Рагорин Алексей Владимирович: другие произведения.

Ракетчики. Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.15*52  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Колониализм, общество разврата и потребления довело планету до ядерной зимы. Человечество медленно вымирало. Волхв ариев дал шанс на спасение. Использовать этот шанс выпала судьба воинам-ракетчикам. Классическая альтернативная история. С небольшими добавлениями других жанров. Имеются редкие вкрапления элементов боя, романтических отношений, инженерной фантастики, социальной утопии, элементов мистики, пятнистого юмора. (подправил напильником 12.03.17)


   Кто старое помянет, тому глаз вон, а тому, кто забудет - оба.
  
   ======== Начало.
  
   19 километров от города Стрый,
   Западная Украина, в\ч 95341
   Ноябрь 1987 года
  
   - Саня, вставай, уже 5:30, ты просил.
  
   - Ага, спасибо...
  
   Спать-то, как хочется... Но - надо вставать. Быстро надел штаны, намотал портянки, надел тяжёлые солдатские кирзовые сапоги и побежал. Последний месяц я возобновил бег. Каждое утро старался бегать свои любимые десять километров. Через полгода уходить на дембель, а на животе образовался жирок. Немного, всего пару лишних килограммов, но эстетику портит сильно. Комсомолец, лейтёха, всех фотографировал, потом по одной фотографии раздал. Как глянул я на себя со стороны... Сразу стал бегать. На гражданке бегал десятку, возобновил и тут. До этого хватало физнагрузок и так: наряды, работы в техзоне, марш-броски, хозработы, осенью - листья метём, зимой - снег убираем. Еда невкусная и однообразная. Не хватало вкусовых, да и прочих, ощущений, поэтому все пытались выбрать количеством. Это не помогало, толстели. Решение задачи парадоксальное: есть надо меньше, а работать - больше. Уже через неделю бега, настроение изменилось: апатия ушла, воспрял духом, мысли, и те, казалось, стали другими.
  
   Бегал я по бетонке, которая лежит между нашей РТБ и ракетным полком. Официально РТБ расшифровывается: "ремонтно-техническая база". Это наша советская придурошная секретность. Мы это расшифровывали по-своему: "рота транспортировки боеголовок". Очень логично: именно ядерными боеголовками занималась наша часть. Офицеры говорили, что в каждой - по 300 мегатонн. Температура нормальная для украинского января: минус семь. Бежится нормально: прошёл больше половины - осталось ещё около трёшки. И, вдруг, в голове взорвалась бомба. Ноги подкосились, на остатках сознания сгруппировался, болезненно покатился по твердой дороге. В голове - чёрти что: будто мозги кипят. Мысли: мои и не совсем, картинки: прошлое, будущее, прошлое из будущего; мироощущение: наивное и зрелое, сталкиваются и борются - победила не молодость, эмоции: молодые, бурлящие не хотели уступать власть спокойным философским.
  
   Через полчаса ситуация стабилизировалась. Это не значит, что я стал нормальным. В голове остался некий процесс. Больше всего это было похоже на прорыв плотины. Ни разу такого не видел, но ассоциация была именно такая. Перезвон в голове не имел никакого отношения к ушам - ощущение начиналось сразу в голове. Это со звоном перетекал поток информации. Но не просто перетекал, а "приживался" на новом месте, "врастал" в меня. Стабилизация - это начальный взрыв сменился равномерным потоком, только и всего. Но действовать я уже мог. Полупришибленный поплёлся в часть. До казармы отсюда было около километра. А время поджимало. Минут через двадцать, с огромным трудом, доплёлся.
  
   - Женя, я в столовку потом приду, может быть.
  
   - А что случилось, Сань?
  
   - Сам не знаю, хреново мне что-то.
  
   В столовку не пошёл вообще. Сержант Евгений Бричук "замутил" моё отсутствие. Старослужащие, а, отслужив полтора года, именно им я и был, могли иногда допускать мелкие вольности. Но от утреннего построения уже не "отмажешься". Слава богу, сегодня у нас были занятия в классе: политинформация, минное дело, уставы. Для моего состояния - просто подарок. И, всё равно, трудно. Всё - трудно. По дороге в класс на стену швырнуло, садился за стол - вырубилась левая, раненая (раненая?! какая-такая - раненая?!) нога, пришлось почти рухнуть на стул. Никогда в жизни такого со мной не было. Это идиотское функционирование, по-другому и не скажешь, моей головы доставляло массу неудобств. Сами запускались какие-то образы, какие-то мысли, какие-то ощущения. Кое-как мог идти, разговаривать с другими людьми, делать простые действия. Но я тупил, тормозил, как зараженный вирусом компьютер. То - забуду имя и фамилию соседа по парте, то - только имя, другого солдата, нашего взводного лейтёху также напрочь забыл. Он вызвал меня на уставах. Хрен с ними, с его именем и фамилией - я уставы забыл!! Они у меня всегда от зубов отскакивали! Напряг волю, загнал глаза на лоб: в голове стало несколько спокойнее, и, как проявление фотоснимка под действием проявителя, проступила память, моя молодая память. (Ха, оказывается, у меня теперь есть и старая память!) Вспомнил, ответил, выкрутился. Только волю ослабил - сразу вернулась чехарда в голову. Сколько это будет длиться?! Надо что-то делать.
  
   - Тащ, лейтенант, р-ршите обратиться!?
  
   - Обращайтесь.
  
   - Не ставьте меня пока в трудные наряды. Причину пока не могу объяснить, это что-то со здоровьем. Только в санчасть я не пойду.
  
   - Как это - не можешь объяснить причину? Подрался? Что-то сломал?
  
   - Нет, ну... просто, я не могу объяснить. Если поставите - могу службу завалить.
  
   - Ты меня шантажировать будешь?!
  
   - Нет, это не то! Поставьте меня на КТП, например. Я же первый раз прошу!
  
   - Ага, молодец, здорово придумал! Тебя на КТП, а на КПП я должен Урюбаева поставить, да? А Азылханова в штаб, да? У нас, во взводе охраны, по штатному расписанию должно быть 24 человека, а реально есть только восемнадцать. Всё. Заступаешь на КПП. Кругом, шагом-арш!
  
   После обеда - развод. Меня взводный поставил на КПП. Подготовка к заступлению в наряд, иду на КТП. Это из-за сна. На КПП ночью делать нечего, а на КТП машины некоторые ездят, поэтому солдат в наряде по КПП полночи дежурит на КТП. Затем - сон в казарме. А с утра и до вечера - на КПП. Итак, иду на контрольный технический пункт. Пару раз открыл шлагбаум. Дежурная машина съездила за продуктами в полк, на продуктовые склады, и вернулась назад. Можно бы и поспать, но голова кипит. Может быть, телевизор отвлечёт? Зашёл в караульное помещение. Наружная дверь была открыта: проветривали, балбесы. Но это не имело принципиального значения. Я, как "дед", и так бы зашёл - все свои. Так и не понял: помогает телевизор или нет. В комнату отдыха впёрся старлей Самсонов, редкой тупизны человек. Это про таких слагают анекдоты, про одну круговую извилину.
  
   - Рядовой Корибут, покиньте караульное помещение.
  
   Обычно к нашим, рексам, начкары не цепляются. Тем более, к старослужащим. Чего-то Самсонов дуркует сегодня. Как же ж не вовремя! И без него тошно.
  
   - Тащ, старший лейтенант, фильм интересный.
  
   - Я приказываю, товарищ рядовой!
  
   - Я на КПП заступил, тащ старший лейтенант.
  
   - Вот и идите на КТП, несите службу.
  
   - Так там телика нет.
  
   - Это... это... это армия! Покиньте немедленно!
  
   - Ладно, только чай допью.
  
   - Немедленно!! - сорвался на визг Самсонов.
  
   - Ладно, завтра сочтёмся, товарищ начальник караула.
  
   Пришлось идти на пустой КТП, скучать одному. Прилёг на топчан, подремал. Сон не шёл. Это для армии редкость: обычно так выматываешься, что ничто не мешает. А тут... В два часа ночи меня сменил Урюбаев. Пока дошёл до казармы, то, да се - спать осталось всего три с половиной часа. Дневальному сказал, чтоб на пробежку не будил, встану со всеми этот раз. Лёг спать и "уплыл". Объединение памяти и способов мышления прошло какую-то критическую фазу: теперь помнил всё. Всё - это всё.
  
   ======= Старая жизнь вкратце.
  
   Недавние события, фамилии, клички, имена солдат, офицеров и всё со второй половины жизни. Даты и события мелькали в памяти, как столбы, когда едешь в поезде: распад СССР, бизнес, семью, распад Украины, крах экономики на территории бывшей Украины, присоединение Крыма к России, гражданская война, вступление Украины в НАТО, распад ЕС, объединение мусульманских стран Африки после прихода к власти радикальных исламистов. США раскачали лодку в Турции, устроили войну с курдами. Их марионеточный режим свергли исламисты. Укрепились. Через год исламская Турция провела спецоперацию против Израиля, евреи стали останавливать торговые суда турков. Слово за слово, кулаком по столу, сцепились военные флота, начали летать боевые самолёты, а потом и ракеты. Турции и Израиля не стало. Израиль имел своё ядерное оружие, подарок эсэсэровских эмигрантов. А турки "намутили" американского чуть-чуть во время переворота. Но этого чуть-чуть для Израиля, с его "огромной" территорией, хватило с головой.
  
   Под шумок, неизвестная подводная лодка всплыла в Средиземном море и послала 24 ракеты с ядерными боеголовками в Иран. США утверждали, что лодка была израильская. Даром, что Иран был шиитским, а Союз Мусульман Африки - суннитским. Памятный 2035-й год. Мусульманский джихад. Враги: США, НАТО и другие неверные. В это время в Европе было уже до половины населения - мусульмане. Началась взаимная резня. Муллы Турции также объявили джихад. На зараженной радиацией территории Турции людей осталось немало. Они восприняли призыв воевать с неверными, как шанс перебраться в ещё не зараженную радиацией Европу. Эти турецкие дополнительные пяток миллионов боевиков обрушили систему. Во Франции так вышло, что в армии служило много арабов. Это позволило им захватить ракеты с ядерными боеголовками. А потом и запустить их. В Англии стало очень жарко. Англия не стала скромничать и уничтожила Францию.
  
   Ходили версии, что этот дурдом организовало мировое правительство, чтобы обнулить долги США. Но малёхо не рассчитали. Ваххабиты вышли из-под контроля. То есть, сносить Европу ядерным огнём не планировалось. Но вышло то, что вышло.
  
   К этому моменту было уже использовано около пятисот ядерных зарядов. США надоело сидеть без нефти. Ибо арабы им нефть не продавали. Мало того, ваххабиты взяли власть в Нигерии. А также национальные силы пришли к власти в Венесуэле, и тоже перестали продавать нефть США. Не сразу, конечно, а начиная с 2028-го года. Когда вошёл в строй Никарагуанский канал. Вот тогда Венесуэла смогла переключить поставки на Китай.
  
   Россия на тот момент имела военные базы в Венесуэле и в Никарагуа. Суть договора по Никарагуа: Россия обеспечивает военное прикрытие, в том числе "зонтик" ПВО. Китай строит сам канал и оказывает кредитную и другую помощь Никарагуа. И ещё был восстановлен на Кубе радиоэлектронный центр в Лурдесе -- важнейший центр радиоэлектронной разведки.
  
   В ответ на эти наступательные действия США организовали попытку переворота в России. Фоном служило сильное радиоактивное заражение местности. Ветром нагнало пыли с районов "обмена любезностями" Англии, Франции, Турции, Израиля. "Повстанцы" состояли из разных людей: националисты, коммунисты, футбольные фанаты. Шансов победить у них не было. Вишенкой на торте стала новая инфекция: вирус. Ранее неизвестный. Похож на грипп, с восьмидесятипроцентной смертностью в течение недели. Отёк лёгких - смерть. Кремлёвские олигархи посчитали это нарушением договорённостей. И ответили аналогично. Другим боевым вирусом.
  
   Вернёмся пока к Азии. Хотя потенциал Ирана после бомбардировки теми двадцати четырьмя ракетами был подорван, но у него были защищённые горные хранилища ракет. Примитивных, но до Саудовской Аравии они достали. Что, кстати, не улучшило обстановку с нефтью на планете. На это "обиделся" Пакистан, верный союзник КСА. Втянулся в войну с Ираном, рассчитывая легко поиметь земельки у разгромленной страны. Пакистан стесняться не стал: применил ядерное оружие. Для простоты. Индия посчитала израсходованные боеголовки, прикинула расклад - и ввязалась в дело. Сочла, что лучших шансов присоединить свои исконные земли нечего ждать. Однако Китай имел в Пакистане свой транспортный коридор! Это ещё больше обострило экономические и прочие отношения между Китаем и Индией. Кроме того, у Китая были проблемы с поставками нефти, ввиду войны в Персидском заливе. Воевать в Тибете - глупость. Китай помог Пакистану флотом и военными поставками. А также, неожиданно для неискушённых в политике, помощь оказали США. Ничего удивительного: Пакистаном управляли Рокфеллеры, а Индией - Ротшильды. В результате блицкрига у Индии не получилось. Правительственный кризис в Индии привёл к власти радикалов. Которые нажали индийскую красную кнопку. Но ракеты полетели не на Пакистан, и, конечно же, не на США, а на Китай. Это, кстати, тоже пошло вразрез планов мирового правительства. Ибо Китай вышел из-под контроля Ротшильдов и стал играть сам. Вышло, что недолго.
  
   Китай ответил. И это была уже точка невозврата. К этому моменту было уже использовано около 1500 ядерных зарядов. Но это был ещё не конец. Из зараженного Пакистана потихоньку сочились беженцы. И немусульманами и добрыми на земле Таджикистана они не становились. Потом они мигрировали дальше, в том числе в Россию. Подобным образом бежали китайцы. Не сотнями и не тысячами. Сотнями тысяч. А с Европы бежали белые, в смысле европеоиды. Сопротивляться неграм и арабам они не могли. Закулиса их воспитала настолько "гендерно продвинутыми", что те же крутые вояки-немцы стали женоподобными педиками. А Россия не резиновая! Лопнула! В том смысле, что не смогла противостоять нашествию. Государство рухнуло. Все системы перестали справляться со своими функциями. В европейской части "чуму" обуздали простые русские мужики. Били морды, создавали дружины.
  
   А на Дальнем Востоке элементарно не хватало людей. Там и до вируса было не шибко людно. А после - стало совсем плохо. Там муссонный климат, повышенная влажность воздуха. Вирусу - самое оно. Процент потерь, соответственно, там был выше, чем в среднем по стране. Это, кстати, одна из причин, почему не смогли удержать на границе китайских беженцев. Так вот, погранцы во Владивостоке получили приказ топить баркасы с "саранчой". Они эти приказы выполнили. Но китайская диаспора "включила ответку": устроила погром в военном городке. Многие семьи моряков были убиты. Скажем честно: почти все. Кого застали - того убили. Репортажи об этих событиях передавали СМИ. И вот, на одной из подводных лодок России, сошлись отчаянные капитан и особист. Провели офицерское собрание. И одна отдельно взятая ПЛАРБ перешла к батьке Махно. Офицеры, потерявшие родных, вспомнили заветы дохристианских предков. Око за око, зуб за зуб. А не щёки подставлять.
  
   Это для колониальной администрации: правительства России, Ротшильды - хозяева, а Рокфеллеры - партнёры. А для простых людей изыски политики, планы закулисы - плюнуть и растереть. Вот экипаж лодки и растёр. Два ключа были. Коды взломали потихоньку. За трёхмесячный поход, боевое дежурство, вполне справились. И дали залп. Система ПРО американцев оказалась голливудщиной. Дерьмом. Минус западное побережье США. Объяснения не прошли. После диверсий на заводах, пожаров, применения вируса, попытки сбить самолёт президента доверия не было ни у кого. Ни у них к нам, ни у России к США. Российская Федерация обменялась с НАТО полноценными ядерными ударами. Поскольку к тому моменту обе страны находились в максимальных боевых готовностях, то не было ракет, уничтоженных на старте. Все пошли в дело, так сказать. В течение суток на планете взорвалось около 15000 ядерных боеголовок.
  
   Вот это уже был конец. Конец цивилизации. Конец эпохи. Этого хватило, чтобы вызвать ядерную зиму на планете. История закончилась, осталась только геология.
  
   Вопреки прогнозам, полного уничтожения человечества мгновенно не произошло. И государства рухнули не все. Вымерзли многие страны Азии и Африки. Почему-то оказалось, что выжить при минус шестидесяти русским легче, чем африканцам при минус тридцати. Австралия тоже замерзала, хотя от войны пострадала не сильно. Да, ей тоже досталось, как одной из стран врагов, но мелкие города в глубине материка не обстреливались.
  
   Парадокс в том, что Украине досталось меньше, чем России. Ибо Украина к этому моменту была под полным контролем США. Как государство, она была разрушена значительно раньше. Осталась землёй для доживания пенсионеров. Их не могли вытравить - спасали дачи и огороды, климат хороший, короче. Пару ядерных зарядов Россия "подкинула": на базы ПРО НАТО под Черниговом и под Харьковом. Но на этом - всё.
  
   Украина была присоединена к России. Остатками войск РФ. Без заокеанской поддержки марионеточное правительство держать власть не могло. Зачем Россия присоединяла Украину? Ресурсы, промышленные мощности. Дело в том, что Украина почти не пострадала. США не стали тратить заряды на, как бы, свою марионетку, а у России и подавно мотива не было. Если не считать те две станции ПРО. Беларусь, напротив, бомбили, как союзника по блоку. Прибалтику Россия тоже присоединила. Можно долго перечислять: какая страна на планете от чего пострадала. Опишу коротко: Россия "одарила" все страны НАТО, в том числе и новых членов наподобие Румынии, Болгарии. Не забыла и об Австралии с Новой Зеландией. А США во второй волне под шумок разделались со всеми неугодными: Иран, КНДР, Куба и так далее по списку.
  
   Но зачах этот мир от зимы. Даже не от радиации. Государства сошли на нет. В том числе и "пополневшая" Россия. Армия пострадала меньше, но в этой войне все цинично били по мирным жителям. Больше того, американцы использовали для своих зарядов кобальтовые оболочки. А это сделало землю зараженной радиацией надолго. Но самый важный фактор разрушения государств: голод. Зимой ничего не растёт. Урожай не собрать. А запасы не вечны.
  
   Холод... Сталь на морозе минус сорок становится хрупкой. Моторы не заводятся. Солярка замерзает. Сильные ветры рвут провода и валят опоры электропередач. Водопровод позамерзал и полопался. Асфальт уцелел, но стал никому не нужен. Канализация тоже стала не нужна. Какашки и моча могли очень экологично лежать мёрзлыми на улице, куда их выбрасывали поначалу. Явочным порядком установился феодализм. Ядро общин: боевое крыло. Вокруг - кто пригодился. Впрочем, общины были разные. Зависело от руководства, от удачи, от местности. Впрочем, это уже было чуть позже. Расскажу по порядку.
  
   В этих условиях лучше всех выживали те, кто вернулся к правильному устройству, к корням: к родоплеменным отношения. "Свои должны выжить, можно за счёт чужих". Лучше всех эти принципы поняли и использовали западэнцы, татары и цыгане. От них и было больше всего проблем. Западэнцы ходили москалей и зрадныкив резать. Татары пополнились рядами турок, бежавших ещё раньше, во время Турецко-израильской войны. А Россия их сдуру приняла. Соблазнившись трудолюбием. "Правоверные", как прежде крымчаки, ходили на нас в набеги. Впрочем, мы их так и называли: крымчаки. С цыганами - особая песня. Пока на Украине правили вражеские марионетки, Европа "сплавила" на Украину больше миллиона этого отребья.
  
   Чтобы выжить, народу пришлось формировать вместо милиции народную самооборону. У нас, в Запорожье, это тоже было сделано. Всякими юридическими закорючками мы не заморачивались: поймаем - режем бэндэровцев на куски, и они нам рассказывают много интересного. Явки, люди, места операций, схроны, склады с оружием. Я в этом тоже участвовал. Имела место ползучая криминализация общества: ухудшение экономических условий приводит к этому. Так вышло, что я возглавлял райотдел самообороны, и эти проблемы мне близки. Система рухнула. Торговля за деньги прекратилась. Газ и нефть перестали поступать совсем. Остановилось центральное водоснабжение. Всеобщее мародёрство захлестнуло всю страну. Огромный процент людей погиб по разным причинам. Города из центров цивилизации превратились в ловушки. Организовывались домами, кварталами, общинами, сёлами. Значение государства упало до нуля. Роль судов на себя взяли советы домов и отряды самообороны. Мой автомат - мой закон. Община выделяла боеспособных мужчин на дежурство. Получалось что-то похожее на караул. Несколько постов: пару патрулей по периметру района, смотрели на прописку в паспорте. Проверяли: куда и к кому идёт. А как иначе? Полно случаев краж детей с разными целями. Кого - на органы, девушек - в гаремы, мальчиков - для извращенцев. Да-да, таких нам навоспитывали за последние предвоенные двадцать лет враги, как в развратной Европе. Бывало - выкупали, бывало - отбивали... Браки стали заключать, как в средние века: для усиления рода, общины.
  
   После армии я доучился в университете, успел поработать на заводе программистом, потом долго торговал. А когда настал конец света - вступил в самооборону. Людям стало реально опасно ходить по улицам. Мы, самооборона, и боролись со всяким отребьем. Я вспомнил своё хобби молодости: ушу. Стал тренировать своих ребят из отделения. У меня был хороший тренер, стиль был практичным. Мои ученики довольно быстро убедились в эффективности школы. Кроме рукопашки, которая в большей мере воспитывала дух, нежели имела практический смысл, я учил стрельбе, тактике работы малых групп. "Я учил" - неправда, я нашёл бывшего альфовца, без ног, он и учил.
  
   Авторитет рос, ситуация ухудшалась. Пришлось тренировать дружинников нашего микрорайона, расставлять посты, доставать оружие, искать инструкторов по стрельбе, минному делу. Я стал эдаким министром обороны местного масштаба. Бандиты рассосались сами собой. Отстреляли. Ещё часто приходилось отстреливать всяких чурок, типа афганцев-пакистанцев. Они потянулись из Европы, по которой отстрелялась Россия. Впрочем, до нашей области, достаточно восточной, эта проблема доползала сильно ослабленная более западными областями.
  
   Короче, к махновщине мы были готовы. А вот против ядерной зимы не попрёшь. Уже через три года, в 2038-м, каннибализм стал обычным делом. Приходилось выходить на охоту самим, обнаруживать и уничтожать чужих охотников. В середине лета 2038 года патруль доложил, что на снегу обнаружены следы чужих. Они, конечно, их замели, но у нас была целая система безопасности, поэтому их проход не остался незамеченным. Можно сказать, что мы почти успели. Чужаки напали на отдельно стоящие лесхозовские одноэтажки. Их было человек пятьдесят. Мы выскочили боевой дежурной сменой: два отделения, двадцать четыре человека. И ещё "лесники" отстреливались. У них чудом осталась собака. Впрочем, почему чудом? В городе полно мёрзлой человечины было. Короче, она и спасла: вовремя залаяла на чужаков.
  
   Это были цыгане. Впрочем, какая разница? Бой шёл тяжело: силы - примерно равные, вооружение - тоже. Сказалась выучка наших бойцов: мы стреляли метче, действовали слаженнее. В составе дружины было много бывших военных, это сказывалось. Цыгане стали отступать в лесополосу. Сначала они потеряли с десяток человек, теперь нам нужно преодолевать метров пятьдесят открытого пространства, а это - потери. И оставлять всё, как есть, нельзя: скоро стемнеет - уйдут. Одни прикрывают огнём, другие продвигаются перебежками. Короткая перебежка, очередь, упал, перекатился, подполз, поискал цель, стрельнул, опять перебежка... Цели искать нелегко: все используют белые маскхалаты. Боль взорвалась внутри, кровь на груди, ноги не слушаются, холодно, сознание уходит.
  
   ========== Беседа с предками.
  
   Невероятная ясность восприятия, всё помню, всё понимаю. Зрение изменилось, вижу не глазами, как-то иначе, сразу во все стороны. На снегу лежит моё тело, наши уже в лесополосе достреливают цыган. Кое-кто ранен, но за преодоление открытого пространства мы заплатили только мной. Понимаю, что меня убили. Что ж, теперь узнаю, куда идёт душа после смерти. Тянет в белую воронку, на туннель совсем не похоже. Из духа противоречия пытаюсь сопротивляться - получается. Планета никуда не летит, ни в каком космическом пространстве - это иллюзия нашего мира. Брожу по планете, сначала пробовал "поговорить" с родными - бесполезно, меня никто не слышит. Только годовалая внучка что-то почувствовала, но толку-то? Решил попутешествовать - при жизни мало куда выезжал. Что сказать: всё как в телевизоре показывали - везде снег, холодно, иногда люди умирают. Перемещаюсь мгновенно. В глубине океанов погибла почти вся жизнь, остались только бескислородные формы. Думал, наблюдать будет интереснее, но нет. Моя глубина понимания мира сильно увеличилась, поэтому эти брожения в виде призрака похожи на чтение букваря: давно читать умею и совсем не интересно. Что ж, иду навстречу судьбе, не буду сопротивляться белой воронке. Где-то в середине пути меня оттягивают в сторону. Куда - непонятно. Вокруг нечто, скрывающее от внимания всё вокруг. Больше всего это похоже на туман. Из тумана проступили другие души. Совершенно отчетливо знаю, что это мои предки. Вообще, тут знание не требует большого труда. Если что-то нужно знать - тут же это знаешь.
  
   Попробую передать наше общение в виде обычного разговора, хотя в реальности всё протекало совсем не так. Мгновенный обмен блоками мыслей, запредельная глубина понимания и сильнейшая душевная боль. Почему боль? Боль за родственников, за народ, который деградируют. Души ариев стоят в очереди на вселение, а вселяться не в кого. Не в кого! Нет родичей по крови до седьмого колена.
  
   - Почему ты не вышел за границы Земли?
  
   - Ой, не догадался.
  
   - Некоторые из нас выходили. На планетах других звёздных систем живут иные расы. С некоторыми наши народы вели ассу, космическую войну. Та катастрофа, в конце которой ты умер - их рук дело. Ты наблюдал последние хода партии, если так можно сказать.
  
   - Мы тебя вытащили с дороги душ, с Калинового моста, не просто так. У нас на тебя есть виды. Мы хотим несколько нарушить правила игры. Не хотим отдать победу тварям без боя. Правила мира нарушить почти невозможно, но одну маленькую лазейку мы нашли. Мы хотим отправить тебя в прошлое с новым знанием.
  
   - Почему я?
  
   - Мы все - твои предки. На Калиновом мосту был изъян: расслоившиеся витки в нитях силы. Душа одного из наших предков сама себя сожгла в этом месте. Один из нас, Рогмир, зацепился, пролез и нашёл это место. По дороге идут миллионы душ, но затянуть сюда мы можем только родственников, причём не всех, а только некоторых. За многие годы нас здесь оказалось лишь восемь душ - остальные не притягивались или не могли пройти расслоение - степени родства не хватало. Ты девятый и последний. Судя по тому, что творится на Земле сейчас - это агония человеческой цивилизации. Через пару тысяч лет на планете появится ещё один вид человекообразных обезьян. Инволюция.
  
   - Почему вы не пришли на помощь людям раньше?
  
   - Мы не могли. Лазейку можно реализовать только до девятого дня после смерти. Мы все задерживались дольше. Я пришёл последним, ты меня знаешь под именем Рюрика. Это было свыше тысячи лет назад. Тогда ещё казалось, что мы можем выиграть. Все эти годы мы наблюдали за войной. И ничего не могли сделать. Назад никто из нас вернуться не мог, если пройти вперед, то произойдёт обычное перерождение - ничего не будем помнить. Мы и сейчас ни в чем не уверены, но ждать больше нельзя, ты это и сам видишь. Ты - наш последний шанс.
  
   - Ладно, в душе - я герой, согласен. Как это будет практически, и что мы получим?
  
   - С тобой нам повезло. Ты любопытствовал меньше девяти дней. Поэтому мы можем отправить твою душу назад, в мир. Считаем, что имеет смысл вселить в твоё же тело, но в более раннее время. Тогда, теоретически, имея дополнительные знания, ты сможешь изменить ход истории.
  
   - В чём подвох?
  
   - Да, есть проблема. Сумма информации. Мы не можем превысить ту величину суммы информации, которая была у тебя на тот момент. Систему и так обмануть сложно. Причём, не совсем ясно, что можно исключать. Не лишать же тебя текущей памяти, или памяти о предыдущих годах? Это прямой путь в блаженные. А такой ты историю не изменишь. Мы нашли один вариант...
  
   - Ну?
  
   - Чувства, их можно вырезать. По объёму информации это прекрасно, высвобождаем очень много, можно усвоить огромные пласты, но...
  
   - Ну?
  
   - Ты не будешь ничего чувствовать и в дальнейшем. Это не манипуляции с памятью. Ты здесь - душа. Мы вырежем кусок души. Душа без чувств - почти мертва. Нет мотивации ни на что, нет радости от жизни. Будешь есть яблоко - будут ощущения, но не будет удовольствия. И так же во всём. Любовь тебе будет недоступна принципиально, даже плотская. Ощущения будут, а чувств - нет. Даже наша родовая черта, любопытство, не будет работать. Ничто не обрадует, ничто не опечалит. Ты будешь бездушной куклой.
  
   - Вариантов нет?
  
   - Всё остальное только хуже. Или малый объём памяти высвобождается - а это ничего не решает. Либо отсутствие будет вредить делу. И это - навсегда. Даже после перерождений ты этот кусок не вернёшь, останешься таким калекой навсегда.
  
   - Это сильно плохо?
  
   - Не будет стимулов действовать. Но ты должен справиться: у тебя есть воля. Я вижу. И совесть. Ты поймёшь, о чём я говорю, со временем. Дальше. У нас, в этом месте, действуют свои законы природы, свои ограничения. Мы не помним прошлых перерождений. Мы можем путешествовать относительно долго по Земле, которая близко, или очень недолго по далеким планетам. Сириус от Солнца близко, там можем находиться около десяти секунд, а потом двадцать лет отдыхать. На Земле - около десяти минут.
  
   - Что ж так мало?
  
   - Мало?! Это много! Души умерших должны пребывать в Нави и ждать перерождения. Это мы обошли законы Прави. Другим - не дано. Из-за подрывной деятельности серых, других врагов ариев, в Нави скопилась огромная очередь чистых душ, а вселяться им не в кого. Арии деградировали, забыли традиции, обряды, ритуалы, совесть. Потребны только души тёмные али низкие.
  
   - Что за подрывная деятельность? Война?
  
   - Серые - технократы, они увели человечество на данный путь развития, исковыряли Землю, изгадили реки и моря, вызвали планетарную катастрофу. Они поймали человеков на крючок материализма и удовольствий тела. Поставив тело, прежде души, они получили власть над людьми. Это серые запустили те программы разврата, которые ты наблюдал в начале века. Мы, в своё время, тысячу лет назад, вели с ними войну. И проиграли.
  
   - Согласен, такие товарищи нам совсем не товарищи. С ними не по пути. А какую роль вы отвели мне?
  
   - Ты вернёшься на Землю с памятью, чтобы изменить ход войны.
  
   - Как я могу её изменить? Я же - обычный человек. Не бог. Пускай, я вам доверяю, согласен на возврат. Что конкретно будем делать?
  
   - Мы отрезаем чувства и возвращаем в прошлое, память ты и так сохранишь. Однако мы планировали дополнительно дать тебе некоторые наши способности, которые будут полезны в мире.
  
   - Это как у йогов, сидхи?
  
   - Не совсем. Летать не научим, но всё же...
  
   - Я - Рогдай, один из лучших кулачных бойцов.
  
   - Нет, это мне не нужно, я и сам с усам. Я ушу занимался.
  
   - Всё же проверь себя, Александр. Чиньцам кулачный бой перешёл от нас, ариев.
  
   - Как это?
  
   - Ариана стала погружаться в пучину вод. Арии покинули свой материк. Переселились южнее. На востоке Азии жили аримы. Против них сражались рода даариев, победили, но не уничтожили. По границе пошло смешение рас. Через столетия даарии стали даурами, приняв часть крови жёлтых. Побеждённым аримам было запрещено иметь дома оружие. Полукровки уходили на юг, к аримам, передавали им знание даариев. Изгои, предатели. Некоторые изгои передавали навыки боя без оружия. Со временем аримы достигли в этом деле высот, развили, вооружились и стали теснить дауров. Удары других врагов по ариям с Юга и Запада отвлекли силы. Аримы разбили дауров, вытеснили, образовали свои государства. Их было несколько. Потом, когда они объединились, стали называться чиньцами.
  
   - А как же - Бодхидхарма, многотысячная история Китая?
  
   - Для Чины историю написали иезуиты. Я не знаю, кто такой Бодхидхарма. Думаю, что легенда, вымысел.
  
   Мысленный бой показал мне моё зазнайство. Рогдай меня побеждал всегда и с огромным запасом. Отдалённо было похоже, что мастер спорта валяет третьеразрядника. Поэтому решил не выделываться, а брать эту способность. Оказалось, что в понятие кулачного боя у Рогдая входит и техника разнообразной борьбы: захваты, броски, удушения. До того я такой техникой не владел, в ушу используется преимущественно ударная техника. Один раз я видел соревнования по самбо - очень похоже на стиль Рогдая.
  
   От волхва Светозара взял знание трав, способность видеть яды в пище, обезвреживать их разными способами. Научил он меня разбираться в людях, видеть ложь, предвидеть опасности. Очень хотелось взять способность управления животными. Летит ласточка, а я всё вижу ее глазами - здорово же?! Но - не судьба. Светозар сказал, что эта способность требует много памяти - можем испортить всё дело. Мне ещё много лет своей жизни придётся протаскивать "контрабандой" - может не хватить. Светозар поступил мудрее. Он показал, как нужно видеть программный уровень реальности. Он виден, как разнородные энергии, окружающие и пронизывающие все предметы мира. В том числе людей, животных, растения. Дал методические указания по развитию способностей к видению и управлению этими энергиями. Дал ключевые советы для разных этапов обучения.
  
   - Постепенно ты всему научишься сам. И лечить, и лечиться, и управлять животными и растениями, просить Землю-матушку послать дождь или тепло. Научишься отводить глаза людям; много ещё чему.
  
   Выходит, что от волхва стоило бы взять больше, чем от всех других, но протащить сквозь программу-супервизор не удастся. "Супервизор" - это мой термин. Волхв дал образ некоего Световита. По срокам обучения Светозар ничего конкретного не сказал: "Многие лета", - многозначительно и бесполезно. Ух! Зло берёт! Но и за то благодарен. Была и ложка дёгтя в бочке мёда. Светозар не советовал злоупотреблять волхованием. Сказал, что зачарованный человек, пользуясь такими преимуществами, истончает свою судьбу. И даже больше. Он расходует квоту силы эгрегора. Вышние Силы, следящие за равновесием Прави, при активном использовании волошбы вмешаются, и будет только хуже. Он дальше не распространялся на эту тему, я тогда подробно не расспрашивал. Что это за Вышние Силы? Какое равновесие, чего равновесие? Как вмешаются? Теперь жалею, стоило бы знать границы. А то, вдруг, "разыграется аппетит", а потом меня ка-ак жахнут!
  
   Бой на мечах, общим решением, признали не учить - не актуально. На ножах из моих коллег никто не умел хорошо. Ярослав был в своей последней жизни хорошим лучником. "Хорошим" - это по их меркам. А по нашим, когда совмещают мушку и целик, либо высчитывают на калькуляторе поправки к стрельбе - гениальным. У лука нет мушки. Лучник прицеливается всем телом, запоминая положение тысячами повторений. Наш, современный лучник. А в старину арии учились другой стрельбе: интуитивной. Стрелок обучался чувствовать момент. Некоторые говорят, что им подсказывают предки. Многократные повторения тоже имели место, но принципы были другие. Потом это искусство было забыто. Точнее: не передано. Впрочем, я мало знал о луках в первой жизни, может, где мастера и остались. Ближайшее, что приходит на ум, при поиске похожего: лозоходы. Эти ищут по ощущениям воду, а мы - цель. Только, в отличие от воды, заяц ждать не будет: всё нужно делать предельно быстро. Совмещать, вычислять и слышать момент выстрела. Интуитивно. Вот этой интуитивной стрельбе он меня и научил. Если бы я владел этой способностью в последнем бою с цыганами - один бы всех положил и сам жив остался.
  
   Затем Светозар "колдовал" над моментом засылки. Если посылать позднее - надёжнее, с точки зрения суммы информации, но можно не успеть изменить историю. А слишком рано - может информация не влезть в молодое тело. Мозг, в отличие от души, материален. Мозг ребёнка меньше мозга взрослого. И возможности хранения информации меньше. Стабильность психики ниже. А нас провал, разконспирация не устраивают. Бог весть, как и что волхв определил, но правильный возраст вселения определил. Сентиментально простились, предки обещали раз в три месяца приходить во сне, проведать. Светозар "отрезал" чувства. Потом все предки объединили усилия и сместили меня в прошлое. Отдалённо, в междумирье это было похоже на перестановку иглы на проигрывателе пластинок. Как это возможно? Волхв сказал, что сознательно не будет посвящать меня в контроль сохранённых состояний, потоки синхронизации миров, перезапуск воронки инициации - это перегрузит мою память. Чёрт! Интересно же!
  
   ========== Опять солдат
  
   Зашвырнуло меня на 51 год назад, по отношению к первой смерти. Уже два дня как "переселился". Вроде, боле-мене успокоилось всё, памяти совместились. Осталась усталость, изредка проявляются сбои. Вроде и не страшные, но лучше бы этих внезапных головных болей или крепкого сна не было на службе. Могут взгреть. Мой лейтёха, гад, не послушал, в наряд поставил. Благо, на КТП подремал, в казарме полночи подрых, теперь надо на КПП идти, весь день там "кукушкой работать".
  
   Голова болит, иду вскрывать дверь. По уставу на вскрытии пломб должен присутствовать начкар. А кто у нас начкар? Правильно, старший лейтенант Самсонов. Вечный старший лейтенант. С его умищем странно, что ему старшего дали. Какая-то программа в голове заставляет меня мстить. Реального чувства обиды на Самсонова нет. Что-то внутри изменилось. Видимо, обрезанная матрица берёт власть в свои руки. Тем не менее, спокойно и непреклонно отправляю воронежца, сержанта Лёху Шишова, моего однопризывника, за Самсоновым. Никакие отговорки: "Да он спит сейчас, у него длинный сон", - меня не пронимают. Положено вскрывать КПП начкару - подать его сюда, помощник не годится. Кроме того, поджимает время: уже без десяти девять, а ровно в девять нужно запускать в техническую зону людей. Через несколько минут прибежал вскрывать техзону Самсонов. Я принял пломбы, выслушал его причитания, спокойно напомнил ему вчерашний вечер, когда он не дал попялиться в телевизор. Только не думайте, что я нажил врага. Самсонов - ошибка природы, человек, не способный практически ни на что, так что, врага я не нажил. Если бы не переселение, то я бы испытал моральное удовлетворение от маленькой мести, а так...
  
   Идут офицеры - встаю, отдаю честь. Некоторые - нормальные, для нас, солдат, я имею в виду. Сразу махают рукой вниз, дескать "сиди-сиди, не вставай". За час до обеда метётся майор Кривенко - редкий чмошник. Всегда заставляет отдавать честь, всегда придирается, всё по уставу, официально-казенные обращения. На этот раз он обратился вежливее, лицо заинтересованное. Чего это он?
  
   - Саша, могу я зайти? Откроешь?
  
   Вообще-то - не положено, но я же - не он, не чмошник и уставоед. Где - зловредный американский диверсант, а где - командир второй батареи майор Кривенко? Видно, надо ему чегой-то, пущу, я добрый. Молча открываю обычную деревянную дверь.
  
   - Ты же на математика учился?
  
   - Почти, на математика-программиста.
  
   - В университете?
  
   - Да.
  
   - Отличник?
  
   - Ну... Только во втором семестре, а в первом - нет.
  
   - А вы учили гиперболические функции?
  
   - А зачем вам, тащ майор?
  
   - Я в академию буду поступать, а в вопросах это есть. А я не очень понял тему.
  
   Раньше я, наверное, раздулся бы от важности. Сейчас просто хладнокровно сделал выводы по поводу его чмошности - просто одно место мужик рвал ради карьеры. Фиг с ним, меня не убудет.
  
   - Давайте тетрадку и садитесь.
  
   Полчаса работал учителем. Как по мне - совершенно бесполезная тема. Зачем она офицеру-ракетчику? Беда только в том, что математика всколыхнула какие-то пласты в голове, опять накатил дурман: сонливость, тормоз, тошнота. Еле дотерпел до обеда. В обед даже не стал есть "дробь-16", выпил компот с хлебом, и всё.
  
   Следующий день как-то перетерпел, потом опять назначили в наряд. На этот раз по штабу. Вроде, самочувствие стало лучше, поэтому уже не отбрыкивался. Не подумайте, что у меня были наряды вне очереди. Просто у нас очень мало людей, а нарядов - много. В расчётах стыкуют головку двое! По штату положено иметь расчёт из четырёх человек. Частично компенсируется тем, что офицер, командир расчёта, сам крутит колесики регулировки вместо одного из номеров. Та же картина и у нас, во взводе охраны. Должно быть минимум три комплекта дежурных смен. Смена - восемь человек. А во взводе имеется в наличии восемнадцать человек. Вот так. Потому нас из Вузов и брали: последствия прошлой войны; мы - внуки военного поколения.
  
   Офицеры уехали в Стрый, кроме пары человек. Один из них - тот, что мне нужен, наш начальник штаба, подполковник Емец. Колоритная фигура. Именно благодаря нему у нас в части практически не было дедовщины. Я лично репрессии не застал, но мои "деды" рассказывали легенды. Реально часть держалась именно на нём. А командир части, полковник Волочков, был ничем не примечателен. Громкий командный голос, представительные усы, налёт интеллигентности, из-за очков в золотистой оправе - и всё. На этой неделе НДБС-ом (начальником дежурной боевой смены) заступил именно Емец. Это было мне на руку. С Емца я собирался начать формировать свою команду. У нас с ним сложились очень доверительные отношения. Большей частью, это не имело материальных обоснований. "Стучать" я ему не "стучал". Разок "черпак" мне синяк под глазом поставил. Я сказал сакраментальное: "Споткнулся, ударился об умывальник". Два месяца назад всю часть ставили на голову. С боевых машин пропадало топливо. Емец рвал и метал, особист проводил допросы, напрягали наш взвод охраны: типа, мы плохо охраняем, поэтому бензин и пропадает. Что только командование ни делало - нет результата, не могут найти воров. А бензин продолжает пропадать исправно. Когда в очередной раз, перед заступлением в караул, Емец делал нам накачку, мне надоел это цирк. Приведу свой исторический монолог полностью.
  
   - Рр-шите, тащ пп-ковник?
  
   - Да, Саша?
  
   - Солдатам бензин ни к чему. Нам его некуда деть. Офицеры получают деньги: ставку, плюс за звёздочки, то есть, неплохо, им и так хватает. Кроме того, у большинства есть понятие офицерской чести. Они в армию не за бензином пошли.
  
   Емец ждал ещё чего-то с полминуты. Поняв, что продолжения не будет, с задумчивым выражением лица отпустил заступающую смену готовиться в караул.
  
   - Норрррмально! Разойтись!
  
   А через пять минут в штаб влетели, как угорелые, все прапорщики нашей части. Все четыре штуки. Сомневаюсь, конечно, что каптёрщик и завскладом сливали бензин. Только два техника, обслуживающих автомобили части, имели возможность совершить это преступление века. Но, видно, начштаба решил всех профилактировать. Бензин исчезать перестал. А отношение Емца ко мне не изменилось, то есть так и осталось несколько более уважительное, чем к остальным солдатам. Более того, за всю службу не было случая, когда бы он меня наказал. Другие офицеры "стучали" моему комвзвода, наказывали своей властью. Разные "косяки" у меня были. То - честь не отдам, то - в спортзале в неположенное время нахожусь, мало ли ещё что?
  
   ====== Признание Емцу
  
   Вечер, уже отбой, казарма спит. А мне ещё до двух торчать в штабе. Потом до шести утра меня подменят, а с утра, весь день, опять мне вскакивать честь отдавать. Ну, то - потом. А сейчас начнём менять историю.
  
   - Тащ ппковник разрешите войти! - как в воду сиганул. По спине пробежались "мурашки".
  
   - Заходи Саша.
  
   - Александр Николаевич, я могу вас так называть? - в душу попыталась закрасться какая-то робость, которую волевым усилием задавил.
  
   - Да, конечно, - несколько удивлённо отвечает Емец.
  
   - У меня к вам долгий и очень необычный разговор, прошу заранее: не удивляйтесь и не делайте преждевременных выводов, пока мы не закончим.
  
   - Норрррмально. Ты меня заинтриговал, Саша.
  
   - У вас дети-внуки есть?
  
   - Да.
  
   - Вы их любите, хотите им счастливой жизни? Не отвечайте, это риторический вопрос. Дело в том, что их спокойная и счастливая жизнь, как и жизни миллионов советских людей, под угрозой.
  
   Несколько часов мы вели беседу. Я: то - вещал, то - спорил, то - доказывал, то - делился впечатлениями, то - взывал к сочувствию. Начштаба спрашивал, уточнял, сомневался. Но в итоге - проникся и, вроде бы, поверил.
  
   - Если бы таким пророком сказался кто-то другой, я бы его - в санчасть или сразу - в психушку. А может, и особисту сдал бы. Но ты, Саша - это совсем другое дело. Чем-то ты выделялся. Я с самого начала заметил. Не силой, не умом... Ты не от мира сего. Не потому, что "тормозил" вначале, а потому что не приспосабливался к жизни в армии, а воспринимал службу серьёзно, как защиту Родины. Остальные отбывают. Как наказание. Поверь, я за свою службу много солдат повидал. Ещё... Никогда бы не подумал о себе, что поверю в загробный мир, перемещение во времени. Экий бред! Марксизм, материализм... Я даже научную фантастику не люблю. И, всё же, остаются... Нет, не так. Не сомнения остаются, а, скорее, голова просит чего-то конкретного, что можно руками пощупать.
  
   - Возможно, такой предмет есть. Не совсем материальный, но, всё же. Мои показатели по физо вы примерно представляете, так ведь, Александр Николаевич?
  
   Чего греха таить, слабоват я был. Подтягивался еле-еле раз десять, пресс - слабенький, отжимался лучше - раз сорок. Сколько себя помню - всегда таким был. Не слишком сильным и мускулистым. Бег на длинные дистанции руки не очень развивает. Плечи у меня не слишком широкие. Ни внешнего впечатления не производил, ни фактических выдающихся физических данных я не имел. Емец лез в каждую дырку в части, поэтому для него это тайной не было.
  
   - Никаким спортом, ни боевыми искусствами я не занимался. Пока. Сколько бы КГБ ни копало мою текущую биографию. Можете у особиста поинтересоваться, если такие данные, конечно, есть в личном деле. Предлагаю в ближайшее время провести занятие по рукопашному бою. Я постараюсь там вас удивить. А следующим умением будет стрельба. Только желательно, чтобы других свидетелей на стрельбище не было. Если владение боем я могу объяснить посещением подпольной секции ушу, то стрельбе, на таком уровне, в СССР ещё никто не владеет. Наверно, и в мире.
  
   - Я знал, я знал, чувствовал, что что-то не так! В жизни, с тобой. А после тревоги... Иди, Саша.
  
   Ну, дела! Кажется, Емец расчувствовался. Уж не слезу ли он втихаря пускает? Да-а-а... Кстати, любопытная была история с этой тревогой.
  
   ========= Учебная тревога. Декабрь 1986-го.
  
   Как-то раз, примерно, через полгода моей службы, поднимают всю роту по тревоге. Точнее, не совсем по тревоге, а по сигналу "занять боевые посты". Этот сигнал, по той информации, что говорили нам офицеры, может быть как боевой тревогой, так и учебной. Понимай, как знаешь. Я воспринял его как настоящую тревогу, войну. Тем более что режиссер спектакля, Емец, постарался на славу: НДБС выдал оружие и куда-то делся, сержант, замкомвзвода, имитировал сердечный приступ, от погрузочной площадки боеголовок и караульного помещения шла активная стрельба из автоматов. Жуть!
  
   Стоят два десятка солдатиков с автоматами, но без патронов, сержант валяется на снегу и стонет, офицеров рядом нет, вдали - стрельба. Стоят солдаты и ничего не делают. Я бы покомандовал, но рядовой. А в куче есть ефрейтор, на полгода большего призыва, несколько "дедов". Кто же меня, салагу, будет слушать? Даже не пытался. Просто начал двигаться сам. Короткими перебежками, от дерева к дереву. Деревья у нас знатные: метров под пятнадцать высотой, в обхвате сантиметров под семьдесят. Такое и "калаш" не пробьет. Может, "крупняк" только. Но их не было слышно. Добрался до поста, охраняющего погрузочную площадку. Трупов нет, стрельбы - уже нет, пытаюсь окликнуть часового. Он закрыт изнутри в железобетонной коробке. По уставу, часовому не положено разговаривать с посторонними. Но мы - все свои, а он не отвечает. Вот тебе и раз. Выходит, его убили или сильно ранили? Значит, тревога настоящая?! Дальше двигаться от дерева к дереву не рискнул. Пополз по водоотводной канаве. Она доверху заполнена снегом, но снег - не пуля, не умру. Путь предстоял немалый: метров триста. Труднее всего для нервов дался бросок от одной канавы в другую через дорогу. Фух! Пронесло. Дополз до караулки, обполз ее сзади, со стороны уборной. Там у нас был участок в "колючке", где удобно было пролазить. Мы иногда опустошали уборную ведрами в дальнюю яму, этот кусок забора распутывали, а гвоздями уже не прибивали. И сигнализации на том участке нет. Мало ли что... За несколько секунд сделал большую дыру, пролез, пробежался вдоль стены, пробрался за пулезащитный щит. Он закрывает дверь в караулку. Дверь была закрыта, но дальше уже всё просто: давлю на кнопку звонка. Надеюсь, караулку не "взяли"? Фух! Свои, открывает ефрейтор Рашук. Мама дорогая! С десяток наших офицеров, весь караул поднят "в ружье". Но настроение у всех спокойное. Значит, тревога была учебная, а я так напрягался. Да-а-а, зря. Рубан, наш заместитель командира части по боевой части, спрашивает: "Рядовой Корибут, почему вы оставили взвод и пришли сюда? Доложите обстановку!" Правду говорить нельзя. При опасности у меня "шерсть" на спине становится дыбом, внизу живота встает шар силы и страх заставляет меня идти в сторону опасности, а не от неё. Такое не расскажешь.
  
   - Тащ, полковник, докладываю! НДБС майор Кармышов исчез в районе КПП, сержант Трофимов то ли ранен, то ли сердце схватило. Патроны к автоматам закрыты в броневом ящике, а ключ у Кармышова. Гранаты не выдали. Я решил, что в караулке есть патроны и гранаты, поэтому и пошёл сюда.
  
   - А как вы проникли внутрь периметра? Мы вас не видели.
  
   - "Колючку" возле уборной отогнул.
  
   - Норррмально, - это уже Емец рычит, - какие ещё дыры есть в системе охраны караульного помещения?
  
   Молчу, как партизан. Не буду больше выдавать старшим офицерам военные тайны. Все, кто ходит в караул, а это: лейтенанты, капитаны, старлеи - и так знают, а от старших можно только проблем поиметь. Так что, ничего не скажу о хронически неотжимаемом язычке на защёлке главной калитки - чтоб оператору лишний раз от телевизора не отрываться, эту калитку разводящему не открывать, ничего не скажу о калитке на спортплощадку, которую можно открыть отверткой, монеткой, или любым плоским предметом.
  
   В армии есть солдатские тайны, прапорщицкие, младших офицеров. Может, и ещё какие, но с теми я не сталкивался. Солдаты чужих тайн не выдают, по крайней мере, без веских причин. Эдакая круговая порука. Тем летом, к примеру, Игорь Волошин облил Таракана ведром воды. Таракан - это вечный капитан, Коротков Сергей Петрович. Он носит залихватские усы, поэтому и кличка такая. На крыше караулки он загорал. Наглый "дед" Волошин посмел пошутить. Коротков взял с пирамиды РПК и, в одних трусах, гонял по зоне Волошина. Тому пришлось уходить вообще за территорию зоны через минное поле в лес. Есть там у нас участок охраны, не прикрытый сеткой. Через сетку с 1700 вольт не попрёшь, а на минных полях мины в постоянной боевой готовности не выставляются. Таракана никто не сдал. Умный, но разгильдяй страшный. Видимо поэтому он и будет вечным капитаном. На роту его ни в жисть не поставят, а взводному больше капитана не дадут. Точнее, Коротков числится командиром расчёта. Но у ракетчиков это приравнивается к взводу. Офицеры, кстати, также соблюдают, со своей стороны, эти негласные договорённости. Самсонов, например, не стал стучать на меня за наглое поведение. Ему ещё со мной в караул заступать не раз, и на КПП я дежурю часто. Кармышов как-то раз поймал меня в спортзале, когда я должен был быть в столовке. Мне тогда "впаяли" наряд по кухне, посуду я помыл, делать больше нечего - пошёл в спортзал. Вполне бы мог добавить нарядов - он тогда НДБС-ом был. Но нет, не стал заедаться. И правильно, я нашёл бы способ ответить. А то, что я рядовой, а он майор - это дело второе.
  
   - Тащ, ппковник, остальные из взвода охраны идут, открывать? - Это Рашук удачно прервал допрос Емца.
  
   - Открывай.
  
   Наши затаскивают Трофимова. Симулянт несчастный.
  
   - Сержант Трофимов!
  
   - Я!
  
   - Приказываю выздороветь!
  
   - Есть! - Трофимов встал с пола, отряхнул снег с рукава и бойко начал командовать.
  
   - Взвод, стройся! Рр-няйсь! Сирр-на!
  
   Дальше - неинтересно. Разбор ошибок, действий каждого. Отметили мою инициативу, но даже благодарности по службе не объявили. Эх! Не догадался выломать дверь на посту N1! Тогда забрал бы у "убитого" Азылханова патроны... Размечтался, ага. Меня же дверь бы ремонтировать и заставили.
  
   С тех пор Емец ещё более укрепился в особом ко мне отношении. Поэтому решил начать формировать команду единомышленников с подполковника Емца, нашего начштаба.
  
   Конец ноября 1987-го.
  
   Прошло пару дней, Емец, товарищ дотошный, ничего не забыл. "Доверяй, но проверяй", - решил устроить занятие по рукопашному бою. Подход был, как всегда у Емца, основательный. Каптёрщик выдал всем рабочую одежду, так как на улице была слякоть. Но Емец не стал упрощать мне жизнь. Никаких спортзалов - на улицу! Сегодня ночью шёл дождь, земля раскисла, температура противная - около нуля. Вывели на плац. Емец даёт команду: "Работайте прямо здесь".
  
   - Тащ ппковник, есть другое предложение. Я сейчас покувыркаюсь на асфальте, чтоб вы убедились, что это не проблема для меня. А ребят жалко, они так падать не умеют. А жалеть во время боя будет некогда. Они побьются. А потом перейдём на футбольное поле, а?
  
   - Нормально, кувыркайтесь, рядовой Корибут.
  
   - Есть!
  
   Кувыркаюсь. Сначала у меня на ушу была практика. В первом будущем, после армии, я "заразился" гонконговскими боевиками и ходил с 90-го по 92-й на ушу. Одна из школ, которые давал Саныч, была школа маленькой обезьяны. В ней очень много нижней работы. Два дня в неделю мы регулярно занимались в жёстком зале: обычном спортзале какой-то школы. Деревянный пол - это, конечно, не асфальт, но и не маты. Не сразу, но мы научились не зарабатывать синяки на спине. А потом мне ещё кусок Рогдаевых навыков достался. Там тоже было несколько любопытных моментов. Поэтому на асфальте мне удалось показать высший пилотаж. Реально, все рты раскрыли. Кувырки и перекаты из низких позиций, из высоких, переходы снизу вверх и сверху вниз, иногда обозначаю удары. Иногда - это потому что не это демонстрирую.
  
   - Нормально. Рота! На футбольное поле! Бегом! Марш!
  
   - Ещё одна просьба. Козин и Махмудов пусть постоят в стороне пока. Они чем-то владеют, но их уровень мне не известен. Если их удары будут слишком быстры и опасны - они могут пострадать.
  
   - Добро. Козин и Махмудов, отойдите в сторону.
  
   Нужно заметить, что Емец полумерами не страдал. На занятие он собрал не только мой взвод охраны, а всех свободных от нарядов и работ. Это вышло: человек сорок. Это около половины личного состава. Моих занятий ушу хватило бы на троих, ну, с натугой, при стечении обстоятельств, учитывая низкий уровень советских солдат-ракетчиков - на пятерых. Всё. Больше бы не победил. Но вот стиль Рогдая... Это вещь! Сила!
  
   - Левые десять человек, атакуйте меня. Ограничений никаких нет. Только, если видите, что я уже без сознания - тогда останавливаетесь. Можно бить, душить, хватать, ломать всё, до чего дотянетесь. Чем угодно, куда угодно, как угодно. Представьте, что вам меня нужно убить.
  
   Мои сослуживцы, ясный день, были сильно удивлены и занятием, и кувырками, и наглым предложением побить сразу десятерых, для начала. Да и хорошие отношения у меня были только с человеками пятью. С половиной - ровные, со второй половиной - разные. С кем-то - подрался-помирился, с кем-то - до драки не дошло, но осадочек остался. Не все ещё из старшего призыва уволились. Мы - уже "деды", а они - дембеля. К некоторым из них у меня был счёт. Только чувств не было. Но счёта нужно оплатить. Конспирация обязывает.
  
   Младшие призывы сами не нас, "дедов", зуб имеют. Не на меня конкретно, но всё же. Так что мотивация у сослуживцев была. А у меня - свои особенности. Нужно будет всю оставшуюся жизнь изображать человека, играть чувства, учитывать поправку. Умом понимать: где, в каком случае, какие чувства я должен бы испытать, принудительно их имитировать поступками. Должен был кого-то не любить - значит, действую так, как будто хочу ему зла, стукнул меня Шипилов в глаз месяца три назад - отомщу.
  
   - Александр Николаевич, у некоторых могут быть мелкие травмы. Руки-ноги ломать не буду, но синяков и шишек будет много, возможны выбитые зубы и сломанные ребра. Это допустимо?
  
   - Нормально, начинай.
  
   - Есть. Ну, вы, левый десяток, атакуйте меня. Советую окружить и нападать одновременно.
  
   Сознательно дал себя окружить. Лучше проверить способности Рогдая на десятке, чем на всех потом обнаружить, что спину нормально не держу. Представил цирковое огненное кольцо, через которое тигры прыгают, прошёл сквозь него. Этот метод придумал сам, в старой жизни. Пульс тут же подскочил раза в два, адреналин пошёл в кровь, реакция стала быстрее, мысли - чётче.
  
   Ничего дожидаться не стал. Атаковал первым. Молча, как Белый Клык. Секунд через двадцать весь десяток лежал на мокрой траве футбольного поля, потирая ушибленные места, восстанавливая забитое дыхание.
  
   - Тащ, ппковник, я сапоги сниму? А то реально сильно много рёбер и коленок могу "накрошить". Наши керзачи слишком тяжёлые.
  
   - Снимай.
  
   - Вы. Вы не старались. В школе первоклашки лучше дерутся. Увижу, что кто-то не старается - буду специально добавлять удар в пах, для стимуляции.
  
   О, теперь во многих глазах недоумение и растерянность сменились на злость. Не во всех. Пара человек выказала страх. Выделять этих не стал: ну, не воины - не убивать же их за это?
  
   - Теперь - все вместе. И этот десяток тоже. Вы все видите, как жёстко я работаю. Отнеситесь к вопросу серьёзно, хватайте за руки-ноги, действуйте сообща, согласованно, бейте сильнее. Начали, атакую.
  
   Второй раунд тоже остался за мной. Несущественно отличался от первого. Разок повалили, но я очень быстро сумел отойти и встать. Раза три пришлось применять борцовские приёмы освобождения от захватов. С пяток ударов перевел на касательные, не пропустил ни одного. Несколько не хватало силы рук: движения рук были несколько медленнее, чем хотелось бы. Имеем, что имеем. Предки мне поменяли голову, а мышцы нужно будет накачать самому. Впрочем, техника вполне компенсировала этот недостаток. Форма мокрая, слегка в грязи, как и у остальных. Трава на футбольном поле плотная, но жижа пропитывается. Скользко. Ушуистский принцип воды доработал балансирными раскачками арийского боя, что позволило мне не терять равновесия, не поскальзываться.
  
   - Теперь ты, Махмудов.
  
   С этим азербайджанцем у меня были нормальные отношения: я стал барабанщиком вместо него, и это определило дальнейшие отношения. Он говорил, что занимался один год каратэ. Как-то раз он дрался с осетином Цховгаевым. Тот сотню от груди жал, рама конкретная, на полголовы выше Махмудова и меня, соответственно. Минута драки победителя не выявила, потом их разняли, так как дежурный по части шёл. Стоило посмотреть, чем этот каратист дышит. Отношения уже не имели значения, так как Махмудов на полгода больше служит, сейчас он уже дембель, занимается дембельскими работами. Скоро уволится.
  
   Против меня его навыки не годились вообще - можно было спокойно ставить его к остальным. Оценочно, его уровень и есть: один год занятий у посредственного мастера. Решил проверить на нём голос. Нет, не так, Голос! Есть такая техника у Рогдая. Голос опускается в нижний резонатор. Фактически, и грудная клетка, и часть живота превращается в некое подобие колокола, тембр низкий, отдалённо похож на рёв крупного хищника. Естественно, имеет место работа с праной. Рогдай говорил, что изначально эта техника разрабатывалась для отпугивания медведей и тигров, но и против людей хорошо работает.
  
   - Ильхам, давай отойдём чуть-чуть.
  
   Отвел его на пяток метров от остальной группы и ка-а-а-к рявкнул: "Лежать"!!! Ой, что было, что было! Махмудов упал, как от удара плёткой, принял позу эмбриона, голову накрыл руками и заскулил по-щенячьи, завоняло поносом.
  
   - Ильхам, ну всё, всё, успокойся, иди к умывальнику. Тащ, ппковник, р-ршите Махмудову сходить в казарму.
  
   - Разрешаю, - подполковник Емец сегодня на редкость сговорчивый.
  
   Ещё бы. Даже среди остальных действие Голоса было заметно. Пара человек упала на колени, один уссался, Емец, говорят, в первую секунду за кобуру схватился, наш комвзвода охраны, лейтенант Усольцев, фуражку на землю бросил зачем-то. Всех впечатлило, и это учитывая, что до них было далеко, и я развернулся к ним спиной. Не то, чтоб я раньше не понимал ценность подарка Рогдая, просто лично убедиться, на практике, всегда хорошо. Сострадания к Махмудову не было, жалости, неудобства. Отрезанные чувства даже дали преимущество в бою. Ничто не выводит из равновесия. Стимулов, правда, нет, кроме целесообразности, но и в слепую ярость не впадаю, жалость удары не ослабляет, неуверенность не провоцирует на лишний риск.
  
   Последняя часть марлезонского балета. Козин. Он на год меньшего призыва, первый разряд по боксу, с его слов. Может, и не врёт. Вроде, движения правильные. Ещё полтора года занимался ушу в подпольной секции. Посмотрим, какой он, Козин. Смотрю в глаза, давлю, опустил свой шар силы в низ живота, слушаю вибрации. Что сказать? Неплохой пацан, есть дух воина, но против меня теперешнего - не годится. Взгляд-то он держит, а вот пробой по нижним чакрам от меня не скроешь. Не буду унижать парня, он ни в чём не виноват особо. Пусть судьбу поединка решит искусство владения световым мечом. Шучу-шучу. Кстати, а "Звёздные войны" уже вышли? А-а, неважно. Решим дело обычной внешней школой, то есть обычной дракой. Вытянул на середину, поиграл в кошки-мышки, пробил лоукик в ногу, снял переднюю руку и лупанул ладонью в лоб. Не со всей силы, конечно. Незамысловато, но этого вполне хватило.
  
   - Тащ ппковник, это был максимум, - комментирую бой, отведя Емца слегка в сторону. Даже больше, чем ожидал. Во-первых, они не ожидали, во-вторых, они плохо подготовлены, в-третьих - место боя. На стадионе можно долго работать манёвром, уходя от атак. В казарме или, ещё хуже, в тесной комнате, мне и пяти человек бы хватило, чтобы проиграть. Или пары подготовленных дзюдоистов. Это не сверхоружие, а лишь доказательство.
  
   Я тут нисколько не лукавил перед Емцем. Всегда любил бег, ноги у меня хорошо развиты. А остальное тело, это тело, сегодняшнее - ни к чёрту. Дохляк. По моим нынешним требования. А так - серединка во взводе. Ничего особенно плохого, ничего выдающегося. Есть в роте ребята значительно крепче меня. Которых сегодня валял по мокрой траве, кстати. Секущий удар по наружной стороне колена прокачка не ослабляет! И по нервным узла, по точкам - тоже. Однако мне нужно будет подкачаться получше.
  
   - Я понял, Саша. Иди в общий строй, сапоги можешь не обувать.
  
   Емец никому ничего не объяснял. Отправил нас всех в баню. Да и день был правильный: суббота. По пятницам у нас ПХД: парко-хозяйственный день, моем казарму с мылом и порошком. А по субботам моемся сами. У нас своя котельная, так что с баней всё в порядке.
  
   - Слышь, Корь, чё это было? Ты ж, вроде, ничем не занимался?
  
   - Как ты смог?
  
   О-па! А легенду-то я не придумал. Ладно, займёмся плагиатом. Тем более что йогой я действительно занимался, и половина ребят про это знают.
  
   - Это боевая йога, - цитирую Сыроежкина.
  
   - А чё ты раньше лох-лохом был?
  
   - Свойства переключал с обычной. На гражданке мне нужна была обычная хатха-йога, для оздоровления. А Шипилов, гад, в глаз стукнул, вот я и переключил свойства на боевую. Слышь, Шипилыч, я тебя не очень сильно приложил?
  
   - Не, нормально, ребра немного болят, но ничё - смотрит с опаской, даже без внутренней злобы, в момент сломался парень. Где тот гордый взгляд старшего призыва, неумеренная борзота, что были ещё неделю назад?
  
   Вроде прокатило. Про йогу всегда мало что знали. Слямзил сказку у Сыроежкина - и ладно. Все в шоке, злости ни у кого не наблюдаю. Это уже хорошо. Не то, чтоб я боялся немедленной мести или расправы в бане, но и война против всех не нужна. Ещё целых полгода служить. Дальнейшие события прогнозируемы и вычисляемы, вот, только, меня их детские восторги не трогают. Никакой радости, удовлетворения, гордости и важности. Ничего. Задача стояла - задача выполнена, ставим галочку. Да, есть и минусы от потери куска себя. Никогда больше мне не будет доступна обычная радость.
  
   После отбоя меня поднял с постели Серго Матевосян. Он был в наряде по столовой и в "балете" не участвовал. Примечательный персонаж, нужно отметить. Невысокий, не очень коренастый, родом с Нагорного Карабаха. Он мог час-полтора не слезать с перекладины. Нельзя сказать, что у него были руки орангутанга. Ну, кругленькие рельефные бицепсы, ну, весь такой, как иллюстрация в анатомическом атласе, кубики на животе, прочее... Но вот не было предела у него на турнике. Сто пятьдесят подъемов переворотом? Пожалуйста! Двадцать выходов силой? Ладно. На одной руке он подтягивался четыре раза. Из старой жизни я помнил о случае, который ещё не произошёл. В этом же умывальнике, примерно через месяц времени, он должен был мне показать свою крутизну. Причём, учтите, мы были почти друзьями. Серго, вообще, - милый парень. Никогда ни к кому не задирается, не наезжает, даже на молодых, никогда не хвастается. Скорее всего, тот раз он по-дружески, в знак особого расположения, лупанул меня в пресс. Он тогда сказал: "Ну, попробуй, попробуй меня ударить в живот". Я ударил, он очень быстро сблокировал и сам лупанул в ответ. Тут же забил мне дыхание. Извинялся потом, мол, я не хотел, случайно вышло. Я и в той жизни на него не злился. Чего это ему приспичило? Вот сейчас я мог бы быть недовольным: не дали нормально поспать. Да и потом адреналин будет долго по крови бродить, сразу не усну. Но - деваться некуда. Раз зовёт, значит, очень надо.
  
   Захожу в умывальник в форме номер раз: часы, трусы, противогаз. Вру, просто в трусах, майке и шлёпанцах. В умывальнике ещё трое дембелей, один из них - земеля Матевосяна, солдат-каптёрщик, Карапет Мартиросян. Глаза у всех горят, ждут представления. Ну, нет, так просто не спущу. Провокаторы на галёрке не отсидятся. Иначе, каждую ночь спать будут не давать.
  
   - Слюшай, Саня, ти же мой дрюг, покажи, как ти дерёшься! Хачу видеть. Пакажи, а?
  
   - Серго, ты мне друг, но вы не дали мне спать. Могли ведь и завтра-послезавтра посмотреть.
  
   - Нет, я би не мог! Все так сказали, так сказали, ух! Пакажи, очшень прашу, Сань!
  
   - Ладно, будет так. Сначала я покажу что-нибудь тебе, Серго, а потом дам ещё один урок остальным.
  
   - Вай, слушай, дарагой, Корь, нэ надо, ты мне и так сегодня синяк набил, да!
  
   Это у русско-украинского грузина Вано Иващенко здравый смысл прорезался. А где был этот здравый смысл полчаса назад? Жалости нет. Рисковал, любопытно было? Получи.
  
   - Смотри, Серго. Тут и тут у тебя очень крепкие мышцы, мало кто их тут пробьёт, а вот тут, тут, тут и тут - мышц нет. Тут и тут можно ломать суставы и мышцы тоже не помогут, понял?
  
   - Понял, понял, ударь меня, ударь! Прашу!
  
   Ха-ха, помню, как он дал себя ударить в той жизни, дураков нет. Перекрываю левой ладонью поле зрения и тут же высекаю ноги. Его молниеносный блок руки ничего не дал: руку я уже одёрнул, а вот нога уже доделывала своё дело. Он как-то прогнулся, частично компенсировал падение доворотом, частично лопатками, но головой об кафель приложился всё равно. Вскочил, как мячик, ревёт, как сердитый зверь.
  
   - Ежжё, давай ежжё, Сань!
  
   Сделал всё то же самое, только высек левой ногой. Опять вскакивает.
  
   - Ежжё, давай ежжё!
  
   Сделал обманный клевок головой в его сторону, гыкнул. Он повёлся на провокацию и рванул в атаку. Тут я его и поймал. Он бы иначе не успокоился. Слишком верил в свою силу. Техникой бы я его не убедил. Его атакующую руку снял и правой ладонью дал сильный волновой удар в солнечное. "Кубики" не спасли. Отлетел, лежит, не может вдохнуть. Подошёл, надавил на точку на спине, восстановил дыхание Серго. Теперь можно дать урок остальным. Выхватил руку у Махмудова, поднял, пробил ногой по почке. Полгода-год будет помнить, что чужими руками жар загребать неприлично. Иващенко лупанул ладонью в тот глаз, которому досталось сегодня утром. Мартиросяну дал обычную пощечину.
  
   - Карапет, как тебе не стыдно подставлять земляка?
  
   Это американское слово ещё не в ходу, но он всё понял.
  
   - Корь, я его отговаривал, он сам хотел, молодой, дурной.
  
   - Ладно. Идите все спать, проверяльщики хреновы.
  
   Собрал разлетевшиеся по умывальне тапочки и пошёл тоже спать. Не самый лёгкий день минул.
  
   ======== Стрельба.
  
   Ничего особенного не происходило целых десять дней. Заступил в караул, отдежурил. Раз в две недели взвод охраны регулярно выезжал на стрельбы. Километрах в двадцати от нашей части, где-то в дебрях Карпат, было стрельбище. Туда мы и выехали. В этот раз с нами ехали ещё и все свободные солдаты из расчётов. Выставили оцепление, отстрелялись, основная масса ушла к кунгам. Меня Емец оставил. На стрельбы он выезжает не всегда. На этот раз выехал. Нас осталось трое. Мой прежний уровень стрельбы был обычным. В десятом классе школы наш военрук устроил кружок пулевой стрельбы. Все желающие ходили в тир и стреляли из мелкашек. Военрук нас грамотно учил. Кучность он мне поставил. Есть, правда, один нюанс. С восьмого класса я практиковал систему быстрого чтения. Слишком давил на глаза и, в результате, зрение вдаль у меня упало. Мишени я всегда видел двоящимися. Как-то приспособился. 70 очков для меня было нормой. Из автомата мы в армии стреляем несколько не так, но больших проблем у меня не было. А теперь пришло время проверить навыки интуитивной стрельбы. Почему-то с нами двумя остался ещё и капитан Юревич. Я спросил Емца глазами, а тот показал, что всё нормально. Ладно, жираф большой... Беру автомат и от бедра начинаю садить одиночными. Все тридцать дырок образовали достаточно правильный крест. От бедра садил для пижонства. Но это показало Емцу и Юревичу, что стрельба идёт неприцельно. Выглядело, как в вестерне. Впрочем, самолюбования не было, как и других чувств.
  
   - Эту мишень нужно сжечь, Александр Николаевич. И ещё, я взял с собой тетрадь, можно и другое упражнение исполнить, намного интереснее. Но для него мы должны отойти в лес.
  
   - Нормально. Пойдём в лес, мишень потом сожжём. Толик, идём с нами.
  
   Видно, Юревич чего-то такого и ждал, потому что вопросов не задал, хотя от вида креста на мишени глаза полезли на лоб. Сто пятьдесят метров - это не хухры-мухры! Далеко мы не углублялись, разорвав тетрадь на отдельные листы, я развесил импровизированные мишени на деревьях. Деревья толстые, на высоте головы веток почти не встретишь, но, где - на куст, где - за кору зацепив, в одном месте поплевав на лист - всё закрепил. Расстрелял ещё магазин из автомата одиночными. Емцу показалось мало - дал свой пистолет. Во время периода бандитизма я привык к пистолету. Стрелял из разных, но ходил, как раз, с "макарычем". Он не был идеальным, но на него было легче всего находить патроны. Тем более что вторичка использовалась реже автомата. Поэтому смущаться не стал, весь магазин пистолета также лёг точно. Никакой стрельбы из перекатов, из-под мышки, катясь по земле - не было. Ярослав мне такого не давал и не советовал. Какие перекаты могут быть при стрельбе из лука? Однако стрелял я теперь быстро, метко, не совмещая мушку и целик с целью. Секрет заключается в сверхчувствительности, когда тебе кажется, что попадешь - тогда и нужно стрелять. На словах - очень просто. Однако на хорошего лучника начинают учиться с детства. Мне этот навык подарили.
  
   - Александр Николаевич, вы планируете рассказать всё Анатолию Борисовичу? - спросил тихонько я.
  
   - Да, я его давно знаю, он должен быть в команде.
  
   - Как скажете. Сейчас желательно побыстрее сжечь мишени, чтоб меньше вопросов было.
  
   ====== Первое заседание тайного общества.
  
   Как ни странно, но заседание тайного общества проходило не в части, а за её пределами. Юревич где-то раздобыл широкополосный детектор радиоизлучений, проверил свою квартиру от и до, из сети выключили всё, кроме холодильника: телевизор, радио, телефон. Я официально числился в увольнительной. У офицеров для сбора была официальная легенда: день рождения Юревича. В нашу команду добавилось несколько человек: подполковник Рубан, Алексей Степанович, зам. командира части по боевой, майор Кармышов Сергей Иванович, командир 1-й роты, майор Касьян Кирилл Геннадиевич, командир батальона.
  
   Больше никого посвящать не рискнули. Зам. по техчасти, Кучеренко, хоть и подполковник, но человек гражданский. Он стал ракетчиком случайно. Кончил гражданский ВУЗ, после военной кафедры, каким-то чудом, попал ненадолго в часть - и его никуда не отпустили. Он мог отремонтировать с помощью топора нашу боеголовку, образно говоря. Телефон, автомобиль, ракету - ему было всё равно. Но - не воин. От нас, солдат, никогда не требовал отдачи чести, не муштровал строевой, не наказывал строго за мелкое разгильдяйство. Вообще не помню случая, когда бы он кому-нибудь наряд дал. Парадокс, но когда он заступал НДБС-ом, да и, вообще, чем-то командовал, то все были при деле и старались делать качественно и его не подводить. Замечательный человек, но - не воин. На первом этапе нам не подходит.
  
   Командир второй батареи майор Кривенко - карьерист. Соответственно - может сдать. Зам. по тылу - тюфяк. Замполит - обычная партийная гнида. Секретчик - ха-ха-ха. Полковник Волочков, командир части - высокомерный барин, никак не годится. Из других младших офицеров также никто не подходил. Усольцев в части всего полгода, с ним ничего ещё не понятно. Таракан - разгильдяй. Самсонов и ещё один его брат по разуму, командиры расчётов, не подходят по деловым качествам. Прапора - вообще не наши люди.
  
   Начинаю психологическую обработку лично. Учтём, что предварительные беседы были, и информация офицерами уже получена.
  
   - Хочу подчеркнуть один формально-юридический аспект нашего не то клуба, не то тайного общества. Мы - не заговорщики. В 1991 году, который ещё не наступил, шпионы и предатели разрушат наше государство, начнут уничтожение наших народов. Например, рядовые Матевосян и Махмудов будут стрелять друг в друга в Армяно-азербайджанской войне из-за Нагорного Карабаха. Очень скоро предатель Горбачёв уничтожит нашу часть, это будет где-то через месяц-два. Мы - добровольные смершевцы, патриоты, партизаны. Вот, если вдруг, в 1991, Кравчук, Ельцин и Шушкевич не поедут разрывать СССР в Беловежскую пущу - то нам и делать ничего не придётся! Только на это надежды у меня нет. Вы не останетесь кружком спиритистов, беседующих с ясновидцем Александром Корибутом и душами предков.
  
   - Эт самое, - решил спросить Рубан, - Александр, а как ты решился нам сразу раскрыться, всё это дело, эт самое, на голову вывалить?
  
   - Ну... А что, нужно было в час по чайной ложке дворнику дяде Васе? Хм. Нет времени. Нужно много всего и ещё вчера. Один я не справлюсь. Нет ресурсов. Несколько позже можно будет использовать людей за деньги, но тогда уже будет поздно решать задачу-максимум. Поэтому и рискую. Или получу нормальную взрослую, дееспособную команду сразу. Или... Кроме того, я ведь вас знаю. Как бы. Всё-таки полтора года под вашим началом служил. В той жизни. Ну не верю я в то, что вы побежите стучать особисту или звонить в психушку.
  
   - Да уж, так и псих не придумает, - с лёгкой ухмылкой на губах вставил Кармышов.
  
   - Ну, а вообще... Навыкам вербовки меня никто не учил. Так что... Может, я совершаю грубейшие ошибки. Или невозможное: вербовку членов партии, причём сразу группу.
  
   - Га-га-га!
  
   ......
  
   В комнате висело молчание. Оно не было тяжелым, не было гнетущим. Скорее, это было похоже на первый прыжок с парашютом, когда человек стоит перед открытой дверью. Перед этим он долго готовился, прыгал с вышки, складывал парашют, учил теорию. И всё равно: высота пугает и манит, завораживает и отталкивает, не можешь отступать и боишься делать шаг, восторг, любопытство, азарт - против инстинкта самосохранения. Лет пятьсот назад казаки так же само сидели перед походом и решали: идти или не идти. Можно: не идти, никто в спину не толкает. Но в полоне у крымчаков томятся русские люди, возможно: знакомые, сёстры, односельчане - свои. И нужно брать остру сабельку, и идти против луков и ятаганов, рисковать ради вышней цели. Казаки шли. Шли в поход, делали именно такой выбор. Потому что родились воинами.
  
   Безусловно, я несколько идеализирую. Думаю, что у казаков были и материальные мотивы, и мотивы личной мести. Но сейчас стараюсь об этом не думать. Толика самообмана. Хочется, чтоб согласились, поверили, мои офицеры. Сам я даже не представляю, что буду делать. Оказалось, сейчас, в этой комнате, действительно делали свой выбор именно воины. Каждый пришёл своим путём, но на этом перекрестке, здесь и сейчас, они были равны, пришли в одну и ту же точку выбора.
  
   Емец. Ниже меня, широкой кости, лёгкие морщинки начали обозначаться в уголках серо-стальных глаз, голова слегка наклонена вперёд. Весь он, Емец, чем-то напоминает бульдога. Может быть, по ассоциации, своей хваткой. Речь резкая, фразы рубленные, отрывистые, окончательные. Служака и педант. Он не был идеальным командиром мирного времени, он был бы идеальным командиром военного, именно поэтому он не поднялся выше начальника штаба. В советской системе вверх шли жополизы, собутыльники, егеря, льстецы, политически грамотные - кто угодно, только не идеальные командиры военного времени.
  
   'Это и есть поле боя, оно оказалось ближе, чем думалось. Уже три года мог жить на пенсии и не узнать этого Корибута и наше будущее. Но просрать этот шанс нельзя. Потом локти кусать буду. Что меня ждёт на той пенсии? Есть дочь. Её, и будущих внуков, ждёт рабство, а правнуков - смерть. Чёрт с ним, с социализмом и коммунизмом. Нас, русских, изведут под корень. У меня есть немецкие корни, но Саша сказал, что немцы - тоже русские, точнее: арии, только отошедшие чуть дальше от ядра нации. Да и немцев нелюди будут изводить. И над чем тут думать? Воевать надо'.
  
   Рубан. Такого же роста, примерно 175 сантиметров, как и Емец. Щуплый, слегка лопоухий, но не такой чебурашка, как Самсонов. Слегка заикается. Точнее, он заикание перевёл в паузы между словами. Очень редкие. Раззява, частенько "прощёлкивает" службу. Это компенсируется работой его зама, Кучеренко. Глаза карие, черты лица обычные, русские. Романтик. В ракетчики пошёл по зову сердца, не за бесплатной формой и пайком. Гагарин покорил космос на ракете, ракеты с ядерными боеголовками были самым сильным мечом и щитом нашей Родины, нашего народа. Держать в руках самый сильный меч - вот о чём мечтал Рубан, когда поступал в военное училище.
  
   'Вместе с Емцем выезжали на Кубу. Тогда казалось: ещё чуть-чуть, и придётся применять сверхоружие, планета не достанется людоедам, хотя и нам - не выжить. А потом... Потом была рутина, медленное угасание идеалов. Молодой наивный лейтенант давно остался в прошлом. Дефициты из-под прилавка, отступление социализма и русской империи на планете. Шаг за шагом мы отступали, сдавали город за селом, высотку за оврагом, лес и речку, союзников, поверивших нам. Душа почти умерла. Цели отступили в тень, остались дела и делишки: написать отчёт, проверить исправность техники, купить и загрузить в подвал картошку на зиму. Разве в этом - смысл моей жизни? А?!! Если бы мы проиграли достойному противнику... С этим ещё можно было бы смириться. Трудно. Очень трудно! Но можно. Но сдаться нелюдям, которые хуже крымских татар, вспарывающих животы беременным бабам... Не-ет! Не дождутся! Будем посмотреть'.
  
   Юревич. Высокий, где-то 185, пронзительные голубые глаза, внутри которых глухая тоска, тёмные волосы, острые ум и язык. Мог стать талантливым учёным. За право быть умным приходилось часто драться. В школе это право можно было отстоять кулаками. Великий долг перед народом хотелось выполнить максимально. В лётчики не взяли из-за перебитого носа. Это снаружи даже не видно. Но отоларинголог был непреклонен. С флотом не было никаких корней. Так и стал ракетчиком. Долг - долгом, но и сидеть на задворках не хотелось. Тем более что глупость вышестоящих командиров аж из ушей лезла. Однако нэ так сталось, як гадалось. Оказалось, что для роста нужен не его ум, решительность, доблесть, а совершенно другие, если не сказать, противоположные, качества. Верх абсурда! Один раз не сдержался. С тех пор, вообще, о росте можно было забыть. Вечный капитан и командир расчёта. Ниже уже некуда. А до пенсии ещё двенадцать лет. Тоска...
  
   'Кого мы охраняли!? Уродскую систему. Её нужно было давно сломать. Только... Мы будем ломать, а управление перехватят враги. А чтобы не перехватили... Оказывается, полем боя за народ будет идеология. Гомосеки, лесбиянки, педофилы. Я и слова не все эти знал. Собственно, а почему: "будет"? Уже идёт. Я курю, поддаюсь на один из крючков врага. Всё. Бросаю. Ещё побарахтаемся, гады! Жена ушла. Детей нет. Чего мне бояться? Правды?! Ну-у не-ет! За красивыми словами коммунистов у нас в стране дерьма выше головы. Тем более, что... Нахрен! Задолбало уже жить умом! Я. Ему. Верю. Не врёт он. Этот Корибут. Не те глаза. Чем-то даже на меня похож. Та же боль и тоска в глазах. Только решимости больше, потому что заглянул за черту. Верю'.
  
   Касьян. Моего роста, плотный, с небольшим животиком, округлыми чертами лица. Добрый. Семья, дом, дети - вот его ценности. Старшим братом он заботился о младших брате и сестре. В школе был старостой класса: помогал троечникам, защищал девочек, скрывал прогулы двоечников. В училище был комвзвода. Как и в школе, старался везде помочь всем. Врагов не было нигде и никогда. Даже если он делал что-то против человека - это было не обидно, каждый сам понимал: заслужил, по-другому нельзя. В армии заботился о солдатском быте, еде, обмундировании, о квартирах для офицеров, добрым советом и понимающей компанией улаживал бытовые проблемы офицеров, проводил "психотерапию". Далеко ходить не нужно. Жене Сереги Кармышова он очень доходчиво объяснил: "Как отец, он тебя устраивает? Устраивает. Как самец? И подавно. Кобеляка ещё тот. По хозяйству всё делает. Деньги из семьи особо не тянет. Бабы его бесплатно любят. Хочешь ли ты развестись? Сломать его, наверно, можно. Только ты будешь жить с орлом из зоопарка, с подрезанными крыльями и сидящим в клетке. Мне было бы противно. И детей жалко. Возвращается он всегда к тебе, а остальные - так, приключение на одно место. Никогда о тебе он плохого слова не сказал. Решай сама, конечно..." И что вы думаете? До сих пор Кармышовы живут вместе, достаточно благополучно. Вот сейчас, в отличие от остальных, он обдумывал не риски, шансы на победу, достоверность рассказок Корибута, великий долг перед народом. У него было всё просто и конкретно, у нашего комбата. Есть опасность для его семьи, детей, внуков. Их нужно защитить. Причём, обычные методы не годятся. Трепета перед партией, коммунистической идеологией, великим, первым в мире, советским государством Кирилл не испытывал. Нет, вы не подумайте, он все зачёты и экзамены по истории КПСС и другим подобным дисциплинам выучивал и сдавал, на парады ходил, речи, когда нужно, произносил. Но воспринимал это, как некие правила игры, навязанные властью сверху, и не особо обременительные. В конце концов, раньше, при царе, эти же время и силы забирали церковные службы и дворянский этикет. А крестьяне просто вкалывали, как папы Карлы. За это на власть он не обижался. Играл по правилам, но ожидал от власти соблюдения их части негласного договора: защиты его семьи, сытости, понятного будущего.
  
   'А будущего - нет. Ни для меня - дослужить спокойно не дадут. Ни для детей - потерянное поколение, половина жизни - в социализме, вся подготовка - именно для этого. А потом придётся выживать в чёрте чём. Внуки начнут жить в смутном времени, а потом... Потом - вообще конец. Даже времени - конец. Могу, конечно, отсидеться. Буду носки продавать. Стану этим, как его, предпринимателем, как Корибут сказал. Торговать буду. Мне, офицеру, торговать? Чего лукавить? Буду торгашом, спекулянтом. В законе. Фу, как противно... Но можно. Даже дети ещё выживут. И на разврат - наплевать. Мы с женой их отлично воспитали, и внуков поможем воспитать правильно. Но, вот, что можно противопоставить ядерной зиме? Боже! Как неохота! Как неохота заниматься заговорами, интригами!! Никогда не любил экстрим. Это для других, таких как Толик, Серега. Но если не я сейчас, то у моих детей шансы победить, вырваться из рабства, будут малы. А у внуков шансов не будет. Совсем. Выходит, я сброшу проблему на детей и внуков. Если бы не знать... Если бы не было этого Корибута, с его страшными рассказками. Пророк, мать его... Мог бы жить, плывя по течению. А теперь?'
  
   Кармышов. На пару сантиметров выше меня. Глаза пронзительно голубые. Лицо достаточно симпатичное, но не писаный красавец. Харизма делала неотразимым. Женщины с ума сходили от смешинок в углах глаз. Шуточки-прибауточки высыпались из него, как зерно из порванного мешка. Удачливый, беззаботный, умеренный разгильдяй, бабник, весельчак. Но это не вся правда о нём. Ноги его чувственности росли из интуиции, ощущения волн, потоков жизни. Службе ракетчиком он обязан именно порыву. На дне рождения отца появился неожиданный гость, друг детства отца, одноклассник, офицер-ракетчик. Этот Гоша и поразил воображение десятиклассника: тайга, высокие сосны, охота на белок и волков, рыбалка, девушки в ближайшем городе, верные друзья-офицеры, сложная и интересная техника... До того были зыбкие планы поступить в институт на инженера-механика, но, на волне настроения, Серега пошёл в ракетное училище. Его не разочаровали ни учёба, ни служба. Удача помогала. В школе он вытаскивал на экзаменах билет, который знал, даже если таких билетов было пять штук. За всю жизнь не было сильных травм или болезней. Все проказы сходили с рук, их могли не заметить, или заметить спустя долгий срок, когда наказывать уже не было смысла. В ракетном училище было так же. Ни одного наряда вне очереди, и это - при его разгильдяйстве. Он и к девкам в самоволки ходил: договаривался, отдаривался, выкручивался. И шутки устраивал: никто его не сдал - к весельчаку Сереге все относились добродушно. Даже когда из-за его шутки над преподавателем наказали весь взвод - никто плохого слова не сказал. Наоборот, говорили примерно так: "Молодец, Серёга, я сам хотел Сидоркина вжарить, только духу не хватало. Хрен с ней, с этой строевой полночи. Зато это чмо знает, что он - чмо!" При распределении ему тоже улыбнулась удача: Западная Украина, а не граница Северного Полярного Круга или Кара-Кум. Моложе Юревича на три года - а уже майор, командир батареи, начальство к нему благоволит, отличные перспективы. Вот у кого-кого, а у Серёги Кармышова не было того специфического настроения, что у остальных. У него был задор, предвкушение приключения.
  
   - А я - согласен. Я чувствую - он не врёт. Не то, чтоб я был уверен в победе... Но я уверен. Не то чтоб я относился к этому легкомысленно... Но... Давно пора расшевелить наше болото. Задолбали эти кремлёвские старцы и прочие замполиты. Нужно устроить им кипеш! А то: служба да бабы, бабы да служба. Гулять, так - гулять! А гомосеков мы выведем, как классово чуждых. Правильно я говорю? Всю эту ерундень мы по ходу дела разгребём. Что молчите, товарищи ракетчики?
  
   Тот, на кого меньше всего можно было подумать, принял решение первым. Серёга Кармышов развеял своей бесшабашной репликой задумчивость и наваждение. Это, как окрик старшего при прыжке с парашютом. Человек должен перестать думать о прыжке, как решении, а сконцентрироваться на деталях исполнения. Изменение настроения офицеров было физически ощутимо. Они вынырнули из глубин сознания и вернулись в комнату, в "здесь" и "сейчас".
  
   - Саша, у меня вопрос не совсем по теме: почему Горбачёв нас предал?
  
   - Точно неизвестно. Сам он говорил, что хочет спасти человечество от ядерного уничтожения. Я склонен верить другой гипотезе. Во-первых, о нём ходили слухи, что он, работая в Ставрополье, брал взятки за всё, что только можно. Значительно позднее мелькала информация о крупной взятке от американцев, переданной через корейцев. И ещё: как-то раз, он ездил в Париж и там его поймали на "медовой" ловушке: блядь подсунули и сняли на плёнку. Он очень трепетно относился к своей карьере. Раечка могла бы устроить скандал и его бы "задвинули". Чтоб сохранить карьеру, он уничтожил страну. Совершенно точно могу утверждать об одном факте: уже после развала СССР, когда он уже не имел никаких должностей, он снялся в рекламе какой-то пиццы. Какой - не помню. Это очень сильно ударило по гордости советских и русских людей. Наш бывший лидер - телевизионная проститутка. Это видел весь народ, и я - своими глазами. Вот такой жлоб и крохобор. Только не думайте, что он один виноват. Есть много других предателей. Прямые из известных: Яковлев и Шеварнадзе. А косвенно: вся КПСС, наши новые дворяне, прогнившие насквозь.
  
   Есть такая мудрость: "Революцию делают фанатики, а пользуются плодами - сволочи". Кто сказал - не знаю. И, может, не такими словами, но смысл был такой. Сталин в тридцать седьмом уничтожил фанатиков. Ибо с ними кашу варить невозможно. Не те люди. Взамен он опёрся на быдло. Молодых, ранних, циничных набрал. По углам всяким. Голытьбу и никчём, самых крикливых понабирал. Сначала они были послушны. А потом показали своё гнилое нутро. Сам Сталин повёл партноменклатуру по пути вырождения.
  
   Он предложил свою программу. Соревновался с Троцким: кто больше даст, наобещает. Сталин пообещал партийцам неприкосновенность от закона, отмену мировой революции. Это чтоб от реальной войны, тяжёлой работы уйти. Ещё много чего. Я когда-то читал, но подробностей уже не помню. Он их потом "кинул", то есть слово не сдержал. А, ещё молодыми обещал не разбавлять. А потом разбавил. Забрал власть у первых партийцев, старых революционеров. Потом репрессировал. Но те молодые, кого он привёл, они были отбросами нации. Процентов на девяносто. Другие не проходили сито. Критерии были плохие. Отрицательный отбор. Из года в год, и поколения в поколение. Подбор начальников, власти по отрицательным критериям и привёл к текущему положению дел в партии и СССР. Когда остатки троцкистов, старых партийцев, Сталина устраняли, молодые не пикнули. Быдло. Не те люди. Приспособленцы и никчёмы.
  
   - А как же Сталин допустил?
  
   - А он не гений. Так, талант. Хороший психолог, хороший орговик. Отличный интриган. Но и недостатки имел. Фетишист. Начётчик. Сам использовал марксизм, как фетиш. Он-то его считал фиговым листочком, но поскольку самого Сталина цитировали и учили массы, то из марксизма получился фетиш. Взамен сталинскому набору крикунов стали приходить лицемеры. Те, кто просёк фишку. Уловил правила игры. Любой вопрос сопровождать отсылами к марксизму, осыпать цитатами Карлы-Марлы, Ленина. Проходить вверх по партийной линии, то есть во власть, стали бездари, болтуны. Постепенно дела стали разваливаться.
  
   - Ты же говорил, что нас победили англичане.
  
   - Систему может победить только система. Сталин победил принципиальных разрушителей беспринципными ничтожествами. А этих победила грамотная масонская мафия. Жрецы врагов руками английской разведки.
  
   - Ну не знаю... Не все же партийцы - сволочи и ничтожества. Мы, например, тоже члены...
  
   - О рядовых коммунистах в низовых первичках я речь не веду. Хотя, для иллюстрации тенденции, вспомните нашего замполита.
  
   - Эт да... Так себе человечишко...
  
   - Есть ещё один аспект нашего поражения. Может быть, кто из вас слышал такой тезис: "генералы всегда готовятся к прошедшей войне"? Сейчас - то же самое. Все думают, что в холодной войне всё решают боевые спутники, количество ракет и подводных лодок. А на самом деле мы уже почти проиграли. Большинство советских людей уже заражены вещизмом, потребительством, жаждой зрелищ, западопоклонничеством. Выражаясь образно, большинство нашего народа предаст свою страну за жвачку, бутылку пепси-колы, джинсы, песню на английском.
  
   - Я бы хотел задать провокационный вопрос, Саша. А может, Горбачёв прав? Может, ну его нафиг, это военное противостояние? Будем жить в богатой и сытой Украине? Зато не будет атомной войны?
  
   - Это тоже одна из сказок: "На Украине всё есть, мы весь Союз кормим, вот выйдем из Союза, да, ка-ак заживём!!!" Туфта это всё, обманка. Объяснять долго, но если в двух словах, то почти вся промышленность будет уничтожена, а сельское хозяйство будет кормить не нас. Продукты будут за доллары вывозить на Запад. Новые буржуи. Зернотрейдеры. Основная масса крестьян не получит пользы-прибыли от своей работы. Колхозы распадутся, а арендаторы будут сеять один подсолнечник, делая из чернозёма песчаную пустыню. По заводам. Вот, вы бы, представься такая возможность, какой бы магнитофон купили: "Сони" или "Весна"?
  
   - Га-га-га, "Сони", конечно!
  
   - Вот так завод "Искра" и прекратит своё существование. Остальные - аналогично. Причём, это не стихийный процесс, а часть плана врагов по деиндустриализации колоний. За фантики, под названием доллары, скупят заводы, а затем станки и оборудование попилят и сдадут на металлолом. А война будет всё равно. Атомная. Позже. Вы - проскочите. Почти.
  
   - Допустим, мы тебе поверили, что должны... Нет, можем делать?
  
   - Не нужно создавать склады с оружием, не нужно распространять листовки, разоблачающие КПСС и Горбачёва, не нужно пускать под откос поезда. Более внимательно читайте газеты и ждите, когда пророчества сбудутся. Думаю, что предсказанное уничтожение вашей родной части, прошедшей Карибский кризис и всю холодную войну, будет более веским доказательством, чем мой рукопашный бой и стрельба. А когда вы, своими глазами, будете видеть пустеющие, месяц к месяцу, полки магазинов и буржуйские фильмы, показывающие изобилие всего - почему бы не поверить в согласие большинства людей на демонтаж социализма?
  
   - Допустим, всё сбудется, и мы - с тобой. А конкретно, что делать?
  
   - После развала части вас будут раскидывать кого - куда. Проситесь, хоть с понижением, но остаться на Украине. Можете менять специальность. Если надо - переучивайтесь. В самом плохом случае переходите в Белоруссию. Идеально, чтобы вы служили в ракетных частях современных "Катюш" или чем-то десантном или мотострелковом. Ни в коем случае не переводитесь в ПВО, оно нам не пригодится, и на ракетные системы "Темп-С" и "Ока" - их тоже сократят сразу после наших. Без ответных мер со стороны США. Горбачёв, сука, "добрую волю" проявит, пидар. Между прочим, первый акт военной диверсии Горбачёв уже сделал. Пролёт Руста - это не хулиганство пацана, а спецоперация, чтобы дать формальный повод Горбачёву перед Политбюро сменить руководство армии. Следующим важным пророчеством будет: создание кооперативов. Под благовидным предлогом созданные, они очень быстро начнут "вымывать" прибыль с заводов. Будет разрешена конвертация безналичных рублей в наличные. После этого, обычных государственных товаров по низким ценам, вы в магазинах больше не увидите. Будет изобилие товаров в комиссионках по высоким ценам. Это очередные этапы экономического уничтожения страны. Надеюсь, своим глазам вы будете верить?
  
   - А чем плохо жить в "загнивающем" Западе?
  
   - Кармышов, ну ты чё, в самом деле?! Блин!
  
   - А что такое? Раз он тут: экстрасенс, пророк, спаситель, чудо-юдо, в одной бутылке - пусть отвечает на трудные вопросы. Всё равно, мы - заговорщики, так, вот, пусть и развенчает то, что глаза моих знакомых видели в турпоездках. И в фильмах тоже. Простимулирует. Иначе, я пойду баб окучивать.
  
   - Я понял ваши сомнения. Вы сравниваете только отдельные показатели. Вы видите хороший японский магнитофон и некрасивые советские туфли. Но вы не видите буржуйской платной медицины, образования, детсадиков, санаториев, баз отдыха. Но это примитивный ответ. Более честно будет ответить иначе. КПСС управляет страной очень плохо. Партхозноменклатура реально сильно загнила, сильнее западных элит. Более того, я не предлагаю сохранять власть КПСС. Это и не выйдет теперь. По крайней мере, я не знаю, как это сделать. Вы сами сомневаетесь: верить мне или нет. Толку от того, что мы прорвёмся в ЦК и скажем, что Горбачёв и другие - предатели? Нас, в лучшем случае, запрут в психушку. Вот, сбудутся мои предсказания, начнёте верить - тогда будем действовать для спасения народа. По вопросу Сергея Ивановича. Запад - золотая клетка. Вокруг вас будет материальное изобилие, но вы ему не будете рады. Вольный дух, счастье пропадут. Причём, это будет так, как сказал, независимо от вашего места в новом мире. Станете хозяевами, хорошо устроитесь, будет изобилие вещей у вас в доме, либо вы окажетесь за бортом, будете завистливо смотреть на "новых русских" со стороны. Без разницы. Я не смогу объяснить лучше. Запретный плод - сладок. Когда у вас появятся видики и западные фильмы, они надоедят за пару лет. А в душе поселится пустота, безцельность, цинизм, жестокость. Это нельзя объяснить. Верьте, или придётся пережить лично. Телевизоры станут лучше, качественно научат ваших детей плохому. Виноград и яблоки будут крупные, турецкие, с антибиотиками, гнить не будут месяцами. И молоко. Скисать не будет. От него - диабет, аллергия, другие болезни. А селян и дачников, продающих своё, качественное, будут гонять милиционеры. Или дань сдирать, в лучшем случае.
  
   - И всё-таки, почему мы не сможем устроиться при новой власти?
  
   - Сможете. Только: пара моментов. Мы им, врагам, не нужны. Они нас будут уничтожать почти до конца. Даже резервации сделают. Методы уничтожения будут несколько другие. К трубкам мира и "огненной воде" добавятся наркотики, прививки, вредные для здоровья продукты, пиво, делающее мужчин бесплодными.
  
   - Но, ведь, мы сможем не пить, и прочее?
  
   - Реально - почти не сможете. Но если, всё же, вы пройдёте все ловушки, то вас заставят воспитывать детей и внуков сексуально развитыми. Не ухмыляйтесь, это не весело. Если в четыре года ваш ребенок не научится мастурбировать - его у вас заберут. В четвёртом классе будут уроки секса, где мальчиков будут учить гомосятине, а девочек - лесбиянству. Это коснется ваших внуков, дети успеют "проскочить". А среди правнуков будет уже процентов 15-20 гомиков. Если бы не мировая война и ядерная зима, то, лет через 100, нашего народа бы не стало.
  
   - Я бы своим не дал такое паскудство учить!!
  
   - Специальная служба, наподобие судебных исполнителей, называется "ювенальная юстиция", забирает детей у таких родителей. Ювенальная юстиция давно уже создана у буржуев. Если найдёте возможность проверить - найдёте подтверждение моим словам. Потом детей отдают усыновлять в буржуйские семьи. Причём на тот момент, когда это станет актуально, во всей Европе, и в большинстве стран Америки, будут приняты законы об однополых браках. Это значит, что часть детей будет усыновляться именно гомиками. Причём, забирать будут детей не у алкоголиков, наркоманов, цыган. Кому они, нахрен, нужны? Приходит комиссия в нормальную русскую семью, начинает мерить квадратные метры, размер зарплаты, проживание разнополых детей в одной комнате, синяки искать на теле мальчиков. Составляют акт, и ребенка забирают.
  
   - А сейчас у них таких законов, стало быть, нет? А ты нам не "заливаешь", Саша?
  
   - Александр Николаевич, ваша вкрадчивость промахнулась. Сейчас у них пока только социальное партнерство. То есть, гомики живут вместе, за это их в тюрьму не садят, но детей усыновлять не дают. Это, едва ли, не единственное ограничение. Вы в фильмах этого не видите, потому что Госфильм, при закупке в прокат буржуйских фильмов, делает цензуру. А вообще, Запад этого не скрывает.
  
   - Это правда, мужики, мне Жанка рассказывала, она в Италии два месяца на стажировке была, всякого насмотрелась. В этой части подтверждаю: так и есть. И гомиков много, проституток, прочего разврата. И это говорю вам я - конченый бабник.
  
   - Саша, и, всё же, мы бы хотели подробнее знать: что ждёт именно нас, не детей, не внуков?
  
   - Кто приспособится, кому повезёт - будет торговать на базарах, позднее - в других местах. Производство будет постепенно свёрнуто почти всё. Многие бабы будут счастливы, уехать в Польшу или Турцию проститутками. Все помешаются на деньгах, шмотках, наживе.
  
   - Договаривай. А кому не повезёт?
  
   - Некоторые переведутся в Россию, так будет называться РСФСР. Многие потом застрелятся от безденежья. Очень многих бросят жены, ради более успешных. Очень престижно будет стать любовницей или женой бандита. Причём, это будет достаточно долго. И через 20 лет, например, руководителем Украины выберут бандита. Причём, парадокс ситуации в том, что альтернативный кандидат будет ещё хуже.
  
   - Ты не гонишь? А что может быть хуже?
  
   - Перед бандитом будет править американский шпион, но недостаточно энергичный. Медленно нашу страну и народ уничтожал. Американцы были недовольны. Захотели поставить более энергичную особу. Вот эта баба, с минимальным отрывом, и проиграла бандиту. Извините, я иногда использую прошедшее время, блядь!
  
   - Саша, Саша, успокойся, не надо!
  
   - Не понял? Это что, у меня слёзы потекли? Не понимаю. Волхв сказал, что чувства мне пришлось вырезать. Более того, я реально сейчас не злился и не истерил. Это, скорее всего, результат неполного слияния с молодым. Так сказать, реакция организма, тела. Короче, не обращайте внимания, я - в порядке.
  
   - Вы знаете, ребята, я начинаю ему верить. Такую ерунду придумать нельзя. У меня, реально, настроение упало. Может, выпьем? Реально надо!
  
   - Мне не наливайте, а сами стресс снимите. Только, грамм по 100. Чисто в лечебных целях. Нам не удастся часто собираться. У меня работы валом.
  
   - Неужели будет такой разврат и разложение?
  
   - Очень скоро выйдет в печать газета Спид-Инфо. Достаньте один номер на всех, и уловите тенденцию. Появятся видеомагнитофоны - будут ночами в видеосалонах и видеокафе порнофильмы крутить. Ваши дети на них будут пролазить. - Какой ужас!
  
   - Ужас будет, когда к этому привыкнут.
  
   - Так, товарищи офицеры, не раскисать! Саша ведь не зря сквозь время прошёл, значит, есть надежда!
  
   - Кирилл Геннадиевич, господа, перестаньте называть меня Сашей. Хотя бы, когда нет посторонних. Мне семьдесят лет! Вы все мне в дети годитесь, а Юревич с Кармышовым - во внуки. Это не для моего чувства важности, а для вас нужно, чтобы в ситуацию вживались.
  
   - Господа, хм. Да, как в "Дни Турбиных" прямо. Саша, гм, Александр, как там по батюшке?
  
   - Владимирович.
  
   - Александр Владимирович, какой у нас план действий?
  
   - Первое: ждите сбывшихся событий. Это укрепит вашу веру и решимость действовать в критический момент. Второе: не теряйтесь, после ликвидации части списывайтесь регулярно, сообщайте: где служите, как устроились, куда слать телеграммы и, крайне желательно, сообщайте контактные телефоны. Можно и телефоны соседей, если не будет своих. Оперативность связи будет крайне важна. Третье: мне нужна помощь, сопряженная с подлогом.
  
   - Норррмально, какой ещё подлог?!
  
   - А от вас, Александр Николаевич, мне нужна ещё и ваша дочь.
  
   - !!??
  
   - Напротив моей общаги в Днепропетровске есть ракетное училище. После службы в ракетных войсках, имело бы смысл поступить в него, и, на его базе, подготовить отряд для захвата власти. Для того чтобы поступить в училище с большей вероятностью, желательно уволиться не рядовым, а сержантом. Для этого, предлагаю разыграть спектакль. Будто бы у меня с вашей дочерью - любовь, а вы за это продвигаете меня по службе. Подлог, скорее всего, понадобится в датах присвоения званий и записях в документах. Сделать это вполне реально, благо эти солдатские звания утверждаются не министром обороны. Не сочтите нескромным, мне, отличнику первого курса факультета прикладной математики, поступить в военное училище не будет сложно. Самым трудным экзаменом будет физкультура и медкомиссия. Но физо я подтяну, а таблицу для теста зрения выучу наизусть. Просто, ставки столь велики, что даже рисовое зернышко нужно использовать. Именно его может не хватить для хребта верблюда.
  
   - Нормально, ну ты и загнул, Александр Владимирович. Я уж думал - тебе для ритуала какого, вампирского, нужны молодые девственницы. Хэ-хе!
  
   - Господа-товарищи, давайте накатим ещё по одной. Правда, что-то голова трещит от этой информации.
  
   Конечно, это предложил Кармышов. Он в училище был в одном взводе с Тараканом. Пьет существенно меньше и не разгильдяй, но...
  
   - Александр, может, расскажете что-нибудь просто любопытное, из будущего? - включился в разговор Касьян.
  
   - Не вопрос, спрашивайте.
  
   - А как оно жилось, после конца света? Ну, в смысле, я понимаю, что хреново было, но, как именно вы выживали? Что вы ели?
  
   - Боюсь, что своим ответом, я испорчу вам вторые сто грамм лекарства.
  
   - Что ж тут поделаешь? Не радостный день рождения у Юревича вышел. Хэх.
  
   - Ну, значица, как тока наступила ядерная зима, прибилось к нам стадо чукчей и северных оленей. И ещё пара мамонтов у них была. Ели мы оленье мясо и пили мамонтово молоко. Дюже пользительная для организьма весчь, я вам доложу.
  
   - Александр Владимирович, не паясничайте, общество просит.
  
   - Ладно, сами напросились. Есть такой афоризм: "Если не хочешь получить неприятных ответов - не задавай неудобных вопросов". За точность формулировки не ручаюсь, но как-то так.
  
   - Не пугайте офицера голой бабой - сказал Юревич.
  
   - Чётко осознайте, что если наш проект провалится, то тем, кто сдуру выживет в 2035-м, придётся этот опыт использовать практически. А помнить вы это будете и в конце 1991-го, когда развалят Союз, и в 2020-м, когда на всех окраинах России будут бушевать гражданские войны, и в 2025-м, когда враги развалят Российскую Федерацию, и в начале 2035-го, когда начнётся атомная война. Это будет очень тягостное знание. Это присказка. Ну а сказка... Ели крыс и мышей, в подвалах разводили грибы, остатки довоенных продуктов экономили для маленьких детей. Не на одном же мясе им расти? Котов тоже всех съели. Проблем с мышами это больших не составило. Слишком везде холодно, а зерна - нет. Было несколько кавказских и обычных немецких овчарок на общину. Постепенно их размножили. Они стали незаменимыми помощниками в выживании. Вот для них - с питанием проблем не было. Да и самим, особенно в дальних карательных рейдах, приходилось часто есть врагов. Летом: -20, зимой: -60. Красота! Бананы, кокосы за каждым углом растут!!
  
   - Как вы ещё не перевешались все!?
  
   - Поначалу многие вешались. Мёрли от голода и холода, болезней. Жизнь человека стала стоить меньше корки хлеба. Потом люди друг друга жрать стали. Стали нелюдями. Ад. Выживать стали только самые стойкие. Кто душу сохранил - тому силу к жизни давали вера, надежда, любовь... Незадолго до смерти у меня внучка родилась. Мы старательно берегли детей. Именно эта цель и привязывала нас к жизни. Надеялись на постепенное улучшение погоды. Верили... Верили в себя, свои силы, в своих родных, во всё лучшее; некоторые - в помощь извне.
  
   - А в бога?
  
   - Нет, никто.
  
   - А что было до войны? Фильмы, одежда, другое?
  
   - Фильмы вы скоро сможете без труда посмотреть по видикам. Порнуха, эротика, гангстерские боевики, китайские боевики, ужастики, мистика - мало ли. Даже самые невинные из них являлись идеологическим оружием против нас. Не все и не сразу это поняли. Через двадцать лет обработки мозгов, зомбирования, выросло целое поколение инфантильных дебилов. Учтите, что контрпропаганды не было. Все СМИ и система образования чётко контролировались врагами. Одежда... Она будет всё откровеннее. Например: топик. Так будет называться женский костюм, в котором девушки будут ходить по улицам, это будет норма. Состоит топик из шортиков, меньше чем сейчас делают трусики, и блузочки, более похожей на обычный лифчик, примерно 15-ти-сантиметровая полосочка ткани. Зимой, конечно, не забалуешь. Слово "сексуальная" считалось комплиментом, а не оскорблением. Женщины красили волосы в красный, синий, зеленый, а то, и во все сразу, цвета. Татуировки на половину тела. Серьги, колечки в носу, ушах, щеках, губах, языке, бровях, сосках и в ещё одном месте. Некоторые, особо модные, язык разрезали вдоль, чтоб был похож на змеиный. Клыки наращивали: наподобие волчьих. В сиськи пластические хирурги вставляли резиновые штуковины размером с дыню. На чём сходили с ума - всего не перечислить. Каждый пытался, любой ценой, выделиться. Выглядеть не так, как все. А за душой - пустота... - Александр помолчал какое-то время - Девочки о сексе начинали мечтать в 9 лет, а некоторые и практиковать. Если девица в последнем классе школы ещё сохранит девственность, то одноклассники её будут считать лохушкой, дурой, не от мира сего. Таких старались сломать. Особенно жестокими были одноклассницы. Если какая-нибудь бедняга выделялась из общего стада, её унижали, избивали. Особо стойких бойкотировали. Другое... С 2013-го бандитские 90-е будут казаться справедливым временем. Деньги, нажива, богатство, бизнес. Бизнес - это частная фирма, у кого - киоск с овощами, у кого - банк, у кого - суд или РОВД. А у кого и президентство. Вот, Горбачёв скоро станет не Генсеком, а Президентом СССР. Первым, единственным, последним.
  
   - А после ядерной войны болезни были? Чем лечились? А, Владимирович?
  
   - Оздоровительным голоданием и лечебным холодом.
  
   - Правильно, Саня, молодец, что шутишь! Хватит о грустном. Толик, раз ты - наш гостеприимный хозяин - сбегай ещё за одной, а?
  
   - Да что тут бегать? Я запасливый, вон, сзади, в шкафу, бар откройте.
  
   - Блин, мужики, проводы женской невинности какие-то. Настроение похожее, давайте я анекдот расскажу?
  
   - Бросьте, майор, мы сами пошли в армию. Вот тогда целку и потеряли. Или мало нас по службе имели?
  
   - Га-га-га!
  
   - Короче, война - херня, главное - манёвры. Раз враг оказался не в прицеле наших ракет, а в партии, это не снимает с нас присяги. Считайте, мужики, что я уверовал. Если начнет всё сбываться - перестану бегать по бабам и буду воевать, Николаевич - на тебе план. Э! Что ты там пишешь, пока мы все пьём? Оперу?
  
   - Не угадал, Кармышов, не оперу, замполиту.
  
   - Га-га-га!
  
   - Планчик набрасываю: кому что делать. Есть у меня одна идейка, как Александру лычек сержантских добавить. Считаю, что будет нормально, сделать тебя инструктором по рукопашке в части. Будешь нас учить, солдат. Это на твоё усмотрение. Если, как ты пророчишь, будет бандитизм, а у нас ничего не получится - будем от бандитов лучше отбиваться.
  
   - Га-га-га!
  
   - Ну, а если серьёзно, то это лучше будет обосновывать перед Волочковым твои лычки, чем моя дочь. Кирилл - на тебе освобождение Александра Владимировича от всех нарядов и караула, может, даже переведём в хозвзвод, я прикину ещё потом варианты. Серёга, ты у нас самый разбитной, компанейский мужик, да и бабник изрядный. На тебе - разведка. Командирую тебя в штаб армии по какой-нибудь фигне. Прикинешь хрен к носу, куда нам подаваться после ликвидации части. Заведёшь полезные связи, вылечишь после них триппер.
  
   - Га-га-га!
  
   - Общие рекомендации ты понял: не ПВО, на Украине, прочее. Толик. Тебе, несмотря на тот залёт с начальством... Блин, ну что ж ты такой колюче-прямолинейный, а? Не мог тогда не ехидничать проверяющему? Уже б, не то, что майором - подполом бы ходил! Вечный капитан, бля... Ладно, я напрягу одного дружка в строевой части армии, постараемся пробить тебе майора. Скорее всего, это будет не бесплатно. Но, раз такая пьянка, закрою одну книжку. Есть там у меня накопления на чёрный день.
  
   - Кстати, мужики, я как-то упустил из виду. Скоро будет Павловский, вроде, обмен денег. От соток и пятидесяток срочно избавьтесь. Потихоньку разменяйте их, хотя бы, на 25-ки. Но это не радикальный способ. Лучше всего перевести накопления в золото. Лучше в дешёвое, но где его взять? Поэтому, с горя, подойдёт и ювелирное. Это только в два раза переплата. Все книжки, практически, пропадут. Время ещё терпит, но лучше не затягивайте. Плюйте на проценты и обещания, снимайте, как получается, и - в золото. Оставьте только на взятки. Тут Александр Николаевич прав, деньги могут сильно помочь с переводом после ликвидации части. Даже, если надо, продавайте квартиры, уламывайте жён. Живите на съёмных, это окупится. А если не победим, то на том свете вам бесплатно выделят метраж.
  
   - Га-га-га!
  
   - Мужики, кончайте этот чёрный юмор, а то придётся ещё пить, а мне ещё жене в глаза смотреть.
  
   - Га-га-га! Серёга, пьяный - лучше, чем с блядок, не так обидно!
  
   - Га-га-га!
  
   - Ещё одна подлость. Мне скоро на пенсию, подполковничьи звёзды дают возможность служить ещё только восемь месяцев, а потом выпрут на пенсию.
  
   - Подполковник Емец! Слушай боевой приказ! Приказываю стать полковником!
  
   - Тебе хорошо шутить, Лёха. Ты на два года моложе.
  
   - Господа офицеры, а почему вы не можете реализовать преимущество тайного общества? Вы здесь представляете половину руководства части. Круговой поруки ещё никто не отменял. Помогите друг другу подрасти в звёздах, если не в должностях. Очень неплохо было бы как-то втёмную включить в схемы замполита. Волочкова нужно цинично подставить, раз не можем сделать другом. Потом извинимся, после победы. Кстати, а у него есть дочь?
  
   - Саня, ты же говорил, что тебе теперь всё по барабану? Или просто хотелка чешется?
  
   - Га-га-га!
  
   - Хорошая шутка, но: нет, наоборот. Полный цинизм, цель оправдывает средства и никаких колебаний, душевных терзаний. Это, кстати, на каком-то этапе может стать проблемой. Вы меня поправляйте, если уж совсем буду отморозком. Сергей Иванович, уточняю, при творческом поиске в штабах, вам надлежит присмотреть одно место для кого-то из вас в непосредственной близости от населённого пункта Вискули в Беловежской пуще, Белорусская ССР. Там будет подписано самое важное соглашение о развале СССР. Если быть точным, то президенты РСФСР, БССР, и УССР договорятся и выйдут из состава СССР. Это и будет дата нашего мятежа. Это и есть точка невозврата. Если упустим тот момент, то - всё. Саму точную дату не помню, но где-то в конце 1991-го. Хорошо бы "Катюшами"...
  
   - Нормально, вводную приняли, но планирование военных операций, Александр Владимирович, доверь профессионалам.
  
   Тут откуда ни возьмись, появился... Нет, не то. Просто Рубан "включился", достал из колоды козырного туза. Ну, даже, если не туза, то короля, уж точно.
  
   - Эт самое, братцы, а я вспомнил. У меня же в КВВКИУРВ, Краснодарском высшем военном командно-инженерном училище ракетных войск, товарищ служит. Причём, начальником училища. Черноусов Вениамин, кажется, Валентинович. Эт самое, можно будет поговорить, насчёт перевода. Зачем мне тянуть? Это конечно не Украина или Белоруссия, но целое училище. Около тысячи человек. Эт самое, штыков, если хотите.
  
   - Нормально! Забыл он... Шляпа!
  
   - Так, ведь, эт самое, его недавно назначили, да и мы давно не общались. Я даже узнал случайно. Давайте, я созвонюсь с ним, съезжу, поговорю о своём трудоустройстве, о будущем курсанте Корибуте, может, ещё чего узнаю?
  
   - А ведь карта в масть идёт, господа офицеры! Это вселяет...
  
   - Толик, кончай куражиться, блять, тут серьёзный вопрос. Или ты готовченко?
  
   - Что за пошлые предположения? Я ещё литр могу выпить, это у меня так, просто...
  
   - Ладно, Серёга, налей Толику ещё полтишечку и - баста. А то "поплывёт" именинничек! А ты, Лёха, расспроси своего другана насчёт Украины. Он же в системе училищ, может, знает кого, подскажет что. Целимся на Киев и Днепр. Раз Сашок загадал Днепр, прозондируем. Тем более что с тактической точки зрения, это имеет определённый смысл. Надо думать, собирать данные и опять думать.
  
   - Дзинь.
  
   - Кармышов, твоя звонит, на телефон.
  
   - Да, Солнышко.
  
   - Нет, уже собирались расходиться.
  
   - Ну, что ты, у нас нет никаких женщин, чисто мужская компания.
  
   - Конечно я бабник, не отрицаю, люблю одну бабу - тебя, моё Солнышко.
  
   - Всё, всё, всё, скоро буду.
  
   - Мужики - слышали? У моей терпение кончилось.
  
   - Ладно, народ, пора разбегаться, скоро остальные жены будут звонить. Обо всем всё равно сегодня не поговорим.
  
   ======== Дальнейшая служба. Укрепление команды.
  
   Целый месяц уже занимаюсь рукопашным боем с офицерами. Официально было объявлено о добровольности занятий. Реально, кроме моей команды занималось только три человека.
  
   Один из них - Таракан, то есть капитан Коротков. Мы с ним были корешами до этого. Когда он заступал начкаром, очень часто мы играли в шахматы. Я играл примерно на 3-й разряд. В клуб не ходил, поэтому: "примерно". Но это было моим сильным хобби весь девятый класс. Выучил всё дебюты, разбирал партии мастеров, решал шахматные задачи. После прочтения соответствующего рассказа Стефана Цвейга, научился играть вслепую. "Шахматная новелла" произвела на меня сильное впечатление. Но одно дело - играть вслепую и знать дебюты, а другое дело - уметь сильно играть. Таракан выигрывал у меня 5 партий из 6-ти. Но бои шли всегда долго. Коня, зараза, мне в фору не давал. Было бы несколько приятнее - тогда бы мы играли на равных, наверно. Большинство не членов команды на добровольные занятия не пошли, а Таракан - пошёл. Гнать формального повода не было, поэтому "дружбана" пришлось взять. Пить он стал меньше. Какого фига - "меньше", вообще перестал пить.
  
   Второй "лишний" - младший сержант Козин. Он только что призвался, точнее: полгода как. Но для нас, дедов, это - только что. "Шнурок", короче. Вообще деление такое:
  
   - "дух" - тот, кто ещё не принял присягу; - "салага" - первые полгода после присяги; - "шнурок" - вторые полгода службы; - "черпак" - от года до полутора лет; - "дед" - от полутора до двух; - "партизан" - свыше двух; туда относилось два типа: обычные, которых ещё не уволили после приказа, как правило, их "мучили" дембельскими работами; призванные на сборы или переподготовку лет через 10 после прохождения обычной службы; таких ни у нас, ни в других обычных частях не бывает.
  
   Отвлекся. Козина я сам взял. Не потому, что просился, а для облегчения реальной работы. Он был действительно неплох, а мне офицерам стойки ставить, руки поправлять, спарринг-партнёры нужны, опять же. Тем более что секция любителей рукопашного боя и не предполагалась, как секретная.
  
   А последний незапланированный - Серго Матевосян. Это было что-то. "Хвостиком" за мной бегал, мамой клялся, жизнь отдать за науку обещал. Финал был на спортгородке, когда я тренировался, этот кадр землю стал есть, чтобы что-то доказать мне. Вместе с травой. Я не выдержал. Не то чтоб я рассмеялся - чувства молчали. А вот занятия по технике видения энергий потихоньку начали давать толк. Так вот, от Серго увидел некие знаки, и не стал им перечить.
  
   Тут же скажу и про волховскую науку два слова. Основная идея: следить за перетоками энергии из Яви в Правь и Навь. В Правь она перетекает очень часто во время сложных долговременных процессов. В контрольных точках судьбы человека, например. Правь - это одна из частей программного уровня реальности в моей, программистской терминологии. Волхв это называл Вышними Конами. Коны - это нечто более узкое, изначальное, древнее, правильное, чем законы. Законы придуманы современными людьми и сильно ущербны, ибо не основаны на Ведах. Веды - глубокие знания о природе, в том числе: о человеческой природе. Не той природе, которая травы и букашки. О конах Прави, глубинных энергетических связях между живыми организмами, о связях с планетами, звёздами. Эти связи обеспечивает особая энергия. Её называю по-разному: ци, ки, прана, санса, в Ведах - жива. Веды - интегральный предмет, рассказывающий о вселенной, в котором нет границ между физикой и химией, физикой и биологией, биологией и обществоведением, историей и религией. Наши предки - Светлые Боги, мы их помним, чтим заветы, исполняем нароки.
  
   Веды учат жизни, смерти, перерождениям, совести. В Навь перетоки энергий идут при умирании живых: деревьев, других растений, животных, людей. В Нави находятся программы, лишённые процессорного времени. В терминах волхва Светозара: смерть - смена мерности, Навь - непроявленная Явь. Явь - то, что мы видим, пока живём. Навь и Правь - программный уровень. Его "видят" только экстрасенсы.
  
   Опять отвлёкся. По службе, фактически, меня вывели из-под командования Усольцева. Формальным поводом были занятия в секции. Отношения с офицерами углублялись, но душевные сомнения у них, наверняка, сохранялись. А вот 8-го декабря, гнида Горбач, тварь меченая, подписал договор с США. Во всех газетах писали. Наши сразу смекнули, что это начало конца нашей части. Через неделю, вообще, поступил приказ готовиться к ликвидации. Все офицеры ходили офигевшие, особенно посвящённые. Их душа просила крика. Решили устроить быстрый сбор номер два.
  
   Таракана и Козина выперли в караул, Матевосяна - в наряд. Вместо очередного занятия - собрание заговорщиков номер два.
  
   - Александр, эт самое, мы получили приказ, эт самое, только учти, для солдат это пока секрет. Да, эт самое, о подготовке к ликвидации части. Подробности не важны. Важно, эт самое... - Сегодня Рубан волновался, этсамил чаще, почти заикался.
  
   - Короче, Рубан, кончай мульку травить. Саша, мы тебе теперь окончательно верим. Теперь мы готовы к более активным действиям. Рубана мы отправляем к однокашнику в командировку. Не хочешь вместе с ним прошвырнуться? А то, ты сам знаешь, какой он мямля. А вопрос серьёзный.
  
   - В Краснодар?
  
   - Так точно.
  
   - Когда?
  
   - Чего тянуть? Через пару дней. Оформим командировку и - вперед.
  
   - А скажи, Корибут, что будет ещё такого? События я имею в виду. Что ещё в стране произойдёт плохого?
  
   - Чем вам Чернобыль хорош?
  
   - Чего-чего!?
  
   - Вы слышали. Это не была случайная авария. Это - спецоперация. Партийцы, верные Горбачу, вмешивались в техпроцесс испытаний, приказали выходить на неправильные режимы, приказали отключить систему охлаждения реактора. Сильно у нас начальники могут ослушаться приказов из ЦК? Реактор разогнали, перегрели... Очнулся - гипс. Виноватыми сделали стрелочников. А убытков стране и людям - мама не горюй.
  
   - Ублюдки!
  
   - Норррмально! А ещё что будет?
  
   - В 88-м будут по экономике гадить и по идеологии. Разлагать людей будут, настраивать против советской власти. Западные фильмы показывать, богатую, сытную жизнь. В фильмах не совсем правда, скорее - совсем неправда. Но... Наших людей коммунисты за семьдесят лет думать отучили. Поэтому народ поведётся на разводняк.
  
   - Саша, говори на русском.
  
   - Эти слова и будут вскоре в ходу. Напёрсточники на рынках и вокзалах ещё не работают?
  
   - По делу, по делу, будь так любезен, - выказывал нетерпение Юревич.
  
   - В 89-м будет несколько межнациональных конфликтов и других видов бузы. Из того что помню: вывод наших войск из Афганистана, причём, позорный. Американцы вскоре там обоснуются, будут переправлять через Афгано-Таджикскую границу наркоту тоннами, травить нашу молодежь. В Грузии будет буза в Тбилиси, ещё что-то в Абхазии, проблемы будут в Южной Осетии. На границе Узбекистана и Киргизии резня будет. Под шумок турок тоже порежут, которых Сталин в 44-м переселил. Приднестровский конфликт в Молдавии будет. Это значит, что там будут стрелять. Армяно-азербайджанский конфликт из-за Нагорного Карабаха. Армяне из Баку убегут, чтоб не прибили, в Душанбе. А это вызовет там бунт.
  
   - Дурдом. Раньше, ведь, такого не было. Как такое возможно? Так много беды? Как Горбачёв это смог провернуть? Один.
  
   - По неподтвержденным данным, это всё не случайные события, а спецоперации КГБ и партии. Меченый не один работает. Их много, предателей. КГБ - в деле. Ещё со времён Андропова. Это этот жид начал. Так что... За годы навербовали заговорщиков, предателей много. Например, массовые беспорядки в Душанбе были спровоцированы КГБ Таджикистана, якобы, для дискредитации антикоммунистического движения в республике. А, реально, это привело к центробежным тенденциям. Даже блок Варшавского договора будет скоро разрушен Горбачёвым.
  
   - Не может быть!
  
   - Может, Федя, может. Несколько позднее, уже после развала Союза, в нашей "самостийной" Украине будут ломать экскаватором Ту-95-е. Демонстративно, на камеру. Представьте, сколько офицеров после таких фильмов уволится из армии? Некоторые застрелятся. Один лётчик, герой, реально герой, под видом проверки двигателей, улетит на своём 95-м в Россию. Вы и сами прочувствуете эти настроения, когда будем учебные головки взрывать, боевые на уничтожение увозить.
  
   - Но как Горбачёв обоснует роспуск ОВД?
  
   - Не знаю, не помню. После Чернобыля - что угодно является возможным. Будет ещё одна акция. Якобы землетрясение в Армении. Но на самом деле, скорее всего, эта катастрофа инициирована подземным ядерным взрывом.
  
   - И что, такие чудовищные преступления потом не открылись, никто не был наказан?
  
   - Нет. СМИ принадлежат или контролируются либо партией, либо американцами. Все молчали. А непосредственные исполнители, сначала молчали, ибо им первым отвечать, а потом их, наверняка, "убрали", убили, значит.
  
   - А что там за землетрясение, в Армении?
  
   - Центр в Спитаке, очень сильное. Подробностей не помню. Только слово. "Спитак".
  
   - Если это всё подтвердится - зубами рвать буду. Как же эти коммунисты задолбали!
  
   - Мужики, я вот что подумал. Горбачёв подписал договор, будут сокращать свыше 1700 ракет. Нам будет очень трудно устроиться и по специальности и на Украине. Нужно уже сейчас рвать задницу и переводиться в другие части. Срочно, потом будет трудно тягаться с более ушлыми и с волосатыми руками.
  
   - Нормальным способом - уже поздно что-либо рвать. Но ты прав, Толик, нужно работать.
  
   - Эт самое, братцы, как же так получилось? Александр, как, а?
  
   - Леха, не раскисай, возьми себя в руки, раз Сашок здесь, значит ещё не всё потеряно - прорвёмся!
  
   - Если вас действительно интересует как... Была одна недоказанная гипотеза. Брежнева и всех следующих генсеков, убирали американские агенты, они же андроповские кгбисты. Предатели. Пока не смогли поставить кого-то своего, то есть Горбачёва. Таких "спящих" агентов, типа Горбачёва, было много. То есть: проблема была не только в Горбачёве. Если бы не он, то кто-то другой был бы.
  
   - Мама дорогая, как всё хреново!
  
   - Не раскисать! Всё, разбегаемся. Всем вспомнить, о чём говорили на первом заседании, и начинать реально действовать.
  
   ======== Неожиданный свидетель
  
   Следующим утром, во время зарядки, Матевосян отозвал меня в сторонку.
  
   - Сань, очень говорить нада. Только ты и я. Очень!
  
   - Ладно, давай сделаем вид, что идём на пробежку, на дороге в полк и поговорим.
  
   Вот на пробежке он меня и огорошил.
  
   - Я слишал, висе слишал. Скажи, чьто будет с Арменией? Чьто с Карабахом? Скажи, Сань.
  
   - Не понял, что: "слышал"?
  
   - Вчера. Я из нарада па сталовай ушол. В спортзал уже. В окно видел - ти офицерам сказал чьто-то. Я слюшал. Всё слишал.
  
   - Если ты всё слышал, то, что тогда у меня спрашиваешь?
  
   - Не всё, толка канец, про Армению. Очень прашу, Сань, скажи!
  
   - Что ты слышал?
  
   - Что землятрясень будет, что вайна в Карабахе будет. Я сам из Карабаха, Сань. Скажи!
  
   - Только больше - никому, это раз.
  
   - Клянусь! Дедом клянусь, мамой клянусь - никому.
  
   - Всё правда, скоро будет и беда на твоей земле и война. Знаешь, кто такой Муталибов?
  
   - Нет, у нас такой не слюжит.
  
   - Это не у нас, это первый секретарь коммунистической партии Азербайджана. Он очень хитрый. Скоро наш Советский Союз распадётся. А Муталибов оставит в Азербайджане очень много оружия. Раз в 20 больше, чем будет в Армении. И когда будет война за твой Карабах, то у армян оружия будет мало, а у азербайджанцев - много. Понял?
  
   - Всё понял. Плох. Что делать?
  
   - Серго, пойми меня правильно, ты - не гений. Ты просто возьмёшь автомат и будешь воевать, пока тебя не убьют. Твои стальные мышцы против пули не годятся.
  
   - Знаю, я не умный, но я твой дрюг, ты мой дрюг. Скажи что делать, Сань, ты умный.
  
   - Хм, ладно. Первое слово, бесплатное. Просто совет. Стратегический совет. Азербайджан нельзя победить военным путем. Но можно сделать так, чтобы Муталибов сам отдал Карабах Армении. Чтобы ему война стала невыгодна. Людей никакие правители не жалеют. А жалеют они деньги, свои деньги. Деньги Азербайджана это?.. Что молчишь? Ты географию в школе учил?
  
   - Учил. Не мучий миня, сам скажи.
  
   - Это: нефть, газ и химия. Именно это даёт главные деньги. Сколько бы вы не воевали в горах - ничего не добьётесь. В горах нужно сковать силы врага, а небольшими диверсионными группами действовать в городах. Нужно взорвать заводы, тогда Муталибову будет проще отдать Карабах Армении, чем лишиться денег и народной поддержки. Достаточно взорвать только один НПЗ и предъявить ультиматум. Всё понял, хорошо понял?
  
   - Зачем абижаешь? Гаварю плох, панимаю - всё. А что такое нипизэ? Толко скажи - взарву. И ултиматом магу. Таким матом буду с Муталибовым гаварить, ух! каким матом. До армии я столка и ни знал. Типер знаю.
  
   - Гм. Бог с ним, с матом. НПЗ - нефтеперерабатывающий завод.
  
   - Толка миня никто не послюшает. Ты прав, я не умный, я обичный, прастой такой.
  
   - Для того чтобы тебя слушали свои, ты должен доказать, что чего-то стоишь. К сожалению, доказывать придётся не на турнике. Автоматом придётся доказывать. Если ты станешь хорошим воином и удачливым командиром, то тебя будут слушать. Я могу помочь: поучить тебя, но это не бесплатно. Мне будет нужна помощь. В 1991 году. Если ты доживешь, выбьешься в командиры, то в 1991 мне будет нужен твой отряд. Чем больше - тем лучше. В принципе, это будет в ваших, армянских, интересах.
  
   - Учи миня, Сань, научи, я клянусь, патом памагу.
  
   - Нет, тут клятвы мало. Я сделаю так, что твой мужской орган работать не будет. В 91-м придёшь, поможешь. Если нет - в 1992 году у тебя отключится мужская сила, помни. Притом учти, вылечить тебя смогут человек десять на весь Союз. А может и пять...
  
   - Я гатов, учи меня, Сань.
  
   На Серго я первый раз попробовал глубокое программирование человека. Переток энергии из Яви в Правь, как быстрая горная река, выносит волхва на программный уровень. Дублирую программу интуитивной стрельбы, подключаю к Дитю Гор.
  
   - Серго, возьми тот камушек и брось отсюда в трубу брусьев. Ты должен попасть в дырку трубы, вовнутрь. Понял?
  
   - Пажему ни понил? Понил. Толка она очень далеко. Ни пападу.
  
   - Пробуй, говорю.
  
   - Бздзцзинь!
  
   - Ух ты! Я слишал! Нет! Видел! Это как ты делаль?
  
   - Это до 92-го года, Серго. Стой спокойно, не вертись.
  
   Опять вошёл в Правь, "привязал" к Серго копию программы арийского боя, потом - копию видения опасности. Выставил на обе программы счётчики до 92-го года. Это, кстати, делается легко. По созвездиям, по позициям планет. По рукопашке поставил дополнительный запуск по экстремальности.
  
   - Теперь Серго, давай проведём учебный бой с тобой. Можно всё, но не калечить.
  
   Замечательно! Валял его - как хотел. Он ничего не мог сделать, более того, все его навыки не проявлялись. Я совершенно не хотел, чтоб он мог кого-то учить арийскому стилю или бить меня, потому и поставил ограничения.
  
   - Козин, иди к нам.
  
   - Чё?
  
   - Серго хвастался, что твоя техника - гавно, его стальной пресс - лучше. Он мне надоел - хуже горькой редьки. Отлупи его, я тебе тогда один классный приём покажу. А? Сломай ему ребро. Следов нет - толк есть. Пока никто не видит. Самому неинтересно. Заодно посмотрю: кто из вас быстрее мою науку впитывает.
  
   - Запросто. Не ссы, Серго, я тебя не больно.
  
   - Бах, трах, бумц, хрясь.
  
   - Нет! Серго! Стой! Всё, хватит. Извини Вовик, я тебя немножко использовал, нужно было кое-что проверить. Я, правда, тебе приём покажу. На ближайшем занятии. Беги, тебе, кажись, Усольцев рукой машет.
  
   - Ну как ощущения, Серго?
  
   - Очень! Очень! Я - звэрь, машина! Ничто ни понил, но всё делаль. Пачиму с табой не вишло?
  
   - Неважно. Я дам тебе телефон своей мамы. Обычный домашний телефон в Запорожье. Ты будешь выходить на связь, начиная с 91-го года каждый первый день месяца. Это обязательно, старайся пропусков не делать. Меня там не будет, но тебе будут передавать информацию. Скорее всего, твой отряд будет мне нужен на одну-две недели на конец ноября или самое начало декабря 1991-го. Помни: ровно в полночь карета превратится обратно в тыкву.
  
   - Какая тиква? Мой голова, ти хочиш сказать?
  
   - Горе ты моё. Нет. Просто станешь опять обычно драться и стрелять. И женилка отпадет. А так - всё будет нормально.
  
   - Зачем обижаиш? Я казал? Казал. Сделаю, буду званить в телефон.
  
   - Помни: мало - хорошо воевать, нужно воевать там, где врагу больно. Тебе будут нужны заводы. Не горы. Стоп, ещё тебе чувство опасности забыл дать. Сейчас, быстренько.
  
   И эта спешка дала некоторый брак, о котором я узнал позже.
  
   ====== Начало командировки
  
   Вот мы с Рубаном и в пути. Хорошо оформленные документы по командировке в Краснодарское училище прикрывали нас на первое время. Однако на всякий случай, чтобы меньше "светиться", я предложил перемещаться в "гражданке". Форму, ясное дело, мы тоже взяли с собой. В Киеве расстались. Рубан поехал сразу в Краснодар, а я прибуду на два дня позже. Один день Рубан будет водку пить со своим однокашником, а на второй изложит либо просьбу по себе только, либо по себе и мне, либо, если сочтёт возможным, расскажет всю нашу тайну. Я просил его последний вариант самому не делать. Не зря же мне волхв дал способность ложь видеть. Лучше потом посидим втроём, сам посмотрю на человека.
  
   Проехался до Днепропетровска. На вокзале купил карту города с улицами: нужна по плану. Денег пару сотен одолжил у Емца. На вокзале купил газету с объявлениями. Раньше таких не было. Зашёл в "1000 мелочей", купил несколько необходимых в хозяйстве вещей - потом расскажу: что. Пешком прогулялся до Главпочтамта. Почта и телефон разделились позднее. Наменял мелочи, купил ручку. Звонили раньше монетками по две копейки, если по городу. Нашёл дом в Самарском районе. Я в этом районе жил у курортных знакомых перед поступлением в Универ. Но "светиться", на этот раз, нельзя ни в коем случае. Снял другой дом на месяц. Халупа - халупой. Поговорил с хозяйкой. Отлично, одно действие сэкономил. Были и запасные варианты, но маленькая удача сократила время и хлопоты. С хозяйкой, судя по роже - конченой алкашкой, общался по всем правилам конспирации: в очках, с ватой за щеками, несколько изменив голос на бас. Примитивно, но так и она не Судоплатов. Договорился на месяц, но денег дал только 25 рублей. Сказал, чтобы за остальными завтра зашла, мол, у друзей возьму и завтра отдам. Поломалась немного, но, видно, трубы горели - уговорилась. Тем более что она ничем не рисковала. Там такая халупа... Реально - брать нечего. Представился кооператором. Фиг его знает, есть они уже, или нет? Помню, что когда пришёл с армии - уже были. Наверно, эти пять месяцев непринципиальны. Не заподозрила ничего, ключи дала - и ладно. А что же она мне сообщила? Явки, пароли. Шучу-шучу, адрес дома, где деньги лежат. Нет-нет, теперь не шучу.
  
   Бросил вещи в хате и пошёл на разведку. Кусок карты этого района уже был в голове. Теперь побродил в реале, привязал всё к местности. Тут - громкая собака, тут - проезд на карте есть, а на самом деле поперёк дороги лежит кусок железобетонной балки, тонны на три. Тут - камыши высокие и густые, возле озера. Вообще, в этом районе с десяток маленьких лягушко-питомников и столько же речек-вонючек. Честно говоря, тяжелое испытание для головы. Но надо - так надо, записываю в извилины. Стало темнеть. Вернулся в свою халупу. Завёл будильник, выпил чая с печеньем, полчаса возился с некоторыми мелкими делами и лёг спать.
  
   ======= Проверка смертью
  
   В час ночи я поднялся и пошёл по разведанному адресу. На руках надеты перчатки. Хотя на улице только минус три, но подозрений не вызывают. Очки и вата из-за щёк остались в халупе. Остальные составляющие тюфяковатого кооператора тоже. На охоту вышел матёрый хищник.
  
   Вот и нужные зелёные ворота с шипчиками по верху. Забор чуть пониже, но важнее то, что забор неподвижен и не скрипит. Во дворе должна быть собака. Достал два ножа, по одному в каждую руку. Вот и псина, здоровенная, глаза зеленеют в темноте. Бежит, слегка порыкивая. Несколько хуже было бы, если бы тут жила шавка. Та бы трусливо убегала и разбудила весь район. А эта громадина слишком самоуверенна. Горло-живот, подержал чуть-чуть. Вот и всё, ещё подёргивается, но это - уже агония. Сбросил с ножей на землю, обтёр ножи о шерсть, иду дальше. Двери, конечно, заперты. Я - не специалист по замкам. Мы войдём другим путём. Окна, сбоку от дверей, длинные и узкие, навскидку: примерно, метр двадцать на сорок пять сантиметров. Человек замечательно пройдёт. Но как пройти через стекло? Наружные штапики было удалить несложно. Десять минут или меньше. Вынул стекло. Вот с внутренним стеклом возни больше. Просто разбить и войти нельзя - от шума проснутся не только хозяева. Звон битого стекла - очень характерный звук. Поэтому промучился почти полчаса, вырезал ножом раму на один сантиметр вглубь вдоль трёх сторон. Помогло то, что рама была подгнившая. Не свежее крепкое дерево, то есть. А то бы дольше пришлось мучиться. Но если раньше я усидчивостью и терпением не отличался, то теперешний "я" был почти Терминатором. Никакого волнения, совершенно холодный ум и выверенные действия.
  
   Просунул пальцы мимо стекла и вынул его из раскуроченной рамы. Сильных звуков это всё не породило. Но я уже не выжидаю. Теперь - время действовать быстро и решительно. Ударами по точкам "выключил" четверых детей. Шума не поднял. Муж, жена, бабка, ещё какая-то тётка. Теперь обходим их в обратном порядке и тщательно пакуем: в рот набиваем тряпку, не скромничаем, побольше, завязываем через щёки толстым капроновым шнуром на шее. Совершенно не щажу руки и ноги: тяну при связывании со всей силы.
  
   В прежней жизни мою мать зарезали цыгане, практически, ни за что. Сколько они попили крови у наших от 2020-го! Мама дорогая! Сначала нам Запад вместо марионеточного, но своего правительства, поставил колониальную администрацию, или, если сокращённо: хунту. А чуть позже, начиная с 2020-го, "добрые" европейцы "залили" нам около миллиона этого "добра", преимущественно с Румынии и Болгарии. Будто, своих нам было мало. Меня убили. Никогда, по их законам, нельзя приносить пользу народу, в котором живёшь. Мы для них - низшая раса, мясо для шакала. Обманывать, торгуя, мошенничать, "разводить", обокрасть, зарезать, продать наркоту - это можно. Когда-то, до революции, танцевали и пели. Можно ли это считать пользой? Компенсирует ли эта минимальная мнимая польза, тот вред, что принесли эти паразиты? Оставлю эти вопросы для философов. Я на них для себя давно ответил.
  
   Вот - глава семейства. Достаю из широких штанин, дубликатом бесценного груза... Нет, не то, о чём писал Маяковский. Мне нужны плоскогубцы. Самые обычные. Отгибаем губы и, не развязывая веревки, отламываю всё передние зубы. Четвёрки уже трогать не стал. Кстати, много золотых. Теперь отрезаем палец на ноге. Так сказать, действуем с упреждением.
  
   - Будешь кричать - отрежу ещё чего-нибудь, понял?
  
   - У-м-у-м-м-у-м.
  
   - Смотри, я предупредил. Не кричи, я вынимаю кляп. Назови тех, кто есть в доме.
  
   Имена мне их на не на. Просто сверил количество. Мало ли? Вдруг, пропустил кого.
  
   - Дети - твои?
  
   - Да.
  
   - Выдашь тайник с ценностями - все будут жить, не выдашь - буду пытать: сначала - тебя, потом - детей, будете молчать - начну убивать. Понял?
  
   - Да.
  
   - Где тайник?
  
   - Нэт лавэ, дарагой, ты ошибся.
  
   После ещё трёх отрезанных пальцев, снял ремень и пощелкал по "орешкам", обратным хлёстом. Очень больно - любой мужик подтвердит. Один тайник сдал. Там были деньги. Не, нас не проведёшь!
  
   - С кем работал по наркоте? Кто "крышевал"? Кто ещё на районе этим занимается? Адреса?
  
   Ещё минут пять возни, два пальца и ответы на эти вопросы получены. Рот завязал, руки проверил. Теперь к жене. Бабы - они терпеливые и крикливые. Перенёс ее сразу в детскую.
  
   - Твой муж не хочет рассказывать, где тайник с золотом. Не скажешь - дети умрут.
  
   Повторяем процедуру с передними зубами, чтоб потом легче было рот затыкать, отрезаем пару пальцев ног. Вынимаем кляп. Попытка визжать. Не, так не пойдёт. Вторая рука-то - на горлышке! Ещё пару пальцев долой, не торопясь, со вкусом, с расстановкой. То же самое. Ладно, пробуем альтернативную информацию получить.
  
   - С кем работали по наркоте? Кто "крышевал"? Кто ещё на районе этим занимается? Адреса? Кого ещё знаешь в вашем районе из цыган? Чем занимаются?
  
   Опа! Эта "напела" больше мужа. Всё в тетрадь, для надёжности.
  
   - Где ключи от машины и гаража?
  
   Тоже не жалеет, рассказывает.
  
   - Где тайник с золотом?
  
   Врагу не сдаётся... Переходим к экстриму. Тащу мужа к жене и детям. На глазах обоих убиваю девочку. Бабы у них, вообще, не ценятся, типа, третий сорт - не брак.
  
   - Где тайник с золотом? Кто готов рассказать - мотайте головой из стороны в сторону.
  
   Молчат. Отрезаем у мальчика пару пальчиков на ноге. Приставил нож к его горлу. Во-во, что и требовалось доказать. Оба качают головами и мычат. Затыкаю мужу уши ватой, забираю жену - она легче - в другую комнату, двери закрываю, получаю информацию. Теперь к мужу. Интересные ребята. Жена указала на сад, под грушей на глубине метра, кольца и другие ювелирные. А муж - на огород, возле фонтала, на глубине двух метров, и список другой. Явно мутят, время тянут. Не знают, с кем дело имеют. Убил мальчика. Отец опять пургу несёт. Поотрезал ему все пальцы, уши. Не вразумляется. Мальчика бабе - нифига. Перенёс жену опять в общую комнату. Как же мне надоела эта канитель! До чего же жадные и упрямые! Убил ещё одну девочку. Молчат, давятся горем и молчат. Отрезал мужу одно яичко. У жены появилось что-то во взгляде. Зайдём с другой стороны. Снял трусы со старшего сына. Последний ребенок, как-никак. Приставил нож к его причиндалам и гляжу. Сломалась, сломалась баба, это видно. В подвале была хитрая полочка. Нашёл и килограмма полтора наркоты, и золотишка столько же, и денег ещё пару трехлитровок. Узнал, кто оружием торгует, добил всех. Они не считают, что клятва или слово, данное нашим, настоящие. Тут - дал, а тут - взял назад, ха-ха, какие глупые русские. Отплатим той же монетой. Нечестно? Это война. Война на выживание народа. Я не собираюсь быть честным с чужими.
  
   Подобным же образом обработал ещё два семейства цыган. Больше не успел. Ночи зимой - короткие, а цыгане - жадные и терпеливые. Не то, чтоб всё было одинаково и совершенно гладко. Во втором доме повезло с открытой форточкой, но в компенсацию, попал в спальню, проснулась баба, пришлось вырубать по-жёсткому всех, потом мучиться, откачивать. В третьем доме, вообще, было всё плохо: собачка мелкая, гавкучая, не на цепи, на всех окнах решётки. Но подвёл человеческий фактор. Хозяин на лай вышел из дому разобраться: кто их будит. Непуганые идиоты. Я перепрыгнул через забор и - к хозяину. Трах-бах - медленно падает. А шавка осмелела, в присутствии хозяина, ухватила меня за штанину. Подарок! Схватил, придушил. Дверь в дом открыта, вокруг тишина. Добавил хозяину, зашёл в дом, вырубил всех и дальше - по схеме.
  
   "Обслужил" только этих троих наркоторговцев, оружейников оставил на перспективу, может, даже и не буду убивать, ещё не знаю. Ментовская "крыша" меня, пока, тоже не интересует. И ещё нужно учитывать фактор времени. Это рассказывать быстро. А реально эту ночь "пахал", как Стаханов в забое. Не такая уж она и длинная, эта зимняя ночь. Не то, чтобы радует, но однозначно идёт на пользу делу бесчувствие. Голова холодная, ни на какую рвоту не тянет от крови и кишок, как это в кино показывают. Да и для меня это далеко не первое убийство или жёсткий допрос. Для ума не первые. А тело... Вторично.
  
   Прыгнул в цыганскую "шестёрку", доехал до площади Островского, в паре кварталов от неё бросил во дворах. Жд-вокзал, шестичасовая электричка на Запорожье. Никому нет дела до моего рюкзака и торбы. Рабочую одежду переодел ещё в халупе, а выбросил в контейнер в одном из дворов. Я Юревича откровенно предупредил, что могу не вернуть, если испачкаю. Он пошутил, что, мол, тогда буду должен. У других одалживать было хуже из-за несходства комплекции фигуры. Толик лишь слегка выше меня.
  
   ======= Тихонько в Запорожье
  
   Родное Запорожье. Тут - всё просто. От вокзала двумя трамваями - я на ДД. Тут живут мои бабушка по матери и дед. От мамы, пока, толку мало, к ней потом заеду. ДД - это микрорайон, большой одноэтажный жилой массив. Он зелёный - везде цветут деревья, летают пчёлы. Летом. А сейчас - декабрь. Раньше, до октябрьского переворота, тут были сплошные сады. Потом стали давать участки земли под строительство. Селились тут строители Днепрогэса, как мой прадед по матери, затем рабочие заводов. В Запорожье, в этом, 1987 году, было около ста заводов. Мой город - промышленный центр. Так говорят.
  
   Вот и бабушка с дедом. Бабушка умерла в 95 лет. Сколько же ей сейчас? 1988-1925=63. Ещё жива моя прабабка, но через год умрёт. Тут ничего не сделать: 1895-й год рождения. А пока бегает по двору, снег чистит. Прадед жил под Полтавой, Советская власть решила семью раскулачить. Но прадеда в селе уважали - один из комбедовцев пришёл и предупредил: "Иван Маркович, хоть вы все натуральные налоги сдали, сегодня Комбед принял решение: вас раскулачить. Тикайте этой ночью. Завтра утром вас и Петра Макуху ушлют на Соловки. Это - смерть. Тикайте, богом прошу!" Взял дед одну подводу, впряг лошадку, взял самое необходимое, мою бабушку, семи лет, и - в путь. Как баба Надя убивалась, как рыдала! Целый подвал картошки, четыре бочки сала! Прочего съестного! Всё хозяйство, большой дом с черепичной крышей! Но решение деда непреклонно. Прадед Иван заехал к другу: "Петро, трэба тикать. Нас завтра будут раскулачивать". А Макуха разводит руками: "Ну, куда я поеду, с семью деточками? Может, пронесёт?" Потом узнали - не пронесло, все сгинули на Соловках. А прадед Иван подался на строительство Днепрогэса. Дали справку, потом - участок на ДД. Достал стройматериалов, построился. Обычная глинобитка.
  
   На соседнем участке стоит другая глинобитка: моей бабушки Лиды. В сорок седьмом прадед Ваня отделил четыре сотки от общих десяти, разрешил строиться. Бабушка Лида вышла замуж за дедушку Колю.
  
   В 1954-м деда Ваню сбила машина. По рассказу прабабки, дело было так: у водителя грузовика отказали тормоза, и был выбор: наехать на моего прадеда или на какую-то женщину. Водила решил, что женщина ценнее. Мне сегодняшнему, с огромным водительским опытом, эта сказочка непонятна насквозь. С какой это скоростью мчался по брусчатке грузовик образца 1954-го года? Куда делась коробка передач? Можно, ведь, воткнуть вторую или, даже, первую... Что случилось с бибикалкой? Но эту байку слушал суд советский и гуманный, и моя прабабка, без водительского опыта. Её выбор был таким: "Мои дети уже сироты, зачем делать сиротами и его детей? Не надо его судить". Вот так. Пожалела она водилу. Прадеда не стало.
  
   Баба Лида - колоритный персонаж. Маленькая, метр пятьдесят пять, шустрая. Никак не божий одуванчик. В три года она пасла гусей, в семь - корову, приносила два ведра воды из колодца. А колодец в километре. Тогда все так жили. В 1941-м пришли немцы. Устроилась на завод, чтоб была бронь. Но в конце 1942 всё равно загребли в Германию. Мой прадед, её отец, Иван, тогда бабке сказал: "Не умничай, говори, что умеешь работать в сельском хозяйстве. Там, хоть, с голоду не помрёшь". Может, он был прав, может - нет. Еда была: баланда из брюквы (не знаю что это такое, как рассказывала бабушка, что-то среднее между буряком и репой). Одежду на зиму особо не давали, барак-сарай, где жили рабыни, не отапливался. Рвать сорняки приходилось руками. Надсмоторщик-поляк изгалялся над русскими, как мог. Короче, не сильно хорошо жилось рабыне в сельском хозяйстве Третьего Рейха. В 1944 поехала бабушка в райцентр, в мэрию, что ли. Перевелась на другую работу. Ей предложили на выбор несколько вакансий. До конца войны она помогала по дому, а дом был большой, жене какого-то офицера.
  
   1945-й. Советская Армия освободила заключённых из лагерей. Мой настоящий дед, по фамилии Романов, попал в плен в 41, так в лагере и просидел всю войну. Где-то они с бабушкой Лидой пересеклись. Потом была полулюбовь-полуизнасилование. "Если я тебя сейчас не трону, ты другого найдёшь, а так - меня дождёшься!", - мудро рассуждал двадцатиоднолетний знаток жизни. Военнопленные при Сталине не котировались. То ли за плен, то ли за длинный язык, но десятку деду дали. И уехал он в Сибирь. Тем не менее, на свет появилась моя мама - Зина.
  
   Послевоенные годы. Мужиков мало, баб много. Кому нужна девка с "хвостом"? А фиг вы угадали! Бабушка Лида была очень красивой в молодости. Фотографии видел более поздние: в 35 лет. Очень даже сильно. Трёх женихов бабушка забраковала. А, вот, дед Коля добился своего. Показал дорогу до цеха на "Запорожстали" молоденькой медсестре. Тяжело строились. Маму нянчила прабабушка Надя. Всегда называл ее: баба Надя. Потом родился у мамы брат: Саша. В семью бабы Лиды пришло счастье. А в десять лет мой дядя утонул. Больше счастья не было. То ли холодные немецкие денёчки, то ли голод, то ли ещё что, но больше баба Лида доносить никого не могла. Меня назвали в его память, но мама Зина реально называла не Сашей, а Саней. Наверно, суеверие какое-то. А баба Лида всю оставшуюся жизнь прожила с дедом Колей. Хотя он мне и не родной, но я его когда-то любил и уважал. Было за что.
  
   Дед Коля - правильный дед. Он был сиротой. Точнее, в Новоалексеевке, той, что рядом с Геническом, у него была тётка. В семнадцать лет, приписав себе один год, дед пошёл в армию, мстить за родителей. Он был на несколько месяцев моложе бабы Лиды. Итак, 1942-й. Как-то приписка вскрылась, но парень был рослый, крепкий. Оставили в армии. Но отправили на учёбу. Дед рассказывал, как учили рукопашному бою, как много прыгали с парашютом, как "мучили" минным делом. Официально он - минер. После войны разминировал всё и вся. Из его рассказов запомнил только одно. Как-то он попал. Может в плен, а может, нет. Непонятно. Помню, что он убегал от немцев, а за ним гналась немецкая (ну да, немецкая, а какой же ещё у немцев быть) овчарка. Дед разорвал собаке челюсти руками. Шрамики небольшие на пальцах я видел. Дед живой - значит ушёл. Были у него и какие-то медали, но я не вникал. После войны, в 1945-м он остался на сверхсрочную; оттарабанил ещё 6 лет. Если раньше я не задумывался, в каких войсках он служил, то теперь мой опыт сильно подозревает ОСНАЗ НКВД. Есть тому одно маленькое подтверждение. Его рукопашный бой разок бабка видела. Рассказывала. Как-то раз, на посёлке, трое хачиков пристать к ним решили. Раз-два, раз-два - все лежат, дед шапку поднимает. Во дворе у деда лежит обрезок рельса чуть больше метра длиной. С капрового цеха принес. Сколько он весит - бог весть, но каждое утро эту "штангу" дед отжимает.
  
   Умер дед Коля в следующем году. Уезжал на рыбалку, вернулся больным. Баба Лида была фельдшером, работала начальником здравпункта в разных цехах "Запорожстали". Давай его лечить сама. Думала - протянуло поясницу. Дед, практически, не пил. Через двое суток борьбы дед умер в больнице. Отказали обе почки. Анализы показали отравление метиленами. Это мог быть либо метиловый спирт, либо этиленгликоль. Оба эти вещёства на вкус от обычного этилового спирта малоотличимы. Тут надо бы подправить - пусть живёт.
  
   Вещи отнёс в ванную, начал набирать воду, чтобы скупнуться. Попросил матери пока не говорить, ей не звонить, соседям сказать, что в отпуск приехал, если спросят. Дед заподозрил, что я дезертировал. Показал документы - там всё чин-чинарём. Вроде, успокоился. Объяснил, что я в хороших отношениях с начальством, поэтому меня отпустили в Запорожье на денёк. Если бы я прибыл в отпуск, то нужно было бы стать на учёт в военкомате. А я - в командировке, причём, в Краснодаре, а не в Запорожье. Сегодня вечером постараюсь уехать. Дед заметил, что я темню что-то, но приставать к уставшему и грязному солдату не стал.
  
   Поели, выпивку я строго запретил, сказал, что объясню чуть позже. Ну, они у меня и не любители... И потянулся долгий, трудный разговор. В основном, я рассказывал. Изредка кто-то что-то спрашивал. За шалопая меня никто не считал, так что никаких реплик типа: "Саня, перестань нас разыгрывать", - не было. Родные - это не офицеры. Они меня знают, как облупленного. Поверили без всяких, прониклись. Баба повздыхала.
  
   - Ой, Саня, тебя же посадят. И нас посадят. Дед, если в погребе спрятать - не отсыреют? Как же ж так? Санечка, что ж ты наделал? Может, сберкнижки в кулёк завернуть?
  
   - Бабка, кончай причитать!
  
   - Не бабка, а бабушка, дед.
  
   - Грех-то, какой, людей убил!
  
   - Не людей, ба. Они через двадцать лет мать зарежут, а через пятьдесят - меня.
  
   - А может, не зарежут? Ох, ладно, убил, так убил.
  
   - Деда, есть дело средней срочности. За полгода нужно узнать дома тут, на ДД, где цыгане наркотой торгуют. И ещё, это потом, без меня. Нужно будет переплавить золото, что у цыган взял. Сделаешь?
  
   - Сделаем, а, бабка?
  
   - Не бабка, а бабушка. Раз надо - сделаем.
  
   Блин, а глаза-то у обоих горят! Тихие пенсионеры! И то - хлеб. Приятно на душе, что обрастаю людьми.
  
   - И ещё, давайте посчитаем сегодняшний улов.
  
   Сказано - сделано. Денег насчитали около двухсот тысяч. Ещё тысяч на шестьсот было книжек. И золота килограмм пятнадцать. Обычными бытовыми весами перевесили. Выгодное дело - наркота.
  
   - Саня, неужели так легко распадётся Союз, неужели власть в стране возможно захватить?
  
   - Да, ба. Удивительно, но факт. Не то, чтоб всё так уж легко, но вполне реально. В некоторые дни власть будет валяться в грязи, оплёванная, никому не нужная.
  
   - А может, не надо? Проживем как-нибудь?
  
   - Нет, не проживём. Деду Коле, если ничего не менять, осталось жить один год. Ты будешь жить до 95-ти лет сама. Сильно радостно? Есть чем дорожить? А я уже одну жизнь прожил и умер. Так что...
  
   - Ох, как же мне всё это не нравится... - любит бабка поломаться, попричитать.
  
   - Деда, наверно, я вас ещё пригружу работой. Все эти книжки: на предъявителя, нужно будет потихоньку поездить по сберкассам и поснимать деньги. Только нужно выждать два месяца ровно, затем начнёте. Кроме того, просите двадцатьпяткамиками. Пятьдесятки и сотки будут через года полтора-два хитро обменивать. Проверяйтесь на предмет слежки. Если будет что подозрительное - путайте следы. Лучше берите два-три такси. На своей машине не езди - номер срисуют - пиши-пропало. Вставать нужно за пару кварталов от дома. Или, вообще, на Кольце. Потом трамваем подъедете. Чтоб таксисты место жительства ваше не смогли показать. Много за один раз не снимайте. Старайтесь в одних и тех же сберкассах чередоваться с бабушкой. Вступи в общество охотников и купи ружье покруче. Можно двустволку. Патронов побольше. На кабана. И крупную дробь. Потренируйся, ружье проверь. Матери немного денег отвезите сразу. Ещё скажите, что у Таньки ущемление шеи при родах было, пусть массажи делает, а не таблетками пичкает. Деньги, параллельно снятию, превращайте в золото. Время не теряйте, суммы большие, можем и не успеть. Скоро уволюсь - помогу. Всё, я пошёл. Ба, наличку я всю забираю с собой, мне будет нужно много взяток раздать. И в Краснодаре и в других городах, наверное. Мои офицеры наркотой не торгуют, так что таких деньжищ не соберут.
  
   - А поцеловать бабушку?
  
   - Ну, ба, мне семьдесят лет. Иэх, ладно.
  
   - Я тут тебе покушать собрала в дорогу.
  
   - Ба, я сейчас на поезд, а завтра рано утром уже в Краснодаре, не надо.
  
   - Возьми, говорю! Будешь по вокзальным буфетам травиться!
  
   - Пока, дед.
  
   - Давай, внучок.
  
   Если б не моя отмороженность, то на слёзы бы пробило. Такая трогательная сцена.
  
   ======== Краснодар, первое знакомство
  
   На вокзале, в Краснодаре, чемодан с деньгами положил в камеру хранения, заплатил за две недели. Тётенька опломбировала, дала мне талончик, сдачу. Взял, чтоб не привлекать внимание. Нашёл телефон-автомат, набрал домашний номер однокашника Рубана. Трубку взяла женщина.
  
   - Да, Алексей Степанович у нас гостит, сейчас позову.
  
   - Алле.
  
   - Это Корибут.
  
   - Эт самое, ты где?
  
   - На жд-вокзале Краснодара. Как обстановка, что мне делать?
  
   - Обстановка нормальная, мы с Вениамином Валентиновичем, через время, подъедем на служебной, заберём тебя, будь у входа. Эт самое, мне подсказывают, через тридцать минут.
  
   - Добро, жду.
  
   Итак, что мы имеем? По предварительным планам, Рубан должен был прозондировать почву на предмет перевода, себя, перевода из Универа меня, узнать, нет ли у Черноусова связей в других училищах, как дела на самом верху. Нам ещё кучу офицеров из команды распределять нужно. Нужно продумать варианты разговора. Жаль, у Рубана - сын, а то бы легко замотивировали его протекцию. В поезде я переоделся в форму, гражданку сдал в камеру хранения, вместе с деньгами, поэтому стою по-военке и жду.
  
   Подъехали, забрали. Меня поселили в казарме. Черноусов, позднее, уделил мне личное внимание. Я легко сдал стрельбу. Изображал прицеливание, но стрелял интуитивно, так себе физо, рассказал о своей университетской специальности.
  
   - Ну, молодой человек, раз вы могли бы строить ракеты, то уж взорвать её и дурак сумеет. Ха-ха. Но, первый раз вижу, чтобы с такого ВУЗа к нам переводились. У нас много спецкурсов, мы не сможем перевести вас на второй курс. Вы не сможете досдать академразницу. Да и физо у вас, не очень. А у нас очень сильно преподают рукопашный бой.
  
   - А он у нас, эт самое, очень хорошо дерётся.
  
   - Да? Можем проверить. Не боитесь?
  
   - Для того чтобы сразу на второй курс - не боюсь.
  
   Нафига мне это было надо? Уложил третьекурсника первым же ударом. Надо бы меня проверять второкурсником, но по расписанию были занятия именно у третьего курса. Занятие вёл неизвестный мне человек. Я подумал: курсант-старшекурсник. Повалил следующего курсанта, потом ещё одного. Потом сразу двух, потом трёх, четырёх. Не то, чтоб я вошёл в азарт, просто, решил не ломать концепцию: пусть идёт, как идёт. После шестёрки преподаватель решил меня пощупать лично. Я его раздёргал и переиграл. На третьем разе тренер поднял руки вверх и спросил: "Парень, ты кто?" Тут до меня дошло, что я перестарался. Не нужно было преподавателя валять! Тьфу, блин! Попадос. Наврал о подпольной секции, старом китайце. Но сомнения у препода остались, чувствую задницей.
  
   - Вам, молодой человек, нужно будет встретиться с нашими старшими тренерами. Возможно, вы сюда переведётесь не учиться, а учить. Ха-ха. Убедили, переводитесь. Думаю, что можно будет определить вас сразу на второй курс.
  
   Фух, моя миссия, по программе минимум, тут закончена. Без приключений пробыли с Рубаном ещё одну ночь в Краснодаре, отметили командировочные, и - в поезд. Назад, в Стрый. По документам. А реально позвонили в часть, поговорили с Емцем, он узнал, как у нас дела, как дальше оформлять нам документы официально. А на самом деле у нас этих бланков с непроставленными датами и в/ч - как гуталина на гуталиновой фабрике. В поезде переоделись в гражданку оба.
  
   - Алексей Степанович, если меня не будет - смотри за этим чемоданом. Тут наши взятки для ребят. Тебя и меня Черноусов берёт к себе, а, вот, остальных придётся раскидывать по другим местам, и не бесплатно. Я в туалет схожу. А потом - в вагон-ресторан, еды нам куплю.
  
   - Ты-дых-ты-дых, ты-дых-ты-дых, - ответили мне рельсы, а Рубан только головой кивнул.
  
   Мы сжились с ним за эти дни, понимали друг друга почти без слов, выучили вкусы. Впрочем, выбора в вагоне-ресторане особого не было. Мне - вообще без разницы, что есть, а Рубан - военный, тоже привык ко всякому. Так мы и колесили по просторам Украины. За эти полторы недели до Нового Года мы успели договориться о приёме: Емца в Киевское высшее военное инженерное дважды Краснознаменное училище связи имени М. И. Калинина; Касьяна - в Харьковское высшее военное командно-инженерное училище Ракетных войск имени Маршала Советских войск Н. И. Крылова; Кармышова - в Одесское высшее артиллерийское командное ордена Ленина училище имени М. В. Фрунзе; Юревича - в Ростовское высшее военное командно-инженерное училище Ракетных войск имени Главного маршала артиллерии М. И. Неделина. Только в Харькове обошлось почти без денег: бутылка коньяка и коробка конфет. Рубан на всякий случай всучил тысячу рублей, но начальник училища брал и так. А в остальных местах шёл нормальный циничный торг. Рубан упирал на то, что наши офицеры не хотят ехать с Украины за полярный круг. Все всё понимали и торговались. В Ростове и Одессе жёстко и умело, в Киеве чванливо, неумело, но твердо. Ещё предстояло согласовать переводы в Москве в главном управлении ракетных войск и управлении военными училищами в Министерстве Обороны. Но это уже потом, после Нового Года.
  
   Но если вы подумали, что мы только то и делали, что слушали унылый перестук колес, сидели в очередной приёмной начальника училища - то вы ошибаетесь. Я всегда брал СВ, и мы говорили, говорили и говорили. Я тренировал волхование. Разок испугал Рубана. Сидим в вагоне друг напротив друга. И тут Степанович как вскинется, дыхание участилось, глаза на лбу.
  
   - Эт самое, ты как здесь, ты когда, а?
  
   - Спокойно, Степаныч, это я проверял на тебе одну штуку, мне волхв показал. Отвод глаз называется.
  
   В Одессе, вообще, фокус ему показал. Раз пять туда-сюда сквозь проходную в училище проходил. Вахтёр не ведётся, будто муха летает, а не шпиён покушается на вверенный ему объект.
  
   В Стрый вернулись аж 30-го декабря. Вот, такие мы молодцы. У меня ещё остались деньги. Их оставил у Емца. Не в часть же их тащить? Рассказали про наши похождения, достижения. Все были рады. И в шоке. И план осуществляется: по-любому на Юге останутся. Только, выпытывали у меня источник денег. Я же молчал, как партизан, и загадочно улыбался. Совершенно неохота испытывать судьбу, проверяя моральные границы допустимого у своей команды. Вдруг, кто-то будет слишком щепетилен. Потом, позднее, когда коготок увязнет, когда ещё в Москве денег "накрошим", когда они воспользуются переводами - тогда можно рискнуть. Всё равно их нужно будет проверять кровью. Иначе - никак. Им, может быть, придётся и лично стрелять в формально невинных людей, и приказы такие отдавать. Мало ли: кто станет на пути нашего будущего государственного переворота в 91-м.
  
   У меня будет два Новых Года. Один - в части, с солдатами. Второй - с командой. Дал Рубану тысячу рублей, чтоб накупил всяких вкусностей для солдат. В той жизни я на новогоднем представлении был конферансье. А на этот раз всё предновогоднее время провёл в командировке. Кроме того, после общения с волхвом, после знакомства с некоторыми последствиями христианизации, сам этот праздник вызывает двоякие чувства.
  
   С одной стороны: единственный реальный общий праздник в СССР. 7-е ноября и 1-е мая - принудительные. Хотя 1-е мая всё же оставлял приятный осадок - весна, всё цветёт, почки на деревьях лопаются... 9-го мая - больше для поколения моей бабушки, даже мать и отца эта война не задела, поэтому на личном уровне нет сопереживания. И так далее; а Новый Год праздновали и взрослые, и дети, причём, не из-под палки.
  
   С другой стороны, этот праздник ненастоящий, в природе его нет, и ей он, не то, что не соответствует - противоречит! Древние славяне праздновали, например, масленицу весной, солнцевороты и солнцестояния. Это логично и понятно. А этот... С астрономической точки зрения - фикция, с логической: даже не середина зимы. Ближайший нормальный, правильный с астрономической точки зрения, древнеславянский: Коляда. Когда день начинает расти. Он приходится примерно на 22-е декабря. Дальше... Слово "год" означает на латыни "бог", а у древних славян слова такого не было. Было девять месяцев по 40-41-му дню. Девять - это три по три, три сезона по три месяца: весна, осень, зима. "Лето" - это нынешний "год". Потому и "летопись", а не "годопись". Христианизация все традиции поломала, а Романовы, когда пришли к власти, стёрли память о них. Внедрялась латинизация. Вот и слово "конферансье" - не наше. Чем плохо: "ведущий", а? Поэтому теперь на душе нет того праздника, что в детстве, у счастливого несведущего малыша.
  
   Тем не менее, посидел на вечере, послушал солдатские шутки, поел яблок-мандаринов, что купил Рубан. Даже если бы у меня остались чувства: 70-летнему взрослому, много повидавшему деду - резвиться с молодняком? Нет, нереально. Играл роль, как Штирлиц: улыбался, когда другие улыбались, что-то выкрикивал в нужных местах...
  
   Через два дня, в Стрыю, в единственном ресторане города, больше похожем на кафе, сидела наша команда. Тут я чувствовал себя в своей тарелке. Офицеры потребляли умеренно: сразу договорились о, так сказать, формате встречи: полуделовая - полуторжественная. Рубан ребятам доложил о наших достижениях: все были в афигении. И договорились за всех, и взяточные вопросы порешали. Денег где-то добыли.
  
   - Нормально сидим, мужики. Вздрогнули!
  
   Не переживайте, "вздрогнули" мы грамм по двадцать, на донышках рюмок.
  
   - Степанович, Владимирович, колитесь, где вы деньги на взятки достали?
  
   - И расскажите подробнее, как шёл сам процесс. Я, например, не представляю даже, как это - дать взятку. Ну, в смысле, саму технологию: что сказать, как и куда положить. До тридцати пяти лет дожил, а дурак-дураком.
  
   - Эт самое, где взяли, где взяли - тайна, выпытывайте Александра, а как было - расскажу. Заходим мы в кабинет к начальнику училища. Только, эт самое, до того ещё нужно с ним договориться. Но это тоже решалось. Бутылка коньяка и коробка конфет, плюс, эт самое, полтишечка - и секретарь тает. Потом идёт беседа с начальником: жалостливо, просительно, почти, эт самое, со слезами на глазах. Со слезами на глазах беру карандаш, бумажку из дипломата, пишу число. Если устраивает - начальник кивает. Если вдруг не устраивает - пишу следующую сумму. Когда сумма устраивает - нам кивают, я достаю из дипломата деньги. Кладу на стол. И кладу на стол соответствующие документы кого-то из наших.
  
   - И что, все брали? Не было сбоев ни разу?
  
   - Ну, эт самое, были, только не сбои. В Одессе сильно ушлый попался: смотрит на деньги и что-то там про пометки ультрафиолетовой краской несёт. Тут я, эт самое, ей-богу, хвалу господу про себя вознес. Ха-ха-ха.
  
   - За что хвалу, Алексей Степанович?
  
   - За то, что послал нам Александра Владимировича. А ты, Толик, тихонько сиди, ты мне полжизни должен.
  
   - Это за что?
  
   - Не перебивай, сам расскажу. Эт самое, на чём я остановился?
  
   - На Одессе и ультрафиолете.
  
   - Да, берёт тут Александр Владимирович и достаёт из торбы лампу ультрафиолетовую. Мы, по его настоянию, купили ее в Киеве в "Юном технике". Включили в розетку, поднесли дипломат - одессит расцвёл, показал пальцем, что всё нормально. Вот такой был случай. Сбоем это не назовешь, скорее одесской особенностью. Ха-ха!
  
   - Вы упорно игнорируете мой вопрос относительно магнитофона.
  
   - Ха-ха. Да, Толик, есть такое дело, ты должен. Представь: в Ростове бьёмся: и так, и эдак, уже десять тысяч на кону - бешеные деньги. Понимаем, что что-то не то, не соглашается. Тут мне Владимирович и моргает. Эт самое, мы до того договорились, что правым глазом означает последний довод.
  
   - Нож к горлу?!
  
   - Не, наверно, к яйцам! Гы-гы.
  
   - Не перебивайте, а то не расскажу.
  
   - Всё-всё, больше не будем.
  
   - Бухаюсь я на коленки перед ним: "Тащ, генерал, не губите! У капитана детки малые, простужаются, не переживут они Севера! И Кара-Кум не переживут! Не берите грех на душу"! И так мне стыдно и смешно стало, эт самое, а смеяться нельзя, что аж слёзы на глаза навернулись. Секретарь в дверь заглянул: наверно подумал, что режем начальника. А тому - неудобняк, ручкой махнул: так, мол, уйди, уйди.
  
   - Саша, это шутка? Или как?
  
   - Не-не, так и было, даже красивее, чем на словах. Пришлось немного подколдовать: внушить доверие к нам.
  
   - Никогда бы не подумал, что в нашем Алексее Степановиче скрывается такой артист.
  
   - Я и сам бы не подумал. Эт самое, это всё он, Корибут. В СВ меня тиранил, в гостиницах мучил. Сам показывал, слова заставлял учить. В общем, уломал кое-как, репетировали, и это пригодилось.
  
   - Нормально, а ведь соврал, насчёт детишек, ростовский генерал обидится за обман.
  
   - Не обидится, 10 тысяч мы таки оставили, да и не соврал я. Вона, сколько, эт самое, между ног болтается...
  
   - Га-га-га!
  
   - Товарищи офицеры, ещё по пять капель?
  
   - Наливай, Саня!
  
   Способность видеть яды, которую подарил волхв Светозар, услужливо напоминала мне: "Яд, яд". А я ей отвечал: "Знаю, так надо".
  
   - И ещё. Есть у меня маленький подарочек под ваши елки. Вот тут по десять тысяч. Это не от американского резидента, не переживайте. Несколько позже я вам сообщу источник. Только учтите: их нужно тратить. Можно будет это использовать на переезд, чуть позже, смотрите сами, а можете купить что-нибудь: машину, например. Только не кладите на книжки, и учтите, что деньги - сотками, их, в течение года, желательно разменять на 25-ки.
  
   - О-о-о.
  
   ========= Лук.
  
   После Нового Года я выбил себе содействие в одном деле. Мне нужно было изготовить лук, причём, желательно не очень это афишировать. Забегая вперёд скажу: тайну сохранить не удалось. Но это ни на чём не сказалось. Сначала мне Юревич купил в строймаге досок разных. А потом я, практически, прописался на КПП. Отдельно стоящее здание, есть электрокамин, розетка на двести двадцать, никто без моего разрешения не зайдёт. Даже подглянуть сложно. В помощники взял себе Матевосяна. Взял с него клятву, что никому не расскажет.
  
   - Сань, а Сань. Зачем лук делаем?
  
   - Врагов СССР убивать будем Серго.
  
   - Ну, скажи правду, Сань! Это Волочкову на пенсию, да? Никому не скажу, слишиш? Зачем?
  
   Так и работали. Пара ножей, стекла оконные и бутылочные, перья от гуся. Толстая капроновая нить в количестве. Ниток разных несколько катушек. В куске трубы я пропилил щели, и по старой технологии квадратный брусок превратил в круглый. Нужно ёрзать туда-сюда, всё лишнее, не круглое, состругивается. Если быть точным, то все неквалифицированные работы выполнял Серго, а не я. Из тонких веточек мы собрали в лесу фашины, скрутили верёвками. В них будем стрелять. Для проверки лука и стрел. Взяли со стрельбища гильз от пистолетов. Из них сделали спортивные наконечники. Чтобы заострить, нужно стачивать на абразиве. Как вспомню "болгарку" из будущего - зависть берёт. Серго наяривал на абразивном круге, вместо моторчика. Ничё, справился. Из гусиных перьев, после отпарки, очистки, обрезания, сделали оперение. Делали сразу пятьдесят стрел. С запасом. И два лука: учебный и боевой. По одной и той же технологии.
  
   Сам лук делался из ясеня и березы. Простой двухслойный лук. Это сильно ограничило начальную скорость стрелы, боевые возможности лука. Но мне не на триста шагов стрелять. Хватит и двадцати метров. Склеил ясень с березой. Обычный клей из хозмага применять не рискнул - не знал свойств. Спешки не было, поэтому поручил офицерам команды кушать рыбу. Плавательные пузыри и шкуры от рыбы были выданы Серго. Он кривил нос, но добавлял воды и варил, варил, варил. После шести часов уваривания, клей был готов к употреблению. Матевосян сетовал, что, мол, не только он, но и весь лес провонялся рыбой. Я остался равнодушен к его стонам. Главное, что я не провонялся. После склейки лук сох в бандаже неделю, а за Серго бегал наш котик. Бандаж - это профильная доска, к которой я примотал склейку резиновым шлангом. А сохла склейка в специальном ящике, в который был помещён электрокамин. Теоретически, склейку нужно выдерживать при температуре шестьдесят пять градусов, но такого термометра у нас не было. Поэтому делал на глазок. По старым методам Ярослава тоже не особо получалось делать точный контроль температуры. Но, опять же, расчёт на то, что мне не годы с этим луком воевать, а несколько тысяч выстрелов настрелять нужно будет. Львиную долю - для обучения, выработки навыка.
  
   После высыхания натянули тетиву, пошли испытывать. Испытания прошли умеренно успешно. Качество всего было дрянное. Но! Интуитивная стрельба это всё компенсировала. Стрелы я, так сказать, протарировал. Пометил направление, посмотрел сторону увода, обозначил рисочками силу увода. На двадцать метров попадал нормальными стрелами в круг диаметром десять сантиметров. Из сотни стрел пришлось забраковать больше половины, но я сильно не переживал. Итог: в любых других руках - просто палка, в моих - бесшумное оружие ближнего боя. Я был рад, что лук не расслоился, тетива из капроновой нити в несколько слоёв не тянется, не путается, что стрелы боле-мене нормально летят. Соответствующие мышцы я качал уже два месяца, так что со своей стороны обеспечивал функционирование системы. Не улыбайтесь - это не шутки! У лучника работают нетипичные мышцы. Их в других видах деятельности человек не задействует. Спортсмен с буграми обычных мышц не сможет натянуть даже средний лук, по крайней мере правильно, чтоб точно стрелять.
  
   Старательно тренировался целую неделю на учебном луке, тринадцать на восемьдесят. Это означает, что на вытяге стрелы длинной восемьдесят сантиметров усилие на тетиве составляет тринадцать килограмм. Мой помощник, Серго, был немало удивлён, когда не смог натянуть и удерживать в правильном положении тринадцатку. То - плечо плыло, то - пальцы стрелу не дожимали. Впрочем, его стрелять из лука я не учил. Он потом, когда я перешёл на тяжёлый боевой лук, на меня глядючи, сам игрался учебным. И бракованными стрелами.
  
   Последний акт марлезонского балета: заменил спортивные наконечники на срезни и отстрелял заново. Что такое срезни? Это широкие плоские наконечники, чтобы рана была шире. Их Серго вырубил зубилом из стали-тройки, заточил по периметру; затем я вставил наконечники в пропилы и стянул нитками в четыре слоя на клею. От спортивного наконечника останется круглая рана небольшого диаметра. Она может быть в неудачном месте, зверь будет истекать кровью долго, умрёт не сразу. Мне такое "счастье" не нужно. Рана от срезня подобна ране от ножа. Вероятность повредить много больших сосудов и других важных частей тела высокая. После установки и отстрела срезней ещё две стрелы отложил в сторону: увод великоват. Всё. Лук и стрелы к нему готовы. Померил тягу боевого лука: около двадцати килограммов на моей восьмидесятой стреле. Не военный лук старых времён, конечно, но собаку пробьёт насквозь. Достаточно. Из него я мог сделать непрерывно выстрелов пятьдесят. Потом начинали болеть связки. И сильно снижалась точность. Но опять же - мне не в битву под Пуатье идти.
  
   В части всё шло своим чередом: Козин и я проводили занятия по рукопашному, личный состав нёс службу, офицеры, не из числа посвящённых, ходили угрюмые. Седьмого января команда собралась в красном уголке, ненадолго, по моей просьбе.
  
   - На повестке дня один вопрос, по которому я вас и собрал. Спать некогда, нужно ехать в Москву, договариваться в министерстве. Перед этим, мне нужно сделать пару телодвижений. Мне нужен кто-то из вас в качестве сопровождающего. Срок: два дня там, плюс два дня дороги.
  
   - Эт самое, я не могу, у меня работы накопилось. Дурной - бумажки писать, так-то всё Кучеренко делает, а вот с бумажками...
  
   - Нам с Касьяном тоже нормально, так, надо пописать. Меньше всего вам, молодым, работы.
  
   - Эт самое, Кармышова нельзя, у него жена ревнивая.
  
   - Га-га-га!
  
   - Я, так, я, что ж тут поделать? Куда прикажете, товарищ командир?
  
   - Мы едем в Днепропетровск, в ракетное училище. Оно, к сожалению, ПВО-шное, но надо... Александр Николаевич, придумаете какую-нибудь туфту, как повод для командировки?
  
   Во Львове мы с Юревичем походили по магазинам и купили всякой всячины. Для стороннего наблюдателя - бредовый набор предметов. Как в "80 дней вокруг света". Но я - не мистер Фог. У меня - картина ясная. Я чётко знал: что и для чего покупаем. В СВ поезда сели два рыбака. Из брезентовых чехлов выглядывают бамбуковые палки, одеты рыбаки в практичную одежду, в рюкзаках видны резиновые сапоги. Не совсем вязалось только СВ: дороговато для рыбаков... Но, Шерлок Холмс им по дороге не встретился, характерное позвякивание бутылок усыпляло внимание, так что - всё нормально.
  
   ======= Посещение жены.
  
   Опять Днепропетровск, отметились в комендатуре, Юревичу поручил пару мелких дел, а сам пошёл искать знакомый адрес. В "Доме книги" выбрал красивую продолговатую открытку: с горами на дальнем плане, некими цветущими ветвями на переднем - сойдёт. Знакомый дом в центре города. Чувств нет, ностальгия не пробивает, хотя всё знакомо.
  
   - Дзинь!
  
   - Кто там?
  
   - <Энергонадзор>, - я немного поколдовал, - показания счётчика нужно снять. 'Вот чёрт, нужно же какую-то бумажку подсунуть. Оболтус! Во, открытка. Плохо, конечно, но сойдёт'.
  
   - Где у вас счётчик? Ага... Так, <распишитесь> вот тут, вот ручка, всё, спасибо, <Лена дома?>
  
   - Да.
  
   - <Дверь можете закрывать, я уже ушёл.>
  
   'Блин, надо было на руке попробовать тётю Надю заставить расписаться. Ладно, маем шо маем'.
  
   - Вы кто?
  
   Жена сидит молоденькая, коса толстая, длинная. Красота! Ещё не красится. Лапочка моя. Да-а, жаль, что холод внутри. А то б - ух! С таким настроением тут делать нечего.
  
   - Вы кто?
  
   'Кто-кто - конь в пальто. Кстати, какого чёрта в этом рыбацком балахоне припёрся? Мог бы, и переодеться для жены'.
  
   - Кто тебе сказал, что ты - улитка? По склонам гор бегают-прыгают и другие звери.
  
   'Откуда он знает? Или он не про это? Это случайность, или... Нет. Не может быть!'
  
   - А...
  
   - Хочешь спросить: какие? Горные козы и козлы. А ещё - снежные барсы. Это тебе подарок, на память. <А я исчезаю>.
  
   На обороте открытки Лена читает: "Быстро, быстро беги Барсик, по склону, ищи свой вулкан. Живи безупречно". Хлопает дверной замок. Для большинства людей эти слова были малоосмысленны, но не для Лены.
  
   - Ма, а кто это был?!
  
   - Когда?!
  
   Подорвалась, прибежала на кухню.
  
   - Только что. Кто к нам приходил? Ты открыла дверь, впустила.
  
   - По электричеству, показания счётчика смотрели.
  
   - А чего он ко мне в спальню зашёл? Это твой знакомый? Сватаешь?
  
   - Что ты такое говоришь? Никуда я никого не пускала. Молодой парень приходил, снял показания, я расписалась и за ним закрыла. Он никуда не заходил, тем более, в твою спальню.
  
   - Как это не зах... Ладно. А во что он было одет?
  
   - В плащ, как у рыбаков, брезентовый такой, с капюшоном. Хаки. Что случилось, Лена?
  
   - Всё хорошо, ма. Я пойду читать.
  
   'Этого не может быть. Просто, не может быть. Когда он сказал про улитку, это было так... неожиданно. У меня на закладке есть надпись, японский стих, хайку:
  
   "Тихо, тихо ползи Улитка, по склону Фудзи, Вверх, до самых высот."
  
   Он прочитал мысли. Или был миражом. Нет, это союзник, призрак. А может!.. Нет! Не может быть!! Дон Хуан! Нет, дон Хуан - старый. Тогда - Кастанеда. Точно. Может, этот парень был просто работником службы света? А про улитку - прочёл на закладке? Ничего не понимаю.'
  
   Лена зашла в свою комнату. 'Моя самодельная закладка лежит на столе, но! Она лежит сейчас и лежала тогда: вверх картинкой! Ветка цветущей сакуры, а вдалеке - Фудзи. Хайку написана с другой стороны! Её не видно. Не видно! И как он ушёл? Я этого совсем не помню. Растворился, исчез. Мама его видела, щелчок замка я слышала своими ушами - значит, он реален, был тут. И загадочно исчез. Кто же он? Маг? Или человек?' Девушка закрыла второй том Карлоса Кастанеды старой закладкой с хайку про улитку. И тут пришло озарение! Быстро оделась, взяла открытку с горами и, через пять минут бега, стояла в "Доме книги", в отделе открыток. Отдышалась.
  
   - Скажите, а у вас есть такие открытки в продаже?
  
   - Есть, возле окна, на нижней полке посмотрите.
  
   'Точно. Целая стопка точно таких же открыток'. Лена недоверчиво взяла одну, перевернула обратной стороной. Как и следовало ожидать, на обратной стороне ничего не было. Чистая сторона. Внизу меленьким шрифтом указана фабрика-производитель и прочее - это девушку не интересовало.
  
   - А скажите, пожалуйста, кто у вас недавно купил эту открытку? Может быть, вы запомнили?
  
   'Что у молодёжи на уме? Впрочем, лет двадцать назад, я и сама чудила. А смотрит-то как, смотрит?' Лена смотрела на продавщицу с мольбой и надеждой. Взгляд женщины растаял.
  
   - Я его запомнила. Это был молодой человек в рыбацком плаще и ботинках. За плечами у него был рюкзак. Он купил эту открытку и ручку.
  
   - ..?
  
   - Минут пятнадцать назад. Всё. Больше ничего не знаю. Вышел у жениха сюрприз? А? Милочка?
  
   - А? А... Да, вышел. Не то слово.
  
   Лена дошла домой на автопилоте. 'Человек. Это был человек. Настоящий. Не призрак, не союзник. Но - кто!!? Что он хотел?! Что он хотел сказать этой открыткой про Барсика? "Быстро, быстро беги Барсик, по склону, ищи свой вулкан". Почему? Что это значит?' Лена положила рядом закладку и открытку и искала в них потайной смысл. "Тихо, тихо ползи улитка, по склону Фудзи, вверх, до самых высот". "Кто тебе сказал, что ты - улитка?" - так он сказал. Он сравнил меня с барсом? Это намёк? Я должна что-то делать. Когда он меня опять найдёт, а он меня опять найдёт, это точно, я должна быть готова. Рваный мужской почерк, а после его стишка чья-то подпись. Стоп! Мама! Мамочка! В смысле... Ну-ка, ну-ка... Где мой дневник? Папина мудрёная роспись, так, а вот и она, простенькая мамина. Это она. Та же роспись, что и на открытке. Ничего не понимаю.'
  
   - Мама, а ты вроде говорила, что что-то подписала тому проверяющему?
  
   - Ну да, показания счётчика. Он мне ручку дал - я и подписала.
  
   - А ты читала? Очки одевала?
  
   - Нет. И, правда - чудно. Я была без очков, а так хорошо всё видела. Странно даже.
  
   'Всё ясно. Ничего не ясно. Вдруг, он и, правда - маг?! Та-ак. С чего начинать жить безупречно?'
  
   - Ма, давай я посуду помою.
  
   - Свят, свят, свят! В лесу что-то сдохло.
  
   ======== Проверка кровью.
  
   Опять приехал в Самарский район, сняли хату. Теперь я выбрал жильё существенно дальше от прежнего места действия.
  
   Через полчаса из нашей хаты вышла женщина. Несколько худощавая, высокая, вульгарно и неаккуратно накрашенная. В одной руке у неё была авоська с бутылкой водки. Грубый прокуренный голос и потрепанный видок продавщицу в гастрономе заставил отвести взгляд. Наверняка, про себя продавщица сказала что-то наподобие: "Ну и дошла, синячка, аж противно". Тем не менее, вежливо продала пьянчужке несколько буханок хлеба, колбасу, банку салата, пару банок консервов, ещё, по мелочи. Пьянчужка достала большую полотняную непрозрачную торбу, сложила туда все шесть буханок хлеба, в авоську запихнула остальную закусь и двинула по своим делам.
  
   Юревич в окно наблюдал за этой женщиной. В одной руке выпивка и закусь, в другой - тяжёлая сумка. Идёт домой какая-то работяга опустившаяся. Дойдёт, бухнёт, возможно, с мужем или сожителем. Обувь некрасивая, на ровном ходу или с невысоким каблуком, плохо видно, идёт медленно - видимо, сильно устала на работе. Да и вообще, от жизни.
  
   Так и брела наша незнакомка по району. Медленно, иногда отдыхая, то ли от трудов тяжких, то ли от жизни. На перекрестке межквартальных дорог, как раз по диагонали от большого двухэтажного дома, совсем ухэкалась: стала, поставила на снег торбу, открыв рот, тяжело дышала, аж пар шёл. Прошла ещё пару домов, не выдержала, опять сделала привал: достала бутылку водки, открутила пробку и хлебнула глоток-другой. "Тьфу, пьянь. Не из нашего района, наверно в гости к кому-то. Вишь, со своей выпивкой и закусью, может, и с подарками", - подумал десятилетний цыганчонок, якобы играющий на улице. Он не играл, его функции были намного шире: следить, примечать, обслуживать знакомых наркоманов. Он принимал у них заказ, затем забирал деньги, через пару-тройку минут "выныривал" из калитки с требуемым. Если клиенту нужно было уколоться и спокойно поймать кайф тут, то к его услугам, за скромную плату, был общий гадюшник по соседству. Оставим мальца - пусть дальше работает, мы же догоним нашу незнакомку. Её путь был замысловат и извилист. Видимо, она слегка подзабыла, где живёт её знакомец. Через три часа блужданий, она завернула в дом, который снимали мы с Юревичем.
  
   - Саня, что так долго?
  
   - Таковы законы жанра, такова роль.
  
   - Кончай заворачивать. О-о, а бутылку-то ты ополовинил!
  
   - Пришлось. И для образа и для сугрева. Погода противная. Благо, мы заранее заготовили этот десятипроцентный растворчик. А то был бы я в зюзю.
  
   - Что там? Как реконгцировка? Делись разведданными.
  
   - Нормально. Чая налей, будь другом, Толь.
  
   За десять минут ужасная незнакомка превратилась в меня. От косметики отмылся, в человеческую одежду переоделся. Попили чая с Юревичем, обсудили план в подробностях. Впрочем, некоторые моменты нашего разбоя я пока умолчал. Завели будильник и легли спать. Схема была отдалённо похожа на мои предыдущие "гастроли".
  
   Цыгане предприняли некоторые меры безопасности, но недостаточные. Во дворе было две собаки, причём, обе большие. Дураки! Так и не поняли, что от маленьких мне больше вреда! Ночью слегка подморозило: около минус пяти. Это было приятнее, чем когда мне пришлось месить снежную кашу в виде алкашки. Достаю лук, надеваю колчан со стрелами, натягиваю тетиву. Сюрреализм! Через забор не перелезаю, стреляю сразу.
  
   Плёчо опущено, опорная рука - в позиции, запястье довёрнуто, локоть убран, лопатка прижата, голова повёрнута идеально, "пирамида" выставлена. Помнят руки! Не моей памятью. Спокойно тяну византийским стилем. Чёрт! Гадская собака голову слегка опустила. Не хочу стрелять в череп: срезень может срикошетить. Ждать на двадцатке трудно. Мало прокачался, не готов. Вдобавок, пальцам больно на тетиве. Есть! Шея и грудь доступны! Чистый спуск... "Тьфююю", - пропела стрела. "Мявк", - ответила собака и затихла.
  
   Со второй так легко не вышло. Она сначала пару раз вопросительно гавкнула, а потом громко и протяжно завыла. Как волк на Луну. Это её и сгубило. Она задрала голову вверх. Тем самым хорошо открыв шею. И дёрнула же меня нелёгкая стрелять в шею! Провокаторша, эта собака! Лучше бы в грудь. Там - сердце, а так... В шею я попал. Но. Скорее всего срезень при входе стоял вертикально. Никакие сонные артерии не перебил. Перебил трахею. Собака вместо лая стала издавать тихие хрипяще-свистящие звуки. И, естественно, метаться по двору, ищя причины боли, смерти товарки. Однако цепь её далеко не пускала. Это мне помогло поймать её на возвратном ходе и всадить вторую стрелу. Она, как назло, тоже не убила собаку окончательно, но сильно ранила. Вход - в район правой лопатки, несколько наискось. После третьего попадания собака перестала бегать: легла и затихла. Я не поленился: добавил четвёртую контрольную.
  
   Заходим во двор. Моя цель: пижонский балкон на втором этаже, ибо на первом этаже всё в решётках, дверь производит впечатление крепкой. Моё отмороженное терпение опять даёт возможность пройти внутрь без шума. Большая комната, никто в ней не спит. Вернулся на балкон и поднял по верёвке с узлами Толика.
  
   В этой хате Юревич работал подай-принеси. Тем не менее, мы справились значительно быстрее, чем я бы мучился сам. Из грязной работы я ему доверил резать пальцы у хозяина. На большее его не хватило. Ну... Для первого раза сгодится и так. Что есть большее, спросите вы? "Большее" досталось мне, более грязная работа: орудовать паяльником в попке у того же главы табора. Крепкий попался, после ножа не "раскололся". Мне пришлось пытать хозяйку и детей. Это было уже после того, как перед нами лежало пару килограмм какой-то наркоты, гора золота, десяток сберкнижек. Потом я дожал клиента: тот сдал мне нычку с деньгами. Дожимал целлофановым пакетом: дышим - не дышим, дышим - не дышим. Глаза на лбу, обмочился, в очередной раз, и раскололся.
  
   - Вот и всё, они нам больше не нужны. Что скажешь, Толя?
  
   - Звери, чурки поганые. Сколько наших испаскудили и обокрали. Гррм. Гады.
  
   - Толя, мы должны их убить.
  
   - Я, я... Я так не могу. Я офицер. Может, в милицию?
  
   - Толя, наши дети станут рабами американцев, а внуки - секс-игрушками. Этим тварям я некоторые вопросы не задавал. В этом квартале я уже "резвился" подобным образом три недели назад. Милиция их крышует. Предлагаю в следующий раз заглянуть к ментам. Пойдём, у этого спросим.
  
   - Эй, кто вас крышует из ментов?
  
   - Наш участковый, лэйтэнант Пономарь.
  
   - Слышал? Только учти, этот лейтеха - никто, шестёрка. Он несёт наверх, те - ещё выше. Чтоб ты знал, в Ставрополье, у Горбача была кличка: Миша-конвертик. Врубаешся? Наша система прогнила насквозь, поэтому Союз и развалился. В том числе: поэтому.
  
   - Меня сейчас стошнит.
  
   - Ладно, этих я сам, но с условием: ты не придуриваешься, а зажимаешь яйца посильней и смотришь. Пойдём, время.
  
   Этих зарезал сам. Толик кривился, но выдержал. Не блевал. И то хорошо. А ночь-то - длинная! В следующем "таборе" я его "размочил", если так можно выразиться. Там, даже после всех зарезанных детей, тайники не сдали. Тогда я нашёл их с помощью волхования: "Ценности в одном тайнике"? (Нет). "В двух", - (да). "Один из тайников в доме"- (да), "В этой комнате?"- (нет). Так и двигался. Не намного дольше, чем через пытки, меньше садизма... Нашли мы всё. Было немало. Толик не выдержал.
  
   - Звери! Даже своих детей дешевле золота ценят! Этих я смогу!
  
   Смог, конечно. Но неумело. Перепачкался кровью. Но на то мы и "рыбаки". Плащи прорезиненные, сапоги резиновые. Однако нужно будет потом его поучить работать ножом.
  
   - Ты вот о чём подумай, Толя. Сколько русских детей не было рождено, а может, даже абортировано, из-за этих денег? Зашла цыганка, загипнотизировала молодуху, погадала, так сказать. А жила семья на съёмной квартире. Раз - и нет шанса на кооператив. А государственной квартиры лет десять-пятнадцать ждать. Хорошо, если такая семья после этого не распадётся и хоть одного ребеночка заведёт. Но многодетной - точно не станет.
  
   В третьем доме нам всё отдали сравнительно быстро. Юревич начал колебаться.
  
   - Пойми же, сынок, из яиц кобры выводятся только кобры! Допустим, мы сдаём банду ментам. Родителей садят пожизненно. Так не бывает, но пусть. Дети по нашим законам сесть не могут. Их отдадут родственникам. Кто будут родственники, и как они этих детей воспитают, угадай с трёх раз?
  
   - Я понял, Владимирович. Трудно мне.
  
   - Ладно, давай банк ограбим. Только там придётся застрелить трёх русских инкассаторов. Пойдёт?
  
   - Нафига нам, вообще, эти деньги?
  
   - Наивное дитя! Ты не знаешь, как делаются революции. - Судя по всему, Юревич уже преодолел противоречие восприятия: реагировал на меня, как на старшего, несмотря на моё молодое тело.
  
   - Хорошо, убедил, только, можно, я детей не буду? Взрослых - я, детей - ты, добро?
  
   - Добро.
  
   Слова-то, какие! Добро - это в правильную сторону развёрнутое зло. Вот такой я философ. Добили, убрали следы, сели в машину, привели себя в порядок на съемной хате, уехали с добычей в направлении площади Островского. Дождались электрички.
  
   - Александр, во всех детективах показывают, что опытный преступник выбрасывает оружие после преступления.
  
   - Ты про лук?
  
   - Да, несколько противно было вырезать стрелы из собак, но это ладно. Почему мы его не выбросили?
  
   - Телевизор часто врёт. Вот сам подумай, у нас на руках гора побрякушек, денег, сберкнижек. Как ты думаешь, менты совсем тупые, не сложат два плюс два, не свяжут убитых цыган с этим всем? Так что лук или пистолет - очень малый довесок. Может ещё пригодиться.
  
   Старая дорога на трамваях к бабушке и дедушке. Никаких такси. Узок круг рево... нет, вокзальных таксистов. Они там работают, почти как у станка. Это значит, что если особо одарённый милиционер выйдет на примерное место и время, то таксист приведёт почти к дому. А так - уехал на трамвае. Дольше, но: тише едешь... Представил Юревича, оставил шмотки, деньги, принял, за чаем, краткий отчёт стариков. Ух, деятели! Уже обналичили около ста пятидесяти тысяч с книжек. Скупили грамм двести ювелирки. Слишком хорошо - это не хорошо.
  
   - Дедушка, не гони так сильно. Можете засветиться. Даже не знаю, перед кем хуже: перед ментами или бандитами. В любом случае, если такое случится - звоните Юревичу или прямо мне, в часть. Можете маме, я сегодня еду к ней, введу в курс дела. Она будет дозваниваться.
  
   У мамы есть городской телефон, а у бабы с дедом - нету. Есть кабинка метрах в двухстах, но та не всегда работает. Дал деду все телефоны нашей команды, договорились об условных кодовых словах. Номера телефонов приказал выучить наизусть и потом сжечь.
  
   - Ба, деда, всё, я к маме. Толик, завтра, часов в девять, звоните с кабинки на мамин телефон. Скорее всего, завтра и рванём в Москву, но мало ли как там, у матери, разговор пойдёт, может, не успеем, тогда ещё на денёк задержимся. Лады?
  
   - Да, ты там по девкам не загуляй.
  
   - Не боись, я не такой.
  
   - Деда, улов пересчитаете, перевесите - дадите Толику потом тысяч триста. Нам в Москве взятки давать. Кто его знает, их московские тарифы, но должно хватить.
  
   - Пока, внучок.
  
   - А бабушку поцеловать?
  
   - Пока бабуля, всё было вкусно, благодарю.
  
   Сел на трамвай, потом на автобус, через час был дома. Сколько домов у меня разных в голове умещается? Ладно, не будем душу травить, тем более что не получается. Вот и дом с мамой. А также с маленькой сестрёнкой. Любопытно накладываются данные в голове: глаза видят мать молодой и живой, а память услужливо выдает "на-гора" подъезд, залитый кровью, мать на ступеньках, остекленевшие безжизненные глаза. Потом четыре милиционера подняли тело: изломанная кукла, не человек. Но нет ни грусти от воспоминаний, ни радости от "воскрешения". Ванна с тёплой водой, домашняя еда. А-а-а... Блаженство. Тело соскучилось по уюту и ласке. Сейчас остро слышу изменение в себе. Телу - кайф, ощущения вполне соответствуют моменту, а глубоко не пробивает: не плыву от расслабухи, нет подрыва обнять и обцеловать мать с сестрой. Опять театр одного актёра. Делаю всё, как должно. Публика рукоплещёт.
  
   - Ма, сядь, поговорить надо.
  
   - Саня, мне надо Тане кашу готовить, я не могу.
  
   - Не надо, это не поможет. Твои диеты не решают проблемы. Это у неё невроз после родов. Ей слегка повредили шею. Лечить нужно массажами шеи, может быть втиранием в шею разных мазей и прочее. Это я тебе потом изложу. В шейном отделе есть небольшое ущемление, дало осложнение на пищеварение.
  
   - Откуда ты знаешь? Что за фантазии?
  
   Мать уже почти пять лет мучительно лечит Таню от проблем пищеварения. Наверно, диссертацию по теме могла бы защитить. Толку - чуть. Я всего лишь обладаю послезнанием. Это ущемление позвонков выплыло, аж когда Танюхе было пятнадцать! До этого сидела бедолага на жутких диетах. Кстати, вам это стоит узнать. Между моим и Танькиным днём рождения было аж пятнадцать лет разницы. Отцы у нас разные. У сестры и фамилия другая: Ковалёва. На этого Ковалёва у меня есть планы.
  
   - Ма, у меня просьба. Я серьёзно. Никому не говори о моём приезде. Я не шучу. Сейчас отмоюсь - расскажу.
  
   Нет. Нет моей матери веры. Забираю телефон и свою сумку в ванную. Телефон у нас через специальную розетку подключен, поэтому фокус удался. Пока мать готовит еду, а я купаюсь, расскажу вам про неё пару слов.
  
   Родилась в 1946-м. После школы поступила в строительный техникум. Там у неё был сокурсник - Ковалёв Николай. Была у них любовь. Уже даже с бабой Лидой и дедом Колей познакомился. Но восемнадцатилетнему пацану не захотелось ещё жениться. Уехал куда-то на Север работать. За длинным рублём, что ли. Потом, вообще, в военные подался. Почти всю свою взросло-сознательную жизнь проработал преподавателем в Камышинском Высшем Военном Строительном Командном училище. Ух, и баб там было, в этом Камышине! Кроме этого училища, там мужиков больше нигде не водится. Ну да ладно, я про маму. Любовь "подвисла". Что делать? Ждала, но толку-то? После техникума молодых и неженатых попадалось крайне мало. Ещё раз объясняю: мать 1946-го рождения. Много ли было родов в 1941-45гг? Да и тех, что раньше родились - война побила. Где брать женихов? Город - не село, на околицу к огню и гармонисту, или в клуб, на танцы, не сходишь.
  
   Когда появился мой отец - колебаться особого смысла не было. По формальным признакам: вполне себе ничего парень. Не пьёт, не курит, турист, смелый, молодой, не калека. Это со временем откроются другие качества: лень, нечистоплотность, эгоизм. Помню, зима, мать беременная тащит большой тяжёлый ковёр, а я, малявка пяти лет - маленький. В универмаге ковры "выбросили". Брат, кстати, умер в восемь месяцев. Врачи сделали БЦЖ грязным шприцом, БЦЖ прижилось, сепсис от стафилококка, долго не признавали болезнь, пока не стало слишком поздно. Богатырь был бы. Сердце билось до последнего. Вскрыли - а вместо всех органов - "марля". Бактерии поработали, "понагрызли" дыр. Из врачей никого не наказали. Врачебная корпоративная круговая порука. А у меня комплекс сформировался: хотел много братьев или сестёр иметь. Это не вышло. Потом переключил эту программу на своих детей.
  
   Ко всем прелестям, на каком-то среднем этапе, папка ещё и изменил маме. В моём четвёртом классе они развелись. Да, маму жалко, но при других вариантах не было бы меня. А потом объявился Ковалёв. Былая любовь вспыхнула вновь. Мама Зина забеременела. УЗИ тогда не было. Строили планы, слали горячие письма. Я потом читал. Его письма. Мама накопала где-то свои старые связи и помогла Ковалёву перевестись в Москву. Да не куда-нибудь, а в Главное Финансовое Управление Министерства Обороны. Знающий - поймёт. Подполковник быстро стал генералом. Но! Мать родила Таню. Наверно, Ковалёв хотел сына. Других гипотез у меня нет. Не стал он на ней жениться. Мама воевала с ним через партию, его начальство, вытребовала алименты, а, впоследствии, после его смерти, военную пенсию на Таню. Умер Ковалёв, примерно, когда Тане было лет восемь. Дело тёмное. "Маленьким" я считал, что он жив, но скрылся от мамы. Сейчас знаю, что влез куда-то. Авантюрная жилка сказалась. Вот башку и отбили.
  
   Мать "потухла". Таньку лечила-мучила, выбила ей инвалидность. Из-за кишечника, который на самом деле - невроз из-за ущемления нервов в шейном отделе. Жила ради Тани. С развалом страны бросила основную работу. Строители стали не нужны, в горячих 90-х. Торговала на рынке пирожками. Не озолотилась.
  
   Всю жизнь мать отбрыкивалась от председательства в своём ЖСК. Под конец - взялась. Частично виноват я. У нас с женой появилась машина. И пришлось ставить гараж возле маминого дома. Для этого она и стала председателем. Во втором подъезде жили цыгане. Когда мать уходила из дому, то ключи от подвала оставляла соседке на первом этаже, тёте Нине. Цыгане выпросили ключ от подвала нашей пятиэтажки, отрезали какую-то трубу, залили водой подвал. Тут пришла мама. Она раньше работала строителем. На ранних этапах - прорабом. Командовала мужиками. В том числе матом. Вот и сейчас: ка-а-ак обложила цыган трехэтажными! А как вы думали? Кому теперь с затопленным подвалом разбираться? Молодой цыган, как потом выяснилось, был под наркотой, догнал маму и на пороге её квартиры зарезал. Шесть ножевых. На следующий день его нашли зарезанным. Официально - самоубийство.
  
   Напомню: меня тоже убили цыгане. Более того. Их на Украину нам "добрая" Европа "подарила" миллиона полтора. Ох, и резались мы потом с ними! Примерно, как с татарами. Теперь вы, надеюсь, поймёте всю глубину моей "любви" к этому народу.
  
   Дальше шёл долгий рассказ, больше похожий на сказку. Не про переселение: такое моей болтушке доверять нельзя. Рассказ шёл о йоге, открывшихся способностях, вылеченных детях офицеров, их благодарности, внеочередном отпуске и ещё большая кастрюля лапши на уши. Мать и так по гадалкам и экстрасенсам ходила, поэтому зёрна упали на унавоженную почву. Когда я, используя новые навыки, которые потихоньку тренировал по методике волхва, выправил сестре искривление, ликвидировал последствия ущемления, мать заявила: "Я всегда знала, что ты у меня способный. Хоть я раньше ругала тебя за йогу, считала, что ты дурью маешься, но... Признаю, была не права. Молодец, умничка моя. Дай, поцелую".
  
   Сил это целительство забрало немеряно. Если бы было время, то можно было бы пошаманивать регулярно пару раз в день и за месяц малой кровью всё сделать просто и хорошо. Проклятый цейтнот. Тем не менее, результата я добился. Если судить по энергетической картине. Проверим мы это не сразу. Где-то через неделю всё придёт в норму.
  
   - Мама, обо всем этом ты никому ничего не сможешь рассказать. Это не просьба - я тебя закодировал.
  
   - А-а? Зачем?
  
   - Ма, я не хочу лечить полгорода.
  
   - Я только Вале, по секрету...
  
   - И Тамаре, и Неле...
  
   - Ну... И им. А больше - никому!
  
   - Нет, не пойдёт. Тема закрыта. Таню я вылечил, начнёшь уменьшать строгость диеты через дней десять, чтоб уже с запасом. Съездишь завтра к бабке с дедом, они тебе ещё фактов покажут. Можешь вызвать такси, чтоб ребёнка не морозить. Денег я оставлю. Теперь есть к тебе одна просьба и один вопрос. Дай мне всё, что у тебя есть по Ковалёву: телефон рабочий, телефон его начальства, точный адрес, если есть, точная должность. Я в Минобороны и так его найду, но это хлопотнее и дольше. Это просьба. Теперь вопрос. Ты хочешь быть его женой? У меня есть возможность на него повлиять.
  
   - Саня, я сама на него не могу повлиять уже несколько лет.
  
   - Ты не ответила на вопрос. Хочешь за него замуж? Ну! Пойдёшь?!
  
   - Не кричи. Не знаю.
  
   - Ладно, я пригоню его к тебе прощения просить, замуж тебя звать - тогда и решишь. Это будет дней через пять. Всё, давай спать, устал я сильно после целительства.
  
   Для справки, сообщу, что в эти времена вылезли из всех щелей целители, экстрасенсы, наследственные знахарки. Большая часть из них была шарлатанами, но народ их принял, верил, внимал, ходил в церкви порчу снимать, и всё такое подобное. Матери было легко поверить, что я открыл в себе такие способности.
  
   ======= Москва, Ковалёв
  
   Утром "перебил" отъезд на вечер. Слишком мать у меня впечатлительная. Вдумчиво поработал с ее полем, подправил несколько мелочей, оставил пару долговременных целительных программ. К сорока двум годам обычно у человека уже набегает всяких неполадок в организме: то там, то сям. Мать офигела, видимо верить стала больше. А вечером мы с Толиком поехали в Москву. Ничего примечательного не случилось. Никакого шмона в поезде, привычный СВ.
  
   На следующее утро офицер и солдат, командированные в столицу, бодро приближались к Министерству Обороны СССР. Что такое Главное Финансовое Управление Министерства Обороны СССР? Государство внутри государства в государстве. Нечто отдельное и сильно секретное в Министерстве Обороны. Тем не менее, вызвать на проходную Ковалёва мне удалось.
  
   - Привет, Санька, что случилось?
  
   - Долгий разговор. Вы мне сильно нужны, Николай Васильевич. Есть разговор.
  
   - Саня, твоя мать мне сильно нагадила своими письма во все усюды. Мне даже время терять не хочется...
  
   - Я вас перебью. Пошевелите мизинцем левой руки.
  
   - Что?
  
   - Попробуйте пошевелить своим пальцем. Во-во, не работает. Не работает и ещё один орган. Очень для вас важный. Тут его, впрочем, проверять нежелательно.
  
   - Чё за фигня? Да я тебя!..
  
   - Не выйдет, поверьте. Я настаиваю на встрече. У вас есть знакомая и доступная дама? В крайнем случае, сгодится проститутка. Нужно, чтобы вы убедились в серьёзности ситуации. Пошевелите безымянным пальчиком на той же руке. Шевелится? Замечательно. А теперь? Ой, какая жалость.
  
   - Ну, ты, сучонок...
  
   - Вот бумажка, тут номера в гостинице и телефон внизу у вахтера. Мы там поселились. Звоните сегодня, после проверки своего дружка. Не затягивайте и не исчезайте. Мы через два дня уедем из Москвы по-любому, так что...
  
   Ковалёв не стал откладывать в долгий ящик проверку. Два непослушных пальца настораживали. Для проверки далеко ходить не было нужно. Уже давно он имел на всё согласную секретаршу. Ещё на проходной Николая распирала ярость, голыми руками порвал бы сучонка! Но вокруг - люди, а он - хоть и генерал, но не бог. Тут этих генералов...
  
   - Маша, закрой дверь на замок, срочно нужна твоя помощь, да-да, ты правильно поняла.
  
   - Нет, не так, сегодня особый случай. Раздевайся полностью и ничему не удивляйся.
  
   Через сорок минут всё было совершенно ясно: не встаёт. Никак. Не помогли ни сиськи, ни губки, ни ловкий язычок - ничто!
  
   - Не соврал, гад. Маш, никому не слова.
  
   - Коля, что случилось? Милый?
  
   - Экстрасенс один порчу наложил, денег требует. Попробую решить вопрос. Не бери в голову и не болтай. Может, завтра повторим с другим результатом.
  
   - Может, это хитрый подход американской разведки?
  
   - К сожалению, нет. Это весточка от моей первой любви, Зины. Помнишь, я тебе рассказывал?
  
   Сначала Ковалёв хотел реализовать максимальный силовой вариант, но передумал. Чего бы ни попросил сын Зины, всегда можно взять время "на подумать". А после силового варианта пространство для манёвров будет уже. 'Не-не, сначала сходим на разведку, поговорим'. В конце рабочего дня он набрал телефон гостиницы, узнал: постояльцы указанного номера вернулись, взяли ключ, предположительно, находятся у себя в номере.
  
   - Ой, дядя Коля, без стука? Но мы вам рады. Анатолий Борисович, будьте любезны, сходите в ресторан на часик. Может быть, мы к вам присоединимся попозже.
  
   - Мне Зина рассказывала, что ты йогой занимаешься, но не знал, что ты на такое способен.
  
   - Ты мне, Коля, зубы не заговаривай. Правая рука у тебя не работает, не мучься. Позволь, я достану пистолет из кармана. Не дергайся, а то будет хуже. - Саня забрал у Ковалёва пистолет. - Вот, теперь, нормально поговорим. Вот застрелил бы ты меня, и чё? Так бы и жил с нерабочей пиписькой. Оно надо? Придурок.
  
   - Чего ты хочешь?
  
   - Раньше, чем сообщить, чего я хочу, ты должен убедиться, что не можешь отказаться от моего предложения. Есть ли у тебя человек, который не будет болтать лишнего и не сильно удивится?
  
   - Да.
  
   - Тогда представь в голове его, этого человека.
  
   Ковалёв представил секретаршу Машу.
  
   - Теперь иди вниз, с кабинки позвони и спроси у неё насчёт мизинца левой руки. У тебя руки уже нормально работают. Монетки возьми.
  
   - Свои есть.
  
   В холле гостиницы действительно была кабинка телефона. Очереди, слава богу, не было. А то бы Ковалёв не выдержал - нервы.
  
   - Маш, лапочка, попробуй пошевелить на левой руке мизинцем. Ну как?
  
   - Мамочки, не могу! Это из-за тебя?!
  
   - Чш-чш. Это просто проверка. Вряд ли ты ему интересна. Скоро это пройдёт. Попробуешь ещё минут через двадцать, ладно? Не волнуйся, лапа моя.
  
   Через десять минут Ковалёв вошёл в номер снова.
  
   - Убедился. Что дальше? Убери с моей бабы порчу, она ни при чём.
  
   - Сделано, садись, поговорим нормально.
  
   - Ага, нож к горлу приставил, точнее серп к яйцам - "поговорим нормально".
  
   - Коля, не бери в голову. Душу продать дьяволу не потребую. Мне от тебя нужны две вещи. Первая: содействие в даче взяток в Главном Управлении РВСН. Мне нужно назначить на должности пять офицеров моей части. Часть подлежит расформированию по тому договору, что Мишка недавно подписал, сука.
  
   - Это не так просто. И я не понял - это я должен дать им взятки? Ты, конечно, можешь отключить мне всё, что есть, но гору денег я не рожу. У меня есть некоторые накопления, но их не хватит. Москва, она, знаешь, располагает...
  
   - Я понял: бляди, кабаки.
  
   - И это - тоже. А через своё управление проводить... Могу попробовать, но это не быстро и не наверняка. Это не только от меня зависит.
  
   - Деньги на взятки офицеры имеют свои. Ты тут нужен только как представительская фигура.
  
   - Офицеры РВСН? Имеют свои деньги на взятки? Вы там что, ракеты американцам продаёте? - Давление взглядом на меня ничего не дало, на подначки я не повёлся. Уже другим, скорее деловым тоном Ковалёв продолжил. - Чем это я так хорош?
  
   - Кончай выделываться! Все про вас знают, что вы - ворьё! В РВСН никак не подумают, что ты их хочешь подставить. А про любого другого могут решить, что это подстава.
  
   - Это да, не подумают. В принципе, это вполне осуществимо, я попробую. А когда ты снимешь с меня порчу, йог проклятый?
  
   - Глупый вопрос, Коля. Как только - так сразу.
  
   - А если это останется навсегда?
  
   - Но пальцы и руки-то у тебя включились? Не ссы!
  
   - Хорошо, ты сказал: "первое", - будет и второе?
  
   - К твоему огорчению - будет. Но это - потом. Пойдём, перекусим в ресторан, потом продолжим.
  
   Спустились вниз, нашли Юревича, подсели.
  
   - Это, Коля, один из тех офицеров, о трудоустройстве которых ты любезно согласился похлопотать.
  
   - Кончай издеваться: "любезно согласился". Кстати, это конечно не моё дело, но почему ты работаешь на своих офицеров, а не наоборот? С твоими способностями...
  
   - Да, Коля, ты прав - это не твоё дело.
  
   - Ты сильно изменился. Ещё два года назад - пацан-пацаном: горящие глаза, максимализм, никаких деловых качеств. А сейчас - босс мафии, что ли.
  
   - Ну... Армия - хорошая школа жизни.
  
   - Не надо, вот, не надо этого, не хочешь говорить - не говори. Анатолий, вами, небось, он тоже крутит?
  
   - И да, и нет.
  
   Ели спокойно, говорили на общеармейские темы, как обычные военные, собравшиеся за одним столом.
  
   - Всё, кончаем пир, товарищи офицеры. Толя, расплатись за всех и приходи в номер.
  
   - Вот тебе Коля на первый раз. Тут полтинник.
  
   - Ну, ни х.. себе! - Не стал "держать лицо" Ковалёв, откровенно показав удивление.
  
   - Это для завязки разговора. Это список офицеров и мест их следующей службы. На их будущих местах службы уже всё договорено. Далее, в РВСН по кадрам решает...
  
   - Да знаю я, кто что решает. Симонович у них решает.
  
   - Правильно. Крайне желательно добиться переводов до ликвидации части. Чем скорее - тем лучше. Сделаешь?
  
   - А у меня есть выбор?
  
   - Хэ-хэ-хэ, выбор-то всегда есть... Кстати, не думай, что работаешь только за страх. По итогам дела ты получишь и хороший пряник. Скажем, тысяч десять за перевод и ещё десять, если уломаешь Симоновича на срочность.
  
   - Ты это чё, серьёзно? Толя, это реально?
  
   - Это реально, Николай, от имени офицеров - гарантирую.
  
   - Так это совсем другое дело! Я могу даже по своей линии РВСН простимулировать. Саня, а может, как аванс, раскодируешь, а?
  
   - Ага, разбежался. Утром деньги - вечером стулья. Иди домой. И не жлобься, такси возьми. А то ещё "бомбанут" по дороге. И учти: я ложь вижу. Обмануть меня не выйдет.
  
   - Да ты чё!? И в мыслях не было!
  
   - На, держи свой пистолет.
  
   - Пока мужики.
  
   - Что ж, Анатолий Борисович, теперь будем ждать результата.
  
   На следующий вечер Ковалёв пришёл в номер с хорошими новостями.
  
   - Всё в порядке, поговорил с Симоновичем. Задаток оставил. Хочет ещё по десятке за нос. Так что с вас ещё полтишечка. За срочность ничего брать не стал, сказал, что постарается сделать побыстрее.
  
   - Молодец, Коля.
  
   - Подождите вы, это не всё. Я проявил инициативу, спросил ещё кое-что.
  
   - Ну, не томи, не рви душу: что там за инициатива?
  
   - Ха! Я про звёздочки спросил. Интересует? Товарищ капитан. - Слово "капитан" Ковалёв ехидно выделил. Юревич напрягся, выпрямил спину, в глазах загорелось какое-то пронзительное и щемящее чувство.
  
   - Вообще-то у меня был залёт: Симоняну нагрубил. Был бы вечным капитаном. Но если у вас тут в Москве всё продаётся...
  
   - Не, ну Симонович за Симоняна мстить не будет.
  
   - Кончайте оба мульку травить. Николай: огласите, пожалуйста, весь список, точнее - тариф.
  
   - Подполам на полканы - по пятёрке, майорам на подполов - по три, капитану на майора - две. Итого - восемнадцать.
  
   - Толик, дай ему сто.
  
   - Зачем - так много?
  
   - Коля, делай что хочешь, инициативный ты наш, но сделай их всех полковниками. Пусть придумают особые заслуги, подвиг, спасение собачки Горбачёва. Очень надо! Эх, Анатолий Борисович, оболтусы мы, сами должны были до этого додуматься! - Ковалёв уже устал удивляться: как странно общался рядовой Саня со своим офицером. Но "отсвечивать" не стал. Деньги были реальные, да и угроза сильная.
  
   На следующий вечер Ковалёв пришёл сияющий, как солдатская бляха.
  
   - Всё в порядке, договорился. По всем пунктам. Приказы подпишут на днях. Можете спокойно ехать в часть. Тут остаток денег. Двадцать тысяч. Лишние.
  
   - Коля, ещё сколько-то ты заныкал. Сколько?
  
   - Там... Совсем мало... Вы же обещали мне премию!
  
   - Сколько?
  
   - Десятку всего-навсего.
  
   - Оставь всё себе: и ту десятку и эту двадцатку. Это премия: за инициативу, за срочность, за перевод и за звания. И больше не пытайся обманывать. Я же тебе по-русски сказал: вижу ложь.
  
   - Обмоем?
  
   - Кстати, хорошо, что напомнил. <Ты больше не можешь пить спиртное. Никакое.>
  
   - Не понял. Это чё, ты меня, вместо благодарности, ещё и на это закодировал?!
  
   - Во-первых, у тебя большая сумма на руках. Я не хочу, чтобы тебя пьяного пристукнули и обобрали. Есть и во-вторых. Анатолий Борисович, будьте так любезны, прогуляйтесь минут на десять, у нас слишком личный вопрос.
  
   - А теперь по поводу водки и прочего. Коля, ты попал. Кто ж виноват, что ты - любовь всей жизни моей мамы? Так что...
  
   - Это ты намекаешь...
  
   - Да-да, это второе дело, которое у меня к тебе есть. Если у вас не заладится, то, в итоге, может, я верну тебе способность пить; если заладится - то выставлю квоту, скажем, одну бутылку в два месяца.
  
   - Садист, нафига мне деньги, если ты закодируешь со всех сторон? Давай две, а?
  
   - Не торгуйся - не на базаре. Мне не нужен отчим-пьянчуга.
  
   - Но зачем я тебе вообще нужен? Х-хэ... Отчим... Деньги, я так понимаю, тебе от меня не нужны. Швыряешься, тут, десятками тысяч. Нафига Зина письма писала, алименты из меня выдавливала? Издевались, что ли?
  
   - Она не в курсе всех моих дел. Лучше ей и не рассказывай. Не то, чтоб это была страшная тайна, но она у нас болтушка - ты и сам знаешь. Теперь вводная: ты должен приехать в Запорожье, вымолить у неё прощение, жениться, забрать её и свою дочь в Москву.
  
   - Я не могу! Во-первых: я женат на своей жене.
  
   - Ты её уже лет двадцать как не любишь.
  
   - Но формально...
  
   - Кончай, у тебя есть только от нас тридцатка, да ещё своих сколько-то - замажешь свою аморалку легче лёгкого.
  
   - Дак, это чё - я ничё и не заработаю, выходит?
  
   - Ты, придурок, жизнь себе заработаешь. Не смотри на меня так. Это не то, что ты подумал. Тебе на роду написано через два года умереть. Ты влезешь в какую-то вашу управфиновскую афёру, закрысятничаешь некую сумму - за это тебя подельники и приговорят.
  
   - Ну... Так теперь ты меня предупредил, о, великий ясновидец. Отпусти, а? Не хочу на Зинке жениться. После всей грязи, что она в партком писала... Осадочек, знаешь ли, остался.
  
   - Не, не отпущу. Вам, всем троим, будет плохо. А так - хорошо. Привыкнешь, обкатаешь её - будет хорошая жена. Кроме того, денег у вас будет достаточно. Член на неё у тебя встанет. А на других - нет, уж извини, ты должен стараться, а не формально отметиться в Запорожье и тяжко вздохнуть, опустив руки. Да и вообще, Колян, ты ведь столько баб за свою жизнь поимел! Хватит, а то боги будут завидовать!
  
   - Не губи! Ты же тоже мужик! Я не вынесу!
  
   - Ладно, не скули. Если мать тебе откажет, так и быть, сделаю тебе послабление.
  
   - Э-э, послабление?
  
   - Да. Выделю тебе квоту на секс: твой член сможет вставать 29 числа каждого...
  
   - Месяца?
  
   - Да. Месяца февраля.
  
   - ...?
  
   - И всё.
  
   - И всё!?
  
   - А ты думал!? Это - всё. Моё последнее слово. И то, только потому, что я знаю свою мать, и ты нам хорошо помог. Не вздумай крутануть дела назад - накажу жестоко.
  
   - Ну что, мужики, вы закончили?
  
   - Да Толик, заходи. Коля, забирай чемодан с премией и дуй отсюда. Толя, собирайся, отмечаем командировочные и - в часть.
  
   ========= Финал службы.
  
   Не прошло и недели после нашего возвращения в часть, как поступили приказы. Одним пакетом. И звёздочки и переводы.
  
   - Норррмально. Не знаю, как у вас, мужики, а мой мир трещит по всем швам. Мозги не успевают переварить события. И представить не мог, что в нашем Союзе такое возможно.
  
   Это мы сидели в Стрыю, в кабаке. Мне оформили отпуск на пару дней, якобы, из-за приезда родственников. Команда обмывает звёздочки и прочее.
  
   - Александр Николаевич, ты не один такой. Я и не чаял так быстро стать полковником.
  
   - Я не только о том, Кира, я вообще. То, что нам туфту чешут и партия, и замполит, и газеты - это было понятно. А вот, что всё настолько продажно - не думал. Противно.
  
   - Эт самое, а я теперь нисколько не сомневаюсь, что всё так и будет, как нам рассказывал Александр.
  
   - Ну, уж, нет! Не будет! Что я, зря "прыгнул" с капитана на полковника?! Жилы порву, всё, что от меня зависит, сделаю, но постараюсь изменить историю.
  
   - А меня интересует один вопрос: этот генерал, из финансового управления, он, что, правда, лишился потенции, так сказать?
  
   - Га-га-га!
  
   - Ну, кто о чём, а вшивый о бане.
  
   - Что бы ещё нашего Кармышова волновало?
  
   - Не, ну, правда, мужики, любопытно ведь.
  
   - Га-га-га!
  
   - Серёга, сам подумай, стал бы он так жопу рвать, при других раскладах?
  
   - Александр, а ты и нас так бы мог прижать?
  
   - За кого вы меня принимаете? Мы - команда. Это дело добровольное. В самом плохом случае, сотру память и отпущу на всё четыре стороны. Да и таким способом можно прижать только Серёгу.
  
   - Га-га-га!
  
   - Ну что, звёздочки обмыли, назначение - тоже, хватит с вас. Теперь вы до 91-го - не пьёте.
  
   - Саня! Саня! Ты чё, брат?! Не надо! Не делай этого!! Как мы жить-то будем?!
  
   - Ага, купились!
  
   - Тфу на тебя!
  
   - Зараза!
  
   - Это не смешно.
  
   О связи и взаимодействии мы договорились. Остальная часть службы докатилась ровно. Проводил занятия по рукопашке иногда, в тесном кругу, служил, совершенствовал свои навыки. Звонил прямо с городского телефона части через восьмёрку. Домой, Ковалёву, офицерам. Мои офицеры устраивались на новых местах, перевозили семьи, меняли квартиры и дома. В апреле мы с Кучеренко минировали учебные головки и взрывали. Взвод охраны, и я в том числе, стояли в оцеплении. К учебной боевой головке привязывали проволокой по периметру сорок килограммов тротила и подрывали. Осколки за полкилометра разлетались по лесу. Один, в соседнее дерево, где я стоял, врезался. Здоровый такой, как тарелка размером, с рваными краями. Головка - в куски, скоро и наша страна - так же...
  
   В начале мая меня уволили в запас, в первой партии дембелей. Никакой дембельской работой не подгружали. Это прощальный подарок команды.
  
   

Оценка: 4.15*52  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Ю.Эллисон, "Наивняшка для лорда"(Любовное фэнтези) М.Лунёва "Мигуми. По ту сторону Вселенной"(Любовное фэнтези) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Альба ( Альфа-самец и я)"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Космолёт за горизонт. Шурочка МатвееваОт меня не сбежишь! Кристина ВороноваГорящая путевка, или Девяносто, помноженные на девяносто. Нина РосаСемь Принцев и муж в придачу. Кларисса РисРаненный феникс. ГрейсОдним днем. Ольга ЗимаЧерный глаз. Проникновение. Ирина ГрачильеваЭкс на пляже. Вергилия Коулл / Влада ЮжнаяЛюбовь со вкусом ванили. Ольга ГронПРИЗРАКИ ОРСИНИ. Алекс Д
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"