Кружевский Дмитрий: другие произведения.

Ассасин: Зерно хаоса

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Обновлено 30.05.2012


   Пролог.
     
      Старенькая электричка, стуча колесами и позвякивая сцепками, зеленой змеей "вилась" по рельсам, изредка замирая на редких остановках, причем каждый раз из зева ее распахнутых дверей высыпали приличные стайки дачников нагруженных сумками и рюкзаками различных размеров и расцветок. Оставалось только удивляться этому факту и гадать, где это они прячутся в полупустых душных вагонах электропоезда. Лично я удивлялся. Вот и сейчас едва поезд затормозил у очередной ленты бетонной платформы, как из вагонов высыпала шумящая пестрая толпа, заставившая меня озадаченно хмыкнуть и еще раз оглядеть почти пустой вагон. Толпы дачников словно возникали из ниоткуда, заставляя невольно думать о магии, временных парадоксах, черных дырах, параллельных мирах и прочей чепухе. Впрочем, мне ли называть все это чепухой?
      Я откинулся на деревянную спинку сиденья. Десять лет назад я оказался в другом мире.... В мире, где магия была почти обыденностью, а боги спокойно ходили среди людей вместе с эльфами, гномами и прочими сказочными существами. Я пережил в том мире множество приключений, встретил новых друзей, ощутил горечь утрат, радости встреч и нежность любви. Я прожил там почти пятьдесят лет и умер в преклонном возрасте от старости. Бред? Сказка? Возможно. Я и сам, если честно, уже ни в чем не уверен, хотя доказательство того что это все было в реальности, а не является бредом моего сознания, - вот оно рядом, стоит прислонённое к сиденью в чехле от удочек. Подарок бога, зовущего себя именем книжного героя , - старинная японская катана. Некогда в том другом мире ее лезвие могло полыхать огнем, разрезая даже камень, однако сейчас это просто старый меч в потертых ножнах. Желанная вещь для коллекционеров и любителей антиквариата, - не более.
      Собственно говоря, именно из-за нее я и трясусь в этой старенькой электричке, изнывая от летней духоты и скуки. Вчера мне позвонил Антон и сказал, что один его знакомый увлекается подобными вещами и хотел бы увидеть мою катану. Я сперва отказал, однако Антоха буквально взвыл в трубку, умоляя меня и говоря, что этот человек ему очень нужен для одной сделки. В конце концов пришлось согласиться, тем более что Антон как ни кто другой помог мне после того самого возвращения в наш мир. Я тогда несколько месяцев был не в себе: окружающий мир мне казался чужим и незнакомым, да и на родном языке я говорил с трудом. К тому же пришлось заново привыкать к своему молодому телу, - вот уж не думал, что это будет так трудно.
      Так что можно сказать, что лишь стараниями Антошки меня не загребли в психушку, хотя соседи еще долго косились в мою сторону. С работы естественно пришлось уйти, но я и не горевал, - после всего пережитого карьера офисного планктона меня привлекала мало. Сперва думал пойти в армию по контракту, но тут неожиданно подвернулась работенка тренера в местной спортивной школе, и я решил попробовать. Сам не заметил, как работа меня затянула. Оказалось что большинство навыков и знаний, полученных в другом мире, у меня сохранились и мне было чему поучить ребятню. А ведь там я был ассасином...да, да самым настоящим, впрочем, может не совсем классическим. По крайней мере, убийцей в прямом смысле слова я не был, скорее уж меня можно было назвать воином обладающим определенными умениями, - да еще какими. Передвигаться с бешеной скоростью - да не проблема, влезть на почти отвесную стену - да, пожалуйста, слиться с окружающей местностью - хамелеон синеет от зависти, ну плюс телекинез, удары руками способные пробить доспехи рыцаря насквозь, а еще накачка клинков внутренней энергией...да много чего . Конечно большинство из этого в нашем мире не работало, но знания-то остались и хоть мое умение несколько отличалось от земных единоборств, многие принципы были общими , оставалось только подкорректировать некоторые ката. Как результат, вскоре моя секция ушу взяла городские соревнования, а потом и областные, через четыре года, когда мои ученики уже вовсю выступали на международных соревнованиях, нашу секцию наконец-то заметили власти, и спонсорская помощь обрушилась золотым дождем. В общем, я не бедствовал и денег на жизнь вполне хватало. К тому же запросы у меня не большие, а спутницей жизни я так и не обзавёлся. Не скажу, что у меня совсем не было женщин, но это были какие-то мимолетные увлечения, которые проходили довольно быстро, практически не оставляя следа ни в душе ни в памяти.
      Зато вот Антон за эти годы из неугомонного и безалаберного заводилы преобразился в солидного человека, обзавелся семейством и солидным брюшком, вполне соответствующего должности директора местного колбасного завода. Видел я его теперь редко, так как его жена почему-то меня страшно недолюбливала, однако дружеские отношения у нас всё равно сохранились, и мы нет - нет, да выбирались вдвоем на рыбалку или дачу. Только вот с каждым годом это случалось все реже и реже.
      Я вздохнул и, бросив взгляд в окно, за которым проносились зеленые поля с редкими березовыми рощицами, поднялся со своего места. Следующая остановка должна была быть моей.
      Электричка издала пронзительный гудок и унеслась вдаль, оставив меня в компании десятка дачников, которые галдя и здороваясь друг с дружкой, направились по разбегающимся от перрона тропинкам. Вскоре я остался один. Обопершись о идущие вдоль перрона металлические перила покрытые облупившейся желтой краской, я достал сигарету и, прикурив, попытался сориентироваться на местности.
      "Там будет тропинка, через сосновый бор. Буквально десять минут ходьбы, и ты будешь на месте. Третий домик от краю".
      С какого края? Я вздохнул.
      - Ну, Антоха, не мог отвести на машине, в конце концов, кому это надо мне или тебе? - буркнул я под нос и, отбросив сигарету, направился к раскинувшемуся по другую сторону железнодорожной насыпи сосновому бору.
      Перейдя через пути, я на мгновение остановился в нерешительности. Ни один из дачников в эту сторону не пошел, да и густые заросли нетоптаной травы и репейника, бурно разросшихся вдоль насыпи упрямо говорили, что люди здесь не ходят. К тому же лес выглядел как-то угрюмо, и идти туда мне почему-то не хотелось.
      Я нерешительно потоптался на краю насыпи, как вдруг легкое покашливание, раздавшееся из-за спины, заставило меня резко обернуться. На перроне стоял невысокий мужичок, одетый в потертую фуфайку какого-то неприятного желто-зеленого цвета, под которой виднелась довольно чистая рубашка в клеточку. Голову незнакомца венчала замызганная бейсболка, а порванные на коленях джинсы и высокие шнурованные ботинки военного образца, завершали образ сего местного аборигена. В руках он держал пару кривеньких бамбуковых удилищ и небольшой металлический садок.
      - Что-то ищите, господин хороший? - спросил он, заметив, что я смотрю в его сторону.
      - Да вот к знакомому приехал, тут его дача где-то быть должна, - я махнул рукой в сторону бора.
      - А так это в "Металлургах", - мужик поставил удочки, прислонив их к ограждению платформы, и сунув руку за пазуху, извлек оттуда помятую пачку "Беломора".
      Я вздрогнул. В памяти шевельнулось хорошо подзабытое воспоминание, заставившее меня пристально всмотреться в незнакомца. Лет сорока, обветренное худощавое лицо, седоватая щетина недельной давности. Блин, еще бы вспомнить, как выглядел тот мой давнишний знакомый, хотя с другой стороны , все это просто мои беспочвенные фантазии. Я усмехнулся.
      - Вам надо пройти по путям до конца платформы и там будет тропинка, - меж тем продолжил мужик, указав сигаретой в нужном направлении.
      - Спасибо, - кивнул я. - Кстати, а обратно до города электричка когда?
      - Часа через четыре, - ответил он, подхватывая удочки и направляясь вдоль путей в противоположную сторону.
      Я мысленно чертыхнулся. Торчать на пустой платформе занятие не самое приятное, куда лучше все же отыскать этого Антохиного знакомого. Тем более что мне обещана баня и шашлыки. Еще раз вздохнув и, бросив взгляд на уже клонящееся г горизонту солнце, я поправил висевший через плечо чехол с катаной и решительно зашагал в указанную рыбаком сторону.
      В конце платформы действительно обнаружилась искомая тропинка. Она почти невидимой ниткой велась среди разнотравья, превращаясь в бору в нормальную хоженую дорогу. В лесу было свежо, а растущие вокруг сосны раскинули свои тяжелые ветви на уровне головы, образовав почти что тоннель, сквозь который с трудом проникали лучи солнца. Впрочем, так было недолго, вскоре сосняк стал редеть, все больше уступая место смешанному лесу. Я неторопливо шагал по тропинке, чувствуя какую-то необычайную легкость во всем теле и думая, что надо бы почаще выбираться на природу. Правда, где-то через полчаса ходьбы мой энтузиазм стал как-то резко уменьшаться, так как вокруг не было даже намека на человеческое жилье. Дорога все так же вилась сквозь разношерстный лес , который даже и не думал редеть. Я остановился и, посмотрев в обе стороны, задумался о возвращении на станцию. Свернуть я ни куда не смог, - тропа одна, а значит оставалось одно: Антон несколько ошибся с расстоянием до дачи своего знакомого. Постояв пару минут, я все же решил продолжить свою дорогу, - обещанные шашлыки и банька манили, сверкая мне путеводной звездой.
      Вскоре лес и вправду стал редеть, и дорога вывела меня на окраину небольшой деревни. Я облегченно вздохнул и хотел уже было идти дальше, но монотонный гул сверху заставил меня задрать голову и замереть в изумлении. По небу плыл огромный дирижабль. Я пару минут смотрел на летящий аппарат, затем зажмурил глаза и, мотнув головой, тихонько матюкнулся, ощущая неожиданную дрожь в ногах. Нет, дирижабль это конечно странно, но в наше время, что над головами только не летает, однако почти позабытый фиолетовый оттенок неба и туманный шар спутника все еще плохо видимого в лучах заходящего солнца.... Я дрожащей рукой скинул с плеча чехол и, расстегнув его, извлек оттуда катану. Набрав побольше воздуха в грудь я взмахнул клинком и, скосив на него глаза, громко выругался - лезвие меча было объято пламенем.
     
      Глава 1.
     
      - Погасите, пожалуйста, проектор. - Бивший через темный зал луч погас, заставив исчезнуть с экрана изображение величественных развалин, а ярко вспыхнувшие лампы заставили сидящих в зале невольно зажмуриться.
      - Спасибо, Гектор, - Адрия Сагер профессор Каргаского университета естествознания махнул рукой своему стоявшему у куба проектора помощнику и вновь обратил свое внимание на притихший зал, заполненный ведущими географами, историками и археологами империи. - Что ж, - продолжил он свое выступление прерванное показом слайдов из последней экспедиции, - таким образом, я берусь утверждать, что данные развалины являются ничем иным как остатками легендарной крепости Рамион, которая согласно легендам была разрушена более семиста лет назад в результате мощнейшего землетрясения постигшего Лайморельский континент. У меня все, а теперь я хотел бы услышать ваши вопросы.
      Зал зашумел, обсуждая увиденное и услышанное. Адрия пару минут с легкой усмешкой смотрел на явно растерянных коллег, которых безуспешно пытался успокоить председатель собрания, затем собрал неторопливо разложенные на трибуне бумаги и хотел уже вернуться на свое место в зале, как громкий въедливый бас заставил его замереть на месте.
      - Вы как всегда бредите, господин Сагер. - Между рядов в сторону трибуны решительно протискивался гном, одетый в синий сюртук превосходного покроя из-под которого выглядывала дорогая шелковая жилетка вульгарной золотистой расцветки. Пробравшись сквозь ряды, он шумно выдохнул и, обогнув длинный стол за которым восседал председатель "географического общества" со своим помощником и секретарем, остановился напротив спокойно ожидающего его Адрия.
      - Профессор Тойран Баркин, я думал вы на раскопках Нарегии, - улыбнулся Сагер, коротко поклонившись, - не ожидал, что вернетесь так быстро.
      - Как я мог пропустить такое событие, - ухмыльнулся в ответ гном, - ведь ваши околонаучные бредни надо же кому-то разнести в пух и прах.
      - И что же тут антинаучного? - правая бровь профессора удивленно приподнялась вверх.
      - Все, - отрезал Баркин, с вызовом смотря снизу вверх на своего более высокорослого оппонента.
      - Объясните, пожалуйста, чем вызвано сие заявление.
      - Да ради бога, - гном подошел к трибуне и, откинув приделанный к ее нижней части специальную ступеньку, взгромоздился на нее. - Уважаемые господа, - начал он, оперевшись обеими руками о край трибуны, - давайте еще раз рассмотрим, что за доказательства предоставил нам достопочтенный и не уважаемый мною господин Сагер. Итак, во-первых, свои собственные рассуждения и впечатления, ну это просто смешно, господа, - он криво усмехнулся. - Во-вторых, пару ржавых рыцарских шлемов, на которых якобы угадывается герб Рамиона. Не знаю как остальные, но я там кроме ржавчины и вмятин ничего не заметил.
      - Там еще дыры есть, - раздалось из зала.
      - Ага, это сверх важная особенность данной находки, - хохотнул Тойран, вызвав ответные смешки среди слушавших его ученых, затем выставил руку открытой ладонью вперед, призывая всех к тишине. - Мы еще забыли третье доказательство....привезенные слайды, - он развернулся к Сагеру, который буквально буравил своего оппонента гневным взглядом, и развёл руками. - Ну, тут уже не поспоришь. Действительно на снимках видны прекрасно сохранившиеся развалины, только кто сказал, что это Рамион?
      - А что это по-вашему? - скрипнув зубами, спросил Адрия.
      - Возможно остатки внешней стены какого-то города или крепости...
      - А Ромион и есть крепость, к тому же эти остатки находятся именно там, где указывают древние легенды.
      - Господин Адрия, вы сами-то верите в эти легенды? - покосился на ученого гном. - Гигантская стена протяжённостью в несколько километров и высотой почти в сотню метров. Даже при нынешнем уровни развития техники и прикладной магии подобное построить весьма проблематично, не то, что в те дремучие времена. К тому же то, что вы нам показываете, как-то не тянет на многокилометровую стену...
      - Там сейчас труднопроходимые джунгли, однако, поверьте, все указывает, что эти развалины тянуться и дальше.
      - Не поверю, - гном вскинул голову, при этом трясущийся кончик его аккуратно собранной в короткую косу бороды, вызывающе уставился прямо в грудь его оппонента.
      - Вы просто завидуете моей находке, - бросил Сагер, едва сдерживая себя, чтобы не сорваться и не заехать кулаком этому хамоватому коротышке в его картофелевидный нос.
      - Завидую, - профессор Баркин возмущенно фыркнул, - не говорите глупости, мой не очень умный коллега. - К тому же вы как всегда упустили одну мелочь...
      - Какую же, позвольте поинтересоваться?
      - Судя по легендам, крепость Ромион располагалась в довольно пустынной местности, а вы говорите о густых и плохо проходимых джунглях, - гном бросил на Сагера взгляд полный превосходства и снисхождения к посрамленному противнику.
      Адрия вздохнул, неожиданно почувствовав абсолютное безразличие. Задор, связанный с необычной находкой и возможностью выступить на конгрессе "географического общества", куда-то испарились, зато навалилась дикая усталость, - он так толком и не отдохнул после возвращения из экспедиции, днями напролет занимаясь систематизацией накопленного материала.
      - А веков-то уже сколько прошло? - только и бросил он в ответ.
      Баркин вскинулся и хотел уже что-то ответить, но звонкие удары молоточка председателя по медной чашечке, висевшей на небольшой цепочке, закрепленной в "п - образной" рамке, заставили его замолкнуть.
      - Господа, хватит уже этих бессмысленных споров, - председатель с кряхтением поднялся со своего места и, оправив мантию, подошел к трибуне. Гном спешно спрыгнул с нее, заботливо убрав ступеньку, но глава географического общества лишь покачал головой и, встав между ним и Сагером заявил:
      - Уважаемое общество, выслушав обе стороны, я пришел к решению организовать новую экспедицию на Лайморельский континент, с целью разрешения сего вопроса. А возглавят ее наши достопочтимые коллеги господин Сагера..., - он с улыбкой посмотрел на несколько растерявшегося археолога, затем повернулся к гному, на лице которого было написано абсолютно такое же выражение непонимания происходящего, - и господин Баркин.
      Зал зашумел.
     
      Деревня как деревня, - чистенькие аккуратные домики из потемневшего от времени кругляка или желтоватого кирпича, большинство из которых крыты коричневой черепицей. Почти около каждого домика разбит небольшой садик с аккуратными дорожками и множеством цветников. Нечто подобное я видел в Германии, когда ездил со своими ребятами на чемпионат по восточным единоборствам, - этакая европейская пастораль. В общем, вполне нормальный пейзаж, если бы не одно "но"... эльфов и гномов у нас на Земле как-то "днем с огнем не сыщешь". Я неторопливо шел по улице заполненной разношерстным народом, среди которых было множество личностей принадлежащих к вышеуказанным расам, пытаясь привести в порядок разбегавшиеся мысли. Переход между мирами как и в прошлый раз я абсолютно не почувствовал, однако то что я не в своем мире сомневаться было просто глупо. Паники или еще чего-то я от этого факта не ощущал, скорее некоторую растерянность и досаду, ибо через пару дней мне надо было везти ребят на очередной чемпионат, впрочем, основываясь на прошлом опыте подобного перемещения, вполне возможно, что еще и успею. Я скосил глаза на идущую навстречу эльфийку, которая уловив мой взгляд, вежливо улыбнулась и кивнула головой в знак приветствия. Я машинально кивнул в ответ. И все же где я? В том же мире где был или это все-таки другой? Небо и местная луна говорят в пользу первого варианта, а вот окружающая меня действительность противоречит всему тому, что я помню. Грубо говоря, там было махровое средневековье с рыцарями, магами и прочим местным колоритом, а то, что я вижу вокруг можно отнести скорее к началу двадцатого столетия. По крайней мере, летающий над деревней дирижабли и пара самобеглых повозок ( кажется так назывались эти коляски с моторчиками) которые попались мне на пути, говорило именно об этом. Да и одежда на местных жителях была по стилю ближе к современной, некоторые женщины даже щеголяли в штанах и коротких шортах, правда несколько странного покроя. Зачем-то спереди и сзади к ним были пришиты широкие куски ткани доходящие до колен, отчего вся эта конструкция очень походила на причудливую набедренную повязку со штанинами. Кроме этого местные модницы, особенно те что помоложе, носили цветастые блузки с длинными рукавами и вырезами почему-то либо сбоку, либо в районе живота. У мужчин все было проще: штаны и рубахи. И те и те аксессуары гардероба были богато украшены накладными пластинами из металла, отчего их обладатели несколько напоминали наших металлистов.
      Так что можно сказать, что я в своих потертых джинсах и клетчатой рубашке не сильно выделялся на фоне окружающих, тем более, судя по подслушанному разговору, в деревне проходил какой-то праздник, отчего сюда съехались гости из ближайших сел. В общем, внимания на меня никто не обращал, и это было к лучшему. Нужно было сперва малость привести свои мысли в порядок, оглядеться и наконец выяснить, где же я нахожусь. Для этих целей мне хорошо подошел бы какой-нибудь бар или ресторанчик, - его- то я в данный момент и искал.
      Деревня, надо заметить, была не маленькая и, судя по тому, что ближе к центру стали попадаться трех и четырех этажные каменные здания, медленно, но уверенно разрасталась до города. К сожалению, чем ближе к центру, тем все более увеличивалось количество народа на улицах и, в конце концов, я просто свернул в ближайший переулок, тем более что в паре домов от перекрестка виднелось какое-то здание с вывеской, в виде вставшей на дыбы лошади.
      Судя по надписи, это действительно был ресторанчик, причем по внешнему виду мало отличающийся от тех, что можно встретить у нас: большие окна с раздвинутыми шторами, за которыми были видны аккуратные столики и сидевшие за ними посетители. Разве что двери были не стеклянными, а сделанными из дерева обшитого широкими полосами металла, да и окна шли не сплошняком, стеклянной стеной покрывая почти всю стену дома, а размещались в нескольких метрах друг от друга. Свободное же пространство между ними было занято распахнутыми ставнями приличной толщины.
      Уже поднимаясь по ступенькам, я замер, как-то неожиданно осознав, что денег-то у меня нет. Точнее есть, но та пара тысяч, что лежит у меня в перекинутой через плечо сумке, является дензнаками Российской Федерации и меня мучают большие сомнения насчет их легитимности в данном мире.
      Мой желудок тут же дал знать о себе протяжным урчанием, напоминая о том, что я не ел практически с утра, если не считать небольшого перекуса в привокзальном кафетерии. С деньгами надо было что-то срочно решать, в прошлый раз я подобными проблемами не заморачивался, так как буквально сразу повстречал Таиль и девушка помогла мне. Я вздохнул, чувствуя, как в памяти оживают позабытые воспоминания, а в груди вспыхивает чувство давно пережитой утраты.
      Капли крови скатываются с катаны, падая на каменистую почву. Эльфийка с легким вздохом облегчения точно в замедленной съемке медленно оседает на землю, и я успеваю ее подхватить, прежде чем она касается холодных камней.
      - Спасибо, - шепот едва слышен. - Ты должен, жить. Слышишь меня - должен. Ради меня, ради себя, ради друзей...ради нашей дочери.
      - Господин, вам плохо? - Я вздрагиваю и оборачиваюсь.
      Позади стоят парень с девушкой и с беспокойством смотрят в мою сторону.
      - Нет, все нормально, просто задумался, - виновато улыбнулся я, спускаясь со ступенек и освобождая дорогу.
      Парень понимающе кивает и они с подругой скрываются внутри ресторанчика.
      Я провожу рукой по лицу, на миг надавливая торцом ладони на глаза, отгоняя навязчивое видение - не хочу этого воспоминать...не хочу.
      Однако делать что-то надо, не воровством же заниматься, хотя если все мои умения вернулись, то это не должно составить большого труда. Впрочем, выяснения этого я решил оставить на потом.
      Вместо этого открыл сумку решив посмотреть; а не завалялось ли в ней чего такого, что можно было бы продать. По идее кроме портмоне, сотового и ручки с записной книжкой там и быть ничего не могло, но вдруг. Порой моя сумочка меня удивляла, преподнося сюрпризы в виде давно утерянных мелочей типа брелоков или флешек, которые как-то умудрялись скрываться в ее укромных уголках от моих рук.
      Извлеченное на белый свет портмоне сразу же удивило меня своим весом. Я прикинул его на руке - получалось чуть ли не пол кило. Бред какой-то. Три бумажки по пятьсот, пять сотен полтинниками и сотнями, а так же пара пластиковых карточек явно настолько не тянет. На миг я замер, не зная как поступит, затем саркастически усмехнулся и открыл кошелек - действительно не бомба же там у меня. Бомбы и правда не оказалась ...как и знакомых денежных знаков, место которых заняли цветастые бумажки, на которых красовались лица неизвестных мне государственных деятелей, часть из которых явно не принадлежала к человеческому роду. Поверху и понизу купюр вились серебряные дракончики с надписью "Национальный банк Танийской Империи". Так же исчезли и пластиковые карточки, зато вместо них появилось четыре тяжелые пластинки золотистого цвета, с выдавленной на них надписью "300 ном".
      - Япона, - только и смог выдавить из себя я, быстро проверяя, что стало с остальным содержимым сумки.
      Блокнот и ручка остались без изменений, а вот вместо моего старенького сотового обнаружилась странная зеленая пластина, словно сделанная из куска полупрозрачного огранённого кристалла. Я пару минут повертел эту штуковину в руках, даже посмотрел сквозь нее на солнце, но так и не понял для чего она и как ей пользоваться. Убрав все в сумку, я уже со спокойной совестью направился в ресторан, одновременно обдумывая произошедшее. В первый раз после переноса у меня ничего не изменилось, если не считать неожиданно приобретённых умений, хотя ребята с которыми я познакомился в туманном мире, говорили, что некоторые их вещи претерпели трансформацию. Интересно как они там? Вернувшись обратно, я одно время пытался их найти, но сведений было мало, а страна у нас большая. Кстати, Арагорна найти так же не удалось, вроде бы среди ролевиков имя было известное, и многие слышали об этом так называемом "мастере - устроителе игр", но для меня он превратился в неуловимую тень. Я специально ездил на несколько ролевок якобы устроенных с его подачи и каждый раз он или отсутствовал, или "только-только отошел на минутку и вот-вот должен подойти".
      Внутри ресторана было довольно уютно и чистенько. Я расположился за одним из столиков у окна и ко мне тут же подбежал официант, протянув книжицу с меню.
      - Мне бы что-нибудь перекусить и попить, только не алкогольного, - сказал я, бегло просматривая строчки с мало что значащими для меня названиями. - На ваш вкус, пожалуйста.
      Официант удивленно посмотрел на меня, явно растерянный подобным заказом, но переспрашивать не стал, а оставив меню, скрылся где-то в глубине зала. Я снова пробежался глазами по строчкам; незнакомые значки и завитушки местного алфавита привычно сложились в мозгу в слова и фразы на русском - все как тогда. Точнее читать мне пришлось, естественно, учится, но язык я понимал и в первый раз; кто-то словно встроил мне в мозг переводчик, который правда не всегда срабатывал как надо, пытаясь подобрать близкие по значению слова. Никогда не забуду, как удивленно смотрел на двухметровое медведеподобное создание, чье название упорно слышалось мне как "корова". К слову надо заметить, что это существо было травоядным и, так же как и обыкновенная буренка давало молоко, но всё равно звучало как-то диковато.
      Я усмехнулся своим воспоминаниям и, отложив меню в сторону, уставился в окно, продолжая размышлять над случившимся, а так же строя предположение кто на этот раз стоит за моим перемещением. В первый раз виновницей была Таиль, точнее некое могущественное существо жившее в теле эльфийки, - до сих пор я до конца не понимаю, что тогда случилось. Райзен Тавор, мой друг и верховный маг крепости Рамион, лишь объяснил, что некогда Таиль заключила договор с могущественным созданием то ли демоном, то ли каким-то полубогом, которое выполнило ее просьбу в обмен на физическую оболочку девушки. Много столетий демон, зовущий себя Посланником, разгуливал в теле девушки, вынашивая планы захвата мира, для которого ему понадобился таинственный кристалл Дайлорана являющийся зерном Хаоса - концентрацией чуждых законов. Однако для того чтобы добыть этот кристалл, надежно укрытый магами древности, ему понадобился обычный смертный из другого мира,- я этим смертным и стал. Каким-то путем демон инициировал мой перенос и, возродив остатки души девушки, затаился в глубинах ее сути, терпеливо ожидая своего часа. Не знаю, как он просчитал, что Тавор пошлет нас за этим злополучным кристаллом, возможно, обладал даром предвидения, а может просто действовал наудачу и все дальнейшее не более чем совпадение, но как бы там ни было это произошло. Я добрался до кристалла Дайлорана, только вопреки желанию демона разрушил его, а потом убил и самого Посланника....убил свою Таиль. Душа эльфийки все еще жила в теле, сопротивлялась воле демона, и помогла мне победить.
      Я вздохнул и, взъерошив волосы на голове, откинулся на спинку стула.
      - Ваш заказ. - Официант появился как "чертик из табакерки" и принялся составлять с подноса принесенные тарелки: какой-то суп, мясо с рисом и большая запотевшая кружка в которой плескалось нечто зеленоватое.
      - Спасибо. - Официант хотел уже идти, но я остановил его вопросом. - Извините, эти деньги у вас в ходу?
      Парень непонимающе посмотрел на меня, затем на купюру в моей руке и кивнул.
      - Естественно, господин, а почему вы спрашиваете?
      - Да так, - ушел я от ответа, виновато улыбаясь. - Счет сразу принеси, пожалуйста.
      Молодой человек снова кивнул, и, бросив на меня красноречивый взгляд, в котором явственно читалось подозрение на мою умственную неполноценность, умчался по своим делам. Я же лишь усмехнулся ему вслед, подумав, что возможно он не так уж и не прав, так как, не смотря на мое внешнее спокойствие, мозги у меня действительно были несколько "набекрень" от происходящего.
      Еда, надо сказать, была довольно вкусной, и я быстро расправился со всем, что стояло на столе, даже несколько удивившись своей прожорливости - порции были не маленькие. Стоило мне отложить ложку и облегченно выдохнуть, как тут же рядом возник знакомый официант и с улыбкой протянул мне счет. Бросив взгляд на бумажку, где в конце значилась сумма в пятьдесят квартов, я полез в сумочку за кошельком. Уже протянув купюру с написанной в уголке сотней, я замер и буквально вырвал ее из руки опешившего парня, впившись в нее взглядом.
      - Банк Тании...
      - Ну да, - подтвердил юноша, осторожно вынимая у меня купюру и зачем-то проводя над ней ладонью.
      - Тании...столица Карагас.
      - Все верно. - Парень смотрел на меня уже с нескрываемым беспокойством, но я уже не обращал на него внимания. Танийская Империя - родина моего друга Дарнира и его брата Акмила и если это не совпадение....
      - Родария, ты знаешь что-нибудь о Родарии? - я почти умоляюще посмотрел на официанта.
      Тот отошел на пару шагов назад, видимо благоразумно решив, держаться от "психа" подальше и отрицательно мотнул головой.
      -Нет, господин? - юноша на мгновение задумался, затем добавил. - Дальше по улице книжный магазинчик господина Ойсона, там есть разные карты, да и он сам...
      - Спасибо, - я вскочил с места, подхватывая лежащую на соседнем стуле катану. - Сдачу оставь себе.
     
      - То есть, господин Баркин, вы предлагаете добраться сперва до Гарвии, а уж оттуда следовать к развалинам, но помилуйте, сие же полный бред, - развел руками Адрия, - это же почти две недели плаванья вокруг всего континента. Самый простой путь лежит через Эндорин, где мы наймем проводника и по старому теркейскому тракту дойдем до реки Нурт, а уж оттуда до Рамиона всего четыре дня пути.
      - Нет, это вы говорите глупости, господин Сагер, - бросил в ответ гном, с вызовом смотря на своего собеседника. - Может от Нурта и четыре дня пути, но до нее нам надо еще как-то добраться. А там ведь сплошные леса и судя по запискам нашего коллеги господина Найкина, который много раз предпринимал попытки пересечь Лайморельский континент, они крайне опасны, и населены множеством неизвестных хищников.
      - Этим записям уже сотня лет, - поморщился археолог. - Сейчас земли от Эдорина до Нурта не столь пустынны. Конечно поселений там не так уж и много, но они есть. В конце концов, я сам шел этой дорогой и готов еще раз всех нас провести.
      - И все же я считаю..., - начал снова гном, но тут двустворчатая дверь картографного кабинета распахнулась, впуская председателя географического общества в сопровождении высокого широкоплечего мужчины, облаченного в военную форму.
      - Вижу, вы все еще спорите. - Председатель прошел к огромному столу овальному столу, над которым светилось объемное изображение Лайморельского континента, созданное при помощи картографического свитка и, взмахнув рукой, заставил его исчезнуть. Свернув аккуратно свиток, он убрал его в ячейку тянувшегося вдоль стены стеллажа и повернулся к археологам.
      - Господа, разрешите представить, Эндрю Гувер полковник имперского небофлота, капитан дирижабля "Тракния", который доставит вашу экспедицию к цели.
      - Имперский небофлот выделил нам корабль? - пробормотал растерянно Сагер, бросив удивленный взгляд на Баркина. Гном покосился на него в ответ и неопределенно повел плечами, как бы говоря этим, что удивлен не меньше. Армия редко когда предоставляла свои корабли для целей не связанных с ее прямыми задачами. А так как они не собирались не с кем воевать, это могло означать только одно...
      - И какой интерес у наших вояк к этим развалинам? - вопрос Тойрана на миг опередил подобный, готовый сорваться с губ молодого археолога.
      Гувер вопросительно посмотрел на Председателя и, получив в ответ короткий кивок, достал из-за пазухи голубой свиток, расстелил его на столе в центре вырезанной на его столешнице октаграммы, после чего вновь повернулся к главе общества. Взмах рукой и линии магической печати на миг полыхнули синим светом, а над столом возникло изображение резного посоха.
      - "Посох Тавора" - легендарный артефакт древнего мага, - пояснил полковник. - По некоторым сведениям в 980 году эпохи Кай, один из учеников мага спрятал его в развалинах Ромиона.
      - Если эти развалины вообще относятся к Ромиону, - буркнул гном, - в чем лично я сильно сомневаюсь.
      - Это вам и предстоит выяснить, - председатель деактивировал свиток и, свернув, протянул его Сагеру, пояснив: - Тут печать с поисковым заклинанием широкого спектра с зоной охвата в сотню метров, реагирующего на малейшее колебание магополя, однако его хватит лишь на десяток использований.
      - Но протяженность крепости несколько километров.
      - Я понимаю, - кивнул председатель, - поэтому надеюсь на ваши знания и умения, господа. Хочу заметить, что Магико-Технический совет Карагаса, очень заинтересован в данном артефакте.
      - Ого, - Баркин покачал головой, задумчиво поглаживая свою бороду. - И что же это за посох такой, коль им наши старейшины заинтересовались?
      - По преданиям, Тавор был бессменным главой Ромиона несколько столетий, - пояснил Адрия, - и именно он привел к покорности так называемые "Демонические Земли", где позднее возникла и процветала Аранийская Империя...
      - Которая в 17 году эры Так, пришла в упадок и была захвачена Королевством Урулов, - поморщился гном, - помилуйте меня коллега, мы не на лекции я все это знаю, однако по мне так этот Тавор был довольно незначительной личностью, ибо упоминания о нем встречаются всего лишь в паре книг не самых значимых летописцев древности.
      - Возможно, - не стал спорить Сагер, - однако тем более интересно, что это за посох такой?
      - Рад бы сообщить вам больше подробностей, но, увы, не могу, - развел руками председатель. - Как бы там ни было, но узнав о предстоящей экспедиции, глава совета вызвал меня к себе и попросил попробовать отыскать данный артефакт, а в знак благодарности передал "Тракнию" в полное ваше распоряжение.
      - Так значит это не приказ, - облегченно вздохнул Адрия, которому все происходящее уже начинало не нравиться. Впрочем, судя по угрюмому лицу Баркина, тот так же не был в восторге, так как увлекательная научная экспедиция грозила перерасти в охоту за неизвестным артефактом, зачем-то так понадобившемуся главе совета Карагаса.
      - Естественно это просьба и ни кто вас заставлять не собирается, - ответил председатель. - Мало того, вы можете спокойно отказаться, правда добираться до нужного места придётся уже обычным способом.
      - Не привыкать, - фыркнул Тойран. - Зато не будем ни от кого зависеть.
      - Вам решать, - равнодушно пожал плечами глава общества и, пристально посмотрев на гнома, добавил: - Но все же я бы не советовал забывать, чья это просьба...
     
      Книги, книги. Это был не книжный магазин, а какая-то книжная свалка. Книги стояли на полках, лежали на широких подоконниках, громоздились стопками прямо на полу, оставляя чистым лишь небольшой пятачок пространства, между входной дверью и прилавком.
      - Чем могу служить? - высокий худой старичок в пенсне, читавший за прилавком толстенную книгу, отодвинул ее в сторону и вопросительно посмотрел на меня.
      - У вас есть карты?
      - Игральные, магические, гадальные? - поинтересовался продавец.
      - Нет, карты местности..., ну те где континенты...реки, океаны. - Я сбился. Глупо конечно, но обобщающее название абсолютно вылетело у меня из головы, хотя и "крутилось на языке".
      - Географические, - услужливо подсказал старик.
      Я кивнул.
      - Магические или обыкновенные?
      - Самые обычные, только чтобы там были все континенты.
      - Понятно, - старик на мгновение задумался, затем кивнул, по всей видимости, своим мыслям, и исчез в глубине магазина.
      Вернулся он буквально через минуту, неся в руках большую книгу толщиной всего в пару пальцев, больше похожую на альбом для рисунков.
      - Извините, но такой товар у меня спрашивают крайне редко, так что есть только "Атлас Дворкина с путеводителем по легендарным и мифическим существам всех континентов", - он положил книгу предо мной на прилавок.
      - А он точный? - с сомнением спросил я, открывая ее наугад и с интересом разглядывая красочную картинку существа, очень похожего на мифического грифона на соседней странице с которым красовалось изображение карты, судя по подписи, некоего королевства Имерия.
      - Как это ни странно для подобной книги, но да. Господин Дворкин вообще всегда отличался скрупулёзностью и точностью сведений в своих произведениях. Конечно же, это не подробная карта местности, но в качестве познавательного атласа стран и континентов вполне подойдет, или вы ищите нечто другое?
      - Нет, - я захлопнул книгу, - думаю это то что нужно, сколько с меня?
      - Семьдесят квартов.
      Я со вздохом полез за кошельком. Надо как-то выяснить реальную ценность местных дензнаков, а то трачу, толком не представляя сколько, - может вообще обдирают как липку, а кошелек у меня, увы, не бездонный. Еще повезло, что его содержимое претерпело подобную трансформацию, иначе пришлось бы подаваться на заработки, а в худшем случае опуститься и до воровства, как бы мне не претила подобная мысль.
      Расплатившись, я забрал свое приобретение и хотел уже было выйти из магазина, но меня остановил неожиданный вопрос продавца:
      - Извините, а можно узнать, что именно вы ищите?
      Я обернулся и окинул старика вопросительным взглядом.
      - Просто стариковское любопытство, - сказал он, смущенно протирая пенсне извлеченной из-под прилавка белой тряпицей. - Впервые вижу человека, которому срочно понадобился атлас.
      Вздохнув, я поинтересовался:
      - Вы что-нибудь слышали о Родарии?
      - Естественно, - кивнул продавец, - мало того, даже бывал там пару раз. Ничего интересного, небольшое государство на севере Лайморелии с жарким климатом и надоедливыми торговцами.
      - И как туда попасть?
      - Ну, думаю, что проще всего добраться до Латоса, там сесть на пассажирский дирижабль и через пару суток будете на месте.
      - Спасибо, - улыбнулся я в ответ. - А насчет карт..., да поспорили мы тут с друзьями кое о чем.
      Старик бросил на меня прищуренный взгляд, но больше ничего не стал спрашивать, а лишь кивнул и, водрузив пенсне на законное место, вновь склонился над книгой, которую читал когда я вошел в магазин.
      Я вышел на улицу и пару минут стоял на ступеньках, размышляя. С друзьями глупая конечно отговорка получилась, но уж что в голову пришло, то пришло, хотя старик мне явно не поверил....впрочем, неважно. Куда важнее тот факт что, по всей видимости, я в том же самом мире, где был в первый раз, только теперь вопрос стоит не "где?", а скорее "когда?". Судя по тому, что я вижу вокруг, здесь прошло намного больше времени, чем у нас на Земле и этот мир уже не тот, что я помню, он изменился, повзрослел что ли. Скорее всего, я даже не узнаю знакомых мест. И все же я хочу попасть туда, - туда, где прожил ни один десяток лет, туда, где оставил часть своего сердца. Хочу вновь пройти по тем местам, где некогда бродил с Ри, Дарниром и Таиль. Банальная ностальгия? Может быть. Однако почему-то мне кажется, что не все так просто. Внутри словно сидит некая уверенность, что мне просто необходимо попасть в Родарию и как можно скорее, что-то тянет меня туда. А еще странное ощущение тихого тиканья, словно где-то пришел в движение некий невидимый часовой механизм, неумолимо отсчитывающий секунды до чего-то очень нехорошего.
      То, что я в этом мире не просто так, это понятно, но вот для чего и главное кто за этим стоит? Естественно первый кто приходит на ум - это Арагорн, только вот он ли это? Сильно сомневаюсь. Будь это дело его рук, наверняка появился бы почти сразу, тем более что я "воробей стреляный" и ходить вокруг да около ему смысла нет, хотя от него-то как раз всего можно ожидать. Впрочем, смысл гадать? Тот, кому я понадобился в этом мире, всё равно когда-нибудь появится.
      Вздохнув, я переместил книгу под мышку и, перехватив поудобнее чехол с катаной, решительно направился вдоль улицы, с твердым намереньем выяснить, как же мне попасть в Латос.
     
      Глава 2.
     
      Белоснежное оперенье стрелы точно причудливый цветок "распустилось" на теле оленя, легонько покачиваясь в такт его бега. Животное на мгновение сбилось с темпа, но тут же вновь устремилось вперед, стремясь пересечь поле и достичь спасительной полосы недалекого леса. Еще две стрелы мелькнули рядом с его телом, исчезнув в высокой траве.
      Я резко потянул поводья на себя, заставив разгоряченную бегом лошадь сбавить скорости и перейти на шаг.
      - Отец, уйдет ведь!! - крикнула Эйнураль, осаживая свою кобылу рядом со мной.
      - Не уйдет, - сказал я, бросая взгляд в сторону дочери, явно расстроенной своей не очень удачной стрельбой. - Ри перехватит.
      - Я бы и сама могла, - вскинулась девушка. - Просто Тавилка споткнулась...
      - Вот именно, - кивнул я. - Там дальше сплошь рытвины заросшие травой, так что не дури, незачем лошадям ноги ломать.
      Эйнураль фыркнула, но послушно вложила зажатую в руке стрелу обратно в колчан. Я понимающе улыбнулся и, успокаивающе похлопав все еще всхрапывающую лошадь по шее, которая, судя по всему, так же была не прочь продолжить нашу погоню, посмотрел вслед удаляющемуся оленю. Животное уже почти достигло леса как рядом с ним, словно из-под земли возник огромный белый волк и его мощные челюсти сомкнулись на шее обезумевшей от ужаса жертвы. Пару минут хищник стоял, облизываясь, затем повернул свою голову в нашу сторону, и его пасть растянулась оскале причудливой улыбки.
     
      - Господин Лекс, просыпайтесь. - Я вздрогнул и, с трудом разлепил веки. Несколько мгновений непонимающе смотрел на трясшего меня за плечо человека, затем благодарственно кивнул и, протерев глаза ладонями рук, бросил взгляд в окно дилижанса.
      Бесконечные поля и леса, почти все время окружавшие дорогу сменились стоящими то тут, то там какими-то постройками явно производственного назначения, да и движение на дороге увеличилось, заставив наш дилижанс резко сбавить ход.
      - Уже приехали?
      - Почти, - отозвался мой спутник, единственный не сошедший на предыдущей остановке. - Думаю еще минут пятнадцать и будем на станции.
      - Хорошо, - облегчённо вздохнул я и с хрустом потянулся.
      Надо заметить, что ездить в дилижансе это почти то же самое, что и в междугороднем автобусе, только тут еще более душно и трясет сильнее. Поэтому я был рад окончанию своего почти суточного путешествия, - еще немного, и я буду в Латосе, а уж оттуда отправлюсь в Родарию. Единственный вопрос, что меня мучил, касался промежутка времени, прошедшего с тех пор как я покинул этот мир. Я просто не знал, отчего мне отталкиваться в своих расчетах. Судя по тому, что я узнал, беседуя со своими попутчиками, сегодня было семнадцатое инва семьсот тринадцатого года эры Тсат, - как думаете, много это мне сказало? Вот и я о том....Как мне помниться раньше было несколько другое летоисчисление и как раз перед моей смер...уходом, шел одна тысяча двести тридцатый год. Так что в этом мире могло пройти и сто лет, а могло и несколько тысяч, в любом случае оставалось только надеяться, что все проясниться в самой Родарии. И все равно, сколько бы столетий не минуло, мне от этого не легче, этот мир теперь абсолютно чужой и если быть честным я сам не совсем понимаю, зачем куда-то еду. Возможно, следовало попытаться вернуться по той же тропинке, а если бы это не удалось, остаться в том городке и дождаться виновника моего переноса, а то, что он когда-нибудь объявится, я не сомневался. Но...но все же что-то меня торопило, подталкивало вперед, этот невидимый чертов метроном, который неутомимо отсчитывал время. Нечто подобное я ощущал во время нашей погони за магерами; там тоже были невидимые часы, иногда начинавшие вести свой отчет у меня в голове и лишь позднее я понял, что они означали, - часы смолкли в тот самый день, когда внутри Таиль проснулся демон.
      Я невольно сжал кулаки, стукнув правым по обложке лежавшего на коленях атласа.
      Мой попутчик недоуменно посмотрел на меня, но промолчал, а я виновато улыбнулся в ответ и, раскрыв атлас, несколько минут бездумно перелистывал страницы, изредка останавливаясь на тех, где были изображены знакомые мне существа. Лайсы, ворги, орки, горгульи - для составителя атласа они были всего лишь мифами, но не для меня. Я до сих пор прекрасно помню когти, зубы и клинки всех этих "мифов".
      Дилижанс резко дернулся, заставив меня быстренько ухватиться за вделанную в стенку бронзовую ручку, и замер.
      - Прибыли, - констатировал мой попутчик, снимая с вешалки куртку и надевая широкополую шляпу, очень похожую своим видом на ту, что носят в фильмах ковбои. - Значит, запомните, вам надо пройти от станции до самого конца "Ткацкой улицы", там повернуть направо и вновь не сворачивая до самого порта.
      - Что ж маршрут не хитрый, - улыбнулся я, - спасибо вам.
      Я закрыл атлас и, положив его на сиденье, дождался, пока мужчина покинет дилижанс, затем вышел следом. Книгу я брать с собой не стал, в принципе мне она особо теперь не нужна, а размер у нее немаленький и таскать с собой ее не очень-то удобно, так что пусть кому-нибудь другому пригодится.
     
      Латос напомнил мне старинную киносъёмку, которую как-то показывали по телевизору в одной передаче вроде бы посвящённой началу двадцатого столетия. Довольно широкие центральные улицы, почему-то замощённые лишь рядом с домами, а посередине отсыпанные мелким гравием вперемешку с песком. Народу довольно много и извозчикам, а так же редким самобеглым повозкам приходиться постоянно притормаживать, дабы пропустить очередного жителя. Правил движения тут еще явно не придумали, однако я все же заметил, что все транспортные средства стараются держаться вне мощеной части.
      Некоторое время я пытался понять, зачем так было сделано (по гравийно-песочной смеси повозки шли с заметным трудом) пока не прошел дальше по улице и не увидел вполне знакомую картину асфальтирования дороги, с поправкой на местный колорит.
      Десяток гномов в ярко-желтых робах и странных зеленых шестигранных касках деловито суетились вокруг большой машины напоминающей четырех колесный паровоз, изнутри которой, словно паста из тюбика, выдавливалась какая-то зеленоватая блестящая жидкость. Машина ползла со скоростью улитки, а метрах в десяти позади нее, выдавленную жидкость утрамбовывал каток весьма похожий на увеличенный в размерах до двухэтажного дома земной аналог. Результатом работы парочки этих агрегатов и их гномей команды являлось асфальтоподобное покрытие черного цвета с легким зеленоватым оттенком.
      Как бы это все не было интересно, но улица дальше была перекрыта и, судя по скорости этого укладчика, довольно надолго, так что, понаблюдав несколько минут за слаженной работой гномов, я отправился искать обходной маршрут. Надо сказать, что тут я свалял дурака, мне бы взять одного из извозчиков, но я как-то об этом не подумал, а прикинув короткий путь, решил срезать через дворы. Минут через десять я, наконец, осознал свою ошибку: стоило свернуть с центральной улицы, как ты оказывался в лабиринте из узких извилистых проходов. Дома стояли настолько близко, что раскинув руки, я мог коснуться стен противостоящих зданий. Ко всему этому надо добавить грязь и мутные лужи порядочного размера, которые приходилось либо перепрыгивать, либо обходить, прижавшись к стене. Однако надо отдать должное, дворики, которые я иногда пересекал в поисках дороги, были довольно чистенькими и буквально соревновались за звание "лучший цветник района" .Такого количества клумб украшенных богатым разноцветьем и, заполнявших практически все пространство между подъездами, я не видел нигде. Пару раз я спрашивал дорогу у прохожих и мне подробно ее объясняли, но каким-то неведомым образом вновь оказывался в тупике, все дальше углубляясь в эти каменные джунгли. Дело тут было явно нечисто. Создавалось впечатление, что кто-то неведомый специально вел меня к нужной ему цели. В конце концов, где-то минут через пятнадцать я уперся в высокий кирпичный забор. Справа и слева возвышались серые "тела" четырехэтажных зданий и дорога была только назад, - я только нервно хихикнул.
      " Двигайся, двигайся, быстрее,...еще быстрее, почувствуй свой предел,...а теперь преодолей его!!" - всплыли в голове слова моего учителя. Он был как и я из другого мира, только вот в отличие от меня в своем он погиб и в этом мире оказался уже в виде призрака, каким-то неведомым способом передав мне большинство своих умений. Только вот у нас они почти не действовали, и за прошедшие годы я как-то отвык ими пользоваться, но теперь... Я прикинул высоту забора (получалось что-то около пяти метров) и, резко оттолкнувшись от земли, буквально вбежал вверх по отвесной стене и застыл на ее "вершине" с удивлением рассматривая открывшуюся мне картину.
      Когда мне сказали про порт, я думал, что город расположен на берегу моря, ну или, в крайнем случае, реки ведущей к морю, ведь, судя по атласу, Родария располагалась на другом континенте. Однако, как оказалось, все, кто мне говорил о порте, вкладывали в это слово несколько иной смысл, - целый лес уносящихся в небо причальных мачт, у некоторых из которых висели громоздкие на вид туши дирижаблей. Я присвистнул от удивления. До этого аэро...точнее дирижаблепорта было еще далековато, но теперь-то я точно знал куда идти. Оставалось только пересечь поле с разбросанными то тут, то там полуразвалившимися зданиями непонятного мне назначения и я буду на месте. Спрыгнув вниз, я направился к порту быстрым шагом, стараясь не упускать из виду его мачты, и уже преодолел половину дороги, как тихие голоса, раздавшиеся из-за угла здания мимо которого я проходил, заставили меня остановиться и внимательно прислушаться. Судя по разговору, там кого-то банально грабили. Колебался я где-то пару секунд, затем вздохнул и вытащил из чехла катану.
      ***
      Это был прекрасный экземпляр "инвалктуса патройнукса" называемого в простонародье "чертополошницей", причем данный образец обладал редкой темно-зеленой расцветкой крыльев. Тавикус Дворкин - историк, писатель, почетный член Танийского географического общества и страстный энтомолог-любитель неверующими глазами полными жадного блеска уставился на бабочку, тихо бормоча себе под нос слова сковывающего заклинания. Золотистое свечение вспыхнуло вокруг цветка, превращаясь в полупрозрачную сетку, но за секунду до этого насекомое взмахнуло своими крыльями и неторопливо запорхало куда-то в сторону полуразрушенных строений, расположившихся на краю небопорта. Тавикус аж застонал от разочарования и принялся быстро избавляться от навешанных на себя сумок, не обращая внимания на удивлённые взгляды своего слуги, молодого полуэльфа носящего причудливое для человеческих ушей имя Дайкансартар.
      - Господин профессор, - наконец подал голос юноша. - Нас же ждут и...
      - Я быстро, Дайк, - прервал того Дворкин, поправляя сползшие с переносицы очки и разминая пальцы для более точного применения заклинаний. - Но это такой экземпляр, такой экземпляр...
      Парень попытался возразить, но профессор уже не слушал его, почти бегом устремившись вслед за бабочкой. Дайк посмотрел вслед высокой тощей несколько нескладной сложенной фигуре ученого, двигающейся через поросшее бурьяном поле и, вздохнув, уселся на большой деревянный чемодан. Спорить, а уж тем более пытаться остановить хозяина в его охоте за редкими насекомыми, было занятием крайне неблагодарным, - поэтому оставалось только ждать и надеяться, что хозяин не проявит свою, ставшую уже легендарной, рассеянность, заблудившись практически в чистом поле.
      Некоторое время ученый хаотично перемещался по полю, изредка замирая для попытки очередного заклинания или увязнув в колючем кустарнике, чьими зарослями было богато покрыто все пространство между дорогой и разрушенными зданиями старого порта, затем вдруг устремился к видневшемуся вдали забору.
      Дайк, все это время внимательно наблюдавший за своим хозяином, вскочил на ноги и, пару минут поколебавшись между возможностью оставить вещи без присмотра и предчувствием грозящей профессору опасности (развалины старого порта всегда слыли дурным местом), устремился вслед за ученым.
      Тем временем увлечённый погоней Дворкин уже завернул за угол здания, совершенно не обращая внимания на предупреждающие крики своего слуги. "Чертополошница" словно зачарованная раз за разом уворачивалась от магического захвата, заставляя профессора нехорошими словами поминать все надсемейство "надпсудинусов" к которому относилась данная бабочка. Впрочем, Дворкин понимал, что тут дело не в бабочке, а в его плохом владении магией, коей он всегда пренебрегал еще со времен своего беззаботного отрочества. И хотя учителя всегда говорили, что у него неплохие задатки, он упорно не хотел заниматься магическим искусством, чувствуя почти отвращение к этой древней науке, хотя и выучил пару безобидных фокусов порой помогающих в работе. И все же в данном случае обычный сачок был бы привычнее, только вот он был глубоко упакован в одну из сумок, а времени достать его не было.
      - Красавица моя, ну присядь куда-нибудь, ну хотя бы вот на этот прекрасный пусть и невзрачный цветочек, - пробормотал профессор себе под нос, заметив, что бабочка зависла у стены здания, рядом с которой в пыльной траве синела пара небольших полевых цветков.
      "Чертополошница", словно услышав мольбу ученого, зависла над цветами, но едва он приготовился кинуть в нее сформированное меж пальцами "плетение" заклятия, вновь взмыла вверх и скрылась за углом здания.
      Профессор аж топнул ногой с досады и, скинув "плетение" в землю, поспешил за беглянкой, боясь упустить столь ценный экземпляр, который был просто обязан присоединиться к его коллекции.
      Завернув за угол, он замер на месте, озираясь в поисках объекта преследования и обнаружив оный порхающим над небольшим кустом дикого шиповника, быстро сформировал меж пальцами новое заклятие и резким движением кисти кинул его в цель. На этот раз золотистая сеточка развернулась прямо над бабочкой и рухнула на нее, окутав насекомое легкой дымкой и увлекая его к земле. Дворкин победно улыбнулся и, гордо поправив очки, направился к упавшему на траву прозрачному кристаллу с заключенной в нем "чертополошницей".
      - О, Штрыба, смотри кто у нас тут в гостях? - неожиданно раздалось позади. - Эй, господин хороший, какими судьбами в наших местах?
      Профессор поднял кристалл и непонимающе обернулся, вопросительно посмотрев на показавшихся из-за противоположного угла здания незнакомцев.
      - Вы это мне? - спросил он, с некоторой долей тревоги смотря на приближающуюся торицу, которая остановилась метрах в трех от него.
      - А тут еще кто-то есть? - один из незнакомцев, огляделся и, разведя руками, констатировал - Нетути тут больше никого, или вы, господин видите кого-то еще?
      Профессор замотал головой, чувствуя неприятный холодок дурного предчувствия ручейком побежавший между лопатками.
      Трое. Небольшой лысый коротышка в драной цветастой рубахе и широченных штанах, заправленных в лакированные сапоги, постоянно щерящийся в беззубой улыбке. Высокий парень с длинными спутанными волосами одетый в длиннополый плащ поверх дорогой белой рубахи не первой свежести, потертые штаны и давно вышедшие из моды ботфорты.
      И, наконец, девушка - полуэльфийка, с короткой стрижкой, в темно-зеленых обтягивающих штанах и такого же цвета просторной блузке с длинными рукавами, причем, судя по татуировке вокруг правого глаза, являлась подмастерьем магии огня.
      Троица явно относилась к одной из городских банд, состоящих из различного отребья, что прячется на окраинах городов и в старых кварталах, выходя на охоту лишь по ночам, - по крайней мере, так об этом писали газеты. Вот только откуда среди них маг?
      Дворкин нервно огляделся, прикидывая возможные пути бегства, но подошедшие окружили его полукругом, заставив невольно попятиться назад и упереться спиной в стену полуразрушенного здания.
      - Чем могу служить,...господа? - выдавил он из себя каким-то писклявым голосом, заставив незнакомцев рассмеяться.
      -Не дрейфь, круглоглазый, - бросил коротышка. - Мы люди вежливые, просто отдашь нам все, что у тебя есть ценного и можешь дальше гулять, - он подошел вплотную и подцепил указательным пальцем тянущуюся в карман цепочку с часами.
      - Да как вы смеете...!! - взвизгнул ученый, судорожно засовывая выскочившие часы обратно в карман. - Я профессор, почетный член географического общества, да вы знаете, что с вами будет....!
      - Значит, по-хорошему не хотим, - коротышка оскалился, а в его правой руке блеснуло лезвие ножа.
      -Подожди, Штрыба, - остановил того "высокий", - не торопись, видишь человек интеллигентный, думаю, если вежливо попросим, он сам все отдаст. Правда ведь, профессор? - Холодный взгляд его каких-то бесцветно-водянистых глаз и презрительная усмешка, заставил Дворкина покрыться липким потом и быстро закивать головой.
      - Вот видишь, - парень в плаще усмехнулся и, подойдя ближе к "остолбеневшему" профессору, вынул у него из руки кристалл с бабочкой. Осмотрев его, он поморщился и кинул тот девушке. - Это вроде по твоей части, Гая.
      Магичка ловко поймала материализованное заклятие с бабочкой внутри и, бросив на него беглый взгляд, презрительно фыркнула:
      - Безделушка.
      - Ясно, - кивнул "высокий" и, посмотрев на Штрыбу, лениво крутящего в руках нож, мотнул головой в сторону профессора. - Займись им, а мы с Гаей пойдем, только...
      - А может не надо?
      Бандиты резко развернулись, уставившись на непонятно откуда появившегося позади них мужчину одетого в темно-синие брюки несколько странного покроя и фривольную рубашку в сине-бело-черную клетку. Дворкин мотнул головой, - он мог поклясться, что еще секунду назад позади троицы никого не было.
      Высокий, широкоплечий, короткие темные волосы, в которых уже начала поблескивать седина, цепкий взгляд ярко-зеленых глаз, внимательно следящий за движениями троицы. В этом незнакомце чувствовалось, нечто хищное и куда более опасное, чем в удивленно смотрящих на него бандитах, - словно перед стаей шакалов появился легендарный дракон.
      Судя по тени неприкрытого испуга, промелькнувшей по лицу магички, она почувствовала это, так же как и Дворкин. А вот у ее спутников некоторую опаску вызвал лишь меч в руках незнакомца.
      - Ты кто? - поинтересовался сквозь зубы "высокий".
      - Мимопроходящий, - усмехнулся незнакомец. - Так может, все-таки оставите в покое этого гражданина?
      - А может, это ты просто мимо пройдешь, а?
      Мужчина покачал головой.
      "Высокий" зыркнул на него злым взглядом и, быстро переглянувшись с коротышкой, едва заметно кивнул. Штрыба оскалился, а в его левой руке появился второй нож, после чего он странно пританцовывая двинулся в сторону незнакомца, заставив того на миг отвлечься от "высокого". Все, что случилось дальше, заняло считанные мгновения. Парень в плаще неожиданно выхватил откуда-то пистоль, направив его на незнакомца, но тот вдруг в буквальном смысле слова исчез. В это же мгновение Штрыба глухо вскрикнул и, схватившись рукой за живот, рухнул на землю, а мужчина с мечом возник позади "высокого", причем кончик его клинка царапнул тому по щеке, заставив бандита замереть в полной растерянности. Незнакомец бросил взгляд на магичку, вокруг кончиков пальцев которой поблескивали огненные искорки, и покачал головой. Та понимающе кивнула и, демонстративно скинув заклинание в землю, заложила руки за спину.
      - Пушку брось, - сказал он тоном, не допускающим возражений и "высокий" послушно разжал пальцы. - А теперь бери своего друга и уматывай.
      Длинноволосый обернулся к незнакомцу и зло посмотрев сперва на него, затем на стоящую с невозмутимым взглядом магичку, направился к все еще корчащемуся на земле коротышке.
      - Он тебе не простит этого унижения, - тихим голосом пробормотала девушка, заставив незнакомца посмотреть на нее с интересом и нескрываемым удивлением.
      - Переживу, - бросил тот почти шепотом.
      - Тогда до встречи, - магичка поклонилась и направилась вслед за своим товарищем. Вместе подняв застонавшего Штрыбу, они быстро скрылись за углом здания, провожаемые пристальным взглядом своего противника.
      Мужчина вздохнул и с улыбкой посмотрел на профессора.
      - Как, вы?
      - Нор...нор...нормально, - ответил тот заикаясь. - Только ....
      - Господин профессор, господин профессор, - раздался откуда-то сверху голос Дайка. - С вами все в порядке?
      - Да, - кивнул Дворкин. - Спускайся давай.
      - Это кто? - поинтересовался спаситель, глядя в сторону юноши высовывающегося из оконного проема второго этажа.
      - Мой слуга, - пояснил профессор и, поискав глазами кристалл с бабочкой, вздохнул. Судя по всему магичка забрала его с собой или куда-нибудь выкинула.
      Сверху зашуршало, а через мгновение Дайк спрыгнул вниз и, постоянно косясь в сторону незнакомца, подбежал к профессору.
      - Я так испугался за вас, так испугался, - затараторил он. - Хотел уже бежать за стражами, но боялся, что эти бандиты меня услышат.
      - Храбрец, - буркнул Дворкин. - Сидел там и смотрел, как твоего хозяина грабят.
      Юноша виновато понурил голову.
      - Не стоит его ругать, - неожиданно вступился за слугу незнакомец, возвращаясь к тому месту, где профессор заметил его в первый раз и поднимая из травы черные лакированные ножны. - Парень ничего сделать бы не смог, а вот результат его вмешательства мог бы быть непредсказуем. Скорее всего, вас обоих просто прирезали бы.
      - А я и не ругаю, - ответил ученый. - А вот за то, что оставил вещи без присмотра...
      Дайк понурился еще сильнее.
      - Кстати, - профессор погрозил пальцем слуге и повернулся к незнакомцу. - Могу узнать я имя своего спасителя?
      -Можете звать меня Лекс, - бросил тот, вкладывая свой меч в ножны, после чего принялся засовывать его в бледно-зеленый чехол с белыми тряпичными завязками на конце.
      - Ну, тогда разрешите представиться: Тавикус Дворкин, - профессор естествознания...
      - Дворкин? - мужчина резко развернулся и удивленно посмотрел на ученого, заставив того невольно вздрогнуть.
      - Да...
      - Вы случайно не тот Дворкин, что написал путеводитель по легендарным и мифическим существам?
      - И не только его, - приосанился профессор. - Я автор двух десятков познавательных книг и трех научных трудов, а так же...
      - Стоп, - прервал его Лекс. - Бред какой-то, еще скажите, что в данный момент вы направляетесь в Родарию.
      - Именно туда, - кивнул Дворкин, с непониманием смотря на своего спасителя.
      Тот несколько секунд пристально разглядывал профессора, словно сомневаясь, что тот говорит правду, затем нервно рассмеялся и, подняв голову к небу крикнул:
      - Не, ну это просто смешно, ты сам разве так не считаешь?! Может, хватит подобных приколов?
      Профессор невольно посмотрел туда же, и, не обнаружив там ничего интересного, с непониманием уставился на своего нового знакомого. Тем временем тот вздохнул и, проводив взглядом взмывшую из травы птицу, с улыбкой посмотрел на ученого.
      - Молчит.
      - Кто?
      - Да так, - Лекс вздохнул. - Значит, направляетесь в Родарию.
      - Да, - кивнул Дворкин. - Вообще-то я мало путешествую, но вот решил выбраться, дабы посетить сей удивительный континент лично.
      - А вы разве там не были? - удивился его собеседник. - В вашем атласе некоторые места описаны довольно подробно.
      - Всего лишь грамотная систематизация известных фактов, плюс подробное изучение материалов Найкина, Лавингтона и Таврока, - с гордостью сказал ученый, поправляя упорно сползающие с переносицы очки.
      - Господин Тавикус вообще дальше своего сада нигде не путешествовал, - неожиданно вставил Дайк. - Это его первая попытка.
      - И что? - вскинулся Дворкин, с гневом смотря на своего слугу.
      - А то, что наш дирижабль улетает, - со вздохом ответил тот, указывая пальцем на проплывающий над головами темно-зеленый аэростат, - и следующий рейс через неделю.
      Лекс проводил унылым взглядом удаляющийся дирижабль и, пробормотав что-то на незнакомом языке, угрюмо поинтересовался:
      - А следующий точно через неделю?
      - Да, - кивнул полуэльф.- Я узнал, когда заказывал билеты. Рейсы раз в неделю...
      - Неважно, - прервал слугу профессор. - Господин Лекс, как я понимаю, вы тоже направляетесь в Родарию, - он вопросительно посмотрел на своего спасителя и, дождавшись утвердительного кивка, продолжил. - Дело в том, что я изначально не собирался лететь обычным рейсом....
      Дайк непонимающе уставился на своего хозяина, а тот победно улыбнувшись, пояснил:
      - Дело в том, что сегодня вечером на Лайморельский континент отправляется научная экспедиция, которой командует мой старый друг профессор Баркин...
      - Этот психованный гном, - пробормотал Дайк, но заметив гневный взгляд ученого тут же замолк.
      - Так вот, - продолжил Дворкин, - я изначально собирался лететь с экспедицией, тем более что, зная мое давнейшее желание посетить Родарию, Тойран сам мне это и предложил.
      - Но билеты...по триста номов каждый, - растерянно пробормотал юноша, извлекая из-за пазухи два коричнево-зеленых прямоугольника.
      - На всякий случай,- отмахнулся от своего слуги ученый, - вдруг экспедиция будет отложена по какой-либо причине. Однако не далее как вчера Баркин прислал посыльного с подтверждением своего приглашения, так что теперь остается только им воспользоваться. И в качестве благодарности за свое спасение, - Дворкин с улыбкой посмотрел на своего спасителя, находящегося в явном унынии, - я предлагаю вам, господин Лекс, отправиться вместе с нами.
     
      Глава 3.
     
      Причальные мачты с пришвартованными к ним дирижаблями были похожи то ли на огромные флагштоки с причудливыми штандартами, то ли на гигантские флюгера, то ли на причудливого вида металлические деревья, среди разлапистых корней которых суетились толпы народа. Большинство из воздушных кораблей висели в воздухе, удерживаемые у верхушек мачт специальными креплениями, но несколько было опушено вниз к длинным бетонным платформам, на которых томились в ожидании посадки пассажиры.
      Профессор Дворкин застыл в нерешительности меж двух платформ, расположенных в полусотне метров друг от друга, задумчиво дергая себя за мочку уха и поочерёдно бросая взгляд на висящие над ними дирижабли.
      - Что-то не так, профессор? - поинтересовался новый знакомый, опуская на землю объемный чемодан, который вызвался понести, помогая изнывающему под тяжестью вещей Дайку.
      - Поди опять заблудился, - буркнул полуэльф, со вздохом облегчения следуя примеру Лекса и почти сожалея, что никто так и не позарился хотя бы на часть профессорских вещей, которые почти полчаса оставались без присмотра.
      Ученый зло зыркнул на своего слугу из-за стекол очков гневным взглядом, заставив того стушеваться и сделать вид что ему срочно надо заняться составленным у ног багажом. Победно усмехнувшись, Тавикус огляделся и, заметив стоящего неподалеку парня в темно-синей матросской форме небофлота, направился в его сторону.
      - Уважаемый, не подскажете, где тут швартуется "Тракния"?
      - "Таркания"? Господин, так вот же она. - Матрос удивленно посмотрел на профессора и ткнул пальцем ему за спину, указывая на расположенную позади платформу с висящей над ней серой тушей дирижабля.
      - Да? - Дворкин виновато улыбнулся, поблагодарил парня и, вернулся к своим спутникам.- Вот нужный нам корабль, - пояснил он, кивком головы указывая в сторону нужной им платформы, после чего с ехидством поинтересовался у полуэльфа: - Ну и кто тут заблудился?
      Дайк тщательно пряча улыбку, развел руками, как бы говоря таким образом, что полностью осознает свою ошибку, хотя его так и подмывало сказать профессору, что найти искомый дирижабль можно было проще, - стоило только посмотреть на нос аэростата, где крупными буквами красовалось его название. Однако полуэльф предпочел промолчать, зная, что хозяин всегда обижается, когда он напрямую указывает на его оплошности. Поэтому он послушно подхватил сумки и, бросив взгляд в сторону их нового знакомого, который с неподдельным интересом разглядывал все вокруг, словно впервые был в небопорте, последовал вслед за профессором направлявшегося к широкой металлической лестнице ведущей наверх платформы.
      Не успели они подняться как громовой бас, перекрывающий постоянно висящий над портом гул двигателей и различных работающих механизмов, заставил их застыть где-то на середине лестницы.
      - Дворкин, старая ты книжная крыса, неужели это все-таки ты? - Наверху показалась кряжистая фигура гнома. - Вот уж не ожидал, что ты все-таки решишься вылезти из своей пыльной норы!! - он сбежал по ступеням и заключил Тавикуса в объятия, заставив того невольно ойкнуть и покраснеть от натуги, в бесплодных попытках сопротивления "стальному" обхвату потомка подгорного народа.
      - Да вот решился...
      - Вот и молодец! - гном разжал объятия, заставив ученого облегченно вздохнуть и окинув его изучающим взглядом, поинтересовался: - В Родарию?
      - Туда, - кивнул профессор, отдуваясь и привычным движением возвращая сползшие очки обратно на переносицу. - Ты же знаешь, я как раз работаю над своей новой книгой посвящённой эпохе Трат и в частности ее интереснейшему периоду, связанному со временем правления Карвита-Мудрого, а многие материалы по нему я могу получить только в Эндоринской столичной библиотеке. К тому же хочу побывать на развалинах Великой Стены, дабы пропитаться духом тех далеких времен.
      - Как я тебя понимаю, дружище! - ладонь гнома по-дружески впечаталась в спину профессора, заставив того покачнуться вперед и тут же замахать руками в попытке поймать покинувшие нос очки, а гнома смущенно крякнуть. - Значит ты в Эндорин? - спросил он, едва Дворкин вогрузил те на свое законное место.
      - Да, - сказал Тавикус, протирая свои многострадальные очки извлеченным из кармана шелковым платочком и укоризненно смотря на друга подслеповатым взглядом. - Вот решил воспользоваться твоим приглашением, вы ведь будете там остановку делать?
      - Будем, будем, - закивал гном и, окинув изучающим взглядом спутников Дворкина, стоявших ниже на пару ступеней, поинтересовался: - Эти с тобой?
      - Ты что Дайка не узнал? - удивился историк.
      - Малыш, Дайк? - толстый палец гнома указал на смутившегося полуэльфа. - Неужели это ты?
      - Я, господин Баркин.
      - Не может быть, - Тойран покачал головой и вновь повернулся к Тавикусу. - Сколько же мы не виделись?
      - Лет пять не меньше, - ответил историк, возвращая очки на переносицу и убирая платок в карман.
      - Да уж, время летит, - гном вздохнул и, бросив беглый взгляд на Лекса, поинтересовался. - Это твой помощник?
      - Это..., - профессор несколько замялся, не зная как получше представить старому другу своего неожиданного спасителя.
      - Я проводник, - неожиданно ответил за него Лекс. - Профессор нанял меня, чтобы я сопровождал его в путешествии по Родарии.
      - Путешествии? - лохматые брови Тойрана удивленно взлетели вверх. - Я думал, ты просто решил посетить их знаменитую библиотеку.
      - И это тоже, - ответил Дворкин, косясь на самозваного проводника. - Ну, возможно еще навестить пару исторически значимых мест.
      - Нужное для тебя дело, - кивнул гном, поглаживая свою бороду. - Давно я тебе это предлагал. Слушай, - ладонь его руки вновь "повстречалась" со спиной историка, однако на этот раз тот был наготове и его указательный палец не дал очкам покинуть место своего назначения, - а может, давай с нами, надеюсь, слышал о целях экспедиции?
      - Еще бы не слышать. Да последние дни газеты только о вашей экспедиции и пишут, - махнул рукой Дворкин. - "Мифическая крепость Рамион, - реальность или выдумка древних летописцев", "Профессор Адрия говорит, что "она" существует, но профессор Баркин его опровергает", " Легендарный маг Тавор - существовал ли он на самом деле; мнения историков", - процитировал он заголовки некоторых статей. - Знаешь, Тойран, я почти не бываю на заседаниях общества, но тут пожалел, что не сходил. Судя по статьям, знатно ты сцепился с этим Сагером.
      - Знатно? - Баркин упер руки в бока и демонстративно рассмеялся. - Да этот сопляк даже возразить мне толком не мог. Я на эту экспедицию-то согласился, дабы демонстративно ткнуть его на месте носом в его собственные заблуждения.
      - Смотри, старый друг, как бы не вышло наоборот, - покачал головой историк. - Ты же знаешь, я давно интересуюсь историей Родарии и поверь, некоторые находки Сагера перекликаются с моими изысканиями.
      -Брось, - отмахнулся гном. - Сагер всего лишь очередной выскочка, балующийся околонаучными бреднями. Впрочем, поговорив с ним сам все поймешь, а пока давай подниматься на борт, - гном достал из кармана жилетки, одетой под прекрасного кроя темно-серый пиджак, карманные часы и посмотрев на них, констатировал: - До отправления еще часа два, но вас ведь еще разместить надо.
     
      Дайк неторопливо поднимался вслед за профессором, размышляя над странной реакцией их нового знакомого. При слове Рамион Лекса словно молния ударила, такой у него был оторопелый вид, правда продолжалось это лишь какое-то мгновение, после чего его лицо вновь стало абсолютно невозмутимым. Нет, в этом человеке явно чувствовалась какая-то загадка. Взять хотя бы странное поведение той магессы, Он впервые видел, чтобы маг огня, да еще из уличной банды, отступал даже не попробовав ввязаться в схватку. Обычно члены их гильдии славились довольно драчливым характером, вступая в противоборство даже с заведомо более сильным противником.
      Да и сам он, обладая с рождения некоторыми магическими способностями, доставшимися ему от матери, чувствовал в этом человеке какую-то странную мощь, заставлявшую неметь кончики его ушей, - нет, он не хотел бы быть врагом этого Лекса. И хорошо, что хозяин решил воспользоваться приглашением своего старого друга профессора Баркина, - так будет спокойнее. А по прилету на место надо будет убедить хозяина избавиться от их нового спутника. Впрочем, видно, что тот и сам не горит особым желанием оставаться в их обществе - ну и слава Арану.
     
      Нуран Варк - студент Каргарского университета, младший сын самого графа Варка, являющегося одним из богатейших людей столицы, а так же предводитель уличной банды под название "Кровавые ворги", в раздражении кинул свой плащ на обтянутый узорчатым бархатом диван и, плюхнувшись в стоящее у окна глубокое кресло с высокой спинкой, угрюмо посмотрел на застывшую у двери девушку.
      - Почему ты не атаковала его, Гая? - бросил он через пару минут напряженного молчания.
      - Опасалась за вашу жизнь, господин, - спокойным голосом ответила девушка, абсолютно безразличным взглядом смотря на своего собеседника, словно видела вместо него пустое место.
      - Да неужели? - Варк хмыкнул и, поднявшись с кресла, подошел к магичке. Опершись левой рукой о стену, он навис над полуэльфийкой и ухватив ее за узкий подбородок, заглянул в ее глаза. - Только не говори мне, что маг твоего уровня ничего не мог поделать в такой ситуации.
      - Ничего, - голос девушки даже не дрогнул.
      Нуран несколько мгновений буравил ее гневным взором, пытаясь пробить ледяное спокойствие магички, затем резко отпустил ее подбородок и, развернувшись, подошел к стоявшему в углу небольшому секретеру. Распахнув дверцу, он достал с полки зеленую бутылку и, плеснув немного вина в излеченный оттуда же стакан, вернулся к креслу.
      - Объясняй, - бросил он, опускаясь в кресло и отхлебывая вино.
      - Вы же видели, что случилось с вашим "псом", - словно сквозь силу выдавила из себя магичка, - а ведь этот незнакомец его явно пожалел. Примени я магию, и мы были бы мертвы или покалечены. Не думаю, господин, что вам доставило бы это большой радости, - девушка ехидно усмехнулась.
      - Не тебе решать, что мне доставит радости, - Нуран со злостью посмотрел на свою собеседницу. - Еще раз ослушаешься, и я буду считать, что наша договоренность расторгнута.
      В глазах полуэльфийки мелькнул огонек испуга, заставивший Варка скривить рот в презрительно-победной улыбке.
      - Ладно, иди, отработаешь в постели. Жди, сейчас подойду.
      Гая поклонилась и понуро направилась к двери спальни, а Нуран откинулся в кресле и задумался.
      Гае обманывать его смысла не было, слишком уж эта "огневичка" трясется за свою сестренку и ее благополучие, которое напрямую зависит от того насколько хорошо она будет выполнять свою работу. Молодой человек усмехнулся. И все же остается удивляться, как это его отцу удалось провернуть такое дельце, в результате которого у него в услужении оказалась одна из лучших молодых магов огня. Что и говорить, хороший был сюрприз на девятнадцатилетее. Впрочем, сейчас это неважно - дела отца касаются только его, и совать в них нос себе дороже.
      А вот кто такой этот таинственный незнакомец? Варка задумчиво покрутил в руке стакан и, отхлебнув, скривился, припомнив ползущий по спине леденящий холод липкого страха, когда лезвие меча прижалось к его шее. Впервые за всю свою жизнь он был готов буквально упасть на колени и молить о прощении, причем, судя по неприкрытому презрению в глазах незнакомца, его легкой насмешке, тот это прекрасно понял. Нуран скрипнул зубами. Но кто же он такой? Никто из уличных банд просто не мог позволить нанять себе воина такого уровня, чтобы тот не только "шутя" уложил Штрыбу, но и испугал Гаю, да и подобные бойцы просто не будут связываться с уличным отрепьем. Значит кто-то из высшего общества, но зачем? У него, конечно, есть враги в университете, хотя какие это враги, - скорее уж просто несколько человек испытывающие по отношению к нему некую неприязнь. Но уж из-за этого точно убийц подсылать не будут. Да и не хотел этот неизвестный его убивать....Варка мотнул головой, чувствуя, что мысли начинают путаться. А может его банда перешла дорожку кому-то влиятельному и его таким образом решили предупредить? Возможно.
      Парень поднялся с кресла и, пройдясь по комнате, остановился у раскрытого секретера. Наполнив стакан, он нервно осушил его наполовину. Последнее предположение наиболее вероятно, а значит, ему пора завязывать со своим развлечением,- слишком оно стало опасно. Да и отец, если узнает, по головке не погладит. Сын члена городского совета, знаменитого мецената и известного политика - глава одной из банд. Да папашку удар хватит. Представив перекошенное лицо отца, Варка рассмеялся. Вино как-то резко ударило ему в голову, прогоняя поселившийся в груди страх и наполняя душу гневом и уверенностью. Нет, он отомстит напавшему на него убийце, дав таким образом знать его хозяевам, что он, Нуран Варка, ничего и никого не боится. Но это все потом, а пока....Он с похотливой улыбкой посмотрел на ведущую в спальню дверь и, покачиваясь, устремился к ней, на ходу растягивая рубашку.
     
      Нуран лежал на кровати и задумчиво разглядывал причудливую лепнину на потолке, чувствуя, как хмель потихоньку покидает его мозг, вновь делая мысли ясными и четкими. Конечно, его идея о мести полная глупость, но и она имеет свою золотую середину. Парень улыбнулся и, приподнявшись на локте, бросил взгляд на обнаженную магичку, скорчившуюся под одеялом с противоположной стороны кровати.
      - Вставай, давай, для тебя дело есть, - буркнул он, пиная девушку под одеялом, отчего та вздрогнула и, послушно поднявшись, принялась спешно одеваться, изредка вытирая упорно сочащуюся из рассечённой губы кровь.
      - Слушаю вас, господин, - наконец произнесла она.
      - Для вас с Штрыбой будет задание, - он прислонил подушку к высокой спинке кровати и, усевшись поудобнее, с легкой ухмылкой посмотрел на магичку. - Хочу, чтобы вы нашли того типа, что напал на нас, и отправили его к праотцам.
      - Но..., - девушка растерянно посмотрела на Нурана.
      - Я что-то непонятное сказал? - Варк недобро прищурился.
      - Нет, хозяин, - магичка отвела глаза. - Однако хочу заметить, что ваш отец приказал мне...
      - Ты кому служишь мне или отцу?!
      - Вам...
      - Все, свободна, - Нуран, махнул рукой. - Бери Штрыбу, и чтобы через час даже вашего духа в поместье не было.
      Он проводил взглядом ушедшую девушку и довольно оскалился. "Кровавым воргам" пришло время исчезнуть с улиц, как и тем, кто знал о его участии в этой банде. Так почему бы не воспользоваться ситуацией? Показать неведомым нанимателям убийцы, что у жертвы есть зубы и она готова огрызаться, одновременно решив проблему свидетелей. Хотя Штрыбу немного жалко, где еще найти такого верного помощника? Нуран притворно вздохнул и, потянувшись, вновь растянулся на кровати. Вскоре он спал, а на его губах блуждала довольная улыбка.
     
      Каюта была похожа на купе пассажирского поезда, разве что отсутствовали верхние полки, да обивка их была сделана из какого-то мягкого материала типа плюша, а не искусственной кожи. Ну а так даже откидной столик присутствовал и окно (или иллюминатор) в полстены, правда, зачем оно тут вообще нужно понятно было не особо. Наша каюта находилась на втором этаже гондолы, утопленном во внешний корпус (или как это у него называется?) дирижабля, поэтому из нее открывался вид исключительно на переплетение ферм, решетчатых балок и туго натянутых тросов. Лично я всегда думал, что дирижабли это этакие огромные заполненные газом шары, к низу которых прикрепили кабину и пару движков - все оказалось куда сложнее. Нет, шары естественно присутствовали, но заключенные внутрь обтянутого тканью корпуса и их огромные серые туши находящиеся чуть выше уровня окна были прекрасно видны с моего места.
      Бросив свои небогатые пожитки на полку, я некоторое время с интересом смотрел в окно, гадая о его необходимости и, в конце концов, пришел к мнению, что оно сделано специально для пассажиров страдающих клаустрофобией, - иного объяснения у меня не нашлось, по всем канонам проще и рациональнее было его не делать вообще.
      Наконец мне надоело созерцать внутренние конструкционные особенности нашего воздушного судна, и я покосился на слугу профессора поселенного вместе со мной. Парень неторопливо разбирал объемистый чемодан, аккуратно раскладывая вещи на полки, обнаруженные им в стене за отдвижной панелью, - такое впечатление, что собрался провести здесь не пару дней, а как минимум неделю. Кстати, по словам профессора этому Дайку уже больше двадцати, но выглядит он едва ли на пятнадцать: худой, высокий, лицо с тонкими мягкими чертами и больше похоже на девичье. Однако паренек крепкий и это понятно хотя бы по количеству сумок, которые он постоянно таскает за своим хозяином. К тому же эльфийская кровь наделила его острыми ушами, которые несколько длиннее чем у самих эльфов, - это вообще отличительная особенность полукровок. Помнится, моя Эйнураль тоже всегда была недовольна их длинной и постоянно прятала под волосами.
      Я вздохнул и, откинувшись на стенку каюты, прикрыл глаза. Накопленная за день усталость тут же взяла свое, погружая меня в состояние полудремы.
     
      - Милый, у нас будет ребенок, - глаза Ри просто горят радостью.
      Я нежно обнимаю жену, чувствуя глубоко внутри абсолютно противоречивые чувства - радость переплетается с некоторым испугом и беспокойством. Ри все-таки не человек и отстоит от нашей расы куда дальше, чем те же эльфы. Как же будет выглядеть плод нашей любви? В свое время я насмотрелся различных фильмов о мутантах и в голову лезет всякая дурь. Волчица видимо что-то почувствовала, потому как отстранилась и некоторое время пристально смотрела мне в глаза, затем тяжело вздохнула и, неожиданно щелкнув меня пальцем по кончику носа, бросила:
      - Дурачок ты мой, все будет хорошо...
     
      Стук в дверь заставил меня вздрогнуть и открыть глаза. Я несколько минут непонимающим взглядом пялился на стену из полированного дерева, мимоходом отмечая хорошее качество отделки, затем провел рукой по глазам и поднялся, чувствуя легкую грусть от растаявшего сна. Дайка в каюте не было, а на его полке лежал так и неразобранный до конца чемодан. К тому же в каюте явственно слышался тихий гул, словно где-то поблизости работала какая-то огромная машина. Я на мгновение замер, прислушиваясь и пытаясь почувствовать с помощью своих давно подзабытых сил, что же происходит вокруг, затем озадаченно хмыкнул, - если меня не подводят мои внутренние ощущения, то похоже, что мы уже в полете. Интересно сколько же я спал?
      Стук в дверь повторился. Открыв ее, я обнаружил стоящего в коридоре матроса.
      - Господин Лекс, господин Дворкин просит вас подняться в кают-компанию, - сказал он.
      Я кивнул и, бросив задумчивый взгляд в сторону лежавшей на полке катаны, несколько мгновений раздумывал, а не прихватить ли ее с собой, но решив, что это будет лишним, вышел из каюты.
      Пройдя по узкому коридору, мы поднялись наверх по винтовой металлической лестнице и оказались в большом зале освещенным довольно ярким светом, лившегося из размещённых на потолке куполообразных плафонов. Я удивленно огляделся. Мягкие ковры, удобные диванчики вдоль стен, небольшие столики на резных ножках рядом с ними, картины на стенах, - как-то это не очень соответствовало моему представлению о военных кораблях, к которым по идее принадлежал данный аппарат. Посереди зала стоит большой овальный стол, вокруг которого расположилось несколько человек, которые дружно обернулись в мою сторону. Ну Дворкина, Дайка и того самого шумного гнома, встретившего нас у платформы я уже знал, но помимо них тут было еще трое.
      Один из незнакомцев явно относился к рядовым членам команды дирижабля, так как был облачен в темно-синюю мешковатую форму, а его голову украшала черная бандана с вышитой на ней золотым драконом. Пока гном договаривался о принятии нас на борт, я заметил, что офицеры отличаются от матросов не только формой: длиннополый черный сюртук с золотыми пуговицами, такого же цвета брюки и сапоги с белой полосой на голенище, но и носят круглые такие шапочки типа узбекских тюбетеек.
      Тем временем матрос стукнул себя кулаком в грудь, видимо таким образом отдавая честь, что-то говорившему ему высокому широкоплечему немолодому уже мужчине в черном кителе и вполне обычной военной фуражке. После этого он быстрым шагом прошел к лестнице и скрылся внизу вместе с моим сопровождающим. Офицер тут же повернулся ко мне и принялся буравить меня полным немого подозрения пронзительным взглядом своих ярко-голубых глаз расположившихся на скуластом, словно вырезанном из куска угловатого камня, лице.
      А вот последний из незнакомцев (примерно моего роста крепко сложенный молодой мужчина с обветренным загорелым лицом и длинными каштановыми волосами, собранными на затылке в приличной длины хвост) лишь бросил в мою сторону беглый взгляд, после чего вновь устремил свой задумчивый взор на стол, где была расстелена какая-то карта.
      - Господин Лекс, проходите, не стесняйтесь, - раздался бас гнома. - Может быть, вы поможете разрешить наш небольшой спор.
      Я подошел к столу и вопросительно посмотрел на улыбающегося гнома, который раскрытой ладонью указал на карту:
      - Тавикус сказал, что вы человек опытный и очень хорошо знаете Родарию.
      Я покосился в сторону Дворкина, который лишь виновато улыбнулся и отвел глаза в сторону, сделав вид, что внимательно рассматривает картину на стене. Что ж винить его не в чем, я ведь сам назвался проводником, а профессор скорей всего просто не знал что сказать, когда ему стали задавать вопросы насчет меня и, по всей видимости, выкручивался, как только мог.
      - Что вы хотите узнать? - я скрестил руки на груди и бросил взгляд на карту, тут же мысленно присвистнув. Это была не просто карта, а какая-то объемная проекция, причем даже интерактивная, - было заметно, как под порывами сильного ветра покачивались крошечные деревья, а по дорогам двигались конные и самобеглые повозки. Такое впечатление, что я завис в нескольких километрах над землей и рассматриваю ее через дыру в столешнице. Хотя нет, все же это не живая картинка, - масштаб некоторых вещей не соблюден. Например, если сравнить деревья и всадников на дороге, то последние должны быть высотой с двухэтажный дом. К тому же движение явно зациклено и постоянно повторяется, но все же выглядит все это завораживающе.
      Видимо гном что-то заметил на моем лице, потому как неожиданно для меня расплылся в довольной улыбке и, дружески хлопнув по спине, поинтересовался:
      - Вижу, вам нравится моя карта?
      - Красиво, - кивнул я, мысленно поморщившись, - рука у гнома была тяжелой.
      - А по мне так много ненужной мелочи что отвлекают, да и неточности присутствуют, - буркнул длинноволосый мужчина, стоявший напротив меня. - Например, вот эта деревня находиться куда ближе к реке, чем это отображено на вашей карте, уважаемый коллега. А Лайкановский тракт проходит вот тут..., - желтый лучик света, ударивший из его указательного пальца и осветивший небольшой поселок из десятка домиков, скользнул по карте и, пробежавшись по лесу, уперся в довольно большой город.
      - Неточна? - гном с вызовом посмотрел на длинноволосого. - Да будет вам известно, господин Сагер, что при составлении этой карты я опирался на университетские архивы и записки знаменитых путешественников...
      - Лучше бы вы просто купили несколько обычных карт, выпущенных в той же Родарии, - ухмыльнулся Сагер и, взмахнув рукой над столом, заставил исчезнуть изображение, обнажив темную темно-коричневую полированную поверхность столешницы с расстеленной на ней небольшой грубо нарисованной картой. Свернув карту, он протянул ее возмущенно фыркнувшему Баркину и повернулся к все еще продолжавшему сверлить меня подозрительным взглядом офицеру.
      - Господин Гувер, надеюсь на "Тракнии" найдется парочка хороших карт нужных нам территорий.
      Офицер коротко кивнул и, подойдя к стоявшему у стены узкому двухстворчатому шкафу, достал оттуда свернутую в рулон карту, которую и протянул ее Сагеру. Тот отогнул угол и, удовлетворенно хмыкнув, принялся раскатывать ее на столе.
      - Итак, господин Лекс, - сказал он после того как карта была разложена, а ее углы прижаты пресс-папье в виде фигурок различных зверей, - нам нужен ваш совет. Впрочем, простите, забыл представить - Адрия Сагер, археолог.
      - Лекс.
      - Просто Лекс?
      - Я привык, что меня так называют, - улыбнулся я, уходя от ответа. - Или это принципиально?
      - Нет, что вы, - улыбнулся в ответ Адрия.
      - Так чем я могу помочь? - снова спросил я, не обращая внимания на быстрое переглядывание Сагера с офицером
      - Определится с маршрутом, вот смотрите, - из пальца археолога вновь ударил тонкий лучик света. - По моему плану капитан Гувер доставит нас до города Ракия, откуда мы отправим небольшой отряд вдоль реки Угта к кряжу Левингтона, где он должен будет отыскать удобную площадку для приземления "Таркании", а....
      - А по моему плану, господин Лекс, нам надо лететь прямиком к кряжу, - перебил Сагера гном, - этим самым мы сэкономим кучу времени, а ровную площадку в горах отыскать куда проще, чем кажется, - вы мне уж поверьте. Тем более с высоты птичьего полета...
      - И что же вы хотите от меня? - поинтересовался я.
      -Хотим совета знающего человека, - ответил Сагер, с хитрым прищуром смотря в мою сторону, - возможно, мы что-то упустили, или может быть, вы, подскажете нам лучший маршрут.
      Я бросил на него быстрый взгляд и вдруг каким-то пятым чувством ощутил, что этот длинноволосый и без моего совета знает, как лучше поступить, так как все уже давно решено, а весь этот спектакль предназначен лишь для моей проверки. Только вот смысл? Подозревают? Но в чем? Неужели приняли за какого-нибудь проходимца или шпиона?
      Я склонился над картой, стараясь скрыть свое замешательство, и стал ее внимательно разглядывать, пытаясь найти хоть одну знакомую глазу зацепку или название. Стоп, надо взять себя в руки. В конце концов, в чем меня могут обвинить? Да и хотят ли? Может все дело в моей излишней подозрительности - напридумывал себе черте что. Возможно, они действительно просто хотят услышать мнение местного жителя, коим я являюсь в их глазах, судя по всему, благодаря профессору. Нет, надо успокоиться и мыслить логически, а если что-то пойдет не так, вот тогда и буду действовать по обстановке.
      Я еще раз оглядел карту. Блин, ведь в свое время Родарию и Аранию вдоль и поперек излазил, что-то же знакомое должно остаться; реки там, озера, горы. Не может же тут все поменяться, - просто надо сориентироваться.
      - Что-то не так? - поинтересовался Баркин.
      - Знаете, я плохо разбираюсь в картах, - признался я честно, - да и о кряже Левингтона только что слышал. Господин Дворкин нанял меня сопровождать его в окрестностях Эндорина, где я каждый закуток знаю. Тут же я полностью..., - я беспомощно развел руками, мысленно молясь, чтобы меня не стали расспрашивать о столице Родарии и тут мой взгляд, все еще скользящий по карте, наткнулся на знакомое название. Не может быть! Я постарался ничем не выдать нахлынувшие на меня чувства. Купленный мною атлас не был подробной картой, однако и он дал мне достаточно сведений, чтобы понять насколько изменился этот мир. Нет, я не имею в виду технологические изменения, хотя надо признать, что прогресс шагнул тут достаточно далеко, просто...просто этот мир стал иным. Мне оставалось только гадать, сколько же прошло веков, чтобы так сильно изменились очертания некоторых знакомых мне заливов, изгибы рек, а на месте больших городов и расположенных вокруг них поселений простерлись огромные леса или безбрежные степи. Вот и сейчас смотря на знакомое название, я почувствовал это особенно остро.
      Рамион - могучая крепость неприступной стеной отгородившая одну часть континента от другой. Некогда ее башни вздымались над землей почти на сотню метров, а в бесконечной веренице внутренних коридоров вполне можно было заблудиться. Сотни лет до моего первого прихода в этот мир Рамион охранял земли Родарии, отгораживая ее от так называемых Демонических земель и живших в них существ. Мастерство строителей и мощнейшие магические заклинания хранили ее стены....сотни лет. Я вздохнул. Судя по карте, от крепости осталось только название, которое теперь носил раскинувшийся на много сотен километров лесной массив.
      - И все же, - голос Адрии вывел меня из задумчивости. - Может хоть что-нибудь....
      - На Стальной кряж, простите, кряж Левингтона, лететь нет смысла, - неожиданно для самого себя выпалил я. - Там скалы как иголки, даже если где-нибудь на нем и есть ровные площадки, то придется спускаться вниз практически по отвесной стене. Вдоль реки маршрут конечно лучше, но и болот там хватает.
      - Возьмем проводника, местные жители знают тропы, - сказал Сагер, в глазах которого вспыхнуло неподдельное удивление, абсолютно растворившее огонек подозрительности.
      - Можно и так, - не стал спорить я, вспоминая свое путешествие по тем местам во времена, когда расположенные там топи были почти непроходимы, - видимо все изменилось.
      - А другой дороги нет? - пробурчал гном. - А то по болотам с руки только этому долговязому, а у меня борода и радикулит.
      - Причем тут борода? - поморщился Сагер.
      - Намокнет и тиной заляпается, расчесывай ее потом, - с абсолютно серьезным лицом ответил Баркин, заставив всех кроме Адрии заулыбаться.
      -А куда именно вы хотите попасть? - спросил я, понимая, что Стальной кряж не является конечной точкой экспедиции.
      - Вот сюда, - золотистый лучик уперся в точку между двумя кряжами.
      - Ясно, - я на секунду задумался, затем склонился над картой. - Можно попробовать сплавится по этой реке, - мой палец скользнул по тонкой синей линии.
      - Но она же идет не туда, - удивился археолог.
      - Нет, просто эта карта неточна, тут, по сути, состыковали две реки, - покачал я головой. - Нужная нам течет так, - я ногтем прочертил примерное направление. - А этот кусок относится к ее притоку.
      - Понятно, - кивнул Адрия. - Спасибо за совет.
      - Не за что, - выдавил я из себя улыбку, мысленно гадая, какой черт дернул меня на эти откровения. - Я могу идти, или хотите еще что-то спросить?
      - Пока нет, господин Лекс, - покачал головой Сагер. - Вы и так подкинули нам пищу для размышлений, если понадобитесь, мы вас позовем.
      - Хорошо, - я поклонился и направился к лестнице, размышляя о способе побега с летящего в сотнях метров над землей дирижабля.
     
      Едва стих топот шагов спускавшегося по лестнице Лекса, как Баркин повернулся к капитану "Таркии" и с нескрываемым ехидством поинтересовался:
      - Ну и что вы сейчас скажете, господин Гувер, вы до сих пор считаете этого проводника обычным проходимцем?
      - И буду считать, пока не удостоверюсь в обратном, - с невозмутимым видом ответил капитан. - Судя по словам господина Дворкина этот Лекс утверждает, что он родом из Родарии, но поверьте, похож он на родарца еще меньше чем мы с вами. Коренные жители тех мест в основном смуглокожие, беловолосые...
      - Не говорите глупости, капитан, - перебил Гувера все еще внимательно разглядывающий карту Сагер, - я достаточно попутешествовал по Родарии, чтобы утверждать, что это не совсем так. Действительно большинство родарцев имеют смуглый цвет кожи, но это в основном жители ее южной и центральной части, а вот чем дальше вы углубляетесь на север страны, тем труднее вам было бы отличить местного жителя от обычного танийца, а вот насчет волос это да. У многих коренных жителей волосы либо белокурые, либо соломенного цвета, хотя признаю, черный цвет у них встречается чрезвычайно редко, однако это не значит, что Лекс врет.
      - Хочу еще добавить, - неожиданно встрепенулся молчавший все это время Дворкин. - Первоначально все родарцы были высокими светлокожими людьми с русыми волосами, - об этом факте нам известно из трудов древних ученых. Например, Гетард Лагунс так описывает жителей Империи: " Здешний люд отличается высоким ростом, благородными чертами лица и светлой кожей которая почти не темнеет под летним солнцем". И ему вторит знаменитый Парикан Тавар в своем трехтомнике "Империи и их основатели" : "Родарцев всегда отличал высокий рост, светлая кожа и какая-то королевская стать присущая даже обычному крестьянину. Удивительный народ. Ходят легенды, что ведут они свой род от первых людей этого мира и, глядя на них, невольно этому веришь ". Но..., - историк воздел указательный палец вверх. - Но после того как империя пала под натиском восточных варваров, их потомки довольно быстро посмуглели. И вот уже спустя пару сотен лет Гавр Такрис в своей монографии описывает тех же родарцев как невысоких людей с потемневшей от солнца кожей, миндалевидными глазами и волосами цвета снега. Тем не менее, все это не относится к северным регионам бывшей империи, которые смогли отразить нашествие восточников и несколько веков были вполне самостоятельным государством, вновь влившись в состав Родарии всего лишь каких-то пару сотен лет назад. Жители тех регионов до сих пор обладают высоким ростом, светлой кожей и...
      - Ясно, господин Дворкин, - прервал ученого капитан.- Не буду с вами спорить, господа. В Родарии я бывал крайне редко, да и то мое знакомство с этой страной ограничено в основном столицей. Однако все же я хотел бы, чтобы до прилета этот ваш Лекс старался поменьше выходить из своей каюты. Честь имею, господа, - он приложил сжатый кулак к груди и коротко кивнув, развернулся на каблуках, направившись к ведущей вниз лестнице.
      Баркин проводил его хмурым взглядом, после чего поинтересовался у оставшихся:
      - Ну и что это было? Кто-нибудь понимает, чем это не угодил нашему капитану проводник Тавикуса? Тав, ты сам-то что скажешь?
      Историк пожал плечами и, быстро отведя взгляд в сторону, снял с нос очки, принявшись их сосредоточенно протирать.
      - Наверное потому, что господин Дворкин был не совсем честен с нами, - сказал Сагер, оборачиваясь и с улыбкой смотря на еще больше смутившегося ученого. - Его история об объявлении в газете и откликнувшемся на него проводнике, мягко сказать, наивна.
      - Действительно, Тав, как-то глупо звучит, - гном вопросительно посмотрел на своего старого друга. - Может, расскажешь, кто этот твой проводник на самом деле?
      - Ну..., - Тавикус замялся, - как вам сказать, господа, - он вздохнул и, надев очки, принялся рассказывать о своем приключении в небопорте.
      Собеседники слушали его, не перебивая, причем в глазах Сагера все больше росло неподдельное удивление, а гном то и дело подергивал себя за бороду, изредка саркастически хмыкая.
      - Постоянно ты влипаешь в интересные истории, - пробурчал он, едва Дворкин закончил свой рассказ и, обернувшись к Сагеру с ухмылкой добавил: - Помнится еще во время учебы, когда мы вместе снимали квартиру, он отправился в соседний магазин купить овощей и пропал почти на два дня.
      - И что же случилось? - поинтересовался археолог, покосившись на резко покрасневшего Дваркина.
      - До сих пор не признается, - лицо гнома расплылось в улыбке. - Только после этого к нему целую неделю в гости две миловидные дамочки приходили.
      - Да ну тебя, Той, - отмахнулся Тавикус. - Придумаешь тоже, просто я тогда свою кузину Мальду встретил, и она меня в гости пригласил, а я не смог отказать....А вторая девушка, это моя знакомая по академии, ты же ее сам знал, я ей тогда по учебе помогал..
      - Ага, помогал, вы с ней по вечерам так усердно занимались, что я уснуть до полночи не мог, да и с так называемой кузиной... Коллега, вы не представляете, но этот скромняк-растяпа раньше был большим ловеласом и любимчиком женщин.
      - А сам-то..., - рассмеялся Дворкин, - гульнуть прямо ни разу не любил. Эх, хорошие были деньки.
      - И не говори, - глаза гнома приняли мечтательное выражение.- Молодость, молодость...
      Стоявший в дальнем конце комнаты Дайк широко раскрытыми глазами смотрел на своего хозяина, не веря своим ушам. Хозяин всегда придерживался аскетичного образа жизни, а из женщин порог его дома переступала только мадам Клаудра - дама весьма преклонных лет работающая у профессора горничной. А тут такие истории...Полуэльф почувствовал, как кончики его острых ушей начали краснеть, тем более что профессор с гномом начали обмениваться довольно пикантными воспоминаниями о своей студенческой жизни. К сожалению для Дайка, Сагер не дал дослушать очередную байку, прервав рассказчиков на самом интересном месте:
      - Господа, все это хорошо, но давайте воспоминания оставим на потом, а пока вернемся к нашему таинственному другу. Я тут заметил одну интересную особенность, подойдите ближе.
      Историк с гномом переглянулись и приблизились к столу:
      - И что вы интересного там нашли, господин Сагер? - пробурчал гном, явно недовольный, что их перебили.
      - Помните, как Лекс назвал кряж Левингтона?
      - Э...э...э..., - Баркин растерянно поскреб в бороде и покосился на историка.
      - Вроде как "Стальным кряжем", - сказал тот, поправляя сползшие очки.
      - Вот именно. А когда показывал мне маршрут, постоянно бормотал себе под нос различные названия: Арада, Озерный, Рат...
      - И что тут странного? - ученый пожал плечами. - Такие названия упоминается у многих летописцев, например Рат...- он замолк на полуслове, а в его глазах мелькнула искорка понимания.
      - Вот именно, - кивнул археолог. - Вижу, вы, поняли.
      - Но может он, где читал или...
      - Все может быть.
      - Подождите, - гном посмотрел на одного затем на другого. - Может, и мне объясните, что вас смутило?
      - В принципе ничего такого, уважаемый коллега, - с некой издевкой в голосе бросил Сагер. - Просто все эти названия употреблялись веков пять назад, еще до нашествия восточников, которые после падения Империи переименовали все на свой лад. Так что сейчас старинные обозначения знают даже не все историки. Лично я узнал только благодаря своим изысканиям по Рамиону, в связи с которым они частенько упоминаются.
      - Ну, знать древние названия это не преступление, - буркнул Баркин.
      - Согласен, - Сагер прошелся вдоль стола. - И все же этот Лекс очень интересный человек. Взять хотя бы поведение той магички. Судя по словам господина Дворкина, девушка явно испугалась. Вопрос чего? Чего мог испугаться маг огня, да так, что даже не попробовал вступить в драку? А?
      Он обвел вопросительным взглядом своих собеседников стоявших по другую сторону стола.
      - И что нам это дает? - поинтересовался несколько озадаченный гном.
      - Пока не знаю, - покачал головой Адрия. - Однако мне почему-то кажется, что этот Лекс сыграет еще свою роль в нашем путешествии, причем далеко не последнюю.
     
      Глава 4.
     
      Штрыба сидел, прислонившись спиной к большому дубу, растущему на небольшом холме в паре десятков метров от ведущей к видневшемуся неподалеку селу широкой проселочной дороге и, лениво пожевывая травинку, смотрел на приближающуюся по ней магичку. Девушка на минуту остановилась, пропуская идущую навстречу телегу и проводив ее взглядом, сошла с дороги, направившись к скучающему Штрыбе.
      - Пожрать принесла? - лениво поинтересовался тот, едва Гая подошла ближе. Та молча скинула с плеча небольшой рюкзачок и, достав оттуда просаленный бумажный сверток, кинула его бывшему помощнику Нурака. Тот поймал его в воздухе, развернул и удовлетворенно хмыкнув, впился своими зубами в лежавший внутри кусок поджаристого мяса. Девушка бросила взгляд на потекшие по подбородку парня желтоватые струйки жира и, поморщившись, опустилась на траву, достав из сумки еще один сверток с мясным пирогом и флягу с некрепким вином. Несколько минут они молча жевали, изредка по очереди отхлебывая из фляги. Наконец Штрыба закончил со своим куском, шумно вздохнул и, скомкав бумагу, откинул ее в сторону. Магичка продолжая держать недоеденный пирог в одной руке, другую резко выбросила вперед, и летящий комок вспыхнул ярким пламенем, превратившись в облачко темного пепла, тут же унесенного легким ветерком. Парень усмехнулся и, принявшись вытирать пальцы о траву, поинтересовался:
      - И как сходила, успешно?
      - Угу, - кивнула та, продолжая пережевывать свою пищу с отрешенным взглядом.
      - Чего "угу"?
      Магичка промолчала. Штрыба зло посмотрел в ее сторону и, откинувшись на ствол дерева, принялся терпеливо дожидаться, пока она насытится, одновременно размышляя, зачем хозяин отправил его с этой несносной "сучкой".
      - Нам нужно на побережье, - бросила Гая через пару минут, заставляя остатки обертки от пирога исчезнуть в огненной вспышке и стряхивая пепел с ладони.
      - Это еще зачем? - удивился парень.- Я думал нам этого чела надо в небопорте искать или где рядом.
      Девушка покосилась на расслабившегося коротышку, который ковырял в зубах травинкой и с нескрываемым ехидством в голосе спросила:
      - Уврий, а ты случайно не задумывался, что этот незнакомец в небопорте делал?
      Штрыба наморщил лоб и, поскребя свою лысину, отрицательно мотнул головой.
      - Понятно, - Гая тяжело вздохнула и, открыв флягу, пояснила. - Тот, кого мы ищем, в данный момент направляется в Лайморелью и находится уже где-то на полпути к континенту.
      - Ого, - густые брови Штрыбы удивленно взметнулись вверх. - Так значит он на дирижабле...
      - Именно, - скривила в ухмылке рот магичка.- Догадливый ты у нас.
      - Еще бы, - расплылся в довольной улыбке тот. - Хозяин даже обещал меня в свою академию пристроить, всегда говорил: "ты Штрыба с такими мозгами далеко пойдешь".
      Гая покосилась на своего спутника, гадая, шутит тот или нет, но увидев, что он вполне серьезен, едва сдержала рванувшейся наружу ехидный смешок.
      - Ладно, мыслитель, пошли к станции, - сказала она, поднимаясь с земли и отряхивая штаны,- надо выяснить, можно ли отсюда добраться до какого-нибудь порта на побережье или же надо возвращаться в город.
      - А зачем нам на побережье, когда мы можем из небопорта...
      - Уврий, ты хоть знаешь сколько стоит билет на дирижабль ?
      Парень отрицательно мотнул головой.
      - На внутриконтинентальный рейс от пятидесяти до ста номов, о межконтинентальных даже заикаться не хочу - три сотни не меньше. У тебя есть такие деньги?
      Штрыба вновь замотал головой.
      - Вот и я о том. Остается только добраться до порта и договорится с капитаном какого-нибудь торговца или на худой случай грузовоза. Увы, но господин Варк не соизволил снабдить нас достаточным количеством денег.
      - Ну, он же не знал, что он....может, вернемся и попросим еще...
      Гая фыркнула и, развернувшись на каблуках, быстрым шагом направилась в сторону дороги. Штрыба пару минут рассеянно хлопал глазами, гадая, что он сказал не так, затем резво вскочил с земли и, подхватив подстеленную куртку, поспешить следом.
      - Все-таки я одного не понимаю, - сказал он, догоняя девушку. - Зачем мы поперлись в такую даль, что в городе "искача" не нашлось бы?
      Гай покачала головой.
      - Я сразу предположила, что наш незнакомец в порту не для прогулки, а значит простой "искачь" нам бы тут не помог. Вся эта мелкая шушера, что промышляет на рынках и в салонах, дальше пары кварталов от своей берлоги ничего найти не сможет. Нам же нужен был настоящий профессионал, а такие в городе все под колпаком у стражи. Сунься мы к ним и кто знает, как обернулось бы. Ладно еще просто найти человека, - могли бы что-нить сбрехнуть, а вот "привяз" сделать точно без лишних вопросов не получилось бы. А оно нам надо? - магичка вопросительно посмотрела на Штрыбу.
      - Ну.., - потянул тот.
      - Вот и я говорю, - бросила Гая. - А тут у меня одна знакомая бабка живет, которая многих дипломированных "искачей" за пояс заткнет. Помогать она мало кому помогает, но мне отказать не смогла... должок за ней был.
      Искачь - маг специализирующий на поиске предметов и людей.
      - И что у нас теперь есть "привяз"?
      Девушка молча извлекла из кармана кристалл с заключенной внутри бабочкой, поверхность которого теперь покрывала паутинка едва заметной рунической вязи, и продемонстрировала его своему спутнику.
      - Так это же вещь того очкастого дрыща, - удивился Уврий. - Он-то нам чем поможет, или хозяин приказал и его до кучи? - он чиркнул себе ладонью по горлу.
      - Просто я думаю, что хозяин этой вещицы поможет нам выйти на нашего "друга".
      - Думаешь?
      - Предчувствие у меня такое, - Гая на мгновение замолчала, а ее глаза полыхнули странным синим пламенем, заставив Штрыбу сбиться с шага и немного отстать. - В любом случае, надо сперва найти этого очкарика, - продолжила она через мгновение, как ни в чем не бывало. - Так что поспешим и будем надеяться, что сможем его догнать.
   Безделье угнетало. Уже вторые сутки я практически безвылазно сидел в каюте и все благодаря излишней подозрительности капитана. Хотя с какой-то стороны я его понимаю, он несет ответственность за свой корабль его экипаж и принятых на борт пассажиров, так что должен перестраховываться. А я личность со всех сторон подозрительная; у меня даже документов нет, а единственно кто за меня может хоть как-то поручится - это чудаковатый профессор. Если честно, удивляюсь, как меня вообще на борт взяли. Надо заметить, что капитан лично и весьма вежливо попросил меня не покидать свою каюту, правда, причины данной просьбы объяснять не стал. На самом деле, мне было как-то без разницы, - трое суток полета не так уж и долго, а что-то кому-то доказывать как-то не особо тянет. И все равно скучно. Дайк постоянно со своим хозяином и заявляется в каюту, чтобы только поспать, да и то из него слова не вытянешь. Пару раз заглядывал сам Дворкин, узнать как у меня дела, да занести несколько книг, чтобы было не так скучно в одиночестве. Старый ученый сам недоумевал о причинах побудивших капитана ограничить мое перемещение по дирижаблю и уверял, что ничего не рассказывал тому об обстоятельствах нашего знакомства. Было видно, что он по-настоящему расстроен случившимся и ему крайне неудобно. Пришлось утешить, сказав, что я не в обиде, - впрочем, так оно и было. Три раза в день меня все же выпускали из каюты, чтобы я присоединился к остальным пассажирам во время завтрака, обеда и ужина, но всю дорогу до верхней палубы меня постоянно сопровождали два матроса с массивными пистолетами на поясах. Обстановка за столом была довольно не принужденной, но лично я предпочитал больше слушать чем говорить, постоянно стараясь уходить от задаваемых мне вопросов. Особенно дотошным был Сагер. В первый день этот молодой ученый постоянно расспрашивал меня о Родарии, - приходилось ограничиваться общими туманными фразами. Конечно, за время своих прошлых странствий я достаточно неплохо узнал как Родарию, так и Аранию, но ведь прошло столько лет. В конце концов, он от меня отстал, по всей видимости, решив, что я обижен на свой "домашний арест" и поэтому не хочу особо разговаривать.
   Со своей стороны я тоже не особо много узнал. Единственное что понял точно - гном и Сагер члены некой научной экспедиции, отправляющиеся в те самые места, где некогда возвышалась неприступная крепость Рамион. Вот только целей этой экспедиции я немного не понял. Из разговоров за столом у меня создалось стойкое впечатление, что оба ученых сами точно не понимали, что они хотят там найти. Отправиться бы с ними, побывать, так сказать, на местах "боевой славы", хотя много ли там осталось, - на карте вон сплошные леса. И все же меня туда тянет. Увидеть вновь те самые места, побывать там...
   Мы стоим на вершине небольшой горы рядом с небольшим сбитым из досок постаментом, где лежит завернутое в белую материю тело Таиль. Открытой оставлена лишь голова и кажется, что эльфийка крепко спит, улыбаясь чему-то. Ее короткие волосы треплет легкий ветерок, а с хмурого неба медленно падают крупные хлопья снега, - только вот коснувшись ее лица, они не тают.
   - ...и да войдет она в чертоги Эларии, и да примет ее великая мать, - Райзон смолкает и внимательно смотрит в мою сторону. Я словно окаменел, внутри пустота и полное непонимание происходящего. Слез нет.
   - Лекс, - рука Дарнира ложится мне на плечо.
   Я оглядываюсь.
   - Прощайся.
   Я понимающе киваю и, подойдя к телу, провожу по ее лицу рукой, очищая дорогие черты от снежных хлопьев.
   - Прощай и прости.
   Шаг назад. Райзен вскидывает свой посох, и тело Таиль исчезает в огненном вихре.
  
  
   Черт. Да что же это такое. Как только попал сюда, так давно позабытые воспоминания вновь бередят душу, причем в большинстве те о которых я старался как можно быстрее забыть. Я вздохнул и бросил на приоконный столик книгу, которую так и не осилил дальше третьей страницы. Роман был из разряда любовных и, судя по беглому просмотру, повествовал о неразделенных чувствах девушки простолюдинки к высокородному господину. Оный герой являлся порядочным гадом и отменной сволочью, но при этом был очень богат и чертовски красив....Ну, надеюсь, все дальше сами догадались о примерном развитии сюжета: трам-парм-пам с вариациями и в конце всего этого действа пышная свадьба. Предмет воздыхания юной прелестницы осознает, какой он был гад, кается на все четыре стороны, исправляется и они живут долго, счастливо и т.д. Бррр. Я подобную белиберду и дома на дух переносил, а уж читать местных авторов, - увольте. Тем более не сейчас. Впрочем, вторая принесенная Дворкиным книга не намного лучше, но там перекос уже в другую сторону: научный трактат о магических составляющих материи для меня как-то перебор. Ради любопытства перелистнул несколько страниц, но понять в куче разноцветных диаграмм перемежаемых длиннющими вереницами формул без специального образования явно не представлялось возможным. Мне вот интересно, чем мой так называемый наниматель руководствовался при выборе данной литературы, или на борту кроме этих двух книг ничего не было.
   Я сел и подперев подбородок ладонью, некоторое время рассматривал переплетение балок за окном, размышляя, а не наплевать ли мне на свое обещание не покидать каюту. С моими возможностями вполне можно было пробежаться по кораблю, да так что никто не заметит, хотя все же рассчитывать на это особо не стоило. Места тут не особо много коридоры слишком тесные и вполне можно случайно налететь на кого-нибудь из членов команды, - лучше уж потерпеть. Может поспать? Хотя нет, бока уже и так болят. Самое хреновое, что ни у меня, ни в каюте нет часов, и я даже толком время не могу определить, наверное, поэтому день тянется особенно долго. Чем же заняться? Я рассеянно взъерошил пальцами свои волосы и замер, так как за дверью звук чьих-то шагов. Быстро приведя свою шевелюру в порядок, я скрестил руки на груди и угрюмо посмотрел на вошедшего в каюту Дайка.
   -Вас ожидают к столу, - сообщил полуэльф и, не дожидаясь ответа, вновь скрылся за дверью.
   Ну, слава богу. Я поднялся и торопливо последовал за слугой Дворкина, с удивлением обнаружив отсутствие охранников. Дайк, дожидавшийся меня в коридоре, заметив, что я оглядываюсь, пояснил:
   - Капитан, больше не считает нужным ограничивать ваше передвижение по кораблю.
   - Да? - я удивленно посмотрел на полуэльфа. - И почему он переменил свое решение.
   - Просто хозяин рассказал о происшествии в небопорте господину Сагеру и господину Баркину, а те как-то уговорили капитана.
   - Спасибо конечно, но думаю, не стоило им так беспокоиться, - сказал я, мысленно радуясь своему освобождению, - мог бы потерпеть еще немного, все равно завтра с утра уже будем на месте.
   - Не будем, - покачал головой Дайк. - На побережье ураган и капитан принял решение идти сперва в Такрию. По его словам это лишние полдня полета, если не больше.
   - В Такрию..., - я попытался вспомнить город с таким названием в своем прошлом, но безуспешно, поэтому только улыбнулся в ответ. - Ну, в Такрию так в Такрию, что тут поделаешь.
   Полуэльф согласно кивнул, и направился было по коридору в сторону лестницы ведущей на второй этаж гондолы...точнее на третий, так как лестница уходила и вниз. Мы уже почти дошли, как вдруг дирижабль резко тряхнуло, а пол неожиданно ушел у меня из-под ног. Я успел сгруппироваться, но, тем не менее, меня порядком приложило головой о какой-то выступ из стены. В глазах померкло.
  
   Ветер дребезжал в стеклах, скрипел ржавыми петлями покосившихся ставен, протяжно гудел в трубе камина, заставляя малочисленных постояльцев портовой гостиницы нервно коситься в сторону узких окон, за которыми висела плотная пелена дождя. Погода испортилась совершенно неожиданно. Еще с утра вовсю сияло солнце, грозя очередным жарким деньком, но к полудню с моря вдруг подул не по-летнему пронзительно холодный ветер, и за каких-то полчаса все небо заволокло черными тучами, а потом на прибрежный городок обрушился ураган. Море вздыбило свои волны, срывая с привязи утлые лодчонки рыбаков и крутобокие шхуны торговцев, бросая их на прибрежные камни или унося прочь от берега. Даже огромные стальные туши военных кораблей, стоявшие в укрытом от непогод порту, не избежали повреждений, лишившись некоторых матч и плохо закрепленных шлюпок. К счастью ураган стих так же внезапно, как и начался, правда, оставив после себя настоящий хаос. Особенно это ощущалось в городе: улицы были завалены поломанными стволами деревьев, ветками, сорванными искореженными навесами, битыми стеклами и кусками черепицы, а дома зияли черными провалами выбитых окон и оголёнными ребрами стропил. Вечером на израненный и уставший город обрушился холодный дождь, заставивший жителей прекратить разбор завалов.
   Гая зевнула и, зябко поведя плечами, легким движением кисти правой руки заставила вспыхнуть в камине практически погасший огонь. Несколько минут задумчиво смотрела на пляшущее пламя, которое от магической подпитки приобрело необычный зловещий багровый оттенок, затем подошла к кровати и ничком рухнула на нее, не обращая внимания на вновь начавший угасать камин.
   Они приехали в город как раз перед самым ураганом и едва успели подняться в свои номера, как стихия обрушилась на город. Впрочем, здание гостиницы было довольно крепким, сложенным из светло-коричневых глыб известняка, к тому же располагалось в низине между холмами почти километре от берега, - это его и спасло. Весь ущерб ограничился парочкой выбитых стекол, да несколькими сорванными ставнями, которые не успела закрыть обслуга.
   Гая повернулась на спину и уставилась в потолок, вслушиваясь в шумящий за окном ветер и дробное перестукивание капель по стеклу. Этот ураган был странным, - очень странным. Она не могла объяснить, в чем это выражалось, но где-то на грани ощущений ей на миг показалось, что в нем присутствовала какая-то неведомая сила и чья-то злая воля, однако девушка даже не могла представить человека способного совершить хоть что-то подобное. Да если бы все маги империи собрались вместе и попытались бы создать нечто подобное, то их искусственная буря намного уступала бы по силе той, что пронеслась над прибрежным городом, на самом деле задев его всего лишь своим краешком. Такие ураганы под силу создать только какому-нибудь богу, но те редко вмешиваются в дела смертных. Магичка вздохнула, подумав, что, судя по всему, ей просто показалось или кто-то из магов воспользовался ураганов для каких-то своих целей, а она просто почувствовала остаточный след заклинания.
   Мысли девушки переметнулись к сестре, которую она не видела уже несколько месяцев. Нея жила в пансионате при небольшой частной школе, что располагалась в соседнем городе, но из-за делишек Варка Гае никак не удавалось выбраться ее навестить, - постоянно приходилось вытаскивать этого напыщенного идиота из неприятностей. Причем тот до сих пор наивно думал, что отец ничего не знает о его делишках. А ведь только благодаря незримой помощи графа и его людей их небольшая "банда" могла хоть как-то существовать, не будучи уничтожена другими бандами. Те давно точили на молодого выскочку зубы, и Гае пару раз приходилось учувствовать в усмирении особо зарвавшихся молодчиков, - правда, Варк об этом ничего не знал. И все же до чего иногда становилось противно! Нет, этих уличных отморозков ей было совершенно не жалко, - просто порой она становилась противна самой себе. А ведь некогда она подавала большие надежды в магическом искусстве, а в результате превратилась в обычную подстилку для богатенького сыночка. Девушка скрипнула зубами и, повернувшись на бок, свернулась клубочком, подтянув колени к подбородку.
   А ведь все было хорошо, пока их родители не погибли во время дирижаблекрушения, оставив после себя кучу долгов. В результате все имущество семьи было распродано и они должны были оказаться на улице, но друг отца господин Варк неожиданно взял их к себе, оплатив остатки долгов. Мало того он устроил Нею в пансионат и пообещал полностью обеспечивать ее денежным довольствием, а так же позаботится о ее будущем, если Гая согласится поступить к нему в услужение до конца обучения ее сестры. Она тогда на радости согласилась...и вот результат. Конечно же, всегда можно было отказаться и вновь оказаться на улице, но тогда Варк обещал предъявить к оплате все его расходы на оплату долгов и их содержание, а это не одна тысяча номов. В таком случае ее как мага скорей всего отправили бы в армию в так называемые "долговые когорты", где служили подобные должники, - частенько до самого конца своей жизни. Конечно такая жизнь не сахар, особенно учитывая тот факт, что подобные подразделения всегда пихали в самые опасные места, а в мирное время отправляли на самые окраины империи. Тем не менее, Гая предпочла бы подобную жизнь, если бы не сестра. Нея с детства была болезненным, стеснительным ребенком и оставить ее одну, без средств существования, было сродни подписания девочке смертного приговора. Поэтому приходилось терпеть, хотя Гаю иногда охватывало зверское желание запустить в своего "хозяина" огненным шаром, превратив того в горстку смердящего пепла.
   В дверь постучали. Девушка несколько мгновений лежала неподвижно, затем с неохотой поднялась на ноги.
   - Спишь чтоль? - недовольно проворчал Штрыба.
   - Просто размышляла, только тебе этого не понять, ибо для этого дела мозги нужны,- буркнула в ответ полуэльфийка, делая шаг в сторону, пропуская в комнату своего спутника и пришедшего с ним высокого худощавого незнакомца с обветренным лицом.
   Уврий сморщил лоб и пару мгновений сердито смотрел на магичку, затем кивнул в сторону незнакомца:
   - Я вот тут в баре познакомился, говорит, что может доставить нас в Лайморелью.
   Гая вопросительно посмотрела на мужчину. Тот задумчиво оглядел девушку с ног до головы, на миг задержав свой взгляд на татуировке, затем согласно кивнул.
   - Да, мадам. Разрешите представиться, капитан торгового шлюпа "Орлан" Эрик Кронт, к вашим услугам, - он сорвал с головы треугольную шляпу и галантно поклонился, заставив Гаю поморщиться.
   - И сколько же будут стоить ваши услуги?
   - Ну, исходя из сложившейся ситуации не меньше двух десятков номов, - расплылся в улыбке капитан, продемонстрировав ей блестящие металлом передние зубы.
   - Согласны, - кивнула девушка.
   - С человека, - еще шире улыбнулся Кронт.
   Правая бровь полуэльфийки удивленно взлетела вверх.
   - Согласны, - повторила она, после некоторой заминкой. - Только деньги получите на корабле.
   - Как скажете, мадам, - коротко поклонился Кронт. - Желание пассажиров для меня закон.
   - Когда отплываем?
   - Если ничего не помешает, то завтра утром. Так что прошу к семи часам быть в Торино.
   - Торино? - Гая с удивлением посмотрела на капитана.
   - Рыбацкая деревенька в десятке миль отсюда. Там хорошая закрытая бухта и я свою "милашку" в ней постоянно ставлю - надежнее. Впрочем, глянув в окно, вы в этом сами можете убедиться. А теперь простите меня, дела, - он поглубже натянул треуголку и, еще раз продемонстрировав в улыбке свои вставные зубы, вышел из комнаты.
  
   Удар рукой, уход в сторону и сразу же резкий выпад. Прыжок, удар ногой, резкий переход в режим ускорения и серия ударов от которой воздух буквально гудит, заставляя наблюдавших за мной буквально вскрикивать от удивления. Конечно же, это просто трюк и показуха (гул рождают несколько тростниковых трубочек зажатых между пальцами), но новички всегда в восторге. Наконец я замираю на месте и, выдохнув, с улыбкой смотрю в сторону учеников, что расположились по периметру небольшой полянки.
   - Вот примерно это вы должны будете уметь после пяти лет обучения. Сразу говорю; будет трудно, - очень трудно. Вопросы есть? - я обвожу пристальным взглядом собравшихся, но все молчат, лишь глаза блестят немым восторгом. Пока блестят.
   Через месяц от этих двух десятков мальчишек и девчонок останется меньше половины, остальные уйдут, не выдержав тренировок, а до конца курса наверняка дойдет один-два человека. Но пока они воодушевлены. Как же, их будет учить легендарный основатель гильдии "ассасинов", - великий воин, помогавший самому Дарниру Аранийскому императору возрождённой Арании. Я мысленно усмехнулся, - великий воин, герой...кто бы мог подумать.
   - Отец, к тебе пришли.
   Я оборачиваюсь и вопросительно смотрю на Ника, который стоит у тропинки, ведущей в сторону дома.
   - Это насчет сестры, - бросает он тихим голосом.
   Я понимающе киваю и, приказав одному из своих помощников продолжать занятие с новичками, направляюсь вслед за сыном. Ник, пожалуй, единственный из моих сыновей, кто относится ко мне как к отцу, остальные держаться довольно отстраненно. Если честно, то даже не знаю с чем это связано, возможно, все дело в том, что они пошли в мать, переняв ее способности к перевоплощению. До пяти лет только Ник мог перевоплощаться в человеческий облик, предпочитая его, остальные всегда находились в зверином. И знаете, как-то не получалось испытывать отцовских чувств к трем здоровенным волкам, так что с одной стороны моя вина тут прямая. А вот мать они почитают и буквально преклоняются перед ней, меня же скорее признают как одного из родителей, хотя пару раз уже стычки случались. Что поделаешь, мальчики растут им уже почти двадцать, и они естественно пытаются показать свою силу, - волчья натура. Однако до меня им пока далеко. Последний раз я старшого хорошо поломал, тот неделю хромал, хотя кости у них срастаются быстро. Ри эти стычки буквально выводят из себя, но почему-то достается постоянно мне. После очередной она может несколько дней со мной не разговаривать, а порой собирает мальчишек и исчезает с ними на несколько месяцев. Я на нее не обижаюсь. Она всегда мечтала о тихой мирной жизни с любимым человеком и кучей любящих детишек, - но как-то все не сложилось. И дело тут не только в разногласии с детьми, в конце концов, большую часть времени у нас в семье мир и благодать, а вот проблемы Арании постоянно дают о себе знать. Дарнир то и дело призывает нас на службу, так что частенько приходится мотаться из конца в конец империи, выполняя различные поручения. А что поделаешь, друг все-таки "ни один пуд соли вместе съели"...но вот личная жизнь постоянно страдает. Одно утешение - дочка, моя отрада для души и сердца. С каждым годом девочка все больше становится похожа на мать и, каждый раз глядя на нее, я невольно вспоминаю Таиль. Ри с Эйнураль ладят, но все же нет-нет, да в девочке просыпается что-то от матери и тогда она начинает поддевать свою мачеху. Хорошо еще, что моя волчица относится к этому вполне по- философски считая это подростковыми бзиками. Кстати, со своими сводными братьями Эйнураль очень даже хорошо ладит, те вообще в ней души не чают и балуют как только можно.
   Эльфы ждали нас в гостиной обставленной вполне в современном стиле. Хочу заметить, что мне пришлось постараться, объясняя местным мастерам, какую именно мебель я хочу. Зато теперь у меня тут два кожаных диван вдоль стен, четыре кресла, небольшой стеклянный столик и целый мебельный гарнитур, правда, место телевизора на тумбочке, стоит здоровенный аквариум. Последний был долгим поводом удивления для всех гостей, которые никак не могли взять в толк, зачем это я содержу прозрачную емкость с рыбой. Тем не менее, вскоре мода на аквариумы просто захлестнула Аранию и все благодаря Дарниру, которому понравилось вечерами наблюдать за неспешной жизнью его обитателей.
   - Лекс Эльнарварн, рад приветствовать вас, - сказал один из эльфов, коротко кланяясь. - Прошу прощения за столь неожиданный визит. Надеюсь, мы не отвлекли вас?
   - Ничего такого от чего я не мог бы оторваться, - поклонился я в ответ, внимательно изучая своих гостей.
   Говорившего я знал. Тайрнуан Гелкур - один из советников Дарнира и друг Тавора, а вот двое других мне были незнакомы. Высокие статные и с длинными золотистыми волосами и точеными лицами, в которых причудливым образом сочетались мягкие юношеские черты и мудрость прожитых столетий.
   - Может, присядете, - я жестом указал на кресла.
   - Мы ненадолго, - покачал головой Гелкур. Он на мгновение замялся, покосясь на своих спутников, затем продолжил: - Хочу представить вам, господин Лекс, хранителей королевского венца.
   - Королевского венца? - я непонимающе посмотрел на советника.
   - Ваша дочь последняя из королевского рода, - отвечает вместо Тайнурана один из эльфов, смотря на меня взглядом в котором почему-то явно читается презрение и плохо скрываемая ненависть; - Мы прибыли и лесов Эдулана, дабы приготовить принцессу к возложению венца.
   Я удивленно приподнимаю брови, смотря на него холодным пристальным взглядом, но он глаз не отводит, лишь тонкие губы тронула легкая улыбка, а ненависть в зрачках полыхает уже неприкрыто. Гелкур неожиданно делает шаг в мою сторону и шепчет почти на ухо:
   - Лекс, так надо, не препятствуй. Она и правда последняя из королевского рода. Это просто церемония, но она много значит для моего народа. Лекс....Лекс...
  
   Глава 5.
  
   -Лекс...господин Лекс, очнитесь.
   Я открываю глаза. Надо мной нависло взволнованное лицо полуэльфа, причем под глазом у него расплывается огромный синяк, а из уголка разбитых губ сочится тоненькая струйка крови.
   - Господин Лекс, вы живы?
   - Мертв, - буркнул я, вновь закрывая глаза от пронзившей голову острой боли.
   - В каком смысле! - удивился Дайк.
   - Будешь меня так трясти, получится, что в прямом.
   Я отстранил от себя парня и резко сел, едва не застонав от боли, принявшись осторожно ощупывать свою гудевшую точно огромный колокол голову. Так, вроде все на месте, пробоин не обнаружено, только на затылке чувствуется болезненное вздутие, - об стену меня приложило все-таки порядочно. Я пошевелил руками и ногами, проверяя их целостность и работоспособность, после осторожно поднялся, придерживаясь руками о стену. Голова гудит, немного подташнивает, порой плывет перед глазами, но в принципе все нормально, - жить можно. Я огляделся. Коридор по-прежнему пуст и на первый взгляд все в порядке, вот только освещение стало более тусклым, так как погасла часть встроенных в потолок многогранных плафонов.
   - Дайк, ты не в курсе что произошло? - спросил я парня, опираясь спиной о стену, так как ноги неожиданно стали совершенно "ватными".
   - Я не знаю, господин Лекс. Мы шли с вами по коридору, потом все закрутилось, завертелось, а когда я пришел в себя, то увидел, что вы лежите у стены, и сразу принялся вас тормошить.
   - Понятно.
   Я помассировал виски ладонями, размышляя о произошедшем. Судя по всему с дирижаблем не все в порядке, это можно судить по освещению и по небольшому крену в сторону носа, который довольно заметен, - только вот все же что произошло?
   - Наверх не ходил? - я посмотрел в сторону лестницы.
   - Нет, - замотал тот головой и вдруг переменился в лице. Плохо скрываемый испуг вмиг сменился беспокойством. - Господин профессор!
   Он шустро заковылял к лестнице, ощутимо припадая на правую ногу. Я вздохнул и, прикрыв глаза, попытался "прощупать" свой организм, дабы по быстрому привести себя в порядок - в прошлой жизни у меня это неплохо получалось. Благодаря этой способности пару раз удавалось затянуть весьма серьезные раны, да и дожить получилось почти до ста лет, при этом, не превратившись в дряхлую развалину.
   С первого раза не получилось; перед внутренним взором сплошная муть и какие-то разноцветные вспышки. Открыл глаза, постоял так пару минут и глубоко вздохнув, предпринял вторую попытку. На этот раз я ощутил знакомое покалывание, словно по телу побежали мириады невидимых насекомых. В некоторых местах эти невидимки останавливались и принимались топтаться на месте, вызывая легкое онемение, так что приходилось проталкивать их дальше усилием воли. Наконец этот бесконечный бег насекомых перестал встречать препятствий, - вот и ладушки. Я помотал головой в разные стороны, пару раз присел и, убедившись, что все в полном порядке, поспешил за Дайком.
   В кают-компании царил полный разгром. И если крупная мебель типа шкафов и столов была прикреплена к полу и стенам, то все что стояло в ней и на ней теперь валялось на полу. В дальнем углу так вообще образовался целый завал из книг, карт, небольших статуэток, стульев и прочего всевозможного барахла придававшего интерьеру каюты некую изысканность. Создавалось такое впечатление, что там собралось практически все, что смогло сорваться со своих мест. Над этой кучей склонился Дайк, разгребая ее с усердием экскаватора. Я бросил взгляд на усердно раскидывающего книги полуэльфа и повернулся к сидевшему у стены молодому ученому, который с растерянным видом ощупывал свою голову, словно не веря в ее целостность. Присев на корточки напротив, я помахал ладонью перед его лицом, заставив того посмотреть на меня мутным взглядом.
   - Господин Сагер, как вы себя чувствуете?
   - Голова...голова раскалы...раскалывается, - выдавил он, упираясь ладонями в свои виски. - Шум...
   - Лучше вам тогда лечь.
   Я помог археологу осторожно опуститься на пол, подложив ему под голову собранную в комок скатерть, которая валялась на полу неподалеку.
   - С ним все в порядке? - раздалось из-за спины.
   Я обернулся и с удивлением увидел выглядывающего из-под стола гнома, который продолжал держаться обеими руками за его ножку. Видимо что-то уловив в моем взгляде, он смущенно кашлянул в бороду и, разжав богатырские объятия, выбрался из своего укрытия.
   - Так что с моим коллегой? - вновь поинтересовался он.
   - Понятия не имею, - пожал я плечами.- Похоже на небольшое сотрясение, - видимо хорошо головой о стену приложился. Думаю его лучше в каюту отнести, чтобы немного отлежался.
   - Профессор, вы живы! - вскрик юноши, заставил нас с гномом дружно посмотреть в его сторону.
   Надо сказать, что когда я поднялся наверх, то не придал значения действиям Дайка. Ну, копается парень себя в груде хлама и капается, - может, что интересное заметил. Дворкина в помещении видно не было, и я решил, что профессор в своей каюте, однако оказалось что это не так. Пока я занимался Сагером, полуэльф раскидал завал барахла и под ним обнаружился лежащий ученый, на голове которого словно рыцарский шлем была нахлобучена какая-то блестящая посудина, похожая на крутобокую кастрюлю. Дайк тут же принялся нервно суетиться вокруг профессора, явно не зная, что делать дальше. Не придумав ничего лучшего он принялся трясти бедолагу профессора отчего голова того стала похожа на ритмично раскачивающийся колокол.
   - Дайк, - Дворкин неожиданно вцепился в плечо своему слуге. - Это ты?
   - Да профессор, - радостно всхлипнул полуэльф. - Хвала богам, что вы живы. А то я уж думал...зову вас, зову, а вы словно мертвый...
   - Темно, сейчас ночь? - ученый, опираясь на плечо Дайка, поднялся на ноги.
   - Да нет, света тут хватает, дружище, - подал голос, стоявший рядом со мной гном.
   - Неужели я ослеп? - Дворкин завертел головой, при этом из-под края кастрюли на пол и на его помятый камзол закапала какая-то зеленоватая жидкость. - Ослеп!
   - О, профессор! - слуга профессора посмотрел на хозяина жалобным взглядом, при этом на его глазах выступили слезы. - Я буду заботиться о вас, и когда-нибудь вы обязательно выздоровеете.
   - Конечно мой, мальчик, конечно. А пока проводи меня в каюту и дай остаться одному, чтобы предаться своему горю.
   Ученый наощупь нашел плечо юноши, и они медленно двинулись в сторону лестницы.
   Мы дружно переглянулись с гномом и не менее дружно вздохнули, не зная смеяться нам или плакать от данной сцены.
   - Старина, может, ты сперва избавишься от этой не очень модной шляпки, - сказал Баркин, пихнув меня в бок локтем, и кивком головы указав на Дворкина, шепнул: - Не достану.
   Я покосился на гнома и понимающе усмехнувшись, подошел к профессору, одним движением освободив его голову из кастрюльного плена. Без своего "шлема" историк выглядел еще более экзотично. Глаза плотно зажмурены, а лицо, частично закрытое свешивающимися с головы длинными белыми нитями лапши, напоминает причудливую зеленую маску, поверхность которой богато украшено разномастными кусками овощей. К тому же на макушке, запутавшись в лапше и волосах, гордо возвышается горка из нескольких тефтелек.
   Позади меня раздалось какое-то натужное пыхтение и пофыркивание, заставившее обернуться. Гном зажав, рот обеими руками, из последних сил пытался сохранить серьезное выражение лица, но судя по раскрасневшимся щекам и слезящимся глазам сил сдерживаться у него уже не было. Через мгновение его все же "прорвало", Тойран оперся руками о стол и зашелся в гомерическом хохоте.
   - Откройте глаза, профессор, - сказал я, едва скрывая рвавшуюся на лицо улыбку. - Да не бойтесь, все с вами в порядке.
   Дворкин медленно, словно чего-то боясь, открыл веки и с радостным удивлением уставился на меня, пробормотав:
   - Я вижу.
   - Естественно...
   - О, профессор! - Дайк, оттолкнув меня, приобнял ученого и тут же отстранившись, принялся вытирать его лицо вытащенным из кучи хлама полотенцем.
   Тем временем гном, отсмеявшись, вытер слезы и, подойдя к Дворкину, дружески хлопнул его по плечу. От сотрясения тефтельки мирно продолжающие лежать на голове профессора, стронулись со своего места и неспешно принялись сползать вниз, причем одна из них выбрала свой путь точно по переносице ученого, затормозив на горбинке. Тавикус растерянно собрал глаза в кучу, подслеповато уставившись на непонятный ползающий объект у себя на переносице. Эта картина сперва буквально вогнала Тойрана в ступор, заставив покраснеть словно переспелый помидор, а через миг ухватится за живот и затрястись в безудержном смехе. Тут уж я тоже не выдержал, присоединившись к судорожным всхлипываниям гнома, который в порыве хохота, хлопал рукой по столешнице. Даже лежавший на полу Сагер и то издавал какие-то судорожные всхлипы.
   - Я рад, что вы в таком прекрасном расположении духа, господа, потому как дела у нас обстоят неважно.
   Все дружно посмотрели на стоявшего у лестницы капитана. Его всегда безупречный мундир был порван в нескольких местах, на белоснежной рубашке чернели масляные пятна, а в брюки сияли прожжёнными дырами. Гном резко оборвал свой смех и в мгновенье ока стал абсолютно серьезным.
   - Насколько все плохо, капитан? - спросил он.
   Гувер посмотрел на нас усталым взглядом и, сняв фуражку, провел рукой по волосам.
   - Достаточно серьезно, - сказал он, возвращая головной убор на место. - Я потерял четырех членов экипажа, повреждены носовые баллонеты, к тому же оба двигателя вышли из строя и, по сути, мы отданы воле ветра.
   - Сесть, как понимаю, мы тоже не можем?- Я вопросительно посмотрел на Гувера.
   - Вы необычайно проницательны, господин Керк.
   - Ничуть, - я мотнул головой. - Просто думаю, что если могли бы, то давно бы уже посадили дирижабль, поломки на земле легче устранять.
   Капитан согласно кивнул.
   - К сожалению, на данный момент это невозможно. Мы еще не до конца прошли грозовой фронт и ветер довольно силен, особенно у земли, пришлось даже рискнуть и набрать высоту. При его скорости садится с нерабочими двигателями просто безумие, к тому же сейчас ночь.
   - Что думаете делать? - поинтересовался Баркин. - Не можем же мы так вечно летать?
   - Подождем пока пройдем бурю, а потом сориентируемся, куда же нас занесло, и будем думать о посадке. Не беспокойтесь, господа, "Тракния" надежный корабль и все будет в порядке. Однако для вашей же безопасности попрошу всех вернуться в свои каюты и оставаться там до особого распоряжения, - он оглядел нас пристальным взглядом и добавил: - Если что-то срочное найдете меня на мостике.
   Нам оставалось только подчиниться приказу капитана. Все прекрасно понимали, что команде сейчас не до пассажиров и нам лучше не мешаться у них под ногами. Я помог гному перенести Сагера в его каюту и отправился к себе. Пройдя по пустому коридору (наклон палубы, кстати, стал еще заметнее) я отворил дверь и замер в нерешительности на пороге. В каюте сидел незнакомый мне человек и, держа в руках вынутую из ножен катану, внимательно ее разглядывал.
   Худощавый, на вид лет сорок, темный волос с проседью - аккуратно зачесанный направо, густые брови, нос с горбинкой, немного впалые щеки, узкий подбородок. Одет в темный костюм (который сейчас расстегнут), такого же цвета жилетку и белоснежную рубашку с бабочкой. Видимо услышав шум открываемой двери, незнакомец обернулся и, окинув меня изучающим взглядом своих карих глаз, расплылся в улыбке:
   - Ну наконец - то. Здравствуйте, Александр Евгеньевич, а я вас уже заждался.
   - Дела были, - сказал я, пытаясь понять, кого мне этот незнакомец напоминает, и одновременно прикидывая, кто он и чего хочет. То, что это не просто какой-то член экипажа понятно - знает мое имя и отчество, да и поздоровался на чисто русском языке. Только вот кто он? Арагорн? Нет, не похож - абсолютно. Хотя бог наверняка может любую личину натянуть, так что уверенным на сто процентов быть нельзя. А может это какой-нибудь местный маг, или еще кто...
   - Неужели не узнаешь? - мой нежданный гость, покачал головой и, положив катану на стол, озорно подмигнул: - А если так?
   Его образ на мгновение словно подернулся дымкой, расплылся и вот уже передо мной сидит знакомый бомжеватый мужичонок, в потрепанной фуфайке, мятой кепке и с неизменной беломориной в зубах.
   - Наблюдатель...
   - Ну, слава богу, признал, - фыркнул тот, вновь перетекая в форму респектабельного господина.
   - А как я должен был догадаться? - хмыкнул я, проходя внутрь каюты и устраиваясь на полке напротив. - Вы же внешность по желанию меняете.
   - Тоже верно, - согласился тот, извлекая из воздуха изогнутую трубку и раскуривая ее от вспыхнувшего огнем пальца. - Полезная, знаешь ли, способность, хочешь, научу?
   - Нет уж, спасибо, - поморщился я. - А то превращусь в кого-нибудь, а назад забуду как.
   - Это навряд ли, хотя как хочешь, - махнул он рукой.
   Я молча кивнул и, взяв лежащую на столе катану, аккуратно вложил ее в ножны, после чего пристроил рядом с собой на полке. Наблюдатель с всё понимающей улыбкой наблюдал за всеми моими действиями, неторопливо дымя трубкой. Причем дым от нее летел небольшими колечками, которые иногда переплетались в воздухе в довольно причудливые образования. И все же, кого-то он мне в этом облике напоминает?
   - Так значит, на этот раз вы меня сюда перенесли? - поинтересовался я через пару минут нашего дружного молчания.
   - Вроде раньше мы были на "ты", - бросил он, не вынимая изо рта трубки. - Так давай не ломать эту прекрасную традицию, тем более что не люблю официоза. Давай лучше общаться как два старых друга.
   - Как хочешь, - пожал я плечами. - Тогда объясни мне по-дружески, - зачем ты меня сюда перетащил?
   - А разве тебе этого не хотелось? - усмехнулся он. - Что ж теперь жалуешься?
   Я отвел глаза. Действительно, сидя одинокими вечерами в своей квартире я не раз вспоминал свою жизнь в этом мире и порой страшно желал, чтобы судьба вновь закинула меня сюда. Только вот в тех мечтах я вновь был со своей семьей.
   - Желание исполнилось немного не так.
   Наблюдатель пристально посмотрел на меня и тяжело вздохнул:
   - "Нельзя войти в одну реку дважды" - знаешь ведь эту присказку? - сказал он, вынимая изо рта трубку: - Так вот, она как раз идеально подходит для твоего случая.
   - Но ты же бог, - буркнул я.
   - Ну, не совсем бог, - покачал головой мой собеседник и, заметив мой вопросительный взгляд, отмахнулся: - Впрочем, это неважно. Тем более что я не исполнял я твоего желания и не переносил тебя сюда.
   - В каком смысле?
   - В прямом, - улыбнулся Наблюдатель. - К твоему возвращению в этот мир я не имею ни малейшего отношения, хотя признаюсь, - знал, что это случится и ждал тебя.
   -Тогда кто меня сюда перенес? - растерялся я. - Неужели Арагорн?
   - Нет, он тут точно не причем, - Наблюдатель вновь задымил трубкой, только на этот раз из нее принялись вылетать какие-то завитушки.
   - А кто? - не унимался я. - Кто меня сюда перенес, и главное зачем?
   Бог (или не бог, кто его разберет) покосился на меня задумчивым взглядом и, щелчком пальцев материализовав на столе пепельницу, принялся сосредоточенно вычищать в нее свою трубку.
   - Саш, давай скажем так, - сказал он через некоторое время. - Ты появился здесь потому, что так было надо, потому что твоя история в этом мире еще не закончена. Потому что ты не завершил порученное тебе дело до конца.
   - Какое дело? - удивился я. - Кому надо?
   - Со временем сам поймешь.
   Я нахмурился. Дурная привычка богов говорить загадками, меня всегда раздражала. Наблюдатель видимо что-то заметил на моем лице, а может просто прочел в мыслях, потому как посмотрел на меня взглядом полным грусти и сказал тихим голосом:
   - Пойми, человек, иногда лучше всего не знать сразу. Скажи я тебе все, что ты хочешь знать, и твоя судьба будет иной, - судьба этого мира станет иной. Цепочка событий пойдет по-другому, а значит, у этого мира будет другое будущее. Ты понимаешь?
   Я встретился взглядом с Наблюдателем и вдруг почувствовал, как у меня на голове в буквальном смысле зашевелились волосы. Такое впечатление, что на меня взглянула сама бездна - бездна мудрости и прожитых тысячелетий ....нет, даже не тысячелетий, бездна бесконечной череды веков. Прячущееся под личиной Наблюдателя существо было очень старо, могущественно и одновременно бесконечно мудро, оно с грустью смотрело на сидящего перед ним человека, не зная как передать обычными словами прописные для него истины. Наблюдатель отвел глаза, и наваждение пропало, заставив меня, схватится за край стола дрожащими руками и затрясти головой.
   - Извини, - бросил тот. - Я действительно не могу всего объяснить. Скажу одно: твой приход в этот мир связан с тем самым злополучным кристаллом Дайлорана.
   - Но я же его уничтожил, - выдавил я из себя, стараясь унять дрожь во всем теле. Такое впечатление, что через меня только что пропустили заряд тока. Блин, и это от одного взгляда.
   - Но осколки-то остались, - сказал он, жестом руки заставляя пепельницу вместе с трубкой исчезнуть и поднимаясь со своего места. - Ладно, Александр, мне пора, рад был с тобой увидеться.
   Наблюдатель подошел к двери и, распахнув ее, остановился на пороге.
   - Да и еще. Пока тут сидел в одиночестве, решил сделать тебе маленький подарок и чуть-чуть подправил твое оружие, - кивок в сторону лежавшего рядом со мной меча. - Ничего серьезного, просто немного перестроил кристаллическую решётку и довел заточку до молекулярного уровня. Так что ты с ним поосторожнее, сильно не размахивай и храни только в этих ножнах. Вроде ничего не забыл, - он поморщил лоб. - Ах да, в мозгах я у тебя немного тоже покопался, дабы активировать кое-какие твои скрытые способности, но с ними потом разберешься, - не к спеху. И самое главное, - минут через пятнадцать вас атакуют.
   Тело Наблюдателя резко вытянулось в светящуюся линию, которая свернулась в небольшой белый шарик. Сделав круг по каюте, он с легким хлопком растворился в воздухе, оставив меня в состоянии полной растерянности.
   Я несколько мгновений сидел на месте, переваривая все услышанное, затем резко вскочил на ноги. Атакуют!? Кто? Как? Сомневаться в словах Наблюдателя у меня не было. Может он и не всегда договаривал, но обмана за ним замечено не было. Я растерянно огляделся. Надо было что-то делать. Но что? Сообщить капитану? Пожалуй, это единственное верное решение. Я подхватил катану и выбежал из каюты.
  
   Спустившись по лестнице, я впервые оказался на нижней палубе. В отличие от верхних отсеков здесь внутренняя часть гондолы не была покрыта какой-либо обшивкой, открывая взгляду изгибы металлических шпангоутов и тонкие трубки лонжеронов, меж которыми змеились какие-то провода и тросы. Причем некоторые из лонжеронов были погнуты, а в одном месте была заметна рваная дыра, наспех заделанная кусками металла - оставалось только гадать, что же тут произошло. Посреди отсека шла широкая решетчатая металлическая дорожка, по обе стороны которой в углублениях разместились небольшие короткоствольные орудия, похожие своим видом на пулеметы "Максим" времен Гражданской войны. Иллюминаторов в бортах не видно, лишь напротив стволов орудий размещено что-то типа лепестковой диафрагмы, наподобие той, что некогда применялась в старых фотоаппаратах. Оба конца дорожки упирались в закрытые двери, и я на замер в растерянности, пытаясь сориентироваться, куда идти дальше, одновременно понимая, что нельзя долго раздумывать, так как пятнадцать минут стремительно истекают.
   - Господин, вы кого-то ищите? - Сбоку от меня словно "чертик из коробочки" возник чумазый паренек в матросской форме.
   - Мне нужен капитан, - бросил я.
   - Он, наверное, на мостике, - ответил парень, растерянно почесывая переносицу и косясь на зажатую в моей руке катану. - Только туда вам нельзя, вернитесь в каюту, я ему сообщу, что вы его искали. И без глупостей, пожалуйста...
   Он с улыбкой кивнул на появившихся с другой стороны дорожки двух дюжих матросов сжимающих в руках довольно массивные винтовки. Я только вздохнул. Нет, этих ребят я прекрасно понимаю, мало того что сам по себе тут считаюсь подозрительной личностью так еще теперь и разгуливаю с мечом в руках - хорошо еще что просто не пристрелили как увидели. Тем не менее, придется действовать по своему, тут уже не до сантиментов и времени что-либо объяснять, просто нет. Я мысленно извинился перед ребятами за то, что должен был сделать и вошел в режим ускорения...
  
   Нуран проснулся от стойкого ощущения, что в комнате кто-то есть. Несколько минут он лежал неподвижно, затем резко сел на кровати, выхватывая из-под одеяла пистоль и направляя его в сторону седовласого длинноволосого мужчины седевшего в стоявшем напротив кресле.
   - Я тоже тебя рад видеть, сынок, - сказал мужчина, спокойно смотря на растерявшегося Нурана. Парень нервно сглотнул, спешно сунул оружие обратно под соседнюю подушку и вскочил с кровати, принявшись спешно натягивать брошенную рядом на стуле одежду.
   Эндрис Варк с легкой усмешкой наблюдал за суетой своего сына и, дожидавшись пока тот оденется, повелительно указал тростью на стул.
   - Садись, сынок, разговор будет недолгим, но серьезным.
   - Что-то случилось, отец? - Варк - младший послушно опустился на указанное место.
   - Случилось, сынок, случилось, - ответил Эндрис, с прищуром оглядывая своего сына, и вдруг резко нагнулся вперед, уставившись на него злым взглядом: - Случилось то, что боги даровали мне сына-идиота!
   - Отец, в чем... - в глазах Нурана промелькнул плохо скрываемый испуг.
   - Молчи, - резко оборвал его отец, - лучше молчи, ты и так наговорил и натвори вполне достаточно.
   - Но я не понимаю...
   - Он не понимает, - Эндрис воздел глаза к потолку, словно мысленно прося помощи у богов, затем покачал головой и продолжил уже спокойным голосом: - Нуран, вот скажи, чего тебе не хватает в жизни? Я полностью тебя обеспечиваю, оплачиваю все твои счета, даже прикрываю все твои темные делишки...да, да именно те делишки, о которых я якобы не знаю.
   Нуран удивленно посмотрел на отца, и хотел было возразить, но Варк повелительным жестом заставил его, закрыть рот и нервно сглотнуть. Отец с детства вызывал у Нурана какой-то безотчетный страх, причем, почему это происходит, он понять не мог. Ужасного в Варке-старшем ничего вроде бы и не было: высокий, худощавый мужчина, лет сорока на вид, с длинными распущенными волосами, в которых густо серебрилась седина, волевое лицо с узкими скулами и тонкими аристократическими губами, пронзительный взгляд "горевших" не дюжим умом темно-карих глаз. Обычный респектабельный со вкусом одетый мужчина, занимающий высокое положение в обществе и пользующийся уважением, однако от одного его пристального взгляда
   - И чем же мой сын отвечает на все мои старания? - меж тем продолжал Варк с легким презрением, смотря на своего понурившегося отпрыска. - Вместо того чтобы в конце концов повзрослеть и одуматься он начинает совершать еще большие глупости, - он криво усмехнулся. - Подумать только, я дал этому балбесу в услужение девушку, которая в перспективе может превратиться в сильнейшего мага огня империи, и что он с ней сделал? Он превратил ее в подстилку - в дешёвую шлюшку. Я дал ему хорошее денежное довольствие, помог поступить в одну из престижнейших академий столицы, а что делает он? Он, наплевательски относится к учебе, прогуливает, мало того, решает сколотить банду, дабы потешить свое никчёмное раздутое самолюбие. Да, да и не надо делать такие удивленные глаза, неужели ты считаешь, что твои игры в бандитов могли быть от меня тайной?
   Юноша прикусил губу и отвел глаза, - именно так он и считал.
   - Молчишь, - Эндрис вновь откинулся на спинку кресла и покачал головой. - Знаешь, я все это терпел, думал - "пусть потешится еще молодой", однако последняя твоя выходка перешла все границы.
   - Какая? - угрюмо поинтересовался Нуран.
   - Та самая. Или ты уже забыл, что ты сделал с девушкой в Лисонском парке.
   - С той смазливой малолеткой? На миг в голове юноши всплыло воспоминание: небольшие упругие груди, ритмично дергающиеся в такт его резким движениям, сдавленные вскрики, довольное лицо пристроившегося спереди Штрыбы и презрительный взгляд магички. Нуран мотнул головой, отгоняя видение.
   - Это же было неделю назад, - буркнул он. - Да и не видела она нас, ее сзади оглушили, а затем придушили немного, чтобы не сопротивлялась.
   - Если не видел, то откуда же я знаю? - ехидно поинтересовался Варк и, устало закрыв глаза, покачал головой. - Кретин, о боги, какой же ты кретин, - пробормотал он. - Неужели ты мог подумать, что поздним вечером в таком месте девушка окажется одна.
   Нуран растерянно захлопал глазами, открыл рот, чтобы возразить и тут же закрыл его обратно, осознав правоту отца.
   - Все так серьезно? - спросил он через пару минут напряженного молчания.
   - Более чем, - бросил Эндрис, не открывая глаз. - Отец этой сучки один из приближенных императора. Скажи спасибо, что дело передали в мой отдел. Ее ухажёр конечно трус порядочный, но прежде чем удрать, поджав хвост, он успел запомнить одного из напавших и подробно его описать.
   Нуран почувствовал, как внутри него все обмерло. Император обычно не прощал, если кто-то покушался на его приближенных или их родственников, а его сундуны были быстры на расправу.
   - И что же делать? - голос юноши дрогнул, сорвавшись в сдавленный писк.
   - Что уже испугался? - Эндрис Варк скривил уголки рта, при этом продолжая сидеть с закрытыми глазами: - Не бойся, этот великосветский щеголь видел и запомнил не тебя, а твоего лысого дружка.
   - Штрыбу?
   - Вот- вот, именно его. Кстати, где он? - глаза графа резко распахнулись и уставились на сына, заставив того поежиться - на миг ему показалось, что внутри глазниц отца плескался багровый туман.
   - Хочешь сдать его сундунам1?
   1сундуны - личная гвардия императора, состоящая всего из двадцати двух воинов. В сундуны отбираются только лучшие бойцы - мастера из мастеров. Каждый год, в день бога Арака, любой может бросить вызов одному из сундунов и в случае своей победы попасть в гвардию.
   - А ты предпочитаешь, чтобы я сдал тебя?
   - Нет, нет, - замотал головой Нуран. - Просто спросил.
   - Кто бы сомневался, - усмехнулся Эндрис и тут же пояснил: - Отец девочки требует найти и наказать виновных, а значит, ему надо их предоставить, - хотя бы одного. Ты согласен, сын?
   Варн-младший быстро закивал.
   - Конечно, согласен, но ведь Штрыба может проболтаться.
   - А кто сказал, что он нужен нам живым? - набалдашник трости, выполненный в виде головы демона, уставился на юношу своими рубиновыми глазами. - Предположим, мои люди обнаружат его, а он окажет сопротивление в результате, - фыть, - Варк ловко перебросил трость в другую руку и, чиркнув пальцами себе по горлу, пристально посмотрел на Нурана: - Так, где твой дружок, сынок?
   - Ну, - юноша замялся, не зная, что ответить.- Его сейчас здесь нет, - наконец выдавил он.
   - Когда вернется?
   - Наверное, нескоро...
   - Рассказывай. - Взгляд отца не терпел возражений, поэтому Нурану только и оставалось, что подчиниться.
   - Вот значит как, - сказал Варк, внимательно его выслушав. - Интересная история, очень интересная. - Граф нахмурился и несколько минут сидел молча, задумчиво барабаня кончиками пальцев по деревянному подлокотнику кресла, затем резко поднялся. - Мне надо все это обдумать, а ты пока собирай вещи.
   - Зачем? - удивился юноша, с тревогой смотря на отца.
   - Будешь жить со мной, - ответил тот. - Не хочу, чтобы ты наделал еще больших глупостей и так разгребать. - Он развернулся и направился к двери, но на пороге остановился: Кстати, я тут придумал тебе небольшое наказание, за все мои волнения.
   - Какое?
   Эндрис Варк обернулся и с легкой улыбкой посмотрел на своего сына.
   - Дело в том, что отец той девочки, с которой ты так успешно развлекся в парке по пьяни, довольно влиятельный чиновник и партия с его дочкой весьма выгодна.
   Он посмотрел на вытянувшееся лицо юноши и, довольно рассмеявшись, вышел из комнаты.
  
   Вопреки моим опасениям дверь на мостик была не заперта. Я оглянулся на уже поднимавшихся матросов, которые растерянно оглядывались в поисках своих винтовок и, осторожно приоткрыв ее, проскользнув внутрь. Капитан Гувер, стоявший на небольшом помосте позади рулевого, обернулся, чтобы посмотреть, кто вошел и, увидев меня, вопросительно приподнял правую бровь.
   - Господин Лекс...- Его взгляд скользнул на мою катану и в глазах промелькнула тревога, но сложенные на груди руки даже не дернулись к висевшему на поясе пистолету.- Вы что-то хотели? - спросил он абсолютно спокойным голосом.
   - На нас должны напасть, - выпалил я без всяческих прелюдий, подпирая спиной ведущую на мостик дверь. Как ее запереть я не знал, а "вырубленные" мною матросы уже очнулись и наверняка горят желанием поквитаться.
   - Напасть? - Гувер удивленно посмотрел на меня. - Вы уверены?
   - Да, - кивнул я и, прикинув, сколько прошло времени с момента своего разговора с Наблюдателем, добавил: - Думаю, это произойдет минут через пять.
   Брови капитана сошлись к переносице, он пару секунд буравил меня пристальным взглядом, затем кивнул и, повернувшись к стоящему у штурвала рулевому, который все это время встревоженно косился в мою сторону, скомандовал:
   - Включить бортовые прожектора, приготовится к маневру.
   - Слушаюсь, - удерживая штурвал одной рукой, рулевой потянул по очереди несколько рычагов торчавших из пола у его ног и темноту за иллюминаторами прорезал яркий луч света.
   Меж тем Гувер склонился над идущей по периметру капитанского помоста дугообразной стойкой, буквально усеянной торчащими из нее какими-то непонятными приборами, похожими своим видом на большие латунные манометры . Вытянув из небольшого углубления гофрированный шланг с широким синим раструбом на конце, он поднес его ко рту.
   - Гриф, как там наш кристалл, держится?
   - Да, капитан.
   - Вот и хорошо. Приготовься, возможно, скоро ему придется потрудиться.
  
   Раздававшийся откуда-то сверху голос, заставил меня завертеть головой в поисках динамика - оный обнаружился в потолке и напоминал своим видом небольшой металлический дуршлаг. Дверь позади меня содрогнулась, и пришлось напрячь ноги, чтобы удержать ее. Еще один удар. Я ехидно усмехнулся и шагнул в сторону, с улыбкой смотря на ввалившихся в широко распахнувшуюся дверь матросов. Ребята сразу же вскочили на ноги и приготовились наброситься на меня, но окрик капитана заставил их застыть в растерянности.
   - Это что за бардак? - Гувер вопросительно посмотрел на сконфузившихся подчинённых. - А ну все по местам, боевая тревога.
   Матросов словно ветром сдуло.
   - Моя вина, - пояснил я, подходя к иллюминатору. - Я спешил к вам, а они попытались задержать, пришлось прорываться.
   - Я уже понял это, господин Лекс. И надеюсь, вы это делали не зря.
   - Я тоже надеюсь, - ответил я, пытаясь рассмотреть, что происходит за боротом, однако луч прожектора буквально вяз в окружающем нас облачно-дождевом мареве. Судя по внутренним ощущениям пятнадцать минут уже прошли, однако на нас ни кто и не думал нападать. Надо сказать, что я чувствовал себя довольно глупо, но, тем не менее, продолжал упорно пялиться в дождевую мглу. Не верилось, что Наблюдатель меня обманул, скорей всего тут было что-то другое. Возможно, неизвестного противника вспугнули неожиданно включившиеся прожектора, и они передумали нападать, а может еще что. Как бы там ни было, но пауза затягивалась. Оставалось только принести извинения капитану и матросам, после чего удалиться к себе в каюту, надеясь, что не до конца испортил отношение с экипажем. Я вздохнул и хотел уже сказать капитану, что ошибся, как вдруг луч прожектора выхватил из мглы огромную крылатую тень. Я замер в изумлении. Мать вашу за ногу - дракон! Самый настоящий дракон. Летит метрах в десяти от дирижабля, лениво взмахивая своими кожистыми крыльями. Размерами не очень велик, на первый взгляд не намного больше лошади, но самое интересное, что у него на спине в специальном кресле восседает человек или кто-то очень похожий. Рассмотреть я не успел, так как дракон повернул голову и, выпустив в нашу сторону струю огня, свалился на крыло, исчезнув среди облаков. Отскочив от иллюминатора одним гибким движением, я замер в полуприседе , с удивлением смотря на совершено неповрежденное стекло, за которым вновь полыхнуло яркое пламя, буквально растекшись тонкой пленкой по широкому лобовому стеклу. Стоявший у штурвала матрос, даже не вздрогнул, лишь побелели костяшки пальцев - феноменальная выдержка.
   - Это военный дирижабль, - голос Гувера само спокойствие, - и у него есть магический щит. - Он вновь вытянул из стойки гофрированный шланг, правда, на этот раз раструб на нем был зеленым. - Всем постам, беглый огонь.
   Из-за приоткрытой двери донесся громкий грохот: пять гулких выстрелов сопровождаемые лязганьем выбрасываемых гильз, пару минут тишина, затем снова пять выстрелов, - судя по темпу стрельбы, орудия дирижабля явно были полуавтоматические.
   Не смотря на это огненные струи продолжали с пугающей периодичностью обрушиваться на гондолу, причем, судя по одновременным вспышкам с разных сторон, атакующий был явно не один.
   - Капитан, - раздалось из динамика. - Кристалл сдыхает, хватит еще минут на десять.
   - Понятно, Гриф, - щека Гувера на мгновение дернулась, а в глазах мелькнула тень волнения, но он быстро взял себя в руки: - Рулевой, экстренное снижение, готовимся к аварийной посадке.
   Дирижабль неожиданно вздрогнул всем корпусом, а его крен на нос увеличился, заставив меня схватиться за проделанный к стене поручень. Орудия резко смолкли, а за передним стеклом гондолы я отчетливо увидел приближающуюся к нам какую-то темную массу.
   Дальше помню плохо. Меня швырнуло куда-то в угол, затем стекло гондолы лопнуло с пронзительным хлопком, и внутрь полетели куски дерева, обломки веток. Один из таких обломков словно копье пробил насквозь грудь нашего рулевого, утащив его тело вслед за собой, куда-то вглубь гондолы. Все это сопровождалось диким треском и противным скрежетом сминаемого металла. Куда делся капитан я не заметил, но надеялся, что он пока еще жив. Мне же оставалось только скорчиться в углу и, закрыв голову руками, молится всевозможным богам, изредка поминая Арагорна и Наблюдателя не совсем благодарными словами.
   Удар о землю был на удивление не слишком силен, хотя в первый момент создалось такое ощущение, что об меня решил притормозить "Камаз", - дух выбило напрочь. Несколько минут я лежал неподвижно, не веря тому, что все еще живой и вслушиваясь в буквально-таки звенящую тишину, нарушаемую только постукиванием капель дождя об израненный корпус гондолы и редким поскрипыванием ее искорёженных конструкций, затем осторожно поднялся на ноги. Похоже долетались.
  
   Глава 6.
  
   Туман густым киселем упал на лес, превратив окружающие деревья в причудливых монстров тянущих свои изогнутые лапы к усталым путешественникам. Поднявшееся над горизонтом светило бледным пятном висело где-то среди ветвей, практически не согревая. Изредка по верхушкам деревьев пробегал легкий ветерок, заставляя их пригибаться, обрушивая со своих ветвей на землю противную изморось.
   Гондола дирижабля врезалась в склон горы, свалила несколько деревьев и, разломившись на несколько частей, замерла причудливой грудой металла. От шара остался лишь несколько кусков ткани, запутавшихся в кронах деревьев и трепещущих на ветру, словно полотнища гигантских флагов.
   Выжившие в крушении члены экипажа, копошились среди обломков, вытаскивая тела погибших товарищей или пытаясь спасти хоть что-нибудь ценное. К сожалению, с каждой минутой сделать это становилось труднее, так как внутри полуразрушенной гондолы вспыхнул огонь, который разгорался все сильнее и сильнее, а попытки его потушить ни к чему не приводили.
   Адрия Сагер сидел рядом с поваленным стволом дерева, над которым Баркин с Лексом сделали некое подобие навеса из куска обшивки гондолы, отрешенно наблюдая за происходящим. К счастью все пассажиры "Тракнии" отделались лишь легким испугом, да ушибами, так что среди них он был единственным серьезно пострадавшим. К последствию легкого сотрясения, полученного им во время урагана, добавился ушиб голени и еще один удар головой о столик в каюте. Как результат: на ногу наступать можно было с большим трудом, голова болела, в ушах постоянно позвякивали маленькие колокольчики, а сознание изредка "плыло", погружая Сагера в состояние короткого беспамятства. Постоянно клонило в сон, и молодой ученый с трудом перебарывал желание рухнуть в сырую траву. Иногда к нему подходил Баркин интересовался о самочувствии и, убедившись, что все в порядке, вновь спешил к обломкам, в надежде отыскать хоть что-то из снаряжения экспедиции и своих вещей. Один раз рядом возник Лекс и, присев на корточки напротив, долго смотрел на него, затем зачем-то показал растопыренную пятерню, поинтересовавшись, сколько на ней пальцев, - к большому удивлению Адрия их оказалось семь. В ответ тот только молча покачал головой и что-то сказал подоспевшему Баркину, волокущему на своем горбу огромный тюк с каким-то барахлом. Гном сбросил груз на землю и, выслушав Лекса, согласно кивнул, указав рукой куда-то в сторону гондолы. Сагер с удивлением смотрел на своих спутников, пытаясь понять, почему они общаются беззвучно и даже хотел спросить об этом гнома, но не усел. Мир перед глазами вдруг завертелся, стал мутнеть, и молодой ученый потерял сознание.
  
   Укрыв Сагера вырезанным из остатков шара куском прорезиненной ткани, Дворкин с кряхтением, поднялся с колен и, посмотрев на стоявшего позади него Баркина , покачал головой.
   -Увы, мой друг, но мои познания в магии, а тем более в медицинской, слишком ничтожны. Глубокую царапину или порез я еще заживить могу, однако тут необходима помощь настоящего целителя, у молодого человека, похоже, сломана нога, да и рана на голове вызывает опасение.
   Он устало вытер ладонью испачканное грязью и сажей лицо, едва успев при этом подхватить соскользнувшие с носа очки и бросив взгляд на застонавшего Адрию, добавил:
   - Впрочем, он человек довольно крепкий, так что особо беспокоиться думаю, не стоит.
   Гном понимающе кивнул и ободряюще похлопал старого друга по предплечью.
   - Не переживай, дружище, ты сделал все что мог, теперь его жизнь в руках богов. Давайте лучше решим, что делать дальше нам?
   - А что тут решать, - сказал сидевший около небольшого костра капитан Гувер. - Считаю, господин Баркин, что нам надо уходить отсюда и как можно скорее.
   Он одним резким движением переломил о колено палку, которой до этого ковырялся в углях и, кинув ее в огонь, посмотрел на гнома усталым взглядом.
   - Возражаю, - подал голос Дворкин. - Господину Сагеру нужен покой. Думаю, что нам лучше остаться тут и начать обустраивать лагерь. К тому же, - он нравоучительно воздел указательный палец вверх, - здесь нас проще будет отыскать спасательной экспедиции.
   - Нападавшим нас тут будет проще отыскать, - буркнул капитан в ответ. - И поверьте мне, господин ученый, они найдут нас куда быстрее чем возможная экспедиция, которая если и отправится на наши поиски, то ни как не раньше чем через пару месяцев.
   - Но, - Дворкин явно хотел что-то возразить, однако бросив взгляд на угрюмое лицо Гувера, замолк и вопросительно посмотрел на стоявшего рядом гнома.
   - Я вполне согласен с капитаном, - неожиданно вмешался в разговор Лекс, до этого времени стоявший чуть в стороне от костра и что-то внимательно рассматривающий в вершинах деревьев. - Причем делать это надо как можно быстрее.
   - Что-то заметили? - покосился на него Гувер.
   - Не уверен, - в голосе Лекса сквознули нотки сомнения. - Просто видел пару подозрительных птичек в небе.
   - Понятно, - капитан резко поднялся на ноги и, повернувшись к троим выжившим матросам, скомандовал: - Ланк, Дорс, подготовьте носилки для господина Сагера. Уитни, помоги остальным господам собраться, выходим через полчаса. Господин Лекс, - он поднял лежащую рядом винтовку и кинул ее проводнику, - построите на страже?
   Тот ловко поймал оружие, с явным интересом во взгляде повертел ее в руках и, повесив через плечо стволом вниз, коротко кинул. Развернувшись, он неторопливым шагом направился в сторону стоявшего неподалеку разлапистого дерева и вдруг одним прыжком оказался среди ее ветвей, быстро скрывшись в густой кроне.
   Дворкин почувствовал, как его челюсть непроизвольно устремилась вниз. Он посмотрел на Баркина обалдевшим взглядом, но тот только пожал плечами и с невозмутимым видом отправился собирать свои вещи. Историк пару минут в нерешительности топтался на месте, растерянно наблюдая за развернувшейся вокруг суетой, затем вздохнул и последовал примеру друга.
  
   Эндрис Варк раздраженно откинул письмо в сторону и, нервно дернув бровью, рванул тесный воротник форменного комзола. Золотистая пуговица стукнулась о мраморный пол и легонько подпрыгнув, скрылась где-то под столом. Рассеяно проводив ее взглядом Варк тяжело вздохнул, подумав, что если уж что-то пошло не так, то через некоторое время начинает сыпаться все. Сперва дикая выходка сына, грозящая крупными неприятностями, затем вызов в столицу и неприятный, полный непрозрачных намеков, разговор с кардиналом. Теперь еще это письмо от его человека в совете.
   "Господин Варк, спешу вам сообщить, что в верховную канцелярию поступило требование некоего господина Авикса, о более тщательном расследовании обстоятельств гибели семьи Элайс. К тому же этот господин просит оказать помощь в поиске сестер Элайс и пересмотре дела об отчуждении имущества семьи в пользу государства за неоплаченные долги. Ходят слухи, что этот самый Авикс был лично принят канцлером и тот согласился ему помочь...".
   Эндрис поднялся из-за стола и, заложив руки за спину, несколько минут ходил по кабинету, растерянно рассматривая выложенную на полу разноцветную мозаику. Пересмотр дела грозил крупными неприятностями, причем не только ему, но и весьма нужным влиятельным людям. Император очень не любил когда кто-то наживался на смерти его людей, - такие уж у молодого властителя были принципы. Этим он явно пошел не в отца. Тот для достижения своих целей шел буквально по головам верноподданных, причем порой по их отрубленным головам и сквозь пальцы смотрел на подобные деяния остальных. Варк снова вздохнул и, замерев у окна, отодвинул тяжелую портьеру, окинув рассеянным взглядом полупустую площадь перед канцелярией. Дела принимали не очень хороший оборот. Ведь если докопаются до истинных причин катастрофы, в которой погибла не только семья Элайс, но и несколько других влиятельных господ, то это может бумерангом отразиться и на его карьере. Кардинал уж точно подобного случая не упустит. Щека Варка нервно дернулась. Вся загвоздка в сестрах, не будь их, ни кто не стал бы ворошить прошлое. Впрочем, еще не все потерянно. О том, что девочки живы, знают лишь несколько человек. Эндрис плотно сжал губы и, вернувшись к столу, опустился в кресло, устало откинувшись на его спинку. Следовало еще раз всё хорошенько обдумать, взвесить все "за" и "против", а не рубить с плеча. К тому же младшая довольно ценный экземпляр и жалко без толку расходовать такой материал, - еще бы пару годиков, чтобы плод дозрел. Да и для старшей можно найти применение, тем более что девчонка довольно сильна, - очень сильна, главное ее обуздать. Хотя вот с этим как раз и могут возникнуть определенные проблемы. Сынок постарался сделать все возможное и невозможное, чтобы она возненавидела их семью. Конечно в открытую она этого не показывает, но когда он видел ее в последний раз, то ясно почувствовал клокочущую внутри нее злость. Теперь вся ее верность держится лишь на осознании того факта, что благополучие ее сестры полностью в его руках. Стоит только ей выкинуть что-нибудь и та сразу же окажется в ближайшем борделе или канализационной яме с перерезанным горлом. Ситуация...Варк раздраженно пробарабанил пальцами по подлокотнику кресла.
   - Господин прокурор, к вам стац-советник Ривз.
   Эндрис вынырнул из "пучин" раздумий и вопросительно посмотрел на осторожно заглядывающего в приоткрытые двери секретаря, рассеянным взглядом.
   - Стац-советник, - повторил тот.
   - Господин Ривз? Конечно же, зови.
   Секретарь кивнул и, широко распахнув двери, склонился в почтительном поклоне, пропуская внутрь невысокого пожилого мужчину в дорогом костюме.
   - Господин советник, - Варк поднялся из-за стола навстречу. - Проходите, садитесь, что привело вас...
   - Давайте без этого, господин Варк, - резко прервал его вошедший, поморщившись. - Вы и так прекрасно догадываетесь о причинах моего визита.
   Эндрис понимающе кивнул.
   - История с вашей дочерью.
   - Вот именно. Я пришел узнать, есть ли какие подвижки в деле?
   -О да, господин советник, имеются и большие. Мало того, можно сказать, что дело практически раскрыто.
   - Неужели?
   Варк подошел к стоявшему позади стола шкафу и, достав с полки нужную папку, протянул ее Ривзу. Тот бросил на него быстрый взгляд и, отодвинув стоявший у стола стул, опустился на него, принявшись быстро перелистывать страницы дела.
   - Как видите, мы выяснили, кто изнаси...- Густые брови Ривза сошлись к переносице, заставив Варка сбиться и прокашлявшись, продолжить: - Извините. Мы выяснили, кто напал на вашу дочь. Это некий Уврий Штрыба - двадцать три года, в город приехал из деревни после смерти родителей. Последнее время постоянной работы не имел, пару раз привлекался за мелкие кражи, один раз за драку, но в принципе ничего серьезного.
   - И что же сподвигло этого юнца на подобное преступление? - хмуро поинтересовался советник.
   - Кто знает, - пожал плечами Эндрис, опускаясь в свое кресло. - Возможно, просто был пьян.
   - Ясно. Надеюсь, его уже поймали?
   Варк несколько минут молчал, не обращая внимания на пронзительный взгляд своего собеседника, в котором с каждым мгновением все сильнее разгорались огоньки гнева, затем отрицательно покачал головой.
   - К сожалению - нет. Увы, ваша дочь дала нам слишком мало зацепок и когда мой люди вышли на его след, выяснилось, что Урвий Штрыба покинул территорию нашего государства. Мы опоздали буквально на пару дней.
   - Господин прокурор, - Ривз резко поднялся и, опершись руками о стол, сверху вниз посмотрел на Варка, - вы должны поймать этого подонка, просто обязаны!
   - Но что я могу сделать? - развел руками Эндрис. - Я всего лишь прокурор небольшого городка. Могу лишь порекомендовать обратиться в столицу лично к его преосвященству, его паладины действуют ...
   - Перестаньте, господин Варк, - стукнул кулаком по столу Ривз, заставив упасть стоящую на нем небольшую фарфоровую статуэтку демона. - Я достаточно наслышан о ваших связях с темной ложей и думаю, что при желании вы можете мне помочь.
   - Возможно, - криво усмехнулся Эндрис, поднимая глаза на советника. - Только готовы ли вы заплатить нужную цену?
   В кабинете неожиданно потемнело, словно свет окна закрыла чья-то незримая тень, а глаза прокурора заполнила багровая мгла, заставившая Ривза невольно отшатнуться.
   - Да...- наконец выдавил он. - Любые средства, главное чтобы этот гад понес заслуженную кару.
   - Ну хорошо.
   Варк открыл ящик стола и, вынув из него белоснежный кристалл тлантира размером с кулак, положил его перед собой. Проведя над ним левой рукой, он на распев произнес заклятие активации, заставившее тот замерцать ярко-синим светом. Некоторое время ничего не происходило, затем посереди кабинета возникла легкая дымка, которая тут же уплотнилась, превратившись в полупрозрачную человеческую фигуру в просторных одеждах. Голову незнакомца скрывал широкий капюшон, открывая взору лишь тяжелый подбородок, украшенный короткой седой бородой. Эндрис поднялся со своего места и, встав напротив фигуры, приложил ладонь правой руки к груди, коротко поклонившись.
   - Рад видеть вас, энрарх.
   Голова незнакомца легонько качнулась вверх-вниз, однако в ответ он не произнес ни звука.
   - Хочу просить вас отыскать одного человека, дабы он понес заслуженное наказание.
   Снова легкий кивок.
   - Послушник прибудет вечером, - раздался из-под капюшона тихий голос и тут же образ энрарха расплылся клочками тумана, которые медленно таяли в воздухе.
   - Это...это, - наконец смог выдавить из себя Ривз, все время просидевший с ошарашенным видом.
   - Глава ордена "Сумречных", - кивнул Варк, с легкой улыбкой смотря на растерянного советника. - Думаю теперь-то, господин Ривз, вы понимаете, во что хотите ввязаться. Подумайте, время отказаться еще есть. Сумречники дорого берут за свои услуги...очень дорого.
   - Плевать, - упрямо бросил Ривз. - Моя дочь опозорена....Просто скажите, сколько вам надо денег и поверьте, через пару часов они у вас будут.
   - Деньги. - Варк усмехнулся и, подойдя к окну, плотно задернул приоткрытую штору. - Что деньги, господин Ривз - тлен и обманчивое ощущение могущества. Моя цена будет несколько другой.
   Он резко развернулся, а его глаза вновь заполонила багровая мгла.
   - Вытяните руку вперед, советник.
   - Зааачем, - дрожащим голосом спросил тот, пытаясь подняться с кресла и ощущая неожиданную слабость в ногах, заставившую его буквально рухнуть обратно.
   - Чтобы расплатиться.
   Ривз покорно вытянул руку, непроизвольно поморщившись, когда острый край перстня Эндриса, полоснул его по ладони. Рана тут же заполнилась кровью, которая вдруг стала собираться в шар, увеличивающийся с каждой секундой. Достигнув размера крупного яблока, шар вдруг стал видоизменяться, пока не превратился в карикатурное подобие человека. Кровяной человечек ловко перепрыгнул на протянутую Варком руку, а рана на ладони советника тут же затянулась.
   - Ну вот и все, - сказал Эндрис, возвращаясь на свое место и ссаживая "человечка" в небольшую баночку, которую тут же убрал в ящик стола. - Будьте уверены, господин Ривз, что насильник вашей дочери получит по заслугам.
   Он пристально посмотрел на своего собеседника, лицо которого покрывала мертвенная бледность, а его черты неестественно заострились, сделав похожим на пугающую маску. Тот несколько минут сидел неподвижно, затем с заметным трудом поднялся и, проведя ладонью по лбу, медленно, словно преодолевая какое-то невидимое сопротивление, направился к двери.
   - Да, господин советник, чуть не забыл..., - бросил Варк вслед, прищелкнув при этом пальцами. - Думаю, у меня для вашей дочери найдется прекрасная партия. Надеюсь, вы не против моего сына?
   Ривз замер на месте и, не поворачиваясь, выдавил из себя сиплым голосом:
   - Как будет угодно...хозяин.
  
   Ствол винтовки то и дело заезжал мне куда-то под колено. В конце концов, мне это надоело и я, остановившись, принялся регулировать ремень, одновременно продолжая мониторить окружающее пространство. Пока все было тихо. Пару раз над верхушками деревьев проносились какие-то тени, но что это такое разобрать было практически невозможно. Оставалось только надеяться, что неведомый враг удовольствовался подбитым дирижаблем и оставил выживших на произвол судьбы.
   Пустись он в погоню и не думаю, что наш маленький отряд смог бы оказать хоть какое-то серьезное сопротивление. Более чем за полдня пути по нехоженому лесу все вымотались и устали, так что мои спутники уже не шли, а в буквальном смысле плелись, спотыкаясь практически на каждом шагу. Короткие остановки на передышку уже не помогали. Даже вечно балагурящий крепыш гном и тот выглядел каким-то согнувшимся и понурым, что уж тут говорить о бедолаге историке. Дайк буквально тащил профессора на своих плечах, хотя у самого вид был такой, что краше в гроб кладут. Более менее крепилась команда дирижабля, но даже в сравнении с ними я выглядел просто бодрячком. И все же усталость давала о себе знать: ноги гудели, спина ныла, а лицо онемело и припухло от постоянных укусов мошкары. Хорошо еще на нашем пути попалась небольшая, но довольно бурная речушка, вдоль берега которой лес был не столь густым, а порою растительность вообще сходила на "нет", и наш путь пролегал по широким каменистым косам. Идти стало легче. К сожалению, продолжалось это недолго, берега стали топкими и пришлось вновь углубляться в лесную чащу.
   Я вздохнул и растеряно потер натертое ремнем плечо. Самозарядная винтовка Барклада (так полностью называлось переданное мне капитаном оружие) была раза в два тяжелее того же "калаша" который я в свое время вдоволь натаскался в армии. Навскидку в ней было килограммов шесть, если не больше, так что плечо она оттягивала порядочно. Конечно, я бы вполне обошелся без нее, но, во-первых, какой настоящий мужик не любит повозиться с оружием, а во-вторых, его тяжесть за плечами все же придает дополнительную уверенность в собственных силах.
   Я закинул винтовку на плечо и, бросив последний взгляд во все еще хмурившееся небо, поспешил вслед за своими спутниками. Следовало уговорить капитана остановиться и разбить лагерь. Люди были измотаны в конец, и дальнейшее наше продвижение наугад было просто бессмысленно. От места катастрофы мы уже удалились на порядочное расстояние и если за нами не следили, то отыскать сейчас будет затруднительно. Теперь нужно было остановиться и провести рекогносцировку, чтобы хоть примерно понять, где мы находимся. Гувер захватил с дирижабля уцелевшие навигационные инструменты, что-то типа морского секстанта и еще какой-то непонятной мне фиговины, с помощью которых обещал приблизительно вычислить наше местоположение. Следовало только дождаться ночи и молить богов о чистом небе. К тому же день уже перевалил далеко за середину, и пока разберемся с обустройством лагеря, как раз начнет темнеть.
   Гувер шагал вслед за шедшим впереди матросом, который изредка останавливался и принимался работать небольшим топориком на длинной ручке, прорубая дорогу в особо плотном сплетении ветвей или кустарнике. Я обогнал наш небольшой отряд и, пристроившись сбоку от капитана, коротко кашлянул, привлекая его внимание.
   Тот посмотрел на меня усталым взглядом и вскинул руку вверх, приказывая остановиться.
   Этот приказ вызвал вздохи облегчения, особенно у матросов несущих раненого Сагера. Аккуратно пристроив самодельные носилки с все еще находящим в беспамятстве ученым под раскидистым кустом, они буквально попадали на землю рядом с ними. Гном, бросил свои тюки и завалился прямо поверх них, а Дворкин даже не стал выбирать себе место, рухнув прямо там, где стоял. Оглядевшись, он остановил свой взор, на довольно подозрительном, на мой взгляд, возвышении земли и видимо решив устроиться со всеми удобствами, улегся головой прямо на него. Я только озадаченно хмыкнул и замер в предвкушении. Через пару секунд выражение блаженства слетело с лица историка и он, шустро вскочив на ноги, с дикими воплями принялся носиться вокруг нашей спонтанной стоянки, хлопая себя ладоням по всем возможным частям тела. Вслед за ним с причитаниями устремился Дайк, который явно не понимал, что происходит с его хозяином. Остальные некоторое время недоуменно наблюдали за этой беготней, не понимая как на это реагировать. А вот я уже не мог скрыть идиотской улыбки, упорно наползающей на мою физиономию. Сидевший неподалеку гном покосился в мою сторону и, поднявшись на ноги с натужным кряхтением, доковылял до "места приземления" незадачливого ученого. Бросив взгляд на изрядно помятую возвышенность, обильно покрытую сухими веточками и листьями, он неожиданно звонко расхохотался. Найдя в траве палку, он ткнул ей в помятую кучу, затем продемонстрировал остальным ее улепленную маленькими черными телами поверхность. Через минуту над нашим отрядом стоял дружный гогот.
   - Да уж, жилище лесных муравьев не самая лучшая подушка, мой друг, - сказал он, отсмеявшись, наконец-то остановившемуся Дворкину. - Я, конечно, знаю о твоем увлечении всяческими букашками, но как-то не думал, что ты испытываешь к ним столь теплые чувства, что даже решишь лично наведаться в гости. Правда, они этот визит явно не оценили.
   - Я не специально, - буркнул профессор, взъерошивая свою шевелюру и одновременно отплёвываясь. - Это все от усталости, - он вздохнул. - А кочка такой мягкой казалась.
   - Бывает, - с сочувственным выражением лица кивнул гном, с трудом пряча улыбку в бороду. - К тому же говорят, яд лесных муравьев полезен, особенно для цвета лица. Оно у тебя вон как раскраснелось.
   - Врут, - отмахнулся историк, высовывая язык и соскребая с него приклеившееся мертвое тельце бедного насекомого.- Даже в руот попули, - пояснил он жалобным голосом. - Невкусно.
   Это вызвало новый взрыв смеха.
   Стоявший рядом со мной капитан, прислонившись плечом к стволу дерева, с улыбкой наблюдал за происходящим, но вдруг посерьезнел и, хлопнув меня по плечу, жестом предложил отойти в сторону.
   - Вы что-то хотели мне сказать, господин Лекс? - спросил он, едва мы удалились на десяток метров от стоянки.
   Я отрицательно мотнул головой.
   - Ничего секретного, просто хотел предложить разбить лагерь. Люди устали и если мы сейчас не остановимся, то просто начнут валиться с ног. Да и с местоположением надо немного определиться, чтобы понять, куда двигаться дальше, а то как бы не пришлось возвращаться.
   - Согласен, - не стал возражать Гувер, - сам об этом уже подумывал. Карты, слава богам, сохранились, теперь осталось дождаться звезд. - Он посмотрел вверх, где среди вершин разлапистых деревьев виднелось мутное небо, и добавил: - Надеюсь, что к ночи прояснится.
   Я понимающе кивнул.
   - Впрочем, в сторону я отозвал вас не для этого, - продолжил он. - Спрошу прямо, вы один из бывших имперских сундунов?
   Имперские сундуны? Это еще кто такие? Я постарался придать своему лицу невозмутимое выражение, не зная как реагировать на сказанное, а вслух поинтересовался:
   - Почему вы так решили?
   - Просто мне как-то мне посчастливилось попасть во дворец и там несколько воинов из личной гвардии императора демонстрировали свое искусство. Так вот, один из номеров заключался во взбирании на крепостную стену - очень похоже на то, что вы продемонстрировали сегодня утром.
   Я неопределенно повел плечами и отвел взгляд. В конце концов, пусть понимает как хочет, душу свою изливать я не намерен, хотя конечно тут сам виноват - сдурил. Однако информация интересная, выяснить бы еще, что это за сундуны такие. Помнится, в свое время даже многие из моих учеников так и не смогли освоить подобные подъемы. Для этого приходилось входить в состояние ускорения, а на такое был способен один из ста. По слухам подобное могли вытворять и некоторые сумеречники, но за всю свою прошлую жизнь я их так и не встретил, хотя мне всегда было интересно кто же они такие.
   Некоторое время мы с капитаном молчали. Не знаю, что он от меня ожидал, каких признаний, но пауза явно затянулась.
   - Пожалуй, нужно немного осмотреться, - сказал я, чтобы разрядить обстановку. - Тут место не самое удачное для лагеря, попробую пройти вперед, может, попадется что лучше.
   Гувер окинул меня внимательным взглядом и согласно кивнул.
   - Согласен с вами, господин Лекс, только далеко не удаляйтесь.
   - Хорошо, Вернусь где-то через полчаса.
   Я скинул винтовку и протянул ее капитану.
   - Пусть у вас побудет, мне она пока без надобности, да и легче будет.
   - В лесу могут быть хищные звери, - возразил Гувер.
   Я только улыбнулся и, щёлкнув пальцем по торчавшей из-за спины рукояти катаны, сорвался с места, сразу же переходя в режим ускорения. Долго я так конечно бежать не смогу, сказывается давнее отсутствие практики, да и устал порядочно, но все равно смогу пройти куда большее расстояние, чем в обычном темпе.
   Я мчался по лесу, ловко петляя между деревьями и перепрыгивая через различные преграды в виде поваленных стволов, небольших ямок и завалов валежника, а затем мои ноги как-то неожиданно стали ватными и я едва не упал, споткнувшись о так не вовремя подвернувшуюся корягу. Пришлось переходить на обычный темп, а затем останавливаться и ругать себя за дурацкую идею, в которой было больше выпендрежа, чем логики, - мог бы спокойно пройтись по лесу обычным шагом. Надо признаться, что и в прошлой своей жизни ускорение дольше семи минут давалось мне с заметным трудом (правда, я мог его повторить после минутного передыха), а уж сейчас тем более. Я явно переоценил свои силы, за что и расплачивался. Сердце бухало в груди как оглашенное. Я прислонился плечом к стволу ближайшего дерева и несколько минут стоял так, ожидая пока оно успокоится. Судя по всему старею, причем во второй раз. Я нервно хохотнул, затем глубоко вздохнул и огляделся. Судя по хорошо ощущаемому наклону земли, я находился на склоне небольшой горы, чья вершина уже просматривалась среди деревьев, так как лес впереди стал ощутимо реже. Вот и хорошо, лучшего места для рекогносцировки не придумаешь, к тому же всегда интересно, что находится по другую сторону. Я усмехнулся своим мыслям и уже шагом направился вверх по склону. Несмотря на кажущуюся близость вершины подниматься пришлось минут десять, но зато добрался я туда я без каких-либо приключений. Растительности здесь практически не было, если не считать редкого кустарника, зато под ногами захрустел мелкий камень. По другую сторону холм резко обрывался, обнажая серый сланец и уходя вниз отвесной стеной. Я осторожно приблизился к краю и, бросив взгляд вниз, тихонько присвистнул. Метров тридцать тут было точно, если не больше. Я бросил взгляд в обе стороны, однако в пределах видимости тянулась все та же отвесная скала. В паре мест обрыв становился более пологим, но не слишком. В любом случае, без веревок и специального снаряжения тут делать нечего. Придется возвращаться в лагерь и сообщить своим спутникам не очень радостные новости, а уж потом решать, что делать дальше: идти назад, топать в обход, или же рискнуть и попробовать спуститься. Я уже собирался в обратный путь как неожиданно мой взгляд зацепился за видневшиеся внизу среди деревьев развалины каких-то строений. Я озадаченно хмыкнул и принялся уже более внимательно всматриваться в раскинувшийся внизу лес, с каждой минутой находя все больше признаков некогда существовавшего здесь города. Очертания строений едва угадывались, ибо от многих остались только полуразрушенные стены поросшие мхом и густо покрытые какими-то вьющимися растениями. Появилось желание спуститься и рассмотреть все поближе, но я быстро подавил в себе праздное любопытство. Времени прошло уже больше чем полчаса и следовало спешно возвращаться назад, пока капитан не отправил кого-нибудь на мои поиски. Я еще раз окинул раскинувшееся по другую сторону горы лесное море, мельком отметив в качестве возможного ориентира, видневшиеся вдалеке горные кряжи и принялся спускаться. Надо сказать, что давалось это куда с большим трудом, чем подъем. Ноги постоянно скользили на все еще влажной траве, и приходилось постоянно хвататься за ветви деревьев, чтобы не упасть. И все же один раз я не удержался и, приземлившись на "пятую точку", проскользил несколько метров по склону, затормозив ногами о ствол поваленного дерева. Чертыхаясь я уже собирался подняться, как вдруг моя рука уперлась во что-то плоское, твердое и явно рукотворное. Подцепив это пальцами, я осторожно извлек из травы небольшую проржавевшую и потемневшую от времени металлическую пластину. Судя по всему, некогда она была овальной формы, но теперь превратилась в нечто корявое и почти бесформенное, так что оставалось только гадать что это такое. Повертев ее в руках и озадаченно хмыкнув себе под нос, я уже хотел выкинуть ржавую железяку, но тут мой взгляд зацепился за идущие по краю едва видимые буквы.
   "....ема..ая имп... ерия Арании ...ий квад...Во...ву..ла... айся...ри"
   Ржа постаралась на славу и слова пестрели пробелами, но мне это было уже неважно. Я понял, почувствовал, что там написано: " Семнадцатая имперская энтерия Арании. Третий квадрант. Во славу Акмила. Сражайся или умри".
   Не может быть! Я буквально взлетел назад на вершину и впился глазами в разрушенный город. Я знал это место, черт побери! Знал! Мало того, подобная пряжка хоть и недолго, но украшала мой плащ. Третий квадрант Аранийской империи некогда практически полностью был уничтожен таинственными некроводами, а из всего его состава удалось спастись лишь единицам. К счастью, я был в их числе.
   Как же давно это было. Я грустно усмехнулся. Тогда мы с Дарниром, Ри и Таиль поступили на службу к имперцам, дабы добраться до своей цели. Кто ж знал, что нам суждено попасть в подобную мясорубку. Я вздохнул.
   Артангель - вот как назывался тот город, чьи развалины лежали сейчас внизу передо мной. А это означало, что горы вдали были Карголымской грядой, сплошной стеной протянувшейся от Зеленого моря до Кармонерского залива. Что ж, примерный маршрут теперь был ясен, только вот оптимизма мне это как-то не внушало, слишком уж я хорошо помнил свой поход по этим местам с остатками квадранта. Из двадцати трех воинов выживших в бою с некроводами до гряды добрались только четверо. Я практически ласково погладил ржавую пряжку и бережно сунул ее в карман рубашки, зябко поведя плечами. Ветер тут ощущался куда сильнее, чем в лесу. Да и к вечеру наверняка похолодает, погода вон и не думает улучшаться. Я с тоской посмотрел в хмурившееся небо, после утреннего дождя одежда была еще влажной, а мокнуть по-новому не было никакого желания. Следовало срочно раздобыть какую-нибудь куртку, иначе только насморком не обойдешься, а от банально простуды порой никакие супер-пупер умения не помогают, - уже проверено. Еще раз окинув взглядом практически поглощенный лесом город, я неспешно стал спускаться с горы, но хлесткий звук винтовочного выстрела, донесшийся с той стороны, где остались мои спутники, заставил меня замереть. Еще один и еще, затем более тихий щелчок пистолетного. Черт, неужели кто-то все же нас смог выследить!? Я на всякий случай проверил, хорошо ли катана выходит из ножен и, набрав полную грудь воздуха точно перед прыжком под воду, сорвался с места.
  
   Глава 7.
  
   Самобег шустро бежал по проселочной дороге, поднимая вслед за собой клубы пыли. Эндрис Варк задумчиво смотрел на проносящийся мимо сельский пейзаж, порой морщась от противного запаха горючего, которым, как ему казалось, просто-таки была пропитана тесная пассажирская кабина. Прокурор не жаловал эти новомодные самобеглые повозки, но желания трястись по жаре в открытой двуколке, глотая дорожную пыль, было еще меньше, - приходилось терпеть. Тем более, что последние новости из дворца не особо радовали и вновь откладывать поездку к матушке Градис было бы огромной глупостью. Верный человек сообщал, что таинственный господин Авикс все же добился аудиенции у императора, а так же смог его убедить дать обещание вернуть дочерям Элайса титул и хотя бы часть собственности. Но хуже всего было то, что император согласился начать тщательное расследование катастрофы. Слава богам все эти обещания были даны с одной небольшой оговоркой: Авикс должен был представить хотя бы одну из девочек лично императору на ежегодном осеннем бале. Это давало достаточно времени, чтобы подчистить нежелательные "хвосты", но затягивать с этим все же не стоило. О возможностях и связях этого Авикса было практически ничего неизвестно, а пансион Градис был не особо надежным местом. Так что следовало наконец-то избавиться от груза прошлого, причем сделать это раз и навсегда. Варк вздохнул, откинулся на сиденье и, переплетя пальцы рук, с хрустом потянулся. Его глаза на миг налились багровой тьмой, а по губам скользнула хищная улыбка.
   Старшой дочкой и Шрыбой займутся сумречники, а вот младшую придется взять на себя...
   Тем временем самобег миновал тянущуюся вдоль высокого кирпичного забора тенистую аллею и, свернув в широкие открытые ворота, остановился рядом с высоким крыльцом приземистого трехэтажного дома. Эндрис бросил взгляд в окно и, заметив стоявшую на крыльце русоволосую девочку, быстро провел ладонью по лицу, сгоняя с него гримасу хищника. Распахнув дверцу, он вылез из самобега и с ласковой улыбкой приобнял подбежавшую к нему девочку.
   - Рад видеть тебя, красавица. А ты все хорошеешь.
   Щеки девочки покраснели и она, отстранившись, потупила глаза. Варк мысленно вздохнул. Девчонка и правда грозилась со временем превратиться в красивую женщину. Ей было всего четырнадцать, но уже сейчас она могла похвастаться тонкой талией, миловидным точеным личиком и довольно большой грудью, чьи очертания под тонким шелком легкого платьица невольно притягивали взор.
   - Господин граф, рада вас видеть.
   Эндрис поднял голову и, окинув взглядом стоявшую на крыльце высокую худощавую женщину в темно-синем платье, коротко кивнул.
   - Я тоже рад, госпожа Градис.
   Он перевел взгляд на сестру Гаи.
   - Нея, садись в самобег, а я пока переговорю с госпожой настоятельницей.
   Девочка радостно кивнула и, подхватив стоявшую у ног небольшую сумку, нырнула внутрь машины. Варк осторожно притворил за ней дверь и неспешно поднялся на крыльцо.
   - Может, пройдем ко мне в комнату? - поинтересовалась женщина.
   - Нет времени, - покачал головой Эндрис. - К четырем мне нужно быть в городском совете. Надеюсь, вы все подготовили?
   - Да, магистр.
   Настоятельница протянула ему небольшой сверток.
   - Здесь все ее документы. Оставшиеся личные вещи уничтожим сразу после вашего отъезда, а в комнате проведем ритуал очистки. Хотя лично я считаю это излишним риском.
   - Ваше мнение меня не интересует, - буркнул граф, скривив рот в презрительной ухмылке. - Выполняйте и поменьше вопросов.
   Он резко развернулся, чтобы спуститься с крыльца, но пройдя пару ступенек, остановился и, не поворачивая головы, бросил:
   - Госпожа Градис, прошу вас твердо запомнить: Неи Элайс в вашем пансионе никогда не было. Слышите меня: ни-ко-гда.
   Не оглядываясь и не дожидаясь ответа, он сбежал по лестнице и, подойдя к самобегу, распахнул дверь. Забравшись внутрь, Эндрис уселся рядом с Неей, которая со скучающим видом изучала набалдашник его оставленной в кабине трости. Улыбнувшись встрепенувшейся девочке, он приоткрыл небольшое окошко в отделяющей от кабины водителя перегородке и приказал ехать. Самобег дернулся и покатился по дороге, медленно набирая ход.
   - Дядя Эндрис, а куда мы едем? - поинтересовалась Нея, едва Варк откинулся на спинку сиденья.
   - Как, разве госпожа Градис тебе ничего не сказала? - Эндрис постарался придать своему лицу удивленное выражение.
   - Нет, - замотала головой девочка.
   - Ну, значит это будет сюрприз...
   Глаза его спутницы вспыхнули огнем любопытства.
   - Но дядя Эндрис, я ведь с ума сойду от нетерпения. Ну, скажите. Пожалуйста...пожалуйста.
   Варк сделал вид что замялся, словно нехотя говорить и портить сюрприз, но посмотрев на сгорающую от нетерпения девочку, махнул рукой.
   - Ладно, скажу. Твоя сестра возвращается на неделю в город и хочет побыть это время с тобой.
   - Гая!! - Нея подпрыгнула на сиденье и захлопала в ладоши. - Дядя, Эндрис неужели я ее увижу.
   - Конечно же увидишь.
   Граф с улыбкой посмотрел на свою спутницу, подумав, что в какой-то степени он ее совсем не обманывает, - сестры действительно вскоре встретятся на равнинах смерти.
   - Кстати, - он бросил быстрый взгляд в окно, - на самом деле Гая ждет нас тут неподалеку у реки.
   - У реки? - девочка удивленно посмотрела на графа, но тот только пожал плечами.
   - Не захотела ехать в приют, сказала, что лучше дождется нас на берегу. Впрочем, тут недалеко.
   Он вновь приоткрыл окошечко в кабину водителя.
   - Тарок, не пропусти поворот.
   - Будет сделано, господин Эндрис, - донесся оттуда хриплый бас, заставивший невольно Нею поморщиться, - голос был крайне неприятным.
   Повинуясь приказу графа, машина повернула в сторону протекавшей неподалеку речушки и, проехав через небольшую рощицу, замерла неподалеку от обрывистого берега.
   Девочка буквально прилипла носом к стеклу, видимо в надежде увидеть ожидавшую их сестру, однако берег естественно был пуст.
   - И где Гая? - растерянно спросила она.
   Варк пожал плечами и, придав лицу озабоченное выражение, вылез из самобега. Обойдя вокруг него, он вновь остановился у открытой двери и несколько раз громко позвал Гаю, затем повернулся к Нее.
   - Пройдусь по берегу, может отошла куда.
   - Подождите, дядя Эндрис, я с вами.
   Девочка ловко выпрыгнула из самобега, даже не воспользовавшись для спуска прикрепленными к порогу двери небольшими металлическими ступеньками. Заметив удивленный взгляд своего опекуна, она на миг виновато потупила глаза, затем шаловливо улыбнулась и, оглядевшись, решительным шагом направилась к берегу. Варк дернул головой и, озадаченно хмыкнув, направился следом, разминая пальцы и начиная сплетать паутину заклятия. Нея остановилась на краю берега и, бросив опасливый взгляд вниз, обернулась к графу.
   - И где будем искать ее, дядя Эндрис?
   - Думаю прямо здесь.
   - Здесь? - девочка растерянно оглянулась. - Но...
   Варк резко выбросил руку вперед, почти с сожалением высвобождая сформированное заклятие. Девочка вздрогнула всем телом, затем ее стала бить крупная дрожь, а в глазах проступил неприкрытый ужас. Она попыталась что-то сказать, но изо рта вырвался лишь сдавленный хрип. На ее лице и руках возникли небольшие темные точки, из которых в сторону графа потянулись тонкие красные нити, с каждым мгновением сплетаясь в воздухе во все более толстый жгут. Дотянувшись до Эндриса он изогнулся словно живой и причудливым поясом обвился вокруг его талии. Неожиданно волосы девочки взметнулись вверх, а их кончики засветились пронзительно белым светом, заставив Варка невольно отпрянуть назад. Ругнувшись, он нервно скрипнул зубами и вновь забормотал формулу, усиливая заклинание. Свечение погасло, тело Неи задрожало еще сильнее, а на платье проступили кровавые пятна. Эндрис облегченно вздохнул и довольно усмехнулся. Судя по всему, он немного просчитался и сила девочки уже начала пробуждаться. К счастью она пока не могла ее контролировать, иначе такое слабое заклинание было бы против нее абсолютно бесполезно. Тем временем лицо девочки охватила мертвенная бледность, а и приоткрытого рта вылетел протяжный стон, словно измученная душа молила отпустить ее из умирающего тела.
   - Рано еще, - пробормотал Варк, несколько ослабляя магическую хватку, и тут произошло нечто непредвиденное. Вокруг девочки вновь вспыхнуло свечение, однако на этот раз оно охватило не только кончики волос, а буквально все тело. Граф почувствовал, как его заклятие разлетается осколками, а его самого в буквальном смысле бросило на землю. Он правда тут же вскочил на ноги, но лишь только для того чтобы увидеть, как тело Неи рухнуло вниз с обрыва. Подбежав к краю, Эндрис некоторое время всматривался в струящиеся внизу мутные воды довольно бурной речушки, затем тяжело вздохнул и, оглядевшись, направился назад к самобегу. Девочка потеряла достаточно крови и находилась практически у врат "долины смерти", - река доделает остальное.
   Подойдя к машине, он достал из кабины свою трость и, резким движением разорвав кровавый пояс, обмотал его вокруг нее. Рубиновые глаза головы демона на набалдашнике полыхнули огнем и она, разинув пасть, с протяжным всхлипом втянула его внутрь.
   - Все, Тарок, возвращаемся! - громко крикнул он, садясь в кабину и захлопывая дверь.
   Машина глухо заурчала двигателем и, выбросив из изогнутой трубы клуб черного дыма, сорвалась с места.
   Едва берег опустел, как из густых кустов неподалеку от того места где стоял самобег поднялся огромный белый волк и два прыжка оказался на краю обрыва. Склонив свою морду, он несколько мгновений что-то высматривал в мутной воде, принюхиваясь и нервно хлестая себя хвостом по бокам, затем резко прыгнул вниз.
  
   Я обогнул лагерь по большой дуге, внимательно вслушиваясь в окружающие звуки, порой переходя на инозрение, однако ничего странного не обнаружил. Было тихо, даже как-то странно тихо. Вся мелкая живность вокруг затихорилась, словно напуганная каким-то хищником. Я некоторое время в нерешительности потоптался на месте, пытаясь все же понять что ту к чему, затем вытащил катану из ножен и, стараясь не хрустеть валявшимися на земле ветками, двинулся к лагерю. Не дойдя около полсотни метров, я наткнулся на одного из матросов, нервно сжимающих в руках винтовку и пристально вглядывающегося в раскинувшиеся перед ним заросли кустарника. Диспозицию надо сказать он выбрал не самую удобную, так как лес просматривался от силы метров на двадцать-тридцать во все стороны, да и парень торчал столбом, даже не делая попытки хоть как-то скрыть своего присутствия. Любой более менее грамотный противник не преминул бы этим воспользоваться, - что ж дураков учат. Я появился у него за спиной, тихонько похлопал по плечу и, едва он начал разворачиваться, несильным ударом в грудь отправил его на землю, одновременно вырвав из рук винтовку. Тот грохнулся на свою "пятую точку" уставившись на меня испуганным взглядом и беззвучно разевая рот, словно выброшенная на берег рыба. Зря я конечно так с ним, но с другой стороны теперь будет начеку, а то пялится в одну точку и даже по сторонам не смотрит, - вояка, блин.
   - Кто стрелял? - спокойным голосом поинтересовался я, грозным взглядом смотря на растерянного паренька.
   - А...а...а.
   - Что, а? - буркнул я, протягивая руку и помогая ему подняться. - Кто стрелял, спрашиваю, или язык проглотил?
   - Я.... мы.... точнее капитан и Дорс, - затараторил матрос. - Я стою, а один как выпрыгнет и сразу на меня, да с таким рыком. Я бежать, а Дорс бах его прямо в прыжке, затем другого, а капитан...
   - Стоп, стоп, - прервал я хлынувший на меня поток слов. - Кто прыгнул, откуда, сколько их было?
   - Не знаю, - замотал он головой.- Я видел троих, но двоих убили точно.
   - Блин, да кого убили-то?
   - Волки, огромные, вот такие, - парень стукнул себя ребром раскрытой ладони в грудь, - я таких никогда раньше не видел.
   Я вздрогнул. Если парнишка не преувеличивает (у страха, как известно, глаза велики), то дела наши не очень хороши.
   - Какой они расцветки?
   - Кто?
   - Волки эти.
   - Ну, такие серые с большими темными пятнами...
   - А задние ноги короче передних.
   Матрос утвердительно закивал.
   - Черт.
   Я скрипнул зубами, сбывались мои самые худшие предположения. Впрочем, день уже клонится к вечеру, а значит, время еще есть, только вот отдыхать практически не придется. И все же следует убедиться, может зря паникую.
   - Займи позицию получше, - бросил я парню, сунув в руки винтовку, - сильно не высовывайся, смотри внимательно по сторонам и слушай лес. Следующий раз это могу быть и не я.
   Юноша насупился, прикусил губу и понимающе кивнул. Вот и хорошо, остается надеяться, что он теперь будет не так беспечен. Я ободряюще хлопнул его по плечу и быстрым шагом направился к месту нашей стоянки.
   Надо сказать, что за время моего отсутствия та приняла более обжитой вид. Была расчищена небольшая прогалинка, по периметру которой уложили несколько сухих стволов, а посередине врыли ямку для кострища. Огонь уже ярко горел и над ним меж двух палок, покачивалась какая-то помятая емкость. Чуть в стороне виднелась пара навесов, под одним из которых расположились носилки с Сагером, рядом с которыми клевал носом Дворкин. Ученый изредка вздрагивал, обводил вокруг мутным взглядом и вновь принимался кемарить. Гувер сидел у дерева, чистя свой пистолет и внимательно наблюдая за "колдующим" над костром гномом, который что-то помешивал палкой в импровизированном котелке. Матросов нигде не видно, видимо в дозоре, как и встреченный мною парень. А так прямо походная идиллия какая-то. Хотя видимо народ просто не представляет что за зверь ворг. Думают, что просто пристрелили пару шальных хищников. Что ж, придется их крупно разочаровать.
   - О, господин Лекс, а вот и вы.
   Капитан аккуратно положил свой разобранный пистолет на расстеленную у ног тряпицу и поднялся мне навстречу.
   -Ну как разведка, нашли что-нибудь интересное?
   - Кое-что, но ничего особо важного, - ушел я от прямого ответа. - А вот у вас тут что произошло? Пальба на весь лес.
   - Ничего такого серьезного, - пожал плечами Гувер. - Просто парочка каких-то зверюг решила попробовать одного из моих парней на зуб, но мы их быстро успокоили.
   - И где они?
   - Кто?
   - Эти звери.
   - Да вон там, - палец капитана указал на толстое, покрытое мхом, накренившееся дерево, чьи корни торчали из земли во все стороны подобно щупальцам какого-нибудь осьминога. - Мы их специально подальше оттащили, а то воняют противно.
   Я понимающе кивнул и почти бегом устремился в указанном направлении. Прямо за указанным деревом находилась небольшая заросшая папоротником ложбинка, в которой я и обнаружил мертвых животных. Пятнистая шкура, уродливые морды с кривыми клыками, темно-синие языки и запах.... тягучий, неприятный. Ворги, - все-таки ворги. Я мысленно выругался и, бросив взгляд на темнеющее небо, вздохнул.
   - Что-то не так?
   Обернувшись на подошедшего Гувера, в глазах которого читалась неподдельная тревога, я спрыгнул с толстенного корня, на котором сидел, рассматривая трупы, и поинтересовался:
   - Капитан, вы знаете, что это за существа?
   - Первый раз вижу, - покачал головой тот. - Однако господин Дворкин говорит, что они похожи на мифических варгов....
   - Воргов, - автоматически поправил я его. - Это их разведчики - искатели добычи. Они обычно ходят тройками и когда находят чем поживиться, наводят на цель остальную стаю.
   - Но этих было только двое.
   - Это меня и беспокоит, - бросил я и, пристальным взглядом посмотрев на капитана, тихим голосом добавил: - Они всегда ходят тройками .
   На лице Гувера появилось понимание.
   - Насколько все плохо? - угрюмо поинтересовался он.
   - Очень плохо. Стая воргов обычно насчитывает не менее пятидесяти особей. К тому же надо учитывать, что эти твари чрезвычайно умны. Их интеллект находится на уровне трех- четырехлетнего ребенка.
   - Ясно, - капитан помрачнел еще сильнее.- Считаете, что нам против них не справиться?
   - А вы сами как считаете? - усмехнулся я.
   - Точно так же, - кивнул тот. - Тем не менее, нужно готовиться к обороне.
   Он развернулся.
   - Подождите, - остановил я его. - Не стоит спешить. Время есть. Эти твари сразу не атакуют. Сперва пошлют еще раз разведчиков, чтобы получше оценить опасность. Произошедшее в лагере - случайность. Те, - я кивнул в сторону ложбинки, - переоценивший свои силы молодняк. К тому же ворги животные дневные и ночью никогда не нападают, так что думаю, до утра у нас время есть.
   - У вас есть какие-то предложения? - покосился на меня капитан.
   Я неопределенно повел плечами.
   - Есть парочка. Во-первых, думаю, нам надо как можно быстрее вернуться к реке. Лес там пореже и можно будет найти достаточно открытое пространство, чтобы те не могли застать нас врасплох. Во-вторых,- начать строить плот.
   - Плот? - удивился Гувер.
   - Да, плот. Ну, или хотя бы попытаться переправиться на другую сторону. Ворги воду не любят и, скорей всего, граница их охотничьих территорий проходит именно по реке. Уйдем за нее - спасемся. Но все же плот лучше.
   - Поясните?
   - Я, кажется, знаю, где мы примерно находимся.
   В глазах капитана мелькнули искорки сомнения. Тем не менее, спрашивать он ничего не стал, а сунув руку за пазуху своего потрепанного мундира, вытащил оттуда сложенную в несколько раз карту и протянул ее мне. Я пристроился на торчащем корне, образующем над землей невысокую дугу и, развернув ее, принялся разглядывать, пытаясь хоть немного сориентироваться. Эта карта довольно сильно отличалась от той, что мне показывали на дирижабле. Во-первых, она была обычная, а не трехмерная, во-вторых, куда более подробная, - нечто подобное носят командиры в своих планшетках. Несколько минут повертев ее в руках туда-сюда, я лишь отрицательно покачал головой. Подобные карты, конечно, не моя стихия, ибо туризмом и ориентированием никогда особо не увлекался, но даже моих познаний вполне хватило, чтобы сообразить, что изображенная на ней местность несколько не та. В ответ Гувер бросил на меня нахмуренный взгляд и, скрывшись за кустами, вскоре вернулся со своей сумкой. Через пару минут предо мной лежало с десяток свитков различной величины. Причем у каждого из них на оборотной стороне крупными синими буквами были сделаны какие-то пометки. Я взял один наугад, развернул и, быстро пробежав глазами, отложил в сторону - мимо, больше половины карты пустыня. На следующем был вообще отображен кусок морского побережья. А вот третья карта меня заинтересовала: Карголымская гряда протянулась из одного ее края до другого, но всё равно это было немного не то.
   - Нужна карта того, что находиться дальше справа, - сказал я, расстилая карту на земле и очерчивая пальцем несуществующую ее часть.
   Гувер на мгновение задумался, затем присел на корточки и, перебрав свитки, протянул мне один из них. Развернув его, я удовлетворенно кивнул, - как раз то что надо. Карголымская гряда, озеро Рионо ( надо же, даже название не изменилось), знакомый Торгуйский тракт, обозначенный почему-то на карте двумя черными линиями...Блин, да неужели? Хотя чему я удивляюсь? Дирижабли, примитивные автомобили и тому подобное, - здешняя цивилизация прочно вошла в технический век...
   - Капитан, это что, железная дорога?
   Гувер бросил взгляд на карту и утверждающе кивнул.
   - Понятно.
   Я мысленно усмехнулся. Вот уж действительно "времена изменились". Раньше на путь из конца в конец тракта уходило несколько месяцев и удовольствие, поверьте, было еще то. Земли вдоль него были населены не особо, а вот различного зверья, странных тварей и просто лихих людей хватало. Хорошо еще гибляки были редким явлением, что собственно говоря, и было основным фактором прохождения тракта по этой территории. В свое время Дарнир попытался навести на нем хоть какой-то порядок, но удавалось это с трудом. И даже под конец моей прежней жизни в этом мире (насколько мне известно) путешествие по нему было связано с приличным риском. Интересно сейчас проехать этот путь на поезде, с комфортом, попивая чаек и предаваясь ностальгическим воспоминаниям. Впрочем, возможно я именно так и поступлю, только вот сперва выбраться надо. Итак: где же мы? Я пробежал глазами по карте. Естественно Артангель тут не отмечен, но известные ориентиры остались. Вот Кантырские топи, через которые пробирались остатки нашего отряда после разгрома имперцев некроводами, вот река, где мы потеряли пятерых бойцов, отбиваясь от преследующих нас карликов. Странный надо сказать народец: ростом мне чуть выше колена, живут под землей роя огромные норы, очень агрессивны. Интересно, они существуют до сих пор или уже вымерли? В свое время нам пришлось сильно проредить их количество, так как они повадились совершать набеги на окраинные поселения Арании. Так, значит мы где-то тут...
   - Да, именно где-то здесь, - сказал я вслух, обводя ногтем кружочек на карте.- Увы, точнее сказать не могу. Но уверен, что река рядом с нами это...- я прищурил глаза пытаясь прочесть название написанное мелким очень шрифтом. - Не...пра.... , Непрада.
   - Уверены? - спросил Гувер, заглядывая мне через плечо.
   Я молча кивнул.
   - Невероятно.
   Я обернулся. Капитан выглядел обескураженным, он взял у меня карту и некоторое время буравил ее взглядом, словно надеясь, что нанесённое на нее изображение чудесным образом смениться на какое-то другое, затем покачал головой.
   - Это просто невероятно, господин Лекс, - повторил он. - Получается, что мы за какие-то полдня полета преодолели несколько тысяч километров.
   - Магия? - предположил я.
   Гувер покачал головой.
   - Не знаю такой, господин Лекс. - В императорских войскам достаточно магов и довольно сильных, но не один из них не в силах перенести боевой аэростат на такое расстояние за столь короткое время. Создание достаточно большого и стабильного портала всегда требует много времени,- порой на это уходят недели.
   В ответ я только пожал плечами, - факт есть факт. Хотя капитан конечно прав, помниться Родарским магам понадобилось довольно много времени, чтобы перебросить нам подмогу, зато через их портал прошла целая армия. Видимо с той поры немногое изменилось. Однако смыла гадать "как, почему, да зачем" пока нет, придет время - само все проясниться...или нет, тут уж как карта ляжет.
   - Значит, думаете спуститься на плоту вниз по течению? - сказал меж тем капитан, продолжая рассматривать карту.
   - Да, думаю, вдоль реки мы быстрее наткнемся на какое-нибудь поселение. Да и легче это, чем топать по лесу.
   - Согласен, - кивнул Гувер. - Задумка хорошая, только боюсь, неосуществимая. Из чего плот-то делать? Не руками же деревья валить.
   - Зачем руками.
   Я поднялся с корня и подошел к растущему неподалеку дереву, чей ствол был несколько накренен в сторону противоположную местонахождению нашего лагеря . Катана с легким шелестом "вылетела" из ножен и перечеркнула его наискось, причем лезвие прошло сквозь древесину с едва заметным сопротивлением. Я отпрыгнул в сторону и, наблюдая за падением лесного гиганта, мысленно присвистнул. Мой клинок и раньше даже камень рубил, но для этого надо было активировать скрытое в него пламя, а тут безо всякого - вжик и готово. Дерево почти полуметрового обхвата словно спичку. Вот уж спасибочки Наблюдателю - удружил. О клинках с молекулярной заточкой я частенько в фантастике читал, а теперь еще и стал счастливым обладателем оного. Хм-м, а камень или металл он так же? Я оглянулся и разочарованно вздохнул - ни одного подходящего булдыгана поблизости.
   - Интересный меч, - сказал Гувер. - Но все-равно, не уверен, что успеем.
   - Давайте сперва переместим лагерь к реке, а там уж решим на месте, - я бросил взгляд в смеркавшееся небо. - Нужно поспешить, а то скоро совсем стемнеет.
  
   Лагерь свернули довольно споро, но все равно к реке вышли уже затемно, зато удачно, сразу же оказавшись у широкой каменистой косы, большой дугой выгибавшейся вдоль обрывистого берега. Причем, несмотря на наступившую ночь, спуск и разбивка лагеря не составила особого труда, так как у команды дирижабля в загашниках обнаружились довольно мощные фонари. А вот переправиться с "разбегу" не получилось. Река, довольно мелкая у берега, к середине становилась глубже, так что перейти вброд не представлялось возможным. Вплавь тоже было проблематично и в первую очередь из-за ее приличной ширины, а так же довольно сильного течения, - даже на мелководье едва удавалось удерживаться на ногах. Пришлось возвращаться к моей идее с плотом. В результате я и пара ребят Гувера половину ночи занимались "лесозаготовкой", валя деревья, отчищая их от веток и оттаскивая готовые стволы к реке. К счастью веревок оказалось достаточно и к рассвету плот был готов, тут то и выяснилось, что мы немного не рассчитали. Наше довольно кособокое плавсредство получилось не слишком большим и едва держалось на воде с пятью пассажирами на борту, однако нас-то было девятеро, плюс довольно весомый багаж. Пришлось в спешке приступать к сооружению второго плота, пуская на веревки любую доступную материю, вплоть до запасных шелковых портков гнома, которые он не хотел отдавать до последнего, позиционируя их как важную и очень необходимую часть своего гардероба. Тем не менее, мы опоздали. Присутствие воргов я почувствовал едва на небосклоне стали бледнеть звезды. Впрочем, нападать они не спешили, держались в отдалении, и только мое инозрение помогало мне не упускать их из виду. Судя по количеству, это был всего лишь передовой отряд, и вскоре следовало ожидать подхода основных сил. Тем не менее, мы спешно отступили из леса к реке, так как на открытом пространстве у нас было больше шансов на вживание. К этому времени второй плот был готов чуть больше чем наполовину. Двое матросов по пояс в воде продолжали его постройку, а я капитан и еще один его подчинённый устроились за камнями с винтовками на изготовке. Остальные наши спутники были заняты погрузкой багажа на готовый плот, одновременно избавляясь от всего лишнего. На Баркина было буквально жалко смотреть. С каждой вещью из своего тюка гном расставался с таким страдальческим выражением лица, словно это была величайшая драгоценность в его жизни. А вот Дворкин управился быстро. Историк просто переложил в небольшую наплечную сумку пару каких-то бутыльков и, оставив остальное свое барахло на берегу, перебрался на плот, устроившись рядом с Сагером. Благодаря его усилиям молодой ученый чувствовал себя намного лучше, но все же был еще довольно слаб, хотя сознания больше не терял. Судя по всему, лекарские умения историка были куда больше, чем он сам считал.
   Меж тем ворги все еще не выдавали себя ничем и все несколько расслабились, - зря. В отличие от них я прекрасно понимал, что это спокойствие продлится недолго, - эти твари просто выжидали. Хитрые, подлые, мстительные зверюги, обладающие зачатками разума, силой медведя и стремительностью тигра. Мне несколько раз приходилось сталкиваться с ними в бою и каждый раз выходить победителем, правда в те времена всегда рядом со мной была Ри. А надо заметить, что моя женушка в волчьем обличии - это нечто. По сути, она в одиночку могла вырезать половину воргчей стаи за один присест. Сейчас же ситуация складывалась явно не в нашу пользу... Я покосился на сидящего за соседним камнем зевающего матроса, который бросал в сторону темной стены леса скучающие взгляды и тяжело вздохнул. Ребята явно не понимают всю серьезность ситуации. Для них ворги всего лишь обычные хищники. Да, большие, да, страшные, но и только. Что они могут противопоставить огнестрельному оружию? Наивные. Я мысленно покачал головой. Ворги всегда отличались полным призрением к смерти. Порой мне казалось, что они вообще что-то вроде коллективного разума, где жизнь отдельного индивидуума невеликая ценность. Так что винтовки тут не сильно помогут, если только пулемет, но где ж его взять? Хотя я тоже не лыком шит и постоять за себя смогу, но все же складывать тут свою голову не собираюсь. Прижмет, сигану в реку и отдамся на волю течения, плаваю я вроде неплохо, так что выгребу куда-нибудь. Громкий пронзительный вой, донесшийся со стороны леса, заставил меня вздрогнуть и, передернув затвор, взять на мушку появившегося из его глубины ворга. Зверь пару мгновений топтался на месте, затем задрал морду вверх и тут сбоку от меня пронзительно рявкнул винтовка. Ворг как-то странно захрипел, словно человек с перерезанным горлом и, покачнувшись, завалился набок.
   - Как я его срезал!? - расплылся в довольной улыбке матрос. - Прямо голову. Теперь поостерегутся лезть.
   - Сомневаюсь, - буркнул я в ответ.
   Парень только саркастически хмыкнул и, ласково похлопав по прикладу винтовки, передёрнул затвор. Лес вдруг разразился, диким воем и утробным рычанием, в котором как ни странно угадывалось нечто членораздельное. Создавалось такое впечатление, что в его глубине укрылся сном жаждущих крови демонов, которые о чем-то переговаривались друг с дружкой. Через какое-то мгновение лес "выплюнул" в нашу сторону плотную массу серых тел. Улыбка исчезла с лица матроса, словно сдутая налетевшим со стороны реки ветерком и он судорожно вцепился в винтовку, спешно вскидывая ее к плечу.
   - Началось.
   Я быстро положил свою СВБ-шку на землю и выхватил катану. Пожалуй, в предстоящей свалке от нее будет больше толку. Я быстро огляделся. Мои спутники находятся в некоторой растерянности, хотя вид почти у всех довольно решительный. Гном молодец, быстро сориентировался, бросил свой хлам и, переместившись на плот, обрубил удерживающую веревку. Отвел его немного от берега и удерживает шестом. Что ж теперь надо дать остальным шанс прийти в себя иначе нас просто сомнут. Начнемс, пожалуй, потихоньку...Я привычным усилием воли вогнал себя в состояние ускорения и устремился навстречу стремительно приближающимся воргам. Надо заметить, что в действительности все это произошло в течение каких-то пары тройки секунд. От нас до леса каких-то метров пятьдесят и естественно воргам это на пару прыжков, однако я успел их перехватить. Присед взмах клинком, тут же ухожу в перекат, краем уха слышу истеричный визг полный боли, а прибрежная галька хрустит под огромным телом рухнувшего зверя. Тут же вскакиваю и ловлю второго ворга прямым ударом в горло. Брызги крови жгут лицо словно кислота, но я не останавливаюсь. Мы сходимся со следующим воргом буквально лоб в лоб, но в последний момент я резко ухожу вправо и вспарываю мечом его бок. Катана пронзает плоть и рубит кости с едва заметным сопротивлением. Это очень хорошо, так как мои движения практически не замедляются и не рвут четкую паутину боя. А враги прут один за другим и приходится то и дело уворачиваться от их когтистых лап и огромных щелкающих челюстей, чередуя ускорение с короткими мгновениями отдыха. Долго мне такого темпа не выдержать. Краем сознания отмечаю, что мои матросы с капитаном наконец-то пришли в себя и начали вести прицельный огонь, но облегчения это не приносит, - ворги поняли кто их главный враг. Резким ударом отрубаю очередному хищнику голову и тут же получаю ударом тяжелой лапы в спину, от которого кубарем качусь по камням. Пытаюсь подняться и спиной буквально чувствую приближение распластанного в прыжке огромного тела. Не успеваю. Твою ж.... Быстро перехватываю клинок, разворачивая его лезвием назад, и наношу удар. Сдавленный визг, и на меня обрушивается бьющаяся в агонии туша. Меня вдавливает в камни, выбивая дыхания из груди. Тело ворга пару раз вздрагивает и замирает неподвижно. Кажется на какое-то время мое сознание перешло в состояние "выкл.", правда продолжалось это недолго. С трудом сдвигаю с себя мертвого ворга и осторожно выползаю из-под него, одновременно пытаясь оглядеться и понять что к чему. Почти вся коса усеяна телами мертвых или подыхающих хищников. Да уж, славный был бой, давно не чувствовал такого адреналина. Я хищно улыбнулся и, медленно поднявшись на ноги, невольно ойкнул. Резкая боль "прострелила" мое бедро, заставив покачнуться и заскрипеть зубами, - последний ворг все-таки меня достал. Штаны превратились в лохмотья, а сквозь порванную ткань видны куски висящего на коже мяса. Черт, разворотил ногу гадина. Я глубоко вздохнул и усилием воли блокировал часть нервных рецепторов, заставив боль отступить. Судя по всему кость не повреждена, а мясо, будем надеяться, нарастет. Плохо, что никого из наших не видно, неужели никто не выжил? Хотя думаю, у господ ученых хватило ума увести плот от берега.
   - Господин Лекс!
   Я резко обернулся и увидел ковыляющего в мою сторону Гувера. Левая рука висит плетью, а в правой зажата винтовка с расщепленным прикладом. Весь перемазан в крови, китель где-то потерял, а форменная рубашка разодрана в нескольких местах, но на ногах держится довольно уверенно.
   - Слава богам вы живы, - сказал он, подойдя ближе. - А то я уж думал, что один остался.
   - Кто-то еще уцелел? - хмуро поинтересовался я.
   - Только мы и ваши спутники, - капитан растерянно посмотрел на поврежденную винтовку, которую все еще продолжал сжимать в руке и, откинув ее в сторону, пояснил: - Они отплыли едва эти твари подошли ближе, впрочем, я их за это не виню.
   - Вполне разумно, - ответил я, осматриваясь. - Пятнадцать.
   - Что пятнадцать?
   - Пятнадцать мертвых воргов, - сказал я.
   - А, вы про это, - капитан окинул взглядом усеянный телами берег и, кивнув в сторону реки, добавил: - Еще пара вон там в воде. Однако надо сказать, что основная масса дело ваших рук. Я с ребятами едва ли шестерых-семерых снял, пока они до нас добрались... - Он коротко выругался и, тяжело вздохнув, вопросительно посмотрел на меня: - Что будем делать дальше, господин проводник?
   - Уходить надо отсюда и поскорее, - растеряно бросил я. - Пятнадцать....семнадцать воргов это даже не половина стаи. И то, что они отошли, так это просто наше везение, обычно они с потерями не считаются. Надо как-то переправиться через реку. Вплавь сможете?
   Капитан покачал головой.
   - Нет, рука совсем не слушается.
   - Ну, тогда воспользуемся этим, - я кивнул в сторону покачивающегося на волнах недостроенного плота, который течением прибило к берегу. - Думаю, двоих он выдержит.
   Гувер посмотрел в указанную сторону и согласно кивнул. Я вложил катану в ножны и направился к воде, припадая на раненую ногу. Как ни странно, но крови почти нет и, по всей видимости, рана менее серьезна, чем кажется. Капитан несколько мгновений стоял на месте, словно о чем-то раздумывая, затем подошел к все еще возвышающейся на берегу куче наших вещей. Подхватив из нее довольно объемный тюк, он с трудом взгромоздил его на спину и последовал за мной.
   - Что-то важное? - поинтересовался я.
   - Кой-какая одежда, оружие и прочее барахло, - ответил Гувер, со вздохом облегчения скидывая мешок на гальку. По вспотевшему лицу было видно, что пара десятков метров с грузом дались ему с заметным трудом: - Думаю, пригодится. А нет, вкинем по дороге.
   - Хорошо, - сказал я. - Если это все, тогда грузимся и отчаливаем. Прошу на наш корабль, капитан.
   Гувер усмехнулся и неожиданно ловко вспрыгнул на закачавшийся под ним плот. Как ни странно, но утлое сооружение от этого не развалилось на части, а последовавший следом мешок не заставил его погрузиться под воду. Вот и замечательно. Я огляделся в поисках одного из шестов, коих мы заготовили с десяток, и обнаружил пару в нескольких метрах от нас выше по берегу. Подобрав их, я уже направился было к плоту, но предупреждающий возглас Гувера, заставил меня остановиться. Бросив быстрый взгляд на капитана, который указывал куда-то мне за спину, я резко развернулся. Около леса стоял огромный ворг и, устремив на меня злобный взгляд, скалил свои клыки. Я разжал руки, позволив шестам со стуком рухнуть на гальку, и одним гибким движением извлек катану. Несколько долгих мгновений мы буравили друг друга злыми взглядами, затем ворг коротко рыкнул и, подхватив за заднюю лапу одного из своих мертвых сородичей, скрылся с ним в лесу. Я облегченно вздохнул, сунул клинок в ножны и, подхватив шесты, как мог быстро доковылял до плота.
   - Куда это он его? - спросил Гувер, в руке которого уже был зажат пистолет, судя по всему извлеченный из принесенного им тюка.
   - Ворги не очень прихотливы в еде, - усмехнулся я, протягивая один из шестов капитану, а другим упираясь в каменистое дно. - Ну что, попробуем нагнать наших.
  
   Дверь приоткрылась, тихонько скрипнув плохо смазанными петлями. Стоявший у изголовья кровати высокий, широкоплечий мужчина с коротким ежиком черных волос на голове, обернулся, вопросительно посмотрев на заглядывающую в комнату девушку.
   - Господин Авикс, ваш племянник ждет вас в гостиной.
   Мужчина коротко кивнул и, бросив последний взгляд на скрючившуюся под одеялами русоволосую девочку, вышел из комнаты, осторожно притворив за собой дверь.
   Спустившись по лестнице, он оказался в просторной гостиной, буквально залитой солнечным светом, струящимся из расположенных по ее периметру огромных окон, украшенных полупрозрачными шторами.
   Сидевший на стуле худощавый молодой человек с длинными белоснежными волосами, собранными на затылке в густой хвост, вскочил на ноги и, почтительно поклонившись, уставился на вошедшего пристальным взглядом, в котором плескался немой вопрос.
   Авикс покосился на племянника и в уголках его пронзительно синих глаз заиграли искорки хорошо скрываемой улыбки. Он неторопливо подошел к стоящему в дальнем углу гостиной небольшому столику, чья покрытая причудливым узором столешница была буквально уставлена бутылками различных форм и размеров. Выбрав одну из них и вытащив пробку, он налил в стоявший там же высокий, узкий бокал светло-зеленой жидкости сразу же наполнившей комнату освежающим ароматом лесных трав.
   Молодой человек терпеливо ждал, не задавая вопросов, хотя по его лицу было заметно, что те просто рвутся с языка.
   Авикс отхлебнул налитого вина и удовлетворенно прицокнув, повернулся к сгорающему от нетерпения племяннику, окинув его изучающим взглядом. Парню пошел двадцатый год, но он до сих пор выглядел нескладным, неуверенным в себе подростком. Даже специально сшитая под заказ одежда сидела на нем как-то криво, топорщась в самых неожиданных местах. И все же, не смотря на свою внешнюю худобу, юноша отличался прекрасно развитой гибкой мускулатурой и поразительной быстротой реакции. Насколько Авиксу было известно, многие задиры в академии получили по заслугам, решив, что нашли в племяннике легкую добычу,- обид тот не прощал. Как результат, парень прослыл в академии главным бузотёром и едва не вылетел из нее после очередной драки. К счастью он все же сумел вовремя взяться за ум и доучиться, после чего был отправлен отцом подальше от столицы. Авикс мысленно усмехнулся, вспомнив тот день, когда Рикворд появился на пороге его дома с наспех собранными вещами и письмом брата в руках. Тувар был человеком государственным, и после смерти очередной жены ему было просто не до забот о своем младшем отпрыске. Улыбнувшись уголками губ своим мыслям, он сделал глоток из бокала и поинтересовался у парня:
   - Рикворд, я думаю, ты пришел, узнать о спасенной тобой девушке?
   Юноша молча кивнул.
   - Ну..., - потянул Авикс, с задумчивым видом уставившись куда-то в находящееся за парнем окно, одновременно вновь припав к бокалу.
   Рикворд обеспокоенно посмотрел на дядю, затем нахмурился.
   - Дядя Натан, ну хватит уже издеваться! - выпалил он, обиженным тоном. - Вы прямо как дедушка Ник.
   Мужчина скосил глаза на племянника и неожиданно задорно рассмеялся.
   - Все в порядке с твоей красавицей, - наконец сказал он, отсмеявшись и сразу же став абсолютно серьезным, - не переживай. Она пока без сознания, однако, это ненадолго. Девочка сильная и быстро идет на поправку, хотя досталось ей конечно прилично, но теперь опасность миновала.... Пока миновала.
   - Пока? - в глазах юноши зажглись огоньки беспокойства.
   - Да, Рик, пока миновала, только пока....
   Натан Авикс подошел к окну, отодвинул краешек шторы и несколько минут молча наблюдал за воробьями, устроившими драку на садовой дорожке из-за стащенной откуда-то корки хлеба.
   - Вы думаете, ее будут искать?
   - Уверен, мой мальчик, уверен.
   Авикс вздохнул и, одним глотком осушив полупустой бокал, осторожно задернул штору.
   - Эндрис Варк далеко не дурак и вероятнее всего перестрахуется. По крайней мере, я бы на его месте именно так и сделал. Заклятие не сложное, тем более если у тебя есть кровь того о ком ты хочешь узнать, а у Эндриса ее предостаточно. Большинство связующих нитей я естественно оборвал, но Варк очень сильный маг...очень. Я это чувствую.
   Лицо Авикса на мгновение исказилось и вытянулось, приобретая очертания волчьей морды, но он быстро взял себя в руки, вернув ему прежний вид.
   - Кстати, племянник, в случившемся с этой девочкой есть доля и твоей вины. Сделай ты все вовремя и подобного не произошло бы.
   - Знаю, - юноша виновато потупил взгляд. - Просто мне по дороге молодой олененок попался, не смог удержаться.
   - Это плохо, - покачал головой Натан, ставя бокал обратно на столик. - Ты должен держать свое второе "я" в узде. В конце концов, у каждого из нашего рода только два пути: оставаться человеком или стать зверем.
   Авикс пристально посмотрел на Рикворда, который в ответ прикусил нижнюю губу и быстро отвел свои глаза в сторону.
   - Человеком или зверем,- повторил он тихим голосом. - У каждого пути свои преимущества, племянник, но выбирать тебе.
   - Я помню это, дядя.
   - Вот и хорошо, - Авикс ободряюще хлопнул понурившегося юношу по плечу. - Тогда не будем об этом, а вернемся к нашим насущным проблемам.
   Он быстрым шагом подошел к стоящему у двери бюро 1и, выдвинув один из многочисленных ящичков, достал оттуда небольшой медальон с зеленым камнем посередине, после чего жестом подозвал племянника к себе.
   1В данном контексте речь идет о специальном письменном столике.
   - Отправишься в небопорт, найдешь там капитана "Рустара" и отдашь ему это, - сказал он, протягивая юноше медальон. - Пусть готовит корабль к послезавтрашнему утру, думаю, к тому времени девочка более-менее придет в себя.
   - Дядя, вы хотите отослать меня обратно в Аранию? Но...
   - Не отослать, а отправить с ответственным заданием, - прервал юношу Авикс. - Пока меня не будет. Охрана и забота о девочке полностью ляжет на твои плечи. Надеюсь, на этот раз не оплошаешь?
   - Но...
   - Что "но"?
   - Дядя, а не проще обратиться к местным властям и все им рассказать?
   - Думаешь проще? - усмехнулся Натан. - Варк очень влиятельный человек и чтобы его свалить, одних лишь голословных обвинений мало, нужны факты, - твердые факты. А он очень умело заметает следы.
   - Но у нас ведь есть свидетельница...
   Авикс вздохнул и, покачав головой, спросил:
   - Рик, что ты знаешь о "магии крови"?
   - Ну. Это очень древний культ, у которого в данное время очень мало последователей, - сказал он после непродолжительного раздумья. - В Арании находится под запретом, однако разрешен в Танийской империи. Многие исследователи считают его служителей шарлатанами, которые любят пускать пыль в глаза при помощи дешевых фокусов. В общем, по мнению серьёзных ученых такого вида магии просто не существует в природе.
   - Браво, - поаплодировал Авикс кончиками пальцев. - Смотрю, годы в академии прошли для тебя не зря. Только вот думаю, господин Варк с этим утверждением не согласится. Впрочем, ты все сам видел.
   Рикворд судорожно сглотнул и молча кивнул.
   - Так вот, племянничек, - Авикс нравоучительно воздел палец вверх. - У того заклинания, что применил господин Варк, есть один небольшой побочный эффект. Если жертва выживет, то она практически ничего не будет помнить. Конечно, память можно восстановить, только вот сколько на это уйдет времени, - вопрос. Думаю, когда девочка очнется, она с трудом вспомнит даже свое имя.
   - Теперь понимаю, - Рикворд бросил взгляд на зажатый в руке медальон и спрятал его нагрудный карман своей рубашки. - И все же, дядя, может быть следует попросить помощь у местной церкви?
   - Уже. Я еще вчера вечером связался с архиепископом, и он обещал поддержку. Только вот надежды на нее у меня мало. Лучше перестраховаться.
   Юноша еще хотел что-то сказать, но Авикс прервал его решительным жестом.
   - Все, Рик, без дискуссий. Отправляйся в небопорт.
   Юноша бросил на дядю угрюмый взгляд, коротко поклонился и быстрым шагом вышел из комнаты. Авикс тяжело вздохнул и, подойдя к столику, вновь наполнил бокал зеленым вином. Пригубив его, он пару минут прохаживался по комнате, после чего вышел на небольшую террасу, украшенную по периметру высокими витыми перилами из кованой бронзы. Облокотившись на них одной рукой, Авикс уставился перед собой пустым взором и пробормотал тихим голосом, словно обращаясь к невидимому собеседнику:
   - Я все понимаю, но так действительно будет лучше. К тому же это наш единственный шанс распутать этот змеиный клубок. Риск, конечно, есть, но я думаю, что Рик примет правильное решение. Да, Великая, я понимаю и беру всю ответственность на себя. Нет...нет....я уверен в своем решении. Уверен!
   Его голос сорвался в короткий рык, глаза полыхнули призрачно-синим пламенем, а в очертаниях лица вновь проступил волчий облик. Авикс резко выпрямился и мотнул головой, словно отгоняя от себя какое-то видение. Несколько минут он стоял неподвижно, затем одним глотком осушил бокал с вином и сжал кулак. Бокал дорогого гномьего стекла лопнул с легким звоном, обрушив на мозаичный пол террасы сверкающие струйки мелких осколков. Натан разжал руку и, бросив растерянный взгляд на выступившую на ладони кровь, скривил рот в горестной усмешке. Решение принято. Он уверен в своей правоте, и никто не сможет переубедить его в обратном. ...никто. Охота началась.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"