Ромашко Елена: другие произведения.

Два мира

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   Первый мир
  Я проснулся от треньканья будильника и постарался дотянуться до звонящего гада, чтобы выключить. С первого раза у меня ничего не вышло - руки дрожали, голова раскалывалась, будто бы меня вчера били по ней кочергой, в горле стоял мерзкий привкус алкоголя. Я попытался ткнуть в будильник еще раз и уронил его со стола. Будильник, обижено звякнув, наконец, замолчал. Мне, действительно, пора вставать и собираться на работу. А то, чего доброго, запишут прогул в карточку. Никому не нужны такие работники, которые после "вчерашних возлияний" не способны встать с постели и быть хотя бы в относительной форме.
  Я с трудом поднялся с матраса, который служил мне спальным местом, и направился к умывальнику. Держась за раковину, чтобы не упасть, я побрызгал на себя холодной водой. Не помогло. Даже стало еще хуже - меня замутило. Как же болит голова! Надо срочно выпить!
   Я открыл холодильник, в котором, как я помнил, охлаждалась последняя, еще непочатая бутылка водки. Нужно сегодня после работы зайти в бар или магазин и пополнить запасы родименькой. Холодильник был грязным, полупустым и из него неприятно попахивало. Я брезгливо поморщился, отодвинул заплесневелый кусок сыра и банку со сгнившими огурцами, но бутылки за продуктами не обнаружилось.
  - А! Черт! - я со злостью захлопнул дверцу.
  На соседнем матрасе спал мой сосед, похрапывая во сне. Его не смог разбудить будильник, его вряд ли что-то сейчас могло разбудить. В руке он цепко сжимал мою бутылку водки - причем пустую. Я подошел к нему и вырвал бутылку из его рук.
  - Ты, дебил, недоделанный! - я пнул его со всей злости - Какого ты мою водку жрешь!
  Сосед лишь что-то проворчал сквозь сон. Я пнул его еще раз. Он чуть приоткрыл глаза и прошамкал:
  - А я что... я это, я думал, что умру...
  И снова впал в свое забытье. Больше пинать его я не стал. Он думал, что умирает? Нет, пора мне съезжать из этого клоповника, а то не напасёшься водки, на таких вот. Плохо, когда у тебя сосед тревожный истерик с манией преследования. Я посмотрел на часы. Еще успею добежать до бара, если потороплюсь. Иначе умру я!
  
  На улице навстречу мне шли люди в разной степени синьки. Одни еще держались бодрячками. Наверняка, тоже только встали, как и я, и успели принять на грудь не так много. Другие же едва плелись на нетвердых ногах, и больше напоминали полумертвых зомби, чем людей. Эти явно бредут домой с ночной смены.
  Я как раз дошёл до бара и не задерживаясь сразу прошмыгнул внутрь. В помещении было не так много народу, как обычно. Слегка пьяный бармен стоял, облокотившись на стойку, да несколько мужчин и пара женщин - навеселе, сидели за столиком у грязного окна. Я направился прямо к бармену.
   - Бутылку водки, с собой! - попросил я.
  - С собой сегодня не дам, - ответил тот размерено, - У меня осталось всего две бутылки. Пока ждем привоза!
  Ну что за день у меня сегодня!
  - А что есть? - спросил я, доставая кредитки.
  Бармен почесал себе нос:
  - Ну...- начал он медленно, будто подыскивая слова, хоть был и не совсем вдрабадан, - Есть вермут, ром, текила, коньяк, вино...
  Я не стал дослушивать список. Все это для меня слишком дорого.
  - Давай, тогда водки сейчас! Выпью здесь, - прервал я его.
  - От это пра-ально! - одобрил бармен, - Скока пить будешь?
  - А сколько можно в одно рыло?
  - Два по сто!
  - Давай, два по сто, - согласился я. Хотя сто пятидесяти грамм мне бы вполне хватило до обеда, но я решил подстраховаться, а то получиться как с соседом с утра.
  - Сей момент, - бармен неторопливо повернулся и стал доставать бутылку.
  Я посмотрел на свои руки. Руки мелко дрожали, на них вдруг явно проступили вены. Я начал чувствовать, как пульсирует кровь в моей голове, а сердце в груди, как будто забилось в агонии. Не хватало еще прямо сейчас бухнуться в обморок, чтобы мне по бессознанке влили бы в рот какую-нибудь дешевую сивуху, а не то, что я заказывал.
  - Давай побыстрее, брат! - попросил я. Мой пульс почти зашкаливал, из носа потекла струйка крови и закапала на стойку бара. Сейчас у меня случиться кровоизлияние в мозг и пиши прощай.
  Бармен сунул мне в трясущуюся руку стакан и помог донести его до рта. Я глотнул водки. Отпустило меня почти сразу. Вторую стограммовку я опрокинул тут же, уже уверенно. Приложил салфетку к носу, чтобы утереть кровь.
  - Ты чета... это, парень, совсем расслабился. Хоть немного бы водки с собой носил - посоветовал мне бармен, - А то так приступ прихватит где-нибудь, где не магазинов, ни баров рядом, ни прохожих. Конец бы тебе был...
  - У меня сосед дебилоид. Все водку у меня выжрал, - пожаловался я.
  Теперь мне стало почти хорошо. Можно отправляться работать.
  Надо сказать, что водка в нашем мире - единственное лекарство от разрыва башки. Не было ее родимой - все население земли в миг выкосило бы от кровоизлияния. Водка тоже не лучшее лекарство. Одно лечим другое калечим. Первая причина по смертности населения была у нас - кровоизлияние в мозг. С этим справились с помощью водки. Теперь первая причина смертности - цирроз печени. Но если выбирать умереть здесь и сейчас или когда-то потом - то мы все выберем потом, вот и пьем почем зря.
  Все произошло 15 лет назад. Тогда я как раз был в подростковом возрасте и впервые с друзьями пробовал выпивать. Знал бы я, что буду пить водку следующие 15 лет ежедневно, не стремился бы тогда становиться таким образом "взрослым". Помню, пришел я домой уже слегка пьяный, а отец, он тогда был еще жив, наливает мне еще водки. "Пей, - говорит - сынок". Оказалось, по телевизору и по другим СМИ уже час передавали срочную новость, что в мире началась эпидемия, и только приняв некоторую дозу алкоголя, можно было надеяться выжить.
  Нам бы всем тогда пришел конец, вот только водка, родимая, в тот раз спасла нас. Оказалось, что спиртосодержащие напитки впитываясь в кровь, могут на время нейтрализовать изменения в организме человека, вызванные вирусом. И уберечь его от неминуемой смерти. На какое-то время водка стала самым дефицитным товаром в мире. Цены взлетели на нее до небес. Но правительство быстро взяло все под свой контроль, не дав распространиться хаосу. Несколько сотен расстрелянных спекулянтов, показали по телевизору и это слегка охладило пыл другим. Ситуация более или менее выровнялась. Но эпидемия все же выкосила часть населения. Другие люди погибли позже от несчастных случаев, когда садились пьяными за руль или, когда, напившись, падали и засыпали, прямо на проезжей части. Иногда люди, превысив допустимую дозу, отравлялись уже самой водкой. А в северных широтах по зиме пьяньчуги замерзали прямо на улицах.
  Это позже выяснилось, что каждому человеку нужно своя доза алкоголя в сутки, кому-то больше, кому-то меньше. Кому-то хватает и стопки, но такие люди редкость. Мне, например, нужно около 500 грамм в день, для того чтобы поддерживать себя в форме. Может быть, давно бы я в начальниках ходил, потому что, по нынешним меркам, я почти что "трезвячок". Да только, когда угощают меня сверх дозы, не могу отказаться. Это как дань уважения к другим, что ли. От себя же отрывают.
  Я уже почти приплёлся на работу - в доки. От двух стопок мне похорошело. Я даже повеселен немного. Ну опоздал на работу, зато живой. Мимо меня на самом тихом ходу, что ее можно было догнать, проехала машина-автомат. Ее вел не человек, а программа, в маршруте у которой, видимо, был задан конечный пункт прибытия. Такие тачки доступны лишь большим шишкам. Пока машина неспешно обгоняла меня, я успел рассмотреть человека в салоне. Он сладко спал, полулежа на заднем сидении. "Интересно, он проснется раньше, чем у машины закончится заряд? - подумал я мстительно, - или ему придется потом вызывать эвакуатор, с пьяными рабочими?".
  
  Пришел я на работу почти вовремя, благо живу недалеко. Начальник немного поворчал, но услышав, что случилось даже посочувствовал мне. А потом и вовсе расщедрился, предложил мне уйти пораньше с работы и сгонять в магазин за водочкой.
  -Судя по всему, твой сосед еще тот хмырь! - сказал начальник, - На вот, выпей мою.
  Он протянул мне бутылку. Я отказываться не стал. У него была водка подороже, чем я беру обычно, но разницы я не заметил. Уже давно я почти не чувствую вкусы, и горло мне вовсе не дерет после выпитого.
  - Да. У тебя завтра выходной с утра, по табелю, - продолжил начальник - А вечером, будь добр, сходи к врачу. А то, ты пропустил уже два профосмотра. Увольнять я тебя не хочу, но тебе надо сделать узи печени, чтобы, так сказать, руку держать на пульсе.
  Я пообещал ему обязательно записаться к врачу, но, конечно же, я никуда не пойду. Если честно, я просто боюсь. Не хочу я знать в каком состоянии мой организм, только расстроюсь и напьюсь еще больше. А вот за выходной, спасибо! Отдохнуть - это я всегда.
  На следующий день я проснулся достаточно поздно. Встал, выпил 150 водки. Мой сосед дрых с очередной литрушкой в руках. Снова пустой. Столько алкоголя в одного! Да он не жилец... такими объемами глушить. Вчера он что-то все бормотал во сне, мешая мне спать. Как бы белая горячка у него не началась. А то, чего доброго, пока я отдыхаю, комнату еще спалит мне, урод. Прежде чем уйти, я на всякий случай спрятал подальше спички.
  Я решил для начала просто побродить по улицам, желательно безлюдным. Пусть отдых будет настоящим, от работы, от людей, от вещей. Не хочу видеть эти опухшие лица вокруг. Лицо, у меня, наверняка, не лучше. Тоже распухшее небось, а я тут рыло ворочу...
  Сегодня я хотел продержаться на своем минимуме алкоголя, напиваться в драбадан я не собирался ни в коем случае. А то, если нажрусь, меня может и на баб потянуть. Надо же, весь организм в труху, а туда же охота - к бабам. Не, с бабами лучше не связываться... мало ли что, вдруг залетим. Не хочу дебилов плодить.
  Детей рожать у нас не перестали, но количество их изрядно сократилось. Пьяные люди - какие из них родители, кого они народят, кого вырастить смогут? Как не странно, степень дебилизации населения повысилась ненамного. Это, наверное, о чем-то говорит. Может быть мы и до эпидемии были не очень-то... Кстати, детям до лет 12-15 не нужна водка. Их организм как-то сам борется с вирусом, но потом у них начинаются головные боли, рвота и кровь идет носом. Тогда пьяный врач прописывает им единственное лекарство - водку, и они становятся как все - хроническими алкоголиками.
  Я дошел до кафе и присел за свободный столик. Заказал себе чаю и шашлык. Раньше под шашлык пили алкоголь. А теперь вот - чай. Я ел и с разочарованием понимал, что обожжённая слизистая горла, почти не способна различать вкус.
  Тут я увидел Ее. Девушка, медленно шла мимо кафе. Волосы ее трепал ветерок. Лицо было свежее и румяное, но немного грустное. Походка ровная и прямая. "Хотел не связываться с бабами" - пожурил я себя. Но эту девушку назвать бабой не поворачивался язык. И тут я понял, отчего она была так непохожа на людей вокруг, отчего я обратил на нее внимание - она была трезвая. Совсем. Ни капли алкоголя. Кожа чистая и как будто светится изнутри...
  Все ясно - меня сразу осенило. Наверное, у нее несчастная любовь или другая личная трагедия, раз она решила покончить с жизнью прямо здесь. Она - самоубийца! Сколько пройдет времени, прежде чем у нее случиться кровоизлияние. Такая страшная смерть и таком возрасте! И ведь не спившаяся еще. Я торопливо бросил кредитки на стол и, прихватив сумку, двинулся вслед за девушкой. Через некоторое время она поняла, что я преследую ее. Пошла быстрее, я тоже ускорил шаг. Тогда она вдруг резко остановилась, и я чуть не налетел на нее.
  - Что вам нужно! - с вызовом спросила девушка.
  Я еще не был совсем пьян, поэтому мне не приходилось подбирать слова, чтобы объясниться с ней.
  - Девушка, милая, - я достал из кармана и потянул ей бутылку водки, - Возьмите! Глотните скорее! Чтобы не случилась у вас в жизни, не стоит этого делать! Не стоит убивать себя так!
  Ее взгляд перестал быть строгим, словно оттаял. Я и не знаю, как сказать по-другому, какой у нее был взгляд.
  - Спасибо, - она нерешительно взяла бутылку и прикоснулась губами к горлышку, чуть смочив их. Затем сразу отдала водку обратно мне.
  - Мне не жалко, пейте еще! - мне действительно для нее не было жалко.
  Она отказалась, не стала повторно брать бутылку из моих рук.
  - Спасибо вам. Мне достаточно.
  - Не за что, - я был удивлен, - На сколько времени вам хватит этой дозы?
  - На сутки, - ответила девушка.
  Я видел, что она брякнула наугад, но не стал допытываться. Личные тайны пусть остаются личными. Похоже она не была самоубийцей и знала, что делает. Она оценивающе посмотрела на меня.
  - А вы сколько выпили сегодня?
  - 150 с утра, - ответил я ей, - У меня сегодня выходной. Отдыхаю вот. Пью мало.
  Почему-то мне стало немного не по себе, захотелось оправдаться перед ней и даже показать себя в лучшем свете.
  - И через сколько вы снова выпьете?
  - Ну... - я прикинул, - Часа через два, три.... Да, определено, через три часа.
  Она продолжала изучающе смотреть на меня и вдруг улыбнулась:
  - А знаете, у меня сегодня тоже выходной. Хотите, погуляем вместе?
  - Давайте, - сразу согласился я, - Саша.
  Я протянул ей руку и добавил:
  - Можно на "ты"?
  Она пожала мне руку довольно крепко.
  - Мая, - ответила она, - Очень приятно.
  Я сделал пригашающий жест рукой, и мы пошли по дорожке.
  - А как ты узнал, какая твоя дозировка? - спросила меня Мая, - У врачей?
  - Нет...
  Она рассмеялась и высказала свою догадку:
   - Ты сам экспериментировал? Ты что добровольно хотел прекратить пить?!
   - Да, хотел несколько раз. Решил узнать сколько я продержусь без алкоголя. Что с меня взять, я был тогда совсем юным и глупым, наверное.
  - Ну ты даешь! - мне показалось, что она восхитилась моим поступком, - Просто удивительно!
  Мне так хорошо не было очень давно. Я гулял с девушкой, которая мне нравилась, и мы просто разговаривали. Она была живая, интересная, веселая. И ей не почти не нужно было пить. Она спрашивала, я отвечал. Я шутил, она смеялась. Мы теперь говорили обо всем кроме эпидемии и алкоголя. Словно сегодня эти темы были закрыты для нас. Словно жизнь была такой, какой она была много лет назад. Мы сходили с ней на пруд, я угости ее мороженным, она написала на салфетке свой номер телефона для меня. У меня на душе было очень спокойно и мирно.
  - Мы встретимся еще? - спросил я на прощанье.
  - Да! Мне понравилось гулять с тобой! - ответила Мая, - Давай в среду вечером. Ты позвони мне.
  Я приуныл.
  - Может лучше утром. А то я вечером не совсем в кондиции.
  - Понимаю, - она действительно понимала, - Давай с утра...
  
  Мы с Маей начали встречаться. Я влюбился в нее и потерял голову. Вот так просто. Я даже стал задумываться о будущем, строить планы на жизнь с ней и как мог держался, чтобы не превышать необходимой мне суточной дозы алкоголя.
  
  ...Мой начальник все-таки загнал меня на осмотр к врачу, как я не стремился избежать его. Поэтому я сидел в коридоре больницы, ожидая своей очереди. Кроме меня здесь сидела усталая женщина, почти трезвая, с мальчиком подростком лет двенадцати, а также в стельку накелдыреный мужик с собутыльником. Тот видимо и притащи его в больницу. Мужчина шумно дышал и закатывал глаза к потолку. Его друг, в состоянии немногим лучше, молча сидел рядом, безучастный ко всему происходившему вокруг.
  Мой телефон зазвонил, и почти все присутствующие вздрогнули от неожиданности. Я достал телефон из кармана и приложил к уху.
  - Привет Мая...
  - Привет, - из трубки раздался ее голос, - Ты где?
  Я отошел чуть дальше по коридору.
  - Да я тут к врачу пришёл, вот сижу. Жду очереди.
  - С тобой все в порядке? - голос у Маи стал встревоженным. Меня это даже немного обрадовало, но я поспешил успокоить ее.
  - Да, все хорошо, обычный профосмотр.
  - Ясно, - ответила она, - А у меня для тебя новость. Наверное, не очень, но я хотела, чтобы ты знал.
  Я сразу напрягся. О чем она хочет мне сообщить?
  - Я уезжаю, - сказала Мая, - Ненадолго, всего лишь на недели три, может на месяц. Меня срочно от работы послали в командировку. Но мы обязательно увидимся, когда я вернусь.
  - Жаль, что ты уезжаешь. Может, мы успеем увидеться до твоего отъезда? - с надеждой спросил я. Мы раньше никогда не говорили с Маей о том, кем и где она работает. Но в командировки сейчас почти никого не отправляют - может не доехать человек, сгинет где-нибудь в дороге. Значит Майя работает на какой-то очень высокой должности.
  - Нет, не успеем. Я уже выхожу из офиса. Ты не скучай - Я же вернусь, - ответила мне Мая
  - Ладно, - пришлось согласиться мне, - Я буду тебе звонить.
  - Лучше не надо, а то я могу быть недоступна. Ладно, Саш, мне пора. Увидимся.
  - До встречи! - сказал я вдогонку, но в трубке уже раздались короткие гудки.
  Настроение сразу стало прескверным. Я оглянулся на людей, сидящих в очереди в кабинет врача, и развернувшись, быстрыми шагами пошел к выходу. Уже на улице я приложился к бутылке с водкой, став жадно ее пить. Да пошел этот врач, куда подальше! И начальник пусть катиться ко всем чертям! И Мая вместе с ними и со своей командировкой... Нет Маю посылать мне не позволила совесть. Я даже мысленно извинился перед ней.
  
  ...Я пришел домой совсем никаким. Даже не помню, как я дошел, как сумел. Дверь в квартиру была чуть приоткрыта. Опять этот гад, сосед, не закрывает за собой комнату! Руки так и чесались наподдавать ему хорошенько. А что? И наподдаю! Достал он меня уже вконец! Я толкнул дверь ногой, она плохо открывалась, тогда я навалился на нее плечом.
  На полу комнаты, прямо у двери, цепляясь за нее ногами, лежал мой сосед. Рядом с ним валялась бутылка водки, выпитая только наполовину. Я наклонился к нему и потряс за плечо.
  - Эй, Петрович... - позвал я. Никакой реакции. Я перевернул его на спину и пощупал его пульс. Петрович был мертв. Он был еще теплым, видимо совсем недавно откинулся. Я сел на табуретку и закрыл лицо ладонями. Не знаю сколько я так просидел, я был в каком-то ступоре. Затем я достал телефон и вызвал санитаров, чтобы они подтвердили смерть человека и выдали бы справку.
  Санитары приехали быстро. Они были еще свежими и бодрыми. Наверное, недавно была пересменка, и они только заступили на работу, поэтому напиться еще не успели. Они погрузили Петровича на носилки и унесли. Один из них задержался, чтобы выписать мне справку.
  - Слушай, а ты как теперь хочешь? Сам за комнату будешь платить или соседа нового искать? - спросил он.
  - Не знаю, - ответил я.
  - Ну, если сосед нужен, ты сообщи, а то у меня есть один знакомый, как раз хату ищет.
  Санитар подал мне справку.
  - Я подумаю...
  Об этом действительно стоит подумать. Как цинично, только не стало человека, а его комнату уже хотят прикарманить. Мир вообще циничная штука.
  Санитары ушли, я закрыл за ними дверь и улегся на матрас. Вдруг я ощутил такую тоску по Мае, что стало совсем невмоготу. Я взял телефон и позвонил ей. Длинные гудки были мне ответом. Я позвонил снова. Мая не отвечала, наверное, не слышала. Тогда я достал бутылку и, откупорив ее, снова начал пить...
  
  Я проснулся от треньканья будильника. В моей голове бил набат, руки дрожали, а ноги были словно из ваты. Я с трудом встал, оделся и направился на работу.
  - Иди и подпиши заявление об увольнении, - это были первые слова моего начальника, когда он меня встретил с утра.
  - За что? - не понял я.
  - Ты уже который месяц к врачу не ходишь. Мне здесь на работе смертники не нужны.
  - Я схожу, - пообещал я как обычно. Но начальника это не убедило.
  - Иди подписывай заявление, и собирай свои манатки, - сказал он и, показывая, что разговор закончен, повернулся ко мне спиной.
  Я сделал так, как он мне сказал. Подписал заявление, получил расчет и направился домой. Теперь, в любом случае, без справки врача ни на какую другую работу меня не возьмут. А безработным быть не лучшая перспектива. Нет, бомжам, конечно, выдают бесплатную водку по талонам, но там суррогат сплошной, все кишки наружу потом.
  - Угости-ка водочкой, - услышал я голос у себя за спиной и обернулся посмотреть, кто ко мне обращается. Двое парней, рожи уже испитые, сами синие, но на ногах держатся еще крепко. В руках у каждого по бутылке, притом недопитой. Зачем им моя водка?
  - Да он, жмотяра, - сказал один из парней имея ввиду меня. Я понял - парни просто нарываются. Они подвыпили и решили, что теперь пора подраться с кем-нибудь. Что же, такое явление у нас не редкость. Я и сам вчера хотел соседу наподдать. Будь я в другом настроении, я бы сейчас разрулил ситуацию не моргнув глазом. У меня это хорошо выходит, но сегодня я был зол и миром решать дело не захотел.
  - Че, синяки, водки моей захотелось? - я оскалился, - А не шли бы вы лесом!
  Парни, как я и ожидал, сразу "обиделись". Набычились и пошли на меня. Я не стал дожидаться их атаки - ударил первым, сразу по "солнышку". Парень, которому прилетело, согнулся пополам и стал судорожно хватать ртом воздух.
  - Ах ты, падла! - второй парень не спешил нападать.
  Что-то больно ударило меня по голове. Падая на землю, я немного развернулся. Еще двое... Значит подоспели своим собутыльникам на помощь. Уже лежа на земле, я успел увернуться от удара ногой и, схватив своего противника за лодыжку, уронил его рядом с собой. Это последнее, что я сумел сделать.
  Парни принялись пинать меня со всей своей дури. Со всей злостью и ненавистью, на которую они были способны. Я закрыл голову руками. Один из ударов пришелся мне в живот, и я почувствовал, как мои внутренности превращаются в кашу, больше я уже ничего не чувствовал.
  
  Открыв глаза в первый раз, я увидел потолок, который двигался в обратную от меня сторону. Я попробовал пошевелиться и надо мной сразу же нависло лицо человека в относительно белом халате. От человека резко и привычно пахнуло алкоголем.
  - Тихо, браток, не шевелись... - услышал я.
  - В больнице ты... - сказал человек, - Хорошо тебя потрепали...
  Я снова прикрыл веки.
  Второй раз я открыл глаза уже в палате. Чувствовал я себя надо сказать, хреново. Ко мне была присоединена капельница, а на другую руку был надет датчик сердца, который достаточно равномерно, на мой взгляд, издавал пикающие звуки. Я огляделся. Кроме моей койки в палате стояли еще две, на одной из них лежал мужчина, вторая пустовала. Я попробовал подвигать рукой, в ответ сердечный датчик, завопил достаточно громко и на пороге палаты появилась немного опухшая медсестра. Она глянула на меня и тут же скрылась за дверями.
  Через некоторое время она появилась уже с доктором. Он наклонился надо мной и пощупал мне пульс:
  - Как вы? - спросил он.
  -Да, не очень, - ответил ему я.
  - Понимаю, - доктор присел на кровать, - Вы давно наблюдались у врача?
  - Давненько - я задумался.
  - Оно и видно... - доктор сделал паузу, - Когда вас привезли, мы сделали узи вашей брюшной полости на предмет механических разрывов и повреждений. Серьезных повреждений не было... но... - доктор не знал, как продолжить.
  - Я умираю? - спросил я его напрямую.
  Он повернулся и вместо меня обратился к медсестре.
  - Приготовьте успокоительное пациенту.
  - Не нужно, - я постарался держать себя в руках, - Я знал, что этот день придет. Все же пьем.
  - Все пьем, - согласился со мной врач.
  - И сколько мне осталось?
  Доктор, почесал переносицу.
  - У вас почти оказала печень и одна почка, вторая тоже работает с трудом. С учетом, что вам необходимо продолжать пить... Я бы сказал, что у вас остался месяц - не больше.
  Он помолчал, испытывающе глядя на меня, а затем продолжил.
  - Мы уже сообщили домовладельцу о вашем состоянии, к тому же вы безработный. В общем вас выселили из комнаты, а ваши вещи скоро привезут сюда. Может быть у вас есть какие-нибудь родственники или друзья? Умирать лучше среди родных...
  Я вздохнул. Нет, Мае лучше не знать про меня. Пусть уж думает, что я просто пропал, уехал или сбежал.
  - У меня никого нет, - как только я сказал эти слова, мне стало как-то очень жалко самого себя. Но я постарался не обращать внимание на ком, так некстати застрявший в горле.
  - Тогда вы остаетесь здесь, под наблюдением, - решил врач. В этот момент его наручные часы вдруг противно запикали.
  - Извините, - доктор достал из кармана халата бутылку водки, - Это мой таймер. Мне нужно выпить. Он глотнул водки и сказал:
  - Располагайтесь в этой палате, а через недели три, когда вам понадобиться особый уход, мы переведем вас в хоспис.
  Доктор встал. Я слабо кивнул ему и отвернулся. Вот как закончится моя жизнь. На больничной койке, среди таких же умирающих. Я-то надеялся, что, когда придет мое время, я смогу пустить себе пулю в лоб. Быстро и просто, а не вышло... Уже знаю, что смелости не хватит...
  
  Дни за днями пошли своим чередом, одинаковые как близнецы. Анализы, больничная еда, таблетки, капельницы и снова по кругу. Как будто что-то из этого может мне помочь? Теперь в палате я был один - за моим соседом пришла жена и увезла его домой. Я дремал, когда сквозь сон вдруг услышал легкие шаги. Скрипнул стул и все снова стихло. Я приоткрыл глаза и увидел Ее. Мая сидела у моей кровати и волнением вглядывалась в мое лицо.
  - Какой ты дурашка... - произнесла она, заметив, что я проснулся, - Нельзя тебя оставить даже на три недели! Уже загремел в больницу. Но теперь я больше никуда не денусь, даже не надейся!
  Она наклонилась ко мне и легко поцеловала меня в губы.
  - Мая... - как я был рад ее видеть. - Маечка, моя.
  
  Она сидела у моей кровати, я тоже полусидел, откинувшись на подушки.
  - Представляешь... - продолжила говорить Мая, - Я, значит, возвращаюсь из командировки, звоню тебе, а ты не отвечаешь. Я снова звоню. Набирала тебя раз семь, наверно. От тебя молчок. Ну, я тогда. Ух! И разозлилась. Представь, подумала, что ты просто решил со мной не связываться и сфинтить по-тихому, без объяснений. Я думаю, "Ну погоди же!", и к тебе на работу. Ты же говорил, что в доках работаешь. Захотелось тебе просто в глаза посмотреть...
  Она чуть улыбнулась:
  - Вот какая я глупая. В доках мне сказали, что тебя уволили, но дали твой домашний адрес. Прихожу к тебе, а мне говорят, "Да жили здесь раньше двое - один отъехал, один в больнице". Вот тут я всю свою злость и растеряла, такой страх меня охватил. Думала, только бы ты был жив... Вот и пришла сюда узнать о тебе.
  Мая сделала паузу и перевела дух.
   - Ты, наверное, думаешь, что я мстительная маньячка? - спросила она меня.
  - А то. Я так и подумал, что ты ненормальная, даже страшно стало, - я в шутку закрылся от нее руками.
  - Ты... хватит! - она легонько ткнула меня в плечо и рассмеялась, я тоже улыбнулся.
  - А если серьезно, - Мая взяла мою руку в свои ладони, - Когда тебя выписывают? Я могу тебя забрать.
  Я открыл было рот. Вот он, тот момент горького возврата в реальность, когда мне нужно сказать ей, что я умираю, что я все-таки бросаю ее.
  - Я... я не знаю, - соврал я. Сегодня я не хочу, не могу сказать ей правду.
  От необходимости продолжать меня избавил доктор, который зашел в палату в этот самый момент. Он строго взглянул на Маю.
  - Девушка, - обратился он к ней - Время посещений на сегодня уже закончилось. Так что покиньте палату.
  Мая не стала с ним спорить. Вместо этого она наклонилась ко мне и поцеловала.
  - Я вернусь завтра, - пообещала она на прощание.
  Я проводил Маю взглядом, пока она не скрылась за дверью. Доктор тоже посмотрел ей вслед.
  - А вы говорили, что у вас никого нет, - сказал он, присаживаясь на мою койку.
  Я тяжело вздохнул:
  - Она не знает, что я умираю.
  Доктор сочувственно посмотрел на меня:
  - Да, жаль, - он замолчал, прислушиваясь к моему пульсу, а затем спросил - Когда вы собираетесь ей сказать? Просто у нас освободилось место в хосписе, и мы готовы перевезти вас туда.
  Я откинулся на подушки. Скоро я попаду в мой последний приют перед концом...
  - Скажу ей завтра при встрече.
  Я прислушался к своему организму, если честно, то умирающим я себя не чувствовал, об этом я и сообщил врачу.
  - А это что? - врач кивнул на нетронутый мной обед.
  - Просто нет аппетита, - попробовал защитится я.
  - А с утра, тоже не было? А вчера? Вы и вчера просто в каше ложкой поковыряли и все,- напомнил мне доктор.
  - Знаете, что? - он встал с моей кровати, собираясь уходить, - Я дам вам совет. Скажите своей девушке правду о вашем состоянии, но не отталкивайте ее. Попросите, чтобы она была с вами рядом. Поверьте, мне, я видел много смертей, и почти все люди, умирая, жалели, что они остались в одиночестве.
  Я выслушал его молча и не стал ему ничего отвечать. Я чувствовал сильную слабость и меня начал бить озноб. Засыпая тревожным сном, я подумал, что сегодня, пожалуй, был не плохой день. Я хотя бы на пол часа смог забыть о своем состоянии, когда общался с Маей. И мне даже в какой-то мере захотелось, чтобы именно этот день стал последним днем моей жизни.
  
  Утро встретило меня шумом двигателей за окном. Я протянул руку к прикроватному столику и нащупал бутылку. Глотнул водки и немного подождал, пока она разойдется по организму. Шум за окном не прекращался. Почему-то он напомнил мне о том времени, когда я был маленьким и с отцом ходил на военный парад. Вертелись огромные лопасти грузовых и пассажирских вертолетов, шумели и рычали двигатели этих машин, когда они поднимались в небо. Вертолеты! Конечно! Но какие вертолеты у нас могу быть? В последний раз они летали еще до эпидемии. Дальше любая попытка подняться в воздух, кончалась летальным исходом, пьяные пилоты никак не могли удержать нужную высоту и разбивались вместе с машинами.
  Я с трудом поднялся с кровати и подошел к окну. Наблюдая происходящее за окном, я честно подумал, что сбрендил окончательно, или у меня началась белая горячка. На площадке прямо перед больницей стояли четыре больших грузовых вертолета. Рядом с ними копошились люди - в шлемах, и белой одежде. Не такой грязно белой и потрепанной, как у наших докторов, а в ослепительно чистой, ажно глаза слепило. Было похоже, что это военные, но какие-то очень странные. В руках каждый из них держал, не менее странного вида, оружие - длинноствольное, чем-то напоминающее наши винтовки. Часть из этих людей, словно по команде, быстро забежала в соседний больничный корпус. Другие распределились между домами, прикрывая своих товарищей. Затем, странные солдаты принялись на носилках выносить людей из больницы. Люди не шевелилась и вообще не подавали признаков жизни. Солдаты складывали их в грузовые вертолеты и снова скрывались в больнице, за следующей партией.
  Из соседнего подъезда выскочил человек в больничном халате, он размахивал ножом. Этот наш - лицо опухшее, волосы взъерошены, глаза красные.
  - Получите гады! - взревел он и бросился на чужих солдат. Сразу трое из них повернулись и наставили оружие прямо на мужика. Выстрелов не было слышно, но было хорошо видно, как отдача дергает винтовки в руках у солдат. Мужик упал замертво. К нему подбежали еще солдаты и, подняв, втащили его вертолет вместе с другими трупами.
  Дверь в палату распахнулась, и я резко повернулся, думая, чем бы мне защитится. На пороге стоял мой доктор. Его лицо было бледным и осунувшимся.
  - От окна отойти! Заметят! - бросил он. Я поспешил спрятаться.
  - Жив еще? Тогда бери, - у доктора за плечами висели три винтовки, а карманы халата оттопыривались от патронов. Он сунул мне в руку винтовку и отсыпал на стол несколько патронов.
  - Стрелять-то умеешь? - спросил он. Я, не понимая еще происходящего, кивнул достаточно растерянно.
  - Очнись, давай! - доктор тряхнул меня за плечо, - Напали на нас, понимаешь! Кто, откуда? Никто понятия не имеет! Все линии передач - все глушат. Нет связи вообще никакой.
  - Зачем им наши трупы? - спросил я? - Я видел, что они забирают наши трупы!
  - Это из хосписа! Еще живые. А зачем они им, без понятия! - доктор направился к двери - Ты продержись тут! Может и отобьемся.
  Я вставил патроны в винтовку, щелкнул затвором и осторожно выглянул в окно. Эти гады продолжали носить наших умирающих к себе в вертолеты. Из соседнего здания под прицелами вывели нескольких людей, в основном медперсонал и тоже стали подталкивать их к вертолетам. Люди почти не сопротивлялись, испуганно жались друг к другу, кто-то держал руки за головой.
  - Врешь, не возьмешь! Да кто вы такие! - услышал я знакомый голос. Двое солдат в шлемах тащили к вертолету моего врача, заломив ему руки за спину. А я ведь даже имени его не спросил... а теперь уже и не узнаю.
  Я быстро присел и на четвереньках дополз до стола, где стояла водка. Стащил ее к себе. Затем дополз до своей одежды и как мог быстро оделся.
  "Мая! - ударила меня тревожная мысль, - Она же не знает о нападении, и она хотела прийти сюда сегодня". Надо опередить захватчиков и предупредить ее.
  Я вышел из палаты и держась за стену рукой, направился вниз по лестнице. Идти было тяжело, все силы ушли на то чтобы одеться, и меня слегка мутило. Сколько там мне еще отведено жизни? Но одно дело умереть просто в свой черед, и совсем другое дело знать, что тебя быть может пустят на опыты странные люди, а может быть и не люди вовсе.
  На первом этаже я едва успел вжаться в стену, когда мимо меня под прицелом неизвестного оружия прошли еще несколько человек. Я пригнулся, чтобы меня не было видно с улицы и сделал короткую пробежку до противоположного окна, которое надеялся открыть. Пробежка удалась мне с трудом, я задохнулся и упал. Сердце колотилось как потерпевшее, в глазах двоилось, сознание мрачнело. Я привалился спиной к стене и постарался отдышаться. "Погоди умирать, - мысленно приказал я себе, - когда спасешь Маю, тогда уже сможешь, и кони отбросить". Сердце немного успокоилось, в голове чуть прояснилось. Я приподнялся и подергал раму. Окно открылось достаточно легко и я, перевалившись через него, оказался, наконец, на улице. Пополз к ближайшим кустам. Там под их защитой я смог еще немного отлежаться.
  Прижимаясь как можно ближе к стене, чтобы не быть замеченным врагами, я осторожно выглянул из-за угла. В мою сторону никто не смотрел. Пара вертолетов уже взлетела воздух, им на смену с неба спускались другие две машины. Еще с десяток людей подгоняли к трапу вертолета.
  Снова пробежка... от здания к зданию. Сегодня пробежки меня доконают. Я упал на траву и закашлялся. Прикрыл ладонью рот, чтобы меня не услышали - что-то липкое и красное попало мне на пальцы. Я уже кашляю кровью. Мне бы тихо лежать и умирать, а не скакать с винтовкой. Я привстал на четвереньки и так сумел пройти еще пару шагов, чтобы скрыться за соседним зданием.
  И тут у меня все оборвалось внутри. Я увидел, как мою Маю за локоть держит человек в шлеме. Как и других людей, он вел ее ко входу в вертолет. Она слабо вырывалась, пытаясь освободить руку и что-то говорила военному. Похоже было на то, что она просила отпустить ее. Но солдат настойчиво и крепко держал ее руку. Он тоже что-то говорил ей в ответ. Значит понимает по-нашему, гад! Я проверил винтовку и глубоко вздохнул, решаясь на последний в своей жизни поступок. Сейчас ты еще кое-что поймешь! Я присел на одно колено и приложил винтовку к щеке.
  Пятнадцать лет назад я стрелял просто отлично. Побеждал на нескольких юношеских соревнованиях по биатлону, и вообще я был спортивным парнем. Но это было давно. Руки давно не те, глаза тоже. Стрелять в того солдата, который держал Маю я не стану. Не дай бог ее задену еще! Я собирался подстрелить ближайшего ко мне солдата, затем другого, создав тем самым небольшой переполох. А там может и Мая сможет вырваться, я верю - она сможет, ведь она у меня сильная и смелая.
   - Слыш! Не делай глупостей! - услышал я голос и резко повернулся с винтовкой, направляя его на говорившего.
  - Не стреляй, - прошептал мужик мне - А то повяжут всех...
  Этот наш! Мужик, лет на десять меня старше тоже прятался в соседних кустах.
  Я не стал ему отвечать и снова взял на прицел солдата.
  - Не надо, я тебе говорю! - мужчина подскочил по мне и навалившись попытался отнять оружие.
  Я саданул ему прикладом промеж глаз. Он застонал и отпрянул в сторону. От сделанного усилия меня скрутило кровавым кашлем. Я извернулся и подтянул к себе винтовку. Навел прицел и понял, что не вижу Маи. Совсем! Солдаты в шлемах были все на одно лицо. Который из них вел ее к вертолету? Она уже там? Я дернулся было просто идти за ней, пусть без надежды на спасение, лишь бы рядом и знать, что с ней.
  Мои противник, отправившись от удара прикладом, снова навалившись, с силой вдавил меня в землю.
  - Я сказал, лежи! - зарычал он, - А то убью!
  - Хватит, хватит! - услышал я женский голос, и сквозь пелену увидел женщину с глазами полными страха, она все шёпотом повторяла свое "хватит и тише".
  За ее спиной я увидел, молодую девушку и мальчонку лет пяти, тоже испуганных до потери сознания. Кроме них за домом прятались еще несколько человек. Две медсестры, одна постарше другая по моложе, молодой парень и еще одна женщина с мальчиком подростком.
  Я сделал слабую попытку освободиться, но мужчина держал меня крепко.
  - Они забрали, - тихо сказал я - Мою... мою подругу.
  Мужчина сидящий на мне ослабил хватку.
  - Да понял уже, но ее не вернуть.
  Мы посмотрели вверх. Снова зашумели двигатели - это еще пара вертолетов уносилась в небо.
  Там Мая, что с ней теперь будет?
  Мужик отпустил меня и присел рядом.
  - Водка есть,? - спросил он, как будто не он только что тыкал меня лицом в землю.
  - Есть, - я сел, достал бутылку из кармана (Как она не разбилась?) и протянул ее мужику.
  Он приложился к бутылке.
  - А мне можно? Хоть сына напоить? - попросила меня женщина с подростком.
  Я устало махнул рукой. Пусть пьют мне уже все равно. Я и так не жилец, что толку трепыхаться. А без надежды помочь Мае, желания жить не осталось совсем.
  - Надо уходить отсюда, - сказал мужик, - А то нас тут быстро найдут. Да и водкой разжиться нужно.
   Он протянул мне бутылку, но я не стал ее брать.
  - Пошли, что ли... - позвал он. Я не двигался.
  - Оставь его, - сказала женщина, - Ты что не видишь, он умирает.
  Мужик наклонился надо мной и немного виновато попросил:
  - Тогда я это, и винтовку заберу, ладно? - и потянул оружие на себя.
  Я слабо кивнул и проговорил:
  - Там еще патроны в кармане, сам достань.
  Он полез ко мне в карман. Я зарыл глаза.
   Еще некоторое время я слышал тихий шум шагов, проходивших мимо меня людей... потом все стихло...
  
  Кто-то настойчиво тряс меня за плечо, выводя из бессознательного состояния. Кто-то звал меня. Умолял открыть глаза. "Кому что надо? Умереть спокойно не дают", - промелькнула мысль. Я разлепил веки. Рядом со мной сидела Мая.
  - Саша, Саша! Очнись! - она трясла меня за грудки. Ее голос был жалобный, она плакала. Жива и невредима! Значит это не ее толкали в вертолет?
  - Сюда! Скорее помогите! - закричала она вдруг. Ее голос отразился невыносимой болью в моей голове.
  - Мая... ш-ш-ш, - услышат... - прошептал я едва слышно. - Беги...
  Она приподняла меня и крепко обняла.
  - Дурашка, - сказала она, - Я же тебе говорила, что ты уже никуда от меня не денешься.
  - Тут опасно... - я должен предупредить ее.
  - Не волнуйся... - она погладила меня по щеке и, отстранившись, снова закричала... - Да скорее же! Чего вы ждете!
  Меня свело судорогой. Я почувствовал, как очередной приступ рвоты подкатывает к горлу. Носом пошла кровь...
  Сквозь боль я увидел, что к нам приближается чужой солдат. Враг! Я и последних сил толкнул Маю в сторону и падая вместе с ней загородил ее собой.
  ...Меня расстреляли почти в упор и сознание померкло...
  
   Второй мир
  Я открыл глаза и увидел ослепительно белый потолок. Перевел взгляд, на окно, оно было полуоткрыто, тихо колыхались прозрачные занавески от легкого ветерка, за окном шелестела ярко зелёная листва. Большая светлая палата, снова капельница, повсюду датчики, мигают странные приборы, подключенные ко мне. На столике возле кровати ваза с какими-то цветами. Мне было тепло и даже немного жарко.
  Значит я в хосписе. И все, начиная с нападения, мне привиделось. А Мая? Мая мне тоже привиделась или она было настоящей? Я уже пережил одну смерть в моем сознании, теперь меня ждет вторая - уже реальная.
  Дверь в палату отрылась почти неслышно. Зашла молодая свежая медсестра. Твёрдым и четким движением она протерла мою руку спиртом. Знакомый запах алкоголя разнесся по палате. Затем она ловко поставила мне укол.
  - Спите, - сказала она, - Я скоро зайду...
  Я отрубился.
  
  Проснулся я, видимо, только на следующее утро. Снова за окном ярко светило солнце, а ветер раздувал почти невесомые занавески. Датчиков больше на мне не было. Наверняка, врачи решили не тратить больше на меня лекарства.
   День за окном был просто чудесный. Лежа на кровати, я видел краешек голубого бездонного неба. Я встал с кровати довольно легко, прошагал к окну и распахнул его настежь. Солнце ударило мне в глаза и мне пришлось промогаться. Под окном мне послышался счастливый смех и визг. Я посмотрел вниз. Молодая мамаша шла по дорожке рядом с больницей. Она везла коляску с младенцем, вокруг нее, догоняя друг друга и смеясь, бегали еще два карапуза. Мимо, торопясь куда-то, быстрыми шагами прошел мужчина. Два велосипедиста просигналили, с просьбой уступить им дорогу, и мамаша поспешно увела детей в сторону. Когда я в последний раз встречал велосипедистов?
   Чуть дальше, на лавочке я увидел пожилую пару. Мужчина, почти дедушка сидел и читал газету, женщина рядом с ним пыталась одеть панамку маленькой внучке. Таких пожилых людей я тоже не встречал уже давно. Мы все умираем рано. Или не все?
  Со всеми этими людьми было что-то не так. Я принюхался, в воздухе чего-то не хватало. Да! не было такого привычного мне запаха алкоголя. Все люди, которых я видел были трезвые. Мне почему-то стало тоскливо. Я не знал, плод ли моего воображения этот мир за окном, или я действительно попал, каким-то чудом сюда, но, быть единственным умирающим алкоголиком среди этих "чистых" людей не катило совсем.
  Дверь в палату открылась, но я даже не повернул головы.
  - Саша, - ее голос. Я обернулся. Мая стояла напротив меня, сегодня ее волосы были собраны в аккуратный хвостик, а сама она одета была в яркий пёстрый сарафан оранжевого цвета. Она бросилась мне на шею и порывисто обняла меня.
   - Сашка, - повторила она, - Как хорошо, что ты жив!
   Я тоже обнял ее в ответ, но тут же отстранил:
  - Мая, что это? Как это? - я указал на окно, - Как такое возможно?
  - Уже видел? - Мая тоже взглянула на улицу, - И как тебе?
  - Необычно, - я не находил слов, - Столько детей. Все трезвые...
  - Ага - подтвердила Мая, - Здесь хорошо. Тебе понравится, когда ты освоишься.
  - Мая, послушай, - я стал серьезным. В конце концов она должна знать. Надо ей сказать, что где бы я не был, я не успею насладиться этим местом. Откладывать больше не имело смысла.
   - Мая, я умираю... Ты только не волнуйся... я...
  Мая не дослушала, она довольно ощутила ткнула мне своим кулачком в плечо.
  - Ай!
  - Ты что не понял ничего! - возразила она,- Ты будешь жить! Почувствуй!
  Я прислушался к себе, действительно, меня не тошнило, голова не болела, руки не дрожали, сердце билось ровно и почти неслышно. Я удивленно и с некоторым недоверием взглянул на Маю.
  - Мы еще поживем, - беззаботно ответила она на мой вопросительный взгляд, - Тут медицина на уровне. Представляешь? Тебе восстановили печень, очистили кровь от алкоголя, убрали несколько тромбов. Ну... еще почку заменили.
  - К счастью с мозгом врачи ещё не научились так управляться, - пошутила Мая и улыбнулась,-Так что ты - это ты. Чему я очень рада.
  Я растеряно смотрел на нее не зная, что и сказать, на ум пришло только одно:
  - Мая, а сколько времени я был в больнице.
  - Месяца, полтора-два. Врачи сказали много работы с тобой было.
  Я с сомнением покачал головой.
  - Ты, что не веришь еще? - Мая, неожиданно взяла меня за руку и потянула, - Это понятно, такая перемена в жизни. Кстати, тебя сегодня выписывают, так что одевайся и пошли. Все остальное расскажу тебе по дороге.
  
  Мая была дочерью какого-то профессора. Когда началась эпидемия, их семью, как и многие другие семьи, тайно эвакуировали на острова. Оказалось, что тогда успели спасти и вывезти в безопасное место много нужных и важных людей. Эти люди создали свое маленькое, но можно сказать счастливое общество. Но самое главное - они не забыли своих друзей, знакомых и родных - тех, кто остался по ту сторону экватора, и кто был вынужден спасаться от вируса при помощи алкоголя.
  На островах создали множество социальных программ для восстановления и реабилитации "потерянных" людей, для включения их в здоровое общество.
  Раз в несколько месяцев здесь собирают экспедицию в те края, где я раньше жил. Солдаты забирают там сколько людей, сколько могут за раз. Их привозят сюда, распределяют по госпиталям и больницам, восстанавливают их душевное и физическое здоровье, дают жилье и обучают необходимым профессиями.
  Мая работала как раз в такой организации и занималась разведкой местности непосредственно перед планируемой операцией. А я-то, пьяный дурак, думал, что людей крадут для опытов, и как мог сопротивлялся своему спасению. То, что я видел тогда, было не тем, чем казалось. Маю действительно заводили в вертолет, просто, она порывалась идти и искать меня, а ее напарник требовал, чтобы она сначала одела защиту. Вот и все объяснение.
  - Почему вы, крадете людей? - спросил я Маю. Мы как раз дошли до скамейки и присели на нее отдохнуть. Я слегка устал и мне пока было нельзя перенапрягаться.
  - Не лучше бы прилететь, объяснить все людям и уже помогать добровольно?
  - Мы пробовали, - ответила мне Мая,- Прилетели такие. Рыцари на белых лошадях. Говорим - спасем всех! Кто с нами? - сыронизировала она, - Угадай сколько людей, тогда решились изменить хоть что-то?
  Она не ждала ответа и безапелляционно закончила:
  - Ни одного, понимаешь? Все слишком привыкли к своей жизни...
  - Я тоже с ней смирился, - согласился я с Маей, - Но что-то все равно было не так. Неправильно как-то.
  -Неправильно, - поддержала меня Мая, - Знаешь, когда мы встретились впервые и ты решил отдать мне свой алкоголь, чтобы спасти мою жизнь, я стала более сочувственно и понимающе относиться к "потерянным". А до тебя я как-то даже высокомерно думала о таких, как ты. Будто бы я такая чистенькая, а те, кого мы спасаем - люди второго сорта, но ты в корне изменил мое мнение.
  - Знаешь, - продолжила она через паузу, - Тебе нужно выбрать, чем ты хочешь заниматься здесь и записаться на курсы освоения профессии.
  - Я не знаю, - задумался я, - Я раньше работал на грузовом подъёмнике в доках. А сейчас? Снова в доки не очень-то хочется.
  - Ты не торопись пока с выбором. Подумай... осмотрись немного.
  - Мая! - я даже привстал от возбуждения - У меня идея. А можно мне к вам? Я тоже хочу помогать людям, вытаскивать их из той жизни. Хочу быть полезным.
  - Ну, не знаю, возьмут ли тебя, - задумалась Мая.
  - Значит, все-таки, есть у вас различия между здешними и прибывшими. А ты говорила, что нет у вас дискриминации, что все равны, - подначил я ее.
   - Какая дискриминация!? - Мая махнула рукой, - Ты брось. Просто все остальные хотят быстрее забыть прошлую жизнь и даже не вспоминать о ней, а не то чтобы еще сталкиваться с ней по работе. Да и боятся они, вдруг снова на водку потянет. Ты же знаешь, как трудно лечится алкоголизм.
  -Меня не потянет...
  -Тогда пошли, - Мая встала и потащила меня за руку.
  -Куда ты, шальная?!
  -Говорить с начальством о зачислении тебя в штат. У нас, как раз полно вакансий.
  Я приобнял ее, и мы пошли по дорожке.
  - Знаешь дискриминация все же существует, но не на государственном уровне, - проговорила Мая через некоторое время.
  - Да?
  -Моим родителям не очень понравились, что я стала встречаться с таким, как ты. Они встревожились, беседу мне устроили. Ну, ты понимаешь - родители. Я им сказала, что, когда они с тобой ознакомляться, ты им тоже понравишься. Так что постарайся сегодня. Ты идешь в гости.
  - И в качестве кого меня приглашают? - спросил я.
  - Ну... в качестве друга. Нет - моего парня.
  - У меня есть предложения получше, - я встал и повернул Маю лицом к себе. Может я тороплюсь, но уж очень хочется пожить, раз начал.
  - Какое? - Мая затрепетала у меня в объятиях.
  - Можешь представить меня своим будущим мужем.
  Она молчала, изумленно глядя на меня.
  - Скажи "да!" и поцелуй меня, дурашка, - я улыбнулся.
  - Эй! Это мои слова! - в шутку возмутилась Мая.
  Но я не дал ей договорить, а просто сам поцеловал свою будущую жену.
  
   Другого мира нет (альтернативное окончание)
  Я открыл глаза и увидел грязно белый потолок. Перевел взгляд на окно. Оно было закрыто наглухо. Ни дуновения свежего воздуха. Большая операционная лампа на полотке. Повсюду, мигают странные приборы, подключенные ко мне.
  - Мы его теряем, - произнес знакомый голос моего доктора.
  - Может разрядом жахнуть? - просил его другой голос. Еще один врач наклонился надо мной. Этого врача я тоже знаю. Это он меня тыкал головой в траву, когда мы боролись за винтовку. А боролись ли? Быть может мне все привиделось? С какого момента я брежу? Была ли Мая на самом деле в моей жизни? Была ли на самом деле моя жизнь?
  - А какой в этом уже смысл, - ответил мой доктор, - Вколите ему то, что нужно, для того чтобы ушел спокойно. Да пойдем по домам, а то я устал чего-то за сегодня.
  Его наручные часы противно затренькали.
  - Таймер сработал,- объяснил мой доктор другому врачу, - Надо принять на грудь.
  - И меня угости, - услышал я голос как будто в отдалении.
  К руке прикоснулась игла шприца. Что-то впрыснули мне в кровь и больше я ничего не видел и не слышал. Лишь показалось, что подул легкий ветерок из окна и чьи-то теплые губы поцеловали меня в горячий лоб. Я отрыл глаза и увидел ее.
  - Пойдем со мной, - сказала Мая, - Тебе пора.
  Мне действительно было уже пора
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"