Романов Александр Сергеевич: другие произведения.

Глава 25. Снова на ногах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Раны срастаются, болезни исцеляются, а вот от судьбы героя не убежать и не излечиться. А тут ещё и связь со стародавними событиями из другого мира...


Глава 25. Снова на ногах.

   Время пробуждения! Уже четвёртые сутки пошли, как я зарабатываю пролежни в лазарете. По счастью, убийственная атака капитана Кая задела нас лишь краем - а вот ему самому явно прописана минимум неделя лечения и восстановления.
   Кожа чешется! Значит, выздоравливаю. Интересно, а смог бы магистр Трелл отразить такой удар? Гадом буду - артефакты и скрытые способности требуют не менее хитрой защиты! Тут одной Мантией мага не обойдёшься.
   Дверь открылась и в палату вошёл жрец Ильматера, мой лечащий врач по имени Брейгель. Лицо его, как правило, не выражало ничего, кроме профессиональной заботы и внимания.
   - Доброе утро, мой друг. Как самочувствие? - вопрос, который стал уже традиционным, не вызвал у меня раздражения. Здесь о пациентах заботились всеми силами, местные лекари одинако внимательно лечили и знатного лорда, и бедного крестьянина. Если уж повезло сюда попасть.
   - Доброе, док. Да вроде и ничего. Только всё тело чешется. Может, мазь какую дадите?
   Брейгель отрицательно покачал головой.
   - Как высокая температура говорит о том, что организм ваш борется с болезнью изнутри, так и зуд кожи показывает, что восстановление наружных покровов тела идёт по плану. Школа Иеронимуса предписывает не прерывать этих реакций, дабы не замедлять выздоровление. Также прошу вас воздержаться от любых исцеляющих чар.
   Я досадливо кивнул.
   - Полагаю, если всё будет идти благополучно, то завтра вы уже сможете покинуть нас. Ваш друг дварф был выписан ещё вчера, вместе с девушкой-тифлингом - их природа несколько крепче человеческой. Что же касается мужчины-следопыта - увы, он пока что не готов к выписке, ибо пренебрегает всеми врачебными рекомендациями. А сейчас постарайтесь расслабиться и отрешиться от любых малоприятных ощущений.
   Жрец вышел, а мне ничего не оставалось, как последовать его совету. Очистить сознание, изгнать мысли, упорядочить дыхание...
   До завтра я ещё потерплю. Недолго осталось. Но если и завтра не выпишут - ей-богу, сбегу!
  

****

   Не пришлось, и то славно. Впереди меня ждала лишь рутина дел, но я был рад чему угодно, только бы не лежать в четырёх стенах. Зализывать раны лучше на воле (не в буквальном смысле зализывать... конечно, если ты не друид в форме волка!).
   Преступное подполье понесло немалый урон. И заправила средней руки Муар, и Брелейна, которая запуталась в своих чувствах, и предатели-солдаты, и куча рядовых бандитов - все они были мертвы. А значит, есть время для передышки. Для отдыха и укрепления занятых позиций.
   Я не терял времени даром. В госпитале, хоть и ужасно хотелось предаться безделью, я всё же нашёл время, чтобы вызвать к себе верных людей и выдать им указания. Теперь у всех известных (и неизвестных лично мне) отнорков, ведущих в городское подполье, отирались ребята Вольфа. Один бес, им всё равно где шататься, а за такую помощь каждый из них имел стол в "Утонувшей Фляге", а иногда и возможность переночевать. Так что работали уличные мальчишки и девчонки не за идею, а за добрый ломоть хлеба с маслом и шмат мяса. И работали на славу.
   Одноглазого Аластора, старого служаку-сержанта из Доков, я временно повысил до прапорщика. Казус был в том, что я и сам пока был в том же звании, но в отсутствие капитана и лейтенанта я временно прыгал на пару ступеней вверх по должностной иерархии. Так что это назначение должен был одобрить капитан, но думаю, проблем не будет. Несгибаемый и параноистый стражник не сломался и в былые времена, так что теперь ему будет где развернуться.
   Подземелья-подвалы были проблемой. У меня банально не хватило бы людей на патрули всех этих лабиринтов. И в полный рост вставал неоправданный риск - преступники ориентировались там куда лучше, и терять зазря уйму людей мне совершенно не хотелось. Боюсь, мне это дело пока что это не по зубам; чтобы не наломать дров, посоветуюсь со знающими людьми. Как знать, может, что и всплывёт на поверхность. Это, конечно, только тактика, а вот выйдет из больницы капитан Кай - приступим и к стратегии!
   Жизнь в очередной раз готовилась показать мне большой и жирный кукиш. Но об этом я, как всегда, даже не подозревал.
  

****

   ...Сэр Нивалль, терпеливо дожидавшийся меня в трактире дядюшки, приветливо кивнул:
   - Добрый день, оруженосец. Поздравляю со скорой поправкой, потому что Невервинтеру снова нужен ваш меч. Как раз в том месте, где вы уже успели побывать, вызволяя мастера Алданона - в Крепости-на-Перекрёстке.
   Уж послал, так послал... Деликатно умолчав, что с мечами любого размера у меня никогда особо не ладилось, я всё же возразил:
   - Мне казалось, что сейчас главное - добить остатки преступности в Невервинтере, раз уж наша операция всё же увенчалась успехом... хотя... Капитан Кай ещё в лазарете, лейтенант Брелейна оказалась предательницей... да офицерский состав Стражи попросту обескровлен! Боги с ним, с окончательным натиском, тут я погорячился. Но нельзя же оставить дела брошенными!
   - Оруженосец, вы получили приказ. Приказы не обсуждают - их выполняют, к вящей славе нашего города! - тон Нивалля слегка похолодел.
   Не люблю, когда на меня давят. Бегу и спотыкаюсь, мля! Не хватало ещё, чтобы Бишоп оказался прав - ведь это и правда так, слишком тонка грань от "выполнять приказ" и "лизать сапоги знатного лорда".
   - Да, но кроме оруженосца Невервинтера я ещё и прапорщик Стражи! - отпарировал я. - Кроме того, чей это приказ? Моего рыцаря, которому я присягал? Или моего лорда? Вы куда выше меня по статусу, сэр Нивалль. Но я не ваш слуга и не ваш вассал!
   - Вы получили приказ от главы Девятки Невервинтера, коим являюсь я. И в следующий раз, если захотите поспорить о моих полномочиях, потрудитесь изучить историю и статус этой организации. А теперь перейдём к деталям дел, которые я вам поручаю...
   Раздражение во мне боролось с благоразумием, подсказывавшим заткнуться и не выступать. Победило раздражение:
   - Сэр Нивалль, вы толкаете меня на дело, которое чёрным пятном ляжет на мою честь и совесть, и входит в прямое противоречие с теми обетами, которые я дал, как оруженосец, - ударился я в казуистику. - Разве вы сами бросили бы дело на полдороги, подставляя раненного товарища? Дело, которое уже принесло плоды и укрепило государственную власть?
   Не могу понять, с чего вдруг Нивалль, неглупый и проницательный мужик, ввязался в дурацкую ссору и начал "колотить понты". И перед кем?! На ровном месте - скандал и раздор. Или просто рыцарство головного мозга.
   Впрочем, сэр командир Девятки был действительно неглуп. Кашлянув, он кивнул:
   - Что ж... Ладно. Вы действительно немало сделали для города, так что и я пойду вам навстречу. Через три дня мы вернёмся к разговору, так что будьте готовы. А ещё хочу вас предупредить - далеко не всегда стоит проявлять дерзость и нетерпение в беседе. Я проверял вас, и увидел, что вы способны отстаивать свою точку зрения. Это ценное качество, но учитесь подбирать слова. Далеко не всегда ваш собеседник будет сдержан в эмоциях. Острое и умное слово в наших делах порой значит даже больше, чем острый и длинный меч.
   Рыцарь вышел, а я продолжал сидеть, тупо уставившись в одну точку. Потом вздохнул и крепко, по-доковски, выматерился, выражая своё отношение к проверкам, поучениям, приказам и посылам. Других слов у меня просто не оставалось.
  

****

   Три дня! Хорошо. И первым делом, благо, что со всеми сокомандниками я уже успел пообщаться, и занимались они чем хотели - от тренировок до возлияний, я пошёл к Зджаэв. Яснее ясного, что только она сейчас может послужить для факелом в темноте незнания. До сего момента я только шёл вдоль стены, но пора бы добавить света!
   - Здравствуй... Зджаэв. Я правильно произношу твоё имя? - начал я.
   - Ты говоришь как житель Фаэруна, Калак-Ча. Ты не оскорбишь меня неверной транскрипцией, потому что я знаю, что ты не хочешь этого. Иногда само намерение становится важнее произнесённого слова, - не изменив своей медитативной позы, спокойно произнесла гитзерай.
   - Хорошо, если так. Тогда... Нам не удалось как следует пообщаться до этого момента, и у меня накопилась куча вопросов к тебе. Ты удовлетворишь моё любопытство?
   - Если такова твоя воля, то спрашивай. И если это будет в моих силах, я отвечу тебе.
   Манера общения гостьи из другого мира была непривычной и удивляла, но, как ни странно, не напрягала. Я чувствовал, что всё это было частью собеседницы, такой же привычной, как дыхание; это не было маской, а потому - не раздражало.
   - Прошу, расскажи мне о своём народе и своём мире. Я понимаю, что про каждую расу и каждый мир можно написать уйму книг, но... хотя бы суть. Для понимания.
   - Знай, что ты прав. Не одно поколение сменит другое, пока я буду читать тебе хотя бы один из анналов нашего Народа. Если такова твоя воля, что ты хочешь знать больше, то задавай более конкретные вопросы, и получишь ответ.
   - Скажи хотя бы, откуда ты? Я же вообще ничего не знаю о гитзерай! - возразил я.
   - Это известно мне, и не удивляет меня. Что же до моей родины, знай - гитзерай сделали своим домом Лимб, неустойчивый мир. Там мысли становятся реальностью, и мы с рождения учимся оттачивать свои мысли и стремления. Из наших мыслей воздвигаются города, ведь всё, что окружает нас - это хаос. Мы живем в буре планарных потоков, и лишь наши знания и наша воля защищают нас.
   - "Сделали своим домом"... - пробормотал я. - Значит, это не было вашей исконной отчизной?
   Зджаэв помедлила. Потом, видимо, что-то решив для себя, заговорила вновь:
   - О названии нашего родного плана, нашего Первого Мира, нет знания у моего народа. Мне стыдно говорить об этом, но если ты хочешь узнать, то я поделюсь тем, что мне известно. Однако история эта требует терпения и сосредоточения.
   - Да. Я хочу узнать о вашем Первом Мире, - ответил я.
   - В таком случае я расскажу тебе нашу историю, как она записана на скрижалях Неразрывного Круга. Вначале был хаос...
   Негромкий и размеренный голос жрицы вводил меня в странный и непривычный транс. Перед глазами проносились видения эпох, а слова Зджаэв продолжали звучать как будто отовсюду:
   - Хаос, такой, как сейчас в Лимбе, охватывал все миры. Из моря хаоса вышел Первый Мир нашего народа. Мир, родившийся из наших мыслей, нашей воли. Наш Народ, Первый Народ, был мыслями, порожденными хаосом. Когда они осознали себя, они перестали быть хаосом, а их воля стала плотью. Но плоть эта породила новый хаос, хаос не материи но мысли. Разум нашего Народа заполнился ненавистью, жадностью, вожделением, болью, завистью... и сомнениями. И враг, питающийся мыслями, пожирающий разум и источающий волю, заметил наше воплощение и поработил нас... Это были иллитиды, щупальценосные твари, живущие во плоти. Они относятся ко всему, что дышит и обладает разумом, всего лишь как к инструменту для их собственной воли.

0x01 graphic

   Я словно наяву видел то, о чём говорила гитзерай. Странные создания с мордой и щупальцами вместо головы, своей ментальной мощью сковывали новорожденных гитзерай, превращая их в рабов. А Зджаэв продолжала свой рассказ:
   - Их кровь жидка, словно вода, смелость их слишком мала, чтобы её можно было измерить, и они страшатся битв и лишении. Это раса, которая не осознала себя. Но вместо того, чтобы преодолеть этот недостаток, они сделали его своим оружием, научившись заставлять другие расы не осознавать себя. Их трусость вкупе с алчностью дала им невероятное могущество - возможность изменять разум тех, кого они желают сделать своими слугами. К этому не был готов мой Народ. И так иллитиды забрали наш Народ из Первого Мира в Ложные Миры. Наш Народ потерял свою родину и познал, каково это - когда тебя заставляют находить радость в служении и смерти.
   - Но теперь вы уже не рабы? - вопрос был, наверное, не очень-то приятен гитзерай, но в её глазах сохранялось спокойствие, только чадра на лице слегка колыхнулась, когда Зджаэв покачала головой:
   - Нет, этот период нашей истории закончен. И мой Народ никогда больше не попадет в рабство - ни иллитидов, ни кому-либо еще.
   - Но как же вы освободились из рабства? - спросил я, не сильно надеясь на ответ; предыдущее лаконичное пояснение показало, что тема эта и впрямь не для посиделок у камина. Однако мне повезло.
   - Я расскажу тебе эту историю, как она начертана в Неразорванном Круге. Знай, что Восстание Народа против иллитидов готовилось очень давно. Многие из нас собирались тайно и учились, как можно побеждать иллитидов, и как скрыть это знание от своих хозяев. Они учились скрывать свои мысли и использовать свой разум в качестве оружия. Они учились по священному писанию и, что более важно, начинали понимать, что такое свобода - ведь её отняли у нас. Но... Узнать, что такое свобода - это одно, но достичь её - это совсем другое. Идею восстания подарила нам королева-воительница... Гит.

0x01 graphic

   Прозвучавшее как щелчок кнута имя заставило меня вздрогнуть.
   - Она знала, что такое война, ведь она служила в армии иллитидов в Ложных Мирах. Она не только знала, что такое война, но она носила войну в своем сердце. Её воля и её клинок были одним целым. До неё даже 3ертимон перестал знать себя. Она была одна, но она научила других познать свою силу. В конце концов Зертимон снова познал себя. И напомнил нашему народу, кто они, и почему мы пострадали.
   - Что ты имеешь ввиду? - не понял я. - Пострадали от иллитидов? Это было забыто?
   - Нет, Калак-Ча. Я говорю о том, как был разделён наш народ. Именно меч Гит разделил нас. Раскол между нашими народами произошел на Проклятых Равнинах у Предела Саргассы. Это случилось вскоре после того, как мы сломили волю иллитидов. Мы стали свободными. Но на этом всё не закончилось. Для Гит, которая познала себя во время войны, было мало просто победить иллитидов. Она хотела истребить их, а затем пойти войной на другие народы из других миров.
   Голос гостьи из Лимба наливался ненавистью.
   - В её сердце была смерть нашего народа! В её мыслях был крестовый поход, который превратил бы нас в подобие иллитидов. Мы стали бы таким же, как и те, кто поработил нас - в наших сердцах, и остались бы такими навечно. И лишь один высказался против - Зертимон. Когда зеленые огни погасли на поле боя у Предела Саргассы, он ответил на её слова. Когда она приказала ему идти на войну вместе с ней, он сказал ей, что в одном мире двум небесам не бывать.
   Эти слова прогремели у меня в голове как набатный колокол. Было немного странно знать, что события, которые происходили задолго до моего рождения и далеко от моего родного мира, вся история этого чужого народа, были так тесно связаны теперь с моей судьбой.
   - После Заявления о Двух Небесах, наш народ разделился надвое. Те, кто разделял ненависть Гит, стали гитиянки, а те, кто пошел за Зертимоном, стали гитзерай. И этот раскол не преодолеть ни мечом, ни магией. Эта война не закончится, пока один народ не истребит другой. В тебе же, Калак-Ча - частица истории нашего Народа. И поэтому ты должен понимать, какую силу ты носишь в себе. Мне нужно, чтобы ты знал нашу историю, не из праздного любопытства или осторожности, но лишь ради своей же пользы и нужды.
   Ворох информации продолжал нарастать, но я уже отвык от пустых и ненужных жалоб. Зджаэв права, и добавить к этому нечего.
   - Хотя тебе еще предстоит познать себя, но ты должен знать, что тебе неоднократно придется делать выбор - ужасный выбор. Принимая решение, ты должен понимать, что ты служишь всеобщему благу - как Зертимон. Позволить сомнениям одолеть себя, остановиться, не нанести удар - очень легко. Очень легко забыть о своей цели. Не иди по пути Гит. Её меч стоил многих жизней нашему народу, но в твоих руках... в твоих руках он может спасти столько же, - жрица сложила ладони в жесте просьбы. Я ответил коротким поклоном:
   - Я прислушаюсь к твоим словам, Зджаэв. Спасибо. Кстати, скажи... Что же значит слово "Калак-Ча"?
   - Перевод довольно грубый, но на вашем языке это значит "носитель осколка". Это не имя, это титул. Гитиянки, с которыми ты сражался, называли тебя носителем осколка, Калак-Ча, потому что ты носишь в себе, у сердца, часть клинка Гит. И эта часть всегда была рядом с тобой.
   Меня передёрнуло. Да уж, такое не забудешь. Боль, когда эту дрянь выдирали из меня магией и предсмертный холод... Если бы не Касавир, куковал бы я сейчас в загробном мире. Латандар упаси, ещё раз такое испытать! Хорошо, кажется есть шанс дополнить сведения от Алданона:
   - Ты можешь рассказать мне об этих осколках?
   - Знай, что эти осколки - части клинка Гит. Мы думали, что этот меч пропал, однако теперь он нашелся - в тебе. Ты знаешь - каждый осколок содержит в себе энергию, с помощью которой ты можешь усилить свою волю. Знай, что этого клинка и Обряда очищения может быть достаточно для того, чтобы победить Короля Теней.
   - Ещё и Король Теней... - буркнул я. - Не было печали. А как клинок-то перековать?
   - Знай, когда мы соберем достаточно осколков, придет знание о том, как вылечить клинок. И тебе потребуется проявить великую храбрость! - бесстрастно ответила жрица.
   - Если этот ваш осколок во мне, то почему ты не вырвешь его из меня? - слова слетели с моего языка прежде, чем я подумал о том, что говорю. Зджаэв слегка прищурилась:
   - И если я сделаю это, что это докажет нам, Калак-Ча? Что я ничем не отличаюсь от гитиянки, которые охотятся на тебя? Что я не ценю жизнь, словно иллитиды? Знай же, что не такова моя воля.
   - Прости, Зджаэв, - я опустил голову. - Я поспешил со словами и задел тебя. Прости меня. Но всё же, разве простой путь...
   - Знай же, что есть истины и силы могущественнее, чем те, что поведут тебя самым быстрым путем. Ибо это - путь народа Гит, но не путь моего Народа! - смягчился взгляд собеседницы. - Последствия таких деяний ещё долго проявляют себя, и то, что покажется тебе победой, обернется нашим поражением. Я думаю, что есть причина тому, что осколок оказался в твоём сердце, а не в руках гитиянки, Калак-Ча, и я хочу увидеть эту причину своими собственными глазами.
   Ладно. С этим, как и с прочими непонятными обрядами, торопиться не будем. Неожиданно мне в голову пришла удачная идея:
   - А почему бы тебе не попросить помощи у гитзерай? Раз уж и дело, за которым ты пришла сюда, так важно, и Король Теней так опасен?
   Гитзерай печально посмотрела на меня:
   - Знай, что многие знают ответ на этот вопрос. Знай, что, если мой народ выступит против Короля Теней, то в этой войне погибнут все наши народы - твой, гитзерай и гитиянки. Если мы вступим в войну, то гитиянки выступят против нас, и тогда Король Теней уничтожит оба народа.
   - Но это абсурд! - удивился я. - Ведь у вас же общий враг, одинаково опасный и для гитиянки, и для гитзерай!
   - Ненависть гитиянки к Королю Теней - лишь бледная тень той ненависти, которую они испытывают к моему народу. Объяснить это невозможно. Знай, что гитиянки не прислушаются к голосу разума. И мой народ - тоже. Если кто и может победить Короля Теней, то это ты.
   Я лишь устало вздохнул. Всё как в книжке про героев, которую хорошо брать в сортир - и почитать, и подтереться...
   - И почему ты думаешь, что я могу спасти нас?
   - Я знала многих героев прежде, чем они сами знали себя, - всё так же размеренно и без капли пафоса ответила Зджаэв. - Я знала сердце Чардассы, чье милосердие удержало клинок Вилькара у Предела Саргассы. Я знала Олисса, который пожертвовал своим разумом, наполненным искусно выдуманной ложью, чтобы расстроить планы иллитидов и защитить нас от Третьей Войны. А историю Дак'кона знают все зерты... как его утрата веры разрушила стены Шра'кт'лора... и как он снова узнал себя во время заявления Двух смертей как одной. И теперь, когда ты спрашиваешь меня, сможешь ли ты спасти нас всех, знай, что я видела других, равных тебе по силе воли, которые сотрясали целые миры и изменяли ход войн. Поверь мне. Поверь в себя, и тогда даже Король Теней не устоит перед тобой.
   - Спасибо на добром слове, постараюсь. Вариантов у меня явно мало, если только не удариться в бега... Но этого не для меня. А вообще, почему ты решила путешествовать вместе со мной, Зджаэв? Понятно, что у нас общий враг и цели, но всё же, это, наверное, не все причины?
   - Знай, что мой народ верит, что способность концентрировать свою волю - это великая сила. Говорят, что иногда вера побеждает смерть. И, если это возможно, тогда я хочу верить в тебя. Я должна верить в то, что ты можешь победить Короля Теней. Я верю в это сильнее, чем кто-либо из обитателей этого мира. А потому я отказываюсь поверить в другой путь, и готова пойти твоим путём. Вера - вот моя причина.
   - Я благодарен тебе с эти слова! - произнёс я. - Надеюсь, что твоя вера не поколеблется. Но скажи, а как тебе вообще стало известно, где искать меня и кто я такой?
   Колебания чадры обозначили лёгкую улыбку жрицы:
   - Стоит ли спрашивать у птицы, как она летает, и у рыбы, как она плавает? Эфир приносит многие вести, а этот мир, Фаэрун, часто проскальзывал в речах и мыслях гитиянки, наших врагов. Было сказано, что гитиянки охотятся за Калак-Ча. Мы должны были увидеть это своими собственными глазами, не полагаясь на простые слова, переходящие из уст в уста. И я не ошиблась. А твоя атака на место, именуемое Крепостью-на-Перекрёстке, сорвавшая вражеский ритуал, и захват этой цитадели, станут нашим преимуществом в будущей битве. Ритуал этот проводился по приказу Короля Теней, и любая его неудача - благо для нас.
   - Я скажу это снова - спасибо тебе за готовность помочь. Я постараюсь поверить тебе так же, как ты поверила в меня. И надеюсь, что все слова, что были сказаны тобой и услышаны мной, были не зря.
   - Время непостоянно и изменчиво, мой друг. Но мысли, вера и воля могут изменить само время в его нынешнем течении, и способны послужить как величайшему злу, так и невероятному благу.
   Я встал и с лёгким полупоклоном развернулся и вышел, оставив жрицу всё в той же позе раздумья и созерцания. Не знаю, будет ли она сейчас общаться со своими сородичами, или просто уйдёт в транс - меня, к сожалению, ждала работа. Работа руками и работа мозгами - осмыслить всё сказанное, а параллельно этому - составлять планы для работы Стражи Доков. Надеюсь, боги пошлют капитану Каю побольше здоровья, и я сумею-таки передать ему все дела и заметки до своего отбытия "к новому месту службы" (как любят выражаться мастера гусиного пера и склянки с чернилами).
  

****


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"