Багрова Василиса: другие произведения.

Ролевик: Хранитель

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Имя: Ари (Ариэль)
    Раса: Сегаль (крылан)
    Предназначение: Хранитель (Тераф)
    Способности: Воздушная магия
    Минусы: зависимость от обезболивающего
    Страница автора
    Обновление от 08.11.13

Оглавление
  

ГЛАВА 1

  
  И понесло же меня на эту ролевку.
  Ведь уже давно обещала родителям, что больше – ни-ни. Тогда я так сильно увлеклась, что практически перестала существовать в реальном мире. Вот мама и поставила условие: либо я выметаюсь из дома, либо забрасываю это дело. Из дома я в то время уйти не могла, вот и пришлось забыть о своем увлечении.
  И вот теперь я опять дала себя уговорить.
  Друзья прицепились: «Пошли с нами, будет весело. Поиграем, развеемся, отдохнем». И что в результате? Как только мы приехали, они сразу куда-то свинтили, проинструктировав: «Поставь палатку, сходи к мастеру – мы скоро подойдем». Ладно, где наша не пропадала. Главное – опять не «подсесть», а то карьере придет конец. Да и с мамой не хочется снова ругаться – все-таки люблю я ее.
  Палатку поставила. Немного пообжилась, перекусила, переоделась. Костюм – это что-то с чем-то. Серафим вообще зверь непонятный. Обычно его изображают шестикрылым ангелом, но у меня свое виденье.
  Крыльев у меня всего одна пара. Нимба над головой нет. Да он и не требуется. Из артефактов тоже ничего нет. Магия воздушная. Сценарий от зубов отскакивает. Дальше – рюкзак со всем необходимым. Вроде веревки, аптечки и фляжки с водой.
  Одеться решила в лучших традициях аниме – топик и шортики. Вместе с крыльями смотрелось очень «кавайно». Заручившись помощью лучшего друга, я соорудила крылья из трубок, пружин и шарниров, сделав подвижными. Убив кучу нервов и сил на механизм сгибания-разгибания, я добилась вполне приличного эффекта взмаха крыльев, прикрепив шнурки телесного цвета к рукам. На этот чудо-каркас я прикрепила боа, скрепив их между собой проволокой, чтобы не разлетались при движении.
  В общем, переоделась и пошла к мастеру, по пути разглядывая лагерь.
  Полигон раскинулся широко, захватив большое поле и часть леса с очень удачно расположенными полянами. Два враждующих лагеря разместились так, чтобы между ними была естественная преграда. Наш лагерь «светлых» расположился на поляне в лесу, в то время как «темные» – на поле. Сосны и березы росли вперемешку. Кругом зелень. Птицы, правда, не поют, напуганные ором ролевиков. Нет, конечно, мы не орем, просто отовсюду слышится смех и разговоры. Эльфы, гномы, орки, парочка ангелов, демоны, перешедшие на сторону света, какие-то малопонятные личности – все деловито копошатся. Кто лагерь разбивает, кто огонь разводит... В общем, все готовились к игре и потихоньку направлялись в сторону регистрации.
  Я даже и не подозревала, насколько соскучилась по всему этому. М-да, меня все-таки понесло!
  Пока шла, думала и разглядывала лагерь, уже добралась до огромной очереди. Предстояло запастись терпением, потому что стоять придется долго.
  Неожиданно почувствовала, как меня дергают за крыло. Резко повернувшись, я встретилась взглядом с эльфом. Высокий, в костюме зеленых оттенков, с луком на плече и длинными ушами.
  – Ты чего меня за крылья дергаешь? – уперев руки в бока, сердито спросила я.
  – Да так, просто, – он пожал плечами и улыбнулся.
  Улыбка у него теплая и открытая.
  – Бритгор, – он протянул руку, все также мило улыбаясь.
  – Златана, – я тоже улыбнулась, пожимая его руку.
  – А ты кто? – склонившись к моему уху, спросил он.
  – Серафим, – также тихо прошептала, – а что?
  – Да вот думаю: стоит тебя убивать, или нет, – ехидно прищурился этот вредный эльф.
  – Да как можно! – со слезами в голосе возопила я. – Я бедная девушка, некому меня защитить, все норовят меня обидеть. О, могучий сын леса, не убивай меня! А то мало ли, что может случиться с эльфом. Вдруг ему на голову камень упадет?!
  После моих слов с его физиономии сползла улыбка. Кое-как сдерживая смех, рвущийся наружу, мы буравили друг друга взглядом, а потом я не смогла больше сдерживаться. Через секунду мы уже ржали вместе.
  – Олег, – он снова протянул мне руку.
  – Алиса, – я вновь ее пожала, все еще посмеиваясь.
  Олег, заметив, что очередь еще большая, стал рассказывать анекдоты и смешные истории из жизни в разных играх, где он успел побывать. Я тоже рассказала пару историй. Надо было видеть выражение его лица, когда он понял, что я уже не первый раз участвую в ролевке. В общем, болтая и смеясь, мы, наконец, подошли к мастеру.
  Ну что сказать, мастер у нас отличный. Я как его увидела, то чуть слюной не захлебнулась. Это же Арагорн. Мне всегда Властелин Колец нравился. А мой любимый герой там – Арагорн. Присмотрелась. Не, есть отличия. Мастер не так бородат. Не брит, конечно, но все-таки не так. Волосы длиннее. Чуть-чуть. Да и цвет отличается. Встретилась с ним глазами. Не, это точно не киношный герой. Больно взгляд у него ехидный. Сделал пакость – на сердце радость, что-то вроде этого. Я подошла к этому типу.
  – Здрасти, – еще раз взглянула в глаза. Он пытался скрыть ехидство за участием.
  – Ну, привет, – хитро прищурившись, посмотрел на меня мастер Арагорн Московский.
  – Златана, серафим. Задача – разведка и защита лагеря от врагов. Магия воздушная. Артефактов нет... Вроде, все? – неуверенно спросила я.
  – Ты что, в первый раз? – издевательски прищурился мастер.
  – Нет. Но я давно уже не играла, – против моей воли у меня вырвался печальный вздох.
  Хмыкнув, он стал рассматривать меня. Видимо, думал – пропустить костюм или нет. То, что я ему не понравилась, было видно по тому, как он оценивающе смотрит, как будто сомневается, смогу ли я играть свою роль.
  – Все серафимы обладают какой-то одной стихией. В нашем лагере есть четыре группы серафимов. Группы сформированы так, чтобы были все стихии. Я – серафим воздуха. Имею несколько разовых заклинаний. Из них три атакующих, остальные – защитные и пару многоразовых, – я на мгновение остановилась, чтобы привести дыхание в порядок, от быстрого повествования и небольшого волнения я едва могла дышать. Почему-то стало очень страшно, что он не примет меня. Только сейчас я начала понимать, как сильно хочу снова ощутить восторг от игры.
  Неожиданно раздался смех. Удивленно вскинув взгляд, который до этого был прикован к моим ботинкам, я увидела, что это мастер тычет в меня пальцем и нагло ржет. Я возмущенно уставилась на него, ожидая когда он наконец прекратит. Ага, размечталась, мастер веселился долго и со вкусом. Через несколько минут мне это надоело, и я вежливо спросила:
  – Ну и чего вы ржете надо мной? – он посмеялся еще немного и, вытерев выступившие от смеха слёзы, с издевкой посмотрел на меня.
  – Если ты так будешь тараторить во время игры, то тебя свои же и прибьют, – вспыхнув, я с бешенством посмотрела на него. – Насчет заклинаний. Ладно, пусть остается так, как ты предложила. Пошли дальше. Ну, чего глазами сверкаешь, дальше рассказывай.
  – Нечего больше, – буркнула я.
  – А физические характеристики?
  – К физическим нагрузкам не приучена, долго бегать не могу, так как есть крылья, в основном полагаюсь на них.
  – Что с семьей? – спросил мастер, уткнувшись в какие-то бумаги и зловеще при этом улыбаясь.
  – Семьи нет, никого нет. Род погиб во время гражданской войны, осталась только я. Мстить убийцам семьи не намерена, так как понимаю – мне против них не выстоять. Пока не выстоять.
  Дальше мастер меня еще погонял по роли. Вот интересно ему – все помню, или нет. Все это время он странно ухмылялся, как будто что-то должно было случиться, и уже строил планы, как будет издеваться. Ответив на все его вопросы и получив регистрацию, я потрусила назад к палатке. Скоро эти предатели припрутся. По дороге снова занялась рассмотрением лагеря. М-да, колоритная у нас компания. Кого тут только ни встретишь! Вот что это за существо такое: на голове три рога, а руки выглядят как щупальца?! Да Бог с ним. Давненько я так не развлекалась, отвыкла уже. Дойдя до своей палатки и увидев, что друзья еще не появились, пошла знакомиться с другими серафимами. Найти их несложно, мы все рядом палатки ставили. Они, видимо, все были знакомы раньше, либо успели познакомиться только что. Сидят рядом с костром и о чем-то оживленно разговаривают.
  Уже можно было увидеть 3 сформированные группы и одна моя еще не полная, так как я только подошла. Костюмы... ну, что тут сказать, творчески подошли люди.
  Серафим огня – Азарса. Девушка высокого роста, с белокурыми волосами и алыми глазами. В костюме преобладали красные и черные цвета. Она была одета в черные леггинсы и ярко-красную тунику до середины бедра. Крылья у нее были как у бабочки. Из чего она их сделала, я понять не смогла.
  Серафим воды – Аран. Парень спортивного телосложения, среднего роста. Был одет в брюки. Торс оголен. Крылья были сделаны из проволоки, капрона и перьев. Смотрелось прикольно.
  Серафим земли – Ямния. Еще один парень. Высокий, мощный и на первый взгляд очень страшный, но когда к нему приглядишься, то становится видно, что он тот еще приколист. Одет в майку и шорты защитного цвета. Что странно – крылья были как у меня, белые и пушистые. С его внешностью это смотрелось очень смешно.
  Перезнакомившись со всеми, устроилась возле костра и прислушалась, о чем сии серафимы гутарят. Темой разговора, как и следовало ожидать, оказалась вступительная игра и пир после нее. Нам сегодня досталась разведка. Ну, дело несложное – должны быстро справиться. Когда раздался сигнал к началу игры, мы поднялись и побрели в лес по направлению к враждебному лагерю. Я немного отстала, заглядевшись на дятла, и неожиданно споткнулась о выступающий корень. Вскрикнув, я полетела в яму, неизвестно откуда взявшуюся на моем пути. Зажмурившись, я ожидала удара, и он не заставил себя ждать, и был такой силы, что из легких весь воздух выбило. Резко вдохнула и закашлялась. Когда я смогла нормально дышать, открыла глаза и тут же зажмурилась от яркого света.
  «Стоп, какой свет? Мы же в лесу. Не может быть такого яркого света». От неожиданности я распахнула глаза и удивилась, что свет больше не вызывает дискомфорта, хотя все такой же яркий. Оглянувшись, я по-тихому прифигела. Я находилась на какой-то поляне. Хотя, не совсем: под руками ощущались плиты. Сев, я уставилась на них. Плиты были испещрены какими-то знаками, поверх них была нарисована пентаграмма, в середине которой я и находилась. Она тускло светилась, постепенно угасая. Невдалеке от меня валялся кинжал, вся рукоять которого была усыпана камнями, даже на мой дилетантский взгляд драгоценными, на лезвии были изображены точно такие же знаки, как и на плитах. Взяв кинжал в руку, я ощутила холод, а затем жар. Закричав, кое-как разжала пальцы и отбросила его в сторону. Ну вот нафиг мне такое счастье, как будто в замороженную до костей руку втыкают раскаленные иглы? Передернув плечами, решила, что хватит сидеть прохлаждаться, пора и оглядеться. В голову закралась мысль, что я долбанулась обо что-то головой и мне все это мерещится. Встать смогла только со второй попытки, да и то шатало из стороны в сторону. Постояв немного, стала вертеть головой. И от увиденного чуть не села обратно. С неба падал водопад, протекал рекой по поляне и скрывался среди деревьев. Подняв голову, кое-как смогла рассмотреть далеко вверху остров.
  – Остров?! – увиденное не укладывалось в голове. Еще удивляло то, что я смогла рассмотреть этот остров так высоко, хотя зрение у меня было не очень.
  Мысль, что я сошла с ума, настойчиво стучалась мне в мозг. Вновь взглянув на водопад, я поняла, как хочу пить. Чтобы дойти до реки, понадобились все мои силы, которых и без того было мало. К тому же я постоянно путалась в подоле платья, запиналась и падала. Посидев немного на берегу, я зачерпнула ладошкой воду и нагнулась, чтобы попить, но так и замерла с недонесенной до рта рукой. В воде отражалась девушка с длинными, снежно-белого цвета волосами, ярко-зелеными глазами и правильными чертами лица. Она была хрупкой на вид. И красота ее была какой-то хрупкой. Я сидела и разглядывала ее, пока не заметила, что она тоже разглядывает меня. Улыбнувшись ей, я помахала рукой, с которой сорвались оставшиеся капли влаги. Сквозь круги на воде было видно, что она тоже машет мне. Неожиданно меня пронзила догадка, и улыбка сползла с моего лица; она тоже перестала улыбаться. Я долго вглядывалась в ее лицо, пытаясь найти хоть какой-то признак, что я правильно подумала, но не находила его. Она явно не я. И в тоже время я была ей. Провела рукой по щеке.
  – М-да, дожила, – сказала и сама прислушалась к голосу. Он стал звонким как колокольчик.
  Я поднялась и попыталась себя осмотреть, насколько это было возможно. Длинное платье белого цвета. Долго же до меня доходило, что я просто не могла запинаться о подол платья, так как оно у меня было короткое. Напротив сердца имелся разрез. Найдя взглядом кинжал, я удостоверилась, что разрез соответствует ширине лезвия. Что же это может значить? Но так как ответа у меня нет, продолжим осмотр. Небольшая грудь. Рост, интересно, какой? Задрав платье, увидела стройные ноги, обутые в какие-то сандалии. Странный, однако, выбор, в них же ходить неудобно. Ну что ж, этого следовало ожидать – если изменилось лицо, значит, и тело – тоже. Тихо фигея, я опять присела на берегу, решив все же напиться. Захотелось отнюдь не воды, а чего-нибудь покрепче. И чем крепче, тем лучше. Но так как выбора у меня нет, придется довольствоваться водой. Опустила руки в воду и снова задумалась. Это как же так? Я точно помню, что шла по лесу, споткнулась и упала в яму. Так, вывод: либо я валяюсь в этой самой яме и мне все это пригрезилось, либо... Ну это просто смешно. Я очень люблю книги с попаданцами, и сама не редко мечтала попасть куда-нибудь, но сейчас мне это казалось смешным и невозможным. Не, ну представьте: гуляет человек по лесу, и вдруг оказывается неизвестно где в неизвестно чьем теле, которое по всем признакам еще и самоубийство совершило. Смеяться почему то не хотелось, о семье думать – тоже. Было страшно даже представить, что теперь со мной будет. А вдруг я все же лежу в коме на уютной кроватке и мне все это просто снится? Кто бы ответил на мои вопросы. Да не пошло бы все по старой дорожке, если новой не знает. Как, в конце-то концов, я тут оказалась? Вспомнилась странная улыбка мастера и у меня появилось предчувствие... нет, даже уверенность, что это он виноват в моем положении. Убила бы, гада, окажись он тут. Ненавижу, когда моей судьбой распоряжаются, не спросив меня. Еще и эта гаденькая улыбочка – точно можно ждать гадостей.
  Тут я ощутила необычное покалывание в ладонях. Будто бы их облепили пузырьки газа. Присмотревшись и так ничего и не увидев, я зачерпнула воду и стала пить. По горлу словно кипяток побежал. Закашлявшись, попыталась вдохнуть, но эта волна кипятка докатилась до желудка и стала разрастаться. Сидя на берегу и царапая горло в надежде, что воздух хоть так попадет в легкие, которые уже просто горели от нехватки кислорода, я не сразу обратила внимание, что волна жжет уже не только желудок – она разрослась и теперь выжигает меня изнутри. Глаза застилала тьма. Прежде, чем окончательно провалиться в нее, я успела почувствовать, как вода окутывает меня.
  – Что это? Где я? – сознание вернулось в один момент.
  Я никак не могла понять, где нахожусь. По ощущениям я будто бы парила в невесомости. Осторожно приоткрыла глаза. Воздух переливался всеми цветами радуги. Или это не воздух? А что тогда? Осторожно вдохнула. Пахло очень приятно – свежими печатными книгами, ванилью и шоколадом. Люблю эти запахи. Люблю? Это чувство пришло откуда-то изнутри. Кто я? Как не силилась, не могла вспомнить. А есть ли я вообще? Если и есть – тогда что я? Разглядывая радугу и вдыхая запахи, я все пыталась понять, кто я или что, как сюда попала. Вдруг в голове будто бы что-то перемкнуло, перед глазами мелькнула вспышка – и я все вспомнила. Как пила, а потом задыхалась, и как свалилась в эту дурацкую реку.
  Неожиданно все пришло в движение. По коже прошлись мириады маленьких молний, вызывая щекотку. Вслед за ними пришла эйфория, сколько я парила в блаженстве, безумно улыбаясь в пространство сказать не смогу. Да и вообще там, где оказалась, было сложно сказать, сколько времени проходит. Постепенно ощущение невероятного счастья спало, и появилась боль. Нет не так. Появилась БОЛЬ. Она нахлынула так резко и неожиданно, что меня просто выгнуло дугой. Рот открылся в беззвучном крике. Из горла просто не мог вырваться ни один звук. Даже вздохнуть не могла. И в тоже время боль воспринималась как что-то отдельное от тела. Я чувствовала и то, что вокруг происходили изменения.
  Свет стал изменяться и меркнуть. Появилось ощущение прикосновения земли к коже. Пришло понимание, что я уже не парю в неизвестности, а лежу на твердой поверхности рядом с той злополучной рекой. Боль все не проходила, а наоборот стала накатывать волнами еще сильнее. Кое-как совладав со своим телом, ну не совсем своим, я свернулась клубочком и стала молиться всем известным мне богам, чтобы это все прошло. Постепенно боль стала растворяться. Вздрогнув от ощущения холодного метала на лбу я, кое-как развязав свои конечности, осторожно прикоснулась к появившемуся из ниоткуда металлу. Казалась что боль сосредотачивается как раз под камнем расположенном по центру лба. Когда боль совсем прошла, подняла дрожащую руку и сняла украшение. Что это именно оно я почему-то и не сомневалась.
  Небольшие полоски предположительно белого золота. Ну не разбираюсь я в драгметаллах. По виду очень смахивает на него. Так вот эти полоски переплетались и ветвились, создавая чудный узор. Понять, что создатель пытался изобразить этим плетением, было невозможно. Посередине этого великолепия сверкала капля. Она переливалась и создавалось ощущение, что это действительно капля чистейшей воды, а не камень. Что-то в нем привлекало внимание, заставляя вглядываться пристальнее. В середине камня крутились в замысловатом танце частички. Их игра настолько завораживала, что хотелось смотреть и смотреть. Но мне не дали сполна насладится этим зрелищем. Обруч неожиданно пропал из руки. Просто растворился. Вздрогнув от неожиданности, я очнулась от этого сна. Усталость словно этого и ждала. Она навалилась всей тяжестью. Перед глазами поплыли круги, и я провалилась во тьму.
  Пробуждение было тяжелым. Все тело затекло от долго лежания в неудобной позе на твердой земле. Открыв глаза и осторожно потянувшись, я поежилась от холода. Приняла сидячее положение и оглянулась. Находилась я в другом месте, чем была до погружения в реку. Кругом был лес. Я же сидела на берегу небольшого озера. На том берегу виднелись какие-то строения. Я кое-как поднялась. Тело очень плохо слушалось. Прогнувшись в спине в надежде хоть немного размяться, побрела умываться. Хорошо хоть идти было недалеко. Впрочем, о чем это я? Даже эти пару шагов не могла сделать нормально. Запнулась об этот дурацкий подол и красиво так ласточкой полетела в озеро. А оно ХОЛОДНОЕ! Мой визг еще долго разносился над озером. Как пуля вылетела на берег, нужно было снимать на камеру и показывать в фэнтезийном фильме как пример мгновенного перемещения в пространстве. И вот теперь стучу зубами и переминаюсь с ноги на ногу, думаю, как высушится и согреться.
  Мысль о теплом ветерке, который высушит меня, пришла как-то незаметно. А что значит в разнообразных книгах так можно, а мне нельзя? Представив, как упругая волна теплого ветра обдувает меня, согревая и высушивая мою одежду. Я так увлеклась этими фантазиями, что закрыла глаза и раскинула руки в стороны. Налетевшая волна воздуха чуть меня не перевернула. От неожиданности я только и успела, что удивленно раскрыть глаза, потому что ветер так же мгновенно стих, как и появился. Ощупав себя руками и повертевшись, я обнаружила что: во-первых, одежда у меня сухая, даже волосы просохли полностью, во-вторых, я больше не мерзну. А сама я оказывается, стою посредине огромной лужи и как дура хлопаю глазами в надежде что-нибудь понять. Отойдя в тень деревьев и примостившись там на травке, крепко так задумалась.
  Это что вообще в моей жизни теперь творится? Попала неизвестно куда – это раз. Кто в этом мне помог, знать бы не помешало – это два. Тело явно не мое – это три. Что было со мной в той реке – четыре. Что только что произошло, а точнее почему моя одежда высохла? Нет, я, конечно, не такая дура и понимаю, что одежда высохла из-за ветра, но вот откуда он взялся – это пять. Пока сидела и думала, где мне найти мудрого старца, который все мне расскажет и покажет, не заметила, что стало как-то темно. Взглянула удивленно на небо и обнаружила гигантскую тучу, зависшую прямо над озером, лесом, да и вообще над всем. Похоже, мне не везет капитально. Вот еще и гроза собирается.
  Поднялась и пошла искать дерево пораскидистей, а то мокнуть снова не хочется. Идти было тяжело. Ноги постоянно заплетались и норовили подогнуться, да и вообще тряслись от усталости. Странно, это ведь я вроде как отдохнула, но нет, чего-то не хватает организму. Вот я дура! Когда я сюда попала? Сколько проболталась в реке и проспала? Это же элементарно! Я просто хочу есть. В подтверждение моих слов желудок издал такой жалобно-голодный звук, что мне его стало так жалко, но что я могу сделать, у меня нет ничего съедобного. Грустно вздыхая, я брела в поисках укрытия от дождя.
  Первые капли застали меня уже под огромным деревом с необычными листьями. Они были золотистыми. Странные тут деревья. Очень захотелось рассмотреть листья, и я стала осматривать землю в поисках опавших, так как рвать такую красоту жутко не хотелось. Но на земле не было ни одного листочка. Кругом только трава и все, даже прошлогодних нет. Пожала плечами на эту странность. Мне и своих проблем хватает, чтобы еще и об этом задумываться.
  Удобно устроилась между корнями, прижалась спиной к стволу и закрыла глаза. Наверно надо было идти к тем строениям. Там люди и еда. В животе опять жалобно булькнуло. Надо было хоть воды напиться, чтоб есть так не хотелось. Ага, не дадите воды, а то так есть хочется что переночевать негде. Сижу под деревом и смеюсь над своим положением, я точно с ума сошла. Вдруг спиной почувствовала какое-то движение. Вроде как кто-то полз, а вроде и нет. Испугавшись, что какая-то живность еще и на меня заползет, я подскочила и уставилась на ствол в надежде найти нарушителя моего спокойствия. Но там ничего не обнаружилось. Может, заполз в щель на коре, а может еще куда забился. Настороженно вернувшись на место, долго решалась снова прижаться к стволу. Когда набралась храбрости и все-таки прислонилась, тут же отпрыгнула обратно. Там опять кто-то полз. Зло уставилась на дерево. Да что же это такое! Не дают отдохнуть спокойно, ползают и ползают. Но на стволе опять никого не обнаружилось. Г-р-р-р. Бесит. Приложив ладонь к стволу ничего не почувствовала. Вздохнув, успокаивая свое бешенство, уже хотела убрать ладонь, когда опять появилось это чувство ползанья. Убрала ладонь – никого. Приложила – ползает. Убрала – никого. И так несколько раз подряд. Потом поддавшись какому-то чутью, приложила обе ладони и закрыла глаза, неизвестно к чему прислушиваясь. Сразу оживились эти странные букашки, хотя, какое дерево – такие и букашки, и стали ползать. Правда, двигались они постоянно вверх. Вскоре появилась и пульсация. Я погрузилась в хоровод новых чувств и ощущений. Сколько я так стояла, и сколько еще могла простоять, было неизвестно. Вообще как мне жить, если я даже не знаю, сколько времени трачу на постоянные зависания.
  Холодная капля упала мне за шиворот. Потом еще и еще. Завизжав от неожиданности, распахнула глаза и поняла, что я видимо, пыталась залезть на дерево, так как уже не прижимала ладони, а вся к нему прижалась и даже встала на цыпочки. Отлипла от дерева. Ладони не стала убирать со ствола. Запрокинув голову, получила контрольный в голову очередной каплей. Руки все же пришлось убрать со ствола и, обернувшись, я ошарашенно уставилась на то, что творилось вокруг. Оказалось, пока я тут обнималась с деревом, гроза развернулась по полной программе. Ливень шел такой, что дальше своего носа видно не было. Но эту дождливую мглу постоянно разрезали молнии. Они били в землю и на несколько секунд вокруг того места, куда попала молния, образовывался ровно очерченный круг. Диаметр круга зависел от того, какая была молния – большая или маленькая. Чем больше молния, тем больше и смертоноснее круг.
  Прижавшись к дереву, даже пошевелиться боялась. Молнии били туда, где было хоть какое-то движение. А если его не было, то просто наугад. Откуда я это взяла? Да только что зайчонок появился как из под земли. Он даже пары прыжков не успел сделать. Круг еще долго сверкал, а я смотрела на то, что осталась от неосторожного зайца.
  Дождь понемногу стихал, но молнии бить не переставали. Казалось что они, наоборот, бьют все чаще. К тому же, они стали бить около дерева. Иногда я даже дышать боялась чтобы они не почувствовали что я здесь. Но вот дождь совсем стих. Молнии почти прекратили бить. Но мне же везет, как не знаю кому. Последняя ударила совсем рядом. Я в ужасе смотрела, как контуры круга подкатывают к моим ногам. Я бы попробовала отойти, если бы от долгого стояния в неудобной и очень напряженной позе тело не затекло и перестало меня слушаться. В нескольких миллиметрах от меня круг застыл. Сверкая искрами трава шевелилась как живая. Но она оставалась все такой же зеленой, то есть не горела. Может, зря я боюсь, и ничего страшного в этих кругах нет. Но все мое существо кричало об опасности и не давало шевелиться. Круг все сверкал и растворяться не собирался, когда у меня подогнулись ноги, и я стала падать. Да удачное время они выбрали, чтобы сдаться. Сверкающая трава приближалась. Все происходило так быстро, что я даже зажмуриться не успевала. Но все же мне повезло. Прежде чем я совсем свалилась, круг свернулся и исчез. Я долго валялась, не веря в то, что меня только что миновала смерть. Да что у них тут происходит? У них, что, всегда такие грозы? Как можно так жить? От усталости, голода и страха я разрыдалась как последняя истеричка. Так жалко себя стало. За что мне это все? Домой хочу! Там наверно все с ума сходят. Охота поесть и спать завалится в свою кроватку. Если выберусь отсюда, никогда больше не буду читать книги про попаданцев. А то еще и восхищалась, какая у них жизнь интересная. Да ну нафиг! Не надо мне такой жизни. Просто хочу жить спокойно и скучно. И чтоб таких гроз не было.
  Когда рыдания перестали меня душить, и я успокоилась, перевернулась на спину и бездумно уставилась в небо. Мне было все равно, даже если в меня сейчас попадет одна из молний. Только через несколько минут заметила, что с небом что-то не так. Нет, я конечно понимаю что после дождя небеса не должны быть голубыми да еще и так быстро. Но с ними вообще творилось что-то странное. Туча, выплеснувшая свой гнев на землю, уползала куда-то за горизонт. На несколько секунд появлялась голубизна неба, а потом все застилала какая-то серая муть. Эта муть очень сильно раздражала. Как будто смотришь через очень грязные окна, и руки так и чешутся протереть их. Взмахнув руками и удостоверившись, что мне это не кажется, с разочарованным вздохом поднялась. Хотелось есть и пить. А так как первого у меня нет, то пойду хоть попью. Добредя до озера, припала к воде. Когда жажда ушла, решила не мелочится и искупаться, все равно мокрая, а после падения, еще и грязная. Потом вспомнила свой полет закончившийся в этом озере и что-то мне расхотелось. Но платье надо было застирать, а то оно у меня одно. Поглядев по сторонам, быстренько скинула одежду и засунула ее в озеро. Сполоснув и оттерев грязь, решила им же обтереться. Как только холодная ткань коснулась кожи, так я сразу же покрылась мурашками. Поборов дрожь и обтеревшись, умыла лицо и задумалась, как мне сушить одежду. На ум пришли воспоминания о том, как в прошлый раз она высохла. Вот бы и сейчас так же. Желание высохнуть было очень большим, но ничего не происходило. Ой, я же тогда думала о ветре. Стала представлять, что меня обдувает ветер, суша одежду, но откуда-то из подсознания вылезло, что сильный холодный ветер тоже сушит. Вот он-то меня от неожиданности свалил с ног. Шлепнувшись на мягкую точку, я завизжала. Так как вся та вода, которая стекала с платья на землю окатила меня да еще и ветер пронизывающий и холодный. Одно радует, платье высохло. Правда я опять вымазалась, и мне пришлось лезть в озеро, чтоб отмыться, так как платье мочить не хотелось.
  После процедуры помывки стуча зубами, так что самой становилось противно, побрела назад к дереву. Зачем не знаю, просто на уровне подсознания понимала, что так нужно вот и шла. По пути сделала небольшую петлю и подошла к зайцу. Вдруг его есть можно. Выглядел он на удивление прилично. Серая шерстка даже нигде не сгорела, да и сам заяц выглядел так, словно он живой, только спит. Присела на корточки и стала рассматривать более внимательно. Может его потормошить надо, чтоб очнулся. Только мои пальцы коснулись шерстки, как заяц рассыпался пеплом. Это просто ужасно. Он же выглядел как живой. Да даже если и был мертвый, он не должен был рассыпаться. Это же просто молния, ну пусть не совсем обычная. Стоп. О чем это я? Какая не совсем обычная? Что я вообще знаю о этом месте. Может для них такие грозы обычное явление? Простите мне мою слабость, но мне СТРАШНО! Я вообще домой хочу! Кто посмел меня сюда засунуть? Голову ему откусить надо, а потом сказать, что так и было. Так погрузилась, что даже не заметила, как я уже подошла к дереву. Прижавшись к нему, печально вздохнула. Это надо же было так попасть. Кожей сразу почувствовала как бегают мурашки.
  – Что мне делать? – сама не поняла, как спросила у дерева.
  Под ладонями обнадеживающе толкнулись.
  – Конечно тебе легко, ты то дома, – воскликнула я на такое. В ответ получила такую радость.
  Не удержавшись, дерево стало рассказывать как любит этот мир и как радо было тут родится и как мне повезло сюда попасть. Какие тут все хорошие и прочее и прочее. Поток эмоций, складывающийся в слова, невозможно было остановить. Но постепенно я стала улавливать печаль и боль. Что-то случилось. Очень плохое. Но рассказывать об этом дерево не стало. Вместо этого оно пожелало мне удачи. Улыбаясь во все тридцать два, попрощалась с деревом и повернулась в сторону построек. Нужно искать дорогу к людям. Сделав два шага, в шоке остановилась. Я что, разговаривала с деревом? Как такое возможно? Похоже, я все-таки сошла с ума. Деревья не разговаривают! Это просто не возможно! Резко повернувшись, подлетела к дереву и приложила ладони.
  – Ау?
  Стою вся в напряжении и жду результата. Я точно сумасшедшая. Ждать, что дерево ответит на твое ауканье просто глупо, но я стою и жду. Неожиданно что-то проползло по ноге. Взвизгнув, я резко отпрыгнула и чуть не протаранила дерево головой. Оглянувшись и удостоверившись, что сзади не ползают какие-нибудь змеи, я снова обратила свое внимание на дерево, но тут по ноге снова что-то проползло. Замерев, я ждала, что будет дальше. А дальше вообще фантастика. Этот неизвестный кто-то, метался задевая ноги туда-сюда. Резко отпрыгнув назад и повернувшись, никого не обнаружила, но ощущение прикосновения к ногам не прошло. Задрав подол платья, я завизжала. У меня есть хвост! Это просто кошмар. Длинный хвост с черной кисточкой в форме сердечка на конце. Почему черная кисточка, если я блондинка? Не знаю и знать не хочу. А вот как я его раньше не заметила, действительно вопрос дня. Я уже и в озере купалась аж два раза, и себя рассматривала. Хотя постойте! Я просто воспринимала его как руку или ногу. То есть я знала, что он у меня есть, просто не обращала на него внимание? Все, заберите меня добрые дяденьки в белых халатах! Передернув плечами и вернув подол платья на законное место, я ощупала голову в поисках рожек, а то мало ли что. Не найдя таковых, успокоилась. Блин, у меня хвост. Я хвостатое чудовище! Вздохнув несколько раз глубоко, чтобы окончательно прийти в себя и перестать восторженно ощупывать себя сзади, вспомнила про дерево. Взглянув на него, пришла к выводу, что просто от пережитого схожу с ума. Помотав головой, и размышляя как мне теперь сумасшедшей выбираться из этой передряги, я все же побрела в сторону построек. На плечо тихо опустился лист. Удивленно посмотрев на него, взяла за черешок и повертела в пальцах. Уловив приятный аромат, стала обнюхивать его, в животе тут же жалобно заурчало. Вот и куда его теперь деть? Бросать не хочется, да и не правильным это кажется, а куда его деть. Шла по берегу озера и задумчиво крутила листик в руках. Как же он классно пахнет. Такой аромат. Словами не передать. Его так и хочется сжевать.
  Только собравшись откусить кусочек листка (А что? В детстве часто жевала листики. У них прикольный вкус. Вроде пресный, но в тоже время с горчинкой), как смачно свалилась, запнувшись о подол платья. Странно, раньше не запиналась. Встав, подняла листик, который выпал из рук, и заткнула его за ухо наподобие ромашки. Опять платье запачкала. Видимо, мне судьба бегать вечно грязной. Отчищая грязь с колен, заметила, что в разрезе от кинжала видна грудь. Это что я все время сверкала голой грудью? Дожила. Чем бы завязаться, чтоб не видно было. Плюнув на грязь, в размышлениях двинулась дальше, прикрываясь рукой.
  Относительно бодрый по началу шаг сменился осторожной поступью из-за этого дурацкого платья. Постоянно запинаюсь и чуть что падаю. Идти становилось тяжелее, но уже не из-за платья. Изнутри появлялась боль. Словно змея она поднимала голову и ждала, когда жертва, завороженная ее взглядом, напуганная и усталая, споткнется, чтобы схватить ее. С каждым шагом силы уходили, и смогу ли сделать еще один, уже не была уверенна. Казалось, что даже дышать стало трудно. Расстояние, казавшееся маленьким, вдруг стало огромным. Рухнув в очередной раз, подняться уже не могла. Отдышавшись и успокоив сердцебиение, собрала подол и резанула появившимся кинжалом. Только по волне жара и холода поняла, что у меня в руке тот кинжал. Но как? Я его не брала с собой. Волны накатывали, забирая оставшиеся крупицы силы. Уронив его, оперлась на руки, закашлявшись воздухом, которым умудрилась подавиться. Боль была уже невыносимой, хотелось кричать, но толку от этого не будет, еще чего доброго набегут какие-нибудь хищники и съедят меня. Каким-то осколком сознания отметила, что кусок, отчекрыженный от платья, идеально подойдет, чтобы завязать грудь.
  – Помогите, кто-нибудь помогите! – шёпот вместо крика. Тяжелое дыхание и последние силы на удержание сознания. Руки подогнулись и, упав, я смотрела на чистое небо. Странно, именно сейчас я смогла увидеть то, что скрывала пленка. Всю глубину неба. В ней хотелось раствориться, вернее, раскинуть крылья и взлететь. Улыбка проскользнула по губам. Я что, барышня кисейная? Опираясь на руки, села. Отдышавшись немного, стала подниматься, зацепив полоску ткани. Она медленно скользила по земле, по мере того как я распрямлялась. Выпрямившись полностью, я замерла ненадолго, ожидая когда же мир перестанет кружиться. Боль скручивала внутренности в тугой клубок, не давая нормально дышать и двигаться. Медленно, но верно сделала из обрезка платья себе топик, поправила огрызок юбки, пожамкала хвост. Вздохнув полной грудью, превозмогая боль сделала шаг. Еще и еще. Боль хоть и не проходила, но стала какой-то привычной что ли идти было хоть и тяжело, но все же лучше чем валяться на земле и ждать когда придут и помогут дойти, либо умереть, и не факт что быстро. Умирать как-то не хочется, да и ждать, так что я медленно бреду в сторону домов в надежде что там мне помогут избавится от боли.
  Чем дольше я шла, тем больше становилось расстояние. Ноги заплетались и я периодически падала. Вот в очередной раз когда я поднялась после падения и стояла отдыхала впереди меня выскочил зверек. Странный какой-то, вроде зайца, серенький пушистенький, но в тоже время, что-то с ним было не так. Он вертел головой и прислушивался к чему-то, что находилось в кустах. Перебирая ушками замер на секунду ловя только ему доступные звуки. Отдохнув пошла дальше, но стоило мне сделать пару шагов, как он резко повернулся ко мне. Я замерла от неожиданности. Красные глаза смотрели зло и хищно. На не свойственной зайцу длинной морде выделялись длинные и острые передние зубы. Острые тонкие когти впивались в землю. О как! Какие интересные зайцы тут водятся. А тот, которого убило молнией, выглядел как обычный.
  Зверек кинулся ко мне, но явно не для того чтобы я покормила его морковкой. Хм, интересно, а чем он питается? А двигаться ему когти не мешают? Завести бы такую зверушку и натаскать на соседей, которые по утрам ремонт затевают и другим спать мешают. А что, звучит прикольно: «Если вы не перестанете сверлить, я напущу на вас своего зайчика!». А чего я, собственно, стою и жду? Надо сваливать с его дороги. Отойдя к кустам, стала осторожно продвигаться дальше используя их как прикрытие. Ага, так и дал этот зайчик уйти своему ужину. Эта зверушка изменила направление и прибавила ходу, явно намереваясь меня покусать. Вот это мне уже совсем не нравится. Зайцы должны траву есть, а не людей или кто я теперь. Он был уже близко, а я даже представить не могла, что мне делать. Под руками нет даже какой-нибудь захудалой палки. И именно этот момент выбрал хвост, чтобы вылезти. Неприятная вона прошла от его кончика и до основания поднимая мелкие волоски дыбом. Кисточка же наоборот сплюснулась приобрела очертание лезвия типа сюрикена. Чем ближе заяц приближался, тем неадекватнее вел себя хвост. Он метался по земле, оставляя глубокие борозды в почве. Попытавшись схватить его уколола руки. На ладонях выступило пару капель крови. На несколько секунд перед глазами все поплыло, а когда смогла сфокусировать взгляд, оказалось, что зверь почти добежал. А я тут стою и смирно жду.
  Бежать ему оставалось сантиметры. Как в замедленной съемке вижу, как он оттолкнулся задними лапами и подпрыгнул. Понимаю что если сейчас ничего не предприму он мне в горло вцепится, но ноги не желают двигаться. Хвост метнулся навстречу зверю, но встретится им была не судьба. Неожиданно из кустов, рядом с которыми я находилась в данный момент, появилась лиана. Схватив зайца поперек туловища, она быстро утащила его в середину куста.
  Что твориться в этом мире? Откуда у обычного куста такие ветки, а если это не куста, тогда чьи? И самое главное, как от этого защищаться? Одни вопросы и не одного ответа. Стою, жду, что будет дальше. Сначала слышалась возня и писки. Продолжалось это довольно долго, но в какое-то мгновение все стихло. Но ненадолго, потому что через несколько секунд послышалось утробное урчание, а затем звук поедания. Я думала, что это заяц ест лиану, но он все не появлялся. Это что, его съели? Нет, мне, конечно, не жалко он все же хотел меня покусать. Но КТО его съел? Помотав головой, двинулась дальше, по большой дуге обходя куст, а то мало ли – может, неведомый поедатель зайцев не наелся.
  Пока шла, несколько раз оборачивалась на куст, но оттуда так никто и не появился. Может это и к лучшему, потому как защищаться мне нечем. Теперь хоть от каждого куста шарахайся: кто его знает, кто в нем скрывается. Заприметив рядом с одним таким кустиком палку, решила рискнуть и подобрать ее, так как идти еще довольно далеко. Да что же это такое? Столько иду и все никак не дойду. Сил уже нет в прямом смысле, хоть ложись и помирай. Ага, разбежались. Не дождетесь! Мне еще домой надо попасть. Поправив волосы, которые постоянно падали на глаза, наткнулась на что-то, заправленное за ухо. Вытащила и удивленно уставилась на золотистый листик в руке. Как я про него могла забыть. Запах от него окутал и у меня жалобно заурчало в животе. Оглянувшись в очередной раз на куст, вздохнула чересчур резко, так как мне показалось, что из куста кто-то выглянул. Боль, ставшая привычной, резко сдавила внутренности и перекрыла поток воздуха, перед глазами поплыли разноцветные круги. Осторожно понемногу вдыхала, пытаясь успокоить рвущиеся на части легкие. Когда немного пришла в себя, двинулась дальше, вертя в руках листик. В последнее время столько странного произошло, что аж прям диву даюсь, как я еще на ногах держусь.
  Неожиданно на зубах что-то захрустело в изумлении остановившись и поглядев на руки, обнаружила обкусанный листик. Задумчиво пожевала и с восторгом обнаружила, что он очень вкусный. К тому же стали появляться силы, а боль отступать. Дышать стало легче, мир стал приобретать яркие краски, а я даже и не замечала, что он серый. Продолжая неспешно идти к строениям, жевала листик. Когда он закончился, оказалось, что я в принципе наелась. Хотелось бегать и смеяться. Размахнувшись палкой, швырнула ее в сторону деревьев. Энергия переполняла меня, так что она улетела далеко. Проследив, где она приземлилась, виновато зажмурилась, так как ветка угодила в дерево и спугнула птиц. Повернув голову, узрела озеро и вспомнила, что я вообще-то иду по его берегу. Завизжала от восторга. Подбежала к самой кромке воды посмотреть глубину. Увидев, что тут мелко, побежала по берегу, ища, где глубоко. Пробежав в одну сторону и не найдя искомое, побежала в другую. Сколько так бегала, не помню, знаю только, что, когда нашла глубину, с восторженным писком скинула платье и с разбегу сиганула в воду. Вода приятно холодила кожу, вызывая еще больший восторг.
  Когда смогла осмысленно думать и воспринимать реальность, оказалось, что я посреди озера плаваю на спине, а над головой – звезды. Вода теплая-теплая, странно, а днем она мне казалась холодной, может, за день нагрелась. Так, а в какой стороне моя одежда? Перевернувшись и каким-то шестым чувством определив направление, поплыла.
  Попытавшись залезть на камень, чуть не потонула. Камень был довольно высоко и зацепится за него никак не получалось. Побарахтавшись, вдруг поняла, что веду себя как дурра, ведь можно выйти немного дальше – там пологий спуск к воде. Надеюсь, у местного населения нет привычки смотреть, кто там в озере ночью топится, а то я не совсем одета, а если точнее, совсем не одета. До камня, где лежала одежда, добралась без приключений. Только все время казалось, что за мной кто-то наблюдает. Хотя, почему казалось? Я и сейчас это чувствую. Злобный взгляд так и буравит спину.
  Добежав до одежды, схватила ее и только собралась одеться, как почувствовала, что по хвосту прошла волна, точно такая же, как тогда с зайцем. Однако, когда я оглянулась, никого не увидела, но злобное дыхание чувствовала каждой клеточкой тела. Пока натягивала платье, которое не хотело нормально одеваться на мокрое тело, несколько раз померещились красные глаза. Где-то далеко слышался душераздирающий вой, он то приближался, то удалялся. Кое-как справившись с платьем, кинулась к домам.
  Наверно, это стало сигналом к атаке. Тень опустилась там, где была бы я, не дерни меня хвост в сторону. В голове совсем некстати промелькнула мысль, что хвост понимает больше, чем я. Минутной заминки хватило, чтобы увидеть зверя. Он почти сливался с окружающим миром, но при движении блики на черной шкуре выдавали его. Огромный, размером с медведя, он передвигался на четырех лапах и при этом совершенно бесшумно. Повернув голову в мою сторону, он оскалил пасть. А зубки у него нечто! Да они же с мой палец.
  Стоим, смотрим в глаза друг другу. Но вот зверь делает рывок, а я в это же мгновение – сальто назад и в полете бью хвостом по морде этого чудовища. От удара зверь пошатнулся и зарычал от боли. Видимо, нехило ему досталось от моего хвостика. Пока тварюжка не поняла, что происходит, делаю плавный шаг назад и резкий выпад вперед. При выпаде следует удар ногой, во время поворота – по инерции удар хвостом, а сразу за ним – завершающий удар когтями. Стоп! Откуда когти? Что-то я не помню, чтобы у меня был такой маникюр. Стоим и смотрим на когти, которые медленно втянулись назад, став обычными ногтями. Да я какое-то хвостато-когтистое чудовище. Зверь, видимо, тоже ничего не мог понять, его шатало, а из ран текла кровь. Он скорее всего еще не понял, что проиграл. Подняв руку, толкаю его одним пальчиком, а затем смотрю, как падает первый, убитый мной враг.
  Сколько бы я так стояла, не знаю, просто в один момент рядом раздался вой, а на меня нахлынул зловонный запах разлагающейся плоти. Запах шел явно не от зверя, лежащего на земле. Подхватившись, бросилась к домам. Увы, но добежать мне не дали.
  Передо мной выросла тень. Безвыходность ситуации поняла только тогда, когда еще несколько теней выросли рядом с первой. Тело моментально напряглось, готовясь к драке, по хвосту прошла волна. Краем сознания захватила кусты, росшие рядом, насколько помню, зайчиками они питаются, может и такими тварями тоже. Перевожу взгляд с куста на дома, решая, куда лучше бежать. Если бежать к домам с таким хвостом, то есть шанс, что мне не откроют. Делаю медленный шаг к кустам, эти твари рычат и двигаются со мной. Нападение последовало, когда я почти была возле куста. Что странно, кинулась только одна, а остальные стояли и ждали. Похоже, у них есть разум, а не только инстинкт: сожрать все, что вижу.
  Отпрыгнула в сторону и смотрю, как зверь наполовину влетел в куст. Несколько секунд затишья, а затем рев зверя, которого затащило в куст полностью. Симпатия к кусту сменилась страхом повернутся к нему спиной. Передернув плечами, вспомнила, что у меня еще несколько проблем. Они тем временем переглянулись, и ко мне бросилось сразу две тени. Делаю шаг вперед, замахиваясь выросшими моментально когтями. Один отшатывается с располосованной мордой. Второй же поскуливая, пытается освободиться от моего хвоста, который как удавка сдавливает его горло. Через какое-то время послышались хрипы и все стихло. Поцарапанный мною зверь издает такой рев, что на секунду у меня закладывает уши. Вслед за этим зверь, присев на задние лапы, прыгнул. Делаю рывок вперед, наношу удар когтями, затем разворот и удар хвостом. Завершающим ударом должен был быть удар ногой, если бы не стоящий до этого в сторонке зверь. Момент, когда он кинулся на меня, я пропустила.
  Удар когтями пришелся по плечу, но был такой силы, что я не удержалась на ногах. Звери, почувствовавшие запах крови, кинулись на меня. Из положения сидя делаю сальто назад. Резко поворачиваюсь, и в последний момент дотягиваюсь когтями до морды зверя, завершая все ударом ногой. Отлетев, зверь затих, все-таки я его добила. Долго радоваться мне не дали. Поняла, что пропустила еще одно нападение, когда по ноге прошла волна боли. Резко поворачиваюсь, отмечая краем сознания, что на ногу сильно опираться нельзя. А если надо, что делать? Правильно, сжать зубы и терпеть, так как жить очень хочется.
  Резкий поворот, и тварь получила коленом в челюсть. Полоснув когтями по глазам, со всей силы бью ногой, а затем и хвостом. Неожиданно сверху на меня падает еще одна тварь, придавливая своим весом. Все, что могу сделать в данной ситуации, это злобно шипеть и рвать его когтями. Он рычит, но встать с меня не хочет. Попробовав пошевелить ногами, ощутила резкую боль в щиколотке, похоже, она мне ногу повредила. Ну все, тварюжка, держись! В этот момент почувствовала, как ее зубы прокусывают мне ключицу. Закричав от боли, рванулась, но моя попытка освободиться не увенчалась успехом, а наоборот, только усугубила ситуацию, так как тварь еще сильнее сжала зубы. Кое-как высвободив вторую руку, стала бить ее по морде. Лишь тогда зверь отпустил меня, отшатнувшись в сторону и рыча от боли. Пока он совсем не очухался, свожу вместе пальцы, делая из когтей иглу, и втыкаю в сердце. Упавший зверь, чуть опять не придавил меня, лишь в последний момент мне удалось увернуться.
  Несколько секунд валяюсь на земле пытаясь прийти в себя. Все тело ноет, раны ужасно жжет, а правую руку вообще не чувствую. Перед глазами все плывет, из последних сил пытаюсь встать, но у меня это не получается. Перед глазами медленно расцветает тьма, что будет дальше, уже не волнует. Обидно только, что домой не вернусь.
  
  

ГЛАВА 2

Глава 2 Сознание вернулось в один миг, как будто в темной комнате включили свет. Полежав несколько секунд, осторожно открыла глаза. Надо мной было предрассветное небо с редкими звездами. Не хило я провалялась раз уже рассвет. Тело не желало двигаться, закусив губу и тихонько постанывая, я села. И от удивления чуть не уронила челюсть. На поляне не было ни одного тела, и догадаться, что тут был бой можно только по крови, устилающей практически всю поляну. Осторожно поднявшись, обнаружила, что от платья остались жалкие лоскуты. А сама я в жутких царапинах, оставленных тварями. Хромая, направилась к дому, удивляясь как жители еще не вышли на улицу.
  Поднявшись по нескольким ступеням, постучала. Подождав некоторое время, так и не дождавшись отклика, я толкнула дверь, она на удивление легко открылась. Ступив во мрак, я понадеялась, что в доме не прячутся монстры. Меня шатало, голова раскалывалась, рука висела плетью, ноги подгибались, а хвост волочился по полу.
  – Есть кто? – слабый, дрожащий голос потонул в тишине. - Простите, вы не могли бы мне помочь?
  Пройдя еще немного, наткнулась на какую-то мебель, похожую на диван. Повалившись на него, снова вырубилась.
  Разбудил меня настойчиво лезший в глаза свет. Не имея понятия, где нахожусь, я дернулась, за что получила порцию боли в руке. Матерясь сквозь зубы, осторожно поднялась и от удивления замерла. Вокруг царил беспорядок. Вещи были разбросаны и поломаны: люстра валялась посреди комнаты, пол был усеян мелкой крошкой стекла вперемешку с перьями.
  Свет? Ничего не понимая, подошла к окну, находящемуся рядом с дверью, при этом пришлось обогнуть остатки шкафа, в котором, по всей видимости, стояли книги, но от них мало что осталось. Солнце только поднялось из-за горизонта. Его первые лучи и разбудили меня. Но когда я зашла в дом, солнце было не намного ниже. Получается, что либо я совсем мало спала, чего быть не могло, либо я проспала сутки. Даже представить сложно, что столько можно спать. Надеюсь я не буду столько спать в будущем.
  Постанывая и постоянно морщась от боли, поплелась искать кого-нибудь живого. Стала сомневаться, что такие найдутся, после осмотра интерьера данной комнаты. В душе теплилась надежда, что может неизвестные не стали громить кухню и я, наконец, смогу спокойно поесть. В комнате помимо входной двери наблюдалось еще три двери. Две из них вели к лестницам. За последней меня ожидало просто невероятное везение. Я нашла кухню. Просто огромная светлая, с потолка свешивались разнообразные пучки трав и еще чего-то не понятного, вроде как мы делаем связки чеснока и лука, так и тут, только эти на овощи не были похожи. Большая печь, какие были в старину, расписанная замысловатым узором. Куча разнообразных шкафчиков с тем же узором переплетённых ветвей. Заглядывая во все подряд, уже чего только не насмотрелась. И в половине случаев даже знать не хочу, что это. Стянув пару фруктов, напоминающих яблоки, положила их на старинный дубовый стол, который был покрыт царапинами и порезами. По его виду было сразу понятно, что на нем готовят. К фруктам присоединились большая буханка хлеба, сыр и, о чудо, копченое мясо. Посмотрев на травы под потолком, выбрала аналог укропа и петрушки. Рядом с печью стоял большой шкаф, в котором нашлась разнообразная утварь типа тарелок, столовых приборов, кастрюль и прочего. Взяла оттуда нож и... загвоздка. Если хлеб я с горем пополам могла порезать, то мясо вообще никак. Рука плохо слушалась и нож постоянно выскальзывал, к тому же при движении ею боль была просто адская. Попробовав другой рукой, оказалась, что я спокойно могу держать нож левой рукой и даже резать ничуть не хуже чем правой. Посмотрела на корявый бутерброд. М-да, похоже, я погорячилась с выводом про левую руку. Ну, в принципе это не имеет значения, так как бутерброд я все же соорудила.
  Жуя на ходу, проследовала к двери, коих на кухне оказалось две штуки. За одной был склад с разнообразной снедью, разложенной на деревянных стеллажах и по корзинам. Вторая вела к внутреннему дворику или скорее огороду. На грядках росло не понятно что, но вовсе не грядки привлекли мое внимание, а странный забор в стороне от огорода. Повинуясь не понятному желанию, я подошла к забору и, найдя неприметную дверку, вошла внутрь. Это было небольшое сооружение круглой формы, посередине которого находился небольшой источник, от которого поднимался пар. Вода была просто обжигающей. Я, конечно, люблю горячую воду, но не до такой степени. Медленно вода стала остывать, пока не стала такой температуры, какой я хотела. Я бы сразу и залезла, но, на мой взгляд, не вежливо лезть в чужую ванну. Вздохнув, я вышла из купальни и направилась в дом в надежде, что все же найду живых.
  Когда ходила по комнатам, обставленным на мой взгляд старинной мебелью, у меня перед глазами появился план дома. На втором этаже две спальни. На первом - кухня и гостиная, на цокольном - лаборатория и учебный класс. Также я знала, где что лежит в лаборатории. Это что у меня проснулась память прошлого владельца? Еще этого мне не хватало. Только привыкнешь к одному и вдруг как гром среди ясного неба: ага, я знаю, как запрягать мамонта!
  Как мне подсказывала память, одна комната принадлежала мне. А вот кому вторая, понять так и не смогла. То, что в этом доме больше не будет никого, тоже пришло неизвестно откуда. Испытав смешанные чувства от этого знания, поплелась в комнату за чистой одеждой. Надо же мне, в конце-то концов, помыться. Схватила первое, что попалось под руку в резном дубовом шкафу рядом с кроватью. Очередное белое платье? У бывшей владелицы этого тела какой-то странный вкус. Ладно пока сойдет.
  Залезла в воду и сразу же чуть не выпрыгнула назад. Все ссадины и раны зажгло огнем. Рану на руке вообще взорвало от боли. Застонав и дернувшись, я порадовалась, что водоем маленький и в нем проблематично утонуть. Сознание медленно стало меркнуть. Ну, нет, что я барышня кисейная, чтоб терять сознание постоянно. Собрав волю в кулак и сжав зубы, стала тереть кожу тем, что осталось от платья, чтобы хоть как-то стереть с кожи грязь и кровь этих тварей. По пути выяснила, что собачки порядком меня обслюнявили. Все кожа покрылась слизью, похожей на слюни. И все это слезало с меня пленкой. Боль исчезала, раны затягивались.
  Провалялась в ванной до обеда и в удовольствие намылась. Рана на руке почти затянулась, остался только маленький шрам. Что-то подсказывало мне, что он так и останется. Ничего в следующий раз буду осторожнее,а в том, что этот следующий раз будет, я не сомневалась.
  Только успела вылезти и, потягиваясь, побрести на кухню для сооружения очередного кулинарного шедевра, типа бутерброда, как меня жутко потянуло в учебную комнату. Выругавшись сквозь зубы, не стала менять направления, подождут ничего страшного. Тяга усилилась. Меня буквально стаскивало в сторону лестницы, но я бываю упрямая, так что я все же дошла до кухни и соорудила бутер. Иду специально медленно, еще и глазки закатываю от того, какой бутерброд вкусный. Еще бы он не был вкусным. За то время что я нахожусь в этом мире, я всего второй раз ем. И хоть надо мне немного, но все же надо, так что я не обжора. Тот, кто вел меня вниз, по ощущениям, уже стал материться от того, какая я улитка. А я сегодня вредная, вот! Засунули меня непонятно куда, а теперь хотят, чтоб я бегала по первому зову, а вот фиг вам.
  Странно, но когда зашла в класс в нем, было пусто. Ну, то есть мебель стояла. Ну там парта и учительский стол наискосок от стены, резные шкафы со всем необходимым, на стене весела огромная черная доска, но того, кто меня тянул, не было. Залезла на парту сижу, жду, болтаю ногами. А что еще делать. То, что кто-то обязательно должен, появится я была уверенна. Поэтому и жду как послушная девочка, но что-то его долго нет. Поймала хвост. Странно, но он абсолютно гладкий и мягкий. И как это я им тогда на поляне. Кисточка тоже мягкая и не представляет угрозы. Наверно он только в момент опасности становится колючим. Висит, как ленивая змея, так прикольно смотреть, как он извивается в надежде ускользнуть от цепких пальчиков. Ну да, может он и ведет себя странно, но мне как-то все равно. Если бы не он, меня уже не было бы в живых. Так что я ему еще и ленточку подарю.
  Неожиданно в центре комнаты засветилась пентаграмма. Странно я ее раньше не видела, но теперь хотя бы понятно зачем парта сдвинута к краю. Мозг автоматом перевел, что данная пентаграмма предназначена для поддержания слабых божественных сущностей. Когда в ней появилась полупрозрачная фигура, я с любопытством уставилась на нее. Она, в принципе, не отставала от меня. Глазки так и лучились любопытством. Соскочив с парты, осторожно подошла к границе пентаграммы, которая слабо светилась. М-да сил в ней осталось очень мало. Все это проскочило у меня в голове, однако как ее подпитать там информации не было. Ну и ладно.
  Поиграв в гляделки некоторое время, я улыбнулась. Откуда-то было чувство, что она не причинит мне вреда. Да и вообще на душе было спокойно. Хвост, до этого готовый защищаться, расслабился и обвился вокруг ноги. Честное слово: он живой и явно сам думает. Это какой-то кошмар. У меня думающий хвост. Постойте, почему кошмар? Это же здорово: рядом всегда есть живое существо. И к тому же не сбежит, когда я ему надоем.
  Послушаем, что нам скажут. Может удастся уговорить ее отправить меня домой. Хотя я в этом сомневаюсь. Да и домой уже не хочется. Что меня там ждет? Скучная и никому не нужная жизнь? Ходить на работу, которую ненавижу, чтобы жить, так как принято? Ни шагу за грань принятого в обществе? Читать книги про попаданцев и мечтать самой оказаться на их месте? Так вот он – мой шанс, так чего я теряюсь? Единственное, что вызывало грусть и тоску, – это мама. Надеюсь, она меня простит за то, что я так внезапно исчезла, но она у меня сильная. Она сможет смириться с этим.
  Пока я витала в своих мыслях, фигура, тоже, подплыла к границе пентаграммы. То, что она не сможет пересечь границы, я знала, да и страха не было. Вон даже хвост спит.
  – Приветствую тебя - она провела рукой напротив моего лица как в «Звездных войнах».
  Голос у нее был тихий, словно шелест ветра в листве. Да и сама она была, скажем так, не совсем призраком. Хотя, что я хочу от божественной сущности?
  – Здравствуй. - Так и хотелось добавить магистр Йода, но я сдержалась.
  – Я Энния. Последняя из оставшихся богов этого мира. - Она замолкла, ожидая моей реакции.
  – Э-э-э очень приятно меня зовут Алиса. Я... – дальше у меня случился ступор, а собственно кто я теперь? - Простите, вы не могли бы мне сказать, как я тут очутилась и зачем меня сюда выдернули?
  – К сожалению, я не знаю этого - она сочувственно посмотрела на меня - но то, что ты здесь это очень хорошо.
  Ага. Смотря для кого. Что-то мне подсказывает, что мне предложат не увеселительную прогулку. Тут даже зайцы хищные.
  – Может, вы мне расскажите хоть что-то? - вздернув бровь, скептически посмотрела на нее.
  – Этот мир называется Энерия. Когда-то он был прекрасным и цветущим. Но случилось то, что мы никак не могли предвидеть...
  Она продолжала что-то говорить, но я не слышала. Боль накатила, внезапно выбив воздух из легких. Сделав несколько попыток вдохнуть, закашлялась, когда это удалось. Мне вот интересно, почему боль приходит на выдохе. А потом сидишь и как лягушка открываешь рот. Стоп, а почему я сижу, вроде же только что стояла. Все тело сотрясала дрожь.
  – Что с тобой? - воскликнула Энния.
  Она уперлась в барьер руками и со страхом смотрела на меня.
  – Мне... мне нужно... – стиснув зубы, чтобы не закричать от волны боли, я медленно свернулась клубочком.
  – Все в порядке - постаралась выдавить улыбку - мне просто нужно немного отдохнуть.
  Перед глазами плыли круги, и кажется, несколько раз я теряла сознание. Неожиданно перед глазами вспыхнул золотой лист. Точно, мне же после него стало лучше. А точнее боль совсем ушла. Значит мне нужно дойти до того дерева и попросить листочек. Вся проблема в том, что идти я буду долго и упорно. Развязав свои конечности и кое-как встав, попробовала сделать пару шагов. Меня шатало и слабость была такая, что стало страшно, что просто не дойду, но мне это жизненно необходимо. Энния беспомощно смотрела на меня. Она явно не понимала, что происходит, да и помочь ни чем не могла. Не дожидаясь ее реакции на мои действия, медленно поковыляла на выход. Хм, в лаборатории есть засушенный лист, может он подойдет.
  Пока шла в соседнюю комнату внезапно поняла, почему мне так плохо. Это тело не могло принять меня и пыталось отторгнуть мою сущность. Все это сопровождалось дикой болью. И чем больше времени я проведу в этом мире, тем сильнее будет боль. Откуда я это знаю, ответить не смогу, просто это пришло и все.
  
  
  – Алиса – в панике звала меня Энния.
   – Я сейчас, – отмахнулась я.
   От каждого движения тело пронзали невидимы иглы. Пока нашла нужный шкаф, который по закону подлости оказался самым последним все обматерила. Вот скажите мне: зачем нужно столько шкафов? Вся немаленькая стена заставлена этими шкафами. Это с одной стороны, а с другой – стеллажи, уставленные разнообразными колбами и пробирками. А между ними большущий стол. Не ну я, конечно, понимаю, что все это нужно для приготовления эликсиров и зелий. Ну, или еще чего. Вот он, наконец. Футляр из черной кожи неизвестного зверя. В нем находился всего один лист, хотя отделений было много. Осторожно взяв его в руки, принюхалась. Надолго мне его не хватит. Нормального листа хватило на сутки, сомневаюсь, что сушеного хватит настолько же. Может мне его не есть, а сделать сигару? М-да докатилась. Хотя. Нет, не буду рисковать последним листом, потом может как-нибудь. Задохнувшись от очередной волны боли, схрумкала лист и сползла на пол. Пожалуйста, хоть не надолго подействуй, чтобы я смогла добраться до дерева, а еще Энния в соседней комнате ждет и долго она не продержится. Вскоре лист подействовал, и вставило от него, так что меня аж подбросило. Перед глазами цветные круги сменились просто неестественно яркими красками, хотя может я просто привыкла к серому и поэтому мне кажется, что ярко.
   На этот раз обошлось без провала памяти. Только гиперактивность так и перла. Что мне совсем ни к чему. Вздохнув, медленно положить футляр на стол. МЕДЛЕННО я сказала. Блин все равно не получается. Реакция срабатывает одновременно с мыслью.
   – Привет – Энния отшатнулась от бешеного блеска в моих глазах. – О! Не волнуйся, в этот раз я себя почти контролирую.
   – В этот раз? Почти? – в ужасе она отшатнулась, когда я подлетела к черте пентаграммы.
   Она что меня опасается? Пожав плечами, поскакала дальше. А что, столько всего интересного. О, а тут тайник. Интересно, что в нем?
   – Ага, – радостно закивала я, не отвлекаясь от поиска рычага.
   Она пребывала в некотором шоке от того, как я бегаю по комнате и тыкаю во все. Где-то же должен быть этот нехороший рычаг, чтоб ему! Почему я не помню, где он?
   – Он открывается магией, – рассеяно сказала Энния, видимо я вслух говорила.
   – Магией? – задумчиво повторила, останавливаясь напротив нее. – А у меня ее нет?
   – К сожалению, магия исчезла при проведении ритуала...
   Она резко замолкла и осуждающе посмотрела на меня. Видимо сказала то, что не хотела говорить. Взяла на заметку, что нужно выяснить какой такой ритуал, эта уже точно больше ничего не скажет, по глазам вижу.
   – Ты мне рассказывала про... – напомнила я, разрабатывая в голове план, как вытянуть из нее информацию.
   Эйфория медленно проходила. Краски мутнели и тускнели, мир приобретал все тот же серый цвет. Я сидела на подоконнике в своей комнате, свесив одну ногу на улицу и думала. О том, что мне рассказала Энния, об этом мире, о том, что я чувствую и хочу ли участвовать в этом кошмаре. Энния сказала, что мир медленно умирает. Те, кто еще остались, пытаются выжить, как могут. В постоянных войнах единственные способы защиты – это магия. Отсюда и появились те милые зверушки, которые так хотели мной закусить. Это все эксперименты населения. И как далеко зашли эти эксперименты Энния не знает. Единственное, что могло помочь – это артефакт Инэйя. Это некий камень, содержащий силу светлую и темную. И хоть артефакт был разумен, ему нужен был хранитель. Откуда появился первый, никто уже не помнит. В прочем как выбирались последующие тоже никто не понимал. Молодой хранитель проходил обучение у старшего и после обряда посвящения становился полноценным хранителем, а его учитель уходил. Куда уходят хранители, тоже была загадка. Да и вообще вся жизнь хранителей была не понятно простому народу и мелким божкам.
   Все было прекрасно, и Энния не могла сказать, в какой момент что-то пошло не так в развитии Ариэль, так звали хранительницу. С равновесия темной и светлой силы она сместилась на темную сторону и Инэйя разбилась. У меня такое чувство, что она специально это сделала. Но с того момента, как артефакт разбился мир и стал умирать. Уж не знаю, что во мне заговорило, но я не хочу этого. Я видела мир, каким он был до этой катастрофы, в те моменты, когда во мне бурлила сила Златодрева, я могла видеть, какой он был на самом деле. Это прекрасный мир и нельзя просто так оставить его умирать, тем более что я могу помочь.
   Да и вообще что я теряю? Раз попала сюда нужно оторваться по полной. К тому же Энния сказала, что у меня должны быть крылья. В общем, на тот момент, когда она мне рассказывала, во мне еще бурлила сила и поэтому я уже бы ускакала собирать артефакт, если бы не одно но: куски артефакта пропали и где они находятся Энния не знала.
   Единственное, что она мне посоветовала, это сходить к чаше, где раньше находился Инэйя. В общем за место того, чтобы отправляться в путь, я была вынуждена ждать наступления утра, так как неожиданно обнаружила, что уже поздний вечер. Наоборот услышав от Эннии что, выйдя сейчас на улицу, наживешь себе неприятностей, я бегом рванула на выход. Оббежала раза два дом, нашла зайца и только хотела его поймать, как он рванул от меня. Странно это как-то. Прошлый заяц вон как кинулся на меня, а этот наоборот сбегает. Погоняв его немного, случайно загнала в куст. Оттуда сразу же послышалось хрумканье. Упс. Это не я. Насвистывая, отошла от куста. Пробежав глазами и не найдя новую жертву, печально вздохнула и пошла в дом. На пороге обернулась и с надеждой еще раз осмотрела местность, но так никого и не обнаружила.
   – Вернулась, наконец? – она осуждающе на меня посмотрела.
   Пожав плечами, уставилась на нее. Она заметно напряглась и заерзала.
   – А как я найду эти куски Инэйи?
   – Ты почувствуешь, – она улыбнулась. – К тому же я чувствую, в тебе уже есть кусочки артефакта. Совсем маленькие, но все же. Мое время подходит к концу. Я не могу долго тут находится.
   Ее фигура потускнела и растворилась, я же поднялась к себе в комнату, уселась на подоконник, где и просидела остатки ночи в размышлениях. Утром, приготовив завтрак из найденных на кухне продуктов, отправилась на поиски чаши. Богиня хоть и вызывала во мне теплые чувства, но все равно бесила. Это надо же было! Задание вручила, а помочь чем-нибудь это фиг. Я же даже не знаю, как пользоваться крыльями, и она не объяснила. Что-то я жаловаться начала, этого мне еще не хватало. Наткнувшись на неприметную и порядком запущенную тропинку, которая вела в лес за домом, пошла по ней. Неожиданно лес закончился, и я оказалась на абсолютно круглой поляне, посередине которой стояла каменная чаша. Она была из полупрозрачного камня в форме дерева с золотыми листьями. На корнях, которого сидело прижавшись к стволу существо. Видимо данная фигура обозначает хранителей. Крона было сделана так, что образовалось углубление, в котором раньше явно что-то образовалось и лежало. Листья и ветви обвивали этот предмет и, даже когда его не стало, форма осталась. Чашей, если честно, ее можно было назвать только условно.
   Задумчиво провела ладонью по краю, пытаясь вспомнить, что тут было, но память как назло молчала. Неожиданно по коже пробежали мурашки. И стали подниматься по руке. Шестым чувством поняла, что это остатки Инэйи. Крохотные осколки, которые всегда остаются после того, как камень раскрошится. Вслед за мурашками появилась горячая волна. Жутко хотелось отдернуть руку, поскольку в памяти еще осталось воспоминание о боли. Проведя по всему краю, спустилась в саму чашу. Было жутко неудобно, так как она не имела гладкого дна и крупинки могла забиться в ямочки. Зажмурившись и закусив губу, терпела этот жар, поднимающийся по руке. Боль все не появлялась. Может и вообще в этот раз обойдется без нее. Но что-то мне подсказывало, что она придет. Открыв глаза, несколько секунд любовалась на обилие красок. На лбу чувствовался обруч. Было так здорово смотреть на мир, когда он не замутнен. Улыбаясь, пошла назад, напоследок погладив чашу обещая, что я верну Инэйю.
   Уже подходила к дому, когда пришла боль. Не такая сильная, как первый раз, но все же достаточно для того, чтобы, ухватившись за дерево, сползти на землю. Боль накатывала волнами, иногда не давая мне вдохнуть. Прислонилась спиной к дереву и закрыла глаза. Из головы все не выходило, что же лежало в ветвях дерева. Нет, я, конечно, знаю что это место Инэйи, но вот как он выглядел. Пока я мучила мозг, пытаясь найти в памяти хоть что-то, боль почти прошла. Поэтому поднявшись, я побрела дальше. Уже около самой двери в голову пришла мысль, что неплохо было бы сходить к Златодреву и попросить листьев. Что-то мне не вериться, что такие деревья растут на каждом шагу.
   Рядом с деревом просидела довольно долго. Просто думала обо всем на свете. По коже бегали мурашки, и было так спокойно. Оно словно вселяло в меня уверенность, что все получится, и я смогу собрать Инэйю. Когда стало темнеть, я попросила дерево дать мне листиков. Оно скинуло довольно много, и аккуратно собрав все, я напоследок поделилась идей их курить. На минуту Златодрево задумалось, а потом выдало, что попробовать стоит, так как эффект тогда будет держаться дольше. Но при этом я буду вести себя не совсем адекватно. Ну и ладно это я переживу, зато весело. Еще меня беспокоило, что я не знаю, где искать осколки. Но и на это у Златодрева нашелся ответ. Я их почувствую, но на маленьком расстоянии, так что мне придется много передвигаться.
   – Может, ты еще знаешь, как пользоваться крыльями? – улыбнулась я, хотя на положительный ответ не очень рассчитывала.
   Похоже, зря я сомневалась, так как в ответ мне пришло, что все зависит от желания. Нужно просто очень сильно хотеть обрести крылья и не боятся упасть. Кстати, и магией я могу пользоваться, но только той, что принадлежит хранителям и никогда не исчезает. Использование пентаграмм помогает ее использовать. Это проблема, так как я не знаю и не помню ничего на этот счет. Магия же данная природой Ариэль у меня в очень маленьких размерах, так как она почти перегорела при проведении ритуала. Что за ритуал Златодрево отказалось со мной делиться. Странно все это. Ладно, все равно узнаю. Поблагодарив Златодрево за все, побрела домой. Нужно найти информацию по пентаграммам.
   Листья аккуратно сложила в футляр. Как я поняла, сохнут они в нем же. Но вот что странно: некоторые отделы засветились голубым после того, как я положила в них листья. Ладно, потом увижу, что это значит. Прихватив с собой футляр, направилась в учебный класс искать полезную информацию.
  Книг было не так много, как хотелось бы. Это вообще странно: в учебном классе и так мало книг, всего-то с десяток наберется. Собрав их, поднялась в комнату: тут как-то легче читается. Да и вид из окна просто потрясающий. Небольшая полоска светлого песка отделяет озеро от зелени леса. Солнце сверкает, отражаясь от водной глади. Шелест ветра в листве и запах разнообразных трав. Сидя на подоконнике, листаю учебник. Один был по устройству мира где какие расы находятся, какие реки, особенности жизни и природные характеристики. Не сомневаюсь, это пригодиться, но этой книгой займусь попозже.
  Дальше шли учебники по воздушной магии. Пролистав, нашла самое простое заклинание. Призыв легкого ветра. Так что тут: сосредоточится, представить ласковый ветерок обдувающий тебя и произнести абракадабру, от которой язык можно сломать. Так, легкий ветерок – это легко, слова тоже произнесла надеюсь правильно. Сижу, жду ветерка, неожиданно ледяной порыв ветра снес меня с подоконника, хорошо, что внутрь, а не на улицу. Замерзнув в миг, сижу на полу и соображаю, что сейчас произошло. Я же все правильно сделала. Что не так? Еще раз. Легкий ветерок, слова. На этот раз меня отшвырнуло к кровати, так как падать мне уже не куда было.
  Упершись как баран, я раз за разом пробовала, но все не удачно. Слова уже отлетали как семечки от зубов. В последний раз сосредоточилась, представив легкий ветерок, и только собравшись произнести слова, которые за секунду до этого произнесла в голове, как меня обдул нежный теплый ветерок. Попробовав еще раз, все получилось. Радостно похлопала в ладоши. Сил на такое простое заклинание ушло немерено, а ведь оно одно из самых легких. Если меня так от простейшего заклинания плющит, то что дальше будет? Потянувшись, переползла на кровать и свернувшись клубочком вырубилась.
  Подъем был тяжелым, болели все мышцы, да и вообще было такое ощущение, что я бегала всю ночь, а не спала. Потянувшись, поняла, что если не встану, то усну, сидя. Через некоторое время встрепенулась и поняла, что мне нужен заряд бодрости, поэтому, соскочив с кровати, не посмотрела под ноги, за что и поплатилась, так как наступила на подол платья, в котором вчера, так и не сняв, грохнулась в постель. Психанув, резанула по нему, укоротив раза в два-три. Кинжал, как всегда без усилий, как появился, так и исчез. Пройдясь и удостоверившись, что мне теперь ничего не мешает, взглянула на хвост, обвивший ногу. Странно, как он не мешает при ходьбе, но я про него почти забыла. Взявшись за кончик, стала разматывать, точнее попробовала. Он упирался и либо скручивался обратно, либо просто растягивался у меня в руках. Вот зараза!
  – Если ты сейчас же не развернешься, я не знаю, что с тобой сделаю. – пригрозила я, мда дожила разговариваю с собственным хвостом.
  Посмотрев, как он лениво развернулся, потрусила на улицу на пробежку, хвост сонно поволочился за мной. Ему явно нужна встряска. Добежав до Златодрева, провела рукой по его коре, приветствуя. Настроение было просто потрясающее, силы вернулись и настроение просто перло в верх.
  Посидев немного рядом с Древом, побежала обратно. Хвост все так же вяло висел. Ну ничего, сейчас я устрою ему встряску. С разбега сиганула в озеро. Холодная вода выбила из легких воздух, пуская пузыри, я взметнулась в верх, вынырнув не нашла ничего лучше, чем завизжать. От восторга. Выбравшись на берег, я повторила правда уже без визга. Наплававшись вдоволь выбралась мокрая как мышь и холодная как цуцик. Легкий ветерок и через минуту я сухая. Дома, забежав на кухню и соорудив очередной бутерброд, почапала в комнату дальше изучать книги.
  Пролистав книги по воздушной магии и не найдя ничего про крылья, взялась за оставшиеся. Еще одна книга была на непонятном языке, видимо иностранный. Дальше книга про растения полезные и не очень, то есть лечебные и ядовитые. О, тут даже этот куст всеядный есть и он оказывается ядовит, ну это как раз и не удивительно. Следующая книга про животных. Пролистав ее всю, так и не обнаружила мутантов-зайцев или тех песиков. Хоть и животных много, но ни одного необычного. Отложив ее в сторону, взялась за следующую. О, а эта как из трав приготовить то или иное полезное и ядовитое. Такое ощущения как будто тут ведьм учили, а не хранителя.
  Ничего про пентаграммы так и не нашла, это как-то не правильно. Если это сила хранителя, значит что-то все равно должно быть. Спустившись в учебный класс еще раз все перерыла. Проходя мимо стены, остановилась, подчиняясь какому-то чувству. А, точно, тут же тайник должен быть. Проведя рукой и ничего не почувствовав, вспомнила, что Энния говорила, что он открывается с помощью магии. Ее осталось не так много, но попробуем. Представила, что дверь открылась, добавила чуть-чуть силы и ничего. Как в бездну канула. Почесав затылок, поскакала в верх: вдруг есть какие-то слова. Пролистав учебники, нашла-таки нужное заклинание «Для открытия закрытого». Ну и название. Силы требовалось немного больше чем при ветре, но попробовать все же стоит: вдруг мне повезет. Так, что тут нужно? Ага, тут не просто нужно представить, что дверь открывается, но и потянуть за воображаемую дверь рукой, и произнести очередное языкозавязывающее заклинание.
  Вбухала остатки силы в заклинание, но результата так и не последовало, зато меня высосало досуха. Покачиваясь, на заплетающихся ногах поплелась на верх. Надеюсь, что до кровати все же дойду. Не зря надеялась, дошла-таки, но, как только легла, меня сразу вырубило. То ли снилось чего, то ли было на самом деле, но меня не покидало какое-то неспокойное чувство, что по дому кто-то ходит, проснувшись в миг, прислушалась. На кухне звякнула посуда, где-то скрипнула половица. На лестнице послышались тяжелые шаги. Бесшумно скатившись с кровати, заметалась по комнате, пытаясь спрятаться. Что-то мне не хочется встречаться с неизвестными. Подлетев к окну, взялась за выступ над ним и одним плавным движением выскочила в окно, повинуясь захвату рук полетела не вниз, а наоборот в верх. Отпускаю в последний момент руки и хватаюсь за раму, но уже с внешней стороны, висеть вниз головой, конечно, не удобно, но я распростерлась на самой крыше и теперь, чтобы меня увидеть, нужно далеко высунуться; надеюсь они не станут этого делать.
  Все эти действия я умудрилась проделать без единого звука и за максимально короткое время, так что еще и ждать пришлось, когда неизвестные зайдут в комнату. Дверь с противным скрипом открылась и по комнате затопали шаги. Раздался шум и возня, через некоторое время грохот, а шаги подошли к окну. Отвратительное зрелище, скажу я вам, мне открылось. На черепе предположительно медведя клочьями весела шкура. Причем она похоже моментально разлагалась. Все эти клочья сползали обнажая череп, на котором через мгновенье стали появляться ткани, из которых росли иглы. Когда иглы приобрели длину примерно десять – пятнадцать сантиметров, их рост остановился и появилась какая-то слизь. Ее было столько, что она капала со шкуры. При этом всем от медведя шла такая вонь, что у меня мало того, что дыхание перехватывало и не хватало воздуха, так еще и глаза слезились.
  Руки катастрофически устали и тряслись, а медведь все не убирался. Я сползала вниз и, пытаясь ухватиться получше, я случайно уронила вниз кусочек черепицы. Стукнув медведя по голове, она расплавилась в слизи, а иглы моментально встали дыбом. Медленно голова стала поворачиваться в мою сторону, послышалось низкое рычание. Тут бы мне и конец, наверно. После того, как напрактиковалась магии, сил не было совсем, ну не то, чтобы совсем, но сражаться с медведем я не рискнула бы. В общем, вишу, прощаюсь с жизнью, как внизу раздался сотрясший дом рык медведь, замер на мгновение, а потом исчез из моего поля зрения, зато я увидела, что эта тварь сотворила с моим подоконником. Глубокие борозды от когтей – это еще ничего по сравнению с тем, что наделала слизь. Она практически полностью его расплавила. Как вообще дерево можно расплавить, уму непостижимо.
  Топот стих, а я поняла, что одна в доме. Выждав на всякий случай немного, стала думать, как залезть внутрь, при этом не задев островки слизи. Так ничего и не придумав, поняла, что руки больше не держат и я качусь с крыши. Хоть падать тут немного, однако очень не хочется. Цепляясь за все подряд, ободрала руки, но это не помогло и вот я уже лечу навстречу с землей. Ну, где эти крылья, которые так нужны. За спиной неслышно раскрылись крылья, затормозив прям у самой земли кверху попой, порадовалась, что не все безнадежно и я не упала, как они так же бесшумно исчезли и я шлепнулась на землю. Сглазила! Поднявшись, пошла осматривать ущерб, нанесенный посетителями. Ну что сказать, не все так страшно. Что я несу, все еще хуже!
  Везде их разлагающаяся плоть и слизь, которая проедает все на свете. Все, что можно было разбить – разбито, все, что могло быть порвано – порвано, остальное просто перевернуто. Клочья шерсти, слизь практически полностью покрывают пол. Перепрыгивая с чистого на чистое, заглянула на кухню – та же картина: все продукты попортили. Вот что теперь я есть буду?! Спустилась вниз проверить тайник. Он не сильно пострадал, хоть медведи изрядно поцарапали стену, однако до сути добраться не смогли, и то хлеб. В комнате они перевернули вообще все. Кровать сломана, перина порвана, повсюду валяются перья, видимо подушка тоже пострадала, из шкафов выкинута вся одежда и навряд ли ее удастся спасти, так как слизи здесь даже больше, чем в остальных комнатах.
  Книги валяются на полу. Подскочила к ним и схватила те, которые еще можно было спасти. То есть те, которым удалось упасть на чистые участки, и поняла, что осталась без большинства учебников по воздушной магии, про животных тоже канули в небытие, также туда последовала книга по зельям и половина книги по географии. Зато книга на непонятном языке осталась, какая радость. Мне же ее так не хватало.
  Так, смотрим, что еще можно спасти? Оглядев комнату, обнаружила футляр с листьями посредине здоровенной лужи слизи, но чудо он не расплавился, хотя немного и обуглился. Отломав от чего-то палку, подтащила его поближе к себе. А чем его взять? Побродив и так ничего не найдя, решила, что остатки подушки достаточно толстые. Подхватив, быстро перекинула футляр на чистое место и посмотрела на обожжённые пальцы, все-таки слизь прожгла подушку. Тряся рукой, прошла в соседнюю комнату. Там почти ничего не пострадало, только все перевернуто, кое-как поставив кровать на место, положила на нее книги и призадумалась, что теперь делать. Оставлять все так нельзя, а как тогда избавится от слизи? Может ее смыть? Как метеор схватив целое ведро, метнулась в ванну за водой и выплеснула на пол. Слизь зашипела и запузырилась, и стала исчезать, превратившись в вонючее облачко. Поборов тошноту, подскочила к окну и, обдирая ногти, стала его открывать, но эта зараза не хотела открываться.
  Вонь просто душила, воздуха катастрофически не хватало. Психанув, просто выбила его ногой и высунулась наружу, жадно глотая свежий воздух. Надышавшись, залезла обратно и взглядом наткнулась на дверь. Вот дура, можно же было просто дверь открыть. Похоже я схожу с ума. Теперь еще и окно выбито, мало мне бардака в доме? Вздохнув, пошла за следующим ведром, быстро выплеснула и выбежала из дома. И только через примерно час такой зарядки задумалась, а собственно, зачем я это делаю? Мне надо линять отсюда, так как они еще вернуться. В этом я была уверенна на все сто процентов. Что мне делать ведь в этот раз я могу не почувствовать их присутствие. Сил все еще очень мало, так что встретиться с ними мне не улыбается. Я конечно уверенна в рефлексах этого тела да и хвостик у меня знатный, но что-то я сомневаюсь, что против таких монстров выдержу. Ладно, раз уж начала, то закончу да и осталось не так уж и много.
  Промчавшись еще с час, убедилась, что слизи больше нет. Хорошо, что вода испарялась вместе со слизью, а то ходила бы сейчас по колено в воде. Ну это я конечно преувеличила, но с потолка бы капало, это точно. Остались только обломки мебели. Все перевернуто, но это побоку, если я еще и порядок начну наводить, зависну тут надолго. Надо вещи собирать, приберусь, когда вернусь. Если вернусь.
  Это катастрофа: вся одежда либо растворилась в слизи, либо участками, в общем для ношения не пригодна. Нашлось только платье в шкафу, опять длинное и белое. Я уже ненавижу этот цвет и платья. Эх, ладно хоть что-то. Ну, в принципе, зря я переживала, вещей нашлось хоть и мало, но все же есть. Только во что сложить? Окинув взглядом остатки комнаты, приуныла. Все разворочено, кровать поломана на куски, куда слизь не добралась, валялся пух и остатки гардероба. Весь пол в прожженных ямах. Подхватив найденные вещи и забрав из соседней комнаты книги, поплелась в низ.
  Силы почти восстановились, можно попробовать еще раз с тайником. Потянув воображаемую дверь и влив в слова силу, почувствовала, что дверь поддалась, но совсем чуть-чуть, увеличив поток силы, навалилась на дверь. В тот момент, когда она открылась, я уже была не просто высосана, а держалась на простом упрямстве. Убедившись, что дверь открыта, сползла на пол и провалилась в темноту. Пробуждение было не очень приятным, а точнее очень неприятным. Я что каждый раз буду вырубаться, когда буду заниматься магией? Как же мне это не нравится. С трудом поднявшись, заглянула внутрь тайника, там лежала толстенная светящаяся книга. Взяв ее в руки, почувствовала сопротивление воздуха, но через мгновение все прошло. В голое пронеслось, что если бы меня не признали как хранителя, то давно бы уже стерли в порошок.
  Положив книгу на остатки стола, открыла, на мгновение вспыхнула страница и стали появляться буквы. Одна засада: не могу понять, что тут написано. Всматриваюсь в буквы в надежде, что в мозгах что-нибудь сработает и я пойму. Как же я не люблю всякие иностранные языки. Ну хоть надеялась не зря, буквы поплыли и передо мной вполне такой читабельный текст.
  «Приветствую тебя юный хранитель. Данная книга является учебником, с помощью которого ты проникнешь в тайны своей новой жизни. Но помни, что начав изучать, ты автоматически соглашаешься с тем, что теперь ты хранитель и на тебе лежит ответственность за судьбу этого мира. Сила твоя дана самой Энерией, и для ее использования тебе необходимы инструменты. Чтобы сила скопилась и выдала желаемое тобой действо, придется сначала научится создавать пентаграммы. На начальном этапе пентаграммы необходимо чертить на твердой поверхности. В последствии они станут появляться в нужном тебе месте по твоей мысленной команде. Однако об этом позже. Для создания пентаграммы тебе потребуется ритуальный кинжал, который ты несомненно уже получила.»
  Вызвав кинжал, задумчиво осмотрела его. Не нравится мне он, вот что хотите делайте. Несет от него чем-то противным и я говорю не о запахе. Что-то в его поведении чувствовалось, нехорошее. Передернув плечами, перевернула страницу. На ней довольно долго мелькали разные рисунки пока не появились надпись.
  «Не могу определить уровень вашего знания. Вы новый хранитель?»
  – Э... нет, да – от неожиданности я даже как-то растерялась.
  «Тогда ваше обучение придется начать заново.»
  После этих слов на странице появились буквы и перевод к ним.
  – Это что? –Заинтересованно спросила.
  «Спроси у старшего Терафа»
  – У кого?
  «Терафа, то есть хранителя»
  – А что такой должен быть? – в ответ мне молчание, пожала плечами. – Хорошо, где его найти?
  Задумчиво вглядываюсь в книгу, с ней же стало происходить что-то странное. Буквы замелькали и засветились. Через какое-то время книга потухла и вроде как выцвела, испугавшись, я легонько встряхнула ее. Через мгновение она снова обретя краски.
   «Криворукая не тряси меня! Я тебе не бездушная тетрадка, я и обидеться могу.»
  Я в шоке. От такого заявления чуть на пол не села.
  «Так. Кто ты я догадываюсь, но вот что делать пока не знаю, так что оставь меня на время. Только когда пойдешь, не забудь меня с собой взять. А то вдруг ты не только криворукая, но еще и склеротичка. Так что советую три раза перепроверить, когда пойдешь.»
  Только я прочитала все это и хотела возмутиться, как книга захлопнулась и все мои попытки открыть ее просто игнорировала. Да и фиг с ней. Порывшись еще в тайнике и не найдя ничего интересного, заглянула в лабораторию, посмотрела на ее разгромленное состояние и снова приуныла. Даже есть нечего, все испортили, гадики. И вещи сложить некуда, хотя если оторвать от того, что попорчено может, удастся что-нибудь придумать. Выбрав кусок платья и вырезав кинжалом квадрат, принялась придумывать, что можно сделать, чтобы хоть отдаленно напоминало сумку. Как только не крутила, но все не так или слишком маленькое получается, или вообще разваливается. Морочилась около получаса и ничего. Хм, а если так. Свернув ткань по диагонали, углы завязала в узлы, подергала, чтобы не развязались. Вывернула ткань, чтобы узлы оказались внутри, оставшиеся углы тоже связала. Получилась вместительная сумка, только надолго мне ее не хватит, но не в руках же мне таскать.
  Закинув вещи в созданную сумку, побродила по кухне и нашла пару яблок, все остальное было попорчено. Гады, оставили без еды, да как у них вообще лапы поднялись на такое. Чтоб им! Совсем распустились. Жаль, что летать так и не научилась. Конечно, можно было спросить об этом у книги, но тогда я не догадалась, а сейчас она на меня не реагирует. Это надо же было найти такую вредную книгу. Выйдя из дома, задумалась, куда идти. Мда, тяжелый случай. Наверное нужно попрощаться с деревом. Добралась до него с трудом, так как после того, как тайник открыла почти не отдыхала и теперь это сказывалось. Прижавшись к стволу, постояла немного, слова сами вылетали.
  – Я пойду, вот только не знаю куда. Ко мне приходили звери, весь дом попортили. Я открыла тайник, а там вредная книга, которая не хочет со мной разговаривать, – слова лились сумбурно. – Мне... мне страшно. Хотя, что скрывать, очень интересно, что у меня получится. Надеюсь я справлюсь. Так и не научилась вызывать крылья.
  В ответ мне приходила волна уверенности в том, что в меня верят и я со всем справлюсь. Улыбнувшись, отошла, немного покружилась и, не глядя больше на дерево, пошла. Хорошо, что не назад к дому, а наоборот, в лес. Надеюсь, я не встречу тех, кто вчера ко мне в гости заявились. Идти было жутко неудобно. И волосы, и остатки платья постоянно цеплялись за кусты. И только преодолев очередные кусты, я вспомнила, что они сожрут и не подавятся. И что делать в данной ситуации? Правильно: молча идти и надеяться, что сегодня кусты сытые.
  Когда начало темнеть, стала придумывать, где мне лучше заночевать. Ничего подходящего не встречалось, а просто на земле было опасно. В общем не придумала ничего лучше, чем забраться на дерево. Устроившись на ветках, достала книгу и поковыряла обложку: вдруг она передумала и поговорит со мной, но тут меня ждал облом, поэтому пришлось ее назад уталкивать. Так в обнимку с деревом и проспала всю ночь. Кажется, внизу кто-то выл и царапал ствол, но мне было как-то пофиг на них, устав за этот день, я не нашла в себе сил проснуться.
  Утро наступило как-то неожиданно и, спустившись на землю, поискала какой-нибудь ручей. Слава всем богам, такой нашелся и, быстро умывшись, я принялась за яблоко. Делая небольшие перерывы на отдых, я все шла и шла. Ближе к вечеру вышла из леса и даже не поверила. Казалось, что он бескрайний. Однако, передо мной расстилалась степь. И только впереди, довольно далеко была видна какая-то линия. У меня появилось чувство, что мне туда. Устроившись на ночь на ближайшем дереве, долго не могла уснуть и полночи смотрела на звездное небо. Когда же сон пришел, ничего оригинального мне не показали, все то же звездное небо. Под утро меня разбудил пронзительный вой. По лесу бегали волки, разыскивая кого-то. Интересно, кого они ищут? Надеюсь не меня, хотя кого я обманываю. Тяжело вздохнув, попробовала снова уснуть и при этом не свалиться с ветки, что удивительно, мне это удалось. Утром, умывшись, съела последнее яблоко. Вчера успела заметить, что организму нужно очень мало, и если вспомнить, то и в доме я ела скорее по привычке, чем от, того что хотела есть. Хотя я рада, что мне нужно так мало пищи, что-то мне не хочется бегать за зайцами, и вообще вдруг они ядовитые.
  По степи идти было значительно легче. Преодолела почти половину пути, когда внутри зародилась боль и постепенно стала разрастаться. Было уже видно, что впереди меня ждет пропасть. Да и идти не так уж и далеко: к вечеру должна была добраться, а теперь сижу, сжавшись в комочек, и пытаюсь непослушными руками найти в сумке футляр. Да блин же куда он делся? Боль была уже просто адская, когда я все же нашла этот не хороший футляр, кое-как расстегнув, вцепилась в первый попавшийся листик и он рассыпался у меня под пальцами. Что за ... фигня? Первый вкладыш, самый близкий к корочке, видимо пострадал при контакте со слизью. Зажмурившись и схватившись за следующий листик я молилась, чтобы он тоже не рассыпался. Мне повезло, неизвестные боги меня услышали, хотя это навряд ли, так как они покинули этот мир, оставив умирать и позорно сбежали как крысы. Да и ладно с ними, схрумкав лист, я наконец смогла расслабиться, ощутив, что боль уходит. Вытерев слезы с щек и кровь с прокушенной губы, быстро стала собираться: пока мне крышу опять не снесло нужно все собрать. Успела тютелька в тютельку. Когда меня накрыла эйфория, я была уже собрана и готова к продолжению пути. Поглядывая вокруг, пытаясь насладиться яркими красками, мурлыча под нос песенки не совсем приличного содержания, я неслась вперед.
  Писец подкрался незаметно. Большая стая из волков и медведей уверенно догоняла и, когда я их заметила, было слишком поздно, оставалось только сильнее нестись вперед. Так ну вот он край и что дальше? Стая остановилась в каком-то метре-двух от меня. Повернувшись к ним лицом, сделала самый невероятный поступок, на который была способна в этот момент. А так как эйфория еще не прошла, то способна я была на все угодно.
  – Друзья, запомните этот день, когда вами чуть не был пойман капитан Джек Воробей!! – с поклоном произнесла я.
  Шаг назад в пустоту и вот я уже лечу в пропасть спиной вперед. В крови адреналин и сила Златодрева. И я визжу от восторга. Перевернувшись на живот и раскинув руки, я падаю.
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"