Романов Марк Александрович: другие произведения.

Именем Корпорации! Глава 19

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Занесённые песками дворы Александрии походили на заброшенные иссохшие колодцы, открытые безжалостному солнцу сверху, и с трудом сохраняющие лоскутки прохлады в складках лохматых теней углов и выступающих плоскостей изломанных стен. На некогда ровных улицах, мощёных плитами известняка, теперь текли под порывами северного непрекращающегося ветра потоки песчинок, струйками заползая везде и всюду. Даже в герметичную палатку, оранжевым двухметровым шаром уткнувшуюся в затенённый стенами библиотеки угол небольшого патио. Пластметаллические тали, намертво заякоренные в расщелинах между плитами и камнями стен басовито гудели в тон шуршанию ползущих дюн и шелесту бумаги.
  Инульгем вышел из пролома в древней стене, и сплюнул на песок. Влага мгновенно впиталась и растеклась тёмным пятном, на глазах испаряющимся под палящими лучами светила. Проследив за исчезновением бесполезно потраченной влаги, Кловис прикинул: "Примерно пять пополудни. Ещё пара стеллажей, и стемнеет. Запасов на неделю, портал откроется через пять дней. Резервная точка доступна, но можно прожить и охотой..." На пути сюда он заметил цепочки следов в барханах - мелкие травоядные, аналоги тушканчиков, пустынных зайцев и ящериц, несколько хищников размером с большеухих лис, и король местных песков - большой варан. Вершина местной пищевой цепи тогда презрительно зашипела на Инульгема, словно почувствовав конкурента, и быстро зашуршала куда-то прочь от дороги, оставляя отпечатки когтистых лап и длинного хвоста...
  
  Охотник прочистил горло, забитое пылью рассыпающихся страниц, и глубоко вдохнул обжигающий привычный воздух глубокой пустыни. Поправив сбившееся пончо, в котором он привык ходить по пескам даже в самую страшную жару, Кловис вернулся обратно в книгохранилище. Покинутый город всё так же молчал, насупившись провалами окон. Он привык ко всему.
  Инульгем открыл покоробившуюся кожу коробки-переплёта престарелого фолианта, и, морща нос от танцующей в луче мощного фонаря пыли, углубился в чтение.
  
  ...Когда-то здесь не было ничего, кроме степи, рассечённой пополам широкой полноводной рекой, невысоких холмов, и сложенного из белого камня святилища позабытых богов. Их алтари много сотен лет не знали жертв, изваяния лишились лиц, а сам храм напоминал выбеленный солнцем череп великана, оставшийся здесь после битвы, отгремевшей эпохи назад. В какой-то мере, всё так и было. Взлёты и падения цивилизации, расцвет и распад империй, царств, теократий и республик - все эти пертурбации не задевали этот край, покрывающийся яркими точками цветов весной, и желтеющий выгоревшей степной травой - летом. Пока в храм не пришёл караван, влекущий на огромных повозках-арбах пожитки целого народа. Их предводитель, высокий и статный воин в бронзовых доспехах, преклонил колена перед храмом, и долго шептал какие-то слова. Отряхнув колени, он отдал отрывистые гортанные приказы, звенящие медью незнакомых слов, и подозвал своего жреца.
  Так была основана Александрия.
  Город рос, ширился, обрастал стеной, полями, пригородами, снова рос и развивался. Бронзу уже сменила сталь, где-то гремели первые залпы пороховых пушек, когда-то - взлетали первые аэропланы и поднимались в воздух дирижабли, а атомные подлодки всплывали на поверхность, готовясь к ядерному удару... Александрия же стала центром. Центром знания.
  Никто не знал, откуда пришло это странное умение, сразу объявленное колдовством и запретным знанием - то ли из-за солёного и непостоянного течениями океана вместе с кораблями длинноволосых смуглых завоевателей, кормивших многочисленных богов многотысячными жертвами, то ли из пустыни, с иссохшим и идущим на чистом упрямстве караване из незнакомых зверей и исхудавших людей... Вместе с каплями крови, от учителя к ученику, сквозь десятилетия и века оно передавалось, сопровождаемое клятвами, страшными проклятиями, и словами ритуалов, пока не достигло времени и места, назначенного Создателем.
  Основатель Александрии и его жрец, поклоняющийся не богам, но знанию, умели слушать и слышать. Они услышали тогда, у заброшенного храма, как их слова отозвались тонким серебряным звоном, сходным со звуками драгоценной Кифары Богов. И дверь на миг приоткрылась, плеснув на камень солнечным светом и запахом моря. Чуть иной оттенок солнца, море, до которого нужно идти не одну сотню переходов, крики птиц и иной ветер, шевельнувший пыль на полу святилища... "Мы будем здесь, - упоминала книга слова безымянного основателя. - Мы всегда будем здесь"...
  
  Кловис утёр испарину со лба, и бросил взгляд в пролом - ему показалось, что тени снаружи странно дёрнулись. "Почудилось..." - подумал он, передвигая кобуру с верным пороховым пистолетом из-за спины на бок, и распахивая пончо. Кругом не было ничего живого и разумного. Мёртвого и неразумного Инульгем не боялся: "Живое очень просто сделать мёртвым, а мёртвое - окончательно остановить", - так говаривал его наставник, обучая своего будущего преемника тонкостям гаданий на внутренних органах и правильному обряду жертвоприношений. - "Запомни, Койотль, и затверди. Помочь правильно умереть, и остановить уже мёртвое - вот наша настоящая цель в жизни. Смерть - это всего лишь врата, а жизнь - путь от одних врат к другим!"
  Охотник улыбнулся, и вернулся к чтению. Понадобилось какое-то время, чтобы настроиться на восприятие древнего арамейского, но потом цепочка оживающих образов скрыла реальность...
  
  ... Жрецы-учёные Александрии уходили сквозь Полуденные Врата, названные так, потому что проход в иной мир открывался ровно в полдень, под светом, падавшим через отверстие в крыше храма. Они изучали и описывали новую землю, таившую в себе неизведанные народы, зверей, тайны и загадки. В далёком мире, на берегу моря жрецы встретили собратьев, щедро поделившихся с ними языком, хлебом и знаниями. Между ними завязалась странная дружба, основанная на доверии и причастности к чему-то надмирному - две Александрии связал прочный мост из книг, путешественников и караванов, переходящих в обе стороны под летящие к небесам напевы хранителей Врат.
  В тамошнем городе собирали знания всего мира, всей Ойкумены. Пусть она и охватывала лишь небольшую часть огромной земли, но и этого было достаточно. Таких Ойкумен было много.
  В здешней Александрии хранили и обрабатывали мудрость. Именно отсюда исходили новые веяния в философии, искусстве, науках и ремёслах. Именно сюда стекались в поисках тайн люди десятков миров, связанных Вратами. Империя Знания простёрла свои железные крылья легионов широко в стороны, стараясь привести к просвещению как можно больше заблудших и погрязших во тьме...
  Проходили столетия. Александрийская библиотека в тени пирамид пала и была предана огню закованными в железо римскими центуриями. Полуденные Врата приняли в себя большую часть рукописей и свитков, оставив разрушителям только плохие копии. Некоторые писцы и грамматики остались в родном мире, но остальные предпочли преклонить колени в Храме, и обрить голову во славу Знания. Жрецы-воины несли свет и слово в другие Ойкумены. Легионы печатали шаг, и под сенью их знамён, украшенными молниями, вставала тень нового порядка...
  
  Но всё когда-нибудь заканчивается. Любая империя, сколь бы она не была богата или велика, как и каждый из людей, рождающихся и умирающих во славу её, смертна. Приходит ли гибель изнутри, разваливая страну на части, или снаружи, в виде молодых и горячих варварских племён, раздирающей её на кровоточащие куски, не суть.
  Александрия не стала исключением. Но причина падения Царства Ойкумен крылась глубже, и казалась трагичнее прочих. Однажды та самая капля крови, что передавалась между многими десятками поколений жрецов, учёных и воинов, не принесла новому посвящённому священной власти над Вратами. Полуденная дверь осталась закрытой и в полдень, и в полночь. Старые хранители не утратили тайного умения, но преемников им не воспоследовало. С уходом в мир теней каждого жреца Ойкумену покидала частица той самой таинственной силы, соединившей миры разных времён и вселенных. Врата гасли, музыка сфер прерывалась, Империя гибла.
  Храм держался до последнего. Наступающая пустыня и бегущие от неё жители не пугали оставшихся в пустеющем городе хранителей древнего знания. Тысячелетие пути и мудрость многих миров научили их не только терпению, но и важности мудрости. Всё, что происходило тогда, до мельчайших подробностей фиксировалось в обработанных особыми составами книгах, упакованных в специальные деревянные короба, обшитые кожей, и сохранялось в верхнем ярусе подвальных помещений библиотеки.
  Нижние этажи, уходившие во тьму подземелья на сотни и сотни шагов, обрушили тщательно рассчитанными зарядами взрывного зелья. Песок торопливо, за какие-то десятилетия, сожрал окрестности Александрии, высушил обмелевшую реку, и медленно обволакивал город...
  
  Но все эти исторические подробности мало интересовали Кловиса, который, предчувствуя окончание своего поиска, стал читать всё быстрее, чихая от пыли, и тихо бурча проклятия на родном языке.
  
  ... Последние жрецы Храма Знания, понимая, что наступающая пустыня скоро убьёт их, оставили эти записи, и склянки с кровью. Своей и своих неудачливых учеников. Последние страницы книги содержали просьбу-прощание - старый хранитель по имени Моше завещал тем, кто придёт сюда, в мёртвое сердце погибшей страны, узнать, что за проклятие постигло их. И записать это знание в священные книги.
  - Пошёл к чёрту, старик! Где ты спрятал эти треклятые сосуды?! - взвыл Инульгем, вчитываясь в неровные строчки. Наконец, найдя указания, он захохотал, и, подхватив фонарь, выскочил наружу, в стремительно холодеющий от наступающей ночи воздух. - Вот старый хитрец. Ха-ха-ха, насмешил!
  
  Кловис, окрылённый ощущением близкой разгадки, подскочил к своей палатке, и со звоном перерубил удерживавшие её на месте тросы. Отбросив в сторону сферу, он ножом поддел тонкую известняковую плиту, и осторожно отвалил в сторону. В песке находился каменный ларец, перехваченный серебряными полосами. Пыхтя, Инульгем вытащил ковчег наружу, едва не порвав сухожилия от натуги, и, отдуваясь, присел рядом.
  - Так. Теперь самое главное, - сказал он сам себе, и поднял глаза к небу. В темнеющем небе наливались сиянием крупные звёзды, покалывая зрачки своими тонкими лучами. Луна в эту ночь предпочла не показываться на небе, и звериная составляющая Кловиса, часть смеющегося бога-Койота, не высовывалась наружу Лишь чутко настораживала уши с наступлением ночи. - Брат-обманщик, неужели всё началось отсюда?
  Поковырявшись в палатке, Инульгем достал пояс с инструментами, плоский металлический кейс и матовый глобус осветителя. Вспыхнувший спустя минуту свет разогнал тени и темноту на много метров вокруг, выхватив ларец, блестящие жала полевого универсального набора и раскрытый чемоданчик анализатора, который попискивая, выходил на рабочий режим.
  Повозившись с оковкой каменного сундука, Кловис разрезал грубо заклёпанные полосы серебра, спрятав обрезки в припасённый рюкзак, и отвалил в сторону крышку. Прикрыв лицо полой своего пончо, он заглянул внутрь, подсвечивая себе фонариком, и осторожно достал древние стеклянные бутыли. Перенеся коричневые ёмкости к анализатору, он подумал, что знает, как именно погибли жрецы. "От геморрагического шока. В каждой бутылке - литра по полтора. Сцеживали из сонной артерии, что ли? Идиоты..." - настороженно оглядываясь вокруг, размышлял Инульгем, отбирая щупами чешуйки свернувшейся столетия назад влаги жизни. Микроскопические отверстия в залитых смолой пробках он сразу же заклеивал быстротвердеющим клеем, а пробы помещал в камеру анализатора. Запустив программу сканирования ДНК и анализа биоматериала, охотник отнёс ёмкости обратно в ларец, а потом встал лицом к тёмным улицам, и долго всматривался в темноту, прислушиваясь. Что-то легонько давило на сознание, вызывая беспокойство и зуд в переносице. "Словно, Койот их заешь, под прицелом. Когда палец снайпера уже лёг на курок "Баррета", и выбрал свободный ход... - Кловис внутренне напрягся, и положил правую руку на рукоять револьвера. - Боги пустыни! Здесь нет никого на мили вокруг. Только развалины и память. И миллионы рукописей, погребённых под песком и камнем..."
  Анализатор мерзко пискнул, оповещая о завершении программы, и развернул голограмму с результатами. Инульгем, поёживаясь от укусов холодного ветра, забирающегося под пончо, разжал пальцы, закостеневшие на оружии, и медленно подошёл, загребая сапогами песок, к аппарату.
  "Анализ завершён. Девять образцов, трёх основных групп крови, принадлежат гуманоидам мужского пола, совместимость с Линией Ноль - 98%. Наблюдаются несколько незначительных генетических отклонений, результаты сброшены в банк памяти. Анализ на яды растительного, минерального и животного происхождения - результат отрицательный. Болезнетворные агенты - результат отрицательный. Микроорганизмы - следовые количества, опасности не представляют. Неизвестные формы жизни - результат отрицательный, - бежали строки на колеблющемся от ветра экране. - Искусственные формы жизни - результат положительный, обнаружен незарегистрированный нановирус, пробы с первой по третью, седьмая и девятая. Мутированная форма нановируса - пробы с четвёртой по шестую и восьмая! Рекомендовано немедленно доложить в ближайшее отделение Корпорации! Опасность третьего уровня!"
  Инульгем потыкал в сенсоры, выводя информацию о наномашинах на дополнительный экран, и скривился. Он слабо разбирался в наномедицине, нахватавшись знаний по верхам, но даже ему было понятно, с чем он имеет дело. В защищённом тонкой на вид бронёй и силовыми полями чреве полевого анализатора сейчас находились два штамма нанов, очень напоминавших тех, что циркулировали в крови самого Кловиса и прочих агентов. Более грубые, примитивные, и очень древние, они выполняли ту же самую функцию, что и наиболее охраняемый секрет Корпорации - открывали порталы между Линиями и Параллелями.
  "Точнее, один из них открывал, а другой - уже нет, - всмотрелся в схемы и блоки кода Инульгем. - Мутация из-за накопившихся системных ошибок. Что, собственно, и следовало ожидать... Хм, интересно. Наши портальные наны построены на основе микробов, поражающих головной мозг. Эти, в основном, должны были концентрироваться в крови. И, если чемодан и книги не врут, их носитель не видит порталы, а слышит..."
  - Ну не пиздец ли... - прошептал он, стягивая с рук тончайшие мономолекулярные перчатки, и заливая внутренность каменного ковчега, прежде чем столкнуть его обратно в яму, консервирующим гелем из распылителя. - Создать объединение из нескольких миров, крупнейшую библиотеку, и всё потерять из-за мутации нанов... Боги, как вы любите шутить! Теперь бы понять, как именно этот чёртов микроб попал в руки Корпорации и в Линию Ноль.
  Упаковав анализатор, Инульгем прислушался к звукам пустыни и развалин. Ему показалось, что где-то далеко за барханами взрёвывает мотор внутреннего сгорания. Надо было торопиться.
  "И вот зачем вам, люди, вся эта мудрость? - думал он, забрасывая песком углубление с ковчегом, и насыпая сверху микромины-ловушки. Консерв-гель предохранит бутыли от разрушения, а мины гарантированно уничтожат всех любителей покопаться в сундуке. - Помогла она вам? Пустыня не отступила, врата закрылись, наны протухли, империя распалась..."
  Палатка опала в серебристом всплеске распада молекулярных связей, рассыпавшись пеплом. Быстро собрав необходимые вещи, Кловис навьючил рюкзак на плечи, и быстро побежал сквозь развалины в направлении, противоположном тому, откуда могла последовать погоня. Остановившись на секунду, он чертыхнулся - забытая им глобула по-прежнему заливала бестеневым сиянием угол двора близ входа в Библиотеку. Чтобы не терять времени на стрельбу из револьвера, он быстро достал из-за пазухи маленький излучатель, и выстрелил в источник света. Акустический луч раскрошил верхний слой известняка в радиусе нескольких метров от цели, и превратил сферу в кучку обугленных осколков и лужицу быстро испаряющегося наногеля.
  Удовлетворённо кивнув наступившей темноте, Кловис натянул на уши свой поношенный "Стетсон", и исчез в лабиринте развалин. Теперь он знал больше, чем раньше. Цель стала ближе ещё на шаг.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"