Рагорин Алексей Владимирович: другие произведения.

Ракетчики. Глава 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Дельфины" - один из "столбов", на которых ракетчики строят победу над более сильным врагом. Метрополия вывозит из колонии ресурсы: руду, телефоны, людей, автомобили. А если из колонии ничего нельзя привезти материального? // 28.02.17. Лёгкие правки, ничего радикально нового.


  
  
   ==== 1. Северодвинск. Зима 1996-го.
  
   Юрий Григорьевич Журавлёв шёл домой. Он специально встал на одну остановку раньше, чтобы подумать о жизни своей тяжкой. С другой стороны, чем позже прийти домой, тем меньше смотреть в глаза жене и дочери. Сегодня ругался с зампотехом: тот не хотел выделять новый генератор. Почему не хотел? Не выдал тайну великую сию! Придётся чинить старый. И так: почти каждый божий день на протяжении..., да что там "на протяжении"! Как Союз распался, так всё и пошло наперекосяк. Перебои с запчастями, задержка зарплаты, отключение света. Жена ушла с завода в частную кондитерскую. Это была удача. Так казалось сначала. Зарплата - регулярно, мелкие радости, в виде продуктов, пирожные дочке. Только, вот, два момента выплыли позже. Во-первых, Журавлёва начали давить комплексы. Он, взрослый, состоявшийся, ну, почти состоявшийся мужик, фактически, находится на содержании жены. Света его даже не пилила. Сперва. Всё равно было обидно.
  
   Во-вторых, у Светы появился любовник. Это неточно. Было с десяток разных маленьких непоняток, косвенных штришков... Неохота убеждаться. Или наоборот. Самому на себя в зеркало смотреть тошно. И, ведь, сам-то ни в чём не виноват! Государство не содержит нормально свой флот! Да и капитализм этот... Всё не то и всё не так. Я оказался не приспособлен к капитализму.
  
   Вот и дом по проспекту Ломоносова. Вот, наконец, дверь квартиры. Звонок. Глубокий вдох-выдох, заходим. Света сегодня какая-то не такая, как всегда. Взгляд тяжёлый и печальный.
  
   - А где Маша?
  
   - У Костюковых. Пятница. На завтра уроки делать не надо, вот и пошла играть. Мой руки и иди на кухню есть.
  
   - Что у нас сегодня?
  
   - Макароны с сосисками.
  
   - Мою, иду.
  
   - Юра, не знаю, как сказать... Я от тебя ухожу. Не смотри так!
  
   - К кому?
  
   - К Фёдорову, начальнику смены.
  
   - Сколько это у вас?
  
   - Смотря что. Ухаживает он за мной уже с лета. Переспала я с ним только один раз, вчера. Я подумала так: вот если с ним будет в постели плохо, то я от тебя не уйду. Но, увы - с ним было хорошо, не хуже чем с тобой. Да, я бы сто раз осталась с тобой! С тобой! Но нет тебя! Ты прежний куда-то делся! Глаза не горят. Я уже забыла, когда ты рассказывал мне о своих придумках на работе. Как в 87-м, на твоей веревочке и клинышке корабль дошёл в порт. Ты мне рассказывал и весь сиял! Ну и что, что выговор дали! Или как ты с заводчанами поругался, не принял у них технику. Мне плевать, что тебя "заморозили" капитан-лейтенантом. Не всем же быть адмиральшами. У меня душа болела, когда замполит хотел тебя из партии выгнать, когда ты поднял вопрос очереди на квартиры. Как мы радовались этой однушке. Я была твоя, твоя половинка. А теперь... Тебя нет. Вы стоите в порту, у причальной стенки, учения по карте, денег нет; делаешь пулю из дерьма, сам не рад. Я тебе много раз предлагала уехать к моим, в Ростов. "Долг, присяга, всё наладится". Ничего не наладится!! А мне тридцать лет! Я ещё жить хочу!
  
   - Светик, не плачь, маленькая. Я всё понимаю. Наверно, ты права, с Фёдоровым тебе будет лучше.
  
   Горло перехватило, слов больше нет.
  
   - Знаешь, я на работе рубильник забыл выключить.
  
   Вот и всё. Все непонятки получили подтверждение. Ввязаться бы в бой, но не могу понять: с кем. Холодно, ч-чёрт! Зима в Северодвинске это не фунт изюма. Куда я иду? А куда вообще мне идти?!
  
   ............
  
   Христенко Иван Мартынович был председателем "Русско-российского общества дружбы", консулом СССР в России в Северодвинском консульстве, но это только формальная часть айсберга. Реально приходилось быть специалистом широкого профиля. Сейчас он подклеивал полоски бумаги на окнах - а больше некому, весь штат - четыре человека. Был сильный ветер вчера, выдул через щели, бумага отклеилась. Заходит Игорёк. Этого парня не от мира сего все звали именно Игорёк, хотя, Христенко знал, сам оформлял его приём на работу, Игорьку было уже тридцать пять лет. Игорёк был незаменимым техническим специалистом.
  
   - Иван Мартынович, там один из перспективных кажись дозрел.
  
   - Кто?
  
   - Журавлёв.
  
   - Бегу, только руки помою.
  
   - Показывай.
  
   - Вот запись, а если коротко, то жена уходит к любовнику.
  
   - Наружку - к подъезду, слышь, Петрович! Христенко освежил в памяти данные по Журавлёву. Для полноценной работы с объектом необходимо хорошо владеть темой. Родители, учёба, знакомство и отношения с женой, дети, точнее одна дочь, так-так. Психотип, прогнозы...
  
   - Игорёк, он, скорее всего, сейчас сломается, я на выезд, остаёшься за старшего.
  
   Христенко выскочил на улицу, завёл машину, ругался, пока она грелась, и помчал по ночным заснеженным улицам Северодвинска, чувствуя, что не успевает. К интуиции он прислушивался, это ему не раз помогало. По восьмикилометровой рации связался с Петровичем. (Ага, восьми, еле-еле на 2-3 км берёт, дерьмо китайское.)
  
   - Петрович, как у тебя?
  
   - Вышел, взъерошенный такой, я ему "жучка" на шинель приколол, под пьяного сработал.
  
   - Куда он идёт?
  
   - На набережную.
  
   - Отбой связи, я уже близко.
  
   Христенко повернул к реке.
  
   Недалеко от старой пристани было хорошее место клева. Там рыбаки прорубали полыньи и коротали время с пользой для семейного бюджета. Вчера был сильный ветер, и никто не сидел, проруби замёрзли. Но Журавлёв об этом не подумал. 'Вот: мёл снег, вот: небольшая ямка, ага, тут и была прорубь. Чёрт! Топора нет, а она замёрзла! Зачем сдал пистолет в части!? Зачем!? Было бы намного проще! Попробуем проломить лёд ногами. Раз, и-и-раз! Что-то треснуло. То ли лёд, то ли кость.'
  
   - Эй, мужик, это моя ополонка! Отойди. Тут я рыбу ловлю.
  
   'Что ему нужно!? Неудачно как! Обидно, ничего не получается!'
  
   - Скоро полночь, какая рыба? Где ваш топор или ледоруб?
  
   - Мне для тебя и рук хватит.
  
   Неказистый мужичок подошёл совсем близко.
  
   - А вы уже протрезвели, я смотрю?
  
   - Хаа-аа.
  
   Удар в солнечное сплетение Петрович провел безупречно. Присел, взял "брёвнышко" за ноги, взвалил на плечо и понёс к берегу. Тут как раз и подъехал Христенко.
  
   - Клади в мою машину, и садись рядом для контроля. Потом за своей вернёшься. Через минуту Журавлёв вновь обрёл дар речи.
  
   - Куда вы меня везёте?
  
   - В пункт психологической реабилитации.
  
   - Выпустите меня!
  
   - Сиди, не дёргайся, а то реально в дурку сдадим. Будут из тебя овощ выращивать.
  
   - Зачем?
  
   - Что "зачем"?
  
   - Зачем вы мне помешали?
  
   - Тебе правду или чтоб поверил?
  
   - Куда мы едем?
  
   - А куда тебе хочется?
  
   - Не знаю, ещё недавно - на тот свет, а теперь - не знаю. Домой - не могу, на работу - не хочу.
  
   - Пить будешь?
  
   - А, давай!
  
   Молчавший Петрович решил вставить свои три копейки: "Мартыныч, может в "Укулус"? Там работает администратором одна разведёнка..."
  
   - О работе думать надо! А не о х-х.., разведёнках! Ладно, "Укулус", так "Укулус".
  
   Это ночное кафе на своём проспекте Ломоносова Журавлёв знал. Пару раз даже заходил. С дочкой ели мороженое.
  
   - Эй, военный, шапку одень, вон на сиденье лежит!
  
   - А? Да, спасибо.
  
   Одна половина помещения кафе была выделена под видеозал, стояло четыре телевизора, и сейчас шёл какой-то американский боевик. Незнакомец повёл его в другую половину. Было сильно накурено, но сейчас это Журавлёва не занимало. Начался отходняк: чуть-чуть морозило, наверно нервное, появилась резкость движений, захотелось с кем-то подраться, ну хоть с тем вредным Петровичем, который его стукнул в живот. Второй ему ничего плохого не делал, неудобно как-то, а Петрович задержался на улице. Зачем?
  
   - Официант!
  
   - Дать меню?
  
   - Нет, давай по-нормальному. Литр водки, только средней какой-нибудь. Сильно дорогую не надо, но и не "палёнку".
  
   - У нас нет "палёнки".
  
   - Ты меня услышал? - взгляд Мартыновича потяжелел.
  
   - Да, я понял, ответил официант просевшим голосом.
  
   - Смотри. Сразу же какую-нибудь быструю закусь. Готовых салатов два-три вида и побольше, колбасы какой-нибудь по-быстрячку нарежьте. А потом давай что-нибудь горячее: плов или картошку с мясом.
  
   - Есть борщ.
  
   - Устроит. На троих.
  
   - Понял.
  
   Ну, что тут сказать? Иван Мартынович оказался мировым мужиком. Говорили весь вечер, да нет, какой вечер, всю ночь. Впрочем, на часы я и не смотрел. На четвёртой рюмке, наверно, я заметил Петровича, который больше молчал. Материализовался он, что ли? В морду бить его уже перехотелось. Он наливал, общался с официантом, расплачивался, отходил поболтать с какой-то тёткой. Хотя, это мне - тётка, а ему, может, и женщина. Ага, ещё он машину вёл, вроде бы. Голова немного болит, но это нормально. Я пить не привык, хотя спирт "для протираний" у нас есть, да и посидели мы вчера сильно.
  
   Мартыныч оказался бывшим военным. Даже сталкивался по службе с парой дальних знакомых. Говорили о бабах, о политике. О футболе не говорили. Вместо него говорили о службе. Он тоже из флотских. Только с Чёрного моря. Теперь он гражданин СССР. Впрочем, почему: "теперь"? У него старый советский красный паспорт. Свежей выдачи, ну так он же до этого бегал с военным билетом. Это я поменял гражданство на российское. Гражданин дружественной страны. А чё, и правда, дружественной. Слышал, они наших детей бесплатно оздоравливают. В Крыму, в других местах. Даже в Артеке. Хороший мужик. Да и Петрович. Хотел морду ему набить. А ведь, он меня спас. Реально. Экая глупость!? Топиться! Как мы с Иван Мартынычем смеялись! Ногами лёд хотел пробить. Дурак! Мороз - двадцать градусов. Там уже сантиметров 10-15 толщина льда. Никак не пробил бы. Ногу сломать мог бы. Пятка, кстати, слегка болит. И сушняк. Воды надо выпить. Ой, вертолётики.
  
   - Уже встал? А чё за стену держишься? Штормит?
  
   - Есть немного.
  
   - Я чай уже закипятил, пойдём на кухню.
  
   - А где это мы?
  
   - Это офис "Русско-российского общества дружбы", при консульстве. Я тут главный. А куда нам было тебя вчера везти?
  
   - Это да.
  
   - Юрик, ты сегодня никуда не торопишься?
  
   - "До пятницы я совершенно свободен".
  
   - До пятницы, до пятницы... Почему - до пятницы? А-а-а, это ты Пятачком был?
  
   - Да, дочь мультики смотрит, вот, иногда и я.
  
   - Любишь Машу?
  
   - Это я вчера вам про неё рассказал?
  
   - Юрка, да ты чё, ничё не помнишь?!
  
   - Если честно, то - кусками.
  
   - Вот варенье, вот печенье, вот чай. На вопросы отвечай. Видишь я поэт, зовусь... А у меня внучка примерно такого возраста. Пять лет. Вижу нечасто - много работы, но тоже очень её люблю. Маленькое, светлое, невинное неземное существо. Что молчишь, оболтус? Что должна была сказать твоя жена твоей дочке, если бы твой фортель удался? "Папа дурак, утопился, больше его ты не увидишь", - так, да?
  
   - Я об этом не подумал.
  
   - Моё мнение - ты не подумал вообще ни о чём. Просто выключил голову и делал чёрти что. Давай сегодня, раз ты свободен, поговорим за жизнь уже серьёзно. Ты мне вчера рассказал много, но несколько сумбурно. Что, впрочем, и не удивительно. Давай теперь заново.
  
   Удивительно, хотя внешне Иван Мартынович совсем не походил на моего отца, но ощущения были похожие. Не было никакого ощущения неудобства, стыда. Казалось, ему могу рассказать всё, даже как в детском садике у Вовки шнурки вытащил из ботинок. Если бы на руке не было часов, то я бы и не смог определить что мы просидели три часа. Хлопнула дверь, через полминуты на кухне появился старый знакомый - Петрович.
  
   - Где тебя черти носили?
  
   - Дак, у администраторши заночевал.
  
   - Ладно, прощаю, тоже дело нужное.
  
   - Рад стараться ваше высокоблагородие!
  
   - Депремирую.
  
   - Всё, всё, всё!
  
   - Иди к Игорьку, следи за работой, я пока занят.
  
   - Да.
  
   Пока Мартынович разговаривал с Петровичем, Журавлёв осмотрелся. Гостевая комната была уютной. На стене висела репродукция какой-то картины, возможно, Айвазовского. В углу возле окна в большой кадке рос фикус. В другом углу на полу лежал небольшой якорь. Вдоль правой стены стоял высокий, большой шкаф. За стеклом которого стояли всякие сувениры: ракушки, гильзы, открытки, книжки с цветными обложками. Это выглядело аляповато и наивно. С другой стороны, взгляду было на чём остановиться. В центре комнаты стоял круглый стол, чуть ниже столового, но выше журнального. И четыре кресла. В двух из них как раз и сидели люди. Мартынович и я, морячок-неудачник. Даже утопиться толком не вышло.
  
   - И что мне с тобой делать, Юрка? - оторвал от глубоких мыслей председатель общества.
  
   - Да, уже всё нормалёк, Мартыныч. Спасибо тебе. Теперь выкарабкаюсь. Топиться больше не пойду.
  
   - Ты не понял. Не это важно. Жизнь не должна быть пустой. Что ты передашь Маше, даже если Света будет давать вам видеться? Твою разбитую душу нужно собрать, потом мёртвой водой, потом живой и так далее. Иначе ты сопьёшься нахрен.
  
   - Да, спирт у нас есть.
  
   - Не о том речь.
  
   - Да, я понимаю, это я так шучу. Только что делать, где искать точку опоры - не знаю. Работа нравилась, но зачем это теперь, этой стране? Которая сама стала отдавать Западу свои ресурсы? Сами ломаем самолёты и корабли, разоряем свои заводы. Жена предала. В этом мире мне места не нашлось. Спасибо, Мартыныч, что посочувствовал, но что делать - я не знаю.
  
   - Есть мысля. На, накати рюмашку коньячка, для бодрости и слушай. Ты присягу в каком году давал?
  
   - В восемьдесят шестом.
  
   - Ага, значит ещё СССР. А если я тебе дам точку опоры? И даже не одну. Вот, смотри. Ты говорил, что жену достало безденежье и твоя депрессия. Предлагаю тебе стабильную зарплату, работу по специальности, и жилье в хорошем климате для всей семьи. Светку ты прости, это она так, как и ты, сдуру.
  
   - Откуда, вы знаете? Она хвасталась, что ей с Фёдоровым понравилось. Мне незачем жить!
  
   - Ну! Ну, Юрик... Капитан-лейтенант Журавлёв! Возьмите себя в руки! Чтоб ты знал, это и есть война, ты - на фронте, на передовой. Только оружие другое. Видел в "Укулусе" куда народ катится? Раньше "Чапаева" смотрели - теперь идеологическую пропаганду врагов и оккупантов смотрят. Да-да, оккупантов. Все коммерсы свои накопления в долларах США держат. Металл и икру вы им отдаёте за бумажки, к "рекомендациям" послов министры прислушиваются. А если не прислушиваются, то продаются за те же "зелёные". Чтоб ты знал, Чернобыль - это была грамотно организованная, через завербованных агентов, диверсия. Я бы мог тебе много рассказать, но лучше потом сам почитаешь. Будем условно считать, что тебя ранили на фронте. Твоя задача: вылечиться и воевать дальше, причём, более умело.
  
   - Я не могу, нет сил.
  
   - Надо Федя, надо.
  
   - Я - не Федя.
  
   - Я знаю, Юрик.
  
   - Меня командир не отпустит, на мне - вся техническая часть держится.
  
   - Хватит хныкать. Знаю. Всё знаю. И про верёвочку с клинышком, и про вечное капитанство, и про тёрки с замполитом, и про квартиру, и как с машиной тебя "прокатили".
  
   - Вы шпион?
  
   - Ну, дура-а-ак! Что я такого могу тут разведать? Мы были одной страной, одинаковое оружие, коды, люди. На кой чёрт нам нужны секреты про лодки и корабли, которые не плавают, а стоят у причалов? Я у тебя хоть что-то по службе спрашивал? Как консул СССР, совершенно официально, предлагаю тебе, Юра, получить наше гражданство, переехать со всей семьей в СССР, там получишь жилье, будет регулярная зарплата. Скорее всего, Света легко найдёт себе работу тоже.
  
   - Я бы хотел посмотреть, может, я попрошусь в отпуск? Мне дадут запросто. В январе-то!
  
   - Нет смысла. Если ты желаешь сохранить семью, то в любом случае тебе нужно что-то менять.
  
   - У жены есть родственники в Ростове, но это теперь ваша страна.
  
   - Ну почему: "ваша", Юрик? Твоя! Ты отвечал "служу Советскому Союзу", а раньше говорили "служу трудовому народу". А теперь у нас в этом случае говорят так: "Служу русскому народу". Там живут такие же русские люди, как и тут.
  
   На глаза навернулись предательские слёзы. Я, здоровый зрелый мужик, плачу. Сам не знаю, почему.
  
   - Но у меня проблема с женой, она может не захотеть.
  
   - Ерунда, вместе уговорим. Спорим? Вот поехали. Петрович! Остаёшься за старшего!
  
   Светлана Журавлёва бродила по пустой квартире и не находила себе места. Разговор с мужем прошёл как-то не так. 'Да и как "так" он мог пройти? Неуютно, обидно, тоскливо на душе. Пусть бы Юрка кричал, сломал что-нибудь, побил бы меня, или посуду. Хотя нет, это я бью посуду. Он обычно обнимает, утешает, целует. Вот уже и Маша пришла. Звонила Кулакову - там его нет. А больше Юре и пойти не к кому. Про кого другого бы подумала, что бухает где-то, но это не про моего мужа. Маша уже спит давно. Где же он!? Ой! Как громко звенит звонок.'
  
   - Гражданка Журавлёва?
  
   - Да, я.
  
   - Прочитайте и распишитесь вот тут.
  
   - А что случилось? Вы из милиции?
  
   - А откуда же мне быть? Загадка. Или на мне форма пожарника? Вот моё удостоверение, похож?
  
   - Похож.
  
   - Я - ваш участковый. Подписывайте и - я пошёл.
  
   - Но что это?
  
   - Вы в школе учились? Читать умеете? Подписка о невыезде. Ясно?
  
   - Не понимаю...
  
   - Чего тут понимать? Вы являетесь подозреваемой по делу. Если не подпишите, то я вас задержу и доставлю к КПЗ. Оно вам надо?
  
   - Но почему? Какое дело?
  
   - Дело о доведении до самоубийства. Журавлёв Ю.Г. - ваш муж?
  
   - Да, а что с ним?
  
   - Да, нормально всё, накачали успокоительными, спит сейчас. Завтра утром будет как огурчик. А вы завтра на работу не выходите. Я вам повестку занесу, советую сотрудничать со следствием. Может, дадут по минимуму, года два. Вам ребёнка есть на кого оставить? Бабушка, дедушка? Муж-то работает, поди?
  
   - Так Юра, что, на меня заявил? А как он..?
  
   - Топился он, еле откачали. А дело прекратить нету никакой возможности. Этот тип дел возбуждается по факту, а не по заявлению, так что, гражданочка, готовьтесь. Завтра утром зайду, вручу повестку. И не увиливайте.
  
   Всю ночь Света плакала. Себя было жалко, Юру было жалко, и даже Машу было жалко. 'Два года минимум. Наверно, бывает и больше. Всё правильно, она и довела до самоубийства. Нельзя было так сразу вываливать на него. Юра, он такой ранимый! Дрянь, дрянь, сволочь! Какая же я сволочь!
  
   Почему я не спросила милиционера, в какой больнице Юра лежит? С другой стороны, а что мне там делать? Он спит, под присмотром, меня, наверно, видеть не хочет...
  
   Машу можно в Ростов к сестре отправить. Два года - это не очень много, может быть, в тюрьме за хорошее поведение "скостят"? Слышала, так бывает... Не должны дать больше, ведь: первый раз, не специально, мать своей Маши, Юра выжил. Может быть, как-то обойдётся? Ой, мамочки! Что я наделала!?
  
   Звонок в дверь... Семь тридцать. Участковый? Что-то рано.'
  
   - Здравствуйте, вы - Журавлёва Светлана Васильевна?
  
   - Да, я.
  
   - Во-от тут распишитесь, получите, и я побежала.
  
   - Это повестка?
  
   - Какая такая повестка? Передача вам из Ростова от Крамской Елизаветы Васильевны.
  
   - Это моя сестра. Младшая.
  
   - Это хорошо, что младшая. Передачу-то получать будете?
  
   - Где вы говорили расписаться?
  
   - Где галочка.
  
   - Но вы же не из почты?
  
   - Нет, я сотрудница "Русско-российского общества дружбы". Иногда и почтальоном приходится работать.
  
   - А как это?
  
   - Есть такая услуга, звонит ваша сестра к нам и просит: "Поздравьте мою Светочку". Мы и поздравляем. Вы, вот, её - не поздравили.
  
   - С чем?
  
   - Уже неделю как у них отмечали пятилетие семейной жизни с её мужем.
  
   - Ой, чёрт! Правда, совсем закрутилась. Не помню. - "Странно, вроде бы сестра летом свадьбу играла", отстранённо подумала Света.
  
   - Вот и она так подумала, вот и решила таким оригинальным способом вам напомнить о своём существовании. Решила, что раз про неё забыли, значит, трудная полоса в жизни. Для облегчения этой самой жизни получите ваш продуктовый набор.
  
   - Зачем же так, у нас есть еда?..
  
   - Точно? А ну, покажите холодильник.
  
   Незнакомка поставила два огромных кулька в коридоре на пол, Свете пришлось сделать шаг назад, разулась, и нагло прошла на кухню.
  
   - Дааа, это называется: у вас есть еда? Полторта, пирожное и пачка масла. Афигеть. Чем вы ребёнка кормите?
  
   - Она в школе ест, там столовая дешёвая. Ааа!
  
   - Ну-ну, милочка, что ж вы плачете? Садитесь. Что случилось?
  
   После долгой беседы с женщиной стало легче. Звали её Ирина Викторовна, не такая уж она и наглая. Ей где-то за сорок, но выглядит несколько моложе, хорошо выглядит. Попили чая с пирожными. 'Ещё с работы притащу. Если что - Фёдоров покроет. Тьфу! Как я могла? Не голодаем ведь! И войны нет! Чёрт! Чёрт! Скоро участковый придёт, потом суд. Бедный Юра. Что я натворила?'
  
   - Ну, я побежала, у меня много дел. Советую вам съездить в гости к сестре. Больше не плачьте, всё наладится, поверьте.
  
   'Что может наладиться? Юру жалко... Вроде уже смирилась с разводом. А тут... А теперь так больно! Ни Фёдорова не хочется, ни достатка. Дура, я, дура! Сижу, жду милиционера, листаю фотографии. Почти забылась. Вначале было много счастья. Как-то потом заели будни, а ещё позже пошли проблемы. У него на работе, у меня, да и вообще, в стране. В кондитерском цехе с деньгами было лучше, но... Фёдоров - начальник, и он был очень настойчив. А Юре денег четвёртый месяц не дают. Гадство! Как-то так я и потеряла свою семью. (Цзинь!) Вот и милиция. За мной. Ужас!'
  
   - Юра... Ты... Ты - дурак! Дурак! Как ты мог!? Машу отвези к сестре в Ростов. Ты не справишься. А ребёнок только во втором классе. Я скоро выйду, года через два, тогда опять заберём.
  
   - Светик, ты о чём?
  
   - Юра, за мной скоро придут из милиции. Это из-за тебя. Доведение до самоубийства.
  
   - Светик, успокойся, я же жив! Что за бред, какая милиция?
  
   - Ты топился?
  
   - Ну... Пытался, только я такой у тебя неудачник, что и это не вышло.
  
   - Мне два года минимум дадут.
  
   - А можно и мне слово молвить?
  
   - Вы кто?
  
   - Света, это Иван Мартынович, хороший человек, он хочет нам помочь, предлагает работу.
  
   - Проходите в дом, я чай поставлю, не в коридоре же разговаривать. Юра, а ты на работу сегодня не идёшь?
  
   - Так, у меня же выходной после вчерашнего дежурства.
  
   - Да, точно, вылетело из головы.
  
   - Светлана, я должен перед вами извиниться.
  
   - Вы? За что?
  
   - Это был розыгрыш. Вас не будут судить. У милиции к вам нет претензий.
  
   - Как это?
  
   - Тот милиционер, что к вам вчера приходил, это наш сотрудник, из русско-российского общества дружбы. Это именно он, между прочим, спас вашего мужа.
  
   - А ко мне сегодня утром приходила женщина, Ирина Викторовна, тоже от вас...
  
   - Да, так и есть. Вы сестре звонили?
  
   - Нет, не успела. Это тоже был розыгрыш?
  
   - Не совсем. Продукты настоящие? И сестру вашу, Лизу, пришлось в пять утра поднять, разговаривать. Так что тут - без розыгрыша. А Петровича я к вам послал, на всякий случай. Если муж пошёл топиться, то мало ли? Может и вы бы что-нибудь придумали.
  
   - Нет, мне было стыдно, но до такого я бы не додумалась. У меня же дочь. Юра! Дурак! Ну как ты мог!? Скажите, а вы что, добрый волшебник? Цель вашего общества: бескорыстно помогать всем людям? И я всё равно могла бы что-то сделать - у меня была вся ночь.
  
   - Хороший вопрос, Светлана, вижу, на ком тут семья держится. По порядку. Не всем, не совсем бескорыстно. Не могли. Петрович всю ночь внизу в машине вас слушал через прослушку, глупость сделать он бы вам не дал. Моя цель: организовать ваш переезд в СССР. Мы заинтересованы в вашем муже. Он вчера рассказал, как с помощью палочки и девяти дырочек; э-э, нет, вру с помощью деревянного клина и каната, заменил лопнувший кронштейн двигателя, корабль нормально отстрелялся на учениях, на 25 узлах спокойно пришёл в порт. Таких специалистов очень мало. Или вот, ещё случай. Вопреки мнению главного инженера части, наперекор приказу командира - не принял восстановленную турбину, как новую. Ух, и деньжищи кое-кто потерял! Рапорт наверх настрочил, бучу поднял. Дело отстоял, хотя самого же за это и наказали. Света, да таких принципиальных меньше одного процента! И Юрик нам нужен, и, поверьте, вам в СССР будет лучше. И ещё. На Новый Год, два года назад, помните? В Доме Офицеров? Конкурс умных пап был? Ваш Юра тогда первое место взял.
  
   - Я помню. Там были логические головоломки. Это и вся моя уникальность? Ради чего вы вытаскиваете именно меня?
  
   - Ещё сказался ваш разряд по водолазным работам.
  
   - Так это всё вы подстроили?!
  
   - Света, Света. Успокойтесь, откуда столько ненависти, откуда такие нелепые догадки? Что я придумал? Ваш кораблестроительный разорял не я, перебои с комплектующими - тоже не я, зарплату Юре задерживал - тоже не я, изменять, вы меня простите - тоже не я заставлял, и, наконец, топиться Юрку к проруби за руку не тащил. Мы всего лишь следим и помогаем достойным людям. Нашим, русским людям. Кому успеваем. Знали б вы статистику самоубийств по стране... Иногда так душа болит...
  
   - Извините ради бога, Иван Мартынович, это всё нервы. Вот заварка, вот варенье, хлеб.
  
   - Ладно, а вот моё предложение. Этот красочный буклет показывает типовой дом для офицеров. Стандартная девятиэтажка. Это внутри. Семьдесят пять метров квадратных общая. Это стандартная детская площадка, придомовая территория. Скорее всего, Юра служить будет в Севастополе, там квартиру вам и дадут. Вам, как жене, подберут работу. Школы у нас хорошие - Маше будет хорошо. У нас широко развит прокат автомобилей, но если захотите, то получите машину в течение года. Если родите трёх и более детей, вы, Света, скорее всего, будете сидеть с ними дома, вам будут выплачивать пособие, довольно большое.
  
   - Это похоже на сказку. В чём подвох? - Света смотрела на цветные фотографии буклета, как на чудо. Такого просто не могло быть в этой жизни. Слишком разительный контраст с буднями текущей жизни.
  
   - Опять хороший вопрос. Есть такое дело. Не подвох, но всё же. Служба у Юры будет трудная. Это раз. Есть и два. Гражданство придётся принимать по-настоящему, а значит, и подчиняться законам СССР. Будет сначала непривычно. Больше "подвохов" нет.
  
   - Иван Мартынович, а что за прослушка? Это же незаконно?
  
   - Юрик, а если бы ты утопился - было бы лучше? А закон бы при этом молчал. Милиция, по большей части - чиновники. Бумажки правильно оформить, опосля. Когда уже кого убьют или ограбят. А до того - ни-ни. Закон... А зарплату тебе четыре месяца не платят - по какому закону?
  
   - Иван Мартынович, а по телевизору говорят, что у вас в СССР диктатура, людей репрессируют, как при Сталине - это правда?
  
   - Светочка, ну что вы, как маленькая! Когда это по телевизору правду показывали? У нас военная диктатура, подчёркиваю: военная. Перед этим, была диктатура пролетариата. Точнее, заводских рабочих. Рабочим платили двести рэ, а инженеру, для сравнения, сто двадцать. Теперь у нас много зарабатывают военные и инженеры. Ваш муж - военный, значит, вам будет хорошо. Я всё сильно упростил, но суть такова. А репрессируют всяких засранцев. Моя воля - поубивал бы, да и, всех делов. Репрессия - это громко сказано. Всяких секретарей райкомов, председателей парткомов перевели с работы языком на работу в село. Теперь они морочат голову огурцам да помидорам.
  
   - Юр, а Юр? Что думаешь? Или вы уже всё обговорили, и ты что-то решил? Ты меня прощаешь?
  
   - Милая моя Светочка, ты прости меня, дурака. Это я виноват во всём. А мне не за что тебя прощать. А с Иваном Мартыновичем мы говорили вчера много, но не об этом. Так что решать будем вместе. Трудной службы я не боюсь.
  
   - Юр, давай рискнем? До распада Союза я жила в Ростове. Тебя назначили в Северодвинск. Как мне надоел этот холод! Помидоров свежих хочу!
  
   - Иван Мартынович, мы согласны. Что нужно делать?
  
   - Вот и молодцы молодята, вот и замечательно! Пиши рапорт командиру на увольнение, документы о смене гражданства вы оформите потом, в СССР. Если будут проблемы с увольнением - сразу звони, вот все телефоны нашего общества. Это вам денег на первое время.
  
   - Не надо, Иван Мартынович, я же в цехе зарабатываю, неудобно.
  
   - Перестань, Света! Я не из своих, это фонды.
  
   - Мартынович, у меня могут быть проблемы с увольнением - командир не отпустит.
  
   - Ладно, будем действовать сразу на упреждение, но рапорт ты напиши. Я пошёл, ну а у вас - выходной. Даю информацию к размышлению. В СССР приветствуется большое количество детей в семье. До свидания.
  
   'Ушёл. Ну, Мартыныч, ну, жук! За руку он меня к проруби, конечно, не тащил. Но что-то тут не так. Уж очень всё у них лихо. Правда, в чём корысть? Брать-то с нас нечего, кроме анализов. Кстати, Мартыныч на что-то намекнул.'
  
   - Юра, нужно готовиться соблюдать законы СССР. А у нас только один ребёнок...
  
   'Да, такого секса у нас давно не было! Ох, Мартыныч, ох, и жучара! Спасибо тебе, даже если ничего не получится.'
  
   'Получится, всё получится. Чай, не первого человека с этой части забираю. На командира десять килограммов компромата накопилось. Но мы не ФСБ, нам разоблачать не к спеху, будем пока Остапом Бендером.'
  
   Следующий день. Кондитерский цех.
  
   - Светлана, зайди ко мне.
  
   Кабинет Фёдорова ничего примечательного не содержал, кроме мягкого диванчика. Хозяин стоял у окна и взирал. То ли, на внутренний дворик и работу грузчиков, то ли, на магазин с другой стороны улицы, то ли, вглубь себя; может быть, искал честь и совесть. Кто знает?
  
   - Ростислав Андреевич, между нами всё кончено. Это была ошибка. Это всё нужно забыть. Вы легко найдёте себе другую.
  
   - Светик, что так официально, рыбка моя, что случилось?
  
   'Мурлычет, как кот вокруг мышки. Только я - не мышка. Свой выбор я сделала. С Фёдоровым было нормально. И в постели. И деньги у него были. Вот только, его предложение переехать не предполагало замужества. Это раз: поматросит и выгонит через пару месяцев. Есть и два. Это Юра. Вчера я поняла, что без меня Юра сломается. Почти материнские чувства, ответственность. Да и всегда я считала Юру своим вторым ребёнком. А деньги... Когда это замуж за лейтенантов выходили по расчёту? Разве что, за генеральских сынков. Зарплата в СССР будет стабильно. Что бы по телеку не врали, а вот ни о безработице, ни о задержках зарплат не сообщали, значит - нет! Да и люблю я Юру.'
  
   - Лапа моя, сладенькая.
  
   'Блин, я ещё здесь, с этим козлом.'
  
   - Ростик, убери руки! Я не хочу!
  
   - Ну, Свет, ну ты чё!
  
   - Чё, чё, через плечо! Я тебе больше не дам! Понял!? Отстань!
  
   - Чё за дела, коза! Я для тебя всё, а ты - так?! Я закрывал глаза на воровство продуктов, а ты решила меня кинуть? Мы так не договаривались.
  
   - Я увольняюсь.
  
   - Это ничего не значит. Или дашь мне сейчас или сдам тебя милиции.
  
   - Не трогай меня! Нет! Нет!
  
   - А я думаю что "да".
  
   "Бцень", сказал кубок 1-го места соревнований в Архангельской области по настольному теннису за 1984-й год.
  
   " ", - сказала в ответ голова Фёдорова.
  
   .......
  
   - Таким образом, вы, гражданка Журавлёва, утверждаете, что действовали спонтанно, из соображений самообороны при изнасиловании?
  
   - Да.
  
   - А вот, ваши коллеги по работе утверждают, что у вас с Фёдоровым была связь...
  
   - Так он - их начальник, им ещё с ним работать. Связь была, но я решила её порвать, завершить, кончить. Что вы душу мне мотаете!? Он хотел меня взять силой, а я его стукнула! Что тут сложного?
  
   - Путаетесь, гражданка Журавлёва. В словах, показаниях. Потерпевший утверждает, что он разоблачил ваше воровство, сказал вам об этом, а вы его хотели убить, чтобы замести следы.
  
   .......
  
   - Але, Иван Мартынович, это Журавлёв. У вас случайно нет знакомого адвоката?
  
   .......
  
   - Таким образом, ваше дело прекращено за отсутствием состава преступления.
  
   .......
  
   - Иван Мартынович, спасибо за помощь. У Фёдорова деньги, он бы меня посадил, если бы не вы.
  
   - Ну что вы, Светочка! Пусть он сам радуется, что не сел. Счастья вам. Увольняйтесь оттуда, Юрино увольнение скоро будет, я "держу руку на пульсе". Завершайте все дела.
  
   .......
  
   - Эй ты, иди сюда.
  
   - Что вы хотите, товарищ милиционер.
  
   - Я тебе не товарищ, гнида.
  
   - Ай-ай-яй, больно, а-а-а!
  
   - Ещё что-то будешь делать Светке Журавлёвой - яйца оторву. Или наоборот, закрою в камеру к "цветным" и попрошу опустить. Хоть у тебя только попытка изнасилования, но им решение суда не нужно. Я думаю, ты и сам знаешь, что делают со взломщиками "мохнатых сейфов"?
  
   - Ай-ай-яй, а-а-а, понял я, понял! Больно!
  
   ........
  
   - Петрович, ну, как прошло?
  
   - Нормально, командир.
  
   ........
  
   Со дня моего неудачного утопления прошло около месяца. Квартиру мы доверили продавать Мартынычу. Договорились, что если мы решим менять гражданство и продавать квартиру, то позвоним и скажем. Тогда он и продаст. Он несколько раз заходил в гости, приносил Маше игрушки, фрукты всякие дорогущие. Никогда не приходил с пустыми руками. Тем не менее, было страшно доверять жилье другому человеку. Квартиры в Северодвинске стоят не очень дорого, если сравнить с Москвой. Но это всё, что у нас было. Восемьдесят процентов денег по стандартной рыночной стоимости нам положили на счёт в ГосБанке СССР. Был маленький филиал и в нашем Северодвинске. Кто бы мог подумать? А остальное Мартыныч пообещал положить на счёт после продажи квартиры и мебели. Мебель Мартыныч посоветовал не пересылать - уж больно далеко. Нотариус проверил его документы, сказал, что всё в порядке, да и вообще, успокоил: "Я Ивана Мартыновича уже четвёртый год знаю. Сколько он уже квартир ваших, переселенцев, продал, даже не упомню. Не волнуйтесь, молодые люди, он очень порядочный человек, консул СССР в Северодвинске, всё будет хорошо". Света всё равно беспокоится, но я поверил.
  
   Вот, сегодня утром наша маленькая семья загрузилась в неплохую пятидверную "Ниву" Мартыныча, и он сам нас отвез в Архангельск. Поселил в одной из квартир русско-российского общества дружбы, дал телефон консула СССР в Архангельске. Дал денег на текущие расходы. Как по мне - слишком много. Видно что-то такое почувствовал - подсунул какую-то специальную книжку, где я расписался за деньги. Строго приказал гулять по городу. Вроде будет ещё кто-то ехать, как мы, и нужно пару дней обождать. Нам дадут сопровождающего. Зачем? Что мы, маленькие? "Так надо", - один ответ.
   - Мартынович, скажи, зачем ваш Петрович переоделся в милиционера и Свету запугивал? Мы же пили вместе! Я вам доверился...
  
   - Эх, Юрик, ты ещё мал и... Ладно, замнём для ясности. Скажу тебе так: мы, СССР, заинтересованы в тебе, Юра. А семья идёт в нагрузку, как в былые времена сувенир к простыни. Понял?
  
   - Не очень...
  
   - Эх... Как бы тебе объяснить, чтоб ты не обиделся? Света тебе изменила? Изменила. К любовнику уходить собралась? Собралась. Захотел бы ты бросить свою дочурку и уехать свит за очи? Вопрос. Но даже если бы уехал без них. Мог сломаться. А нафиг ты такой нужен? Психология, понимаешь...
  
   - Ка-какая психология?
  
   - Петрович той акцией заставил Свету почувствовать: что она могла потерять. А она могла. Мы могли помочь тебе забрать Машу и дали бы тебе в СССР новую жену. А она осталась бы с разбитым корытом - без смысла жизни.
  
   - Ну, она бы могла от Фёдорова нарожать...
  
   - Ну, ты и дурик, Юрик. Прости, конечно. Ты же её любишь! Причём тут возможности!? Тебе с какой женой охота быть: с молодой красивой или с любимой?
  
   - Да я просто так спросил, без упрёка. Мне так, конечно, лучше. Спасибо вам большое, Иван Мартынович.
  
   - Не выкай. И не "спасибо", а "благодарю". И благодари подлеца, мерзавца, циника Петровича. Он работал. А то волком на него поглядываешь. Можно подумать, ему делать было нехрен, Свету твою запугивать, с небес на землю спускать.
  
   Гуляем второй день. Сводили Машу в театр, в кино, в видеокафе. Везде реклама на английском, в магазинах много разных товаров, но, куда нам? Не привыкли, да и незачем. Вчера видели драку возле ресторана. Какие-то крутые между собой разбирались. Свету вырвало. Обтёрлась снегом.
  
   - Светик, пойдём на квартиру, хватит на сегодня культурной программы.
  
   - Да, только по дороге в аптеку надо зайти.
  
   Дома я узнал, что было нужно в аптеке. Тест на беременность дал две полоски.
  
   - У меня подозрение было и раньше, соски болели после нашей "мировой", задержка, пока, правда, всего на полторы недели. А теперь вырвало. Вот так, Юра. Ты не думай, Фёдоров презерватив одевал.
  
   - Светочка, чудо моё, это же здорово! Это, наверно, знак судьбы! Выбрось ты этого Фёдорова из головы. Он - прошлое.
  
   - Эй вы, отдыхающие, собирайте вещи, у нас в час ночи поезд отходит. Билеты я уже купил.
  
   - Петрович, ты!? Откуда?
  
   - А мне Мартыныч ключ дал. Это же служебная. Не на улице же вас ждать, если что?
  
   - У тебя водка есть?
  
   - Откуда? А что?
  
   - Надо одно дело обмыть. У нас радость. Станем ещё раз папой и мамой.
  
   - Нет. Обмывать будем чаем. Тем более что Свете теперь нельзя. Я тульских пряников накупил как раз...
  
   - Ну и ладно, тогда я пошла чай ставить.
  
   - Юрик, ты собирайся потихоньку, где девять вечера - там и час ночи скоро.
  
   Вокзал. Почти без приключений. Какой-то тип с цепурой нечаянно пихнул Свету, не сильно, если честно. Я полез разбираться. Чуть не огрёб, тип резкий попался. Неожиданно легко погасил всё Петрович. Добрым словом и кулаком. Хорошо, что я месяц назад не полез бить ему морду. Скорее всего, опозорился бы. Петрович снял бьющую руку верзилы своей, странно начал выворачивать наружу. Верзила едва не упал. В последний момент Петрович не стал доворачивать, как бы спас парня, но перехватил двумя руками по два пальца на ладони и спросил странную вещь: "Хочешь стать крабиком?". Тот помотал головой, Петрович его отпустил, проводил тяжёлым взглядом. До сих пор не понимаю: причём эти крабики?
  
   - Видишь Юрик, зачем не надо пить? Если бы менты замели, то от нас был бы запах - мы и виноваты. Могли бы на поезд опоздать.
  
   - Нудный ты, Петрович, нет в тебе широты русской души.
  
   - От кого бы я ещё такую критику услышал? И не нудный, а ответственный.
  
   С нами до Москвы ехала ещё одна семья. Славик-лётчик. Жена у него, Катя, и сын, года на два меньше Маши. Петрович взял два купе, не экономил. Ехал в нашем. Хотя был выкуплен и четвёртый билет в купе Славика. Дети играли в шашки. Походные, на магнитиках. Их достал жестом фокусника из сумки Петрович. Предусмотрительный. Мы болтали о житье-бытье. Ели в вагоне-ресторане и тоже за счёт Петровича. Да, на нас не экономят. Впечатляет. Скорее всего, не "кинут". Что по нашим временам нетипично.
  
   В Москве всё просто. С вокзала на вокзал, зал ожидания, поезд на Севастополь. Я думал сначала, что в Киев поедем. Славик с семьёй ехал до Запорожья. Там Петрович его передал какому-то военному из рук в руки. Прямо на платформе.А мы потихоньку добрались до Севастополя.
  
   - Петрович, а ты и дальше с нами?
  
   - Нет, на вокзале пересаживаюсь и обратно.
  
   - Зачем нас так плотно опекать?
  
   - Так положено.
  
   - Петрович, а как тебя зовут?
  
   - Петрович. Собирайтесь молодята, почти приехали.
  
   - Скажи хоть что-нибудь о себе. Мы тебе обязаны. И сохранением семьи и как бы честью, и с судом ты помог... Меня любопытство будет есть от неразгаданного человека-загадки. А?
  
   - Да что ж вам сказать-рассказать? Рязанское десантное. Африка, Афганистан. Да тут, как бы на гражданке, пришлось стрелять-резать. Етить-колотить... Что тут загадочного? Государственный человек.
  
   - А что - Африка? - о гражданке у Юры язык не повернулся спрашивать.
  
   - Стран называть не буду - подписки давал. А в общих чертах - убивал одних черножопых для прихода к власти других, как бы наших. За мир и социализм во всём мире. Всё, кончаем расспросы, поезд прибывает.
  
   2. Севастополь
  
   - Позвольте представиться, Щедрин Анатолий Андреевич, начальник отдела кадров части, в которой вы будете служить, если пройдете тестирование и сами не передумаете.
  
   Это был культурный шок. Мы все обливались потом в своих тёплых северных одеждах. На улице светит яркое солнце, цветут какие-то деревья, кусты, люди по улицам гуляют в лёгкой одежде и едят мороженое.
  
   - Мама, а что это цветёт справа?
  
   - Я не знаю, Маш.
  
   - Это кизил. А через пару километров вы увидите персиковые сады. Они тоже уже цветут.
  
   Наверно, Щедрин уловил наши мысли. Он возле садов остановил машину, и дал возможность погулять. Может, местные и привыкли, но для нас это было что-то нереальное. В марте у нас лежит снег, температура - минус пятнадцать.
  
   - Анатолий Андреевич, а вы не знаете, сколько сегодня температура?
  
   - Плюс пятнадцать. Ну что, подышали воздухом, цветочки посмотрели, поедем?
  
   - Ой, как тут хорошо...
  
   - Пап, а как называется эта машина?
  
   - Действительно, Анатолий Андреевич? Я ведь не знаю.
  
   - Это "Рэно 21". Передрали у французов. На ЗАЗе теперь выпускают.
  
   - И что, даже не переименовывали? Или по лицензии?
  
   - Не переименовывали. У нас отменены законы об интеллектуальной собственности. В том числе международные.
  
   - Пап, а мне нравится это "Рэно", оно лучше, чем "Волга" Кулакова.
  
   - Устами младенца... Поедем, а?
  
   - Да, да, извините, у вас, наверно, много работы...
  
   - На сегодня моя работа - это вы.
  
   - Скажите, меня гложет любопытство. Почему Диктатор отменил использование галстуков? Я вижу, что форма осталась старая, советская, один в один, а галстуки никто не носит.
  
   - Это Диктатор назвал символами идеологического суверенитета: галстуки не носить, здороваться не за ладонь, а за предплечье, по-старорусски. Такого всякого очень много: вытеснение чужих песен, музыки, стихов, прозы, фильмов, слов, культурных традиций. К примеру, в школе ваша Маша будет учить исключительно русских писателей. Это вас не смущает?
  
   - Боже, ерунда, какая. Не смущает.
  
   КПП, система заграждений, насколько Журавлёв понимал, довольно серьёзная. Вот и военный городок. Красота! Ровные кустики, правда, эти ещё не цветут. Клумбы, видимо, летом будут тоже радовать глаз. Возле каждого дома - детская площадка. Куча всяких качелей, каруселей, горок, лавочек. Всё покрашено, исправно.
  
   - Летом тут очень красиво. Вам не видно: за вашим домом школа, детский сад, электрические аттракционы.
  
   - Дядя Толя, а какие аттракционы?
  
   - "Цепочка", "автодром", "чашечки", несколько для маленьких, я не помню их названий. Все работают без денег.
  
   - Совсем без денег?
  
   - Почти. Запуск по карточкам, деньги не снимаются, но есть месячные квоты. Есть ещё ограничения по возрасту. Для "цепочек" должно быть больше восьми, а для "автодрома" - десяти лет.
  
   - Город мечты...
  
   - Ха! К делу. Могу предложить два варианта: одна квартира на восьмом, окна на школу, вторая: на третьем, окна в разные стороны, но она на пару метров по документам меньше.
  
   - Давайте третий, я в Северодвинске на седьмой этаж на всю жизнь находилась. Последние три года лифт не работал и никто не ремонтировал. Сами понимате...
  
   - Лифты у нас работают, но ваш выбор.
  
   Света покрутила краны, поклацала выключателями. Везде была мебель! В зале стоял большой телевизор "Горизонт" с пультом! Пульт работал! На кухне огромный холодильник. С продуктами.
  
   - Анатолий Андреевич, а что, предыдущие хозяева ещё не выехали?
  
   - С чего вы взяли? А, вы продукты увидели... Нет, Света, это я загрузил вам на первое время.
  
   - Юра, мне страшно. Я, как та мышка, возле бесплатного сыра. Анатолий у вас тут коммунизм уже построили?
  
   - Ха-ха! Нет пока. Вы не волнуйтесь, Юрий Григорьевич за каждую копейку расплатится потом и кровью.
  
   - Мамочки! Юра, тебя заставят убить американского президента. Это как минимум.
  
   - Ценю ваш юмор Светлана, но о характере службы мужа вы знать, пока, не будете. Могу только сказать, что это будет флот.
  
   - А почему... Юра, иди сюда. Смотри. Похоже, слухи о демографической политике СССР не преувеличены.
  
   - Две детские спальни. И в каждой по двухярусной кровати. Это власть нам даёт намек?
  
   - Вы не переживайте, если будет мало, вам квартиру поменяют на большую.
  
   - Вы издеваетесь, да?
  
   - В демографической политике работает метод мягкого давления. Школы и садики с питанием и бесплатные. Как в социализме. Никаких фондов, сборов денег на ремонт. Канцтовары: тетради, ручки, линейки дети получают в школе. Не покупают. Учебники, как и раньше в СССР, выдают в библиотеке. Одежда для детей имеет низкие цены, видимо, есть государственная дотация. Дети обходятся практически бесплатно. Есть, правда, и некоторые условия. Рейтинг родителей должен соответствовать количеству детей. И наоборот. Алкашу-пролетарию придётся платить за всё и по полной уже за первого. У нас таких нет, это я образно. И, наоборот, для тех родителей, которые имеют высокий рейтинг, и могут воспитать достойных детей, применяется стимулирование для того, чтобы рожали больше. Потом включается следующий контур усилителя: большое количество детей - почётно, повышает рейтинг, открывает перспективы родителям. Это всё долго рассказывать. Постепенно сами узнаете.
  
   - Анатолий, дело в том, что я беременна. А как это правило будет распространяться на нас?
  
   - Что ж вы такая осторожная, Светлана? Всё будет у вас хорошо. Вы мне доверите Машу? Я хочу отвести её вон в ту школу, что в окне. Оформлю, представлю завучу. А вы пока осмотритесь основательно. Вам тут долго жить.
  
   - Да, конечно. Машенька, пойдешь с дядей Толей, ладно?
  
   - Юрий Григорьевич, я машину не закрываю, можете вещи из багажника перенести домой. Маша, давай мне ручку. Не боишься?
  
   - Нет.
  
   'Мама дорогая! Куда я встрял? Мышеловка с сыром - это самое меньшее. Даже если нас всех на органы пустить, то мы столько не стоим. Чё за дела?'
  
   - Свет, а Свет, мы не спим? Я не трус, но я боюсь.
  
   - Мне тоже непонятно. Но все люди, с которыми мы имели дело: что Петрович, что Иван Мартынович, что этот, Анатолий Андреевич, как-то располагают к себе. Я им доверяю. Умом понять не могу, но чуйка говорит, что всё нормально. Единственное, что могу заметить, что все грозятся измотать тебя на службе. Но неужели может быть хуже, чем на Севере? Ты у меня не ленивый...
  
   - Да, наверно ты права, это просто я не верю нашему счастью.
  
   - Опа, Юра, а в шкафах постельное белье, одеяла, ещё что-то. Я не удивляюсь уже. Я в шоке.
  
   - В туалете висит рулон туалетной бумаги, на рукомойнике - мыло. Полотенце. Пахнет новым. Стиральная машинка какая-то. "Минчанка". С ума сойти. Это коммунизм в отдельно взятой семье. Светка! Я продам душу дьяволу, но пусть, это будет наш дом!
  
   ...................
  
   - Родители, а-у, а вот вы где, телевизор смотрите, ничего не слышите. Маша будет в школе ещё два часа. Потом, я договорился, классная её приведёт сюда. Сейчас самое время поговорить о гражданстве. Вас обоих коснутся различия законов: старого СССР, теперешней Российской Федерации и нашего нового СССР. Попробую вкратце изложить. Чем более значим человек, то есть, чем больший он начальник, например, чем полезнее обществу, например, ценный специалист, что вполне относится к вам, Юрий Григорьевич. Тем выше к нему требования - с одной стороны, и тем больше благ, прав, власти у него - с другой стороны. Это сказывается почти на всем. Формально, это частично декларировалось и в России, но не выполнялось фактически. У нас это выполняется. Вот пример: вам, Юрий, будет разрешено, да и то, теоретически, пить спиртное только с секретоносителями вашего уровня. Вы не будете иметь права даже выпить бокал шампанского на Новый Год. Не дай бог нарушите - все присутствующие проверяются на полиграфе, ибо сразу предполагается, что вы успели им в пьяном виде выболтать все секреты. Стоимость этих работ, кстати, взыскивается с вас. Вы получаете взыскание, которое скажется на вашем рейтинге, и это будет иметь соответствующие последствия. Это один из примеров ответственности. Кстати, Новый Год отмечать не рекомендуется. За это слегка понижают рейтинг ведической лояльности. А если отмечается, 30-го декабря, по христианскому стилю, 18-го дня Месяца Благого Сияния и Покоя Мира, по ведическому летоисчислению, День Спасителя Расы, то тогда этот рейтинг повышается.
  
   - Ну, без этого мы точно сможем прожить. Юра у меня не любитель выпить. Хотя мне не ясно, как вы узнаете об этом несчастном бокале шампанского?
  
   - Вы умеете задавать правильные вопросы, Светлана. По всей вашей квартире, в подъезде, лифтах, на улице стоят специальные камеры. Они видят всё. Юра, а как побочное следствие, и вся ваша семья, будет под постоянным наблюдением. Это связано с довольно высоким уровнем гостайны, к которой получит доступ ваш муж. Нежелательно бить Машу. Рекомендуются такие наказания: ставить в угол, лишать сладкого, холодный душ.
  
   - Да вы что, Анатолий Андреевич!? Мы её не бьём. За всю жизнь пару раз по попке шлепнули, может.
  
   - Вот-вот, я про эти пару раз и говорю. Это не запрет. В нужных случаях, когда ребёнок действительно сильно провинился - можно и нужно. Рекомендуется ремнём. Это я так, для общего развития. Дальше. Вам, Светлана, крайне нежелательно будет изменять мужу, и воровать с места работы. Это будет существенно хуже, чем разбор аморалки в старые советские времена.
  
   - Как-то вы нас странно пугаете, господин капитан второго ранга. Всё невпопад. Я теперь своему Юрочке никогда не изменю! А воровала в Северодвинске я - с горя, есть нечего было.
  
   - Я всё понимаю, но обязан вас предупредить.
  
   - А в туалете за мной тоже будут смотреть?
  
   - А вы к гинекологу ходили?
  
   - У меня ещё очень маленький срок. А причём тут это? А-а-а... Поняла.
  
   - Кроме ограничений по морали есть требования по культуре. Например, не надо бросать мусор в окна, в подъезде, во дворе мимо урн. Нельзя курить и пить в общественных местах. Это обязательно откроется и будет наказано. Есть некоторые ограничения на домашних животных. Есть ряд рекомендаций по ведению здорового образа жизни и повышению уровня образования и квалификации. Но рекомендации работают в режиме мягкого давления, обязательными не являются.
  
   - А как это выглядит?
  
   - Например, вы, Светлана, перебрали квоту на алкоголь. А для женщин репродуктивного возраста она составляет ноль. Полный ноль. Для Юры это сто грамм водки в месяц. И то, только тогда, когда он не планирует заводить детей. Вам понижают соответствующий рейтинг, на три месяца лечение становится платным. Например: Маша прогуляла занятие. Стоимость в пятикратном размере из вашего кармана. Выезд скорой стоит десять средних зарплат за день. Один день обучения ребёнка в школе где-то около двух.
  
   - Кусается! Что-то мне пить совсем расхотелось.
  
   - Чуть не забыл. Для вас, Света, есть хорошее предложение. Оказывается, в нашей школе нет повара-кондитера. Обычный повар есть, а вот такого, как вы - нет. Можете сходить в школу на разведку. Мы все будем рады, если наши детки будут иметь возможность, кроме булок, кушать ваши пирожные, "романтику" и прочее. Вот ваши универсальные карточки. Они служат: пропуском, ключом, средством оплаты, документом. Крупные покупки вам пока заблокированы, а еду, прочие мелочи можете брать в магазинах.
  
   - А мы можем съездить когда-нибудь на экскурсию в Севастополь?
  
   - Теоретически, вы свободны. Практически, вам нужно подгадывать момент, когда кто-то едет в город, договариваться, чтобы вас взяли. Прокатных машин хватает, но, насколько я знаю, ни у вас, ни у Юрия нет прав. Желательно, чтобы вы оба прошли водительские курсы. Это не дорого. А если ближе к целесообразности, а не к теории, то советую одеть спортивную одежду и пойти на экскурсию на первый этаж вашего дома. Там есть теннис, шахматы, бильярд, бассейн, сауна, тренажеры, кафе. Пользоваться вы можете, чем хотите, только не заходите в чужие раздевалки. Шутка. До завтра.
  
   - До свидания, Анатолий Андреевич.
  
   - Я видела в шкафу купальник. Новый, запечатанный. С их уровнем знаний о нас, думаю, что это мой размер. А, Юр? - Может быть. Давай сходим, разведаем.
  
   Время пролетело незаметно. Как в молодости. А Светка много и не пробовала. Тот же бильярд или настольный теннис. Поиграли в теннис. Поплавали. Людей немного. Но это, скорее всего, потому что середина дня. Все на работе, одни мы - бездельники. Сидим в кафе, пьем сливовый сок, смотрим новости. Блаженство. В отпуске было хуже. Съемная квартира-гадюшник, очереди везде, до пляжа далеко, за каждый чих - плати.
  
   - Юра, а мы ничего не забыли?
  
   - А?
  
   - Маша давно должна была прийти со школы.
  
   - Чёрт! Побежали.
  
   Как давно мы так не смеялись! Как давно не бегали за ручку. Да, за одно это, можно полжизни отдать! Решено, продаю душу хоть дьяволу, хоть Диктатору.
  
   - Маша, ты где!? Не помнишь, я телевизор выключала?
  
   - Вроде да, наверно это она смотрит.
  
   - Папа, мама - это наш сосед, Вася. Он мой шеф, учится в шестом классе и живёт на два этажа выше. Мы домашку уже сделали, Васе поручили надо мной шефство. Я не знаю что это, но он мне помогал. Потом мы чуть-чуть поиграли, а потом Вася сказал, что будет интересная передача по детскому каналу...
  
   - А ты не голодная?
  
   - Не-а, нас тетя Тома накормила, это Васина мама.
  
   - Я пойду наверно. Пока Маш, завтра в семь сорок пять я зайду за тобой.
  
   - Ой, мамочка, я столько должна тебе рассказать!
  
   - Понравилась школа?
  
   - Ага. Меня, второклассницу, засунули в первый-"а". Я сначала огорчилась. А потом было трудно, еле справлялась. Учат не так, как у нас. Учеников в классе меньше, спрашивают всех, заставляют переделывать задачи, придумывать самим. У них физра каждый день! А ещё был урок игр. Мы играли в платочек и кошки-мышки. Весело! А ещё урок умений. Мы мультики придумывали, чтобы лучше запоминать. А ещё в компьютерном классе компьютеры есть. А ещё у них урок русского языка интересный. "Ра" - это солнце, свет, "радуга" - солнечная дуга, "радость" - достаточно солнца. И такого много, так необычно!
  
   - А дети как, доченька?
  
   - Здорово, все меня расспрашивали: откуда я, действительно ли у нас холодно, какое оно, северное сияние? Говорят, тут его нет. А вот в столовой пирожных не было. Дети сказали, что иногда привозят, может раза два в месяц. Зато всё остальное - вкусное. Я взяла борщ: очень вкусно. А ещё Даша дала мне попробовать из своей тарелки гороховый суп, пару ложек. Тоже понравилось. Компот пила. Нормально, но сок лучше. А Вася, он такой... такой... терпеливый, вот! У них вместо математики в первом классе дают устный счёт. Это совсем не так, как нас учили. Я не могла, а Вася несколько раз объяснял, и я смогла. Ма, дети говорят, что с тех деревьев, персиков, что мы сегодня смотрели, будут вкусные персики. Это правда, персики на деревьях растут?
  
   - Так, всё, ложись спать.
  
   - Света, ты что - плакала?
  
   - Представляешь, Маша не знала, что персики растут на деревьях.
  
   - Это да, на севере они не растут.
  
   - Давай спать, что-то я вымоталась сегодня.
  
   Утром Машу отправили в школу и почти тут же пришёл Щедрин.
  
   - Как настроение?
  
   - Прекрасное. Анатолий Андреевич, мы со Светой решили принять все ваши предложения: и по поводу смены гражданства и по поводу работы.
  
   - Замечательно, тогда, для порядка, подпишите пару бумажек.
  
   - Вы очень предусмотрительно их захватили с собой.
  
   - Ну, с бумагой у нас всё в порядке: хватает.
  
   - Что дальше?
  
   - Светлана, а дальше: в школе вас уже заждались. Кто будет сладости и сдобу детям делать? Директор предупреждена, идите. Не забывайте нигде универсальную карту: она вам будет нужна и для оформления, и для доступа к рабочему месту и домой в квартиру попасть. А вы, Юрий Григорьевич, следуйте за мной. Кстати, о квартире. Давать отмашку консулу в Северодвинск? По поводу вашей квартиры?
  
   ........
  
   - Это - наша часть. Это - учебные корпуса, это - штаб, это - столовая, там - боксы с техникой, это - медицинская часть. - Щедрин указывал рукой на разные здания, как на гид на экскурсии. - Нам сейчас в учебный корпус, где вы пройдете первичную информационную подготовку.
  
   - Это - ваше рабочее место на ближайший месяц. По всем текущим вопросам обращайтесь к дежурному оператору компьютерного класса. Программа работы и материалы содержатся в компьютере. Игорь, Юра проходит вводный курс на флот, покажешь ему, что к чему.
  
   Игорем был молодой старлей, светловолосый, с веснушками на лице. Веснушки у Журавлёва ассоциировались с весной на улице, настрой сдвинулся в романтическую сторону. Пришлось принудительно вернуть деловой.
  
   - Анатолий Андреевич, но я не умею обращаться с компьютером.
  
   - Научитесь.
  
   Месяц март прошёл для семьи Журавлёвых трудно, но интересно. Маша втянулась в занятия. С родителями соседа Васи установились приятельские отношения. Отец Васи был также моряком, но уже со стажем. Впрочем, на тему службы разговаривать дома нужно было осмотрительно. Что и соблюдалось. У них в семье было уже трое детей. Вася - старший. Выезжали на прокатном микроавтобусе в Севастополь два раза двумя семьями. Юра сразу записался на водительские курсы. Хотя свободного времени оставалось мало, вечерами ходили вниз, то в бассейне поплавать, то в теннис со Светой поиграть. Раззнакомились со многими соседями. Почти все мужчины были в чем-то неуловимом похожи. Как ни странно, но жены отличались большим разнообразием.
  
   В школе было всё отлично. И работа по специальности, и Маша рядом, хотя присмотр был не нужен. Было приятно осознавать: благодаря ней, детишки могут чаще баловаться сладостями. Медкомиссию на допуск прошла легко, почти без нареканий. Это самое "почти" вылилось в то, что пришлось весь месяц через день ходить в гости к стоматологу. Юре, кстати, тоже.
  
   Маша освоилась быстрее всех. После школы делала уроки под шефством Васи Куницына. Потом играла на улице, на площадке. Иногда ходила на школьный двор. Часто пропадала у новых подружек. Грозится записаться в школьный кружок. Только никак не может выбрать: в какой. Глаза разбежались.
  
   Удивляли всякие мелочи: мухи, пчелы, трава, почки на деревьях, запахи. Умом понимала, что это Юг, а не Север, но...
  
   ...........
  
   Работа представляла собой что-то среднее между изучением истории и политинформацией. Просматривались материалы, затем нужно было ответить на контрольные вопросы. Иногда приходил Щедрин, экзаменовал лично, что-то разъяснял. Пару раз я кое в чём усомнился - Щедрин приказал почитать дополнительные материалы. И ещё, приказал работать дополнительное время, так как я отстаю от графика. Ну, про график мне ничего не известно, а лишний час почитать - не смертельно.
  
   Французская революция, оказывается, как и наша 17-го года, была сделана англичанами. С тех пор Франция никогда не имела суверенитета. Кроме правления Де Голля, да и то, не всё с ним ясно. Во время войны он в Англии отсиживался. Индия, Австралия, Америка - колонии; уничтожение местного населения, ограничение развития промышленности, вывоз ценностей, ресурсов. Что ещё? Ага: спаивание, наркотики, опиумная война в Китае, специальное заражение людей болезнями. Кошмар, что творят! По нашей стране: хитрожопая торговля на ранних этапах, подкупы, убийство нескольких царей, организация двух переворотов в 1917-м, гражданская война, вывоз ресурсов, натравливание Гитлера, возможно, участие в убийстве Сталина, переворот 1991-го. Блин, да когда же мы дадим англосаксам сдачи!? Мать твою!! Впрочем, поговаривают, что это СССР взорвал ядерный фугас в Скагерраке, тогда Англии капитально досталось. Твою мать!! Пиво, водка, наркота, порнуха, разоружение России. Ага, а вот СССР не разоружили! Хотя, по сравнению с мощью СССР 80-х, осталось очень мало всего... Африканские преступления, южноамериканские, уничтожение Парагвая - весь мир нагнули и изгадили, сволочи! Косвенное управление, провокации, Афганистан, Чечня, Чернобыль... Чернобыль - диверсия?! Во, гады! Что-то такое слышал. Сразу после ГКЧП в СССР по телевизору передавали. Но потом по нашему ящику сказали, что это неправда, военные наврали. Но теперь вижу перед собой документы. Финансовая удавка, моральное разложение, разврат подконтрольных территорий. Материалы по Европе, усыновление детей... Педиками!? Блядь! Неужели это всё - правда? Так, ведь, на всё есть доказательства: прямые, косвенные, видеоматериалы, документы, ссылки на газетные статьи, фотокопии всего, что надо. Это не может быть фальсификацией. Многое было просто у меня под носом: половину в школе учил. А вот так перевернуть, правильно понять факты - ума не хватило. Они ещё считают меня особо ценным, умным специалистом. Ну, кто бы мог подумать, что "качалки" - это проект Америки для развития преступности? А преступность у нас - ай-я-яй! В нашем Северодвинске ещё слабо, но газеты-то я читал, телик смотрел. В других местах - полная задница! Не, больше не могу, голова трещит. Разомнусь в спортзале и тесты - это как-то отвлечёт. Контрольную позже сдам, пусть информация осядет.
  
   - Игорь, скажи, а то, что я сейчас изучаю, это секретно? Надо же людям глаза открыть.
  
   - Для граждан СССР это не ново, в школах преподаётся новая история, проводят политинформации, есть уроки культуры. По телевизору для старшего поколения познавательные передачи идут. Для желающих введены вечерние школы. Хотя допуск ты имеешь, но к секретной информации ты пока не приступал, так что можешь обсудить это всё с женой.
  
   ..........
  
   - Здравствуй, Юрочка! Любовь моя, а почему сегодня так поздно? Я уже два раз суп подогревала.
  
   - Мрак! Только ты - мой свет, Светик, в этом тёмном царстве. Сегодня особо много дерьма узнал. Мрак, чё в мире творится. Завтра буду подробно убеждаться, но и так верю - хоть и не хочется. Почувствовал себя маленьким и беззащитным. Если бы половину от этого узнал в России - пошёл бы второй раз топиться - такая безнадёга. Но тут, может, есть надежда. Сейчас умоюсь - расскажу.
  
   ........
  
   - Ой, как вкусно пахнет. Где мой суп? В общем, так...
  
   - Потом Юр, поешь спокойно.
  
   - Это да, проголодался, много в спортзал ходил: просто убегал от чтения.
  
   - Щедрин сказал, что я отстаю от графика, но в то, что я сегодня надыбал... Просто крышу сносит. Посидел подольше. Игорь сказал что несекретно. Слушай.
  
   ........
  
   - Анатолий Андреевич, как же так, чё мы молчим, чё не ответим? Их не просто убивать надо, на куски рвать.
  
   - Ты кто?
  
   - В смысле?
  
   - Профессия твоя, зачем ты здесь.
  
   - Это да, понял. Ну, так я уже готов, хватит меня политинформацией и физо пичкать.
  
   - Сомневаюсь. Ты в середине курса, так что работай дальше.
  
   - Не сомневайтесь, готов.
  
   - Ладно, торопыга, вот тебе ситуация. Завтра тебе, в составе сил флота СССР, придется столкнуться нос к носу с твоими однокашниками по Нахимовке. Они будут в войсках России, твоим противником. А послезавтра тебе придётся потопить корабль с женщинами и детьми, не русскими, пусть там будут только английские дети. Сможешь?
  
   - Не знаю, вряд ли.
  
   - Это тебе и ответ - иди читай, проникайся. Чтоб ты не подумал, что я просто от тебя отмахиваюсь, напишу картину маслом. 1941 год, леса Белоруссии, партизаны против немцев. Может, сначала кому-то не хотелось устраивать засады, стрелять подло в спину. Я думаю, ты имеешь представление, насколько боевой, экономический, демографический потенциалы США, сильнее нашего? Вот, и партизанам не сравниться было с силой немецкой регулярной армии. Было бы глупо партизанам выйти из леса, построиться развёрнутым строем и пойти в психическую атаку? Со временем, у кого-то дочь изнасиловали, у кого-то всю еду забрали, любимую корову увели, а где-то и село полностью сожгли. Ходил за грибами - уцелел. И вот тогда... Эти парни действительно стали готовы зубами глотки врагов рвать. Ты - не готов. Тебя вынули из дерьма, отмыли, дали знание. А ты похож на бойца, выучившего новый приём, который думает, что всё постиг и стал непобедимым. Распетушился: "Где тут циклопы?!" Ты ещё ничего не знаешь. Нам готовят судьбу индейцев Америки. Хотят извести всех под корень. Не только русских, не только белых - всех людей. Ты даже не представляешь: кто наш враг и как он силён. Пока не прочтешь всё положенное, не сдашь все контрольные, не убедишься что это все, правда - ты не готов. Поэтому тебе спецкурсы и спецподготовку пока не вводят.
  
   К майским праздникам "курс молодого бойца" прошёл. Теперь я знаю много. Не всё, но достаточно. Достаточно, чтобы цель оправдывала средства. Уже понимаю и одобряю восстановление памятников Сталину и Берии. Уже готов морально, сильно укрепился физически. Принял новую присягу СССР. Точнее, считалось, что это восстановление старой присяги 86-го года. Был один любопытный момент. Стандартный ответ "Служу Советскому Союзу" сменился на "Служу русскому народу". Почему-то впечатлило. Вроде, цинизма поднабрался за свою жизнь немало, а тут, чуть на слезу не пробило. Пришлось, через усилие, проглотить комок в горле и ответить то, что положено.
  
   У Маши неделю назад в школе было приключение. Даже непонятно: хорошее или плохое. Судите сами. В столовой Маше подружка передала соль, Маша сказала: "Спасибо". И вдруг, старшеклассник, как выяснилось потом, Андрей Кривонос, говорит ей: "Дура, нельзя говорить "спасибо", вас же, бестолочей, ещё в детском саду учат: "благодарю"! "Спаси Бог" христиане придумали! Мы не говорим "поспасибствовал", а говорим "поблагодарил"! Вася Куницин стоял в очереди через три человека, всё слышал, вытянул руку, показал указательным пальцем на Андрея и сказал громко: "Поединок"! Какой-то другой старшеклассник из очереди так же демонстративно поднял руку вверх: "Справедливо, видок"!
  
   Мне это всё Света рассказывала, она на большой перемене часто выходит из цеха в зал раздачи, специально, чтоб с Машей взглядами встретиться, улыбнуться друг другу. Не подходила и не разговаривала, чтоб не дразнили, просто улыбнулась дочке - и уже на душе теплее. А тут такая ситуация на ровном месте. После занятий состоялся поединок в спортзале. Могли присутствовать только: причастные, очевидцы, их назвали видоками, преподаватель, видимо физрук, Свете разрешили присутствовать, Маша была.
  
   Андрей Кривонос ходил в седьмой класс и был на год старше Васи. Мальчиков одели в специальные костюмы, как потом рассказали, это довольно дорогие и сложные изделия. В костюме под сотню датчиков, подключение через радио по какому-то "голубому глазу" к компьютеру. Компьютер сам высчитывает результаты боя. Датчики реагируют на силу ударов, в зависимости от этого, система боли, да-да, так и называется: "система боли", выдаёт электрический импульс в соответствующий участок тела. Если удар приходится в недопустимую часть, например, область сердца - боль переназначается в руку или ногу, а в компьютере фиксируется как есть.
  
   - Сила и вес в пределах одной категории. Бой без перекоса, - это физрук, - повод первой категории.
  
   - Она - моя подшефная! - кричит Вася.
  
   - Ага, это меняет дело. Поправка: бой проходит по третьей категории.
  
   Нам потом объяснили: категория боя влияет на силу и длительность электроимпульсов боли, на степень "избитости" проигравшего, перед тем, как бой будет остановлен. Выбор категории зависит от многих факторов. Из них важнейшие: степень повода для поединка, отношения близости участников. Оказывается, к шефству над первоклашками тут относятся очень серьёзно! Ещё более сильную категорию могли бы назначить брату Маши, если бы он был, или мужу. У взрослых есть такая же система. Костюмы выполняют и защитную функцию: получить травму сложно. Просто подраться мальчики тоже могли, но это влечёт снижение рейтинга, другие наказания. Если ситуация не требует немедленного физического действия, как в нашем случае, то приучают к поединку. Вот, к 6-му классу, Васю и приучили, да и вообще, он очень ответственный. Сам поединок был очень мало похож на драки, что Света видела раньше. Как она рассказала, это было похоже на китайский боевик. Мы пару раз ходили у себя в видеокафе "Укулус". Все дети проходят с четвёртого класса рукопашный бой. Это один из официальных предметов. Но равенства нет. Поединок между мальчиком и девочкой не назначается никогда, за драку наказывают зачинщика очень сильно.
  
   - Всё, разошлись! Бой остановлен по исчерпанию категории. 305 на 292: преимущество Кривоноса.
  
   Поединок длится: либо до явной победы, либо до победы по очкам, когда преимущество победителя видно на глаз или достигнуто большое преимущество по очкам, либо по истечении времени, либо по исчерпанию предела очков для выбранной категории. В 3-й категории 300 - предел. Оказалось, что Вася - чемпион своего класса. Ну а Кривонос на год дольше занимается: семиклассник как-никак. Вот и получили боевую ничью. С тех пор наша Машка и влюбилась в Васю.
  
   С Андреем Кривоносом оказалось неоднозначно. Его перед тем тонко высмеяла на уроке учительница русского языка. Видеозапись урока просмотрела комиссия. Вывод: снижение рейтинга и выговор. Учителю. А сам Андрей сразу после боя подошёл к Маше, снял шлем, извинился, сказал, что сам дурак, расплакался и убежал в раздевалку. Драки в школе - крайняя редкость. Поединки бывают: в среднем - раз в месяц. На занятиях по рукопашке парная работа - каждый раз: то есть, три раза в неделю есть спарринги - больше мальчикам не хочется.
  
   ........
  
   - Сегодня у тебя, Юра, начинается новый этап в жизни. На что ты готов, ради победы?
  
   - Если будет нужно - жизнь отдам.
  
   - Жизнь лучше сохрани. А вот тело твоё мы будем переделывать.
  
   - А?
  
   - Челюсть подними. Ты будешь служить "Дельфином". Наши учёные разработали технологию усовершенствования человеческого тела. Видел фильм "Человек-амфибия"?
  
   - И книгу читал.
  
   - Вот ты и будешь таким ихтиандром. Это требует определённых жертв. Но данная технология позволяет реализовать проект подводного флота нового типа. У нас сейчас есть несколько типов боевых и вспомогательных аппаратов подводного флота.
  
   1. Обычные подводные лодки старого типа. Овоздушеные.
  
   2. Боевой модуль "Дельфин" - малый боевой аппарат полуавтономного действия.
  
   3. Подводный носитель "Касатка". Несёт шесть "Дельфинов", обеспечивает в походном режиме комфортные условия пребывания подводных воинов.
  
   Существуют и разрабатываются вспомогательные подводные аппараты для ПФНТ, но о них вы узнаете позже.
  
   Автономность по жизнеобеспечению боевого пловца теоретически неограниченная. Автономность по запасу хода на моторе - сто пятьдесят километров малым ходом. Дальше можно плыть ножками, на ластах, но скорость будет около половины кэмэ в час.
  
   "Дельфин"-носитель весит около трёх тонн. Боевой пловец может отстыковаться, аппарат бросить, взять с собой только систему жизнеобеспечения: дыхания, водообеспечения, питания и подводное ружье. В этом виде он будет плыть со скоростью обычного аквалангиста, то есть примерно два кэмэ в час. В этом виде автономность теоретически неограниченна. Питаться можно рыбами и прочим, дышать - пока АПД не сломается. Впрочем, с питанием есть нюансы, но об этом - другой раз. Процент отказов на приведённом расстоянии пять тысяч километров - два процента. Среднее расстояние до отказа - пятьсот двадцать километров.
  
   Аппарат совершенствуется, возможно, тебе придётся плавать на лучшей модели. Позволяет уничтожать любой подводный или надводный корабль: в автономном режиме - по варианту "ДНЭ" (долго, незаметно, экономично); в автономном режиме в составе стаи: по вариантам "НЭ" и, для малых целей, "НР" (незаметно, расточительно). В режиме "на поводке" (подключен энергоинформационным кабелем к "Касатке") уменьшается риск обнаружения, возможна реализация "ДНЭ" при стоянке цели. Этот режим возможен для стоячих или "беззубых" целей. Для боеспособного корабля реально можно применить только автономный режим. Всегда возможно уничтожение корабля по варианту "БЗ" (быстрое заметное). Оно является экономным, но в большинстве случаев неприменимо при "холодной" войне.
  
   Оставляю тебя, Юра, самого. Просмотришь эти фильмы. Первый - по модификации тела. Второй - по "Дельфину". После просмотра - дуй в медцентр. Или ко мне, на списание, если откажешься.
  
   - А это возможно?
  
   - Да, но крайне нежелательно.
  
   .........
  
   - Не беспокоят?
  
   Удивительно, но через неделю после установки клапанов, штуцеров, переходников, (что забавно, все - золотые) уже всё, что надрезали, зажило. К ощущениям привык.
  
   - Нет.
  
   За эту неделю прошёл начальный курс подготовки. С технической составляющей было абсолютно легко - я ж технарь. Методы закрепления к разным целям, стыковка к "Касатке", жизнь на "Касатке", программное обеспечение бортового компьютера, методы подводной связи, применение базового оружия защиты, стрельба из малого подводного автомата, подводный ножевой бой - это и трети предметов я не перечислил, которые учим. Работа при частичном отказе систем. Физо никто не отменял. Есть и политинформации. Им все рады - это, как бы, отдых. Методы выживания при отстыковке от "Дельфина".
  
   Виды съедобных рыб, медуз, водорослей, моллюсков. Акустические портреты целей на мониторе и на слух - вдруг, комп сломается. Визуальное отличие типов целей. Ладно, надводных, их я учил в училище, и сейчас помню. А вот с подводными - засада. Их не особо учат, причём в полном, подводном виде, так они многие очень похожи! Внутреннее строение целей! Места выхода выдвижных устройств. Это надо. Прикрепился ты в месте выдвижения антенны, например, а лодка решила радио послать - раз - и в тебе дырка! Ой, нехорошо! Или заварить, первым делом, лючок, откуда аварийный буй выходит - а зачем врагам давать возможность SOS послать? Виды кабелей и их маркировка. А куда без этого предмета? Подключение к энергосистеме цели - штатный способ действий. И чтобы у нас голова не лопнула, когда всё это будем учить, так сказать, для облегчения, дают мнемотехники, причём три разных: для цифровых данных, для картинок и карт, для звуков. Мама моя родная! Я и не знал, что такое бывает в природе! Во, попал, так попал!
  
   Занятия, теоретически, по десять часов. Плюс обед, туда-сюда перейти с класса в бассейн, в спортзал. Реально - все двенадцать. Доползаю до дома на четырёх точках. Спросил Щедрина: "Куда так гоним?" А от в ответ: "Это мы вальяжно идём, пусть, и не ползём, нужно ещё быстрее, но, увы, быстрее вы не можете". Ничё не понятно, но начальству виднее. Со Щедриным общаемся всё меньше, а больше нами, новичками, занимается командир взвода, Лапин Олег Степанович. Резкий такой товарищ. Чуть чё не так, как глянет - думаю: сейчас стукнет. Рукопашку, ножевой ведёт частенько сам - это жесть. Умом понимаю, что бережёт нас, жалеет, но, один чёрт, всё болит после его показов.
  
   Обедаем часто-густо медузами, мидиями, водорослями, рыбами. Сырыми! Сначала противно было, тошнило иногда, были и расстройства кишечника, мягко говоря. Но постепенно все привыкли.
  
   Идёт четвёртый месяц обучения. Глубины, поведение в разных подводных условиях, подводные течения, некоторые приёмы расслабления, медитация, зачем нам это? Хотя, раз дают, значит, надо. На овоздушеных тренажёрах отработали всё, что можно; сначала в залах, потом в воде. По службе уже ничему не удивляюсь. Выработался иммунитет. А вот что заставляет задуматься: жилая зона нашего военного городка постоянно расширяется. На окраинах постоянно идут стройки. Я посчитал по домам: выходит уже тысяч на сорок семей. Городок!
  
   В конце июня нас "обрадовали": меняется место жительства. А нам так здесь нравилось. Всякая сказка когда-то кончается. Приехали большие удобные автобусы. "ЛАЗ" написано - парадокс! Внизу большие багажные отделения. Едем почти на втором этаже. Взяли только личные вещи. Страшно: как-то оно там будет, на новом месте? Запорожье - конечная. Ничё, могло быть и хуже. Запорожье - тоже юг. Дэ жа вю. Практически копия нашего севастопольского военного городка. Природа, конечно, не такая, но в принципе... Красивые клумбы, пчёлки жужжат, новые дома, внутри всё так же само. И мебель очень похожая, полный комплект техники, белье в шкафах и туалетная бумага в туалетах. Не хуже - уже хорошо. Дали неделю отпуска "на обустройство". А что тут обустраивать? Вещи разложили по шкафам - и всё. Внизу те же: спортзал, бассейн, кафе и прочее. Съездили в город на разведку - жить можно. Переселили очень многих знакомых. Причём, старались селить по старой схеме. Многие соседи остались соседями. Автобусы прибывали каждый день. Моя неделя истекла и этими же автобусами нас повезли назад. Только без семей. Только нас, мужчин, воинов.
  
   Поселили сразу в медцентре. А там заработал конвейер по изготовлению ихтиандров. Впрочем, официально мы зовёмся акванавтами. Это называется оводнение. Внедрённые в нас штуцера с клапанами подключают к системе, заполняют все внутренние полости некоей жидкостью. У неё сложный состав, куда входит глицерин, поэтому её называют "глицерин". Думал, будет хуже. Терпеть можно. Благодаря этой технологии заполнения пустот, мы способны выдерживать давление воды на любой глубине. Следующий этап: замена дыхательной схемы. К штуцерам на ногах крепится система водного дыхания. Есть ещё запасные клапана. Теперь без одежды ходить вне части, городка, дома - запрещено. Кислород поступает сразу в кровь. Часть крови циркулирует по искусственным газообменникам. Пятикилограммового аккумулятора хватает на выработку кислорода из воды в течение 18 часов. Вполне можно спать. При автономном режиме на щиколотки крепятся специальные рычаги. Когда акванавт плывет на ластах, работает динамо-машина, заряжает аккумулятор и вырабатывает кислород. Эффективность всей схемы работы системы водного дыхания высокая. Инструктора рассказывали, что первые экземпляры, которые они испытывали, были в три раза тяжелее и по характеристикам во столько же раз хуже. На суше нас подключали к сети 220 вольт, как каких-то роботов. Я немного приукрашиваю. К каким-то сложным приборам нас подключали, но это не столь важно, ощущения сюрреализма от этого не уменьшаются. Если отключаешься, то в специальной емкости на аппарате водного дыхания должна быть вода. Именно из неё и добывают кислород. То есть, мы на суше можем жить почти нормально. Правда, со слухом не очень: лобные, гайморовы пазухи, ушные полости заполнены глицерином. Он не усваивается, не впитывается, не вредит никак, но разговаривать невозможно. Используем язык жестов. Я что, забыл сказать, что мы это учили? Это не всё, что я забыл рассказать.
  
   Вообще, удивляюсь, что "крыша не поехала", от такой подготовки. Лёгкие на данном этапе работали вхолостую. Специальный резервуар с гелием на груди, в трахее один из клапанов, вроде грудная клетка дышит, а гелий переходит из лёгких в мешок и обратно. Если бы водная система дыхания отказала, то без проблем можно перейти на обычную схему дыхания. Целый месяц мы работали по полной программе, тренировались, но с одной поправкой: на малых глубинах. Если сказать точнее, то глубина и время "водных процедур" постепенно нарастало.
  
   На второй месяц приступили к последнему перевоплощению. Полное оводнение. Тошно вспоминать ощущения при заполнении лёгких глицерином. Потихоньку все притерпелись. Дополнительные клапана в плевре позволяют грудной клетке выполнять вдохи-выдохи, в то же время лёгкие не работают, просто жидкость перегоняется из грудной полости в брюшную и обратно. Вязкость глицерина на три порядка выше, чем воздуха, поэтому лёгкие заполнены глицерином и реально не работают. К непривычным, неудобным ощущениям пришлось привыкать. На гортани - заглушка, а перед этим, мы дышали воздухом через клапан в трахее. Повторяюсь. Если честно, то я не уверен, что знаю обо всех своих изменениях. Хотя в учебном курсе это всё нам давали, но, мало ли... Медики сказали, грудь перестаёт "дышать" от часа до недели. У всех. Поэтому никто не переживал. Проверили все системы в бассейне и ушли в море. Теперь будем там жить.
  
   Пристыковку, "разделку" цели мы отрабатывали на предыдущем этапе. Для этого глубина не требуется. Теперь провели учения по закреплению на своей подводной лодке на большой глубине - девятьсот метров. Под водой, отстыковавшись от "Дельфинов", пообедали. Лапин из термоса достал яблоки и заставил нас есть. Непривычно. Но мы убедились, что в экстренном случае можем продержаться на "подножном корме". "Тир" по рыбам у нас был значительно раньше, до оводнения. Всё отработали нормально. Без всяких церемоний, загрузились по стаям в "Касаток" и поплыли воевать. Да-да, так сразу. Кстати, раньше не говорил, в СССР включен режим вытеснения профессиональных искажений языка. Применительно к флоту это означает постепенный вывод из употребления "узлов", "камбузов", "шёл" вместо "плыл". Сначала резало ухо, сопротивлялся, но сейчас уже привык. Многие изменения и новые правила Диктатор никак не объясняет.
  
   Вернёмся на землю, точнее: под воду. На подразделения нас распределили давно. Сколько раз нас разными способами тестировали - сбился со счёта. Любопытно, что командир нашей стаи, Сергей Куницин - отец Васи Куницина. Добрались до Бискайского залива, а там уже стали резвиться: топить корабли для боевой учёбы. В дальнейшем, по указанию Диктатора, "судно" и "корабль" неразличимы в терминах. Почему Бискайский залив? Глубины до четырёх километров позволяют использовать наши преимущества, на шельфе для "Дельфинов" проблем нет, а вот "Касатка" может быть замечена. Операционной зоной были определены Бискайский залив и Кельтское море.
  
   Мне поручили контейнеровоз под британским флагом. Вёз он всякую ерунду от самого Китая, и не довез. Работал я в паре с Лапиным. Он - учитель, я - стажёр. Первым прикрепился я, вторым, причём, рядом - Лапин. Инструктор подсоединился к моему "Дельфину" специальным разъёмом и мог наблюдать все мои действия на своём экране.
  
   Мои действия:
  
   1. Сканируем толщину стенок судна.
  
   2. Утоньшаем плазменным резаком небольшое пятно.
  
   3. Сверлим отверстие под камеру.
  
   4. Вводим камеру в дырку и смотрим: куда мы попали. Это промежуток между двойным бортом. Исполняем операции 1,2,3,4 ещё раз.
  
   5. Мой компьютер нашёл документацию на это судно. По крайней мере, на данный тип судов. Привязался к чертежам. В камере вижу машинный зал. Людей не видно. Лазерным дальномером измерил всё что нужно. Точка крепления вышла неидеальная. Переползли с Лапиным на одиннадцать метров вперёд к носу. В наружном борту за собой заварил дыру, кстати.
  
   6. Выполняем операции 1-5 заново. Ура! Мы в техническом простенке. Вижу кабеля. Людей и камер нет.
  
   7. Расширяю отверстие.
  
   8. Запускаю "Мышь".
  
   9. "Мышь" натягивает струну за кабелями.
  
   10. Закрепляется на полу и вытягивает по струне, как по подвесной дороге, толстый силовой кабель.
  
   11. Находим нужный энергетический кабель контейнеровоза, зачищаем изоляцию, подключаемся. Есть! Не прошло и полчаса, а мы уже на "чужой", "хозяйской" энергии! Вот теперь и начинается основная работа.
  
   Теоретически, утопить эту лохань можно за час работы. Но это тренировочно-боевой выход. Поэтому делаю всё, как для боевого корабля. Выпускаю пять из десяти "щупалец". Четыре работают на четыре независимых отсека, пятое ползёт на корму, к гребному винту, если точнее, то нас интересует его вал. Если что-то пойдёт не так - имеем возможность застопорить ход и спокойно доделать работу. Теперь на концах щупалец работают "Крысы".
  
   "Мышь" - это маленькое автоматизированное устройство, управляемое по кабелю оператором. Оператор - это я. "Крыса" - как "Мышь", только больше, с другими возможностями и задачами. И "Мышь" на поводке, и "Крысу", мы называем "Щупальцем". В борту выпиливается дыра диаметром один метр, но не до конца. Плазменный резак не допиливает канавку на один миллиметр. В канавку укладывается взрывчатка, разновидность пластида, крепится детонатор. Эта операция делается и для внешнего и для внутреннего бортов. Иногда Лапин меня поправляет, по мелочам. Крепление одного из восьми детонаторов переделал: что-то шефу не понравилось. Вот и всё: час "Х" настал. Втягиваем все "Щупальца"; "бах" - есть дырки. В эти пробоины поступает вода, судно должно быстро затонуть. Пока не отлипаем. Тут 4200 метров до дна: спешить некуда. Всё нормально: судно ощутимо кренится на наш борт. Ждём. О! Сыпятся сверху контейнеры. На нас они упасть не могут. Ждём. Это хорошее судно с восемью изолированными отсеками. Почти непотопляемое. Но оно гражданское, невоенное. На четыре отсека по одному борту оно никак не рассчитано. Для военного корабля пришлось бы переползти на другой борт и повторить работу симметрично, а только тогда подрывать. Опа: энергия кончилась! Ну, оно неудивительно: цель под водой. Перешли на свою, "Мыша" кабель отсоединила, её забрал "домой". Естественно, все системы "Дельфина" работоспособны и в воздухе и в водной среде. Отсоединил все крепления, кроме одного. Это на тот случай, когда давление воды будет сминать пустые овоздушеные отсеки с противоположной стороны судна (если они овоздушеные), чтобы на "Дельфин" не пошли нагрузки, мало ли.
  
   "Бесплатно" "падаем" почти до дна, отсоединяемся. Зачем мы здесь? Есть смысл. Хочется узнать: что в контейнерах. Разрезаем, фотографируем. Сфотал на память и свою первую цель. В контейнерах было разное: шмотки, бытовая техника, велосипеды. Пока я маялся дурью, Лапин чирикает мне по звукоподводной связи: "Ко мне". Огонёк вижу, плыву. Показывает на один из контейнеров: "Надо вскрывать, там радиация". Что значит, инструктор: дело знает, не то, что я, салага, - не догадался включить радиометр.
  
   Вскрыли. Точно: там контейнерная пусковая установка крылатой ракеты. Давление ее повредило, но боеголовка сохраняет ценность: уран как-никак. Выбросили балласт и медленно всплыли почти на поверхность. Даже, если бы против нас проводили не поисковые работы, а работали военные - ничего бы не изменилось. "Дельфин" - не подводная лодка. Разукрашен, как касатка, выглядит как касатка, размером с касатку, нет ядерного реактора, водомётный движитель не жужжит, нас не видно, не слышно. С десяток контейнеров не утонуло - пенопласт везли, что ли? На поверхности кое-где плавает мусор, выгодно маскируя наш "рачий глаз": это мы так свои перископы называем. Крутанул панораму. В одном месте что-то померещилось: даю приближение. Человек! Э, нет. Нам не нужно давать даже крупицу информации врагам. Так учили. Подплыл, застрелил, потратил ещё четыре патрона на продырявливание брюшной и грудной полостей. Человек пошёл на дно. Проследил за "падением" тела сонаром - нормально.
  
   Подошла спасательная команда. Ситуацию с Лапиным обговорили заранее. Решили порезвиться "на живца". Живец уже не жилец, но рыбку половить поможет. Шли ребята чётко на нас. То ли контейнеровоз координаты успел дать, то ли, пока мы были на глубине, тут вертолёт побывал - кто его знает? Зачёт по боевому применению сдал.
  
   Действуем с Лапиным отдельно. Четыре судна и один боевой корабль. Я работаю по "мирняку", а Лапин взял на себя эсминец. После обработки выставляю одно и то же время взрыва и перехожу к следующей посудине. Все три спасателя обслужил. После взрыва искал людей и достреливал из-под воды. Отдельную проблему составили две надувные лодки. После утопления эсминца звуком можно было пользоваться свободно. Я "пересвистелся" с Лапиным. Это так мы называем свою звукоподводную связь. Она зашифрована, но для стороннего наблюдателя слышится, как "разговоры" китовых. Одновременно служит для сканирования водного пространства. Вышли, каждый на свою цель, и одновременно атаковали. Не готовы были ребята к подводным автоматам, не готовы. Выставили антенны, посмотрели спутниковый канал телевидения СССР. Там, в зашифрованном виде, отдалённо похоже на телетекст, циклически передавалась информация для таких как мы. Всего-навсего, карта движения морских целей в нескольких районах мира. Один из них - наш. Косвенно, могу сказать, что ещё кто-то действует на западном побережье США, несколько севернее Ирландии, в Аденском заливе, Сингапурском проливе, несколько южнее Японии, в Средиземном море.
  
   "Касатка" пришла в заранее оговоренную точку и забрала нас. Ждали всего часа три. Если бы мы не ловили "на живца", то пришлось ждать на четыре часа больше. Поделились впечатлениями. Лапин записал уничтожение эсминца на видео и теперь его показывал нам. С десяток подобных учебных фильмов мы уже подробно разбирали на базе, но то - на базе, а тут - "свежачок". Наша стая состояла из трёх стажеров, как я, и трёх инструкторов. Другие пары на сегодня отработали существенно слабее, мы - самые результативные. Поели нормальной пищи. Дело в том, что при подключении к "Дельфину" кормёжка идёт прямо в кровь. Эдакое спецпитание. Но, во-первых: эта пища не очень полноценна, во-вторых, атрофируется система пищеварения, что нежелательно. Поэтому желательно использовать систему питания только в крайнем случае. "Атмосфера", точнее, вода внутри "Касатки", постоянно очищается, поэтому кушать там безопасно для кишечника. Понятно, что супов в тарелках не давали. Фрукты, пюре из тюбиков, чай из шприцов - вот наша пища. Говорят, многие технологии пришли из космоса.
  
   "Касатка" лежит на грунте на полутора километрах глубины. Дежурных не назначаем. Поставили на "сторожок" звуковую станцию, да и всё. Все спят. Все прошли боевое крещение.
  
   На следующий день наш район кишел боевыми кораблями и подводными лодками. Догадайтесь: за кого мы принялись первым делом? Шли эдакой "паутинкой". Три "Дельфина" на поводках: слева, справа и сверху от "Касатки". Периодически "свистели" на китовом языке. Видим подводную лодку: все на выход. Всей стаей, шестью "Дельфинами", точнее тремя парами - стажёрства никто не отменял, - "потрошим зверя". Нашей паре досталась самая ответственная работа: заварить на рубке все выдвижные устройства: антенну, перископ и ещё штук 5 всякой ерунды. Пара Сергея Куницина занималась крышками торпедных аппаратов. Третья пара устанавливала динамо-машину на вал гребного винта. У этой лодки два винта, но нам так много пока не надо: универсальный разъём позволяет подключить всю стаю. "Ползать" по телу лодки удобно: она покрыта резиновой "шкурой", это позволяет запросто применять "когти". Вот такие мы "белки". Вырезаем небольшие куски "кожи", привариваемся к железу, чтоб никакими манёврами нас нельзя было стряхнуть. После этого, по знакомой методике: выпускаем "Мышей" к разъёмам для подключения к чужой энергии, выпускаем "Крыс". Обсматриваем всю поверхность лодки и завариваем всё, что видим. Теперь "консерва" безопасна. Могут, разве что, реактор взорвать, или свои боеприпасы. Но, по-любому: внутри своей лодки. Ядерный взрыв, конечно, и нам не подарок, но будем рассчитывать на разумных людей. Один "Дельфин" возился бы неделю, но нас-то шестеро! За десять часов кропотливой работы мы подготовили лодку к уничтожению. При общении с боевыми кораблями есть одна особенность: все работы выполняются медленно, чтобы никто ничего не заметил. Лапин показал мне трюк: запустил одну из "Крыс" в торпедный отсек и заминировал их собственные торпеды. Запустили часовой механизм и отстали от лодки. После подрыва мы сплавали на поверхность - никого, затем пошли на дно, глянули результат, послушали - работа выполнена на совесть - их система спасения не спасла - разрушены все отсеки, никто не отстыковался и не спасся. Три километра - не хухры-мухры!
  
   Нет смысла рассказывать всё подробно. За два месяца работы в своём районе мы уничтожили полсотни рыбаков: самые противные: могут запутать сетями - мучайся потом. У нас есть средство для борьбы. Нейлон мы режем ножницами, стальные противолодочные можем резать "плазмой". Но всё это хлопотно. Поэтому, рыбаков уничтожаем безжалостно! Все китовые не любят рыбаков. Потопили ещё около сотни разных балкеров, ролкеров, контейнеровозов. Пару лесовозов. Семь подводных лодок, десятка полтора разных боевых кораблей. Ещё пара десятков утопленных принадлежала к другим типам суден. Например: три круизных лайнера. А как, вы думаете, я должен относиться к этой веселящейся, жирующей братии? Я хорошо помню свою нищету и безнадегу в Северодвинске, отлично помню всё, что изучил в первый месяц в учебке Севастополя. Эти враги страшнее тех, что сидят в подводных лодках.
  
   Домой перешли без приключений. Разминались по дороге, но без фанатизма. Начиная с середины Средиземного моря, вообще шли без атак: конспирация. Родная база, как мы тебе рады! Процедура овоздушивания, или удаления глицерина из каждой полости нашего тела. Обратный процесс проходит значительно быстрее. Больше всего времени занимает возня с лёгкими. Тем не менее, к вечеру все задышали нормально и нас поотключали от систем. Ночь мы были под наблюдением. Потом неделю шёл разбор "полётов", обобщение опыта. Причём, не только своего. Старшие инструктора рассказывали и показывали фильмы работы других групп. Практически ничего не скрывали. Это выгодно отличалось от времён старого СССР, с его шпиономанией. Тут шпионов уничтожали реально, а для своих - глупых секретов не придумывали. Куда ещё больший уровень допуска, чем у нас? Нам так и говорили: восьмая стая сработала так и так под Сингапуром, третья стая вернулась с восточного побережья США с ЧП: у одного "Дельфина", Рябова, при боевом выходе отказала система жизнеобеспечения. Замкнул основной аккумулятор, кислородный процессор на аварийном может работать только пару минут. Рябов по связи вызвал своего стажёра. Тот дал ему провод-удлинитель, Рябов подключил разъём к себе, и они оба доплыли до "Касатки".
  
   'Хорошо, что кровь гоняет не какой-нибудь электронасос, а наше сердце, оно надёжнее. И этот случай показывает, насколько уязвим "Дельфин"-пловец без "Дельфина"-носителя. Ну, и без домика - "Касатки".'
  
   Более того, происшествия и чрезвычайные ситуации доводили до личного состава с фамилиями. Это часто оказывались наши соседи по дому, по району, наши дети ходят в одну школу. Многие стажёры из нашего отряда. Разрешено обсуждать все вопросы службы без посторонних. Члены семьи - посторонние. Если быть более точным: члены семей тоже имели допуски определённого уровня. Кое-что им можно было рассказывать, нас постоянно инструктировали по этому поводу, но сильно жути не нагоняли. Непонятно, непривычно, беспечно. Но говорили, что такие установки идут с самого верха: воспитывают ответственность и инициативу.
  
   Месяц отпуска: балдёж! Семья. Блин, а у меня уже два ребёнка! Пока я там рыб пугал, Света родила мальчика. У меня теперь есть сын! Ура!! Отдохнуть в полном смысле слова не вышло. Смена деятельности была, но... Младенцы, они такие хлопотные... И крикливые. Я уже и забыл, как это было с Машей. Может, моложе был, и это прошло как-то легче? А может, мне месяц отпуска не давали тогда.
  
   Отпуск пролетел незаметно. Вернулся в Севастопольскую учебку. Мне официально присвоили звание инструктора, и я приступил к обучению своих будущих подчинённых. Такая вот демократическая схема работы: более опытные учат молодежь, с ней и идут в бой. Очень стимулирует качество обучения. Теперь я понял рвение наших инструкторов до конца. Я тоже гонял своих от и до. От их подготовки будет зависеть моя жизнь. Сам в перерывах между преподавательской работой осваивал "Касатку", в конце сдал зачёт по ней. У каждого инструктора был свой уклон, специализация. Мне лучше давалась техническая часть, поэтому я чаще преподавал устройство "Дельфина", технические особенности целей. Как-то, когда объяснял устройство круизного лайнера, Виктор Кривонос, старший брат того самого пацана, Андрея Кривоноса, задал неудобный вопрос: "Не слишком ли это подло, нечестно, топить гражданские суда?" Это была, в определённом смысле, проверка меня на зрелость, как руководителя.
  
   - Я не бог и даже не Диктатор: всего не знаю. Выскажу своё понимание вещей. Ломать быстрее и легче, чем строить. Американцы исповедуют идеологию деградации личности, потакают слабостям и вредным привычкам, что аналогично "ломать". Наша ведическая культура отрицает свободу такого выбора, долго и трудно "строит" личность: прививает здоровый образ жизни, правильные привычки, мораль, постоянное обучение. Бой за идеологию мы проиграли в 1991 окончательно. Если действовать симметрично, играть по правилам врага, то поражение в войне неминуемо. Вот мы и партизаним, воюем асимметрично. Диктатор ввёл в обиход доктрину: стратегию изоляции для ликвидации несправедливого товарного обмена. Фактически, для разрушения неоколониализма. В Африку, прочие страны третьего мира, везут дорогую бытовую технику с высоким процентом добавленной стоимости, а к себе "золотой миллиард" завозит ресурсы и полуфабрикаты. Всякими акциями-шмакциями они могут выжимать из доноров всю кровь. Но мы им портим игру очень просто: пофигу у кого сколько денег, долгов, акций. Нет возможности получить никакого товара: ни продуктов, ни руды, ни леса - ничего! Например, где-нибудь в Африке американцы поставили своего диктатора-марионетку, туземцев переполовинили, вторую половину загнали на шахту и заставили за еду накопать им ценной руды. Загрузили на корабль. А он не доплыл. Утонул. Вот такую справедливость придумал Диктатор. Честно говоря, альтернативы данной стратегии не вижу. В лоб с НАТО воевать мы не в состоянии, уничтожить планету в ядерной войне - тоже не хотелось бы.
  
   Молчат. Вроде поняли. Так потихоньку и набираю очки авторитета. Это тоже важно для командира, то бишь, меня.
  
   Через неделю вёл боевое применение. Опять Виктор Кривонос: "А почему мы должны так осторожничать? Ведь возможно утопление раз в десять быстрее делать, если убрать из требований к работе "незаметность"? Пусть будет небольшой риск обнаружения, но помешать нам в затопленных отсеках никто не сможет!"
  
   - Наша сила - в их незнании. Как только враги узнают способ нашего боевого применения - прощай количество, здравствуйте потери. Глубинные бомбы никто не отменял, отстроят чувствительность сонаров, увеличат количество боевых пловцов, будут ходить только полным ходом, что мы их фиг догоним. Может ещё что-то придумают. Какой вопрос - такой и ответ. Витя мне напомнил: вы ещё не работали в броне. Она применяется: в условиях противодействия вражеских боевых пловцов, угрозы применения глубинок, при агрессивном поведении акул.
  
   Вес брони: 900 кг. Эта лишняя тонна на максимальной скорости почти не сказывается, на плечи в воде не давит. Но: очень сказывается на манёврах, разгонах. Ясное дело, одевается броня, там же, где и носитель: в воде. За занятия ребята вымотались капитально. Это ещё что! Пока что они работают на лёгких, пока можно отработать все навыки на малой глубине. После оводнения будут уставать больше.
  
   После занятий меня вызвали по тревоге в спортзал. ЧП! Виктора Кривоноса вызвали на поединок уже четвёртый раз. Это мой взвод такую "тёмную" придумал. Забегаю - картина маслом: Виктор помятый, злой, глаза горят. Остальные стоят монолитной стеной, едины в сознании своей правоты.
  
   - Придурки! Салаги! Какого чёрта!?
  
   - Надоел он со своими вопросами! Переведите его в другой взвод! Почему мы должны отдуваться за него?!
  
   - Тихо! Взвод! Стройся!
  
   - У него пытливый ум, незамыленый глаз, есть смелость задать неудобный вопрос - это подарок для подразделения. А вы решили его наказать по-своему. Глупость - порок. Будем ее выбивать. Дисциплину никто не отменял. Через неделю по плану у вас и так были бы работы в броне, я просто поменял очерёдность. А вы фигнёй начали страдать. Теперь и я фигнёй пострадаю. Слушай вводную! Учебная тревога! Перехватываем цель ночью. На плавбазу бегом! Марш! Броню не забудьте одеть, двойной БК взять.
  
   - Григорьич, а не сильно круто? Перетрудятся, чего доброго, сломается кто-нить?
  
   - И вам добрый вечер, Олег Степанович, это моё решение, как командира. Будете оспаривать по праву старшего инструктора?
  
   - Нет-нет, что ты, что ты! Тебе с ними в бой идти...
  
   С тех пор взял Кривоноса под персональную опеку. Ставил к себе в пару. Резкий, импульсивный, рисковый парень. Не дурак, только молодой больно. Половина моего взвода - зрелые мужики, эмигранты, как я. Виктору - двадцать три года, выбрал армейскую карьеру. В СССР срочной службы теперь нет. За Виктором нужен глаз да глаз. Может дров наломать. Уже успел жениться. Как и его младший брат, Виктор развит скорее умом, чем физически. Нет-нет, нормативы "Дельфина" он выполняет, но не первый во взводе. Отличник в школе, все предметы, где нужна голова - первый во взводе. В школах СССР программа сильно изменилась. Процентов семьдесят того, что мы учили раньше, оказалось не так. Причём, по самым политически нейтральным естественным наукам: физике, химии, биологии, географии. Про историю, литературу и язык я просто молчу. Оказалось, что большая разница в возрасте не помешала мне получать удовольствие от общения с Виктором. То же слово "удовольствие", он расшифровал так: уд плюс воля. Удом древние славяне называли половой член. Показательно. Даёшь уду волю, и получаешь удовольствие. Только наш, русский язык, имеет такую образность. В остальных языках этого нет. Аж гордость пробирает! На уроках языка в школе теперь эти образы также учат, а не только правописание. Виктор стал моим гидом в новых знаниях.
  
   Учёба новичков закончилась. Неделя отдыха в Запорожье с семьей. Как-то так вышло, что Вася Куницин после того поединка подружился с Андреем Кривоносом. Такой вот парадокс. Света мне сказала, что определённую роль тут сыграла моя Маша. Загадочна, эта русская душа. А женская - вдвойне. Ничего я не понял, но в парке отдыха веселились вместе с нами и богатая на детей семья Куницыных, и Кривоносы. Виктор не отходил от своей молоденькой беременной жены, Алёны. После парка сидели у нас дома двумя компашками: отдельно дети, а я, Света и молодая чета Кривоносов - отдельно. Свете оказалось очень интересно с Алёной: та её наставляла в Ведах на путь истинный. В школах есть раздельные предметы: "Роль мужа в семье" и "Роль жены в семье". Алёна-то это учила, а Света просто жила. Получается, что Алёна более опытная и мудрая жена! Через пару дней их шушуканья я заметил перемены в поведении Светы. Начала манипулировать, но так тонко, что необидно, даже приятно. "Юрочка, ты у нас самый сильный, сходи потрусить ковры". Я и раньше это делал, но акценты очень важны! "Юра, у тебя же пятерка была по математике? У Маши контрольная, а Вася на соревнованиях, ты бы не мог?.." Чтоб было понятно: раньше подобные просьбы формулировались без тонких подходов и хитрых обоснований. В общем, после плотного общения с Алёной у Светы появилось много приёмов, даже в постели... Короче, я оценил влияние Алёны на Свету, как благотворное. А с Витькой мне было просто интересно, хоть по жизни он пацан пацаном. Может быть, я бы больше общался с Сергеем Кунициным, но нас развели по разным потокам: он был сейчас где-то там, в море. Кстати, у Кривоносов все в семье очень сильно воспринимают Веды; не случайно тогда Андрей вскинулся на Машу. Другой вопрос, что он не знал, что она только недавно переехала из России в СССР.
  
   Один раз вместо развлечения, мы сходили на стройку. Маша выклянчила. Туда без взрослых детей не пускают. Я не стал упираться: подумаешь, маленький каприз девятилетнего ребёнка. В нашем военном городке ударными темпами ставили новые коробки. Экскурсия была любопытная. По стройке сновали роботы, которые и выполняли все работы. Люди на стройке были: сторож, наладчики, ещё кто-то. Но все основные работы выполняли роботы. Выкладывали из блоков стены, таскали телеги с арболитовыми плитами, заваривали стыки блоков чем-то, сильно похожим на наш плазменный резак, которым мы, "Дельфины" прорезаем дыры в кораблях.
  
   - А это мы эти дома строим!
  
   - Что за ерунду ты говоришь, доча?
  
   - И ничего не ерунду. Мне Вася сказал, что это мы строим. У нас есть уроки компьютерных игр. На них мы выполняем разные работы. Только в игре "Стройка" ещё приходится отстреливаться иногда от американских диверсантов, решать логические задачи, находить выход из лабиринта. Называется "дополненная виртуальность". Я не знаю, как так получается, но по ходу игры именно мы управляем этими роботами. Видишь, там проводок к каждому идёт?
  
   - Ерунда, это электричество подведено.
  
   Что я точно понял из этой экскурсии, так это то, что СССР стремительно наращивает свой флот. Эти новые квартиры будут заполнять мои стажёры. Именно стремительным ростом флота я могу объяснить свой быстрый карьерный рост. После первого же рейда, причём учебно-боевого, меня повысили, дали под команду взвод.
  
   Все курсанты собрались в Севастополе, оводнились полностью, и потихоньку поползли в операционный район. Турецкие проливы "Касатка" проходит под брюхом любого судна. Чаще всего с прикреплением, чтобы энергию экономить. Так и плывёт прилипалой, пока курс судна совпадает с необходимым. У "Касатки" всего 25 метров длины - поэтому ей хватает судна хотя бы 35-метрового. Зачем мучиться, плыть под судами? Маскировка от спутников. Амеры могут нас видеть. Точно мы не знаем, вот и страхуемся.
  
   В моём взводе четыре стаи и, соответственно, четыре "Касатки". К Бискайскому заливу прошли без приключений. Приказал стаям сильно не расползаться: задал им районы несколько плотнее друг к другу, чем по стандартному размещению. По последним сведениям, американцы стали водить конвои. Подняли буи и слушаем эфир. Появилась новинка: в точки с определёнными координатами сбрасывается информация по радиоканалу. В одной из таких точек - моя головная "Касатка". Наблюдаю два конвоя в Атлантике. Дальний от нас, который ближе к Америке, помечен для взятия лапинскому взводу, а ближний - нам. Это практически приказ, а не приглашение. Принял решение выйти из своего района навстречу конвою, чтобы иметь запас по времени: мало ли чего враги придумали, может, кроме охраны из боевых кораблей, будет ещё какая каверза.
  
   Состав конвоя известен; подсчитал, проверил, составил план перехвата, провёл инструктаж, пары назначены заранее. Работать будем всем взводом: вроде всего 15 кораблей, но очень сильно звенит в мозгу сигнал тревоги. У меня не наблюдалось раньше сильной интуиции, но мы, моряки - народ суеверный. Решил перебдеть. Оставил за старшего своего заместителя, приказал слушать эфир, выбрал себе в пару Виктора Кривоноса, и поплыл с ним лично на перехват.
  
   Прикрепление, уточнение позиции, выход на идеальную, подключение к чужой энергосистеме - всё идёт гладко. Виктор работает быстро и безупречно: ни разу не пришлось ни в чём подправить, разве что, могу придраться к некоторой лихости, раскованности, повышенной скорости. Сам не знаю: придираюсь или старею, а молодежь пятки режет.
  
   - Витя, сделай прорезей в два раза больше, чем нужно, взрывчатку пока не закладывай, круги обработай крест-накрест, как при схеме ТБУ (тяжёлые боевые условия). Ты сам обрабатываешь судно, я тебя не контролирую, будь внимателен, у меня есть другая работа: хочу проверить нутро и груз, что-то неспокойно мне.
  
   Прошёл двойной борт "Крысой", сижу - смотрю. Не поленился, проверил инфракрасным глазом: мама дорогая! Лазер! Всё на "сторожах"! Если бы тут пытались вредить боевые пловцы - тут бы их и повязали. Так, ладно, мы - не они. Ползём к контейнеру, вскрываем. Мешки какие-то, режем: пенопласт. Лет сто назад, в морских битвах брандеры набивали пустыми деревянными бочками. Такой брандер мог выдержать много подрывов и не тонуть. А у нас вместо бочек имеется пенопласт. Прогресс! Смотрим контейнеры дальше. Вон тот, дальний, аккуратно в уголочке. Опа! Уютно оборудованный жилой модуль. На полках отдыхает отделение "морских котиков". Я - технарь. Одно из моих доминирующих качеств характера: терпение. Делаю непредусмотренное никакими инструкциями: прохожу по межбортному пространству на верхнюю палубу, вскрываюсь, вылезаю и смотрю. Что и требовалось доказать: это ловушка. На палубе смонтирована, на скорую руку установка метания глубинных бомб. Бомбы также наблюдаю аккуратно принайтованные. Удачно это я зашёл. "Крысу" - назад, набираю сообщение и шлю в эфир. Сообщение шифруется, сжимается и в эфире идёт всплеск длительностью меньше секунды. Убираю свой буй. Где Виктор? Ага, ещё на этом борту работает. Послал свою "Крысу" к его ближайшей, подключился к разъёму, отругал за то, что не выпустил буй и не слушает радио. Командую: "Отходим, это ловушка!"
  
   "Касатки" на глубине один километр шли за нами средним ходом на некотором удалении. Пока мы плывем, я думаю, думаю, как быть с этим конвоем-ловушкой. Соединился с Виктором разъёмом, говорим. Это так называется. На самом деле мы можем под водой общаться через клавиатуру компьютера, и, в редких случаях, языком жестов. Он мои мысли одобрил, дал пару своих советов. Мы ещё не доплыли до "Касатки", а план, вчерне, уже готов. На "Касатке" командую общий сбор. Весь взвод собрался рядком. "Старших - на флагман". Круто звучит, а реально: просто одна из четырёх одинаковых "Касаток". Изложил план и свои соображения. Подумали вместе, внесли пару мелких поправок.
  
   Одна из поправок: на атаку выходят только три стаи. Четвертая идёт чуть быстрее, выпускает на поводках "Дельфинов" и сканирует глубину. Конвой идёт на скорости шестнадцать кэмэ в час. Уже привык к сухопутным шкалам и терминам. Зачем Диктатор сломал традиции? Впрочем, наверняка все резоны изложены в учебных материалах, которые я хронически не успеваю усваивать. Это наводит на мысль, что есть сопровождение из подводных лодок-охотников. Задача этой четвертой стаи: вскрыть и утопить лодки, прикрыть нас. Остальные работают по нестандартной схеме. Это мы с Виктором придумали. Во-первых, идём в броне, так как возможно боевое столкновение с "морскими котиками", также можем попасть под глубинки. Во-вторых, оба борта "раздеваем" значительно больше, чем положено по инструкции. Но подрыв делаем в четыре этапа с разницей в три секунды, чтобы обломки внешнего борта гарантированно ушли вниз и не перекрывали пробоины даже частично. Затем подводный внутренний, через 30 секунд идёт вторая двойка: надводный наружный и надводный внутренний. Работа по обоим бортам, чтоб никаких случайностей. Более того, Виктор предложил пройти "Крысами" в межбортовом пространстве и провести подготовку к разрушению надводной части борта. Обычно там не работаем, так как эти места будут видны. Но, то если идти по наружной части. А вот в межбортье... Песня! Форму и размер вырезов решили делать максимальными - времени и взрывчатки не жалеть. Все вырезы дополнительно дробим крестообразными распилами. За одну минуту до подрыва обрезаем гребные винты всем судам. После подрыва никуда не уходим, ждём результата. Задача максимум: свидетелей остаться не должно. Для этого взяли тройной боекомплект к автоматам. А вообще, мне понравилось настроение ребят: деловито обсуждали на совещании детали, спокойно приняли ситуацию, как вызов врагов, никакой паники, трусости. Всё подготовили, поставили "будильники" на час "Х", вернулись на "Касатку".
  
   Теперь я остался в "Касатке" бессильным свидетелем и руководителем операции. Лодками занимается не моя стая. Наши три пустые "Касатки" подвсплыли на 400 метров, чтоб быть ближе, если вдруг кому-то понадобится помощь после боя. Бесшумно идём за целями, ждём. Где-то кругами бродит "охотница". Всё, час "Х", расчётное время. Слышим хлопки подрывов, звуки затопления, выстрелы подводных автоматов, взрывы глубинок близко к поверхности. Тишина. Включили сигнальные огни и ждём своих. Криков о помощи не было - значит должны прибыть без потерь и проблем. Чёрт! Сглазил! В моей зоне - SOS! Координаты на локаторе, плыву туда на максимальной скорости. Стыковка. В общий зал вплывает Виктор. За ним тянется, как за подбитым мессером, кровавый дым. Срочно в медотсек. Это всё мы теоретически проходили, тренировались на манекенах и трупах. А теперь приходится применять на боевом товарище. Пробит аппарат жизнеобеспечения. Странно, что не выдержала броня. Ладно, носитель осмотрим потом. На вторую ногу подсоединяем запасную систему. Поврежденную снимаем. Выдёргиваем стрелку от подводного оружия из ноги. Заклеиваем рану специальным клеем из тюбика. Чудо! Не смачивается водой, хорошо прилипает к коже, заставляет кровь сворачиваться, застывает за две минуты. Запускаем новую систему. Контроль параметров: дышит, давление есть, колем противошоковое. Заплывают в центральный отсек остальные члены стаи. Перепоручаю Виктора кому-то и иду заниматься своими прямыми обязанностями: руководить. На борту все, идём на точку сбора.
  
   Ничего не известно по поводу подводных лодок противника. На локаторе есть какие-то шумы на грани чувствительности. Снижаю скорость, выпускаю тройку на поводках. Виктор пришёл в себя и выплыл в общий зал. Осмотр его аппарата показал: стрела попала в отверстие забора воды водометного движителя. Досадная случайность. ГАС показывает резкий звук, идентифицирован как разрушение прочного корпуса подводной лодки. Не очень далеко. Мы в зоне облучения - звук слышим и сами. Опа! С противоположной стороны наблюдается пуск торпед, две штуки. Верхнего и ближнего "Дельфинов" шлю на перехват.
  
   - Боевая тревога, торпедная атака, всем покинуть корабль. Виктор, остаёшься на "Касатке", ты потерял много крови и тебе кололи лекарство, не обсуждается, погружайся на километр и жди нас.
  
   Запрыгиваю в "Дельфина" Кривоноса. Он же как-то плыл, значит, боле-мене на ходу. Ага, дыра в водозаборнике высасывает воду из внутреннего объёма дельфина. Берём тюбик с едой, крышку откручиваем и вставляем в дыру от стрелы. Нормально, плыть можно. Сканируем объём: торпеды уже уничтожены, тонут. Чёрт! Пуск шести торпед! Все идут на нашу "Касатку"! Плевать на конспирацию, распределяю по звукоподводной цели, нас как раз шесть человек и есть. Дело в том, что торпеды могут быть опасны и до 1200, а наша "Касатка" пока что на 600, нужно бороться.
  
   "Дельфин" выпустил "миногу" - это нечто на поводке с моторчиком. Очень быстрое. Используется газовая смазка. Скорость достигает пятисот километров в час. По нам стреляли обычными торпедами, "минога" догоняет торпеду, выстраивается параллельным курсом, прилипает к торпеде, "обнимает" её, и по кольцу распиливает пополам. До того как пилить, "минога" выпускает плавники и переводит торпеду на круговую траекторию с центром в "Дельфине". Поводок всего 300 метров. Это не очень много. Гидроакустическая система вражеской лодки шлет импульсы каждую секунду. Они всё видят, очень хотят "достать" нашу "Касатку". Идут полным ходом на сближение. Их полный ход в полтора раза выше, чем у "Касатки". Плохо дело - могут следующим залпом успеть. Даю команду стае: "После взрыва" - топите лодку быстрым режимом. Свою торпеду я не стал резать, а выпустил тормоз на "миноге", направил торпеду на врага. Постепенно выпускаем поводок, куда бить? Лучшая цель: торпедное отделение, если будет вторичная детонация, весело им придётся. Во-от сюда рулим. Ой, так ведь я слишком близко! Поздно что-то менять. Бабах!!!
  
   Очнулся я уже в медблоке нашей "Касатки". Ребята потом рассказали, как там было дело дальше. После взрыва все выполняли приказ: рвали на куски почти без режима незаметности и экономности. Заварили крышки торпедных аппаратов, срезали гребные винты, заварили все дыры для выдвижных устройств. Всплыть лодка не может: клапана тоже заварены. Есть такое дело! Теперь делай с врагом, что хочешь. Лодке и так было неприятно, но без нашего "лечения" могла бы и выжить. А вот с нами - никаких шансов. Через пять минут пошла на дно, как миленькая.
  
   Вот тут-то и обнаружили, что меня нет нигде. Оказывается, Кривонос выполнил мой приказ своеобразно. Ему вся картина боя была видна на экране. Видел он и мой манёвр. После столь мощной вторичной детонации меня контузило, и я без сознания начал погружаться. "Дельфин" имеет небольшую отрицательную плавучесть. Это сделано специально, чтобы в случае гибели бойца, не произошла расконспирация. Утонул - и всё. Вот Виктор и подвёл "Касатку" точно под меня, так сказать, поймал на километровой глубине. Наши вернулись, обнаружили меня лежащим сверху - радуются, пересвистываются.
  
   Нам бы спать завалиться, но вот беда, не понравилась мне эта ловушка. Логично было бы сделать таких ловушек несколько. Состав того конвоя, что достался Лапину, аналогичен нашей ловушке. Сложил два плюс два. Принял единоличное решение - идти полным ходом на перехват Лапинского конвоя. Это было возможно потому, что мы атаковали свой конвой с упреждением. Был запас и по времени и по расстоянию. Слегка боязно. Не хочется ввязываться в бой с подводными лодками: можно потерять слишком много времени, но, с другой стороны, Лапин со своими бойцами уже должен подходить к цели - можем не успеть. Всем, кроме операторов "Касаток", приказал спать. Как ни странно, раненые были только у нашей стаи. Остальные стаи взвода отработали этот бой штатно.
  
   Через десять часов вышли на цель. Ход снизили, подвсплыли. Ещё на подходе слышны были шумы. Теперь уже отчётливо слышим взрывы глубинок. Это пока не по нашему взводу. Выпустили разведывательные буи, посмотрели, послушали. Картина печальная. Большинство кораблей полузатоплены, но на плаву. Глубинками пытаются достать кого-то на пределе. Тут глубина около четырёх километров. Если Лапин увёл своих на дно, то достать не должны. Но мы не знаем что с соседями. Вдруг, они пошли без брони и их постреляли "морские котики"? Тут главная беда не в смерти, а в захвате "Дельфина". Это будет катастрофа. Решение такое: добить этот конвой. Ход у них очень малый, ввиду обширных затоплений. Спешить некуда. Атакуем по "ДНЭ". "Касатки" оставили далеко, в броне: нас и так почти не видно. Запас БК тройной, как и в предыдущем бою.
  
   Виктор выпросился на бой. Давление в норме, температуры нет - я рискнул, выпустил. Оставил на "Касатке" Фролова. Хороший инструктор. Сам решил лично участвовать в деле. Не помню точно, что там Чапаев в фильме рассказывал Петьке, но операция будет сложная и ответственная. Если что пойдёт не так, то лучше уж с ребятами голову сложить, чем потом смотреть в глаза матерям, вдовам и командирам. Подкрались, осмотрелись. Работаю в паре с Кривоносом. Решили быть на "шнурке" всё время. Это энергоинформационный провод между нашими "Дельфинами" так мы обзываем. Я прикрепился на левый борт, Витька перебрался на правый. Это было вполне безопасно. Ход судна слабый. Итак, что мы видим: борта разрушены стандартным способом: круглые отверстия по одному метру в диаметре. С каждого борта по четыре штуки и все в подводной части, точнее: в бывшей подводной. Теперь под водой больше борта: можно безопасно резать ещё метра на три выше прежних дыр. Что мы и делаем. А также, через межбортье готовим верхнюю часть бортов. Команда борется за живучесть, охранные системы наверняка сейчас не работоспособны. Виктор предложил отрезать крепление бомбомета, чтобы они не могли им пользоваться. Я подправил мысль: режем силовой кабель из технического туннеля. Так мы точно не попадёмся. Два часа кропотливой работы прошло. Договорённое время настало. Пошло разрушение. Старые, Лапинские дыры, мы "освежили". Там уже стояли латки, Виктор догадался пройти внутрь и разрезать наискось крепь. Гениально! Работы всего - ничего, а эффект колоссальный. Это позволило нам за свои два часа сделать больше, чем успели другие пары. Мы отсоединились и помогли "разделать" большой противолодочный корабль соседней паре из своей стаи.
  
   Время! Все посудины исправно тонут. Сбоев нет. Кто-то, как наш клиент, моментально, кто-то продержался минуту - не важно. Нет, важно! С одного из боевых кораблей взлетает вертолёт! Это плохо, очень плохо. Предполагаю худшее: на нём захваченный "Дельфин". Каждый "Дельфин" имеет на вооружении одну "Стрелу-ГВ". Это та же "стрела", только "ГВ" означает глубоководная. Приказал ближайшей стае отстреляться всем, не экономить. Фух! Сбили. Не помогли ни тепловые ловушки, ни манёвры. Зачищаем спасающихся. Вполне ожидаемой стала встреча с "котиками". Их было существенно меньше, чем в первом конвое, и я догадываюсь почему. Они были неприятно удивлены нашей броней. Через двадцать минут всё было кончено. Море чистое. Вторую стаю послал осмотреть вертолёт, остальным возвращаться на "Касатки".
  
   Посвистел на максимуме Лапинцам - откликнулись на пределе. Направление выяснил, пошли к ним. Вышли к ним только через полчаса. Перешёл на флагманскую "Касатку" Лапина. Общую информацию я получил по звукоподводной связи, но хотелось взглянуть на состояние дел своими глазами.А дела у них были плохи. На двадцать восемь человек личного состава: восемь раненых легко, два тяжело, один из них: Лапин, четыре контуженых, один убитый. Убитого, кстати, привезли с затонувшего вертолёта. Как хорошо, что мы его не упустили!
  
   Плюнул на конспирацию, подвсплыл на сто метров, поднял буй, скинул пакет данных в центр - пусть предупредят остальных. Это поможет сохранить жизни. А тайна... Про того "Дельфина" уже могли передать информацию.
  
   Теперь вопрос: что делать? Можно всех раненых отправлять домой. Если их хоть по минимуму разбавить целыми - уходит три "Касатки". Фактически, мы срываем выполнение задания в одной из операционных зон. Отправить две "Касатки" без разбавления здоровыми - а кто будет драться, если случится бой? Более того, если даже разделить шесть на два, получить два ослабленных взвода по три стаи, то нет никакой гарантии, что этих трёх стай хватит на следующую хитроумную ловушку. Если бы под конвоем на месте боя крутилось с десяток лодок-охотников, то "Касатки" с наличным единственным оператором могли бы стать лёгкой добычей, будь у "котиков" более мощное оружие, так нам и с бронёй не поздоровилось бы. Я взял командование группой на себя и принял спорное, но хоть более-менее логичное решение.
  
   Тяжёлых и всех контуженых с одним целым отправил домой, приказав идти огородами и не высовываться. Остальные семь стай остаются вместе и будут действовать единой группой. Никто не возражал по поводу такого решения. Никто не оспаривал моего права на командование. У Лапина во взводе было два командира стай, у которых на один боевой сезон больше чем у меня. Оба подчинились. Видимо, сказался тот факт, что мы и свою ловушку почти без потерь ликвидировали и их добили. Да и вообще, удачливых командиров на войне любят. Обсудили нашу тактику, подробно рассказали о тех новых приёмах, что мы применили, показали записи с тактических видеокамер. Лапинцы рассказали, как они отходили с боем. Ничего, грамотно отходили, просто без брони их "котики" вполне эффективно расстреливали. Ну и сказался эффект неожиданности. Глубинки внесли элемент паники. Одно хорошо: "Касатки" стояли далеко и глубоко, поэтому не пострадали.
  
   Забегая вперёд, скажу: моё решение оказалось верным; "Касатка" с ранеными благополучно добралась домой. А наша группа ликвидировала ещё две ловушки и множество других целей. В ловушках ничего изощрённого не было. Просто, больше "котиков" на кубический метр. В последней ловушке, по предложению Кривоноса, перед подрывом секунд за десять, просто внаглую заварили контейнеры, где обитали "котики". Таким образом, половина погибла, даже не вступив в бой. Ну а козырная карта под названием "броня" так и не была побита. Более ничего интересного не было до конца смены.
  
   ====== Конец 1998-го.
  
   Неделю мы овоздушивались, наблюдались у медиков, приходили в себя. Осмотрели бывших легкораненых. Затем нас вызвали на разбор вахты. Вёл заседание командир нашей части вице-адмирал Волков Георгий Степанович. Присутствовал Щедрин Анатолий Андреевич, начальник отдела кадров, начальник штаба: Червоный Виталий Иванович, некоторые другие старшие офицеры. Был и Лапин.
  
   - Олег Степанович, вы как?
  
   - Нормально, Юрок, нормально. Ребята сразу после ухода от вас, целеньких, провели операцию: вскрыли брюхо моё несчастное, позашивали-позаклеивали, что нашли. Подержали недельку на антибиотиках - выкарабкался. Единственное, что было неприятно, до дома сидел на автономном питании. Оно идёт сразу в кровь и мой кишечник не сильно нужен. А дома меня врачи разрезали заново, пересмотрели всё, что-то переделали. Не умер - и ладно.
  
   - Вы не обижаетесь на меня, Олег Степанович? Что я ваших под себя забрал, раскомандовался?
  
   - Да ты что, Юрок!? Всё было правильно, это же война.
  
   - Товарищи, рассаживаемся!
  
   Долго и подробно проходил разбор всех аспектов нашей вахты. Тактика уничтожения ловушек, методы поиска целей, противодействие вражеским подводным лодкам. Замечу, что процедура общения была довольно свободная. Не то чтобы субординации не было, это было отдалённо похоже на собрание офицеров царской армии: свободное высказывание мнений от младшего к старшему, а потом командир принимает решение, и все подчиняются. Раз поднял эту тему, то добавлю. Воинскую честь отдавать теперь положено без строевого шага, можно отдавать и без головного убора и без формы вообще! Рукопожатие не приветствуется, считается, что это гражданский стиль. В случае, когда приходится здороваться с гражданским, я жму ладонью предплечье. Маша сказала, что раньше так проверяли: нет ли кинжала за рукавом. Забавно. Исключение составляют только парады, разводы на плацу, другие официальные построения. Аналогична ситуация с использованием обращения: теперь в большинстве случаем обращаемся по имени, имени-отчеству, только в официальных случаях через звание-фамилию. Я привык, и мне нравится. В конце высказался Волков.
  
   - Подытожу. Действия личного состава первого и второго взводов признаются правильными. Отмечаем несколько более рискованную манеру ведения боевых действий командиром второго взвода капитан-лейтенантом Журавлёвым. Однако, как говорится, победителей не судят. Его риск признан оправданным, действия логичными и соответствующими обстановке. Считаю Журавлёва инициативным и творческим командиром. Свои выводы по кадровым и организационным моментам мы обсудим в кругу старших офицеров, представим на утверждение командованию флота. Через пару дней доведём до вас результаты. Может быть, кто-нибудь хочет что-то сказать по незатронутым темам? Да, Юрий Григорьевич, прошу.
  
   - Нужно усилить медицинскую подготовку акванавтов. Олега Степановича заново разрезали врачи. Может быть, брать студентов-медиков, готовить на акванавтов и по одному человеку на взвод, хотя бы, ставить? Дайте задание учёным. Они сумели придумать чудо-смазку на основе околоплодной жидкости, что окружает младенца. Почему они не подсмотрели у рыб вещество, обеспечивающее нормальную свертываемость крови в воде? Наши раненые теряли много крови, некоторые умерли. Процент безвозвратных потерь мог быть ниже. Дальше. Желательно иметь по одной базе на операционный район. Тогда можно было бы нас доставлять туда самолётом, там оводнять - и в бой. А так, мы гоняем за тридевять земель технику, мучаем личный состав. Реально: два лишних месяца из каждой вахты уходит на дорогу: месяц туда, месяц назад. Нужно продумать перспективу. Могут массово применять миниподлодки, а они значительно опаснее "морских котиков". Без брони велики потери при встрече с ловушками. А в броне мы значительно виднее. Воздух, вообще, не наш. Что будем делать при массовом применении вертолётов - не ясно. Очень трудно стало проходить Гибралтарский пролив. Да, по поводу своего творчества. Большая часть новых идей, методов, которые мы применили, придумана не мной, а лейтенантом Виктором Кривоносом.
  
   - Кто-нибудь ещё? Нет? Все свободны. Старшим офицерам остаться.
  
   Эти две недели, после похода, акванавты занимались разными мужскими развлечениями: спортивные игры, шахматы, бильярд. А сегодня несколько пар решили стать побратимами. Почти все участники были, так сказать, коренными жителями СССР: не эмигрантами, как мы. Сами ребята объясняли ситуацию так: прониклись культурой Вед; реально ходили по краю, глядели смерти в лицо - почему бы не зафиксировать свою боевую дружбу официально. Власов, командир стаи в моем взводе, вообще перл выдал: "Это как разница между сожительницей и официальной женой". В России уже бы шутили на "голубую" тему... А тут... Всё другое: спокойно надрезают руку, наливают в чашку кровь, смешивают, разбавляют водой, пьют, говорят какие-то слова клятвы - возврат в каменный век какой-то. Но впечатляет, хоть я больше человек ума, технарь, но любопытно, что-то верное в этом есть.
  
   Виктор Кривонос сидит печальный. Ну не так, как если бы кот любимый сдох, а как-то спокойно-философски. С одной стороны, ещё свежи воспоминания о массовом поединке. Может, опять что-то похожее? Надо заботиться о психологическом климате в коллективе. С другой стороны, чувствую неудобство перед Витей - придумки его, а хвалили меня.
  
   - Витёк, а ты чего не братаешься? Ты, вроде, тоже по Ведам живёшь? Или что-то другое не так?
  
   - Да, ну, неудобно, даже не знаю, как ответить.
  
   - А ты не усложняй!
  
   - Дело в том, что я, действительно, хотел бы иметь побратима, но он мне, скорее всего, откажет.
  
   - Чёй-то я тя не узнаю. Обычно ты такой резкий, а тут тушуешься, как перед свадьбой. В конце концов, пойди и попробуй, на поединок, чай, не вызовет.
  
   - Тут вопрос не поединка, а взаимопонимания. Давайте я начну издалека. Есть время? Не торопитесь, Юрий Григорьевич?
  
   - Валяй.
  
   - Батя у меня был - военный старой закалки: "Смирно! Стой там, иди сюда! Два наряда вне очереди!" Жёстко он мне прививал дисциплину. Я не роптал: это мой отец, выбора не было. Дисциплина мне в дальнейшем помогла. Однако мне больше нравилось придумывать всякие технические штуки. Про это долго рассказывать: любимые игрушки - три конструктора, книжки - "Техника-молодёжи" и подобное, в кружок ходил "Умелые руки". Трудовик наш вёл. Я собирался быть инженером или конструктором, разрабатывать новые виды техники. Например: автомобиль, который ездит на воде. Круто? Из-за этого мы с отцом сильно цапались. Он мечтал о сыне, который пошёл бы по его стопам, стал военным. Понимать мои интересы он отказывался. А в 95-м мой отец приехал из Чечни. В цинковом гробу. Кстати, со своей женой, Алёной, я впервые встретился на кладбище. Её отец погиб в том же бою. Да, о чём это я? Тогда я решил пойти в военное училище. Этого не поняла уже мать: "Его убили - и тебя убьют! Пусть дураки голову под пули подставляют!" А я ей в ответ: "Так что, мой отец был дурак!?" Позднее, всё сгладилось, но понимания с ней не было. Она у меня - военврач, потому про раны и смерть всё знает не понаслышке. Сейчас, кстати, ведёт акванавтов. На чём я остановился? В школе всё было очень похоже на нашу учебку: вы же видели ситуацию? Вечно я не понимаю очевидного. Так кажется большинству. Я не издевался над учителями, просто считал логичным: они учат, значит, знают, могут ответить - я должен их и спрашивать. Никто мне не говорил, что учителя - не самые умные люди; что на многие вопросы у них тоже нет ответов. Помню, как-то географичка взбеленилась: "Если прилив даёт два горба по 60 сантиметров высотой, почему тогда во многих местах высота прилива несколько метров?" Ух, что было! Мать даже к завучу позвали: "Ваш сын срывает занятия, подрывает авторитет учителей!" Поступил в Краснодарское училище ракетных войск. Не потому что там одно время Диктатор учился, просто, посчитал что ракета - это сложно, значит, там будет востребован мой ум. Оказалось - нет. Парадокс, но понимание нашёл только у преподавателей по рукопашному бою. Он у меня неплохо шёл. Они же меня сюда и сосватали. Ладно, это присказка. Я мечтаю стать таким, как вы, Юрий Григорьевич. Вы - военный, но совсем не дурак, умеете думать, не боитесь принимать новое и применять его, не боитесь риска, но и "тормоза" у вас есть, не то, что у меня. И как командир, и у ребят в авторитете; меня взяли в пару к себе, но не помыкали; в общении с вами легко, вы такой простой; жизнь мне спасли, наконец. Я не страдаю манией величия, я ещё очень мало сделал, чтобы было чём гордиться, я на двенадцать лет моложе, - в этом месте Кривонос тяжко вздохнул и на его лицо вернулось то философско-тягостное выражение лица, которое и вызвало интерес Журавлёва.
  
   - Ты это чё, хочешь моим побратимом стать?
  
   - Нет, вы не думайте... Ну, в общем, да. Но я не думал даже просить, простите, это глупость.
  
   'Ну, и чё терь делать? Для парня это важно, страшное дело. Я не собирался. До Вед как-то руки не дошли почитать. Что мне, двадцать грамм крови жалко? С его характером - вряд ли кто-то другой найдётся. Хрен с ним!'
  
   - Витёк, так ведь и ты мне жизнь спас - забыл?
  
   - Нет, это совсем другое. Я истёк бы кровью, и через десять минут - всё. А вы просто без сознания были. Упали бы до дна, отлежались полчасика, очнулись, нашли бы нас, посвистели, в крайнем случае.
  
   - Кончай пургу нести. Я сочту за честь, если ты станешь моим побратимом.
  
   - Правда!? Этого не может быть...
  
   - Нож доставай.
  
   Вот так забавно, нежданно-негаданно я и приобрел себе головняк, тьфу ты, побратима. Если бы я тогда знал, чё из этого выйдет... Удобно было бы списать свои действия на свою лёгкую контузию, но это будет неправдой. Вполне осознанно решение принял.
  
   На следующий день Волков собрал на построение весь личный состав части. Кроме первого и второго взводов были ещё два взвода из второй роты и один из третьей, а также курсанты и хозвзвод. Был официально зачитан приказ командующего флотом о присвоениях званий и должностей. Что характерно, часто давали не очередное, а через одно звание. Мне нежданно-негаданно дали капитана второго ранга и должность командира особого отряда. Что за отряд такой? Но не меньше роты, так как у нас два ротных - капитаны третьего ранга, а один - второго.
  
   - Капитан второго ранга Журавлёв!
  
   - Я!
  
   - Зайдите после построения в штаб к начальнику отдела кадров.
  
   - Есть, то есть, да! - ответил Журавлёв, но приэтом подумал: "Все никак не привыкну к другому стандартному ответу. Зачем поменяли?"
  
   - Товарищ капитан второго ранга, капитан второго ранга Журавлёв прибыл!
  
   - Проходи, садись, Юрий Григорьевич. Мы теперь в одном чине, так что субординацией не дави - не поможет. Догадываешься, почему звал?
  
   - Ни малейшего представления.
  
   - Ладно, официально довожу до вашего сведения, что ваш новый статус и повышенный вчера рейтинг, накладывают на вас некоторые дополнительные, как права, так и обязанности. Будете или нет пользоваться - дело ваше, но учитывая динамику вашего карьерного и рейтингового роста, кое о чём хотел проинформировать. Для званий капитана третьего и второго рангов даётся право на вторую жену. У нас, в СССР, ведические законы. Более того, вам не дадут звания и должности выше тех, что есть сейчас, не прибавят рейтинга социальной ответственности, выше определённого значения, пока у вас не появится вторая жена.
  
   - Анатолий Андреевич, вы шутите?
  
   - Ничуть. Сегодня даже не первое апреля. Приняв гражданство - вы попали под действие законов СССР.
  
   - Не, ну чё за дела! Вы меня хотите насильно женить? Может, и кандидатки уже подобраны?
  
   - У нас создана компьютерная сеть, в ней работает особая программа, в которой люди могут общаться. Если вы дадите своё согласие, то мы выставим вам особую пометку: "Нуждающийся во второй жене". Ваша анкета с такой пометкой станет видна только тем кандидаткам, которые вам подходят по всем показателям, в том числе соответствующим рейтингам. Будете общаться, потихоньку найдёте друг друга. Впрочем, есть один момент: ваша жена тоже участвует во всем этом. Решение принимаете вы оба: вы и ваша первая жена.
  
   - Дурдом...
  
   - Теперь по поводу вашего возмущения насилием. Никакого насилия. У нас работает на данном направлении система мягкого давления. Если человек не хочет подчиняться законам Вед - они для него всё равно работают. Только в данном случае, для вас это означает потолок карьеры. Не может командовать армией генерал, который может потерять только жену и двух детей. Это мало по формальным признакам. Великая любовь в зачёт не идёт. Не хватает рейтинга социальной ответственности. Попросите кого-то показать вам ваш текущий статус и прокомментировать, если мне не верите. Схему начисления рейтингов проходят в школе, начиная с первого класса, правда, в первом классе даётся самая общая информация. В вас должно стать больше жизни, раньше, чем вы обретёте мудрость. Ума недостаточно, чтобы отправлять на смерть большие батальоны. А мудрость приходит только с реальными событиями, наподобие рождения ребёнка, его свадьбы, рождения внуков. Условно-виртуальные события мудрости не прибавляют. К ним можно отнести: смену цвета волос, покупку штор или машины, поход в кафе или на каток. Своя радость пройдёт и останется только в своей памяти. Мир не изменится. Вы мало читаете во время отпуска рекомендованной литературы. Подам рапорт, чтоб вам отпуск сократили на неделю, будете читать в учебном классе. Рано расслабились, товарищ Журавлёв.
  
   Да... Получил выволочку совершенно неожиданно, хотя, положа руку на сердце, где-то на краю сознания чувствовал, что неспроста дают эти домашние задания.
  
   - Витька, можно тебя привлечь? Мне помощь нужна. Покажешь на компе, где смотреть свой рейтинг?
  
   - Запросто, только не рейтинг, а статус. Рейтингов очень много. Больше сотни разных. Одни влияют на разрешённое количество детей, другие что-нибудь ограничивают: должность, доступ на территорию, потолок трат в месяц, даже возможность заняться сексом. Несколько рейтингов регулируют статус сторон в случае конфликта. Например: вы в парке подрались с кем-то. Даже если не будет ни одного свидетеля, но ваш интегральный рейтинг социальной ответственности выше - закон будет на вашей стороне. Это чем-то похоже на репутацию, или характеристику с места работы. Статус влияет на всё. Будете ехать на машине - не дай вам бог даже испугать беременную женщину.
  
   - Ага, вот бомжа, алкаша, работягу никчёмного я могу давить смело. Так?
  
   - Не нужно иронизировать. Во-первых, у нас нет бомжей и алкашей. Во-вторых, это безнаказанно не пройдет, но, сбив человека с рейтингом на порядок ниже вашего, скорее всего, вы отделаетесь расходами на похороны и понижением водительского рейтинга. В-третьих, действительно, мы узаконили неравенство людей, их ценности для народа.
  
   - Это же несправедливо!
  
   - Не совсем так. Вы ещё недавно у нас, не освоились. Вы должны были читать во вводном курсе нового гражданина. Там разъясняется: доктрины свободы, равенства и братства являются ложными, вредными и подлежат демонтажу. Вы, наверно, пропустили эту главу? Ничего, я коротко перескажу. "Нет" - свободе деградации личности. Мы вытесняем курение, алкоголь, разврат и прочие вредные явления. Нет братства: нам братья только русские по духу. Ведётся расово-культурная демографическая политика. Такой же эмигрант как вы, но мусульманин, будет платить за каждого ребёнка, после двух, ибо для мусульманской культуры включен режим мягкого вытеснения. Равенства не существует. Мужчина не равен женщине: у них разные социальные функции и биологическое строение. Умный не равен глупому, сильный - слабому, социально ответственный - разгильдяю, многодетный семьянин - холостяку. Ну вот, дошли до компьютерного класса, сейчас всё покажу.
  
   ======== Отпуск на рубеже 98-99 годов
  
   Всем дали по месяцу отдыха, а мне только три недели. Да, Щедрин слов на ветер не бросает. Чёрт! Дома всё в порядке. Оттаял, на неделю забыл о сюрпризе Щедрина. Впрочем, причём тут Щедрин - такие тут законы. Мне ничего плохого не сделали, просто поставили в известность об ограничениях на карьеру.
  
   - Нет, Светик, я не в обиде. В России я бы на пенсию ушёл капитан-лейтенантом и командиром мехгруппы из четырёх человек. Ещё две недели назад я был командиром взвода и считал это незаслуженным карьерным рывком. Лапин, например, уже два с половиной года воюет, а я - только полтора. Я прыгнул через звание и получил следующую должность. Я не в обиде, но неприятно осознавать, что даже через десять лет больше роста не будет. Аванс дали большой, а получки и премии не будет. По моей вине ещё недавно чуть наша семья не распалась. Куда тут вторую жену? Я всегда тебя любил и сейчас люблю. Дурдом!
  
   - Юра, любимый, не о том ты думаешь. Лучше отдыхай, накопи побольше сил, а то на службе будет трудно. Нам уже довели, что вы воюете. Взяли подписку, изменили уровень допуска к гостайнам. Подробности секретны. Но новости мы смотрим. Я так понимаю, вы топите американцев? Не отвечай. Думай тут о Маше, о Славике. А там старайся выжить.
  
   - Ты права, лапочка. Усложнил я всё. Да и Щедрин, зараза, заставил не думать о розовой обезьяне. Ни о женитьбе, ни о карьерном росте и мечтать не думал, а тут - на тебе: озаботься, прочувствуй, напряги сознательность. Коммунистов извели, а взамен другую фигню придумали.
  
   - А я, вот, так не думаю, милый. Мне Алёна много рассказывает про Веды. Это не фигня. Это более правильное устройство общества. Мне даже не очень обидно, что Щедрин у нас неделю отпуска "украл". Я тебя знаю, все, что считаешь ненужным, делать добровольно не будешь. А так - поневоле узнаешь все законы подробно. Тогда будешь судить: фигня или нет.
  
   Оказалось, что пока мы были в походе, Света сильно сдружилась с Алёной Кривонос. Тяжело ждать, зная, что мужья воюют, и реально могут не вернуться домой. Может, и зря бабам рассказали. Теперь спать будут плохо. Поседеют раньше.
  
   Праздники мы проводили со своими семьями. Так совпало. Правда, были они совсем не такими, как раньше. На выпивку есть квоты. После несчастных ста граммов водки, я должен буду любить свою жену в презервативе месяц. Целый месяц! Тут отпуска осталась - несчастная неделя. И, ведь, ругать надо себя, оболтуса, а не Щедрина. Не, дураков нет. Пусть эти сто грамм водки кто-то другой пьёт - я выбираю жену. Салюты и елки никто не запрещал. Но и не одобрял. Красных праздников было много, но они почти не совпадали со старыми. Тот же христианский Новый Год, тут не отмечали, он даже не был концом Лета, года, в этой системе счисления. Никаких тебе двух недель запоя, как в России, из которой я уехал. Кому как - мне это по душе. Вы не подумайте, никаких запретов, но нет и государственной поддержки. Ёлки продаются. Но: во-первых, дорого; во-вторых, снижается рейтинг ведической лояльности и рейтинг природолюбия, если ёлка - живая. Второй из них, очень важен для всех, чья работа, так или иначе, связана с живыми: людьми, растениями, животными. К примеру, снижение этого рейтинга у врача ниже критического уровня, приведёт к автоматическому запрету на профессию.
  
   У Маши теперь два шефа: официальный Вася Куницин и Андрей Кривонос - доброволец. Света говорит, что влюбились в нашу дочь оба. Я нормально судить не могу, ибо сторона субъективная, но кто бы устоял перед этой русой голубоглазой маленькой красоткой? Не представляю. "Шефы" обучают на каникулах компьютерным играм. Вроде бы зараза, сродни курению, но в СССР есть урок игр. Часто эти уроки бывают в компьютерном классе. Даже Машка уже шпилит на компе лучше меня. С одной стороны, стыдно от дочери отставать, с другой стороны - некогда.
  
   Показывала Маша домашнее задание по играм. Да-да, тут и домашние задания задают - офигеть! В этой игре, "шахтеры" называется, нужно копать туннели и другие подземные сооружения. Плазменным резаком, наподобие тех, которыми вооружены наши "Дельфины", режет породу на "кубики", ковшом загружает эти "кубики" в вагонетку, вагонетка едет по рельсам куда-то вдаль, а новая по подвесным рельсам опускается на место прежней. Вот такой круговорот тележек. Можно было бы сдохнуть от скуки, если бы не добавочные элементы игры. То песок пойдёт, то грязь, то вода. В случае воды, например, необходимо закрывать ворота-отсекатели, которые строятся через каждые 300 метров. Их, кстати, тоже строит Маша. Формирует ниши, затем вырезает большие кубики, из них формирует ворота, швы заплавляет, как-то формируется механизм уплотнения и прочее. Подвод электричества тоже на игроке. Иногда приходится отражать нападение вражеских солдат. Конечно, они одеты в форму НАТО. При "сухом" бое используется пулемёт. Бывает и затопление туннеля. Тогда бой проходит под водой. Тут я выпал в осадок. Маша управляла чем-то сильно похожем на упрощённого "Дельфина". Даже не столько упрощённого, сколько приспособленного под конкретные условия: для действий в тесных туннелях, с уменьшенной дальностью и автономностью, с меньшим количеством манипуляторов. Этого "Дельфина" Маша звала с базы. Разок видал даже миссию "освобождение базы". Впечатлило, большие у них базы, жаль, что в реальности у нас таких нет в операционной зоне. По ходу игры выплывают ещё разные интересности, но основное время уходит всё же на "земляные работы". Периодически включался режим старшего: экран делится на несколько частей, в каждой один такой "работник", и нужно периодически подменять каждого из "подшефных". Видимо, эта игра тренирует терпение и внимание. Это была присказка.
  
   Пришли Вася с Андреем. Они показали, во что играют в старших классах! Изготовление каких-то микросхем; симулятор танков, причём, не таких, какие я знаю; симулятор вертолёта; симулятор маленького летательного аппарата, они его называют БПЛА; симулятор боевой ракеты; уничтожение с боевой космической станции спутников и самолётов - много ещё разного. Но что меня окончательно добило, это стратегия "подводный бой". Некоторые элементы похожи на мою службу, но! Есть разведка со спутников, информацию нужно шифровать, нацеливать антенну, сбрасывать в определённый район. Из космоса нужно давать запросы спутникам на доразведку районов. Отдаются команды на перехват подразделениям, в которых я узнал стаи. Отслеживается положение вражеского флота, даётся команда на отступление. Идёт эвакуация "утопленников". Уничтожаются вражеские батискафы и корабли с батисферами. Если не уничтожил вовремя - противодействие противника сильно возрастает, теряется много очков. Идёт прокладка по дну кабелей, при этом применяется техника, которую я ни с чем не могу ассоциировать. Блин, уже ищу в игре соответствие с реальностью! Прилипчивая зараза! Хорошо, хоть никаких локальных атак "Дельфинов" и "Касаток" не видел. А то бы подумал, что авторы игры выложили гостайну в виде детской игры. На закуску ребята выложили симулятор самолёта. Стреляли ракетами, поражали другие самолёты и ракеты, воевали против флота, преодолевали системы ПРО и ПВО. Вася сказал что Андрей - чемпион города по этой игре. И по многим другим играм очень сильный игрок. Вася завидует десятиклассникам: они проходят симулятор бойца спецназа. Оружие, как настоящее, противники. Миссии интересные.
  
   .......
  
   - Папа, слушай, я тебе хочу рассказать, в какие игры интересные мы играем.
  
   - Ты же уже рассказывала.
  
   - Нет, то - не то. То - компьютерные. Мы ещё играем в обычные. Вообще-то не обычные. На Севере у нас таких не было. К примеру, наши мальчики нас старались снежками закидать, а тут - наоборот, они между собой делятся, друг в друга снежки бросают, должны защищать своих подшефных девочек.
  
   - О! Это неинтересно. Выходит, ты не участвуешь.
  
   - Нет, не так. Мы можем изготавливать "снаряды", снежки. Но я тебе не про это хотела рассказать. У нас много разных игр, но вчера, на День Спасителя Расы, была особая. Играли по очереди, командами, потому, что на всех не хватает защитных костюмов. Помнишь, я тебе говорила, что записалась в секцию по стрельбе из лука?
  
   - М-м, что-то, вроде, было...
  
   - Так вот, мальчики были мечниками, из деревянных щитов собрали крепость, маленькая команда защищалась в крепости, а большая - штурмовала. В костюмах девочек-лучниц, были кольца на спине, за которые нас должны были ловить "варвары", а мы, "русичи", защищались.
  
   - У вас, прямо война!
  
   - Да, жутко интересно! Мальчикам включили костюмы на первый уровень, это как если бы я тебя ущипнула. Неважно. В конце, когда почти все были "убиты", остались только Вася, он был за нас, "русичей", и Андрей, он был за "варваров". А я стояла, не хотела стрелять в Андрея. Это было неправильно, я должна была бы честно играть за свою команду. Потом меня свои пожурили. Неважно. Вася, он сильный, хороший, а Андрей - умный и ловкий. Когда он победил Васю по очкам на мечах, я таки стрельнула в него из лука, но он стрелу мечом отбил, и "взял меня в плен", за кольцо. Они такие хорошие оба. Но с Андреем мне интересней...
  
   - Маша, доченька, разбирайся с женихами сама, тут я тебе не советчик. Только учти: в нашей стране муж будет только один.
  
   - Ну, тебя! Папка! Я тебе рассказываю... А ты... Смеёшься. Не буду больше рассказывать!
  
   - Маш! Я же пошутил! Прости папочку! Рассказывай, что было дальше?
  
   - Андрея объявили Спасителем Расы этого лета.
  
   - Во, как... Маш, а ты не скучаешь по Деду Морозу и Снегурочке? Было ли у вас что-то подобное, как на Севере, новогодний утренник? Помнишь ещё?
  
   - Помню. Ёлку срубили, поставили умирать, а мы вокруг, как несмышлёныши, бегали, у коварного Николая-угодника подарки брали.
  
   - А-а?
  
   - Да-да-да, папочка, нам учителя всё рассказали, про эту христианскую традицию. Тогда мне было интересно, но я не понимала ничего. А теперь - я большая, всё-всё знаю. А похож на утренник был у нас праздник Даждьбога и Марены. Марена ловила нас, хотела забрать души, а мы должны били решать головоломки, отгадывать загадки, петь песни или танцевать танцы. Тогда, если всё было правильно и хорошо, Марена нас отпускала.
  
   - А если плохо? Не отгадала, к примеру, загадку?
  
   - Тогда просили помощи у Даждьбога. Он звал витязя, который желал защитить душу девушки. Обычно, это мальчик-шеф, но не обязательно. Любой мальчик мог выйти и защитить.
  
   - Он мечом рубил, наверно, эту вашу Марену?
  
   - А вот и не угадал! Мальчик становится сзади девочки, как бы защищая её. Тогда мальчику задаёт вопрос Даждьбог, а если мальчик не отвечает, то тогда Даждьбог бьёт ремнём по попке мальчика столько раз, в каком тот классе учится. Васю били девять раз этим летом. Если мальчик не кричал, то их обоих Марена отпускает, считается, что Даждьбог помог.
  
   'Ха, а меня Щедрин ещё стращал, что детей бить нельзя! Дурдом!'
  
   - Больно бьёт?
  
   - Наверно. Нас, девочек, не бьёт. Но, думаю, что сильно. Это всё не важно. Ты спросил про утренник. Пока мы от Марены откупаемся, мы и стихи рассказываем, и танцуем, и поём, - очень похоже на утренник в старой школе и детском саду. А мальчиков бьют редко, чаще всего девочки сами свои души спасают.
  
   - Ага, а раз Васю били...
  
   - Пап, я чуточку, самую чуточку стих забыла!
  
   Марена-Матушка, Славна и Триславна буди! Мы, Тя, извечно величаем, безкровны Требы и Дары для, Тя, все-Родно возжигаем! Даруй нам достаток во всех деяньях наших, и сохрани от мора скотину нашу, и не давай опустеть житницам нашим, ибо велика есть щедрость твоя, ныне и присно и от Круга до Круга! Тако высть, тако еси, тако буди!
  
   - Видишь, сейчас всё помню! Просто, наша учительница русского языка, Ирина Станиславовна, которая была Мареной, очень строгая!
  
   - Ага, а Даждьбогом был трудовик?
  
   - Не-а, физкультурник. Но было очень интересно. На все праздники приглашают родителей, мама была. Были и конкурсы для родителей, жалко, ты не участвовал. Даждьбог, он бог знаний, он Веды дал людям. Ты у меня - самый умный! Ты бы выиграл конкурс "Смышлёный папа".
  
   'Совсем другая жизнь, культура. Куда мы со Светой попали? Непривычно, но трогательно. Маше нравится. С другой стороны, какая разница - Дед Мороз со Снегурочкой или Даждьбог с Мареной? Лишь бы детям было весело и интересно. А, снявши голову, по волосам...'
  
   - Машенька, ты мне стишок читала. Он такой странный, не похожий на те, что в Северодвинске учили. Тебе эти стихи нравятся? Что ещё вы учите?
  
   - Ну-у... У нас есть урок сказок. Там нам рассказывают сказки. А потом их пробуем понять мы, а потом Ирина Станиславовна растолковывает правильно и подробно сама.
  
   ===== Особый отряд. Начало 1999-го.
  
   Опять служба. Поставили задачу: проложить в районе Гибралтарского пролива систему кабелей. В мой особый отряд вошли: одна стая из моего взвода, стая укладчиков, рембаза, подводный грузовик. Укладчики похожи на обычную боевую стаю, только со специфическим навесным оборудованием, отсеком под катушку с кабелем. Потянулась рутина. Укладчики работают, а мы в роли охранников автостоянки: ничего не делаем целыми днями. Разбил стаю на три смены, и ребята несут боевое дежурство по два "Дельфина". Через неделю прибыло ещё две стаи укладчиков, потом ещё две, потом ещё. Похоже, Севастополь стал печь акванавтов, как пирожки. Семь стай - не одна. За полтора месяца развели всё по схеме с заумным названием: "фрактальная". Выглядит, как чудные узоры. Волков сказал, что умники посчитали эту схему самой оптимальной по соотношению метры/покрытие. Моё дело маленькое: проследить за соблюдением схемы, охранять от всяких опасностей. Был один любопытный случай. Слишком любопытная акула нарвалась на нервного укладчика. Убил он одну - приплыло десять. Еле хватило патронов. SOS нам послал. К приходу дежурной двойки акулы кончились, но парень страху натерпелся.
  
   Через полтора месяца прибыло четыре грузовика с оборудованием. В двух была разобранная база. Неделю собирали, неделю запускали. Результат понравился. База легла на грунт примерно в 100 километрах от пролива в море Альборан на глубине 1100 метров. Лодки на такой глубине не плавают, достаточно глубоко, чтобы нельзя было увидеть чем бы то ни было. Замаскировали специальной накидкой, похожей на масксеть. Эта база, как и наши "Касатки", безвоздушная, создана для больших глубин. Сейчас создаются стационарные, водно-воздушные, под островами, в других местах. А эта могла перемещаться, как "Касатка". В случае необходимости база могла выплыть из-под накидки и отправиться в другое место. База подразумевалась по назначению многофункциональной: для отдыха "Дельфинов" близких операционных зон; на ней будет два врача; в "комплект" входит стая техников-ремонтников. Они же могут выполнять и боевые функции: просто меняется комплектация "Дельфина" перед выходом. На базе хранится дополнительное оружие, боеприпасы, комплектующие, расходники на "Касаток" и "Дельфинов". На второй паре грузовиков прибыли роботы-сборщики. Несколько длинных манипуляторов с плазменным резаком на конце предназначены для нейтрализации всякой гадости: датчиков, буёв-шпионов, сетей, мин. Последний проход через Гибралтар Журавлёву запомнился не с лучшей стороны. Похоже, их видели, хоть и плохонько. Пытались бомбить с самолётов, вертолётов. Кораблей, впрочем, не послали. Решение командования о расчистке от "мусора" он вполне одобрял. Не очень понравилось, что руководить этим рутинным процессом поставили его. Что тут сказать: приказ есть приказ.
  
   Из любопытного был один момент: штатный режим работы сборщиков - под внешним управлением. База подключена к толстому энергоинформационному кабелю, по которому управление роботами будет осуществляться откуда-то из СССР. При обрыве кабеля - возможен и режим управления с базы. Но роботов привезли 96 штук! Столько операторов на базе не найти! Все кабеля являются энергоинформационными. По ним можно слать запросы, получать ответы, карты обстановки, приказы, просить помощь. Энергетическая составляющая даёт возможность "Дельфину" получить через разъёмы, стоящие через каждый километр, подпитку. Пока что потерь среди "Касаток" не было, но данный элемент сильно расширил возможности системы в целом. Если так выйдет, что "Касатку" подобьют, то "Дельфины" смогут действовать в зоне кабелей автономно; или добраться до базы. Сборщики работали от аккумуляторов. Подплыл к ближайшему разъёму, зарядился - поплыл работать. Маленький "мусор" можно было собирать, а большой предполагалось уничтожать на месте. Надеюсь, вы понимаете, что словом "мусор" мы называем обломки утопленных кораблей? Пару недель ушло на распаковку, наладку, разведение по рабочим местам. Хотя последнюю операцию делали неизвестные нам внешние операторы. И полноценный месяц сборщики трудились не покладая "щупалец".
  
   == 1999-й. Защита Югославии под водой.
  
   Следующий отпуск ничем особо не примечателен. Света разрывалась между мной и малышом. Говорила, что они кооперируются с Алёной. То одна бросит обоих мелких на подругу, то вторая. Обе ждут мужей из одного похода. Вдвоём психологически легче.
  
   Был один любопытный разговор со Щедриным. Он, как всегда, "наставлял меня на путь истинный" - просвещал по Ведам, спрашивал, как бы экзаменуя. Невольно спросил его о культе разных старых богов, зачем календарь и праздники поменяли? Зачем детей бьют на один из них? Щедрин, как комиссар, подробно просветил. Оказывается, психологи установили, что человек, не получивший в детстве порцию романтики, вырастает приземлённым, меркантильным обывателем, карьеристом и приспособленцем, готовым выполнять бессовестные, несправедливые приказы, конформистом до корней волос.
  
   - А Диктатору такие не нужны. Шахт не хватит.
  
   - То есть, ваша власть старается "зачистить" общество от неудобных? Так вас нужно понимать, Анатолий Андреевич?
  
   - Так, да не так. Не общество, а народ, не от неудобных, а от недостойных, непринципиальных, потенциальных носителей вражеской идеологии. И не "ваша власть", а наша, ваша, Юрий Григорьевич, в том числе. Вы - наш человек, один из нас, из нашей касты. Вы готовы лить кровь, когда можно спрятаться, оставить эту роль другим. Мы стараемся воспитать принципиальность, духовность, способность что-то ценить больше материальной жизни. Слова: карма, перерождение, вам о чём-нибудь говорят? Я не вербую вас в новую религию, а заставляю думать более широко. И не определяйте меня в свои враги. Мне, как начальнику отдела кадров, положено по должности заниматься воспитательной работой. Диктатор сказал: "Не только детей нужно воспитывать, но и невоспитанных взрослых", мы взяли под козырёк и делаем. И это не глупый приказ, а вполне разумная, на мой взгляд, установка. А вы как думаете?
  
   .......
  
   Следующая вахта была сначала похожа на предыдущую. Разворачивали базу с внешней стороны от Гибралтарского пролива. Базу разместили где-то на 200 километров от пролива на запад на глубине 1100 метров. Иногда пошаливали вдали от базы. Но кораблями не увлекались: сил-то - одна боевая стая. Внезапно поступил приказ на перехват. Вводная такая: будет война США против Югославии. Наши цели: пара авианосцев, несколько ракетных крейсеров, пяток больших десантных кораблей - пустяки. Их ещё большой флот прикрытия охраняет - какая фигня! Надводный флот участвовать не будет. Официально, после Суэцкого инцидента, СССР и США не воюют. Командование считает нас волшебниками, да и только. "Любой ценой", - сказано не было, но всё понятно и так. Очень приятно, когда командование не держит за тупое пушечное мясо. Как в сорок первом: "Стоять тут насмерть"; "Взять вон ту высоту любой ценой". А может, командир просто хочет бутылку водки выпить на той высоте, а я должен за это платить жизнями? Сейчас хотя бы ясно, за что поляжем. Никакой конкретики мне не навязали. На моё рассуждение оставили. Ладно! Шлю два запроса: можно ли привлечь роботов-сборщиков; дайте сводку за последние три недели по пропаже судов в Атлантике. Ответы приходят через пару минут. Никаких тебе: "Секретно, не имеете допуска. А зачем?" "Роботов использовать можно, даже если всех потеряете. Можно использовать укладчиков. Сводка в приложении. Все катастрофы - наши", - любо дорого с таким командованием общаться. Анализ сводки дал мне понимание того, насколько амеры должны нас сейчас опасаться. Наша активность сместилась в Карибское море, поэтому на том направлении, где предстоит останавливать врага мне, должны быть не сильно осторожны. Это я, наверно, от Витька нахватался, авантюризма. Суть идеи такова: не будут они слишком сильно осторожничать, у них война впереди. Будут слушать воду, идти полным ходом, да и всё. На нас будет работать многочисленность их флота. Суть риска в том, что мы будем делать то, что раньше не применяли: прикрепляться на полном ходу. Во-первых, при неудачном прикреплении есть риск попасть под винты корабля. И во-вторых, на такой скорости "Дельфины" всё же слегка шумят. "Касатки" шумят ещё сильнее, но сброс будет с большой глубины: это ослабит звук. Придумал ещё один трюк. Одна из стай нападает на один из кораблей, топит его в быстром режиме и стремительно и шумно отходит к Гибралтару. Часть эскорта просто обязана отвлечься и "погнать зверя" - это ещё один плюс в нашу пользу. Всё может получиться.
  
   Стаи переформировал. Поставил командирами на стаи уборщиков своих опытных "Дельфинов". Хватило на шесть стай: на пять - мои бойцы, на одной - я лично, седьмая осталась, как была. Витьку поставил на отвлекающую стаю. Больше некого.
  
   - Витёк, больше некого. Я бы сам пошёл, но не имею права - не тот случай.
  
   - Всё нормально, Юрий Григорьевич, риск - это по мне.
  
   - Ладно, по коням. Инструктаж закончен. Выдвигаемся в район ожидания.
  
   Моя авантюра вполне удалась. Витька отвлёк половину охранения, "Касатки" выпустили нас на четырёх километрах, прикрепились, правда, не все. Человека два не справились, хорошо хоть под винты не попали. Вся операция заняла 20 часов. Шесть часов ждали амеров, полчаса ждали атаки группы отвлечения, и начали. Данные из космоса вполне чётко дали состав флота, поэтому цели были распределены заранее, разработаны разные варианты расположения кораблей, разное количество отвлёкшейся охраны и прочее. За 12 часов все корабли были подготовлены к утоплению, но ещё час ждали правильного места. Топить я решил после прохода Гибралтара, там, где максимально густая сеть кабелей. Все роботы-сборщики были задействованы в операции. Они вооружены подводными автоматами, но без возможности перезарядки. 10 патронов - и всё. Не задумывались они изначально как бойцы. Добавили им разработчики пару килограмм в виде автомата на всякий случай - и за то спасибо. Нет, неправильно думаю, не "спасибо" а "благодарю". Надо привыкать к порядкам СССР. Успешно утопили основную часть флота, в среднем, на глубине 700 метров и через 50 километров после прохождения пролива. Не все утонули сразу, Кроме того, вернулись охранники, что бегали за Кривоносом. Тем не менее, основную задачу мы выполнили. Теперь нужно зачистить, что сможем, и уносить ноги.
  
   Враг внёс коррективы в наш план. "Морские котики" всё же были, и их было много: сотни две. С нашей стороны: все без брони - нужна была максимальная скрытность, сорок два "Дельфина", из которых только пять человек обстреляны, остальные - прошли боевую подготовку, но не воевали. И ещё свыше девяти десятков роботов-сборщиков. Это не такое плохое подспорье, как оказалось. Ограничение по БК с лихвой перекрылось их живучестью. Когда с "котиками" было покончено, через полтора часа после зачистки, на нас стали валиться тонны глубинок. Противолодочные средства врага засекали роботов, бомбили больше их, чем нас, людей, отвлекались. А против глубинок роботы очень устойчивы - железяка, что ей сделается? Окончательно уничтожить можно почти только прямым попаданием. Против вертолётов выпустили наши "стрелы-ГВ". Всё, на поверхности нам делать больше нечего. Полной зачистки сделать не смогли. Кто-то из врагов спасся на своей мелочи, кого-то подобрали подошедшие со своей базы англичане.
  
   Люди пошли спать, кроме моих орлов. У нас была ещё одна работа. По данным космоса, центр сообщил, что стая отвлечения приняла бой в тридцати километрах от берега. Из них никто не вернулся пока. Там мелко. Вышли на двух "Касатках" сокращенным составом. Всё нужно делать срочно, пока стервятники не слетелись. На триста метров могут спустить водолазов в жёстком скафандре и, теоретически, найти наших. Трудно об этом говорить... Всех нашли. Глубинками побили их. Они специально шумели, уводя погоню за собой, а потом на мелководье, видимо, те фигачили по каждой рыбе. Количеством бомб задавили. Тем более что без брони глубинка берёт "Дельфина" где-то на двухстах метрах. Сомнительно, что наших было хорошо видно. Мы-то свою основную задачу выполнили. Значит, пока что козырная карта "невидимости" "Дельфина" не побита. Ребят забрали, завалились все спать.
  
   Итоговые потери: вся стая отвлечения; десять убитыми в основной группе, шесть тяжелораненых, пятнадцать лёгких раненых. Такой вот, цинизм войны: раньше в десять раз меньшие потери воспринимал болезненно, а теперь спокойно спал, потеряв половину личного состава и друга. Теперь на душе муторно, но это где-то в глубине. На поверхности работает холодный разум. Чувства атрофировались. Пока мы спали - роботы-сборщики разделывали "утопленников", все те корабли, которые мы потопили, на мелкие фрагменты. Кабеля грелись от нагрузки. Все шестьдесят пять работоспособных роботов постоянно использовали плазменный резак. Примерно треть роботов выведены из строя. Но не уничтожены. В первую очередь нашли и собрали их, отвезли на базу. Ремонтники будут их восстанавливать. Если из двух будут собирать один - и то хлеб.
  
   Из чужого металлолома сварили эдакие кузова, приделали к "Касаткам"; все "Касатки" трое суток работали грузовиками - утаскивали остатки с места утопления вглубь Средиземного моря. Нашли там пару мест с глубиной под два километра, туда и таскали. Спали часа по четыре. На четвёртые сутки пришло четыре грузовика. Они таскали, а мы отоспались и встали на охрану. Топили всякую мелочь. На семьсот метров водолаза не пустишь. От колокола мало толка. Батискафов всего три штуки было во всём мире нормальных. По данным разведки, их уже перетопили. Остаются батисферы. Вот мы и гоняли всех, кого видели - мало ли. Убитых своих мы собрали всех. Врагу трофеи не достались. Это значит, что за секретность есть смысл бороться.
  
   Три тяжелораненых умерло. Всех погибших сложили в самодельный гроб из металла "чужих", заварили тщательно. Сменить нас на вахте некому. Везде идут бои, лишних людей нет. Даже тяжёлых не стали отправлять домой, не только лёгких. Пока они две недели будут ползти "партизанским шагом" до дома может случиться всё что угодно. А тут у нас теперь целых три врача на базе. Ещё одного подвезли с базы "Гибралтар Атлантический". Наша называется, как несложно догадаться, "Гибралтар Средиземноморский". Когда раненые выздоровеют - лишнего врача опять отправим назад. Такая вот у нас кипучая подводная жизнь. Грузовики увозят домой, в первую очередь, ядерное оружие с "утопленников". Затем - прочие "вкусности", а затем будут эвакуировать корабельный металлолом. Может, домой, может, просто, в ещё более глубокое место оттащат. Это уже командованию видней. Посмотрели новости. Бедную Югославию бомбят со страшной силой. Наши поставили туда много С-300-х, других средств ПВО. Пока "братушки" держатся. Свой вклад внесли и мы - сильно ослабили натиск, уничтожили первую волну "миротворцев". Как там будет дальше - не ясно.
  
   Из любопытного за эту вахту могу упомянуть такой случай. Приказали нам охранять работу бригады эвакуации: стая ремонтников доставала грузы с моего первого утопленного контейнеровоза, а грузовики забирали и тянули домой. Тут я согласен. А что, велосипеды пропадать должны? Да и прочий трофейный товар. Что-то будет испорчено морем, а что-то восстановят или, вообще, только отмоют. Консервы были в одном контейнере. Переклеят этикетки - и вперёд.
  
   После вахты пришли домой, овоздушились, прошли неделю реабилитации в медцентре. Провели разбор "полётов" вживую. Я отметил хорошую подготовку укладчиков, ремонтников, врачей - всего вспомогательного персонала. Вполне нормально отвоевали. Нет ничьей вины, что пришлось "с шашкой на танки" лезть. Другие стаи на перехват не успевали. Сказывается наша специфика применения. Мы - оружие экономическо-психологическое, я бы так сказал. По сводке, за три года, мы утопили около четырёх тысяч судов, пару сотен боевых кораблей. Это не очень много, буквально процентов десять. Но на нервы-то давит! Цена страховок на груз выросла в три раза! Против регулярного флота мы не сверх оружие. Эффективность на данном этапе обеспечивается только тайной. Как только враги узнают наши методы - пиши пропало. Тут же разработают меры противодействия и - всё, сливай воду, суши вёсла. За каждый успех придётся платить высокую цену. Лучше тогда уж торпедами. Ещё пожаловался командованию на броню. Неужели нельзя разработать что-то, невидимое для радаров? Наша сила - в невидимости. В броне нас хорошо видно, без - мы уязвимы.
  
   === Сюрприз
  
   В Запорожье проходило печальное мероприятие: похороны. Из нашего самодельного железного "гроба" ребят вытащили, достали из них все клапана, штуцера, прочее "золотишко", сожгли тела в крематории. Стоят небольшие вазы с крышками - все, что осталось от моих бывших товарищей. Плачут невдалеке матери, жены, дети. Никаких попов. Военный духовой оркестр играет печальные мелодии. На больших автобусах доехали до речвокзала. На прогулочном катере прошлись по Днепру ближе к Плавням, жёны высыпали пепел в реку. Такие вот, флотские похороны. Траурный обед в Доме Офицеров. Если кому надо - месячная квота на водку увеличена на сто грамм, Волков объявил. Немного странно это слышать, но никто не возмущается. Вроде, напиваться в хлам по такому поводу - тоже неправильно. Потом были девять и сорок дней. Отпуск нам несколько продлили. Странно, включён режим вытеснения религий, неужели в Ведах тоже это есть? Чёрт! Некогда читать рекомендованную литературу. Попаду из-за незнания порядков нового СССР опять впросак!
  
   На сорок первый день нас со Светой вызвали на комиссию по родовым вопросам. Присутствовало много разных людей, обсуждалось сразу несколько вопросов. Основные: кому отходят жёны погибших. У меня случился культурный шок. Оказывается, не может быть женщина одна, без мужа. Девушка до замужества сколько-то может, только всё равно должен быть старший мужчина, который за неё отвечает. Эта опека похожа на опеку детей. В-частности, вдовы должны быть пристроены по истечении полугода. Траур длится полгода. А потом вдова обязана ткнуть пальцем и сказать: кого она хочет иметь мужем или опекуном. На церемонии присутствовал некий жрец, он сказал: "На сороковой день душа окончательно покидает наш мир. Завтра траур заканчивается для всех, кроме вдовы". Я тогда не придал этому значения: "Ну, заменили попов на жрецов, ну и ладно, что тут такого?" Большую часть родовой комиссия просидел, думая о своём, слушал вполуха. И тут, оба-на, дело коснулось меня лично. Когда говорили что-то о переходе Марины к Ивану, побратиму Фёдора - ничто не цепляло моего внимания. Не сообразил я, что у меня тоже был побратим, что у Витьки теперь жена вдовой стала. Светка меня пихнула локтем в бок, чтоб слушал.
  
   Дааа, дела! Для вдовы Виктора Кривоноса предложено несколько кандидатур опеки: дед Виктора, младший брат Андрей, государственный муж, и я, Журавлёв Юрий Григорьевич, побратим покойного. Оказывается, родственники по линии мужа и побратим, имеют преимущественное право на жену погибшего воина. Обычная помощь или опека смысла не имеет, так как государство обеспечивает материальную сторону само. А вот духовную... Считается, что мать-одиночка не может воспитать нормальных детей без мужа; даже девочек. Девочки не видят модельного поведения матери с мужем. А всякий опыт общения с людьми в другой обстановке тут не помощник. Процент распавшихся семей от детей, выросших в неполных семьях, в три раза выше, чем в полных. Когда я поинтересовался у жреца: откуда данные, тот сказал, что из России и других стран. Ещё он сказал, что взять вдову побратима к себе женой - честь. А за безосновательный отказ Диктатор велит рейтинги социальной ответственности и ведической лояльности понижать. Хотя я таблицу рейтингов наизусть не помнил, но эти - очень важные, на многое влияют, могут быть большие проблемы. Чёрт! На ровном месте! Впрочем, Алёна может найти себе второго мужа сама, любого другого. Не сошёлся же на мне свет клином? Это, ведь, всего лишь преимущество, не обязаловка?
  
   Деду Виктора семьдесят два года. Это бред! Комиссия его кандидатуру рассматривала на полном серьёзе, в деле фигурировала даже справка от врачей что-то там про сперматозоиды. Блин, ну и Веды, ну и порядки! С Андреем сложнее. Ему пятнадцать лет. Совершеннолетие для мальчиков в нашем СССР наступает только в двадцать один год. Официально, до того времени, жениться нельзя. А для девочек - в шестнадцать! Ну и порядки! До двадцати одного года можно назначить другого опекуна, если Андрей согласится. Что такое государственный муж, никто мне не объяснял, и, честно говоря, страшно даже об этом думать. Последняя кандидатура - это я. Вот тебе и раз! Подумал Штирлиц...
  
   - Света, я не хочу! Она мне в дочери годится! Ей - двадцать, а мне - тридцать семь. Ну, куда это годится?!
  
   - Юра, ты чего на меня кричишь? Я, что ли, тебя побратима брать заставляла? Или ты со мной советовался? У меня было ощущение, что если бы я не спросила про шрам на руке, так ты ничего бы и не сказал. Вчера бы узнала.
  
   - Света, но я не думал, что всё так серьёзно! Я считал это ничего не значащим ритуалом. Я не хочу!
  
   - Ты так говоришь, как будто я тебя заставляю. Сама не хочу тебя ни с кем делить. Одно дело - Алёна-подруга, и другое дело - вторая жена.
  
   Тишину квартиры разорвал резкий прерывистый сигнал звонка. Света выбежала в прихожую.
  
   - Юра, срочно одевайся, это тревога. Нужно бежать в убежище.
  
   - Какого чёрта? Почему в убежище?
  
   - Так уже было два раза. Как мне объяснили в школе, это такие учебные тревоги. Но настоящая будет выглядеть так же. Если не пойти - снизят рейтинг и назначат штраф. Сознательно никто не нарушает. Возьми бутылку с водой и еды простенькой. Я возьму Славика, его одежду взять нужно, по дороге оденем.
  
   Внезапно зазвонил телефон.
  
   - Юра, возьми ты!
  
   - Аллё.
  
   - Это оператор-наблюдатель. Юрий Григорьевич, ваша семья - ближайшая. Скорую помощь я уже выслала, но вы успеете раньше. Тревога учебная, не переживайте, я санкционировала ваше привлечение. Нужна срочная помощь. В квартире 39, Алёна Кривонос собирается вешаться. Попробуйте предотвратить. Дверь разрешаю выбить.
  
   - 'Чёрт!' Света, я - к Алёне, она хочет повеситься! В убежище не надо, это учебная, сиди пока тут. 'Ага, мои гантели, одну возьму с собой. Восемь килограмм - хороший аргумент для замка'.
  
   - Алёна, открой дверь!
  
   За те тридцать секунд, пока ждал, нервов спалил столько же, сколько за предыдущую вахту в Средиземке. Уже примеривался: куда и как гантелей стукнуть, но дверь открылась. У Алёны глаза красные, нос припухший, взгляд отсутствующий.
  
   - Здравствуйте, Юрий Григорьевич, а зачем вы мне гантель принесли?
  
   - А ну-ка пойдём, красавица. Эт-то у нас чё такое?
  
   - .....
  
   А что тут можно сказать? К люстре была привязана бельевая верёвка. К люстре! Не к стальному крюку, что вмонтирован в перекрытие. Ух, и дура! Кошмар!
  
   - Значит наблюдатель права - решила повеситься?
  
   - .....
  
   - Между прочим, люстра бы не выдержала, оборвалась. Верёвку привязывать нужно к крюку, он там, под колпачком люстры спрятан.
  
   - Юра, что ты мелешь?! Вешаться он её учит! Совсем ум потерял?! - это подключилась к разговору подошедшая жена.
  
   Света не усидела дома, примчалась. 'А и, правда, что-то не к месту я стал Алёну просвещать. Не подумал. Возьмёт, другой раз к крюку привяжется. Немного неудобно вышло... Чёрт!'
  
   - Бери Сашку, его одежду, пойдём к нам. Цыц! Лучше молчи! Не беси меня! Выпорю, хоть ты и совершеннолетняя. Ты о ребёнке подумала?! Ух, и ду-ура!
  
   - А-а-а!
  
   - Не реви. Ну что ты, что ты... Всё уже кончилось. Успокойся. Жрец сказал: конец траура, а не жизни. Ты же - ведистка. Должна жреца слушать. Он не говорил убиваться. Перестань, не плачь.
  
   - Света, бери Сашу.
  
   - Алёна, ты же - мать. Ты о ребёнке подумала? Так любишь Витю, что решила его сына круглым сиротой сделать. Так, да?
  
   - А-а-а! А-а-а!!!
  
   - Светик, принимай клиента, утешь как-то по-бабски, чаем напои, я щас, хоть разденусь.
  
   - Юрик, а что ты с гантелей ходишь?
  
   - Потом, дверь выбивать думал.
  
   ........
  
   - Где она?
  
   - Так, товарищ врач, а что вы будете с ней делать?
  
   - Укол успокоительного, доставим в психдиспансер. Полежит там недельку.
  
   - А ребёнка куда?
  
   - Обычно, в детский дом сдаём, на время.
  
   - Нет, так не пойдёт. Я - побратим её мужа, знаю её хорошо, это временно. Дайте нам с женой попробовать домашнюю психотерапию. Вы же не планируете успокоить её уколом на всю жизнь?
  
   - На вашу ответственность. Но будьте внимательны. Возможны рецидивы: в окно попробует выпрыгнуть или ещё что-то придумает.
  
   - Спасибо, доктор.
  
   - На здоровье. И привыкайте: в СССР говорят: "благодарю".
  
   - Света, пусть Алёна с Сашкой поживут сколько-то под нашим наблюдением. И тебе не будет скучно, по хозяйству легче управляться, детям играть будет интересно. А?
  
   - Так, ну... Конечно, спальня лишняя есть...
  
   - Красавица, ты - жена воина! Как так можно?!
  
   - Мир стал пустым, жить больше не хочу. А-а-а! И вообще, по Ведам, жёны могли ложиться в могилу к мужу и их засыпали землёй, вот. Это считалось правильно. Хм-хм-хм.
  
   - На.
  
   - Благодарю, у меня свой платок есть где-то.
  
   - То - где-то, рассказывай давай.
  
   - Кроме Вити, у меня больше никого нет. Так вышло.
  
   - А Сашенька?
  
   - А-а-а!
  
   - Тише, рассказывай, легче станет.
  
   - Смерти наших отцов свели нас с Витей вместе. Только у него осталась мать, дед, брат, а у меня - никого. Мать погибла уже давно. На заводе авария была. Отец больше не женился. Потом - эта Чеченская. Если бы не Витя, то я бы в 95-м руки на себя... А-а-а!
  
   - Успокойся, ты же сама меня учила: по Ведам - ты не останешься одна, никто тебя не бросит. Тише, тише... Юр, поставь чайник на огонь.
  
   - Алёна, скажи, а ясли тут тоже хорошие?
  
   - Да, я узнавала. Всё завязано на рейтинг. С нянек и воспитателей за каждый синяк, не то что, за болезнь ребёнка, спрашивают. Всё под камерами.
  
   - Если мы своих малых сдадим в ясли - можно выйти на работу. Там будет легче. Текучка отвлекает от дурных мыслей. Я могу тебя в ученицы взять. Ты ведь нигде не училась?
  
   - Витя меня в семнадцать замуж взял, чтоб я пораньше из общежития выбралась.
  
   - Я так думаю: свой момент, когда в могилу лечь, ты пропустила. То есть, даже шанса не имела. Это нужно было топиться рядом с Виктором, в том же бою. А теперь руки на себя накладывать негоже. И по Ведам вашим. Хоть я и не великий знаток этих самых Вед. Но думаю, что если бы Диктатор хотел, то он бы этот вопрос предусмотрел. А раз такого ничего нет, то, стало быть, ты не права. Будешь жить? Или сдать тебя в больницу?
  
   - Хм-хм-хм. Буду. Жить. Пойду. Хм-хм-хм. Пойду к вам в ученицы, тётя Света.
  
   - Иди умойся, чай пить будем.
  
   === Вахта в Восточной Средиземке
  
   - Товарищи офицеры, высшее командование поручило вам довести до сведения. Ожидается резкое обострение международной обстановки.
  
   - Куда ещё обострять? И так - воюем.
  
   - Поверьте, есть куда. Подробности неизвестны, но есть вероятность применения одной из стран ядерного оружия. Повторно отработать мероприятия по действиям в зараженной воде со всем личным составом. Наши возможности не бесконечны. Югославию добивают. Хотя американцы понесли огромные потери от наших установок ПВО, но для них победа - вопрос чести. Подробности разглашать не буду, но, поверьте, СССР помогает братьям-славянам, чем может. Есть шанс, что этого всё равно не хватит и Югославия падёт. Будьте готовы ко всему, реагируйте на сигналы тревоги. Любая может оказаться настоящей.
  
   - По нам могут нанести ядерный удар?
  
   - Это маловероятно. Скорее всего - не по нам.
  
   - Ещё. Кадровый вопрос. Последние две вахты наш подводный флот несёт большие потери. Некем заменять выбывших старших офицеров. Это я для вас говорю, капитан второго ранга Журавлёв.
  
   - Не понял, а я - чё?
  
   - Вы проявляете преступную несознательность. Вас бы на батальон ставить - не могу, не проходите по анкете. Ни детей, ни жён вам не хватает. В Азии полный завал, что в Индийском, что в Тихом работа ведётся плохо. Диктатор недоволен.
  
   - Почему бы не нарушить эти правила?
  
   - Товарищ Лапин, к вам претензий нет. Но вы же прекрасно знаете установку командования: ведические принципы - прежде всего. Чтоб вы прочувствовали глубину проблемы, довожу до вашего сведения: Индийской группой плывет руководить лично Волков, а в Тихий океан на эту вахту идёт Червоный. Я - единственный, кто остаётся в части из старших. Басманов, не расслабляйтесь. Вы тоже до сих пор не женаты, Как мне вас на взвод ставить?
  
   - Все свободны. Подготовка к вахте по расписанию. Сегодня оводняется 3-й взвод.
  
   - Юрик, в самом деле, ты чего ломаешься, как целка? Ничего противоестественного от тебя не требуют. Мусульмане по десять жён в гаремах держат - и нормально. Как сказал один товарищ: "А бубновых кто будет бить?"
  
   - Олег Степанович, всё понимаю, только слишком быстро это всё. Светку люблю, опять же... Не успел я вашими Ведами проникнуться.
  
   - Дурень! Не вашими, а нашими! Это уже было лет, эдак, тысячу назад. Потом христиане это всё отменили. Быстрее созревай - воевать некому, сачок.
  
   Эту вахту мы неожиданно несли у юго-западного побережья Турции. Как раз в момент нашего отдыха на Восточно-средиземноморской базе произошла Ирано-Израильская война. В конце 1997-го года была введена в строй сухопутная военная база, а в средине 98-го - военно-морская, наша, в Иране. Взамен, как объявил Диктатор на весь мир, СССР предоставил Ирану пять ракет среднего радиуса действия с ядерными боеголовками. Ой, что было! Запад рвал и метал! В своё время, Диктатор им заявил: "Если по СССР нанесёт удар, пусть даже и Люксембург, ответный удар будет нанесён по всем странам Запада". А сами мы, выходит, нарушили договор о нераспространении ядерных вооружений. С другой стороны, Диктатор давно уже изо всех договоров вышел. Политика - тёмный лес. Для меня, простого вояки. Для меня важно следующее: Израиль решил уничтожить иранские ядерные объекты и базы подготовки боевиков на территории Ирана. Слово за слово, бомба за бомбу, сбитые самолёты, бомбёжки городов, Израиль шваркнул по Ирану пятьюдесятью ядерными ракетами. Это уничтожило бы страну. Если бы не наша система ПРО и ПВО на базах. Но и так три ракеты и один самолёт с бомбой дошли до цели. Большие территории были заражены радиоактивным веществом. Иран в долгу не остался: уничтожил Израиль. Сирия предоставила Ирану свои военно-воздушные базы, затем поддержала на суше, сковав силы и создав угрозы. Три дня союзники разрушали систему ПВО Израиля, а потом использовали пять спецбоеприпасов. И Израиля не стало. Я сильно подозреваю, что к выработке тактики приложили руку наши военные инструктора, которых в Иране пруд-пруди.
  
   СССР эта война тоже коснулась. Наша индийская группировка подводно-диверсионного флота помогала Ирану сдержать вмешательство США в Персидском заливе. Впрочем, Иран и сам не дремал. СССР поставил им за нефть около пары сотен противокорабельных ракет сухопутного базирования. Да и флот у Ирана, какой-никакой, но был. Этого хватило на эти три послеядерных дня. Потрепали они амеров капитально, много кораблей потопили, много вывели из строя надолго. Наша Индийская группа помогла им потом не дойти до мест ремонта. А мои ребята в Средиземке делали то же самое: воевали, как могли. Кроме американских, нам приходилось топить и израильские посудины. Но толк от этого был. На кораблях стоят мощные системы ПВО. Если бы морские силы врагов не были предварительно ослаблены, то иранские ракеты не дошли бы до целей. А так - дошли. Израиля больше нет. Там и двух ядерных ракет бы хватило, чтобы накрыть маленький Израиль, но Хаменеи не пожадничал: послал все пять. Так что предупреждение командования о повышенном радиоактивном фоне воды не оказались пустыми перестраховками. Мы временно блокируем судоходство в районе Суэца. Топим всё, кроме полных танкеров. Под моим руководством была группа: три стаи "Дельфинов" и четыре стаи разборщиков. Много всякого добра домой повезли. До нас тут тоже хорошо поработали ребята: утопленников - завались. Ничего особо нового даже не могу рассказать: работа, как работа, топим, охраняем, сопровождаем. На возврате нас попросило командование заглянуть к берегам Жреции, так теперь Диктатор заставил величать Грецию, сказал, что там давным-давно жили наши, арийские жрецы. Жреция, так Жреция. В порты Жреции, члена НАТО, доползали "подранки" с Югославского театра военных действий. Наша западно-средиземноморская группа работала в Адриатике. Это было очень плохо: это море очень мелкое, за исключением небольшой котловины, что приводило к риску и потерям. Но не помогать "братушкам" мы не могли. Амеры бомбили Белград. В том числе, и с авианосцев. Нашу группу привлекли на жреческом, вспомогательном направлении, ибо сил не хватало. Мы не роптали: надо - значит надо. На неделю задержались, помогли коллегам. А потом - домой.
  
   ==== Выбор Алёны
  
   Уже почти пять месяцев Алёна жила в квартире Журавлёвых. Отчаяние отступило. Света её не жалела, заставляла работать: после яслей малышей нянчила чаще всего Алёна, квартира большая - уборка на Алёну. Подспудно понимала, что её специально подгружают, чтоб некогда было тосковать. Но не сопротивлялась, плыла по течению. Сдружилась с Машей. Добрая, весёлая девочка. В гостях часто бывали два мальчика: Вася Куницин и брат мужа, Андрей. Если малыши спали, Алёна могла поиграть с ними или помочь по урокам. Хотя это нужно было за всё время один раз. Да и то, Алёна не была уверена, что это ребятня не подстроила специально. Как-то раз, Андрей застал Алёну наедине.
  
   - Алёна, я вот что хотел сказать. Выйди замуж за Юрия Григорьевича, а? Ну какие мы с дедом опекуны, сама подумай? А он хороший. И как человек и как командир.
  
   - А ты откуда знаешь? Ну, про командира?
  
   - А я с ним воевал. Ну, можно так сказать.
  
   - Что-что?
  
   - Да, это правда! Воевал! Не веришь!?
  
   - Тебе приснилось, Андрюша, не смеши меня.
  
   - Ты не знаешь. Я чемпион по разным компьютерным симуляторам. По самолётам: чемпион области, по подводному бою - второе место по СССР в этом году. Нас стали последнее время привлекать к реальным операциям. Когда мы громили флот поддержки Югославской группы войск америкосов, то этой операцией командовал Юрий Григорьевич. Я был оператором одного из роботов-сборщиков. Обычно выдавали задания на сбор датчиков америкосов в определённом районе. А в тот раз нам честно сказали, что будем реально воевать. Я всё видел. Весь бой. Нам на тактическую карту приходила вся информация. Юрий Григорьевич - очень хороший командир. Всего одной подготовленной стаей "Дельфинов" и небольшим количеством подсобных материалов, типа меня, он уничтожил больше тридцати больших боевых кораблей. Это было очень трудно. Юрий Григорьевич придумал пару трюков, и мы справились. Сначала я на него злился: частично он виноват в смерти брата. Я первый узнал, ещё тогда. Точнее догадался. Но потом простил. Не было другого нормального варианта. Точняк! Гадом буду - не было!
  
   До этого момента Алёна не слишком задумывалась о своей дальнейшей судьбе. Нельзя сказать, что она хотела замуж за Журавлёва или не хотела. Она просто ещё не оттосковала по Вите. Жрец-то приказал закончить траур через полгода, но сердцу не прикажешь. Звучит банально, но это так и есть. Большая разница в возрасте не позволяла ей быть равной. Она принимала на себя роль младшей подруги Светы. На Журавлёва Алёна смотрела как на командира мужа. Даже когда Витя стал побратимом Журавлёва - ничего не изменилось. Её Витя был молодой парень, только-только ставший мужчиной. Ему были присущи все типичные черты молодости: резкость в действиях, мыслях, максимализм, фанатичное следование идее, бурное проявление чувств. Совсем другое - Журавлёв: зрелый человек, повидавший жизнь, сделавший трудный выбор по жизни. И характер другой: степенный, неторопливый, рассудительный, консервативный во всём, основательный в быту. Какой он на службе, она не видела, но Витя слегка рассказывал, в рамках того допуска, что был у Алёны. Теперь ещё Андрюха добавил информации. Лучше б молчал! Теперь нужно выцарапать глаза мужу своей подруги! Чёрт! Обидно-то как! На заднем плане бродили призраками мысли, что она преувеличивает, что не может судить о характере боя. Не мог Журавлёв отправить Витю на убой. Но полузадушенные эмоции выплеснулись наружу. Вся её боль утраты сублимировалась в слепую ненависть к предполагаемому виновнику смерти мужа. Схватила себя за волосы и давай их рвать. Боль несколько отрезвила. Ну, не-ет! Так просто мы не сдадимся. Что же делать? Выйти за Журавлёва замуж и отравить ему жизнь? А как быть со Светой? Она ей симпатична - о лучшей подруге можно и не мечтать. А дети причём? Саша так хорошо играет со Славиком... Убить? Нет, это слишком, как-то, не так, не так. Что же делать? Буду думать. Нужно пока себя чем-то занять, чтобы не сойти с ума до приезда Журавлёва.
  
   - Сашенька, радость моя, один ты у меня остался, крошка моя.
  
   == Возвращение домой к двум женщинам
  
   Дома его встречали две женщины и куча детей. С детьми всё было ясно. Галдели, шумели, путались под ногами. Саша, сын Виктора, поначалу дичился, прятался за мать - но это быстро прошло. Щедрин посоветовал купить грамм сто конфет и положить в карманы - мудрый мужик! Страх и недоверие Саши растаяли. Славик же приколол: "Мама, сто это за дядя плисол?"
  
   - Какой я тебе дядя? Я твой папа! Вот, мелочь пузатая! Стоит на полгода уехать - уже забыл.
  
   - Юрочка! Я борщ сварила, мы ждали тебя. Щедрин позвонил, сказал, что ты скоро будешь.
  
   - Ох уж, этот Щедрин! В каждую дырку залезет! Сюрприз испортил, ну да ладно, где ваш борщ?
  
   - Света, я одену малышей и пойду на улицу выгуляю их.
  
   - Алён, не надо, потом.
  
   - А потом мы не успеем - им спать будет надо.
  
   За последний месяц Алёну рвали на части сильные чувства и дурные мысли. Сначала Андрей взорвал, сам не зная, её равнодушие к Журавлёву. Потом не было предмета её ненависти. Затем, мысли выкристаллизовались, а чувства немного успокоились. Теперь она знала, чего хочет, вроде бы. А вот он приехал - и снова стало непонятно. За время общения со Светой, Алёна прониклась её ожиданием и любовью. И вот теперь, Алёна с удивлением обнаружила, что тоже рада видеть Юрия Григорьевича живым и здоровым. Пусть даже он жив только для того, чтобы она ему отомстила! Приехало и несколько павших смертью храбрых... Щедрин привез несколько ваз с останками, с пеплом. Завтра будет церемония. Возможно, и мы все поедем развеивать пепел над Днепром. Как и её Вити пепел... Где мой платок?
  
   - Свет, что это она? Что у вас тут случилось?
  
   - Не знаю, может, даёт нам возможность побыть наедине? Можно прогнать старших к Ваське и ...
  
   - Нет, я серьёзно.
  
   - И я тоже. Тебя, между прочим, полгода не было...
  
   - Нет, тут что-то не то. Алёна на меня очень непонятно смотрела. Раньше я наблюдал спокойную доброжелательность. А сейчас... Я так и не понял. То ли ударить хотела, то ли изнасиловать. Что скажешь?
  
   - Ничего не заметила. С детьми она ласкова, по работе очень старается, перенимает мою науку, да и вообще, работает как проклятая. Я сперва думала, что специально урабатывается, чтоб тоску развеять. А последний месяц она стала несколько другой. Много интересуется тобой, нашими отношениями. Спрашивала, как познакомились, как жили и всё такое.
  
   - Может быть, стала оттаивать?
  
   - Не знаю. Может быть.
  
   - Свет, знаешь, всю вахту думал. Давят на меня, чтоб вторую жену заводил. Прикинь, у нас на вахты ушли в этот раз командир и начштаба. После Суэцкой бойни дефицит кадров. Все морячки до сих пор на Диктатора косо смотрят. Ладно. У нас на этот раз был курорт: под радиацию подставляться буржуи не желают. Штук десять израильских посудин утопили. И ещё потом подранков, но эти - не в счёт, они были не бойцы. А вот с Индийского и с Атлантического ребята пришли с потерями. На меня молодняк косо смотрит, не только старики. Считают чем-то вроде дезертира. Я смотрю, Алёнка у нас прижилась?
  
   - Да, более чем. Мне было реально легче тебя дожидаться. Живая душа рядом. Хотя... Она, как напоминание мне, что тебя тоже могут убить.
  
   - Ну, Светик, что за грустные мысли? Перестань, я советуюсь по важному вопросу. Ты, хоть, не дави на нервы, своё слово скажи.
  
   - Я интересовалась. Все начальники, начиная с определённого ранга, имеют по две-три жены. Беседовала и с женами. И с первыми, и с третьими. У всех всё нормально, все привыкли, большинство довольно. Встретила одну знакомую из Северодвинска, на заводе работала табельщицей, в девяносто третьем вернулась в Запорожье. У неё мать умерла, квартиру тут оставила. Она русский язык в нашей школе преподаёт. Ты не знаешь её. Ну, так вот... Она вернулась с мужем. Тот был хорошим сварщиком на Севере. Но выпивал крепко. Там на это закрывали глаза. Тут быстренько понизили рейтинг, отселили от семьи на время лечения. Вышел, напился, отлупил Томку. Опять реабилитация. На этот раз в шахту загнали на полгода. Вышел - в запой. Принудительно развели, Томке предложили несколько вариантов. В результате она сейчас вторая жена у начальника СМУ. Это то СМУ, что наш военный городок строило, наш дом, где мы живем. Их СМУ работает по военным объектам, поэтому они живут в нашем городке. В соседнем подъезде. Томка довольна, говорит: "Лучше второй женой у нормального человека быть, чем единственной у алкаша". Сейчас ты можешь увильнуть, а лет через пять будешь локти кусать, что карьеру загубил.
  
   - И ты туда же...
  
   - В этом монастыре свой устав, Юр. Если учесть все плюсы и минусы - мне тут нравится намного больше. Давай подчиняться порядкам, а?
  
   - Выходит, Алёну нам бог послал. По-любому пришлось бы кого-то искать, а так...
  
   - Если бы не такая большая разница в возрасте, я бы сказала, что мы сдружились. Просто, она мне что-то среднее между подругой и старшей дочерью, за которой нужно смотреть. Решать тебе, Юра. Я согласна на Алёну. Только, учти, обмануть тут никого нельзя. Если у жены, неважно у какой: первой или третьей, нет детей больше трёх лет после очередных родов - семью берёт на контроль родовая комиссия. Это считается, что мы, бабы, дезертируем со своего фронта. Мне через полтора года нужно уже быть беременной. Так что, понарошку взять вторую жену ты не можешь.
  
   - Блин, всё время узнаю что-то новое о тутошних порядках. Когда-нибудь это кончится?
  
   ...........
  
   - Алёна, как поиграли?
  
   - Нормально, надо купать обоих. Они песок друг другу на головы сыпали.
  
   - Маша, покупайте малых!
  
   - Алёна, нужно поговорить. Я был побратимом Виктора. Ты знаешь. Будет правильно, если ты станешь моей второй женой. Света согласна. Саше нужен отец. Как ты на это смотришь?
  
   - Отрицательно, Юрий Григорьевич. Вы меня не любите. Позаботиться обо мне сможет и государственный муж. Буду каждый день какой-нибудь гвоздик вырывать. Так, глядишь, за пару месяцев и пришлют подходящего. А во-вторых, так предложения не делают. Вы бы ещё на свалку меня отвели, или бы дождались, когда я туалет бы мыть начала. Я, между прочим, женщина, романтику люблю.
  
   - 'Вот те и раз, подумал Штирлиц', - всплыла в голове Журавлёва прибаутка из анекдота. Но сказал он совсем другое, - хорошо, романтика так романтика. Давайте поедем все в парк?
  
   - Нет, малышне спать пора.
  
   - Юра, едь с Алёной сам, поговорите, познакомитесь лучше...
  
   День в парке пролетел, как миг. Смеялись, шутили, поиграли в волейбол с другими людьми, покормили лебедей, покатались на лодке. Сели на катер, обогнули остров Хортицу. Алёна, кокетничала, дразнила Юру. И глазки строила, и намеки давала, провокационные вопросы задавала, - пустила в ход весь арсенал доступных ей средств. Как ни крути, а есть и главный козырь: молодость.
  
   Юрий Григорьевич держался несколько скованно, неуверенно, был не в своей тарелке. А Алёна, наоборот, демонстрировала раскованность и бесшабашность. Впрочем, некоторая искусственность в её поведении была, но Журавлёв не заметил. Если сначала он подходил к вопросу повторной женитьбы, как к посещению стоматолога: неприятно, но необходимо. То к исходу дня, состояние души было уже совершенно другое. Как-то даже лучше прочувствовал прошлую измену Светы. С одной стороны: бесперспективный военный моряк, с другой стороны: обеспеченный материально, холёный, довольный жизнью бизнесмен. Плюс, новизна ощущений. Да-а, с Алёной новизны - хоть отбавляй. То, со всей серьёзностью школьной учительницы просвещает по Ведам, по порядкам и законам СССР. Тут же мгновенный переход в девочку, почти дочку, милую, непосредственную, кое в чём - наивную. Нельзя сбросить со счетов и полугодовое вынужденное воздержание. Журавлёв даже разок подумал, что напрасно не воспользовался предусмотрительной услужливостью Алёны - надо было отправить старших детей из дому и помиловаться со Светой. Теперь - поздно. Во время танцев на площадке уд-предатель показал своё предназначение. Теперь отойти от Алёны - перед людьми неудобно, хоть шляпой прикрывайся. Так, и нет у него шляпы... Продолжать танцевать дальше - а как прижиматься к партнёрше? Жуткий неудобняк. Глаза Алёны его будоражили. Выражение было непонятное и необычное. Фантазия рисовала желаемое: влюблённость. 'Блин, изменяю жене с будущей женой, вот же ж ситуация!' Говорят, если глубоко дышать и сосредоточить внимание на этом процессе, то... Через несколько танцев Журавлёв справился со своим организмом, и парочка отошла на скамейку. Как-то так вышло, что голова Алёны покоилась у Юры на плече. Он не заметил: то ли сам положил эту нежную, благоухающую головку на плечо, то ли девушка доверилась ему. И смотрела она, как всегда, загадочно. Ох, эти губки, как притягательны! Полная потеря контроля: совершенно не помню, как начали целоваться. Если бы так было на войне - "спалился" бы тут же.
  
   Такая идиллия длилась уже пятый день. Перерыв был сделан только в день похорон ребят. Традиционно развеяли пепел по Днепру. То каток, то театр, то объёмное кино, то совместный поход в парк со всеми детьми и Светой. Похоже, что любовь покорила его старенькое сердце. Притом, чувства к Свете не претерпели никаких изменений! Неужели возможно любить сразу двух женщин? Может, постель что-то изменит? Чёрт его знает. Вот, сейчас идём с Алёнкой, едим мороженое, а мысли о Свете и детях. И ничего, нормально, душа не рвётся, вроде так и должно быть. Может, Диктатор не такой уж и самодур?
  
   - Алёна, есть один факт, который ты должна знать. Я прямолинейный и честный человек. Обычно, это выходило мне боком, но я по-другому не могу. Ты мне вскружила голову. Даже если бы тут не было многожёнства, я бы очень серьёзно задумался, а не жениться ли на тебе. Но сейчас - не об этом. Раньше, чем сделать тебе повторно предложение, считаю нужным рассказать одну историю. Подробно не могу - это секретная информация. Но на суть детали не повлияют. Это я послал твоего Витю на последнее задание. Да, на то самое, где он погиб. Причём, не скрою, это было очень опасно, я это знал заранее. Это была самая опасная часть операции. Точно ничего высчитать нельзя, но так, навскидку, у него было процентов двадцать уцелеть. Если бы у него под командой были хотя бы нормальные "Дельфины"... Он пытался до конца спасти всю стаю, их загнали на мелководье - и всё. Закидали глубинками. У меня был выбор: я мог пойти на эту часть операции сам. Но от успеха этой операции зависело значительно большее количество жизней. Намного большее, чем было всех нас, участников той операции. Практически, нам было приказано остановить американцев любой ценой. Это значит: если будет нужно - лечь там всем. Я послал Витьку в пекло, только потому, что у него были лучше способности. Он более раскованно мыслит, быстрее принимает решения, чем я. Тьфу ты, говорю "мыслит", а его уже нет. Он идеально выполнил свою часть дела, тем самым обеспечил не только успех всей операции, но и значительно меньшие потери у основного состава нашей группы. Теперь, когда ты всё знаешь, трижды подумай: хочешь ли ты быть моей женой.
  
   Алёна разревелась. Ничего не говорила, просто рыдала. Долго. Начиналось всё, как игра. Она хотела влюбить Юру в себя, а потом жёстко отказать. Унизить. Растоптать его чувства своим презрением. Вот такую месть придумала. Постепенно план начал трещать по швам. Злость постепенно растаяла, появился интерес, потом симпатия. Может, молодость, гормоны сказывались. Теперь он её добил окончательно. Она чувствовала: он не врёт. Даже в мелочах его рассказ совпал с информацией Андрея. Значит, совесть у Юры чиста - он делал то, что был должен. Вышло - как вышло. Афоризм, блин! Как теперь быть? Он, ведь, мне нравится? Нравится. Я заслуживаю счастья? Да. Будет ли он хорошим отцом моим детям? Несомненно. Чего ж я, дура, реву? Витенька, родненький, сам выбрал его в побратимы. Он что, заранее всё продумал? А если бы Юра погиб, то Витя бы на Свете женился. Детей бы его своими считал. А если бы оба погибли... Нет!!! Ужас... Славься Макошь! Хоть этого уберегла. Светлые боги! Витя! Благословите меня!
  
   - Я согласна. И ещё, я знала про тот бой с флотом США. Знала и про стаю отвлечения, знала про привлечение уборщиков, не имеющих боевого опыта. Это из-за них он погиб?
  
   - Частично. Они не обладали должными навыками и опытом. Плохо уходили от глубинок, медленнее выполняли манёвры. Все там и полегли. И ещё. Витёк слишком долго уводил охранение в режиме шума. Увёл далеко, нам потом вольнее работалось. Называется: сознательный риск. А откуда ты знаешь? Это же секретно!
  
   - Так вышло; его брат, Андрюха, рассказал.
  
   - Интер-р-ресно!
  
   - Он тоже в том бою был под твоим началом. Управлял каким-то роботом-сборщиком.
  
   - Да-а-а!?
  
   - Пойдём домой, Юр. Что-то грустно стало.
  
   Свадьбу есть смысл описать особо. Были старшие дети, мои сослуживцы, со школы несколько учительниц, со столовой. Щедрин толкнул речуху. Водка на свадьбах - табу. На этот случай квоты не работают. Но это ничего не испортило. Отмечали под открытым небом, на Хортице. Там есть выделенное место для таких случаев. Молодёжь прыгала через костёр, целовалась, смеялась, танцевала. Дарили подарки. Тут считается честью получить подарок, сделанный своими руками, с любовью. Это нас никак не обидело: материально мы ни в чём не нуждались. Больше всего я боялся за Свету. Странно, что она не ревновала меня в те пять дней нашего романа с Алёной. Думал, затаилась, потом взорвётся - ан нет, всё спокойно.
  
   С трепетом жду прибытия домой. Предстоит первая брачная ночь. Как будет на это реагировать Света? Где и с кем спать? С двумя сразу? Или с одной? Идти ли потом к Свете? А кто из них на что обидится? Во, блин, встрял! Свету отозвал в сторону и поинтересовался деликатно. Всё уже решили без меня. Сегодня ночь Алёны. В дальнейшем: нечётные ночи - Алёны, чётные - Светы. Одной проблемой меньше - уже хорошо.
  
   .........
  
   Назвать меня недовольным никак нельзя. Вспомнил молодость. Всё же, темперамент двадцатилетней отличается от тридцатидвухлетней. А, может быть, другие факторы сказались. Светка даже в бок двинула на кухне: "Лыбу спрячь, а то обижусь, кобель!" Лыбу-то я спрячу...
  
   ...........
  
   Этот отпуск прошёл нескучно. Бабы меня частенько привлекали выгуливать малышей. Может, к Саше приучают, а может, им не понравилось, что Славик меня дядей назвал - кто их, баб, разберёт? Маша отреагировала нормально. Никаких истерик и сцен не было. Всех проблем: лишь бы моего потенциала хватало. Жёны друг перед другом выделываются, темперамент показывают, а мне отдуваться. Реально, ждал конца отпуска, а то ещё опозорюсь в постели.
  
   Выяснил у Андрея Кривоноса по поводу его рассказок Алёне. Всё верно; есть и ещё один момент: этот засранец не имел права разглашать. Пришлось звонить Щедрину, договариваться. Алёне увеличили допуск, перевели поваром-кондитером в офицерскую столовую. Андрюху наказали. Очень страшно: он аж посерел, когда ему огласили приговор - на один год он лишается права выступать на соревнованиях и на тот же год не имеет права играть "за наших", то есть, играть он может, но должен играть вместо ботов за врагов. Какие-такие боты? Что-то компьютерное? Вот такой Щедрин. Вроде и рук не рубит, но наказание реальное. Андрей - только, что не плакал, сказал, что теперь над ним будут смеяться ребята в школе. Мне Щедрин тоже сделал замечание. Сказал, что я несколько превысил уровень подробностей в своих рассказах жёнам о боевых действиях.
  
   - Юрий Григорьевич, ёлки-палки, все рекомендации есть в компьютере! Чаще заходите в свой профиль.
  
   

Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) Л.Маре "Рождественские байки некромантки"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"