Романчук Иван Васильевич: другие произведения.

Я демон.Книга 1 - Переулки дворняги.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 4.44*78  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Завершена первая книга саги. Я демон - Переулки дворняги. Выношу на Ваш суд.


Предисловие.

   Дорогие читатели, написать предисловие пришлось после того как получил уже множество отзывов о книге.
   Поэтому предупреждаю!
   Если Вы ищете в этой книге любовный роман - его здесь нет.
   Если Вы в этой книге легкое повествование, развлечь себя не напрягаясь - то увы, здесь не отдохнуть разумом.
   Если Вы бережете чувства, и склонны не замечать неприятные вещи в окружающем - то Вас ждут вещи столь неприглядные, каких Вы не найдете никогда в своем окружении.
   Если Вы хотите чтобы с первых строк сложилась ясная и стройная картина - увы, Вам придется построить ее самим и автор не гарантирует успех.
   Если Вы ищете здесь хоть одного эльфа - сожгите эту книгу.
   Если Вы найдете здесь хоть одного гнома - расстреляйте Автора.
   Если накопаете единорога - то Вы ! Хи хи...
   Да что там говорить - и человека поискать то, хорошенько придется!
   Если Вы все это ищете в книге, то пожалуй не стоит тратить время, и закругляйтесь на предисловии.
   Что касается тех кому нужен увлекательный новый мир - непривычный и невиданный никем и негде, и не описанный никогда, рискните со мной, погрузитесь с головой, как и я!

Я демон.

  
   Пролог
  

Жизнь прекрасна.

  
   Ммм- глаза болят.
   Снимаю очки, тру пальцами, опять вглядываюсь в цифры на мониторе.
   Цифры мельтешат, монитор паршивенький. Экономят сволочи на глазах работников. Сквозь открытую форточку ветер забрасывает клубы пыли. Серая мебель с черным, серый ковролин, серые бумажки. Тусклый экран, серые цифры.
   Ничего не получается, не сходится в этой самой скучной работе.
   Ну иди ты лесом!
   17:00 вырезанная, убитая офисом, часть дня кончилась, кончилась, пора...
   Хватаю пиджак, грубо отрубаю комп с большой кнопки (какие там завершения работы, я тебя слишком ненавижу). Баю - баю электронный вампир, до понедельника, сегодня ж пятница все побоку... Бумажки в сейф, трель телефона. Досадливо хватаю трубу, а там нетерпеливо щебечет Аришкин голосок.
   Да, да уже лечу. Бегом по лестнице спотыкаясь. В коридоре дирик что-то нудит с апломбом, по скорому отбрехиваюсь:
   - Хорошо, хорошо все сделаю Босс (про себя - но не сейчас).
   Уффф оторвался.
   Щелкают двери отделявшие внешний, такой интересный мир, от офисной мути.
   Во внешнем мире пахнет нагретым за день асфальтом, и еще чем-то подозрительным - цветочками!
   Весна!
   Идея!
   Топаю в киоск (вот удивится, я её признаться не балую).
   Открываю душный киоск, как у них цветы не вянут, просто влажная тропическая атмосфера?
   "Тупица", ругаю себя за недогадливость, им как раз такая атмосфера и нравиться.
   Цветочница, вполне увядающая, тычет мне в глаза роскошные бархатные розы, зачем?
   Те прямо заполняют всё мое поле зрения, шикарный запах, бьет по обонянию, грозя заполнить собой весь вечер.
   Еле выворачиваюсь из обволакивающего влияния роз, и цветочницы...
   Встряхиваюсь, шарю глазами по полкам киоска...
   Ну, есть любимые колокольчики?
   О чудо есть!
   Какой там целлофан, к чему мишура, дайте, так как есть...
   Беру, нет - опасливо укладываю нежные существа, на сгиб локтя, лишь бы донести просвечивающую на солнце снежную плоть до любимой.
   Опять трель, где ж блин, эта мобила, роюсь в карманах, что такое!
   А опять в дырку за подкладку, завалился, пик-пик:
   - Ждешь? Ну, сейчас буду. Купи себе мороженое, и потомку тоже. Не скучайте.
  
   На парковку к своей ненаглядной микромашине. Та уже соскучилась за день, посерела, покрылась пылью.
   Кто то уже написал на заднем стекле, знакомую всем насмешливую надпись.
   Блин, опять замок в двери заело, ну ни чего, с пассажирской стороны залезу.
   В машине как всегда духовка, покрываюсь липким потом почти мгновенно.
   Перелезаю, опять рычаг коробки передач в карман влез, вывернул на пол всю мелочь.
   Чертыхаюсь.
   Мелочь блестит на полу яркими всплесками.
   Цветы назад, ключ в зажигание.
   Брррр-Брррр Вжжжик.
   Поехали, изделие ленивого испанского автопрома!
   Хмм, автопром то ленивый, а вот изделие шустрое.
  
   Прошмыгиваю перед носом у упитанного троллейбуса. Он флегматично сигналит. На красный протискиваюсь меж двух коров-мерседесов, они то, и не подозревали, что тут есть еще одна полоса, ну так мы её только что нашли...
   Вжжж на старте, ррр...аз и в дамки, то есть на широком проспекте. Куда Вам увальням, за легковесной испанкой поспеть?
   Впереди трусит Бумер, раскорячившись широким задом на две полосы, ползет медленно, на них бумеров, не похоже. Терпения нет, ждут - же!
   Газ в пол, передачу вниз, объезжаю, а он "братан", оказывается, по мобиле болтает. Обиделся, рванул, а мобилу не бросил. Ну и я не лыком шит, рву - обошел, куда ему с коробкой-автоматом!
   Нет конечно, за городом он бы меня на раз два, ну а в городе, он как серый волк рядом с мангустой.
   На мост, на объездную, опять Бумер висит, машет чего, фарами моргает - то слева повисает то справа, орет.
   Точно обиделся!
   Объезжает, потная лысина, краснеет, рот перекошен в крике.
   Что ж ты гад делаешь, подрезаешь мы же на мосту!
   Медленно..... Медленно ..... перед капотом чугун ограждения ....
   Капот вздыбился как парус на ветру.
   Лучше я бы ему в дверь.
   Блестит вода...
   Что-то слишком ярко блестит?

Книга 1

Переулки Дворняги.

   Глава 1 Яйцо.
  
   Марево, бурлящий шум в ушах.
   Бульканье, кряканье, неясное мычание.
   Пытаюсь пошевелиться, вязну в каком то месиве. Доходит запах, описать невозможно. Будто усиленный в 1000 раз запах гнилого дерева с гнилыми яблоками. И еще что-то, но совсем незнакомое. Смыкаю пальцы, первое движение, которое мне удается!
   Чувствую между ними, какое-то движение, что-то живое блин!
   Черви!
   Мелкие как личинки мух, но нет, попадаются и крупные как сосиски, а вот и такого как сарделька нащупал.
   От ужаса открываю рот, и месиво немедленно затекает в него. Отлично теперь я знаю какое оно на вкус, ничего хорошего!
   Крикнуть мне не удастся. Дрыгаю ногами, руками пытаюсь выбраться. Пытаюсь посмотреть - эта гадость немедленно начинает мне разъедать глаза. Но червяка я кажись, разглядел, он ярко - красный с внушительными челюстями, направляеться к глазу
  
   Какая-то тварь, хватает меня за ногу, вцепляется зубами, обвивает своим телом. В панике хватаю ее рукой, что-то чешуйчатое толщиной с докторскую колбасу, от омерзения сжимаю пальцами, разрезаю как масло своими когтями раз еще раз, отшвыриваю обрубки.
   Когтями!!!
   Умудряюсь удивится, хотя не дышал уже больше трех минут.
  
   Разворачиваюсь к поверхности, точнее в том направлении, в котором она должна быть, отчаянно гребу. Цепляю руками что живое, которое немедленно хочет в меня вцепиться, само. Уворачиваюсь и рвусь наверх. Выныриваю, хватаю жадно воздух, на втором вздохе догадываюсь, что лучше мне не надо было делать первый. Такой вони я себе еще не представлял! Захлебываюсь кашлем, потом, разумеется, отплевываюсь червяками. Проворные черти, к желудку прорываются...
   Да нет там ничего, не рвитесь (на обед домой не отпускали, опять начальство ждали).
  
   Открываю глаза, да можно было не открывать, ничего нового. Какой-то туман и все тоже уютное месиво. Ничего интересного, впору нырять обратно. Что ж блин это такое где я!
  
   Куда плыть непонятно, кругом туман да головки червяков то там то сям выглядывающие на поверхности, смотрят на меня с симпатией. Хм и похоже не только они.
   В метрах десяти вылезает вертикально, бахромчатый шланг с красными полосками. На конце лампочка синяя...
   Какая на хрен лампочка, это здоровенный, рачий глаз, а вот и ус - этакая коленчатая антенна опять в красную полоску, (видимо модный здесь тренд?).
  
   Прикидываю размер рака, сбрасываю столбняк и гребу от него подальше, вязнущими в жиже руками. Он, однако, меня оценил (видимо для меню) двинул за мной. Явно он здесь родился, рванул так, что на водном мотоцикле не удерешь. По пояснице меня рвет резкая боль. Усы, нежно обвивают шею и отнюдь не нежно впиваются в нее шипами.
  
   Думать некогда!
   Да и нечем... Одной рукой хватаюсь за ус. Другой с ужасом нащупываю клешню. Она неуклонно, как механические ножницы разрезает меня пополам. В остервенении, отрываю ус когтями, другой впиваюсь в панцирь клешни, пальцами, раздираю в куски размером с сандвич. Рак напоминает мне, что у него, должно быть две клешни и хватает меня второй клешней за руку. Отбрасываю оторванный ус и хватаюсь за дружелюбно смотрящий на меня перископический глаз. Промахиваюсь и перерубаю его когтем мизинца. Меня выдергивают из месива и мотают по воздуху, глохну от воя. Шлепаюсь обратно, поскольку меня отпустили. Рак удирает, понимаю, в чем его проблема - глаз у него был, всего один . Боль, наконец, доходит до меня, в раны проникает едкое месиво, жжет словно раскаленным железом. Вижу впереди на низком топком берегу, нечто вроде помоста из склизких бревен, продвигаюсь туда. Из последних сил цепляюсь, выдираю себя из уютной среды, отползаю от края, оборачиваюсь. И обнаруживаю еще три, крайне разочарованных бахромчатых шлангов с синими лампочками глаз.
  
   Пробираюсь по помосту к берегу, одновременно пытаюсь привести мысли в порядок. Усаживаюсь на первый попавшийся не менее склизкий валун . Обнаруживаю, что ко всему прочему зверски холодно, пар валит от облепленного тела.
   Смотрю на себя. Как то мой знакомый на свадьбе провалился в яму, от старого сортира - ну так вот он по сравнению с мной сейчас, кажется просто франтом , к тому же он тогда был все-таки хоть как то одет. Замечаю что я сейчас слишком худ, просто скелет. Тупо глажу на свои руки, на них явно не хватает пальцев, пытаюсь сообразить величину недостачи. На каждой руке по три пальца, украшенных серпообразными когтями, итого не хватает четырех. От удивления когти непроизвольно втягиваются в пальцы. По привычке чешу ухо, оно почему то свисает странным складчатым обрубком.
   Встаю, стряхиваю с себя пару червячков, пытающихся прокопаться сквозь кожу к внутренним органам. Они при этом недовольно урчат. Упав на песок недовольно мотнули масивными головами и принялись зарываться в илистый берег. Топчу их ногами, но получаю еще парочку укусов в босые ноги.
   Пытаюсь вырвать, ничего не получается, нечем, и не хочется. Видимо это душе хочется.
  
   Наверное таки индусы правы, или кто там еще. Пытаюсь сообразить, за какой грех наказан. Вроде ничего особенного - пил, курил, лгал прелюбодействовал, короче жил в свое удовольствие. Если со всеми так то у меня наверняка здесь должно быть компания. Наверно говядину ел, у них это священное животное.
   Или свинину если это евреи.
   Кошек точно не ел, так что это не египетский ад!
   Хотя ... с нашими чебуречными, вполне может быть и египетский.
  
   Задираю голову, пытаюсь рассмотреть солнце, ничего похожего вверху нет.
   Вместо солнца какая то багровая с фиолетовыми переливами полоса наискось того, что должно называться небом. Небо буро-желтое, а ближе к туману над землей зеленоватое. Со стороны глинистого топокого берега неясные очертания. То ли здоровенные скелеты, то ли скелетообразные деревья. Подул ветерок, вот уж не думал что может стать еще холоднее, однако не дрожу. Просто обледеневаю
   Со стороны леса скелетов послушался странный вибрирующий вой. С сомнением смотрю на лес.
   Иду вдоль берега.
   Ноги вязнут в зыбкой прибрежной полосе. Некоторые червяки выползают из месива и пытаются гнаться за мной.
   В омерзении топчу их ногами.
   Они лопаются с противным хлюпаньем.
   Шагов через сто вижу пресекающую берег темную полосу метров три высотой.
  
   Слышу звук падающей воды перемежающийся с шлепками и и чмоканием. Подхожу ближе, это здоровенная ржавая насквозь труба с хлещущей через дыры водой. Радостно окунаюсь, смываю с себя месиво. Отличная тухлая вода, никаких тварей и т.п. Тут явно не тот свет, чего-то я пока не представлял тот свет с канализационными коллекторами.
   И упаковочной бумагой думаю я снимая пакет с головы. Ну что ж посмотрим где я, расправляю бумагу на коленке. Хм... коленка то у меня зеленого цвета как оказалось, с шипами. Оглядываю ступню, когти, разумеется, тоже имеются. Удивляться надоело, кажется, научно это называется ступор, вот я его испытываю. Смотрю на бумажку, то ли это незнакомые иероглифы, то ли кто то пытался в ряд нарисовать мелко, весь справочник по динозаврам и прочим вымершим видам. Поворачиваю на другую сторону тоже самое но красной краской и крупнее. Пытаюсь вытереть бумажкой сопли, обнаруживаю что вытирать нечего, ни соплей, ни носа откуда они должны течь нет. Втягиваю в себя воздух, трогаю морду лица рукой, нахожу наконец, ноздри. Прямо как в анекдоте про танк.
   Танк, танк, что у тебя на лбу? У меня нос, не совсем, правда, нос, но одна ноздря вверху лба. Интересно, а где мозг?
   Вздыхаю, встаю, сплевываю . От плевка, почва начинает дымится, образуется, аккуратная дырочка. Пожимаю плечами. Раз есть труба с канализацией, то откуда то она должна течь, точнее где дерьмо там и цивилизация, раз так, иду-ка я вдоль трубы , куда ни будь, выйду. Отковыриваю из подмышки последнего урчащего червяка, втягиваю зловонный туман и пускаюсь в путь.
  
   Глава 2 Парк.
  
   По домашнему, теплая, знакомая труба сочась дырами, поворачивает в лес. Задумываюсь, скребу затылок, он у меня, почему то морщинистый, прикидываю, влезаю на трубу. Обдираю застывшую корку на ранах об ржавую замшелую поверхность. От боли первый раз кричу, и от удивления немедленно затыкаюсь. Крик получился, как раз для фильмов ужасов, высокий, помесь со свистом. Елки палки, как же я с людьми буду говорить с таким то акцентом! Что деется то...
   Пытаюсь выматериться, получается такое что пожалуй не смогла исполнить и китайская национальная опера, как бы ей не угрожали расстрелом.
  
   Присаживаюсь, решаю осмотреть себя как следует. Первым обращают на себя внимания руки. В них ненормированное количество локтей, точнее удвоенное. Классно - уныло подумал я, теперь проблем с почесыванием спины не будет, и почесался - зря! На спине оказывается горб!
   Квазимодо блин, только боюсь Эсмеральды, на горизонте не видно...
   Каждый локоть украшал розовый шип, направленный так, чтоб себя не ранить, шипы подозрительно сочились чем-то пахучим. Руки заканчиваются неестественно вытянутыми кистями с тремя узловатыми пальцами, про втяжные когти я уже знаю. Смотрю на ноги, длинные "от ушей", обтянутые кожей мослы. Да и кожа как у хорошо полежавшего покойника, сине - зеленая, блестящая. Коленки с уже знакомыми шипами, да и двупалые длинные ступни с хорошо знакомыми когтями. Опускаю голову ниже, смотрю на свой торс. Первое, что замечаю, ни одно существо женского пола мной не заинтересуется, иначе как для меню.
   Там просто лысина!
   Опять вспоминаю анекдот про танк, может где найдется все таки?
   Щупаю, сразу за лоб, потом по всему телу, ничего похожего на него нет.
   Так-так, экономия на бабах получается.
   Шер ше ля фам, уже не для меня...
  
   Зато живот у меня, позвоночник просвечивает, где же мое любимое с годами наращенное, любимое брюшко? Грудь у меня отличное пособие для студентов, которые не помнят, сколько должно быть ребер. Правда я тоже не помню, поэтому удовлетворюсь тем, что они хотя бы есть. Сосков тоже нет, Отлично! Значит я даже не млекопитающее.
   Кидаю взгляд на живот пупка тоже нет, значит я уже и не живородящее. Принюхиваюсь к подмышке, пахнет с неделю пролежавшим свиным студнем, делаю скидку на душ из тухлой воды и надеюсь, что этот запах меня преследовать не будет. Пытаюсь вздохнуть и обнаруживаю, язык висит не там где положено, вернее, в противоположном нормальному месте, сверху. Трогаю им зубы и нахожу их тоже не на своих местах, сбоку. У меня две нижние челюсти, и двигаются они в горизонтальном направлении как у насекомых. Трогаю лицо пальцами - у меня три губы две с боков и одна снизу. Носа естественно тоже нет, как и ноздрей, он как я раньше заметил на лбу, а глаза - вертикальные щели, их к счастью все-таки два. Красавец!!!
  
  
   Уже знакомое состояние ступора, продолжается с полчаса. Вы не подумайте , я никогда не был красавцем, но теперь я могу заменить и Фреди Крюгера, , и станок для нарезки металлопроката одновременно.
   Вокруг ощутимо стемнело. Багровая полоса на небе опустилась к туманному горизонту и побледнела.
   Прямо на глазах туман сгустился над кочками.
   В клочках тумана, стало иной раз просвечивать нечто невероятное, как будто мелькала белесая паутина, колыхалась и переплывала с места на место с вместе с обрывками влаги.
   На деревьях - скелетах заискрился иней. Холод пробрал до самой души, если она у таких как я, бывает.
   Я вскакиваю, скукоживаюсь от холода и ужаса мелкой трусцой по трубе направляюсь вглубь леса.
   Как ни странно, с исчезновением багрового светила, видеть я хуже не стал исчезли только блеклые краски местного вечера, появились зато тонкие светящиеся зеленовато-синие силуэты. Мир стал равномерно окрашенным этими силуэтами в светящиеся фосфоресцирующие линии.
   Приблизительно так я себе представлял мир в прибор ночного видения.
  
   Думаю, если так холодно, то все опасное должно забиться в норы и берлоги. Ветер в лесу стихает, и бег чуть согрел меня. Осматриваюсь повнимательней . Растительность потеряв краски с уходом дня становиться более привлекательной. Деревья кажутся более похожими на обычные, только их ветви сначала вздымаются от короткого обрубленного, толстого ствола вертикально вверх, а затем возвращаются к земле и врастают в нее корнями. Сами ветви усеяны длинными раздвоенными шипами, это наверное у них такие листья. Просека вдоль трубы заросла странными, воронкообразными растениями, которые, когда я пробегаю мимо, тянутся ко мне, а потом мелко дрожат когда я прохожу далее. Через минут десять, моего марафона, в одном из деревьев растущем особенно близко возле трубы, что-то затрещало. Я пробегая оглянулся, кто-то небольшой, размером с собаку выдрался из ветвей и кинулся под трубой следом за мной. Я вздрагиваю, припускаю быстрее. Тварь взвыла как дрель и рванула тоже, по лесу затрещала еще целая капелла таких же электроинструментов. К счастью выяснилось, почему цветочки страстно дрожали, целый ворох цветов вцепилось в косматую шкуру твари, и она сразу добавила оборотов электродрели. Она вырвалась потеряв пяток секунд, оставляя на память цветочкам пол своей шкуры. Однако следующие цветочки ее доели, быстро обчистив скелет.
  
   Но передышки нет, твари перекрикивались уже и впереди, и сзади вызывая ностальгию, по уютному столярному производству в разгар смены. Вот уже две их своры, надрывая мои уши, несутся по обе стороны трубы, сопровождая свой потенциальный ужин. Впереди по ходу трубы вырастает странное сооружение, подбегаю ближе и вижу, что труба, изгибается вверх коленом обходя, невидимое мне в темноте и кустах препятствие.
  
   Соображаю, от тварей не удрать, здесь, хотя бы, им труднее будет карабкаться.
   Запрыгиваю на возвышение.
   Готовлюсь к бою, свора отлично меня понимает, и готовит себе место схватки, выдирая кусачие цветочки.
   К ним непрерывно подходит подкрепление. Ну думаю, если так продолжится, то каждой твари достанется от меня кусочек не более карамельки.
   Осматриваюсь, в поисках чего ни будь, подходящего для схватки, Вижу длинную арматуру, приваренную с двух концов к трубе. В отчаянии рву ее обеими руками, бесполезно! Ударяю рукой от досады по трубе, когти увязают в металле. Выдергиваю и немедленно вызываю фонтанчик тухлой воды. Ничего себе коготочек соображаю я, зажимаю арматурину когтями, перекусываю оба конца. Во вдохновении затачиваю концы арматуры пальцами. Ничего пойдет!
   Никогда в жизни так быстро не слесарил! Получилась пика длиной с мой рост, с вполне острыми наконечниками.
  
   Твари внизу достигли согласия, самые крупные подобрались поближе. Пытаюсь их рассмотреть, но они постоянно шевелятся и грызутся, даже количество лап установить невозможно. Вдруг стая затихает, передние оценивающе смотрят на арматурину в моих руках.
   Неожиданный бросок, передние три прикладывают головы к трубе, задние вспрыгивают им на загривки, образуя живую лестницу. Я отшатываюсь, а вся свора устремляется по мостику ко мне наверх. Из первой тройки, первые два вцепляются в арматурину, в надежде, вырвать ее из моих рук, а средний ударяет меня в живот.
   Я судорожно машу импровизированным оружием, и они слетают в темноту, среднего бью в брюхо коленом, от подвывает и слетает по живой лестнице вниз, сшибая своих собратьев.
   Я вспоминаю, что у меня в колене торчит шип, вот ему по брюхо он и пришелся.
   Щелканье челюстей и надрывный визг подсказывает мне, что свора не простила им ошибок. Мороз, страх, раны, все забыто, меня распирает злость, намереваюсь подороже продать свою шкуру, какая она бы ни была паршивая. Свора тоже разозлилась, визг такой, что закаливает уши. Возня быстро прекратилась, они готовы. Я нацеливаю копье вниз, жду. Результат неожиданный. Первые три твари выпрыгивают из темноты и накалываются на арматуру одна за другой. От неожиданности я выпускаю копье, и оно с ними летит вниз.
   На этот раз твари не рвали погибших, (свора чтит своих героев?).
  
   Задачу эта троица выполнила, я остался без оружия.
   Следующие твари не заставляют себя ждать, повисают на ногах и на руке. Одного срываю с руки, впиваюсь ему когтями в хребет. Других оторвать от ног и скинуть вниз дело одной секунды. Не успеваю распрямится ,как следующий летит целя мне в горло, рефлекторно отмахиваюсь рукой, и сбрасываю его на другую сторону трубы. Тут же еще пара вцепляется мне в руку. Судорожно рву их когтями на части, однако челюсти оторвать от руки не могу. Так и остаются на руке две головы, с сжатыми зубами. Из-за боли, а так же от их тяжести, я этой рукой теперь действовать почти не могу.
  
   Разбираться некогда, следующих отбиваю как футбольные мячи ногами. Тут же вырастает еще ряд челюстей. Понимаю не успеть! Осеняет, спрыгиваю с колена трубы дальше по ходу, даю деру. Расчет оправдывается, кусачие цветочки не дают стае быстро продвигаться за мной, свора рвет их, но все равно не успевает. Самые сообразительные как я и ожидал, зарыгивают на трубу, и преследуют меня по ней . Но так легче, они не могут напасть более двух в ряд . Я поворачиваюсь, футболю крайних вниз, на корм цветочкам, стряхиваю с руки туда же одного, особенно проворного. Те, что на трубе, в нерешительности застывают, задние на них напирают и самые неуклюжие сваливаются вниз, тоже в цветочное меню. Бегу дальше, свора на трубе за мной, на почтительном расстоянии. Те, что внизу рвали цветы, плюют на бесполезное занятие, и пускаются через лес в обход. Бегу вперед, время от времени останавливаясь и спихивая особенно наглых вниз, спасибо плотоядные цветочки, лишь бы я к вам не упал, а так все путем. Так двигаюсь со своими приятными собеседниками около километра.
   Вообще мне непонятно, свора потеряла своих членов, всяко больше моей массы как еды. Любая нормальная земная стая, от таких потерь оставила бы столь опасную добычу в покое.
   Эти же не отстают, и стремление меня прикончить, явно не уменьшилось. Это не просто животные, они хотят отомстить...
  
   Рано радовался, проблемы не закончились. Те, что пошли в обход, уже влезли впереди на трубу и ждут. Сообразительные твари. Остановился, вот блин коробочка, внизу цветочки спереди и сзади твари. Оглянулся, задние тоже уселись, смотрят, и тишина.
   Помолился бы богу, да теперь уж не знаю какому.
   Взвыли, вот и конец. Рванули с обеих сторон, бросаюсь на передних смахиваю парочку вниз. Чувствую боль в спине, задние рвут ее на части, размахиваюсь, пронзаю одного когтями, на руках повисают несколько. Падаю, слышу жаркое дыхание над ухом. Внезапно, все перебивает глубокий низкий звук.
   Твари останавливаются, как парализованные, визг прекращается мгновенно.
   Твари отпускают меня.
   Взвывают почти хором, спрыгивают с трубы прямо в цветочки, с диким воем пытаются прорваться через колючие ветви. Вижу, как одна из тварей прямо сдирает с себя шкуру в попытке удрать.
   Тихий свист и стук падающего чего то на землю... Поднимаю глаза к небу. Вижу мерцающие невысоко над деревьями красноватые огни, точнее не огни а нечто напоминающее повернутый спиралями вниз электрокамин, рдеющий багровым светом. Штуковина тихо подвывает и какие то неясные фигуры на ней бросают вниз бутылкобразные предметы. Слышны визгливые возгласы, и странный треск. Свора внизу снова заверещала и удвоила скорость рассеивания по лесу. Бутылкообразные предметы на земле начинают лопаться, распространяя газ с сильным запахом каких то дешевых духов. Клубы газа накрывают большую площадь леса. Твари, не добежавшие до чащи, начинают кататься, кувыркаться, хрипеть.
   Их выворачивает наизнанку, грудь лопается, конечности выворачиваются.
   Поскольку я стоял повыше, то клубы газа не сразу добрались до меня.
   Когда я, наконец, соображаю что, неплохо бы удрать. Но к сожалению не сразу соображаю, что стоило бы задержать дыхание.
   Жжет кожу, ест глаза.
   Пытаюсь оттереть, и чувствую, что руки немеют.
   Ноги подкашиваются.
   Рефлекторно открываю рот, чтобы закричать...
   Наваливается темнота.
  
   Глава 3 Мусорщики.
  
   Странно, тепло!
   Сквозь закрытые веки яркий свет. Пованивает чего то.
   Странный сон.
   Ну чего так воняет!
   Опять малая обоссалась и горшок перед носом поставила .
   Принюхиваюсь.
   Нет еще и обосралась.
   Злюсь, придется вставать, продирать очи, нести горшок в туалет.
   Открываю глаза.
   То ли сон вчерашний продолжается, то ли борьба за существование.
   Теперь при свете я могу разглядеть тварь из ночной своры в подробностях. Круглая морда разделенная пополам зубастой пастью, выкаченные здоровенные глаза с щелями зрачков, кроме того длинная спутанная шерсть бурого оттенка, и шесть голых коротких лап.
  
   Мде, такую в красную книгу я бы не занес. Ну и кроме того распоротый живот, с вывалившимися внутренностями тварь не украшает. И вот такое удовольствие лежит вверх лапами на моей груди. Да какое там, я весь этими тварями завален! Выбираюсь из под них, путаясь в кишках, раны немедленно заныли, руки скользят по колыхающейся массе трупов. На руке так и висят две тварьи головы. Рублю их когтями и только разрезав сухожилия, и слегка изучив их анатомию, стряхиваю их на кучу. Осматриваю раны, ничего себе - их нет, только белесые полосы шрамов на зеленой коже, дырки от зубов затягиваются на глазах.
   Осматриваюсь. Сижу на куче дохлых тварей, в квадратном помещении со ржавыми ребристыми стенами метра три высотой без потолка. На месте потолка светит далекая поверхность буроватая с фиолетовыми прожилками, похоже это местное небо.
   Помещение, куча трупов и я на ней мелко вибрируем. Снаружи слышится скрежет и грохот механизмов. Пока сижу, замечаю, что стена потихоньку растет. Нет, это не стена растет, это я с грудой трупов опускаюсь куда-то.
   Надо выбираться пока до стенки до неба не выросли. Подхожу к стене втыкаю когти рук и ног в ржавое железо. Взбираюсь новым способом по стене. Поднимаюсь к краю.
   Заглядываю и вижу вокруг сплетение механизмов, ржавых трубопроводов, дымящих труб и т.п.
   Опускаю глаза вниз и вздрагиваю как от удара током.
   Комната то не комната, а бункер, из которого тварьи тела выпадают на транспортер. А затем дробятся в громадных зубастых валах.
   На что дробятся и зачем выяснять уже нет никакого желания, потому как воняло премерзостно.
  
   Мигом, представив себе последствия более долгого сна, перебираюсь через край, спрыгиваю на решетчатый пандус. Слышу сквозь шум транспортера чьи-то позвякивающие шаги, прячусь за какой то трубопровод.
   Внизу, у зловонного измельчителя, появляется странная фигура, наряженная в полосатый коричневый балахон. В руках у него нечто вроде сетчатой авоськи со странными изогнутыми предметами.
   Вид незнакомца, утешает меня. Квазимодо все таки он, а не я.
   Выпростав из балахона необыкновенно волосатые, черные, длинные руки, начинает крутить какие то рукоятки.
   Ему это удобно, рук хватает ему сразу на четыре рукоятки. Агрегат начинает греметь на потише.
   Затем, оператор измельчителя, издает из своего нутра странный треск. Мне слышится ответный аналогичный треск на пару тонов ниже. Злобно пинает ржавый механизм чем-то заменяющим ему ноги, и уходит. Авоську со странными предметами забывает.
   Я мигом скатываюсь по лестнице, подбегаю к забытым вещам и вытягиваю что-то потяжелее и подлиннее, ищу выход из грохочущего производства.
   Насчет длины предмет оказался ничего, но уж очень легок. Луплю по трубе что бы проверить на прочность, и проламываю её насквозь.
   Опять фонтан тухлятины, растекается по полу мутная жижа, с какими то кусочками.
   Воровато оглядываюсь, вдруг кто-то заметил как я порчу оборудование?
  
   Внизу несколькими уровнями ниже, столпилось еще несколько таких же полосатых балахонов, отчего-то машут и громко трещат и скрежещут. Фигуры у них почему-то очень разные...
  
   Пробираюсь я по решетчатым мосткам, которые периодически под неловко поставленными ногами лопаются, через некоторое время наловчился подбирать когти, и перестал уродовать железо. Везде на странном оборудовании, и донельзя заржавевшем, виднеются лохмы какого-то то ли мха, то ли лишайника. Случайно задеваю один их лохмотьев рукой, и её начинает страшно жечь.
   Вот гадость.
   Торопливо оттираю руку.
   Спускаюсь на нижний уровень, здесь уже не металлические решетчатые мостки, а каменный пол, впрочем, совсем изгаженный и заляпанный. Мостки и оборудование уже почти скрывает небо, и пропускает мало света. В пятнах света, иногда мелькает кто-то мелкий и членистый. Мха тут уже совсем много, приходится отодвигать его своей нетяжелой загогулиной. В очередном проходе, в пятне света вижу этих мелких, гадов, как оказалось. Два гада пыхтят, постукивают бронированными ножками по полу, щипаются клешнями. Этакие трилобиты сухопутные, делят лохмотья, чего-то бурого. Десяток поменьше сидят в тени, ожидают результата схватки. Два задиры заметили меня, выпустили клок раздора и посомневавшись немного, повернулись клешнями в мою сторону.
   Щелканье кастаньет от клешней, стало доноситься отовсюду, изо всех щелей. Старательно сторонясь мха, стали высовываться их соплеменники.
   Вспоминаю все фильмы ужасов, в которых мелкие и вредные прыгают на лицо, и меня пробирает дрожь. Перехватываю загогулину поудобнее, трилобитам это не нравиться. Они не прыгают к счастью, а бросаются мне под ноги норовя ущипнуть. Двумя пинками забрасываю задир подальше, одного под трубу, а другого в скопление мха. Мох содрогается и чавкает, хрустит панцирь, и волокна мха темнеют и влажно поблескивают. Больше никто не решается высунуться, щелканье челюстей затихает. Убираюсь от них подальше. Вижу впереди свет, выбираюсь. Здесь высится, какое-то широкое здание, в него уходит часть труб, а часть обрывается не доходя. С любопытством рассматриваю довольно мшистую стену прихотливой формы. Уж очень на нее много усилий затратили. Из стены выдвигаются мощные причудливой формы контрфорсы, на них опираются концы решетчатых переходов. Контрфорсы сплошь покрыты полу-стершимися узорами, рельефами. Стена между контрфорсами выложена из разноцветного некогда камня, в камне вырублены глубокие резкие узоры, насечены руны, сами внутри инкрустированы чем-то светящимся. Да и камни, как становится заметно во впадинах, были некогда, то ли отполированы толи отглазурированы?
   Верх стены рваный, с глубокими проломами. Подножие здания завалено хламом, шестиугольными ящиками, сгнившими вязанками чего то, чем-то смутно напоминающим скелеты и прочей дрянью.
   Сверху раздается грохот, подымаю голову. Знакомый уже ночной летательный аппарат, в нижней части сквозь решетки светится красным, вверху что то вроде огражденной платформы на которой что- то навалено. В маленькой решетчатой будке впереди, сидит кто-то массивный, облаченный в знакомый мне, в коричневую полоску балахон. Аппарат застывает над бункером, из которого я только недавно вылез, и вываливает туда свое содержимое. Затем медленно уплывает по воздуху куда-то.
   Примечаю странную впадину как раз над кучей костей , кажется черепов. Соображаю, что это, верх стрельчатой арки двери. Разгребаю кучу черепов, которые кажется еще и довольно свежие? В сторону брызгают, что-то вроде крабиков, и опять же крошечные трилобиты.
   Детский сад тут что ли?
   А ну брысь!
   Таки и есть за кучей полусгнившая дверь. Да будь она и новая все равно ей ничего не поможет против моих когтей. Нажимаю, скрипит не открывается . Жму еще, там за дверью что-то скрежещет по полу. Наконец проем для меня приемлем, протискиваюсь. На полу под дверью валяется странных форм скелет, облаченный в обрывки того же, в коричневую полоску балахона. Вламываюсь в пыльное заваленное хламом помещение.
  
   Вываливаю из балахона кости. Накидываю на себя. Эх коротка кольчужка, руки торчат по локоть, ноги по полбедра. Из прорех выглядывает моя восхитительная зеленоватая кожа.
   Пихаю скелет ногой, из-под него вываливается три круглых, блестящих предмета. Подымаю, какая то прозрачная капсула, в которой светятся розоватые искорки. Хмыкаю, сую в карман, кстати оказавшийся в балахоне. Осматриваю место, в котором я оказался. Странная большая комната с потолком уходящим далеко вверх, заваленная хламом. В метрах десяти от пола зарешеченное узкое окно.
   Копаюсь в хламе. Какие-то шершавые пластиковые листы, равномерно покрытые рядами тех же маленьких динозавриков, некоторые листы покрыты рядами и столбцами причудливо изогнутых насекомых. Догадываюсь первые это буквы, вторые это цифры. Оборачиваюсь, сочувственно смотрю на скелет клерка. Засох на работе! Наверное, инвентаризацию делал, а тут его и забыли, или может это воришка?
  
   Кутаюсь в содранный с него полосатый балахон, накидываю на себя, так теплее. Прикидываю расстояние до окна, плюю по привычке на ладони. Вцепляюсь когтями в каменную стену, лезу. Решетку в окне нарезаю быстро, выглядываю наружу, вроде бы улица.
   Здания, народ, внизу шум толпы. Приглядываюсь внимательнее, на вряд ли на меня там кто то обратит внимание. Маскарад отдыхает. Твари всех форм и расцветок, единственное, что их всех объединяет, что никого с хоть сколько ни будь знакомой формы нет, да что там двух одинаковых взглядом уловить не могу. Сползаю по стене вниз, никто даже не обратил внимания, хотя все видели. Разве что, осьминог, сидевший под стеной недовольно, фыркнул когда я ему отдавил щупальце. Сижу пару минут все так же никого не интересую, и все также не могу различить ни одной знакомой фигуры. Как будто две знакомые ночные тварюги пробираются ко мне вдоль стены. Я настораживаюсь, они тоже, садятся, смотрят на меня. Здоровенный амбал на четырех ногах случайно пихает одну из них, и она кубарем летит в толпу. Там ей тоже несладко достается, слышно ее удаляющийся электровизг . Вторая тоже ретируется выжидающе посмотрев на меня. Так вот оно что, то были местные шавки. Поздравляю себя, "победитель дворняжек".
   Сижу пока осматриваюсь, никто меня не трогает, ну и ладно.
   Толпа, вокруг стены из которой я выбрался, бурлит вполне хаотически. Никто ни на кого не обращает внимания. Разве что я замечаю несколько движущихся группок местных, которые держаться друг друга, и толпа их старательно обтекает. Время от времени местные издавали потрескивание. Особенно часто, когда сталкивались друг с другом.
   Набравшись духом вклиниваюсь в толпу, сразу же получаю по ребрам, кто то грубо рявкает над ухом, пока осматривался мне отдавили ноги.. Я отшатываюсь, раздается треск как от ломаемых линеек. Оборачиваюсь, так это надо мной кто-то грубо ржет! Меня пихают в спину. Но внимание на мне особенно не сосредотачивается. Топаю дальше, на пинки уже не обращаю внимание, смотрю на окружающие здания, этакие халупы на пять-десять этажей, обведенные трухлявыми галереями. На них висят местные всех форм и расцветок. Стена из которой я вылез, была гораздо капитальнее.
   Одежда местных несмотря на всю яркость, и анатомические особенности её носящих не потрясает разнообразием.
   Балахон тут самый модный покрой, а дырки в нем прямо писк моды. Правда я заметил и другое модное одеяние, носители его в основном притулились возле стен, либо прошмыгивали какими-то лазами. Это просто мешок с дырками, количеством, равным числу конечностей, и расплывчатыми надписями на местном динозаврическом шрифте, видимо они просто на себя мешки напялили. Обувь, местными, похоже, не практиковалась, шлепали в жирной грязи босиком, брызгая на свою и чужую одежду.
   В грязи сновали множество червей, знакомой уже полосатой окраски. Черви были крепкие, когда на них наступали, то они не лопались, а сворачивались на секунду и снова начинали рыскать в грязи в поисках пищи.
   Я приметил, что несколько из тех, что в мешках, копались в грязи, выуживая червяков и складывали их в шевелящиеся котомки.
  
   Треск за моей спиной усилился, толпа вокруг замедлила движение и стала на меня оборачиваться.
   Ну все, подумал, засекли. Развернулся и оказался нос к носу с типом со змеиной головой ростом с меня и облаченным в такой же, как у меня в коричневую полоску балахон, только поцелее. На нем спереди балохона висело что то вроде широкой бляхи. Тип жестикулировал, тыкал в меня подобием пальцев, что-то вопрошая. Я развел руки, стараясь показать типу, что я его не понимаю. Это завело его еще больше. Толпа разошлась, образуя круг, ну прямо как в дешевых голливудских фильмах. Змеиноголовый субъект набросился на меня, вцепился балахон и начал сдирать его с меня.
   Мне стало очень неуютно, (можно подумать мне было уютно до этого).
   Успешно завершив первый акт своего представления, набросил бывший мой балахон себе на плечо, достал из кармана нечто напоминающее здоровенную вилку и принялся тыкать ее в меня.
  
   Толпа подобралась, и еще раздалась в стороны
   Двину вилку очередной раз он почти попал мне глаз.
   Я рефлекторно двинул рукой ему в челюсть, он увернулся, ну толпе разумеется это очень понравилось. Кто-то схватил меня за руки сзади, краем глаза я заметил, что это "тоже" кто-то облаченный в полосатый балахон. Змеиноголовый оппонент всадил сверхвилку мне живот, боль меня уже не удивила, такое впечатление, что вилку был имплантирован электро-шокер. В отчаянии я плюнул противнику в лицо. Одинокая капля слюны с шипением и дымком влетела ему в грудь, и пролетела дальше, немного промахнулся.
   Даже стая местных шавок не сможет повторить тот визг какой издал несчастный балахоновладелец . Он подскочил и сжимая злосчастный балахон запрыгал по улице, не прерывая визг ни на секунду. Затем рухнул в жижу полную червей. Кто то трескнув, немедленно подобрал вилку выкатившуюся из раскрытой руки. Как исчезли его товарищи, мне заметить не удалось.
   Червяки со всей улицы дружно поползли по напаравлению к еще подергивающемуся телу. Толпа уважительно хмыкнула и направилась по своим делам.
   Я не стал досматривать отошел к краю улицы.
   Лишь типы, одетые в мешки, не сводили с меня напряженного взгляда. На мне остался только серый, драный, балохончик, тот, что у найденного скелета вместо нательного был, и в обширные дыры в нем, ощутимо задувало.
   Осмотрелся и подумал:
   - Не стоило одеваться в спецодежду местных мусорщиков. Может то прораб был, или бригадир. Обнаружил неработающего бездельника, пошел разбираться, себе на беду?
   Также у меня обнаружилось радостное открытие, я могу есть еду, во всяком случае, мне этого зверски хотелось. А вот свежая рана на животе не так уж меня беспокоила как стоило от нее ожидать.
  
   Пришлось встать и направится, в поисках чего ни будь съедобного, хотелось бы правда знать, как это съедобное выглядит.
   Посмотрел на червей, может, их на еду собирали?
   Не успел пройти десятка шагов в поведении толпы, что-то изменилось, все стали оглядываться, отходить к краю улицы. Послышался верещащий звук, толпа закричала. рванулись к стенам домов со всей силы. В конце улицы показался странный механизм, помесь танка комбайна, и дорожного катка. Правда, двигался он куда быстрее всех означенных механизмов. Толпа замерла в напряженном ожидании.
   Тут какой-то гориллообразный субъект, с синей шерстью разряженный в красную портупею, вытолкнул шарообразного толстячка на средину улицы. Прямо на дорогу перед неведомым устройством. Толстячок застыл в ужасе, механизм хрястнул, шмякнул и струйки красной жидкости брызнули из под гусениц, окрасили бурые мелькающие ножи.. Не обратив ни малейшего внимания механизм прокатился дальше оставив красноватую лужу. Немедленно материализовались пять шавок и молча, чтоб не призывать конкурентов, приступили к пиру. Червей шавки отгоняли лапами. Толпа хмыкнула опять, и двинула как ни в чем ни бывало. Лишь хохотала синяя горилла в красной портупее .
  
  
   Думаю - странные здесь ГАИ-шники, или ПДД не догадались придумать . И интересно что будет если встретятся два таких автомобиля? Первым проедет тот, кто больше убил? И как местные ГАИ-шники тормозят местные авто? наверно целой ротой! Вижу блин, эта горилла уже на меня, чешу-ка я подальше....
  
  
  
  
   Глава 4 Погружение.
  
   Волочусь вдоль стены, ноют раны на животе, где побывал гипертрофированный столовый прибор, кишки заживо поедают себя сами от голода. Точнее я думаю что кишки, а кто знает что там на самом деле? Ну а к тому, что постоянно холодно, я кажется, привык. Где ж еду то раздобыть ! Ни каких лавок - ресторанов или их аналога не заметно. Пытаюсь принюхаться- вонь всех сортов, но ничем съедобным не пахнет. Замечаю на углу улицы нечто вроде стола на котором выставлен живой уголок, зверюшки, осьминоги, насекомые, и тому подобное. Забавно! У местных обнаружился интерес к познанию живой природы. Несколько монстров стоят у стола, с неподдельным интересом рассматривая мелкую фауну. Наверно натуралисты, пойду и я посмотрю. Один из местных любителей природы вдруг бросил что то на стол, поводил по нему рукой, и выхватил из клетки какой то желтый утыканный щупальцами шар, любовно погладил его. Ласковый какой, а с виду и не скажешь, этакий угловатый паук. Натуралист погладил шар еще раз успокаивая , а затем раскрыл огромную пасть, бросил туда шар и с аппетитом захрумкал. Подоткнул в рот свисающее извивающееся щупальце, удовлетворенно фыркнул и пошел.
   Странно, подумал я, как его не смутил вой желтого шара из рта? Ну это точно не пища богов, но другой ни кто не предлагает. Присел у стены неподалеку от стола в раздумье. С другой стороны жрать хочется так, что вой голодных волков - уже кажется душевной песней за жизнь. Вот если еду местную умертвить, а потом поджарить, то может получится неплохо?
   Никто же не обязывает меня ее есть живую , правильно?
   И странно почему у лотка нет продавца?
   Может это бесплатная раздача как у бездомных в США?
   Нет пожалуй не очень вериться, с такими то ПДД гуманность маловероятна.
   И в то, что местные такие честные, верится с трудом.
   Но есть то хочется.
  
  
   Подхожу к украшенному вздутиями и наростами столу, рассматривая то что на него навалено. "Пища" либо в клетках, либо привязана к столу, либо в глубоких боксах, чтоб не разбегалась и не расползалась. Высматриваю чего ни будь менее ужасающее и активное. В центре стола привязан оранжевый извивающийся очень медленно "огурец" длиной сантиметров 30. Ну думаю хрен с ней с честностью, и этот хоть без щупальцев. Хватаю, режу когтями бечевку, топаю с медленно обвивающимся вокруг руки обедом подальше.
   Кто то хватает меня за талию да так что не повернутся и неслабыми осыпает ударами, с трудом извернувшись поворачиваю голову, кто ж на этот раз? О! Черт! Стол и есть продавец! Точнее не стол, а монстр со столообразной спиной и четырьмя ногами. Впрочем рук у него хватает, и каких! Вишу в воздухе получаю заслуженные орехи, и кляну себя. Тут из моего изодранного балахона выпадает одна из давешних капсул с искорками.
   Стол меня тут же бросает, хватает капсулу, рассматривает удовлетворенно хмыкает и убирается восвояси. Не просто убирается а прямо убегает, рассыпая пищу со спины. Налетают те что по проворнее, разбирают пищу прямо с дороги. Подбираю с земли улепетывающий огурец, сматываюсь в темный угол. Теперь я знаю наверное, какая тут, валюта.
  
  
   Итак пора пообедать, или поужинать? Вокруг уже темнеет, видать проспал я вместе с дворнягами в бункере почти сутки.
   Присаживаюсь в уютном закутке покрытом липкой грязью , где кроме меня сидят еще два мешконосца.
   Рассматриваю свой живой ужин.
   Извивается отчаянно, видимо предчувствуя свой конец, не дожидаясь когда он еще обратится с мольбой ко мне на русском языке, прокалываю его когтем. Визжит, скулит и наконец затихает.
   Тут что! Никого тихого нет вообще! Что ли!
   Мешконосцы из угла смотрят на меня с омерзением гурмана, который видит как поганят роскошный обед .
   Огурец расслабляется . Упокой его душу.... Обнюхиваю пахнет пряностями, и копченым.
   Начинаю относится к ужину с симпатией. Осторожно откусываю кончик, вкусно но слишком перчено!
   Потрошить его не буду, зачем мне знать что у него внутри.
   Зажмурив глаза, быстро его съедаю.
   Мало! Достаю из кармана еще пару капсул, осматриваю их, думаю, может еще прикупить! Двое мешконосцев в углу, подбираются и начинают тихо потрескивать.
   Один это некая лиловая колбаса утыканная тремя парами щупалец, и извалянная в грязи, щупальца торчат из дыр мешка.
   Другой гибкий как плеть с когтистыми лапами, и скрученными подобиями ног.
   Прячу капсулы в карман, отодвигаюсь от них подальше, это видимо их подзадорило .
   Колбаса шустро опускается плашмя на землю, и мчится на меня как ракета . Отскакиваю, колбаса вбивает голову в стену (глубоко) и затихает. Зато плетеобразный перекрыл выход на улицу, и вытаскивает из кармана уже мне знакомую супер-пупер-гипер-вилку, никто похоже им не объяснил что этим надо есть, а потом уже тыкать в друг друга. Отчаянно треща, бросается на меня выставив вперед столовый прибор, успешно втыкает мне опять в больное место, почти в старую рану.
   Это выводит меня из себя, теряю остатки миролюбия и осторожности. Хватаю его руку с вилкой, а затем обвиваю своей второй рукой (вот уж где пригодилось двойное количество локтей) за шею. Поскольку руки у меня с когтями, то получаются глубокие резаные раны.
   Вилка выпадает в грязь. Ну раз ты так ее любишь, на получай! Втыкаю ее ему в зад, или по крайней мере то место где он должен находится . Результат меня удивляет, зад "плетеобразного" начинает дымится, сам он дико вопит, дергается и затихает. В изумлении его отпускаю, вот так вилочка!
   Он падает в грязь как пластиковый манекен, застывший и дымящийся Смотрю на трупы двух незадачливых, жалких, грабителей, оборачиваюсь. Стола со снедью давно и след простыл. Начинаю въезжать, раз эти два жалких существа, вдвое ниже меня решились рискнуть жизнью за две крохотные капсулы с искрами, то я, наверное, очень здорово переплатил за еду!
   Смеркается. Снаружи закутка пяток дворняг облизывается на трупы, не решаясь войти. Вот как, я для кого то Иван грозный - усмехаюсь про себя. Выхожу из закутка, кабысдохи нетерпеливо прорвались внутрь и весело заработали челюстями. Им надо спешить, черви не дремлют.
   Движение по улице затихает, в круглых окнах уютно зажигаются зеленые синие и красные огни. Двери в дома запираются и судя по звукам на несчетное количество задвижек. Пора бы и мне найти ночлег...
  
   Иду, ищу нору поудобнее, как нахожу, нагибаюсь, пытаюсь пролезть , так там уже кто то есть и злобно трещит-рычит. Совсем стемнело на улице никого, поднимается пронизывающий ветер, грязь под ногами начинает похрустывать. Слышу знакомый верещаще-скрежещущий звук. Мимо погромыхивает уже известная помесь танка-комбайна, только давить кроме меня ей уже некого, а дворняжки зело проворные. Трушу дальше по улице, из каждого люка ямы или норы таращится пара глаз, а иногда и не пара, а троица, или больше. Кое-кто даже злобно рычит для профилактики. В темных переулках слышу подвывания, завизжали хорошо знакомые электродрели. В конце улицы к мне уже пробирается десяток собак, прохожие торопливо убираются с их дороги подальше.
   Связываться ли с ними, когда у меня в руке у меня, только супер-вилка Плетеобразного.
   Не уж, фигушки научен, с вами разбираться не стану!
   Вижу проезд во двор особенно трухлявого здания, закрытый толстой металлической решеткой, смекаю быстро режу когтями прут решетки, пролажу в получившуюся щель прислоняю прут на место.
   Все ! Ау собачки... Стою в узком и глубоком как колодец дворе, ни души - точнее ни твари! Ищу укрытие на ночь, оппа вроде какая то бочка. Ложу ее набок, забиваюсь во внутрь прикрываюсь какой то соломой. Несколько минут лежу в оцепенении прислушиваясь к ночным звукам. Холодно, голодно, болит живот с двумя комплектами дырок от вилки, да и бочка коротковата, ноги высовываются. Немного поворочавшись, засыпаю.
   Глава 5 Гроза.
  
   Когда же приедет, этот чертов автобус!
   Мочи нет, как ноги замерзли.
   Тоже мне щеголь нашелся , купил красивые ботинки, понимаешь Иришке нравится.
   Блин правильно говорят послушай женщину поступи наоборот! А своя голова где? ......
   Ну когда же автобус.
   Опоздаю.
   Нахлобучку от директора получу очередную!
   Не первый раз говорит :
   - Ты у меня Иванов на карандаше.
   Оппаньки автобус!
   Ну и грохочет , прямо сводный оркестр барабанов Российской Армии .
   Ого!
   Огого!.......
  
  
   Брррр черт!
   Где это я.....
   Аааа, в бочке, ну значит нахлобучка от директора мне не грозит .
   Ну что за скотина так в бочку барабанит!
   Вытаскиваю гипер-вилку вперед. Грохот немедленно прекращается. Вылезаю и сам с хрустом отдираемого льда. Ну надо же, опять какой то длинный тип, в форменном полосатом балахоне. Стоит с крючковатым дрыном, и непрерывно трещит. Машу в его направлении гипер-вилкой, отпрыгивает и трещит вдвое громче. Чувствую крепкий удар по своему затылку. Наверное будь я человеком я б наверняка скапутился, а так даже на ногах устоял, Удивлен, собеседник тоже. Оборачиваюсь, а там ожившая платяная вешалка вторым дрыном машет, и тоже в униформе.
   Хотел я плюнуть в то, что у нее должно быть харей, но во время вспомнил об убойных последствиях, передумал.
   Кому то надо же мусор убирать.
   Надо же, какие у них тут агрессивные работники коммунального хозяйства.
   Втянул голову в плечи, и направился к ближайшей двери, оборачиваюсь, так и есть, это не бочка это мусорный бак.
   Бац!
   Двери оказывается низковаты, ну и коридор разумеется тоже. По нашему такой называют лаз, такой же извилистый неосвещенный и вонючий.
   Сразу наступая ногой во что-то мягкое.
   Присматриваюсь, чей-то труп, даже недоеденный.
   В то, что пища здесь так просто не валяется, я уже понял. Дальше множество разветвлений, какие-то шорохи и не души. Коридор, заваленный уже полным хламом и как правило негорючим. Дверей нет есть дырки в стенах чем то заваленные Суюсь в первый попавшийся лаз, там тесный закуток, окошко, и три обитателя встретивших меня негодующим треском.
   Один из них, объемистый, грибовидный субъект вскакивает, раздает соседям затрещины, и устремляется ко мне с враждебными намерениями! Даю задний ход, бормоча извинения. Сваливаю за угол, думаю про себя : -"Двери бы хоть запирали что ли...".
   Заглядываю в следующий лаз, никого!
   Большое помещение, пара окошек затянутых желтой пленкой. И опять-таки без дверей, кучи мусора, на стенах какие-то дырявые куски дерюги, подвешены вместо гамаков, на откидной полке плошки с едой ...
   Едой!!! Хватаю жратву, жидкое в рот - твердое в карман.
   И плевать на УК. Сзади орут . Чуваки из соседней квартиры ломятся в проем где по идее должна быть дверь, и размахивают режуще-колющими предметами . И по ним из шарообразной фиговины на потолке, которую я не заметил при входе, лупят зеленые искры, понятно те типы орут от этого еще сильнее. Ну, думаю, сейчас меня нашинкуют, или отперфорируют. Рублю пленку на окне, она ощутимо сопротивляется, раз еще раз, есть дырка!
   Высовываю голову, отлично окно выходит на галерею обводящую здание снаружи. Протискиваюсь с хрустом и прыгаю на настил галереи, он угрожающе трещит. Бегу вокруг здания ищу спуск на землю. Из-за угла вылетает толпа с дрекольем! Разворачиваюсь дать ходу назад, из моей дырки в окне протискиваются соседи, порядком подпаленные зелеными искрами. Смотрю вниз там тоже очень дружелюбные туземцы с дружелюбными двухметровыми зубочистками, даже не орут, просто ждут. У меня в голове безумная мысль, что раньше со мной сделают, наколют или порежут, или все таки у них есть полицейский участок. Сюда же трусит свора кабысдохов, облизываются на роскошный завтрак. Судя по реакции дворняг, полицейский участок мне не светит. Оппоненты на галерее подлетают вплотную, замахиваются, раздается громкий треск и вся компания с мной во главе валится с обломками галереи вниз, на зубочистки. Хлопаюсь, подскакиваю, смотрю соседи уже не соседи а живое канапэ, однако это оставшихся в живых оппонентов не останавливает а даже наоборот, часть начинает сдирать промокшее добро с пострадавших, часть направляется ко мне, хоть ничего из "добра" на мне нет.
  
   Неожиданно громко раздается скрежет, визг, над головами толпы разлетаются куски дел, ошметки тряпок, фонтан крови. Что такое что за напасть? Ого, через толпу прорубается знакомый танко-комбайн, весь скользкий от крови. Видимо толпа стремясь порвать меня на куски, перегородила весь проезд. Уворачиваюсь от одного лезвия, от другого уже не увернутся, отчаиваюсь, высоко подпрыгиваю, что-то бьет снизу, шлепаюсь на крышу этой самоходной мясорубки, цепляюсь за какие-то крюки, сажусь и вижу остающуюся позади толпу с прорубленной сквозь нее кровавой просекой. Толпа в разочаровании взвывает, успеваю только заметить очень довольных дворняг, сбегающихся с окрестных переулков.
  
   Трясусь дальше на смертоносном агрегате, прохожие вокруг удивленно на меня таращатся . Гмм, слабо сказать таращатся, просто глаза выкатывают, у кого есть, и главное после нас тишина гробовая . Только Танко-комбайн скрежещет . Думаю хорош кататься пора и на своих двоих топать, этот адский агрегат до добра не довезет, простите за каламбур. Встаю, приноравливаюсь спрыгнуть, но не тут то было, у агрегата вращающиеся лезвия спереди, косилка сзади, и циркулярные пилы с боков. Рискованно!
   Сажусь поудобнее, хрен с ними с прохожими, как я не спрыгну так и они меня не достанут . Решаю оглянутся, присмотреться к местности. Танко-комбайн забирается все выше, точнее улицы ведут вверх. Вижу еще один аналогичный агрегат навстречу, думаю неужто врежутся, или разъедутся?
   Мой заревел сиреной, встречный тоже, затарахтели громче, подвинулись задавив пару прохожих и обвалив пару галерей на соседних зданиях и проехали мимо . Ну надо же, умилился, хоть какие то мирные отношения, или ПДД они все таки выдумали но не для всех. И улицы сами собой регулируются по ширине! Значит получается те кто в энтом агрегате сидит первый сорт, а прохожие включая мою почтенную персону второй, или может быть третий, а может просто брак! Мысль с браком показалась наиболее правдоподобной.
   Улицы и впрямь становились все шире и шире. Здания подросли в высоту, и на первом этаже вместо галерей обзавелись толстыми крепостного вида стенами. Улицы стали почище, стала видна каменная черная мостовая
   Тем временем пока я размышлял, танко-комбайн загремел по металлическому настилу, какой-то эстакады, улица раздалась в стороны, впереди потрясая своими размерами, навалился на горизонт огромный многоярусный мост - виадук. Перекинут он был, через, километровой ширины, туманное ущелье.
   Мое авто бодро въехало на мост разогналось еще быстрее, проскрежетало полчаса по пролетам и въехало на другой берег. Там мост уперся в массивную арку подпертую с боков толстопузыми массивными башнями.. Башни эти были невыразимого буроватого оттенка, украшены скульптурными химерами, драконами и горгулиями то есть всякой нечистью, а может я ошибаюсь, и это портреты выдающихся деятелей науки и искусства?
  
   Танко-комбайн деловито нырнул под арку, и сразу вырубил свои лезвия , пилы и прочий головорезный инвентарь.
   Долго недоумевать по этому поводу мне не пришлось, оглядевшись вокруг я понял, Парк Лейн, Беверли Хилз, Монмартр, Арбат местного разлива. Здания вокруг изменились кардинально... и вертикально!
   Этакие сталинские высотки, утыканные шпилями, увешанные все теми же портретами местных знаменитостей прекрасной наружности, с мелкими узкими окнами, подпертые исполинскими контрфорсами, и вся эта красота блистающая замшелыми изъеденными лишайниками стенами, нависает надо мной почти в зените.
   Прохожие явно более достопочтенные, кто обмотан весь веревками, кто в этакой широкой портупее разных расцветок, кто в длинных волочащихся балахонах а кто- то кроме этого даже в обуви. Правда имеются типы и в драной дерюге, но не более половины от общего количества народа на улице. Понятно почему мой шумахер вырубил мясорубку, тут не всех давить можно. Кстати, почему тип в красной портупее несется за моим танко-комбайном и что то орет, а вот еще один, ну вот их уже целая орава, орут так что кажись и мой водила услышит.
   Ммм.... не услышал, мирно повернул, отпугнув ненароком пару типов в портупеях и начал подыматься по пандусу, ведущему в особенно черное здание из полированного камня, к усеянным шипами воротам. Типы в портупеях увидев куда я еду, сразу потеряли ко мне всякий интерес, начали расходится, кто куда.
   Мне это показалось очень подозрительным, выяснять, что внутри этой мрачной "халупы" расхотелось.
   Танк останавливается у ворот, ревет сиреной, ворота медленно подымаются по стене вверх, прыгаю хватаюсь рукой за шип на воротах еду с ними на верх. Больно, черт, шип острый, танк проезжает подо мной в здание, я съезжаю с воротами вниз.
   Ффу ... кажись, пронесло, ну и утречко выдалось!!!
   Душа просит укрытия, оглядываюсь... В метрах тридцати от пандуса на высоте пары этажей удобная темная ниша, быстренько пробираюсь туда. Лезу , навстречу выпрыгивает парочка тварей, хорошо небольших, отпугиваю их лезу на их место .
   Нормальненько, снаружи не видно, со спины никто не подлезет. Выгребаю мусор устраиваюсь, поудобнее. Теперь можно как следует перекусить, достаю из кармана еду, какие-то нарубленные крупные черви, некоторые обрубки еще шевелятся, отвращенье прочь голод не тетка,
   Откусываю, на вкус кровяная колбаса только сильно перченая, странно а живой обрубок не перченый а сладкий!
   Жую и догадываюсь, чего местные едят все только живым.
   Мертвую пищу тут осилят только грузины, умерщвленная сразу пища становятся страшно перченой.
  
   После вкусного, сытного, дрыгающегося, завтрака можно и обдумать ситуацию.
   Утро выдалось богатым на впечатления как впрочем и вчерашнее.
   Покушений на свою шкуру с момента пребывания в столь странной действительности за два дня, набралось больше чем на утку в подмосковье за сезон охоты. Интересно сколько проживу я тут при столь богатой адреналином действительности. Себе я напоминаю лесного кролика выпущенного в час пик на Садовое кольцо.
   Единственное преимущество что моя выдающаяся внешность здесь совсем не выдающаяся, а самая неприметная. Ну что же у меня здесь наверно есть шанс быть красавцем. Потом с грустью кое-что вспоминаю, но не Дон Жуаном, и смотрю на место где у меня что-то когда-то красовалось и вставалось.
  
   Грущу полчаса, затем решаю осмотреться, выглядываю из своей норки. Пейзаж конечно пугающий.
   Небо расчерчено шпилями зданий, некоторые такие высокие что не видно концов в тумане что заменяет местным небо. Ущелье улицы в полумраке, яркими пятнами снуют по ней местные, изредка грохочут танко-комбайны. Подымаю голову на жужание с неба, знакомый уже летающий аппарат с красным свечением от днища, плетется по небу. В аппарате полно народу некоторые, аж свисают за борта. Вчерашний район и этот объединяет одно, улицы, так же хаотично завалены мусором.
   Видать местные мусорщики так же безалаберны как и мусорщики в трущобах.
   Вот оно как, нашел норку, побезопаснее, и уже сравнивать и критиковать, мусор ему не нравиться.
   Кажется между той жизнью и этой прошла вечность. Там как будто в тумане, в таком, что заменяет здесь небеса. Видно так разум устроен , непрерывная борьба за существование отодвигает нормальную жизнь на задний план.
   Ловлю себя на мысли что за эти пару дней вечности ни разу не вспомнил о детях, о милых своих потомках.
   Как они там?
   Хотя если прикинуть они меня там только что закопали, и наверное сидят на моих поминках.
   Пьют за мое здоровье...
   А может я еще в морге лежу?
   Нет, там должно быть поспокойнее.
   Слушай а может это у меня такая клиническая смерть, и я себе лежу на койке в больнице, кормлюсь из трубочки, и смотрю фантастический фильм? Гммм.... Бррррр...
   Моя фантазия конечно распущенная, но такого она себе представить не может это точно....
   Для моего мозга, банковского клерка, кошмар должен быть не таким, а какие ни будь, проверяющие, налоговая и т. п.
   Или сама Татьяна Васильевна!
   Вот карга, даже здесь заставляет передергиваться...
   Ужас!
  
   Но тут еще пара аргументов против, во первых, на вряд ли в больнице так не топят, во вторых там не должно быть так шумно они же реанимацию не на пилораме поставили!
   Кстати, а уже не шумно, я бы даже сказал подозрительно тихо! Высовываюсь из своей ниши, улица пустынна, подымаю взгляд выше, окна плотно задраены, наглухо закупорены ставнями. Подозреваю новую напасть. Поднимается ветер, тучи пыли и мусора заслоняют сверкающие шпили зданий. Небо сквозь пыль быстро темнеет, непрерывно усиливается какой то грохот . Грохот перерастает в рев. Стены зданий мелькают высвечиваемые вспышками и бликами. Несмотря на совсем почерневшее небо, от молний светлее чем днем.
  
   В шпиль здания напротив, горизонтально земле бьет толстенная молния. Вспышка выжигает, кажется, дорожку в моих глазах.. Звука грома я не слышу, а чувствую, меня швыряет в глубину моего убежища. Ошеломленно подымаюсь, упрямо лезу обратно, посмотреть остатками своих глаз. Шпиль в который попала молния раскален добела, глазам своим не верю.
   От вспышек на стены зданий, глядеть больно. Мокрый полированный камень отражает их со всей беспощадностью. Мелькает все как на фантастической дискотеке, на которой ди-джей не поскупился на стробы, но забыл купить нормальный звук, одни сабы. Тело пронизывается ударными волнами, непрерывно вибрирует стена, на которой я сижу, точнее судорожно цепляюсь. Молнии начинают лупцевать в соседние здания, нереально толстые , и с неожиданных направлений снизу сверху и самое странное параллельно земле. И их отчетливо видно сквозь закрытые глаза. Безумство молний начало стихать, вообще-то после молний идет дождь, интересно какой же тут дождик?
   Выглядываю...
   Над городом лес светящихся бело-красных линий, это шпили раскаленные энергией молний.
   На горизонте со стороны моста, зарево пожаров.
   Наверное трущобы загорелись?
   С противоположной стороны, уходящий грозовой фронт молний, выглядит как ослепляющий полог. Зубцы зданий и шпилей подсвеченные им, выглядят как зубы исполинского дракона.
   Слышу свист падающих предметов, на всякий случай втягиваю голову в убежище. И вовремя! Здания вокруг и ущелье улицы покрываются искристо-белыми разрывами, мгновенно пространство вокруг наполняется свистящими, летающими во всех направлениях осколками льда.
  
   Даже мое глубоко впадающее в стену убежище пронизано снежно-ледяным крошевом. Скукоживаюсь и забиваюсь в угол. Тело быстро покрывается ранками, царапинами, больно черт.
   Такую порку я не переживал с тех пор как родителей в школу вызывали... Грохот канонады с небес постепенно заменяется шумом водопада, опять выглядываю. Выражение "Разверзлись хляби небесные" как раз про это место. Стена воды такая, что не видно здания напротив, а оно в 50 метрах.
   Шпили охлаждаемые потоком воды едко шипят.
   Сразу выясняется зачем нужна ниша в стене где я пристроился, конечно же это отверстие водослива! Меня вышвыривает как пробку из убежища, и я дрыгая руками и ногами плюхаюсь в реку в которую превратилась улица. Поток несет меня вниз под уклон, больно бьюсь об контрфорс здания, поток прилепляет меня к нему как блин об потолок. В цепляюсь что есть сил в изваяние какой то горгулии украшающей верхушку контрфорса. Пытаюсь вылезти повыше, об мой зад веселой барабанной дробью стукается мусор несомый потоком. Моим попыткам пробраться выше препятствует поток воды валящийся на меня с неба.
   К сожалению, в нем еще попадаются градины с арбуз размером. Они шлепаются в поток вокруг меня, окатывают веером брызг или осколков. Одна из градин бьет в основание горгулии, на которой я сижу, меня сшибает с нее обратно в бурлящую улицу. Бултыхаюсь в воде, под обстрелом градин, несусь дальше. Несусь так минут пять , думаю когда же это кончится . Наверное когда поток дойдет до слива местной ливневки.
   А то куда они воду девают?
   Несмотря на кружение в потоке воды, пытаюсь сообразить куда же меня несет.
   Наверно в реку, это в ту реку которую я проезжал по мосту, вспоминаю то ущелье-пропасть.
   Быстро соображаю, что мне туда не надо! Надо где ни будь зацепится, тогда есть шанс на спасение.
  
   Вижу в воде рядом со мной плывет полузатопленный мусорный бак , хватаюсь за него протискиваю замерзающее тело внутрь . Это хоть защитит меня от градин - метеоров и плавающего мусора.
   Бак болтает по воде как спичку в ручье. Впереди слышится грохот водопада перекрывающий рев дождя.
   Ну все это конец!
   Бак с силой ударяется под водой о что то скрытое от меня пеной. Намертво застывает, мою ногу пронзает боль, кричу но сам себя не слышу. Ощупываю ногу руками, корявый металлический стержень проткнул стенку бака и заодно и ногу, Бак болтается наколотый на стержень в потоке воды, но ни с места.
   Заодно вместе с баком на стержне, проворачивается и моя нога что доставляет мне прямо восхитительное удовольствие. Хватаю стержень своими когтями, рублю ими конец стержня торчащий из ноги снимаю ногу с крючка, ну и разумеется, воплю от души.
   Бак все также дергается как припадочный в потоке, меня захлестывает водой, но зато к сливу не продвигаюсь.
   Болтаюсь так пару часов, как мне кажется. Ливень обрывается так же резко как и начался. Еще через полчаса поток воды умеряет свое неистовство и начинает потихоньку спадать. К вечеру я с баком оказываюсь на вершине массивного решетчатого забора. Сползаю вниз. Нога болит адски, наступить на нее невозможно. Присаживаюсь на умытую мостовую, удивительно на улице ничем не воняет! Двери исполинских домов распахиваются, на улицу высыпает куча народу. Ага, местные тоже чистоту любят, или хотя бы чувствуют.
   Я на фиг никому не нужен, внимания на меня никто не обращает. Ну и ладушки, отползаю в угол образованный с одной стороны контрфорсом метров на пять выступающим в улицу. Сижу, баюкаю ногу, хоть она и уродливая зато моя.
   Темнеет, воздух становится морозным . Окружающие меня мокрые стены быстро покрываются инеем. Одежда на мне застывает и начинает похрустывать при каждом движении.
   Опираюсь на здоровую ногу, встаю чтобы найти место потеплее на ночь. Задубевшая одежда надежно защищает от ветра, но не от холода, натягиваю со скрипом на голову капюшон.
   Скользко.
   Приходится идти упираясь когтями в землю.
   Народ втягивается по своим хатам, в окнах зажигаются уютные бирюзовые изумрудные и фиолетовые огоньки. С тоской смотрю на них, у них есть место где притулиться, где есть чего пожевать, есть с кем поговорить...
   Вижу большая толпа пристраивается к одной из дверей и по очереди жильцы проходят внутрь. Тихонечко прокрадываюсь к двери сбоку, на меня никто не обращает внимание. Когда последний протискивается в дверь , я прицепляюсь к внутренней поверхности двери и жилец приводит в движение механизм, захлопывает ее вместе со мной . Оказываюсь внутри, жилец состоящий из одних углов и локтей стоит ко мне спиной, что бурчит и отряхивается.
   Пока он возится, отползаю в темный угол, он принюхивается , стоит неподвижно полминуты, я тоже застываю. Поворачивается и опять бурча задвигает на двери толстенный засов, затем проводит над засовом руками, и засов начинает светится зеленоватым светом, в центре двери на секунду замерцала странная табличка . Удовлетворенно хмыкнув угловатый тип поправляет балахон и удаляется. Осматриваюсь. Длинное и узкое высокое сводчатое помещение, уходящее вглубь здания. Вдоль обоих длинных стен подымаются две каменные щербатые лестницы. На них выходя через равные промежутки дверные проемы. За дверями и в глубине коридора неспешная возня. Освещается холл какими то светящимися шарами прилепленными к стенам. Более менее тепло. Идти дальше не решаюсь.
   Высматриваю убежище - пролом основании правой лестницы. Как раз для меня.
   Протискиваюсь внутрь, внутри обосновались мелкие колючие твари. Меня это не останавливает. Разгоняю их.
   Устраиваюсь поудобнее, на куче хлама. Сворачиваюсь калачиком , застываю, прислушиваюсь .
   Слышны шаги в отдалении, пронзительные вопли, кто-то хлопает дверьми, стуки, шорохи местных крыс (не знаю как они выглядят но точно есть , не может быть, чтобы при такой грязи их не было). Ну, прям моя студенческая общага... Истерзанное тело болит, нога ноет, желудок опять жрать хочет, в глазах до сих пор зайчики от молний, уши заложены от грохота грозы. Лед на одежде тает, собираясь в лужицу вокруг меня.
   Похоже и на этот раз еле выжил.
   Обдумываю увиденное.
   Интересно какой ведь резкий контраст, там за мостом халупы на четыре - пять этажей, обветшалые с драными жильцами, а здесь здания монстры о стапятьюдесятью этажах, с толстенными стенами, окнами бойницам , шипастыми воротами. Этакие урбанизированые замки. Ну а утилитарном назначении шпилей я догадался - супер громоотводы!
   Квартал этот, типа, по богаче будет...
   Может здесь будет как то легче приткнуться?
   Хрр-фсссс. Хррр-фссс. Хррр-фсссс. Хрр-фсссс. Хррр-фссс. Хррр-фсссс. Хрр-фсссс. Хррр-фссс. Хррр-фсссс .
   Для тупых : - я сплю!!!!!
  
  
  
   Глава 5 Круги на воде.

Рекламация.

   Кому - Мастеру
   охранных систем
   на автотранспорте
   г-ну Хинн-Джак.

От инкассатора Клана Бисх

Первого класса.

Достопочтенного Аер Гоенн

Обращаюсь к вам по поводу возмутительного качества монтажных работ по комплексу охраны Автотранспорта.

В свое время мы отказались от услуг вашего конкурента, мастерской Итал Фарран клана Поуджи, предпочтя вас как славящихся своим качеством .

Ваша мастерская заломила несусветную цену, однако мы согласились на нее, так как нам гарантировали высокое качество защиты.

И что же! Не далее как вчера, начальник нашего отдела, глубокоуважаемый Г-н Тетрах проезжая по предместью, наткнулся на скопление клутху, в районе Мертвых Авернов. Агрегаты расчистки пути (изготовленные не вашей мастерской) сработали нормально, и Г-н Тетрах не был насторожен . Вернувшись в свой гараж он был проинформирован службой охраны Тотелма клана Бисх, о том что при въезде, на крыше лимузина был замечен клутху. Который затем спрыгнул беспрепятственно , и удалился. Разумеется Г-н Тетрах и я Ваш покорный слуга не поверили , однако их слова были подтверждены , строрами -наблюдателями . В связи с этим я выражаю свое искреннее возмущения, вскрывшимся качеством работы Вашей мастерской , и предлагаем Вам Оправдаться до вызова в Суд Поединков Кланов. Кроме того мы клятвенно обещаем что услугами вашей мастерской не воспользуемся никогда!

   15 Кварр 715 года от Св.Договора.
  
  
  
  

Акт обследования транспорта клиента

  
   Настоящий акт составил Мастер первого Класса
   Ауыхх Ве.
   В результате обследования транспортного средства клиента модели Головорез 17 было установлено следующее :
  
      -- Транспортное средство перед обследованием не отмывалось от засохшей крови в течение 10-ти дней что противоречит инструкциям по эксплуатации .
      -- Режущие защитные устройства , не заточены согласно стандартам.
      -- Охранный комплекс транспортного средства функционирует нормально , любое несанкционированное приближение без амулета опознавателя пресекается .
      -- Заклятия защищающие верхнюю поверхность транспорта ослабели не более чем на 10% что ниже норм износа, для данных категории защитных систем.
   Перечисленные сведения достаточны чтобы отклонить претензии клана Бизх в Суде Поединков.
   P.S. Мой помощник Тора Ан Фло , обнаружил царапины на крыше транспорта оставленные острым предметом . Кроме того один из поручней закрепления багажа оказался разрубленным. Все эти мелкие повреждения имеют характер свежих (не более 8 Хвилов). Помощник считает, что это следы когтей, мне же, эти предположения кажутся сомнительными. Инструмент который может такие повреждения оставить на броне класса А имеет явно квендийяровые режущие поверхности. Мне кажется, что это явная грубая провокация нашей мастерской со стороны клана Бизх.
  

Обрывок записки в мусорке на окраине.

Покорнейшее обращение господину Гавенкару самолично в руки.

   Жалуюсь я Грозный господин Гавенкар на Тагора - Мага , подлого мошенника который подрядился прошлым летом на заклинание квартир которых я сдаю жильцам в моем доходном доме по улице Синих Авернов.
   Возмущен я тем что его заклинания работают когда хотят . Позавчера некий вонючий Клутху проник в квартиры моих жильцов , оскорбил их похитил пищу и беспрепятственно смылся в окно (заговоренное!). По свидетельству жильцов ни разу заклинание на наказало вора! Жильцы сочли что оно не работает и попытались войти в квартиру , двое из них погибли . Дальше события привели к еще большим количеством смертей. Эти события могут подтвердить ваши ребята Кланц, Толстомордый и Шнырь которым случилось оказаться поблизости. И что ж вы думаете мне сказал этот подлец , сказал что все заклинания работают нормально и чтобы я не морочил ему голову! Рассудите нас господин Гавенкар , вы и ваша бригада самые сильные на наших улицах.
  

Тагора -Мага распотрошит,ь внутренности по улицам растянуть.

С владельца ночлежки за обращение содрать 40 колец.

Подлого Клутху разыскать и утопить.

Гавенкар повелитель Квартала Авернов.

Г-ну начальнику Службы Интересов

Клана Арват. Роан Атта.

От следователя службы улиц.

Ффангр Ксетрит.

   Уважаемы Г-н Роан Атт, в процессе дознания по делу банды Аслкас , был пойман, правая рука ее главаря некий Колбаса. Пойман, к стыду моему случайно, (дворником подобран, лежащий без сознания) покусанный бродячими кзинами. От него удалось узнать, что скрывавшийся с главарем банды Плетью, уцелевшим, как и он от разгрома их шайки, среди клутху , одетые как клутху стали свидетелями а затем и участниками странного случая. Неизвестный клутху зашел два дня назад в закуток, где обретались эти два мерзавца, с пищей (торитрепангом). Поскольку они были сыты то отбирать клутху пищу они не стали и продолжили свой разговор. Клутху зачем то убил торитрепанга, разумеется, испоганив его вкус, затем, не подавившись и не моргнув глазом проглотил. Оба бандит заинтересовались и стали смотреть на незнакомого отщепенца как на спектакль. Далее дело стало гораздо серьезнее, неизвестный, хоть в это уже трудно поверить вытащил из своего балахона камос! Уж перед кем это не следовало показывать как перед Плетью. Он быстро сообразил, и подал знак Колбасе. Колбаса напал первый и промахнулся, это было по плану, так как дало Плети воткнуть незнакомца припасенный у него Крипт (этот приёмчик, по рассказам Колбасы, они частенько проделывали в темных переулках). Плеть разумеется, воткнул Крипт и конечно все было кончено. Но не тут то было, незнакомец только поморщился выдернул из себя Крипт и воткнул сразу же Плети в зад. Если верить Колбасе, Плеть опять подтвердил свою редкостную живучесть, дергался еще целых две секунды прежде чем его внутренности испеклись. Видя подобное зрелище, Колбаса счел нужным, притворится мертвым и выбрался когда незнакомец ушел.
   Разумеется мой господин в этот рассказ трудно поверить, но его правдивость подтверждают несколько фактов; Колбасе не хватит фантазии выдумать такое(мне кстати тоже), неподалеку нашли тела стаи хффургов поевших отравленное криптом мясо. Что это мясо Плети очень вероятно.
   Подробное описание со слов Колбасы внешности незнакомца прилагаю.
   Даже вероятность существования такого существа
   Очень опасна, Колбасу сохранить живым
   для возможного опознания.
   Незнакомца искать.
   Кстати куда делся легендарный Крипт Плети?
   Найти незнакомца в кратчайший срок не возбуждая подозрений
   Других кланов.
   Дело Колбасы Засекретить.
   Начальник службы Интересов Клана Арват.
   Верховный Инквизитор Роан Атт


   Глава 5 Проклятие Искры.
  
  
   Идет уже вторая неделя пребывания в мире демонов. В начале, я казался себе худым, но с теперешней точки зрения я все таки был упитанным. Заслонять кому то чего либо уже не получится.
   Балахон мой из за бесконечных стычек, ползаний лазаний изодрался в конец. Теперь в нем дыр больше чем ткани. Ничего получше на улицах найти невозможно. Вот только разграбив мусорный бак, раньше других мне удалось раздобыть пару мешков. Один я покромсал когтями в подобие куртки безрукавки, другой превратил в юбку. Балахон точнее то что от него осталось снаружи. Теперь я Горец! Кхе-кхе...
   Обретаюсь я, по прежнему, в богатом квартале, среди домов исполинов. Питаюсь я подножным кормом, то есть тем что под ногами найду, или отберу у местных дворняжек.
   Они меня уже изучили, и отлично знают где я нахожусь в каком я настроении, и чего от меня можно ждать (двоих зарубил как то ночью).
   Теперь между ними и мной вооруженный нейтралитет, я их не трогаю, когда они не несут еду. Они не пытаются меня прикончить в моей норе, когда я сплю...
   Познакомился с товарищами по несчастью, местными бомжами , такими же как и я. Только у них преимущество они мир знают, а я только район пяти улиц, и то на уровне 2-ух метров.. Нравы у них простые, если можно отобрать жратву и не подохнуть то они это сделают. Ничего больше их и не волнует, и никаких сантиментов. Боятся они всего, что летает, что громко гремит, что быстро ходит, или того на чем красная портупея...
   Кажется даже просто портупея отдельно от хозяина вызывает в них пещерный ужас. Не боятся они, пожалуй, только меня да дворняжек в количестве одной штуки.
   Место себе укромное я нашел, тихая нора в фундаменте одного дома. За нее мне пришлось убить уже двоих. Остальным это добавило ко мне уважения, больше мою нору не занимает никто.
   Она у меня роскошная, сразу по нескольким причинам...
   Во первых, потому что имеет размер, как раз уместится мне и вытянуть ноги, если кто сунется то схватку учинить будет негде.
   Во вторых у нее нет как у других трещин уводящих вглубь фундамента, значит мне не так часто приходится драться с наползающими изнутри паразитами, крабообразными крысами и прочими.
   В третьих вход в нее чуть выше, чем уровень земли, и черви с улицы так же не заползают.
   Ну правда есть и куча недостатков, главный из них в - норе холодно.
  
   Приходилось драпать от типов красных портупеях, драться с ними глупо, у них длинные хлысты оставляющие на телах своих оппонентов глубокие дымящиеся борозды.
   Я сам видел как один из них, приноровившись, снес бедолаге голову. Да и вообще, каждый божий день я вижу чью-то смерть, а если не повезет то и не одну.
   А раньше то, я как-то убил с пневматической винтовки пару птиц и у меня скребло на сердце. Сейчас бы мне их на обед!
   Кстати, видел я местных птиц, то есть не птиц, а что их заменяет, это мелкие летающие ящерицы, летучие мыши, или крупные насекомые. Едал я и тех и тех и этих.... Но с едой стало тут не так уж и плохо, вечером мусорные баки во дворах, или в специальных зарешеченных нишах домов, наполняются . А в некоторых особенно высоких и черных Иглонебоскребах даже и кой чего вкусненького добыть можно.
   Конечно, на эту пищу претендентов много, но многие гибнут в утренних схватках с мусорщиками, когда решетки отпираются.
   Но мне то, по утрам за жратву бороться не надо, я вечером решетку когтями режу и мусорный бак мой! А утром, потеха смотреть когда здоровяки в красных портупеях, орут смотря на дыры.
   Пытаюсь разобрать местное наречие, оно кажется треском, но на деле это короткие, с чудовищной скоростью произнесенные слова. Кое-что начинаю понимать, особенно когда меня посылают подальше....
   Ну конечно в основное место не пошлют, куда дома посылали, а вот в баню я б сходил с удовольствием.
   Сам как будто кое-что выучил, после этого звукосочетания, "портупеи" гонялись за мной два квартала, будем считать, что получилось
   Супервилку у меня сперли, сразу после дождя, и из оружия осталось только то, что растет на мне. По земным масштабам этого более чем достаточно.
   Шипы на ногах и руках оказались ядовитыми, ткнешь ими в противника, и он сразу выведен на пару дней из строя. Когти на руках чудовищно острые, рубят металл как колбасу про остальное не говорю. Ну и плевок убойный как выстрел в упор из дробовика . На земле с таким набором хоть в Гарлем, темной ночью.
   А здесь то ... ну, а здесь тоже ничего.
   Особенно убивает здесь хамство местных водил, причем убивает в буквальном смысле слова. Тут отношение к пешеходам кто не увернулся, тот сам виноват, хорошо хоть, когда въезжают в этот район все пилы да ножи выключают.
   Ну а вообще конечно выживаю, только вот дорого мое выживание обходиться местным, за одну неделю пяток трупов. Может это я слишком смертоносный? Свалился на этот мир как наказание! Местные бомжи "Клутху" как они себя называют, частенько друг друга убивают. Правда, такого смертоубийцы, как я, среди них не наблюдал.
   С другой стороны мне далеко до одного проезда комбо-танка по улицам предместья. Не заметил я правда, что совесть помешала мне кого то убить, чуть-что, сразу когтями на куски разделываю, а потом тошно.
   Совесть у меня с приставкой "ПОСТ".
   И душа с приставкой "ЭКС".
   Один мозг и остался - и то без моральных ценностей...
   Капсулы с искорками только вот. Странная штука, смотрю на них и как будто теплее, как будто рядом с ладонями монстра, маленький костерок, и мысли совсем другие появляются. Забьюсь в свою нору, заткну пролом и смотрю часами, и думаю о солнце, о весне и осени, охватывает просто печаль. И странно, не должно быть печали приятным чувством, а остатку земной души хорошо...
   Ну, задумался я, и очень зря.
   Пока я тут думал, пришла шестилапая братия кабысдошная, смотрит на мой успешно добытый ужин. Завидно да? Далеко местным дворнягам до грустных глаз земных двор-терьеров.
   Эти то, глаза выпучат их то у них не в пример земным по восемь штук на рыло, да свои зубы-иглы скалят.
   А ну ПШШЕЛ ПРОЧЬ!!!!
   Угу, так он и послушал, это Плешивый, он меня знает, знает, что мне лень связываться.
   Когда он прошлый раз обед спер, я за ним всего лишь два квартала бежал, а он лишь задом своим выражал презрение к моим скоростным качествам.
   Надо же , его зад гораздо выразительней его пасти.
   Вот и сейчас он отпрянул на шаг и дальше ждет удобного момента, ух поганец! Его свора сзади волнуется, слюнки разбрасывает, я им улыбаюсь, они затихают. Ох, не видел я пока своей улыбке в зеркале, и чего-то не очень хочется!
   Ну, вот светило закатилось за шпили, отблески света замерли и утихли на мшисто-черных стенах. Покрываются льдистой пленкой лужи, краски поблекли, грани и тени заплясали зеленоватыми светящимися линиями (включилось ночное зрение). Пора добывать себе завтрак, обед и ужин на завтра.
   Встаю.... хм свора тоже встает, почесываясь.
   Топаю к примеченным домам с богатыми мусорными баками. Однако чем я дворнягам сегодня интересен, так и следуют за мной тенями, так и жду от них подвоха.
   Как бы со спины не напали?
   Вот и объект, улица непривычно тихая, впрочем, это и улицей назвать сложно.
   Скорее это зигзагообразное ущелье, с отрогами толстенных уходящих ввысь контрфорсов. Потому то и увидеть, осмотреть её с одного взгляда довольно сложно.
   Ну вроде никого.
   Вот видно и стая удалилась, как всегда не слышно.
   Так , посмотрим на решетку, толстые в два пальца толщиной прутья на месте моих старых разрезов заделаны грубо наваренными латками, руки бы оторвал такому сварщику!
   Оглядываюсь еще разок, мне конкуренты не нужны, осторожненько режу когтем прутья. Когда дыра достаточна, чтобы пролезть внутрь, оглядываюсь еще раз. Замечаю одинокую "собаку", Плешивый! Ну да ладно. Собираюсь лезть внутрь.
   Вдруг решетка вспыхивает лунным светом, из пространства за решеткой выплескивается длинный черный-желтый жгут, оборачивается вокруг руки впивается на сантиметр вглубь тела. Боль как от прута с раскаленным железом! Остолбенело, смотрю на руку, из под жгута сочится дым .
   Пытаюсь освободится, жгут натягивается и втягивает меня в дыру в решетке. Спохватываюсь, рублю жгут когтем, он вспыхивает по всей длине и рассыпается на снопы голубоватых искр. Освободившись, отшатываюсь от дыры, пора делать ноги! Из ниши за решеткой громкий крик и топанье кого-то тяжелого. Отшатываюсь на пару шагов прочь, как из-за решетки хлещет еще один жгут, обматывается вокруг груди. Рывок опрокидывает меня навзничь. Запах паленого моего мяса последнее, что я чувствую...
   Яркий свет, меня рывком за затылок подымают на ноги. Первое чувство, боль, онемение. На ногах не держусь, валюсь обратно.
   Слышу треск, в нем различаю слово клутху, это явно ко мне, а впереди него насколько я понимаю ругательства.
   Бац!
   Схлопотал по морде! Голова мотается, и снова все поплыло в тумане...
   Лицо становится липким, мысли почти не шевеляться.
   Ребята если вы думаете, что от этого я быстрей приду в себя, то вы ошибаетесь.
   Бац!
   Сквозь туман проплывает догадка - нет им не нужно, приводить меня в чувство.
   Бац!
   Да сколько можно то.
   Хоть стоять не надо, кто-то держит меня на весу за загривок.
   Пытаюсь защитится, здоровой рукой, а в этот момент кто то меня лупит снова . Чувствую его кулак накалывается на мои когти, меня бросают наземь, кто-то визжит, ну и все разумеется дополнительно орут (матом наверное).
   Тех кто меня бьёт, то занимает на некоторое время.
   В глазах чуть проясняется.
   Вокруг меня пятеро типов в красных портупеях, один из них толстый низкий и лохматый скачет и трясет в лохмотья нарезанной рукой. В засаде сидели, сволочи...
   Парочка пытается его утешить, а два других разматывают две красно -черно - желтые плети. Ага, вот чем мне досталось у решетки.
   Пинком, меня валят наземь снова, сейчас разделают на орехи! Сопротивляться нет сил, желания тоже, может наконец мытарства мои в этом мире кончатся, пара ударов плетью и моя душа освободится.
   С меня сдирают лохмотья - вяло думаю - наверное, чтобы не портить тряпками зрелище. Прямо перед моим носом падает вытряхнутая из лохмотьев капсула с искоркой.
   Амбалы прямо остолбенели, заткнулся даже тот, который с рукой. Целую минуту тишина... Я тихонечко привстаю, откидываюсь прислоняюсь к морщинистой стене. Амбалы напряженно смотрят друг на друга.
   Тот толстый с раненной рукой просительно заскулил, через секунду то, что у него служило головой, катится по мостовой, и останавливается в глубокой луже. Четыре плети утомленно съезжают с обезглавленного торса, и тот мешком падает в грязь, дымясь обрубком шеи.
   Ну я могу их понять, на пять делить сложно, не то что на четыре.
   Снова напряженное молчание, я забиваюсь поглубже, чтобы меня никто не заметил, и пытаюсь выползти куда подальше в темноту.
   Замечают, один из четверки, пинком отбрасывает меня на место, и очень зря. Он случайно накалывается на мой коленный шип, дико вопит прыгает на одной ноге . Недолго правда, другие не упустили случай. В луже теперь пара голов. Осталось трое, двое переглядываются. Третий резко срывается от них. Один кнут обвивает ему ногу, разумеется он грохается лицом в мерзлую грязь, другой обрушивается на голову. Короткий захлебывающийся визг. У того что захватывал ногу, застрял кнут. Он сообразил, метнулся к кнуту мертвеца, но не успел. Мастера, однако, плетьми махать, и самый умелый остался в гордом одиночестве.
   Последний, подошел к капсуле с искоркой медленно наклонился взять. Из-за контрфорса вылетели три бесшумные тени и обрушились ему на спину и плечи. Амбал взревел, сбросил одну, напрягшись встал, хлестнул вокруг себя кнутом. Ответом было ему булькающее визжание, одна из теней отлетела и затихла. Другая, вцепилась ему в руку, блокируя опасную плеть. А третья опять нацелилась ему в горло. Амбал оказался из крепкого десятка, ту тень на руке просто разорвал. А у той, что нацелилась в горло, осталось мало шансов. Наконец я решил, что пора и мне внести свою лепту, в безмолвную ночную схватку. Поскольку встать мне было не в силах, я просто плюнул ему в спину. С моей слюной это равнялось выстрелу из дробовика, еще и потому что плевок мой рассыпался на горсть капелек. Амбал покачнулся, схватился рукой за дымящуюся спину, а в это время тень догрызла горло. Здоровяк грохнулся в грязь, дернулся, утих. Тень, выбралась из под трупа и на свету обернулась, старым знакомцем - Плешивым. Вдоль улицы обрисовались и другие его сподвижники.
   Как назло в горле пересохло, и плюнуть нечем. Час от часу не легче. Лохматая братия собралась в кружок вокруг меня, щурясь на фонарь портупейцев. Плешивый протолкался сквозь толпу, оскалил зубы, и подтолкнул лапой ко мне капсулу с искрой. Что тебе этого не надо?!!!
   Ну хоть кому то это не надо. Посмотрел я на тела встал, подтолкнул одну голову ногой.
   Зачем мне ты искорка, зачем мне столько трупов. Только вот мои печальные вечера, с тобой в руках чего-то стоят. Она мерцает тихонько в ночи, не бросай меня !
   Ну хорошо не брошу, подымаю а положить ее некуда, балахон то с меня содрали.
   Осматриваю мертвецов, а псины не только осматривают но и облизываются.
   Присматриваю рубаху и плащ, забираю себе (почти без дырок!). Подбираю на всякий пожарный кнут, больно обжигаюсь, бросаю. Похоже они именные...
   Псам весело, а у меня ладошки дымятся.
   Псы расступаются справа, намекают, что мое общество им уже необязательно.
   Ну я и убираюсь от добра подальше. А псы к ужину, - приятного аппетита !!!
   Прихватываю на всякий случай и фонарь (Стеклянная капля с голубым огоньком внутри оплетенная веревками ), мне он не нужен но чего то он может стоит? Фонарь за пазуху, рубаху на макушку, в плащ поплотнее, обратно в берлогу зализывать раны.
   Поднимается вьюга, впервые как с тех пор я здесь, идет снег. Видимо то была осень, а теперь начинается зима. Удачно ж я попал.
   Осматриваю свои раны, они как будто раскаленным прутом выжжены на моей коже. Шрамы будут наверное страшные.
   Пока я иду наметает снега по щиколотку. Вот и моя нора, забираюсь в нее о блин там кто то есть. Еще одну схватку я не переживу! Ну выходи Леопольд, заплати за право переночевать в укрытии твоей - моей кровью! Начинаю набирать в рот слюну, последнее свое оружие. Из норы легкое визжание электро-моторчика. Ба да это Плешивый!
   А ты чего уже и спать со мной собрался? Он явно не агрессивен, жалко хвоста у него уже нет, а то бы замахал. И мне чего на него злиться он мне сегодня жизнь спас, жаль меня не спросил...
   Лезу к нему Плешивый ну ты и воняешь.
   Впрочем, идея то ничего, вдвоем гораздо теплее.
   Пристраивается мне под бок, сворачивается калачиком и с невинным видом засыпает. Следую и я его примеру. Эх, Плешивый, как не странно ты первое в этом мире существо рядом с кем можно уснуть без опаски. Если конечно можно уснуть, храпит сволочь похуже моего бригадира. Зато мне впервые за много дней тепло. Хоть и голодно.
  
  
  
  
   Глава 6 Союз.
  
   - Ирка, ну хорош крутится , ну что надо?
   - Встаю, встаю не опоздаю.
   - Ну еще минуточку поспать, ну не надо меня целовать у тебя изо рта плохо пахнет, даже не пахнет а вообще воняет.
   - Аааа...
   - Черт!
   - Черт!
   - Что же это такое!!!.
   - Чур.
   - Чур меня !!!
   Открываю наконец глаза:
   - Аааа, блин это ты Плешивый!
   Принюхиваюсь:
   - Ну приятель ты и воняешь!
   Сущее счастье обнаружить этакую тварюгу у себя под боком, воон пасть распахнул, оказывается у него не один ряд зубов, а несколько, и все иглообразные. А поскольку зубов то , немеряно, то и пищи там застревает на хороший завтрак.
   Ну и воняет...
   Однако плешивый рад меня видеть, эх ты дворняга...
   Новоприобретенный приятель вылез на свет белый и занялся обычной среди собак процедурой, блох вычесывал. Ну что я могу сказать очень здоровенные блохи, даже полоски на брюшках видны.
   Однако он в деле вычесывания, профи! От точных ударов лапы блохи разлетаются в стороны, и на меня в том числе.
   Я впрочем не беспокоюсь, пару укусов и любая блоха мертва.
   Энергичное чесание Плешивого зашвыривает в нору охапки снега. Вылезать не хочется, но без Плешивого нора быстро остужается, через лаз. Хочешь не хочешь, а вылезешь.
   Ну и кроме того желудок как всегда после ранений свирепо напомнил о своих потребностях с невиданной силой. Я припоминаю, что по милости коррумпированных правоохранительных органов я вчера лишился ужина и сегодняшнего завтрака.
   Пора вытряхиваться, вылезаю, решаю осмотреться. Вчера я приобрел новый балахон - рубаху, с удовольствием его натягиваю его поверх мешков. Одежка вовремя к сезону, балахон явно из более толстой материи, с кучей завязок и лишь с пятком прорех. Хозяин его был крепкой комплекции, да и анатомия слишком от моей отличается, потому одежонка для меня слишком широка в плечах. Короче не супер, но пойдет. Жаль обувки не раздобыл, но судя по разнообразию нижних конечностей туземцев, тут обувь если и есть, то явно на заказ.
   В кармане обновки нахожу, какие-то предметы, что-то вроде швейцарского ножа только сильно проржавевшего, нечто вроде кожаной фляжки, и свиток из драной бумаги. Фляжка пуста, а свиток исписан рядами динозаврического-шрифта. Зато нож имеет иззубренное лезвие, нечто вроде пилки и шило.
  
   Ну что ж неплохо, ступаю на снег ужасно неприятно, что я Зоя Космодемьянская что ли! Но голод не тетка пора...
   Снег прикрыл мусор на улице, облупленную штукатурку, мох и плесень, мороз убил запахи. Город стал прекрасен и удивительно напоминает сказочный город принцессы, чуть пахнет Родиной.
   Шпили блестят от льда, как серебряные, химеры на стенах (в принципе во мне о крепла уверенность что не химеры это вовсе) укрыты снежными шапками и напоминают скандинавских злых богов.
   Тихонько сыпется снежок, я иду зябко подергивая ноги, и насвистываю: - Джингл белл джингл белл...и тп (дальше не помню). Останавливаюсь - Какой блин Новый Год, дома июнь месяц должен быть, все черешню жрут!!!
   А я б от редисочки не отказался, или хоть завалящего лучка! А ты "Плешивый"? "Плешивый"?
   Мдааа нет его, смылся куда то.
   Опять один!
   Может крысу, какую ни будь приручить. Или птичку.
   Ну что б кого ни будь приручить, необходимо иметь то, что оно любит, хотя бы еду, а вот с едой как раз трудности. Все те же знакомые бомжи вокруг , примелькались. Смекаю, что до вечера еды не достать, придется перетерется прям, как в студенческое время. Конечно, в последнее время недостаток заполнения для живота ощущался не столь остро как в начале моего печального повествования, но сегодня у меня "дежа - вю".
   Так целый день и таскаюсь. Таким макаром прошлялся до полудня, в чужие кварталы не заглядывал.
   Мои улицы (то есть улицы, в которых я не представляюсь легкой добычей среди тех, кого я как добыча интересую), это улицы между Туманным каньоном с одной стороны, Черным мостом с другой, довольно широким проспектом с третьей стороны, ну а с четвертой стороны просто те улицы, куда я пока не ходил. Итого получается квадрат 3,5 * 3,5км. В который, помещается два десятка домов - гипер-муравейников.
   Их два типа.
   Те, что больше - поновее и почернее, сверкают полированным (глазурированным?) камнем стен. Они как правило представляют один центральный пирамидальный объем повыше часто усеянный по ребрам шпилями, и несколько отрогов радиально отходящих от центрального. Тоже в шпилях, и башенках. Малые отроги-корпуса, высотой с Мгу московское и сильно его напоминают внешне, центральный в два раза выше. Жители черных громадин, надменнее, лучше одеты, из шикарных ворот чаще выезжают лимузины - убийцы, охрана норовит убить, почем зря. Зато мусор у них отменный и объедки свежайшие! Правда и типы в красных портупеях ходят там почаще.
   Те домищи что меньше (ну поменьше это сравнительно сказано, они у них все равно размером с МГУ и выше) - постарше буроватого цвета более упрощенные, что ли и не так сильно колют небо шпилями. К тому же имеют замшелый, мхом обросший панцирь стен, кирпичи вываливаются, химеры на стенах изъедены смогом оттого и сероваты, окон заметно меньше. Они, как правило, не имеют корпусов отрогов, а похожи на огромные заточенные призмы шпилей небогато. Шпили к ним приделаны явно позднее. Но и жители победнее, поспокойнее, охрана больше лопушит, иной раз и внутрь пробраться можно свистнуть чего ни будь.
   И те и другие дома, имеют сложный план с зигзагами, толстыми выступающими вглубь улиц контрфорсами, отрогами и башнями (из-за чего улицы больше напоминают зигзагообразные ущелья). К въездным воротам ведут крутые извивающиеся пандусы, в лабиринте стен прячутся многочисленные калитки, толстые прищуренные двери, сливные отверстия, и загородки для мусорных баков!
   Ну, короче, спрятаться есть где!
   Сейчас то, все присыпано снежком, на мордах химер, висят сосульки как клыки, иней искрится на дернувшихся ввысь шпилях. И хоть солнца как всегда нет, свет, наконец проникает в темную суть подножий домов великанов. На местных видно это то же влияет, они идут не так суетливо как обычно, некоторые даже задирают головы или что у них еще там, чтобы оглядеться и задуматься.
   Уворачиваюсь от пары танков - лимузинов, пристраиваюсь к контрфорсу чувствую на ноге чьи-то зубы, с воплем отдергиваю её, готовлюсь к бою.
   Ха - это я как посмотрю "Плешивый"!
   Скалится, и машет коротким хвостом. Ему блин смешно!
   - Что надо псина?
   Он трусит за угол, призывно оглядываясь.
   Хмм, что ему надо? Ну ладно посмотрим, иду следом, проходим пяток домов.
   Заходим в закуток, образованный двумя особенно выступающими контрфорсами, там сидит уже пять товарищей (бригада волков?). Плешивый, пробирается к наполовину засыпанному щебнем и хламом, отверстию в стене, оно как здесь заведено зарешечено.
   Подходит вплотную, разбрасывает щебень, бьет пару раз когтями по решетке, смотрит на меня.
   А..., ну понятно я у вас открывалка!
   Ну ладно мне ничего не стоит, подхожу, присматриваюсь к отверстию там решетка с прутьями в два пальца толщиной. Оглядываюсь - ну-с-с, нет вокруг никого кроме хвостатых сообщников.
   Обрезаю своими когтями прутья по периметру решетки, вытаскиваю ее с трудом на кучу щебня. Она со звоном сползает по куче щебня.
   Ну что ж, ребята путь свободен! Стая нерешительно смотрит на меня, наконец, "Плешивый" рыкнул на своего сотоварища, тот нерешительно проползает в дырку, слышно как он там скребется, затем визг уши закладывает и что-то дымящееся вываливается из отверстия.
   Обугленная тушка дворняги отпугивает от отверстия всю стаю.
   Смотрю, поджарило её весьма сильно, аж кости сквозь обугленную плоть проступают.
   Оставшиеся в живых поджимают хвосты и переминаются с лапы на лапу, рычат на друг друга, мечутся.
   "Плешивый", хватает из зубами за загривки, ни одна тварь не успевает увернуться, получают все по очереди.
   Намечается разборка, с визгом, отрыванием хвостов, и с "портупеями" в качестве третейского суда.
   Ну, ребята, это ваши проблемы, а я пошел.
   "Плешивый" рявкает и четверо дворняг становятся на моем пути, вот оно какой разговор пошел!
   Ну, мне это не диво...
   Выпускаю когти, готовлюсь нарубить на товарищей на кусочки, однако позади "Плешивого" выстраивается еще два десятка "товарищей".
   Плешивый ты же как будто приятель?
   Мы ж с тобой переспали вместе?
   Угу, шансов нет ...
   "Плешивый", заискивающе скалится и присаживается у отверстия.
   - Что мне туда лезть? Я же поджарюсь!!!
   "Плешивый" осторожно неглубок просовывает лапу как раз до того уровня где была решетка. Какие-то каракули на стенках лаза вспыхивают, плешивый отдергивает лапу, но все-таки ему чуть достается, и он бежит тушить лапу в ближайшей луже.
   Стая возбужденно рычит и мечется, однако глаз с меня не сводит.
   Плешивый подходит к решетке, и кивает мне, - "попробуй мол".
   - Ну, уж нет!
   - Да не за что!
   Он распахивает пасть пошире.
   - Шел бы ты с такой дружбой.
   Вроде не глуп он, на что-то намекает. Я подхожу к отверстию осторожно протягиваю руку готовясь отдернуть при первой же возможности.
   Ничего не происходит, рука уходит по плечо.
   "Плешивый" насупился, подходит ближе и трется боком "надо Федя надо".
   -Иди ты блохастый!
   Присаживаюсь, смотрю в темноту отверстия. Оттуда веет теплом, пылью и затхлостью.
   Ладно, попробую.
   Лезу, корячусь, а поскольку весьма тесно то и ворчу, обращаясь к щерящемуся в пугающей позади улыбке, "Плешивому".
   - В вашем мирочке, блохастый, рискуешь с каждым шагом, и сказать, что жизнь моя здесь имеет хоть какую-то ценность - то даже для тебя нет.
   Инфляция жизни в отдельно взятом переулке... Никогда бы не подумал!
   Лезу метр другой, нормально, если не считать клубы пыли подымаемые мной при каждом движении.
   Впереди слабый свет, подползаю к краю (проход имеет уклон вверх ).
   Чую носом обширное, пыльное помещение. Наконец, осмеливаюсь, распахиваю глаза пошире, перед носом опять решетка, с прутьями с палец толщиной.
   -Нуууу - это-то, не проблема, когти снова в ход по периметру решетки, и ее нет.
   Оттащить её некуда потому ложу её на пол лаза, и перебираюсь через нее к проему.
   Вытягиваю шею и выглядываю. Впереди обширное помещение , наполненное розово-оранжевым светом!
   Впрочем, довольно тусклым, по земным конечно масштабам (вообще конечно за все время пребывания в этом адском уголке я так и не разу не видел по настоящему яркого света).
   Впрочем, вернемся в реальность ...
   Точнее, в тусклую, пыльную нору, из которой я высовывался.
   Передом мной открылся тривиальный склад... Ну конечно то, что в нем хранилось, не похоже на обычные единицы хранения, но штабеля были до боли знакомы, всякие прямоугольные кругловатые и мешкообразные предметы.
   Ага, понятно чего я тут делаю, "Плешивый" меня погнал на поиски съестного, ну что ж блохастый друг, твои цели с целями моего желудка совпадают. Спрыгиваю, зову плешивого с братвой, никто не отзывается.
   Ну ладно, разберемся с вами потом, куда вы меня послали, как подставили. Местечко куда я попал, длинное с поворотами закутками, уставленное рядами пузатых колонн, обвешанное мхом и паутиной. Вот от этой-то паутины и истекает розоватое свечение.
   Ну, если это штатный источник света, то понятно почему тут никто не убирает!!!
   В глубине ответвлений громоздятся каменные стеллажи уставленные емкостями с чем-то резко пахнущим. Таблички над стеллажами тускло мерцают.
   Ах да я забыл отметить, кругом штабеля коробок, свертков, ящиков, мохнатых клубков, метровых колбас, цилиндров, туб и прочих невероятных способов упаковки. Некоторые из предметов, похожие на металлические канистры почему-то прилипли гроздьями к потолку, подвешены под ним что ли? Потому как, колыхаются, чуть раскачиваясь, под ними я прохожу с опаскою.
   Интересную особенность могу отметить, тут нет живности ну ... там всяких крыс, мышей, то есть их местных прочих заменителей.
   Только косточки этих заменителей-паразитов под моими ноженьками хрустят.
   Странно!
   Ну-ка посмотрим чего там припасено, вскрываю пару ящичков в ближайшем штабеле.
   В одном мягонькие кубики, пахнут розами, мну в руках, с опаской лизнул языком, страшно горько... Значит не еда.
   В другом, плоские кругляши, которые крошатся на мелкие крупинки, лизнуть я их не успел, как только капля слюны коснулась крошек, они вспыхнули в руке фиолетовым пламенем.
   Чертыхаюсь и встряхиваю рукой, искры рассыпаются по полу, кое-где пыль начинает тлеть.
   Приходится все быстренько затоптать босыми ногами.
   Сижу теперь на ящике, дую себе на ладонь, и пытаюсь дотянуться до ступней, подуть туда тоже?
   В третьей упаковке, похоже на клубок волокон ничего нет, однако его волокна пахнут сыром. Вот их-то я и попробовал, ничего так, сыр как сыр, только малость пересох......
   Похоже съестного завались, местный прод-склад, по видимому. Ну значит так, беру я себе пару свертков - этаких метровых колбас, и клубок нахлобучиваю на голову.
   Поначалу показалось легко, но вот когда я попытался забросить ношу в лаз, начались проблемы.
   Зацепившись на миг за край, колбасы шлепнулись на голову, хорошо на ней сырный клубок был.
   Тяжелые блин!
   Приходится повторить попытку.
   Хорошо я колбасы взял, а то намучился бы я в лазе с ящиками.
   Вылез я, разумеется, последним, после колбас и клубка.
   Ну а снаружи компания, блохастых товарищей уже поджидает на ужин. Одобрительно рвут упаковку, весело машут хвостами, удовлетворенно смотрю ..... э ..э... а мне.
   Плешивый, поворачивает ко мне набитую пасть и чего-то глухо рявкает
   - Что опять недоволен?
   Ага, понятно что, мол, стоишь, поди, принеси еще.
   Ну, так и быть, схожу еще.......
  
   Уже стемнело, когда я выбрасывал второй десяток тюков и свертков, одни кабысдохов не заинтересовали, другие они мигом растерзали!
   Ну, вот они бросили жрать, и понесли добычу закапывать. Ну, я тоже подобрал пару тючков с сухариками и направился домой.
   Неплохо думаю, с таким запасом продовольствия, можно пару дней из норы не высовываться.... Пока шел спотыкаясь с тяжелой ношей, не обращал внимание на окружение, пока конечно дорогу не перекрыли, так что двинуться стало нельзя.
   Ага, знакомые все лица!!! Знакомые бомжи и всего три штуки.
   Один с претензией на амбала, высокий, ржавый, однорукий. Разумеется в мешке, с кульками на ногах. Рядом его вечный спутник, этакий осьминог оранжевого цвета, уж его-то мешок не покроет, так он обмотан лентами разно цвета, и похож сейчас на кучу тряпья. Ну и совсем неизвестный мне тип инсектоидный треножник с клешнями богомола.
   Ну ребята вы зря нарываетесь! Бросаю ношу, коготки наизготовку щас познакомитесь!!!
   Бац, по затылку, и земля несется мне навстечу...
   Ошибся, их четверо было...
   ........................................................
   Стемнело, уже тихо, маленький скорпиончик всего 30 см до кончика хвоста мирно пытается откусить мне большой палец ноги.
   Руги ломит, они затекли притиснутые к телу. Шею кстати тоже ломит, она свернута набок. Голени притиснуты к ушам, пошевелить ими не удается. Пытаюсь представить, в какой позе я нахожусь, но не получается.
   Где это я? И почему ноги на фоне темнеющего неба? И чего мне собственно так тесно?
   Машу ногой пытаясь отогнать скорпионообразную тварь, та упорно держится и пытается отстричь на ноге большой палец.
   Я пыхчу, но не могу освободиться. А скорпион добрался, наконец, до моей крови, отпивает чуть, и падает с ноги замертво, и прямо мне на глаза.
   Изгибаюсь хрущу суставами, выворачиваюсь ужом наружу.
   Бамц привет земля, пока мусорный бак.
   Кто ж меня в тебя засунул?
   Вопрос риторический, в смысле ответ то мне не нужен
   Ну и добычи, разумеется, тоже нет.
   Спасибо что живой. В сущности, им, наверное, не было до меня дела. Взяли пищу на неделю почти даром.
   Желудок, соответственно, по прежнему недоволен, и вообще, если я голоден меня охватывает слабость, мерзну, слизь течет со всех отверстий, короче не фонтан. Ну а с полным желудком соответственно наоборот, и к тому же раны заживают со скорость прямо зависящей от наполнения оного алчного мешка.
   И конечно сейчас ран у меня хватает, щупаю на затылке шишка пара царапин на руках, саднит. Пора домой в свою уютную дырку.
   Нахожу знакомый угол, поворачиваюсь к своей норе, там кто-то уже устроился.
   Еще одну драку я не переживу!
   Руки трясутся от слабости, ноги обожженные, рука одна тоже. Пара часов в мусорном баке тоже не прошли даром.
   Но вечереет тряпье начинает похрустывать от инея, промерз очень сильно, вот уже на коже снег не тает, хочешь не хочешь а жилье надо возвращать. Достаю подходящий трухлявый дрын, начинаю ворочать внутри, хоть посмотрю кто в гостях?
   Уши раздирает знакомая циркулярка, ага свои все люди!!!
   Плешивый зараза, ты уже ввалился, хоть тебя никто не приглашал, чудо пахучее ...
   Вползаю рядом, жилище нагрето ха дружище вот уж удружил.
   Плешивый развалился на разлохмаченном, разодранном куске свертка, из ограбленного нами прод-склада. Сверток наполовину полон едой.
   Надо же?
   Позаботился...
   Устраиваюсь, поудобнее, и начинаю работать челюстями.
   Ничего, ничего..................
  
  
   Глава 7 Друг.
  
   Ух знобит, и чего то знакомо воняет. Ага пора вставать, это Плешивый с братией ожидают выхода своего главного героя, то бишь универсальной отмычки. Выхожу. Стая тоже тут, интересно они организовали работу. Парочка сторожит выходы из переулка, штук восемь курсирует по переулку, контролируют ситуацию. Сам же Плешивый располнел подобрел, шерстка его где нет именной проплешины, лоснится, мускулы бугрятся. И парочка телохранителей при нем. Стая вообще довольно сильно увеличилась за последнюю неделю, к кормежке подходит штук тридцать бурых тварей. Видимо прибиваются из других менее удачных стай. Как я подсмотрел, то с такой стаей остерегаются иметь дело даже дворники в красных портупеях. Особенно поодиночке. А когда стая приходит за мной на работу, то все мои бомжеватые соседи, по переулку, ховаются по своим вонючим дырам (как будто моя благоухает?).
   Кстати о соседях. Тут понабралось около десятка тварей, самых разных весовых категорий. Направо делят одну дыру, змеевидный товарищ, и его осминогообразный напарник. Они как я подозреваю регулярно навещаю мою дыру в поисках ценного, знаю я это, потому что этот долбанный оранжевый осьминог вечно теряет в моей норе своих паразитов, этаких зеленых пиявок. К счастью они ко мне, пристают лишь раз, а потом дохнут. К тому же это те гады которые меня на гоп-стоп отработали после первой удачной операции с "Плешивым". Сейчас они то меня побаиваются так в наглую, мой дворняжья крыша их мгновенно может порвать себ на обед. Впрочем я так понял обычно когда с едой тяжело то дворняги так и делают. Не раз и не два прходилось видеть как какой то бедняга запрыгивает по стенам повыше, и висит на каком ни будь карнизе, пока голодная стая имеет терпения дожидаться его падения. Но обычно недолго, потому как есть дворники, которые могут своим искристым кнутом перебить на раз два пол-стаи.
   Напротив, на особенно "красивой" статуе, меж крыльев на её спине устроился ещё один сосед, какое-то шипастое создание, фиолетового отлива. Он к счастью забот не приносит, только еду мою уносит по возможности, извините за каламбур.
   В конце улицы живет еще один впечатляющий товарищ, а впечатлил он меня за едой своей. Этакая поросшая пурпурным мехом с продольными белыми полосами сосиска метров пять длиной. Спереди две руки с двумя локтями каждая оканчивающиеся клешнями, и два глаза-фары. Ах да забыл упомянут с переднего конца как вы и ожидали миленький ротик окаймленный шестью челюстями как венчик цветка, внутри разумеется дециметровые зубки направленные внутрь. Количество этих зубов установить затруднительно так как они там ни в ряд и не в два, а пасть у него прямо утыкана, и уходят они вглубь её правильными рядами. Ну, размерчиком это милое создание с автомобиль.
   Как я говорил соседей около десятка, извините сведения, устарели, их количество изрядно подсократил этот проглот. Вы спросите где же он тут может поместится при своих размерах то отвечу, он демонстрирует завидную способность пролезать в очень узкие отверстия. Меня пока спасает то, что он днем спит, как и я, и выходит поздно ночью, когда я на деле. Но видимо что-то с ним предстоит делать.
   Стая "Плешивого" уже как то нарвалась на него, ночью. Маневренность дворняг не спасала. Несколько лишь мелькнули в пасти. А вот густая шерсть которой покрыта эта пурпурная сосиска, забивает "дворнягам" пасти, и они не могут нанести ему никакого вреда.
   Но хорош, думать пора на дело. Я за прошедшую неделю поправился, то есть стал просто худым, а не как скелет. Кожа уже не морщинистая, а гладкая, и яд на шипах выделяется равномерно. Одет я уже в довольно, целенькие мешки с дырами для конечностей.
   Встряхиваюсь и, позевывая, отправляюсь на объект.
   Дело нам предстояло в трех кварталах от моего переулка, добрались мы когда уже вечерело. Народу предстояло накормить много, пришла видимо не только стая "Плешивого", но и два десятка других незнакомых кабысдохов. "Плешивый" видимо расширяет влияние, хочет, кажись стать императором дворняг или что-то тому подобное. Провозившись всю ночь, и заодно пообедав (поужинав?) направляюсь домой. Разумеется один, так как все мои компаньоны направились по своим хвостатым делам.
   Под самый рассвет меня удивило странное природное явление, пар из моего рта вился вокруг и не отходил от меня и не рассеивался только отходя я мог оглядеться вокруг. Вот светлеющее небо на востоке, осветило верхушки каменных шпилей, заискрился иней на статуях и балконах, галереях и башнях. Город преобразился, стал каким-то воздушным что-ли. С первыми лучами я вышел на местный проспект. Что было ясно вношу разъяснения по поводу местной географии. Тут два типа улиц, переулки пространства неправильной формы образованные выступами контрфорсами соседних зданий этакие зигзагообразные ущелья и проспекты, прямые как стрела улицы как бы прорубленные сквозь здания как гигантские пропилы огромной циркулярки.
   Улицы в среднем 5 -15 шагов ширины, на них обычно загородки для мусорных баков, технические люки из зданий, водостоки и т.п. Обычно улицы не мощеные, или так сказать мощеные мусором. Когда шел дождь они превратились в горные реки. Проспекты довольно широкие около 100-200 шагов ширины, на них организовано 4-ёх полосное движение транспорта, на проспекты выходят парадные небоскребов, туннели. На проспектах, как правило транспорт никого не режет в винегрет, если идти по тротуарам. Хотя конечно и транспорт и пешеход не в таких количествах как в крупных городах моего мира.
   А вот наверху! Такому плотному транспортному потоку может позавидовать любой земной аэропорт. На высоте пониже, достаточно медленно летают платформы, разных размеров. Их днище подсвечено багровым светом заметным ночью. Содержимое их самое что ни на есть разное, от наваленных как стог сена тюков, до плотно набитых толп различных индвидуумов.
   Сталкиваются они довольно часто, правда даже развалившись на части на землю не падают. Бывают они разного состояния, и сильно ржавые и мятые и не очень. Но на всех нанесены полосы и эблемы.
   Каждый небоскреб имеет площадки полукруглой формы на которых эти платформы базируются в великом множестве. Чуть выше находятся другие летающие объекты, похожие на исполинские колючки-ежи метров 5-6 в диаметре. Шипы, которыми они утыканы, светятся, местами на них пробегают молнии разрядов. Эти аппараты летают небыстро, чуть быстрее платформ, но обычно они висят над перекрестками. Я их обозначил "менты". Почему менты? Один раз платформа после столкновения, понеслась на стену небоскреба так еж выплюнул молнию из шипа, и платформа рухнула на землю. Где эти базируются неясно, может вообще никогда не садятся потому как висят над перекрестками и днем и ночью.
   Выше самых шпилей иногда проносятся каплевидные небольшие аппараты, по форме похожие на семечко подсолнуха. Летят очень быстро, когда пролетают, разносится звуковой удар. Сейчас их впрочем, не видно, потому как облачность низкая, и кажется, что сейчас брюхо облаков держится на утонувших в нем шпилях. Минут другая они подломятся и бархатное облачное покрывало рухнет на землю, задушив нас своей мягкостью...
   А вот сами небоскребы....
   Хожу каждый день и смотря на них поражаюсь.
   Я раньше и представить себе не мог подобных сооружений, земная архитектура отдыхает. Это воистину исполинские сооружения. Высотой самые крупные из них по моим ощущениям достигают километра. Структура у них, если отбросить выступающие части пирамидальная. Площадь занимаемая в среднем таким сооружением приблизительно четверть квадратного километра. Половина из них производит впечатление довольно старых, выщербленный бетон, побитые статуи. Они как правило более простой формы и чуть меньше размером, цвет у них буро-серый. Шпили у старых небоскребов ржавые до дыр. В стенах иной раз я замечаю гиг7антские проломы заделанные без учета утраченных украшений. Как правило на камнях каждого из таких небоскребов можно найти участки с подплавленным камнем, выбоины как будто от пуль и мелкокалиберных пушек. Именно этот тип небоскребов проспекты разрезают.
   Те, что поновее, цвета воронова крыла, обильно утыканы блестящими шпилями, полукруглыми площадками для летательных аппаратов, шаровидными пристройками и статуями.
   И все они, и те и другие заслоняют небо. Только благодаря тому что они более менее пирамидальной формы, свет все таки падает на улицы, теснящиеся среди их подножий.
   С утра по улицам начинается интенсивное движение, особенно в воздухе. смотрю на это мельтешение выхожу из переулка иду вдоль проспекта. На тротуарах проспекта идут утренние прохожие, в разных цветах и покроях. Ну если с покроем все ясно, каждый подбирает под свое тело свой и каких либо статусов утвердить трудно, то цвет явно что то означает. Вот в скромном коричневом балахоне, скрывающем фигуру, двигается мелкая сошка хоть и крупного роста. А вот и дворник в ремнястом красном одеянии, толкает всех кого хочет и небрежно помахивает хлыстом. Дворники в преимуществе гуманоиды, часто одинаковой комплекции , типа горилл с различными отклонениями. Они тут, что-то вроде народной дружины и хулиганов по совместительству. Во всяком случае каждый из них обычно придерживается определенного участвка, и наводит порядок на нем по своему разумению. В случае непредвиденной проблемы дворники объединяются в группы . Собственно такая группу в свое время разбиралась со мной и моими проделками.
   Индивидуумы в синих как будто сшитых из лоскута одеяниях ходят только группами, в руках у них всегда какие-то предметы. Эти парни всегда разной формы, и никогда в группе не бывает двух одинаковых. Обычно они лазают в люки и все дыры, видимо коммунальщики.
   Товарищей в полосатых балахонах, и робах я знаю, это мои недруги мусорщики! Это они обычно на нас, обитающих на улицах кляузничают.
   А вот из небоскребов, из парадных и боковых выходов выползают обычно монстры одетые в одежду специфическую для именно этого здания, украшенную эмблемами и буквами.
   На входах, черных небоскребов, стоят охранники, в цветах небоскреба, зашитые латами из металлической сетки, держащие странные загогулины (оружие, наверное). К ним никто и не подходит вот и я не пытаюсь.
   Такие же, наверное, сидят в шарообразных установках, развешанных на выступающих частях небоскребов. Время от времени эти шары проворачиваются в своих гнездах, следя за каким ни будь, близко подлетевшим, летательным аппаратом.
   Обычно охранники по улицам не ходят, обычно они где то в выси пролетают. Тут на улицах народ попроще обретается.
   Как я посмотрю сегодня движение очень активное, но не настолько, чтобы сровнятся с улицей средней руки мегаполиса на земле. Расстояние между пешеходами достаточное, чтобы не касаться друг друга.
   Взгляды прохожих как всегда настороженные, глаза так и бегают по сторонам из под капюшонов, лохматых чалмообразных шапок, или шлемов служивых. Большинство из одетых поприличнее, ходят парами, в руках, как правило, прочные посохи, а если не они, то что-то сжимается рукой в кармане.
   Разговаривают только со спутником, и никогда не знакомые к друг другу не обращаются.
   Вдруг мои уши улавливают что-то нечто необычное!
   Вот впереди какой-то шум, крики.
   Толпа впереди раздается, кое-кто лезет на стены цепляясь за горгулий, и выбоины. Смотрю, странная вещь, лимузин-комбайн на тротуар вылез, вот все и разбегаются. Затем лимузин съехал с дороги на проезжую часть, потом вильнул на встречку, переехал тротуар на противоположной стороне придавив кого ненароком.
   Пока он выписывал свои эволюции, то приблизился ко мне совсем уж близко.
   Я тоже стал подыскивать убежище, думаю чего он вылез то на тротуар, правила забыл?
   Или в этом мире все таки есть выпивка?
   Ведь они ж в этом районе неопасные, даже ножи выключают. Забрался повыше, смотрю комбайн как то виляет продолжает вилять, то на тротуар то с него. Впереди бегут две тщедушные фигурки, изо всех сил уворачиваясь от лязгающих позади и почему то включенных ножей.
   Ага, понятно значит только за ними, в душе облегчение, значит все таки порядок не нарушен, точнее нарушен но только ними. Устраиваюсь поудобнее чтобы посмотреть интересное зрелище. Фигурки каких то гуманоидов в синих комбинезонах, ловко уворачиваються от комбайна, прячутся за стенами, и выступами зданий. Комбайн неповоротлив, с хрястом врезается он в контрфорсы, сшибая штукатурку и сосульки, сбиывает украшения перемалывая их в кучу щебня, рычит скользит гусеницами по льду, и выпускает клубы пара из кормы.
   Но вот как раз подо мной ровный участок стены, без укрытий, комбайн резко проскакивает его и задевает одного из бегущих шипами на боку. Тот сбит и отброшен к стене, комбайн проскакивает дальше, с хрустом разворачивается на месте, попутно прочертив глубокие борозды в стене, и направляется к лежащей жертве.
   Толпа обывателей почуяв что то интересное собирается смотреть в безопасном отдалении. Проезжающие мимо танки, тоже решили приостановится и полюбопытствовать.
   И тут произошло что-то немыслимое в этом мире, вторая фигурка беглеца пробежав чуть в перед оглядывается, издает писк и возвращается к своему товарищу, пытается его поднять.
   А комбайн убийца в это время разворачивается пыхтя и испуская клубы пара!
   Второй беглец бросается к комбайну, который уже на позиции и бежит в сторонку, отчаянно жестикулируя, маячит руками перед перископами, привлекает внимание. Головорезы в комбайне, бросили первую жертву, резонно сообразив, что первый уже никуда не уйдет, и разворачиваются за вторым.
   Крошки камня из под гусениц, рев двигателя шмяк и его нет, комбайн поворачивает обратно. На дороге перемешанные с щебенкой остались клочки того кто успел вызвать у меня уважении впервые за долгое время.
   Вот комбайн уже нависает над жертвой, которая лежит на тротуаре прямо подо мной. Тот не найдя укрытия на ровном участке стены пошатываясь встает опираясь на стену, и смотрит в перископы своего убийцы.
   Давно забытое чувство проснулось вдруг во мне, я издаю визг (ура, извините не получилось), прыгаю на крышу комбайна. Лихорадочно ищу, чем тут можно навредить, чем остановить кровожадную технику! Вижу приводные цепи вращающихся ножей, рраз по ним когтями, дзынннь они лопнули!
   Ножи косилки, бессильно зависли, покрутившись еще полоборота.
   Жертва на земле очнулась, и вяло подняла голову. Комбайн тупо тычет в стену, остановленными ножами. Жертва протиснулась между ножами и рискнула встать, выпучила на меня стоящего, на комбайне странные рачьи глаза.
   В комбайне сообразили, что их мясорубка поперхнулась, разворачиваются на месте, и стараются шипастым боком размазать добычу по стене (надо отметить, что это они проделали довольно ловко, чувствуется опыт). От этого маневра я покатился по усеянной грубыми агрегатами крыше. Еще секунда и конец! Я уже не знаю от чего, от бессильной злобы, что все зря, лихорадочно цепляю механизмы на крыше аппарата, рублю какие то трубопроводы, царапаю толстую броню. Когти вязнут в толще стали, замечаю краем глаза какой-то особенно толстый трубопровод, луплю со всей дури когтями по нему. Он разумеется лопается разворачивается многочисленными слоями в резино-металлические лепестки, из нутра в корму танка бьет струя зеленого пара, сильно пахнет миндалем, бисквитами и еще чем то вкусным. Вокруг слышен дикий шум и ор. Оглядываюсь с высоты своего возвышения, вижу, толпа накрыта зеленоватым туманом, с дикими визгами от краев тумана разбегаются волны "человеческой массы".
   Смотрю что с моим беглецом? Он ловко лезет на верхушку особенно уродливого украшения соседнего здания. Приостановился, поглядел на меня и машет рукой.
   Погоди!
   Я смотрю под ноги замечаю какой-то лючок на макушке танка-комбайна срезаю петлю, выковыриваю его и засовываю конец разрубленного трубопровода поглубже. Тот содрогается вбивая зеленый пар в нутро танка. На те гады!
   Хоть я и не столь ловок как беглец, однако тоже успешно лезу вслед за ним. Оглядываюсь вниз, танк стоит, слегка содрогаясь, клубы тяжелого зеленого газа уже вытекают из всех щелей танка. Газ уже растекся по значительной площади, из его толщи выглядывают какие-то кочкообразные предметы. Как ни странно другие пять аналогичных агрегатов тоже стоят, в одном слабо дергаясь приоткрывается люк, но никто не выходит. С обоих концов проспекта пятятся еще пара десятков танков. От толпы прохожих ни следа, лишь на тротуаре валяются тряпки, уже не кочки а большие бурые кучи, из под них расползается какая то жижа.
   Лезу выше на площадку, там сидит мой беглец, смотрит на меня выпученными глазами. Наконец могу его нормально разглядеть.
   Ну он пониже меня росту в нем метра полтора.
   Почти гуманоид, вроде две руки две ноги туловище голова. Однако голова без шеи, и понятно почему - шеями обладают два рачьих глаза, которые вращаются куда им угодно (очень удобно, я-то например не могу следить за своим тылом и одновременно смотреть под ноги себе). Одет он в совершенно обычный синий комбинезон с карманами и лямками на ногах что-то вроде помеси ласт с ботинками со шнуровкой. На открытых участках тела кожа черного цвета, покрытая мелкими чешуйками. Весь он, конечно, измазан и изодран. Он сидит вылупившись на меня потом через пять минуть сидения робко подымается на ноги. Крики с низу, с проспекта усиливаются, мы оба одновременно понимаем, что надо уносить ноги.
   Я беру лидерство на себя машу ему рукой и бегу вглубь здания по парапету , и затем огибаю стену по водосточным желобам. Позади меня топает попутчик, ему в его тяжелых ботинках не так удобно, но зато он меньше. Каких-нибудь пятнадцать минут и я в знакомом переулке.
   Тихо, соседей не видно, изгибы улицы, как всегда, завалены хламом.
   Лед в одной луже измазан чем то бурым, но моя нора завалена именно так как я её оставил.
   Спрыгиваю на хрустящий наст, веду беглеца к своей норе.
   Отваливаю кучу хлама, и открываю ему лаз, из норы ощутимо повеяло теплом. Он чего-то трещит кряхтит осматривает мою нору, ловко протискивается, находит мой фонарь зажигает его и освещает все углы.
   Потом несмотря на раны и дрожащие руки два часа выковыривает всех паразитов. Затем сворачивается в клубок, и дрожит ему явно холодно. Я достаю пару старых мешков из-под украденной мной пищи, накрываю его, потом достаю пару вчераших объедков предлагаю ему, он вяло соглашается и принимается за еду. Я же посмотрел как он питается и вышел осмотреться.
   Переулок, в котором я жил, почему-то в этот полдень лишился обычных в местном пейзаже типов в портупеях, отсутствовали и соседи, отсутствовал ли тот особо опасный сосед, с кучей зубов я проверять не стал. Поднял голову вверх, над ущельем переулка суетливо носились летательные аппараты, в основном полицейские ежи. Хмыкнул пожал плечами, что за переполох?
   Удалятся, я не решился - пускай носятся, мне то, что с того.
   Залез обратно в свою нору и решил устроится, под боком своего попутчика. Пригрелся и решил отоспаться. До прихода, Плешивого оставалось около пяти часов.....
  
  
   Глава 8 Изгнание и пристань.
  
   Проснулся от резкого треска под самым ухом, продираю глазки, стряхиваю с бровей иней, отдираю примерзшую задницу от тряпья, проворачиваюсь. Ага это мой спасенный , с плешивым ругается. Хмм мой, вот быстро как то стал моим, про Плешивого я так не разу не подумал, а этот недомерок мне как то сразу ближе что-ли? Или сил своих жаль или как там у Экзюпери "Мы ответственны за тех кого мы приручаем". Шум то, от того что Плешивый выкуривает моего, как агрессора. Я рявкнул, чтоб заткнулись, (точнее издал вопль разваливающегося подшипника).
   Плешивый, сразу успокоился, стая за его спиной сразу разбежалась. А мой-то, сразу, на пол упал и коленки зажал. Потом встал и на меня стал ругаться, руками машет, ну чисто итальянец. Посмотрел я на его рукомашества, ничего не сказал, что поделаешь кипучий темперамент. Ладно, вылезаю, смотрю дворовая братия выжидающе смотрит на меня только хвостами не машет, машу своему парнишке, давай мол пошли! Выползаем на свет божий, или точнее на темень адову.
   Все тихо, сыплет редкий снежок, ветер утих. Хорошая ночь для работы, сигнальщиков "Плешивого", далеко слышно.
   "Плешивый" бодро ведет к намеченной точке, часть его стаи рассасывается - ведут дозор(сигнальщики).
   С нами только полдесятка самых крупных дворняг, "дружина". Ребята проверенные, любого дворника за минуту положат. Мой то опасается, идет за спиной, потрескивает робко посматривает на бригаду.
   Я его успокаивающе похлопываю между глаз (между рожек на которых у него глаза). Он оказывается очень приятный на ощупь и весьма теплый, а вот мое прикосновение ему явно удовольствия не приносит, его чуть передергивает, но терпит. Чего приятного, я то в отличие от него холодный как рыба. Вон из его рта облачка пара вырываются, как впрочем и у товарищей "Плешивого", а у меня ничего просто сопение.
   Минут через сорок подходим к намеченной цели, это здоровенный контрфорс, какого-то очень уж шипастого небоскреба.
   "Плешивый" мотает головой на желоб утыканный по краям ржавыми крючками на которых болтаются бурые лохмотья, желоб ведет наверх здания под бугорчатый нарост в котором виднеется зарешеченное нечто. Я опасливо смотрю на крючки, жопой чувствую, что-то тут не то. Смотрю на плешивого он явно того же мнения.
   Мой беглец подходит к желобу показывает на крючки, что трещит, потом, не добившись от меня реакции, производит простую пантомиму трогает как будто крюк и сразу откидывается на спину. Что трогать не советуешь?
   Он отчаянно мотает головой, так что его глаза даже на затылок ему запрокидываются.
   Смотрю на "Плешивого" куда ты меня черт побери привел? Тот отворачивает голову, однако насупился, объяснять собо не собирается, вот только ощерился на моего спутника.
   Беру палку и трогаю крючок, мой спутник пожимает плечами.
   Видимо все-таки надо лезть.
   Бросаю палку, и касаюсь крючка когтями, под отчаянный крик. Ничего особенно не происходит.
   Беру когтями крючок и аккуратненько срезаю его, затем второй, и т.п. Мой беглец очень трещит и жестикулирует, а потом затыкается и провожает одним глазом каждый падающий крючок, а другим очень внимательно изучает мои когти. И старательно отходит от места куда они падают, стая впрочем, тоже.
   Каких ни будь полчаса работы, и я наверху, спереди нечто выпуклого люка с приваренной к нему решеткой, и наваренными на нее остриями которые вымазаны в той же бурой субстанции. Не вопрос, острия обрезаю, решетку кромсаю, люк лишаю петель. Все добро со звонов валится вниз, распугивая сообщников.
   Ха внутри за люком узкий кишкообразный лаз из которого мне на встречу мне дует ощутимый сквозняк, ага вот что это было - вентканал.
   Ползу вперед, разумеется, он раздваивается, потом расстраивается, как же тут найти съестное?
   Кто-то толкает меня в пятки, смотрю мой беглец.
   Удивил, однако "Плешивый" за мной, ни разу не ползал.
   Незваный помощник внимательно изучает разделение ходов, потом тянет меня в боковой идущий вниз ход. Ползем вниз, канал идет все круче, в конце концов, я оказываюсь буквально носом вниз, и смотрю в пятки товарища. Думал я раньше, что в таких ситуациях прилив крови к голове происходит, однако ничего подобного, то ли в врут, то ли у меня в башке мозгов нет, а они где ни будь в нижней части тела (то-то мне лучше думается, когда хожу, а не когда сижу).
   Однако чего-то я задержался, полез вниз, втыкая когти в стенки колодца, и проворачивая их плашмя. Товарищ мой однако таких проблем не испытывает, легко и непринужденно цепляется за стены пальцами рук и ног, присматриваюсь у него пальцы оканчиваются круглыми подушечками как гекконов или лесных квакш. Ботинки же он снял и повесил себе на зад, за крючки на ремень.
   Потом мы дружно вываливаемся из трубы, и падаем счастье, что не далеко, на гору тючков и коробок. Тут типичный розоватый складской свет, и протяженное помещение со стрельчатым потолком и многочисленными колоннами. Завалено, однако, кучей различных товаров, в виде коконов, свертков, шестиугольных ящиков. В стены вбиты ржавые крюки, на которые развешаны коконы и разложены длинномеры. Словом склад складом хоть инвентаризацию проводи. Мой товарищ, постояв минуту начинает деловито осматривать склад, изучать надписи динозаврического шрифта, деловито заглядывает в закоулки. Я же пытаюсь найти что-то съедобное, пробую все на нюх и на вкус. Вот нашел флягу похожую на бублик, открыл вроде пахнет пивом, решил отхлебнуть ... Нет не пиво, хотя и не противно.
   Товарищ подбежал ко мне вырвал фляжку, стукнул меня ею по голове, потом выложил каплю себе на ладонь и стал потирать другой ладонью, показывая что скользко. Ага машинное масло!
   Потом зашвырнул флягу в угол и опять удалился. Я присел на ящик, пробовать что-то расхотелось, не в тот склад мы залезли... Товарищ вернулся с ярким фонариком типа того, что носят местные дворники, стало несколько веселей. Далее он показал мне несколько ящиков, которые он мне жестами велел тащить наверх, затем он сдернул со стены длинномер, размотал с него чехол, оказалась какая-то загогулина с трезубцем на конце, очень смахивающим на мою потерянную "вилку".
   Он ту загогулину внимательно осмотрел, что то в ней переключил, нажал. Выступы в загогулине сместились, какой то хрусталик поднялся повыше. Пошарил в карманах нашел, нашел какие то кристаллы светящиеся багровым светом, вставил один из них в загогулину. Та басовито загудела.
   Прямо с ней в ту же секунду, раздался громкий звон, как от колокола. Угля склада осветились фиолетовыми огоньками.
   Приятель от этого как то пригнулся, огляделся. Схватил меня за руку и стал что то настойчиво трещать.
   Да понял, я понял, это тревожная сигнализация сработала!
   Он кинул какой-то тючок на плечо, и полез наверх обратно. Этот момент дальний конец склада осветился (это где то в метрах пятиста), раздались крики и топот. Я понял, что надо рвать когти. Пристроил ящики повыше зашвырнул себя на верх, и отлетел обратно, врезавшись во что-то мягкое. Это мой товарищ решил вернутся. Кое-как распутались, я полез обратно, а товарищ направил свою загогулину, в сторону шума и приближавшейся бригады видимо сторожей. А вот те нисколько не медлили, ловко разделившись они бежали меж штабелей в нашу сторону. Я поднялся, пристроил ящики на голове и махнул товарищу давай мол не задерживайся он, лишь мотнул глазами уходи. После чего спрятал глаза в ямки на голове, зажмурился что ли?
   Только я сообразил, что мне тоже стоит глаза закрыть, как вспышка ярчайшего свету резанул по глазам, я ругнулся и полез на ощупь. Стены туннеля ощутимо содрогнулись, я шустро почесал наверх, в мои пятки уперлась голова товарища, не торопи я лезу как могу...
   Жив курилка!
   Стены опять тряхнуло, я тут подумал, ползем мы как по каминной трубе а тут в камин как раз положат канистру с бензином. Эта мысль мне очень помогла с мотиваций, пулей взлетел вверх по трубе, прополз до развилки, и минуты и мы весело вперемешку с ящиками катимся по желобу снаружи. Из люка плюнуло нам в спины как из заправского огнемета, зато чуть согрелся. Шлепнулся я на кучу дворняг, зато мягко, сверху на мой лоб приземлилась загогулина, а затем и её шухерной хозяин, блин как же без тебя тихо было!
   Пока чесал лоб и промаргивался от зайчиков, тушил балахон, товарищ уже распаковал ящики, рассыпал содержимое одного из них, дворняги приступили к трапезе, кинул на меня один, сам же схватил столько, что стал похож на вешалку, на которой автобус челночников развешал свой товар.
   Однако крепенький хлопец, я вдвое его выше а тащу столько же.
   До норы мы добирались гораздо дольше, из-за меня, разумеется, я ни чего не видел в темноте и норовил пересчитать носом все попадавшиеся на пути контрфорсы небоскребов.
   Ну, вот где-то в полночь мы, то и добрались до убежища. Меня он внутрь не пустил, что-то кинул в нору, а когда она как следует провонялась, тогда зашвырнул нашу ношу и полез сам. Там засветил фонарик и стал рыться в добыче. Сначала развернул сверток и его содержимое быстро разбросал на две кучки одну мне, а другую себе. Это была одежда. Мне достался новый синий балахон, и какие то ремни с пряжками, и кошелями. Себе он отложил, какие то комбинезоны и ленты из блестящего чешуйчатого материала, лента меня заинтересовала, прочная приятная на ощупь, с изнанки она была липучая и приставала к коже. Я проткнул ее пару раз, чтоб рассмотреть разрез, потом спохватился что порчу чужое имущество и посмотрел на товарища, Он как-то неуверенно буркнул, а затем свел свои глаза, так что они смотрели друг на друга, потом неуверенно, снял ленту с моих когтей. Затем он начал облачатся, сначала намотал ленты вокруг своего торса, сверху натянул комбинезон и балахон с капюшоном. Я тоже начал переодеваться, сбросил старые шмотки, надел новые, затем начал перекладывать из карманов старой одежды в новую. Тут конечно я бестолковый честно признаюсь, потянулся за искоркой и не мудрствуя лукаво достал из одного карман и положил в другой. В этот момент что-то тихо звякнуло, оглянулся это загогулина треснула товарища по голове, будучи выпущена из рук, а он бедняжка и не заметил. Глаза опять в процессе саморазглядывания, ну я типа замялся и быстренько докончил процесс переоблачения. Затем помахал перед его глазами сухарем, нет эффекта, сунул сухарь межу ними. Ага, получилось, он захватил машинально пальцами сухарь и засунул в рот, глаза опять попрятались в ямки (у него этакие ямки под глазами, он их как страус голову в песок, туда впихивает, получаются как бы две ручки от горшка на голове). Затем потянулся за следующим сухарем, взял в трех палую руку, аккуратно раскрошил и бросил в рот, ни крошки не уронив. Пальцы у него очень ловкие, он может и одним пальцем поднять крошку, а не как мы двумя. Что там говорить , хорошие пальцы, не то что у меня сейчас...
   Собственно мы поели, пора спать утро скоро...
   Что такое?
   Чего, плестись куда-то?
   Да я так устал, да не тереби меня, ладно, ладно встаю. Куда тебя черт несет на утро, глядя, еще не дай бог соседа встретим, сократит наше поголовье...
  
   Вылезли, тихонько матерюсь, хотя зачем, никто ведь не понимает тут красоты моей речи. Он недовольно машет на меня советуя заткнуться.
   Направляемся к дальнему выходу из переулка, разумеется, нам не повезло, замечаю соседа. Точнее не его самого, а два глаза - фары, которые выглядывают из расселины. Только хочу предупредить товарища, а этот уж протиснул свое сосискообразное тело наружу и перекрыл переулок, от края до края. Белые полосы на его пурпурном свете красиво переливаются как перламутр, волоски волнами вибрируют.
  
   Честно признаться, холодок по спине идет, кто видел, его челюсти не забудет никогда, приятель мой махнул мне рукой и забрался на контрфорс, цепляясь за носы горгулий, я за ним. Зря это, тварь лазит тоже неслабо, многие пытались. Товарищ сел на одну особенно уродливую статую выпростал из-за спины загогулину и направил вниз на соседушку. Я тут же приготовился зажмурил глаза покрепче, сосед правда не приготовился ничуть, с веселым урчанием он продвигался вверх. Через закрытые веки, опять засветилась ярчайшая вспышка, я осторожно приоткрыл глаза с надеждой посмотреть во что превратился мой сосед? Ни во что вот что я вам скажу, по его шерсти мелькали искорки, по спине змеились маленькие молнии, глаза он промаргивал, так же как и я, но больше ничем не пострадал. Хмм, товарищ мой, явно был удивлен не меньше меня, сосед тоже, но скорость продвижения после короткой остановки нисколько не снизилась. Тут мой товарищ снова пальнул и еще раз, тут то я выпал из реальности, жаль, что в основном глазами. Статуя надо мной ощутимо нагрелась, на плечи полился ливень из растаявших сосулек, в лицо пахнуло жаром как из печи. Соседу это конечно не понравилось и, судя по звукам, он только ускорил ход, дабы, добраться к обидчикам поскорее. Я с трудом проморгался, обнаружил, что ему осталось до ступней моего товарища лишь полметра, а тот, как и я глаза протирает. Вот засада надо, что то делать, а то опять окажется, что я зря этого хлопца спасал! Беру отламываю кусок статуи и швыряю в чудовищного гастропода в надежде что он отвлечется на меня. На мое удивление камень отскакивает от него, не долетев пару десятков сантиметров.
  
   Так вот оно что он укрыт, каким то силовым полем, пали в него бросай без разницы. Вот ведь гад, а ведь когда дворняжки на него нападали ничего он включал.
   Вот он как раз, дотягивается до ноги товарища и хочет сорвать того в уже гостеприимно раззявленную пасть. Я прыгаю на ту же статую где и мой товарищ выхватываю из его руки боевую загогулину, другой рукой рублю когтями руку соседа, чтобы освободить товарищао, тут же по наитию хватаю загогулину и засовываю поглубже в воронкообразную пасть соседушки. Та, скрипнув по рядам зубов, застревает у него в глотке. Тот делает непроизвольное движение и корежит загогулину в лохмотья. Меня толчком в бок кто-то толкает я макушкой лечу вниз в ущелье переулка. Приземлился я не на макушку впрочем, поскольку встретился по дороге с парой архитектурных украшений, и они оптимизировали мой полет. Сверху разумеется упал тюк, а затем и товарищ. А наверху вдруг вздулся огромный пурпурный в белую полоску пузырь, и тут же лопнул. Далее на меня посыпались всякие там кишки, ошметки и прочая там слизь.
  
   Твою-мать, новый балахон, как же я это люблю, когда ни будь мне вообще в этом мире суждено быть чистым ещё или нет? Я начал оттряхиваться, товарищ мой тоже, тут меня весьма грубо толкнули, точнее, приложили об контрфорс неслабо, так, что штукатурка посыпалась. Я развернулся встретить обидчика, а тот непонятно кто уже удрал вглубь переулка, тут мне въехал еще раз кто-то прямо в нос, я бы с удовольствием отлетел бы обратно ан нет мне уже и на руку наступили. Далее на голову, потом на зад потом еще куда то. Я в растерянности пытался приподняться, получил пяток пинков, потом встал и отполз, к стене. Мимо меня проносились тени, больно притискивали к стенам отдельно больший твари, а когда я упал на четвереньки меня избрала своим мостом куча тварей поменьше, дворняжек, по моему. Продолжалась эта миграция антилоп гну через троллейбусную дверь секунд этак тридцать. Потом я лишенный всякой поддержки со стороны толпы бессильно обвалился в грязь. Вокруг валялось тряпье, трупы, раздавленные мелкие крысо-заменители и т.п. Впереди в метрах пятидесяти, покачиваясь встал мой товарищ, эк его унесло. Я тоже приподнялся на ноги, ух как коленки дрожат! И ступни дрожат, камешки вокруг них, и трупы вибрируют как желе на холодильнике. Что это,тут черт побери, творится? Товарищ мой похоже сообразил машет мне рукой, и плетется туда же куда и все, я бегу за ним и не слышу своих шагов. Почему? Все заслоняет рев за спиной, холодок в спине помогает разогнаться, я догоняю товарища, хватаю его за лямку тюка и тащу его за собой. Что ж там, черт побери может быть такое, но знаете остановится посмотреть никакого желания. Через метров сто мы выбежали на перекресток, где переулок пересекается с магистралью, рев только усиливался. Проспект обычно и ночью достаточно оживленный, тут совсем пуст, то есть не совсем пуст трупы валяются и тут. На небе вместо обилия платформ, и прочих летательных аппаратов, только пара ежей над перекрестком. Мы бежим еще метров триста, затем рев усиливается и сменяется мощным грохочущим звуковым ударом.
   Я оборачиваюсь на бегу и вижу мощные пенистые гребни волн, которые, вываливаются из переулков на улицу, они схлестываются друг с другом, образуют пенные столбы высотой метров пятьдесят с грохотом достойным залпу линкора. Еще пара секунд и темная стена вырастает над нашими спинами, мой товарищ сворачивает на пандус ведущий ко входу в небоскреб, удачная мысль пандус подымается метров на тридцать, можно отсидеться. Быстро карабкаемся на него, нас уже обдают брызги ледяной воды. Лезем вверх по столбу на всякий случай, особо рьяные волны здорово бьют нас по спинам, промокаем очень быстро. Зато тут же примерзаем к столбу и держатся уже легче.
  
   Буйство волн продолжается, где то минут пятнадцать, затем вода схлынула вниз по проспекту, скоро остались лишь отдельные ручейки и лужи. Куда же она утекла? Ладно, долго задаваться этим вопросом, нет времени, надо отдирать себя от столба. С хрустом отрываюсь, мой товарищ тоже, плюхаемся на пандус, и тут же съезжаем по нему вниз, скользко! За то на проспекте чистота, ни пылинки, он сверкает весь украшенный льдом. Мы встаем кое-как скользя и падая продвигаемся вниз по проспекту. Я если бы был дома, я бы сказал что зуб на зуб не попадает, однако в этом теле у меня стремительно разгорается в животе пожар - ЖРААТЬ! У моего товарища, видимо тоже он достает из тючка на плече, сверток дает мне и сам закусывает. Ну скажем не фонтан, очень смахивает на невареные макароны, однако через минут пять голод притушен.
   Идти стало веселей, а как тут и выяснилось, и недолго. Впереди за небоскребами я впервые увидел не небоскреб а свободное пространство. Через минут тридцать мы подошли к парапету, превращенному в крепостной вал тысячами приткнувших к нему трупов. Судя по одежке, такие же бедолаги как я, они уже смерзлись и скоро станут монолитом мертвого мяса преградающим выход к тому, что за парапетом.
  
   Я собрался духом решил поглядеть что там, как раз начало светать. Я наступил на вал из трупов, он колыхнулся под ногами не промерз еще. С трудом удерживая равновесие я поднялся на его гребень, за ним глухо грохоча своим темным нутром разверзлась пропасть насколько хватало глаз направо и налево. Утренний туман сползал из переулков, и проспектов и медленно стекал в эту темную глубину. Посветлело еще больше, направо стал обрисовываться колоссальный мост, он был как обвешанная мхом этажерка, с кучей уровней , башенками какими то распорками, в стороны свисали непонятные решетчатые сооружения. Причем в отличие от наших земных мостов, которые на берегах массивны и наиболее легки в середине пролета этот то вся массу сосредоточил в центре, а на концах сужался до легких конструкций. В длину это чудо было минимум километров пять, а выше меня оно было метров на пятьсот не менее.
  
   Как-то странно мне показалось колыхание ритмичное колыхание лохмотьев свисавших со всех конструкций моста. Я присмотрелся и увидел, что мост поворачивается, узкие его концы явно отходили от берегов. Низ моста мне не удавалось явственно рассмотреть в затуманенной пропасти. Разводной мост подумал я, и явно мы не поспеваем им воспользоваться. Меня тронули за плечо, это мой товарищ меня, куда то манит, иду за ним.
   Он выходит напротив проспекта так чтобы мы могли просмотреть всю его длину, и я вижу в глубине проспекта ряды огней, протянувшиеся поперек. А через некоторое время из тумана стали выступать грохочущие глыбы танко-комбайнов, и, разумеется, это все приближалось к нам.
   Час от часу не легче. Поглядел я на лево, но вдоль набережной я моста не увидел, зато на другом берегу стала проступать зубчатая линия крыш каких то низких построек.
  
   Ага, пропасть не бесконечна, соображаю, это ущелье реки, такой как Колорадо что ли? Товарищ меня тянет вдоль набережной он явно, что-то присмотрел, приближаемся к намеченному им месту и вижу, что парапет чем-то проломлен и в дыре видны обломки развалившейся конструкции. Присматриваюсь внимательнее и узнаю летающую платформу, таких над городом летает, видимо невидимо. Наверное, её сюда снесло потоком, и приложило об парапет. Товарищ приближается к ней и внимательно осматривает, я конечно не знаток местной техники, но эта штуковина явно не полетит, тут и ежу ясно. Он однако, что-то выбрал, пытается выломать коробчатую секцию из дна машины. Берет стержень и как ломом пытается вывернуть ее из кронштейнов. Ну, куда тебе улыбаюсь я и быстро за пару секунд обрезаю кронштейны. Секция грохнулась, оземь оборвав попутно кабели. Товарищ деловито, склоняется над ней, она, где-то метр на метр, достает из тючка голубоватый святящийся куб, потом какую то оправу для этого куба, собирает вместе. Затем зачищает кабеля, втыкает их в оправу. Раздается басовитое гудение, низ секции наливается уже знакомым багровым цветом. Товарищ набрасывает и наматывает на торчащие из секции стержни веревки, затем привязывается к ним, я тоже не стал ждать, связал две веревки, и примостился на получившееся сиденье. Товарищ что-то подкручивает в оправе, и секция гудя поднимается над землей и увлекает нас за собой. Поднявшись метров на пятьдесят, мы отправляемся в сторону пропасти, ох только не туда. Оглядываюсь назад, позади цепочка комбайнов выезжать на широкую набережную, из переулков выходят шеренги "дворников", те держат уже знакомые загогулины и хлысты. Похоже они уже закончили.
   Через секунд тридцать комбайны подходят к парапету, выстраиваются вдоль него фронтом, затем дружной врубив свои ножи сваливают нарезанные в фарш трупы в пропасть.
   Я отвернулся.
   Это даже не жестокость.
  
   Через минут тридцать, начинает приближаться противоположный берег. Лучше тут, чем там думаю я, в этот момент, ровное гудение нашей летательной приспособы нарушается, товарищ мой забеспокоился начал постукивать по светящемуся кубику. Лучше бы он этого не делал, мы сразу ухнули вниз метров на двести. Гудение все чаще прерывалось, звук стал пульсирующим, багровый свет из секции моргал в такт ритму издыхания. До противоположной стены оставалось полкилометра.
   Несмотря на все усилия, мы уже не поднимались, и даже стали терять высоту. Приятель мой явно матерился и рылся в своей сумке. Потом он подал мне несколько веревок подлиннее и указал на стержни что торчали из секции. Потом согнул свой палец крючком. Ага дошло! Я нарезал стержни какие смог достать, затем пыхтя вдвоем мы согнули их. Далее дело техники привязали к паре крюков веревки и взяли каждый по одной.
   Берег ущелья уже приближающийся заслонил полнеба. В темноте его тени я стал угадывать какие то замшелые конструкции, то ли трубопроводы, толи решетчатые галереи, после пальбы я все еще плохо видел. Аппарат наш уже совсем выдохся, и потянул вниз. Товарищ с размаху влеп
   ил кубику металлическим прутом и тот со снопом искр разбилась. Секция на пару секунд обрела второе дыхание, и нас бросило к стене. Мы одновременно бросили крюки вперед оп-ля! Есть висим, тут платформа обрушилась вниз, но вот незадача, от неё то мы не отвязались! Меня резко дернуло за пояс, веревка заскрипела от запредельной нагрузки, я рубанул её она ухнула вниз на пару метров, и повисла уже на моем приятеле - он опять явно матерится. Я изловчился и рубанул и его веревку, все свободны. Пару минут мы проболтались, затем влезли по веревке вверх, как оказалось на ржавую решетчатую и очень перекошенную ферму, на конце фермы обнаружились блоки с перекинутыми канатами. Нет проблем, поднялись и по ним. Выбрались на полукруглый балкон обнесенный заскорузлыми крюками. В глубине балкона зияло отверстие тоннеля. От противоположного конца поднималось что-то вроде элеватора украшенного статуями горгулий. Думаю на кой хрен чисто техническую конструкцию украшать рядами совершенно одинаковых статуй? Я было собрался полезть на этот конструкт но тут одна из горгулий повернулась и внимательно на меня посмотрела. Стоп я уже ухожу! Даю задний ход, но поздно все как одни они смотрят на меня. Приятель трогает меня за плечо и указывает на два троса свисающих на площадку балкона. Затем указывает вверх. Ладно полезем ! Тяну один из тросов, другой поднимается вверх. С опаской смотрю на горгулий, они уже разминаются, расправляют крылья, сейчас на старт пойдут. Ага идея! Беру указываю на особенно здоровый блок балкона висящий на одной арматурине, привязываю к одному концу троса, затем беру хороший кусок арматуры и привязываю повыше к тросу на котором привяжемся мы. Товарищ соображает и быстро привязывается, я тоже. А вот горгулии ушли на прогревочный круг, выстраиваются в очередь. Я рублю арматуру на которой держится бетонный блок, он ухает вниз, нас же сокрушительно дергает за пояс и мы летим вверх, ошеломленные горгулии лихорадочно машут крыльями пытаясь нас догнать. Куда им, им силу тяжести нужно преодолевать а нам она помогает. А летим мы вверх очень долго, почти минуту, выныриваем на яркий свет, и со звоном арматурина ударяет по колесу блока стопоря наш полет, мы подлетаем по инерции и больно ударяемся по тому же колесу, вдобавок арматурина мне и по почкам врезала (точнее по той области в которой они должны были бы находится). Мы висим над улицей, на которую выходя трущобы на уже виденные мной в первые дни путешествия. По улице полной народу все больше обращают на нас внимание, благо мы с таким звоном прибыли. А висим на стреле крана свешивающегося над пропастью. Немного проболтавшись, мы все таки выбираемся, спрыгиваем и торопливо смешиваемся с толпой.
  
   Что дальше?
   Ну здесь похоже, мой товарищ вполне соображает куда идти, мы углубляемся в все более узкие улицы, перелазим горы завалов. Здания вокруг все хуже и хуже. Под конец улицы напоминают Берлин поле взятия его маршалом Жуковым. Народу все меньше и меньше. Нет, все таки больше, нас всю дорогу сопровождают какие то шмыгающие тени, ловко прячущиеся за каждым булыжником. Нет чую я, сами знаете каким местом, ждут нас неприятности!
  
   Ну вот!
   За поворотом стоят пятеро индивидуумов в невообразимом рванье, упс назад. Нет поздно, уже позади как раз по законам жанра, еще пять...
   Ну что ж надо прорваться.
   Подбираю себе дрын подлиннее, становлюсь в позицию, мой товарищ выковыривает из свертка нечто похожее на миксер. Очень зря количество противников увеличивается вдвое.
   Он жестом мне показывает на свою спину, ну понятно спину прикрывать. Становлюсь в соответствующую позицию. А вот банду особо время на размышления не дала, бросились разом молотя всем, что у них есть острого и увеститого. На меня сразу налетел крупный гориллоподобный индивид только без головы, а с кучей глаз рассыпанных по туловищу. Руки у него были ого. Взмахнул чуть меня не смел из жизни, спасло меня только то что я в испуге пятерню выставил как в детстве, руку ему сразу срезало, все он не боец! Сбоку подлетел крыс на ножках метра полтора ростом, и ткнул в меня заточкой. Больно, черт побери! Его я саданул коленом, в колене шип, шип в животе, крыс в луже корчится. Два! Третий же вьехал мне по горбу, а мне по фигу, горб у меня не чувствительный, лупи сколько хошь. С этим то я начал махаться всерьёз. Краем глаза увидел, что товарищ мой выстрелами из миксера разбрасывает ребят по кучам, те чуть лежат, потом встают и опять в драку. Правда он одного удачно шваркнул, прямо на кол, так что у них минус три. "Бригада ух", тем временем полезла к нам с наиболее слабой стороны, то есть с моей. Елы-палы я ж вам не Жан Клод Ван Дамм, куда мне. Двое меня схватили за руки, а третий достал заточку и давай в живот тыкать, он так пару раз успел, фашист проклятый, на всю глубину! Ноги мне тоже кто-то предусмотрительный держал, на осьминога похожий. Я напоследок плюнул гаду с заточкой в харю получай! Плевок через его черепушку пролетел и остановился в куче мусора, откуда и пошел дымок. Этот-то свалился навзничь так, и не выпустив заточку. Ну, я сообразил и мигом расплевался с нежно обнимающими меня оппонентами. Жаль только, что далее в горле пересохло.
   Приятель мой (надо ж тебя как ни будь назвать?) уже довольно ловко расшвырял остаток банды, и повернулся ко мне и опять, наверное, заматерился. Я посмотрел на себя, и увидел сквозь живот дымящуюся кучу мусора. Надо же, какую дыру своей заточкой проковырял. Опять в животе разгорался пожар голода (как же так, он же дырявый?).
   Не стали мы долго разбираться выдернул я у него из сумки еще пакет "макарон", сунул в рот и рванули мы дальше.
   Когда кончался двенадцатый пакет "макарон" дыры в животе уже, как бы, не было. Начало темнеть. Развалины уже превратились в кучи мусора и щебня, а впереди вырастало неясное в полутьме гигантское сооружение, чем-то оно походило на чудовищных поганок, макушки поганок были освещены, на них взлетали и садились светящиеся точки. Мы же подходили к обширному скоплению зданий, решетчатых арок, угловатых ферменных конструкций. Уже в полной тьме мы вошли в узкий прямой переулок. Потом перешли в другой и углубились в незнакомый мне тип местного города. Впрочем, как раз наиболее похожий на земные города, узкие переулки ограничивались высокими стенами домов то ли заборами лишь кое, где открывались устрашающего вида ворота. Да узкие оконные проемы. Так я себе представлял восточные города.
   Наконец мы остановились, товарищ мой начал что то громко орать, орал он так полчаса. Наконец в абсолютно гладкой стене открылся проем метрах в двух над нами. На голову на посыпалось что-то неприятное, затем ор начался в два голоса, затем в три. В конце концов, мой товарищ сбросил тюки и полез по стене наверх и скрылся в отверстии. Еще полчаса ожидания хорошо хоть в тишине, мне на голову упала веревка. Аккуратно чтоб её не разрезать когтями, я забираюсь наверх там меня встречает хмурый тип с мордой борзой собаки одетый в балахон в горошек. Грубо хватет меня за рукав и не переставая трещать тащит меня за собой. А где же мой товарищ? Оглядываюсь, но нигде нет его. Тип убедившись, что я иду за ним отпускает меня и ведет меня какими то темными переходами, затем мы выходим на небольшое открытое пространство. В конце дорого открывается узкий наклонный лаз, в который мы и ныряем, тут уже чувствуется целый букет запахов и явно еды, затем мы выходим в большое, но явно не просторное помещение. Не просторное, потому что заставлено рядами нар в восемь этажей, на которых ворочаются или просто спят разнообразные твари. Все они при этом облачены в балахоны в горошек. У подножия нар стоят каменные помосты с расставленными вдоль них полукруглыми каменными же сиденьями, которые, в настоящий момент наполовину заняты. Большинство сидящих за столами, сфокусировали свое внимание на мне. Хмурый тип, вышел на свободное место рявкнул несколько фраз указывая на меня рукой, ушел.
   Тут ко мне подошел смешной шар на пяти ножках выпростал на меня три глаза на стебельках, потом вытянул ложноножку и потянул меня за рукав к столу. После этого как будто рубильник выключили, все от меня отвернулись и стали заниматься своими делами. Только соседи по столу пододвинули ко мне тарелку с парой извивающихся оранжевых огурцов, и стали наблюдать, с комментариями, как я их аккуратно умерщвляю, а затем отправляю в рот...
   Признаться я смущен, но никто на меня не орет, не тычет вилками, палками, и никто не хочет отнять у меня еду.
   Отвык знаете ли...
  
   Круги на воде. Часть вторая.
   Рекламация на работу службы чистоты улиц.
  
   Настоящим уведомляем службу уборки улиц, и охраны чистоты об неудовлетворительном исполнении договорных обязательств кланом "Фырс".
   В течении уже месяца, наблюдаем повреждения пунктов сбора мусора, повреждения решеток в во всех двадцати спаях тотелма клана "Аргрсс".
   Конечно, мы отмечаем, что ваша служба оперативно выполняет ремонт решеток и пунктов, что кажется нам бессмысленным ввиду некачественной магической охранной сети. Что касается того что вы утверждаете что сеть соответствует нормам и даже принесли в жертву пару сотрудников для доказательства сих утверждений, то это торитрепангам насмех. Что только не придумает ослабевший клан дабы не упустить подряд!
  
   Резолюция
   Чья бы фароса рычала а ваша бы молчала, тоже мне сильный клан.
   Сами решетку режут, а потом рекламации выписываю лишь бы не платить.
   Начальник департамента внешних услуг клана "Фырс" - Калиопер Варрас.
  
  
  
  
   Пояснительная записка начальнику департамента внешних услуг Г-ну К Варрасу.
  
   Относительно активности ххырхов во вверено районе.
  
   Уважаемый г-н Варрас, отмеченная Вами в утреннем докладе убыль снаряжения и персонала, связана всего лишь с активизацией хффургов в столичном секторе.
   Четыре работника службы охраны чистоты улиц, были найденный после полудня в виде скелетов обгрызенных ххфургами. Головы двух сотрудников N127146 и N98345 были найдены отдельно от тела. Прошу Вас организовать очистку района от распоясавшихся хффургов.
  
   Идиот с каких это пор ххфурги таким амбалам головы научились отрывать?
   Пусть идет улицы подметать если разума нет.
   Начальник департамента внешних услуг клана "Фырс" - Калиопер Варрас
  
  
  
  
   Дорожный департамент совета кланов.
   Протокол осмотра места происшествия.
  
   Место происшествия: Проспект Погребенных, между тотелмами "Фырсака" и "Бисх"
   Объекты осмотра
   124 тела клутху.
   25 работников кланов.
   2 Работника службы охраны чистоты улиц.
   Развозной лабораторный пикап Костолом-12 люкс.
   Спортивный седан Кожедер-200
  
   Установлено следующий порядок событий:
   Развозной лабораторный пикап Костолом-12 люкс направлявшийся с грузом дезинфекционной жидкости в лабораторию, управляемый двумя работниками лаборатории Клана "Бисх", заметил в толпе двух работников лаборатории сбежавших накануне с важными разработками. Поскольку находились они прямо у тотелма клан Бисх то ясно что они лишь отсиживались в здании ожидая удобного момента. Водитель пикапа решительно направил на беглеца ножи, отметив, что кроме ктулху в толпе более никого нет. Ловко свалив первого, он направился было ко второму, но тут вступил в дело агент который видимо должен был их встретить и препроводить с украденным секретом к своему клану.
   Далее агент продемонстрировал свой высокий профессионализм и оснащения, вывел из строя расчистители, затем уничтожил экипаж транспортного средства, вывалив ядохимикат, прямо на головы водителям транспорта.
   Оценивая по количеству мертвых ктулху, в районе разлития ядохимиката можем определить дозу яда в пределах 500 грамм.
   Кроме того, ядом зацепило автомобиль почтенных граждан нашего города, правителя клана Арват Хелицер Буллу и его Заместителя по экономике Аннс Выыйт.
   Квалификация агента очень высокая, замаскирован под ктулху, вооружен впечатляющим набором артефактов антимагии.
  
   Следователь высшей категории Вырфан Теон.
  
  
   Отчет пожарной службы Клана "Крхаз"
  
   Тема отчета:
   Пожар на цокольном этаже тотелма "Крхаз"
  
   Причина пожара - использование шок копья в охранном арсенале.
   Площадь возгорания - 280000 кв.м.
   Потери среди персонала - 12 сотр.
   Длительность тушения - 72 часа.
   Виновные - неизвестные злоумышленники, проникшие по туннелям вент. системы и имевшие доступ к ключам охранных заклинаний.
  
  
   Предписание на сан.обработку района.
  
   Согласно постановлению совета восьми патрициальных кланов выдается предписание на санитарную обработку цитадельного района города.
   Причина данной санобработки:
   Есть данные о сотрудничестве ххырков и клутху, в части разграбления мусорных баков, и даже вскрытиях складов.
   Метод обработки:
   Подача запаса воды из центрально городского водохранилища и водохранилищ тотелмов. Слив воды после использования и промывки улиц в "Шаагат". Затем фильтрация остатков санитарной дружиной кланов.
   План санобработки, обязателен к исполнению всеми плебейскими кланами города.
  
  
   Глава 9 Артель.
  
   Блям, блям, блям.....
   Блям, блям, Блям....
   Да хорош уже! Не сплю, не сплю...
   Вскакиваю, хрясь лбом! Елки палки ни, как не привыкну, нара сверху слишком низко не сесть. Протираю глаза, казарма уже в пару и в шуме голосов.
   Блям, блям, блям...
   - Уберите кто нибудь этого придурка! - это "Полосатыч" самый у нас буян.
   - На какого Хффурга столько колотить!
   - Чего орешь, штоо не видишь, у окна еще никто не встал!
   Это Каменный глаз он никогда не спит. Ему только дай волю, он нас сразу при отбое бы разбудил. Но зато он же нам завтрак варит, и неплохо, так что прощу ему.
   - Ты хффурговв хвост! Переверни гонг инфразвуковой стороной, они ж без ушей скока раз тебе это в голову вбивать!
   - Ты там поори! Без завтрака останешься! Возьми оторви свой хвост от нар и иди растолкай. Ты что думаешь если я опять в инфру стукну то ты что ль будешь за Недотрогой подтирать? Опять все облюет, и еще кой чего! - Это он обо мне.
   Он как то разбудил, в первую ночь. Стукнул в инфру, так меня закинуло, да еще все входы- выходы расслабило. Тут мне морду и принялись набивать. Итог загаженные нары, десять порубленных табуреток, и трое в лазарете - с тех пор я Недотрога. Не потому что боюсь чтобы меня трогали а потому как трогать меня опасно, и местных шуточек и подколов решительно не понимаю.
   Раз меня вспомнили, надо срочно принимать рабочий вид, спрыгиваю с нар и сразу мордой, об пол. Нога то под соседом! А я и не заметил, Крохобор то, на ней разлегся и конечно спит, в ус не дует. Выдернул я ногу и толкнул его в волосатый бок, потом еще раз в конце концов уперся в него ногами и выпихнул на пол. Там конечно ему наступили на ухо, благо у него оно полметра длиной. Разумеется, он проснулся (Попробуйте отличное средство проснутся - раскатайте ухо по полу и попросите друга, на него наступить в альпинистских ботинках, уверяю вас обязательно проснетесь).
   С ним очень выгодно спать, у него шерсть ночью не спит, охотится на паразитов.
   Спим с ним по мере завшивелости, типа у нас к нему очередь. Впрочем, меня паразиты не кусают, но все равно неприятно когда они по мне ползают.
   Как шутит Крохобор: - Твои паразиты тебя Недотрога еще не нашли! Жди... И ты тоже станешь настоящим моим клиентом.
   Бегу в санитарную комнату, там такой типа туннель с водяным затвором. Ныряешь в него, проплываешь под перегородкой, выныриваешь с другой стороны. Для тех, кто не умеет плавать, там что то вроде движущегося поручня хватаешься и тащит. Отличное приспособление, только один минус, раствор в нем к утору покрывается корочкой льда. Правда её уж проломали, да и два десятка проплывших уже чуть подогрели раствор.
   Выпрыгиваю, дрожу как какой то там лист, хватаю свою робу с крючка. Она у меня та же, что и была, только под местные цвета перекрасили. Быстренько к столу, там горячее варево. В столе углубление вместо тарелки, туда плюхают кашу, потом посыпают еще живой подливкой. Теперь надо следить, чтоб она не разбежалась по столу. Быстренько глушу еду ложкой, к моим странным привычкам уже все привыкли. Соседи то, предпочитают, чтобы еда испускала дух прямо в челюстях (у кого есть).
   Не то чтобы они прямо все такие кровожадные, так нужно - растительная пища в этом мире почти отсутствует, (во всяком случае, усваивать её разумные не могут). А вот живая в момент смерти в ряде случаев выделяет токсичный компонент, который опасен для жизни большинства. К счастью для меня этот компонент, что-то вроде пряности, только рот горит.
   Быстренько жрем, время - договорные пункты, как говорит наш старший по экономике. Вскакиваем подходит следующая смена, стол окатывается струей воды, и все посуда помыта. Далее вылетаем из казармы, и ежась бежим по снегу к рабочим местам.
   Вот и мой цех на встречу выползает ночная смена, им теперь наши места занимать, время - договорные пункты. И оборудование и казарма не должны простаивать. Вбегаю, тут от работающего оборудования, гораздо теплее, чем в казарме. Иду к рабочему месту, Лопух уже подкатывает к рабочему месту тележку с заготовками, сверху по трубе слизепочты сползает мне чертеж. Выковыриваю его и оттряхиваю от почтовой слизи, в специальную емкость. Слизь тоже договорной пункт за галлон, разбазариванию не подлежит. просматриваю размеры и достаю свою изгрызенную линейку (Когтями измерительные приборы трогать не надо, я тебе тыщу раз говорил, минус 20 договорных пунктов с твоего обеспечения, и не отнимай у меня время поскольку время - договорные пункты!).
   Прикладываю к заготовкам и начинаю обрезать по размеру когтями. Вот и моя работа, меряй да режь. Итак, от звонка до звонка, без обедов и перекуров потому что, время - договорные пункты, а кормить достаточно и раз в день.
   Хорошо хоть думать работа не мешает. Ооп осторожнее опять линейку прорежу, а она сука 20 ДоПов стоит. А один ДоП это один день без обеда (то есть вообще без еды). Хорошо хоть норматив службы моей линейки сократили до 40 суток, спасибо Ффгату похлопотал. Тихонечко бормочу себе под нос песенку ДДТ, тихонько потому что Мастер запретил, я один раз распелся. Спиной к цеху стоял у верстака, а эти олухи работу побросали и слушали битых три часа, тут на беду Старший проходил (слава богу не по экономике а то опять время - договорные пункты, месяц без еды и т.п.), меня трубой заткнул по загривку, петь запретил, а верстак к цеху лицом развернул во избежание в дальнейшем подобных эксцессов.
   Цех у нас небольшой, в плане восьмиугольный, с купольным потолком и центральным столбом. В ширину метров сто. Обводит его по периметру галерея на край которой и на центральную колону опирается мостовой кран, (неплохой кстати парень, анекдоты любит, а вечером и покатать может). Ему единственному кормежку в цех носят, на маленьком тракторе. Колонна под куполом расширяется в виде фонаря что ли, там кольцеобразный кабинет Мастера, он в кресле и крутится день-деньской. Он второй в нашей артели кто никогда не спит, точнее спит, то одной половиной то другой. Он как и кран никогда не выйдет из цеха, поскольку давно в дверь не пролазит. А по галерее приносят заготовки и ссыпают к рабочим местам по рукавам. Готовую продукцию мы сбрасываем в кольцеобразный желоб под галереей, там их сортируют и проверяют качество.
   За целый день я делаю тысячи разрезов, каждый день Мастер присылает Подмастерье и тот забирает мой последний разрез и несет на контроль. Никак не дождется, когда у меня когти затупятся?
   Сегодня я быстро нарубил все принесенные заготовки, благо разрезы были не сложные, смел отходы в трубу, ссыпал продукцию в желоб и присел ждать следующую партию. Обычно ждать недолго, Мастер не терпит простоев, и быстро перенаправляет, мне новый поток продукции, и инженера, потому как чертежи я пока читать не научился(они тут выполнены в предельном случае Геометрии Лобачевского). Моя пропускная способность ему примерно известна, он в первое время ужасно ярился, когда я то стахановец, то итальянец.
   Теперь же все устаканилось, я мысли от работы отрываю и темп получается стабильный.
   Что долго сегодня? Смотрю на вышку Мастера, там загорается синий прожектор высвечивает меня пятном, вызывает. Иду к центральной колонне, влезаю в люк, и хватаюсь за трос проходящий внутри колонный. Трос меня выдергивает наверх. Спрыгиваю с троса в кабинет Мастера.
   - Вызывали?
   - На тебя сегодня заявка от монтажников.
   - Но я никогда на монтаже не был...
   - Молчать! Знаю, у них запарка, демонтаж большой. Ну а для демонтажа похоже ты вполне годишся. Смотри не убейся, у тебя еще когти острые. Быстро закончишь, может успеешь на свои занятия.
   На, возьми карточку, получи экипировку и марш на площадку, у тебя 15 хелтов.
   Ждать никто не будет, ты ж знаешь, что говорит по поводу времени наш Старший по экономике, так не заставляй меня эту муру еще раз слушать, и если ты немедленно не исчезнешь то я и тебе её сам скажу!!!
   Я себя долго уговаривать не заставляю, опять за трос, только другой, и нырок в подвал, там каптерка.
   Там дабы ускорить процесс выдачи необходимых шмоток, я как бы задумавшись потихонечку, царапал когтем стол каптенармусу. Даром тот что был бронирован лучше черепахи, мигом все выдал (еще бы керамитовый стол из обрезка брони, чтоб кто-то поцарапал?).
   Теперь живо на площадку! Во первых, неохота попасть в кабинет Старшего по экономике, после посещения оного, чего то с месяц жрать хочется не меньше. А во вторых все таки на монтаж это классно, я за два месяца проведенных здесь, ни разу не попал, а ведь там двойной паек, укороченный рабочий день и все таки прогулка.
   Наверху на площадке стояла платформа, вокруг нее возилась куча артельщиков, загружая в неё всякие материалы, инструменты, и собственные задницы. Разумеется без переругивания не обходилось. Доминантой темой их интеллектуальной беседы был мотив из оперы ГДЕ ЭТОТ ХФФУРГОВ СЫН!!!. Я быстренько плюхнулся за на борт платформы и молодцевато заявил:
   - Я прибыл!
   Взрыв хохота, САМ ПРИЗНАЛСЯ!!!
   - Привет хффургов сын, где твоя мамочка!
   - Ты чего так облез, хффург, из какой подовротни, тебя вынесло! Разве ты не знаешь сынок что ты должен быть с шерстью.
   Выяснилось что хффургов сын, к облегчению моего желудка не я, припозднившийся водитель платформы.
   Наконец вразвалочку приперся и он.
   - Смотри идет, летает небось,хффург, также как ходит еле еле!
   - Заткнитесь хффургов помет! Вы небось раз в неделю летаете, а я кажный день. Летать быстро, быстро и отморозишь!
   - А что тебе, пьяница летом быстро летать мешает?
   - Жигалки, которые в глаза врезаются, не отморгаешся.
   - На кой тебе глаза ты ж ими не пользуешься, ты ж в полете на наш мат ориентируешься...
   - Вы хффурговы блохи никуда не полетите, если орать не прекратите, я быстро на этой развалине найду неисправность, будете сидеть коченеть ждать механика!
   Тут все разом стали убеждать, что они пошутили и что не стоит обижаться на старых приятелей, и что у него нет чувства юмора, и т.п.
   Десятник стал нас осматривать все ли на месте. Три раза считал все время один лишний, в конце концов, я ему помог напомнив о себе, за что и получил от него бухтой кабеля.
   С грехом по полам полетели. Хоть был полдень, горизонт застилала снежная пелена. Платформа покачивалась под порывами ветра, наши носы (у кого есть) и глаза (монтажников всегда подбирают с глазами) быстро залепились хлопьями снега.
   Под бортом платформы проползали крыши трущоб, затем открылся каньон Книста, самой реки Шаггтат, не было видно в темени ущелья, но её зловещее клокотание доносилось и на нашу высоту. Все кругом было заметено, и выросший впереди центр города с пирамидальными тотелмами-небоскрёбами если прищуриться напоминал еловую рощу зимой. Проползя и над каньоном мы углубились в рощу тотелмов, воздушное движение, в следствие снегопада было не слишком сильным, и мы если б не горящий заказа то же бы сидели дома. Вскоре мы стали замедлять ход и я понял, что мы пришли к месту назначения. Высадились на полукруглый балкон, размером с футбольное поле, что и было нашей монтажной площадкой. Со стороны входа в задние кутались в черные плотные балахоны охранники с шок-копьями.
   Мои товарищи сноровисто десантировались за борт платформы, и стали выгружать материалы, разгружать инструмент, разматывать кабели питания. Шутки прибаутки кончились, монтажники стали предельно сосредоточенны, я понял, что заказ действительно очень горит, прям пожар.
   Я подошел к краю балкона, были мы на высоте около трехсот метров, подо мной громоздились острее уступы, шпили, и балконы тотелма. Спереди насколько хватало глаз тоже самое но другие тотелмы. Направо уже знакомый шагающий мост, и пропасть каньона, а вот слева горизонт все приближался придвигаемый бурей. Дааа.. работать сегодня будет не сладко.
   Долго мне стоять не дали:
   - Что стоишь олух, видишь буря идет, не дай тебе работать вечером в бурю!
   - Да понимаю сдует.
   - Какой там сдует! Бурелова не видел что ли. Марш демонтируй старые решетки отражателя, за час успеть должен.
   Я пошел в пару двум монтажникам. Моя задача была снимать, срезать настил, под ним выковыривать ряды стержней чисто обрезать пеньки. Один из напарников, с многими руками с кучей локтей, прокладывал за мной кабеля и вставлял вместо стержней решетки с шестиугольными ячейками, а второй похожий на бурдюк на четырех ножках и с хоботом, должен был все это приклеивать клеем выделяемым из хобота. Что делают другие незнаю, извините смотреть некогда.
   Вскоре ветер усилился настолько, что пришлось закрыть лицо маской и подвязать доху завязками, что б не задувало. Площадку запорошило снегом, несколько монтажников отвлеклись и стали устанавливать по краям штанги с кубами на вершинах. Десятник покрикивал на них:
   - Веселее хффурговы дети, ставьте защиту резче, а то бурелов вас первых сожрет.
   На мой взгляд в понуканиях они нисколько не нуждались, один из них второпях чуть штангу не обронил, заработав этим пинок от десятника.
   - Уронишь за ней полетишь...
   Тот поправил штангу благо была последняя и повернулся к своему товарищу, соединявшему кабеля. Из круговерти неслышно проявилась свисающая с неба плеть, с решетчатым ромбовидным окончанием. Она стремительно подплыла, к не кстати отвернувшемуся монтажнику, на ходу облекла оказавшимся мягким ромбовидным окончанием, проволокла чуть по площадке и выдернула его еле успевшего брыкнутся ввысь.
   - Бурелов!!!
   - Ложись!!!
   - Врубай!!!
   Напарник исчезнувшего монтажника соединил последний кабель, и штанги осветились рубиновым светом, отогнав мрак в глубину пространства. Там во мраке отпрянула колоссальная серая тень исполинского воздушного змея, его хвост который уже змеился во мраке уже над нашими головами, задернулся в глубину ночи.
   Ну и тварь, побольше в размахе, Боинга будет...
   Далее мы уже работали с опаской и как только не понукал нас десятник . Из темноты за рядом рубиновых огней мелькал то край крыла, то плещущийся на ветру хвост. Двое монтажников, оставили свои инструменты и достали с платформы шок копья и стали недалеко от края платформы. Время от времени один из них громко орал предупреждая, и мы закрывали глаза. Вспышка на секунду отгоняла тьму, и видимо бурелова.
   К утру и к сроку мы закончили. Я, улучив момент, когда десятник был в благодушном настроении в связи с завершением заказа, спросил:
   - Что ж мы тут смонтировали Мастер (польстил разумеется, ему до мастера как китайцу сами знаете как и куда)?
   - Что, что новую систему амортизации, поставили. Что б заказчики жопу не растрясли когда склиссах садится будут, старая типа очень жесткая была. Ладно, наша работа закончена, пускай магистры теперь поработают, вон они прилетели.
   Действительно на площадку опускалась маленькая платформа с фигурами закутанными по самый нос (есть ли у них он, не видно).
   Ну, мы их ждать не стали, уже достаточно рассвело мы собрали штанги защиты, смотали кабеля, закинули все и снялись с места.
   Буря прекратилась. Пилот, который, мирно проспал все время в платформе, теперь нетерпеливо расспрашивал о бурелове, и монтажнике. Затем начал рассказывать байку про то, как он в одиночестве в грозу, таранил бурелова и затем якобы отбивался карманным ножом от его щупалец. Его мало кто слушал, кто дремал, кто уныло смотрел за борт, кто-то тихо вспоминал о завтраке который ждет нас дома.
  
  
   Глава 10 Урок.
  
   - Ну что ж Ыйргол на чем мы остановились вчера?
   Коронный вопрос Ффгата, который он неизвестно зачем задает. Ведь мы никогда не разговариваем о том что говорили вчера. И он мне не рассказывает предмет как в школе. Урок состоит из вопросов и ответов, вопросы разумеется мои а вот ответы...
   Бывает задашь вопрос вот хоп и ответ , а бывает что и понять что ответили ничего невозможно.
   - Я хотел бы задать вопрос. Начинаю игру...
   - Ну и в чем же он? Ффгат поворачивает в мою сторону оба глаза, оторвав их от чертежа. Липучка-чернильница в недоумении остановилась на полдороге ожидая дальнейших команд.
   Я умостил свой зад на лавке, косо погладывая на чертеж. От переплетения линий на нем кружилась голова, засматриваться не стал, так можно и в ступор попасть.
   - Я хотел бы задать вопрос который у меня назрел на лице и на других озябших частях тела, сколько в этом мире длится зима?
   - Ну, на этот вопрос легко не ответишь (вот так всегда , на простой казалась бы вопрос можно вообще ответа не получить). Видишь ли тут длительность холодного периода сильно зависит от места где ты находишься.
   - Это ясно в моем мире тоже так, на севере дольше, к экватору короче.
   - Нет здесь не так как на планете , как впрочем и на любой другой. Например и "севернее" и "южнее" города в котором мы очутились холодный период гораздо короче и при этом гораздо холодней.
   - Я не понял. В какой части планеты мы находимся приполярной зоне что ли?
   - Боюсь мой дорогой ученик мы вообще не находимся на поверхности планетоида.
   - Что внутри него что ли?
   - Нет, этот мир вообще никак не связан с шарообразным телом. Во всяком случае я насколько знаю никому этого не удалось доказать.
   Липучка тем временем получила приказ и начала вычерчивать ряд кружков.
   - Прстите я что то не понимаю - какую форму собственно имеет этот мир.
   - Ооо мой друг, это мне недоступно...
   - Что тайна?
   -Да нет, не тайна. Но форму поверхности тут могут представить лишь редкие ученые, которые очень давно живут здесь и входят в верхушку кланов. Такие разумные знаниями не делятся, да мы и не сможем их постичь.
   - Ну как же так, можно же вылепить какую то модель, там фигуру что ли, начертить в общих чертах.
   - Да пытались уже, и будут пытаться. Но это очень сложно. Вот представь себе, тут очень сильно зависти расстояние между точками от выбора пути. Например, идеально круглое озеро надо пересечь к точке которой находится
  
   напротив, так вот путь по правому берегу и по левому будут совершенно разной длины, или не будут как повезет.
   - А через озеро?
   - Ну какой идиот на воду полезет? Сожрут! Ну так вод чтобы передвигаться надо знать короткую дорогу, каждый берет у картографа легенду в которой описывается после чего и куда надо идти.
   - А карты? Можно взять карту?
   - Карту чертить бессмысленно, записи картографа это своеобразные таблицы по которым они и составляют маршрут.
   - Значит без маршрута никуда?
   - Совершенно верно.
   Он снял липучку положил в террариум, и посадил в углу чертежа печатающего жука. Тот сразу начал выводить брюшком, спецификацию. У этого жука был приличный почерк, я даже мог понять чего он печатает.
   - Тебе нравится? Я одолжил у Старшего отношений , а то мой совсем разбаловался, смотри как красиво пишет. Каллиграфический, много ДоПов стоит.
   - Научи и меня диктовать жуку?
   - Вот еще ты без жука научись писать, а то я представляю что он тебя за сумбур писать станет.
   Кстати ты обещал мне перевод стихов твоего мира , ну как выполнил задание?
   - Да - сказал я протягивая свою очередную попытку.
   - Так так , что тут за смысл? Ага в скоплении растений , родилось новое растение и увеличилось в росте... Затем в холодный период покрывалось отложениями замерзшей жидкости (формулу жидкости писать не обязательно)... тут не очень понятно.. Ага тут какой то небольшой зверь прятался под растением в темное время суток. Тут с ним какой то эксцесс и оно пришла к вам в жилье (у вас чего растения сами передвигаются?). А вот вы тут радуетесь, ага понятно когда у вас растения передвигаются то у вас праздник.
   Это точно стих? Что для молодых особей?
   Да плохо у вас с поэзией...
   - Да нет я наверное плохо записал.
   - Вот в это я охотно верю. Может тебе не надо местной грамоты?
   - Но ты же учил!
   - Да учил, но стихи мне дались легко. Сколько раз тебе объяснять , что местная письменность имеет идеографический источник образующий смысловые облака. Что от положении иероглифа в смысловом облаке, очень зависит и смысл и эмоциональный оттенок текста.
   - На кой черт надо было так мудрить.
   - А чего ты хочешь от такого общества, фонетическое письмо тут неприемлемо поскольку большинство индивидуумов имеют ограничения по издаваемым звукам, а некоторые вообще не представляют такой способ общения. Тут могут быть только иероглифы. А при таком построении текстов они максимально экономичны, больше мыслей меньше знаков.
   - А зачем таким узлом все закручивать?
   - Ну тут объяснимо, такие вычислители как наш Мастер которого ты так боишься, могут усваивать такой текст по мере поступления зрительной информации, то есть мгновенно только окинув взглядом страницу, ему не надо последовательно читать запись как читаем её мы по привычке принесенной нами из наших миров. Конечно при записи последовательности событий это письмо и напоминает наше. В таком стиле я тебя и учу, наматывать смысловое облако слой за слоем.
   - Ух как сложно. А все таки что ты думаешь про форму мира?
   - Ну тут есть куча необъяснимых вещей.
   Ну во первых протяженность этого мира неизвестно. Работающим на транспортных узлах известно около 900 городов, подобных нашему. Не исключено что город на границе нашей зоны сообщения, имеет в противоположном от нас направление еще 900 городов...
   Во вторых доподлинно известно что количество света (и энергии) обрушивающегося на наш мир, всегда постоянно относительно нашей проекции на измерение источника света. А вот разные участки нашего мира имеют разную площадь этой проекции, при этом их площадь в нашем мире одинаковая. Этим и объясняется разница в климате разных мест мира. Кроме того мир вращается относительно измерения источника света, этим и объясняется периодичность "зимы" и "лета". Кроме того в процессе вращения разные участки мира затеняют друг другу относительно источника света, тогда появляются сверх-холодные зимы. Из за вращения мира относительно источника света меняется длина волны света, а это важнейшее свидетельство того что скорость вращения частей мира относительно света очень велика, а значит мир чудовищно огромен.
   - И насколько же? - затаив дыхание спросил я .
   - Что то около светового года.
   Тут я со стула свалился.
   - Этого не может быть!!! Мир диаметром в один световой год!
   - Ну не диаметром а приведенным размером.
   - Ну это невозможно, такая чудовищная масса вещества, просто обязана превратится в черную дыру, причем чудовищную.
   - Я полагаю что мы не находимся на площади какого то вещественного образования. Я как и многие местные ученые склоняюсь к мысли что мы находимся во вселенной до большого взрыва.
   - На поверхности? Но это не объясняет отсутствие чудовищной гравитации!
   - Не волнуйся ты так, объясняет не объясняет что это такое перед фактом что мы с тобой находимся здесь? Космогония это мелочь по сравнению с тем что мы с тобой существа совершенно разных цивилизаций, которые даже не могут представить реальный облик друг друга, сидим и беседуем с тобой об этом. А Мастер который в прежней жизни обитал в фотосфере звезды, завтра будет на тебя покрикивать чтоб ты выполнял норму. Вот это необъяснимо.
   - Ну а все таки, если мы находимся на поверхности вселенной до большого взрыва, то как нас не раздавливает чудовищная гравитация, не горим в непредставимых температурах?
   - Ну знаешь тут есть интересный факт, который послужил основой самой уважаемой здесь теории. С поднятием на летательных аппаратов выше в атмосферу меняются физические постоянные, что может быть причиной их крушения. Так вот есть теория что собственно мы существуем не на поверхности вселенной а в глубине на слое равенства физических постоянных.
   - Ну это запредельные вещи!
   - Привыкай тут все так. Или останешься резчиком заготовок.
   - Слушай а свет , свет то откуда здесь берется?
   - Ну полагают от поверхности распада вселенной, или от другой новой вселенной, тут много теорий подрастешь изучишь.
   Прогремел гонг пересменки, мы начали собирается.
   - Ты все таки, стих добей, к следующему занятию.
   - Спасибо Ффагт, постараюсь.
   Он сложил чертеж, свернул террариум, ловко изловил жука и понес отдавать его владельцу. Я же спустился по лестнице вниз, и вышел во двор. Там опять собиралась уже знакомая группа монтажников, те весело окликали меня и звали собой, обещая накормить мной бурелова. Не а шиш вам меня уж не заманишь. Смотрю на ночное небо, можно подумать звезды увижу. Конечно тут никаких звезд, только фиолетово-бурые разводы через весь небосвод. После разговора меня обуревают странные ощущения, вот в голове не укладывается. Это ж мир с площадью больше чем площадь всех планет в моей вселенной, скока же народу тут может обитать?
   Я почувствовал себя песчинкой выброшенной из песочных часов в пустыню Сахара.
   По затылку врезала могучая лапа:
   - Хорош стоять Недотрога пошли ужин без нас съедят. - Эк это Полосатыч, гориллообразный приятель, крепко стоит рядом со мной, попирая землю столбами ногами и ничего его не заботит кроме обильной еды да теплой постели.
   Плюнул я на все и пошел, за своим приятелем на трапезу.
  
   Глава 11 Адаптация
  
   - Камень ножницы бумага раз два три. Ха я опять в выигрыше!
   - Хффургов хвост ты Недотрога, третий паек!
   - Не понял, Горелый, ты чем недоволен, правила простые, вперед отыгрывайся!
   - Ух я отыграюсь, ты у меня хффургов помет жрать будешь!
   - Не вопрос, повезет выиграешь , ну готов?
   Краем глаза слежу за его хвостом, ага скрутился в клубок, значит камень. Раскрываю ладонь на "бумагу".
   - Уааргххх, да я тебя сейчас!!!
   - Ребята уймите, клиента.
   Полосатыч аккуратно трескает его об стол, все клиент готов. Из пакета вынимают четыре пайка. Его приятелям показывают, что ровно четыре. Они согласно кивают - все по честному. Еще бы они не кивали своей очереди дожидаются. Один из них садится за стол, это огурец щупальцами на обоих концах. Одним концом он садится на поседушку, а другой направляет на меня. Часть щупалец оказывается с глазами, часть с крючками. Мы договариваемся какая комбинация щупалец, будет означать камень какая ножницы. Он явно уверен в успехе, как равно уверен в дебилизме своих предшественников. А я совершенно уверен в том что его щупальца непроизвольно следуют его мыслям, и причем за пару секунд до выдачи решения.
   Двадцать минут и еще десять пайком в банке нашего импровизированного казино.
   Звучит гонг отбоя, все казино пора закрывать. Посетители расползаются по баракам, а зрители по нарам.
   Ну а я с парочкой своих охранников, собираем охапку пайков и приступаем к ужину. Полосатыч засунул в рот сразу два пайка и жует, аж мычит. Я то не очень есть хочу, забираю себе один паек а остальные велю Каменному Локтю раздать по казарме. Моими усилиями у каждого в казарме пара лишних пайков в неделю, что обеспечивает нам благоприятную обстановку. А вот мимо жителей остальных казарм не пройди.
   Подползает к нашему клубу Крохобор, сообщает новости:
   - В казарме монтажников, опять конкурент объявился у тебя.
   - И что, как его здоровье?
   - Этот умный попался , сразу охранников себе выбрал.
   - И что помогло?
   - Хи, хи , да не очень. Его, его же охранники приложили, когда он проигрался в пух и прах.
   Мдаа , что то мне эта ситуация мне не нравится, пятой точкой чувствую.
   - Хлопцы, хорош трепаться . К добру это не приведет.
   - Да не трусь ты Недотрога , все ж в торитрепанговом масле. Жратвы завались, ребята уважают. Что тебе еще надо.
   - Слушай Полосатыч , кто тут думает? Надо менять нам тактику, народ скоро взорвется, вон сколько голодных в других казармах.
   - Ну и чо ты предлагаешь? Я на другую жизнь эту не променяю, скока здесь живу впервые нормально наедаюсь.
   - Ну конечно ты больше половины доли съедаешь. - Это Каменный Локоть его поддел.
   Ну нет в натуре, разошлись ребятишки от сытной жизни. Со всех сторон раздается шиканье и мы закругляем нашу перепалку.
   На последок я говорю:
   - Я вас ребята новой игре учить завтра буду ...
  
   На следующее утро.
  
   Мягкий толчок в плечо:
   - Недотрога подъем.
   - Спасибо, Хмурый.
   Встаю, одеваюсь, все пока еще спят. Иду спокойно в санитарную комнату. Пробиваю ногой утренний ледок, задумчиво гоняю в проруби льдинки. Позади раздается:
   Блям, Блям, Блям, ПОДЪЕМ!!!
   Блям, Блям, Блям, ПОДЪЕМ!!!
   Ругань и гвалт, не стану ждать прыгаю в прорубь, затем выныриваю, без сутолоки одеваюсь. Затем спокойно прохожу к столу. В крайней "тарелке" для меня дымится завтрак. Хмурый отрабатывал свой проигрыш.
   Все как обычно, за дверь казармы светает, сегодня ощутимо теплее. Ффагт говорит и еще пару дней и холодный сезон пойдет на убыль. Иду первым в цех. У входа в цех стоят двое, действительных членов артели. Один с насупленным видом, в целенькой новой робе, подбирает с наста свой многометровый хвост делает шаг вперед.
   - Тебя Старший видеть хочет. Посмотри на свет , может ты видишь его в последний раз.
   Вот те на, не зря не зря моя задница чуяла. Обратят власти на меня внимание, вот и обратили.
   Меня вталкивают в кабинет. Я тут разумеется ни разу не был, как и наверное все мои соседи по казарме. Ни чего так скромненько, стол чертежные доски стеллажи с продукцией, рейки с развешанными клетками и террариумами. И в углу нечто вроде насеста, на нем две фигуры. Одного я уже видел это наш Старший по экономике. Другого я видел лишь раз, он как из кучи палок сделан - Старший по работникам (кадровик по нашему, одновременно и палач). Два лба остановились за моей спиной, ушами ощущаю их могучее дыхание.
   Разумеется начинает этот мудак - экономист:
   - Ты тварь убыточная, ты знаешь сколько работников по твоей вине не доедают. Ты прикинул как производительность труда упала во всех цехах кроме твоего. Ты вообще прикинул какие убытки артели.
   - Да дешевле тебя прямо сейчас умертвить. Только потому, что это тоже убыток, ты еще перед нами стоишь. Ты у меня триста дней будешь по ночам работать, убыток отрабатывать, только после этого я тебя убью!
   - Уймись казначей - это кадровик вмешался - Он у тебя только материал перепортит, если спать не будет, еще больший убыток.
   - Мы тебя пригласили на эту беседу, посмотреть, что ты за фрукт, от которого столько беспокойства. Что за шальные идеи ты тут нам вкалывашь? Зачем ты приносишь нам заботы? И стоишь ли того чтоб от тебя заботы терпеть.
   - Что за странное времяпровождение ты принес в казармы? Почему наши работники, думают уже не о выживании как и положено нормальным работникам, а об игре. Отвечай, и думай над своим каждым ответом, вырази всю свою ценность для нас.
   Упс думаю, вот шанс выкрутится из этой передряги.
   - Достопочтенные Старшие, ничего такого, что получилось, я и не хотел вызвать. Всего лишь было скучно вечерами, ну я и решил поиграть с друзьями, что бы поразвлечься.
   - Поразвлечься, что это такое. Зачем оно нужно. Как можно тратить время на то, что не приносит выгоды, на то, что не зачем не нужно? Объясни как такое может быть, что бы разумный индивидуум тратил силы и время, на то что не может принести никакой пользы. Может, ты утверждаешь себя в окружающей среде таким образом? Без насилия? Тогда, наверное, тебя должны бояться, а мы не заметили, что бы тебя кто-то боялся...
   - Ну, достопочтенные старшие мне ну очень сложно это объяснить, гораздо проще показать.
  
   Через полчаса, Достопочтенные Старшие, увлеченно тырились в игру, в которую у нас играют, сами знаете кто. Обернувшись, я увидел, что и два лба, которые притащили меня сюда, исподтишка тырились за моей спиной.
   - Кхм, кхм достопочтенные мне можно отправляться на свое рабочее
   место?
   Большие шишки испуганно прервались и ощутимо смутились.
   - Так что же нам делать с производительностью труда? А коллега? Нельзя же что б этот беспорядок продолжался.
   - Да, я думаю нашего так сказать "учителя" надо временно изолировать от нашего здорового коллектива, точнее, когда-то здорового.
   - Да и драки прекратятся, и голодовки. И куда мы его изолируем? Изолятора у нас нет, да и кормить бездельника нельзя, и охрану тоже.
   - Я думаю, что надо его отправить на тот заказ. Там он поработает, пользу артели принесет, так сказать опыта наберется.
   - И насколько мы его отправим?
   - О, до тех пор пока не придумает как исправить созданную им ситуацию.
   - Значит так , поедешь с бригадой заказ на модернизацию транспортной сети клана Лазон, и немедленно. Эй вы, оторвитесь от вашего дурацкого занятия, отведите работника на следующий транспорт с запчастями на заказ 017. И ведите, так что бы никто его не видел, а то пальцы вам по обрываю, развлекаться не сможете.
   - Так что шеф нам его по энергетическому коллектору вести?
   - Идите уж хффурговы хвосты.
   Меня за шиворот, волокут по пандусу вниз. Разозлились видать, доиграть не успели. Вот елки палки, хффурги без-хвостые, я ж со своими попрощатся не смогу, предупредить, чтоб закрывали казино. Да и какие из них крупье, продуются в пух и прах. Взмолился:
   - Пустите достопочтенные хоть словечко ребятам своим в цеху молвить!
   - Заткнись хффургов хвост, мы тебе не достопочтенные а уважаемые. На кой тебе что то с этой мразью говорить. Себя пачкать только.
   - Почему же мразь нормальные ребята - Что-то я не понял, а я то кто?
   - Ты хффургов помет цени, что жив. Если старшие тебя пощадили, то скоро ты с нами в казарме жить будешь, это я тебе точно говорю, пусть у меня оба хвоста отвалятся. Ежели Старшие сочли тебя достойным внимания - дорого наверх тебе открыта, и не будешь ты теперь ни жалким ктулху, ни казарменным мясом.
   - Я вот помню когда я замочил кучу народа в своей казаме я думал было что конец мне, но пришли, забрали меня в охранные артельщики. А этого вишь, в кабинет поговорить вызвали. Слышь ты, Двухвостый ты аккуратнее его тяни, а то не ровен день он тобой командовать будет, припомнит.
   - А , да да чо я ничего, да я помочь хотел , смотрю ноги заплетаются ну и поддержал. Ведь ты же не в обиде?
   - Да не не все нормально, спасибо что помог. Слушай хоть с учителем попрощаться дайте?
   - А что это у тебя за учитель?
   - Да господин инженер Ффагт меня совему делу немного подучил. Ух ты прям инженер тебя учит.
   - Да Ффагт пока еще не инженер, знаю я его такой в один аркх росточком, тож гуманоид да? Так вот пока только кандидат в инженеры, а пока десятников замещает. Ну, так вот не надо тебе к нему, нет его на месте. Мы с ним утром на заказ ездили на тот, на который и ты едешь, как раз под его начало. В метро.
   - Что меня отправляют в метро?
   - Чо не был ни разу? Ха ха слышь Метла, он не был ни разу.
   - Ну ничего ничего, будешь с головой вернешься. Ты, главное я тебе скажу, за розовыми три-крабами не гоняйся а то там многое за ними гоняется...
   - Ну вот мы и пришли.
   В конце туннеля находилась развилка , направо наверх а налево черное отверстие, откуда ощутимо сквозило. Мы вошли в длинный темный зал, в конце которого сияли яркой звездой распахнутые ворота.
   На площадке за воротами, стояла платформа и вокруг суетились несколько особо крупных работяг. Они загружали её причем весьма небрежно, странными крючковатыми штангами, бухтами кабелей, бурыми тряпками и лохмотьями. За бортом уже угрожающе громоздилась куча этого добра. На них покрикивал весьма укороченный тип, похожий на тумбочку с шесть щупальцами в верхней части. Ну почему покрикивал было достаточно ясно, с такой кучей не то что воздух, на месте платформа не устоит:
   - Олухи хффургов помет, подстилки для тех тварей что хффургов помет едят. Кто ж так складывает, что вам густо было! Бухты с канатами вниз уложите, штанги в штабель уложите и поживей, а то нас буря в дороге застанет!
   - Эй, Говорок, привет !
   - Привет тупорылые, чего приперлись?
   - Слышишь ты сам то рылом не вышел, у тебя его вовсе нет, ха ха! Работника тебе привезли, чтоб на заказ доставить, к монтажникам.
   - Чего работничка? А чего этот так называемый работник не экипирован?
   - Так экипируй , что у тебя комплекта лишнего нет, не ври мы тебя знаем.
   - Нет лишнего нет, конечно, это тебе лишние мозги поискать надо. Идите в каптерку, и на следующий рейс приводите, мне недосуг всяких хффурговых выродков ждать.
   - Ээ, нет Говорок тебе его срочно Старший по экономике сказал доставить, а Старший по работникам, сказал чтоб его никто не видел, так что экипируй его немедленно и собой.
   - Ха чтоб никто не видел? А грузчикам что, видеть запретите? Ладно экипирую я его , а вы идите застрелитесь. И Старших застрелите, особенно того что по экономике, приказ есть приказ.
   - Ха ха , да давно руки чешутся. А ты жмот, говорил что лишнего комплекта нет, врал как обычно.
   - Не лишний а зажатый, понимать разницу надо! Валите олухи, вас тут мне не хватала.
   - Да нет мы лучше проследим...
   Говорок переваливаясь подошел ко мне:
   - Эк они тебя, идем нацепишь то что положено а то недоедешь.
   Он пошел к платформе покопался там и выкинул мне тючок, на нацепи а я за олухами пригляжу а то так нагрузят. И пошел себе дальше орать.
   Я разобрал тючок, там было нечто вроде портупеи, фонарик, какой то прибор с циферблатом и счетчиком, раскладной щуп, оканчивающийся жалом и накидка вроде ватной. Кое как разобрался что куда, накинул на себя накидку, и завернулся от пронизывающего ветра.
   - Ну все увязывайте по сильнее, да посильнее же наконец, если что то развяжется я вас покидаю над теми местами куда упадет будете собирать. Так а теперь тентом ну вот теперь идите отогревайте ваши полные помета задницы!
   - Эй дополнительный оглоед давай садись, сейчас потащимся к месту нашего последнего упокоения Ха Ха Ха.
   - А пилот уже пришел?
   - А на кой хффургов помет, нам пилот мы что вдвоем сами не управимся! Еще дармоедов разводить, пилотов кормить, все они хффурговы подстилки.
   Он залез на балкончик в передней части платформы, там было какое то убежище от ветра. Он махнул мне я и залез к нему, но поскольку там места на меня не было, то я залез на бухту кабеля за его спиной.
   - Ну что полетели, люблю утренние полеты, свежий ветер в рыльце, и весь день впереди. Главное назад не ночью возвращатся.
   Он уцепился за корягу в центре кабинки и платформа задрожала завибрировала, и приподнялась, заскрежетала и потащилась к краю платформы.
   - Малость перегружена, да ничего, зато ветром сдувать не будет, правда работничек?
   Я только мотнул головой, платформу изрядно телепало на ветру, и мне ни как не казалось что она стабильна с этим грузом. Мы чуть поднялись еще и потащились в сторону от города на небольшой высоте в метрах этак в пятидесяти.
   - Эй матер что разве мы не в город летим?
   - Чего ты там бормочешь не расслышу! - Впол оборота Говорок обратился ко мне. В это время и платформу понесло по пологой спирали понесло к земле.
   Я торопливо переспросил:
   - РАЗВЕ МЫ НЕ В ГОРОД ЛЕТИМ!!!
   - Да нет чего ты, наш заказ в самом начале линии! - Замахал мне руками, маэстро-пилот - Платформа сразу же нырнула к земле.
   С трудом выправив платформу и вернув на курс он проорал :
   - Нам еще часок болтатся, не переживай на борту жратва есть щас перекусим. Посмотри там сверток в углу, да нет в правом!
   Меня в очередной раз шваркнуло на вираже, наконец изловчившись поймал ногой сверток, затем уже руками поймал себя и втянул обратно на борт.
   - Эй, парень ты, что там за бортом делаешь, мою жратву собрался сожрать! Займи как ни будь более удобное место. И давай мне мою долю, да нет весь сверток давай, твоя доля то что лишнее будет.
   Он развернул сверток, платформа опять ухнула вниз, сверток по законам физики вверх и налип ему на морду. Кое как, разобравшись со свертком, а затем и с управлением, выровнял платформу в пяти метров над землей. Он преисполненный энтузиазма собрался опять взяться за кулинарную эквилибристику, но тут из передней полусферы вынырнула ветка и забила ему кашу из пайка прямо в глотку. Ему это не очень понравилось, он круто взял вврерх (так ему и надо жмоту).
   - Слышь работничек, никак мне тут не удается брюхо набить, давай ты на мое место, а я пообедаю как раз.
   - Да я не умею!
   - Да брось парниша, это как два щупальца в хффургов помет макать. Не робей! Да давай же ты, наконец, сколько еще просить, высажу к хффургам.
   Я полез к нему в кабину, втиснулся боком взял загогулину, этот отпустил. Я тут думаю только бы не ухнуть вниз, так сразу же почувствовал что ноги выше головы подлетают. Я лихорадочно уцепился за корягу, и давай её крутить, тянуть поворачивать никакого результата. Да давай же ты вверх подымайся!
   Тут меня так прижало к дну кабины и мы потряслись вверх, как бы выровнялся, надоел этот экстрим! Платформа выровнялась, повернула и пошла по курсу.
   - Ну что паренек освоился я вижу?
   Поворачиваюсь, этот кретин сидит в щели между тюками вверх тормашками, и лихорадочно поедает содержимое свертка. Через несколько минут слышу над ухом его трубный голос:
   - Ты тут эта парнишка, не серчай, начал ты нас бросать вверх вниз, ну я подумал, что сейчас мне конец будет, ну и решил съесть сколько успею. Ну как ты справился, ну и сообразил что живы будем, то грех не поесть по такому случаю, ну и еще поел. Так что извиняй, на тебя не хватило.
   Ну, пес с тобой думаю. Зато рулю сам, точнее "пилотирую", во как! Всю жизнь мечтал так полетать. Пилот тут принялся учить, как ориентироваться:
   - Вот смотри на индикатор, если белый то все нормально, если красный то надо налево, если синеет, значит направо. Обратно полетим, переключим на курс домой. Все просто. Там дома и в пункте назначения маячки включены, номер маячка мне при вылете сказали, не заблудимся!
   Я более менее освоился и смог посмотреть вниз. Там проносились редкие рощицы, и протяженные гладкие поляны, изредка были видны скопления каких то решетчатых строений. А вот видимость прямо по курсу начала уменьшатся, начали завиваться белесые завитки над горизонтом. Ощутимо сильней стал дуть ветер, платформа стала раскачиваться, и переваливаться с борта на борт. Завитки слились в белую муть, которая надвигалась на нас с угрожающей быстротой. Пилот захрипел над моим ухом:
   - Буреловы!!! Нас увидели бурю, подняли, твари!
   Я не понял как так, бурю подняли? Отвернуть от этой мути не было шансов, я оглянулся на пилота, тот лихорадочно расшвыривал штанги и груз, затем залез в получившуюся щель, и затянул за собой тент. Вот подлец!!! А я!
   Надо побыстрей проскочить эту муть , может пронесет. Я пригнулся к коряге управления, и стал подгонять мысленно платформу, быстрее, быстрее. Свист ветра в ушах перерос в рев, стекло в рамке ветрового ограждения с треском разбилось, что-то дернуло рамку и на меня посыпались куски чего то мягкого. Потом еще раз еще и еще. Через минуту мгла кончилась, и мы вылетели под ясное небо. Я привстал проверить курс. Коряга оказалась скользкой, я осмотрелся. В кабине было по колено слизи, и каких то обрубков, ветер свистал в лицо, сквозь разодранную раму ветровой защиты. В обрубках по характерному серо- тенистому цвету я признал куски щупалец буреловов.
   - Ну парень ты даешь , вот это скорость, как на шилейле, тормози а то пункт назначения пропустим.
   Внизу на гладкой снежной равнине, раскинулось буро-пятнистое рана стройплощадки.
   - Нам сюда, давай побыстрей, а то буреловы свою бурю сюда пригонят!
   На земле засуетились, забегали, из низких строений выбегали партии работников. Я заметил место, которое они старательно избегали, и начал приземление. Это оказалось еще проще, чем лететь, надо было платформе указать место, где она может отдохнуть и садится она сама.
   Народ подбежал и сноровисто начал выкидывать снаряжение. Спрыгнул и я. Знакомый мне голос за спиной отметил:
   - Знатная у тебя была заварушка, ученик.
   Я обернулся, это Ффагт, я протянул ему руку, а потом опомнился и отдернул. Почему ты так решил Ффагт?
   - Да посмотри на платформу, тут всем ясно, чем вы всю дорогу занимались.
   Посмотрел я на платформу, на её тупорылом передке лохматились обрывки щупалец, налипшая слизь уже начала подмерзать. Я хмыкнул, и спросил, правда, что я под вашим началом буду работать учитель?
   - О да , добро пожаловать преисподнюю, Ыйргол...
  
  
   Глава 12. Метро.
  
   Я прилепил липучку фонарь на лоб, и нырнул в темный провал люка. Не то что бы я ничего не видел, видел но только контуры. А тут мне нужны были и другие подробности, от пометок оставленных нашим бригадиром, до древних указателей функций. Достал из карманы схему штреков, которые мне необходимо было очистить от древней питающей арматуры. Ага, я здесь, значит направо осторожнее там ловушка для склизов, самому бы туда не влететь, а вот по курсу довольно узко надо ползком. Собственно потому меня послали, аппарат дематериализации не пролазит в туннели, а рабочие с деструктивными пилами вдвоем еле развернутся. Я покряхтев согнулся в три погибели извернулся и пролез, через пару метров за поворотом я нашел еще работающий кронштейн линии силы. Пульсирующий из за разбалансировки огонек фокуса, освещал замшелые стены туннеля. Его я решил пока оставить, срежу на обратном пути, а так как никак освещение. Дальше я полез уже в темноту, в слабеньком лучике света липучки поочередно выныривали штанги изъеденные вековой коррозией и увешанные бурыми лохмотьями. Когда я касался штанг, то лохмотья быстренько сворачивались в маленькие клубочки. Я почувствовал что моей ноги что то коснулось, меня аж передернуло, ух как я не люблю подземную нечисть. Я отодвинулся посмотреть, что ж там такое и прибавил света липучке, (экономил пока запас жизненной силы светлячка). Под моим брюхом, недовольно пофыркивая начала проползать как поезд из туннеля бесконечная белесая многоножка. Сначала локомотив головы с массивными челюстями, затем собственно вагоны с тремя парами ножек и костистым наростом на спине и в самом хвосте два длинных змеящихся хвоста усыпанных крючочками. Фу тварь, хорошо не трогает, ходит по своим делам. Я срезал очередную штангу, оборванный жгут силы захлестнул воздух, в туннеле запахло озоном. Ну вот в этом туннеле я закончил надо назад. Попытался развернутся, не тут то было, узко. Я "обрадовано" вздохнул, представьте себе пятится ползком назад метров сто. Я попробовал, пару метров получилось а дальше пеньки обрезанных мною штанг задрали мне балахон на уши. Я привязал обрезанные штанги к тросу, что бы вытащить их на поверхность , и одной рукой шаря позади пытался обрезать эти пенечки. Кое как с грехом по полам я дополз до развилки , там уже было посвободнее. Я дернул за трос и крикнул что бы вытаскивали, сам я напоследок решил осмотреться. Тут в стороне мелькнуло что то живое, я тут же увеличил свет до максимального и увидел розового четырех-ногого краба размером с яблоко. Тот секунду смотрел на яркий источник света подпрыгнул и побежал в глубину левого туннеля. Я радостно взвизгнул, и бросился за ним (как же -деликатес!). Пара прыжков шишка на голове и краб пойман, кидаю его в сетку. Осматриваюсь вдруг еще повезет. Опа! Еще целое гнездо, те опять секунду помедлив, уносятся в глубь тоннеля, ну щас наберу, вот ребята обрадуются. Бегу как можно быстерей, ловлю нахожу одного второго и третьего. Замечаю, что наступил на кольцо острых камешков и поверхность туннеля стала очень мягкой, на моих глазах моя желанная добыча подлетает кверху, точнее подбрасывается, туннель делает глоток и она исчезает. Я в ужасе отпрыгиваю в обратно, в этот момент кольцо острых камешков оказавшихся зубами смыкается. Еле успел. Пасть открывается снова во всю ширину туннеля, из её глубины хлещет как кнут ярко красный язык и обвивается вокруг моих рук плотно прижав их к телу. Дергает к зубам, я упираюсь, раскорячиваю ноги, заякориваюсь когтями ног. Крикнуть нет сил, мощная хватка выдавила из меня весь воздух, еле есть место на мелкие глотки. Руки схвачены перерубить язык нечем. Упираюсь делаю один шаг назад потом другой, пыхтим вдвоем. Тварь следует за мной. Уже совсем обессиленный доползаю до развилки, там свисает трос, обматываюсь извиваясь всем телом, хватаю зубами и дергаю уже чувствуя как нога вползает на ряд зубов. Меня тянут, слышу уж голос Ффагта , рев десятника, и звон гонга к обеду. Меня вытаскивают , язык по прежнему обмотан вокруг меня. Ффагт удивленно спрашивает:
   - Что это ты вытворяешь? - потом соображает: - Это Серсит!!! Все сюда.
   Все дружно хватают меня за руки ноги и тащат от тоннеля.
   - Какой упрямый серсит, не отпускает.
   Вслед за мной выползает из люка и туша чудовища. Меня проволакивают еще метров тридцать пока тварь полностью не вываливается из туннеля. Потом в пасть суют шок-копье, и стреляют, тварь коротко вздрагивает и опадает всем своим длинным телом. Наконец меня освобождают от языка, кожа там где он прикасался ободрана, и усеяна мелкими ранками.
   - Какой странный серсит, схватил и не отпускал до смерти, они обычно света боятся и не покидают туннелей. - Ффагт изучал тем временем длинный лентообразный язык твари, потом подозвал меня, и показал дыру на языке вокруг которой было пятно потемневшей плоти.
   - Он на твой локоть нарвался, ядом отравился и не мог уже отпустить, язык парализовало. - потом крикнул:
   - Слава Недотроге, охотнику на Серситов!!!
   Все просто покатились со смеху:
   - О да, на живца ловит!
   - Кто тут кого поймал, серсит думает вот поймал, а Недотрога думает нет, я тебя поймал, серсит нет я здесь хозяин туннелей, а недотрога ему идем, выйдем, разберемся.
   - Вот и вышли Ха Ха Ха
   - Недотрога как всегда его на языках уделал!
   - Смех смехом, а вот как недотрога его съест? Неужто с нами не поделится?
   - Недотрога поделишься?
   Ну, я типа смущенно шаркнул ножкой, ну, конечно же.
   Братва заорала:
   - Господин Ффагт командуй отбой, пир готовить будем!
   - Ладно, собирайте инструменты, и давай его разделаем.
   Я конечно как самый универсальный нож снимал с твари жесткую шкуру, товарищи пилили жесткое мясо, а Ффагт достал из желудка полтора десятка свеженьких "крабов", чем вызвал еще одну бурю восторга. К ночи мы закончили мариновать, куски туши, часть слегка прожарили, часть вымочили. У пилота выпросили гравижидкости, короче вечеринка начинала удаваться. Мы расселись на содранную шкуру, благо места было вдоволь, уже решили, кто и что из неё пошьёт, разложили снедь, налили в перевернутые стаканы гравижидкость слегка разбавленную кровью твари, и начали пировать.
  
   О как неудобно! Елы-палы и как же холодно, ох, что за черт, не пошевелишься никак. Что за черт, где моя нога, где моя рука, открываю глаза. Под ними вместо подстилки, земля в снегу. Но не в 10 см. как вы подумали, а в пяти метрах, и покачивается.
   - О проснулся! Глянь.
   В поле моего зрения вплывает Ффагт, и знакомый толстый пилот.
   - Мда я говорил, что Недотроге столько не наливать!
   - Отойди щас душ будет.
   И вправду мне особенно поплохело, парочка внизу деликатно отошла в сторону. Когда я закончил, они стали раздумывать:
   - И как же мы его с дерева снимем?
   - Меня больше волнует, как он туда залетел! Хорошо хоть ветра не было! Еще я не видел, что от гравижидкости так летали.
   - Я ж тебе говорил, Ффагт не наливай ему больше, ты же видел, что он на пару метров при каждом шаге подлетает! Нет, давай поприкалываемся, вот доприкалывались, все утро его ищем.
   - Ну что ты попрекаешь, я действительно не видел, что бы гравижидкость так действовала.
   - А ты что не видел, что с дворнягой делается, когда ей нальёшь, летает и ссыт, летает и ссыт.
   - Ну, он то хоть не ссыт.
   - Отойди вот еще раз пошло, а это что лучше?
   Наконец я озадачился вопросом о своей ориентации в окружающем мире:
   - Где Я?
   Ответом мне был довольный хохот:
   - Разумеется на дереве.
   Теперь очень банальный вопрос (я чувствовал себя слоненком Дамбо):
   - Как я сюда попал?
   Они там уже в низу икали:
   - Сам ик... Залетел ик...
   Кое-как, отдышавшись мне, объяснили подробнее:
   - Перепил гравижидкости, стал подпрыгивать, выделывал пируэты и после очередной рюмки на землю не вернулся.
   - Как спустить тебя не знаем!!!
   - Слушай может ты на платформе подлетишь, зацепим канатом и опустим?
   - Не не смогу ветки сверху мешают.
   Я обернулся, собственно до веток надо мной было довольно далеко, нога моя застряла в спальнике, а он соответственно в ветвях. Наконец я стал представлять себе позу в которой я находился. Я потянулся руками к спальнику, что бы залезть на ветки, однако затрещала ткань спальника.
  
  
   Неудачно, потянулся , за то удачно упал! Прямо на нашего летуна.
   - Чпок! - Переворачиваюсь, а смотрю а он ну прям влепешку, только форма кое где оттопыривается. Ну думаю убил...
   А из лепешки :
   - Недотрога, хффургов помет, нашел момент падать, и главное куда. Вот возьму щас вывернусь и забью тебя хввург двуногий на...
   - Йиргол ты цел? Как ничего не сломал? Нельзя же быть таким неосторожным!
   - Ффагт что ты обо мне ! Посмотри какое несчастье с Говорком, как ему помочь?
   - Да ни чего с ним не случилось, не переживай, зря он что ли пилотом работает. Бери его подмышку, несем в лагерь, а то у нас простой.
   Я взял мягкую лепешку в которую наш пилот так быстро преобразился, под руку. Тот еще пытался меня пнуть, и непрерывно обливал меня ругательствами и обещаниями. Я притворился, что споткнулся, и уронил его пару раз колючие кусты, и мой груз слегка присмирел. На прогалине между деревьями, проступили очертания грузовой станции, собственно на которой и размещен был наш заказ. Внешне это было здание, полуразрушенное, состоявшее, в основном, из трех грандиозных порталов. Подходы к порталам были уже расчищены, и в один из них втягивалась наша бригада. Под бдительным взором клановых охранников, работяги тянули тачки с металлоконструкциями, бухты кабелей, крепеж и т.п.
   Когда меня увидели с нашим пилотом, то смеяться начали не только наши, но и охранники:
   - Смотри на Говорка, он же вроде, на своих ногах ушел!
   - Что с беднягой случилось? Трамп наступил наверное, не заметил, и решил наверное что в дерьмо!
   - Говорок как это ты любезный, поведешь сегодня грузовой хлисс? Неужто пару ящиков подставишь!
   - Да нет он проще поступит, на штурвал наденется, сам знаешь чем!
   Тут Говорок из под плеча:
   - Хффургов помет ты Недотрога, не мог накрыть меня что ли? Ыыы я думал ты товарищь!
   - Ну Говорок я ж не знал что тебя так встретят, ты лучше быстрее скажи куда тебя спрятать?
   Куда, куда под тент засунь , я через пару часов расправлюсь, и улечу с глаз долой! Что б я с тобой еще встречался! Раньше хоть в катастрофе сплющило, а теперь что я скажу! Что а меня какой то хффургов помет упал?
   Я приткнул незадачливого, но мягкого пилота, и бросился догонять бригаду. Ффагт шел последним, и тащил под мышкой чертежи, приборы и указатели. В портале было темновато несмотря на большое количество гроздей магических огоньков на потолке, и липучек горевших на лбах суетящихся здесь работников. Кроме нас тут по заказу работало еще несколько артелей, одна из них как раз работала в этом зале. Судя по выполняемым работам эти по профилю были строители, несколько из них залезли на пучки колонн обрамлявших зал, и на пятидесятиметровой высоте замазывали трещины ярко фосфоресцирующим раствором. Другие строили пандус на галерею, заливаемый бетоном пандус висел воздухе поддерживаемый только магическими сполохами. Струя бетона сама выплескивалась из емкости и точно направляемая аккуратно расплескивалась по магической форме. Раз и готово, каких где то пятнадцать минут. Затем из кучки артельщиков вышел маг с помощником, (собственно мага рассмотреть не удалось он как и все встреченные мной представители этой профессии старательно кутался в просторный балахон с капюшоном). На жидкий бетон , плещущийся в форме созданной магией, полились спиралевидные розоватые магические потоки. Несколько секунд и бетон застыл, поддерживающая магия исчезла. Соорудившие эту конструкцию артельщики начали споро собираться.
   Что то я засмотрелся мои совсем ушли. Догоняю, меня останавливает Ффагт.
   - О не слишком торопись, сегодня, для тебя работ по демонтажу нет, поможешь мне с приборами.
   - Что наша бригада сегодня делает?
   - Направляющие ставим для поддерживающей системы, установим их отцентруем, кристаллы это как раз мы с тобой делать будем. А потом маги придут, заклинание вдоль линии кристаллов наложат, и система готова.
   - Слушай а зачем клану Лангх восстанавливать старую станцию метро в такой глуши?
   - Ага пришли, расставь треногу у начала линии , воон там где старое гнездо для кристалла, там я думаю осевая туннеля. Сейчас проверим, ага точно по центру, значит отсчитаем отсюда. Конечно же клану Лангх нужна эта станция для того что бы сельхоз продукцию возить, они этот район как раз осваивают. Завезут фермеров с других районов, выстроят инфраструктуру, и начнут по станции возить сельхоз продукцию.
   - А чего они по воздуху не возят? Зачем еще метро тянуть сюда...
   - Нуу во первых никто стратегически важную продукцию по воздуху не возит, да и дорого, и не безопасно. А во вторых они ветку метро сюда не тянули, она тут была они только восстанавливают. Эта ветка где то лет пятьсот была заброшена, да тут и параллельные есть. Ты сам в них лазил, видел еще более обветшалые. Те уже пару тысяч лет не работают, судя по состоянию поддерживающих заклинаний.
   - Ого да тут нашпиговано ходами! Наверное тут тоже город был?
   - А почему ты решил? Нормальный участок как и все.
   - Как это как и все? Что тут часто такие?
   - Ну я например не знаю такого места где не было бы чего ни будь, хода там пещеры, развалин или чего то еще. Говорят что даже в "северной выжженной плеши", сплошняком идут развалины, мосты ходы, и прочее. Тут не видно потому что в основном залито болотами, но тут то же самое.
   - Что же за цивилизация это все построила?
   - Кто знает, я думаю не цивилизация. Скорее всего такие же кланы, но конечно полной уверенности нет.
   - Так что же тут все было покрыто городом?
   - Нет не думаю, просто одни города разрушались, другие возводились , на них сверху или рядом.
   - Но были же первые города?
   - Какой из них первый не знаю, но один знакомый маг мне как то говорил что в западных сухих горах , следы грандиозного сооружения в сотни километров в поперечнике. Оно по его утверждениям в ходе магической проверки показало возраст что то около ста тысяч лет. По его мнению те горы и возникли из за разрушения этого здания.
   - Никто не знает что это было? Что за город это построил что то были за существа.
   - Ну существа были что то вроде нас с вами, а вот записей конечно нет. Тут за пару сотен лет мало что отыщешь, разве что встретишь кого ни будь из основателей кланов, они и по тысяче лет, говорят, имеют.
   - Странно казалось бы что столь высокоразвитое общество, должно иметь развитую историографию, и доступную .
   - Кланы что-то имеют, кажется, летопись своего клана, летописи разгромленных кланов (если повезет сохранить). Что то мы с тобой увлеклись, давай начнем выверку, бери первый кристалл и вставь в кольцо штанги.
   Я отошел в темноту от освещенного входа, добавил яркости липучке, нашел первую штангу. Достал из сумки первый кристалл и вложил в гнездо. Ффагт мигнул от входа, я установил приспособление, точно за основной гранью кристалла. Затем подгибая лепестки-держатели кристалла я точно настроил пучок света. Мигнул Ффагту что бы он сменил позицию.
   - Вот ты сказал что бывают разгромленные кланы, кланы что воюют друг с другом?
   - Насмешил! Да конечно же! Вот осенью как раз клан Арват разгромил уважаемый клан Кхут. Теперь у клана Арват восемь тотелмов и двенадцать районов. Пожалуй, они после этой войны теперь входят в городской совет кланов.
   - Что такое городской совет кланов, высший административный орган?
   - Да нет , всего лишь признание клана сильнейшим, ну там еще какие то совещательные процедуры.
   - А что стало с разгромленным кланом?
   - Воинов убили, разумеется, потому что сопротивлялись. Высших казнили. Специалистов перевели, кто нужен. Низших в фермы. Уцелеть может процентов двадцать не более. Меня например как специалиста пощадили, и союзному клану Бизх передали, за их помощь в войне. И еще две сотни работников.
   - Так ты что в разгромленном клане жил?
   - А чего ты думаешь я убежал, чужой работник это не свой соклановец, с ним что угодно делать можно. Там мне бы долго выжить не удалось бы. От наших у Бизх осталась лишь половина, к тому моменту когда я убежал. Давай следующую направляющую.
   - Почему никто не копается в этих древних тоннелях, тут же столько сокровищ может быть?
   - Как же копаются те кому жизнь не дорога, ты вчера вот попробовал. Маги вот иной раз залезут в поисках древних заклинаний. Из них тоже половина не возвращается. Говорят что в глубине еще живут древние кланы, вооруженные древним знанием, и никто им не нужен. Я думаю если бы я пару тысяч лет сидел в глубине, я бы то же не подобрел.
   - Ты веришь этим сказкам?
   - Почему же не верить, очень даже разумно. Сидишь в глубине, никакой клан не нападет, энергии там много, жратву можно выращивать и там. Если межу собой не грызться то сиди там тысячи лет, благо тут никто не стареет. Совершенно естественный способ выжить.
   -Бр р р сидеть тысячу лет и только с серситами общаться, да ни за что!
   - Давай быстрей центровку закончим и я там станцию покажу, ребята только вчера на неё вышли.
   Через пару километров, идеально цилиндрический тоннель расширялся вверх и в стороны. Просторный зал насколько хватало глаз без единой колонны, расчерчен на неправильные треугольники. В зале стояли развалины неизвестных машин, свисали с потолка кабеля и тросы увешанные многометровой шевелящейся бахромой. На потолке зала пульсировали, уже издыхающие магические светильники. Над полом в метрах десяти медленно плыла непонятная конструкция, состоящая из перекошенных ферм, гнутых листов, вороха кабелей. Чем она поддерживалась непонятно, опять магия наверное.
   Наша бригада виднелась в дальнем конце зала, мы собрав инструмент направились к ним. Ребята столпились на колодцем и на что то смотрели. Я тоже подошел и склонился посмотреть. В глубине колодца, светилось изображение - изображения города с невероятной высоты, со всеми шпилями башнями, тотелмами и т.п.
   - Наш? - спросил я .
   - Нет, его река не огибает. Какой то другой, да и свет там странный.
   Кто то бросил камень, на него зашикали, но камень не ударился об экран и не нырнул в иллюзию, он просто падал уменьшаясь в размерах.
   - Это реальный город - Сказал Ффагт - И мы действительно смотрим на него с огромной высоты. Вот тебе и подтверждение моих слов Ыйргол, древний клан в глубине подземелий.
   - Ребята давайте заваривать колодец пока нас не заметили, с древними кланами шутки плохи!
   Ребята подобрали подходящую плиту, и стали прилаживать её на место. Я окинул город последним взором, отметил громады тотелмов, и кольцо трущоб. Нет это не сказка, не город мечты, там также тяжело, уж лучше они остаются там, а я здесь.
  
  
  
   Глава 13 Земледельцы.
  
   На рассвете следующего дня, мы, наконец, увидели конец своему труду. Прибор за день мне уже набил море шишек на ногах, а Ффагту на голове. Лопух успел пять, раз свалится с потолка, хорошо хоть не на штанги с направляющими кристаллами. А то бы стал походить не на лопуха, а на бабочку, в коллекции. А Гонор с Разбитым всю смену насверливали стенку туннеля под контроллеры устойчивости, так поначалу Разбитый ворочая тяжелый деструктор, просверлил дырочку в робе Гонора. Разумеется, тот отобрал деструктор и давай сам, в конце концов, этот "мастер", просверлил дырочку у себя в правом верхнем щупальце. Разбитый его утешил, отметив, что у того остались еще три, и их вполне хватит до конца смены. Конечно, у них вместо ряда отверстий под контроллеры получилась веселая схватка. Я собрался, было посмотреть интересное зрелище, но получил пинок под зад от Ффагта, и приказ разнимать. Выбрал я самый как мне показалось, бескровный метод разнимания, подошел по ближе и заорал со всей дури. Очень зря, с потолка посыпался мусор, а на Гонора свалился, небольшой торитрепанг, разумеется, расцарапав ему спину. Гонор сегодня оказался не работник, торитрепанг на завтрак, а Разбитого мы пять минут распутывали (руки ноги уши и нос). Потом Разбитый при каждом моем слове, норовил спрятаться в дренажные отверстия. Там за него уцеплялась всякая живность, частью съедобная. Кое-как на завтрак собрали.
   Ну, так вот смена благодаря подобным событиям несколько затянулась, и закончил мы как я и сказал к рассвету. Поскольку план никто не отменял, то нам предстояло, отдохнув пару часов на поверхности, попытаться после этого отработать ещё одну смену. Мы довольно мрачно собрали инструмент, потащились к ближайшему выходу. Выход выглядел как веревка, спущенная из открытого колодца в потолке туннеля, под колодцем пятно дневного света, в свете которого стояла парочка магов. Уже впрочем, знакомых. Те перебросились с Ффагтом парой слов, когда выяснил что хотели, жестам показали нам всем убираться. Мы подходили по очереди к концу каната прицепляли сначала свой инструмент, а затем по очереди возносились сами. Колодец оканчивался портиком из массивных колонн украшенных глубокой резьбой. Я оттащил свой инструмент, огляделся. Рядом с портиком находились вросшие, в болото укрытое снегом, замшелые развалины. Там, наверное, потому что суше, и устроился наш лагерь. Уже пахло съестным, а от маленького склисса посаженного в центре развалин доносились начальственные голоса.
   Я отправился на завтрак, на переносном столе был разложены остатки вчерашней трапезы, стандартная каша, ну и часть ночного улова. Разговаривать никому не хотелось, мы молча шевелили челюстями. Только пар вился на столом. Наваливалась оцепенение от усталости и холода. Рыкач повернув ко мне заиндевевшую рожу, что-то пробормотал:
   - Что ты сказал?
   - Я говорю, фермой пахнет!
   - Что где-то здесь ферма?
   - А ты что не чуешь? Жри пока можно вон начальство идет.
   К нам подошел старший по экономике, махнул нам, мол, сидите:
   - Я смотрю у вас тут разносолы. Ты их перекармливаешь Ффагт, что-то продали на фермы? И жратву купили? Так!!!
   - Никак нет Старший, это то, что мы сами поймали, сами поймали сами и едим.
   - Вот именно сами поймали, и едите тоже сами. Вот серсита поймали, кто ни будь, подумал в артель отправить? Хорошо я прилетел а то бы так сами все и сожрали, проглоты ленивые! А еще имея столько жратвы, вы еще и казенную кашу выжираете. Растратчики! Вот что Ффагт, не кажется ли тебе что ты сильно обнаглел! А не пойти ли тебе в рабочие бригады. Артель оказала доверие, а ты...
   - Вы старший лучше пойдите и спросите, Мастера основателя по поводу моего статуса...
   - Пойду-пойду, и спрошу... Вот что Ффагт ты у меня смотри, Я не прощаю никому экономического ущерба артели, и какие то ренегаты мне не заткнут мою экономическую совесть! А раз вы тут так хорошо питаетесь, то вам нет нужды в артельном пайке. Говорок забери весь паек и погрузи на склисс, живее ты хроническая недостача гравижидкости!
  
   Вот козел, мы с грустью провожали взглядами тюки с пайком, склисс перегрузил настолько что уже и старший по экономике не влазил. Тот однако нашелся, выгнал пилота и сам сел за штурвал. Склисс напрягаясь и грохоча с натугой, оторвался от земли, и низко на высоте пяти метров, лавируя между деревьями, уполз в сторону города.
   - Лучше ты б не долетел, пешком мне ходить - проворчал Говорок.
   Ну раз не кормят то мы торопится не будем, решил коллектив, и мы отправились отдохнуть.
   Мы устроились под тентом, часть тента мы опустил до земли и получилось что-то вроде палатки. И вовремя, начала задувать вьюга. Народ сбился в плотную кучу и заснул, я то же пытался. Но если мне свет светит в глаза, я не в жисть не усну. Крутился я, крутился, вызывал только недовольство соседей. Наконец мне это все надоело, я вылез, из под тента. Хотелось обратно в тоннели, там не задувало, было, тепло и тихо. Однако Ффагт мне объяснил разок, что если слишком долго оставаться на одном месте в подземелье, подземная живность, привыкает и настраивается на тебя, а дальше ты обед.
   Я огляделся редкие наклоненные чахлые деревья, дрожащий под ветром сухой бурьян и струи поземки извивающиеся между ними. Глаза кололо влетающими снежинками. Я закутал лицо и влез на остатки разрушенной башни. С неё я на севере увидел между деревьями вдалеке скопление бесформенных построек. Наверное, это и есть ферма, интересно, что же там?
   Я спустился и, проваливаясь по колено в снег, направился в сторону фермы. Постепенно в снежной пелене начали проясняться странные постройки. Это были ряды, корявых столбов, оплетенные проволкой, с которой трепыхались какие то лохмотья. Ряды столбов уходили к центру сооружения. Я решил близко не подходить, обойду издали погляжу что да, как и пойду восвояси. Скоро стало видно и центр этого сооружения. Что-то похожее на балаган, окружённое рядом столбов с той же проволкой. Возле балагана зияли черным и курились паром несколько отверстий в грунте. Я попробовал потрогать проволку на столбах. Подошел к ней и тронул когтем. Проволка содрогнулась и изогнулась петлями. Петли захлестнули в момент мою руку. Я отшатнулся от этой пакости и рубанул её когтями. Разрезанные концы втянулись в клубок на заборе. В центральном балагане послышался тихий скрип. Я внимательно посмотрел туда, из складок в боках балагана мелькнули какие-то серые тени, и затем с хлюпаньем нырнули в отверстия. Я, наконец, решил дать деру. Развернулся и прыжками понесся обратно в лагерь. Ну что вам сказать, успел я сделать лишь два прыжка. На третьем передо мной взорвалась земля, окатив болотной жижей. На пути восстала пупырчатая морщинистая фигура с булаво-образным окончанием. Я попытался отскочить, тут же почувствовал взрыв болота за спиной и с правого боку. Первая фигура наклонила булаву ко мне, и та с хлюпом раскрылась в трехметровую сетчатую воронку. В центре извивался плете-образный ярко желтый язык. Потом еще один хлюп, и воронка наделась на меня. Я отчаянно рубанул тварь когтями, сетка только сжалась сильнее не давая, пошевелится. Потом я почувствовал, что погружаюсь в ледяную жижу болота.
  
   Жесткий удар по спине потом, по бокам я падаю в кучу. Куча шевелится и разбегается под моей спиной. Я с омерзением вскакиваю, вокруг меня только твари, разной формы и цветов, утыканные щетинками, щупальцами, когтями и жвалами. Я стою в этом зоологическом разнообразии по колено, оно шевелиться пищит и карабкается на меня. Меня передергивает так, что вы даже можете представить. От этого передергивания часть тварей отлетает к стенкам помещения. Я краем глаза успеваю оглядеться, квадратное помещение с высокими сужающимися стенами - бункер. Надо мной нависает массивная крестовина, распирающая помещение. Я что бы избавиться от теплой компании запрыгиваю наверх. Хоть руки и скользкие от болота я все-таки, подтягиваюсь, устраиваюсь на насесте. Сгоняю конкурентов вниз в общую компанию. Правда, один рак долго сопротивлялся.
   Ну, вот сижу, на крестовине как петух, внизу шипение теплой компании, вверху крышка бункера. И чего мне, спрашивается, не спалось?
   Сидел я надо признать долго, часа четыре. Внизу время от времен слышались стуки, шипение усиливалось, потом опять все затихало. Скоро шипение становилось все слабее и слабее. Я поглядел вниз, поинтересовался, количество тварей снизилось - остался только один слой.
   Вскоре опять стук, в дне бункера открылся люк, остатки ссыпались, и закрылся опять.
   Я почувствовал, что бункер покачнулся, затем почувствовал некоторое ускорение как на лифте. Бункер загрохотал, содрогался, затем начал качаться из стороны в сторону. Все здание тряслось как припадочное, меня мотало из стороны в сторону, я еле удерживался на крестовине, но вниз на люк не хотел.
   Мотало меня, где-то полчаса. Затем вверху бункера послышались шаг и голоса:
   - Ну что раствор приготовил?
   - Конечно, сейчас обработаем, только ты держи меня крепче, не хочется опять брякнуться.
   - Слышь, а в переработку так ни одной крупной добычи не попало, зачем тогда гвонки выбегали?
   - Да не забивай себе мозги, отбились от рук он вот и все. Новых пора выращивать.
   Скрипнул люк в потолке, на фоне светлого квадрата вырисовывалась фигура с раструбом в руках:
   - Упс, новых выращивать не будем и эти пригодятся, посмотри-ка сюда.
   Появилось в люке тонкое щупальце:
   - Ага, что мы имеем? Клутху! Мерков 12 весит, ничего так добыча.
   - Эй, вонючий клутху прыгай на люк, мы тебя выручим!
   - Давай - давай быстрее, а то сейчас бункер дезинфицирующим раствором опрыскаем!
   Ну что ж делать нечего прыгаю вниз. Люк наверху прикрывают, слышу топот вдоль стенки бункера вниз, затем внизу открывается люк. Я падаю, на что-то прогибающееся под моей спиной, это что-то стало двигаться вперед. Огляделся это конвейер, собрался только встать, как меня накрыла сетка, прижала плотно к конвейеру. Товарищ в облегающем одеянии, отбросив заляпанный пеной раструб распылителя, появился справа от меня.
   Другой с хоботом на носу, и головой вросшей в жирное тело достал моток чего-то красного и длинного. Вместе они начали меня обматывать, плотно прижимая кисти рук к конвейеру. Вскоре я лишился остатков свободы, сеть сняли.
   - Ну что ж, длинный очень, но тянет только на 10 мерков.
   - Давай одежонку снимем, подойдет убраться у гонков.
   - Ты карманы потряси, может, есть чего?
   - Да нет тут ничего особенного, пара кусков сухарей и фонарик, вот и все.
   Я, наконец, решил договориться, со своими захватчиками:
   - Отпустите...
   - Аккуратнее балахон снимай, не порви, потом постираем.
   - Опс глянь, какой то ремешок накручен, снимай, потом посмотрим.
   - Отпустите, прошу вас, я отплачу...
   - Как думаешь его мясо, к какому типу относится?
   - Пробу сними, вон за твоей спиной нож для проб.
   - Пожалуйста, отпустите, ну, пожалуйста!
   - Ты давай пробы снимай, а я посмотрю что там, в ремешке, как будто карманчик какой есть?
   Ай, елки палки когти то у него острые, ты глянь-глянь, даже нож режут. Мы его когти вырежем, потом себе ножи сделаем шесть штук, сносу им не будет. Ну-ка посмотрим, что у тебя за мясцо?
   Мне что-то больно воткнул в бок, и провернули, раздирая внутренности, я заорал что есть сил. Потрошители пригнулись, зажав видимо уши. Тут же мне рот втолкнули клубок пакли.
   - Ну что, думаю, вкус очень острый, на пятьдесят бутылок соуса, не меньше.
   Мне оставалось мотать головой, смотреть на своих Потрошителей. Может кончиться все, наконец? Тут один из них тот, что худой в облегающем комбинезоне, выковырял, из ремешка содержимое, застыл на несколько секунд. Затем потянул из-за пояса, кривой как серп нож. Спрятал его за спиной, и обошел стол, зайдя за спину своему напарнику:
   - Ну что точно на соус пустим?
   - О да соус будет первый сорт, такого острого соуса мы еще не делали! А ты, что там нашел, чего ни будь, а?
   - Да нашел, посмотри!
   Неожиданно он взмахнул рукой с ножом, глубоко прочертив борозду в рыхлом теле напарника, затем еще раз, и воткнул глубоко в брюхо, проворачивая и выдирая. Напарник только булькал и хрипел:
   - Ттты...ы че...е...го...
   Ему не было ответа, оставшийся потрошитель с сожалением оглядев корчившееся на земле тело, подошел ко мне. Рука с ножом направилась к моему горлу.
   Дергающийся на полу напарник Потрошителя последним движением, ногой пнул своего убийцу на меня. Тот потерял равновесие, и упал на стол - на меня. Я только смог ткнуть едва двигающимся локтем в живот, тот содрогнулся, заорал и, корчась от боли, свалился на пол, в лужу крови и внутренностей своего товарища. Локоть у меня ощутимо болел, я скосил глаза и увидел, что мой локтевой шип обломлен. Видимо он остался в теле потрошителя. Я, к сожалению, не мог пошевелиться, а убийца по-прежнему корчился на полу. Через час он все-таки затих, а я расшевелил одну руку, затем подпилил живую веревку удерживающую меня. Веревка постепенно слабела и, наконец, через еще некоторое время я смог освободиться. Наконец я смог сесть на столе.
   Стол был блестящий с дырочками для сбора крови, с приспособлениями, зажимами резаками. Огляделся, как следует, помещение в форме полумесяца, было уставлено еще парочкой столов, у выгнутой стены. У вогнутой стены напротив, смонтированы были разные устройства, в которых я узнал, коптильню, сушильню, плиту с котлами, большую мясорубку, и даже шашлычницу. На плите что-то пригорало. В коптильне, что-то пыхтело, распространяя аппетитный запах. Я посмотрел, на пару трупов, на полу и меня стошнило, не прибавив чистоты милой кухоньке. Собрал я свое тряпье лежавшее на одном из столов, оделся, пошел к выходу. Проходя, мимо покойников я задел руку того, что был худее, кисть руки разжалась и из неё выкатилась искорка. Знакомая ситуация не правда ли?
  
   Нахожу в конце комнаты дверь, за ней опять таки коридор в форме полумесяца, только вдвое уже. Я понимаю, что помещения здесь огибают центральное - бункер, ли судя по размеру группу бункеров. Во внешней стене через равные промежутки сетчатые люки. Из них ощутимо воняет. Заглядываю, там сидят, свернувшись кольцами, те самые твари, что меня схватили. Ага, это гвонки - ловчие псы. Иду дальше там, длинное помещение опять же в форме полумесяца. Там я вижу койки стол, стулья (как бы), в углу шкаф, запертый на засов и хитрый замок. В конце помещения люк и лестница. Подымаюсь вверх по лестнице, там вдоль коридора ряд дверей, и лазы идущее, откуда-то снизу, типа конвейер и какие то сложные силовые конструкции, из шестеренок рычагов. Заглядываю за дверь, там помещение в виде сектора, стеллажи и тюки - ага склад готовой продукции. Вижу еще одну лесенку, поднимаюсь в небольшую круглую комнату. В стене комнаты через равные промежутки встроены иллюминаторы. Сама комната метров в пять в диаметре. Центр комнаты уставлен штырями, кривыми загогулинами, в центре между ними, примостилось, что-то вроде кресла. Я подхожу к иллюминатору, за стеклом вздымаются какие о корявые конструкции, что-то вроде рычагов исходящих из центра здания, где-то внизу, затем изламывающихся вверху в замысловатом шарнире, опускающихся вниз в почву. Соображаю что-то вроде гигантского паука в центре, которого я сижу. Рассматриваю одну лапу и узнаю тот странный забор, который я старательно обходил вначале. Проволоки собраны в узлы, переплетение столбов упирается в глубину болота. А болото под ними перепахано, в грязь со льдом. Обхожу иллюминаторы по кругу и вижу позади широкий след перепаханного болота и изломанных деревьев. Подхожу к рычагам в центре кабины, ну что попробуем вернуться по следам обратно?
   Трогаю один рычаг, одна из лап подламывается, и все сооружение заваливается на бок. Я отлетаю к стене, из глубины нижних этажей слышится ворчание гвонков. Встаю, иду по перекошенной поверхности к рычагам, что бы попытаться поправить, только хуже стало. Центр сооружения с грохотом плюхается в болото. Струи жижи подлетают выше рубки и заляпывают иллюминаторы. Я выковыриваюсь из чащи рычагов, бросаю взгляд в иллюминатор, что бы успеть заметить высоко в вечернем небе снижающийся склисс. В воздухе кабины ощутимо пахнуло дымком. Из одного прибора на стенке рубки управления, загремело:
   - Эй, бездельники, ну что там? Собрали норму? Отвечайте, что ферма у вас так раскорячилась? У опять перепились, хффургов помет! Отвечайте манхас вас побери! Ну, погодите, сейчас как спущусь, посмотрите у меня!
   Я не стал ждать, когда спустится новообретенное начальство, метнулся вниз. В кубрике уже было все застлано дымом, дым втекал через дверь коридора, явно от кухни. Я вновь обратил внимание на запертый шкаф. Подскочил к нему, срезал когтем замок, неловко потревожив рану в боку. Внутри, разумеется, как я подумал, находились два шок-копья. Я схватил одно рукой, а другой зажал намокающий бок, стал искать путь вниз. Пробежал к кухне, там уже весело трещало пламя, не пройти. Взгляд упал на люк в помещения гвонков. Сунул внутрь люка копье, зажал спусковой кристалл и выстрелил на удачу. Гвонк заверещал и выпрыгнул наружу. Я прыгнул в люк, благо в одной конуре был только один гвонк, и выпрыгнул через клапан наружу, прямо на дымящуюся тушу гвонка.
   Склисс уже садился на незамеченную мной площадку, вывешенную с правой стороны фермы. Склисс приземлился, и с его грузовой платформы стали спрыгивать фигуры, раз два три четыре.
   - Что-то тут неладно ребята, видите, дым из люка сочится. Что-то случилось. Фен, Молот возьмите копья, и держите ухо востро.
   Упс у меня явно проблемы. Смотрю от основания фермы, к платформе ведут скобы внешней лестницы. Поскольку ферма уже и снаружи начала окутываться дымом, то у меня, есть шанс пройти незамеченным.
   Лезу наверх , вползаю на решетчатый настил посадочной площадки, смотрю один из пришельцев сторожит люк входа внутрь. Этот тип весьма худосочный, держит в руках два крюка, заглядывает внутрь люка, силясь что-то рассмотреть. Подхожу к нему сзади, и решаю вопрос просто срубаю голову с плеч, однако вместо того, что бы упасть он оборачивается и норовит воткнуть мне крюк в живот. Я еле уворачиваюсь и срубаю ему руку с крюком, однако получаю тут же крюком по голове. Падаю, он машет крюками над моей головой намереваясь вышибить мозги из беспокойной головушки. Я пинаю его в этот момент ногой, и он с криком падает с площадки вниз в болота. Оттуда слышатся уже знакомые хлюпанья гвонков.
   Ферма начинает шевелить, своими заборами - ногами, и выпрямляется а затем выдирает свое брюхо из болота. Я опять падаю, соображаю в рубке кто-то из них. Встаю, прицеливаюсь в иллюминатор рубки, зажмуриваю глаза и шарахаю. Ббамц, гдлянц, в глазах зайчики. Чувствую задом, что ферма обратно плюхается в болото, меня окатывает волной жижи.
   Отплевываюсь, смотрю на рубку, у нее крышу снесло, в середине ярко полыхает костер.
  
   Слышу крики:
   - Кто-то убил Шема, беги наверх посмотри, откуда стреляли!
   - Ты погляди, что там со склиссом.
   - Фангс! Фангс ты там как? Склисс в порядке? Торн Фангс не отвечает его тоже, наверное, убили.
   - Хворост давай, мотаем отсюда, садимся на склисс и бежим, вызовем крыло охраны, они разберутся! Я экспедитор, черт возьми, а не воин!
   - Давай наверх, я согласен бежим.
   Ну, тут то просто, без тени сожаления навожу копье на люк, жду. Появляется в люке тень, я уже не успеваю прижмуриться, сразу палю, затем, уже зажмурившись, палю еще несколько раз. Меня окатывает волнами жара. Открываю глаза ничего не видно только "зайчики". Пытаюсь проморгаться, на это уходит минут пятнадцать. Времени нет, слышу рев пламени, и жар под пятками. Наконец что-то начинаю различать, ферма выглядит как зев камина, огненные языки уже начинают лизать борта склисса. Я запрыгиваю на место пилота и страгиваю склисс с места. Он птичкой взлетает к небу, благо, что пустой. Я разворачиваюсь, что бы разглядеть в пламени пожара перепаханное болото - след движения фермы. Нахожу, наконец, и при все усиливающемся зареве пожара, уношусь вдоль него. Оглядываюсь на последок, горящая ферма напоминает исполинский полыхающий скелет паука. В последних крохах света я несусь вдоль следа в надежде найти лагерь своей бригады. В конце концов, света уже недостаточно, я запоминаю последнее направления и лечу, придерживаясь того, что бы свет зарева оставался строго за спиной. Через пару минут, замечаю вереницу огоньков, еле заметную в ночной глади болота. Снижаюсь и узнаю знакомые развалины, уже ориентируюсь по месту посадки. Вот наш тент. Сажусь на площадку под хруст гравия. Ко мне идут две серые тени:
   - Почему-то я уверен, что это наш Недотрога, только он может носиться как сумасшедший, не включив бортовые огни.
   - А чему тут удивляться Ффагт, только этот хффургов помет, может летать и не включить курсо-указатель.
   Отвечаю им:
   - А я то думал, что меня ожидает радостная встреча, тебе Говорок я новый склисс привел.
   - Слезай Недотрога, спасибо, вовремя привел, а то мой склисс Старший по экономике где-то угробил. Хорошо хоть и сам сгинул, жадная хффургова падаль.
   - Недотрога тебе стоит поторопиться, по этому случаю нас ожидает траурное пиршество! А оно остывает.... Поторопись, и укрась наш радостный ужин своими новыми рассказами. Ну, например, расскажи, что это горит впереди.
   Я перелазил борт платформы и думал о том, как черт подери классно к вам вернутся ребята!
  
  
  
  
  
  
  
   Круги акулы - запах крови.
  
   Докладная записка службы перехвата.
  

Г-ну начальнику Службы Интересов

Клана Арват. Роан Атта.

От следователя службы улиц.

Фаннкл Веерна.

  
   Уважаемый господин Атта, вчера согласно вашему руководству перехвата, относительно тематики "Темный хффург" был выделен особенный перехват переговоров клана "Лангх" со своей службой продовольственной доставки. Приводим ту часть сообщения очищенную от помех, которая по нашему мнению подходит к теме "Т-Х".
  
   " - Ферма полностью сгорела, гвонки разбежались, один свидетель... Помехи
   Системные сортировочные заклинания не повреждены, однако убийство произошло в зале сортировки, бункерное заклинание оповещения не сработало... Помехи
   Угнан заговоренный склисс, с уникальным ключом, ловушка же на склиссе не сработала... Помехи ... Местонахождение склисса установить не удалось, маяк не работает... Помехи ... индикаторы магии не засвечены, магия абсолютно точно не использовалась... Помехи ... конец сообщения."
  
   Прочие данные перехвата:
   Время начала передачи 27.05.37.45789 сезона.
   Длительность 35 ханн приблизтельно.
   Направление северо-запад - город.
  
   Резолюция :
   Передать в поисковый отряд "кнулл" следующие вводные,
   Район поиска - сельхоз район - Сеттри.
   Объект поиска - склисс клана "Лангх"
   Объект поиска второго уровня - пилот склисса после 27.05.37.45789 сезона. И на два хана ранее.
   Руководство к поиску - круг лиц не являющихся постоянными жителями сельхоз района.
   Уровень секретности наивысший - Кровавая печать.
  
  
  
  
  
  
  
   Стенография заседания высшего совета клана Арват
  
   Присутствовали:
   Основатель Иираз Годвайт Кымру
   Начальник службы внутренней чистоты - Хрелц Сонная
   Начальник службы интересов - Роанн Атт
   Директор департамента ресурсов - Слаина Хеммон
   Начальник службы силы - Фетх Хана
  
   Лист третий стенографической записи.
   Начальник службы внутренней чистоты - Хрелц Сонная:
   - Что-то вы господин Атта заработались, и подчиненные ваши ног не чуют. Чем это они так активно занимаются?
   Директор департамента ресурсов - Слаина Хеммон:
   - Вот-вот господин Атта, суммы вы выпрашиваете значительные, а зачем? Особенной отдачи я не вижу. Великих секретов других кланов вы не открыли. Особенных сведений о союзах альянсах мы тоже не услышали, кроме того, что мы и так все слышим.
   Начальник службы силы - Фетх Хана:
   - А в войну с кланом Ссидха кто нас втянул? Не спорю клан получил значительные выгоды, вооруженные силы наш получили неплохую разминку. Но вот другие кланы?
   Начальник службы внутренней чистоты - Хрелц Сонная:
   А вот моя служба доносит мне что "Бисх" отшатнулись от нас, "Лангх" точит зубы на наш кусок. А что наша служба интересов? А нчего! Ищут незнамо что! Доколе отец основатель мы будем это терпеть! Доколе!
   Основатель Иираз Годвайт Кымру:
   - Успокойтесь, ученики мои, я знаю, мы рискуем. Но наш ученик верный Роан, знает что делает. Он дал мне одно обещание, и у него не много осталось времени. Если не успеет, то вы сможете сказать, еще раз что вы только что говорили, а пока верьте ему, верьте! Перейдем к другим вопросам, так что у нас там с недостачей, а Слаина Хеммон, расскажи нам подробнее, пока жив....
  
  
  
  
  
   Глава 14 Последнее от человека.
  
   - Недотрога ты все?
   - Да погодь, еще парочку поймаем, чтобы всем хватило!
   Нетерпеливый мой напарник - Говорок, с трудом уже удерживал мешок с добычей. В мешке уже трепыхались семь отборных хаффов, этаких оранжевых шаров утыканных щупальцами. Мне они очень полюбились, на вкус фрукт диковинный апельсин с земляникой, главное из них ил выжать и ОК! Я пригнулся, водя, в болотной жиже, руками. Двумя когтями я скрежетал в болоте, вызывая вибрацию. Для хаффов этот звук был весьма аппетитным, мелкие заменители кузнечиков издавали свои трели именно в этом диапазоне. Под гнилым кустом справа, зашевелилась палая трава, я заскрипел когтями энергичнее, вскоре показался комок щупалец голодного хаффа. Хафф выпростал свои ловчие усики и стал их приближать к объекту шума, неожиданно рано появившемуся "сверчку". Кончики ловчего щупальца прямо дрожали от счастья. Я подцепил в глубине петлю сачка, щупальца вскинулись и обмотались вокруг когтей. Одно срезалось, и хафф осознал свою ошибку, рванулся обратно, но поздно попался! Я вытащил сачок с добычей напарнику, собрался, было поймать еще.... Со стороны лагеря, раздался искаженный утренним туманом, звон гонга. Пора на завтрак, и на борт! Говорок довольно урча, перепрыгивал с одной кочки на другую. Я же плелся, вытягивая из болота одну ногу затем вторую. На прошлой охоте я свалился в проталину и растерял добычу, хаффы очень быстро уходят на глубину. Теперь мне носить завтрак никто не доверял, зато каждое утро посылали ловить этих незадачливых фруктов. Как заявил наш бригадный обжора, я просто талант, урожденный хаффолов. А всего лишь надо было один раз занервничать в туннеле, и по земной привычке пощелкать пальцами. Когда на меня через люк посыпался ком этих "фруктов", я не на шутку струхнул, а вот подвалившая бригада радостно заорала. Пикник тут же сразу случился. Как мне объяснил довольный и объевшийся Говорок, это сущий деликатес, что-то вроде трюфелей, и та ферма, что я угробил, как раз, судя, по описанию их и вылавливала. Там на ферме специально синтезаторы звука "сверчков", установлены были. Только не сезон, вот фермеры и ловили, все что попадется, а вообще там гораздо больше народу было бы, попадись я в сезон.
  
  
   Мы вот подошли к лагерю, там уже грузился наш новенький и срочно перекрашенный склисс. В стороне не шелохнувшись, стоял квад охраны заказчиков - клана Лангх. В портале станции, ухнуло и завыло - пролетел очередной "вагон" метро. На уже расчищенном "перроне" станции закопошились фигуры - местные докеры. В тумане, что-то зачавкало, захлюпало. Затрещали кусты, и скобы - ветки деревьев. Из тумана проступило тупое рыло стропа - местного болото-хода. Длинный, метров в пятьдесят, строп, со скрипом изгибая свое узкое змееобразное тело, протискивался между причальных столбов. Под его брюхом, продавливаясь сквозь слой льда в жиже, выворачивались две сосико-образные гусеницы, (этакий длинный, постоянно выворачиваемый наизнанку рукав). Выбрасывая потоки грязи, и содрогая окрестности, строп выбрался на "перрон". Докеры шустро отбежали, правая гусеница сдулась, превратившись в тряпку, и "сельхозпродукция" свалилась с накренившегося стропа на площадку. Потом сдулась для удобства погрузки и сдулась и вторая, грузовик грузно осел, на извоженные в грязи плиты.
   Пока мы завтракали, докеры быстро увязали груз в тюки, распределились и стали их носить черный зев портала. Опять нарастал шум вагона, но не превратился в ухающее завывание, а резко оборвался - это сюда. Докеры стали носить обратно ящики на брюхо стропа, затем из туннеля вышла группа фигур в одежде бурого цвета, расселась на грузовике - фермеры вернулись на поля...
  
   Мы закончили завтрак, собрали еще годный инструмент, собрали свою добычу, на болотах, за несколько дней и основательно перегрузив склисс тронулись к "домашнему уюту". Ветер силился разогнать вековечный болотный туман, склисс неторопливо тащился над самыми хищно вздернутыми к небу ветвями деревьев. Ощутимо пригревало, по общему мнению собравшихся в склиссе работяг, пришла весна.
  
  
   Я как всегда устроился у борта, интересно же. Летели мы не напрямик домой, а делали небольшой крюк. Как объяснил Говорок, надо было залететь в порт и забрать посылку. Посему наш маршрут был намного длиннее. Проносились внизу в слое тумана, верхушки ферм, хребты сельскохозяйственных складов с живой провизией. Пару раз из гущи ветвей поднимались корявые скелеты мачт - реперов границ. Затем навстречу из мглы выдвинулись грандиозные грибы аэропорта. Пилот несколько минут маневрировал, выискивая ворота глиссады, затем, наконец, обнаружив две коленчатые башни, направил склисс между ними. Я с удивлением отметил что не смотря на утро, транспортный поток был не хуже чем в городе. Над нами навстречу проносился поток склиссов всех размеров, раскрасок и типов. Был даже воистину склисс монстр, в несколько этажей, длинный как поезд, обвешанный канатами расчалками, и тюками. Я кивнул Ффагту на диковинный аппарат и спросил жестом что, мол, это?
   - Рудовоз. - Отвечал, равнодушно пожав плечами.
   Пилот набрал скорость, что бы не сильно выделятся в потоке, позади нас и впереди висели на скорости несколько склиссов. Двое из них, черные с желтыми полосами, сравняли с нами скорость, и на одном из них на нас нацелили какое то суставчатое, замысловато изогнутое устройство. Я с опаской тронул Говорка за плечо, разумеется, когда тот обернулся наш склисс, понесся по дуге к земле.
   - Недотрога, хффургов сын, какого тебе надо!
   - Там, эти позади что делают подозрительное.
   - Ну и что, не обращай внимание! Что они нам сделают на глиссаде порта...
   - Говорок хффургов хвост, держи высоту! А то нас щас расстреляют зенитные хроги порта! А ты недотрога, что трогаешь пилота в такой момент! В пыль превратится, хочешь?
   - Ну, Ффагт, посмотри сам те два склисса! Они что-то замышляют!
   - Успокойся, пока мы на глиссаде нам ничего не грозит, клан Бисх отвечает за безопасность на подходах к порту, если что-то их сразу распылят. А эти склиссы клана Арват я еще на подходе приметил, они, почему-то всех сканируют. Вот смотри они, разворачиваются...
   - Где эти хроги?
   - А вот там видишь башни с хрогами.
   Вдали проплывала, изящная сложенная из серого камня, ступенчатая башня. На ее вершине находился распавшийся на сектора шар. В лепестках секторов равномерно вспыхивало устройство. Устройство явно поворачивалось вслед за нашим склиссом. Наконец оно отпустило нас от прицела, и равнодушно отвернулось, ища цель поинтереснее, у меня от души отлегло. Впереди вырастал край первого из супер грибов, он был просто грандиозен. Он заслонил сначала пол неба над головой на высоте пятистах метров. Затем от неба осталась светло- фиолетовая полоска над горизонтом. Мы подлетали к исполинскому стволу "гриба".
   - А что там, на верху на шляпке?
   - Толкатели Флиссов, туда подыматься запрещено.
   Что за флиссы? С чем их едят?
  
  
   Окружающий воздух содрогнулся, я не поверил своим глазам когда увидел что вся нависающая над нами равнина нижней поверхности шляпки, со всеми строениями, башенками и решетчатыми фермами ощутимо колыхнулась. Наш склисс замотало вверх вниз, кто-то чуть не вылетел за борт. С матерком Говорок выровнял склисс, оглянулся и спросил:
   - Что там хаффы, не потеряли?
   Ответом ему были разнообразные посылы к известной матери, органам хффургов, и пожелания благого здоровья. Я не успел поучаствовать, поскольку у меня язык застрял между двумя верхними челюстями. Наконец я выковырял его с помощью пальцев, но тут же прикусил уже пальцы, поскольку мы сели.
  
   Ффагт удалился вместе с пилотом, а мы воспользовались случаем растянуться и размяться повыпрыгивали за борт. Далеко мы, правда, не разбегались, поскольку охранники порта выразительно показали нам свои шок-копья. Через пару минут, что шваркнуло всех нас и приложило мордами об настил, я поднял глаза на еще волнующееся небо-гриб. Охранники тоже поднимались и оттряхивали свою форму. Нет уж лучше наш земной аэропорт, там хоть самолет об землю не бьет всех провожающих и встречающих. Я присел на решетчатый настил посадочной площадки и стал смотреть на соседний "Гриб". И зря.
  
   Вертикальная розовая вспышка с ветвящимися вокруг нее молниями, прожгла мне глаза. Затем через несколько секунд тело колыхнуло эхо далекого раската. Я после долго промаргивался:
   - Что на взлетающий флисс смотрел? Ну-ка покажи. Ничего страшного, пару часов и пройдет совсем.
   - Что за флиссы такие?
   - Садись сейчас полетим, расскажу по дороге.
   Я на ощупь перевалил через борт, мне помог пинком в зад очередной громовой раскат флисса. Потом я почувствовал ковыляющий полет нашего склисса.
  
   - Так что же это флиссы?
   - Это такой сверхдальний вид транспорта. Он в нашем городе контролируется только кланом Бисх.
   - Чего же он так гремит?
   - Это связано с принципом действия, скольжение по разряду. Специальным толкателем, производится разряд, от разряда получается канал крайне - разреженного воздуха, по краям канала воздух спрессовывается до нескольких тысяч атмосфер. Магически жизнь этого канала продлевается , в нормальных условиях он бы существовал микросекунды. А так до получаса, а затем в этот канал подается капсула флисса. Затем канал захлопывается с конца старта, и ударная волна гонит флисс по каналу на другой конец. Скорость получается на пике траектории до нескольких десятков скоростей звука. Затем его ловит другой толкатель встречным разрядом. Тут разряд уже поменьше, и потише.
   - Невероятно! Тут наверное чудовищная энергия нужна?
   - О нет, большая часть выкачивается из атмосферного электричества.
   К моменту подлета к артели, я уже несколько прозрел. По случаю отсутствия почившего в бозе, Старшего по экономике нам разрешили остаток дня отдохнуть в казармах. Я поплелся, натыкаясь, на стены к своему ложу.
  
   В пустой казарме одиноко горела моя липучка-фонарик, высящиеся в темноте стеллажи нар, наводили ассоциации с пустым складом, в котором мне как-то довелось провести несколько недель. Правда там было живей, кошка занималась соей работой, пасюки набивали животы и спасали шкуры. Здесь же в магически защищенном огромном помещении слышалась только мое дыхание. На ум все всплывал тот склисс черный с оранжевой полосой, который висел за нами в километре до самой нашей посадки. И было то на нем всего пара субъектов.
   Я повернулся на другой бок, сон не шел, хотя, казалось бы, что только голову на что-то положи. Промучился я еще полчаса, чертов склисс, не шел из головы. Я внимательно изучил помещение, никого, достал из ремешка искру. Обычно на душе теплело, и в жилах начинала пульсировать надежда. Я взял искру в ладонь и сжал. В закрытых глазах снова встал, склисс. Он просто пламенел, жег мой разум. Что за чертовщина, что же там с этого склисса со мной сделали?
  
   Ну, хватит сидеть, вскакиваю, хватаю свое добро, закидываю в сумку. Надо найти Ффагта!
   Фагта не было в его комнатушке, на столе лежал ворох свернутых чертежей. На чертежной клетке растянут, был новый не виданных мной размеров чертеж, явно старый с дырами и пятнами. В клетке сидела липучка-чертежница. Судя по её опавшему пустому брюшку ей сегодня поработать довелось не мало. Я достал со стеллажа кормовой кубик и положил в клетку перед её хоботком. Она обрадовано приступила к трапезе. Вечно Ффагт забывает покормить свою готовальню, ходит потом одалживается. Я уставился на чертеж, пояснения я не разобрал, но это была явно та штука, которая аэропорт охраняла.
   Я присел было ждать, но усидеть было ей богу невозможно! По жилам бежал огонь, когти втягивались и вытягивались непроизвольно. Горб на спине периодически трепетал.
  
   - Что с тобой Ыйргол? Ты сам не свой? Ты случаем не заболел?
   Я с рычанием повернулся к нему, ЗАБОЛЕЛ!!! ТЫ ЧТО НЕ ЗНАЕШЬ ЧТО Я НЕ БОЛЕЮ?
   - Успокойся не рычи, я действительно никогда с тобой ничего подобного не видел.
   - Ффагт, что-то будет, я тебе точно говорю! У меня этот склисс не выходит из головы!
   - Что ты волнуешься, обыкновенный склисс. Клан Арват много таких захватил в моем бывшем клане.
   - Повтори!!!
   - Зачем?
   - ПОВТОРИ!!! ПОВТОРИ!!! ХФУРГОВ ХВОСТ!!!
   - Обыкновенный склисс. Клан Арват много таких захватил в моем бывшем клане....
   - Повтори название клана!
   - Арват. Ну и что?
   - Ты произносишь Арват, меня как током бьет!
   - Скажи сам.
   - АААРВАААТ!!! Иргх, убивать! Страшно!
   - Слушай искра с тобой?
   - Да!
   - Так вот как она на тебя камос действует...
   - Что за камос?
   - Ты не поймешь, да и некогда.... Идем к старшему по персоналу, он поверит.
   Замелькали коридоры, переходы и вот Ффагт дубасит в дверь кабинета Старшего. Оторопевший от наглости старший за дверью.
   - Вы должны либо что-то сказать в свое оправдание, либо умертвить себя сейчас же.
   - Старший! Артели угрожает опасность. Опасность из клана.
   - Одумайся Ффагт о чем ты говоришь? На кой мы мелкие могущественным мира сего?
   - Не знаю, но думаю это узнавать надо в последнюю очередь. Лучше узнать, как нам выжить.
   - Откуда у тебя такая информация? От Недотроги? Воистину этот хффургов сын полон сюрпризов. Стойте здесь я проверю.
   Старший отвернулся от нас, отошел к связке жгутов на стене.... Выбрал некоторые из них и дернул поочередно. Через несколько минут принеслась квада стражи, и несколько мастеров из отдела разработок. Стража нацелила на нас шок-копья, и выжидающе уставилась на Старшего. Он, не обращая на них никакого внимания, повернулся к мастерам.
   - Что Тиил, нет его ли нового от твоих синапсов?
   - Не работается Старший, липучка не слушается, убегает.
   - А у тебя Храан как прогулки?
   - Не могу выходить, небо горит, печет как в жаркий сезон.
   - Что же скажешь ты Зион?
   - Спать сильно тянет...
   Старший отшатнулся, от нас, подошел к столу, и чисто человеческим движением, обхватил свою шишковатую голову.
   Мы все, включая охранников, обеспокоено следили за ним.
   Наконец он встал, подошел к начальнику охраны.
   - Сообщи в отдел аренды клана Бисх, что на подведомственной им территории на нас, их арендаторов будет совершено нападение. С воздуха, ночью часов через двенадцать, с массированным использованием магии. Мы примем удар, а они пускай бьют по нападающим. Их должно быть немного, только на подавление нашей обороны, Бисх легко справится с ними. Скажи еще что добычу мы оставляем им.
   Начальник охраны унесся, к склиссовой площадке.
   - Кто нападет, а Недотрога?
   - Арват.
   - Вот так и зарываются могущественные кланы. Арват, плохо дело у них сейчас поле войны с кланом, армия весьма велика. А поскольку напряженные отношения и с другими, то и боеготовность хорошая. Но и Бисх очень сильны!
   - Нам не стоит только на Бисх надеяться Старший, надо бы и самим приготовится.
   - Знаю Ффагт, знаю. Стража буди всех, кто есть, на смене или нет, все равно. Производство остановить. Пошли к Мастеру Херену, пусть смекнет, что-то для работников, чем отбиваться. Шок-копий на всех не хватит...
   - Старший тут у нас в цехе балансировки хрог на заказ привезли, может его?
   - А, дело говоришь Ффагт! Хрог надо на крышу цеха металлообработки поставить, там и энерго-централь мощная, запитать можно. Только кто из него стрелять будет? Там же защищенные магией доспехи нужны. Разве что по работнику поставить, выстрел и следующий подходит, стреляет?
   - Больше одного выстрела не сделать Старший, сразу мясо расползается, с костей как желе. А с одного выстрела стрелять не научишься.
   - Придется сделать так, хоть не попадут, так напугают! Хотя конечно они быстро сообразят, в чем дело. Сразу поймут, что у нас от дезинтегрирующей магии не доспеха, выстрелов пять успеем сделать.
   Ну вот, у тебя есть шанс стать героем! Что коленки дрожат, щас вы у меня задрожите! Не дам я тебе трусость ни шанса!
   - Я пойду старший!
   - Зачем Недотрога? Можем же место во втором эшелоне дать, в подвале, выживешь...
   - Нет, Старший я пойду, я живучий. Уж всяко пять выстрелов сделать сумею.... Хоть пять парней в мясорубку не пойдут.
   Старший внимательно посмотрел на меня:
   - Молодой ты еще Недотрога, совсем сопляк. Я уж не помню когда я таким был, и уж точно не в этом мире. Я тебя хорошо запомню, Недотрога. Иди Ффагт покажи ему, как, ему надо умереть...
  
  
  
   Глава 15 Операция "Темный хффург".
  
   Уже вечерело, на стенах артели, на крышах цехов суета. В последних лучах полосы небесного сияния, виднелись работники, укладывающие на плоской крыше ряды мешков заграждения. По лестнице спускающейся с облупленного сарая внизу, пошатываясь от усталости, спускался один из наших трех магов. Как сказал мне Ффагт, маги решили, что больше будет толку истощить свои силы на постановку защиты, чем захлебнутся во время вражеских атак. Второй маг на соседней крыше заряжал из последних сил, собранный на коленке метатель молний. Еще четыре таких метателя стояли на всех высших точках артели.
   - Ну, ты все понял Недотрога? Только пара выстрелов, как почувствуешь себя плохо, дергай за веревку и тебя вытянут в люк. Тут же тебя каменный глаз заменит. Так что не переживай! Только я тебя прощу, не забудь пара выстрелов и за веревку!
   Кажется, Ффагт давно не верит в свои слова, его рачьи глаза искательно обшаривают мое лицо. Он, кажется, опять порывается занять мое место. Зачем Ффагт, уйти уже поздно. Никто кажется, этого не знает, а я не вижу смысла им это говорить. Как закрываю я глаза, сразу чувствую зарево багровое со всех сторон, никому не уйти.
   - Недотрога ты понял!!!
   - Конечно же, Ффагт, все отлично.
   Тронув меня за плечо, он отворачивается от меня и понуро бредет к люку. Я не хочу на него смотреть, отрываю свой взгляд, от места, где он только был. Поворачиваю голову к верху. Огонь в крови сообщает, что осталось минут пятнадцать не больше.
  
   Пора!!!
   Поворачиваюсь к хрогу. Это здоровенная штуковина, похожая на связку бревен разной длины увенчанных кристаллами. С переднего торца на ней закреплен щит похожий на двойной кленовый лист метров пять в диаметре. За цапфы хрог подцеплен к турели, позади прицеплено седло в виде изогнутой петли. Это и есть рабочее место наводчика, место, по мнению тех, кого я защищаю, в котором, мне через несколько минут, предстоит расплыться мясным желе. Под петлей наводчика установлены две педали, нажимая которые я смогу вращать хрог на турели. На торце рукоять с двумя кольцами, стрелковый пульт. Завершает все сооружение, полусферический прицел-радар, присобаченный сверху. Оглядываюсь, в соседних скоплениях зданий все притихло, соседи поняли, что дело пахнет керосином. Наши внизу продолжают бряцать оружием, магов уже унесли. Я сажусь на рабочее место, хватаюсь за рукояти, хрог послушно, плавно крутится влево и вверх. Задумываюсь, орудие как раз установлено на крыше моего цеха, прямо на кабинете Цехового Мастера. Его не смогли вынести из кабинета. Он слишком растолстел, а если поломать стены то они не выдержат залпы хрога. Получается, я первым же выстрелом убью своего Мастера, того самого перед которым я дрожал каждый день. Ребята передали мне слова его для меня:
   - Не стесняйся парень мне хватит и тех пары тысяч лет, что я прожил в своем мире, а еще пары лет здесь стоят жизни тех мерзавцев, что завалишь. Только прошу тебя, не промахнись.
   Как ты там Мастер? Что ты думаешь в последние минуты, вспоминаешь свою бесконечную жизнь в пламени звезды, непредставимые звездные пейзажи? Или просто считаешь последние мгновенья? Хм, а о чем думаю я? Вместо того, что бы вспомнить, крошку дочь, или странное существо, обитавшее рядом в той жизни, своего сердечного друга Иришу? И что же думаю о тех, кого узнал здесь, даже о тех от кого получал лишь нахлобучки. Ну, я ж не Мастер может, есть шанс? Хрог ясно же дело меня не растворит, я то знаю опасность вовсе не исходит от этой мертвенно-злобной машины. Дурак ты дурак посмотри, торчишь ты на этой крыше как новогодняя елка на пустынной площади. Уж точно меня от сюда сотрут первым, да и хрог слишком мощное оружие, что бы не обращать на него внимание, даже если он будет из подвала стрелять.
   Мои мысли отвлекло полушарие радара, налившееся огнем. Все шутки кончились, пришло и мое время - опять , ха ха ха. Кто то сказал умираешь лишь раз, ха ха ха, я то точно второй, ха ха.
  
   Давясь булькающим смехом, я упер ногу в педаль, хрог послушно нацелил свое тупое рыло в сторону горизонта, куда показал радар.
   В ночном небе от слабо различимого горизонта отлепилась черта, несколькими секундами позже она рассыпалась росчерк из мелких точек. Радар на прицеле требовательно загудел. На его прозрачной глубине, всплыли мелкие искорки, пометки вокруг них сообщили мне их тип. Тоненькие векторы вытянувшиеся к центру шара указали скорость. Ежи, точнее боевые айсы, целых двенадцать штук. Справа от центра шара, и слева, обрисовались еще ряды точек, двигались они гораздо медленнее, это склиссы верно десантные.
   Я, дернув за кольца, включил заряд. Повернул хрога к армаде айсов. На радаре голубая линия, отображавшая линию стрельбы, поползла к искоркам боевых ежей. Отжал кольцо для выделения расчетной траектории выстрела, впереди искорки цели выделилась её лунная копия. Совместил линию визирования с тенью.
   Прощай Мастер...
   Сжал кольцо под рукой. УМПФФ! Ухнуло, тупой нос орудия озарился розовым пламенем. Сияющий инверсионный след выстрела осветил двор и моих товарищей залегших на соседних крышах. В свете его я увидел, как крыша в мгновение покрылась мельчайшими трещинами. Я проследил взглядом за линией выстрела, и увидел, что уже остывающий огненный шнур уперся в расплывающееся вдалеке огненное облако. Несколько секунд тишина, а затем уже в снова погрузившемся во тьму дворе раздались радостные крики.
   На радаре точки айсов брызнули в рассыпную. Не будем отдыхать пора снять еще парочку этих гадов. Уцепил одну из искорок, навел линию, подождал появления тени перед ней, совместил и опять сжал кольцо.
   УМПФФ! На этот раз розовый шнур ушел в бесконечность. Во дворе молчание, на соседних крышах народ засуетился у метателей. Я опять на радар, искорки айсов разбежались в стороны, явно хотят взять в кольцо. Часть из них взмывает выше, пытаются занять позицию в зените. Десантные склиссы наоборот прижимаются к земле и ускоряются, но они явно более медленная цель, кроме того, на них народу должно быть поболее. Пока они совсем не слились с землей я решаю не пустить хотя бы парочку гадов, полагаю, потери их должны если не остановить, то хотя бы ввести в замешательство. Разворачиваю хрог на тихоходные склиссы, совмещаю тень вероятной цели с мишенью. Совмещаю, сжимаю.
   УМПФФ! Цель была так низко над землей, что выстрел поджег деревья на своем пути. Однако в конце шнура опять облако разрыва. Пока не опомнились, навожу на следующий, сжимаю...
   УМПФФ! Горит уже целый лес, и пара сараев на пути. Опять облачко разрыва над землей, вроде бы удачно.
   Смотрю на радар, склиссов не видно, наверное, сели не долетев. Ну и ладно, займёмся ежиками.
  
   Тут пришел их ответ, с неба свалилось огненное яйцо, здание впереди хрога как в замедленной съемке прошивается этим яйцом до самого дна, затем окна изнутри пыхают огнем.
   Крыша взлетает воздух вместе с метателем и артельщиками, стены раскрываются как бутон, и на полнеба из них вырастает огненный цветок.
   Пространство вокруг засыпает огненными метеорами обломков. Те что летели в меня барабанят по щиту орудия.
  
   Кто это посмел? Смотрю на радар, сверху тварь гвоздит! Наверху заходил на повторный круг одинокий айс. Я быстро выкрутил хрога наверх, на тяжелую харю орудия упало, что-то, и сползло на щит. Я поглядел, со щита свисали руки и голова, этого парня я не знал. Балахон на нем тлел, голова его свешивалась с края щита и по каким то чудом ещё жила. Он моргнул, уставив на меня огромный единственный глаз. Я глянул на радар, линия визирования упиралась в брюхо наглому айсу, я оторвал глаза от радара и, смотря в глаза, наполненные болью сжал кольцо.
   УМПФФ! Тело парня на фоне разверзшегося огненного облака растеклось в желе и сползло с костей. На меня закапало то, что осталось от моего товарища.
   Я оттер лицо от слизи и опустил хобот орудия к горизонту. То что осталось от парня упало со щита вниз сквозь крышу, от которой остались только стропила.
   На радаре айсы уже растеклись в две своры одна справа одна слева. Два клина сходились к центру полушария радара. Ну, все АРРГХХ вы у меня заработаете!
   Я развернул на тех что справа, как только заметил тень вычисленной цели , сразу сжал кольцо.
   УМПФФ!
   УМПФФ!
   УМПФФ!
   УМПФФ!
   Как заря взошла с правой стороны горизонта, небо осветилось. Огненным дождем сыпались обломки, уцелевший, айс выписывал по небу пируэты. Ожили оставшиеся четыре метателя. Теперь в цель уже досягаемую обрушивались потоки молний. Шипы на корпусе айса разряжались один за другим, но он пока еще держался в воздухе. Я не стал на нем задерживать внимание все равно не боец уже.
   Хобот орудия покатился влево, я слился со своим смертоносным продолжением, или я его продолжение. Да какая разница, мы стремились убивать, рвать, рассыпать в прах!
   О да мне уже не нужен был прицел, я уже видел в хищных айсах кто еще подцепляется за воздух, а кто рассыплется в огненную пыль. Выбор был безошибочен как сама судьба.
   УМПФФ!
   УМПФФ!
   УМПФФ!
   Почувствовал я, как пошатнулась наша опора. В свете зарева охватившего почти все небо, я осмотрел крышу, её не было. Орудие стояло лишь на центральном столбе, с лифтами и лестницей, и кабинетом мастера наполненным обуглившейся плотью. Еще пара выстрелов и я рухну со своим разрушителем вниз. Я думал об этом отстраненно, одна забота у меня лишь бы эти последние пару раз не промахнутся.
  
   Несколько минут казалось, ничего не происходило, на соседней крыше артельщики с азартом палили в небо, туда, где кружили три уцелевших айса. В разрушенном здании, в котором я узнал свою казарму, бушевал огонь, пекло как из печки. Так и хотелось закрыть заслонку, ан нет!
   Сквозь туман в моем сознании пробились крики с соседних крыш, я соблаговолил обратить внимание на радар. От группы уцелевших нападающих отделился один и рванул к нам по странной винтообразной траектории. Все уцелевши метатели развернулись в его сторону и расцветили небо пучками молний. Я стронул свой хрог, и его тупое рыло покатилось в сторону камикадзе. Когда линия визирования совместилась с отметкой на радаре, осталось подождать отметку расчетного выстрела. Но и через пять секунд она не появилась. Я понял, что и не появится, слишком он финтит. Оторвал глаза от радара, прищурился и посмотрел на бешено крутящийся в прорези щита айс.
   Ну ладно, сейчас ты у меня попляшешь. Тщательно нацелившись в сторону очередного финта, я выпустил серию посланцев смерти.
  
   УМПФФ! УМПФФ! УМПФФ! УМПФФ! УМПФФ! растерзанный в мелкие кусочки айс осыпал двор и нас дождем искр. Я почувствовал что опора, на которой стоял хрог и я, потекла, превращаясь в пыль. Рыло орудия накренилось вперед, и я полетел, оседлав его в тартарары.
  
   - Недотрога! Недотрога! Да очнись ты! Я знаю, что ты жив, давай быстрее же!
   - Что, что?
   - О, наконец, то! Вставай проблемы не кончились! Да вставай же, это я Полосатыч!
   - Где Ффагт?
   - Да откуда ж я знаю. Давай вставай цех сейчас завалится!
   У меня, наконец, прояснилось в глазах, на фоне зарева я увидел темный силуэт головы Полосатыча. Я лежал, неловко подвернув ногу. Моя рука лежала на вывороченной турели хрога. На звуковом фоне ревущего пламени выделялись резкие шипящие звуки выстрелов шок-копий. Я попытался подняться, но тело не слушалось. Полосатыч рьяно кинулся мне помогать, отбрасывая в сторону обломки. Посчитав, что он, наконец, меня освободил, он ухватил меня за плечи и выдернул, из под ствола хрога. Я попытался привстать но размочаленная нога, отказалась не то что слушаться но и даже держать свою форму. Полосатыч изловчился, было, вскинуть меня на плечо, но вдруг его грудь зашипела и разорвалась. Отверстие мгновенно обуглилось, и почернело. Мне в нос ударил смрад горелой плоти, его рука, силясь меня удержать, еще сжимала мое плечо, а тело обмякло, обвалилось, потянув меня вниз. Я оказался внизу, удар вышиб из меня дух, а нелегкое тело Полосатыча навалилось, вжимая мою спину в острые обломки.
   Я почувствовал, что кто-то идет, на фоне дыры в пожаре, обрисовались три фигуры нападавших. Увенчанные шлемами головы согласно кивнули, шаги их заскрипели на обломках рядом с моим ухом. Я затаился, тени смерти прошли рядом и нырнули в следующий пролом.
   Мой организм начал приходить в себя. Я стал чувствовать каждый обломок, впившийся в мое тело. Раздробленная нога стала наливать мое сознание болью. Попытался скинуть тело друга с себя, сил на это не было. Я отчаянно толкнул еще раз, силы быстро таяли. Желудок стал сущей язвой голода. Казалось к каждой моей ране, от желудка протянулся жгут пустоты. Постепенно боль от ран начала, замещаться болью от желания, что-то съесть! Я зверел, в висках стучала ярость, челюсти задрожали, выбивая зубами мелкую дробь. Есть! ЕСТЬ! ЖРААААТЬ!
   Я опять попытался освободиться, но сил почти не стало, тяжкое тело друга даже не дрогнуло. Я в отчаянии вцепился зубами, хоть чуть-чуть провернуть! Из его плеча в мой пересохший рот, прыснула струйка загустевающей плоти.
   Зубы непроизвольно впились еще сильнее, от ужаса того что я делаю, я кажется, почти потерял сознания. Челюсти сжались, отрываю кусок мяса, затем сглотнул, и кусок мяса, кусок плоти разумного существа сполз мне в желудок. Через минуту сил слегка прибавилось, а вот сознания отнюдь, в беспамятстве я рвал и глотал, обливаясь слюнями и кровью. Глаза застилала кровавая пелена (может, забрызгался по самые уши?). Я сам не помню, как я выбрался из-под туши, как я отрывал и глотал, уже склонившись над источником энергии. Голод уходил, и боль возвращалась. Скрипнули кости, возвращаясь и соединяясь, затянулись вновь сухожилия, но никуда не уходила ярость. В конце концов, я вскочил, одним ударом развалил тело друга на две части. Запрокинул голову и завопил, ох какой это был вопль, я себе представить раньше не мог. Все тело все члены его, вибрировали и дрожали, крик исходил от самых пяток, от самых кончиков пальцев проходил вдоль хребта и вырывался на волю через ворота глотки. Когда я закончил кричать я был готов убивать...
  
   Наклонившись над тем, что осталось от друга, я снял с его пояса связку энергетических кристаллов. Затем взял его вымазанное в крови шок-копье. Щелкнула крышка зарядного устройства, смачно приняв энергию для смерти, заключенную в розовом кристаллике. Надо найти, надо убить.
   Я нырнул в пролом, в который нырнули убийцы, конечно, найти через столько времени именно их шансов было мало, но все-таки.
   Я вышел в проулок между зданиями, за заводским прессом заваленным набок взрывом, мне махали руками несколько парней в рабочих робах. Я прихрамывая отправился к ним, экспресс выздоровление, не справилось пока со всеми болячками. Вышел я на площадку перед прессом, раньше здесь была рампа разгрузки. Вдруг поток опасности вылился на меня со стороны товарищей, я, недоумевая, метнулся за крупный обломок стены. Торец цеха за спинами товарищей выпучился огромным пузырем и рассыпался на рампу. Из пролома вывалила толпа нападавших. Раз-два и с моими союзниками было покончено. А я так и застыл прижимаясь спиной к обломку, может, прокатит, не заметят.
   Лучи опасности бродили по площадке вокруг меня, вот все больше их стало сосредотачиваться вокруг меня. Не выскочить, лихорадочно соображаю, и завалить никого не успею. Вынимаю из сумки несколько энергетических кристаллов в каждом запас на три десятка выстрелов, царапаю когтем их поверхность, зашвыриваю их подальше за спину. Мою руку видимо заметили, чувствую, как за спиной дрожит глыба от множественных попаданий. Затем яркая вспышка, крики, и вопли. Выпрыгиваю из-за укрытия, пока противник дезорганизован. Ныряю в люк, и качусь по коллектору. Вслед мне палят, в отверстие люка, через несколько секунд, прямой как стрела коллектор наполняется потоком опасности. Разворачиваюсь и бросаюсь на пол, разряжаю весь магазин в группу, которая осмелилась спуститься за собой. Пару секунд выжидаю, опасности больше нет. Вскакиваю бегу дальше. Через пару поворотов вижу лесенку наверх. Поднимаюсь, я внутри здания склада. Большое помещение, завалено обломками вперемешку с трупами, дальний угол чадит костром. Я припоминаю, что позади здания склада есть площадка для склиссов, уже за ней ворота наружу. Пробираюсь к разрушенным воротам. Слышу шарканье и шорох позади, оглядываюсь из люка высовываться головы преследователей. Один из них с согнутым силуэтом, проворно выскакивает и отбегает в сторону, затем выползают двое с какими то угловатыми ухватками, и позвякивая броней занимают позицию охраны люка. И, наконец, выходят два массивных субъекта, с каким сложным аппаратом, который они устанавливают тут же на треногу. Скверно во всем этом то, что аппарат направлен прямо на ворота, через которые я собирался вылезти на волю. А других дверей в складе я не припоминаю. Остается одно уничтожить, преследователей. Против столь бронированных противников шок-копье не столь эффективно, надо придумать что то другое.
  
   Теперь меня от выхода отделяла широкая полоса простреливаемого пространства, мне она виднелось как река крови. Ступить не моги. А вот в заваленные хламом углы дорога лишь слегка просматривалась
   Всплеск на воде. Часть четвертая.
  
   Отцу Клана Арват
   От Начальника службы силы - Фетх Хана.
  
   Рапорт об участии Службы Силы клана, в операции "темный хффург".
   Первоначальная диспозиция, операции.
  
      -- Объект атаки, группа зданий на северо-западной окраине конгломерата Аттах. Занимает указанную группу зданий, группа мастеров с подсобным рабочими под самоназванием "Артель".
      -- Территория атаки подконтрольна клану Бисх.
      -- Оцениваемые силы противника, до пятидесяти вооруженных охранников. Возможно, дополнительно до двухсот кустарно вооруженных рабочих.
      -- Роль в операции Службы силы, контроль воздушного пространства, подавление точек сопротивления, обработка территории артели специальной магической установкой парализатором.
      -- Выделяемые средства: 12 боевых айсов с экипажами - пилот, стрелок, штурман. На два боевых айса устанавливается перед началом операции специальная магическая установка, проектор - парализатор. 10 боевых вооруженных десантных склисса с 11 бойцами десанта. 6 боевых склиссов Службы Интересов с экипажем из "боевых теней".
   План операции:
   Первоначально внезапный налет силами из 5 айсов, на точки размещения охраны согласно разведданных Службы Интересов.
   Затем обработка территории "Артели" с помощью проектора.
   В конечной фазе операции склиссы Службы Интересов высаживают поисковые группы для поиска "Темного Хффурга" на территории "Артели". Бойцы службы Силы занимаются поддержкой по требованию "теней".
   Мои личные замечания относительно диспозиции:
   В самом начале мне казалось непонятным столь значительное привлечение сил и боевой техники на операцию против незначительного объекта. Около десяти процентов от наличествующих военных сил клана отрываются для столь странной операции. Как оказалось не зря! Выражаю свое негодование относительно скрытия Службой Интересов реальных сил противника его готовности. Я этого Атту не спущу!
  
   Ход операции.
  
   Согласно диспозиции силы были подняты с площадок в назначенное время, и согласно договоренности проследовали в 10 район клана Бисх. К моменту прибытия на начальные пункты атаки, поступила информация от наблюдателей Службы Интересов, об активизации объекта атаки.
   Диспозицию решили не менять, а только увеличить количество айсов в первой волне атаки.
   К сожалению больше, ничего по плану не прошло.
   В 34.77 айсы выстроились для атаки. Склиссы выровнялись на глиссаде.
   В 34.85 с территории артели, выстрелил тяжелый осадный хрог. Сразу был поражен айс , стайного Троннга. Опытный экипаж не успел предпринять ничего.
   Несколько хванов пораженные противодействием экипажи не смогли адекватно реагировать.
   В 34.90 был поражен третьим выстрелом аис N 312 вожака Ассира.
   В 34.95 дан приказ выполнить противозенитный маневр, и перестроится в два крыла.
   В 35.02 стало ясно, что противник перенес огонь на склиссы. Поочередно были уничтожены склиссы N71, N112 и N134 был сбит осколком. Склиссы вынуждены были, немедленно приземлиться и начать высадку.
   В 35.15 правое крыло приступило к бомбардировке, хрог им поначалу не противодействовал. Айс N313 удачно отбомбился, и пошел на второй заход.
   В 35.18 Айс N313 был обстрелян молниметами низкой мощности.
   В 35.20 Айс N 313 уничтожен метким выстрелом с хрога.
   План атаки был изменен, и вместо атаки по очереди решили отбомбится всем крылом. Правое крыло перешло в атаку первым.
   В 35.21 правое крыло было подвергнуто массированному обстрелу с нескольких хрогов. Были сбиты Айсы N212,N218,N410,N411. Аис N317 удержался в воздухе, но вследствие обстрела из молниеметов вынужден был совершить аварийную посадку.
   В 35.24 Левое крыло, несколько замешкавшееся, с началом атаки было обстреляно хрогами. В море зенитного огня не уцелел ни один айс из левого крыла.
   По результатам зенитного противодействия огнем невиданной мощи, выделенные средства поддержки атаки с воздуха прекратили существование.
   По настоянию Службы Интересов атака была продолжена, пехотными подразделениями, добравшимися до территории "Артели" в пешем порядке.
   В 35.35 подавлен слабый огонь от ворот, и первые партии десанта проникли на территорию "Артели".
   В 35.37 отдан приказ о запрете применения материального оружия на территории "Артели" и о применении только магического...
   В 35.40 подавлено сопротивление на центральном дворе "Артели".
   В 35.45 бой перешел в фазу подавления очагов сопротивления. Наши потери на этот момент среди личного состава десанта составили 1 боец убитыми и 12 ранеными.
   В 35.55 на территорию "Артели" вошли группы магов со сканерами аномалий.
   В 35.65 остатки сопротивления переместились в подвальные уровни зданий, сканеры выявили наличие аномалии в здании, на крыше которого был установлен хрог. Группа, посланная на проверку, уничтожила все живое в развалинах этого здания.
   В 35.76 боевая группа "Треп" теней на площади перед вышеупомянутым зданием доложила о массированной атаке, затем связь прекратилась.
   В 35.82 боевая группа "Гром" вышедшая на поддержку заявила о соприкосновении с объектом поисков. Армейским группам был отдан приказ, по настоянию Службы Интересов, оцепить район.
   В 35.90 передовой отряд группы "Гром" был уничтожен в подземном коллекторе.
   В 35.95 был назван район вероятного нахождения объекта, всем группам был отдан приказ выдвигаться на позиции.
   В 36.05 позиция была занята, приступили к фазе захвата цели.
   В 36.12 Фланг позиции, занимаемый группой теней "Шорох" был прорван, трое бойцов группы уничтожены (как впоследствии оказалось, разрезаны вместе с доспехами на куски, причем без малейшего звука). Как выяснилось, сканеры могли передать местонахождение объекта только приблизительно.
   В 36.21 Армейский отряд прикрытия, прикрывавший второй эшелон, оцепления вошел в боевой контакт с объектом, поразить объект не удалось. По мнению присутствовавших офицеров, объект слишком вовремя укрывался, слишком вовремя делал рывки. В результате контакта ранены шестеро бойцов.
   В 36.30 удалось локализовать вектор движения объекта, на перехват были выдвинуты все свободные силы. Объект перешел на подземные уровни и вошел в зону очага сопротивления под кодовым названием "Мастерат".
   В 36.39 из вышеупомянутого узла сопротивления выдвинулась боевая группа, сломила при диверсионной работе объекта сопротивление оцепления и с боем прорвалась на противоположный край территории "Артели". Далее был организован новый узел сопротивления. Первоначальная численность группы оценивается 9-10 бойцов. Чем объяснить то, что такая маленькая группа прошла и оцепление теней, и армейские патрули неизвестно, неплохо бы спросить Г-на Атта.
   В 36.49 из здания занимаемого группой с объектом вылетел замаскированный склисс. Сразу была вызвана группа перехвата, поскольку айсы были сбиты, преследовать пришлось на десантных склиссах.
   В 37.90 склисс с беглецами был сбит. И сразу была вызвана группа магов со сканером.
   В 38.30 было установлено что, среди пассажиров склисса объекта операции не было.
   В 39.00 после зачистки, и обработки территории боевые отряды отправились на место базирования.
  
   Выводы по результатам операции.
   Ввиду отсутствия ясных и полных разведданных, об объекте атаки, операция окончилась полным провалом.
   Потери среди боевой техники 65%, 11 боевых айсов, 3 десантных склисса.
   Потери среди личного состава 60%.52 штурмовика, 14 теней.
   Потери среди магической группы 15%. 3 мага-адепта.
   Цель операции не достигнута, уважение других кланов потеряно.
  
   По моему мнению, такой провал без последствий оставить нельзя, мои доблестные боевые силы были бездарным образом подставлены, и унижены.
  
   Начальник Службы Силы Фетх Хана.
   Глава 16 Последний с Земли.
  
   Опрометью я вырвался из густых зарослей, позади меня хлюпал по талой грязи и Старший по кадрам. Впереди темнели кучи щебня, и полуразрушенные здания городских окраин. Я обессилено свалился на кучу помягче, хватая ртом воздух. Рядом со мной так же обессилено обрушился последний боец "Артели". За кустами мерцало зарево пожара. Темными багровыми мухами кружились над ним наши убийцы. Затем появился одинокий айс и начал заливать все пожарище голубым мерцанием. Через пятнадцать минут с пожаром было кончено, как и с моим благополучным временем.
   - Мне жаль, что я не смог тебя уберечь.... Сказал мне Ффагт, садясь в склисс, с пятью товарищами. Потом они взмыли в небо, и свора склиссов метнувшихся вслед за ними не оставила мне надежды увидеть его еще раз.
  
   Несколько минут мы приходили в себя. Я присел, стал осматривать свое добро. Одно шок-копье этого странного штурмового типа, полные карманы энергетических кристаллов к нему, несколько пакетиков еды, потрепанный балахон, кое какая обувка и, пожалуй, все. А еще искра! Я достал искру из потайного карманчика, однако тут меня ждал весьма неприятный сюрприз, капсула уже пуста, огонек внутри погас.
   - Хмм вот оно что, у тебя Камос был! А я то не мог понять...
   - Что именно вы Мастер не могли понять? Зачем эта штука вообще, и почему она опустела?
   - Как Ффагт тебе не сказал? Однако твой товарищ тебе не слишком доверял. Мог бы, и рассказать, или отобрать?
   - Он никогда не просил её даже в руках подержать. Не то что бы отобрать, а рассказать я не просил...
   - Наивный ты Недотрога. Камос это всегда шанс, наверное, он хотел этот шанс оставить тебе. Таких как твой Ффагт давненько я не видал, и уж в этом мире точно таких нет.
   - А в вашем мире? Такие есть? То есть были?
   - Тоже редкость, изрядная. Об таких слагали легенды, и смеялись над их глупостью, убивали в первую очередь. Да и таких как ты тоже не очень много. Впрочем я там давненько не был.
   - А давно ли вы тут Мастер?
   Он горько усмехнулся, его морщинистая как кора акации кожа потрескалась усмешкой.
   - Еще как давно! Кажется вечность. Я ждал перевозчика на тот свет, так и жду его до сих пор. Однако не хочу так просто умереть.
   Новые трещины прорезали его лицо:
   - Очень интересно знать, чем все это кончится...
   Уже затихло поле сражения, разбрелись стервятники, на "востоке" посветлел край неба. Пожар бушевал только в лесу, но и там он, похоже, потихонечку начал затихать.
   - Скоро светает Недотрога, у тебя есть немного времени для вопросов, а у меня немного для мыслей.
   - Скажите Мастер, а что Вы делали в своем мире, кем Вы были.
   - То же что и здесь, воевал и убивал, только гораздо меньше времени, чем здесь.
   Старший по кадрам стал проверять свое снаряжение, как выяснилось он затарился гораздо лучше меня. У него было шок-копье старой конструкции, крипт довольно потрепанный (как я смог убедится, со криптом он обращается мастерски), целая коробка зарядов-кристаллов, фонарик, и комплект боевых кастетов. Были и съестные припасы, часть которых мы решили прикончить прямо сейчас. В промежутках между проглатываниями я решил повторить вопрос?
   - Мастер, а что такое Камос?
   - Это довольно сложно. Своеобразный экстракт души, он обычно действует на объект, который связан с ним как дух - хранитель. И если его подпитывать его энергией его хватает надолго, может навечно.
   - А вот мой то пуст. Что он потрачен зря?
   - Ну, раз мы с тобой сидим здесь то не зря, ну а вообще он не может быть так легко потрачен. И вообще его наличие у тебя, объясняет много странностей с тобой связанных.
   - Ну и каких же? - Я то вообще все считал странным...
   - Например, скорость изучения языка, похоже, Камос просто перегрузил в тебя данные по языку, как только получил ключевые первые слова. Получилось что, услышав один раз слово, и ты получал перевод, и тут же мог использовать его сам. Теперь тебе так легко не будет, придется учить самому...
   А я то думал что это я такой умный! А вот как быть с моей живучестью?
   - Мастер, скажите...
   - Прекрати меня Мастером называть, во-первых, нет уже "Артели", а во-вторых просто нас выдашь!
   - А как же...
   - Зови меня Сулла, надеюсь, это имя уже прочно подзабыто.
   Что-то мне знакомо это имя, но никак не могу вспомнить.
   - А вот с моей живучестью? Это тоже Камос?
   - Нет конечно Камос может тебя научить и придать свойства которые знал его прототип, но не те которое вообще невозможны.... Как мне казалось ранее. Какого цвета было свечение твоего Камоса?
   - Оранжевое, с желтым...
   - Ого! Провидец, случайно ты не видишь будущую опасность? Ну, там боль будущих ран? Врагов в толпе?
   - Ну, что-то вроде этого, место, куда не стоит вступать, и направление угрозы. Но это все меняется как тени, как ветер.
   - Видимо провидец был очень высокого уровня, и Камос его воистину бесценен. Артель за него всю купить можно было.
   - Так, наверное, из-за него на нашу артель и напали? - Мне стало не по себе.
   - Думаю, нет, разве что именно этот Камос им был нужен для кого-то, но это врядли. Ффагт не просил этот Камос у тебя?
   - Нет никогда, даже потрогать не пытался, я бы ему дал подержать, если бы попросил. - Я понял, какое подозрение возникло у Мастера.
   - Нет не то, Ффагт и так у тебя забрать мог, даже учитывая твою смертоносность. Судя по всему, Арват охотятся именно за тобой.
   - Зачем же я им?
   - Глупый вопрос, после того ты практически уничтожил их отряд. Убивал каждого из них, именно тогда когда он был уязвим. Хрогом вообще никто и никогда так не стрелял.
   - Ну с хрогом было проще всего, как в игре навел, пальнул!
   - Странные у тебя были игры, я то в детстве с братьями в солдатики играл. А у тебя игрушечный хрог.
   - Не совсем хрог, но немного похоже - это была иллюзия, на экране машины, почти такая же, как на радаре хрога. Правда, там хрог не проваливался под конец боя в крышу.
   - Если б я знал, что ты так долго продержишься, то...
   Мне оставалось непонятным, зачем столько народу валить из-за одного супер бойца, тем более себя я таковым не считал.
   - Так получается, я им был нужен живым?
   - Разумеется, они завалили всю территорию мглой неподвижности, только бойцы, защищенные амулетами, или разбуженные нашими магами смогли сражаться. Вот ты и смотрелся белой вороной на их фоне, не ауры доспехов-амулетов, ни метки нападающих, только смерти на твоем пути и выдавали тебя. Для магов ты просто невидимка. Вот тебе и ответ, зачем ты нужен. Все хватит болтать, у меня есть должники, и они меня уже ищут, пошли. Лучше нам с ними встретится первыми.
   Он кивнул на парочку склиссов, тащившихся на небольшой высоте, судя по окраске это были не Арват. Мы поднялись, прихватив снаряжение, я выкинул облатку искры в куст. И сдирая утреннюю изморозь с кустов, мы углубились в развалины.
   - Куда же мы теперь? Сулла.
   - Далеко не уйдем, придется еще бой принимать, или дать им что хотят. Насколько я понимаю, они еще не знают что, ищут и что, искали Арват. Это Бисх наши покровители, которые нас не защитили этой ночью. Тут есть удобная лощина, в которой мы можем их встретить.
   Мы нырнули в лощину, которая переходила в низкое ущелье. Дно ущелья заросло странными цилиндрическими кустами, сейчас сизыми от инея. Мы укрылись за группой таких кустов под скальным выступом. Я стал приводить в готовность мое оружие. Сулла положил руку на оружие, успокаивая.
   - Постараемся обойтись без боя, я им ничего враждебного не делал, а про тебя они, скорее всего ничего не знают.
   - Зачем же они рыщут?
   - Хотят выяснить что, и зачем произошло. Вот что мы сделаем, ты пока спрячешься, а я выясню пока намерения. Если они будут слишком уверены обстреляй их слегка. Пусть понимают, что если они нас захотят убить, то им пару своих потерять придется. Я постараюсь оказаться полезным, а вот ты будешь мой стратегический аргумент, пока мы тебя прибережем.
   - Так что нам придется расстаться?
   - Ничего так надо, вот тебе кое-что оно тебе пригодится. - В руку мне упал сверток кожи. - Потом посмотришь, они идут. Ты себя береги, эти то не имеют команды брать тебя живым любой ценой.
   К ущелью подплыл склисс, он сначала прошел мимо, затем развернулся, и пристроился к входу в ущелье. Из склисса выпрыгнуло шесть фигур, развернулись цепью и стали обшаривать кусты древними, длинными шок-копьями. Мы выставили свои стволы и обстреляли пространство прямо над их головами. Те завалились на землю и стали вяло отстреливаться, куда попало. Я тогда выпустил длинную очередь перед их носами, они заткнулись и стали плотнее прижиматься к земле. Куда им с их "мушкетами" против моего "автомата".
   Склисс взмыл в воздух, и начал маневрировать над ущельем. Я поднял штурмовое шок-копье и поочередно выбил ему четыре левитационных модуля. Тот сразу завалился на бок и воткнулся в особо густое скопление кустов. Мастер положил мне руку на плечо, останавливая. Затем он гаркнул во весь голос.
   - Хорн! Этот ты хффургов хвост! Только твоя драная задница могла учуять нас в этих кустах!
   Из склисса послышался тявкающий голос, как мне показалось несколько радостный:
   - Ха Сулла! Дружище! Рад слышать, что ты уцелел!
   - Зачем ты тут Хорн? Что тебе в своей хффурговой норе не сидится?
   - Ты же меня знаешь Сулла, мне любопытно. Любопытно и мне и моему начальству! Выходи Сулла поговорим! А то мне еще ребят позвать придется, чтоб было нескучно...
   - Я бы с радостью, но у меня парни нервные, очень им пострелять полюбилось после вчерашней ночи. И ты знаешь, они, почему-то очень хотят, пострелять в наших ненаглядных покровителей. Они пока устали и не очень точны, но ты знаешь, они тут чуть отдохнут, и ты Хорн не дождешься своей теплой компании. Иди-ка ты лучше к нам Хорн.
   - Ты знаешь, Сулла тут большая политика, в которую не лезут такие драные ищейки как я. Ты лучше с начальством поговори, и спроси. Они как мне думается очень бы хотели с тобой побеседовать.
   - Слушай Хорн я то с ними поговорю, а вот ребята у меня очень уж за свою шкуру трясутся, ты бы покумекал, как бы перетер со своими. Пускай мои артельщики дальше идут, а я, пожалуй, и к вам.
   - Хорошо Сулла, подожди минутку.
   Сулла обернулся ко мне, скинул мне свой крипт и прочее снаряжение:
   - Там на карте Недотрога, есть схрон, иди, затаись, перекантуйся как ни будь пару месяцев, а затем я с тобой выйду на связь. Записку там оставлю или что-то еще. Старый Сулла и Недотрога, хороший тандем будет. Дай только у Бисх закреплюсь, и тебе подмогну. Чую я далеко пойдешь, вот и мне стоит к тебе приткнуться. Там дальше в ущелье ход начинается он в катакомбы выходит, ты там долго не блуди сразу, как возможность будет, наверх выбирайся, а то съедят. Ну, давай до встречи!
   - Лузций Гхарнелии Сулла, выходи! Тебя ждут...
   - Иду Хорн, иду!
   - Уходи Недотрога, тебе пора, мало времени...
   Я кивнул и метнулся вглубь ущелья, ноги у меня чуть заплетались. Подумать только, чертов римский диктатор, чертов диктатор! Вот это да!
   Глава 17 Я - Крыса.
  
   Гулкий звон отозвался в моем сознании, вибрация отозвалась в кончиках костей. Пора вставать, угомонись, чертов древний будильник.
   Каждую ночь часов в четыре утра по ощущениям, бил этот древний вахтовый гонг. Я продрал глаза, и осмотрелся. Высоко ввысь уходили древние своды этого подземного сооружения. Изящные колонны были порядком изуродованы мерзким пещерным мхом. Почему мерзким? Ну, во-первых, он всегда сворачивается при малейшем прикосновении, издавая такой же мерзкий шелестящий звук. А во-вторых, он оказывается, как я выяснил в первую ночь, имеет обыкновение прорастать внутрь тела, и потом вытягиваться из него с болью и гнусным визгом. Так вот этот мох с удовольствием добавил свои абстрактные узоры к древней изящной резьбе колонн. В самой выси, как и положено, во всех древних сооружениях копошились другие мои соседи - сетчатые горгулии. Эти то хоть были неопасны, если не слишком крепко спать. С некоторыми симпатичными тварюшками я даже успел подружиться, оставляя им крохи своей трапезы. А вот ужимки у них вот умора. Каждая горгулия ну прям таки Дарт Вейдер и дух смерти в миниатюре. Драпирует свою зловещую осанку своими сетчатыми крыльями как плащом, и мрачно припадает при каждом шаге грозно ступает к своему объедку. А вот как начнут при этом драться сущие фурии, сам Армагеддон на отдельно взятом квадратном метре. Ну, так вот, эти соседи сейчас еще благополучно спят, великодушно избавляя меня от дождя своего помета. Вот как вернусь со снедью, так и внимание, и благоуханные благовония мне будут обеспечены.
  
   Ну, все хорош, хватит расслабляться, безделье не наполнит желудок. Я слез с груды оружия составлявшего мое ложе. Древний арсенал, скромно названный Суллой схроном, предоставлял все удобства продвинутой казармы кроме еды и воды. По всему залу стояли козлы шок-копий, пирамиды странных колючих зарядов, стеллажи ржавых криптов, сгнившие в труху странной формы но, тем не менее, угадываемые хроги. Груды полностью разряженных, бесполезных энергетических кристаллов. Ну было конечно и то что мне могло пригодиться. Я вот удачно подобрал себе доспех, кучу полезных детекторов, а так же маленький верткий склисс. Жаль только ворот, в которые он мог вылететь, не осталось. Ну да ничего, главное безопасность, а тут с ней благодаря древним заклятиям с ней было все в порядке.
  
   Споро собравши свое добро, я направился к массивным, бронзовым (кажись) воротам. Завтрак добуду и снова книги изучать, вот я то, по чтению оказывается, соскучился. Древне письмо не в пример, было легче современного, мысли не наворачивались в сложный клубок, который после прочтения страницы еще полчаса разматывать, а просто и ровно ложились в спираль, наполняя предыдущие витки новым смыслом. Я, читая древние наставления и уставы, столь же древних боев, все более понимал что письмо, которое вбивал в мою голову Ффагт не более чем модная тенденция, этакий модерновый декаданс, имевший смыслом заставить читателя оценить красоту построения текста. Перебьемся!
  
   Ну вот и прошел узкую щель давно заклинивших ворот я углубился в темноту катакомб. Чувство опасности не отказало мне вопреки опасениям, а осталось, сохраняя мою столь драгоценную шкуру. Гнилостный воздух подземелья, теплый и тленный наполнил мои ноздри, опасность соседствовала с ним, поэтому я подобрался, изгоняя посторонние мысли. Через две сотни шагов я превратился в сосредоточие ощущений, только нос, глаза, уши и пятая точка.
  
   Вот и моя точка отправления всех подобных экспедиций, небольшая круглая комната с куполовидным потолком. Во все стороны расходились тоннели, и лазы. Только в потолке плясал "солнечный" луч. Мне больше по душе приходились верхние лазы, в которых зачастую попадались проломы в потолке, и дыхание верхнего света. Не спорю, конечно, нижние гораздо богаче на добычу, но как то все время возвращение всегда получалось от туда с трудом. Трехмерная ориентация это конечно не двумерная, я еще не приспособился.
  
   Ну, вот я на своем охотничьем пути, пока ничего, кое какая мелочь шустро разбегается по щелям и взгляд мой успевает только замечать, край лапки или усик торопливо убирающейся в глубину щелей. Я не слишком заморачиваюсь, все равно самых вкусных я пока не замечал. Только зогги исполненные наглости иной раз трещат на меня из своих нор. Кто только на этих тварей охотится? Я пока никого не замечал. Поганая синяя ядовитая нечисть. Я в сердцах плюнул на особенно жирного и упертого зогга. Тот моментально издох проплюнутый насквозь, но при этом испустив струйку сизого пара из брюшка. Ну вот, теперь придется возвращаться иным путем. Из правого тоннеля на следующем перекрестке, опять как всегда доносилось дыхание серсита, поскольку я тут был один я не стал с ним связываться, изредка я палил в него из шок-копья, что б падла, не наглел. Вот и сейчас я пристроился за углом туннеля и пальнул в его темный зев, прижмурив разумеется глаза. Разумеется, завоняло паленым мясом, и стены туннеля стали содрогаться от вибраций, отползает гад, пускай, сволочь, новый язык себе отращивает.
  
   Так-так вот и череда гротов, в меру безопасное и в меру добычливое охотничье угодье. Начинаю осматривать первую пещерку, ничего, осматриваю вторую тоже самое! Что за черт? Через пару часов ползания по узким ходам прыганья через глубокие и холодные озерца, я понимаю, что в пещерах просто шаром покати! Мне это не нравится, начинаю замечать в топкой глине у берегов озер слои следов, как будто толпы бродили как по супермаркету в день халявной водки! На стенах вижу царапины ножей, кое-где на потолке копоть факелов и относительно свежую.
   Так-так конкуренты!
   Интересно посмотреть? Что за парни, судя по следам, шок-копий не имеют, может такие же бродяги как я?
   Гонимый любопытством я обшаривал ходы и пещеры, колодцы и штольни, пока наконец мой нос не учуял запашок сгоревшего полиэтиленового кулька.
   Я свернул к густо пованивавшему, отверстию в полу. Когда я подобрался поближе, стали слышны голоса. Я пристроился и глазом дабы разглядеть пришельцев. Внизу на глубине нескольких этажей, в нижней галерее, находилась группка монстров. Форма их была не особенно различима, поскольку кутались они в облезшее тряпье в несколько слоев. Я несколько разочаровался - опять клутху. Но кое-что заинтересовало меня, часть фигур была малоподвижна, а вот другая часть, занималась делом - то ли стаскивали, то ли делили добычу. Их повадки были сноровисты и ловки, прыжки по камням точны и безошибочны. Кажется, они даже учитывали, куда качнется камень в момент приземления. На моих глазах один из них прислушался, а затем в два прыжка подобрался к краю пещеры, одним пинком опрокинул булыжник, и ловко наколол парочку здоровенных сороконожек на копьё. Ничем, не выразив радости от такой соблазнительной добычи, ловко откромсал им головы и метнул в кучу у центра пещеры. Затем подошел к своим сонным товарищам и тоже притих. Другие занимались не менее интересными делами, но, к сожалению, мне было плохо видно. Силясь занять более удобную позицию, и разумеется, со свойственной мне неловкостью, разумеется, выронил в отверстие, свою еле пойманную добычу. Никто внизу невнимательностью не страдал, в одно мгновение наверх были устремлены все пары глаз, или другие нечетные их сочетания. Попался!
  
   Все пошло стремительно, они метнулись частью в ходы в стенках пещеры, а частью дружно метнули копья мне в нос. Я не стал дожидаться попадания, и сам рванул подальше. В следующие три минуты, я видел темные переходы и светлые залы, мелькающие как линия метро, из боковых проходов короткими вспышками выплескивалась опасность. В конце концов, я вспомнил про свое шок-копьё, и стал просто стрелять по опасным проходам. Преследователи стали значительно более осторожны, но не менее опасны. Все больше проходов у меня на пути, стали для меня непроходимы, из-за яда зоггов. Меня явно гнали в какое-то определенное место, а я понимал, что не следует прислушиваться их настойчивым советам. Я выбрал один из проходов налитый опасностью толпы преследователей, но к счастью не ядом зоггов, и как следует, приложился в него из своего "Калаша", затем метнул туда поврежденный кристалл. После качественного встряхивания, опасность поредела, и я пошел на прорыв. Все бы было ничего, но я споткнулся о труп и полетел в небольшое озерцо. Пока я выкарабкивался, от туда, вода вскипела от шнырявших в ней копий.
  
   Стало понятно, что за прием ждет меня наверху, поверхность озера над моей головой стала наливаться смертельным уровнем опасности. Остался один вариант, искать сток из озера и желательно пошире.
   Легкие уже раздирались от непреодолимого желания вздохнуть, а кожа уже казалась дубовой корой, когда я продрался, наконец, через сифон, в другую пещерку. Вынырнул я, правда, уже без "автомата". Пока я раздумывал нырнуть или нет за утерянной собственностью, преследователи не ждали. Ясно становилось вполне, что мое соседство с ними в этих пещерах их категорически не устраивает. Напрашивался вывод что тут либо я сваливаю из пещер, либо они сваливают из жизни.
   Ух, как расхрабрился супермен липовый, а ведь клан Арват видимо окончательно вытряс из меня трусость. Я пробирался по полузнакомым ходам и раздумывал, вот ведь странно, даже не стоит вопрос зачем убивать этих настойчивых парней, не проще ли выйти на верх через любой из этих колодцев, ну хотя бы через этот! Пускай живут, ведь они точно наверх не полезут, против шок-копья на открытом воздухе нет ни шанса. Чего-то мне лень вылезти, как-то проще перерезать этим парням глотки, и остаться в насиженном гнездышке! Какое-то упрямство стало комом, в сердце, не давай выползти гнусному человеколюбию.
   А чего ты думаю, удивляешься, вот ты в годе прошлом воробьев на даче стрелял?
   Стрелял!
   А жалко было?
   Да нет весело!
   Дочка за ними плакала? Умоляла не стрелять? И что же ты?
   Назвал нюней и послал в угол, сказал, что кошек кормить надо, герой!
   А котят топил?
   Еще как, кожный год, а еще дочке говорил, что сами ушли, или что соседи забрали.
   А ведь котов очень любишь, за счастье с кошкой полежать!
   А эти чем лучше, те хоть не мешали, а вот эти то извести хотят!
   АААРГХ!!!
   Порешу!
  
   Ишь, какой грозный, а чем? Шок-копье то утонуло!
   Вот незадача! Ловушку бы, какую соорудить? Ага, есть идея, еще пару минут и к готовой ловушке выйду, как бы ложный след оставить?
   Вытащил из кармана одного чудом уцелевшего розового краба, отломал ему ножку, и стал кропить дорожку за угол, туда, где сильно пахло паленым мясом. Затем влез над перекрестком в отверстие колодца в потолке. Скорее всего, их привыкшие к темноте глаза не слишком будут приглядываться, что там наверху на солнечном свету, а запах перебьет царящая тут вонь. Залез расперся руками, и стал шерудить во рту языком вырабатывая побольше слюны.
  
   А вот и преследователи, а их то немного осталось, что около дюжины. Один из них бодро бежал по капелькам крови крабика, затем также бодро свернул в ловушку, чадя своим факелом. Остальные вооруженные столь же продвинутыми светильниками последовали за ним. Серсит был просто рад получить по уже обожженному небу еще десяток костерчиков, развил он разумеется всю прыть на которую был способен. Поток воздуха от схлопнувшейся глотки вышвырнул пару последних прямо на перекресток. Мне осталось прострелить им макушки несколькими недостаточно точными плевками.
   Спрыгнул на два трупа, сытый серсит, с каменным шуршанием уползал в глубину, кажется, он простил мне, свой спаленный язык - или нет?
   На трупах не было ничего интересного, я снял с плеч у них мешки с раздобытой жратвой. Затем мое внимание привлекла странная бляха, выпавшая из гипертрофированного зоба одного из них. Она пульсировала красным, а когда я взял её в руки, она испустила яркую вспышку и распалась в руке. И знаете что, на ней было начертано?
   До боли знакомый знак Клана Арват!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Всплеск на воде. Часть пятая.
  
   Начальнику Службы Интересов клана Бисх г-ну Арха Кетталу
  
   От начальника отдела вербовки Нхой Трого
  

Докладная записка.

   Передаем Вам для вашего сведения , отрывок из стенографической записи переговоров главы Артели г-на Лузия Гвхарнелии Сулла , исполнявшего там обязанности Старшего Мастера по работникам с представителями Клана Арват, г-ном Фанкл Веерна.
   Осмелюсь напомнить, что данная беседа произошла по настоянию клана Арват, настаивающем о беседах с каждым уцелевшим из Артели ( что весьма странно как будто они не задавались уничтожить всех в этой злополучной Артели).
  
   Отмечу, что Сулла держался спокойно, и в принципе говорил все то что он рассказал нам. По не понятной мне причине он воздержался от обвинений в адрес клана Арват и клана Бисх (ну что касается нас то понятно, он собирается сделать карьеру в иерархии нашего клана.)
   Привожу наиболее интересную часть беседы:
  
   Веерна:
   Из кого состояла ваша группа на момент разделения? Сколько Вас было в ней, и чем вы были вооружены?
   Сулла:
   Нас было 12 прорвавших к зданию, один из нас был вооружен оружием, отобранным у воинов вашего клана, и еще 10 находились в обороне в здании потайного ангара.
   Верна:
   Опишите того, кто был вооружен оружием наших воинов? Вы его знали? Как он проявил себя до сражения? Что Вы знаете о том, как он вел бой?
   Сулла:
   Это был гуманоидного типа индивидуум класса видимо 4А, не слишком сильный физически, и не сильно ловкий, на мой взгляд, но живучий. До боя я его не знал, разглядеть его подробно не сумел, поскольку одет он был в весьма свободную одежду с капюшоном. В бою он вел себя нервно, но стрелял неплохо, мне бы такой ствол я бы ещё лучше воевал, чем он.
   Веерна:
   Вы знаете, кто стрелял из хрога в начале боя?
   Сулла:
   Как я слышал, стрелял один из магов, он как раз и занимался отладкой хрога, и что-то смог сделать, для столь эффективной стрельбы. Его и спросите... (Смеется).
   Веерна:
   Тот боец полетел на склиссе ? или пошел с Вами?
   Сулла:
   Что Вы заели меня с тем бойцом! Не летел он на склиссе, отказался, пошел с нами.
   Пошел до встречи с ищейкой Бисх в зарослях. Сразу после начала беседы он исчез. Больше я его не видел. Вот и все про него, или Вас только он интересует!!!
   Веерна:
   Нет, нас интересует еще обширный список вопросов, перейдем к следующему.... Сколько метателей молний было на территории артели кроме хрога?..
  
   Более в разговоре нам не удалось выявить каких-либо столь интересующих Арват моментов, беседа, в общем, продолжалась полчаса, и носила формальный характер.
  
   Резолюция:
   Суллу ко мне!
   Арха Кеттал.
  
  
  
  
   Начальнику Службы чистоты Клана Арват
   Г-ну Хрелц Сонная
   От агента, "Ночной Сильф".
  
   Запись службы внешнего наблюдения.
   Место проведения наблюдения посадочная площадка склиссов, высшего класса.
   Объекты наблюдения:
   1 Отец основатель Иираз Годвайт Кымру.
   2 Начальник Службы Интересов Роан Атта.
   Объект 1:
   Что-то тебя постигают неудачи, верный мой пес? Или мне кажется?
   Объект 2:
   И так можно оценить и этак, эта неудача знаменует большое будущее, нашего любимца.
   Объект 1:
   Я тебя не совсем понимаю, как он стал нашим любимцем? Уж не стало ли это твоей последней идеей?
   Объект 2:
   О нет, не беспокойтесь объект основатель, точнее стоит беспокоиться, но не об этом.
   Объект 1:
   У тебя есть время рассказать мне об том, пока я не отморозил себе уши.
   Объект 2:
   Наберитесь терпения, и Вы поймете, что я столь же прав и даже более чем раньше.
   Наш объект, проявил несколько новых качеств, которые мы доселе в нем не подозревали. Прекрасная живучесть, прыткость и смекалка, то, что никак не вмонтируешь в хороший инструмент, при всем желании хоть найми тысячу магов.
   К моему удивлению подробная запись боя, проявляет его еще одни неожиданный талант, провидец боя.
   Этот то неучтенный фактор, скорее всего и привел к некоторому неуспеху нашей операции.
   И еще Сулла соврал Верну, я чувствую, Хрог невероятно точно и быстро стреляющий, и тут же находится наш объект это не просто совпадение...
   Ну и судя по всему, как он быстро перемещается, и какое разнообразие обстоятельств встречи нас с ним, объект умен и вполне социален. Это не просто заготовка для инструмента, это обещает быть многогранным, мощным, многоцелевым средством...
   Объект 1:
   Ты не сказал, что тебя беспокоит?
   Объект 2:
   Меня беспокоит не объект, а этот ублюдок Фанкл Верна, как можно быть столь тупым. Если в Бисх умеют складывать дважды два, то они уже поняли что, мы ищем. Отец Основатель мы можем опоздать.
   Объект 1:
   Что же ты предлагаешь, судя по всему объект находится на территории клана Бисх?
   Объект 2:
   Я уже делаю все что могу, там вовсю работают мои люди. А вот теперь то я Бисх спрашивать не буду.
   Стоп! У меня уже минуту горит сигнал вызова, я же отключил приемник, встречаясь с Вами, прошу меня извинить, кажется, это то Мы ждали!
   Объект 1:
   Идем-идем а то я себе уже все отморозил. И того чего уж нет тоже.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 18 Я - крыса, часть вторая.
  
   Так что берем?
   Другое шок-копье взамен отличного штурмового потерянного в сифоне. Так доспехи, нагрудники, наплечники, шлем по-удобнее. Крепкий солдатский балахон, наплечный мешок, туда горсть энергетических кристаллов. Пару фонариков - вся подземная нечисть ненавидит дневной свет. Заряжаю в них кристаллы. Отобранную у мертвецов снедь, туда же в мешок.
   На голову сыпется труха, помет, слышу шлепанье крыльев. Смотрю, прикрыв глаза от мусора, вся поднебесная братия, похоже, снимается с места. Даже малыши, прижимаются к спинам бешено машущих крыльями матерей (или отцов?).
   Постепенно вся эта братия втягивается в отверстия на потолке и исчезает. Видимо и мне пора, кожа уже начинает почесываться от угрозы пропитывающей воздух. Последний раз прохожу между массивными воротами в арсенал, потом мне приходит сожаление, что такой тайник будет разорен Арват. Стою между массивными покосившимися створками, пробую закрыть, ничего. Ладно, давай по-другому, подхожу к петлям ворот, нижние петли не стоит трогать, сбрасываю с плеча мешок и шок-копьё, вскарабкиваюсь до верхней петли. Несколько минут возни и разрушенная петля не в силах удержать огромный вес лопается. Створка ворот с грохотом, и подымая тучи пыли, перекашивается, упершись в противоположную створку. Все заклинено намертво. Но того явно недостаточно чтобы удержать Арват, такие мощные ворота их, несомненно, заинтересуют. Надо обрушить и туннель. Я прохожу вдоль стен туннеля подбирая трещины покрупнее, вот как будто подходит. Закидываю мешок на плечо, достаю парочку кристаллов и пропихиваю в трещину. Надрезаю чуть кристалл, но, кажется, слишком глубоко, тоннель мгновенно наливается опасностью. Опрометью выбегаю, прикрыв глаза, разумеется, спотыкаюсь и улетаю носом в яму. Вспышка слепит даже через плотно зажмуренные веки, по спине и мешку барабанит град мелких камней. Встаю, отряхиваюсь, осматриваю работу. Отлично все плотно завалило, арсенальчик я, получается, прикрыл, припас на крайний случай. Поправляю мешок на плече, ощупываю, чего-то не хватает! Черт ружье забыл под завалом!
   Как же так как теперь?
  
   Присаживаюсь, лихорадочно начинаю осматривать его содержимое... Ничего подходящего, что мне теперь кристаллами отбрасываться от супостата? Тут меня осенило, достаю из потайного кармана Крипт, тот самый который мне дал мастер. Крипт здесь элитное оружие, хочешь как холодное используешь, одно прикосновение и противник обугливается изнутри, хочешь как самонаводящееся типа "стингер", сам за целью летает. Может и грубо как пистолет работать только на небольшом расстоянии. Одна проблема с криптом, это оружие, для того чтобы справится с одним противником, а не с толпой как шок-копьё. Он больше для охоты подходит, чем для боя. Есть еще одна проблема, я не умею им пользоваться. До этого у меня был крипт, тот который я отобрал у уличных бандитов. Он был стандартного построения, три жала в ряд функциональная рукоятка с лаконичным селектором режимов. От этого он походил на вилку, весьма крупную вилку.
   Этот же Крипт был совсем другой, вычурный, украшенный узорами и вставками из магических кристаллов. Рукоятка была петлеобразная, жала тоже было три, только расположены они были в форме креста. По форме он напоминал египетский Анкх. В нем было не одно, а три гнезда для кристаллов. Древнее и весьма мощное оружие. Вот только бы знать как его привести в действие? Я взял крипт в руку взвесил, весьма увесистый. Прямо под руку лег один из кристаллов, прямо как гашетка. Я навел ствол на слизня флегматично переползавшего стену напротив. Нажал на гашетку ничего не произошло, только камешек загорелся зеленоватым свечением. Я нажал еще несколько раз, камень только зажигался и тух. В конце концов мне надоело, я решил перехватить крипт и рассмотреть другие камни на роль спускового крючка. В тот момент крипт как только я отпустил его рукоять дернулся, вырвался из руки, смачно припечатал слизняка к стене, и вернулся в ладонь, оставив на стене угольное пятно в форме слизняка. Ага, это режим самонаведения, а где же режим стрельбы. Я рассмотрел крипт повнимательней, на рукояти с противоположной стороны камню, на который я нажимал, поблескивала резная шишечка. Я попробовал её покрутить, нажимать вытягивать ничего. В конце концов, я взял крипт в руку перевернув так чтобы шишечка была под пальцем, выполнявшим у меня роль большого. Навел на следующего слизняка, нажал. Опять ничего, теперь даже ничего не загоралось. Ах, зараза!
   Как только я разозлился крипт выплюнул три молнии которые методично обшарили все стены помещения, методично сжигая всех слизняков. Я проморгался, и осмотрелся. На стенах было бессмысленное граффити из черных полос и клякс в тех местах где были слизняки.
  
   Ладно пойдет, пока правда я не представлял как, я буду использовать это оружие. Задерживаться не стоило, я на этот крипт потратил довольно много времени. Бодренько потрусил к ближайшей подземной "магистрали". Предстояло решить, куда я собственно отправлюсь, прятаться от ищеек Арват.
   Впервые, наверное, я стоял перед выбором, за все время пребывания в этом мире. До этого все получалось как-то само, опасность гнала меня вперед, или вынуждала забиться в норы. Теперь же получается меня из норы выкурили, и передо мной пролегала не узкая тропка - туннель спасения, за стенами которого смерть, а широкое поле, где нет известного, и от моего выбора зависит что-то (не знаю пока что).
   Давай прикинем, я присел на одном перекрестке, где проглядывало небо через пролом в крыше.
   Ясно, что Арват ищет именно меня, и, похоже, не остановится ни перед чем. В то же время им я нужен живым, в качестве подопытного кролика ли или раба непонятно, но все равно неприятно. Если нырнуть в глубь тоннелей что категорически не рекомендовал мне Сулла, а в его честности как будто я убедился. Но в тоже время можно совершенно точно быть уверенным, что меня там не найдут. И в тоже время я совершенно точно уверен, что туда теплую склизкую глубину совершенно не хочется мне. Опять спинами чесать лохмы едкого, забирающегося под одежду, живого мха. Ждать каждый вечер визитов, крупнотоннажных сороконожек, да и серситы именно оттуда приходят.
   Можно попытаться шнырять по верхним уровням, как до сих пор. Но как оказалось я тут далеко не один охотник, а вот сноровка у моих конкурентов вполне впечатляющая. Только шок-копье если посудить здраво меня и спасло. А ведь боролись они со мной только обычными копьями, палками с наконечниками. А с криптом что-то я чувствую себя не уверенно. Явно по его свойствам это оружие охотничье, а не боевое или хотя бы полицейское.
   Есть еще один вариант, вылезти в этот пролом и кустами пробираться за пределы территории клана Бисх. Хотя бы в охотничьи угодья Лангх. Там я видел со склисса много заброшенных строений, в которых можно перекантоваться, да и зима как будто на исходе. Холодно будет только ночью, а я тут и не такие переносил. А так как крипт охотничий явно то я с голоду не пропаду. И зарядов при скромной охоте хватит на несколько месяцев.
  
   Решено, впиваюсь в стенки колодца и с радостью пробиваюсь к дневному свету. На свету оказывается уже вечерело, но мне на руку. Почему на руку? Над самыми деревьями, скользили тихонько урча, склиссы со знакомым мне знаком - Арват! Некоторые организованно попарно приземлялись и высаживали кучки фигур с копьями наперевес. Фигурки что обозначали друг другу жестами и сливались с вечерними сумерками. Невдалеке от меня я увидел еще одну группу фигур которые поочередно ныряли в колодец катакомб. Обложили демоны!
  
   Я понимаю что к колодцу у которого я прижался, вполне вероятно подойдет следующая группа. Плотно вжимаясь в грунт ползу, вскоре оказываюсь под прикрытием группы кустов. И вовремя, чавкая талым снегом несмотря на все усилия быть незаметными пробирается к колодцу очередная группа. Видно, что профи, ни звука, ни звяка, ни сопения. Проплыли как тени, только оставили в буром снегу цепочку глубоких следов. Я пытаюсь выяснить с какого склисса они высадились, метрах в пятидесяти стоит склисс, в характерном для Арват черном окрасе с оранжевой полосой. Там сидят два типа. Один склонился над непонятным прибором, другой водит прожектором по спутанным веткам кустов. Оглядываюсь назад с целью найти путь из скопления ищеек. Вижу, что из рощи напротив выходит цепочка теней. Видно их как бы хаотические движения, догадываюсь что, обыскивают каждый куст, каждый камень. Минут десять и они будут здесь.
   Ну что ж "партизан", "фашисты", пришли бой принимать не по нашему, не "по-партизански", надо делать ноги, но вот как, был бы птичкой, свалил бы. Да и птичку бы расстреляли. У теней, которые неотвратимо приближаются из рощи, я замечаю незнакомое оружие. Приглядываюсь повнимательнее теряя драгоценные секунды. Да это же арбалеты, и сети вон у некоторых, а вот те явно помахивают пращами и дубинами. Это видно специально для меня.
   Склиссы которые разгрузили "диггеров" начинают по очереди сниматься с места и, не зажигая ходовых огней, исчезают над лесом. Тот, что поближе мешкает.
  
   Ну, была, не была, достаю крипт камнем вверх, нажимаю на камень захвата цели, навожу на того, что светит прожектором. Отпускаю, крипт срывается с ладони и уносится к незадачливой цели. Я тут же срываюсь вслед за ним. Прожектор утыкается лучом в небо. Я подымаю ладонь, крипт больно бьет по ладони. Выпрыгиваю на прогалину между кустами, навожу и выпускаю крипт по второй фигуре (уже, кстати, хватающейся за шок-копьё). Переваливаю через борт склисса, фигура выпадает дымясь через противоположный. Поскольку я не выставил ладонь вернувшийся крипт настойчиво просится обратно, выписывая виражи над моей макушкой. Хватаю рукой назойливый "кольт". Плюхаюсь на пилотское место, и, подражая остальным склиссам медленно и аккуратно страгиваюсь с места. Досадливо машу рукой, перерубая кабель прожектора, чуть не забыл.
   Тихонечко в темноте тащусь в общей группе, затем снижаясь и ломая особо выдающиеся ветви отворачиваю в сторону болот известного уже мне клана Лангх. Лечу так минут тридцать, затем явно со склиссом происходит что то не то. Начинает дрожать, падает скорость, переваливается с бока на бок. Ветви деревьев задевает все чаще, не в силах подняться вверх. Я оборачиваюсь , что такое? Замечаю рядом с кабелем прожектора струйку гравижидкости уносящейся вертикально вверх. Черт когда кабель рубил и трубопровод задел!
   Пока я засматривался на неполадки, нос склисса вломился в особо развесистое дерево. Меня вышвырнуло с пилотского кресла через лобовое стекло, и все погасло...
  
   Когда я очнулся, уже рассвело, висел я как, когда-то, перепивши гравижидкости на вечеринке. Почти в той же позе и на той же высоте.
   Все! Все убытки от местного алкоголя! Жаль, внизу не было пилота, чтобы на него спрыгнуть. Приземлился я в особо колючий куст. С матом кое как выдрался из него, чуть попортив свой маскировочный балахон. Ничего с висячими тряпками он лучше маскирует, у пиндосов я по телеку видел. Когда-то...
   Делаю шаг и проваливаюсь в болото по колено. Оппа приплыли на место назначения. Осматриваюсь в поисках склисса, нет нигде. Зато впереди по ходу полета видна огромная прорубь. Ясно, долго Арват свой склисс искать будут.
   Ну, делать нечего надо двигаться дальше. Я еще не слишком далеко удрал. Летел я не быстро, километров 80 в час, удалился выходит не более 60 км. Это должно быть еще Бисх. Надо далее топать. С грустью посмотрев на простирающееся болото и явно глубокое, я поправил мешок и направился в путь.
  
   Через часа два, я, уже окончательно выбившись из сил измазавшись по уши, выбрался на широкую полосу перепаханного болота. Полосу эту сопровождали сорванные с деревьев ветки, и горы выплеснутой жижи, явно свежей.
   Проселок.
  
   Я присел на пень, достал вчера еще в тоннелях добытую жратву и приступил к обеду - завтраку-ужину.
  
   Как только доел справа послышалось хлюпанье и чавканье. Я спрятал остатки еды и себя в кустах. Достал крипт. Появился страшно побитый и раздолбанный строп. Чавкая гусеницами он натужно проходил очередной поворот обходя толстое дерево. Я нацелил крипт на водителя, нажал кристалл наведения и отпустил, строп через пару секунд уперся тупым рылом в дерево, а крипт некстати хлопнул меня по лбу. Я отлетел в лужу, потер лоб встал, отловил непокорное оружие, и подошел к стропу. Тот старательно делал себе еще одну вмятину на морде. Как же на него залезть, со всех сторон сосиски-гусеницы того гляди вомнут в грязь. Наконец сообразил, залез на дерево которой упрямо пытался проломить болотоход, и спрыгнул уже с него на грузовую платформу. Вытянул обуглившийся труп с сиденья, и сел на его место. Где же тут руль?
   Вместо руля обнаружился гусеницееобразный выступ, с двумя продольными долями. Я сообразил погладил одну из долей назад, строп стал ерзая разворачиваться сдирая с дерева кору, а меня с водительского места ветвями. Погладил обе доли назад, и строп, наконец, кряхтя, отполз от дерева. Погладил вперед и строп подняв фонтаны грязи, позади двинулся приминать кусты впереди. И то хлеб, ногами топать не надо. Жаль, что грузовая платформа стропа была совершенно пуста.
   Справа по ходу движения появилась изогнутая решетчатая мачта. Перемалывая болото, я вползал на охотничьи угодья клана Лангх.
  
   Глава 18 Болотные охотники.
  
   Шевельнулись пушистые кончики куста. Послышалось тихое урчание, потом поскрипывание сочленений конечностей. Я застыл и постарался слиться с кочкой, за которой пристроился. Нос щекотали мошки, вспорхнувшие с "осоки". Наконец стебли куста раздвинулись, и из тени высунулись гибкие стебельки глаз парха. Парх хоть и опасная добыча, но, однако, не чурается осторожности, что говорит о зачатках разума в его голове, или где он там у него. Его естественных врагов я не видел, и от других охотников о них и не слыхал. Травоядным парх не нужен, а хищников если не замочит, то удерет. Вот он видимо учитывает только охотников, потому что, хороший трофей.
   Наконец высунулись осторожно сначала передние суставчатые ноги, а затем и остроконечная голова. Парх выпустил головные усы, покрытые бахромой, и принюхался. Но я то не будь дурак намазался соком болотного ореха и теперь мой запах хоть и неприятный, но зато ничем не выделял меня в болотной симфонии ароматов. Парх зря старался усмотреть опасность зрение его не столь уж хорошее, приблизительно как у земных носорогов, шагов на двадцать видит. Вот, наконец, этот гипер лангуст выполз на прогалину и захлюпал по жиже своим раздвоенным прыжковым хвостом. Я внимательно присматривался к потенциальной добыче, боевые усы парха расслаблены, прыжковые ноги не поджаты, сам он явно увлечен только виднеющейся на колышке наживкой. На колышке аппетитно пованивал семидневной тухлятиной, небольшой храк. Был бы парх поумней он бы почуял неладное - как это так, столько дней может пролежать в болоте этакая тухлятина и никто её не съел?
   Ясно как, я уже полдня здесь валяюсь, отгоняю всякую мелкую нечисть. Я тихонечко потянул за стебель болотного вьюнка, подтягивая наживку к себе. Парх удивленно потянулся за столь желанным лакомством, и сориентировался правильно в ловушке. Ага.
   Я потянул спусковой тросик, и рама ловушки вырвалась из болотной жижи, накрыла сетью его прыжковые хвосты, и ударилась передней поперечиной об голову парха. Упс! А должна была его боевые усы обломать!
   Парх упер прыжковые хвосты, и рванул в прыжок. Вся ловушка затрещала, крепления тросов начали вытягиваться из зыбкой почвы. Слишком крупный парх попался, не влез в габарит ловушки. Надо спасать инструмент, я вскочил, вытащил моток веревок. Парх наконец заметил обидчика, и хлестнул меня усами. Перерубленные стебли травы, и ветви кустов взметнулись вверх. Я опрокинулся на спину, прямо в бочажину (самую малость не достал!).
   Я задом выполз на пару метров назад, и вскочил, примериваясь, где обмотать непокорную добычу веревкой. Стал обходить парха с хвоста. Парх выдирая крепления, повернулся ко мне рылом вместе с ловушкой. Проблема! Что же с ним делать? Парх хлестнул усами еще несколько раз, и угрожающе заверещал. Площадка вокруг нас из мирного сонного болотца превратилась в танкодром в весеннюю распутицу. Наконец я нашелся, повернулся к парху и заорал что есть мочи, из кустов вспорхнула мелкая крылатая живность, случайные зрители прыснули в кусты, а вот сам парх испуганно сжался, подобрав конечности. Тут я не потерялся и отрубил ему быстренько когтями боевой ус. Он, было, опомнился и хлестнул вторым, но сектор обстрела уже стал ограниченным, и срезать второй не составила труда. Утратив усы Парх сменил свой характер на заячий, и все его дальнейшее поведение свелось к попыткам упрыгать от меня. В конце концов, примотав все его конечности к панцирю, я утомленно присел на парха. Большой попался рак - килограммов на сто не меньше. Уф...
   Дальше дело техники и потного труда, приволок болотную тележку, загрузил парха на крестовину, и сопровождаемый его верещанием потащил сквозь кусты к гваранзу.
   Гвараанз к счастью, не удрал как прошлый раз, а мирно выкашивал осоку по кругу удерживаемый веревкой. Я, следя, что бы не оказаться перед мордой гвараанза, протащил тележку к его заду и привязал дышло к кольцам, вкрученным в крепкий панцирь моего "вола". Залез на спину гвараанза, устроился в импровизированном седле, подобрал усы, и потянул правый, поворачивая караван домой. Гвараанз послушно повернул голову, и затем легкий пинок и гвараанз бросился искать невидимого обидчика, а я поехал на спине гигантской злобной мокрицы домой.
  
   Ехали мы неторопливо, благо парх почуял гвараанза и заткнулся. Мне оставалось следить, что бы транспортное средство, не забрело в особо густые заросли, и не смело меня ветвями со спины. Я так один раз и съехал по панцирю, прямо в корзину с тукками, и от близкого знакомства с ними целый день лежал пластом. Двадцать ног гвараанза перемалывали жижу там внизу под панцирем, а острые челюсти-косилки не останавливаясь, срезали на ходу растительность. Я плавно покачивался на покатой спине, и грелся на лучах полуденного солнца. Почти хорошо, одна проблема грязь застыла на моем тряпье и осыпалась кусками прямо внутрь сквозь прорехи. Через часок начну чесаться. Ну, ничего вот и дом уже видно. Точнее не дом, а группу кустов с сетчатыми листьями, внутри которых и прятался вход в мое убежище.
  
   Припарковав гвараанза, точнее привязав за дерево веревку с хвоста, отцепил тележку, стащил парха и упаковал того в клетку. Покончив с расфасовкой готовой продукции, я решил обозреть все свои запасы.
   Углубившись в кусты я пробрался к замаскированному шалашу. Шалашик был небольшой и весьма убого обставленный, топчан да фонарь из светляков. Но это было неважно, поскольку я тут не жил. Откинув топчан, я обнажил круглую крышку люка из полированного серого металла. Это и был мой дом.
   История получилась с этим домом странная. Поначалу я ночевал на своем благополучно угнанном стропе. Но когда ночные твари стали донимать, пришлось поискать домишко поуютнее. Наткнулся я на нынешнее пристанище случайно. Мой строп спокойно чавкал по болоту, когда я оказался, выброшен из кабины, со звоном, донесшимся откуда-то из-под воды. Когда я, наконец, догнал неуемный механизм, то увидел, что у того погнута одна направляющая. Тогда я сподобился посмотреть на что, я наткнулся? А наткнулся я на странный островок метров десять в длину и пять метров в ширину, как я подумал поначалу. И еще особенно интересно было то, что на самом верху островка, среди ветвей кустиков торчала крышка открытого люка. Дальнейшее исследование показало, что внутри люка нет воды, вопреки всякому здравому смыслу. Как потом оказалось под люком оказалось весьма значительное пространство, свободное от воды, но, увы, не свободное от алчущих крови организмов. После разборок с организмами закончившимися уничтожением оных, и незапланированной тратой зарядов к шок-копью, наконец, выяснилось, что данный объект - летательный аппарат, упавший в болото и почти полностью в нем затонувший. А через выше упомянутый люк видимо экипаж этого транспортного средства, и спасся бегством, но думается не далеко, а то аппарат тут бы не лежал.
   Уже основательно устроившись в новом жилье, я выяснил что этот аппарат лежит на боку, без наклона по оси. Аппарат оказался тем самым флиссом про который и рассказывал мне Ффагт. Как он не разбился, учитывая, с какими скоростями они летают, совершенно не ясно. Через весь объем аппарата с носа к хвосту проходил канал что-то вроде шахты двигателя метров шесть в диаметре. В него я не лез, потому что, он был заполнен болотом.
   Из-за того что, аппарат лежит на боку, пользоваться его помещениями было не очень удобно, все время приходилось лезть по коридорам вверх вниз. Зато трюмы его были весьма обширны, и вполне вмещали в себя и припасы, и добыча, которую я поймал живьем. Сам я устроился в основательно заржавевшей пилотской кабине, на отодранном кресле здесь я и спал. Источники энергии флисса давно иссякли, поэтому мне пришлось использовать, в его бортовой сети, энергетические кристаллы от ружья, через переходник, выдранный с мясом из стропа. Поэтому свет у меня был. Вот и сейчас и повернув выключатель, внутренности флисса я наполнил светом. Сначала надо пообедать. Я пошел в запасник, раньше это было багажное отделение. Нашел там парочку маринованных торитрепангов, отлил из бачка отфильтрованной воды в банку. Достал книжку и сел на кресло перекусить. Книжка была очень интересная, но и жутко трудная - инструкция по эксплуатации Флиссов серии "Тухлая молния". Меня вечно на земле супруга доставала, " Не читай за едой! Ешь, не замечаешь что!", теперь меня достать некому. Грустно...
  
   Было конечно желание похрапеть, как следует после обеда, но расслабляться не стоило. Во-первых, на верху ждал упакованный парх, а его в этом состоянии мог съесть кто-то неупакованный. А во-вторых, живой товар скоропортящийся, а я вчера тоже не мало наловил. Нельзя что бы сдохли, пора везти. С вздохом, откинув книжку, я выбрался из кресла, пробрался в "виварий", и стал таскать клетки наверх.
   Провозился я часок не меньше. Когда гора клеток выросла выше моего не маленького роста "виварий" наконец опустел. Осталось подогнать строп.
   Тот стоял в двухстах метрах от моего дома, полузатопленный, одна кабина лежала над водой спрятанная в кустах. Я разогнал рукой тину, достал под водой кран и шины-гусеницы стропа стали надуваться, выдирая громоздкий механизм из болота. Наконец болотоход был готов к выезду. Я присел за "руль" и погнал к дому. У дома, очистив грузовую платформу от водорослей и грязи, я стал укладывать ящики, и найтовить их лианами. Прикрыл люк, опустил топчан на место, вскочил на козлы и рванул к "дороге".
  
   Дорога пролегала километрах в трех от моего дома. Это было не совсем дорога, а нечто вроде просеки среди растений, всегда здесь плотно вырастающих в местах, где чуть суше. Ею пользовались все охотники, поскольку здесь даже гвараанз шел в два раза быстрее. А уж мой строп шел, так что никакой быстроногий охотник не угонится. Когда я вырулил на дорогу, она была пустынна, что неудивительно в этот час, так как я обитал почти на самом краю охотничьего района, почти у границы необитаемых земель. А охотники не имевшие столь быстрого транспорта выезжали едва рассветет, ехали целый день. Ну, я тех, кто выехал, уже ближе к заготпункту догоню. Через минут сорок пыхтения по проселку, я увидел вдали одинокую тележку заваленную набок. И фигуру, мнущуюся около неё. Это была стандартная тележка, такая же, как у меня. Два полоза - поплавка, и два колеса для переваливания через кочки, сверху присобачена решетчатая рама - кузов. А вот от дышла остались только обломки. Скрюченная, унылая фигура рядом с ней принадлежала Ночному Парху, на редкость худому охотнику соседу, чей участок располагался дальше меня от заготпункта. Своей осанкой и привычкой к ночным приключениям он и заслужил свое прозвище.
   - Что, гвараанз убежал?
   - Привет Хлюст, не везет мне с гвараанзами. Вечно норовистые.
   - Не за бесплатно Парх.
   - О чем разговор. Пять зарядов!
   - Не развалится?
   - У меня такие вечно гвараанзы что, и тележки сам знаешь, какие должны быть!
   - Ну, давай...
   Парх прицепил веревку за крюк стропа, завистливо осмотрел мой улов, и свистнул, трогай мол!
   Не вопрос!
   Только, на мой взгляд, он слишком короткую веревку привязал, ему слегка доставалось на особо жидких участках. Вид у него будет!
   Через пару часов я стал нагонять других охотников.
   Злобный Хрыч вез разделанную тушу колаба, с чем я его и поздравил! А он меня послал.
   Колабы пожалуй одни из немногих крупных тварей которые, можно употреблять местным в неживом виде, если они хорошо прокопчены. Причем все равно каким дымом. Зато когда живые, весьма токсичные. Поэтому они очень хороши для приготовления консервов, и т.п. Я пока коптить колабов не умел, потому и не ловил.
   А вот Хрыч, вечно почерневший от дыма, коптил, сушил все что можно. Всегда знал кого чем коптить, какой травой, и чем вымачивать, чтобы уничтожить посмертный яд. Признанный специалист, мог себе позволить несносный характер.
   Фыркун тащил за гвараанзом свору хеттов, вот тоже неплохо, их воспитают в отличных ищеек. Меня дружно обгавкали. Их тощие, покрытые ребрами спины, так и мелькали внизу у гусениц стропа. Твари эти такие чуткие, что поймать их мне не было никакой возможности, запах следов чуяли за несколько дней, чем ловушки не намазывай, все равно обойдут. А он ловит, и никто не знает как.
   А вот Напрасный вез всего лишь храков, зато целый воз. Пришлось зажать нос.
   К вечеру я среди скелетов-деревьев показались обветренные каменные столбы, выстраивающиеся в портал.
   Наконец я доехал до заготпункта.
   Заготпункт обосновался на старых развалинах. На древних причудливой формы голубых камнях, был сооружен длинный дощатый помост. В глубине помоста укрытый навесом прятался вход в станцию метро. Время от времени из зева входа виднелось яркое голубое сияние, и ухал пролетающий вагон.
   По краям помоста виднелись собранные из всякого хлама будочки скупщиков. К ним выстроились очереди тележек запряженных гвараанзами, или навьюченные клетками колабы. Охотники и трапперы рьяно торговались с живодерами скупщиками. А те были как на подбор величественные и толстые, темпераментные, их жестикуляция порой сбивала незадачливого охотника с ног. За будками скупщиков, скучали жилистые фигурки грузчиков.
   Измазанный в грязи, Ночной Парх, отвязал веревку и положил на борт моего стропа, пятерку кристаллов. Я ему кивнул, и он направился к свободному скупщику. Я спустил воздух из шин-гусениц, и скинул ветки со своей добычи.
   Рядом со мной соткалась пузатая фигура с кучей щупалец на макушке - скупщик Жирный Хрог.
   Как только местные скупщики убедились в моем жестком желании торговаться, их напор несколько увял. Кроме того, я никогда не торопился, мне с моим транспортом не составляло труда, вернутся, в отличие от других охотников. И измором меня брать не получалось.
   Так что меня оценил их торгашество Хрог! Истинный полководец торговли!
   Своим непререкаемым апломбом он и заслужил свое прозвище. Я как наиболее осведомленный с этим видом боевой техники, сравнивал его с хрогом, и заверяю, действительно похож! Меня, конечно, он больше потешал, чем подавлял, видел бы он нашего завхоза! Ну, так и на этот раз, профессионально окинув взором мою добычу, он назвал цену, справедливую как он заявил. На мой же взгляд, цена слегка меньше чем полагается, то есть вдвое меньше. На что мне было заявлено - "Весна, добычи много цена падает, пускай я любого спрошу". Я конечно спросил, конкурента, тот из чувства "солидарности" указал ту цену которую я бы и хотел получить. На что Хрог зашипел и посоветовал конкуренту идти хффургам под хвостом лизать. Хрогу же порядком повеселевший конкурент заявил, мол, тот уже нализался и поэтому такой толстый. Интересная беседа по поводу употребления хффурговых экскрементов в пищу продолжалась еще полчаса, вместе с тем, пропорционально куче уже названных отходов росла и сумма, причитающаяся мне за добычу. Наконец сумма была установлена, выплачена, и потрачена на необходимые каждому охотнику припасы, как-то:
   Веревка метров сто (а вы знаете как пархи, и колабы любят веревки рвать).
   Энергетические заряды десять штук (в ночной тиши славно успокаивает выстрел из шок-копья, и меня, и обугленного хищника).
   Пружины для ловушек (ржавеют в болоте быстро).
   Энергетический кристалл для стропа (жрет обжора со страшной силой, две ездки на заготпункт и все выбрасывай).
   Гравижидкость 0,5 (заткнитесь - это от стрессов).
   Новый фонарик (прежний, гвараанз сожрал, теперь, по ночам у него зад светится, светлячок понимаешь!).
   Балахон (я конечно не модник, но дырки в старом просто уже объединяются).
   Ну конечно кое-что осталось, на черный день.
   Уже в полной темноте мы закончили торг, Хрог опустился с грузчиками, и товаром в метро, ухнул вагоном и был таков. Я же на опустевшей площадке, забрался на козлы, повернул краник, однако пшик и никакого движения.
   Я нажал индикатор энергии, тот лишь слабо моргнул и погас. Вот черт, кристалл сдох. А я думал обратно доеду. Может, кто энергию слил? Нет, вроде крышки разъёмов покрыты грязью, и никто их не трогал. М-де, придется кристалл сейчас менять. Я откинул щиток на лбу стропа, и, подсвечивая вновь приобретенным фонариком, стал осматривать гнездо энергетического кристалла. Тот, как ни странно превратился в кучку обломков. Хм...
   Тут шевеление в груде ящиков, отвлекло мое внимание, я, немедленно достав шок - копьё направился посмотреть. Старые гнилые ящики и клетки, тихонечко подрагивали, как будто их трясла мелкая судорога.
   Я откинул парочку дулом копья. Под ними обнаружилась странная дрожащая масса. Прибавив света, я обнаружил, длинное змееподобное создание, с тремя парами лапок, нет с двумя парами лапок и одной парой крылышек. Создание воззрилось глазами, на шок-копьё пискнуло, и обмерло. Что за тварь? Непонятно, но поскольку мне ничего не угрожало, я отвернулся и пошел менять кристалл на стропе. Опять заметив краем глаза шевеление, я схватил копье и пальнул, было, в тень прямо за моей спиной.
   Не тут то было, копьё зашипело и шикнуло. Что такое только с утра заряд сменил!
   Тварь стала как раз передо мной на четырех лапках и зашипела, забавно выгнув спинку, так что крылышки топорщились наверху. Ну, раз шипит, то сейчас нападет, не буду раздумывать, размахнулся с целью срубить голову тварюшке с плеч. Опять упс, тварь оказалась подвижной, и попал я ей по шее только с четвертого раза. Тут моему удивлению не было предела, вместо того чтобы разделить когтем голову и тушку, я отбросил тварюшку в кусты. Я удивленно посмотрел на когти, потом решил посмотреть на жертву.
   Подошел и мне тут пребольно вцепились в лодыжку. Вот она тварюшка, жива, здорова зараза! Я пытался оторвать пасть от ноги, однако она сама выплюнула, с отвращением перекосившись. Не надо не надо я только вчера купался. Я схватил тварюшку за загривок, а она елозила и свивалась в узлы, пытаясь, освободится. Маленькие глазки у неё были точь в точь как у кошки, и горели злостью и обидой. Нафиг ты мне сдалась, я легонечко отпихнул тварюшку в кустик.
   Отвернулся, выдернул обломки кристалла из гнезда, воткнул свежий кристал. Запрыгнул в козлы, и получил укус в зад. Что за черт! Опять тварюшка, вот назойливая! Разлеглась на сиденье, и в ус не дует. Я спихнул ее на платформу, завел компрессор, накачал гусеницы, дал ход и направился домой.
   Через пару минут почувствовал, что по одежде заскреблись коготки, не успел обернуться, как тварюшка забралась под одежду, пробралась под рубахой и высунула голову рядом с моим ухом.
   Затихла.
   На любые попытки выковырять её, только коготки вытаскивала и вводила мне под кожу. Ладно, доеду до дома разберусь, а то в какой то пень въеду, тут ночевать буду.
   Через пару километров, тварюшка стала издавать тоненький звук, прям как земные сверчки, скврцц, скврцц...
   Это меня немного успокоило, навеяло воспоминания о земных ночах, земным летом.
   Когда я приехал и заглушил мотор, место, где сидела, тварюшка стало весьма теплым и уютным. Я не захотел её беспокоить, аккуратно открыл люк и спустился в свое убежище. Когда я включил свет, то тварюшка зажмурила глаза и забеспокоилась. Я вытащил ужин для себя, и отщипнул ей кусок. Тварюшка оживилась, выползла из-за пазухи на стол, и стала, судорожно глотая поглощать угощение. Я, наконец, смог рассмотреть её подробнее.
  
   Шкурка ее, так и не поддавшаяся моим когтям, была очень похожа на шкуру ящерки. Сама тварюшка и сама была похожа на ящерицу, только сильно удлиненную. Голова, правда, несколько отличалась, имела вытянутое рыльце более крупные, чем у ящерицы глаза, ноздри с клапанами, и складные ушки. Размером это существо было, где-то с метр, от кончика носа до кончика хвоста. Крылышки его очень компактно складывались, но не так как у птиц в три сустава, а в четыре и в сложенном состоянии плотно прилегали к телу. Ну, аппетит был совершенно не сравним с размерами, съело он не только свой ужин, но и мой. И под конец напоминало веретено, пузико так и тащилось по столу.
  
   Удачно поев, я лег спать, в темноте послышался цок коготков тварюшки, потом возня и ко мне пристроилось маленькое и очень горячее тельце.
   Стало очень уютно, и я уснул.
   Глава 19 Браконьеры.
  
   Клок тумана оторвался от рощи и увлекаемый, легким намеком на утренний ветерок, подплывал ко мне. Роа потрогала меня лапкой, и обеспокоено свистнула.
   Я пригляделся, в белесой мути мерещились паутинные волоконца. Опять волкрин решил поживиться. Эта тварь, почти невесомая, когда голодная, имела свойство сосредотачивать в своей сети туман, или пользоваться готовым, а затем незаметно облекать в свои объятия незадачливые жертвы.
   По этому я сейчас не шел проверять ловушки а дожидался первых лучей света. Волкрины под их воздействием становятся особенно заметными, и поэтому они сворачиваются в клубки и прячутся в осоке.
   Я лениво швырнул в клок тумана комок грязи, намекнув твари что её заметили.
   Та осыпалась бессильным пеплом на землю, дожидаться следующего удобного случая.
   Наконец из тумана стали проявляться ветви кустов, один из ближайших кустов уже успел окраситься красным. Неудивительно, я вчера под его корни высыпал подохших торитрепангов. Кустик сумел отбиться ночью от падальщиков, и съел все сам. Еще пару таких трапез и на его ветвях нальются коричневые, колючие плоды и он отправится на откочевку.
   Наконец весь туман рассыпался, его естественная (нехищная часть) истаяла, можно отправляться на охоту. Предстояло осмотреть пяток многообещающих ловушек, которые, я уже два дня не проверял.
   Обычным весенним, туманным утром под моросящим дождиком, я и Роа довольно бодро шлепали по болотной жиже, и бормотали себе под нос песенку.
   Ну, там "Пусть бегут неуклюже, пешеходы по лужам..."
   И не зря пели потому что, уже по моим ощущениям, и по наблюдениям коллег, уже середина весны. А в середине весны у меня день рождения. Правда, втолковать, что такое день рождения я никому не пытался. А вот торт сварганить и свечек натыкать я собираюсь вполне серьезно. Но, наверное, свечек я воткну столько же сколько прошлый раз - я же умер? Может дату смерти отмечать пора?
   Роа закончив песенку, начала мурлыкать над моим ухом следующую.
   Она очень любила петь, видимо так же как и в людях в ней есть потребность в ритме и мелодии. Правда голосок её напоминал вой электрогитары, и сказать им кроме песни она ничего не пыталась. Зато если малышка устраивалась ко мне потеснее, ей уже ничего не нужно было говорить.
   Сечас она опять мурлыкала, не слишком громко, но что то знакомое.
   Что-то бодренькое, кажется "Прощание славянки". Ей она особенно понравилась, мурлыкала, топала коготками всю ночь вчера. Ей вообще идея музыки нравится, и порой заткнутся, больших трудов стоит ее убедить.
   Зато ей не составляет труда извлечь из моих мозгов мелодию которую я слышал хотя бы раз. Правда попсу она почему то не любит, а то что любит все равно воспроизводит в своей обработке. Так что на роль магнитофона годится не совсем.
   Перевалив через сухой островок, мы выбрались к ровному покрытому лужицами воды лугу. Его покрывали пятна синеватой и буроватой растительности. То тут то там его пересекали похожие на тракторные следы гвараанзов. В дальнем конце заприметив нас упрыгал мелкий парх.
   Этот чистый от кустов и кривых болотных деревьев кусок болота накрывала
   цепь наших ловушек. Роа перебралась с плеч мне на голову, и удовлетворенно присвистнула. По её мнению добычи о-го-го!
   Ладно, проверим.
   Вытянув первую ловушку за веревку, я еле смог её перевернуть. Полная свеженьких барахтающихся храков.
   Храки первосортные, не на соус и маринад, а на неплохой ужин небогатого демона.
   Тут я очутился перед проблемой, я и одну ловушку не утащу, а тут их десять. Отпустив ловушку назад, я направился за гвараанзом, и тележкой. Роа добросовестно осталась сторожить, соскользнув с моего плеча.
   Вернувшись через пару минут с караваном, я обнаружил её с детенышем парха в зубах. Точнее парх был привязан телом Роа к дереву. Зубами она держалась за хвост парха, а хвостом обернулась вокруг ветки.
   Упрямо рычала, но не отпускала. Что вот её отличала - неуёмная жадность. Если уж что поймала, то ни за что не отпустит и не выкинет. Даже если скажешь что не надо, будет надрываться тащить, по кустам и долам, возмущаться моей расточительностью, яростно волочится за штаниной, но ни за что свое не упустит. Вот и сейчас пришлось опутать парха сетью и упаковать на тележку. Куда девать такого, цена ему ноль, разве что бесплатно презентовать Хрогу - сам то я их не ем. Роа взгромоздилась на упакованного, парха и гордо окидывала взглядом окрестности. Теперь если новую добычу не увидит, ни за что не сойдет. Ну и ладно, мне же легче.
   Я принялся опустошать ловушки, и нагружать ими поскрипывающую телегу. Пока я возился гвараанз сожрал одну ловушку с содержимым - у-у бычара! Зад еще светится, а он подвиги продолжает. Вон вчера гад пол-литру гравижидкости выжрал, я, выхожу, а он, как воздушный шарик висит к колышку привязанный. Хорошо ветра не было, а то бы все окрестности насмешил.
   Роа нервно засвиристела, что такое?
   Оглядываюсь, а она подпрыгивает от возбуждения. Ладно, посмотрим, вскарабкиваюсь на деревце потолще, твою мать!
   Вдали, в километрах трех, заметна была цепочка из крупных и мелких фигур. Они копошились, что-то выволакивали из жижи, грузили на длинные продолговатые предметы.
   Скопление неизвестных фигур, чуть-чуть придвигалось ко мне. По прикидкам моим через час они будут здесь. Как говорится, пришла беда отворяй ворота.
   И еще как говорится, мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути.
   Быстренько разверну гвараанза, погнал его срочно домой. Времени у меня не много, след гвараанза они заметят сразу, как дойдут. А мне еще ополчение собирать. Вызвал Роа и впечатал ей в мозг:
   КТО?
   СКОЛЬКО?
   И НАСКОЛЬКО ОПАСНЫ.
   Коротко кивнув, фигурка Роа зазмеилась, по открытой воде болота.
   У дома отцепил телегу, закатил в кусты, и отпустил гвараанза на все четыре стороны. Пускай бежит дурашка, а то тут совершенно зря убъют. Только за тем что бы лишить вероятного противника транспорта.
   Сам же запрыгнул в болотоход и рванул к Ночному Парху, пускай собирает братву.
   Парх был очень возмущен моим вторжением, когда я вздымая фонтаны грязи ворвался ему на задний двор, передавил пять ловушек, и разбудил его после ночной охоты. Тот в бешенстве выпрыгнул, потрясая, каким-то особенно древним, образчиком шок-копья. Я быстро его охолодил криком:
   - Ашиуры!
   Тот воткнул свое копье в грунт:
   - Где, сколько?
   - С севера, видимо несколько бригад. До тебя, где-то три часа.
   Без всяких вопросов сосед выдернул за узду из кустов молодого колаба, вскочил на спину:
   - Сколько времени?
   - Думаю, час добавлю.
   С сомнением, покачав головой, он унесся к дороге.
   Я с ревом развернул болотоход обратно. Каких ни будь полчаса, и я у своего дома. Быстро нырнув в люк, хватаю со стен, шок-копье, кидаю в карман крипт, немного снеди и обратно в седло.
   Конечно, можно было, забраться в свою нору закрыть люк, предварительно зажегши шалаш. Но что потом жрать?
   Еще пятнадцать минут и я почти на месте, идиллической утренней охоты. С ветки на плечо соскочила Роа. Сообщение, транслированное ею было следующего содержания:
   Их больше чем моих лап по лап!
   Есть и большие на которых сидят их тоже больше чем моих лап по лап.
   Те, что поменьше все держат в руках палки, палок с жизнью половина.
   Они опасные, но плохо видят, но хорошо нюхают (некоторые).
   Они увидели уже наше прошлое, и скоро увидят настоящее.
   Пора танцевать, и петь!
   Это следовало перевести:
   Противников больше шестнадцати, и ездовых животных больше шестнадцати.
   Часть противников, примерно половина вооружена энергетическим оружием.
   Среди них есть маги но нет провидцев, но есть хорошие следопыты.
   Они уже обнаружили наши следы, и скоро выйдут на нас.
   Готовься к бою!
   Не стоило их дожидаться сидя на болотоходе, и поэтому я спрыгнул со стропа в группу кустов впереди. Роа скользнула вслед за мной и устроилась на моей спине. Мне был послан сигнал:
   - Темный куст, сейчас!
   Я не был расположен устраивать шумиху, мне было выгодней тихо снять головной дозор. Я пригляделся, за одной из ветвей куста, моргнули три глаза. Осталось определить их один, двое или трое? Роа подсказала "один".
   Мог бы, и сам сразу сообразить - глаза располагались в углах правильного треугольника. Я выпустил крипт в полет. Через секунду ветки дернулись, но дымка сгоревшего трупа замечено не было. Я собрался посмотреть, что там, но Роа царапнула меня за шею, и скользнула вперед. Через пару секунд, из куста вывалилась отбивающаяся визжащая фигура. Одной конечностью следопыт отбивался от Роа, а другой удерживал дрожащий от нетерпения крипт.
   Вот ведь фокусник на лету поймал!
   Осталось лишь подойти, и перерезать ему шею. Наскоро забросав, ловкача ветками, и оттершись от крови, мы решили продвинуться дальше. Через несколько минут ползанья и собирания в одежду образчиков флоры и фауны мы выбрались на сухой островок. За ним открывалась прогалина, на которой мы занимались с утра охотой. На прогалине уже собралась "следственная" группа. К сожалению неплохо вооруженная. В метрах ста виднелась уже и "ловчая сеть" цепь трапперов ашиуров.
   Могучие крутоксы, вытягивали из болотной глубины смертную сеть. Ловкие фигурки сноровисто выбрасывали из сети все уже неживое, и лишь хаффы оглушенные отправлялись в бункеры. Всего лишь хаффы, и только хаффы!
   Проклятые деликатесы, трюфеля демонического мира.
   Что им ашиурам, выберут всех хаффов, свернут лавочку и пойдут опустошать другой район. Охотники же мелкая проблема, хафф больше стоит чем чья-то жизнь, особенно презренного клутху. В данном случае клутху как раз я.
   А я то, хаффов не ловил, хотел дать вырасти, набраться жирку, по отличной цене бы пошли. И на развод оставить, собирался. Выживут только пархи, и колабы. Но и они уйдут в другой район от бескормицы.
   Оставалось удивляться, почему клан Лангх не выделит для охраны своих угодий, каких ни будь лесников что ли?
   Там поближе к городу, где фермы охрана хорошая, патрули раз в день пролетают, жаль только что, охотников отстреливают.
   Ну, что, судя по всему, добрая половина моего участка уже уничтожена.
   Осталось попытаться спасти, что нетронуто. Но вот как?
   Между тем, собравшиеся, выделили боевую группу, в шесть фигур и отправили, судя по жестам, в подкрепление к моему ловкачу. Ну с шестью-то я справлюсь, дайте-ка отойти от остальных по далее.
   Тихонечко и пригнувшись, я пристроился в хвост группе, ощетинившейся шок-копьями. Они, конечно, ждали опасность, но не с тыла. Поэтому самого ценного поставили в группе последним. Маг шел уверенно, его руки перебирали смертоносные ловушки, пальцы временами складывались кренделями. Явно он был готов к бою.
   Вот только назад бедняга не смотрел.
   Я, нацелившись, выпустил крипт в полет, но как говорится, не говори гоп, пока не перепрыгнешь!
   На шее мага вспыхнул огнем амулет, крипт благополучно просвистел, мимо воткнувшись в спину следующего. Маг отпрыгнул от дымящегося тела, и содрал с шеи тлеющие остатки амулета. Далее он что-то закричал, и остальные участники бандформирования бросились на землю. Вскоре стало ясно почему...
   Пальцы его в миг свернулись кренделями, (я даже шок-копье не успел перехватить), что-то гулко шарахнуло, и все растительность пожухла на уровне пояса.
   О, да и еще моя одежда! Она вздрогнула и стала чистой как никогда!
   Тут я не стал мешкать и пальнул в мага из шок-копья, тот отчаянно завопил и сбросил свой полыхающий пояс.
   Да что ж такое! Прям не убиваемый!
   Я уже собрался его вручную обезглавить, но пришлось передумать, потому что, остальные члены группы выпалили в меня из шок-копий. Пришлось дико подпрыгнуть и волна огня, прошлась под ногами, а затем перекатом уйти в кусты. Пожухшие кусты, горели за моей спиной, как фейерверк. За стеной пламени, слышались угрозы и обещания. Состояли они, в основном, из описаний анатомии хффурга и его выделений. Я, было, собрался им ответить, но тут вернулся мой крипт и некстати залепил мне в лоб! Я опять повалился в болото, держась за лоб и кляня проклятый "бумеранг"!
   Пока я валялся в болоте, над моей фигурой прогремело еще пара залпов, а потом по зарослям прошел классический файербол. Ну, как в игре, честное слово! Оставляя в зарослях горящие дороги, наполненные клубами пара, прокатывались аргументы мага.
   Я прополз вбок с линии обстрела, когда заросли окутались ледяным холодом и пожар погас. В расчищенную площадку прошла цепь из четырех бойцов, маг опять держался позади. Я заметил позади него маленькую, змеящуюся фигурку. Роа делала то, что умела. Как же я сразу не догадался её вперед выпустить на мага. Вытащив из болота комок грязи, который, как бы называется крипт, я навел его уже на беззащитного мага, и выпустил его в полет.
   Видимо баллистике крипта, налипшая грязь все-таки мешала, однако он долетел и зацепил мага в ступню. Этого хватило. Нога задымилась и маг, потрясая обугленной конечностью и вопя, свалился в грязь. Наверное, Роа не до конца высосала энергию из его амулетов, и они ещё частично защищали его. Он смог вытащить крипт, и отшвырнуть его. А в самом то деле его должно было всего обуглить.
   Живой, но уже не боец, маг оказал мне услугу, отшвырнув мою пушку. Она вернулась, но не лоб, а уже в руку, и до залпа я успел еще раз отправить её в полет.
   Трое уцелевших ашиуров, бешено отстреливаясь, отступили к основной группе. Последний успел накинуть на мага петлю, и тот, извиваясь, уполз с поля боя, выволакиваемый товарищами.
  
   Ну, вот как будто передышка. Тихо конечно не получилось, клубы дыма и языки пламени, наверное, на километры видно, но и я не Рэмбо, я только учусь.
   Я отполз к болотоходу и сменил позицию, поехав вдоль цепи ашиуров. Конечно, следы мои они заметят, но вот предугадать действие вряд ли смогут.
   Отъехав метров пятьсот, я остановился и направился к предполагаемому месту нахождения цепи. Тут меня догнала запыхавшаяся Роа. Извини, забыл тебя забрать. Вереща и сообщая, что она обо мне думает, Роа влезла мне на плечо. Мы проползли к отдельно стоящей рощице. За ней открывалась широкая полоса воды. За ней и остановилась ловчая цепь ашиуров. Видны были осевшие в воду болотные повозки, и насторожившиеся фигуры трапперов на них. Все их внимание, было сосредоточено на пожарище, на месте боя.
   Надо было воспользоваться их неразберихой. Выбрав фигуру, не нагруженную снаряжением, я отправил крипт в полет. Пока крипт летел, я выпустил пару зарядов из шок-копья, в толпу на одной из повозок. Не дожидаясь ответного огня, я припустил вглубь рощи. Уже вывалившись из неё с другой стороны поймал вернувшийся мне крипт. Роща за спиной уже весело расцветала огнем, под ударами шок-копий. Пархи и колабы выпрыгивали из дыма и погружались в спасительную воду. Кашляя от пара, я уводил болотоход обратно к месту первого сражения. Глупость, наверное, но мне то было важно остановить их, пока они мои угодья не испортили, а не чужие.
   Вернулся я не в точно тоже место, а чуть в стороне, заняв позицию на фланге предполагаемого наступления. Ашиуры пока медлили, что мне было на руку.
   Вот появились ряды наступающих. Маги во избежание диверсии восседали на спинах крутоксов, их страховали дополнительные бойцы.
   Однако против боевого тандема меня с Роа они были беззащитны. Я отправил Роа к ближайшему магу, строго наказав беречь себя.
   Через минутку в траве позади крайнего мага показался хвостик, дело сделано. Крипт в полете, а ему расстояние не помеха. Бац и маг валится с седла в траву, точнее не маг, а туша обугленного мяса.
   Раз.
   Ловлю крипт и пригибаюсь в траве.
   Жду следующего знака. Ашиуры тем временем, беспорядочно палят во все стороны.
   А вот и он - маленький хвостик.
   Опять крипт в полете, на этот раз он зацепил стоявшего рядом с магом типа, отлетел и описал еще один смертный круг над магом. Тот отбил крипт одним заклинанием, затем у него что-то не получилось, и крипт победно спикировал ему в лоб.
   Два.
   Ашиуры проследили взглядами, куда возвращается крипт, и открыли в мою сторону плотный огонь. Пришлось, вжимаясь в жижу отползать к болотоходу. На этот раз заряды плотно полосовали воздух в считанных сантиметрах над моей пятой точкой. Начала тлеть одежда, добавляя оптимизма.
   Я уж начал считать, что пора помирать второй раз. Но тут огонь ашиуров стал слабеть. Точнее стал слабеть в мою сторону. Мне удалось, перевернутся, и потушить пожар на заду, в болоте. Я приподнял голову, и заметил что, ашиуры перестреливаются не со мной, а с кустами напротив.
   Подоспела подмога.
   Я отползаю задним ходом, и вываливаюсь на пятерку охотников азартно стреляющих по незваным гостям. Коротко поприветствовав меня, они вернулись к увлекательному занятию. Ашиуры тем временем, потеряв двух магов, за пять минут, растеряли и боевой пыл.
   Огрызаясь огнем, стороны конфликта, постепенно оттянулись на исходные позиции. А у нас тем временем, состоялся военный совет.
   Диспозиция оказалась такова.
   Во-первых, нас мало не более трех десятков. А вот ашиуров по мнению опытных охотников не менее пяти сотен.
   Во-вторых, потеряв трех магов, ашиуры имели еще как минимум трех. А вот у нас нет ни одного.
   В-третьих, они могут отступить, а мы нет.
   Мы разослали разведчиков в стороны проследить ширину цепи ашиуров. Пока они не вернулись.
   К моменту окончания совета стемнело.
   Выводы были неутешительные, противников больше раз в сто, они скоординированы и опытны.
   Шансов у нас нет.
   Решено было оставить арьергард и уходить.
   Арьергардом командовать остался я.
   Почему я?
   Потому что у меня самый быстроходный транспорт, и для меня не составит труда свалить от ашиуров.
   Ашиуры не наступали всю ночь, видимо догадывались, что мы решим - очень умные ребята. Под утро мы снялись с позиции, и коротко попрощавшись, проследовали каждый своим путем.
   Я успел на минутку заехать домой, кинуть на платформу последнюю добычу, и наиболее ценные пожитки.
   Задраил, как следует люк, завалил головешками костра, вырвал из вивария кое какую снедь и зашвырнул на платформу.
   И уже обстреливаемый шок-копьями в корму ашиурами, рванул в сторону диких земель.
   Через минут десять ашиуры отстали, молнии перестали полосовать воздух.
   Теперь как будто мирно мы покачивались, переваливаясь с кочки на кочку. Пересекли дорогу. Через час мы пересечем границу охотничьих угодий, и покинем гостеприимные болота.
   Роа висела у меня на плече и мурлыкала грустную мелодию.
   Я прислушался к нотам, и стал подпевать:
   - А я играю на гармошке, у прохожих на виду...
   Ни дать не взять Крокодил Гена и Чебурашка!
  
   Волны на воде. Часть Шестая.
  
   Тихое подземелье.
   Мирно пыль покрывает ряды убойных штучек.
   Припорошенные пылью в козлы составлены тяжелые метатели, выкашивающие целые отряды. Зачехленные в истлевшую ткань, громоздятся могучие хроги. Притворяясь колоннами, и скульптурами для непосвященного, они были заросшими мхом и ржой стояли как могучие големы. Ровными рядами уложены на стеллажах архаичные шок-копья времен войны сожженных городов.
   Все это освещается лучами света, пробивающимися сквозь щели в потолке.
   Толстые перекошенные ворота, накренившись, запечатывают вход в убежище смерти.
   Вдруг оторопевшую тишину рвет звук разрыва. С потолка сыплются обломки. Падая на пол, они вздымают клубы пыли, и помета.
   Когда пыль слегка успокаивается, с потолка падают несколько веревок. Сначала опускаются приземистые фигуры, увешанные доспехами, с вороватыми, хищными движениями те разбегаются по углам зала. Затем опускаются три тяжелые фигуры, и одна явно легче, как бы сложенная из веток.
   Фигуры удовлетворенно оглядывают царство смерти, и одна из них выслушав доклад разведчиков, обращается к тощему.
   - Ну, что Сулла ты не обманул, тут действительно столько древнего оружия, что хватит вооружить пару кланов.
   - И оно тут такое, какое "Блюститель силы", давно уже не делают.
   - Может это во благо, Сулла, сейчас нет такого вкуса к войне как во времена нашей молодости.
   - Зато можно быть уверенным "Считающий", что оно работает, только вставь энергетические кристаллы. И поверь мне, с таким качеством уже не делает никто.
   - Да я помню, в те времена воистину выращивали великих воинов, и имело смысл вооружать их самым лучшим оружием. Не то, что сейчас, какие то одноразовые пушки, одноразовые солдаты, одноразовые полководцы. Мыслимо ли в наше время, даже учитывая удивительные способности твоего уникума, положить целое крыло, штурмуя артель.
   - Это уж точно таких бездарей в наше время не было. Не хочешь ли ты "Слушающий истину" тряхнуть стариной и снова повести воинов в бой? Уж ты лучше, чем наши нынешние вожаки из моего отдела?
   - Да нет слишком я уже стар для этого дерьма, вот Сулла как видится не прочь. Да и посильнее он меня и тебя, да и "Решающий" абсолюты в свое время ему уступил? Не помнишь, ли Харл?
   - Этот хффургов хвост всегда был верткой скотиной, он меня тогда неправильно разгромил. Притворился слабым, а сам часть войск через метро мне в тыл провел. Эй, Сулла может у тебя тогда, уже был тот уникум?
   - О нет, я просто умел учесть твои таланты, и забыть свои принципы. Как славно иной раз бывает вспомнить те времена, я до сих пор помню, как горел Хайнах.
   - Ух, какой был вулкан, да это было интересно, ты Сулла тогда чуть не спалил нас.
   - Постой, не хочешь ли ты сказать, что вы обижаетесь на меня?
   Трое вершителей судьбы клана долго и заразительно смеялись. Сулла лишь улыбался.
   - Ну что ж Сулла рассмешил, ты нас хорошо. Так что ты скажешь нам о своем уникуме? Как мы видим, что тут некого нет? Кроме нас.
   - Как мы предполагали Лосс, его спугнули Арват, но тут он, несомненно, был. Вот тут в ряду не хватает копья, здесь открытый ящик, и слой пыли на нем нетолстый, недельный. А вот тут мы видим гору объедков. А ведь я оставлял арсенал в полном порядке, все было в комплекте.
   - Да удивительно мне, что Арват не нашли арсенал. А ведь судя по следам, в соседних туннелях искали они достаточно тщательно.
   - Я думаю "Слушащий" он быстро оценил тщательность поисков, и сорвался с места, достаточно заметно, чтобы они точно сочли его покинувшим район поисков.
   - Может они его нашли?
   - Нет Харл, они его не нашли. Их поисковая сеть по-прежнему активизирована, за Суллой стараются проследить. Да и внимание к нашему клану, усилилось. Я думаю, они знают о том, что мы знаем. И так же знают о том, что мы знаем, что они знают.
   - И что ты думаешь, нам нужно делать Сулла?
   - Ну, разумеется, постараться опередить их. Что в принципе довольно сложно. Они успели развернуть сеть своих агентов заблаговременно, нам же только предстоит эта работа. Второй вариант я думаю, будет более успешным. Надо я думаю просто следить за активностью Арват и перехватить нашего уникума у них в решающий момент.
   - Это будет не легко? Они тоже не дураки, и будут следить за нашей активностью.
   - Я думаю, надо будет создать специальный маневренный отряд, который будет находиться вблизи места вероятного пребывания уникума. Ну и своими разведывательными мероприятиями пренебрегать не стоит. Кроме того, я учитываю особенности объекта захвата, наверняка он будет создавать проблемы своим захватчикам, и постарается вырваться в момент проведения операции.
   - Почему ты думаешь, что ты сможешь договориться с ним, быстрее, чем Арват?
   - Ну, во-первых, я его знаю, а во-вторых, я учитываю еще один фактор, который мне поможет наладить с ним контакт, лучше, чем кто ни было.
   - А если мы не сможем перехватить объект, то, что же нам тогда делать?
   - Тогда вариант один. Даже с этим оружием мы не сможем противостоять клану Арват. Надо стать его вернейшим союзником, и ждать момента.
   - А если Арват применят свой козырь против нас.
   - Мы тут в более выгодном положении, чем другие кланы, мы знаем, что нам может угрожать, и приготовим систему защиты именно для такой угрозы. Арват тоже знают, что мы знаем, и не станут его применять против нас. Надо быть в этом случае вернейшем союзником и собирать столько ресурсов, сколько сможешь добыть. Так мы станем достаточно крепким орешком для Арват, и стоимость нашего уничтожения для них будет весьма высока.
   - Лучше не рисковать Сулла, лучше найти его раньше, чем Арват.
   - Не столь однозначно Харл. Для Арват это вопрос выживания, для нас вопрос устойчивости. У них слишком плохие отношения с другими кланами. Вопрос коалиции против них, это вопрос одного года не более. Если мы захватим его, так что об этом смогут узнать Арват, то они немедленно нападут на нас. Может, есть смысл взять его, только если это будет незаметно для Арват.
   - Тут много вопросов, надо думать. Вот ты и думай Сулла. Ты знаешь, что для тебя стоимость этого вопроса. Если получится, мы назовем тебя равным.
   Пошли, пусть наши склиссы забирают это сокровище.
   Прикрепившись к петлям на веревках, троица вознеслась в пролом в потолке.
   Сверху стали спускаться работники, с кипами веревок. Наверху застучали молотки, расширяя проем. Разведчики по одному поднимались по веревке
   наверх. Старший разведчик пропустил всех своих бойцов наверх, осмотрелся и подошел к стеллажу.
   Поднял с пола маленькую брошку с мерцающим кристаллом, и поднес к уху. Нажал.
   Убедившись, что запись сделана качественно, спрятал маленькое устройство в кармашек, и тоже вознесся вверх. Осталось передать кристалл господину Атту.
   Глава 20 Смертельные объятия экосферы.
  
   Я выдернул кристалл из зажимов и захлопнул капот стропа. Вот в принципе это все что из него можно извлечь полезного. Кургузая морда болотохода высовывалась из купы роковых кустов. Чертова поросль вмиг изрезала надувные гусеницы на горсти лохмотьев. Аппарат поле этого лишь мог скрести дерн под брюхом передаточными лентами. Конечно проколов гусеницы в обычных условиях не боялись, мелкие дырки зарастали автоматически, но вот такое количество дыр зарастить они не смогли. Я осторожно обошел кусты следя что бы лезвия листьев не коснулись моей многострадальной шкуры. Поляна на месте обрушившегося лесного великана вся заросла этой гадостью. Лишь там в тени деревьев она уступала палой листве и лианам. Роа запрыгнула мне на плечо, недовольно засвистела. Ей категорически не нравилось окружение, мне тоже. И чего я собственно поперся в эти джунгли? Видел же как только исчезало болото, тем выше подымалась растительность. Судя по таблице расстояний которую я нашел в утопленном флиссе тут должна была находится лесостепь в центре которой были развалины мертвого города. Однако не города ни степи никак не наблюдалось. Зато горизонт, и свет отсутствовал весь занятый объемами лесных великанов.
   На мой взгляд и по прикидкам по карте я отъехал на расстояние около сотни километров от своей охотничьей избушки. Ну и еще от нее около полутора сотен километров от города. Итого от города не более двухсот пятидесяти километров. И вот как понять каким образом на таком маленьком расстоянии от мегаполиса размеров с Париж, или Берлин может существовать столь дикая местность. Часа полтора как я никаких признаков цивилизации не встречал, даже развалин. Ну теперь то я признак цивилизации оставил, воон в тех кустах ржаветь.
   Наконец собравшись духом я решил углубится в заросли. Сочная на взгляд лиана обвивавшаяся вокруг крайнего столба, вдруг напряглась проявив под зеленой кожей узлы мускулов. Я на всякий случай отшатнулся, и лиана успокоилась. Ишь нервная какая, а если погладить? Отпугнув шальную мысль я ступил поглубже. Роа напряглась на плече, погрузив коготки мне под кожу. Приостановился осмотреться. Над тропой нависали плоды. Аккуратные такие дыньки в бордовом бархате, с аккуратной складкой внизу. Чувство было такое под ложечкой что меня очень напряженно ждут, с нетерпением гурмана в во французском ресторане. Я им аж даже посочувствовал, самому тоже очень хотелось есть. Мысль интересная может они съедобные? Роа тоже заинтересовалась этой идеей. Она не мудрствуя лукаво так их и спросила:
   - Вы съедобные?
   От громкой мысли у меня под черепом зачесалось. А вот бархатные дыни стали собирать манатки. Обрамление из листьев оказалось связкой щупалец, складка внизу оказалась ртом, с мелкими зубчиками. Скалясь и вереща группа дынек втянулась в дупло. У меня мелькнула мысль может пальнуть в дупло из шок-копья а потом достать их оттуда уже поджаренными, но эту мысль отпугнуло паническое верещание из укрытия бахчевых культур. Ну пес с вами, вылезете полакомлюсь а так держитесь от меня подальше.
   Уже успокоившись я продвигался по лесной тропе высматривая что бы подстрелить. Однако как всегда когда чего то очень хочешь, облом гарантирован. Паршивка Роа транслировала мои кровожадные мысли по всей лесной подстилке, и все кто мог считать себя съедобными расползались по укрытиям, а те кто не мог просто старались избегнуть моего внимания. Как я не старался стряхнуть Роа с плеча, та взбиралась обратно громко негодуя и награждая меня болезненными покусываниями. То ей травка не нравилась, то веточка, то здоровенная блинообразная тварь притаившаяся под слоем листьев и усыпанная сочившимися слизью колючками слишком подозрительной. Тварь конечно от моего плевка далеко не ушла, но вот как жарить плоское тело в два метра диаметром и толщиной в пять миллиметров я не допер. Так до вечера и пришлось, тащится с голодным желудком, и хищным настроением.
   Уже когда рассеянный свет сочившийся меж листьев стал еще более рассеянным, а тени налились густотой. Я вышел на опушку. Впрочем это была не совсем опушка в нашем понимании этого слова. Получилось так что, частый темный лес окончился, высвобождая место для странного как мне показалось поначалу строения. Толстый столб в центре чистого пространства, поддерживал странную конструкцию из веером расходящихся балок и поддерживаемой ими кровли. И балки и кровля были совершенно симметричны, диаметр конструкции доходил до полукилометра. И лишь при ближайшем рассмотрении я понял что это все таки дерево, со странной сплошной листвой. В вечернем свете дерево казалось вырезанным из базальта, лист кровля огромной черной жестяной пластиной. Ясно было почему под деревом не было растительности, в такой тени даже травка не выживала. Наскребя хворост по краю леса ярешил чуть отодвинуться от угрожающей кромки леса и устроился на относительно чистом пространстве под кровлей.
   Когда первые струйки дыма поднялись к плоской кровле дерева, там что завозилось зашебуршилось. Послышалось верещание, и чириканье. Хворост горел хорошо, искры просто столбом вылили к верху, надежно отпугивая живность. Лес был сух и хворост соответственно. Я достав засушенные припасы, пригрелся в тепле костра, подбрасывая поесть и Роа тоже.
   - Интересно - подумалось мне - как же тут это дерево не сгорело, дорастя до такого размера, молнии же тут довольно часто бьют во время грозы?
   Ответ был столь надежен сколь и ошеломляющь. На меня обрушился водопад.
   Меня просто смыло вместе с костром с пожитками и верещащей Роа. Меня конечно чувство не предупредило, поскольку это было неопасно, но как неприятно! Кое как выбравшись из грязной лужи я посмотрел наверех. Теперь только внимательно присмотревшись я заметил среди сплетения балок сморщенный мешок с которого стекала тоненькая струйка воды. Такие же мешки мне удалось рассмотреть и нескольких других местах, еще наполненные, и готовые затушить любой окурок. Тьфу черт а ведь так хорошо было!
   Собрав вещички и основательно продрогнув, я решил отправится к стволу дерева-пожарного. Когда я подошел поближе я с удивлением заметил что сам ствол дерева стоит в пруду. Причем пруду - ванной, стенки пруда были образованны сплетением корней. Интересное деревце, получается оно сюда дождевую воду собирает? Пруд на глазах мутнел, и вскоре покрылся сначала пленкой а потом и коркой льда. Излишне говорить что и моя одежда тоже. Все таки еще очень ранняя весна, и ночные заморозки не редкость. Ну мерзнуть ту я привык, кое как скукожившись, и засунув Роа за пазуху в качестве грелки я задремал.
   Проснулся я не от веселого щебетания птиц и не от приятных солнечных лучей, а от невероятной вони. Пахло тухлыми яйцами, дерьмом, падалью одновременно, при этом еще ностальгически припахивало хлоркой, и жженой пластмассой. Это так накатило на мой орган чувств что пришлось срочно зажимать нос, продирать слезившиеся глаза и выяснять в какую свалку я на этот раз угодил. Сначала я ничего в густой тени меня окружавшей не заметил, только когда странный звук привлек мое внимание, я увидел его на краю леса.
   - Гхорппфф...
   Я напряг насколько мог слезящиеся глаза, и смог разглядеть виновника столь талантливой вони. К центру поляны неторопливо шествовала тварь размером с крупного белого медведя статью и походкой весьма его напоминающая. Роа дрожала у меня за пазухой, и издавала панический скулеж.
   Что за напасть. С каждым шагом твари шевеление и шебуршание над моей головой усиливалось. С приближением я смог рассмотреть подробности, тварь оказалась буровато-розового окраса, с длинной волочащейся шерстью. Кроме четырех лап на которые она ступала были еще четыре болтавшиеся на широкой груди. Венчало это уродство широкая лунообразная голова, которорая раскалывалась время от времени на две части, разевая пасть сплошь усеянную иглообразными зубами, и издавала звук:
   - Гхорппфф...
   Меня уже настолько проняло вонью что подкашивались ноги. Сверху с балок стали отделятся маленькие фигурки, и падать безжизненными клочками.
   Тварь подошла к первой, ближайшей и стала лакомиться.
   Я наконец смог одолеть подкашивающиеся коленки, и держась за стенку бассейна-пруда отходить от источника вони. Тварь немедленно обратила внимание на источник движения:
   - Гхорппфф...
   Двинулась неторопливым шагом. Зачем ей торопится, я никуда не уйду. Усиливающаяся вонь сверх всяких фантастических пределов, пришибла меня повалив бессильным кулем с костями. Оставалось лишь слабыми движениями направить шок-копье на тварь и успеть нажать на спуск. Вспышка объяла тварь пламенем, примешав у убийственной феерии запахов аромат паленого мяса. Однако тварь осталась на ногах, размахивая обугленными культями вместо рук, она бросилась на меня отчаянными прыжками. Я успел нажать на спуск еще несколько раз, и к моим ногам подкатился лишь обтянутый углем остов. Потрясающе, но в нём оставалась жизнь, обгорелый череп приподнялся над землей и выпустил мне на ноги вялую струйку жидкости и затих. Я с омерзением оттёрся. Как ни странно последняя отрыжка твари пахла не столь отвратительно, а скорее как полуфабрикат косметики. Кое как я отполз от обугленной твари. Поляна вся была усеяна, свалившимися с крыши тварюшками, что то вроде летучих ящеров. Некоторые дышали, некоторые уже померли. Дерево запоздало вылило на дымящиеся останки вонючки цистерну воды, и запах несколько поблек. Уже за пределами поляны прислонившись к камню я смог наконец прочистить мозги. Это ж что такое деется? Скунс хищник? Как удобно! Воняй себе и добыча сам к тебе повалится. Скорее всего он умеет изменять степень своей вони, внезапно накрывая потенциальную добычу, как меня например. Я достал из-за пазухи Роа, та тихонько дрожала. Малышка была еле жива. В воздухе еще ощутимо воняло, и это видимо не давала прийти в сознание чуткой на запахи Роа. Я поспешил отнести Роа подальше, и споткнулся о камень к которому только что прислонился. Кое что заставило вернуть к нему взгляд. Камень был в форме шестигранной призмы, украшенный стрелками и надписями. Я узнал то самое архаичное письмо, которое красовалось на моем шок-копье. Значилось на нем классическим линейным стилем:
   - Застава N 17, улица Змеиного Камня.
   Я нашел город.
   Вдали послышалось:
   - Гхорппфф...
  
  
   Глава 21 Смертельная обида экосферы.
  
  
  
   Узкий мостик, протянувшийся, над пропастью подрагивал под моими исступленными прыжками. С краев моста и полуразрушенных перил обрушивались обломки, вызывая исступленные крики тварей обитающих в тени. Наконец я добежал до спасительной тьмы портала, нырнул за изуродованную колонну. Оглянулся назад, позади на тонкую черту моста, из массивной скалы тотелма выступила фигура вонючей твари - горпа. Тот неторопливо ступил на зыбкое полотно моста. За ним выступила ещё одна фигура, и вскоре череда буро-розовых фигур колыхая лохмами шерсти, двинулась по мосту. Осталось перетерпеть вонь, и выпустить их на мост подальше. Когда на мосту, по моим оценкам собрались не менее двух десятков тварей, я достал последний энергетический кристалл и вставил его в трещину у конца моста. Легкий надрез, кристалл запылал, и мне осталось отпрыгнуть подальше в глубь чернеющего портала. С воем и изрыгая клубы вони, скопище преследователей обвалилось в неимоверную глубину улицы. Наконец после двухминутной задержки дыхания мне удалось вздохнуть. Воняло еще вполне оглушающее, но свежий ветерок обещал облегчение.
   Ну, вот с ещё одной партией преследователей покончено. Осталось хоть что-то успеть сделать до прибытия следующей. Я подобрал мешок с добром, вскинул на плечо уже бесполезное шок-копьё, и направился в здание, которое я назвал библиотекой. Пройдя сквозь тоннель, в тотелме я вышел на его противоположный склон, густо поросший кустарником, и на редкость кривыми деревцами. Мою фигуру сопроводили истерическими криками, семейство косматых пауков. Ещё бы на протяжении недели я только их собратьями и питался. Ах, какие у них вкусные поджаренные ножки! Я остановился присмотреть, может, кто наивный попадется и высунется? Ан нет, все попрятались, одни веточки дрожат. Передо мной встал следующий мост, перекинутый над улицей, этот был надежнее и шире. Посему я сюда горпов не заманивал.
   Я приостановился на середине моста и вздохнул полной грудью. Осмотрелся, вокруг ограничивали взгляд стены ущелья, через него хаотически протягивались мосты, виадуки и галереи, а также разрушенные остатки всего этого разнообразия. По противоположной стене ущелья (стене здания) равномерно продвигалась стая ашти. Ловко цепляясь за неровности стены, или архитектурные украшения шестью когтистыми лапами, эти твари не выпускали меня из поля зрения своих трехглазых голов. Их рыжеватые веретенообразные тушки, ловко сновали среди ветвей. Кажется, они опять оценивали мой потенциал в качестве меню. Признаться, я малость струхнул, чувство опасности от их взглядов, прямо таки полосовало пространство как огненными лучами. Но к счастью рядом не было Роа, и не кому было транслировать в окружающее пространство мою слабость. Придав себе уверенный вид, я достал крипт,и стал подбираться к стае местных волков, уверенными нарочито хищными бросками. Ашти оценили моё искусство, и перебежками стали укрываться в зарослях, последние самые крупные твари прикрывали отступление, разевая трех челюстные пасти, и визжа как циркулярные пилы. Я думаю, что они близкие родственники хффургам, в особенности "плешивому", в их взгляде мелькало, что-то вроде черного юмора?
   У входа в следующий тотелм меня встретила Роа. С ней сидел, точнее, громоздился блал. Как я понял малышка уже позаботилась об обеде, с морды блала, из его пасти свешивалось два струда (что-то вроде местной, шустрой змеи). Когда она захомутала блала, я так и не понял. Блал дрожал мелкой дрожью, и только мечтал, когда мы заберем его подношения. Он был в полной уверенности, что он тоже обед, хорошо бы только не сегодняшний. Мне было жалко дурака, мог бы сообразить, что он великоват для моего с Роа желудков, но отпускать было его рано. Роа дала указание идти впереди, и распугивать окрестных хищников. Что бы, ему было удобнее рычать, я забрал у него добычу и свернул её узлами. Струды попытались развязаться, и пришлось завязать их в морской узел, пускай поломают голову, пока развяжутся, закинул их в мешок. Блал шел впереди нас, добросовестно порыкивая, топтал всеми его двенадцатью лапами, мотал гривой, вообще изображал агрессию. Вскоре мы уже были у библиотеки. Роа отпустила блала, наказав тому, явится вечером на прогулку. Блал ушел съежившийся, не веря в свое везение. Роа тихонечко хихикнула ему в след.
   Конечно, это все был блеф. Я транслировал Роа кадры страшнее из просмотренных фильмов ужасов, та отправляла тварям, придав достоверности, и те были сплошь уверены что великий и ужасный, и такой же неотвратимый как горп. А Роа верный шакал его! Вот мы и шиковали. Если бы не горпы, то все было бы замечательно.
   Если б знать, что за флюидом он меня пометил, я бы бежал от него сломя голову, а не стрелял. Теперь же, дело жизни каждого учуявшего меня горпа, позвать соседей и объявить мне джихад. Дело кончится тем, что я либо свихнусь от этой вони, или существенно прорежу популяцию горпов. Надо сказать, что на животных эти твари действовали просто смертоносно. Никакого блала или двинутого ашти, не заставишь напасть на горпа, да и сама Роа, не в силах внушить горпу, что либо, поскольку не успевает подойти к нему, как теряет сознание от вони. Так что, приходится с этой вендеттой справляться самому. А вот теперь, это стало проблематично, ввиду отсутствия зарядов к шок-копью.
   Вот и главный зал "библиотеки", просторное шестиугольное помещение. Освещен он гроздьями импровизированных люстр, я сам их сделал из клочков светящегося мха помещенных в контейнеры из под консервов. В самом то деле это не совсем библиотека, а что-то напоминающее тренировочный центр для армии, снабженный справочными пособиями по выживанию, окружающей среде, уходу за оружием и т.п. Выглядела "библиотека" как плоская восьмигранная призма высотой в полкилометра и шириной в километр. Впрочем, тут все здания, имеют такую форму, отличаясь количеством граней. Верхушки зданий заросли джунглями, подножия упирались в болота. Расстояния между зданиями, были гораздо меньше их размеров, и улицы напоминали узкие ущелья с очень подозрительным шевелением внизу. Сверху город напоминал сетку трещин на высохшей грязи. Причем крыши зданий были вровень с окружающей местностью, поэтому город почти не выделялся из окружающих джунглей. Я поначалу, довольно далеко забрел в город, прежде чем понял, что я в мегаполисе. Как я вычитал в библиотеке своей формой отличной от формы города тотелмов Хайнаха, он обязан другому способу сбора энергии. Если живой "родной" город игло-небоскребов, собирает энергию молний во время гроз, то этот выращивал на крышах гигантские солнечные батареи. Теперь то здесь нет столько солнца, бури и дожди с молниями принудили, жителей города, прибегнуть к другим источникам энергии.
   Потому то я не рискую спуститься, к основанию зданий, там постепенно наливается в воздухе коридоров и тоннелей невидимая опасность.
   Потому то в ущелья улиц не дерзают опуститься, даже блалы.
   Потому то и ашти гораздо больше чем на картинках в справочнике.
   Через несколько поколений город умер, то ли в результате войны городов вскользь, упоминаемой в боевых журналах, то ли сами жители покинули его, поредев числом. Но, во всяком случае, город они отравили, выпустив невидимую смерть на городские улицы. За прошедшие пятьсот лет смерть слегка уняла свой аппетит, рассеявшись в окружающем пространстве. И лишь потихоньку в глубине зданий дотлевали реакторы, корежа своим зловредным дыханием окружающую бурю жизни.
  
   Хорошенько прожарив обед, я устроился на замшелом кресле, достал фляжку воды, разложил снедь и углубился в изучение местного справочника, флоры и фауны, осторожно выдвигая ветхие пластины. Роа тем временем тренировала стайку "крысозаменителей" в выполнении сторожевых функций. Пока у неё не ладилось с передачей сообщений. У тварюшек слишком мало умещалось в памяти.
   Вообще, судя по справочнику среди местных тварей наличие начатков разума было вполне обычным явлением. Тут даже внесли специальные индексы для измерения разумности вида и графики развития разума от возраста. Вот горпы, например, по местному справочнику были весьма тупые твари, индекс вычисления 0,2 , зато память 1,0 и способность к абстрактному мышлению 0,8. Так что мы не злопамятные, просто память у нас хорошая? Ашти же были более разумны, и социальны, но гораздо агрессивнее. Как мне раньше думалось на одной экосфере не может быть столько разумных видов, а как оказалось в целом местный животный мир настолько разнообразен в этом отношении, что я думаю, поиск братьев по разуму среди местных жителей не мог возникнуть в принципе. Куда руку не протяни вот он брат по разуму, и еще откусить её норовит.
   Зачитавшись, я незаметно для себя заснул.
   Разбудило меня осторожное прикосновение лапки Роа. Я вопросительно посмотрел на неё. Сообщение было простое:
   - Одна из "крыс", принесла в своем разуме звук. Это, "Гхорппфф".
  
   Глава 22 Охота на судьбу.
  
   Ступенька и еще одна, вот очередная площадка. Я, держась за хлипкие насквозь проржавевшие перила, перевел дыхание. Этот путь тяжелым, неловким горпам не преодолеть, пока они будут искать обходной путь я смогу, наконец, что-то придумать. Вверху на пару пролетов выше находился край крыши здания. Горпы внизу, суетливой толпой собрались у начала лестницы. Клубы вони достигали даже такой высоты. Несколько, особенно тупых, попробовали забраться по моему столь соблазнительному запаху. Вырвав ржавые ступеньки лестницы, они, завывая, попадали в пропасть. Остальные рассосались в поисках путей к моей шкуре. Впрочем, двое остались, сторожить, на всякий случай. Была, признаюсь, у меня мысль разобраться с этими двумя, но поднимающаяся от них вонь, быстро эту мысль развеяла.
   Стоило, что-то придумать и быстрей!
   Я взлетел на крышу на стратегический простор, так сказать...
   Так что у нас тут? А тут у нас было пяток деревьев солнечных батарей, и одно очень диковинное дерево. Вот это да! Я узнал его по изображению в справочнике. Последний финт обреченного города, в приспособлении к новым условиям. Громолов!
   Это был высоченный ствол, черного цвета, высившийся на сотни метров над поверхностью листвы деревьев солнечных батарей. Со ствола свисала странная листва, длинные глянцевые, черные и широкие ленты, подпираемые толстыми отростками, они валялись в беспорядке вокруг ствола. Я подошел к дереву поближе, его не обвивала ни одна лиана, ни одно животное не пробиралось в кроне его, похожей на пучок черной лапши. У самого ствола дерева ощутимо пахло озоном. У лежащего, передо мной, широкого листа потрескивали крошечные разряды. Гроза была недавно, и громолов был готов к трапезе. Осталось его накормить. И кажется, ему все равно насколько воняет его еда. Надо её собрать в кучу.
   Я направился быстрым шагом, обходя громолова и подбирая наиболее подходящее место, вскоре я нашел то, что нужно. Листья громолова здесь располагались как бы широким коридором. Ложиться, петлями им мешали нагромождения блоков. Проход был достаточен и для меня и для горпов, надо было только постараться, что бы ловушка не захлопнулась раньше времени.
   Через несколько минут, я уже стоял на краю крыши и наблюдал медленную череду горпов, они все таки нашли удобный путь. Теперь слышался громоподобный рокот раскатами качавший ущелье:
   - ГХОРППФФ!!!!
   - ГХОРППФФ!!!!
   Столько собравшихся, в одном месте горпов я и не видал за всю эту беспокойную неделю. Я просто для них легендарный враг, антихрист вонючек!
   Когда вонь, стала нестерпимой, а головные горпы вступили на край крыши, пришла пора начать поджарку.
   Все было просто и правильно, я бежал меж скоплений листьев, а листья сжигали запасенным атмосферным электричеством, горпов по одному. Те тупо лезут вперед и неосторожно нарываются, как все просто! Просто было в моей голове, а на деле сплошной пшик!
   Во-первых, я не смог бежать, меня от вони шатало, и самое большее, на, что меня хватило, просто переползать с камня на камень на четвереньках. А во-вторых, горпов не било током. Они неторопливо следовали за мной удобной дорогой, а я корячился на камнях, стараясь, на всякий случай, не наступить на широкий как транспортерная лента черный лист.
   Наконец, в тесном сопровождении я дополз до намеченного рубежа. Это была довольно широкая прогалина образованная конусообразным выступом крыши. Я вскарабкался на вершину конуса, к облюбованному люку, горпы отстали совсем чуть-чуть, и теперь обтекали площадку со всех сторон. Подвиг Ивана Сусанина не удался, болото отказалось топить поляков. Придется делать ноги через люк. Громолов возвышался надо мной и толпой горпов, недвижим, и высокомерен.
   - Да что же ты тупое дерево! Я ж тебе такую невиданную жратву привез!
   Я выхватил крипт и запустил им в лист громолова. Крипт, достигнув цели, взорвался снопом искр. Листья громолова, разом взметнулись, я тут же нырнул в люк. Рев горпов, дым и запах паленого мяса ворвались ко мне в укрытие через неплотную крышку люка. Через минутку я рискнул приподнять крышку, и прояснить обстановку. Зрелище было столь же неаппетитным, как и запах. Отростки на листьях присосались к кучам обугленных туш горпов, чмокая, поглощали тушу за тушей. Лист, который лежал перед самым люком, отодвинулся в сторону. Я выбрался. В хаосе листьев занятых пиршеством, вдруг образовался проем. Я рискнул пробраться сквозь пощелкивающий искрами туннель. За мной туннель закрылся. Я обернулся, дерево было занято, листья судорожно чмокали, поглощали и втягивали гениев вони. Наживку оно отпустило, на следующий раз. С ума сойти разумное дерево. Отойдя на безопасное расстояние, я помахал дереву ручкой. И представляете себе это сумасшедшее дерево, помахало мне листьями в ответ.
   Я уж окончательно решил, что у меня от вони повредился разум. Повернулся, я было спиной, и тут под лопатку меня кольнуло опасностью. Я обернулся и успел увидеть укрывающегося за кроной дерева склисса.
   Черного с оранжевой полосой.
   Медлить не стоило, я тут же метнулся к лестнице, дробно скатился по ступенькам. Отыскал спиральный пандус, тут уж у меня ноги совсем подкосились, и скатился я по нему кубарем. Почесывая, побитую спину, я метнулся через мост. Стайка ашти проводила меня внимательным взглядом. Следующий мост я пробежал в их неторопливом сопровождении. В туннеле тотелма крупный и решительный вожак решил попытать счастья с этим позорно бегущим "великим и ужасным". Челюсти щелкнули у самого моего зада.
   - Ах, что ж ты такой надоедливый! - и плюнул ему в наглую харю...
   Смерть вожака не надолго остановила стаю, обнюхав его, стая продолжила наблюдение уже на почтительном удалении.
   Конечно, для поддержания репутации стоило бы их всех испепелить, там или нарезать фарш, но без крипта и шок-копья это стало проблематично. Надо бы быстрее, в "библиотеку", вместе с Роа легче отбиться от фауны. Пробегая следующий мост, я увидел уже два склисса в небе. Они пока кружили без цели, но это мне показалось, не надолго. Уже подбегая к "библиотеке" я услышал далекий:
   Гхор..ффф...
   Так, видимо все-таки, не всех, съел Громолов.
   Я с тревогой оценил небо, склиссов прибавилось.
   Роа сладко спала, на моем ложе охраняемая недремлющим блалом. Почему стало ясно, посмотрев на остатки трапезы чудовища. Этот самоходный желудок съел всю выпестованную Роа сторожевую охрану.
   Роа ощутила мои загнанные мысли, вскочила на ножки, задорно тявкнув. Вызванный ею блал, направился разбираться с назойливыми ашти. Вскоре от входа послышался рев блала, и циркулярные повизгивания ашти. Теперь осталось сосредоточиться на главном, как уйти от Арват?
   Само собой напрашивалось, что надо свалить из мертвого города. Средств выживания в нем почти не осталось. Но вот как? Оружия пригодного для джунглей у меня нет, без него рискованно как-то даже с Роа. Кроме того, надо сваливать надо незаметно, а то в джунглях меня найти будет гораздо легче, чем в лабиринте города.
   Ах да! Горпы... На них ловушку в джунглях уже не устроишь, а вот нарваться на них гораздо легче.
   Первый же горп, который пересечет мой след, начнет собирать своих фанов-одноклубников.
   Клуб убей убийцу?
   Роа терпеливо сидела на моем плече, дожидаясь толкового решения. Подсказки от неё ждать не стоило, я ощущал от её разума только доверие, и убежденность что большой обязательно, что ни будь, придумает.
   Ага! Оружие я могу у Арват попробовать отобрать, а с ним через туннели и галереи, можно пробраться в лес.
   А что же горпы? С оружием или без него они все равно опасны. Наилучший вариант выбраться по воздуху! Взять спереть у Арват склисс, и на нем уйти в большую плешь, или в город вернутся. К Сулле попытаться выйти на связь!
   Вот так и сделаем!
   Обращаюсь сконцентрированной мыслью к Роа (ей легче так понять):
   - Собирай всех кого можешь! Тех, кто не подчиниться напугай, врагами в черных комбинезонах (тут сразу образ боевика в доспехах Арват даю, она ретранслирует).
   Мы выходим из туннеля Роа, напряглась, приготовилась.
   Мостик занят тушей блала, растерзанной с размотанными кишками. Ашти обедают. Вот тебе на! Это как стая котов, медведя растерзала?
   Ашти недовольно поворачивают голову в мою сторону, они пока имеют добычу, но в следующий раз они со мной закончат. Я наливаюсь яростью, представляю, как я влетаю в их свору клубком острых когтей, плююсь ядом, простреливая шелковистые тела самок тела, топча в котлеты детенышей. Ярость питает меня, я не обращаю внимание на раны, рублю злосчастную жалкую стаю ашти до конца, покрывая фаршем мост!
   Роа как баскетболист перебрасывает картинку в мозги ашти, а я пригибаюсь, выпускаю когти, и плюю в сторону стаи.
   Ашти впечатлившись, прыскают в стороны, я дабы утвердить эффект с криками гонюсь за одним особенно переевшим типом. Тот, в конце концов, самоубийственно валится с моста. Есть! Со всеми бы так...
   Я все-таки слишком увлекся. Один из склиссов круживших в вышине, начинает снижаться с виражами и горками. Заметили!
   Принимаем в действие план номер один!
   Перебегаю быстренько мост, затем подбираю следующий переход в виде галереи, что бы не было меня видно. Затем следующий. Итак, мы описываем замысловатый крюк. Цель зайти в тыл высадившимся отрядам. Голова моя во время этого действа, дергается и временами мутится рассудок. Это Роа не теряя времени, настраивает против чужаков, фауну. А по возможности и флору.
   Описывая свой крюк, мы спускаемся все ниже. Солнечный свет здесь, заслонен бесчисленными галереями мостами, навесами, обломками на верхних уровнях. Здания здесь внизу имеют гораздо больше проемов, окон порталов. Я стараюсь по возможности поменьше, подходить к ним. Там чувствуется, очень хотят, есть, и имеют для этого вполне подходящее количество зубов. Некоторые двери для меня просто полыхают опасностью. Пробегая очередной мост, я чувствую, что и радиация со дна улицы-ущелья, начинает меня припекать в пятки, я уже слишком низко спустился.
   Когда назначенный себе мысленно крюк по моим расчетам я завершил. Выискал себе путь наверх в виде узкой служебной лестницы, из металлических скоб. Вцепившись руками и ногами в ступеньки, я начал подъем. Склиссы вверху так и мелькали. А вот ступеньки все больше шатались под моими руками. Наконец парочка их под ногами отвалилась и, позвякивая, упала вниз во влажную тьму. Остался теперь путь вверх. Шаг за шагом я выбрался уже метров на пятьдесят, как одно темное отверстие справа от лестницы, налилось опасностью для меня, а потом пропитало опасностью и ближайшие к нему ступеньки. Я приостановился, слышались шарканья и тяжёлое дыхание крупной твари. Я завис над пропастью, ни вверх не пройти, ни обратно не вернутся. Что же там сидит?
   Я выковырял кусок камня, и забросил в отверстие, послышалось пыхтение, и из отверстия показался кончик чего-то острого, и иззубренного. Роа сползла с плеча и пошла на разведку. Вернулась быстро:
   - Крупная тварь, с тремя руками-клешнями, о нас знает нас, ждет, голодная. Что её покажем? (Сопровождалось образом морды чудовищного рака).
   Я висел не в силах сообразить, что-то подходящее. В конце ничего не смог придумать более интересного, чем полчища рыжих муравьёв, которые впиваются в мягкие сочленения твари, грызут её изнутри живьем, покрывают её ковром жал, и через полчаса оставляют пустой панцирь. Роа добросовестно отправила адресату.
   Опасность из отверстия потухла, а уши донесли до меня торопливое шарканье.
   Через несколько минут я вывалился на крышу, точнее в лес на крыше. Попал я удачно. Под сенью деревьев-солнечных батарей расположилось восемь склиссов. В люки на крыше были опущены веревки, кабеля туда сюда сновало пару десятков воинов. На специальных кулях-носилках уже валялось несколько раненых. Один из склиссов стоял дальше других, в метрах двухстах. Охранял его видимо только один пилот. Мой!
   Я вбил в мозг Роа мысль:
   - Отвлеки остальных, съешь по возможности их батареи, потом ко мне.
   Роа согласно кивнула, и почему-то нырнула в люк. Там она что-то передавала, но не мне. Я пополз к склиссу и стал ожидать действий Роа.
   Вскоре послышался ор, и шипение шок-копий. Я полюбопытствовал, что там такое? О ужас!
   Из люков поперли раки, точь в точь по образцу какой мне Роа показала.
   Десант забыл про свои дела, и яростно вываливал свой боезапас на супер-креветок. Те оказались весьма живучи, пар шел от панцирей, а те как будто не замечали. То один то другой десантник, перемалывались клешнями. Наконец десантники стали прыгать в склиссы, подыматься в воздух и расстреливать раков сверху, из шок-копий и молниеметов. И все равно раки почти не умирали, панцирь отслаивался как стопка листов бумаги в огне, но держался. Я решил глянуть, что делает намеченная жертва. Тот, с явным беспокойством, следил за товарищами, и временами палил по ракам из молниемета. Но без приказа не двигался с места. Подобраться к нему, и снести голову было делом техники. Обшарив тело и забрав заряды к шок-копью, я нырнул на пилотское место, и по возможности держа склисс низко над землей, отодвинулся в заросли на краю крыши.
   В голову вонзилась мысль, "твари лезут из подземелья одна за другой, и жрут десантников, каждый склисс опустившийся к земле, немедленно окружается голодными ртами". Ясно. Хорошо Роа встретимся в библиотеке.
   Я страгиваю склисс с края крыши, и медленно опускаюсь в глубину ущелья. Надо выписать ещё один крюк, и подлететь к библиотеке с тыла. Склиссы мечущиеся наверху меня пока не замечают, когда их становится слишком много, я паркуюсь под мостом, и дожидаюсь прояснения воздушной обстановки.
   Вот кажется уже и улица к "библиотеке", правда я не совсем уверен, улицы снизу совсем иначе выглядят. Когда уже цель путешествия была достижима, гудение склисса прекратилось, и движение вперед превратилось в параболу вниз. С треском, и грохотом склисс проламывался сквозь мосты, разваливаясь на части. Уже у самого дна я вывалился с пилотского места и хлюпнулся в жижу наполнявшую улицу. С головой, погрузившись в грязь, я почувствовал, как что-то цепкое и тонкое принялось оплетать мои ноги. Кое-как, выдравшись, вырвавшись на поверхность, я продрал глаза. Вокруг меня громоздились обломки мостов и склисса. Тьму ущелья подсвечивала дымка опасности, жижа сама светилась смертью. Я упал в самое море яда.
   Я лихорадочно оглядывался, стены ущелья начали, покрывается шевеленьем, муть болота, распуганная падением, стала перекатываться под чьими-то спинами.
   Вблизи я углядел кусок дна склисса, а за ним пилотскую кабину. Попробуем метод Ффагта. Плыву в грязи к кабине. Поднимаю сиденье. Там в зажимах целых шесть энергетических кристаллов. В длительный поиск был заправлен склисс, до другого города можно было долететь. Выдираю кристаллы и запихиваю в котомку за спиной, хватаю и резервную бутыль гравижидкости, болтаю над ухом - полная. К сожалению, шок-копьё где-то утонуло. Ползу по грязи к фрагменту днища. Вроде бы модули антигравитаци целые. Погружаясь в грязь, напрягаясь, переворачиваю днище. Роюсь в проводке, выбираю силовые кабеля, зачищаю. Моя возня стала привлекать местную живность. Оглядываюсь, позади несколько червеобразных тварей, бурчат, выплескиваясь из глубины. К ним присоединяются все новые. Черви, подходят ближе некоторые нетерпеливо распахивают ротики, они, конечно, усеяны зубами. Беру один из кристаллов, надрезаю и швыряю в толпу. У одного неплохая реакция, ловит и глотает налету. Я отворачиваюсь и зажмуриваюсь, вспышка, и вал грязи захлестывает меня. Открываю глаза, ну вот контакты залеплены жижей и ошметками мяса. Болото опять распугано, тишина.... Заканчиваю работу, втыкаю кристалл, антигравитационные панели урчат и отрываются от болота, еле успеваю себя, на них забросить. Жижа в контактах видимо мешает, тяги не хватает, и мой летающий плот подымается, всего лишь на полметра над отражающей поверхностью (то есть над болотом). Вижу в обломках ствол молниемета, наклоняю модули и подползаю к нему. Скорость получилась не очень, не более трех километров в час. Вытягиваю молниемет из болота, как будто целый. Тяжелый, килограммов двадцать пять не менее. Осматриваю магазин, полный зарядов. Пойдет, конечно, ворочать тяжело, но распугивать живность в самый раз. Придаю модулям движение, в сторону "библиотеки".
   В месте сужения ущелья мое внимание привлекло движение на берегах. Что-то белесое и длинное двигалось, плавно перетекая неровности. Это что-то явно двигалось за мной. Я на всякий случай направил в сторону неизвестного существа ствол молниемета, и выпалил. Молния осветила осклизлые стены ущелья, неведомые растения захлопнулись, свернулись от яркого света, клубы пара и дыма расцвели на месте где только что было существо. Когда глаза привыкли к темноте, осталось лишь удивиться. Неведомая тварь, осталась жива, и более того она направилась прямо ко мне. Выстрелы пришлось повторить. В их свете удалось уяснить форму живучего противника, точнее её скелет.
   Существо и было скелетом, огромный покрытый рогами и выступами череп, и длинная цепь позвонков за ним парили над гладью болота. И оно не было призраком, выстрелы отбрасывали тварь, мяли её, а она выпрямлялась и продолжала движение.
   Я выпустил целую очередь, в середину твари надеясь рассечь её пополам. Кое-что получилось, центральный позвонок раскалился, и стал крошиться. Выпустив очередь, молниемет замолкает. Ствол его дымится, пахнет горелой изоляцией. Тварь развалившись пополам, бьется, расплескивая грязь по болоту.
   Я торопливо меняю магазин, со стен спускается еще шесть тварей. Неторопливо они шествуют ко мне. Я наклоняю модули, выжимая всю скорость.
   Твари выстраиваются в очередь за мной. Когда постепенно расстояние между мной и едоками увеличивается, становится ясно их костяному мозгу, что им меня не догнать.
   Твари выстраиваются фронтом, согласованно, словно на маневрах. Затем они встают на своих мертвых хвостах на дыбы. Я, к сожалению, не мог выжимать из модулей все, что возможно, и одновременно стрелять.
   А вот они смогли.
   По позвонкам тварей пробегают сизые огоньки, они сливаются в цепь, и стекаются к рогам на черепе тварей. Вскоре черепа их окружены ореолом, я ожидаю уже неприятностей, делаю широкий зигзаг. Твари извергают синие змеистые молнии. С прицельностью у них плохо, молнии извиваются широкими размашистыми движениями. Но вот эффект!
   Поверхность болота, которой коснулись молнии, кардинально изменилась. Её всю избороздили ледяные кристаллы, воздух сгустился туманом, мелкая мошкара посыпалась снежком. К следующему залпу я успел изрядно удалиться и вилял отчаянно уворачиваясь. Не увернулся. Поверхность модуля под ногой стала обжигающей, от неожиданности я дернулся, модуль опрокинулся и свалился, ломая ледяную корку в болото. Следующий залп прожег воздух прямо над моим ухом, я попытался встать, но моя одежда примерзла к болоту. Твари неумолимо придвигались. Они больше не стреляли, видимо не собирались выгрызать меня изо льда, а собирались пообедать тепленьким. Когда молочные черепа уже нависали надо мной, я увидел на их фоне склисс.
   Черный с оранжевой полосой.
  
   Глава 24 Естественный исход.
  
   Очнулся я, или пробудился, не знаю. Как будто почувствовал, боль в обожженном боку, затем прояснилась резь в глазах. И лишь потом я стал ощущать покалывания мелких иголочек в затекшем теле. Любопытство заставило меня преодолеть боль в глазах, подставить их воспаленные роговицы яркому свету. Довольно много времени прошло прежде чем я стал различать хоть что-то. Ну а когда я смог хоть что то рассмотреть оказалось что смотреть то не на что. Перед моим лицом раскачивался лист, буроватый с синим оттенком, который вообще свойственен всей здешней растительности, с многочисленными прорезями, и острыми шипами на заострениях. Там где лист не заслонял мне взор я видел только траву. Ясно почему, я оказывается лежал на боку почти уткнувшись носом в землю. Поправить свое положение я никак не мог, поскольку мои руки были плотно примотаны к телу, колени плотно стиснуты и прижаты к груди. По тому как холодило мое тело я сообразил что я гол как в тот момент когда я впервые явился в этот мир. Ссадины и раны на боку упирались в жесткую траву и усыпанную палой листвой и хворостом землю, что усиливало комфортность обстановки. Скосив глаз я убедился что я плотно замотан в упругую сеть. Слух мой доносил равномерный треск хвороста от чьих-то шагов. Пинок в спину заставил меня перекатится на другой бок, разодрав опять раны. При этом кульбите я успел усвоить вид своего обидчика. Рослая фигура никак не меньше моего роста, закованная в диковинную броню, совсем не гуманоидного вида. Перекатившись, я сменил вид, и теперь мне открылась поляна. Она была образована деревьями со стволами в форме бокалов. Из верхних частей этих "бокалов" как шапка пены распространялись тонкие беспорядочно извивающиеся ветви, усеянные бананообразными листьями. Под сенью деревьев пристроилась пятерка десантных склиссов, оранжевый зигзаг на их бортах, не оставлял сомнений в их принадлежности.
   - Он очнулся!
   Ко мне заспешили пять фигур в броне, вооруженный крюками и ухватами.
   Сноровисто они распеленали меня, удерживая освобожденные руки, ухватоподобными щипцами. Затем упаковали конечности в колодки, каждый коготь аккуратно одели в закругленный чехольчик, а лицо одели в плотный роговой намордник, который впрочем не мешал мне дышать. Затем достали банки, и облили мои раны пастой унявшей зуд. Потом вынесли из ближайшего склисса большое полотнище и плотно подогнали к моей закованной фигуре. Подрезали где надо, где надо склеили и через несколько минут я оказался упакован в теплый комбинезон. Затем меня скованного разместили под деревом, в ожидании чего-то и расселись сами, неподалеку.
   Я теперь себе напоминал буйного сумасшедшего, и осталось ожидать только кормления с ложечки. От нечего делать я стал рассматривать своих "санитаров". Я видел их бронированные спины , и время от времени их забрала когда они поворачивались отконтролировать мое состояние.
   Как я вычитал в "библиотеке", броня в этом мире самая дорогостоящая часть воинского снаряжения. И не от того что дорог материал или сами заклинания которыми напитывают её. Дорога работа ремесленника который подгоняет броню под конкретную фигуру. И совершенно ясно что броню с убитого воина, или вышедшего в отставку, никак не наденешь на другого. Каждый раз приходится ковать и сочленять заново. Конечно оружейники, как смогли, приспособили броню к массовому производству путем создания модулей из которых можно собрать множество конфигураций. Но все равно при сборке приходилось собирать и подгонять не один день, кроме того сконфигурированная броня явно уступала инд.пошиву. Так вот на спинах обращенных ко мне глянцево чернела тщательно собранная броня индивидуального изготовления. И судя по обилию рун, змеившихся и мерцавших на пластинах, высшего качества! Так что меня, с ленцой оглядывая, охраняли лучшие воины мира.
   Насколько я смог понять из книг мертвого города, только самые сильные кланы могли содержать пару десятков воинов такого разряда, а эпоху войны городов, таких воинов не видали на поле битвы. Там они были на острие подлых ударов, коварных убийств, и щитом владык. А на поле битвы основную массу составляли бывшие клутху, вооруженные грозно, но ничем не защищенные, разве что щитами. Под мертвым городом, как значилось в боевом журнале существует, так называемое "мясное поле". Там земля устлана была слоями гниющей плоти, и кое где металлическими горами высились разбитые боевые големы. Сей час то оно наверное проросло давно буйными джунглями, а вот тогда оно долго не могло очистится, яды убили все микроорганизмы, и долгие годы неразложившиеся тела усыхали в твердую корку палящим летом, и снова размокали по дождями.
   Видел я места яростных схваток в городе, это, наверное, был его последний бой со своим ныне процветающим соседом. Здания растекались каменными слезами, кое-где от них оставалась колоссальная скорлупа, на дне которой светилась смертью жижа. Были места, где городские кварталы были разбрызганы громадными всплесками, на дне чудовищных воронок до сих пор курился пар, и багровели угли. Миллионы жителей города, видимо те кого не стоило забирать, в конце сражения спустились в нижние этажи зданий и теперь гуляя наверху по мостам иной раз можно было различить холмы и россыпи скелетов и окаменевших тел. По нашим земным масштабам в городе как будто разорвались десятки ядерных бомб, и лишь чудовищные габариты и прочность зданий сохранили его труп.
   Нашел же я на трупе, то что в таком случае на трупах и находят. Немного истории его жизни, внутреннее его строение, историю его ран, и причину смерти. Однако я так и не нашел того что надеялся, как пустым я вошел в него, так пустым я видимо из него и уйду. Знание, которое, я из него извлек, относилось лишь к умению убивать, а в этом я не испытывал недостатка.
   Прервав течение моих мрачных мыслей на полянку опустился ещё один склисс. По реакции моих охранников я понял что прилетел тот кого мы ждали.
   Легко перелетев через борт на землю спрыгнул странный субъект. Его анатомия была верхом оригинальности в мире непостоянства форм. Верхняя часть его тела напоминала букву М, насколько я мог различить под одеянием. Из середины буквы свисала узкая треугольная голова, явно не сосредоточие разума. Два верхних угла буквы - были плечи с которых свисали плетеобразные руки. Нижняя часть тела продолжавшаяся из нижней части М как будто принадлежала ещё одному существу, по форме что то вроде Ж с отогнутыми вниз концами. Видимые под одеждой части тела, были серо-зеленоватые с выростами в виде шипов. Несмотря на столь сложное строение, субъект передвигался быстро и грациозно. Через мгновение он очутился в полуметре от меня. Ему поднесли сложного вида приспособление на которое он сел. Затем существо произнесло тихим и приятным голосом странную фразу:
   - Я почти счастлив, увидеть тебя воочию, мой милый ученик.
   Я несколько оторопел...
   - Не имел чести быть вашим учеником - затем добавил на всякий случай - господин...
   - Это поправимо, ведь ты уже жаждешь учиться. Я вижу в тебе хорошие задатки, но у тебя нет пока стиля, всего лишь прекрасная и талантливая любительщина.
   - Собственно чего вы ко мне пристали, так назойливо? От вашего желания учить просто спасу нет!
   - Как мне показалось ты достаточно умен, и вполне можешь сам разобраться, зачем ты нам нужен. Ты алмаз, в грязи, тебя надо огранить обучив, и оправить в подходящее снаряжение, и ты заблистаешь. Заблистаешь в кольце на моей руке, а рука будет править.
   - Не чувствую я склонности к тому чему вы хотите меня огранить...
   - О милый ученик это не проблема, немного старания и ты влюбишься в свой талант. Тебе сказочно повезло, что у тебя будет такой любящий учитель. Но, к сожалению как бы ни был приятен разговор с тобой на лоне природы нам придется поторопиться.
   - О вы, мой самозваный учитель, я никуда не тороплюсь, стараниями Ваших воинов мне вполне удобно.
   - Всего лишь вопрос разума, твоя маленькая подружка очень успешно лишает меня столь дорогих воинов, одного за другим. К тому же твой покровитель Сулла, весьма сообразителен, и не хочется давать ему лишние шансы.
   Сулла? Причем здесь Сулла? Я признаться уже весьма основательно подзабыл о кровавом диктаторе. Оказывается он уже в игре. Следует это учесть.
   - Предлагаю тебе, ученик, совершить путешествие, на моем личном склиссе, поверь, это самое безопасное транспортное средство. Тем более его заговаривали несколько лет подряд, впрочем, ты этого заметить никак не можешь, что очень хорошо.
   Ко мне поднесли странное устройство, что-то вроде сложно изогнутой рамы. Меня прицепили за колодки к крюкам, затем пара особенно крепких воинов отнесла меня в склисс. Мой собеседник присел рядом со мной дружески полуобняв меня за плечи. Несколько воинов запрыгнули в склисс, они заняли позиции у легких молниеметов. Склисс был вооружен вчетверо больше чем любой мной виденный. Подняли за ручки броневые щиты, лишив меня возможности обозревать окрестности. Затем склисс мягко заурчал оторвавшись от земли. Как ни странно верхушки деревьев я видел поверх щитов, значит склисс практически тащился по земле брюхом. Вверху над нами поперек курса поднялся целый воздушный флот. Не меньше шести айсов, три десятка склиссов с кучей народу.
   - Ничего себе, сколько за мной охотников!
   - О нет это не за тобой, это для Бисх. Заставить их трижды подумать.
   - Причем здесь Бисх?
   - Сулла знает о тебе многое, и связать возню в этом районе с тобой не нужно много времени. Я думаю он уже на подлете.
   - Как Вы меня нашли?
   - Всего лишь разветвленная агентура и патрулирование, в среде ашиуров наделали много шума твои убийства магов. Следы болотохода сохраняются несколько дней, а громолов очень уж фонил во время пиршества, которое, ты ему подарил. Патрулю осталось лишь, отметить толпу горпов, которые, вообще-то ходят по одиночке, в качестве его меню. Поскольку вероятный район твоего нахождения был уже известен, то осталось созвать ближние патрульные группы, и вызвать меня с тенями из тотелма.
   - Почему же флот не охраняет нас, если вы Бисх боитесь?
   - Он слишком пострадал во время операции, признаюсь, ты который раз приносишь нам незапланированные потери. Поэтому мы опишем изрядный крюк, а эскадра отвлечет основные силы Бисх.
   - Вы пожертвуете всеми, солдатами взамен меня? Не слишком ли расточительно?
   - Ученик, ты правильно мыслишь. Нет, конечно, в моих глазах ты больше стоишь, чем все эти солдаты. Не беспокойся, они не будут вступать в бой, они лишь рассыплются заставив Суллу проверять каждый склисс. Он не будет убивать экипажи, ему лучше, как и мне, избегать открытого конфликта. Мы же, еще как бы союзники, и останемся ими, если без приключений доберемся до тотелма.
   - Почему? Почему Вы так уверены в действиях Суллы? Вы что его хорошо знаете?
   - Сулла, кровавая карта войны городов. Всякий мало-мальски знающий историю этой разрушительной войны, знает Суллу. А уж мне то, опасно не знать. Вот только не знал, что он ещё жив, его существование существенно меняет расстановку сил, правда не так сильно как твое.
   - Вы воевали с Суллой?
   - Я вижу, тебя очень интересует история? Похвально! Мне будет легче тебя учить. Что до твоего вопроса, то конечно нет. Меня еще не было в этом мире. Я пришел лет на двести позже, а вот глава нашего клана был как-то под его командованием. Впрочем, он с ним и тогда не общался, чином не вышел.
   Склисс ощутимо ускорился, броневые щиты сняли, и пейзаж наконец стал доступным зрению. Под склиссом раскинулась вздыбленная переворошенная земля. То тут то там из под грунта как гнилые зубы торчали буро-фиолетовые скалы. Растительность стала приземистой, и узловато-искривленной. Кое глее деревья вовсе не отрывались от земли а так и лежали на ней скрюченными стволами. Ветер изменился, склисс раскачивало, и бросало. Из спутанных древесных крон в сторону склисса выплевывались длинные осклизлые щупальца.
   - Куда мы летим, явно не в сторону города?
   - Мы летим сторону большой плеши. Можно сказать прилетели. Мне нужно тебя подготовить к моменту возвращения в тотелм.
   - Зачем для чего?
   Он не ответил, лишь отвернулся и стал смотреть на горизонт. Через несколько минут болтанки, на горизонте показались странные сооружения. Когда подлетели ближе стало ясно что место к которому мы направляемся - останки разрушенного купола, проржавевшие фермы, и перекореженные куски покрытия. Склисс влетел в зияющее отверстии проваленной крыши, и мягко приземлился на арену в центре. Здесь стояло еще несколько склиссов, раскинут шатер. У дальней стены в тени возвышалась угловатая массивная фигура - боевой голем. Меня вынесли из склисса, и поставили в раме прямо в аккурат в центр арены.
   Мой "учитель" прошел своей стелющейся походкой к скоплению фигур у шатра. Те ему отрапортовали:
   - Все готово господин Атт, только подгоним по размеру.
   - Приступайте!
   Ко мне подбежали щуплые субъекты, с мерками и шаблонами, что во мне замерили, что отстегнули, чем то намазали. Я себе напоминал тяжелую добычу, а они муравьев которые тянут её домой. Через несколько минут копошения они удалились в шатер. Далее полчаса на меня никто внимания не обращал. Наконец толпа субъектов вывалились из шатра, и вынесла продукт своего труда. Он мне очень не понравился.
   Это был ошейник.
   Чем больше я его рассматривал тем больше он мне не нравился, во внутренней стороне его виднелись острые лезвия прикрепленные наподобие затвора у фотоаппарата. Подошел и мой "учитель", он взял ошейник из рук мастеровых и поднес к моему лицу.
   - Вот, посмотри внимательно!
   Он расстегнул застежку ошейника, лезвия звякнув сомкнулись превратив ошейник в диск.
   - Если ты хоть как ни будь нарушишь целостность кольца, то ты не успеешь даже подумать. - опять выразительно щелкнул ошейником.
   - Если ты не придешь ко мне в течении заданного времени то ты уже никуда не придешь. - Тут ошейник щелкнул сам.
   - Если ты ослушаешься меня, я смогу тебя разделить на две части где бы ты ни был. - Тут он щелкнул пальцами, и ошейник лязгнул еще раз.
   Затем он не дав мне обдумать и минутки, нацепил его на мою шею.
   - И что бы, не потерять тебя из-за твоих возможных попыток освободится, объясню. Ошейник не содержит ни капли магии, чистая механика, но твои острые когти тебе не помогут. Малейшее нарушение целостности, и пластины притянутся друг к другу, а на их пути окажется твоя шея. Только прочность ошейника удерживает их от неминуемой встречи. Правда, что бы, он не развалился от случайного повреждения, нам пришлось сделать его из самого прочного материала, который, мы смогли найти - стенки разрядного тоннеля склисса. Так что, относись к нему как доспеху, твоя шея теперь надежно защищена. Освободите его!
   Меня мгновенно отстегнули от рамы, сняли намордник, и помогли встать. Мне нечего было сказать, непроизвольно я погладил ошейник. Почему-то, у меня вырастала железная уверенность, что смерть я приму именно от него.
   - Иди за мной мне кое-что надо тебе сказать.
   Он направился в сторону пролома. Я невесело поплелся за ним.
   Когда мы оказались под открытым небом, он присел на камень и жестом пригласил меня присесть напротив:
   - Я уверен мой ученик, что мы с тобой будем очень близки!
   - Я как раз уверен в обратном...
   - Твой ошейник заведен на три часа, и тебе стоит горячо полюбить меня за этот не столь большой промежуток времени.
   - Несколько странное утверждение, Вы столько гонялись за мной и тут не найдя взаимность вы убьете меня , ха ха! Да вы поставите таймер еще на пару часов, а затем ещё.
   - Видишь ли, таймер смогу поставить только я, а предполагаю, что в течение этого времени умру. Ну а затем и ты...
   - Почему? - Я довольно глупо вытаращился на этого сумасшедшего!
   - Я тебя поймал, стреножил, принес на шкуре колаба. Теперь я стал опасен и не нужен, тогда как раньше, я был опасен, но нужен.
   Я подумал, и спросил:
   - Вы видимо, хотите предложить вариант? Огласите весь список, пожалуйста!
   - Какой список? Вариант только один, и ты в нем играешь главную роль.
   Почему-то, именно это я и подозревал.
   Глава 25 Первый урок.
  
   Склисс полого маневрировал между стен тотелмов в вечернем тумане. Под лучами ходовых огней возникали, то мокрый шпиль, то круглый шар чехла молниемета, то огороженные тускло светившимися столбиками посадочные площадки. Везде, в каждом тотелме, и старом облупленном, и в грозном новострое, на выступах стояли часовые. А неподвижные обычно, хроги, плавно катились вслед нам, стволами. В воздухе, в капельках тумана, и в темных ущельях улиц зависла напряженность. Прикрой только глаза и можешь не успеть увидеть взрыв, хлестанье молний, розовые инверсионные следы выстрелов хрогов, ядовитое шипение шок-копий. Кажется небольшая ошибка в нашей траектории, крошечный повод и взорвется все. Вцепившись в борт склисса и терзая металл колпачками когтей, я выносил ожидание.
   За одним из пологих виражей, далеко внизу я увидел до боли знакомый росчерк переулка. Там где то в глубине в темной щели, сидит скорченный ктулху, в моей бывшей берлоге. За толстой глыбой составляющей ей потолок, замазанная пометом хффурга, в трещине, лежит величайшая ценность этого мира, лишний шанс на выживание, моя вторая искра.
  
   Наконец склисс скользнул вниз, и плавно притулился на защищенной площадке. Я спрыгнул со склисса первым, затем воины-тени. Тут же я увидел, что за шарами зенитных установок и за ограждением балюстрады, затаились десятки воинов недвижимых и нетерпеливых. Меня взяли за плечи и повлекли внутрь здания, Атт шел впереди. По узкому коридору из воинов, мы шли - я, Атт и шесть "теней". Я мало что, понял, из этой стремительной пробежки, к тому же кандалы и цепи, столь эффектно меня украшающие, мало способствовали возможности осмотреться. Через каких ни будь, пятнадцать минут мы уже стояли в просторном зале упершись носами в широкие ворота. Атт вошел, мы остались.
   Потом из-за воротины показался толстенький субъект, он подошел и внимательно осмотрел кандалы, намордник цепи, свисающие от ошейника, и толстые нашлепки на когтях. Повернулся и кивнул многочисленной охране. Меня опять подхватили за плечи, и, позвякивая моей бижутерией, втащили за ворота. За ними был узкий коридор, в нем стояли пара крепких субъектов который тщательно обвели меня прутами. Затем втащили меня под воротца, которые полыхнули багровым пламенем. Они не обратили на это ни малейшего внимания. В коридор с другой стороны вдвинулись еще два верзилы, им и передали меня с рук на руки. Наконец открылись еще одни ворота, и мое путешествие было окончено.
  
   За воротами был просторный полукруглый зал. В центре его как бы на арене, стоял Атт за его спиной стояли еще двое верзил вооруженных чем-то вроде топоров. На краю арены раскинулся полумесяцем обширный стол, на стороне обращенной к нам стол ощерился шипами и лезвиями. На противоположной стороне, где сидели они, было шесть вырезов. В пяти из них сидели они и сидели. За их спинами, на круглой платформе развалившись на диванчике плавала в воздухе цель. Он выглядел как гуманоид обтянутый гладкой кожей, без выдающихся суставов, мышц и прочей дребедени. Одна упрощенная человекообразная фигура. На идеально круглой голове, время от времени открывались глаза то тут то сям. Иногда под резиновой кожей обозначалась воронка уха. Как меня предупредил Атт, он единственный имеет в диване мощное оружие, и очень хорошо умеет им пользоваться. Осталось лишь ждать.
   Позади стола в нишах стен стояли телохранители, числом двенадцать, вооруженные только холодным оружием.
   Те кто решают воззрились на меня, наконец сгорбленная громоздкая фигура покрытая чехлом от самолета проскрипела:
   - Что-то он не слишком впечатляет, Атт! Я его и во сне перешибу...
   На что Атт как мне показалось гордо возразил:
   - Ценность "темного хффурга" не в его физической силе, или размерах, а в уникальном качестве, которого еще не видывал Хаарах.
   Фигура слева, едва высовывающаяся из за стола, развернула широкий шарф, укутывающий её по самую макушку, заявила:
   - Ну, вот предположим ваш, драгоценный хффург прорвется через охранную магию, как же он одолеет жертву? Защекочет?
   Заявление малыша вызвало дружный смех, Атт на него, даже внимание не обратил.
   - Тебе Слаина Хеммон, этого как раз больше всего и стоит опасаться.
   Хохот теперь был всеобщим, даже охранники не смогли подавить улыбки.
   Малый обозлился, развернулся весь, обнажив складчатое тело, и запальчивости крикнул:
   - Смейтесь, смейтесь, мы на это убожество израсходовали невиданно средств, и целое крыло солдат, отпугнули союзников, как вы теперь будете смеяться!
   Жирное тело, обмотанное блестящей пленкой, со своего места пробурчало:
   - Очевидно, драка не стоила когтей, что мы с этим куском мяса будем делать? Разве что съедим?
   - Боюсь, Фетх Ханна у тебя будет крупное несварение желудка, и проживешь ты не дольше чем храк в руках у клутху. Тебе достаточно лишь ему локоть облизать.
   На что гора жира возразила:
   - Вот я никогда не беру ядотелых в свои отряды, силы у них вдвое меньше чем у съедобных, да и проворства по-менее. А этот еще слабее чем мы думали...
   Тут цель спросил:
   - А как у него с разумом? В силах ли он понять задание, хватит ли изворотливости? - С этими словами в зале установилась гробовая тишина.
   Атт невозмутимо пожал своими плечами:
   - Спросите его сами, я с ним еще не разговаривал. Он отказывается со мной говорить.
   Платформа мягко подплыла ко мне, руки охранников на плечах стиснули мне плечи воистину тисками. Я лихорадочно работал во рту языком.
   Цель привстала на диване, придвинулась вплотную и уставилась мне в лицо дюжиной глаз.
   - У тебя есть, что мне сказать?
   Я, как бы раздумывая, кивнул.
   Белая глянцевая рука плавно изогнулась без локтей, и отстегнула маску. Мой рот уже был полон смыслом, но не тем что ожидала цель. Если у него и была искра, то точно она дала ему не то, что мне.
   Уподобившись дюжему верблюду я смачно харкнул ему в лицо. Его голова мгновенно превратилось в решето. Вибрирующий вопль заглушил тихий звон колпачков упавших с моих когтей. В следующее мгновение зал взорвался движением.
   Мои когти уже проникли в тела верзил державших меня, и их начавшееся движение повергавшее меня на пол превратилось в судороги. На всякий случай я вонзил в их бока и локтевые шипы надежно парализовав.
   Поднял голову, на меня уже несся частокол лезвий. Фигуры за столом лишь успели отшатнуться. Следующим движением я обрубил цепи и намотал их обрывки на запястья, кандалы, распались, как запланировано сами. Я глянул на Атта тот уже вытаскивал из спин своих отвлекшихся охранников дымящиеся ножи.
   Осталось лишь разобраться с дюжиной охранников и пятью советниками. Раз плюнуть!
   Надо было сбить наступательный порыв, и я заорал, кажись что-то посыпалось. Охранники сбились с шага, их строй сломался, затем прибодрились и ринулись на меня снова. Правда, уже десять, Атт времени не терял. Телохранители споткнулись об тела двоих товарищей и, наконец, обнаружили еще одну опасность. Атт стоял, держа в руках дымящиеся кинжалы, а мечи держал в еще одной паре рук! Вот так неожиданность. Телохранители разделились на две группы четверо на меня, а шесть на Атта.
   Мелькающие мечи превратились в завораживающий узор опасностей. Я проскальзывал в петли узора, выворачивался из под его широких мазков, и бил когтями в широкие проплешины. Багровый узор все редел, и вскоре превратился в редкие росчерки. Я опомнился, передо мной стоял, уже нарезанный в лохмотья телохранитель, и из последних сил отмахивался изрубленным мечом. Равнодушно я добил его плевком. Оглянулся я и на танец смерти Атта. Тот видимо был великим воином, но сейчас он был прижат к колонне и количество рук стало у него как и у меня, лишние валялись на полу. Телохранители перевели дух перед последним ударом.
   Все таки это были великие воины, один успел отмахнутся мечом от моего плевка, но к сожалению он отразил его в другого воина. Атт рванулся из за их спин, в несколько ударов с ними было покончено. Я оглянулся, члены совета уже разбежались, и скрывались за воротами входа в зал. Оттуда доносилось ядовитое шипение шок-копий.
   Толстый и жирный, Слаина Хеммон выпрыгнул обратно из-за ворот сопровождаемый клубами дыма. Захлопнул их, прижавшись спиной. Затем неуловимым, текучим движением подобрался к телам охранников и выхватил меч.
  
   Вскоре стало ясно, кто в этом зале был самый великий воин. Он безошибочно выбрал меня как самого опасного, финтом закинув Атта за стол. Затем стал плести кружево ударов вокруг меня. Это был совсем другой узор смерти - тонкая и частая арабская вязь, плотная, и непрестанно текущая. Она окружила меня хоть и не в силах захлестнуть меня совсем, но постепенно выматывала мои, и так не великие, силы. Дело оставалось за несколькими минутами моей выносливости. Он умело оберегал свой клинок от воздействия когтей, и не давал мне прокрасться к своему жирному телу. Плевки ловко отлетали в потолок, и скоро рот у меня пересох.
   Затем случилась яркая вспышка, и богатая арабеска ударов и взмахов оплыла и сползла на пол. Слаина Хеммон с зияющей раной в груди лежал у моих ног. Атт с криптом стоял за его спиной. Ворота сотрясаемые стрельбой наконец распахнулись, и в зал вошли несколько израненных воинов-теней. Один из них окинув зал, и остановившись взором на теле цели доложился:
   - Отец основатель, Роан Атт, мятежники повержены, службы клана приведены к повиновению.
   - Заместители?
   - Им объявлено об их повышении, они с радостью приняли эту весть.
   - Молодец Фанкл, поздравляю тебя с назначением на пост Начальника Службы Интересов. Позволь представить тебе твоего лучшего агента - Танцора Когтей.
   Затем он обратился ко мне:
   - Урок окончен, отлично, ученик...
  
  
   Послесловие для любоптных.
  
   Данный труд представлен широкому вниманию общественности, по посмертному указанию героя книги. Чье имя, мы впрочем, считаем излишним произносить. Памятуя, о невероятном числе читателей из разных слоев и социальных групп, их горячей заинтересованности в истории и происхождении того, чей путь и поступки настолько изменили нашу жизнь и перевернули наше будущее, мы и приводим это скромное дополнение к его воспоминаниям.
   Целью данного дополнения, является облегчение понимания, читателями, обстоятельств и обстановки мира демонов, о котором прямо скажем, наши деды могли только подозревать.
  
   Анатомия и физиология тела легендарной личности героя.
  
   Из накопленной статистической информации, большинство разумов трансгрессированных в мир демонов Хаарах, принимают оболочки приблизительно соответствующие привычному, в отношении количества конечностей, их расположении и общей конфигурации тела. Существует впрочем, и другая точка зрения, утверждающая, что индивидуумы с кардинально отличающимся строением тела, из-за долгого процесса привыкания слишком уязвимы и не выживают в первые часы существования.
   В любом случае наш герой имеет две руки и две ноги, и отдельно вырастающую голову. Отметим, что в мире Хаарах тела все-таки обладают некоей функциональной приспособленностью, то есть глаза смотрят вперед, расположение органов более-менее удобно, физиологически обеспечивается приемлемый резерв энергии и т.п.
   Относительно столь устрашающей вооруженности героя, то по мнению большинства исследователей, его вооружение не столь уж выделяется среди большинства индивидуумов, скорее относится к верхнему уровню, общей массы.
   Вызывает удивление столь мощные режущие способности когтей. По мнению современных демонологов, это обусловлено тем, что общая доля магии, героя, сосредоточена в когтях, и здесь выделяется связь, по типу "граничного условия существования". То есть вероятность существования героя и остроты его когтей напрямую связаны. В результате столь сильной связи, на которую уходит вся отпущенная толика магии героя, его физическое тело полностью лишено воздействий с магическим миром, аура его свернута и замкнута. Магия мира проходит мимо, не взаимодействуя. Конечно, нельзя считать героя полностью неуязвимым к воздействию магии, поскольку физические эффекты магии, на внешние тела сохраняются, и эти тела вполне могут воздействовать на тело героя (то есть вполне можно захватить магией предмет и швырнуть его в героя).
   Высокая степень токсичности тела, не являются редкостью в мире Хаарах, хоть и обычно, характеризуются, понижением уровня физической силы.
   А вот высокая кислотность желудочных соков, и связанная с этим кислотность слюны, на порядок активнее плавиковой кислоты, вытекает как следствие из механизма приспособления желудочно-кишечного тракта к перевариванию абсолютно всего (поэтому герой вполне способен переваривать и мертвые организмы в отличие от большинства).
   Ночное зрение героя и его удивительные вокальные данные всего лишь удачные ходы адаптации. Мелкие особенности его анатомии (скажем отличающие его от человека) нисколько не понижают уровень адаптации, и выглядят вполне уместно.
   Остается открытым главный вопрос, кто или что, берет души из миров нормальных вселенных, наделяет их телами демонов с их физическими и магическими свойствами, формирует и подбрасывает их в мир Хаарах.
  
  
   Язык и письменность мира Хаарах.
   Письменность и язык в мире Хаарах, объективно взаимосвязаны, и воздействуют на строение и развитие друг друга, наподобие Китая где письменность значительно сказывается на структуре языка.
  
   Язык - не принадлежит ни к одному из известных на земле типов, его происхождение можно возвести к самым ранним средствам общения, инстинктивно -жестовым. Как считается по современной общепринятой теории, первоначально сами демоны обладали несколько большим объемом средств общения на уровне инстинктов. Из средств такого общения выросли и грамматика и словарный запас языка. Результатом такого развития явилась глубокая взаимосвязь состава предложения и эмоционального оттенка. Кроме этого, набор применяемых слов кардинально порой меняется при незначительном изменении смысла. Например предложения "Я убью комара!" и "Я убъю тебя!" и "Я убью тебя как комара!" абсолютно не похожи фонетически, и содержат иные слова, даже в обозначении понятий убью, Я, комар и т.д. При добавлении в предложение "Я убью комара" окончаний "в пищу" "потому что надоел" тоже не возникает никакого сходства между вариантами этих предложений. Как считает современная наука, предложения в разуме демона возникают сразу как законченная мысль, и соответственно так же и произносятся. В соответствии с таким строем языка и возникла письменность.
  
   Письменность мира Хаарах - в целом идеографическая, хотя каждый отдельный иероглиф лишен законченного смысла. Как и в языке, предложение выстраивается целиком. В его написании все важно, и место иероглифа в порядке, и многочисленный надбавки значки и апострофы. Получается в результате некое пятно текста воспринимаемое целиком. Наиболее всего, эта письменность, похожа на земные аналоги в текстах описывающих жесткую временную последовательность событий, или в описании последовательности действий например во всякого рода инструкциях. Но и в этом случае линейного построения предложений, они усложнены различными перекрестными ссылками.
  
   Отметим что в мире Хаарах отсутствует информационная сфера подобная земной. Нет средств массовой информации, нет соответственно Интернет и телевидения (хотя технический уровень вполне позволяет это). Существуют в небольшой степени реклама, и почта. Причиной этого видимо является то что кланы не видят причин информировать общественное мнение об своих действиях (несколько невероятно выглядит понятие общественное мнение).
  
   Общественная структура мира Хаарах.
  
   Судить по общественной структуре мира Хаарах мы можем по относительно ничтожному участку его поверхности, как судить об социуме земли по Люксембургу, но есть веские основания считать что данный тип структуры наиболее распостранен.
   Столпами общественной структуры являются кланы, сообщества с иерарахической внутренней структурой. Кланы впитывают в свои ряды до 30% численности населения, увязывают различными отношениями (территориальными или наемными еще 20% разумных). Внутри кланов существуют внутренние ступеньки иерархии, по которым члены кланов передвигаются по принципам сильно зависящим от конкретного клана. Но в целом мы можем утверждать что тут играют основную роль законы волчьей стаи. Верховные иерархи кланов, в силу своей высокой продолжительности жизни (до тысяч лет) обладают уникальным опытом выживания, и баланса власти. Так что власть иерархов кланов весьма устойчива. А вот остальные уровни клана достаточно часто подвергаются кадровым перестановкам. Численность клана первого уровня достигает сотен тысяч разумных. Численность кланов второго уровня в десятки тысяч разумных.
   Кланы обычно объединяются в структуры наподобие средневековых городов. Здесь они играют роль наподобие земных цехов. Мелкие кланы специализируются на определенных типах экономической деятельности, и как правило их связывает вассальная зависимость с каким либо высшим кланом. Кланы первого уровня ведут сразу несколько видов экономической деятельности, эксплуатируют низшие кланы и подконтрольные территории.
   Например, Арват имеет в подчинении четыре мелких клана, и выполняет с их помощью подрядные работы города. Бисх специализируется на эксплуатации флисс-порта, ведет торговлю с другими городами. Лангх контролирует значительные сельскохозяйственные районы.
   Кроме кланов существуют своеобразные квази-кланы - артели, экономические сообщества, приютившиеся под крылышком кланов. По мнению большинства ученых демонологов артели являются ростками будущих кланов. Правда чтобы они выросли до размера кланов, необходим крупный общественный или природный катаклизм.. Например, известно что подавляющее количество кланов второго уровня возникло приблизительно около пяти сотен лет назад во время войны городов.
   Остальную наиболее значительную часть сообщества демонов составляют клутху, деклассированная масса индивидуумов, не обладающих полезными свойствами для кланов и артелей, или пока не сумевших их выгодно продать. Из клутху выкристаллизовываются шайки уличных разбойников (которые потом вполне могут преобразоваться в наемные отряды), или артели.
   Отличительной особенностью мира Хаарах является отсутствие валюты в том смысле каком она существует на земле. Господствует в сфере товарно-денежных отношений бартер. Для случаев длительных денежных отношений, например между кланами используются термин договорные пункты, часто вписанные на носитель. В некоторых случаях кланы выпускают вексельные обязательства, тоже на носителе, для расчетов с населением.
   Отсутствует полностью в мире Хаарах образовательная система, школы , университеты . институты. Трансгрессия часто осуществляет перенос образованнейших личностей своих миров, кланы и артели используют их знания. А для искусства которое, как правило, отсутствует в исходных мирах -магии, применяют систему обучения мастер-ученик, наподобие средневековых цехов.
  
   Транспортная система мира Хаарах.
  
   Включает как воздушный наземный так и подземный виды транспорта.
  
   Воздушный:
  
   Склиссы - летающие платформы использующие принцип антигравитации, специальные модули антигравитации размещенные на днище, содержат в себе трубки для гравижидкости и устройства для её нагрева. В парообразном состоянии жидкость производит подъемный момент (часто такой же момент она производит в организмах выпивших много этой жидкости). Регулируя вектор этого момента аппарат может регулировать свою высоту и скорость полета. Платформу обычно обносят бортом, и впереди устраивают пилотскую кабину. Иногда на военные модификации устанавливают тяжелые шок-копья или молниеметы. Надо сказать, как военный аппарат склиссы не очень хороши. Модули в принципе нельзя покрывать снизу броней, а они и есть самые уязвимые части склисса.
   Флиссы - сверхскоростной челнок, передвигается только в поле разряда между станцией приема и отправления. Скорость его достигает практически скорости самого разряда то есть до световой, если расстояние достаточно далеко, чтобы так разогнаться. Сделан скорее как космический корабль, с устройствами жизнеобеспечения, аварийного покидания, трюмами, каютами и т.п. Из за сложности изготовления и дороговизны, их городе Хайнах их эксплуатирует только клан Бисх, который имеет очень длительный опыт их использования.
   Айсы - военный аппарат, скоростной и надежный. Использует другой принцип левитации - левитирование на разрядах в физических полях. Одновременно электроды разрядов генерируют защитное поле, потеря до пятидесяти процентов электродов не является для аппарата фатальным. Из за воздействия поля на разряды энергетического оружия использует только бомбы и самонаводящиеся заряды заменители ракет. Выглядит как сфера утыканная электродами (летающий морской еж).
  
   Наземный транспорт
  
   Танкокомбайны - официально лимузины, фургоны, автобусы и т.п - в основном гусеничные, для продвижения в опасных районах снабжены механическими и химическими системами самообороны, впрочем водители часто этим злоупотребляют.
   Стропы - вездеходы для жидкого и песчаного грунта. Используют гусеницу малоизвестного принципа (Возьмите рукав, заверните концы во внутрь и соедините внутри, теперь надуйте и постоянно выворачивайте, так вы получите представление о принципе его работы. Такие рукава располагаются парой на направляющих, вдоль брюха болотохода), плавучие и могут автоматически заращивать повреждения в надувной гусенице.
   Колабы, гвараанзы и прочие пригодные в качестве тягловых животные - обладают множеством недостатков и одним неоспоримым достоинством - бесплатны.
   Подземный транспорт
  
   Метро - Сеть метро каждый клан развивает свою, или использует остатки старинных аналогичных сетей. Вагоны метро если ветка достаточно широка вполне могут двигаться навстречу друг- другу. Сам принцип метро состоит в том что на стенках метро располагаются специальные, обработанные магически плитки-отражатели. Вагон метро опирается разрядами на эти опорные участки и протаскивает себя в нужном направлении. Для навигации и центрировании вагона в туннеле используются специальные магические реперы. Метро используется как на земле железная дорога, надежный защищенный и массовый транспорт.
  
   Физические характеристики мира Хаарах, и их субъективная оценка героем.
   Коснемся оценки героем размеров. В них герой приводя размеры и т.п ориентируются на земные единицы измерения. Герой свой рост оценивает приблизительно в 2,50 метра. Выше чем имел на земле, оценка конечно самонадеянная поскольку объектов с которыми он может сравнить свой рост он не имеет. Он может быть и два километра и два миллиметра, соответственно и приводимые им размеры также виртуальны. Как потом показал ход событии герой ошибся не более чем на 10%.
   Точка замерзания воды, и спектр солнечного света тоже оказался им оценен достаточно точно. Так что, об мире Хаарах мы можем заявить следующие параметры.
   Зимняя температура похожи на земные на широте Москвы - Петербурга - Осло. Место расположения города характеризуется особенностями континентального климата- то есть короткая весна осень и длинное жаркое лето. Из за особенностей конфигурации мира Хаарах совсем рядом с районом города присутствует жаркий и пустынный район так называемая Плешь.
   По мнению местных ученых конфигурация мира плавно меняется, и и климат районов может меняться на протяжении десятков тысяч лет.
   Поверхность равенства физических констант на которых и существует мир Хаарах постепенно комкается или разглаживается, съеживается из за процессов происходящих в глубине вселенной.
   Как и упоминалось в книге, спектр лучистой энергии сильно меняется в зависимости от времени года. Весной он уходит в голубоватый оттенок, летом белеет , а осенью приобретает красное смещение. Чередование освещения день - ночь, объясняется, волновыми процессами на светоизлучающей плоскости (слое физических констант). Герой видит гребень очередной волны как более яркую полосу через весь горизонт, (воспринимает её как солнце).
  
   Живой мир Хаарах.
  
   В отличие от живого мира Земли, не имеет четкого разделения на растительный и животный, существует масса переходных форм, симбиозов, или организмов меняющих на протяжении жизни от стадии к стадии свой способ питания. Поскольку растительный способ питания часто оказывается неэффективным то большинство растений вырабатывает дополнительные методы извлечения энергии. Либо способы улучшить свое местоположение.
   К первому способу относится способ питания громолова, по возможности охотящегося. Или зубастые колокольчики, которые не упустят свой шанс поживится плотью в дополнение к своему скудному рациону из солнечного света.
   Другая часть растений откочевывает на холодный сезон, в более теплые зоны (благо в мире Хаарах это не так далеко), либо кочует в поисках более плодородной почвы. Лишь некоторая небольшая часть растений занимается подобно земным накоплением запасов на неблагоприятный период, поскольку они представляют лакомый кусочек для богатой и разнообразной фауны мира Хаарах.
   Животные же мира Хаарах отличаются от земных тем что не чуждаются использования магии, зачастую наделены разумом, и сложными сверхчувствами. Некоторая часть животных эволюция заводит в странные тупики, к примеру ледяные змеи наиболее продуктивный период своего существования проводят уже после смерти, превращаясь в левитирующие скелеты опасные всему живому и теплому. Буреловы же материализуются вместе с низкими температурами, и сильными ветрами, в остальное время проводят в спячке за гранью мира, сменив фазу времени. А волкрины существуют в виде энергетических субстанции, в подходящих условиях, заполняют ячейки своего тела туманом, и тогда лишь, способны, к активному питанию.
   Значительная часть животного мира Хаарах создана разумными демонами путем воздействия на генетический материал магией, осознано (громолов) или неосознанно (ледяной змей). Но можно сказать совершенно точно одно, если вы видите два одинаковых существа, несмотря на уровень их разумности это представители живого мира Хаарах (подобно хффургам). Если же вы не можете найти живому существу пару при тех же условиях, то перед вами, явление переноса сознания, то есть демон.
  
  
  
  
  
  

Оценка: 4.44*78  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"