страшным ночным кошмаром.
  А Арес сидел напротив... И ругал меня на чём свет стоит. Одними глазами. Я аж восхитилась и устыдилась, но потом вспомнила, что вообще-то сделала всё правильно.
  На мои упрямо поджатые губы наследник ответил ещё более негодующей тирадой. Чувствовалось, что ему очень хотелось накричать на меня хотя бы телепатически, но это было весьма сложно сделать в повозке, созданной специально для защиты от вампиров.
  Я устало, почти мученически на него посмотрела.
  «Что говорить?»
  «Что мы просто жутко удачливые идиоты».
  Нас довезли до Академии, разделили... Началась нескончаемая череда допросов и их ожиданий, обысков, подозрительных взглядов... Стандартная психологическая обработка, ничего особенного. Я решила не сдаваться и гнуть свою линию до конца.
  – Доброе утро, – послышался мягкий голос.
  Я мгновенно насторожилась. Мягкие – они самые опасные. Знаю по опыту, что если братишка кричит, надо просто переждать бурю. Если он говорит мягко, спокойно... Надо бежать.
  – Доброе, – чуть устало улыбнулась я.
  – Извиняюсь за всё это, но поимка высшего – весьма знаменательное событие. Надо уточнить все подробности...
  – Я понимаю... – слабо проговорила я. – Кха! М-м-м... А можно мне попить?
  Надо пользоваться тем, что он косит под добряка.
  – Да, конечно, – типа спохватился он и сделал знак рукой. – Извини. Сейчас принесут. Расскажи, что случилось.
  Опять? Да мне не жалко, чё.
  – Узнав о том, что для жизни мне необходима Слеза, я решила купить её на стороне... Я не хотела напрягать Академию ещё больше, вы и так слишком много для меня делаете.
  Вошла девушка с подносом, поставила на стол кувшин с водой и два стакана. С любопытством взглянула на нас обоих, но быстро удалилась.
  Я подождала, пока мне нальют воды, поблагодарила и начала пить мелкими глоточками стеснительно скрываясь за стаканом.
  – Но ни Арес, ни Эвелина не хотели отпускать меня одну... – произнесла я. На языке остался интересный привкус. Блин, что они мне подсыпали? Надеюсь, зелье правды... Я всё равно не вру. А вот если эликсир искренности, то это будет очень толстый полярный лис. – Они хорошие, не наказывайте их... Я сняла браслет... У меня очень гибкие суставы, заметили? Мы пришли в лавку, а потом явился этот... Я почти сразу поняла, что с ним что-то не так. Испугалась, конечно, очень, да и понимала, что влетит за вылазку... Но просто не могла позволить этому монстру спокойно разгуливать на свободе.
  – Как ты определила? – уточнил мужичок. Что знаменательно, к воде он так и не притронулся.
  – Не знаю... Просто он был не таким... Страшным, не-своим, – я посмотрела на него несчастными глазищами. – Простите, что я не смогла вам помочь. Мне очень жаль.
  Он немного помолчал.
  – И всё?
  – Всё.
  – Ты понимаешь, что наказание неизбежно?
  – Угу...
  – И награда?
  – В смысле? – вскинулась я.
  – Ты помогла поймать высшего вампира, за это положена награда.
  – Правда? Ой, то есть, это же моя обязанность, сэр.
  – М-да... А теперь давай серьёзно. Ты, конечно, прелестная актриса, но твои друзья уже всё рассказали.
  – Что? В смысле? – я захлопала ресницами.
  Я невинная овечка. И неипёт.
  – Где камень?! Говори, женщина!
  Испуганно сжавшись на стуле я посмотрела на него честными испуганными глазами беременной лани. Боже, как же меня это веселит!
  – К-какой камень? Ик! Ой! Извините!
  Следователь ощутил всю мощь моего «Ик», но не отступил:
  – Слеза, где она?
  – А... А... Я её отшвырнула в сторону.
  – Её нигде нет! – отрезал мужик, нависая надо мной. – Шкатулка есть, цепочка есть, а камня нет!
  – Я не зна-а-аю... – плаксиво протянула я, сжимаясь ещё сильнее. Из честных чёрных глаза покатились крупные слезинки. – Я ничего не знаю, отстаньте от меня-я-я! Меня сегодня чуть вампир не уби-и-ил!!!
  Мужик прекратил нависание.
  – Успокоилась? – через пару минут холодно спросил он.
  Я согласно шмыгнула носом.
  – Неплохая истерика. А теперь говори правду!
  Ещё раз шмыгнув полным соплей носом я постаралась выглядеть ещё более жалкой.
  Главное – не ржать. Не ржать, я сказала!
  – Ладно. Проваливай.
  Воспользовавшись разрешением я быстро юркнула за дверь. Там отдышалась, подтёрла сопли и с трагическим надрывом заявила:
  – Сволочи неблагодарные! Я им вампира на голубой каёмочке, а они! Пфе!
  И, пнув косяк, гордо удалилась.
  Хе-хе... Вот пусть теперь гадают: я крутая, прекрасно косящая под фиалку или удачливая фиалка, косящая под крутую...
  Мне вот это определить до сих пор не удалось.
  Я уже было направлялась к своей новой комнате, как меня внезапно остановило \ощущение\... Не люблю я их. Не доверяю. Мало ли кто их прислать мог, а факты вот они, никуда не денутся, но... Всё-таки в этот раз решила полюбопытствовать.
  Заглянув под лестницу я сначала не поняла, что же там необычного. А когда до меня дошло... Сердце ёкнуло где-то в горле.
  Под лестницей сидела Эвелина. Ангел мой, ставший воплощением печали. Юбки окружали её небольшим облачком, а поникшие плечики вызывали такую бурю чувств, среди которой нашлось место даже для зависти.
  Я молча подошла к ней, села рядышком на её юбки и обняла за плечи.
  – Тише, тише, светик мой, – зашептала я ей на ухо. – Что случилось?
  – Спрашиваешь? – нервно хмыкнула она. – Я спорила с вампиром. С вампиром, понимаешь? Он мог в любой момент меня убить!
  – Не мог, солнце моё, не мог, – проговорила я, прижимаясь к ней ближе, обволакивая её собой. – Он понимал, что если у благородной девушки из-за него прольётся хотя бы капля крови, то его просто уничтожат, порвут в клочья.
  – Он меня толкнул! А мог бы перерезать горло!
  – Мог, но не стал бы. Ему надо было убрать тебе с дороги, а убийство и последующее падение – процесс достаточно медленный.
  – Откуда ты знаешь? – упрямо надула губки она, не желая так просто выбираться из роли несчастной жертвы.
  – Знаю, просто знаю... Я же Фейери. Вампир не стал бы причинять тебе вред, он слишком хотел жить...
  Я почти усадила её к себе на колени и начала легонько покачивать её из стороны в сторону.
  – Жить? Да он же вампир!
  – И что? Существа, не желающие жить, не покупают Слёзы Природы.
  – Но тебе-то он угрожал!
  – От безысходности. Он хотел сделать хоть что-то прежде чем у него отнимут эту возможность. Эвелина, гордись! Ты бесстрашно спорила с главным врагом нашего рода и почти выиграла спор!
  – Думаешь? – она с сомнением повернула голову в мою сторону.
  Мужчину-во-мне снесло с трона за превышение должностных полномочий.
  – Да, – сказала я. Голос дрогнул. – Ты молодец. Я горжусь тобой.
  Раздался шорох одежды откуда-то из вне пространства под лестницей. Я резко обернулась, но наблюдатель уже скрылся.
  «Знаешь, я очень рад, что этот взгляд был направлен не на меня», – прошелестел в голове голос Ареса.
  
  
Сноски:
  1. В Испании овсянка, как каша появилась всего пару месяцев назад, до этого она пребывала только в качестве составной части мюслей. Но что такое овсянка, как её готовить и есть испанцы не знают до сих пор.
  2. Черехи – фруктовые деревья с большими листьями и одноимёнными плодами. Славится тем, что у его корней всегда очень густая и прохладная тень, из-за чего там любят отдыхать в жаркие дни. Но тяжёлые плоды имеют свойство созревать почти одновременно, а созревая, падать на землю. Череху, готовую вот-вот разродиться можно опознать по ярко-красному цвету плодов, но особо безалаберные люди забывают посмотреть наверх. «Черехи на голову упали» – фразеологизм, обозначающий неприятный результат, которого запросто можно было избежать.
  
  

Глава 10. Законы и нравы.

  Нравы - это люди, законы - разум страны. Нравы нередко более жестоки, чем законы. Нравы, часто неразумные, берут верх над законами.
Оноре де Бальзак
  – Смотри, это те самые...
  – Вампир... Узнали...
  – Фейери, странная...
  – Говорят, она поспорила...
  – Да она на девушку-то не похожа!
  Я вскинулась, услышав последний комментарий, отвлекаясь от тупого смотрения в никуда. Ох, спать же иногда всё-таки надо. Несчастных два часа полудрёмы во время медитации – это не то, что нужно молодому организму... ¡Madre mía! Я зевнула, не открывая рта. Тут же ещё и сутки длиннее. Может, вернуться в больничное крыло, отдохнуть...
  Стоп. Как это не похожа?!
  Резко выпрямившись, я огляделась, но сказавшего эту фразу не обнаружила. Мы были в столовой, за завтраком, я привычно дрыхла под щебетание Эвелины, но... Окружающие больше не были к нам равнодушны. Почувствовав чужой взгляд, я обернулась и успела заметить, как парень за соседним столиком опустил голову, начиная с преувеличенным вниманием ковыряться в тарелке. Ещё взгляд, разворот, и я увидела, как девчонка завершает точно такое же конспиративное движение. И ещё, и ещё.
  – Ты чего вертишься? – тронула меня за плечо староста.
  – Да так... – рассеяно ответила я, медленно возвращаясь к тарелке.
  И ещё раз. Я обернулась так быстро, что локоны больно ударили по лицу. На этот раз любитель поглазеть не стал скрываться, он приветливо мне кивнул, отсалютовал бокалом с соком и, подмигнув, вернулся к еде.
  – Солнце моё, – осторожно начала я, оборачиваясь к Эвелине. – Скажи-ка мне, сколько людей знают о нашем ночном приключении?
  Староста открыла рот для ответа...
  – Да все, – послышалось сзади, одновременно с могучим хлопком по плечу. – Что такое скрывать-то...
  На скамейку рядом со мной весело плюхнулся Лис и тут же выхватил листочек салата из моей тарелки. За что немедленно словил по уху.
  – Ай! За что?! – с праведным видом возмутился он.
  – За кражу жизненно необходимой субстанции, – невозмутимо сообщила я. – Хочешь, чтобы я опять в обморок грохнулась?
  Лис на секунду затормозил жевание.
  – Извини, забыл, – покаялся он. – Хочешь, я тебе ещё яблоко принесу?
  Учитывая, что порции фиксированы, он явно намылился его откуда-то стащить.
  – Ничего, переживу... Возможно, – зловеще проговорила я. – Так что ты там говорил, насчёт того, что все знают?..
  – Ну как, – многозначительно начал он, пересаживаясь лицом к столу и ставя него локти. – Поимка вампира, особенно высшего, это же праздник общегосударственного масштаба! На казнь в конце недели соберётся вся знать Вериде и Эллариса, такое событие в мешке не утаишь. Как и виновников торжества.
  Тишина в голове. Раз, два и...
  Она взорвалась разноголосым хором эмоций: Вот только шумихи мне тут не хватало! Ну, я же не знала... Камень важнее! И что делать? Думать надо было, прежде чем ручки жадные протягивать! Как себя вести? Ой, мамочки... Охренели? Его казнят! Из-за меня! Вообще, что за отвратительная привычка делать из смерти праздник. Вампирёнок пострадал из-за моей жадности. Да что вообще толкнуло меня идти в город именно тогда?
  – Ага, говорят, нас в королевскую ложу пригласят наблюдать за казнью, – гордо произнесла Эвелина, возвращая меня в реальность. – Ох, нам же новые парадные платья надо будет делать! Негоже в форме на таком событии быть.
  М-да... Кто-то от чувства вины мается, а кто-то о шмотках думает. Впрочем, я несправедлива, её так воспитывали, что смерть вампира – праздник.
  – Это наш шанс стать знаменитостями, выделиться, показать себя миру, – продолжала вещать староста. – Если мы не оплошаем, нами как возможными невестами могут заинтересоваться даже наследники! Представь, как это круто, иметь в жёнах девушку, которая помогла поймать вампира!
  М-мать! В такой ситуации только и остаётся повторять как мантру: «Её так воспитали, её так воспитали».
  Нет, ну а что я паникую? Нормальное желание в мире, где основным гарантом бизнеса является брак. Поиск мужа здесь процесс не романтический, а, скорее, деловой: у кого больше наследства, кто лучше учится, знает экономику, кто умеет находить нужных людей или подать себя наиболее выгодно – тот завидный жених или невеста. Здесь сходятся те, у кого схожие мнения насчёт модели управления поместьем... А любовь... Для любви существуют любовники.
  Только я – наследница и, как выяснилось, не только по показаниям какой-то там арки, но и по духу. И мне невмоготу слушать такие высказывания, потому что я не та, что продаёт, я та, что покупает.
  Хотя, в принципе, было бы неплохо спрятаться за спиной у какого-нибудь дядечки, выполнять минимальные обязанности и изучать магию в свободное время... Так бы и было, если бы я родилась в этом мире, но нет. Так же меня сюда не просто так занесло, по случайности, меня сюда отправили, вполне сознательно и с каким-то намерением. И коль оно так, спокойно о спокойной жизни можно забыть... По крайней мере, пока я не выполню то, что от меня требуется.
  – А вот и плоды популярности пожаловали, – Лис глядел куда-то поверх моей головы. – Если что, меня здесь не было.
  Развернувшись, я посмотрела на то, чего так испугался боец. Ба, да это же та давнишняя хамка-ведьма, с которой мы успели двумя фразами разругаться у ворот. Шла она вся такая крутая, в компании не менее крутых подружек, которые так же яростно сверкали магией в глазах. И намеряния у них были самые недружелюбные.
  – Заря Фейери! – звонко воскликнула ведьма, остановившись рядом со мной. – Тебе не говорили не заглядываться на чужое?
  Сердце кольнуло тревогой. Это где же я, кроме того случая у ворот, успела насолить ведьме?
  – Допустим. Я не помню, – спокойно проговорила я, отпивая из стакана сок. – С кем имею честь разговаривать?
  – Не смей жевать в присутствии волшебниц! – воскликнула другая ведьма.
  Стакан разбился прямо у меня в руках. В глазах потемнело. Я медленно, чтобы колдуньи успели насладиться разницей с моим почти мужским ростом, встала. Мышцы, которые немало увеличились от магической подпитки, напряглись, демонстрируя недурной рельеф и готовность вот прям сейчас разорвать врагов на кусочки.
  – Уважаемые... Волшебницы, – предельно вежливо сказала я. – А вам мамы не говорили ни устраивать истерик незнакомым людям? Если есть какие-то претензии – говорите прямо, а не устраивайте здесь шоу дешёвых фокусов.
  Девицы немного струхнули, но потом, видимо, вспомнили, что их много, а я – одна и приободрились.
  – Претензии? О да, у меня есть претензии! – вскинула голову главная коротышка. – Я, Ванда Золотой Голос, обвиняю тебя в покушении на честь моего жениха!
  Голосок-то у нее и вправду золотой: звонкий, громкий, чистый, только вот... На чью честь я успела покуситься?
  – Весьма рада познакомиться с вами, Ванда. Но я по-прежнему не имею ни малейшего понятия о том, в чём вы меня обвиняете.
  – Да ну? – ехидно спросила она. – То есть о своём споре с Аресом вы уже не помните? Опять с феями повстречались, Фейери?
  Её свита с готовностью заржала.
  Вот подстава... То есть, о пари все уже знают. Наверняка Лис рассказал, не зря же он так стремительно смотался. Только...
  – Когда заключалось пари, – сладко улыбнулась я. – Я прямо спросила у Ареса, не помолвлен ли он. И он ответил, что нет, что он абсолютно свободен... Может быть, он не в курсе, что он ваш жених?
  – Да об этом все знают! – топнула ножкой ведьма.
  – ... Либо он посчитал эту информацию несущественной, – закончила я. – А теперь, прошу меня простить, мне нужно на урок.
  Подхватив в одну руку сумку с пишущими принадлежностями, в другую – Эвелину, за локоть, я двинулась мимо них к двери.
  – Стой, стерва! – послышалось сзади. – Ты, выродок, не имеешь права меня так оскорблять!
  Замерев на секунду, я выпустила руку старосты и стремительно приблизилась к ведьме. Она, выкрикивая оскорбление, явно не думала, что я буду на него отвечать. А я... Я придвинулась вплотную, нависая над ней, глядя прямо в эти горящие магией глаза, впитывая её в себя.
  – Очень, очень жаль, что в Академии запрещены дуэли между магами и бойцами, – зловеще-интимным шёпотом произнесла я, в контраст её выкрикам. – Иначе я бы показала тебе, кто из нас выродок и чего стоит вся твоя магия, из-за которой ты считаешь себя выше других.
  – Ах ты самодовольная пацанка! – звонко воскликнула она, не отрывая от меня взгляда. Пламя разгорелось сильнее, почти ослепляя. – Думаешь, ты сможешь справиться с древним искусством?
  Она прямо вся набычилась, двигая плечиками вперёд.
  – С древним искусством, возможно, не справлюсь, – прошептала я, облизав губы кончиком языка. – Но вот с его неуклюжими адептами – запросто.
  – Всё, хватит! – раздался сбоку приказ Ареса. Ну, ещё бы, такой скандал не мог пройти без ведома наследника. – Прекратили обе! Заря, успокойся!
  – Я спокойнее полярных льдов, мой капитан, – покачала головой я, не прерывая зрительный контакт.
  – Конечно, а то, что первокурсники чуть не описались, это просто так, да? – зло спросил он. – Успокойся, говорю.
  – Я спокойней полярных льдов, мой капитан, – повторила я, поворачиваясь к нему. «Гнев – кинжал в моих руках», – мысленно закончила я. Судя по тому, как Арес вздрогнул, до него эта мысль долетела.
  – Успокой лучше свою истеричку, – продолжила я.
  – Да как ты смеешь! – взвилась она, только подтверждая диагноз. – Она первая начала!
  – Всё, успокойтесь обе, – произнёс наследник, беря свою невесту под локоток. – Заря, иди, потом поговорим.
  – Так точно, мой капитан, поговорим, – прищурилась я. – Ещё как поговорим.
  Арес, в отличие от ведьмочек, не струхнул, но поморщился как от зубной боли. Пра-авильно, молодой человек, разговор выйдет не из приятных.
  – Ты в порядке? – осторожно спросила Эвелина, когда мы были уже достаточно далеко от столовой.
  – Да вот, думаю, как бы отловить Лиса, чтоб начистить ему рожу... Отдельно, – поделилась я.
  – Ты что? – встрепенулась она. – Не вздумай! Он занимается боем гораздо дольше и скрутит тебя, как ребёнка!
  – Что-что? – от удивления я даже остановилась. – Лис? Скрутит? Меня? Эви, ты бы хоть раз сходила на тренировку посмотрела бы, что к чему... Лис в принципе не в состоянии кого-нибудь скрутить, это не его профиль. Убежать, удрать, скрыться, ударить в спину – это да, но вот скрутить ему меня точно не под силу.
  – Но ты же занимаешься боем всего два месяца... – заломила руки она.
  – А откуда ты можешь это знать? – резко спросила я. – Вот-вот. Провожать не надо, спасибо, обойдусь.
  Я резко ускорила шаг, оставляя недоумевающую старосту за спиной. Ярость клокотала внутри, требовала действия. При всей необычности моей психики, есть некоторые вещи, к которым у меня всегда было однозначное отношение. Я терпеть ненавижу, когда на меня наезжают и...
  Когда во мне сомневаются. Особенно, не имея под этим никакого обоснования. Ну что ей стоило хоть раз прийти на тренировку, посмотреть реальный уровень, а потом уже заявлять справлюсь я или нет. Но нет, в действие вступает стереотип, я девочка? Да. Я занимаюсь всего ничего? Да. Значит, я обязательно проиграю опытному бойцу. А то, что Лис замирает, как кролик перед удавом, глядя на меня – это ничего, это мелочи... Это совершенно неважно. И да, мне уже надоело всё списывать на воспитание!
  Шагов через двести, когда я почти дошла до кабинета, в котором изучается язык фей, гнев потихоньку ушёл на задворки сознания, и проснулась совесть. Ну что я, в самом деле? Воспитание действительно очень сильно влияет на поведение человека... А я набрасываюсь на неё только из-за того, что ей общество всю жизнь впаривало, что надо думать так-то и так-то. И ладно бы, если бы я при этом предложила альтернативный вариант, обосновала бы, объяснила что на самом деле всё обстоит по другому... Но нет, я же молчу, терплю и злюсь на ни в чём неповинную девушку.
  Сама дура, короче.
  С такими нерадостными мыслями я зашла в кабинет, надеясь проскользнуть мышкой на своё место, чтоб никто не заметил моего опоздания. Но не тут-то было. Как только я вошла в класс, грянули аплодисменты.
  Я стояла, придерживая рукой дверь, и не знала, куда мне деться: то ли сквозь землю провалиться, то ли нахально раскланяться перед публикой. Кстати, почему-то я была уверена, что первый вариант прекрасно осуществим. Глядя на всех этих взрослых, сильных магов и йогов, серьёзно, без тени иронии хлопающих, глядя на меня, я впервые в жизни растерялась, не зная, какой модели поведения следовать. К счастью, всё решили за меня:
  – Заря, что ты там замерла? – заботливо спросила преподавательница. – Иди сюда, не стесняйся.
  А, так это стеснение... Пришлось неловко улыбнуться и пройти к ней на кафедру.
  – Запомните все этот великий день! – торжественно произнесла учительница, положив ладони мне на плечи, для чего ей пришлось тянуться. – Благодаря этой девочке, несчастному созданию, встретившему на пути безумную фею. Благодаря ей мы наконец-то поймали главного врага нашего рода, лорда-вампира.
  Я сглотнула, всё ещё неловко улыбаясь. Я недооценила масштаб проблемы, сильно недооценила. Все смотрели на меня серьёзно, одобрительно и... Уважительно. Как на равную.
  – Поэтому, сегодняшний урок я хочу посвятить тому, почему же в нашем сердце живёт ненависть к вампирам. Сегодня мы будем читать рассказы о вероломном предательстве кровососов.
  Зал одобрительно загудел. О нет, только не это... Для полного счастья мне только не хватало ненависти и неадеквата по отношению к вампирам. Всё-таки я воспитывалась в духе глобализации и считаю, и буду считать, что нельзя судить индивидуума по поступкам его народа.
  Но здесь не мой мир, и не мои правила.
  – И, раз выпал такой случай, – продолжала училка. – Нам их прочитает носитель языка. Заря, прошу.
  Она легонько подтолкнула меня к стойке, где была целая стопка разномастных листочков. И я это всё должна прочитать? Нет, это-то как раз не проблема, но как себя при этом вести?
  – Доброго утра всем, – пожелала я чуть неловко. Мой голос без труда разнёсся по всей аудитории, явно магическая штучка. – Я очень... Estic molt emocionada per l'honor que em doneu. I... – я неловко рассмеялась. – No se llegir al públic, però intentaré fer-ho millor possible. Кхм. Començo.
  И начала читать по бумажке. Быстро, как на духу, но стараясь делать это с выражением. Не самым, конечно, артистичным, на которое я способна, но достаточно, чтобы поддерживать внимание слушателей.
  Это были отчёты магов с последней войны с вампирами. Рассказы, сделанные не по уставу, но наполненные болью и кровью тех времен. О предательстве, о вероломных атаках, о тех, кто ушёл с кровопийцами, потеряв волю. Потери, разлуки... Однако что-то меня смущало, не давало расплакаться, хотя это было бы уместно.
  Такой трагизм – это как раз продукт мирного времени, призванный всколыхнуть сердце зажравшегося читателя. На самой войне же больше пишут юмор, лихие частушки и рассказы о том, как смешно и ловко посадили противника в лужу. За такие упаднические настроения можно было и получить по сопатке. С другой стороны, это же отчёт, а не народное творчество. Да, всю кампанию этот маг мог держаться молодцом, а потом выплеснуть свою боль на бумаге. Не знаю... Слишком мало информации, чтобы судить. Да и что я знаю о местных военных? Может, у них модно культивировать в душе пиз... Э-э-э... Трагичные страдания.
  К концу урока я уже почти шептала, так непривычен оказался ораторский труд. Однако слушатели ни разу не кашлянули, не пукнули и вообще вели себя на удивление тихо. Уснули они все, что ли? Или смылись под шумок? Я оторвалась от бумаг и кинула мимолётный взгляд на аудиторию. Нет, сидят, слушают аж затаив дыхание.
  Видимо, чего-то я в этой жизни не понимаю.
  После звонка никто расходиться не спешил, старшекурсники буквально в очередь выстроились, чтобы пожать мне руку, представиться, сообщить, как они рады, что я поймала этого монстра и наперебой предложить помочь во всём.
  Хм... Ладно, это всё не так уж плохо, как ожидалось.
  Хотя следующий урок меня в этом разубедил.
  – Мисс Фейери, – злобным, ехидным тоном начал алхимик. – Неужели за это утро вы успели так зазнаться, что посмели опаздывать ко мне на урок?
  Аудитория сотряслась от смеха. Да ё-ё-ё....
  – Прошу прощения, милорд, – чуть поклонилась я.
  – У тебя есть оправдание? – насмешливо приподнял брови тощий, высокий зельевар.
  – Мне нет оправдания, милорд.
  – Что, даже так? – наигранно удивился он. Ученики, малявки младших классов, опять рассмеялись. – Тогда, может, вас и учить ничему не надо? Всё сами можете рассказать?
  – Я не...
  – Молчать! Это не вопрос. Вперёд, к доске, рассказывайте все, что вы знаете по алхимии.
  Они сговорились все что ли, довести меня сегодня?
  – Прошу прощения, милорд, но так как я являюсь частью армейского подразделения, то приказывать мне может только мой непосредственный начальник. Но я с радостью соглашусь на вашу просьбу и расскажу всё, что знаю.
  – О, да у тебя внезапно прорезались зубки! – развеселился алхимик. – Ну, давай, вещай, великая охотница. А я пока тут посижу, послушаю...
  Он уселся за парту, с иронией глядя на меня. Крепко сжав зубы, я выпрямилась. Ай-яй, надо было сказать, что я ничего не знаю и не умею. Ну и что, что надо мной поржут полсотни мелких придурков. А так... Назвался груздем, полезай в кузов.
  – Что там у нас? Кислоты и щелочи? Отлично, – усмехнулась я, выходя вперёд. Кажется, именно эту тему алхимик обещал начать на этом уроке. – Рональд, коль ты сегодня так настроен посмеяться, может, расскажешь, какие кислоты встречаются в обычной жизни?
  – Эй! Но она же! – вскочил от возмущения мальчик, тыкая в меня пальцем глядя на учителя.
  – Ничего не знаю, – ехидно ответил препод. – Меня здесь нет.
  Похоже, ему понравилось, что я пародирую его манеру ведения урока.
  – Итак, Рональд, можешь ли ты назвать примеры кислот в обычной жизни?
  – Ну... Э... – замялся главный хохотун. – Лимон кислый, вот.
  А жестокие дети не преминули рассмеяться над бывшим лидером.
  – Абсолютно верно, – звонко сказала я, перебивая хохот. – Лимонная кислота, содержащаяся во фрукте, весьма важна для жизнедеятельности нашего организма. Итак, субстанции, называемые кислотами могут иметь совершенно различное происхождение... Чего сидите? Записывайте! ... но все они обладают схожими характеристиками, а именно... Вас это тоже касается, милорд!
  Горло, уже натруженное часовым чтением вслух, так и норовило охрипнуть, но я упрямо продолжала вещать о щелочах и кислотах. Препод, деля вид, что что-то пишет на листочке, смотрел донельзя ехидно, но вроде как даже одобрительно.
  Когда прозвенел звонок с урока, я почувствовала почти физическое облегчение. Удерживать внимание стольких людей – Детей! – одновременно всё-таки очень сложно, приходилось контролировать не только свои, но и их эмоции.
  – Ну вот, всё оказалось не так уж плохо, – насмешливо сказал алхимик, когда все ученики вышли.
  – Вы издеваетесь, да? – спросила я, глядя на него исподлобья.
  – Есть немного. Но это же было весело, – улыбнулся он. – Неплохо же хоть раз побывать в шкуре учителя.
  – Нет, – покачала головой я, опираясь руками о стол. – Нет... Тут что-то другое... Вы специально давите на психику. Готовите к допросу. Чтоб я так вымоталась, что не смогла бы себя контролировать и нечаянно что-нибудь сболтнула.
  – А ты можешь? – заинтересовался алхимик.
  – Милорд, я Фейери, – устало покачала головой я. – Я не понимаю и половины мотивов своих поступков. Не понимаю, почему я, будучи обычно спокойной, взъярилась на нападки Ванды. Не понимаю, откуда у меня взялись эти знания о кислотах и щелочах... И я понятия не имею, почему я решила, что тот нелепо одетый чувак – вампир. Меня саму это всё пугает до чёртиков, а вы... Вы давите, надеясь, что я сломаюсь и выдам вам что-то новое, что-то, что позволит раз и навсегда уничтожить главных врагов. А я ничего этого не знаю. Ну что же. Давите. Ломайте. Может, что и выдавите.
  Оттолкнувшись руками от кафедры, я выпрямилась, чуть прикрыв глаза. Банан им кормовой, а не моё признание.
  – Всего хорошего, милорд, – поклонилась я по всем правилам этикета и, подхватив сумку, вышла из аудитории.
  На следующем уроке всё началось по новой.
  – В этот знаменательный день...
  Я, закусив губу, вошла в класс. Что ж они так, не дав ни огня, ни воды, начали бить меня медными трубами...
  В надежде убежать от всеобщего внимания, в надежде взять хоть малейшую передышку, чтобы успеть проанализировать ситуацию, выработать линию поведения, найти просчёты, я скрылась в пустой раздевалке, едва прожевав обед. Сейчас здесь никого быть не должно, и прохлада утопающей в темноте комнаты навевала на меня некое спокойствие, облегчение. Пара спокойных часов мне обеспечена. Наверное. Бр-р-р, аж в дрожь бросает, как подумаю, о том, что меня бы ждало, пойди я, как обычно, в библиотеку.
  Глубоко выдохнув, я позволила сумке соскользнуть с плеча, рухнула на скамейку и расслаблено оперлась спиной о шкафчик. Тишина. Полумрак... Что ещё для счастья надо?
  Словно в ответ на мой безмолвный вопрос из темноты вышел Арес. Я бы обрадовалась, будь он томным няшечкой, с полурасстёгнутой рубашкой и розой в зубах. Но, увы, капитан напялил на себя кожаный доспех и с самыми серьёзными намерениями направил на меня меч. Угу, прям отважный воин... В женской раздевалке.
  Да вы все издеваетесь, что ли?!
  – Кто ты? – спросил он, напряжённо всматриваясь в меня. Меч он выставил перед собой, остриём целясь куда-то мне в шею. Да ещё и приближался, гад.
  Ну-ну... Я же в платье, к чему такие сложности? Куда не ткни, всё равно убьёшь.
  – Здравствуй, Арес, хоть мы сегодня уже и виделись, – издевательски начала я. Мысль о том, чтоб не шутить с мужиком, целящимся в меня оружием, пришла слишком поздно, да и не показалась достойной внимания. Не верилось просто, что умильный милашка, шифрующийся под гада, может причинить мне вред. – Ты сегодня нигде головой не стукался? Барышень с крылышками не встречал?
  – Кто ты? – с нажимом спросил он, приближаясь. Остриё практически уже уперлось мне в шею.
  По губам чуть не скользнула ироничная улыбка. Всё-таки меч – это очень ненадежное оружие. Достаточно отклонить его краем ладони, ударив по неострой части, кинуться в другую сторону и, пока наследник справляется с инерцией длинной железной палки, врезать ему по яйцам. Всё, клиент готов, но...
  ... так влом. Лучше попробовать решить дело миром. Или не решить.
  – Заря Фейери, – представилась я. – Между прочим, часть твоего отряда. Ты бы это... Меч-то положил, а то порежешься... Порежешь кого-нибудь.
  – Кто ты? – продолжал вопрошать Арес, теперь уже нависая надо мной. Одну ногу он поставил на скамейку рядом, руку упёр в шкафчик над моей головой, а меч... Меч в таком положении было проще вонзить в меня, чем убрать без причинения вреда. Мысли он мои прочитал, что ли?.. А вот абсолютно серьёзный, угрожающий взгляд сообщил, что шутка осталась недооценённой.
  – Ясно, такой ответ тебя не устраивает, – демонстративно задумалась я, стараясь, впрочем, не особо шевелиться. – Дай хоть какую-нибудь подсказку, что ли, а то я серьёзно понятия не имею, какой ответ ты хочешь услышать. Впрочем... – я подняла на него пустые, усталые глаза. – Лучше убей меня. Пожалуйста.
  Наверное, это будет наилучшим выходом. Я умираю, навсегда избавляюсь от этого хора голосов, от чувства вины, от отвращения к себе. Я навсегда избавлюсь от необходимости притворяться, выбирать эмоцию... Да, я хотела попасть в другой мир, но я думала, что там всё будет легко и просто, как в книгах...
  – Убей меня, – шёпотом умоляла я, по щекам катились слёзы. – Убей меня, пожалуйста.
  Но никто не говорил, что будет так... Что чтобы выжить, мне придётся много учиться, а это обучение само будет меня убивать. Никто не рассказывал, каково это, когда по твоей вине казнят невиновного. И насколько больно, когда за то, от чего тебя тошнит, тебя все восхваляют. Не дают ни на миг забыть об этом... Не дают найти оправдания.
  – Ну же! Что ты ждёшь?! Убей меня! – истерично потребовала я.
  Не дождавшись реакции, я сама попыталась насадиться на меч... Не тут-то было. Оружие с гулким звоном упало на пол, а я оказалась в кольце сильных рук.
  – Ну что же ты, что ты... – шептала я, пытаясь вырваться, бессмысленно, бессистемно... Безуспешно. – Убей меня, лучше убей.
  – Т-с-с-с, тише, успокойся, малышка, – слышалось в ответ. – Никто не будет тебя убивать, слышишь?
  – Суки-и-и... – разревелась я в голос. – Как я вас всех ненавижу!
  Теперь разве что самой... Но при моей переменчивости очень редко единомоментно совпадают желание и возможность. Я позорно разревелась, используя Ареса в качестве подушки-обнимашки. Сам виноват, раз такое вызвал.
  – Тс-с-с, тише, – успокаивающе шептал он, гладя меня по кудряшкам. – Всё будет хорошо.
  Постепенно истерика сошла на нет, но отлипать я не спешила. Не хочу-не хочу-не хочу! Не хочу вновь становиться гиперответственной девочкой Зарёй, возможной спасительницей мира. Хочу просто...
  Умереть.
  – Значит, ты наследница, – заключил А-шка, когда я перестала дёргаться. – Иначе я давно напинал бы тебе, а не обнимал, вытирая сопли, как младшей сестрёнке.
  Я фыркнула.
  – Что смеёшься? – удивился он, положив подбородок мне на макушку. – Между прочим, это очень верный индикатор, то, насколько родственные чувства вызывает у наследников подопытный. По сути, в амулетах-определителях наша кровь, и его свечение означает, что кровь внутри вступила в резонанс с кровью пациента.
  Спалилась, блин. И так просто.
  – Но в последнее время наследников не пропадало, – продолжал Арес. – А значит, феи каким-то образом научились превращать обычных людей в...
  – Я не Фейери, – перебила я.
  – ... наследников, что может стать проблемой, – продолжал рассуждать он, но затем резко остановился: – Что?
  – Я не Фейери, – терпеливо повторила я. – Я никогда не встречала фей и прекрасно помню все восемнадцать лет своей жизни.
  – Но почему тогда...
  – Я веду себя так неуклюже? Да потому что все эти годы я провела там, где небо голубое, где люди могут выбирать, есть им мясо или нет, где не казнят просто за принадлежность к другой расе, где можно запросто ездить из страны в страну, где... Эх, да что там говорить, – горько закончила я.
  – Ну-ка, ну-ка, – Арес осторожно взял меня за подбородок, разворачивая так, чтоб я смотрела ему в глаза. – Балабака, вака, топам.
  – Что? – озадаченно переспросила я.
  – Да ничего, – с видимым облегчением сказал наследник. – Это пароль первого короля, он говорил, что его последователь обязательно узнает эти слова и расскажет об их значении. Но это, конечно же, не ты, до второго пришествия нам ещё далеко...
  Я посмотрела ему в глаза, потом на эту кривую улыбочку, и поняла, что он нехило так напугался моими откровениями. Если не сказать прямо: обоссался.
  – И что они означают? – на всякий случай спросила я.
  – Балабака – это музыкальный инструмент, вака – напиток, а топам – могущественное оружие, – пояснил он. – Но раз ты ничего из этого не узнала.
  – Может, балалайка, водка, Тополь-М? – уточнила я, чуть приподняв брови. Эти три слова звучали здесь странно неуместно.
  – Повтори, – потребовал Арес, разом посерев.
  Мне очень понравилось видеть его таким испуганным.
  – Балалайка, водка, Тополь-М, – с удовольствием проговорила я. – Балалайка – это музыкальный инструмент с треугольным, реже овальным, корпусом и тремя струнами. Водка – сильноалкогольный напиток, что твой коньяк, только прозрачный. Тополь-М – ракетный комплекс с межконтинентальной баллистической ракетой... Короче, такая штука, которая за пару минут превратит Столицу в руины.
  С каждым моим словом наследник всё больше серел. Когда я закончила объяснения, он вскочил на ноги и начал бегать туда-сюда по раздевалке. В глубине души я понимала, что этим признанием я не хило так вляпалась, но такое состояние обычно невозмутимого гадёныша доставляло мне мрачное, извращённое удовольствие.
  Встав, я подошла к раковине, умылась холодной водой и посмотрела на себя в зеркало. Лицо раскраснелось, опухло, появилось подозрение, что в роду у меня побывали китайцы. Фу. Это же надо было довести себя до такого состояния... Хотя идея с самоубийством мне всё ещё кажется весьма удачной.
  Я кинула полный задумчивости взгляд на валяющийся на полу меч.
  – Нет! – воскликнул Арес, поднимая его. – Ты не будешь этого делать.
  – Тогда изволь объяснить, что означает твой забег, – холодно произнесла я, выпрямляясь. Было почти физически больно давить его взглядом, но я старалась.
  – Существует легенда, – начал наследник, громко сглотнув. – Что когда всё будет очень плохо, наступит второе пришествие Великого Короля. Его последователь будет оттуда же, откуда он, будет знать значение этих слов, будет так же силён, сможет исправить всё... Или окончательно низвергнуть нас в бездну.
  Я закусила губу, стараясь удержать эмоции. Ну, вот этого-то я и боялась...
  – Но блин! – продолжал он, снова начиная расхаживать по комнате. – Если всё так плохо, то почему я об этом не знаю?.. Эй-эй, ты чего?
  Ноги, обессилев, начали подгибаться, но упасть на пол мне не дали: Арес подхватил меня подмышки и оттащил на скамейку, положив мою голову к себе на колени. Эм... Мне что-то показалось очень не правильным в данном распределении ролей.
  – Тише, тише, успокойся, – проговорил он, погладив меня по лбу. Затем, подцепив пальцами золотую цепочку, вытащил на свет божий одолженную мне Слезу. – Надо же, совсем пустая. Ты когда успела так истратиться?
  Равнодушно пожав плечами, я уставилась в потолок. Здрасте, приехали... Вы теперь мессия. Причём вторая. Что означает -– я должна действовать как минимум не хуже.
  – Ты чего? Не плачь, – забеспокоился наследник. – Хочешь, я её Ванде отдам, она зарядит... Если, конечно, не скажу для кого это.
  Не удержавшись, я фыркнула. Да уж.
  – Дело не в этом, – грустно улыбнулась я. – Просто... Я же не последователь, я просто маленькая девочка, которую перекинули из одного мира в другой. Да, у меня по сравнению с вами есть некие преимущества, но и недостатки существенны, – я кивнула на Слезу. – Я не готова решать ваши проблемы.
  – О, это ничего, – Арес чуть улыбнулся и поцеловал меня в лоб. – Столица тоже не сразу строилась, что-нибудь придумаем.
  Расслабленно вздохнув, я прикрыла глаза. Ну, если вот прям сейчас от меня великих подвигов не ждут, то жить можно, наверное.
  – Кстати, – осторожно начал он. – А как ты определила, что это вампир?
  – Волосы, – поморщилась я. Опять напоминания. – Крашеные, подгоревшие, плюс завивка неудачная.
  – В смысле?
  – У вампиров волосы чёрные, так? Чтоб перекраситься им надо долго вытравливать волосы перекисью, из-за чего они потом смотрятся тонкими, неровными... Больными. К тому же, чтоб сделать кудри, прядки наматывают на что-то круглое, чтоб волосы приняли эту форму... Только надо внимательно следить, чтобы кончик лёг правильно, иначе волосы будут кудрявыми, а кончик – прямым. Это смотрится ненатурально.
  – У тебя большой опыт в этом, – насторожился Арес.
  – Ага... У нас же с этим делом проще, нет разделения на своих и чужих по цвету кожи или волос. Каждый меняет свою внешность так, как ему кажется красивее. Года два назад я много экспериментировала на этом поприще.... Кто бы мог подумать, что это поможет мне поймать вампира в другом мире.
  – То есть... Это как платья менять? – нахмурился наследник.
  – Угу, примерно. Только у нас простор для этого шире: цвет волос, кожи, глаз. Форма и структура волос, серёжки в разных местах, несмываемые рисунки на теле. Некоторые меняют черты лица: форму носа, губ; разглаживают морщины, увеличивают грудь и даже меняют пол. Но это долго, дорого и вредно для здоровья. Но ничего невозможного в этом нет. Блин.
  Я огорчилась, вспомнив о проблеме.
  – Что? – насторожился он.
  – Не знаю как себя вести, – пожаловалась я. – С одной стороны, логичнее было бы продолжить линию скромной простушки, но после того, что я устроила в столовой и на уроках, это будет смотреться неестественно.
  – А естественно ты себя вести не пробовала? – спросил Арес, продолжая гладить меня по голове.
  – Скажем так, – фыркнула я. – По неким причинам технического характера, любое мое поведение будет в равной степени сколь естественным, столь и неестественным.
  – Тогда веди себя как наследница, – пожал плечами он.
  – Официально я Бэ-плюс... И не хочу, чтобы кто-либо узнал, что это не так, – сказав это, я впилась взглядом в собеседника. – Знаю, приказывать тебе бессмысленно, но...
  – Я никому не скажу, – пообещал он. – Во всяком случае, пока. Я ничего не могу тебе посоветовать, потому что раньше я никогда не встречался с подобной проблемой. Но я подумаю, пороюсь в книгах... Давай завтра после ужина встретимся, обсудим это.
  – А почему не сегодня? – капризно надула губки я.
  – Потому что сегодня я утешаю Ванду, – поморщился он.
  – Кстати, – оживилась я, даже чуть привстав.
  – Я не сказал тебе, потому что не хотел отказываться от пари, мне очень нужны были ответы на вопросы. Думал, всё равно ты проспоришь, а Ванда ничего и не узнает... Или, даже если узнает, не посчитает тебя достойной конкуренткой. А видишь, как вышло? Отважная укротительница вампиров – это совсем не то же самое, что безземельная замухрышка с амнезией.
  – Ты же понимаешь, что после этих слов я уже не смогу отказаться от пари? – уточнила я.
  – И наличие невесты тебя не смущает? – хмыкнул он. – Да брось. Ну, давай сделаем так, будто я проиграл? Всё, ты выиграла, что ты хочешь?
  Разозлившись, я резко села и, приблизившись к нему почти нос к носу, прошептала:
  – Как любовник ты меня не интересуешь... Во всяком случае, настолько, чтобы устраивать подобный спор. Но меня бесит твоё самодовольство, твоя уверенность в том, что ты контролируешь всё, особенно своё тело и свои желания. Это ни черта не так, уверяю тебя... И я это докажу.
  – Хочешь прямо сейчас? – пакостно улыбнулся он.
  – О нет, мне не нужна твоя снисходительность... Мне нужна твоя воля. И я её у тебя отберу.
  – Ванда...
  – Не помеха. Можно даже сделать так, чтоб она совсем не расстроилась... Кстати, – я отклонилась назад, возвращаясь к обычному, деловому тону. – Это ведь Лис нас сдал?
  – Угу, – согласился наследник, пару раз недоуменно моргнув. – Секреты хранить не умеет, зато и хитрости его все как на ладони...
  – Можешь сделать так, чтоб сегодня на тренировке мне выдалась возможность его побить? – деловито уточнила я.
  – Сегодня мы начинаем работу с мечами, – покачал головой капитан. – Уверена, что сможешь побить им Лиса?
  – Мечом – не знаю, я его всего пару раз в жизни в руках держала. А вот палкой...
  – Договорились, – пожал плечами он. – Только это всё равно не поможет, уже пробовал, он болтает всё так же.
  – Зато я буду чувствовать себя отомщённой, – пакостно улыбнулась я. – Кстати... С чего ты изначально-то допрос устроил?
  – Полярные льды, – коротко сказал Арес.
  – Что?
  – Полярные льды. Нет такого словосочетания, я специально в словаре проверял. Эх, мне пора... Дай-ка мне это, – он потянул за Слезу, пришлось снимать. – Увидимся на тренировке.
  С этими словами он вышел из раздевалки. Я со вздохом прислонилась к дверце шкафчика. Вообще-то мне тоже пора было возвращаться на эту пытку. Надеяться, что преподы по практическим дисциплинам не заметят отсутствия знаменитости, было бы глупо.
  Арес сдержал слово: на тренировке мы демонстрировали навыки владения мечом, вместо которого пока была палка, и меня на испытательном бое поставили с Лисом... К сожалению, серьёзно побить мне его не дали, палку со смехом отобрали уже на втором серьёзном ударе. Учитель заявил, что оценил моё мастерское умение обращаться с ней, но он всё-таки хотел бы обучить меня фехтованию. И Лиса, желательно, тоже, для чего его необходимо оставить с целыми костями.
  Ну не знаю, кажется, ребро я ему всё-таки успела сломать... Что послужило мне наградой за все сегодняшние беды.
  А вот на медитации реальность мне опять напомнила, что ситуация вообще-то хреновая. Эвелина с независимым видом сидела рядом и вроде как меня не замечала. Обиделась. Ну её. Я пока посплю. Знаете, при таком недостатке сна, как у меня, поза «сидя на коленях» кажется очень подходящей для этого дела.
  После того, как птицы вновь защебетали, староста быстрым шагом прошла мимо меня. Ну вот, ещё сегодня ночью всё было так хорошо, а теперь... А теперь уже не будет ничего. Ну и пусть, – я выпрямилась, подняла подбородок, гордо осматриваясь. – Не больно-то и хотелось.
  Выходя с поляны в таком положении, я встретилась глазами с кем-то... Кто обладал ярко-синими глазами, как в Дюне. Насколько я успела заметить, цвета глаз здесь были обычными, как на Земле...
  А такие линзы очень любил использовать мой брат.
  Больше не раздумывая, я двинулась в сторону где, как мне казалось, я видела этот взгляд. Какая-то девушка, не в форменном платье, шла против движения толпы, а у всех встречных были нормальные глаза. Я шла за ней, уже не понимая, зачем я вообще это затеяла. Хотелось побежать, догнать, заставить её обернуться, но в таком скоплении народа особо не разгонишься.
  Но рано или поздно всё заканчивается. Вот людской поток поредел и постепенно сошёл на нет. Девушка спокойно, величаво, никак не реагируя на мои окрики, завернула за угол. Я кинулась за ней следом и... Замерла в недоумении. Здесь никого не было. Коридор, продолжающийся вперёд аж на двадцать метров, оказался совершенно пуст. Девушка просто физически не могла пройти такое расстояние за те несколько секунд, что была вне моего поля зрения.
  Если только... Телепорт?
  Пройдя пару раз взад-вперёд по коридору, я определила, что в данном месте никаких козней с пространством не было: обзор на корпус Академии всё время открывался с одного и того же угла.
  Не, ну куда она делась! Люди не исчезают просто так! И ладно бы она была иллюзией, заманивающей меня в ловушку, но нет, ловушки тоже нема. Зачем было приводить меня сюда? Чтобы продемонстрировать какая я дура и поржать? Ну нет, подобное позволено только моему брату и то по праздникам!
  Я начала внимательно оглядывать зелень. Если не побег, не иллюзия и не телепорт, значит тайный ход. Конечно, делать его в живой изгороди не очень надёжно... Но кто этих магов знает? Может это, как раз, для них самое удобное?
  Солнце уже садилось, но я смогла заметить в глубине листвы тонкий золотистый волос. Так далеко он не мог попасть просто при случайном зацеплении снаружи, только изнутри. Значит, где-то здесь должен быть проход. Но, подёргав все веточки вокруг, я так и не смогла понять, как он открывается.
  Блин... Девушка, наверное, уже ушла.
  Пару секунд я скептически разглядывала живую изгородь, словно под этим взглядом она, устыдившись, раскроется. Ноль внимания. Ну, раз так...
  Я упрямо сжала зубы и... Упала на неё. Дурацкая способность проходить сквозь предметы не позволила стене выколоть мне глаза, и на ту сторону я вывалилась без проблем, как мешок с картошкой.
  – Полезная способность, не так ли? – раздалось рядом насмешливое.
  Резко вскинув голову, я увидела её... Та самая девушка, она просто стояла на пожухлой листве, глядя на меня усталыми ультрамариновыми глазами. Лёгкое зелёное платье, скорее даже тога, совсем не напоминало строгие, многослойные одеяния, принятые модой. А руки, сложенные в замок, были какими-то не такими...
  – Способность? Какая способность? Я просто... Э... – попыталась сыграть в дурачка я, но потом всё же заметила в чём странность: ногти девушки были выкрашены тёмно-зелёным лаком. – Так это ты мне тогда, у фонтана, помогла!
  – Да, – мягко улыбнулась она. Ну в точь-в-точь мой братец, когда я банальность морожу... Сморожу... Эм, вы меня поняли. – Я Натуралеза, последняя жрица Природы.
  Странные у них тут имена... Naturalesa – по-фейски Природа и есть.
  – Эм, а я... – начала было я.
  – Я знаю, кто ты, – перебила она и, прежде чем я успела впасть в панику, добавила: – Но не бойся, дитя, у меня и в мыслях не было причинить тебе вреда. Наоборот, я ждала тебя... Очень давно.
  Мироздание, ты охренело? Второе раскрытие за день, причём очень мирное. Все мне улыбаются, целуют в лобик, говорят, что ждали... Тьфу. Лучше бы убить пытались, честное слово! Тогда хотя бы было понятно, что с ними делать: убивать, бороться, прятаться. А то тут все такие добрые, а с равным успехом замышлять могут что-то очень нехорошее.
  Фу. Ладно, почему бы мне не воспользоваться этой добротой, пока дают?
  – Хм, а почему последняя жрица? – с недоумением спросила я. – Разве?..
  – Прогуляемся? – предложила Натуралеза, жестом приглашая следовать за ней. – Нет, они не настоящие жрицы, это просто пафосный титул. Из истинных, тех, кто действительно встречался с воплощением Природы, осталась только я.
  – Почему? – спросила я, принимая приглашение.
  – Пыль красного неба... Она убивает богиню, забирает её силы, превращая леса... В нечто иное. Раз у богини нет сил, у её жрецов – и подавно.
  – Как... Как и у её народа? – подозрительно спросила я.
  – Верно, – кивнула она, грустно улыбнувшись. – К счастью, Вериде правят не помазанники Природы, а наследники Первого Короля. На них Пыль действует гораздо слабее. И да, твой друг ошибся, амулет определяет наследника именно по количеству этой пыли в организме.
  – А почему тогда...
  – Ему же надо было чем-то оправдать своё поведение, – озорно улыбнулась она. – Он же не знает твоей силы... Впрочем, ты и сама её не знаешь. Присядем?
  Она кивнула на большое, толстое дерево и сразу же опустилась рядом с ним. Я села напротив, мысленно прикинув, сколько юбка будет очищаться в волшебном шкафу.
  – Что это за место? – спросила я.
  – Эта часть леса испокон веков принадлежала жрицам, обычным людям сюда ход заказан. Когда-то это было самым красивым местом на Эрсиане, но сейчас... Сейчас мне не хватает сил поддерживать былое великолепие.
  О, кажется, у меня появился интерактивный справочник.
  – Я отвечу на все твои вопросы, – произнесла Натуралеза, словно прочитав мои мысли. – Если только ты согласишься пройти обучение, должное жрице.
  Ну вот, начались условия...
  – Я не знаю, сможет ли Природа благословить тебя, – продолжала она. – Но эти знания в любом случае будут полезны, мы многое можем...
  – Не сомневаюсь, – нервно усмехнулась я. – Но почему вы все так со мной носитесь? Арес, Всполох, ты...
  – О, так ты уже встречалась с посланником Пламени? И как он? – под моим мрачным взглядом она вернулась к прежней нити повествования. – Потому что ты можешь либо исцелить, либо добить наших богов. Триста лет назад было второе пришествие, но мы убили его, маленького мальчика, называющего себя друидом, обладавшего огромным потенциалом, но совершенно не умевшего им пользоваться. Мы – это высшие жрецы Пламени, Природы и Холода. Мы убили его... И это было страшной ошибкой, потому что эта медленная пытка, ужасающая болезнь наших богов, продолжилась. Мы больше не хотим этого.
  Буря эмоций всколыхнулась, пытаясь, вырваться на неё страхом, яростью и негодованием. Но я скромно опустила глаза, пережидая приступ. Значит, у меня осталось только два пути, убедить или вылечить... Ненавижу, когда за меня решают.
  Но... Предлагает-то она дельное, новые умения мне в любом случае пригодяться. Только...
  – Не знаю, успею ли я, – произнесла я, поднимая уже совершенно спокойный взгляд. – У меня весь день расписан буквально по минутам.
  – Приходи ко мне вместо библиотеки, – предложила она. – Всё равно мы будем заниматься почти тем же: изучением рун, алхимии, мира. А сейчас... – она ласково коснулась моей щеки. – Иди спать, дитя, ты очень устала.
  Кивнув, я зевнула. Да уж, точно, поспать бы не помешало.
  
  

Глава 11. Казнь вампира.

  Можно верить обществу,
  Можно верить судьбе,
  Но если ты хочешь узнать Закон,
  То ты заметишь его в себе.
Аквариум
  Утро перед казнью было отвратительно солнечным. Птицы пели отвратительно бодро. Словно вся природа радовалась скорой смерти кровососа. А может и в самом деле радовалась, кто же её знает. Не удивлюсь, если окажется, что Природа имеет антропоморфную форму, как языческие боги. Конечно, прямо на это ничего не указывало – ни в жреческих книгах, ни в легендах не было ни единого упоминания о воплощениях богов. Боги, все пятеро, были представлены только в качестве некой силы с определёнными характеристиками и волей. Да и полукровок и всяческих чудищ, как в Древней Греции, тут тоже не было. Даже если грешить с людьми им не позволяют принципы, будь у них какая-никакая человеческая форма, народ бы сам придумал все их похождения. А тут... Тут словно и мысли об этом не возникало.
  Я сладко потянулась, улыбаясь солнцу за окном. По телу разлилась сладкая истома, от мучившей меня раньше постоянной усталости и боли не осталось и следа. Всё-таки грамотный учитель, полностью посвящённый во все твои проблемы – это гораздо лучше, чем самостоятельное тыкание в потёмках базовых понятий. Посмотрев на потолок, я снова улыбнулась. Лучик света был ещё далеко до заветной трещинки, можно немного поваляться. Удивительно, но у меня появилась возможность немного расслабиться в этой предпраздничной суете: учителя, зачастую, не приходили на уроки, занятые встречей гостей, да и я сама перестала взваливать на себя столько, сколько ни один верблюд не унесёт. И мне теперь помогали.
  Фыркнув и перевернувшись на бок, я стала вспоминать мой второй визит к Натуралезе. Да, были и другие, но именно тогда я приняла жречество...
  Тогда я выкроила немного времени из отведённого нам на обед. Через живую изгородь пришлось перелезать, что в платье оказалось не очень удобно... Не важно.
  – Тёплого солнца, Заря, – пожелала жрица, как только мои ноги коснулись скрытой части сада. – Почему ты не воспользовалась своим даром, чтобы прийти сюда?
  На языке завертелись сотни оправданий, вроде: «Я не хотела, чтобы меня увидели, а если перелезть, то это странно, но не смертельно». Однако я отмела их почти сразу. Оправданиями делу не поможешь.
  – Я не умею толком им пользоваться, – призналась я.
  – Хорошо, – улыбнулась жрица. – И этому научу.
  Она сделала приглашающий жест рукой, и мы прошли в глубину сада, к уже знакомому мне дереву. Странно, но полянка казалась более зелёной и здоровой. Наверное, Натуралеза решила немного прихорошить это место для гостей.
  – Прежде чем учить тебя чему-либо, – произнесла она, когда мы уже расселись. – Я должна понять, на что ты в принципе способна.
  Жрица подняла два пальца вверх, спрашивая разрешения. Я пожала плечами, что уж, всё равно подписалась на обучение...
  Она прикоснулась к моему лбу. Вспышка! Временный хаос мыслей, обратная перемотка и... Всё по-прежнему. Будто и не было.
  – Хм, странно, – протянула Натуралеза, отнимая руку. – Можно ещё раз? Кажется, я что-то напутала...
  – Пожалуйста, – с тоской разрешила я, чуя, что меня ждёт очередная подлянка.
  Вспышка!
  – Нет, всё верно. Ты родилась мёртвой?
  – Да, – пожала плечами я. – Это вполне возможно. У нас очень хорошие целители. А что? Это плохо?
  – Нет, – ласково улыбнулась жрица. – Это чудесно, триумф жизни во всей красе! Ты как упрямый цветочек, пробивающийся сквозь асфальт, только...
  – Что? – насторожилась я. Не стала бы она перепроверять, если бы всё было так чудесно.
  – Ты не получила от матери нужного импульса энергии, – грустно проговорила Ната. – Твоя аура не закрыта, энергия утекает сквозь неё и... Вливается.
  – Но разве это плохо?
  – Ты как человек без кожи в реке крови. Всё проходит сквозь тебя: чужие эмоции, воспоминания, взгляды...
  Э... А... Ы... Моё безумие получило эзотерическое обоснование. И, кажется, я когда-то читала о таком эффекте у неуклюжих целительниц, которые черпали силу из внешних источников. Так значит, этот хор эмоций не совсем мой, а принесённый извне через дыры в ауре? Ну-у-у... А чем не версия? Гораздо лучше, чем неизвестный науке психоз.
  – Ты, конечно, научилась с этим жить, – продолжала Ната. – Очень неплохо научилась, так что аж почти незаметно, но... Не научила окружающих жить с тобой.
  – В смысле?
  – Магическая энергия, она же разная... В организме человека она расположена в несколько слоёв: душа, витэ, она же жизненная сила, менталь, эмоциональный фон и мана. Они различаются по свойствам и способам контакта с окружающим миром, но являются единой системой, в которой энергия свободно переходит одна в другую. Но ты плаваешь в стремительном потоке с дырками в защите, из тебя вымывает силу. Она уходит и тянет за собой витэ, а это бы тебя убило... Если бы через те же самые дыры ты не пыталась утащить кусочки жизни из других.
  – Что?!
  – Да, ты энергетический вампир. Поэтому с тобой долго никто не может ужиться, нужно давать людям отдыхать от себя.
  Я сидела как громом поражённая. Так значит, от меня сбегали не потому, что я такая странная, а потому что я элементарно их ела?
  – Да, – кивнула жрица. – Люди это чувствуют, но не понимают, поэтому отдаляются.
  – А можно как-то закрыть эти дыры?
  – При перемещении тебе закрыли некоторые из них, – медленно начала она. – Если где-нибудь найдёшь источник жизненной силы, то можно прикрыть дыры-вампиры, но слой эмоций... Его просто нет. Нет той части ауры, что отвечает за чувство, нечего восстанавливать.
  Вскинув голову, я внутренне похолодела. Значит...
  – Да, у тебя нет своих эмоций, – покачала головой она, а потом улыбнулась. – Но вы, люди, такие чудесные существа, всегда найдёте выход. Твой разум выбирает наиболее подходящие ситуации чувства, но иногда и он не справляется, из-за чего получается хор.
  – Значит, я могу...
  – Нет, ты чувствуешь эмоции, которые есть в потоке. А как, откуда и куда идёт этот поток – неизвестно. Зато на тебя невозможно наложить проклятье, никакая импликата не удержится под напором мирового потока.
  Да уж... Как будто меня часто проклинали. С другой стороны, откуда я могу это знать, раз не действует? Взгляд Ванды был весьма злобным, не исключено, что она пыталась мне как-нибудь навредить магически.
  – А эти странные замирания? – вспомнила я тот ужас, когда упала перед окном, не смея встать.
  – Ещё один плюс подобной открытости – энергия, составляющая силовые потоки мира, чаще всего несёт в себе огромное количество маленьких кусочков информации. Твой разум, чтобы не перегружаться, скидывает их в бездну подсознания. То, в свою очередь, жить тоже хочет, поэтому предупреждает тело об опасности. Извращенный вариант интуиции, дитя моё.
  – А прохождение сквозь предметы?
  – Это уже вызвано внешним вмешательством, – развела руками Натуралеза. – Причём относящимся к магии вампиров, в которой я плохо разбираюсь. Но тебе стоит прекратить бояться случайно пройти сквозь что-то, интуиция знает, что если тебя заметят, то будет плохо, и не позволит тебе так проколоться в присутствии свидетеля.
  – А почему там, в фонтане?...
  – Потому что твоя интуиция знала, что я в любом случае тебя спасу, вот и молчала. Но не думай, что она сделает тебя непобедимой. Конечно, с вероятностью девяносто процентов она защитит тебя от кинжала в спину, но долгая, выматывающая борьба тебя убьёт. Ты так же не можешь долго находиться в состоянии «прохождения», потому что так ты остаёшься вне потока.
  Ну вот, а я уже губу раскатала...
  – Так же великим магом тебе не стать, – жестко отрезала Ната. – Во всяком случае пока не закроешь те дыры, по которым утекает витэ, и не найдёшь себе источник силы. Да, накопители тебе очень в этом помогут, но их же тоже надо откуда-то заряжать. Думаю, нам лучше сосредоточиться на низкоэнергетических магических дисциплинах, вроде рунологии и алхимии. Плюс, тебе просто необходимо научиться обращаться с витэ: накапливать, получать, управлять... Так что начнём с йоги. Ты когда-нибудь медитировала?
  – Смотря что вы подразумеваете под этим словом, – дипломатично ответила я.
  – На общих собраниях ты, конечно, спишь, – кивнула она, как нечто само собой разумеющееся. – Оно и понятно, ты же иномирянка... А вот коренным жителям Природа действительно даёт энергетическую подпитку в такие моменты. Итак, прими удобную позу, расслабься...
  Дальше она долго и упорно мучила меня насчёт ощущения внутренних энергий, из которых я обнаружила только огонёк. Однако жрица заявила, что концентрат-то каждый дурак заметить может, а вот найти витэ... После медитации, показавшейся мне вечностью, она наконец-то перешла к более приятной части занятия, рунологии. Я даже представить себе не могла, насколько быстрее и проще это дело идёт в присутствии учителя, успевшего покопаться у тебя в голове.
  После звонка на урок я стремглав побежала в Академию, на нормальные занятия. Заморачиваться перелезанием не было времени, поэтому я с разгону врезалась в живую изгородь рядом с беседкой. К счастью, на меня в тот момент никто не смотрел, и интуиция не тормознула этот пассаж. А то были бы мне... Прелести на лице.
  Тогда мне с большим трудом удалось поработать на обычных уроках: даже тренировки казались мелкими по сравнению со священным таинством, которое творилось в заброшенной части сада. Однако, словив пару раз палкой по голове, я пришла к выводу, что может оно и мелкое, но отвлекаться по-прежнему вредно для здоровья. Да и косятся на меня уже как-то странно.
  После занятия ко мне подошёл Лис с ехидненькой улыбочкой, явно позабыв вчерашнее.
  – Эх, Заря-Заря, ты, никак, влюбилась? – во всеуслышание спросил он. – Что ж ты это от нас, товарищей своих боевых, такое скрываешь.
  Первой мыслью было напомнить, что палка в моих руках по-прежнему является очень опасным оружием, но... Какого чёрта? Мне, что, восемь лет? С чего я должна бить возможного информатора?
  – С чего ты взял, Лисёнок? – с интересом спросила я, панибратски обнимая вышеупомянутого за плечи.
  – Да ты прям вся летаешь и мечтательно пялишься вдаль, – хмыкнул он уже тише. – А также рассеяно пропускаешь самые простейшие удары.
  – Ну, – я замолчала, кляня себя за неосторожность. – Да, наверное, я всё-таки влюбилась. С нами, девчонками, такое случается, знаешь ли...
  На тяжёлый разговор с Аресом в тот вечер я всё-таки не пришла. Он сам, демонстрируя извиняющуюся улыбку, подошёл ко мне и пожаловался, что его взяли в оборот. Я ему искренне посочувствовала, но ничего предпринимать не стала, так как занятая своим любимым ведьма не будет предпринимать ничего против меня. А вот если заскучает – как пить дать, жди беды.
  В дверь постучали. Я вскочила и, путаясь в простынях, кинулась к двери. Неужели... Неужели Эвелина уже отошла от моего влияния и решила помириться? Я радостно распахнула дверь и...
  – Ваше платье, миледи.
  За дверью в услужливом поклоне согнулся слуга. Один из тех, что крайне редко в обычной ситуации оказываются в нашей части дворцового комплекса. Не приветствуется тут, что юные аристократы опираются на помощников. Хотя в старших курсах есть конкретный предмет, управление замковым персоналом и общение с младшими сословиями...
  Но сегодня был необычный день.
  – Благодарю, – я взяла платье. – Можешь идти.
  Слуга, ещё раз поклонившись, поспешил удалиться, пока его кто-нибудь к чему-нибудь не припряг.
  Распаковав обновку, я бросила её на кровать, оглядев её придирчивым взглядом. Надо же, всё строго по эскизам, даже нигде не напортачили... На первый взгляд. Конечно, у меня уже было парадное платье, но как виновница торжества я имела право принарядиться. Решив, что если я упущу эту возможность, то я точно прослыву фриком, я заказала самый шокирующий наряд из тех, что входили в рамки местных приличий.
  По эмоциям, вызываемым у зрителей, имиджи можно разделить на четыре больших блока: сексуальные, угрожающие, доверительные и серые. К последнему пункту, он же «невидимка», относился мой образ до похода в город, но я уже не незаметная, я привлекла внимание, а значит, следовать ему было бы, по меньшей мере, не предусмотрительно. Согласитесь, человек, хладнокровно ведущий лекции, выглядит неестественно в попытке скрыться от фанфар.
  Доверительный образ надо налаживать сразу, общаться с людьми, быть приветливой и вежливой... Ладно, вру, из «невидимки» вполне возможен выход в «милашки», вроде как стеснялась навязываться и «Посмотрите! А она, оказывается, милашка!». Но увы, у меня для этого слишком вооружённое хобби... Впрочем нет, если бы я не поскандалила тогда с Вандой, никакие увлечения не помешали бы образу, но так как я уже успела зарекомендовать себя стервой, в доверительный имидж никто не поверит.
  Остаётся только угроза и секси-мод. С первым я уже справилась без всяких размышлений, уже став белой вороной, нелюдимой скандалисткой, которая не побоялась ругаться с ведьмой. Вторым я собираюсь заняться сейчас, в чём мне поможет мой новый наряд.
  К сожалению, почти монашеские правила приличия мне особо разгуляться не дали. Но даже в таких условиях можно что-нибудь придумать. Например, беззащитно открытые плечи, при пышных, дутых рукавах. Или кокетливая белоснежная ткань, самым краешком выглядывающая из-под вполне цивильного выреза, будто высунулась нижняя рубашка. Так же корсет и юбка были с одинаковой вышивкой, а надъюбник – монотонный. Это создавало ощущение будто я не совсем одета, не застёгнута на все пуговицы. Если уж это не вызовет обильного слюноотделения, то я... То я введу моду на обтягивающие штаны.
  Скинув с себя ночную рубашку, я принялась облачаться. Конечно, парадное платье – это вам не форма Академии, самостоятельно его надевать не принято. Но, что поделаешь, придётся извращаться, если я хочу сохранить свой маленький секрет.
  Я с ностальгией провела рукой по голому боку, чуточку цепляясь пальцами за нитки. Ох и рожа была у Натуралезы, когда я обратилась к ней с этой просьбой! Для жрицы Природы вышивание на живом человеке казалось чем-то диким, неправильным, но я состроила глазки Кота-в-сапогах и сослалась на традиции моего родного мира. Корсет-пирсинг оказался спасён от зарастания, однако демонстрировать его всем окружающим я всё-таки не рискнула. Больно уж напоминает вампирские штучки, как бы меня следом не сожгли.
  Радостно напевая, я уложила волосы в высокую причёску, оставляя только сзади пряди, чтоб закрывать шею. Кстати, я узнала, почему здесь такая странная мода относительно этого вопроса, дело опять-таки оказалось в вампирах. Де – если не показывать шею, то клыкастик и не соблазниться. Логика, конечно, убивает, но что поделаешь, традиция, и не мне её рушить...
  Пока.
  Ещё раз напомнив себе, что я красавица, умница, секси и вообще аристократка высшего пошиба, я выскользнула в коридор и тут же едва не оказалась сбита пробегающим мимо слугой. Тот грохнулся на пол, проехался по гладкой плитке и ловко вскочил, продолжая свой забег. В процессе он умудрился развернуться, учтиво поклониться мне и извиниться за неудобства.
  М-да... До такого мастерства мне явно далеко.
  Я дошла до лестницы с гордо поднятой головой, стараясь не обращать на окружающие шепотки внимания. Так как визуально я обстановку не контролировала, я не могла судить, относятся ли эти шепотки ко мне, или кто-то просто обсуждает свои коварные планы. Но, что поделаешь, за имидж надо платить. Однако я не могла не заметить, что все вокруг уже сбились в свои компашки и только я, как одинокий ледокол, шла сквозь толпу. Впору было возлеять комплекс неполноценности, но... Это же девчачий корпус.
  Спустившись в холл, я сразу же направилась к нашему маленькому отряду. Парни красовались в парадной форме и кого-то бурно обсуждали. Судя по ехидному ржачу, кого-то из отсутствующих, то есть меня или Ареса.
  – Всем солнечного утра, – поздоровалась я. – Что замолчали?
  А команда действительно как-то подозрительно замолкла. То ли обсуждали меня, и им стало неловко, то ли ошарашены моим внешним видом аж до потери дара речи. Приму за рабочую версию второе.
  – А... – рассеяно протянул Кёнре.
  – Выходи за меня замуж! – выпалил Лис, невольно отпихивая плечом гиганта.
  Будем считать выгул платья успешным.
  – А здоровья хватит, Лисёнок? – хмыкнула я в ответ.
  Сначала до парней не дошло, причём тут здоровье. Потом медленно, как в каком-нибудь паршивом детском мультике, на их лицах начало проступать понимание и сразу за ним – смущение. Образ шлюхи и пошлые шутки, куда я качусь...
  Мва-ха-ха-ха!!!
  – Тут вопрос в другом, – к Лису вернулась способность говорить. – Хватит ли здоровья тебе? Это же не я имею привычку валяться в лазарете из-за излишней утомлённости.
  – О, не беспокойся об этом, женщины в этом процессе силы только выигрывают, – усмехнулась я, чуть проведя плечиком. – И вам ясного солнца, капитан.
  Ареса я почувствовала раньше, чем увидела. Всё-таки наследники генерируют вокруг себя слишком большое напряжение, чтобы их можно было не заметить... Я-то ладно, с самого детства училась претворяться валенком, а здесь подобное не практикуют. Оглянувшись, я поняла, почему замерли и замолчали мои коллеги. А-шка был... Великолепен. Принц, наследный, лучше и не скажешь. В стандартной форме он умудрялся выглядеть настолько выше и величественнее всех остальных, что мне даже на секунду стало немного стыдно за использование трюка с одеждой. Но – всего на секунду, а потом я вспомнила, что и милашкой прикидываться смысла больше нет...
  – А вот на нём бы я женилась, – улыбнулась я насмешливо, нисколько не скрывая того, что он меня покорил.
  Наследник секунду выдержал драматическую паузу, а затем легко и искренне улыбнулся:
  – Ох, хоть бы тебя Ванда не слышала! В королевскую ложу вход ограничен и, чую, она мне плешь проест по этому поводу. Пойдём?
  – Уже? – не поняла я. – А как же Эвелина? Мы же должны вместе идти.
  – Да вот же она! – невежливо ткнул Лис мне за спину.
  Я оглянулась и... Ну, что сказать, она старалась. Староста, в окружении стайки девиц, решивших примазаться к славе, нервно сжимала в руках расшитую драгоценными камнями сумочку. Да и с прочими украшениями она переборщила, мне даже на секунду жаль её стало, ведь это всё весит немало, да и натирать должно жутко.
  – Светлого дня, Эвелина, – тепло улыбнулась я, чуть склонив голову. – Кто тебя так качественно подкрадываться научил?
  Во так просто можно превратить невольное оскорбление в комплимент.
  – Да была тут одна, – невольно усмехнулась староста, но её тут же пихнули в бок подхалимы, переводя на серьёзно-высокомерный лад. – Идём?
  – Дамы? – вежливо предложил нам руки Арес.
  О? Это где такое правило этикета есть, что позволяет мужчине идти в сопровождении двух женщин? Впрочем, ему виднее. Я же полагаю, что он просто побоялся мести Ванды, если он пойдёт со мной под руку, и моей, если не пойдёт.
  – Благодарю, – кивнула я, вставая с левой стороны.
  – С-спасибо, – чуть заикаясь, сказала Эвелина, пристраиваясь справа.
  Да... Должно быть, мы выглядели весьма контрастно. На мне из украшений была только корона принцессы класса Бэ и колючее ожерелье, которое я надела чтобы не было упрёков в открытости шеи. Платье – чёрное, если не считать редкой вышивки. И староста, не пожалевшая тканей различных цветов. Казалось бы, я скромница по сравнению с ней и вообще никаких прав на внимание не имею, однако... Пялились-то больше на меня.
  – Ваше Величество, – склонился в поклоне Арес.
  Ой, уже дошли? И чё, этот мужик и есть король? Да ла-а-адно, мой капитан круче... Или этот просто маскируется лучше?
  – Ваше Величество, – хором с Эвелиной произнесла я, присев в реверансе.
  – Ваши Высочества, – чуть кивнул король в ответ. – Поздравляю с победой. Нанести такой удар тёмным силам, в столь юном возрасте...
  – Благодарю, – коротко отозвался Арес. Дядюшку он явно не любил.
  – Рады стараться, Ваше Величество, – застенчиво сказала староста, опуская взгляд.
  – Всё на благо король... Королевства, – кокетливо произнесла я, как бы случайно запнувшись.
  Судя по едва заметной усмешке, мой намёк был понят. Ну а что? Симпатичный дядька лет сорока, не обременённый женой, фавориткой и прочей истеричной братией. Опять же, властью обличён немаленькой, помочь мне может в случае чего. Да и выглядит он очень даже ничего, для своего возраста.
  – Не будем заставлять гостей ждать, – сказал король и величественно проследовал на балкон. «Даже думать не смей!» – Арес не упустил возможности прочитать мне нотацию телепатически. «Почему?» – я искренне не понимала его волнения. И вообще, если он так будет меня хватать, то не только наставит мне синяков, но и платье помнёт. «Он тебя поматросит и бросит! Останешься одна, с клеймом шлюхи, никто замуж не возьмёт!» – стращал капитан. «Что? А кто сказал, что я за него замуж собралась? Дай пообщаться с приятным человеком, коль ты сам неприступную крепость из себя строишь!»
  Тут я лукавила. Арес уже давно сдался и проиграл наше пари, я могла бы его взять тёпленьким, но... Мне не нравились причины этой капитуляции. Я хотела победы, а не уступок. «Не смей, слышишь? Ради твоего же блага!» – продолжал он. «Позволь мне самой решать, ладно?»
  Наследник отстал, а я... В душе зародилось сомнение. Надо бы поподробней выяснить, почему такой красавец-мужчина оказался вдруг одиноким и не выйдет ли мне такой его интерес как-то боком.
  Мы вышли на огромный балкон, прямо перед дворцовой площадью. Внизу столпились люди. Можно было прямо по одежде делить их на классы: вот из соседних балконов высунулись наиболее знатные, внизу, на оборудованных трибунах – менее знатные. Стоя по кучкам, богатые горожане. И, наконец, толпа обычных людей, пришедших позлорадствовать и напиться бесплатного вина в честь праздника.
  – Ваше Величество.
  – Ваше Величество.
  Ой, отвлекалась. Я тоже поспешила поклониться королеве Эллариса, пока меня не сожгли рядом с вампиром за нарушение этикета. Эм... Кажется, я всё-таки повременю с соблазнением нашего короля. Гостья в этом плане оказалась гора-а-аздо интереснее.
  Элларис – второе государство на территории фей. Только если у нас восхвалялись лесные создания, то у них – морские. Их земли занимали всё побережье, граничащее с северным морем, плюс полдюжины островов вокруг. Они не принимали у себя систему «наследников», сохраняя у себя чисто монархический строй, к тому же... С матриархальным уклоном.
  Когда я об этом услышала, то остро пожалела, что не появилась у них. Примирило меня с этим обстоятельством только то, что в их стране со мной никто не стал бы возиться без прямого доказательства моей аристократичности, коим могло бы стать только чьё-то поручительство. Но всё же, матриархат, женщина-воин – норма... Эх.
  Такая рокировка обуславливается магической энергией этих территорий, которая даёт большую силу и отвагу женщинам, нежели мужчинам. Те, за века, успели перейти к ролям администраторов и хранителям домашнего очага, то есть, на все те должности, что в Вериде занимают дамы. И никого, вроде бы, такая ситуация не возмущает... Кроме соседей.
  Отношения между нашими странами достаточно натянутые, но всё же дружественные. А уж на такой праздник, как казнь вампира, так и вовсе стоит забыть о всех мелочных разногласиях.
  Кстати, о них...
  – Это вы опознали вампира? – после приветствий обратилась ко мне королева.
  – Да, Ваше...
  – Не стоит, для такой отважной дамы я просто Линед, – великодушно разрешила она.
  Пока я хлопала глазами, пытаясь понять, за что это означает и надо ли паниковать, церемония началась.
  – Подданные мои и гости из Эллариса! – громко начал король, его голос магическим образом разносился по всей этой толпе. – Сегодня я имею честь приветствовать вас на этом знаменательном событии, казни Высшего Вампира!
  Ох ты ж ёшкин кот! Он ещё и высший! Да, с моей репутацией теперь к вампирам на каникулы не сунешься. Жаль, а ведь я так хотела попутешествовать...
  – Без долгих предисловий, выводите преступника!
  С жутким скрипом открылись врата темницы. Все замерли, ожидая что вот-вот... И ожидания не подвели, выдержав драматическую паузу, тюремщики вывели на свет закованного по рукам и ногам вампира. Выглядел он, мягко говоря, неважно. Да и как бы могло ещё выглядеть существо, которое пытали целую неделю без перерыва. Весь в лохмотьях, с красными, объёмными рубцами, он, тем не менее, пытался держать голову прямо, не слишком жмуриться в лучах восходящего солнца и не путаться в собственных ногах и цепях. Однако руки держать ему уже не хватало сил, и они повисли вдоль тела плетьми, с головой выдавая всю его беспомощность.
  – Признаёшься ли ты в своих преступлениях? – спросил король, когда пленного поставили рядом с кострищем.
  – Да пошёл ты, – фыркнул вампир сплёвывая на каменную мостовую. – Овцы взбунтовались, преступления какие-то придумали. Вы как были едой, так ей и останетесь.
  – Не признаётся, – ничуть не расстроился Его Величество. – Тогда на костёр его.
  Слабо скалящегося пленника прямо в цепях приковали к железному столбу и заботливо обложили соломкой. «Только не смотри ему в глаза», – шепнул Арес.
  Поздно. Я уже посмотрела. Через двадцать метров, что нас разделало, я видела его красные глаза и не могла, не желала отрывать взгляда. «Что? Довольна, сучка?» – безмолвно кричал вампир. – «Что стоишь? Убей! Убей их всех! Возьми кинжал и перережь глотки всем этим лицемерам! Ну? Чего стоишь?»
  Уровень естественной ярости моего организма слегка качнулся. Кажется, меня пытаются подчинить. «Стерва! И это предусмотрела, да?» – к нему подошёл церемониймейстер и зажёг дрова. – «Тогда ты сгоришь со мной!»
  Я видела эти тёмно-бордовые глаза во всех подробностях. Так, будто вампир был прямо передо мной, на расстоянии вытянутой руки. Пламя качнулось по велению ветра, и я поняла, что имел в виду кровопийца: это мои лёгкие вдыхают удушливый, солоновато-терпкий дым, это мои сапоги, пока ещё неуверенно, лизали языки пламени. «Сгори со мной, стерва!» – с ненавистью шептал вампир. – «Почувствуй, что ты натворила!»
  Пламя росло, пожирая новые поленья и наглея, бесконечно наглея. И вот оно уже вокруг меня... него и нестерпимо жжёт. Человек давно бы задохнулся и почёл с миром. Но не вампир. В самой его сути было цепляться за жизнь любой ценой. Боль, чужая боль становилась почти невыносимой, гореть заживо, когда каждая клеточка твоего тела медленно и мучительно умирает когда нервная система сходит с ума, не зная, как избежать повреждений. Стоять, хотя ступни твои уже почти обуглились. Вновь и вновь запускать регенерацию, но восстановленная плоть вновь и вновь становится жертвой огня. И непрерывно смотреть в глаза своей убийце, чтобы она смогла почувствовать хотя бы крупицу этого ужаса.
  Нет больше оправданий. Я могу обмануть хоть телепата, но врать себе – моветон. Это я его убила. Я его убиваю прямо сейчас. И я действительно заслужила эту боль.
  Стоило только подумать об этом, как она усилилась многократно. Но я даже не дёрнулась, принимая её, впитывая до последней капли.
  Бордовые глаза расширились в изумлении, а я, плывя на волнах этой боли, внезапно подумала, что он же ещё совсем молоденький. Ребёнок, подросток в лучшем случае. Та же удивительная жестокость, от непонимания того, какую боль причиняешь. Непомерное высокомерие, уверенность, что уже здесь-то он самый крутой. И до сих пор не верящий, что это конец. Бедняга... Не успел ещё даже встретить противника посильнее, который смог бы научить его сочувствию, терпению и... Борьбе. Настоящей борьбе, когда падаешь, но всё равно упрямо встаёшь на ноги, а не обиженно поджимаешь губки. Я часто видела таких в школе: непримиримых, абсолютно уверенных в своей правоте... Ранимых.
  Сочувствие родилось где-то в глубине души и мощным потоком прошлось по сознанию, сметая всё на своём пути. Включая боль.
  Наверное, дома его ждут родители. Острозубая мама приготовит его любимый стейк и грустно посмотрит в окошко, надеясь, что вот-вот её сын пройдёт по дороге, под большим ясенем. Отец нахмурится и только обнимет жену. Он тоже скучает по сыну...
  ... который здесь принимает мучительную смерть.
  И я ни чем не могу помочь... Чего стоит моё сочувствие, если я не могу помочь?!
  Руки невольно сжались в кулаки.
  Вообще-то могу. Убив его. Если он может проецировать на меня свои ощущения, то и я, наверное, смогу передать ему воспоминания.
  Слегка прищурившись, но не разрывая зрительного контакта, я вспоминала в мельчайших деталях события детства. Белые стены больницы, проводок капельницы и кашель, разрывающий лёгкие кашель, когда не можешь сделать и вдоха, когда уже не хрипишь, а просто сжимаешься в судорогах, потому что для полноценного кашля не хватает воздуха, когда...
  Я широко-широко распахнула глаза, мысленно отправляя пакет с воспоминаниями. Пару секунд мне казалось, что ничего не произошло, но внезапно кровопийца действительно закашлялся. Всё сильнее и сильнее, пока не исчез в яркой вспышке пламени, которому не мог больше противостоять.
  Наступила звенящая тишина. Нет, люди, конечно, что-то обрадованно кричали, но... Тишина была внутри меня. Не осталось ни боли, ни ярости, ни сочувствия. Ничего. Абсолютная пустота.
  Я впервые познала, каково это – не чувствовать ничего.
  – Ты в порядке? – тихонько спросил меня Арес, чуть тронув за руку.
  – Да, – произнесла я слегка хрипловато, а затем улыбнулась, возвращаясь в реальность. – Конечно, в полном порядке... Просто это было слегка... Жутковато. Он даже не кричал, ты заметил?
  – Да, вампирская гордость, что поделаешь, – нервно усмехнулся наследник, но мне в его голосе послышалось облегчение.
  – За сим объявляю... – торжественно произнёс король. – Пир!!!
  С грохотом распахнулись ранее незамеченные деревянные двери, и на площадь выкатили огромные винные бочки, высотой с человека. Как-то шустро организовались длинные столы, наполнились едой, а радость людей загорелась ещё пуще.
  Только я её не чувствовала.
  Будто задержала дыхание, никак не могу сделать и жалкого вдоха, но... Уже не чувствую необходимости в этом. Странное ощущение...
  – Ваше Величество, Ваши Высочества... – произнёс король уже тише. – А нам пора на бал.
  – И открываем его мы, – шепнул Арес, опять незаметно подкравшись сзади. – Танцуя между собой. Ты уж извини, но я с Эви. Сама понимаешь...
  О да, я понимала. Мало кому понравится пропил мозгов вдоль, поперёк, а потом по диагонали, для надёжности. Лучше поводов для этого не давать... Или поставить распилителя на место. Но ведь это благородный наследник, он не будет так оскорблять женщину, вот и страдает как последний подкаблучник.
  Мы вышли в украшенный разнообразными цветами и лианами зал, куда начали медленно собираться остальные представители знати. На небольшую трибуну вышли музыканты, среди которых была Ванда, немного пошушукались о чём-то своём и... По помещению полилась чудесная, гармоничная и светлая мелодия в ритме вальса.
  – Позволите пригласить вас на танец, староста Михей, – послышалось рядом галантное.
  – С радостью приму ваше предложение, – звенящий от радости ответ.
  Я развернулась к королевским особам. Вот прикол будет, если они уйдут танцевать друг с другом, а я останусь не у дел.
  – Не желаете ли начать со мной, Ваше Высочество, – чуть насмешливо обратилась ко мне Линед.
  О? Открыть бал, танцуя с женщиной? Вполне годное действо, для моего шок-образа.
  – С удовольствием приму ваше предложение, Линед, – присела я в учтивом реверансе.
  Она улыбнулась, подала мне руку и бесцеремонно вцепилась в талию, без слов сообщая о том, кто будет вести партию. А что я? Я не против поиграть, тем более что из нас двоих в брючном костюме была именно она. Точнее, в парадной военной форме строго покроя и с мечом. Если бы не чисто женские черты лица, я бы гендер попутала.
  Мы сделали пару пробных шагов и уверенно завальсировали по залу. Ни я, ни она не были поклонницами всяких странных па, так что весь наш танец заключался в ритмичном передвижении по залу.
  – Знаете, а вы очень отважная девушка, – заговорщицки шепнула мне на ушко Линед. – Если будут какие-то проблемы, знайте, мы всегда рады новым воинам в наших рядах.
  – Благодарю, но я как-нибудь попытаюсь найти своё счастье здесь, – натянуто улыбнулась я.
  – С замужеством будут проблемы. О да, сейчас на тебя не смотрел восхищённо только ленивый, но мужчины Вериде не склонны связывать себя с валькириями.
  – Я как-то не задумывалась об этом. Сначала я хочу сделать карьеру, а потом уж можно будет планировать замужество... Или, точнее, женитьбу.
  Она рассмеялась этой бородатой шутке. Звонко, красиво, нисколько не стесняясь своего громкого голоса, не боясь привлекать к себе внимание.
  – Если местные мужики будут сильно артачиться, выписывай мужа у нас. В Элларисе другие порядки и никто не считает зазорным жениться на сильной женщине.
  Ого, им так нужен живой детектор вампирятины? Я подозревала, но не думала, что дело настолько серьёзно.
  Известно, что вампиры, тем более высшие, спокойно ходят по территориям людей фей. Занимаются своими делами, охотятся на людей, бродят как дома. Правительства принимают разнообразные меры против кровопийц, но особой эффективностью они не обладают. Даже всегда готовый ночной патруль мог похвастаться первой добычей только благодаря мне... А я узнала упыря по дешёвой завивке, какая ирония.
  – Благодарю. Но, думаю, я скорее сбегу к вам от истеричных подружек соблазнённых мужчин, – одновременно с этими моими словами прозвучали финальные ноты мелодии. – Спасибо за замечательный танец, мне редко удаётся отдохнуть от всех этих излишеств. Не смею больше отнимать ваше время, Линед.
  – О, я всё понимаю, новые ухажёры, – рассмеялась королева. – Но помни, деточка, мои двери всегда для тебя открыты.
  Я присела в реверансе, попутно размышляя о том, какие двери она имела в виду. Двери королевства или... Спальни? Если второе, это нехило так должно потешить моё самолюбие.
  – Леди позволит с ней потанцевать? – раздался голос сзади меня.
  Я обернулась. Парень в стандартном, я бы даже сказала усреднённом, праздничном одеянии, длинными золотыми кудрями и... Ультрамариновыми глазами. Я знала только двоих любителей этого цвета, а на моего брата этот смазливый чувак походил больше всего, значит... Нет, это слишком невероятно... А почему нет? Я же в мире магии.
  – Могу я прежде поинтересоваться вашим именем?
  – Можете называть меня Нат.
  Что и требовалось доказать. Это каким образом жрица Природы умудрилась превратиться в мальчика, и не может ли она научить меня этому трюку? Мне давно такое хотелось попробовать.
  – Тогда я с радостью приму ваше предложение, – улыбнулась я, подавая руку.
  Едва мы коснулись друг друга, как меня накрыло... Словно до этого на мне лежало огромное пуховое одеяло, скрадывающее звуки и согревающее до духоты, а сейчас эти покровы сорваны и свежий ветер ворвался в лёгкие, мир стал чётким и разноцветным, ясным, материальным.
  – Ты что творишь, ученица? – в ярости шипела... шипел мне на ухо Нат. – Никто тебе не говорил, что нельзя смотреть в глаза вампиру?
  – Да ты знаешь... – нервно хихикнула я, с облегчением чувствуя прежний хор голосов. – У нас как-то из кровососущих остались только комары.
  – И здесь тебя никто не предупредил?.. Вот козлы! – подобных высказываний от обычно меланхоличной жрицы я ещё не слышала. – Специально ведь так сделали, чтобы отвести от себя посмертное проклятье вампира.
  – Подробности? – деловито спросила я, немного оправившись и вливаясь в танец.
  – За ними иди к кровососам, дитя моё, – покачал головой Нат. – Знаю только, что это проклятье держится на уровне ментали и витэ, так что даже на тебя может подействовать. Плохо ещё то, что он накинул на тебя маскирующий купол, закрывающий ауру, тем самым отрезая тебя от потока... Но это ты уже заметила.
  До меня начало доходить:
  – Без помощи потока проклятье вполне могло зацепиться.
  – Увы, да. И я даже не могу себе представить, чем это тебе грозит и как это исправить.
  – Мило. Так что, мне лучше сейчас уйти и не нарываться на неприятности?
  – Нет! Ни в коем случае! – жрица... жрец резко повернул меня в танце, таким образом выражая своё возмущение. – Если тебя заподозрят в том, что ты поймала проклятье, то казнят следом, ради вящей безопасности. Ладно я, я понимаю, что ты можешь с этим справиться, но всем остальным не объяснишь твои особенности... А если объяснишь, точно казнят. Точнее, попытаются. Не думаю, что пламя опасно для того, кто может проходить сквозь стены.
  – Улыбаемся и машем, господа, – пробормотала я. – Спасибо... А можешь сказать, в чём заключается проклятье?
  Нат немного помолчал, не глядя мне в глаза. Музыка звучала где-то фоном, танцующие кружились вокруг нас, не задевая и не замечая, словно мы находились в какой-то другой реальности.
  – Поговорим об этом позже... Мне здесь неуютно. Но, – жрец остановился, твёрдо и ясно глядя мне в глаза. – Не уходи с праздника раньше времени, пожалуйста, не уходи. Как будто если бы от этого зависела твоя жизнь. Просто... Действуй по плану.
  – По плану я хотела провести эту ночь не в моей комнате, – фыркнула я тихонько. Однако, сейчас такого желания не наблюдалось.
  – От этого тоже лучше воздержаться, – покачал головой он.
  – Да уж поняла. Ладно, до скорого, – пожелала я, делая шаг назад.
  – До встречи, дитя, – произнёс жрец... Нет, всё-таки жрица... Растворяясь в толпе.
  Вздохнув, я обернулась. Ну что, господа, взорвём этот курятник?

* * *

  Стоило только раздеться и рухнуть на кровать, как сознание поспешило скрыться в спасительных глубинах сна. Только это не помогло, наоборот, стало ещё хуже.
  Я снова была там, только на этот раз стояла на эшафоте, разглядывая народ. Радостные лица, злорадство... Видел счастливых мамаш, показывающих одной рукой на меня, а другой – обнимающих чада. Смотрел на молодую пару, не скрывающую любопытства, стайку подростков, пышущих ненавистью. Не могу, глаза и душу жжёт эта картина.
  А там, по правую руку от короля, стоит та, кто обрёк меня на это. Спокойно стоит, словно всё сделала правильно.
  Я проснулась, тяжело хватая ртом воздух и выгибаясь в позвоночнике. Рука невольно потянулась к солнечному сплетению, как будто желая вырвать этот проклятый камень.
  Мне впервые приснился сон, но особой радости я от этого не ощущала. Поджав колени к груди, я обняла их руками и уткнулась лбом.
  Господи, что я натворила!
  Такое отвращение к себе я ещё не испытывала. Да ладно, подумаешь, вампир... Наверняка он это действительно заслужил.
  Не в нём дело, а во мне. Во мне! Это я, слышишь, я! Я обменяла его жизнь на этот дурацкий камень! Хладнокровно обманула и подставила совершенно незнакомого человека!
  Не выдержав, я резко перекатилась на другой бок и ударила кулаком по тумбочке. Легче не стало.
  Это не просто камень, а твой шанс на жизнь.
  И достать его можно было ещё сотней других способов!
  Другой возможности выбраться в город у тебя не было, а на казённый камень ты бы не согласилась.
  Пусть так, но это не повод менять жизнь на камень!
  Жизнь на жизнь. Жизнь никчёмного кровососа...
  Откуда тебе знать? Я ведь даже имени его не знаю! И потом, причём тут он? Я говорю о себе! Променять свою жизнь, своё мировоззрение, свои принципы ради выживания?
  Да, именно так. Выживание – это главное стремление любого живого существа. Я пока ещё не в том положении, чтобы спорить с местными законами.
  Какое, к чёрту, положение?!! К чёрту выживание! Зачем оно, если я не смогу сохранить то единственное, что действительно есть у меня? Мой разум, мою личность, мою душу... К чему это чёртово выживание, если выжившей буду уже не я? Боже, да я в медицинский пошла только для того, чтобы помогать людям, а сейчас хладнокровно убила разумного, виновного лишь в своём упрямстве и дурном вкусе!
  Не ври, на медицинский я пошла потому что там было сложнее всего. Меня всегда привлекали трудности.
  Это тоже одна из причин. Одна из!
  Успокойся. Истерики тут не помогут. В принципе, здесь всего лишь небольшая проблема приоритетов, что ставить выше: принципы (общечеловеческие понятия, разум, культуру, цивилизацию) или выживание.
  Я снова свернулась в калачик, словно так я могла убежать от всего мира.
  Глупо. А ещё мою проблему можно назвать так: прогнуться под правила этого мира или прогнуть их под себя?
  «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнётся под нас», – всплыли в голове строчки.
  И я буду слушать какого-то старого рокера?!
  А что? Все моральные проблемы уже были кем-то прожиты, почему бы и не воспользоваться опытом поколений? И вообще, к чему мне выживание тела, если меня в нём уже не будет? Выживание ради выживания бессмысленно. Всё теряет смысл, если цели нет впереди.
  Значит, будем учить местных демократическим ценностями и толерантности? Ой, да ладно, хватит кокетничать. Ты – идеальная машина для убийства. Хорошо, прекрасный киборг для шпионажа. Хладнокровна, незаметна, проникнет хоть куда, умеет управлять эмоциональным состоянием себя и собеседника, прекрасная актриса, Станиславский не подкопается... Какие, к чертям собачьим, принципы? Ты просто до ужаса, до усрачки, до предательской дрожи в коленях боишься раствориться в потоке, потерять себя. И как только ты пошла на поводу у обстоятельств, ситуация – Какая неожиданность! – вышла из-под контроля. Хотела всего лишь камень, получила пепел вампира и всемирную славу... Это ведь не вариация в пять процентов, это полный провал! И именно от этого тебе так хреново, имей совесть признать.
  Да, признаю. Я боюсь потери контроля, боюсь однажды не предсказать не то что последствий, мотивов своих поступков. Поэтому я хочу следовать своим принципам,тем, которые мы так долго выбирали и осознавали.
  Я расслабилась, вытягиваясь на кровати в полный рост.
  Значит, будем прогибать этот мир под себя.
  Ага. Эта задачка более достойна великой меня, нежели простое «выжить». Ты как думаешь?
  Улыбнувшись, я закрыла глаза. Фантомная боль от не-моих ожогов всё ещё кружила по телу, служа чем-то вроде напоминания.
  Такое повториться больше не должно.
  Никогда.
  Я с отвращением коснулась лица. Опухшее, липкое от слёз, губу саднит... Да, точно, прокусила до крови. Отвратительное состояние для будущей королевы мира. Я встала с кровати и на дрожащих ногах пробралась в ванную. Отражение в зеркале вынесло вердикт: размазня.
  Ну же, соберись! Не всё так ужасно!
  Разозлившись на саму себя, я привела себя в порядок по полной программе. Даже волосам досталось, я заколола их в высокую причёску драконами, вопреки традициям Вериде. Однако попытка выйти в свет не увенчалась успехом: дверь оказалась заперта. Дёрнув пару раз ручку, я всё-таки вспомнила, что где-то и когда-то слышала про наказание за внеурочные прогулки по городу. Домашний арест, вроде бы. Но я не думала, что он войдёт в силу сразу после праздника... А за окнами слышны гуляния в мою честь, на которые меня не пригласили. Иронично, однако.
  Joder! Вот так и обламываются великие завоевательские планы.
  Вздохнув, я прислонилась к стене. И что делать? Конечно, я могла бы пройти сквозь дверь... Но меня теперь знает каждая собака в замке, а значит, максимум через полчасика меня под белы рученьки приведут обратно в комнату. Потом станут задавать кучу совершенно ненужных вопросов, а ещё чуть позже – увеличат защиту, чтоб я точно никак не сбежала. И так мне уже браслет одели со счётчиком сердцебиения, чтобы я его не смогла просто так снять и оставить.
  Впрочем...
  Я окинула комнату, уже успевшую стать мне почти родной, беглым взглядом. Есть ещё одно место, куда я могла бы пойти без того, чтобы поставить на уши всю Академию. Туман. Правда, сомнительно, что там кто-нибудь оценит мою причёску, но хоть будет где выплеснуть накопленную энергию. Решено.
  Усевшись на кровать, я попыталась принять как можно более удобную позу и расслабиться. Что сложно было сделать в моём взвинченном состоянии. В прошлый раз меня выкинуло в Туман когда Огонёк коснулся головы... То есть, когда бóльшая часть энергии оказалась перекинута на менталь. Ох, надо бы потом проверить суть этого явления по книгам, потому что телепатическая телепортация – это что-то из ряда вон выходящее. Хотя... Если называть это не телепортацией, а астральной проекцией, то звучит не так уж безумно.
  Всё, хватит.
  Прикрыв глаза, я послала огонёк к голове и...
  Уй!
  «Надо было это стоя практиковать», – думала я, потирая ушибленную корму. Конечно, полметра недостаточно, чтобы нанести крупные травмы, но это было неожиданно. И неприятно. Да и копчик не казённый, ё-моё... Правда, существовала вероятность, что если я стоя войду в Туман, то в Академии моё тело опять-таки упадёт, оставшись без управления... Надо будет следующий эксперимент провести над кроватью.
  Встав, я огляделась. Туман. Слева, справа, впереди, сзади, сверху... Всё туман. Только землю под ногами можно было разглядеть чётко. А вот вытянутую руку – нет. Обидно, значит буду тут бродить, пока буквально не наткнусь на неприятности.
  Решив, что последняя фраза похожа на план, я начала его исполнять. Энергия, которой я сама себя накрутила, требовала выхода, и я бодренько почесала куда глаза глядят.
  Через некоторое время, когда я уже потеряла ему всякий счёт, я поняла, что бесцельно бродить тут я могу веками... Значит, надо найти цель. Ната как-то говорила, что желания управляют вероятностями, а дороги сами ложатся под ноги, ведя к нужной точке... Если она действительно нужна.
  Повторив десять раз про себя «Хочу к костру, хочу-хочу», я пошла дальше и... Вышла к тому странному собранию огонёчков, который я окрестила костром. Огоньки, два бревна, служащие в качестве скамеек и Туман. Всё. На этот раз меня никто не ждал. Вот и ладушки, можно получше изучить это образование.
  Костёр грел, но не обжигал. Я осторожно, с суеверным страхом, вбитым в подкорку многими поколениями людей, коснулась пламени. Ничего, только тепло и никаких повреждений. Осмелев, я засунула туда руку по локоть. Ничего, даже платье не загорелось. А если чуть дальше... Ладонь, вопреки ожиданиям, не высунулась с той стороны, а уперлась во что-то упругое. Чем больше я давила на неизвестную преграду, тем больше она меня отталкивала. Такое неповиновение мне не понравилось, и я попробовала пройти насквозь, но... Ничего. Способность просто отказалась включаться.
  Или её кто-то заблокировал. Или плёнка защищена от подобного вмешательства. Или же моя интуиция знает, что мне туда не надо. В любом случае, облом.
  Вздохнув, я плюхнулась на скамейку. Потом отвесила сама себе мысленный подзатыльник, встала и плавно опустилась на сиденье, как полагается аристократке. Нечего тут выходить из образа, а то обратно войти будет ох как сложно... Потому что он мне смертельно, до одури надоел.
  Некоторое время я с умным видом пялилась в костёр. Постепенно напряжение, сковывающее меня, начало уходить, и я почувствовала себя... Спокойно. Словно кто-то опустил прохладный занавес, отрезающий меня от бурь. Ах да, это же другой мир, к тому же ещё такой пустой... Тут наверняка в потоках гораздо меньше болтается свободных эмоций, а те, соответственно, меньше меня достают.
  Наверное, можно даже немного расслабиться...
  Теперь я пялилась в костёр с видом блаженной идиотки. Сила Тумана, прохладная и нейтральная проходила по верхним слоям ауры, смывая остатки вампирского проклятья... Да что там, даже все тревоги куда-то испарились, осталась только спокойная уверенность в своих силах.
  По мозгам с удвоенной силой шибанула настороженность и недовольство. Ой-ёй-ёй! Я быстренько вернула прежний уровень чувствительности и приготовилась встречать гостей.
  И точно, из Тумана вышел человек в полном доспехе. Правда, их светлый блеск немного померк от осевшего на металле тумана. Так же у гостя был примечательный рост – выше меня, что не так уж и плохо для темноволосых... Впрочем, вполне вероятно, что он из другого мира, а там могут быть совершенно другие правила.
  – Привет, красавица, – поздоровался он, как только вышел к костру.
  Не, точно не из нашего. Жители вампирских земель полные доспехи не носят, а если какое вдруг исключение, то они же повёрнуты на этикете и подобной фамильярности точно не допустили.
  – И тебе не хворать, мощный муж, – чуть улыбнулась я, кокетливо убирая прядку от лица. Было приятно вот так беспечно шутить.
  – Тогда давай знакомиться, – предложил он.
  Что-то мне это напоминает... Ах да, чаты со случайными собеседниками, когда ни единой общей темы для разговора нет и остаётся только неловко пытаться познакомиться.
  – Давай, – согласилась я, склоняя голову на бок, чтобы открыть шею во всей красе. Ну а что? Парень симпатичный, да и вряд ли кто откажется просто посмотреть на такое. А это неизбежно приведёт к улучшению отношения ко мне... Если, конечно, собеседник в заинтересован в таких пейзажах.
  – Я Кир Огонь, паладин бога Локлиса, для тех, кто из веера миров. И Кирилл Огнёв, для жителей земли, – представился он.
  Ага, значит всё-таки попаданец. И не в мой мир, у нас богов нет, тем более... Локлиса? Имя подозрительно напоминает «Локи».
  – Даже так... – протянула я, чтобы хоть что-то сказать.
  – А как ещё? Для тех, кто не с Земли, эта часть всё равно ни о чём не скажет. Сочтут каким-то непонятным титулом и только.
  Логично. Если, конечно, не нарвёшься на того, кто в курсе про землян и может каким-то образом нам навредить.
  – В Эрисиане меня знают как леди Зарю Фейери, тринадцатую наследницу Вериде, – о последнем, впрочем, известно немногим. – По паспорту – Зоя Альба Гонсалес-Пуга, гражданка Испании.
  – Кого ждёшь? – выстрелил вопросом он.
  – Кого-нибудь, – равнодушно пожала плечами я. Что уж тут... – И, видимо, дождалась. А ты?
  – А меня уже второй раз без предупреждения выдёргивает. Заподозрил бы Арагорна, но тот не появляется.
  Знакомые все люди. Я, конечно, подозревала, что не одна такая, но вот что так спокойно, буднично в этом признаваться... Да и парень ведёт диалог по явно отработанной схеме. Масштабы вырисовываются интересные.
  – Последние два часа его здесь точно не было, – усмехнулась я, сказав время от балды. – Присядешь?
  Я указала рукой на соседнее дерево-скамейку.
  – С удовольствием, – произнёс он, усаживаясь рядом. Доспехи на нём негромко звякнули от соприкосновения с деревом, но в остальном вели себя достаточно тихо. Хорошее качество, хоть металл с ходу определить не получается.
  – Что это за место? Костёр здесь довольно-таки любопытный, – я засунула руку в огонь и продемонстрировала наличие преграды.
  – Это как бы место встречи всех кто служит Порядку. В первую очередь с Ара, в смысле, Арагорном, но и друг с другом тоже, – ответил ей.
  Однако... Значит, я как бы служу порядку. Мва-ха-ха!!! Кхм. Ладно, допустим кто-то был таким неразборчивым, что записал меня в ряды доблестного воинства порядка. Хи-хи. И этим кто-то был Арагорн. Значит, есть ещё те, кто служат хаосу... А чего это они забраковали своего практически каноничного собрата?
  – Интересно... – протянула я максимально нейтрально. – Я как-то виделась с Арагоном, но так ничего путного узнать не смогла.
  – Ничего удивительного, – ответил ей. – Его типичный стиль. Тебе даже повезло.
  – Почему? – заинтересовалась я. Лично мне именно это аспект не казался удачным.
  – Ничего не сказал, лучше, чем соврал.
  Ах да, точно...
  – Не скажи... –нулась я. – Ложь всё-таки даёт какое-то направление для мысли... Есть в наличии один вариант из миллионов возможных, его проверяешь и вот результат: либо остался один правдивый вариант, либо девятьсот девяносто девять тысяч девятьсот девяносто девять возможных вариантов, что тоже неплохо.
  – Интересная философия, но имеет свои ограничения, – не согласился паладин
  – Какие, например? – приподняла брови я.
  – Твоя логика верна, если есть в наличии те самые девятьсот девяносто девять тысяч девятьсот девяносто девять возможных вариантов. А при их отсутствии – что бывает чаще всего – только тот вариант, что дали и никак не проверить верен он или нет
  Я пожала плечами. Разные методы обработки информации. Переубеждать бесполезно.
  – А в тумане раньше бывала? – спросил он. Ну вот, снова выстреливает вопросами как на допросе. Словно из вежливости.
  – Угу. Серо, скучно... И никого нет.
  – Даже ёжиков? – внезапно спросил Кир.
  – Их тоже, а что? – не поняла я, причём здесь карликовые дикобразы?
  – Неважно, – отмахнулся Огнёв. – А вообще этот костёр – то место, где можно не опасаться представителей Хаоса. Больше мне самому ничего толком не известно.
  Угу, значит, сидя у костра я ни на что интересное не наткнусь...
  – Жаль, – грустно улыбнулась я. – Значит, мы оба в незнанке.
  – Просто никогда не пытался выяснить подробности. Если честно, выдёргивания сюда даже надоесть успели.
  То-то мне это диалог показался каким-то автоматическим.
  – А я сама выхожу, во время медитации, только толку... – махнула я рукой. – Тут один туман... В этот раз с большим трудом удалось выйти к костру. Зачем мы здесь... Quiero decir... Ой, Хочу сказать, зачем нас вообще сюда послали? В этот мир. Должна же быть какая-то цель.
  – А разве тебе не объяснили? – не поверил Кир.
  – К сожалению, никто не счёл нужным передо мной отчитываться, – покачала головой я, по-прежнему сохраняя равнодушно-вежливое выражение лица. – А как было с тобой?
  – Подошёл один придурок... – паладин огляделся, словно ожидая, что этот самый «придурок» как-то проявит себя, выйдет из тумана. – Ну так вот, подошёл придурок и назвался богом. Мол нужна помощь, спасать мир и всё такое. Я согласился, чтобы не спорить с сумасшедшим.
  Однако. Понятно, почему ко мне с таким не подкатывали. Психов я различать умею, да и в магию верила ещё на Земле... Хотя, скажи мне что я попаду в другой мир, я бы согласилась, даже понимая всю серьёзность ситуации.
  – М-да, и чему вас в детстве учили? А если бы он попросил продать душу? – покачала головой я. В голове не укладывалось, что может быть подобная беспечность.
  – Учили, что бога нет, – признался он.
  Ах да, постсоветское пространство, научный атеизм как государственная религия. Не то, что у нас, где только последние годы перестали насаживать в школах богословие. От этого, конечно, было мало пользы, но вероятность сверхъестественного развития событий я не исключала.
  – Неужели? – только и сказала я. – И что теперь думаешь о тех учителях? Паладин.
  – Для Земли пока никто не доказал обратного, – возразил Огнёв, словно забыв, что изначально-то к нему приставали с миссией как раз в родном мире. – Так что продолжаю считать, что учили правильно.
  Опять тупик. Ладно, не важно, продолжим:
   И что дальше?
  – Ничего хорошего. То есть, он не соврал. Но хоть дал конкретное задание.
  – Ну надо же, а я просто упала, очнулась, а мне говорят, что я должна мир спасти... Или уничтожить, что почти то же самое.
  Я мечтательно улыбнулась, глядя в туман. О да, спасать этот мир, не изменив его как следует, я не буду... А это можно засчитать за его уничтожение.
  – И какое задание-то? – опомнилась я.
  – Помочь Избранной добраться до выхода Хаоса в тот мир и закрыть его.
  О, опять избранные и опять хаос... Надо будет поискать упоминания о нём в Эрисиане, а то что-то не так получается: воин порядка есть, а с чем бороться – нету.
  – А сможет?
  – Самостоятельно добраться, точно нет, а закрыть наверняка. Отсюда и задание.
  – Ясно, спасибо за информацию... Надеюсь, с меня ничего такого требовать не будут... Кстати, – мне в голову внезапно пришла идея. – Давай-ка отойдём отсюда.
  – Зачем?
  – Есть разговор.
  Понимаю, нас с равным успехом могли бы подслушивать и в тумане, и у костра, но это пламя-не пламя меня нервирует. Мы отошли шагов на десять, и оно сразу скрылось в тумане, словно его никогда и не было. Странно, я же его видела издалека...
  – Ты говорил, что это место встречи друг с другом... – я немного замялась и понизила голос. – Имел в виду других землян?
  – В том числе и их, – ответил он тем же тоном, что и раньше.
  Ох, так трудно что ли мне подыграть? Всё-таки, если есть хоть малейшая вероятность, что эти трюки кого-нибудь обманут, почему бы не попытаться?
  – Кого ещё?
  – Богов, вернее одного, Арагорном зовут.
  – И многих ты знаешь? Землян, то есть.
  – Как минимум семерых, а если и нас с тобой считать, то уже девять получится.
  Нехило. И все одновременно? Так и в фэнтезятину нетрудно уверовать.
  – Хорошо, что мы не одни... Ты можешь связаться с ними как-то помимо тумана? – честно говоря, этот вопрос волновал меня больше всего.
  – Нет. Да и тут встречи проходят не по моей воле...
  Блин. А если...
  – Ну, а что-нибудь ты о них знаешь? Истинные имена, названия миров, какие-нибудь опознавательные знаки, по которым их можно найти?
  – Ты чего удумала? – подозрительно спросил он.
  – Полагаю, что нам всем стоит если не держаться вместе, то хотя бы иметь какую-то связь. Мало ли, что вышестоящим в голову взбредёт.
  Огнёв стрельнул глазами куда-то в туман.
  – Нет, я понимаю, что нас наверняка могут подслушивать. Если не сам Арагорн, то кто-то – точно, – продолжила тем временем я. – Но... Знаешь, если бы мне задали такой же вопрос, как тебе, я бы согласилась. И не по причине боязни спорить с сумасшедшим, а потому что я действительно хотела попасть в другой мир.
  – Сбылась мечта идиота, как говаривал товарищ Бендер, – вставил он.
  Этого персонажа я знала, но шутить была не склонна.
  – И я очень благодарна тому существу, что это сделало, кем бы оно ни было, но... Что будет, когда мы выполним то, что от нас ждут? Да, не «если», а «когда». Мы справимся, так или иначе, но не окажемся ли мы после этого за бортом? Я просто хочу обезопасить себя, и... – увидев вежливое любопытство на его лице, я резко оборвала свою пламенную речь и уныло закончила: – Ты ведь мне не веришь, да?
  Паладин покачал головой:
  – Тут дело вовсе не в верю-не верю.
  – А в чём тогда? – требовательно спрашивала я.
  – Просто так далеко не задумывался. Выполню поставленную цель, а там видно будет.
  J-joder! Чувак явно не настроен «взрывать этот курятник».
  – Так верен заданию, данному Арагорном? – провокация. Никогда они мне особо не давались, но...
  – Я пообещал, причём не ему, а той самой избранной и слово намерен сдержать.
  – Фух, ну ладно, никто не говорил, что будет легко, – я глубоко вздохнула и отвернулась. Первый вариант – неудача. Ну ничего, у меня ещё есть как минимум семь кандидатур. – Значит, объединённую мультимировую армию ты организовывать не хочешь...
  – Я может и похож на дурака, но не настолько, – абсолютно искренне сказал он.
  Идея, может быть и глупая, но зато с размахом.
  – Товаров на обмен у меня нет, информации – тоже, – продолжила я, не обращая внимания на завуалированное оскорбление – Существует ли что-нибудь, что может сделать эту встречу не такой бесполезной?
  – Может, это? – ответил Кир, указывая куда-то мне за спину.
  Я обернулась. Из горла невольно вырвалось:
  – Да вы издеваетесь...
  За моей спиной стоял танк, которого не было, когда мы только делали эти десять шагов от костра. Танк, ага... При ближайшем рассмотрении стало ясно, что это не земная технология... А если земная, то из будущего. Футуристический дизайн пушек, люков и гусениц, однако сама концепция танка осталась неизменной. Не, скорее действительно человеческих рук дело.
  Мужик оставить такую находку без внимания не мог. Русский мужик – тем более. К счастью, танк к приставаниям оказался глух, оставаясь неподвижной глыбой даже когда Кир попытался поковырять его мечом. Осознав бесплотность попыток, он оглянулся в поисках подходящего инструмента. А тут только я...
  – Помочь? – предложила я.
  Мне нарочито галантно уступили место. Похоже, он не верит, что я могу его открыть. Н-да, уж в моей способности сломать что угодно сомневаться не приходится. Если что, можно сломать броню с помощью воздействия через четвёртое измерение... Хотя, на этот раз, можно попробовать другой трюк.
  Я совсем не аристократически подняла юбки и ловко залезла на танк верхом, так, чтобы верхний люк оказался прямо передо мной. Ощупав крышку на предмет мельчайших неровностей, я достала одного из драконов и воткнула его в едва заметную щель. Неметаллический кинжал вошёл с трудом, но было похоже, что режет он изоляцию, а не твёрдую часть брони. Я провела им по кругу, срезая возможные петли и замки, серьёзного сопротивления по-прежнему не было.
  Что-то щёлкнуло.
  Я победно усмехнулась, дёрнула люк и... Ничего. Vale, попробуем по-другому. Кажется, где-то здесь была вторая неровность. Ага, точно. Туда я воткнула второго дракона и повторила круговое движение уже двумя. Если срезание петель не помогло, значит три варианта:
  а. Кинжалы слишком короткие, не достигают запорного механизма, но с такой толщиной брони сомнительно, что кто-то в танке вообще может поместиться.
  б. Механизм располагается по центру, но это бессмысленно, ибо означает, что человек оттуда и вовсе выбраться не мог.
  в. Люк на месте удерживает магнитное поле.
  И вот тут-то как раз мне могли помочь кинжалы. Как говорила Ната, драконы в паре генерируют магическую энергию огненного типа, что вполне может стать помехой тонкой электронике.
  Раздалось тихое, едва заметное шипение, в щелях люка блеснул отсвет, а затем... Крышка люка, едва не снеся мне голову, по дуге улетела куда-то в туман.
  Упс.
  – Однако, – выразил своё мнение Кир.
  Я усмехнулась, слезла с моего насеста и сделала приглашающий жест рукой. Огнёв, не теряя времени даром, тут же сунулся в люк. Точнее, попытался: машинку делали явно без расчёта на габариты паладина в полных доспехах. Стоя рядом, я пыталась унять своё любопытство. Можно было, конечно, залезть первой, но уж больно хотелось покрасоваться... Впрочем, полагаю, я прекрасно переживу без знания о том, что же находится в футуристических танках.
  Тело пронзил космических холод. Кир рванулся ко мне, желая сбить с ног и защитить своими доспехами, но было уже поздно: от дурного предчувствия меня выкинуло в подпространство. Паладин пролетел сквозь меня, а в следующее мгновение всё вокруг стало полным огня. Я чуть не ослепла, запоздало прикрывая глаза. Взрывная волна спокойно прошла сквозь меня и полностью поглотилась туманом. Облегчённо вздохнув, я сделала шаг в тёплую реальность...
  И меня резко и упруго толкнуло в спину.
  Тяжело дыша, я упала на что-то мягкое. Спустя секунду зрение восстановилось, показывая мне до боли знакомую подушку. Так, я в своей комнате, лежу на животе в собственной кровати... Не учла, глупая, обратной взрывной волны. В своё оправдание могу сказать, что физику в полевых условиях я ещё не применяла...
  
  

Часть II. Капитан Фейери.
  «...бежишь всё дальше...»

  
  

Глава 12. Неделя наказания.

  Пока жива мечта, никто не сможет отнять нашу свободу.
Ария, «Свобода".
  
   «... С тех пор армия Вериде имеет отличную от остальных государств структуру. Во главе становится Король, ныне избранный наследник Великого. Его генерал-мажорами становятся представители его команды, получая власть над всеми территориями страны. Остальные наследники выезжают по назначенным им провинциям в звании генералов. Представители их команд получают погоны генерал-меноров и обязанность следить за порядком только в своей провинции...»
  Я отвлеклась от чтения, устало потирая глаза. Военное дело давалось мне нелегко, но так как я каким-то боком принадлежу к этой структуре, надо было узнать о ней поподробнее. Откинувшись на спинку стула я мысленно повторила абзац. Король... Его команда – старшие генералы, остальные наследники – генералы, их команды – младшие генералы[19]. Так, стоп. Уже дважды упоминалось про команды наследников, а толкового пояснения нет.
  Хлебнув горячей воды, я немного взбодрилась и открыла содержание. Рассвет едва-едва задребезжал на горизонте, и комната была погружена в холодный полумрак. Тёплым светочем в этом царстве мороза был небольшой магический светильник, который бросал желтоватые отблески на огромную кипу книг.
  Так, содержание... Раздел «Воспитание», пункт «Наследники». «Наследникам с самого детства предопределена особая судьба, в связи с чем они должны получить соответствующее образование. В возрасте шести лет им подбирают друзей, команду, с которой начинается их обучение управлением людьми. К окончанию Академии, эта команда оказывается полностью сформирована и продолжает поддерживать наследника в его взрослой жизни. В том числе, принимая генеральское звание в военное время».
  Так вот оно что... Теперь понятно, почему Ниарон советуется с Аресом насчёт состава группы, ведь по сути, это команда именно наследника, а наш тренер так, только мечом махать учит. А вот сам А-шка разыгрывает сценку «Король с генералами» в миниатюре. Хм... Тогда становится загадкой то, как меня вообще в эту команду приняли. Видимо, кое-кому не хватало приключений на его симпатичную пятую точку. «Совместно с каждым наследником», – гласил следующий абзац. – «Работает маг или ведьма уровня как минимум “C'. В отличие от внутрикомандных отношений, браки с “магической поддержкой' не только не запрещены, но и приветствуются».
  Это объясняет почему Ванда так липнет к моему командиру, а так же почему он не сопротивляется. Брак не то ли что по расчёту, скорее по генетической, магической и прочей совместимости. Ведь известно, что кровь Великого усиливает магические способности, и нет ни одного наследника с магическим уровнем ниже «Цэ».
  Сделав пометку в записях, я вернулась к главе «О званиях»... Кстати, про записи. Привычка вести блог, в который я постила все более-менее важные события и размышления, сыграла со мной злую шутку. Теперь, где бы я не находилась, рука всё время тянулась сделать пометки хотя бы на полях в книжке. Пришлось заводить отдельную тетрадку, на внутренней стороне обложки которой, я нарисовала пару рун, грозящих уничтожить все записи, если они попадут в чужие руки. Конечно, от опытного взломщика это не спасёт, но случайный любопытный нос подпалит.
  Стоило бы, конечно, сжечь их сразу, но было очень жалко. Да и ничего особо компрометирующего в них не было, просто размышления весьма нестандартные. Например, я не верила в то, что вампиры – абсолютное зло. Да, вся эта пропаганда была очень убедительной, как и последнее выступление казнённого – кстати, я так и не узнала его имени – но... По словам Всполоха в их землях живут люди, и живут хорошо, раз даже слухов о беженцах не ходило. Если всё было бы так плохо, то хоть кто-то, но умудрился бы сбежать. Но нет, всё тихо, мирно. К тому же... Я была в голове одного из них и уж что-что, а воспринимал он меня как равную. «Старая аристократия, не приближённая к Наследникам, может добиться только звания полковника. Они же осуществляют непосредственное управление регулярными войсками и их обучение в мирное время.
  Ниже звания распределяются так: Полковник, подполковник, майор, капитан, лейтенанты. За ними идут те, кто по рождению неблагородного происхождения».
  Совсем отлично. Не думаю, что так называемая «Старая аристократия» очень рада такому положению вещей, так что конфликтов не избежать. Или уже все смирились? «В мирное время высшие офицерские чины исполняют роль верховных судий и ревизоров».
  Точно, всенародная любовь нам обеспечена.
  Вздохнув, я отложила фолиант и потянулась всем телом. Рассвет вступил в полную силу, осветив комнату в мельчайших подробностях. Комнату, угу. Скорее, камеру относительно комфортного заключения. Вода в самонагревающейся чашке была совсем прозрачной, а листья бодрящего дерева на дне смотрелись совсем измочалено. Плохо. А среди непрочитанных книг остался только томик «О званиях» и собрание древних легенд на архаичном фейском. Причём настолько старом, что даже мне его читать проблематично.
  В дверь постучали.
  – Да? – откликнулась я, вставая. По пути зацепилась за лежащую на краю стола книгу и уронила её на пол... Да, уклюжесть плещет изо всех щелей. А как иначе? Уже третьи сутки пытаюсь не спать.
  – Заря, это я, – послышался из-за двери голос Кёнре. – Я завтрак принёс и книги.
  Домашний арест включает в себя запрет на посетителей, обеднённую диету и некий реферат, который нужно сделать до завершения наказания. К счастью, именно это даёт столь необходимую лазейку.
  – Доброе утро, – поздоровалась я, открывая дверь. – Ты даже представить не можешь, как я рада тебя видеть!
  – Я могу оценить масштаб по грохоту, – прогудел громила. – Держи свои книги. И амулет. Тебе его решили вернуть по медицинским показаниям.
  – О, большое спасибо, – я перехватила стопку из пяти книг и подноса со скудной едой. – Всё принёс?
  – Ага. «Алхимия состояний», «Руны защиты», «Полная биография Первого короля», «Les llegendes d'?poques antigues» второй том и «Трактат об истинных именах».
  – О-о-о... Чудесно, – протянула я, маньячно разглядывая стопку, попутно размышляя как бы её удачнее приземлить, чтоб не навернулся стакан с соком.
  – Ты уверена, что тебе всё это нужно для реферата? – помявшись, всё же спросил Кёнре.
  Удивительная деликатность для его габаритов.
  – Ага, надо одну теорию проверить... – Я, наконец, примостила стопку на кровать. – В чём мне помогут все эти книги.
  – Ты бы поспала лучше, – с сочувствием проговорил парень. – Выглядишь неважно.
  – Обязательно, – проговорила я, демонстративно зевнув. – Сейчас, только кровать обнаружу в этом творческом беспорядке...
  – А ещё девочка, – покачал головой Кёнре и, прикрыв за собой дверь, ушёл.
  Этот разговор – зеркальное отражение вчерашнего. Но объяснять ему то, что во сне я точно не отдохну, я не стала... Ещё прибьёт из самых лучших побуждений.
  Отодвинув на край кровати бесполезный томик «О проклятьях, вредных и не очень», я сунула в рот кусок хлеба и начала быстро-быстро пролистывать страницы новых книг. Наградой мне стала кучка листьев бодрящего дерева и три письма. Сначала, когда я только узнала, что печатное слово не проверяют, я предложила делать в книгах дырки, чтоб можно было пронести что-нибудь более увесистое, но все мои коллеги отказались от такого вандализма. Осталось довольствоваться только перепиской, да не совсем легальными наркотиками.
  Первое письмо было типа от поклонника, где ненавязчиво, среди кучи комплиментов, спрашивалось, как же я опознала вампира. Оно было безжалостно отправлено в гору таких же бумажек. Очень хотелось написать в ответ: «Разведка, вам делать нефиг? Придумайте хотя бы что-нибудь поинтереснее!» – но это рушило всю мою легенду. Пришлось отложить написание ответа, где я так же витиевато и кокетливо буду запутывать собеседника, на потом. Ибо с таким настроением бедного шпика ждал бы только жгучий, чёрный стёб.
  Второе письмо было с подписью Эвелины, только адресовано оно не мне... Да и впечатление такое, словно мне дали второй листочек из двух, присутствующий изначально. «Извини, конечно, Рес, но я отнюдь не зазналась! Девчонки просто мне очень помогли справиться с кризисом... Ну да, ты можешь сказать, что это могла бы с успехом сделать Заря... Если бы она не была причиной этого кризиса, демон тебя раздери!
  Неужели ты не видишь? Не видишь, насколько она сильна? Когда я впервые увидела её, я подумала, что это маленькая заблудившаяся девочка, которой нужна помощь... Вот я её и оказала, показала всё, что знала, открылась. А она оказалась вовсе не такой, понимаешь? Это как будто я пошла на огонёчек в лесу, а вышла к целому пожару! В то утро, когда она поссорилась с Вандой я реально испугалась, она ведь не блефовала, угрожая ведьме, она действительно могла порвать твою невесту на кусочки. Ты же знаешь, я чувствую такие вещи.
  А когда тень её недовольства коснулась меня... Да, я элементарно испугалась! Ты наследник, ты не понимаешь каково это, смотреть на монстра и чувствовать, как подгибаются коленки от страха. Да, я уверена, что она монстр. Она не побоялась вампира, действовала совершенно хладнокровно и, я почти уверена, стащила этот камень. Потом она вышла спокойной из допросной... Да никто в жизни от Велимора таким довольным не уходил! А во время казни... Она смотрела ему в глаза, точно тебе говорю!
  Я хотела подойти к ней, помириться... Но она ж как зыркнет, так и пошлёт в туалет. По большому. Мне страшно, Рес, кажется мы на груди пригрели монстра... Надо что-то с этим делать
С уважением, староста Эвелина Михей
».
  И на две строчки ниже, другими чернилами и почерком Ареса было приписано: «Вот какой видит тебя твоя лучшая подруга. Подумай над своим поведением».
  Первым делом в сознании отметилось прозвище наследника. Рес. Конечно, как ещё можно сократить его имя, но... Забавно получается, “res' по каталански означает «ничто». Второй пришла мысль о том, что это странно, что меня считают монстром, хотя я ещё даже не начала монструозить. Хотя, конечно, мысль дельная, и я её добавила в список на обдумывание. Также я не могла не восхититься умением А-шки управлять людьми: это же надо было так спровоцировать нашу старосту, чтоб она такое написала!
  Второе письмо было лично от моего капитана и было оформлено по всем правилам. Разве что без конверта и сургуча. «Тёплого солнца, Заря.
  Я порылся по твоей просьбе в правилах... Ух, с тебя должок, я давно не видал такого зубодробительного текста. Короче, заводить животных в Академии по прежнему нельзя, но был один прецедент: девушка прикормила стайку птиц, и никто не был против того, что они залетали к ней в комнату. Так что выбор у тебя только из фауны Сада.
  Ванда пытается взломать защиту моей комнаты, чтобы разделить со мной заключение. Не подскажешь руны усиления? А то, боюсь, её упорство всё-таки возымеет успех. Не, я, конечно, рад её видеть, но не все же оставшиеся четыре дня! И вообще, совместное проживание убивает любую романтику.
  Я тебе послал отрывок письма Эвелины, прочти и подумай над тем, как тебя воспринимают младшие. Знаю, ты скучаешь по ней, так что вперёд, исправлять ошибки.
  Ты делаешь упражнения, которые я тебе описал? Если нет, то самое время начать. Ниарон не простит нам, если мы вернёмся не в форме.
  Слышал, ты не спишь... Завязывай с этим. Или, если тебя всё-таки достало проклятье вампира, просто скажи. Мы разберёмся.
С уважением, капитан Арес Фейлори».
  Отлично, что это ещё за «мы» такие? Только я и он или же А-шка уже кому-то разболтал? Неясно. Третьим было не письмо, а, скорее, записка: «Здравствуйте, Заря.
  Ваш тайный друг и поклонник рекомендует обратить внимание на пятую историю книги, “La llegenda d'una recerca infinita', в которой найдётся много интересующего вас материала».
  Вместо подписи стояла печать с заковыристым рисунком из разномастных букв. Приглядевшись, я смогла разобрать отдельные слова: «рассвет» и... Кажется, «придёт». Точно, «Да придёт рассвет!» Занятно... И явно с каким-то подтекстом, от нефиг делать так сложно не шутят.
  Бумага плотная, чуть более толстая, чем я привыкла в Академии. Значит, нестандартная и дорогая. Чисто белая, без всяких водяных знаков или вкраплений грязи... Пахнет... Листьями бодрящего дерева. Логично, ведь записка лежала от них на расстоянии всего в страницу. Почерк...
  Заинтересовавшись, я пересела к столу и сунула бумажку под свет. Так, буквы прямые, слитные, без украшений; одинаковое расстояние между ними... Плюс к уму. Всякими излишествами и украшательствами увлекаются недалёкие люди. Более разумные понимают, что главное не форма, а содержание. Нажим неровный, поднимающиеся над строками буквы, в конце слова знаки слиты, отрывисты, а заканчиваются опускающимися ниже строчки крючками. Вспыльчивость. Таких людей раздражает сам процесс письма и последний крючок получается как отместка, удар. Запутанные штрихи, размазанные буквы с сильными и оригинальными нажимами, падающий наклон. Холерик. Их быстрый и переменчивый характер очень хорошо отражается в письме. Размер букв средний, значит зрение достаточно хорошее, нет отклонения ни в близорукость, ни в дальнозоркость. Первые делают буквы меньше, чтобы удобнее было фокусироваться на них, вторые – крупнее, чтоб видеть их. Так же явно видна твёрдость почерка, а значит, и энергичность характера. Размашистость говорит о расточительности, человек как бы не экономит бумагу. Так же я бы поставила на высокий рост – хвостики букв не выдаются особо вверх и вниз, не тянутся выше, скорее даже прижимаются к основанию – и на мужской пол, так как уголки достаточно острые[20]. Хотя это под сомнением, всё-таки в письме отражается гендер, а не гениталии.
  Откинувшись на спинку стула, я уставилась на моего лучшего советчика, на потолок. Итак, кто бы это мог быть? Из знакомых излишней нервозностью страдал только Лис, но он просто добродушный раздолбай и особой вспыльчивостью не страдает. Остальные очень собранные, аккуратные. Значит, действительно тайный поклонник. Надо бы почитать этот рассказик, всё равно собиралась...
  Встав, я почувствовала, как перед глазами замельтешили чёрные пятна. Отлично, просто замечательно. Побочные эффекты стимуляторов начинают проявляться. Надо принять новую дозу.
  Подождав, пока мир придёт в относительное равновесие, я взяла кружку с подогревом и поплелась в ванную. Там я с мылом промыла ёмкость, налила воды и вернулась в комнату. Уж насколько у меня голова бы не кружилась, но за чистоту я боролась всеми силами... Тут взгляд упал на полнейший хаос в комнате, и я мысленно поправилась: хотя бы за чистоту в посудине с наркотой. С трудом разгребя место на столе, для чего мне пришлось скинуть некоторые фолианты на пол, я поставила чашку к энергетической линии здания. Эту штуку я называю просто розеткой, и от неё работает вся защита комнаты и чудодейственность гардероба. Через минуту вода закипела, и я бросила в неё пару листов бодрящего дерева.
  Едва-едва дождавшись пока напиток потемнеет, я сделала два огромных глотка, обжигая нёбо и глотку. Но оно того стоило, сознание почти мгновенно просветлело, сон сняло как рукой, в теле появилась удивительная лёгкость и бодрость. Милейшая штука. Ещё милее то, что во время интоксикации мне будет так хреново, что никакие сны в моё сознание не проникнут.
  Оглядевшись новым, посвежевшим взглядом, я поморщилась. Ну и срач! Это же как надо было увлечься, чтобы допустить такое. Сделав ещё глоток, я принялась за уборку. Так, книги... «О проклятьях» – сдать, там одни истории и никакой конкретики по наложению и снятию этих самых проклятий. «Человек как артефакт» – оставить, очень интересный труд по строению ауры и энергетической системы. «Рунология» – отложить для консультаций. Всё-таки даже мне сложновато сходу запомнить все правила местного программирования. «Сборник анекдотов» – сдать, прочитано, хотя и не смешно. «История мира от древних эпох и до современности» – сдать, не прочитано, хотя и смешно. Словари все оставить, иногда нужна консультация... «Страхи и радости Герии Слот» – сдать, романтические истории здесь точно такие же, как на Земле. «Трактат о пространстве и времени»... Оставить, хотя и не знаю, когда руки и мозги до него дойдут. Всё-таки это очень специфический учебник, для него нужно знание местной алгебры и геометрии.
  Конечно, не все книги в стопке на сдачу я прочитала за эти три дня. Некоторые, как например, рунологию, я начала ещё раньше, до встречи с Натуралезой. Другие, как «историю» и «страхи», я пролистала поверхностно, просто ознакомившись. Первая книга противоречила сама себе, вторая – не несла никакой новой информации. Да и вообще, привычка читать все книги по диагонали очень помогает в подобных исследованиях.
  После сортировки печатных изданий, я переключилась на мои записи. Что в дневник, что в реферат... Кстати, я его пишу по теме «Пыль красного неба, если бы она существовала, как бы она действовала?» Это оправдывало и мой интерес к магическому строению организма, и к алхимии, и к проклятиям, и к истории... Но по правде, я это писала больше для себя, ведь болезнь эта действительно существует и мне с ней надо как-то бороться.
  А легенды я изучала для того, чтобы понять, какая жизнь была до первого пришествия. И биография Великого – хороший след в истории мужик оставил – мне в этом должна помочь.
  Разложив всё по аккуратным стопочкам, я покосилась на кровать, где всё ещё лежали новые книги. Только вот как мне в этом поможет одна конкретная легенда?.. Стоит ли тратить время на её изучение? Стоит. Уж больно записка таинственная, надо быть готовым написать подходящий ответ.
  Ровно, по линеечке сев за стол, я принялась за чтение. История банальная, про одного паренька, которого принцесса послала собирать ей жемчужные бусы... Только жемчуг должен быть разноцветным и ни разу не повторяться за всю долгую цепочку. Вот находчивый парень и нашёл некий артефакт, который переносил его по разным местам, в которых этот жемчуг был. Разумеется, парень справился, вернулся к принцессе, стал королём, и все жили долго и счастливо... Не понимаю, что в этой истории не так, для чего нужно было обращать внимание именно на неё?
  Достав новый листок, я быстренько набросала схему рассказа. Задание, получение артефакта, первая жемчужина, вторая... Всего двадцать две штуки. Потом возвращение, свадьба, хеппи-энд... Всё. М-да, не густо. No me gusta5.
  Раздражённо фыркнув, я отложила книгу и схему на край стола. Если сходу загадка не разгадывается, значит надо походить, понаблюдать, подождать пока ответ созреет в подсознании. А потом снова взяться, и всё будет как на ладони. Проверено. Главное в этом методе не забыть о том, что собирался разгадывать.
  Так же в этом деле помогает стимуляция сознания. Так как экстракта бодрящего дерева вполне достаточно в моём организме, попробуем сделать это с помощью магии... Для чего мне поможет Слеза. На этом сухом пайке, который здесь называют аскетичной едой, я бы долго не продержалась... Но медики, к счастью, это учли и разрешили вернуть мне Слезу, которая была у Ареса. Вот и ладушки, как раз можно новую теорию проверить...
  Едва я прикоснулась к знакомому зелёному камешку, как он тут же вспыхнул и над ним появилась небольшая фигурка человека... Меня, если быть точной. И эта фигурка была не трёх-, а четырёхмерной, показывая меня во всех подробностях. О, я теперь обожаю Натуралезу! Раньше я эту подозрительную личность просто уважала, то теперь... Всё-таки сдержать слово, хотя это очень сложно, это дорого стоит. Как жрица объяснила на одном из первых уроков, она не может надолго удаляться из Сада, так что в наших занятиях наступил перерыв. Но как-то я её просила сделать визуальную копию моего тела и энергетической системы, и она это обещание выполнила... Каким-то образом прикрепив рисунок к Слезе.
  Я осторожно коснулась иллюзии. Технически, она работает на тактильном интуитивно понятном интерфейсе, но всё-таки меня немного настораживали такие вещи. Вот если бы я родилась в мире Тони Старка, то сразу бы освоилась с магической заменой галограммы.
  Иллюзия, чуть дрогнув, прикрепилась к моему пальцу, от чего я сразу почувствовала онемение руки. Ой-ой-ой, а энергии-то она жрёт немало. Ну ничего, можно воспользоваться казённой силой. Решив так, я быстро, поддерживая одно предплечье другим, перенесла визуализацию на место кружки. Щелчок! И трепещущая фигурка остановила мерцание, стала ярче, чётче. Чудесно.
  Разминая запястье, я вернулась к Слезе. Не знаю, насколько полной она осталась после хранения такой большой иллюзии, но, в любом случае, её лучше подзарядить... От того же источника. Так что стимуляция откладывается, зато ауру можно наконец-то изучить.
  Я снова ткнула пальцем иллюзию. Фигурка чуть развернулась, но не прилипла. Отлично, значит ей можно безбоязненно трогать. Кстати, про Старка... Я приложила две горсти к изображению, и растопырила пальцы, одновременно разводя руки в стороны. Картинка послушно увеличилась.
  Ну надо же, работает. А ещё говорят, что в фильмах про супергероев ничего полезного нет.
  Через полтора часа я вполне освоилась, научилась вращать фигурку в разных измерениях, убирать слои и налюбовалась красивыми картинками... А так же видом своего скелета. Поймав себя на мысли, что я уже просто развлекаюсь, будто у меня в руках просто красивая игрушка, я отвесила себе мысленную пощёчину, хлебнула отвара и принялась за анализ.
  Первым был неутешительный вывод: файерболами мне не стрелять. Для использования активной магии нужно накопить в теле большое количество энергии, раза в два-три превосходящее напряжение фона, и выплеснуть его в одном заклинании. Если у меня вдруг внутри окажется столько силы, то она элементарно потечёт изо всех щелей, вызывая головную боль, истерики, приступы гнева и прочие милые последствия резкого перехода магии с уровня на уровень.
  Ну да ладно, теоретически я была к этому готова, так что почти сразу вернулась к разглядыванию.
  Из книги «Человек как артефакт» я знала, что энергетическая система обладает своей сетью каналов, по которым течёт энергия определённого типа, и что в ней есть свои органы, выполняющие определённые функции. Насосы, которые тянут силу из фона или других слоёв; преобразователи, конвертирующие один тип в другой, железы; эту самую силу вырабатывающие; выделятели, которые сбрасывают лишнее и прочая, прочая, прочая...
  Автор той книги сравнивал энергетическую систему с крайне сложным заклинанием, а человеческое тело – с артефактом, к которому оное прикреплено. В таком ключе, без всяких моральных терзаний и мистики, он рассматривает разные расы и виды. Я влюбилась в автора, когда поняла, насколько его труд напоминает обычный учебник анатомии, в котором всё изложено крайне деловито. По сравнению с мутным «О проклятьях» – это вообще праздник.
  Итак, верхний слой. Аура. Уровень, по которому течёт эмоциональная энергия... Я с минуту пялилась на рисунок, не понимая, в чём дело. Иллюзия в мой рост размером стояла спокойно, демонстрируя мне вполне обычный рисунок ауры. А Натуралеза говорила, что у меня её нет. Открыв книгу, я вызвала из неё нужную картину, к сожалению, не интерактивную. Нет, за исключением того, что эмоции другие, никаких особых отличий.
  Чуя подвох, я увеличила мою фигурку до максимума. И тут же сама стала похожа на сову. Энергия, отмеченная цветными пятнами, ни к чему не крепилась. То есть не было каналов, проводящих силу. Всполохи эмоций просто пробегали по нижнему уровню, ментали, но не являлись самостоятельной конструкцией.
  Ага... Так вот о чём жрица говорила! Наверное, для магов, вплоть до уровня Бэ я выгляжу нормально... А вот А-класс уже видит общемировые потоки и вполне может засечь, что эти сверкающие эмоции я не сама выработала, а выдернула их из фона.
  Я взмахнула рукой, словно сдёргивая покрывало. Следующий уровень, менталь. Поле разума выглядело эдаким грибочком, с большим, постоянно вертящимся диском вокруг головы, но более тонким, плоским потоком вокруг остального тела. Занятно...
  Обойдя вокруг своей проекции, я подошла к учебнику и открыла нужную главу. Про менталь было совсем мало, только то, что единственный, но комплексный орган находится в голове, а каналов так вообще нет. Есть только поле, зона, которую контролирует эта энергия... Вызвав образец, я невольно фыркнула. Чёрт, нет, у меня явно не человеческая менталь... Головной диск больше, да и вокруг тела дырок нет. Это, скорее всего, от медитаций и занятий с огоньком, на которых я училась осознавать каждую клеточку своего тела. Значит, надо посмотреть образец того, кто тоже этим занимается. О, точно, этот уровень у меня совсем как у йога.
  Вернув свою фигуру к нормальному размеру, я гордо приосанилась. И всё-таки, основной диск у меня больше. И, погодите-ка... Он же ещё больше, как минимум раза в три! Только этого сразу не видно, потому что менталь по краю бледная и какая-то не такая... Я снова кинулась к книге в поисках ответа. Нет, я, конечно, гений и вообще умная девочка, но не до такой же степени! И не так странно.
  Учебник утверждал, что такое бледное поле характерно для чувствующей, а не производящей области. Это что, я так мозгом что-то осязаю. Чёрт! Рано я приосанилась, это же просто интуиция! Та штука, которая выхватывает из фона информацию...
  Кстати о ней... Палец дёрнулся, нажимая на руну отмены. Все иллюзии мгновенно погасли. Раздался стук в дверь.
  – Заря, обед! – раздалось из-за неё.
  Чертыхнувшись, я быстро натянула на лицо устало-унылое выражение. К сожалению, моя радость, интерес и ужас в одном флаконе смотрятся весьма странно для стороннего наблюдателя.
  А ещё хуже то, что я совсем потеряла счёт времени и не написал ответы, не подготовила список литературы. Второй раз уже пропускаю свой шанс связаться с внешним миром.
  – Иду! – крикнула я. – Сейчас, только оденусь... Или не надо?
  – Надо, – коротко ответил Кёнре. – Здесь люди. Не пугай.
  – Можно сказать, я такая страшная, – проворчала я, спешно пряча книгу по ауре в кипу листочков и надевая амулет. – Уже иду.
  – Обед, – произнёс наш командный мишка. – И посылка от капитана.
  – Не заказывала я никаких посылок, – отреклась я, не спеша прикасаться к книге в подозрительно-чёрном переплёте.
  – Моё дело малое. Бери. От тебя ничего не будет?
  – Да, отнеси вот эти книги в библиотеку, – я указала на стопку «сдать».
  – Сюрпризы?
  – Нет.
  Кёнре замер на пару секунд, а потом кивнул. Затем деловито поднял все эти, крайне не маленькие, талмуды и направился к выходу. Проходя мимо меня, он тихонько произнёс:
  – Осторожнее с листками.
  – Конечно, – кивнула я. – Обязательно. Они же новые, можно порезаться.
  И он, и я прекрасно знали, что речь не о письменных принадлежностях.
  Заперев дверь, я подошла к столу и осушила чашку с отваром. Затем восстановила иллюзии, и принялась за следующий слой.
  Ола-ла...
  Интересно, каким местом меня сканировала та лекарка? Класс Бэ по уровню организации магии, конечно. Я нервно хихикнула. Такие толстые каналы и гармоничная структура могут быть только у класса А. То бишь, я фея. Или хелидо. Весьма покалеченное, но всё же... Кстати, об этом. На месте резерва – дырка. Ещё пара отверстий располагались в плечах и около сердца... Хорошие такие, крупные и очень заметные порехи, которые кто-то неуклюже пытался заделать, чтоб энергия вытекала из них не так сильно.
  А ведь её не хватало даже на поддержание самой системы, не то что для полноценного колдовства. И, эта махина, чтоб не рухнуть, сосала силы из нижнего слоя, витэ. Что, в свою очередь, отвратительно сказывалось на моём самочувствии. Гр-р-р... Сейчас, правда, заплатки мешали силе утекать так уж явно, но если я продолжу тренировки и особенно если начну вкладывать энергию в удар, то сила и мощность витэ увеличится, и она всё равно будет утекать на этот слой. Впрочем, медики уже подсказали как можно устранить этот недостаток. Надо просто засунуть в дырку, которая вместо резерва, Слезу, предварительно настроив её на поддержание определённого уровня силы. И всё, она будет подпитывать структуру, не перегружая её.
  Хмыкнув, я сходила, налила воды и снова поставила кружку на разогрев. А у меня две Слезы, которыми можно заткнуть две дырки. Осталось только решить, которую куда. Может быть, тогда даже станет возможным использование низкоэнергетических воздействий.
  Мечтательно улыбнувшись, я дёрнула рукой, открывая уровень витэ. И тут-то меня ждал ещё один сюрприз. Дырок было шесть, заделанных – ещё восемь. Насос, который работал только в режиме снаружи-внутрь. И... Joder!
  Быстро кинувшись к книге, я сравнила мощность насоса... Так, парня в кроватке мне не видать в ближайшее время. Иначе я его высосу... Не до суха, но вполне достаточно, чтобы он заметил. Не знаю, были ли мои аппетиты на Земле столь же сильны, но у нас может этому могли бы не придать значения. Охоты на вампиров-то нет.
  Ещё два листа бодрящего дерева утонули в кипящей воде. Что у нас там дальше... О, как мило, ещё один плюс бытия калекой. На месте органа, отвечающего за старение, у меня дырка. Так что, теоретически, я могу жить вечно... Питаясь чужими жизнями. Как вампир, да... Однако сравнение с эталонной моделью кровососа показало, что кроме направленности насоса ничего общего у нас нет.
  Я нахмурилась, увеличивая изображение. Было ещё что-то необычное, что я не могла сразу уловить... Да! На каждом повороте канала были дополнительные усики, которые скрепляли конструкцию, делая её прочнее и неподвижнее. У вампиров такого точно не было, их витэ пластична и может управлять телом, всячески его изменяя... Говорят, некоторые умельцы даже в животных превращаются. Не знаю, насколько это правда, но вырастающие когти и клыки – это вполне достоверный научный факт. У людей просто плотная организация, не допускающая возможности мутации... Кажется, я видела подобные усики... Да, точно, каменные демоны запада, тело которых практически неизменно. Если у меня такое с рождения, тогда неудивительно, почему Арагорн так жаловался на то, что ему пришлось менять мой нос.
  Витэ больше всего соединено с физическим телом и может им напрямую управлять. А заряжается обычно так и вовсе от пищеварительной системы и физических ощущений. Кивнув своим мыслям, я собрала воедино весь рисунок. На деле разделение на уровни – чисто условное, потому что все эти красочные изображения находятся в одном-единственном человеческом теле, переплетаясь по неведомым законам четвёртого измерения. Без полного, глубоко сканирования можно засечь только энергию, исходящую изнутри, то бишь эмоции и магию.
  Хм...
  Я тупо уставилась на ножку кровати, не понимая, почему она оказалась у меня перед лицом. Но стоило только пошевелиться, как эта загадка оказалась решена: головная боль напала на меня, буквально вжимая в пол и не давая пошевелиться. «Здравствуйте», – радостно сказал мне она. – «Я похмелье от листьев бодрящего дерева». Превозмогая огромное желание сдохнуть прям сейчас, я подняла голову. Уф, дело уже к закату, скоро ужин принесут... Словно в ответ на эти мысли, желудок забурлил, намекая что интоксикация ещё не кончилась.
  Вняв угрозе, я поползла к фаянсовому другу. Мысли вяло перекатывались в голове при каждом движении, сухость во рту и слабость были последствиями употребления местных веществ. Бодрящее дерево ускоряет мышление, просто разгоняя менталь на основном диске. Лично для меня была польза в том, что в таком положении подсознание не успевало подбирать эмоции под мысли, и я чувствовала себя на удивление спокойно и деловито. А во время похмелья было настолько хреново, что о чувствах даже задумываться было бы глупо.
  После белого друга я отползла к столу, где была новая, горячая порция. Сознание сразу же прояснилось, стало возможным встать. И поесть. Но сначала – мыться. То, что меня заперли в одиночке ещё не означает, что надо зарастать мхом. Я, всё-таки, мать вашу, принцесса!
  Приведя себя в порядок, я села за ответные письма: «Тёплого солнца, мой капитан.
  насчёт Эвелины поняла, приму меры. насчёт животных – тоже. Я не большой специалист в рунах, но связка «Аккумуляция», «Передача», «Приём» и «Отдача», нарисованная по периметру комнаты весьма сбивает с толку нерадивых взломщиков своей рекурсивностью.
  С уважением, Заря Фейери».
  Заложив письмо между страничками «О пространстве», я потянулась к моим записям, желая увековечить наблюдения за аурой. Под руку попался листок с конспектом легенды от тайного поклонника. О Боги, какая я дура! Двадцать две разноцветные жемчужины! Такого разнообразия просто быть не может в пределах одного мира! Цвет жемчуга зависит от его состава, а наполнение мирового океана не может так сильно и много разниться!
  Я открыла книгу на нужной странице и начала искать описания. Вот, «небо, зелёное как трава», «три небесных светила», «огромные птицы, размахом крыл со столичный замок», вот оно! Герой путешествовал между мирами!
  Резко вскочив, я начала бегать из стороны в сторону по комнате. Значит, путешествия по мирам возможны, причём не только через Туман или по воле богов. Да, можно было списать это на фантастический элемент, присущий легендам, но... О самом артефакте было сказано настолько мимоходом, что поневоле задумаешься, не было ли это обычным делом в те времена? Да и Всполох о чём-то таком упоминал... Значит, можно вернуться домой, можно гулять по иным мирам, можно найти других попаданцев, которых, как минимум, пять, можно...
  Чёрт. Я резко остановилась, осенённая внезапной догадкой. Кто-то знал, что меня это заинтересует. Кто-то написал эту записку. И что-то мне совсем не нравится, что обо мне каждая собака уже знает в этом мире.
  Я достала новый листок, села и быстро застрочила: «И вам ясного солнца, мой таинственный поклонник.
  Удачное время вы выбрали для рекомендаций по внеклассному чтению, в других обстоятельствах я бы не смогла прочитать предложенный вам рассказ... Хотя не понимаю, почему вы выбрали именно его, ничего особенного я в нём не нашла. Может встретимся? И вы мне объясните, что хотели сказать столь таинственным посланием.
С уважением, леди Заря Фейери».
  Ну вот, если я правильно определила характер написавшего, такое сообщение ему очень понравится, подтолкнёт к действию. Если нет... В конце-концов, я ничего не теряю, доверившись догадке, с равным успехом я могла бы написать что-то без анализа.
  Аккуратно сложив листочек, я написала на обратной стороне: «Таинственному поклоннику. Оставить в книге». Представив себе реакцию Кёнре, который явно будет с невозмутимым видом докладывать об увиденном капитану, я фыркнула про себя. Ну да, ну да, рожа у правой руки Ареса всегда была каменная, но именно это всегда смешило окружающих.
  Побарабанив пальцами по столу, я всё же решилась. А чего, собственно откладывать? Знаю я за собой эту дурацкую привычку, оставлять вещи на потом, зная, что завтра всегда будет завтра. Так что нефиг, с делами надо заканчивать при первой же возможности... Особенно если они неприятные... Или очень-очень волнуешься за успех.
  Первым желанием было накатать длинное официальное письмо с кучей извинений и объяснений. Но зачем? Всё равно я не могу сказать Эвелине всей правды. Значит, возьмём другую её грань. «Здравствуй, солнце моё ясное, Эвелина.
  Я... Я не знаю, что написать... Просто вдруг очень захотелось это сделать. Знаешь, наверное я скучаю. Просто это всё так быстро навалилось, пошло кувырком, и я... Я начала огрызаться, опасаясь каждой тени. Возможно, я случайно задела тебя. Я не хотела, правда. Всё-таки ты единственная была со мной, когда я была ещё совсем неизвестной проклятой девочкой.
  Просто... Я хотела сказать спасибо. За то, что помогала мне, за то, что всегда была рядом. Я не смею надеяться на твоё прощение.
С благодарностью, Заря».
  Подписав бумажку и заложив её в книгу, я со вздохом протёрла виски и вернулась к исследованиям. Ждать ответа придётся долго, нечего впустую тратить время. А то ведь засну... Прямо за столом.
  
  Через четыре дня, к моменту моего выхода из заключения, я получила ответ только от «поклонника», который приглашал меня на свидание в библиотеке, жалобы на невесту от Ареса и кучу макулатуры от шпиков. Реферат дописан, план действий на ближайшее будущее составлен, казалось бы, живи да радуйся...
  Но ни строчки от Эви.
  Я тщательно собиралась, готовясь выйти в свет. Не хотелось бы, что бы кто-то заметил, что я в это время нормально не спала, только отчаянно бодрилась да забывалась в беспамятстве. К счастью, вся магическая косметология была к моим услугам. Так что за дверь я вышла бодрая, гордая, полностью достойная звания победительницы вампиров и...
  За ней стояла наша староста. Я замерла, боясь пошевелится, не зная, что сказать или сделать, чтоб не испортить ситуацию... Пауза затянулась. Эвелина отчаянно всматривалась в моё лицо, словно жаждала что-то отыскать, но никак не могла. Лихорадочно взбаломутив все свои знания по предмету, я добилась только того, что эмоции окончательно вышли из-под контроля, и моё лицо застыло холодной, неподвижной маской. О нет, только не это.
  – Дура! – громко сказала обычно культурная староста.
  От удара по лицу я могла бы увернуться, если бы... Если бы хотя бы могла предположить, что он будет.
  – Дура, – повторила она уже тише, обнимая меня обеими руками.
  После секундной заминки я обняла её в ответ... Хм, кажется меня можно поздравить. Я впервые смогла вернуть друга. Будем считать это очень хорошим предзнаменованием для всех моих начинаний.
  Проходившая мимо девчонка из младших классов испуганно шарахнулась от моей улыбки.
  
  
Сноски:
  1. От каталанского “major', старший и “menor”, младший.
  2. Для анализа использованы материалы из книги «Психографология» под авторством М. Моргенштерна.
  
  

Глава 13. Музыка в ночи.

  Я открываю дверь в свои сны
  Я обретаю покой
  Пустынная улица царит в моем сердце
  День теряет власть надо мной
  И одиночество ночи греет меня...
Ольви. «Дорога в ночь»
  
  
  Я знаю, что совершаю глупость.
  Тихонько переступая по освещённым красным светом камням, я кралась как можно незаметнее. Ночью замок преображался до неузнаваемости, из чистого, красивого обиталища доброго короля Артура, в мрачное логово опасных монстров. Ни единой души вокруг, что поражало моё воображение больше странной иллюминации. В конце концов, это же студенческое общежитие, не может быть так, чтоб никто не нарушил комендантский час.
  Угу. Например, я.
  Глупость, которую я задумала, невозможно было обозначить ни одним более цензурным словом... Но, к сожалению, я не могла ждать, пока у меня появится собственная лаборатория или, хотя бы, разрешение на использование академической.
  В нос ударил запах сырости, затхлости и пыли. Так как я старалась идти сквозь реальность, чтоб вообще не шуметь, ничего удивительного в том, что я прохожу сквозь порталы и оказываюсь в заброшенной части дворцового комплекса.
  Первое время это создавало ощутимые неприятности в сфере ориентирования в пространстве... До тех пор, пока я не пожаловалась последней жрице на это... Она, в ответ, надавала мне морально по ушам... Справедливо, в общем-то. Ну да, я по земной привычке спросила про карты, а она мне попеняла на неиспользование интуиции.
  И вот сейчас я иду по коридору куда глаза глядят, в платье, в котором сюда впервые попала... Это так, на всякий случай. Вдруг я всё-таки доберусь до лаборатории, начну опыты, а на меня какая-нибудь кислота капнет? Форму или охотничий костюм я не имела права испортить, а использовать для этих целей парадный наряд рука не поднималась.
  Жилой коридор выпрыгнул на меня неожиданно, словно специально пытаясь ошеломить. Вот я бреду по заброшенному месту и вдруг – Раз! – я оказываюсь в апартаментах монстра, которые, от контраста, кажутся вполне уютными.
  И, как не удивительно, передо мной действительно была цель моего похода: ученические лаборатории алхимиков. Для лучшего результата надо было наведаться в исследовательские, так как там значительно лучше оборудование, но... Тогда риск ещё больше: мало того, что защита круче, так ещё и местные обитатели знают каждую колбочку в родных пенатах. Другое дело ученические, в которых тренируют юных взрывателей, там можно обосновать даже выпрыгнувшую из раковины лягушку.
  Я в нерешительности замерла перед дверью. Всего лишь нужно сделать один шаг сквозь неё, защитные чары мне не помеха, но... Mierda, это означает не просто нарушение устава Академии, а, скорее, даже попирательство королевских законов. И в этот раз меня никто не прикроет.
  – Меня убивает пепел красного неба, – всплыли, как наяву, слова Натуралезы. – И ничего нельзя поделать. Прости.
  Я нервно улыбнулась и шагнула вперёд. Просто так мириться с будущей потерей Наты я не собиралась, следовательно, необходимо изучить этот пепел, чтобы сделать противоядие... Или, скорее, антитоксин. Проблема только в том, что это вещество никто в глаза не видел и вообще, на официальном уровне, его считают мифом. Эх, говорят, мужики ради баб совершают разные глупости... Что-то меня наличие сисек от этой участи не уберегло.
  В лаборатории было темно, хоть глаз выколи. Окон в помещениях такого типа быть не должно, только ровный, искусственный свет и усиленная магией вентиляция. Всё верно, всё ясно...
  – Свет! – скомандовала я, прежде чем успела как следует подумать и... Передумать.
  Существовала вероятность, что от активации заклинания внутри лаборатории где-нибудь в курилке у стражников загорится сигнальный огонёк, но... Не думаю, что кто-то будет столь параноидально ставить ловушки в, пусть необычном, но всё-таки классном кабинете. Скорее, все умения направят на дверную сигнализацию.
  По периметру комнаты медленно загорелись тёплые жёлтые огонёчки. И я даже не провалилась сквозь пол, что пообещала себе сделать, в случае срабатывания охранной системы. Будем считать, что интуиция меня не подводит.
  Фыркнув, я сдёрнула сумку с плеча и поставила её на стол. На свет была извлечена небольшая тетрадь с разработанными мной инструкциями. По моим подсчётам, там вполне должны вместится логи предстоящего эксперимента. Я это делаю не только и не столько ради Натуралезы... Ладно, ради неё, но этот незаконный путь я выбрала специально, чтобы не спать.
  И первым в моей тетради шёл вовсе не рецепт сепарации микроскопических твёрдых тел от газов. О нет, первым стоял рецепт снотворного, который обещает ускоренный отдых бес снов.
  Я утешала свою совесть тем, что нормально спящий хотя бы три часа в сутки учёный обнаружит гораздо больше полезного, чем мучимый кошмарами. Но сперва надо проверить, подходит ли вообще эта лаборатория моим целям.
  Небольшая, всего для пары-тройки учеников, комната. В центре стоит длинный и широкий пустой стол, у стен - шкафы с реактивами и инструментами, плюс раковина. На полках нашлось всё, что мне нужно было по списку, так что я решила больше не тянуть кота за хвост и приступила к работе.
  
  
  Звонок с урока оказался полнейшей неожиданностью. Надо же, я так погрузилась в изучение архаичной архитектуры, что даже потеряла счёт времени... Тьфу, чем полезным так увлекалась. Вздохнув, я начала медленно, с недосыпа, собираться. Не хотелось бы опаздывать на этику, но ещё больше хотелось спать.
  – Думаю, тебе можно не спешить, – раздалось совсем рядом.
  Я в недоумении остановилась, пару раз моргнув, выходя из состояния полного анализа. Аудитория уже опустела, в ней остались только я и... Ванда. М-да... Плоховастенько. Так и пожалеть недолго, что Эвелина теперь считает меня вполне взрослой, чтоб дойти из класса в класс самостоятельно.
  Секунду я всерьёз размышляла о том, чтобы стукнуть девушку сумкой и пойти по своим делам, пока она валяется без сознания. Но потом вспомнила, как наследник умеет нудеть и решила его невесту хотя бы выслушать.
  А сумка никуда не денется, если что.
  – Этику отменили? – приподняла я брови в наигранном удивлении.
  – Ага, – усмехнулась она. – Отменили. Слушай сюда, – она сделала шаг ко мне и ткнула пальцем между двумя верхними рёбрами. – Отвали от моего жениха, иначе я тебя в жабу превращу. Такой дурнушке как ты...
  Дальше я слушать не стала, сконцентрировавшись на невербальных проявлениях. М-да... Вот что значит, человек наезжать не умеет... Вроде и двигается как по писанному, и искорками в волосах угрожающе пощёлкивает... А сама наголову ниже меня.
  Не, ну серьёзно, сложновато воспринимать как угрозу человека, чья макушка упирается тебе в подбородок.
  – Нет, – тихо сказала я
  – Нет? Что «нет»? Думаешь, ты не уродина? Ха, да ты в зеркало на себя давно смотрела? Да ты даже на девушку не похожа!
  – Нет, я не откажусь от спора, – чуть улыбнулась я. – А если я такая уродина, то волноваться тебе не о чём.
  Я шагнула в сторону, намереваясь уйти.
  – Я не хочу, чтобы такую как ты даже видели рядом с ним!
   Вот с этим сложнее. Ты же в курсе, что он мой капитан?
  – Вот и бросай занятия! Всё равно из тебя ничего не получится.
  Я замерла. А вот этот удар что-то задел у меня в душе. К несчастью ведьмы. Шаг к ней, нависнуть все массой.
  – Я выиграю этот спор, и знаешь почему? Потому что ты мне не конкурентка и даже не помеха. Ты обычная. Стандартное платьишко, – дёрнуть её за рукав. – Стандартные волоски, – дёрнуть за локон. – Обычная мордочка и равная стервозность. Взять девчонок из твоей группы и поставить в ряд: не отличишь! И парням совершенно всё равно какую из вас натягивать.
  Её глаза угрожающе зажглись магическим пламенем, но я уже не могла остановиться. Да и сама магия оставалась для меня чем-то абстрактным, чем-то, чего не стоит бояться.
  – Я же могу даровать ему то, на что ни одна из вас неспособна, – я мягко взяла её за подбородок, задрать голову ещё больше. – Ощущение избранности, необычности... Я могу показать ему то, о чём ни одна из вас даже не задумывалась. Я могу увести его в пучины наслаждения, открыв его душу и вознеся её к небесам... А могу открыть твою.
  С этими словами я её поцеловала. Мозг ведьмы завис, пытаясь понять, что это вообще такое здесь творится. Я успела скользнуть языком в приоткрытый рот и пощекотать нёбо, прежде чем получила по наглой морде.
  Истерично-громко хлопнула дверь. Жаль, я не успела полюбоваться на её ошарашенную рожу. Впрочем, мне и своей достаточно.
  М-м-м... А что? Весьма забавная идея, как по мне... И волки сыты, и овцы целы, а пастух так вообще в лотерею выиграл, да.
  
  
  За обедом Эвелина долго бросала на меня косые взгляды, но не сдержала любопытства и всё-таки спросила:
  – Что случилось сегодня у вас с Вандой? Я видела, как она выбегает из класса. Поделись, чем можно так довести ведьму?
  Сидящий рядом Арес заметно напрягся.
  – М-м-м... – протянула я, невольно облизнувшись. – Всего лишь предложила ей третий вариант решения нашей дилеммы.
  Мы с командой и старостой сидели за одним столом, что было достаточно удивительно само по себе. Обычно капитан отсаживался к Ванде, а мы с Эви сидели рядом, но чуть в стороне от воинов. Видимо, им очень не нравилась трескотня моей подруги.
  – Если ты причинила ей... – начал, было, Арес чересчур будничным тоном.
  – Расслабься, тигр, – отмахнулась я от него кусочком рагу на вилке. – Я её даже не стукнула ни разу, хотя она-то меня на полном серьёзе проклясть хотела.
  – И не прокляла? – заинтересовался Лис. Он уже давно закончил свою порцию и не сорвался с места только потому, что его непосредственное начальство сидит рядом... Рядом со мной, что всегда означает начало интересных событий.
  – Прокляла, – покладисто согласилась я. – Но во встречи с феями есть свои плюсы.
  Все дружно, словно в едином порыве отвели глаза. Кхм, они что, так деликатно молчат о моём... э-э-э... увечье?
  – Вы что, серьёзно? – приподняла брови я. – М-да... Я, конечно, подозревала, что вы меня оберегаете, но не до такой же степени! Я вполне осознаю, что моя личность – всего лишь результат проклятия, но тем более ценным является то, что я имею сейчас.
  И ведь не соврала ни разу... Только не упомянула, о каком именно проклятии идёт речь.
  – Прости, Заря, просто... – неловко начал Арес. – Просто об этом не принято говорить.
  – Ой, да ладно, не сахарная, не растаю. Это всего лишь один из фактов моей биографии, вроде вашего места рождения. Что уж тут миндальничать?.. Необходимо сказать, говорите, нет необходимости – ну и не надо.
  И тишина в ответ. Por dios, какая деликатность! Я бы восхитилась, если бы не глупый повод... Как будто, кроме этого мне и волноваться-то не о чём. Кстати, о волнениях... Я стала поспешно доедать рагу, запивая его тёплым чаем. И, разумеется, мою поспешность не могли не заметить.
  – Куда-то торопишься? – приподнял брови Арес.
  Эвелина молча поддержала его вопрос одним лишь взглядом. Непринуждённо болтать в присутствии наследника она начинала примерно через полчаса после встречи, пообвыкнув, а вначале словно робела... Ну, или она может болтать, если слишком взволнована, чтоб обращать внимания на все эти его штучки, как тогда, после моей первой тренировки.
  – Да, в библиотеку, – сказала я, тщательно прожевав и тут же манерно отправив в рот новую порцию.
  Увы, забыть о правилах приличия я не могла себе позволить. Не сейчас, на скате моей популярности, когда на нас нет да нет косятся различный подозрительный люд. Образ опасной соблазнительницы, а не панибратской пацанки.
  – Мы же договорились, – с нажимом проговорил Арес. – Никаких секретов.
  Подозреваю, что Кёнре доложил ему о моём чрезмерном увлечении листьями бодрящего дерева, и меня теперь... Подозревают в наркомании. Не скажу, что они сильно неправы, но в данном случае я бы обошлась без их помощи.
  – О Природа, какие секреты? – глубоко вздохнула я, чтоб внимание перешло в зону декольте. Наследник не купился. – Просто меня заинтересовало одно из писем от тайного поклонника. Мы договорились встретиться в библиотеке, а я просто хочу сходить, посмотреть что там к чему. Может, интересный парень, и у нас что-нибудь сложится... Не губить же мне личную жизнь из-за тебя.
  О да, это очень по-женски, обвинять окружающих в проблемах, которые сами же и создали. Я даже захихикала про себя, довольная, что так хорошо вошла в образ.
  – Шпик? – приподнял брови Арес.
  – Нет.
  – Уверена?
   Нет, конечно, но мне почему-то кажется, что он из другой организации.
  – Какой?
  – Вот я и хочу это выяснить.
  – Хм... Ладно. Лис! – обратился наследник к своей левой руке. – Пойдёшь с ней.
  Очень сильно захотелось сказать «Чувак, да ты чё?», но я сдержалась огромным усилием воли. Соблазнительная опасность, и только. Никаких поблажек.
  – Серьёзно? Мой капитан, неужели вы думаете, что на меня нападут посреди библиотеки? Или что я кому-нубудь в конце концов разболтаю какого цвета у вас трусы?
  – И не надейся, я не попадусь на такую провокацию. Лис, ты идёшь с ней... Попробует от тебя избавиться, не уходи. Чего бы тебе это не стоило. Не упускай её из виду ни на минуту.
  Очаровательно.
  – Ох, можно мне хоть с поклонником поговорить без лишних ушей? – поморщившись, попросила я. – Я в курсе, что ты меня не весть в чём подозреваешь, как, впрочем, и две трети этого замка, но, может, Лис просто постоит, посмотрит издалека? Должны же у девушки оставаться какие-то секреты.
  – Мне кажется, что у тебя их развелось уже слишком много, – тихо сказала Эвелина.
  С этим утверждением сложно было не согласиться. Но, учитывая, что тот же Арес знает о моём иномирном происхождении, а Натуралеза – об эмпатии, то хреново у меня секреты держатся, даже никакого внутреннего удовлетворения от их наличия нет.
  – Эви, мне четыре месяца, – грустно сказала я. – Если у меня и есть какие-то секреты, то они являются секретами в первую очередь для меня самой.
  Как удачно я нашла их запретную тему...
  – Ладно, – наконец, решил наследник. – Лис, проводишь Зарю в библиотеку и проследишь издалека за её действиями. Появится какой-либо намёк на опасность или на что-то иное, сразу вмешивайся. Ты знаешь о чём я.
  – Арес, да ты душка, – хмыкнула я, доедая последний кусочек рагу. – Надеюсь, сегодня нас на тренировке поставят в паре.
  – Оу, а уж я-то как надеюсь, – с наслаждением протянул он.
  Мы обменялись хитрыми, хищными и одновременно понимающими улыбками. В деле художественного омертвления ближнего своего я прогрессировала с удивительной быстротой, не столько нарабатывая, сколько пробуждая забытые навыки. Конечно, йога и художественная гимнастика имеют мало общего с фехтованием, но это всё равно ближе, чем начало с чистого листа. А Ниарон списывает такой успех на развитость и упорядоченность моего энергетического тела, которое не нуждается в дополнительном изменении, как обычно, а потому просто запоминает практически созданные для меня движения.
  В связи с этим я быстро догнала и даже перегнала остальных участников команды... Но не наследника. Арес упорно держался на равных, пытаясь и дальше прогрессировать в моём темпе, что не понравилось уже Ниарону. Не гоже, что пара человек в отряде значительно сильнее всех остальных, так что нас быстренько разделили, чтоб мы подтягивали остальных. Но иногда нам удавалось выйти на спарринг, и вот уж мы отрывались...
  
  
  В библиотеке было тихо и сумрачно, как всегда. Лампочи были только над столами и креслами, в воздухе висел острый запах пыли, которая не пыль, конечно, а всего лишь специальный состав, сохраняющий бумагу в надлежащем виде. Так как до сессии было ещё пара месяцев, в хранилище книг были только самые отчаянные любители знаний, хитрецы, надющиеся пометками от библиотекаря в личном деле подняться в глазах преподавателей. Первые меня не интересовали: профессиональные ботаны, обычно, не отличаются нервностью и вспыльчивостью, а вот среди вторых разный люд попадается.
  Первым делом я обошла всю открытую часть библиотеки, вроде как размышляя, что мне сегодня почитать, а на самом деле пытаясь заметить новые лица. Было бы гораздо проще, если бы моя интуиция просто и прямо указала мне не автора письма, но... Как дитя науки, я воспринимала магию как нечто вполне возможное, только происходящее с кем угодно, но не со мной. И было очень-очень, практически чертовски, сложно прислушаться к тихому голосочку всезнающего подсознания. Это далеко не тот случай, когда оно перехватывает контроль над глупым телом, чтоб спасти жизнь всему этому дурдому в моей голове.
  Кроме меня, Лиса и тихушницы-библиотекарши в помещении было только десять любителей печатного слова. Семерых завсегдатаев я отбросила сразу, а вот оставшиеся трое... Каждый из которых по-своему подходил на роль написавшего.
  Высокомерная девица, которая что-то сосредоточенно читала, сидя за столом. Её пальцы отстукивали нервную дробь, а накрашенные красным губы недовольно кривились. Она буквально всем своим видом говорила: Эй ты, червь! Иди сюда и помоги своей госпоже! Но при этом, когда я на неё вопросительно взглянула, она скривилась, словно лайм без текилы съела. Ну ладно, не хочет и не надо... Девчонка до жути напоминала распостранённое клише о королеве класса. Эдакая самая популярная девочка школы, хорошистка, всеми любимая... Которая не постесняется зачморить невыгодного ей человека.
  Спокойный парень чуть постарше меня. Моё эстетическое чувство буквально ошалело, при виде него, а тело робко напомнило, что оно вообще-то любит развлекаться. Он читал какой-то небольшой томик по военному делу, расслабленно сидя в кресле. Казалось бы, совсем не мой клиент, но мне почему-то очень захотелось чтобы это был он. Впрочем, зачем «почему-то»? Причины-то как раз очень даже определённые... Очень.
  Беспокойный парень, ветренный быстрый, чем-то до боли напоминающий Лиса, но в то же время немного иной. Он стоял около полок и то и дело поглядывал на девушку, почти не смотря в книгу, которую держал в руках.
  Как хорошо, что все трое находились в одном «зале», ограниченном полками, словно стенами. Ну, оно и понятно, все постоянные обитатели этого места разбрелись по своим укромным уголкам, а вот те, кто здесь недавно, вынуждены обходиться стандартным комплектом. Впрочем, не думаю, что они вообще вкурсе насчёт особых удобств.
  Найдя книгу «Les llegendes de'epoques antigues» я задумалась. Удалось встать так удачно, чтобы, во-первых, быть неподалёку от красавчика, а во-вторых, держать в прямой видимости девчонку и нервного. Эти двое явно не спроста тут, скорее, ради друг друга... Но так же может быть, что они ждут меня и работают в паре. Конечно, маскировка хреновая, но нельзя исключать возможности, что твой противник ещё неумел.
  А вот парень выглядит подозрительно... Вроде бы и ботан, но сидит как-то уж очень спокойно, ни разу за время наблюдения не почесался даже, не сменил позицию... Только ровно, с практически равной периодичностью, перелистывает страницы. Гиперсимуляция спокойствия? Вполне может быть.
  Ладно, проверим теории.
  Переместившись поближе к нервному, я перевела взгляд на книги, будто ища какую-то особенную. М-да, особенности конного спорта, удивительно интересная тема... Сделав вид, что меня заинтересовала книга не верхней полке, я прошептала:
  – Подойди к ней.
  – Что? – дёрнулся парень, чуть не сорвав всю свою маскировку.
  – Подойди к ней, – поршипела я уже громче. Если это действительно амурные дела, девчонка меня за подпинывание тормоза не убьёт. Если это шпионские игры, то так им и надо. – Не видишь, она сидит и тебя ждёт? Ждёт, пока ты предложишь ей свою помощь.
  – Но я...
  – Иди! – зашипела я, заметив мимолётный, но полный надежды взгляд, который он бросил на девушку. Нет, всё-таки амуры-муры.
  Нервный подошёл, что-то неловко сказал, а девица его чуть ли не силком усадила рядом, что-то благодарно шепча. Украдкой она деловито кивнула мне, мол: «Спасибо за этого дурака».
  Кхм, остаётся только один, самый удачный для меня вариант. Может, я зря грешила на интуицию, и она прекрасно работает... Даже когда я этого не замечаю.
  Вздохнув, я взяла злополучную книгу и села в кресло рядом с красавчиком.
  – Надо же, – негромко проговорил он, не меняя позы. – Я сначала и не поверил, когда услышал про ваши способности. Не приврали. Браво, это было замечательно.
  Я про себя порадовалась, что не взяла с собой «драконов», иначе быть бы красавчику хладным трупом. Да, я напугалась, сильно-сильно. Мало того, что он заметил все мои манипуляции, так ещё ему кто-то говорил о моих способностях... Из тех троих, которым я сама рассказала, никто не мог проболтаться этому типчику, значит кто-то ещё, неизвестный мне, знает о мне больше, чем я бы сама хотела.
  – Благодарю, – ответила я спокойно. – Не имею чести быть вам представленной.
  Сильно хотелось подшутить насчёт проглоченного кактуса, от чего он теперь лишний раз боится шевельнуться, но решила, что это слишком зло... Да и невежливо нападать прям с самого начала. А его удар можно просто отклонить вежливостью.
  – Можете называть меня Елизаром, чуть улыбнулся он, по прежнему не глядя на меня. Сказано так, что его имя может быть совершенно иным. – Скажем так, я был настолько поражён вашими талантами, что не смог не выразить вам своего восхищения.
  Э-э-э... Парень явно выбрал не тот тон. Комплименты я воспринимаю исключительно как тонкое издевательство, потому что мне самой всегда кажется, что я делаю всё не так, не хорошо, что не заслуживает похвалы и доверия... Глупая самокритичность, очень портящая мне иногда настроение и не дающая полностью насладиться победой, но она же отлично помогает против грубой лести.
  Но ладно, всякое бывает. Может подыграть? Парень-то симпатичный – Я цинично улыбнулась про себя – здоровый, явно менее проблемный, чем Арес с его дурацким спором и истеричной невестой. Моего невольного вампиризма может и не заметит в первое время, да ещё если и гаремом совсем не обременён...
  – Ближе к делу, – потребовала я, постукивая ногтями по подлокотнику кресла.
  – Эм... Дело в том, что мне нужна ваша помощь, – немного смутился он.
  Я кивнула, терпеливо ожидая продолжения. Так, а вот эта попытка уже лучше, помогать и быть всячески нужной я люблю... Если только меня это не затруднит, человек понравится, а благодарности будут обильными.
  – Право, не знаю как вам сказать...
  Угу, теперь давит на любопытство. Он, что решил простым перебором методов влияния меня взять? Никакого анализа, просто тупо тыкать в сено, пока не наткнёшься на прячущегося там преступника? У, я разочарована... Хотя не могу не отметить эффективности этой тактики: при предварительном анализе велика вероятность ошибиться, особенно если опыта немного, а так получается крайне грубо, но надёжно. Надо только следить за собеседником... Кстати, как он это делает, не глядя в мою сторону?
  – Не тяните кота за хвост, – поморщилась я. – Обед скоро кончится, а я так ничего дельного не услышала. Учтите, если вы не сможете заинтересовать меня сейчас, то больше я вам шанса не дам.
  Ага, это я попробовала надавить, используя информацию из записки. Такие упёртые, вспыльчивые, бронебойные люди любят, когда им указывают на момент, в который они должны действовать... И хорошо заводятся от таких вот, почти неприкрытых, вызовов на слабо. Это всё, конечно, замечательно, но подействует только в том случае, если записку писал действительно он... И пока ничего не говорит об обратном.
  – Дело в том, что проклятые феями всегда славились... Необычным подходом к делу, – начал объяснять он. – Там, где простые люди шли проторенными дорожками и заходили в тупик, Фейери находили обходной путь и достигали цели. Их вела сама магия Природы, которую они хранили в своём теле. Поэтому мы хотим обратиться к вам за помощью.
  – «Мы»? – приподняла брови я.
  – Да, мы. Группа исследователей изменённых существ, – он отложил книгу и, вместе с ней, свою глупую конспирацию. Он развернулся ко мне, поблескивая оживившимися глазами. – Всем известно, что феи сходят с ума, когда выходят из своих лесов, но мало кто знает, что на их поведение влияет что-то из вне... Как и на белозёрских коров. Вы знаете, что они были раньше совершенно чёрными? А теперь одинаковой расцветки у этих особей не сыщешь! Такое происходит со многими животными: маленькие, совсем невредные изменения, которых простой люд старается не замечать.
  – Хм... – я тоже отложила книгу и развернулась. – И что же общего между безумием фей и перекрашиванием коров?
  – Территории. Наибольшие мутации животных происходят как раз там, где феи пролетают больше всего... Нет-нет, молчите, я знаю, что вы скажите! Что это феи и развлекаются изменением окружающих, мы сами так думали долгое время, но! О, это открытие века! Мутации происходят /до/ праздника Летнего Солнцестояния!
  Нахмурившись, я откинулась на спинку кресла. Совсем хорошо, красавчик. Увлечённых своим делом людей я, если не люблю, то уважаю точно. Причём всех, независимо от профессии. Будь то это великий генетик, преподаватель в школе или контролёр в электричке.
  А вот насчёт сказанного... Да, я тоже над этим задумывалась. И да, было очень просто предположить, что изменения в животных происходят именно из-за болезни фей. Но, как я успела заметить, духи природы колдуют точечно и всегда по-разному, превращая чудо в кошмар. Мутации же, происходят постепенно и повсеместно, насколько я могу судить по прочитанным легендам. И это как раз то, о чём умолчал Всполох... Очень хорошо, что это не только я заметила, а то мне не хотелось бы тратить своё время ещё и на попытки намекнуть научному сообществу на истинное положение дел.
  – Допустим. И как вы можете объяснить эти явления?
  – Вы же знаете, что в нашем мире есть пять первоэлементов? Огонь, вода, воздух, земля и разум. Из них состоят трое покровителей: Великий Ёкай, огонь-земля-воздух, горяч, но практически неразумен; Мать-Природа, земля-разум-вода, милосердна и благословенна; Ледяной Убийца, разум-воздух-вода, коварен и очень опасен. И в каждом животном существует своя пропорция первоэлементов, определяющая их. Если животные вдруг, без всяких объективных причин – А мы их все проверили, уж поверьте. – начали меняться, значит... Значит появилась некая шестая сила.
  – И что, вы нашли её?
  – Увы, нет, – развёл руками Елизар. – Предположили только, что эта сила идёт из изнанки мира, где энергия ещё не сформировалась во что-то определённое, не стала стихийной. Поэтому она может изменяться и менять этот мир, не следуя обычным законам физики.
  – И что вы хотите от меня.
  – Найдите эту силу. Нет-нет, не надо вот прямо сейчас отказываться! – поспешил поднять руки он. – Знаю, эта задачка сложная, в первую очередь в силу своей неопределённости. Просто... Обещайте подумать, ладно? Может, что-нибудь да придёт в голову... Такое неожиданное, фейское.
  – Ладно, допустим. Как я смогу вас найти?
  – А не надо. Я сам найду вас, миледи, – с этими словами он встал и, поклонившись, поцеловал мне руку.
  Ой-ой-ой, а вот этого я не люблю. Не поцелуев – ну и чёрт бы с ними – неопределённости и нежелания выдавать своё местоположение. Я бы поверила в его эту историю, если бы всё не было настолько подозрительным.
  Хотя, насчёт Фейери и их решения проблемы он был прав. Потому что я как раз сегодня начала процесс сбора пыли красного неба. Той самой магии, которую они ищут.
   Что это был за хрен? – спросил Лис, незаметно подойдя ко мне со спины и оперевшись о спинку кресла локтями.
  – Не знаю... – задумчиво произнесла я, совсем не напугавшись. Шебутной парнишка давно уже вошёл в мой внутренний круг, и его незаметного появления я больше не боялась. – Выяснишь?
  – Можно. Но ты же знаешь, мне придётся доложить...
  – Конечно, я не против. Пусть Арес будет в курсе, на всякий случай. Так сделаешь?
  – С удовольствием... Миледи.
  
  Череда практических занятий промелькнула незаметно, разве что приятной неожиданностью стало то, что на уроке танцев ко мне парни в пару рвались. Не толпами, конечно, да и не особо активно, но короткая война взглядов была очень полезна моей самооценке.
  А вот на тренировке нас ждал сюрприз... Причём неладное мы почувствовали, ещё только выйдя на площадку: Ниарон был в парадной форме и крайне злораден. От дурного предчувствия свело скулы... У меня и у Ареса, остальные не прореагировали. Пакость специально для наследников?
  – Поздравляю, ребята. Сегодня ваш день Обретения, – сходу сказал учитель.
  – Есть! – радостно подпрыгнул Лис.
  Остальные хоть и не столь экспрессивно, но поддержали его радость. Опять же, кроме меня и Ареса. Я не поняла, о чём вообще речь, а вот он...
  – Мы же ещё не готовы, – сказал наследник, почему-то сместив вектор внимания на меня.
  – Готовы. Своим телом и разумом управлять научились. Решения принимать – тоже. Идти против правил, прикрывать друг друга, получать и с честью принимать наказание. Вы всё это уже умеете, и этого вполне достаточно для обретения личного оружия.
  – Но я... – произнёс он, и я впервые услышала в его голосе растерянность.
  – Да-да? – с интересом спросил учитель. Видимо, для него это тоже было не самым обычным зрелищем.
  – А... Кхм! Но я не знаю оружия Зари, – он начал говорить это тихо, а потом голос повысился, словно Арес всё-таки нашёл где-то в закоулках ещё уверенности или... Решился.
  – Конечно, – чуть ли не радостно закивал Ниарон. – Фейери у нас тёмная лошадка, непознанная и неожиданная, так что пока обойдётся без оружия.
  – Кто-нибудь объяснит мне, что это за обретение? – подала голос я. Не люблю, когда обо мне говорят в третьем лице.
  – Что-то вроде совершеннолетия для воина, – произнес наследник, не отрывая взгляда от Ниарона. – Члены команды получают личное оружие, специально зачарованный артефакт, послушный только ему... Заканчивают обучение у постороннего учителя, все тренировки в дальнейшем идут под руководством наследника. И выходят в патруль, но...
  – Но так как команда только частично проходит обряд... – подсказала я.
  – То она разделяется. Для тебя всё останется по-прежнему, а для меня...
  – Позор? – снова подсказала я.
  – Да.
  – Об этом надо было думать раньше, прежде чем принимать в команду Фейери, – сказал Ниарон.
  Так, а вот это странно... Он же сам настаивал, чтобы меня взяли! Ну, как сказать «настаивал»... Скорее, навязчиво намекал. Но это дела не меняет, идея всё равно была его. Что же изменилось, что пошло не по плану? Да, точно, не по плану! Не по плану обучения! Сначала я раззадориваю наследника так, что он значительно отрывается по уровню от остальных, потом подбиваю на нарушение правил, что, как только что сказал учитель, является одним из пунктов, по которым человека считают взрослым... Своим появлением я слишком ускорила события, и Ниарону это не нравится, поэтому он хочет донести эту мысль до Ареса... Каким бы то ни было образом.
  – Вот уж не думаю, – фыркнула я. – После такой триумфальной поимки вампира было бы странно, если бы вас не признали совершеннолетними. Более того, общественность прекрасно поймёт моё отлучение, ведь я занимаюсь-то всего без году неделю...
  – Ты не понимаешь, – вымучено улыбнулся наследник, наконец-то поворачиваясь ко мне. – Решение об Обретении выносится сразу для всей команды, то есть, официально, ты могла бы получить своё оружие хоть прямо сейчас, но... Проблема во мне. Это я не знаю, что дать тебе в руки, не знаю что твоё... И это позор для меня, как наследника и командира.
  – Да ладно! – махнула рукой я. – Все же знают, что я Фейери!
  – И тем не менее... Да и меня сожрут, если узнают, что мой подчинённый меня же и успокаивал. Впрочем, ты сама всё поймёшь во время ритуала... Надеюсь, хотя бы присутствовать ей можно? – а этот вопрос он задал уже Ниарону.
  – Даже нужно, – кивнул тот. – Пошли.
  Целью нашего похода оказалась оружейная, что логично. Пикантной деталью стало то, что мы прошли мимо музейной части, где под выгодным освещением лежали самые красивые клинки и исторически ценные предметы, мимо двери в арсенал, где хранилось оружие для армии, и прошли дальше, в самый захолустный уголок, где висел портрет некого чувака в полный рост.
  – Это единственный портрет Первого Короля, – сообщил Арес, подозреваю, что специально для меня. – К сожалению, чары на нём наложены так, что невозможно переместить картину куда бы то ни было, она всегда возвращается сюда.
  Я многозначительно кивнула и посмотрела на того, кто может оказаться моим коллегой-попаданцем.
  Э-э-э... Да, у чувака действительно очень сильные гены. Если бы мне не сказали, что это Первый, я бы подумала, что это собирательный портрет всех наследников. Разве что от местных не веет такой бесшабашеной, нахальной уверенностью, сшибающей все препятствия на своём пути. Его детки как-то поспокойнее будут, что ли...
  Лис украдкой бросил на меня заинтересованный взгляд. Ага, я тоже заметила, что похожу на Великого больше, чем тот же Арес. Ну спасибо, Арагон, удружил с обликом! Хотя... Я внимательнее вгляделась в картину. Ярко выражены славянские черты лица, особенно заметные при контрасте с местными, иномирными... Наверное, стоит сказать тому божку спасибо? Всё-таки если бы у меня ещё и носик-курносик оставался прежним, определённой славы мне было бы не избежать... А так можно спихнуть на простое совпадение.
  Ниарон отступил от портрета, чтобы Арес смог подойти к нему вплотную. Затем наследник прикоснулся тыльной стороной ладони к картине и... Она медленно откатилась в сторону. Интересно, чем это он её так приложил? Явно не рукой, в землях Природы чёткий запрет на накладывания заклинаний на живую плоть. Значит, какой-то артефакт, на руке. Но какой? Я ни разу не замечала на нём никаких украшений, кроме браслета.
  За дверью оказалось продолжение музея... Так мне почудилось на первый взгляд. Но, в отличие от предыдущего помещения, здешнее оружие не было прикрыто стеклом, оно просто висело на стендах, бери - не хочу. Арес быстро и деловито прошёл вперёд, в раздел с мечами.
  – Вильгельм Шухан! – торжественно позвал наследник, взяв в руки два коротких, лёгких меча. Лис тут же бросился вперёд, упал на одно колено и благовеенно поднял руки вверх. – Прими этот дар и возложи на свои плечи ответственность за королевство!
  Лис взял эти мечи за рукояти, каким-то неуловимым глазу движением сбросил ножны на пол и резко развёл руки в стороны. На пол и стеллажи брызнула кровь, но раны на предплечьях быстро затянулись. Оружие, раньше бывшее стандартно-серым, медленно позолотело, по клинкам пробежали растительные узоры, а в рукояти вспыхнули красные камни.
  И вот тут мне поплохело. Ладно, магия крови – это одно, в конце концов аристократия никогда не следовала собственным запретом, но сам артефакт... Артефакт-заготовка, идеальный сосуд, принимающий силу носителя и становящийся его частью. Продолжение руки, буквально. Не зря этот ритуал назвали не совершеннолетием, а именно Обретением. Жаль только, что лимит этого изменения не затрагивает форму, её приходится подбирать отдельно... И никто не знает формы для меня.
  Горло сдавила зависть. Жгучая, невообразимо сильная зависть. Мне пришлось вцепиться ногтями себе в ладонь, чтобы не выпустить эти эмоции на остальных, чтобы самой не натворить глупостей. Видно было, что мечи Лиса только ищут повод, чтобы пустить себя в ход... И я очень, очень сильно хотела им его дать, но нельзя.
  Спокойно, Альба, спокойно. Ты тоже обретёшь своё металлическое продолжение. Пусть не сегодня, но обретёшь...
  Остаток ритуала прошёл для меня в тумане, который я сама на себя навела. Балансируя на грани сна и яви, я не проваливалась в кошмар и не падала с ног. Просто смотрела на реальность сквозь спокойствие сна, не поддаваясь на провокации нового оружия и собственной жадности.
  – Арес? – позвала я, когда последнее Обретение состоялось. – Как я понимаю, вы сейчас будете их пробовать?
  – Ага, – кивнул наследник. – Надо же их приручить к руке.
  – Можно я пойду? Мне что-то не хорошо.
  – Иди. Я вообще удивлён, что ты так долго продержалась. Обычно люди сбегают не позже третьего не-своего Обретения.
  Я криво улыбнулась и поспешила на выход. Ну их... Проживу как-нибудь полгода без этих цацек. Хреново, конечно, и завидно очень... Но не смертельно. К счастью, у меня есть к кому обратиться в таких случаях.
  
  – Милая, ты чем-то обеспокоена? – нарушила тишину последняя жрица.
  Полчаса. Полчаса она просто сидела и перебирала мои волосы, надеясь что я сама расскажу ей причину беспокойства. Вот это терпение...
  – Мне не выдали оружие, – пожаловалась я.
  – Рано ещё... Тебе не настолько доверяют, чтоб отдавать в руки ценный артефакт, – меланхолично произнесла она.
  – Знаю, но...
  – Тебя беспокоит что-то ещё. Говори.
  – Этот вампир всё не выходит у меня из головы, – призналась я.
  – Тебе не стоит бояться проклятия, ты под моей защитой, – нежно пропела она.
  – Не в этом дело... – поморщилась я. Угу, а от кошмаров её защита не помогает.
  – Неужели тебе жаль этого кровопийцу? Не стоит, все мы когда-нибудь уйдём.
  – Конечно, – вяло согласилась я. – Просто... Это я отправила его на смерть, понимаешь? Хладнокровно отобрала у него жизнь, а ведь он мне ничего, по сути, не сделал...
  – О милая, ты ещё так юна... Вампиров нельзя в полном смысле этого слова назвать живыми. К тому же у каждого из них на счету сотни и сотни покорёженных жизней, так что убить одного из них – это святое дело.
  Эти слова были словно удар по сердцу. Я вырвалась из объятий Натуралезы и отскочила от неё на два шага. В глазах плескался дикий ужас и отвращение, дыхание участилось. Да... Такого я не ожидала.
  – А я-то думала, ты жрица Природы, – горько произнесла я.
  – Альба, милая, что с тобой?..
  Она не понимала, действительно не понимала моего ужаса.
  – Ты, наверное, кое-что не знаешь о таких как я, – прошептала я, тяжело дыша. Страх и ярость спровоцировали такой выброс адреналина, что мне даже стало как-то не по себе. – Видишь ли, я считаю что любое живое существо достойно жизни в равной мере. Без исключений.
  – Вообще? Но... Но вампиры, они же неживые!
  Её недоумение было настоящим... Настоящее недоумение чудовища.
  – Хватит нести эту чушь! – резко оборвала я. – Послушникам своим зомбированным об этом говори! Вампиры – вполне себе живые существа, ничем не хуже нас с тобой! Да и дело не в этом... Я понимаю, что у ваших народов было множество причин для классовой ненависти друг к другу и этот закон не просто так придуман. Дело во мне. Я, я, понимаешь? Я! Я хладнокровно отправила на смерть живое существо, только лишь потому, что мне стала нужна эта безделушка! Я становлюсь таким же чудовищем как вы! Чудовищем, которое ради своих низменных целей, идёт по головам! Чудовищем, которое считает, что жизни и счастья достойно только оно одно!
  Да, именно так! Страх, который долгие годы набирал силу, наконец-таки оформился. Я боюсь и всю жизнь боялась оказаться чудовищем, монстром, достойным только одного – уничтожения.
  – Какой смысл в выживании, – уже тише и как-то печально произнесла я. – Если при этом ты опускаешься на самое дно, теряешь душу? На кой чёрт такое выживание?!!
  Последние слова я уже кричала.
  – Альба... – начала было жрица, потянувшись ко мне.
  – Не подходи ко мне!!! – вскричала я, тяжело дыша.
  Противоречивые эмоции стягивались в тугой жгут, буквально разрывающий меня изнутри. Я чувствовала как деформируется пространство уводя меня дальше, чем я когда-либо была. Хаос уже ласково шелестел вокруг меня, готовясь принять в свои объятья.
  – Прости, – вдруг тихо произнесла жрица. – Прости дуру, Альба. Ты же... Ты же всех их чувствуешь, правда?
  Ещё один удар.... Я и не думала, что слова могут так ранить. Жгут распался. Мгновенно. Оставил только холод и боль. Колени подогнулись, и я словно сломанная кукла рухнула на траву, по щекам потекли слёзы, но всхлипов не было, не было сил. Б-боже, как же я давно не плакала!
  . Они же все твои... – прошептала жрица, словно не до конца веря сказанному. – Будь то люди, феи, демоны, вампиры или порождения хаоса... Все их мысли, надежды, чаяния, грешки... Ты же чувствуешь их всех.
  Я дёрнула головой, вроде как обозначая согласие.
  – Прости дуру, Альба, – повторила Натуралеза. Она легла рядом, обнимая меня со спины. – Прости. Я слишком заигралась в своих и чужих, не понимая, что для тебя они все – свои. А ты для них чужая. Прости. Мое зрение ограниченно только одним миром, я не могу проходить сквозь материю и магию, как сквозь что-то, что не имеет никакого значения. Прости. Хладнокровно отправить часть своей души на смерть, ради выживания тела – это действительно... Больно.
  Кивнув, я развернулась, прижалась к ней в знак примирения. Именно. Они все – моя душа.
  
  Я знаю, что совершаю глупость.
  Я снова кралась по освещённым красным светом коридорам и кляла себя на чём свет стоит. Один раз я не попалась, но во второй меня точно поймают. Однако, после того понимания, что оказала мне Ната, я просто физически не могла отказаться от идеи найти пыль... Для чего опять надо было влезать в алхимическую лабораторию.
  В какой-то момент мой слух уловил что-то странное... Музыку. Какой-то струнный инструмент.
  Разумеется, я не удержалась и, кляня себя уже за дурость, двинулась на звук. Насколько я успела понять, ночное время было свято и устраивать концерты местные после заката просто так бы не стали. Поэтому я решила проверить, кто это так бездарно палится и для чего.
  Дверь музыкальной комнаты была приоткрыта, на пол падал мягкий, приглушённый свет. Я заглянула внутрь, готовая тот час отпрыгнуть в сторону, если меня заметят, но... Игравшей было не до меня.
  Ванда.
  Ведьма сидела боком к выходу, нежно сжимая в руках виолончель. Инструмент нежно пел мелодию, которую никто никогда не записывал на ноты. Потому что она может идти только из сердца. Мелодия, которая может идти только один раз, потому что больше боли душа не выдержит. Смычок извлекал звуки об отчаянье, боли и страхе. О ненависти, гневе, ужасе и любви... О том, как режет по разуму каждый миг существования...
  Я отшатнулась, закусывая губу до крови. Это не жалоба. Это мольба. Мольба о помощи, которую я услышала, и которую я теперь не смогу проигнорировать. Просто потому, что теперь отчаянно хочу, чтоб эта виолончель спела о любви... Желательно, ко мне. Решив так, я стремительно удалилась, чтобы избежать искушения присоединиться к ней прямо сейчас.
  Утренняя выходка больше не казалась мне просто удачным безумием.
  

Отступление второе.

  Ванда Дейриэ, Ванда Золотой Голос... Ведьма класса «Бэ», стервозная красавица и невеста наследника Ареса. Увидь ее кто в этот момент, он бы не поверил своим глазам. Помятое платье, спутанные волосы, опухшие от слез глаза... Ванда глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Давно у нее не случалось таких срывов... Она даже уже почти привыкла к вечному напряжению и маске высокомерной стервы, способной проклясть за косой взгляд... От природы мягкая и неконфликтная, Ванда быстро поняла, что любого, кто не может дать отпор, просто сожрут. Особенно, если этот кто-то – невеста наследника. Невысокая и худая, она могла давить только магией. Что и приходилось делать. Кто бы знал, как Ванда ненавидела свои способности! Если бы не этот проклятый дар ведьмы, никому и в голову не пришло бы обручить скромную девушку из незнатного рода с наследником. Даже несмотря на все старания отца. И не пришлось бы изображать из себя невесть что, создавая вокруг периметр отчуждения.
  Актриса она, стараниями родителей, была прекрасная и могла изобразить что угодно, но... Даже актрисам нужны овации, цветы и восхищение! Им необходимо чувствовать удовлетворение от своей работы, а она... Она всего лишь оборонялась, с каждым днём теряя всё больше сил. Не удивительно, что однажды она упала там, где обычный человек бы и не споткнулся.
  Эта Фейери! С самого своего появления она умудрялась портить жизнь Ванде. Слишком странная, слишком чужая, слишком... Старшая. С того самого столкновения у ворот она то и дело оказывалась у неё на пути, и, что самое обидное, даже не замечала этого. А её пари с Аресом! Этого Дейриэ так просто спустить не могла. Не потому, что была такой уж мстительной или вредной. И не потому, что была безумно влюблена в Ареса, что не могла даже на миг его отпустить. Просто поступи она иначе – ее не поймут. Что бы там ни думали простолюдины, принадлежать к высшему обществу не так уж хорошо. Здесь уважают только силу, и неважно, в чем она выражается – в крови наследника, силе духа, связях, магии или умении плести интриги. Стоит лишь показать слабину, как по ней радостно ударят. И будут бить до тех пор, пока окончательно не уничтожат. Или же пока ты не ударишь в ответ многократно сильнее.
  Ванда скривила губы в жалкой улыбке. Да уж, сегодня явно не ее день. Дурацкий разговор с Зарей, чьи слова неожиданно сильно ударили по больному. Настолько сильно, что Ванда напрочь забыла о необходимости держать маску и позволила всем увидеть свое смятение. Выговор от преподавателя и старосты за пропущенное занятие по этике. Тяжелый разговор с отцом, который в очередной раз тыкал дочь носом в ее ошибки и слабости, недопустимые для невесты наследника и ведьмы. Осознание собственной никчемности, обыденности... Теперь вот еще и бессонница с тяжелыми мыслями по кругу. Фейери на удивление метко попала по больному месту. В сравнении с ней Ванда и в самом деле серая мышь, несмотря на свою магию. Девушка снова вздохнула и потерла виски. Надо поспать, иначе завтра все увидят, что Заря не просто разозлила ведьму, а сумела задеть ее, и задеть сильно. А свою слабость показывать нельзя. Вот только мысли... Значит, осталось лишь одно средство. Одна-единственная отдушина в этом мире коварства.
  Ванда тихонько выскользнула в коридор. Узнай отец, что она нарушает комендантский час, простым разговором девушка не отделалась бы. Но Ванда просто устала. Устала ждать подножки в любой момент, устала изображать из себя непробиваемую ведьму, гордящуюся своим даром... Ванда ненавидела магию. Вернее, саму магию, как искусство, как возможность вплетать свои ноты в музыку мироздания она любила. Такой магией она восхищалась и была очарована. Но она ненавидела магию в понимании своего отца – как средство влияния, как еще один козырь войны за власть, как повод свысока смотреть на остальных...
  Другое дело музыка. Ванда нежно провела кончиками пальцев по своей виолончели. Музыка была ее страстью, тщательно скрываемой от окружающих. Нет, в рамках классического воспитания девушку обучали, в том числе, и игре на музыкальных инструментах, но для Ванды музыка стала той отдушиной, которая позволяла не сорваться. Обычно ей хватало уроков, но сегодня... сегодня очень уж сложный день выдался. А играть у себя в комнате Ванда не могла. Это все равно, что обнажить еще одну свою слабость. Но неважно. Сейчас она не была ведьмой и невестой наследника. Здесь и в эту минуту осталась лишь Ванда Золотой голос, которая всей душой любила музыку, и ни разу ни на кого не повысила голос.
  Смычок в пальцы. Первое движение по струнам, короткое, отрывистое. Звук резко обрывается, выходит со странным надрывом. Именно этот надрыв девушка чувствует у себя в душе. Дальше... Привычные руки действуют без участия разума, позволяя с музыкой выплеснуть снедающие Ванду сомнения и неуверенность. Мелодия выходит рваной, тревожной, совсем не похожей на привычное плавное течение нот. Но с каждым звуком Ванде становится немного легче. Это отражается и на музыке: переходы становятся более плавными, пропадает надрыв. Девушка окончательно расслабляется и отдается музыке, позволяя звукам течь легко и свободно, без препятствий в виде собственных растрепанных чувств и глупых мыслей. На губах девушки замирает мечтательная улыбка, она не думает ни о чем, полностью раскрываясь. В эту секунду Ванда действительно красива, и ни у кого не повернулся бы язык назвать ее обычной. Одухотворенное лицо, чуть прикрытые глаза, рассыпавшиеся по плечам волосы цвета красного золота... Льющаяся из-под ее рук тихая музыка, придающая ночи вокруг ощущение нереальности, сказки...
  Все рассыпалось осколками, спугнутое звуком шагов за дверью. Это уже потом Ванда сообразила, что разгуливать ночью по коридорам мог только такой нарушитель, как и она сама. В тот же момент девушка поспешно начала прятать виолончель, стремясь как можно скорее оказаться у себя в комнате.
  И, уже засыпая, поймала себя на том, что глупо улыбается в темноту.
  
  

Глава 14. Ветошь.

    Тем, кто действительно хочет учиться, мешает часто авторитет учителей.
Цицирон
  
  Гладкая деревянная табличка под моим хмурым взглядом краснеть явно не собиралась. И, хоть мне и не нужен такой эффект, было бы приятно, если бы она хотя бы смутилась от своей непокорности. Но увы, она упрямо оставалась такой же как прежде, не давая никакой подсказки, где же ошибка в коде...
  Ой, ну то есть, конечно, в вязи рун. Только это понятие никак не может в полной мере войти мне в голову, слишком сильно ассоциируясь с «несбыточным» фэнтези и мистическими практиками друидов. То ли дело простое, чисто рабочее слово «код»: хоть я никогда и не занималась программированием, но мне случалось оформлять сайты и веб-страницы в соответствии с моим понятием о прекрасном. Там тоже из рядков скучных, зубодробительных символов складывалась прекрасная и функциональная картина, никак не похожая на свой оригинал.
  Вздохнув, я вытащила листочек и начала тщательно переписывать руны с таблички, пытаясь отыскать ошибку. Ведь это такое дело... Тонкое. Забудешь где кавычку или тег не закроешь, и всё летит в тартарары. Э, ну то есть, не тег, а... В общем, вы меня поняли.
  Заклинание на листочке занимало гораздо больше места, чем на табличке. Связки рун отдельно, оформление – отдельно, готовые блоки интерфейса тоже в сторону и проработать на совместимость...
  Вся проблема была в том, что местные не привыкли работать с газами. То есть, конечно, у них зарегистрированы всякие пары да дымы, но воздух как алхимическая субстанция здесь не воспринимается. Соответственно, инструментов для работы было отчаянно мало, да и те, что есть, больше подходят для защиты, нежели для создания условий реакции. Так что мне пришлось взять это дело в свои мозолистые лапки.
  Заказать где-нибудь герметичный мешок достаточного объёма было весьма проблематично по соображениям скрытности и незнания аборигенами значения слова «герметично». Зато вся полнота магии была к моим услугам и могла обеспечить меня всем необходимым... Если бы, наконец, пожелала работать!
  Огоньки у стен мигнули, потревоженные моей вспышкой ярости. Тонкая магия, надо бы осторожнее... Только как быть осторожнее, если с самого детства я была уверена, что являюсь самым безобидным существом на планете, а теперь оказывается, что мои эмоции вполне могут влиять на объективную реальность?
  Та вспышка, у Наты... Я ведь действительно чуть ли не открыла портал в... А вот куда, ещё предстояло выяснить. При попытке охарактеризовать то место, в которое я едва не попала, в голове возникали слова «Хаос» и «Изнанка», но ничего определённого это мне не давало. Если это и подсказка интуиции, то явно очень вялая или просто не рассчитанная на таких тугодумов, как я.
  Вся проблема в том, что энергии связаны между собой и могут достаточно легко трансформироваться одна в другую. Конечно, это весьма непредсказуемый процесс, к которому классические маги благоразумно не прибегают на практике, но самой вероятности это не исключает. Теоретически, сильно испугавшись, я могу отклонить направленное на меня заклинание, да и... Сразу вспоминается сказанная Аресу в запале фраза: «Гнев – лишь кинжал в моих руках». Только это действует в состоянии аффекта, которого я стараюсь избежать. Было бы обидно отвести удар или даже ударить самой и тут же сойти с ума.
  Вот блин, хвостик у руны не дорисовала! И так всегда, всякая мелочь портит идеальное творение.
  Исправив ошибку, я попробовала запустить заклинание, подпитав его от «розетки» Академии. Мерцающий полупрозрачный куб с ребром в полметра возник передо мной. Хм... А с чего это он синеватый? Я не заказывала цветовых эффектов! Учитывая, что пыль весьма серьёзно окрашивает небо этого мира, не хотелось бы пропустить его свечения из-за проблем с кодом.
  Ещё трижды пересмотрев вязь рун, я стукнулась головой об столешницу от бессилия. Тут же укорила себя за слабохарактерность и полезла в справочник.
Кто самый упорный дурак в этом мире? За-ря!
  Кто станет для местных мишенью в тире? За-ря!
  Кто навернётся, об пол расшибётся? За-ря!
  Кхм... Короче, ответ я нашла, характерную окраску давало использование магии воды. Рядом были начертаны руны обесцвечивания, а ещё весьма полезный знак притягивания. Если я разберусь, куда впихнуть эти два блока символов, то решу сразу две проблемы: цвет поля и наличие в воздухе молекул аш-два-о. Какое-никакое, но подспорье.
  Как найти микроскопические частицы, если точно знаешь, что они в воздухе? Конечно, захватив его в большую ёмкость и удалив из неё все известные элементы. Судя по весьма заметной оптической активности, концентрация этого вещества достаточно высока, но никто не видел осадков из неё или же странных алхимических реакций... Значит, принимаем за рабочую версию, что это очень летучий и инертный газ, влияющий на окружающую реальность исключительно благодаря своим магическим свойствам.
  Тут я подумала про радиацию. А что? По внешним проявлениям, действия пыли напоминают эффект от гамма-излучения... Как его понимают создатели комиксов про Халка. То есть, облучённый в следствии изменения ДНК получает не рак всего тела, а доброкачественные, стабильные изменения, вроде смены цвета. С поправкой на магию, это вполне может оказаться реальностью... Плохим вариантом для меня, если честно. Потому что составляющие гамма-излучение электроны хрен остановишь, экранируешь или изучишь без специального оборудования, создать которое мне не хватит данных.
  Переписав заклинание, я вновь его активировала. Вот, вот оно! Практически не видимый глазу куб, слегка демаскирующийся пробегающими по граням всполохами света. Я глубоко вздохнула, опираясь руками на стол. Это похоже на ментальный экстаз, когда какое-то очень-очень сложное дело оказывается, наконец, выполненным идеально. Чувство глубокого удовлетворения пробегает от макушки до пяток, и...
  Снова активизируется шило в заднице, намекая, что можно ещё что-нибудь сделать, ещё сложнее, ещё круче! И тогда экстаз будет в разы сильнее. Дурацкое чувство, обеспечивающее, тем не менее, всю человеческую эволюцию. Будь мы полностью довольны тем, что есть сейчас, никогда бы не вылезли из своих пещер... Впрочем, думаю, нас бы давно сожрали более активные и жаждущие соперники.
  Ну что ж, вперёд, к новым свершениям!
  Я положила табличку на раскрытую ладонь, вместе с тем переместился и куб. Отлично, фиксация заклинания к предмету работает в стандартном режиме. Глубоко вздохнув, я опустила руку сквозь стол. Руны прошли нормально, заклинание... Тоже.
  Ух... Как раз здесь было самое слабое место моего плана. Если бы заклинания не проходили с той же лёгкостью по четвёртому измерению, я бы просто не смогла доставить воздух в лабораторию. А так...
  Деактивировав заклинание, я изменила пару рун и подошла к стене, которая была по моим расчётам, несущей. Затем высунула наружу руку настолько, чтобы мою кисть полностью обдувал ветер. И запустила табличку от малой слезы.
  Голова закружилась от резкого отката энергии, я едва не упала в обморок, но всё же смогла отдать приказ о смене размера и втянула контейнер в лабораторию. Поспешно, чтобы окончательно не потерять контроль, переключила заклинание на академическую линию силы и бухнулась прямо на пол. Куб, который сжал три кубометра воздуха на восемьдесят три процента, то бишь, до половины кубометра, слабо поблескивал желтоватыми всполохами.
  Стоп. Желтоватыми? Помнится, при проверке цвет был чисто белым.
  – Свет. Максимальная мощность. Цвет – белый абсолют, – скомандовала я, желая проверить догадку.
  !Mierda!
  Конечно, глупое заклинание не могло выполнить приказ как-то иначе, чем сформулировано. И конечно же, максимальная мощность оказалась совершенно не для моих усталых, не спавших толком больше недели, глазок.
  – Снизить яркость наполовину, – попросила я, с закрытым руками лицом. Так, на всякий случай. – Ещё вдвое. Так, достаточно.
  Когда свет, проникающий в почти незаметные щели между пальцами, перестал резать глаза, я аккуратно приоткрыла их, готовая тут же закрыться руками. Но нет, ничего, терпимо. Ослепительно-белый свет высветил каждую щёлочку, каждый недостаток лаборатории, с холодностью хирургического прожектора. Абсолютно объективно, абсолютно точно. Жуткий цвет, нереальный. Зато стало видно, что мой кубик действительно немного желтоват. Всего лишь на полтона, но это делает успех менее призрачным.
  – Вернуться к нормальному освещению.
  По контрасту показалось, что наступила полная темнота. Зрение адаптировалось очень медленно, неохотно, словно наказывая меня за такие издевательства над собой, а я... А я упёрлась затылком в стеклянный шкаф и начала размышлять.
  Изменение цвета ни в коем случае нельзя считать доказательством существования пыли. Во всяком случае, научным. Мало ли какие примеси или побочные эффекты заклинания могут дать подобный результат... Да и навряд ли местные вообще его смогут разглядеть. Как я успела заметить, у аборигенов хромает цветопередача и два близких тона они считают одним. Или же это у меня такой анти-дальтонизм... Не важно.
  И по-любому для создания противоядия этого мало.
  Вздохнув от груза предполагаемой работы, я взглянула на часы. Так, у меня ещё вся ночь впереди, развлекайся не хочу...
  Первым делом я записала результаты наблюдений и все манипуляции с рунами. Благо, хоть с уменьшением проблем быть не должно, потому что блок, отвечающий за это, писала не я. Потом решила избавиться от кислорода в кубе банальным горением, для чего использовала одну из стандартных горелок. Хорошо ещё, что некоторые зелья не любят магического огня, а то пришлось бы мне и с этим моментом извращаться. А так же прекрасно, что само заклинание притягивает к себе молекулы воды.
  Буквально надев куб на пламя, я перешла к осмотру полок. Углекислый газ можно было бы удалить реакцией с гидроксидом кальция, для чего надо было провести через воду, в которой он растворён.
  – Я же говорю, нарушитель! – обрадованно воскликнул за моей спиной чей-то голос. – А ты говоришь, паранойя, паранойя...
  – А что я мог ещё решить, если ты заявлял о взломе супер защищённой лаборатории, да ещё так, что ни одной сигналки не задето? – логично спросил второй.
  Я на мгновение отвлеклась от реактивов, повернув голову к нарушителям спокойствия. Ниарон и... Хелвис, учитель алхимии. Только выглядели они совсем не как обычно, будучи в простых белых рубашках и домашних штанах. И, кажется... – я принюхалась. – Кажется они слегка выпимши. Наш бравый вояка и эталонный ботаник, кто мог бы заподозрить их в дружбе?..
  – Не трогать! – скомандовала я, видя, что алхимик тянет ручки к моему кубу. – Очень хрупкая штука. Если не хотите, чтоб вам оторвало какую-нибудь конечность, лучше даже близко не подходите.
  Сказав это, я вернулась к изучению полок. Вопрос на миллион, есть ли тут гашёная известь или же мне придётся её добывать...
  – Э-э-э... Заря? – обратился ко мне Ниарон. – А что ты делаешь?
  Я обернулась и встретила его полный любопытства взгляд. Хм... Кажется, я что-то делаю не так. !Mierda! Кажется, от усталости в мои реакции прокралась ошибка. Мало того, что не испугалась разоблачения, так ещё и командую хозяином помещения, будто у себя дома. Вот блин, надо чаще отдыхать... Как раз и зелье новое испытаю.
  Но, снявши голову, по волосам не плачут, поэтому я только отмахнулась:
  – В записях посмотрите.
  Ни гашёной, ни негашёной извести в реактивах не оказалось. Я начала прикидывать, где бы мне её достать, как послышалось:
  – Друг мой, сколько мы выпили?.. – послышался задумчивый вопрос Хелвиса.
  – Бутылку ещё не закончили, как тебя потянуло на подвиги, – не задумываясь ответил Ниарон. – А что?
  – Да вот, я тоже думаю, что для глюков рановато...
  – Да ну? – удивился мой учитель, тоже склоняясь над записями. – Ничего не понятно в этой вашей алхимической белиберде. Скажи по человечески.
  – Если вкратце, то девчонка ищет пыль красного неба. И, кажется, вполне успешно.
  – Это значит...
  – Ага.
  – А что, она подходит.
  Два подвыпивших учителя с нездоровым любопытством уставились на меня.
  В последний раз недовольно фыркнув, горелка погасла. Я поспешила её убрать, пока пары спирта не испортили мне весь эксперимент.
  – А почему огонь погас? – с интересом спросил Хелвис.
  – Потому что кислород кончился... – пробормотала я. – И, если вы не собираетесь меня вот прямо сейчас арестовывать, то лучше постойте где-нибудь в сторонке, не мешайтесь.
  И, больше не обращая на них внимания, принялась рыться в блоке интерфейса, желая снизить температуру внутри куба и вытянуть молекулы воды наружу. А разговор, тем временем, продолжался:
  – Кислоро-о-од? Ух ты! Это же: «Знания, которым нет места в этом мире!»
  – Да ладно тебе заливать, не может она быть Посланником, – опомнился воин. – Во-первых, к моменту поиска пыли он должен уже убить второго лорда-вампира. А во-вторых, ему обязательно быть наследником, хотя...
  – Что? Не томи, я знаю у тебя это выражение лица. «Меня сейчас пыльным мешком, стукнула по голове прекрасная муза...»
  – Ну-у-у... Арес на её провокации часто ловится.
  – И ты молчал?! Какая-то девчонка манипулирует наследником, а ты скрываешь это от лучшего друга?! Ну ты вообще...
  – Да ладно, я сам внимания не обращал. Просто после твоих слов прикинул, может ли она быть А-шкой, и понял, что большинство проблем Ареса начинались как раз-таки с неё. Но всё равно, остаётся ещё вампир. И, если казнённого недавно можно с натяжкой назвать одним из убитых, то где второй?
  – А откуда ты знаешь, что она творила, пока в Академию не попала? Что там в пророчестве про описание было?
  – Уф, да я уж и не помню, столько лет прошло...
  – Немного. Во всяком случае, рановато для склероза. «Проклят, но не так, как кажется»?
  – Э-э-э... Нет, скорее: «Проклятье его не то, чем видится людям».
  – А говоришь, не помнишь... Это «его» меня смущает.
  – Это может быть трудностью перевода. Мы же до сих пор не знаем, на каком языке было оригинальное пророчество.
  – Ага, так теперь ты согласен с этой версией!
  – Нет, я по-прежнему считаю, что Заря не может быть Посланником, но именно на «его» внимания обращать не стоит. Где же «чувствительность, которой позавидует сама Природа?» Этой бронированной лошади нипочём даже приставания Линед!
  – Ну да. А помнишь, мы этот момент ещё тщательно обсуждали? В смысле, чувствительный наследник, оксюморон и парадокс в одном флаконе? Решили же, что оно внешне никак проявляться не должно, даже наоборот...
  – Ладно, отложим этот разговор до завтра. Помнишь, что случилось, когда мы в последний раз что-то по пьяни решали?
  – Ой, да не так уж много мы и выпили. К тому же... Ты, что, до сих пор жалеешь о поступлении в Академию?
  – Конечно. У меня могла бы быть спокойная жизнь, собственный дом, жена и куча детишек... А не шестеро почти взрослых людей под крылом, которые сами кому хочешь жизнь испоганят, но совершенно не понимающих ответственности.
  – Собственный дом, говоришь? Да ты там бы от скуки сдох в первый же день! Растолстел бы, оплыл. А сейчас смотри какой красавчик! И не скажешь даже, что полвека уже разменял.
  – Коварный льстец ты.
  – Всё для тебя, милый.
  – Следи за словами. Тут свидетель, ещё подумает что-нибудь не то, век не отмоешься.
  – Ага, нужны мы ей больно. Знаю я это выражение лица... Можешь её сейчас даже мечом потыкать, она только возьмёт тебя за шкирку и выставит вон. Увлечённый наследник – это похлеще стихийного бедствия.
  – Так ты всё-таки думаешь, что...
  – Да. Но, в любом случае, из лабораторий я её больше не отпущу. Эта идея с воздухом как ещё одним алхимическим элементом – просто чудесна. Да ещё тут описывается реакция, которой я не знаю... В общем, как ты думаешь, сколько понадобиться коньяка, чтоб подкатить к Шелки с этим вопросом?
  – Офегел? Кто тебе её отдаст? Она уже перешла с уровня ремесленника на искусника.
  – Что, она успела достигнуть Мастера за столь короткий срок?..
  – Да в том-то и дело, что нет! Она регулярно забывает приёмы и техники, но это не столь важно. Она уже творит, импровизирует, делает индивидуальные связки движений! После такого из боевиков не уходят, ты же знаешь.
  Пауза.
  – Ты не хочешь её отпускать, я хочу с ней заниматься. Совместим?
  – С ума сошёл? Если девчонка не Посланник, то она скопытиться на вторую неделю от таких нагрузок!
  – Друг мой, то заклинание, над которым она сейчас бьётся, она сделала сама. Так что твоих занятий ей было явно мало.
  – О... Ладно, попробовать стоит. Заодно и проверим. Только как мы всё это через бухгалтерию проведём? Придём к Шелки и скажем: «В далёком голозадом детстве, мы нашли в заброшенной библиотеке книгу со старым стишком»? Поверь, столько коньяка в мире не существует, сколько понадобиться чтобы уговорить эту ведьму.
  – А и не надо. Велмор давно хотел завести себе приличных разведчиков для Эллариса. А тут такой шанс... Сама королева оказала ей своё расположение.
  – Ты про «Отряд тонких воздействий»?
  – Ага. Как Бэ-плюс она может возглавлять автономные военные подразделения.
  – Да ну, безумие, я даже не знаю, чему их можно учить... Да и подчинённых у меня на примете нет.
  – Зато у меня есть. И да, насчёт обучения, думаю, она сама разберётся.
  – Закончили мне кости перемывать? – резко спросила я, возвращаясь в реальность. Под кубом натекла небольшая лужица кристально-чистой воды, и я смогла сбросить с себя некое подобие магического транса. Нет, всё-таки надо было интерфейс прикрутить какой-нибудь попроще. С этим семь потов сойдёт, пока разберёшься.
  Разумеется, их разговор я слышала... Но не слушала. Надо будет потом помедитировать, вспомнить. А пока понятным было только то, что они построили некие коварные планы насчёт меня.
  – Почти, – дружелюбно кивнул Хелвис. – Мы тут подумали и решили, что ты будешь ходить на дополнительные занятия по алхимии. Чтоб закончить твой... Эксперимент.
  – А бой?..
  – А ко мне прямо с утра, до медитации, – подхватил Ниарон. – Всё равно с остальным отрядом ты не занимаешься.
  Я прикинула. В обед и после занятий я ухожу к Нате, ночью учу уроки, часа четыре сплю... Точнее, валяюсь в глубоком обмороке. Нормально. Главное, не забывать заряжать Слёзы.
  – Отлично, – кивнула я. – Итак, мой новый учитель. Мне для эксперимента необходима гашёная известь, её можно достать?
  – Э-э-э... На полках нет? Значит, кончилась, я посмотрю на складе, – пообещал Хелвис.
  – В общем, решено, – хлопнул по столу Ниарон. – Заря, приберись тут, чтоб утром эти ботаники не обнаружили ничего подозрительного. А мы пошли дальше праздновать, всё таки полувековой юбилей у меня может быть только раз в жизни.
  Друзья, не глядя, ударились кулаками и вышли за дверь. Я лишь порадовалась, что учителя были достаточно «подогреты», чтобы не спрашивать, как я сюда вообще смогла добраться.
  
  Через шесть часов я неподвижно стояла посреди тренировочного полигона номер три. Рассвет и не думал подниматься над горизонтом, слабый красноватый свет пробивался сквозь тучи, но мне темнота была только на руку: она давала причину включить искусственное освещение, в виде маленьких золотистых огоньков, расположенных в радиусе трёх метров. Сегодня был особенный день, и я собиралась жульничать по полной.
  – Заря? – удивился Ниарон, подходя ближе. – Ты чего так вырядилась?
  Подул холодный ветер, растрепав волосы, и поднял лёгкие белые юбки в воздух. Тело, погружённое в глубокое медитативное состояние, схватило эти крохи энергии, наполняя мышцы силой.
  – Дипломатам предписано ходить в национальных одеждах, – бесцветным голосом произнесла я. – И, если мне придётся драться в Элларисе, то я буду делать это в юбке.
  – Но почему в нижней?!
  – Надо же с чего-то начинать. Надо выяснить, не буду ли я отчаянно путаться в юбке, прежде чем заковывать меня в корсет.
  Он замолчал, на время удовлетворившись ответом. Выглядел он прекрасно для того, кто всю ночь отмечал своё пятидесятилетие. Магически-алхимическое вытрезвление. Имеет ряд побочных эффектов, таких, как гиперчувствительность. Конечно, до натурально похмельной она не дотягивала, но всё же превышала обычную, что клало ещё одну песчинку на мою чашу весов.
  – Я хочу получить собственное оружие.
  – Да без проблем, – рассмеялся учитель. – Тебе всего-то надо победить своего наставника, чтобы получить право выбора формы самой.
  Я об этом знала, поэтому медленно отвела правую руку в строну, демонстрируя короткий меч. Благо, нижние юбки были достаточно широки, чтобы скрыть его.
  – Серьёзно? Ты будешь со мной драться? Мечом? Да ещё и не по руке?
  – Побеждает не меч, но воин, – процитировала я его самого.
  – Ты же не спала сегодня, – с жалостью сказал Ниарон. – Давай отложим этот позор хотя бы до завтра?
  – Боитесь за свою самооценку? Ведь, если я вдруг окажусь Посланницей, то обязательно выиграю.
  – А ты Посланница?
  – Да.
  Вот так, просто и безыскусно призналась неизвестно в чём. Но на войне все средства хороши, а Ниарон так и не понял, что бой мы уже начали, и из первого раунда победительницей вышла я.
  
&nb Ну что же... – произнёс наставник, скидывая тёплый плащ на землю. – Это будет, по крайней мере, забавно. И не волнуйся за мою самооценку, она и не такое выдержит... – он достал из ножен СВОЙ меч и встал в защитную стойку. – Начали.
  Я кивнула и, стремительно приблизившись, нанесла вереницу ударов, а затем так же быстро отступила обратно. С наскока мне Мастера меча было не одолеть... Оставалось только отчаянно хитрить, опираясь на свои преимущества: молодость, скорость, выносливость... А так же на магию и знания с Земли.
  – Да ладно, старичок, – издевательски начала, осознанно допустив в голос немного дрожи. – Уважь даму, напади первым.
  Он усмехнулся, прекрасно понимая, что это банальная провокация. Но в этом мире никто не знал о каскадных планах, когда первые провалы являются залогом дальнейшего успеха. Всего лишь надо устроить ситуацию так, чтоб претворение плана в жизнь несло победу... И неисполнение – тоже.
  Однако «уважить девушку» мой противник всё же согласился. Раз-раз-раз, стандартная связка из шести ударов, половина из которых не была мне знакома. Всё почти отбито, и только последний задел край моего рукава, распарывая ткань и обнажая руку по плечо. Я быстро отскочила в сторону и замерла, встав в нарочито театральную позу. Ниарон позволил мне отступить и с интересом ждал развития событий.
  Любой мальчишка знает, что замирать во время боя нельзя. Суставы могут застыть в таком положении и выбраться из него будет очень сложно.
  Любой мальчишка знает, что театральные позы, конечно, красивы, но крайне неэффективны, из них тяжело перейти в позицию как атаки, так и защиты.
  Любой мальчишка знает, что нельзя разговаривать во время драки, сбивается дыхание.
  – И что, это всё? – по прежнему подрагивающим голосом спросила я. – Великий укротитель рукавов.
  Ниарон ещё раз хмыкнул, и бросился в атаку уже по серьёзному, желая побыстрее закончить этот балаган. Четыре из шести ударов удалось парировать, а вот пятый вышел неожиданным: кулак, с зажатой в ней рукоятью, встретил мою переносицу.
  Я упала на спину, ни на мгновения не теряя сознания. Болевые ощущения я могла заблокировать ещё на Земле, всего за пару минут... Здесь же, после обучения у жрицы, на это ушли секунды. Правильно приземлившись, я перекатилась на бок чисто брейк-дансовским движением, ударив Ниарона в область паха. Тот отшатнулся, я замерла на мгновение, лежа горизонтально на воздухе, опираясь только на левую руку, а потом оттолкнулась от земли, вскакивая на ноги.
  Благо, что удар достиг цели, поставив синяк рядом с пахом. Так же хорошо, что из-за скользких шёлковых юбок он не смог меня как следует разглядеть, и я успела отступить.
  – Не-а, – радостно сказала я, размазывая кровь из носа по белоснежному лифу платья. – Не так быстро, старичок, мы ещё поиграем.
  И сама бросилась в атаку. На этот раз пострадала юбка, распоротая острым лезвием от середины бедра до подола.
  – Ой, что-то мне резко похолодало, – пошутила я уже без дрожи. – Уф, как ветер неприятно задувает... Сделаю-ка я сквозняк!
  Раз!
  И точно такой же разрез стал красоваться с другой стороны. Ниарон хмуро посмотрел на меня, восстанавливая дыхание. В моей связке было, против традиции, семь ударов, и получить коленом в солнечное сплетение он не ожидал. К сожалению, с мечом такой трюк повернуть не получилось бы, за ним слишком хорошо следит противник.
  – Неплохо, – ответил он вроде бы одобрительно, но всё равно хмуро. И бросился вперёд.
  Теперь мы были почти на равных: он, с его некоторым неудобством от моего удара по бедру, и я, не стесняющаяся использовать такой элемент неожиданности, как ноги, обутые в охотничьи сапоги с металлическими пластинами.
  Пару раз он меня несерьёзно ранил: я использовала выступившую кровь для окрашивания платья. Пару раз он промахивался мимом меня в этом цветастом великолепии; я не преминула похихикать над этим. Отрезанные куски ткани летели во все стороны.
  Один из ударов бросил меня на землю, аж пару метров протащив по песку. Я перевернулась на живот, привстала и посмотрела на противника блестящими от азарта глазами.
  – Ну что же ты, старичок, – проговорила я, облизав губы.
  Благо, что нос ещё не успел распухнуть из-за «допинга», и меня украшали только почти незаметные в темноте корочки крови.
  Ниарон дёрнулся, словно не зная, как поступить. То ли рубить по беззащитной шее, то ли...
  На его лице отразилось замешательство, словно он не мог поверить, что подумал такое о своей ученице, да ещё и в разгар боя.
  Пора.
  Я завизжала, кидаясь в атаку на максимальной скорости. Огни начали мигать, подстёгнутые яростью потока. Я огонь! Я ярость! Я сила! Я безумие!
  Меч выпал из рук растерявшегося хозяина, ноги охотно поддались подножке. Огромный воин упал на не слишком мягкий песок, уставившись в небо бессмысленным взором. Я приложила острие меча к его воротнику, символически отмечая победу.
  – Едрить твою налево... – с чувством произнёс он, по прежнему глядя в никуда. – Что это было?
  – Сенсорная перегрузка, – любезно пояснила я, не меняя положения. – Знаете ведь, как криком ошеломляют противника? Тут примерно так же, только на все органы чувств.
  – Ты специально дала порвать себе платье, – догадался Ниарон. – И размазывала по нему кровь. И промахнулась мимо моего причинного места. И что-то сделала с освещением. И провела тогда рукой по голове и... А запах?
  – Тоже крови. Можно было использовать какие-нибудь духи, но для достижения того же эффекта мне потребовалось вылить их на себя столько, что я бы первая задохнулась.
  Допустим, промахнулась я именно потому, что сильную боль он бы отключил. А вот небольшой синячок немного отвлекал внимание и энергию, что мне было только на руку. К тому же, сила переходит не на какое-то одно место, а на целую область, что вызвало неуместное, во время боя, возбуждение.
  – М-да... И это всё?
  – Нет. Ещё где-то на поле зарыт второй меч и резервуар с водой на случай, если бы я довела тебя до состояния берсерка. А ещё прямо сейчас сюда спешит мадам Антония, чтоб засвидетельствовать мою победу и госпитализировать меня.
  Про небольшой амулетик, тоже спрятанный где-то в песке, я решила умолчать. Это заклинание направило бы огоньки ему в лицо. Ещё была возможность эмоционального давления, но это я использовала бы только в самом крайнем случае.
  – Что, сильно я тебя?
  – Да нет, сама виновата. Надо было выспаться, прежде, чем применять некоторые медитативные техники.
  – Ты в курсе, что это против правил?
  – Думаю, моё тело само прекрасно справится с наказанием. А, вот и лекари.
  Ниарон задрал голову, едва не напоровшись на меч.
  – Мадам Антония! А меня тут побили!
  – Молчи уж, старый охальник, – проворчала лекарка, мгновенно оценив мизансцену. – А вам, юная леди, следует оправиться в свою комнату и плотно заняться медитациями. Разрешение на сверхмощность энергетической подпитки помещения я выдам через полчаса, высококалорийный завтрак будет подан по расписанию. В обед придёте на проверку, обсудим возможность госпитализации. Верли! – а это она сказала уже одному из своих сопровождающих. – Поделись с дамой плащом, нечего пялиться. Ещё один такой взгляд и получишь пять лекций по анатомии... Внеурочно.
  – А... Я, да, конечно, – парень удивительно застенчивого вида поспешил накинуть мне на плечи свой светло-зелёный плащ. Ни фига себе, мои окровавленные мускулистые телеса ещё кого-то привлекают!
  

* * *

Плотная, удушающая мгла окружала меня со всех сторон. Невозможно сосредоточиться, взгляд выхватывает только отдельные куски: каменную кладку, огонёк свечи на основании из чёрного воска, белый шифон платья. Я не могла пошевелиться, словно грудь придавила тысяча каменных плит.
  Как сквозь вату послышался крик. Женский голос, такой родной и... Любимый. Я начала подниматься на ноги, преодолевая этот огромный вес, ломая кости и цепи.
  – Нет, – тихий рык вырвался из моего горла, царапая его, словно комок песка.
  Я медленно, будто продираясь сквозь толщу воды, двинулась вперёд. Там была та, кого я люблю. И тот, кому я доверяла. Но первая уже мертва, а второй умрёт сейчас...
  Гнев, разрывающий меня на куски, сконцентрировался в руке. Кожу порвали выступившие когти, клыки перестали помещаться во рту.
  ... умрёт от моей руки.
  
  Я судорожно втянула в себя воздух, возвращаясь в реальность. Перед глазами, тупо уставившимися в потолок, как наяву стояла картина красных, полных ярости глаз. Я дышала и не могла надышаться холодным, свежим воздухом. Тело было до ужаса лёгким, казалось, я парю над кроватью, не касаясь её, столь велик был контраст.
  Наконец, я, немного придя в себя, поднялась с постели и поплелась в душ, ругаясь про себя на всех знакомых языках. Проклятье вампира, чтоб его черти в аду особо страстно жарили! Вот зачем, зачем мне каждую ночь видеть, как его предают, а он потом убивает обидчика? Самое ужасное, что в этом сне я себя абсолютно не контролировала. Это сейчас, стоя под холодными струями, я думала, что ситуация не такая уж и хреновая, а в тот момент меня охватывало настоящее отчаяние и ярость. Причём, только и исключительно отчаяние и ярость, вопреки моему обыкновенному хору эмоций. И ни одной лишней мысли. Ни одного жеста по моей воле. Я была просто бездумным наблюдателем с полным эффектом присутствия.
  И это было гораздо страшнее того, что происходило в кошмаре.
  Я усмехнулась, легонько стукнувшись лбом о кафель. Однако я была бы не я, если бы не использовала этот кошмар для собственной выгоды. Как раз благодаря этому ощущению, когда вся сила и ярость уходят в одну точку, мне и удалось сегодня победить. До вампирских масштабов мне было ещё далеко, но я усилила удар достаточно, чтобы выбить меч из рук Ниарона. В обычном состоянии у меня бы такое не получилось, даже несмотря на сенсорную перегрузку.
  Кстати, опасный трюк, особенно после долгого перерыва. На деле – это просто введение в транс. Это техника гипноза, основанная на несовершенности человеческого восприятия, которое имеет свой лимит. Если сильно-сильно давить на все органы чувств, то рано или поздно мозг «подвисает», буквально впадает в транс, а дальше с ним можно делать всё, что душе угодно. Знаете, как цыганки подбегают, галдят, трясут цветными юбками и золотыми браслетами, а потом жертва остаётся без копейки? Вот, это примерно то же самое.
  Конечно, опытного воина одной юбкой не ошарашить. Пришлось отгонять от мозга энергию ударом в область паха и раздеванием, давить на слабость местных к крови, устраивать светопреставление и так далее... И то, у меня бы ничего не вышло, если бы он не выпил зелья для вытрезвления, что объясняет мою поспешность в выборе времени действия. Я просто не знала, когда ещё он окажется уязвим, и не могла упустить этот шанс.
  О нарушении правил я не волновалась. В конце концов, подобные бои – не дуэль, в которой надо показать своё мастерство владения мечом, а также честь и открытость намерений. В бою с наставником главное именно доказать, что ты уже самостоятельный и можешь вырвать у судьбы победу. И Ниарон никогда бы не стал наставником, если бы не понимал этого.
  Окончательно проснувшись, я вышла из душа и вытерлась махровым полотенцем, постаравшись не задевать глубокие, уже странно поджившие царапины. Красотень, вот что значит энергетическая подпитка напрямую от замка. Заодно и обе Слезы зарядила, чего, надеюсь, мне хватит надолго.
  Но коль уж я бросила прикидываться ветошью, рассчитывать на это было бы, по крайней мере, наивно.
  Рухнув на кровать, я мысленно потянулась к стене, требуя у неё силу. В меня моментально потекла магическая мощь, заставляя чуть ли не взлетать. Хор-р-рошо! Так, теперь проследим распределение энергий... Я прикрыла глаза. Теперь, когда я видела и имела понятие о своём внутреннем строении, я могла рассмотреть его без посторонней помощи, просто представляя его. Если что-то было не так, оно элементарно не желало воображаться. Десять процентов на витальный уровень, царапины и растяжения должны окончательно затянуться. Два процента на стабилизацию ментали... Гадский уровень, который и исцелить-то толком нельзя... А остальное – в Слёзы, тем более, что большая не наполнилась и на половину.
  Не знаю, сколько времени прошло, но доступ к кормушке внезапно оборвался. В голове возникло «Обед». Так-так-так, мадам Антония балуется запрещённой телепатией?..
  Но делать нечего, пришлось облачаться в форменное одеяние и идти к целительнице. Хотя бы за тем, чтобы получить нормальный больничный.
  К моему удивлению, мадам Антония была в целительском крыле одна.
  – Проходи, Заря, не бойся, здесь никого нет, – дружелюбно сказала она, приглашающе махнув рукой. – Вот, выпей, тебе это должно помочь.
  Я взяла непрозрачную бутылочку и, не глядя, хлебнула... тут же выплюнув содержимое на ковёр.
  – Кровь?!! – завопила я, отскакивая. На белой поверхности ярко выделялось бурое пятно.
  – Успокойся, жрица, тебе это не повредит, – строго оборвала мою истерику целительница. – Пей. Ты ещё не на той ступени посвящения, чтоб восстанавливать витэ из магического источника, так что придётся воспользоваться вампирскими методами. И, судя по тому, что кровь ты выплюнула, ты уже постигла достаточно, чтобы это не привлекло за собой зависимость.
  Я задумалась. Встряхнула головой и проанализировала по новой. Пожала плечами и присосалась к бутылочке. А что? Даже если я сожру целую корову, никакого безумия у меня не будет, так что доказать факт съедения невозможно... Если, конечно, на моей стороне выступят Арес, Ниарон и Хелвис, которым я зачем-то там нужна.
  Кстати... Как она меня назвала? Жрица? М-м-м... Так как меня ещё не казнили, тут может быть речь только о жрицах Природы. Но это очень закрытая каста, дезинформация о которой идёт полным ходом. И если даже я не знала о том, что они могут питаться мясом, значит...
  – И давно вас звания лишили? – с любопытством спросила я. Кровь, как ни странно, действительно помогла. Если до этого я казалась себе летящей в мыльном пузыре, то теперь мир обрёл чёткость и рельефность, реальность.
  – Десять лет назад. Я была самой последней и самой старой из всех... Выпила? Давай, садись, сканировать тебя буду.
  Пожав плечами, я уселась на одну из кушеток. Жрицы Природы отличались своей миролюбивостью по отношению ко всем, кто входил в их круг защиты, так что разоблачения я могла не опасаться. А уж если вспомнить, что я вообще как бы совсем своя...
  Хотя, нельзя упускать из виду то, что она бывшая жрица.
  Мысленно пообещав себе провалиться сквозь пол, если она сделает хоть что-то мне во вред, я продолжила прихлёбывать кровь из бутылочки... Да-а-а... Всё-таки после использования вампирских техник и восстанавливаться лучше их методами.
  – Так я и знала, – прошептала она убито. – Ты последняя.
  Только не говорите мне, что опять пророчество!
  – Последняя кто? – осторожно спросила я.
  – Последняя, кому Природа дарует своё благословение, – пояснила мадам Антония, выходя вперёд. Женщина, казалось, постарела на добрый десяток лет за те тридцать секунд, что я её не видела. – Перед смертью.
  Мироздание, ну я же просила!
  – И почему вы так решили?.. – ещё более осторожно уточнила я.
  – Потому что никто больше не может жить с проклятьем вампира.
  Зашибись.
  Помолчали.
  – Ну ладно, и чем мне это грозит?
  – Увидишь сама, – ласково улыбнулась она. – А пока, думаю, тебе нужно отдохнуть. Три дня пойдёт?
  – Вполне, – сказала я, радуясь, что она сама предложила.
  – Милочка, судьба сама тебе стелет дорогу. Тебе нужно только выбирать направление.
  
  Уже у себя в комнате я, в порыве ярости, швырнула стул об стену. Ну что за хрень, а? Почему мне не удаётся сохранить свою иномирность в тайне? Почему любой чувак, стоит ему только присмотреться ко мне, сразу видит мессию? Бесит-бесит-бесит! Хоть иди и объявляй об этом на главной площади...
  Хотя...
  Я плюхнулась спиной на кровать и посмотрела на потолок, тихонечко захихикав. Никто обо мне всей правды так и не знает. Всполох знал только то, что я иномирянка. Арес – тоже. Ниарон с Хелвисом думают, что я подхожу под одно пророчество, а Антония грешит на другое. Даже Ната, полностью просканировав моё тело, так и не догадалась, что это я стащила тот камень.
  От возникшей в результате мысли я громко, беззастенчиво заржала.
  Так я ж как тот слон, которого щупают три слепых мудреца! Один заходит с лица, изучает хобот, второй – с боку, третий – с хвоста. И никто так и не может увидеть меня целиком!
  Смех резко оборвался, будто его отрезало.
  Никто не видит... Включая меня.
  Три дня я просто валялась в больничном крыле и отдыхала. Ну как, отдыхала... Весь день провалялась в самом глубоком трансе, посреди моей родной серой мглы; по ночам ходила проверять мой алхимический эксперимент, да и к Нате за обучением... Угу, а ещё немного тренировалась, листала в библиотеке каталог оружия, пытаясь найти то, что по душе, и писала в дневник всякие пространные размышления.
  Да, отдых трудоголика – он такой...
  Зато ни с кем не общалась и не ходила на уроки. Вокруг моей палаты постоянно шастали всякие подозрительные личности, но мадам Антония их бдительно отшивала. Пройти мимо этой строгой бывшей жрицы не удавалось даже наследнику.
  Надо признать, такая передышка была очень кстати... О чём красноречиво свидетельствовал сломанный стул. Несмотря на все мои заскоки, я всё-таки остаюсь человеком, который от постоянной паранойи и недоедания может заработать нервный срыв.
  Так что только положительные эмоции, вкусная еда, и самые щадящие медитативные техники... Конечно, было бы ещё лучше, если бы со мной по соседству лежал любимый человек, но чего нет, того нет. Фразу "и не предвидится" я старалась не говорить даже про себя. Я обязательно что-нибудь придумаю, чтоб мой вампиризм не слишком сильно бросался в глаза.
  Кстати, об оружии. Сейчас я как раз листала очередной каталог убийственного инструментария, дойдя уже до самого экзотического, вроде гварда[21] и чиато[22]. Было достаточно забавно найти упоминания об оружии, придуманном нашими писательницами фентези, в реальной книге... Ещё иронии ситуации добавляло то, что это как раз и был самый настоящий фентезийный мир.
  Идея с чиато мне понравилась. Эдакие безобидные бусики висят на шее, никому не угрожают... А потом – Хоп! – превращаются в достаточно грозное оружие. Но увы, оно мне не по руке. Требует слишком большого контроля, а у меня большая часть внимания обращена на манипуляцию эмоциями. Нет, тут надо что-то полумагическое, чтоб контролировать орудие /одновременно/ с собой. Однако сама идея о безобидной штучке, открыто висящей на шее и делающей такую подлянку... М-м-м... Меня, что называется, штырит.
  Вздохнув, я решила попросить совета у мира. Для этого я захлопнула толстенный каталог с картинками, поставила его на корешок и легонько подула на страницы, раскрывая книгу. Она открылась почти в самом конце, но это и объяснимо, там была заложена бумажка. Что же, неудача. Для гадания необходимо, чтобы все варианты были одинаково вероятны, а если есть какой-то серьёзный перекос, то побеждают законы физики. Я уже хотела убрать этот листочек и продолжить мучить мироздание своими вопросами, как взгляд зацепился за фразу: «И маска вдруг срастется с твоим родным лицом...»
  Тема масок и их «срастания» меня всегда очень интересовала, так что я решила рассмотреть эту бумажку поподробнее. На ней, аккуратным женским почерком, обычными синими чернилами было написано стихотворение... Смысл которого местные вряд ли бы поняли. Называлось оно просто, «О игре».
  
Клубок, запутанный котенком
  Нам не распутать до поры,
  Не знаем правил мы Игры,
  И всех участников. Так звонко
  Ударят фишки по доске.
  Фигуры двинуться. Удар!
  И боя яростный угар
  Короткий выдох. И тоске
  Добычи здесь не получить.
  
  Интрига? Схватка? Воля бога?
  Названий у Игры есть много.
  Но кто же держит в руках нить
  Марионеток, дел и слов?
  И кто фигурой управляет?
  Не угадать, кого скрывают
  Собою маски игроков...
  Загадка, тайна. Плащ и маска
  Укроют личность и лицо.
  
  И замыкаются в кольцо
  Вопрос, насмешка и подсказка...
  Но не узнать, что это значит,
  Не угадать нам до поры
  Не знаем правил мы Игры
  Но ждем победы и удачи.
  

* * *

Горит звезда так ярко
  От ночи до утра.
  А ночь нам делает подарки
  Ведь начинается Игра.
  И маска вдруг срастется
  С твоим родным лицом.
  А мир – перевернется
  Покажется вдруг сном.
  
  Игра пришла нежданно
  И изменила жизнь
  И все вокруг так странно.
  Но ты, мой друг, держись.
  Ты стал своим героем
  И в новый мир попал,
  Узнал его опасность
  И жизнь его узнал.
  
  Ты станешь его частью,
  А, может быть, уйдешь
  Ты много потеряешь
  Но меньше, чем найдешь.
  Как знать, кого ты встретишь
  Соратника? Врага?
  Но что бы ни случилось,
  Тебя ведет Игра.
  
  Ты выберешь дорогу
  На игровой доске...
  Участников в ней много,
  И выживут не все
  Но верь, свою победу
  Ты рядом встретишь вдруг
  Сражаются фигуры, Игры замкнулся круг...[23]
  Листок выпал из обессиленных пальцев, мягко скользнул на пол. Это написано обо мне. Точнее, обо всех попаданцах с ролёвки. Но как? Об этом я не рассказывала никому. Кто же мог так хорошо прочувствовать всю это ситуацию, что аж разродился лирическими стихами? Да и эта строчка "И выживут не все" крайне настораживает мою параноидальную сущность.
  Мысленно отвесив себе пощёчину, я полезла под стол, намереваясь провести полный психографологический анализ данного труда, но... Ничего похожего на полу не было. Внимательно осмотрев его два раза, для надёжности, я подошла к одному из шкафов, где был пользовательский интерфейс защиты библиотеки. Ничего. Никакой уборщик тут мимо не пробегал, никаких бумажек не подбирал уже три часа. Вот старых забытых записей было хоть завались, а нужного – нет. Листочек таинственным образом пропал.
  «Впрочем», – покачала я головой, возвращаясь на место, – «так же таинственно, как и появился. Итак, посмотрим, что мне порекомендовал коллега-попаданец...» – взгляд быстро пробежался по характеристикам оружия. – «О. Кажется, у меня есть родственная душа в железном царстве».
  Я подхватила сумку и побежала к Ниарону, оставив каталог открытым. «Цепь демонолога» – гласили подсвеченные магией буквы.
  
  
Сноски:
  1. Гворд – оружие, придуманное Ольгой Громыко и описанное в серии «Белорские Хроники». Цитата: «Взяв гворд в левую руку, кузнец правой рукой повернул волчью голову против солнца. Сместившись на четверть оборота, она раззявила пасть, полную костяных зубов, и одновременно с этим из противоположного конца трости выскочило трехгранное светлое лезвие двух пядей в длину. Сделав выпад, вампир отступил на шаг и имитировал защиту, держа гворд в вытянутых руках параллельно земле". (прим. Оракула)
  2. Чиато – оружие, придуманное Вероникой Ивановой и описанное в серии «Третья сторона зеркала». Цитата: «Чиато (chyat-toh) - вид оружия родом из Восточного Шема. Представляет собой бусины, нанизанные на сомкнутый в кольцо шнур. Шнур выполняется из прочного и гибкого материала (чаще всего - шёлка), бусины могут быть деревянные, костяные или металлические (правда, в последнем случае требуется больше физической силы) и имеют округлую форму со сточенными краями, позволяющую образовывать различные фигуры. Как правило, часть бусин утяжелена для достижения наибольшего эффекта при использовании. Длина шнура в сложенном пополам состоянии обычно равняется расстоянию между центрами ладоней вытянутых в стороны рук того, кто применяет данное оружие. Чиато позволяет вести ближний бой, свободно варьируя дистанцию, и осуществлять захват как частей тела, так и оружия противника».
  3. Стихотворение Екатерины Черняевой. «О Игре»
  
  

Глава 15. Обретение.

    И холодное оружие согревает душу.
Ара Багдасарян
  
  – Арес! – крикнула я, ещё будучи на другом конце коридора. Тот как раз в этот момент что-то объяснял Ванде, тихо, но терпеливо. Она же стояла, сложив руки на груди, и всем своим видом выражала скептицизм.
  Услышав крик, парочка обернулась и синхронно скривилась. Если до этого момента я думала, что судьба сыграла с ними злую шутку, обручив их, то теперь была полностью уверена, что эти двое рано или поздно споются. Хотя бы против меня.
  – Арес, – повторила я, приблизившись к ним. – Мне нужна твоя помощь. Ванда, извини, что приходится красть его. Торжественно клянусь не покушаться на его честь без тебя.
  И, пока наследник не успел что-нибудь вякнуть, я схватила его под локоток и потащила в сторону оружейной.
  – Чтоб вернула через полчаса! – крикнула ведьма мне вслед.
  – Договорились!
  Не останавливаясь, я тащила его дальше. Пару раз А-шка пытался вырваться, но незаметно сделать это у него не получилось, потому что я под завязку была набита энергией и временно обладала богатырской силушкой, а серьёзный приём использовать было сродни признанию того, что я его тащу. А так он довольно ловко делал вид, что идёт со мной добровольно, не портя имиджа наследника.
  – Заря, Заря, притормози, – просил он. – Куда ты так спешишь?..
  – За оружием, – лаконично ответила я.
  – Придумала нужную форму? Но к чему такая спешка, ты же на больничном...
  – Уже нет.
  – Сама так решила?
  – Ага. Как, впрочем, и насчёт самого выхода на больничный.
  – Расскажешь, как заставила мадам Антонию?
  – У меня красивые глаза. Пришли, открывай.
  Арес вздохнул, но послушался. Кольцо с красным камнем коснулось картины, и та отодвинулась в сторону. Мы вошли в хранилище, проход за нами закрылся. Обернувшись, я с недоумением посмотрела на наследника.
  – Чтоб не шлялись тут всякие любопытные, – пояснил он. – К официальному посвящению никто бы не полез, хотя бы потому, что Ниарон заставил бы их наматывать шесть-семь кругов по полигону вместо обеда. Я же ещё подобной репутацией не обладаю.
  – Тебе нельзя здесь находится? – мимоходом спросила я, целенаправленно двигаясь вглубь арсенала.
  – Никто не запрещал, – пожал плечами он. – Но выглядит это странно, обретение без наставника... Я уже и не помню, когда такое в последний раз случалось. Кстати, как тебе удалось победить Ниарона?..
  – Что, уже все знают?..
  – Да ты что, он сам об этом не устаёт напоминать. Довольный настолько, что даже у Кёнре возникает желание двинуть ему по лицу. Что уж говорить об остальных... Ниарон постоянно тебя в пример ставит, и это раздражает.
   Неужели он вас успел достать за три дня? #8211; хихикнула я. Такое признание заслуг мне нравилось.
  – Ты не представляешь... Так как тебе удалось?
  – Секрет фирмы. Чтобы научить тебя этому, пришлось бы самой стать твоей наставницей. Хочешь этого?
  – Нет уж. Пожалуй, я этого не переживу.
  Я снова захихикала. Где-то на краю сознания билась мысль, что такая популярность ни к чему хорошему не приведёт... Но сегодня я твёрдо решила обрести своё оружие, и ничто не должно испортить мой праздник.
  Ровные ряды полок демонстрировали чуточку мерцающие в темноте клинки. Мы шли по разделу с мечами и кинжалами, самому большому в арсенале, и только золотистые отблески с лезвий освещали нам путь. Зачарованное оружие было странно похоже одно на другое: полностью из металла, пропитанного насквозь магией леса, грубое, не заточенное... Безликое. Даже без соответствующего образования было заметно, что это всего лишь заготовки, а не реальная убивающая штука. А я ведь успела многое нарыть об этом, пока выбирала подходящую мне форму.
  Изначально такой метод персонализации использовался магами, чтобы создавать индивидуальные посохи, сразу с ярко выраженными признаками владельца, вместо того, чтобы вырезать его самостоятельно и тратить кучу времени на «обкатку». Но магическое искусство не стояло на месте, и однажды колдуны придумали способ обходиться без этого крайне неудобного предмета... И кануть бы этому заклятью в небытие, если бы первый король – физиономия которого прикрывает вход сюда – не прибрал столь полезное изобретение к ручкам, заключив с волшебниками контракт на изготовление этих штук для армии.
  Конечно, массового производства не получилось, слишком дорого – что понятно, артефакторика никогда не была дешева – и слишком сложно. Вот на «сложность» я и нарвалась в первый раз. Персонализация имеет свой предел и, если тебе подходит копьё, а в руки взял меч – всё, прощай, артефакт испорчен попыткой принять невозможную форму. Да что там меч и копьё! Даже палаш и эсток не могут перейти друг в друга. Поэтому выбирать надо очень осторожно.
  Из-за всего этого на обретение идут только люди благородного происхождения, твёрдо решившие посвятить себя армии. Моя паранойя была очень обеспокоена этим фактом, пока я в какой-то жутко древней книжке на фейском не нашла описание сути этого заклинания. Сродство. Сродство живого и неживого. Оружие становится буквально твоей частью, оно не может предать, не может шпионить, стучать на хозяина. Да, его могут забрать... Примерно как оторвать руку. И маги природы никогда не пойдут на такое, в первую очередь потому, что излишняя жестокость может лишить их силы.
  – Тебе не кажется, что мы куда-то не туда забрели? – осторожно спросил Арес, косясь в лево.
  Полки вокруг уже закончились, мы вышли в узенький коридор, в нишах которого располагались самые экзотичные виды оружия. Наследника смутили "когти" – это такие хреньки-лезвия (хоть убей, не помню, как называются), привязывающиеся к тыльной стороне руки и пародирующие Росомаху. Жутко неудобные штуки, при любом неосторожном движении травмирующие запястье.
  – Не, всё верно, – мечтательно протянула я. – Моя «третья рука» в самом-самом дальнем углу.
  – Диадема, что ли?
  – Э... Нет, не в столь дальнем, – исправилась я.
  Ага, здесь ещё была «Лунная Диадема» Сейлормун первого левела, но как этой штукой пользоваться не знала даже я. Кто-то хорошо понатаскал оружия по разным мирам...
  Кстати, об артефактах в целом. Мне их структура до жути напомнила земные медикаменты. Есть некий активный центр, составляющий суть заклинания. Если это разящий огнём меч, то чарами будет «Пламенный жгут». Основное колдовство, два процента магии в артефакте. Остальное приходится на всякие поддерживающие системы: тому же мечу понадобиться защита на рукоять, чтобы не жечь руку владельца, интерфейс управления, если оружие делается для не-мага, плюс аккумулятор... В общем, заклинание получается настолько мозголомным, что в него без проблем можно добавить пару «жучков», никто и не заметит...
  Но ни один дополнительный элемент не должен противоречить сути.
  Так что параноик во мне прекратил истерику, и на её место пришёл чистый восторг. Одним из побочных эффектов заклинания единения было то, что посторонний человек, увидев его, тоже начинал желать попасть под эти чары. Полагаю, я бы смогла убрать это воздействие, но... Зачем? Иногда приятно поддаться эмоциям, особенно, если это тебе ничем не грозит.
  – Та-дам! – я театральным жестом указала на одну из плохо освещённых ниш.
  Арес щелчком пальцев заставил своё кольцо засветиться, а затем склонился над большой деревянной шкатулкой, ровную поверхность которой нарушали рельефные защитные руны.
  – Цепь демонолога, – прочитал он на крышке. – Ты издеваешься?
  – Никак нет, мой капитан, – радостно улыбнулась я.
  – Ты вообще представляешь, что это такое?..
  – Так точно, мой капитан, – ещё радостнее оскалилась я. – Охрененно длинная и гибкая металлическая цепь со Слезой на конце. Из обращения выведена потому, что люди слишком часто в ней запутывались и душили сами себя.
  – Заря, это шесть метров жгучего металла, – осторожно произнёс наследник. – Полуартефактное оружие само по себе. Уверена, что справишься? И... Что тебе нужна настолько длинная рука?
  – Открывай уже давай! – я чуть ли не подпрыгивала от нетерпения.
  И да, я точно знала, что это моё оружие. Знаете, иногда смотришь на вещь и просто понимаешь, что она тебе подходит... Например, в модном бутике находишь совершенно задрипанную кофточку, но чем-то она цепляет взгляд... Одеваешь её и – Хоп! – она совершенно преображает тебя, сидит точно по фигуре и вообще ня. Или среди стройных рядов в супермаркете взгляд цепляется за невзрачную упаковку, а потом это становится любимым блюдом...
  – Ну, смотри, – покачал головой Арес. – Сломаешь – будешь сама перед Советом оправдываться, таких Цепей всего две осталось, а секрет их производства потерян.
  – Я тебя сейчас стукну, – искренне пообещала я.
  Видимо, эта фраза уверила его в моей решимости, потому что наследник хмыкнул и прикоснулся кольцом к шкатулке. Та медленно и торжественно открылась, явив моему жадному взгляду две одинаковых золотистых цепочки, намотанных на... большую катушку для ниток. А что, удобно. И не путается ничего, благо, кристалл лежал рядом, утопая в специальной ямке среди бордового бархата. На его фоне камень казался почти чёрным, но это был всего лишь обман зрения... А вот форма его казалась необычной, я не думала, что Слёзы можно подвергать огранке. Навершие было похоже на символ Sims 2, эдакий вытянутый тетраэдр.
  Я цапнула левую Цепь, не дожидаясь разрешения.
  «Подключено новое устройство, идёт поиск драйверов», – раздалось в голове. Спасибо компьютерная эра, теперь у меня даже прекраснейшее из возможных заклинаний отображается, как подсказка в трее. Обидно, что жуть.
  Уй!
  Катушка выпала из рук, цепь, сквозь крепко сжатый кулак, начала самостоятельно скользить вверх, подчиняясь движению камня. Тот, зависнув где-то над моей макушкой, начал спиралью оборачиваться вокруг меня на расстоянии полуметра. Рельефные звенья быстро расцарапали мою кожу, так что золото было обильно намазано кровью. Цепь двигалась перед моими глазами, но я не могла шевельнуться, даже разжать кулак. Слеза, установив маршрут для «хвоста» поднялась и зависла перед моим лицом, вращаясь вокруг своей оси внутри «кокона». Подчинившись внезапному порыву, я дыхнула на кристалл, тратя на это весь воздух из моих лёгких. Тот мгновенно запотел, а когда пар растаял, на одной из граней оказался некий символ.
  И тут же я почувствовала Цепь своей частью. Раз-раз-раз – звенья светлели, впитывали кровь и присоединялись ко мне. Это было до ужаса странно, но правильно. Как будто в середине груди выросла третья рука... В немного странном формате.
  «Устройство подключено и готово к работе», – сообщил голос. Блин. Такими темпами я начну подозревать, что на самом деле я робот.
  Жутко захотелось испробовать эту новую часть. Не задумываясь, я вытянула руку вперёд, направляя Цепь в каменную стену. Бах! Каменная крошка разлетелась во все стороны. Мощная штука, однако.
  – Заря, Заря! – завопил Арес, закрывая лицо локтем. – Я понял, что обретение прошло прекрасно, можешь прекратить демонстрировать его успешность, успокойся.
  – Да я ещё и не начинала, – обиделась я. Цепь прямой линией зависла в воздухе, соединяя мою левую руку и стену, находящуюся... Как раз в метрах шести. Чуть меньше, потому что воронка в камне вышла достаточно глубокая. Я представила, как цепочка идёт волной,сминаясь каждые пятьдесят звеньев, и возвращается ко мне.
  Потом я решительно начала сдирать с себя платье.
  – Ну вот, а ведь обещала не покушаться на мою честь, – протянул Арес. Он что, подумал, что я под угрозой Цепи его сейчас изнасилую, что ли?...
  – Больно ты мне нужен, – фыркнула я.
  Одежда упала на пол, а Цепь начала оборачиваться вокруг меня спиралью, на этот раз кольца плотно прилегали к коже и друг к другу, обеспечивая мне весьма надёжную защиту от живота до таза. Я немного полюбовалась ровными рядками, а затем начала натягивать платье обратно.
  – И как ты объяснишь людям, что так потолстела? – устало спросил наследник. Похоже, лимит удивления на сегодня он уже исчерпал.
  – Отъелась за три дня, – отмахнулась я, воюя с пуговичками. Пальцы немного дрожали после пережитого, а ощущать саму себя обвёрнутой вокруг талии и вовсе нельзя было назвать привычным. – И не ври, Цепь шириной всего в пару миллиметров, никто и не заметит. Ну, что встал, пошли на уроки.
  С этими словами я хлопнула наследника по плечу и поспешила к выходу из арсенала.
  

* * *

  
  Разумеется, ни на какие уроки я не пошла. Когда ещё у меня выдастся возможность прогулять, будучи официально со всех сторон прикрытой? Мадам Антония обещала меня выписать сегодня вечером, так что время побездельничать у меня ещё было. Побездельничать, угу. Не помню, что я хотя бы раз в жизни занималась подобным.
  В данный момент я сидела на кровати в одной из комнат в заброшенной части Академии. Голый матрац и окна без занавесок наводили на грустные мысли о водородной бомбе. Казалось, люди вымерли, оставив продукты своей цивилизации без присмотра, отчего те медленно покрываются пылью и обращаются в прах. Кстати, я тут немного подсчитала... Во времена своего расцвета, этот замок был в полтора, а то и в два раза больше, но это несоответствие прекрасно скрывается порталами так, что упадка совсем не заметно. Ната говорила, что эту систему придумал, угадайте кто? Правильно, Первый король. И называл он это всё консервацией. Мол, если в Академии будет больше народу, то и свободных комнат тоже появится немало.
  Я тихонечко фыркнула себе под нос, от неожиданной мысли. Это же лицемерный, двуличный замок! С внешним благополучием и внутренним запустением... Да уж, такое только в фентези бывает.
  Но, как бы там ни было, эта система не подчинялась современным магам, так что я могла спокойно расположиться в заброшенной части, чтоб творить свои тёмные делишки, не опасаясь быть застуканной. Конечно, можно было пойти во владения последней жрицы, но... То, что я собиралась сделать, было тайной даже от неё.
  Передо мной лежало три Слезы. Первая, та, что дал мне Арес, была меньше всего размером и вообще, на фоне остальных, выглядела как-то убого. Вторая, являющаяся окончанием цепи, имела немного другой оттенок, чуточку синеватый, будто хотела изначально быть цвета морской волны, но передумала по пути. На одной из граней изображена некая закорючка, то ли знак параграфа, то ли нелепая макаронина, заключённая в окружность, которую на разном расстоянии перечёркивают шесть равных отрезков.
  Теоретически, это должно означать моё истинное имя, но я понятия не имела, как его прочитать, и что оно означает. Эти символы мне были совершенно незнакомы, хотя я в первый момент приписала центральный значок грузинскому., но это было бы слишком, даже для меня. Кстати, цепочка после обретения претерпела существенные перемены. Во-первых, она стала явно серебряной; во-вторых, на каждом звене появилось по руне, обозначающей ту или иную эмоцию – что символично, согласитесь, – а в-третьих, изменилось само плетение. Если сначала оно было обычным, как у собачьей цепи, то сейчас звенья изменили форму, делая оружие больше похожим на металлический жгут.
  Третьей Слезой была стащенная в ювелирной лавке. Да, всё-таки стащила. В тот момент, когда я рванулась наперерез вампиру, когда отшвырнула подставку к стене, я заставила руку пройти сквозь камень, оставив камень в теле. Так и проходила всё это время с кристаллом под печёнкой... Не то чтобы он мне очень мешал, просто это выглядит как-то странно. Кстати, Натуралеза, которая видит меня буквально насквозь, так и не поняла, что я в теле прячу посторонние предметы. Наверное, потому что они не были подключены ко мне напрямую. Чем я сейчас и собиралась заняться.
  Мой боевой трофей весьма отличался от своих собратьев. Огромный размер, чуть ли не с мой кулак, красные прожилки посреди изумрудного кристалла... Я так и не смогла понять, от чего они и к какой стихии принадлежат, но это явно что-то инородное, описания такого я даже в книгах не читала.
  Итак, у меня есть три Слезы и три дырки на уровне магии в энергетике. Казалось бы, чего тут думать, затыкай дырки камнями и живи счастливо, но... Я сомневалась, стоит ли это делать вообще.
  Да, если этот уровень станет цельным, то я смогу колдовать. Не сильно, конечно, но маленького светлячка или проклятье организовать я бы смогла. Но нужно ли мне вообще это?.. Каждый раз, когда я думаю об этом, в голове возникает недавний разговор с Натой: – Магия, деточка моя, это не просто управление энергиями, – говорила она. – Магия даёт власть над миром, и мир за это взимает плату. За использование каждого заклинания – отдельная цена, за использование магического искусства в целом – ещё одна. Колдуны, обычно, редко бывают счастливы в личной жизни, им редко удаётся сохранить здоровье. Да, они не разваливаются на ходу, но и скакать с мечом им очень тяжело. Йоги слишком апатичны, они живут искусством и ради искусства. А уж растраты энергий, после которых пластом лежишь несколько суток, или откаты заклинаний... Всё это меркнет перед властью.
  – А как же другие? – спрашивала я. – Те, кому магия роднее, чем тело? Демоны, хелидо, феи?
  – А они платят самую страшную цену, дитя моё, – грустно улыбнулась она. Я лежала головой на её коленях, так что видела её лицо перевёрнутым, но даже это не могло скрыть печаль. – Они сделали силу своей частью, и сами стали частью силы... А ведь она имеет собственный разум и желания.
  – Они теряют... Волю?
  – Да. Их чутьё помогает избегать откатов и растрат резерва, у них не портится здоровье, в жизни все складывается удачно, но... Они заложники своей силы. Они любят то, что любит она. Они ненавидят тех, кого она ненавидит, а это приверженцы противоположной стихии. И, если в какой-то момент понадобиться вступиться за неё, абсолюты сделают это не задумываясь, принимая её желания за свои.
  – Но ведь обычные маги любят близость своей стихии, – вспомнила я, как Ванда водила рукой в фонтане. В тот момент она выглядела настолько счастливой, что я даже не решилась к ней подходить.
  – Да. Это начало. Им нравится всё стихийное, но они ещё могут отказаться защищать её. Например, маги воды пройдут мимо загрязнённого озера, если сильно спешат. У абсолюта желания стихии превыше собственных.
  – Значит, свободны только люди?
  – Да. Свободны и слабы, – она улыбнулась, ласково проведя по моим волосам.
  – А я?..
  – А ты... Не знаю. Ты не ловила откатов и полностью соединена с эфиром, но научилась игнорировать его сигналы.... Не знаю. Возможно, мироздание отберёт у тебя что-то другое, не волю, но что-то не менее важное.
  
  Не удивительно, что после такой лекции я сомневалась. Мало того, что у меня отберут непонятно что, так ещё и обычные колдовские откаты ловить. Или, всё-таки нет? Может ли моё единение с потоком перекрывать счёт за магию?
  Пожав плечами, я вернулась к разглядыванию. Возможность есть, глупо было бы ей не воспользоваться. А с последствиями будем разбираться по мере их появления. Другой вопрос. Как мне так расположить Слёзы, чтоб было максимально эффективно?
  С одной стороны, большую надо засунуть на место резерва, но мало ли какая фигня произойдёт из-за этих прожилок. Может, не нагружать так? К тому же, если кристалл Цепи будет закрывать одну из дырок, то я не смогу одновременно использовать её и колдовать.
  Один раз стукнувшись затылком об стену, чисто для профилактики, я решительно схватила большой камень. Нефиг тут раскисать, можно подумать девица на выданье... Тут, чую, скоро будет северный лис, грозящий мне уничтожением, так что любое преимущество будет очень кстати. Подключить кристалл к резерву оказалось весьма просто, одним мановением мысли... Ладно, тремя.
  Воткнула, активировала. Встала, попрыгала. Ничего особенного, разве что большой камень больше не причиняет лёгкого дискомфорта. Кристаллы в плечах вообще неощутимы. Да и внешне я никак не изменилась, о чём мне любезно сообщило зеркало.
  Даже как-то обидно, хотя особых спецэффектов я не ожидала.
  Хотя для существа, обладающего искусственными деталями организма, я весьма хороша. Ха, прям как Эдвард Элрик, которого железная рука только красит.
  
  
  Как бы мне ни хотелось продолжить заниматься исключительно своими делами, жизнь редко прощает такое игнорирование своей персоны. Так что на следующее утро я вышла в люди... Разумеется, выписавшись уже после того, как прошло время для тренировки. Не то чтобы я хотела откосить, но показывать Цепь иррационально не желала.
  – Фух, ну и работёнку ты мне задала, – заявила Эвелина, бухнув передо мной стопку бумаг.
  – Ты о чём? – удивилась я, отвлекаясь от тарелки, куда я смотрела, чтобы не нарваться на чей-нибудь любопытный взгляд. Типа я так аристократично жру, не обращая на окружающую обстановку внимания.
  А смотрели на меня много. Даже, можно сказать, пялились. Я у них тут одна заменяю всех участников Дома-2 вместе с тремя Собчак. Правда, моё реалити-шоу называется «А что сегодня выкинет эта Фейери?..» И да, шагая по коридорам, я делала вид, что не замечаю, как люди поспешно удаляются с моего пути, а стайка сплетниц ходит за мной чуть ли не по пятам, боясь пропустить «свежачок».
  Завербовать их, что ли?.. Буду их предупреждать о запланированных безумствах, давать эксклюзивное интервью... А то таскаются за мной весь день, на личную жизнь совсем времени не остаётся, да и учиться им надо. Будет у меня собственная пресс-служба.
  – Да расписание твоё... – поморщилась староста, присаживаясь рядом. – Никак не удаётся запихнуть всё. Ты в курсе, что по правилам у каждого ученика должно быть определённое количество учебных часов? Не больше, не меньше. А убрать у тебя ничего не получится.
  – Оставь всё как есть, – пожала плечами я. На мой неопытный вкус, расписание выглядело вполне приемлемо.
  – А спать ты когда будешь? – жалостливо спросила она. – Я же тебя знаю, нагрузишь на себя две телеги и ещё попросишь. А если какой-нибудь предмет убрать, то ты хотя бы уроки смогла бы сделать в освободившееся время.
  – Тогда выкинь этикет, – предложила я.
  – Ага, конечно. Так тебе старая карга и позволит прогуливать её занятия.
  – М-да уж... – помрачнела я, вспомнив оную даму. Страх и ужас всея Академии, она не стесняется придираться даже к нынешнему королю. И даже со всеми своими способностями к эмпатии я не была уверена, что мне удастся её уговорить. – Попробую с ней поговорить, может выгорит чего. А пока вычёркивай фейский. Хоть я и нежно люблю этот язык, но сдать выпускные экзамены могу хоть сейчас. Незачем тратить время на предмет, который я и так знаю.
  – Ну да, лишишь себя единственного урока, на котором ты высыпаешься, – фыркнула Эви. – Лучше сосредоточься на старой карге. Ведь если кто и может сотворить невозможное, так это ты.
  Вот ведь... Всё время упускаю этот момент, когда создаётся репутация. Вроде бы только вчера планировала образ, а сегодня – Раз! – все уже ждут определённых действий. А я, может быть, уже и передумала следовать этой модели поведения, ан нет, поезд ушёл, извольте соответствовать. И не вылупляться на собеседника, когда он говорит что-то подобное.
  Кстати, насчёт имиджа и прессы. Здесь же нет газет и журналов как таковых. Новости и указы объявляются глашатаем на главной площади, а дальше всё идёт из уст в уста. В частном порядке, конечно, шлются письма, но вот СМИ у местных нет. Хм... Может, подсобить? Не всё же попаданцам мату и технологиям аборигенов обучать.
  В голове мгновенно созрел план внедрения журналистики в местные реалии. Словно он давно уже был придуман, только прятался за дверцей, в ожидании, когда её откроют. Только одна проблема, это дело будет иметь политическое влияние, а значит, нужно получить одобрение соответствующих структур... А значит, надо изложить идею в максимальной развёртке, почти как рекламный буклет. А то подозрительные разведчики прибьют моих журналистиков на всякий случай, и все усилия канут в Лету.
  Кивнув, я достала из сумки чистый листочек и самопишущее перо.
  – Заря, нет! – чуть ли не завопила Эвелина. – Нет, Заря. Хотя бы поешь нормально.
  Я невозмутимо взяла ложку в левую руку, а правой начала увлечённо строчить, не прерывая процесс приёма пищи. При всём при этом, я умудрилась не обронить ни капли и продолжать поддерживать аристократическую мину.
  – Ну Заря-я-я... – староста от отчаяния закрыла лицо ладонью. – Что это хоть?
  – Новый проект.
  – Что?!
  – Успокойся, это не для меня. Я так, только подпинывать буду, – тут я поняла, что со сплетницами всё равно придётся поговорить. Пусть даже идея журналистики и не понравится Палате Ликов, но пресс-службу прикарманить необходимо. – Когда у меня свободное время?
  – Разве что во время обеда, – ответила Эвелина. – Или после дополнительных занятий. Так как это больше не физические упражнения, тебе должно хватать сил на что-то большее, чем маршрут от раздевалки до кровати.
  Сомневаюсь.
  – Ладно, – решила я замять для ясности. – Видишь компанию из четырёх девчонок, которые всё время любопытно пялятся? Вон там, – я указала большим пальцем за правое плечо.
  К счастью, самопишущее перо чернила не разбрызгивало... Вообще, хорошая штука, но большого распространения не получила, потому что слишком быстро заканчивается, а заряжать его – морока ещё та.
  – Ты про Метёлок? – староста мельком заглянула за моё плечо. – Да, вижу.
  Какое милое прозвище...
  – Кто лидер? – деловито уточнила я.
  – В смысле?
  – Ну... У каждой группы есть ведущий и ведомый. Кто из них заводила, кто больше всех трещит и впутывается в неприятности – тот и лидер.
  – Эрика. Во всяком случае, она всегда огребает больше всех. К чему всё это?
  – М-м-м... У меня есть к тебе одна просьба, правда, я не знаю, насколько это уместно.
  – Заря, – закатила глаза староста. – Хватит кокетничать.
  – Устрой мне с ней встречу, тет-а-тет. Только так, чтобы она не знала, что я буду там, а то разболтает всему замку.
  – Бить будешь? – это было задано таким тоном, что сразу становилось понятным, что Эви спрашивала для уточнения параметров места, а не из осуждения или любопытства.
  – Нет, вербовать.
  – Ладно, я что-нибудь придумаю... А ты ни во что больше не ввязывайся! А то знаю я тебя.
  – Да, мэм. Конечно, мэм, – сказала я, уже глядя ей вслед.
  Может быть, пресс-службы у меня пока и нет, а вот секретарь появился.Она удалилась выполнять поручение, а я, наконец, смогла сосредоточиться на проекте. Конечно, я гений, трудоголик и всё такое, но когда разделяешь внимание, его неизбежно становится меньше. А аккуратный приём пищи требует его чуть ли не больше, чем разговор.
  – Доброе утро, – поздоровался со мной красивый, глубокий мужской голос.
  Я кинула быстрый взгляд на пришедшего. Елизар. Хорош, сцука, особенно при дневном свете. Причём дело даже не в физической красоте, в Академии откровенных уродов и даже среднячков не водилось, а в обаянии и излучаемой уверенности. Он словно говорил: «Смотрите, какой я классный няшка!» И все смотрели и видели означенного няшку. Только... Было в нём что-то неуловимое глазу, возможно даже понятное лишь моей интуиции... Какой-то дефект, бешеная ярость, опасность. В этом смысле они с Аресом были полными противоположностями: наследник – няшка, но притворяется говнюком, а этот – тёмная лошадка, делающая хорошую мину. Наверное, это в какой-то мере даже правильно, так соблюдается баланс.
  О себе я лучше умолчу.
  – Доброе, присаживайся, – я кивнула на скамейку рядом. – С чем пожаловал?
  – Хотел поздравить с успехами. Взятие вне очереди на дополнительные занятия по алхимии – это дорогого стоит. Как и дополнительные тренировки с Ниароном. А уж обретение – это вообще бесценно...
  Я мелко-мелко кивала, как китайский болванчик, не переставая писать. Не услышав ничего дельного, не выдержала и сказала:
  – Ты немного не вовремя, я занята. Можешь говорить по существу? Что ты хочешь?
  – Я хотел передать тебе письмо, – он передвинул ко мне белый конверт без каких-либо опознавательных знаков.
  – От кого это? – подозрительно посмотрела я на бумажку.
  – От кого-то из Палаты Ликов, – безмятежно улыбнулся он. – Наш орден с ними немного связан...
  Бахвалится или скромничает, вот в чём вопрос...
  – Отлично, – кивнула я. – Ещё что-то?
  – Да так, хотел спросить... Как продвигается поиск красной пыли?..
  – Так, слушай меня внимательно, повторять не буду, – я отложила перо и повернулась к нему всем корпусом. – Я в ваш орден не вступлю, пока мне не будут ясны три вещи. Первое, зачем вам пыль. Второе, что вы будете делать после того, как найдёте её. Третье, ваш устав. Записываться в таинственные общества не имею ни малейшего желания. Если я вам так нужна, то извольте объяснить, зачем я нужна вам. Энтéз?
  – Ты что-то нервная, обидел кто?..
  – Не меняй темы. Мои требования ясны?
  – Яснее некуда. Но зачем мы должны рассказывать о себе неизвестно кому и неизвестно зачем?
  – Вот и я не знаю, зачем вы ко мне прицепились.
  Мы немного промолчали, прожигая друг друга упрямыми взглядами. Хоть мне и было любопытно всё, связанное с орденом, но я понимала, что у меня слишком много дел, чтобы разводить подобные разговоры намёками. Если так уж хотят – скажут конкретно. Если нет – скатертью дорога.
  Видимо, он всё это прочитал у меня во взгляде, поэтому очаровательно улыбнулся и развёл руками:
  – Я посмотрю, что можно сделать.
  – Ещё что-то?
  – Нет, пожалуй, я пойду...
  – Счастливого дня. И да, спасибо за письмо.
  – Не за что, – проговорил он, вставая. – Не за что... – и добавил уже совсем еле слышно. – Алба... ра.
  Реагируя на своё имя, я резко обернулась, но Елизар уже успел затеряться в толпе выходящих из зала учеников. Хотя, возможно, мне просто послышалось, да и произношение было неправильным: «л» должна быть мягкая. Так что может он на фейском ругнулся... Несмотря на то, что сложно представить матерную конструкцию включающую в себя слово «заря».
  Покачав головой, я вскрыла письмо. Хм... Приглашение на аудиенцию. К некоему Велору Милагро... Знакомое имя, его, кажется, упоминали той памятной ночью два пьяных учителя. Если бумажка действительно из Палаты Ликов, то Велор может оказаться тем самым «милым дядечкой», что допрашивал меня после поимки вампира. Лёгок на помине, он-то мне как раз и нужен. Хотя нет, приглашение, конечно, логично, на меня же хотят повесить отряд шпионов-дипломатов, надо устроить всяческие проверки и всё такое... Но больно уж в тему.
  Нахмурившись, я в очередной раз подумала о своей удачливости. «Дорога сама стелется под твоими ногами», – всплыли в голове слова мадам Антонии. Жуткая перспектива, честно говоря.
  Прозвенел звонок. Ой-ой-ой, что-то я замечталась, обучение ещё никто не отменял...
  В письме было сказано прийти во время урока этикета в такой-то кабинет... Да, этот предмет не любят даже шпики... Однако, перед нужной дверью стоял некий вооружённый молодчик, надувшийся от важности собственной миссии. Так, кажется, это первое испытание.
  – У меня встреча с сэром Милагро, – сообщила я парню.
  – Господин Милагро занят, – вежливо ответил он мне, загораживая дверь.
  – У него другая встреча? – на всякий случай уточнила я.
  – Нет, но... – начал было он.
  Дальше я уже не слушала, резко проведя рукой перед глазами мальчишки и щёлкнув пальцами на излёте. В ладони сверкнула маленькая искорка, и парень, разумеется, не смог не отвлечься на неё. Дальше я несильно толкнула его в плечо, убирая с траектории моего движения, и вошла в кабинет.
  – Заря? – строго сказал Велмор, отвлекаясь от бумаг. – Ты опоздала.
  Громко-громко вздохнув, я замерла на секунду, выбирая манеру поведения, а потом решительно захлопнула дверь, громко протопала по ковру к столу и уселась на него вполоборота к шпику.
  – Давайте сразу договоримся, – начала я. – Вы не будете использовать на мне эти штучки, простите нарушение субординации и этикета, а я буду работать так, что земля загорится, идёт? Не, я, конечно, могу обращаться к вам по форме, но эта официальщина убивает весь мой энтузиазм, я отвлекаюсь, и, вообще, это дурно сказывается на качестве работы.
  – Допустим, – сказал он, откидываясь на спинку кресла. – Но с чего это я должен давать тебе такое разрешение, если ты даже не моя подчинённая.
  – Ага, то есть, это вы не на меня решили навесить отряд тонких воздействий? – закивала я в наигранном озарении. – И сюда вы меня позвали, чтобы опять помурыжить насчёт опознания вампира. Ой, да оставьте...
  – Кто проболтался? – с любопытством спросил он.
  – Эти два пьяных оболтуса прямо при мне это придумали. Не, идея хорошая, и я даже согласна, так что оставим это пока... У меня тут другой проект назрел, – я протянула ему папку с макетом журнала.
  – Давай своими словами, – попросил он, едва заглянув внутрь. – Раз уж ты настаиваешь на неформальном общении.
  – Настаиваю, – кивнула я. – Проект – это чтоб если какие-то вдруг вопросы возникнут, а я уже убежала. Начнём с истории. Я нынче крайне популярная девушка, все постоянно за мной смотрят, а некоторые энтузиасты даже следят. И вот я подумала, почему бы их не использовать? В смысле, предупреждать их о том, что собираюсь совершить очередной безумный поступок, чтоб они могли видеть всё своими глазами и рассказывать остальным. Так же я могла бы проводить разъяснительные работы, отвечать на вопросы...
  – Сплетничать. Пока не вижу ничего экстраординарного. Многие так используют болтунов.
  – Да, но! – я подняла вверх указательный палец. – Сплетни – штука крайне ненадёжная. Кто-то не так подумал, потом не так интерпретировал, рассказал другому и вообще, никакой веры им нет. Очевидное решение – записывать их и передавать друг другу в печатном, неизменном виде.
  – Да кому такое надо...
  – Этапы введения журнала в общество подробно описаны в папке, сейчас лучше поговорим по сути. Итак, допустим, появилась некая бумажка, выходящая каждый день с самыми свежими сплетнями, написанными хорошим языком и с большой долей достоверности. Во-первых, так как это молчаливый листочек, его можно почитать в одиночестве, не беспокоясь, что уличат в выслушивании сплетен. Во-вторых... Сами сплетни приобретают совершенно другой статус.
  Вот смотрите, сплетням почему не верят? Потому что, чаще всего, они недостоверны из-за большого количества посредников. А тут всё из первых рук, всё правда... Почти. Против фактов не попрёшь, но акценты можно сместить. Главное, такому журналу будут верить.
  – Хм... – протянул Велмор, взяв в руки папку. – Средство массового влияния. Составление мнения о событии с большой долей точности.
  – Да, – обрадовалась я. – Конечно, ваша братия распускает свои слухи и всё такое... И не говорите, что не делает этого, а то я перестану вас уважать!.. Но в каком виде оно дойдёт до конечного получателя очень сложно предсказать. А тут всё написано.
  – Хм... Берёшься развивать это направление?
  – Я?! Да ни в жизнь! – замотала я головой. – Подкину идейку своим сплетницам, пусть стараются. Всё, что мне нужно от вас, это чтобы вы...
  – Не мешались? – с усмешкой спросил Велмор.
  – Нет! Чтоб вы действовали по плану и устраивали несильные репрессии только на определённых этапах развития журнала, до легализации.
  – Ага. То есть, должна быть ещё и легализация.
  – Конечно. От постельных сплетен постепенно перейдём к освещению официальных событий... Вообще конфетка получится.
  Милагро положил папку на стол и с интересом уставился на меня.
  – Что? – под этим взглядом я чувствовала себя немного неуютно.
  – И как ты до такого додумалась?..
  – Я же уже рассказывала...
  – Да-да, слежка и всё такое. Кстати, надеюсь, что ты от неё оторвалась, когда шла сюда.
  – Обижаете, милорд. Конечно.
  – Вот то-то и странно. Да и Жерела ты на удивление быстро прошла. Откуда ты это всё знаешь?
  – А откуда я знаю, как ходить? – возразила я. – Вот-вот. Так что, добро?
  – Ладно. Если идея с... Как там её... журналистикой выгорит, я позволю тебе сидеть на моём столе и обращаться на «ты». Если нет...
  – Ой, лучше не говорите, – замахала руками я. – Не хочу мучиться кошмарами. Та-а-ак, мне пора, надо ещё к учительнице этики успеть забежать...
  – Зачем? Это же самый бесполезный предмет в Академии, думаю, каждый рад его прогулять.
  – Я – не все, – показала я язык. – И вообще хочу отказаться от этой этики. По-хорошему, так что... Не смею больше отнимать ваше время.
  Вежливо поклонившись, я поспешила удалиться из кабинета, имеющего самую дурную славу в Комплексе. Жерел проводил довольную меня обиженно-удивлённым взглядом.
  Да, детка, то ли ещё будет.
  
  
  – Доброго дня, мадам Сасания, – склонила голову я.
  В пустой аудитории стоять было немного жутковато. Огромное полутёмное помещение буквально давило на сознание. Преподавательница сидела за своим столом и что-то писала в журнале. Мне уже позволили войти, но не сказали подойти.
  – Вы не пришли на урок, мисс Фейери, – строго сказала она, отложив перо и развернувшись всем телом ко мне.
  Эта строгая немолодая женщина мне действительно нравилась, потому что сама со всей тщательностью следовала правилам этикета. И она не могла себе позволить говорить, не глядя на собеседника.
  – Прошу меня простить, мадам. Меня вызвал Велор Милагро, не было возможности отказаться или перенести встречу.
  – А если была возможность, перенесла бы? – заинтересовалась Сасания.
  – Конечно. Это же один из самых важных предметов в расписании, – честно призналась я.
  – Вы так думаете?.. Хорошо, подойдите и объясните своё мнение, – приказала она на правах преподавателя.
  Сделав несколько шагов вперёд, я остановилась точно в зоне вежливого общения между старшим и младшим.
  – Ваш предмет самый важный, потому что знаниями об этикете мы пользуемся каждый день, каждую минуту, каждую секунду, – начала я почтительно. – Это столь же необходимо, сколь язык. Но если этот предмет уже достаточно изучен, и на уроках мы только повторяем пройденное или усложняем конструкцию, то у вас мы каждый раз открываем новые тонкости и нюансы, которые помогут нам в жизни.
  – То есть, вы считаете выполнение норм этикета обязательным?.. – подозрительно спросила она.
  – Если есть такая возможность – да. Конечно, я не буду настаивать на следовании этикету тяжелораненными, спящими или воинами во время боя. Но всё остальное время, включая то, что мы проводим в одиночестве, эти нормы просто необходимы! Дело даже не в том, что они отличают нас от животных и, в меньшей мере, простолюдинов, хотя и это тоже, но... Они помогают нам самим. Это фактически магия, доступная каждому: следуя этикету, ты сам чувствуешь себя и думаешь иначе. Выпрямив спину, уже не получится сказать: «Ой, как мне лени-и-иво!», а выказав формальное уважение – начать командовать. Это кирпичики, которые укрепляют всё наше общество, упрощают жизнь. Вот, например, встретил человека, не знаешь о чём с ним говорить, а тут вспоминаешь этикет и первым делом здороваешься. А ещё в сложной ситуации...
  – Достаточно, – оборвала она мой вдохновенный поток слов. – Мне тут пришло заявление от старосты Михей, запрос на разрешение вам пропускать мои уроки. И, думаю, я соглашусь на это.
  – Но... – растерялась я. – Но, мадам Сазания, я же хотела убрать фейский, ваш же предмет слишком важен...
  – Конечно, – покровительственно улыбнулась она. – Но вы поняли его суть, а значит, можете совершенствоваться самостоятельно. Разумеется, я всегда буду рада видеть вас в этой аудитории, но на обязательном посещении больше не настаиваю.
  – Благодарю, мадам, – снова поклонилась я. – Даже не знаю, как отблагодарить вас за такую милость. Но... Не будет ли большой наглостью моя просьба?
  – Смотря какая, мисс Фейери. Говорите.
  – Можно, если у меня возникнут вопросы по вашему предмету, я буду приходить к вам после занятий? Просто, во время самого урока слишком тяжёлая обстановка. Не знаю даже, как вы сами такое выдерживаете.
  – Мне помогает этикет, мисс Фейери. Годы практики этого искусства позволяют мне не терять лицо, глядя на нынешние нравы. Хорошо, вы вольны посещать эту аудиторию по вашему желанию. А теперь, ступайте. Будет невежливым, если из-за меня вы опоздаете на следующий урок.
  – Благодарю, мадам, – снова поклонилась я, уже ниже и не сгибая спины.
  По правилам мне, как девушке, следовало присесть в реверансе. Но так как я являюсь частью военного образования, я должна поколниться. Выбирая тот или иной вариант, я показываю, кто я сейчас больше: леди или воин.
  

* * *

  Я в одиночестве сидела в хранилище музыкальных инструментов и рассеяно перебирала клавиши синтезатора. К моему удивлению, получалось нечто достаточно благозвучное, словно мне вместе с языками ещё и умение играть на пианино "прокачали".
  Была глубокая ночь. Небо в очередной раз заволокло тучами так, что сквозь широкие стрельчатые окна не пробивалось ни единого лучика красного света. Благо, что я научилась достаточно хорошо ориентироваться в темноте. Пусть опираясь не на зрение, а на отражение материальных предметов в эфире... Картинка, конечно, получалась крайне не точной, словно фильм снятый Сальвадором Дали, но так было гораздо лучше, чем просто шарить впотёмках.
  Ну-ка пальчики мои, коль уж вы стали такими крутыми, то, может, сыграете "В пещере горного короля"? Тем более, эту мелодию я уже когда-то пыталась заучить.
  Впрочем, я немного покривила душой. Я хоть и была в этом помещении одна, но не в одиночестве.
  Одиночество... Весьма сложное понятие. Одиночество бывает двух типов: от других к себе и от себя к другим. В первом случае, это ощущение того, что тебя никто не понимает, что тебе не с кем разделить горе и радости, что ты изолирован от общества и весь такой несчастный и одинокий... Ключевое слово в этом определении "никто". Никто, включая тебя самого. Это одиночество отрицания самого себя, одиночество пряток и сомнений...
  О, я хорошо помню это чувство. Родители всегда считали меня выдумщицей и фантазёркой. Я закатывала истерики, крича, что они ничего не понимают, и плакала, спрятавшись под подушкой, жалела себя. Я ни с кем не могла поделиться тем, что я чувствую, но отчаянно желала, чтобы мне посочувствовали, объяснили. На этой мысли слёзы высохли и в голове возникло недоумение. Как же так... Мне нужны объяснения? Значит, я сама не понимаю! С этого начался долгий путь с целью подружиться с самой собой, чему немало помог тот нерадивый психолог.
  Одиночества первого типа не может быть, когда ты сам понимаешь и принимаешь себя. Да, есть многие люди, которые вместо самокопания занимаются составлением дружеских кружков, где каждый поддержит и развеселит другого, но... Это такая болезненная зависимость от других, сеть, которая удерживает тебя на плаву, но и не даёт взлететь.
  Одиночество второго типа... Это когда ты приходишь домой, а тебя не встречает даже собака. Это когда тебе не о ком заботиться, некого пинать, провоцировать... Любить. Его чувствуют только те, кто самостоятельно разобрался с первым типом, потому что дружеская сеть одновременно даёт и понимание, и заботу. Это одиночество сильных, остановившихся на полпути, боящихся привязанности.
  Когда-то и я боялась... Пока не поняла, что некоторые привязанности делают меня сильнее.
  Фыркнув, я перешла на мелодию Четырнадцатого из D.Gray-man. Спеть бы... Допустим, слова я помню как звуки, ибо японский не учила, но мне не хотелось бы, чтобы они всё-таки перевелись, и кто-нибудь их услышал. А я тут не просто подставлялась, я ждала конкретного музыканта.
  Ванда слишком любит свою виолончель, чтобы утерпеть. Один раз её не поймали, что порождает чувство безнаказанности, которое будет грызть её каждый вечер, пока она не сдастся и не придёт сюда. Де факто, я её тут уже третью ночь караулю.
  Я переключила инструмент и начала играть тему Марии из того же аниме. Да, мне нравится мрачная музыка. Отчаянно не хватало оркестра. Или, хотя бы, вокалистки. Или скрипки. Ещё хотелось сыграть тему из Мастера и Маргариты, но там действительно синтезатором не обойдёшься... Хотя, если правильно подобрать инструментарий...
  Не знаю, откуда здесь взялся обычный пластиковый синтезатор, и как он работает без электричества, но факт остаётся фактом. Он есть и мои ручки неминуемо тянутся к нему. Возможно, первый король с собой притащил, хотя ума не приложу, зачем он ему был нужен на ролёвке.
  
  Igne natura renovtur integra
  Igne natura renovtur integra
  
  Не сдержавшись, пропела я. Всё, что я не могла сыграть руками, играло в моей голове.
  
  Sator arepo tenet opera rotas
  INRI-INRI!
  Sator arepo tenet opera rotas
  Igne natura renovtur integra
  Igne natura renovtur integra
  
  INRI, INRI, Abracadabra, INRI, INRI.
  
  И тут только до меня дошло, что смычковые играют не только виртуально. Я приоткрыла глаза и увидела, как Ванда обнимает свою виолончель и выводит абсолютно правильную мелодию, в такт тому, что творится в моей голове. Вывод только один. Она СЛЫШИТ. Это была не телепатия, скорее, единение сознаний... Созданный мной поток мыслей был столь силён, что достиг сознания того, кто был музыкантом от рождения.
  Как, впрочем, я и рассчитывала.
  Доиграв финальные аккорды, я переключилась в режим флейты. Дмитрий Колдун "Царевна". Пусть я и не слишком жалую поп-музыку, но партия духовых там красивая. Ванда замерла, прислушиваясь. Виолончели в этой мелодии нет места, но, судя по закрытым глазам, она знала, как должна была звучать эта песня. Забавно.
  Агата Кристи, "Чёрная луна". Вау, а я и не знала, что из столь большого инструмента можно извлечь такие тонкие звуки. Так, а если "Ковёр-вертолёт"?..
  Часа три я перебирала различные песни, в которых есть хоть намёк на смычковые инструменты, а Ванда подхватывала их, играя строго в такт, с первой попытки. Наконец, я почувствовала, что у меня заболели пальцы от непривычной нагрузки, и остановилась. Ванда дотянула последнюю ноту "Секрета" и тоже замерла.
  – Спасибо, – вдруг сказала она.
  – За что? – удивилась я. По настоящему удивилась.
  Изначально я планировала подружиться с ней на почве музыки, но думала, что приручать придётся постепенно, а тут сразу идут благодарности. Что-то не так.
  – За то, что позволила услышать музыку твоего сердца, – произнесла она и тут же смутилась, начав складывать инструмент.
  – Спасибо, что услышала, – усмехнулась я.
  Ванда судорожно кивнула и, не глядя на меня, поспешила к двери.
  – Завтра в то же время? – крикнула я ей вслед.
  Она ещё раз кивнула и всё-таки скрылась.
  
  

Глава 16. ОТВ.

    Есть минуты, когда люди любят преступления.
Ф. Достоевский
  
  «Похоже, мне придётся навсегда привыкнуть к косым взглядам», – думала я, с увлечённым видом раскладывая на столе письменные принадлежности. – «С моим-то потрясающим даром везде оказываться не в тему...»
  Закончив подготовку, я спокойно оглядела помещение, стараясь ни на ком не задерживать взгляда. Дополнительные занятия по алхимии разительно отличались от той же боевой подготовки: огромная аудитория оказалась под завязку забита гиками и ботанами всех мастей. И, что характерно, здесь тоже не было девушек.
  Я, спасаясь от любопытных взглядов, забралась на самую высокую галерку. Таким образом, чтобы попялиться на меня, ботанам пришлось бы обернуться, а это было бы чересчур заметным, чего по определению не наглым товарищам серьёзно мешало. Правда, это шло вразрез с моими привычками, потому что я люблю сидеть поблизости от преподавателя, чтоб не пропускать ни единого слова.
  Всё-таки определённая профессия привлекает определённый контингент людей. А углублённое изучение алхимии не может быть выбрано случайно. На этом не заработаешь много денег, ведь большинство, из окончивших, этот курс занимаются научно-исследовательской деятельностью, а не продажей популярных омолаживающих кремов. На этом невозможно найти славу, даже если изобретёшь что-то ультра-гениальное. Вряд ли Плата Ликов разрешит много болтать. В общем, здесь были те, кто шёл в науку ради науки и совсем чуточку – в поисках славы. Но об этом они вряд ли расскажут даже себе.
  Все, как один, щеголяли сутулостью. У всех ровно подстриженные ногти, автоматические перья, предельная аккуратность в одежде, но всё же... Всё-таки они хоть и были похожими, но разными людьми. Кто-то сбивался в группки, кто-то сидел в одиночестве. Кто-то демонстрировал последнюю степень сколиоза, кто-то хвастал весьма недурной мускулатурой. Кто-то деловито разбирает свои записи, кто-то с мрачным видом смотрит в учебник, а кто-то – яростно доказывает что-то соседу...
  Такие разные, но чем-то неуловимо похожие.
  Последней вошла группка из четырёх человек, что по дороге явно что-то обсуждала. Так как свободных мест оставалось мало, у них был выбор: либо разделиться, либо сесть прямо передо мной. Они выбрали второе.
  В аудиторию вошёл Хелвис и начался урок. Ребята группками и индивидуально описывали свои проекты, чего добились, как продвигается исследование... Это всё было, безусловно, безумно интересно, так что я предпочла сосредоточиться на деле, надеясь утащить у выступавших пару приёмчиков для себя... Благо, что все во время урока выступить не могли, и моя очередь подойдёт ещё не скоро.
  После звонка я стала точно так же неторопливо собирать вещи, надеясь выйти последней. Однако сидящий передо мной ботан как-то неправильно, неловко шевельнулся. Мгновенно насторожившись, я начала внимательно оглядывать его. Обычный парень. Немного худоватый, немного нервный... Ничего такого, что бы могло меня насторожить.
  Словно почувствовав мой взгляд, он обернулся ко мне. Ой... А вот это уже нехорошо. Затравленный, испуганный, полный больной решимости взгляд. Люди в таком состоянии способны на любые глупости... Счастье, что эта решимость была направлена не на меня.
  – У тебя воротничок немного задрался, – мило улыбнулась я, рукой делая непонятный жест слева от своей шеи. Типа вот здесь, да, посмотри.
  Ботан поднял руку и на ощупь нашёл непорядок.
  – А... Спасибо, – пробормотал он.
  – Не за что, – улыбнулась я ещё милее.
  Компания поспешила к выходу. Я в рекордные сроки собралась и последовала за ними. Неучтённое изменение планов. Однако оставлять их без присмотра я не могла, потому что когда парень поднял руку, под жилеткой явно проявились очертания кинжала.
  В Академии весьма строгие правила насчёт ношения оружия, ибо нефиг оставлять возможность кровопролития. Ход столь же мудрый, как введение униформы, только если из-за одежды дерутся девочки, то из-за железяк – мальчики. Теперь в Дворцовом Комплексе вооружёнными могут быть только те, кому это положено по профессии, как, например, стража или король; или те, кто без этого оружия не может обойтись, как в случае с оружием, объединённым с хозяином. Так как чаще всего эти категории совпадали, никаких проблем не возникало.
  Этот же парень был из тех, кому я бы не доверила и заострённой палки. Слишком нервный, слишком отчаянный, слишком... Слабый.
  Он явно задумал какую-то глупость.
  Я шла за ними, держа в руках листочек с расписанием. Мол, ищу нужный кабинет, а то, что это совпало с их маршрутом – не мои проблемы. Впрочем, все предосторожности были излишни: парни не обращали на меня никакого внимания, о чём-то негромко переговариваясь.
  На другом конце коридора показался Ниарон. Следом за ним с профессионально-важным видом шёл церемониймейстер, а за ним, что-то отчаянно втолковывая первым двоим, какой-то прилизанный мальчонка, до боли напоминающий крысу. Он рукой указал на четвёрку ботанов, которая в едином порыве сбилась с шага. Ой-ой-ой... Что-то мне это не нравится, дело пахнет подставой.
  На мгновение я задумалась: а оно мне надо?.. Я этих парней не знаю, о чём тут речь – тоже... Знаю только, что крысёнышь наябедничал церемониймейстеру насчёт кинжала, а Ниарона вызвали для задержания «опасного вооружённого противника».
  Вышеназванный удручённо-покаянно опустил голову. Эх... Жалко дурака. Я ускорила шаг, якобы спеша к учителю.
  – Простите, – с очаровательной улыбкой извинилась я за столкновение с ботаном.
  – Ничего, бывает, – вымученно ответил он.
  Ещё раз улыбнувшись, я пошла дальше, к Ниарону:
  – Учитель, добрый день, я хотела спросить...
  – Потом, – отрезал он, подхватывая меня за локоть. – Сейчас будешь свидетельницей... Элиор! А ну стоять, книжный червь хренов!
  Делать нечего пришлось идти. Означенный ботан упрямо сжал зубы и поднял голову, жестами отсылая друзей подальше.
  – Нет, пусть они тоже тут будут! – возразил крыс. – Они же наверняка сообщники!
  – Элиор ван Халлен, – сказал церемониймейстер. – Вы обвиняетесь в незаконном ношении оружия. Выдайте его комиссии и следуйте за нами.
  Будущий алхимик засунул руку под жилетку и... С офигевшим видом вытащил пустые ножны.
  Рука на моём локте сжалась сильнее. А я чё? Я не чё...
  – Он его спрятал! – тут же заявил крыс.
  – Пошли на обыск, – буркнул Ниарон. – Вы четверо – тоже. И Заря.
  – А я-то что? Я его второй раз в жизни вижу!
  – Как один из членов младшей стражи, ты обязана присутствовать при разбирательстве. Пошли, постоишь в уголочке, посмущаешь парня.
  Пожав плечами, я двинулась за ними. Обыска я не боялась, ибо кинжал я могу спрятать аж в теле. А поржать мне ничего не мешает....
  Мы пришли в раздевалку. Для мальчиков. Ну, логично, жертва-то мужского пола. Только мне стало как-то неуютно в святая святых моего капитана.
  – И... И что? – сглотнув, спросил «вооружённый». – Мне раздеваться? Но почему? Устав же не запрещает носить с собой ножны!
  Опа! У чувака забрезжила впереди надежда, от чего проснулся мозг. Ну-ка, ну-ка, может что ещё интересного скажет и как-то выкрутится.
  Что характерно, Ниарон мой локоть отпускать даже и не думал.
  – А зачем ты их носил? – вкрадчиво спросил церемониймейстер. – Обычно никто просто так пустые ножны не таскает.
  – А они красивые! – округлил честные глаза Элиор. – Я ребятам хотел показать!
  Все дружно посмотрели на предмет спора. Расшитые изумрудами и рубинами ножны безмолвно подтверждали, что они вполне достойны чисто эстетического интереса. Ботаны дружно, но с разной успешностью делали честные глаза, церемониймейстер, судя по взгляду, вполне поверил этой версии, Ниарон смотрел с интересом, явно развлекаясь представлением, а я... На меня в первую очередь наплыла волна умиления. Ути-пути, какой маленький врунишка!
  И только «крыс» был недоволен:
  – Он меня убить хотел! Точно вам говорю, он куда-то спрятал кинжал! Или... Или передал его друзьям, когда нас увидел! Или выкинул где-то по дороге!
  С кинжалом против крысы... Во всех смыслах неудачная идея.
  – Прошу прощения за вмешательство, – проговорила я, – но коридор рядом с аудиторией алхимиков по каким-то непонятным причинам, – в голове зазвучал демонический хохот, – является абсолютно прямым, без всяких украшений и растений. Так что, увидев уважаемую комиссию, Элиор не мог выкинуть кинжал. А все остальные обвинения можно снять обыском.
  Мне показалось, что Ниарон слегка дёрнулся, словно сдерживая смешок. Ох, чую на наших индивидуальных занятиях он припомнит мне эту жажду стриптиза...
  – Спасибо, юная леди, – кивнул церемониймейстер. – Весьма здравая идея. Не бойтесь, молодые люди, хоть вы и под подозрением, раздевать вас никто не в праве. Это будет всего лишь магическая проверка, которая выявит металлические вещи на вас.
  Класс, значит я могу безбоязненно таскать «драконов»... Впрочем, я их и так таскаю, но всё же в физическом измерении это было бы гораздо удобнее.
  – Э... Да, хорошо, – приободрился Элиор, как-то странно поглядывая на меня. Догадался, однако, кто кинжал стащил. Только подвис немного, соображая, откуда у леди подобные навыки. А я что? Это как кататься на велосипеде... А уж интуиция и дар проходить сквозь предметы делают это занятие самым простым в мире.
  На мгновение я задумалась, не бросить ли мне нафиг эту Академию, и не стать ли мне суперской воровкой... Буду залазить в самые хорошо охраняемые помещения, заведу себе обтягивающий костюмчик из латекса... Для этих целей я его готова даже изобрести. Буду знаменитой на весь мир, моим именем будут пугать нечистых на руку купцов, и рассказывать истории среди карманников. Потом решила, что одно другому не мешает.
  К сожалению, этот взгляд странный взгляд Элиора не остался незамеченным.
  – Это она! Она! – завопил «крыс», указывая на меня рукой. – У неё кинжал! Я видел, как она столкнулась с Элиором! Он ей его передал! Это сговор!
  Крысёныш-то может он и крысёныш, но внимательный.
  – Эй-эй, попридержи коней, – подняла я одну руку, словно успокаивая. – Во-первых, смотри кого обвиняешь. Я Фейери, тут недавно из-за меня аж целый праздник устраивали, может слышал? Во-вторых, повторяю, я впервые увидела этих ребят на занятиях и даже не успела с ними познакомиться. Так что ни о каком сговоре не может быть и речи... В таком случае, остаётся только одно. Воровство, – я угрожающе понизила голос. – Вы уверенны, что хотите обвинить меня в этом?..
  Парень поджал губы, не давая сорваться слову. Ну да, одно дело обвинить врага в преступлении, которое неофициально считается даже благородным, и совсем другое – запятнать честь незнакомой, но безусловно опасной девушки.
  – Кроме того, я вхожу в состав младшей стражи, – строго продолжила я. – И прошла ритуал обретения. Так что я имею право на ношение оружия в пределах Академии.
  А вот это я зря сказала.
  – То есть, у вас сейчас при себе есть оружие, – мгновенно насторожился «крыс».
  – Разумеется, – произнесла я, как нечто само собой разумеющееся, потом выдержала паузу и продолжила: – Первое оружие любого стража – его собственное тело.
  Ниарон ещё раз еле слышно сотрясся, гася смех.
  – А, кхм, что-то более... материальное есть? – осторожно уточнил церемониймейстер.
  – Конечно. Я же прошла обретение.
  – Вы можете это показать?.. – продолжал он.
  – Конечно... Нет. Может, вы ещё хотите, чтоб я вам трусики показала? Всё-таки обретённое оружие это вещь крайне личная, не для публичного показа.
  – Тогда, может быть, согласитесь пройти магическую проверку для выявления металлов?..
  – Не вижу никаких проблем, – ангельски улыбнулась я. – Только, сами понимаете, это уже граничит с оскорблением... Напрасны подозрения, унизительные процедуры. Если господин... – я кивком указала на «крыса», – настаивает на этом, то мне придётся потребовать с него сатисфакции... Сами понимаете, если спустить такое, то появится слишком много желающих меня раздеть.
  – Сколько ты хочешь? – тут же ответил обвинитель.
  – Ну что вы, разве благородные люди всё меряют деньгами?.. Возможно, мне всего лишь понадобится маленькая услуга.
  Крысёныш заколебался. Конечно, обязывать себя он не хотел. И не обязал бы, если бы был чуточку постарше и по рассудительнее. Но, видимо, он так перепугался, что просто не смог остановиться.
  Он кивнул, а я тонко, по-змеиному улыбнулась.
  – Хорошо. Встаньте у этой стены, – церемониймейстер указал на свободное место рядом с входной дверью. – Постарайтесь не шевелиться. Если у кого-то сильные магические способности, могут возникнуть неприятные ощущения, но старайтесь не блокировать их, заклинание совершенно безвредное.
  Звучит ужасно.
  Мужчина снял с пояса одну из бляшек, увенчанную жёлтым камнем, и направил её на первого подозреваемого. Элиор покрылся золотым светом, а потом тот медленно впитался в него, делая плоть чёрной, показывая только твёрдые предметы. Вот смутно проявился череп, ясно и чётко – пуговицы, запонки, пряжка ремня, часть автоматической ручки, монетка... Ничего криминального. Второй, третий, четвёртый ботан... Практически одинаковая картинка, изменение только в ручке да монетке, а в остальном... Скелеты очень похожи.
  Наконец, дошла очередь и до меня. Признаюсь, было очень большое искушение скрыться от магического рентгена в подпространстве, но это портило мне всю игру. Пришлось мириться и стоять спокойно, несмотря на адское покалывание всего организма. К счастью, я предусмотрительно опустила голову, чтобы иметь возможность наблюдать свою подноготную. Что сразу бросилось в глаза, так это то, что кости были видны гораздо чётче. Видимо, несколько иной состав, чем у местных, больше металла... Вот косточки корсета, а вот...
  – Что это? – удивился церемониймейстер, показывая на широкий металлический пояс, который плотным кольцом обхватывал область от груди до таза.
  – Моё оружие, – спокойно проинформировала я, давя в себе желание материться. От движения иголки впивались сильнее. – Явно не кинжал. Дальше?
  – Да, конечно, – спохватился чиновник.
  А дальше были косточки кринолина и пряжки на туфлях. Жаль, что я сегодня не взяла с собой «драконов», очень уж хотелось проверить, насколько они прозрачны для такого амулета.
  – Как видите, ничего, – сообщил церемониймейстер, гася магию и поворачиваясь к зрителям. – Все обвинения сняты. А вас, господин Шерил, звал отец, чтобы сказать что-то важное.
  «Крысёныш» злобно сверкнул глазами и выбежал из комнаты, даже не попрощавшись. Хорошо, что ему хватило ума не настаивать на проверке моего «пояса», потому что даже дураку понятно, что кинжал из-под него будет выпирать, да ещё как.
  – Что же... – протянул чиновник. – Мне тоже пора идти. Ниарон, – легкий поклон. – Спасибо за помощь. Боюсь, молодёжь нынче пошла невоспитанная, без... силовой поддержки за мной бы не пошли.
  – Всегда рад помочь поддержать порядок в Академии, – убийственно серьёзно произнёс наставник, тоже поклонившись.
  Дядечка под кучей взглядов вышел, закрыл дверь.
  – Ну... Мы тоже, пожалуй, пойдём... – заюлил Элиор, подбираясь к выходу.
  – А кинжал свой вернуть не хочешь? – приподнял брови Ниарон.
  – В-вы о чём?.. – запинаясь, спросил он.
  – За-а-аря... – певуче произнёс наставник. – Будь хорошей девочкой, верни ножик...
  – У меня его нет, – упрямо сложила я руки на груди.
  – Я знаю, что он у тебя.
  – Не докажешь.
  Глядя на мою по-буддистки спокойную физиономию, Ниарон не выдержал и заливисто засмеялся. Он уже не считал нужным играть передо мной неприступного наставника и всё чаще показывал чисто человеческие черты. Например – юмор. Однако смех внезапно оборвался, учитель с выпученными глазами завёл руку за спину и вытащил на всеобщее обозрение украшенный изумрудами тонкий кинжал.
  Тут уже захихикала я.
  Моя способность годится не только для кражи вещей, но и для их возвращения. Полагаю, без этого он бы сразу ощутил, что кто-то дёргает его за одежду... А так кинжал продержался ровно до того момента, пока наставник не засмеялся и оружие случайно не укололо его пониже спины. А вообще, трюк старый. Пока говоришь с человеком и смотришь ему в глаза, можешь руками делать всё что угодно, всё равно он будет смотреть тебе только в лицо.
  – М-да... – протянул Ниарон уже не так весело. – А почему мне?
  – Сначала я хотела выкинуть его где-нибудь по пути, но ничего подходящего не нашла, – сообщила я. – К тому же это слишком блестящее, заметное оружие, просто так его нигде не спрячешь. Пришлось подкладывать человеку, которого точно не стали бы обыскивать. Так как церемониймейстер стоял далеко – вам. Да и повредить вам это не могло, у вас же есть разрешение на ношение любого оружия внутри Академии.
  – Да уж... И всё это ты продумала по пути... Мать моя женщина, как хорошо, что я тебя от Ареса отвлёк... А зачем ты вообще его украла?
  Я кинула мимолётный взгляд на алхимиков. Те сжались в кучку, явно не зная, как реагировать. Если насчёт стандартной ситуации у них были какие-то идеи, хотя бы сдаваться и не рыпаться, то теперь они даже не знали, как дышать.
  – Не украла, – педантично поправила я. – Скрыла из обозрения, чтобы не навлекать неприятностей на человека, который просто не умеет решать конфликтные ситуации.
  – Точно дипломатом будешь, – довольно сказал Ниарон. – К словам цепляться умеешь, как и выкручиваться из щекотливых ситуаций. А насчёт кинжала... На, возьми, – он протянул мне его рукоятью вперёд. – Бери, не бойся. У тебя тоже есть право на ношение любого оружия в пределах Дворцового Комплекса... Исключая спальню короля, но с ним договаривайся сама.
  – С чего это? – насторожено спросила я, тем не менее, принимая нож. – Ай!
  Ниарон резко схватил меня за запястье, вывернул руку так, чтоб каждое движение причиняло мне боль, и что-то надел на указательный палец правой руки. Смертельной опасности не было, иначе бы я провалилась под пол, но такой скорости я не ожидала от уже, честно говоря, пожилого воина.
  – Потому что таковым обладают все капитаны Академии, – сообщил он мне, отпуская. От смеси удивления, возмущения, радости и досады, я даже не врезала ему за такое обращение, а Ниарон, тем временем, продолжил: – Вот твоя команда, чтоб завтра с утра все были на тренировке.
  И слинял, невероятным, для его габаритов, образом, просочившись между ботанами.
  А я с удивлением рассматривала перстень на своей руке. Красный камень с овальной огранкой, почти полтора сантиметра по длинной стороне. Обрамление и само кольцо – гладкие, золотые, даже без рун. И, что самое противное, я уже чувствовала, как оно активируется, становясь со мной единым целым.
  Посмотрев на сжавшихся в уголочке алхимиков, я не смогла сказать ничего иного, кроме:
  – Чтоб меня безумные феи поймали!
  Но биться головой об стенку в присутствии будущих подчинённых я посчитала непедагогичным, поэтому быстренько взяла себя в руки и откопала где-то в загашниках командирский тон:
  – Здравствуйте, ребята. Что застыли там, как не родные? Давайте, выходите вперёд, знакомиться будем. Всё-таки нам придётся много времени проводить вместе, – я помахала пальцами правой руки. – Давайте, не стесняйтесь. Я Заря Фейери, глава Отряда Тонких Воздействий. Вы были выбраны, а уж поверьте, кастинг был жёстким, чтобы составить этот отряд и работать на благо Веридэ... Имя? – я ткнула пальцем в несостоявшегося убивца.
  – Элиор ван Хеллен, капитан! – бойко отрапортовал он.
  Люблю ритуалы, следуя им люди сразу понимают, как себя вести...
  – Класс крови, класс магии?
  – Я не королевский отпрыск, капитан. Я потомственный аристократ, виконт. Класс магии – Цэ.
  – Добро, – кивнула я, внимательным взглядом оглядев его.
  Высокий, достаточно спортивного телосложения, но явно нетренированный. На лбу были маленькие точки угрей, что я посчитала неплохим знаком... Такое появляется не столько из-за пренебрежения гигиеной, сколько из-за большого количества нереализованной энергии.
  – Имя, класс крови, класс магии? – спросила я второго.
  – Месета ван Халлен, потомственный аристократ, виконт. Кузен Элиора. Класс магии – Цэ.
  «Месета»... Плоскогорье по-каталански. Парень имени соответствует, плотного телосложения, словно небольшая такая скала. Беда в том, что люди такого типа склонны к полноте и большому увеличению объёма мышц. Почему то в голове глядя на него сразу возникла фраза: «Потенциальный тролль».
  – Добро, – я перешла к третьему. – Имя, класс крови, класс магии?
  – Розан Фирелли, класс Цэ и Цэ.
  – Добро, – к четвёртому. – Имя, класс крови, класс магии?
  – Леон Мастерс, класс Цэ и Цэ.
  Эти двое были похожи как близнецы, таковыми не являясь. Да, черты лица и оттенок волос у них был разным, но совершенно одинаковое, болезненно-тонкое телосложение и обречённое выражение лиц делали их более близкими, чем кровных родственников.
  – Вот и познакомились, – ласково улыбнулась я, а затем повысила голос, потрясая кинжалом. – Так какого хелидо вы пытались сделать с этим?!
  Элиор поморщился, но ответил:
  – Убить Шерила.
  Конечно, что уж теперь скрываться. Не от того, кто тебе только что шкуру спас не самым законным образом, но... Блин, какого хелидо они всё так быстро рассказывают? А поломаться? А увильнуть от ответа? Неужели они мне настолько доверяют или такие идиоты?
  – А он кто? – уточнила я.
  – Сын главного казначея.
  Я едва удержалась, чтоб не хлопнуть себя по лбу.
  – Гениально, – произнесла я с таким сарказмом, что даже голубь бы понял, что я это не серьёзно. – Я даже не буду пока спрашивать, почему ты это сделал. Не хочу окончательно в вас разочаровываться, – Розан открыл было рот, но я его перебила и начала расхаживать по раздевалке из стороны в сторону: – Молчи. Уж один метод реализации достоин быть увековечен в юмористическом монологе[24]! Пронести в Академию запрещённый предмет, причём такой заметный и явно принадлежащий тебе... Я ведь не ошибаюсь, на нём действительно герб? Чтобы, не умея им пользоваться, пойти на сына казначея, смерть которого будут тщательно расследовать... У меня только один вопрос: ты что, алхимик, не мог ему подсыпать какого-нибудь зелья? Или насыпать сверху? Или надушить? Есть же огромное множество более незаметных способов убийства, зачем же так подставляться?
  Моя новая команда выпала в осадок. Они явно не ожидали, что я поддержу саму идею убийства.
  – А вы куда смотрели? – спросила я у остальных. – Не могли отговорить этого ненормального? Не могли ему сами в суп мышьяка подсыпать? Ну что за люди! Никто же не говорил, что в компании друзей все обязательно должны быть равными по уровню интеллекта, кто-то же мог и понять, чем это всё обернётся!
  Компания дружно опустила глазки.
  – Я вам поражаюсь! Пришла тут незнакомая девица, заявляет, что вы отныне ей подчиняетесь, а никто даже права не покачал и не потребовал объяснительной. Да чтоб моя бабушка хелидо была! Почему вы начали признаваться в помещении, в котором ещё могли оставаться свидетели?
  – Но господин Ниарон сказал... – неуверенно протянул Розан.
  Молодца.
  – Мало ли что он сказал? А если пошутил? А если это подстава? О Природа, что мне делать с таким контингентом?! – я возвела очи к потолку, а потом прикрыла лицо рукой. – Ладно. Сегодня всё равно уже ничего не поделаешь. Идите к себе. Но чтобы завтра, за два часа до медитаций все были на тренировочном полигоне номер три. Всё ясно? Кто не придёт, того притащу сама... И он узнает, что такое применение алхимии в боевых целях.
  Они немного замялись.
  – Что встали? Кру-угом! По комнатам шагом марш!
  Толкаясь в дверном проёме, четвёрка ботанов поспешила удалиться. Пока я ещё их в чём-нибудь не обвинила. А я вздохнула и бросила взгляд на кольцо. Конечно, я знала, что меня сделают капитаном, но не предполагала, что так скоро... Мне срочно нужны были данные о полномочиях и правилах поведения персон моего ранга. И я знала только одно место, где это можно было достать в такой поздний час.
  
  
  При попытке постучать в дверь комнаты Ареса, та радушно распахнулась. Немного подивившись такой странной настройке заклинания, я ворвалась в комнату, со словами:
  – Слушай, Арес, тут такое дело... Я тут стала капитаном... Какого хелидо мне делать?!!
  – Не ругайся, – фыркнув, недовольно произнёс он, выбираясь из-под одеяла. – Лучше дверь закрой и свет включи.
  – Не надо! – пискнул из кровати женский голос. Знакомый.
  – А, Ванда, извини что помешала, – покаялась я, закрывая дверь. – Но у меня тут чрезвычайная ситуация и мне срочно нужен твой жених... Кстати, вы разве не запирались?..
  – Запирались, – зевнул Арес. – Просто кольцо капитана открывает большинство дверей. Покажи.
  Послушно отдав руку совершенно не стесняющемуся наследнику, я задала следующий дурацкий вопрос:
  – А что вы так рано?
  Не, ну правда. Вся эта галиматья с кинжалом не могла занять больше часа. Ну полтора... А тут такая интимная обстановка, словно я к ним посреди ночи ворвалась.
  – Потому что после вечерней медитации Ванде надо будет возвращаться обратно в корпус ведьм. Устав, чтоб его вампир понадкусывал...
  – Не ругайся, – мстительно сказала я.
  – Угу. В общем, всё верно. Ты теперь капитан, с аж четырьмя юнитами, – хлопнул он меня по плечу. – Развлекайся. Тебе явно было тесно в моей команде...
  – Ага, тебе-то просто об этом говорить, тебя с самого детства для этого готовили! – взвилась я. – А я не знаю, что делать, понимаешь? Не знаю! Ни полномочий своих, ни обязанностей! Даже как к ним обращаться и с чего начинать!
  Не сдержавшись, я топнула ножкой как настоящая истеричная девушка.
  – В том углу, – Арес указал на левый верхний угол шкафа во всю стену, – находятся все учебники и все мои записи по этому поводу. Дарю. Только свали уж побыстрее.
  – Да! – подтвердили из-под одеяла.
  Я мрачно смерила высоту, огляделась в поисках стремянки или её аналога... Нашла только ведьму.
  – Слушай, Ванда, не могла бы ты мне помочь?..
  – Ой, да, только свали уже! – раздалось сзади.
  На меня же начали падать два увесистых тома и кучка тетрадей. Когда я уже подумала о том, что мне придётся всё это собирать с полу, предварительно получив по голове, бумаги мирно собрались в стопку и зависли передо мной. Видимо, желание избавиться от меня было сильнее желания нагадить.
  – О! Мерси, – встав на носочки, я чмокнула Ареса в щёчку. – И тебе мерси, – сообщила я одеялу. – Благодарственный поцелуйчик в щёчку хочешь?
  Свеча, стоящая на столе и романтично освещавшая обстановку, на мгновения вспыхнула раза в три ярче.
  – О, ну ладно, как-нибудь потом, – сказала я, подбираясь к двери. – Всем спасибо, ещё раз извините за вторжение...
  Арес только махнул рукой, позёвывая.
  «Нет, чем это они таким занимались, что он такой сонный?» – думала я, бредя к своей комнате со стопкой бумаг. – «Явно не сексом, тут моя совесть может быть спокойна...»
  

* * *

  Допоздна я занималась чтением, на удивление не чувствуя усталости. Когда отвлеклась, поняла, что ложиться спать уже бесполезно, а на тренировку идти – рано. Так что я решила навестить единственного моего знакомого в этом мире, кто вовсе не нуждался во сне.
  – Милая, что ты натворила? – спросила меня Ната, едва я только появилась в её части леса.
  – А что? – удивилась я, лихорадочно размышляя, какое именно из всех провёрнутых за сегодня дел она подразумевает.
  – Ты вся светишься! – ахнула она.
  Я, по чисто земной привычке, посмотрела на свои руки. Да нет, вроде, нормально всё... И только потом вспомнила про магию и свечение ауры. Так, кажется, я поняла, о чём она... Жаль, а ведь я хотела оставить это в секрете от неё.
  – Ну... – замялась я, не зная, как это сказать. – Помнишь, у меня три дырки на магическом слое ауры были?..
  – Да... – насторожилась она.
  – В общем, я их заткнула Слезами Природы.
  С мученическим стоном Натуралеза закрыла лицо ладонью. У меня немедленно зачесались руки запечатлеть этот эпичнейший фейспалм на холсте, даже несмотря на то, что рисовать я не умею. До меня начало доходить, что я сделала что-то не то, но так как откровенных косяков не замечала, была вынуждена ждать, пока жрица соберётся с силами, чтобы мне всё объяснить.
  – Как ты себя чувствуешь? – вместо этого спросила она.
  – Прекрасно, а что?
  – Насколько прекрасно?
  – Щаз полечу, – призналась я.
  – Доставай камни. Немедленно. Все.
  – А в чём дело-то?..
  – Доставай!
  Такого командного тона я от неё ещё не слышала, поэтому сочла за лучшее подчиниться. Мало ли... Может, это действительно что-то ужасное. Сместить камни с их мест было секундным делом. Они ещё не прижились в организме, не обросли кучей связей, так что проблем не возникло.
  – Ох...
  Как только я убрала камни, в ногах возникла такая слабость, что я немедленно опустилась на пожухлые листья. Мир завертелся, потускнел, сливаясь в одну большую серую воронку. Я тупо пялилась в пространство, пока не поняла, что уже минут пять самым внимательным образом разглядываю рельефный край жёлтого листочка. Эм, хорошенько меня приложило.
  – Милая, не стоит играть с заёмной силой, – проговорила Натуралеза, присаживаясь рядом. – Не волнуйся, через пару минут энергии стабилизируются, и ты придёшь в норму.
  – Ч-что эт-то было? – спросила я, чувствуя, как меня переворачивают на спину.
  – Слишком много силы, – пояснила она. – Которая просочилась на другие слои и начала вымывать твою собственную. От чего повышенная активность, быстрота речи, необдуманные поступки...
  На этом моменте застонала уже я.
  – Что? Успела натворить что-то не поправимое?
  – Да так... Не знаю.
  Посещение Милагро казалось мне теперь полнейшим безумием. Если говорить откровенно, то я вела себя как конкретная Мэри-Сью, хамоватая, но очаровательная. И как он меня ещё не казнил за такое? И ведь я даже не провела предварительный анализ характера Велора, с целью выяснить, купится ли он на такие штучки или пошлёт подальше. Да что там! Я даже проект не перечитала.
  Сотворила журналистику попьяни. И ладно бы водки напилась...
  – Но всё же? – настаивала Ната. – Может, я смогу помочь?..
  – Пришла к Велору Милагро, уселась на стол, нахамила, сунула в руки проект, развела на устное согласие, удалилась, – кратко перечислила я.
  Жрица заливисто расхохоталась. Я с недоумением смотрела на неё с низу вверх, моя голова слегка подпрыгивала на её коленях.
  – Ох, хотела бы я видеть его лицо!.. – воскликнула она, отсмеявшись. – Ничего, деточка, не беспокойся. Старому интригану хватит опыта, чтобы понять, что с тобой было что-то не так... И, даже если нет, ему по долгу службы приходится терпеть разных психов.
  – Терпеть?
  – Ну да. Он занимается специфической структурой, в которой очень важны индивидуальные особенности агентов. Если в армии все стремятся к унификации и к командной работе, в разведке поощряется самостоятельность, со всеми вытекающими. Конечно, дисциплину и уважение тоже стараются привить, но это на втором месте. Так что... Если твой проект действительно хорош, тебе не о чем беспокоиться. Хотя, конечно, он организует тебе пару проверок, чтобы узнать, действительно ли ты стоишь того, чтоб тебя терпеть или это был лишь эпизодический случай появления удачной идеи. И, знаешь, скорее всего ты даже правильно поступила.
  – В смысле? – вскинулась я.
  – В прямом. Он же привык, что настоящие гении слегка безумны. Так что, выходит, ты себя достаточно хорошо зарекомендовала.
  – О... Но я же этого не планировала! Не анализировала, не изучала!
  – Такое бывает, – мягко улыбнулась она, погладив меня по волосам. – Повезло. Твоё ощущение всесилия и безнаказанности наложилось на ожидания Велора. Ты с кем-нибудь ещё так себя вела?
  – С Аресом, но это было до подключения камней, и я знала, что он такое примет.
  – А после разговора с Милагро?..
  – Я говорила только с учительницей этики, но это было крайне вежливо и церемонно.
  – А дальше?..
  – Ну-у-у... Спасла одного парнишку от крупных неприятностей. И его с компанией теперь сделали моей командой, – я продемонстрировала кольцо. – Потом накричала на них, обвиняя в беспечности, а затем заявилась к Аресу, требуя материалов по капитанству...
  – То есть, всё прекрасно... – протянула она в задумчивости. – Возвращай камни на место.
  – Э?
  – Я действовала строго по инструкциям, запрещающим подобную зависимость, – улыбнулась Ната, погладив меня по голове. – Но упустила из виду, что ты давно пользуешься заёмной силой и умеешь контролировать свои эмоции. Конечно, союз со Слезами потребует от тебя определённых знаний и исполнения ритуалов, но ничего невозможного в этом нет.
  – Ам... – протянула я, не зная, что сказать. Камни вернулись на места, никакого эффекта я не почувствовала. – А можно я немножко полежу? Не хочу сейчас урока, глаза слипаются.
  – Конечно, милая. Спи. Я разбужу тебя, когда придёт час.
  И я заснула на мягком ковре из многолетней листвы, укрытая тёплым осенним ветерком.
  
Сноски:
  1. Юмористический монолог – буквальный перевод испанского выражения «monologo humorístico», жанр сатиры, в котором у нас промышляет Задорнов. (прим. Оракула)
  
  

Глава 17. Сам себе Вася.

    Люди сами являются причиной всех своих бед.
Неизвестный
  Я проснулась, спохватившись, что теперь отвечаю не только за себя, и лихорадочно начала собираться. Стопроцентно: моя новая команда не приняла всерьёз приказ явиться на полигон до рассвета, и сейчас спокойно отлёживалась у себя по комнатам... Такого неповиновения я допустить не могла. Поэтому я благодарно чмокнула Нату в щёчку и поспешила переодеваться.
  Вообще, я процентов на семьдесят люблю руководить. Этот ни с чем не сравнимый кайф, когда люди тебя слушаются; это ощущение власти над жизнями и судьбами; это осознание того, что вместе мы всё сделаем гораздо лучше и эффективнее; это понимание, что все результаты командной работы получены благодаря тебе... Эта радость, когда ты понимаешь, что нужна, что полезна.
  Остальные тридцать процентов занимали стеснительность, страх ответственности, лень и неумение сосредотачиваться на одной вещи долгое время. На земле мне это мешало удерживаться на руководящих должностях и даже получать их, но здесь, на Эрсиане, меня так прижало, что я решила дать этим слабостям бой.
  Когда я привычно пробегала по пустым, заброшенным коридорам, я услышала голос:
  – Надо же, Заря... И куда это вы так спешите, миледи?
  Я замерла как вкопанная. С лестницы, мимо которой я собиралась пробежать, спускался Елизар. Тот самый, из иллюминатов, что ко мне приставал.
  – Или мне лучше звать вас Альбой? – продолжал он, расслабленно спускаясь по ступенькам. – О, не беспокойтесь, о вашем имени знает весьма ограниченный круг людей. Как и о вашей... роли.
  А я совсем не беспокоилась. Я пыталась разнять драку паники и гнева, а также выбирала способ наиболее беспроблемного устранения Елизара.
  – В эти помещения весьма и весьма непросто попасть, – продолжал он говорить. – Эти людишки, любители прятать головы в песок, настолько неистребимы, что просачиваются в такое уважаемое сословие, как маги. Вместо того, чтобы решать проблему, они её спрятали.
  – Какую проблему? – уточнила я, решив пока не спускать Цепь. Возможно, он скажет что-нибудь полезное.
  – А вы не заметили, миледи? О, не шутите так, не заставляйте меня думать, что вы тоже из этих, – он пренебрежительно махнул рукой, – людишек. Вы же не зря так упорно изучали старые легенды? Ну ладно, подскажу. Обратите внимание на стены.
  Я, осторожно его оглядев, перевела взгляд на каменную кладку. Камень, как камень, обычный, белый... О. А стены Академии сделаны из светло-серого. Подойдя поближе, я вгляделась. Нет, точно белый, даже чуть-чуть светящийся изнутри. Свет красного неба заливал коридор, и стена должна была казаться розоватой, но она была белой.
  – Мир меняется, – пояснил парень, дождавшись, пока я нагляжусь. – Мир меняется неумолимо и стремительно. Феи, демоны, хелидо, животные, леса... Да что там! Даже камни!.. а людишки этого не видят, не хотят замечать, прячут головы в песок. Они учатся, выясняют отношения, о чём-то спорят... Не понимая, что все их навыки, все связи и деньги скоро обратятся в прах, станут бесполезны... Мир меняется. И его меняем мы.
  Я с интересом взглянула на него, стараясь не фыркнуть. Говорит стандартные фразы, нагоняет ужос и трагизмъ, а у самого – «мы». Чаще всего так говорят те, кому не хватает самостоятельности на «я».
  – Именно мы, иллюминаты, просвещённые, стоим за всем этим, – продолжал он, ободрённый моим взглядом. Именно мы станем правящей кастой в новом мире. Тебе лишь остаётся присоединиться к нам, либо... продолжать прятать голову в песок.
  – А что, мне уже нельзя воспротивиться? – прощупала я третий вариант.
  – Твой предшественник пытался. Да-да, тот самый Первый Король, – я про себя отметила, что про друида они не знали. – Не получилось, он проиграл, и изменения теперь не остановить. Остаётся только принять их, извлечь из них свою выгоду или продолжать делать вид, что ничего не происходит. Ну же, Альба, решайся...
  – Я подумаю над вашим предложением, – холодно ответила я, отворачиваясь. – Всего хорошего.
  И вернулась к забегу к моей комнате.
  Вот те раз! А меня тут все хором уверяли, что я могу либо спасти, либо уничтожить мир, как пожелает моя левая пятка, а тут вдруг приходит некто, неспособный сказать «я», и заявляет, что мои пятки не обладают ни малейшим правом голоса, что всё уже потеряно и остаётся только смиренно опустить голову, принимая чужую власть. Меня такое положение дел крайне не устраивало, поэтому я подошла к Милагро и заявила:
  – У меня есть для меня задание.
  
  Хотя, подождите-ка. Сначала было долгое вытаскивание моих подчинённых из кроватей, затем тестовая тренировка, после которой я долго обсуждала результаты с Ниароном. Потом завтрак, тройка уроков и, наконец, во время обеда, я смогла посетить главу всея шпионов.
  Под дверью господина Милагро стоял всё тот же унылый и строгий страж. Увидев меня, он сразу напрягся, ожидая подвоха.
  – Милагро у себя? – бодро спросила я, подходя ближе.
  Страж напрягся ещё больше, но ничего не ответил.
  – Да ладно, на этот раз я не буду использовать никаких хитростей, – мило улыбнулась я, приближаясь к нему вплотную. Он замер, не дыша, вглядываясь меня и явно желая отстраниться, но сзади была только дверь. – На этот раз я воспользуюсь грубой силой.
  Парень согнулся от резкого удара под дых, дезориентировался, оставалось только пихнуть его в сторону и проход оказывался свободен. Кулак, правда, засаднило, но спрятанная под формой кольчуга не спасает от таких ударов. Качаться мальчику надо бы больше... Ну, или не вставать на пути у того, кто подглядел вампирские техники.
  А у Милагро оказался посетитель. Упс, неловкая ситуация.
  – Вызывали, сэр? – бодро спросила я, не растерявшись. Сейчас меня пошлют к демонам, и я зайду как-нибудь в другой раз.
  На меня оглянулись оба присутствующих в кабинете и поспешили встать, приветствуя даму согласно правилам этикета. Посетитель оказался высоким, спортивным мужчиной лет сорока на вид, как говорится, в самом соку. Если всех учеников Академии можно назвать волчатами, разной степени толковости, то передо мной стоял тигр. Сильный, вальяжный, опасный. Старый, мудрый, спокойный. Ему нет нужды скалить зубы, чтобы завоевать авторитет, хватает небрежного поигрывания мышцами. А ещё от него шло ощущение какой-то хитринки, подвывертки, подъёбки... Словно он большой любитель объезжать на кривых козах.
  Эмпатия и интуиция – совмещённый скилл, заменяет скопом все знания по психологии, экономит время и помогает создать первое впечатление. Жаль только, что образы такие размытые.
  – Да, Заря, ты очень вовремя, – произнёс Велор, от чего я чуть не стала похожа на сову. Но сдержалась и изобразила вежливое внимание. – Позволь тебе представить Кайла Грока, королевского отпрыска класса Бэ, управителя земель Чёрной Горы. Кайл, это Заря Фейери, о которой мы только что говорили.
  Я мило улыбнулась и присела в реверансе, давя в себе настороженность.
  – Велор, не надо было, – с неловкостью начал Кайл. – Да и когда ты успел?.. Никогда этого не понимал.
  Неловкость тигра – это... это как будто он сожрал случайно жирную антилопу, а теперь винится перед женой за нарушение диеты. Причём мне-то как раз досталась роль этого травоядного.
  – Ничего, Заря девушка умная, она всё поймёт, – затем Милагро обернулся ко мне: – Год назад у лорда Грока пропал сын, в подозрительной близости от Леса Фей.
  Я внимательно посмотрела на «тигра».
  – Вы же понимаете, – осторожно начала я, – что даже если и когда-то это тело принадлежало вашему сыну, то теперь оно полностью изменено, а сознание – стёрто. Я совершенно иной человек, не знающий о вас ровным счётом ничего.
  – Как-то вы уж очень жестоко, – заметил Кайл.
  – Как говорит мадам Антония, пластырь лучше отрывать резко и раз и навсегда, а не дёргать его медленно и мучительно. Я не хочу вас обманывать и играть на ваших чувствах.
  – А что, я у вас совсем никаких чувств не вызываю?..
  – Ну почему?.. Не каких родственных чувств нет, но вы мне кажетесь опасным противником, не чурающимся никакими методами, но в то же время очень надёжным союзником... для тех немногих счастливцев, что смогли вас заполучить.
  – С чего вы так решили?
  – Впечатление такое, – прищурилась я.
  – Ладно, действительно похожа, – сделал вывод Кайл. – Такая же зараза.
  Неожиданно.
  – Присаживайся, Заря, – пригласил Милагро. Все расселись. – Лорд Грок хочет тебя удочерить.
  – М... Про сына поняла, – кивнула я. – Но это не повод, чтобы приводить в семью незнакомую девушку, тем более, на правах дочери.
  – У меня больше нет наследников, – проговорил Кайл.
  – Какие ваши годы... – я смерила взглядом «тигра».
  – После смерти сына моя жена сошла с ума. Неделю мы уговаривали её хотя бы поесть, а затем она сбросилась с башни. Она была ведьмой.
  О-о-о... А вот это многое объясняет. Ведьмы очень сильно чувствуют родственные связи, почти на физическом уровне. Редкая колдунья может пережить гибель своего ребёнка... А так же эти дамы обладают нехорошей привычкой вешать втихую заклятья верности, чтоб муж не ходил налево. И, разумеется, в безумном виде магичке-самоубийце вовсе не до блага супруга. Не, чисто по-человечески мне его жаль: потерять сына, через неделю – жену. Наследников нет, утешения нет, и даже по бабам не сходишь. Я для него действительно могу стать лучшим выходом из ситуации.
  – Могу сказать «мои соболезнования», но, чую, эти слова вам никак не помогут, – сказала я.
  – Верно.
  – В принципе, всё понятно. У меня хорошие рекомендации, я местная знаменитость... до следующего интересного случая. Идеально. Право голоса у меня есть?
  – Разумеется, – кивнул Кайл. – Мне бы не хотелось иметь в семье заклятого врага. Но, думаю, я достаточно могущественный человек, чтобы вы захотели получить моё покровительство.
  – Ну, это ещё не факт кто чьё покровительство получит, – фыркнула я.
  – Значит, вы договорились? – удивился Милагро. – Вот так просто? Ладно ты, Кайл, но Заря...
  – Не беспокойся, Велор, – улыбнулся лорд Грок. – Девушка меня уже просканировала вдоль и поперёк, выяснила мой характер, привычки, размер владений и... чего пониже. Не понимаю только, как у меня амулеты не затрещали, реагируя на вторжение.
  – Я ничего не делала, – запротестовала я.
  – Да я и не спорю, – легко сдался «тигр».
  – Да... Вы определённо нашли друг друга, – сделал вывод Милагро. – Кайл, может, лучше женишься? С ней тебе точно скучно не будет.
  – Стар я уже для таких дел, – проворчал Грок. – Не хочу девочке судьбу портить.
  – На замужество я не согласна, – отказалась я. – У меня один наследник несоблазнённый ещё где-то бегает.
  – А в чём проблема? – с интересом спросил будущий папа.
  С этого вопроса я поняла, что я с радостью назовусь его дочерью, и что я его с потрохами.
  – В невесте. Надо всё так уладить, чтобы меня весь ведьминский род со свету не сжил.
  – И как, получается?
  – Пока всё идёт по плану.
  – Кхм! Я, вообще-то, тут, – привлёк наше внимание Велор. – И хочу спросить вас ещё раз, согласны ли вы на такую сделку. Заря, Кайл – далеко не сахар, а гад ещё тот...
  – Я заметила.
  – Кайл, Заря полна тайн, о которых сама не в курсе и вовсе не является той милой девушкой, что ты видишь перед собой.
  – Вообще-то я вижу себя в молодости, почему-то напялившего платье.
  Я засмеялась. Жизненные трагедии – трагедиями, но чувства юмора этот человек не утратил. Определённо плюс.
  – О, значит, меня ждут очередные незабываемые годы работы с твоей копией... – покачал головой Милагро. – А я так надеялся, что от тебя уже избавился. Хорошо, значит, можно объявлять о чудесном узнавании и воссоединении семьи...
  – Нет, – прервала я. – Не надо врать там, где это могут обнаружить. Все знают, что Фейери не помнят ничего. Такое «узнавание» будет встречено в штыки и вызовет кучу подозрений. Лучше сделать что-то вроде «встретились два одиночества»: я как-нибудь обмолвлюсь публично, что мечтаю о нормальной семье, а лорд Грок – что подозревает во мне своего потерянного сына. И, кстати, наконец-то у меня будет оправдание несколько... «неженскому» поведению.
  – То есть, придётся чуточку повременить, – задумчиво произнёс Кайл. – На распространение слухов и организацию «случайной» встречи понадобиться время, а заранее начинать процедуру удочерения будет подозрительным. Жаль, а я ведь хотел пригласить вас ко мне в поместье на каникулы.
  Я попыталась сориентироваться во времени. Когда у нас там каникулы и какие у меня на них планы?..
  – Пригласить-то вы можете, – пожала плечами я. – Для этого мне не обязательно быть официально вашей дочерью. Однако не факт, что я соглашусь. У меня могут быть дела и в Академии.
  – Библиотека у Кайла не хуже, – пакостно улыбнувшись, вставил Велор.
  – Плюс, конечно, но я не только в библиотеке живу.
  – И сад там есть, а все твои друзья – разъедутся.
  – Я бы не была в этом так уверена.
  – Хочешь рассказать подробности?
  – Ладно, это уже ваши разборки, – остановил бессмысленный спор Кайл. – Велор, скажи, Заря у вас работает официально или иногда забегает поиздеваться над стражами, да тебя повеселить?
  – Скажем так: Заря Фейери имеет официальный чин капитана и четверых подчинённых, но напрямую к моему ведомству не относится.
  – По бумагам, – добавила я.
  – Ясно, – поднялся Грок. – Думаю, вам нужно обсудить ваши дела, о которых мне знать совершенно необязательно.
  – Не боишься, что твоя дочь ведёт дела со мной? Это может быть опасным.
  – Предпочту по-прежнему считать своего ребёнка сыном, – он прямо посмотрел на меня. – И гордиться им.
  Бинго!
  Я растеклась по креслу счастливой лужицей. Мне никто и никогда не говорил, что гордится мной, а я очень хотела это услышать, я же так всегда старалась, всю жизнь... Охренеть, мужик, за несколько минут общения со мной прощупал эту слабость и одной фразой превратил меня в беспомощное, на всё согласное желе.
  – Так что ты хотела? – вывел меня из прострации голос Милагро.
  – А? – удивилась я, но потом собралась с мыслями. Кайла в комнате уже не было. – У меня есть для меня задание.
  – Хорошее начало, – оценил шпик. – А как же журналистика?
  – В процессе... – отмахнулась я. – Там два камня пнуть, оно само заработает. Встреча назначена на этот вечер. Нет, я говорю о настоящем задании, требующим упорной командной работы.
  – Заинтриговала, – хмыкнул он, постукивая ногтем по столу.
  – Вы знаете, где находится главная база иллюминатов?
  – Начнём с того, что ты не должна знать о их существовании. Но, очевидно, знаешь. Значит, они выходили с тобой на связь и предлагали вступить в клуб. Каков был твой ответ?
  – Чисто женский.
  – Напустила туману, значит. Молодец. Также считается, что иллюминаты не имеют единого центра. Они действуют по типу грибницы, а не пирамиды.
  – Ну, один из них проболтался, что центр есть. И даже о том, как его найти.
  – Да ну? И что он сказал?
  – «Мир меняется. И его меняем мы».
  Милагро откинулся на спинку кресла, задумался. Помотал головой, сказал:
  – Было бы интересно выслушать твои рассуждения.
  – Ничего не происходит единомоментно, – начала я, лихорадочно думая, как объяснить принципы физики Эйнштейна в мире, где до сих пор химию от алхимии не отделили. – То есть, молния, она же не загорается по всему небу сразу, а возникает из одной точки и вонзается в землю. Заклинания не создают защитный купол весь целиком, а «ткут» его из одной точки, постепенно увеличивая площадь. Просто эти процессы так быстры, что человеческий мозг считает, что они происходят моментально.
  – Значит, ты думаешь, что у изменений тоже есть источник, – кивнул Велор.
  – Да. Такая глобальная вещь, как изменение целого мира, не может быть делом обычных смертных, как бы они этим не гордились. Значит, есть некая сила, делающая это. Сила находится в определенном месте, в определённом предмете, артефакте.
  – Ты раньше думала, что этот артефакт либо перемещается, либо находится так далеко, что его невозможно засечь, то есть, его как бы и не было. Но теперь, когда иллюминат сказал «мы меняем мир», ты думаешь, что этот орден... базируется рядом с этим артефактом.
  – Именно, – кивнула я.
  – Интересно... Если я выдам тебе отчёты наблюдателей за последний год, то ты сможешь найти артефакт?..
  – Я могу попытаться выделить закономерность, но изменения происходили не один век, динамика может просто не прослеживаться...
  – Увы, больше не храню. Каждый месяц сжигаю одну коробку с отчётами, чтобы места не занимали и не стали компроматом.
  Я задумалась. Странная тактика... Скорее поверю, что он отсылает эту коробочку в какой-нибудь архив в Задрипенске, откуда её достаточно тяжело достать, не привлекая внимания и по простому подозрению. Но, в принципе, если разделять характер изменений, то возможно проследить динамику за столь малый период...
  – Хорошо, попытаться можно. Только мне нужна хорошая карта на информационном кристалле, которой можно манипулировать руками... Также не помешало бы помещение, в котором эта карта могла бы нормально развернуться и в котором бы поместились пять человек, стол и куча документов... Кстати, как я понимаю, в этих бумагах нет ничего интересного и секретного?
  – Увы, нет, – развёл он руками. – Всё интересное уходит в другие архивы или уничтожается сразу после прочтения.
  – Так и думала. Ну что, показывайте объём работы.
  Милагро подло улыбнулся и подошёл к стене. В ней оказалась замаскированная дверь, а за ней... архив.
  – Помещение нам выделите побольше, – сказала я. – И дайте неделю.
  
  В лаборатории я рассказала о сути своего эксперимента, выслушала много «хорошего» о моих методах, предложила им самим найти подходящий способ добычи красной пыли, раскритиковала все их методы, чем заработала некий авторитет. После этого милостиво согласилась с некоторыми этапами, существенно упрощающими жизнь и разговор перешёл в конструктивное русло.
  Работа закипела. Ребята, вместо того, чтобы брать воздух просто с улицы, настроили воздуховод так, чтобы он шёл с крыши башни, с самой высокой точки Академии. Там вероятность встретить уличную пыль и цветочную пыльцу меньше, а значит, больше найдём предполагаемой красной пыли. Кроме того, они поставили дело фильтрации на поток... попытались, во всяком случае.
  Мне оставалось только ходить рядом, записывать полезные приёмчики и пресекать попытки отвлечься и увести мысли в какие-то облачные дали. Ну и, конечно, принимать работу: несуразный аппарат, выглядевший откровенно устрашающе, но который, вроде бы, работал как надо. Было, конечно, очень обидно: я столько времени потратила на свой эксперимент, а тут пришли какие-то чуваки и быстро всё сделали, но я быстренько удавила это чувство и порадовалась тому, что команда у меня готова к труду на ином поприще.
  Коварно не сказав им ни слова о предстоящих мучениях, я пошла основывать журналистику.
  
  – А у тебя тут уютно, – оценила я, проходя в комнату Эвелины.
  Тяжёлые гардины, ковёр на весь пол, пара удобных кресел, небольшой журнальный столик впритык к письменному.
  – Спасибо, – ответила староста, оставаясь в дверях.
  – Откуда такая роскошь? – поинтересовалась я, опускаясь в одно из кресел. – Ох, как же хорошо! Чёрт, я такое же хочу... Точнее, моя спина настоятельно требует его в своё пользование.
  – В Академии можно заказать дополнительные элементы обстановки, – пояснила она. – В принципе, я могу одолжить тебе денег...
  – Деньги-то у меня есть, – отмахнулась я. – Лучше подскажи, где и как можно заказать.
  – Есть?
  – Есть.
  – Откуда? Ты же...
  – Фейери. Без семьи, без земель и прочего, ага. Просто попался мне по дороге один несчастный...
  – Ограбила?
  – Как можно... В общем, это долгая история, не хочу отнимать у тебя время.
  – Эрика придёт через полчаса, как раз успеешь рассказать, – сверкнула любопытными глазами Эви.
  – Кто-то обещал очень вкусный чай, – напомнила я.
  – Его приготовление не помешает мне тебя слушать. Ну расскажи, а? Я ни кому не скажу.
  Видимо, психологи не зря ставят в своих кабинетах удобные диваны... Посидев в этом кресле я явно раздобрела и потеряла осторожность.
  – Ну слушай, раз спросила. После фей меня первой увидела группа контрабандистов... Не ахай, это только начало истории... Меня определили как королевского отпрыска и повезли в Столицу. По пути на нас напали конкурирующие бандиты, но мы отбились. Потом, уже в городе, ко мне в номер забрёл убийца, а ещё один стрелял в окно из арбалета.
  Фарфоровая чашка звонко стукнулась о столешницу и гулко упала на длинный ворс ковра.
  – Ой! – воскликнула староста.
  – А говорила, что мой рассказ не помешает тебе готовить чай, – мягко укорила я.
  – А, ничего страшного, – неловко улыбнулась она, поднимая чашку. – Продолжай. Я просто не ожидала, что это было столь опасно... Как ты с ними справилась?
  – Подставила комнатного убийцу под выстрел арбалетчика, – безразлично пожала плечами я, стараясь загнать поглубже воспоминания о пережитом ужасе. – Ничего сложного, всё банально и просто... Стрелок, поняв, что убил не того, сбежал, а я обыскала труп и нашла крупную сумму денег. Так как мертвецу деньги явно были уже не нужны, я взяла их в качестве моральной компенсации.
  – Да-а-а... – протянула Эвелина, заливая ароматные травки кипятком. – Я многого от тебя ожидала, но такого... А что стража?
  – Я содрала с капитана этого неудачливого убийцы ещё денег и на них полюбовно решила конфликт с хозяином таверны. Никакой полиции не было.
  Староста молча закрыла чайничек крышкой, подхватила юбки и уселась в соседнее кресло. Было странно видеть её такой задумчивой, обычно она за словом в карман не лезла, а трещала так, что уши болели. А сейчас...
  – Ты же знаешь, что сокрытие преступления – тоже преступление? – наконец, уточнила она.
  – В тот момент я о таком и не думала. Просто хотела как можно более быстро и бесшумно избавиться от трупа.
  – Заработав при этом кучу денег?
  – Это получилось автоматически, – улыбнулась я с неловкостью.
  – Да... Опасный ты человек, Заря... – покачала головой Эви. Я тактично умолчала насчёт своих сомнений в собственной человечности. – Вампира опознала, убийцу убила другим убийцей... Даже не буду спрашивать, как тебе удалось уклониться от арбалетного болта, да так удачно, чтобы он попал в противника. Заказчика нашли?
  – Нет, мне не до того было, – покачала я головой. – Я в Академию поступала. Деньги неудачнику дал какой-то мутный тип с дорогим мечом за спиной, ищи его потом... А арбалетчика след простыл ещё раньше.
  – Сколько было в том кошеле?
  – Тридцать небесных.
  Староста совсем не аристократически присвистнула.
  – Это дорогой заказ, – пояснила она. – На такую сумму можно заказать представителя высшей аристократии, либо богатого купца... Но никак не девочку в капюшоне в окружении бандитов. Кто-то знал, кто ты, и хотел тебя устранить. Это не случайная атака...
  – Да знаю я... – поморщилась я. – Но где мне этого гада сейчас найти?.. В Академии он никаких признаков себя не проявлял, не ловить же мне его по всей Столице?..
  – Да уж. Зато становится понятным такой ажиотаж вокруг тебя в Академии. Если ты даже на практически безлюдном пути умудрилась завести врагов, то тут – сама Природа велела!
  – Но кроме врагов я завожу ещё и друзей, – сказала я, подмигнув.
  – А вот за это надо выпить! – торжественно провозгласила она.
  – Чаю?
  – А хоть и его!
  Через пару чашек мы принялись за подготовку декораций: плотно зашторили окно, максимально приглушили освещение, чтобы в комнате царил уютный полумрак; передвинули одно кресло так, чтобы оно оказалось в самой глубокой тени. Рядом поставили маленький светильник, тщательно подобрав угол и интенсивность освещения, чтобы содержимое кресла точно не получилось разглядеть.
  Едва мы, хихикая в кулачки, закончили с приготовлениями, раздался робкий стук в дверь. Мы озорно переглянулись и кинулись на свои места. Я упала в кресло, пряча светлые кружева рукавов под тёмной юбкой, и сосредоточилась на внутреннем состоянии, пытаясь загнать расшалившееся веселье в пределы тела. Конечно, кто поопытнее смог бы засечь наследника даже через стену, но обычно люди не фиксируют откуда идёт сигнал.
  Эвелина же старательно откашлялась, делая серьёзный, даже можно сказать, строгий вид, и открыла дверь.
  – Здравствуйте, староста Михей, – смиренно поздоровалась Эрика. Даже и не скажешь, что она обладает упорством дятла, севшего на бетонный столб. – Вы хотели со мной поговорить?
  – Да, Эрика, – дружелюбно улыбнулась Эви. – Проходи.
  Девушка вошла, явно чувствуя себя неловко. Можно сказать, что сплетницы – это некий средний класс в женской иерархии Академии. На самом верху стоят блистательные аристократки из самых богатых и знатных родов, которые здесь больше устанавливают контакты, плетут интриги, общаются и тренируются в обольщении, нежели учатся. Внизу – с трудом пробившиеся в отпрыски люди из простых семей и обнищавшие аристократы, которые зубами вцепляются в знания, понимая, что от этого зависит их жизнь. Первые считают ниже своего достоинства распространять сплетни, хотя если никто не видит, с удовольствием их слушают. Вторые – любят подобное дело, но им не хватает времени на такое развлечение.
  Так что – чистый среднячок, болтающийся как мусор в проруби, приставая попеременно то к одному, то к другому берегу. Поэтому у них нет наглости верхних и учтивости нижних.
  – Садись, – указала староста на кресло. Она тоже прекрасно поняла это затруднение. – Я хочу поговорить с тобой насчёт твоей успеваемости...
  Эви медленно, с прямой спиной прошла к моему креслу, чётко рассчитывая каждую интонацию и движение. И даже не фыркая от смеха, хотя и хотелось. Эх, пропадает в ней великая актриса... Может, и театр тут организовать?.. Нет, это будет слишком.
  – В последнее время твои оценки по всем предметам существенно ухудшились, – строго продолжала староста, а затем мягко добавила: – Ты же умная девушка и прекрасно справляешься со всеми заданиями. Почему сейчас такой спад? Тебе что-то мешает?
  – Я... – растерянно протянула Эрика, не зная, как оправдываться.
  – Может быть, тебе мешает слежка за мной? – спросила я, ногой включая другую лампу.
  Девушка дёрнулась было бежать, но быстро оправилась от испуга и поняла, что это выглядело бы глупо. Хотя её можно понять, представьте, сидите вы такие нервные в кресле, лихорадочно придумываете отмазку, а тут светильник включается сам и оказывается, что кресло напротив отнюдь не свободно, там сидит тот, кому попадаться на глаза даже опасно... К тому же сидела я поистине царственно, прямая спина, расслабленные руки на подлокотниках, подбородок приподнят... А подушка под задом позволяла мне глядеть на неё свысока.
  – Нет, я всё понимаю, – мягко произнесла я, отводя левую руку в сторону. На подлокотник присела Эвелина, которую я тут же придержала за талию. – В Академии с развлечениями не густо, а обсуждение моих выходок хоть как-то скрашивает однообразные будни. Но это не значит, что вам следует совсем забывать об учёбе.
  – Так ты... не злишься? – дошло наконец до напуганного создания.
  – Не злюсь. В конце-концов, это естественно, обсуждать всякие странные и захватывающие вещи. Мне просто неловко от того, что вы из-за этого страдаете... И дело ведь не только в успеваемости... Вам ведь хочется, чтоб это вы были в центре внимания? Чтобы это вас так яростно все обсуждали по углам и спорили до хрипоты. Чтобы вы были на вершине... Не так ли?
  Эрика молчала, глядя на меня донельзя подозрительно. Но что-то от неё такое чувствовалось, какое-то сомнение, будто что-то в её душе откликалось на мои слова.
  – Хотите, я поделюсь с вами секретом этой популярности? – дождавшись осторожного, неуверенного кивка, продолжила: – Это загадка. Меня всегда окружает ореол таинственности и непредсказуемости. Неизвестно, откуда я пришла, и кто моя семья. Неизвестно, что я задумала и почему так действую. Неизвестно, какое безумство я выкину в следующий момент. Это будоражит воображение, развязывает языки, заставляет следить за мной украдкой...
  Она заворожённо слушала, понимая правоту моих слов. Она сама не раз на такую удочку ловилась.
  – Хотите, я вам подарю тайну? Тайну, которая будет только вашей, которая вознесёт вас на вершины популярности? – тоном заправского искусителя говорила я, разворачивая эмоциональное кольцо. – Не просто так. Мне от вас ничего не надо, но вам самим придётся очень много работать, чтобы добиться результатов и, в первую очередь, повысить свою успеваемость. Так как, согласны?..
  – Думаю... я готова вас выслушать, – осторожно сказала Эрика.
  – Я предлагаю вам стать лучшими сплетницами. Теми, чьё слово будет создавать и рушить репутации. Теми, что станут важны, уважаемы и знамениты. Все будут гадать, как же вы так оперативно и чётко собираете информацию, все будут искать, в чём же ваш секрет...
  – И как это сделать? – скептицизм и тщеславие боролись в девушке с переменным успехом.
  – Вы ведь не успели на моё вчерашнее выступление, когда совсем рядом со мной арестовали Элиора ван Халлена по подозрению в ношении оружия ? – сама задала вопрос, сама же и ответила: – Верно, не успели, у вас был урок. А что если я заранее буду предупреждать вас о запланированных акциях? А что если я вам дам сигнальный браслет, который будет нагреваться и показывать моё местоположение, если я что-нибудь неожиданное выкину? Вы бы стали первыми очевидицами, которых бы все расспрашивали...
  – То есть, вы не хотите, чтобы мы за вами следили? – нахмурившись, спросила она.
  – Нет, я хочу, чтобы у вас время оставалось и на себя. Возьмите браслеты, – сказав это, я сжала бедро Эви, и она достала три плетёных браслета со стеклянными бусинами. – Вам это ничего не будет стоить, а выгоду – принесёт. Кроме того, после дополнительных занятий я иду в библиотеку, можете за соседним столом устроиться, тоже поучиться. И я рядом, и успеваемость подтянете, и сплетни никуда не убегут.
  – И как это приведёт нас к величию? – ещё больше нахмурилась Эрика.
  – Это пока только начало, проверка нашей способности работать вместе и помощь в учёбе. Если сработаемся, я расскажу, как вам можно наплодить тайны вокруг себя. Настоящей, качественной тайны, которых будут мечтать разгадать.
  Есть! Теперь сплетница выполнит всё, что я скажу, лишь бы узнать что это за таинственный способ. Любопытство кошку сгубило, как говориться.
  – Хорошо, мы согласны... – сказала она, протягивая руку к браслетам. – Но смотрите, если что...
  – Конечно, – холодно улыбнулась я на эту нелепую угрозу.
  Хотя через пару лет их угрозы уже не будут нелепыми.
  
  – А теперь перейдём к тому, ради чего я тебя сюда, собственно, и заманила, – хищно улыбнулась Эвелина.
  Мне резко подурнело. Вот так строишь коварные планы, с начальником разведки пикируешься, а вдруг оказывается, что тебя вот так запросто заманили в ловушку. И кто? Тот, кому ты больше всего доверял!
  – Эй, Заря, ты чего так побледнела? – удивилась староста. – Да пошутила я, просто девичник хотела устроить.
  – Э-э-э... Девичник? – не врубилась я.
  Во-первых, ещё не до конца перешла с темы предательства. Во-вторых, мне всегда казалось, что девичник – это вечеринка невесты перед свадьбой.
  – Ну да, – кивнула она. – Маски, ванночки, крема. Маникюр, педикюр и всё такое... О Природа! Ты же никогда за свою новую жизнь не была на девичнике! Чёрт, глупая, как же я этого не поняла! Ты извини, но твои мозолистые руки и нежно-зелёный цвет лица причиняют мне невыносимую боль.
  А-а-а... Так у меня тут косметолог добровольный объявился! Так бы сразу и сказала, чего пугать-то? Тем более, что сама давно хотела собой заняться, а то после недели наказания, да на листьях бодрящего дерева, я действительно выгляжу не совсем... свежо. Скоро вообще товарный вид потеряю, как Ареса соблазнять буду? Ещё удивительно, как на меня Кайл купился... Но, увы, как-то так получилось, что внешний вид у меня оказался где-то в самом низу моего списка приоритетов.
  – С удовольствием сдамся в твои руки, – хмыкнула я. – Только, боюсь, многому тебе придётся меня научить. Феи не в радость, сама понимаешь.
  – Конечно! – улыбнулась она и радостно затараторила.
  Я же отключила внутреннего параноика и стала просто наслаждаться праздником тела.
  
  До своей комнаты я так и не добралась, заснула на удобном раскладном диванчике Эвелины. Но где-то после полуночи меня будто что-то дёрнуло изнутри, заставило проснуться. Я тихонько встала, стараясь не разбудить старосту, и как была, в одной нижней рубашке, отправилась на неслышимый зов. Кому-то я была нужна так, что этот кто-то заполнял собой весь поток, проходящий сквозь меня.
  Из дверей музыкальной комнаты доносилась тихая, грустная мелодия. Я осторожно приоткрыла дверь, встала на пороге. Музыка оборвалась на половине такта. Я улыбнулась, неслышно подошла к синтезатору и нажала несколько клавиш. Весёлая, легкомысленная мелодия наполнила зал.
  «Я уж думала, ты не придёшь».
  «Как можно, милая».
  
  

Глава 18. Аналитика.

    Один знает где ты живёшь, другой – твоё настоящее имя, третий – место твоей работы. И вся эта информация поддаётся сбору и анализу.
С. Лульяненко (цитата не точная)
  На следующее утро я подняла зевающих, растерянных подчинённых ни свет ни заря, как положено по расписанию. Парни ругались нехорошими словами, которых цвет аристократии знать не должен, и отказывались выходить в холодную, красноватую темноту. С одной стороны, я могу их понять: вчерашняя тренировка измотала их до дрожи в коленях, но с другой... Почему-то я, энергетический инвалид по местным меркам, всегда ходила на занятия и не ныла. Принципиально.
  Пришлось силком вытаскивать их из кроватей и аккуратно вымачивать в холодном душе, от чего меня прямо с утречка окружал ореол чужой ненависти. Но я не унывала, так как парни меня всё-таки слушались, только сделала зарубку на память, что их ласково допросить не помешало бы.
  Вопреки их ожиданиям, направились мы не на полигон, а на нижние этажи, к Милагро. Вчера, после утренней тренировки, я поймала Ниарона и долго баяла ему про ушу, сумо, демб и прочие боевые искусства, о которых я знала из телевизора. Он долго сопротивлялся, говоря, что классическая, проверенная временем система лучше, но мне удалось его «зажечь», сказав, что благодаря этим техникам я его тогда и победила. После этих слов у наставника загорелись глаза, и он с важным видом сказал, что что-нибудь придумает.
  Фактически, ему придётся изобретать эти боевые искусства, потому что я знала только самые азы, даже нет, основные концепции, которые отличают одну систему от другой. Однако, если вспомнить, что местные не знают о них вообще, то пара хитрых приёмов может стать существенным преимуществом.
  Ребром встаёт вопрос, на какой чёрт мне вообще все эти сложности сдались. Просто в Вэриде единая, армейская система боя, требующая определённой физической подготовки и накладывающая свой отпечаток на человека. Иначе говоря, бойца видно за версту, а ведь мы – отряд тонких воздействий и должны быть хотя бы минимально незаметными. Да и я просто вспомнила толстячка Месету и поняла, что мне проще заставить Ниарона придумать аналог сумо и греческой борьбы, чем сделать из него что-то достойное по местным меркам.
  Кроме того, Ниарон был рад, как слонёнок. В Академию он пошёл за великими свершениями, но как-то не очень получалось, а тут такая возможность сделать свой вклад в историю!.. Однако он предупредил, что результаты будут нескоро и до конца каникул к нему вообще лучше не соваться. Так что доступные ресурсы я решила вложить в более привычное им дело.
  Унылый охранник, стоящий перед дверью Милагро, наверное, в декоративных целях, сладко-сладко спал. Стоя. Пришлось его нежно отодвигать в сторонку, чтобы иметь возможность протиснуться внутрь. Он даже не проснулся, продолжая посапывать, откинув голову назад. А сам шпик не спал, задумчиво пялился в стену, попивая чай.
  – Заря? – удивился он, сфокусировав на мне взгляд. – Ты чего так рано прискакала?
  – Работать хочу, – заявила я. – До дрожи в коленях не терпится зарыться в эти прекрасные пыльные бумажки и вникнуть в их интереснейшее содержание!
  – Говори по существу, – поморщился он. – Я с утра сарказм плохо воспринимаю.
  – Мне нужен кабинет, магическая карта, куча бумаги и архив за год, – перечислила я, а потом добавила: – А также серьёзный разговор про моих ребят и предполагаемого папочку... Но это только после того, как вы отдохнёте.
  – Кабинет – вторая дверь дальше по коридору, магическая карта – вот, – он порылся в ящике стола и вытащил на свет малюсенькую Слезу. – Бумагу добывай сама, а архив можешь утаскивать прямо сейчас.
  Дверь-стена открылась.
  – Благодарю, – присела я в реверансе, а затем выглянула в коридор. – Ребята! Сейчас у нас намечаются физические упражнения: надо переставить эту статую и отнести кучу коробок во-о-он туда.
  Парни позевали, почесались да принялись за дело. Кстати, необходимо заметить, что местные в принципе сильнее, чем земляне, так что и с перестановкой охранника, и с тасканием коробок они справились на ура. Я тоже хотела сначала поучаствовать в этом весёлом спорте, но, подняв одну коробку, резко передумала. Вместо этого я под любопытными взглядами моих подчинённых присела на стол к Милагро.
  – Насчёт разговора... Сейчас я уезжаю по делам, вернусь завтра вечером, тогда и поговорим. И возьми с собой Гела, всё-таки бумаги секретные, их надо охранять.
  О-кей, переставлю его к нашей двери, никаких проблем. Интересно, он заметит разницу?.. И вообще, за что бедного парня так наказали?
  – Если это можно назвать охраной, – только заметила я.
  – От любопытных он меня защищает... Также, как от девиц, решивших узнать секретные данные через мою постель, – он смерил меня насмешливым взглядом.
  Я намёк проигнорировала, продолжая сидеть на столе.
  – Может помочь чем? – предложила я. Ответом мне было крайне скептическое выражение лица. – Чаю там принести или пару настоек мадам Антонии...
  – А ведь действительно клеишься, – с некоторым даже весельем заявил Милагро. – А если я об этом твоему отцу расскажу?
  – Он над вами поржёт, – не задумываясь, ответила я. – И я не клеюсь, я забочусь. У вас такой вид, словно вы всю ночь сражались со стаей зомби, только переоделись, а теперь мрачно поджидаете вторую стаю для расстрела, понимая, что сил осталось совсем мало.
  Я скромно умолчала, что первая мысль была о том, что его из оной зомби-стаи выгнали из-за слишком разложившегося вида.
  – Да уж, зомби.... – потёр он виски. – Хорошая интуиция, даже мою усталость заметила, а, уж поверь, я умею её скрывать.
  – Так как? – нетерпеливо спросила я. – Помочь?
  Велор некоторое время с интересом рассматривал меня, а потом произнёс:
  – Поделись бодростью, а? Мне почти физически больно смотреть на твой энтузиазм в такое время.
  Пожав плечами, я наклонилась и чмокнула его в лоб. Милагро вздрогнул всем телом, словно его прошибло током.
  – Ух, аж в голове яснее стало, – заявил он. – Спасибо. Кстати, тебе от этого хуже не станет? Слышал, у тебя какие-то энергетические проблемы.
  – Ага, – беспечно пожала я плечами. – Слишком развитая энергетическая систем, да вот только дырявая... Не волнуйтесь, вам я передала не больше часовой утечки.
  – И всё-таки клеишься. Кстати, об этом. Ты когда пари заканчивать собираешься? Они уже оба к тебе в постель прыгнуть готовы, а ты всё тянешь кота за хвост.
  – Ну вот, вы разгадали мой коварный план, – надулась я. – И нет, они ещё не совсем готовы, пусть побродят ещё.
  – Ну-ну, смотри, как бы не рвануло.
  – Постараюсь. Ладно, пошла я своих инструктировать.
  
  
  Когда я вошла в отведённую нам комнату, парни резко замолчали. Обсуждаем начальство? Какая прелесть!.
  – Ладно, ребята, – потёрла ручки я. – Хорошая новость: эту неделю никаких тренировок. Плохая новость: никакой алхимии. Вместо этого мы будем работать с бумагами.
  Моя команда в едином порыве поморщилась.
  – Будем искать центр Изменений, – продолжала я. – Элиор, у тебя лучшие оценки по географии, будешь на сортировке. Берёшь отчёт, смотришь откуда он. Если из крупного города – откладываешь. Если из городишки или деревни – передаёшь дальше по цепочке. В больших городах много интересных событий, о изменении цвета камня никто и не напишет. Другое дело – деревня, где события бывают раз в сто лет.
  – Стоп-стоп-стоп! – поднял руку Элиор. – Какие изменения, какие отчёты?
  Я притормозила, вспомнив, что они ещё совсем недавно были гражданскими, прячущими головы в песок. Так что тут нужно немного пояснить.
  – Изменения – это то, что нарушает обычный порядок Природы. Сначала они действуют на нестабильные, часто меняющиеся структуры: заклинания и нематериальные существа, вроде духов цветов и фей. Потом – на материальные, но тоже меняющиеся: растущая зелень, новорожденные животные. Затем на уже сформированные живые объекты, типа внезапного позеленения всех коров в стаде. В последнюю очередь изменения затрагивают неживые объекты... Хотя, по моим расчётом, неживого это тоже может коснуться, когда оно активно изменяется по законам природы. Например, во время переплавки металлов.
  – Значит, мы ищем то, что изменяется не так, как положено Природой, – сделал вывод Розан, любопытно сверкая глазами. – Чем больше нормальных изменений терпит предмет, тем проще Изменению сделать его другим. Соответственно, чем предмет нестабильнее, тем меньше силы нужно приложить для его Изменения.
  – Верно, – кивнула я обрадованно. Слава Харухи, мне выдали не идиотов. – И отслеживая количество и качество изменений, можно рассчитать их центр, что подводит нас ко второй части вопросов: отчётам. Это – ежемесячные доклады наблюдателей Палаты Ликов. Всякие секретные данные от туда убрали, так что не обольщайтесь... Осталась одна скукотища, среди которой нам нужно откопать необходимую информацию.
  Все дружно посмотрели на огромную гору коробок.
  – Итак, – продолжала я. – Элиор сортирует населённые пункты по размерам. Все остальные, включая меня, берут эти папки и внимательно читают. Когда находят что-то по нашему профилю, включают карту, – Я подошла к стене и повесила на «розетку» выданный кристалл. В воздухе тут же появилось объёмное изображение местности, причём очень подробное, со всеми горами и лесами. – И добавляют точку. Жёлтую, оранжевую, красную или чёрную – в зависимости от интенсивности Изменения. Вот так, – я ткнула в карту, добавляя точку на вершине какой-то горы. – Во избежании путаницы добавляйте к ним описание Изменения, вот так, – щёлкнув пальцем по точке, я открыла небольшое окошечко, где написала «Эксперимент», а затем сжала его до размеров той же точки.
  – Не знал, что так можно делать... – удивился Леон.
  – Можно, – кивнула я. – Карта подчиняется мысленным приказам, с жестами просто удобнее. Ах да, ещё. Работать будем по ураганам[25]. Полностью анализируем самый дальний ураган, потом копируем чистую карту и наносим маркировку на неё, потом ещё и ещё... Так можно будет проследить динамику гораздо нагляднее.
  – И зачем я пожаловался Хелвису на скуку... – вздохнул Месета.
  Я с предвкушением улыбнулась. Работа закипела.
  
  Через час комната оказалась погружена в бездну уныния. Погода, чувствуя приближение зимы, всё ухудшалась, поэтому на улице было холодно и влажно, хотя до обещанных тропических ливней оставался ещё ураган. Помещение, в котором мы заседали, оказалось давно заброшенным и, соответственно, отопление в нём не включили. Отчёты в большинстве своём оказались крайне скучными, написанными птичьими лапами и содержащими мало полезной информации по делу. А Элиор, единственный счастливчик, всё увеличивал и увеличивал количество папок на просмотр. Розан трудолюбиво читал доклады, слегка подрагивая от холода и периодически грея руки. Месета развалился на стуле, уже минут двадцать пялясь в один и тот же листок. А Леон вообще нервно дрыгал ногой, устало пыхтел, брался за бумаги, откладывал их... И, главное, на карте появилось всего четыре точки. Эффективность работы просто поражает.
  – Так, ладно, – резко сказала я, опустив папку. – В таких условиях работать точно невозможно. Кто-нибудь разбирается в бытовой магии? Энергетическая линия тут есть, надо просто подключить отопление.
  Все дружно покосились на Розана, а потом сделали невинные глаза.
  – Вот и отлично, Розан, займись, – обрадовалась я. – Леон, будь лапушкой, сходи на кухню и попроси у них чайный сервиз и заварку. Только смотри, чтобы чайник был с подогревом.
  Леон радостно вскочил и выбежал из комнаты. Чуваку явно на месте не сиделось. А вот Розан встал неохотно и начал тыкать в стену около двери, где появился графический интерфейс управления инфраструктурой замка. Метод научного тыка – великая вещь!
  – Элиор, ты за первый ураган отсортировал? – продолжала я перекличку.
  – Я на середине второго, – ответил он, обложенный папками.
  – Сколько всего населённых пунктов?
  – Около сотни.
  – Распредели, пожалуйста, каждому по двадцать и запиши, кому что досталось, чтоб за следующий ураган достались те же деревни. Так хотя бы не придётся вникать в происходящее заново, и, может быть, какая-нибудь сюжетная линия образуется.
  – Угу...
  – Не «Угу», а «Да, капитан», – поправила я.
  – Да, капитан, – с явным сарказмом проговорил Элиор.
  Замёрзшие люди добрыми не бывают, но спускать такое тоже не дело.
  – Какие-то проблемы? – уточнила я.
  – Ну да, большие, – поднялся он на ноги. – Если ты не заметила, мы не военные, раз. И таковыми становиться не имеем ни малейшего желания, два. И, уж тем более, не желаем иметь ничего общего с Палатой Ликов, три! А нас засунули в холодную комнату, заставили разбирать секретные документы и, ко всему прочему, поставили над нами девчонку!
  Я тоже встала, оказавшись с ним на одном уровне.
  – Твоё желание стать военным стало очевидным, когда ты начал носить кинжал в здании Академии. Раз и два. Все имеют дело с Палатой Ликов, так или иначе. Можно либо спрятать голову в песок, заявляя, что за тобой никто не следит, вот точно-точно, либо поднять голову и начать сотрудничать с этой организацией и извлекать из этого дела пользу. Три. Если Розан разберётся, у нас будет отопление, четыре. Насчёт последнего у меня к тебе вопрос: а важно ли это, что командир ходит в платье или в костюме?..
  Он выдержал мой взгляд, хотя было видно, что он слегка струхнул. Ярость я старалась с поводка не спускать, чтоб не задеть напугать беспричинно, но дала понять, что она есть.
  – Или ты хочешь сказать, что я веду себя как капризная девчонка? – продолжала я. – Я тебя сумки с покупками заставляла носить? Требовала чего-то невозможного, выгодного лично мне? Нет. Или я от работы увиливала, спихивая на вас всё самое сложное?.. Нет. Смею напомнить, что из четырёх точек на карте, я поставила две. Ещё какие-то проблемы?
  Мы некоторое время молча пялились друг на друга.
  – Да, – последовал ответ у меня из-за спины. – Я не могу включить отопление потому что у меня не хватает доступа.
  – Давай я попробую, – мгновенно повернулась я к нему. – Тут нажать?..
  – Ага... То есть, да, капитан.
  – Вот и отлично, – я нажала пальцем с кольцом на нужную строчку. В комнате мгновенно стало заметно теплее.
  – О, отлично, – заявил Месета. – Если сейчас Леон придёт, то это можно будет назвать совсем человеческими условиями...
  – Неженки, – вынесла вердикт я, усаживаясь обратно. – Элиор, ты бунтуешь или работаешь?
  – Работаю, – сказал он, мстительно плюхая передо мной большущую стопку. – Но мне твоя идея кажется безумием, капитан. Такие Изменения происходили годами, в этом нет ничего необычного.
  – Вот когда проанализируем отчёты, тогда можно будет о чём-то с уверенностью заявлять. Я сделала предположение, мы его сейчас проверяем... Ладно, записывай, мне достались деревни...
  Все достаточно бойко продиктовали свои точки. В разгар процесса пришёл Леон с чаем, стало ещё веселее. Элиору, как распределителю, я выделила самую маленькую стопку, остальные принялись за дело.
  – Послушайте, – прокашлявшись, начала я. – Это, конечно, не по теме, но... «Девица Сафрония вышла замуж шестой раз», уже хорошо, не находите? Девица шести раз замужняя. «Муж ейный, добродетельный кожевник Сергий, брачную ночь в своём доме проводить отказался, в оное время сверкая голыми ягодицами на главной площади. Направлялся он в сторону поля с громкими воплями. Когда добрым мужам удалось поймать бесстыдника, Сергий начал лепетать, как ребёнок. Выяснилось, что обширные телеса девицы Сафронии едва не задушили его насмерть, когда та пыталась его обнять со всей страстью. Кожевник Сергий вырывался три раза, но ейная жена его ловила и склоняла к противоестественному и смертельно опасному выполнению супружеского долга...»
  Продолжить мне помешал дружный ржач. Сначала было недоумение, потом неловкие, едва сдерживаемые смешки, а потом грянул гром... Я подождала, пока они отсмеются и продолжила:
  – «... В связи с этим кожевник Сергий смиренно просит о разводе, а у девицы Сафронии появился седьмой ухажёр, кузнец Итор, который заявляет, что не боится прелестей девицы Сафронии и что они созданы именно для такого большого и сильного мужа, как он. Смею напомнить, что точно так же заявляли все шесть её мужей, до того, как дошло до дела. В скором времени в администрацию придёт официальный запрос о разводе, и я, староста, прошу дать делу ход. Кожевник – мужик, конечно, глупый, но руки у него золотые, пропадём без него».
  – О Природа... – выполз из под стола Леон. – Может, девицу Сафронию тоже в аномалии записать?
  Смех возобновился, а я задумчиво посмотрела на карту.
  – Нет, к сожалению, мы не знаем возраста означенной девицы, – с разочарованием заметила я. – Ни даты её первого замужества, на крайний случай. Так, у нас всего пара минут до завтрака осталась, пока хватит. Не забывайте, что во время дополнительных занятий надо будет прийти тоже сюда.
  Изрядно повеселевшие парни старательно закивали.
  
  Этим вечером первым отважился зачитать смешную историю Леон. За ним – Месета... Слова за слово – и работа закипела. Вместо того, чтобы просто читать скучные отчёты они начали искать среди них забавности. Конечно, на ржач тратилось время, но лучше уж пусть они с хорошим настроением его тратят, чем уныло пялятся в одну точку, желая откосить от работы. Тот же Леон предложил сделать юмористическую подборку самых-самых историй, за что тут же и поплатился: оказался усажен в отдельный угол, переписывать тексты, менять имена и названия. Всё равно работничек из него хреновый.
  По моей наводке деревню назвали Кукуево, а персонажей – Марья, Василий и Иван. То есть, реальные происшествия по всей стране мы собрали в один придуманный городок, с одними и теми же придуманными архитипичными придурками. Если это не станет шедевром литературы, то я даже не знаю... Правда, надо будет процент гонорара отстегнуть Милагро, а то он устроит нам весёленькую жизнь. Да и не факт, что он нам разрешит такое публиковать. Но нам хотя бы эта тетрадочка будет скрашивать унылые зимние вечера.
  Зато и дело продвигалось с невиданной быстротой: этим вечером мы успели сделать весь месяц, а на карте появилось около сорока отметок разного цвета. Пока они казались просто кучкой хаотично расположенных точек, но мы не унывали, надеясь отследить Изменения в динамике.
  После того, как закончилось время дополнительных занятий, я пинками выставила всех из кабинета. Нет, я конечно понимаю, что хорошая мотивация, интересное дело... Но это не повод забывать о домашних работах и просиживать весь день в одном месте. Тем более, что меня в библиотеке ожидали «метёлки», бдительно следящие чуть ли не за каждым моим шагом. Я должна вести себя как пай-девочка, хотя мне до смерти хотелось утереть нос этому иллюминату... Навевает на подозрения, что он сам этого хотел добиться, но намёк на местоположение базы настолько тонок, что я даже не знаю, мог ли кто-нибудь сделать его специально. Если да – то он гений, снимаю шляпу.
  В библиотеке, на столе, за которым я обычно сидела, лежала бумажка. Я сначала подумала, что кто-то забыл или специально оставил, поленившись выкинуть в мусорку, но как только я взяла листок в руки, мне спину пронзил чей-то внимательный взгляд из того угла, где устроились «метёлки». Может, записка от них?..
  «Раз уж мы нормально общаемся, можно задать несколько вопросов?..»
  Ой, как мило. Уже через день новоиспечённые журналистки додумались взять у меня интервью... Я закивала, словно бы про себя, а затем выкинула бумажку в мусор, активировав браслет. Захотят – сами придут.
  Только, кажется, на свидание с Вандой я опять опоздаю.
  
  Точно в момент, когда я привела свою комнату в порядок, в дверь постучали. Не то что бы у меня был особый бардак, но сказывалось отсутствие в комнате достаточного количества полок... Которые я всё-таки докупила, вместе с креслам, на что пришлось потратить значительную часть моего капитала. Но в борьбе между жадностью и жаждой комфорта выиграла задница, требующая нормальных условий работы.
  Открыв дверь, я некоторое время с недоумением пялилась наружу. Я видела Эрику. И в то же время не видела её. Странное такое ощущение, словно я смотрю сквозь человека или пытаюсь разглядеть заклинание. Ускользает внимательного взгляда, но, тем не менее, всё-таки видна. Я посторонилась, позволяя ей войти.
  – Невидимка? – с любопытством спросила я, закрыв дверь.
  – Да, – ответила она, снимая с головы некое подобие платка. – Ты меня видела?..
  – Почувствовала присутствие, но глаза ничего не зафиксировали. Здравствуй, кстати.
  – Любопытная способность, – искренне улыбнулась она. – Здравствуй.
  – Присаживайся, – указала я на кресло. – Еда в моей комнате не выживает, так что предложить мне нечего.
  – О, точно, это один из моих вопросов, – заявила она, садясь. – Почему ты так много ешь?
  – Ответ «Я не знаю» тебя не устроит? – усмехнулась я, присаживаясь в соседнее. – Потому что феи что-то напутали и моё тело потребляет энергии больше, чем производит. Я вообще-то ведьма, только колдовать не могу.
  – Ты злишься на них?
  – Нет. Это примерно как злиться на дверь за то, что она прищемила палец... Всё-таки они не могут себя контролировать, а если нет злой воли, то и обижаться не на что.
  – Неужели ты никогда-никогда не злишься? – прищурилась она, подаваясь вперёд.
  – Конечно злюсь, – улыбнулась я, невольно вспоминая Халка, – на себя. Что нарвалась тогда на фей... Что сейчас не могу ничего путного сделать... Что никак не могу вписаться в окружение.
  – Не похоже, что ты пыталась... Почему ты ушла с посвящения?
  – Откуда?
  – Посвящение. Ну, такое помещение со свечами, где наряженные только в простыни девушки зачитывают унылые речи.
  – А-а-а... Так это был не сон?
  Эрика поперхнулась.
  – Что, серьёзно? Ты спалила целую аудиторию, зажгла простыни очень влиятельных дам, от чего им пришлось возвращаться по комнатам в обгорелых остатках, а теперь заявляешь, что тебе это просто показалось сном?..
  – Эм... Ну да, – согласилась я, а потом возмутилась. – И вообще, сами виноваты, надо было меня перед посвящением хотя бы разбудить. Несоблюдение техники безопасности ведёт к травмам и увечьям.
  – Говорят, ты прошла прямо сквозь огонь, и не осталось никаких ожогов, – таинственно расширила она глаза.
  – Как я уже говорила, я ведьма. И мне казалось, что это сон... А во сне, как известно, магия выполняет такие штуки, что в реальности и представить сложно. Колданулось не пойми что... Говорю же, будить надо было.
  – А как это ведьма? Да ещё и которая колдовать не может?..
  – Ты знаешь, чем ведьма от обычного смертного отличается?
  – Умением колдовать?
  – Ну, значит, я эпизодическая ведьма, которую на магию пробивает только в самых крайних случаях.
  – А как ты относишься к Серре?
  – А кто это?
  – Вообще-то одна из самых красивых и знатных девушек Академии, самая завидная невеста ныне.
  – Понятия не имею, кто она.
  Этот ответ мне определённо будет стоить пакостей со стороны этой Серры, но я не могла удержаться от подклолки. Ну, а что? Я действительно не знаю эту сиятельную мадам, она со мной познакомиться не соизволила... Пусть теперь её ЧСВ понизит то, что кто-то её аж не знает. Конечно, в ответ она пустит слух, что я необразованная деревенщина и всё такое, но как будто этого в Академии кто-нибудь не знает.
  – Эм, хорошо, допустим, – замялась сплетница. – Я тут заметила, что ты не ходишь на уроки этикета. Почему?
  – Я досрочно сдала мадам Сасании все экзамены. У меня слишком много дополнительных занятий, мне надо наверстать всё стёртое, а вот правила этикета, кажется, закрепились на уровне рефлексов. Так что мы договорились.
  – Удивительно. Старая карга никому поблажек не делает.
  – А кто сказал, что это поблажки? Экзамены были очень серьёзными, но я сдала их с честью и получила заслуженное освобождение. Думаю, если бы остальные, вместо того, чтобы тянуть кота за хвост, в конце концов выучили бы этикет, то их бы тоже отпустили. Ан нет, все же демонстративно делают вид, что это им не надо.
  – Ну, согласись, учить порядок расположения гостей достаточно скучно.
  – В этом нет ничего сложного. У каждой традиции есть своё обоснования, причём иногда очень интересное. Зная их, можно без труда разбираться в этикете.
  – Например?
  – Не могу вот так сразу вспомнить.
  – Ладно, оставим... А как насчёт Ванды? Что ты думаешь о ней?
  – Она одна из самых прелестных девушек, которых я когда-либо встречала, – мечтательно улыбнулась я. – Она похожа на прекрасную алую розу: яркая, нежная, безупречная, но колючая...
  – Очень похоже на описание от влюблённого человека.
  – Я искренне восхищаюсь ею. Чёрт, да именно из-за неё я так торможу с этим пари! Мне не хочется её обидеть, но свести ситуацию к взаимному... удовлетворению достаточно сложно.
  – А Арес? Разве с ним не стоит считаться?
  – Он, конечно, наследник, но в первую очередь всё-таки мужчина. В определённых обстоятельствах их интеллектуальная мощь спускается... в иное русло, чем хитрые женщины и пользуются. Насчёт него не вижу никакой проблемы, но Ванда...
  – А может ты её боишься? Всё-таки ведьма, как проклянёт сгоряча!
  – На установку защиты моего корявого колдовства хватит. Блин, я уже давно жалею, что во всё это ввязалась, но отступать некуда. Остаётся только хитрить.
  – Хм... Говорят, ты работаешь на Палату Ликов.
  – Враки. Милагро желает заграбастать в свои ручки такой полезный детектор вампиров, как я, но пока я успешно от него бегаю.
  – Но ты ныне капитан?
  – Ага, – я показала ей кольцо с рубином. Оно коварное и без желания владельца не видно.
  – За какие это заслуги? Обычно капитанами становятся либо молодые наследники, либо за выслугу лет...
  – Лучше спроси, за какие преступления меня так наказали, – поморщилась я. – Капитанская должность далеко не сахар... Полагаю, наградили меня как раз за определение вампира, а так же умышленно связали узами покрепче, чтобы не убежала в мирную жизнь управлять замком и не ловить кровососов. Впрочем, я не жалуюсь, потому что иной жизни не знаю, а представить как-то не получается.
  – Скажи, а как ты выявила вампира?
  – Хелидо... Ну не знаю я, не знаю! Уже тысячу раз задавали этот вопрос в разных вариациях! Просто посмотрела на него и поняла, что он вампир...
  – Ладно-ладно, извини, не будем больше об этом. Хм... Так сразу вопросы и не придумываются, а ведь столько в голове вертелось.
  – Надо было записать, – радушно посоветовала я, внутренне хохоча. Такими темпами они журналистку придумают и без меня.
  – Да, в следующий раз так и поступлю... Он же будет, этот следующий раз?
  – Будет, конечно будет...
  – О! Вспомнила один вопрос. Скажи, а о чём ты мечтаешь.
  Я мгновенно погрустнела, но всё же ответила:
  – О семье. Даже не о богатых и знатных родителях, не о бабушках-дедушках, братьях и сёстрах, а просто... – я замолчала, так как слова резали по живому. – Просто чтобы было место, куда я бы могла прийти, зная, что меня примут в любом состоянии и не задавая вопросов. Просто опору. Просто поддержку. Место, где бы на меня не смотрели как на прокажённую, а принимали такой, какая я есть... Со всеми особенностями.
  Я неловко замолчала. Это не только ход в пользу Кайла. Я действительно об этом мечтаю. Даже дома, на Земле, я не могла получить такого. Когда твои родители, пусть и приёмные, делают всё, лишь бы тебя не видеть, это... больно. А биологические от меня отказались ещё в самом начале, нет никакого смысла их даже искать. Возможно, здесь я смогу построить что-то подобное, но...
  – Пожалуй, мне уже пора, – поднялась на ноги Эрика, остро почувствовав моё состояние. И ещё бы не почувствовала, если я не ошибаюсь, у неё самой очень хорошие способности к эмпатии, а тут ещё моё умение навязывать эмоции...
  – Да, конечно, – тоже встала я и гостеприимно распахнула перед ней дверь. – Всего хорошего.
  Она накинула на себя платок и вышла из комнаты.
  
  Следующим утром мы продолжали наше двойное расследование, собирая анекдоты и выискивая данные об изменениях. Парни на этот раз подготовились лучше, захватили с собой печенье, подушки и вообще обустроились с комфортом. Я не возражала – пока есть результат, пусть хоть по потолку бегают.
  Нашу почти семейную идиллию нарушил звук открывающейся двери. Она громко хлопнула об стену, явно открытая с ноги. В кабинет зашёл Арес, но в каком виде... В одном белом хлопковом комбинезончике, что здесь по недосмотру считается нижним бельём, лохматый, босой. Все мышцы напряжены, словно они не знают в какую сторону им дёргать тело. Но самое страшное – взгляд. Совершенно безумный, расфокусированный, будто он не видит того, что происходит вокруг, а гоняется за чем-то невидимым обычному глазу. Меня охватило странное ощущение, как если бы на меня надвинулась туча низкочастотного гула: вроде бы и не слышно ничего конкретного, но громко и... страшно.
  – Арес? – спросила я, поднимаясь. – Что с тобой?
  Услышав эти слова он посмотрел прямо на меня. Чётко, фиксировано. На месте моего хора эмоций был гул, который давил на виски, мешая сосредоточится. Единственное, что я чувствовала – это страх, даже панику, но ведь это нерационально, пугаться одного взгляда, пусть и странного... С чего это меня так накрыло, что у меня аж коленки затряслись?..
  Сосредоточившись на внутренних ощущениях, я пропустила момент, когда Арес перешёл в атаку. Просто внезапно я оказалась прижата к стене, а чужая рука аккуратно, но крепко держала меня за горло. Я невольно открыла рот, инстинктивно пытаясь глотнуть побольше воздуха и тут...
  ... тут наследник меня поцеловал.
  Это было... ну, очешуеть как. Ноги подкашиваются от чужого страха, ненависти, боли, в груди жмёт так, словно я глубоко под водой, каждая клеточка моего тела внезапно стала такой чувствительной, что каждое движение чужих губ вызывало дрожь. Я не большой любитель БДСМ, но ко мне слишком давно никто не прикасался, чтобы я могла вот так просто прийти в себя и оттолкнуть его.
  Наконец, он отстранился сам, глядя на меня дикими глазами, но... по-другому дикими. В его глазах стоял ужас от осознания произошедшего. С секунду он смотрел на меня, а потом... как драпанул!
  Я помотала головой, отлипла от стены и с офигевшим видом выглянула наружу. Охранник скрючившись валялся на земле, ему не хило так досталось по самому дорогому. Ареса и след простыл, хотя коридор слишком длинный, чтобы пробежать его за те секунды, что я подходила к двери. Может, это у меня такие глюки от долгого воздержания?.. Я оглянулась. Вся моя команда сидит с одинаково ошеломлёнными минами.
  – Вы это видели? – спросила я, не совсем адекватно тыкая в дверь пальцем.
  – Ага, – кивнул Леон.
  – Арес... – продолжала я.
  – Ага, – ответил Розан.
  – Охренеть, – сделала вывод я.
  – Не то слово, – согласился Месета.
  И только Элиор молчал, выглядя особо подавленным.
  – Так ребята, – опомнилась я. – Произошедшее, конечно, очень странно, но не стоит расслабляться. Во-первых, никому об этом ни слова. Если кто расскажет, наказание придумаю лично... Вы мой способ добычи пыли видели? Вот так, это ещё далеко не самая глубина моей извращённой фантазии. Понятно?
  Все мелко-мелко закивали.
  – Месета, отведи охранничка в медпункт. Леон, стой на страже и никого не пускай. Элиор, Розан, остаётесь здесь, если кто покусится на документы – вопите.
  – А ты? – опомнился Элиор.
  – А я пошла ловить гуляющего по Академии в трусах наследника.
  
  
  Я подхватила юбки повыше и помчалась по коридору куда глаза глядят, надеясь на то, что интуиция без труда найдёт наследника в таком огромном замке. Никогда ещё не пользовалась этой возможностью для поиска людей, но почему бы и нет?.. Всё-таки А-шка – не иголка в стогу сена, он заметен магически даже больше самих колдунов. Особенно в таких расстроенных чувствах. Что с ним случилось – непонятно, но ясно, что от хорошей жизни в нижнем белье по Академии бегать не будешь...
  Тем более, в отсутствии зрителей.
  На мгновение мелькнула мысль позвать «метёлок», но я тут же отмела её, как глупую. Во-первых, за поведением Ареса может скрываться что-то ужасное, что ни в коем случае нельзя афишировать. Во-вторых, будить девчонок в такую рань, пусть ради свежайшей сплетни – это просто кощунство. Так что пусть поспят... пока могут.
  Ещё мне покоя не давала мысль, насколько быстро и качественно наследник заглушил собой все остальные эмоции. Я действительно чувствовала только их и была абсолютно беспомощна... Не знаю, правда, как насчёт интуиции, всё-таки прямой опасности для жизни не было, но сама возможность такого... настораживала. Конечно, чтобы использовать это против меня, человеку необходимо сначала узнать о моих особенностях, о которых знает только Ната. А жрица не выдаст, зуб даю.
  Я ворвалась в некое помещение и замерла, ошарашенная видом. Заброшенная часть замка – это точно. Всё прямо так и говорило о запустении, даже в ушах зазвучал унылый пост-рок. А ещё это помещение было... чем-то вроде совятни. Во всяком случае, я такое видела в первом фильме про Гарри Поттера: круглое навершие башни, купол, большие окна без стекол, но с козырьками. Жёрдочки, кормушки... И всё покрыто обильным бело-чёрным бугристым... гуано. Я, не опуская юбок, немного подпрыгнула. Пружинит хорошо, наверное, полметра этой хрени есть. Если оно не слишком старое, то здесь будет удобно закапывать трупы: через полгода от них останутся только косточки, да и то не факт. А если учитывать, что заброшенную часть замка вообще редко посещают...
  Хотя, в связи с последними событиями, я не могу быть в этом уверенной.
  На первый взгляд совятня... ну ладно, голубятня, была абсолютно пуста. Но интуиция привела меня сюда, ни в какое другое место мне идти не хотелось, так что я решила осмотреться повнимательнее. А потом хлопнула себя по лбу и задрала голову. Вот он, сидит на самом верху, красавец... У стеночки, на самой толстой перекладине Арес сидел, обняв колени руками и сам напоминал одинокую, нахохлившуюся сову. Я задумчиво прикинула расстояние до него, наметила примерный путь по балкам, а затем помотала головой и решила не портить платье.
  – Эй, ты что, решил класс сменить? Да брось, у тебя же нет клюва! – весело крикнула я.
  Наследник вздрогнул посмотрел вниз. М-да, по ходу, он заметил меня только сейчас... Учитывая, что я не скрывалась от слова «вообще», то в себя он так и не пришёл.
  – А... Заря... Ты это.... извини. Я вёл себя недостойно.
  – Извиню, как только перестанешь страдать хернёй, – перебила я. – А ну спускайся вниз, разбираться будем. Раз...
  – Как ты смеешь мне приказывать?.. – вяло возмутился он. – Я наследник...
  – А я, как будто, хрен собачий, – нарочито грубо сказала я. – Слезай давай, бить не буду. Два...
  – Я не...
  – Не заставляй даму подниматься по этим грязным балкам. Три...
  – Да пошла ты!
  Я на мгновение замолчала от удивления. Уж чего-чего, а прямого посыла я от Ареса не ожидала... А потом пожала плечами и активировала Цепь.
  Пдыщ!
  Слеза ударила в крепление балки и начисто уничтожила его. Наследник упал спиной вперёд, ударился об одну из нижних балок, перевернулся и рухнул лицом прямо в хорошее, пружинистое гуано. Однако лежать он там не пожелал, мгновенно вскочив на ноги и принимая боевую стойку.
  – Ты безоружен, – напомнила я. – Так что я тебя просто свяжу.
  – Попробуй, – упрямо мотнул он головой.
  – Хватит валять дурака! Я тебе не враг. Давай, рассказывай, когда и как это началось.
  – Что началось?
  – Когда ты почувствовал странные мысли в голове?
  – Думаешь, меня приворожили?.. Да брось, это на наследников не действует, да и не чувствовал я ничего... странного.
  На последних словах он замялся, а я сделал вид, что ничего такого он не сказал. Как будто бы он только что не признавался, что маниакальное желание меня целовать – это вполне нормально.
  – Арес, я в таких вещах разбираюсь, – как можно более убедительно сказала я. – С тобой явно что-то не так... «Не так» – в магическом плане, а не просто блажь. Давай сходим к мадам Антонии?.. Тем более, что ты спиной сильно ударился, как бы не было осложнений.
  – Не надо целителей!
  – О твоей выходке я ей ничего не скажу, ладно? Если на тебе есть магическое воздействие, то она его и так заметит. Просто скажем, что ты ударился спиной... Не мне тебе говорить о коварности травм позвоночника.
  – Точно? – с сомнением поглядел он на меня.
  – Даю слово.
  – Ну, пошли...
  Я свернула Цепь, повесив её на шею. Получилась вполне такое гармоничное украшение. Мы вышли из голубятни и направились в целительское крыло. Арес шёл рядом, искоса поглядывая на меня и явно раздумывая, как бы ему драпануть, ведь пока я буду разматывать своё оружие, он успеет тысячу раз смыться. Но всё-таки решил не рисковать. Кстати, я наконец-то увидела, как нормальные люди попадают в нежилую часть замка: они пролазят по маленьким ходам, скорее всего, служебным, которые скрыты за картинами. Ползти пришлось на коленях, но зато не пришлось раскрывать мой секрет. И вылезли мы как раз в двух шагах от приёмного кабинета... Как-то странно было бы, если бы единственный известный Аресу ход оказался, совершенно случайно, прямо рядом с целью нашего похода. Гораздо более вероятно, что он знает несколько таких ходов.
  Мадам Антония с минуту молча разглядывала нас, уперев руки в бока. Затем выгнала из помещения всех помощников и спросила меня:
  – Ты приворожила? – И ткнула пальцем в наследника.
  – Обижаете, мадам Антония, – надула губки я. – Мою работу вы бы даже не заметили.
  Она задумчиво разглядывала Ареса, склонив голову на бок. Невозмутимый наследник, будущий король, едва ли стеснительно не зашаркал ножкой.
  – Вообще-то все привороты незаконны... – задумчиво пробормотала она.
  – Потому и не заметили бы, – пожала плечами я.
  – Ах да, всё время забываю, что мораль ваша тоже искажается... Есть идеи, кто бы это мог сделать?
  – Да. Ванда.
  Теперь рентгеновскому осмотру подверглась уже я.
  – С чего ЕЙ привораживать его к ТЕБЕ?
  – Случайно, может быть? – предложила я, смутившись. – Она нынче очень нестабильна...
  Взгляд из изучающего стал убийственным. Блин, я тоже хочу так уметь!
  – Ты говоришь о магическом пробуждении? – уточнила мадам Антония. – Невозможно, она уже слишком взрослая для этого.
  И тут я действительно смущённо зашаркала ножкой.
  Колдун может подняться с класса Цэ, то есть, заклинательной и ритуальной практики, на класс Бэ, к управлению силой мыслью и эмоциями. Для этого магу необходимо полностью принять свою силу, смириться с ней, дать ей войти в своё тело... Открыть глаза на магию. Именно это называют пробуждением. Обычно это происходит на первых годах обучения, когда ребёнок ещё не способен всерьёз закрываться от магии... А вот если он закрылся, то уже во взрослом состоянии сломать этот барьер практически невозможно. Но иного объяснения я не нахожу.
  Во-первых, у наследников от природы хорошая защита от подобных воздействий... но её может преодолеть по-настоящему близкий человек, причём близкий именно сейчас, а не когда-то там в прошлом. Так что даже если у Ареса были ещё знакомые колдуны, то они не катят. А сейчас – точно только Ванда ему близка из всей колдовской братии. Иначе мне бы Эви уже доложила.
  Во-вторых, это скорее всего моя вина... заслуга. Точнее, наших занятий музыкой. То, что мы творим – явно магия, но на заклинательную практику это совсем не похоже, так что... Если Ванде с детства твердили, что магия – это её пропуск в высшее общество, а не часть её, то она запросто могла попытаться от неё отгородиться. Но любимая музыка, что тоже магия – совсем другое дело. К ней Ванда потянулась искренне и... проснулась, открыла для себя чудесный мир.
  Не, я конечно не настолько умная, чтобы предвидеть это всё изначально. Мне только сейчас в голову пришло, что настолько неловкий приворот заклинанием не наложишь, всё-таки в готовых формулах всё предусмотрено и таких срывов быть не должно. Значит, магия была стихийной, спонтанной, неловкой, а наложить её мог только один человек.
  Но под такими укоряющими взглядами я хотя бы думать могу.
  – Ладно, – наконец-то перестала сверлить меня взглядом мадам Антония. – Можно списать это на несчастный случай. Вы со своей девушкой в последнее время ругались?
  А это уже Аресу.
  – Да, три дня назад как... – неловко ответил он, отводя от меня взгляд.
  – Можете припомнить последнюю фразу, которую она сказала?
  – Да... – тут лицо наследника вытянулось от удивления. – «Иди тогда, целуй свою Фейери».
  Мило. Так они скандалили из-за меня? Можно гордиться. Впрочем, чего это я удивляюсь? Я, даже без активных действий, умудряюсь портить их отношения... И да, неужели это тот взрыв, о котором предупреждал Милагро?..
  – Ясно, – мадам Антония кивнула, а затем повысила голос. – Приведите сюда Ванду Дейриэ! Ваше высочество, сядьте вот сюда... Заря, не уходи, к тебе тоже будет пара вопросов...
  Из комнатушки выскочил парень в светло-зелёном костюме и мухой выскочил в коридор. Интересно, мадам Антония своих студентов гоняет сутками или посменно?..
  – Каких вопросов? – уточнила я осторожно. Мало ли...
  – О приёме запрещённых веществ. Давно ты подсела на листья бодрящего дерева?
  – Эй, я не подсела! Просто столько дел навалилось, никак не получается урвать время для сна...
  Целительница усадила наследника на одну из кроватей, смешала несколько капель непонятно чего и заставила выпить. Тот зелье проглотил, но закашлялся, согнулся по полам и начал извергать из себя потоки брани. Видимо, гадость редкостная.
  – А может, тебе просто страшно засыпать? – предположила мадам Антония, а потом взяла меня под локоток и отвела в сторонку. – Я всё понимаю, но это не выход. Листья бодрящего дерева обладают парой очень неприятных побочных эффектов. От употребления этого допинга можно одеревенеть... буквально.
  Совершенно невольно я посмотрела на неё как сова на психа. Конечно, я её уважаю и всё такое, но она не может говорить это серьёзно? Или может? Всё-таки в этом мире есть даже феи...
  – Процесс уже начался. Будешь переодеваться, посмотри на свою спину, там должно быть видно изменения.
  – И что делать?..
  – Прекратить принимать отвар. И спи нормально. Я знаю, что у тебя с этим проблемы, но нельзя от них бегать, борись.
  – Это ужасно, – пожаловалась я. – Каждую ночь чувствовать как убивают самого дорогого мне человека и ничего не мочь с этим поделать.
  – Это всего лишь воспоминания того вампира, – покачала головой целительница. – Его след в твоём сознании... Кусочки информации, сон. Ты можешь его менять, борись.
  – Но я не могу, – нахмурилась я. – Там я совершенно беспомощная.
  – Можешь. Борись. Или станешь деревом.
  В помещение ворвалась Ванда, с обеспокоенным лицом кинувшись к Аресу. Я поспешила к своей команде, чтобы не смущать влюблённых. Мадам Антония – женщина прямолинейная и глупости из головы умеет убирать хорошо, так что они в надёжных руках, но...
  Как мило, просто взять и бороться. Она просто не понимает, каково это – застыть под гнётом чужих эмоций, не имея желания пошевелиться. Всё-таки чувства являются двигателем человека, без них мы бы просто абсолютно рационально умерли, ещё не родившись.
  
Сноски:
  1. Напоминаю, что месяцы в этом мире исчесляются положением уграганов в газовом гиганте, вокруг которого они вращаются. (прим. Оракула)
  
  

Глава 19. А дорога стелется...

  Успех всегда идёт рука об руку с поражением.
Неизвестный
... Я стояла перед входом в некое помещение. Я знала, что там очень много охраны, знала, что все они гораздо сильнее меня. Они – высшие вампиры, я же – маленькое нечто, только вставшее на путь крови. У меня в руках было оружие, которое точно могло уничтожить вампира, но руки так сильно дрожали, что я сомневалась, смогу ли сделать хоть что-то.
  Мне не обязательно было идти туда. Лично на меня никто не охотился, все забыли о моём существовании. Но там была та, что для меня дороже жизни. Я знала, что шла на самоубийство, но не могла иначе.
  Я глубоко вздохнула, сделала шаг вперёд, толкнула дверь и...
  
  Слишком сильно дёрнувшись, я проснулась. Некоторое время я тупо разглядывала дверь в комнату, не понимая, где я и что тут вообще забыла. Затем до меня постепенно дошло, что вообще-то я человек, а не вампир, и сейчас нахожусь в Академии. И мне не надо идти, самоубиваться о высших вампиров из-за трагической любви.
  Кхм... Кажется, я где-то это уже слышала.
  Мысленно припоминая все ругательства, что когда-либо слышала в своей жизни, я поплелась в ванную. Да, вы поняли правильно, я вняла совету мадам Антонии и пытаюсь спать нормально. Всего-то для этого надо было посмотреть в зеркало, ага. От поясницы вверх по спине под кожей проходили коричневые узоры, похожие на ветки дерева. Они никак не болели, и вообще вели себя очень прилично, но смотрелись жутковато. Я до сих пор не знаю, насколько реальна угроза превращения в дерево, однако такая фиговина на теле напугает кого угодно.
  Умывшись, я уныло посмотрела на своё отражение в зеркале. Детоксикация, плюс недосып, плюс кошмары. Можно снимать в японских ужастиках, не тратя средства на грим. Ох, как же хорошо, что у меня репутация фрика и пацанки, была бы гламурной кисой – пришлось бы накладывать тонну макияжа и волноваться бы ещё и о внешности. А так... Всего-то рождаются сотни слухов о том, чем же это я по ночам занимаюсь. Да ладно, надо же местным как-то развлекаться.
  Позёвывая, я вернулась в кровать. До подъёма ещё три часа, и спать-то хочется... И кошмар заодно досмотрю, тем более, что там, вроде бы, заканчивается всё хорошо, главный герой с особой жестокостью убивает главного злодея... Правда, что идёт после этого – не помню, но ведь как-то этот вампирёныш умудрился дожить до встречи со мной, значит, из того страшного места он всё-таки выбрался.
  Едва голова коснулась подушки, сознание уплыло в далёкие дали.
   ... мне удалось пройти совсем немного, прежде чем меня схватили. Кажется, у меня получилось завалить одного из врагов, но на меня накинулся ещё десяток. Я сопротивлялся, пытался драться, но они были сильнее меня. Голова трещала от их попыток взломать мои ментальные щиты, превратить меня в бессловесный овощ, но я боролся изо всех сил... Поэтому на физическую защиту сил не хватило. Меня скрутили, привязали к одному из алтарей и... вся энергия рухнула в бездну.
  Я остался лишь безмолвным наблюдателем, отчаянно рвущимся куда-то, но запертым в собственной физической оболочке. Я был неинтересен им, я был слишком своевольным, думающим... Я был борцом. Им же нужны были полностью подчинённые им люди, отдающие свою жизнь добровольно...
  
  Пип-пип-пип!!!
  Досмотреть страдания юного кровососа мне помешал звонок будильника. Моё изобретение, между прочим. Все нормальные люди этого мира умели программировать себя на пробуждение в определённое время. В принципе, я тоже так могла бы, наверное... Если бы данные кошмары были не такими затягивающими.
  А они такими были. Сначала, конечно, было страшно оказаться в эмоциональной тишине, но после случая с Аресом я начала находить в этом даже некоторую прелесть. Словно проживаешь чужую жизнь, смотришь на мир другими глазами... В этот раз я даже думала о себе в мужском роде! Жаль, конечно, что всё очень смутно и на ощущениях, картинка – только какие-то цветные пятна, очень схематично изображающие людей и предметы. Было бы любопытно посмотреть на вампирский быт, но чего нет, того нет.
  Сунув голову под холодную воду, я немного взбодрилась и принялась одеваться. Мне ещё надо поддерживать репутацию у подчинённых. Если расслаблюсь я, расслабятся и они, а работать кто будет?.. Правда, за эти три дня мы уже почти закончили, едва ли не подпрыгивая от неожиданности полученных результатов, но тем обиднее было бы бросить всё сейчас.
  
  Велор Милагро, вопреки обещанию, вернулся только к вечеру этого дня. Усталый, грязный, злой. Я некоторое время раздумывала, обрадовать ли его новостями в тот же момент, или подождать, пока он подобреет. С одной стороны, приятность новости весьма относительная, потому что создавала дополнительное множество работы. С другой – профессионализм начальника Палаты Ликов должен был не давать ему срываться на подчинённых. Подумав, я выбрала третий вариант, и спросила у него самого, желает ли он выслушать результаты нашей работы.
  – Заходи, Заря, – приглашающе махнул он рукой. – Ты чего вдруг такая вежливая, даже стучишься?..
  – Договорилась с вашей охраной, чтоб он говорил, когда у вас посетители и позволял стучаться, – заявила я, проходя внутрь. – А так, я вообще вежливая, только излишние формальности сильно не люблю.
  – Не взрывай мне мозг с утра пораньше, – поморщился начальник, а потом покосился в окно и исправился: – ... или поздно вечером. Коньяк будешь?
  Я оценила полупустой графин с целебным зельем и решила не отбирать лекарство у того, кто в этом так нуждается.
  – Спиртное на меня плохо влияет, – поделилась я, уже почти привычно присаживаясь на стол. – До сих пор не могу простить себе тот спор.
  – Кстати, слышал, грянул гром?..
  – Ну, не такой уж гром... – поморщилась я. – Могло бы быть и хуже. Но да, тянуть больше не стоит и поэтому мне нужна ваша помощь.
  – О таком меня ещё не просили, – развеселился Милагро. Я уж думала, он коньяком поперхнётся, но нет, всего лишь заулыбался. – Что надо? Свечку подержать?
  – Слышала, у нас в конце года планируется теоретическая лекция по пыткам. Хотелось бы немного её передвинуть. Чтоб не затягивать, ага...
  – Грёбанный хелидо, – с восхищением протянул он. – Ты как его соблазнять через пытки собралась?.. Ещё пара заявлений в подобном духе, и я сам вызовусь свечку держать.
  – Щаз, буду я с вами делиться своими женскими секретами, – оскорблённо сложила руки на груди я. – Так это можно устроить?..
  – Не вижу ничего сложного. Сама могла бы Ниарона уговорить, – тут Велор поморщился. – Он твой фанат, только о тебе и говорит. Впервые вижу мужика, который бы так радовался проигрышу.
  – Ну, это смотря какому проигрышу, – многозначительно проговорила я. – Да и эту лекцию ведёт ещё и Хелвис с какой-то ведьмой... Её я точно не уговорю.
  – Скажи Ниарону, он самостоятельно Шелки мозг вынесет... Ладно, посмеялись и хватит. Есть какие-то результаты от анализа архивов.
  – Ещё какие! – согласилась я, доставая из сумки пару листочков. – Наблюдатель Малых Совков страдает от хронического алкоголизма, наблюдатель Огненного Цвета – шизофреник, чувак из Малых Ладошек берёт взятки и покрывает преступника...
  – О Природа, как это можно было понять по записям? Стой, не говори. Сделаешь письменный отчёт, потом прочитаю. Что-нибудь по теме?
  – Можно мы подборку самых смешных историй издадим как юмористический сборник про выдуманную деревню? – сделала невинные глазки я. – Процент прибыли, конечно, вам...
  – Если вы при этом нашли базу иллюминатов, то можно. Если нет – сошлю на каторги, из-за покушения на мозг главы разведки.
  Почему-то мне эта угроза вовсе не показалась смешной.
  – Так, раз – анализ почерка трети наблюдателей, – я выложила папку на стол. – Два – синопсис книги и черновик договора об авторских правах. Три... – я достала из сумки Слезу с картой, – анализ отчётов, по пространственно-временным координатам.
  Я подсоединила карту к линии силы и вывела на появившеюся иллюзию все отмеченные точки.
  – Это... что? – склонил голову на бок Велор.
  Ближе к восточной границе была область, полностью свободная от точек.
  – Здесь об изменениях и странных происшествиях вообще ничего не заявляли, – пояснила я. – Либо их вообще не было, либо на наблюдателей как-то повлияли, чтобы они не указывали этого отчёте. Склоняюсь ко второму варианту, только не знаю, было ли это магическое воздействие или денежное.
  – Это достаточно большая область, – заметил начальник. – Одну базу там искать можно до конца жизни.
  – Вам бы лишь придраться, – фыркнула я. – Хорошо-хорошо, это ещё не всё. Нас тоже немного смутила область в пару графств и десяток баронств. Поэтому мы отследили изменения в динамике и выстроили геометрический профиль влияний...
  – Заря.
  – Что, технических подробностей тоже не надо? Ни шуток, ни подробностей, что мне остаётся... Короче, изменения двигаются подобно волнам на пруду, в который бросили камень. Проследив эти волны, можно найти их источник. К сожалению, земной рельеф не такой ровный, как поверхность воды, и круги получились не совсем правильные, но мы смогли ограничить область тремя баронствами... Туда ещё краешком одно графство залазит.
  Я сначала включила анимацию, показывающую, как именно цвета точек менялись за эти двенадцать ураганов, а потом – область предполагаемого нахождения базы.
  – Ну что ж... – задумчиво протянул Милагро. – Решено, на каникулы ты едешь к своему новому отцу.
  – Э?
  – Графство Чёрной Горы как раз краешком входит в подозрительную территорию. Лучше и придумать нельзя!
  Я выпала в осадок. Вот блин! За эту зону отвечал Элиор, и он, конечно, не знал, что меня связывает с этой местностью. А здешняя география ещё не так хорошо въелась мне в сознание, чтобы связать это с Кайлом.
  – Сама нарвалась, признаю. Но, как я понимаю, на каникулах я буду одна, без своей команды... Не думаете, что это может быть опасным?
  – Как будто бы они сейчас могут тебя защитить, – покачал головой он. – Я вообще не понимаю, как ты из них воинов собралась делать, но пока у тебя всё получается, я не буду вмешиваться. Но поскольку сейчас их боевые качества оставляют желать лучшего, пусть они нормально развлекутся в кругу семьи. А ты поработаешь, если такая активная. Можешь воспользоваться помощью Кайла.
  – Кстати, о нём...
  – Он был одним из моих агентов. Почти таким же невыносимым, как ты, но у тебя есть плюс в виде си... глубокого декольте. Весьма успешно работал на меня с четырнадцати до сорока лет, а потом влюбился в ведьму и подал в отставку. Как раз копал под управителя графства Чёрной Горы, добился его ареста, место осталось вакантным... Так что ушёл на покой.
  – Что, так просто?
  – Представь себе, некоторое время я даже был рад, что мне никто больше не будет выносить мозг своими выходками. Конечно, он каждый раз умудрялся выходить сухим из воды, но его гуляние по грани добавило мне пару седых волос. А потом стало немного скучно... В общем, вы споётесь.
  – И вы уверены, что он к иллюминатам не метнулся? – уточнила я. – А то столько времени на подозрительной территории...
  – Хм... – Милагро откинулся на спинку кресла, оценивающе меня разглядывая. – Ну, раз ты всё-таки нашла примерное расположение их базы, можно сказать. Только обещай не говорить этого никому постороннему. Это может поднять излишнюю панику.
  – Спрашиваете ещё. Конечно, я никому ничего не скажу без веской на то причины, – закивала я.
  – Иллюминаты адепты Изменения. И начинают его с себя. На самом деле они не совсем люди, скорее некий контейнер для монстра. У каждого из них внутри живёт червь, пожирающих их, завладевающий сознанием, превращающий человека в марионетку...
  – Стоп, – подняла я руку в защитном жесте. – Как внутри? То есть, некая ментальная сущность?..
  – Да нет, буквально. В физическом теле.
  – Меня сейчас стошнит, – отрешённо заявила я, представляя себе эдакого чужого. – Бр-р-р!!!
  – А в реальности это выглядит ещё хуже... Убиваешь человека, а из его внутренностей на тебя кидается какая-то тварь, которую и животным назвать язык не поворачивается. Поэтому Кайл никогда не станет иллюминатом.
  – А почему тогда это секретные данные?.. Почему бы не рассказать об этом людям и навсегда не лишить иллюминатов новых последователей?
  – Статус-кво. Нельзя поднимать панику и устраивать им геноцид, иначе они тоже перейдут к активным действиям. Например, станут заражать червями не только достойных и согласных, а всех подряд... Это будет катастрофа. Пока есть шанс уничтожить их, не поднимая шумихи, мы будем действовать так.
  – Охренеть... А сами-то они знают, что с ними происходит?
  – Они знают об изменениях. Они чувствуют, что у них возрастают физические и магические силы, но червь блокирует их способность к критике, подчиняет. Иллюминант просто не поверит, что его подчиняют и что внутри его есть нечто чуждое.
  – Охренеть... Пожалуй, мне надо это обдумать. Я пойду?
  – Что-то ты совсем вежливая стала, – обеспокоился начальник. – Шок, что ли?.. Вот, выпей коньячку. Совсем чуть-чуть, чтобы лучше спалось.
  Я, не глядя, махнула рюмку. Потом помахала ручкой и выбежала из кабинета.
  
  Солнце уже зашло, красное небо светилось во всей своей красе. А я... Я сидела в заброшенной части сада и тупо пялилась в одну строчку, размышляла.
  Первой реакцией, конечно, было сходить поблевать, но... Всё-таки я не до конца верила Милагро, он мог и преувеличивать на благое дело. Например, совершенно непонятно, как он мог узнать, что червь именно поработитель, а не симбионт. Неадекватность человека, не думающего, что часть его отвратительна – не в счёт. Всё-таки иллюминант и нормальный человек общаются с разных колоколен. Один не понимает, как в себя можно засунуть такую гадость, другой смеётся над жалкими людишками, которые ограниченны дурацкой моралью.
  Так что я решила горячку не пороть, а исследовать всё поподробнее. Да, можете обвинять меня в толерастии, но подписывать смертный приговор из-за чужих слов – как-то глупо.
  Я глубоко вздохнула, поднимая глаза к небу. Красному небу... Кстати, пыль от него мы уже нашли, только возникла одна проблема: она очень быстро гаснет, теряя свои магические свойства и превращаясь в какой-то чёрный песок, похожий на обычный графит. Нам пока не удалось придумать способа остановить этот процесс, даже супер-дорогое заклятье остановки времени не помогло. Пыль разрушала заклинание и разрушалась сама, причём ещё быстрее, чем обычно. Ясно, что способ сохранения должен быть не магическим, но каким?..
  Ну, как выяснилось, иллюминаты вполне успешно сохраняют изменения в себе. Может, попробовать пыль в органике растворить? Только в чём? Кровь – точно не подойдёт, местные заклюют. Слюни – можно попробовать, но не особо удобно... Моча – так себе органика. Однозначно, надо попробовать в конечную пробирку слюнок напускать. Так, для проверки теории. Если получится – можно подыскать что-нибудь более приемлемое, например, сок растений или даже смолу. Если тут, конечно, можно использовать хотя бы растительную кровь.
  За спиной послышались шаги. Я вскочил, обернулась и радостно улыбнулась:
  – О, Натуралеза, привет! Я не хотела тебя беспокоить в столь поздний час, возможно, у тебя какие-то свои, жреческие дела, мне просто надо было посидеть в ти...
  Поцелуй вышел мягким, нежным и в то же время отчаянно страстным. Жрица вцепилась в меня, словно боясь, что оттолкну. Я, ошарашено поморгав пару секунд, уверенно положила руки на талию жрицы, отвечая на поцелуй. Вместе с ним в меня потекла магия: яркая и нежная, как сама Натуралеза. Сила проникала во все клеточки моего тела, не встречая сопротивления, не вызывая отторжения. Словно фрагмент паззла вставал на место.
  Ноги Наты подкосились, и я удерживала её на весу одной рукой. Ой, какая же она лёгкая! На фруктовой диете сильно не потолстеешь... И, кажется, она становится ещё легче... Легче?!
  С трудом оторвав жрицу от себя – боролась я больше с собственным нежеланием, чем с её действиями – я чуть отстранилась и, не выпуская её из рук, спросила:
  – Ты что творишь?!
  – А тебе не нравится? – кокетливо спросила она. А глаза смотрели как-то нехорошо, словно сквозь меня. Да и на ногах она даже не пыталась устоять самостоятельно.
  – Нравится, но дело не в этом. Что с тобой происходит?
  – Я умираю, милая, – просто сказала она. – Мне всего-то осталось часов пять, и я решила подарить их тебе. Тш-ш-ш, не перебивай! Мне и так сложно говорить. Я знала, я давно знала что умираю, но... Мне хотелось надеяться что этого не произойдёт, что Странник пройдёт мимо меня... Ты была моей надеждой, Альба, но тебе ещё столько нужно узнать! – она закатила глаза, и я осторожно усадила её на траву. – А я вот-вот погибну. Значит, не судьба. Я решила потратить эти несколько часов с пользой – передать их тебе. Нет-нет, не возмущайся! Я уже давно устала ждать неизбежного, лучше уж пусть всё закончится поскорее.
  Она закашлялась, сотрясаясь в моих руках, а глаза начали медленно терять свою ультрамариновую синеву.
  – Что для меня несколько часов, для тебя может стать парой-тройкой десятков лет, – хрипло сказала она, погладив меня по щеке дрожащей рукой. – Это тебе очень поможет... Альба-Альба... Дитя, которое не должно было родиться... Дитя, которое не должно было выжить... А сейчас ты здесь, со мной. Разве это не моя победа? Жизнь, которая теплится в этом сердце вопреки всем вероятностям?.. Как цветок, пробившийся сквозь асфальт. Да, Альба, это именно так. Не бойся, это ещё не конец света. Хватит. Не надо. Лучше давай вернёмся к прерванному занятию, дорога каждая секунда, что я смогу тебе передать! Эх... А я так хотела познакомиться с твоим братом...
  Я хотела остановиться, воспротивиться, но тело меня не слушалось. Глотая слёзы я против воли целовала умирающую Природу, забирая у последней жрицы самой себя последние крохи жизни.
  
  – Эй, Заря, хватит пялиться в одну точку, – помахала у меня перед лицом рукой Эвелина. – Ты так ничего не съешь... Да что с тобой?!
  Я медленно повернула голову к старосте, посмотрела на неё несколько секунд, а затем вернулась к созерцанию стены.
  – Ясно, – мгновенно сориентировалась она. – Неудачный день, тебя не беспокоить. Желательно, отгонять всех приставал. Задание понято, приступаю.
  Блин, и ведь не объяснишь ей, не поделишься горем... Горем? Как ни странно, горя не было. Хотелось напинать себе за глупость, это да. Могла бы сразу догадаться, ещё по имени. Она ведь, не скрываясь, назвала его. Натуралеза. Природа. Но я не поняла, не поверила. Ужасное чувство, будто бы я пропустила чудо мимо своих рук, из-за собственной глупости. Хотелось уничтожить к чёртовой матери всех иллюминатов, уже не от отвращения к их червякам, а просто потому, что они посмели наживаться на том, что убило Нату. Горя – не было. Горюют по тем, кто ушёл, а тут... А тут я чувствую в себе её силу, её жизнь. Спокойную, яркую, меланхоличную, хрупкую... Как цветок.
  Сильно хотелось побиться о стенку, вопрошая, почему я такая дура. Хотелось выть и кричать, спрашивая, почему события так резко кинулись вскачь, почему они вдруг стали неисправимыми. Изменения зашли слишком далеко, Природа уже погибла, всё, что я вижу – агония. Хотелось разрыдаться от ощущения собственной беспомощности. Я могу спасти мир. Или уничтожить. Но что мне теперь спасать?..
  – Чего это с ней? – спросил Элиор, присаживаясь рядом. Вся остальная группа следовала за ним.
  – Тс-с-с!!! Не мешай! – зашипела Эви. – Ты что, не слышал? Что-то случилось во время медитаций, Природа не дала нам своего благословения! Вон, некоторые маги тоже как мешком ударенные сидят, а Фейери всегда были чувствительнее...
  Природа?.. не дала?.. благословения?.. А, ну да. Она же, блин, мертва! Кажется, Ната рассказывала для чего нужны эти медитации, но я как-то не обратила внимания, всё равно меня не касается. Да и вообще, как я могла подумать, что смерть богини останется незамеченной?..
  – О, какие люди... – в полный голос протянула Эви.
  – А разве общая столовая не только для учеников Академии? – уточнил Месета.
  – Ага... – откликнулся Леон. – Но этот человек явно пришёл сюда не есть.
  – Ой, смотрите, он идёт сюда! – воскликнула староста.
  – Ты чего волосы пригладила? – уточнил Месета. – Явно не по тебе мужчина, да староват...
  – Молчи, предатель!
  Я отвлеклась от своих мыслей и посмотрела на предмет спора. А-а-а, Кайл. Хорошо двигается, словно сквозь пространство, искажая его и привлекая внимание всех, ни на кого не глядя. Мне бы так научиться.
  – Солнечного утра, мисс Фейери, – учтиво поклонился он. – Мы не представлены. Я Кайл Грок, и я хотел бы пригласить вас на деловой обед.
  Грёбаный хелидо, как же не вовремя!
  – Солнечного утра, хотя разве оно может быть солнечным?.. – я поднялась на ноги и встала напротив. – Понимаете, я не имею ничего против вас, я вас даже не знаю, но у меня на обед планы...
  – Хорошо, – улыбнулся он. – Тогда, может быть, вы согласитесь на ужин? Конечно, это звучит более неприлично, но, обещаю, я приставать не буду.
  Я в рассеянности оглянулась на свою команду. Думать совершенно не получалось. Эвелина сделала страшные глаза и закивала, мол, соглашайся.
  – С превеликим удовольствием, – присела я в реверансе.
  – Вот и договорились, – рассмеялся Кайл и пожал мне руку.
  Быстрой походкой он вышел из зала, провожаемый кучей взглядов. Впрочем, все тут же вернулись к еде и разговорам, как только за ним хлопнула дверь.
  – И что это было? – риторически спросила я, присаживаясь, но ответ нашёлся:
  – Ты что! – зашипела Эви. – Это же Кайл Грок! У него сын в прошлом году пропал рядом с лесом фей!
  – И теперь он думает, что я?.. – уточнила я. – Не хочется, конечно, расстраивать мужика, но...
  – Да ладно, сходи ты! Послушай хотя бы, что он скажет, от тебя же не убудет.
  – Вообще-то у меня дела.
  – У тебя всегда дела! А такого мужика упускать нельзя!
  – Короля соблазнить не дали, а теперь вот сватают. Ужасно... Ладно, схожу, только отстаньте.
  И – О чудо! – от меня отстали. Что-то крупное в лесу, наверное, сдохло... Чёрт.
  
  Я тихонько, по стеночке, шла по коридору, надеясь дойти до аудитории хотя бы к концу урока. Шучу, конечно. Просто задумалась, а тем временем все уже разбежались, и я шла в гордом одиночестве... ладно, плелась.
  И тут меня накрыло. Это было похоже на тот случай, на тренировке. Ноги ослабели, подкосились, я медленно опустилась на пол, шурша юбками. Сил хватило только на то, чтобы прислониться к стене, а не растянуться на полу, как камбала. Тело ощущалось, но как-то странно, словно некая чужеродная субстанция. А мысли... мыслей не было вообще. Я просто пялилась на стык между полом и стеной и ни о чём не думала. Я чувствовала только, что солнце постепенно перемещается, грея лаской то щёку, то шею, то зону декольте.
  Сколько я так просидела – сказать не берусь. Наверное, меньше одного урока, иначе бы в коридоре обязательно появились бы люди и озаботились странной тушкой. А возможно, я решила прилечь в заброшенной части коридора, не помню точно. Мозги отчаянно не желали работать.
  – О-ля-ля! Тельце на пути! – послышался весёлый голос. Моей шеи что-то коснулось, как я поняла после, мне проверяли пульс. – Живая. Было бы удивительно, если бы мёртвая. Всё-таки вы, тени, очень живучие твари. – Неизвестный взял меня двумя руками за голову и развернул к себе, заглядывая в глаза. – Ну, сестрица, как всегда... Мозги запудрила, много лишней информации насовала, а ментальную защиту так строить и не научилась. Ладно, моргни хоть, если слышишь.
  Я осталась недвижима.
  – Тю... Вроде слышишь, но не понимаешь, – расстроился неизвестный. Я смотрела прямо на него, но не видела его лицо. – Хорошо, расскажу на будущее. Представь, что поток – это океан. Иногда его штормит, в нём есть свои течения и прочее. Люди – это песок и камни на дне. Бывает, они отдают часть себя в поток, но всё-таки не являются полноценной его частью. Сверху плавает планктон, всякие призраки и прочие энергетические сучно... сущности, которые от песка почти ничем не отличаются, они плывут по течению, безвольные одноклеточные. Но ты – нет! Ты – рыба! И хоть ты не можешь управлять потоком в полной мере, разве что сильно локально, но зато ты можешь использовать его в своих целях, плыть по и против течения... Ты цельная, ты единая! У тебя есть прочная чешуя, защищающая тебя от влияния потока, и ты можешь двигаться в нём!
  Ноль реакции с моей стороны.
  – Вот чёрт, надо было раньше вмешаться... А теперь придётся ждать, пока ты самостоятельно вылезешь из этого состояния, если не сдохнешь, конечно... Впрочем, чего я волнуюсь? Вы же живучие! Так, а это у нас что?.. – он поднял мою левую руку, разглядывая. – Ну Мор и перестраховщик, конечно... Перестраховщик и жулик, не перестаю им восхищаться. Ладно, тогда точно не сдохнешь, пойдём, что ли, к целителям тебя отнесём.
  Он легко поднял меня на руки, в позицию спасённой романтической барышни. То есть, одна его рука поддерживала в районе лопаток, другая – под коленями. Правда для полноты картины мне было бы нужно обнять его за шею и положить голову ему на грудь, но на такое я была пока не способна. Поэтому голова была безвольно запрокинута, а руки – висели плетьми.
  – Эх, какая композиция! – восхитился неизвестный. – Так бы и покусал! Только не факт, что не траванусь, знаю я вас, коварных... Втыкаешь вам меч в живот, а оттуда бьёт током. Обидна.
  Выходка, конечно, в моём духе, но почему во множественном числе?..
  – О, сознаньице проснулось, – обрадовался он. Вампир? – С добрым утром, дорогая! Проснись и пой! Что, не можешь? Вот облом, а... Ну хоть расскажи, как докатилась до жизни такой.
  – Я... – тихонько прошептала я.
  – Да-да?..
  – Я... тебя...
  – Очень интересно! Что? Убьёшь? Любишь? Гы, было бы забавно.
  – ... помню.
  Неизвестный замолчал надолго. Не знаю, насколько точно, но ответил он тогда, когда я уже и не ждала реплики.
  – Ну, это вряд ли... Если, конечно, не... Да, не, чушь. Ну и кто я?..
  – Вампир... не-вампир... – сознание путалось, в голове возникали какие-то образы, и я не могла точно сказать, принадлежали они мне или казнённому кровососу.
  – Так вампир я или нет? – развеселился незнакомец.
  – Да... но больше. И я тебя видела... я... наверное.
  – Ясно, дорогая, бредишь. Ну, ничего, сейчас проспишься, успокоишься...
  – Дурак, – внезапно ясно и чётко произнесла я.
  – А ты чего бы умного сказала?.. Впрочем, всё, поздняк метаться, мы пришли. Мадам Антония! Тут ещё одна!
  Послышались шаги, чей-то юношеский голос сказал:
  – Занята она. Ещё одна ведьма? Клади сюда.
  – Нет, это вроде бы Фейери... – отозвался незнакомец.
  Я почувствовала, как оказываюсь на чём-то мягком и упругом, как кровать. Перед глазами встал потолок.
  – Один хелидо. Чего встал? Твой пост сам себя охранять не будет, проваливай.
  «Проклял бы я его», – прозвучал у меня в голове голос незнакомца. – «Да вот боюсь, что с тобой что-нибудь напортачит. Ладно, пусть живёт. Потом пну или ты сама его до нервного срыва доведёшь».
  Милашка какой, ага...
  
  Я всё пялилась в потолок, лёжа в медицинском крыле без движения. К счастью, думательную функцию мне восстановить удалось, поэтому я мысленно бегала по черепушке и вопила громким матом. Ага, стоило включить анализ, чтобы начать ругаться, но как будто бы мне без этого было мало загадок.
  Неизвестный чувак. У него есть некая сестрица, с которой я знакома и которая успешно пудрила мне мозги. Это может быть любая особь женского пола, с которой я знакома. То есть, Эвелина, Ната и Ванда. Чувак явно каким-то боком принадлежит к вампирам, на это указывает его «покусал бы». У кого братик мог бы таким увлекаться?.. Да у кого угодно, учитывая способность местных опознавать вампиров. Точнее, не-способность. Но какого чёрта он мне помогал?
  Он сказал, что я одна из неких теней, которые отличаются коварством и живучестью. Блин, ну так меня ещё не называли... На левой руке – что-то от предусмотрительного и жуликоватого Мора. Не знаю чуваков с таким именем, да и на руке ничего особенного... насколько я помню. Посмотреть пока не получается.
  В общем, всё. Одни загадки, никаких ответов. Больше всего поражает то, что некий кровосос меня спас после того, как я стала причиной смерти его сородича. Нет, я, конечно, понимаю, что все представители одной расы не обязаны между собой дружить, но, по сравнению с расизмом людей фей, такое кажется крайне странным.
  За размышлениями я не заметила, как потолок окрасился в розовый цвет. Зато почувствовала, как прогибается кровать под чужим весом. Кто-то лёг рядом, обнимая меня за пояс. Учитывая, что никто меня раздеть так и не удосужился, лежала я в форменном платье. Ух, как завтра мне прикольно будет!.. Так, а паниковать и сопротивляться надо или можно расслабиться и получить удовольствие?
  – Природа ведь умерла? – раздался у меня над ухом знакомый голос.
  Ванда. Что она здесь делает? Хотя да, тот целитель спросил про меня, не ещё одна ли я ведьма. Значит, на них это тоже повлияло. А на колдунов?.. Наверное, тоже, только в меньшем объёме. Всё-таки мужчины в этом мире гораздо сильнее в магическом плане, а женщины – чувствительнее. То есть, мальчик может сровнять с землёй замок с помощью грубой силы, а девочка с лёгкостью узнает ту единственную точку, в которую надо бить, чтобы всё развалилось само. Конечно, существуют вариации, сильные ведьмы и чувствительные колдуны, но в среднем статистика утверждает так.
  – Да, – просто сказала я.
  Ванда тихонечко захныкала, утыкаясь лицом мне в шею. Меня волной накрыла её боль... Это словно, словно... из сердца выдернули что-то важное, незыблемое, жизненно необходимое. Осталась только тоска да безнадёга.
  Мне хватило сил поднять руку и погладить её по голове.
   ... холод пронзал моё тело, кандалы казались неподъёмным грузом, но где-то там, совсем рядом и непостижимо далеко убивали мою любовь. Я взял отчаяние и превратил его в ярость. Я взял ярость и сделал её силой. Силой, что наполняет мои мышцы. Силой, что поможет мне победить. Жалкие кровососы, они не понимают, что значит творить, сжигая СЕБЯ...
  
  На следующее утро я проснулась в одиночестве, уже зная, что и как я буду делать. Ванда, видимо, свалила ещё ночью, дабы не порочить образ светской стервы... львицы, то есть. А я чувствовала такую азартную бодрость, целеустремлённость... злость. Конечно, я собиралась сделать глупость, но умные вещи меня приводили только к унынию, а вот авантюры приносили неожиданный профит. Так что я задавила на корню паранойю и пошла готовиться.
  Ну да, конечно. Авантюры у меня с тщательной подготовкой. Жаль только, что не с настолько тщательной, как хотелось бы.
  Первым делом я нашла нужное помещение. Запустение коснулось даже больничного крыла и нашлась одна комната, типа операционной, в которую давно никто не входил. Но она по-прежнему была подключена ко всем инфраструктурам, все заклинания работали... Можно хоть сейчас запускать уборщиков и начинать использовать. Что я и сделала.
  Большинство ведьм так и валялись куклами в палатах. Бедняжки... Со смертью Наты им оторвало полсердца, источник и смысл жизни. Их отчаяние было настолько велико, что создало отдельное течение в потоке, от чего меня и накрыло. Но то ли слова того странного чела помогли, то ли кошмар, но нынче я почти не ощущала последствий их отчаяния.
  А вот морду набить хотелось, да...
  Я сделала мадам Антонии няшные глазки, она махнула рукой, не отвлекаясь от приготовления зелий. Значит, моё отсутствие на уроках будет прикрыто со стороны добрых медиков. Наверное... Во всяком случае, приставать к целительнице с глупыми вопросами я не рискнула, тем более, что теоретически она должна была свалиться самой первой.
  После этого я зашла к себе в комнату, забрала всё вооружение: старый кинжал и двух «драконов». Цепь же я носила с собой всё время. Найти Елизара оказалось очень просто, благо, интуиция меня не подвела. Дождаться, пока он останется один – сложнее, потому что надо было умудриться не привлекать к себе внимания. Но, если что, я ныряла в стену и все дела, благо, что единственным побочным действием было ощущение полёта и всесилия... Что сейчас мне ой, как пригодиться.
  Елизар спокойно заканчивал свои дела в туалете, когда я деловито вышла из зеркала.
  – Привет, – сказала я, радостно улыбнувшись, а затем изо всей силы саданула его кулаком в лоб.
  Цепь, образующая что-то вроде кастета вокруг моей руки, смачно встретился с кожей, оставляя на ней узорный след. Парень отлетел на полметра и звучно хрястнулся об стену. Подойдя поближе, я проверила пульс. Живой, гадёныш... Ну, ему же хуже. А что такого? «Вамприские» удары я ещё контролировать не научилась, могла бы и прибить ненароком. Что было бы для него наилучшим исходом.
  Тащить на себе взрослого мужика оказалось немого сложновато... Потому что лёжа на плече его конечности оказывались слишком далеко от меня и не желали проходить сквозь стены. Пришлось взять его за ноги и тащить вертикально. Можно было бы, конечно, вверх головой, но тогда слишком велик шанс задушить его. Впрочем, так он мог скончаться от кровоизлияния в уже повреждённый мозг... Короче, вниз ногами – круче.
  Стоило сосредоточиться на желании и заброшенные коридоры оказались действительно пусты. Главное, не забыться ненароком о своих коварных планах и не сбить настрой.
  Через десять минут представитель аристократии старого и нового мира очнулся с матами на устах. Я его понимаю: голова болит, ноги болят, лежишь на чём-то холодном и металлическом, голый, связанный тонким нечто, что больно впивается в тело. Лампа светит в глаза и есть смутное подозрение, что ты попал. Причём нападение оказалось совершенно с неожиданной стороны.
  – И снова здравствуй, – улыбнулась я, склонившись над ним. На Земле мне не давали поиграть в Декстера, так что я могу попробовать это тут. – Нет, не угадал, я ничего не буду спрашивать. Я просто вскрою твою черепушку и посмотрю, насколько туда пробрался червь.
  – Что?.. – ошарашенно спросил Елизар, но быстро оправился: – О, Альба, поздравляю! Ты получила благословение Природы! Неужели ты хочешь отказаться от него бессмысленной жестокостью?..
  – А ещё я получила проклятье вампира. И знаешь, что я поняла? Между благословением и проклятьем разница несущественная.
  Я занесла над его лбом одного из «драконов». Малюсенький кинжальчик вполне может стать заменой лазерному скальпелю.
  – Стой, стой! Я всё тебе скажу! – он задёргался, но Цепь держала крепко.
  – Ты что, глухой? Мне неинтересны твои слова, мне нужен твой мозг. И да, не советую пользоваться магией, эта Цепь создана для удержания демонов, как-нибудь и тебя удержит.
  – Стой, сто-о-ой! Я могу многое рассказать, я могу быть полезным!
  – Ага. И много пользы принесёт твой мозг...
  – Блин! Меня же предупреждали, что ты сумасшедшая сучка, но никто не говорил, что настолько!
  – Кто это тебе такое говорил?
  – Шут! Шут! Хочешь, я тебе о нём подробнее расскажу?
  – Да нет, вообще-то, – пожала плечами я и начала вскрывать черепушку. Спасибо тому чуваку, что освежил мне знания языков и медицины.
  Елизар вопил, пока я не засунула ему в рот его же носок. Между прочим, это не так уж и больно, мозг не имеет нервных окончаний. Единственное, что может болеть – это надрезанная кожа, но жутко же до умопомрачения. На мгновение я задумалась о том, что творю, а потом пожала плечами, и выкинула всё лишнее из головы. Может быть, потом я начну биться головой о стенку, вопя «Что же я наделала?!!», но пока мне это всё по чайнику. Достало рефлексировать. Мне надо что-то сделать, я это сделаю.
  Я рассудила просто: если бы была магическая зависимость между червём и иллюминатом, Милагро бы не преминул мне бы об этом рассказать. Значит, зависимость физическая, завязанная на ЦНС. А также мне сильно хочется убить кого-нибудь из этого ордена, так почему бы не совместить, извлекая из порыва пользу. Жалко только, что результатами я ни с кем поделиться не смогу, местным даже пнуть зверюшку – дико.
  
  

Глава 20. Пытки.

  Конец должен быть неожиданным и запоминающимся.
Неизвестный читатель
  – Сегодня будет необычная лекция, – сказала высокая строгая женщина в тёмном платье. Та самая знаменитая Шелки, начальница всея Корпуса Ведьм.
  – Ага, мы как-то заметили, – хмыкнула некая девица.
  То есть, не девица, а глубокоуважаемая ведьма, – мысленно поправила я себя.. Умница, красавица, честь рода. Нахалка только редкостная, мне до неё пилить, как отсюда до Нью-Йорка. Увы, без неё было не обойтись.
  А лекция действительно была очень странной. Время дополнительных занятий, а команда Ареса мирно сидит в аудитории, а не дубасит друг друга ещё не надоевшим оружием. Кроме него в комнате находились все остальные представители силовых структур, находящиеся на обучении в Академии: наш отряд тонких воздействий, две команды ведьм разного возраста и уровня силы, парочка отрядов стражи, несколько гвардейцев. Очень необычное сочетание контингента, а уж то, что вести лекцию должны были аж целых три препода – и вовсе приводило в тихий ужас. Либо восторг. Шелки, Хелвис и Ниарон. Колдунья, Алхимик и Боец... Какую тему они могут освещать вместе? О да...
  – Лайла, помолчи, пожалуйста, – сухо ответила Шелки. – Я всё понимаю, но не надо забывать о приличиях. Итак, темой сегодняшней лекции будут... пытки.
  По залу мгновенно прошёлся шокированный шепоток. Ага, местные мнения насчёт этого вопроса были весьма двуличны: с одной стороны, считалось чем-то немыслимым причинить вред живому существу; с другой – принимался на веру постулат «все умирают». То есть, жизнь сама по себе не ценилась, нельзя только причинять боль. В Веридэ распространено браконьерство, часто животных убивают, чтобы достать полезные ингредиенты для зелий... А уж о резню среди бандитов я успела увидеть собственными глазами и даже поучаствовать.
  Хотя есть и исключения. Жизнь тех же аристократов является ценным ресурсом, в который государство вкладывало деньги, во время обучения в Академии. Следовательно, жизнь аристократа ценится дорого, а за их убийства строго карают. Строго запрещены дуэли насмерть, если и можно подраться, то только если присутствует наблюдатель: маг с высокой способностью к целительству.
  Короче. Убивать можно, мучить – нет. А тут аж сами преподаватели предлагают такое!..
  – Очень интересная тема, понимаю, – громко произнесла Шелки. – И осудить старших я тоже всегда любила. Но подумайте вот о чём: Природа, наша покровительница и мать, покинула нас, а это значит...
  Тут она сделала театральную паузу.
  С момента смерти Наты прошла уже неделя. За это время многое успело произойти, но самое главное – аналитики быстро вычислили от чего пошла хворь ведьм. Палата Ликов пыталась удержать это знание, но многие и сами догадались... Академию залихорадило, за ней – всю Столицу. Благо, что новости здесь распространяются очень долго, паника не успела накрыть всю страну и не проникла в Элларис...
  – Это значит, что нас ждёт война.
  Все подавленно замолчали. Идиотов тут не держат, а все остальные давно догадались, чем грозит потеря покровительницы, и с замиранием сердца ждали, пока эта весть дойдёт до вампиров. А уж коварные кровососы не преминут возможностью скушать пару сотен невинных верденскийских жизней... Среди всего этого уныния я выделялась, как айсберг в океане. Во-первых, я точно знаю, что по крайней мере один вампир был в Академии в день смерти Наты и скорее всего понял, в чём дело. Во-вторых, почему-то казалось, что у коварных и жестоких убийц своих проблем не меньше. А в-третьих... Под соусом военного положения мне как раз и удалось перенести лекцию на более близкий срок.
  – Нас ждёт война, – с нажимом повторила Шелки, чтобы никто не думал сомневаться. – И я хочу, чтобы вы были к ней готовы.
  – Но не таким же способом! – воскликнул Розан, но сник под моим грозным взглядом. – Извиняюсь, вам виднее, госпожа ведьма.
  Как оказалось, убийство с последующим расчленением трупа – отлично прочищают мозги. Не рекомендую делать этого в домашних условиях, но... Я просто раньше не замечала, как на меня давят эти социальные устои, что земные, что здешние. Просто нарушить правила, просто скинуть с себя этот груз... И, в целом, моё поведение не изменилось, поменялась манера восприятия. Раньше было: «Ой, песец, огромный песец-мутант движется! Надо строить баррикады, надо делать барьер из осиновых кольев, рассчитывать угол наклона... Ой-ой-ой, ой-ой-ой!» – а теперь: – «Песец приближается. Ему же хуже». Такая глубинная уверенность в победе. И вроде делать-то я продолжила всё то же самое, только теперь не спеша, с расстановкой и без трепета. Возможно, я бы смогла добиться такого эффекта без членовредительства, но... не срослось.
  – Увы, и таким, – поджала губы колдунья. – Надеюсь, что вам никогда не придётся воспользоваться этим знанием, но если возникнет необходимость, вы будете знать, что делать.
  Эту неделю я совсем забила на учёбу. Экзамены сдала, домашние задания получила, от смерти Природы ещё до конца не оправилась. Зато поближе познакомилась с моими подчинёнными, обнаружила, наконец, причину их конфликта с сыном казначея... Всё оказалось просто, как три рубля, прям по Фрейду. Но так как этот милый дедушка не почтил визитом этот мир, пришлось разбираться самой. С промыванием мозгов личному составу, конечно, врагов своих они пусть сами бьют.
  – Пытки делятся на три большие ветви, в зависимости от инструмента влияния, – вступил в лекцию Хелвис. – Алхимические, физические и магические...
  Ниарон сидел с каменной рожей, хотя я чувствовала, как ему хочется вернуться в свой просторный кабинет, который выполняет функцию мини-спортзала. Мало того, что его от придумывания новых приёмов отвлекают, так ещё и юные ведьмы отчаянно стреляют в него глазами. Хорошо, что пока ещё только в фигуральном значении.
  – Цель пыток – заставить человека говорить, – вступил он. – Сделать это можно через боль, но нужно действовать аккуратно, чтобы не ввести существо в состояние шока, или чтобы не повредить ему чего-нибудь жизненно важного, если он нужен живым...
  А ещё я сдружилась с Вандой, на этот раз в реале. Она оказалась нормальной девчонкой, когда удалось стряхнуть с неё маску стервы. До сих пор хочется стукнуть тому подонку, что пытался из белого лотоса вырастить красную розу. Ну, нам ещё помогал тот факт, что девочкам всегда было проще сдружиться против кого-то, чем просто так.
  – Как ни парадоксально, но чем меньше повреждение, тем оно больнее. Мозоль и заноза болят больше, чем большая открытая рана. Это происходит потому, что нервные окончания разражаются, но не уничтожаются...
  С Кайлом тоже всё хорошо. Он простил мне пропуск ужина, тем более, что это было по достаточно уважительной причине. Мы с ним прекрасно потом разыграли сценку «отец, который обрёл надежду увидеть дитя живым, девушка, желающая отправиться на каникулы хоть куда-то». Насколько в том ресторанчике была вкусная еда, настолько же там было любопытных взглядов... После ужина чинно разошлись по своим обиталищам, да вот только ненадолго. Той же ночью мы встретились в коридоре перед кабинетом у Милагро, дружно решили не беспокоить старика и пошли гулять по крышам.
  Кайл, кстати, практически мгновенно распознал, что я что-то знаю о гибели Наты, быстро меня расколол... частично так, я ему только сказала, что была свидетелем, как она истончается и исчезает. Также он понял, что я после этого вышла на дорожку Декстера, но осуждать не стал, наоборот, горячо одобрил. В связи со смертью покровительницы делу иллюминатов дали официальный ход, началась партизанская война на уничтожение. В вычисленную мной базу были направлены профессиональные следаки, нам с Гроком запретили вмешиваться...
  А мы что? Мы ничего, мы на каникулы едем, какие иллюминаты? И что, что почти рядышком живут... Посмотрев на наши честные рожи, Милагро махнул рукой и лишь попросил не мешать официальной группе. И вообще, вести себя тихо, мирно, скрытно... После чего махнул рукой ещё раз и выгнал нас из кабинета. Видимо, двойная доза шила в заднице ему лишку.
  Впрочем, мы тоже друг от друга устаём сильно. Два часа общения – и хочется сбежать в какое-нибудь более тихое место, благо, что это взаимно. Не знаю уж, как я выдержу недельное путешествие с ним наедине, в одной карете.
  – Втыкать иголки под ногти... – тихо бубнил кто-то. А громче стараться и не надо было, запретное знание все слушали, затаив дыхание. Кто-то ахал от ужаса, у кого-то загорались глаза азартом. Лишь я сидела спокойно, несколько даже скучая. На земле про пытки можно было найти всё в интернете, разве что алхимическая и магическая часть могла бы представлять для меня интерес, если бы... я не прочитала всё это заранее. А что? На занятия-то не ходила, пакости приготовились быстро, стало скучно.
  Кстати, про пакости. Я наконец-то решила довести спор с Аресом до его логического завершения. Слезу я ему отдавать не собиралась, поэтому мне нужен был официальный способ её прикарманить. В этом мне сильно поможет пари... Надо же, какая я предусмотрительная по-пьяни. Русские корни, как-никак.
  После лекции мы гурьбой выпали в коридор, громко переговариваясь. Мы – это команды моя и Ареса,в полном составе. Обычно бывшие коллеги старались на моих ребят внимания не обращать. С одной стороны, Лис и компания задирали носы, мол, это они настоящие воины уже со своим оружием, а тут каких-то ботаников в бойцы приняли, курам на смех! С другой – они справедливо опасались втыка как от меня, так и от Ареса, с которым у нас очень... деликатные отношения. А алхимики считали воинов идиотами, у которых вместо мозгов – синяк от постоянных ударов по голове.
  Чуждая заточка разума часто воспринимается как тупость.
  Но сейчас все барьеры стёрлись под впечатлением от нового, запретного знания. Я смотрела на них с некоторой даже завистью: представить себе не могу, что может меня так впечатлить. Разве что магия... в былые времена, сейчас-то это почти обыденность.
  – Вообще-то данные неполные, – сказала я, когда первая волна обсуждения уже сошла.
  – Ты о чём? – удивился Арес. Кстати, он в активном обсуждении не участвовал, задумавшись о чём-то своём.
  – Можно пытать вообще никак не воздействуя на человека, – пояснила я. – Сделать так, чтобы его тело само начало причинять ему невыносимое мучение.
  – Да ну, чушь какая-то, – неуверенно заявил Леон. – Тело же не враг самому себе...
  – Зато дурак, – хмыкнула Лис.
  – Это что-то вроде как есть при голодном человеке? – уточнил Арес. – Да ну, это совершенно несравнимо с иголками под ногтями.
  – Можно заставить человека сказать всё, что угодно, никак не воздействуя на него ни физически, ни магически, ни алхимически... и даже не причиняя боли, – продолжала искушать я.
  – Ага, если человек сам этого захочет, – фыркнул наследник. – Можно, конечно, обмануть, подкупить, шантажировать...
  Алхимики и бойцы дружно впали в прострацию. Что те, что другие – достаточно закрытые группы, в местных интригах не закалённые. Не то, что наследник, у которого, похоже, данные навыки заложены на генетическом уровне.
  – Никакого обмана, никакого шантажа, – тихонько засмеялась я. – Могу даже не говорить.
  – Что, платье снимешь? – усмехнулся Арес. – Да ладно... Это, наверняка, впечатляющее зрелище, но разум от такого потеряет разве что подросток, впервые увидевший женщину.
  – Пошляк, – припечатала я. – А спорим, ты поддашься этому методу?
  – Наспорились мы уже...
  – Никаких ставок, – заверила я. – А доказательство – сегодня, после ужина.
  – А чего уж тогда не прямо сейчас?..
  – Подготовиться надо... Да и помещение бы не помешало, твоя комната подойдёт. А чтобы ты не волновался за свою честь, пригласим Ванду в качестве независимого эксперта по магии и... Элиора, к примеру, спеца по алхимии, – я схватила названного за плечи, демонстрируя его наследнику. – Они не будут болтать о том, как ты опозоришься.
  Под моими руками сердце Элиора забилось как бешеное. Не удивлюсь, если он покраснел. К сожалению, к моим бесцеремонным хватаниям он привыкнуть ещё не успел.
  – Ну и ладно, – решился наследник, после скептического осмотра кандидатуры. – Зато я буду болтать громко и счастливо, когда у тебя ничего не выйдет.
  – Договорились. Так что у тебя, после ужина, – хитро улыбнулась я.
  Арес махнул рукой и свернул в боковой коридор. Его команда последовала за ним.
  – Поверить не могу, – тихонько сказал Элиор, – купился.
  – Да ладно, – усмехнулась я, приобнимая подчинённого за плечи. – Он же азартен, как незнамо кто... Ты только в обморок не падай, ладно?
  – А что, если я всё испорчу? Что, если?..
  – Да кто тебе даст-то испортить? Успокойся, всё будет чудесно. А пока – сгинь и не отсвечивай. И, главное, никаких успокоительных не принимай! А то знаю я вас, алхимиков.
  – Да уж не совсем дурак, – буркнул он в ответ.
  Я лучезарно улыбнулась и убежала. Готовиться.
  
  Зажигание свечи – это очень умиротворяющий процесс. Вот ты смотришь, как один огонёк встречается сухим фительком, как жадно он перекидывается на него, разгорается вдвое! Разводишь руки – и у тебя уже два огонька... Почти как процесс созидания.
  – До сих пор не понимаю, зачем тебе это всё, – призналась Ванда. – Будешь его иллюзорным пламенем пытать?
  – Нет, – откликнулась я. – Это было бы магическим воздействием. Защиту от возгорания поставила?
  – Ага, на всё, до чего смогла дотянуться.
  – Тогда поднимай.
  Мы находились в комнате Ареса, причём, без его ведома. Благо, что капитанский перстень даёт полный доступ ко всем жилым помещениям. В честь праздника две девушки убрались в комнате: сложили валяющиеся учебники, бумаги, убрали легковоспламеняющуюся пыль, заткнули в дальний угол стол, на него закинули кресла. Оставили только два стандартных стула, которые мы свистнули в ближайшей аудитории. А ещё в комнате была четверть тысячи свечей, которые заставили весь пол плотным ковром. Их я зажигала вручную, просто потому что прикольно. Ванда вздохнула, прикрыла глаза и... Огоньки медленно взмыли вверх, образуя что-то вроде полусферы.
  По щелчку пальцев выключился свет, но этого почти не было заметно. Свечи были короткими, потому что ради пущего эффекта я разрезала стандартные длинные свечи на пять частей. Долгое пламя нам не обязательно, а вот яркости прибавилось.
  – Блин, куда они все запропастились?.. – раздался голос Ареса. Открылась дверь. – Я должен был догадаться. Пожар не устроите?
  – Всё учтено, – усмехнулась я. – Если что, в огонь бросаем Ванду, ибо это она колдовала над защитой.
  – Красиво, – мечтательно протянул Элиор, заходя следом за наследником, но на него никто не обратил внимания.
  – Вы сговорились, мне уже страшно, – заявил Арес, нагло плюхнувшись на стул. – А дальше что? Дружить против меня будете?
  Какой догадливый.
  – А дальше мы тебя свяжем, – нежно улыбнулась я, беря с кровати чёрные шёлковые ленты. – Они зачарованы на прочность и защиту от магических воздействий. Это так, подстраховка, чтобы ты сам себе не навредил.
  С выражением крайнего скептицизма на лице Арес вытянул руки вперёд, мол, чем бы дитя не тешилось. Хихикая про себя, я аккуратно связала ему запястья за спиной, а ту же ленту – на ноги, чтоб не упрыгал. Ленты широкие и мягкие, да ещё и зачарованные, так что повредить себе он не должен, когда рваться станет... А он станет.
  – Элиор, извини, но тебя тоже придётся связать.
  Мой подчинённый без возражений уселся на стул. Мало ли какие черти водятся в этом тихом омуте, да и Аресу будет не так обидно.
  – Мне уже страшно, – хмыкнул он.
  – Ах да, ещё одно, – улыбнулась я ещё нежнее. – Кляп. Чтобы максимально приблизить к условиям военнопленного.
  Не слушая возражений, я воткнула ему заранее заготовленную чистую тряпку в рот, а затем замотала лентой, для надёжности.
  – Итак, начнём, – повернулась я к наблюдателям спиной. – Ванда.
  Та присела в реверансе, изящно расправила юбки и уселась на кровать, к которой уже была прислонена готовая к работе виолончель. Да, я не поленилась притащить инструмент сюда. Тем более, он не такой уж и тяжёлый. Ведьма взяла в руки смычок, приготовилась.
  Я деловито сняла с себя верхнее платье.
  – Мешаться будет, – пояснила я. Ответом мне было только невнятное хмыканье. Кляп же.
  Заколов волосы «драконами» я мысленно потянулась к пламени и... сомнения все исчезли, стёрлись, а в голове словно сама собой возникла песня. Ванда на секунду задумалась, а затем уверенно извлекла первую ноту, а за ней – весьма агрессивную мелодию. Вокруг меня было пламя. Внутри меня была музыка. Я раскинула руки, словно из меня рвалось нечто. Я впитывала живой огонь, превращая его в ноты, обращая его в страсть.
  Когда жара стало слишком много, когда внутри всё задребезжало от желания... двигаться, когда огонь наполнил мышцы силой, я сделала первый шаг. Свечки, словно шустрые мальки, брызнули в стороны от меня, и так же быстро сомкнулись, когда я оказалась внутри сферы. Вальс в одиночестве, бой с тенью, чистое, яркое безумие, что проходило сквозь меня. Я изгибалась, словно сама была пламенем. Я чувствовала, как в комнате всё больше растёт удивление и напряжение. Элиор, Арес, Ванда... люди. Они не понимают, каково это, когда по твоим венам течёт чистый жар. Но я им покажу.
  Я сделала шаг к Ванде, и свечки послушно расступились. Нота оборвалась, не дозвучав. В отличие от парней, она поняла, что я делаю и теперь с восторгом, смешанным с ужасом, смотрела на меня. Это я огонь! Это я сейчас горю, сгораю! И мне нужно больше топлива, мне нужно выпустить огонь!
  Я медленно и ласково коснулась тыльной стороной ладони её щеки. Она показалась мне холодной, почти ледяной. Ничего, я её согрею... Рука плавно спускалась со щеки, по шее и и ниже. Какая же она маленькая... Смотрит снизу вверх, как испуганный зверёк, и только пламя в глазах жадно тянется к моему.
  Я обвела пальцем край лифа платья. Жёсткий шов корсета, из-под которого высовывается нежное кружево... а под ним – покрытая мурашками загорелая кожа, тонкая-тонкая, хрупкая. Свечи приблизились, любопытно освещая нас. Ванда судорожно сглотнула, не понимая, почему так пересохло в горле. Кожа под моими пальцами мгновенно вспыхивала, впитывая жар и распространяя его дальше, по всему телу. Палец достиг центра лифа и так же неспешно начал опускаться к пупку, легонько цепляя шнуровку корсета.
  Из угла наблюдателей донеслось возмущённое мычание. Дошло.
  Улыбнувшись, я схватила Ванду за талию, притягивая к себе, поднимая на ноги. Ладони с наслаждением сомкнулись на тонкой, крепко затянутой в атласную ткань, талии. Ведьма приоткрыла рот, пытаясь глотнуть свежего воздуха, но уже поздно: жар с моих рук, жар, ставший моим сознанием уже полностью захватил её. На щеках вспыхнул лихорадочный румянец, она закусила губу, не понимая, что просят они отнюдь не боли.
  Поцелуй по началу вышел неторопливым, ласковым, ленивым. Но кожа горела, зудела, требовала прикосновений и освобождения. Я дёрнула за кончики банта, развязывая шнуровку, а потом ещё раз – корсет, в стороны, чтобы поскорее вытащить из этого безусловно красивого футляра драгоценный приз.
  Шёлк и кружева медленно опускались вниз, открывая незнавшую солнца нежно-розовую кожу, так и напрашивающуюся на ласковый укус и лечение жарким дыханием. Сверху раздался поражённый вздох.
  А в углу наблюдателей стихло мычание. Дошло-2.
  Мне на плечи опустились лёгкие, чуть прохладные руки, легонько провели по загривку, вызывая у меня толпу мурашек по всему телу, и зарылись в волосы, нежно массируя голову. Я не выдержала, наступила на юбку и, подхватив Ванду за пояс, подняла её на руки. Непослушная ткань опала на пол, а ведьма счастливо засмеялась, запрокидывая голову и перебирая в воздухе ногами. Я прижала брыкающиеся конечности к себе одной рукой и аккуратно уронила её на кровать. Мне платье тоже жутко мешало, но было достаточно только стянуть его с плеч и можно лезть на прохладные простыни, где меня уже ждали...
  Через некоторое время Ванда протяжно завыла на одной ноте, безуспешно сминая ткань руками. Мой жар полностью прошёлся по её телу и... взорвался, зависнув в воздухе удушливой дымкой, готовой в любой момент снова вспыхнуть, только найти бы топливо...
  – Ну что, мальчики? Раскроете мне секреты родины?
  
  – Охренеть, – это было первое слово, произнесённое в этой комнате за последние два часа.
  Мы лежали рядком, чистые и расслабленные. Это меня посетила гениальная идея наведаться вместе в ванную и «зажечь» ещё и там. А потом нас высушила заклинанием Ванда, и мы дружно упали на кровать. Было тесновато, но никто не в обиде.
  – Что такое? – лениво спросила я. Если бы сказал кто другой, я бы подумала, что это просто констатация факта, но раз Арес... Значит, это должно относиться к чему-то конкретному.
  Так и оказалось.
  – Я ещё королём стать не успел, а уже завёл себе фавориток! – заявил наследник.
  – Не хотелось бы тебя расстраивать, – донеслось откуда-то из-под его подмышки.
  Кстати, надо будет молчать о сегодняшнем в тряпочку, иначе другие попаданцы меня линчуют. Журналистика, свободная любовь... Нашла, чему аборигенов учить!
  – Ну? – подбодрил Арес.
  Элиор приподнялся, переползая к нему на грудь, и заявил:
  – Вообще-то это тебя завели, как фаворита.
  Ванда весело засмеялась, от чего моя голова начала качаться на её мягкой груди.
  – Да, сложно спорить, – признал А-шка. – Прям целой семьёй завели.
  – Как будто ты был главной целью, – фыркнула я.
  – Ой, сейчас совсем мою самооценку уронишь.
  – Кстати, почему никто не знает, что Заря – наследница? – задал неожиданный вопрос Элиор.
  – С чего ты взял? – наиграно удивился Арес.
  Лень подключать актёрские навыки.
  – Потому что облапошить наследника может только другой наследник, – злорадно сказал алхимик, за что схлопотал подзатыльник. Впрочем, на его счастливую лыбу это никак не повлияло.
  – Я не хочу привлекать к себе... Нечего ржать!.. опасного внимания. В общем, не говорите пока никому, вот соберу армию и поставлю в экономическое рабство полстраны, тогда и можно будет что-то заявлять.
  – Договорились, – сообщил Элиор, блестя донельзя довольными глазами.
  И у него был для этого повод. Его отец сделал гениальнейший ход: женился на девушке из Эллариса. Если кто забыл, напоминаю, это такая страна, где мальчики и девочки с инверсными социальными ролями, что обуславливается энергетическими аномалиями. Из-за этого у юного Элиара возникли сильные проблемы с самоопределением, так как тянуло его вовсе не на местных дам, а скорее, наоборот. Полагаю, если бы мы встретились раньше, он бы мог в меня втрескаться – я как раз будто с родины его мамочки – но он уже успел стать тайным воздыхателем... Ареса.
  Разумеется, Элиор начал жутко комплексовать. Его слабость заметил тот сын казначея, начал издеваться, случайно задел нужную точку и – Бдыщ! – гордый Элиор пошёл ему кинжал-печёнка вставлять. Тут то его и поймали... Что забавно, его друзья о его маленькой проблемке знали, но только молча сочувствовали. Ботаны, блин... Ну, а я как расколола его, так сразу и решила осчастливить. Чем больше народу, тем меньше шансов, что мой невольный вампиризм опознают. Да, я по-прежнему продолжала по чуть-чуть вытягивать силы из окружающих, несмотря на дар Наты. Организм, скотинка, приучился жрать и даже когда прямая необходимость отпала, продолжил кусочничать... Впрочем, я и не хотела это блокировать, тратя дар Природы.
  – Блин, у меня болит голова, – пожаловалась Ванда. – Я приличная девочка и вдруг такое! Что скажет папа? Что теперь делать? И вообще...
  – Забей, – посоветовала я. – Папе об этом необязательно знать. Было круто? Было круто. А на остальное наплюй.
  – Ладно, – неожиданно покладисто согласилась она. – И хоть теперь я вас друг к другу ревновать не могу, но бойтесь, если кого постороннего замечу. Заря, это к тебе в первую очередь относится!..
  – А что я-то сразу?
  – Арес мне верен, Элиор ботаник, а вот вокруг тебя вечно крутятся подозрительные личности.
  – Ничего не обещаю.
  – Прокляну. Особо жестоким образом.
  – Гы, напугала.
  – Твоего партнёра.
  Тут я задумалась.
  – О-кей, ты выиграла, – зевнула я. – Ну что, разбредаемся по комнатам или ну его?
  – Думаю, идти сейчас – опасно, можно нарваться на стражу, – сказал Арес. – Лучше уж тогда вы двое пораньше встаньте... У вас ведь рано тренировки?..
  – Ага, договорились, – ещё раз зевнула я, устраиваясь поудобнее на животе Ванды. – Всем сладких снов!
   Мир был другим. Огромное пространство, космос, в котором не было ни единой звезды. Гигантское, почти бесконечное абсолютно пустое... Я буквально чувствовала, как крутятся в голове невидимые шестерёнки, настраивая восприятие. Ведь не может же быть мир абсолютно пустым, правда? Или нет?
  В сознании что-то щёлкнуло, и я почувствовала, что проваливаюсь в глубину... глубину чего-то. По глазам ударил свет, куча цветов смешалась в бесконечном сиянии. После, казалось бы, абсолютной пустоты, такое буйство красок было почти болезненным. Но от них тоже было мало толка. Я чувствовала, что происходит что-то безумно важное, эпохальное... Так же, как чувствовала огромность пространства, не видя ориентиров.
  Наконец, зрение адаптировалось и показало мне... сферу. Сферу из силового поля, в двадцать раз больше, чем условное «я», внутри неё я и находились, но не в центре, а ближе к краю. При этом поле было частью меня, куском сердца, который не вырван из места, но служит щитом.
  А за его границей умирает мир.
  Он корчится в агонии, стонет, искажается. В нём изначально не было привычной мне материи, только «лёгкие» энергии, вроде мыслей, чувств и магии Хаоса. Весь мир, состоящий только из потока информации и силы. Мир, разделённый сферой, непреодолимым барьером. За тонкой стенкой моего сердца взрывалась и аннигилировалась сама мысль, сама история и всё будущее... Ломается время, хрустит пространство, мир из огромного нечто сжимается в мизерное ничто.
  И в этом безумии есть только один очаг спокойствия. Сфера. Я в ней была не одна, за моей спиной находилось ещё около дюжины мыслей, которые так же любовались агонией мира.
  А она была прекрасна, величественна, огромна... желанна.
  Снаружи о сферу бились другие существа-мысли, более... юные. Они просили, требовали, умоляли!.. спасти их от разрушения, впустить их. А мы, те, кто в сфере, улыбались... ласково, спокойно, чуточку злорадно. Мы и не собирались спасаться, сфера нужна была, чтобы никто не мог помешать нам...
  Уничтожить мир.
  Я умиротворённо улыбнулась и раскрыла сердце. Волна разрушения ринулась ко мне, ломая, калеча, причиняя немыслимые муки... сворачивая в точку... но не в силах даже поцарапать.
  Перед глазами вновь встала пустота. На этот раз – действительно полная.
  
  Я резко распахнула глаза. Я точно знала, кто я и где нахожусь, но всё ещё чувствовала отголоски боли той мысли. Когда тебя пытаются сжать в сингулярность – это... это не передать словами. Особенно, если не получается. Превратить целый мир в гигантскую мясорубку – и всё равно застрять в её жерновах – это... это больно... обидно.
  Безнадёжно.
  А ещё я знала, что это не просто сон, а воспоминание.
  И оно просто не могло принадлежать тому вампиру.
  – Что-то случилось? – сонно спросила Ванда, не открывая глаз.
  – Ничего особенного, – успокоила я, чмокнув её в лоб. – Спи.
  
  

Часть 0. Альба.

  
  

Эпилог

  Мюнхен. Отель Торбрау, один из верхних этажей. Свет утреннего солнца льётся в тонкую щель, между гардинами, освещая женскую фигурку, сидящую в кресле. Девушка: высокая, нескладная, альбинос. Тонкие прозрачные волосы неряшливо падают на плечи. Она сидит как-то неестественно, вроде удобное кресло, а она устроилась на самом краешке, по-армейски выпрямив спину и положив руки на подлокотники. Бледно-серые, почти белые глаза уставились двигались хаотично, словно девушка смотрела фильм в жанре экшен. Но перед ней была только бежевая стена и закрытая дверь.
  Эта дверь раскрылась, впуская в помещение молодого мужчину. В обычных синих джинсах и серой толстовке он выглядил как-то неуместно в отеле класса люкс, но уверенные движения не оставляли сомнений, в том, что он здесь по делу.
  – Привет, Ата, – дружелюбно улыбнулся он, с разбегу прыгая на диван, стоящий рядом с креслом. – Как там твоя сестрица поживает?
  Девушка, казалось бы, даже не обратила вниманя на гостя, но после вопроса её взгляд сфокусировался на стене. Там появилось изображение: комната в старинном антураже, полная свечей, спальня. Кровать под прикрыта полупрозрачным красным балдахином, сквозь него было видно ритмично двигающиеся тела. Их было явно больше двух.
  – Ого, – приподнялся парень. – Какой там состав?..
  – Альба, двое особей мужского пола, одна – женского, – бесцветно ответила названная Атой.
  – Развлекается не хило, – одобрил парень. – Вся в мамочку... Какие-нибудь новости?
  – Уточни запрос.
  – Нашего вмешательства не заметили?
  – Скоро один из Ар обратит внимание на этот мир.
  – С какого перепуга? Он же уже проигран и не может быть полем боя.
  – Динамика вторжения хаоса упорядочилась.
  – Спасибо, ты сломала мне мозг, – театрально закатил глаза парень.
  – Ложь, – равнодушно ответила Ата.
  – Кокетство, – мгновенно поправил парень. – Что за внимание?
  – Сканирование в поисках источника изменений потока хаоса.
  – Альбу опознают как источник?
  – Да.
  Парень некоторое время помолчал, потом спросил:
  – А если убрать её из мира на время сканирования?
  – Источник будет не найден. Будет найдена матрица.
  – Что с ней сделают?
  – Исследуют, оставят.
  – Почему?
  – На первый взгляд она делает вторжение хаоса более эффективным.
  – Могут не заподозрить Альбу?
  – Такая вероятность есть.
  – Можешь сделать так, чтобы создание матрицы приписали Зерну?
  – Да.
  – Так сделай. И уведи Альбу из мира на время сканирования.
  – Будет сделано, мам.
  p; 

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"