Романов Александр Юрьевич: другие произведения.

Гриада, Гриада, Гриада моя...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 3.76*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это типа критика. Давно написал, но не знал, куда деть. Вот, кажется, нашел :). Может, кому интересно будет...


  
  
   Гриада, Гриада, Гриада моя...
   (Нечто вроде послания собратьям-фэнам, как результат чтения фантастики девяностых)
  
   Александр Колпаков. "Гриада"
   [Колумбы Неведомых миров]
   Издательство ЦК ВЛКСМ "Молодая Гвардия" 1960 Г.
  
   "Вероятно, ему придется обходиться без очков до ближайшей аптеки земного шара."
  
  
   Последнее время, пользуясь тем, что государственная цензура прекратила свое существование, пришедшие в литературу люди принялись издавать что бог на душу положит. Не удосуживаясь даже озаботиться вычитыванием того, что пишут.
   В результате рождаются перлы, которые и во сне не снились мэтрам советской поры. Что там было? Ну, "роторы завертелись, статоры завращались", или "цифра сто стремительно падала к нулю". Ну еще "лямбда ку" какая-нибудь. И все, собственно.
   Это и ошибками-то трудно назвать. Все остальное отслеживалось быстро и надежно, халтура не проходила дальше первого издания, после чего и пресекалась критикой.
   Зато теперь! Утверждения типа: "Вода закипает при девяноста градусах", "гусарская ливрея" или "обтекаемая торпедообразная форма, наиболее приспособленная к полетам в вакууме" - просто рядовой образец авторского отношения к уму читателей (Или, может быть, к своему - но сейчас мы этот вопрос рассматривать не станем)
   Попытки бороться с данным явлением путем обычных рецензий, как пришлось убедиться на собственном опыте, результата не дают (и даже более того). Вышеозначенная свобода печати позволяет господам литераторам плевать на какие бы то ни было замечания с высоты птичьего полета и не очень беспокоиться.
   Вот если бы читатели перестали раскупать их халтурные творения, начав разбираться в том, ч т о подсовывают под видом литературы... Тоже идея, надо признать, не очень близкая к реальности, но чем черт не шутит?
   В рамках этой самой идеи я и написал данный текст. Вдруг кого-то из собратьев-читателей заинтересует мысль читать покупаемые книги к р и т и ч е с к и? В этом ведь есть немало привлекательного. (Хотя бы ощутить себя умнее автора. Чем не заманчивая возможность? А, в подавляющем большинстве, именно так и будет).
   А там, глядишь, может и меньше станут покупать книги писателей, что гонят от романа к роману откровенную туфту. И придется этим писателям либо переквалифицироваться на более подходящую им деятельность, либо - поднатужиться и начать писать получше.
   Если бы только подобное случилось, я смело мог бы считать свою задачу выполненной. Конечно, это на данный момент скоре неисполнимые мечты, чем действительность, но кто мешает надеяться?
   Все-таки хочется читать хорошую фантастику, а не тот бред в ее форме, к рассмотрению которого мы перейдем и ради которого я и написал весь этот с позволения сказать документ.
   В качестве "мишени" я нарочно использовал роман не современный. Дабы никого не обидеть, с одной стороны, а с другой - он настолько полно содержит в себе весь основной набор типичных несуразностей и безграмотностей, что пройти мимо было просто невозможно.
   К тому же "Гриада" совсем не рядовая книга. В начале шестидесятых это был бестселлер. А для многих так и просто первая книга, с которой началось знакомство с фантастикой.
   (К счастью, карьера этого романа продлилась не больше одного издания: критика тогда сработала-таки, пусть с опозданием, и в дальнейшем книга заняла свое место на полках библиотек исключительно как экспонат истории литературы - не более того. Но свое слово она сказал.)
   Я и сам классе в третьем зачитывался приключениями экипажа "Урании" в центре Галактики, о полете длинной в миллион лет, подвигами покорения Пространства и Времени. Это было столь захватывающе!
   Причем впечатление это сохранилось на долгое время. Практически на всю сознательную взрослую жизнь. Не взирая на критические отзывы со стороны весьма уважаемых людей. До тех пор, покуда я сам не так давно не собрался перечитать эту детскую любовь...
   Результат - далее.
  
  
   ЧАСТЬ 1
  
   Глава 1
  
   Герой летит на гравилете на Землю со спутника, в гравилет попадает метеорит - гравилет начинает падать. Наступает невесомость. Через несколько строк нужно посмотреть на экран. Герой это делает и... Читаем:"...отчаянным усилием поднимаю отяжелевшую голову". При невесомости.
  
   Глава 2
  
   Герой отправляется к академику Самойлову с целью завербоваться на гравитонную ракету (кстати, словечко "вербоваться" употреблено самим Колпаковым; само по себе, конечно, мелочь, но в плане информации о описываемом мире деталь весьма существенная). Самойлов чрезвычайно разборчив, его осаждают сотни кандидатов. И что же?
   Герой заявляется к академику как к себе домой, не встретив по дороге ни единой души. Академика он застает в полнейшем одиночестве. А далее происходит такой разговор:
   "- Так ты участвовал в экспедиции, исследовавшей систему Сириуса? -
   оживленно спросил физик, вспомнив, вероятно, подробности разговора с
   начальником Космоцентра. - И собственными глазами видел знаменитый
   белый карлик Сириус Б?
   Польщенный вниманием, я приготовился подробно рассказать, но
   Самойлов уже забыл о своем вопросе. Он что-то разыскивал в груде
   бумаг.
   - Сколько тебе лет? - неожиданно спросил он.
   - Тридцать восемь. - ответил я, решив ничему не удивляться.
   - Давно летаешь на фотонных ракетах?
   Вместо ответа я отвернул лацкан куртки, показывая ему медаль, на
   которой было выгравировано: "Сто световых лет"."
   И это - ВСЕ вопросы, что задал академик Самойлов явившемуся человеку (Отметим, что человек этот будет у него ЕДИНСТВЕННЫМ спутником на протяжении нескольких десятков лет полета).
   Вслед за этим небольшим отрывком следует вчетверо большая по объему лекция самого академика об открытой им в центре Галактики некой планете Икс, а так же о гравитонной ракете.
   После чего академик, дружелюбно глядя на нашего бравого кандидата, просто заявляет: ты мне нравишся, беру!
   Не могу удержаться от вопроса: а в чем, собственно, заключается разборчивость академика Самойлова?
  
   Глава 3
  
   Автор (Колпаков) честно попытался этот момент разъяснить.
   Перед отлетом, на прощальном вечере в Космоцентре, отвечая на записки из зала, академик Самойлов был вынужден объяснять и причины, по которым он отобрал своего попутчика:
   "- Каким принципом вы руководствовались при выборе вашего
   астронавигатора?
   Это было сказано неокрепшим мальчишеским басом (вероятно,
   первокурсник Академии Звездоплавания). "Да, да!", - подтвердило сверху
   множество голосов. Начальник Космоцентра, сидевший справа от меня,
   привстал со стула, прокашлялся и зазвонил в колокольчик.
   - Извольте, отвечу, - отпарировал Самойлов и успокаивающе повел
   ладонью в мою сторону. - Мне импонирует, что Виктор Андреев высокого
   роста и не придется в продолжение долгих лет смотреть на него сверху
   вниз.
   Мальчишеский бас не унимался:
   - Это не ответ!.. Все хотят лететь!
   - Да, да! Мы тоже высокого роста.
   - Увы, - академик развел руками. - Приятно видеть ваш энтузиазм,
   но вместе с тем и прискорбно. Всех желающих не возьмешь! Мой спутник
   имеет еще одно неоспоримое преимущество: он молод... (Возглас с
   галерки: "Я тоже молод!") Это заметно, - немедленно отозвался Самойлов
   под общий смех. - Он молод, но, несмотря на это, налетал уже триллион
   километров."
   Тут впору насторожиться, потому что с академиком явно творится что-то неладное: дважды он лепечет откровенную чушь, а в конце, называя конкретную цыфру ТРИЛЛИОН километров, просто ставит сам себе клинический диагноз.
   Ведь в предыдущей главе черным по белому этот самый астронавигатор отвернул лацкан куртки со значком "СТО световых лет".
   Суть вот в чем. Один световой год - расстояние, которое свет проходит в течение года. На память точно не назову, но если просто посчитать на калькуляторе, то получим 9460800000000 километров. А один триллион это 1000000000000.
   Герой налетал сто СВЕТОВЫХ ЛЕТ. Профессор же называет триллион КИЛОМЕТРОВ. Ошибся он примерно в тысячу раз, т.е. на три порядка. Для физика как-то многовато на мой взгляд.
   Чуть позже в этой же главе академик сообщает герою, что никогда не взял бы его с собой, если бы знал, что на Земле у того остается любимая девушка. Это добавляет еще один выпуклый штрих к вопросу о разборчивочти академика и о критериях, по которым он отклонил до того пятьсот шестьдест два претендента (цыфра точная, поскольку приведена у Колпакова же).
  
   Глава 4
  
   Гравитонная ракета. Длина 300 метров, вес 82000 тонн.
   На обшивку этого чуда техники пошло 17000 см кубических нейтронита. Один кубический сантиметр весит четыре тонны. Следовательно общий вес 68000 тонн. И что же?
   Герой тут же прикидывает этот самый общий вес - для чего-то переведя при этом семнадцать тысяч в два ведра - производит вычисления и получает ответ... 64000 тонн. Достаточно загадочный результат, если не сомневаться в способности астронавигатора производить в уме несложные перемножения.
   Гравитонного топлива около 18000 тонн. Вес приборов и механизмов не более ста тонн - им можно пренебречь. В итоге получаем общий вес... Какой?
   Если сложим 18000 и 64000 то как раз 82 тысячи. Но вообще-то должно быть 86, поскольку при перемножении семнадцати и четырех шестьдесят четыре никак не получаются.
   И вся эта цифровая билиберда с переводом сантиметров в ведра вовсе не разбросана в разных частях книги. Наоборот. Все это изложено практически на одной странице.
   Чуть далее, осматривая анабиозную камеру, наш астронавигатор задает академику насущный вопрос:
   "- Верно ли сработает реле времени? Выведет ли оно нас из состояния
   "вечного сна"?"
   И получает на него ответ не менее примечательный:
   "- Думаю, что да, - коротко ответил Самойлов."
   Это, между прочим, отвечает сам создатель гравитонной ракеты.
   Еще чуть позже читателя ждет сюрприз. Гравитонного топлива, оказывается, не восемнадцать тысячь, а двадцать шесть.
   Вот так вот! И - никаких комментариев.
  
   Глава 5
  
   Отлет экспедиции с Луны.
   "Большинство провожающих спускается вглубь подлунного города, чтобы
   там, перед телевизионными экранами, наблюдать исторический старт. Ни
   одна живая душа не уцелеет на поверхности Луны, когда заработает наш
   гравитонный прожектор: сверхмощные излучения тяжелых электромагнитных
   квантов испепелят человека в мгновения ока, а чудовищной силы
   реактивная струя раздавит его в лепешку."
   Очень хотелось бы знать, что сталось с МЕНЬШИНСТВОМ провожающих, оставшихся на поверхности? Или это просто специальная жертва по поводу запуска?
   А вот еще любопытная цытата.
   ""В две тысячи шестидесятом году отсюда стартовала к Альфе Центавра
   первая в истории человечества межзвездная эскадра "Циолковский". И
   дальше - славные имена первых звездоплавателей, из которых я помню
   лишь одно имя: Иван Руссов."
   Почему, собственно, герой помнит только ОДНО имя? В тексте романа это не объясняется никак. Или это просто признание в том, что никого больше и не выучил нашь астронавигатор ни в школе ни в академии - так, запомнился кто-то? (Можно, конечно, предположить, что этот Иван Руссов - русский. Но он что, тогда, единственный русский в Первой Звездной? Не слишком ли круто для эскадры с именем "Циолковский"?)
   А вот еще замечательная подробность. Последствия старта "Урании" с Лунного космодрома. "По Мировому океану прокатилась приливная волна десятиметровой высоты... К счастью, жертв и разрущений не было." И тут же академик Самойлов признает, что в Академии Тяготения не сумели правильно рассчитатть последствия старта. И что впредь запуски гравитонных ракет следует производить откуда-нибудь не ближе спутников Сатурна.
   Учитывая, что на этих спутниках Сатурна и так имеется космодром межзвездных ракет, а так же еше один на Плутоне, остается непонятным - а зачем тогда запускали это стихийное бедствие с Луны?
   Или вот. Академик объясняет своему астронавигатору, как работает противоперегрузочный костюм. А почему, собственно, он объясняет ему это ПОСЛЕ старта? А не во время подготовки, например? Устройство противоперегрузочного костюма в любом случае дело не последнее.
   А далее наступает апофеоз. Я, пожалуй, приведу этот отрывок полностью. Это рассказ о реальном случае из героической жизни астронавтов.
   "Однажды звездолет африканского Космоцентра, посланный в далекую разведку, попал в поле тяготения звезды Койпера, притяжение которой в четыре миллиона раз сильнее, чем земное. В борьбе с ее притяжением астролет израсходовал все аварийные запасы энергии и даже часть основного. А ведь основной был нужен для разгона корабля в обратный путь. Оставшейся энергии астронавтам едва хватило для разгона до девяноста пяти тысяч километров в секунду, так как их противоперегрузочные кресла не позволяли развить ускорение большее, чем шесть "жи".
   Виктор помолчал и тихо закончил:
   - Они летели к Солнцу ровно тысячу лет и не дожили до конца пути.
   У них ведь не было и анабиозных ванн. Вот если бы они могли набирать
   скорость таким же темпом, как мы, тогда они были бы спасены."
   Какие проникновенные строки. Прямо холодеет в дуще от разворачивающейся перед мысленным взором бездны, в которую ввергли себя отважные африканские парни. И хочется снять шляпу.
   Вот только несколько позже Колпаков опять же черным по белому назовет точную дату старта самих героев - две тысячи двести шестидесятый год.
   Т.е. - двадцать третий век. А первая межзвездная стартовала в две тысячи шестидесятом. Тем не менее африканцы летели до Земли тысячу лет.
   Этот откровенный бред тоже остался незамеченным никем и прошел в печать.
   Дальше имеет место небольшая, но интересная подробность, очень выпукло опять же характеризующая обоих членов экипажа трансгалактической экспедиции. "...вероятно, для него многоголосое пение астронавигационных приборов - открытая книга." - это профессор о своем штурмане.
   О штурмане, которого он сам нанял после тщательного отбора кандидатов - причем с той именно целью, чтобы штурман этот разбирался в навигационных приборах! И вот - "вероятно...". То есть, что - профессор наверняка этого не знает?!
   Опять же, озадачивает, что сам-то профессор, в смысле академик, лично спроектировавший эту самую ракету, физик по профессии, открывший к тому же в центре Галактики после долгих наблюдений и вычислений планету Икс - очевидно ни уха ни рыла не понимает в той окружающей технике, что сам же и использовал как создатель и пилот ракеты. Очаровательно.
   Вот еще.
   Академик в очередной раз объясняет своему штурману устройство и принцип действия гравитонной ракеты, на которой они летят. И тут штурман задает ему вопрос: "А чем вы измеряли скорость истечения?" (Имеется в виду скорость истечения вещества из двигателя ракеты). И этот вопрос ставит академика в тупик. А ведь это, повторим, именно этот академик спроектировал эту самую ракету.
   "Я с интересом взглянул на Виктора. Он оказался не таким
   дилетантом, каким представлялся мне вначале"."
   Т.е ко всему прочему, академик считал своего штурмана еще и дилетантом. Лохом, иными словами. Чайником. Пеньком. Чуркой тупой, говоря попросту. Нет, воистину необъяснима причина, побудившая академика после тщательного отбора взять с собой этого самого дилетанта. Разве что остальные кандидаты были еще тупее.
  
   Глава 6
  
   Звездолет несется со световой скоростью к центру Галактики. И тут нашего главного героя осеняет, что могут попасться какие-нибудь препятствия - а это чревато. И что же?
   "- Нет ли на нашем пути потухших звезд или газово-пылевых
   туманностей, глобул? - спросил я Самойлова.
   - Кто знает? Кто знает?.. - пожал он плечами."
   Как вопрос, так и ответ, мягко говоря, не в пользу обоих. Один - штурман-звездолетчик - уж должен худо-бедно представлять, что в космосе имеется на пути его корабля. Второй - и вовсе долгое время изучал этот район Галактики в поисках всего лишь п л а н е т ы.
   А вот еще один перл. И даже не один.
   "Акцелерограф показывал отрицательное ускорение, то есть замедление движения. Наш сумасшедший полет был приостановлен аварийным роботом. Повинуясь руке академика, нажавшей кнопку, робот привел в действие тормозную систему. Сейчас "Урания" летела по инерции."
   Во-первых, обращает на себя внимание очередная нестыковка с физикой: акцелерограф показывал отрицательное ускорение, а двумя строками дальше - "Урания" летела по инерции. Это опять те же страшные перегрузки в невесомости.
   Ну и конечно - маленький шедевр: повинуясь руке академика, нажавшей кнопку, робот привел в действие тормозную систему. Т.е. существует некая сверхсложная тормозная система - в котрой разбирается только умный робот - а академик (академик!) только и может, что нажать кнопку, не более того.
   Тут, пожалуй, впервые приоткрывается тайна высокого профессионального мастерства штурмана и еще более высокой учености академика. Похоже на то, что за них все знают и умеют роботы. А героям остается как раз только одно - почивать на лаврах, да гадать, все ли эти роботы предусмотрели.
   В этом свете, кстати, очень хорошо объясняется оговорка академика насчет того, что для штурмана, вероятно, показания приборов - открытая книга. Видимо этика людей будущего не позволяет им говорить о своей зависисмости от машин прямо. Только деликатными намеками...
  
   Глава 7
  
   А вот тоже прелестный образец стиля.
   "Третий год мы блуждали в центральной зоне Галактики, разыскивая
   таинственную планетную систему. Самойлов почти не спал, осунулся и
   побледнел."
   Прямо так вот и написано: третий, мол, год - не спал, осунулся и побледнел... И кстати, вот еще вопрос - не очень крупный, но существенный: а почему, собственно, планетная система - т а и н с т в е н н а я? Нигде в тексте нет никаких намеков.
   А вот далее вообще нечто.
   Герои собираются залечь в анабиоз. Читаем:
   "Перед последним погружением в ванну академик спросил:
   - Ты не забыл умыться, почистить зубы и принять препарат МЦ?
   ...Пришлось проделать утомительную и сложную процедуру."
   То есть - не знаю даже как это назвать-то? - ничего сложнее чем умыться и почистить зубы в качестве физиологической процедуры герои не ведают. Примерно как дети дошкольного возраста. Да и это для них - так утомительно! Ну-ну...
  
   Глава 8
  
   А вот еще цитата.
   "- Но в ближайших к Солнцу звездных системах ведь не оказалось
   разумных существ? И это несмотря на упорные поиски астронавтов в
   течение последних двухсот лет?!"
   Примечательного в ней вроде не особо много. Вот только надо вспомнить, что с момента старта экспедиции прошел уже м и л л и о н лет. О чем вообще идет речь?
   Далее ошибки и нелепицы следуют настолько плотно, что не знаешь, какую отмечать.
   Герои добрались, наконец, до долгожданной "планеты Икс". Причем к планете они вышли, даже не разыскивая ее: просто планета естественным (судя по всему) порядком становится видимой любому подлетающему, как только он приблизится к звезде - по крайней мере у героев это обстоит именно так.
   Далее наши межзвездные Одиссеи не придумывают ничего лучшего, как немедленно на эту увиденную планету садиться, даже не осмотревшись как следует вокруг.
   Максимум на что их хватает - это дистанционно установить состав атмосферы. И это при том, что мимо них пролетело огромное и с к у с с т в е н н о е небесное тело - спутник, как они же сами предполагают.
   Простая мысль, что аборигенам их попытка высадиться может не понравиться, как-то не сразу приходит героям в голову - только после некоторого раздумья.
   Да и то после того, как аборигены взяли их за шкирку.
   И что затем эти с позволения сказать астролетчики делают? Находясь в нескольких тысячах километрах над планетой, в положении курсом на эту самую планету, они запускают на полную мощность главный двигатель своего гравитонного суперчуда техники - с целью вырваться из захвата. Очевидно им и в голову не приходит, что в случае успеха они врежутся в поверхность планеты - до того ли в такой момент! Надо же освободиться! Аборигены же их поймали!
   Никаких других соображений у них не возникает.
  
   Глава 9
  
   Тут много еще чего в продолжение развития темы контакта с аборигенами (по большей части билиберда та еще). Но разбирать всю эту чушь просто нет места. Впрочем, для того периода подобное вполне типично, поэтому придираться не стоит.
   Отметим только, что лишь выйдя из звездолета, наши путешественники обнаружили, что снаружи температура шестьдесят пять градусов жары. Причем перед этим они специально исследовали условия за бортом с целью узнать их пригодность к жизни человека. Мило, да? Ученые, блин...
  
   Глава 10
  
   Еще в тему контакта. Бравых героев космоса приглашают на занятия местным языком. И что же?
   "- Какие занятия? - спросил я. Это слово сразу нагнало на меня
   скуку, ибо я жаждал зрелищ и путешествий."
   Этот маленький мальчик летел к центру галактики тридцать локальных лет (или сколько там?) и м и л л и о н независимых. Зачем? Для чего? И вообще, начиная с момента высадки астронавигатор Виктор начал сильно напоминать своими манерами и поступками красноармейца Гусева из "Аэлиты". Персонаж, надо признать, колоритный, но никак на штурмана звездного флота не вытягивающий.
  
   ЧАСТЬ 2
  
   Глава 1
  
   Прошло три месяца с момента прибытия. Резюме Виктора:
   "Все это время пришлось провести в обществе назойливых грианских ученых, упражняться в программировании, отвечать на многочисленные вопросы. Все это интересно, но уже страшно надоело."
   А зачем, собственно, сей межзвездный путешественник летел?
   А вот героям дали возможность отправить сообщение на Землю с местного центра космической связи.
   "- Земля! Земля!.. - От волнения голос академика дрожит. - Ты
   слышишь нас? - Он усиленно сморкается. - В две тысячи двести
   шестидесятом году мы - пилот Андреев и физик Самойлов - стартовали..."
   До Земли 30000 световых лет. Вызывает умиление вопрос академика "Ты слышишь нас?" - эти слова живо вызывают в памяти анекдот: "Москва! Москва!! Ответте, Москва!! - А что, по телефону-то нельзя?...". Кроме того тут еще много чего можно было бы сказать - например о том, на каких частотах ведется передача; или о том, на каком языке говорят через миллион лет - но не будем углубляться.
   Дальше идет ничуть не хуже (или не лучще?). Аборигены не дают академику передать галактические координаты их планеты. Хотя ответ может прийдти только через шестьдесят т ы с я ч лет. При том, что вся их собственная цивилизация насчитывает не более двадцати тысяч. Не говоря уже о том, что еще на Земле этот же академик координаты (пусть примерные) этой самой планеты уже вычислил. Что-то, вообщем, непонятное.
  
   Глава 2
  
   А вот запись из дневника академика Самойлова.
   "Мы попали в северное полушарие Гриады совершенно случайно. Нам
   просто повезло. Попади мы в южное полушарие, грианская цивилизация,
   пожалуй, не была бы нами открыта."
   У Гриады весьма своеобразное орбитальное положение, что обуславливает нестандартную смену времен года на планете. Но дело не в этом.
   Этих героев, блин, перехватили еще в открытом космосе. Их посадили в принудительном порядке, естественно - аборигены планеты. От Самойлова с Андреевым не зависело абсолютно ничего. И вот после этого академик полагает, что они случайно оказались в населенной части планеты.
  
   Глава 3
  
   Без замечаний (Это не значит, что тут не к чему придраться, просто нет ничего особенного).
  
   Глава 4
  
   Виктор Андреев, неукротимый штурман, бежит от держащих его взаперти местных ученых. Естественно (по закону жанра), встречает местных инсургентов, которые прячут его в одном из многочисленных городов на океанском дне.
   Все хорошо, только вот не дает покоя то обстоятельство, что глубина океана - двенадцать километров. При этом на донных плантациях вовсю работают водолазы типа аквалангистов.
   Понятно, что как-то гриане этот вопрос, видимо, разрешили. Но в тексте это никак не упоминается. Двенадцать километров - и все. Легко высчитать, что давление там - 1200 атмосфер. Но автор, очевидно, решил не перегружать на сей раз читателя цыфрами. Чуть далее отмечается еще большая глубина - пятнадцать километров.
   И опять без всяких комментариев. Более того, в этом месте наличествует еще и радиоактивное излучение в сто миллионов рентген Именно столько, не сомневайтесь). Как при этом на планете сохранилось хоть что-то живое - тайна сия велика есть. Но подобная цыфра, безусловно впечатляет.
   А вот наконец автор раскрывает уровень подготовки своего штурмана. Виктор предлагает местным друзьям передать им свои знания. Чтобы они знали, как управлять космическими кораблями.
   "Целых две недели я без устали, "день" за "днем", диктовал в
   раструб лингвистического автомата все, что знал об астронавтике."
   "Целых две недели!..." Аж целых две недели потребовалось герою, чтобы надиктовать ВСЕ свои знания!! Вот так вот. Знай наших. А вот к а к и е знания передал землянин аборигенам:
   "Я рассказал им о великом землянине Циолковском, разум которого открыл человечеству реактивный двигатель - единственную машину, способную вырваться в Космос; о стране Ленина, величайшего из землян, стране, которая первой начала штурм неба на пороге Эры Всемирного Освобождения; об освоении человечеством всего околосолнечного пространства; о великой победе человеческого разума, научившегося полностью превращать вещество в свет; о первых межзвездных полетах, открывших Эру Познания Вселенной. Я рассказал им о своем друге Самойлове, нашедшем способ превращения вещества в гравитоны, энергия распада которых позволила нам пронестись через пространство-время и разыскать Гриаду в необозримых глубинах Галактики.
   Я надеюсь, что мои скромные знания и опыт принесут грианоидам хоть
   некоторую пользу в их великой борьбе за Новый Светлый Мир."
   Да поможет святой Януарий тому, кто попробует управлять не то что космическим, а хоть каким-нибудь кораблем на основе такого курса лекций.
   Конечно, Колпаков писал "Гриаду" в первую голову как пропагандист. (Да иначе в тот период было и нельзя - тут к нему никаких претензий быть не может) Но! Все-таки другие авторы, в это же время (а то и пораньше) не путали инструкцию по эксплуатации с идеологией.
   Колпаков здесь, по-моему, едва ли не единственный в своем роде. Даже Н. Шпанов не призывал управлять самолетом, например, руководствуясь "Кратким курсом истории ВКП(б)" вместо наставления по пилотированию.
   Ну, дальше уже ничего столь примечательного...
  
   Глава 5
  
   Ничего особенного.
  
   Глава6
  
   Ничего
  
   Глава 7
  
   Виктор Андреев попадает на некий остров, где видит космический корабль размером в несколько километров (несколько больше горы Эльбрус). Виктор поражен: он никогда до этого не думал, что космические корабли могут быть такими исполинскими.
   Он видимо уже забыл свои рассуждения по поводу впервые увиденной "Урании" - что трехсотметровая ракета в сравнении с квантовыми звездолетами - просто малютка. Т.е. размеры их как раз составляют те самые километры. Чего его вдруг так поразило - не вполне понятно.
   А вот тоже интересно.
   Герои смотрят на землю в реальном масштабе времени:
   "- Гм... Когда мы улетали, искусственных спутников было двадцать
   шесть, - заметил Самойлов. - Сейчас же их не менее сотни!"
   С момента их отлета прошел м и л л и о н лет. Можно, конечно, предположить, что был период упадка... Но это уже только наши домыслы, не более того.
   Далее герои зрят (иначе не скажешь) обелиск в честь себя самих. На котором читают надпись:
   "В третьем тысячелетии Новой эры отсюда стартовали эти люди,
   первыми испытавшие гравитонную ракету и дерзнувшие полететь к центру
   Галактики. Должны были возвратиться на Землю в шестьдесят третьем
   тысячелетии. Они не вернулись еще и сейчас, в начале первого
   тысячелетия второго миллиона лет человеческой истории.
   Вечная слава героям науки!"
   Озадачивает содержание текста. "Они не вернулись еще и сейчас, в начале первого тысячелетия второго миллионолетия..." - это вообще-то означает, что памятник установлен т о л ь к о ч т о. Иначе зачем вообще писать на нем, что сейчас именно второе миллионолетие? А надпись сделана и вовсе на п о н я т н о м им языке. (В текущее время язык другой и для современных жителей Земли текст на обелиске совершеннейшая бессмыслица) Возникает вопрос: что, э т о написали специально в расчете на то, что они как раз в это время и смотрят? Чтобы сообщить Андрееву и Самойлову, какое тысячелетие они видят?
  
   Дальше в главах 8-10 по сути ничего новенького нет, чтобы специально рассматривать. Зато в главе 11 просто блещет изумительная своей значимостью информация. У профессора сломались очки, и:
   "Вероятно, ему придется обходиться без очков до ближайшей аптеки земного шара."
   Э т о происходит на борту супернавороченного корабля некой иногалактической цивилизации. Не говоря уже о том, что, очевидно, и на борту "Урании" запасных очков не имелось тоже. Нда-с.
  
   ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  
   После перечтения впечатление от "Гриады" остается тяжелое. Без преувеличения. Поскольку, как становится ясно, адекватно книга воспринимается в возрасте восьми-десяти лет - когда все кроме "уж-жасных опасностей и стр-рашных приключений" благополучно проходит мимо сознания. А психология читателя не превышает по сложности детской психологиии героев.
   Когда следишь за приключениями, как-то совершенно не бросается в глаза, что автор противоречит себе не только в отдельных частях книги - но на одной и той же странице, причем повсеместно, а то и в одном абзаце!
   Что герои не смыслят ничего в том деле, которым занимаются, путаются с элементарной хронологией и в простейших арифметических вычислениях, а максимально тяжелым и утомительным занятием считают чистку зубов и умывание. Точь-в-точь как это и бывает в младшем школьном возрасте.
   Уровень реализации романа стоит на отметке, охарактеризовать которую сразу как-то и не возьмешься. Это не употребимая ныне часто "ниже пояса" и даже не расхожее "решение всех проблем кулаками". Скорее уж что-то непосредственно-детское: "У-у, как МЫ им дали!..." (причем, если кто не понял, то поясняю: главное в этой фразе - "У-у!...", а не что-нибудь другое)
   Мне теперь, пожалуй, понятно, отчего в дальнейшем Колпаков не написал более ничего такого же полномасштабного. Так, несколько небольших рассказов и повестей (того же качества), не более.
   Собственно, после "Гриады" ее автор, как писатель, представлял собой литературный труп - если позволительно такое заимствованное из другой области выражение. Причем труп, как казалось, убитый критиками навсегда. (Поскольку после "Гриады", стоит отметить, ничего ей подобного уже не прорывалось на фантастический рынок - по крайней мере такого же масштабного)
   И вдруг в последнее время этот покойник явно зашевелился! Авторов, не способных связать концы с концами - а то и двух слов - между собой явилась немалая когорта. И гальванизация безграмотности в нынешней литературе идет полным ходом.
   Не пора ли с ней как-то хотя бы определиться?
  
  

Оценка: 3.76*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"