Knightmare: другие произведения.

Два дурака

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 2.60*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Два не самых адекватных субъекта в мире Гарри Поттера. Осторожно! Трэш, угар и откровенная порнуха.

  Глава 1
  - Ну, ты только посмотри на это, дружище! Клянусь Омнисией и Богом-Императом, это самый лучший мир, который только можно выбрать для курорта!
  - Да, - провожаю взглядом очередную офигительную красотку. - Тут не поспоришь.
  - Эй! Ты чего такой кислый?! Улыбнись, мы в раю! - продолжая дебильно ухмыляться, хлопнул меня по плечу друг.
  - Честно говоря, я в шоке.
  - Я вижу на горизонте бар. Пошли туда, будем выправлять твой настрой.
  Пройдя сто метров по одной из самых оживленных улиц Лондома, мы оказались у дверей с притороченной сверху неоновой вывеской "Disgusting horse". А рядом висела неординарная пивная кружка в готическом стиле. То есть, черная и в стилизованных черепах. Креативненько, нечего сказать.
  Судя по всему, здесь тусуются рокеры. И мы со своими кожаными спецовками не будем выделяться на фоне остальных посетителей.
  - Чего застыл? Пошли!
  - Пошли.
  Что ж, я оказался прав. Этот бар и вправду был пристанищем патлатых субъектов в косухах. Мы на их фоне выглядели как завсегдатаи театров и филармоний. В зале стояло что-то около дюжины столиков, половина из которых пустовала. Не слишком громко, но и слишком не тихо играла какая-то мелодия, построенная, в основном, на достаточно размеренных звуках электрогитары.
  Взяв у рыжего парня за стойкой две бутылки виски с пологающимися к ним стаканами, мы приземлились на столик, стоящий прямо посередине зала.
  Пока я опустошал свою бутылку через горло, Рос окружил нас изолирующим барьером и присоединился ко мне в более культурной форме. То есть, пользуясь стаканами.
  - Эка тебя разобрало, брат, - сочуствующе покачал друг своей блондинистой, короткостриженной головой, стоило мне отнять горлышко ото рта.
  - Еще бы, это же я держал основной контур, пока кто-то прохлаждался.
  - Эй! Я не виноват, что старушка решила угробить именно твой участок, а на меня перли лишь орды всякой мелочи!
  - Ладно, извини. Я адски вымотался, и единственное, что мне сейчас нужно, это огненная жидкость, плещущаяся в этом сосуде.
  - Я смотрю эта "огненная жидкость" уже добралась до твоего мозга, - сказал Рос, вглядываясь в мое лицо.
  - А ты как думаешь? Половина бутылки уже во мне. Сейчас бы еще бабу какую и вообще зашибись будет, - выдаю и чувствую, как сознание рассслабляется под действием продукта шотланского алкопрома.
  - Ну, наконец-то узнаю старого доброго Гора. Давай, за тебя! - протягивает он мне стакан полный виски, мы чокаемся и прикладываемся, каждый к своей таре.
  - Мы и правда в раю, - расплываюсь в глупой улыбке. В зал только что вошла оченть эффектная представительница прекрасного пола. Косуха и крашенные в розовый цвет волосы выдавали в ней завсегдатая этого места. Надо сказать, ее личико и фигура даже лича заставили бы восстать из Чертогов Хель. Чего уж говорить про меня.
  - А о чем я тебе полчаса назад талдычил? - Рос, также, вперил взгляд в новоприбывшую. - Чур, эта телочка моя!
  - Попридержи...ик...коней! Я ее первым заметил! - у меня уже встал на эту красотку, и отдавать ее я был не намерен. Рос, судя по выражению его лица, тоже всерьез положил туда свой болт.
  Концентрирую в себе пси энергию, вот-вот готовлюсь нанести удар... И получаю встречную атаку от друга. Накомленная сила сыграла со мной злую шутку, многократно усилив пси удар Роса. Внешний ментальный щит прежде, чем лопнуть продержался пару секунд. И сознание тут же погрузилось в темноту.
  
  ***
  
  - На этот раз я оказался быстрее. Отдыхай, дружище, - говорю вырубившемуся Гору. Эх! Хоть это и невероятно скучно, но речь действительно нужно произносить над трупом врага. В данном случае над вырубившимся другом. Ничего, очнется и закадрит себе какую-нибудь другую красотку. Благо, как мы успели убедиться, в этом мире попросту нет женщин, которых нельзя назвать секс бомбами. А розоволосая, вызвавшая небольшую потасовку между старыми друзьями, находится на отметке "супер мега о*уительная секс бомба". От нее все естество просто бросает в жар. И как окружающие могут так равнодушно реагировать на это совершенство. Они что, все импотенты, на*уй? Или просто привыкли? Вот суки зажравшиеся!
  Мгновенно отрезвляюсь (при знакомстве с такой дамой лучше общаться с ней самому, а не через виски) и выхожу из купола отрицания. Розоволосая красавица в совершенном одиночесве, со сноровкой опытного алкаша надиралась чем-то у барной стойки. Единственным ее собеседником являлся бармен, перекинувшийся с ней считанными фразами. Да и те только по поводу "повторить", "не повторить" и "сколько".
  - Приветствую вас, прекрасная незнакомка. Не позволите ли мне угостить вас любым чудным напитком на ваш выбор, - приземляюсь на соседний высокий барный стул.
  - А?! Что?! Это вы мне?! - удивленно воскликнула девушка. Глаза немного вылезли из орбит, сделав ее отдаленно похожей на какого-то аниме персонажа. Аниме? Хм. Вполне возможно. По*уй! Сейчас не до этого!
  - Кому же еще, фея? Разве в этом заведении есть другие, столь же восхитительные создания? - а выражение лица поневинней, и улыбка не должна переходить в оскал. А то не клюнет.
  - Аээ... спасибо, - наконец улыбнулась она, заливаясь краской.
  - Ну, так вы позволите мне угостить вас, чудная муза?
  - Да, позволяю... Я бы не отказалась от "Бледной кости", - уже более смело заявила красавица. Однако румянец на ее щеках серьезно добавил в насыщенности. Кавайка.
  - Эй! Дружище! Слышал, что сказала дама? Давай два! - обращаюсь уже к рыжему бармену, который вовсю грел уши, пока я подкатывал розововласке. Тот кивнул и, бросив протирать уже сто раз сухой стакан, принялся "колдовать" над моим заказом.
  - Зачем два? Мне и одного хватит! - несколько неуверенно возмутилась девушка.
  - Не волнуйтесь, один мне, один вам. Так, как говорите, вас зовут, прекрасная нимфа?
  - Н-нимфадора, - произнесено это было очень тихо. Так, что с играющей в зале музыкой, хрен услышишь. Но я прочел по губам. Очередной эпитет из моих уст снова вогнал ее в краску.
  - Нимфадора, какое прекрасное имя! Ваши родители определенно были пророками! Иначе объяснить то, что они дали вам идеально подходящее имя, невозможно. Позвольте назваться и мне. Меня зовут Роматиас. К сожалению, я не настолько синхронизирован со своим именем, как вы. Но, надеюсь, вы сочтете его подходящим для меня.
  - П-пожалуйста, зовите меня Тонкс. Нимфадорой меня назвала мама, и это имя мне не очень нравится, - красавица стала потихоньку приспосабливаться к моему словесному напору, и потихоньку перестала так сильно смущаться.
  - Ваш заказ, - бармен поставил перед нами два высоких бокала с солонками, в которых плескалось что-то ядовито-зеленое с пенкой поверху. Не будь мне по*уй любая отрава, ни за что не согласился бы пить эту подозрительную жидкость.
  Дальше мы начали с Нифадорой душевно выпивать. Я продолжал осыпать ее комплементами, которые чем дальше, тем похабнее становились. Девушка уже до меня успела порядком принять на грудь, поэтому нет ничего удивительного, что через час ее практически развезло. Коктейли здесь, на удивление, оказались не замаскированным абсентом, как я изначально думал, а сладкими соками с вперемешку с тем или иным крепким напитком.
  Вскоре мы уже вовсю целовались, устров танец языков, и я лапал ее за уругий пятый размер.
  - Как ты смотришь на то, чтобы продолжить наше знакомство в отеле, муза очей моих? - спрашиваю, оторвавшись от сладких губ розовласой красавицы.
  - Ммм...ах! Я только за! - горячо пршептала Нимфадора и прильнула ко мне, вовлекая в новый поцелуй.
  Кое-как, собрав всю свою волю в кулак, я смог оторваться от этой восхитительной девушки и, воспльзовавшись телефоном бара, вызвал такси. Время до приезда машины мы убивали понятно каким способом. Посетители бара стали на нас уже как-то нехорошо поглядывать. Особенно очухавшийся Гор, который пристроился на противоположном конце стойки. Не сказать, что его взгляд был таким уж недобрым, но карму мне портид порядочно. Если бы у меня была совесть, я бы уже давно понял, какая я сволоч и х**сос. Но данный атавизм отпал сам собой еще двести лет назад.
  Чтобы не раздражать народ, мы вышли на улицу, где и продолжили с самым живым интересом исследовать анатомические особенности друг друга. Деньги я материализовал, используя подходящий образ, присутствующий в местной инфосфере. Это оказались совершенно банальные английские фунты. Впрочем, неудивительно. Хотя я подспудно ожидал чего-нибудь этакого. Жаль, очередная копия родной старушки Земли с недольшими изменениями. Если они, вообще, есть.
  - Дружище, вези нас в самый лучший отель Лондона! - улыбаясь, крикнул я таксисту, когда мы устроились на заднем сидении приехавшего по наши души автомобиля.
  Всю дорогу мы, сдерживая себя уже намного меньше, целовались. Хотя нет, наше занятие уже тянуло на полноценный петтинг. По крайней мере, с моей стороны. Я, расстегнув джинсы красотки, залез ей в трусики. Мои пальцы вовсю терзали мокрую, еще до этих действий, кису. Нимфадора же активно отзывалась на мои ласки тихими стонами. Ну, тихие они были лишь потому, что наши языки вели активнейшую борьбу. Большую часть звуковой волны гасил мой рот.
  - Кхм-кхм! Приехали, с вас два фунта! - деликатно прервал наши игры таксист. Кстати, белый мужик в возрасте. С неохотой отрываюсь от девушки и, "покопавшись в кармане", протягиваю ему требуемую сумму.
  При выходе из машины Нимфадору пришлось буксировать на себе. За время поездки выпитый алкоголь окончательно догнал ее, и теперь она на ногах практически не стоит.
  Хм, Действительно, самый лучший отель. Перед нами, вовсю, светило неоновыми огнями тридцатиэтажное, как минимум, здание. Внешняя отделка достойна гордого звания ампира. Название же было самое, на мой взгляд, банальное "Метрополь". Ну, что же, проверим насколько шикарный здесь сервис.
  - Красавица давай сюда президентский люкс! - обращаюсь к стоящей на ресепшене красотке. Бл*ть! Мир, что же ты со мной делаешь?! Если бы не висящая на мне розововласка, я бы не постеснялся утащить с собой это воплощение сексуальности. Золотые, вьющиеся волосы, выразительные зеленые глаза. И внушительные "глаза", выглядывающие из более, чем открытого выреза. Пухлые алые губки. Продолжать можно до бесконечности. Останавлило лишь то, что Нимфадора была раза в три лучше, чем эта офигительная работница отеля.
  Красавица на ресепшене же выпучила на нас свои глазки и чуть приоткрыла ротик. Мы, конечно, выглядим необычно. Пьяная чуть ли не в дупель парочка рокеров. Но на такую реакцию явно не тянем. Или я ошибаюсь?
  - Эй, блонда, давай сюда президентский люкс! - щелкнул я пальцами перед лицом работницы отеля. Реакция последовала практически сразу. Нервно вздрогнула, выходя из ступора.
  - С вас пять тысяч фунтов, - несколько мстительно озвучила цену блондинка.
  - Это за ночь?
  - Именно так, - злорадный огонек в глазах девушки проявился еще больше.
  - Держи, - "выудил" я из внутреннего кармана куртки кипу бумажек с портретом королевы и положил на стойку ресепшена. - Это за неделю.
  Блондинка несколько заторможенно приняла деньги. Каждую купюру чуть ли не на зуб попробовала. Совершенно зря. Я не какой-то там неофит. Брак не гоню. Любая подделка из-под моих рук будет подлинней оригинала.
  - Я вас провожу, - заявида девушка, протягивая мне ключ с интересной биркой "35".
  - Не кипишуй, детка, не заблудимся, - на мое обращение девушка скривилась, но спорить не стала.
  Как ни странно, но на нас особо не обращали внимание. Хотя мы серьезно выделялись на фоне местной, "чистой" публики. Нимфадора уже успела отрубиться, и мне пришлось незаметно поддерживать ее телекинезом.
  По пути на нашу пару, конечно, изрядно косились. Но какого-то изумления или возмущения мы ни у кого не вызвали.
  Номер оправдал все мои ожидания. По факту, это была самая настоящая квартира где-нибудь в элитном пентхаусе. Джакузи со всевозможными шампунями и маслами, бар и прилагающееся к нему спиртное в немалых количествах с изрядным разнообразием. Но меня сейчас больше всего интересовала кровать, а точнее настоящий траходром, на котором легко улягутся человек десять.
  Бросаю на кровать отрубившуюся из-за выпитого Нимфадору и начинаю снимать с нее косуху. Когда с этим было покончено, она осталась в белой майке и джинсах. У меня аж в горле пересохло. Даже через одежду ее грудь очень впечатляет. Потворствуя своим желаниям, мну эти восхитительные буфера.
  Девушка, приокрыв ротик, сквозь сон начинает постанывать. Спустя минуту мне это надоело, перехожу к более решительным действиям. Стягиваю с красавицы джинсы вместе с трусами и ввожу в нее своего изнывающего от желания бойца. Телекинез рулит. Пока фапал на девушку, успел скинуть с себя всю одежду.
  Оказавшись в окончательном плену узкой, теплой и чуть мокренькой пещерки, начинаю без жалости и со всей энергией, закинув стройные ножки себе на плечи, таранить киску спящей Нимфадоры. В процессе она все громче и сексуальнее стонет. В какой-то момент она открыла глаза, я тут же впиваюсь в ее губы страсным поцелуем. Поначалу мой язык орудовал во рту красотки совершенно безнаказанно, но потом, спустя минуту-две Нимфадора стала активно отвечать. Одной рукой залезаю ей под майку и начинаю уже более серьезно заниматься упругим пятым размером. Сжимаю, как хочу, чуть хлопаю, перекатываю между пальцев соски.
  Только я стал это делать, как она тут же выгнулась дугой, кончила, серьезно обрызгав меня своими выделениями. Но я и не подумал останавливаться.
  - П-погоди... Ммм! Дай пере... передохнуть! - сквозь стоны вымолвила девушка.
  - Ни в коем случае, моя нимфа. Я еще ни разу не наполнил тебя своим горячим желанием.
  - Что... Аах! А! А!!! - она хотела что-то сказать, но, вследствии ускорения темпа чуть ли не в три раза, потеряла способность к осмысленной речи и только и могла, что кричать от удовольствия.
  Задрав майку совсем, подключаю к буферам губы язык. Особенное внимание уделяю соскам. Покусываю и лижу их. Нимфадора же уже умудрирась расцарапать мне спину не хуже какой-нибудь дикой кошки.
  Наконец, чувствую подступление оргазма. Загоняю свой инструмент, как можно глубже, чуть ли не до матки, и кончаю, орошая ее влагалище горячей спермой. Ее было настолько много, что немалая часть вытекла из киски прямо на пушистое покрывало. Судя по тому, что стенки влагалища стали еще более тесными, а сама девушка снова выгнулась, ее настиг оргазм.
  
  Глава 2
  - Вот же скотина, - тихонько говорю вслед уходящему с красоткой Росу. Настроение было изрядно подпорчено. И поправляю я его стандартным способом - бухлом. Ну, еще оглядываюсь по сторона в поисках симпатичной барышни, которая могла бы скрасить мое бытие. Хотя бы на эту ночь. Но, как назло, в баре были одни мужики.
  Как ни странно, но я пока не хочу никуда уходить, чтобы искать красотку на ночь. Атмосфера здесь вызывала во мне сильную ностальгию. Музыка, прямо из моей молодости. Характерный антураж старого английского паба, который попытались несколько осовременить. Не говоря уже о таких родных и дорогих моему сердцу любителях рока. Эх!
  Спустя какое-то время мне надоело просто, одиночку надираться. Или это алкоголь так подействовал? В общем, я решил добавить немного красок в эту жизнь.
  Широкий ментальный удар пришелся по всем обитателям бара, изрядно притупляя критическое восприятие реальности.
  - Всем внимание! - кричу низким, вибрирующим голосом, выходя на середину зала. - Сегодня Великий Праздник! На Землю спустился Бог Рок-н-ролла!
  Одновременно с последней фразой я развел руки, мои глаза превратились в два красных прожектора, открытые участки тела покрылись такого цвета светящимися трещинами и по залу оглушительно ударили басы электрогитары.
  У людей в зале, за малым, челюсти не отпали, а глаза стали размером с хорошую такую золотую монету. У некоторых даже выпали стаканы со спиртным. Из-за устроенного мной шума звук битого стекла слышен не был.
  - Я приглашаю вас! Отметить эту ночь так! Чтобы весь мир помнил об этом в веках! - вещаю измененным голосом, прекратив трансляцию басов. Так, пока никакой реакции нет. Народ все еще в ступоре. Подождем.
  
  Прошла пара минут.
  
  Ничего не изменилось. Бармен, кстати, солидарен с посетителями. С абсолютно пустым взглядом мнет тряпку. До моего "выступления" у него в руках был стакан. Однако судьба повернулась к нему пятой точкой, пальцы рыжего ослабели, отпустив своего стекляного друга на пол, где его расчленило на много мелких кусочков. И сейчас они, не в силах осознать потерю, машинально сокращаюсътся, ища его и не находя.
  Но тут...
  - ДАА!!!
  - Охереть!!!
  - Мы с тобой, чувак!!!
  ...зал потонул в громовых криках.
  
  ***
  
  Ночь с двадцать шестого на двадцать седьмое июня тысяча девятсот девяносто шестого года стала знаменательной не только для Лондона, но и для всей Британии. Причем, как обычной, так и магической.
  Спецслужбы и полиция официально обзавелись отделами "по борьбе с паранормальной активностью", которые рьяно взялись за дело, проверяя даже бредовые доносы одиноких старушек.
  В магической же части Министерство стояло на ушах, не справляясь с одновременно с воскресшим Темным Лордом, поиском грандиозных нарушителей Статута Секретности и затиранием следов своего существования. Тем более при такой активности маглов.
  Что же произошло? Показания многочисленных свидетелей (а иногда даже и участников), коих наблюдается, чуть ли не, целый город, рисуют довольно пугающую и одновременно поразительную картину.
  
  ***
  
  - Я, я чувствую монстра! Я, я чувствую монстра!
  Мой вибрирующий голос разносился по всей округе. Вторили мне рокеры из бара. В их руках были электрогитары, играющие в унисон. Можно представить какое крутое звуковое сопровождение шло. Вокруг нас уже собралось огромное количество зрителей, не меньше, чем на настмящих рок-концертах. Эта огромная масса людей бесновалась, повинуясь моему ритму.
  На набережной Темзы даже ночью всегда много народу. От них ко мне текла настоящая река праны, Ох, какое блаженство! Вставляет не хуже, чем кокс обычного человека. Среди этой скачущей орды попадалось очень немало представительниц слабого пола. Прекрасных представительниц слабого пола.
  Что ж, пора переходить к следующему этапу.
  Резко заканчиваю петь, мои подельники также прекращают играть. Зрители тоже потихоньку замолкают, и устанавливается звенящая тишина.
  - Да будет! - небо озарилось ярчайшей огненной вспышкой, из которой прямо на нас спикировал огромный черный дракон с рогами на башке, и весь в острых чешуйчатых наростах. Народ, не без моей, конечно, ментальной помощи, в панике кинулся в разные стороны. Таким образом, приземление вышло эффектным и без жертв. Я, тут же, элегантно запрыгнул на шею ящеру и вибрирующим басом закончил свою реплику. - Хаос!
  Опять прибегаю к псионике. Притупляю у людей страх и, наоборот, разжигаю интерес. Народ стал потихоньку собираться обратно. От них прямо шли волны обалдения и даже в некоторой мере восторга. Все-таки, на мое импровизированное выступление собралась отвязная молодежь, которой сам черт не брат и море по колено. Я же немного помог этому лихому духу выйти на первый план.
  - Я поздравляю вас, друзья! Я - бог Веселья и Хаоса избрал вас, чтобы сегодня ночью вы принесли в этот унылый город дождей и туманов Подлинное Веселье! - в конце своей речи для большей эффектности направляю в их стороны руки, с которых срывается большое количество оранжевых огоньков с горящими синими хвостами. Они влетели в грудь каждому из открывших рот от такого зреща молодых людей.
  Моя магия начала менять их. Но до конца зреща я не останусь. Когда процесс завершится, они уже будут знать, что делать. А у меня еще дела. Надо окончательно перегнать Роса.
  Благо, я уже полазил по инфосфере и понял, в какой мир нас занесло.
  
  ***
  
  - Своим кислым личиком ты портишь мне все настроение, Цисси.
  - Никто не заставляет тебя смотреть на мое, как ты выразилось, "кислое личико". Дверь там.
  - Знаешь, я конечно очень люблю тебя, сестренка. Но порой ты прямо таки нарываешься на "круциатус". Что с тобой? Ни за что не поверю в эту твою якобы тоску по мужу. Ты можешь обманывать других, но не меня.
  - Белла, умоляю тебя, мне сейчас не до "разговоров по душам". Оставь меня в покое.
  - Чтобы ты и дальше надиралась огневиски в одиночку, как какой-нибудь алкаш из Лютного? Давай говори, в чем дело?
  Нарцисса уже было собиралась ответить Белле. Но разговор двух сестер был совершенно неожиданно прерван ужасным грохотом со стороны улицы и заревом, которое через окна на несколько секунд ослепило женщин. Когда светопредставление схлынуло у них перед глазами еще долго стояли темные пятна.
  Однако не это главное. Будучи довольно сильными волшебницами, Нарцисса и Беллатрикс ощутили совершенно чудовищное магиеческое давление. И именно данный факт серьезно напугал их обоих. Поместье Малфоев, в котором они сейчас находятся, является обиталищем древнего рода на протяжении нескольких веков со своим Местом Силы, питающем очень неслабую защиту. Прибавить к этому то, что сейчас в поместье временно квартируется Темный Лорд со всем Внутренним Кругом. А он тоже внес существенную лепту в защиту манора.
  Если такие мощные возмущения чувствуются внутри, под куполом, который, по идее, не должен пускать сюда никакую магию, то, что же происходит снаружи? Даже соберись вместе весь аврорат и Орден Феникса во главе с Дамблдором, их совокупной мощи никак не хватит на такое представление.
  - Белла, что происходит?!
  - Цисси, ты с ума сошла?! Откуда я-то знаю?!
  - Ну не я же во Внутреннем Круге состою! Признавайся, когда Темный Лорд умудрился поссориться с Мерлином?!
  - Сейчас не время для шу... - новая вспышка, совмещенная с еще большим грохотом, прервала брюнетку. Когда все прекратилось, она продолжила. - Цисси, сиди здесь, никуда не уходи, а я должна бежать. Моя помощь нужна Лорду.
  И Беллатрикс, используя аппарацию, усчезла из небольшой гостиной, оставив сестру в одиночестве.
  Сама Нарцисса была весьма здавомыслящей женщиной, поэтому не стала бросаться вслед за сестрой. Понимала, что среди опытнейших боевиков будет только мешаться под ногами. Вместо этого она достала палочку и принялась наклыдывать на комнату все известные ей способы защиты, причем в несколько слоев. Даже Магию Крови для верности использовала.
  Однако блондинка понимала, что все эти меры являются скорее самоусмокоением, нежели реальным средством защиты. Если неведомый враг доберется досюда, ее усилия, скорее всего, обернутся пшиком.
  За минуту произошло еще два таких светопредставления. После второго Нарцисса почувствовала, что купол окончательно рухнул. Это сопровождалось ощущением во много раз более чудовищным количество магии. Женщине аж стало тяжело дышать, а ноги стремились опрокинуть ее на паркетный пол.
  - РАА!!! - раздался какой-то невообразимый рев. Уши просто заложило, голова начала раскалываться, а сознание стремилось покинуть Нарцииссу. Она абсолютно не следила за временем в этот момент. Все силы уходили на то, чтобы не упасть в обморок. В таком состоянии совершить нужные движения палочкой блондинка попросту не могла.
  Но, будучи неплохим колдомедиком, многие, не особо сложные медицинские заклинания умела применять и без проводника. Нарцисса, предолевая неведомый ей, но очень сильный магический эффект, смогла обратить на себя лечащее заклинание.
  
  ***
  
  А вот Беллатрикс находилась в намного более худшем состоянии, нежели сестра. Отозвавшись на зов метки, ей, вместе с доброй третью всего Внутреннего Круга и Темным Лордом, пришлось объединеннвми усилиями парировать атакующую поместье угрозу. Но все усилия оказались тщетны. Ощущения были такие, будто они пытаются остановить накатывающую на берег штормовую волну. Защита худо-бедно держалась, но долго это продолжаться не могло. У них попросту не хватало сил, чтобы сделать хоть что-то. Это было не какое-то хитрое массовое проклятие или атака множества магов.
  Создавалось ощущение, что напал аватар Первостихии. По крайней мере, это единственное разумное объяснение, которое пришло на ум Белле. Однако первоначальные прогнозы оказались слишком оптимистичны. Вместо получаса или хотя бы десяти минут, защита продержалась меньше одной. Вся магия брюнетки ушла практически вникуда, и сейчас она валялась на полу ритуального зала, корчась от истощения.
  Компанию ей составляли все коллеги по опасному ремеслу и даже сам Лорд, издающий вместо стонов какое-то шипение.
  - РАА!!! - рев подействовал на брюнетку очень хорошо. То есть, в отличие от сестры, которая изначально была вполне здорова и смогла кое-как противостоять комбинированной звуко-ментальной атаке, Белла сразу же провалилась в полубред. Стала путать реальное и порожденное лишь ее фантазией. Но, как ни странно, она продолжала бороться за свой разум.
  Как и любой опытный боевик старшая из сестер Блэк имела превосходную защиту памяти и сознания, в целом. Поэтому Беллатрикс даже непроизвольно продолжала борьбу.
  
  ***
  
  Нарцисса чувствовала себя маленькой девочкой, которая спряталась под кроватью и свято уверена, что взрослые ее не найдут и не накажут. Вот только сейчас роль шкафа исполняла тридцатиметровая комната, которую сама женщина защитила, как могла. Но она и сама понимала, что эффекта будет сравним с той самой кроватью. Если кто-то сумел прорвать защиту манора, то и ее усилия будут просто не замечены.
  И блондинка просто сидела и ждала, пока ситуация разрешится тем или иным образом. Ни аппарировать, ни уйти порталом нельзя. Чудовищные магические возмущения просто расщепят ее при попытке проделать что-то из вышеперечисленного.
  Оставалось только ждать и надеяться на лучшее. Неизвестность пугала и серьезно выводила из равновесия.
  Но вот, появился не очень громкий, но отчетливый в наступившей тишине звук шагов.
  Все существо женщины замерло в напряжении.
  И вот...
  Даже на фоне уже произошедшего Нарцисса очень изусилась.
  ...все возведенные защиты пропали. Не лопнули, не разрушились, не схлопнулись. А просто исчезли. Раз, они были. Два, их больше нет.
  Звук открываемого дверного замка заставил женщину вздрогнуть. В остальном же она буквально оцепенела от страха.
  Дверь неспеша открылась...
  ... и на пороге оказалась различимая мужская фигура. Свет от горящего камина, хоть и не полностью, но вполне неплохо освещал вторженца. Черные, спускающиеся до плеч прямые волосы. Одежда, похожая на то, что носят всякие грязнокровки. Светящиеся красным светом глаза и что-то вроде трещин излучающих ту же самую гамму, которые виднелись на голове, шее и руках. В общем, на всех неприкрытых одеждой участках тела.
  - Ч-что в-вам надо? - собрав волю в кулак дрожащим голосом спросила женщина. Страх и вправду поглотил ее чуть ли не без остатка.
  Незванный гость же не ответил, начав неспешно, походкой сытого хищника приближаться к Нарциссе. Та и не подумала убегать. В этот момент она воспринимала вторженца как что-то мистическое и всемогущее.
  Тем временем он подошел к ней и принялся пристально вглядываться в лицо блондинки, которая никак не могла отвести взгляд от его пылающих (в прямом смысле) глаз. Его теплые, чуть шершавые пальцы взяли подбородок Нарциссы и чуть развернули лицо к нему.
  - Пожалуй, ты подходишь, - женщина, находившаяся в неком трансе под внимательным взглядом кроваво-красных светящихся глаз, получила заряд адреналина только услышав этот низкий, вибрирующий бас. Промелькнула даже глупая мысль, что если бы таким голосом обладал Волдеморт, то его бы, наверное, еще больше уважали и боялись.
  Не успела блондинка осмыслить сказанное, как мужчина еще больше приблизил к ней свое лицо и совершенно неожиданно впился в ее губы требовательным, грубым поцелуем. Язык совершенно беспардонно, по-хозяйски вторгся в рот и начал там орудовать. Теплые руки легли на объемную, высокую грудь и принялись ее мять, сжимать, теребить соски.
  Был поздний вечер, по сути, ночь, и на женщине красовалось лишь легкое платье. Ночнушка, которая, практически, не скрывала выдающиеся прелести Нарциссы. Тем более, что на ней не было нижнего белья.
  Как ни удивительно, но действия вторженца не вызвали у нее какого-либо неприятия. Даже наоборот. С мужем у блондинки никогда особой любви не было. Люциус шатался по всяким шлюхам, и хорошо, если раз в полгода у них что-то случалось. Сама Нарцисса последовать примеру мужа - завести себе любовника не могла. Высший свет Британии чрезвычайно консервативное общество, и гулящие замужние женщины здесь очень неприветствуются. Мужчинам же в этом плане предоставлена большая моральная свобода. Единственное, что порицается - грех с чужой женой или незамужней дочерью знатного рода.
  Но это, впрочем, не самое главное. Есть много способов обеспечить конфиденциальность. Корень проблемы заключался в самом Люциусе. Он, как муж и глава рода, мог отследить ее где и когда угодно.
  И пришлось бедной женщине пользоваться всякими разными извращенными фаллическими игрушками, чтобы хоть как-то удовлетворять себя. Конечно, это не могло быть полноценным заменителем мужского внимания, и Нарцисса практически постоянно страдала от недо*раха.
  Руки и губы неизвестного вторженца, который, можно сказать, походя преодол монументальную защиту поместья, моментально разожгли в ней желание. И, не совсем отдавая отчет в своих действиях, женщина подалась навстречу этим ласкам. Внизу же стало собираться томительное тепло, и по бедрам потекла влага.
  Красноглазый человек же, тем времене, сбросил с нее верх ночнушки, и уже без всякой мнимой преграды терзал ее груди. Делал он это по-хозяйски и достаточно грубо, сжимая и теребя их до боли. Но, как ни странно, такое обращение сильно возбуждало Нарциссу. Ее молочные железы из-за своего достаточно большого размера были очень чувствительны. Тем более, она весьма часто использовала их в часы самоудовлетворения. С очередной болью приходило и наслаждение.
  Женщина даже не заметила, как начала стонать в рот своему желанному насильнику.
  - Если будешь стараться, сделаю тебя наложницей. Задумаешь какую-нибудь пакость, станешь рабыней, - пугающим, вибрирующим шепотом проговорил второженец, резко оторвавшись от ее губ.
  Нарцисса не очень поняла, какая, может быть, разница между "рабыней" и "наложнице". В ее понимании эти слова, если не равнозначны, то очень близки. Но ей не хватило смелости, чтобы переспрашивать. Да и выбора то у нее собственно никакого нет. Либо она подчинится и доставит удовольствие вторженцу, и, возможно получит его сама, либо будет сопротивляться и ничем хорошим это не закончится. Именно так женщина поняла слова насильника.
  - Я-я буду стараться, - чуть запинаясь от гуляющего в ней коктейля эмоций, произнесла блондинка. - Хозяин.
  - Ну, вот и умничка, - впервые улыбнулся мужчина, а потом, взяв обеими ее руками за лицо, впился в нее совершенно безумным, диким поцелуем.
  Нарцисса, пребывая под гнетом страха и похоти не имела моральных сил, чтобы как-то сопротивляться или хотя бы начать действовать более активно. Она просто позволяла делать с собой все, что угодно, надеясь на лучшее.
  - Иди, - хозяин, как женщина решила именовать его даже в мыслях, оторвался от ее губ и, кивнув головой в нужную, сторону повел ее в сторону небольшого диванчика, который скорее является большим креслом.
  - Стой, упрись в него руками и прогни спину.
  Нарцисса беспрекословно подчинилась. Уперла руки в спинку кресла и, как можно более старательно, прогнула спину, оттопырив попку.
  А дальше последовало то, чего она со страхом и вожделением ждала на протяжении секунд после выполнения приказа. Более теплые, чем положено человеку, руки медленно, словно смакуя, приподняли подол ночнушки и принялись гладить половинки ее попы.
  Эти прикосновения только усилили возбуждение. Женщина даже непроизвольно поерзала бедрами.
  - ААА!!! - истошный крик вырвался из горла блондинки. Длинный, толстый и горячий жезл неожиданно и сходу ворвался во влагалище, достав чуть ли не до матки. Киска Нарциссы была неплохо разработана разнообразными "игрушками", но даже так размер члена доставлял серьезные неудобства и даже боль.
  Совершенно не жалея женщину, насильник принялся, без преувеличения, таранить ее лоно. Его руки мертвой хваткой вцепились в бедра блондинки, помогая ему сношать Нарциссу. Несмотря на то, что блондинка орала, как резаная, от боли, вырваться или как-то сопротивляться она даже не пыталась.
  В сознании женщины насилующий ее маг имел на это полное право. По праву сильного, разумеется. Все-таки, она росла и воспитывалась в чистокровной семье, где иерархия строилась на личном могуществе того или иного члена рода. Власть передавалась не сыну, дочери или другому ближайшему родственнику, а тому, кто слабее, лишь тебя. Ну, или, в редких случаях, превзошел тебя еще при жизни.
  И сейчас даные с детства установки дали о себе знать. К сожалению, даже выделившаяся до этого смазка не смогла сильно облегчить процесс.
  Однако в какой-то момент к Нарциссе стало потихоньки возвращаться возбуждение. Причем в многократном количестве. Вбивающийся в нее член послужил серьезным катализатором, заставившим киску блондинки выделять влагу в бешенных количествах. Член вместо боли стал приносить удовольствие.
  Крики сменились громкими стонами наслаждения. Влажный, хлюпающий звук заполнил гостиную. Груди с возбужденными, стоящими торчком сосками при каждом толчке ударялись о спинку кресла, добавляя небольшую порцию наслаждения.
  Руки, сжимающие оббитую бархатом спинку, вцепились в нее мертвой хваткой, а коготки уже практически порвали эту самую оббивку. Разум все больше тонул в похоти, и Нарцисса все меньше осознавала реальность.
  В какой-то момент гигант стал сношать ее еще быстрее. Такого женщина уже не выдержала и кончила, ознаменовав это протяжным криком и потерей сознания.
  
  Глава 3
  - Ну, как тебе мои новые хоромы? - ехидно спрашивает Гор, разведя руки в сторону. Будто обнимает все доставшееся ему поместье. Кучеряво жили Малфои, надо сказать. Простор, роскошь и уют. Вот три определения, которыми я сходу могу охарактеризовать особняк, побывав лишь в проходном зале, на первом этаже.
  - Чего лыбишься, как идиот? Ты всего лишь экспроприировал этот домишко. Вот если бы ты сам себе такой отгрохал...
  - Зависть, мой дорогой друг, на темную сторону путь, - ничуть не смутился Гор. По-моему, его лыба стала еще шире. - Почапали лучше в трапезную. Отобедаем, как настоящие лорды.
  - Надеюсь, у тебя здесь нет какого-нибудь Берримора, который и в мертвого свою овсянку запихнет? - иду за Гором в, как он выразился, "трапезную".
  - Ха! Смешно! Нет, у меня есть кое-что получше. Увидишь, в общем. Кстати, как у тебя с той розоволосой сложилось? - мы уже поднимаемся по большой лестнице, выполненной в довольно узнаваемом стиле барроко. Притом, что все остальное можно отнести скорее к классицизму с элементами модерна.
  - Я провел замечательную ночь в компании этой сексуальной бестии. Кстати, ни за что не угадаешь, как ее зовут!
  - Удиви меня!
  - Нимфадора Тонкс!
  - Охрене... Нет, не охренеть! Я тебя, конечно, поздравляю! Но за эту ночь я превзошел тебя в два раза!
  - В смысле? - догадываюсь, но пусть он сам это озвучит.
  - Я оприходовал двух изветсных истории красоток! Заходи, - открыв довольно массивные двери с разноцветной гравировкой павлиньих хвостов, Гор вошел в зал с высоким куполообразным потолком, посередине которого стоял длинный стол с множеством стульев, и позвал меня следом.
  - Откуда две? Вроде, должна быть одна, - произношу, устраиваясь за стол.
  - А было две! - ультимативно заявляет Гор, устроившийся по праву хозяина во главе стола. После этого он, достав откуда-то колокольчик, начинает в него звонить.
  Длиться это всего секунд пять. Отложив колокольчик в строну, друг принимается с ожиданием смотреть на дальний конец зала, где находится маленькая, по сравнению с тем, что находится на входе, дверка.
  В следующий миг я чуть было не захлебнулся слюной. Из нее выщла настоящая мечта каждого подростка. Высокий рост, стройные ножки, облаченные в белые кружевные чулки. Высокая грудь чуть ли не седьмого размера, почтивывалившаяся из огромного выреза в псевдо форме горничной. Относительно короткие белые волосы же были собраны аутентичный чепчик. Обута же она в черные туфельки на низком коблуке.
  Не поднимая глаз, это чудо подошло к нам.
  - Чего вы желаете, господин? - произнесла "горничная" с придыханием приятным, грудным голосом. Я почувствовал отчетливый жар в паховой области, а также некоторую тесноту штанов. Даже прослушал момент, когда Гор что-то ей перечислял.
  А потом я опять несколько выпал из реальности, неотрывно наблюдая за соблазнительно попкой удаляющийся "горничной".
  - Ну, ты и скотина, Гор.
  - Завидуй, молча, Рос.
  - Мда. А где тогда вторая?
  - Она... скажем так, оказалась несколько более строптива, чем ее сестра. И потребуется некоторое время, чтобы она начала также ходить передо мной на цыпочках.
  - Ладно, - оглядываю лепнину на потолке. Ничего экстраординарного, но красиво. - давай поговорим серьезно. Что ты устроил прошлой ночью? Нет, конечно, орки, эльфы, тролли и остальной фэнтезийный сброд в одежде рокеров и с музыкальными инструментами - очень веселая шутка. Но на кой черт ты устроил весь этот переполох?
  - Ну, выпил немного, решил пошалить, с кем не бывает?
  - Гор, если ты и дельше будешь валять дурака, я познакомлю тебя "вялым пестиком". Это простой смертный может полностью терять голову от всякой дряни. Ты что? Не понимаешь, что сделал? Ты поднял колоссальную бучу, которая девятым валом пройдется по ноосфере. А там и Старушка может нас подцепить. Или же один из целой армады ее миньонов, что более вероятно. Об этом ты подумал?
  - Прекращай параноить, Рос. Мы не настолько ценны для Костлявой, чтобы она вылавливала нас в этом, откровенном отстойнике.
  - Сама она нет, но практически в любом мире, так или иначе, есть ее миньон. И нам очень повезет, если он сначала попытается разобраться с нами своими силами, а не пиликнет о нас своей госпоже. Чтобы реализовался наилучший для нас вариант, нужно вести себя по тише, до тех пор пока не найдем и по-тихому не грохнем эту сволочь. И, вообще, Гор, ты меня пугаешь. Кто в нашем дуэте отвечает за разум и здравомыслие?
  - Ладно, ладно, - поднял он руки в защитном жесте. - признаю, х*рню сотворил. Был неправ. Слушай, нам же теперь надо, как можно скорее, искать воплощение смерти в этом мире.
  - Ну, слава Третьему Интернационалу, ты пришел в себя. Мне теперь можно расслабиться и непрягать мозг всякой заумной ерундой.
  В зал вошла "горничная" и мы дружно уставились на нее, прерывая свой разговор. Вслед за ней парили многочисленные тарелки, два бокала с длинным горлышком и бутылка, судя по всему, с вином.
  Явства плавно спикировали на стол, а красотка, опустив руки перед собой и воткнув глаза в пол, застыла.
  - Спасибо, Цисси, можешь быть свободна, - произнес Гор, обращаясь к своей служанке. При этом улыбука у него была, как у обожравшего сметаной кота.
  Следующие полчаса мы обжирались деликатесами, хозяевами которых до недавнего времени были Малфои. А также совершенно, наглым образом, употребляли вино трехсотлетней выдержки.
  - Глядя на всю эту роскошь, так и хочется спросить: какими трУдами все это нажито?
  - С учетом того, что с магией любой труд приобретает просто колоссальную производительность. Не думаю, что здесь имела места такая уж фантастическая эксплотация, - отвечает мне Рос, тоже вальяжно откинувшись на стуле.
  - Ну, так что делать будем?
  - Что ты суетишься? Да, я сделал глупость, но если бы нас по-настоящему засекли. Мы бы сейчас, с тобой так просто не разговаривали бы. А, либо драпали из этого мира, сверкая пятками, либо... В общем, сам понимаешь. Давай сделаем так. Кто-то из нас будет заниматься всей этой фигней. Если понадобиться, этот кто-то позовет второго. Если нет, то и говорить тут не чем.
  - Под этим "кем-то" ты подразумеваешь меня, да, Гор? - удивленно приподнимаю брови.
  - Ну, почему же? Решим все в честном мужском поединке, - и он положил на стол сжатый кулак.
  - Два из трех?
  - Два из трех.
  - Раз! - хором.
  - Два!
  - Завет Милонова!
  - Камень! - оставляю свой кулак сжатым.
  - Ножницы! - а вот Гору не повезло.
  Никак не комментируя результат, мы продолжаем канаться.
  - Камень!
  - Бумага! - на этот раз не повезло мне.
  Призываю на помощь все возможности своего разума, многократно усиленные псионикой. Проигрывать ни за что не хочется.
  Гор занимается тем же самым. Посмотрим, дружище, чье кунг-фу лучше.
  - Бумага!
  - Камень!
  - Ну, твою же мать! - обреченно чертыхается Гор.
  - Не волнуйся, дружище, я развлекусь, как надо, за нас двоих, - на душе радость. Я только что отмазался от очень геморройной работы.
  - Слушай, а хочешь взятку? - несколько оживился друг.
  - И что такого есть у тебя, чего нет у меня? - скепсиса у меня было, хоть отбавляй.
  - Белла.
  - Что?
  - Я предлагая тебе брюнетку в обмен на то, что искать бога Смерти будешь именно ты. Поиметь ее я еще не успел. Уж больно строптивая. А под боком была ее шикарная сестричка. Соответственно, моей она стать еще не успела. Ну как? По-моему, очень даже неплохой обмен.
  Интересно. Желание получить в личное пользование Беллатрикс Блэк/Лестрейндж, одну из секс-символов фанона Поттерианы было очень велико. Я, конечно, ее еще ни разу не видел, но судя виду Нарциссы и тому, как в этом мире выглядят обычные, неодаренные женщины, она должна придтись мне очень даже по вкусу.
  Но заниматься довольно трудоемкой работой не хотелось от слова совсем. К тому же, Белла не последняя красотка в этом мире-цветнике.
  - Договорились, - победило таки желание. А то Нарцисса в форме секс-горничной изрядно меня раздраконила. - Где она у тебя там? Не терпиться посмотреть, на что же я променял кучу своего времени и сил.
  Тут же, Гор посылает мне в разум пакет с нужными координатами. Не теряя времени телепортируюсь в указанное место.
  Оказался я роскошно обставленной спальне, посередине которой стоял один интересный агрегат. А в нем с подвешенными вверх, связанными руками находился мой приз в сексуальном, кружевном белье. Сверху, между черными железными балками была закреплена бутыль с бледно-розовой жидкостью. Периодически эта бутыль с помощью хитрого механизма чуть приопускалась, и жидкость капала брюнетке либо на лицо, либо на грудь.
  Как только капля этого зелья попадала ей на кожу, красотка начинала, сквозь беспамятство, издавать весьма характерные стоны. Весьма изобретательно со стороны Гора. Не ломать брюнетку самосточтельно, а доверить это дело безотказной алхимии.
  Что сказать? Я нисколько не разочарован своим новым приоретением. Даже несмотря на спутанные, мокрые из-за пота волосы и общий усталый вид, Беллатрикс Блэк производила сногсшибательное. Правильные, чуть резкие черты лица. Пухлые, алые губы. Пушистые ресницы. Стройная, но ни разу не мускулистая фигура. Особой худобы также не замечено. Округлая, тверда, как орех попка, которую я сейчас щупаю. Грудь, хоть и не такая большая, как у Нарциссы, но весьма и весьма. Не полный шестой размер, если не ошибаюсь. К тому же, очень даже подтянутый.
  Телекинезом обрываю на ней путы, также, силой мысли подватываю ее саму и запихиваю в материализованный спальный мешок. Застежку оставляю открытой только на лице. Чтоб не задохнулась.
  Обращаюсь к инфосфере. Мне нужен какой-нибудь заброшенный замок или манор магического рода здесь, на островах. Не превередничаю, выбираю первый попавшийся и перемещаюсь туда со спящей Беллой на плече.
  Все-таки, хочется уже ее опробовать, а делать это под крышей у Гора как-то стремно. Я себе намного лучше хоромы могу отгрохать. И устроить там настоящий вертеп и цитадель разврата. После того, конечно, как выполню взятые на себя обязательства.
  Переместился я на какой-то островок, окруженный со всех сторон отнюдь не дружелюбным морем и продуваемый холодным ветром. Представляет он себя неровный кусок камня, на котором ничего и никого нет. Ни растений, ни, соответственно, животных. Только какие-то невнятные нагромождения, ранее, судя по всему, бывшие какими-то постройками.
  Да уж, вот, что называется, "не стал разбираться". Ну, его нахрен! Отправляюсь по следующим координатам.
  Так, это уже лучше.
  Телепортировался я на весьма обширное поле посреди леса. Ржавые остатки резной ограды. Заросший травой внутренний дворик. И небольшой трехъэтажный коттедж с выбитыми окнами.
  Лучше, но, к сожалению, опять не то. Источник слабенький. Постройка тоже не блещет. Нет в ней нужного градуса пафоса, чтобы я чувствовал себя там, как дома.
  Идем дальше.
  Ну, ничего себе. Некросом так и прет.
  Место, гдя я оказался, довольно сильно напоминало первую точку перемещения. Только вместо острова крутая скала на побережье. Наверху этой скалы виден замок. Будто из фильмов про Дракулу. И если бы не осыпавшаяся верхушка одной из башен, отсюда бы невозможно было понять, что он уже несколько сотен лет заброшен.
  А уж как от него некроэнергией воняет. Просто жуть. Видно, здесь обитали некроманты или жрецы культа Смерти. Хотя одно в 95% случаев плавно перетекает в другое.
  Отличное было бы местечко для дома. Вот, только, если ты прячешься мультивселенского воплощения Смерти и ее многочисленных шестерок, садиться задницей туда, где упомянутые ранее персоны имеют пусть даже мелкую, но власть - самое оно.
  Разрываю пространство своим разумом и телепортируюсь по еще одним, обнаруженным координатам.
  Хм. Интересно.
  Поместье, чем-то похожее на то, что принадлежало Малфоям. Размер, внешняя архитектура. Немаленькая прилегающая территория с садиком. Заросло, конечно, все, будь здоров. Но "остатки былой роскоши" довольно солидные.
  С холма открывается неплохой вид... Решено! Обоснуюсь здесь.
  Кладу на траву спальник с Беллой и приступаю к экстренной постройке жилища. Невидимые простому глазу, но очень даже ощутимые для любого мага волны расходятся от меня и формируются в огромное плетение.
  Если бы здесь, недалеко от меня стоял обычный человек, он бы с офигением наблюдал, как с огромной скоростью меняется ландшафт.
  Первой подверглась переработке прилегающая территория. Вся трава мгновенно засохла и осыпалась. Почва начала подгребать под собой весь этот мусор. Остатки забора также упали на землю, рассыпаясь.
  Вместо сорной травы стал формироваться аккуратный, будто только что подстриженный газон. Восстановились каменный дорожки, фонтан, разные, статуэтки в античном стиле. Типа амурчиков с луками и стрелами с наконечниками в виде сердечек.
  Начали выростать прямо из земли деревянные беседки в псевдоэльфийском стиле. Так же стали появляться выложенные камнем кладки с разнообразными видами цветов.
  На месте осыпавшихся остатков забора появился новый. В отличие от предыдущего он был полностью деревянный, имел приятный глазу, очень светло-зеленый оттенок, а узоры на нем были выполнены в том же стиле, что и на беседках.
  Пришла пора взяться за само поместье. Оно начало, буквально, тонуть в земле. Сопровождался этот процесс утробным грохотом и звуками бьющихся окон. Продолжался весь процесс весьма долго, если сравнивать с тем, как менялся участок.
  Не менее десяти минут поместье "тонуло", еще двадцать тряслось под землей, и около шести минут оно "всплывало", будучи очень отличным от того, что стояло здесь совсем недавно.
  Вместо красного, выцветшего кирпича сплошные, без единого шва деревянные стены. Крыша стала полуострой, полуовальной. Окна заметно увеличились и обзавелись ставнями. Растительные, будто вырезанные узоры.
  В целом, соответсвует уже заявленному, фэнтезийно-эльфийскому стилю.
  Перемещаюсь со своей ношей прямо во двор, на ступеньки входа в особняк и приступаю к завершающему этапу - чарам. Прежде всего, использую источник и устанавливаю более широкий и крепкий канал с астралом. Наклыдываю целые комплекс барьеров, запитываю их от прибавившего в силе источника.
  Закончив с этим, уже давно ставшим для меня тревиальным делом, приступаю к следующему шагу. Создание ИИ для поместья. Здесь уже пришлось труднее. Программное ядро для такого конструкта у меня есть, но, е-мое, как же, это муторно.
  Фуф! Упитаю со лба воображаемый пот.
  - Приветствую, господин Рос, чего изволите? - передо мной материализовалась беловолосая эльфийская воительница в полном досмехе с меховой отторочкой и в синем плаще, лежащим у нее за спиной. На поясе висел меч. На лице не было ни следа раболепства, только глубокое почтение по отношению ко мне и безоговорочная верность.
  Именно такой образ и характер я прописал для своего домашнего ИИ. То, что явилось передо мной - плотная магическая проекция, через которую поместье общается со мной.
  - Вот, ты должна помыть ее, накормить и, в общем, привести в порядок. Когда все сделаешь, немедленно доложи мне. И да, пока ты ею занимаешься, она не должна проснуться, - инструктирую ИИ по поводу Беллы, дублируя слова ментальными образами. Для лучшего понимания просьбы, на всякий случай.
  А то, как показала практика, новоиспеченные конструкты с псевдо личностью нет-нет да умудряются как-то напортачить. Не по злому умыслу или глупости, а исключительно оттого, что ты забыл прописать в изначальную программу какую-то важную мелочь. Как не дорабатывай потом ИИ, все равно, выходит, что что-то забываешь. В итоге, решили не париться и первое время эксплуотации ментально "подучитивать" подобные конструкты.
  - Будет исполнено, господин! - звонко отчеканила проеция и исчезла вместе с спящей Беллой.
  А я пошел осматривать дом. Хоть и создавал согласно заранее слепленному проекту, но личные впечатления ничего не заменит.
  Прошелся по всем четырем этажам, бегло заглянул во все комнаты.
  Интерьер моего нового жилища представлял собой причудливую смесь из хай-тека и псевдо эльфийской тематики. Стены, потолки и мебель были покрыты витиеватыми растительными узорами. Полы же выложены ламинатом и в достаточном количестве имелась бытовая техника прямиком из первой половины двадцать первого века. То есть, заметно совершеннее, чем даже самые навороченные и дорогие здешние агрегаты.
  Закончив с осмотром, я занялся тем, от чего порядком отвык. Плюхнулся на диван и стал смотреть телевизор. Точнее огромную плазну во всю стену, но это уже детали. Будучи, кроме всего прочего, еще и артефактом данный прибор мог подключаться к любому телеканалу на планете. Я решил не выпендриваться и включил то, что вещают сейчас в Британии.
  А вещают какие-то новости. На экране показывают одну, очень неприятную лично мне и английским пролетариям тетку в компании седого мужика с пропитой рожей. Я даже перестал вслушиваться в то, что говорит диктор, все внимание было приковано к двум личностям, которые оставили на сердце и кошельке сотен миллионов людей неизгладимый шрам. Надо будет обязательно заняться этим вопросом потом.
  - Господин, ваше приказание исполнено. Гостья приведена в удовлетворительное состояние и сейчас отдыхает в вашей спальне, - раздался справа звонкий голос проекции, вырывая меня из весьма кровожадных планов.
  - Молодец. Ты будешь зваться Лауридинэ. Территория, которую я тебе доверил, отныне называется: "Старгород".
  - Благодарю, господин, - поклонилась эльфийка и исчезла, оставив после себя слабый отголосок радости. Магический ИИ изначально создавался в расчете на создание личности. Естественно, полноценный разум, равный по своим возможностям человеческому, так не появится. Однако, со времнем ИИ эволюционирую, становясь личностью во всех смыслах этого слова.
  Неправильно будет считать, что у новоиспеченного конструкта нет эмоций и желаний. Совсем нет. Но они довольно слабы, молодой ИИ просто не имеет нужного количества ассоциативных и логических связей.
  Поднимаюсь с дивана и иду в большую спальню, которую сам себе отгрохал. Упомянутая выше комната находиться на четвертом этаже, в западном крыле. Зал же, где я смотрел телевизор расположен на первом, рядом со входом.
  В спальне передо мной предстает премилая картина. Очаровательная женщина с волосами цвета вороного крылы, свершувшись калачиком спит на большой, расстеленной пятиместной кровати. Если бы не вызывающее белье и не знание о том, что эта дама вытворяла в свои лучшие годы, мог бы принять ее за ангела. Падшего.
  Снимаю с нее сонное заклятие и чуток подбадриваю живительной силой. Эффект стал виден практически сразу. Веки начали подрагивать и спустя пару секунд полностью распахнулись.
  - А вот, так делать не нало, - уграючи поглощаю ее беспалочковую атаку.
  К сожалению, Белла не послушалась и, не обращая внимание на свою практически наготу, упала с кровати в противоположную от меня сторону и, спрятавшись за это смехотворное препятствие.
  Попытку отправить в меня очередное, слабооформленное проклятие я решительно пресек. Надежно зафиксировал ее телекинезом и перетащил обратно на кровать.
  От бессилия и злости женщина принялась поливать менч отборным матом. Вот, что значит боевой маг. Одним предложением одновременно усомнилась в моей сексуальной ориентацией, вскрыла факт совокупления моих предков с похотливыми тварями Инферно и предложила мне стать зоофилом. Опыт, что тут скажешь.
  Однако, несмотря на то, что приведенные ею метафоры и эпитеты нисколько не трогают, не значит, что данную выходку можно спустить на тормозах.
  - ААА!!! - Беллу буквально скрючило от боли, а истошный крик было слышно, наверное, в соседнем полушарии.
  - Достаточно? Или еще повторить? - осведомляюсь спустя несколько секунд, сняв с нее "болевик". Даа, это тебе не "круциатус", к которому ты привыкла, детка.
  - Д-достаточно... - чуть заикаясь, ответила брюнетка. При этом она тяжело дышала, а в ее глазах, обращенных на меня, читался откровенный ужас.
  - Ну, вот и замечательно, - чуть улыбаюсь. Вот, только от этой улыбки женщина еще больше побледнела. Хотя, казалось бы, куда больше-то? - Меня зовут Рос. Для тебя я просто - Хозяин. Гор подарил тебя мне в обмен на одну услугу. Теперь ты принадлежишь мне. Все ясно?
  - Я не буду тр*хаться с тобой, х*есос поганый! - пылая негодованием заявила мне эта, неуравновешенная дура, и опять попыталась меня чем-то приголубить.
  И снова этот душераздирающий крик. Только теперь не несколько секунд, а полноценная минута. Пусть проникнется. Благо, "болевик", несмотря на свое колоссальное воздействие, всего лишь проецирует определенное ощущение. В данном случае боль. И не затрагивает ни нервную систему, ни магическое тело жертвы.
  - Запомни, детка, твои желания совершенно не важны. Ты, так или иначе, отдашься мне. Не создавай себе лишних проблем. И да, за каждое бранное слово в мой адрес я буду тебя наказывать, - говорю тихонько подвывающей от страха женщине. И, тут же, демонстрирую ей "пряник". Накладываю на нее воздействие прямо обратное "болевику", то есть ударную дозу удовольствия.
  Держал я это воздействие где-то полминуты, чтобы прочувствовала и страстно желала еще. Она и прочувствовала. На какой-то секунде трусики Беллы мгновенно стали мокрыми.
  - Что... что это было? - спросила офигевшая брюнетка, когда ее закончило плющить от наведенного экстаза.
  - Хозяин. Ты забыла добавить "хозяин". Еще раз забудешь об этом, накажу, - спокойно говорю Белле. По эмоциям вижу, прониклась. Знает уже, что я могу ей сделать.
  Начинаю скидывать с себя одежду. Судя по всему, брюнетка уже пришла в нужную кондицию. На мои действия женщина смотрит с изрядной долей испуга. Понимает, что сейчас будет. Но, на ряду с испугом, по мере того, как я освобождаюсь от той или иной детали гардероба, в ее глазах начинает появляться некий огонек заинтересованности.
  Оставшись полностью голым, забираюсь на кровать к Белле. Та, видимо, заняла позицию непротивления злу насилием. Что-то вроде: "буду изображать бревно, может, отстанет" или "любая инициатива только через прямое принуждение". Именно это и читается по эмоциям.
  Разрываю ее трусики одним движением. Их клочки остаются на бедрах. Развожу ножки брюнетки, как можно, шире. Мне открывается вид мокрую от произошедшего недавна оргазма пизду. Член, и до этого стоящий колом, крепнет еще больше.
  Мой инструмент без лишних проблем входит в ее киску. А у нее внутри ничего, довольно тесно. Сразу же начинаю вдалбливаться в нее со всей, выплескивая копившую до этого похоть.
  Несмотря на свое первоначальное желание прикидываться бревном, Белла в процессе визжала, как сучка, и требовала е*ть ее сильнее.
  Ополоснув влагалище Брюнетки своей спермой, выхожу из женщины, переварачиваю оргазмирующее тело на живот, раздвигаю половинки попы и начинаю просовывать скользкий от наших с ней выделений член в анальное отверстие.
  Гор уже провел ей полную модификацию организма, в том числе и пищеварительной систему. Поэтому попка была абсолютно чиста.
  - Что... Нет!!! Не надо!!! - Когда Белла поняла, что я собираюсь сделать, то попыталась вырваться. Однако, получив малую дозу "болевика", для острастки, тут же прекратила сопротивляться. И чего она так боиться анального секса, я же уже поимел ее в киску по полной программе?
  Продолжаю прерванное занятие, пропихиваю член в узкое, судя по всему, девственное отверстие. Ох, тыж, как тесно! Каайф!
  Начинаю буквально таранить анал брюнетки. Это просто супер. У нее по-настоящему классная попка. Удовольствие даже не портят эмоции партнерши, в которых и намека на что-то положительное и в помине нет. Ей больно, и она тихонько подвывает в подушку.
  Однако мне очень хорошо, а на ее чувства и все остальное плевать с высокой колокольни.
  Кончил я в эту ох*ительную попку уже три раза и останавливаться не собираюсь. Уж очень мне пришлась по вкусу эта дырочка Беллы. Она, кстати, под конец начала испытывать некие приятные ощущения от такого секса и подмахивать мне в процессе проникновения.
  Разрядившись в заполненную сверх всякой меры попку, решаю занятьс ротиком и грудью брюнетки.
  - Слезай, будешь сосать, - прииказываю женщине. Та не сразу, но подчинилась и осторожно, ползком, морщась от боли в анусе, слезла. В эмоциях у нее сейчас доминировал страх, перекрывая собой гнев и откровенную ненависть по отношению ко мне. Во взгляде, то и дело, прорывался это непокорное пламя.
  Брюнетка без лишеиих напоминаний уселась передо мной на колени, боясь смотреть в глаза.
  - Чего ты ждешь? Соси! - и та, вздрогнув и скривив гримасу отвращения, осторожно потянулась к моему стоящему члену, который был весь в моей собственной сперме. Ухватив за ладошку за ствол, она еще больше скривила свое очаровательное личико. - Чего ты ждешь? Бери в рот и доставь мне удовольствие своим язычком, рабыня!
  От неожиданности Белла вздрогнула, а потом в ее эмоциях полыхнула еще более насыщенная ненависть. Уже приготовился обезвреживать ее, но она сумела обуздать себя и, набравшись решимости, одним движением насадила рот на мой свол.
  Сосать она явно не умеет. Старается, но, все равно, ерунда какая-то. Не выдерживаю и, схватив ее за волосы, начинаю безжалоство орально совокуплять.
  Брюнетка, конечно, не испытывала никакого ужовольствия по этому поводу, но стойко терпела, приспособившись дышать носом.
  Спустя несколько минут кончаю ей напрямую в пищевод. Вытаскиваю ей изо рта свой член, давая время чуть оклематься. Заодно поощрил ее удовольствием. Белла прикрыла глаза и улеглась прямо на пол, издавая сладостные стоны и мычания.
  Дальше я плотно знакомил свой член с ее немаленьки сиськами. С пайзури и одновременным отсосом головки Белла справилась на ура. В бгодарность от меня она получила струю натурального протеина на лицо.
  Развлечение продолжалось еще три часа, по прошествии которых я окончательно выдохся. Брюнетка лежала на смятой в хлам постели, вся в поту и сперме, и, тяжело дыша, смотрела в потолок бессмысленным взглядом.
  Ну, а меня ждут дела.
  
  
  Глава 4
  Стоило Росу исчезнуть, я послал ментальный зов Нарциссе.
  - Чего желаете, господин? - чудным голоском пролепетала блондинка в форме секс горничной.
  - Иди сюда, - расстегиваю штаны и чуток отодвигаюсь от стола. Нарцисса, обойдя стол, приблизилась ко мне и, приподняв юбочку, уселась своей, уже чуток промокшей киской на мой член. Села ко мне спиной. Нижнего белья на ней не было. Я запретил носить.
  - Ах! Как же хорошо! Вы заставляете мое нутро трепетать, господин! - простонала женщина, полностью приняв в себя мой орган. Как ни старнно, но она озвучила ровно то, что сейчас ощущала. Вообще, она оказалась довольно жадной до секса шлюхой, желания которой жестко подавлялись статусом в магическом обществе Британии и семейным положением.
  Когда я только захватил Малфой-мэнор и впервые ее тр*хнул, уже тогда она показала мне, кем является на самом деле. Ни о чем не спрашивала, ничего не просила. С охотой отдавалась мне и испытывала от этого просто невообразимое для меня удовольствие.
  Запускаю руки в декольте Нарциссы и начинаю игрться с ее восхитительными арбузами. Блондинка в ответ еще сильнее стала насаживаться на мой член.
  Мне, конечно, не сильно интересны ее внутренние переживания, но такой мгновенный переход от довольно знатной, условно говоря, "матроны" до бесправной наложницы должен был сопровождаться весьма долгим и мучительным сломом сознания. А его не было. Как выключателем щелкнул.
  Кончаю ей прямо в пизду и, не вынимая член, меняю нашу с ней позицию. Встаю, кладу ее лицом на стол и продолжаю жарить в таком режиме.
  - Да, годсподин! Да! Еще! Заполните меня своим семенем! - орала Цисси, вцепившись вытянутыми руками в края стола.
  - Будет тебе еще, только не пожалей потом!
  В конце концов, я выполнил ее просьбу, кончив ей в киску несколько раз, причем, весьма обильно.
  После очередного тр*ха оставил Нарциссу на месте, так сказать, совершения любовного акта. Я значительно увеличил ее магический потенциал и вложил в разум целый раздел бытовой магии, чтоб обслуживала меня не только в сексуальном плане.
  А то, все ушаны, которых местные зовут домовыми эльфами, я еще во время штурма ненароком прибил. О чем нискольколечки не жалею. Возись с ними потом, придавай какую-нибудь более симпатичную внешность. А так, сдохли, да и хрен с ними.
  Выхожу из пафосного трапезного зала и заворачиваю в комнату, где я поселился. Откровенно говоря, не самая большая и подходящая хозяину такой грандиозной жил. площади. Но мне нравится. Уютненько, вид за окном приятный.
  Набрасываю свой, "рокерский" прикид и телепортируюсь в главную точку бифуркации магической жизни Британии, Косую Аллею.
  Точнее, туда, гда эта жизнь до недавнего времени кипела. Я как-то подзабыл, что из-за открытия второго раунда гражданской войны между правыми-элитаристами во главе с Волдемортом и левыми-либералами во главе со старичком-боровичком, Дамблдором данное местечко перестало быть элитным базаром. Большинство торговцев, державших здесь бизнес, покинуло Косую Аллею.
  Произошло это, как ни странно, не из-за угрозы Пожирателей. Если есть возможность неплохо навариться, любой торговец плюнет даже на инстинкт самосохранения. Дело немного другом. Просто обыватели магической Британии настолько обосрались, когда стало известно, что Неназываемый вернулся, что практически перестали выходить из дома, предпочитая маршрут работа - дом, дом - работа. У кого она естественно есть.
  Тут фишка в чем. Большинство магического населения не имеет, вообще, никакого места работы. Оно им просто не нужно. Чтобы прокормить себя достаточно держать даже небольшой участок. Овощи и фрукты на магических удобрениях вырастают такие... Не говоря уже о разной, выведенной гербологами в течение нескольких тысяч лет, флоре, за которую зельевары и алхимики платят очень даже щедро.
  Да ты и сам сможешь из них чего-нибудь сварить, если руки не из жопы растут. А в зельеварении на более или менее неплохом школьном уровне разбирается большинство взрослого населения. Остальные бытовые потребности с легкостью покрываются чарами и трансфигурацией.
  В Министерстве же служат, в основном, те, кто не могут себя подобным образом обеспечивать. Слабосилки, неумехи. Также, как ни странно, там работают социально активные люди, если короче, пассионарии. Им нужно куда-то двигаться и Министерство предоставляет им такую возможность.
  Есть довольно большой процент тех, кто живет среди обычных людей. Они также, вполне самодостаточны. Всю эту аморфную, слабосвязанную друг с другом массу объединяет, по большому счету, только Хогвартс и Министерство.
  Стихийно сложившаяся при таких раскладах экономика до боли напоминает влажные мечты даже не либералов, либертарианцев. Куча независимых мелких буржуев, никакой монополии нет, и не предвидится. Государство, конечно, пытается вмешиваться в экономику. Вот только всем глубочайшим образом на эти попытки насрать. О чем говорить, если существует, чуть ли не, официальный черный рынок, Лютный Переулок, о котором знает каждый садовый гном.
  Единственное, с чем Министерство справлялось просто замечательно, это обеспечение Статута Секретности.
  И все это я только что узнал, нырнув в инфосферу.
  Оглядываю довольно большой и красочный магазин, который смотрится еще ярче на фоне заколоченных дверей, витрин и отстусвию в переулке хоть кого-то. "Ужастики Умников Уизли" - гласит вывеска над входом.
  Интересно, если я заявлюсь в Министерство и предъявлю им труп змеемордого, они в благодарность провозгласят меня Верховным Правителем Магической Британии или нет? А что? Очень даже может прокатить.
  Ладно, шутки в сторону.
  Начинаю целенаправленно шагать вперед. Зачем я, вообще, сюда заявился? Банк, мне нужно в банк, как ни странно.
  - Вам сюда нельзя, мистер, - остановил меня на входе в пафосное, каменное здание Гринготтса привратник. Одетые в какую-то странную пародию на форму швейцара в дорогом отеле коротышки довольно противно ощерились. В направленных на меня эмоциях этой пары плескалось презрение напополам со злорадством. Интересно.
  - Это еще почему?
  - На территории банка не имеют права заходить существа, лишенные минимального магического дара.
  "Существа, лишенные минимального магического дара". Не сказать, чтобы я так уж сильно разозлился, но мою искреннюю неприязнь гоблины всем скопом только что заработали. Да и с чего эти альтернативно одаренные взяли... А, нуда, на мне же маскировка. Да и одет я, говоря языком зздешней магической моды, как магл.
  - Так, лучше? - отпускаю на волю свою ауру.
  Пространство вокруг зарябило и покрылось фиолетовыми всполохами. Привратники захрипели и упали прямо там, где стояли.
  Спустя пару секунд на площади рядом с банком появился десяток, закованных в фонящие магией, массивные доспехи. Половина из них была вооружена короткими по человеческим меркам мечами и треугольными щитами. У двоих наличествовали внушающие уважение секиру. Еще трое держали в руках заряженные арбалеты, которые, без сомнения, и слона насквозь продырявят. Чар на оружии было ничуть не меньше, чем на броне.
  Вот, только вся эта красота против меня бессильна. Но не будем обострять до предела, посмотрим, что эти уродцы мне скажут.
  А уродцы неплохо так струхнули. Появивщая, судя по всему, по экстренной тревоге группа в первые секунды оказалась дезориентирована, но потом коротышки въехали в ситуацию, что называется, по самые гланды.
  - Простите великодушно, но чем эти недостойные вызвали неудовольствие сиятельного лорда? - раболепно проскрежетал на английском с чудовищным акцентом самый здоровый гоблин с секирой. Вот и вся суть гоблинов. Если есть возможность, они обязательно попытаются оскорбить и унизить. Особенно в случае с представителями других рас. Хотя и между собой у них далеко не тишь, да благодать. Если же ты покажешь силу, они будут у тебя в ногах ползать.
  Жадные, подлые, трусливые твари. Однако в своей сфере гоблины - лучшие. За счет протяженных подземных коммуникаций они имеют возможность прятать там очень много ценностей, которые, не зная подземелий, найти практически, невозможно. Ну, и сферу услуг вокруг всего этого накрутили нешуточную. Конечно, от современных магловских банков гоблины отстали порядочно. Но отставание от обычных людей лет на сто - общая тенденция всего магического мира.
  Вышеизложенные сведения у меня появились снова из инфосферы. Надо будет обязательно выкроить время и основательно туда забуриться, а не хватать куски на ходу.
  - Были недостаточно почтительны. Я пришел сюда, чтобы воспользоваться услугами вашего клана, и, даже не переступив порог, столкнулся с вопиющим хамством от этих двух червей, - если коротышки по-другому не понимают, буду общаться с ними в таком тоне.
  - Это было лишь досадное недоразумение. Наш банк готов выплатить вам виру.
  - И сколько же ваш банк готов заплатить?
  - Двадцать тысяч галеонов, по моему скромному мнению, будет достаточно, - моего собеседника отчетливо душила жаба, и он назвал такую сумму, которая хоть как-то примиряла его земноводное с действительностью. Иначе говоря, изрядно пожмотился.
  Что интересно, жадность душила только его. Остальные гоблины испытывали только страх и надежду, что пронесет. Неужели в боевой группе быстрого реагирования служит один из, может не самых высокопоставленных, но начальников банка?
  - ТЫ ЗА КОГО МЕНЯ ПРИНИМАЕШЬ, НИЧТОЖЕСТВО? - прогрохотал я, обернувшись в свой истинный облик. Аура уже разворачивается не просто для галочки, а по-настоящему. Выгляжу в этой форме я более, чем внушительно. Три метра рост. Тело, покрытое толстой, каменной чешуей. Огромный массивный хвост, внушающие уважение рога. И по всему телу проходят темно-синие, светящиеся линии. - ДУМАЕШЬ, МНЕ НУЖНО ВАШЕ ЖАЛКОЕ ЗОЛОТО? ТОЛЬКО МИФРИЛ ИЛИ АДАМАНТ!
  После явления моей полной мощи народу гоблинов в доспехах подкосило так же, как и до этого привратников. Постояв в таком виде где-то с полминуты, превращаюсь обратно в человека и прячу ауру обратно в духовное тело.
  - Я... не уполномочен решать такие вопросы, сиятельный лорд. Решение о выдаче вам легендарных сплавов может принять только достопочтенный директор.
  - Ну, так веди меня к нему.
  Надо сказать, воины достаточно быстро очухались, и мой прежний собеседник смог членораздельно продолжить диалог. Учитывая, каким ужасом ко мне пропитались гоблины, это можно засчитать, как немалое достижение.
  - Прошу за мной, сиятельный лорд, - и секироносец и уже без своего смертоносного инструмента повел меня к главному входу, который был укрыт каким-то дюже мощным барьером. Видно, автоматически активировался, когда я выпустил ауру.
  Приложив бронированную лапу прямо к барьру, гоблин постоял так несколько секунд, пока магия не исчезла, и повел меня дальше, в парадные ворота. Странно, у них же наверняка есть какой-нибудь боковой вход, по которому можно провести человека, не привлекая к нему внимания остальных посетителей.
  Ах, вот оно в чем дело! Просто боятся проявлять ко мне минимальное неуважение, проводя через запасной вход.
  В зале банка, как ни странно, активно кипела жизнь. Многочисленный народ, в основном, в мантиях толпился возле высоких кафедр с низкорослыми гоблинами. Расположенные чуть поодаль уютные кресла и пальмы в кадках, на которых сидели люди и о чем-то между собой оживленно спорили.
  Нормальная такая деловая атмосфера. Такое ощущение, что переполох снаружи их никак не коснулся. Или, что вернее, никто ни о чем не знает. Посетители, по крайней мере. А что? Здание банка, как я уже успел заметить, внутри очень неплохо экранировано. Тут стоит самый настоящий защитный комплекс, который запитан от какого-то очень мощного источника.
  Совершенно логично, что если есть возможно, гоблины предпочитают не нервировать своих клиентов.
  Эти клиенты, впрочем, не только они, но и значительная часть персонала провожала меня с бронегрызом заинтересованными, удивленными, а то, и вытянувшимися лицами.
  ***
  Насвистывая что-то какую-то, уже не помню какую мелодию, я вышел из дверей Гринготтса. В руках у меня было настоящее сокровище - слиток чистейшего адаманта. Металл, впустивший в себя частицу первородного Порядка. Оружием из него можно убивать не то, что богов, демиургов.
  Честно говоря, не думал, что у коротышек вправду есть адамант и что они мне его просто так отдадут. Я так, навскидку ляпнул, чтобы побольше с них стрясти. Мифрил в хозяйстве лишним не бывает. Синтезировать его - настоящее мучение.
  Если есть возможность разжиться им на стороне, грех было бы этим не воспользоваться. Но все обернулось несколько более удачно. Вместо мифрила я получил адамант. Видно, струхнули они намного более основательно, чем мне изначально показалось.
  Директор банка, имя которого я пропустил мимо ушей, стелился передо мной с истинным мастерством половой тряпки. Никакой торговли, попыток на*бать или чего-то похожего не было, в принципе. Сначала главгоблин полчаса извинялся, а потом мне принесли этот антрацитого-черный слиток, весь адамант, который у них имелся, в принципе.
  Если бы не читал его эмоции, как открытую книгу, заподозрил бы какую-нибудь грандиозную пакость. Однако директор думал лишь о том, как с наименьшими потерями от меня откупиться. Ни о каком силовом конфликте у него даже мысли не проскочило.
  Судя по всему, в этом мире есть подобные нам с Росом ребята, и гоблины прекрасно осведомлены об их существовании. Надо бы с этим, как следует, разобраться.
  Зачем я вообще перся в Гринготтс? Хотел открыть здесь счет. Чтобы удобнее было подминать местную экономику под себя. Не просто же так сидеть в этом мире и тр*хать симпатичных девок. Можно и в цивилизацию поиграть, попутно облагородив человечество технологическим и научным скачком.
  Но после всего этого я как-то не решился пользоваться финансовыми услугами гоблинов. Доверять в таком деле ребятам, у которых на тебя есть неплохой такой зуб, несколько опрометчиво.
  Оглядывая пустынный переулок, я думал чем бы убить время. Хотелось пошалить, но Рос правильно меня одернул. Это может быть несколько опасно. По крайней мере, пока мы полностью не разберемся, что и как в этом мире.
  Заниматься какой-то серьезной работой было категорически влом. Чем занять свое безделье тоже не слишком понятно. Эх!
  Впрочем, кое-какие идеи есть. Просто их надо хорошо отшлифовать и довести до логического конца.
  
  ***
  - Ч-что... что вы делаете, господин? - изумленно спросила Нарцисса. Перед ее глазами предстала настолько абсурдная и невозможная картина, что женщина не сразу смогла осознать увиденное. Ее хозяин, самый настоящий архимаг, с могуществом которого никто даже близко не сравнится, испачканный в какой-то саже, ковырялся среди грандиозной кучи магловских железок.
  Данная куча самым наглым бесцеремонным образом валялась прямо посреди сада, похоронив под собой множество прекрасных цветов и изрядно попортив газон.
  - А... привет Цисси. Мы тут... это... плюшками балуемся! - оторвавшись от какой-то, довольно массивной железной коробки, весело проговорил хозяин.
  - Что? - Нарциссе захотелось ущипнуть себя. Хозяин вел себя очень странно. Всю предыдущую неделю он общался с ней исключительно холодно и властно. А улыбка, если и была, то являлась скорее некой игрой. Сейчас же перед ней предстал добродушный, веселый мужчина. И это было абсолютно искренне.
  - Проехали! - махнул он рукой, продолжая рвать шаблон блондинки. - Ты, как никогда, кстати. Поможешь усталому работяге скрасить нелегкий рабочий день.
  - Что? - шестеренки в разуме женщины изрядно проржавели, двигаясь с невероятным трудом. Из-за подобного, медленного шевеления она так задумалась, что не заметила, как хозяин подошел к ней, схватив обоими руками за грудь. - Ай!
  - Я много работал и хочу немного расслабиться. Так, понятнее? - довольно грубо массируя грудь Нарциссы, сказал мужчина. Он был весь в каких-то грязных разводах и больше походил на бродягу, забравшегося в роскошный дом и решившего позабавиться с его беззащитной хозяйком.
  Фантазия блондинки была довольно богатой и слегка извращенной. Ей очень нравилось, когда хозяин брал ее грубо, нравилось ощущать себя вещью, игрушкой в чужих руках, принадлежать сильному. Тому, кто взял ее, как трофей.
  Это безумно возбуждало Нарциссу. Особенно она любила, когда хозяин играется с ее чувствительными арбузами. Вот и сейчас блондинка буквально потекла от довольно неаккуратных прикосновений, которые можно принять за ласки с большой натяжкой.
  Смазка стекала по ногам и капала прямо на газон под ее сочащейся киской.
  Тем временем, хозяин прекратил играться с грудью Нарциссы и, надавив ей на плечи, заставил опуститься на колени.
  - Доставь мне удовольствие своими дыньками, - приказал маг женщине, расстегивая штаны. За неделю он познакомил блондинку со многими видами любви, о которых она ранее и не подозревала. В числе прочего было совокупление с грудью. Хозяин просовывал свой жезл между сисек Нарциссы, и заставлял ее одновременно, и тереться ими об него, и сосать языком самый кончик члена.
  Не сказать, чтобы такой секс был ей сильно по душе. Она больше любит, когда хозяин быстро и жестко насилует киску и попку женщины.
  Оголив грудь, Нарцисса взяла свои бидоны седьмого размера в руки, захватила ими пятнадцатисантиметровый ствол и принялась облизывать красную головку. Поначалу делая это едва касаясь, а потом вобрав всю верхушку в рот, обсасывая ее со всех сторон.
  Сильные мозолистые пальцы коснулись головы женщины и зарылись в волосы. Не последовало грубого насаживания ее глотки на член, как она подспудно ожидала.
  Нарцисса так увлеклась своим занятием, что выстрелившая ей в рот струя соленой спермы оказалась полной неожиданностью. Закашлившись, женщина выплюнула некоторое количество белой жидкости на грудь. При этом член продолжал в промежутках выстреливать из себя протеиновую массу, которая покрывала собой лицо, сиськи и волосы.
  - Ох, Цисси, ты просто прелесть. Если бы существовал какой-нибудь конкурс на лучшую шлюху, ты однозначно заняла бы первое место в номинации на лучшее пайзури.
  - Спа... спасибо, господин! - блондинка уже привыкла к подобным, довольно неоднозначным комплементам. И стала воспринимать их как похвалу ее стараниям.
  - Да. Кстати, а зачем ты, вообще, пришла?
  - Я... я соскучилась по вам, господин. А вы тут... Что вы делаете?
  - Соскучилась, говоришь... - задумчиво протянул хозяин, почесывая черную бородку. - Пошли, продолжим там.
  Указал он на стоящую неподалеку скамейку. И они с хозяином направились туда. Нарцисса с оголенной грудью и вся в сперме, а его не опавший после бурного оргазма член следовал впереди.
  Дойдя до места первым, хозяин с удобством расположился на скамейке, откинув голову и расставив по шире ноги. Как только Нарцисса оказалась достаточно близко, он подхватил ее за талию и насадил на ее киску на свой инструмент.
  В течении последующих минут, а может даже и часов. Женщина орала и скулила, как сучка. Хозяин имел ее так, как она больше всего любит. Быстро и жестко, засаживая до упора.
  
  
  Глава 5
  - Ах!!! Ах!!! Ах!!! Да!!! Еще!!! Еше!!! Сильнее!!! - надрывалась Белла. Плеть безлостно терзала ее спину и попу, оставляя после себя кровавые раны, которые мгновенно заживали к следующему удару. Женщина же испытывала ни с чем несравнимое удовольствие, замешанное на боли.
  Она отчаянно текла и хотела еше и еще. На сосках у нее зажимы, которые доставляли изрядно удовольствия ее большой, чувствительной груди.
  За время "сладкой" экзекуции брюнетку настигло уже несколько оргазмов. Сколько точно она не знала, да и ей сейчас было не до высчета пиковых моментов удовольствия. Сознание Беллы находилосьь в тумане, где были только болезненно-сладкие удары кнутом. Все мысли и желания сводились к тому, чтобы они стали происходить чаще и длились, как можно дольше.
  Женщина не помнила, сколько она уже находится в руках ее нынешнего поработителя. Та ночь в Малфой-маноре, когда на них напал кто-то невообразимо могущественный, вспоминается как что-то происходившее очень давно, чуть ли не, в прошлой жизни. Хотя она понимает, что на самом деле прошло всего несколько дней.
  Очнувшись после вырубившего ее магического истощения, Белла обнаружила себя практически голой в одной из спален Малфой-манора. Брюнетка была очень зла этим фактом. Кто-то посмел к ней притронуться и видел ее в неглиже. Мысль, что они проиграли, не пришла женщине в голову.
  Если бы это было так, она бы или не очнулась вовсе, или очнулась бы в темнице в кандалах из хладного железа. Поэтому, когда спустя несколько минут к ней вошел какой-то непонятный хлыщ, она решила сорвать на нем свое раздражение.
  Дальше начал происходить какой-то дурной сон. Тот, кого Белла приняла за рядового Пожирателя без маски, с легкостью, без палочки парировал довольно опасное авторское проклятие. Через секунду женщина перестала ощущать магию внутри себя. Паника, которая охватила ее тогда, просто не поддается описанию. Разум помутился, она что-то орала, материлась, кинулась на хлыща в попытке перегрызть ему горло.
  И сознание женщина вновь провалилась в небытие.
  Пришла в себя брюнетка будучи подвешенной за руки внутри какой-то странной конструкции, отдаленно напоминающей пыточный инструмент. Находилась она все в той же комнате, одна. К великому облегчению Беллы магия вновь ощущалась.
  Вот только никак помочь женщине не смогла. Все попытки освободится не приносили никакого результата. Сковывающие ее руки веревки будто были сделаны из хладного железа. Но этого просто не могло быть. Она отчетливо ощущала своими запястьями, что там и в помине нет никакого металла.
  А потом ей на нос что-то капнуло. Рот брюнетки был в этот момент приоткрыт, и неведомая жидкость совершенно непроизвольно была проглочена вместе со слюной.
  Беллу охватил приятный жар, который стал концентрироваться внизу живота, порождая сильнейшее желание. Она понимала, что это вызвано какой-то разновидностью возбуждающего зелья и пыталась держать себя в руках. Усилия оказались тщетными. Спустя несколько минут женщина испытала фантастический оргазм.
  Через какое-то время все повторилось. Брюнетка не, уже зная о последствиях, не глотала вторую упавшую на нее каплю. Однако, как оказалось, зелье замечательно впитывается в кожу. В итоге, через какое-то время единственным желанием Беллы было получить в пизду чей-нибудь, неважно чей, член.
  Еще позже, под напором многочисленных оргазмов она отключилась, сквозь пелену сна ощущая сильнейшую похоть и продолжающие наступать пики удовольствия. Снился ей жаркий секс с мужчиной, у которого был большой член. Это единственное, что она запомнила из того морока. Ни лицо, ни особенности фигуры, только внушительный половой орган, доставлявший ей массу иллюзорного наслаждения.
  Следующее пробуждение Беллы было похоже на предпоследнее. То есть, в одном нижнем белье на шикарной кровати с балдахином. Вот только интерьер комнаты намекал, что находится она не в Малфой-маноре. Вместо античной лепнины и позолоты, резные растительные узоры на подчеркнуто деревянных стенах. Кровать без балдахина, что для Малфоев просто немыслимо. Странный пол из слишком гладких досок.
  Белла пребывала в несколько взвинченном состоянии из-за последних событий и не сильно понимала происходящее. Закономерным результататом такой душевной консистенции была довольно агрессивная реакция не сразу обнаруженного рядом с большим овальным окном человека.
  Несмотря на то, что Белла была женщиной эмоциональной и не привыкшей, по большей части, как-то сдерживать свои порывы, брюнетка являлась отнюдь не дурой, способной на очень глубокий и всесторонний анализ. То, что больше половины боевых операций разрабатывала именно она, говорит само за себя.
  Единственное, что ей нужно было, так это время. Хотя минут десять, чтобы эмоции более или менее улеглись.
  За считанные мгновения Белла сотворила проклятие "гниющей плоти" и запустила им в стоящего у окна, смазливого типа. Тот, как это и произошло ранее, легко парировал его. При этом, даже нисколечки не изменился в лице.
  Женщина попыталась хоть за чем-то укрыться. Нужно было провести еще, как можно больше, атак. Чтобы не сойти с ума, она предположила, что у противника какой-то артефакт, и, если посильнее поднажать, можно лишить противника защиты. Тогда она не понимала, насколько тщетны все подобные попытки.
  Невидимые тиски телекинеза спеленали ее по рукам и ногам, бросив обратно на кровать. А смазливый тип с коротким ежиком белых волос говорил что-то о том, что теперь он - ее хозяин. Это, естественно, взбесило женщину. Единственный, главенство кого над собой брюнетка признавала, это Темный Лорд.
  Из-за невозможности сделать хоть что-то по-существу Белла принялась поливать своего пленителя отборным матом. Надо же как-то обозначить степень своего негодования.
  В следующий момент она испытала самое ужасное, что нельзя было до этого и вообразить. Боль, казалось, была везде и всегда. Весь мир состоял из нее. Круциатус по сравнению с этим - легкая щекотка. Прекратилось это так же внезапно, как и началось.
  В тот день ее, вроде бы, несгибаемый внутренний стержень серьещно надломился. Белла готова была на, что угодно, лишь бы подобное не повторялось. Ей пришлось отдаться этой мрази.
  После того, как ее несколько часов нещадно насиловали, душевное равновесие Беллы еще больше расшаталось. За всю жизнь только Рудольфус прикасался к ней в таком плане. Да и то, происходило это не слишком часто. Любви или даже симпатии между ними не было. К тому же, она не могла иметь детей. Нарвалась во время одного из рейдов еще в самом начале карьеры. Члены Ордена Феникса знали и практиковали темную магию не намного хуже, чем Пожиратели из Внутреннего Круга. Что и неудивительно. И там, и там основным костяком являются представители старых семей.
  Проклятие, хоть и не убило женщину, но серьезно повредило ее энергетику. Именно это и стало причиной бесплодия. В таких условиях какой-либо причины для близости у супругов Лестрейндж уже не оставалось.
  Отношений на стороне у Беллы за все эти годы ни разу не было. И дело тут даже не в какой-то мифической верности, которой по факту нет, а в гордости. Она всегда имела стойкое убеждение, что ее руки или несколько другой части тела достоин только лучший. Лучший маг естественно. Лучший и самый могущественный.
  Таковой на горизонте имелся. Темный Лорд. Будучи еще незамужней девицей, Белла окончательно и бесповоротно влюбилась в красавца, коим Волдеморт был когда-то. Это было похоже на безумие, одержимость. Даже, когда он возродился в не слишком человеческом облике, она продолжила питать к нему чувства. К сожалению, эта любовь была абсолютно безответна. Темный Лорд ни разу не заинтересовался ею, как женщиной.
  После того, как ее несколько часов грубо имели во все щели, а она ничего не могла с этим сделать, более того, была вынуждена подчиняться насильнику, то, что составляло личность брюнетки пошло глубокими трещинами. Белла чувствовала себя грязной и опозоренной, оскверненной. Сердце разрывалось от боли. Чувтво, что она предала Лорда, резало хуже ножа.
  Мерзее всего ей было оттого, что во время насилия она, не сразу, но начала испытывать наслаждение. Речь идет даже не о неведомом заклинании, которое вводило женщину в оргазмическое удовольствие. Дело именно в самом процессе сношения. В какой-то момент Белла начала испытывать наслаждение пребывания члена насильника в ее попе. Про более традиционное отверстие и говорить не стоит.
  С этого момента жизнь Беллы приобрела некоторую, хоть и жуткую, устаканенность. Она просыпалась в каком-то месте, не обязательно в спальне, где "хозяин" весьма интенсивно и с изобретательностью несколько часов ее имел. После этого она, зверски устав, засыпала и просыпалась, чтобы в очередной раз быть насаженной на член.
  Места, где все это происходило, были довольно разнообразные. Спальня, бассеин, сад, какой-то темный подвал. Одно из таких мест стало в определенной степени знаменательным для женщины. Именно в темном подвале, подвешенная за руки, она пристрастилась к боли.
  После нескольких минут, проведенных под воздействием чудовищной боли и, одновременно, сумашедшего удовольствие, Белла с удивлением для себя узнала, что ей безумно нравится испытывать муки. Любая боль вызывает у женщины безумное, оргазменное наслаждение. И чем она сильнее, тем лучше.
  Брюнетка буквально теряла голову от этого. С тех пор ее не просто имели, но предварительно еще и пытали. Впрочем, Белле такое положение дел очень даже нравилось.
  Естевтственно, при таком режиме время отслеживать было практически невозможно.
  
  ***
  
  - Ум, клааасс, - Намфадора буквально растеклась на стуле лужицей усталого кайфа. - Ты лучшая, мам.
  - Что? Нравится мой кофе? - с теплой улыбкой спросила сидящая напротив Андромеда.
  - Ты же знаешь, лучше твоего кофе могут быть только твой лимонный пирог.
  - Ты бывай по чаще дома, я и буду готовить его тебе чаще, - отхлебнув из своей чашки напиток богов, как бы, невзначай заметила мать.
  - Ты опять, - вся нега тут же улетучилась из розововласого аврора, и нутро напряглось в ожидании скорой перепалки.
  - Опять? Да опять! Нимфадора, ты же молодая, перспективная волшебница, у тебя вся жизнь впереди! И что же ты делаешь? Носишься по трущобам, по сравнению с которыми Лютный - Трафальгарская Площадь, и подвергаешь свою жизнь и здоровье огромному риску! Да еще и путаешься со всякими... недостойными тебя типами! - за считанные секунды мать откинула от себя мнимое добродушие и обрушила на Нимфадору танковый клин родительской заботы.
  - Маам, мы же с тобой уже сотню раз это обсуждали! Мне нравится моя работа! Я приношу пользу обществу! Сейчас, вообще, активизировались Пожиратели и каждый маг на счету. И не смей так говорить о Рим... - осеклась девушка на полуслове, вспомнив ночь в роскошном отеле и сладкие губы малознакомого парня по имени, Рос. - В общем, не лезь в мою жизнь! Я сама как-нибудь разберусь.
  На отповедь дочери Андромеда и бровью не повела. Оно и неудивительно. Подобные перепалки у них происходят периодически с тех пор, как Нимфадора решила стать аврором и объявила об этом родителям. Аргументы, что с одной, что с другой стороны не сильно менялись с течением времени. Мать считала, что дочери нечего делать в аврорате, а дочь упиралась и стойко держала позицию.
  Это походило на бесконечную позиционную войну, когда стороны, то и дело, сходятся в жарких баталиях, а линия фронта, где была там и остается.
  - Ты до ужаса напоминаешь мне Беллу, - вздохнув, устало проговорила Андромеда. Она сложила руки на столе и положила на них голову, а длмнные каштановые волосы рассыпались по обеденному предмету мебели.
  От такого пассажа девушка, отхлебывающая в этот момент кофе из кружки, выплюнула успевшую попасть в рот часть напитка, оросив брызгами весь стол и частично Андромеду.
  - Кха-кха! Что?!!! - мать никогда особенно не касалась темы своей семьи и сестер. Нимфадора же не спрашивала. В особенности, когда вошла в более или менее осознанный возраст и узнала, кем являются Блэки. Точнее, кем их считают в магической Британии.
  - Ты очень похожа на Беллу в молодости. Такая же упрямая и рвешься в бой. Только она рвалась сражаться за Темного Лорда, - флегматично продолжила женщина, сидя все в той же позе. Ее глаза невидяще смотрели куда-то в сторону. - Не слушаешься и ругаешься с родителями. Впрочем, не мне упрекать ее в этом. Сама не лучше. Смотри, Дора, как бы тебе к тридцатисеми годам не превратится в чокнутую, одержимую буитвами психопатку. Если, конечно, ты доживешь до этого возраста.
  Нимфадора судорожно сглотнула подступивший к горлу ком. Слова матери, сказанные усталым, почти, равнодушным тоном пробили некую стену, выработанную девушкой за годы перепалок. Эта дыра была не очень большой, однако она появилась, зародив в душу аврора зерно сомнения относительно выбранного жизненного пути.
  - Пилик-пилик! Пилик-пилик! - раздался по дому телефонный звонок, разрушая установившееся напряжение.
  - Я возьму! Это, наверное, сантехник, - быстро сориентировалась Андромеда и быстро покинула кухню. Вчера вечером у них прорвало трубу, и они позвонили в сантех. службу. Так как время было уже позднее, тем более, вечер воскресенья, им пообещали прислать мастера только на следующий день. Когда точно, не уточнили.
  Живя, среди маглов, они старались лишний раз не мользоваться магией, если можно было обойтись и без этого. Дело в элементарной безопасности. Их дом официально не зарегестрирован в Министерстве, как зона, где проживают волшебники. Мама рассказывала, что в Первую Магическую Войну списки с проживающими в среди маглов оказались у Пожирателей. Так как это, в основном, были маглорожденные или смешанные семью, их участь, по большей части, была незавидна. В результате, пока в аврорате поняли, что происходит, погибло примерно сорок процентов всех зарегестрированных семей.
  Так что Тонксы решили проявить в этом вопросе совершенно разумную предосторожность. Однако в данном случае крылось один серьезный недостаток. Чары, отслеживающие применение волшебства во всех более или менее крупных городах и населенных пунктах, из-за слишком частого применения магии в одной и той же зоне могли локализовать проживание там некоторого количества магов. По сигналу, тут же, появится чиновник в сопровождении некоторого количества авроров и заставит платить немалый штраф и зарегестрирует их.
  С момента, когда стало известно, что Волдеморт возродился, Андромеда и вовсе перестала использовать даже простейшее "репаро".
  - Алло. Здравствуйте, - из гостиной послышался отдаленный голос мамы. Нимфадора особенно не прислушивалась, находясь в легком ауте. - Да... Да. А кто спрашивает?
  - Дора, это тебя! - крикнула миссис Тонкс, возвращаясь на кухню. В руках у нее была белая трубка радиотелефона, а лице читалась ехидная улыбка.
  - Что? - переспросила сбитая с толку девушка.
  - Держи. Это тебя, - ответила Андромеда, пихнув телефон ей в ухо.
  - Кт... Алло, да.
  - Приветствую тебя, моя несравненная Нимфа, - раздался в трубке несколько искаженный телефонной связью, но вполне узнаваемый голос.
  - Р-р-рос?!!! Как ты узнал мой номер?!!! - удивленно воскликнула девушка, на глазах матери приобретая цвет свежего помидора. Буквально. Волосы и кожа Нимфадоры в мгновение ока стали ярко красного оттенка. Под напором сильнейшего смущения она в очередной раз не сдержала свой дар.
  Наутро после бурной ночи девушка, проснувшись первой, в панике убежала из отеля. Ей было ужасно стыдно за все то, что она в пьяном виде вытворяла вместе с Росом. Аврор ужасно испугалась, что парень примет ее за потаскушку, прыгнувшую в постель к первому встречному. В общем, накрутила себя порядочно.
  Потом, немного отойдя, Нимфадора сильно пожалела о своем поступке. Ведь ничего, кроме имени, о том парне она не знала. А ведь он ей понравился. Даже очень. К счастью, долго страдать не пришлось. Работа захватила ее в водоворот из отчетов, патрулирований и расследований мелких преступлений.
  Однако, несмотря на довольно напряженный график, мысли девушки, нет-нет, да возвращались к парню, от которого по глупости сбежала.
  - Спросил у бармена. Ты же... хех... частенько скачешь на той лошадке*, - тон Роса был легоким и шутливым, таким, как она его запомнила. Однако он весьма резко переменился, став серьезным, заметно потяжелев. - Объясни мне, неразумному, Нимфадора. Почему ты сбежала? Неужели я, словно Золушка, утром преврашаюсь в несуразное, уродливое нечто? Тебе что-то не понравилось? Что случилось? Почему, чтобы тебя найти, я должен был обойти десятки лондонских баров, чтобы вспомнить, что именно там мы с тобой встретились? А потом еще выложить этому жадному прохвосту Дирку пятьсот фунтов, чтобы он выдал "конфиденциальную информацию"!
  - Аээ... прости меня, пожалуйста, Рос. Я очень сожалею, правда. Я сглупила, испугалась. А потом просто не знала, как тебя найти. Да и на работе случился очередной завал. Прости меня.
  - Прощу, но при одном условии, - последовал ответ спустя, секунд десять гробового молчания по ту сторону трубки.
  - Какое условие?! - натурально вскричала Нимфадора. Эмоции, буквально, фонтанировали из нее. С самого начала разговора девушка была очень напряжена, изрядно волнуясь. И вот, когда все подошло к кульминации, она не сдержала эмоционального накала.
  - "Oxo Tower"* 19:00 следующего воскресения. Там будет куча ужасно вкусной еды и кошмарный вид на вечерний Лондон, чтобы ты, как следует, прочувсьвовала всю степень своей вины. Согласна?
  - Согласна...
  
  ***
  
  - Ну, вот и славно, до встречи, - обрываю звонок и кидаю мобильник на диван. Решил не мучиться, а сделать себе нормальный смартфон. Ждать двадцать лет до появления привычных мне устройтсв было как-то лень.
  Нахожусь я сейчас в квартире, расположенной акурат в центре Лондона. Решил немного подстраховаться перед работой. Если что-то пойдет не по плану, можно будет отступить в поместье. Там меня хрен найдут даже младшие боги, которых я сейчас и собираюсь немного "пощипать за вымя".
  Квартирка довольно шикарная, хотя и не стоит отваленных за нее денег. Мне-то, в принципе, наплевать. Когда ты имеешь возможность конвертировать ману в цветные бумажки с портретом королевы или какого-нибудь президента, вопрос какой-либо скупости по отношению к ним становится попросту смешным. Но это не значит, что я не знаю цену деньгам.
  Когда неплохая квартира с удобной отделкой стоит раз в десять дороже, чем должна, только из-за своей локализации, в центре Лондона, впору задуматься, что с этим миром что-то не так.
  Отбрасываю лишние мысли и встаю в заранее приготовленную пентаграмму. Можно было и без нее, но дополнительная страховка, особенно в таком деле, не помешает.
  
  
  Глава 6
  - Ну, что скажешь? - задаю вопрос появившемуся в моей гостиной Росу.
  - Есть у тебя, чего выпить? - не глядя на скачущую на моем члене Нарциссу, произнес друг и плюхнулся на кресло неподалеку. По его виду было заметно, что он порядком утомился. Я не стал выделываться и материализовал перед ним, на журнальном столике запотевшее чешское из холодильника.
  Рос жадно присосался к бутылке и принялся поглощать хмельной напиток. Я же зарылся лицом между восхитительных близняшек блондинистой наложницы и тихо кайфовал от их мягкой упругости.
  - Ну, так что? - спрашиваю, с неохотой оторвавшись от сисек Нарциссы. Все-таки, сначала дело, а потом уже все остальное.
  - Лучше, чем могло бы быть, но хуже, чем хотелось бы, - говорит Рос и ставит бутылку обратно. По количеству оставшегося пива видно, что вылакал он две трети.
  - Преращай наводить туман, говори конкретнее, - раздраженно бросаю. Я волнуюсь, а он тут, понимаешь, демагогию разводит!
  - В общем, у меня для тебя две новости. С какой начать?
  - С хооорошей, - отвечаю с натугой. Влагалище блондинки неожиданно сжалось, и мне на лобок брызнула струя прозрачной жидкости. Сама Нарцисса, тут же, и вырубилась.
  Обхватываю упавшую на меня женщину и, не вынимая свой инструмент, кладу спиной на широкий диван и начинаю нещадно таранить киску спящей наложницы. Хоть я и не любитель секса с бессознательным партнером, но не ходить же мне неудовлетворенным просто из-за того, что кто-то уснул.
  Мда. Надо бы завести себе еще пару-тройку наложниц. А то, эта уже не справляется.
  - Смотрю, ты решил передо мной сыграть дарк весрию "Спящей Красавицы"? - насмешливо осведомился Рос, прокомментировав мои действия.
  - Делать мне больше нечего, чем всяких балбесов развлекать. Ты давай, говори по существу.
  - По существу говоришь... Ладно, будет тебе по существу. В общем, поздравляю тебя, Гор, мы умудрились пробиться в закрытый мир. Поэтому визита Старушки можно не опасаться.
  - Но все же не может быть так хорошо? Ведь так?
  - Да, не может. Сохранилась куча языческих пантеонов. Видимо, их подпитывают закрытые магические анклавы. Но это еще не самое хреновое. Слушай дальше. Каким-то непостижимым для меня образом вся эта шушера мирно сосуществует с очень мощным монотеистическим надбогом.
  Спустив в Нарциссу порядочное количество спермы, я оставил ее в покое и, накинув халат, плюхнулся в кресло, напротив Роса.
  - Я так понимаю, у тебя есть уже какие-то варианты, как нам выбраться из этого дерьма? - хватаю бутылку и тоже к ней прикладываюсь. После таких новостей не грех и в запой уйти.
  - Само собой! Нам нужно создать свой культ!
  Бывшее у меня во рту пиво мощной струей выплеснулось наружу, обрызгав Роса и всю прилегающую мебель.
  - Кха!!! Ты охренел что ли?!!! Какой к *баной матери культ?!!! Нас же пустят на мыло, если мы будем ТАК выеживаться!
  - Успокойся, Гор. Давай, вдох-выдох, вдох-выдох. Я все продумал. Мелкие божества кормятся со старой магической, еще родопленной аристократии. Все, что происходит за пределами земель этих ископаемых, их не колышит. Даже крупные магические территории не входят в сферу их интересов. Основная масса волшебников является либо христианами, либо, вообще, никому не поклоняется. К тому же, они очень разрозненны и не имеют единого плана, обитают в мелких квартирках-доменах. Что же касается единого надбога, то для него мы слишком мелкие сошки. У него паства миллиардами исчисляется. Он не будет обращать на нас никакого внимания, пока не станет поздно.
  - Рос, ты, вроде бы, умный парень, а такую херню несешь! Мы же с тобой это уже проходили. Подобные сущности очень ревностно относятся к своей пастве. Если оно начнет стремительно терять верующих, обязательно почешется. И не факт, что мы с тобой сможем убежать. Тем более, мир-то закрытый.
  - Я не идиот, я все рассчитал. Дело в том, что надбог не имеет достаточных ментальных ресурсов, чтобы контролировать свою духовную структуру. Обычно же как происходит? На протяжении десятков, а то и сотен тысяч лет определенный дух в ходе эволюции и яростной конкуренции между себе подобными постепенно превращается сначала в божестно, потом в бога, а дальше, долго и мучительно выходит на уровень планетарного эгрегора. Подобные экземпляры достаточно редки и очень, очень опасны. Это невероятно сильные, хитрые и жадные твари. Вот только, нам с тобой досталось весьма интересное существо. Пока оно не подошло к высшей точке своего развития и, похоже, уже никогда не станет сильнее, чем сейчас. Наоборот, оно слабеет и, что самое прикольное, ничего с этим сделать не может. Тут вот какая штука, весьма сильный языческий бог в определенный момент своего существования начал стремительными темпами набирать паству, а с ней и веру. Количество поступающей энергии просто превысило возможности контроля с его стороны. Конечно, это не тупой эгрегор, порожденный самими верующими, кое-чего он может и, весьма немало. Но никакого сравнения с известными нам надбогами. Единственное, на что его зватает, держать свою сущность под контролем. Возможно, со временем ему как-то удасться справится с этой ситуацией, но явно не в ближайшее тысячелетие.
  - И откуда же ты все это узнал? - информация, действительно, очень важная. И где он ее только добыл.
  - Да так, попалась мне одна пташка. Разговорить ее не составило труда. Она сама мне все с радостью протрындела.
  - Да ты ох*ел, Рос?! Если на потерю пары-тройки миллионов верующих это существо может и не отреагирует, то на похищение своего ангела, очень даже! Ты чем, вообще, соображаешь, дыркой от бублика?! - вместе с этой эмоциональной речью, попутно, окутываюсь всевозможными щитами, наглухо закрываю поместье от астральных и иных потусторонних планов.
  - Да не кипишуй ты так! Я встретил ее почти случайно. Она сидела в кафешке в центре города. У этого существа прислужников до черта. И контролирует оно их весьма условно. Ты представляешь! У них там, в Небесной Канцелярии образовалась самая настоящая канцелярия. Полувоенная бюрократическая структура с ангелами-чиновниками, ангелами-командирами и много еще кем. Существо руководит этим всем, но уровень его компетнции не превышает таковой высших чиновников в постиндустриальном обществе.
  - Ну, ты даешь. Думал, такое только в Голливудском кино может быть. А вот, подишь ты. Это ж настоящий анекдот. Ладно, извини, что накричал.
  - С тебя самая улетная вечеринка в галактике, и ты прощен.
  - Договорились. Есть уже готовый бизнес-план?
  - Ну, кое-какие прикидки есть. Предлагаю сосредоточить агитацию на странах третьего мира. Там до черта неграмотного населения, которое живет в полной жопе. Стоит только показать им пару фокусов и пообещать всякие ништяки в обмен на поклонение, и они наши. Содержание, думаю, не особо важно. Хоть культ Макаронного Монстра или Церковь Ктулху... Я это правильно сейчас сказал? Или нужно было наоборот?
  - Да хрен его знает. Рос, я ни в коем случае не хочу тебя обидеть. Но почему ты просчитываешь только на два-три шага вперед. В краткосрочной перспективе ты, естественно, прав. Такой подход позволит нам за короткое время собрать очень много праны. Но ты что? Не понимашь, что случае распространения культа, который дает своим последователям реальные возможности за молитву, могут сдвинуться с мертвой точки или покатиться намного быстрее колоссальные социальные процессы. В таком случае мы всполошим огромное количество мелочи, которая вполне может сговориться между собой против нас. Надбог при всей своей неповоротливости просто не может не отреагировать. К тому же, ты предлагаешь вести миссионерскую деятельность в странах третьего мира. Положим, Латинская Америка еще туда-сюда, но Африка... Там же натуральные дикари живут! Не сказать, что твой план совсем говно, но у меня есть вариант получше.
  
  ***
  
  - Меня, Гор, всегда поражала твоя способность прикидываться нормальным, адекватным человеком. Чуть ли не поборником здравомыслия, дзена и прочей инь-янь хрени. И главное, какого хрена я постоянно на это ведусь?!
  - Можно подумать, ты у нас сильно адекватный? Да на твоем фоне я действительно смотрюсь адептом здравомыслия и логики.
  - Я хоть не маскируюсь под нормального! Все, кому надо, знают, что я - псих! И это еще надо посмотреть, кто из нас двоих еще больший псих!
  - Нечего тут шары выкатывать. Конечно же ты, Рос. Если мои заскоки носят более или менее безопасный характер, то ты способен вытворить любую х*рню. Обычно тебе везет, но даже те десять процентов, на которых не хватает твоей удачи, ставят нас не просто на грань жизни и смерти. Тут уже о самом существовании духовного ядра идет речь. Тебе напомнить, кто и почему так разозлил Старушку, что пришлось сваливать в быстром темпе?
  - Чего ты взъелся? Ты мне это вечно вспоминать, что ли, будешь?
  - Да обидно просто. Я старался, конструировал этого монстра, подбирал наилучший дизайн. Вооружение прикручивал самое мощное и сбалансированное. Экипаж подбирал профессиональный. А ты морду воротишь! Видите ли, я - псих.
  - По поводу экипажа... Ты, где их, вообще, достал?
  - Где достал, там уже нет. Да собрал по тюрьмам и секретным лабораториям своих хомячков. Некоторых даже пришлось воскрешать. После всего пережитого и некоторой доле агитации с моей стороны они готовы практически на усе. Ну, кроме массовой резни и Армагеддона, как мне эти гаврики сами заявили.
  - Смотрю, ты демократию развел?
  - Ничего лучше демократии Советов мир еще не придумал. У них, кстати, свой Совет есть, солдатский. А то, непорядок. Советский бронепоезд и без Совета. Это же, как мужик без гусеницы и дерево без бабы.
  - Я все понимаю, Гор, детство в жопе играет. В солдатиков не наигрался. Сам такой же. Но эльфы-красноармейцы? Тебе не кажется, что это немного через чур?
  Перед нами разворачивалась картина уходящей вникуда железной дороги. Станции, выглядещей так, словно она переместилась сюда прямиком из начала двадцатого века. Но самое главное - бронепоезд с десятью вагонами. На крыше четыерх из них расположился расчет скорострельной зенитки. На одном была крупнокалиберная зенитка. Еще три оказались счастливыми обладателями артиллерийского орудия. Два остальных тянули состав. В ту или иную сторону, в зависиости от обстоятельств. Все это хозяйство тянул тепловоз, выполненный в виде стимпанкового паровоза. О пулеметах, думаю, и упоминать не стоит. Турели расположены на каждом вагоне.
  Самое же прикольное в этой ситуации то, что и железнодорожники, и экипаж бронепоезда, и работники станции были эльфами. Из-под картузов и фуражек отчетливо так проступали характерные, длинные уши. Буденовки, как ни странно, не способствовали выпячиванию данной физиологической особенности. Личики у них тоже вполне соответствовали стандартам даже самых упоротых толкиенистов. Вот только ни одному любителю канонического фэнтези в страшном сне не приснится представительно ушастого народа в матроске и с пулеметом.
  Соотношение полов было примерно один к двум в пользу девушек. Дело в том, что все эти разумные не из воздуха появились. Пришлось потаскться по закрытым учреждениям с трехразовым питанием и строгим распорядком дня. В самый первый день, точнее, ночь в этом мире я устроил грандиозную феерие. В ходе которой в порыве вдохновения превратил зрителей моего импровизированного концерта во всякую фэнтезийную живность. Разумную, понятное дело.
  Все они поперлись сеять разумное, доброе и вечное в массы. Я им еще помощников выдал, чтоб эффект получился забористее. Тогда это казалось мне охренительной идеей. Вот только государственные чиновники и полиция как-то не оценили такой вклад в мировое искусство. К вечеру следующего дня мои верные адепты практически поголовно оказались за решеткой . Внешность-то у них довольно специфическая, захочешь, с трудом спрячешься. А они, к тому же, еще и не прятались. Отсыпались после жаркой ночки. Причем, большинство страдало от похмелья, будучи раскиданными, по многочисленным питейным заведениям Лондона.
  Естественно, властьимущие пребывали в изрядном ох*ении напополам с паникой. И церемониться с ними никто не стал. Пытки, как моральные, так и физические. После того, как из очередного индивидуума выкачивали всю нужную информацию, его отправляли на опыты.
  Здесь есть немалая доля и моей вины. Покуролесил, а про людей не напрочь, но забыл. Хорошо, хоть вспомнил и всех вытащил. Надо бы к таким вещам впредь серьезнее относиться.
  После избавления от гуманной, общечеловеческой и прогрессивной пенитенциарной системы Великобритании народ был готов мне ноги целовать и уж на сведение к общему, расовому знаменателю согласились без вопросов. У некоторых товарищей, конечно, были мысли, что это я всех подставил, но правильная агитация вкупе с ментальной накачкой не оставили от этих сомнений и следа.
  В процессе преобразования внедрил им нужные знания, навыки и умения. Русский язык, как чистый, так и с различными акцентами. Подразделение красноармейцев, тем более такое элитное, должно быть более или менее интернациональным. Навыки обращения с различными видами стрелкового оружия. Нелегкая артиллерийская наука. Причем, морская, а не сухопутная. Умение пользоваться зенитными орудиями. Небольшую инфо выжимку с тем, что составляет менталитет советских солдат в период с семнадцого по сорок пятый года. Очень помогли соответствующие души, с которых я снял, если можно так выразиться, ментальную пленку.
  Данная выжимка не дает каких-то особенных знаний и не меняет кардинально характер. Влияние идет на более тонком уровне. Фактически, происходит внедрение даже не мыслей и воспминаний а то, что эти самые мысли воспоминания формируют: жизненные установки, подсознательное отношение к тем или иным вещам и т. д.
  И все это ни в коем случае не конфликтовало с уже имеющимся характером людей. Вернее, уже эльфов.
  Поселил я их в поселке рядом со станцией. Дома в этом поселке тоже достаточно аутентичные. Правда, внутри полный набор успешного среднего класса. Помещения внутри намного больше, чем снаружи. Стены, пол, потолок, отделка, мебель, сантехника - все на уровне. Телевизор, холодильник и прочая бытовая техника тоже в наличие. В общем, достойные условия жилья своим работникам обеспечил. Чтобы не вникать в чисто бытовые вопросы, поставил над всем этим хозяйством ИИ. В его обязанности входило следить потребностями народа, если это не выходит за рамки разумного, удовлетворять их, приглядывать за порядком в новообразованном поселении, на станции, содержать все это в чистоте и рабочем состоянии. Ну и, естественно, докладывать мне о возникновении всяких нештатных ситуаций.
  Численность населения этого поселка чуть меньше тысячи человек. Такое количество жителей, в первую очередь, образовалось из-за того, что те, кого я вытащил из заточения, попросили взять с собой их родственников. Как ни странно, но большинство относилось к достаточно бедной категории среднего класса. То есть, машина, дом, телевизор и многое другое в кредит. Зарплаты же достаточно скромные. Получается, что экономить вынуждены практически на всем. Мое же предложение с небольшой экскурсией по возможному будущему жилью эти люди восприняли с энтузиазмом.
  Были, конечно, среди родственников и достаточно обеспеченные люди, к которым я даже подходить не стал. Чтобы понять согласится человек или нет, можно провести предварительное ментальное прощупывание. Некоторые отсеялись еще на этом этапе. Естественно, не приглашал я и окровенно гнилых людей.
  Я проделал огромную работу не только с людьми их, как можно более, комфортным устройством на новом месте, но и неплохо потрудился с подпространством. Дело в том, что железная дорога и трехкилометровая зона вокруг нее находится не в привычном людям реальном мире и не в ирреальном астрале, а в, так называемом, гиперпространстве.
  Если какой-нибудь человек каким-то непостижимым образом там окажется, он не увидит разницы с привычной ему реальностью. Первые минут пять. Потом до него дойдет, что что-то не так. Хотя потому, что, идя куда-то, данный субъект рискует оказаться совсем не там, где нужно. К тому же, люди и прочие живые существа, хоть и отображаются в гтперпространстве, но никак с ним не взаимодейству.
  Фактически, оно представляет некий "предбанник" между трехмерным и четырехмерным пространством. Второе непосредственно влияет на первое, за счет этого перемещения для существа с трехмерным восприятием очень сильно затрудняется.
  Я же несколько подкрутил достаточно большой участок гиперпространства и разместил огроной протяженности железную дорогу. За счет особенностей простренственного перемещения она может возникнуть в любой точке трехмерной реальности. А по ней туда проедет бронепоезд.
  Моя задумка состоит в том, чтобы привлечь на свою сторону людей, которые изначально не были связаны с какой-либо религией. Соответственно, никаких "терок" поначалу не будет. Выбор именно такой эстетики не был вызван никакими рациональными соображениями. Просто захотелось.
  При этом, надо заметить, жители поселения не были нахлебниками или красивой ненужностью. У каждого из них была работа. Не сказать, что это было для меня так уж необходимо, это для них. Чтоб не превратились в свиней от комфортной и сытной жизни.
  Помимо чисто технических навыков, я разжег в каждом, кто переселился сюда, магическое ядро. И заодно кое-какие знания, позволяющие поспенно развить дар.
  - Нет, не кажется. По-моему это именно то, что придает всей этой истории недостающей в ином случае пикантности, - отвечаю Росу после длительной паузы.
  - Гурман хренов. Ладно, как он хоть назывется то?
  - Да я как-то... как-то не думал об этом, - растрялся я от такого вопроса. Все предусмотрел, а вот про имя для этого, бронированного чудовища как-то не подумал.
  - Тогда вношу рацпредложение. Как насчет "Красного Октября"?
  
  Глава 7
  
  - Простите, мадемуазель, не подскажете ли, откуда я могу попасть на Аллею Бабочек? - обращаюсь к проходящей мимо, сносшибательной красотке с ясно видимым магическим даром. Дело происходит в Париже, поэтому говорю я это на французком. Разумеется, мне известно, как попасть в магический квартал Парижа. Это всего лишь предлог, чтобы завязать знакомство.
  - О, месье, вы иностранец? У вас прекрасный французкий! - повернувшись ко мне, пропела девушка чудным голоском и обворожительно улыбнулась. В эмоциях я уловил легкий интерес.
  - Да, я - русский. Благодарю вас, мадемуазель, но мне кажется, вы мне льстите.
  - Нисколько, месье, нисколько. И я - мадам, - чудная улыбка продолжала играть на ее губах.
  - В жизни бы не подумал. Вы очень молодо выглядите. Ну, так как мне попасть на Аллею Бабочек.
  - Спасибо за комплимент месье. К сожалению, мне не так уж часто приходится их слышать, - и голос, и лицо девушки стали выражать неподдельную печаль. Так и захотелось обнять, утешить и сделать кое-что еще.
  Будь я обычным, хоть и очень сильным, волшебником, влюбился без памяти в ту же секунду и страстно ее возжелал. Практически, с самого начала разговора дамочка активно воздействует на меня каким-то очень интересным вариантом шарма. Давление идет не только на ментальный уронь, но и на ауру вместе с весьма хитрым гормональным воздействием. Получается такой себе, массированный удар по всем трем фронтам, сопротивляться которому практически невозможно.
  Даже на меня неслабо так подействовало. Теперь я испытываю к этой девушке сильное влечение. В принципе, можно было закрыться от нее при первых же признаках чужового воздействия, но это было бы скучно. Чтобы по-настоящему вывернуть мне разум надо добраться до ядра души, ибо там заключена вся моя истинная суть. Вовне идет лишь отображение этой самой сути, а не она сама, как у смертных.
  К тому же, дамочка сама по себе очень даже красива. Во многом даже лучше Цисси. Уложенные в каре серебряные волосы. Кукольное личико с живой, подвижной мимикой невинной соблазнительницы. Чистая, без единого изьяна кожа с приятным загаром. Точеная фигурка, имеющая нужные выпуклости. Особенно меня зацепило то, что находится сверху. Размер меньше, чем у Нарциссы, размера так на два, но при такой фигуре смотриться он очень даже гармонично.
  - Ваш муж, должно быть, слепой или же дурак! Такая девушка, как вы, достойна того, чтобы ею восхищались каждые пять минут, - произношу запальчиво, изображая благородное негодование пополам с похотью. Хотя, что там изображать? Я действительно очень хочу ее, вот только голову не теряю. Как ни странно, но в отношении "не так уж часто приходиться слышать" она не соврала.
  Удивительно, но хочет она меня ничуть не меньше, чем хочу ее я. Собственно, давить она на меня начала после того, как в ее эмоциях расцвела буйным цветом похоть. Только не совсем понимаю, чем это вызвано. Никаких действий в ее сторону, могущих вызвать такой эффект я не предпринимал, а просто решил немного пофлиртовать с красивой девушкой в надежде на нечто большее.
  Могу, конечно, ошибаться, но, судя по всему, передо мной вейла. Пока все признаки на лицо и невероятная красота, и шарм. А также, некоторая "ветренность". Иначе трактовать то, что она совершенно беззастенчиво со мной флиртует, не стесняясь своего замужнего статуса, я не могу.
  - Вы очень добры, месье, - якобы застенчиво улыбнулась она, на щеках появился очаровательный румянец. Бюст же, как бы, невзначай был выставлен вперед. Груди соблазнительно качнулись в довольно таки узеньком вырезе. Моя собеседница, кстати, была одета в достаточно современное на вид платье под цвет волос, оканчивающееся чуть выше коленок. В связи с этим открывался вид прелестные, стройные ножки. Плечи также были открыты, давая возможность любоваться на них всем нормальным представителям сильного пола.
  - Простите великодушно, мадам, будучи ослеплен вашей красотой я забыл представиться. Григорий Чернышев, к вашим услугам, - и делаю поклон, воспроизводя таковой из замечательной кинотрилогии "Три Мушкетера". Только шляпы у меня нет, поэтому пришлось изобразить что-то эдакое правой рукой. - Позвольте пригласить вас в качестве извинения в любое заведение на ваш выбор. К сожалению, я в Париже нахожусь впервые и не знаю подходящих заведений.
  - Ох, вы прощены, Григорий. Я и сама, признаюсь, потерялась от вида такого солидного мужчины. Меня зовут Аполлин. Просто Аполлин. Я, как раз, направляюсь к Аллее Бабочек. Нам с вами по пути. Я иду туда за кое-какими покупками. Уверена, у вас тоже есть дела. Предлагаю нам с вами встретиться в ресторанчике "У Жаклин" через пару часов. Как вам такой вариант?
  - Замечательная идея, Аполлин. Помимо красоты вы обладаете и весьма острым умом. Ну, что же, ведите меня, - говорю и подставляю ей свой локоть, за который она тут же ухватывается.
  - Ох, вы снова мне льстите, Григорий, - проворковала красавица после того, как мы начали свое совместное путешествие по Парижским улочкам.
  Ух, не знал, что вновь чувствовать себя подроском, у которого из ушей льется тестостерон, настолько прикольно. Тебе очень качественно сносит башню, ты, буквально, вожделеешь красотку, идущую рядом. При этом, окружающий мир приобрел невиданные ранее краски. Точнее хорошо забытые. Потрясающе. Я уже предвкушаю, как буду иметь Аполлин. В мыслях проносятся вполне определенные картинки со стонущей подо мной девушкой или же делающей мне пайзури своими немаленькими арбузами.
  Путешествие до магической аллеи не продлилось долго. Всего каких-то семь минут, за которые я успел мысленно отыметь свою сопровождающую во всех позах. Мы завернули в какой-то, внешне совершенно ничем не примечательный переулок. Однако в магическом спектре это место выделялось весьма значительно. Не заметить оплетенный целым комплексом пространственных и защитных чар участок было довольно проблематично.
  Аполлин достала из сумочки палочку и несколькими взмахами сплела набольшое заклинание, после которого в сплошной стене одного из домов появилась симпатичная, желтенькая дверка.
  Войдя в нее, мы оказазались в чистеньком переулке, ничем не отличающимся от того, что было по ту сторону порога.
  - Ну, вот мы и на Аллее Бабочек. С сожалением вынужденя оставить вас, дорогой друг. Но не надо расстраиваться, мы весьма скоро увидимся вновь, - и она попыталась чмокнуть меня в щеку, но я решил несколько скорректировать наше прощание.
  Резко хватаю ее за плечи, прижимаю к себе и страстно целую, сразу же запустив к ней в рот язык. Я ожидал сопротивления, попыток вырваться или еще чего-нибудь в таком духе. Хотя бы ради приличия. Но красавица удивила меня. Она принялась сосаться с не меньшей страстью, нежели я. Несмотря на то, что мой язык неизменно выигрывал битву, ее язычок не сдавался и с упорством продолжал борьбу.
  - Надеюсь, мне не придется ждать долго, моя дорогая Аполлин, - говорю, разорвав поцелуй. Глаза девушки были затуманены, видно, что находится она явно не здесь. И, не дождавшись пока она придет в себе, быстрым шагом выхожу из переулка, прямо на Аллею Бабочек. Надо показать этой особе, что не только она может играть на чувствах.
  
  ***
  
  Провожая спину быстро удаляющего мужчины ошалелым взглядом, Аполлин чувствовала, как в ней закипет гнев.
  Сегодняшний день был, на удивление, приветлив к жителям Парижа. Солнце не припекало, как это обычно происходило в летние деньки, а лишь давало приятное тепло. И Аполлин решила устроить себе небольшой шопинг. Она не стала сразу аппарировать на Аллею Бабочек, захотелось прогуляться по городу и, возможно, заглянуть в некоторые магловские бутики.
  Французы, в отличие от более консервативных англичан, не страдали предрассудками по поводу обычных людей. Практически вся старая аристократия, как магическая, так и магловская погибла в конце восемнадцатого - начале девятнадцотого века, во времена Великой Французкой Революции.
  Вакуум власти заполнили маглороденные или волшебники во втором или третьем поколении. Пробивались наверх они исключительно благодаря личным умениям и заслугам перед новой властью. Кто-то нажил неплохие барыши на контрабандной торговле между магами и маглами, с которой во времена всеобщего бардака и попирания устоев, вообще, никаких проблем не было. Кто-то отличился на многочисленных войнах молодой Республики, и потом продолжил воевать в армии Наполеона.
  Магические существа, бывшие в прежние времена на положении рабов и забавных зверушек, были уравнены в правах со всеми остальными гражданами Магической Франции и принялись активно участвовать в общественной и политической жизни нового государства.
  Власть старой, феодальной аристократии ушла в прошлое, на смену ей пришла демократия, свободный рынок и новая, буржуазная элита. Как ни парадоксально, но за более, чем двести лет положение дел в магической Франции поменялось не настолько сильно, как во Франции большой. Население магических анклавов не составляло и одного процента от населения магловской страны. В связи с этим денег волшебникам всегда хватало.
  Фактически, магическая Франция поголовно состояла из буржуа той или иной степени достатка. Пролетариев среди волшебников практически не было. Парадоксально, но даже семейные финансовые кланы здесь не прижились. Безусловно, семья, как ячейка общества, существовала. Однако очень отличалась от таковой в других странах. Дело заключалось в том, что каждый совершеннолетний член семьи был индивидуальным буржуа. Имел свое, независимое от других предприятие. Подобная экономическая самодостаточность супругов друг от друга порождало реальное равноправие полов. И приводило к тому, что браки стали заключаться, как правило, по любви, а не по расчету. Конечно же, у всего есть исключения лишь подтверждающие правило.
  Государство при таком обществе выполняло лишь полицейские и военные, если это необходимо, функции. Министерство Магии Франции тоже весьма сильно отличалось от своих коллег из других стран. И дело даже не в иерархической структуре и назначении тех или иных отделов. А в том, что большинство должностей там было выборными. Исключение составляли рядовые сотрудники на зарплате, которые и являлись тем самым, немногочисленным пролетариатом.
  Аполлин не была исключением и содержала парфюмерную лавку. Духи производила сама, а за прилавком торговал специальный, умный голем. Вообще, как это было ни парадоксально для волшебников всех остальных стран, после физического уничтожения древних родов, которые хранили в своих замках обширные библиотеки с уникальными знаниями и являлись живыми носителями этих самых знаний, магическая наука Франции резко понеслась вперед семимильными шагами.
  На самом деле все было достаточно просто. На волне революционной эйфории книги из обнесенных замков свезли в одно место и дали туда доступ любому желающему. Волшебники, которые еще вчера были вынуждены вылизывать ботинки аристократам за малую толику подобных знаний, что называется, дорвались. Не обошлось и без многочисленных эксцессов, вроде, небольших армий нежити, порталов в Инферно или другие малоприятные планы, всяких, бешеных химер или таких паноптикумов, как "пожар во время наводнения".
  Однако прогресс пошел, не без скрипа, но пошел. И привел к тому, что Магическая Франция на столетия обогнала своих соседей, многие из которых так и остались на уровне шестнадцатого - семнадцатого века.
  Аполлин было уже сорок пять лет но, будучи вейлой, она оставалась все такой же молодой и красивой, как в двадцать лет. Живут ее сородичи не намного дольше людей, просто стареть начинают только после восьмидесяти лет. Зато процесс этот очень стремительный. За несколько лет красивые, молодые девушки превражаются в древних старух. Естественно, способов продлить себе жизнь и красоту существует масса. От эликсиров до не самых светлых ритуалов.
  Именно поэтому, практически, каждая вейла является неплохим алхимиком. По французким меркам неплохим, по меркам других стран подобные умения вполне тянут на мастера.
  Вышла замуж Аполлин в восемнадцать лет. Как и большинство, по любви. Лучший дуэлянт и первый красавец, по которому сохла вся женская половина Шармбатона. Именно такой мужчина был ее достоин, и она милостиво позволила ему себя завоевать. Шли годы, замужество было, в общем-то, счасливым. Пьер представлял себя идеал мужчины в понимании Аполлин. Сильный, уверенный в себе, неутомимый в постели, не тряпка и не подкаблучник. Способен, если надо, осадить зарвавшуюся супругу. Имеет весьма незаурядный ум.
  Даже появление детей никак не сказалось на их любви. А вот время изрядно подточило их брак. Муж стал стареть, его мужская сила уже не та, что прежде. Будь Аполлин обычной волшебницей, это не имело бы такого большого значения. Но она была вейлой. А вейлам жизненно необходим секс. Он для них, словно наркотик. Если не пробовать, то и зависимости не возникнет. Но если получать неоднократные дозы по несколько раз на дню, а потом плавно съехать на три-четыре однократных раза в неделю, начнется жесточайшая ломка.
  Мама и бабушка в свое время предупреждали ее, но влюбленная вейла это такое существо, которое и дракона зашибет, если он встанет у нее на пути. Родственницы прекрасно знали об этом и ограничились только одним предупреждением, прекрасно понимая, что их потуги что-то объяснять, тщетны.
  В итоге, в какой-то момент Аполлин не выдержала и сходила налево. Одной изменой все не ограничилось. Женщина завела себе нескольких любовников, которые знали друг о друге, а порой и драли ее все вместе. Но, несмотря на это, она продолжала любить и уважать своего мужа, и всеми силами старалась сделать так, чтобы он ничего не запдозрил.
  Фактически, Аполлин стала вести двойную жизнь. В одной она образцовая жена и мама, а в другой откровенная развратница, трахающаяся с несколькими мужиками.
  И вот, прогуливаясь по бульвару, ее окликнул мужской голос неуловимым акцентом. Увидев обладателя этого голоса, у Аполлин внутри, будто, взорвалась сверхновая. Даже Пьер в молодости не производил на нее такого эффекта. Вейле нестерпимо захотелось отдаться незнакомцу, хотя бы даже на людях. На короткий миг она, буквально, потеряла голову. Но быстро вернула ее назад.
  Все-таки, Аполлин уже давно не молодая дурочка и умеет смирять свои инстинкты. Однако дикое желание никуда не делось, женщине лишь удавалось кое-как держать его в узде. Причины такой реакции заключались отнюдь не во внешности незнакомого мужчины. Хотя там было на что посмотреть. Высокий, широкоплечий, с проступающими под футболкой кубиками пресса. Взгляд хищный и властный. Довольно привлекательноеЮ мужественное лицо заросшее жгуче черными усами и бородой. Такого же цвета волосы свисали до подбородка. Но дело было отнюдь не в весьма выдающихся внешних данных.
  Дело в том, что вейлы более чувствительны к проявлениям потустороннего, нежели обычные волшебники. Они могут ощутить ауру стоящего рядом человека, что очень помогает в общении и налаживание любых связей.
  Так вот, аура мужчины была настолько пропитана силой, что Аполлин просто трясло. Забыв обо всяких приличиях, она принялась беззастенчиво (по ее мнению) с ним флиртовать, развернув на полную свой шарм. Любой другой бы на его месте уже давно превратился бы в послушную воле вейлы марионетку, ведомую любовью и похотью. Однако в глазах, как он сам ей представился, Григория появилось лишь сильное желание.
  Натура Аполлин всегда была довольно игрива, и в этот раз она не изменила своим привычкам, решив немного поиграть со вкусной добычей. "Пусть помучается, дозреет, как следует, а потом я возьму его тепленьким" - думала она. Однако у Григория, видимо, была своя голова на плечах. Или же она немного переборщила с, как бы, невинным заигрыванием.
  Поцелуй, в который мужчина неожиданно затянул Аполлин, начисто снес ей крышу. Она потяряла всякий контроль над собой. Женщина была готова уже разорвать на нем штаны и насадиться на его член. Но в этот самый момент Григорий отстранился, произнес что-то (вейла не запомнила что именно) и вышел из переулка, на Аллею Бабочек.
  Случился знаменательный момент в ее жизни. Впервые, не она дразнит мужчину, а мужчина дразнит ее. Причем, таким, откровенно подлым способом. Сначала завел женщину до предела, а потом ушел, оставив Аполлин истекать любовными соками, которые в данный момент обильно пачкают мостовую.
  Она свела ножки, чтобы хоть как-то остановить это. Но стало только хуже. Смазка начала течь по ногам, и возбуждение никуда не ушло.
  Аполлин одновременно была страшно зла на Григория и в то же жутко его хотела. Похоже, эти два часа будут мучением для нее, а не для него.
  
  ***
  
  - Здравствуйте, месье, будете что-нибудь заказывать? - подлетела к моему столику официантка.
  - Да, будьте добры, пожалуйста, бутылочку "Бордо" тысяча восемьсот тридцать восьмого года. Два тартара, крабовый салат и какой-нибудь десерт на ваш выбор.
  - Ожидайте, месье, в течении часа все будет готово, - мило улыбнулась девушка и упорхнула, судя по всему, на кухню.
  Я зашел в ресторанчик, который мне посоветовала Аполлин. Были планы пройтись по Аллее Бабочек, осмотреть тут все, познакомиться со всеми местными достопримечательностями. Благо, улица не такая уж и большая. Всего в полтора раза длиннее Косового Переулка.
  Однако, оказалось, что я совершил небольшую глупость, решив немного поиграться с вейлой. Теперь меня, помимо всего прочего, мучает жуткий стояк. А обилие красивых, даже если учитывать особенности мира, девушек подтачивало мой самоконтроль ударными темпами.
  Вот и сбежал в тихое место, где можно будет потихоньку придти в себя. Только войдя сюдя, я подумал, что мне повезло. Посетителей не было, интерьер ресторанчика был выполнен в светло-зеленых тонах, что было очень кстати.
  Присел за столик у окна, и не прошло и десяти секунд, как ко мне додскочила официантка.
  Что сказать? Сдержаться и не изнасиловать ее прямо здесь, было очень сложно. Спасибо остаткам силы воли. Эта девушка по красоте ничем не уступала встреченной недавно вейле. Длинные, золотистого цвета волосы были закручены в кокетливую прическу, навевающую воспоминания о пятидесятых года. Объемные "глаза" размера так шестого, которые волнующе колыхались в шикарном вырезе. Попа, которую так и тянет пощупать, а лучше загнать туда свой прибор. И поглуюже. Будь я в нормальном состоянии, максимум полюбовался бы красоткой.
  Столик скрывал мою, более, чем внушительную эрекию, которая, к тому же, была несколько для меня болезненной.
  - Простите, месье, нужно кое-что уточ... - подбежала ко мне все та же официантка. Да что же ты делаешь?! Беги, дура?! Цепи воли окончательно лопнули, и я, не дав девушке договорить, резко встаю из-за стола, опрокидывая его.
  Впиваюсь ей в губы откровенно грубым поцелуем и начинаю засасывать, совершенно не сдерживаясь. Она пыталась сопротивляться, оттолкнуть меня, вырваться, царапала своими, длинными, как почти у любой женщины, ногтями. Но силы были неравны, и я, аки зверь, разорвав на ней одежду, уложил животом на столик и принялся сношать в пизду. Удивительно, но никто не сбежался на ее крики и мое рычание. Ни с кухни, ни с улицы.
  В определенный момент киска девушки начала выделять смазку, и процесс пошел веселее. В меня будто вселился демон похоти. Не знаю, сколько все это продолжалось, но я успел кончить больше десяти раз, прочистив, как следует, все ее дырочки и покрыв ее спермой с головы до пят.
  Сопротивлялась она не долго, а крики довольно быстро переросли в протяжные, горомкие стоны. После таких интенсивных совокуплений девушка пребывала в отключке. Из открытого рта вытекало мое семя вместе со слюной, глаза закатились. Некоторые клочки одежды были все еще на ней. Например, трусики, которые, будучи, разорванными пополам, болтались на ножках.
  Осбтановочка в зале тоже была изрядно попорчена. В порыве сексуально-маньячного безумия я разнес чуть ли не весь зал. Стулья и столы были поломаны и представляли собой, натурально, лакированные дрова.
  Мда, как-то нехорошо получилсь.
  
  ***
  - Как вы угадали, Григорий? Это мой любимый сорт! - восхищенно прощебетала сидящая напротив Аполлин, вдыхая из бокала заказанное мной "Бордо".
  - Интуиция, - хитро улыбаюсь в ответ.
  Отхлебнув по глотку вина, мы с ней принимаемся за тартар. Благо, девушка тоже любит это блюдо. Фуф! Теперь, когда яйца не так давят на мозги, наслаждаться обществом Аполлин стало намного легче. Желание поиметь ее не настолько навязчиво, да и простое общение приносит некоторое удовольствие.
  Оказалось, что девушка, над которой я страшно надругался не просто официантка, а та самая Жаклин, владелица этого ресторанчика. И занимается она не только этим заведением, но и подрабатывает элитной шлюхой-индивидуалкой.
  Для привлечения клиентуры по своему второму профилю Жаклин душится специальным афродизиаком без запаха. Как она сама мне объяснила, он должен вызывать у мужчин довольно сильное возбуждение. В купе с шикарным вырезом, короткой юбочкой и внешними данными самой Жаклин мужчины через какое-то время начинают недвусмысленно к ней приставать, она ломается, а потом назначает цену.
  Многие из тех, кто попробовал ее в первый раз становятся постоянными коиентами. Однако Жаклин не перестает расширять клиентскую базу. По словам самой девушки, занимается она этим отнюдь не от какой-то особенной нужды. Ресторан приносит стабильный и очень солидный доход. Девушка, помимо того, что отпетая шлюха, является первоклассным зельеваром и замечательно готовит. Из-за этого ее заведение пользуется заслуженной популярностью в Магической Франции. Ей просто нравится очень нравится секс.
  Свои половые похождения Жаклин очень тщательно скрывает. Ее клиенты, в основном, люди женатые, и не треплются о подобных связях. Деньги же за секс девушка берет только и исключительно, чтобы не создавать у своих партнеров иллюзию чего-то большего. Ей нужно, чтобы ее пялили, и ничего больше. Мужчины же с самого начала должны понимать это, что это всего лишь деловые отношения.
  Во мне владелица ресторана увидела будущего клиента. Вот только вышла небольшая накладочка. У меня и так штаны лопались от эрекции, а тут еще весьма сильный афродизиак. В итоге, произошло известно что. Я не выдержал и набросился на Жаклин, изнасиловав ее по полной программе.
  Поначалу девушка, как очнулась, незаметно подключилась к боевым артефактам-турелям, которые тут есть в ресторане на всякий случай. Когда я на нее набросился, ей не хватило концентрации, чтобы подать магический импульс в определенное место. Все-таки, очень трудно оставаться сосредоточенной, пока с тобой такое происходит.
  Я, признаюсь, пропустил этот момент. Терзался муками совести и думал, что же теперь делать с бедной девушкой. Однако девушка оказалась отнюдь не девушкой и совсем не бедной.
  В один миг из потолка, буквально, выросли нелепые, на взгляд любого военного, конструкции. Вместо башни увитый завитушками каркас, к которому крепятся два ствола, навевающие воспоминания о временах наполеоновских войн. Эти конструкции весьма бодро крутились на сто восемьдесят градусов и посылали в меня "лучи добра" с воистину пулеметной скоростью.
  Что только со мной не пытались сделать эти механизмы, и поджарить, и нанизать на монструозные сосульки, и отравить спорами, которые должны были прорасти во мне за считанные секунды, и многое другое. В общем, способов, отличающихся больной креативностью было предостаточно.
  Однако мне все эти потуги были до одного места. Я мог бы стоять под подобным обстрелом, хоть лет десять без перерыва. Не стал даже уничтожать турели. Просто подождал, пока накопитель не выдохнется ресторана, от которого машинки и получает питание, не выдохнется.
  Лицо Жаклин в момент, когда это произошло, было просто бесценно. Такую смесь из ужаса, непонимания и обиды я видел, наверное, впервые. А затем Жаклин стала колоться по-полной. Сама, без какого-либо принуждения с моей стороны. Смешно, если бы она этого не сделал, я бы постарался как-то компенсировать причиненный ей вред, но в процессе "исповеди", видимо, под влиянием запредельного ужаса наговорила о себе такого, что жалеть эту даму резко расхотелось.
  И у меня появилась первая в этом мире рабыня. Поставив ей специальное клеймо, я привел ресторан в порядок и погнал Жаклин готовить то, что было заказано мной в самом начале. Только на этот раз уже совершенно бесплатно. А минут через двадцать сюда уже пришла Аполлин.
  Мы мило беседуем, вейла периодически отпускает двусмысленные намеки. Я делаю вид, что не замечаю их. А она, кстати, неплохо держится с учетом того, что ее состояние не многим лучше того, с чем я пришел в этот ресторан. Заслуживает уважения, если учесть еще, что она шлялась где-то два часа.
  - Ох! Какая я неуклюжая! - манерно замахала руками Аполлин, пролив на себя вина. Что интересно, пролила он его точнехонько в декольте.
  Так, нахрен все!
  - Я вам помогу! - подскакиваю к ней и, подхватив салфетку со стола, начинаю "вытирать" содержимое декольте.
  - Оох! Да! Глубже! - принялась стонать вейла, стоило мне коснуться ее груди через ткань. А я уже, нисколько не стесняясь, лапал эти нежные буфера.
  - Вижу, вам нехорошо. Не соизволите ли воспользоваться моим гостеприимством, прелестная Аполлин, - несмотря на то, что маски уже сброшены, мы продолжали эту игру, делая вид, что они все еще на нас. Каждый из нас в любой момент мог все прервать, но почему-то не решался этого сделать.
  - С удовольствием... ах... милый Григорий, я стану вашей... гостьей, - она уже еле сдерживала себя. А я все больше наглел. Мои пальцы оттянули лиф, показав миру загорелый пятый размер Аполлин, и активно теребят затвердевшие соски.
  Получив согласие, я наметил нужное место и переместил нас.
  - Ах! Восхищаюсь вашим мастерством, Григорий! - воскликнула вейла, плюхнувшись на скамейку в саду. И говорила она явно не про мягкую телепортацию. Быстро расстегиваю ширинку и, буквально, пихаю в ее приоткрытый рот член. - М-мхм!
  Аполлин растерялась всего на секунда, а потом принялась делать мне просто божественный минет. Что она выделывала своим язычком! Ммм! Это просто не передать словами. Умело совмещая пальчики и язык, она доставляла мне просто нереальное удовольствие. Лизала не только головку, но и ствол по всей длинне. Яйца тоже получили свою долю ласк. При этом, делала она это настолько визуально эротично, что я даже кончил всего через пару минут, облив ей лицо.
  - Ммм! Как вкусно! А ты оказывается сладкий!
  Аполлин собирала пальчиками с лица мое семя и проглатывла его с таким видом, будто, это заварной крем.
  - Просто фруктов много кушаю. Полагаю, пришло время серьезно поговорить.
Глава 8
- Товарищ комиссар, куда грузить ящик с патронами? - на русском осведомился у Ника, стоящий перед ним матрос в тельняшке, за спиной которого маячили грузчики ящиками боеприпасов.
- В третий вагон, в самый зад, - также по-русски ответил Ник и непроизвольно шевельнул ушами.
Дождавшись, когда процессии пройдет в указанное место, комиссар отправился по своим делам. Завтра уже "Красный Октябрь" отправится в свой первый рейд, а ничего еще толком не готово. Припасы для длительного похода не загружены. Личный состав валандается непонятно где. Волшебные кристаллы заправлены, дай Ильич, всего на треть.
Если бы Нику всего пару месяцев назад кто-то сказал, что он будет коммунистическим комиссаром, он бы слезно попросил поделиться такой забористой травой. Однако теперь, окунувшись во все это, ему такое положение кажется вполне нормальным.
Ник, как обычно в вечер пятницы, зашел выпить в бар с надеждой подцепить девчонку на одну ночь. Подцепил, вот только не девчонку, а приключения на одно место.
Поначалу все происходящее вызывало у Ника только положительные эмоции. Его будто захлестнула безумная стихия. Более или менее четко он помнил только как стоял на огромной сцене и что-то бахал на электрогитаре. При этом из него просто хлестала энергия. Музыка, которую он играл, словно подпитывала его, заставляя продолжать это безумие.
Дальше воспоминания идут урывками. Вот он одним прыжком запрыгивает на крышу викторианской многоэтажки, продолжает свое безумие с гитарой и, попутно, орет что-то про дождевых червей на колбасной Луне. Еще один обрывок посвящен поцелую в засос с какой-то брюнеткой. Ее лица Ник никак не может вспомнить, единственное, что хорошо отпечаталось в памяти, это ее офигенная, упругая задница.
Проснулся Ник в постели с двумя блондинками с классными буферами. Судя по тому, что он умудрился после этого неплохо так оттянуть дам, заряд бодрости с ночи еще не успел полностью выветриться. Обычно Ник не так активен в этом плане. Нет, конечно, никаким импотентом он не был, но такая, прямо скажем, бычья выносливость была чем-то запредельным. Тем более с двумя.
Однако на этом все хорошее кончилось, и начался откровенный кошмар. На хату, где Ник в этот момент развлекался с блондинками, выбив дверь, ввалились легавые. И не лохи, патрулирующие с дубинками город, а боевая группа SFO*.
Ника без всяких разговоров, под визги девочек, скрутили и сунули в фургон. Там помимо него были еще пятеро бедолаг. Что-то в их облике показалось Нику странным, но тогда он не придал этому никакого значение. Парни были также ошеломлены и ничерта не понимали. Единственное, за что Ник зацепился, во время базара с ними, это то, что все они ночью отрывались на каком-то офигенном концерте.
Привезли их в какую-то тюрьму, и бросили в пустую камеру. В прямом смысле пустую. Кроме голых стен и линолеума там не было, в прямом смысле, ничего. Хотя отметина на том самом линолеуме свидетельствовали о том, что раньше здесь стояли, по крайней мере, кровати. Кричать и молотить по стальной двери или стенам было бесполезно.
По почкам, как нередко бывало в участке, не давали, просто никакой реакции на буйное поведение не было. И в итоге все это уходило в пустоту. В течении дня к ним кинули еще троих. Таким образом число узников в одной камере дошло до восьми. При этом, было отчетливо слышно, что в соседние камеры тоже активно пребывает народ.
Ник довольно быстро понял, в чем причина такой лютой облавы на обычных людей, в основной своей массе, не имеющих никакого отношения к криминалу. Посидев в десять минут в довольно таки светлой камере с другими жертвами полицейского произвола, он заметил, что черты лица у них не совсем человеческие. Несколько более раскосые глаза, совершенно непохожие при этом на таковые у азиатов. Необычайная, в некоторой степени чуждая красота. И главное, что первым бросилось в глаза, длинные уши.
Вообще, данное обстоятельство не укрылось ни от кого. У самого Ника соседи приметили оттенок темно-бежевый, словно у какого-то кресла, цвет кожи и слишком массивную челюсть. Сам Ник никакого дискомфорта не чувствовал, соответственно, ничего такого за собой не замечал. Однако, приглядевшись к себе, он понял, что, во-первых, заметно выше своего метра семидесяти. Во-вторых, шире в плечах. В-третьих, мускулистее, причем везде. И бицепсы с трицепсами не уступают какому-нибудь Шварцнеггеру, и пресс обзавелся кубиками. Про остальное тело и говорить не стоит. За одну ночь Ник превратился из обычного, хоть и довольно крепкого парня, в какого-то качка-бодибилдера. Ну, а, в-четвертых, во рту обнаружились какие-то нереально огромные клыки. По словам соседей, когда рот закрыт, их не видно, но стоит ему начать говорить, как они появляются на свет божий во всей красе.
Поначалу Ник, как и его соседи ох*ревал от случившихся с ними всеми метаморфоз. Оказалось, помимо всего прочего, что у узников с длинными ушами невероятно быстрая реакция. Надо сказать, что оставались они в неведении недолго. К ним в камеру подселили толкиениста. Ник раньше что-то слышал об этих чудиках, которые наряжаются и идут в лес отыгрывать любимых персонажей, но не придавал этому никакого значения. Ну, есть и есть. Эти-то хотя бы безобидные, в отличие от бешеных ирландцев из ИРА.
Парень, котого к ним кинули в камеру, лыбился как какой-нибудь чертов сектант и ржал. Позже оказалось, что он безумно фанатеет по всем этим эльфам и даже приезд SFO не смог сбить с него радостный настрой от обретения эльфячьей сущности. Но увлечения парня были не столь важны в контексте того, что он намного лучше, чем все они вместе взятые помнил прошедшую ночь. И на основе его рассказа Ник смог составить более или менее адекватную версию произошедшего. По крайней мере, так ему казалось, особенно по сравнение с тем, что несли его соседи. Заключалась она в том, что на Землю прилетели инопланетяне и решили провести над людьми эксперимент, в процессе которого превратили их во всякое разное. А рок концерт нужен был, чтобы собрать вокруг побольше народу.
Сидели они в этой камере где-то три недели. Успели за это время довольно неплохо сдружиться. Особенно на фоне того, что режим в этом заведении был довольно таки жесткий. Два раза в день их кормили какой-то противной, белой жижей, которая них*ра не утоляла голод. Хорошо хоть поили нормальной водой. В туалет выводили три раза в день в определенное время. Причем, делали это по одному. Выведут одного, приведут и только потом выведут второго. Мылись по такой же схеме, как ходили в туалет, по одному.
Тюремные робы им не выдавали, поэтому одним приходилось сидеть в грязной одежде, а другим, в том числе самому Нику, вообще голышом. Но, как ни странно, его такой расклад не сильно беспокоил. Ему совершенно не было холодно или же, наоборот, жарко. Его новая кожа оказалась существенно толще старой, человеческой.
Никакой мебели за время пребывания Ника в этой камере так и не появилось. Приходилось спать буквально на полу. Некоторые узники в какой-то момент не выдерживали такого режима содержания и принимались, чуть ли не, по потолку бегать. Это было очень похоже на припадки клаустрофобии. Совместными силами все еще сохраняющие здравый рассудок, как могли, успокаивали их.
Создавалось впечатление, что узников сильно опасаются и не слишком представляют, что с ними вообще делать. К тому же, большинство его соседей поначалу никак не могли осознать свое заключение и постоянно твердили, что полиция вот-вот разберется, и их всех отпустят. Расставаться с этими иллюзиями парни никак не хотели, и процесс это был весьма болезненным. В прямом смысле. Сам-то Ник был опытным забулдыгой, не раз "отдыхавший" в участке. Да и в армии послужить успел. В общем, ничего хорошего от родной правоохранительной системы он не ждал, будучи здоровым циником.
Спустя три недели началось постепенное опустение камеры. Раз в день копы забирали одного из соседей Ника и назад не приводили. Среди народа царило легкое воодушевление. Думали, копы разобрались и начинают потихоньку выпускать ни в чем не повинных людей... почти людей. Стыдно признаться, но даже Ник в какой-то мере поддался этой надежде.
Его увели третьим. Сунули практически в тот же фургон, на каком увезли от шикарных телочек. Только в этот раз он был совершенно один, да и еще скованный по рукам так, что невозможно было шевельнуть даже локтями. Позже он узнал причины такого обращения, а тогда Ник отчетливо понял, что везут его явно не на волю. И сильно этому обстоятельству опечалился.
Окна в фургоне были занавешены и понять, куда же его везут, Ник не смог. При выходе ему на лицо одели кожаный мешок с дырочками для дыхания. Сняли данный аксессуар только в какой-то комнате, выложенной кафелем, которая на проверку оказалась душем. Его неплохо так окатили из гидрантов, а потом привели в другое помещение, которое тоже было выложено кафелем, но имело меньшие размеры.
Двое здоровяком, державшие Ника с двух сторон, предупреждая любое возможно е сопротивление, положили на какую-то хитро приспособленную хрень и закрепили металлическими зажимами. Все происходящее все меньше и меньше нравилось Нику. Он пробовал как-то освободиться из этих оков, но, как понятно, ничего не получилось.
Сделав свое дело амбалы, никуда не ушли, а принялись ждать в уголке непонятно чего. Спустя несколько минут появилась настоящая процессия в белых халатах, с собой они притащили какие-то приборы и жестяные ящики, в которых что-то гремело. С этого момента можно было смело говорить, что все плохое в жизни Ника кончилось, и начался настоящий АД.
Его самым натуральным образом резали, препарировали, словно лягушку. Без какого-либо наркоза или, на крайний случай, обезболивающего. Первый раз в жизни Ник испытал что-то настолько ужасное. Он орал, покрывал матом п*доров, которые делали это с ним. Дергался, что есть мочи, стараясь не столько освободиться, сколько дотянуться до этих палачей в белых халатах. Но амбалы, которые, судя по всему, за этим здесь и остались, крепко держали Ника. Хотя это была перестраховочная мера. Стальные зажимы прекрасно справлялись со своей ролью.
Надо сказать, его не только препарировали, но и били током по оголенным нервам, наносили раны в самых разных местах, отрезали пальцы на ногах и на руках. По всем канонам здравого смысла от такого Ник должен был уже давно сдохнуть, но он продолжал коптить этот грешный мир.
Все его существование свелось к различным сортам боли. С тех пор он не засыпал, а терял сознание во время очередных опытов. Просыпался, и все начиналось сначала. Долгое время сознание Ника плавало в кровавом тумане. И был реальный момент, когда он по-настоящему мог сойти с ума. Но чудовищная ненависть, которую Ник питал ко всей этой сволочи, удержала его разум на своем месте.
Однажды он проснулся, не чувствуя никакой боли. Ник уже стал потихоньку забывать, каково это, когда ничего не болит, не саднит, не ноет, не стреляет. Оказалась, что это просто офигенные ощущения. Полежав так некоторое время, он открыл глаза и попытался встать.
Место, в котором он оказался, мало напоминало тюрьму или лабораторию докторов-изуверов. Ник лежал в роскошной кровати с балдахином, а обстановка вокруг очень походила на жилье каких-нибудь аристократа или миллиардера, имеющего любовь к дешевым понтам.
На нем по-прежнему не было никакой одежды, однако в тот момент его волновало совсем не это. Никаких шрамов, оставленных ему сволочами в белых халатах, не было. Отрезанные пальцы и ампутированная нога отросли. Такое ощущение, что он таки откинул копыта и теперь в раю.
Стоило Нику опустить ноги на пол, как в комнату вошла самая настоящая горничная. Хотя вошедшая особа больше напомнила путану, одевшуюся в эту форму, чтобы немного поиграть с клиентом. Очень короткий подол и максимально открытый вырез недвусмысленно намекали на это. Однако, если она и шлюха, то очень, очень дорогая. С прискорбием Ник отметил, что с такой красоткой ему, вряд ли, когда-нибудь что-нибудь светило.
Вежливо, но с хорошо читаемым пренебрежением она дала ему бумажный сверток с одеждой и сказала, что его ждут. Ник ничего не понимал, но счел за лучшее не играть в истеричку. Тем более, что ему, судя по всему, скоро все прояснят.
Когда Ник оделся в идеально подходящие ему по размеру белую майку и самые обычные джинсы, горничная повела его туда, где, по ее словам, его ждут. За время пути он окончательно убедился, что находится на какой-то супердорогой вилле и, что это нихрена не рай.
В довольно большом и пафосном зале за огромным, длинным столом сидел мужик на вид чуть помладше самого Ника. Его нечесаные патлы свисали до небритого подбородка, а черная косуха и банка чешского пива смотрелись откровенно чужеродно в обстановке, которой вполне подошел бы по эпохе какой-нибудь герцог Веллингтон.
- Проходи, садись, - махнул ему, судя по всему, хозяин шикарной жилплощади. А потом обратился к сопровождавшей Ника красотке. - Цисси, будь добра, организуй нашему гостю чего-нибудь пожевать.
И в следующую секунду горничная с громким хлопком испарилась. Хорошо, что Ник успел сесть, а то бы самым натуральным образом грохнулся на пол от такого. Разинув рот, он с минуту пялился на пустое место, где только что находилась девушка.
- Рот закрой, муха залетит, - ехидно посоветовал мужик с банкой пива в руке.
Не успел Ник ответить на эту реплику, как с тем же хлопком появилась горничная с подносом, где покоилась банка пива и н тарелка с немаленьким куском пиццы. Опустив поднос перед Ника, красотка с гордым видом отошла от него и, сложив руки за спиной, встала позади хозяина.
- Понимаю, что у тебя куча вопросов, Ник, но прежде, чем услышать на них ответы, лучше поешь. По себе знаю, такие новости лучше воспринимаются на полный желудок.
Пожав плечами, бывшая жертва полицейского произвола принялся насыщаться. Его даже не удивило, что незнакомый хрен знает его имя. После перенесенных издевательств он приобрел здоровую долю пофигизма.
- Давай, парень, чего ты хотел мне сказать? - сыто откинувшись на стуле, вальяжно спросил Ник. Это не было хамством с его стороны, просто он не видел необходимости в излишней вежливости. Если собеседник в самом начале продемонстрировал достаточно доверительный уровень общения, то зачем устраивать лишние расшаркивания?
- А ты интересный человек. Некоторые другие на твоем месте вели себя менее, скажем так, спокойно. Ну, да ладно. Меня зовут Григорий. Если не хочешь вывихнуть себе язык, можешь звать меня просто Гор. Рискну предположить, что ты уже, наверное, замечал кое-какие изменения в себе? - облокотив руки на стол, спросил Гор.
- Да, замечал. Было время заметить.
- Так вот, это я с тобой сделал. С тобой и многими другими людьми. Признаюсь, был немного в неадеквате и плохо просчитал последствия своих действий. В результате правительство Великобритании запаниковало, и вы очень сильно пострадали. Как только смог я попытался исправить последствия своей легкомысленности. Вряд ли, в моих силах полностью исправить все то, что выпало на вашу долю, но я могу компенсировать все это. Причем с процентами.
- Позволь спросить, а ты кто вообще такой?
- Маг, чародей, волшебник. Выбирай определение на свой вкус.
- Ага, понятно. А где борода и колпак? Ты больше смахиваешь Джима Моррисона, чем на волшебника.
- Хех! Дружок, а как бы ты выглядел, если бы имел возможность изменить свою внешность даже не по щелчку пальцев, а по движению нейронного импульса? Уж точно не старым хрычом, из которого песок сыпется.
- Пожалуй, ты прав, - задумчиво ответил Ник и чисто машинально допил еще плещущиеся на дне банки остатки пива.
- Вернемся к первоначальному предмету разговора. Я предлагаю тебе работать на меня. Я изучил твое прошлое. Ты проходил службу по контракту, успел дослужиться за десять лет до сержанта. Успешно шел на повышение, даже готовился поступить в офицерское училище. Но пьяная поножовщина, в который ты объективно был виноват, оборвала столь успешную карьеру. Тебя с позором уволили из армии. С тех пор ты перебивался случайными заработками, много пил, имел множественные приводы в полицию. Дольше других задержался на автомобильном заводе, но был оттуда уволен за пьяные прогулы. К чему я это все тебе говорю, мне нужен человек, знакомый с армией, который сможет из абсолютных салаг организовать боеспособное подразделение. Такой опыт у тебя есть. Как говорится, мастерство не пропьешь, хотя ты очень пытался. Я предлагаю тебе отдельный двухэтажный коттедж с бесплатным отоплением, водой, электричеством. Также к нему прилагается полный набор бытовой техники и мебели. Медицинскую страховку не предлагаю, обычным человеческим болезням ты теперь очень слабо подвержен. Также дам тебе возможность колдовать. Без этого ты просто не сможешь нормально выполнять свои обязанности. Сколько скажешь, столько и буду тебе платить. На деньги мне глубоко плевать. Вот все мои условия. Что скажешь?
- В чем подвох? Ведь не может же все быть так хорошо? Что я должен сделать? Продать душу? - рисуемые "Джимом Моррисоном" перспективы захватывали дух и туманили рассудок, но четкое понимание, что бесплатно только дают в очко, отрезвляло Ника.
- Ха-ха-ха! Я же не демон! На кой х*р мне твоя душа?! - захохотал Гор. - Но кое в чем ты прав. Есть несколько, скажем так, нюансов. Во-первых, для Британского государство ты и твои товарищи по несчастью - разыскиваемые преступники. Поэтому обещанный домик располагается не в Англии и вообще не на Земле. А в, своего рода, смежном измерении. Помимо всего прочего, я научу тебя, как путешествовать между ним и Землей. Тебе предстоит довольно непривычное и трудное, и я считаю, что оно должно быть неплохо оплачено. И еще, чуть не забыл. Я сменю твою расовую принадлежность. Будешь эльфом. Они лучше предрасположены к магии, и учить ее тебе будет намного легче.
- Так-то я согласен. А что я должен делать-то? А то, эту часть я как-то х*рово понял.
- Я же сказал, ты должен подготовить боеспособное подразделение из салаг. Ну, еще тебе придется вести этих подготовленных тобой людей, вернее уже эльфов в бой. Проводить нестандартные тактические операции. Ты не волнуйся, там, где твоей компетенции не хватит, я помогу, чем смогу.
- С кем воевать-то? Против кого боевые операции проводить? - продолжал допытываться Ник. Он каким-то шестым чувствовал, что здесь кроется что-то... целая грядка подводных камней.
- А это так уж важно? Пока ты не согласишься, я не могу рассказать тебе всех подробностей дела.
Ник погрузился в раздумья. Предложение на первый взгляд выглядело чертовски заманчивым. Да и на второй вообщем-то тоже. Единственное, что останавливало отставного сержанта от немедленного согласия, выработанная годами осторожность и общая абсурдность самой ситуации. Эх, кого он обманывает?! Он же уже, считай, согласился, а все эти метания - просто дань своей паранойе.
- Я согласен. Хочу три миллиона фунтов в месяц. А теперь ты обрисуешь мне предстоящие задачи, - ответил Ник спустя пару минут раздумий.
Следующие дни Ник осваивался в новой для него реальности. Причем, как в прямом, так и в переносном смысле. Вдоволь поскакав по своему новому дому, он принялся гулять по окрестностям. Коттедж, кстати, оказался выше всяких похвал. Создавалось впечатление, что оказался в будущем. Телек во всю стену, огромный холодильник с тремя отделами, роботы уборщики, выдвижные шкафы с электронным управлением. Раньше отставной сержант мог о таком только мечтать.
В телеке, кстати, показывали все каналы, холодильник был полон еды, в шкафу лежала куча самой разной одежды. Для полного счастья не хватало только красивой бабы. Однако сидеть на одном, хотя и таком офигенном, месте совершенно не в привычке Ника. Вот он и отправился на прогулку. В дом его телепортировала та блондинистая горничная с большими... глазами.
А снаружи все было довольно интересно. Утоптанное травяное поле в состоянии вечного заката, с виднеющимся вдали лесом. Его дом был отнюдь не единственной постройкой в округе. Фактически, Ника поселили в деревне, где жили субъекты очень напоминающие его бывших сокамерников.
Выглядело поселение вполне неплохо. Красивые, непохожие друг на друга дома. Каноничный пряничный домик из сказок соседствовал с чем-то, что отчетливо отдавало античностью. Или же абсолютно современный, панельный домик рядом с самой натуральной пещерой в холме с круглыми окнами и дверьми. Улицы были замощены выкрашенными в розовый вет деревянными досками, ровно подогнанными друг к другу.
По улицам бегали довольные жизнью эльфы в самой обычной, современной одежде. Была, правда, парочка оригиналов одетых в какие-то странные платья... или балахоны? Но таких было всего ничего, по пальцам пересчитать.
Не успел Ник, как следует, пройтись по деревне, как его подхватила веселая компания подвыпивших эльфов. Отставной сержант не имел ничего против того, чтобы выпить в хорошей, поэтому позволил этой веселой стихии себя увлечь.
Поддатые парни и девушки привели его в заведение неподалеку. По своему внешнему и внутреннему антуражу оно очень напоминало салуны из вестернов. Там Ник, наконец-таки, смог сбросить с себя весь груз горечи и боли пережитого. Собутыльники пережили примерно тоже, что и он сам, и хорошо его понимали. Да и сами делились наболевшим. У некоторых были даже более жуткие истории, чем у него. Общее горе, сопереживание и виски омыли целебным бальзамом травмированную душу Ника.
Сколько точно длилась попойка, он не знал. В этом месте царит вечный закат, и определить время можно только, если у тебя есть с собой часы. Под конец ноги уже не держали Ника, и более трезвые собутыльники отнесли его на себе домой.
На удивление, никаких следов похмелья после пробуждения не было и в помине. Гор дал Нику три свободных дня, за которые он может делать все, что пожелает. В пределах разумного, естественно. Маг достаточно красочно живописал, что с ним будет в случае нарушения элементарных уголовных правил. Ну там, не убей, не укради и т. д. Сам Ник ни о чем таком даже не помышлял. Однако после угрозы стать на тысячу лет духом общественного сортира, даже думать в эту сторону побаивался.
Три дня Ник знакомился с место, где ему придется прожить, скорее всего, всю оставшуюся жизнь. Хотя по словам Гора эльфы живут чуть ли не тысячелетиями, и эта самая "оставшаяся жизнь" обещает быть очень долгой. О своей конуре в полукриминальном районе столицы он нисколечки не жалел. Ни друзей, ни родных у него не было. Друзей заменяли многочисленные приятели-собутыльники. К тому же, с теми людьми, которых Ник мог бы назвать настоящими друзьями, он не общался уже давно. Все они сделали неплохую в армии или на гражданке, став успешными бизнесменами. В их обществе он чувствовал себя жалким неудачником, поэтому находиться рядом с ними не имел никакого желания.
С семьей Нику заранее не повезло. Его растила мать-одиночка. Отец испарился, стоило ему узнать о беременности своей ненаглядной. Матери приходилось трудиться на двух работах, чтобы как-то прокормить Ник. В тринадцать лет, чтобы как-то облегчить бремя родительницы, он пошел работать. Сначала разносчиком в одном мелком кафе неподалеку от дома. К окончанию школы Ник уже работал старшим официантом в этом же самом кафе. Получив аттестат об окончании школы, он завербовался в армию, надеялся заработать на учебу университете.
Вернулся из армии Ник не по своему желанию, и некоторое время честно работал, не пил. Но в один момент не старая еще мать умерла. Врачи сказали: сердце не выдержало. Отставной сержант не слишком понимал в медицине, и из объяснений вынес, что ее организм был сильно изношен. После этого Ник по-настоящему запил. И сейчас не сильно жалел о той жизни, которую оставил.
Три дня он шатался по деревне, которая не имела какого-либо названия, общался с жителями, гулял по за ее пределами. Как понял сам Ник, никто толком не знает, что находится за пределами их маленького поселения. Но все почему-то уверены, что там безопасно. Отставной сержант испытывал по этому поводу обоснованные сомнения.
Несколько осторожных заходов на пару-тройку километров не выявили какой-либо враждебной фауны или флоры. Только трава и деревья привычного, вообщем-то, для Северной Европы вида.
Отдых закончился с появлением той самой сексапильной горничной. Снова, как и три дня назад, она телепортировала его. Только на этот раз не от Гора, а к нему. Теперь разговор проходил в уютной гостиной с мягкими диванами и телевизором. На заднем плане шел хорошо знакомый Нику фильм, "Чужой" про инопланетных тварей, а Гор что- то сосредоточенно доносил до Ника. Отставной сержант так увлекся телевизором, что перестал обращать внимание на все прочие раздражители, в том числе на распинающегося мага.
- Ай! Бл*ть! - неожиданно для себя Ник получил весьма ощутимый подзатыльник. - Какого х*ра?!
- Будь добр, слушай, что я тебе говорю. Если будешь и дальше вести себя, как подросток, без капли самодисциплины, то и обращаться я с тобой буду, как с подростком. Готов слушать? Хорошо, я, так уж и быть начну сначала. Твоя новая должность - комиссар бронепоезда. Вижу ты удивлен, я удивлю тебя еще больше. Это не просто бронепоезд, а красный бронепоезд, коммунистический бронепоезд. Я не шучу. Помимо боевой подготовки личного состава, о чем я говорил тебе ранее, ты должен еще и заниматься их просвещение в отношении самой прогрессивной и передовой теории. Заниматься правильной идеологтческой накачкой, если угодно. Для этого тебе самому нужно выучить теорию и проникнуться ею. В этом я тебе помогу...
- Ты коммунист?!!! - не выдержал, наконец, Ник. У него в голове только-только что-то начало складываться и тут практически всесильный маг начинает говорить такое. Ну, никак у отставного сержанта коммунистические бредни русских не состыковались с магией и прочими сказками.
- Да, - совершенно спокойно ответил Гор. - Настоятельно прошу, не перебивать меня. Задашь все вопросы, когда я закончу. Итак, с изучением теории я тебе помогу. Не волнуйся, много времени это не займет. Итак. В ближайшую неделю ты будешь учиться. Ты должен будешь отработать азы магической практики и вникнуть в концепцию научного коммунизма. Вся нужная литература находится у тебя дома. Сейчас я вложил тебе в разум пакет со всей нужной информацией, чтобы она по-настоящему закрепилась у тебя в мозгу ты, как раз, и должен ознакомиться с соответствующей литературой. В случае с магией не помешает еще и практика. Вот список того, что ты должен прочитать и отработать за неделю. Экзаменовать буду лично. Все, можешь быть свободен. Цисси, отведи нашего гостя обратно.
Неделя прошла для Ника не так уныло, как он изначально ожидал. При чтении возникало ощущение, будто видишь что-то давным-давно знакомое, но забытое. Соответственно усвоение информации шло довольно быстрыми темпами. Достаточно было бегло пробежаться по главе, чтобы полностью понять ее смысл.
В день Ник прочитывал несколько довольно увесистых талмудов. Первым он решил покончить с марксизмом. Благо, там и литературы было меньше, и с осмыслением не так много проблем. А то, попробовал было притронуться к толстенному трактату "Основы мистической теории. Краткое описание мультивселенной". Так у него с первых же страниц голова начала нещадно раскалываться. И не потому, что написан он был каким-то заумным, малопонятным языком. Нет, стиль очень подходил даже для полных чайников. Лаконично, понятно и без лишней заумности. Проблема была в том, что память стала очень активно откликаться на написанное, бомбардируя сознание Ника огромным количеством разнообразной информации, которую он не успевал осмыслять.
На марксизм у Ника ушло меньше двух суток, хоть и с угрозой вывиха мозга, но он смог его осилить. Отставной сержант торопился покончить со всем этим, как можно быстрее, чтобы потратить сэкономленное время на личную жизнь. Ник присмотрел давеча неплохую девчонку, которая была бы очень даже не против углубить их знакомство.
Четыре дня с пенни ему пришлось разбираться с магией, которая в буквальном смысле взрывала мозг. После прочтения одной главы голова трещала так, что даже думать о чем-то было больно. Однако вскоре его мучения по этом поводу подошли к концу. Ник догадался повнимательнее пошарить в холодильнике и нашел там, на дверце целый отдел с лекарствами.
Там был один небольшой пузырек с надписью: "обезболивающее". Внутри лежали маленькие, белые таблеточки. Решив, что хуже уже не будет, Ник проглотил одну из них. Всего через несколько секунд боль полностью прошла.
С этими таблеточками дело пошло намного веселее. Приходилось глотать их через каждые пару часов. Видимо, это было какое-то, не совсем обычное лекарство. Никакого привыкания или побочных эффектов от частого применения не было и в помине.
Поначалу Ник опасался, что если учить таким образом, подавляя боль, может произойти кровоизлияние в мозг и инсульт, но ничего подобного тоже не случилось. Именно в свете этих обстоятельств Ник вспомнил, что Гор говорил о лучшей предрасположенности эльфов к магии.
К практике отставной сержант перешел на третий день. Перечитав всю теорию, он пошел в поле. Удалился от деревни на полкилометра и принялся пробовать рекомендованные к изучению приему.
Первым и самым легким был так называемый "истинный взор", позволяющий внутренним взором узреть духовную составляющую реальности. Как говорилось в тонкой относительно других книге под названием "Основы практики для неофитов": "Поскольку смертные расы не располагают от рождения органом, способным улавливать духовное, при выработке таких навыков посредством тренировок, эта функция автоматически переносится на уже имеющиеся органы взаимодействия с внешней реальностью".
Ник очень хотел, чтобы этим органом в его случае стали глаза, поэтому изо всех сил пытался почувствовать внутренний источник магии и направить часть в район зрительного нерва. Поскольку "фиктивные" воспоминания о том, как происходят подобные манипуляции с самим собой, уже у него имелись, оставалось только поймать в себе нужное ощущение и "идти" по нему, пока не пробьешься к своему источнику.
На все про все у Ника ушло меньше часа. Потрясающе быстро, если верить прочитанному. Внутри него будто зародилось приятное, прохладное озеро, растекающееся по телу и дарящее чувство постоянной бодрости. Управлять этой "водой" оказалось не так сложно, как ожидал отставной сержант. Или он сам себя накрутил, или тут опять сыграла помощь Гора.
Мысленно отделив часть магии из центральной области головного мозга, Ника направил ее к глазам и зрительному нерву. "Подержал" поток несколько минут, чтобы зафиксировать еще один энергоканал, и "отпустил", попутно открыв глаза. Мир расцвел новыми, доселе невиданными красками.
Повсюду и в воздухе, и под землей в все стороны тянулись разноцветные линии. Они были тонкие и толстые, шли прямо, изгибались или же обламывались под острым углом - вариаций было масса. И от этого разнообразия рябило в глазах. Также в повсюду летали или же "плавали" существа самых необычных форм и консистенций. От вполне узнаваемых, похожих на котов, собак или других животных, до страхолюдных кракозябр, которые в страшном сне не привидятся.
Постояв несколько минут, Ник привыкал к новой реальности. Когда в глазах перестало более или менее перестало рябить, он приступил к новому упражнению. На этот раз ему предстояло опробовать высвобождение энергии. После этого решится, к какой стихии у него самая лучшая предрасположенность.
Прикрыв глаза, сконцентрировавшись, отставной сержант поднял руки вперед, на уровень плеч и принялся выпускать ману через ладони.
- Тьфу! Кха! Твою... тьфу... мать!!! - матерился Ник, сидя в огромной луже и отплевываясь от воды. Видимо, он что-то напутал или неправильно сделал, но вместо ладоней магия, приняв форму воды, стала выходить по всему телу. В результате отставной сержант промок до нитки, да еще в грязи извазюкался.
У Ника даже возникло желание отложить на завтра. Но, собрав волю в кулак и выбравшись из лужи, он продолжил. На протяжении восьми часов отставной майор пробовал различные магические приемы. Как ни странно, но удалось покончить со всем списком Гора. Теперь отставной майор более или менее уверенно использовал телекинез, умел использовать магию для усиления своих физических показателей, кое-как управлял водой и научился подстегивать рост растений.
Благодаря ударному труду, у него образовался свободный день, который он решил потратить на отдых после напряженной учебы. Для этого отставной сержант выбрал давешний салун, где выпивал в веселой компании. В деревне была еще парочка подобных заведений, но Ник решил посидеть там. На амурные приключения у него просто не было никаких моральных сил.
На месте он тут же нашел ребят, в компании которых весь вечер и употреблял особо крепкий алкоголь в лице русской водки и армянского коньяка. Благо, в этой деревне все абсолютно бесплатное. Что йогурт в магазине, что выпивка в баре. Если бесплатно, почему бы попробовать что-нибудь новенькое? Тем более, что раньше ему подобные напитки были не по карману.
Из общения с собутыльниками Ник вынес одну очень интересную вещь. Неделю назад, разговаривая с другой компанией, он понял, что у всех у них история не сильно отличается от того, что происходило с ним. Но сейчас он с удивлением услышал, что народ, в отличие от него, все это время в основном бездельничал. Маг просто взял и поселил людей в уже готовых домах и обеспечил их всем необходимым. От продуктов питания до культурного досуга. В деревне имелся свой кинотеатр с семью залами. Там крутили кино новинки из внешнего мира. При этом, благодаря своим размерам он более, чем удовлетворял спрос людей. К тому же, там даже билетов не было. Приходи на любой сеанс и занимай понравившееся место.
В связи с этим отставной сержант сильно задумался, почему маг нагружает только его, оставляя других бездельничать. Так ничего и не придумав, он решил не париться и продолжил культурно расслабляться в приятной компании.
На следующий день появилась секси горничная и снова телепортировала Ника к волшебнику. Отставной сержант успел уже, более или менее, пообвыкнуться, поэтому очередная встреча с Гором не стала для него таким уж знаменательным событием.
Волшебник сдержал свое слово и прогнал его от и до. От теории прибавочной стоимости до особенностей стихийных астральных планов. Не забыл "Джим Моррисон" и про навыки, которые Ник должен был отработать. После демонстрации оных маг не выглядел обрадованным или огорченным, лишь бросил с безразличием: "неплохо". Это немного покоробило отставного сержанта, он ожидал какой-то более весомой похвалы.
А вот, после всесторонней проверки пошел уже намного, более серьезный и обстоятельный разговор.
- Садись, давай, Ник. Будем кумекать за эту жизнь, - внезапно прорезавшийся еврейский акцент собеседника заставил Ника улыбнуться. Тем не менее он опустился в кресло, которое указал маг. - Итак, как я тебе уже говорил, ты должен будешь слепить из стопроцентно гражданских людей настоящих солдат. Когда ты закончишь с этим, то станешь политическим руководителем экипажа боевого бронепоезда. То есть, комиссаром. Красным комиссаром. Голос, я знаю, у тебя поставлен. Толкать зажигательные речи ты умеешь. Знание теории я тебе обеспечил. Теперь, что касается подготовки личного состава. Воевать вы будете артиллерией и стрелковым оружием первой половины двадцатого века. Точнее, времен Первой и Второй Мировых Войн. Советским оружием. Это важно. Зачем это? Скажем так, это очень сложные материи, не буду сейчас утомлять тебя совершенно ненужной тебе информацией. Что? Нет, я же сказал, на тебе будет только политическое руководство. Командовать будет другой человек, не волнуйся. Что еще? Ах да! Вот, держи, внутри артефакты. У меня нет времени работать с каждым, поэтому даю тебе это, там базы знаний с навыками солдат-пехотинцев, танкистов, саперов... В общем, полный набор, потом сам посмотришь. Внутри подробная инструкция, следуй ей, как протестанты библии. В смысле? В смысле прямо, четко, с фанатизмом и, не допуская двойного толкования. Да, скажу, если ты не понял, в твою задачу не входит подготовить военных профессионалов. Этим после тебя займутся совсем другие люди, точнее эльфы. Ты должен сделать то, чем занимался Королевской Армии. Учебка. Вопросы есть?
- Да... имеется парочка, - Ник таки смог собрать мысли в кучу после монолога, который выдал Гор. - Объясни мне уже, с кем воевать-то хочешь? И когда я получу свои деньги?
***
- Хм, даже не знаю. Никогда не смотрела на полотна Караваджо с этой стороны, - чуть нахмурив бровки, произнесла Нимфадора.
- Это же очевидно! Пристрастие к красивому мужскому телу, а также попытки смешать женское и мужское начало выдают его сексуальные пристрастия с головой, - продолжил я доказывать свою точку зрения.
- Рос, прошу, давай сменим тему. Ориентация давно почившего художника, по моему мнению, не самая подходящая тема, - скорчила девушка страдальческое выражение лица и, насадив на вилку кусочек отбивной, отправила его в рот. Мо и глаза в очередной раз съехали к ней в декольте. Вообще, надо сказать, к нашему свиданию Нимфадора подготовилась на все пять с плюсом. Вьющаяся темно-фиолетовая шевелюра, которая спадает на голые, точеные плечи. Платье такого же оттенка с довольно большим вырезом, открывающим вид на большую, упругую грудь. Про мастерски наведенный макияж и говорить не стоит. Девушка подготовилась на все сто. Видимо, представляла, в какое место я собираюсь ее вести.
Увидев Нимфадору в таком виде на пороге ее дома в первый раз, у меня аж перехватило дыхание. Будучи без всякой косметики потрясающей красавицей, в таком виде она превратилась в самую настоящую богиню. Когда мы сели за столик и начали беседовать в ожидании заказа, выяснилось, Дора, помимо всего прочего, еще и достаточно неплохо образована. По крайней мере, я никак не ожидал, что она так много знает про художников Эпохи Возрождения. Зная современное состояние магического сообщества Британии, не слишком ожидаешь от молодой ведьмы подобных познаний.
Однако вполне возможно, что здесь большую роль сыграло воспитание матери, которая вышла из весьма непростой семьи. Не скажу, что я прям так уж стал влюбляться в Нимфадору, но моя симпатия к ней серьезно выросло вместе с желанием строить наши с ней не только на сексе.
- Как угодно, но ты сама это начала эту тему, говоря о Донателло, если помнишь.
- Помню, извини, просто мне что-то разонравилась эта тема.
- Ничего страшного. Непостоянство так или иначе присуще каждой женщине. Давай поговорим, например, о тебе, чем занимаешься или ты учишься в колледже? Рискну предположить, что ты искусствовед.
После моего вопроса глазки девушки забегали, а щечки покрылись румянцем. Да ладно? Неужели, идя на свидание, она не озаботилась никакой легендой?
- Да, ты прав, я работаю реставратором в Галерее Курто, - через несколько секунд нашлась она с ответом. Хм, я о такой галерее даже не слышал. Хотя ничего удивительного. Изобразительные искусства никогда не входили в круг моих интересов, знаком с этим только в рамках истории искусств.
Или я ошибся, и у нее действительно есть заготовленная легенда, или же Нимфадора ляпнула первое, что пришло в голову. По эмоциям ничего понять невозможно. Там и страх, и стыд, и еще целые набор чего-то непонятного. Настоящая каша.
Я решил не заострять на этом моменте, и мы продолжили наше общение. Вскоре принесли бутылку красного вина. Очень вовремя, в нашем разговоре наметилась пауза, которую мы с удовольствием заполнили парой бокальчиков.
- Ой! - содержимое третьего по счету бокала Нимфадоры оказалось на платье. Темное пятно не так уж сильно выделялось на фиолетовой ткани, однако было достаточно заметным. - Я быстро!
И девушка со скоростью метеора выпрыгнула из-за стола и помчалась в туалет. В женский, естественно. После непродолжительных раздумий я решил последовать за ней. Почему бы и не разбавить такой культурный и такой невинный во всех отношениях вечер чем-нибудь погорячее?
- Что? - повернулась девушка на хлопнувшую дверь. К счастью, она находилась тут в гордом одиночестве. В правой руке Нимфадора сжимала палочку, видимо, собираясь очистить платье с помощью магии.
Не даю ей придти в себя, быстро подхожу, притягиваю к себе и страстно целую. Девушка не растерялась и, обняв меня за шею, активно включилась в процесс. А язычок у нее, довольно шустренький. Никак не удается его, как следует прижать.
Палочка, кстати, при моем приближении волшебным образом исчезла из окружающей реальности. У нее есть пространственный карман? А, полфиг!
Мои руки уже забрались ей под подол и уверенно поднимаются к бедрам.
- Прекрати! А если сюда зайдет кто-нибудь?! - разорвав поцелуй, попыталась отстраниться Нимфадора. Но кто ж ее отпустит? Руки уже находились практически на бедрах, и пользуясь такой близостью к бутону девушки, вставляю туда два пальца, а третий начинает теребить горошину клитора. - Ах!!! Что... что ты делаешь?! Прекрати... Ах... ах,.. ммм... ах...
В конце концов, сопротивление Нимфадоры затухло в самом зародыше. Теперь она просто стонала, насаживаясь на мои, интенсивно двигающиеся в ее лоне пальцы. Придерживая за бедра, я фактически сношал девушку своими пальцами. Постепенно киска Нимфадоры все больше увлажнялась, через пару минут она уже стала конкретно так течь.
Мой стоящий, словно Фаросский Маяк, член упирался девушке в левое бедро, трахала ее уже полноценная пятерня. Барьер на туалет я решил не ставить. Все равно потом сотру память свидетелям, если понадобиться. Просто, надо сказать, риск подобного характера некоторым образом возбуждает. Нимфадора позабыла абсолютно обо все и ее стоны, наверняка слышны снаружи.
Интересно, нас рискнут прервать или нет? Хотя уборная находится довольно далеко от зала, могут не услышать. Тем более там играет музыка.
- ААА!!! - кончила сквиртом девушка, обрызгав мне руку и себе подол платья. Отдышавшись после оргазма, она принялась устало меня отчитывать. - Ох... ну, ты и сволочь, Рос. Как я теперь буду этим людям в глаза смотреть? Все же слышали, чем мы тут занимаемся.
- А тебе не наплевать, что думают о тебе совершенно незнакомые тебе люди? Забей, - обнял я ее со спины за плечи и, припав губами к вкусному ушку девушки, принялся всячески его покусывать и облизывать. - К тому же, есть в этом что-то сладостно-возбуждающее. Ты ждешь, что вот-вот откроется дверь, и застанут за всякими непристойностями. Ты боишься и в тоже время возбуждена, это рождает внутри тебя непередаваемое, новое чувство, которое дарит тебе еще больше удовольствия.
Одновременно со словами я посадил Нимфадору попкой на раковину, спустив штаны, проник своим пульсирующим от возбуждения органом в ее мокрую пизду. Она уже восстановилась после недавнего оргазма и теперь очень жаждала еще. Глазки девушки похотливо блестели, а нижняя губа подвергалась атаке со стороны верхнего ряда зубов. Покусывала губу, короче.
Приспускаю Нимфадоры и впиваюсь губами в обнажившуюся грудь. Покусываю сначала один торчащий сосок, потом другой, а после зарываюсь лицом прямо между этими холмами мужской радости.
Внутри у девушки было довольно тесно, но за счет смазки с продвижением по влагалищу никаких проблем не было. По прошествию определенного времени я даже стал ощущать, что долблюсь головкой ко входу в матку. Это меня возбудило еще больше, и последовало немедленное ускорение. Девушки запрокинула голову, еще громче застонав, и сильнее вцепилась коготками в спину.
Ощущать лицом эти мягкие, упругие груди было просто классно. Это невозможно описать словами. Уйдя на какое-то время в эту негу, я умудрился подойти к пику и кончить Нимфадоре прямо в матку.
Спустя несколько секунд после меня девушка забилась в судорогах, в очередной раз оросив меня своими соками.
Глава 9
- Можно присесть, а то, везде занято, - говорю с совершенно невинным лицом.
Объект моего интереса оторвалась от книги и с легким недоумением воззрилась на меня. Потом обозрела полупустой зал, и недоумения стало еще больше.
- Здесь же полно свободных столиков?! - пропело это чудное создания ангельским голоском, который целиком и полностью соответствовал ее внешности. Красивое, по-настоящему кукольное личико с настолько совершенными чертами лица, что выделяются даже на фоне здешних секс-бомб. Молочно-белая кожа без единого изъяна. Большие и выразительные небесного цвета глаза, обрамленные пушистыми ресницами. Тонкие, но не худые ручки и узкая талия, еще больше выделяющаяся на фоне высокого, объемного бюста. Светло-желтые локоны, свободно рассыпанные по плечам и отчасти падающие на декольте. Всем своим видом она буквально олицетворяла собой концепцию: "хрупкое совершенство". В то же время присутствовало некое понимание, что хрупкость эта сильно обманчива.
- Но за ними нету Вас, - натягиваю на лицо самую свою обворожительную улыбку, сразившую и продолжающую сражать многожество женских сердец. На мой искренний порыв девушка лишь насмешливо фыркнула, на личико же выползла по-настоящему злая, саркастическая усмешка, волшебним образом преобразив свою обладательницу, превращая невинного ангела в порочную демонессу.
- Вы перепутали меня с падшей женщиной из стриптиз-бара, мистер. Идите, пожалуйста, и садитесь за другой столик, - стервозно улыбаясь, отшила меня эта красотка.
- Во имя всего святого, прошу, ответьте, с чего вы решили, что я так низко Вас оценил? - ты от меня так просто не отделаешься, пташка.
- Только с такой женщиной у вас и может что-то получиться, - так, а вот это уже откровенное хамство. Я, между прочим, сейчас выгляжу, как солидные менеджер какой-нибудь крупной корпорации. И подобные слова можно расценить только в качестве намеренного оскорбления.
Если сначала я хотел всего лишь немного пообщаться с этой особой, то теперь уже не уверен в ее договороспособности. Конечно, не в моих правилах устраивать беспредел, но, видимо, ничего другого не остается.
Выбрасываю в окружающее пространство темпоральную энергию и остнавливаю время в пределах этого кафе, заодно накидываю изолирующие конструкты, чтобы никто снаружи не почесался.
Моя собеседница меньше секунды сидит на своем месте во власти моей магии, а затем вспыхивает самым настоящим Светом, обнажаю свою истинную суть. Призывом Тени блокирую поток плотного Света, призванного испепелить меня. Затем накидываю на себя Теневые Доспехи и сжимаю пташку в "дружеских" объятиях, стараясь преодолеть ее духовную броню.
Та изо всех сил пытается перебороть меня своим Светом, но у нее нихрена не получается. И не получится. Ведь Тень - это изобретенная Гором, противоестественная смесь Тьмы и Света. Устойчивая и в тоже время опасная для обоих этих Первостихий.
Продержалась пташка недолго, истратив весь свой Свет и предоставив мне всю свою суть прямо на блюдечке. Я не стал медлить и тут же перенесся вместе с ней на квартиру, за мгновение до телепортации развеяв временную аномалию.
Затем пташка была разута, аккуратно уложена на диван и подвергнута ментальному допросу. То есть, я попросту проник в ее разум, надеясь отыскать там всякое интересное. А у, хоть и слабенького, но божества, прячущегося среди смертных такого "интересного" должно быть не мало.
***
- ...дурак... "глоток"! (0)*"?;%!%?*/... "глоток"... долбоклюй! - и вот так уже полтора часа. Из меня льется поток неприличной в приличном обществе лексики. Внутрь через то же самое отверстие вливаются литры дорого коньяка. А эта пернатая сволочь мирно дрыхнет на диванчике, находясь под моими же сонными чарами. Устроить бы ей пробудку в лучших традициях армейской учебки, но легче-то от этого не станет!
Сам виноват, сам дурак. Представить не могу, как мне повезло! Нихрена эта пташка не младшее божество. Подумать только! Самый настоящий, сука, ангел! Хорошо, что начальник у нее довольно убогий попался. Естественно, если сравнивать с представителями его же братии. Нас с Гором сущность подобного порядка размажет и не заметит!
Спустя полчаса меня все же перестало трясти, я перестал закидывать в себя стаканы крепкого алкоголя и обратил внимание на пташку. Хм, у Гора есть своя служанка... Чем я хуже?
Белла это, конечно, хорошо, но садо-мазо, как и все на свете, имеет свойство приедаться. С Нимфадорой у меня нормальные отношения, и трахать ее по первому желанию я не могу. Заиметь еще одну любовницу явно не помешает.
От слов к делу! Не медлю и начинаю воплощать свои грязные фантазии в жизнь. Перво-наперво, надо одеть ей качественный "ошейник". Возиться с ней и ломать, как Беллу, в этот раз желания никакого нет. Значит что? Качественная прошивка разума.
Так, все эти несчастные стодвадцать лет из сознательной части долой! Оставляем только рефлексы и моторные навыки! Оставлять полный пакет навыков без личных воспоминаний опасно. По ассоциативным цепочкам может разрушиться даже очень сильная ментальная блокада.
Поэтому личность нахрен! Так, теперь прошиваем ей шаблонную псевдоличность с понятийным аппаратом и социальным ориентированием. Так, теперь предыстория. Хм, и кто же мне нужен? Она должна предоставлять себя по первому требование, но это и так понятно. Более того, скучно и неинтересно. Трахать безмозглую куклу то еще "удовольствие". Нужна личность, но такая, чтобы в отношениях с ней была некая изюминка, не просто секс, но что-то большее...
Чуть не забыл, старую личность оставим, но поместим ее глубоко в подсознание, чтобы она наблюдала за всем происходящим, но не имела права как-то повлиять на сконструированную мной "надстройку". Даже через сон.
Представляю, какой поток ненависти на меня выльется, если я все-таки надумаю вернуть пташке разум.
Хм... наверное лучше сразу переместиться в поместье.
***
- Эй! Ты меня вообще слышишь?! Сильвия, ты уснула, что ли?! - раздраженно воскликнул Господин, значительно повысив голос.
Сильвия же встрепенулась и отбросила сон. Должно быть задремала, пока Господин разговаривал с ней. В одно мгновение ее охватил стыд. Какая же она неблагодарная дрянь?! Господин снизошел до того, что поговорить с ней, а она взяла и уснула! На щеках тут же проступил румянец
- Простите, Господин, я просто задумалась! Не могли бы вы повторить то, что говорили до этого? - преодолев страх, спросила девушка и буквально сжалась в ожидании брани. Она это заслужила, она плохая! Но она должна знать, что говорил ей Господин! Наверняка Он давал ей какое-то задание!
- Я говорил, что ты должна прибраться на кухне и приготовить ужин. Надеюсь, теперь ты все поняла? - Господин уже не выглядел раздраженным, и даже улыбнулся ей!
Не медля, Сильвия тут же побежала на кухню, выполнять поручение. Девушка преодолела лестничный пролет и через парадный зал первого этажа оказалась там, куда послал ее Господин.
Неподалеку находилась кладовка со швабрами, тряпками и моющими средствами. Заглянув туда, Сильвия взяла все, что надо и принялась убираться. Первым делом она решила разобраться с пылью на поверхностью. Она сделает так, чтобы здесь все блестело и Господин будет ею доволен! А может... может...
Девушка непроизвольно сжала кулачки, представляя этот сладостный миг.
Может быть, даже похвалит!
Сильвия родилась в очень небогатой семье. Денег едва хватало даже на еду. Работать она начала с самых малых лет, чтобы как-то помогать маме, и принести в дом лишнюю монету.
Однажды маму сбила машина, и она осталась совсем одна. Несколько лет девочка жила в приюте, где жизнь была точно просто ужасной. Точно также очень голодно, но нет мамы.
Но, когда ей было пятнадцать, в приют пришел Господин и выкупил ее. С тех пор жизнь Сильвии превратилась в сказку. Она стала жить в красивом поместью, ела досыта, а за это только и нужно, что убираться, да готовить для Господина.
С неудовольствием девушка вспомнила, что помимо них двоих в поместье живет есть еще один обитатель. Эта черноволосая сучка Белла, игрушка Господина, с которой он делает всякие непотребства! Несколько раз Сильвия была свидетелем тех вещей, коими они занимаются. Он не был против того, чтобы она смотрела. И она смотрела.
В такие моменты ей очень хотелось оказаться на месте Господина и отхлестать эту сучку плетью. Мысли о том, чтобы возлечь с Господином даже не возникало. Она не достойна Его, и не стоит терзаться напрасными мечтами. Но там, в глубине Сильвия очень этого хотела, ужасно ревнуя к сучке.
Она уже протерла все поверхности и сейчас мыла пол с помощью швабры, согнувшись практически на девяносто градусов. Из-за этого ее короткая юбочка задралась, обнажая кружевные трусики. Девушка очень этого стеснялась, даже зная, что никто этого не видит. В любой момент может нагрянуть Господин. Он же увидит это непотребство и обязательно ее накажет!
И она в тщетной попытке прикрыть каждые несколько секунд поправляла юбку, которая просто не могла удлиниться. Наклонившись чуть сильнее, Сильвия с ужасом ощутила, как ее грудь буквально вываливается из декольте. Тут же забыв о юбке, девушка принялась судорожно запихивать свои дыни обратно. Ну почему?! Почему они такие большие?! Еще мама говорила, что все девушки с большой грудью и круглой попой - шлюхи. Но она не шлюха! Нет-нет-нет! Господин просто на дух не переносит разврат и всегда наказывает ее за это. Она не шлюха, она - порядочная, скромная горничная, которая честно служит своему Господину!
- Сильвия, ты опять? - позади послышался тяжелый вздох и голос Господина. Девушка тут же подкочила и, встав по стойке смирно, чтобы Он, не дай Бог, не увидел ее трусиков.
- Господин... а-а-а... я еще... не закончла, - кое-как выговорила она срывающимся голосом.
- Я вижу, я все вижу. Ты опять устраиваешь в моем доме разврат, - говорил Господин с грустной улыбкой на лице, медленно приближаясь к ней. - Ты не оставляешь мне выбора.
Внутри у Сильвии все оборвалось. Он все-таки накажет ее, и никакой надежды смягчение уже нет. И она сама во всем виновата! Остается лишь принять свою судьбу!
Господин грубо развернул ее лицом к столу и заставил лечь на него животом. Трусики были опущены до колен, а затем...
- ААА!!! Госпо... Господин!!! Больно-больно-больно!!! - в ее попочку вторглось что-то горячее ии твердое, буквально разрывая ее проталкиваясь. Вторженец проталкивался еще дальше, даря, тем самым, больше боли. Из глаз Сильвии выступили слезы, она стала плакать, но даже не подумала вырываться. Ведь это же Господин!
- В этом и смысл наказания, - ответил Он, начав вытаскивать свою штуку. Сильвия подумала, что Господин все кончено, но она снова вонзилась в нее, заполнив попочку до отказа.
Девушка все поняла и, роняя слезы, стала терпеть наказание. Она старалась не кричать, знала, что это не понравится Господину, но иногда у нее просто не получалось сдерживать себя. И за эту слабость Сильвия кляла себя еше больше.
Постепенно наказание перестало быть таким уж страшным. Ощущения притупились, превратившись не слишком сильную ноющую боль. Сильвия даже начала испытывать странное удовольствие. Ведь это же Господин! Он в ней! От одной мысли у девушки кружилась голова. Внизу живота появился и начал нарастать тугой комок жара, грозя в один момент взорваться.
Вдруг сильные руки Господина потянули ее назад, а штука вошла в нее особенно глубоко. И ее внутренности оросило Его горячее семя. Осознание того, что Господин подарил ей частичку себя на краткий миг свело ее с ума, похоронив под настоящей волной из жаркого наслаждения.
***
Ух, хорошо! Хорошая все-таки у меня игрушка получилась! Скромная, даже целомудренная и в тоже время похотливая, боящаяся своих извращенных, на ее взгляд, желаний. Естественно, с такими противоречиями крыша у нее изначально дырявая. Но это и придает пикантности! Есть в шизанутых красавицах своя, особая прелесть.
Кончив в уже не девственную попку пташки, я стал потихоньку вытаскивать из растраханного отверстия свой член. А он и не думал успокаиваться, в яйцах было еще полно "топлива".
"Горничная", кстати, умудрилась финишировать вместе со мной. И это при том, что никакого удовольствия от проникновения в тесный анал, куда еще никто не входил, она не испытывала.
С силой рву застрявшие возле колен трусики и переворачиваю несопротивляюшуюся пташку на спину. В меня впился взгляд полный фанатичного обожания, практически не встречающегося в "дикой природе".
- Сильвия, тебе понравилось?
- Да-а-а... Господин! - рассеяно протянула красавица, все еще не отойдя от своего первого органзма. В нынешней комплектации, разумеется.
- А не должно было. Раз уж ты посмела испытывать удовольствие, шлюшка, мне ничего не остается, как продолжить твое наказание, - говорю и одновременно развожу ее ножки в стороны.
- Не говорите так, Господин! - в страхе воскликнула "Сильвия". - Я не шлюшка! Я - добропорядочная горничная! Ваша горничная! Ваша служанка! Ммм... уах... Господин!
С небольшой садистской ноткой пора заканчивать. Переход из одного этапа в другой ознаменовался коротким поцелуем. А губки у нее из разряда: "так и целовал бы". Один раз попробовав, очень сложно оторваться. Но я пересилил себя. Для этого еще не время.
- А что... - резко подаюсь вперед и оказываюсь в тесной, но уже мокрой, жаждущей пещерке. Как ни странно, но пташка была отнюдь не девственницей, - ...моя служанка не может быть шлюшкой?
- Но... Ах!!! Хн... ааа!!! Разве вы не... выгоните меня, Господин?!!! - кое-как вымолвила пташка, перемежая слова со стонами. Я уже приноровился и таранил лоно красавицы. Не знаю, в чем тут дело, но меня охватило какое-то особенное желание. Вставить поглубже и кончить захотелось еще сильнее. Член будто стал чувствительнее. Надо будет внимательнее присмотреться к ее энергетике, что-то я определенно упустил.
- Ты - грязная развратница и шлюшка! Но ты хорошая горничная. Нет, я тебя не выгоню, - сказал я и ухватился за упругую грудь партнерши. Благо, созданный мной наряд горничной неплохо бы смотрелся в каком-нибудь сексшопе. Возиться с тем, чтобы получить доступ к сиськам, почти не пришлось.
- Да... Господин! Я - ваша развратная... ааах... горничная-шлюшка! Подарите мне... ааммм... хн-хн... свое семя! Наполните меня своей спермой... АААА... обкончайте свою преданную Сильвию! - буквально прорвало пташку после моих слов. Меня это, признаюсь, завело еще сильнее, и я принялся еще сильнее насаживать ее на свой инструмент.
Через пару минут я почувствовал приближение пика и ускорился еще больше. И нескольких секунд не прошло, как из меня начала стрелять сперма. Я решил исполнить пожелание "Сильвии", вытащив член из киски и направив "острие" на нее.
- Да-да-да!!! Ха-ха-хмпф! Господин кончает на меня! Я вся в семени Господина! Ум... как вкусно... молочко Господина такое сладкое... - об этом я и говорил. Разве эта психопатка не очаровательна в своем безумии?
  Глава 10
  
  Знаешь, а ведь нет ничего прекраснее красивой женщины, вымазанной в твоей сперме.
  
  - Ха-ха-ха, а ты знатный затейник, Григорий! - засмеялась Аполлин, собирая пальчиком со своей груди мое семя.
  
  - Ты даже не представляешь насколько, - ухмыляюсь, а затем подхватываю вейлу под руку, заставляя подняться со скамейки.
  
  - Куда мы идем?
  
  - Туда, где нам будет удобнее трахаться, - отвечаю и резко хватаю Аполлин за грудь.
  
  - Ай! Куда же делся тот вежливый и чуточку стеснительный мужчина? - с игривой улыбкой, взвизгнув, спросила женщина.
  
  - К чему приличия, если ты мне уже отсосала?
  
  - Действительно. Есть что-то в этой необузданной, первобытной грубости.
  
  Тем временем мы уже подошли к главному входу, где нас уже ждала Нарцисса.
  
  - Знакомься, Аполлин, это Цисси - моя горничная.
  
  - Хм, горничная значит, интересно, - с сомнением произнеста вейла, при этом даже постаравшись как-то прикрыть голую грудь. Аристократическое презрение к слугам или просто плевать?
  
  Взгляд, которым она наградила бывшую хозяйку поместья, был весьма красноречив. Нарцисса же одарила вейлу тоннами холодного презрения. Однако эмоции бывшей Блэк окрасились острой ревностью.
  
  - Так-то большую частья времени я ее трахаю, но и в доме она тоже иногда убирается.
  
  - Надеюсь, ты понимаешь, что теперь ты "трахаешься" только со мной? - с какими-то даже угрожающими нотками обратилась ко мне Аполлин.
  
  А вот такие заходы мы будем давить в самом зародыше.
  
  - Ты не права, милая Аполлин, - отвечаю, резко задираю ее платья и пристраиваю член к пизде. Вейла скорее от неожиданности, чем специально, свела ноги вместе. Пришлось применить грубую силу и развезти их в стороны. После этого уже ничто не стояло между членом и мокрой киской. - Я трахал, трахаю и буду трахать когда, где и кого захочу!
  
  Прижав к Аполлин спиной к закрытой двери, я принялся яростно долбить ее пизду. Она пыталась что-то сказать, возразить, но я зажал ей рот своей рукой и в таком положении сношал вейлу.
  
  Киска Аполлин не была узкой. Видно, вела активную половую жизнь. Однако, несмотря на это, она просто мастерски работала тазом даже в таком положении.
  
  Ее стараниями я кончил довольно быстро, всего через пару минут. Полностью излившись в пизду вейлы, вытаскиваю из нее член, ставлю на четвереньки и снова в вхожу.
  
  Сейчас рот Аполлин был свободен, голосила она на всю округу. Хныкая и умоляя меня не останавливаться, она напрочь забыла о каких-либо претензиях на мою моногамию.
  
  И до этого у меня не было никаких проблем с потенцией, но сейчас... Ощущения такие, будто ко мне демон Похоти подселился.
  
  Второй раз кончив в киску Аполлин, я, вообще без какого-либо отдыха, переместился в другую гостеприимную дырочку. Попка тоже была непхохо разработана, но узость имела большую, чем лоно.
  
  Проникновение в отверстие, которое буквально засасывает твою самую чувствительную часть было просто охренительно. Нет ничего удивительного в том, что спустя минуту интенсивное ебли, я кончил, а затем, не останавливаясь, продолжил осатанело долбить анал вейлы.
  
  Остановился только после того, как партнершу уже попросту не держали ноги, и она плюхнулась животом на каменную плитку.
  
  - Цисси, - оборачиваюсь к горничной, что все это время терпеливо ждала, пока я закончу.
  
  - Да, повелитель? - осведомилась она с нотками обожания в голосе. Да и взгляд был подстать. Словно у верной собаченки, только и ждущей, когда же хозяин обратит на нее внимание.
  
  Уверен, будь здесь кто-то, кто знал Нарциссу до встречи со мной, он бы очень сильно удивился.
  
  - Будь добра, отнеси нашу гостью ко мне в спальню.
  
  - Будет сделано, хозяин, - ровно ответила горничная, испытывая при этом сильное разочарование.
  
  В ту же секунду бессознательное тело Аполлин поднялось на несколько сантиметров от земли, а затем и вовсе исчезло с легким хлопком вместе с бывшей Блэк.
  
  Удалив сперму и женские соки с двери и каменных плит, отправляюсь вслед за Нарциссой.
  
  Та уже успела уложить Аполлин на мой шикарный траходром, но вот как-то почистить даже не подумала. А ведь для нее это не сложнее, чем для меня.
  
  - Постой! - останавливаю уже набравшую энергию для перехода Нарциссу. - Я тебя не отпускал! Куда же ты собралась?
  
  - Простите, хозяин, - бесстрастно ответила она. Но я-то ее насквозь вижу! Цисси дулась и ревновала. Называется, приехали.
  
  Видимо, привыкла, что большую часть времени я посвящаю исключительно ей. И, увидев конкурентку, в ней вспыхнули страсти, которые она не очень-то умело скрывает. Даже не будь эмпатом заметил бы.
  
  Наверное, я бы мог сказать ей пару ласковых слов, обнять, погладить по голове. Однако не буду этого делать. Не такие у нас отношения.
  
  - Что ты себе позволяешь, сучка?! - грубо хватаю за руку белокурую красотку и бросаю на кровать.
  
  - Забыла свое место?! - прыгаю следом, попутно избавляясь от одежды. Грубо рву двумя руками лиф с кружевами и начинаю мять ее охренительно большие сиськи.
  
  - Ммм... ах... про... простите, хозяин, - прикусив губу, простонала Нарцисса.
  
  - Ты распустилась в последнее время, я... ух... многое тебе позволял. Пришло время расплачиваться за свою дерзость! - подаюсь вперед и проникаю в мокрую, уже ждущую члена киску.
  
  Ух, как хорошо, в теплой, влажной пещерке, что буквально массирует дружка. Нарцисса подается вперед и просто насаживается на меня.
  
  Несмотря на недавний мини марафон с вейлой, кончаю спустя буквально несколько фрикций. Желание нисколько не уменьшилось, а как будто стало еще больше.
  
  Залив пизду блондинки, продолжаю сношать ее, шлепая по заднице и заставляя признаваться в том, что она - грязная, похотливая дрянь. Это доставляло мне особое удовольствие, ведь говорить она вынуждена была сквозь стоны.
  
  Кончив еще пару раз, переключаюсь на попку горничной. Переворачиваю порядком утомившуюся женщину на живот и снова начинаю вколачивать ее в кровать. Попка Нарциссы была не так растраха мной, как киска, сжимая меня внутри в несколько раз сильнее.
  
  - Да! Хозяин! Да! Ебите свою непокорную блядь! Ооо!!! Да!!! Отдерите меня, ка... ах... как следует! Накажите! ААА!!!!!! Горячее семя!!! Оно во мне!!! - даже кончив, я не перестал сношать Нарциссу, доводя до исступления. Ее возгласы здорово подогревали желание, и я не видел причин останавливаться.
  
  Впрочем, орать во время секса всякие непристойности служанку приучил я.
  
  Из-за неприлично громких возгласов Цисси Аполлин очнулась раньше срока и, теперь, с интересом и нарастающим возбуждением пялится на нас.
  
  - Ну же, иди сюда. Я же вижу, ты течешь.
  
  Оставив оргазмирующую Нарциссу, я вновь занялся Аполлин. Всадил ей в мокрую киску и ебал по-миссионерски. Затем опять переключился на свою горничную. Ебал в попку только так.
  
  Пока одна красотка отдыхала, я трахал другую. Красота. Вот только они, все же, несколько не поспевали за моим либидо. Нужно будет прописать здесь Жаклин на постоянной основе. Пусть тоже ублажает меня, на равне с этими двумя.
  
  Под конец, чтоб несколько разнообразить вечер, я устроил себе натурный показ горячего лесбийского шоу. Подкрутил сексуальные наклонности девочек, добавил им не слабую тягу к женскому полу.
  
  В итоге, Цисси увлеченно лизала пизду Аполлин и покорно стояла на четвереньках, пока та сношала ее в лоно магическим страпоном. Оказывается, вейла знает много интересных заклинаний. Француженка же оказалась ярко выраженной доминантой и всячески "измывалась" над горничной, доводя ее до оргазма. Увлеченно игралась с большими даже для Аполлин дойками. Вылизывала ей животик, шейку и ножки. И конечно же лоно. В общем, вовсю доминировала. Цисси же была довольно пассивна, лишь отзываясь на ласки и делая только то, что велит вейла.
  
  В какой-то момент я не выдержал и набросился на свою горничную. Получилась довольно интересная диспозиция. Пока я таранил хлюпающую пизду Цисси, она вылизывала Аполлин.
  
  В какой-то момент горничная, видимо, потеряв последние силы, отрубилась прямо в процессе. После этого и Аполлин стала жаловаться на то, что я ее уже затрахал.
  
  В связи с этим пришлось закруглять наш равратный марафон.
  
  ***
  
  - А ничего у тебя здесь, уютненько, - говорю сидящему в соседнем кресле Росу. Мы сейчас в его поместье. Он пригласил меня на дружеские посиделки в честь новоселья.
  
  - Ну так! Говна не делаем! - самодовольно усмехнулся друг. И всего через секунду кончил на грудь, делающей ему пайзури Беллы Лестрейндж.
  
  У меня же в ногах находилась Жаклин, которая с усердием заглатывала мой член. Мы решили для разнообразия взять с собой наложниц. Чтоб приятнее провести вечер.
  
  Жаклин до недавнего времени была профессиональной блядью, хорошо знавшей свое дело. И минет она мне сейчас делает просто классный.
  
  - Ну, Рос, говори, что надумал. Вижу же, что у тебя прямо свербит в одном месте.
  
  - Гор, как ты смотришь на то, чтобы устроиться работать в Хогвартс на должность преподавателей?
  
  - Я... кажется понял. Сочные старшекурсницы. Строгий учитель, провинившаяся ученица, запретная страсть. Несколько провинившихся учениц. Оргии в стенах древнего замка. Ммм. Это по мне. Вот только ты забыл одну маааленькую деталь, Рос. У нас с тобой впереди куча работы, и времени на подобные развлечения просто нет. Или ты передумал ставить этот мир раком?
  
  - За кого ты меня держишь? Будем работать вахтовым методом. Пару месяцев развлекаешься ты, пару месяцев я. Ну, что скажешь?
  
  - И кто окунется в этот омут разврата первым? Монетку кинем?
  
  - Эхе, нет. Давай, наши девочки развлекутся друг с другом, а мы посмотрим. И чья малышка первой финиширует, тот первым и пойдет в Хогвартс.
  
  - Ну, не знаю. Скучно как-то. Давай, поменяемся рабынями, и кто первый кончит, тот проиграл.
  
  - Что ж... твой план кажется мне даже лучше, - окинув Жаклин сальным взглядом, согласился Рос. Эта сволочь с самого начала посиделок заглядывалась на мою рабыню.
  
  Видимо, Белла ему уже несколько поднадоела. Впрочем, сам такой же, отдав ему одну из сестер Блэк, я стал немного жалеть об этом.
  
  - Только предупреждаю, она законченная мазохистка, будь с ней пожестче. Давай, милая, сделай приятное моему другу.
  
  - Все слышала? Иди, - говорю несколько растерявшейся Жаклин.
  
  Мы с Росом еще не успели запачкать девочек, они пока что вполне чистые и готовые к употреблению. Похотливо улыбаясь, Белла без какого-либо внешнего протеста принялась обслуживать меня своей грудью, облизывая головку и нежно теребя мошонку. Хочет, чтоб я побыстрее отстрелялся. Хе-хе! Ну, пусть старается!
  
  А что там Рос? Жаклин стала делать ему свой фирменный минет. Считай, уже проиграл. Как бы хороша ни была Белла, с профессиональной шлюхой она не сравнится.
  
  - Сука! - ругнулся друг. Повернувшись к нему, вижу, как он бодро орошает личико и грудь Жаклин своим семенем. - Да как так-то?!
  
  - А вот так! Не волнуйся, буду тебе письма писать, с документальной точностью буду описывать все свои приключения.
  
  - Все же говнюк ты, Гор. Тебе недостаточно просто победить, тебе обязательно нужно еще и сапогами топтать побежденного.
  
  - Ладно, давай не будем зацикливаться на мелочах, не будем портить этот томный вечер.
  
  - Эх, это же была моя идея... - горестно вздохнул друг и, схватив Жаклин за волосы, пихнул ей в рот член и принялся интенсивно трахать мою рабыню.
  
  Я же поставил Беллу раком начал сношать ее анал. А Рос неплохо постарался, неплохо разработал попку. И, судя по стонам брюнетки, ей все очень даже нравится.
  
  ***
  
  - Ну и как тебе Жаклин? - растекаясь по дивану, спрашиваю Роса.
  
  Натрахались мы, конечно, вдоволь. Несколько часов к ряду. Немного даже подустали. Наши дамы, вон, сопят в счастливой отключке, потеряв сознание от многочисленных оргазмов.
  
  - Ты же не об этом спросить хотел? Давай без долгих заходов. Выкладывай, чего хотел, - лениво протянул друг, кайфуя от массажа, который делала ему какая-то красотуля в костюме горничной. В очень откровенном костюме горничной. Видимо, тоже решил завести наложницу, которая еще и роль прислуги выполняет.
  
  - Не хочешь обменять Беллу на Жаклин? Вижу же, что она тебе понравилась.
  
  - Хм, знаешь, а давай. Только пусть это будет первый и последний раз. Как-то я не в восторге от таких обменов. Живые люди все-таки.
   - Хех, тоже самое хотел сказать. Просто я тогда сглупил, отдав тебе Беллу.
  Глава 11
  
  - Мам, ну как тебе Рос? Правда он классный?!
  
  - Классный... да... определенно, - витая в своих мыслях, ответила Андромеда дочери.
  
  Спровадив парня Нимфадоры, женщина наконец расслабилась. Весь ужин ей приходилось держать на лице одну и ту же фальшивую улыбку, чтобы скрыть истинные чувства.
  
  Заметив, что ее дочь уже больше трех месяцев периодически приходит домой после дополнительных ночных дежурств слишком уж счастливая, Андромеда подумала, что она закрутила с кем-то на работе роман. Терзать Нимфадору она не стала, решила сама все разузнать. Обратилась к Кингсли, с которым находилась в приятельских отношениях, и узнала, что у дочери нет никаких дополнительных дежурств.
  
  Тогда женщина решила проследить за ней. Незаметно повесила на дочь следящие чары и под оборотным зельем проследила за ней. Увиденное не стало шоком. Что-то подобное она себе и представляла. Удивило только то, насколько раскованно Нимфадора себя вела. Да они там чуть ли совокуплялись на каждом углу! Андромеда никогда не была борцом за традиционные нравы. Более того, не очень любила всяких ханжей и моралистов. Натерпелась в свое время от родителей и других старших родственников. Но даже ей поведение Нимфадоры казалось очень неприличным.
  
  Решив, что увидела достаточно, женщина вернулась домой и дождалась возвращения дочери. Та пришла уже под утро. Уставшая, но очень довольная. Андромеда не стал откладывать дело в долгий ящик и поговорила с дочерью в тот момент. Обошлось без криков и взаимных обвинений. Нимфадора пообещала привезти своего парня домой, чтобы мать познакомилась с ним.
  
  И обещание свое выполнила. Через неделю ее молодой человек, которого звали Рос ("Странное имя" - подумалось тогда женщине), пришел к ним домоцй на званный ужин. По такому случаю Андромеда расстаралась, применив все свои кулинарные навыки.
  
  Увидев Роса, старшая Тонкс тут же пожалела о том, что вообще все это затеяла. Увидев парня дочери вблизи, Андромеду будто молния ударила и прошла горячей волной от макушки до кончиков пальцев. Такого у нее не было даже с Тедом. Прежде, чем полюбить друг друга они долго встречались. А тут, один миг, и все. Весь вечер женщина держалась, чтобы не начать пялиться на него, как безмозглая дура. И все-таки, то и дело, старшая Тонкс начинала откровенно плыть. Особенно, когда он отвешивал ей комплименты. Вполне себе невинные, но даже из-за них у Андромеды перехватывало дыхание. Ей так и хотелось утонуть в его светло-синих глазах, казавшихся бездонными омутами.
  
  Сославшись на усталость, женщина отделалась от дочери и заперлась у себя в комнате. Там она принялась снимать накопившееся напряжение самым доступным из способов. Залезла правой рукой в мокрые насквозь трусики и приянялась пальчиками стимулировать клитор, а левой рукой схватилась за собственную весьма объемную грудь и стала мять. Оргазм настиг ее всего через минуту.
  
  Кое-как сдерживая рвущийся наружу крик, Андромеда непрерывно, пока длился оргазм, пищала. Удовольствие было ярким и долгим, но одного оргазма не хватило, чтобы удовлетворить копившуюся два с лишним часа похоть. Полночи женщина провела, играясь с собой.
  
  Внезапное сильное влечение к парню дочери невероятно взбаламутило размеренную жизнь Андромеды. Она постоянно думала о нем, стоило закрыть глаза, перед глазами тут же вставало его лицо. Подобные чувства, помимо душевного раздрая, порождали еще серьезные подозрения. А не наложили ли на нее и, возможно, на Нимфадору какое-то заклятие? Или, может быть, она вдохнула какое-то редкое любовное зелье? Пришлось выложить кругленькую сумму в Мунго, чтобы ее проверили вдоль и поперек. Ничего. Ни зелий в крови, ни следов легилименции, ни посторонних воздействий в ауре.
  
  Результаты обследования с одной стороны порадовали Андромеду. Рос не мошенник, не преступник, который хочет сделать с ее семьей. С другой же невероятно огорчили. Чувства реальны, а не навеянны волшебством. И что ей теперь со всем этим делать? Не отбивать же парня у дочери, в самом деле?
  
  Все последующие недели старшая Тонкс пыталась, как могла, заглушить возникшую влюбленность. Получалось плохо, в какой-то момент она даже наведалась в ближайший бар, напилась и подцепила симпатичного мужчину, с которым провела ночь жаркого секса. И все бы хорошо, но на его месте Андромеда представляла парня своей дочери.
  
  Эта ночь стала последней каплей, после которой женщина поняла, что хочет быть с Росом, несмотря ни на что. В конце концов, Нимфадора - не чужой человек, должна понять. Наверное.
  
  ***
  
  - Хочу представить вам нашего нового преподавателя Защиты от Темных Искусств. Профессор Грегор Чернышофф приехал к нам из далекой России. Поприветсвуйте его!
  
  После представления Дамблдора ученики Хогвартса несмело мне захлопали, удивленно поглядывая на Снейпа, сидящего за преподавательским столом с, на редкость, кислой рожей. Впрочем, как я уже успел узнать, это его естественное состояние. Невысказанный вопрос учеников был вполне понятен, и директор поспешил развеять туман.
  
  - Можете не волноваться, профессор Снейп не покидает должность преподавателя Защиты от Темный Искусств. Он будет вести занятия у до пятого курса включительно, тогда как профессор Чернышофф, как более серьезный специалист в данной области будет учить шестой и седьмой курс.
  
  На словах Дамблдора о "более серьезном специалисте" Снейп полыхнул сильнейшим раздражением, в котором была и зависть, и уязвленное самолюбие, и сожаление о неких упущенных возможностях, и злость на меня. В общем, друзьями с патлатым мы определенно не станем. Хотя не факт.
  
  ***
  
  Завидев сестру, которая на ходу болтала со своими гриффиндорскими подружками, Падма отошла от стены и, поздоровавшись с ней, вновь углубилась в учебник по ЗОТИ. Несмотря на то, глаза бежали по строке, мысли ее были очень далеко от описываемых в главе способов применения Бомбарды.
  
  Мало им было того, что каждый год ЗОТИ ведут совершенно разные преподаватели, с совершенно разным подходом к обучению, так Дамблдор решил назначать новых профессоров посреди учебного года. Просто блеск! Падме, как типичной когтевранке, такое очень не нравилось. Каким бы неприятным ни был Снейп, он учил их и учил неплохо. Особенно по сравнению с Амбридж или тем же Локонсом. Давал настоящие знания.
  
  Чего ждать от нового преподавателя девушка не знала. Каким бы хорошим специалистом он ни был, учебный процесс все равно пострадает. Ученикам придется подстраиваться под нового профессора, а профессору придется подстраиваться под учеников, выясняя, что они знают, а чего нет.
  
  И подобные мысли возникли не только у Падмы. Накануне когтевранские старшекурсники собрались, чтоб обсудить сложившуюся ситуацию. Обсудили. Мысли, в общем-то, были у всех примерно одинаковые. Поэтому договорились довольно быстро. Если новый профессор будет сильно их загружать, занимаются студенты Когтеврана исключительно коллективно.
  
  Ровно по звуку колокола, возвещающему начало пары по ЗОТИ, из аудитории выглянул профессор и пригласил всех внутрь. "А он ничего, симпатичный" - подумала Падма, увидев нового преподавателя вблизи.
  
  Там, в Большом Зале она не слишком-то к нему приглядывалась. В тот момент ее больше волновало то, каким образом очередная перестановка в преподавательстком составе повлияет на учебный процесс. А сейчас Падма открыла для себя факт, что их новый профессор внешне очень даже ничего.
  
  Высокий, широкоплечий, с длинными черными волосами, что спадают ему на плечи. И, что важно, в отличие от профессора Снейпа, он их явно мыл. Аккуратная бородка и усы. Правильные черты лица. Все это подействовало даже на отстраненную от мира и погруженную в книги Падму.
  
  ***
  
  - Все удобно устроились? Может, кто-то хочет сесть на другое место? Не стесняйтесь, я подожду. Не хотите? Что ж, тогда начнем урок. Как вы уже все слышали от директора Дамблдора, меня зовут Григорий Чернышев. Пишите мое имя, как вам будет удобно, я сам не знаю, как оно пишется в переложении на английский. Итак... Да? Юная мисс, вы что-то хотите спросить?
  
  - Да, сэр. Профессор Дамблдор говорил, что вы "более серьезный специалист" в Защите от Темный Искусств, чем профессор Снейп. Не могли бы вы пояснить, что это значит? Какова ваша квалификация?
  
  Какая однако наглая девочка. Теперь понятно, почему Снейп в книге, да и в фильме, по-моему, это тоже было. Понятно, почему он назвал ее "невыносимой всезнайкой". Ей до всего есть дело.
  
  - Я тридцать лет работал в КГБ, - отвечаю, делая сложное выражение лица. Основная масса учеников, будучи уроженцами магической части Британии, не поняли, о чем я говорю. А вот лохматая Гермиона все прекрасно поняла и слегка побледнела. Хех. Вот и мучайся теперь, жертва капиталистической пропаганды!
  
  - Итак, больше вопросов нет? Вот и хорошо. На моих уроках я прошу вас забыть все, чему вас учили до этого. Чтобы воспринять вещи, которые я буду в вас вбивать, ваш разум должен быть максимально открыт и не зашорен всякой чепухой... Простейший пример. Вот вы, любопытная мисс. Что бы вы делали, если бы на вашей дороге жизни вам встретился, допустим, боггарт?
  
  - Боггарта, сэр, можно прогнать с помощью заклинания Риддикулус, оно обращает...
  
  - Достаточно, не надо лекций. Все, кто здесь присутствуют, знают, что это за заклинание. Хорошо, с боггартом вы справились. А что вы будете с дементором?
  
  - Лучшим средством от дементоров является заклинание Патронус...
  
  - Вы умеете применять Патронус?
  
  - Да, сэр, умею.
  
  - Замечательно, а что вы будете делать с solaris simia*, более известном в Британии, как лайтер? Или же какие методы борьбы вы предлагаете против нунды, грифона, мантикоры, тролля, химеры, оборотня, в конце концов? Вижу вы задумались. Возможно, если дать вам освежить память вы даже вспомните, как правильно нейтрализовать всех перечисленных мной существ. Однако ни мантикора, ни нунда времени вам не дадут. Пока вы будете вспоминать, какие средства, против каких существ работают, вас уже сожрут...
  
  - Но, сэр, нунда и мантикора, и все остальные это очень редкие создания! Вряд ли мы с ними встретимся, - перебил меня какой-то парень со значком Когтеврана.
  
  - Жизнь полна неожиданно, молодой человек. Все может быть. Особенно в нынешние, неспокойные времена. Однако вы перебили меня. Будьте любезны, если вас что-то интересует, молча поднимайте руки, не кричите с места. Еще раз такое повторится, и я буду вынужден принять меры. Итак, в современной британской образовательной традиции почему-то считается, что в ученика нужно вбить максимальное количество всяких заклинаний, и это, якобы, подготовит его к встрече с враждебными созданиями или магами. Однако такой подход никак не способствует выживанию. Огромное количество специализированных заклятий способен запомнить лишь гений с идеальной памятью. А уж об эффективном их применении и речи быть не может. В итоге, из курса ЗОТИ выпускники Хогвартса более или менее сносно будут применять лишь немногочисленные универсальные заклинания. Ступефай, Редукто, Бомбарда, Петрификус Тоталус, Протего Инсендио, возможно, Секо. В обыденных ситуциях данных заклятий вполне достаточно, но если опасность чуть-чуть выйдет за рамки "обыденной", и они перестают быть хоть сколько-нибудь эффективным. Взять того же тролля с его шкурой, иннертной к воздействию магии. Так вот, я научу вас по-настоящему сильным универсальным заклинаниям и научу вас ими пользоваться.
  
  После вводной речи я сбросил невидимость с огромной плазмы, расположившейся вдоль левой стены, и стал наглядно показывать ученикам действие тех заклинаний, которые они будут учить в дальнейшем. Приспособил я под местную систему несколько боевых плетений.
  
  Пока народ смотрел кино, я стал приглядываться к ученицам. Хм, две сестры индианки, вроде, ничего. Невысокие, но фигуристые. Даже сквозь мешок, который местные называют мантией, проступают очень волнующие формы. Решено, с них и начну.
  
  ***
  
  - На этом, пожалуй, можно закончить. Все свободны, - произнес профессор тем же лекторским тоном, что и озвучиваемый им учебный материал.
  
  Из-за этого Парвати даже не сразу поняла смысл сказанного, законспектировав и это. Но спустя пару секунд она пришла в себя и удивленно воззрилась на преподавателя. Как это: все?! Прошло же всего... А сколько вообще прошло? Прозвеневший в тот же миг колокол лучше любых слов ответил на невысказанный вопрос. Пара по ЗОТИ подошла к концу. И Парвати этого даже не заметила. Полтора часа пролетели со скоростью гоночной метлы.
  
  - Ах да, чуть не забыл. Я веду дополнительные курсы. Если хотите глубже изучать мой предмет, приходите в эту же аудиторию сразу после ужина. Буду ждать всех желающих с шести до семи каждый будний день. Вот теперь и правда все.
  
  Собрав вещи и покинув аудиторию, Парвати нашла взглядом Падму и подбежала к ней и отвела в сторонку.
  
  - Парвати? Что случилось? - с недомением спросила Падма, высвободив запястье из хватки сестры.
  
  - Я... хочу пойти вечером к профессору Чернышоффу. На дополнительные занятия.
  
  - Я очень рада, что ты наконец решила взяться за учебу, но ты могла мне это сообщить и менее таинственным способом.
  
  Взглядевшись в Падму, Парвати так и не сообразила, сестра действительно не поняла намека или просто не хочет, чтобы она поняла, что она все поняла. Так как озарение так и не снизошло на девушку, ей пришлось озвучить свою просьбу.
  
  - Идем со мной, сестренка. Ну пожааалста! - состроила юная индианка жалостливые глазки,
  
  - Это еще зачем? - не повелась Падма на кривляния сестры. - У меня на сегодня планы и шататься вечером по замку я не собираюсь.
  
  - Знаю я твои планы! Будешь как всегда до ночи зубрить! Ну не будь букой, ну помоги мне! Падма!
  
  - Парвати... эх... Зачем я тебе нужна? Неужели ты не можешь пойти к профессору с какой-нибудь подругой, с которой ты постоянно трещишь? С Лавандой, например?
  
  - Ты - моя сестра! С тобой мне будет гораздо спокойнее. Представь, что будет, если я приду одна?! Представляешь?!
  
  - Представляю, профессор Чернышофф будет заниматься только с тобой. И, по-моему, ничего плохого в этом нет. Наоборот, все внимание он будет уделять только тебе...
  
  Последняя фраза вызвала у Парвати прилив крови к щекам и незапланированный полет в страну грез. Подумала она совсем не о том, что имела в виду сестра. Ведь идти на дополнительные занятия девушка хотела совсем не для того, чтобы учиться.
  
  - ...аю, что ты будешь одна, Парвати. Судя по тому, что даже ты заинтересовалась, придет не меньше десяти человек.
  
  - Падма, ну пожалуйста! Разве я часто тебя о чем-то прошу? Пойдем со мной!
  
  - Хорошо... Будешь должна!
  
  - Спасибо-спасибо-спасибо!!! - крепко обняв Падму, Парвати чмокнула ее в щеку.
  
  Вечером, как и собиралась, девушка отправилась к профессору вместе с сестрой. Помимо них, на дополнительные курсы по ЗОТИ пришли Поттер, Уизли и Грейнджер. Весь вечер профессор читал им какую-то лекцию. Что-то про какие преобразования магии. Парвати даже не старалась вслушиваться или понять, о чем идет речь. Вместо этого она просто пялилась на профессора и млела, представляя себе... всякое.
  
  Новый преподаватель очень понравился девушке, и она вознамерилась, во что бы то ни стало его соблазнить. Парвати не была дурой и прерасно понимала, что девичью честь надо всеми силами беречь, иначе ни один приличный маг ее замуж не возьмет.
  
  Их с Падмой родители были мигрантами и находились на не самом высоком положении в обществе. Чтобы поднять статус семьи им нужно выгодно выйти замуж. Родители твердили им это, сколько она себя помнила. Никакого протеста подобное не вызывало. Парвати искренне собиралась сделать все от нее зависящее, окрутив какого-нибудь отпрыска богатого рода. Даже присмотрела одного парня.
  
  Но, встретив нового профессора по ЗОТИ, потеряла голову и всякую осторожность. В прелестной головке Парвати витали совершенно малореальные мечты о том, что профессор Чернышофф - очень сильный и очень богатый маг, который, конечно же, полюбит ее. А родители будут очень рады такому зятю.
  
  - Мисс Патил. Мисс Патил! - сквозь сладкие грезы начал пробиваться чей-то голос.
  
  - Ой! Извините, профессор, я... я... я задумалась! - Парвати обнаружила, что сидит за партой совершенно одна. Никого, кроме нее и преподавателя, в аудитории не наблюдалось. - А? А где все?
  
  - Занятие закончилось полчаса назад. Я подумал, что ты устала и хочешь немного посидеть в тишине. С тобой все в порядке? - впервые за те часы, что Парвати знакома с профессором, его губы растянулись в улыбке. А взгляд, обращенный на нее, стал лучится искренним участием и теплотой.
  
  - Нет-нет-нет! Все в порядке. Я просто... просто устала... - облизала Парвати губы. С одной стороны она буквально плыла от того, что вот так, близко разговаривает с тем, в кого влюбилась, и он ей улыбается. С другой паниковала из-за того же самого.
  
  С самого начала она шла сюда, чтобы профессор обратил на нее внимание, как на девушку. У нее даже были кое-какие прикидки, как этого добится. В этот момент Парвати вспомнила обо всем об этом и решила немедленно действовать.
  
  - Если хочешь, можешь остаться здесь на ночь, - ответил преподаватель и сделал короткий взмах правой рукой. После этого девушка с огромным удивлением наблюдала за тем, как дальние парты превращаются в большую кровать аккуратно уложенным постельным бельем. - Вот, возьми ключи, утром занесешь в мой кабинет.
  
  И пока индианка пребывала в очередной прострации, профессор таки ушел. А ведь, если подумать, она ни разу не видела его палочку, хотя он как-то колдовал. Неужели профессор Черншофф владеет беспалочковой магией на таком уровне? К слепым чувствам Парвати добавился холодный расчет. Вот теперь она четко осознала, что упускать такого мужчину ни в коем случае нельзя.
  
  Поглядев на трансфигурированную кровать, девушка тяжело вздохнула. Не на такое завершение вечера она рассчитывала. Что ж, она придет в следующий раз и уже не оплошает. Забравшись в постель, как была, в одежде, девушка неожиданно для себя отрубилась. Сказался насыщенный впечатлениями и переживаниями день.
  
  Следующая неделя вышла у девушки не менее богатой на сердечные переживания. Уроки ЗОТИ у них были два раза в неделю, но она продолжила ходить на вечерние занятия и томно вздыхать на своего профессора. Как ни странно, но Падма тоже стала посещать дополнительные пары. Сказала, что заинтересовалась предметом, но Парвати сразу же заподозрила сестру в схожих с собой мотивах.
  
  В конце концов, если преподаватель ЗОТИ понравился ей, почему он не мог понравится сестре? Но подловить ее даже взгляде в ту сторону девушка так и смогла. Сестра была невозмутима и погружена в книги, как и всегда.
  
  Со временем Парвати более или менее привыкла, перестав выпадать из жизни и вести себя с профессором, как влюбленная дурочка, не способная связать и двух слов. Влюбленной дурочкой она быть не перестала, просто смогла приспособиться и не выдавать этого.
  
  К сожалению, произошло это слишком поздно, все, кому надо, все поняли и стали подкалывать Парвати. Кто легко и по дружески, а кто и откровенно зло. В число последних неожиданно вошла лучшая подруга молодой индианки Лаванда, дружба с которой теперь под большим вопросом. Парвати никогда не была безмолвной, кроткой овечкой и отвечала обидчикам, вернее, в основном, обидчицам не менее колко, проходясь уже по их недостаткам. Волновало девушку во всей этой истории только одно - понял ли профессор, что она влюблена в него. Парвати очень надеялась, что нет, иначе он просто отвергает ее своим молчанием.
  
  Выходные, в течении которых девушка не виделась с профессором, хоть и были наполнены тоской, тем не менее, пошли ей на пользу. Она, как следует, переосмысла всю ситуацию, поняла, что нужно что-то делать, даже придумала наконец какой никакой план по соблазнению преподавателя ЗОТИ и расписала его по пунктам у себя в дневнике.
  
  Придя в кабинет профессора, за час до ужина, Парвати расчитывала застать его на месте и под невинным предлогом продемонстрировать ему свои прелести во всей красе. Даже оделась соответсвующим образом. В узкие джинсы и полупрозрачную блузку, сквозь который отлично виден плоский животик немаленькая грудь в топе на пару размеров меньше. К тому же, она не поленилась и сделала себе прическу и макияж. Благо, нужные чары Парвати знала в совершенстве, как и любая девушка, которая следит за внешностью.
  
  - Можно войти? Тук-тук... - постучалась Парвати в кабинет профессора Чернышоффа. Как ни странно, но дверь оказалась открытой. и девушка своим кулачком приоткрыла ее.
  
  Наверное, если бы этого не произошло, она бы еще долго стучала в ожидании ответа, но раз уж путь открыт, глупо не воспользоваться. Молодая индианка осторожно ступила чужую территорию, прикрыв за собой дверь. Она уже была здесь, но визит длился всего несколько секунд, отдала ключи от учебной аудитории и ушла. Поэтому интерес Парвати к месту, где обитает человек, в которого она влюблена, был просто колоссальный.
  
  Первое, что бросалось в глаза - на помещение явно были наложены чары расширения пространства. Об этом несложно догадаться, учитывая, что видимая площадь кабинета раза в полтора больше учебной аудитории профессора Флитвика. А ведь это самое большое помещение для занятий в Хогвартсе. Однако тут еще есть второй этаж, куда ведет спиральная лестница с вычурными перилами. Этим, кстати, отличалась вся видимая обстановка кабинета. Два шкафа из красного дерева, стоящие в разных концах комнаты имели просто потрясающую резную отделку, дверцы представляли из себя деревянные барельефы. Лепнина на потолке, зеленые обои в тон всей обстановке. Но это было далеко не самым примечательным в окружающей обстановке. Оружие, целые горы холодного оружия. Мечи, топоры, булавы, копья и много всего такого, чему Парвати дать определения никак не могла просто, потому что видела это впервые в жизни. Оружие висело на стене, оружие находилось в специальных стойках, оружие было в руках стоящих, то и там, рыцарских доспехов. Оно валялось на полу, один меч даже был воткнут в тумбу.
  
  Но долго любоваться на необычный пейзаж Парвати не пришлось. Практически сразу она услышала какие-то странные звуки, доносящиеся со второго этажа. Больше всего это было похоже писк. Может быть, профессор держит там какое-то магическое животное? Движимая любопытством Парвати, издавая как можно меньше звуков, осторожно поднялась на второй этаж. И увидела там совсем не то, что ожидала.
  
  Профессор Чернышофф, ее любимый, и Падма, ее сестра, занимались любовью на огромной кровати, занимавшей львиную долю всей площади второго этажа. И этот приглушенный писк издавала ее сестра. Парвати буквально пригвоздило к месту от шока. Профессор Чернышофф и Падма, голые, самозабвенно целуются. Как?! Почему?!
  
  Вот они наконец оторвались лруг от лруга, и Парвати услышала сладостные стоны сестренки, свидетельствующие о том, что ей хорошо. Профессор принялся мять груди Падмы и взял в рот один из задорно торчащих шоколадных сосков. И, судя по стонам, которые стали только громче, это сестре очень понравилось. Она обняла его шею и, откинув голову, издала прозительный крик, и молчаливый до того преподаватель расщедрился на короткий рык.
  
  Вместо обиды или ревности Парвати охватила похоть. Внизу живота запели бабочки, соски затвердели, а между ног стало мокро. Глядя на Падму, она представляла на ее месте себя. Словно это ей дарит наслаждение мускулистый красавец с потрясающей фигурой. Профессор был просто прекрасен. Он будто сошел со страниц журналов. Возбуждение и эстетическиц экстаз обрушились на девушку, не давая думать ни о чем плохом.
  
  Тем временем, мужчина отошел от Падмы, которая тяжело дышала, и Парвати смогла увидеть блестящий от соков пенис профессора, и не думавший опадать. Данное зрелище еще больше возбудило наблюдательницу, и она, уже не в силах сдерживаться, запустила руку себе в джинсы и, нащупав горошину клитора, принялась нещадно его теребить. Ей пришлось прикусить нижнюю губу, чтоб не выдать себя неосторожным стоном.
  
  Профессор вновь вошел в Падму, с губ которой сорвался протяжный стон, а затем, закинув ее ножки себе на плечи, стал буквально долбить лоно сестры. Секс Падмы и преподавателя ЗОТИ длился еще долго, Парвати не следила за временем. Казалось, будто минула целая вечность, наполненная похотью, развратом и стонами. Чего она только не видела за это время. И то, как профессор вставляет член в анал Падмы и трахают ее в заднюю дырочку. И то, как сестра берет пенис в рот, доводя мужчину до пика, а затем с удовольствием слизывает с себя белую жидкость. И самые неожиданные позы для занятия любовью. И даже слышала, как всегда спокойна и вежливая Падма кричит, выражаясь, умоляя профессора, как последяя блядь, чтобы он продолжал ебать ее. Парвати от такого удивилась сильнее всего. Оказывается, она много не знала про свою младшую (всего на несколько секунд) сестру.
  
  - Мисс Патил, и что же вы здесь делаете, позвольте поинтересоваться? - девушка настолько увлеклась зрелилем, что перестала вообще как-либо прятаться.
  
  Итог был закономерен. Профессор обернулся в сторону лестницы и заметил ее. Как ни странно, но никакого удивления, смущения или страха он не выказал, в принципе. Будто не стоит голый со стоящим членом, а рядом не лежит затраханная им студентка.
  
  - Я-а-а... я просто... пришла... вот, - несмотря на то, что оправдываться надо было скорее профессору, нежели ей, Парвати ощутила жуткий стыд и неловкость. В конце концов, это она пробралась в чужой кабинет и подглядывала.
  
  - Что пришли, я вижу. Мне интересно, что видели вы, и как долго, - строго сказал преподаватель ЗОТИ, медленно приближаясь к молодой индианке.
  
  - Долго...
   - Долго? Любите подглядывать, Парвати? Нехорошая привычка, должен заметить. Надо вас отучать! - когда между ними осталось меньше метра, профессор резко схватил ее за попу и прижал к себе, из-за чего в живот девушки уперся твердый, как скала, горячий стержень.
  Глава 12
  
  - Добрый день, Андромеда, вы сегодня просто прекрасны.
  
  На пороге дома Тонкс стоял красивый молодой человек и, улыбаясь, протягивал букет роз старшей представительнице данного семейства, открывшей ему дверь. Означенная особа с радостью приняла цветы, пригласила гостя внутрь.
  
  - Рос? А Дора сейчас на работе... - сказала Андромеда, набирая воду для цветов.
  
  - Я знаю, я пришел не к ней, а к вам, Андромеда.
  
  Парень дочери уже не улыбался, его лицо приобрело донельзя серьезное выражение. Даже, можно сказать, мрачное. Это обеспокоило женщину.
  
  - Ко мне?
  
  - Да, к вам. У меня к вам серьезный разговор.
  
  Что такого он пришел ей сообщить? В голову стали проникать самые пугающие догадки.
  
  - Любой разговор следует разбавить чаем, желательно с чем-нибудь вкусненьким. У меня где-то были эклеры, - предложила женщина, натянув на лицо широкую улыбку. Хотя веселья в ней не было ни на грамм.
  
  - Боюсь, сейчас это лишнее. Иначе я не решусь сказать вам правду, - Андромеда поняла, что Рос очень взволнован.
  
  Сделав пару шагов навстречу, он оказался совсем близко. И она видела буквально каждую черточку на его лице, искрящиеся бурлящими чувствами глаза. Рос казался Андромеде спящим вулканом, что вот-вот извергнется наружу кипящей лавой.
  
  - Что же, тогда вам следует, как можно скорее все мне рассказать, - произнесла Андромеда, попытавшись сделать улыбку более теплой и заботливой, чтобы гость хоть немного расслабился.
  
  - Андромеда... я... я люблю вас!
  
  Бздынь! Из ослабевших рук женщины выскользнула маленькая чашка и, упав на пол, разбилась вдребезги. Но она даже не посмотрела на вниз.
  
  - Что вы сказали? - переспросила Андромеда, отчаянно надеясь, что это не обман разума безнадежно влюбленной женщины.
  
  - Я люблю вас.Люблю с того самого мига, как впервые увидел. Я понимаю, что вы обо мне сейчас думаете. Думаете, будто я - бесчестный соблазнитель. Но, поверьте, это не так! Я искренне, всем сердцем люблю Нимфадору... и вас. Мое сердце не подчиняется разуму. Я бы и рад не испытывать к вам той порочной страсти, что разрывает меня на куски. Не могу и не хочу больше сдерживаться! Я люблю вас! - пылко выпалил Рос и, шагнув вперед, поцеловал Андромеду.
  
  Она даже не успела что-либо сообразить, а его губы уже коснулись ее губ.
  
  - Простите... простите меня... я не должен был, - принялся он торопливо извиняться, отпрянув от женщины.
  
  Андромеда просто не могла поверить в происходящее. Сколько раз за эти месяцы она погружалась в сладостные грезы, представляя себе именно этот момент. Признание в любви от Роса стало для пленительной, невероятно притягательной, но совершенно несбыточной мечтой. Она прекрасно понимала, что возлюбленный дочери, вряд ли, станет интересоваться ею, как женщиной.
  
  И тут, вот прямо сейчас исполняется мечта Андромеды. Рос, волнуясь, говорит, что любит ее, и целует. Их губы, хоть и на пару секунд, но соприкоснулись. Этого не могло быть, но это было.
  
  Все еще не до конца веря в происходящее, прерывая извинения парня, Андромеда сама целует парня. Целует страстно, только так, как может получившая долгожданную любовь женщина.
  
  ***
  
  Нет ничего слаще вкуса победы. Особенно, если ты шел к ней долго кропотливо, и в конце пути тебя ждет шикарная женщина, влюбленная в тебя по уши.
  
  Может показаться, что я превеличиваю значимость происходящего. Подумаешь, еще одна баба в моем гареме. К тому же, если есть возможность получить любую понравившуюся женщину.
  
  Так, да не совсем. В моей жизни было много женщин. Большинство из них я использовал и использую в качестве, чего уж лукавить, секс-кукол. Но бывают и такие представительницы прекрасного пола, которые привлекают не только внешне, но и внутренне.
  
  К ним и относятся Нимфадора с Андромедой. Умные, эрудированные и здравомыслящие девушки встречаются нечасто.
  
  С Нимфадорой у нас уже было все более, чем серьезно. Не сегодня завтра предложу ей переехать ко мне. И, есть такое подозрение, что она может не понять факта наличия у меня Жаклин и Сильвии.
  
  Избавляться от них или как-то прятать не хотелось. Я к ним уже привык. Особенно к Жаклин. Настоящая мастерица художественного отсоса и глубокой глотки. До сих пор поражаюсь, как Гор мог отдать ее мне, пусть и в обмен на Беллу.
  
  В общем, решил я немного сгладить углы для Нимфадоры, приучив ее к моей полигамии на примере Андромеды. Так как мать девушки не менее сногсшибательна, чем она сама, никакого протеста против отношений еще и с ней у меня не было.
  
  Чего я не ожидал, так это того, что Андромеда окажется в некоторых аспектах даже лучше Нимфадоры и завоюет мою симпатии точно так же, как дочь. Там, где у девушки был чисто юношеский максимализм и идеализм у ее матери была мудрость и здоровый цинизм. Сам я уже давно не мальчик, хоть и выгляжу таковым, и Андромеда, во многом, ближе мне чисто духовно.
  
  Спектакль подходит к своему логическому финалу. Уже пару месяцев Андромеда ходит с сильнейшей эмоциональной привязкой на меня. Все стадии отрицания пройдены, она поняла, что любит меня.
  
  Я пришел к ней и признался в том, что жить без нее не могу. И вот мы целуемся. Концовочка для какой-нибудь попсовой мелодрамы, но у нас здесь немного другой жанр.
  
  Поцелуй весьма быстро стал перетекать в совсем иное качество. И инициатива, как ни странно, была на стороне Андромеды. Лихорадочно сорвав с меня рубашку, она принялась самозабавенно целовать мой торс, спускаясь все ниже и ниже.
  
  Облокачиваюсь о кухонный столик, предоставляя ей полную свободу действия. Пока. Справившись с ремнем, женщина выпускает на свободу уже готового к бою солдата и, обхватив своей ручкой ствол, начинает облизывать головку.
  
  О-ох! Кааайф! Сразу чувствуется опыт. И не шлюхи, как у Жаклин, а искренне любящей женщины. С мужем у нее в интимном плане, видимо, все было замечательно.
  
  Вместо того, чтобы делать все, чтобы я быстрее разрядился, Андромеда, наоборот, старается сделать, как можно более, приятным сам процесс.
  
  Необычные ощущения. Приятная нега вкупе с сильным возбуждением. Расслабляюсь, преваливаясь в легкую дремоту, и через некоторое время уже кончаю в рот Андромеде, которая проглатывает все без остатка. Еще сексуально облизывается, чертовка!
  
  Одного раза, естественно, очень мало, желание никуда не ушло, стояк оставался все таким же каменным. Мягко отстраняю Андромеду от своего паха и сам уже начинаю ее раздевать. Она хотела было самостоятельно раздеться, но я остановил ее, дав понять, что хочу сделать это сам.
  
  Хватаюсь за нижний край коричневой кофточки и резко поднимаю руку вверх, обнажая плоский, худенький живот и объемную, высокие белые шары, скрытые до поры кружевным лифом. Она подняла руки, чтобы облегчить мне работу. Не удержавшись, я прильнул к так манящей груди. Приподняв чашечку лифа, облизываю сосок.
  
  Прикрыв глаза, как я во время минета, Андромеда начинает постанывать. Чтоб доставить ей больше удовольствия, нужным образом стумулирую нервные окончания. После этого она перестала как-либо сдерживаться, и, открыв рот, огласила дом громкими стонами, переходящими в крик.
  
  Избавившись все-таки от кофточки, целую Андромеду в губы, расстегиваю лифчик и, не медля, пинимаюсь за джинсы. Снова останавливаю ее и стаскиваю штаны сам, пройдясь поцелуями по восхитительным ножкам. Хех, а трусики уже здорово намокли. Не в силах сдерживаться рву этот кусок кружевной ткани и пристраиваю к киске своего бойца.
  
  Присев на стол, Андромеда задела попкой тостер, отчего он с грохотом упал на пол. Но нам было не до того. Партнерша развела пошире ножки, давая мне доступ к своему сокровищу, чем я незамедлительно воспользовался. Ввожу инструмент аккуратно и нежно. Сейчас не время для грубого, животного секса.
  
  Внутри оказалось довольно тесно. Не как у девственницы, но достаточно, чтобы понять то, что секса у моей партнерши не было уже давненько.
  
  Войдя на всю длину, хватаю Андромеду за большую, сочную задницу и начинаю медленно и нежно ее трахать. Хотелось сорваться в штопор и начать просто натягивать женщину на свой прибор. Но еще больше мне хотелось исследовать великолепное тело Андромеды, ласкать ее буквально везде.
  
  Она являет собой настоящую мечту страдающего от гормональной бури подростка. Огромные сиськи, большая задница без грамма целлюлита, при этом, стройные ножки, фигура чуть ли не "песочные часы" и смазливое личико. Мне хотелось насладиться всем этим в полной мере, чем я и занялся.
  
  После еще двух оргазмов с моей стороны пяти с ее мы поняли, что заниматься сексом на кухне, конечно, прикольно, но утомительно. С перемещением в спальню наше соитие продолжилось и, более того, стало набирать все более и более безумные обороты.
  
  Андромеда прихватила из кухни взбитые сливки, жидкий шоколад и карамель. Сначала я побыл "кофетой", сделав из своего "солдата" и его "боезапаса" сладкую горку. Ну как она их лизала! Это не передать словами, это надо просто видеть.
  
  Затем уже она получила свою порцию наслаждения после того, как я, обмазав ее холмы в карамельном сиропе, слизывал с нее сию сладость.
  
  Закончив с гастрономическими приключениями, мы стали просто и без затей трахаться. Распалив желание всеми этими "предварительными ласками", нам требовалось это желание утолить.
  
  И вот тут то я уже перестал хоть как-то сдерживаться и начал откровенно сношать партнершу. И тут выяснилось, что Андромеда - та еще ненасытная львица. Выдоила меня чуть ли не досуха, еще и добавки попросила.
  
  ***
  
  - А вас, мисс Патил, я бы попросил задержаться, - говорю покидающей аудиторию вместе с однокурсниками Парвати.
  
  Говорю так, чтобы остальным было понятно, что я сейчас буду за что-то чихвостить индианку. Глянув на девушку с некоторым сочувствием, все прочие ученики шестого курса поспешно удалились. А ну как мне захочется еще с кем-нибудь "поговорить"? Рождественские каникулы уже минули, ученики несколько расслабились, и я, в том числе, привожу их в нужную для учебы кондицию.
  
  Репутация у меня будь здоров. Шалопаям, бездельникам и просто долбоебам я устраиваю так называемую "внеочередную практику", в ходе которой устраиваю одаренным на голову персональную дуэль с собой любимым и особо не сдерживаюсь. Все равно я могу вылечить практически все, даже смерть. Иногда так и получается. У кого сердце остановится из-за передоза электричесва в организме, у кого шея в неправильную сторону повернется, у кого внутренние органы в кашу превратятся.
  
  Вкупе с тем, что я никогда ни на кого даже голос не повышал, создало мне довольно таки жуткий ореол среди учеников. Впрочем, не только среди них. Ко мне уже неоднократно приходили деканы и выясняли отношения по поводу слишком жестоких педагогических методов. Вылечить то я вылечил, но вот психологические травмы десяткам учеников совершенно железно обеспечил.
  
  За что ко мне и были претензии. Даже со стороны Снейпа, хотя уж кому-кому, а не ему предъявлять мне за излишний садизм. Есть у меня парочка слизеринцев, которые поначалу откровенно халявили на моих уроках, искренне считая, что я учу их полной ерунде. Эти индивиды не стеснялись говорить мне об этом прямо и открыто играть в карты во время лекции. Уж не знаю, кто их предки, и откуда такая наглось, но, в общем, они были первыми испытателями моего педагогического приема. Один вырубился от болевого щока после того, как начал гореть заживо, а другой обзавелся ровненькой дырой на месте всего таза.
  
  Конечно, подобного наказания удостаивались те, на кого более мягкие методы не действуют. Обычно я просто оставляю кого-нибудь после пары и провожу "разбор полетов", объясняю человеку, в чем он не прав и почему. Если у ученика проблемы чисто технического характера, просто не понимает каких-то вещей в преподаваемом материале, я уделяю некоторое время, чтобы восполнить пробел в его знаниях.
  
  Идеальное прикрытие, чтобы присматриваться к ученицам, изучать их и, наконец, кадрить. К тому же, можно под благовидным предлогом остаться наедине с особой, с которой твои отношения выходят за рамки "учитель-ученик".
  
  - Чем я провинилась, сэр? - тихо, сложив ручкив замок и опустив глазки в пол, спросила Парвати, когда все ушли, и я запечатал помещение.
  
  И ведь знаю же, что играет, но меня все равно прошибает. Глядя на эту "кроткую овечку", мое желание начинает стремительно нарастать. Подхожу к девушке и, взяв пальцами ее подбородок, поднимаю голову. Выражение лица такое, будто сейчас расплачется. Однако никакая игра не в силах скрыть блестящих от похоти глаз. Она прекрасно понимает, что сейчас будет, и с нетерпением ждет этого.
  
  - Вы слишком сексуальны мисс Патил. Вы отвлекаете меня отвлекаться, срываете урок.
  
  - Простите меня, сэр, я такая плохая! Накажите меня!
  
  - Непременно накажу, дрянная ты девчонка.
  
  Проталкиваю большой палец в рот Парвати. А она, покорно разомкнув губы, принялась сосать его, постреливая в меня карими глазками.
  
  Распахиваю мантию своей личной гриффиндорки, залезаю ей под юбку. Так как трусиков она с некоторых пор не носит легко проникаю двумя пальцами в киску и начинаю трахивать лоно индианки.
  
  - Ахм! Сэр дайте его мне! Возьмите меня по-настоящему! - принялась умолять меня девушка.
  
  - Что я должен вам дать, мисс Патил? Выражайте свою мысль четче.
  
  - Пенис! Хн! Я хочу ваш пенис! Вставьте его в меня! - откровенно захныкала Парвати, соскользнув с моих пальцев. Облокотившись руками о ближайшую парту, она подкрепила свое требование действием, прогнув спину, выставила вперед аппетитную задницу.
  
  Ну как отказаться от такого приглашения?
  
  ***
  
  Терпкая волная наслаждения прошлась от чресел молодой индианки по всему ее телу. Лоно заполнил большой и твердый член любимого мужчины. Нисколько не сдерживаясь, девушка прнялась сообщать миру о своей радости протяжными стонами. Она знала, что ее никто не услышит. Так зачем себя искусственно ограничивать?
  
  Всякий раз когда Гор брал ее, Парвати могла поклясться, что оказывается на седьмом небе, где специально для нее поют ангелы.
  
  Все, что она читала и слышала от старшекурсниц про первый секс, говорило о неизбежной боли при проникновении мужского члена в девичье лоно. Был небольшой страх. Но ее первый раз оказался совсем не таким. Описать ту бездну удовольствия, что раскрылась перед ней, не хватит никаких слов. Словно взрыв сверхновой прошел для нее первый оргазм с мужчиной.
  
  Секс стал для Парвати своебразным наркотиком. Любимый натягивал ее на свой прибор несколько раз на дню. В кабинете, в аудитории, в пустых коридорах. И, несмотря на это, Парвати не переставала жаждать секса. Думала о нем, оставаясь одна, надеялась, что появится Гор и подарит несколько десятков минут удовольствия. Считала время до встречи с любимым.
  
  Падма первой из сестер вкусила этот сладкий плод, и за это Парвати первое время была на нее обижена. Она делала вид, что ничего не происходит, пока сестра мучалась, не зная, как сознаться любимому в своих чувствах.
  
  Парвати сочла, что Падма пренебрегла ее чувствами и несколько дней демонстративно с ней не разговаривала. Но сестры все-таки помирились. Однажды Гор взял их обоих одновременно, в ходе чего они с Падмой стали намного ближе друг другу, и Парвати начала испытывать к своей близняшке совсем не сестринские чувства.
  
  Теплые волны удовольствия стали накатывать особенно сильно. Она прекрасно знала, что это значит. Схватившись за края парты, девушка издала протяжный крик, когда ее настиг оргазм. На сознание опустилась пелена неги, девушка уже слабо осознавала происходящее, находясь в сладком полусне. Вроде бы, Парвати была уложена на кровать, с нее сняли рубашку, и чьи-то руки стали мять ее груди. С губ сорвался слабый стон. Прикосновения к молочным железам были очень приятны.
  
  Проснулась она только тогда, когда ощутила твердый стержень у себя в попке. Новая волна наслаждения прошлась по ее телу, не расслабляя, а, наоборот, возбуждая.
   Вернулась в гостинную факультета Парвати только перед самым ужином, довольная и не замечающая ничего вокруг. Ничего, в том числе острые взгляды одной из соседок по комнате.
  - Ум! Остановись, я уже больше не могу! - вымученно простонала словившая уже восьмой оргазм Нимфадора.
  
  - Ты получила удовольствие... дай и мне, - отвечаю, продолжая вбиваться в жаркое и влажное нутро своей девушки.
  
  А за стеной, в соседней спальне лежала Андромеда и яростно мастурбировала, слыша наши стоны. И тоже слегка притомилась. Нимфа, конечно, установила чары приватности, чтоб не мешать матери спать, но я их снял.
  
  Хотелось немного подразнить свою любовницу, да и нечего ей дрыхнуть, пусть лучше готовится. После того, как закончу с Нимфой, я загляну к ней.
  
  С этой парочкой у меня с одной стороны все непросто, с другой очень увлекательно. Андромеда буквально кайфует от того, что мы вынуждены скрывать свои отношения от Нимфадоры. Стыдится, винит себя и, одновременно, получает наслаждение. В моменты, когда младшая Тонкс возвращается домой и мы вынуждены от нее прятаться, киска зрелой красавицы превращается в весенний ручей.
  
  Наши забавы в большом гардеробном шкафу или в запертой спальне в такие моменты становятся на порядок более жаркими. Андромеду невероятно заводит, когда мы трахаемся, прячась от ее дочери. У нее, по-моему, выработался на это дело фетиш.
  
  Кончаю внутрь вырубившейся девушки, ложусь рядом и начинаю мять груди девушки. Большие, мягкие и в тоже время упругие. Голову покидают тяжелые думы, появляется спокойная нега и, одновременно, член вновь становится твердым, упираясь спящей красотке в бедро. Похоже, Андромеде придется еще немного подождать.
  
  Переворачиваю Нимфу на живот, взбираюсь на нее и, раздвинув аппетитные булочки, аккуратно проникаю в попу. Девушка стонет, но не просыпается, а я начинаю быстро трахать ее анал, стремясь побыстрее кончить.
  
  К сожаление или к счастью одним разом дело не ограничилось, по окончанию попка Нимфы представляла из себя настоящий спермоприемник, настолько там все было залито белой жидкостью.
  
  Накрываю Нимфу одеялом, тихонько встаю с кровати и телепортируюсь в соседнюю комнату. Миг и чары приватности ложатся на помещение.
  
  - Ммм... Рос... - прошептала Андромеда, увидев меня в пробивающемся через окно свете уличного фонаря.
  
  - Здравствуй, Анди, - говорю и забираюсь к ней, под одеяло.
  
  Всю оставшуюся ночь я провел в этой спальне, удовлетворяя свою похоть. Андромеды была намного выносливее дочери и отрубилась практически одновременно со мной.
  
  А вот пробуждение было далеко от приятного. Ощущение в теле посторонней магии, которая еще нацелена на то, чтобы причинить тебе вред, - удовольствие крайне сомнительное. Даже несмотря на то, что никакого существенного вреда я не понес в силу чудовищной магической сопротивляемости.
  
  - Мразь! Ублюдок! Да чтоб тебя демоны гориллы в зад ебали... - крайне эмоционально выражала свое недовольство моя девушка, подкрепляя это откровенно темными заклятиями, срывающимися с ее палочки.
  
  Видимо, зашла пожелать маме доброго утра и увидела нас, лежащих в обнимку голышом. К тому же, я так и не вытащил член из лона Андромеды.
  
  Окончательно сбросив оковы сна и врубившись в ситуацию, лишаю Нимфадору палочки с помощью телекинеза. После этого удостаиваюсь чести лицезреть полное охренение на лице девушки, которая до сего момента и не подозревала, что я - маг. Старшая Тонкс тоже проснулась от дикого крика.
  
  - Дора, доченька, все совсем не так... это не то, что ты подумала... - не находя нужных слов, принялась мельтешить Андромеда, обращаясь к дочери.
  
  - Да неужели?! Значит, ты не ебалась с Росом, мама?! - буквально прошипела разъяренная Нимфа.
  
  Хм, вот сейчас она уж очень напоминает Беллу.
  
  - Нимфа, прошу тебя, не горячись. Да, мы с твоей матерью спим вместе. Мы любим друг друга, нас просто неудержимо тянет друг к другу. Я понимаю, что это не слишком красиво по отношению к тебе...
  
  - Не слишком... красиво?! Не слишком красиво, блядь?! Ну ты и еблан! А ты, "мама", увидела красивого парня и сразу ножки перед ним раздвинула и поебать, что это не твой парень! Шлюха ебаная!!! Ты, наверное, и отцу изменяла! Что ты творишь?! Сука, отпусти! Отпусти... Ах! Ум-м-м! Что... что... ты... Нет! Ах! Да!
  
  Хватаю Нимфу, чтоб она не наговорила на пожизненную ссору с матерью, и лезу ей под халатик. Благо, он был накинут на голое тело. Мои руки начинают стимулировать эрогенные зоны девушки, пах, соски, шейка и пупок. Помимо этого, повышаю ее чувствительность во вполне определенном диапазоне, диапазоне удовольствия.
  
  Всего несколько секунд и Нимфа обмякла в моих объятиях, испытав сильнейший оргазм. Кладу не сопротивляющуюся красотку на кровать и продолжаю уже не так интенсивно, но стимулировать ее.
  
  - Чего стоишь? Присоединяйся! - тихо говорю стоящей рядом и поглядывающей на нас с беспокойством Андромеде.
  
  - Что? Ты хочешь, чтобы я... свою дочь...
  
  - Да... это больше сблизит вас, - чуть-чуть давлю на ее разум, придавая своим словам больше убедительности.
  
  - Ну... хорошо... - и в то время, как я ласкал животик Нимфы и то, что ниже, Андромеда стала несмело трогать груди дочери.
  
  Сама метаморф лишь стонала и нечленораздельно материлась, толком не осознавая происходящее из-за слишком ярких ощущений.
  
  Из спальни мы не вылезали до обеда. Пришлось потрудиться над Нимфадорой. И не только в том смысле, о котором вы подумали. Все-таки, чтобы она приняла нашу с Андромедой связь мало восхитительного, но,все же, обычного секса. Нужна была длительная адаптация, совместные свидания, секс втроем еще несколько раз. И это при условии того, что она бы на все это согласился.
  
  Ждать я не люблю, поэтому немного пошаманил в мозгах девушки, четко привязав воспоминания от многочисленных оргазмов к воспоминаниям того, как она застала нас с Андромедой в одной постели.
  
  В результате, Нимфадора плюнула на все и, отрастив себе член, принялась остервенело трахать свою мать, жадно засасасывая ее в крайне агрессивном поцелуе. Я тоже не растерялся и пристроился к Андромеде сзади, проникнув в ее великолепный зад.
  
  Отымели мы эту горячую мамочку, конечно, знатно. После этого она весь оставшийся день ходила враскорячку. Ушел я из этого дома, ставшего моими усилиями обителью разврата, только к вечеру.
  
  И нет, мы с девочками больше не занимались любовью. Вместо этого мы выясняли отношения. Хоть Нимфадора и приняла наши с Андромедой отношения, и даже активно в них поучаствовала, но обсудить нам надо было многое. В частности, ее, да и не только ее, интересовало, почему я скрывал от них, что тоже обладаю магией, и мое положение в магмире.
  
  Правду, естественно, не сказал. Теперь дамы считают, что я богатый американец, владеющий фирмой по изготовлению артефактов и приехавший в Англию по делам.
  
  Покинув девочек, я решил в кой-то веки поработать. Перемещаюсь в созданное Гором поселение на просторах гиперпространства. Над архитектурным оформлением друг, конечно, постарался.
  
  Вокзал, Дом Советов и другие муниципальные здания были выполнены в стиле классического сталинского ампира, заводы - образцовый дизельпанк, а жилые дома вместе с магазинами, кафе, барами и кино - настоящие сказочные домики. И все это в рамках одного, не такого уж большого города. Получилось несколько эклектично, но, как ни странно, довольно гармонично и приятно глазу.
  
  Так как мое поместье, в отличие от особняка Гора, не связано напрямую с этим местом, друг специально для меня соорудил ничем не примечательный на фоне прочих дом. С помощью находящегося там портала я могу перемещаться в этот город без каких-либо проблем. Но не только портал есть в том домике, самое главное это "пульт управления" от всей ифраструктуры и база данных, в которую стекается вся информация как от автоматических систем, так и от живых работников. С последним я сейчас и знакомился, просматривая отчеты командира и комиссара бронепоезда.
  
  Дело потихоньку идет. Масштабы пока скромные, но лиха беда начало. "Красный Октябрь" побывал уже в двух городах. Во Владивостоке и в Иркутске. С одной стороны они довольно далеко от Москвы, и реакция центральной власти с учетом творящегося сейчас в России бардака будет далеко не моментальной. С другой это дрстаточно крупные города, особенно если говорить про малонаселенные Дальний Восток и Сибирь.
  
  Чем бронепоезд в этих городах занимался? Ну, всего лишь приезжал на вокзал, наводя там шорох своим видом, а затем, прокладывая эфирную железку даже там, где ее раньше никогда не было, заезжал в каждый район. Солдаты и матросы, работая по заранее составленным спискам, убивали всех находящихся в городе новых владельцев приватизированной собственности, "эффективных менеджеров", бандитов, криминальных барыг, наркоторговцев и продажных госслужащих. Причем, важно отметить, далеко не всех. Тех, кто вынужден брать взятки из-за нищенской зарплаты или нажима со стороны коррумпированного начальство, ребята не трогали. Речь идет о "жирных котах", которые воруют бюджетные деньги в охренефигических масштабах и которые связаны со столичными олигархическими кланами.
  
  Помимо уничтожения швали, парни возвращают отобранную собственность трудящимся. Частные предприятия переоформляются в кооперативную собственность всех работников, а деньги убиенных получают жители города в соответствии с потребностями и трудовым вкладом.
  
  "Красный Октябрь" это не просто бронепоезд с магическими артефактами, он является артефактом сам по себе, разумным артефактом с практически безграничными, самовосстановляющимися накопителями. Именно он, по большей части, воплощает все эти шалости в жизнь. Хотя и работу экипажа принижать было бы глупо. Они - умело и грамотно пользуются имеющимся функционалом. Список и адреса всякой мрази предоставляет ИИ бронепоезда, выдавая обработанную информацию из инфосферы. Но парни четко и быстро отрабатывают "клиентов". Или, что касается распределения ворованной собственности. ИИ выдает информацию и проводит дальнейшие решения в жизнь, переправляя денежные средства и иные ценности гражданам. Но решение-то, кому сколько, предварительно принимает Совет. Не по отдельным людям, естественно, а по отдельным социальным категориям.
  
  Конечно, было бы наивно полагать, что подобные меры, тем более, в масштабах одного города что-то кардинально изменят. Чтобы верить в подобное, надо быть стукнутым на голову анархистом.
  
  Для того, чтобы события развивались так, как нам надо, в каждом посещенном городе остается парочка законспирированных шпионов-агитаторов, которые должны привести общественность к нужным нам выводам и помочь с реорганизацией социалистического хозяйства на новых рельсах.
  
  Конечно, центральная власть всеми силами будет стремится вернуть утерянный контроль над населением в тех местах, где побывал "Красный Октябрь", и поначалу у них это даже будет получаться. Но чем дальше, тем больше они станут терять контроль над ситуацией из-за появления все новых, неподконтрольных им городов.
  
  В какой-то момент они тоже попадут под уаток репрессий, если, конечно, заблаговременно не свалят из страны. Главное в этом деле - чтобы о "призрачном" бронепоезде заговорили, чтобы люди начали видеть в нем символ справедливости, связывать с ним свои надежды, верить в него.
  
  И уже эта вера через посредство разумного бронепоезда пойдет нам с Гором.
  
  Про магов мы тоже не забыли. Волшебная сторона бывшего СССР очень мало похожа то, что происходит в Западной Европе, когда параллельно друг другу существуют две совершенно разных страны и два совершенно разных государства. В России еще со времен империи магия была тесно переплетена с жизнью простых людей. Немалый процент дворян состоял из волшебников. У них были свои имения с крепостными, они точно также служили государю, воевали на полях сражений и входили в имперскую элиту. Табель о рангах, введенная Петром I, по большей части, имела своей целью, как раз, широкое включение чародеев в организм российского государства. До этого магов тоже принимали на службу и старались всячески задобрить. Но, как правило, больше неплохого дворянского надела им не светило. Поэтому менять свое социальное положение хотели, в основном, только слабые и безродные колдуны. Прочие же уже давно переплелись с боярскими кланами.
  
  Петр, который сам был очень неслабым волшебником, смог переломить эту ситуацию, вступив со знатью в открытый конфликт. В результате маги получили огромные возможности для карьерного роста, вместе с обычными дворянами и, в ходе серии дворцовых переворотов восемнадцатого века волшебники-дворяне прочно утвердились в качестве правящей элиты. Именно поэтому отмена крепостного права и прочие либеральные реформы так затянулись. Маги прочно держали страну в когтистых лапах своих объективных интересов.
  
  Однако переломить ход естественного исторического процесса им так и не удалось. Видя всю неэффективность и аморальность крепостного рабства, многие видные представители дворянства, в том числе волшебники, стали идти против интесов своего класса. Это и вылилось в движение декабристов. Хоть его и удалось подавить, но конфликт внутри интеллигенции и дворянства было уже затушить. Так как нельзя было устранить причину этих конфликтов. После Крымской Войны откладывать реформы стало невозможно. Даже консерваторам, которые не хотели заниматься ничем, кроме эксплуатировать крепостных, стало ясно, что России настанет конец без серьезного промышленного подъема, а его может обеспечить лишь капитализм и наемный труд. Но, стремясь одновременно сохранить собственность помещиков и провести реформы царь, за спиной которого стояли могущественные дворянские кланы, только накалил ситуацию в стране. Нельзя одной рукой давать, а другой отбирать. Среди чародеев началась настоящая маленькая гражданская война. Оппозиция неизменно проигрывала, находясь в меньшинстве. Проигрывала, но никак не могла окончательно проиграть. Общественные симпатии были на их стороне. Их ряды неизменно пополнялись людьми, которые осознавали всю неправильность монархическо-феодального режима. Эти процессы были частью, значительной, но все же частью борьбы народников, а затем и эсеров против государственного аппарата Российской Империи.
  
  Не успела страна разобраться с проблемами чисто феодальными, как появились проблемы капиталистические, касающиеся проблем отношений буржуа и пролетариата. Их царь даже не пытался как-то регулировать, что привело к эксплуатации не меньшей, чем крепостная барщина. Идеи марксизма стали вытеснять либерализм и утопический социализм. А народ, тем временем, тянул тяжелую ношу новых и старых хозяев.
  
  Когда на престол взошел слабый во всех отношениях царь, обстановка в России напоминала застывший кратер просыпающегося вулкана. Стоять еще можно, но уже припекает. Народ перестал покорно терпеть и начал бороться за свои интересы. Капиталисты и капитализировавшиеся дворяне при поддержке магов хотели свергнуть монархию и править самостоятельно, социалисты разного толка также при поддержке магов хотели свергнуть власть, но для других целей. Помещики, всегда являвшиеся опорой трона, и то очень косо поглядывали на царское правительство, так как из-за, хоть и очень осторожных, но, все же, буржуазных реформ стремительно теряли собственность, а с ней и власть. Единственное, на что пока опиралась власть это государственный аппарат, но долго так продлиться не могло и не продлилось. Точкой кипения, как известно, стала Первая Мировая Война. Неудачи на фронте, дефицит продовольствия в тылу стали окончательной точкой кипения, которая снесла русскую монархию. Так как оппозиция, единая в своем неприятии самодержавия, была отнюдь не едина в своих идеях, после свержения царя начался новый, еще более ожесточенный виток политической борьбы, который привел к власти тех, кто опирался на восставшие народные массы, то есть, имел самую большую по численности социальную базу. Большевики, левые эсеры и анархисты при поддержке солдат и матросов свергли Временное Правительство и правых социалистов.
  
  Как ни странно, но никакой магической подоплеки в Революции не было. Многие революционеры с обеих сторон были волшебниками, но судьба страны решалась не в ходе мелких стычек и обменов проклятиями, а на огромных митингах и забастовках с участием сотен тысяч рабочих.
  
  А вот уже во время начавшейся чуть позже Гражданской Войне маги развернулись на полную. Советское ЧК, которое на первых порах состояло из волшебников-легилиментов, белые террористы, осуществлявшие дерзкие и результативные диверсии и покушения. Кровавые гекатомбы с призывами демонов, которые имели место с обеих сторон. Церковники, которые всю дорогу призывали на помощь своего бога, иногда он им даже помогал.
  
  Да и иностранные интервенты тоже не стеснялись прибегать к помощи своих волшебников. Правда, убивали их довольно быстро. Слабо мотивированные, слабо ориентирующиеся в большом мире субъекты частенько ловили пулю из винтовки Мосина. Это была одна из причин, по которой интервенцию пришлось свернуть. Огромные потери и убытки в ходе данной операции перекрывали даже тот весомый профит, имевший место быть от ограбления России. Заманить туда волшебников можно было только очень большими деньгами, а когда они начали массово гибнуть, расценки и вовсе стали неподъемными для подорванных Великой Войной держав.
  
  В дальнейшем маги заняли достойное место в новом государстве, приняв самое активное участие в его строительстве. Наряду с наукой обычной, поднялась и наука магическая. Причем, обогнав в этом весь остальной мир. Появились новые, более экономичные и продуктивные формулы заклинаний. Появилось несколько новых направлений: техномагия, астралопатия и гибридная медицина.
  
  Советский Союз боялись не только из-за пугающей промышленной мощи, появившейся всего за десять лет, но и из-за вполне зримой магической угрозы.
  
  Подобный страх и привел в первой половине тридцатых к власти в Германии нацистскую партию. И последующие зверства нацистов тоже имели вполне себе практическую подоплеку. Нужны были жертвы, много жертв. Немецкие промышленники до ужаса боялись прихода коммунизма и не поскупились на то, чтобы создать магическую организацию, работающую на государство. И нет, не Аненнербе, это была так, ерунда и синекура для отвлечения внимания. К сожалению, даже с государственной поддержкой ждать мгновенного результата не стоило. Да и советы ушли далеко вперед, и нагнать их вряд ли получится. Поэтому было предложено простое в своей бесчеловечности решение. Перекрыть качество количеством. Пустить под нож столько людей, чтобы обемпечить энергией любые, даже самые дикие шалости, и задавить, наконец, ненавистный Советский Союз. Но не вышло. Первый удар был действительно страшен. Как ни старались советские колдуны защититься, от орд демонов и плененные германскими некромантами души были настоящим тараном, который сносил на все, что только можно на своем пути.
  
  И тут, как ни странно, помогли церковники, точнее на них сильно надавили, и они открыли вынуждены были поделиться секретами божественной магии. Благодаря этому советские маги довольно быстро выработали эффективное противодействие откровенно черной магии нацистов.
  
  И где-то к началу сорок второго года магическое преимущество Третьего Рейха над СССР было полностью нивелировано. Дальше игра уже шла на равных. Даже массовое уничтожение советских граждан на оккупированных территориях не смогло дать необходимого немцам количественного скачка. Волшебники Советского Союза были неотъемлемой частью всего советского общества и не избежали его судьбы. Поначалу это были герои, атланты, архитекторы и строители нового общества, которые с оптимизмом смотрели в будущее. Потом они превратились в обычных людей, которые честно служат советскому государству и в какой-то мере все еще верны Идее. Затем в бюрократов и аппаратчиков, свято блюдущих интересы своего "клана" или ведомства. Ну а под конец вконец обуржуазились, переродившись в хапуг, коррупционеров и мещан. В результате, маги, как и весь бывший советский госаппарат, служат новому буржуазному строю и с увлечением делят народную собственность.
  
  Волшебники, не встроенные в государство, конечно, есть, и их большинство, но они рассеяны по всяким загибающимся НИИ или вообще свалили за границу.
  
  Так что и с местными магами тоже будем бодаться. Хотя, конечно, неплохо было бы перетащить на свою сторону тех искренних и честных, которые точно еще остались.
  
  Ладно, посмотрим, что там пишут парни. В принципе, все прошло в пределах ожидаемого. Без эксцессов не обошлось, но это-то, как раз, вполне понятно и, более того, закономерно.
  
  Один пенсионер, видимо, ветеран попросил парней взять его с собой, подразумевая, судя по всему, Страну Вечной Охоты. Приняли? Приняли, молодцы, так и надо. Напичкали деда лекарствами из походной аптечки, которые и мертвого на ноги поднимут (в буквальном смысле), и привезли сюда, временно поселив в муниципальной гостинице. Так, судя по манере отчета, комиссар ждет от меня дальнейших решений по данному вопросу. Что ж, будут решения. Надо бы с дедом встретиться.
  
  Еще что? Так, ага, "Красный Октябрь" появился в Иркутске прямо во время масштабной стачки, организованной местной ячейкой КПР*, в результате, работяги и левые активисты с задором присоединились к парням и, фактически, свергли в городе власть.
  
  А вот это уже серьезно. Как бы Бухой Борис танки в Иркутск не ввел и начал устраивать военно-полевые требуналы. Согласно инструкции, парни покинули город, не задержавшись там не на секунду.
  
  Н-дя, ситуация. И чего делать? Продолжать по графику или оборонять Иркутск? С одной стороны первое было бы предпочтительней чисто практически, с другой нехорошо это бросать людей на растерзание не самому гуманному режиму.
  
  ***
  
  - Профессор, подождите! - крикнула догоняющая меня девушка.
  
  - Я вас слушаю, мисс Браун, - оборачиваюсь к блондинке, которая, как и сестры Патил, та еще акселераточка.
  
  Но, в отличие от них, она довольно высокая. Ниже меня всего на полголовы. Грудь - уверенный седьмой размер, задница тоже не даст заскучать. В общем, сочная со всех сторон.
  
  - Профессор, я бы хотела с вами поговорить. Наедине. Это очень важно, - облизывая от волнения свои пухлые губки, сказала гриффиндорка Лаванда.
  
  - Что ж, хорошо, раз важно. Я, как раз, сейчас свободен. Пойдемте.
  
  И я повел девушку в свой кабинет. Тот самый, в котором я частенько развлекаюсь со смуглыми близняшками.
  
  - Итак, мисс Браун, о чем вы хотели поговорить, - спрашиваю ее, закрывая дверь на ключ изнутри.
  
  - А? Ах да, сейчас, - спохватившись, Лаванда оторвалась от созерцания небольшого "творческого беспорядка", стала торопливо расстегивать висящий на плече портфель и, достав оттуда весьма увесистый конверт, протянула его мне.
  
  Так, посмотрим, что там у нас. Внутри оказалась целая кипа фотографий довольно... интересной направленности. Порнография, проще говоря, где в качестве главных действующих лиц был я вместе с Парвати и Падмой.
  
  Причем, неизвестный фотограф, надо отдать ему должное, выбирал достаточно удачные моменты. Уверен, если это увидит какой-нибудь подросток, запрется в туалете часа на три. Вот Парвати, сжав мой ствол в своих буферах, высунув язычок, ловит выстреливающую из ствола сперму. Или подвижное фото, в котором я, прижав Падму к себе, энергично трахаю ее в зад. О, и это сумели заснять. Сестры с двух сторон, увлеченно облизывают мой член, попутно целуясь.
  
  - Очень интересно, и зачем вы мне это показываете, мисс Браун? - спокойно спрашиваю переминающуюся с ноги на ногу гриффиндорку.
  
  - Я думаю... если это увидит директор Дамблдор или родители девочек, будет очень плохо... вам...
  
  - Продолжайте, мисс Браун, я внимательно вас слушаю.
  
  - ...чтобы не случилось ничего плохого, вам следовало бы прекратить... ну... то, что вы делаете... с Парвати и Падмой.
  
  Хм, а румянец на ее белой, чистенькой коже смотрится особенно очаровательно.
  
  - Не ожидал, думал вы попросите о чем-то более существенном... для себя. В чем ваша выгода, мисс Браун?
  
  - Просто оставьте их в покое! Вы ломаете им жизнь! - перешла в наступление блондинка.
  
  - Как это трогательно, но что-то я не верю в ваше благородство. Чтобы скрытно заснять все это, нужен весьма специфический и очень дорогой артефакт. Штучный товар, который под силу только настоящему мастеру зачарователю. Тратить большие деньги на благородные цели способны очень немногие. Сомневаюсь, что вы к ним относитесь. Итак? - говорю, медленно приближаясь к гриффиндорке. Подойдя достаточно близко, начинаю накручивать на палец ее восхитительные локоны.
  
  - Оставьте их в покое... сэр, иначе я покажу эти фотографии диретору.
  
  Как глазками то сверкает!
  
  - У меня другое предложение, - сказал я, хватая ее за попу. И это вызвало немедленную реакцию. А именно, звонкую пощечину, которую девушка мне влепила чисто на рефлексах.
  
  - Брось, Лаванда, за этим ты и пришла. Ты хочешь, чтобы я бросил близняшек и трахал только тебя, - наклоняюсь к ней, наши носы чуть ли не касаются. Серые глаза девушки завороженно смотрят на меня, ротик приоткрыт. Она ждет, что я поцелую ее, жаждет этого.
  
  И я даю изнывающей уже который месяц девушке то, чего она так хотела. Наклоняюсь еще ниже и впиваюсь жадным поцелуем в эти алые губки. Не затягивая, отправляю свою одежду в подпространственный карман. А ей задираю манти и, отодвинув трусики, вхожу на всю длинну. Благо, гриффиндорка не была девственницей и миндальничать с ней было не обязательно.
  
  - О-о-ох! Он такой большой... и горячий! Я... я горю. У-ум! У-ум!
  
  Я отвел блондинку на второй этаж, буквально прокатив на своем члене, и, кинув на кровать стал трахать, как всегда, активно. Что-то посреди процесса стукнуло мне в голову, захотелось узнать, как это будет с клоном.
  
  Создав почти полноценный дубль себя с ментальной привязкой к своему разуму и начав через него трахать охеревшую Лаванду в рот, я понял, что это просто охуенно.
   Ощущения передаются в полном объеме и с одного, и со второго тела. Оргазм вышел просто бомбический, 2х, так сказать.
Оценка: 2.60*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) О.Британчук "Да здравствует экология!"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"