Knightmare: другие произведения.

И вновь продолжается бой...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История о человеке из 2084 года, который не по своей воле оказался в 1986 году. Сразу хочу заявить, что сюжетная арка с Чернобылем больше, чем на пятьдесят процентов является выдумкой. Реальные действующие лица также заменены на выдуманных персонажей. Данная трагедия является довольно болезненной темой для многих людей, поэтому я сделал это, чтобы избежать нечаянного оскорбления кого-либо из участников тех событий или неправильной интерпретации тех событий. Также изменена дата аварии. Продолжение можно найти здесь: https://tl.rulate.ru/book/23632

  
  Пролог
  Часть 1
  Огромный мегаполис, бывший домом для более, чем тридцати миллионов человек, лежал в руинах. Удары бомб с орбиты превратили Штеттин в настоящий некрополь из пыли, стекла и железа. Однако город не был мёртв. Об этом свидетельствовала чудовищная битва, развернувшаяся за его останки.
  В небе, над остовами выгоревших дотла небоскребов, вьётся летающая боевая техника самых разных классов, от самых настоящих бронированных крепостей с десантом до юрких истребителей. Количество участников воздушной баталии перевалило за тридцать тысяч единиц боевой техники. Каждую секунду не меньше десятка машин выбывало из битвы. Одни взрывались в небе, другие украшали своими останками живописные руины мегаполиса.
  На земле же развернулась намного более масштабная и кровавая мясорубка. Миллионы солдат в экзоскелетах разной степени тяжести, десятки тысяч танков на репульсорах и летунов* поддержки безжалостно уничтожают друг друга.
  Посреди всего этого Ада, практически на переднем крае неровного фронта, разделяющего две стороны, пытается сохранить свою роту и уничтожить вражескую старший лейтенант Рогов Ярослав Александрович.
  ***
  Ненавижу городские бои, они воплощают в себе весь ужас этой войны. Массовая гибель мирняка после предварительной бомбардировки, гарантированные серьёзные потери среди тех, с кем ты прошёл все эти страшные годы и колоссальные усилия, чтобы не положить своих людей в чудовищной мясорубке.
  "Пользователь находится на грани нервного истощения", - транслировал ИИ родного экзоскелета через нейросеть приятным женским голосом.
  Расслабляюсь, ибо знаю, что сейчас последует. Укол в позвоночник, хоть и был ожидаем и привычен, всё равно подарил мне целую гамму "любопытных" ощущений. Стимулятор начал действовать практически сразу, сознание кристаллизировалось, появилась жажда деятельности, а усталость и тяжёлая апатия временно покинули меня.
  - Велькин, доложи ситуацию! - обращаюсь по внутренней связи к командиру противотанкового отряда, который по моей команде засел в остатках соседнего здания и не по-детски красит* вражескую технику.
  - Пока держимся товарищ старший лейтенант! Но чую, ещё немного и скруджи* нас раздавят! - голос молодого девятнадцатилетнего младлея тонул в звуках практически непрерывной канонады и взрывов.
  - Сколько ещё продержишься? Только без надрыва!
  - Минуты четыре-пять! Может семь! Не больше!
  - Принято!
  Если выживет, сделаю ему втык. Четыре минуты! Ха! Да он и двух, скорее всего, не протянет. Герой х*ров!
  - Сидорович, как обстановка? - вызываю командира лёгких сил, отряд которого рассредоточен по всей контролируемой нашим отрядом территории.
  - Нормально, товарищ старший лейтенант! Пехтуру мы подвыбили, так эти сволочи своих мальчиков к нам больше не пускают! - судя по бодрому голосу, шуточкам и отсутствию шума близкой стрельбы, у Сидоровича действительно всё более или менее нормально. Тем лучше.
  - Принято! И соберись, скоро твой курорт закончится!
  Ну что? Как говорил первый в мире космонавт: "Поехали!".
  - Внимание бойцы! Говорит старший лейтенант Рогов! 1-е отделение, начать выдвижение на точку D! 2-е отделение, начать выдвижение на точку F! - командую своему взводу, который представляет собой инженерно-сапёрные силы. Единственное, что мы можем хоть как-то противопоставить врагу, боевые дроны поддержки.
  Наша рота является подразделением второй линии и не имеет никакой боевой техники. Десять минут назад вследствие массированного применения врагом САУ на нашем участке выбило штурмовые силы полка. Поэтому прорыв приходится сдерживать нам. В принципе всё не так уж и плохо. Бывало и похуже. Выгодная для обороны позиция, осторожный, на грани трусости, противник, да и помощь должна скоро подойти. Нужно лишь подольше продержаться.
  Сам я отправляюсь вместе со вторым отделением. Знаю что глупо, но не могу оставаться в стороне, пока мои подчиненные бьются с превосходящими силами скруджей.
  Пробежав двадцать пять метров через руины, разнообразные осколки и мусор, мы оказались в нужной точке и стали обустраивать оборону. Здание, в котором держит оборону Велькин, расположено на северо-западе от наших позиций. Второе отделение уже закрепилось к северо-востоку от противотанкистов. Таким образом, мы сможем прикрыть взвод Велькина, когда они начнут отступать. На что я уже скоро дам команду.
  Позволяю себе отвлечься от окружающей действительности и обращаю пристальное внимание на тактическую миникарту, на которой отображаются экзоскелеты всей роты. Сейчас мне интересны противотанкисты. Главное не промедлить когда отступление будет грозить большими потерями или гибелью всего взвода. Однако спешить тоже нежелательно. Нужно как можно больше времени, чтобы подготовить и возвести максимально возможное количество дотов, траншей и турелей. Конечно, такие наспех сварганенные из тезатора* поделки не продержаться и часа, но этого времени нам хватит за глаза.
  ***
  На небольшом наземном участке огромной битвы столкнулись два враждебных друг другу подразделения. Лёгкая общевойсковая рота РСФСР и танковый батальон ФРГ. Казалось бы, говорить тут не о чем. Тяжёлыемашины, парящие в метре над тем, что заменяет землю в этом трупе гигантского мегаполиса, сметут пехоту, без поддержки какой бы то ни было техники и артиллерии, и пойдут дальше. Однако коммунисты имели значительные противотанковые силы и успели занять весьма выгодную оборонительную позицию в, как не кстати для немцев, стоящем прямо на пути батальона, не до конца разрушенном, высотном здании.
  Попытавшись взять вражеские позиции нахрапом, штабс-гауптманн Дэйвид Грубэр потерял четырёх "Ягуаров" b-126 вместе с достаточно опытными экипажами. Прожжённый офицер-танкист не желал понапрасну губить своих ветеранов, ряды которых с каждым днём войны и так редели катастрофическими темпами, поэтому решил давить врага постепенно, с дальних дистанций и по всем направлениям.
  Дэйвид приказал всем своим танкам, даже лёгким БТРам, с дальних дистанций поливать огнём злосчастное здание. Эффективность такого хода была, конечно, довольно сомнительной. Слишком большой разброс огня. А корректировать его никак не получается. Дроны сбиваются противником заблаговременно, а пеленг глушится стандартными помехами. Но, несмотря на очевидные и очень значительные минусы, такая тактика позволяет уничтожить врага без особых потерь. Единственное что пострадает при таком раскладе, так это время. Грубэр предпочитал потерять несколько минут, но сохранить несколько десятков, а то и сотен жизней своих подчинённых.
  Как оказалось, начальство в лице оберста Нойе думало несколько иначе. Жёстко отчитав штабс-гауптмана за непростительное промедление, командир полка дал ему десять минут на то, чтобы разобраться с проблемой. Все возражения Грубэра о том, что спешка чревата большими потерями, оберст отмёл. "Вперёд, и только вперёд! Ни в коем случае нельзя снижать темпы наступления!"
  Во исполнение приказа командир такового батальона начал предпринимать на своём участке более активные действия. Всё ещё не желая подвергать излишнему риску танки, штабс-гауптманн послал вперёд десант с БТРов. Самое то против засевшей в здании пехоты с тяжёлым вооружением. Конечно, многие погибнут. Но прогнозируемые потери составляют не больше трети от общего числа... Тем более, выбора-то особого и нет. Или так, или танки.
  Дальнейшие события со всей отчётливостью показали штабс-гауптманну, кем он, в сущности, и является. Болваном. Опытным, где-то даже умным, но болваном. Да, провести нормальную разведку в данных условиях нет никакой возможности. Все посланные в сторону противника дроны были тут же уничтожены, спутники из-за творящейся в небе вакханалии ничем помочь попросту не могут, а пеленгация невозможна из-за мощных помех. Но ведь можно же было подумать, поразмышлять, раскинуть мозгами и догадаться, что там, впереди, находится не только один, единственный, противотанковый взвод!
  В итоге практически весь десант в считанные секунды уничтожен перекрёстным огнём из засады, а попытавшиеся оказать им поддержку БТРы получили серьёзные повреждения отвсё тех же засевших в здании свиней!
  ***
  - Старший лейтенант Рогов, вызывает подполковник Ларин! Доложите обстановку! - "позвонил" мне по закрытому командирскому каналу части мой непосредственный начальник.
  - Пока держимся, товарищ полковник! Отбили попытку пехотного десанта, вот сейчас строим временные оборонительные рубежи. Никакой активности помимо дальнего обстрела противник не проявляет вот уже в течении... - кидаю мимолетный взгляд на часы, - ...двух минут и восемнадцати секунд.
  - Хорошо, продолжай в том же духе, Ярослав Александрович, помощь скоро будет. Конец связи, - закончил командир на более тёплой ноте. А у меня после его слов немного отлегло от сердца. Были серьёзные сомнения, что штурмовая группа подоспеет вовремя. Всё-таки неизвестно как у них там всё сложится, и не завязнут ли они. Но раз комбат говорит, что скоро будет помощь, значит всё идёт как надо.
  Надо сказать, происходящее является самым настоящим безумием даже по меркам этой войны. Встречное наступление двух многомиллионных фронтов, когда время идёт буквально на минуты. И моя рота оказалась на переднем краю. Но, судя по всему, наш участок является далеко не приоритетным направлением, иначе нас бы уже сравняли с землёй или САУ, или же задавили бы массированной атакой по всем направлениям. А так, нам противостоит всего лишь один танковый батальон. Тоже, конечно, очень неприятный противник, который вполне способен пройтись по нам реактивным буром. Но никакого подавляющего превосходства нет и в помине.
  Мой взгляд блуждает по всем нужным "штабным" экранам. Вот миникарта с индикаторами отряда. Здесь пока всё более или менее нормально. Вот видео с многочисленных дронов, которое хитрым образом складывается в единую картину. Внимательно, со всех сторон, рассматриваю окрестности с разных ракурсов. Порой изображение рябит помехами. Сказывается действие мощного "глушителя", которое краем цепляет и нас самих.
  Как-то некстати вспоминается один интересный фильм, вышедший задолго до Войны, где-то в конце сороковых. Я тогда, как раз, школу заканчивал. Вспомнил! В сорок девятом году это было. Исторический фильм про Вторую Мировую. Из огромной плеяды картин на данную тематику он выделяется тем, что повествует не о каком-то отдельном подвиге или целом сражении, а о стремительной эволюции, произошедшей с РККА в период с 1941 по 1945 год,как изменялась работа штабов, подстраиваясь под всё более жестокие условия военного времени, как отлаживалась военная доктрина и устав армии. И многое ещё, по мелочи, в том же духе. И это не зануднаядокументалка, а самый настоящий художественный фильм, с драматической линией, актёрами, спецэффектами. Длился он, правда, ни много ни мало, пять часов. Но, надо сказать, картина не отпускала ни на секунду. Настоящий шедевр не только нашего, советского, кинематографа, но и мирового.
  К чему это я вспомнил? К тому, что технический прогресс со времён Второй Мировой не стоял на месте и теперь вся штабная работа до уровня бригад может осуществляться в одном единственном, специально сконструированном, командирском экзоскелете. Как у меня. Мощный процессор, здорово помогающий с тактическими расчётами, экраны, как обычные, так и голографические, передатчик для бесперебойной связи. Ну и, конечно же, большое пространство, чтобы нормально пользоваться всем этим великолепием. Но есть один существенный изъян, который конструкторы постарались по мере сил нивелировать. Дело в том, что за счёт внутреннего пространства серьёзно увеличивается размер такого экзоскелета, делая его отличной мишенью.
  Этот недостаток постарались устранить с помощью навешивания на него всех возможных маскирующих покрытий, в том числе и светового. В принципе, у конструкторов получилось если не идеально, то близко к этому. Даже спустя год, с момента поступления в войска этих чудо агрегатов, скруджи никакими средствами не могут засечь наших командиров. Однако от артиллерийского налёта, ракетной бомбардировки и других нежданных "радостей" войны не застрахован никто. И раньше очень часто бывало, что младшие командиры, находящиеся вместе со своими подчиненными в непосредственном боевом столкновении, гибли, оставляя своё подразделение в полной дезорганизации. Если на уровне отделений в этом нет ничего сильно уж катастрофического, то уже во взводе проблема встаёт в полный рост.
  Именно поэтому в устав действующей армии ввели пункт запрещающий командирам от младшего лейтенанта и выше не только участвовать в боестолкновении, но и находиться ближе километра от своего подразделения. Благо современные системы контроля без проблем позволяют эффективно управлять подчинёнными бойцами и командирами.
  То, что я сейчас делаю, находясь на передовой, скорее всего,подведёт меня под трибунал. Если выживу, конечно. Знаю, мой поступок глупость со всех сторон, но не могу иначе. Вот не могу и всё! Они тут, значит, будут погибать, а я спокойно, с расстояния, должен за этим наблюдать?! Анчоусы правят миром!* Так, спокойно! Надо следить за обстановкой, а не продумывать будущие оправдания на ковре у начальства!
  Ушёл в себя я всего на несколько секунд, и ничего существенного за это время не произошло. Хотя нет, всё-таки произошло. С высотных дроновотчётливо стало видно двигающуюся прямо на нас танковую шеренгу. Адреналин начал растекаться по венам, а сердце застучало, как отбойный пресс. Вот и началось.
  ***
  Грубэр пребывал в весьма раздосадованном расположении духа, лихорадочно пытаясь придумать мало-мальски годный план для грядущего штурма. К сожалению, на ум не приходило ничего кроме банальной двойной шеренги с шахматным строем. Так-то, ничего плохого в этом нет. В большинстве случаев именно простые решения и шаблонные схемы являются самыми эффективными. Но сейчас его буквально корежило от такой тривиальности. Хотелось преподнести своему противнику смертельный сюрприз, переиграть в тактике, задавить интеллектуально, а не превосходством в силах. Однако время поджимает, и всякие, желаемые штабс-гауптманном, изыски являются непозволительной роскошью.
  И ему с тяжёлым сердцем пришлось приказать своим подчинённым построиться в двойную шеренгу. В первой идут обычные, средние "Ягуары", а во второй загруженные пехотой БТРы. Его "Пантера" тоже отправилась в бой. Надо поддержать парней после недавних неудач. Ничто так не воодушевляет солдат, как присутствие командира на поле брани. Особенно если командир уважаем и любим подчинёнными. А Дэйвид, без ложной скромности, именно таким и являлся.
  На душе у Грубера не было никакого особого страха, радости или волнения, лишь усталость и желание как можно скорее со всем этим покончить. Не только с текущей проблемой, но и с войной. И неважно, с каким результатом. Главное, что весь этот кошмар прекратится. До войны он был обычным студентом, который, чтобы заработать на учебу, подрабатывал таксистом. В первый год войны армия потеряла две трети своего кадрового состава, поэтому в третью волну мобилизации, под которую Грубер как раз и попал, гребли всех мало-мальски пригодных.
  "Умеешь водить, будешь танкистом!" - именно так ему сказали на призывном пункте. На фронтах тогда было некоторое затишье, коммуняктоже изрядно потрепало. В связи с этим Дэймонд успел пройти минимальную военную подготовку прежде, чем его отправили на войну. Первые два месяца обстановка всё ещё оставалась более или менее спокойной. Постоянные воздушныеналёты, а также регулярные артиллерийские и ракетные бомбардировки того или иного участка фронта, конечно, здорово нервировали. Однако если верить рассказам тех, кто воевал с самого начала, это как лёгкий снежок по сравнению с горной лавиной.
  Сам, тогда ещё, рядовой механик-водитель особо не верил рассказам ветеранов, считая, что они так пугают новичков, да байки травят. Точнее ему не хотелось верить, слишком нереальны и страшны были слова бывалых солдат и офицеров.
  А ещё ветераны отличались от только, что пришедших на фронт своеобразным мрачным цинизмом. Не стесняясь никого, многие из них откровенно крыли матом правительство, канцлера, своих генералов. Причём, как рядовые, так и некоторые офицеры с не слишком высокими чинами. Это несколько коробило Грубэра, впрочем, не только его, но и остальных новичков.
  Тогда обстановка на фронте неприятно напомнила ему читанную ещё в школе книгу "На Западном фронте без перемен". Потом, спустя три с половиной месяца после прибытия в действующие войска, началось то, что потом за глаза будут называть "румынским пирогом". Командование ОАЕ* наконец смогло в полной мере восстановить численность армии и даже серьёзно её пополнить. И фельдмаршал Эдвард Маннель - главнокомандующий Евросоюза, отдал приказ о наступлении по всему Восточному фронту. Всё началось семнадцатого мая две тысячи пятьдесят пятого года в пять двадцать восемь утра. Это время и эту дату Дэйвид запомнил на всю жизнь.
  Вспышки от реактивных снарядов буквально ослепляли, так их было много. От грохота артиллерии дрожала земля. И так продолжалось не меньше получаса. Всё это время он сидел в танке в ожидании приказа к выступлению, и то получил нехилый сенсорный шок. Тем не менее, когда обстрел прекратился, и они получили приказ на выступление, Грубэр смог вполне сносно выполнять свои обязанности водителя.
  В бой их батальону представился случай вступить лишь спустя сорок минут. Всё, что они видели до этого, проезжая по разгромленным позициям коммунистов, представляло собой выжженные обломки укреплений, дотов, перепаханные остатки траншей и окопы. А также трупы, как целые, так и не очень, сильно не очень, ну и отдельные фрагменты в изобилии покрывали землю. Дэймонд, непривычный тогда к такому, самым натуральным образом проблевался. Остальные члены экипажа тоже чувствовали себя не лучшим образом. Но не настолько чтобы расставаться с ужином. Закономерным итогом такой несдержанности стал ушат помоев, вылитый ему на голову товарищами. Фигурально выражаясь, конечно же.
  Тогда основным танком бундесвера был гусеничный "Барс", поэтому скорость движения и проходимость бронетехники являлись намного ниже, чем сейчас, спустя практически четыре года. Их полк шёл в арьергарде передовой дивизии, и случавшиеся незначительные попытки сопротивления со стороны противника их не касались. До поры, до времени.
  Углубившись во вражескую территорию на полсотни километров, тридцать восьмая танковая дивизия, в составе которой тогда и служил Грубэр, подверглась массированному нападению нескольких эскадрилий флаеров*. В первые два с половинной года войны подобное было очень опасно. Танки не имели достаточно современной ПВО, чтобы попасть по юрким целям, броня тоже в достаточной мере не отвечала требованиям Третьей Мировой Войны. А уж о том, как гусеницы "здорово" помогали уворачиваться от смертоносных ракет, и иных подобных "подарков", штабс-гауптманн вспоминал редко и исключительно в нецензурных выражениях.
  Слабо помогали даже передвижные ракетные комплексы ПВО. Сколько Дэймонд повидал боев и откровенных мясорубок на своем, не слишком длинном, веку, связь с орбитой всегда было крайне хреновой. И чем дальше, тем хуже. Он догадывался, с чем это связано, но держал подобные мысли при себе. Официальная пропаганда молчит, и ему тоже лучше помалкивать. Кто умный, всё и сам понимает.
  Тогда дивизия понесла вполне закономерные потери. Две трети танков, БТРов и иной техники превратились либо в груду осколков, либо, оставшись внешне относительно целыми, в настоящий крематорий для экипажа. Сам Грубэр выжил исключительно благодаря случайности, статистической погрешности. Их танк не испепелили только потому, что какой-то комми пилот не счёл его достаточно "вкусной" целью. Хотя никакого особого отличия между "Барсами" и их "зелёными" экипажами не было и в помине.
  Как оказалось, это была не отдельная, особо удачная, операция противника, а лишь первая ласточка грядущего Апокалипсиса, подготовка почвы для контрнаступления по всему фронту.
  Передовые дивизии первой и второй линии на время превратились в испуганное дезорганизованное стадо, частью которого Дэймонд в тот момент и являлся. Однако кризис достаточно быстро был преодолён. Остатки дивизии кое-как, но организовались в бригаду до того как машины с красной звездой на броне показались на горизонте.
  Первый настоящий бой запомнился Грубэру липким, скручивающим живот, страхом вначале и спокойным фатализмом, напополам с неким азартом, в конце. Именно тогда он из гражданского, на которого напялили форму и отправили воевать, окончательно превратился в солдата. Маленький, но надёжный винтик огромной военной машины.
  Тогда их с треском разгромили, и они вынуждены были даже не отступать, а, самым натуральным образом, драпать, сверкая пятками. Несмотря на это штабс-гауптманн частенько вспоминает то время с тёплой ностальгией. Он был молод, полон энергии, некоторых надежд и понятия не имел, что ждёт его впереди.
  
  ***
  
  - Велькин, отступай к намеченным позициям!
  - Есть, товарищ старший лейтенант!
  Прерываю связь с младлеем и вновь обращаю самое пристальное внимание на миникарту, на которой за последние сорок секунд появилось около тридцати маркеров вражеской бронетехники. Надо сказать, парни Велькина сработали на пять с плюсом. Прошло меньше минуты, а четыре красные отметки уже поблекли*. По-хорошему их надо было бы подержать в здании ещё не меньше минуты. Однако возникла зримая угроза окружения, вражеский командир оказался весьма толковым. Не стал тратить ни секунды на перестрелку, а сразу же повёл танки в обхват.
  - Сержант Аверин, сержант Кивина, огонь по готовности! - приказываю, установив связь одновременно с командиром первого и второго отделения. В ответ мне прилетает практически синхронное: "Есть!", отчеканенное мужским и женским голосом.
  Такое ощущение, что в душу кто-то подкинул горсть булыжников. До сих пор изрядно коробит. Ну не должны женщины воевать в строевых частях! Тыловые службы, пилоты, танкисты - это ладно, это нормально. Но чтобы в пехоте, на переднем крае. Треть армии! Девять миллионов молодых девчонок сражается и погибает наравне с мужчинами. Так не должно быть!
  Брр! Встряхиваюсь. Хватит этой рефлексии. Ты боевой командир, а не поэт неврастеник.
  Тем временем мои подчинённыевдарили по врагу из всего что есть, прикрывая отход противотанкистов. А было у нас к этому моменту уже немало. Семь лёгких стрелковых турелей, плазменные снаряды которых пробивают лобовую броню БТРа, и две тяжёлые "Убийцы Титанов"*. На каждое отделение.
  Так как инженеры замаскировали позиции на совесть, огонь, ставший для скруджи полной неожиданностью, оказался, в первые пятнадцать секунд, необычайно эффективным. Из двенадцати вражеских танков, находившихся на прямой наводке, пять превратились в хлам, и ещё два серьёзно повреждены. Однако момент неожиданности прошёл, и в нашу сторону тоже полетели смертоносные "подарки".
  Вот полностью выбило расчеты пяти лёгких турелей. Два в первом отделении, три во втором. На их место встали другие сапёры. Раненых оттащили подальше, убитых оставили там же. Танки весьма ловко маневрируют, оказавшись на относительном просторе. Видно экипажи опытные.
  Прошла минута. Тяжёлый взвод Велькина успешно отступил на заданные позиции и теперь вместе с сапёрами держит оборону. Потери со стороны моего взвода весьма серьёзные, сорок два убитых и восемнадцать раненых. Враги пустили на нас остатки своего десанта. Это не то отделение, не то взвод из восьмидесяти средних пехотинцев, доставляет много неприятностей. Поддерживаемые танками очень грамотно и яростно наседают на позиции первого отделения, где нахожусь и я. Очень опасная ситуация.
  - Сидорович, собирай взвод и в быстром темпе дуйте сюда! Всё плохо!
  Если помощь не придёт в течениетрёх минут, то на моей роте, как боевом подразделении, можно ставить крест. Лёгкая пехота в открытом бою - настоящий анекдот. К сожалению, уничтожить вражеских солдат из укрытий, с дальней дистанции, как это было проделано чуть меньше пятнадцати минут назад, нельзя. Диспозиция изменилась кардинальнейшим образом. Тогда это было хоть и большее по численности, но относительно беспечное и расслабленное подразделение, которое за эту саму беспечность и поплатилось. Сейчас же вражеская пехота находится в интенсивном и жестоком боевом контакте.
  Мгновение, и весь мир погружается в ужасный немыслимый грохот, а затем, также стремительно, погружается во мрак.
  
  
  *летун - класс воздушной техники, достаточно универсальный, чтобы совмещать в себе функции лёгкого истребителя и штурмового вертолета.
  
  * "красить" - жаргонизм, являющийся аналогом термина "мочить". Получил распространение в 2037 году, после выхода фильма "Зелёные стены Кремля". Ироничная комедия с фантастическими элементами весьма жестоко высмеивает российский политикум в период, так называемого, "режима Путина". Картина стала настоящей вехой в истории кинематографа, и имела колоссальный успех у зрителей.
  
  * "скруджи" - презрительный термин, которым граждане РСФСР и других стран социалистического блока называют жителей капиталистических государств. Получил распространение в 2053 году. Отношения между Московской Организацией Торгового и Экономического Сотрудничества (сокр. МОТЭС) и Евросоюзом стремительно накалялись. Враждебная друг другу пропаганда также набирала обороты. Одним из продуктов такой пропаганды со стороны МОТЭС был произведенный в РСФСР ремейк знаменитого американского мультсериала про уток. Главным героем этого мультфильма стал СкруджМакДак. Через этого, несколько осовремененного, персонажа мультфильм изобличает звериное лицо капитализма.
  
  * "тезатор" -устройство, предтечей которого были 3D принтеры. Делится на два типа. Стационарный и переносной.Стационарный используется в большинстве отраслей промышленности. В том числе и пищевой. Произведённая такими аппаратами продукция очень надежна. Переносной же является эрзац модификацией, используемой в военных целях. Собранные за считанные минуты укрепрайоны спасли множество жизней солдат и командиров. Однако созданные с помощью таких аппаратов вещи крайне недолговечны, и рассыпаются в прах буквально спустя час после создания.
  
  * "Анчоусы правят миром!" -в 2024 году в США была издана, и позже получила мировую известность, повесть Георга Питерса "Невероятные приключения марсианских грибов". Книга повествует о группе молодых людей, которые употребили на вечеринке необычный "препарат" и вообразили себя грибами, пришельцами с Марса. Произведение являет остросоциальной комедией и психологической драмой. Получило своё место в мировой культуре, благодаря экранизации, вышедшей в 2027 году. Приведённая выше цитата является синонимом посылания всех и вся в дальнее путешествие. Так молодые люди, находившиеся под действием дурмана, отвечали всем, кто пытался вывести их из плена губительных иллюзий.
  
  * ОАЕ - объединённая армия Европы.
  
  * флаеры = летуны.
  
  *"Убийца Титанов" - класс артиллерийского орудия, способного пробить насквозь тяжёлый танк.
  
  
  
  Часть 2
  - Здравствуйте, дети! - захожу в класс. Меня встречает обстановка всеобщего хаоса, который в одно мгновение прекратился. Пятиклассники, бесившиеся секунду назад, повставали со своих парт и обратили на меня преданные взоры.
  - Здравствуйте, Ярослав Александрович, - прозвучало нестройное приветствие.
  - Садитесь! - разрешаю им садиться, и сам в то же время плюхаюсь на учительское место. Табур* очерчивает контуры моей фигуры, доставляя ощущение ненавязчивого комфорта. Снег за стеклом и начинающее рано темнеть небо придают моему настроению спокойно-созерцательную направленность.
  Решаю не проводить перекличку. И так видно, что все на месте. Через нейроинтерфейс отправляю отчёт на сервер*.
  - Так. Кто пойдёт отвечать? - а в ответ натуральный лес рук. Сколько лет преподаю в школе, но меня всё время поражает отличие школьников во времена моего детства и сейчас. В хорошем смысле поражает. Посмотришь, обычные, вроде бы, дети. Энергичные, шкодливые, шумные. А вот если приглядеться поближе, оторопьберёт. Обязательные, отзывчивые, любознательные, открытые, тянущиеся к знаниям. Раньше, помню, именно таких было не больше пары-тройки на класс. Остальные тоже не были разгильдяями... но не было в нас ещё той искры, что горит в этих ребятах.
  - Маша! Иди сюда! - приглашаю к "доске"* отчаянно тянущуюся с третьей парты девочку с заплетённой русой косой. Остальные дети тут же с заметным разочарованием прекратили тянуть руки.
  - Итак, на прошлом уроке мы с вами кратко пробежались по истории Римской Республики. Расскажи-ка мне, Маша, о причинах становления Римской Республики, как государства имперского типа.
  Слушая, как девочка звонко излагает усвоенный материал, я непроизвольно почёсывал подбородок своей "улучшенной"* рукой.
  - Молодец, пять тебе. Иди, садись! - отсылаю оценку в её дневник, и зову следующего ученика.
  Урок прошёл, как и всегда, бодро. Сначала опрос, а потом выдача новой порции исторических знаний. Ученики задавали вопросы, получали ответы. Процесс был очень... живым. Несмотря на сложность учительского ремесла, мне нравится эта работа. Я очень люблю детей. Невозможно описать словами то чувство глубокого внутреннего удовлетворения от осознания того, что ты нужен. И нужен не одному-трём, даже не десяти, а нескольким сотням, в которых ты вкладываешь не только знания, но и, буквально, душу, получая самый горячий отклик.
  К концу урока ребятишки, конечно, подустали. И просто слушали меня, старательно изображая интерес. Почему "изображая"? Да потому, что подходит к своему закономерному итогу шестой урок, и ученики уже слабо воспринимают мои слова. Однако, в силу воспитания, они не могут даже и помыслить о том, чтобы показать учителю своё безразличие. Стыдно. Ничего, вот придут домой, начнут учить задание по истории, и мои слова в их головках по ассоциативной цепочке и всплывут.
  Энтузиазм же в начале урока был вызван вполне естественным желанием продемонстрировать свои знания. А теперь, когда знания, наоборот, вливают к ним в головы, ребята приуныли.
  Когда прозвенел звонок*, я тут же отпустил детей. Запланированный объём материала они получили в полном объёме, и даже немножечко сверху. Так что задерживать их не было никакой необходимости. Ну и чего уж греха таить, сам я тоже изрядно утомился.
  Как это и положено в конце занятий, коридоры школы были забиты учениками разных возрастов. А их голоса сливались в неразборчивый гул. Ближе к выходу стали попадаться взрослые, пришедшие забрать своих, совсем уж маленьких, чад.
  Заворачиваю к служебному гардеробу. Панель отъезжает, повинуясь моемунейросигналу. Захожу и, цапнув у самого входа пальто, выхожу. У основной массы учителей работа с окончанием уроков отнюдь не прекращается. Это я работаю здесь по принципу залётной птицы. Залетел на среду, и улетел до следующей среды. Это и не основная моя работа. Вот так вот, семь лет назад обнаружил, что у меня огромное количество свободного времени, которое некуда потратить. Ну и решил употребить на благо себе и окружающим. А потом незаметно полюбил эту, второстепенную, работу, ничуть не меньше, чем основную.
  На улице стояла моя любимая разновидность зимней погоды. Тяжёлые хлопья снега медленно и вальяжно спускаются с неба, затянутого не слишком серыми облаками. И, при всём при этом, минусовой градус находится в первой половине отрицательного десятка, что являет достаточно тёплой для зимы температурой.
  Отойдя на некоторое расстояние от школы, зачем-то оглядываюсь. После Войны вся концепция гражданской строительной отрасли претерпела серьёзные изменения. Раньше, после сорок шестого года, старались как можно больше разгрузить крупные мегаполисы, рассредоточив людей по маленьким областным городкам и посёлкам городского типа. Для этого на местах строилось огромное количество домов-школ, детских садов, заводов и больниц, кинотеатров и т. д. Тогда, наконец-то, смогли провести,худо-бедно,реиндустриализацию и разгрести накопившийся во времена капитализма бардак. Но, к сожалению, в процессе не обошлось без ошибок, накладок или банального воровства. К тому же планировка порой хромала на обе ноги. Строили если не на скорую руку, то очень близко к этому. В пятьдесят втором году проект официально приостановили. Шестьдесят миллионов человек уехали из крупных городов, дело было сделано.
  Моя семья, кстати, тоже переселилась из Москвы в Перьёвку, отстроенный на месте деревни городок в Тверской области. Мне тогда было пятнадцать лет, и я всё прекрасно помню. На новом месте было намного лучше, чем в столице. Зелень, какое-то неуловимое чувство простора, свободы, нет ощущения довлеющего над тобой монструозного улья, раскинувшегося на несколько десятков километров. И всё это в один миг пропало в сентябре пятьдесят четвёртого...
  Во время Войны, как ни странно, произошла настоящая революция в способе промышленного производства. В пятьдесят седьмом году изобрели уни*. Благодаря этому открылось то, о чём нельзя было раньше и помыслить. В том числе и в сфере строительства. С шестьдесят четвёртого стали появляться очень, мягко говоря, необычные постройки.
  Один мой однополчанин после демобилизации выучился на архитектора. Ну, вот он мне и поведал, по "большому секрету", что это его коллеги по цеху, ошалев от открывшихся возможностей, стали чудить. Чего стоит только стоящий в центре стоэтажный небоскреб в виде покрытого шипами баобаба. Подобные, совершенно безумные, постройки на какое-то время, буквально, заполонили страну. Кому-то они нравились, кто-то считал их "богопротивной ересью", были даже равнодушные (немного, но были). В итоге к семидесятому году во всех более или менее крупных городах Советы нешуточно лихорадило. Иногда даже до драк доходило. И, в связи с нездоровой обстановкой в обществе, Верховный Совет волевым решением большинства голосов ввёл специальные ограничения для буйной творческой фантазии. Спустя год напряжённой работы специалистов были разработаны и окончательно утверждены стандарты, и очерчены относительно широкие рамки.
  Наша школа, построенная десять лет назад, является ярчайшим примером "новой архитектуры"*. Ничем не походит на старые, угловатые строения, но и нет в ней того накала модернистского безумия второй половины шестидесятых. Двухэтажная, будто сложенная из трёх перпендикулярных друг другу сигар, и имеет диаметр не меньше ста метров. О чём я только думаю? Может, стоило, как Азу*, на архитектора идти. В принципе, как говорил наш незабвенный Михаил Ааронович*: "Учиться никогда не поздно, поздно никогда не учиться". Но, к сожалению, не в ближайшие годы. Проект слишком важен.
  Пока разум витал где-то далеко, я вышел к парковке и запрыгнул в свой четвертак*. Салон встретил меня приятным теплом. Настроения особо не было, поэтому врубил автопилот до дома. Откидываюсь в табуре и начинаю "звонить"* отцу.
  - Привет сынок! Чего такой кислый?! - передо мной, в центре салона, появился виртуальный экран. С него на меня смотрел весёлый пожилой мужчина с внушающей уважения мускулатурой.
  - Ну не всем же везет так, как тебе. У нас тут в самом разгаре самая настоящая зима. Или ты забыл? - на лицо против воли выползает улыбка. Всё-таки умеет батя заражать позитивом.
  - Не дождёшься! Память у меня острая, как... как... как у орла клюв! Во!
  - Рад за тебя. Ты главное там, в океане, не захлебнись и к косторезам* близко не лезь. Я вот по какому поводу звоню. Ты на Новый Год прилетишь или нет?
  - Да, конечно прилечу. Нас, русских, тут всего двое. Остальные сплошь китайцы. И у них свой Новый Год. Китайский! С нашим он, календарно, ну никак не совпадает. Жениться тебе надо, чтоб не скучал почём зря! - настроение резко пошло вниз. На душе стало очень погано.
  - Ты опять?
  - Да опять! Тебе уже пятьдесят два, а ты всё ещё... - отец прервал свою эмоциональную речь. Насколько я его знаю, сейчас он сдерживает рвущуюся нецензурную брань. - ... в девках ходишь! Двадцать лет прошло! Пора бы уже и за...
  Прерываю связь. Понимает же всё, пердун старый! Нет, обязательно ему нужно взять и в открытой ране резаком* поковыряться! Старательно гоню от себя не раз уже похороненные воспоминания. За окном, внизу, с огромной скоростью проносятся запорошенные снегом дома и улицы, редкие люди, решившие прогуляться в такую погоду. Живу я на другом конце города, поэтому на дорогу обычно уходит где-то минут двадцать. Сегодняшний день не стал исключением.
  Ведомая запрограммированным маршрутом машина приземлилась на крыше высотного жилого дома. Перебираюсь из удобного пассажирского отдела на водительское место. Вызываю командой приборныйнейроинтерфейс и начинаю парковаться. К сожалению, искусственный разум ещё не достиг таких высот, при которых ему можно доверить столь ответственное дело.
  ***
  Интересно, что чувствовали древние охотники, убив мамонта? Наверное, не только радовались оказавшейся в их руках куче мяса. Смею предположить, что они также испытывали сильную гордость за то, какие они молодцы. А также пытались своим примитивным, первобытным, мышлением рассчитать насколько этого мяса хватит их племени.
  К чему это? Дело в том, что я ощущаю себя, словно вождь племени, под предводительством которого охотники завалили не просто мамонта, а целое стадо мамонтов. С одной стороны радость от обладания таким богатством, гордость за свой, без преувеличения, подвиг. А сдругой, полное непонимание того, как же, чёрт возьми, всем этим распорядиться?!
  - Ну что, коллеги, поздравляю! Мы вошли в историю! - обращаюсь к своим ассистентам, вылезая из баяна*.
  - Ярослав Александрович это... это... неужели получилось?! - ошалело воскликнул Пётр, аспирант на моей кафедре. Его взгляд неотрывно был устремлён к полигону, в центре которого весело искрилось окно в другой мир, результат нашей трёхлетней работы.
  - Боюсь, что так... - начинаю отвечать и, одновременно, боковым зрением, замечаю движение, и успеваю правильно на него среагировать. - Ты что творишь, дура?!!!
  - Простите меня... я просто... просто хотела... надо же п-проверить, - изумлённо, со страхом, стала оправдываться это порождение Убырга*. Во мне и так плещется поразительный коктейль из ярости, страха и облегчения. А эти жалкие оправдания окончательно довели мою далеко не хрупкую нервную систему до ручки.
  - Да, тебя, безмозглое ты существо, на атомы может распылить! И это в лучшем случае! А если на той стороне непригодная для жизни планета или, вообще, звезда! Твой мозг нельзя объяснить классической физикой*!!! Вон отсюда, чтоб глаза мои тебя больше не видели!!! - и белая, как мел, девушка со скоростью пули выбежала из лаборатории. Остальные студенты, аспиранты и даже кандидаты наук в шоке переводили взгляды с меня на открытую панель, через которую выбежала эта альтернативно одарённая. И их можно понять. В таком состоянии они меня видят впервые. Я по природе своей человек спокойный и деликатный. Но тут...
  Девушку, которую я сейчас морально уничтожал, зовут Анастасия Степанова. Трудится под моим началом больше года. В патологическом идиотизме ранее мною замечена не была.И вот с какого, простите, фига ей взбрело в голову идти проверять портал? Не иначе проснулось мифическое женское любопытство. Спасибо имплантам*, реакция хорошая. Успел поймать дуру.
  
  *табур. В 2038 году в быту стали появляться первые табуры, являющиеся заменой стульям, табуретам и креслам. Составленные из высокотехнологичных полимеров и снабжённые относительно простым процессором они идеально подстраиваются под фигуру человека. Предоставляемое чувство комфорта невозможно вообразить тому, кто ни разу ими не пользовался. К 2084 году табуры уже распространены повсеместно.
  * К 2084 году, благодаря поголовному наличию у граждан Союза Социалистических Государств нейросетей, и покрывающей всю планету глобальной информационной сети, бюрократические процедуры упростились на несколько порядков. В частности, каждое учебное заведение имеет свой домен в этой сети, в который на протяжении рабочего дня стекаются отчёты работников.
  * Доски для рисования мелом ушли из школ и университетов ещё в 2040-х годах, сменившись сначала на огромные многофункциональные сенсорные панели, а потом на нейроактивный голографический проектор. Однако в разговорной речи закрепилось выражение "идти к доске". И, несмотря на то, что самой доски, как таковой, не существует уже несколько десятилетий, данное выражение никуда не уходит из русского лексикона.
  * В ходе Третьей Мировой Войны тридцать три миллиона военнослужащих со стороны социалистического блока получили травмы, связанные с утратой конечностей. Благодаря высокотехнологичному протезированию, которое к 2052 году уже было доступно широким слоям населения, всех этих людей поставили обратно в строй. Так как кибернетические конечности в боевой обстановке являлись неплохим подспорьем, среди солдат и офицеров, получивших такое "подспорье", стала очень популярна незамысловатая шутка о том, что их "улучшили".
  * Звуковой сигнал к началу и концу урока сохранился к 2084 году.
  * уни (сокр. универсальная машина). Тезаторы стали пытаться применять в промышленности ещё в начале сороковых годов. Однако, при всей первоначальной привлекательности этой идеи, новаторы столкнулись с целой кучей, в принципе разрешимых, проблем и одной, практически невыполнимой. Заключалась она в том, что любая вещь, в которой присутствует более или менее сложная электроника, выходила с тем или иным серьёзным браком. Причину установили довольно быстро. Процессор устройства попросту не справляется с поставленной задачей. И периодически сбоил во время сборки. Проблему удалось решить лишь в пятьдесят восьмом году, когда была разработана так называемая "универсальная машина", являющаяся настоящим прорывом в области программного интеллекта, которая, наконец, раскрыла весь потенциал тезатора. А также значительно поспособствовала приближению Победы.
  * "Новая архитектура". Так называют архитектурную концепцию, возникшую в семидесятых годах двадцать первого века в РСФСР, а потом и других странах ССГ. Главное её отличие от всех предыдущих стилей заключается в отсутствии острых внешних углов. Закругленные стены и крыши, широкие окна, необычные формы самих зданий. Всё это и называется "Новой архитектурой".
  * Аза (сокр. Азамат).
  * Михаил АароновичРозенблюм, доктор биологических наук, профессор. Является персонажем культовой картины 2066 года "Вечерняя школа". Повествует фильм о нелёгких 2030-х годах, когда Россия выходила из кризиса, куда её завели десятилетия капитализма. В частности, из-за катастрофического падения образования с 1991 по 2028 год многие молодые и не очень люди, получившие высшее образование в те времена, были вынуждены переучиваться. По всей стране были открыты десятки вечерних школ, в которых люди добирали недополученные знания по многим профессиям и специальностям. "Вечерняя школа" рассказывает об одном из таких учебных заведений, где за партами сидят не дети или юноши с девушками, а уже вполне взрослые люди. Михаил Ааронович - один из главных героев картины. И многие его высказывания давно разобраны на цитаты и являются неотъемлемой частью культурной среды ССГ.
  * четвертак. "Аврора" Н/С - 4. Гражданский летающий автомобиль. В сущности, является приспособленным под мирное применение летуном. После Войны, и последующей демобилизации, вооруженные силы ССГ сократились со ста сорока до двадцати миллионов человек. В связи с этим образовалось огромное количество оружия и военной техники, которую попросту не знали куда девать. Пять миллионов летунов раздали особо отличившимся ветеранам и семьям погибших героев, предварительно спилив все орудия. Прозвище машина получила за свой номер в серии.
  * В 2084 году средством связи являются нейросети. Однако из-за достаточно серьёзных трудностей прямого общения через нейроинтерфейс люди предпочитают пользоваться специальными устройствами, проецирующими вовне изображение и звук,или же просто звук.
  * косторезы. В 2073 году было создано несколько международных плавучих станций, целью которых является исследование мирового океана. В каждой из них находится интернациональный научный коллектив. Самая большая из станций, "Фетида", изучает знаменитую Марианскую впадину. Косторез является открытым, в числе прочих, реликтовым видом. Представляет собой пресмыкающееся от двенадцати до семнадцати метров длинной. Покрыт достаточно прочной хитиновой чешуей, а также многочисленными, бритвенно-острыми шипами. За что и получил своё название. Обитает на семикилометровой глубине. В 2080 году небольшая популяция из трёх самок и двух самцов была перевезена в специально отстроенный океанариум в Ленинграде и представлена широкой публике. Показывали не только косторезов, но и другие открытые в ходе исследований глубинные виды. Однако именно косторезы более всего поразили людей. Как своими размерами, так и достаточно сильным внешним сходством с древними динозаврами.
  * резак. Во время Войны, особенно на ранних её этапах, целые подразделения или даже части нередко оказывались в серьёзном отрыве от основных сил, а также снабжения и медицинской помощи. Поэтому все ранения приходилось латать в полевых условиях, зачастую прямо посреди боя. Чтобы предотвратить потерю крови и заражение серьёзные раны прижигали плазменным резаком. Оружием ближнего боя штурмовой пехоты. Естественно, данная процедура проводилась без наркоза. Нередки были случаи, когда военнослужащие погибали от болевого шока или общей ослабленности организма после таких мер лечения. Однако, надо сказать, что "лечили" подобным образом только в экстренных случаях, когда рана слишком обширна, и человек может не дожить до оказания ему квалифицированной медицинской помощи. Примерно 7% личного состава, действующей на 5 марта 2060 года армии, пережили прижигание плоти плазменным резаком. Данный факт оставил глубокий след в сердцах людей, что и выразилось в поговорке: "Не ковыряйся резаком в открытой ране". Это выражение заменило ранее употреблявшееся: "Не сыпь мне соль на рану".
  * баян. Имеется ввидуустройство, позволяющее на расстоянии, с помощью нейросигналов, эффективно управлять гуманоидными и не очень роботами. Применяется на потенциально опасных для жизни работах, где искусственный интеллект не справится. Чаще всего используется в ходе каких-либо научных исследований. Представляет собой вертикально стоящую капсулу, в которую человек ложится и без всяких сложностей "подключается" к нужной машине. Пущено в серию в 2074 году. Происхождение клички неизвестно. Имеет кодовый номер ЦЛ - 18/4.
  * "порождение Убырга". В 2072 году в свет вышла книга "Летопись зазеркалья". Достаточно быстро стала популярной, а затем и очень популярной. По своему содержанию является сатирической пародией на эпическое фэнтези двадцатого и начала двадцать первого века. Также книга насыщена немного замысловатыми аллюзиями на современность. Одной из причин популярности "Летописи Зазеркалья" является то, что весь юмор там раскрывается через ситуации и поступки персонажей, а не через смешной стиль повествования. Порождения Убырга - мелкие демоны, бесы, глупые, но очень инициативные существа.
  * атомы и другие, более мелкие, частицы объясняются уже квантовой физикой.
  * импланты. В 2050 году крупные медицинские центры РСФСР начали массово внедрять в организмы граждан целый комплекс специальных вирусов. Они серьёзно приостанавливают старение, замедляют износ организма, способствуют нормальному обмену веществ, а также помогают сохранять баланс витаминов и минералов, предотвращают значительное накапливание вредных веществ. К 2054 году все граждане РСФСР и многие жители других соц. стран получили такой имплант. Военнослужащие, помимовышеописанного гражданского, получили ещё и, так называемые, армейские импланты. Они значительно улучшают реакцию, скорость мышления, выносливость и способствуют достаточно быстрой выработке мышечной памяти. Гражданам, призванным на службу во время Войны, также, поголовно, ставили армейские импланты.
  
  
  
  Часть 3
  Вот сейчас не понял. Это что, шутка такая? Если да, то очень несмешная. Хотя... надо признать, среди моих коллег дебилов нет. Наверное. Ну, может два или три, если брать в расчёт недавно раскрывшуюся с не лучшей стороны Степанову. Итак, какова вероятность, что коллектив таким, не самым умным, способом решил подшутить над своим начальником? Пятнадцать процентов, не больше.
  Что случилось? А случилась... какая-то ерунда. По-другому и не скажешь. Две недели назад мы с коллегами, наконец, достигли апофеоза своей трёхлетней работы, пробурили, если можно так сказать, окно в иную реальность. После этого всё завертелось со страшной скоростью. Несмотря на то, что наш проект считался важным и на него выделялись значительные ресурсы, мало кто по-настоящему верил в его успешность. Некоторые вообщесчитали, что это синекура, под которую я выбиваю себе плюшки от института. Ладно, не будем показывать пальцем на злобных завистников.
  Информация о том, что у нас есть реальный, и очень немалый, результат произвела в достаточно узкой научной среде эффект разорвавшего водородного заряда*. Тут же забегали все мои прямые начальники, также меня посетили товарищи из КР*. Навязали в команду четверых своих людей. "На всякий случай". В общем, было очень шумно, от меня требовали дальнейших результатов, и как можно скорее.
  На протяжении последующих девяти дней я и вся моя команда чуть ли не ночевали на рабочем месте. Перепроверяли по двадцать раз все свои предыдущие расчёты. Осторожно, с помощью дронов, исследовали мир по ту сторону портала. К удивлению многих, и меня в том числе,там был самый обычный хвойный лес. Всё-таки я ожидал увидеть что-то необычное, отличающееся от того что мы регулярно наблюдаем перед глазами. А тут...
  Поначалу даже подумали, что открыли портал не в другую реальность, а в иную точку своей собственной. Какой-нибудь заповедник, или особо глухая часть где-то около Москвы. Однако пробы почвы, воздуха и древесины показали, что это всё же другой мир. Похожий, но всё-таки другой.Нейросвязь через портал работала откровенно плохо. В ста метрах от "окна" уже появлялись крупные "помехи" и сигналы приходили с сильным запозданием. Как с одной, так и с другой стороны.
  В коллективе уже начинала вызревать мысль, что неплохо было бы кому-нибудь сходить на ту сторону. Однако бдевшие с нами все эти дни товарищи безопасники "настоятельно посоветовали" не отправлять пока живых людей через портал. Неизвестно как переход сказывается на организме. Мне, хоть и с большим внутренним скрипом, но пришлось притормозить своих коллег. Ну и себя заодно.
  Невозможность покидать невидимый круг со стометровым радиусом серьёзно удручала. Но это не помешало нам чуть ли не перепахать доступную территорию. В итоге, после подробнейшего изучения чуть ли не каждой травинки, мы получили достаточно интересные результаты. С уверенностью можно было сказать, что мир этот населён людьми или другими гуманоидами со схожим строением стопы. Аборигены также имеют относительно развитую промышленность. Осколок какого-то стеклянного изделия, скорее всего бутылки, и клочок достаточно качественной бумаги говорили об этом со всей отчётливостью.
  Параллельно с этим мы на всяких свиньях, коровах, курицах, даже на рыбах проверяли влияние перехода на живые организмы. Никак оно не влияет. Кучу времени зря потратили. Ладно, это я так бурчу. На самом деле данная проверка была разумной мерой предосторожности. Просто исследовательский энтузиазм несколько притупил моё чувство ответственности и самосохранения.
  Но на этом моменте нам пришлось прерваться. Недосыпание и отравление стимуляторами, которыми все мы заправлялись в слоновьих дозах, дало о себе знать. Дней пять наш коллектив отлёживался дома, ну и, наверное, ещё чем-то народ занимался. Я, например, на четвёртые сутки оклемался и пошёл в школу отрабатывать пропущенные из-за исследований уроки и нести детям свет знаний.
  Ну и вот, спустя пять дней мы вернулись в родную лабораторию, горя желанием увидеть своими глазами небо иного мира. Войти в историю, как первый космонавт Гагарин или первые люди на Марсе* Кошкин и Вайсберг. Конечно, пойти всем составом (без малого полсотни человек) мы не могли. Решено было, что отправятся пятнадцать человек. Я, коварно пользуясь начальственными полномочиями, обеспечил себе место в первопроходцах.
  Запрыгнув в лёгкие экзоскелеты, мы шагнули через портал. Это был скорее пробный поход, чем полноценная экспедиция. Побродив по лесу часа два, наша группа сделала некоторое количество замеров и подобрала пару, так называемых, улик. Потом мы засобирались обратно. Так уж вышло, что в очереди к окну я оказался последним. И вот, когда спина идущего передо мной человека скрылась в портале, а я уже собирался туда шагнуть, он просто исчез. Портал исчез. Не растворился, не схлопнулся, даже не растаял, а просто исчез. Миг, и его уже нет. Вот только что был, а теперь нет.
  Сейчас я стою здесь, в лесу чужого мира, и пытаюсь понять и осознать произошедшее.
  ***
  - Это что такое?!
  - Почему оно закрылось?!
  - А как же Ярослав Александрович?!
  - Откройте же этот ваш портал! Как не получается?!
  Эти и другие возгласы раздавались в эту минуту по всей испытательной лаборатории института им. К. Б. Логарева*. Все находящиеся сейчас в этом, достаточно просторном даже учитывая всю технику и приборы, помещении находились в разной степени паники. Только что, по неизвестным причинам, исчез портал в другой мир, а их научный руководитель остался на той стороне.
  В конце концов, спустя пару минут, кандидат физико-математических наук, доцент Карпенко Егор Константинович, направил паникующих членов исследовательского коллектива в нужное русло. Спустя пять часов напряженной работы причина была наконец-то найдена. Однако никому легче от этого не стало.
  Произошла неучтенная, фатальная, случайность, от которой невозможно было застраховаться. Фазовые колебание двух, соединенных порталом, миров всего на долю секунды вошли в резонанс. Из-за этого портал и закрылся. Что само по себе абсолютно нестрашно. Можно запросто "прорубить" новое окно. Можно было бы. Возникший резонанс несколько "сдвинул" положение реальностей относительно друг друга. И на том "месте", где был предыдущий мир, которому уже успели присвоить имя: "Земля - 2", находится совершенно другой. К нему, кстати, нужно будет "прокладывать тропу", если не с нуля, то с середины пути точно. Добраться же до Ярослава Александровича можно, в лучшем случае, не раньше чем через шесть лет.
  Егор Константинович, как и все в этой лаборатории, испытывал очень негативный набор чувства. Профессор Рогов является для него не только учителем, но и очень хорошим, если не лучшим, другом. Человек,серьёзно покалеченный Войной не только физически, но и душевно. Он так и не смог создать семью, и детей у него нет.
  Свою жизнь он тратил на благо науки. Очень любил детей, даже однажды устроился работать в обычную школу простым учителем истории. Необычайной души человек. Для всех для них он был этаким вечным мудрым наставником, который направлял их не только в работе, но и по жизни. Если у кого-то из подчиненных или коллег случалась какая-либо серьёзная неприятность в жизни, Ярослав Александрович никогда не ленился вникнуть в чужую проблему и помочь с её решением. Чаще всего помощь ограничивалась хорошим советом. Однако, если ситуация того требовала, он не чурался и более существенных действий.
  Многие даже шутили, что ему бы очень подошла длинная седая борода. Но профессор на ста пятидесяти летнего старика* ну никак не тянул. Да что уж там, на него многие студентки заглядываются.
  Егору было мучительно больно от произошедшего. Они, хоть и не преднамеренно, но оставили Ярослава Александровича на другой планете. Вернуться в ближайшие годы за ним будет просто-напросто невозможно. Воображение рисовало разнообразные картины, одна страшнее другой. Агрессивные дикари в духе Ледеровича*. Или, что вернее, цивилизация с агрессивной теократией, инопланетные разбойники. Да масса всяких опасностей может поджидать профессора в чужом мире. С большой долей вероятности Ярослав Александрович будет мертв, когда они снова смогут открыть проход в тот мир.
  
  * В течение Третьей Мировой Войны стороны конфликта достаточно интенсивно обменивались ракетоносителями с ядерными боеголовками. Благодаря развитой сети ПРО, а также только зародившемусяВоенно-Космическому Флоту, 86% носителей выпущенных в совокупности ЕвроСоюзом и Социалистическим Военным Блоком были сбиты. 64% нашедших свою цель ракетоносителей являлись маломощными тактическими зарядами. Всего в ходе Войны от атомного оружия пострадали Девять крупных городов. Москва, Калининград, Перемышль, Краков, Зальцбург, Копенгаген, Харьков, Мюнхен и Страсбург. Также стоит понимать, что понесли значительный ущерб не только сами города, но и их окрестности. Десятки миллионов мирных людей стали свидетелями как на месте их города вырастает ядерный "гриб". Во второй половине двадцать первого века радиоактивное заражение лечится относительно легко. Поэтому летально пострадавших от атомных взрывов не так уж и много. Основной ущерб пришёлся именно на инфраструктуру.
  * КР. Комиссия по Развитию. В марте 2029 года власть в России, в ходе многомесячных протестов, перешла к коалиции левых сил. После захвата Государственной Думы и последующего всенародного референдума о смене государственного устройства, и формы собственности на средства производства начинается история новой, социалистической, России. В начале июля на местах более или менее утвердились Советы, заменив собой городские и областные органы власти. Прошли выборы в Верховный Совет. Председатель Верховного Совета назначил новое правительство. Одним из первых указов Совета министров было переименование ФСБ в КГБ. Однако дело не ограничилось сменой названия. Организация прошла серьёзную реструктуризацию и чистку от людей, подозреваемых в "коррупционном обслуживании капиталистического режима". В 2036 году, когда завершился, так называемый, "переходный период" КГБ вновь реструктурировали, разделив на три организации с совершенно разными, практически непересекающимися, функциями. КОБ - занимается внутренними вопросами. Борьба с терроризмом, сепаратизмом, с коррупцией во всех гражданских и военных властных структурах. Приобрела значительную информационную открытость перед обществом. ГКВР (Государственный Комитет Внешней Разведки) - очень закрытая структура, занимается, как понятно из названия, шпионажем и секретными операциями за пределами государства. КР (Комиссия по Развитию), за таким неброским и расплывчатым названием скрывается очень серьёзная гибридная организация. Основная её функция заключается в выявлении перспективных научных разработок и внедрении их, если это возможно, в жизненно необходимые для государства отрасли промышленности. КР нельзя назвать спецслужбой в полной мере. Это засекреченная гражданская структура с включенным в неё силовым отделом.
  * В 2051 году на орбиту Марса прилетел космический корабль "Млечный Путь". Космонавты Сергей Игоревич Кошкин и Алексей Витальевич Вайсберг спустились на челноке на поверхность Марса, став, таким образом, первыми людьми, ступившими на красную планету. В 2084 году на Марсе уже существует колония с численностью населения в сто восемьдесят тысяч человек.
  * Константин Борисович Логарев. Легендарный учёный-физик, обладатель трёх Нобелевских премий за выдающийся вклад в развитие квантовой физики. Во многом благодаря его открытиям лучевая болезнь перестала быть смертным приговором. Погиб в 2054 году во время атомной бомбардировки Москвы.
  * В результате поголовного вживления гражданских имплантов гражданам ССГ средняя продолжительность жизни увеличилась до ста пятидесяти - ста шестидесяти лет.
  * Василий Карлович Ледерович. Советский писатель-фантаст. Начал писать и приобрёл популярность в 70-х годах, когда началось активное освоение Солнечной Системы. Появились космические двигатели нового поколения, значительно сократившие время перелёта на досветовой скорости. Написал серию книг "Галактика Бесконечная", повествующих о космических исследователях далёкого будущего. Его произведения являются образцом высококачественной научно-приключенческой фантастики. В 2078 году "Галактику Бесконечную", чуть ли не дословно экранизировали в одноимённом сериале. Свою популярность книги получили за красочное описание различных планет. Как обитаемых, так и нет. Столкновения и взаимодействие с различными цивилизациями. Подробное описание Земли будущего, а также постоянные отсылки к прошлому, которые создают мост между настоящим и тем, что происходит в романах Ледеровича. Космические бои разной степени масштабности. Моральные дилеммы, неожиданные повороты сюжета. За относительно короткое время "Галактика Бесконечная" пробила себе место в шедеврах мировой литературы.
  
  
  Глава 1
  Хмель вторгся в сознание Наташи, принося с собой лёгкость и приятный туман. Искрящийся костёр стал казаться каким-то волшебным. Ребята, с которыми она не сильно общалась в институте, начали переходить из разряда хороших знакомых в категорию друзей.
  Надвигающиеся сумерки, песни у костра, купленная у деревенских самогонка - всё это создавало непередаваемую атмосферу единения и безудержного веселья. Наташа, вместе со всеми, молча слушала песни Высоцкого. Их весьма неплохо исполнял на гитаре Витя. Хороший, красивый парень, очень нравится многим девушкам с курса. Сама Наташа не испытывала к нему каких-то особенных чувств.
  - Друзья... и подруги, предлагаю осушить эти стаканы во имя торжества знания над невежеством! Света над тьмой! Коммунизма над капитализмом! В общем, всего хорошего над всем плохим! - когда песня закончилась, они вновь принялись разливать самогон себе по стаканам. И слово взял Валера. - Ура, товарищи!
  Все, и Наташа в том числе, подхватили этот клич и принялись залпом опустошать ёмкости с ядрёным алкоголем. Несмотря на то, что у неё это был далеко не первый такой "отдых на природе", девушку, счетвёртой дозы самогона, стало уже довольно сильно развозить.
  Дальнейшие события начали смазываться в какую-то кашу. Громкий многоголосый смех, переходящий порой в низкий инфернальный бас. Постоянная яркая картинка, как свет борется с тьмой. Чьи-то губы, вовлекающие еёв сладостный поцелуй. А затем темнота, нежно обнимающая, словно любящая мать.
  ***
  Пробуждение было не из приятных. В голове поселился отбойный молоток, стремящийся расколоть череп на множество осколков. Во всём теле ужасно ломило. На веки будто опустилась бетонная плита. Да ещё и голос какой-то непонятный. Из-за головной боли Наташа никак не могла разобрать слов, инстинктивно отмахиваясь рукой от раздражителя, как от мухи.
  Спустя пару секунд голос замолк, но, тут же, возникли другие звуки. Весьма отчётливый и близкий хруст сухостоя. Глаза, вроде бы, стали приоткрываться. Однако всё расплывалось, и разглядеть что-то было невозможно.
  Вдруг кто-то схватил её руку. От неожиданности Наташа попыталась крикнуть, но из горла вышел только глухой, еле слышный, сип. Через секунду она почувствовала укол на сгибе локтя. Ощущение было мимолётным, и абсолютно не болезненным. Неожиданно молот в голове затих, общее поганое самочувствие стало выправляться. С век спал отёк. Чем девушка не замедлила воспользоваться, широко распахнув их.
  Перед ней на корточках сидел мужчина в чём-то отдаленно напоминающем костюм космонавта. Неизвестный внимательно разглядывал её. Наташе почему-то стало очень неуютно от взгляда его серо-зелёных глаз. Создавалось ощущение, что он - старый уставший волк, который никак не может определиться: бежать ему за добычей или ну её, пусть живет. А она и есть та самая добыча.
  Страх овладел ею, парализовав конечности. Все странности во внешнем виде мужчины мигом вылетели у неё из головы. В фокусе внимания осталось только его лицо. Вполне привлекательное, надо сказать. Однако пугающее, сейчас оно пугало до дрожи.
  - Как вы себя чувствуете? Стало легче? - холодно спросил незнакомец. Наташа пропустила слова мимо ушей, находясь под гипнотическим воздействием его глаз. - С вами всё в порядке? Вы меня вообще понимаете?
  - А-а-а! - девушка с криком отшатнулась, стоило мужчине тронуть её за плечо. Как ни странно, собственный возглас вывел её из оцепенения, включая,наконец, мозги. - Кто вы?!
  - Рогов Ярослав Александрович, приятно познакомиться. А как зовут вас? - произнёс он уже более тепло. Осознание реальности постепенно возвращалось к Наташе. Она, наконец, заметила, что находится в незнакомом месте, в лесу. Вокруг сосны, на земле всё засыпано иголками, шишками да кусочками коры. А это очень странно, потому как она отчётливо помнит, что пили они там, где было полно берёз, дубов и осин. Редкие ели иногда попадались. А тут, сколько хватает глаз- везде сосны. Как же она здесь оказалась?! Тем более одна?! Или...?! Девушка перевела взгляд на незнакомца. Её сюда кто-то притащил?!
  Мужчина ощущался как-то странно, чуждо. И дело не в том, что на нём было что-то непонятное, напоминающее одновременно и костюм космонавта, и латы средневековых рыцарей. Наташа и сама не могла понять, в чём же заключается эта "чуждость", но подсознательно чувствовала её наличие.
  - Н-наташа. Меня зовут Наташа. Где я? Что, вообще, происходит? - жалобно спросила она. Брови мужчины, представившегося Ярославом Александровичем, поползли вверх, а сам он резко выпрямился и стал обходить вокруг того места, где всё ещё сидела девушка. В связи с таким увеличением высоты между ней и собеседником, Наташе тоже пришлось встать. Оказавшись в вертикальном положении, она почувствовала лёгкое головокружение. Видимо похмелье полностью не выветрилось. Стоп. А почему оно, вообще, так быстро прошло?!
  - Это я вас хотел спросить, Наташа. Вы спали здесь. И от вас за километр несёт продуктами распада алкоголя. Это как понимать? - остановившись, ещё холоднее, чем в начале, проговорил Ярослав Александрович. Девушка невольно передёрнула плечами, и по спине у неё пробежала целая армия мурашек. Мужчина, которому на вид не дашь больше тридцати, сейчас очень напомнил ей деда, ветерана Войны. Наверное, если бы он застал внучку в таком виде, то вёл бы себя точно также. А потом хорошенько отходил бы её ремнём. И почему-то она даже в мыслях не может назвать своего собеседника иначе, чем "Ярослав Александрович".
  - Я-а-а, мы с друзьями отмечали конец практики. Чуть-чуть выпили. Не помню, как здесь оказалась, - жалобно произнесла Наташа, стыдливо бегая глазами. Активное поведение зрительных органов привлекло внимание девушки к странному фантастическому одеянию мужчины. - А что это на вас одето?
  - Первый раз видишь? Да? - из его голоса мигом ушла строгость, и появился самый живой интерес. Наташа на его вопрос кивнула, не совсем понимая, чем вызвана такая внезапная перемена. Перед ним она почему-то чувствовала себя, словно провинившаяся школьница перед директором. - Ну, может быть, есть какие-то ассоциации? Сравнения?
  Студентка внимательно оглядела то, во что был одет Ярослав Александрович. Ничего, кроме пришедших ранее мыслей у неё не возникло.
  - Очень похоже на костюм космонавта и рыцарский доспех.
  - Понятно, - было видно, что ответ его озадачил. - Знаешь, Наташа, мне, наверное, потребуется твоя помощь.
  
  ***
  Итак. Кто виноват, и что делать? Четыре часа прошло с того момента, как исчезло окно. Я, не покидая этого места, ждал. И попутно просчитывал ситуацию. Никакой паники не было и в помине. Отбоялся уже на Войне, на всю оставшуюся жизнь. С тех пор в любой нестандартной или опасной для жизни ситуации мозг у меня переходит на форсированный режим. И чаще всего решение проблемы быстро находится.
  Сейчас был один из редких случаев, когда я ничего не мог понять. Даже если бы в лабораторию ворвалось стадо носорогов и стало бы всё там крушить, это чёртово окно висело бы на положенном ему месте. В то, что меня намеренно здесь оставили, я не верю ни секунды. Ребята так со мной не поступили бы. Да и зачем им это? Наивная версия с шуткой была отброшена спустя полтора часа.
  Возникла даже такая пугающая мысль, что дома случился какой-то катаклизм, и Ленинграда*, или значительной его части, где находится институт, больше нет. Однако этот маразм быстро ушёл из категории серьёзных версий. Никаких предпосылок к новой Мировой Войне не было. Империалисты остались только в САСШ*, да и те скоро загнутся. Грабить мы им практически никого не даём, и они вынуждены тянуть соки из своих граждан. Революция там уже не за горами.
  Каких-либо метеоритов по направлению к нашей планете не движется. Серьёзные сдвиги тектонических плит в ближайшее время никто не прогнозировал. Экологическая катастрофа. Это уже даже не смешно. Прилетели более развитые инопланетяне и устроили геноцид. Гипотетически возможная, хотя и не лишённая определённойбредовости версия.
  Скорее всего, я где-то ошибся, не учёл какой-то фактор. Просчитался. Хорошо, что здесь лето, а не зима, как дома. Летом веселее. Даю нейрокоманду костюму и шлем, свернувшись, отъезжает в специальные шейные пазы. Вдыхаю полной грудью воздух нового мира. Непередаваемая смесь ароматов живого леса врывается в ноздри.
  Обычный, ничем не примечательный, участок леса. Более или менее редкие дубы и осины, кое-где попадаются сосны. Кроны деревьев не сильно закрывали небо. У нас, в Лен.области леса более густые. Да и гнуси разной хватает с избытком. Здесь с этим всёполучше. Пейзаж характерен скорее для более южных, лесостепных районов Большой России*. Хотя, это же другая планета, и любая аналогия, как говорится, ложна.
  Похоже, застрял я здесь надолго. Какие у меня теперь, в связи с этим, стратегические цели? Наладить контакт с местной цивилизацией? Из перчатки костюма, в районе ладони, вылезает голограмма персоналки* и разворачивается передо мной во всю ширь. На виртуальном экране появляется набранное через нейрокоманды предложение. Рядом с ним пустой кружок. Первая глобальная цель определена.
  Переходим ко второй. Изучить мир как можно более подробно, со своей колокольни. Если за мной когда-нибудь всё-таки вернутся, собранные данные окажутся очень полезны. Также набираю на белом экране чёрными буквами и ставлю рядом пустой кружок. Вторая цель намечена.
  Что там у нас дальше? По возможности...хех...выжить. Цифра три, описание и кружок.
  Теперь перейдём на тактический уровень. Что нужно для выполнения первого пункта? Разведать территорию... а дальше видно будет. Так и запишем. Внизу, под первой целью, и более мелким шрифтом. Также присовокупляем эту строчку ко второму пункту. Пожалуй, даже можно вынести его наверх, над единицей. И шрифт побольше. Ну и третье. Что здесь можно отметить? Держать глаза на затылке и пользоваться по максимуму данным эволюцией мозгом. Так и запишем.
  Нейрокомандой сворачиваю заметки и переключаюсь на показания бронекостюма. Общий износ 0.006 %. Нормально. Отдельные параметры смотреть сейчас не буду. При таком малом проценте только голову зря забивать. Батарея заполнена на 78 %. Ещё неделя в обычном режиме, и три дня в боевом*. Хм. Надо бы сейчас звёздочку* подзарядить, а то ещё неизвестно, когда возможность представится.
  Так. Лёгкий боевой плазмоган*. Заряд 100 %, хим. смесь также 100 %. Степень износа. Что?! Откуда 38 %?! Да он, наверное, ещёВойну помнит! Ладно. В принципе ничего страшного. Тридцать, не девяносто. Прослужить должен ещё порядочно. Вот только починить его,в случае чего, будет ну о-о-очень проблематично, если вообще возможно. С пополнением заряда никаких проблем быть не должно. Пару часов космических ванн* и готово. А вот со смесью большие проблемы. Сам я не химик, так, знаю кое-какие, сугубо практические, вещи. Вывод: использовать только в случае крайней необходимости.
  Запас медикаментов. Антисептический гель* 2300 г., универсальное противоядие 900 г., разные весёлые, и не очень*, стимуляторы общим весом в 3200 г., обезболивающее 1500 г., антивирусное 500 г., ну и антимикробное 1100 г. А если дело пойдёт совсем уж худо, хирургический резак.
  Что там с провизией? 6000 г. питательного концентрата. Гадость, конечно, жуткая. Зато очень калорийная и со сбалансированным набором витаминов. Хватит дней на восемнадцать. Настоящий армейский паёк. Прямо ностальгией повеяло.
  Даю команду костюму, и он раскрывается, освобождая меня. Спрыгиваю на землю и начинаю разминать немного затекшие конечности. Пробегаю несколько кругов вокруг оставленного экзоскелета, а он пока, перевернув пластины на спине, заряжается. Я же всё бегу и бегу, постепенно увеличивая радиус. Под ногами то и дело хрустят сухие листья. Мысли текут размеренно и чётко.
  Заново прогоняю в голове события сегодняшнего дня. Особое внимание уделяю тому, как мы готовились к переходу. Всё было как обычно, поэтому я больше был занят материальной стороной вопроса. То есть, что и сколько с собой взять. Показания приборов лично не проверял. Ограничился только отчётом следивших за этим аспирантов, Петра и Кости. Они сказали, что всё нормально, я и не беспокоился. Надо было самому перепроверить, ох надо было. Они молодые, могли что-то пропустить, не придать чему-то значение.
  Хотя, не факт, что и я бы что-то заметил. Начинаю переходить на быстрый шаг. Фуф! Провожу рукой по волосам. Даже вспотел немного. Сколько же интересно я бегал? Да уж. Порядочно ушёл в себя. Больше полутора часов круги наматывал. Нейросигналом убираю циферки, показывающие текущее время. 20:21 кстати.
  Я уже достаточно далеко отбежал, так что экзоскелет уже совсем не видно за деревьями. Однако, как ни странно, прекрасно помню, в каком направлении нужно возвращаться. Судя по тому, что ещё очень даже светло, и солнце только клонится к закату, здесь сейчас должен быть июнь или самое начало июля.
  Вот ещё одна странность. Мы все очень удивились, когда поняли, что спутник планеты и звезда, стопроцентно идентичны Луне и Солнцу. Карта звёздного неба тоже совпадает. В связи с этим, и другими открытиями в нашем коллективе, стало отчётливо вызревать мнение, что это не другая, похожая на нашу, планета, а параллельная вселенная.
  Версия в принципе логичная и имеющая большой шанс полностью подтвердиться. Но создающая огромное количество проблем, масштаб которых я и вообразить себе боялся. Контакт с другим человечеством. Подумать только, во что это может вылиться. Шанс того, что при контакте может случиться война, слишком велик. Конечно, если гипотетическое человечество 2.0 тоже не строит коммунизм.
  Поэтому я старательно задвигал эту теорию куда подальше, пока не будет однозначного её подтверждения. Но всё, как назло, было против меня. Найденные следы и предметы материальной культуры чуть ли не прямым текстом говорили о наличии в этом мире более или менее развитой человеческой цивилизации.
  Радовало одно. Если судить по тем вещам, уровень промышленного производства, а значит и технологий, значительно уступает нашему.
  В метрах десяти и уже виднеется оранжево-белый экзоскелет. Подхожу, и первым делом смотрю на заряд. 84 %. Что же, придётся подождать ещё, как минимум, четыре часа. Чем бы заняться? Расслабиться чуть-чуть и перечитать что-нибудь или сыграть? Эх, тяжёлый выбор. Ладно, не буду нагружать мозг, почитаю "Серую лапу"*. Давно хотел, да вот настроения что-то не было.
  Без всяких опасений ложусь прямо на землю. От всякой впивающейся в спину ерунды спасает комбез*. А лежать на твёрдом мне не привыкать. Мысленно регулирую размер голограммы и её расстояние от глаз. Вызываю нужный файл и начинаю погружаться в историю.
  ***
  Полчаса назад кончился смешанный лес и начался сосновый. Скоро будет рассвет. Восток уже потихоньку алеет. А я, осторожно обследуя визором* окружающее пространство, иду на север. Всё произошедшее довольно сильно взбудоражило меня, сон в таком состоянии никак не шёл. Вот я решил немедленно начать поиски.
  Бреду по ночи уже часа так четыре к ряду, а сна ни в одном глазу. Ничего крупнее белок мне пока не попадалось. Вообще, следов присутствия человека я за это время нашёл не так уж и много. Раритетная стеклянная бутылка с остатками сладкого газированного напитка и три поляны, на которых совершенно точно жгли костры. Всё это в купе с отсутствием здесь крупной живности, и тем, что птицы боятся человека, говорит, что этот лес не заповедный.
  Интересно, местные люди в космос уже вышли? К сожалению, дистанционно проверить с земли наличие искусственных объектов на орбите не было возможности. Мы на всякий случай считали, что да, вышли. Исходя из этого, поднять дроны повыше было бы равнозначно экстренному объявлению по сети*. А внизу деревья напрочь закрывают обзор.
  Честно говоря, я даже немного побаиваюсь встречи с представителями местной цивилизации. Неизвестность, она сильно пугает. Вот встречу человека. Как с ним объясняться? Языки разные, культура тоже. Страхов и сомнений полна моя душа. Но ничего не делать, боясь рожденных в голове образов, будет даже не глупостью, а идиотизмом. Пусть даже соображения эти и не беспочвенны.
  День полностью вступил в свои права, солнце уверенно идёт к зениту, а я замечаю вдалеке какой-то крупный тепловой след. Даю команду костюму, и он пропадает из светового спектра, попросту говоря, становится невидимым. К сожалению, на мне обычный, не командирский, экзоскелет, поэтому маскировка на нём только такая. Раньше не включал, потому что много энергии на это тратится.
  Чем ближе подхожу, тем больше начинаю беспокоиться. Что-то с этим объектом не так. С расстояния я не вижу никаких проблем с жизнедеятельностью. Однако он практически неподвижен. Можно предположить, что объект спит. Но как-то это странно.
  Я уже понял, что крупное зверьё здесь не водится. Тем более что в средней полосе нестайных млекопитающих нужного размера нет. Волк-одиночка? В принципе возможно. Но... Я ни разу не егерь*. Передвигаться по лесу, так чтобы не создавать шума, не умею. И любой зверь, даже будучи спящим, должен был бы уже давно стартануть со своего места куда подальше. Или, в случае с хищником, попытаться броситься на возможную добычу.
  Осторожно, насколько это возможно с моими навыками, подхожу к объекту. Наконец я оказался на достаточно близком расстоянии, чтобы понять природу лежащего здесь живого существа. Это был человек, более того женщина. Нет, скорее девушка. Никаких слов недостаточно, чтобы описать охватившие меня эмоции. Там и страх, и непонимание, и изумление.
  Девушка, одетая в клетчатую серую рубашку и коричневые штаны, свернувшись калачиком мирно посапывала на левом боку рядом с голым сосновым стволом. Рыжие волосы свалялись в какой-то ужасный колтун. Огромное количество вопросов мгновенно возникло у меня в голове. Самый насущный из которых: "Неужели она провела здесь ночь?".
  Подхожу ближе, сажусь на корточки, и начинаю внимательно изучать находку взглядом. В нос тут же ударил странный, резкий, смутно знакомый, запах. Пытаюсь ухватить воспоминание, которое ловко от меня ускользает. Спустя пару минут вспоминаю, что так пахнет спирт. Она что, наркоманка*?!
  Вот что называется "повезло"! Первый встречный представитель иной цивилизации оказался социально опустившимся элементом*. Внимательно вглядываюсь в её лицо. Обычная славянская внешность. Я подобные физиономии каждый день перед собой наблюдаю.
  Ладно. Надо будить, и как-то выходить с ней на контакт. Аккуратно трясу её за плечо. Не помогает, как спала, так и спит. Начинаю делать это быстрее. На этот раз я добился от неё более или менее осмысленной реакции. Если мычание и вялые попытки отмахнуться, можно принять за таковую.
  - Иди на х*р! У меня башка трещит! - страдальчески прохрипела девушка, не открывая глаз. Я же сам почувствовал, что мозг начинает, фигурально выражаясь, потихоньку трещать.
  Она говорит на чистейшем русском языке! Это как так? Неужели параллельная реальность настолько близка к нашей? Однако я не настолько удивился этому факту, чтобы забыть о вопиющем бескультурье, которое только что продемонстрировала эта особа. Мда, надеюсь, она не совсем пропащая, и у меня получится заставить её хотя бы задуматься о своём моральном падении.
  Как видно, девушка после обильного употребления алкогольных веществ находится под сильнейшим отравлением. Насколько знаю, это не смертельно, но на пользу организму никак не идёт. Вытаскиваю из подмышечного паза пистолет с противоядием и, взяв её руку в захват, ввожу четверть дозы. Должно более чем хватить.
  
  
  * В 2031 году Санкт-Петербургу, и ряду других городов, по решению Верховного Совета РСФСР были возвращены названия первого советского периода.
  * Крах доллара в 2028 году закономерно обвалил всю мировую экономическую систему. Следствием этого явился чудовищный даже по сравнению с Великой Депрессией уровень безработицы и спад промышленного производства. 80 миллионов человек в одночасье лишились работы и средств на пропитание. Гражданские беспорядки невиданной силы захлестнули все благополучные некогда штаты. Полиция не попросту не справлялась с проблемой. Более того, злые, доведённые до крайней черты люди без жалости расправлялись с представителями органов правопорядка. Это привело к тому, что полицейские либо массово увольнялись, либо просто не выходили на работу. 60 % армейских частей, брошенных на подавление беспорядков, присоединились к протестующим. На волне всех этих событий сформировалась и быстро набрала популярность ПРА (Партия Рабочих Америки) - социал-демократическое объединение, выступающее за более справедливое распределение собственности. В том же году законное правительство, сидевшее в Вашингтоне, пало. Белый Дом захватили мятежные армейские части вместе с разъярённой толпой. О временном взятии власти объявило, до выборов в новый Конгресс, ПРА. Однако 27 августа 2028 года на Вашингтон упала ядерная ракета, похоронившая верхушку ПРА, огромное количество бунтующих граждан и 70 % военной силы революционеров. Ответственность за это никто так на себя и не взял. Но всем было понятно, что ответственен за это генерал Керенджер. Объявивший себя пожизненным диктатором Америки и начавший "железной рукой" наводить в стране порядок. Миллионы протестующих оказались дезорганизованы из-за потери своих политических и военных лидеров. Однако это никак не умерило их пыл. И Соединенные Штаты фактически, на долгие шесть лет, погрузились в пучину Гражданской Войны. Военная диктатура генерала Керенжера не имела достаточно сил, чтобы одномоментно расправится с восстанием. Хаос и кровавая вакханалия правили в те годы над Северной Америкой. По окончании гражданского противостояния США надолго, если не навсегда, выбыла из клуба великих держав. В 2035 году стране вернули её прежнее, почти забытое название САСШ, как бы признавая своё изменившееся геополитическое значение.
  * Большая Россия. В конце двадцатых, и в первой половине тридцатых, годов на всём постсоветском пространстве состоялся ряд социалистических революций. Большую роль и влияние в этом сыграл крах доллара, и случившаяся в 2029 году революция в России. В 2036 году между социалистическими странами был подписан договор об образовании так называемого МОТЭС (Московская Организация Торгово-Экономического Содружества),надгосударственного образования, целью которого являлась постепенная культурная и экономическая интеграция друг в друга и совместное строительство социализма. МОТЭС, как и возникший после Третьей Мировой Войны ССГ, по своим внешним и внутренним функция нельзя приравнять как к существующему ранее СССР, так и к Варшавскому Договору. Отсутствие пограничного контроля между странами участницами, единая армия, единые стандарты медицины и приведённое к единому знаменателю, за некоторыми исключениями, образование, общая конституция. Так называемая "Единая Социалистическая Конституция". В то же время свободная возможность, для социалистического государства, входа и выхода, отсутствие гражданства, разные законы, если не считать конституцию, конечно же. Большая Россия - неофициальный термин, применяемый к части ССГ, относящейся к бывшим республикам СССР. В тридцатых и сороковых годах в МОТЭС вступили многие дальне- и ближневосточные страны. А после Третьей Мировой Войны Центральная и Восточная Европа.
  * персоналка. Жаргонное обозначение персонального компьютерного устройства. Как и нейросеть, вживляется человеку с рождения. Состоит из специальных, генетически подогнанных тканей, являясь псевдоживымсимбиотом. Растёт и развивается вместе с человеком. Питается калориями вырабатываемыми человеческим организмом вследствиеприёма пищи.
  * звёздочка. Звёздная батарея. Тип энергетического аккумулятора пришедшего на смену солнечным батареям. Для получения энергии не требуются солнечные лучи, зарядка идёт сразу во всех световых спектрах. Ну и вместимость очень серьёзно превышает таковую у солнечной батареи.
  * Плазмоган. Появившийся в конце Третьей Мировой Войны тип ручного и тяжёлого оружия (танки, летуны, турели). К сожалению, данный тип вооружения совершенно непригоден к стратегической артиллерии и главному калибру космических кораблей. Очень большие проблемы с дальностью. Плазменный заряд начинает рассеиваться уже спустя семь километров. В космосе же это расстояние на порядок меньше. В ручном варианте поражает цели до километра включительно. Выпускает из себя сверхбыстрый тепловой снаряд, при максимальной мощности выжигающий участок местности диаметром в тридцать сантиметров.
  * космические ванны - поэтическое название, которым обозначают процесс зарядки звёздных батарей.
  * антисептический гель - медицинский препарат, представляющий собой густую белую массу. В разных пропорциях наносится на место повреждения и, помимо сильного обеззараживающего действия, способствует естественной регенерации организма в области раны. При средних и тяжёлых внешних повреждениях рекомендуется принять обильную, калорийную, пищу не позже двух минут после нанесения геля.
  * Стимулирующие препараты широко применялись во время Войны, поэтому четверть населения ССГ, так или иначе, знакомы с их действием. Видов стимуляторов очень много, и некоторые из них вызывают эффект схожий с наркотическим. Хотя и значительно слабее, без привыкания. Подобная шутка про "весёлые" препараты очень распространена среди ветеранов. Также по этому поводу сочинено множество анекдотов.
  * "Серая Лапа". Вышедший в 2034 году художественный роман, повествующий об игре разведок перед Третьей Мировой. Автором является Сергей Курицын, бывший сотрудник ГКВР. Книгу хвалили за достоверность и доброкачественные моральные посылы. Литературные же критики отметили несколько скупой стиль изложения.
  * комбез. Имеется ввиду армейский комбинезон, состоящий из температурно-активных полимеров. То есть летом в нём прохладно, а зимой тепло. Также в нём очень удобно. Заменяет собой одновременно верхнюю и нижнюю одежду, а также обувь. Впервые пущен в серию в 2082 году. Данный продукт производства требует слишком много трудозатрат и редких, сложно воспроизводимых компонентов. Полимерные комбинезоны являются уникальной вещью и находятся, в основном, у действующих военнослужащих.
  * визор. Многофункциональное устройство, включающее в себя: ноктовизор, тепловизор, сонар, воспроизводит инфрокрасный спектр, а также микро и макро звуковую среду. Ну и как бинокль прекрасно работает. Является стандартной частью вооружения егерей.
  * К 2036 году официальное телевещание на территории РСФСР полностью прекратилось, переместившись в Сеть. Сделать какое-то официальное объявление по сети, значит огласить что-то на аудиторию в несколько миллиардов человек. То есть, максимально громко заявить о себе.
  * егерь. Третья Мировая Война прошлась катком не только по Европе и России, но и по Дальнему Востоку. Тайвань и Япония поддержали Евросоюз. Тогда как Северный Китай и Корея были странами-участницами МОТЭС. После фактического краха США и Китая, как великих держав, Япония, относительно легко пережив кризис, в период с 2028 по 2044 год стала тихоокеанским гегемоном, распространив своё влияние на ЮВА. В связи с особенностями региона, а именно огромным территориям, которые покрывают джунгли и тайга, Война там состояла, по большей части, из диверсий и массовых партизанских действий. По крайней мере, со стороны соц. блока, основные силы которого были сосредоточены на Западе. Егеря - специально обученные, высококлассные профессионалы, забрасываемые в тыл к противнику для его дезорганизации. И, надо сказать, данный вид войск в тех условиях проявил себя в высшей степени эффективно.
  * В 2050 году алкогольную продукцию выше 25 градусов официально приравняли к наркотикам. И выпуск данной продукции на территории МОТЭС прекратился. В массовом сознании люди, злоупотребляющие алкоголем, полностью отождествились с теми, кто раньше, на рубеже двадцатого и двадцать первого веков потреблял вещества типа героина или марихуаны.
  * социально опустившийся элемент. Так обозначают людей, которые тем или иным образом опустились на социальное дно. В социалистическом обществе подобное состояние человека целиком и полностью зависит от него. Право на труд, образование, медицинскую помощь и достойное жильё есть у каждого. Если человек начинает употреблять различные, подчас самодельные, вещества, которые уродуют его как личность, то таких надо или лечить, или ставить обществу в негативный пример.
  
  
  
  Глава 2
  Наташа с удивлением смотрела этого, весьма необычного, мужчину. Чем она может ему помочь? Скорее это ей самой нужна помощь. Напилась до беспамятства, проснулась неизвестно где и пытается теперь собрать себя в кучу. Ярослав Александрович же находится сейчас в некотором замешательстве. Так, по крайней мере, она интерпретировала его состояние. Он хотел что-то сказать, но никак не мог подобрать слова.
  - Прежде чем я озвучу свою просьбу,не могли бы вы ответить на некоторое количество моих вопросов? Скажу сразу, я полностью здоров. Никаких серьёзных проблем с психикой у меня нет. Прошу вас ответить честно, не шутить. Это крайне важно, - аккуратно жестикулируя, произнёс мужчина. Наташа поняла, что ничего не понимает. Смысл происходящего стал от неё стремительно ускользать. О чём он, вообще, говорит? Причём здесь психическое здоровье?
  - Постараюсь ответить на ваши вопросы, - сказала Наташа. Ей даже стала интересна суть дела.
  - Какой сейчас год?
  - Э-э-э? - этот звук полностью отражал мысли девушки.
  - Ну, какой по летоисчислению сейчас идёт год? - пояснил мужчина. При этом вид у него был такой, будто он объясняет шестилетнему ребенку какие-то прописные истины.
  - Тысяча девятьсот восемьдесят шестой, - решила она не сопротивляться и плыть по течению. Однако у неё начало возникать ощущение ирреальности происходящего.
  - Так, хорошо, - обхватил он подбородок ладонью. - А как называется страна, в которой мы сейчас находимся?
  - Советский Союз, - в этот раз Наташа уже была готова к чему-то подобному, поэтому ответила практически без задержки. Судя по виду собеседника еёответы были почему-то очень важны для него. Но почему? Что такого удивительного может быть в таких элементарных вещах?
  - А какой у вас экономический и политический строй?
  - Социализм. Вроде бы... - стала отвечать Наташа, но потом заметила кое-что странное в вопросе Ярослава Александровича. - Подождите! Что значит "у вас"?!
  Воскликнув, девушка отпрыгнула от мужчины. К сожалению, не имея на спине зрительных органов, она упала, задев что-то ногой.
  - Как вы? - обеспокоенно спросил он, протягивая ей руку помощи.
  - Спасибо, до свадьбы заживёт, - ответила Наташа, обхватив его руку. Ничего, кроме мягкого места, не пострадало. Прикоснувшись к "одеянию" мужчины, у неё создалось впечатление, что она сжимает резину или что-то похожее, но намного более прочное. Да и хватка у него оказалась дюже крепкая, - Ярослав Александрович, пожалуйста, объясните мне что происходит. Если я буду понимать вчём дело, то лучше смогу помочь вам. Чего бы вам ни было нужно. У меня уже голова кружится от этих нелепых вопросов.
  Поставив её на ноги, мужчина принялся пристально разглядывать её, прикидывая что-то в уме. Возникло ощущение, что он мучительно разрывается, и никак не может решить одному ему понятную проблему.
  - Понимаете ли, Наталья, моя история достаточно удивительна, чтобы счесть её сюжетом для какого-нибудь фантастического романа. Всё дело в том, что я прибыл сюда из две тысячи восемьдесят четвертого года. Я - профессор физики. И я возглавлял один очень важный проект. Подробности, думаю, вам будут малоинтересны. Две недели назад мы открыли проход в ваш мир. Вчера мы собрались в, как бы это выразиться, пробную экспедицию. По непонятным мне причинам портал закрылся, когда мы уже возвращались. Я замыкал процессию. И так вышло, что я остался здесь совершенно один. Теперь понимаете, в какой непростой ситуации я очутился? - под конец своей речи мужчина развёл руками.
  Наташа почувствовала нарастающую головную боль, появившуюся в результате попыток понять и осмыслить только что сказанное. Может ли это быть правдой? Как ни странно, но девушка почему-то сразу поверила Ярославу Александровичу. А она никогда не считала себя особо доверчивой или глупой. Поэтому понимала, что рассказ слишком невероятен, чтобы быть правдой. Тем не менее, подсознательно, каким-то шестым чувством, интуицией, верила в сказанное. Или хотела верить? Ведь это же так классно познакомиться с настоящим путешественником во времени, узнать про будущее... да и вообще.
  Но... происходящее очень узнаваемо перекликалось с "Гостьей из будущего", и разум настойчиво твердил, что это может быть своеобразным розыгрышем или обманом с другими, неясными, целями. И даже костюм собеседника может быть качественной поделкой.
  - А-а-а... а вы можете как-то это доказать? Ваша история, действительно, слишком невероятна.
  - Хм. Я так понимаю, вы ждёте от меня какой-либо необычайной демонстрации. Что же, это справедливо, - произнёс он. Вдруг раздался какой-то глухой щелчок и с костюмом начали происходить странные метаморфозы. Передние, как теперь видно, пластины на руках, ногах и туловище стали отъезжать в стороны и собираться по бокам в своеобразные компактные веера.
  Продолжалось это, на взгляд Наташи, не больше полуминуты. Когда передняя часть "доспеха" полностью раскрылась, Ярослав Александрович вышел из него. Девушка же, помимо своей воли, откровенно пожирала взглядом его фигуру. На нём было какое-то белое одеяние, покрывавшее всё тело. Определить, что это за материал она не могла, несмотря на то, что её мать является вполне профессиональной швеей. Да и сама Наташа не чужда этому, чисто женскому ремеслу. Оно обтягивало тело мужчины, выгодно подчёркивая атлетический стан. Сердце девушки стало биться чаще и в животе появилось некое томление. На короткий промежуток она даже забыла обо всех прочих обстоятельствах.
  Подойдя поближе, он закатал правый рукав и сделал то, что заставило её испуганно вскрикнуть. Конечность мгновенно стала прозрачной, обнажая абсолютно белые мышечные волокна и металлический скелет.
  - В-вы робот?! - крайне изумлённо воскликнула Наташа.
  - Нет, человек. Это протез, своей родной руки я лишился при не самых лучших обстоятельствах, - невозмутимо ответил он. Кожа вернула себе обычный вид, и руку снова нельзя было отличить от самой обычной здоровой конечности. - Вы удовлетворены?
  - Да, спасибо. А как... - немного деревянным голосом произнесла она. Однако спустя всего секунду у неё в мозгу, будто что-то переключилось. И сдерживаемое скептицизмом любопытство прорвалось наружу. Но, как ни парадоксально, из-за огромного числа вещей, требующих немедленного прояснения, девушка не смогла озвучить ворох своих мыслей. И с минуту стояла под терпеливым взглядом пришельца, силясь подобрать самый важный вопрос. Однако язык оказался быстрее мозга, и она выпалила совершенно не то, что собиралась. - А вы коммунизм уже построили?
  - Ну-у. Нет ещё, пока. Но активно к этому идём, - как-то по-мальчишески улыбнулся он и почесал затылок.
  ***
  Небо заволокло тучами.Облака уже налились здоровым, упитанным, свинцом, и в лицо дует тёплый летний ветер, развеивая её длинную рыжую шевелюру. На остановке, под крышей, сидели две женщины в возрасте и о чём-то переговаривались.
  А Наташа невидящим взглядом смотрит на дорогу, полностью погружённая в свои мысли. Мозг в её голове усиленно гоняет по нейронам импульсы, окуная хозяйку в ретроспективу последних трёх дней. Точнее в отдельные, самые яркие, временные отрезки этих трёх дней. Встреча с пришельцем из будущего или, как он сам настаивает, из параллельного мира, без шуток, перевернула жизнь двадцатилетней студентки филологического факультета.
  К сожалению, как следует поговорить с ним, и вытрясти из него всё интересное, не получилось. Обстановка категорически не позволяла. Однако некоторые обмолвки Яра вызывали, где-то на задворках сознания, пронизывающий холодок. Одно только категорическое, чуть ли непараноидальное, нежелание рассказывать, кому бы то ни было, о себе очень так настораживало. Нет, в принципе Наташа его в чём-то понимала. Но по его же заключению, которое он сделал, погоняв девушку по известным ей историческим вехам, здесь всё так же, как и у него. К чему такая секретность? С его знаниями, глядишь, коммунизм быстрее построят.
  Конечно, он скромно говорил, что они его пока ещё не построили. Но, судя по короткой обмолвке о быте людей будущего, это самый настоящий коммунизм. Как она его себе всегда представляла. Без денег, всё бесплатное, всего много. Не жизнь, а сказка.
  В процессе общения Наташа перешла с ним на "ты". Надо сказать, девушка испытала изрядную неловкость и стыд, когда Ярослав объяснил, как у них относятся к тем, кто употребляет спиртное, и почему. Она, конечно, знала, что это не слишком полезно для здоровья, но не слишком обращала внимание на увещевание старших. Тем более, многие из них сами были в этом отношении отнюдь не безгрешны. Взять хотя бы её отца. Казалось бы, человек с высшим образованием, врач, заведует неврологией в гор.больнице. И практически каждый вечер, после работы, заходит в пивную.
  Сама она не была заядлой алкоголичкой, выпивала только по праздникам, да и то немного. Но вот подобные гулянки с однокурсниками очень неплохо повышают её статистику потребления спиртного в год. Однако пришелец надолго, если не навсегда, отбил у Наташи тягу к алкоголю. Посреди леса он устроил ей настоящий телевизионный показ* о том, что делает с организмом человека водка и другие подобные напитки.
  Это было очень наглядно, и предельно отвратительно. Её тогда чуть не вырвало. Всё-таки когда ты видишь перед собой экран, на котором предельно натуралистично показано внутреннее строение человека, пробирает до печёнок.
  Ярослав оказался довольно интересным и начитанным собеседников. Вот только в какой-то момент он, видимо, увлёкся, и многие его высказывания она попросту не понимала. Приходилось переспрашивать. Поначалу она хотела познакомить его с друзьями, когда они отыщутся. Но пришелец почему-то был категорически против. Объяснял он тем, что из-за каких-то "дальнейших событий" вынужден соблюдать предельную осторожность. Что это за события Ярослав не пояснил. Сказал только, что для такого разговора не время и не место. Надо сказать, пугающая недосказанность.
  Выбрались они из леса совершенно буднично, без приключений. За исключением, наверное, того, что он нёс её на руках, чтоб не отставала. И, как оказалось, это и вправду имело смысл. Пришелец в этом своём костюме двигался достаточно быстро. Чуть ли не как автомобиль. Девушка не знала точно, где они находятся, но были некоторые предположения, оказавшиеся, по большей части, верными. Всё-таки эти места она знала достаточно хорошо. У семьи здесь, неподалёку, дача, на которой Наташа, начиная с шестого класса, проводила большую часть летних каникул.
  А приехали они "на картошку" в соседнее почитай село. По дороге Наташа предложила гостю из будущего первое время пожить в её городской квартире. Благо родители с младшим братом на отдыхе, в Ялте, и жилплощадь ещё пару недель будет полностью свободна. После недолгих раздумий Ярослав принял предложение.
  Когда на горизонте стала видна деревня, они расстались. Она подробно объяснила пришельцу, как добраться до города и до ее дома. Девушка прощалась с большим сожалением. Это было, словно покинуть фантастическую, сказочную, реальность, которая в большей степени жила в её фантазиях, но в которую она успела искренне поверить, и вернуться в обычную повседневность. Жизнь Наташи вовсе не была скучной или серой, но, прикоснувшись, пусть даже краем, к чему-то необычайному, всё остальное начинает приобретать отчётливый сероватый оттенок.
  С друзьями она встретилась в деревне, те после вчерашнего пребывали под жестоким гнётом похмелья, и на бодрую подругу смотрели примерно как Ленин на буржуазию. К сожалению, даже оклемавшись во второй половине дня, никто из них так и не смог объяснить девушке как же она оказалась в сосновом лесу, в четырёх километрах от места гулянки. Банально не помнили, как, впрочем, и она сама.
  Ну и вот, сейчас Наташа стоит на остановке и ждёт рейсовый автобус. Девушка прямо таки горела желанием поскорее уехать в город. Боялась, что будет, если её новый знакомый приедет в город раньше неё. Ребята же решили двинуться завтра утром. Сегодня они пребывают в явной не кондиции. Главное чтоб с деревенскими не опохмелялись. А то, как бы в запой не ушли. Остаётся надеться на благоразумие Леры и Кати, и то, что они смогут удержать парней в рамках.
  С неба стали падать первые капли, пока достаточно редкие. Наташа решила пока остаться на улице. В связи с погодой настроение девушки стало двигаться куда-то в сторону меланхолии.
  Вскоре дождь усилился, и пришлось всё-таки нырнуть под защиту остановки. Одета Наташа была в лёгкое летнее платьице в жёлтый горошек. Рабочую одежду она засунула в рюкзак к остальным вещам. Мысли снова вернулись к пришельцу из будущего. Надо признаться, предложение пожить девушка озвучила в немалой степени из-за крайне приятной наружности Ярослава. Хотя, не только поэтому.
  Он был очень интересен Наташе не только как мужчина и представитель более развитой цивилизации, но и как человек. По его манере речи и суждениям было сразу видно, что перед ней человек крайне образованный, с глубоким пониманием окружающего мира. Но присутствовала одна проблема. Говорили они, в основном, о вещах, которые напрямую никак не касались личности Ярослава. Сама она не спрашивала что-либо по этому поводу, стеснялась. А он и молчал.
  Наташа даже не знала, сколько пришельцу лет. Выглядит лет на двадцать пять - тридцать. Разговаривает как какой-нибудь пожилой профессор, а ведётсебя очень похоже на её деда-фронтовика. Вопросы, вопросы. Хотелось бы поскорее узнать ответы на них.
  ***
  Начинающаяся гроза отнюдь не прибавила мне хорошего настроения. В душе и так бардак творится, а тут дождь намечается. Пришлось залезть в экзоскелет и задраить все люки*.
  Со мной произошла классическая историю, озвученная умным человеком, имени которого я, хоть убей, не помню. "Когда ты думаешь, что хуже уже не будет, жизнь начинает упорно доказывать тебе обратное"*. "Ко многому я был готов, но только не к правде"*. Мда, что-то пробило меня на цитаты. В чём дело? Почему я так мрачен? Всё непросто, всё очень непросто.
  Если забыть про то, что это параллельный мир, легко можно подумать про путешествие в прошлое. Конец двадцатого века, самое начало перестройки. Не за горами крах первого союза советов*. Знаковый и очень болезненный для любого для любого гражданина ССГ исторический период. Нельзя в полной мере передать те чувства, которые испытывает любой советский человек при сочетании букв, складывающихся в "перестройку". Это отчасти можно сравнить с отношением евреев к слову "холокост". Да и это не в полной, далеко не в полной мере.
  Я родился и вырос уже после Второй Социалистической Революции. Родители, друзья родителей, учителя в школе, если речь заходила про то, что творилось со страной в течение тридцати семи лет после развала СССР и до Второй Революции, плевались и проклинали буржуев на чём свет стоит. Потом, на школьных уроках истории России, очень много часов посвящали первому советскому государству. Очень плотно разбирали причины его краха. Целый ряд документальных фильмов, посвящённых этой теме.
  Уроки истории по данному вопросу проводились уже в старших классах, поэтому нам давали не простую, как палка, картину событий, а разбирали всю эту грязь, чуть ли не по косточкам. Вбивали не только знание произошедшего, но и понимание, почему распад случился.
  А потом случилась Война. Триста миллионов погибших только с нашей* стороны. Это был, без всякого преувеличения, настоящий Ад. И я был одним из очень немногих, кто прошел его от начала и до конца. Сколько моих знакомых, друзей, и даже родных, теперь покоятся в уютных гробах, не счесть. И даже Лена...
  После всего пережитого я и подавляющее большинство моих сограждан вынесли один простой вывод: капитализм - зло. И из-за того, что натворили наши предки в конце прошлого века, мы расплатились сотнями миллионов жизней. Не говоря уже о сорока миллионах погибших по всему бывшему СССР, в ходе развала и последующего бардака.
  Я просто не могу, не имею морального права, остаться в стороне от того, что будет вскоре происходить и уже происходит. Да, это не мой мир. Но какая к чёрту разница?! Здесь живут те же самые люди. Происходят те же самые события. Вполне возможно, что в этой реальности есть мои родные. Правда, конечно, не в полной комплектации. Отца с матерью ещё и в проекте нет.
  Будто вернулся в пятьдесят пятый год. Я - молодой сержант. Скоро наступление, всячески подбадриваю и настраиваю своих бойцов на предстоящую битву. А у самого поджилки трясутся, как бы не большечем у них. Мне ведь надо как-то умудриться не только себя, но и их сберечь.
  Сейчас ситуация похожая. Вот только мне нужно умудриться сохранить не несколько десятков человек, а сотни миллионов, если не миллиарды. Если считать ещёи не родившихся. А я понятия не имею, что и как делать. Понятно, что надо как можно быстрее интегрироваться в местное общество. Но вот дальнейшие действия представляются мне довольно смутно.
  К краху СССР привёл целый комплекс причин, начиная с деградации общественного сознания, вызванного внедрением в соц. экономику рыночных элементов, и заканчивая прямым предательством большинства партийной верхушки. А тем временем часики-то тикают, осталось всего пять лет, после которых исправить что-то будет ещё сложнее.
  Да уж, верно поётся в песне: "и вновь продолжается бой,..". Я то по своей наивности думал, что все битвы уже позади. А нет, выкуси капитан Рогов! Самое интересное судьба злодейкаоставила на потом.
  Дождь наконец-то зарядил сплошным потоком. Ветер от него не сильно отстаёт, шатая кроны сосен как ему заблагорассудится. Костюм, конечно, герметичный, но когда у тебя практически над ухом стучат тяжёлые капли, это несколько раздражает.
  Девочка, которую я встретил, Наташа, оказалась не такой плохой, как я поначалу подумал. Это же надо?! Люди в этом времени хлещут спиртное, как вишки*. Я, конечно, что-то такое слышал. Вроде о том, что раньше алкоголиков* было намного больше. Но чтобы нормальные, здоровые, вполне благополучные люди не видели ничего плохого в употреблении время от времени...
  Это, простите за выражение, какой-то мрак. Ну, я и попытался как-то её просветить. Сильно сомневаюсь в должном качестве своей скороспелой поделки*. Но, судя по её лицу, даже этой откровенной кустарщины более чем хватило.
  Итак, вернёмся к извечному русскому вопросу: "Что делать?". Надо внедряться, и как можно скорее. Необходимо понять, чем дышат, о чем думают, мечтают нынешние люди. Разгадать их мышление. Без этого ничего получиться. Вот только есть ли на это время? Не проще ли посвятить в проблему толковых местных и уже в несколько голов думать над ситуацией? Тем более, что одна уже имеется. Вряд ли она откажется помочь, если я всё ей расскажу. А там, через родственные и дружеские связи, можно потянуть и других.
  
  * задраить люки. Во время Третьей Мировой Войны, на ранних её этапах, широко применялись БОВ. Ввиду того, что пехотинцы не обладали герметичной экипировкой, потери данного рода войск были чрезвычайно высоки. Именно это обстоятельство и стимулировало массовое перевооружение на полноценные экзоскелеты, обладающие не только режимом герметики, но и системой очистки воздуха, делающей возможным долговременное нахождение в химически опасной окружающей среде. Среди ветеранов такой режим получил жаргонное название: "с задраенными люками".
  * "Когда ты думаешь, что хуже уже не будет, жизнь начинает упорно доказывать тебе обратное". Фраза принадлежит американскому социалисту Генри Локкеру. Он был единственным выжившим после атомной бомбардировки Вашингтона лидером ПРА. Выжил он по одной простой причине. Когда это случилось, Генри занимался организацией порядка в Нью-Йорке, который ранее был полностью взят повстанцами под контроль. В 2033 году, после окончательного разгрома Народной Армии бежал в РСФСР, где и умер спустя сорок лет на семьдесят третьем году жизни. Гражданская Война в Америке сопровождалась совершенно беспрецедентным, по своей жестокости, применением ядерного оружия, не взирая ни на какие обстоятельства. Миллионы сгоревших в атомном огне, и десятки миллионов заражённых лучевой болезнью. Эта печальная участь не миновала и товарища Локкера. Именно поэтому он покинул этот мир так рано. После уничтожения Вашингтона товарищ Локкер являлся тем, кто вновь сплотил и организовал социалистическое движение, позволив ему продержаться целых пять лет. Приведённая выше фраза была сказана им после начала массового фашисткого террора со стороны военной хунты генерала Керенджера. Он сравнивал ядерную бомбардировку Вашингтона и последующие злоключения красных повстанцев с тем решительным и безжалостным геноцидом, который устроили американские генералы.
  * "Ко многому я был готов, но только не к правде". Высказывание принадлежит командующему третьей ударной армии вооружённых сил Империи генералу ТодзимоМацумото. С 2054-го и по 2059 год девятимиллионная сухопутная армия Японии оккупировала, чуть ли не, весь Северный Китай. Данная фраза была сказана генералом, после успешно проведённой его противниками, то есть ОбъединённойРабоче-Крестьянской Красной Армией операции "Чихуанихуа*". Заключалась она в синхронном масштабном контрнаступлении и проведении, заранее заброшенными во вражеский тыл егерями, серии диверсий по жизненно важным для противника тыловым объектам. Цель её была вовсе не в том, чтобы отвоевать у японцев некоторое количество территории. Основная задача заключалась в том, чтобы лишить противника продовольственной, промышленной и технической базы, сделать снабжение из метрополии слишком дорогим и ненадежным. В итоге, к середине июня 2057 года, японская армия лишилась больше половины лежавшего на складах оккупированной территории продовольствия, две трети развёрнутых японцами в 2055 году предприятий по выпуску военной продукции. Также были уничтожены многие авиаточки*, за счёт чего японцы на полтора года лишились господства в небе. Китайским силам ОРККА удалось продвинуться в среднем на пятьсот восемьдесят километров по всему фронту. Однако этот успех был во многом временный. В течение последующих трёх месяцев их отодвинули обратно на триста пятьдесят километров. Сказана эта фраза была после того как в Главном Штабе сухопутных войск подвели итог, озвучив количество и характер ущерба после операции врага. После предварительно проведенной ГКВР компании по дезинформации японское командование считало, что будет большое наступление. И, соответственно, готовились именно к этому, отзывая из тыла на фронт все более или менее боеспособные дивизии. И, мягко говоря, очень сильно изумились, узнав о довольно таки низких потерях на передовой и о фактически разгромленном тыле.
  * В своей исторической традиции РСФСР считает себя полноправным продолжением СССР, считая период РФ "жутким недоразумением". На уроках истории будущим гражданам* прививается точка зрения, заключающаяся в, так называемой, "теории младшего брата". Советский Союз отождествляют с современной социалистической республикой. Говорят, что там было много проблем и ошибок, приведших к развалу, но общий курс был в принципе верным.
  * Имеется в виду не только РСФСР, но все и страны МОТЭС. Всего со стороны социалистического блока погибло триста восемнадцать миллионов человек. Общее число жертв Третьей Мировой Войны составляет семьсот сорок четыре миллиона человек.
  * вишки. Общее название для разнообразных вкусных напитков. Являются, по сути, концентрированными витаминными коктейлями. Имеют разное содержание, а также разный, но неизменно очень приятный вкус. Рекомендуется пить не больше полутора литров раз в двадцать три дня. Из-за этого их обычно употребляют по каким-нибудь праздникам или другим знаковым поводам.
  * В ССГ к 2084 году слово "алкоголик" в сознании советских граждан полностью отождествилось со словом "наркоман", став одним из его подвидов. Вроде того, что бывают наркоманы нюхающие кокаин и бывают те, кто пьет алкоголь.
  * Управление различными компьютерными устройствами с помощью нейросети является фактическим проникновением сознания человека в алгоритмы машины и прямым их управлением. После достаточно длительного освоения всех функций нейросети любое устройство, которое априори имеет сетевые каналы, воспринимается человеком как ещё одна конечность. В связи с этим любой пользователь нейросети может делать со своим персональным компьютером очень многие вещи. В том числе с помощью нейроуправления смоделировать видеоролик за несколько минут. Однако подобное пользование нейросетью требует серьёзных умственных усилий и навыков. Детям и подросткам такое не под силу. Среди молодых людей от двадцати до двадцати пяти лет подобное доступно только гениям.
  * "Чихуанихуа". Название одной из самых масштабных операций Третьей Мировой Войны, является бессмысленным набором букв, по звучанию напоминающих китайский язык. Автор названия неизвестен, но никто не сомневается в том, что это был русский офицер из штаба Восточного Фронта ОРККА.
  * авиаточка. В связи с тем, что функции истребительной и штурмовой авиации взял на себя летун, которому для взлёта совершенно не нужна протяжённая ровная поверхность, надобность в аэродромах отпала. Их заменили меньшие по размеру, но более укреплённые и снабжённые очень густой сетью ПВО авиаточки.
  
  
  
  Глава 3
  Вдоль частых полей и лугов тянется асфальтовая дорога, по которой время от времени проезжают маленькие и большие колёсныедрандулеты. Почва под ногами после случившего накануне ливня уже успела подсохнуть. На синем небе ни облачка, и солнце жарит во всю мощь. А я, обливаясь потом, бодрым шагом иду вдоль дороги с коллом* за спиной. Путь мой лежит в славный город Липецк, куда меня пригласила недавняя знакомая, Наташа.
  Экзоскелет свой я прикопал в том же лесочке. Целую ночь выбирал место, где никто особо не ходит. Ну и копал трёхметровую яму плазменным резаком, возясь в грязи и влажной земле. Запачкался жутко.
  По здравому размышлению решил не заходить в находившуюся поблизости деревню. Как ни посмотри, одет я для здешних людей странно, не имею бумажного удостоверения личности*, денег. Да и если вести достаточно продолжительный разговор, люди поймут что что-то со мной определённо не так. В моей повседневной речи присутствует много слов и конструкций, которые будут непонятны среднестатистическому человеку этой эпохи. И наоборот, я могу не понимать какие-то специфические жаргонизмы или термины, которые позже, за ненадобностью, вышли из употребления.
  Грязь с открытых участков кожи удалось более или менее стереть. Вот только, боюсь, несёт от меня не хуже, чем после хорошенького рейда. Чуток передохнув и подкрепившись, утром отправился в путь. Надеюсь, мне удастся дойти до Наташи без приключений. А то здешние реалии я представляю себе очень смутно.
  Сзади слышится приближающийся рев мотора. Отхожу ещё правее, на обочину, и оборачиваюсь. Это оказался жёлтый маленький неказистый автомобиль, который слишком сильно и противно рычал для продемонстрированной им тихоходности. Вот ещё одна проблема. Я с трудом различаю эти машины. По мне так все они одинаковые, ипредставляют из себя какую-то жуткую древнюю рухлядь, которая чудом просто не разваливается на ходу.
  Тем временем машина с визгом остановилась неподалеку и из неё вышел мужчина в коричневой рубашке с подвёрнутыми рукавами. На лицо присутствовали признаки эндокринного дисбаланса, выражающиеся в лишнем весе и проплешине на макушке, свидетельствующей о интенсивном выпадении волос. На вид ему можно дать лет восемьдесят - девяносто*. Если не учитывать, конечно, такие проблемы со здоровьем. В общем и целом, по крайней мере, внешне он производит вполне приятное впечатление. Лицо умное, волевое, походка уверенная, в руках есть сила.
  - Эй, молодежь, куда путь держишь? Может подвезти? - добродушно улыбаясь, спросил меня водитель.
  Так что делать? Отказаться? А это не будет слишком подозрительно? Согласиться? С одной стороны быстрее доберусь до места, с другой... этот вариант предполагает живое общение.
  - Спасибо, буду очень благодарен. Мне в Липецк надо, - улыбаюсь в ответ. Я решил не жевать сопли, а, раз уж представилась такая возможность, налаживать контакты с людьми.
  - Ну, тогда нам по пути. Меня Николай зовут. Можно просто Коля, - протягивает он мне ладонь для рукопожатия.
  - Меня Ярослав, можно просто Яр, - пожимаю ему руку. Познакомившись, таким образом, мы сели в машину. Он первым открыл дверь, а я, поняв как это делается, дёрнул за ручку спустя несколько секунд.
  Надо сказать, поездка на данном агрегате далась мне очень тяжело. Постоянное опасение, что автомобиль вот-вот взорвется, очень здорово играло на нервах. Все мои инстинкты буквальновопили, что если техника издаёт подобные звуки, надо бежать от неё как можно быстрее и дальше. Приходилось смирять выработанные за всю свою, не такую уж и короткую, жизнь рефлексы и, не показывая свои истинные чувства, спокойно сидеть, бодро общаясь с Николаем.
  Как ни странно, но мои опасения оказались во многом напрасными. Николайбольшой охотник почесать языком и всю дорогу он, в основном, болтал на совершенно разные темы. Я в нужных местах поддакивал и односложно отвечал на его вопросы.
  Некоторым удивлением для меня стало, что этот человек на четыре года младше меня. Ещё один, так сказать, маркер. Я, вроде бы, знал, что сто лет назад средняя продолжительность жизни была в два с половиной раза меньше, но как-то забыл соотнести это с данной, совершенно новой для меня, реальностью.
  Вообще Николай и не подозревает, насколько помог мне. И дело даже не в сэкономленном времени. Своей болтовней он дал мне кое-какое реальное представление нынешней жизни. Взять, например, совершенно жуткий, вмоём понимании, дефицит. Или другие вещи, вроде некоторой инфантильной наивности здешних людей. По крайней мере, Николай показался мне именно таким. Многие его пассажи выдавали подобный образ мыслей. Что отнюдь не радует.
  Хорошо, промойкомбез он спросил уже ближе к концу, а то сморозил бы я какую-нибудь глупость. К счастью, после вываленных на меня тонн полезной информации, удалось родить более или менее стройную версию. Мол, мой отец работает на одном секретном военном производстве. Там запороли кусок какого-то очень интересного полимера. Вот и раздали сотрудникам, как прибавку к зарплате. А я смастерил себе из него прикольный костюм. И поехал с друзьями на сходку любителей космоса. Так вышло, что нормальная одежда пришла в негодность, и пришлось идти обратно в этом.
  По-моему, рассказанная мной история является дичайшим бредом, но Николай в неё, как ни странно, поверил. Напоследок спросил у него городской адрес. Может зайду как-нибудь отблагодарю человека. Всё-таки помог, бесплатно довёз практически до дома Наташи. В этом времени такое должно быть редкостью.
  Пока мы ехали, я не особенно смотрел в окно, точнее не особенно обращал внимание на то, что там происходит. Все силы уходили на борьбу с инстинктами и поддержание разговора.
  Но вот я вышел из машины и оказался на улице города Липецка, образца тысяча девятьсот восемьдесят шестого года. Пришлось прикладывать серьёзные усилия, чтобы выглядеть как простой обыватель, которому всё здесь знакомо. Даже не знаю, как выразить словами то, что на меня в тот момент обрушилось. Всё было очень непривычно. От домов и машин до людей, их моторики, жестов, темпа жизни что ли.
  Какое-то время меня очень сильно цепляло. Вот только я никак не мог понять что. Но потом, сойдя с центральной улицы, понял, в чём было дело. Всё движение и людей, и машин было каким-то слишком медленным, неспешным. Я привык к совершенно другому течению жизни. Само моё мышление рассчитано на более быстрый ход событий.
  А здесь... простой пример. Мне на глаза попалась семья с ребёнком. Они шли по тротуару, очём-то разговаривали между собой, смеялись, их мальчик в это время ел мороженое. С моей точки зрения делали они всё так, будто кто-то, как в видео, замедлил воспроизведение на какой-то определённый процент. И так вели себя абсолютно все люди. Однако, надо сказать, всё не настолько страшно. Замедленность бросается в глаза, но не интерпретируется по факту. А это значит, что я достаточно быстро смогу встроиться в такой ритм жизни.
  Интересно, почему сразу этого не заметил? С Наташей и так всё понятно. Она находилась в очень нетривиальной ситуации, и некоторая заторможенность вполне объяснима.
  А Николай? Что с ним? Почему не обратил внимание на него? Ведь было же что-то подобное в его движениях и манере говорить. Видимо, когда видишь перед собой одновременно десятки людей, чисто подсознательно доходит быстрее.
  Надо сказать, на меня обращали внимание, некоторые даже оборачивались вслед. И это серьёзно подстегивало к тому, чтобы как можно меньше выделяться. Хотя бы поведением. Внешне же я очень сильно отличался от встреченных людей. Странная для этого времени одежда и более высокий рост делали своё чёрное дело.
  Странно, но несмотря даже на низкие непривычные дома, допотопныеколёсные машины, более медленный темп жизни, не было сильного ощущения чуждости. Чувствовал себя я здесь, конечно, не как на улице родного Ленинграда, но...
  Если сравнивать этот Липецк и Липецк моего времени, в котором я, кстати, был, то разница, как ни странно, будет не такой уж и большой. Учитывая, что во время Войны город сравняли с землёй, и его пришлось отстраивать заново. То есть, зданий старше пятьдесят восьмого там попросту нет.
  Дело в самой одинаковой атмосфере спокойного уюта. Она незримо присутствует и там, и там. Честное слово, лучше бы я чувствовал себя здесь как в разорённых Войной немецких городах. Меньше диссонанса в подсознательных реакциях. А так, от разнонаправленных реакций меня чуть ли не тошнит.
  Сейчас вроде полегче стало. Людей на этой улице заметно меньше, а машины почти не попадаются. Ох, похоже, нужен период более или менее длительной адаптации. Иду, и цепко присматриваюсь к зданиям. Пока никаких противоречий в составленной по словам девушки виртуальной карте нет.
  Не устаю поражаться, насколько же всё изменилось за сто лет. Эх, тяжело же мне придётся в той миссии, что я уже практически взвалил на себя. Уверен, возникнут серьёзные недопонимания между мной и этими людьми, которые придётся как-то решать. Грядущие события со всей очевидностью покажут, что вещи понятные и очевидные мне, совершенно не понятны и очевидны для них.
  Так, от скопления людей сейчас лучше держаться подальше. А мой дальнейший путь лежит через центральный парк. Как бы его так обойти, не сбившись с намеченного маршрута? В конце концов, решаю идти дворами. В крайнем случае, спрошу у кого-нибудь дорогу.
  ***
  На дворе был очень хороший солнечный день. Сегодня светило не обжигало своими лучами, заставляя тело покрываться потом, а нежно согревало, даря тепло и хорошее настроение. Замечательное время для того, чтобы куда-нибудь выбраться. В кино, например, или пойти с подругами прогуляться в парк. Может быть, сходить в музей, на какую-нибудь выставку. В общем, вариантов масса.
  Однако Наташа не собиралась никуда выходить из квартиры. И уже отклонила предложение своих подруг, Лены и Эльзы, по походу в кино. Сослалась на плохое самочувствие. Сейчас она сидела в гостиной, на диване, и нервно перелистывала страницы четвёртого тома "Графа Монте-Кристо". Один из любимых её романов, если не самый любимый.
  К сожалению, отвлечься никак не получалось. Дюма вчистую проигрывал воспоминаниям о вчерашнем знакомстве с гостем из будущего. Что удивительно, мандраж и нетерпение напали на неё только сегодня. После того как она, как следует, выспалась и взглянула на всё произошедшее немного под другим углом.
  Так-то Наташа и не собирались весь день ждать Ярослава. Но поутру желание увидеться с ним серьёзно усилилось. Сильнейшее любопытство смешалось с чисто женским интересом, породив гремучую смесь, от которой по потолку хочется бегать.
  Вообще встреча с пришельцем из коммунистического будущего серьёзнопошатнула жизненные установки девушки. Нельзя сказать, что она придерживалась антикоммунистической позиции и была убеждённой антисоветчицей. Просто всё это - "социализм", "коммунизм", "Ленин", "партия", не ассоциировалось у неё ни с чем интересным, тем, что будет олицетворять будущее. По мнению Наташи, это прошлое, которое сковывает, не даёт проклюнуться будущему.
  С самого детства, в садике, в школе, им рассказывали про доброго дедушку Ленина, про пионеров героев, про героев Гражданской и Великой Отечественной Войны. Она, как и другие дети, верила в это. Однажды даже, будучи в первом классе, пришла как-то домой после школы и выстригла ножницами себе волосы спереди, чтобы "быть, как Ленин".
  Мама с папой тогда сильно поругались. Мама очень переживала из-за этого, а отец не видел ничего плохого, да ещё и посмеивался тихонько. Вот мама и устроила ему небольшой скандал.
  Но потом, уже в старших классах, все подобные мероприятия стали восприниматься как что-то ненужное и раздражающее. В самом деле,зачем по сотому разу повторять одно и то же? Тем более, подчас совершенно неискренне. С ней в одном классе учился Серёжа, сын второго секретаря Липецкого обкома. В принципе, нормальный парень. Но была в нём какая-то манерность, высокомерие, по отношению к остальным одноклассникам. Модные зарубежные шмотки, жвачка, которую он, казалось, не вынимал изо рта. Да и много чего ещё. То, что было в жутком дефиците, имелось у Серёжи всегда и в достатке.
  Такое ярко выраженное неравенство всегда несколько коробило Наташу. После вступления в комсомол всё ещё сильнее усугубилось. Ужасный бюрократизм и высокомерие холёных детей партийных начальников, которые возглавляли ВЛКСМ, серьёзно отвратило девушку от всего связанного с Партией и Советской Властью. И спустя полгода после вступления она вышла из комсомола.
  Родители её за это сильно ругали. Мать даже как-то в горячке обозвала "молодой дурой". Если учесть, что Ирина Ильинична употребляла такие эпитеты всего несколько раз в жизни, можно понять, в каком она находилась раздрае из-за решения дочери.
  Друзья же, как ни странно, по большей части поддержали её в этом поступке. К тому же, два или три гола назад, где-то после смерти Андропова отец из Венгрии привёз новый магнитофон. Так уж случилось, что по нему вся семья стала слушать "Голос Америки". Иногда "ВВС". Это тоже наложило свой, довольно жирный отпечаток. Нельзя сказать, что они безоговорочно верили в то, что там вещают. Просто, как говорил папа, нужно "альтернативное мнение". Сама Наташа воспринимала это как некое фрондерство по отношению к Советской Власти. Что зажигало в еёпассионарной душе тёплыйогонёк.
  В институте, на лекциях по истории КПСС и политэкономии, можно было повеситься от скуки. Самые бесполезные и тупые предметы, по мнению всех студентов и преподавателей, не принадлежащих к стройной когорте тех, кто эти предметы и преподаёт.
  Весь невеликий жизненный опыт практически подвёл девушку к выводу, что коммунизм является чем-то эфемерным и чуть ли не утопичным. Будущее, по её мнению, за неким синтезом социализма и капитализма. Ведь если всё человечество откинет в сторону глупые идеологические разногласия и объединится для строительства светлого будущего, это будет намного продуктивнее и лучше для всех. А тут...
  Наташа не очень долго общалась с Ярославом, но он успел обмолвиться о том, что пришёл оттуда, где строят коммунизм. Это заставило еёсерьёзно задуматься. Но... да кого она обманывает?! Пришелец был очень красив и умён. Не удивительно, что при мысли о нём сердечко девушки начинало трепетать.
  - Динь-динь. Динь, - раздался вдруг не особо мелодичный дверной звонок. Наташа аж подпрыгнула от неожиданности. Книга с глухим хлопком плюхнулась на ковёр. Более или менее уняв дрожь, девушка побежала в прихожую.
  - Сейчас! Иду! - крикнула она уже почти у двери, поворачивая ручкой замок. - Ой!
  - Здравствуй! - улыбаясьпроизнёс Ярослав, стоящий на пороге. - Надеюсь, я не сильно помешал?
  На девушку же напал откровенный ступор. Она так ждала его, но сейчас, когда он пришел, у неё в голове царит звенящая пустота.
  - А-а-а! Нет, не помешал! Я одна! Проходи! - невпопад ответила Наташа и посторонилась, пропуская гостя. Как она сразу приметила, одет он был в давешний, покрывающий всё тело, костюм. На нём, кстати, если приглядеться, видны следы грязи.
  Пройдя в прихожую, мужчина, в некой нерешительности, остановился и начал внимательно оглядывать квартиру.
  - Э? А где тут у вас... мда. Честно признаться, я теряюсь. А как сейчас у вас тут всё устроено? - обратился к ней пришелец. Впервые с начала, не такого уж и долгого, знакомства девушка увидела его таким... не знающим, что делать. И только сейчас она заметила, что у гостя за спиной висит что-то похожее на рюкзак. Только более ровноеи как будто бы приклеенное к этой самой спине.
  Вопрос чуть было не заставил девушку приложить ладонь к лицу. Он же из будущего! Наверняка у них, там, быт устроен как-то по-другому.
  Как ни странно, но то, что гостю потребовалась помощь в таких простых вещах, вернуло ей самообладание. И следующий час она знакомила пришельца с элементарными для жителя конца двадцатого века материями. По крайней мере,в пределах одной квартиры.
  Сейчас Ярослав моется в душе. К удивлению Наташи, прямо в своём костюме. Гость объяснил, что он быстро высохнет и вообще это вещь "многофункциональная". Но ей всё равно это кажется немного странным. Она ему уже приготовила кое-какие вещи отца, которые должны прийтись впору. Вот только как бы так поделикатнее заставить его переодеться? Кто его знает, какие там, в будущем, обычаи?
  Приготовив чай на двоих, с пряниками, Наташа принялась чутко прислушиваться к доносящимся из коридора звукам. Она ждала, когда же Ярослав, наконец, закончит банные процедуры. Ей очень не терпелось задать ему кучу вопросов. Набрасываться на человека с порога очень некультурно. А так, за кружечкой чая, на кухне. Самое милое дело.
  В ожидании Наташа начала потихоньку цедить остывающий чай. Солнечные лучи за окном стали потихоньку прятаться задвигающимся каскадом облаков. Не туч, а именно облаков. Не было в них той, присущей тучам, свинцовой хмурости. Цвет их был тёмно-белым, что говорит о маловероятности дождя. По крайней мере, в ближайшие часы.
  Вышел из ванной гость лишь спустя сорок минут. Посвежевший, всё в том же костюме, только более чистом и, как ни странно, полностью сухом.
  - Проходи, садись. Вот чай, правда он уже немного остыл. Вот пряники, если хочешь.
  - Спасибо, - улыбнувшись,произнёс он, садясь за стол. От его улыбки Наташа немножечко поплыла.
  - Хи-хи! - непроизвольно издала смешок она.
  - Что-то не так?
  - Ничего. Просто ты так сосредоточено пьёшь чай, будто от этого зависят судьбы мира. Хи-хи! Извини, пожалуйста! Не хотела тебя обидеть.
  - Хм. Да. Просто ностальгия нахлынула. Я чай пил последний раз в далёком детстве, - сказал пришелец и взял из вазочки пряник.
  - Расскажешь? - спросила Наташа как можно более невинно, и под видом употребления чая спрятала моську в белой фарфоровой кружке. Ей было немного неловко начинать допрос, но любопытство оказалось сильнее любого стеснения.
  - Да, как раз собирался начать. Скажи Наташа. Какой из трудов Ленина тебе запомнился лучше остальных?
  - Э-э-э? - сказать, что это был выстрел в упор, значит, ничего не сказать. - Ну, "Государство и Революция". А причём здесь...
  - Хорошо. Что ты можешь сказать по первой главе? - перебил её Ярослав. В этот момент он буквально перевоплотился из милого парня в строгого преподавателя.
  - Ну-у... первая глава наиболее... наиболее полно раскрывает суть... раскрывает суть работы Владимира Ильича Ленина, Вождя Мирового Пролетарского Движения... - начала бубнить Наташа. Вспомнила зимнюю сессию, на которой также, о чём-то подобном,распиналась перед преподом по Марксизму-Ленинизму. Она тогда, совершенно не думая, вывалила на профессора какую-то бессвязную ересь, томившуюся в её голове. Получила тройку и благополучно забыла об этом. До следующей сессии.
  - Это ты сейчас с кем разговариваешь? - вопросительно приподняв бровь, осведомился мужчина, оборвав её. Поняв, что делает, девушка густо покраснела, уставившись в пол.
  - Прости. Я... я не читала Ленина. Я не хотела тебя обманывать. Просто... так вышло.
  - Ничего страшного. Я с самого начала так и подумал. Понимаю, мы знакомы недолго, но прошу тебя, не надо мне лгать, если в этом нет острой необходимости. Хорошо? - на его лицо вновь наползла та очаровательная улыбка, что так понравилась ей. И он успокаивающе положил свою ладонь поверх её. Отчего Наташу, будто электрическим током ударило. Да что с ней такое?! Руку она, кстати, так и не убрала.
  - Хорошо. Но причём здесь Ленин?
  - Дело не в самом Ленине. Скажи, ты читала что-нибудь из Маркса, Энгельса, Сталина? Качаешь головой. Ну, я, в общем-то, не сомневался, что это так. Эх-х! Ладно, не буду ходить вокруг да около. Через шесть лет, в девяносто первом году, Советский Союз перестанет существовать и распадётся по границам национальных республик. Локальные гражданские войны практически в каждой республике, катастрофическое, в несколько раз, падение уровня жизни. Дикий капитализм, спад производства, раз так в десять,из-за повальной приватизации предприятий. Деградация образования, культуры, медицины, науки. Невиданный со времён Гражданской Войны бандитский разгул. Как следствие, сорок семь миллионов погибших по всему бывшему Союзу, и двадцать персонально в бывшей РСФСР. Также рост национализма, иногда даже откровенного нацизма. Вот собственно ито, что пока меня очень сильно волнует.
  Когда он заикнулся о разрушении страны, Наташа не то чтобы ему не поверила. Скорее сказанное настолько не вязалось со всем... да просто со всем,что она как-то не восприняла это. Но чем дальше Ярослав говорил, тем страшнее ей становилось, ужас проникал в каждую клеточку её тела. О вещах, просто невообразимых, о которых не то, что сказать, подумать без содрогания нельзя, пришелец говорил совершенно спокойно, словно бухгалтерский отчёт зачитывает. Снова пришла ассоциация с дедом, ветераном Войны. В его рассказах порой мелькали вещи, заставляющие кровь стынуть в жилах. А он говорил о них абсолютно ровно, спокойно, обыденно. Именно такая постановка вопроса очень удивляла и пугала маленькую, и не очень, Наташу. И ровно тоже самоееё страшит прямо сейчас.
  - Как? Почему? - только и смогла вымолвить она после всего сказанного. В носу ощутимо защипало, а на глаза навернулись слезы.
  Пришелец, увидев, в каком она состоянии, тут же встал со своего места и подошёл к Наташе. Взял за руку, провалившуюся в крайнее душевное расстройство, девушку, иповёл в гостиную. Там усадил на диван и, прижав к себе, принялся успокаивать. Гладил по голове и шептал что-то успокаивающее.
  В его объятиях она чувствовала себя очень уютно, и нахлынувшие до этого отрицательные эмоции стали потихоньку. И, надо сказать, что девушка не разрыдалась, как думала сама поначалу. Успокоившись, она испытала сильное смущение из-за подобной близости. И тут же отстранилась.
  К сожалению, он не стал её удерживать в своих объятиях. Легко выпустил, стоило Наташе чуть дёрнуться в противоположную сторону.
  - Почему... как это случится? - более или менее спокойно спросила девушка. Они с Ярославом сидели на двух противоположных концах дивана. Она залезла на него с ногами, обхватив свои нижние конечности верхними, ждала ответов. Он же, не глядя на неё, уставился в какую-то понятную ему одному точку перед собой. В фокус его зрения, кстати, идеально попадал сервант с хрусталём.
  - Это... очень сложный вопрос. Тут столько всего... - произнёс он, не поворачиваясь к ней и чуть опустив голову.
  
  ***
  
  - Прежде всего, нужно сказать, что фундаментальной причиной краха Советского Союза является партократия, то есть практически абсолютная власть бюрократического аппарата КПСС, - начинаю говорить, и во мне просыпается "лекторский" тон. Хм. Пожалуй, не лучший вариант при живом общении. К тому же, один на один. - Понимаешь, ввиду отсутствия какого-либо контроля снизу, со стороны Советов или профсоюзов. Из-за неподсудности партийных начальников, начиная с определённого уровня, партия в определённый момент стала массово перерождаться, гнить...
  Я продолжал говорить, выплёскивая на девушку то, что мне и миллионам детей рассказывали в школе. А потом эти подросшие дети испытали на своей шкуре правдивость этих простых истин. Про Войну я ей не рассказывал. Ей и про крах страны, в которой она живет, очень тяжело слушать.
  - ...теперь понимаешь, о какой помощи я говорил тогда, в лесу.
  - Да, теперь понимаю. Но если всё так, как ты сказал... как это вообще можно предотвратить?! Если все кругом предатели, кто-то больше, а кто-то меньше, - вначале её голос звучал на довольно повышенных тонах, но потом, как ни странно, вместо того, чтобы ещё больше распаляться, она успокоилась.
  - Не буду врать, понятия не имею. Вчера только об этом и думал. Лично я, не знаю как ты, не прощу себе, если даже не попытаюсь предотвратить грядущий катаклизм.
  
  * колл - многофункциональный армейский рюкзак. Входит в состав пехотной амуниции. После Третьей Мировой Войны получил широкое распространение за счёт удобства, простого функционала и надёжности. Является кластерным полимерным изделием, имеющем связь с нейросетью. Может с помощью нейрокоманд меняться в очень широких пределах.
  * К 2062 году средняя, зафиксированная в статистике, продолжительность жизни остановилась на отметке в сто пятьдесят - сто шестьдесят пять лет. Естественно, процесс старения существенно замедлился по сравнению с тридцатыми годами двадцать первого века, не говоря уже о более ранних периодах.
  
  
  Глава 4
  Жизнь не баловала Андрея Семёновича разнообразием последние лет этак десять. Постоял восемь часов у станка, и в пивную с коллегами, потом домой, выслушивать упрёки жены, и спать. Выходные плотно заняты телевизором и сыном. Мальчик у него растётумненький, на зависть многим соседям. Поэтому уроки с ним учить, как это делают многие родители со своими детьми, не надо. Он занимался с Мишей совершенно другими вещами. Водил в гараж, показывал, как нужно чинить машину. Время от времени перебирал всякий хлам всё в том же гараже.
  Ходили вместе куда-нибудь. В кино там или на футбол. Надо заметить токарь второго разряда очень серьёзно относился к своим родительским обязанностям и, в силу разумения, старался воспитать из сына настоящего мужчину. С женой, к сожалению, всё было не так гладко. Не молодые уже. Былая страсть уже практически остыла. Так, вспыхивает изредка, раз в два-три месяца, и снова затухает. Вот и ссорится он с Ларой чуть ли не каждый вечер. Ну, как ссорится? Вяло отбрехивается от циркулярной пилы, в которую превращается его благоверная.
  Человек ко всему привыкает. Так и Андрей Семёнович в какой-то момент привык к бесконечным склокам. Они перестали хоть сколько-нибудь сильно волновать его. Со временем токарь стал воспринимать это как некий ритуал. Пришёл муж с работы, жена должна на него поворчать. Всё. Порой это в какой-то мере даже веселило.
  Но... однообразие серьёзно удручало. Две поездки на море за десять лет не сильно улучшили ситуацию. В последнее время, чтобы привнести в жизнь немного больше разнообразия, Андрей стал сильнее налегать на алкоголь. И не пиво, как раньше, а самую настоящую водку.
  Сейчас шёл самый разгар рабочего дня, токарь занимался своими прямыми обязанностями, не покладая рук выделывал детали для отделочно-расточного станка. Надо сказать, он любил свою работу и очень гордился, что у них на заводе делают сверхточные агрегаты, которые потом работают на каких-нибудь передовых предприятиях.
  Высшего образования у него не было. Да и зачем? Мастер он справный. Не лодырь. Зарплата раза в два выше, чем у какого-нибудь инженера. В жизни, в общем-то, всё не хуже прочих.
  - Мужики, идите сюда! Прервитесь на пару секунд! - к рабочему месту вышел мастер, Антон Григорович, вместе с каким-то парнем в потрёпанной одежде. Когда все приблизились, образовав нестройный полукруг, он начал говорить, указывая на своего спутника. - Это Санёк, он - новенький. Будет теперь с вами работать вместо Серёги. Кхм, да. В общем, хех, не обижайте его. Надеюсь, вы с ним сработаетесь. Ну,всё, коллеги, свой долг я выполнил. Удаляюсь, так сказать.
  После того как за мастером закрылась дверь все рабочие обратили свои взгляды на новичка. Парень тем временем заговорил сам.
  - Здравствуйте, имя моё вы уже слышали. Надеюсь, мы сработаемся, и никаких проблем между нами не будет, - в конце своей речи он протянул ладонь для рукопожатия.
  Спустя пару секунд все очнулись и стали по очереди жать руку новому коллеге, называя свои имена. Андрей отметил, что хватка у парня будь здоров.
  Весь оставшийся рабочий день прошёл несколько по-иному, нежели обычно. В основном, конечно, из-за новичка. Серёга, которого две недели назад выгнали за пьяные прогулы, работником был очень неважным, если не сказать никаким. Выходило так, что его труд брали на себя остальные члены коллектива. После увольнения такое положение дел, естественно, усугубилось.
  А Сашка, как его стали называть все уже к концу рабочего дня, снял с людей эту нагрузку, полностью заменив спившегося Серёгу.
  Самому Андрею новичок показался немного странным. Сначала, встав у станка, умудрялся выделывать совершенно идиотские ошибки, даже пару деталей запорол. Пришлось забраковать. А потом как-то приноровился, и работал не хуже самого Андрея. А он, на секундочку, на заводе пашет уже семнадцать лет. Как из армии пришёл, так сразу и начал.
  Это, вообще, как? Новичок объяснил всё тем, что год у станка не стоял. Руки подзабыли, чуть поработал, и прежние навыки вновь вернулись.
  Очень, мягко говоря, странно. Ты либо умеешь, либо не умеешь. Можно, конечно, делать халтуру, не стараться, действительно что-то подзабыть. Но здесь был несколько другой случай. Рабочее место Андрея находится по соседству с рабочим местом новичка. И он видел, что работа Саши вначале была достойна какого-нибудь особо криворукого ПТУшника. А потом превратилась в то, что выдают мастера после десятков лет практики. Ну не бывает так!
  К тому же, слишком интеллигентный он, разговаривает как профессор какой. Иной раз загнёт что-то, и только остаётся, что стоять и глазами хлопать. Явно есть высшее образование. Зачем в таком случае на завод идти? Деньги нужны? Возможно.
  В общем, новый коллега оставил после себя довольно смешанные чувства у всей смены. Вроде парень неплохой, хорошо работает. Но вот, что-то с ним определённо не так.
  
  ***
  
  "Утро красит нежным светом". Не помню, кто это сказал, но он был самым настоящим лгуном. По крайней мере, в отношении меня. Несмотря на то, что на небе ни облачка, и солнце потихоньку выползает из-за горизонта, заполняя квартиру пушистым светом, настроение у меня находилось где-то возле Плутона. То есть холодно, ичертовски далеко от Солнца.
  Сейчас я лежу на диване, и мой взгляд устремлён в потолок. Что делать? Я замахнулся на огромный и ужасно сложный механизм исторического процесса. Мне нужно не просто его поломать, а, что намного сложнее, перестроить, чтобы дальнейшее движение шло по как можно более благоприятным рельсам. Без контрреволюции и Третьей Великой Войны.
  Я один, у меня нет плана, очень расплывчатое и приблизительное представление о том, что надо делать. В помощниках двадцатилетняя девочка с незаконченным филологическим образованием. Как ни странно, но всё это ерунда. При наличии времени, да с моими знаниями... можно развернуться очень недурно. Но в этом-то и проблема. Время. Его слишком, даже преступно, мало.
  Окажись я где-нибудь в середине семидесятых этого века, всё было бы гораздо проще. Гниение КПСС ещё не зашло слишком далеко. Живы многие старые коммунисты, начинавшие свой путь во времена индустриализации и Первой Великой Войны за Отечество*.
  Ладно, имеем то, что имеем. А имеем мы тринадцать лет с шестью, если можно так выразиться, точками невозврата. То есть, событиями, после которых возвращение к социализму будет всё дальше и дальше. Пока, как и в моём мире, из-за мирового финансового кризиса и чудовищной деиндустриализации не произойдёт ужасное падение уровня жизни, безработица. Не говоря уже налоговых поборах и минимальной социальной ответственности буржуазного государства перед пролетарским населением. После такого потребуется огромное напряжение сил, чтобы отстроить порушенное из-за приватизации. Получится, как и у нас. Возможно, с какими-то чисто косметическими изменениями. А может быть, даже, всё будет намного хуже.
  Первая, и самая близкая, точка- восемьдесят седьмой год. Так называемая "гласность". На людей под видом свободы слова полились потоки откровенного дерьма, чёрные знания*. Тот очень редкий случай, когда вся пропагандистская машина государства работала против этого самого государства. Причём работала очень интенсивно и бодро, в тесной связке с зарубежной капиталистической пропагандой. Люди, имея очень большое доверие к печатному слову, верили всему этому практически безоговорочно. Тем более что голоса защитников советского строя, и просто тех, кто понимал весь абсурд, в СМИ почти не звучали.
  То, что на этом фоне продолжала работать старая коммунистическая пропаганда, которая продолжала петь старые песни о главном, было настоящим фарсом.
  Следующая точка это восемьдесят девятый год. Съезд народных депутатов. Первые частично свободные выборы, которые КПСС, в общем-то, провалило. Люди устав от однообразия политической и общественной жизни голосовали за тех, кто, по их мнению, мог бы что-то изменить. Так во властные структуры официально и просочились персонажи вроде Ельцина. То есть, настроенные намного радикальнее Горбачёва. Будущие отцы постсоветского капитализма.
  Девяносто первый год. Собственно ГКЧП и распад страны. Август, неудавшийся гос. переворот. Настоящая карикатура наподобного рода мероприятия. Собрались вместе подельники Горбачёва, почесали головы, покумекали: "Куда-то не туда мы страну ведём, товарищи!". И решили отстранить от власти своего главаря, но на решающем этапе, простите за выражение, зассали.
  Конец декабря того же года. Сначала Горбачёв складывает с себя полномочия. А потом, на следующий день, Совет Республик объявляет о создании СНГ вместо СССР. Фактический распад страны завершился. После этого собрать республики вместе будет очень сложно.
  Теперь переходим от дел Советского Союза к делам Российской Федерации. Несмотря на потерю огромных территорий, населения, промышленной и ресурсной базы, Россия остаётся тем интеллектуальным, политическим и культурным центром, который ещё может восстановить социализм и своим примером вдохновить ближайших соседей. Что собственно и произошло в конце двадцатых-тридцатых годов.
  Девяносто третий год. Как ни парадоксально, но только после распада страны и сворачивании социализма Советы, впервые с конца тридцатых годов стали работать именно так как и положено. Так как предполагали это Ленин и Сталин. Естественно, органы власти, функционирующие так, чтобы максимально эффективно, в имеющихся условиях, исполнять волю народа, не могли не столкнуться с выходящей из тени буржуазией, в лице бывших партийных и комсомольских деятелей. Которые, к тому же, имели реальную власть на местах и военную силу. В итоге расстрел Верховного Совета и замена, через всенародный референдум, выборных органов и Конституции на чисто буржуазные, сохраняющие видимость демократии при отсутствии каких-либо надежных механизмов законного давления снизу.
  Тем самым капитализм в России получил полностью легитимную и удобную политическую опору.
  Идём дальше. На этот раз не год, а целый период с девяносто девятого по две тысячи четвёртый. Конец передела собственности и присоединение Чечни на правах очень широкой автономии, и стабилизация страны. Если не удастся ничего с этим сделать, то события, произошедшие в моей реальности, повторятся со стопроцентной вероятностью.
  Это время укрепления капиталистического государства. Наведение порядка в стране и последующее улучшение жизни создало у людей иллюзию так называемого "вставания с колен". Иллюзию, которую власть всячески постулировала. После того дикого, практически либертарианского капитализма, с которым население познакомились в девяностых годах, оно было очень радо и тому, что кто-то просто навёл хоть какой-то порядок. Под более или менее благополучным фасадом продолжала происходить деиндустриализация, более интенсивное разрушение образования и науки, коммерциализация медицины. Чудовищное воровство в высших эшелонах власти. Всё это продолжалось довольно долго, пока люди не начали просыпаться у разбитого корыта.
  Тут, надо сказать, большую роль сыграл именно мировой экономический кризис, являвшийся кризисом, по сути, всей буржуазной системы не только и не столько в России.
  Ещё огромным фактором является такая штука как общественное сознание. Если оно не сдвинется в нужном направлении, боюсь, все мои усилия окажутся тщетными. Вот почему девяносто девятый - две тысячи четвёртый являются тем рубежом, после которого уже ничего не изменишь. На десятилетия общественное сознание погрузилось в иллюзию, что капитализм может быть с человеческим лицом. Избавлялись от этой иллюзии потом очень долго и с кровью.
  Из коридора послышались приближающиеся осторожные шаги.
  - Доброе утро, я уже не сплю, - говорю и сажусь, нашаривая взглядом тапки.
  - Доброе. Ау! Ты почему так рано проснулся? - зевая, спрашивает Наташа.
  - Могу задать тебе тот же вопрос, - говорю, вставая с дивана.
  - Да так, не спится что-то, - отвечает девушка и поправляет чуть сползший халат. Хм. А она на самом деле довольно красивая. Густые рыжие волосы, аккуратный носик, выразительные зелёные глаза, выглядывающие из-под халата стройные ножки. И как я раньше этого не замечал?
  - Понятно. Дай, пожалуйста, пройти, - прошу её освободить дверной проем, который она загородила собой.
  - Да, прости. А ты куда? - исполнив мою просьбу, Наташа задаёт очень, по моему мнению, глупый вопрос.
  - Избавляться от накопившихся в организме шлаков, - отвечаю с иронией, уже подойдя к ванной комнате.
  - Что? - озадаченно уставилась на меня девушка. Такое выражение лица сделало её ещё немного более очаровательной. Да что со мной такое? Тем временем до неё, видимо, дошёл мой посыл, и на щеках Наташи появился милый румянец. - Понятно. Извини.
  - Всё хорошо, - отвечаю и захожу в ванную, совмещенную с туалетом.
  На миг забываюсь и пытаюсь подключиться к домашнему ИИ. Естественно, ничего не получается, зов моей нейросетиостаётся без ответа. Да уж, надо потихоньку привыкать к новым бытовым реалиям.
  Вчера, вроде бы, удалось запомнить основные моменты в пользовании примитивной электронной техникой и санузлом. Но до привычки ещё очень далеко.
  Избавившись от лишнего в организме, подхожу к раковине и начинаю мыть руки. Даётся мне это не то чтобы тяжело, просто очень странно и непривычно. Последний раз пользовался мылом лет тридцать назад. Вообще, оказавшись в этой квартире, не могу отделаться от мысли, что попал в более архаичную версию своих детских воспоминаний. Что, кстати, не так далеко от истины.
  Черпаю в сложенные ладони холодную воду и опрокидываю её себе на лицо. Вчера мы с Наташей до самого вечера общались. Откровенно тяжёлые, но необходимые, темы в какой-то момент сменились обычным разговором "ниочём". Девочка буквально забрасывала меня вопросами о том, как живут люди в будущем. Причём часто получалось так, что мои ответы порождали пару тройку дополнительных уточнений. Такое ощущение, будто она хочет всеми силами отвлечься от того ужаса, что я ей расписал. Хотя, наверное, так оно и есть.
  Мы так заболтались, что не заметили, как день прошёл. Сил и времени, чтобы приготовить что-то путное, уже не было, вот я и предложил употребить мой сытный паёк. Хм. Кстати, надо бы сейчас разобраться с вещами.
  В общем, ужин проходил за счёт моих запасов. На удивление, Наташе очень понравилась питательная масса. В упор не понимаю, что там может нравится. Не сказать, что это совсем уж гадость. Но ничего такого приятного в этом нет. Армейский паёквсё же. Тем более двадцати пятилетней давности.
  Секунд пять уходит на то, чтобы вспомнить о такой замечательной вещи как полотенце.
  После ужина уже подошло время. Быстро решили, где я буду спать. Собственно, вариантов было не так много. Вопрос с постелью, честно говоря, чуть не взорвал мне мозг. Никогда не задумывался, что наше современное мольё*, оказывается, очень нужная и удобная вещь.
  Ну и тут же выплыла проблема с одеждой. Комбез, конечно, штука достойная адаманта*, но, видят все Центростремительные Силы*, лучше бы я в этот поход одел обычные джинсы и майку.
  Девушка буквально всучила мне комплект одежды, которым пользуется её отец. Было жутко неудобно, но пока других вариантов особо нет.
  Вот ещё одна напасть. Деньги. Когда я заканчивал школу, их, как раз, полностью отменили. Помню, как все мы радовались по этому поводу. И дело было даже не в том, что теперь нужное можно получить бесплатно. Все мы это воспринимали как очень важный реальный шаг к коммунизму.
  Митинги в тот день были не хуже, чем на Первомай. Причём, что интересно, всё было организовано чуть ли не стихийным образом.
  Выйдя из туалета, я услышал со стороны кухни звуки, пробудившие во мне не самые лучшие воспоминания, связанные с Войной. Хорошо, что в руке нет плазмогана. А то неудобно бы вышло. Порой приобретённые в жестоких боях навыки очень мешают в мирной жизни.
  Был у меня один случай. Ещё когда я студентом был. Вернулся после Войны. Доучился на историческом. А потом решил получше познакомиться с физикой. Собственно, ей я впоследствии и посвятил свою дальнейшую жизнь.
  Так вот, дело происходило, когда я учился на физ-мате. Трудился на подхвате у, тогда ещё, доцента Окунева. Однажды, подводя в удобоваримый текст результаты опытов, так увлёкся, что перестал обращать внимание на окружающий мир. А я тогда остался в лаборатории один. Все остальные уже к тому времени разошлись.
  Сижу, значит, никого не трогаю, пишу* потихоньку. И, вдруг, прямо над ухом, раздаётся чей-то крик. Я, естественно, испугался. В общем, один шутник после этого две недели лежал в больнице с тяжелейшей формой сотрясения и сломанными рёбрами. Ударь я посильнее, и моё персональное кладбище пополнилось бы ещё одним трупом.
  Оказывается, один из моих сокурсников забыл вещи в лаборатории и вернулся за ними. Ну и решил немного подшутить. Тут надо сказать, что он был лет на двенадцать младше меня, соответственно на фронт не попал. Будь на его месте ветеран, он бы и не подумал о том, чтобы шутить подобным образом.
  В итоге меня приговорили к пяти месяцам общественных работ по восемь часов в день*. Очищал улицы родного города от пыли, грязи и редкого мусора.
  На кухне же я застал что-то невнятно напевающую себе под нос Наташу у плиты. Она возилась с какими-то, не до конца понятными мне вещами. Хм. Вот эта вот, подальше которая, вроде является кастрюлей.
  Пока я был в туалете, она успела переодеться. Сейчас на ней красовалось лёгкое бежевое платье с мелкими зелёными кругами.
  - Привет! Что готовишь?
  - Привет! Да тут... картошку, в общем, тушеную с овощами. Будешь? - ответила она, повернувшись. С последним словом на её лице отразилась неуверенность.
  - Да, конечно, - киваю. - Пойду пока, познакомлюсь с вашим медийным пространством.
  - Э-э-э, что? Каким пространством? - озадаченно переспросила девушка. При этом очень мило нахмурила бровки. Ловлю себя на мысли, что уже несколько секунд неотрывно смотрю на неё.
  - Посмотрю телевизор. Надо же познакомиться с информационной средой, в которой вы живете, - отвечаю и как можно быстрее сматываюсь с кухни.
  - Ладно, - донеслось позади спустя пару секунд.
  Да что со мной такое? Ещё вчера начал замечать в себе это. Неужели влюбился? Но это же бред. Тем более за такой короткий срок. То и дело стоит мне только задержать на ней взгляд, и приходиться прикладывать определённые усилия, чтобы не начать идиотски улыбаться. Откуда такая реакция?
  Безусловно, Наташа очень красива. Однако на протяжении десятков лет я постоянно, по работе и не только, контактировал с особами, которые не уступят ей. Уверен, многие из них были бы не против более близких отношений. Ничего подобного с тех пор как погибла Элла, я не испытывал.
  Почему именно сейчас? Так сжимаю пальцами спинку дивана, что от него послышался жалобный скрип. Возьми себя в руки, идиот, и засунь все сопли поглубже! Сейчас не время для амурных приключений!
  Собрав постель и запихнувеё в шкаф, приступаю к священнодействию. По-другому назвать ручное управление древним телевизором я никак не могу. Даже в детстве, когда такие агрегаты ещё были в ходу, и информационное пространство полностью не ушло в сеть, мы пользовались дистанционными пультами.
  Проваландавшись минуты три, я,наконец, включаю телевизор. Мда-а... а чего интересно я ждал? Изображение и звук оставляют желать сильно лучшего. Но это ладно. Девяносто восемь лет всё-таки срок немалый. Но вот речь человека на экране вызывает довольно смешанные чувства.
  Наткнулся я, судя по всему, на новости. И человек этот... диктор вроде. Говорит он вроде,насколько могу судить, правильные вещи, но делает это так, что создаётся впечатление, будто меня держат за дурака или десятилетнего ребёнка. Странное, в общем, ощущение.
  Неожиданно рядом раздался звук падения чего-то массивного и женский вскрик. В мгновение оказываюсь на ногах и спешу на звук.
  - Ты как? Что случилось? - обеспокоенно спрашиваю распластавшуюся на полу Наташу. Та уже делала попытки подняться с пола. Беру её за руку и тяну вверх.
  - С-спасибо, - нетвёрдым голосом говорит девушка, оказавшись на ногах. Не знаю, что со мной случилось, но её глаза стали затягивать меня. Наши лица так близко, что мы чуть ли не касаемся друг друга носами...
  - Не за что. Ну, так что случилось? Почему ты упала? - отпрянув, быстро спрашиваю, чтобы пропустить неловкий момент.
  - П-просто споткнулась, - кивает она на отклеившийся кусок линолеума рядом с входом в кухню. - Ничего страшного.
  - Точно? Ты ничего себе не ушибла? - интересуюсь с небольшим беспокойством. Поразительно, но я и вправду за неё волнуюсь.
  - Да нормально всё, нормально! Я чего упала то. Я к тебе шла, завтрак готов. Пойдём кушать!
  - Пойдём, - иду за ней. На столе уже стоят две глубокие тарелки, в которых сходит паром визуально весьма аппетитное блюдо. Кусочки картофеля в подливке плавают вместе с кругляшами морковки. Варёное мясо непонятной принадлежности и горох.
  - Выглядит весьма аппетитно, - говорю, улыбаясь, и сажусь за стол. Неподалёку от тарелки обнаружилась вилка.
  - Спасибо. На вкус тоже должно быть ничего, - мило улыбнувшись, девушка поправила выбившуюся из причёски прядь волос.
  
  ***
  
  Глядя на непонятные гладкие штуки Наташа еле сдерживалась от любопытства. Очень хотелось взять какую-нибудь из них в руки и как следует осмотреть. Ярослав, конечно, очень просил ничего не трогать, но ничего страшного ведь не должно случиться. Это же просто непонятные приборы из будущего...
  Спустя некоторое количество минут любопытство полностью победило осторожность и здравый смысл, который изначально-то не сильно выступал.
  Сам пришелец в пяти метрах от неё, сидя к ней спиной прямо на ковре, с помощью одного из приборов что-то делал с её паспортом.
  Занимался он этим чем-то уже полчаса, ни на что не отвлекаясь.
  После завтрака Ярослав достал из своей сумки все вещи, и, выбрав одну, попросил у девушки паспорт. "Нужно понять из каких материалов он состоит, тогда я смогу изготовить для себя практически идентичное подобие. На первое время должно хватить".
  Честно говоря, Наташа рассчитывала на что-то захватывающее дух, необычное или просто интересное. Однако реальность оказалась не то чтобы скучной, не особо интересной, скажем так. Проецирующийся из ладони небольшой белый экран, на котором, то и дело, появляются и исчезают цифры, числа и даже целые уравнения в не слишком понятной конфигурации.
  Так манящие девушку вещи лежали сейчас на большом столе. Не отрывая взгляда от спины Ярослава, она подошла к столу и принялась выбирать самую интересную штуку. Не забывала и периодически оглядываться.
  В конце концов, ей приглянулся тридцатисантиметровый овал с чуть заостренными концами, по поверхности которого проходили пульсирующие жёлтые линии. Он буквально завораживал её.
  Но, вдруг, стоило только Наташе прикоснуться к нему, как он из твёрдой на вид вещи превратился во что-то более жидкое и, словно ртуть, перетёк ей на запястье, где сформировался во что-то продолговатое, полностью охватывающее кисть. Всё произошло настолько быстро и, к тому же, совершенно беззвучно, что у девушки ёкнуло сердце.
  Однако на этом неожиданности не закончились. Противоположный конец прибора, располагающийся возле кончиков пальцев, начал пульсировать красным, а через секунду из него вырвалось что-то зелёное и, долетев до шкафа с хрусталём, взорвалось. Тут же последовала лёгкая ударная волна, сбившая её с ног, и звук ломающегося дерева вперемешку со стеклом.
  
  
  * Первая Великая Война за Отечество. До 2054 года называлась Великой Отечественной Войной. Однако с началом Третьей Мировой Войны, которую пропаганда социалистического блока официально окрестила Второй Великой Войной за Отечество, переименовали и случившуюся более чем сто лет назад войну.
  * Чёрные знания. Весьма широкий термин, объединяющий в себе такие понятия как: заведомая ложь, полуправда, правда, поданная под определенным углом с многочисленными умалчиваниями и т.д. Охватывает пропаганду в различных её проявлениях от новостей и документальных фильмов по телевидению до школьных учебников по истории и обществоведению. Затрагивает только ту пропаганду, что формирует у человека примитивную, однобокую, картину мира, или же религиозно-магического сознания. То есть, относится, в основном, к различным проявлениям либеральной или же фашистской пропаганды.
  Как ни странно, но информационные продукты, причисленные к "чёрным знаниям", не запрещены на территории ССГ, к ним просто прикрепляют соответствующую пометку с комментариями.
  * мольё. В 2030-х годах в магазинах РСФСР стал появляться очень дорогой, для среднего гражданина, товар - постельное из высокотехнологичного полимера. Или попросту модифицированное бельё. Сокращённо "мольё". Впоследствии это сокращение трансформировалось на французский манер. То есть с ударением на последний слог. Где-то спустя десять-пятнадцать лет оно стало доступно практически каждому жителю не только РСФСР, но и других социалистических стран. Функции, отличающие его от обычного белья: долго не изнашивается, гарантия действует около полувека, упрощённый процесс стирки, быстро сохнет, также очень приятное в плане соприкосновения с кожей.
  * "Достоин адаманта". Данное выражение означает наивысшую степень похвалы по отношению к человеку или же, если речь идёт о неодушевлённом предмете, признание высокого качества. И так далее.
  В 2046 году был синтезирован очень высококачественный сплав, из которого впоследствии стали делать обшивку боевых космических кораблей. Алжазов Р. Е., руководитель группы учёных, которые и открыли этот сплав, в шутку назвал его адамантом. Вот так высокотехнологичный металл получил имя одного из легендарных материалов, кочующих из одной фэнтези саги в другую.
  После Третьей Мировой Войны, в 2061 году была учреждена награда, Орден Великой Боевой Славы. Имеет пять степеней. Важность каждой степени определяется в порядке убывания.
  Орден 5-й степени представляет собой отлитую из золота гроздь мечей с красным молотом посередине.
  4-я степень сделана из платины. Является всё той же гроздью, но уже с серпом вместо молота.
  3-я степень отлита из палладия. Выглядит уже несколько по-иному, нежели предыдущие две. Гроздь мечей с одной стороны, и механические шестерни с другой. И всё это покрыто красной краской.
  2-я степень представляет собой иридиевую гроздь мечей вперемешку с древними мушкетами. И над ними копьё с красным флагом.
  1-я степень - один единственный красный меч в обрамлении позолоченного лаврового венка. Сделан из адаманта. Считается наивысшей воинской наградой ССГ. Собственно, именно этот орден и дал жизнь вышеназванному выражению.
  * Центростремительные Силы. В 2026 году был издан художественный роман "Трансцендентное сознание. Выход на метаинтеллектуальный уровень", получивший определённую известность. Позже, после революции 2029 года, в 2030-х годах получил намного более широкую популярность, был растащен на цитаты и образы. Удостоился неоднократной экранизации. Автором является Б.Ю Карпинский - видный деятель российского коммунистического движения. С 2029 по 2034 год занимал должность заместителя министра по экономическому развитию в советском правительстве.
  Данное произведение является острой сатирой на получившую распространениев 2010-х годах, так называемую "красную метафизику" и её отца, Сергея Эдуардовича Джанибекяна. Героями книги являются члены одной псевдокоммунистической организации, в которой широко распространены мистические практики. На протяжении всей истории люди всё больше и больше погружаются в это, но, пройдя определённый предел, они начинают понимать, что что-то не так. И, в конце концов, освобождают свой разум от дурмана. Повествование ведётся в весьма юмористической форме, ситуации, в которые попадают герои со стороны воспринимаются весьма комично. Также в весьма нелепой и пародийной форме представлены прототипы реально существовавших людей.
  "Центростремительные Силы" - является одним из очень абстрактных, если так можно выразиться, божеств "красной метафизики". Созидательный исторический процесс, которому придали некоторую свою волю и мистифицировали его. Некоторым аналогом может служить понятие "судьба".
  С популяризацией романа стала популярной и эта фраза. В какой-то момент она прочно вошла в разговорную речь, частично заменив восклицания: "О Господи!", "Боже!" и т.д.
  * Несмотря на то, что бумагу для письма перестали использовать еще 2030-х, и полностью перешли на использование текста в электронном виде, глагол "писать" не заменился глаголом "печатать". Более того, с течением времени второй практически исчез из разговорной речи.
  * В ходе строительства социализма, где-то к началу 2050-х годов, была полностью изменена судебная, и подвергнута серьёзной реорганизации правоохранительная. Отныне суды стали не отдельной ветвью власти, а были включены в состав профессиональных Советов на особом положении. То есть, если работник какого-либо предприятия, фирмы, заведения совершает проступок, собирается группа из коллег обвиняемого, а также представители правоохранительных органов, которые проводили расследование. Коллег знакомят с материалами дела, и на их основе они должны определить меру наказания большинством голосов. Надо сказать, санкции за тот или иной проступок имеют рамки. Нельзя осудить справившего нужду в общественном месте на смертную казнь. Также невозможно отправить подметать улицы серийного маньяка.
  
  
  
  Глава 5
  - Ну как голова, не болит уже? - спрашиваю, закончив обрабатывать рану на голове Наташи антисептиком.
  - Спасибо, уже намного лучше, - тихо ответила она, облокотившись руками о диван. Лицо её выражало некую смесь вины и волнения. - Ты ничего мне не скажешь?
  - Сказать я могу много чего, лично тебе очень неприятного. Но жизнь тебе всё сказала за меня. Ты мне другое объясни: как ты, вообще, смогла активировать плазмоган?! Там же ген. детектор стоит!
  В произошедшем меня большевсего волнует не то, что девушка потянула свои ручки к моим вещам. В конце концов, я сам виноват, оставил их в прямой досягаемости любопытной молодой особы, а сам занялся другими делами. Дело в том, что все устройства завязаны на мой генетический код. Тем более ещё в лесу я настроил их соответствующим образом. И тут встаёт вопрос: а как Наташа, вообще, смогла активировать оружие? Да ещё и синхронизироваться с ним. Ясен пень, что неправильно, из-за чего, скорее всего, оно и выстрелило.
  - Что стоит? - удивлённо переспросила Наташа, подняв на меня взгляд. Сожаление и вина были тут же отброшены, на первый план вышел самый живой интерес. Одно из двух, либо она хорошая актриса и изображала виноватую чисто для порядка, либо у неё эмоции скачут, как дикие тараканы.
  - Долго объяснять. Если вкратце, то если я прикоснусь к нему, то он мгновенно меня опознает, и я смогу... как это сказать? Управлять им. И настроен он только на меня. Если к нему прикоснётся кто-то другой, то ничего не произойдет. Как лежал, так и будет лежать.
  - Но... я же... а этот твой пла-змо-ган не мог сломаться? - выговорив по слогам незнакомое слово, осторожно спросила девушка.
  - Скажем так, если бы в нём что-то сломалось, я бы непременно заметил. К тому же, он ещё лет двадцать будет служить верой и правдой. Тем более, мы с ним всю Войну про... - мать твою! - В общем, если бы с ним что-то было не так, я бы обязательно заметил! Опиши, пожалуйста, как всё происходило.
  - Ну... я хотела, только хотела, взять его, а он, прямо как вода... или ртуть, перетёк мне на руку. А потом был выстрел. Всё, - задумчиво произнесла она и обняла себя за плечи.
  Стоп. Что?
  - Подожди. Ты что его даже не коснулась? - беру её за плечи и разворачиваю к себе.
  - Да нет... коснулась. Но так, только самыми кончиками пальцев, - удивлённая моим поведением ответила Наташа.
  - Понятно, - отпускаю девушку и немного успокаиваюсь. На самом деле ничего не понятно.
  
  ***
  
  - О-фи-геть! - с круглыми глазами Наташа наблюдала за тем, как из прозрачно-зелёного луча возникает книжечка с узнаваемым гербом и аббревиатурой. Прибор, с которым Ярослав возился чуть ли не весь день, сейчас создавал из ничего удостоверение личности гражданина СССР. - К-как?!
  - Магия, - с усмешкой заявил довольный пришелец. Девушка после этого ответа почувствовала, что мозг буквально трескается. - Шучу, шучу, успокойся. Просто высокие технологии и много труда, чтобы эта штука заработала как надо.
  Он взял со стола только что появившийся на свет паспорт, открыл его и бегло пролистал. А потом протянул ей, попросив проверить на подлинность.
  Только после того как книжечка оказалась у неё в руках, Наташа поверила в реальность этой вещи. Было очень удивительно видеть своими глазами возникновения чего-то в прямом смысле из ничего.
  - Возьми, - пролистав, протянула она паспорт обратно. - Никаких особых отличий я не заметила. Вот только... дата рождения... 1950 год. Тебе что, тридцать шесть лет?
  - А что? Не выгляжу на этот возраст? - озадаченно нахмурился он, приняв паспорт из её рук. Из-за этого прикосновения девушку, будто током ударило. Опять нахлынули весьма неприличные мысли. Но, к чести Наташи, она достаточно быстро справилась с собой.
  - Как бы... да, - ответила девушка, озадаченная не меньше пришельца.
  - Сколько же мне можно дать?
  - Двадцать три, двадцать пять. Плюс-минус год. Где-то так, - вынесла Наташа вердикт, тщательно осмотрев Ярослава. Тот после этого как-то растерянно почесал затылок.
  - Понятно. Получается, недостаточно занизил. Да, ёжики жареные*, неужели всё сначала начинать?! - вцепившись себе в волосы простонал мужчина. Впервые она видела его таким... злым и измученным. Всего несколько секунд назад он прямо излучал радость и веселье. Из-за этого она даже не стала спрашивать о его настоящем возрасте. Хотя и очень хотелось.
  - Ну, я пойду, чай сделаю, - сказала девушка и, не дождавшись ответа, пошла на кухню, исполнять свою угрозу. Лучше оставить его сейчас наедине с собой.
  Да уж, день сегодня выдался тот ещё. Несмотря на то, что Наташа, как и вчера, не выходила из дома, она умудрилась влипнуть в небольшое приключение. Ну, как небольшое? Если бы не Ярослав, с его лекарствами из будущего, пришлось бы вызывать скорую. Хотя, если бы его не было, то и ничего бы не случилось в принципе.
  Девушка поймала себя на мысли, что очень не хотела бы не встретиться с пришельцем из будущего. За считанные дни он неведомым образом сумел занять место в её жизни. Какое именно ещё предстоит узнать, но то, что Ярослав теперь уже не чужой ей человек, это точно.
  Поставив чайник на плиту, кипятиться, она вспомнила про соседку, тётю Машу. Живёт женщина на той же лестничной площадке, прямо напротив их квартиры. Всю жизнь у её семьи с ней были очень неплохие отношения. Она к ним на все праздники приходит. Сегодня, после того выстрела, погромившего чуть ли не треть зала, она постучалась в дверь. Грохот услышала и решила узнать всё ли в порядке.
  Пришлось держать её на пороге и уверять, что всё нормально. Зная любопытную натуру тёти Маши, можно с уверенностью говорить, что она теперь будет особенно пристально следить за квартирой. И обязательно не сегодня-завтра попытается сюда попасть. Ярослав сказал, что до приезда родителей он уж точно сделает, как было. Но вот, что делать с тётей Машей? Она же тут, рядом. Может нагрянуть в любой момент.
  Показывать ей поселившегося здесь Ярослава ни в коем случае нельзя. Родителям же всё расскажет. Но если пришелец может выйти погулять на улицу, то горелый шкаф и комод со сплавившимся стеклом и другими вещами никуда не денешь.
  Поразительные всё-таки у них в будущем технологии. Утром она сильно приложилась головой об стену. Тошнило, перед глазами стояли фиолетовые круги. Но после обработки какой-то белой мазью всё прошло чуть ли не за полчаса. А ссадина на затылке зажила и того раньше.
  Наташа непроизвольно потрогала место, где всего несколько часов назад красовалась открытая рана. Оно ещё немного побаливало при касании. Складывалось ощущение, что ссадина эта как минимум двухнедельной давности.
  Когда чайник закипятился, она залила кипяток в фарфоровый чайник с предварительно засыпанным туда чаем. И принялась ждать, пока заварка настоится.
  Сами собой в голову вновь пришли не самые весёлые мысли. С того момента как пришелец поведал ей о будущем, Наташа снова и снова старалась переосмыслить его рассказ. Искала возможные подвохи, неточности, несостыковки. Всё, что угодно, лишь бы поймать на лжи. Верить в описанное будущее очень не хотелось.
  Сразу же возникали не самые корректные ассоциации со щенком, которого взяли, оторвали от маминой сиськи и ткнули в собственное же дерьмо. Эту ночь она очень долго не могла уснуть, думала всё о том же. И пришла к интересным выводам. В рассказ Ярослава можно либо верить, либо нет, ибо в нём нет прямых и очевидных, режущих глаз, глупостей. Также нет в нём неопровержимых и твёрдых доказательств, что будет именно так, а не иначе. Единственный способ узнать наверняка - дождаться пока прогнозы сбудутся.
  Он говорил, что где-то летом восемьдесят седьмого начнёт действовать "гласность", и на жителей Советского Союза польётся настоящая свобода слова.
  Сейчас же, как ни странно, Наташа склонна верить Ярославу просто так. Это может быть не очень умно, даже глупо. Они едва знакомы. Но... Наташа даже сама себе не может объяснить почему, но факт остаётся фактом, она верит.
  Конечно, остается куча вопросов, которые девушка планировала задать сегодня. Однако, к сожалению, пришелец занят чем-то для себя важным. Результаты чего, кстати, она только что видела. Паспорт из воздуха её до сих пор изумлял.
  
  ***
  
  - Итак, документы мы твои проверили. Всё в порядке. Только у меня один вопрос. Чего ж ты сюда пошёл, а не в какое-нибудь НИИ? Тебя ж там с руками оторвали бы. И, честно сказать, первый раз вижу человека, который из Ленинграда к нам. Обычно всё наоборот, от нас в Ленинград,
  - Да как сказать. Можно сказать, по личным причинам. Это ответ на оба вопроса.
  - Ну ладно. Тебе повезло у нас, как раз, недавно место свободное образовалось. На работу выйдешь в понедельник, к девяти. Пока, до скорой встречи.
  - До свидания, - на прощание пожимаю руку начальнику отдела кадров и выхожу из кабинета.
  Фуф! Неужели получилось?
  Надо сказать, уровень проделанной авантюры, конечно, не дотягивает до легендарного, но, если учесть, что я, вообще-то, обычный профессор физики, а не специально обученный таким вещам человек, можно признать её весьма смелой.
  Я сделал важный шаг на своём пути - устроился на работу. Позади очень долгие и напряжённые часы, за которые я буквально изнасиловал тезатор. Пришлось серьёзно попотеть, чтобы прописать в него схемы новых вещей. Помогало то, что все они представляли собой бумажные изделия. Иначе пришлось бы не меньше недели ковыряться. Паспорт, свидетельство о рождении, школьный аттестат, диплом физмата ЛГУ, военный билет, трудовая книжка. Теперь у меня всё это есть.
  Честно говоря, удивляет такое обилие разных документов. Понятно, сейчас нет Сети, и, соответственно, перкант* невозможен. Но, ёжики жареные, неужели так сложно сделать одно удостоверение личности с рождения, и по ходу жизни вносить туда правки? Закончил школу, вот тебе отметка и перечень оценок по предметам и т. д.
  Когда спросил об этом у Наташи, она даже не сразу нашлась с ответом. В конце концов, единственным аргументом стало то, что такой паспорт получится очень громоздким, и его невозможно будет таскать с собой.
  Эх! Что же ты делаешь со мной жизнь? С момента выхода из портала прошло меньше недели, а, кажется, будто минуло не меньше полугода. Разом навалилось столько проблем и забот, и откровенной головной боли.
  События, по крайней мере для меня, понеслись вскачь. На фоне личных переживаний выглядывают вещи, без преувеличения, глобального масштаба. Для этого мира уж точно.
  Наташа. За пять дней знакомства с ней я окончательно понял, что влюбился. Смех, да и только, честное слово. Однако, это так. Почему сейчас? Почему именно она? Если посмотреть на мою жизнь и сопоставить факты, невольно можно прийти к выводу о том, что меня вела судьба. Но это же бред. Или нет?
  А-а-а! Хватит думать о всякой чепухе! Судьба у него!
  Решаю немного прогуляться по городу. Благо, настроение располагает.
  Район, в котором я сейчас брожу, при всём желании нельзя назвать живописным. Довольно невзрачные старые пятиэтажные здания, узкие, не заасфальтированные переходы между домами. Дворы с довольно убогой планировкой. Людей очень немного, и те достаточно пожилые. Либо на лавочках сидят, что-то между собой обсуждают, либо играют друг с другом в шахматы. В первом случае это преимущественно женщины, во втором - мужчины. И это я ещё в относительном центре.
  Или благоустроенность квартала в данном случае не зависит от его расположения относительно административного центра? Надо будет потом у Наташи поинтересоваться по поводу такой неравномерности в планировке городского строительства.
  Не то чтобы увиденное меня шокировало или изумило, но вот неприятно удивило, это точно. Ведь магистральные и центральные улицы обустроены как надо. А здесь, почему такой бардак? Даже двор, где живет сама девушка, в разы лучше благоустроен, чем это. Хотя и там, конечно, тоже не всё нормально.
  Станкостроительный завод, куда я только что устроился, располагается рядом с магистральной улицей, рядом с центром.
  Это что получается? Стоит только немного зайти чуть вглубь и начинается такое? Или опять чего-то не понимаю? Ну, ёжики жареные, я почему-то всегда думал, представляя эпоху первых Советов, что у них было всёпримернокак и у нас. Только со скидкой на технологический уровень и разницу в политическом устройстве. А здесь же, блин, люди другие!
  Я прошёл уже, наверное, с десяток дворов, и везде практически одна и та же картина. Помню, что-то подобное было во времена моего детства.
  Но потом наша семья переехала из крупного областного центра в маленький городок, а там всё было в относительном порядке.
  С началом Войны этого маленького населенного пункта не стало, как, впрочем, и большей части моей семьи...
  В общем, если бы у нас случились какие-либо ошибки в расчётах городского планирования, подобные тем, что я сейчас наблюдаю, поднялась бы такая буря... серьёзно перетряхнули бы не только районный, но и городской Совет.
  А что делают эти люди? Судя по утрамбованным дорожкам и некоторой ветхости домов, живут они так уже очень давно. Сейчас не двадцатые-тридцатые, когда происходило становление государства в жесточайших внешних условиях, и было не до благоустройства населённых пунктов. И не послевоенные годы. Прошло уже несколько десятилетий с конца Великой Войны. В чём дело?
  Ладно, думаю пора выходить на основную улицу. А то как бы в этих дебрях не заблудиться. Интересно, что это за расположенные в ряд железные коробки?
  Это ещё кто?
  Дело в том, что я из очередного двора вышел туда, где стоят эти самые железные коробки. И сейчас иду в не очень широком проходе между ними, а мне навстречу вразвалочку шагает тройка лиц мужского пола в заляпанной чем-то одежде. Что-то меня терзают нехорошие предчувствия.
  Не сбавляя шаг, иду дальше. Если надо будет, уступлю им дорогу.
  Нас разделяет уже метров пятнадцать. А они моложе, чем кажется издалека.
  - Эй, паря! Подай сиротам на пропитание! - противно ухмыляясь, произнёссамый крепкий и здоровый из троицы. Аналогичное выражение лица красовалось и у остальных парней.
  На пару секунд я даже растерялся. Не понял, чего эти, не самого дружелюбного вида особи, от меня хотят. Благо, тугодумием я никогда особо не страдал, и быстро всё понял.
  - Да ты, паря, не бойся, нам только фантики нужны. Поделишься и гуляй на все четыре стороны, - чуть ли не добродушно сказал хулиган, махнув в конце рукой. Видимо, принял мою растерянность за страх.
  - Вот, больше у меня ничего нет, - достаю из кармана смятый рубль и две монеты в пять копеек. В конце концов, напечатаю себе ещё этих бумажек. С тезатором это не проблема. А вот встревать в криминальный конфликт мне сейчас никак нельзя. Кто бы не вышел победителем из возможной драки, обязательно всё закончится посещением милиции. А светиться перед органами мне никак нельзя. Обязательно последует проверка документов. И, несмотря на то, что мои поделки в плане качества неотличимы от настоящих, один запрос по указанному месту жительства разрушит мою легенду, как волна песочный замок.
  - Какой-то ты бедный, паря. Сдаётся мне, пи*дишь ты. Лучше мы сами поищем. Во избежание, так сказать, эксцессов, - и хулиганы начали стремительно преодолевать разделяющие нас метры. Жаль, по-хорошему не вышло. Что ж, ребята, вы сами этого захотели.
  Быстро, без замаха, задействуя руку-протез, прописываю разговорчивому хулигану в солнечное сплетение. Тот моментально сложился и захрипел, мешая своим товарищам пройти. Его дружки пока ещё не включились в ситуацию, а я уже из удобного положения двинул находящемуся справа парню по яйцам. Причём, надо сказать, сделал это отдуши, со злостью. Уж больно рожа у него мерзкая, глумливая.
  Отбрасываю в сторону взвывшего тонким голоском хулигана, и захожу сзади к последнему противнику, оставшемуся на ногах. Тот оказался намного проворнее своих подельников. Успел повернуться и выставить вперёд кулак с зажатым в нём маленьким ножиком.
  Я успел заметить это и избежал весьма сильного ранения или даже смерти. Надо сказать, в этот момент у меня окончательно снесло крышу, а на её место пришли чёткие, быстрые, но лишённые какого-либо интеллекта боевые рефлексы.
  Моментально вывернув парню руку, я направил эту самую руку к его горлу. Лезвие вошло полностью. После этого быстро отступаю, чтобы умирающий не испачкал меня своей кровью. Остальным хулиганам, баюкающим пострадавшие места, я просто и незатейливо свернул шеи.
  И ходу, ходу отсюда. Свернул в один из достаточно крупных проходов между железными коробками. Пришлось долго петлять, чтобы незамеченным выбраться из этой зоны. Меня ни в коем случае не должны связать с гибелью этих троих.
  Вышел я к какому-то двору. Достаточно опрятному, надо сказать. Рядом была асфальтовая дорога, а через неё находился, уже виденный мной, типовой комплекс плоских, прижимающихся к земле, зданий.
  Попетляв, (в этот раз из-за незнания местности) вышел на центральный проспект. Подождал на остановке подходящий автобус и вернулся в свой временный дом, к Наташе.
  
  ***
  
  - Ну, гражданин начальник, не виноват я! Кошелек этот я на земле нашёл! Да, грех есть, решил оставить себе. Не знал же, просто, кому возвращать...
  - Это всё прекрасно, Чурыгин. Вот только гражданка Мясищева утверждает, что после того как её сбил с ног некий товарищ, кошелёчек то и пропал. И дала очень подробное описание внешности.
  - Мало ли, где эта мадама свои вещи теряет?! Причём здесь я?!
  - Может и не причём. Но у тебя, Чурыгин, уже две ходки за мелкие кражи. В общем, жди, скоро должна подойти гражданка Мясищева, проведём опознание, тогда и поймём точно, что с тобой дальше делать. Или, может быть, хочешь написать чистосердечное?
  - Нет уж, спасибо, гражданин начальник. Не виноватый я...
  Вежливую беседу лейтенанта милиции и подозреваемого прервал ворвавшийся в кабинет милиционер с майорскими погонами.
  - Рогов, заканчивай с этим! У нас тройное убийство!
  Взяв под козырёк, молодой лейтенант, по фамилии Рогов, отвёл подозреваемого обратно в КПС и пошёл во двор, где его уже ждал уазик с коллегами.
  - Не прошло и полугода. Только тебя ждали, Рогов, - привычным движением огладив усы, проворчал майор. И обратился уже к водителю. - Трогай давай.
  - Виноват, товарищ майор, - повинился лейтенант, когда машина тронулась с места. Ответа не последовало, что, впрочем, и неудивительно.
  Майор Горилкин, начальник всего УВД, любил поворчать по поводу и без повода. Подчинённые уже давно поняли, что проще не обращать на это особого внимания. Тем более что даже в случае обоснованной ругани, карает он не сильно жестоко.
  В салоне стояла тишина. Помимо лейтенанта, майора и водителя в машине находился ещё один офицер Внутренних Дел, старший лейтенант Олеин. Перевёлся в Управление Советского района он всего неделю назад, и не успел ещё завязать тесные дружеские отношения с коллегами. У самого Рогова не было настроения. А майор вообще от природы человек не особенно компанейский, и с подчинёнными состоит в отношениях не сильно выходящих за рамки служебных.
  На месте преступления их уже ждала скорая помощь, эксперт Ваня Курцев, приехавший на своей машине, и местный участковый.
  - Пи*дец! - эмоционально высказался Олеин, стоило им увидеть трупы.
  - Не выражайся! Ты советский милиционер или шпана подзаборная? - резко осадил его майор. - Но вообще, по содержанию, я с тобой согласен.
  Лейтенант тоже молчаливо согласился со своими коллегами. В чём дело? Почему достаточно опытные работники милиции так поразились? Всё просто. Их поразил характер убийства. У двоих молодых людей были отчётливосвёрнуты шеи, а третий сжимал в кулаке отвёртку, которой ему, судя по всему, и вскрыли горло.
  Интуиция подсказывала Рогову, что впереди его ждёт сплошная головная боль. Как от начальства, которое обязательно будет давить со скорейшим раскрытием этого дела (шутка ли, три трупа разом), так и от самого дела.
  - Что там у тебя, Курцев? - обратился майор к эксперту. Олеин пошёл пытать участкового, а сам Рогов отправился осматривать само место преступления.
  - Сами видите, товарищ майор. Проникающее в горло, причём достаточно глубоко. И перелом шейных позвонков. Следы борьбы также на лицо. Что-то более конкретное, думаю, можно будет узнать только после вскрытия. Личности убитых пока не установлены. Никаких документов при себе у них нет, - лейтенант продолжал греть уши на беседе майора с экспертом. К сожалению, больше ничего интересного не последовало, и ему всё-таки пришлось начать делать свою работу.
  Не то чтобы он не понимал всю важность улик. Просто он уже неоднократно, на собственной шкуре, убедился, что шанс найти какую-нибудь полезную для следствия зацепку примерно равен возможности обнаружить иголку в стоге сена. Тем более, если её там и близко нет. И Рогов очень не любил этим заниматься. Но майор, как назло, практически всегда отправлял за уликами именно его.
  Скучающий взгляд двадцативосьмилетнего лейтенанта блуждал по пыльной дорожке и возникающим, то и дело, обособленным кустикам травы. Ничего. Если, конечно, не считать уликой вросшую в землю железную арматуру.
  Спустя десять минут блужданий по кругу удача таки улыбнулась Рогову. Хотя сам он в этом был далеко не уверен. Рублёвая купюра, сиротливо лежащая под естественным навесом из травяной сетки. Отчего собственно, сразу её никто и не заметил. Хотя она находится буквально в двух шагах от трупов.
  
  
  * ёжики жареные. Во время Третьей Мировой Войны у одной из элитных танковых дивизий ФРГ, входящей в, так называемый, Красный Корпус* была отличительная особенность. Каждый сбитый танк противника экипажи отмечали, нанося на броню стилизованного железного ежа.
  Сорок шестая танковая дивизия, о которой сейчас идёт речь, доставила в своёвремяочень много проблем советским войскам, являясь частью ударного кулака практически во всех масштабных наступлениях и контрнаступлениях вплоть до 2057 года. За счёт своих, довольно нестандартных, ежей дивизия получила соответствующее прозвище. Причём как у врагов, так и у союзников. Слава у них была достаточно жуткая. В основном, за счётполнойотмороженности личного состава, и его высокого профессионализма.
  Закончила свою жизнь дивизия во время Белостокской мясорубки, продолжавшейся с августа по октябрь 2057 года. Произошла неудачная попытка контрнаступления со стороны ОАЕ, в ходе которого бундесвер потерял свой костяк - остатки "железных" танковых корпусов, мотострелковая пехота была серьёзно прорежена, авиация потеряла, так и не восполненный до конца Войны, кадровый состав.
  Доподлинно неизвестно происхождение поговорки "ёжики жареные", ходит множество баек по этому поводу. Но то, что оно напрямую связано с сорок шестой дивизией не вызывает сомнений.
  
  * перкант. Является производным от двух слов - "персональный аккаунт". У каждого жителя ССГ есть свой персональный аккаунт в Сети, который включает в себя целый комплекс закрытых персональных данных. Жёсткопривязан к вживляемой с рождения нейросети. Перкаунты граждан хранятся в закрытых административных сетевых ресурсах. Доступ к ним имеет лишь непосредственный владелец и специально уполномоченные обществом органы.
  
  * Красный Корпус. Был сформирован в 2055 году высшим командованием ОАЕ. Туда вошли наиболее эффективно себя показавшие в ходе ожесточенных боёв 2054 года танковые соединения. В него вошли немецкие, французкие, польские и венгерские танковые дивизии. "Красным" его прозвали из-за официально присуждённого ему персонального герба. Красный "мальтийский" крест на белом фоне в обрамлении красного же лаврового венка.
  
  
  
  Глава 6
  
  Вот честно, никогда раньше на постоянной основе не занимался тяжёлым физическим трудом. В наш век автоматизации и повсеместного распространения ИИ, работать где-нибудь на заводе или на профессиях, не требующих даже минимальной квалификации, вроде дворника или грузчика, уже никому не надо. Электронный болван сделает все, что нужно быстрее, лучше и намного дешевле (зарплату платить не надо, медицинское обеспечение на вредных производствах и т.д.).
  Но вот я оказался несколько в другом веке, где физический труд всё ещё серьёзно востребован.
  Месяц, примерно столько я тружусь на станкостроительном заводе и, надо сказать, серьёзнозауважал коллег и многих других безликих людей, которые трудились на подобных предприятиях, нередко даже своей жизнью оплачивая прогресс всего человечества.
  Знаю, это немного пафосно, но... от души.
  А заключается такой порыв души в том, что я успел на собственной шкуре прочувствовать все прелести такой работы. Тяжёлой, рутинной, требующей серьёзных навыков.
  Прошёл месяц, а я уже готов волком выть, а мои коллеги годами этим занимаются.
  И дело тут не в физической усталости. Просто после часов монотонной, однообразной работы накапливается достаточно большое моральное напряжение.
  К тому же, мне приходится не только и не столько работать, сколько присматриваться к коллегам, пытаться понять их образ мысли, жизненные установки. Можно ли кого-нибудь из них завербовать, если уж на то пошло.
  В общем, чувствую, потихоньку зашиваюсь я.
  Да и помимо работы всё очень непросто. От Наташи я съехал уже две с чем-то недели назад. С дачи вернулись её родители, и пришлось искать другое жилье.
  И девушка снова помогла мне с этим. Договорилась со своей подругой, которая живёт в студенческом общежитии. Та договорилась с комендантом этого самого общежития, и за долю малую мне неофициально выделили одну из пустующих комнат. Оформили задним числом как студента, и вперёд, живи, сколько хочешь. Пока, и если начальство не запалит. Но, как мне объяснила Лена, подруга Наташи, с этой стороны проблем быть не должно.
  Сейчас такое уже более или менее укладывается у меня в голове, а тогда...
  Я был если не в шоке, то очень близко к этому состоянию. На моих глазах, трое совершенно обычных людей, вот так, буднично, нарушили закон. Причём совершенно уверены, что за это им ничего не будет. В тот момент всё это выглядело каким-то сюрреалистичным бредом.
  Потом Наташа, конечно, прояснила мне за довольно обширный пласт общественной жизни в СССР. О таком нигде ни в школе, ни в институте не говорили. Точнее говорили, но как-то более абстрактно, что ли. "Бюрократия превратилась в класс", "реформы, толкнувшие советскую экономику в объятие рынка". Тьфу!
  Да я себя настоящим идиотом почувствовал. Если в стране неформальные, "блатные" отношения, доминируют чуть ли не во всех отраслях экономики и науки, а также общественной жизни, то и развал совершенно неудивителен.
  Это называется, не заметил слона. Тогда ко мне с ещё большей отчётливостью пришло понимание, что нужно вербовать людей и как можно скорее.
  Вот только я не очень хорошо представляю, кому можно доверять, а от кого лучше держаться на расстоянии линкорного выстрела*. Ведь, чтобы понять и разобраться в человеке, нужны годы, или же какая-нибудь экстремальная ситуация, в которой характер, чаще всего, и проявляется.
  В общежитии было очень нескучно. Несмотря на многие, не самые лучшие моменты: во время готовки нельзя оставлять еду, иначе съедят, или же очень наглое поведение некоторых субъектов, которые могут совершенно без всякого стыда рыться в твоих вещах, а потом, получив люлей, возмущаться по этому поводу и т. д., я очень рад, что там оказался.
  Это же просто огромная практика по изучению и выявлению наиболее распространенных явлений всего здешнего социума. У меня, конечно, нет профильного образования. Я не профессионал, занимающийся проблемами общества и их наиболее оптимальным решением, но в школе, и особенно в институте на "общеобразовательных" курсах основы социологии, политологии и политэкономии нам вдалбливали очень крепко.
  Потом уже, после Войны, даже ввели в Конституцию положение, не дающее людям, не сдавшим довольно объёмный "общеобразовательный" курс после окончания школы, избирательное право. То есть, ты являешься гражданином, имеешь право на труд и все социальные блага, но в управлении страной ты участвовать не можешь никаким образом. Потому как минимально необходимых для этого знаний не имеешь.
  В общем, наблюдая за жизнью в общаге, я стал намного лучше понимать людей этого времени. По крайней мере, молодёжь. Друзей пока не завёл, но более или менее неплохих приятелей, хоть отбавляй.
  Легенда, которую мы с Наташей на пару составили, такова: я вернулся домой из армии, обнаружил, что девушка меня из армии не дождалась, с горя напился и покалечил гада, наставившего мне рога, испугался возможности присесть на нары и в темпе свалил из родного Ленинграда куда подальше.
  Хорошая история, а главное, объясняет моё нежелание светить документами.
  С Наташей у меня всё очень непросто. Мы встречаемся с ней каждые три дня в условленном месте, в центральном парке. Обсуждаем разное, пытаемся как-то сдвинуть дело с мертвой точки. Но чем дальше, тем больше наши встречи не только по форме, но и по содержанию начинают напоминать свидания.
  Она мне очень нравится, я, можно даже сказать, влюблён в неё. Как ни удивительно, но благодаря ей даже старые душевные раны, мучившие меня на протяжении последних двадцатипяти лет, стали потихоньку затягиваться.
  Просто не покидает ощущение, что я увяз в какой-то паутине. Не знаю куда дальше двигаться, и, что делать.
  
  Вымыв руки, и переодевшись после конца смены в обычную одежду, иду в парк. Обычно я уделяю время, чтобы пропустить с коллегами кружечку пива, но сегодня что-то нет настроения.
  Ветер трепал мои, уже порядком отросшие, волосы. Всё никак не решусь их стричь. Позади месяц, конец июля на дворе. Скоро август...
  Хм, август, август. Что-то от меня ускользает. Кусочек, самый хвостик какого-то воспоминания зацепился, но никак не даёт вытащить всё. Помню что-то, но никак не могу вспомнить, что именно.
  Ладно, не важно. Скорее всего, ерунда какая-нибудь.
  Шагаю уже привычным маршрутом, предвкушая встречу с Наташей. Привязался я к ней, будь здоров. Часто думаю про неё. Скучаю, даже если не виделись всего сутки.
  Спустя пятнадцать минут я уже в парке, направляюсь подальше, где меньше всего людей ходит. Ищу взглядом копну длинных рыжих волос.
  - Привет, - здороваюсь с увлёкшейся чтением какого-то потрепанного томика Наташей.
  - Привет, - девушка оторвала взгляд от книги и улыбнулась так, что у меня на душе всё посветлело. Сажусь рядом, благо скамейка достаточно длинная. - Ну, как у тебя дела?
  - Да всё также. Лучше расскажи о своих делах.
  - Мама собирается ехать к сестре в Кировоград, на Украину. А так... тоже ничего нового, - ответила девушка, обхватив себя за плечи. На её губах играла лёгкая, чуть-чуть грустная, улыбка.
  - Знаешь, я каждый день делаю заметки, узнаю что-то новое, присматриваюсь к людям, но... меня гнетёт чувство, будто я стою на месте, и никак не могу сэтого места сдвинуться, - поделился я своей головной болью.
  - Даже не знаю, что сказать. Мне самой не даёт покоя что-то такое. Ты же всё делаешь сам, а я как будто не причём, - говоря это Наташа положила свою ладонь на мои,скрещённые. Стало как-то легче. От прикосновения, не от слов.
  - Да я и сам не очень понимаю, что делать... - в голове было как-то пусто. К тому же, устал я. А здесь хорошо, тенёк, да и атмосфера такая, спокойно-умиротворяющая. Украина...
  Мозг опять резануло чем-то знакомым.
  Август...
  Украина...
  Ну, давай же...
  Август, Украина...
  Твою мать!!! Чернобыль!!!
  - Что такое?! - встревожено глядя на резко вскочившего меня, спросила Наташа. А видок у меня ещё тот. Глаза выпучены, кулаки сжаты.
  - Я... тут кое-что вспомнил, - кое-как успокаиваюсь и снова присаживаюсь рядом с девушкой. Как же я мог забыть?! Катастрофа, унёсшая десятки тысяч жизней, и столько же на всю жизнь сделала инвалидами. Не говоря уже о колоссальном негативном влиянии на общественное сознание жителей СССР.
  - И что же? - на её лице застыла печать крайней обеспокоенности. Она знает меня уже более или менее хорошо и понимает, что из-за пустяков я так реагировать не буду.
  - Я вспомнил... в конце августа, двадцатьшестого, кажется, числа на Чернобыльской АЭС, в Припяти, случится авария. Взорвётсячетвёртый энергоблок. Радиационные отходы накроют город и близлежащие сёла. Десятки тысяч погибших и ставших на всю жизнь инвалидами. Большую часть людей, конечно, эвакуируют, но из-за преступной халатности местных властей начнётся это несколько поздновато. Да и ликвидаторы, люди, которые будут тушить станцию, получат большую дозу радиации... в общем, самая настоящая катастрофа, - мой взгляд был устремлён сквозь иву, на которую я смотрел, выуживая из памяти всё, что известно по этому поводу. Так уж вышло, что о трагедии в Чернобыли мне известно очень немного. Просто на фоне многого другого как-то не сильно отложилось в памяти. Я и вспомнил-то об этом только из-за банального совпадения, через ассоциации.
  Поворачиваюсь к Наташе и вижу, что вывалил на неё слишком много. Закрыв лицо руками, она беззвучно плакала. С чего такая реакция? Ведь, когда я рассказывал о более страшных и неприятных вещах, ни одной слезинки не пролила.
  Спешу успокоить девушку, заключаю её в объятия, и начинаю гладить по спине, шепча обычную в таких ситуациях чушь.
  - У...Всхлип! У нас родственники в Припяти живут, - придя более или менее в норму, поведала Наташа мне причину своих слёз. Что называется, прилетели.
  - Я сделаю всё, что от меня зависит, чтобы предотвратить эту катастрофу. Обещаю.
  - ТЫ сделаешь? - слёзы мгновенно высохли, и на меня обратился несколько нехороший прищур.
  - Собственно, да. А в чём...
  - Я думала, что-то делать будем МЫ! - перебила меня она, приблизив своё лицо к моему и прямо глядя в глаза.
  - Э-э-э... а что ты можешь в этой ситуации сделать? - видимо, я опять что-то не то сказал. Иначе объяснить угрожающе поджатые губы не получается.
  - А что в этой ситуации можешь сделать ты, Яр? - понятно.
  - У меня есть экзоскелет, с помощью него я смогу проникнуть на закрытый объект, коим и является станция. Если ничего не получится, то он же защитит меня от радиации. Я - физик, если ты не забыла, и довольно много знаю про атомную энергетику. А вот тебе там делать уж точно нечего. Ты, Наташа, с большой долей вероятности можешь пострадать. Лучше будет, если я всё сделаю один.
  Девушка не нашлась, что сказать. Лишь недовольное сопение доносилось с её стороны.
  - Кстати, твои родственники случаем не на станции работают? - решаю уточнить. Это могло бы здорово облегчить дело.
  - Нет, дядя Лёша слесарь, а тётя Маша в парикмахерской работает, - отвечает она несколько удручённо.
  - Жаль, - действительно, очень жаль. - Наташ, ты пойми, я не хочу тебя обидеть. Ты очень сильно мне помогла, и я очень ценю это, правда. Но это... очень большой риск. Я собираюсь пробраться на АЭС. Ты хоть представляешь всю серьёзность ситуации? Меня может поймать милиция или КГБ. Что тогда будет, думаю, тебе не надо объяснять? Ну что?
  В конце речи она стала напоминать побитого щенка. У меня аж сердце сжалось.
  Её глаза необычайно засияли.
  Завороженно пытаюсь в них вглядеться.
  Мысли становятся лёгкими-лёгкими.
  Странно, почему мы так близко друг к другу?
  Горячее дыхание девушки попадает мне на губы.
  Не выдерживаю, беру её лицо в ладони и целую.
  
  ***
  
  Лейтенанта мучило жестокое похмелье. Даже рассол не сильно помог. А ведь сегодня не выходной, на работу надо идти. Если бы от этого тут же не разболелась голова, Рогов обязательно бы горестно застонал.
  Взять, что ли, сегодня отгул?
  Встав из-за стола, лейтенант как можно более осторожно прошагал обратно в спальню, забрался в кровать и, подтянув к себе телефон, принялся звонить в управление.
  Спустя пятнадцать минут, наполненных мучительно звенящей головной болью, мужчина, наконец, получает вожделенное право не ехать сегодня на работу. Майор отпустил его. Без ворчания, конечно, не обошлось, но ничего.
  Со спокойным сердцем Рогов бросил голову на подушку, пытаясь заснуть.
  Причиной такого сильного похмелья является прошедшая накануне встреча с армейскими друзьями. Годовщина дембеля, как-никак. Не выпить за такое дело было бы настоящим святотатством.
  Однако обычно на таких встречах лейтенант не напивается до поросячьего визга. Как случилось в этот раз.
  Проблемы на работе, в личной жизни, и общий нервоз, сделали своё чёрное дело.
  Главное сейчас ни в коем случае нельзя похмеляться, а то, не ровен час, в запой можно уйти.
  Лейтенант о таких вещах очень хорошо знал, к сожалению, не понаслышке. Отец пил очень много. И в один момент допился. Заработал себе цирроз печени и умер, когда лейтенанту было пятнадцать лет.
  Потому лейтенант всегда был с алкоголем предельно осторожен, и только серьёзные неполадки в жизни сподвигли его на употребление, в общей сумме, полутора бутылок водки.
  Что же такого произошло с сотрудником милиции, который, по определению, должен иметь стальные нервы? Выговор с занесением в личное дело и ссора с женой.
  Произошедшее месяц назад тройное убийство так и не было раскрыто. Всем отделением три недели мучаются. Результат околонулевой. Да ещё и сверху дёргают очень уж сильно. Рогов, конечно, предполагал нечто подобное, однако масштабы того негатива, что изливает начальство, превышают все разумные пределы. Один из убитых оказался сыном какого-то хорошего друга генерала. Вот всему управлению регулярно хвост и крутили.
  А что они могли сделать? Свидетелей нет. Никто ничего не видел, никто ничего не знает. Единственная улика оказалась бесполезна. Обычная купюра с отпечатками пальцев, которые не совпадают ни с одним из подозреваемых. Они прошерстиливсех людей в округе, кто как-то когда-то соприкасался с милицией. Ни-че-го.
  Прошлись по людям, имеющим специфические навыки, чтобы провернуть подобное. Всёбестолку. Если бы не нажим сверху, майор бы уже давно списал это всё как безнадёжныйвисяк. А так... приходилосьсерьёзно перерабатывать и, помимо текущих дел, "заниматься" ещё и этой, безнадёжной ерундой.
  Да и пахло дело "о трёхповёрнутых", отнюдь не розами. Убитые были хулиганами, на счету у которых уже числилось групповое избиение с нанесением тяжёлых телесных. Сидеть бы им пяток лет, но, по "непонятным" причинам, отделались двумя условно.
  По самой же картине преступления можно с большой долей вероятности предположить, что эти гаврикинарвались на кого-то, толи на матёрогоурку, толи военного, который радикально с ними разобрался.
  Самому лейтенанту "трое повёрнутых" ни разу не сдались. И жертвы не вызывают никакой жалости, и преступника невозможно найти.
  К тому же это он придумал чёрную шутку о "троих повёрнутых", которая очень быстро разнеслась по отделению. Конечно, шеи свёрнуты были лишь у двоих, но для красного словца достоверностью можно было и пожертвовать.
  Для самого лейтенанта это был такое своеобразное глумление над делом и над начальством, которое к тому моменту уже порядком всех достало.
  Сознание Рогова,наконец, начало расслабляться, мысли стали ленивыми, и через какое-то время он уснул.
  
  ***
  
  Мысли Наташи, даже спустя полчаса, пребывали в своеобразном сладком дурмане. Она не очень хорошо помнит, как вернулась домой. Хорошо, что родители на работе, иначе бы обязательно не оставили бы её в покое, пока не выяснили причину такого странного поведения дочери.
  Сама девушка, сидя в своей комнате с глупой улыбкой, начала потихоньку приходить в себя. Тот поцелуй в парке, казалось, выветрил из неё всё мысли. Это было...
  Сложно описать словами настолько яркие и разнообразные эмоции, которые испытала Наташа в тот миг. В голове будто взорвалась целая куча маленьких звёздочек. Что было дальше после этого она совершенно не помнит.
  По правде говоря, всё это должно пугать её или же, хотя бы встревожить, но ей очень хорошо. Словно выпила бутылочку с чистым счастьем.
  Сейчас, когда разум Наташи чуточку прояснился, у неё буквально забила ключом энергия. Чтобы как-то этот выплеск канализировать, она решила приготовить что-нибудь вкусненькое. Устроить всей семье гастрономический праздник, так сказать.
  Выбор пал на тортик со сгущёнкой. Благо, дома имелись все нужные продукты, и Наташа начала творить.
  Замешивая тесто, девушка стала вспоминать первые деньки, когда Ярослав жил здесь. Прошло меньше месяца, а она уже вспоминает эти деньки с тёплой ностальгией, словно это было несколько лет назад
  Пришелец из будущего очень стремительно ворвался в её жизнь, а чуть позже и в её сердце. И, похоже, не собирается в ближайшее время покидать ни то, ни другое. Это удивительное чувство, когда ты знакома с человеком всего ничего, а такое чувство, будто знала его всегда.
  Вспомнился и спаленный по неосторожности шкаф. Сейчас девушке ужасно неловко вспоминать тот случай. Повела себя, как пятилетняя девочка, увидевшая перед собой новую яркую игрушку.
  Вообще, после того как Ярослав подробно объяснил ей, к чему могло привезти чьё-тонеуёмное любопытство, Наташа стала искренне восхищаться его выдержкой и терпением. Будь на его месте её отец, интеллигентнейший человек, быть девушке обложенной матом с головы до пят.
  А уж, если вспомнить сколько потом мучился пришелец, чтобы сделать всё как было, тютелька в тютельку... многие бы на его месте были бы как минимум очень недовольны, но нет. Ярослав только прочитал ей наглядную лекцию. Как тогда, в лесу, по поводу пагубности алкоголя как такового.
  Наташа отвлеклась на секунду от своего занятия, высунувшись в окно. Только сейчас обратила внимание на шум, который начал её раздражать. Мальчишки гоняли в футбол, не особо сдерживая себя в эмоциях. С четвёртого этажа это всё было прекрасно слышно.
  Понаблюдав за ними несколько секунд, девушка неожиданно для себя решила не портить им веселье и снова принялась за дело.
  Она не помнила, когда же лёгкое влечение по отношению к Ярославу переросло в нечто большее. Всё происходило как-то плавно и естественно, что ли.
  И вот, сегодня она ясно поняла, что её чувства взаимны.
  Неловким движением Наташа смахнула со стола стакан, в который насыпала до этого муку. Благо, он оказался крепким, не разбился. Девушка вспомнила, о чём они разговаривали сегодня в парке.
  Настроение сразу несколько упало. Но это был незначительный скачёк вниз. Полученный ранее положительный заряд не хотел уступать свои позиции. Думать о плохом она сегодня не хотела, успокаивая себя мыслью, что пришелец что-нибудь придумает, и всё будет хорошо.
  
  
  
  Глава 7
  
  Пробуждение было мгновенным, будто кто-то по щелчку включил его сознание. В первые мгновения, открыв глаза, он не понял, где находится и что происходит. Но спустя такой же короткий миг, узнал достаточно типовую обстановку полевого госпиталя.
  Стерильно белые стены, тёплый ненавязчивый свет. Привычные, по таким заведениям, зелёныемигалки "внутреннего"* шкафа. Пара стульев, небольшой столик, а также удобная одноместная кровать, на которой он имеет честь возлежать.
  Хех! Уже и чувство юмора начинает проклёвываться. Оно, впрочем, и неудивительно. Ничего не болит, ничего не ломит, да и на душе присутствует некая эйфория.
  Одет он был в привычную, по прошлым попаданиям в госпиталь, пижаму.
  Пшш. Не успел он как следует прийти в себя и осмыслить происходящее, как входная панель, слёгкимпшиком, отодвинулась, впуская в палату весьма симпатичную блондинку в белой форме*. Количество красных крестов на воротнике указывало на то, что перед ним полевой медик третьего ранга, по армейской классификации капитан. Он сразу же, по привычке, попытался вскочить, приняв как можно более подтянутый и бравый вид.
  - Лежите смирно, больной! - осадила его девушка, подходя к кровати. - Как себя чувствуете?
  - Прекрасно, доктор. Хоть сейчас в бой! - не особенно осознавая свои действия, он пытался хорохориться.
  - Это вам так кажется, больной. У меня же несколько другие данные, - строго сказала полевой медик, но по слегка дрогнувшим губам стало понятно, что его поведение всё-таки её позабавило.
  - Скажите, доктор, долго я здесь валяюсь? И что со мной случилось? - сообразил он, наконец, задать нужные вопросы.
  - Потерпите, больной, сейчас вас проверю*, и отвечу на все ваши вопросы, - проговорила девушка, и принялась водить, затянутой в белую перчатку, рукой вдоль его тела.
  - Ну, как?
  - Больной, не отвлекайте меня! - немного раздражённо бросила молодой врач. Он стушевался и попытался несколько унять своё любопытство. Медик тем временем что-то отмечала в своёмнаруче*. Погасив через несколько минут голографический экран, она обратилась к пациенту. - Когда вы поступили, у вас были множественные внутренние повреждения средней тяжести, переломы, в том числе и с раздроблением кости, повреждено лёгкое, а также правая рука пришла в полную негодность из-за запредельного количества открытых переломов. Попросту говоря, превратилась в кусок нежизнеспособного мяса, и мы её ампутировали, заменив протезом. Гостите вы у нас уже пятнадцать дней. Если хотите узнать поподробнее, я уже выслала историю болезни на ваше устройство. Все ваши личные вещи здесь, в этой палате.
  От всего вышеперечисленного он даже как-то побледнел. У него было на редкость хорошее воображение, что отнюдь не всегда хорошо.
  - А как вас зовут? - девушка уже находилась рядом с дверью, когда он её окликнул.
  - Елена, - повернувшись, ответила она.
  - Очень приятно, а меня Ярослав.
  - Хи-хи! Я знаю! Я же ваш лечащий врач!
  
  ***
  
  - Здравствуйте, Елена. Вы не заняты? - зашел он в кабинет своего лечащего врача.
  - Вам поразительно повезло, Ярослав. Сейчас я действительно не занята. Что вы хотели? Я же вас уже выписала? - проговорила девушка, отвлекаясь от компьютера и кладя щеку на кулачок. Она сидела за своим рабочим столом, и казалась несколько усталой.
  - Да я, собственно, хотел поблагодарить вас за прекрасно проделанную над моим организмом работу, - подойдя, протягивает он ей плитку "Урана". - Ну, и предлагаю вам вместе отобедать в большой столовой* в любое удобное для вас время.
  - Это... вы меня на свидание приглашаете? - как-то, даже немного застенчиво осведомилась Елена.
  - Ну, получается, что так, - изо всех сил пытаясь скрыть волнение, ответил он.
  - Я... подумаю.
  
  ***
  
  Волосы любимой источали какой-то непередаваемо приятный аромат, похожий на то, как порой пахнут маленькие дети. Возникло желание зарыться в её шевелюру и вдыхать, вдыхать. Он не стал отказывать себе в удовольствии и принялся воплощать свой порыв.
  Сонная нега начала потихоньку отступать, и красивая голая женщина, мирно сопящая в его объятиях, пробудила в нём желание. Совершенно определённая часть тела напряглась, становясь похожей на шедевр средневековой военной архитектуры. Высокую башню с крепкими стенами.
  И эта самая башня повторно зашла туда, откуда не выходила практически всю ночь.
  - А-а-ахх! Что... ты... делаешь? Тебе было мало... ночи? - пробормотала просыпающаяся девушка. Из-за некоторых "особенностей" своего пробуждения её горло периодически выдавало короткие, но так приятные его слуху, стоны.
  - Ночь - это ночь. Утро - это утро. Две разные... хех... плоскости бытия, - ответил он, ускорив темп "вхождения". После этого любимая перестала донимать его глупыми вопросами, а, обняв за шею, слилась с ним в страстном поцелуе.
  Ему очень нравились её густые пшеничные волосы, и он в который раз не преминул зарыться в них левой, "живой", рукой.
  Оторвавшись от её губ, ему пришлось обратить внимание на немаленькие холмы, которые вместе со своей хозяйкой вдавливались в его грудь.
  - Ммм! - прикусив губу в попытках не застонать, промычала девушка. Ласки верхних прелестей пришлись ей очень даже по душе.
  Следующие десять минут влюблённые предавались жаркой, страстной, но нежной любви. Они были молоды, и энергия хлестала через край. Даже более чем бурная ночь, большая часть которой прошла под мороком любви, не смогла полностью остудить их пыла. И им пришлось догоняться утром.
  - Фуф! Люблю тебя! - отдышавшись после пика удовольствия, выдохнула раскрасневшаяся девушка.
  - Я тебя тоже, Элла! - чмокнув любимую в висок, произнёс он.
  
  ***
  
  Острая горечь и пустота заполнили его сердце. Будто кто-то взял и выдрал с корнем кусок души. Важный кусок души. Хотелось орать благим матом, избить кого-нибудь до полусмерти, изничтожить всё вокруг. Но он был не сопливым подростком, а мужчиной, боевым командиром, поэтому лишь сжал кулаки до белых костяшек, и стиснул зубы до боли.
  Список потерь в полку, обычный список потерь. Казалось давно прошло то время, когда он убивался по погибшим товарищам. За годы Войны сердце зачерствело, смерть знакомых и даже друзей оставляла лишь мимолетное сожаление.
  Одно имя, всего одно имя убило половину его души, заставив оставшуюся половину чувствовать чудовищное опустошение и одиночество. Это было ЕЁ ИМЯ!!!
  
  ***
  
  - Чтоб вы в Аду горели, ёжикипоганые, - устало произношу, сидя на кровати в тёмной комнате. Выкинувший меня из постели сон ужасно потрепал нервы. Хотелось откинуться на подушку и снова упасть в объятия Морфея. Вот только не было никакой уверенности, что проклятое подсознание не подкинет мне что-нибудь подобное.
  Вспомнил, называется, то, что отчаянно стремился забыть на протяжении, без малого двадцати пяти лет. Ну, правильно, новая любовь началась. Отчего бы не вспомнить старую. Сука!
  Я очень любил Эллу. Не знаю даже как описать те чувства. Это было что-то непередаваемое. В течении восьми месяцев я был чертовски счастлив, несмотря даже на всё ещё идущую Войну. Уже было совершенно ясно, что мы решительно побеждаем. А сопротивление врага это агония.
  Строил планы на дальнейшую, послевоенную, жизнь. Хотел сделать ей предложение.
  Но однажды все мои мечты и надежды пошли прахом.
  Когда я вернулся с Войны, отец даже поначалу меня не узнал. А потом сказал, что я похож на призрак самого себя. Не знаю, насколько это было правдой. Или же отец просто долго меня не видел, и его восприятие несколько исказилось.
  Первые несколько лет после смерти Эллы я чисто физически не мог завести отношения с другой девушкой. Перед глазами всё время стояло её лицо, мучая меня.
  Постепенно, после регулярных походов к психологу, я более или менее отошёл. Перестал о ней думать каждые пять минут, окончательно смирился с утратой. Снова начал взаимодействовать с противоположным полом.
  К серьёзнымотношениям это не приводило. Я просто не мог никого по-настоящему любить. Элла так полностью меня и не отпустила.
  И тут в моей жизни появилась Наташа. Поначалу мне было страшно признаться даже самому себе. Боялся спугнуть, или просто отвык. Сам не знаю.
  Ладно, хватит этих соплей. Нашариваю в темноте тапочки и, надев их на ноги, подхожу к окну. Освещаемый тусклым фонарём двор общагинавёл меня на новые размышления.
  Одна загадка никак не даёт мне покоя. Не то чтобы занимает все мысли, но зудит достаточно настойчиво. Как же Наташа смогла активировать плазмоган?
  Я проверил его в тот же день, вдоль и поперёк. Никаких отклонений от нормы или ошибок в работе микрокомпьютера*. Хоть как-то взаимодействовать с ним можно только через нейросеть. И не какую-то, а только ту, на которую он изначально настроен.
  Особо суетиться по этому поводу не стал. Других забот хватает. Но закладочку в памяти оставил. Надо будет к этомукак-нибудь потом вернуться.
  Сейчас меня волнует взрыв на четвёртом энергоблоке чернобыльской АЭС, который должен вскоре произойти, если я ничего не сделаю.
  Завтра, или точнее уже сегодня, я отправляюсь в Припять. Отгул на заводе взял, сочинив правдоподобную сказку о больной бабушке. Поскольку за время работы я успел зарекомендовать себя с самой лучшей стороны, отпустили меня практически без вопросов. Пообещал, что когда вернусь, отработаю все дни отсутствия.
  Времени, чтобы составить более или менее годный план было предостаточно, и я использовал его на все сто.
  Ложусь обратно на койку. Та под моим весом жалобно скрипнула и прогнулась.
  Хех! Помню, как впервые увидел эти "панцирные" кровати. Лежать на металлической пружинной сетке. Тогда я серьёзно сомневался, что на этом вообще можно спать. Смешно, но они оказались очень даже удобными.
  Ладно, завтра будет не самый лёгкий день. Надо бы как следует выспаться.
  
  ***
  
  - Дочка, ты, что не ешь? Это же твои любимые вареники, - озабоченно спросила её мама. Папа же уплетал завтрак за обе щеки, не сильно обращая внимание на Наташу, которая уныло ковырялась вилкой в тарелке с едой.
  - Да что-то настроения нет, - не меняя выражения лица, и не поднимая взгляд, ответила девушка.
  - Дочка, что с тобой происходит? В последнее время ты похожа тень отца Гамлета. Грустная и бледная. Расскажи нам, поделись. Тебя кто-то обидел? В чём дело? - мать взяла и накрыла её ладонь своей, и заглянула в глаза, словно пытаясь найти в них ответ.
  - Правда, дочка, расскажи, что с тобой, - это уже подключился отец.
  Сама Наташа оказалась несколько дезориентирована такой концентрированной атакой родительской заботы. Маму и папу она очень любила, но, начиная где-то лет с шестнадцати, особо с ними не откровенничала.
  Почвы для дружеского общения было маловато. Круг общения разный, интересы тоже совпадают не сильно.
  Так родители с ней уже не разговаривали очень давно. Видимо её поведение их сильно обеспокоило.
  Отвечать что-то надо. Настроены они, судя по всему, решительно, и так просто не отстанут.
  Говорить правду... "Дорогие мои, мама и папа, полтора месяца назад я познакомилась с человеком из будущего..." Не лучшая идея.
  Но и врать тоже не хотелось. Делать это, вот так, напрямую, девушка практически не умела.
  - Я... недавно познакомилась с одним человеком, и он... ну, в общем... мне нравится, - жутко стесняясь промямлила Наташа. Решила отделаться малой кровью, выдать только часть правды.
  - Вот оно что, - задумчиво произнёс отец, откидываясь на стуле. На его лице не было видно какого-либо особого беспокойства или волнения. В противовес ему мать широко распахнула глаза, глядя на дочь изумлённым взглядом.
  - Наташенька, ты... ты уже взрослая девочка. В институте уже учишься... да. Я хотела сказать... Ты, конечно, девочка большая, самостоятельная, и тебе решать с кем общаться. Но и наше мнение будет не лишним. Ты можешь привести его сюда, к нам? Познакомиться будет не лишним, да.
  - Мам, пап, давайте договоримся, я познакомлю его с вами, когда сочту нужным. Договорились? Сейчас просто ещё рано.
  - Дочь, мы тебя не торопим, но и ты не слишком затягивай с этим делом. А то глядишь у тебя уже свадьба, а родители с женихом не знакомы, - почёсывая свою лысеющую макушку, произнёс отец.
  - Пап, только не надо утрировать! Я не дура, понимание имеется. Когда надо будет, тогда и познакомлю! А теперь давайте всё-такидозавтракаем, - на этом разговор и закончился. Наташа принялась с неожиданно появившимся аппетитом поглощать вареники.
  Этот разговор с родителями неожиданно вытолкнул её из уныния.
  Такое состояние девушки объяснялось очень сильным волнением за Ярослава, а также за дядю Лёшу, тётю Машу, за всю эту ситуацию со станцией в Припяти.
  Она, как могла, подавляла это. Пыталась убедить себя, что всё обязательно будет хорошо.
  Но какая-то неодолимая сила внутри всё время подталкивала её к действию. Причём, не важно к какому. Если облечь это в слова, то можно сказать, что девушка постоянно слышала одно и тоже: "надо что-то делать, надо что-то делать".
  Естественно, это не добавляло Наташе доброго расположения духа. Разум говорил одно, а подсознание упорно твердило совершенно обратное.
  И вот, после этого разговора она неожиданно успокоилась, определившись со своими дальнейшими действиями.
  
  
  
  * С 2052 года медицинские, административные и военные объекты стали оснащаться, так называемой, "внутренней мебелью". В зданиях, где это возможно, в стене стали делать специальные полости, предназначенные для хранения определённых вещей. Не было больше нужды в громоздких деревянных шкафах и тумбочках, занимающих подчас две трети рабочего места. Данная мебель имела электронное управление. Дверцы открывались и закрывались с помощью сенсорного нажатия или же пульта. Также имелась функция менять высоту и места полок, если потребителю по каким-то причинам нужно перераспределить внутренний объём отсеков.
  С этого же года все жилые новостройки стали оснащаться "внутренней мебелью".
  Из-за Войны плотно с данной новинкой основная масса населения познакомилась именно в годы самой Войны.
  
  * Медицинская служба в объединённой армии социалистического блока была разделена на две, хоть формально независимые друг от друга, но тесно взаимодействующие структуры: ПМС и ШМС. ПМС - Полевая Медицинская Служба и ШМС - Штабная Медицинская Служба. И в одной, и в другой работали, в основном, женщины. До 96% личного состава, если что.
  Задача полевых медиков состояла в том, чтобы лечить пострадавших прямо на поле боя или же оттащить их в безопасную зону и сделать так, чтобы раненый протянул до оказания ему полноценной медицинской помощи.
  Полевые медики являлись полноценными боевыми единицами поддержки, способными в случае необходимости вступить в бой наравне с линейными пехотинцами. Однако такое происходило очень нечасто. Входящих в состав подразделения медиков командиры, как правило, очень берегли.
  Фронт и, отчасти, прифронтовая зона является епархией полевой службы. Однако медики данной службы работают не только непосредственно на передовой, но и ещё оказывают полноценную помощь тяжелораненым в госпиталях, расположенных рядом с зоной боевых действий.
  И тем, и тем занимаются одни и те же медики, чередуя работу на передовой с более безопасной работой в укреплённом госпитале.
  Форма полевых медиков имеет белый цвет, звание и ранг можно определить по нашитым на воротник мелким красным крестам. По их количеству и размеру.
  Штабная же медицинская служба состоит, в основном, из "призванных на Войну" гражданских специалистов. Они работают, как правило, в тылу, в серьёзных медицинских центрах, куда отправляют тех, кого не смогли вылечить в полевых госпиталях. Так штабные медики принимают раненых, если их количество слишком велико для полевой медицины.
  
  * Массовое внедрение нейросетей началось в декабре 2056 года. Внедряли их, естественно, в первую очередь военным и темкто, так или иначе, помогает стране в нелёгкой борьбе со сгнивающим, европейским империализмом.
  Медики также получили в своё пользование нейросети. Спустя полгода это принесло несколько неожиданный результат. Прямое взаимодействие с медицинской техникой сделало настоящий революционный скачёк в медицине.
  Теперь врачи получали данные с приборов напрямую, в мозг. Конечно, не обошлось без эксцессов. Данный процесс является очень трудоёмким для мозга. Особенно, если человек к такому непривычен.
  Поэтому были выработаны специальные нормы. Сколько суммарного времени взаимодействия с устройствами может в сутки позволить себе работник медицинской службы.
  Спустя какое-то время, специально для полевых врачей, были разработаны специальные наручные устройства. Они представляют собой упрощенную версию медицинского сканера. Позволяет прямо на месте провести поверхностное исследование организма.
  Не является полноценной заменой настоящему обследованию, но здорово облегчает жизнь полевым медикам.
  
  * наруч. Персональные компьютеры стали имплантировать в организм только после 2071 года. До этого люди пользовались устройствами, крепящимися на запястье. Именно за это их стали называть наручами.
  
  * Большая столовая. К досугу военнослужащих в армии соц. блока относились очень серьёзно. Одним из мест культурного и морального отдохновения была, как ни странно, столовая. Не простая, надо заметить.
  В большой столовой люди могли позволить себе купить за введённые на время Войны очки социальной полезности какие-либо дефицитные продукты. И съесть их прямо на месте или же употребить как-нибудь потом. Фактически, это был своеобразный аналог ресторана.
  
  * микрокомпьютер. Маломощное электронное устройство, предназначенное для дистанционного управления каким-либо прибором через нейросеть.
  
  
  
  Глава 8
  
  Лейтенант отложил лист с заявлением, и устало потёр глаза. Перед ним сидел интеллигентного вида старичок и с ожиданием в глазах взирал на Рогова.
  - Ваше заявление принято. Украденные ценности будут возвращены вам в течение четырнадцати дней.
  - Благодарю покорно, молодой человек, - произнёсстаричок и, встав со стула, покинул кабинет.
  Он же отложил в сторону заявление и, отодвинув нижний ящик стола, достал оттуда пакет с уликой. С давешней купюрой. Несмотря на откровенную усталость и нежелание заниматься делом "троих повёрнутых", лейтенант при любом удобном случае доставал этот злосчастный рубль и крутил его в руках. Чутьё подсказывало ему, что с купюрой что-то не так, есть какая-то тайна. Вот только совершенно непонятно какую тайну может скрывать в себе обычный, не фальшивый, рубль.
  По наитию Рогов достал из своего кошелька точно такую же купюру и принялся их сравнивать.
  Неуловимое чувство, что он на правильном пути, не давало ему забросить это, казалось бы, бесполезное занятие.
  Спустя несколько минут лейтенант обратил внимание на дату выпуска. На его купюре стоял 1980 г., а на улике 1978 г. При этом рубль Рогова был на вид намного более потрёпан и стар, нежели улика.
  Конечно, это ни о чём не говорит. Мало ли, обращались более аккуратно или же, вообще, из какой-нибудь заначки, в которой она несколько лет пролежала, достали.
  Однако чутьё вело его именно в этом направлении.
  
  ***
  
  Ну, здравствуй, славный город Припять.
  Бодрым шагом иду по шоссе, и передо мной вырастают типовые здания, которых за время своего импровизированного путешествия я повидал уже немало.
  Путь мой длился, без малого, шесть дней. Не сказать, что у меня были настоящие приключения, но впечатлений получил массу. В основном, к сожалению, негативных.
  Ехать поездом в Киев, а потом добираться до Припяти на автобусе, нельзя было категорически. В своих документах я был очень сильно неуверен. Могли запалить на какой-нибудь неучтённой мной мелочи. Или же не мелочи.
  Всё-таки в ЖД органах работают люди, через которых каждый день проходят десятки людей со своими паспортами.
  И я решил не плодить сущности и взять экзоскелет. Средняя скорость бега у него примерно восемьдесят километров в час. При этом нагрузка оператора минимальная. Знай себе, перебирай ногами, а сервомышцы сами за тебя сделают практически всю работу.
  Так я и поступил. Обменялся с одним парнем из общаги. Он мне карту автодорог Украины, а я ему железную фигурку германского рейтара начала семнадцатого века. Сам смастерил его на досуге.
  К сожалению, ни в газетных ларьках, ни в библиотеках не было такой карты. Там имелись только автомобильные карты либо всего СССР, либо РСФСР.
  В конце концов, пришлось подключать знакомых.
  После этого я стал отчасти понимать, почему здесь так развит, если можно так выразиться, институт "блата". Получить какие-то, порой очень даже необходимые в хозяйстве, вещи обычным порядком достаточно затруднительно.
  Ещё пришлось заблаговременно походить по продуктовым магазинам, закупал себе провизию в "дальнее путешествие".
  Нескоропортящиеся продукты. Хлеб, тушёнку, шпроты.
  Водой неплохо загрузился.
  К счастью, конструкция экзоскелета предусматривает некоторое увеличение объёма груза за счёт большего энергопотребления.
  В нынешних условиях этот коэффициент почти ни на что не влияет. Не Война же. Просто придётся чуточку чаще останавливаться, чтобы зарядить батарею.
  Честно признаюсь, ориентироваться по бумажной, а не электронно-интерактивной карте было несколько тяжеловато. Привык-то я совсем к другому.
  Но ничего, по ходу приноровился. Деревни, посёлки и попадающиеся по пути крупные города я старался обходить по широкой дуге под маскировкой. Чем меньше людей меня увидит, тем лучше. Да и спешить надо было.
  Заметив издалека указатель с именем города и датой, я отбежал подальше и, уже привычным манёвром, закопал экзоскелет в небольшом лесочке. Потом переоделся в чистую одежду и пошёл по трассе в Припять.
  Вопрос гигиены, кстати, был также заранее продуман.
  Я с помощью тезатора соорудил себе большое железное ведро, литров на десять. Двумя толстыми ремнями, сверху и снизу, оно неплохо крепилось к экзоскелету. Наполнил водой я его уже после того как откопал и надел экзоскелет, в реке. Понятия не имею, как она называлась. Просто одна из многочисленных узких речушек, которые встречаются в районе бывшего Дикого поля.
  Потом, конечно, пришлось её кипятить, чтобы хоть как-то обеззаразить. Делал я это на костре снизу, поставив ведро на воткнутые в землю достаточно толстые ветки, а по всей остальной поверхности прошёлся плазменным резаком. Легонько, практически даже не касаясь. Только чтобы нагревание шло быстрее.
  Иначе резак проплавил бы ведро напрочь, пустив псу под хвост мои мучения при выделке этой тары. И всё равно до кипения я эту воду доводил часа два.
  В общем вот таким образом у меня постоянно был с собой запас Н2О, чтобы помыться.
  Ну и мылом тоже, естественно, запасся.
  Вообще,всё это вызывает у меня ассоциации с какой-то пол робинзонадой и отпетой кустарщиной.
  Настоящие технические извращения, ё-моё.
  Пока я занимался подобными делами, как-то не задумывался над абсурдностью своих действий. Была задача, и мне надо было её решить. А вот потом, где-то на второй день, меня и накрыло чувство неправильности, нереальности.
  Конечно, это всего лишь диссонанс между тем к чему я привык и тем, чем вынужден заниматься.
  Долго рефлексия не продлилась. Так, пролетела, хвостиком махнула и улетела. Но осадочек, как говорил мой дед, остался.
  Понятно, что надо каким-то образом полноценно легализоваться. Вот совершенно только неясно каким способом.
  В общем, в Припять я входил чистым, в стиранной и глаженной, неделю назад, одежде. Под рубашкой, за поясом, с одной стороны плазмоган, с другой резак. За спиной рюкзак с некоторыми сменными вещами, едой, медикаментами и тезатором.
  Называется - готов к труду и обороне!
  
  ***
  
  Наташа откровенно нервничала. Спонтанный порыв, который она претворила в жизнь, стал потихоньку рассеиваться. На этом фоне разум стал подавать сигналы тревоги ещё активнее, не заглушаемый уже практически ничем.
  А случилось вот что. Наташа, волнующаяся за Ярослава и своих родственников, взяла и приехала в Припять. Накануне атомной аварии.
  Сейчас она застыла перед квартирой дяди Лёши и тёти Маши, не зная, что делать. Желание развернуться и бежать обратно,со всех ног, подавало активные признаки жизни. Однако было не настолько сильным, чтобы хоть сколько-нибудь серьёзно повлиять на её действия. А вот заставить сжигать нервные клетки, вполне.
  Собравшись с духом, Наташа нажала на дверной звонок, находящийся сверху справа. После того как ничего не произошло, ей пришлось снова нажать.
  К сожалению, никакого шевеления по ту сторону двери опять не произошло. И последующие звонки эту ситуацию не исправили. Никого не оказалось дома.
  Девушка даже немного растерялась. Не подумала об этом.
  А ведь сейчас разгар рабочего дня. Мишка, наверное, гуляет с друзьями.
  Пришлось ей выйти на улицу и сидеть, ждать родственников на скамейке. Сумку с вещами она положила рядом с собой. Благо, вездесущих бабулек на скамейках здесь почему-то не было.
  Не то чтобы Наташа не любила данный контингент. Просто они всегда отличались крайним любопытством и, скорее всего, пристали бы к ней с расспросами.
  Настроение же девушки сейчас не располагало к общению, категорически.
  Достав из сумки взятую из библиотеки накануне отъезда книгу, Наташа углубилась в чтение. На несколько потрёпанной обложке красовалось название и имя автора. Джек Лондон. Мартин Иден.
  
  ***
  
  А город-то интересный. Чем-то отдалённо напоминает место, куда мы семьёй переехали из крупного миллионника. Их роднит, если можно так выразиться, уютная урбанизация.
  Относительно новые добротные жилые высотки, вот школа попалась на глаза, я уверен, с остальными объектами городской инфраструктуры то же самое.
  И всё это соседствует с парковой зеленью, которой достаточно много. Малое количество машин. Дороги, если не брать основную, шоссейную, узкие относительно того, что я видел в Липецке.
  И, наконец, люди. Никуда не спешат, на лицах, в основном, довольство жизнью.
  Бегают здесь только дети.
  Я должен сделать так, чтобы через четыре дня всё это в одночасье не пошло радиоактивным прахом.
  На глаза попадается бидон с квасом и женщина в фартуке, которая разливает его прохожим. Решаю промочить горло, даю продавщице пять копеек и принимаю от неё стакан с квасом.
  Ах! Хорошо! Напиток замечательно утоляет жажду, и немного даже бодрит.
  Поставив стакан обратно, продолжаю свою прогулку.
  Сейчас самая главная цель - осмотреть здесь всё. Главное, конечно, это станция.
  Иду к центру городка, по логике именно там она и должна быть.
  Шагаю я неспешно, под стать остальным прохожим. Моя главная задача - не выделяясь обследовать весь город, и в особенности территорию около станции.
  Всё-таки здесь живёт полсотни тысяч человек. Не то чтобы все друг друга знают, но близко к этому.
  В таких условиях специальным органам работать очень просто. То, что особые структуры здесь представлены, причём в немалых для такого городка количествах, я ни секунды не сомневаюсь. Всё-таки АЭС - объект снабжающий энергией немалую территорию. К тому же, эксплуатационно очень опасный.
  Вот уже подхожу к забору с колючей проволокой, за которой виднеется достаточно крупное сооружение.
  Также, прогулочным шагом, иду вдоль него и, засунув руки в карманы, вожу по сторонам отсутствующим взглядом
  При этом я ничего не изображаю, я действительно расслаблен.
  В уме же происходит нешуточная работа мысли.
  Думаю, смогу ли в экзоскелете перепрыгнуть этот забор, не наделав при этом шума.
  По всему выходит, что со вторым пунктом могут быть серьёзные проблемы. Если звук от падения нескольких центнеров метров с трёх-четырёхещё, может быть, не заметят. Хотя это очень маловероятно. То вот следы от этого самого падения рано или поздно обнаружат точно. Причём, скорее рано.
  Тут думать надо. Основательно думать.
  Хм. А вот и въезд показался. КПП, военные, основательный такой шлагбаум.
  Совершенный проходной двор для меня. Да под маскировкой я сюда как на работу пройду.
  Вот честно, ожидал чего-нибудь этакого. Ну, там, танков, датчиков каких-нибудь.
  Вполне возможно я не замечаю чего-то важного. Но мне же и не сейчас туда лезть. Датчики экзоскелета все, что надо, засекут.
  По ходу прогулки, уже отойдя от забора, покупаю себе мороженое в жёлтом ларьке. Захотелось что-то. И вот, в процессе поедания пломбира, пришла в голову одна идея. Почему бы не пойти другим путем?
Глава 9
Константин шёл по улочке и наслаждался долетающим откуда-то запахом жасмина. Вечерело, солнце уже практически зашло за горизонт. Дневная жара потихоньку уходила, оставляя только приятное, ненавязчивое, тепло.
Настроение было приподнятое. Рабочий день кончился, дежурство ему перенесли. Красота.
Идти домой, в пустую квартиру, что-то не хотелось, и он решил прогуляться.
Переехав сюда два года назад, Костя всей душой полюбил этот городок и искренне считал его своим домом.
Здесь не было той суеты, к которой он привык, родившись и живя в Москве. Но это-то и понятно. Припять всего лишь один из мелких городов-спутников Киева.
Больше всего его покорило другое. Люди здесь были несколько другими, если сравнивать со столицей. Более отзывчивые и внимательные к окружающим, что ли. Им было искренне не наплевать на ближнего своего.
За счёт этого сама атмосфера здесь казалась какой-то доброй и пушистой.
Но не всё было гладко в жизни Константина. Он являлся одиноким холостым мужчиной в конце третьего десятка. Не то чтобы он сильно от этого страдал, но определённый дискомфорт по этому поводу испытывал.
Он является, как ему однажды сказала одна женщина с работы, завидным женихом. Инженер, платят хорошо, квартира есть. Собой недурен. Но вот не складывалось у него с противоположным полом, хоть ты тресни!
Нельзя сказать, что он был каким-то монахом или затворником. Совсем нет. Встречался с девушками, более или менее активно искал свою вторую половину. Но не складываются у него отношения и всё!
На улице уже зажглись фонари, вместо одного большого небесного светила на авансцену вышло много мелких, электрических.
Оттянув рукав, инженер глянул на часы, которые показывали без десяти десять.
Загулялся, однако!
Константин, развернувшись на сто двадцать градусов, зашагал в сторону дома.
Спустя минут десять он уже зажимал нужные цифры на входе в подъезд.
Дверь отворилась, инженер зашёл внутрь и стал бодрым шагом взбираться по лестнице. Лифт он не признавал ни в каком виде, считая его излишеством, которое портит людей.
Но вдруг Костя остановился и начал прислушиваться к окружающему его пространству. Только что ему послышался какой-то странный звук. Тонкий-тонкий писк на грани слышимости.
Секунды текли, но никакого продолжения не последовало, и он снова стал подниматься на свой восьмой этаж. Показалось.
Не прошло и минуты, как Константин оказался у двери квартиры, нашаривая в кармане ключи.
Совершенно внезапно он почувствовал мимолётный укол в шею. Будто комар укусил. Большой комар с длинным хоботком.
Но не успел инженер даже прикоснуться к шее, как его сознание поплыло в неведомые дали. Голова враз стала чугунной. И темнота мгновенно, без какого-либо сопротивления, поглотила всё.
Проснулся он внезапно. Глаза заслезились от ударившего в них яркого света. Через какое-то время органы зрения привыкли к свету. То, что показалось поначалу чем-то экстраординарным, вроде лампочки ватт на пятьсот, оказалось обычной люстрой с тремя лампочками. Его люстрой, в его квартире.
Сам он полулежал, откинувшись на спинку большого дивана.
В теле чувствовалась лёгкая слабость. А вот голова отчаянно пыталась сообразить, что произошло, и как он вернулся домой.
Однако всякие размышления пришлось прервать. Со стороны кухни раздались чьи-то тяжёлые шаги.
Косте вспомнилась опера "Каменный Гость", или как она там называлась. Создавалось ощущение, что вот сейчас, из-за угла, выйдет каменная статуя и начнёт делать с ним всякие нехорошие вещи.
Не успел Константин всерьёз испугаться, как этот кто-то вошёл в гостиную.
Первая мысль инженера касалась неведомого шутника, который подсыпал ему в чай галлюциноген, и того что он с ним потом сделает. Благо, мужчиной он был крепким, боксом одно время занимался, и качественно оформить кулаком в лицо может запросто.
Что же такого увидел Костя?
Двух с половиной метровую фигуру в чём-то, что можно назвать футуристическими доспехами. Или же перед ним был какой-то робот, тоже с большим таким намёком на футуризм.
На "госте" был "шлем", закрывающий лицо. И по его архитектуре невозможно что-либо понять. Никаких прорезей для глаз, рта, даже дырочек для воздуха совершенно не видно.
- Вот, попейте чайку, полегче будет, - раздался со стороны "гостя" низкий вибрирующий голос, который просто не может принадлежать человеку. Сам он протянул руку в сторону инженера. В ней была зажата его собственная кружка с хорошо узнаваемой жёлтой жидкостью. От неожиданности сердце Кости провалилось куда-то в район желудка.
Несколько секунд Константин тупо смотрит на эту кружку, изо всех сил пытаясь заставить работать внезапно заржавевшие шестерни своего мозга.
Что-то повернулось в его голове, и он безоговорочно взял в руки тёплую чашку, со смачным хлюпом отпив из неё.
- Кто вы? Что вам от меня нужно? - чай каким-то неведомым образом придал Косте спокойствия, и данные вопросы были заданы во вполне выдержанном тоне.
Гигант же, передав ему кружку, отступил метров на шесть, что позволило инженеру глядеть на него со стороны.
- Не буду ходить вокруг да около, я прибыл из будущего. Через несколько дней на станции, на которой вы работаете, произойдёт катастрофа. Взорвётсячетвёртый энергоблок. Вот доказательство, - проговорил "гость". Не успел Констанин полностью осмыслить то, что ему только что сказали, как из руки гиганта выросло что-то похожее на экран телевизора. Но без самого телевизора.
Этот "экран" тут же начал что-то показывать.
Волей-неволей инженеру пришлось смотреть. Размер "экрана" был в несколько раз больше, чем на его домашнем телевизоре.
- Ч-что это? - только и смог вымолвить Костя после того, как исчез "экран".
- Вы сами всё видели. Это старая кинохроника, - ответил ему гигант.
Инженер же сидел и отчаянно пытался собрать мысли в кучу. Ситуация очень, мягко говоря, неоднозначная. У него в квартире находится человек (или робот?), который "прибыл из будущего". Имеются весьма чёткие доказательства этому утверждению. Вроде бы, всё логично.
Однако бред выглядывает изо всех щелей. Ну, никак не получалось поверить в то, что всё происходит на самом деле. Здесь больше подошло бы сравнение с завязкой очередного романа Стругацких.
- Это какой-то розыгрыш, да? Товарищ, не мучайте меня, пожалуйста, я совершенно не понимаю такого рода шуток.
Был в его жизни один эпизод, который во многом коррелирует с нынешней ситуацией.
Дело было через год после армии. На годовщину дембеля они с ребятами собрались, выпили, как это водится. Много выпили. Так много, что он в какой-то момент вырубился, да и память о том вечере серьёзно пострадала. Впрочем, выяснилось это несколько позже.
А случилось вот что. Константин, с гудящей от похмелья головой, проснулся рядышком с Александрийским Столбом, в одном из самых узнаваемых мест Ленинграда.
А начиналась пьянка в Сыктывкаре. Приехали все по приглашению одного из бывших сослуживцев, который там живёт. Захотелось пацанам некой экзотики.
Ну и вот. Просыпается он, чуть ли не под Александрийским Столбом, а вокруг небольшая стайка прохожих, которая смотрит на него изумлёнными глазами.
Преодолевая довольно ощутимую головную боль, Костя спрашивает у людей, что случилось. И слышит в ответ невероятную информацию.
Якобы, он прямо на их глазах появился здесь изниоткуда.
Константин тогда чуть с ума не сошёл. А позже чуть было не прибил ржущих, аки кони, друзей.
Оказалось, что ребята решили так оригинально над ним подшутить. Всеми вместе залезли в самолет, прихватив с собой его дрыхнущую тушку, и полетели в Ленинград.
Один из друзей там живёт. Оставшуюся ночь провели, как раз, у него в квартире. А Костя, который принял на грудь больше всех, всё ещё беспробудно дрых.
И они всей компанией решили над ним подшутить. Оттащили его к Александрийскому Столбу. Благо, квартира располагалась совсем недалеко от этого места. Положили его там, а прохожих банально подговорили.
Когда Костя несколько пришёл в себя, он вместе со всеми посмеялся над этой историей. Однако с тех пор с алкоголем у него отношения несколько испортились.
Неожиданно, спустя несколько секунд после слов Кости, в руке гиганта появилось что-то отдалённо напоминающее саблю. Вот только вместо лезвия у этой "сабли" было что-то, что можно охарактеризовать как застывшее светло-синее пламя. Оно и гудело, к тому же.
У инженера как-то нехорошо засосало под ложечкой. И, как показали дальнейшие события, не напрасно.
Гигант подошёл к расположенному в правом углу комнаты столу, аккуратно убрал с него вазу, и быстрым движением прошёлся по нему своей "саблей".
Стол, тут же, с треском упал, разделившись на две равные части прямо посередине.
- Идите сюда, - голос "гостя" нисколько не изменился. Он был всё таким же жутким и чуждым, однако Константину, совершенно непонятным образом, послышалась насмешка.
Действия гиганта немало испугали инженера. А ну как ему взбредёт в голову то же самое проделать с ним?
Тем не менее, Костя принял за лучшее подчиниться.
Он поднялся, и только сейчас до него донесся запах жжёной древесины.
- Смотрите внимательно, - проговорил "гость", когда Константин приблизился к нему на негнущихся ногах. Инженер прислушался и начал внимательно, с немалым сожалением, разглядывать свой почивший стол. - А теперь следите за моими действиями.
И гигант, взяв одной рукой половинки уничтоженной мебели и прислонив их к стене, второй рукой накрыл место прожога и стал медленно вести ею по этой горелой линии.
У Кости чуть глаза из орбит не вылезли. Те места, из которых "уходила" ребристая перчатка, становились абсолютно целыми, как были всего минуту назад.
***
- Эй! Где вы?!
- Незачем так орать! Я здесь! Я всё время здесь.
- Простите, я волнуюсь.
- Понимаю, но держите себя в руках!
Коридор, в котором мы находились, был сейчас девственно пуст, однако общение происходило исключительно шепотом. Мало ли что.
Я был под маскировкой в экзоскелете с наглухо задраенными люками. Мой спутник же был облачён лишь в белый халат и никаких средств защиты от радиации не имел, в принципе. Что логично, если учесть что он инженер, и с технической частью напрямую не работает.
А вот мне наоборот именно этим и предстоит сейчас заняться.
Имея весьма отдалённое представление о строении допотопным атомных реакторов.
После обхода Припяти я вернулся к прикопанномуэкзоскелету, влез в него обратно и снова потопал в город. Под оптическим камуфляжем, естественно.
Ходить в таком режиме было довольно затруднительно. Нужно тщательно следить за окружающей обстановкой, чтобы не врезаться в кого-то.К тому же категорически нельзя привлекать к себе внимание посредством акустики. Попросту говоря, не шуметь.
В общем, пришлось попотеть. Задумка моя, собственно, не являлась чем-то гениальным. Нужен был помощник из числа работников станции. По зрелому размышлению я понял, что мне нужен неженатый инженер.
Почему именно неженатый? Вербовку лучше проводить по месту жительства, в квартире. Семья в данном случае выступает совершенно нежелательным элементом.
Усыплять и тащить в лес, за город? Во-первых, не получится это сделать незаметно. Во-вторых, если мне невероятно повезёт, и я смогу незаметно протащить бессознательное тело через весь город, семья забьёт тревогу.
Ждать у КПП пришлось недолго. Был уже вечер, и рабочий день, соответственно, подходил к концу.
В течение следующих полутора часов меня снова не покидало ощущение, что я занимаюсь совершенно не тем, чем надо. Цеплять на людей маячки так, чтобы они этого не заметили, а потом подходить к их квартире и в тепловом спектре определять количество находящихся там живых людей. Какая-то спецоперация, честное слово.
Я же обычный учёный, хоть и с некоторыми боевыми навыками. Все мои знания о работе спецслужб ограничиваются литературой, играми и кинематографом.
К сожалению, мне пришлось обойти больше половины меток, чтобы найти, как я наглядно убедился, мифическое существо - неженатого инженера. По крайней мере, в этом городе.
Мне повезло, он где-то шлялся после работы, и, когда я переключился на его метку, находился вне квартиры.
Стоило инженеру подойти к определённой двери и начать доставать ключи, я быстро проверил пространство за стеной на предмет наличия кого-либо. Обнаружив только холодные тона без какого-либо признака жёлто-красного цвета, характерного для живых существ, возликовал. А потом, не теряя времени, ввёл инженеру малую дозу снотворного. Всего на полчаса.
Оседающее тело аккуратно закинул на плечо и уже сам, его ключами, открыл дверь.
Я решил проявить некоторую осторожность, не показывая лицо возможному подельнику. Мало ли как сложится диалог. Вдруг человек попался нервный и не слишком уравновешенный. В таком случае его придется повторно усыплять, представляя всё происходившее, как сон.
К счастью, всё прошло более или менее благополучно. Константин, так зовут моего подельника, отреагировал адекватно. Точнее, в пределах нормы для психически здорового уравновешенного мужчины его возраста.
Период крайнего изумления быстро прошёл, сменяясь обстоятельной деловитостью. То есть половину ночи мы относительно спокойно, без лишних нервов, обсуждали варианты предотвращения аварии.
Сошлись на том, что нужно, во чтобы то ни стало, сорвать испытания, а потом уж как-нибудь разбираться в возможных неисправностях реактора.
К сожалению, все мои знания о катастрофе ЧАЭС ограничиваются только докладом по физике, который я делал в десятом классе. Собственно, с тех времен у меня сохранилось некоторое количество материалов по этому делу. В том числе и парочка видео. К сожалению, этого категорически недостаточно, потому что нет достаточных подробностей, которые могли бы однозначно сказать о причинах произошедшего. Вернее, того что должно произойти.
Я озвучил находившиеся в персоналке сведения, говорящие о том, что в день аварии на станции дежурили конченные долба*бы. По-другому назвать людей отключивших в ходе испытаний 96% контролирующих стержней нельзя.
Константин горячо выступил в защиту коллег, доказывая мне, что подобных существ у них на станции не водится, а если и водится, то это однозначно индивидуумы, занесенные в красную книгу. Что причина наверняка кроется в конструкторских недоработках. А на инженеров просто постфактум спустили всех собак.
В общем, всё оказалось ещё сложнее, чем мне представлялось вначале. Поэтому и решили, ввиду дефицита времени, что лучше сорвать испытания, а потом, выиграв некоторое количество времени, разбираться с первопричинами.
Константин, кстати, предлагал привлечь начальника станции. Мне эта идея, честно говоря, не сильно понравилась. Некоторые, не сильно достоверные, версии катастрофы прямо обвиняли Брюханова в умышленном вредительстве и работе на иностранные спецслужбы. Очень сомнительно, конечно, если не сказать грубее.
Однако в моей ситуации доверять человеку, который имеет, отличную от нескольких долей процента, возможность связи с зарубежными спецслужбами, можно только в самом крайнем случае.
Инженер предлагал мне переночевать у него, но я решил этого не делать.
Прежде всего, из-за конспирации. Выбираться из многоэтажки в экзоскелете поутру, когда все спешат на работу, совершенно не то же самое, что бродить по подъездам сильно после окончания рабочего дня.
Можно, конечно, снять костюм и гулять так. Но я не хочу примелькаться местным жителям. Не деревня, но город довольно маленький, и все незнакомые лица, так или иначе, привлекают внимание.
Поэтому ночевать опять пришлось на старом месте, в лесочке. Обсуждение наше подошло к концу только к половине третьего. Чтобы подельник на работе не клевал носом, вручил ему таблеточку стимулятора. Да и сам потом не забыл употребить.
Он провёл меня за собой на станцию. Там Константин, при первой же возможности,улизнул с рабочего места. Попросил одного из коллег, с которым, видимо, был дружен, подменить его на двадцать минут, ссылаясь на проблемы с желудком. И повёл меня в реакторный отсек.
Несмотря на то, что мы не собирались сейчас подробно разбираться с технической стороной вопроса, необходимо осмотреть энергоблок, хотя бы поверхностным взором.
Так как там присутствует радиация, пойду туда я. Моих знаний как раз хватит, чтобы провести предварительный анализ. Всё-таки не совсем дуб, кое-что в атомной энергетике понимаю.
Указав мне дальнейший путь, Константин поспешил обратно, на рабочее место. Я же направился к реактору. Код от электронного замка у меня имеется, спасибо инженеру. Никаких проблем с проникновением не ожидается.
Единственная сложность, опять же, состояла в том, чтобы ненароком себя не демаскировать.
Всё-таки тут, время от времени, ходят люди. Коридор узкий. Что будет, если в одно то же время на моём пути окажется два и больше людей? С одним-то, при таком размере прохода, приходится довольно непросто.
Вот, идёт себе очередной субъект, глухо что-то насвистывает, а мне нужно скрючиться в три погибели и прижаться к стенке как можно более плотно.
***
Сидя за пультом, Костя никак не мог сосредоточиться на своих прямых обязанностях. Показания приборов отображались зрачками, но мозг не вполне осмысливал увиденное. Мысли инженера находились слишком далеко. Пришелец из будущего. Авария на родной станции. Миссия по предотвращению катастрофы. Технологии будущего.
В один момент на Константина свалилось слишком много, и он, пытаясь всё это уложить в своей голове, находился в состоянии перманентного нервоза. В той или степени.
Сейчас его мучила фаза, которую можно условно обозначить как: "шило в заднице, а вместо сердца пламенный мотор". Крайнее беспокойство пополам с жаждой действий. Было невыносимо просто сидеть и ничего не делать, зная, ЧТО может произойти.
Однако именно это ему в данный момент и нужно было делать. То есть спокойно ждать, пока пришелец из будущего, который так и не назвал своё имя, осмотрит реакторный отсек.
- Кость, с тобой всё нормально? - обеспокоенно спросил инженера сидящий рядом коллега, Семён.
- Да, да, всё в порядке, - активно закивал Константин, не замечая, что своим поведением ещё больше усугубляет подозрения Семёна. Будь он в более спокойном состоянии, такой промашки бы не совершил.
- Прекращай обманывать! Что случилось? Я же вижу, ты сегодня весь день какой-то нервный, - с Семёном у Кости были достаточно близкие, практически дружеские, отношения.
В этот миг инженеру захотелось всё рассказать коллеге, облегчить, так сказать, душу. Однако порыв прошёл, Константин смог взять себя и в руки, и в остальные части тела.
- Дед у меня... вчера вечером отец звонил. Дед слёг с инфарктом. Это уже четвёртый. Сам понимаешь, есть большая вероятность неблагоприятного исхода, - решил инженер отговориться наспех придуманной историей про больного родственника. Не очень хорошо, на самом деле. Но ведь не корысти ради, а дела важного для. Тем более дедушка-то умер ещё два года назад.
- М-да, ну, ты это... держись, не опускай руки. Может,обойдётся ещё. Давай-ка, дружище, иди домой, я тебя прикрою.
- Сень, не надо! Всё нормально! Не настолько всё плохо, чтобы я посреди рабочего дня сбегал, - попытался отговориться Костя, несколько растерявшись поступившему предложению.
- Надо, ты слишком дёрганный! В таком состоянии, чего доброго, нажмёшь что-нибудь не то, и привет околоземная орбита. Я на подводной лодке служил, знаю! Мы вокруг американского побережья шли. Не всплывали, наверное, месяцев пять. У всех разум за разум потихоньку начал заходить. У кого-то больше, у кого-то меньше. Офицеры и старшие матросы более или менее держались, а вот молодые, вроде меня... Нехорошо, в общем, было. Ты про клаустрофобию что-нибудь слышал? С каждым днём всё сильнее хочется наружу, и в какой-то момент это желание пересиливает всё, и мозг, и страх, и здравый смысл. Конечно, всё было не так уж страшно. Вот только в коллективе нашёлся один парень, как говорят психологи, латентный клаустрофоб. С виду совершенно обычный, как все. Ничего такого за ним замечено не было. А потом раз! Ни с того, ни с сего, абсолютно бешеными глазами пытается дёрнуть аварийный люк. Хорошо, ребята вовремя сообразили, что происходит, и вырубили этого психа. Когда вернулись в родную гавань, замполиту от начальства прилетело знатно. Не доглядел. К чему это я всё говорю. Тот бедолага, перед тем как начать буянить, выглядел так же, как ты сейчас. Так что, Кость, давай ка ты всплывай. Денёкпорефлексируешь дома, в спокойной обстановке, и придёшь завтра с новыми нервами.
Константин по ходу этого, весьма примечательного, спича успел, некоторым образом, устаканитьсвоёнутро. Поэтому ответная речь была выдержана в более уверенных и спокойных тонах.
- Сеня, я ценю твою заботу, честно. Но мне не настолько плохо, чтобы кидаться на приборную панель с не самыми чистыми намерениями. Я вполне себя контролирую.
- Это ты так ду... - дальнейшую речь товарища Костя уже не слушал. В кармане брюк завибрировало устройство связи, выданное ему пришельцем на всякий случай, если нужно будет что-то срочно сообщить.
- Знаешь, ты прав. Мне действительно не помешает отдых, - резко перебил он коллегу, начавшего вещать очередную поучительную историю из жизни.
Оказавшись в коридоре, инженер с некоторой внутренней дрожью достал из кармана предмет, похожий на маленькой зеркальце. Только вместо самого зеркала у него был маленький экран, который в данный момент светился неярким белым светом. На белом фоне отчётливо проступали черные буквы, складывающееся в одного слово:диверсия.
Глава 10
- То есть вы хотите сказать, что вы - путешественник во времени, сегодня ночью взорвется один из энергоблоков станции ииспытания, из-за которых всё и случится, надо срочно отменить. Я ничего не забыл? Ах, да! Ещё вы обнаружили в реакторном отсеке следы преднамеренной диверсии.
- Именно так.
После моего спокойного ответа, сделанного с абсолютно каменым лицом, кгбшник никак не поменялся. Однако выступившая на виске жилка дала несколько больше представления о его настроении.
- Жень, ты же сам видишь! Таких устройств сейчас нигде в мире не производят! Да что там производят! Никто ещё даже не задумывался ни о чём подобном! - подключился к убеждению скептически настроенного сотрудника специальных органов Константин.
- Не факт, далеко не факт. Если дело того стоит, заокеанские специалисты могут изготовить вполне убедительную обманку. И мне очень жаль, Костя, что ты во всё это ввязался, - произнёс старший лейтенант с завидным достоинством. С учётом того, что его припёрли к стенке два субъекта, которых он подозревает в работе на вражескую разведку и которые легко могут отправить его на тот свет, это заслуживает уважения.
- Смотрите, лейтенант, только не обделайтесь, - скепсис кгбшника несколько задел меня, и я захотел немного выпендриться. Даю команду протезу на переход в "боевой"* режим. Чтобы было нагляднее, закатываю рукав до предплечья.
Спустя несколько секунд с удовлетворением отмечаю выкатившиеся из орбит глаза лейтенанта.
Что здесь вообще происходит? Если кратко, верборка очередного адепта, как я начал это дело про себя называть, "свидетелей будущего Апокалипсиса"*.
А если подробно...
В ходе обследования реакторной я обнаружил одну достаточно интересную вещь. В экзоскелете, помимо всего прочего, был встроен акустический сенсор. Подобные приборы ранее использовались на кораблях, субмаринах, стационарных и мобильных установках ЗРК. Но с развитием технологий их смогли присобачить и на обычный армейский экзоскелет.
Данные со сканера обрабатывал и выдавал в удобоваримом виде компьютер экзоскелета. Данные с него, а также с электронных болванов остальных членов подразделения, стекались к командиру. И он получал объёмную карту ТВД.
К сожалению, такая лафа не продлилась долго. Спустя несколько месяцев скруджи разработали и массово оснастили свои войска примочками, которые определяли сам факт акустического сканирования и общее направление, откуда это сканирование ведётся.
В итоге, пришлось вернуться к старой доброй оптической разведке.
Акустику с экзоскелетов не сняли. Всё-таки оставались ещё случаи, при которых она очень помогала. Например, когда скрывать своё присутствие уже бессмысленно. При зачистке зданий или в бою, чтобы уточнить координаты врага.
Вот и я и просканировал купол реактора таким способом и обнаружил одну несколько странную вещь.
Датчики, данные с которых выводились на пульт управления...
В трёх из них имелись ясно видимые, для меня, по крайней мере, отличия от остальных приборов. Я ни разу не специалист по измерительным устройствам, тем более таким древним. Приходилось ориентироваться на эталон в виде других датчиков, которые друг от друга практически не отличались.
В общем, в ходе более тщательного анализа у меня в голове сложилась не слишком однозначная, но весьма вероятная картина. Кто-то очень хитрый и знакомый с техникой на уровне, так сказать, рук, немного подкрутил датчики, чтобы они фиксировали работу определённых стержней, даже если они отключены. Тут даже без послезнания, хочешь, не хочешь, напрашиваются мысли о весьма хитрой и продуманной диверсии.
Однако понятно, что это только часть. Наверняка, если провести более обширный осмотр, можно найти ещё, по крайней мере, одну подобную закладочку.
Более или менее утвердившись в своих выводах, я послал Константину один из условленных сигналов. Тут нужно остановиться немного подробнее.
Из-за отсутствия в этом времени мобильных средств связи в широком доступе, по крайней мере в Советском Союзе, пришлось изрядно поломать голову.
Результатом моих мучений стал прибор, настроенный лишь на прием сигнала. И не просто сигнала, а короткого текстового сообщения.
Были бы у меня под рукой подходящие материалы, я бы мог смастерить даже персоналку. В версии годов этак шестидесятых, когда ещё не проводили биопластику*.
К сожалению, под рукой были только детали от старого, чёрно-белого, телевизора. Вот и пришлось лепить, что получается, из того, что имеется. Пускать же свои вещи на "фарш" явно было преждевременно. Всё же, ситуация не настолько отчаянная.
Помню, в школе, на уроках труда, мы конструировали что-то похожее. Хоть убей, не помню названия.
Из-за того, что послать можно было только не слишком длинное слово, мы с инженером заранее условились, какие сообщения я буду ему посылать. И что делать в случае получения того или иного сигнала.
Маякнув инженеру я отправился наружу и принялся ждать напарника у проходной.
Тот появился примерно через полчаса. Вид у него, конечно, оставлял желать лучшего. Лицо красное, глаза бегают, тяжёлая отдышка.
На мне, естевственно, была маскировка, поэтому Константин прошёл мимо меня. Я аккуратно, стараяся не издавать лишних звуков, двинулся за ним.
К счастью, милиционеры на КПП пребывали в изрядной беспечности. Чего им здесь бояться? Не на границе же сидят, а здесь отродясь ничего не случалось.
Константин ждал меня во дворе ближайшей многоэтажки. Люди в это время на работе, место прикрыто от посторонних глаз высокими корпусами.
Я рассказал инженеру о своей находке, тот, на удивление, отреагировал более или менее ровно. С ним вообще творилось что-то неладное. То он спокоен, как удав, то трясется, словно жёлтый лист на ветру.
Ну, поинтересовался у него, что с ним происходит. Ответ был каким-то невнятным. Я решил не донимать человека. По себе знаю, если тебя трясёт, последнее, что тебе нужно, это надоедливые попытки окружающих помочь.
Дальнейший разговор мы продолжили уже в квартире Константина. Я, наконец, снял с себя экзоскелет. После жарки*, находиться в нём было очень неприятно. Да и скрывать лицо от инженера уже не имело смысла.
Он, кстати, стоило только закрыться входной двери, даже не разуваясь, поспешил приложиться к водке.
Я собирался было его отчитать, но, видя как лицо инжнера приобретает более здоровый оттенок, передумал. Всё-таки если ему помогло, то пусть.
Обмусолив ситуацию со всех сторон, мы поняли, что в одиночку нам не справиться. Нужно было привлекать кого-то ещё, причём того, кто может на что-то повлиять. А время-то поджимает.
Оказалось у Константина бывший сослуживец работает в местном отделе КГБ. Что сказать? Повезло.
Инженер выманил своего друга из управления под каким-то, неизвестным мне, предлогом. Отвёл его за угол, где их ждал я. Кгбшник получил малую дозу снотворного.
Да, надо уточнить, я был без костюма. Оставил его в квартире. Аккумулятор практически сел.
Оттащили мы, в общем, старшего лейтенанта госбезопасности подальше, к гаражам. Мне как-то сразу вспомнился тот случай с хулиганами. Нехорошая ассоциация, не хотелось думать, что наш разговор с другом Константина может закончиться чем-то подобным. А ведь не исключено.
Ну, вот сейчас мы и обрабатываем кгбшника.
Во исполнение заложенной программы синтетическая кожа с протеза начала изменяться, превращаясь в жёсткую чешую. Выглядел этот процесс так, будто по руке прошла волна, после которой кожа превратилась в бежевую чешую, которая чуть-чуть поблескивала на солнце.
Сразу после вышеизложенный метаморфоз "скелет" кисти начал раскрываться. Из-под отодвигающейся чешуи начали вылезать железные кости с монструоными когтями на конце.
- *б твою мать! Это что за х*йня?! - воскликнул ошалелый кгбшник.
- Это кибернизированный протез. Родную руку я потерял, вот, пофункциональнее подобрали, - говорю я и одновременно отсоединяю протез.
- Ё-моё! - это удивляется уже Константин.
Буквально сую в руки ошалелому офицеру искуственную конечность и начинаю дистанционно ею шевелить*.
- Бл*ть! - данная горячая реплика сопровождалась судорожным отбрасыванием от себя подавшего признаки неестественной жизни протеза.
Чтобы произвести ещё больше эффекта, рука, цепляясь пальцами за землю, поползла ко мне самостоятельно.
Когда протез оказался у моих ног, я взял его, чуть стряхнул пыль, вернул на место, и дал команду на приведение в нормальный вид.
***
Жаркий августовский день не предвещал ничего особенного. Обычная, тянущаяся уже на протяжении нескольких лет, рутина. Отчёты, отчёты и ещё раз отчёты. Поначалу, после выпуска из академии, Евгений пылал энтузиазмом и грезил о том, как будет ловить шпионов. Однако дальнейшая служба сделала из него если не циника, то довольно скептически настроенного человека.
В чём-то по-настоящему стоящем ему пришлось участвовать лишь раз. В Румынии накрыли французкую агентурную сеть. Это было в самом начале его карьеры.
И он был на роли кого-то вроде армейского "духа". Сравнение, конечно, очень грубое. Всё-таки в конторе серьёзные люди работают, и дедовщины там нет, в принципе. Однако относились к нему несерьёзно и держали на неофициальной должности "принеси, подай, иди на хрен". И какого-либо значимого участия в том деле он не принял.
Потом Женю перевели в Припять, где, даже по сравнению со вполне благополучным по агентурным меркам Бухарестом, была тишь, благодать и смертная скука. Даже обычные уголовные преступления здесь считались нонсенсом, не говоря уже о чём-то, что попадало под юрисдикцию КГБ.
К немалому изумлению, всего через год после перевода в атомоград сюда же приехал бывший его сослуживец, Костя. Работать инженером на станции. Как ни странно, но это было самое настоящее совпадение. Никто ничего не подстроил.
Женя с Костей частенько выпивали, вспоминали старые деньки, болтали о всякой ерунде, вели, как говорят всякие диссиденствующие элементы, "разговоры на кухне". Друг не особенно боялся вести с ним разговоры, которые вполне можно притянуть как "антисоветчину". Да и у самого кгбшника не возникало мыслей не то что сдать его, а даже как-то окоротить.
В основном, потому что Женя тоже частенько, совершенно не стесняясь, прохаживался по многим аспектам советской действительности.
С коллегами офицер состоял в, максимум, приятельских отношениях. Ни в каких совместных операциях он с ними пока не участвовал, кровь вместе, как говориться, не проливали. А следить за языком в конторе надо тщательно. Даже между своими, особенно между своими.
Вот и получилось, что единственным близким другом для Жени на многие сотни километров был Костя.
Этот летний день ничем не выделялся из бесконечного ряда будней. Ничего не предвещало каких-то изменений в привычном распорядке. Однако в один момент они начали происходить по-нарастающей.
Сначала ему на работу позвонил Костя. Что само по себе довольно странно. Друг не то что на работу, домой ему звонил не особенно-то часто. Он предпочитал живое общение и в случае подобной нужды заходил к нему либо перед, либо после работы. Благо, жили они на одной улице.
По телефону Костя выразил желание срочно встретиться, говорил, что это очень важно, но объяснять что-либо через трубку отказался наотрез.
В конце концов, договорились встретиться через полчаса, рядом со школой. Располагась она в пяти минутах ходьбы от управления.
С лёгким сердцем Женя отправился в обговорённое место. Однако стоило ему свернуть за угол, во двор, чтобы сократить путь, как он почувствовал лёгкий, практически комариный, укол в шею и потерял сознание.
Пробуждение было достаточно лёгким, никакой остаточной сонливости или иных симптомов, свойственных для большинства седативных или снотворных препаратов. Около себя двух мужчин, одним из которых был Костя. Второго же кгбшник не знал.
- Что происходит? - строго и как можно более твёрдо спросил Женя. Хотя ни твёрдости, ни уверенности, не ощущал. Дело в том, что его руки были скованны какой-то непонятной белой массой, при осязании очень похожей на пластик, но достаточно твёрдой, чтобы крепко удерживать запястья.
Незнакомец, стоящий рядом с Костей, выглядел не сказать что как-то необычно. Обычный молодой мужчина двадцати трёх-двадцати семи лет. Однако что-то в нём цепляло кгбшника на подсознательном уровне. Вот только он не мог пока понять, что именно в этом человеке вызывает у него, хоть и небольшое, но достаточно заметное опасение.
- Ты только не волнуйся, всё норм... - начал было торопливо отвечать Костя. Было видно, что друг заметно нервничает. Но его перебил стоящий рядом мужчина.
- Значит так, Евгений Федорович, ситуация, в которой мы все находимся, не располагает к расшаркиваниям и прочим балетам вокруг да около. Я прибыл из будущего. Сейчас не имеет значения: как, зачем и почему. Через несколько часов, ночью, на станции будут происходить испытания, в ходе которых взорвётся четвёртый энергоблок и отравит радиацией Припять и окрестные сёла. Понимаю, что такие утверждения требуют весомых доказательств. Вот, пожалуйста.
В следующую секунду ладонь неизвестного засветилась нежно-голубым светом. И из неё вырвался небольшой прямоугольный экран, размерами напоминающий таковой у старых чёрно-белых телевизоров. По нему пошли кадры, которые ввели Женю на некоторое время в ступор.
Несмотря на сногсшибательный эффект самих фактов и способа, которым они были представлены, у кгбшника остались сомнения. Профессиональная принадлежность обязывала его перепроверять всё и искать везде подвох.
Однако вскоре он более чем исчерпывающие доказательства иновременного происхождения стоящего напротив него человека.
Глава 11
- Товарищ старший лейтенант, вы хоть понимаете, чего от меня требуете?! Наша станция снабжает электричеством треть области*! Я не могу просто взять и остановить работу!
- Виктор Леонидович*, вы меня неправильно поняли. Я не прошу остановить работу станции. Я прошу лишь отменить запланированные на сегодняшнюю ночь испытания. Поступил сигнал, что возможна диверсия, которая спровоцирует самовзрыв одного из реакторов.
- В таком случае не вижу ничего невозможного. Испытания можно и на другой день перенести... от меня ещё что-нибудь требуется?
- Да. Во-первых, надеюсь на вашу сознательность. Не говорите никому о том, что сейчас услышали. Незачем лишний раз волновать людей. Если информация не подтвердится, то обо всём можно забыть, как о не слишком приятном сне. Если же всё окажется правдой, значит диверсию совершил один из работников станции. Думаю, вы понимаете, что в такой ситуации сообщать преступнику какие-либо сведения - самое последнее, что нам нужно. Не говорите никому. Даже близким. По опыту знаю, ваша жена может проболтаться какой-нибудь своей подруге. Та, в свою очередь, расскажет всё ещё кому-нибудь. В итоге, такая цепочка имеет ненулевую вероятность дойти до того, кого информировать ни в коем случае нельзя. То есть, диверсанта.
Во-вторых, мне нужно провести полную проверку всех технических помещений так, чтобы не всполошить возможного злоумышленника. Есть у вас соображения по этому поводу? Как это сделать наилучшим образом, или это невозможно, и играть в секретность не имеет смысла с самого начала?
- Да уж, задали вы мне задачку, товарищ старший лейтенант ГБ. Даже не знаю, что вам сказать. Я понимаю ваши мотивы, но, мне кажется, что не стоит заморачиваться с секретностью. Вам, так или иначе, понадобится помощь работников станции, чтобы найти то, что вам нужно.
- Нам, Виктор Леонидович, это нужно нам. Если что-то случится, мы с вами уж точно пострадаем. Не от радиации, так от начальственного гнева. И вы меня не совсем правильно поняли. Я понимаю, что без помощи товарищей инженеров не обойтись. Но хотелось бы ограничиться минимальным количеством посвящённых. Скажем, не больше десяти человек. Это возможно?
- Пожалуй, да. Однако каким образом можно объяснить то, что по станции ходит офицер КГБ и заглядывает во все щели? Это же должно насторожить диверсанта, разве нет?
- Должно. Но, Виктор Леонидович, неужели вы думаете, что этим будет заниматься человек в форме?
- Мда. Что-то я не подумал. Ну, так, когда вы начнёте?
- Давайте сделаем так, вы перенесёте испытания, скажем, на неделю. Мы же как следует подготовимся и приедем к вам завтра. Дело в том, что я, как только получил сигнал, так сразу к вам и поехал. Своих коллег даже ещё не предупредил.
- Хорошо. До свидания, товарищ старший лейтенант.
- До свидания, Виктор Леонидович.
- Подождите! Скажите, насколько всё это реально?
- Скажем так, я дам руку на отсечение что это не шутка. До скорой встречи.
- До скорой...
Женя вышел из кабинета начальника станции и быстрым шагом направился к проходной. Настроение у него было, как ни странно, немного приподнятое. В крови кипел боевой азарт. На протяжении нескольких лет у него было только одно занятие - просиживать штаны и возиться с проклятыми отчётами.
Но сейчас ему предстало настоящее дело. То чего он ждал, если не всю жизнь, то значительную её часть точно. К тому же, в случае успеха его неминуемо ждёт продвижение по службе. Кгбшник находился в боевом настроении и имел железную мотивацию.
После того как Женя понял что его не дурят ивсё сказанное о путешествии во времени правда, у него в одном месте будто моторчик появился. Таким живым он себя не чувствовал уже очень давно. И это чувство опьяняло.
Выйдя с территории станции, кгбшник сел в машину и отправился в управление. Спустя минут пять он уже был на месте и ставил своих коллег на уши. Будучи фактическиначальником, а вернее и. о., Женя ни перед кем не отчитывался, а пёр, можно сказать, напролом.
***
- Что теперь? - спрашивает меня Константин.
- Теперь остаётся только одно - ждать, - отвечаю и устало приваливаюсь к дереву.
- Что? Просто ждать? А как же... - растерянно произносит инженер.
- А что ещё? Твой друг поверил нам и теперь разберётся со всем самостоятельно. Я всё, от меня зависящее, сделал. Теперь осталось только ждать.
- Ну, я ожидал немного другого? - робко произнёс он, дёрнув себя за нос.
- Чего? Что мы, как бешеные сайгаки, будем носиться по всему городу в поисках злобного диверсанта? А в конце обязательно погоня со стрельбой? - усмехнулся я. Только представив подобную картину в стиле Ельцова*, мне стало очень весело.
- Вынужден признаться, подобные мысли действительно меня посещали. Это что ивправду так глупо?
- Скорее наивно, но ничего страшного. Это нормально. Любая неординарная ситуация требует осмысления. Вы осмыслили её единственной доступной аналогией - художественной фантастикой. Ваша психика, чтобы адаптироваться, выбрала самый безопасный для себя вариант. У вас же есть ощущение, что всё это не по-настоящему, некоторая отстраненность, будто всё происходит не с вами?
- А... а откуда вы знаете? Вы психолог? Или у вас там, в Департаменте Времени, или как оно называется, это обыденность?
- Да какой там Департамент! - с досадой машу рукой. - Так, чувствую, пришло время нам с вами обстоятельно расставить все умляуты. Вы знаете, есть где-нибудь поблизости укромное местечко без лишних ушей?
- По-моему, мы в таком месте и находимся. Что ещё за умляуты?
- Хотелось бы присесть и расслабиться с кружечкой чего-нибудь освежающего. Это в немецком. Над некоторыми гласными ставятся две точки, и они полностью меняют свое звучание. Вы разве не учили немецкий в школе?
- Я состоял в подавляющем меньшинстве любителей французского, - чуть усмехнулся Константин. - Удобно расположиться с кружечкой - это в парк аттракционов. Сейчас там никого особенно быть не должно. Все дети в школе... хотя нет. Сейчас же каникулы. Давайте не будем усложнять себе жизнь, пойдёмте ко мне.
- Знаете... пожалуй вы правы. Что-то я сам заигрался, перемудрил... А, не обращайте внимание на бурчание человека с усталым мозгом.
И мы потопали к нему на квартиру. После разговора с кгбшником с меня будто спала многотонная плита, а следом навалилась и усталость. Спихнув ответственность на чужие плечи, я позволил себе расслабиться.
Или это откат от стимулятора?
По дороге стало понятно, что я несколько ошибся. Мне не присесть надо, а прилечь и забыться сном. А то веки, вопреки всякому моему желанию, закрываются, стоит мне хоть на секунду ослабить над ними контроль. Честное слово, чувствую себя Вием.
Стоило Константину открыть ключом дверь квартиры, как я резко влетаю в проём и со всех ног мчусь в зал, где и отрубаюсь, распластавшись на диване.
***
Костя с большим удивлением смотрел вслед своему спутнику, который секунду назад, буквально, пронесся мимо него, вглубь квартиры. В туалет, что ли, захотел?
Спокойно переобувшись в домашние тапочки, инженер захлопнул дверь и пошел искать пришельца из будущего, который до сих пор так и не назвал своего имени.
Вообще, когда он полтора часа назад снял свой, внушительный, костюм, Костя несколько изумился. По правде сказать, инженер думал, что пришелец не человек, а киборг, или вообще робот.
Однако реальность развеяла эти заблуждения, и он оказался обычным молодым мужчиной с ростом значительно выше среднего.
Обнаружился пришелец на диване в гостиной. А точнее, раскинув руки, он лежал на нем в довольно неудобной позе, и даже не спал, а натурально дрых.
Глядя на данную картину у Кости вырвался непроизвольный зевок. Вспомнил, что полночи не спал, и успел за день неплохо вымотаться, прежде всего, морально.
На инженера совершенно внезапно навалилась сонливость, и он, забыв даже помыть руки, пошёл к себе в спальню и завалился на застелённую постель. Тут же подступила приятная нега, и разум уплыл в далёкую страну розовых пони.
***
- Здравствуйте, Евгений, звоню узнать, как идёт расследование. Нужна ли моя помощь?
После нескольких секунд молчаливого сопения в трубку наконец-то последовал ответ.
- Здравствуйте... а как вы вообще на этот телефон позвонили? Это же закрытая линия?
- Вам как, подробно описать весь процесс, или можно общими фразами? - решаю немного подколоть собеседника.
- Думаю, это лишнее. И ваша помощь тоже. Если это все, то до свидания. У меня вашими стараниями полно работы, - резко кладёт трубку, и начинаются частые гудки. В задумчивости возвращаю трубку на место. С чего такая грубость на пустом месте?
- Ну что? - нетерпеливо спрашивает стоящий рядом Константин.
- Судя по всему, у вашего друга сейчас полно работы, и он не расположен к задушевным разговорам.
- Очень может быть... - после этой реплики устанавливается неловкое молчание.
- А давайте я вас угощу настоящей едой из будущего. Уверяю вас, такого вы ещё никогда не пробовали, - улыбаюсь. Надо разрядить обстановку, да и пора бы уже наладить с инженером нормальный личностный контакт. А то он носился со мной столько времени, неплохо помог, лишних вопросов особенно не задавал. Понятно, что всё это было и в его интересах, но всё же.
За окном уже дело активно идёт к закату. Проспали мы с ним часа четыре, если не все пять. Всё-таки стимулятор штука довольно коварная. Откат наступает практически мгновенно. Вот, вроде бы, всё было нормально, ты бодр и весел, а через несколько секунд тебе уже непреодолимо хочется спать.
- Честно признаюсь, заинтригован вашим предложением, и с радостью его приму, - отвечает Константин, тоже улыбаясь.
Подхожу к стоящему в углу экзоскелету и ввожу в его бортовой компьютер команду на выдвижение полостей с провизией. С мягким, чуть слышным, шипением нужные отсеки выдвигаются наружу.
За прошедший месяц я порядком свыкся с местным бытом, и сварганить чего-нибудь съедобное на этих, откровенно древних, приборах мне уже не составляет большого труда.
Как раз сейчас я и пользовался приобретёнными навыками и готовил из пищевой пасты что-то более или менее привычное для хроноаборигенов, привыкших к натуральной пище. К сожалению, в ВШМ* меня в своё время не пригласили, и делать чудеса на коленке я не умею. Но сделать так, чтобы походная паста, не отличающаяся особыми вкусовыми качествами, стала намного приятнее, могу.
Помню, когда Наташу угощал этим же пайком, удивлялся, что ей понравилось. Оказалось, у девушки вкус довольно специфический. Сладкое особенно не любит, вместо него с удовольствием ест солёное и горькое.
- Вот, надеюсь, вам понравится, - ставлю на стол две тарелки, сажусь на стул и принимаюсь с аппетитом уплетать приготовленное. Ммм. А неплохо получилось. Чем-то напоминает холодный салат с мясом, который разогрели. Вроде ничего, но чувствуется, что что-то не то. С учётом вкусовых качеств исходного продукта я постарался на славу.
Константин поначалу с опаской смотрел на тарелку перед собой, но, видя с каким аппетитом идёт поглощение пищи с моей стороны, присоединился.
Так как оба мы были достаточно голодны, ужин прошёл в гробовом молчании. Слышался только звон посуды и тихие отзвуки чавканья.
Когда приём пищи закончился, инженер, на правах хозяина, забрал тарелки и сполоснул их в раковине.
- Спасибо вам за хороший обед. Вернее сказать, по времени это уже, наверное, ужин. Было действительно вкусно, - усиживается он обратно.
- Что же, полагаю, с моей стороны пришло время рассказать вам несколько больше, чем я говорил ранее. В первую очередь прошу у вас прощения. Ситуация, сами понимаете, была такая, ни о чём другом думать было невозможно. Вот я и забыл представиться по-человечески. Исправляю эту оплошность. Меня зовут Ярослав Александрович Рогов. Оказался в этом времени по чистой случайности. Я являюсь профессором физики. На протяжении нескольких лет я курировал один весьма перспективный проект. Не буду утомлять вас лишними деталями. Суть в том, что у человечества появилась бы возможность путешествовать не только в космос, на другие планеты, но и по, если можно так выразиться, "сопредельным" мирам. Мы делали в этом направлении только первые, совсем робкие, шаги. До открытия стабильного "окна" в параллельную реальность мы предполагали, что это будет чем-то вроде мгновенного перемещения на другую планету, минуя миллиарды световых лет и экономя колоссальные средства. Однако, как я сам успел убедиться, всё не так просто. Полтора месяца назад случилось долгожданное для нашей группы событие - удалось установить стабильный "портал". Открылся он, по счастью, в лесу, и многих проблем не возникло с самого начала. Зато были другие, не менее важные. Прежде всего, мы не знали что же это за мир, есть ли в нём разумная жизнь, если есть, то какова она, и десятки вопросов из этого же ряда. Прежде чем идти самим, мы насколько можно более тщательно обследовали дронами доступную нам область возле "портала". Примерно месяц назад мы таки решились отправить туда исследовательскую группу. Как видно, в этой группе состоял и я. Точнее, я её возглавлял. Это был наш первый выход, и мы не планировали долго задерживаться. Пройдясь по лесу и взяв кое-какие образцы, наша группа собралась назад. Ничего не предвещало, как говориться. Так вышло, что я замыкал цепь, и, когда настала моя очередь шагать через "портал", он исчез. Ума не приложу, что случилось, но в результате я остался здесь совсем один. Вы не первый житель этого мира, с кем я вышел на контакт, можете не волноваться. Да и успел я уже, более или менее, здесь адаптироваться. Так что, когда я говорил что прибыл из будущего, то несколько упростил ситуацию, чтобы не вдаваться в излишние подробности. Наши миры движутся практически вровень друг с другом. Только ваш на девяносто восемь лет отстаёт от моего. То есть, то, что уже случилось у нас, вам ещё предстоит пережить. Вот, как-то так.
- Ничего себе, - произнёс Константин, явно будучи загруженным свалившейся на него информацией. - А как... а что...
- Вижу, у вас появилось множество вопросов, не стесняйтесь, я открыт. Только прошу вас, формулируйте их чётче.
После этих слов Константин как-то неуловимо изменился. Выражение лица перестало быть растерянным, и взгляд рассеянным. Не сказать, что перемены были какими-то кардинальными, но производить впечатление чудака он перестал.
- Да... у меня действительно накопилось немало вопросов. Вот только я как-то... не очень-то получается их сформулировать. Может? - хлопает он себя двумя пальцами по шее. Хм?
- Что, простите? - спрашиваю.
- Ну, может, промочим горло водочкой? Мысли в порядок придут, да и вообще...
- Вы предлагаете мне принять внутрь алкоголь, чтобы привести в порядок мыслительную деятельность? Оригинально! - после этих слов глаза инженера в ужасе расширились, а челюсть открылась, к удовольствию мух и прочих насекомых. Я даже немного забеспокоился. Что это с ним? - Константин, с вами всё в порядке?
- Нет. Скажите, а у вас в будущем что, не пьют что ли?
- Ха-ха-ха-ха!!! - я не выдержал и заржал, как чистопородный рысак. Выражение лица инженера содержало какую-то поразительную смесь обиды, неверия, и ужасной догадки, что у меня просто не выдержали нервы. Был в нём какой-то оттенок мультяшности. Отпустило только спустя минуту непрерывногоржача. - Неужели это вас настолько сильно волнует?!
- Да нет, но что-то не по себе становится, когда пытаюсь представить общество сплошных трезвенников. Брр! - отвечает Константин и передёргивает плечами.
- Занятные у вас страхи. Кстати, может, перейдем на "ты"?
- С удовольствием, сам хотел предложить. Да вот, стеснялся немного. Ну, так что там у вас в будущем?
- У нас в будущем, действительно, не употребляют спиртное. Мало того что это очень вредно для печени, так ещё от этого очень страдает мозг. Серьёзная зависимость, сокращение срока жизни, нарушение мыслительных функций, связанное с этим моральное отупение, увеличение шансов возникновения рака крови. Ещё когда я был маленький, производство спиртного начали потихоньку свёртывать. К нынешнему моменту его уже нигде не продают и не производят. Официального запрета на распитие нет, но никто этим не занимается. За исключением единичных "ценителей". Может быть, если бы была такая возможность, употреблял бы больший процент людей, но доставать откровенно дрянуювыпивку за границей, желающих очень мало.
- Честно признаюсь, про вредные свойства алкоголя я в курсе, может не так подробно, но в курсе. Да практически любой знает, что дело это крайне вредное. Но употребляют практически все. Мне казалось, что водка это неистребимый спутник любого человека. Помню, прадед рассказывал, как при царе сухой закон ввели, а потом, после Революции, советская власть этот закон оставила. Только при Сталине его потом и отменили. Да только плевали все на этот закон, что при царе, что при коммунистах. Самогонку в деревне издавна гонят, ииз-под полы продают. Как вам удалось победить эту извечную проблему русского человека? Ты меня извини, но что-то мне не вериться.
- Ну, вера вопрос сугубо личный. Кто-то верит в Бога, кто-то в Аллаха. А бывают оригиналы, поклоняющиеся Ктулху или Макаронному Монстру. Хочешь верь в мои слова, хочешь не верь, твоё личное дело. Хочется быть безвольным рабом вредных привычек и прикрывать свою слабость стандартными отмазками типа: "так все делают", "это невозможно", пожалуйста, - пожимаю плечами и пытаюсь сохранить на лице невозмутимость. Тогда как внутри у меня всё буквально клокочет. Этот человек только что серьёзно опустился в моих глазах. Не понимаю, как так можно?! Это же какое-то махровое... даже слова нормального подобрать не могу, чтобы это охарактеризовать.
- Ну-у... я-а-а... - потерянно мямлит в ответ инженер. Секунд десять его глаза бегают по комнате, явно не желая останавливаться на мне. В конце концов, они таки остановились на полированной поверхности стола. - Не надо перегибать. Я не алкоголик. Могу пить, но не сильно расстроюсь, если водка исчезнет из моей жизни навсегда. А вот люди, которых я вижу вокруг себя... запойных не так уж и много, но основательно закладывать за воротник любят многие. И я не сильно верю, что люди могут, вот так вот, с бухты-барахты отказаться от спиртного только из-за того, что его перестали продавать в магазинах.
Я начал потихоньку успокаиваться. И чего завёлся, спрашивается? Мой собеседник - стопроцентный продукт своего времени, впрочем, как и я. И мыслит он в пределах доступных ему категорий. На таких людей не злиться надо, а просвещать. Если понадобиться, долго и нудно. Но кое-что прояснить таки надо.
- Прошу прощения, мне не стоило говорить то, что я сказал. Однако претензии к тебе у меня всё-таки имеются. Ты без всякого на то основания назвал меня лжецом.
- Да я же не имел в виду ничего такого. Просто интересно стало...
- Надо так и говорить, а не: "верю", "не верю". В общем, ладно, замяли и проехали.
***
"Утро красит нежным светом". Особенно если ночью не случилось серьёзной техногенной катастрофы. Только занимается рассвет, а я уже вспотел от бега. Утренний ветерок в августе уже носит холодные отголоски наступающей осени. Но разгорячённое разминкой тело едва ли все это замечает.
Настроение было достаточно приподнятое. И я решил прогуляться подольше. К станции уже ходил, там всё нормально. Энергоблок в порядке. К сожалению, дела в Припяти далеко не кончены, и уезжать отсюда ещё очень преждевременно. Нужно продолжить контакт с Евгением. Оставлять его после того, что он узнал, было бы в высшей степени опрометчиво. Уговорить его помогать мне, думаю, будет не сложно. С учетом того, что я ещё сам не слишком представляю, что буду делать, такой человек будет очень хорошим подспорьем. Одна голова хорошо, две лучше, а три так вообще замечательно.
Константин, насколько я успел убедиться, довольно умный человек, может что и подскажет со своей колокольни.
Вчера вечером, после ужина, мне представилась неплохая возможность изучить инженера, если можно так выразиться, изнутри. Во время довольно продолжительной беседы он раскрылся, если не на полную, то очень широко.
Не скажу, что я прямо взял и воспылал к нему дружескими чувствами, но мою искреннюю симпатию инженер заслужил.
Несмотря на некоторую боязливость человек он крайне надёжный и честный.
Не сказать, что Константин совсем не способен на подлость. Ситуации в жизни разные бывают. Но вероятность такого поступка крайне мала. Для этого его нужно поставить просто в безвыходную ситуацию.
Почему я так спокоен относительно всей этой ситуации с аварией? Почему спокоен относительно Евгения и того, что он вполне может доложить обо мне своему начальству?
Естественно, я не настолько легковерен, чтобы доверять первому встречному. Особенно, если этот первый встречный служит в специальных органах.
Привести кгбшника в бессознательное состояние нужно было не только и не столько для того, что поговорить с ним в укромном месте. Для этого в тот момент достаточно было просто назначить встречу там, где нужно.
Я внедрил в организм Евгения жучок, внедрив его через ротовую полость. Жучок этот, как и многое другое, был самодельным. Так как в данном случае очень многое зависело от качества и хорошей работы устройства, пришлось пустить на "мясо" часть электронной начинки экзоскелета. Теперь придётся выдвигать полости вручную. Не такая уж и большая потеря, честно говоря, но если дело так пойдёт и дальше, придётся переработать весь костюм. Чего хотелось бы избежать.
Надо раздобыть где-нибудь палладия, хотя бы килограмм десять.
Так вот, внедрил я Евгению в организм жучок. Передаёт только аудио информацию. Делает это в реальном времени каждые пять минут. Идёт всё на персоналку, которая отфильтровывает всё, кроме человеческой речи. Есть, конечно, опасность в связи с этим пропустить что-то важное, но она довольно таки мала. А звуки организма изнутри совершенно излишни.
Потом компьютер проводит второй уровень фильтрации на заранее заданные слова. Если они появляются, мне на нейросеть приходит сигнал. Пока, к счастью, подобных сигналов ещё не приходило.
И я периодически слушаю, что там происходит. Стали известны многие, довольно интересные, вещи о КГБ. А также я практически в реальном времени отслеживаю ход расследования. Испытания были отложены до выяснения всех обстоятельств, и этого мне достаточно для спокойствия.
* Информация, касающаяся количества зависимых от ЧАЭС объектов инфраструктуры, является художественным вымыслом.
* Личность начальника АЭС также полностью выдумана.
* Владимир Тимофеевич Ельцов - художник-мультипликатор, выпускающий пародийные мультики для взрослой аудитории. Любимыми его персонажами были преувеличенно карикатуризированные персонажи шпионской "макулатуры". Конечно, Ельцов занимается не только ими, но именно они получаются у мультипликатора наиболее колоритными. Надо сказать, что своим творчеством Владимир Тимофеевич ещё больше "опустил" и так достаточно низкий жанр. Шпионские боевики как в кино, так и в литературе самим фактом своего существования превратились в анекдот.
* ВШМ, Высшая Школа Магии. Произведения Джоан Роулинг оставили заметный след в мировой литературе. Даже после смерти писательницы эпопея о приключениях маленького волшебника долгое время была сильно востребована. Однако с течением времени творчество английской писательницы стало забываться, и уже не так широко было представлено в культурной повестке. В 2075 году состоялась премьера фильма "Белые перья Красного Пегаса". Несмотря на своё, достаточно претенциозное название, картина не относилась к числу "высокодуховного", артхауса или же, хотя бы боевика с глубокой философией. А являлась она молодежной фэнтези сказкой, повествующей о приключениях волшебников-студентов. Действие её разворачивается в волшебном мире, который существует рядом с обычными людьми, но незримо от них. Режиссёр и сценарист фильма Борис Федорчук и не скрывал, что кино является своеобразным ремейком по мотивам Джоан Роулинг. Фильм был очень тепло встречен зрителями, и через два года на свет появилось продолжение: "Розовый Страж Ада". Данная картина также очень понравилась зрителям. После этого Федорчук заявил, что намерен снять ещё пять продолжений. К 2084 году на экраны вышло уже четыре фильма данной серии. Как ни странно, но каждая картина была лучше предыдущей. Фильмы этой серии занимают в рейтингах зрительских симпатий второе место после экранизаций творчества писателя-фантаста, Ледеровича.
Глава 12
- Куда же ты в такую рань, Наташенька? - озабоченно спросила, вышедшая в коридор, заспанная тетя Маша.
- Так, на зарядку, тёть Маш, для здоровья полезно... - попыталась девушка отговориться на ходу. Она рассчитывала по-тихому выскользнуть из квартиры, но, видимо, была недостаточно аккуратна и разбудила тетю Машу.
- Ещё даже пяти нет. Почему ж... а-ау-а... так рано-то? - женщина издала настолько мощный зевок, что на Наташу буквально пошли волны сонливости.
- Такой уж у меня режим. Рано очень просыпаюсь.
- Угу. А зачем укуталась то так?
- Прохладно всё-таки конец лета уже.
- Ау-ах... ладно. Ты надолго?
- Да нет, может на полчасика.
- Хорошо, дверь тогда можешь не закрывать, просто захлопни,
- Ага, до свидания, тёть Маш! - торопливо прокричала Наташа, будучи уже на лестничной площадке.
- Счастливо... - донеслось ей вслед.
- Фух, - облегчённо вздохнула девушка, выбежав из подъезда. Врать любимой тёте было очень стыдно, но не рассказывать же ей правду, в самом-то деле?!
Родственники встретили девушку очень тепло, хоть и не ожидали её приезда. Время до заветного дня, когда, по словам Ярослава, должна произойти катастрофа, Наташа коротала в кино и парке аттракционов, стараясь унять тревогу и волнение. Надо сказать, это ей более или менее удалось.
В голове наконец-то родилось понимание того, что нужно делать. Она решила выйти на рассвете того дня на улицу и посмотреть, что со станцией. Если всё будет так, как говорил пришелец, то у Наташи хватит аргументов и настойчивости, чтобы уговорить родственников немедленно уехать из Припяти. По крайней мере, девушка на это очень сильно надеялась.
Она очень надеялась, что у Ярослава всё получится, и взрыва не произойдет. Однако пустить всё это на самотёк попросту не могла.
Чтобы хоть как-то уберечься от радиации, Наташа решила одеться поплотнее в пальто. Наверное, не будь тётя Маша в полусонном состоянии, не удовлетворилась бы таким глупым объяснением.
Только-только занимался рассвет, и, запахнувшись в чужое пальто, Наташа быстрым шагом направилась к центру города.
Увидев через двадцать минут совершенно целую станцию, девушка позволила себе издать звук, похожий на боевой клич индейцев. Огромная гора свалилась с её плеч.
Постояв немного рядом с оградой, Наташа направилась обратно, досыпать. Заряд бодрости из-за раннего пробуждения стал иссякать, и ей захотелось в кроватку.
Листья на деревьях как будто торопились пожелтеть к наступлению осени. Зайдя в арку дома, девушка на несколько секунд почувствовала себя так, словно находится в аэродинамической трубе. На открытом пространстве ветерок был практически незаметен, зато здесь воздушные потоки были сконцентрированными и довольно злыми.
- Наташа?! - раздался позади до боли знакомый голос.
***
- Наташа?! - я её узнал. Узнаваемой походкой она шла впереди меня. Некоторые сомнения всё-таки оставались, я решил последовать за ней. Когда нас разделяло меньше десяти метров, никаких сомнений уже не осталось. Это Наташа. И что, во имя всех Центростремительных Сил, она здесь делает?!
Девушка остановилась, словно наткнувшись на стену, а потом медленно повернулась ко мне.
По лицу было видно, что она совершенно не ожидала меня здесь встретить.
- Привет, - выдавила из себя Наташа вымученную улыбку.
- Здравствуй.
Последние события очень сильно морально опустошили меня, поэтому злиться на неё не было никаких сил. Но недовольство нужно, хотя бы, продемонстрировать.
- Я думаю, нам надо поговорить. Ты непротив?
- Непротив, - кивнула она, глядя на меня с опаской. Видимо, думает, что я сейчас орать на неё начну или ещё как-то негодовать. Эх, что поделать, просто не могу на неё долго злиться.
- Пошли, присядем, - киваю на стоящую во дворе скамейку, и попутно беру её локоток. Девушка, не вырывая руку, покорно пошла за мной.
- Итак, я тебя внимательно слушаю, - говорю, стоило нам обоим более или менее вольготно усесться на длинной жёлтой скамейке.
- Я... я... пойми меня, пожалуйста, я места себе не находила. А если бы у тебя ничего не вышло? Что бы стало с моими родными? Я просто очень волновалась за них.
- Ладно, ты права. Молодец, что так заботишься о родственниках. Но и о себе бы тоже лучше позаботилась.
- Прости... я... что?! Что ты сказал?!
- Я сказал, что ты права. Твои действия, на твоём уровне компетенции, были, скорее всего, правильны.
- Подожди, подожди. Я не поняла. Перед отъездом ты мне все уши прожужжал, что ехать сюда будет глупо и опасно, мне не стоит этого делать, ты сам во всём разберешься. И теперь ты говоришь мне: "Молодец, всё правильно". Я тебя не понимаю.
- Тебе действительно не следовало сюда ехать. Если бы у меня не вышло предотвратить аварию, ты бы с большой долей вероятности получила бы немаленькую дозу радиации. Однако ты также могла бы уберечь своих родных от возможной лучевой болезни. Вот так. С одной стороны ты поступила глупо и опрометчиво, с другой абсолютно правильно.
- Как-то это... странно. Странная логика.
- Хех! Это называется диалектика, - приобнимаю Наташу за плечи, притягиваю к себе и утыкаюсь лицом в её пышную шевелюру. Девушка с комфортом расположилась у меня на груди. Несколько минут мы так и сидели, просто наслаждаясь теплом друг друга.
Совершенно неожиданно на нас обрушилась какая-то чудовищная какофония. Будто кто-то очень громко провёл острым предметом по стеклу. Я зажал уши, закрыл глаза и заорал, в попытке избавиться от этого ужаса. Мне стало по-настоящему плохо. В уши, словно залили свинец и стали долбить с двух сторон застывшую массу. Подступила тошнота, сознание с огромной скоростью начало ускользать от меня.
В один миг всё кончилось. И эта звуковая атака, и тошнота, и давление. Открываю глаза. Оказывается, я не заметил, как свалился на землю. В глаза ударил солнечный свет. Пришлось чуть прищуриться. На абсолютно синем небосводе в самом зените сиял огненный, солнечный шар.
- М-м-м... - слышу совсем рядом болезненный стон. Немного заторможено поворачиваюсь туда, откуда он раздался.
Неподалеку, свернувшись калачиком, без сознания лежала Наташа. Быстро подскакиваю к ней, проверяю пульс, и осматриваю в силу своих, откровенно невеликих,медицинских знаний.
Могу, конечно, сильно ошибаться, но с ней всё в порядке. Пульс ровный, дыхание в норме, сердцебиение тоже в порядке. Видимо, это непонятное что-то повлияло на неё сильнее, чем на меня.
Аккуратно беру Наташу на руки, хочу положить её на скамейку, на которой мы только что сидели. Однако искомого предмета на должном месте не обнаруживается. Только два поросших травой ржавых железных штыря.
Что за...
Оглядываюсь по сторонам. Чем больше я верчу, тем сильнее в душу пробирается жутковатый холодок. Это был всё тот же двор, но выглядел он не так, как всего несколько минут назад. Качели на детской площадке покрылись ржавчиной, краска практически облупилась. Песочница заросла травой, и только деревянный штакетник говорил, что она здесь когда-то была. Лавки, стоявшие по периметру площадки, присутствовали отнюдь не в полном составе. И только одну из них можно назвать полностью целой, без отвалившихся дощечек. Краска тоже выцвела.
Дом примерно соответствовал виду детской площадки, такой же обшарпанный и, словно, покинутый. Такое ощущение, что люди уже очень давно покинули это место.
В голове творилась настоящая каша. Понятия не имею, что и думать. Ещё и солнце это. Только сейчас дошло. Судя по его положению, сейчас, как минимум, полдень. А минут десять назад было раннее утро.
Что за чертовщина, мать твою?!
Так потерянно я себя не чувствовал даже в тот момент, когда передо мной исчез портал в лабораторию.
Что же произошло? То, что нас каким-то образом переместило куда-то, это понятно. Совершенно непонятно только как, и где мы находимся. Точнее когда.
Укладываю Наташу на единственную целую скамейку и сажусь рядом. Надо дождаться её пробуждения, а потом вместе уже что-то решать.
Пока она спит, решаю проверить, что у меня, вообще, есть с собой. За поясом, под рубашкой, на всякий случай,закрепленыплазмоган и резак. Да, паранойя, но мне так спокойней. В кармане штанов питательная таблетка. Всего одна. Видимо, просто завалялась.
В нагрудном кармане рубашки обнаружилась пара микроплат от экзоскелета, которые я планировал в самое ближайшее время пустить на жучки. Мда, негусто. Если бы я только знал... вышел на прогулку называется. Может, меня проклял кто-то из завистников? Уваров, насколько я помню, увлекался всей этой восточной тряхомудией. Чакры, энергетические поры всякие, кришны, будды, карма, и прочая ерунда. Возможно, всё это реально имеет какой-то смысл? Он мне, предположим, плюнул в карму, и теперь со мной периодическикакая-то хрень случается.
Ё-моё, что за бред мне в голову лезет?! Уверен, случившемуся есть вполне логичное и научное объяснение. Надо его только найти.
Наташа стала потихоньку приходить в себя. Начала ворочаться, я помог ей принять сидячее положение.
- Как себя чувствуешь? - спрашиваю, стоило ей открыть глаза и проморгаться.
- Ничего, всё нормально. А почему... что это было?! - спрашивает девушка, глядя на меня, с тревогой и ожиданием.
- Без понятия. Я знаю не намного больше тебя, - отвечаю. В этот момент взгляд Наташи остановился на лишённых стекла окнах первого этажа. Затем она начинает крутить шеей во все стороны. Через несколько секунд порывается вскочить, но я удерживаю её на месте.
- Куда ты собралась?
- Надо же туда... пойти посмотреть... - бессвязно отвечает Наташа. Глаза у неё совершенны ошалелые. Я крепко держу девушку за руки, не даю двинуться с места. Не хватало, чтобы она в таком состоянии ещё куда-то бежала.
- Никуда ты не пойдёшь без меня. Разделяться нам сейчас никак нельзя. Неизвестно в каком времени мы сейчас находимся. Тем более, есть неплохой шанс схватить убойную дозу радиации.
- Причём здесь радиация?
- А ты сама разве не понимаешь? Дом явно покинут, а это значит, была эвакуация жителей. Догадываешься почему?
- Догадываюсь. Но ты же предотвратил катастрофу. Что же произошло?
- Хотел бы я знать, но я понятия не имею. Ты как себя чувствуешь? Голова не болит, не кружится, не тошнит? Какие-нибудь необычные ощущения есть? Нет? Точно? Хорошо. Сейчас главное пройтись по городу. Нужно выяснить, полностью ли он покинут или нет. Возможно, здесь есть люди. Надо понятькакой сейчас год. Идём вместе, ни в коем случае не разделяемся. Всё поняла?
- Всё поняла.
И мы пошли исследовать новые и пугающие для нас реалии. Всё-таки вид мёртвого города нагонял жути даже на меня. Что уж говорить о Наташе. Приходилось отвлекать её различной болтовнёй, чтобы не слишком концентрировалась на окружающем пейзаже.
Воздух вокруг был достаточно жаркий, и мы сняли с себя верхнюю одежду. Под пальто у девушки обнаружилась белая майка и джинсы. Второй предмет гардероба я увидел на ней впервые. Я не стал её расспрашивать по этому поводу. Но, видимо, мой взгляд был настолько красноречив, что она, потупив глазки, пояснила, что ей их папа из Германии привёз.
Я на самом деле не против. Просто думал, что в эти времена джинсы в стране не очень приветствовались. Вот и удивился. В ответ Наташа закатила мне целую лекцию. Примерно такой ерундой и приходилось отвлекать девушку.
Тем временем мы прошли уже практически по всем знакомым местам. И везде была одна и та же картина постапокалипсиса. Особенно нагнало грусти колесо обозрения. Ты понимаешь, что раньше здесь катались, веселились, играли дети. Что стало с этими детьми потом? Живы ли, здоровы ли они?
Я решил не задерживаться в том районе, чтобы лишний раз не деморализовать ни себя, ни Наташу. У неё, кстати, ажслёзы выступили от всего этого. Уверен, она не просто думает о каких-то абстрактных детях, а вспоминает своих родных.
- На, держи, - протягиваю девушке плазмоган.
- Что? Зачем? - недоумённо смотрит она изменившееся оружие. Я его только что специально настроил на сенсорное управление. В связи с чем он прямо на её глазах сильно изменился. Появилась рукоятка, засветились сенсорные панели.
- Держи, если что, будешь меня прикрывать. Держи, держи. Вот здесь, сзади. Прикладываешь сюда палец, производится выстрел. Удобнее всего это делать большим пальцем. Поняла? Стой-стой! Не сейчас же! А когда появится опасность. Какая? Да откуда ж мне знать. Может вообще ничего не будет, но лучше проявить излишнюю осторожность, чем пренебречь ею. Знаешь, не хочу тебя пугать, но гложет меня нехорошее предчувствие. Вот ещё сбоку, видишь? Это регулятор мощности заряда. Не надо его трогать, нужное уже стоит. Бери, бери.
- Яр, так я же стрелять не умею, - с сомнением произнесла Наташа, всё-таки взяв в руки плазмоган.
- Ничего страшного. Главное направляй ствол в нужную сторону. Всё остальное плазма сделает за тебя. Помнишь, как тогда шарахнуло у тебя в квартире? Так вот, это был ещё относительно слабый выстрел.
После этого её взгляд, направленный на оружие, приобрёл довольно большую долю опаски.
- Слушай, мне только сейчас в голову пришло... это же ручное оружие. Так? По разрушительной силе это же получается настоящий гранатомёт. Что-то я сомневаюсь, что такие вещи являются обязательными атрибутами исследователей иных миров.
- Ты на что это намекаешь? - я действительно оказался сбит с толку. О чём это она?
- Я не намекаю, а прямо говорю. Что ты от меня скрываешь? Ты же не просто ученый? Ты больше похож солдата какого-нибудь специального подразделения. У моей подруги старший брат служил в спецназе. И ты довольно сильно на него похож. Не внешне. А в плане... незнаю как сказать... двигаешься так же плавно. И прочее... в общем, ты меня пон...
- Тихо! - резко прерываю громким шепотом.
- Что? - сбавив голос на пару оборотов, также шепотом переспросила она.
- Помолчи! Я что-то слышал!
Прислушавшись пару секунд, понимаю, что мне не показалось. На северо-западе от нас действительно есть какой-то звук, который кажется странно знакомым.
Спустя ещё несколько секунд понимаю почему. Примерно так хрустел под нашими, одетыми в экзоскелеты, ногами асфальт вражеских городов. Так как нас высаживали уже после того, как города были основательно обработаны бомбовым градом с орбиты, то нашему вниманию представало месиво из бетона, кирпича, стекла и прочего мусора. Асфальт, по которому мы ступали, представлял собой натуральные осколки. А если нет, то неплохо ломался под нашими ногами.
Пекло, в которое город погружался на время бомбёжки, неплохо прожаривало его, делая очень хрупким.
Очень похожий звук трескающегося асфальта я и услышал. И он постепенно становился ближе.
Забираю у девушки плазмоган, и вновь переключаю его на нейроуправление. Оружие, словно ртуть, растеклось по запястью, для удобства трансформировавшись в наруч.
- Что случилось? - с тревогой спрашивает Наташа, непроизвольно отступив мне за спину.
- Я слышу, как в той стороне трескается асфальт. Вернее, его кто-то трескает. А теперь, пожалуйста, помолчи.
Мой взгляд был прикован к высившейся вдалеке многоэтажке. Звук шёл где-то с той стороны. Мы же с Наташей стояли посреди дороги и ждали непонятно чего.
Спустя минуту или где-то около того до меня дошло, что это глупо. Мы представляем собой прекрасные мишени. Надо найти убежище, из которого будет удобно просматривать окружающее пространство. Сказано - сделано. Недолго выбирая нужное место, мы забежали в стоящую неподалеку высотку.
Тёмный, захламленный подъезд производил не самое лучшее впечатление. На третьем я вычислил квартиру, окна которой выходят на дорогу и лихим ударом выбил нужную дверь.
Эх, жалко, вместо этой пукалки мне сейчас бы очень пригодилась "марго"*. А так приходится полагаться на собственный, далеко не идеальный,глазомер.
Взяв на прицел область, откуда приближается предполагаемый противник, я принялся ждать.
- Чшш! Замри и не двигайся! Нас не должны услышать! - шикаю на Наташу, которая пнула, судя по звуку, какую-то деревяшку.
- Прости.
- Не извиняйся. Просто не надо шуметь, - после этого наступила гробовая тишина, благодаря которой я всё отчётливей слышал приближающийся звук трескающегося асфальта.
- Ну что? - спустя минуту шепотом осведомилась девушка.
- В зону видимости пока никто не вошёл, - коротко отвечаю. Сейчас я максимально сосредоточен, и мне не до светских бесед.
Видимо по моему тону Наташа что-то поняла и с этого момента перестала донимать меня вопросами.
Спустя четыре минуты я, наконец-таки, увидел вдалеке возмутителя нашего спокойствия. Со ста метров точно определить, что это вообще такое у меня не получилось. Смог разглядеть только, что оно медленно передвигается на четырёх конечностях и имеет серый оттенок. Для волка или собаки слишком высокое. Для медведя оттенок шкуры категорически не тот. Больше всего существо походило на носорога. И чем больше оно приближалось, тем сильнее я убеждался в этом.
Вот только откуда в этих широтах носорог? Какой-нибудь цирк перевозил животных неподалёку, а эта зверюга умудрилась как-то сбежать и зашла в запретную зону? Гипотетически возможно, но практически... слишком нереально. Хотя чего только в жизни не бывает. Я живое тому доказательство. Одно непонятно, почему трескается асфальт? Вроде бы, носороги не такие тяжёлые, чтобы продавливать дорожное покрытие одним своим весом. С другой стороны, неизвестно, сколько лет назад из Зоны эвакуировали людей. Может десять, может двадцать, а может вообще сорок.
Насколько я помню, когда в сорок третьем Припять решили сравнять с землёй, то строителям особо и стараться не пришлось. Здания и так порядком обветшали.
- Наташ, отойди ка ты подальше, чтобы тебя было невидно снаружи, - говорю любимой, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно более безмятежно.
- А что..?
- Пожалуйста, сделай так. Лишняя осторожность не помешает.
- Ладно, - через секунду я услышал позади шаркающие, по пыльному полу, шаги. Фух. Хорошо, что она не стала задавать лишних вопросов.
А у меня тем временем по спине бегало настоящее стадо мурашек. Это никакой, нах*р, не носорог! Существо было уже в ста метрах от дома, в котором мы укрылись. И я видел его вполне отчётливо.
Туловище, положение конечностей и походка очень напоминают гориллу. Только очень большую. Головы нет от слова совсем. На спине имеется какой-то горб, как у верблюда. И это тело, как кожей, покрыто кусками бетона. Идёт оно очень медленно, через каждые пять секунд останавливается, крутит туловищем во все стороны и продолжает двигаться. При каждом шаге асфальт трескается под его весом, и в нём остаются вмятины от конечностей существа.
Ругаться, сетовать на судьбу, гадать, что же это хрень такая, я себе волевым решением запретил. Все рефлексии потом, сейчас важна максимальная сосредоточенность и холодная голова.
Наташу отогнал от окна по этим же соображениям. Боюсь, девушка может начать вести себя как любое гражданское лицо в подобной ситуации. То есть, нервничать, истерить и всячески меня отвлекать.
Я не считаю её несдержанной на эмоции истеричкой, но, боюсь, перемещение в "мёртвую" Припять и так является серьёзной нагрузкой для её психики. Если присовокупить сюда ещё и это, то унеё может "сорвать башню".
Помню, когда после Войны немцы выдали нам всех бывших высокопоставленных военных ОАЕ, чтобы мы судили их за атомную бомбардировку наших городов в пятьдесят четвёртом, многие из генералов, полковников, и даже один фельдмаршал, просто не доехали до суда. Конвоирующие их солдаты просто кончили их там же, на месте. Причём часто довольно таки жестоким способом. Пули в затылок удостаивалось меньшинство. Армейское командование, на всех уровнях, смотрело на это сквозь пальцы. Правда, после кучи подобных расправ, наверху озаботились тщательным отбором людей в такие конвои. И солдаты, потерявшие близких в ядерном огне, перестали охранять тех, кто отдал приказ на смерть их родных.
Озлобление, особенно среди солдат, было страшное. А ведь мы шесть лет воевали в самой страшной войне в истории человечества. Нервы у большинства стали воистину железные.
Но даже такие люди, стоило им только увидеть перед собой виновников всего того ада, что им пришлось пережить, не выдерживали и на короткое время превращались в монстров.
Я это к тому, что даже у самой крепкой психики есть свой предел прочности. Что уж говорить о молодой девушке, жизнь которой складывалась вполне благополучно.
Существо тем временем всё приближалось и приближалось. И всё меньше мне нравилось его поведение. Создавалось впечатление, что оно идёт не просто так, а имеет чёткую цель.
- А-А-А!!! - истошный крик прямо над ухом буквально оглушил меня.
Не успеваю высказать Наташе всё, что о ней думаю, потому, как существо в ту же секунду резко обернулось точно в нашу сторону и помчалось прямо к нам огромными прыжками со скоростью гепарда.
Вытягиваю руку в его сторону, рассчитываютраекторию движения существа, и делаю выстрел.
Из ствола, расположившегося у меня на запястье, за долю секунды выплеснулся продолговатый сгусток ослепительно белой плазмы, длинной с палочку дирижера, и на огромной скорости устремился к существу. Оно даже не думало уклоняться, снаряд угодил ему прямо туда, где должна быть голова.
Плазма хорошенькосдетонировала, чуть ослепив меня белоснежной вспышкой. Сам виноват, забыл, что нужно прикрывать глаза.
Не успел я проморгаться, как снова услышал грохот, которым сопровождались прыжки существа.
Лихорадочно выкручиваю мощность на максимум и принимаюсь палить по площади.
- Беги в подвал!!! - ору Наташе, перекрикивая грохот взрывов.
- А как же ты?! - так же кричит она в ответ.
- Со мной всё будет хорошо! Не пропаду! Давай, беги!
Ответа уже не слышу. А может, его и не было вовсе. Существо уже в десяти метрах от дома. Его каменная шкура лишь чуть закоптилась. Что-то мне подсказывает, что оно собирается прыгнуть прямо сюда, на третий этаж.
Времени на раздумья нет категорически.
Рыбкой ныряю в оконный проём, сгруппировавшись в воздухе нужным образом, падаю на корточки. Монстр остановился и принялся крутить туловищем во все стороны. Понятия не имею, какие у него основные органы чувств, но работают они очень неважно.
Мне в руку ложиться резак...
Поднимаюсь на ноги...
Существо всё ещё крутится по сторонам...
Активирую его. Из рукояти выстрелил переливающийся ядовито-зеленый столб. Да так там и остался...
Срываюсь с места, бегу на этого монстра.
Онне обращает на меня внимание и продолжает свои малопонятные телодвижения.
Быстро огибаю его сзади и провожу рубящий удар резаком по "заднице", надеясь перерезать существо пополам...
Плазму встречает неожиданное сопротивление. Удаётся лишь немного прожечь "каменную" шкуру монстра...
С неожиданной резвостью, и в полном молчании, оно повернулось ко мне и попыталось ударить своей передней конечностью-кувалдой...
С трудом, на одних рефлексах,уворачиваюсь...
Монстр не остановился и снова попытался сделать из меня кровавую котлету...
Его движения были невероятно быстры для такой туши, однако абсолютно тупы. Просчитывать больше, чем на ход вперёд оно не способно, а действует по ситуации.
Улучив момент, отпрыгиваю от него и со всех ног даю дёру в противоположную от этой многоэтажки сторону...
Нужно увести его как можно дальше от Наташи.
Грохот и слабая дрожь земли подсказывали мне, что существо последовало за мной.
Глава 13
Отбежав, как мне кажется, достаточно далеко, оборачиваюсь на бегущее за мной существо. Оно, надо сказать, не сильно от меня отставало. Нас разделяло всего три десятка метров. Монстр, словно бык или, что вернее, носорог, нёсся на меня, совершенно не разбирая дороги, снося собой всё, что попадалось по пути. Деревья, скамейки, столбы...
Никакой продуманной тактики против этого существа у меня нет. Я не знаю его особенностей, слабых мест, повадок, предпочтений. Не уверен даже, что это живое существо. Единственное, что остаётся, это действовать по ситуации и надеяться на лучшее.
Однако кое-что из нашего с ним короткого столкновения возле дома я всё-таки вынес. У существа нет сколько-нибудь развитого интеллекта, инстинкты также не слишком развиты. К сожалению, я так и не понял, какие органы чувств помогают ему ориентироваться в пространстве. У него неплохой слух, но это явно не единственное на что оно ориентируется. Также имеется неплохая реакция. Но наиболее сильной стороной монстра является прочнейшая шкура.
Я же, как показала практика, намного более ловок. И для меня лучше будет сражаться с существом на максимально открытой местности. Для чего, собственно, я и забежал на бывшую школьную площадку.
Монстр уже в нескольких метрах от меня. Сносит собой ржавый турник. Не дожидаясь пока он добежит до меня, мчусь ему навстречу...
Его передние конечности раскалывают асфальт передо мной, в этот миг я резко отворачиваю вправо на тридцать градусов и со всей возможной для моего тела силой наношу режущий удар по лапе чудовища. Место я выбрал повыше, там, где она соединяется с туловищем, и там, где она тоньше.
Смотреть на результаты удара было некогда, на максимальной скорости бегу по заданной траектории. Через несколько секунд за спиной раздаётся уже знакомый грохот.
Ускоряюсь насколько возможно для спринтерского забега. Добежав до главного входа покинутой школы, оборачиваюсь. Существо, нисколько не убавив прыти, мчалось за мной. На правой конечности у него виднелся дымящийся порез. Издалека не слишком видно, но, по-моему, порез получился довольно глубоким. Так, теперь главное углубить его и отсечь лапу полностью. Если мне это удасться, существо будет лишено всякой мобильности, и убить его станет намного легче. Что примечательно, рана не доставляет монстру даже малейшего дискомфорта. Запомним, высокий болевой порог, или же полная нечувствительность к боли.
Решив не плодить лишних сущностей, я решил повторить прошлый приём. Не дожидаясь монстра на месте, снова бегу ему навстречу. На этот раз резак в левой руке. Хоть она и развита заметно хуже, но сейчас важнее не пробить шкуру, а углубить рану.
Все проходит, как по маслу. Наношу удар в движении и пробегаю дальше, не получив никакого ответа. Снова грохочущий топот за спиной, снова я несусь на всех порах, как можно дальше.
Однако не всё получилось так же, как в прошлый раз. Слышу особенно сильный треск асфальта, и после этого наступает тишина. Резко разворачиваюсь со своей прежней траектории. И не зря. Спустя пару секунд, туда, где я мог оказаться, если бы не сменил курс, с грохотом приземляется монстр. А затем происходит то, на что я не смел и надеятся. На всю округу раздаётся влажный хруст, совмещенный с треском камня, существо заваливается на правую сторону и падает. Правая лапа же отламывается от своего хозяина и плюхается рядом.
Так-то. Судя по всему, постарался я неплохо.
Упав, монстр принялся беспорядочно махать остальными конечностями, пытаясь, видимо, подняться. Только ничего у него не получалось. Получалось лишь катание на одном месте, по кругу.
Немного постояв на месте, начинаю аккуратно приближаться к существу. Так как я понятия не имею где у него мыслительный центр, придётся отрезать от него все конечности, чтобы лишить всякой дееспособности.
Будучи на некотором расстоянии, начинаю отрезать от монстра ещё одну лапу. На этот раз заднюю. Процесс этот отнюдь не был лёгким. Оно дрыгало конечностями, из-за чего мне приходилось стоять в отдалении и работать самым кончиком резака. К тому же приходилось прилагать определённые усилия. Поле, очень напоминающее магнитное, ощутимо гасит кинетические воздействия на монстра. Однако если сильно поднажать, оно всё-таки поддаётся. Ещё один очень любопытный феномен.
Кстати, мои наблюдения полностью подтвердились. Шкура существа дествительно состоит из бетона. Причём, из бетона, который раньше уже использовался при строительстве чего-то. Об этом говорят небольшие куски арматуры, которые я обнаружил в процессе расчленения. Под слоем же бетона обнаружилась живая плоть странного, чёрно-зелёного цвета. Надо отметить, что бетон не покрывал живые ткани, как доспех, а был в буквальном смысле сращён с ними, словно большая, толстая кожа. Никакой жидкости из плоти не текло, что и неудивительно, учитывая, что резак качественно прижигает раны.
На то чтобы отпилить все конечности потребовалось больше получаса. Просто бездна времени, если учитывать, что плазменный резак очень неплохо справляется даже с тяжёлым армейским экзоскелетом.
Не знаю даже, что и думать, по всем законам природы и здравого смысла такое существо просто не может существовать. Однако оно существует.
То что оно создано искусственно, уже не вызывает у меня никаких сомнений. Вот только даже в моём времени генная инженерия не дошла до возможности сращивать живую плоть и искусственный материал, и получать при этом жизнеспособные экземпляры. Даже персоналки, вживляемые в тело, состоят из выращенной на основе ДНК будущего пользователя ткани.
Да и выглядит это до жути противоестественно. Создаётся впечатление, что данное существо просто тестовый образец, который по каким-то причинам не утилизировали.
И это далеко не все возникающие по ходу дела вопросы. Припять не выглядит сильно уж обветшалой, а это значит что сейчас, как минимум, девяностые годы двадцатого века и, как максимум, надцатые двадцать первого. А значит, таких технологий не может быть в принципе.
Ладно, надо вернуться за Наташей.
Оставив всё ещё живого и подергивающегося монстра с отрезанными конечностями, я побежал к дому, в котором осталась девушка. Мда, представляю как она испереживалась.
Всё-таки Наташа не усидела на месте. Когда я оказался на месте, она осторожно выходила из подъезда. Хотел было уже отчитать её. Но Наташа, стоило только ей меня увидеть, тут же, бросилась мне на шею. Молча и без слез. Да и зачем что-то говорить? Всё и так понятно.
- Ты убил его? - спросила девушка, отстранившись от меня.
- Не совсем. Только лишил возможности передвигаться, отрезал все конечности. Знаешь, я собираюсь его, как следует, изучить. Зрелище предстоит не слишком аппетитное. Но оставить тебя одну я никак не могу. Мало ли, какие существа здесь ещё водятся.
Наташа слушала меня внимательно, и, когда я закончил, несколько секунд стояла с серьёзным выражением лица, а потом неожиданно залилась смехом.
- Ха-ха-ха! А ты знаешь, Рогов... хах... что ты страшный зануда? Я ожидала от тебя каких-нибудь тёплых слов. Ждала, что ты приободришь меня, скажешь что-нибудь приятное. А ты... Ха-ха-ха! Я бы обиделась на тебя, но почему-то не обижаюсь.
Смеясь, Наташа выглядела столь очаровательно, что я невольно залюбовался. А потом, повинуясь внезапному порыву, подался вперед и поцеловал её.
***
- Ну что? - спросила Наташа, когда костёр более или менее разгорелся.
- Эх, не хочу ругаться матом, - устраиваюсь поудобнее на бревне. Хорошо Наташе, у неё пальто тёплое. На мне же кроме лёгкой рубашки ничего нет, а под вечер стало ощутимо холодать. Благо, костёр даёт необходимое тепло.
С монстром я уже давно разобрался, устал как тягловая лошадь после вспашки. Мы решили не медлить и, за неимением других вариантов, уйти из города и вообще из Зоны на своих двоих. Ушли не очень далеко. Когда солнце зашло, мы только покинули Припять.
Я воспользовался резаком по прямому назначению и обеспечил нам брёвна и хворост на всю ночь. Зажёг костёр тоже с помощью плазменного инструмента. Только сейчас дошло, что это не просто боевое оружие, но и мечта любого туриста-путешественника.
Вопрос Наташи вывел меня из тяжёлых раздумий. Проведя крайне топорную вивисекцию монстра, я перестал что-либо понимать в этой жизни.
- Даже не знаю, что сказать. Все мои представления о реальном и нереальном, возможном и невозможном втоптаны в грязь.
- Хи-хи! Прости, просто ты очень похоже описываешь то, что чувствовала я, когда ты рассказал, что прибыл из будущего. Что же так удивило тебя? - казалось, в этот миг мы поменялись ролями. Она превратилась в старого и мудрого наставника, а я в молодого и не знающего жизни ученика. Хотя нет, не так радикально, но что-то в этом духе всё-таки произошло. Я находился в растерянности, а она терпеливо и понимающе помогала мне справиться с этим. Притом, что мы находимся в совершенно одинаковом положении. Оба провалились, чёрте знает куда, и повстречали малореальное существо, которое хотело нас убить.
- Этот монстр. Он просто не может существовать. Даже генная инженерия моего времени такого не может. Плоть, сращённая с бетоном, при этом полностью жизнеспособная. Не одного органа чувств, с помощью которого можно сколь-либо полноценно ориентироваться в пространстве. Ни зрения, ни обоняния, нет даже эхолокации, как у летучих мышей. По поводу осязания у меня тоже большие сомнения. Огромный мозг, где-то в два с половиной раза больше человеческого, с множеством извилин, который крайне слабо связан с остальным телом. Внутреннего скелета нет, соответственно нет и позвоночника. Нервная система крайне слабо развита. А это поле, защищающее его шкуру? Что это, бл*дь, за фигня?! Прости. Да, даже на Войне такого безумия не было!
- На какой Войне? - я поднял глаза с костра на девушку. Выражение лица у неё было крайне заинтересованное и тревожное.
- На Великой Войне, на Третьей Мировой Войне.
- Война всё-таки случилась? И ты на ней воевал? - ужас перед будущим и жалость ко мне. Вот, что читалось на её лице. Ну что же. Вот и пришло время для"поговорить об этом". Не лучший, конечно, момент. Но раз уж проболтался, придётся рассказать ей.
- Да, воевал, - ответил я, и подбросил ещё немного дровишек в костёр.
- И... когда это случилось? Почему? Есть же ядерный паритет! Случится же самый настоящий Конец Света!
- Ядерное оружие применялось только в самом начале. Благодаря разветвлённойсети ПРО что у нас, что у них пострадало не так много людей, как могло бы. Большая часть ракет упавших на нашу территорию были не слишком мощными тактическими зарядами. Хотя и этого более чем хватило. Практически вся моя семья погибла как раз в начале Войны, из-за этих бомбардировок. Остался только я и отец.
- Прости, я не знала. Мне очень жаль.
- Да ладно. Давно уже это было. С тех пор я уже успел сто раз перегореть. Есть целая куча трагедий пострашнее, чем у меня. Был в моей роте один командир. Так у него вообще всю семью убило. Жену с маленьким ребенком, родителей, бабушку с дедушкой, родителей жены. Совсем один парень остался. Вот это по-настоящему страшно. Ох и бешеный же он был. Так-то, по-хорошему, он должен был стать лейтенантом и командовать ротой, когда весной пятьдесят седьмого наш старый командир пошёл на повышение. Но командовать ротой поставили меня. Хотя Леха был намного опытнее, чем я. Но был у него серьёзный недостаток, в бою голову часто терял, в натурального берсерка превращался. Взвод - это был его потолок. Понятно, почему он таким стал. С другой стороны практически у каждого солдата кто-то из близких погиб. Ничего, справлялись же как-то.
- А это так сложилось, что в вашей роте собрались те, кто потерял близких, или вас специально зачем-то собрали вместе?
Что-то я слишком сильно ударился в воспоминания. Видимо, горящий огонь, и подступающая мгла так влияют на меня, провоцируя меланхолию. Поднимаю глаза на сидящую напротив Наташу. Она не поняла. Или же просто побоялась понять.
- Я говорил не о роте, а обо всей армии. Почти каждый солдат Красной Армии потерял близких, - возможно я и пугаю её, но рано или поздно она должна была узнать всю правду, чтобы не строить лишних иллюзий.
- Это же... это же сколько людей погибло? - в глазах девушки проступил самый натуральный ужас.
- Если считать в совокупности все потери соц. блока, то погибло больше двух с половиной сотен миллионов. Отдельно РСФСР потерял около шестидесяти миллионов граждан.
- Почему... почему это случилось, и когда? Ведь получалось же как-то предотвращать Войну раньше?! Нас на ОБЖ учат, что делать в случае ядерной войны. Постоянно пугают "американской военщиной", но ничего не происходит, Война не наступает. Почему?! Что случилось у вас такого, что началась Третья Мировая Война?!
- Ну, чтобы более полно ответить на твой вопрос нужно зайти сильно издалека. В двадцать восьмом году случился крах доллара. Из мировой валюты он превратился в обычную крашеную бумагу. И мировая экономика в ту же секунду рухнула. Миллиарды людей по всему миру лишились работы. Цены подскочили до небес. Уже двадцать лет тянулся вялотекущий Мировой Экономический Кризис, из-за которого всем и так было несладко, но то, что случилось, можно сравнить с падением на дно Марианской Впадины. Больше всего пострадали США и Китай. Самые богатые и экономически развитые страны на тот момент. В США десятки миллионов лишились работы. Логичным следствием чего стали гражданские беспорядки, революционные волнения, и сама Революция. Однако американские капиталисты проявили просто невиданную беспринципность, которую никто не ожидал даже от них. Они начали применять атомные бомбы против своих же граждан. После пятилетней гражданской войны на территории Соединенных Штатов установился откровенно фашистский режим, который, однако, был довольно слабым. Больше половины промышленной инфраструктуры было уничтожено в ходе войны, гражданская нестабильность всё ещё никуда не делась. Десятки миллионов погибших из-за радиационного заражения. После этого США, по факту, перестали быть сверхдержавой и мировым гегемоном. Китай вообще распался на несколько государств, в одном из которых вернулись к социализму. В Южной Америке всё было не настолько жёстко. Большинство тамошних стран встали на путь социализма после многочисленных революций и контрреволюций. Ситуация устаканивалась в течении семи лет. У нас, в России, как ты понимаешь, случилась вторая Социалистическая Революция. Во всех остальных бывших советских республиках, с небольшой нашей помощью, тоже пришли к власти Советы. Чтобы как-то легче пережить последствия постигшего всех экономического коллапса все социалистические страны Евразии объединились в единое экономическое, и отчасти политическое, пространство, под скромным названием Московская Организация Торгового и Экономического Сотрудничесва. Меньще всех от краха доллара пострадал Европейский Союз. У них была своя валютная зона и экономическое пространство, не сильно зависящее от доллара. Чтобы сохранить у себя капиталистический строй и не допустить сильных волнений самые богатые государства Европы: Германия, Франция, Британия и, отчасти, Италия за свой счет развернули масштабные социальные программы по всей Еврозоне. А чтобы отбить такие расходы, они в короткий срок предприняли вторжение на Ближний Восток и в Африку, фактически снова, как и сто лет назад, превратив страны данных регионов в свои колонии, из которых самым варварским способом выкачиваются ресурсы. Лет на двадцать беспечной жизни им хватило. Однако в середине сороковых в капиталистическом мире развернулся очередной экономический кризис. Чтобы его решить, нужно было захватить новые рынки сбыта. Но всех, кого можно, западные корпорации уже сожрали. Остались только те, кого нельзя. То есть социалистические государства. Международная обстановка начала постепенно накаляться, призрак большой войны уже начал потихоньку маячить. Мы же с конца двадцатых годов смогли провести серьёзнуюреиндустриализацию. Порушенный в годы капитализма научный и технологический потенциал тоже был восстановлен. Наша страна вновь стала одной из самых сильных и развитых в мире. А уж если брать весь евразийский соц. блок, то и подавно. В пятьдесят четвёртом году началась Третья Мировая Война. Капиталисты Германии, Франции и других стран Европы напали на нас. А Япония вторглась на территорию Северокитайской Советской Социалистической Республики. Достаточно, или мне продолжить? Ты всё поняла?Я достаточно подробно осветил вопрос?
- То есть, во всём виноваты капиталисты? Америка разве не принимала участие в Войне?
- Да, во всём виноваты капиталисты. Нет, не принимала. После Второй Гражданской Войны, как они это называют, США так и не оправилась. Во многом благодаря своим бывшим европейским сателлитам, которые превратили их в собственную полуколонию.
- И как оно было, на Войне?
- Как тебе сказать, по-разному. Были тяжёлые, плохие, ужасные и просто отвратительные вещи. А были и хорошие, светлые вещи, как бы странно это не звучало. Вторых, конечно же, было заметно меньше чем первых, но они были. Ладно, нам завтра весь день идти. От рассвета до заката, поэтому предлагаю спать по схеме: "час через час".
- А это как?
- Час сплю я, и ты дежуриш. Час спишь ты, и я дежурю. И так всю ночь до рассвета.
- А не проще спать полночи ты, полночи я? Так, мне кажется, мы лучше выспимся. А по твоей схеме не выспишься ни ты, ни я.
- Ты права, будет сложно. Однако неизвестно, что здесь водится. А ночь такое время... вполне могут найтись какие-нибудь экзотические ночные хищники, которые захотят полакомиться нами. Впрочем, ты сама это понимаешь. Чтобы минимизировать вероятность того, что нас застанут врасплох, нужно чтобы я бодрствовал большую часть ночи. По схеме "час через час" вероятность того, что возможное нападение придётся на моё дежурство, более велика.
- Ладно, я поняла, - недовольно ответила девушка. Видно, что предложенный план ей не нравится. - Подожди, а как мы будем отмерять время? Как ты или я поймём, что прошёл именно час?
- Ты разве забыла? У меня есть персоналка, завести будильник на определённое время ничего не ст... - осёкся я на полуслове. Я вспомнил кое-что, о чём не вспоминал с момента попадания в покинутую Припять. - Наташ, скажи, пожалуйста, а когда последний раз тебе хотелось есть и пить?
Ответом мне стало недоумение с постепенно проступающим пониманием, перерастающим в ошеломление.
***
- Это какой-то абсурд.
Моя спутница высказалась более эмоционально, и в нецензурной форме. И я её вполне понимаю. Не напади на меня такое ошеломление, я бы тоже с удовольствием ввернул чего-нибудь этакого.
Перед нами стояла грязная, ржавая табличка с надписью: "ПРИПЯТЬ". А ещё дальше виднелся сам город. Всё бы ничего. Вот только мы ушли отсюда ещё вчера вечером, заночевали далеко в лесу, а потом практически весь день шли по шоссе чётко в противоположную от Припяти сторону. И всё это чтобы в итоге прийти обратно?
Когда я понял, что мы с Наташей отчего-то не испытываем естетсвенных потребностей, то страшно перепугался. Поначалу мне показалось, что у нас неведомым образом отключились области мозга, которые сигнализируют человеку о том, что надо поесть или попить. Однако всё оказалось несколько сложнее. Познания в биологии и медицине у меня, конечно, не очень велики. Однако мне, всвоё время, неоднократно приходилось чинить раненых товарищей, если медик по каким-то причинам не мог оказать им помощь. Ситуации разные бывали. Я прекрасно знаю, чем отличается человек, который, как минимум, пять часов не пил. Суховатые губы, язык, густоватая слюна. Ничего из этого ни у кого из нас не наблюдалось.
К сожалению, провести полноценное медицинское сканирование я не мог. Категорически не хватало знаний. Да и персоналка для этого не слишком подходит. Хотя, будь на моём месте квалифицированный медик, он бы и на калькуляторе диагностикупровёл.
Однако кое-что я смог понять. Возможно, мои выводы ошибочны, но тем не менее. Так вот, функции наших организмов как будто переживают один и тот же закольцованный отрезок времени. Однако данный феномен не касается мозга и нервной системы. Мы осознаем себя в реальном времени. Именно поэтому поняли, что что-то не так, сильно не сразу.
При этом то, что с нами происходит, не является какой-то внешней, физической аномалией. Это чисто биологический феномен. Хотя я уже ни в чём не уверен. Во мне что-то сломалось. Я перестал что-либо понимать в этой жизни. Если бы надо мной пролетела квакающая корова со стрекозиными крыльями, я бы просто помахал ей рукой и пожелал счасливого полета.
Ни мне, ни Наташе так и не удалось выспаться. К тяжёлой голове и позывам сна прибавилась хмурая погода. Тучи полностью заволокли небо, грозя пролиться дождём на землю. Что только добавляло нам желания найти удобное местечко и прилечь там на несколько часов.
Благо, к полудню мы немного пришли в себя и перестали смотреть на мир хмурым, сонным взглядом. По ходу у меня возникла даже не мысль, а ощущение, что стоит нам покинуть Зону и вся чертовщина прекратиться.
Шли мы весь день, практически не останавливаясь. Желание покинуть мёртвый город, в котором происходит какая-то непонятная и опасная фигня, было очень велико, пересиливая даже физическую усталость. Что интересно, нашим телам не нужна еда и вода. Цикл пищеварения непостижимым образом оказался замкнут сам на себя. А вот усталость мы испытываем, нам всё ещё нужен сон.
Порефлексировав пару минут, глядя на эту злосчастную табличку, я резко взял себя в руки. Если есть проблема, то её надо решать, а не стенать и мяться, что это невозможно! Не можешь покинуть мёртвый город, по улицам которого бродят ирреальные существа, жаждущие тебя уничтожить? Ищи причину, корень своих проблем, а не ной! В конце концов, ты боевой командир, прошедший самую страшную войну в истории от начала и до конца. Ты видел вещи в тысячу раз страшнее, и преодолевал их! Мирная жизнь кончилась, капитан, ты снова на Войне!
- Что нам теперь делать? - убито, с усталостью, спрашивает Наташа.
- Что-что. Воевать!

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"