Романов Роман Романович: другие произведения.

Бал! (Mmxi+)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Актуально-мистическое философско-сатирическое дополнение к книге "MMIX - Год Быка", текущий политический прогноз на основе подробного истолкования кульминационной 23 главы булгаковского Романа (1 часть)


Бал!

  
   1. "Бал начинается..."
   Признаюсь честно, ничто не могло обрадовать больше просьбы читателей поскорее продолжить в ближайшее будущее цепочку булгаковских "разоблачений", когда символы из сюжета Романа находят метафоричное соответствие в знаковых событиях российской политики. Задержку с ответом извиняет лишь то обстоятельство, что для тонкой работы гадания по символам из Книги Жизни желательно, чтобы над душой не висели текущие проблемы и несделанные дела.
   Сравнительно надежная, но скрытая в тумане опора у нас есть - в виде девяти булгаковских "ключей", применимых и для прогнозов, а не только для поиска совпадений в прошлом. Пока что цепочки этих аналогий длятся без перерывов в подробностях. Так, завершающая фаза ельцинско-путинской Реставрации в сугубо фарсовом ключе повторяет все изгибы 1990-х, согласно "четвертому ключу".
   Подтверждение статуса лидера на съезде "ЕР" - это уменьшенная копия выборов Ельцина летом 1996 года. Тогда выборам предшествовали: а) реформа Совета Федерации, б) мнимое замирение с чеченцами; в) объятия с Лукашенко и обещания воссоздать Союз; г) попытка олигархов сыграть свою партию на выборах; д) замена главы Санкт-Петербурга; е) поддержка Ельцина со стороны марионеточной "третьей силы" во главе с Лебедем; ж) увольнение главного помощника, отвечавшего за "раздачу слонов". Нынче фигуры пожиже - Рогозин не Лебедь, и Матвиенко не Собчак, ПрД - не КПРФ образца 96-го, Кудрин тоже не настолько всемогущ, как когда-то Коржаков, но тоже был на раздаче. Даже информационная война с Чечней завершилась якобы поимкой убийцы Буданова и праздником в Грозном - финансовой победы над Москвой.
   Из этой очевидной цепочки совпадений вытекает ее весьма вероятное продолже-ние, включая уход нацлидера "в тину", быстрый распил бюджета, раскол среди олигархов, руководство Медведа процессом в роли "киндерсюрприза", некий аналог "дефолта" и попытка оппозиции заставить нацлидера уйти со сцены, затем неожиданная мобилизация на патриотических лозунгах, неожиданно бодрый исход выборов. И все это в течение двух или трех месяцев.
   Однако ненадежно выстраивать прогнозы на одной единственной линии аналогий. Тем более, что касается она лишь уходящей политической натуры, а для наступающей большой стадии Культурной революции аналогом является более отдаленный, но оттого не менее интересный сюжет Великой Русской Революции 1917 года. При этом повторение в последней четверти внешних форм сюжета всего Надлома российской истории означает также отрицание по содержанию. Я уже фиксировал внимание на том, что формальное возрождение полиции является отрицающим повторением Февральской революции 1917 года, так же как "апрельские тезисы" Путина и "Народный фронт" как аналог Советов. В этом же ряду попытка Прохорова "навести порядок в политике" является достаточно точным повторением спровоцированного временной властью и ею же подавленного "кор-ниловского мятежа". Ждем ноябрьских праздников с нарастающим интересом.
   Но есть и еще одна важная цепочка совпадений, позволяющая заглянуть в будущее не на формальном уровне предсказуемых поворотов заданного законами истории поли-тического сюжета. Образы и сюжет предшествующих глав булгаковского Романа нашли соответствие в поворотах российской политики, поэтому можно рассмотреть кульминаци-онную 23 главу Романа как символический конспект столь же кульминационного периода нашей истории. Нужно только прочесть символы Романа в точном соответствии с прави-лами толкования библейских символов и найденными в Романе "ключами". Этим мы и займемся.
   А пока хочу отметить ряд мистических совпадений, близких нашему интересу. Во-первых, срочная телевизионная мобилизация Бортко, Кураева, Чудаковой на плоское "интеллигентское" прочтение Романа, чтобы, не дай Бог, молодежь не ушла от заданной заказчиками из ОГПУ трактовки Воланда как "сатаны" и "дьявола". Кто же спорит: для власть имущих Творческий дух истории намного страшнее князя мира сего.
   Во-вторых, странные "звоночки" из оффлайна. Старинный приятель вдруг прислал на рецензию свою пьесу в стиле достоевского психологического детектива. Пьеса на основе реальных событий из жизни следователя прокуратуры, не придерешься, что высосана из пальца. Но под грязью и копотью нелёгких будней прокуратуры и милиции легко прочитывается всё тот же сюжет про серьезного и положительного мужа, от которого упархивает безбедная и бездетная жена-красавица, а безвестный, но бывший учёный мастер, забывший свою фамилию, погибает, замерзнув где-то за городом, но потом мистически воскресает в какой-то потусторонней "библиотеке" или "архиве". Неплохая, кстати, пьеса получилась, но мне по целому ряду деталей очевидно, что этот "мастер" из пьесы списан автором с моей скромной фигуры. Поневоле задумаешься, чтобы это значило?
   Третий "звонок" еще веселей: Собираюсь перечитать 23 главу, заглядываю с утра на сайт "Библиотеки Мошкова", где в разделе Булгакова лежал канонический текст "Мастера и Маргариты". Я им пользовался для работы над "MMIX".
   А его там нет!!!

7.10.11

  
   2."Сама, сама, сама..."
   Я предупреждал (в послесловии к "MMIX"), что на самом деле полное истолко-вание булгаковского текста может занять не в два с половиной раза больше глав и слов, чем в самом Романе, а три больших тома. По просьбе читателей могу сейчас показать, как извлекать скрытый смысл буквально из каждой строчки 23 главы про "Великий Бал у Сатаны".
   Исходить нужно из того, что ни одного слова в Романе не сказано без скрытого смысла. Я уже обосновал, что даже самое простое название "Мастер и Маргарита" можно прочесть двумя способами: "мастер" с маленькой и "Мастер" с большой буквы будут двумя ипостасями разных уровней психики - личности и сверхличности, человека и человечества. Поэтому и в названии главы тоже должен быть другой смысл, скрытый под внешне блестящей "змеиной кожей". Но этот смысл можно понять только из общего подтекста всей главы.
   "Полночь приближалась, пришлось спешить". В первой же строчке - главная хара-ктеристика нашего времени - и в России, и в мире. В этом и состоит главная тайна "великого кризиса" (так будет вернее перевести с древнегреческого "страшный суд"). Суть запрета на провозвестие сроков начала "великого кризиса" имеет двойной смысл: во-первых, любой прогноз, особенно из авторитетного источника влияет на социальную реальность, так что досрочная общая мобилизация и разумных, и неразумных дев навстречу жениху отменит заданный сюжет приближающейся полночи. Вторая сторона этого же смысла - необходимость бодрствования, самостоятельной оценки ситуации каждым, не поддаваясь мнению авторитетов. Это в полной мере относится и к моему толкованию и прогнозу. Аргументы и методы нужно слушать, а сопоставлять с реальностью и решать - только самому читателю.
   "Маргарита смутно видела окружающее".
   Мы уже условились, что Маргарита - это душа города, общая ипостась для город-ского сообщества. Помнится, Азазелло в 19 главе пояснял, что такая "жемчужина" есть в каждом городе, где когда-либо останавливался Творческий дух истории. Кстати, в первой редакции "MMIX" это истолкование имени заглавной героини действительно пропущено. Но я могу отослать читателей к тексту истолкования Книги Бытия, в "Заповеди Субботы", где раскрыт символ жемчужины как многих и многих тонких слоев Культуры, наросших на первоначальную песчинку, прервавшую замкнутый круг животных инстинктов. Поэто-му символ Маргариты означает не просто душу города, а культурную ипостась (у всякого города есть и низкая, базарная ипостась, отраженная в образе Низы).
   Так что второе предложение главы просто дополняет первое, отражая смутное, то есть предреволюционное состояние столичной культурное общественности.
   Напомню, что из предыдущих глав в 23-ю Маргарита переходит в обнаженном виде. Отсутствие одежды означает отказ от прежних знаний и отсутствие новых. Речь в этом случае только о гуманитарных знаниях, а не о естественнонаучных законах, которые в библейской символике обозначены камнями, а не одеждами. Собственно, о них и идет речь в следующей строке 23 главы:
   "Запомнились свечи и самоцветный какой-то бассейн".
   При этом бассейн пустой, без воды. Символика отсутствующей воды, неявно присутствующая в этой фразе, означает духовное чувство Надежды. Стоит ли лишний раз напоминать, что все два с половиной века "эпохи Прогресса" социальные и даже духов-ные надежды культурной общественности всех стран были связаны именно с "торжеством Разума" в виде самоцветных камней естественнонаучных законов? И вот теперь, в наши дни, эта вода иссякла, надежда умерла вместе с идолами, обещавшими всем простое счастье методом нажатия кнопок машин, девайсов и гаджетов.
   Что касается свечей, то есть светильников разума, то многие научные гении действительно запомнились культурной публике, как и открытые ими самоцветы.
   Дальше не буду цитировать все предложения полностью - думаю, что читатель уже убедился в значимости каждого булгаковского слова. Добавлю только, что в исторической (политической) реальности, особенно в мистерийных стадиях (12-13, 22-23) кроме духовного смысла символов можно узреть и символические образы. Например, видимым средоточием научного знания, "самоцветным бассейном" для нас является главное здание МГУ. И в сентябре 2011 года случилось так, что при большом скоплении "культурной публики", вместо него вдруг возникла пустота, а вокруг зажшлись "свечи" фейерверков.
   "Маргарита стала на дно бассейна..."
   Знание символики бассейна помогает понять, что является его дном - фундамен-тальные науки, как опора для ног, то есть мировоззрение. В этом смысле опереться есть на что, хотя именно сегодня пресса и агентство "ОБС" вовсю распространяют слухи чуть ли не о кончине теории Эйнштейна из-за новых открытий или из-за запуска БАК.
   Кстати Геллу мы уже опознали как сообщество масс-медиа, а вот Наташа - обы-денная, бытовая ипостась души города, в данном контексте может быть истолкована как городское сообщество социальных сетей. Так чем же окатили Маргариту две нагие (тоже лишенные знаний) красавицы?
   "Маргарита ощутила соленый вкус на губах и поняла, что ее моют кровью". Было бы ужасно узреть воочию такую картину для любого города, но, хвала Аллаху, духовные тексты требуют духовного толкования. А что касается прессы и блогосферы, то они ока-тывают культурное сообщество кровавыми сюжетами регулярно.
   Символика крови, превращающейся в вино, - означает не больше, но и не меньше, как откровение, апокалипсис по-гречески. Причем вином откровение будет, став понятным внемлющему. А до того - это кровь пророчества. Вот уж чем-чем, а апокалиптическими сюжетами пресса и блоги нас радуют ежедневно, включая христианские, каббалисти-ческие, майянские, исламские, индуистские варианты. Однако культурная общественность не воспринимает эту кровь внутрь, в луч-шем случае - ощущает соленый вкус, то есть признает наличие некоторого неясного для нее смысла.
   Обратим внимание, что первые зерна духовного смысла, символически изображен-ные как икра, Маргарита сможет воспринять и усвоить лишь в начале следующей, 24 главы. А пока что, по совету Воланда, ей лучше не вкушать ничего на Балу, а питаться чистой водой, то есть хранить надежду. И еще добавим: стоит рассмотреть бассейн как основание со стенами, украшенными самоцветами, то есть картину из 21 главы Открове-ния Иоанна Богослова. Ведь у Булгакова нет уточнения, квадратный это бассейн, или же имеет двенадцать углов и стен.
   Далее кровавую мантию апокалиптических слухов и домыслов сменит не менее густая, но прозрачно-розовая, "и у Маргариты закружилась голова от розового масла".
   В отличие от символики крови и красного цвета, в Библии вовсе не упоминается ни цветок розы или шиповника, ни розовый цвет. Такого символа там нет, а значит - Булгаков сам сочинил новый символ для понятия, которого, возможно, в библей-ские или новозаветные времена и не было. Впрочем, в Книге Иова единственный раз в Ветхом Завете упоминается цветок как символ сиюминутности, преходящего значения единичной человеческой жизни. В том же значении цветок упомянут и в двух соборных посланиях апостолов Иакова и Петра.
   Кроме того, уже в самом булгаковском Романе, во 2 главе цветение роз и запах ро-зового масла вызывает страшную головную боль у прокуратора Иудеи. Собственно, этот символ розового как бы и намекает на скорую смерть всей этой великосветской суеты, средоточием которой для Ершалаима был дворец Ирода. Мы не ошибемся, если опреде-лим розовый цвет как символ гламура, великосветской суеты и скандалов, а розовое масло - это гламурный сиюминутный суррогат любви, о чем нам поют и вещают гламурные "звезды" с экранов ТВ и из глянцевых журналов.
   Символика зеленых листьев, которыми до блеска натерли Маргариту, тоже отсы-лает нас к Адаму и Еве в момент осознания своей наготы, отсутствия знаний.
   Наглого кота Бегемота мы уже давно опознали как коллективный образ нувори-шей, "жирных котов", торгово-финансового сословия. Возникает вопрос: зачем этому сос-ловию нужно так усердно растирать Маргарите ноги? И какое значение имеет этот символ ноги применительно к культурной общественности?
   При толковании в "MMIX" 22 главы Романа мы выяснили, что нога Воланда - это одна из двух церквей, точнее - экклесий, собраний верующих, учрежденных Иисусом. Еще раньше при толковании 9 главы, мы выяснили, что обувь - это символ истолкования, а Босой председатель товарищества - это священство, предстоящее в собрании верующих, то есть в церкви - носителе толкования. То есть нога Воланда - это либо мирская церковь Петра, включающая католиков, православных, протестантов, либо тайная церковь Иоанна, включающая гностиков, алхимиков, масонов и всех, кто пытался приблизиться к тайному смыслу новозаветной символики.
   Что же тогда символизирует нога Маргариты? Видимо тоже носителей истолкова-ния, потому как и без знаний, и при осознании незнания, ходить по этой грешной земле приходится, делать что-то надо. И тут обязательно нужен кто-то, кто заботливо обует ноги Маргариты в недолговечные, сиюминутные туфельки из розовых лепестков. Ну, напри-мер, "гламурный батюшка" Охлобыстин - чем не толкователь от культурной обществе-нности, или разные телепроповедники вроде Кургиняна. Неважно, что говорить, важно быть на виду и попасть в струю.
   Сиюминутная философия, сиюминутная политология, сиюминутное толкование ис-тории, сиюминутное искусство - ведь именно так нужно переводить "contemporary art", а вовсе не современное (modern). Потому как "после нас хоть потоп" и "однова живем". Понятно и участие сословия олигархов в финансировании и продвижении этой гламурной продукции, причем довольно грубое - "как будто чистил сапоги на улице".
   С гламурной обувью разобрались, но может быть и "королевский алмазный венец" - не то, что кажется?
   Алмаз упоминается в Библии лишь дважды в Книге Исход при описании судного наперсника - одеяния первосвященника Аарона, где каждый из самоцветов символизирует одно из двенадцати колен Израилевых. И уж поверьте, если это слово есть в Библии, то Булгаков подразумевал смысл библейского толкования. Как учитывал это, наверняка, и автор Апокалипсиса, который среди самоцветов, положенных в основание небесного Иерусалима, алмаз не упоминает. Но нам достаточно и символики из Исхода. Не случайно слово алмазный предварено эпитетом королевский, то есть царский применительно к библейской истории и колену Вениамина, из которого происходил не только царь Давид, но согласно евангелистам - Иисус тоже. Осталось добавить слово венец, чтобы понять, что увидел Булгаков. Под гламурной блестящей внешней картинкой, которая нам точно будет предъявлена по ТВ, скрывается терновый венец царя Иудейского. То есть по телевизионной и глянцевой картинке - чисто королевский бал, а фактически, за кадром - позорная казнь. Так получается, если следовать библейскому смыслу символов.
   Что же касается украшения в виде черного пуделя, то здесь и отгадывать особо нечего. Образ собаки в Библии используется исключительно в значении грубого ругатель-ства, а в самом Романе есть отсылка к "Фаусту", где черный пудель - это образ Сатаны. Скрытый от большинства читателей смысл здесь заключается только в том, что Воланд лишь опирается на черного пуделя, как на трость, а сатаной является ровно тот, кто и пове-сил Маргарите на грудь эти художественно украшенные вериги - то есть Коровьев. Да ведь и Великий Бал проходит под управлением Фагота, а Воланд это безобразие прекратит - единственный момент его участия. Поэтому украшение от сатаны лишь подтверждает смысл королевского венца как тернового - символа страдания и приготовления к казни. Впрочем, я это уже разъяснял в соответствующей главе "MMIX".
   Что же касается необыкновенной почтительности Коровьева и Бегемота, то из дальнейшего повествования видна конкуренция между ними за влияние. Даже если культурная публика Москвы приготовлена сословиями финансистов и администраторов власти к медленному удушению и сгибанию под тяжестью проблем, это не отменяет ее влияния. Так в предвкушении скорого раздела наследства все окружающие становятся очень вежливыми, особенно главные недоброжелатели.
   Ну и кстати, символ черного пса может быть восполнен смыслом из известных источников народной мудрости. "Черного кобеля не отмоешь добела" - это о ком? В том числе и о приближенных к власти. А еще в тесной связи с королевским венцом есть такая поговорка - "Жалует царь, да не жалует псарь". Вот, собственно, сословие псарей, кото-рое олицетворяет Коровьев, в некоторые сложные времена не жалует и царей. В форме печальной комедии об этом финал "Обыкновенного чуда" Е.Шварца. А если всерьез, то у нас сейчас на дворе как раз такие времена засилья алчных администраторов, пытающихся решать вопросы о высшей власти.

7.10.11

  
   3."Алиллуйя!"
   Есть подозрение, что читатели слегка напряглись от обилия подробных смыслов, найденных всего в двух первых абзацах 23 главы. Спешу успокоить, это была всего лишь вводная ремарка автора к очередному акту пьесы. (Однако, же в таких ремарках действи-тельно важен смысл каждого слова.) Дальше пойдет драматургия, где важны не слова, а образы и действия.
   Самого действия пока не было, а было описание состояния столичного общества перед началом действия. Вводная реплика Коровьева тоже относится к предваряющей фазе: "Разрешите, королева, вам дать последний совет. Среди гостей будут различные, ох, очень различные, но никому, королева Марго, никакого преимущества! Если кто-ни-будь и не понравится... я понимаю, что вы, конечно, не выразите этого на своем лице..."
   Конечно, если видеть в этом только великосветское мероприятие, то ничего особе-нного. Но если за карнавальной маской Маргариты скрывается столичная публика, то и совет звучит немного по-другому, и даже очень знакомо для нашего слуха. Не просто гостей, а гостей столицы. Именно эта тема "понаехавших", гастарбайтеров, нарушителей спокойствия и культурной идентичности столицы стала чуть ли не заглавной в этом политическом сезоне. Коровьев, как и положено аватару сословия властных администра-торов, увещевает столичную общественность быть политкорректной и толерантной по отношению к любым моральным уродствам. Иначе в наше сложное время никак...
   Обращение королева в этом контексте слышится, скорее, издёвкой. А уж, королева Марго и вовсе отсылает нас к образу венценосной шлюхи, практиковавшей гламурную, сиюминутную "любовь", символом которой является розовое масло.
   Разумеется, Коровьев нагло врет, и Маргарита знает это, - о королевском происхо-ждении. Но врёт он вовсе не с целью польстить и возвысить, а чтобы втянуть испытуемую в какую-то гнусную непотребщину. И всё это ради сохранения властного положения распорядителя Бала. Но разве призывы властей к толерантности, терпимости к инокультурному и бескультурному засилью не диктуются теми же шкурными мотивами?
   Сигнал к началу действия подает Бегемот, аватар сословия "олигархов". Это впол-не соответствует реальным событиям: Политический сезон 2011/12 начался с необычно шикарного представления в неюбилейный День города, символом которого стала буква "А", обозначающая спонсоров из Альфа-банка. Интересно, будет ли в конец сезона какая-нибудь "омега", или хотя бы "Я"?
   Образ влажного и душного тропического леса вновь отсылает нас к единственному похожему образу в Библии - райским кущам, в которых нагая Ева соблазняема змием, - еще одно косвенное указание на сатану Коровьева, соблазняющего нагую Маргариту.
   Сочетание образов колоннады, желтого камня, побледневших негров у колонн од-нозначно указывает на связь этого действа с происходившим на террасе дворца Ирода у Понтия Пилата, чье болезненно желтое лицо олицетворяло римский закон. А поскольку эти райские и ершалаимские реминисценции соединены в одном абзаце, то извлечь из них нужно объединяющий смысл: И в стихе о соблазнении Евы и в главах о Понтии Пилате речь идет о следствии и суде (над Иешуа, позже - над Иудой). Вот это и есть скрытый от нас под блестящей мишурой смысл предстоящего Великого Бала. Причем сначала в Раю был осужден первый Адам, затем в Ершалаиме настало время второго Адама и суд над ним, а теперь третий Великий Суд, он же по-гречески Кризис (решительный поворот, прерывающий и обращающий долговременное негативное течение событий). Прошу заме-тить, что я лично ни на чем таком не настаиваю, просто честно следую расставленным Булгаковым указателям.
   Райские кущи для толкователя - не проблема, а вот с оркестрами и образом самого Иоганна Штрауса что прикажете делать? Вообще-то, что касается гастролей знаменитых музыкантов, то 2011 год бьёт все рекорды. Более того, предварительная первая четверть нынешнего политического сезона началась не только с апрельских тезисов Путина, но и с приезда в Москву "Стены" Уотерса.
   Вот, собственно, за образ невысокой стены белых тюльпанов мы и попробуем зацепиться для разгадки последующих музыкальных картин. И еще зацепимся вот за эту фразу: "На нее обрушился рев труб, а вырвавшийся из-под него взмыв скрипок окатил ее тело, как кровь".
   Во-первых, символ крови снова отсылает нас к Апокалипсису, а сочетание в одном абзаце стены и рева труб указывает на разрушенные стены древнего Иерихона. Однако Булгакову и нам ближе Новый Завет, в котором есть притча о добром самаритянине, а в этой притче происходит полное приключений путешествие из Иерусалима (города со стенами) в Иерихон (город без стен). Все до одной притчи Евангелия посвящены одному предмету - наступлению Царства Небесного. Стена из белых цветов обозначает отсутст-вующую стену небесного города. Однако есть один тонкий момент - в Апокалипсисе стена небесного города названа высокой, а здесь стена белых цветов - невысокая. Да и сами цветы, несмотря на белый цвет истинного духовного знания - символ преходящей сиюминутности. Тюльпаны, к тому же, похожи на чаши, из которых нужно пить духовные смыслы (как чаша из черепа в самом конце 23 главы). Но только похожи. Так что и в этом случае речь идет об очередном обмане Коровьева, о такой же профанации града небес-ного, как и об имитации с помощью трюков со светом якобы приблизившейся полночи. Использование истинно белых цветов говорит об участии в этой имитации подопечных Фаготу христианских проповедников как "звезд" масс-медиа. В этом же абзаце есть одно из символических чисел, правила толкования которых нам известны: "Оркестр человек в полтораста играл полонез".
   Единица в разряде сотен не может быть расшифрована как "дух истины" и тем более "божественный дух", ибо такой дух обитает выше, чем духовная ипостась любого человека. Даже для Иисуса Булгаков использовал число 302, где триста есть дух любви, а не истины. Поэтому речь идет о символическом числе 15 в разряде десятков, в ипостаси души, мотивации жизни. Число это, как мы выяснили из 15 главы, означает хождение по кругу, заблуждение. То есть речь идет о людях, посвятивших свою жизнь проповеди заб-луждений, и таких людей - огромный оркестр. Раз упомянут полонез, то речь, возможно, идет об активности западной церкви в описываемые пророчеством времена. Образ черных фрачников с белой грудью вполне подходит и к такому толкованию. Кто же в таком случае наш король вальсов, типа Штраус? Напомню, что во главе Ватикана нынче папа-немец. Так что совет Коровьева Маргарите, которая всего лишь помахала рукой и улыбнулась, - "Мало, мало..." - может означать пожелание признать первенство папы, хотя бы как умелого политика и руководителя государства.
   Впрочем, в следующем очень гламурно украшенном зале играет оркестр-джаз, в котором по аналогии и по борьбе с полонезом можно опознать протестантских проповед-ников. Вино евангельского откровения, переработанное в пенистое шампанское, здесь разливают в плоские чаши негры. И то - правда, в Штатах, что ни черный политик, то обязательно проповедник.
   И вот, наконец, нагую Маргариту установили на вершине лестницы в позе с согну-тым коленом, как на старшей карте Таро.
   Как видим, пока что описываемые в скрытом слое 23 главы предсказания относятся больше к интеллектуально-духовной сфере, а не к политическим перипетиям. Может, что-то прояснится дальше, ведь среди гостей Бала точно будут политические деятели.

8.10.11

  
   4. "Show must go on..."
   Итак, Маргарита приняла позу, очень похожую на символ 22 аркана Таро.
   Насколько я помню из "MMIX", Автору это понадобилось не только чтобы запуд-рить мозги заказчикам из ОГПУ, тем более что тех к концу работы над Романом дезавуи-ровали. Важнее было указать на единство действия в 22-23 главах, составляющих одну завершающую стадию Надлома, но при этом две начальных стадии уже незаметно начавшейся стадии Покоя (Гармонизации). Между прочим, одно из наименований 22 аркана - как раз "Адаптация", получение универсального знания как условие будущей гармонии. Но это относится к результату 23 стадии (вино из чаши), а не к её содержанию и тем более к внешним формам. Внешние формы как раз означают быстрое повторение всех перипетий Надлома, как последнее испытание на пути к цели.
   Тем не менее, несмотря на символическую условность позы, или даже из-за этого следует поискать смысл в разном положении ног Маргариты. Мы уже разбирали значение символа ноги как неких интеллектуальных сообществ толкователей действительности, помогающих столичной общественности выбирать путь. Левая нога прямо стоит на каме-нном полу и ее согревает кот (финансовое сословие) - очень похоже на оппозиционную интеллигенцию, живущую на гранты и гонорары в либеральных изданиях и чаще апелли-рующая к закону (камню). Правая нога согнута в колене и опирается на подушку с собачьей символикой сословия псарей, то есть речь здесь идет о провластных идеологах и пропагандистах.
   Опора это тоже ненадежная, поэтому рядом аметистовая колонка, на которую мо-жно положить руку, если станет очень трудно. Кстати, в отличие от ноги, символика руки не так ясно прописана в библейских притчах. Понятно лишь, что речь идет о творческой части столичной общественности, которая в трудные моменты может послужить опорой. Однако однозначно истолковать значение аметиста в данном контексте сложно. Конеч-но, колено в тексте присутствует и даже находится рядом, но все же не в одном абзаце. Поэтому утверждать, что речь идет о символе одного из библейских колен, уверенно нельзя. Наверняка может иметь смысл перевод с греческого аметист как противоядие, ибо творческая переработка негативных, разрушительных образов может помочь обще-ству переварить их без вреда для душевного здоровья. В этом числе самоцветный камень может означать и какой-то из научных законов. В любом случае левая рука, то есть оппо-зиционно настроенная творческая интеллигенция будет задействована.
   Теперь о ближайшем окружении Маргариты: Всем распоряжается регент - управ-ляющий от имени высшей власти, олигархическое сословие тоже при деле - подогревает оппозицию. Интересна группа Азазелло и еще трое молодых людей, смутно напоминаю-щих Абадонну. Участие в важных столичных событиях чекистского сословия даже не обсуждается, но ненадежная армия не присутствует в большей части событий, только в самом конце. Смутно напоминают армию призывные войска (молодые люди), которые официально задействуют при беспорядках и чрезвычайных ситуациях (смуте) - внутрен-ние войска МВД, спасательные войска МЧС, да и у ФСБ и ФСО есть в Москве и окрест-ностях военные части. Так что ничего удивительного в этой диспозиции нет.
   Теперь перейдем к грандиозной лестнице, до боли в глазах залитой светом, на са-мой вершине которой оказалась в предсказанных событиях московская публика.
   Уже объяснял в "MMIX" и еще повторю - ничего мистического или фантастичес-кого в пятом измерении, подвластном Коровьеву, нет. Это то самое виртуальное прост-ранство ТВ и Интернета, в которое сегодня можно попасть из любой московской кварти-ры, не только под номером 50. Необъятный камин в отдалении, куда может въехать грузо-вик, тоже должен быть разъяснен. Этот образ, кроме 23 главы, появляется еще в комнате Воланда, где на жарком огне камина жарится мясо для гостей, то есть духовная пища не для младенцев разумом. Поэтому можно предположить, что и потухший, без огня, огромный камин имеет похожее предназначение. С учетом того, что в студии телевидения в Останкино или на Шаболовке действительно может легко заехать грузовик, сомнения в значении камина и швейцарской (то есть охраняемого входа на лестницу) отпадают.
   Однако из этого простого толкования вытекает любопытный вывод - в предсказан-ный период (не стану писать - в ближайшее время) московская общественность и ее влас-тная свита окажется в фокусе внимания и на вершине рейтингов масс-медиа, имеющих ныне глобальный охват. Причем в этом фокусе внимания будет оставаться достаточно долго, пока не завершатся все символически обозначенные в 23 главе события.
   При этом власть заблаговременно подготовились к будущим событиям: "Все должно быть готово заранее, королева, - объяснял Коровьев..." Однако это еще вопрос, к чему на самом деле приготовились власти и олигархи? Может к Великому кризису, а может быть - к его имитации, провоцированию общества на неадекватные действия ввиду приближения кризиса. Например, чтобы путем слухов и пропаганды заставить эмигри-ровать подрастающий средний бизнес, то есть потенциальных конкурентов и в экономике, и во власти. Как удобно, здесь властям и их подручным остаются предприятия, а их западным партнерам - практически готовые к вежливой или не очень конфискации накопления "золотых телят". Во всяком случае, именно на такие мысли об искусственном провоцировании и имитации кризиса наводит лживая реплика Коровьева: "До полночи не более десяти секунд". Только в конце 23 главы Маргарита убедится, что это была ложь.
   Однако лукавство Коровьева состоит именно в том, что он просто говорит с публи-кой на разных языках, точнее публика не понимает скрытого смысла сказанного. Ведь на символическом языке Библии число 10 означает целую жизнь, жизненный цикл личности. То есть Коровьев подразумевает, что ждать еще целую жизнь, а с учетом добавки секунд, то и вторую жизнь. Короче - "Не в этой жизни, дорогая!". Власть, разумеется, не верит ни в какие последние времена или в пришествия полночных женихов. Она считает, что знает все сугубо материальные и финансовые механизмы высшей политики и вроде бы полностью контролирует все информационное пространство.
   Поэтому для отвлечения внимания публики можно позволить себе потратить мил-лиард-другой на очень большое шоу, заодно поэксплуатировав интерес граждан к исто-рии. Готовность банкиров тратить большие деньги на шоу мы уже наблюдали в День города, а смещение фокуса интереса зрителей к историческим фигурам тоже очевидно. Появление фильмов и сериалов о событиях, в том числе недавней истории отражает эту тенденцию. Но частью тренда является также властный заказ на выхолащивание и тенденциозную подачу исторических сюжетов.
   Однако, кроме внешней, виртуальной, формальной ритуально-мистериальной сто-роны предстоящего нам шоу "воскрешения мертвых" обязательно возникает и содержате-льная сторона, влияющая на реальную жизнь общества. Поэтому стоит опять взять паузу и подумать над смыслом появления в Москве теней знаменитых адептов алхимии.

9.10.11

  
   5. "Мы в восхищении..."
   Судя по всему, скрытый смысл булгаковского послания в 23 главе не связан прямо с именами "фальшивомонетчика" мсье Жака, "отравителя" графа Роберта или отравите-льницы г-жи Тофаны. Хотя длинный ряд известных властных покровителей и адептов алхимии, очевидно, служит для сообщения Булгаковым доверенной ему "алхимической" тайны международного влияния ОГПУ и его главы Ягоды, образ которого завершает ряд фрачников, поднявшихся по лестнице.
   Применительно же к нашим временам привлекает внимание другое обстоятельство. Дело в том, что и в этом эпизоде регент опять лжёт, точнее, транслирует для столичной публики давно опровергнутые историками домыслы и наветы. Почти все из упомянутых гостей Бала стали в свое время жертвами придворных интриг или даже посмертного ком-промата. Никаким фальшивомонетчиком мсье Жак не был, зачем это министру финансов, но был в этом обвинен. Свою жену любовник королевы Елизаветы Английской не травил, но такого рода компромат на него был популярен. И так далее.
   То есть, получается, Булгаков предупреждает нас об информационной войне комп-роматов. Но об этом же нас недавно предупредил и Путин - мол, после всех выборов при-дется заняться "гигиеной". И уже сейчас на федеральных каналах появились отдельные пробные всплески такой грязной кампании. Например, в одной из программ НТВ в каче-стве доказательства причастности к криминалу одного из средних, но известных бизнес-менов привели скрытую съемку руководства им уборкой территории. Типа пробный шар - прокатит такая липа или не прокатит в условиях практического бездействия судебной системы и отсутствия этического кодекса у СМИ.
   Я давно уже пытаюсь представить: каким может быть повторение рево-люции и гражданской войны в наше время? Именно психологическое давление на средний класс - проклятых буржуев и буржуазных интеллигентов может дать такой же эффект в виде эмиграции и вымыванию из политики умеренного, стабилизирующего слоя, когда власть сможет опереться только на молодежный офисный "пролетариат". Не стану утверждать, что уверен на все сто, но вероятность такого развития возрастает. Во всяком случае, в рамках антикоррупционной кампании образы разложившихся субъектов, в том числе в черных судейских мантиях, могут заполнить виртуальную лестницу рейтингов ТВ.
   Гражданская война компроматов - дело виданное, и по масштабам тоже. Скажем, известный роман А.Дюма "Граф Монтекристо" своеобразно отражает войну компроматов во время повторной (культурной) революции во Франции, а в чем-то и был частью этой войны. Ведь фигуры прокуроров и маршалов наверняка были узнаваемы. Так что и у нас ничего нового, кроме уровня техники виртуализации не предвидится.
   Интереснее фигуры гостей, выбивающиеся из "алхимического" ряда, как Тофана. Если в тексте Романа задан вопрос, да еще повторен дважды: "Какая зеленая?", "И зачем эта зелень на шее?", то это значит указание Автора - искать здесь скрытый смысл.
   В ветхой Библии зелень появляется на третий день творения. В евангельских прит-чах о последних временах появление зелени - первый признак прорастания того самого горчичного семени, которому уподоблено Царство Небесное. Наконец, в самом Романе это слово связано, прежде всего, с зеленью почти райского сада, окружавшего Дворец Ирода, и с зеленью садика в "Грибоедове".
   Кстати, Тофана, как и флибустьер-издатель причастна к приготовлению супов, так что ближе к "Грибоедову". Только у добровольных помощниц Тофаны не ресторанная еда, то есть не чтиво от издательств, а пища для ума домашнего приготовления. Честно признаюсь, опознать в отравленных блюдах продукцию блогеров мне немного мешает именно чересчур явная подсказка в названии компании "СУП", заведующей "Живым Журналом". Но из песни слов не выкинешь. Так что речь идет о намеренном приготов-лении ядовитого контента, отравы для последующего использования в блогах. Даже на Балу г-жа Тофана ухитряется добавить яду, обратившись к Маргарите - черная королева. Видимо, очернение московской публики тоже входит в замысел Бала.
   Далее следует ключевой эпизод всей 23 главы - общение героини с Фридой, то есть с альтер-эго. Рассказ об удушенном ребенке и суде над виновницей так необыкновенно взволновал Маргариту. Может быть, потому, что она увидела в нем отражение своей исто-рии? Гибель романа, который она считала своим детищем как музы, и вот теперь суд, где она должна признать, что ей нечего было дать мастеру и его книге, не было любви, а толь-ко неудовлетворенность безбедной, но пустой жизнью.
   В этом эпизоде тоже есть двойной вопрос, на который нужно обязательно найти ответ: "Какой платок?". Найти скрытый смысл слова не получается, ибо грязный платок Коровьева в 18 главе видимого смысла пока не имеет, кроме издевательского, а других вариантов и вовсе нет. Поэтому придется применять другой метод анализа из числа девяти "ключей", найденных нами в тексте Романа. В первую очередь текст 23 главы нужно сравнить с 13 главой и найти похожий по смыслу образ. Платочек с темной каемочкой - всё, что осталось Фриде на долгую память о погибшем ребёнке. В 13 главе речь идет о погибшей рукописи, от которой на память Маргарите остался лишь листок с обугленными краями. Параллель вполне уместная, потому что именно на этом нежелании Маргариты вновь и вновь видеть обугленное воспоминание о несостоявшейся любви, сыграл Азазел-ло, заманивая ее на Бал. Это воспоминание случится в конце 19 главы, что соответствует повторению образов 13 главы в последней четверти надломной середины Романа. Поэто-му стоит заглянуть и в конец 29 или параллельное начало 30 главы, чтобы увидеть повторение темы платка Фриды. Но никакого платка там нет, а есть разбросанные по подвалу листы рукописи.
   Таким образом, поиски ответа на вопрос о платке привели нас к подтверждению и без того понятного, судя по волнению Маргариты, проецирования судьбы и вины Фриды на судьбу и вину самой героини. Однако что эта перемена в Маргарите означает примени-тельно к предсказанию будущих событий? Неужели покаяние столичной интеллигенции за судьбу русской культуры и ее плодов, убиенных во время пожара русской революции? Ну, или хотя бы чувство вины, если не публичное признание. Это уже было бы немало. Пока что вину за несчастья народа интеллигенция не признает, вспоминая только свои обиды. Пусть бы вслух и не признавала, а только как Преображенский поучаствовала в ликвидации дел своих рук, или хотя бы в недопущении нового несчастья.

9.10.11

  
   6. "Вот хозяин гасит свечи..."
   Вопрос Маргариты: "Где же хозяин этого кафе?" - подробно разобран в "MMIX", но перепроверить выводы лишним не будет. Здесь нам снова поможет один из "ключей", найденных при истолковании Романа. Этот "ключ" известен как "гегелевский" закон повторения истории. Мы лишь уточнили, что повторение сюжета большой стадии Подъ-ёма или Надлома происходит в её последней четверти. Причем глобальный сюжет повто-ряется в меньшем масштабе, локально. Поэтому там, где в основном сюжете действуют духи мужского рода, то есть аватары сословий, профессий, в повторном сюжете послед-ней четверти похожие роли исполняют ипостаси локальных сообществ, обозначаемые в Книге аватарами женского рода. Например, безмозглая Полина Петровна в начале 21 главы повторяет сюжет 17 главы с безголовым Прохором Петровичем. Аналогично сюжет с Римским, увидевшем ведьму в окне в 14 главе, повторился в 20 главе, в сюжете с 30-летней Маргаритой, увидевшей в зеркале свое 20-летнее отражение.
   Но "гегелевский ключ" применим и к самой последней четверти, которая в своей последней стадии повторяется в сюжете мистерии, разворачивающемся в виртуальном пространстве. Сюжет и образы 20 главы повторяются, пародируются в 22 или 23 главе, и мы указание на двадцатилетний возраст Фриды и рядом про тридцать лет ее мучений. Еще один аргумент за тот вывод, что Маргарита увидела в судьбе Фриды свое отражение.
   В таком случае вопрос о хозяине кафе, отце ребенка - это для самой Маргариты вопрос о мастере (где же он?), поскольку ее материалистическое от мужа мировоззрение не допускает иных участников рождения романа. Она обожествляет себя как музу и не понимает, что для обитателей трансцендентной реальности, как Бегемот или Фагот с Гел-лой, слово хозяин означает ровно то же, что в евангельских притчах. Настоящие романы рождаются Творческим духом, а не одними только мастерством и амбициями души (музы) мастера.
   Удивительнее всего, что на это непонимание своей и мастера роли Маргарите ука-зывает именно Бегемот, но мы увидим и в 24 главе, что это самый близкий жене обита-тель надличного мира духов. Еще удивительнее, что левая рука Маргариты вцепляется и больно ранит своего ближайшего помощника. Возможно, это означает, что оппозиционно настроенная творческая интеллигенция станет резко критиковать олигархов, что будет явным расколом в левом стане. Будет ли причинной этого раскола новое понимание причин и последствий революции и чувство вины левой творческой интеллигенции? Посмотрим.
   "Я счастлива... быть приглашенной на весенний бал полнолуния".
   Эти слова Фриды - повод для повторения пройденного, истолкования смысла Великого Бала у Сатаны. Во второй главе Романа описано первое "весеннее полнолуние" - суд над Иешуа в праздник иудейской Пасхи. Однако в нашем случае речь идет о другом "весеннем полнолунии", не апрельском, а майском. Согласно иудейской традиции это тоже Песах, но повторный - для тех, кто не успел, не смог отпраздновать этот праздник в месяце нисан. Получается, что в рамках сюжета Романа майское весеннее полнолуние - это повторение суда и казни Иешуа, то есть тот самый Суд, страшный для всех не успевших. Но для сатаны - это Бал, развлечение и собор подопечных духов и душ. Такова логика наименования бала "ста королей".
   Кстати, символическое число 100 означает именно ипостась духа, поэтому Великий Бал, он же "страшный кризис, суд" не касается физического существования и личной судьбы отдельных людей, а только судьбы отдельных ипостасей (программ) психики человека и человечества. Чтобы отделить плевела от зерен, нужно их (программы) проявить и собрать все вместе, но не в физическом, а виртуальном пространстве.
   Этот процесс вытаскивания скелетов из шкафа, вскрытия давно заколоченных гробов - как раз и наблюдается ныне в виртуальном пространстве, особенно в русско-язычном. То в одном месте на Юге России возрождается виртуальное племя скифов, а в Уфе - сарматы, в Архангельске завсегдатаи Рунета играют в древних "поморов". Но это самые невинные и безобидные виртуальные игры.
   Возвращаясь к образу зеленой Тофаны, можно увидеть некоторые детали, довольно точно указывающие на идеологическое движение, скрытое под этим довольно мерзким аватаром. Помнится, несгибаемая левая нога была раздавлена испанским сапогом, а ее голова удушена в итальянской тюрьме, на острове Устика близ Палермо. Надеюсь, все уже узнали в левой ноге Тофаны - троцкизм, а в ее удушенной голове - Антонио Грамши. Но вот беда, правая нога антикультурного глобалистского движения уцелела, оборотилась "неоконами" и активно участвует в виртуальной битве за умы, причем маскируя блёклую идею зелёным цветом экологистов. Впрочем, в российской политике эту политическую идею представляет зелёное "Яблоко".
   Далее Коровьев повторяет пропагандистские враки Герцена про любовницу Арак-чеева, которая и госпожой-то не была. Так что доверять другим комментариям о гостях Бала тоже не приходится. Припутанный к историческим персонам образ портнихи из "Зойкиной квартиры", как было уже разъяснено в "MMIX", был нужен для разоблачения того скрытого от читателя факта, что именно Коровьев, он же Фагот, то есть Фауст - дух материализма, на протяжении полутора столетий был "мужем" Маргариты.
   Видимо, волна отборного и грязного компромата будет затяжной. Маргарите даже показалось, что прошел час и пошел второй час. Это примечание выглядит оптимистично, поскольку число 2 символизирует мудрость, умение видеть другую сторону всех явлений. Сколько на самом деле понадобится времени культурному сообществу с центром в Мос-кве для нового уровня понимания истории и политики, предсказать не берусь. Однако творческая часть столичного общества (рука Маргариты) весьма устанет, будет работать с трудом. Неплохо и то, что интересные замечания Коровьева, то есть властителей пере-станут занимать внимание общественности. Правая рука, то есть провластная часть творческой элиты испытает острую боль, как от иглы. Так что придется опереться на аметистовую колонку.
   Наихудшие страдания доставит согнутая в колене правая нога, то есть сообщество провластных идеологов и пропагандистов. Даже помощь Наташи, то есть сообщества социальных сетей, не сильно поможет.
   Последними жертвами ядовитого компромата станет, как водится, кто-то из руко-водства спецслужб. Кто именно предсказать невозможно, как и имя чьей-то оболганной любовницы, пусть даже дым не без огня. В целом такое развитие событий выглядит весьма правдоподобным в свете сокращающегося властного пирога, глубокого раскола и взаимного недоверия в рядах власть имущих.
   Примечательно, что после явления чекистского начальства (Черкесов в Думе по списку КПРФ?), лестница почему-то опустеет, а события 23 главы вновь начнут повторяться в ускоренном темпе, приближаясь к развязке. Пафосная информационная вакханалия сменится её пародией. Вместо чопорного католического оркестра и протестантского джаза в фокусе внимания публики возникнет какая-то пародия, карикатура на них, обезьяний джаз. Хотя не уверен, что ремарка "когда погасало электричество" настолько уж весела. Ведь отсутствие света в начале 22 главы имело свое соответствие в конце 2010 года в виде предновогоднего блэкаута в Подмосковье.
   Купание в бассейне из шампанского (какая-то сектантская пена), а затем ныряние Бегемота в бассейн коньяка - завершает собственно сатанинскую часть Бала, проявление гостей - воскресших духов во всей красе. Коньяк вроде бы состоит из разбавленного водой выдержанного спирта, полученного из вина. То есть по заказу олигархов будет сочинено или, скорее, "обнаружено" в хранилищах какое-то концентрированное и очищенное тол-кование религиозного учения, несущее в себе надежду для избранных? Однако, прича-ститься к этому высокоградусному "учению" могут лишь выдуманные персонажи, как портниха, да еще какой-то мулат, уж не Обама ли? В общем, как-то так.
   И вот в этот момент, когда публика будет совершенно утомлена и дезориентиро-вана, откуда-то извне послышатся, как где-то бьет полночь.
   А столичная публика до этого момента думала, что полночь давным-давно истекла. Но никто, даже власть предержащие и финансисты, не говоря уже о самой публике, не знает и не может знать времени наступления полночи. А власть имущие и вовсе были уверены, что обойдется одной имитацией управляемого кризиса. Однако, Булгаков, как и Автор его Романа, он же "хозяин этого кафе" - уверены в обратном.

10.10.11

  
   7. "Бьется в тесной печурке огонь..."
   Возможно, что из всех событий предсказанного в 23 главе периода самыми важны-ми будут не те, которые символически обозначены, а события, о которых в этой главе ни слова. Это один из приёмов, используемых Булгаковым для зашифровки самых важных с его точки зрения сюжетных линий, надежно спрятанных и от заказчиков из ОГПУ, и от цензоров, и от не желающих усложнения читателей. Если в сюжете Романа возникает очевидная лакуна, умолчание, то нужно искать недостающую часть в других главах, используя стандартные "ключи". Например, обязательное сравнение 23 главы с 13-й.
   Самым важным сообщением из 23 главы является практически полное отсутствие Воланда на Балу у Сатаны. Воланд появляется лишь для того, чтобы прекратить это безо-бразие. Поэтому для желающих достичь адекватного сложности мироустройства понима-ния загадка, заданная в названии главы, имеет очевидный ответ, а не тот, что подсказан Маргарите лживым Коровьевым или нашими стереотипами восприятия. Бдительный чита-тель, не склонный доверять на слово сомнительным регентам, легко заметит, что описан-ный в 23 главе Бал происходит у Коровьева, а не у Воланда. А верить нужно фактам и своим глазам, а не чужим словам.
   Но в таком случае, в чем состоит роль Воланда не после Бала, а во время? Что он делал все эти два часа с лишним? Попробуем начать поиски с первого "ключа", и поис-кать в параллельной 13 главе.
   И в самом деле, внутри 13 главы есть вневременной сюжет, рассказанный Масте-ром (с большой буквы). И в ремарках к этой вставной пьесе, якобы о прошлых событиях, имеет место небольшой анахронизм. Рассказу Мастера предшествует в самом начале 13 главы его же сообщение о том, что в палату N119 поселили пациента, по виду Босого, кричащего "Куролесов, бис-бис". Но мало того, что Куролесов - это лишь сон Никанора Ивановича, но и сам сон этот приснится ему только в 15 главе.
   Конечно, опять можно списать на небрежность Автора, его невнимательность при редактировании. Это если считать автором Романа только "внешнего человека" по имени Булгаков, без участия хозяина. Но даже если говорить о человеке, то этот человек буквально сгорел, как свеча, ради своего Романа, то есть каждое слово в нем отдавалось физически, не давало уснуть, пока не встанет на свое место. Так что будем аккуратнее с критикой, как бы не впасть в грех хулы на Творческий дух...
   Итак, у нас, как минимум, есть указание на то, что события в рассказе Мастера о встрече со своей музой - "жемчужиной" и о дальнейших событиях относятся к более позднему времени, чем сон из 15 главы. В таком случае нужно поискать какие-то зацепки, параллельные повороты сюжета, временные отметки.
   В 23 главе есть указание на то, что встреча гостей продолжалась в течение двух или трех часов после мнимой полуночи. В рассказе Мастера из 13 главы тоже есть похожая от-метка: "Это было в сумерки, в половине октября. И она ушла. Я лег на диван и заснул, не зажигая лампы. Проснулся я от ощущения, что спрут здесь. Шаря в темноте, я еле су-мел зажечь лампу. Карманные часы показывали два часа ночи".
   Примем наличие временных отметок в двух развивающихся действиях за рабочую параллель. В таком случае, получается, что Маргарита покинула комнату Воланда около полуночи и примерно в это же время, в начале ночи, незнакомка покидает подвал Мас-тера. В течение двух часов, пока в пятом измерении у Коровьева многочисленные гости заполняют виртуальное пространство, Мастер отдыхает. Затем какое-то время в третьем часу занимает сожжение Романа. При этом мы уже обнаружили ранее параллель в самом начале Бала с райскими ку-щами из 3 главы Книги Бытия, где змей искушает жену. Творческий дух в продолжение дня седьмого отдыхает от дел у себя в райском уголке.
   После второго часа для Маргариты "все их имена спутались в голове, лица слепи-лись в одну громадную лепешку". Толпа танцующих гостей, много ног с одним громадным и плоским лицом - чем не спрут, присутствие которого ощутил Мастер?
   В таком случае указание на половину октября, скрытое даже от заказчиков и любо-пытствующих в совсем другой главе, вполне возможно, обозначает более точное время начала Бала "весеннего полнолуния". Опять же 12 октября, в октябрьское полнолуние был совсем уволен бывший министр финансов, а в 23 главе парад гостей начинается с быв-шего министра финансов при дворе Карла VII господина Жака. Вполне ясный намёк. Хотя сам по себе тоже ничего не доказывает, а лишь в общем ряду совпадений.
   Что касается сжигания романа в печке у Мастера, то нам придется опять вспомнить камин в комнате Воланда, на огне которого готовилась духовная пища для взрослых умов. То, что во внешнем слое Романа выглядит как нечто ужасное, вовсе не всегда означает плохое в скрытых смыслах, чаще наоборот. Поэтому сжигание внешнего слоя буквальных смыслов вполне может означать проявление скрытых смыслов в огне Творческого духа. Указание на пять экземпляров рукописи означает именно это - наличие тайного смысла или даже нескольких тайных слоев. Также можно смело утверждать, что бутылка белого вина, откупоренная и выпитая Мастером - означает какое-то религиозное откровение, расшифрованное параллельно с романом.
   Продолжим сравнивать структуру параллельных сюжетов в 13 и 23 главе. В конце третьего часа, после завершения потока гостей, представляющих собой ту самую сгустив-шуюся за окном тьму, которую ощущает в своей комнате Мастер, "королева" получила, наконец, небольшую передышку, возвратившись в ту комнату с бассейном, из которой попала на Бал.
   Между прочим, в 13 главе есть еще один вопрос Автора, подлежащий истолкова-нию: "...совершенно отдельная квартирка, и еще передняя, и в ней раковина с водой, --почему-то особенно горделиво подчеркнул он". Не знаю, как вы, а я уже привык, что Ав-тор расставил в тексте вопросительные местоимения с умыслом. Это указание на необходимость найти ответ в тексте самого Романа отгадку в виде параллели сюжета или аналогичного образа. Образ квартиры, где есть раковина с водой, семантически рифмуется лишь с комнатой, где есть бассейн без воды.
   В 23 главе Маргарита "оказалась в той же комнате с бассейном и там, сразу зап-лакав от боли в руке и ноге, повалилась прямо на пол. Но Гелла и Наташа, утешая ее, опять повлекли ее под кровавый душ, опять размяли ее тело, и Маргарита вновь ожила". В параллельной 13 главе, внезапно вернувшись от мужа "она повалилась на диван и заплакала неудержимо и судорожно". Однако, что означает слово "ожила" для пятого измерения, неживого виртуального пространства, где правят бал не живые чувства, а амбиции и предрассудки?
   Маргарита не хочет, чтобы о ней плохо подумали в обществе, чтобы у него навсегда осталось в памяти, что я убежала от него ночью. То есть она ожила для "высшего света", для масс-медиа (Геллы) и обывательского толка (Наташи), сама веруя в обещание вернуться позже, но для прежней любви она в этот момент умерла. Хотя Мастер её честно предупреждал, что делать этого нельзя, иначе оба погибнут. Но она поняла его слова по-своему, будто он уговаривает её не возвращаться, а не остаться. "Кто как дышит, так и слышит".
   Далее в 13 главе, после решительного ухода Маргариты назад к мужу, следует еще одна ремарка к рассказу Мастера, оповещающее о появлении в палате N120 еще одного пациента, по всем приметам - конферансье Бенгальского из Варьете. Это указание тоже нужно попытаться сопоставить с сюжетом 23 главы. Оторванная голова Бенгальского легко рифмуется с отрезанной головой Берлиоза, которая будет доставлена на Бал вскоре после возвращения Маргариты к Коровьеву.
   Между тем, в сюжете из 13 главы после ремарки о прибытии Бенгальского следует такая же лакуна, изъятие большого отрезка повествования (до половины января). Повторяя вопрос: что было в это время с Мастером? - и применяя тот же ключ, находим ответ в параллельной 23 главе. Он явился вслед за Маргаритой на Бал в образе Воланда, чтобы спасти Маргариту.
   Разумеется, наши стереотипы восприятия 1930-х годов сами дорисовали картину после слов: "Через четверть часа после того, как она покинула меня, ко мне в окна пос-тучали". Ясно, кто постучал - чекисты, и ясно для чего - чтобы арестовать и под следст-вие. Но из самого текста Романа это вовсе не следует. Кроме того, стоит отметить, что на Балу, точнее - для завершения Бала Воланд появляется в сопровождении Азазелло, кото-рый предоставляет возможность вступить в диалог с головой Берлиоза. А если учесть истолкование в "MMIX" следствия в 27 главе Романа как появление сообщества исследо-вателей, то и подразумеваемое следствие из опущенной части рассказа Мастера тоже мо-жет означать исследование каких-то материалов из чекистских архивов. Ведь отрезанная "голова Берлиоза" - это и есть запрещенная, арестованная часть гуманитарной науки.
   После этого диалога Мастера-Воланда с Предтечей или предтечами умершее "вме-стилище разума" превращается в драгоценную чашу с вином научного откровения, гото-вым к употреблению столичным культурным обществом.
   Чтобы завершить разговор о разметке внутреннего времени 23-й и параллельной части из 13 главы обратим внимание на непривычное, архаичное даже для начала ХХ века употребление вместо середины месяца - половины октября и половины января. Зато испо-льзование "половины" для разметки времени по часам вполне привычно. Между тем в обоих параллельных действиях разметка ведется на часы, кроме начала и конца разметки в 13 главе, где упомянуты месяцы.
   Не будем сегодня, в половине октября, то есть в самом начале - утверждать однозначно, что каждому из трех часов на Балу соответствует ровно месяц, но между серединой октября и серединой января как раз - три месяца. В таком случае окончание первого часа соответствует ноябрьскому полнолунию 10 числа, накануне 11/11/11.
   Окончание второго часа - 10 декабря совпадает не только с лунным затмением, но и с подведением итогов выборов в России. Ну, и окончание третьего часа - полнолуние 9 января, это возвращение столичной публики к активной политической жизни после кратковременного отдыха. Половина января наступит ровно через четверть часа, то есть через неделю. Поэтому отсутствие Мастера дома продлится вовсе не так долго, как могло бы показаться из буквального прочтения его рассказа. Впрочем, все это - пока лишь гипотеза.

15.10.11

  
   8. "Из песни слов не выкинешь"
   Логика истолкования, как и любого расследования, вынуждает иногда возвраща-ться к моментам, казавшимся до того ясными и сугубо лирическими. Вот, скажем, какой ещё может быть смысл в обгоревшем листочке с остатками рукописи, кроме сентимента-льных воспоминаний о несбывшемся в прошлой жизни? Однако после истолкования сожжения пяти экземпляров рукописи как этого самого проявления тайного смысла - наличие не сожжённого фрагмента тоже нужно как-то истолковать. На всякий случай напомню этот всем известный короткий отрывок из романа о Понтии Пилате:
   "...Тьма, пришедшая со средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, хасмонейский дво-рец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды... Пропал Ершалаим - великий город, как будто не существовал на свете..."
   Этот отрывок связывает три главы булгаковского Романа - 13-ю, где Маргарита спасает его из огня печки, 19-ю, где Маргарита перечитывает драгоценный отрывок, и 25-ю, где Маргарита читает главу восстановленного романа полностью.
   Однако мы уже выяснили, что вневременной рассказ Мастера из 13-й главы воспо-лняет опущенное параллельное действие в 23-й главе. Спасённый от сожжения отрывок появляется в конце третьего часа Бала и, соответственно, третьего часа ожидания мастера из рассказа Мастера. Если принять подсказку о трёх часах между "в половине октября" и "в половине января" и учесть, что речь идет о бале полнолуния, то спасённый от истолкования отрывок должен проявиться где-то в начале января, около православного Рождества.
   Конечно, можно было бы легко истолковать этот отрывок через очевидную для читателей параллель между ершалаимскими и московскими главами Романа. Это означало бы, что во время повторного майского весеннего полнолуния, через две тысячи лет могут повториться события первого, апрельского пролога. Однако не сожжённый отрывок гово-рит, скорее, о том, что повторения сюжета не будет, и Москве не грозит пропасть, как пропал в буквальном смысле ненавидимый римлянами древний город. Хотя в буквальном смысле гроза над городом в январе - тоже дело нешуточное, но вопрос - над каким городом?
   Остается открытым вопрос о том, будет ли иметь силу буквальное прочтение отры-вка по отношению к нынешнему Иерусалиму? Однако это все же не тот Ершалаим и в городе-музее давно нет ни антониевой башни, ни хасмонейского дворца, ни иудейского храма. Так что и пропадать особо нечему. Вот разве что висячий вантовый мост недавно построили и собирались запустить по нему скоростной трамвай как раз к 11 месяцу 11 года, но потом спохватились и пустили на три месяца раньше. И всё же в переносном политическом смысле "тьма со средиземного моря" действительно подбирается к Иеру-салиму как политическому центру еврейского государства.
   Не так уж много времени осталось, чтобы проверить, насколько верно мы истолко-вали пророчество, но уже сейчас, до начала бурных событий, ясно, что судьбы двух земных городов связаны между собой так же неразрывно, как и улицы двух фантастиче-ских городов в Романе.
   Что же касается связи между 13, 19 и 23 главами, то к ним можно добавить ещё и конец 16 главы, после которой идет начало 25-й. Наш "девятый ключ" к истолкованию дает связь между главами и соответствующими стадиями российской истории и истории учреждения нынешней РФ. Военное положение в Москве в ХХ веке случалось на 13 стадии в период трёх революций, затем в самом конце 16 стадии при обороне Москвы, а также в самом начале, в середине и теперь вот в конце 19 стадии. Причем внутри 19 стадии Реставрации эти эпизоды ЧП в Москве тоже имели место на 13 стадии (28 марта и 19-21 августа 1991 года), в самом конце 16 стадии (октябрь 1993 года), в конце 19 стадии (осень 1999 года), и очень близко к этому в ноябре 2011 (конец 23 стадии).

23.10.11

  
   9. "Все флаги в гости..."
   После официального сообщения РИА "Новости" о посещении вновь открытого Бо-льшого театра покойным патриархом и почившей "первой леди" волей-неволей прихо-дится вернуться к теме Великого Бала. Тем более что исследование календаря майя в параллельной рукописи привело нас к более глубокому пониманию взаимосвязи между нашей эпохой и исторической эпохой Маргариты де Валуа. Собственно, только теперь мы можем достойно оценить выбор Булгаковым гостей Бала из числа исторических фигур.
   Но сначала вернемся ненадолго в начало 22 главы, где Фагот втирает Маргарите Николаевне насчет королевской крови и причудливой тасуемой колоды карт. Мы уже дав-но догадались, что Коровьев всё врёт, поскольку бездетная Маргарита Валуа не могла стать прапрабабушкой ни для кого. Нужно сказать, что Фаготу действительно удался этот отвлекающей трюк, и многие посчитали, что речь идет о Маргарите Наваррской, бабушке славного короля Анри и первой французской писательнице.
   Однако нужно уточнить, что сатана, то есть дух материализма не просто врёт, а лукавит. Он сам не воспринимает и утаивает от жены духовный смысл слов, используя в своих целях лишь буквальное прочтение. Когда далее про кровь говорит Воланд, он имеет в виду иносказательное, духовное значение этого символа, то есть творческое откровение. В этом смысле наша московская Маргарита, то есть жемчужина столичной культуры является прямой наследницей (через Карамзина, Пушкина и его круг) французской куль-туры, включая наследие обеих Маргарит из шестнадцатого века.
   Что касается причудливо тасуемой колоды, то этот образ трудно объяснить иначе, как череду сменяющих друг друга символических знаков. Это значит, что московская Ма-ргарита связана с таким же символом, что и Маргарита парижская. Вполне возможно, что речь идет о картах Таро и о символах, сменяющих друг друга в стадиях исторических процессов. Поскольку мы нашли однозначную взаимосвязь между символами календаря майя и стадиями Подъема и Надлома, то и этот ответ тоже годится.
   Теперь можно перейти собственно к гостям Бала из 23 главы. Все булгаковеды при-знают, что мужские и женские образы нужно рассматривать отдельно. Причем относи-тельно всех представленных по имени мужчин Коровьев снова врёт, излагая грубую негативную версию событий.
   Кстати, открытие Большого ознаменовалось вбросом компромата а ля Коровьев. Всем ясно, что бывший мэр Лужков внёс решающий вклад в прекращение ремонта этого "провала", куда грозил ухнуть главный символ российской культуры. Увы, но на федера-льном уровне умеют только пилить бюджет, а в мэрии умели не только это. Кто ж спорит, что Лужкова можно было уволить и за коррупцию, но, как и месье Жака, его уволили за политическую конкуренцию. Так что эта часть предсказания уверенно сбывается.
   Еще один скрытый смысл представления целого ряда властных покровителей алхи-миков фокусировался на последнем из гостей Бала, в котором все толкователи признали главу ОГПУ Ягоду. Сам факт негодного обвинения в политических целях даже для заве-домого злодея никогда особым секретом не был. Но записные булгаковеды вполне были довольны такой глубиной раскрытого ими слоя "тайного смысла". Хотя в советское время никто бы и не рискнул раскапывать связи ОГПУ-НКВД с оккультными сообществами Европы. Тем не менее, для Булгакова и его Романа даже такое раскрытие политических секретов - мелковато. Интуитивно ощущается более глубокий историософский смысл.
   Мы уже знаем, что образы и повороты сюжета Романа привязаны к нескольким сюжетам истории в начале I-го века и в конце XX - начале XXI века. При этом большее число глав соотнесены именно с периодом 1990-2000 годов, которые по интуиции Автора предшествуют самому ответственному моменту в истории России, испытанию культурной части её души.
   Подсказка насчет Маргариты Валуа соотносит этот период российской истории с таким же сложным периодом в истории Франции, когда эта страна и её элита были в столь же разобранном состоянии как Россия. Тогда Франция точно также испытывала давление однополярного "гегемона" в лице атлантической империи Габсбургов и разлагающее влияние международной финансовой олигархии.
   Чтобы внимательный читатель Романа не заблудился в дебрях истории, Автор включил в 23 главу еще трёх гостей, прямо или косвенно указывающих на рубеж XVI-XVII веков. Во-первых, это император Священной Римской империи (1575-1612) Рудольф II, который и вовсе не был никогда обвинён в предосудительном, разве что в лёгком помешательстве вследствие модной гишпанской болезни. Присутствие этого короля на Балу ничем другим, как знакомством с Маргаритой Валуа не объяснить.
   Аналогично граф Роберт Дадли, обвиненный политическими конкурентами в убий-стве тяжело больной супруги, не смог из-за этого обвинения стать законным принцем-консортом и супругом королевы Англии (1558-1603) Елизаветы I.
   Плюс к этому среди гостей Бала отдельно упомянут Малюта Скуратов, зять кото-рого Борис Годунов был фактическим правителем при царе Всея Руси (1557-1598) Федоре Иоанновиче Блаженном, а потом и сам стал царем (1598-1605). Разумеется, упоминание Скуратова без Рудольфа и графа Роберта никак не намекало бы на его зятя, да и сам Малюта на Балу мелькнул в стороне, не претендуя на более глубокие обобщения.
   Но так совпало, что все четыре монархические династии, на которые указывают гости Бала, - Рюриковичи, Тюдоры, Валуа, и одна из ветвей Габсбургов - прервались именно на рубеже XVI-XVII веков. Такая концентрация похожих исторических сюжетов вполне достаточна для того, чтобы сфокусировать наше внимание именно на этой эпохе.
   Кроме того, три указанные европейские смены династий (Габсбурги, Валуа-Бур-боны, Тюдоры-Стюарты) были главными полюсами европейской политики. Наконец, ещё более важным обобщением, связанным с одновременной тройной сменой династий, является порождённая этой сменой европейская культурная революция.
   Рудольф II, за неимением наследников, а скорее - из-за этой проблемы, всячески поддерживал астрологов и алхимиков, и в результате этого родилась современная астро-номия Браге - Кеплера - Галилея. Роберт Дадли вместе с королевой Елизаветой, как минимум, были покровителями (а может и родителями) плеяды поэтов, драматургов и философов, если только имя Шекспира не служило общим брендом для литературного творчества всей семьи.
   Маргарита Валуа была покровительницей и духовной прародительницей столь же мощной французской ветви европейской культуры. Поэтому ее духовная прапраправнучка в лице московской культурной элиты должна обратить внимание на истинный смысл со-бытий четырёхвековой давности. Хотя бы для того, чтобы не попасть в ловушку букваль-ного прочтения символики и не поддаться на лесть власть предержащих, пытающихся вовлечь культуру в политические игры и дрязги.
   Что касается самого первого гостя - господина Жака ле Кёр, министра финансов при дворе Карла VII Валуа, то он также указывает на одну из династий, но на другое, не менее важное историческое время. Якобы он отравил фаворитку короля и любимицу пуб-лики Агнессу Сорель. Многие историки и современники были уверены, что отдельную от Англии Францию и её короля Карла VII сделали три женщины - Жанна д'Арк, Агнесса Сорель, но в первую очередь тёща короля - "королева четырех королевств" Иоланда Арагонская.
   Поскольку все четыре королевства были фантомами династических традиций, а единственное реальное владение было Герцогство Анжуйское, то вся духовная энергия утраченных династий была вложена в искусную политическую интригу, возвысившую зятя-дофина, считавшегося не имевшим прав на корону бастардом. Якобы для этого Иоланда сочинила всю интригу с Жанной, а затем и сама подобрала королю первую официальную фаворитку в истории Франции. То есть фактически это было начало новой династии под прежним именем, а еще это было формирование традиции женской прид-ворной "многопартийности", влияющей на короля и фактически контролирующей коро-левство. Как это обычно бывает перед сменой династии и политической системы, в конце XVI века эти же традиции возродились бурным цветом под началом Екатерины Медичи.
   Собственно, только на эту связь между временем Жанны д'Арк и временем "коро-левы Марго" может намекать присутствие тени господина Жака на Балу. Начало династии в горячем пламени национальной революции и завершение её в духовном огне революции культурной - это закономерность "четвёртого ключа", гегелевского повторения истории. Таким образом, предсказание Автора в 23 главе Романа следует расшифровывать именно так - сходство исторических сюжетов указывает на грядущую Культурную революцию в России.
   А что касается символики Бала - то это вовсе не обетованная свадьба, встреча с женихом, а тяжёлая, хотя и торжественная церемония развода культурной элиты (жены) с бывшим мужем - духом материализма. В этом смысле параллель с разводом Маргариты Валуа в 1599 году тоже работает.

30.10.11

  
   10. "Закат на болоте"
   Все-таки толковать пророчество в связи с уже состоявшимися событиями намного проще, чем пытаться угадать, как всё произойдет. И, тем не менее, наша предыдущая по-пытка истолковать символы 23 главы авансом на пару месяцев вперёд вполне удалась. И дело не только и главным образом не только в том, что в виртуальном пространстве куль-туры проявились такие образы, как официально поименованные покойники на балу в Большом театре и новая технология кино, воскресившая покойного поэта - "что живой". Ещё в этот же ряд прямых цитат и подсказок можно отнести сомнительную похвалу пред-седателю ЦИКа Чурову - "волшебник". Оказывается, этот эпитет тоже имеет отношение к содержанию главы "Великий Бал у Сатаны".
   Но прежде чем растолковать новые моменты, подведём предварительные итоги первых двух часов Бала и сравним их с нашим прежним истолкованием. И в самом деле, очень похоже, что властные администраторы (Коровьев) вместе с олигархами (Бегемот) и чекистами (Азазелло) попытались достаточно успешно убедить столичную культурную публику (Маргарита) в том, что настоящий системный кризис (полночь) уже начался. Тем самым пытаются добиться управляемости политического процесса со стороны властей и элиты (вся тройка с Коровьевым во главе), по крайней мере, на трёх первых этапах (часах между полнолуниями).
   Как и было сказано, Москва и столичная публика, которой внушили, что она глав-ная на этом Балу и даже что-то может для себя решить, оказались на первых местах в выпусках новостей мировых телеканалов, на высшей ступени рейтингов. А рядом с нею молодые люди, похожие на Абадонну, в форме внутренних войск и других силовых ведомств, но не армии, без участия самого Абадонны.
   В общем и целом выходит, что ни одной явной ошибки в прогнозном истолковании сделать нам не удалось, ни от одного слова не отказываемся. А вот добавить по итогам событий новых раскрытых смыслов и четких совпадений можно, и немало.
   Начнём с чудес избирательной комиссии. Я долго так и этак вертел, искал ассоци-ации вот для этой фразы из середины 23 главы: "Ах, вот и она! Ах, какой чудесный публичный дом был у нее в Страсбурге!" Конечно, сразу нашёл, что Страсбург - родина революционного гимна Марсельезы, а самое знаменитое общественное здание в Страс-бурге - это Европарламент. Эпитет "чудесный" означает, что это вовсе не обыкновенный публичный дом, а интимные услуги власть предержащим и богатым лоббистам в нём оказывают виртуальные субъекты женского рода, известные как политические партии. К тому же термины "политическая проститутка", "политический бардак" по отношению и в отношениях между партиями и фракциями настолько привычны, что даже как-то неудобно выбирать столь простое толкование непристойного заведения. Однако повторю, эпитет "волшебник" по отношению к Чурову окончательно меня убедил.
   В таком случае "вот и она" - это, скорее всего, Европейская комиссия, организую-щая выборы в Европарламент. И дело даже не в том, что на российские парламентские выборы действительно прибыли наблюдатели из ЕС, в том числе европарламентарии. Фраза про чудесный бардак в Страсбурге нужна Автору для того, чтобы мы правильно поняли следующий пассаж в стык с уже истолкованным:
   "Мы в восхищении! Московская портниха, мы все ее любим за неистощимую фан-тазию, держала ателье и придумала страшно смешную штуку: провертела две круглые дырочки в стене...
   - А дамы не знали? - спросила Маргарита.
   - Все до одной знали, королева,"
   Эта аллюзия на "Зойкину квартиру", уже найденная нами в "MMIX", помогла убедиться в точности вывода, о встрече Маргариты на Балу с "мужем" - Коровьевым. Но, оказывается, здесь был скрыт ещё один актуально политический смысл.
   Предыдущий пассаж намекает, что портниха - это не просто избирательная комис-сия, но ещё и такая, что перекраивает, режет и подшивает результаты для дам, то есть для партий. При полном знании и согласии самих дам на такое непотребство. Заметим, что больше всех в этом публичном действе постаралась именно московская комиссия - порт-ниха. А если вспомнить, что список самой важной из дам единолично возглавляет деятель с прозвищем ДАМ по инициалам, то ирония Творческого духа истории очевидна.
   Но и это ещё не конец истории с дамами. Разобранным только что пассажам пред-шествует эпизод знакомства Маргариты с Фридой, в которой, как мы уже выяснили, "королева" узнаёт саму себя, только было это двадцать или тридцать лет тому назад.
   Если московские дамы - это партии, то можно попробовать применить этот ключ к Фриде с именем иностранного происхождения. По-немецки ее имя звучит как "мирная", но в актуальном контексте больше ассоциируется с английским словом freedom, то есть свобода как либеральная ценность. И в самом деле, двадцать лет тому назад вся столичная культурная публика принадлежала именно к этой модной партии. Это сегодня уставшая от двадцати лет либерализма королева Бала готова улыбаться, скорее, всем прочим партиям. И всё же Маргарита узнает себя прежнюю в едва живой Фриде, и даже привечает её на митинге.
   Но в таком случае, что это за новорожденный субъект, которого либеральная сто-личная общественность сама породила и вскоре удушила ровно двадцать лет тому назад. Нет, не Советский Союз и не КПСС, которые скончались в агонии августа 1991-го. Все эти двадцать лет либералов каждодневно попрекают именно Беловежскими соглашения-ми, а те отбиваются ссылкой на смерть советской власти за три месяца до того. Но в этом и состоит лукавство с надеждой на беспамятство. Дело в том, что новорожденный субъект в лице обновленного Верховного Совета и других наднациональных органов конфедера-тивного Союза в декабре 1991 года был жив и только начал дышать. Речь шла именно о наднациональном парламенте и комиссии по образцу европейских. Или ровно то самое, что сегодня приходится с трудом возрождать в рамках ЕЭП и будущего Евразийского союза. Кстати, именно потому что в ноябре была формально учреждена наднациональная Комиссия ЕЭП, Фрида получает шанс на политическую амнистию.
   Однако факт есть факт, либералы, продиктовавшие ровно двадцать лет назад текст Беловежских соглашений, не были, в отличие от националистов, могильщиками прежнего отжившего Союза, но убийцами новорожденного обновленного Союза, за который девятью месяцами ранее проголосовали граждане большинства советских республик.
   Пикантность ситуации заключается ещё и в том, что сама идея обновления в форме делегирования полномочий и депутаций в наднациональные органы Союза была рождена и пролоббирована именно либералами из Московской депутатской группы союзного съе-зда во главе с Г.Поповым и его замом по мэрии Ю.Андреевым. Но прочие либералы, почуяв запах приватизационной халявы, дружно удушили проект, как только задача раз-рушения прежнего Союза была решена. Либералам во главе с Ельциным и один-то пар-ламент мешал прихватизировать, а уж второй над ними - тем более.
   Что касается имени безвестного мастера политического креатива, подсказавшего в декабре 1990 года, за девять месяцев до рождения нового Союза, столичным либералам эту плодотворную идею, то наша история его скромно умалчивает. Но нет сомнения, что истинным автором был творческий дух истории, хозяин.
   Итак, история с Фридой, истолкованная в соответствии с расшифрованными под-сказками с небольшой поправкой в перепутанных числах указывает на время действия 23 главы - ровно через 20 лет после убийства новорожденного, то есть первые числа декабря 2011 года. Однако далее в тексте главы есть еще более точное, астрономическое указание на день и даже на час ключевого события. Хотя из эпизода с Фридой мы еще не растолковали про ухо кота, в которое Маргарита вцепилась левой рукой.
   Вообще-то финансовое сообщество в лице Бегемота действительно имеет органы, чтобы слышать, что происходит - это столичные деловые и либеральные радиостанции. Самая первая из них родилась как раз двадцать лет тому назад, и на московском сленге имеет даже имя не "Эхо", а "Ухо Москвы". Перед событиями в Москве 10 декабря сайт этой радиокомпании был на день выведен из строя хакерской атакой, то есть "левыми" методами. На следующий день правая рука столичного сообщества, то есть лояльная часть творческой интеллигенция, собранная перед этим Путиным в свой штаб, действительно испытает острую боль из-за массированной критики.
   Аметистовую колонку, на которую опирается правая рука, нам тоже пора декоди-ровать. Впрочем, мы уже выяснили, что в ветхозаветной символике аметист, как и алмаз, означает одно из колен Израилевых, а в символике Апокалипсиса - аметист украшает последнее, двенадцатое основание стены небесного града и как драгоценный камень озна-чает некий научный закон. В случае, когда слово имеет два разных символических значения, должны быть истинны сразу оба толкования.
   В первом смысле аметист вполне вписывается в актуальное политическое толко-вание, поскольку именно от Израиля в лице министра иностранных дел российская власть получила наиболее серьезную внешнюю поддержку по выборам. Кроме того, правая рука получила весьма авторитетную опору в лице доктора Рошаля, критиковавшего Минздрав, но подружившегося лично с Путиным и вошедшего в его штаб. Ну что здесь еще можно сказать? Доктор Рошаль известен своей борьбой против частной медицины в России, за сугубо государственную, якобы "бесплатную". Этот подход чётко совпадает с интересами частных клиник Израиля и ФРГ, имеющих неплохой бизнес на богатых клиентах из СНГ, особенно из Москвы. Так что мотивы поддержки понятны, и плата за поддержку вполне адекватна. Частная медицина может подождать, когда на кону судьба страны, и не одной.
   К этому можно добавить, что аметист - камень фиолетового цвета, а фиолетовый субъект в Торгсине из 28 главы - иностранец, чисто говорящий по-русски, был нами опоз-нан в "MMIX" именно как израильтянин. Кстати, в связи с этим придется ещё раз подумать и о преображении Коровьева в фиолетового рыцаря в 32 главе.
   Что же касается второго значения аметиста как символа одной из наук, причем последней по времени, то с библейскими и евангельскими корнями израильского происхо-ждения у нас более всего связана наука психология. Насколько правой руке удастся опере-ться на эту науку, посмотрим.
   Приступим, наконец, к обещанному раскрытию астрономического знамения, кото-рое указывает на точную дату и час события, вызвавшего острую боль в правой руке. Вам не кажется, что вот эта фраза несколько странновата для столь точного в выражениях писателя, как Булгаков?: "И раскосые монгольские глаза, и лица белые и черные сделались безразличными, по временам сливались, а воздух между ними почему-то начинал дрожать и струиться".
   Конечно, всё это можно банально оправдать сугубо уставшим состоянием Марга-риты. И всё же - нет ли здесь иного, скрытого подтекста? Например, воздух, который всегда есть между лицами и людьми, никогда никем из писателей так не отграничивался от воздуха над этими лицами и вокруг. Кроме того, мы помним, что если Булгаков вставил в фразу слово "почему-то", это означает обязательность расшифровки иносказания.
   Начнём с воздуха, библейским синонимом которого является небо, а символиче-ским значением обоих слов - чувство любви. Небо между лицами - странно, любовь - ближе, но дрожать и струиться она вряд ли может. Возможно, нам поможет еще одна подсказка про раскосые монгольские глаза в сочетании с лицами. Вообще-то с монголь-скими глазами ассоциируется не просто лицо, а лунноликое. Именно так, например, назы-вают монголы ханшу Бортэ в пьесе Л.Гумилева. А уж он толк в монгольских лицах знал.
   За ассоциацией "лицо-луна" следует ассоциация "лица-светила", не где-нибудь, а на небе. И небо между ними. При этом одно светило белое, другое черное, или безраз-лично - сначала белое, потом черное. То есть речь идет о затмении или затмениях, поскольку и белые, и черные лица названы во множественном числе. Если лица по време-нам сливались, то больше похоже на солнечное затмение. Но когда все небо между ними, то такое лунное затмение происходит очень редко в конкретном месте - городе Москве.
   Между тем во второй половине дня 10 декабря именно такая редкая расстановка светил на небе точно соответствовала по времени митингу на Болотной площади. На западе заходит солнце, а на противоположном краю горизонта восходит багровая луна, уже частично в затмении. А между этими белым и черным лицами - все небо, воздух.
   Кстати, именно над болотом воздух зачастую струится и дрожит, особенно на зака-те солнца. Кроме того лица на Болотной были и впрямь самые разные, в том числе закры-тые чёрными масками, но атмосфера - еще один синоним воздуха - вполне полюбовной, хотя не без текучести и дрожи.
   Более точного указания времени ключевого события трудно придумать. Но можно ещё добавить, что за две недели до того, в новолуние было и солнечное затмение. Тогда произошло выдвижение Путина на съезде, причем предложение поступило от той же самой правой руки, лояльной творческой интеллигенции в лице Говорухина. Хотя особого энтузиазма ни на съезде, ни в штабе видно не было, скорее - усталость и растерянность.
   Если идти дальше по тексту, то теперь актуальным становится вот это: "Ни Гай Кесарь Калигула, ни Мессалина уже не заинтересовали Маргариту". Мы уже заметили, что мужские имена связаны с неким историческим опытом, духом политического дейст-вия, а женские - с политическими сообществами и идеями: Фрида - либерализм, Тофана - троцкизм зеленого оттенка. Национальный вариант коммунизма - это известный образ госпожи Минкиной, то есть "управляющей из кухарок". Она известна репрессиями против классово близких товарок и находилась в интимном союзе с милитаристским духом аракчеевщины- прообраза сталинизма.
   Мессалина - очевидно идея свального совокупления всей оппозиции, а дух Калигулы - диктаторское лидерство от имени такой "навальной оппозиции". Необходимая персонификация символов - это гламурная блогерша, выигравшая неформальный конкурс скандалисток, а также известный профессионал по части оргий с политическим шлейфом, несостоявшийся диктатор "правой партии". Эти идеи уже прозвучали достаточно внятно и громко, но столичную публику не особо заинтересовали, кроме интриги с заказчиком.

12.12.11

  
   11. "Третий час"
   Повторный митинг у Трёх вокзалов не стал исключением из общего ряда символов. Это и был момент, когда уставшая, но упрямая столичная культурная публика уделила внимание представленным на подиуме маргинальным политическим идеям (фрачники) и партиям (дамы), но никем особо не заинтересовалась, даже холостым миллиардером.
   Признаюсь, у меня были некоторые сомнения, если дамы из 23 главы - это аватары политических партий, то на роль Мессалины раньше вполне могла бы претендовать и ЛДПР, тоже рекордсменка по неразборчивости платных политических связей. Но до "свальной" уличной оппозиции Жирику и Ко далеко. К тому же сам Жириновский, хотя и играет роль партийного вождя, но сам в цезари не метит, упаси бог. И годы уж не те, и обошёл его Прохоров по скандальности и масштабности загулов. Ну и, наконец, ЛДПР свою декоративно-марионеточную роль отыграла в ходе выборов, а Мессалина вышла на сцену после лунного затмения 10 декабря.
   И потом, кроме Мессалины и Калигулы столичную публику в том же ряду не заинтересовал ни один из королей, герцогов, кавалеров, самоубийц, отравительниц, висе-льников и сводниц, тюремщиков и шулеров, палачей, доносчиков, изменников, безумцев, сыщиков, растлителей. Может быть немного утрированно, в переносном политическом смысле, но разнообразие и специфический аромат представленной на сцене митинга оппо-зиции этот ряд вполне передает. Там и бывший генсек и президент успел засветиться, и националисты рядом с доносчиком по 282 статье, и кого только публика не освистала. Похоже, что всех. А ведь было рекомендовано всем улыбаться. Но тяжко это.
   Однако, как же нам быть с ЛДПР и другими дамами? Они, по идее, тоже должны быть рядом с Фридой, яблочно-зеленой Тофаной и госпожой Минкиной "из народа".
   Во-первых, среди гостей была и такая: "Маркиза...отравила отца, двух братьев и двух сестер из-за наследства!" Такая партия - спойлер и киллер тоже есть - ПрДело, участвовавшая в смерти родительской ДПР, потом партий-сестер СПС и ГС. Средне-высокий статус маркизы также указывает на некую западно-европейскую иерархию при Е.И.В., а упоминание братьев намекает на масонов. Хотя своими действиями эта дама убила и дух масонства, и профессиональную партийную работу, принесенные в жертву политтехнологиям.
   В таком случае мы обязаны найти в тексте аватар еще одной дамы, тоже связанной с публичным домом многопартийного парламента. Хотя самой партии ЕР ну очень хоте-лось любить власть безраздельно и вечно, и чтобы дом был без публичных дискуссий и конкуренции со стороны товарок. Нашлась в 23 главе единственная подходящая строка, к которой за сорок с лишним лет булгаковеды не нашли никаких ключей: "Этот двадцати-летний мальчуган с детства отличался странными фантазиями, мечтатель и чудак. Его полюбила одна девушка, а он взял и продал ее в публичный дом".
   Ну что здесь скажешь, российская президентская власть действительно имеет лицо довольно инфантильное, и даже считает, что нашей стране всего 20 лет. И ведь отверг, подлец, преданную любовь к власти партии, желающей быть единственной правящей, и сам первым делом после выборов продал, объявил о создании коалиции.
   А где же здесь ЛДПР, эсэры, ну и там "патриоты"? Во-первых, они упомянуты под общим аватаром дам из "Зойкиной квартиры", которые все до одной знали. А во-вторых, неявная, но прозрачная отсылка к комедии вполне заменяет перечисление не самых инте-ресных дам в тексте Романа. Он же не безразмерный. Так что смело заглядываем в текст "Зойкиной квартиры" и по характеру легко узнаем политические партии.
   КПРФ там вполне узнаваема в лице Мымры. Кстати, сам Зюганов родом из села Мымрино под Орлом. Разбитная Лизанька похожа на партию Жириновского, опять же у Булгакова две начальные буквы имени во многих случаях служат указателем. Мадам Ива-нова - больше похожа на СР, а впервые попавшая в публичный дом Алла - ЕР. Что до прочих, не получивших мест у стола партий, то они так и обозначены - 1-я, 2-я, 3-я безот-ветственная дама.
   Вот ведь жизнь у писателя-визионера! Примерещится в сумерках всякое непотреб-ство из будущего, и не заснуть, пока не перенесешь на бумагу и не вставишь в комедию.
   После встречи столичной публики с привокзальной Мессалиной на улице, которая раньше звалась Домниковкой и по совпадению славилась публичными домами, следует яркий образ рыжего Малюты Скуратова, а следом за этим после двух брокенских гуляк затянувшееся начало Бала завершится явлением только что убитых (политически, разуме-ется) духов начальника ОГПУ и его деятельного помощника.
   Вообще-то явные сдвиги в этой сфере, изменения политического веса и влиянии разных спецслужб стали заметны после назначения руководства новой Думы и особенно после назначения Иванова в АП. Но дух Ягоды заключается именно в доминировании политической полиции как арбитра, закулисно манипулирующего политиками и особенно субъектами в информационном пространстве. Так что это может быть и позитивный символ, который может проявиться в конце третьего часа, то есть в период новогодних праздников, когда публике не до политики и тем более - закулисных раскладов.
   Брокенские гуляки - это явно какое-то указание на время событий. По традиции Вальпургиева ночь с шабашом ведьм на горе Брокен выпадает в ночь на 1 мая. В отчетно-прогнозный период ожидается такая праздничная ночь на 1-е число с гуляками, в том числе и такими. Так что явление духа Ягоды в виртуальном пространстве (а может и его удаление из политики) может произойти уже в Новом году. Хотя гуляк было двое, и есть вариант после старого Нового года.
   Однако и нам нужно закругляться, дать читателям отдохнуть от политизированной сатиры и мистики. Время перевести дух и собраться с силами до январского полнолуния у столичной публики есть. Зато потом все снова завертится как в калейдоскопе. Да и мне, по правде, хочется удрать от компьютера и Интернета подальше, в снега, на свежий воздух.

25.12.11

  
   12. "Фарсаж"
   После краткого перерыва на каникулы внимание столичной общественности вновь приковано к власти и политике. Ни мастерство, ни творчество её опять не интересуют. Этот явный факт отражен в двух параллельных текстах 13 и 23 глав, где Маргарита убегает от мастера к мужу и вновь появляется на Балу с Коровьевым. Происходит это в начале четвёртого часа или в "половине января".
   Первое, что видит Маргарита - обезьяний оркестр на том месте, где в первом часу Бала своим оркестром дирижировал Штраус. Признаем, что именно в интерпретации первого оркестра произошла небольшая ошибка. Мы правильно распознали оркестрантов в чёрных фраках как церковников, но приняли исполнение полонеза за указание на другую конфессию, не российскую. Однако внимание московской культурной публики за все три месяца Бала не отвлекалось от внутренней предвыборной политики. Поэтому нужно поискать иную расшифровку образов.
   Например, так: Штраус, как известно, это - венский композитор. Однако в РПЦ роль не то что первой скрипки, а дирижера политических связей играет митрополит Иларион, приехавший в Москву из Вены. И к тому же он - композитор, концерты которого собирали московский бомонд в Большом зале Консерватории. Главным успехом внешних связей РПЦ за истекший период был ажиотаж столичной публики вокруг "пояса Богородицы", привезенного в Москву с Афона. А между тем именно культ "Матки Бозки" является центральным для польской церкви. Так что его воспроизведение в Москве под управлением "венского композитора" вполне соответствует символу полонеза. Будем считать, что этот видимый огрех в расшифровке символов мы исправили, теперь можно обсудить символику обезьяньего джаза на месте, где ранее была РПЦ.
   Обезьянничание - синоним пародии. Поэтому указание Булгакова на три часа с четвертью и на пародию в начале четвёртого часа необходимо Автору, чтобы подсказать нам один из девяти "ключей" - повторение сюжета и образов в четвёртой четверти, но в пародийном, фарсовом ключе.
   Теперь спросим себя - с чего началось возвращение столичной публики из рождественских каникул к предвыборной политике? Правильно, с фарсового действа в исполнении церковного руководства - сначала протоиерей Чаплин бухнул в колокола, не посмотрев в святцы. Затем уже и сам патриарх пытался исправить охранительный крен, наддав либерализму, так что пришлось дезавуировать его поддержкой Березовского. Потом опять Чаплин пытался исправить конфуз по принципу "хрен редьки не слаще". Короче - кто в лес, кто по дрова, каждый оркестрант дует в свою дуду, выводит свой мотив. Чистый джаз, к тому же абсолютно пародийный, обезьяний.
   Ну и не будем забывать еще одну трактовку символа обезьяны, связанную именно с христианской религией. Богословы назвали сатану, дьявола "обезьяной Бога". В сюжете Романа возвращение Маргариты к мужу, воссоединение на Балу с Коровьевым идёт под обезьяний аккомпанемент. В соответствующем сюжете российской политики столь активное прислуживание церковников светской власти, то есть князю мира сего, тоже заслуживает напоминания об обезьяне Бога.
   Далее в 23 главе следует: "На зеркальном полу несчитанное количество пар, словно слившись, поражая ловкостью и чистотой движений, вертясь в одном направлении, стеною шло, угрожая всё смести на своем пути". Этот политический феномен мы тоже уже заметили. До нового года видимое на поверхности политики движение было в стиле вальса, множество кружений, но разнонаправленных. А в январе, как будто по команде, все политические круги остались такими же, но двигаются в одном направлении. Партии и их вдохновители, провластные и оппозиционные круги действуют как бы по единому сценарию. Олигархические СМИ по инерции критикуют власть, но тут же признают, что ей нет альтернативы. Есть такое впечатление сговора и закулисного дирижёра, есть.
   Помнится в предварительной, прогнозной расшифровке насторожила фраза "В капителях колонн, когда погасало электричество, загорались мириады светляков, а в воздухе плыли болотные огни". Возможная связь образа с отключениями электричества, как и прошлой зимой, кажется, начала сбываться, судя по новостям из Нальчика, где в больнице отключили свет и жизнь для восьми младенцев. Надеюсь, что этим ограничится. Что касается болотных огней, то продолжение череды митингов, начавшихся на Болотной, уже заказано. При этом слово колонны указывает скорее на шествия и марши, в голове колонн которых будут медийные "звёзды". Так что здесь ничего особо загадочного нет. И, видимо, в день большого митинга или шествия мы точно узнаем смысл символики "большого бассейна, окаймленного колоннадой".
   Пожалуй, намного интереснее будет разбираться в символике параллельного текста из 13 главы, который можно прочитать и как рассказ об отсутствующем на Балу Воланде. Совпадение разбивки по "часам" и месяцам, прибытия и убытия героини в подвал с рукомойником, он же - комната с бассейном, дополняющая параллельная символика - почивающий творческий дух в момент, когда змей Коровьев соблазняет обнаженную героиню в антураже эдемского сада. К этим параллелям можно добавить момент в рассказе Мастера: "Метнувшаяся мне под ноги собака испугала меня, и я перебежал от нее на другую сторону".
   Если допустить толкование с написанием Мастера с большой буквы, то есть как ипостась творческого духа, Воланда, тогда ноги Воланда - это две церкви, мирская и тайная, которым в нашей московской реальности соответствуют церковники и масоны. Соответствие образов собаки и сатаны обсуждалось много раз. Поэтому Коровьев, увлёкший Маргариту к обезьяньему джазу, вполне соответствует собаке, метнувшейся под ноги. Участие церковников в политике мы уже обсудили, но и масоны тоже успели засветиться, не только с обсуждением роспуска одной из партий, той самой маркизы. Без этой политтехнологической братии не обошлось при "сборе подписей" за выдвижение трёх кандидатов. Тем не менее, обе ноги - и церковники, и масоны, поспешили перебе-жать на другую сторону - к формальной оппозиции.
   Образ подвала, в котором теперь вместо мастера обитает, как мы знаем, Алоизий, тоже вполне укладывается в наши политические реалии. Творческая ипостась столичного сообщества и без того была маргинальной по статусу, ниже первого этажа, и числилась по ведомству какого-то жулика-застройщика, в котором легко угадать идеологический отдел властной корпорации. Именно он изображён в свинообразном виде жильца первого этажа в доме, где обитает Маргарита. При этом амбициозная культурная ипостась столицы хотя бы изредка снисходила к мастеру в подвал, мотивируя на творчество и обещая любовь.
   Однако теперь власть и элиты вовсе не востребуют творческих идей в политике, включая выборы. Вместо этого вполне достаточно заезженной пластинки ("в комнатах моих играл патефон"), которую вполне способен воспроизвести не творческий мастер-художник, а сугубо меркантильный, озабоченный побелкой и купоросом ремесленник-маляр. Уверен, что звучавшая из окон подвала патефонная мелодия была той же самой, под которую нарезали политические круги вальсирующие пары на Балу. Собственно, в этой полной невостребованности, изгнании творческого духа из политики, как из любой сферы деятельности, заключается главный признак финальной стадии системы.
   Образ заледеневшего трамвая, которого мастер боится не меньше властной собаки, мы тоже находили и растолковали в "MMIX". В библейской символике корабль означает религиозную, то есть гуманитарную теорию. Речной трамвайчик из 31 главы - догматическая, предписывающая, нормативная теория вроде юриспруденции, педагогики или политэкономии. Это тоже своего рода наука, но ограниченная идеологически выверенным маршрутом. Соответственно, уличный столичный трамвай - такая же догматическая, громко звенящая теория, следующая строго по заданным рельсам. Короче говоря, творческому духу и вдохновленному им мастерству нечего нынче делать не только в политической практике, но и в политической науке или образовании. Там востребованы другие, более гибкие в позвоночнике ипостаси и соответствующие фарсовые персонажи.
   Эпитет обледенелые ящики (напомню, что ящиком в советское время называли и научные институты тоже) имеет синонимы - застывшие, замороженные. Поэтому мороз, холод в рассказе Мастера из 13 главы означает не только погодные совпадения: Этой зимой холода наступили лишь в половине января. Главное значение - застывшая, хладная, замороженная политическая система и общественная жизнь. Все движения - сугубо по кругу и только в виртуальном пространстве, в порядке фарсового сценария.
   Да и какой смысл теперь в творческом подходе, если женская ипостась мотивации не имеет более интереса к творческому мастерству, а ценны для неё только собственные переживания и воспоминания, а также буквальные прочтения в меру понимания. В этой связи упреки публики и комментарии с намёками на приближение моего аналитического творчества к сумасшедшему дому тоже симптоматичны. И очень лестны, очень! С учётом продолжения сюжета 13 главы. Но вряд ли стоит понимать эту символику слишком буквально.

21.01.12

  
   13. "Бабочки летают..."
  
   Итак, опережающая расшифровка текста в очередной раз сработала. 4 февраля и в самом деле будет шествие, разделённое на колонны. В голове колонн будут медийные звездочки - светлячки. И место встречи на Болотной изменить никак нельзя, так что и болотные огни тоже пришлись кстати. Не отменить и того факта, что в отсутствие творческого духа русский Дед Мороз будет главным фактором, очищающим от случайных зевак ряды тех, кто про, и тех, кто контра.
   Сложнее истолковать предыдущую фразу: "Живые атласные бабочки ныряли над танцующими полчищами, с потолков сыпались цветы". А между тем, мы убедились, что каждая фраза и почти каждое слово у Булгакова несёт скрытый смысл. Впрочем, здесь две фразы в одном предложении, и вторая особой трудности не представляет. Мы уже знаем, что цветы означает нечто эфемерное, быстро увядающее, хотя и пафосное. Кроме того, мы знаем лишь одну идиому современного языка, в которой с потолка берут цифры, а также выражение "сыпать цифрами". Кроме того, "цветы" и "цифры" похожи так же, как Фагот и Фауст, один из любимых булгаковских приемов шифровок и подсказок. То есть речь идет о неких пафосных, но недолговечных цифрах, которыми сыплет кто-то сверху. Между тем, шествию 4 февраля предшествовали экономические презентации кандидатов.
   Намного сложнее с атласными бабочками. Такого энтомологического образа вовсе нет ни в одном первоисточнике или тексте Романа. Но зато эпитет "атласная" есть и даже два раза в 20 главе, после того как Маргарита натёрлась кремом. А потом в 21 главе "Полёт" эти самые живые атласные женщины, бабы порхали в небесах и даже ныряли в реку, пролетев над танцующим кордебалетом. Так что слово бабочки указывает на уменьшение масштабов политического процесса в его завершающей части.
   И в самом деле, четвертый час Бала означает его завершающую четверть, а сам Бал является завершающей четвертью сюжета всех глав с середины 19-й по 23-ю. В свою очередь эти три или четыре главы завершают всю центральную треть Романа с 11-й по 23-ю главу. Еще в "MMIX" мы установили, что 21 глава повторяет сюжет 17-19 глав, при этом 17 глава содержит указание на разгон Съезда и выборы 1993 года, а в 21 главе события соответствуют менее драматическим, более фарсовым выборам 2003 года. Так и упоминание порхающих бабочек снова указывает на повторение истории, но во все более фарсовом, неглубоком и быстротечном формате.
   Кроме того, мы помним, что в 21 главе жена упорхнула от постылого мужа, хотя и вернулась потом к нему дважды - перед Балом, и перед четвертым часом Бала. То есть речь идет об очередном разочаровании столичной публики во власти и в политике, на этот раз по ходу выборов. Похоже, и это имеет место, хотя это разочарование, как и в 21 главе, относится к обеим сторонам политической свары: "Обе вы хороши..."
   "Потом Маргарита оказалась в чудовищном по размерам бассейне, окаймленном колоннадой". После 4 февраля начинается официальная агитация в масс-медиа, включая ТВ. При этом оппозиционные и провластные митинги и шествия запланированы и до, и после, и во время этого периода, окаймляя его колоннадой, то есть рядами колонн. Не будем отрицать, что российские масс-медиа - это действительно чудовищный не только по объёму вещания резервуар или ресурс.
   "Гигантский черный нептун выбрасывал из пасти широкую розовую струю. Одуряющий запах шампанского подымался из бассейна". Скульптура-фонтан намекает на море, собрание нижних вод. Вода - это библейские символ надежды, обещания, обетования, нижние воды - это низкие, плотские и материальные вожделения. К тому же море - это ожидания и обещания без видимых границ, опасные для доверившихся. Языческий бог чёрного цвета указывает не это же качество. Символику роз и розового цвета мы тоже знаем как гламур и сиюминутный пафос. Что же касается шампанского, то это - некоторая разновидность вина, откровения. Разница в том, что это купаж, да ещё с пеной для возбуждения рецепторов. То есть если вино рождается из крови творца, то шампанское - продукт смешивания и переработки. Например, опера - это творческий продукт, а "мыльная опера" с рекламой, даже под музыку Бизе - это уже "креатив", а не творчество.
   Так что мы все более убеждаемся, что речь идет о чудовищном объёме и креативе политической рекламы от разных партий, которые обозначены образами дам. Эти самые дамы-партии купаются в рекламе у нас не только без одежды, то есть без каких-либо знаний, но даже и без обуви, отказавшись и от идеологических штампов.
   Есть некая аналогия между хрустальным бассейном с шампанским тем безводным самоцветным бассейном, в котором Маргариту окатывали кровью. Самоцветные камни - это законы, научная информация, отражающая и преломляющая реальность. Хрусталь - это имитация, виртуальная реальность, подсвеченная нижним светом. Притом что свет - символ разума и знаний, эпитет нижний указывает на эмпирические знания о вкусах и вожделениях плебса и гламурного "креативного класса".
   Любопытно, что уже сейчас, до начала агитационной вакханалии партии и их лидеры вовсе не выглядят особенно трезвыми, а публика уже смеётся. Но видимо, нет пределов не только у совершенства. Нет сомнений, что и на этот раз либералы (Фрида) опять особо отличатся и запомнятся совсем нетрезвым гламурным креативом.
   Когда Маргарита, то есть столичная публика уже захочет отдохнуть от всей этой кутерьмы, сразу по окончании агитационного периода, то по желанию Бегемота (сословия олигархов) начнётся совсем иное представление. Кроме самой олигархических масс-медиа активное участие в этой новой кампании примет та самая затейница-портниха, в которой мы опознали столичную избирательную комиссию. Хотя Обама тоже наверняка что-то скажет, но кавалер рядом с портнихой - неизвестный мулат. Поэтому больше подходит сообщество международных наблюдателей из развивающихся стран, прибывшее на подмогу ЦИКу.
   Коньяк - это тоже продукт переработки вина, то есть "креатив", но более жесткий, опасный в больших количествах. Эту концентрированную информационную кампанию до, во время и после дня голосования также не трудно предсказать уже сейчас. Сложнее было бы с прогнозом её течения и исхода. Но из булгаковского предсказания вытекает, что партии устранятся из этой кампании, а олигархия вынырнет из нее с определенными потерями.
   Несколько настораживает коричневатый цвет будущего потока нижних вод. Неужто олигархи разыграют националистическую карту? Что-то сомнительно. Впрочем, власть, поспешит отвлечь столичную публику от этой нетрезвой кампании, предложив какие-то изысканные варианты "хлеба и зрелищ".

2.02.12

  
   14. Тень выборов
   Итак, мы добрались до волнующего момента, когда пенная волна предвыборного креатива с шумом ушла из виртуального бассейна. В пятом измерении пространства масс-медиа и Интернета всё виртуальное, в том числе и объёмы (вещания). А если про героиню, пребывающую в этом пространстве, пишут, что "она уже хотела уходить", это означает утрату интереса и переключение внимания. Эта маленькая ремарка, сделанная великим драматургом, намекает, что после завершения предвыборной агитации ничего интересного какое-то время не будет происходить.
   Затем вдруг, волею сословия олигархов, аватаром которого в Романе служит жирный кот, этот же чудовищный объём заполняется крепким креативом - "стал извергать не играющую, не пенящуюся волну темно-желтого цвета". Это уже не игра, и не поверхностная пена, это крепко всерьез. Жёлтый цвет применительно к прессе означает согласно словарям специализацию СМИ на слухах, сплетнях, скандалах, сенсациях (зачастую мнимых). Тёмно-желтый должно означать негативные слухи, сплетни и т.д.
   Нетрудно догадаться, что такое развитие событий возможно лишь при выборах в один тур. Как ни старался лично Путин (одни обещания японцам про Курилы чего стоят) и приближённые к нему лично госолигархи мобилизовать недовольных, особенно в столице, им не удается обыграть свиту из АП и ЕР, не желающую второго тура и излишней легитимности лидера.
   Политические партии (дамы) постарались как можно быстрее отбежать в сторону и не примут участие в этой тёмно-желтой вакханалии. Однако московский горизбирком (портниха) вместе с цветными наблюдателями с удовольствием побарахтаются.
   Однако стоит заметить, что олигархам все это в конечном счете выйдет боком: "Вылез он, отфыркиваясь, с раскисшим галстуком, потеряв позолоту с усов и свой бинокль". Мы уже замечали, что ранее пострадавшие уши у Бегемота - это деловые радио, прежде всего "Эхо Москвы". Аналогично бинокль - это прибор для дальнего видения, что переводится на новолатинский как television. Но и усы у котов - между прочим, тоже важный орган чувств - ощущения пространства и коммуникации между собой, то есть похоже на функции деловой прессы. Тот факт, что перед выборами Бегемот эти самые усы позолотил, то есть усиленно профинансировал, тоже вписывается в контекст. Как и тот прогноз, что по итогам устроенного номера олигархи вполне могут лишиться каналов ТВ, а деловая пресса перестанет быть золочёной, финансирование урежут. Что касается раскисшего галстука, то фрачная бабочка означает элемент престижа, утерянного в пыле информационной борьбы.
   Конечно, весь этот тёмно-желтый шум нужен, чтобы привлечь внимание публики, прежде всего столичной: "...но тут Коровьев подхватил Маргариту под руку, и они покинули купальщиков". Спрашивается, как и чем можно отвлечь общественность от послевыборных скандалов?
   Вот, например, такой способ: "Маргарите показалось, что она пролетела где-то, где видела в громадных каменных прудах горы устриц". Еще недели две назад понять, что имеется в виду, было затруднительно, даже вовсе невозможно. То есть по отдельности почти каждое слово истолковать можно, а сложить вместе не получалось. Однозначно, что пруды - это тоже объёмы вещания СМИ в том же контексте, что и бассейн. Символика камня - это земной, мирской закон. Так что каменные пруды - это передачи и публикации, посвященные юридическим вопросам, судебным процессам, уголовным делам. Таких на каналах ТВ и страницах прессы нынче - хоть пруд пруди.
   Сложнее с горами устриц. В библейской символике гора означает религиозное учение. Булгаков точно знал и имел в виду это значение, иначе бы использовал другое слово - например, груды. Однако слово устрицы вовсе не встречается в Библии или в Романе, так что его переносное значение нужно искать в более широком культурном слое, связанном с творчеством Булгакова. Кроме его пьес, это пьесы Мольера, а также книги, которые Булгаков переделывал в пьесы - "Война и мир", "Дон Кихот", "Мёртвые души". Именно у Гоголя есть прямое указание на наличие у слова устрица переносного смысла. Помните, устами Собакевича?: "Мне лягушку хоть сахаром облепи, не возьму ее в рот, и устрицы тоже не возьму: я знаю, на что устрица похожа". Других иносказательных смыслов в культурном контексте не находится, так что можно предположить, что здесь "устрица" - это такой же эвфемизм для женских первичных половых признаков, как "киска" или по-английски "pussy".
   Единственное, что останавливало нас на этом пути толкования, так это отсутствие какого-либо смысла в сочетание "горы устриц". Ну какие ещё в эту самую устрицу могут быть религиозные учения у кисок, они же мокрощёлки? Однако эти сомнения держались ровно до того момента, как по всему Интернету разошелся ролик с хулиганской выходкой панк-группы Pussy Riot в главном храме РПЦ. Причем текст дурацкой песенки и впрямь был пародией на религиозную проповедь. Уголовное дело по статье "хулиганство" уже заведено, осталось дождаться репортажей о ходе следствия и суда.
   Но, между прочим, этот пример истолкования символов привязывает текст 23 главы к нынешнему политическому сезону так же однозначно, как и ранее разобранное астрономическое знамение 10 декабря в небе над Болотной площадью. И более того, не только главу к сезону, но и конкретный абзац к месяцу марту.
   Чем еще можно отвлечь публику от тёмно-желтой волны дутых сенсаций? Двинемся далее вместе с героиней: "Потом она летала над стеклянным полом с горящими под ним адскими топками и мечущимися между ними дьявольскими белыми поварами".
   Здесь прозрачный стеклянный пол - это столь же явное продолжение хрустального дна, как в бассейне, только уже без тёмно-желтого креатива. Зато можно увидеть подпольную кухню, где орудуют белые креативщики. Слово дьявольский в данном контексте вполне соответствует исконным греческим и библейским значениям - разделяющий, сеющий рознь, вводящий в заблуждение. Действительно, показ кухни изготовления фальшивок может отвлечь и занять публику. Ждем разоблачений этих фокусов с нетерпением, как Аркадий Аполлонович.
   "Потом где-то она, уже переставая что-либо соображать, видела темные подвалы, где горели какие-то светильники, где девушки подавали шипящее на раскаленных углях мясо, где пили из больших кружек за ее здоровье".
   Признаюсь честно, поначалу фантазия увела меня в совсем иной культурный слой, поскольку поедаемое мясо в тёмных подвалах вызвало ассоциации с "Машиной времени" Уэллса. Но меня оправдывает еще два совпадения. Во-первых, пророчество Булгакова, сделанное за три четверти века до событий похоже на путешествие во времени. А главное, сами участники событий, называющие себя "креативным классом", а всех прочих - "быдлом", уж больно напомнили разделение "мира будущего" на элоев и морлоков.
   Вообще это сравнение было бы очень сильной гиперболой, а вот применительно к миру политики разделение на публичных политиков (элоев) и закулисных операторов политической машины (морлоков) является вполне удачной метафорой, а сам роман Уэллса именно в этом сугубо политическом смысле является притчей (parabola). Не должен поэтому удивлять тот факт, что в булгаковском Романе использована похожая символика подвала, из которого ранее был изгнан или сбежал творческий дух, и звучал патефон как символ механического повторения ранее пройденного.
   Нужно заметить, что через какое-то время столичная публика потеряет способность соображать, ориентироваться в происходящем. Возможно, это подогреет интерес к разным, даже самым эзотерическим объяснениям. Приготовленное на углях мясо - это и есть символ духовной пищи, подвергнутой жару истолкования. Наше истолкование Романа тоже подпадает под эту символику, но поручиться, что в подвалах политтехнологи и политологи заинтересуются именно этой пищей для ума, не могу. Хотя сюжет Романа, а значит и сюжет российской политики всё ближе к появлению в ней творческого духа, Воланда. И предшествующие абзацы должны как-то быть с этим связаны. Так что указание на то, что девушки (Гелла?) подавали мясо, может указывать на 18 главу и визит буфетчика в кабинет Воланда. То есть это указание на символическое тождество кабинета Воланда и подвала мастера из 13 главы. Что вовсе не отменяет актуального толкования, но его точный смысл будет ясен ближе к событиям где-то в апреле.
   "Потом она видела белых медведей, игравших на гармониках и пляшущих камаринского на эстраде. Фокусника-саламандру, не сгоравшего в камине..."
   Символика медведя в данном контексте большого политического шоу, карнавала с переодеваниями, сменой масок и сторон, может означать и единороссов, поменявших политическую ориентацию, но более значимым является толкование этого образа как русских националистов, пляшущих под либеральную дудку. Появление эстрады вновь указывает на какой-то большой митинг, об этом и реплика Коровьева: "Последний выход... - и мы свободны".
   Что же касается несгораемого фокусника в камине, то вопрос в том, что это за камин. Если тот огромный камин из прихожей, то есть телестудия, то речь может идти о "волшебнике" из Центризбиркома, вновь сохранившем свой пост. А если это камин из кабинета Воланда (он же очаг в подвале мастера), то сгорание - это истолкование текстов. Несгорающий фокусник, да еще саламандра - это загадка, которую еще предстоит разгадать. Но можно уже сейчас поискать символически значимые тексты, в которых есть саламандры. Раз уж мы нашли сходство с одной из антиутопий Уэллса, почему бы не вспомнить антиутопию Чапека "Война с саламандрами" или антиутопию Бредбери "451 по Фаренгейту", где саламандра является символом идеологической спецслужбы под видом пожарных. Если уж на то пошло, то именно "фаренгейт-451" воплощается на наших глазах в реальность практически буквально, то есть не как притча, а не сгорая.

4.03.12

  
   15. Клиника
   Увы, увы, увы... Но все детальные пророчества булгаковского Романа и отдельно взятой 23 главы про Бал последовательно и уверенно претворяются в жизнь. Сразу после выборов "цветные" контрагенты московской портнихи-избиркома оказались в грязном фонтане и в переносном, и даже в прямом смысле. После чего внимание столичной культурной публики (аватаром которой является Маргарита) было надолго привлечено к религиозным взглядам и последствиям "молебнов" группы устриц. Отвлечь внимание от намеренно раздуваемого скандала на православном направлении удалось только другим столь же запланированным скандалом вокруг политизированной стряпни канала НТВ. Демонстрация публике "дьявольской кухни" изготовления дезинформации и способов манипуляции удалась вдвойне: была проявлена и кухня организации протестов и кухня подконтрольного олигархии и власти телеканала. Поскольку и те, и другие решают единую задачу - расколоть общество или хотя бы столичную публику по любым всё еще значимым признакам: по отношению к религии и свободе слова, а заодно лишить доверия общества последние оставшиеся институты, его объединяющие. Поэтому нельзя сказать, что показаны и проявлены две разные кухни. Нет, это одна общая политтехнологическая кухня в услужении олигархической элиты, работающая на разделение общества и против появления вменяемой оппозиции олигархическому режиму.
   Усилия всей информационной и политтехнологической машины направлены на то, чтобы дезориентировать общество и особенно столичную публику, чтобы предотвратить их влияние на предстоящий весьма горячий олигархический междусобойчик в связи с формированием правительства. Публика будет нужна только в роли статистов и в состоянии маловменямой толпы. Как там в следующей строчке 23 главы про столичную публику?: ""Потом где-то она, уже переставая что-либо соображать, видела тёмные подвалы..."
   И то сказать, тут ум за разум может зайти, когда от имени московской столичной публики возлагают цветы в память расстрелянных террористов, а не их жертв. При всей нелюбви к батьке и сомнениях в честности следствия и суда, на этих как минимум соучастниках проставлено официальное клеймо, и публичное проявление солидарности с ними - не просто дискредитация либеральной тусовки, но и технология раскачивания и без того травмированной психики оппозиционной части общества. В эту же строку можно добавить "протесты" против переименования еще не построенной станции метро и другие столь же бессмысленные и злобные акции в информационном пространстве. Короче, общество или, как минимум, столичную публику пытаются всеми силами перевести в невменяемое состояние "перманентной толпы", с помощью технологий, отработанных хотя бы на том же киевском майдане.
   Поэтому нам ничего не остается, как еще раз обратиться к параллельному тексту 13 главы, где речь шла как раз о продвижении в сторону психиатрической клиники. В прошлый раз мы обнаружили еще один узелок в тексте 3 главы, связывающий Бал в "пятом измерении" с подвалом мастера из 13 главы. Это и есть вышеприведенная цитата про подвал, "где горели какие-то светильники, где девушки подавали шипящее на раскаленных углях мясо...". Дело в том, что в прошедшем времени повествования именно такое мясо подавали буфетчику в комнате Воланда в 18 главе. А до этого мы уже нашли соответствия между сюжетом рассказа Мастера в 13 главы и сюжетом 23 главы, включая общую временную шкалу, в которой лишь слегка перепутаны часы и месяцы.
   Последняя часть рассказа из 13 главы о движении в сторону клиники также имеет отсылку к шкале времени: "И вот четвёртый месяц я здесь". И в 23 главе состояние публики, перестающей что-либо соображать, относится к четвёртой части Бала.
   Так что же это за клиника, в которую направляется Мастер, то есть творческий дух, изгнанный из своего подвала? С самим подвалом все ясно - это некое маргинальное состояние творческой (не путать с "креативной") части общества, пытавшейся быть полезной в рамках существующей системы. Что-то писали, и даже в редакции и иные инстанции направляли, но там всё под завязку забито "креативом" и для творческих трудов места нет - неформат! Соответственно, уход из подвала и движение в сторону клиники означает некоторое переходное состояние творческого духа, преданного своей Маргарите (или своей Маргаритой?). Переходное состояние из маргинального в некоторое иное, но какое?
   Помочь с расшифровкой иносказательного значения клиники поможет грузовик. В библейских первоисточниках этого слова точно нет, поэтому его значение нужно искать в тексте самого Романа. Кроме того, можно вспомнить, как другое транспортное средство - поезд из 18 главы, помог нам определить точное направление полёта Маргариты (то есть внимания столичной публики) при истолковании 21 главы. Возможно, и грузовик тоже служит для такого же указания точного направления и конечного пункта движения, Проследим, где в тексте Романа встречается это слово (всего 18 раз для справки).
   Впервые пролетающие мимо грузовики встретились Ивану в конце 4 главы. Другого смысла здесь не найти, кроме ещё одного указания в концовке рассказа Мастера из 13 главы на число четыре: четвёртый месяц и четвёртый километр, плюс связь с четвёртой главой. Смысл этого указания еще предстоит найти и раскрыть. А пока заметим, что почти все оставшиеся упоминания грузовика связывают его с клиникой. Для начала грузовик в 6 главе отвозит Бездомного к Стравинскому, а затем везёт поэта Рюхина обратно к Грибоедову. В 13 главе тоже самое грузовик делает с Мастером, а в 17 главе на три грузовика увозят в ту же клинику целый хоровой кружок из городского филиала Зрелищной комиссии. Кроме того, в 19 главе на грузовике играет оркестр похоронной процессии с телом Берлиоза, что нам ничуть не помогает. Но зато в начале 23 главы, уже связанной с рассказом из 13 главы, есть такой пассаж: "Внизу, так далеко, как будто бы Маргарита смотрела обратным способом в бинокль, она видела громаднейшую швейцарскую с совершенно необъятным камином, в холодную и черную пасть которого мог свободно въехать пятитонный грузовик".
   Вот оно! Не просто упоминание, а пункт назначения таинственного грузовика - то самое "пятое измерение", которое мы уже опознали как виртуальное, информационное пространство СМИ и социальных сетей. Я думаю, что любого непредвзятого наблюдателя не удивит и не вызовет протеста злободневная характеристика "Дурдом!" не только для НТВ или политизированных страниц ЖЖ или Фейсбука. Круг поисков замкнулся и уверенно указывает на информационное пространство как ту клинику, в которой до сих пор сугубо рациональная критика (Стравинский) пытается "держать в рамках" булгаковский Роман и убедить его читателей (Иванушка) в том, что все сверх обычной сатиры, им просто померещилось. Хоровое пение из 17 главы мы тоже ранее разъяснили как предвыборную кампанию 93-го года, заполнившую почти всё политизированное информационное пространство (клинику). Так что пока всё сходится.
   Такая расшифровка клиники немного обнадеживает. Значит, всё-таки творческий дух нашего общества сможет выйти из маргинального, латентного состояния прорваться в информационное пространство после какого-то переходного периода. Впрочем, появление Воланда на Балу у Сатаны или, вернее, для прекращения этого Бала означает ровно то же самое - долгожданное, но всё равно внезапное явление Творческого духа в информа-ционном пространстве. Наверное, это самая фантастическая часть даже не Романа, а его истолкования. И всё же поверим, и попытаемся предсказать на основе расставленных Автором знаков и символов, когда и как это может произойти.
   Вернемся к намеренно подчёркнутой связи концовки 13 главы (и 23 главы тоже) с 4 главой и символическим числом четыре: "четвёртый месяц", "четвёртый километр". Кроме того, само направление движения с выходом за прежние границы города (за заставой"), означает ровно то же, что и символика числа четыре - буквально: выход прежде скрытого, маргинального процесса развития в свет, на все четыре стороны. Кроме того, среди найденных нами ключей к Роману (глава 19 "MMIX") есть третий ключ, указывающий на наличие у каждой стадии (главы) и каждой большой стадии (Подъём, Надлом, Покой) предварительной четверти, протекающей параллельно концовке предыдущей: Сначала новый центр находится в маргинальной тени, а затем выходит на поверхность и действует наравне и даже определяет течение, в переносном смысле убивая ведущую часть прежнего центра, как Воланд повелевает покончить с ещё живым среди уже мёртвых бароном Майгелем. Из этого "третьего ключа" следует, что рассказ Мастера из 13 главы как раз и повествует о скрытой от глаз участников Бала маргинальной, подвальной части двуединого сюжета 23 главы. Причём концовка рассказа относится к предварительной четверти уже следующей 24 стадии, потому и рассыпана эта символика четвёрки, выхода за прежние границы. И при этом 24 глава (стадия) относится уже не к большой стадии Надлома, а к последней трети всего процесса - большой стадии Покоя (она же - Гармонизация).
   С общетеоретическим обоснованием теперь у нас всё в порядке. Но как там будет на практике? Нет ли более конкретных указаний на сюжет предстоящей смены - нет, не декораций, а именно что содержания политических процессов и сюжетов для клиники (информационного пространства)?
   При внимательном изучении маршрута Мастера в клинику - сначала пешком, потом на грузовике, такая конкретика нашлась. Во-первых, сам маршрут достаточно детально обозначен в 6 главе - для этого и нужно описание обратной поездки Рюхина. Грузовик с Рюхиным поворачивает с трассы, ведущей за город, на бульвар у памятника Пушкину. То есть речь идет о ленинградском, питерском направлении. О том же говорит возможность уехать из клиники на троллейбусе. Первая линия московского троллейбуса прошла в 1933 году от Тверской заставы по Ленинградскому шоссе до окружной железной дороги, а в 1938 продлили линию до Речного вокзала. То есть почти до "Белых столбов" - первой областной психиатрической клиники, располагавшейся первоначально в Химках, на Правобережной улице. Кстати, усадьба "Белые столбы" была выстроена тоже по проекту Ф.Шехтеля, как "дом Маргариты" на Спиридоновке или здание любимого булгаковского театра в Камергерском.
   Однако для нас сейчас важно только направление движение - от Тверской заставы за город, а также указание на четвёртый километр. Проехав четыре километра от площади Белорусского вокзала по Ленинградскому проспекту, мы очутимся в очень любопытном месте - возле Петровского путевого дворца. Напротив него через питерский тракт располагается не менее интересное место с богатой исторической символикой - Ходынское поле, Ходынка. Какая первая ассоциация приходит на ум образованному русскому человеку при этом слове? Верно - трагедия, смертельная давка в толпе в день коронации Николая Второго, получившего за это прозвище "Кровавый" от тогдашней "несистемной оппозиции".
   А какое событие нам вскоре предстоит, в начале мая? Тоже верно, инаугурация снова избранного президента. При этом лидеры несистемной оппозиции уже призывают вывести на улицы и площади чуть ли не миллион обывателей. Не для новой ли ходынки? Не знаю, только ли у меня формула полупризнания выборов 4 марта американским Госдепом вызвала ощущение подспудной угрозы? Мол, будем работать, но только после инаугурации. А вот случится ли таковая? И не будет ли передача власти сорвана какими-то трагическими событиями? Опять же в основном тексте 23 главы тоже есть эпизод с пролитием крови, пусть и профессионального предателя Майгеля. Так что, как минимум, стоит насторожиться.
   Хотя Ходынское поле ассоциируется не только и не обязательно с исторической "ходынкой", но также и с историческими военными парадами. И в наше время на широком поле бывшего Центрального аэродрома проходят репетиции военного парада 9 мая. То есть в период подготовки инаугурации отборные батальоны всех родов войск будут в Москве. А между тем аватаром армейского сословия в Романе является Абадонна, который тоже появится на публике и вступит в действие вместе с Воландом, то есть по прибытии грузовика в телевизионное (огромный камин) информационное поле. Это вовсе не означает военный переворот, как кто-то мог подумать, а скорее наоборот - предотвращение переворота. Все-таки не 18 век, чай, и армия не та, а генералы тем более, хотя свои политические висты и дивиденды армейцы вполне могут получить.
   Что касается возможного формата попытки политического переворота путем срыва инаугурации, то и здесь ничего сложного быть не может. Возможно лишь использование все тех же "цветных" технологий, направленных на раскол общества и провоцирование кровавых столкновений, чтобы этот раскол закрепить и углубить. В свое время в Киеве "оранжевая революция" не достигла своих целей и сошла на нет, в том числе и потому, что Янукович лично не допустил физического контакта майданных (болотных по-нашему) с привокзальными (поклонными). Хотя к перевороту с полной отменой результатов выборов, а не только второго тура всё уже было готово. В нашей ситуации олигархи и агенты влияния глобальной олигархии сделали все, чтобы не допустить второго тура. То есть, чтобы в случае вынужденного ухода победителя не было запасного второго номера.
   Усиленную работу в информационном пространстве на максимальный раскол, разделение общества мы сейчас уже наблюдаем. Работа эта буквально дьявольская, поскольку по-гречески "диавол" и есть "разделяющий". Однако кто же может выступить в качестве "шахтёров" для затравки кровавой провокации? По всей видимости, ставка уже сделана на националистов под православными хоругвями и имперскими флагами. Раскол оппозиции уже был обозначен 10 марта на Новом Арбате. Но главное - всячески раздувается взаимная ненависть между верующими и атеистами, левыми и правыми, либералами и консерваторами по поводу оскорбления нанесенного "письками" верующим, и по поводу якобы грядущих репрессий в ответ.
   Но в том-то и дело, что настоящие православные совсем не склонны к насилию, и тем более к активному участию в митингах и прочих протестах. Поэтому возможна лишь имитация возмущения православных провокаторами от тех же заказчиков, что стоят за устрицами - "буйными письками". И в тексте Романа, в конце 13 главы есть на это указание: "Я отделался тем, что отморозил пальцы на левой ноге. Но это вылечили".
   Для истолкования параллельного сюжета в 13 главе мы приняли одно из двух прочтений слова "мастер" - с большой буквы, то есть Воланд в обличье мастера. Однако по отношению к творческому духу истории символика ноги означает именно церковь - то есть носитель истолкования (обуви). Символика пальцы ноги в библейских, евангельских текстах не используется, но эта булгаковская конструкция вполне понятна: пальцы ноги - это члены церкви. Отмороженные пальцы - тоже понятно: фундаменталисты, фанатики, отморозки.
   Можно ли такое представить? Отмороженные православные фундаменталисты, угрожающие бедным болотным тварям дрожащим, поимевшим право на оскорбление религиозных чувств? Теоретически возможно, где-нибудь на Ближнем Востоке... но не среди русских православных людей. Но в том то и дело, что отмороженные на всю голову пальцы (члены церкви) находятся на левой ноге!
   РПЦ как и любая другая официальная церковь и все они вместе - это правая нога в библейской символике, церковь Петра и Павла. А левая нога, она же второй должник (зерна, а не масла) из евангельской притчи о неверном управителе - это тайная церковь Иоанна, наследниками которой были в разное время тайные ордена и ложи, тамплиеры и алхимики, а потом - масоны. Пример отморозка из масонов после прошлогоднего июля в Норвегии всем известен. Формирование групп православной общественности, которая на поверку таковой не является, тоже наблюдалась - для подписания петиций. Почему бы не устроить и провокацию с якобы "православными отморозками"? Однако обнадеживает то указание, что их удастся пролечить.
   Пока что все детали предсказания сбывались. Будем надеяться, что и эти пророчества сбудутся, прежде всего, в части излечения, а не только клинических симптомов.

19.03.12

  
   16. Пасха
   Традиционный ритуал главного православного праздника включает ожидание схождения "благодатного огня". Можно кидаться словесными камнями в наивных верующих, поддающихся на дешевые уловки клерикалов, но весь смысл этого фокуса ровно в том, чтобы напомнить верующим о неминуемом "конце света". С тем же успехом можно обличать дешевизну картонных декораций великого театра, воплощающие сюжеты о вечных истинах. Из того же напоминания о будущей встрече жениха вытекает смысл великого поста перед Пасхой, чтобы успеть очистить и наполнить светильники разума маслом любви, и не более того. А все формально-ритуальные запреты - только для того, чтобы всем миром помочь слабым духом не отвлекаться от главного завета любви, упраздняющего законы и страхи.
   Не думаю, что в этом напоминании есть что-то неясное или сложное, если только разум способен очиститься от эгоистичных установок или гордыни морального превос-ходства. Только такой неспособностью можно объяснить страх многих клерикалов перед признаками "конца света" или странную радость по поводу схождения благодатного огня, если уж вы в него верите. Наоборот, истинному христианину следовало бы вздохнуть с грустью, что и на этот раз второго пришествия не будет. Хотя истинный последователь Иисуса верит только словам Учителя, никого более не называет учителями и, тем более, "отцами". А по слову Учителя никому не дано заранее узнать о приближении "конца времени", никакими ухищрениями и "чудесами". Так что никакой из возможных финалов традиционной пьесы в храме Гроба Господня ничего сам по себе не означает.
   Спрашивается, какая связь между этой пасхально-театральной критикой и интересующими нас сюжетами из 23 главы и параллельным рассказом Мастера из главы 13-й? Те немногие читатели "MMIX", кто добрался и до последних глав, должны быть в курсе литературоведческого открытия: источником вдохновения и сюжетных линий для всех глав булгаковского Романа, не только ершалаимских, являются книги и сюжеты Нового Завета. Евангельские притчи и деяния апостолов стали сюжетами отдельных глав. Например, 9 глава о договоре Босого с Коровьевым пересказывает притчу о неверном управители из Евангелия от Луки, а лозунг 15 главы "Сдавайте валюту" взят из второй части деяний апостолов, где первые диаконы собирают пожертвования и выступают с "проповедью" перед синедрионом.
   Среди новозаветных книг есть одна самая заветная, завершающая ряд чтения, но по написанию первая из главных книг (кроме первых посланий), лежащая в основе всего Нового Завета. Было бы странно, если Автор булгаковского Романа, повествующего о "втором пришествии", не использовал сюжеты и образы Откровения Иоанна Богослова. И мы такие сюжеты и образы уже упоминали - например, образ пустого "бассейна" в начале 23 главы отсылает к образу самоцветных оснований города-храма из Апокалипсиса. Еще раньше при истолковании Романа в "MMIX", мы выяснили, что сюжеты из краеугольной книги Нового Завета встроены в ключевые моменты сюжета Романа. И, разумеется, эти апокалиптические образы и сюжеты должны были проявиться в кульминационном узле всего сюжета Романа - финале 23 главы про Великий Бал.
   Если уж на то пошло, то не суть важно, верим мы или нет сами в "конец света" и "второе пришествие". Для литературоведческого истолкования достаточно знать, что сам Автор верил в свое предсказание и соответственно выстраивал сюжет Романа. Так что наше исследование вполне законно по любым меркам. Другое дело, что совпадений и знамений в привязке сюжета 23 главы к нынешнему политическому сюжету накопилось многовато. Ну да строгая антиклерикальная или, напротив, фарисейская установка не даст "учителям" и "отцам" поддаться соблазнам, несмотря на любые, даже самые явные признаки "конца света", в этом можно быть уверенным. А потому продолжим находить совпадения просто из литературоведческого любопытства.
   Одной из самых важных параллелей между откровениями Михаила Булгакова и Иоанна Богослова является образ Творческого духа истории, неожиданного явившегося, чтобы прекратить шабаш духов. Иудейская страсть и все еще во многом ветхозаветное желание справедливого и скорого возмездия отзывается в книге Иоанна Богослова такими словами: "Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы. Он пасет их жезлом железным; Он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя" /Откр 19,15/. Возможно, двухтысячелетнее ожидание для того и требовалось, чтобы понять, что эти визионерские образы относятся не к смертным людям и народам во плоти, а к духовным ипостасям, объединяющим народы, "языки". В стальной шпаге, на которую Воланд опирается теперь вместо прежней чёрной трости, можно узнать тот самый "устный" меч, но также и железный жезл. Достаточно заметить, что магическое действие поднятой шпаги совпадает со словами Воланда, адресованными голове Берлиоза. И для поражения других духов, то есть идей, также необходимо только Слово, отточенное как обоюдоострый меч. Впрочем, до этого драматического момента в духовной, идейной, словесной жизни, а вовсе не в политике, экономике или иных материальных сферах ещё нужно дожить. И вовсе не факт, что скоро, хотя и булгаковские знамения, и майянский календарь вроде бы указывают на ближайшие месяцы. Не факт, но строгое напоминание!
   Что касается параллельного текста из 13 главы, вневременного рассказа Мастера, то столь важный момент сюжета просто должен иметь столь же апокалиптическую пару. По зрелом размышлении, никакого другого толкования, кроме апокалиптического, не может быть вот у этой финальной тирады Мастера:
   "И вот четвертый месяц я здесь. И, знаете ли, нахожу, что здесь очень и очень неплохо. Не надо задаваться большими планами, дорогой сосед, право! Я вот, например, хотел объехать весь земной шар. Ну, что же, оказывается, это не суждено. Я вижу только незначительный кусок этого шара. Думаю, что это не самое лучшее, что есть на нем, но, повторяю, это не так уж худо. Вот лето идет к нам, на балконе завьется плющ, как обещает Прасковья Федоровна. Ключи расширили мои возможности. По ночам будет луна. Ах, она ушла! Свежеет. Ночь валится за полночь. Мне пора".
   В предшествующем тексте 13 главы параллели с текстом 23 главы задавались и отмечались ритмом часов. В этом отрывке тоже есть указание на момент "полночи", ночь уже валится, но не в будущем и не в прошедшем времени. Есть и указание на приближающееся лето. В предшествующем сюжете 13 главы уходу Маргариты соответствовало её появление в сюжете 23 главы, и наоборот. Здесь из вставного сюжета в 13 главе уходит сам рассказчик, Мастер с большой буквы (то есть Учитель, если перевести с латыни). А в сюжете 23 главы после того, как неожиданно для всех где-то пробило полночь, появляется Воланд в домашней одежде (ночной рубашке или халате, как и Мастер из 13 главы). Ещё раз напомню, что если Булгаков пишет наводящие "где-то", "почему-то", "куда-то", то следует искать ответ на этот неявно заданный вопрос в других главах. В данном случае слово "полночь" прозвучало не просто где-то, а в клинике, в палате у Бездомного. К тому же гость Иванушки чуть ранее признался, что у него нет имени. "Он имел имя написанное, которого никто не знал, кроме Его Самого". /Откр 19,12/
   Указание на четвёртый месяц тоже отсылают нас или к апрелю, или к середине мая, поскольку в клинику наш герой прибыл в половине января. Кроме того, действие всего Романа, как и Бал, и его финал относится к майскому полнолунию. Иносказательное значение повторного майского празднования ершалаимского Песаха мы уже обсуждали, но почему бы и буквальному значению не проявить себя.
   Кроме зимней погоды в нынешнем апреле, есть и другие указание на то, что указанный четвёртый месяц отсчитывается от середины января и, следовательно, начнётся после нынешней православной Пасхи. Во-первых, еще не проявились все сюжетные линии и образы, заданные в 23 главе до момента, когда где-то прозвучала полночь. Так, белые медведи еще не танцевали камаринского. Хотя какая-то часть сюжета уже проявилась. Например, Маргарита увидела "фокусника-саламандру, не сгоравшего в камине... " То есть, по правилам нашего толкования, внимание культурной столичной публики привлек некий персонаж, для которого постоянное пребывание в телевизионном эфире (а именно так мы истолковали камин) не приводит к постепенному утомлению публики и сгоранию рейтинга. Такой непотопляемый политик с несгораемым рейтингом у нас действительно есть, и в начале апреля он привлек общее внимание. Кроме того, по совпадению этот политик является по должности главным пожарным (спасателем), а саламандра - символ этой профессии.
   Так что наша попытка истолковать саламандру не через политический, а через культурный контекст, как признак приближения антиутопии в духе Фаренгейта-450, была не вполне удачной. Хотя как сказать! Не успели просохнуть электронные пиксели на странице журнала, как из Нью-Йорка пришла новость, почти дословно повторяющая разъяснения брандмейстера из романа Бредбери о политике политкорректности. Департамент образования Нью-Йорка запретил использовать в школах ряд слов, включая "день рождения", якобы способных травмировать представителей меньшинств. Так что волшебная сила искусства воплощает в реальность все возможные толкования пророческих романов, только вот Бредбери писал про Америку, поэтому и пророчество там реализовалось, а не у нас. Нам и своих политиков-фокусников хватает.
   Вернемся, однако, к указаниям на сроки возможных событий. Слово "полночь" прозвучало в финале 13 главы после указания на новолуние: сначала луна была по ночам, а затем ушла. Майское полнолуние в этом году выпадает на 6 мая, аккурат к важнейшему политическому событию. До этого новолуние будет 21 апреля, а майское новолуние уже выйдет за границы четвёртого месяца после половины января.
   Ну и, наконец, вернемся к большим планам Мастера, собиравшегося объехать весь земной шар. Спрашивается, какое отношение эти планы имеют к апокалиптической полночи?
   Во-первых, большие планы в контексте символики Романа однозначно соотносятся с планами на ближайшую тысячу лет, о которых шла речь в первой главе. В другой книге, Откровении Иоанна Богослова этот план назван иначе - Книгой Жизни. Воланд лишь немного приоткрыл часть этого плана Берлиозу, и в параллельном сюжете 23 главы чуть позже напомнит об этом его голове. Таким образом, речь в этом контексте не может идти о банальном кругосветном круизе, и нам следует найти в Романе или в первоисточнике (Новом Завете) соответствующую часть этих больших планов. Это слово упомянуто в множественном числе, поэтому речь, скорее, о пророчествах (планах на две тысячи лет), содержащихся в Евангелиях:
   "Итак, если скажут вам: "вот, Он в пустыне", -- не выходите; "вот, Он в потаенных комнатах", -- не верьте; ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого; ибо, где будет труп, там соберутся орлы"./Мф 24,26-28/
   Другой символики, относящейся к кругосветному движению, от края до края Земли, ни в Новом Завете, ни в самом Романе не замечено. Следовательно, в Романе речь идёт об уточнении больших планов. Речь вовсе не идет о географическом, буквальном в смысле охвате физической поверхности Земли для исполнения пророчества. Чтобы все и всюду увидели, самому вполне достаточно видеть небольшую часть земного шара, но при этом пребывать в клинике, то есть по нашему истолкованию - в виртуальном информационном пространстве. Но и то верно, что в оригинальном пророчестве речь идёт о молнии, электрическом носителе символики, исходящем откуда-то с Востока. Без трупа барона Майгеля исполнение пророчества тоже будет не полным, а что касается орлов, то один из них нами уже опознан - Азазелло, а другие - это, видимо, молодые люди, похожие на него.
   Осталось понять, что же за летний плющ на балконе нам обещает Прасковья Федоровна? Еще в "MMIX" мы выяснили, что речь идет о Пятнице с большой буквы, да еще и божественного происхождения, то есть о Страстной Пятнице. Обещания этой Пятницы-Прасковьи - это то же самое, что и пророчества Евангелий. Среди этих притч о втором пришествии есть и иносказание, уподобляющее Царство Небесное растению - горчичному зерну, посеянному в весеннюю землю. "Вот лето идёт к нам, ... как обещает Прасковья Федоровна" - это пересказ иносказания о втором пришествии и наступлении на Земле гармонической эпохи. А что касается балкона, то это указание на то, где прорастёт это зерно - в коллективном бессознательном, а не в сознании личности.
   Если уж на то пошло, то совпадение Страстной Пятницы с 13-м числом, как это было изначально в священном иудейском календаре, более значимо, чем театральные постановке в храме. Впрочем, радующимся "знамению" о том, что жених в этом году не придёт, все эти совпадения и иносказания заведомо не интересны. Даже у тех, кто интересуется этими подробностями хотя бы как литературоведческими изысканиями, шансов на спасение души больше. Они хотя бы бодрствуют, если не верят, а значит - могут в последний момент успеть обратиться.

14.04.12

  
   17. Последний выход
   "... И во второй раз силы её стали иссякать.
   - Последний выход, - прошептал ей озабоченно Коровьев, - и мы свободны".
   Еще раз напомню, что Маргарита - аватар столичной культурной публики. Первый раз её силы иссякли перед рождественскими каникулами. Уезжать из Москвы на майские каникулы, хотя бы на дачу, а еще лучше в Рим или Париж - тоже любимая традиция столичной публики. Потому иссякание сил было заметно в последнем выходе на Болотную. Озабоченность Коровьева как аватара властного сословия администраторов (он же - князь мира сего) тоже вполне понятна.
   Вопрос только: почему выход был последний? Ведь никто не мешает выйти и ещё, скажем через неделю-другую - протестовать против состава нового правительства. И ведь обязательно выйдут, но только "профессиональные протестанты", уже без поддержки культурной общественности. Во-первых, сословие олигархов (Бегемот) удовлетворено глубокой политической реформой, фактически буржуазной революцией сверху, так что подогревать столичную публику против нового правительства не будет. Во-вторых, власти снова послали сигнал столичной публике, как перед первой Болотной, но только обратного свойства - мол, теперь небезопасно, будут давить и разгонять. Поэтому, кто не спрятался - сам виноват. Так что в прежнем "революционном" формате это был и в самом деле последний выход.
   Еще один общезначимый символ завершенной революции - "здесь больше не танцуют": "Она в сопровождении Коровьева опять оказалась в бальном зале, но теперь в нем не танцевали, и гости несметной толпой теснились между колоннами, оставив свободной середину зала".
   Упоминание колонн вновь иносказательно указывает на шествие, "марш". В этот раз гости столицы, питерские и провинциальные активисты оппозиции действительно были заметны на фоне отсутствия столичной публики. Однако нельзя сказать, что их было несметное число - как раз очень даже считанное и прописанное в сметах. Но с другой стороны, гости в контексте 23 главы - это бесплотные духи, ghosts. С учетом заявки на "марш миллионов", эта несметная толпа присутствовала между колоннами незримо, в виде призраков политического театра.
   Что касается свободной середины зала, то в сочетании с пожеланием Коровьева: "и мы свободны" - очень похоже на то зачищенное, свободное от публики пространство в центре столицы, которое весь мир увидел во время прямой трансляции инаугурации. Тут конечно можно возмутиться и даже посмеяться над озабоченностью властей, но ответ на эту критику Путин дал в максимально доступной форме. Никакого иного смысла ровно в день инаугурации играть в любительский хоккей, кроме мессиджа из одного слова "Ходынка", не было, и быть не может. В переводе с символического языка на обыденный это означало: "Да, мы, власти, очень опасались провокаций и даже небольших инцидентов по типу ходынской давки во время коронации последнего царя". Тем более что на Болотной 6 мая репетиция таких провокаций уже состоялась. Так что булгаковское предупреждение, сокрытое в 13 главе (четвёртый километр от заставы - Ходынка) оказалось востребовано и даже сбылось, но в фарсовом, а не трагическом варианте. И это не может не радовать.
   "Маргарита не помнила, кто помог ей подняться на возвышение, появившееся посередине этого свободного пространства зала". Если свободное пространство - это опустевший центр столицы, то возвышение посередине - это, похоже, один из семи холмов, на котором возвышается Кремль. Что было, то было: культурная общественность была солидно представлена на инаугурации. Забывчивость столичной публики по поводу знаков внимания власти тоже вполне объяснима - кому же не хочется если не быть, то хотя бы не выглядеть обязанной. Нынче в моде революционная оппозиционность.
   В этой связи вполне разъясняется другое возвышение, приготовленное для Воланда, но которым он в этот раз не воспользовался. Но он обязательно воспользуется им в 29 главе, когда расположится на верхней площадке Дома Пашкова, как раз напротив Кремля. Впрочем, это противопоставление возвышений имеет и более глубокий смысл, кроме топографического. Бывают возвышения от власти, то есть от князя мира сего, а бывают иные - от Бога, и эти почести воздаются не в Кремле, а в библиотеке.
   "Когда она взошла на него, она, к удивлению своему, услышала, как где-то бьет полночь, которая давным-давно, по её счету, истекла. С последним ударом неизвестно откуда слышавшихся часов молчание упало на толпы гостей".
   Напомню, что Маргарита, то есть столичная публика ошибочно приняла начало Бала за наступление полночи, то есть намеренно спровоцированный политический кризис вокруг Кремля за начало настоящего Великого Кризиса (это более точный перевод с древнегреческого для Страшного Суда). Между тем где-то на глобальном уровне час действительно пробил. После президентских выборов во Франции ничто уже не угрожает планам глобальной финансовой олигархии, а приближающиеся выборы в США требуют начинать активные действия по управляемому спуску с вершины глобальной финансовой пирамиды. Однако условно управляемой эта траектория спуска будет для главных центров долларовой и еврозон, а вот для периферии финансового капитализма, каковой является Россия, езда на этих американских горках будет совсем непредсказуемой. Так что вновь, как и во времена предыдущих двух "мировых перезагрузок" будет востребован Творческий дух.
   Опять же напомню, вопросительное местоимение "откуда" в последней из цитированных фраз намекает на обязательный поиск ответа в других главах Романа. Мы уже этот ответ нашли в соответствии течения времени в 13 и 23 главах, разбитых на часы. При этом каждому часу действия соответствует лунный месяц, а важным событиям - полнолуния, в том числе и 10 декабря, и 6 мая - в первый и в последний выходы столичной публики на Болотную площадь.
   Что же касается упавшего на толпы гостей молчания, то на страницах Романа оно случается всякий раз, когда появляется и вмешивается творческий дух, Воланд. Это вполне соответствует евангельскому наставлению: чтобы получить откровение, нужно очиститься от суетных мыслей, и всем прочим ипостасям личности пребывать в молчании: "Если же другому из сидящих будет откровение, то первый молчи" /1Кор 14,30/.
   Итак, великий Бал у Сатаны завершен, но последний великий выход Воланда только начинается. И это будет нечто непредсказуемое и не укладывающееся в политологические схемы и толкования. Лично я не берусь гадать, что и как случиться. А потому лучшее в этой ситуации - молчаливое ожидание какого-то обыкновенного чуда. Вряд ли оно будет ярким, ибо явится в стоптанной домашней обуви и грязной заплатанной ночной сорочке.
   "...чтобы, придя внезапно, не нашел вас спящими" /Мк 13,36/.

8.05.12

  
   18. Молчание для диалога
   Итак, Бал практически завершен, хотя бы в смысле танцев и гуляний. Оставшаяся страница большой 23 главы повествует, скорее, о прекращении Воландом сатанинского действа. Кроме того, у нас в руках есть ключи к Роману, и один из них указывает на то, что эта самая последняя страница и всё, что связано с Воландом на ней, относятся уже к следующей, 24 стадии. Так, Воланд здесь в той же домашней одежде, как и в 24 главе. Кроме того, на 22-23 стадиях, как и на 12-13, развитие сюжета строго разделено на две линии и два пространства - виртуально-карнавальное основное (Бал и Варьете), где фокусы и соблазнение столичной публики производят Бегемот с Коровьевым, но также маргинальное пространство (палата Иванушки или подвал мастера), где присутствует Творческий дух. Поэтому временное экстраординарное присоединение и соучастие Творческого духа в публичной части сюжета тоже говорит о завершении не только 23 стадии, но и последней четверти большой стадии Надлома всего развития Романа.
   И тут мы должны напомнить читателю, даже если он знаком с "MMIX", что вся наша романтическая история вовсе не о политике, а о масштабном творческом процессе рождения, подъёма, о созревании и проявлении вовне новой гуманитарной науки. Так же как "Фауст" Гете иносказательно повествует о судьбе нового естествознания. Поэтому политический и культурный контекст является по большей части только фоном для более важного и значимого сюжета. Значимее и найти сложно - узловой момент в процессе самопознания человека и человечества, не исключая и его Творческий дух. Так что толкование этой последней страницы 23 главы не может быть на злобу дня, а только - политико-философским или глубже - историко-философским.
   Начнем с того, что финальные сцены Бала являются сочной иллюстрацией к важной философской теме качественного скачка в развитии процесса и к понятию "точки бифуркации". На эту тему можно рассуждать долго и многословно, но я сошлюсь лишь на одного из великих философов, знающих толк в истории. Арнольд Тойнби очень подробно обосновал, что главным параметром исторического развития, определяющим величие империй, народов, личностей и эпох является вовсе не сила оружия или мощь экономики, а нечто неуловимое и эфемерное, тонкие энергии, позволяющие социуму говорить о самом сложном достаточно просто для понимания, а значит и управляться с этим сложным. Но для того, чтобы этот эфирный, неуловимый творческий дух нового знания не только вырос, созрел, но и стал влиять на события, нужны особые условия, которые так же необычно отражаются и в публичной политической сфере.
   Вообще говоря, управляющая элитарная надстройка, включая её политический центр, представляет собой постоянное взаимодействие трёх ветвей - технологической (движение), экономической (перераспределение) и бюрократической (удержание). Энергия этого неустранимого противоборства толкает вперед колесо истории, причем неважно куда - и к развалу, и к развитию. Однако на траекторию движения все-таки влияет некий внешний по отношению к публичной элите фактор - творческий, который проявляется именно в моменты кризисов, когда все три ветви впадают в клинч, а их общая равнодействующая стремится к нулю. Именно в этот момент дуновение "ветерка" - тонкой энергии творческого духа может повлиять на систему, развернуть и направить ее в нужное русло. Если же одна из ветвей, одно из мощных колёс будет преобладать над другими, то машина цивилизации просто пойдет юзом в понятном направлении, но без шансов на успех. Ибо нельзя же считать целью одно из средств, а успехом - пожирание этим средством всех ресурсов системы.
   Системный кризис, вводящий в клинч все три контура управления цивилизации, сначала приводит к мобилизации всех духовных ресурсов, когда-либо состоявших на службе у "князя мира сего". Все мало-мальски известные идеи вытряхиваются из пыльных запасников истории и проходя смотр перед взыскательной столичной публикой. Но никому из этих "гостей" невозможно отдать предпочтение. Поэтому в конечном итоге уравновешенная система застывает в вынужденном равновесии. "С последним ударом неизвестно откуда слышавшихся часов молчание упало на толпы гостей". То есть это самое молчание, зависшее в клинче противостояние элит - это необходимое условие для проявления Творческого духа, увлекающего за собой маргинальную поначалу часть элит.
   Даже если все эти невероятные цепочки совпадений образов Романа и событий в Москве и России - всего лишь совпадение, все равно именно так, а не иначе будет выглядеть "точка бифуркации" при начале влияния новой науки об обществе.
   Внимательный критик обязательно спросил бы: а причем здесь Москва, далекая периферия мировой системы? Ведь центры, где соприкасаются мощные колеса трех ветвей цивилизации, нынче лежат далеко за океаном. Все это так, но мы имеем дело все же не с механическими жерновами, а с инерционными социальными процессами. В центре инерция мощных корпораций еще относительно долго будет работать на пребывание системы в тупом клинче, а живая альтернатива может возникнуть только на периферии, но не на любой, а в маргинальной части элиты или даже контрэлиты. В этом смысле очень символично затмение 21 мая, случившееся над центром мировой системы. Лунная тень закрыло дневное светило, весь его центр, кроме тонкого краешка, маргиналии. Говорят, что в майянских рукописях было пророчество о таком затмении, случившемся ровно за полгода до конца календаря.
   Но мы сейчас толкуем не майянского, а русского пророка, так что вёрнемся к тексту. "Тогда Маргарита опять увидела Воланда. Он шёл в окружении Абадонны, Азазелло и еще нескольких похожих на Абадонну, чёрных и молодых". Эта зловещая вроде бы процессия на деле оказывается лишь еще одной привязкой времени к майским дням, когда в Москву по традиции прибывает армия на парад, сопровождаемая коллегами из ФСБ и ведомств помладше - ФСО, МЧС.
   Насчет альтернативного возвышения для Воланда мы уже тоже выяснили. В 29 главе Воланд будет принимать на этом возвышении доклады подчиненных ему "сил зла". А почему, собственно, "зла"? Только потому, что все три властные корпорации подчи-нены ежедневно своим корпоративным интересам. Но направляемые творческим духом и новой наукой, "силы зла" вполне могут обойтись и без лишних разрушений, выполняя необходимые для общества функции. А что касается самого возвышения - то это высший уровень здания, в котором расположен отдел рукописей РГБ. Мы уже ранее в "MMIX" выяснили, что речь идет о более высоком уровне технологий после "пожара в Грибоедове", то есть конца традиционного книгоиздания.
   "Но он им не воспользовался". А потом остановился возле этого возвышения. Может быть, речь о том, что пока электронная рукопись новой теории не попадет в электронные библиотеки? Все может быть, но не мне об этом судить.
   Однако нет сомнений в том, что речь идет именно о научной теории. Тому порукой диалог Воланда с многострадальной головой Берлиоза. Сам Берлиоз был нами опознан как аватар сообщества прежней, картезианской гуманитарной науки. В свое время, в 1920-е и в начале 30-х годов Берлиоз был на коне, в почёте и уважении. Тогда случился мощный всплеск развития гуманитарного знания - Кондратьев, Чаянов, Лосев, Выготский, да и молодой Л. Гумилев вынес свою теорию пассионарности из этих годов. Сам Булгаков тоже не отрицает своей связи с этим сословием, хотя бы через инициалы - М.А.Б.
   Успехи гуманитариев, опиравшихся на марксистский истмат, были таковы, что стали угрожать ленинизму как идеологии власти. Поэтому "культурная революция" 1930-х не могла не переехать эту опасную тенденцию. Комсомольский "трамвай", следующий строго по догматическим рельсам общественных дисциплин, отрезал гуманитарной науке голову, оставив тело - идеологическую корпорацию. Эту самую корпорацию похоронили в 1991 году (19 стадия Надлома российской истории - похороны тела Берлиоза в 19 главе). А вот голова Берлиоза - это живое наследие классиков, поэтому с нею можно вести диалог. Конечно, эта голова уже беззубая, то есть устаревшая теория не сможет "разжевать" и поглотить всю массу накопленных сегодня новых фактов. Но для новой гуманитарной теории диалог с эмпирическими теориями классиков обязателен. Впрочем, и диалог с самим Булгаковым тоже.

23.05.12

  
   19. Ещё раз: "Так кто же ты?"
   Любопытные вопросы возникают по ходу пьесы - уж не про свою ли новую книгу толкует толкователь? И кто у нас Воланд в таком случае? Поэтому ещё раз повторю из "MMIX" некоторые главные выводы и толкования на этот счет.
   Не только Воланд, но и все герои Романа олицетворяют духовные ипостаси, а не личности. При этом личности всех людей являются тем полем, в котором действуют и борются эти внутренние субъекты. Не во всех личностях проявляется каждый из них, но все духи (и души - женские ипостаси) проявляются в личностях и действуют через них, определяя границы и взаимосвязи больших сообществ - профессиональных (мужские аватары) или локальных (женские). Например, Гелла - это душа сообщества местных СМИ, а "жирный кот" Бегемот - дух сообщества олигархов. Оттого между ними такая милая брань. Впрочем, все эти духи и душки, как правило, имеют свое воплощение в лице неформального лидера сообщества. Скажем, фамилия Черномырдин вам ничего не говорит? А звание лучшего шута всех времен и народов? И уж точно Виктор Степанович был неформальных лидером сообщества постсоветских олигархов. Или тот же Е.Гайдар как временный лидер народившейся финансовой олигархии - разве не "наглый котяра"?
   В библейской символике, особенно в антропологии Ап.Павла много места уделено отношениям "мужа" и "жены", то есть духовной и душевной ипостасей личности. Так что если в булгаковском Романе сказано, что у кого-то "нет жены", это означает, что сей дух не имеет локального воплощения в виде конкретных личностей. Так, в 29 главе Бегемот сообщает зачем-то, что у него нет жены. "Ах, мессир, моя жена, если б только она у меня была, двадцать раз рисковала остаться вдовой! Но, к счастью, мессир, я не женат, и скажу вам прямо - счастлив, что не женат".
   Для тех, кто говорит языками, то есть владеет библейской символикой, этот странный пассаж Бегемота прочитывается легко и однозначно: на этой фазе развития новой науки об обществе и соответствующей общественной практики не будет никаких локальных сообществ олигархов, а значит и самих олигархов, банкиров, нуворишек. Но это не значит, что не будут востребованы экономические и финансовые знания и технологии. Наоборот, их широкое развитие и распространение послужит счастью людей.
   Что касается Воланда, то он сообщает о своем "гражданском состоянии" в 3 главе: "А вы одни приехали или с супругой? - Один, один, я всегда один, - горько ответил профессор". Здесь тоже толковать долго не приходится: библейская единица - это символ истины, божественной ипостаси, Творческого духа истории. А отсутствие жены - это точное указание на то, что никаких божественных личностей или тем более локальных сообществ нет, и никогда не было. Между прочим, Булгакову с такой трактовкой нужно было куда более опасаться клерикалов и оккультистов, нежели атеистов.
   Похоже, всё дело в том, что Воланд в иерархии духов и прочих ипостасей личности находится много выше, и проявляется себя с помощью духов больших профессиональных (идеологических) сообществ так же, как те проявляют себя через локальные "душевные" сообщества, а те - через мастерство отдельных личностей. Поэтому творческий дух не присутствует в личностях постоянно, и тем более не определяет характер обыденной личности, не делает ее святой (скорее, наоборот - отбирает у неё энергию вплоть до состояния юродства). Но периодически он проявляется в той или иной личности, когда нужно сменить "версию" той или иной духовной ипостаси. Точно так же как ОС компьютера, притаившаяся в фоновом режиме, вступает в действие при перезагрузке прикладных программ.
   Согласитесь, если множество личностей большого профессионального сообщества загружено версией духовной ипостаси, которую следует обновить, то проще сделать это в рамках одной личности, протестировать, а уже потом распространять на прочие. Так что для этой самой цели Творческий дух посещает регулярно города, являющиеся центрами той или иной профессии, по случаю чего там происходит бал, то есть система переходит в кризисный, нерабочий режим. Ведь и вам на компьютере для перезагрузки версии браузера или иной рабочей программы требуется закрыть все программы. Соответст-венно, только на этот период Воланд ангажирует временную жену в лице локального культурного сообщества, потому её имя всегда Маргарита.
   Однако, следует заметить, что кроме ежегодных карнавалов в разных городах, раз в пару тысяч лет требуется обновление не только основных рабочих программ, но и ОС - операционного субъекта Истории, он же Творческий дух, он же Воланд, он же Иисус. Для этого и нужен не просто бал, а Великий Бал у Сатаны. Причем сатана, как и на прошлом балу "апрельского полнолуния", играет служебную роль для демобилизации работающих "программ"-ипостасей и последующей перезагрузки в момент великого выхода Воланда. Замечу, что при перезагрузке самой ОС служебные программы сами по себе не меняются, но подчиняются некоторому новому порядку. Поэтому в самом начале 24 главы, сразу после "перезагрузки" внешне ничего не меняется: "В спальне Воланда всё оказалось, как было до бала".
   Собственно, эта "перезагрузка" операционного субъекта символически отражена в финале 23 главы как внезапная смена одежды (и обуви): "Тогда произошла метаморфоза. Исчезла заплатанная рубаха и стоптанные туфли. Воланд оказался в какой-то черной хламиде со стальной шпагой на бедре".
   Собственно, из вышеизложенного понимания и вытекает ответ на заданный одним из читателей вопрос о связи Воланда с авторами книг. Разумеется, каждую достойную книгу диктует некий профессиональный, служебный дух, которого в свою очередь может направлять вышестоящий Творческий дух. Так же как беллетристику, публицистику, блоги и заметки диктует душа локального сообщества.
   Только вот судить, насколько дух той или иной книги творческий или нет, дано не авторам, а читателям, проявляющим интерес. Будут отклики, значит интересно. Не будет откликов, тоже ещё не все потеряно. Вон, кодексы Леонардо своего читателя лишь через четыре века нашли.
   И вообще, Творческий дух незримо присутствует в каждой личности, но не во всех случаях имеет возможность себя проявить. Хотя бы потому, что кроме небольшого числа философов обществу нужны многие читатели, тратящие свою духовную на многие другие не менее важные дела - воспитание детей, лечение больных, составление учебников, заботу о животных и о деревьях, цветах, пчелах и многом другом, составляющем Жизнь. Но если, читая достойные книги, Вы чувствуете душевный подъём и проявляете понимание, то это тоже невозможно без участия Творческого духа.
   Не следует путать не только духовные ипостаси - героев Романа с земными людьми, но и виртуальное пространство Романа с реальной Москвой. Они взаимосвязаны, как связана телевизионная картинка с объектом, но не тождественны. Поэтому пустое пространство в центре - это медийная проекция опустевших улиц и площадей, символически действующих на ипостаси личности. Соответственно, когда Воланд выходит в центр этого виртуального пространства, речь не идет о реальном Кремле или Красной площади, а только о восприятии многих людей. Не всех, а только тех, кто и до того был сопричастен Творческому духу.

25.05.12

  
   20. Об одеждах
   "Все та же грязная заплатанная сорочка висела на его плечах, ноги были в стоптанных ночных туфлях. Воланд был со шпагой, но этой обнаженной шпагой он пользовался как тростью, опираясь на неё".
   Как нам удалось выяснить, под гламурным блеском сатанинского Бала скрывалась довольно напряженная и тяжелая работа московской культурной публики, пытавшейся в меру своих сил преодолеть глубокий идейный кризис. Собственно, именно в этом и состоит смысл культуры - способность общества преодолевать кризисы, преобразуя негативные энергии распада прежней системы в новые позитивные смыслы. Для этого нужны терпение и ум, то есть изрядный запас духовной энергии и природного здравомыслия, но также и глубокое переживание исторического опыта, образы и образцы поведения в кризисных ситуациях.
   В большей части 23 главы одежда или её отсутствие символизировали наличие и качество внешних, писаных знаний, доступных персонажам. Фрачные наряды для высшего света (то есть для политики) - это идеологии, лакированные и оторванные от реальности до такой степени, что для спутниц этих персонажей на какую-нибудь практичную одёжку знаний не осталось. Разве что зеленый "экологический" бантик на свернутую шею неотроцкистской тусовки, да еще "платочек" - напоминание для либеральной Фриды, от которого она мечтает избавиться.
   Так что в основной части 23 главы одежды - это скорее иллюстрация к кризисному состоянию идейной сферы. Как и образ зияющей идейной пустоты в центре виртуального "пятого измерения" по итогам Бала.
   А вот в финале главы, после остановки иссякшего Бала, символы "одежды" и "обуви", "крови" и "вина" являются центральными. Между тем в евангельской традиции иносказания или "говорения на языках", которую восстановил в своем Романе Булгаков, все эти символы имеют отношение к знанию, толкованию и его источнику - творческому откровению. Например, в Откровении Иоанна Богослова находим: "они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца". /Откр 7,14/. Буквально - это явное противоречие, кровь пачкает, а не убеляет. Но иносказательно "кровь" - это откровение, полученное свыше - с "небес", они же - "внутреннейшее" по Ап.Павлу, они же - "коллективное бессознательное" по Юнгу. Однако там, на небесах, обитают разные духи, они же демоны или ангелы. Поэтому не всякое откровение убеляет одежды, то есть делает знание совершенным, а только откровение от вечно юного Творческого духа, кровь Ангца.
   Соответственно этим евангельским значениям символов нам нужно толковать сюжет финала 23 главы. Совсем нетрудно заметить, что в ходе этого последнего великого выхода Воланда сюжета происходит классическая метаморфоза символов - кровь превращается в вино, а затем несовершенная одежда и обувь Воланда обретает иную форму и совершенный, хотя и чёрный цвет. Это совершенное знание о тёмной стороне природы человека и общества. Однако по иносказательному смыслу чёрные одежды Воланда из булгаковского Романа тождественны белым одеждам из Апокалипсиса.
   В полуночный час, когда Воланд появляется на застывшем Балу, его одежды не выглядят привлекательно в глазах культурной публики. Маргарита видит грязную заплатанную на левом плече рубашку, она же хитон. Конечно, наше толкование далеко не для всех выглядит безупречно. Но будем всё же придерживаться прежней линии, как и в "MMIX", что Воланд - это Творческий дух, сменивший имя по причинам, названным еще самим Учителем в Евангелии - уж больно много развелось желающих говорить от его имени и им прикрываться. Представьте себе, что Булгаков вдруг написал бы роман не о Воланде, а назвал Иисуса его именем? Во-первых, он нарушил бы недвусмысленный запрет самого героя. И потом, кто бы стал читать и тем более издавать такой "роман" в наш прогрессивный век? Берлиоз с Алоизием, кажется, всё на этот счёт разъяснили.
   Мы, однако, рискнём отпугнуть последних читателей и продолжим. Возможно, нас примирит общий скепсис в отношении известных публике толкований Евангелия. А, скажем, книгу Евгения Полякова, где подробно анализируются и раскрываются значения отдельных символов, можно назвать академическим толковым словарем, необходимым пособием, но не толкованием Нового Завета. Между тем, расшифровка Романа дает нам уже не словарь, а опыт прочтения сложного текста, написанного языками, то есть имеющего, минимум, два значения слов. И этот опыт прочтения позволяет нам сопоставить современные знания о психологии человека с евангельской антропологией, увидеть явное сходство, а значит - предположить, что и прочие притчи и иносказания Евангелия содержат в себе знание о духовном мире человека и человечества, включая законы развития. То есть это, возможно, именно эти давно известные тексты (одежды), неоднократно бывшие в употреблении без понимания сути были и остаются носителем наиболее совершенного знания. Внешняя поверхность этих одежд действительно загрязнилась, а разорван и заплатан этот хитон с левой стороны - символических толкований. Что за "заплатка"? - пока вопрос.
   Но зато символ длинной рубашки, хитона имеет точное соответствие в тексте Нового Завета, и по правилам толкования мы обязаны рассмотреть эту параллель. В чётвертом по счёту, но первом по времени составления Евангелии от Иоанна сказано:
   "Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, - да сбудется речённое в Писании: разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий. Так поступили воины". /Ин, 19,23-24/
   Четыре верхние ризы - это четыре текста Евангелий, содержащие внешний смысл притч и скандальные формы иных иносказаний. Эти четыре текста в чем-то сходятся, а в чем-то противоречат друг другу, расходятся, поэтому их можно разделить. Собственно, таких текстов с записью слов Учителя было больше, и среди апокрифов есть вполне по виду и смыслу достоверные - например, Евангелие от Фомы. Но в канонический свод текстов Нового Завета усилиями церкви Иоанна включены именно четыре Евангелия, по слову Иоанна - евангелиста. Между тем символическое число четыре означает "свет" и в смысле "мир", "общество", и в смысле "четырёх сторон". То есть речь идет именно о распространении Слова в географическом смысле, для чего и нужны книги Нового Завета.
   До первого настоящего Евангелия от Иоанна существовали лишь апокрифы в виде записей слов Учителя и его притч, а также отдельные толкования в виде посланий. Однако только единый по духовному смыслу подтекст всех четырёх текстов делает их Благой вестью. Этот неразрывный тканый хитон достался по жребию лишь одному из четырёх воинов - евангелистов, участвовавших в распятии Иисуса, разумеется, в сугубо духовном смысле. Ибо идея, зерно знания не сможет взойти мощным древом, не умерев в текстах и толкованиях.
   К этому можно добавить, что Апокалипсис был самой первой по времени книгой Нового Завета, объединённой единым духовным смыслом. А уже потом из него выросло Евангелие от Иоанна и остальные книги. Поэтому, говоря о четырёх воинах, разделивших ризы, приходится вспомнить и о четырёх всадниках Апокалипсиса, в которых угадыва-ются четыре цивилизации, выросшие из иудео-христианских корней. Каждый из еванге-листов связан с одним из апостолов, ставшим главой церкви, лежащей в основе цивили-зации. Но эта многообещающая линия толкования уводит нас в сторону от нашего предмета - одежды Воланда на Балу.
   Получается, что внимание московской культурной публики привлекла именно нижняя рубашка - иносказания в Евангелии. К этим иносказаниям прилагается также и истолкование - "в стоптанных ночных туфлях". То есть истолкование явно не новое, а давно известное, но не официальное, не для света. В миру, для публики более приняты лакированные туфли, и в тексте есть это противопоставление обуви Воланда и прочих гостей, не только барона Майгеля.
   Наконец, к сугубо домашней одежде и обуви Воланда прилагается обнаженная шпага вместо трости. Напомню, что в первой главе Воланд появляется, опираясь на трость с набалдашником в виде головы пуделя. С учетом эпиграфа из "Фауста" речь может идти об опоре прежней светской гуманитарной науки на естественнонаучные методы. Так что смена инструмента говорит об опоре на новые, более точные и подходящие методы. Как тут не вспомнить о "железном жезле", прилагающемся к совершенным одеждам в книге Откровения?
   Но настоящий вопрос не в толковании отдельных символов, а в том, почему собственно именно сейчас внимание культурной публики вдруг должно быть привлечено к евангельским текстам и их истоптанным толкованиям? Может быть потому, что острая фаза Великого кризиса подступила как никогда близко, и особенно для Москвы?

2.06.12

  
   21. Берлиоз и Майгель
   Кульминационный узел всего сюжета Романа закрывает, развенчивает сатанинский Бал и приближает развязку нашего истолкования. Осталось разъяснить всего три эпизода - диалог Воланда с молчаливой головой Берлиоза, эффектное общение с бароном Майгелем и, наконец, сцену преображения одежд Творческого духа и причастия Маргариты.
   По ходу пьесы публика могла уже привыкнуть к мысли, что пророчество, скрытое за блестящей гламурной поверхностью 23 главы, относится к замысловатой политической интриге накануне острой фазы Великого кризиса и связанных с этим маневрами и перестройкой рядов властной элиты в Кремле и вокруг. И таки да, этот слой скрытого смысла в Романе присутствует. Хотя речь идет, скорее, об идеологической проекции политических интриг в информационном пространстве. При этом визуальные символы из сюжета Романа также воплощаются в виде иллюстраций.
   Например, в политизированном телеэфире вполне можно было лицезреть "белых медведей, игравших на гармониках и пляшущих камаринского". В конце апреля, накануне инаугурации Путина именно такой перформанс случился у парадного подъезда Газпрома. Пара активистов из Гринписа, переодетых белыми медведями, именно что плясали самого настоящего камаринского. Политический подтекст интриги как раз и заключался в том, сдаст ли новое "единоросское" правительство Медведева шкурные интересы Газпрома ради торга с Обамой. И так да, "медведи" оказались "белыми", а не красными, и не бурыми, поступились интересами национальной корпорации ради глобальных раскладов.
   Любопытно, что увидеть этот сюжет могла только культурная публика, чей ТВ настроен на канал "Культура", где по утрам крутят "Евроновости". Аватаром культурной публики в Романе, напомню, является Маргарита.
   Или другой визуальный символ свободного, то есть пустого пространства в центре зала. Огромное пустое пространство в центре Москвы вокруг кремлёвского возвышения (в обоих смыслах - и холма, и инаугурации) визуально представляет более глубокую символику пророчества о полнейшем идеологическом запустении, полном отсутствии у власти и элиты каких-либо мотиваций и, что важнее, ориентиров, кроме сиюминутных реакций, диктуемых инстинктом политического выживания.
   И все же основной, несущий слой скрытого смысла в Романе - не политический, и даже не идеологический, но связан с кризисом политико-идеологической сферы, и с выходом в это освобождённое идейное пространство новой гуманитарной науки, которая необходимо включает и новую политологию. Еще раз напомню, что Роман был задуман как продолжение или аналог "Фауста", перенесенного в ХХ век, а скрытый смысл поэмы Гёте - иносказание и пророчество о судьбе естествознания. Так и булгаковский Роман - это, прежде всего, пророчество о судьбе новой гуманитарной науки, и лишь в силу связи этой науки с политикой - и о политике тоже.
   Так что диалог Воланда с Берлиозом имеет, прежде всего, именно это толкование. Сам Берлиоз, как и прочие герои Романа, - суть аватар большого сообщества гумани-тарной науки картезианского образца. Давно мертвое и уже похороненное тело - это бывшая корпорация гуманитарных наук, существовавшая в замороженном, как в морге, состоянии еще с 1930-х годов, и в 1990-х, наконец, похороненная без особых почестей, под медные трубы деидеологизации и надгробные речи провозвестников "конца исто-рии".
   Однако, несмотря на громкие и скандальные похороны давно мертвого тела, голова классической гуманитарной науки действительно все ещё жива и по сей день страдает. Поскольку речь идёт о классиках гуманитарных наук, пострадавших в ходе культурной революции 1930-х. При этом главное страдание головы заключается в том, что она жива и не утратила, увы, своего значения за почти век фактической невостребованности идей. Даже в тех случаях, как с Выготским, когда автор классических трудов не успел попасть под колесо трамвая культурной революции, его идеи не развивались, догматизировались и выхолащивались, утопая в мелкотемье и ворохе частных практических интерпретаций, оставаясь без развития.
   И только сегодня Творческий дух новой гуманитарной науки имеет возможность продолжить развитие в живом диалоге с этими классиками - Выготским, Лосевым, Кондратьевым, Пиаже, Тойнби, Юнгом и последним из классиков из этого ряда Л.Гумилевым. Почему именно Азазелло принес эту голову на блюде? Потому что и авторы, и труды зачастую были заперты в чекистских застенках и архивах.
   При этом Воланд называет и главную причину страдания и отсутствия должного развития - из-за веры, точнее из-за неверного мировоззрения, того самого картезианства, которое давно уже похоронено естественными науками, новой физикой, но все еще сохранилось в науке гуманитарной. С появлением новой универсальной теории, способной вступить в диалог со всеми классиками, соединить их великие труды и эмпирические обобщения в единой фундаментальной модели, освобожденная от страданий голова Берлиоза перестает быть живой частью науки, отправляясь в раздел научной истории. Но поскольку новая теория вбирает в себя эмпирические законы классиков, то происходит именно что превращение головы Берлиоза в чашу, из которой можно пить вино научного откровения. Ведь омертвленная кость - это аналог камня, который является символом закона для естественных наук. А поскольку это кость черепа - речь идет о законах человеческого мышления и общения.
   Любопытно, имеют ли столь же символическое значение не только желтоватый череп, но и изумрудные глаза, и жемчужные зубы, а также золотая нога?
   Символика жемчужины нам известна из имени Маргариты, речь идет о культуре. Зубы - это воплощение гуманитарных законов в присущие им научные методы. Именно культура как сфера деятельности является хранительницей фактов и артефактов, несущих знания об истории и психологии всех времен, народов, сословий и профессий. Так что 32 или чуть менее жемчужных зуба - это новые методы исследования для разных сфер культуры. Как минимум, один из этих зубов мы сейчас и применяем к литературному тексту.
   Символ ноги нам тоже известен, но только церковь, как большое в нескольких поколениях сообщество призванных и посвященных, имеет своим символом живую ногу - носительницу обуви истолкований. Золотая нога - это уже не живой, а застывший в своем совершенстве образ церкви - хранительницы сакральных фактов и артефактов, с которой должно произойти то же, что и с головой Берлиоза. Эти хранимые драгоценные знания будут очищены огнем истолкования от примесей и наносной грязи и станут надежной опорой для чаши.
   Изумруд - один из драгоценных камней Ветхого Завета, символ одного из колен Израилевых. В 15 главе Романа был похожий намёк на драгоценности, которые хранит у себя тётушка. То есть не только церковь Нового Завета, но и хранители ценностей Ветхого Завета могут считать свою миссию исполненной. Похоже, что таков смысл этого символа.
   Осталось только понять, почему кровь, которая станет вином, попадёт в чашу из груди барона Майгеля? И кто он вообще такой, какого сообщества аватар?
   Сегодня можно признаться, что истолкование образ барона Майгеля при написании "MMIX" с моей стороны было голословным. Тогда оно опиралось исключительно на интуитивное восприятие персонажа и его сходства с сообществом "правозащитников" и вообще двурушников и двойных агентов на содержании из-за границы, но при этом делящихся с кураторами из башен Кремля или спецслужб. И еще я опирался на символику числа "666", означающего личность, подчиненную духу разделения общества, имеющего цель в жизни разделять и ссорить людей, и только это самое разделение и получающие в итоге своей деятельности.
   Собственно, такое околовластное сообщество двурушников, исповедующее и воплощающее принципа "разделяй и властвуй" должно было появиться вместе с государством и расцвести во времена империй. Только когда-то это были религиозные секты, стравливающие между собой племена и народы, а нынче секты формально светские, но столь ж нетерпимые и злобные, провоцирующие рознь и ненависть. Работа эта грязная, но хорошо оплачиваемая, приносящая не славу, но скандальную известность. И увы, опасная, ибо двурушничество и рознь процветают и внутри этой сект. Так, что кровь "журналиста" Политковской или "адвоката" Маргелова - это и кровь Майгеля тоже, хотя и вовсе не в иносказательном смысле.
   Что касается живого символа, олицетворяющего для меня и для многих, это самое сообщество двурушников и провокаторов - это товарищ Гельман М.А., потомок славного рода номенклатурных прихлебателей. Ведь что такое статус "барона" по меркам 1930-х годов, когда Булгаков писал свой Роман. Это, во-первых, потомственная принадлежность к старорежимной элите, причем к её национальной, лимитрофной ветви, и кроме того активная работа на спецслужбы на связи с зарубежными контрагентами. Ведь иначе нет смысла впячивать свой титул, рискуя быть репрессированным. Так и в нашем случае с двурушником, работающим на "левых" политических проектах.
   А если учесть, что "Майгель" - это практически полная анаграмма "Гельман", то и доказывать ничего не надо. Все очень просто...
   Нет, конечно, все это было бы для многих скептиков спорно и недоказуемо, если бы не политическая кампания по принятию пакета поправок к законодательству о НКО, возвращению в УК статьи о клевете и ужесточения правил Интернета. То есть инстинкт самосохранения власти все-таки подталкивает её к уже отработанным в Белоруссии формам самозащиты от внешних имперских поползновений. Думаю, что в Кремле перед вступлением в ВТО с очень большим интересом наблюдали, как батька пытается политическими и юридическими средствами защитить свой суверенитет и источники ресурсов в условиях открытого экономического пространства с Россией.
   Однако в этих самых условиях сейчас оказывается уже не Минск, а сама Москва, и одним из необходимых даже не шагов, а политических трендов является ликвидация наиболее мощных каналов влияния внешних имперских центров силы. Так что с принятием этих законов в ближайшие дни можно считать умершим, точнее, убитым все это ранее многочисленное сообщество двурушников имени Геймана, ой, то есть Мангеля.
   А если так и случится, что очень вероятно, то выходит, интуиция и предчувствия трехлетней давности меня и читателей "MMIX" не обманули.
   Но все равно остается открытым вопрос, какое отношение кровь Майгеля имеет к вину в чаше от Берлиоза? Ведь в иносказательном смысле вино - это откровение для внешнего употребления учениками и последователями, а кровь - оно же внутри автора, пока еще на ставшее учением. Это значение легко уяснить из символики Тайной вечери.
   И вот этот момент сопричастности Майгеля к наполнению чаши - пока еще загадка. Понятно, что блокирование провокационной деятельности двурушников в информационном поле освобождает внимание культурной публики, которая сможет переключиться на более осмысленную умственную деятельность. Возможно, часть убитого сообщества (ведь сами "правозащитники" в персональном качестве будут живы) найдет себе новое занятие в борьбе с проявлениями Творческого духа? Трудно сказать, как такое участие может случиться. Но и ждать осталось недолго, теперь уже все символы и сюжеты истолкованы. Остался только Эпилог к Балу.

11.07.12

   22. Эпилог
   Итак, колонны распались, а толпы гостей потеряли свой облик. Что мы и наблюдали сегодня на улицах и площадях столицы. И в самом деле, ни одна из дам - политических партий, и ни один из кавалеров - идеологов в фрачных нарядах для вхождения во власть и с лакированной обувью истолкований политики - никто из них не смог сохранить лицо в круговерти затянувшегося сверх политического сезона. Со стороны Коровьева это была неплохая шутка - заставить всех плясать в Хамовниках вместо летних каникул.
   Очень хорошо, что предсказание об убийстве Майгеля - Гельмана сбылось именно и только в отношении корпорации двурушников. И действительно, прошел лишь месяц, но не два, с тех пор, как в законодательстве прозвучали слова "наушник и шпион", то есть "иностранный агент", а корпорации как единого целого уже не стало. Остались лишь отдельные физические лица и группы, ожесточенно конкурирующие за оставшиеся теплые места в общественных советах при властях, или в зарубежных редакциях. Но так, как раньше, в качестве двойных агентов: и наушник, и шпион - уже не получается.
   Кровавая кульминация, оборвавшая и без того бледно смотревшуюся истерику по поводу "устриц", засаженных на два года в "каменные пруды", тоже случилась. Но опять же лишь в качестве иллюстрации к бесовщине строго по Достоевскому. В самом по себе бытовом убийстве в Казани никакой политической воли не просматривается.
   Спрашивается, причем здесь тогда взгляд Абадонны и выстрел Азазелло? В том, что касается иллюстрации, этого участия не больше, чем участия газпромовского "белого медведя" во главе "Единой России" в акциях ряженых гринписовцев. А вот перекрыть западное финансирование и вообще заставить западных партнеров играть в России по здешним, а не собственным правилам - в этом без опоры на армию и спецслужбы не обошлось. Так что в смерти двурушнической корпорации оба сообщества несомненно поучаствовали. Например, намеренная демаскировка русской атомной субмарины при уходе с дежурства в Мексиканском заливе - это вполне себе жест, похожий на Абадонну, на мгновение снявшего защитные очки. Что касается Азазелло, то за меткий выстрел вполне можно зачесть изъятые у лидеров "белоленточных" полтора миллиона евро. При том что "мишень" была спрятана не то, что под подушкой, а в сейфе.
   Самое загадочное и спорное в истолковании финала 23 главы - это связь между убитой корпорацией двурушников и кровью, которая наполнила чашу. Подсказка для Маргариты о том, что кровь уже ушла в землю и превратилась в виноградные гроздья - тоже отсылает к вину как символу откровения. Пока некое творческое откровение пришло к какому-то из пророков, писателей, ученых на ум - это его кровь. Но как только эта кровь пролита вовне, чтобы напоить жаждущих, она обращается в вино. Именно таков смысл символов крови и вина в евангельских иносказаниях.
   Символ земли означает веру. То есть некое откровение поддержало чью-то веру, и в результате уже выросли гроздья, которые позже станут молодым вином. Это означает, что среди воспринявших откровение не только укрепится вера, но вызреют собственные творческие замыслы и проекты. Это как раз неудивительно, поскольку именно так и бывает всегда в жизни - творческое откровение одного автора вдохновляет многих других, да и самого автора на новые творческие подвиги.
   Если строго следовать общей линии толкования всего булгаковского Романа, то речь должна идти о судьбе новой гуманитарной науки. Так что преображение Творческого духа, получившего на краткое время новый наряд совершенного чёрного цвета, не может относиться к обычному художественному или естественнонаучному творчеству.
   Но при чем здесь барон Майгель? Или может быть речь идет о том, что и сам автор этого откровения был как-то сопричастен этой корпорации политтехнологов двойного подчинения - и чекистам, и западным фондам? Тогда смерть корпорации дала ему волю к завершению работы, а главное - к ее обнародованию, вроде как - теперь можно! Кроме этого объяснения никакое другое даже близко не подходит.
   Итак, Великий Бал у сатаны завершен окончательно. Настал новый политический и творческий сезон, в котором должны проявиться символы из 24 главы. Например, долгая застывшая полночь за окнами кабинета-спальни Воланда - это точно мировой кризис.
  
   Конец Бала!

15.09.12

  
  
  
  
   49
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"