Миротворцев, Jellu: другие произведения.

Живучая тварь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.89*81  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это фанфик к серии о Гарри Поттере. Изначально его писал Миротворцев(1-7 главы), через 2 года некто под псевдонимом Jelly в комментах к фанфику (http://www.fanfics.ru/index.php?section=3&id=555) выложил ссылку(http://slil.ru/26459591) на собственное продолжение "Твари"..... Аннотация(не моя): Другой мир. Второй шанс. Он будет САМ вершить свою судьбу. Больше нет пророчества, он никому ничего не должен, это будет ЕГО выбор. Он сам выбрал себе цель.


  
   Пролог.
  
   Поле...поле, залитое кровью и заваленное телами убитых людей. Именно здесь произошла решающая битва света и тьмы... нет, не так: это была битва зла и добра, битва за выживание, битва за будущее, битва за мир. Но за всё это пришлось заплатить слишком большую цену. Тысячи, десятки тысяч убитых только в этот день. Победа в одном стала полным поражением в другом. Но если одни за победу заплатили своими жизнями, потеряли и друзей, и близких, то был тот, кто заплатил абсолютно всем. Хотя...кто-то мог бы сказать, что он ещё живой и этому надо радоваться, но...разве это будет жизнь? Нет, это будет существование. Вряд ли бы хоть кто-то смог, пережив всё, что выпало на долю этого человека, остаться в здравом уме - но он остался, он выжил. Но не пережил... И сейчас, сидя в изорванной одежде, буквально залитый с ног до головы кровью, продолжающей сочится из многочисленных ран, он держал на руках красивую девушку с каштановыми волосами и широко раскрытыми глазами, смотрящими в никуда.
   - Зачем? Зачем ты это сделала? - шептал парень, дрожащей рукой закрывая глаза девушке.
   Всё той же рукой он нашарил на земле палочку и, приставив её к своему виску, замер.
   Ведь всё должно было закончиться не так. Это должна была быть его битва, его и только его! Если бы ТОТ не испугался, если бы ОНА не успела, если бы ЕМУ дали шанс, то всё бы закончилось не так. Все эти люди, погибшие в недавней битве, были бы живы, все его друзья были бы живы, главное, ОНА была бы жива. НО слишком много этих "если бы", всё пошло совершенно не так, как планировалось, и теперь никого больше не осталось... Всё, что должен был сделать, он сделал. Так зачем же жить дальше? Ради кого? Ради чего? Да и разве можно начать нормальную жизнь после всего случившегося? Скольких он сегодня убил? Сотню? Две? Сколько же умерло людей за эту войну? Сто миллионов? Двести? Но почему же не умер этот человек, так отчаянно желавший смерти? Или... именно поэтому? Когда все отступали - он шёл вперёд, когда все терпели поражения - он одерживал победу, когда все умирали - он выживал, и всё из-за того, что он просто НЕ ХОТЕЛ ЖИТЬ! Единственное, чего ему хотелось,- это чтобы ОНА осталась жива!
   Но она предпочла пожертвовать собой ради него... но зачем? Зачем?!
   - ЗАЧЕМ?!! - во весь голос закричал человек, и глаза его наполнились слезами. Медленно стекая по щекам, они капали в волосы девушки.
   Парень опять приставил палочку к своему виску.
   - Я не хочу больше жить...- едва слышно прошептал он и, сжав палочку так, что побелели костяшки пальцев, уже открыл рот, чтобы произнести роковые слова, слова которыми он сегодня убил не один десяток человек. И вдруг за его спиной раздался голос:
   - Я думала, когда же ты сломаешься.
   Парень стремительно развернулся и нацелил палочку на небольшой сгусток света.
   - Кто ты? - хриплым голосом осведомился он.
   - Я? У меня нет имени, если ты об этом, но я есть всё.
   - Кто ты? - всё тем же хриплым голосом произнёс парень.
   - Можешь называть меня ангелом, если тебе так хочется.
   - Ангел? - хрипло рассмеялся он. - Где же ты был раньше, Ангел?
   - Рядом, я всегда рядом, - спокойно отозвался "Ангел".
   - И что тебе надо?
   - Неправильно задан вопрос. Что надо ТЕБЕ?
   - Я хочу только смерти, мне не за чем больше жить, - произнёс парень.
   - Тогда я могу дать тебе то, ради чего стоит жить.
   - И что же это? - усмехнувшись, произнёс он.
   - Второй шанс, - ответил Ангел.
   - Шанс? На что? - не меняя выражения лица, вновь произнёс парень.
   - Шанс на жизнь. Шанс на любовь. Шанс на победу. Шанс на будущее.
   - Это слишком хорошо звучит, чтобы быть правдой.
   - Ты прав...но не совсем. Ты вновь встретишь ЕЕ, своих близких, друзей, знакомых и даже ЕГО. Но всё будет по-другому - они не будут знать, кто ты, что ты и, главное, откуда ты. Тебе придётся всё начать заново, и не факт, что у тебя получится хоть что-нибудь, но всё зависит только от тебя. Ты хочешь этого? Ты готов вершить свою судьбу сам? Начать всё с чистого листа?
   Парень медленно опустил свой взгляд на девушку, лежащую у него на руках. Проведя рукой по её волосам, резко вскинул голову и, осмотрев заваленное трупами поле, устремил свой взгляд на сгусток света.
   - Говори, - буквально прорычал он.
   - Это другая вселенная, другой мир. Тебя там нет, ты умер, еще будучи младенцем, твои родители также мертвы, но там есть все остальные. Там ОНИ все живы, и война только начнётся. ОН только вернулся. У ТЕБЯ будет ШАНС. Ты согласен им воспользоваться? Или всё же закончишь то, что хотел?
   Парень посмотрел на зажатую в руках палочку и слегка ослабил хватку.
   - Почему бы и не попробовать? - растянув губы в безумной улыбке, произнёс он. - Ведь этим, - кивок на палочку, - я всегда смогу воспользоваться. Пусть будет по-твоему, я согласен.
   - Хорошо, Гарри.
   - Гарри?
   - Ведь это твоё имя, разве не так? Гарри Поттер.
   - Просто давно меня уже никто так не называл. Для всех я был "Главный", даже она меня так звала.
   - Почему же? Некоторые тебя прозвали "Тварь живучая". Но я последний раз тебя спрашиваю: ты готов?
   - Да.
   - Хорошо. Это был ТВОЙ выбор.
   В следующую секунду Гарри показалось, что кто-то просто выключил свет, но когда он смог вновь видеть, то обнаружил себя стоящим посреди всё той же поляны, но без всяких следов произошедшей битвы. Осмотрев же себя, одетого в темную мантию с капюшоном, он заметил ещё одну интересную деталь. В том мире ему было уже около двадцати семи лет, здесь же он выглядел на семнадцать... Вот только все шрамы так и остались на своих местах.
   - Шрамы украшают мужчину, - невесело произнёс Гарри. - Вот только у меня они, кроме отвращения и кошмарных воспоминаний, больше ничего не вызывают.
   Ещё раз внимательно осмотрев себя, он также нашёл свою палочку и немного денег во внутреннем кармане мантии.
   - Ангел продумал всё, теперь дело за мной.
   И с этой мыслью он трансгрессировал. Теперь всё зависит от него, но к этому он уже привык, главное, что ему дали шанс, ШАНС НА ВСЁ.
  
  
  
   Глава 1.
  
  
  
   После трансгрессии Поттер оказался невдалеке от большого замка - Хогвартса. Только после того, как он увидел его, Гарри до конца поверил во всё произошедшее. В том мире этот замок тоже остался невредимым и был, по сути, последним оплотом света, единственным местом, где некоторые (!) люди ещё верили в победу над Воландемортом. Но замок был в непрерывной осаде на протяжении трёх лет. Рядом с ним любой человек мог ощутить запах смерти, который был повсюду, проникал везде. Дементоры непрерывно патрулировали вокруг него, и у многих из защитников просто сдавали нервы. Впрочем, они все были ещё слишком неопытны. Остальные же просто прибегали к помощи Потронусов, которые держались на протяжении многих часов. Спросите, как такое возможно? Ведь на его создание требуется очень много сил. Всё это так. Но в той войне менялись не только люди, сам мир изменялся и перестраивался, в результате чего мощь магов сильно возросла. Больше никто не скрывал от маглов существование волшебников, но, что бы предотвратить уничтожение расы людей с помощью ядерных бомб, Волондеморт просто уничтожил сами бомбы, преобразовывая одну энергию в другую. После же того, как маглов лишили их самого сильного оружия и угроза миновала, Воландеморт начал уничтожать остальное их оружие и самих маглов. В это время Гарри было только семнадцать лет и к нему мало кто прислушивался, считая его ещё ребёнком и поэтому всячески оберегая...дураки! Если бы они с самого начала послушались его, то он бы здесь сейчас не стоял и все те люди, которые погибли, были бы живы. Они совершили ошибку, за которую пришлось расплачиваться безмерной ценой. В первые годы НАСТОЯЩЕЙ войны защитники света терпели одно поражения за другим, и, когда ни у кого не осталось надежды на спасение, они просто от безысходности отдали бразды правления Поттеру, считая, что хуже уже всё равно не будет. Гарри же только этого и ждал. На протяжении трёх лет, пока эти идиоты проигрывали одну битву за другой, он не терял времени зря. Как только у него в руках оказалась власть, он начал действовать. Первым делом он собрал всех защитников в Хогвартсе и начал укреплять его всеми возможными способами. Сначала были маглы с их оружием. Всё пространство вокруг Хогварста стало представлять собой одно большое минное поле, на каждой башне и чуть ли не в каждом окне были установлены пулемёты, каждый защитник обзавёлся, как минимум, пистолетом. Побывав во всех спецслужбах мира, Поттер завербовал на свою сторону лучших из лучших. Посчитав, что от маглов можно взять ещё кое-что, он отобрал самых мозговитых составителей заклинаний и посадил их за изучение первооснов магии. Их целью было найти причину, почему магловская техника не может работать в магических зонах, но всё в тех же зонах действует обыкновенная механика. Около месяца эти люди не выбирались из библиотеки, но выполнили свою задачу. Всё оказалось довольно просто: магия представляет собой энергию, в технике же заключена другая энергия, в результате чего происходило простое противостояние этих двух величин, и магия побеждала, всегда полностью поглощая магловские источники питания. После того, как Поттер нашёл причину, он исчез на неделю, а когда же появился вновь, то у защитников появилась бронетехника маглов, которая работала на магии. Но даже после привлечения маглов мало кто верил в возможную победу. Ведь против пуль всегда можно было поставить обыкновенный щит, вот только никто не учёл, что сами пули тоже можно "облучить" магией и одновременно с обстрелом использовать саму магию. Кроме Главного. Абсолютно все были уверены, что их дни уже сочтены, но Поттер был иного мнения. Не обращая внимания на протесты, он всех "посадил за учёбу". Пока Воландеморт развлекался в мире маглов, считая, что сторонников Поттера он может прихлопнуть за один раз, "Свет" обучался. Когда же Тёмный Лорд решил окончательно покончить со всем "отребьем", он потерял около пятидесяти тысяч своих сторонников за один день, а на то время это составляло треть его армии. В той битве он потерял около половины своих дементоров, всех инферналов, адских гончих остался едва десяток, погибло много великанов, гоблинов, самих Пожирателей смерти было убито около двух тысяч. Если же ещё учесть, что из защитников были только раненые, последний из которых поднялся с постели уже через полмесяца, то это была грандиозная победа. Удар Поттера был столь силён, что пока Воландеморт приходил в себя, он сумел перетянуть на свою сторону половину великанов и даже высокомерных кентавров, а также пополнить свои ряды перебежчиками, маглами и "проснувшимися" волшебниками, которые надеялись, что они смогут отсидеться и переждать войну. Но после такой битвы стало ясно, что отсидеться никому не удастся.
   Люди, видя, какой оборот приняли события, вновь ощутили надежду на победу, что очень сильно рассердило Воландеморта. Защитники тоже почувствовали, в какую сторону подул ветер, и сильно воодушевились. Под этот шумок Гарри попробовали ненавязчиво намекнуть, что он всё ещё ребенок, так что не мешало бы ему уступить место взрослым дядям и тётям, пока он чего-нибудь не напортачил. Это предложение было вынесено на собрании Ордена Феникса, который уже представлял собой неслабую силу. Когда же Поттер увидел, что многие поддерживают это предложениие, он попросту расхохотался и поинтересовался, где же были эти дяди и тёти, когда все сидели по уши в дерьме? И не благодаря ли этим самым дядям и тётям они туда попали? После этого заткнулись все. В дальнейшие же годы защитники света помаленьку смогли оправиться от сокрушительного удара, нанесенного им в начале войны, и к последней битве уже имели перевес на свою сторону. Вот только последняя битва должна была быть между Главным и Лордом, но Лорд струсил и пустил вперёд себя своё войско, и хоть потом Поттер всё же добрался до Воландеморта и смог его победить, закончилось всё это очень скверно. Но для многих этот день в памяти останется как День Победы, великий день, день, когда у мира вновь появилось будущее. Будущее, в котором не было места для Гарри, именно поэтому он и стоял сейчас в тени деревьев Запретного леса и смотрел на Хогвартс другого мира.
   - Дом, - едва слышно прошептал Поттер, сделав глубокий вдох. - Здесь ещё не пахнет смертью, только доброта, забота и любовь...значит, Дамблдор жив? Если бы он был тогда с нами, то всё могло закончиться по-другому ...ещё одно из этих многих "если бы".
   Постояв некоторое время, Гарри развернулся и зашагал в сторону Хогсмида. Сначала ему надо было позаботиться о жилье и деньгах. Если с первым проблем не было, то со вторым возникали определенные трудности, а это значило, что ему придётся найти себе работу.
   Неспешно шагая по дороге, ведущей в Хогсмид, у него на губах невольно проступила улыбка. Летом (а сейчас было лето) всё казалось таким умиротворенным, спокойным...
   - Дяденька! - раздался крик откуда-то с боку. - Эй, дяденька!
   Повернувшись в сторону голоса, Гарри увидел девочку, сидящую невдалеке от него. Трава скрывала её почти с головой, именно поэтому он её и не заметил...просто потрясающая безалаберность!!! Давненько Гарри не был столь неосторожен, война учит даже спать в одежде, с палочкой и пистолетом.
   - Ты что-то хотела? - спросил он мягким голосом, переполненным добротой и желанием помочь. Неосознанно он уже давно подражал Дамблдору, но, как и этот без сомнения великий волшебник, мог действовать очень жестко, если того требовала ситуация. Вот и сейчас, подходя к девочке, которая, как оказалась, сидела и плакала, он излучал только спокойствие и желание помочь, защитить.
   - Дяденька, помогите Тими, пожалуйста! - всхлипывая, произнесла девочка.
   Подойдя ещё ближе, Гарри заметил полосатого кота, неподвижно лежащего у ног девочки. На его боку виднелись чёткие следы когтей какого-то хищника. Несмотря на глубину ран, кот ещё был жив - что-что, а жизнь и смерть Поттер научился чувствовать превосходно.
   - Дай-ка мне своего Тими, - произнёс он, аккуратно приподнимая кота и доставая палочку из кармана. - Сейчас мы подлатаем его, - подмигнув девочки произнёс Гарри.
   Взмах волшебной палочки - и вся вытекшая кровь исчезла с тела раненного животного, ещё один взмах - и раны начали медленно затягиваться, благодаря третьему кот оказался забинтованным.
   - Вот, держи. Теперь твоему Тими ничего не угрожает, но если ты хочешь, чтобы он выздоровел быстрее, когда придёшь домой, попроси маму или папу дать ему кровевосстанавливающее и заживляющее зелья. Запомнила?
   - Да, - кивнув головой, произнесла девочка и в первый раз взглянула прямо в глаза Гарри. Слегка потухшие изумрудные глаза встретились с по-детски живыми и озорными глазками ярко-зеленого цвета...когда-то точно такие же были и у самого Гарри
   - Спасибо вам, дяденька, - произнесла девочка, поднимаясь на ноги.
   - Да не за что. Но раз я тебе больше не нужен, то я пойду. И кстати, рядом с запретным лесом лучше не гуляй, там слишком опасно.
   - Я знаю, - тряхнув головой, ответила девочка. - Мне мама и папа до ужаса надоели, напоминая об этом, просто я искала Тима и знала, что он часто бегает сюда. Поэтому и пошла.
   - В следующий раз лучше позови кого-нибудь из взрослых.
   - Хорошо, а вы сейчас куда идёте?
   - В Хогсмид.
   - Я тоже! - радостно взвизгнула девочка. - Можно тогда я с вами пойду?
   - Иди, я совершенно не против, - улыбнувшись, ответил Гарри.
   И не успел Поттер закончить говорить, как девочка уже устремилась вперёд.
   Некоторое время они шли бок о бок, пока Гарри не заметил, что его спутница уже начинает уставать из-за того, что ей приходилось буквально бежать за ним. Остановившись, Поттер бережно подхватил девочку и усадил её себе на шею.
   - А как вас зовут? - произнесла она сверху.
   - Гарри.
   - Просто Гарри? - удивленно спросила девочка.
   - Да, просто Гарри.
   - А меня Элизабет Гарнер, - весело прощебетала спутница. - Правда, папа всё время говорит, что меня надо было назвать каким-нибудь Майклом, потому что я всегда одеваюсь, как парень, и всё время бью других мальчишек. Но они первые начинают обзываться!
   Тут Гарри не выдержал и искренне засмеялся - в том мире даже дети всё время говорили о войне, даже они не могли играть и радоваться жизни.
   - Так ты живёшь в Хогсмиде? - отсмеявшись, спросил Гарри.
   - Да! Мы с родителями недавно переехали сюда из Лондона, тем более в этом году я должна пойти в Хогвартс, мне уже даже письмо пришло, - похвасталась девочка.
   - Так тебе уже одиннадцать? - слегка удивленно спросил Поттер.
   - Да, но я знаю что выгляжу намного меньше своего возраста, - надувшись, отозвалась Элизабет. - Папа сказал, что я вся пошла в маму: она была такой же маленькой когда поступала в Хогвартс.
   - Я тоже был маленький, когда поступал. Я был худой как щепка и имел слегка болезненный вид, чему в немалой степени способствовали очки.
   - Вы были маленький и больной? - недоверчиво произнесла Гарнер. - Но вы же сейчас во-о-он какой огромный, и очков у вас нет, а больным вас назвать совершенно нельзя.
   Весело фыркнув, Гарри ответил:
   - Так то было раньше, от очков я ещё лет в восемнад...семнадцать избавился, чтобы не завесить от такого ненадежного предмета, и не такой уж я и огромный.
   - Нет, вы огромный! - упрямо заявила девочка. - Моего папу все называют высоким, а вы ещё выше него, так что вы огромный.
   Поняв, что с девочкой спорить попросту бесполезно, Гарри больше ничего по этому поводу не сказал. Лиза тоже притихла, внимательно разглядывая Тима. Ещё двадцать минут ходьбы - и Поттер с Элизабет оказались в деревне, причем последнюю уже вовсю разыскивали разъяренный родители. Увидев же, что их девочка сидит на плечах какого-то незнакомого мужчины, они слегка растерялись. Зато сама Элизабет ничуть не испугалась "грозных" родителей. Попросила, чтобы её опустили на землю, а когда же это было со всей возможной осторожностью проделано, тут же направилась прямиком к родителям.
   - Папа, мама, дядя Гарри сказал, чтобы Тиму дали кровевосстанавливающее и заживляющее зелья.
   Родители первые несколько секунд просто очумело хлопали глазами. Поттер был готов поспорить с кем угодно, что родители, пока искали Элизабет, продумывали всё то, что ей скажут, после чего планировалось наказать ребёнка. Теперь же, когда их план столь стремительно провалился, и Лиза вместо того, чтобы извиняться, требует, родители слегка растерялись. Впрочем, мать в себя пришла довольно быстро и, схватив дочку за руку, потащила её домой. Отец же Элизабет, как кукла, зашагал следом.
   Усмехнувшись увиденной картине, Гарри двинулся в направлении паба "Три метлы". Это единственное место, где можно было переночевать и поесть. Но по дороге к пабу парень внимательно посматривал по сторонам, выискивая объявления, где бы говорилось, что требуется работник. За свою не слишком продолжительную жизнь Гарри умудрился освоить уйму различных профессий. Не то чтобы ему хотелось их осваивать, просто жизнь заставила. Для осуществления какого-либо своего плана надо было очень усердно готовиться и зачастую приходилось по ходу дела осваивать различные профессии. Безусловно, это бы ему не удалось, если бы он не владел блокологией на высшем уровне, даже наивысочайшем. Он просто находил мастера того или иного дела и буквально выжимал из его памяти всё, что только можно, после чего около недели практиковался в нужном ему деле. Мастером всех этих профессий он не являлся, но на среднем уровне владел, а в случае чего мог достаточно быстро дойти и до высшей ступени. Например, когда только началась война и Гарри считали ещё ничего не знающим сопляком (может, он тогда и был таким, но по крайне мере его могли бы хоть выслушать, тогда они бы избежали страшных последствий), он первый смекнул, что изготовителей палочек на свете можно по пальцем пересчитать. Понимая, что другого выхода нет, он их всех просто похищал и сажал под замок, а заодно припрятывал все их запасы волшебных палочек. Впоследствии же это сыграло решающую роль при обороне Хогвартса, да и "победы" в целом. Но он на случай, если все эти умельцы погибнут, "выпотрошил" их память подчистую и теперь, в общем-то, мог с лёгкостью изготавливать палочки, причем эту профессию он освоил на самой высшей ступени - иначе было нельзя. Ошибки в таком деле, как изготовление палочки, просто недопустимы. Кстати, а это идея! Можно открыть свой магазин, вот только...где взять на это денег?
   Когда паб уже был в пределах видимости, взгляд Поттера скользнул по очередному магазину и буквально приклеился к его вывеске. Большими переливающимися буквами, на вывеске было написано "Ужастики Умников Уизли". По самой же двери ползало объявление, гласившее, что братьям Уизли требуется помощник.
   Деревянной походкой Гарри направился к магазину. В том мире братья погибли в результате нападения на семью Уизли. Они умудрились спасти всю свою семью, но сами выбраться уже не сумели. Теперь же он вот-вот вновь увидит этих двух совершенно безбашенных людей. Их шуток не хватало всем. Даже в разгар войны они не теряли своего оптимизма.
   На секунду неуверенно замерев перед дверью, он сделал глубокий вдох и всё же взялся за ручку, за что тотчас же поплатился. С братьями Уизли никогда нельзя было забывать, что они братья Уизли, как бы глупо это не звучало.
   Едва Поттер дотронулся до ручки, как мгновенно весь позеленел, через пару секунд покраснел, а затем и вовсе посинел, покрывшись пятнами очень похожими, на трупные. В подтверждение же этой мысли на двери появились слова "Зомби просьба не входить". Но затем всё прошло, и слова про зомби заменились на другие "Всегда рады нашим клиентам".
   Покачав головой, Поттер толкнул дверь и вошёл внутрь. К его удивлению, магазин был довольно большой: человек тридцать здесь могло поместиться без особых проблем. Дверь находилась ровно в центре помещения, а вдоль всех стен тянулся один большой прилавок. Фактически, получалось, что посетитель оказывался в центре магазина, а вокруг него лежали разнообразные товары. Причем их было довольно много. Гарри стало искренне интересно, на что же они открыли магазин? В его мире он сам дал на это деньги, а раз в этом мире он мёртв, то этого сделать не мог, тогда на что же? Или они нашли какой-нибудь другой путь? Ещё раз осмотревшись, он остановил свой взгляд на настороженных близнецах. Видимо, его внешний вид был далек от доброжелательного. Но тут он уже ничего не мог поделать: война оставила на нём свой отпечаток.
   Выглядели братья именно так, как он их запомнил. Эти два человека за всю войну ни разу не получили ранений, но не потому, что избегали боя, а потому, что были до нереального везучи. Огненно-рыжие волосы торчали во все стороны так же, как когда-то и у самого Гарри. Как же они похожи! Казалось, что у них даже веснушки одинаковые, а учитывая что иногда они не только фразы друг за друга заканчивают, но даже своими тёмно-карими глазами бегают по одному маршруту, даже сам Гарри не понимал, как он умудрялся безошибочно их узнавать. Удивительные люди, даже на смертном одре они оставались такими же.
   - Здравствуйте, - произнёс Фред. - Вы что-то хотели бы приобрести или просто осматриваетесь?
   Ещё раз обведя взглядом помещение, Гарри уставился прямо в глаза Фреду.
   - Вам ещё нужен помощник? - произнёс он, полностью взяв себя в руки.
   Фред с Джорджем удивленно переглянулись, а затем недоуменно посмотрели на Поттера.
   - Нужен, - медленно произнес Джордж.- Но сэр, боюсь, условия вас не устроят.
   - Во-первых, какой я вам сэр? Мне ведь всего семнадцать лет. Во-вторых, вы их сначала назовите, а там я уж сам решу, устроят они меня или нет.
   - Семнадцать? - недоверчиво спросил Фред. - Вам меньше двадцати никак не дашь.
   - У каждого есть свои недостатки, согласитесь, выглядеть старше своих лет - это не так уж и плохо.
   - Только если при этом не создаётся ощущение, что вы побывали на войне, - произнёс Джордж.
   От этих слов Гарри еле-еле сдержал дрожь, пробежавшую по телу.
   - Как я уже сказал, у каждого свои недостатки, - улыбнувшись, ответил он. - Так как на счёт условий? Или из-за внешности я вам не подхожу? Вы так и скажите, я не обижусь, поищу что-нибудь другое.
   Да и зачем обижаться? Он был уже рад только тому, что они живы и он теперь мог их видеть, говорить с ними, даже это уже многого стоило.
   - Да нет, вы-то нам подойдете, но, боюсь, условия вас не удовлетворят, - начал Фред.
   - Чтобы купить помещение и набрать ингредиентов, нам пришлось взять большую сумму в кредит, - продолжил Джордж.
   - Платить много мы вам просто не сможем.
   - В общем-то, если честно, мы рассчитывали на кого-нибудь из местных мальчишек.
   - Так что...
   - ...извините...
   - ...но мы...
   - ...не можем вам...
   - ...платить, - убито закончил Фред.
   Усмехнувшись, Поттер произнёс:
   - Мне только и надо, что поесть и где-нибудь поспать, этого вполне хватит.
   После этих слов Фред и Джордж переглянулись и хором произнесли:
   - Хорошо. Мы ночуем здесь же, только на втором этаже, там же у нас кухня. Если хотите, тогда можете жить с нами.
   - Парни, а вы не находите, что селить у себя незнакомого человека достаточно опрометчивый поступок? - подходя к близнецам с улыбкой на губах, произнёс Гарри.
   - То, что вы подняли этот вопрос сами, уже делает вам одолжение, - весело ответил Джордж
   - Да и кроме этого магазина и товаров в нём у нас практически ничего нету, - добавил Фред.
   - Совсем ничего?
   Посмотрев на мгновенно помрачневших близнецов, Гарри добавил:
   - Я так понимаю, семья не одобрила этого магазина? Ведь так?
   Фред с Джорджем лишь отвели глаза.
   - Понятно, тогда я бы на вашем месте очень постарался переменить их мнение. Кстати, меня зовут Гарри, - подходя в плотную и протягивая руку в сторону Фреда, произнёс Поттер.
   - Фред Уизли, - ответил на рукопожатие близнец.
   - Джордж Уизли.
   - Что же, вот мы и познакомились, а теперь не могли бы вы объяснить мне мои обязанности?
   Ближе к вечеру Гарри с близнецами стали уже чуть ли не закадычными друзьями, в результате чего они совершенно перестали обращать внимания на его внешность, хотя и пытались выспросить, откуда столько шрамов. Но Гарри лишь отшучивался и резко менял тему разговора. Кстати, о внешности. После прошедшей битвы у Поттера добавилось ещё шрамов к уже имеющимся, и если раньше они были практически все скрыты одеждой, то теперь два из них появились и на лице. Один тянулся от подбородка по левой щеке и заканчивался возле уха, второй же шёл от лба по носу и заканчивался на правой щеке. Лицо Поттера и до этого было не особо добродушное, а после появления шрамов стало как у какого-то уголовника. Впрочем, к его счастью, эти два шрама были получены не в результате попадания черномогических заклинаний, а от ударов меча Воландеморта. С таким лицом только пугать всех, по этой причине Гарри, заверив близнецов, что скоро вернётся, отправился в магазин готовых зелий за "Шрамовыводителем", как его в шутку прозвали во время войны. Правда, зелье помогало только от шрамов, полученных в результате физических травм, а не магических, но даже так оно пользовалось большим "успехом". Именно за этим зельем сейчас и направился Поттер.
   Выйдя из "УУУ", Гарри повернул направо и зашагал в сторону виднеющегося магазина зелий. На его счастье, магазин ещё не закрылся, так что, отдав за зелье один галеон из двадцати имеющихся, Поттер смог избавиться от двух слишком заметных шрамов. Осмотрев себя в зеркало, парень искренне поблагодарил настороженно наблюдавшего за ним хозяина магазина, после чего вышел на улицу. Прикинув, что у близнецов вряд ли было много еды, он решил зайти в "Три метлы", чтобы взять чего-нибудь перекусить. Но едва Поттер сделал пару шагов в направление паба, как заметил перед собой чересчур настороженных прохожих, которые слишком пристально наблюдали за ним. Не то, чтобы он был параноиком, хотя по меркам других вполне им являлся, но уж как-то они слишком замедлили шаги. Посмотрев на одного из них, он заметил, как взгляд этого человека скользнул ему куда-то за спину. Война хороший учитель. Понимая, что лучше выставить себя полным идиотом, но остаться в живых, он с чудовищной быстротой прыгнул в бок, и в тот же момент там, где он стоял, пролетело сразу три "Экспелиарамус" и один "Ступефай". Ещё не коснувшись земли, он пустил в сторону четверых напавших на него людей два заклинания разоружения, а после того, как Гарри, кувыркнувшись по земле, вновь оказался на ногах, следом за разоружающим заклятием полетело четыре "Ступефай". Когда заклятия невербальные, то от них защититься намного сложнее. Держа палочку наготове, он осторожно подошёл к поверженным нападавшим. Каково же было его удивление, когда он увидел, что оглушил четверых Авроров, довольно молодых Авроров, видимо, только из училища.
   Немного удивленный увиденным, Поттер собрал разлетевшиеся палочки и под взглядами уже многочисленных зевак (которые, впрочем, были осмотрительные и держали палочки наготове) одного за другим привел в чувства бессознательно лежащих Авроров. Чему бы их там не учили в Школе Авроров, делали это на должном уровне. Пришедшие в себя ребята не стали озираться по сторонам, шарить по карманам в поисках своих палочек или спрашивать, что случилось. Едва они открыли глаза, как немедленно поднялись на ноги и, сделав пару шагов назад от Гарри, встали на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Считалось, что люди, стоящие в такой позиции, имели шанс на победу даже без волшебных палочек. Впрочем, не безосновательно считалось, но сильно полагаться на это не стоило. С людьми вроде Гарри такая тактика не пройдёт. Но на данный момент Поттер не был намерен с кем-либо сражаться.
   - Ребята, не то, чтобы я был пацифистом, но вот так нагло нападать, да ещё и со спины, чревато последствиями... Я ведь мог вас поубивать. Не легче ли было сначала попробовать всё решить мирным путём?
   - Мирным?! - воскликнул один из Авроров.
   - Мирным, - подтвердил Гарри. - И вообще, на каком основании вы попытались меня арестовать?
   - По подозрению в том, что вы относитесь к небезызвестной группировкие, именующейся "Пожиратели смерти".
   - Ясно. Тогда вот, держите ваши палочки.
   Авроры недоверчиво переглянулись, но всё же по одному подошли и взяли каждый свою палочку, зажатую в вытянутой руке Поттера.
   - Теперь же, чтобы у вас не осталось сомнений относительно меня, посмотрите сюда...
   Закатав сначала один рукав, а затем и второй, он продемонстрировал этим юнцам свои плечи, которые, естественно, были без каких-либо признаков метки... Единственное, что бросалось в глаза, - это чрезмерное обилие шрамов, но никаких доказательств его причастности к Пожирателям смерти на них не было.
   - Извините, сэр, - чуть поклонившись, произнёс один из них. - Мы сожалеем, что доставили вам неудобства.
   - Да ладно, чего уж там. Ведь это ваша работа, вот только не всегда стоит действовать по принципу "сначала стреляю, а потом уже задаю вопросы". Теперь позвольте откланяться, - с этими словами Гарри развернулся и направился в сторону паба. Многочисленные же зеваки, собравшиеся в предвкушении зрелища, недовольно разбрелись по своим делам. Всё-таки люди никогда не поумнеют. На войне они мечтают о тихой и спокойной жизни, но когда всё слишком тихо и спокойно, они начинают мечтать о войне, сражениях, причем неважно, о какой войне и каких сражениях, пусть хоть с соседями, но, главное, мечтают. Так было всегда и, скорее всего, так будет вечно.
  
  
  
   Глава 2.
  
   Едва Гарри зашёл в паб, как все говорившие мгновенно замолчали и стали напряженно следить за Поттером, причем последнего это уже стало сильно раздражать. В конце концов, не так уж он и подозрительно выглядел. Впрочем, это по его мнению, которое, судя по всему, совершенно не совпадало с мнением окружающих. Медленно пройдя к стойке, за которой стояла такая же настороженная Розмерта, он купил пару бутылок огневиски, сливочного пива и разнообразной еды, начиная от салатов и заканчивая горячим супом. Отдав за всё чуть меньше галеона, Гарри принялся бережено складывать всю еду в созданную коробку, после чего уменьшил её до размеров спичечного коробка и аккуратно взял её левой рукой, потом поблагодарил Размерту и вышел из паба.
   Направившись в магазин близнецов, Поттер мысленно сделал себе заметку обязательно завтра на оставшиеся деньги пополнить свой скудный гардероб новой одеждой, а также сходить в парикмахерскую. Чересчур сильно на него обращали внимания, причем слишком негативное. Сегодня были авроры-юнцы, а завтра может попасться психованный прототип Грюма (правда, этот отставной Аврор тоже ещё тот псих), в этом же случае обыкновенными разоружающими и оглушающими заклинаниями не отделаешься. Дело вообще может закончиться убийством Аврора, разумеется. Для того, чтобы победить нынешнего Поттера, одного психованного Аврора будет маловато. Вот если бы таких набралось штук десять, и они сражались в чистом поле - тогда да, тогда бы они победили, хотя и то не факт. Если же бой будет происходить в городе, лесу или прочей местности, где есть хоть какие-нибудь маломальские укрытия, "число Грюмов" должно возрасти до полусотни, прежде чем у них появится шанс на победу.
   - Вообще-то это мы должны были платить тебе едой, а не ты нам, - весело произнёс Фред, когда Гарри, вернувшийся в магазин, поднялся вместе с близнецами на второй этаж, увеличил коробку и всё её содержимое до нормальных размеров, начал выкладывать всё купленное на кухонный стол.
   - Фред, - произнёс Поттер, вызвав молчаливое удивление близнецов (их родная мать не могла отличить, а тут парень, знакомый с ними всего несколько часов, спокойно определяет, кто из них кто). - Мне совершенно безразлично, какое количество денег у меня будет. При необходимости я могу жить и в сточной канаве, причем вполне комфортно. Сейчас же раз у меня ещё есть хоть сколько-то денег, почему бы не взять еды? Ведь нет совершенно никакой разницы, кто из нас будет покупать еду, всё равно живём все вместе и есть будем соответственно тоже вместе. Тем более мои деньги скоро закончатся, и дальнейшее наше существование будет зависеть только от нас самих. Поверьте, я уже забочусь о благополучии магазина больше вашего. Надеюсь, на тему денег вопросов больше не будет?
   Близнецы на некоторое время притихли, осмысливая весь только что услышанный монолог из уст Поттера. Наконец, когда процесс осмысления полностью завершился, причем одновременно с процессом выкладывание и размещения еды на столе, Джордж произнёс:
   - Вопросов больше не будет...
   - ...но только на счёт денег, - закончил Фред.
   - Но вот что касается всего остального...- вновь начал Джордж
   - ...мы будем спрашивать постоянно...
   - ...всегда, пока ты, наконец...
   - ...нам не ответишь на все заданные нами вопросы.
   - Хорошо, - отозвался Поттер, наливая себе полный стакан огневиски. - Только на некоторое ваши вопросы, скорее всего, вы никогда не услышите от меня ответа, по крайне мере, полный, а не полуправду или откровенное враньё.
   - Ладно, тогда вот тебе первый вопрос: почему это ты уже заботишься о благополучии нашего магазина больше нас самих? - открывая банку сливочного пива, спросил Фред.
   Пригубив немного виски из стакана, Поттер уселся на стоящий рядом стул, и, сделав ещё глоток, задумчиво уставился в единственное окно, которое было в этом помещении. Кухня вообще представляла собой обыкновенную, небольшую, квадратную комнату, в центре которой стоял точно такой же, как и комната, небольшой и квадратный, стол с четырьмя приставленными к нему стульями. В одном из углов находилась плита, а в другом стоял шкаф под посуду; между плитой и шкафом было окно, в которое сейчас и уставился Поттер. Стены же были полностью голые и мрачно-серого цвета, в то время как за окном всё было покрыто зеленью, едва ли не каждый дом был овит плющом в добавок к нависающими над домами деревьями. Если же смотреть сначала на улицу, а потом перевести взгляд на кухню, то она смотрелась просто убого. Но на данный момент Гарри думал не о том, как выглядит помещение в котором он сидел, а что же ответить близнецам на вопрос который задал Фред.
   - Что вы знаете о Воландеморте? - наконец произнёс Поттер.
   Что бы ни ожидали услышать близнецы, шок они получили отменный. Примерно такой же шок получит любая девушка, если на вопрос "Ты меня хочешь?" парень ответит, что он уже давно импотент и с рождения болеет СПИДом, но это всё лирика. Пока близнецы приходили в себя, Поттер неспешно потягивал виски из стакана и наблюдал за прохожими через окно.
   - Причем здесь Сам-Знаешь-Кто? - спустя пару минут непонимающе вопросил Джордж.
   - Сам-Знаешь-Кто, Сам-Не-Знаешь-Кто, Сам-Не-Знаешь-С-Кем и так далее и тому подобное. Почему бы просто не называть его по имени - Воландеморт? Даже не по имени, а по какой-то кличке, я бы такую и своей собаке не дал, а он ещё умудряется ею гордиться, а остальные, вторя ему, - бояться. По-моему, пугаться, когда произносят кличку, - это просто дебилизм. Если уж так все боятся клички "Воландеморт", то можно звать его просто по имени - Том, или Ридлл - по фамилии. У меня была одна деву... подруга, которая любила говорить: "Страх перед именем только увеличивает страх перед его владельцем". Бояться это отродье - только показывать, как ты сам слаб. Он есть не кто иной, как маньяк с манией величия.
   Ещё несколько минут простояла полная тишина, пока её не нарушил Фред:
   - Ты так и не ответил на мой вопрос, но могу добавить к нему ещё три. Откуда ты знаешь настоящие имя...Тома и почему ты его настолько ненавидишь? Что он тебе сделал?
   - Что он мене сделал?!! - рявкнул Поттер, моментально утратив спокойствие, в глазах же отчетливо проявилась неимоверная жажда крови - в таком виде он действительно походил на убийцу. - Эта тварь полностью разрушила мою жизнь, он убил всех, причем не только кого я любил, но и даже тех, кого я знал. В моей жизни просто перестали существовать люди хоть сколько-нибудь меня знающие. Не говоря о том, что до одиннадцати лет я был практически рабом, и всё из-за этого гада. Вы спрашивали, откуда эти шрамы? Большинство из них - его рук дело! Каждый раз, когда мы "встречались", у меня оставались шрамы. Даже если не на теле, то на воспоминаниях.
   Сказав всё это, Поттер залпом осушил свой стакан и налил новый, по его же хмурому лицу было ясно, что он вспоминает нечто очень мрачное, то, что с ним когда-то происходило. Естественно, близнецы были не дураки и, прикинув кое-что в голове, одновременно, в два голоса, воскликнули:
   - Невозможно!!!
   - Что невозможно? - вяло спросил Гарри, всё ещё погруженный в свои мысли.
   - Тебе ведь семнадцать лет? - напряженно спросил Джордж.
   - Да.
   - Тогда практически все, что ты сказал, просто невозможно.
   Поттер, наконец, сообразил, что явно ляпнул лишнее, но уже было поздно. Хотя, конечно, оставалось ещё стирание памяти, но пользоваться этим способом он не хотел, поэтому вместо заклинания "Обливайт", Гарри произнёс:
   - Верите вы мне или нет, но это было и этого уже не изменить. Что же касается вопроса про ваш магазин, то скажу только, что в скором времени вам придётся несколько переквалифицироваться.
   - В смысле? - хором спросили близнецы.
   - Потом поймёте, - отмахнулся Поттер и, залпом допив виски, поднялся из-за стола. - Вы как хотите, а я спать. Спокойной ночи.
   С этими словами Гарри вышел из кухни в соседнюю комнату - спальню. Трансфигурировав раскладушку в удобную кровать, Поттер разделся и с удовольствием растянулся на кровати. Этот день был самым длинным в его жизни. Только сегодня утром он участвовал в самой большой битве за всю историю существования людей, он победил самого темного волшебника, опять же существовавшего за всю историю, он потерял абсолютно всё, и ему дали шанс вернуть это самое "всё". Вообще денёк был сплошь состоящий из "самого", да и день тоже самый-самый...
   Проснулся Поттер немногим раньше близнецов. Умывшись, побрившись и одевшись во вчерашнюю одежду (другой просто не было), отправился на кухню готовить завтрак. Едва он закончил и уселся за стол, как из комнаты выползли заспанные близнецы, но, увидев еду, они тут же поплюхались на соседние стулья, в результате завтрак закончился просто катастрофически быстро.
   - Ладно, парни, мне надо сходить в пару мест. Когда открываете магазин? - поднявшись из-за стола, спросил Гарри.
   - В десять откроемся. Но если что, можешь задержаться. Магазин работает всего пару дней, так что клиентов у нас ещё не слишком много.
   - Тем более "Зонко" рядом, - слегка недовольно произнёс Фред.
   - Кстати, а почему вы в Косом переулке не открыли свой магазин? - уже у двери спросил Поттер.
   - Слишком дорого нам бы это обошлось, но мы надеемся, что когда-нибудь сможем открыть там свой филиал, - ответил Джордж.
   - Ещё откроете, - уверено произнёс Гарри. Кивнув близнецам, спустился на первый этаж и вышел на улицу.
   Время была довольно раннее, правда, кое-где уже появлялись прохожие, а ещё заспанные продавцы открывали свои магазины. Но Поттеру сейчас был нужен магазин одежды, а затем он планировал нанести визит в парикмахерскую, после чего отправиться в библиотеку и почитать выпуски "Ежедневного пророка" за прошедшие года. Нужно было точно узнать, чем этот мир отличался от его... естественно, кроме того, что здесь он всё-таки умер .
   Решив, что всё равно библиотека находится в "Косом переулке", Гарри трансгрессировал к входу в "Дырявый котёл". Зайдя внутрь заведения, он тут же привлёк внимание окружающих. Слишком уж мрачно Поттер выглядел. Сделав "рожу кирпичом", Гарри прошёл мимо столов и вышел через неприметную дверь, ведущую на задний двор ко входу в "Косой переулок". Давно он уже там не был. В его мире Воландеморт разрушил его одним из самых первых, после того, как начал вести войну в открытую. Постучав рукой по кирпичной стене, Гарри стал наблюдать, как образуется арка, позволяющая войти в переулок, что он и сделал.
   Народу было просто неприлично много для такого раннего времени, причем основная масса состояла из школьников и их родителей. Поттеру это показалось в высшей степени странно, ведь было только начало августа, хотя...спеша подтвердить свою догадку, он подошел к ближайшему лотку с газетами. Всё оказалось именно так, как он и думал. Времени прошло гораздо больше, чем один день. Битва с Воландемортом состоялась второго августа, а на газете стояло уже тридцатое число. Может быть, тот, кто назвался ему Ангелом, сделал это специально, а может, столько времени занял переход между вселенными. Тем не менее, это в целом ничего не значило, именно поэтому Гарри, пожав плечами, отправился покупать себе одежду.
   Может, смена числа и ничего не значила для Ангела, но, чтобы купить себе новую одежду, сходить подстричься и добраться до библиотеки, у Поттера ушло около трёх часов, чему он был, мягко говоря, совсем не рад. Но эта пытка всё же того стоила. Поттер, одетый в белые брюки со стрелками, о которые можно порезаться, черные лакированные туфли, легкую рубашку с какими-то пальмами и с черными солнцезащитными очками, превратился из угрюмого и мрачного типа в красивого и уверенного в себе парня. Этому немало способствовало то, что он, наконец, посетил парикмахера. Его волосы уже давно были длиной ниже плеч, но из-за постоянно нехватки времени они представляли собой довольно кошмарное зрелище. Теперь же они были расчесаны, напитаны какими-то добавками, что делало их черными пречерными, а не жалкого грязно-темного цвета какими они были раньше, уложены в аккуратный хвост, а от длинной челки глаза закрывали очки. Такое изменение во внешности сыграло как положительную, так и отрицательную роль. Если раньше на него все смотрели подозрительно, то теперь женская часть беззастенчиво его разглядывала, в то время как мужская уже люто и молча ненавидела. Это касалось не всех, но большинства, по крайне мере больше никто не собирался его пытаться арестовать. Немногочисленные авроры, переодетые в гражданских, равнодушно скользили по нему взглядом и внимательнее присматривались к людям, одетым в длинные чёрные мантии, которые выглядели ещё подозрительнее в такую жару, когда на небе не было ни единого облачка, а яркое солнце нещадно припекало.
   Достав свою палочку, Гарри уменьшил свои многочисленные свертки, после чего положил их в карман брюк и, только он собирался вернуть палочку на место (специально сделанный чехол под палочку был закреплен на запястье левой руки, в результате чего Поттер мог практически моментально выхватить её правой рукой), как его взгляд наткнулся на стену, сплошь усыпанную объявлениями и небольшую кучку людей, что-то напряженно высматривающих в них (объявлениях). Прежде чем Гарри успел понять, что именно он хочет сделать, в мыслях уже начала выстраиваться определенная цепочка заклинаний. Спустя минуту непрерывного и крайне напряженного невербального колдовства, появились результаты. Под взглядами зевак вся стена с объявлениями начала медленно затягиваться дымкой, когда же она полностью её поглотила, а потом внезапно исчезла, то все, кто был у стены, невольно раскрыли рты. Во всю стену трёхэтажного дома висел двигающийся плакат. Близнецы Уизли, стоящие спина к спине в развевающихся мантиях и палочками, поднятыми прямо перед собой на уровень глаз (знающие люди сразу определяли стандартную Аврорскую боевую стойку, означавшую начало дуэли), а чуть сощуренный взгляд был устремлен куда-то перед собой. Сразу же за близнецами виднелась массивная фигура в черном плаще с накинутым на лицо капюшоном, из-под которого было видно только два зёленых глаза с вертикальными зрачками, остальное же пространство было сокрыто в непонятной серой дымке, но из неё нет-нет, да и появлялось то одно, то другое здание. Если же приглядеться, то можно было заметить, что абсолютно все проявляющиеся дома - из Хогсмида. По низу же плаката шла здоровенная надпись: "Ужастики Умников Уизли", которая была написана слегка расплывчатым кроваво-красным цветом, и с концов букв изредка срывались красные капли, которые только предавали достоверность, что надпись выполнена кровью (что, естественно, было не так). По краю же плаката шёл адрес, где располагался магазин. Такой плакат продержится максимум день, а потом стена придёт в свой первоначальный вид, до этого же вряд ли кто его "снимет". Но Гарри готов был поспорить с кем угодно, что заклинание, позволяющее снять этот плакат, вряд ли кто-нибудь сможет подобрать...по крайне мере, достаточно быстро, а, пытаясь снять плакат обычными заклинаниями, они только будут его подпитывать, и срок его существования существенно продлится.
   Оглядев всё ещё слегка обалдевшую толпу, Поттер довольно ухмыльнулся, после чего поднялся по ступенькам и зашёл в "Центральную Магическую Библиотеку".
   Зайдя внутрь, он первым делом нашёл местного хранителя и спросил его, где можно было бы посмотреть выпуски "Ежедневного пророка" за прошедшие годы. Миловидная девушка (которая и была хранителем), счастливо улыбаясь Поттеру, провела его куда-то на третий этаж, после чего, усадив за стол, умчалась минут на пять, а обратно пришла уже тяжело отдуваясь и таща перед собой большую кипу старых газет. Пулей вылетев из-за стола, Гарри легко подхватил ношу девушки и, положив её на стол, опять уселся на своё место, не забыв искренне поблагодарить девушку, которая одарила его таким красноречивым взглядом, что никаких сомнений не вызвало, ЧТО именно от него хотели бы получить в знак благодарности. Впрочем, Поттер уже давно не был смущающимся юнцом, так что лишь подмигнул ей и, устремив свой взгляд на газеты, ясно дал понять, что ничего не будет. Меньше всего на свете ему сейчас хотелось заводить какой-нибудь роман...да и просто вроде бы ни к чему не обязывающую половую связь, когда кроме секса партнёрам ничего друг от друга не надо.
   Выкинув из головы мысли о девушке, Гарри полностью сосредоточился на газетах. Отыскав первое упоминание о Воландеморте и Пожирателях, Поттер стал медленно просматривать их от начала и до конца, вдумчиво вчитываясь в заинтересовавшие его статьи, пока не нашёл то, ради чего он вообще сюда пришёл. Во всю первую страницу была фотография его отца, снизу оплетенная черной ленточкой, заголовок же гласил что Воландеморту наступил конец.
  
   "Конец террору! Сами-Знаете-Кто был повержен!
   Сегодня ночью был повержен самый тёмный маг столетия! Тёмный Лорд был побеждён главой Аврориата Англии - Джеймсом Поттером. Как предполагают работники министерства, Сами-Знаете-Кто решил лично убить столь высокопоставленного чиновника министерства, который не раз доказывал, что был не зря назначен на столь ответственную должность. Только с приходом мистера Поттера люди вновь ощутили уже угаснувшую надежду на победу в этой никому не нужной войне. Сотни блестяще проведённых операций были на счету главы Аврориата. Не раз он срывал самые масштабные акции Пожирателей смерти, вовремя предугадывая, куда нанесут следующий удар слуги Темного Лорда. Именно поэтому Сами-Знаете-Кто пришёл лично убить мистера Поттера. К сожалению, когда Темный Лорд появился на пороге его дома, глава семьи отсутствовал, и первыми жертвами Лорда стали миссис Поттер и их годовалый сын Гарри. Сослуживцы Джеймса рассказали, что в это же самое время они вместе со своим командиром сидели в засаде, ожидая нападение Пожирателей. Но мистер Поттер видимо что-то почувствовал, т. к., просто наплевав на все меры предосторожности, выбежал из засады как раз в тот момент, когда появились Пожиратели в количестве двадцати человек. Подчиненные Джеймса ещё не успели даже среагировать на неожиданную выходку их командира и на появление Пожирателей, когда мистер Поттер уже убил последнего из появившихся слуг Темного Лорда, после чего тут же трансгрессировал и, как показало время, к себе домой. Никто не знает и уже никогда не узнает, что же точно произошло в ту ночь. Мистер Блэк, правая рука мистера Поттера и его давний друг, услышав о странном поведении свого начальника, поспешил немедленно трансгрессировать к дому семьи Потеров, где и увидел одни лишь руины. Когда же туда прибыла группа Авроров, она в свою очередь увидела мистера Блэка, сидящего над телами своих друзей и держащего на руках мертвого крестника, от самого же Темного Лорда осталась лишь мантия и палочка. Исследовав палочки Лорда и мистера Поттера, было выяснено, что Сами-Знаете-Кто и мистер Поттер очень долго и упорно сражались друг с другом, пока, по мнению экспертов, Джеймс, понимая, что другого выхода нет, подставился под заклинание Лорда, выпустив в него своё. В результате его действий через доли секунды после смерти мистера Поттера погиб и сам Темный Лорд, но вот что послужило источником взрыва установить так и не удалось."
  
   Дочитав статью до конца, Гарри откинулся на спинку стула и, заложив руки за голову, бездумно уставился в книжный шкаф, стоящий прямо перед ним. Всё-таки этот мир отличается не только тем, что его здесь нет. В мире Гарри его отец никогда не был главой Аврориата, он был ловцом и играл за сборную Англии, здесь же он был легендой Авроров. Здесь не было никакого пророчества и Сириус никогда не сидел в Азкабане, а это значит...а это значит, что Питер никогда не предавал Мародеров и, возможно, Гарри придётся иметь с ним дело. Хотя была не малая вероятность того, что Хвост всё же стал предателем, но, учитывая, кем были его отец и Сириус, этот исход маловероятен. Чтож, в принципе он узнал всё, что хотел. Можно было уходить, что он и сделал, тем более если его рекламная акция прошла хоть сколько-нибудь успешно, то сейчас близнецам не помешала бы помощь. Поэтому не стоило слишком уж задерживаться.
  
  
  
   Глава 3.
  
   Выйдя из темных помещений библиотеки на улицу, Поттер на секунду ослеп от света яркого солнца, сейчас бьющего прямо в глаза. "Что ж, я узнал всё, что было нужно", - рассуждал сам с собой Гарри. Причем, по-видимому, он последние свои мысли произнёс в слух, в результате чего стоящая рядом девушка, улыбнувшись, заметила ему, что разговоры самим с собой - первый признак начинающегося безумства. Гарри на это лишь обворожительно улыбнулся и, надев очки, пожал плечами, после чего просто трансгрессировал в магазин близнецов, на второй этаж в спальню. Тяжело вздохнул, в очередной раз созерцая окружавшую его убогую обстановку (ведь волшебники, могли бы хоть за собой кровать заправить). И, буркнув себе под нос что-то неразборчивое, направил свои стопы к лестнице. Спустившись на первый этаж, Поттер узрел такую картину: толпа людей заполоняла всё помещение, а взмыленные близнецы с растрепанным, замученным видом пытались отбиться от звереющих клиентов. Гарри задумался лишь на мгновенье, а затем взял с ближайшей полки "Трупный прикол" и кинул его себе под ноги. Люди с бледными от ужаса лицами отхлынули от прилавка. Ибо перед ними стоял зловонный гнилой труп.
   - Это последняя новинка, - кричало чудище, - на всех хватит. В очередь!
   Люди пару мгновений тупо смотрели на разговаривающие чудище, пока смысл сказанного не дошёл до их сознания. В следующие миг магазин наполнился радостным рёвом, и на братьев Уизли стали наседать с двойной силой. Близнецы злобно зыркнули на "чудище" (что было просто парадоксально) и заносились по магазину с утроенной силой. Труп задумчиво почесал затылок. Пожалуй, "призрачный предел" может помочь. Зловонная рука потянулось к палочке. Посетители возмущённо закричали. Неведомая сила начала выталкивать их из магазина. Постепенно клиенты выстроились в очередь.
   - Я же сказал: в очередь! - рявкнул труп, после чего щелкнул перед собой пальцем и принял свой прежний вид. - Чем-нибудь ещё могу помочь? - сняв очки, обратился Поттер к близнецам.
   - Встань за кассу! - крикнул пробегавший мимо Фред.
   - За кассу так за кассу, - меланхолично отозвался Гарри.
  
   Вечерело. Рабочий день, наконец, был завершен. По улице непрерывным потоком шли люди. Гарри стоял на крыльце, наслаждаясь прохладой этого вечера. Проводить свободное время в компании близнецов он был не намерен. Ноги сами собой понесли его в паб.
   Минутой позже Гарри уже сидел за стойкой, потягивая холодный виски. Его мысли были полностью заняты планами на будущее. После сегодняшней рекламы магазина близнецов народ валит к ним целыми ордами. Пусть пока ребята поработают на себя, отдадут деньги, взятые на магазин, смогут тратить нужные суммы на свои нужды, а уж потом они помогут и самому Гарри. В смысле их изобретения сыграли немаловажную роль во время войны. Если же теперь совместить его знания с умением близнецов, то Воландеморту очень не поздоровится. Тем более, с согласия братьев он, как и у многих других, полностью вытащил из них всю информацию об идеях близнецов. Причем братья Уизли из его мира к тому моменту, когда он выкачал из них всю информацию, добились таких успехов на поприще вооруженных приспособлений, что в будущем любая осада просто не смогла бы быть осуществлена. И когда близнецы этого мира будут готовы, он в нужный момент передаст им, получается, их же знания, чтобы они смогли продолжить, опять же, свой труд.
   Необходимо как можно быстрее изготовить боевой костюм - Гарри вспомнил одно из лучших достижений близнецов. "А ещё... ещё мне необходимо попасть в Хогвартс".
   Отодвинув от себя две пусты бутылки из-под виски, Гарри встал из-за стойки, расплатился и медленно двинул к выходу. Но на его пути неожиданно возникла массивная фигура и, толкнув парня в грудь, произнесла:
   - Ты чё пялишься на мою девку?
   Дело пахло доброй дракой. Однако мордобоя не хотелось совершенно.
   - Извините, сэр, я Вас не понимаю, - Гарри произнес эту фразу, уставившись в пол.
   - Чё ты мелешь, сопляк? - взревел детина. Сжав руку в кулак, он замахнулся для удара. Время словно бы замедлилось для Поттера. Гарри пригнулся, правая рука взвилась вверх...
   Детина подлетел в воздух, а затем с грохотом приземлился на пол. "Удар в кадык из такой стойки уложит любого", - зло подумал про себя Поттер.
   Этот мужчина исключением не стал. Перешагнув через тело в полной тишине, воцарившейся в пабе сразу после падения туши, Поттер продолжил свой путь к выходу.
   Выйдя на улицу, он с удивлением обнаружил, что уже настала ночь. Озадаченно остановившись, он огляделся, но, заметив парочку внимательных Авроров, направился в магазин близнецов. Войдя в помещение, Гарри закрыл за собой дверь и, поднявшись на второй этаж, без сил повалился на свою кровать. Сами же братья Уизли давно спали мёртвым сном - слишком напряженный выдался денёк. За мгновение до того, как он провалился в сон, Поттер мысленно сделал себе заметку завтра наложить парочку заклинаний на магазин: не хотелось бы, что бы их ограбили или среди ночи явился незваный гость, помешенный на убийствах.
   Мерзкий скрип половиц. Стон открывающейся двери. Гарри проснулся. Он ненавидел эти звуки (хотя если что, мог спать рядом хоть со стреляющим пулемётом). За окном разливался кровавый рассвет. Пересилив себя, Поттер нехотя поднялся. Быстро накинув свою одежду, он поплёлся на кухню.
   Братья уже сидели за столом и с огромной скоростью уплетали яичницу с беконом. Желудок недовольно заурчал. Только сейчас Гарри понял, насколько проголодался. Схватив ближайший стул, он подсел к близнецам. Повторилась вчерашняя ситуация, только с точностью до наоборот. Вскоре сковорода опустела. Вся троица потягивала горячий чай. Гарри крутил в руках кружку, ожидая, пока кто-нибудь из близнецов хоть что-нибудь скажет.
   - Гарри, спасибо тебе за эту, хм, рекламу, - к нему обращался Фред, - благодаря тебе у нас от клиентов теперь отбоя не будет. Кстати, не объяснишь, как тебе это удалось?
   - Да так... плакатик один повесил... в Косом переулке.
   - Плакатик? - удивленно воскликнули близнецы.
   - Ну да, на стеночку повесил, - беззаботно ответил Гарри. - Кстати, сегодня ведь ученики в школу приезжают?
   - Да.
   Поттер на некоторое время задумался, после чего по его лицу расползлась дьявольская улыбка.
   - Чего? - подозрительно спросил Джордж.
   - Как вы смотрите на небольшую шалость в честь первого сентября? - не меняя выражения лица, спросил Гарри.
   Спустя секунду у всех троих стали такие рожи, что им бы позавидовали все черти ада.
   - Фред, Гарри вы думаете о том же, о чём и я? - тихо спросил Джордж.
   - Ага, устроим грандиозный фейерверк, - хором ответили ему вышеупомянутые личности, - с парочкой маленьких безвредненьких взрывов.
   - Тогда приступаем немедленно, - сказал Гарри, поднимаясь из-за стола.
   Вскоре в мастерской (в подвале) вовсю кипела работа. На самом деле идея была проста: обычные магловские хлопушки ребята совместили с некоторыми магическими ингредиентами... Но фейерверк обитателям Хогвартса запомнится надолго. Близнецы и о рекламе не забыли. Под конец будет запущена особая "хлопушка", над которой Гарри незаметно от братьев и сам поколдовал. Раз плакат имел такой успех вчера, то не подведёт и сегодня, тем более он будет выглядеть несколько иначе, точнее совсем иначе.
   Вечер наступил незаметно. Троица покинула мастерскую и проникла на территорию стадиона. Каждый взял свою порцию "хлопушек", и друзья разбрелись в разные стороны. Едва братья скрылись из виду, как Гарри перешёл на бег - ведь ему было необходимо помимо фейерверков установить ещё и бомбы.
   Через полчаса всё было завершено. Вся троица с довольным видом сидела на трибуне, жадно уплетая свеженаколдованный попкорн.
   - Что ж, приступим? - обратился Гарри к близнецами.
   - Вне всякого сомнения, коллега.
   - Слушаюсь и повинуюсь.
   Показательно подняв руку над головой, Гарри щелкнул пальцами. Первая взорвавшаяся хлопушка с оглушительным грохотом выпустила на волю огромного дракона. Причем это было сделано не случайно. Описав пару кругов над стадионом, дракон полетел в направлении замка. Приземлившись на крышу большого зала, он рассыпался серебряной пыльцой и, собравшись в буквы, "выразил желание" чтобы все ученики и преподаватели прошли на стадион. Это было самой сложной частью из задуманного представления. Если Дамблдор запретит студентам покидать большой зал и отправит кого-нибудь из преподавателей проверить, в чём там дело, то, скорее всего, пришлось бы отложить представление до первой игры в квиддич. К счастью, Дамблдор был непосредственно связан с замком (на что и рассчитывали Гарри с братьями), поэтому всегда знал, что именно происходит на его территории, и, кроме искреннего желания повеселиться, три пришедших человека больше ничего не высказывали, тем более двух из них он прекрасно знал.
   Когда из школы показалась гомонящая толпа студентов, Гарри, ухмыльнувшись, повернулся к жующим попкорн близнецам
   - Получилось.
   Толпа бушевала на стадионе, не замечая три одиноких фигуры на трибуне. Поттер потянулся к палочке. В следующую секунду стадион сотрясся от оглушительных взрывов. Полупрозрачные волны небесно-голубого света побежали по земле, постепенно спадая на нет, и, не доходя до толпы, обернулись стаей фениксов. Непрерывной спиралью в небо летели птицы, а затем рассыпались золотым звездопадом, образуя своеобразный герб школы: величественно лежащий лев, шею которого обвевала большая змея, и барсук, стоящий на задних лапках перед мордой льва, а над этими тремя виднелся огромный парящий сокол. Всю эту картину ученики и профессора Хогвартса могли бы наблюдать на протяжении нескольких часов, но очередной щелчок пальцев Поттера - и вся картина резко сжалась, а в следующее мгновение взорвалась огромной переливающейся надписью: "Сила в единстве!". Всё затихли. На стадионе воцарилось молчание. Толпа неотрывно смотрела в небо.
   - Теперь завершающий штрих, - произнёс Поттер, махнув палочкой в сторону противоположной трибуны. В то же мгновение раздался очередной взрыв, и на поле вырвались два десятиметровых смерча. Пронесшись над головой уже вконец ошалевших зрителей, они (смерчи) превратились в двух слегка призрачных близнецов Уизли. Шутливо отвесив поклон зрителям, Фред достал из кармана свернутый призрачный пергамент и начал раскрывать его. Когда же длина свитка стала составлять половину роста Фреда, к нему на помощь пришёл Джордж. Развернув его до конца, они парочкой "скрепок" подвесили лист в воздухе, после чего шагнули прямо в него. Парочка отвесила уже с пергамента очередной шутовской поклон, и Джордж махнул рукой себе под ноги. Медленно их стала затягивать дымка. Когда же серая мгла полностью их поглотила, а потом внезапно спала, все, кто был вчера в Косом переулке, узнали плакат со стены здания, так неожиданно там появившийся.
   - Пора сваливать! - произнёс Поттер, расталкивая близнецов, неотрывно смотрящих на самих же себя, только на плакате
   - Вы куда-то собрались? - раздался сзади них вкрадчивый голос Снейпа (который ничего хорошего не сулил).
   - Да нет, что вы? Такая погода, такие звёзды, такое представление... интересно, кто его устроил? - не поворачиваясь к профессору, проговорил Гарри.
   - И правда, кто бы это мог быть? - саркастично отозвался Снейп. - Может, кто-нибудь из находящихся здесь Уизли сможет просветить нас по этому поводу?
   - Это не мы! - хором воскликнули близнецы, причем настолько правдиво, что любой человек почувствовал бы, что ему нагло врут.
   - Может быть, тогда на плакате тоже не вы? И там не адрес вашего магазина?
   - Нас подставили! - опять воскликнули близнецы.
   - Короче, - вклинился Гарри, - я же говорил: пора сваливать, поэтому сваливаем.
   Прежде чем хоть кто-то сумел сообразить, что к чему, Поттер, схватив близнецов, выкинул их с трибуны и прыгнул следом. К чести близнецов, им даже не понадобилась помощь Гарри, чтобы мягко приземлится на землю, их палочки тоже всегда были под руками.
   - Бежим, - рявкнул Гарри и бросился в противоположный конец стадиона.
   Но едва он успел сделать пару шагов, как увидел ЕЁ. Врежься он со всего разбегу в бетонную стену, эффект был бы куда слабее того, что почувствовал Поттер. Гарри показалось, что вышеупомянутая бетонная стена сама в него врезалась, причем с куда большой скоростью, чем он мог бы сам развить.
   Гермиона... она была... другой. Едва вспыхнувшая радость от осознания, что он снова видит ЕЁ, быстро угасла под напором нового чувства - растерянности. Перед ним стояла Гермиона, что не вызывало сомнения, но она была совершенно другой. В его мире это была ослепительно красивая девушка, с твёрдыми убеждениями, стальной волей, добрым сердцем, и она отличалась редкостным бесстрашием. Но Гермиона, стоящая сейчас перед ним, была полностью её противоположностью. Он видел перед собой совершенно запуганную девчонку пятнадцати лет от роду, которая сейчас во все глаза смотрела на него. Копна каштановых волос находилась просто в хаосе. Карие глаза не выражали ничего, кроме страха. В каждом движении читалось неуверенность. Усугубляло и без того весьма жалкое зрелище то, что в этом мире Малфой не попадал в Грейнджер заклинанием "бобровых зубов", а значит, и уменьшить их ей в голову не пришло. А следовало бы. Как он мог даже думать о том, что она здесь будет точно такая же, как и в его мире? Ведь ЕГО самого здесь не было, некому было втягивать её в различные смертоносные "приключения". Он её не спасал от тролля на первом курсе, он не сражался с ней бок о бок в Министерстве магии. В конце концов, здесь не было того, кто мог бы просто оттащить её от учебников. У неё просто не было здесь друзей.
   Всё это Гарри понял, едва взглянув на девушку. Может, она и была здесь другой, но в том мире он приходился ей кровным братом, в результате чего знал Гермиону наизусть. В магическом мире ритуал побратимства был очень редким явлением, фактически такие случаи происходили раз в столетие. После смешивания крови между магами устанавливалась особая связь, причем она имела как положительные, так и отрицательные свойства. Однажды Гарри с помощью этой связи смог спасти Гермиону, вытащить её уже из мира мёртвых, но был случай, когда Воландеморт через эту связь едва не убил Поттера.
   Все его размышления заняли не более пары секунд, но кому-то этого как раз было достаточно, чтобы придти в себя после всего того, что здесь произошло. В отличие от прошлого раза, когда группа стажёров едва не застала его врасплох, в этот раз он был полностью готов. Ощутив у себя за спиной внезапно возникший сгусток магической энергии, Потер резко развернулся и взмахнул палочкой, образуя перед собой стандартный боевой щит пятого уровня. Надо было бы, конечно, послабее, но уж больно быстро пришёл в себя нападавший. Это мог быть только кто-то из профессоров или авроров.
   Оказалось и то, и другое. Это была Тонкс. Видимо, едва закончив школу Авроров, она пошла преподавать в Хогвартс. Правда, эта Тонкс тоже была другой: более молодой и...притягивающей? Одетая в праздничную мантию зелёного цвета и с длинными вьющимися волосами, она была безумно красивой. Гарри даже сделал пару шагов назад, просто чтобы проверить, сможет ли он сделать эти шаги. Уж больно странно он отреагировал на появление Нимфадоры.
   - Шустрый малый, - весело прокомментировала она его резко наколдованный щит.
   - Красивая девочка, - не остался в долгу Гарри, медленно пятясь от приближающейся девушки. В принципе давно уже можно было бы убежать вслед за близнецами (которые, кстати, сейчас внимательно наблюдали за всем происходящим из-за кустов), но ему этого не хотелось. Рядом была Гермиона, перед ним стояла сногсшибательная Тонкс, а за её спиной он разглядел Джинни и Рона. Чего ещё он мог пожелать? Разве только чтобы его вернули назад во времени, чтобы он мог просто кое-что изменить в своём мире. Чтобы он смог остаться рядом со своими друзьями, а не их физическими двойниками из другого мира. Но это уже было бы чересчур нагло.
   - Между прочим, я профессор по Защите от Темных Искусств, - угрожающе отозвалась Тонкс.
   - Хорошо, что я не ваш ученик, профессор, - всё также пятясь, произнёс Поттер.
   - Почему это? - как показалось Гарри, слегка обиженно спросила Нимфадора.
   - Сидя на ваших уроках, я бы вряд ли смог хоть что-нибудь понять. Ваша внешность отвлекала бы меня от занятий. Теперь же позвольте откланяться, - шутливо поклонившись профессору по Защите, Гарри ещё раз внимательно посмотрел на Гермиону, после чего резко махнул палочкой. Вырвавшийся из палочки поток яркого света ослепил всех близ стоящих людей. Когда же способность видеть вновь вернулась к ним, Гарри уже и след простыл. Что очень не понравилось Тонкс. Она ведь была всё же дипломированным аврором и быстро осознала, что Поттер легко мог её убить, конечно, в том случаи, если бы они были врагами.
  
   - Слушайте, я чего-то не понял, зачем мы вообще убегали? - произнёс Гарри, глядя на близнецов.
   Когда Поттер ослепил всех (включая близнецов), ему хватило всего несколько секунд, чтобы добраться до конца квиддичного поля. После же ещё получаса неторопливой ходьбы они добрались до магазина близнецов. Теперь же, сидя за столом на кухне и неспешно потягивая кто виски (Гарри), а кто сливочное пиво (близнецы), они устроили "разбор паллетов", до этого были только восторженные возгласы братьев Уизли.
   - Убегали? - непонимающе воскликнули Фред и Джордж. - Так это... это...
   Судя по появившейся растерянности на их лицах, они и сами не могли точно ответить на поставленный вопрос. Наконец, Джордж обескуражено произнёс:
   - А действительно, зачем?
   Тут уже задумались все. Спустя пару минут, Фред ответил на это:
   - Думаю, это получилось рефлекторно.
   Секунду в комнате стояла абсолютная тишина, а потом грянул дружный смех (правда, точнее будет сказать, истеричный хохот). Причем больше всех хохотал Гарри. Ладно близнецы, их ещё можно было понять, они ведь только в этом году окончили школу, но Поттер... Поттер её закончил, в смысле бросил, почти десять лет назад, но всё равно сработали старые инстинкты и на кого?! На Снейпа!!! После того, как Гарри разобрался с убийством Дамблдора и выяснил, что Северус невиновен, он смог восстановить контакт с бывшим профессором. Причем именно благодаря этой связи Волондеморт долгое время не обращал внимания на "жалких защитников" под предводительством Поттера. Ещё же положительной стороной стало то, что из-за Снейпа вернулся Малфой, порядком поумневший, присмиревший и многое понявший. Гарри к тому времени тоже уже избавился от своих детских предрассудков, непомерных амбиций, самонадеянной глупости и перестал делить людей на плохих и хороших, на слизеренцев и гриффиндорцев. В итоге таких коренных изменений Поттер быстро и точно подметил все преимущества Драко, в результате чего сделал его своей "правой рукой" (и в этом Гарри не прогадал). Правда, на эту тему он в пух и прах разругался с Роном, и они некоторое время практически не общались друг с другом, а потом Уизли просто убили и сожалеть о чём-либо стало поздно. Но речь сейчас не об этом. Поттера сейчас искренне веселило то, что он удирал (!) от Снейпа. В его мире он сам отдавал приказы Северусу и без лишней скромности можно сказать, что Снейп очень уважал Гарри и... боялся (особенно после инцидента, когда Снейпа разоблачили и Поттер в одиночку вытащил его из самых лап Волондеморта). Теперь же такая реакция на профессора зельеделия, в этом мире всё ещё занимающего эту должность, была несколько необычной.
   - Ладно, народ, - какое-то время спустя, произнёс Джордж.
   - Надо спать! - по сложившемуся обычаю закончил Фред.
   - Полностью поддерживаю, только перед сном сделаю одну вещь.
   Встав из-за стола, Поттер ещё почти в течение часа пролазил по магазину, устанавливая защиту и попутно объясняя близнецам, что к чему.
   - Слушай! - воскликнул Фред, - Ты с каким дипломом школу закончил?! Я о защите, которую ты установил, слышал только от Грозного Глаза, он говорил, что такой уровень доступен только аврорам седьмой ступени.
   Закончив с последним штрихом, необходимым для завершения защиты магазина, Гарри повернулся к близнецам:
   - Я вообще школу не заканчивал, а теперь спать.
   Больше ничего не говоря, он отправился к себе в комнату. Завтра предстояло навестить Дамблдора. Может, в том мире ему и не был нужен диплом об окончании школы, но в этом мире у Поттера совершенно другой статус. Да и преждевременное знакомство с директором не повредит. Именно с такими мыслями Гарри ложился спать, а близнецы же думали лишь об одном: кого же они взяли к себе на работу?
  
  
  
   Глава 4.
  
   С утра Гарри не отправился в Хогвартс, как планировал, все равно он много не терял, тем более была суббота. Вместо этого он опять помогал близнецам с магазином, от покупателей вновь не было никакого отбоя. Причем, как заметил Фред, если и дальше изделия будут продаваться теми же темпами, им скоро просто нечем будет торговать. При данном раскладе надо было нанимать ещё двух помощников (в качестве продавцов), но пока они не могли себе такого позволить. Хотя это был вопрос времени - только за два дня ребята выручили столько денег, что уже могли выплатить половину кредита, взятого на магазин. Если дела и дальше будут идти так же успешно, то ещё через парочку дней близнецы полностью рассчитаются за взятый кредит.
   Гарри же опять практически весь день простоял за кассой, попутно обдумывая встречу с Дамблдором. Обдумывать-то Поттер обдумывал, но у него создавалось впечатление, что он что-то забыл. Именно по этой причине Гарри сегодня не пошёл в Хогвартс. Надо или полностью быть уверенным в своих действиях, или лишний раз не рисковать, тем более, пока торопиться некуда.
   Из-за того, что все его мысли были заняты построением планов на будущее, Поттер даже не заметил, как рабочий день подошёл к концу. С мыслью об ужине он поднялся наверх.
   - Обалдеть! - воскликнул Джордж, полчаса спустя вваливаясь на кухню и плюхаясь на стул.
   - Точно! - уверенно качнув головой, подтвердил Фред, занимая место рядом с братом.
   - Вы имеете в виду количество заработанных денег? - спросил Поттер, не отворачиваясь от плиты, на которой стояла кастрюлька с кипящим варевом.
   - Именно! - хором подтвердили близнецы.
   Весело фыркнув, Гарри махнул палочкой в сторону стола, на котором тут же появились тарелки и ложки. Сам Поттер принялся разливать суп по появившимся тарелкам. После того, как с этим было покончено, он сделал ещё взмах - и на столе появился нарезанный хлеб.
   - Фот товко ест дна п'роблема, - жуя хлеб, произнес Джордж.
   - Ничего, - успокоил его Поттер, - сейчас поедим, а потом пойдём работать. Я сегодня посмотрел запасы ингредиентов и могу с уверенностью сказать, что на сегодняшнюю ночь их нам точно хватит. Только сначала надо будет приготовить бодрящее и восстанавливающее зелья. Работать придётся всю ночь.
   - Да ладно, не впервой, - тряхнув головой, с усмешкой отозвался Фред.
   С чем - с чем, а с этим утверждением Поттер бы спорить не стал. Ему не раз приходилось по целым неделям не спать, поддерживая свой организм на одних только зельях.
   - Тогда едим и сразу в подвал, - произнёс Гарри, после чего последовал собственному совету.
   Эта ночь показалась очень длиной. Точнее, таковой она была только для Поттера, близнецы же, занятые своим любимым делом, даже не заметили, как пролетело время. Вот они только спустились в подвал, а вот уже Гарри протягивает им по две скляночки каждому, говоря, что через полчаса пора открывать магазин. После этой ночи братья Уизли едва ли не начали считать Поттера святым (и в шутку всё же бухнулись перед ним на колени, слёзно умоляя благословить их). У Гарри в запасе было очень много приколов, которые изобрели близнецы его мира, но ещё не изобрели эти братья. Именно по этой причине он знал, чем удивить их.
   Оставшиеся полчаса до открытия магазина все занимались своими делами. Гарри перетаскивал коробки с готовой продукций наверх, а близнецы устанавливали стенд, на котором были разложены новинки, сделанные за сегодняшнюю ночь.
   Стоило братьям открыть магазин, как в дверь сразу устремилась небольшая толпа. Гарри же, встав за кассу, опять думал о Дамблдоре, о том, почему сам снова не пошёл в Хогвартс, и пытался понять, о чём он все-таки забыл. И, наконец, до парня дошло. Все это время он неправильно задавал вопрос. Гарри забыл не "что-то", а "кого-то". Сириус! Где он?
   Не обращая внимания на покупателей, Поттер поймал Джорджа и, вытолкнув его в подсобку, сходу задал свой вопрос:
   - Ты что-нибудь знаешь о Сириусе Блэке?
   Джордж, порядком огорошенный таким вопросом, всё же ответил:
   - Так он в Азкабане.
   Такого ответа Гарри не ожидал, поэтому слегка растерялся, но всё же сумел собраться:
   - Почему?
   - Как почему? - воскликнул близнец. - Он ведь сдал Поттеров Воландеморту! - при имени Великого и Ужасного голос Джорджа слегка дрогнул, но он всё же произнёс его. - Блэк был хранителем тайны Поттеров, но он выдал их убежище. Когда же его выследил один из его друзей, Питер, кажется, фамилию не помню, он взорвал его и всю улицу, полную маглов. От Питера один палец только и остался, а Блэк вообще стоял посреди разгромленной улицы и дико хохотал. Псих ведь, его веселили убийства.
   Узнав, что Питер всё же предатель, Гарри даже испытал облегчение. Всё-таки парню теперь не придётся в случае чего привыкать к нему. Потом же до Поттера дошло, что Сириус в тюрьме, полной дементоров. Те три года, когда они сидели в Хогвартсе окруженные десятками тысяч этих тварей, многое позволили ему понять. И хоть тогда осажденным было намного хуже, чем любому заключенному (они высасывали не только эмоции, но и терзали душу, что в тюрьме им делать запрещено), пятнадцать лет в их обществе чересчур долгий срок. Вдруг вспомнив ещё одну вещь, Поттер задал новый вопрос:
   - Джордж, скажи, у вас ведь была крыса? Сначала она принадлежала Перси, а потом досталась твоему младшего брату, Рону, ведь так? Что с ней стало?
   - Откуд... - начал близнец, но Гарри тут же его перебил:
   - Значит, была?
   - Да.
   - Где она сейчас? - нетерпеливо спросил Поттер.
   - Так она уж года два как потерялась, хотя Рон уверен, что её съел кот Гермионы, девочки, которая в Хогвартсе учится. Он её после этого ещё больше невзлюбил.
   - Жаль, - быстрое решение так внезапно возникшей проблемы откладывалось.
   Полностью погрузившись в свои мысли, Гарри вышел из подсобки и вновь встал за кассу, по ходу дела обдумывая полученную информацию. В этом мире не было Гарри Поттера (точнее, раньше не было), в газетах ничего не было про побег Сириуса (впрочем, как и про то, что его посадили), и Джордж говорит, что он всё ещё в этом Аду.
   Чисто механически принимая деньги и отдавая сдачу, Поттер начал продумывать план. Сириуса, несомненно, надо вытаскивать оттуда. Вся проблема заключалась в том, что Гарри практически ничего не знал об Азкабане. Все, что он знал, это место нахождения и факт, что здание возвышалось на сорок этажей вверх и на тридцать вниз. В его мире строение было просто стёрто с лица земли, поэтому "познакомиться" с Азкабаном поближе Поттеру не представилось шанса. Из-за того, что в здании было семьдесят этажей, Гарри даже не представлял, как он сможет там отыскать Сириуса. Поэтому надо было узнать, в какой камере сидит его крёстный. Это можно выяснить только двумя способами: непосредственно в Министерстве или у кого-то из бывших друзей Сириуса. Министерство отпадало само собой (хотя ещё оставалось проникновение с взломом, но это на крайний случай), а вот друзья могли помочь. Тем более не мешало бы узнать, где они, точнее, он - Римус.
   Узнать, где сидит Сириус, - это самая лёгкая часть, оставалось ещё непосредственное проникновение в Азкабан и последующее бегство с заключенным из оного. Проникнуть, в принципе, не составляло труда, но вот бегство...с этим могут возникнуть проблемы. Блэк просидел в тюрьме на два года дольше, чем в его мире (то есть ослаб ещё сильнее). Хотя это же вселяло надежду. Если в мире Потера он смог сбежать сам, то это означало, что силы еще не оставили Сириуса и здесь. Но это было лишь предположение, всё может обернуться с точностью да наоборот. При планировании лучше всего предполагать самое страшное, готовиться к ещё худшему, но всё же надеяться на лучшее. Правда, сейчас была несколько тупиковая ситуация. Знания о тюрьме поверхностны, а единственное место, где можно было бы узнать о Азкабане поподробнее, - это Министерство. Туда, понятное дело, идти нельзя, а это означает, что внутри здания придётся действовать с помощью чистой импровизации. Шесть лет в школе и события, произошедшие в этот период, отбили всё желание импровизировать, но на этот раз иного выхода не было. Точнее, он был, и не один, но все, по мнению Гарри, не годились. Так как придётся действовать по наитию, надо бы добавить хоть какие-то шансы на успех. Это, в свою очередь, означало, что пора заняться боевым костюмом.
   Еле дождавшись вечера, Гарри на скорую руку поужинал, после чего, выпив бодрящего и восстанавливающего зелья, спустился в подвал. Близнецы решили не бездельничать, в результате последовав примеру Поттера. Хорошо хоть зелья он сварил много, а то бы опять пришлось вставать за котёл. Подкинув близнецам парочку новых идей, которые они тут же принялись осуществлять, Гарри расчистил себе место в самом дальнем углу подвала и, наконец, принялся за дело.
   При создании костюма использовалась только магия. Никаких зелий, предметов, ингредиентов - ничего этого не надо было. Только палочка и знания, хотя костюм можно ещё совершенствовать и совершенствовать. Поэтому в дальнейшем могут понадобиться и различные компоненты. Но на данный момент всё, что нужно было Гарри, - это его палочка и знания.
   Первый взмах - и пол очистился от грязи, второй нанёс на каменные плиты пентаграмму (круг с вписанным в него многоугольником и с добавлением непонятных водяных образов), третий заполнил рисунок различными рунами. И пошло - поехало. С каждым новым взмахом что-то добавлялось, изменялось. Пентаграмма ширилась, разрасталась, пока не стала занимать всё заранее очищенное пространство. Поттер встал с одного края рисунка. Подняв палочку перед собой, он начал вырисовывать прямо в воздухе ещё одну пентаграмму, аналогичную той, что уже была на полу. Когда был начертан последний штрих, Гарри резко махнул палочкой в направлении потолка. В результате весь призрачный рисунок врезался в потолок.
   Некоторое время Поттер задумчиво изучал пентаграммы, при этом иногда взмахивая палочкой, что-то изменяя. Когда же он, наконец, полностью остался доволен рисунками, то остановился, закрыл глаза и начал читать заклинание. Оно было довольно длинным и необычным. Для любого другого мага это звучало бы, как сущая белиберда, хаотичный набор слов, но не для Поттера. Продолжая говорить, он поднёс к виску свою палочку и, дотронувшись до него, резко махнул рукой в середину пентаграммы. По воздуху прошлась непонятная рябь, и в следующую секунду в центре, между двух рисунков зависла непонятная серебряная пыль.
   Перестав читать заклинание, Гарри вновь дотронулся палочкой до виска, после чего, как и в прошлый раз, махнул рукой, добавляя серебряной пыли. Сделав так ещё пару раз, Поттер вновь начал читать заклинание. На создание костюма ушла практически вся ночь. Уже под самое утро Гарри прочитал последний раз заклинание - и серебряная пыль резко сжалась, тут же взорвавшись. Неожиданной вспышкой света Поттера слегка ослепило, и, когда он вновь открыл глаза, его взору предстал только что созданный костюм. Он был серебряного цвета, эластичный и облегающий: хоть надевай под другую одежду, все равно не будет заметен. Из-за того, что костюм был соткан из чистой магии, он совершенно не имел веса, но зато требовал "подзарядки", хотя довольно редко. Можно просто "вливать" в него толику магии, а можно подпитывать заклинанием. Причем из-за свойства поглощать магию и накапливать её он мог отражать заклятия. Точнее, не отражать, а впитывать, так как заклинания - это ни что иное, как сгустки магии. Вот в чем и заключалась его ценность. В идеале человеку, одетому в этот костюм, не должна быть страшна даже Авада, но на данном этапе все обстояло несколько иначе. Если костюм слишком насытить магией, то он просто распадется, не в силах её удержать. Именно поэтому он и не мог совладать с непростительным заклинанием. У Авады слишком большая "мощь", она просто разорвала бы костюм и всё равно убила человека. Но даже с такими оговорками это была воистину великая вещь.
   - Ты закончил? - поинтересовался подошедший Джордж, когда заметил, что Гарри без сил опустился на пол, спиной прислонившись к стене.
   - Держи, - добавил Фред, протягивая Поттеру зелья, которые тот с благодарностью принял.
   - Да, закончил, - произнёс Гарри после нескольких глотков.
   - И что же ты закончил? - одновременно спросили близнецы.
   - Сейчас покажу.
   Поднявшись с пола, Поттер быстро разделся догола, после чего подошёл к висящему в центре пентаграмм костюму и принялся его надевать. Процесс несколько осложнился тем, что одежда была цельная, без каких-либо застежек, молний, кнопок и даже отверстий. Но Гарри решил эту проблему. Подойдя к костюму, он зашёл сзади и сначала провёл пальцем по верху, а потом и по спине. Результат его манипуляций стал виден практически сразу: сначала появилось отверстие под голову, а потом и на спине, чтобы Поттер смог надеть костюм. Как только Гарри полностью оделся, костюм сам собой подстроился под его тело, а разрез на спине затянулся. Некоторое время Поттер простоял, закрыв глаза, а костюм сильно поблек, изменяя цвет, наконец, став совершенно невидимым.
   Казалось, что Гарри даже ничего не надевал.
   Не обращая внимания на порядком обалдевших близнецов, Гарри прошёл к своей одежде и одел её поверх серебряного костюма.
   - Ну, а теперь запустите в меня хотя бы оглушающим заклинанием.
   Дважды повторять не пришлось. Не успел Гарри и рта закрыть, как в него уже устремилось сразу два заклинания. Даже не попробовав достать свою палочку, Поттер спокойно подставился под них, только вот он даже не пошатнулся от этого. Близнецы, не веря своим глазам, тут же запустили ещё два заклинания, но эта попытка, как и первая, эффекта не возымела.
   - Что это? - первым спросил Фред.
   - Боевой костюм, - спокойно отозвался Гарри.
   - И как он действует?
   - Поглощает магию, а это значит, любые заклинания. Правда, так только в теории, на деле же ему не хватает емкости "батарей". Слишком мощные заклинания он не может поглотить, но существенно уменьшает их действие, хотя Аваду Кедавру остановить не в силах. Эффект других непростительных заклинаний он только ослабляет, но так же не способен полностью их подавить, а от длительного Круциатуса распадается. Высшая магия в исполнении сильных волшебников тоже подействует. Более же слабым очень трудно преодолеть защиту костюма, для этого им приходится воздействовать на него постепенно. Скажем, десять-двенадцать оглушающих заклинаний, попавших с промежутком в несколько минут, вполне способны это сделать. В дальнейшем же я хочу попробовать усовершенствовать костюм так, чтобы можно было использовать накопившуюся магию в нападении, добавляя мощи своим заклятьям и разряжая "батареи". Правда, это будет доступно только для волшебников, владеющих беспалочковой магией, но как я сказал, это всё будет потом. Сейчас же перед вами последняя модификация боевого костюма.
   Несколько минут в подвале стояла гробовая тишина, потом Джордж задал вопрос, который не мог не задать:
   - Кто ты такой и откуда ты взялся?
   Гарри посмотрел на близнецов своими тусклыми зелеными глазами, буквально пригвоздив их к полу, затем он заговорил:
   - Я пришёл издалека, вернуться уже никогда не смогу, поэтому обустраиваюсь в создавшейся ситуации. Скоро настанут очень мрачные времена, и я постараюсь свести их продолжительность к минимуму. Как-то я уже сказал, что вам скоро придётся переквалифицироваться, вы будете работать над военными изобретениями. Грядет новая война, скоро начнутся первые события, и советую уже начинать к ним готовится.
   Близнецы переглянулись, потом Фред осторожно спросил, причем таким голосом, будто говорил с умалишенным:
   - Откуда ты это знаешь?
   Поттер лишь усмехнулся, потом развернулся и зашагал к выходу из подвала. Уже на лестнице он вновь повернулся к застывшим близнецам:
   - Предлагаю помириться с семьёй, потом может быть поздно.
   Больше не добавив ни слова, он поднялся по лестнице.
   Сходив на второй этаж, Гарри переоделся в спортивные штаны и футболку, голову же прикрыл банданой, а растрепанные волосы собрал в хвост. Уже спускаясь вниз и надевая очки, он нос к носу столкнулся с братьями.
   - Я постараюсь вернуться как можно скорее, но могу задержаться.
   - Ладно, - вяло отозвался Джордж.
   Внимательно посмотрев на расстроенные лица близнецов, Гарри добавил:
   - Поверьте, всё, что я сказал, - это чистая правда, и не пренебрегайте моим советом. Говорю вам как человек наученный горьким опытом: помиритесь с семьёй, если с ними потом что-нибудь случится, вы до конца жизни будете жалеть о том, что не послушались моего совета, когда ещё было время.
   Пройдя мимо братьев Уизли, он пересёк магазин и, открыв дверь, вышел на улицу. Прохожих ещё практически не было, все только просыпались. Вздохнув полной грудью утренний воздух, Поттер трансгрессировал.
   После перемещения он оказался на какой-то богом забытой улочке на краю Лондона, именно здесь жил Римус Люпин. Оглянувшись и не заметив ни единой живой души, Гарри зашёл в ближайший подъезд трёхэтажного здания, который выделялся среди остальных относительной чистотой. Взбежав по лестнице на второй этаж, он подошёл к обшарпанной двери. Только Гарри хотел постучать, как увидел, что дверь лишь плотно прикрыта, чтобы не бросался в глаза развороченный косяк. Боясь самого худшего, он легонько толкнул ее и тут же услышал приглушенные голоса, доносившиеся из глубины квартиры. Стараясь не производить лишнего шума, Поттер зашёл в прихожую, плотно прикрыв за собой дверь. Прижимаясь к одной из стен, он прокрался туда, откуда доносились звуки. Квартира хоть и выглядела бедной, но было достаточно большой и уютной, а также отличалась редкостной чистотой, благодаря чему Гарри двигался совершенно бесшумно.
   Дойдя до самой последний двери в коридоре, он, наконец, смог разобрать голоса:
   - Римус, я тебе последний раз предлагаю перейти на нашу сторону, - сказал какой-то мужчина хриплым, рычащим голосом.
   - Я же сказал нет! - рыкнул другой голос, по которому Гарри безошибочно узнал Люпина. Тот всегда так говорил, когда был в ярости. Такое случалось редко, но в данном состоянии он становился поистине опасен.
   - Посмотри на себя! - вскричал третий голос, женский. - Сколько лет ты носишь эту одежду? Три, может быть, четыре года? Ты столько времени не можешь устроиться на нормальную работу, а до этого почти двенадцать лет просидел в таком же положении, пока Дамблдор не сжалился и не дал тебе вести ЗОТИ в Хогвартсе. И что из этого получилось? Тебя вышибли, не успел ты и года отработать. После этого тут же вышел новый декрет об оборотнях, причем такой, что на работу ты вообще до конца жизни не устроишься. Кто ты сейчас? Жалкий дворник. И у кого?! У маглов!!! У тебя школа закончена с отличием, ты дипломированный Аврор, а копаешься в грязи, как жалкий червяк. Что они тебе такого сделали, что ты так рьяно отказываешься от нашего предложения? Ведь у тебя будет всё! У тебя снова будут права наравне с человеком. Скажи, когда ты в последний раз нормально ел? Я имею в виду не тогда, когда ты перемещался в ближайший лес и ловил себе еду, а за деньги, в каком-нибудь ресторане? Молчишь? Знаешь, почему? Потому что ты уже даже забыл, когда такое было. И ты ещё смеешь вставать на их сторону? Тебя вышвырнули из общества, того, кто был одним из лучших авроров. Но стоило только умереть Поттеру - и все про тебя забыли.
   Кто бы ни была эта женщина, а, судя по голосу, довольно молодая девушка (хотя это не факт, голос часто обманывает), внушать и убеждать она явно умела. Вот только сейчас допустила настолько идиотскую ошибку, что всё то уважение, которое у Гарри возникло к ней во время этой пылкой речи, мгновенно исчезло. Напомнить о Воландеморте, по чьей вине Люпин фактически потерял всех друзей и отличную работу, хотя довольно опасную... В общем, такое напоминание было верхом идиотизма.
   - Именно из-за Джеймса, Лили и Гарри я не перейду на вашу сторону. Воландеморт лишил меня всего, и теперь вы хотите, чтобы я встал под его знамя? - Римус тут же сказал всё, о чём подумал Гарри.
   - Что же... - опечаленно сказал уже четвёртый голос. - Как ты понимаешь, раз ты отказался от нашего предложения, отпустить тебя живым мы уже не можем. Боюсь, простое стирание памяти не столь надежно, так что мне очень жаль, Римус, но придётся тебя убить.
   - А силёнок-то хватит? - Поттер был уверен, что сейчас Люпин злобно скалится.
   Положение стало взрывоопасным. Всё также тихо Гарри подобрался вплотную к закрытой двери. Молясь всем богам, он протянул руку к ручке и медленно стал её поворачивать. В комнате звучали голоса, но Поттер больше не прислушивался, он как можно тише пытался открыть дверь. Раздавшийся щёлчок прозвучал для Гарри, как звук выстрела. Испуганно замерев, он тут же с облегчением понял, что никто, кроме него, этого звука не услышал. Всё так же осторожно Поттер слегка приоткрыл дверь.
   Это была довольно большая гостиная, правда, практически лишенная мебели, зато со следами ремонта. По крайне мере, белые обои и паркет выглядели достаточно новыми. Гарри смотрел на происходящее с краю. Посреди гостиной полукругом стояло пять человек, напротив них, прижимаясь спиной к стене, стоял Римус, держа перед собой палочку и зажимая в опущенной левой руке нож. Недалеко от Поттера были диван и тумбочка со стоящим на ней будильником, на противоположной стороне находился телевизор, а рядом с ним кресло. По бокам от Люпина находились два окна и ещё одно чуть в стороне от телевизора. Всё остальное пространство оставалось свободно.
   - Римус, мне очень жаль, - произнесла девушка (всё-таки молодая). После этого все стоящие достали палочки.
   Времени оставалось совсем мало. Поэтому Гарри постарался открыть дверь пошире, но его тут же за это наказали. Раздавшийся скрип разбудил бы даже мертвого. Все находящиеся в комнате мгновенно повернулись на звук, выставив перед собой палочки.
   - Вот с**а! - в чувствах произнёс Гарри.
   Не медля больше ни секунды, он пинком открыл дверь и тут же, схватив будильник, засветил им в лоб какому-то мужику, точнее попробовал засветить. К великому неудовольствию Поттера, вся пятёрка оказалась оборотнями, хотя будильник всё же сыграл положительную роль. Мужик сумел увернуться от него, но не от следом пущенного проклятья. Взрывное заклинание большой силы просто разорвало оборотня в куски и разбросало его четырёх оставшихся собратьев по комнате. Девушку отбросило к Римусу, и тот церемониться с ней не стал. Удар рукоятью ножа по затылку - и юная особа лишилась чувств, если не жизни. Гарри же в это время попробовал избавиться ещё от одного противника, но тот успел перекатиться, увернувшись от пущенных в него заклятий, а в следующую секунду он уже был на ногах. Люпину повезло больше, он воспользовался тем же приемом что и Поттер в начале. Кинув нож в подскочившего бородатого и малость потрёпанного мужика, Римус следом пустил оглушающее заклинание. Убивать мужика он, по-видимому, не хотел, но судьба распорядилась по-другому. Заклятье было мощным, поэтому бородатого типа отбросило к стене, но его слегка перекрутило в воздухе, и он со всей дури врезался головой об стену. Раздавшийся хруст шейных позвонков услышали все находящиеся в комнате. Отметив эту картину лишь мимоходом, Гарри давил своего противника обилием разнообразных заклинаний, благодаря тому, что он произносил их невербально, заклинаний было ОЧЕНЬ много. Но его противник был оборотнем. Поэтому если нормальному человеку пришлось бы отбивать почти все заклинания, довольно молодой паренёк отбивался лишь от трети пущенных в него заклятий, причем выбирая самые слабые. Поняв до конца все прелести сложившегося положения, Поттер стал приближаться к оборотню, попутно усиливая натиск заклинаниями. Римус в это время занимался тем же самым, только он теснил своего противника под беспрерывно летящие проклятья, извергаемые палочкой Гарри. Своей цели они добились одновременно. Противник Люпина нарвался на одно из многочисленных заклятий Гарри, чем бывший аврор не преминул воспользоваться, послав режущее проклятие в горло своему противнику, от которого тот не успел отбиться. Поттер в 2этот же самый момент достиг паренька и, пустив в него заклятие, тут же пнул ногой в сторону, как раз туда, куда отпрыгнул его противник. Удар попал точно в пах, и был бы он хоть трижды оборотнем, всё равно бы загнулся. Напоследок вдарив пареньку ребром ладони по шее, Гарри заклинанием связал его.
   - Ну, а теперь молодой человек, мне бы хотелось узнать, что вам здесь надо? - раздался голос за спиной у Поттера. Развернувшись на голос, он увидел настороженного Римуса, который выставил в его сторону палочку.
   - Просто хотел задать один вопрос...
  
  
  
   Глава 5.
  
   Римус был сам на себя не похож. Чёрт, что за дурная мысль? Конечно, похож, просто Гарри его запомнил совсем иным. Он умер за год до "Битвы", а это случилось... случится... да чтож такое. Чтобы не путаться - случилось! Так вот это случилось через девять лет. Глупо звучит. За эти годы он очень сильно постарел. Римус вообще обладал ранней сединой, из-за своего проклятия. Его волосы стали терять цвет ещё в школе, и если сейчас светло-каштановые пряди были "украшены" только несколькими белоснежными прядями, то перед смертью его голова была практически белая. Странно, но сейчас на лице у оборотня была щетина. Во время войны он, по неясным причинам, брился ежедневно. Но, надо признать ему шла лёгкая небритость. А вот карие глаза ни чуть не изменились. Да и куда им меняться? Непробиваемая тоска и грусть не покидают этот взор с тех пор, как он потерял первых друзей, а это произошло уже давно. И не покинут.
   Задать свой вопрос Гарри не успел. Сначала раздался протяжный стон, а потом на полу зашевелилась оглушенная Люпином девушка.
   - Погоди пока с вопросом, - попросил Римус, опуская палочку. Он подошел, поднял девушку на руки и осторожно уложил её на диван, даже слишком осторожно, особенно если вспомнить, как он её приложил рукоятью ножа.
   Отойдя на пару шагов, Люпин присел на корточки, внимательно смотря на потихоньку очухивающуюся девушку. Поттер же, поняв, что спрашивать сейчас попросту бесполезно, поманил к себе кресло, после чего уселся рядом с Римусом.
   - А дальше? - произнёс Гарри.
   - Дальше? - непонимающе переспросил оборотень, повернув голову в сторону Поттера.
   - Очнётся она - и что ты будешь делать дальше? Вообще по правилам надо вызвать...
   - Я знаю правила! - резко перебил его Люпин. - Сам не один год проработал в министерстве.
   Собеседники (если их так можно назвать) опять замолчали, девушка же в это время приняла сидячее положение, при этом не отрывая взгляда от Гарри и усиленно потирая пострадавший затылок (будто это он, а не Люпин её ударил).
   - Откуда ты знаешь правила? - неожиданно спросил Римус.
   Гарри задумался лишь на секунду, после чего спокойно ответил:
   - Я был знаком с одним аврором. Он мне много чего рассказал и показал.
   - Заметно, - кивок в сторону связанного оборотня.
   - Ненавижу оборотней, - зло произнес Поттер, но, заметив, как напрягся Люпин, добавил: - я имел в виду сражаться с оборотнями. Слишком быстрые.
   - Ты кто такой?!! - в бешенстве вскричала полностью пришедшая в себя девушка.
   - Гарри, - невозмутимо отозвался Поттер.
   - Откуда ты взялся???
   Парень молча указал пальцем на дверь.
   - Ты меня за дуру считаешь?! - голос девушки сорвался на визг, заставив Гарри невольно поморщиться.
   - Нет, - совершенно искренне ответил Поттер. - Кое-чему подучить - и из тебя получится превосходный вербовщик. Для работы с кадрами ты подходишь идеально.
   После этих слов ведунья стала походить на самую обычную девчонку. Она растерянно захлопала глазами, пару раз открыла рот, собираясь что-то сказать, но так ничего и не произнесла. Слишком неожиданным для неё было услышанное заявление.
   - Так что дальше? - парень обратил свой взор на Люпина.
   Оборотень бросил быстрый взгляд на Поттера, и, судя по тому, как он едва заметно напрягся, Римус решил соврать. Он и впрямь начал говорить какую-то чушь, которую парень просто пропустил мимо ушей. Вместо этого он воспользовался блокологией. По некоторым отрывочным мыслям Гарри понял, что Люпин собирался попросту отпустить девушку, правда, из-за чего он хотел так поступить, Поттер разобрать не сумел. У оборотней был слишком сильный природный иммунитет ко многому, в том числе и к блокологии. А если совсем точно, они обладали впечатляющими способностями в защите разума. Без волшебной палочки полностью прочитать мысли оборотней попросту невозможно. Гарри и так повезло, что он сумел понять хоть что-то, в большинстве случаев не получалось добиться и этого. Видимо, Римус был просто слишком взволнован, и это ослабило его природный барьер, бдительно охраняющий сознание.
   - Хватит врать, - грубо прервал Поттер безостановочно говорившего оборотня, после чего повернулся к девушке: - Можешь идти, но позволь дать тебе маленький совет. Поменяй стороны, пока не поздно. Если у тебя хватит ума сделать это, то меня, скорее всего, можно будет найти в Хогвартсе. Если же нет, то поищи через недавно открывшийся в Хогсмиде магазин. Я смогу тебе помочь, всё зависит только от тебя. Теперь иди.
   Девушка уставилась на Поттера как на полного психа. Но, видимо, доверившись своим внутренним ощущениям, поняла, что парень не шутит, сдавленно пискнула, закрыла глаза и сжалась в комок на диване, боясь даже пошевелиться. Люпин тоже доверял своим чувствам, поэтому сейчас Гарри оказался вновь под прицелом палочки оборотня. Римуса сложно было так просто испугать, но даже ему стало не по себе. Парень невесело усмехнулся. Он ведь просто показал ЧАСТЬ себя, другого себя. Поттер ненавидел свою вторую половину, но ему приходилось терпеть её. Она появилась почти сразу после смерти Седрика, на его четвёртом курсе (точнее, она стала ощутимой, а вообще же, наверное, была с ним лет с двух, если не меньше). Медленно и незаметно она росла, развивалась, становилась сильнее и в один "прекрасный" момент едва не сделала из Поттера второго Воландеморта. Нет, это было не раздвоение личности, это было (и есть) совсем другое. Все отрицательные чувства, такие как злоба, ненависть, страх, ярость, отчаяние, - они медленно накапливались на задворках сознания. А когда стали достаточно сильны, начали незаметно воздействовать на поступки, совершаемые Поттером. Из-за их воздействия был убит (по-настоящему холоднокровно, а не случайно, как произошло с Квиреллом на его первом курсе) пожиратель, самый первый в череде последующих. По началу, когда Гарри нужна была информация, он действовал гуманно, старался получить её у союзников или уговорить пойманных врагов рассказать ему добровольно (просто смешно). Потом были первые испуганные попытки незаконно напоить пожирателей сывороткой правды, а если она по каким-то причинам не действовала, стирать память и надеяться, что никто ничего не заметит. Дальше, всё так же под воздействием не прекращающего роста отрицательных эмоций, Поттеру пришла в голову достаточно простая мысль: а почему бы не попробовать заклинание "Круцио"? Ведь он убивал - и ничего. Сначала, естественно, он не мог этого сделать. От криков пленных Гарри едва не терял сознание, постоянно вспоминались родители Невилла, отрывки из собственного прошлого. Но постепенно он начал привыкать, использовать большее количество заклинаний - и бесценная информация, полученная в результате пыток, придавала уверенность, что он поступал правильно. Может, так оно и было. Пока не случилось нечто, заставившее Поттера осознать весь ужас происходящего. Он начал действовать всё жестче и жестче, убивать, не задумываясь ни о чем, пленные же подвергались таким пыткам, что Дамблдор пришёл бы в ужас. И всё могло закончиться появлением нового Темного Лорда, если бы не маленький мальчик, сын Пожирателя Смерти. Поттер его попросту не заметил. Он пришёл в дом пожирателя за информацией и, поймав оного, начал уже ставший привычным допрос с пристрастием. Вот тут-то и появился паренёк. Он распахнул дверцу шкафа, в котором прятался, и бросился на защиту "доброго и хорошего" отца. Причем мальчику просто повезло, что его не убило. Заклинание "Авада Кедавра", моментально пущенное на звук, пролетело у него над головой, будь он взрослым - его непременно бы зацепило. Увидев, что он едва не убил шестилетнего мальчика, Поттера охватил ни с чем не сравнимый ужас, а фраза, прозвучавшая из уст паренька, добила его окончательно:
   - Вы хуже, чем Темный Лорд.
   Гарри после этого попросту сбежал из дома, в котором находился. Вернувшись в своё убежище, он сначала напился до беспамятства, а через два дня "взглянул на своё сознание". К тому времени он уже достаточно сносно владел блокологией, поэтому проделал в общем-то сложный процесс быстро и легко. Но открывшаяся картина повергла парня в шок. Если говорить примитивно, то его сознание выглядело как сплошная чернота с парой белых пятен. После этого начался долгий процесс "очищения", по мере которого Гарри с ужасом вспоминал всё, что он делал. А когда же он осознал, что ему это НРАВИЛОСЬ, Поттер прекратил "очистку" разума. Заперев большую часть своих отрицательных эмоций на седьмом уровне сознания (сейчас они были уже на десятом), он оставил лишь малую часть на свободе, так как понял: иначе ему не выжить. Шла война, и определенная жесткость была нужна. Соответственно, вряд ли он смог бы дальше жить, если бы полностью отчистил разум от "зерён Тьмы". После всего, что он делал... Хорошо, что это случилось до того, как ему в руки попали "бразды правления" - иначе всё закончилось бы весьма плачевно.
   - Успокойся, - произнёс Гарри. - Если бы я хотел что-нибудь сделать, то, можешь даже не сомневаться, я бы уже давно сделал.
   Дождавшись, пока Люпин опустит свою палочку, Поттер развернулся к девушке.
   - Я, кажется, уже сказал: можешь идти.
   Всё ещё жутко боясь, но всеми силами стараясь скрыть свой испуг, она поднялась с дивана. Едва сделав шаг по направлению к двери, остановилась как вкопанная. Её взгляд упал на уже пришедшего в себя оборотня-парня, которого спеленал Поттер.
   - Этот останется с нами, - не дожидаясь вопроса, ответил Гарри и, прежде чем она успела что-либо сказать, Поттер продолжил: - Только вякни, что без него не уйдёшь, как окажешься опять оглушенной, и кто знает...может, я решу воспользоваться древним правом победителя, а может, сдам тебя аврорам, а те при допросе сделают такое, что ты пожалеешь об упущенной возможности отдаться только мне. В крайнем случае просто сверну тебе шею и скажу, что так и было.
   После этих слов девушка молча вышла (скорее, вылетела) из комнаты, а потом хлопнула и входная дверь.
   - Однако, - произнёс Люпин.
   - Теперь, надеюсь, ничто не мешает мне задать свой вопрос?
   - Можешь задавать.
   - В какой камере содержится Сириус Блэк? - чуть насмешливым тоном произнёс Гарри.
   Чего бы не ожидал Люпин, такого он даже близко не мог предположить. Мужчина в шоке уставился на Поттера. Весь его вид говорил о таком эмоциональном потрясении, что Гарри, дабы привести его в норму, вдарил ему кулаком в челюсть.
   - Однако, - опять произнёс Римус, при этом усиленно потирая челюсть.
   - Так в какой?
   - В тысяча триста тринадцатой. Зачем тебе эти сведенья?
   - Хочу вытащить из тюрьмы невиновного человека, - встав с кресла, Поттер нацепил очки, предусмотрительно снятые перед тем, как войти.
   - С чего ты это взял? - холодно произнёс Римус.
   - Придумал, я вообще фантазёр ещё тот. Пришла вот в голову мысль: а почему бы мне немного не помечтать и не придумать другую историю? О семье Поттеров и четвёрке неразлучных друзей... - Гарри откровенно насмехался.
   - И знаешь что? - резко спросил Поттер и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Я придумал! Моя фантазия удивила меня самого. Я почему-то решил, что ради друга-оборотня трое друзей стали анимагами. Мечтал-мечтал и домечтался до того, что Джеймс оказался Сохатым, Сириус стал собакой, а Питер заделался крысой. Странно, да? Но этим я не ограничился и решил придумать, почему Сириус предал своего самого лучшего друга. Причину, как это "неудивительно", я так и не нашёл. Фантазию заклинило, вот досада, но я не отчаивался! И мне пришла в голову бредовая идея: а что если Сириус никогда и никого не предавал? Вот смехота-то, да? - последние слова были сказаны таким голосом, каким обычно Воландеморт говорил со своими подчиненными, причем провинившимися. Люпину в голову сравнения не лезли, и поэтому он лишь покрепче стиснул палочку, потрясенно смотря на странного парня, так неожиданно заявившегося к нему домой (и, надо заметить, очень даже вовремя). Поттер же тем временем продолжал: - Раз Сириус не предавал, то тогда кто же мог это сделать? Друг-оборотень отпадал сразу. В то время предусмотрительно был пущен слух, что оборотней можно излечить, и в связи с этим друзья стали более настороженно относиться к своему другу. Значит, тайну ему никак и никто не мог доверить. Остался только Сириус и Питер, но так как я решил помечтать и сделал Сириуса невиновным, то решил, что настоящим хранителем тайны Поттеров стал Хвост. Причем Поттеры по совету самого же Блэка никому и ничего не сказали. Все были уверены, что именно Сириус стал хранителем. И вот незадача! Мой воспаленный мозг дошёл до того, что Питер оказался предателем и именно он сдал Поттеров мудиле по кличке Воландеморт. Интересно? Слушай дальше! Когда же Сириус нашёл свою любимую семейку уже отошедшей на тот свет, то сразу понял, кто был непосредственным виновником произошедших событий. Быстро кое-что прикинув, он в два притопа, в три прихлопа, то есть непонятно как, но это ведь фантазия, всё же нашёл своего "лучшего друга". Друг, естественно, такой встрече не обрадовался, вот с испугу и разнёс половину улицы с десятком маглов, только вышла одна неувязочка. Как такое ничтожество могло отрезать себе палец, чтобы все подумали, будто он умер? Вот и я не знаю, а фантазия не хочет здесь работать, но это уже корявости сюжета, без них никак нельзя. В общем, улицу разнёс, палец отрезал, превратился в крысу и, как положено настоящему ничтожеству, слился с дерьмом в канализации. Потом же лет двенадцать пожил где-нибудь в семье тех же Уизли в облике крысы, хозяева ещё удивлялись, как она столько живёт, а потом и от них колобок, в смысле крыса, укатил, то есть убежал. Теперь же как подобает гаду, мелко гадит и усилено косит под ящерицу, пресмыкаясь, что есть мочи, перед своим воскресшим, точнее восставшим повелителем. Зато невиновный человек уже пятнадцать лет отсиживает не свой срок. Дикая у меня фантазия, не правда ли?
   Римус стоял и остекленевшими глазами смотрел перед собой. Только теперь он понял, понял всё.
   - Я с тобой! - непреклонно заявил Люпин, как только более-менее пришёл в себя. Поттер, естественно, этих слов ждал. Не умей он видеть дальше собственного носа, он бы никогда и нипочем не смог стать "Главным", причем ГЛАВНЫМ для всех!
   - Может, ты мне и сможешь пригодиться, - с легким пренебрежением в голосе произнёс Гарри. Глаза у Римуса блеснули опасным огоньком, теперь он был готов сделать всё и даже больше. Именно на эту реакцию рассчитывал Поттер, но главное не переборщить: "герой", не слушающийся приказов, ему был попросту не нужен.
   - Пойдёшь со мной, но с условием.
   - Каким? - хмуро поинтересовался Люпин.
   - Скажу лежать - ты без вопросов падаешь на брюхо там, где стоишь, и ещё будешь врываться на три метра в землю, ясно?
   - Чего уж тут не ясного?
   - Да? - недоверчиво фыркнул Гарри. - Лежать!
   Римус мгновенно понял, зачем это было сказано, но всё равно послушался.
   - Хорошо, - произнёс Поттер, вполне довольный увиденным. - Если бы ты сейчас не послушался, ссылаясь, что исполнишь в нужный момент, то...вряд ли бы вообще хоть что-нибудь вспомнил о сегодняшнем дне. Беспрекословно подчиняющиеся люди, в свою очередь умеющие думать, для командира самое главное. Идиоты, реагирующие только на команды, мне тоже не нужны.
   - Ты так говоришь, будто собираешься создавать войско, - пробурчал поднимающийся с пола Люпин.
   - Именно так. Только не войско, а группу людей, которую можно будет обучить в максимально короткие сроки, чтобы те в свою очередь уже могли обучить других.
   - Зачем тебе это? - удивленно спросил Римус.
   Этот вопрос искренне рассмешил Поттера.
   - До чего же все наивные. Я думал, сегодняшнее событие ясно дало понять тебе, какова истинная ситуация в мире.
   Люпин пару секунд недоуменно смотрел на ухмыляющегося Поттера, после чего резко повернулся к связанному пленнику. Медленно перевел взгляд на парня.
   - Действительно, - слегка обескуражено произнёс Римус. - Кстати, а он всё слышал.
   - Точно! Я совсем забыл про него.
   В тот момент, когда Поттер повернулся к связанному пленнику, этот самый пленник резко взвился на ноги, сбрасывая с себя путы. Увернувшись от пущенного заклинания, выпрыгнул в окно вылетев на улицу в ореоле сверкающих осколков. Когда Поттер и Люпин оказались возле разбитого окна, внизу, во дворе, уже никого не было. Люпин, поняв, что оборотень ушёл, долго и витиевато выражался не совсем цензурными словами.
   - Теперь они обо всем узнают! - наконец выразил он свою мысль в более удобоваримой форме.
   - Именно! - довольно произнёс Гарри, отходя от окна.
   - Э-э-э...
   - Думаешь, я такой наивный идиот, давший пленнику сбежать? Я сам этого хотел, и услышал он не больше и не меньшего того, что я позволил ему услышать. После того, как ты сказал мне подождать с вопросом, я навёл на комнату заклинание "Альфас", искажающие восприятие у всех людей, находящихся в этом месте. На самом деле мы всё это время практически простояли на одном месте, причем никто из нас даже рта не раскрывал. Пленник же всё это время и слышал что о Сириусе, Азкабане, Аврорах и прочей хрени. Блокология, друг мой, страшная вещь, если, конечно, уметь ей пользоваться должным образом. Парень даже был уверен, что девушку мы отпустили лишь для того, чтобы передать сообщение их командиру. Причем сама отпущенная, увидев этого командира, передаст ему сообщение и будет уверена, что мы действительно сказали ей передать его. Правда, остальные слова, сказанные в её присутствии, она тоже может передать, но ощутимого вреда мне и моим планам они не принесут, тем более я почти стопроцентно уверен, что она их не передаст. Будем ждать, когда парень всё расскажет, а с удивлением узнав, что он слышал всё совершенно другое, точно промолчит.
   - Опасный ты человек, - пристально смотря на Поттера, произнёс Римус.
   - Ты даже не представляешь, насколько, - криво усмехнувшись, ответил Гарри. - Из меня получилась идеальная машина для убийства. Впрочем, я во многих вещах стал идеален.
   - Кто же тебя таким сделал? - вновь посмотрев на выбитое окно, спросил Люпин.
   - Можно сказать, я сам.
   - Зачем?
   - Чтобы выжить.
   - Где? - у Люпина даже не было удивления в голосе, лишь мрачный интерес.
   - В мире, - ответил Гарри, повернувшись в сторону оборотня и из-под очков смотря ему прямо в глаза. - Пошли.
   - Куда?
   - Выручать Сириуса.
   Больше не добавив ни слова, Поттер схватил Римуса за плечо и трансгрессировал к Азкабану, вернее, в небольшой город в двадцати километрах от тюрьмы. В целях безопасности местность рядом с Азкабаном накрыли противотрансгрессионным щитом. Причем щит действовал в обе стороны: нельзя было переместиться как сюда, так и отсюда. Блокировка трансгрессии действовала в радиусе десяти километров от тюрьмы, но ведь надо было найти транспорт. Именно поэтому Поттер перенесся в небольшой город.
   - Нам нужна машина, - сказал Гарри, увидев молчаливый вопрос в глазах Люпина.
   Оглядевшись по сторонам, Поттер стал присматриваться к машинам, стоящим рядом с многочисленными домами. Причем здешние дома, казалось, соперничали друг с другом в своем разнообразии, а машины ничуть не отставали от домов. Здесь можно было найти "железного коня" на любой вкус: от русской Волги (правда, малость переделанной), возле которой появились Гарри с Римусом, до Додж Вайпера с Ламбарджини Дьябло.
   - Кто же живет в здешнем районе? - несколько обалдев, произнёс оборотень.
   - Да, впечатляет, - не смог не согласиться Поттер. Покрутив головой по сторонам, он не спеша двинулся по улице, присматриваясь к машинам. Надо было найти такую, которая бы вместила троих и не рассыпалась от первого же удара, но как назло ближайшие машины не подходили. Пройдя метров сто, Гарри, наконец, нашёл что-то, мало-мальски подходившее его требованиям: Ланд Крузер компании Тойота.
   - Берём вот эту, - махнул рукой Поттер в сторону машины.
   Подойдя к Крузеру, стоящему возле гаража трёхэтажной виллы, парень прикоснулся рукой к замку двери. Раздался щелчок - и Гарри забрался внутрь машины, ещё одно прикосновение к замку зажигания - и с утробным рыком заработал двигатель машины. Разблокировав остальные двери, Поттер дождался, пока Люпин усядется рядом с ним, после чего снял машину с ручника и поехал, постепенно наращивая скорость. Когда они оказались за пределами города, парень переключился на четвертую скорость и вдавил педаль газа почти до упора.
   - Зачем так гнать? - спросил Римус, косясь на стрелку спидометра.
   - Ты, может быть, не заметил, но когда мы отъехали от виллы, за нами выскочил охранник, а это значит, что очень скоро будет погоня. Я, честно говоря, удивился, что нас не ждали на окраине города. Район уж больно богатый.
   Больше никто ничего не сказал, следующие двадцать минут прошли в тишине. Из-за того, что они ехали на машине, им пришлось сделать изрядный крюк. Дорога к Азкабану пролегала только с севера, в то время как они ехали с юга. Обогнув побережье по большому кругу, Римус с Гарри, наконец, остановились возле самого моря. Хлопнули двери. Зашуршала галька под ногами.
   - Какой воздух! - восхищенно произнёс Люпин, вздохнув полной грудью.
   Гарри же, некоторое время постояв возле самой воды, медленно двинулся вдоль побережья в сторону невзрачного домика. На Азкабан он даже не взглянул, хотя его хорошо было видно. В паре километров от берега черным обелиском высился громадный замок, Азкабан. Впечатлительным людям его лучше не видеть. Тюрьма была построена на скале, вздымающейся из воды метров на двести, точнее, скала и была тюрьмой. Начиная с самого основания и глубже, до кончика вершины. Мастера постарались на славу, замок, вытесанный из скалы, внушал страх одним своим видом.
   - Ты куда? - спросил Римус, догнав Поттера.
   - В дом, - отозвался парень.
   Люпин посмотрел в сторону невзрачного строения и предостерегающе произнёс:
   - Там располагается пост авроров.
   - Я знаю, - меланхолично отозвался Гарри.
   - Там должна находится боевая группа, десять человек, - попытался внести ясность Римус.
   - Я знаю, - опять ответил Поттер. - Здесь в основном дежурят новички, проверяют на выдержку.
   - Ты же не думаешь справиться с полным составом боевой группы? Хоть и новичками?
   - Я?! - удивленно отозвался Гарри. - Нет, конечно! Я не думаю, что справлюсь, я это знаю.
   Но справляться ни с кем не пришлось. Неказистая дверь лежала в стороне от дома, стекла были выбиты, а на доме виднелись многочисленные следы поджога. Последние сомнения, что это не маскировка, развеял вид "изнутри". Внутреннее убранство дома соответствовала его внешнему виду, никакого наблюдательно поста авроров здесь и в помине не было. Хотя он должен был быть.
   - Пахнет кровью, - произнёс Римус, настороженно принюхиваясь.
   Ответить Поттер не успел. Со стороны острова раздался страшный грохот, а затем усиленный заклинанием голос потребовал кого-то сдаваться, ответом был очередной грохот.
   - Как интересно, - не вынимая рук из карманов штанов, произнёс парень. - Думаю, нас опередили.
   - Кто-то тоже спасает Сириуса?! - потрясенно воскликнул Люпин.
   - Не спасает, а вытаскивает из тюрьмы, и не Сириуса, а заключенных там пожирателей.
   Римус смущенно посмотрел на остров. Все его мысли были заняты только Сириусом, и ни о чем другом он думать не мог. Необычный же парень на его взгляд был совершенно спокоен. На его губах блуждала спокойная и всезнающая улыбка. Неожиданно Люпин понял, что Гарри у него ассоциируется с Дамблдором. Обескураженный своими мыслями оборотень стоял и тупо разглядывал парня.
   - Пошли, - бросил Гарри, после чего развернулся и неспешной походкой двинулся в сторону джипа. Казалось, доносившийся грохот и усиленные заклинанием голоса с острова его ни в коей мере не волновали. Дойдя до машины, он забрался внутрь и завёл двигатель. Расстроенный Люпин уселся рядом, затем убито произнёс:
   - После сегодняшнего дня охрану Азкабана увеличат как минимум вдвое, а то и втрое.
   - Всего? - искренне удивился Гарри. - Я думал, раз в пять-шесть, по крайне мере поначалу.
   - И что будем делать? Подождем, когда шумиха спадёт, и попробуем через пару месяцев?
   - Боюсь, у нас не будет столько времени, - покачав головой, ответил Поттер.
   - Ну и?
   - Будем освобождать Сириуса.
   Педаль газа в пол, рев мотора - и вот джип, набирая скорость, мчится по водной глади, оставляя за собой странный двоящийся след и тучу брызг по бокам. По мере приближения машины к тюрьме голоса и грохот стали слышны даже сквозь шум мотора и разбрызгивающейся воды.
   - Ты знаешь планировку Азкабана? - спросил Поттер, когда явственно ощутил всепроникающий холод.
   - Немного, - вяло отозвался Люпин, стараясь подавить в себе жуткие картины, всплывающие в его голове.
   - Что сразу за главными воротами?
   - Длинный коридор, а в самом конце начинаются боковые ответвления, ведущие в различные части тюрьмы.
   - Длинный? Длинный - это хорошо! Я бы даже сказал, отлично!
   Поинтересоваться, что же задумал парень, у Римуса не было никакого желания.
   Когда Азкабан угрожающе завис над мчавшейся машиной, Люпин, наконец, увидел, что происходит на острове. Как минимум полсотни авроров засело за прибрежными камнями, беспрестанно осыпая тюрьму заклинаниями и матами, а им в ответ летело ничуть не меньше, а может и больше заклинаний и ответных матов. Всполохи заклятий вылетали из многочисленных замаскированных бойниц, но большая часть била из-за прикрытия огромной двустворчатой двери, в которой были проделаны сотни маленьких отверстий. Сделав резкое движение кистью, Гарри ухватил появившуюся в руке палочку, после чего пробормотал себе под нос какое-то заклинание, от которого всю машину на секунду залил голубоватый свет.
   - Пристегнись и усиль свой ремень и сиденье заклинанием, - бросил Поттер Римусу.
   Оборотень послушно выполнил указание парня. Сам же Гарри тоже последовал своему совету, потом легонько стукнул палочкой по рулю и тут же надавил на него рукой. От рева гудка Люпин едва не оглох, зато авроры, стоящие на их пути, кинулись врассыпную от приближающейся машины. Весело что-то крикнув ошарашенным служителям закона, парень до упора вдавил педаль газа в пол. Прошла ещё секунда прежде, чем машина достигла ворот, секунда, растянувшаяся в целую жизнь.
   С зубодробильным треском машина врезалась в ворота. От удара Римуса бросило вперёд, почудилось, что ремень порвал его пополам, рот наполнился кровью. Прямо перед ним пролетел какой-то пожиратель, потом раздался страшный скрип покрышек, и машина затормозила. Откуда-то сбоку послышался голос, что-то настойчиво спрашивавший. С усилием повернув звенящую от сотрясения голову, Люпин увидел, как совершенно не пострадавший Гарри через открытое боковое окно держит кого-то за шею и что-то узнает. Видимо, добившись своего, он как тряпичную куклу откинул своего собеседника в сторону, а спустя ещё десяток секунд машина уже мчалась по широким коридорам тюрьмы. Люпин, наконец, полностью пришёл в себя. Разглядев, что стало с машиной, он невольно присвистнул. Капота, задней двери и багажника просто не было. Лобовое стекло было всё в трещинах и крови, крышу пробил самый настоящий лом. Войдя под углом над головой Гарри, он пригвоздил заднее сиденье к корпусу машины. Представив, что стало бы с парнем, если бы эта железяка вошла немного ближе к лобовому стеклу и чуть-чуть под другим углом, Римус невольно сжал зубы.
  
   - А мне понравилось! - вставил своё слово Дамблдор в перепалку учителей. - Дракон красивый, а главное, какой лозунг! Сила в единстве. Братья Уизли всегда мне нравились, но, думаю, эта надпись появилась неспроста.
   Учителя, до этого обсуждавшие случившееся первого сентября, но после таких неожиданных слов Альбуса мгновенно притихли.
   - Директор? - произнёс Снейп с только ему присущей интонацией. Одним словом он высказал все вопросы, возникшие в головах присутствующих.
   - Северус, я думаю, ты тоже читаешь знаки, ведь так? - Дамблдор хитро посмотрел на своего подопечного поверх очков-половинок. Дождавшись едва заметного кивка, он продолжил: - Времени осталось мало. Я уже начал принимать кое-какие меры...точнее будет сказать, я ускорил некоторые события, чтобы в случае чего быть готовым.
   - Готовым к чему, директор? - от звонкого голоса преподавателя защиты лицо Снейпа исказилось от отвращения.
   - К войне, - просто ответил Дамблдор, после чего, не обращая внимания на потрясенную тишину, с удовольствием захрустел лимонными дольками.
   - С кем? - Тонкс очень не любила, когда чего-нибудь не понимала.
   - С Воландемортом, конечно!
   От этого имени все дружно вздрогнули.
   - Вы считаете, он мог... - опять начала Нимфадора, но её грубо перебил Снейп.
   - Не мог, а уже!
   - Северус, мы ещё этого точно не знаем, - мягким голосом, но в тоже время твердо произнёс Дамблдор.
   - Как тогда объяснить...
   - Хватит, Северус! - грубо прервал его директор.
   Не все в этой комнате знали, что Снейп был пожирателем, и ещё меньше знало, что он был шпионом. Понимая, что из-за излишней горячности в вопросах, связанных с Воландемортом, Северус хотел показать всем пылающий знак мрака на его руке, Дамблдор предостерёг своего подопечного.
   - И всё же довольно странный парень! - неожиданно для всех произнесла Нимфадора.
   - Мне тоже так показалось, - довольно произнёс Дамблдор, сразу поняв, какого именно парня имела в виду Тонкс. Заодно директор порадовался, что можно сменить тему.
   - Он откуда-то меня знает.
   Реплика Северуса в высшей степени заинтересовала Дамблдора.
   - Правда? С чего ты взял?
   Снейп на секунду нахмурился, казалось, вспоминая о чем-то, но потом нехотя всё же ответил:
   - В его глазах я увидел проблеск узнавания. Он глянул на меня так, будто всю свою жизнь знал меня.
   - Знаете, - неуверенно начала говорить Нимфадора, - мне тоже так показалось. Только вдобавок к тому, что он узнал меня, примешивалось ещё что-то, но что, я сказать не могу. И ещё... мне казалось, он был рад меня видеть.
   Некоторое время в кабинете стояла тишина, нарушаемая лишь хрустом лимонных долек.
   - Откуда он мог нас знать? - спросил Северус, смотря на директора. - Я с уверенностью могу сказать, что вижу этого парня впервые.
   - Не знаю, - директор задумчиво посмотрел на свои руки. - Но я точно знаю, что мы его ещё увидим. Такие люди никогда не остаются в тени.
   - Очень на это надеюсь, - с ухмылкой, которой на лице преподавателя в принципе не может быть, произнесла Тонкс. - Пусть только попадётся мне этот наглец.
   Макгонагал недовольно посмотрела на молодого профессора, но ничего не сказала. В конце концов, это не её дело. Дамблдор лишь добродушно улыбнулся. Снейп, как всегда, скорчил презрительную рожу, полагая, что этого никто не видит. Трелони по своему обычаю витала где-то в облаках. Синистра, Анита (преподаватель Магловедения), Вектор и прочие профессора не решались заговорить. Зато не промолчал Флитвик:
   - А я бы хотел познакомиться с этим юношей, - едва ли не мечтательно протянул он. - У него довольно интересные познания в магии. Нам бы было о чем поговорить.
   - Подумаешь, фейерверки, - презрительно фыркнула Тонкс.
   - Не скажите! - резко возразил маленький преподаватель. - Я насчитал три модифицированных средненьких заклятия, и там было как минимум две модификации высших чар. Вот только что это были за чары, я не понял, - со вздохом печали закончил Флитвик.
   Неожиданно для всех камин вспыхнул изумрудно-зеленым пламенем, все синхронно повернули голову в его сторону. В камине появилось лицо молодого парня, который пару секунд всматривался в окружающих, но потом его взгляд наткнулся на сидящего директора, и он тут же быстро заговорил:
   - Профессор Дамблдор, меня попросили известить вас о том, что на тюрьму Азкабан напали и освободили множество заключенных. Сейчас около полусотни авроров сдерживают натиск заключенных и напавших, стараясь не дать им покинуть пределы тюрьмы. К ним уже выслано подкрепление. И ещё...нам сказали о странной магловской машине, прорвавшейся в тюрьму во время боя. Машина вдребезги разнесла ворота, открыв доступ в тюрьму, а потом скрылась где-то внутри. Больше её никто не видел.
   - Хорошо, - спокойно кивнул Дамблдор, как только юноша закончил говорить. Голова в камине тут же исчезла.
   - Времени осталось слишком мало, - произнёс Альбус, вставая из-за стола.
  
   - Как они вообще узнают, где какая камера? - недовольно произнёс Гарри, при этом оставаясь совершенно спокойным.
   Они уже минут двадцать разъезжали на машине по тюрьме, но камеру Сириуса так и не нашли.
   - Надо было меня спросить, - раздраженно отозвался Римус. - Я каждый год приходил к нему. Дорогу от двери я знаю, а вот из других частей тюрьмы нет.
   - Надо было мне сразу сказать, что ты знаешь дорогу.
   - Считай, сказал.
   - Значит, только от двери? - уточнил Поттер, уже сдавая назад.
   - Да.
   - Тогда поехали к двери.
   Ездить задом по не слишком широким коридорам было несколько проблематично, но Гарри справлялся. Не прошло и пяти минут, как они вновь оказались в коридоре, который вел от входа. Стали даже видны отсветы на стенах от пускаемых заклинаний. Бой всё ещё продолжался.
   - Налево! - мгновенно сориентировался Люпин, когда они оказались в знакомом ему коридоре. - Теперь направо.. дальше.. дальше.. стоп! Назад! Давай опять налево.
   Минут через десять Римус попросил остановить машину.
   - Он здесь, - сказав это, Люпин махнул рукой на нужную камеру, но из машины выходить почему-то не спешил.
   - Что такое? - Гарри вопросительно посмотрел на оборотня.
   Тот как-то тяжело вздохнул, но всё же ответил:
   - Я каждый год приходил сюда в день смерти Поттеров и пытался понять, почему же он их предал. Теперь я узнал, что он их не предавал. Ты даже представить себе не можешь, что я чувствую.
   - Ошибаешься, - спокойно ответил Гарри. - Очень даже представляю и понимаю. Это как раз ты не представляешь, насколько у меня была... насыщенная событиями жизнь.
   Открыть дверь, чтобы вылезти из машины, не было возможности. Мало того, что дверь всю перекосило, так если её даже суметь открыть, стена была почти впритык к машине. Всё с той же невозмутимостью, которая уже начала раздражать Римуса, Гарри выбил ногой лобовое стекло. На вопрос Люпина, почему он не воспользовался палочкой, парень флегматично ответил:
   - А зачем?
   Выбравшись из машины, Гарри подошел к нужной двери, отсутствие дементоров в тюрьме сделало свое дело. Поттер смотрел не на безумца лежащего в углу, а на настороженного мужчину, готового ко всему. И это был именно тот человек, с которым он познакомился на своём третьем курсе обучения. Взор тёмно-серых глаз был пристальным, внимательным, но не отталкивающим. Если от взгляда Гарри даже василиск мог откусить себе язык от ужаса, то глаза Сириуса не пугали, несмотря на их серость. А должны бы, ведь в темноте, когда зрачки увеличивались, казалось, что в них просто нет цвета. Чёрное на белом. Поразительный человек. Даже годы ада Азкабана не способны лишить этого человека его шарма и непонятной притягательности. Грязный, худой ровно настолько, насколько может быть худым человеческая особь, сбившиеся в комки волосы грязно-чёрного цвета, такая же борода, огромные, почти фиолетовые круги под глазами, а всё равно было очевидно, что после пары часов работы над ним Блэка можно будет выпускать на любой банкет и он не будет выделяться из толпы. Хотя нет, будет! Но выделяться будет, как и всегда тем, что вокруг него за считанные минуты соберётся стайка соискательниц на роль "пассии".
   - Здравствуй, Сириус, - поздоровался с ним парень, причем таким голосом, будто они встретились где-нибудь в ресторане.
   Блэк промолчал, он пытался понять, что за человек перед ним стоит. Одет он был едва ли не как хулиган, хорошо сложен, красив, спокойный, даже можно было сказать, уверенный в собственной силе. В то же время оголенные руки сплошь были покрыты шрамами от различных заклинаний, что означало весьма насыщенную различными событиями жизнь парня, а вот глаз видно не было. Несмотря на плохое освещение, парень был в солнцезащитных очках.
   - Покажи мне глаза, - неожиданно для самого себя прохрипел Сириус.
   Его просьбу тут же выполнили. Тусклые, зеленые глаза абсолютно ничего не выражали. Ни единой эмоции не проскальзывало в них. Если бы не моргание, можно было подумать, что смотришь в глаза зомби, ожившего мертвеца. Блэк не мог не почувствовать определенное родство с этим странным человеком. Едва взглянув в эти будто выцветшие глаза, он сразу понял, что, несмотря на молодость, парень не понаслышке знаком с воздействием дементоров. Если бы не возраст, Сириус мог бы поклясться, что этот человек провёл в обществе стражей Азкабана, может быть, даже больше, чем он сам...или...была еще одна догадка. Слишком сильное усердие стражников преисподней, дементоров. Если одно их присутствие заставляло забыть человека о всем хорошем, что было в его жизни, то, когда стражи Азкабана начинали определенным образом воздействовать на свою жертву, становилось во сто крат хуже. Минута такого воздействия шла за полноценный месяц простого пребывания рядом со стражниками. Вот только если дементоры будут слишком долго подвергать такому испытанию человека, он просто сойдёт с ума меньше чем за день. Если же парень каким-то образом не слетел с катушек в первую неделю, можно было предположить, что такому воздействию он подвергался на протяжении лет трёх, правда, надо было ещё учесть, на каком расстоянии находились дементоры. Но всё равно срок должен быть немалый.
   - Ты прав, - спокойный голос парня заставил Сириуса вздрогнуть. - Могу сказать даже больше. Столь долгое воздействие дементоров на меня сильно закалило мою душу, ты даже представить не можешь, насколько сильно она связана с моим телом.
   - Гарри, ты о чем?
   Этот голос заставил Блэка вздрогнуть ещё сильнее, чем голос парня, а когда его обладатель появился перед ним, Сириус ощутил почти физическую боль от нахлынувших воспоминаний. Добрых и светлых воспоминаний. Пошатнувшись, он оперся на стену, из глаз невольно потекли слезы радости, хотя до этого времени ему казалось, что уже ничто на свете не способно заставить его заплакать. Теперь же от внезапно нахлынувших воспоминаний он плакал и не мог и не хотел останавливаться. Так хорошо ему не было больше пятнадцати лет.
   - Надо быстрее его вытаскивать отсюда, - произнёс Гарри. - Пока там все заняты пожирателями, шансов прорваться у нас намного больше, - подойдя к решётке, Поттер прикоснулся рукой к замку.
   Римус слишком поздно понял, что захотел сделать парень, поэтому его предостерегающий крик запоздал. Зато не подвела реакция оборотня. Отлетевшего от решетки юношу он успел перехватить ещё в полете, не дав ему шарахнуться головой об стену.
   - Раньше сказать нельзя было? - как всегда совершенно спокойным голосом спросил Гарри, слезая с Люпина.
   - Я думал, ты знал, - несколько виновато ответил Римус, а в следующее мгновение до него дошло, что парень совершенно не пострадал. По всем правилам он должен был как следует поджариться, но Гарри на это совершенно наплевал и поджариваться не собирался. Вместо этого он, замерев напротив двери, достал палочку и зашептал какие-то малознакомые Люпину заклинания.
   - Легче было воспользоваться ключом, - прохрипел Сириус, когда дверь от заклинаний парня открылась. Блэк ещё с трудом верил, что у него есть шанс покинуть эту тюрьму. Пусть хоть всё ещё в личине преступника, но всё же покинуть.
   Ключ, оказалось, действительно был всего в паре метров от решетки. Там были ключи ото всех камер на этом этаже.
   - Быстрее! - поторопил Люпин своего друга, стычка пожирателей с аврорами могла вот-вот закончиться, взрывов уже не было слышно, как и голоса, приказывающего сдаваться.
   - Постойте, - Блэк, пошатываясь, побрел в сторону висящих ключей. Взяв два из них, он сначала подошёл к клетке, которая располагалась напротив его. Щелкнул замок - и дверь открылась. Сириус вошёл внутрь и присел рядом с лежащим человеком.
   - Валеса, вставай. Валеса, ну пожалуйста, Валеса? - Сириус почти умолял женщину подняться.
   - Она тоже невиновна? - раздался рядом с ним голос парня.
   - Нет. Она виновна. Убила своего мужа, когда узнала, что он ей изменил.
   - Прямо как в магловском третьесортном детективчике, - пробормотал Гарри, склонился над женщиной, легко перебросил через плечо и выпрямился.
   Выйдя из камеры, он подошёл к машине. Пара взмахов волшебной палочкой - и лом исчез, а сиденья пришли в норму. Следующим взмахом он левитировал бессознательную женщину через выбитое лобовое стекло, устроив её на заднем сиденье. Потом повернулся в сторону Сириуса, который уже успел открыть камеру рядом с камерой Валесы. Подойдя к открытой решетке, Поттер заглянул внутрь. Увиденное ему сильно понравилось. Вся камера была сплошь исчерчена магическими формулами, рунами, маленькими пентаграммами, гектограммами, обычными магловскими формулами высшей математики. В этой камере сидел составитель заклинаний, мастер своего дела. Только теперь он обратил внимания на сухонького старичка, обнимающего Сириуса, причем у старичка были необычайно живые, карие глаза. Казалось, он в Азкабане чувствовал себя вполне комфортно.
   - Знакомьтесь, - обернулся Блэк к стоящему Гарри и Римусу. - Это мой друг Вакогинар Ангувирильский.
   - А покороче? - улыбнувшись, спросил Гарри.
   - Ваки, - отозвался старичок.
   - За что вы здесь?
   - Думал, самый умный, могу пойти против Темного Лорда. Буквально через час после моего отказа его слугам меня обвинили в целой куче преступлений, которых я не совершал и совершить в принципе не мог, а ещё через два часа я уже оказался в этой камере, где и нахожусь на протяжении последних семнадцати лет.
   Голос у старичка Ваки был, как и глаза, на удивление живым и молодым. Азкабан, казалось, не оставил даже царапины на его душе. На этот счет у Гарри появилось кое-какое предположение. Войдя в камеру заключенного, он подошёл к одной из стен. Секунд десять он просто, не мигая, смотрел на неё, а потом, улыбнувшись, забормотал себе под нос:
   - Вектор Адельберга...конечно...конечно... сам мог понять...а это что? Интересно... неужели обыкновенный тангенс? Не может быть, я ведь так пробовал... черт, я не учел магическую постоянную...это вполне закономерно...это тоже...а это уже явно притянуто за уши, но ведь работает. Ваки, вы гений! - резко закончил Гарри по обычаю совершенно спокойным голосом.
   - Нет, - возразил старичок. - Просто у меня было слишком много свободного времени. Если вы за минуту разобрались во всем, что здесь написано, гений - это вы, а не я.
   - Как вы его назвали? - поинтересовался Поттер, продолжая изучать стену.
   Старик весело хихикнул:
   - Защита Размазанного Патронуса.
   Услышав это, Гарри тоже улыбнулся, зато Сириус и Римус категорически ничего не понимали.
   - Ладно, об этом всем, - парень обвел рукой камеру, - мы ещё поговорим с вами, но несколько позже. Сейчас нам надо как можно скорее убираться отсюда.
   - Наконец-то ты это понял! - раздраженно пробурчал Люпин.
   Исхудавшие заключенные спокойно уместились втроем на заднем сиденье, правда, аромат от них исходил ещё тот. Люпин, как наиболее чувствительный к запахам, еле сдерживался, чтобы не зажать себе нос. Гарри решил смилостивиться над бедным оборотнем, поэтому спустя секунду по машине разлился дивный цветочный аромат, воздух стал совершенно свежим. Парень, повернувшись назад, попросил заключенных пригнуться. Сириус и Ваки послушно сползли по сиденью, заодно стащив за собой бессознательную Валесу. Езда задним ходом уже начала Поттера утомлять, поэтому, найдя перекресток коридоров, Гарри развернул машину. Когда они достигли коридора, ведущего ко входу, стало понятно, что сражение между пожирателями и аврорами закончилось. Впрочем, эти выводы оказались несколько поспешными. При ближайшем рассмотрении, выяснилось, что между сражающимися наступило временное перемирие. Авроры, ясное дело, ждали подкрепления, а вот чего ждали Пожиратели, было непонятно.
   - Вот ведь гаденыши! - возбужденно воскликнул Ваки.
   Гарри быстро глянул на старичка в зеркало заднего вида, а после этого в ту сторону, куда смотрел Ваки. Оказалось, что пятерка пожирателей плела какое-то особо хитрое заклинание. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, какое именно. Минут через пять антитрансгрессионный щит будет пробит, и все заключенные мигом уберутся подальше отсюда и поближе к своему господину.
   - Аврорам надо бы сказать, - пробормотал Гарри.
   Пролетев мимо прятавшихся пожирателей, машина с утробным ревом мотора вылетела из тюрьмы, тут же получив парочку заклинаний в восстановленное лобовое стекло и взрывное проклятье со стороны пожирателей. И так раскуроченный зад машины вообще на половину перестал существовать. Резко вдарив по тормозам, парень остановился точь-в-точь возле того камня, где сидел командир здешних Авроров.
   - Минут через пять пожиратели проломят антитрансгрессионый щит и все свалят отсюда, выбор за вами, - сказав это, Гарри опять надавил на газ, и уже спустя пару секунд машина неслась по водной глади.
   - Интересно, куда делись все дементоры? Ведь когда мы только приехали, я прекрасно чувствовал их присутствие, а потом будто они куда-то исчезли, причем все разом, - парень, казалось, говорил это для себя, нежели для своих спутников.
   - Ой! - вырвалось у Ваки.
   Старичок оказался культурным, Римус выразился более объемно и витиевато. Первое заклинание, пущенное аврорами с берега в их сторону, прошло далеко в стороне, но чем ближе приближалась машина, тем прицельнее становился огонь служителей закона. Сидя за рулем, много не поколдуешь, поэтому большую часть заклинаний отбивал Римус, Гарри отражал только наиболее сильные и малоизвестные. В ста метрах от берега в машину попало первое заклинание, оторвавшее переднюю дверь со стороны водителя. Следующее схлопотали уже, когда вылетели на берег. Авроры бросились врассыпную, чтобы не попасть под колеса, но кто-то все же успел запустить в их сторону взрывное заклятие, после этого машина второй раз за день лишилась лобового стекла. Тут же из-за встречного воздуха заслезились глаза, поэтому Гарри поспешил снизить скорость, из-за чего их мгновенно настигла целая серия заклинаний. Через минуту, когда уже все авроры остались позади, машина представляла жалкую пародию на саму себя, даже крышу погнуло, когда сильный сногшибатель попал в стойку. Правда, если бы авроры не перестали по какой-то неизвестной причине стрелять, им, скорее всего, вообще бы пришлось убегать пешком, а это резко снижало шансы на благополучный побег. Пришлось бы отбиваться от Авроров и калечить их, а Гарри этого совершенно не хотелось.
  
   Дамблдор, Макгонагал, Снейп и Тонкс перенеслись на берег вместе с подкреплением Авроров. Двухсторонняя защита на время была снята, поэтому возможность трансгрессировать к Азкабану была, а вот обратно нет. К сожалению, к самой тюрьме перенестись было нельзя. На первый взгляд ничего не происходило: тюрьма, как всегда, была пугающей и отталкивающей, здешняя вода благодаря специальным заклинаниям тиха и безмятежна, даже ряби от небольшого ветра не было. Казалось, никаких следов пожирателей здесь и близко не было, впрочем как и Авроров. Неожиданно для всех со стороны Азкабана раздался грохот и одновременно с этим несколько далеких вспышек пущенных заклинаний в сторону чего-то черного. Это черное на несколько секунд остановилось, а потом устремилось прямо в их сторону. Авроры мгновенно заносились, выискивая укрытия для себя и своих товарищей. Когда же это самое "черное" приблизилось, выяснилось что это самая обыкновенная магловская машина, правда, в ужасном состоянии и было непонятно, как она вообще способна ездить. Причем не только из-за её внешнего вида, но и по причине магической зоны. Техника маглов работать здесь не должна, но, тем не менее, она очень даже успешно работала. Расслабившиеся служители закона повылезали из своих укрытий и лениво стали запускать заклятья в сторону приближающегося автомобиля. Точнее будет сказать, они поначалу запускали лениво, но когда выяснилось, что машина не собирается снижать скорости и успешно отражает все попавшие в неё заклинания, авроры подобрались и стали действовать более решительно. Вот только даже это не помогло. Кто бы ни был за рулём, он только увеличивал скорость с упорством закоренелого самоубийцы, которому никак не дадут повеситься. Наконец, одно заклинание всё же попало в машину, но только по касательной, водитель успел немного вильнуть в сторону, поэтому отделался лишь потерей собственной двери. Дамблдор, в высшей степени заинтересованный, наложил на очки одно очень хитрое заклинание, дающее возможность рассмотреть всё происходящее будто в мощный бинокль. Вот только его ждало разочарование: кто бы ни был в машине, он тоже был достаточно умелый. Единственное, что видел самый почитаемый волшебник столетия, - это лишь размытые пятна на месте людей.
   Альбус расстроился лишь на секунду. Тут же воодушевившись, он направил палочку в сторону машины, и с неё сорвалась голубая молния. Вот только к удивлению директора Хогвартса, водитель сделал какой-то странный жест рукой с зажатой в ней палочкой - и заклинание ушло перпендикулярно вверх, хотя считалось, что отразить его в принципе невозможно, лишь поглотить. Порядком удивленный, Дамблдор повторил свою попытку с более опасным и сильным заклятием, но и здесь его ждал провал. Неведомый противник парировал и это хитроумное заклинание, а в следующую секунду машина, распугав ближайших Авроров вылетела на берег, схлопотав взрывное проклятье прямо в лобовое стекло. Но, судя по тому, что водитель лишь сбросил скорость, ощутимого вреда это не принесло, по крайне мере, пассажирам не принесло. А вот машине не повезло, её нагнало ещё по меньшей мере три пущенных в её сторону заклинания. Дамблдор в должной мере оценил терпеливость неведомого водителя. Если он так успешно отражал его заклинания, он при желании мог одним заклинанием накрыть очень много служителей закона, а посему будет лучше дать им уйти. Сделав резкое движение кистью, директор послал в сторону командира Авроров приказ прекратить обстреливать машину. Спустя ещё две секунды ни одно заклинание более не было пущено в сторону стремительно уносящейся магловской техники, вот только к тому времени от неё мало что осталось. Было удивительно, как она вообще сохраняла способность работать.
   - Почему вы не дали нам остановить их?! - тяжело дыша, спросил подбежавший к Дамблдору командир Авроров, при этом гневно раздувая ноздри.
   - Чтобы никто не пострадал! - с отвращением произнёс Снейп, причем весь его вид говорил, что человек, задающий такие вопросы, не достоин даже держать в руках волшебную палочку, не говоря уже о том, чтобы быть командиром.
   С тех пор как его две недели допрашивали авроры, он к ним относился как к особо противным ползучим гадам и вел себя с ними соответствующе. Даже если он не мог их раздавить, то напугать ногой и просто высказать им всё, что о них думает, старался при каждом удобном случае.
   - Северус прав, - подтвердил Дамблдор слова своего подопечного в тот момент, когда аврор собирался заорать на Снейпа. - Ваши люди могли очень сильно пострадать.
   - Нас здесь почти сотня! - потрясенно воскликнул командир. - И авроры всё ещё прибывают, что бы они нам смогли сделать?!
   - Много чего, но в их планы, какие бы они ни были, не входило калечить кого-либо, поэтому вам сильно повезло, - Дамблдор пристально посмотрел человеку в глаза поверх очков-половинок. - И я бы вам советовал поспешить к самой тюрьме. Несмотря на отданный приказ ждать подкрепления, ваши люди почему-то атакуют, а, может, наоборот защищаются.
   Командир удивленно моргнул, а потом резко повернулся в сторону Азкабана, там действительно сражение шло полным ходом, вновь всё грохотало, и вспышки пускаемых заклинаний появлялись не переставая. Глухо выругавшись, он поспешил к своим подопечным, нужно было как можно быстрее оказаться на острове.
   Скорость им не помогла, они застали только последнюю минуту боя. По непонятной для прибывшего командира причине его сослуживцы почти с самоубийственной целеустремленностью наседали на отбивающихся пожирателей. Причем с каждой секундой они становились всё больше похожи на отчаявшихся, так ведут себя люди, когда должны вот-вот погибнуть, притом стараясь утащить с собой побольше врагов. С этим предстояло разобраться несколько позже. Отдав приказы своим подчиненным, он устремился в самую гущу сражения, но едва успел пустить первое заклинание, как все закончилось. С интервалом в пару секунд все пожиратели исчезли, лишь серии хлопков говорили о том, что они благополучно трансгрессировали. Причем это произошло в зоне, где любое перемещение, кроме как на ногах или спине какого-нибудь животного, было в принципе невозможно. Рядом с Азкабаном даже метлы теряли свои полетные свойства.
   - Что всё это значит?! - прокричал командир, пришедший с подкреплением, в лицо человеку, который командовал здешними аврорами.
   - Они трансгрессировали, - отозвался тот со странным выражением на лице, весь его вид говорил: "Как можно было не понять такую простую истину?". - Могу я узнать ваше имя?
   - Нортон!
   - Каринг!
   - Вот что, Каринг, скажите мне, как пожиратели сумели отсюда перенестись? - почти миролюбиво спросил командир подкрепления.
   - А я откуда знаю? - несколько раздраженно отозвался аврор, он порядком устал, а тут этот идиот к нему пристаёт.
   - Но ведь вы знали, что пожиратели могут сбежать? Ведь именно поэтому вы, как психи, атаковали их, напрочь забыв все тактически маневры?
   - Знали, - подтвердил Каринг, вдобавок к словам качнув головой. - Вот только нас предупредили, а тактические маневры тут бы не помогли. Пожиратели знают их даже лучше нас самих.
   - Уж случаем не те, кто был в машине, вас предупредили? - любезно улыбаясь, спросил незаметно подошедший Дамблдор, прибывшие с ним профессора молча встали у него за спиной.
   - Именно они, сэр, - подтвердил Каринг. - Вот только кто это был, я не знаю. На машине было наложено какое-то странное заклинание, не дающее понять, кто там сидит, даже голос искажает. Я даже не имею понятия, был ли говоривший мужчиной или женщиной. Просто магловская повозка затормозила возле меня, и странный металлический голос предупредил, что пожиратели могут уйти.
   - И вы ему поверили?! - в ярости взревел Нортон.
   - Он сказал, что выбор за нами, можем нападать, а можем ждать. Я решил рискнуть и напал, как видите, кто бы это ни был, он оказался прав, - в присутствии Дамблдора Каринг явно чувствовал себя увереннее.
   - Может, кто-нибудь объяснит мне, куда делись дементоры? - грубо вмешалось Тонкс, почему-то прячась за спиной Макгонагал.
   - А черт их знает! - совершенно искренне ответил Каринг, не обратив внимания, кто задал вопрос. - Вот мы чувствовали их присутствие, а в следующую секунду они будто все разом исчезли.
   - Как они могли исчезнуть?! - опять взревел Нортон.
   Ответить ему никто не успел, неожиданно рядом с командиром здешних авроров появился его подопечный и отрапортовал:
   - Восемь убитых, десять тяжелораненых и почти все имеют легкие ранения. Тяжелораненые уже доставлены в больницу св. Мунго. Количество убитых пожирателей и заключенных установить невозможно, тел нет. По какой-то причине они забрали мертвых с собой.
   - Восемь убитых? Только наши? - хмуро поинтересовался Каринг, практически полностью проигнорировав остальную информацию.
   - Нет, сэр! Все из подкрепления. Наши только тяжелораненые, а легкие ранения получили все, правда, из подкрепления только те, кто успел добраться сюда прежде, чем противник сбежал.
   Лицо Нортона окаменело, а вот Каринг, несмотря на смерть своих хоть и не подопечных, но всё же товарищей, едва смог сдержать вздох облегчения, всё-таки его подопечные для него были несколько дороже, чем остальные. За каждого из них он нес личную ответственность, а это накладывало определенный отпечаток.
   - Не сочтите это наглостью или ещё чем-то, - слегка хрипловатым голосом заговорил Нортон, - но как вы смогли обойтись совсем без потерь?
   Этот вопрос, казалось, чем-то очень расстроил командира здешних авроров. Поморщившись как от зубной боли, он огляделся по сторонам, затягивая с ответом, но вот он опять повернулся в сторону стоящих людей, и все невольно поразились произошедшим с ним изменением (естественно, кроме Дамблдора). Теперь перед ними стоял не какой-то молодой парень, новичок, а бывалый вояка, прошедший нелегкую школу выживания.
   - Каринг - это имя для составления отчета об операции, а среди авроров меня знают как "Отец Псов".
   На секунду все в изумлении распахнули глаза, лишь Дамблдор в свойственной ему загадочной манере удовлетворенно кивнул головой. Впрочем, была ещё прячущаяся Нимфадора, которая не смогла сдержать смешок, заметив удивление своих коллег.
   - Но что здесь делает "Отряд Псов"?! - Нортон, казалось, вот-вот бухнется в обморок, этот отряд считался элитой элит.
   - Проверяли одну информацию, полученную из до того ненадежного источника, что на всякий случай я даже не хотел хоть как-нибудь афишировать её. Да и надо было учесть неизбежную утечку информации в случае раскрытия плана, поэтому я решил действовать на свой страх и риск.
   - А где же тогда "свежее мясо"?! - в запале выкрикнул Нортон, но тут же стушевался из-за присутствия Дамблдора, всё-таки используемое им наименование молодняка только-только пришедшего из школы Авроров было несколько своевольным, распространенным только среди авроров.
   - Я им всучил задание своей группы, - невозмутимо ответил Каринг, сделав вид, что не заметил неловкости своего коллеги. - Там совсем плевое дело, повязать пяток контрабандистов, даже если не справятся, ничего страшного не произойдёт, да и шанс пострадать довольно низкий.
   Больше командир подкрепления вопросов задавать не стал, махнув рукой, он пошёл выяснять, какие идиоты умудрились помереть за полминуты боя. Каринг проводил его несколько сочувственным взглядом, а потом вновь обратил своё внимание на профессоров, и его взгляд тут же наткнулся на прятавшуюся за спиной Макгонагал Тонкс.
   - Погремушка?!! - радостно взревел аврор.
   В этот раз даже Дамблдор проявил заинтересованность, оглянувшись на моментально покрасневшую Нимфадору. Он растянул губы в улыбке, которая была больше подстать пятилетнему ребенку, нежели глубокому старику.
   - Здравствуй, папочка, - справившись со смущением, отозвалась Тонкс.
   - Что же ты так, доченька? - с ухмылкой спросил "Отец Псов". - Совсем забыла о своей семье? Братцы по тебе скучали!
   - Я ушла из семьи и возвращаться пока не собираюсь, - хмуро отозвалась Тонкс.
   - Тогда просто скажу тебе, что семья будет рада твоему возвращению.
   Нимфадора молча кивнула, но потом всё же добавила:
   - Братцам передай привет и скажи, что я безумно скучаю.
   Каринг с улыбкой кивнул, а затем ещё раз качнул головой в сторону остальных профессоров, после чего поспешил к своим людям, собравшимся в сторонке. Субординация не позволяла им приветствовать Тонкс так, как им бы хотелось, поэтому ей лишь помахали руками, она ответил им тем же.
   - Думаю, здесь уже всё, что было можно, мы узнали, - заговорил Дамблдор. - А раз так, я предлагаю вернуться в Хогвартс.
   Четыре хлопка трансгрессии слились практически воедино, и авроры сразу заметно расслабились. Дедушка Дамблдор, конечно, добрый, но нельзя забывать, что он считается самым сильным волшебником столетия, и его возможности даже за пределами Англии весьма впечатляли. Никто бы не хотел стать причиной его расстройства. Никто из тех, кто был здесь.
  
   - Господи, неужели у нас получилось?!! - воскликнул Римус, на душе стало так легко, что Люпин, не выдержав, рассмеялся.
   Сириус, сидя сзади, остекленевшим взглядом смотрел на проносящиеся мимо машины деревья. Он ещё не до конца поверил во всё, что случилось. Кошмар, длившийся на протяжении пятнадцати лет, всё ещё не отпускал его. Казалось, он спит и видит сон, но скоро он должен будет проснуться, чтобы получить от безвольной магической куклы свою порцию отвратительной каши. Так происходило всегда, и Блэк уже поверил, что так будет вечно.
   - Это не сон, - спокойный голос парня вывел его из задумчивости. - Всё это реально, и реально настолько, что, может быть, ты даже ещё пожалеешь, что не остался в тюрьме, ведь дементоров там больше нет. Они теперь свободно разгуливают по всему миру.
   После этих слов веселье Римуса быстро сошло на нет. Почти все почувствовали невероятную усталость, всё-таки нервное напряжение сильно сказалось на организме. Заметив это, Гарри ещё немного прибавил скорости. Вскоре он почувствовал резкое изменение магической среды: поле подавления трансгрессии было снято. Решив на всякий случай поспешить, Гарри быстро остановил машину на обочине дороге.
   - Вылезаем и трансгрессируем, - бросил парень, тут же последовав своему совету.
   - Куда? - прохрипел выбравшийся из машины Сириус, на его руках всё так же в бессознательном состоянии лежала Валеса.
   - Предлагаю вам ваше старое убежище, - улыбнулся Гарри. - Визжащую хижину.
   Блэк про себя по достоинству оценил такое предложение. Кивнув головой, он тут же с легким хлопком исчез. За ним последовал Римус, а Поттер позаботился о старике.
   - Не хватает только решёток, и было бы как в моей камере! - весело прохихикал Ваки, когда они перенеслись в хижину.
   - Но-но! - возмутился Сириус, поднимаясь по лестнице на второй этаж. - Уважай моё прошлое.
   - И моё! - поддакнул Римус, только уже снизу, видимо, он проверял подземный проход
   - Тогда уж и моё, - вставил своё слово Гарри.
   - Так ты учился в Хогвартсе? - заинтересованно произнёс выползший из хода Римус.
   - Нет.
   - Жил в Хогсмиде? - наморщив лоб опять спросил Люпин.
   - Нет.
   - Поблизости?
   - Нет.
   - Приезжал сюда?
   - Нет.
   - Тогда что же связывает тебя с этим домом? - несколько обескураженный ответами парня, спросил Римус.
   - Очень и очень многое меня связывает с этим домом, причем как хорошего, так и плохого, но это касается только меня и никого больше. Кстати, Римус, отправляйся-ка ты домой, а то если тебя сейчас будут искать из Ордена, они могут не то подумать. Всё-таки вся твоя гостиная забрызгана кровью, частями тела и даже присутствует полноценный труп. Согласись, при этом отсутствие самого хозяина может навести на определенные мысли, - Люпин на секунду замер, а потом утвердительно качнул головой, Гарри тем временем говорил дальше: - Дамблдору прошу обо мне ничего пока не говорить, скажи, что всё сделал сам, так же молчи о Сириусе и, ради Мерлина и всего святого, не дай дедушке повода хоть в чем-то тебя заподозрить, как бы это не было трудно. Ясно?
   Люпин опять качнул головой. Он был слега потрясен тем, что уже совершенно забыл про случившееся совсем недавно, всего пару часов назад. Спасение Сириуса сильно выбило его из колеи, если бы не Гарри, он бы даже не вспомнил о том, что в его доме уже разлагаются останки его собратьев-оборотней.
   - И не забудь прихватить еды, - спустя пару секунд добавил Гарри. Как раз тогда, когда Римус уже был готов перенестись отсюда.
   - Хорошо, - односложно ответил он и с легким хлопком исчез, а за ним и Гарри.
  
   Торговля в магазине уже шла полным ходом. Быстро переодевшись, Поттер сбежал вниз и, ужом проскользнув между близнецов, встал за кассу. Клиентов было ощутимо меньше, чем вчера, но всё ещё многовато для спокойной работы, близнецы уже были порядком взмыленные. Возвращению своего помощника они обрадовались как мане небесной. Для самого же Гарри работа была не слишком обременительна, не надо было выбивать чеки со скоростью пулемета, как вчера. Только его несколько ленивая работа продолжалась до тех пор, пока Фред не отправился в Косой переулок за покупками. Товар на продажу заканчивался просто с немыслимой скорость. По самым радужным прогнозам близнецов Уизли его должно было хватить минимум на месяца два, а различных ингредиентов больше, чем на полгода. Теперь же всё грозило закончиться в ближайшие день-два.. В результате таких неутешительных выводов один из близнецов быстренько трансгрессировал из магазина, и его место занял Гарри.
   Фред вернулся только к самому концу рабочего дня, когда Гарри уже малость притомился. Джордж устал ещё несколько часов назад, поэтому почти вся беготня легла на Гарри. Полтора часа по магазину носился Гарри и полчаса близнец. Пока один бегает, другой отдыхает, стоя за кассой.
   - Господи, нам ведь опять всю ночь не спать, - уныло произнёс Джордж, закрывая магазин.
   - Жизнь штука не только сложная, но и тяжелая, брат мой, - состроив одухотворенное лицо, произнёс Фред.
   В отличие от своего брата он чувствовал себя отлично. В Косом переулке ему и надо было что только указывать нужный ингредиент и его количество, а грузчики, предоставленные магазином, делали всю остальную работу. Даже обратно Фред перенесся порталом, причем всё купленное было сложено на специальную платформу.
   - Ладно, ребята, мне в Хогвартс надо сходить, - поднимаясь из-за стола, произнёс Гарри (дело было на кухне).
   - Зачем? - поинтересовался Джордж.
   - Должен же у меня быть хоть какой-нибудь диплом? - вопросом на вопрос ответил Поттер.
   - Хочешь напроситься на учебу? - спросил Фред.
   - Нет, хочу напроситься на экзамены, чтобы они подтвердили мои знания, - ответил Гарри из соседней комнаты, обратно он вышел уже в черных туфлях, белых брюках и черной футболке с обрезанными рукавами, на которой белыми буквами было вышито "Смерть - это только начало".
   - Ммм... Гарри? - не слишком уверенно произнёс Джордж
   - Ты думаешь, это подходит? - закончил за него Фред.
   - Дедушка у нас человек особенный, поэтому думаю, - усмехнувшись, отозвался Поттер.
   Когда Гарри уже вышел из магазина, до близнецов, наконец, дошло, кого именно он назвал дедушкой.
  
   Ужин в большом зале ещё не закончился. На секунду заглянув внутрь, он убедился, что все профессора, в том числе и директор, находятся в зале. Отойдя в сторону от двери, Поттер сложил руки на груди и оперся спиной на стену, нужно было немного подождать. Спустя десять минут ученики стали покидать большой зал. Выходя из дверей, они окидывали стоящего Поттера заинтересованными взглядами, но спрашивать никто и ничего не решался. Больно уж не по себе становилась от этого спокойного и в тоже время всепроникающего взгляда парня. Сам же Гарри смотрел на всех с вежливой улыбкой на губах. Правда, когда мимо него серой мышкой прошмыгнула Гермиона, испуганно стрельнув глазками в его сторону, вежливая улыбка стала похожа скорее на кривой оскал. Наконец, ещё один брошенный взгляд в зал показал, что профессора вместе с директором уже ушли. Причем, судя по тому, что в зале остался только Филч, в кабинете директора должно произойти собрание. Это было несколько не кстати, но в сущности ничего не меняло, зато появилась маленькая и зловредная идея. Невольно улыбаясь своим мыслям, Гарри ускорил шаг, достигнув горгульи как раз в тот момент, когда в открытый за ней проход на лестницу ступила Тонкс. Совершенно бесшумно пристроившись сзади неё, он начал подниматься вслед за ней, а за его спиной горгулья встала на место.
   В кабинете пришлось постараться, но в итоге он остался мало того, что никем не замеченным, так ещё и уселся позади Тонкс. Долгое время дурачить директора, конечно, не получится, но то, что он сидел слегка в тени вкупе с наложенными чарами рассеянности, некоторое время позволит ему оставаться не увиденным. Окинув взглядом остальных собравшихся, он с удивлением понял, что попал на собрание Ордена, а не просто собрание школьных учителей. Интересно, тогда где остальные преподаватели? Зачем нужно было оставлять Филча, он ведь терпеть не любит следить за детьми.
   - Кому дать лимонных долек? - первым делом спросил Альбус, как только все удобно устроились на своих местах.
   Видимо это была ритуальная фраза директора, поэтому все в вежливой форме отказались. Тогда он перевел свой по-детски открытый и веселый взгляд прямо на Гарри. Поттер сразу понял, что все его ухищрения оказались напрасными. Великий волшебник он и есть великий волшебник.
   - Ну, а вам, молодой человек? - притворно грозным тоном спросил Дамблдор.
   - А можно взять всю вазочку? - со свойственной ему невозмутимостью спросил Гарри.
   От звука его голоса Тонкс, сидевшая перед ним, подпрыгнула на полметра из своего кресла, а затем резко повернулась в сторону парня. Потрясенно-испуганное выражение сменилось маской ярости, когда она узнала сидящего за ней человека.
   - Можно, - милостиво разрешил дедушка.
   Гарри тут же выбрался из глубокого кресла и, подойдя к столу, взял из рук Дамблдора протянутую вазочку. С наслаждением схрумкав лимонную дольку, он произнес:
   - Десять лет уже не пробовал этой потрясающей вещи, спасибо.
   Закинув в рот ещё одну, он вернулся на своё место. К этому времени остальные профессора, находившиеся в кабинете, успели в той или иной степени прийти в себя. Больше всех, пожалуй, Гарри порадовало выражение лица Снейпа. Вместо ледяного спокойствия или маски презрения, свойственной бывшему пожирателю, на нем целых три секунды присутствовало удивленно-потрясенное выражение. В должной мере оценив увиденное, Поттер пришел к выводу, что все-таки не зря старался, хотя досадовал, что Дамблдора ему обмануть так и не удалось. Вот только как директор его раскусил, парень не имел ни малейшего представления. В тот момент, когда Дамблдор хотел что-то сказать, со своего насеста слетел Фоус и приземлился точно на колене Гарри.
   - Аккуратнее! - абсолютно не ожидавший такого Гарри, несколько растерялся.
   В своем мире он тоже нашёл себе Феникса. Причем, судя по всему, выходило, что нашел птенца Фоукса. Поглаживая сразу же заворковавшего феникса, парень другой рукой подцеплял кончиками пальцев липкие лимонные дольки и отправлял себе в рот.
   - Вы ему явно сильно понравились, это Фоукс, птица феникс - произнёс директор.
   - Он мне сильнее, - усмехнулся Гарри. - У меня когда-то тоже был феникс. Спас меня от смертельного проклятья, но кто-то из пожирателей не поленился и добил моего Севу, когда он упал на пол птенцом.
   Если остальные задумались насчет смертельного проклятья, пущенного пожирателями в Гарри, то Снейп больше был озабочен словом "Сева", боясь, что кто-то может провести аналогию его имени с именем Феникса этого парня.
   - Фениксы очень мудрые создания, - несколько туманно произнёс Дамблдор, впрочем, Гарри понял, в какую сторону он клонит.
   - Самое грустное, я даже не смог его похоронить, сам тогда еле ноги унёс, - казалось, что кроме Альбуса и Гарри в кабинете больше никого нет, больно уж в странной манере велся разговор.
   - Терять друзей всегда больно, - поглаживая левой рукой свою бороду, произнёс дедушка, правую он по какой-то причине скрывал под столом.
   - Терять ВСЕХ ещё больнее, - продолжая поглаживать Фоукса, ответил парень.
   - Главное верить.
   - Бывают времена, когда это слишком сложно.
   - Любовь творит многое.
   - В том числе и убивает.
   Все профессора предпочитали держать языки за зубами, они совершенно не понимали возникшей ситуации.
   - Ещё раз спасибо, - произнёс Гарри, выбираясь из кресла, в его руках уже была пустая вазочка.
   Подойдя к директору, он поставил свою ношу на стол, но когда собирался вернуться на место, его взгляд упал на правую руку Дамблдора. Никто даже не успел заметить движения парня. Вот он просто стоит, а в следующую секунду правая рука Дамблдора уже зажата в его руке как в тисках. Рука директора была страшно изуродована и совершенно черная. Остальные уже видели её ещё летом, поэтому не удивились, хотя что с ней случилось, они не знали. Вот только Гарри знал, очень хорошо знал. Отбросив её от себя как дохлую крысу, он тихо выматерился, а потом в кабинете отчетливо прозвучал его голос:
   - Твою мать!
   Продолжая изощряться в нецензурных выражениях на семи языках мира, парень устало плюхнулся в своё кресло и прикрыл глаза ладонью. Некоторое время он сидел молча, но потом заговорил... в этот момент едва ли не у каждого мелькнула мысль, что лучше бы парень и дальше молчал. Голос говорившего нес в себе столько безнадёжной тоски и печали, что немедленно хотелось пойти повеситься или хотя бы просто разреветься:
   - Я думал, слава тебе господи, рядом будет всезнающий дедушка Дамблдор. Хотя бы в этот раз. Всё станет намного лучше, понятнее, легче. Он всё объяснит, поможет советом, поддержит. Всегда будет рядом мудрый человек...А ОН НЕ НАШЁЛ НИЧЕГО ЛУЧШЕ КАК САМОУБИТЬСЯ!!! - в ярости вскочив он подлетел к столу директора и шарахнул по нему кулаком. Стоящая на нем вазочка подпрыгнула и, упав на пол, разбилась вдребезги. Парень же угрожающе завис над мрачным Дамблдором, в таком состоянии его ещё не видел никто.
   - Твою мать, - тихо произнес парень. - Какого чёрта ты полез к этим побрякушкам? Это ведь не больше и не меньше чем обычная шутка Тёмного лорда. Искусная игра, проведенная этим гадом. Выжил он совершенно по другой причине, гектограмма Сидлфенга. Тебе это о чем-нибудь говорит?
   Глаза Дамблдора сразу затуманились. Встав из-за стола, он несколько раз прошёлся из стороны в сторону и опять посмотрел на Гарри.
   - Как? - произнёс он.
   - Я не знаю, кажется, он нашёл обитель Мерлина. Подставные же части душ действительно есть. Нужно было принести жертву - и он её принес. Души семи пожирателей были заключены в различные сосуды, заодно они стали отвлекающим маневром от самого важного. Я тоже поначалу попался на эту удочку, как дурак искал эти долбанные части душ, пока не получил другую информацию. Два года потратил, чтобы найти ей подтверждение, но всё-таки нашёл. Воландеморт делал всё лично, никого в это не посвящая, именно поэтому никто ничего не знал.
   Некоторое время Дамблдор ходил из стороны в сторону по своему кабинету. Потом вернулся и сел обратно за стол. Гарри же спокойно стоял и ждал, надо было, чтобы дедушка в должной мере усвоил полученную информацию. Наконец взгляд директора прояснился, и он пристально взглянул на парня:
   - Сколько тебе лет?
   - Сейчас? Семнадцать.
   - Как понять сейчас?
   - Сейчас - это значит сейчас, - некоторые вещи Поттер хотел оставить в тайне.
   - Откуда ты?
   - Оттуда, откуда пришёл.
   Глаза Дамблдора вновь стали живыми, детскими.
   - Как тебя зовут?
   - Гарри.
   - А полностью?
   - А что бы вы хотели услышать? - вопросом на вопрос ответил парень, он опять стал совершенно спокоен.
   - Правду.
   - Правда есть вещь непостоянная. Сейчас она одна, а в следующую секунду совсем другая. Пусть будет Уайт, всё равно меня больше никто не знает, - крёстный у меня Блэк, а я буду Уайт, подумал Гарри.
   - Гарри Уайт? Семнадцать лет?
   - Мне тоже нравится, - кивнул парень.
   - А вообще цель твоего визита? - поинтересовался директор, роясь в одном из многочисленных ящиков стола.
   - Надоело быть личностью без статуса. Хотел напроситься на экзамены и получить диплом.
   - Думаю, с этим проблем не будет, - ответил директор, качнув головой.
   - Сколько вам осталось? - неожиданно спросил парень.
   - Меньше года, - ответил Альбус, ставя новую вазочку с лимонными дольками на стол.
   - Тогда надо помереть во благо, - усевшись в своё место, сказал Гарри. От этих слов у всех пробежала дрожь понимания и ужаса, один Снейп давно знал что происходит и снова обзавёлся на несколько секунд удивлённой физиономией. - И у меня есть просьба.
   - Да?
   - Не могли бы мы поговорить наедине? Собрание Ордена, я думаю, можно перенести, тем более оно ведь в сильно урезанном составе. Да и обсуждать, я так полагаю, вы намерены произошедшее сегодня? Азкабан? - и снова на него уставились с диким ужасом в глазах. Ну как мог незнакомый человек знать состав столь "тайной" организации как ОРДЕН?
   Дедушка, улыбнувшись, утвердительно кивнул, потом заговорил:
   - Думаю, сегодня собрания не получится, - сказав это, Альбус пристально посмотрел на членов ордена.
   Секунду профессора неподвижно сидели, но потом зашевелились, выбираясь из своих кресел и бросая косые взгляды на парня, и потянулись к выходу. Поймав яростный взгляд Тонкс, Гарри вежливо улыбнулся. Когда же за последним профессором закрылась дверь, Поттер, а отныне господин Уайт, повернулся в сторону внимательно на него смотрящего директора. Разговор предстоял долгий.
  
   Гарри сидел за гриффиндорским столом и рефлекторно ел стоящую перед ним кашу. Его мысли были слишком сильно загружены полученной информацией и старыми, давно забытыми ощущениями. С Дамблдором они проговорили на протяжении всей ночи, причем в психологическом плане парень явно был истощён. Фактически всю ночь говорил только директор, Гарри лишь задавал вопросы, изредка давая уклончивые пояснения, откуда у него та или иная информация. Особенно приходилось изворачиваться относительно слишком большого познания в делах Ордена Феникса, но парень справился. Под утро дедушка даже смирился и совсем перестал задавать вопросы. За ночь было получено слишком много информации. Единственный раз, когда они отвлеклись, это посреди ночи, парень отправил послание близнецам, чтобы они в ближайшие несколько дней не рассчитывали его увидеть. Директор дал ему два дня для того, чтобы показать свой уровень знаний, профессора будут проверять его прямо на уроках. Гарри был с этим не согласен. Единственные предмет, который он согласился посещать, - это защиту.
   - Мисс Тонкс? - спросил Дамблдор, едва только Поттер выдвинул такое условие.
   - Да, - незачем было отрицать очевидное.
   Мелодичный смех вывел Гарри из раздумья. Посмотрев в сторону преподавательского стола, он увидел как Нимфадора смеялась, судя по всему, над шуткой какого-то муд...парня. Посмотрев на этого красавчика, Поттер с удивлением заметил, что ненависть, заключенная в его сознании, умудрилась с десятого уровня наполовину выбраться на девятый. Поспешно затолкав её обратно, он усилил стоящий там блок и опять взглянул на Тонкс. Ядовито-зеленые длинные волосы, красивое лицо и светло-фиолетовые глаза. Сидящая невдалеке Макгонагал изредка бросала на молодого преподавателя защиты осуждающие взгляды. Бывшая аврорша, несомненно, их замечала, но успешно делала вид, будто не чувствует. Впрочем, судя по всему, ей для этого не нужно было сильно стараться. Она столь увлеченно кокетничала с рядом сидящим красавцем, что, может быть, сейчас действительно их не замечала. Со стороны казалось, что Гарри просто сидит и разглядывает преподавателей, выглядел он при этом совершенно спокойным. Только вот внутри Поттер чувствовал ничем необоснованную нарастающую ярость. Ничего не зная о сидящем рядом с Нимфадорой человеке, он заведомо его возненавидел.
   Отвернувшись от преподавательского стола, не в силах больше смотреть, как Тонкс заигрывает с парнем, а тот буквально пожирает её глазами, Гарри перевел свой взгляд в другую сторону. С некоторым удивлением он увидел Гермиону, сидящую в полуметре от него, которая с самым сосредоточенным видом поедала кашу. Придвинувшись к ней поближе Поттер, а ныне Уайт, произнес:
   - Привет, можешь мне помочь?
   Девушка тут же подавилась. Гарри терпеливо дождался, пока она откашляется и промочит горло, после чего повторно попросил о помощи. Гермиона, ничего не говоря, едва ли не с ужасом посмотрела на него.
   - Чего ты пристал к нашей убогой? - раздался голос какого-то парня, сидящего как раз напротив Гарри, его имени Поттер не знал. - Она кроме как с книгами, больше ни с кем не разговаривает, её даже профессора не спрашивают, она им не отвечает.
   Сказав это, парень насмешливо посмотрел на сжавшуюся девушку, потом перевел взгляд обратно на Поттера и...со всей поспешностью покинул большой зал. Весь день он не выходил из своей спальни для шестого курса, боясь где-нибудь нарваться на Гарри. Некоторые мысли Поттер умел выразить одним лишь взглядом, а мысли об убийстве у него получались особенно выразительными. Проводив взглядом убежавшего парня, Гарри вновь посмотрел на Гермиону.
   - Так ты мне поможешь? - дружелюбно спросил он.
   - Да.
   Честно говоря, Поттер так и не понял, ответила она ему или только послышалось, лезть же в её мысли он не стал. Гарри всегда старался этого избегать, считая неприемлемой вещью. Конечно же, это не касалось его врагов, и если это было необходимо сделать, он без всяких угрызений совести перетряхивал память нужного человека, но без надобности старался не копаться в мыслях посторонних людей, а тем более не посторонних.
   - Скажи мне, пожалуйста, кто это сидит рядом с профессором Тонкс?
   Девушка на секунду глянула в сторону преподавательского стола, после чего едва слышно ответила:
   - Её ассистент.
   - Они вместе преподают защиту?
   - Да.
   - Спасибо тебе.
   Гарри встал из-за стола и пошёл к классу Защиты От Темных Искусств. Аппетит у него пропал полностью. Ребята из класса, с которым он должен будет учиться, начали подходить только спустя минут десять. Заинтересованно косясь на парня, они все столпились с противоположной стороны двери. Это были гриффиндорцы седьмого курса.
   Причем из-за другого развития событий в этом мире были другие лица и разный возраст.
   Так сложилось что Рон здесь учился уже на седьмом курсе в то время как Гермиона только на пятом. Денис Криви был тоже на седьмом курсе, а Джини на шестом. Многие ученики учившиеся в его время на одном факультете были сейчас совершенно на другом. Если же брать стол Слизерена то там наблюдался едва ли не парадокс. Стол аристократов со всеми вытекающими отсюда последствиями. На большинство из них было любо-дорого посмотреть. Красивые, мужественные, величественные. Если бы не злобное выражение в глазах совсем были бы красавцы. Причем это же касалось и девушек. Если в мире Гарри казалось что в Слизерене учатся одни страшилища, то в этом мире создавалось впечатление что шляпа отправляла людей в Слизерен не за хитрость, ум и прочие качества присущие этому факультета, а за красоту, аристократичность и богатство. Вот и сейчас стоило Слизеренцам всей гурьбой подойти к Гриффиндорцам как последние на их фоне стали выглядеть не просто убого, а настолько неказисто что хоть копеечку подавай. Гарри наблюдал за обоими факультетами с некоторым недоумением. Впрочем, когда оба седьмых курса сцепились в жестокой перебранке подняв рев на ближайшие пару этажей Поттер с облегчением отметил что хоть что-то да не меняется, даже несмотря на другой мир. Когда в конце коридора появилась Тонкс со своим ассистентом многие из учеников уже достали палочки, словесная баталия грозила перейти в физическую.
   Подошедшая Нимфадора обвела всех строгим взглядом под которым ученики попрятали свои палочки обратно в карманы, а потом, встав спиной к Слизеренцам, весело подмигнула Гриффиндорцам. Последние сразу заулыбались и со злорадством посмотрели на стоящих Слизеренцев. Тонкс, сделав вид что ничего не заметила, открыла дверь в класс и впустила оба курса в кабинет. С некоторым трудом все нашли себе место, хотя почти всем пришлось сесть по трое за одну парту, лишь Гарри сидел за последней партой в полном одиночестве, чем тут же привлек внимание ассистента Нимфадоры. Кинув взгляд на Гарри он подошёл к Тонкс и что-то прошептал ей на ухо, девушка в свою очередь тоже посмотрела на Гарри и так же шепотом ответила ассистенту. Повернувшись к классу она начала урок.
  
   - Дамблдор это никуда не годится! - едва открыв дверь, тут же произнес Гарри.
   - Что такое? - несколько удивленно спросил директор, смотря на усевшегося напротив него парня. - Что не годится?
   Парень посмотрел на директора долгим взглядом, после чего задумчиво потер переносицу и только после этого ответил:
   - Преподавание Защиты От Темных Искусств.
   Дамблдор откинувшись на спинку своего стула пристально посмотрел на парня:
   - Ты считаешь, мисс Тонкс, недостаточно квалифицированный специалист?
   - Нет, я считаю, она очень даже квалифицированный.
   - Тогда в чем же дело?
   - В Слизеренцах, ребят же просто игнорируют, таким путем все будет только хуже.
   - Ты знаешь, что большинство из них уже носят метку учеников Темного Лорда? - вместо ответа спросил Альбус.
   - Конечно!
   - Тогда ты, думаю, должен понять, что учить своих врагов сражаться это поменьше мере глупо. Первые пять курсов я попросил мисс Тонкс преподавать как остальным, а пятым, шестым и седьмым несколько слабее чем другим.
   - Могу уверенно сказать, что это было большой ошибкой.
   Не в силах спокойно усидеть на месте Гарри выбрался из кресла в котором сидел и начал прохаживаться из стороны в сторону.
   - Почему ты так считаешь? - поинтересовался Дамблдор, следя за ходящим перед ним парнем.
   - Это подогревает их ненависть, они только ещё больше озлобятся.
   - Я это знаю, но не вижу выхода из сложившейся ситуации - несколько опечаленно произнес Альбус. - Учить их в должной мере было бы чревато последствиями, все они в конечном итоге окажутся под знаменем Темного Лорда, есть ещё надежда на первые четыре курса, но последние боюсь спасать уже поздно, хотя я до последнего момента пытался и буду пытаться это сделать. Но, к сожалению, я уже просто не знаю, как быть.
   - У меня есть одна идея иначе бы я не стал затевать этот разговор. Вы знаете, что у пожирателей есть своего рода курсы? Когда они окончат школу, их соберут в каком-нибудь месте, и на протяжении полугода будут учить магии.
   - Черной? - непонятно для чего уточнил Дамблдор.
   - Я считаю глупо разделять магию, магия есть магия, поэтому для меня не существует цветовой гаммы в этом вопросе. Но дабы избежать непонятностей будем считать, что их действительно будут учить черной магии. Я знаю приблизительный набор этих заклинаний, хотя там упор в основном делается на непростительные заклятья, в общем, предлагаю среди седьмых курсов организовать своего рода факультативы по защите с обязательной явкой на них. Пусть они будут проходить по субботам. Дора будет должна взять на себя три факультета разом, а Слизеренцы мои.
   - Ты хочешь их заранее обучить черной магии? - задумчиво произнес Дамблдор. - Я так понимаю не просто обучить?
   И тут на лице парня в первый раз за всё время разговора появилась улыбка. Она была хищной, не предвещающей ничего хорошего.
   - Именно. Я продемонстрирую, что их ждет, когда они присягнут лорду на верность.
   На этот раз Дамблдор молчал минут десять, Гарри в это время всё так же ходил по кабинету и тоже о чем-то напряженно размышлял.
   - Надо будет быть аккуратнее - наконец, ответил Альбус. - Малейшая ошибка и всё, мы их потеряем окончательно. А если же ничего не получиться, то ты заранее подготовишь новоиспеченных Пожирателей Смерти.
   - Я знаю - ради этого Гарри даже остановился напротив директора. - Но даже если ничего не получиться то это ровным счетом ничего не будет значить, а если получиться то это будет не просто победа, а ПОБЕДА.
  
   Седьмой курс Слизерина в полном молчании ожидал своего профессора по Защите. Сегодня была суббота, но им зачем-то поставили дополнительный урок, причем профессор запаздывал. Спустя ещё две минуты в конце коридора наметилось какое-то движение, но вместо ожидаемого учителя в поле зрения Слизеринцев попал странный парень, который уже второй день ошивался в школе. К их удивлению, он подошёл к ним, молча открыл дверь и жестом пригласил их внутрь. Слизеринцы тихо вошли в класс и столь же тихо расселись по своим местам. Один ряд заняли девушки, а другой парни. Всего Слизеринцев было тридцать человек, причем юношей и девушек было поровну. Впустивший их парень достал палочку и сначала направил на дверь, с её конца тут же сорвался бледно-голубой луч. Попав в цель, луч не исчез, как все ожидали, а растёкся по ней едва заметной, мерцающей, пленкой. Потом были какие-то непонятные пассы волшебной палочкой, и спустя пару секунд от неё волной во все стороны ударил светло-зеленый свет. Достигнув стены, свет сначала облепил её, а потом медленно впитался, не оставив за собой ни единого следа. Следующее заклинание знали уже все. Теперь в комнате можно было вопить всем классом во всю глотку, а стоящий в коридоре человек не услышал бы ни единого звука, пусть даже он будет прикладывать ухо непосредственно к двери. Никто ничего не сказал, но класс слегка оживился. Поведение парня было очень необычным. Сам же он подошёл к преподавательскому столу, уперся руками и запрыгнул на него. Продолжая опираться на стол, парень некоторое время сидел и пристально разглядывал Слизеринцев, одного за другим.
   - Отныне преподавать у вас буду я, - эти слова были произнесены каким-то безликим, ничего не выражающим голосом. - Поэтому здравствуйте, класс. Меня зовут Гарри Уайт.
   - Здравствуйте, профессор, - синхронно отозвались ученики.
   - Для начала я хочу, чтобы вы все показали мне свои плечи.
   После этих слов воцарилась мертвая тишина, даже не было слышно, дышит ли кто-нибудь.
   - Вы не имеете права, - раздался холодный голос Драко Малфоя.
   - Ошибаетесь, мистер Малфой, очень даже имею, поэтому показывайте свои плечи, и, раз уж вы заговорили, будете самым первым.
   Наследник рода Малфоев молча развязал галстук и, расстегнув рубашку, рывком оголил свои плечи. На правом плече отчетливо виднелся блеклый, едва заметный, неподвижный силуэт метки Темного Лорда. Пожирателем парень ещё не был, метка лишь доказывала его преданность лорду, но когда он после школы пройдёт посвящение, то метка на его руке станет настоящей. Сам же Малфой с вызовом глядел на своего нового преподавателя.
   - Спасибо, мистер Малфой, - спокойно и даже как-то буднично произнёс парень.
   Отвернувшись от полуголого Слизеринца, он с ожиданием посмотрел на его соседа. Тот под этим взглядом, как и Малфой, оголил свои плечи, знак мрака присутствовал и у этого парня. В течение пяти минут мистер Уайт проверил всех парней, попутно спрашивая их имена, метка Темного Лорда была у каждого. Отойдя от ряда юношей, он перешёл к ряду девушек. Слизеринки без протеста показали свои плечи, при этом старательно отворачиваясь от парней. С одной из них вышел небольшой казус, девушка была без лифчика. Ехидно смотря на профессора, мисс Гибнс распахнула рубашку и только потом оголила плечи. К огорчению девушек, молодой преподаватель, не обратив внимания на грудь, посмотрел на неподвижный знак мрака, после чего перешёл к следующей. Когда проверка была закончена, профессор, опять усевшись на стол, дождался, пока ученики приведут себя в порядок, и только потом заговорил:
   - Рад, я очень рад. У каждого из вас есть метка Воландеморта, это значительно облегчает ситуацию.
   Класс круглыми глазами уставился на мистера Уайта.
   - Сегодня мы будем учиться применять непростительные заклинания, учить я вас буду по методу вашего будущего господина. Кто-нибудь хочет быть первым? Никто? Смелее надо быть, смелее. Тогда начнем...ммм...мисс Гибнс, прошу на помост.
   Спрыгнув со стола, парень сделал два шага в сторону, оказавшись в центре меленького дуэльного помоста, специально предназначенного для отработки заклинаний. Слизеринка молча заняла позицию с краю помоста.
   - Надеюсь, непростительное заклинание боли вы помните? Если нет, могу подсказать. Слово Круцио вам о чем-нибудь говорит?
   - Говорит, - онемевшими губами произнесла она.
   - Тогда я жду, мисс Гибнс, начинайте пытать меня.
   Показную невозмутимость Слизеринки как ветром сдуло.
   - Я не могу, - слегка дрожащим голосом произнесла она.
   - Что же вы так? Свою грудь вы мне демонстрировали очень даже смело, так теперь прошу продемонстрировать мне своё умение пользоваться непростительными заклинаниями. Кстати, на будущее, никогда не говорите, что не можете выполнить приказ, ваш будущий господин этого очень не любит. Мисс Гибнс, так вы будете применять заклинание?
   Девушка молча покачала головой.
   - Тогда мне очень жаль. Империо! Иди ко мне, - заклинание подвластия Гарри было слишком сильно, чтобы ему смог противостоять ребёнок.
   Девушка послушно подошла.
   - Раздевайся.
   Сначала на пол упала мантия, затем галстук, а за ней и рубашка. Когда же девушка собиралась стянуть с себя юбку, парень остановил её.
   - На колени!
   Слизеринка сделала, что ей велели.
   - Сделай мне минет.
   Класс сначала изумленно ахнул, а затем почти все вскочили со своих мест, но первый, кто выхватил палочку, тут же надрывая голосовые связки, скорчился под заклинанием Круцио. Впрочем, мистер Уайт практически сразу отвел палочку в сторону. Девушка тем временем уже расстегнула молнию на его брюках и, придвинувшись поближе, запустила руку в прореху. В этот момент парень снял с неё заклинание.
   - Мисс Гибнс, двадцать очков со Слизерина за приставание к профессору, и, может, вы всё же соизволите вытащить свою руку из моих штанов? Я уважаю ваше желание, но могли бы подойти ко мне после урока, я бы вам не отказал. Скажу вам по секрету, мне даже нравятся длинноволосые и длинноногие блондинки, да и с формами у вас ничего. Если уж вам так хочется забраться под меня сегодня же вечером, можно это устроить, но сейчас прошу занять своё место. Кстати, мисс Гибнс, раз вы питаете такую любовь к стриптизу, наденьте сегодня черное бельё, на вас оно будет смотреться просто превосходно.
   Плачущая девушка подобрала своё белье и попыталась, было, выбежать из класса, но от двери её просто откинуло, и она угодила точно в объятья мистера Уайта.
   - Мисс Гибнс, десять очков со Слизерина за игнорирование замечаний профессора. Я же, кажется, просил дождаться вечера? - пас рукой в сторону места девушки, которая уже не могла держать слёз, дал ей понять, что делать далее.
   Прикрывая одеждой свою грудь, плачущая Слизеринка заняла своё место, где поспешно принялась одеваться.
   - Мисс Гибнс не смогла показать нам, как правильно воспользоваться заклинанием, поэтому, может, это продемонстрирует кто-нибудь другой? Опять никто не хочет? Печально, очень печально. Тогда, чтобы было честно, теперь спросим кого-нибудь из парней. Мистер Малфой, я не могу противиться вашему умоляющему взгляду. Раз вам так хочется, прошу на помост.
   Драко молча встал из-за парты и взошёл на помост. Остановившись напротив своего профессора, он с ненавистью уставился тому в глаза, но уже через пару секунд уткнул их в пол, взгляд мистера Уайта был слишком тяжелым, чтобы его можно было выдержать.
   - Мистер Малфой, я жду, или вам надо стимул? Хорошо, я вам его предоставлю. Империо! Какие у меня грязные туфли, как не хорошо. Драко, почему бы тебе их не почистить? К сожалению, специальных для этого приспособлений нет, поэтому ты уж как-нибудь постарайся, языком, например.
   Малфой медленно двинулся в сторону преподавателя. Дойдя до него, он ещё медленнее стал опускаться на колени перед ним, а потом и нагибаться к его ботинкам. Когда он уже был готов начать их вылизывать, профессор снял свое заклинание.
   - Мистер Малфой, что же вы так неохотно подчинялись моему приказу? Надо заранее привыкать. Да будет вам известно, что при встрече со своим будущим господином вы будете должны становиться перед ним на колени и целовать край его мантии. Привыкайте к слепому раболепию заранее, иначе потом можете сильно пожалеть...или не успеть пожалеть. Смотря какое настроение будет у вашего Лорда. Если более-менее доброжелательное, то сразу схлопочете смертельное заклинание, а если нет, он вас сначала попытает. Всё зависит от момента, поэтому рекомендую заранее потренироваться становиться на колени и облизывать чьи-нибудь ботинки. Можете на досуге потренироваться друг на друге или попросить свих родителей, чтобы они вас научили этому. Поверьте мне, практики у них предостаточно.
   Отвернувшись от Слизеринца, он зашагал к краю помоста.
   - Честно говоря, я ожидал от вас большего, мист...
   - Круцио!!! - дурным голосом взревел Драко, направив свою палочку в спину ненавистного преподавателя.
   Сила заклинания была такой, что от вспышки света все непроизвольно отшатнулись назад, а луч попал прямо в мистера Уайта. Профессор покачнулся, на секунду слегка нагнулся вперёд, будто собираясь упасть на пол, а потом, резко развернувшись в сторону Слизеринца, сделал пару хлопков в ладоши.
   - Браво, мистер Малфой! Вот только десять баллов со Слизерина за подлый удар в спину и плюс пятьдесят баллов за идеально выполненное заклинание. Хотя у меня для вас есть замечание. Кстати, класс, всё, что я говорю, касается каждого. У нас будет отдельный урок, где я подробно расскажу, и, может, даже покажу, как правильно пытать. Но на будущее, когда будете кого-нибудь пытать, не надо вкладывать столько силы в заклинание, тот, кого вы пытаете, может умереть от разрыва сердца или инсульта. Особенно если это касается детей. Дети очень слабо переносят пытки, поэтому, когда будете их мучить, старайтесь быть очень осторожными. Могу вам так же дать ещё один совет. Если вам нужна какая-нибудь информация от человека, не пытайте его самого, лучше воздействовать на него с помощью дорогих ему людей, конечно, если это возможно. Скажем, вам поручили узнать у конкретного человека конкретную информацию. Лучше всего будет напасть на него непосредственно в его доме. Идеальный для нас случай это когда у нужного вам человека полноценная семья. Скажем, он сам, жена и двое детей. Для начала всех повяжите и, не задавая ни каких вопросов, убейте мать, хотя для пущего эффекта можете её сперва изнасиловать, только как-нибудь особо жестоко. После чего наставьте палочку на одного из детей и начинайте спрашивать. Первые три вопроса желательно чтобы были проверочными, ответы на которые вы уже знаете. После чего, сделайте вид, что усомнились в честности получаемых ответов и на выбор можете убить одного из детей или попытать одного из них, а лучше замучить до смерти. Результат будет более качественным. Только внимательно следите за психическим состоянием нужного вам человека, не перегните палку и не дайте ему свихнуться от горя. Если вы не получите нужную информацию, ваш господин очень расстроится, а расстроенный Воландеморт очень плохой собеседник. Всё поняли? Тогда мистер Малфой, прошу занять своё место, а вашего соседа приглашаю на помост.
  
  
  
   Глава 6.
  
   - Я убью его! - с ненавистью в голосе произнес Альфред, прижимая к груди плачущую Амелию, Амелию Гибнс.
   На это заявление, до этого молчавший, Драко лишь презрительно фыркнул. Дело происходило в гостиной факультета Слизерен, причем здесь собрались абсолютно все от пятого до седьмого курса. У кого были метки, все были здесь.
   - Ты видел, каким Круциатусом я его шарахнул? - спросил Малфой.
   - Видел - мрачно ответил Альфред.
   - И что же? Единственное, что он сделал, так это покачнулся, да и то лишь от попадания луча.
   Всё удрученно замолчали. Новый учитель оказался сущим монстром, Слизеренцы едва не завыли во весь голос, когда в конце шестичасовой пытки мистер Уайт заявил, что отныне все уроки Защиты будет вести он.
   - Нам конец - убито произнес Арон. - Этот псих нас прикончит.
   - Я не пойму, кто он? - опять заговорил Драко. - Откуда он вообще взялся? Почему Дамблдор позволил ему учить нас? Да ему же убить кого-нибудь всё равно, что чаю попить!
   - Извращенец он! - на секунду отстранив заплаканное лицо от груди своего парня, произнесла Амелия и тут же вновь уткнулась обратно.
   - Сама виновата - зло бросил Драко. - Нечего было трясти своими грудями перед его рожей.
   - Да как ты... - начал, было, Альфред, но Малфой не дал ему закончить:
   - Заткнись! Радуйся, что твою девку не трахнули прямо у тебя перед глазами на столе. С этого психа станется.
   - Может просто не ходить на его уроки? - с робкой надеждой в голосе спросил Уоррен.
   - Даже не думай об этом! - едва ли не истерично воскликнул Драко. - Мне эта мысль пришла в голову ещё на факультативе, и этот Уайт, я готов поспорить, понял, о чем я думаю. Так вот, улыбка, проступившая в тот момент на его лице, не предвещает ничего хорошего. Я даже думать боюсь, что он придумает, если мы не придем.
   - Дамблдор не позволит - не слишком уверенно произнесла Дара.
   Драко посмотрел на неё едва ли не с сочувствием.
   - Начни он нас убивать максимум, что сделает наш драгоценный директор, так это попросит прибрать то, что от нас останется. Вы, кажется, не понимаете, что означает рисунок на вашем плече, которым вы так гордитесь. Приди сюда хотя бы один аврор и прикажи факультету Слизерена продемонстрировать свои плечи, и все мы с пятого по седьмой курс полным составом отправимся в Азкабан. Это, конечно, в том случаи, если переживем допрос Авроров.
   - Темный Лорд не позволит - опять не слишком уверенно произнесла Дара.
   - Позволит и ещё как. Мы не стали настоящими Пожирателями Смерти и пока не представляем собой особой ценности. Даже метки на наши плечи поставили лишь для того, чтобы посмотреть, как мы справимся с этой ношей, а если нас посадят в Азкабан, это будет верный признак того, что мы не справились.
   - Так что же нам делать? - подал голос Эндрю. - Я не хочу опять испытывать на себе его Круциатус, уж лучше пусть он меня сразу убьёт, чем ещё раз испытать такую боль.
   - Да он держал тебя под заклинанием всего-то несколько секунд - почти презрительно бросил Драко.
   - Я бы посмотрел на тебя, если бы ты в эти секунды оказался на моем месте - мрачно произнес Эндрю. - Думаешь, мне впервой доводиться испытывать на себе это заклинание?
   Малфой оставил вопрос без ответа. На риторические вопросы отвечают только идиоты, или люди желающие выставить себя такими.
   - У остальных факультетов тоже сегодня были дополнительные уроки по Защите - неожиданно подал голос какой-то пятикурсник. - Только они занимались лишь на протяжении двух, часов и вела у них профессор Тонкс со своим ассистентом.
   - Значит, этого психа натравили на нас специально - убито произнес Драко.
   - Почему он не скажет Дамблдору про наши метки? - подал голос Роберт Анклив, так же присутствующий на сегодняшнем занятии у мистера Уайта.
   - Думаешь Дамблдор о них не догадывается? - вопросом на вопрос ответил Эндрю. - Старик слишком мягкий чтобы выставить нас за стены школы или отдать в руки Авроров.
   - Зато этот Уайт может организовать нам свидание с представителями закона - мрачно произнес Малфой.
   - Я так не думаю - неожиданно для всех сказала Мишель Ротман. Все невольно притихли. Эта девушка редко говорила, но если говорила, то к её словам всегда прислушивались.
   - Ты думаешь, он не расскажет про нас Аврорам? - несколько удивленно спросил Альфред.
   - Нет.
   - Почему?
   Девушка на секунду прикрыла свои черные как угольки глаза, а потом, открыв их, заговорила:
   - Вы разве не заметили, как он себя ведёт? Как смотрит? Что говорит? Он молодой, но непростительными заклинаниями пользуется легче, чем многие семикурсники обыкновенным разоружающим проклятьем. Чудовищной силы Круциатуса Драко он вообще, по-моему, не заметил бы, если луч заклинания не толкнула его в спину. Все руки у него покрыты шрамами, а я даже не могу понять, какие заклинания оставили те или иные отметины. Специализируясь на медицине единственные шрамы, которые мне известны, были нанесены с помощью заклинания Секо, а об остальных я не имею не малейшего представления. Вы видите, как он одет? Это же просто вызов всем правилам. Читали надпись на его футболки? Он же совершенно не боится смерти. Этому Уайту безразлично умрет он сейчас или через восемьдесят лет. И всё что он делал на уроке...Он ведь явно пытался натолкнуть нас на какие-то мысли.
   - Какие?
   - А вот это нам предстоит ещё понять, и, пока мы не поймем, пощады от этого человека можете не ждать.
  
   - Ну и как всё прошло? - спросил Дамблдор, едва Гарри устало плюхнулся в кресло.
   Парень ответил не сразу. Некоторое время он задумчиво смотрел на спокойного Дамблдора, а потом неожиданно вместо ответа задал свой вопрос:
   - Почему ты мне поверил?
   Альбус не стал уточнять смысл этого вопроса, для него и так всё было ясно. Выбравшись из- за стола, он медленно подошёл к фениксу и, секунду постояв рядом, ласково погладил его. Потом так же неспешно подошёл к Гарри и сел в кресло, стоящее рядом с креслом парня.
   - Я эмпат, я блоколог, я старик, у меня есть Хогвартс, у меня есть феникс и у меня есть вера в людей.
   Дамблдор - эмпат? Вот уж действительно есть ещё вещи на белом свете, которые способны удивлять. Такой подробности Гарри о старике не знал, но теперь с ним нужно было вести себя ещё более аккуратно. И становилось понятно, почему учителя так спокойно приняли его, директор просто не дал им возможности испытать собственные эмоции, подавив их на корню. С блокологом, стариком, фениксом и верой тоже все понятно, но что он имел ввиду под словом Хогвартс?
   - Как понять, что у тебя есть Хогвартс?
   - Уж не думаешь ли ты, что этот замок так прост? - едва ли не с восторгом в глазах задал этот вопрос дедушка.
   - Непрост - послушно согласился Гарри. - Но, к сожалению, мне не дано было узнать,(?) насколько он непрост.
   - Ты когда-нибудь смотрел на меня не обычным зрением? - опять задал вопрос директор.
   Гарри не смотрел, но тут же поспешил исправить сей досадный промах. В магическом плане Директор представлял собой сгусток чистого света, к которому почти со всех сторон тянулись разнообразные нити, они, казалось, исходили от всего.
   - Что это? - обескуражено спросил парень.
   - То, что стоит любого другого места в мире - Хогвартс.
   - Наверное, мне этого не понять - расстроено произнес парень. - Кстати, я могу предположить, что эти линии силы и есть своего рода метка директора?
   - Это так. Старый директор передаёт своё бремя новому, отрывая лини от себя и прикрепляя их к своему приемнику. Если же по какой- то причине директор не смог или не успел, а может просто некому было передавать, в общем старый директор умер, не успев передать лини силы другому, тогда спустя двадцать лет Хогвартс сам найдёт себе нового директора - тут Дамблдор улыбнулся видимо припомним что- то смешное. - Три века назад, директором Хогвартса стал первокурсник, стоило шляпе распределить его на факультет, как замок признал его новым хозяином. Переполох тогда был знатный. Тем более ученик ещё был слишком молод и не мог противостоять силе замка, а последний выбрал его сам и просто так расставаться с мальчиком не хотел. Поэтому, как бы это не было смешно, первокурсник помимо того что учился, сам ещё и занимал должность директора. До третьего курса это кончено походило на какое- то глупое шоу, но потом всё нормализовалось. Мальчик поумнел, научился управляться с делами школы. Читая его воспоминания, я искренне веселился. Представляешь, что должен чувствовать человек, учась у своих подопечных? Вот он закончил собрание учителей, где строго отчитал своего преподавателя зельеваренья, а потом идёт к нему же на урок и, сварив неправильное зелье, выслушивает от него нотации о нерадивом ученике. Причем, мальчик был с юмором, поэтому читать его воспоминания было очень познавательно.
   Гарри очень живо представил сидящего первокурсника в центре преподавательского стола, и его губы сами собой расплылись в веселой улыбке. Потом он вспомнил другую сторону этого объяснения и тут же нахмурился.
   - Значит вам надо срочно искать приемника.
   - А я уже нашёл - как-то странно отозвался директор.
   - Макгонагал? - спросил Гарри, погрузившийся в раздумья, парень не уловил странной интонации в голосе Дамблдора
   - К сожалению, Хогвартс не хочет, чтобы она была директором - несколько печально отозвался Альбус. - Если я, конечно, передам ей линии силы, замок её примет, но примет лишь из- за того, что у него нет выбора. Но он нашёл подходящую кандидатуру. Причем она ему настолько понравилось, что я уже даже с трудом удерживаю линии на себе. Они просто рвутся.
   - То есть? - не понял Гарри. - Хогвартс живой?
   - И да, и нет. Он становится частью тебя, а ты частью его. Правда, насколько большой частью - будет зависеть от взаимной симпатии. Может быть и такое, что новый директор не будет чувствовать Хогвартс.
   - И когда вы будете передавать свою должность новому человеку? - опять поинтересовался Гарри.
   - Боюсь...прямо сейчас.
   Секунду парень неподвижно сидел в кресле, а потом резко вскочил, но было уже поздно. Одна за другой линии силы отрывались от директора и с чудовищной силой врывались во внутреннюю энергетику Гарри, всю её перестраивая под свой лад. Скрючившись на полу, парень до крови закусил губу, стараясь не закричать. Круцио это лишь иллюзия боли, а боль, которую испытывал парень сейчас, была явно настоящей и, будто этого было мало, она была страшнее любой пытки, которую доводилось испытывать на себе Гарри.
   Видимо, в какой- то момент парень всё- таки потерял сознание, потому как вернув себе способность чувствовать, он открыл глаза и обнаружил себя лежащем в большой кровати. Приподнявшись на локте, он оглядел небольшую, но уютную комнату, заставленную разными приятными глазу мелочами. От былой боли, казалось, не осталось и следа. Выбравшись из под одеяла Гарри, тут же напялил на себя одежду, которую обнаружил аккуратно сложенную на кресле, и, только одевшись, он почувствовал какое- то необычное и главное неизвестно откуда взявшееся чувство. Удивленно прижав к себе руки, Гарри прикрыл глаза и едва не рехнулся от накативших на него чувств. Нежность, любовь, радость, предвкушение, доверие, всё это было в таких количествах, что для одного человека это было явным перебором. Повалившись на пол, парень постарался справится с этим ураганом нахлынувших на него чувств, когда же это частично удалось, он отчетливо услышал голос у себя в голове:
   - Доброе утро, хозяин - весьма неожиданно в голове Гарри раздался какой-то детский голос, на что владелец этой самой головы отреагировал в высшей степени отрицательно.
   Со стоном схватившись за больную макушку, Гарри постарался избавиться от неожиданного голоса, но тот отреагировал на это своеобразным образом:
   - Хозяин, не прогоняй меня. Хозяин, пожалуйста. Хозяин, я сам тебя выбрал! - И в голосе было столько жалобных ноток, что Гарри почувствовал, как готов заплакать. Нет, с этими чувствами, тем более не своими, надо было срочно что-то делать.
   - Хозяин, мне больно! - вскричало у него в голове, и Гарри не смог подавить в себе вспыхнувшее отчаяние. Не смог и поэтому тут же прекратил строить защиту вокруг своих чувств. Умом Гарри понимал, что отчаяние это не его чувство, но противиться не мог.
   - Хозяин, не бойся меня! Я не причиню тебе зла, доверься мне!
   - Кто ты? - не своим голосом спросил Гарри. Хриплый, прерывающий, он больше подходил смертельно раненному человеку, да к тому же столетнему деду нежели молодому парню.
   - Я это ты, а ты это я. Я доволен своим новым хозяином.
   - Как я могу быть хозяином самому себе? - Всё тем же голосом спросил Гарри.
   Голос, по-видимому, сильно растерялся, парень уж было решил, что это было лишь галлюцинацией, но тут в голове опять заговорило:
   - Ты мой Хозяин, а я твой друг и слуга. Мне тяжело так долго говорить, я устал. Когда хозяин захочет поговорить пусть просто позовёт меня.
   - Да кто ты такой?!! - заорал Гарри.
   Ответа не последовало, но когда парень вновь оказался на ногах в комнату вбежал Дамблдор.
   - Гарри, что с тобой? - взволнованно спросил он.
   - Ты...- Поттер от охватившей его ярости не мог и слово выдавить из себя.
   - Гарри?
   - ЧТО ТЫ СО МНОЙ СДЕЛАЛ?!! - заорал парень во все горло.
   Дамблдор вместо того чтобы испугаться наоборот расслабился и даже улыбнулся.
   - Посмотри на себя. Пока ты ещё не способен до конца чувствовать, поэтому только посмотри.
   Поттер послушно посмотрел на себя. От уведенного он потрясенно рухнул в кресло. Сотни линий силы тянулись к нему от всех уголков замка. Понимание каждой линии хлынуло в мозг целым потоком. В голове замелькали какие- то странные обрывки различных картин, причем они менялись с просто сумасшедшей скоростью. Гарри, наконец, сообразил выделить что- нибудь конкретное среди всей этой массы. Это оказалась гостиная Слизерена, в которой как раз обсуждали его. Понаблюдав за ними некоторое время, он про себя похвалил девушку по имени Мишель. Отстранившись от гостиной, парень уже более осмысленно посмотрел на возникающие в его голове образы. Слегка сконцентрировавшись, он перекрыл все лини, доставляющие ему непосредственно картину Хогвартса. Осталось всего пара сотен, из которых большую часть занимали заклинания, наложенные на Хогвартс. Довольно интересные заклинания, но пока совершенно ненужные, поэтому Гарри отсек и их от своего разума, подвесив их в режим ожидания. Ещё минут десять ушло, чтобы разобраться с остальными линиями, и, в итоге, у него на постоянном контакте остался всего десяток самых нужных, совершенно не мешающих линий. Облегченно вздохнув, Гарри открыл глаза. Напротив него на кровати сидел веселый Дамблдор и поедал лимонные дольки.
   - Если бы не знал, что ты скоро помрёшь, я бы сам тебя убил - как-то даже буднично произнёс Гарри.
   - Могу тебя поздравить, слияние с Хогвартсом произошло на более глубинном уровне, чем мне даже доводилось слышать. Сто процентов не дам, но за девяносто могу поручиться точно - Дамблдор сделал вид, что слов Уайта он не слышал. - Наверное даже наблюдать за жителями замка можешь? - Дедушка дождался неопределённого жеста, прежде чем продолжил - такого и я не мог, хотя без лишнего хвастовства скажу, что имел весьма неплохой контроль над замком, - сказал ненавистный сейчас адепт культа Лимонных Долек и состроил наидобродушнейшую физиономию, вызвав жгучее желание в неё заехать ногой.
   - Какого чёрта ты это сделал? У меня и так дел целая куча, а тут ещё повесил на меня дела директора школы, решил меня убить?
   Дедушка некоторое время с самым заинтересованным видом смотрел на вазочку с лимонными дольками, после чего достал одну из них и, внимательно её оглядев со всех сторон, съел. Переведя взгляд на Гарри, он блеснул очками, как он любил это делать, при этом смотря на парня своим коронным взглядом.
   - Допустим, дела директора тебе придётся взять только с момента моей смерти, а до этого я просто научу тебя их вести. Во-вторых, на территории школы тебя будет подпитывать энергией сам Хогвартс, а с учетом такого сильного слияния я даже не берусь предугадать последствия. По крайне мере, сражаться с тобой будет очень опасно. У тебя, в отличие от твоего соперника, будет постоянная энергетическая подпитка. В-третьих, мне действительно стало сложно держать замок, ты ему очень понравился, а о том что я умираю, он, конечно, знал. Ну и на последок, ведь если бы я предупредил, ты бы не согласился - и снова эта добрая физиономия выпрашивающая тапка в сочетании с детским взглядом.
   Резон в словах директора был, причем сильный, но больно уж не хотелось принимать на себя дела школы. От неразрежающегося аккумулятора Гарри отказываться бы не стал, но обязанности, появляющиеся с этим "подарком", принимать не хотелось. Все мы хотим иметь права, а вот обязанностей стараемся избегать.
   - Ладно, я, лично, сейчас пойду, возьму на кухне пару бутылок вина, а после заберусь в ванную старост и проваляюсь там до самого утра, попивая вино прямо из горла.
   - В ванную старост? - почему-то улыбаясь, спросил директор.
   - Да. - Уверенно ответил Гарри, выбравшись из кресла.
   - Пароль "Чистое Дерево", если на него не откроется, то есть для таких помещений универсальный пароль "Абсолютная власть", ну а если и на этот не откроется...мне кажется, ты сможешь придумать, как открыть дверь.
   Ясно было, что Дамблдор опять чего-то задумал, вот только у Гарри не было ни единой мысли по этому поводу. Точнее, если быть честным, он был просто рад этим неожиданностям от директора (кроме того, что он привязал его к Хогвартсу). Десять лет без таких сюрпризов от Дамблдора, и Гарри начал их ценить на вес золота. Вряд ли дедушка подкинет свинью хлеще обязанностей директора, а потому, подымаясь из кухни наверх к ванной старост, Поттер (далее, чтобы не путаться, просто Уайт) испытывал едва ли не восторг от предвкушения очередного сюрприза в стиле Альбуса.
   Остановившись перед заветной дверью, парень прислушался, но ничего не услышал. В принципе, это ничего не означало, но, сделав хотя бы одну попытку предотвратить неизбежное, Гарри снимал с себя все последствия от того, что могло (или может) случится. Естественно, по всем законом жанра, дверь не отозвалась ни на один из двух паролей, тогда Гарри, в первый раз ощущая при этом некоторый трепет, позвал Хогвартс и попросил его пропустить.
   - Можете входить, хозяин - мгновенно отозвался замок, больше он ничего не произнес.
   Несмотря ни на что, толкая дверь, парень почему- то был уверен, что она сейчас не поддастся. Дверь, вопреки ожиданием Уайт, открылась, а через открытый проем тут же устремился пар. Сделав два шага, Гарри зашёл в ванную и, плотно закрыв за собой дверь, наложил на неё для надёжности заклинание, которое составил сам. Вот только сам парень, даже накладывая заклинание, смотрел совсем в другую сторону. Едва Гарри открыл дверь, он сразу понял, что в ванной кто-то есть, а зайдя внутрь и увидев кто там именно "есть", готов был простить директору даже его подставу со школой. Шум наливающейся воды подавлял все остальные звуки, а потому Гарри остался незамеченным.
   Раздеваться они начали одновременно и остались полностью голыми тоже одновременно. Нимфадора, не подозревая, что за её спиной стоит Гарри и с откровенно пошлыми мыслями рассматривает её, чуть согнула колени и нагнулась, чтобы потрогать воду. Мысли Уайта, казалось, в тот момент можно было пощупать руками, настолько они были откровенными. В тот же момент, когда девушка собиралась прыгнуть в воду парень тихо подошёл сзади и легонько хлопнул Тонкс по попке.
   Когда девушка, отплевавшись от попавшей в легкие воды и протерев глаза, посмотрела в сторону двери, она никого не увидела. Едва возникшие, мысли о мантии невидимке были моментально развеяны, когда она почувствовала, как кто-то прижался к её спине, и чья-то рука мягко обхватила её грудь, а другая скользнула по животу. Животный, первобытный, страх затопил сознание девушки, и она что есть мочи рванулась из лап неизвестного человека. Но, когда она была готова выпрыгнуть из воды, негромкий голос буквально заморозил её на месте:
   - Уже уходишь? - чуть насмешливо и, в тоже время, как-то опечаленно произнес Гарри.
   Медленно, словно боясь получить подтверждение своим мыслям, Тонкс обернулась и увидела развалившегося в одном из углов бассейна уже знакомого ей парня.
   - Ты... - совсем недавно Гарри точно так же не мог сказать ни единого слова директору, и ярость, которую испытывал в тот момент парень явно уступала ярости девушки.
   - Ну, я, дальше-то что? - нарочито небрежным тоном произнес парень, беззастенчиво разглядывая выглядывающую из под воды грудь девушки.
   В этот момент внешность Нимфадоры претерпела сильное изменение. Волосы из зеленных плавно перетекли в матово-черные, глаза стали под стать любой львицы, а черты лица сильно заострились, приобретая хищное выражение. То, что сейчас произойдет нечто угрожающие здоровью парня понял бы даже идиот, а Гарри не безосновательно полагал что он был всё-таки умнее идиота. Если бы не вода, то стремительный бросок Тонкс в сторону Уайта мог понести за собой более серьёзные последствия, но так как вода сильно задержала девушку, Гарри смог перехватить разъяренную ведьму совершенно безболезненно.
   - ОТПУСТИ МЕНЯ!!! - закричала девушка, вырываясь из рук парня с основательностью разъяренной кошки.
   - Боюсь, я никак не могу на это пойти - с выводящим из себя практически всех без исключения спокойствием произнес Гарри, продолжив с порядочной долей издёвки - после такого зрелища, конечно, можно умереть счастливым, но не хочется оставлять своей крови на твоих очаровательных ручках.
   Девушка выдохлась только минут через десять, поэтому парень был основательно исцарапан, искусан, многократно обруган и проклят целым ворохом различных пакостей, среди которых пожелание в скорой кончине было едва ли не самым безобидным. Наконец, Тонкс обмякла в железной хватке парня, издав стон отчаяния. Наклонившись к уху сдавшейся девушки, Гарри легонько поцеловал мочку, после чего произнес:
   - Я просто восхищаюсь тобой... теперь, может, поговорим?
  
  
   Глава 7
   Изрядно побитый, помятый, исцарапанный, но довольный как чеширский кот Гарри решил на ночь остаться в замке, выбрав для ночёвки некогда любимую выручай-комнату. Разговор с Нимфодорой на Ў состоял из попыток доказать что он там оказался случайно (ага, как же), чему к его радости совсем не верили и на каждую очередную попытку очень забавно фыркали. Но была и конструктивная часть диалога, которая состоялась уже по пути к комнате Тонкс, которая по обыкновению находилась в кабинете ЗОТИ. Прежде всего, Уайт попытался объяснить, в чём заключалась его идея с "факультативами", конечно, не поясняя, КАК и ЧЕМУ он будет учить змеек, несмотря на все требования девушки. Далее она очень подробно описала наиболее ярких представителей зелёного факультета, чем сильно удивила Гарри. Такой наблюдательности он мог ожидать разве что от Снейпа да дедушки. К огромному огорчению Уайта, на этом они дошли до апартаментов профессора, где Гарри недвусмысленно был послан после попытки напросится на чай по направлению к Запретному Лесу.
   Выручай-Комната как всегда оказалась идеальным местом для отдыха, даже огромную ванную не забыла обеспечить. А ведь так и не вышло помыться с молодой авроршой. Грустно и досадно. Девушка получив свободу пол часа назад незамедлительно буквально выпрыгнула из воды и оделась за считанные секунды. Чистый, сытый и, в принципе, вполне довольный жизнью Уайт провалился в сон ещё до того, как голова коснулась подушки. А с утра предстоял очередной не лёгкий день. Позавтракав под испепеляющими взорами со стороны слизеринцев парень покинул школу с запасами пищи, которых хватило бы на пару голодных горных троллей, бодрым шагом пошёл по направлению к магазину братьев.
   - Салют, злодеи, - кинул он рыжим с порога, получив в ответ два взгляда "аля слизеринцы".
   - Мог бы помочь, мы опять всю ночь не спали, а у тебя по всему лицу написано, что выспался. - в след за взглядом кинул ему Джордж.
   - А вам полезно, не привыкайте к хорошему, я не вечный - ответил Гарри, глядя на кислые мины. Далее он прошёл мимо парней и поднялся наверх. Через пару минут спустился и бросил братьям две колбы с зельем, в ответ получив уже откровенно обожающие взгляды и очередное шуточное падение на колени, а когда им вручили часть еды с кухни Хогвартса, юные Уизли чуть ли не рыдали от радости.
   - Извините, ребят, но я ещё должен сделать пару неотложных дел - сказал Уайт, на ходу накидывая мантию поверх вчерашней футболки. - А вы сильно будете против, если я у нас поселю ещё пару-тройку человек? Будут на тех же условиях что и я - еда, кров, отсутствие вопросов, а в ответ посильная помощь.
   - Ну, если ты уверен...
   - Что они нас, беззащитных...
   - Под покровом ночи тихонько не прирежут...
   - То, почему бы нет? - как всегда перебивая друг друга протараторили братья.
   - Да и сам же видел, что люди нам в любом случае нужны, вот только я не уверен что места для жилья хватит - огорчился собственным мыслям Фрэд
   - Ну это не проблема, один из квартирантов весьма силён в чарах, думаю, сможет увеличить комнату - сказал Гарри, вспомнив о талантах старичка Ваки. - Да и увеличивать наше жильё все равно пришлось бы рано или поздно.
   С этими словами Гарри трансгрессировал в Воющую хижину, о чём тут же пожалел, ибо пришлось прятаться от двух оглушающих.
   - Аккуратнее! - крикнул он из-за кресла, за котором сразу же скрылся.
   - Извините, молодой человек, но это как раз вам надо быть аккуратнее. Приветствую вас. - пропел своим голоском старичок Ваки, помогая Гарри подняться.
   Встав на ноги, парень огляделся. Это была та же самая комната, где когда-то Римус и Сириус поймали Петтигрю. Кровать занимала Валеса, которая всё ещё была без сознания. Рядом с кроватью стояли, собственно, Римус и Сириус, один слева, другой справа и именно от их проклятий пришлось прятаться за креслом бывшему Поттеру.
   - Сириус, убери палочку, можешь меня обидеть - сказал Поттер, усаживая во всё то же кресло. Устроившись поудобнее, он, не обращая внимания на уже одну наставленную на него палочку, таки огляделся. Всё было так знакомо, но что-то неуловимо отличалось. Вроде бы и ничего нового, но комната была неузнаваема. Пыли и грязи не было, дверь не шаталась, на кровати появился ярко-красный полог вместо старой сгнившей пародии на оный, собственно, и кресло это раньше было разломано и слабенькому "репаро" третикурсника не удавалось его починить. Но главное, ставни были сорваны и учитывая что окно выходило как раз на восток, вся комната получилась очень светлой.
   - Доброе утро, Гарри - закончив осмотр парень обернулся на обращающегося к нему оборотня. Римус в этот момент жестом дал понять Блэку что палочку лучше спрятать, что тот неохотно сделал.
   - Ну, это как посмотреть. Сириус, а это чья палочка? - обратился он уже к своему крёстному.
   - Это я собрал у себя дома пять штук. Даже девушка свою не забрала, вот одна из палочек с грехом пополам, но признала Сириуса - ответил оборотень за друга.
   Гарри подошёл к крёстному и попросил отдать ему палочку, получив в ответ взгляд загнанного в угол волка. Эх, это далеко не то, чем его можно пронять и парень лишь улыбнулся. С неописуемой тоской Блэк таки отдал кусок дерева, который так мечтал получить на протяжении долгих лет в аду Азкабана.
   - Не стоит к ней привыкать, скоро хозяйка за ней вернётся - сказал парень, отдавая палочку назад, после тщательного осмотра и игнорируя непонимающий взгляд оборотня - А теперь расскажи, кто такая эта женщина и что с ней?
   - Спит. Проснулась на несколько минут, огляделась и, поняв, что это не её камера, грохнулась без чувств. Остальное спросишь уже у неё - ответил Сириус, повторна пряча палочку.
   - Но для этого она должна проснутся, а ты можешь это рассказать уже сейчас - со своим коронным спокойствием произнёс юноша, сотворив из воздуха ещё три кресла, и жестом пригласил всех присутствующих в них устроится. Римус и Ваки не стали долго думать и устроились в предложенных креслах, а Сириус с подозрительной миной уселся на кровать, рядом со спящей женщиной. Гарри достал остатки еды, которую брал с немалым запасом, не зная, что принесёт из дома Римус и можно ли это есть. Творению Хогвартских эльфов был тут же возвращён первоначальный размер. После того, как Сириус почувствовал столь знакомый запах, он понял, что даже если бы это сам Тёмный Лорд сейчас раскладывал еду по тарелкам, он бы всё равно принял бы её. Гарри опять улыбнулся буквально упавшему в кресло крёстному и достал остаток стыренного с кухни, а именно графин с тыквенным соком и... бутылку огневиски. Увидав оную на кухне, он сам слегка растерялся, но это не помешало ему эту самую ценность стянуть.
   - Молодой человек, сейчас я готов вас расцеловать за эту красоту! - сказал даже более живым, чем обычно, голосом Ваки, но сам при этом весьма аккуратно и не уподобляясь Сириусу начал уничтожать еду.
   - Сириус, жевать не забывай - сказал оборотень с жалостью наблюдая за тем как всё, находящееся на расстоянии руки от Сириуса просто исчезало.
   - Бродяга, завязывай, нельзя столько есть после голодовки. Ещё откормишься - с очередной улыбкой сказал Гарри и тут же понял, что ляпнул лишнего. Но Римус сразу сказал, что уже рассказал о произошедшем в его квартире.
   - А ты не забыл, с каким условием я согласился тебя взять с собой? - сказал ледяным тоном Уайт. Он прекрасно знал заранее, что Римус сразу же всё выложит и не винил его за это, но ему необходим был авторитет. И своего он добился, оборотень сразу же стушевался и вжался в кресло. Гарри не нужно было, чтобы его боялись, но ему было жизненно необходимо, чтобы перед действием его люди думали, а перед тем как откроют рот, думали трижды. И Уайт незамедлительно это высказал Люпину.
   - Извините, молодой человек, вы не могли бы представиться? - сказал Ваки, уничтожая то, до чего (пока) не добрался Сириус.
   - Моё имя Гарри Уайт, и если у вас есть желание выжить сейчас и в грядущей войне, вы будете выполнять единственное моё правило, которое, конечно, Римус уже вам рассказал - как всегда ровно произнёс Гарри и налил себе виски.
   В затянувшейся тишине даже Сириус перестал работать челюстью.
   - Я буду выполнять твои приказы только при условии, что их целью будет уничтожение Тёмного Лорда и всех его шестёрок - сверкнув серыми глазами, высказал свою "фи" Сириус после нескольких минут молчания.
   - Это условие, которое я с лёгкостью выполню - ухмыльнувшись сказал Уайт.
   - Молодой человек, я только ради возможности общаться со столь умным оппонентом готов вам помогать - согласился Ваки. А Гарри был готов держать этого старичка рядом с собой хотя бы для того, чтобы была возможность наблюдать за столь "живым" человечком. В том что оборотень с ним парень и не сомневался, кстати, о нём.
   - Римус, что с твоей квартирой и неудачливыми гостями? Да и с Хогвартским дедушкой уже общался? - в ответ юноша особо не вслушивался, ибо примерно его знал, а сам смотрел в окно на теперь уже свой замок, из-за башен которого робко выглядывало солнце.
   - От тел я избавился, навёл в доме порядок, но теперь не горю желанием там оставаться, мои визитёры могут заглянуть повторно
   - Оставаться там я тебя и не прошу, у меня есть идея по лучше. Дамблдор?
   - Альбус сегодня вечером устраивает собрание ордена - ответил Римус.
   - До тех пор, пока Орден не возглавлю я, не стоит им знать о моих планах - больше для себя, чем для остальных произнёс Гарри и осушил свою уже вторую рюмку виски. Судя по тому, что от подобного заявления глупые физиономии были у всех троих, Ваки тоже знал что такое "Орден" и высказал возникший сразу в трёх умах вопрос.
   - А как же Дамблдор? Не подумайте, что я в вас сомневаюсь, но ведь он наверняка куда более мудр и опытен... - слова старичка затихли сами собой, когда в качестве ответа парень красноречиво фыркнул.
   - Да, мудр, нет, по части Воландемортов я опытнее на порядок, нет, долго он этот пост занимать не сможет по-причине собственной глупости.
   - А вы сами себе противоречите - с довольным видом пропищал старичок, чем вызвал улыбку Уайта. Но, несмотря на улыбку юноши, Ваки почувствовал очень и очень неприятный изучающий взгляд безумно красивых и одновременно так же безумно пугающих тёмно-зелённых глаз. Гарри пристально рассматривал старичка, на вид ему было лет 70, но, учитывая 17 лет Азкабана, можно скинуть с него лет 10. Всё же даже не чувствуя дементоров, в этом месте год идёт за два. Дедушка ещё вчера обладал бородой, которой и Дамблдор позавидовал бы, но, очевидно, она ему мешала и сегодня уже была аккуратно пострижена и обладала длиной не более пары сантиметров. На голове у Ваки была большая залысина, а полностью седые волосы тоже успели попасть под нож и теперь были аккуратно подстрижены. Но вот что просто притягивало в облике старичка, так это его почти янтарные глаза, которые, казалось, ни на секунду не задерживаются на одном месте.
   - Возможно, но так и есть. Альбус достаточно мудр, чтобы выстроить весьма правдоподобную теорию того, как победить Того-кличку-которого-я-и-собаке-не-дал-бы, но достаточно глуп, чтобы при этом получить магическую травму, которая к концу этого учебного года его сгонит в могилу - и снова гнетущая тишина и очередная возможность любоваться своим новым каменным "зверьком".
   - А с чего вы, мистер Уайт - начал, было, Сириус
   - По имени и на "ты", если не сложно - тут же перебил его крестник
   - Гарри, ты уверен, что сможешь управлять такой организацией и победить этого чешуйчатого урода?
   - Да
   Столь лаконичного ответа никто не ожидал, и он порядком озадачил всех, и в очередной раз повисла тишина. А Гарри размышлял над тем, что ему надо дальше делать. Он ещё не скоро сможет занять столь неудобное и тяжелое в плане ответственности место "Главного", но это и не так важно. Для начала, даже несмотря на извращённую попытку суицида, которую уже совершил директор, он всё равно может очень сильно помочь. И поможет. Главное после каждого диалога с ним как можно быстрее улепётывать, а то ведь он дедушка с фантазией. Если Поттер считает что большей свиньи уже подкинуто быть не может, это не значит что сам Дамблдор не найдёт столь же вонючего и грязного слона и со своей ехидной миной оставит у Гарри на пороге. Хотя, если от него начать убегать, он этого слона вдогонку запустит с неслабым ускорением, так что спорный вопрос как лучше. Но это лирика. А важно то, что Поттер может забыть про большинство мелочей, их скинуть на орден, да через какое-то время проконтролировать выполнение. Именно так уже была скинута забота об изготовителях палочек на орден, так же Поттер буквально приказал директору допросить всех дрессировщиков драконов, до которых смогут добраться с помощью сыворотки правды на предмет связи с красноглазым. Гарри ткнул пальцем, где надо пройтись аврорам, уничтожая каждую тень, ибо ЗНАЛ, что в этих местах нет ничего живого, зато "неживого" хоть маринуй. Он был уверен, что места скоплений вампиров и дементоров и этом мире те же самые. Если дедушка Дамби всё сделает быстро и аккуратно это будет уже первым шагом к будущей победе. Единственное чего боялся Поттер - так это того, что геноцид дементоров будет освещён прессой. Это будет очень болезненно для него лично, ибо тогда правительство продержится дольше, а это может стать фатальным. Уставший от этих войн парень до сих пор не имел возможности обдумать то, что ему светит с назначением на пост директора. Но даже поверхностного взгляда достаточно чтобы заметить целую кучу огромных плюсов и несопоставимые минусы. Для начала Хогвартс это простая батарейка! Гарри не надо будет бояться как раньше того, что школа рухнет. Очень жаль, что во время своей первой войны не было такого подспорья. Дальше считаем плюсы. Директор Хогвартса это уже власть. В министерстве этого никогда не признают, но это фактически вторая по влиятельности должность в магической Англии. А теперь есть надежда на то, что вместе со смертью дедушки к Гарри отойдёт и весь птичий орден, это второй кусок власти. Но очень слабо в это верилось, слишком много людей в Ордене начнут орать по-поводу возраста и неизвестности Поттера. Нет, власть не тянула к себе парня, она не была нужна Гарри. Но он прекрасно знал, что магическому миру НУЖНО, чтобы власть была именно у него. Ну и последний из значимых плюсов это то, что как Хогвартс не крути, он всё равно останется школой, а ему очень скоро придется обучать очень большое количество юных магов и делать это быстро и качественно. А минусы... Придётся скинуть на бедную МакГонагал всю бумажную часть работы, нужно будет терпеть кучу портретов в своём кабинете, которые считают себя самыми умными, а ещё просто жизненно необходимо будет запастись минимум пятигодичным запасом лимонных долек, чтобы точно выдержать осаду и иметь возможность годами нервировать всех. Вообще всех. Одна физиономия Снейпа, когда ему предлагают дольку чего стоит. В этот момент добрая улыбка появилась на лице молодого, но слишком много пережившего человека. Всё это будет через год, что делать на протяжении этого года? Мысли Гарри прервал сдавленный писк, который только дурак не смог бы опознать. Беглянка проснулась.
   - Здравствуйте, миссис... - начал Поттер.
   - Уже мисс. Графиня Валеса Кассан - тихим, хриплым голосом отозвалась беглянка и приподнялась на кровати, давая возможность её рассмотреть. Только сейчас Гарри заметил, что она ещё совсем молодая, максимум ей было 30 лет от роду. Опять же, делая скидку на Азкабан, девушке должно быть ещё меньше, но тут гадать глупо, ибо не знаешь как давно она на адском острове со столь же адскими созданиями в качестве стражи. Волосы, длинной до лопаток, обладали грязно-чёрным цветом, точно таким же, какой совсем недавно обрамлял голову и самого Поттера, а сейчас красуется на макушке и его крёстного. Но графскому титулу девушка явно соответствовала. Даже сейчас, будучи перепуганной до смерти, не зная, где она и что её ждёт, на лице графини была решимость и такое количество самолюбия, что даже Малфои нервно курят в сторонке. Чёткие черты лица в сочетании со смольно-чёрными волосами (а Поттер не сомневался что настоящий цвет у них именно такой) и удивительно синими глазами наверняка будут забирать сердца любого увидевшего их мужчины. Но всё это безвозвратно губилось болезненной бледностью и слишком худой фигурой, хотя какой ей быть после курорта на острове в Северном море?
   - Меня зовут Гарри Уайт, я вас вытащил из Азкабана, но чтобы не вернутся туда, сейчас вы должны рассказать свою историю и очень убедительно пообещать помогать мне.
   - Прежде чем что-либо обещать, я должна узнать, чем это чревато - не растерялась графиня, чем сразу же заслужила капельку уважения к своей персоне.
   - Правомерно, а как на счёт первого вопроса? - сказал Поттер, в очередной раз, изучая свой маникюр или отсутствие оного.
   А графиня тем временем цепким взглядом окинула комнату и её небесного цвета глаза встретились с грустным взглядом Сириуса. Валеса искала поддержки, подсказки, а где, кроме как у Сириуса, их можно найти? Сам же Блэк верил Римусу, да и причин не верить своему спасителю пока не имел, ну кроме той, что Поттер одним своим видом мог напугать до чёртиков. Увидев лёгкий кивок от крёстного, она несколько расслабилась.
   - Молодой человек, я понимаю, что вам необходимо знать общение с кем вам оказалось навязано, но тем не менее
   - Графиня, что вы! - быстро перебил её Гарри, - что значит "навязано"? Если у меня появится хоть одна убедительная причина вас убить, поверьте, так и будет - боковым взглядом Гарри заметил, как напряглись все в комнате, а графиня в первую очередь, что и не удивительно.
   - Я не хочу рассказывать незнакомому человеку историю своей жизни! - с большой долей страха это было таки сказано. Сириус явно не мог усидеть на месте, а ведь она ему дорога. "Интересно, сколько она таки пробыла в тюрьме? - размышлял Поттер, - в моём мире Сириус убежал три года назад и я более чем уверен, её он не знал. Значит не так уж давно она прервала жизнь некого графа.
   - За что вы оказались в Азкабане? - начал Поттер свой допрос
   - Убила мужа, опережая следующий вопрос - он это заслужил, редкая тварь была.
   - И чем он заслужил?
   - Я многое могу вытерпеть, например, терпела знак мрака на его предплечье, но вот того, что он резвился с такой же заклеймённой в моей кровати уже не вынесла. Результат - два трупа, хотя судили только за один. Мужа спрятать не успела, слишком быстро прибыли авроры. Я не смогла выпросить проверку предплечья муженька, тогда бы ещё спасибо сказали.
   - Как давно это происходило? - Поттер давно знал, как на людей действует его манера говорить даже без тени интереса в голосе, но это уже привычка.
   - В Азкабане я девять лет
   А вот это неожиданно. Значит ей действительно около тридцати и её разум крепко держится за тело, если не сорвалась с катушек за столь долгий срок. Почему Сириус из его мира о ней не знал? Или просто не говорил? Но возникает очередной вопрос:
   - Анимаг?
   Ну вот почему на такой вполне логичный вопрос в ответ получаешь всё время вытаращенные глаза полные страха?
   - Позвольте, объясню свою логику - осторожный кивок со стороны графини и Гарри продолжил - дименторы весьма неприятные существа - трое в комнате весьма грубо фыркнули - но даже в их обществе можно жить. Ну что вы на меня так смотрите? Можно, даже я знаю несколько вариантов выживания. Первый - простейший, разум хватается за чувство собственной невиновности и не даёт сойти с ума, тебе с такой же настырностью, как дедушка Дамби предлагает свои дольки, возвращается раз за разом одна мысль "невиновен" и она держит тебя в сознании. Второй вам продемонстрировал мистер Вакогинар, но, к его чести, продемонстрировал просто мастерски, мало кто на такое способен. Третий известный мне - превращение в животное, дименторы просто плохо замечают, например, собачий мозг рядом с собой. Ну и четвёртый - просто общение.
   - Даже добавить нечего, три из четырёх - после минуты молчания сказал Блэк, очевидно считая факторы, спасшие его разум.
   - Я знаю, Сириус, и не волнуйся, у тебя будет шанс встретится с твоим крысоподобным другом - крёстного аж передёрнуло от напоминания о Петтигрю. - Но вернёмся к нашим баранам, мисс Кассан?
   - Как и у Сириуса, три из четырёх
   - Ох какая прелесть, получается вы считаете что убийство двух пожирателей является богоугодным делом? Нет, я не стану спорить, но, согласитесь, забавно. Какое животное?
   - Голубой песец
   Вот тут Гарри задумался. Очень хорошая форма, если честно. Небольшой хищный зверёк с тёмной окраской, хотя надо уточнить окрас, не крыса, конечно, но тоже весьма неплохо для шпионажа. Но чтобы её использовать, нужна уверенность в том, что графиня не скормит всю команду чешуйчатоносому при первой возможности. А получить эту гарантию можно достаточно легко и Гарри пошёл в атаку на слабый, уставший разум. Её неестественно синие глаза быстро пропустили в глубь сознания и Поттер начал перебирать чужие чувства. Страх, страх, паника, снова страх, опять страх, но вот... очередной страх, но за Сириуса! А ну назад, чего же боится эта женщина? Ой, как это мило, мы до смерти боимся одиночества и... очередного предательства. Графиня слишком поздно поняла, что происходит, и с силой вытолкнула Гарри из своего разума, за что получила внеплановую тёплую улыбку и ещё одну порцию уважения, в таком состоянии поставить достаточно сильный блок не так уж легко, не говоря уже о том, что его вообще не каждый может поставить.
   - Зверёк получается тёмный?
   - Ночью не заметишь даже наступив - ухмыльнулась графиня, а Поттер улыбнулся, но не ей, а своим мыслям.
   - Сириус, объясни девушке, во что она ввязалась, Римус, ты идёшь со мной, покажу ваш новый дом и новых соседей
   - А кто мне то объяснит, во что мы ввязались? - задал Сириус тот вопрос, который мучил всех.
   - В войну с Тёмным Лордом, конечно - с истинно Дамблдоровской улыбкой проворковал Поттер, и положив руку на плечё Римуса трансгрессировал на второй этаж "УУУ".
   Предстоял весьма нелёгкий разговор с братьями, на тему их крысы и новых квартирантов. Благо близнецы всегда были смышлёными шалопаями, но вот "Пророк" с новостями из Азкабана, пришедший между первым и вторым визитом Поттера несколько расстраивал, братья могли связать его и освобождение ПСов (Пожиратель Смерти - ПС). Пришлось провести длительную беседу на тему "что такое хорошо, а что такое плохо", по итогам которой рыжие снова были готовы кинутся в ноги своему работнику, собственно, ещё за толпу работников. Далее Поттер примерно за час купил всем новым жильцам несколько мантий на деньги, взятые из кассы, Валесе укрепляющих, успокаивающих зелий и полный набор женских принадлежностей для наведения красоты на моське, Сириусу шутки ради купил красивый кожаный собачий ошейник, а старичку Ваки целую лабораторию для его работы. Римус обойдётся, он из Азкабана не убегал, подарков не заслужил. Когда он вернулся в магазин, Римус уже обнёс своё жилище и они с крёстным расстанавливали по уже заметно увеличившейся комнатке на втором этаже новую (вернее старую - Римусовскую) мебель. Он сходу раздал всем свои покупки, вручая презент Сириуса, получил в награду просто взрыв смеха со стороны оборотня и истинно снейповский взгляд от крёстного. Но и тот долго не смог пытаться "авадить" взгядом Гарри и, в конце концов, тоже искреннее засмеялся. Старичок Ваки ходил сразу за Гарри и мародёрами и наносил на старую мебель руны трансфигурации - чтобы более презентабельно выглядела. Закончили этот творческий процесс часа за два. Поттер осмотрелся и остался доволен проделанной работой. Ну ещё бы не остаться! От старой "комнаты" уже практически ничего не осталось. Для начала было сильно изменено пространство внутри дома и Ваки явно до сих пор не доволен размерами жилья и увеличит комнаты ещё раз по 5, пока будет хватать на это сил. Все комнаты второго этажа увеличились в два раза, а кухня раза в четыре и из маленькой стала просто огромной. Старичок явно понимал, что скоро там будут посиделки в весьма большой компании, и с душой подошёл к обустройству самого важного места в доме. Спальную комнату разбили на три одинаковых по размеру комнатки и коридор. Одну заняли самые молодые, во-второй поселились Римус, Сириус и Ваки, а третью заняла графиня Кассан. Так же не избежала атаки старичка и ванна, теперь она была просто королевской. Вот только внутри комнат Ваки отказался делать интерьер, сказав: "комната должна отображать личность жильца", вот только нападки из разряда "а то, что нас по трое в комнате?" старичка не образумили. Ну да ладно, Гарри палочкой не только как оружием пользоваться может, а такая постановка вопроса от Вакогинара стала чуть ли не вызовом. До обеда продолжалась кутерьма с ремонтом, а в когда всё было сделано, стало ясно, что более дом не увеличить, а ещё намечается минимум два жильца. Попросив Ваки зафиксировать его собственную защиту, Поттер отправился к дедушке-дольгогрызу.
   Зачем была просьба фиксировать защиту? По сути, магия это энергия. Но ведь для того, чтобы получить нужный результат надо уметь ей управлять. Для управления этой силой используются руны и магические формулы, эмоции и намерения заклинателя могут ослабить или усилить заклинание. Но ни руна ни магическая формула не являются необходимыми, они только помогают описать магу своё желание, своё намерение, а так же без них чертовски сложно учится. При изучении любого заклинания волшебник рисует волшебной палочкой в воздухе руну, произносит формулу и подкрепляет всё это частичкой своих намерений и своей силы. Когда оттачиваешься навык использования заклинания до автоматизма, когда начинаешь его буквально "чувствовать", то со временем начинаешь обходится только мысленной командой и взмахом палочкой, одного твоего приказа становится достаточно для сотворения магии. Но защитные заклинания намного сложнее - они не зависят от намерений, на них не влияют эмоции мага. Нарисованная в воздухе руна будет работать в дали от заклинателя только при условии её идеального выполнения и даже так они не долговечны. Для постоянной защиты необходимо руны фиксировать и именно это должен сделать Ваки. Он сначала изучит все наведённые тобой чары, затем составит схему того, как сделать её максимально эффективной и тогда выгравирует всю систему на магических камнях, которые Гарри ему принёс. Ещё во время первой войны была идея связать защитные руны с боевым костюмом для того чтобы поглощаемая костюмом энергия переходила в защитные заклинания, тем самым заряжая и усиливая их. Но не вышло, слава богу. Почему? Поттер примерно понимал, КАКИЕ должны быть щиты, чтобы выдержать целиком что-то, наподобие Круцио. Когда Гарри пришлось спасать Снейпа после раскрытия второго, парень, попав в особняк, где обитал красноглазый, очень удачно и совершенно случайно наткнулся на целую кучу защитных рун. Снять их не представлялось возможным, вот тогда он подключился к ним... Опасно, конечно, ведь если бы не угадал, то каждое полученное заклинание усиливало бы щиты, но нет, угадал. Первое же заклинание, основанное на сильном желании навредить (руны, как было сказано, не зависят от намерений, они губительны) и защита просто лопнула, убив при этом хозяина особняка, на котором была завязана эта защита. Кстати, весьма забавное было зрелище. Гарри со Снейпом убегали по тёмным коридорам, выбежали в огромный парадный зал, а туда их и гнали. Оказавшись окружёнными в этом зале горе-беглецы уже попрощались с жизнью, но какой-то ПёС кинул заклинание повиновения и, как только луч попал в Поттера, на другой стороне зала хозяина особняка буквально размазало на четверть этого самого зала, а следом Гарри просто трансгрессировал, забрав с собой зельевара. Все щиты рухнули вместе со смертью владельца. Конечно, возможно щиты Хогвартса и выдержат пару пыточных, но даже эту чудовищных размеров защиту наверняка уничтожит "Авада Кедавра", попавшая в боевой костюм.
   (ещё раз, в Хогвартсе Поттер всегда "Уайт", вне оного, называю его по настоящей фамилии, ибо квартиранты всегда на "ты")
   В Хогвартс парень подошёл как-раз к обеду и, заняв любимое место за столом своего факультета, сразу начал уничтожать немалый кусок баранины. Директора и части преподавательского состава за столом не было, и отсутствие первого очень волновало парня. Они ведь так и не договорились как вести себя. Быстро уничтожив солидный кусок мяса, Уайт спустился на кухню и дал указание уже своим эльфам доставить обед в магазин умников Уизли и не дожидаясь пока эльфы начнут восхвалять своего нового хозяина отправился к кабинету директора. Теперь уже своему кабинету, или нет? Хогвартс сам убрал горгулью с прохода, едва Гарри успел об этом задуматься. Войдя в кабинет директора Уайт даже растерялся. За привычным столом сидел привычный дедушка и поедал так же привычные кусочки лимона, а вот остальная часть "пейзажа" ничуть не была привычной. Тонкс на подоконнике, МакГонагал стояла за дверью так, чтобы входящему не было видно, рядом со свободным креслом стоял Снейп и все трое держали палочки сначала на самом кресле, но при появлении на сцене нового действующего лица тут же сменили цель. Кто находился в кресле Уайт не знал, но не надо быть гением дедукции чтобы догадаться.
   - Добрый день, профессор Уайт - с вежливой улыбкой сказал директор.
   - И вам здрасте, а можно узнать, чем обоснован столь "тёплый" приём? - Гарри не упустил шанса подмигнуть Тонкс, чем вызвал незамедлительную смену цвета её волос с фиолетового на кромольно-чёрный, но вот появившийся румянец на щеках даже метаморф спрятать не в силах. Улыбаясь во все тридцать два зуба, Уайт прошёл ко второму креслу, развернул его так, чтобы оказаться лицом к попавшему в переделку человеку, и с наслаждением плюхнулся. Естественно, он оказался прав, и в кресле сидела перепуганная до смерти девчонка, которая пыталась завербовать Римуса.
   - Господин Директор, я тут хотел вам пожаловаться - начал свою игру Уайт.
   - Слушаю вас, профессор Уайт - отеческая улыбка тронула и без того добродушную мину старого директора.
   - Представляете, меня коллеги не любят! - с показной досадой начал Уайт - вот зайти не успел, уже палочками в лоб тычут.
   Дамблдор задумался только на пару секунд и произнёс:
   - Будьте добры, уберите оружие
   - Но директор! - начала было раздражать Снейпа фактом своего существования Тонкс, как получила очередную улыбку директора и сразу как-то сжалась, даже волосы тронул более привычный, фиолетовый оттенок.
   - Профессор - обратился к хранителю света Уайт - позвольте узнать, на каком основании задержана эта юная мисс?
   Что-то во всём этом действе было неправильное. Только задумавшись над этим, Гарри сразу налетел на ответ: "Снейп"! Раз они приволокли суда девушку, значит нашли метку, но Снейп не должен фигурировать в подобных "допросах", в случае бегства пожирательницы он оказывается под ударом. Значит она уже успела узнать что-то, что знать ей совершенно не положено и стала опасной для Ордена. Надо спасать девушку. Опять!
   - У этой, юной мисс на предплечье был обнаружен знак мрака - директор произнёс это непривычно серьёзным тоном и без тени улыбки на лице. Девушка наверняка сказала, кого искала, а директор забеспокоился, чтож, ему полезно.
   - Профессор, мы могли бы поговорить наедине? - ого, то, что убивающий взгляд Тонкс Уайт почувствовал на себе не удивительно, от Снейпа иных и не дождаться, а вот даже от МакГонагал получить такой же не ожидал. Гарри посмотрел на директора, лицо которого таки тронула его детская улыбка, и незамедлительно вернул её отправителю.
   - Северус, проследи, чтобы наша гостья не покинула нас раньше времени - начал директор, но заметив мгновенно напрягшегося Гарри понял что от него хотят и жестом дал своим подчинённым новое поручение, заключающееся в простом нахождении где-либо ещё.
   - Вы знаете эту мисс, профессор? - начал уже серьёзно дедушка директор.
   - Нет, не знаю, но мы встречались, и я обещал ей свою помощь при определённых условиях.
   - Могу поинтересоваться этими условиями?
   - Она мне помогает, я её защищаю, сложно придумать договор проще - ну наконец дедушка улыбнулся, а то невольно начинаешь бояться, когда он строит слишком серьёзное лицо.
   Девушка всё это время сидела, сжавшись в своём кресле, и жадно хватала каждое произнесённое слово, боясь, что сделала последнюю в своей жизни ошибку, придя суда.
   - А какого рода помощь вы имеете в виду? - начал после недолгого молчания дедушка
   - Она оборотень с очень хорошо подвешенным языком, такой человек никогда не станет обузой. А проверить её "полезность" я собираюсь уже сегодня, думаю, на этом данную тему стоит оставить в покое - резко оборвал диалог Гарри, а страх девушки, который до этого был почти материальным, сменился столь же сильным недоверием.
   - У вас, конечно, есть другие вопросы ко мне, профессор? - не стал возвращать неприятную тему Дамблдор.
   - Да, есть, но для начала - Уайт достал палочку и оглушил оборотня, затем трансфигурировал её в мышку и спрятал в карман, чем заслужил в высшей степени недовольный и не одобряющий взгляд директора. Ну, чтож поделать, ей нельзя раньше времени слышать слишком много.
   - Очень качественное заклинание трансфигурации, молодой человек - зачем-то начал хвалебную речь старый интриган.
   - А я не имею привычки пользоваться иными. Но давайте к делу. У меня сейчас к вам три вопроса, первый, и самый главный, расскажите подробно, чем вы меня наградили вместе с Хогвартсом? Как мне себя вести? Кто знает о вашем самодурском заскоке?
   - Ну почему сразу самодурском - даже как-то обиженно произнёс старый директор новому - вы не понимаете, профессор, я действительно слишком слаб и не мог удерживать Хогвартс когда рядом находитесь вы. По-поводу ваших обязанностей я уже говорил, до момента моей смерти я просто объясню, в чем заключается моя работа. А вот с поведением лучше вы мне расскажите - отдал эстафетную палочку Альбус.
   - Мне не нужна сейчас огласка, до вашей смерти я должен приготовить достаточно сильную базу для видения дальнейшей войны.
   - Но такая база уже есть, в виде Ордена Феникса - растерялся директор.
   - Да бросьте вы, если моё право на пост директора оспорить будет сложно, то вот в Ордене высшую ступеньку мне занять будет сложнее. Сначала туда заберётся кто-либо, кто с криком "УРА" начнёт уничтожать всё что имеет, терять людей и ресурсы, а когда поймёт в какую дыру спустил Орден, отдаст его следующему идиоту. А когда от вашей организации останется только дым, я смогу таки взять лидерство и начать доставать его из лужи. Нет, спасибо, лучше я заранее подготовлю СВОЮ организацию. Можете не сомневаться, после вашей смерти все ваши люди по одному перебегут ко мне.
   - Конечно, грустно это слышать, но я странным образом уверен, что так и будет. А я, в свою очередь, постараюсь подготовить мой Орден для наименее болезненного поглощения.
   - Слияния, господин директор, слияния - Гарри задумался и через минуту тяжелого молчания продолжил, - на этом тему передачи полномочий пока закроем, второй вопрос - вы знаете, что под Гремучей Ивой находится тайный ход до Визжащей Хижины?
   - Теперь знаю, мой юный друг - из-под своих очков-половинок дружелюбно произнёс директор. "Врёт же, лет пятнадцать как знает", улыбнулся своим мыслям Поттер.
   - Я бы хотел связать этот ход с местом, где сейчас живу - не захотел ходить вокруг да около Уайт.
   Директор задумался над этим, он до сих пор не мог понять, почему же так доверяет этому человеку, но не доверять просто не мог. Во-первых, сама природа директора не позволяла заранее "не верить", во-вторых, феникс директора очень хорошо чувствовал людей, а он доверился этому парню при первой же встрече, ну а если и этого мало, то Хогвартс фениксу фору даст, в плане понимания людей.
   - Только если вы мне пообещаете, что это не станет опасной брешью в безопасности школы - наконец выдал свой вердикт директор, на что получил просто взрыв хохота.
   - Господин директор, у вас минимум 3 тайных хода из школы имеют минимальную защиту, о чём вы говорите? - после испуганного взгляда директора был длинный разговор про тайные ходы и необходимые меры их защиты. Под конец Уайт тронул последний интересующий его вопрос, а именно объяснил директору что ему (Уайту) необходима умная и любознательная помощница. Сразу же подкинув директору необходимую кандидатуру, Гарри попросил устроить мисс Грейнджер экзамены экстерном и забрать её себе на воспитание. Не мог он со спокойным сердцем смотреть, во что превращается его кровная сестра. Конечно, он уже не тот отважный и безответственный гриффиндорец, но и теперь он может сделать из неё достойного человека. А главное, защитить. Директор пообещал, что в течение недели мисс Грейнджер получит диплом со своими "ЖАБА". Одновременно с ним самим, кстати. После решения всех вопросов, два директора занялись своим излюбленным делом, а именно пили чай, поедая запасы сладостей Альбуса, и всевозможными способами друг друга пытались заставить ляпнуть лишнего. Очень интересная и увлекательная игра, кстати.
   Не зная, как теперь работает защита в магазине, Поттер неторопливым шагом дошёл до уже порядком изменившегося "УУУ". Первое что бросалось в глаза, на втором этаже окон было просто огромное количество, но оно и понятно, раньше на весь этаж их было три штуки. Перед входом висел стенд, которого раньше не было. Украшал этот стенд обзор новинок и фотографиями оных. Не долго думая Гарри в очередной раз нарисовал уже привычный плакат и поместил его на соседний, ещё пустой стенд. Далее парень заметил, что сделали новые окна в подвал, это хорошо. А ещё лучше было то, что на всех окнах уже висели рассеивающие чары, увидеть, что именно творится в доме невозможно. Поттер неторопливо начал обходить здание по кругу, присматриваясь к остальным новшествам. Для начала магазин стал просто красивее. Его покрасили (думаю не стоит говорить, что в гриффиндорские цвета), весь оплели плющом, обновили крышу и тоже покрасили, все ставни были новенькие, в общем объём проделанной работы впечатлял. Не успела эта мысль сформироваться у Гарри в голове, как он увидел спуск в подвал! Шириной метра в четыре, просто огромный. Так выглядят подземные гаражи в богатых домах. Не долго думая, проверив на наличие, а точнее отсутствие защитных чар, парень открыл небольшую дверь, вырезанную в створке самих ворот, и снова встал в шоке. Он находился в подвале... Только не в том, это было абсолютно пустое помещение где-то десять на десять метров. Всё пространство было пусто, только магические светильники по всему периметру и винтовая лестница в дальнем углу. Закрыв за собой дверь и, с параноидальной настырностью, наложив на неё временную защиту, он поднялся по лестнице и попал в уже привычный, но тоже весьма увеличенный подвал. Как-то даже не по себе стало парню, если так будет продолжаться, то к моменту смерти дедушки Дамби, их магазин станет сопоставим по размерам с самим Хогвартсом.
   - Злодеи, а чего это вы в подвале? Кто в магазине то? - спросил Гарри у близнецов, которые занимались любимым делом.
   - Там сейчас Римус...
   - ...И Сириус...
   - ...А так как мы опять...
   - ...Остались без товара...
   - Вот и сидите тут, навёрстывая упущенное, понятно - перебил их Поттер. - А вы не думали, что Сириус беглый преступник?
   - Думали, потому он обожрался "Трупного прикола", как и Римус.
   - А остальные?
   - Да нам откуда знать? - хором проорали близнецы
   - Да, точно, откуда ВАМ знать, что творится в ВАШЕМ магазине - уколол их Гарри, в ответ на что в него тут же полетели какие-то ингредиенты. Какие он не заметил, так что посчитал за благо увернутся, и незамедлительно поднялся в торговый зал. Людей было очень много и двое зелёных зомби уже истекали потом, обслуживая людей. Почему-то не было сомнений, что если они снимут действие "Трупного прикола" цвет их кожи ничуть не изменится. Игнорируя умоляющие взгляды покойников, он поднялся на второй этаж, где на кухне Валеса и Ваки играли в шахматы. Он тут же накрыл их заковыристым матом и, бросив им под ноги очередные "Труподелки", погнал их на замену Сириусу и Римусу. Когда мародёры поднялись на кухню и, вернув свой облик, попадали на стулья, Гарри достал из кармана мышь и вернул ей первоначальный облик. Римус среагировал мгновенно, сразу направив палочку на девушку даже раньше, чем Гарри посадил её в специально наколдованное для неё кресло. Сириус девушку видел впервые, но немедля ни секунды последовал примеру Римуса.
   - Римус, палочку убери, а Сириус, положи доставшуюся перед её хозяйкой - и снова полный ужаса взгляд крёстного, видя который, слабонервные люди должны от тоски пускать пулю в лоб. У Сириуса были тёмно серые глаза, а в такие моменты его значки становились столь огромными, что глаза казались полностью чёрными.
   - Сириус, сделай то, что я говорю. Завтра, когда людей в магазине станет меньше, мы с двумя оставшимися беглецами отправимся за новыми палочками для вас - в голосе Поттера не было даже тени сомнения, слушая эти слова, даже покойнику стало бы ясно, что так и будет, ничего не помешает произойти тому, о чём говорит странный парень. А вот Сириус покойником не был, а потому сомневался, но всё же выполнил требование.
   - Ну, вот и встретились - сказал Поттер девушке, которую только что привёл в сознание. Какая же молодая, двадцать лет максимум. Большие, светло-карие глаза быстро оббежали всю комнату и, поняв, что бежать ей особо некуда, она отдалась на волю судьбе и села в кресле более расслабленно. Вот только вся расслабленность мгновенно испарилась, как только она увидела ЧТО лежит перед ней на столе. Заметив это, Поттер легонько улыбнулся.
   - Можешь забрать, если тебя это успокоит - девушка уже знала что этот тип не любит когда его не слушают, да и не хотелось противиться такой просьбе и молниеносным движением она схватила палочку и тут же спрятала её куда-то в рукав. - А теперь можешь рассказать, чего ты от меня ждёшь.
   Подобный вопрос ввёл девушку в ступор. Ведь это ОН её приглашал, обещал помочь, защитить, что значит "чего я хочу"?
   - Вот именно, ты ждешь, что я буду тебя защищать, но что ты предложишь мне за эту защиту? - с хищной улыбкой произнёс Поттер. Девушка читалась как открытая книга, несмотря на то, что являлась оборотнем. Слишком эмоциональна, слишком дика. Тёмный Лорд бы повозился, пытаясь найти что-либо в её мозгах, ему эти вещи были чужды, а значит тормозили. Но Поттеру это было родным, близким. Такие люди не терпят хомут, наброшенный на шею, но если её направить в нужное русло, получится идеальный боец. А хомут на ней уже был наброшен, только на руку, а не на шею. Реакция девушки на чтение её слишком явных мыслей была очень неожиданна - она засмеялась.
   - А ты силён, Тёмный Лорд хвалил меня за то, что в моём сознании сложно что-либо найти - подтвердила она и без того известную истину. А Поттер же обратил внимание на то, что "Лорд" для неё "Тёмный", а не "Мой". Хороший знак. - Но давай поставим вопрос иначе, а что ТЫ мне можешь предложить?
   - Свободу, уважение, целую карусель опасных ситуаций, в которых тебе не придется пытать или нападать на невиновных людей. А так же предлагаю защиту и место в моей команде наравне с каждым, плюс обещание, что сделаю всё от меня зависящее, чтобы вся моя группа дожила до конца этой войны. - Ответил со своим коронным спокойствием то, что хотела услышать девушка. - Но мы неправильно начали. Я Гарри Уайт, в скором будущем самая большая и неудачно располагающаяся заноза в чешуйчатом заду Тёмного Лорда.
   - Дженифер Свэн - произнесла девушка и с какой-то детской искоркой в глазах протянула нежную ручку Поттеру. После рукопожатия повисла очередная тишина, которую уже привычно прервал сам "Главный"
   - Как попала к Воландеморту, какую работу для него выполняла и почему решила уйти? - без намёка на дружелюбие выдал Поттер и подарил девушке взгляд, от которого и василиск от ужаса в своей слюне захлебнулся бы. Эти самые детские искры из глаз Дженифер мгновенно исчезли, и появился животный страх. Она понимала, что отвечать правду опасно, но так же она понимала, что наврать этому человеку равносильно тому, чтобы плюнуть в морду дракону. Результат один, но вот драконы добиваются этого "результата" быстрее.
   - Ты знаешь, как сейчас живётся оборотням? Нет? Спроси Римуса, он расскажет в красках! Мне девятнадцать лет, но я уже не имею никаких шансов на нормальную жизнь! - с каждым словом девушка начинала злиться всё сильнее оттого, что приходилось рассказывать историю своего унижения. - Тёмный Лорд обещал равенство, право на нормальную жизнь... Я поверила. Вот только немного подумав и увидев, как он действует, я поняла, что в том обществе, которое он построит на руинах Англии, не будет места никому кроме рабов. Но ты слишком хорошо его знаешь - она посмотрела в его тёмно-зелёные глаза и не отводя взора продолжила - он не отпускает своих рабов. Я занималась увеличением стаи Сивого, вербовала нейтральных оборотней, вполне удачно, смею заметить. Решила уйти... Когда я суда шла, я ещё не решила уйти, я хотела посмотреть на тебя, есть ли шанс на другой конец этого кошмара.
   Её голос затих.
   - И он есть? - с ухмылкой, от которой хочется убежать, заговорил Поттер.
   - Да.
   - Дай руку - эта фраза, от которой ужас пробивается у всех пожирателей, но Поттер не сводил взгляда с девушки. Она даже не попыталась протянуть другую руку, надеясь на что-либо.
   Люди "Главного" очень долго изучали знак мрака. Он, не смотря на своё уродство, является произведением магического искусства. Почти год лучшие из специалистов ломали головы над тем, как она устроена, но так и не смогли найти решение. Помогла как всегда случайность. Когда Поттер бегал за крестражами Воландеморта, у него появилась возможность убить его змею, и он незамедлительно ей воспользовался. А вот дальнейшие события были очень интересны. После смерти Нагайны метки исчезли, и Лорду пришлось повторно клеймить своих слуг, но многие воспользовались возможностью выбрать другую сторону. Тогда то и стало ясно что метка живая и её жизнь завязана на змее.
   Гарри закатал рукава Дженифер так, чтобы метка была видна, затем прошептал
   (далее всюду жирный - парселтанг)
   - Я отпускаю тебя - прошипел Поттер, чем вызвал просто дикую реакцию. Все по-вскакивали на ноги и две палочки были направлены на Гарри. Была бы палочка у Блэка, направил и он. А парень как всегда спокойно попросил проверить знак мрака, даже не подумав доставать палочку.
   - Но как? - еле слышно прошептала Дженифер рассматривая идеально чистую кожу на своей руке.
   - Секрет фирмы, позволь задать последний вопрос - не обращая внимания на порядком опешивших мародёров, продолжил Поттер. - Как ты получила проклятие оборотня?
   - Я в детстве подхватила драконью чуму. Конечно же, врачи поставили смертный приговор, тогда отец привёл знакомого и с тех пор я вою на луну, но зато имею эту самую возможность выть - всё ещё ошарашенная девушка говорила ровно и тихо.
   - Родители?
   - Мертвы, погибли после падения Тёмного Лорда.
   Уточнять то, что родители тоже обладали меткой нужно было только идиоту. На этой лирической ноте Поттер попросил Римуса объяснить местные порядки, а Сириуса отправится на выручку свежим зомбикам. До понедельника дожить было нелегко, к вечеру людей стало ещё больше, но из подвала выбрались братья, и по залу бегало уже пять человек. Как только спряталось солнце магазин, к всеобщей радости обитателей, был закрыт и все жители "УУУ" собрались за одним столом и принялись уничтожать так вовремя принесённые эльфами продукты. Гарри уже и забыл когда он вот так сидел в кругу друзей (а большинство людей уже были повышены до уровня "друзья") и просто трепался ни о чём. Но Золотому Мальчику нельзя долго заниматься ничего не деланием и он занялся тем, что получается у него лучше всего, а именно начал раздавать всем ценные указания. В частности Римусу к дикой радости Блэка было дано задание утянуть у Филча их карту, которую в этом мире близнецы так же безответственно профукали, как и их предшественники. Радость Сириуса мгновенно сошла на нет, когда ему поручили прокопать дополнительный ход из подвала до тайного хода в Визжащую Хижину. Он попытался увильнуть от такой работы, но, когда ему пригрозили что копать будет лопатой, сразу согласился. Учитывая то, что хорошо подходящей ему палочки у потомка древней семьи не было, ему в помощницы была назначена и Джени, которая тоже имела глупость хихикать над чужими проблемами. Вакогинар был благословлен на дальнейшее приближение магазина по размеру к Хогвартсу, на что старичок хихикнул и отвесил шуточный поклон. Валеса же попросила отпустить её на день, чтобы она могла навестить свой особняк и забрать всё ценное, что там может быть найдено. Но тут близнецы додумались удалить у стула Гарри одну ножку, за что были тут же назначены носильщиками для Валесы.
   - Ваки, будь добр, сделай защиту в гараже и повесь над всем домом трансгессионные щиты - сказал Поттер уже под конец их затянувшегося ужина.
   - Но ведь это будет неудобно - возмутился, было, дедушка, но замолчал, поняв, что парень не сформировал свою мысль целиком.
   - Но оставьте в нижнем подвале (так он уже был наречён) и на кухне по небольшому месту, куда можно будет трансгрессировать - вроде бы простая идея и логичная идея, но зад Поттера очень долго не хотел принимать её. Вот только в отличие от зада, его мозг не мог понять, чтож он упускает.
   - Сложно - спустя минуту проговорил задумавшийся Ваки - зато интересно - закончил уже с самой весёлой миной из своего арсенала закончил старичок, чем вызвал у всех улыбки. Он тут же подскочил с места и нарисовал в свободном углу небольшую окружность, которую тут же закрасил, получив такую своеобразную мишень на полу.
   - Гарри, меня давно мучает один вопрос - закончив с мишенью, протараторил Ваки и, дождавшись кивка Поттера, продолжил тараторить - если я наложу пару... тройку... десятков...визуальных чар никто не будет против? - закончил Вакогинар уже под откровенный смех наблюдающих за ним людей. А смеяться было над чем, Ваки напоминал пятилетнего мальчика, просящего леденец, учитывая его блестящую лысину и седую бороду это было более чем забавно. Получив нечленораздельное, похожее на "хрюк" "не будет" уже от всех присутствующих Ваки снова стал весёлым старичком.
   На этом день в магазине Ужастики Умников Уизли закончился, и большая часть разошлась по кроватям, только Гарри и два оборотня, которым Поттер дал понять, что хочет с ними поговорить, остались за столом.
  
   Глава 8
   Глубокой ночью три тени скользили по речным докам Лондона. Цель Гарри наметил заранее, но это ему стоило немалых денег и кучи нервов. Ещё при первом долгом разговоре с директором Поттер попросил о встрече с его ручным злодеем Наземникусом. Сам Наземникус этой встрече явно не обрадовался, но после вливаний в его капитал стал куда сговорчивее. Вот только вопрос, заданный юным магом закоренелому преступнику сильно выбил второго из колеи. А интересовало Поттера где можно найти магловское огнестрельное оружие. Информация специфическая, но Наземникус добыл её достаточно быстро и дал номер контейнера в портовых доках, где в конце недели будет происходить покупка контрабандного оружия.
   Тени двигались абсолютно бесшумно и практически сливались с ночной тьмой. Но даже если бы сейчас над ними весело солнце и идти бы пришлось по гвоздям, это ничего не могло изменить. Оборотни были в ужасе от этого места - запах рыбы просто насиловал их обоняние и всё что они думают, про эту затею было написано на их перекошенных физиономиях.
   - Ну неужели нельзя на пару минут включить фантазию и заранее положить на себя заклятие головного пузыря? - практически одними губами спросил Поттер.
   - Если я это сделаю, то не смогу унюхать то, что сможет таки пробиться через эту вонь - незамедлительно огрызнулся Римус.
   - Значит, сделай лицо проще, далеко ещё идти?
   - Всё равно это дурацкая идея, но мы уже почти пришли - подала голос Джени
   - Давайте вы сначала увидите, что из этого получится, а тогда уже будете ныть? - огрызнулся Поттер, которого уже начинают раздражать.
   До контейнера дошли в напряженном молчании, заняли свои места и стали ждать, благо долго сидеть не пришлось. Минут через десять к нужному контейнеру подъехал пикап, а следом с другой стороны подошло три типичных головорезов - типичный злодей и его столь же стандартные гариллоподобные охранники.
   Поттер очень не хотел брать с собой Джени, но она выросла в этом районе, и без неё искать нужное место пришлось бы до самого утра. Тем временем из пикапа вышло два детины даже больше, чем гориллы из первой компании. Все пятеро подошли к контейнеру и начались торги. Это не та часть, которая интересовала Поттера, пока маглы пытались обмануть друг друга наблюдающие за этим маги уже обошли их с двух сторон. Гарри спрятался за пикапом, а оборотни нагло стали прямо около контейнера. Всё было готово для того, чтобы быстро и тихо сделать своё чёрное дело. Тут один из первой группы прошёл мимо оборотней и с невинной миной стал справлять нужду. Джени тут же собралась его вырубить, но всё резко пошло по худшему сценарию.
   Откуда-то сверху за спину к детине спрыгнул паренёк лет четырнадцати и, не обращая на окружающий его мир внимания, кинулся на спину маглу попутно воткнув свои длинные клыки в его шею. Вампир был просто образцом глупости и безалаберности, так нагло питаться мог только свежеобращённый. В тот момент, когда раздался крик боли, маглы уже договорились и главный из первой группы открыл контейнер. Люди явно были опытные и ещё до того, как крик утих, хозяева пикапа уже лежали с простреленными головами.
   - Ловите идиота - крикнул Гарри, а сам вырубил двух оставшихся маглов.
   Собственно, оборотни уже и сами пришли к такому же выводу, и Поттер не успел договорить, как вампира накрыло массированным огнём из волшебных палочек. Глупое дитя ночи попыталось уйти из под огня, но так как он даже есть нормально не умел, то попросту поскользнулся на крови, которой вокруг оказалось предостаточно. Он что, жевал магла, что ли? Парень сразу после падения попытался подняться, но поймал парализующее и остался лежать во всё увеличивающейся луже.
   - Вампира в пикап, сами туда же. Быстро! - сам же Гарри в это время думал над тем, как бы забрать цель их вылазки. В контейнере на всю высоту лежали ящики, очевидно, с оружием. Разбираться тут они не имели времени, так что повинуясь движению палочки Поттера дверь контейнера закрылась, а после второго взмаха и сам контейнер сжался до размеров очень большого чемодана. Со стороны доков уже отчётливо слышался топот десятков ног, вне себя от злости на глупого вампира Поттер быстро отлеветировал контейнер в багажник пикапа. Кроя матом всех кого только можно им накрыть, Гарри всё также наспех обшарил карманы мёртвых маглов, собрал все бумажники и попрятал улов по карманам. В этот момент раздался выстрел и плечо парня пронзила острая боль. Ну почему всегда правое? Рука мгновенно повисла, а палочка, очень быстро покрашенная в красный, упала на землю. Поттер было попытался подобрать её, как раздалась целая какофония звуков, ни один из которых не сулил ничего хорошего. Чертыхнувшись опять и, проклиная дурного вампира, он сорвался с места и очень быстро скрылся за контейнером.
   - Уходите, я заберу палочку и догоню, - крикнул Гарри и начал молиться, чтобы именно сейчас Римус вспомнит данное им обещание повиноваться без вопросов и самодеятельности, противоречащей прямому приказу. Вспомнил. Вот только водить то он не умел, благо Джени малгорождённая. Та быстро заняла сиденье водителя и, заведя двигатель волшебной палочкой, рванула с места.
   А Гарри предстояло нечто интересное и не очень безопасное. Для начала пришлось сорвать правый рукав и перевязать им плечо. Затем чехол для палочки сменил дислокацию с левой на правую руку. Он давно перестал быть тем идеалистом, который не смог бы убить незнакомого человека без веской причины на то (например, серебристой маски на лице, чем не веская причина?), а потому достал нож и начал быстро соображать, как бы добраться до палочки, при этом абсолютно не важно, скольких придётся лишить жизни. Он вжался в тень между двумя контейнера и пытался отдышаться. Всё же больно!
   Шесть верзил с автоматами наперевес, все как один последствие связи обезьяны с бегемотом. Маскирующие чары ещё держались, но из-за отсутствия палочки стремительно слабели, нужно быстро что-то делать. Группа головорезов разделилась по два человека с явным намерением найти виновников. Что они сделают с участниками столь дерзкого налёта догадаться было несложно, разговаривать эти парни не приучены.
   В сторону Гарри направились двое, вглядываясь маленькими глазками в темноту, к счастью, заклинание ещё держалось. Шли они в ряд, так что был шанс по-тихому обезвредить второго, а затем подобраться и к ведущему. Первой целью Гарри оказался детина, метра два ростом, а обхватом шеи не уступающий молодому бычку, не лучшая цель для упражнений с ножом, но выбираться не приходилось. Первый удар пришёлся в правое запястье, полностью лишив бандита возможностью двигать пальцами (за случайный выстрел можно было больше не беспокоиться), второй удар пробил сонную артерию и гортань. Всё было сделано молниеносными отработанными движениями, напоминающими не работу мага, призванного оперировать высокими материями, а ветерана десантников. Весь произведённый при этом звук, не считая свиста разрезающего воздух ножа, был булькающий звук, заполняющей горло крови. Одного Гарри не рассчитал то, что будь у него здоровая правая рука, всё было бы прекрасно, но одной левой удержать начавшее заваливаться ста пятидесяти килограммовое тело было не в его силах. Грохот был такой, что даже мёртвый бы услышал. "Грёбаный боров"- подумал Поттер, падая на землю рядом с телом, потому как в следующий миг, длинная автоматная очередь ударила в стоящий рядом контейнер, сделав 2 добрых десятка пулевых отверстий - коллега по цеху ныне мёртвого бандита не долго думал (если такой процесс вообще возможен в его случае). После того как Гарри перевернулся на живот, остававшийся в руке до этого момента нож пронзил грудь незадачливого стрелка, палец всё ещё зажимал курок, но о прицельной стрельбе речи уже не шло, жизнь стремительно покидала обмякающее тело.
   После такого звукопредставления рассчитывать на внезапность не приходилось. Гарри схватил лежавшее рядом оружие и со всех ног бросился к краю контейнера. Теперь маглы точно знают, где искать незадачливого грабителя, но лучше он на них наткнётся, чем они на него. Вдавив курок ещё до того, как он миновал поворот, Поттер прямиком выскочил на троих бандитов. Прошлая жизнь "подарила" ему много опыта обращения с подобным оружием, первые пули тут же нашли свою цель. Пробитые насквозь головы вдоволь окрасили всё вокруг кроваво-красными тонами.
   Однако, последний головорез не торопился получиться пару новых отверстий. Осыпая уже изрядно потрепанные контейнеры выстрелами, пятясь, Гарри двинулся к месту, где лежала его палочка. "Главное чтобы хватило патронов"- подумал он. Затвор ритмично ходит взад-вперёд, подставляя всё новые и новые патроны под неустанно бьющий боёк. И как назло в пяти метрах от цели магазин предательски опустел. Прыжок получился отменный, если не считать приземление, естественно, на правое плечо, когда громила вышел из укрытия, палочка уже была у хозяина. Заклинание оказалось быстрее, сорвавшаяся с палочки молния оставила лишь обгоревшую тушу, переливающуюся красными угольками.
   Палочка упала прямо рядом с "пожеванным" маглом из пикапа, а потому сейчас была вся мерзкой, мокрой и липкой. Фи. Спрятав палочку в чехол, Гарри поспешил снова оказаться где-нибудь "не тут", пока очередная партия людей не соберётся на последний выстрел. Добежав до выбитых ворот, он пустился бегом по улице, вытирая извлечённую из чехла палочку. Как только с этим было покончено, он сосредоточился на пикапе и с хлопком исчез, оставляя маглов собирать покойников. По прибытию Гарри завязал узелок на память: "не трансгрессировать в движущиеся объекты без крайней необходимости, очень и очень неприятно". Конечно, он промазал мимо кабины и появился в багажнике. Конечно же он приземлился на правый бок и естественно сразу за этим, из-за разницы в своей скорости и скоростью пикапа покатился по направлению к контейнеру. Так как он только по размерам стал похож на чемодан, но остался всё ещё железным, то столкновение, обязательно, правым плечом просто намертво вбило в мозг парня новое "табу" о перемещении в движущиеся объекты.
   Люпин, заметив появление попутчика, поспешил выбраться из кабины к нему. Парой нехитрых заклинаний он сделал всё необходимое, чтобы рука хотя бы стала давать о себе знать не только болью, но ещё и какой-то реакцией на приказы. Поблагодарив, Гарри занял место в кабине. А хороший пикап! Полноценный салон, в котором после нехитрых магических манипуляций поместится человек семь, немалый багажник. Заднее сиденье занимал вампирёныш, на которого Гарри без даже писка со стороны совести и уселся. Парень заметил, что в его карманах до сих пор "улов", полученный при обыске первых тел.
   - Достань наличность и выкинь бумажники - сказал Поттер, протягивая этот самый улов Дженифер.
   - Неслабо, почти пять тысяч фунтов - подала голос Джени после завершения своей миссии.
   - А какой сейчас тариф галеона к фунту? - поинтересовался Гарри.
   - Один к сорока, примерно, больше сотни галеонов - ответил ему Римус.
   Повисло очередное молчание. Все делали вид, что заняты как минимум поиском смысла жизни, но их мысли были заняты кровососом.
   - Ну и что с ним делать? - не выдержала девушка.
   - Фонарь в зубы и смотреть на аттракцион - огрызнулся Гарри. Девушка испугалась, не поняв, что это своеобразный юмор. У вампиров очень сильная аллергия на свет, сильнее только на серебро.
   - Фонарь не пойдёт - сказал Римус, чем сразу завоевал всё внимание своих попутчиков. Гарри подумал, что Римус тоже не оценил его шутки, а сам подумывает о казни зубастого. Джени же испугалась ещё сильнее. Её можно понять, не так давно она была на месте этого парня. Проклятое существо, вынужденное вести ужасное существование. - Он от крови высших, хоть сам обращён совсем не давно. Я не чувствую ни запаха тлена, характерного для обычных, ни простого гниения, характерного для всех... Со временем. Высшие света не боятся.
   - Чтож, новая акция! Своруй контейнер с оружием и получи в подарок безмозглого юнца-вампира. Я в восторге - продолжал разозлённый Гарри.
   - Я не дам его убить! - не выдержала Джени - он просто мальчик, который не знает, как жить со своим проклятием. И я и Римус были такими.
   - Да я не собираюсь его убивать. Ненавижу, когда планы рушатся из-за ЧУЖОЙ глупости. Из-за этого кровососа мы могли там лечь в ряд с маглами. - Гарри понял, что хапнул лишку, ведь он уже не первый год сотрудничает с проклятыми существами, и они гораздо реже подводят, чем обычнее маги. - Останови, я поведу дальше. Мне тут неудобно.
   Приближаясь к Хогсмиду, Гарри вдавил газ до пола, чем вызвал приступ паники у оборотней, но, как только он оказался в черте города, мотор заглох, и машина накатом доехала прямо до Ужастиков Умников Уизли. Все спешно из неё вылезли и тройным заклятием левитации быстро сумели поместить машину в заранее приспособленный для этого "нижний подвал". Затем он прогнал оборотней спать, не забыв напомнить, что одному предстоит диверсия против Филча, а другой в компании Блэка ещё траншеи рыть. В очередной раз обругав весь белый свет, Поттер смастерил небольшую клетку внизу гаража, поместил, предварительно обыскав на наличие палочки, туда вампира и только тогда снял с него чары. Парень забился в самый угол и со злобой в глазах смотрел на странного парня с неестественно спокойным и равнодушным взглядом.
   - Сегодня я устал как пёс, посиди до утра тут, а завтра все вместе решим, что с тобой делать.
   После этого недолгого монолога Поттер проверил защиту на воротах, убедившись в её прочности, он отправился спать. Перед тем как лечь, он залечил руку и отметил, что ему снова идти за шрамовыводителем.
   А утро началось уже как обычно, если не считать необходимости решать вопрос кровососущих паразитов, обитающих в гараже. Как только Гарри вылез из душа, он дёрнул уже появившийся в каждой комнате своеобразный стоп-кран, который примостил Ваки в качестве сигнала тревоги. Поднявшийся рёв и перепуганные рожи, повылетавшие из своих комнат резко подняли Гарри настроение.
   - Что это такое? - первым нашёлся Сириус, а Ваки уже поняв, что это было своеобразной шуткой, направился досыпать.
   - Это был вызов на семейный совет - с поистине идиотской улыбкой произнёс Гарри, а когда увидел всю гамму чувств, проступившую на лица остальных улыбка стала граничить с отметкой "дебильная", а настроение уже было просто отличным.
   - Я записываюсь на роль твоей старшей сестры и немедленно собираюсь начать воспитание наглого братца-а-а-а - не справилась с подступившим под конец зевком Валеса.
   - Ладно, шутки в сторону. Вам пятнадцать минут и все как штык в подвале - игнорируя убойные взгляды, Поттер развернулся и потопал по направлению к гаражу.
   - Ну, привет тебе, наш маленький, неживой дружок - его глупая улыбка резко стала хищным оскалом, но мальчик даже глазом не повёл.
   - Судя по запаху твоей крови, я поживее тебя буду - презрительно бросил кровопийца. А Поттер даже задумался над словами парня. И ведь поспорить сложно. Улыбнувшись этой мысли Гарри начал рассматривать парня. Обычный мальчуган с тёмной шевелюрой и зелёными глазами. Очень напоминает Мальчика-который-выжил. Растрепать волосы, да надеть на него круглые очки и сам бы не отличил. Вот только было у вампира и то, что Поттеру досталось после десятилетия войны - непроницаемо холодный взгляд.
   Спустя минут десять начали спускаться недовольные жизнью обитатели "УУУ". Вдоволь попялившись на машину они таки замечали виновника их утренней побудки и кровососа, запертого в клетке. Дженифер, увидев решётки, вскрикнула от ужаса и тут же зажала себе рот руками.
   - Вот, собственно, настоящая причина вашей побудки. Вчера наши шкуры чуть было не были содраны из-за этого молодого почти человека - начал Поттер, когда все собрались.
   - Что значит "почти человек"? - поинтересовалась успевшая помыться и переодеться Валеса. Гарри даже засмотрелся на эту красивую женщину. Несмотря на строгую, аристократичную внешность, она оставалась весьма живой и подвижной. Как возможно это сочетать, он не знал. Надо узнать её секрет.
   - Он недавно обращённый высшим вампиром и наш долг помочь ему - поспешила вставить своё "фи" Дженифер.
   - Я не сказал бы, что прямо-таки долг, но я ничего не имею против такого соседа - поддержал сестру по проклятью Римус.
   - Позвольте вам объяснить пару нюансов - начал было Поттер, нарезая круги по гаражу - для начала его надо будет кормить. Обычная еда не проблема, но высшие вампиры очень... негативно реагируют на кровь животных, это раз в пару дней каждому придется его подкармливать. Мне равнодушно, та дрянь, что течёт в моих венах даже комаров в морской узел завязывает. Дальше по списку - он не станет сидеть дома, ему нужна свобода. Кто-то будет должен гулять с ним по лесу.
   - Я не против такой компании - перебил Гарри крёстный.
   - Да и мне не трудно составить парню компанию - поддержала Блэка графиня Кассан. Именно на это Гарри и рассчитывал. Оба анимага тут же вызвались помогать. Какие же люди предсказуемые, вот он ими манипулирует, даже не прилагая усилий. Они будут точно уверенны, что сами решили оставить вампира. Агааааа, как же.
   - Ладно, далее, он ребёнок без палочки. Если кто не знает, то после обращения юный вампирчик получает силы своего... отца. Мальчишка был маглом, но укусил его вампир с магической кровью, его придётся учить с нуля. Я этим заниматься не буду, мне и так предстоит вас всех натаскать до нужного уровня.
   Весь этот разговор мальчик слушал, забывая дышать. Вампир раньше был бездомным, и обращение произошло абсолютно случайно - чуть выше по течению Темзы была драка вампира и оборотня, победил второй и врага буквально разорвал. А парень просто выпил воды из реки ниже по течению. Сказать, что его испугали метаморфозы, происходящие с ним, значит, ничего не сказать. Он был в панике. Несколько недель он буквально лез на стену от жажды и голода, но утолить их не мог. И вот на прошлой неделе задрал своего первого нищего. Этот горилла, попавший на ужин к парню был уже третьим убитым им человеком. Но сейчас у него появился шанс получить что-то отдалённо напоминающее нормальную жизнь, и, конечно же, он бы руку отдал за этот шанс.
   - Если все вы будете уделять время обучению вампирчика и никто не против, то можете начинать растягивать и обживать чердак - после этих слов Джени аж запищала от радости и с неприкрытой мольбой во взгляде начала смотреть на компанию.
   Фактически, необходимо было только согласие братьев. Все остальные уже выразили своё мнение, а у Ваки вообще на физиономии написано, что он согласен жить на пятнадцати квадратных метрах вместе с табором цыган. А братья, естественно, дали карт-бланш. Вампира выпустили, быстро затолкали в душ, на выходе вручили школьную мантию, которую добыли эльфы после длительных уговоров, и усадили его вместе со всеми за стол. Мальчик был просто в прострации, не понимал, что творится и правда ли это всё творится, или у него затянувшийся сон.
   - Как тебя зовут? - впервые Поттера посетила мысль поинтересоваться именем вампирчика.
   - Тедди, - отозвался юный кровосос
   - А я Гарри, - улыбнулся ему парень. Следом представились все.
   Как только с завтраком было покончено, оборотни спустились в зал, готовить магазин к открытию и, собственно, открывать его. Близнецов отправили в банк, уплачивать кредит. Учитывая деньги торговца оружием, получалось, что примерно половина от суммы кредита уже была на руках, а так как в особняке Кассан графиня забрала ещё порядка тысячи, нужное количество золотых монет набралось легко.
   - Господа беглецы, на сегодняшний день у нас запланирована интересная программа - начал работать на публику Поттер - сейчас я иду к дедушке директору, узнаю, где теперь обитает Оливандер и мы, дружным стадом, отправляемся к нему.
   Сириус буквально засветился счастьем от этого. Уже давно было решено, что этот поход будет совершён именно сегодня, но всё равно страхи оставались.
   Да и стоит заметить, что Сириус очень быстро набирал форму. Он, видимо, единственный в Штабе, кто старался следить за собой. Ну ещё бы, его нынешний внешний вид был сильным ударом по самолюбию главного сердцееда Хогвартса. Конечно, слишком мало времени прошло с момента бегства из тюрьмы, но тем не менее, Блэк сильно изменился. Волосы стали чёрными, как ночь, а место сбившихся лохмотьев заняла аккуратная причёска в стиле, скорее присущем Малфоям. Грязной бороды не осталось, но сохранились аккуратные усы.
   - Гарри, а как же то, что мы все в розыске? - осторожно поинтересовался Сириус.
   - А это забота нашего седого поставщика лимонных долек - с улыбкой этого самого поставщика проговорил Гарри и пошёл по направлению к школе.
   День выдался очень тёплым для сентября, поэтому Поттер решил не терять возможность проехать по нервам своим любимым слизеринским змейкам и оделся в яркие шорты и цветастую рубашку без рукавов, которую не стал застёгивать, демонстрируя всему миру складное, красивое тело. На спине красовался серп и молот с надписью "коси и забивай", а грудь украшал большой шрам, идущий от самого плеча и до пупка. Такой спорной ценностью даже "Грозный Глаз" Грюм не может похвастаться. Завершали образ тёмные, зеркальные очки, по форме такие же, как носил раньше его отец, а потом и он сам и сегодня он не стал собирать волосы в хвост, а оставил их лежать на плечах.
   Дошёл до школы Гарри в разгар завтрака. Конечно, ему стоило зайти в большой зал и аккуратно мышкой добраться до своего места, и, естественно, он чуть ли не ногой открыл дверь в большой зал и с высоко поднятым носом прошёл к преподавательскому столу, игнорируя возмущённый взгляд своего декана и презирающий со стороны декана змеиного факультета. Не стоит, наверное, уточнять, что крошка Флитвик непонимал что происходит, Дора просто сгорала от ненависти к конкретному представителю человеческого рода, а ассистент профессора ЗОТИ с живым интересом рассматривал этого персонажа. Но самая ценная реакция была у змей. Старшекурсники полным составом мгновенно растеряли свою стандартную спесь и стали тем, кем они и являются. А именно толпой перепуганных детей. Видя это, Поттер ну просто не мог пройти мимо. Он на ходу откорректировал свои планы и со своей стандартной ухмылкой, которую все, почему-то, считают оскалом, пододвинул слизеринца с самой кислой миной и уселся рядом с ним. Вот сейчас, Гарри мог поспорить на свою палочку, улыбка директора из детской превратилась в очень-очень грустную, старческую, лицемерную ухмылку. Улыбку, которая говорила о его проколе, за которой прячут свои истинные эмоции. Ведь он не смог воспитать этих детей так, чтобы они не стали на колени перед психопатом. Это самый большой прокол за всю жизнь великого чародея, хранителя света и главы Ордена Феникса Альбуса Дамблдора. Очень скоро эти дети поднимут палочки на остальные три факультета и начнут убивать друг друга.
   - Ну что, змеята, рады меня видеть? - всё так же улыбаясь, начал Уайт.
   - Кто же будет не рад увидеть свой геморрой - почти прошептал какой-то пятикурсник, но не рассчитал, что у Гарри слишком хороший слух.
   - Альфред, минус десять очков за нелицеприятное сравнение - улыбнулся профессор - но, вопреки вашему мнению я тут не только чтобы проехать по вашим нервам. Мистер Малфой?
   - Да, профессор Уайт - а Драко хорош, даже тени ненависти нет, если бы он не был уверен в её наличие, мог бы и не заметить.
   - Как староста, подойдите к профессору МакГонагал и попросите изменить расписание моих любимых змеек так, чтобы мы встречались два дня в неделю по шесть часов. Ой, ребят, а что у вас такие мины сразу кислые? Слабо, слабо эмоции прячем. - Гарри потянулся и забрал у ближайшего ребёнка кубок с соком - Ваш владелец не любит когда его дворняжки не могут контролировать своё лицо.
   Сказано это было достаточно громко, и Уайт был готов поклясться, что слышал приглушённый стон со стороны профессора зельеварения. Все остальные профессора просто не понимали, что происходит, да и если честно, не отошли от шока.
   - Замолчите! Нас весь зал слушает - не выдержал Драко
   - Ну и что? Вы думаете, в этом зале есть хоть один человек, который станет вас сильнее презирать?
   - Нам плевать на их мнения! - уже откровенно взбешённый Драко еле удерживал себя, чтобы не убить гада прямо в Большом Зале.
   - А мне плевать на ваше, и правда, какое может быть дело до мнения тряпок? Вам очень скоро расскажут, какое у вас мнение, а про своё уже можете забывать - ухмыльнулся Уайт и после того, как осушил кубок и забрал у другой змейки второй, продолжил. - Знаете, у всех вас есть эксклюзивный шанс обеспечить победу своему владельцу. Направьте на меня палочку и произнесите "Авада Кедавра", и только при этом условии я могу вам всем гарантировать скорую победу красноглазой полукровки.
   - ЗАТКНИСЬ - во всю глотку заорал Драко и направил палочку на ненавистного профессора.
   - Ох, извините, мистер Малфой, я как-то даже не задумывался о том, что вы не знаете о предстоящем присмыкании перед грязнокровкой
   В этот миг по залу пробежал испуганный шепот, тихий, еле слышный, каждый боялся, что странный парень говорящий ужасные вещи сейчас обратится к нему. Если бы он сейчас просто бросил взгляд в сторону первокурсников, половина бы оказалась в больничном крыле.
   - Когда следующий урок по защите будет у моих любимых змеек? - обратился Уайт к Малфою.
   А Драко уже понял, чем грозит слизерину этот самый "урок". В отличие от большинства, он знал историю Риддла. Но сделать ничего не мог, а потому покорно ответил.
   - Через двадцать минут, профессор Уайт.
   - Замечательно, ещё увидимся. Альбус, можно вас на пару минут? - обратился уже к директору профессор Уайт. А затем, уже из дверей бросил на весь зал - Через двадцать минут всем МОИМ змейкам быть у МОЕЙ аудитории, я вам устрою урок истории.
   - Но профессор, у пятого курса слизерина мой урок первым - начала было полную гнева речь профессор МакГонагал.
   - Минерва, пусть профессор Уайт проведёт свой урок, я думаю, он хочет им дать ценный материал - прервал только начавшуюся гневную тираду директор.
   В этот момент все слизеринцы, которые были на уроке Уайта, поняли, что только что всеми фибрами души жаждали оказаться на уроке у декана краснознамённого факультета. В зале повисла мёртвая тишина, каждый боялся даже вздохнуть слишком громко и тем самым привлечь внимание этого парня к своей шкуре. На самом деле никто, кроме слизерина не знал, на что способен этот человек, но подсознательно его боялись уже сейчас.
   Альбус мрачный как целый грозовой фронт вышел из главного зала и направился к своему кабинету, а молодой профессор последовал за ним.
   - Гарри, вы считаете, что это правильная модель поведения с ними? - не выдержал старый директор.
   - Это единственная возможная, но никак не правильная. Мне необходимо чтобы им самим стало противно от того, кем они являются. И я этого добьюсь. Они скоро будут мыться, пряча метки от собственных глаз - и снова уже привычная тишина и неловкое молчание, которое, как и полагается, нарушается "Главным" - на самом деле я это делаю для себя, а не для них.
   Директор сразу насторожился.
   - Что вы имеете в виду, профессор?
   - Я имею ввиду то, что из этих тридцати пожирателей я убью минимум десятерых и ни один из принявших метку не переживёт падение своего Лорда.
   - Вы говорите о том, что в случае падения Тёмного Лорда не будете даже пытаться брать пленных? - с искренним ужасом заговорил Альбус.
   - Я говорю о том, что Воландеморт слишком живуч и те, кто остаются с ним до конца либо фанатики, либо идиоты. Ни тем, ни другим не место на этом свете.
   До кабинета директора дошли в полном молчании. Уайт думал о том, что будет рассказывать о прошлом Риддла, а Дамблдор размышлял о войне и том, что она делает с людьми. Он смотрел на странного молодого человека и видел в нём весёлого парня с ярко зелёнными глазами. Беззаботного, красивого, живого. А тот, кого видят все остальные, появился не так давно, и причиной для этого было нечто ужасное. Сам Альбус совсем недавно ушёл от той же участи. "Зёрна зла" ещё пятнадцать лет назад начали поедать и уничтожать всегда жизнерадостного директора, он становился циничным и способным жертвовать несколькими ради других. И, если честно, он был счастлив оттого, что сейчас эта война ляжет на чужие плечи. Старик ненавидел и призирал себя, но не мог ничего с собой поделать. Во время первой войны его душу спасло падение лорда, а сейчас этот странный парень, который уже пережил больше чем сам Великий Белый Чародей.
   С этими мыслями профессора поднялись в кабинет директора.
   - Альбус, я к вам по-поводу Оливандера - заговорил Уайт, удобно расположившийся первым в директорском кресле. - Где он?
   - Нравится? - улыбнулся ему сам директор.
   - Да, только для завершения образа кое-чего не хватает - искренне улыбнулся Гарри.
   - И чего же?
   В ответ улыбка парня стала ещё шире и, достав из ящика стола знаменитую вазу, он заговорил.
   - Не желаете лимонную дольку? - при этом посмотрел на директора его уже давно привычным взглядом "Аля Дедушка Дамби". Сам дедушка Дамби такого не выдержал и по кабинету раздался громкий, искренний смех.
   - Но всё же. Оливандер - подождав, пока директор немного успокоится, заговорил Уайт.
   - Мистер Оливандер находится в хорошо охраняемом месте, в Ордене знают, где он. Как много людей у вас нуждаются в волшебных палочках? - директор очень быстро стал снова серьёзным.
   - Четверо.
   - Профессор, скажите, это вы спасли мистера Блэка?
   - Он невиновен - несколько насторожился Гарри.
   А директор даже не думал продолжать расспрашивать. Он снова погрузился в свои мысли.
   - Значит всё-таки Питер. В верхнем ящике стола находится шарф. Код активации портала "перо феникса".
   - Благодарю - Уайт достал шарф и направился на предстоящий ему урок, оставив директора наедине с его мыслями. Перед уходом Гарри достал из привычного ящика такой же привычный каменный кубок. Омут Памяти ему понадобится для этого урока.
  
   Уайт размышлял над тем, что стоит рассказывать слизеринцам о прошлом их лорда. Сложная тема. Он мог рассказать всё, что знал, но они ему просто не поверят. Показывать всё подряд будет просто долго. Но иначе ему ОБЯЗАТЕЛЬНО надо быть честным со змеями. Гарри может их оскорблять, пытать, унижать, но врать - нельзя.
   Вырвало из раздумий Уайта уже давно знакомое чувство приближения сгустка магической энергии. Думать долго не было возможности, и Гарри сделал кувырок вперёд, попутно ставя кубок на пол и доставая палочку. Пока он делал эту нехитрую, но очень ловкую манипуляцию, следом полетело ещё два заклинания. Кого-то он очень разозлил. Уворачиваясь от первого и подныривая под второе он заметил, кто же его сегодняшний доброжелатель и ничуть не удивился, увидав чёрную от гнева Тонкс. Ещё два красных луча и снова мимо, разоружающее и опять два красных.
   - Золотце, чем я вызвал твой гнев? - продолжая уворачиваться от лучей сказал Уайт. Затем поймал момент между очередной парой оглушающих вставил свой очень точный и сильный экспеллиармус и поставив блок от последнего луча мастерски поймал палочку разъярённого профессора по ЗОТИ.
   - Успокойся! - крикнул Гарри, отбиваясь от бросившейся в рукопашную Погремушки. Когда ему это надоело, он схватил руку, которая неслась к его лицу, и одним быстрым жестом развернул Тонкс вокруг оси. После этого была схвачена и вторая рука, в результате чего не добрая метоморфша была полностью лишена способности нападать. Разве что стукнуть затылком в нос или же каблуком по ноге, но и честь же знать надо!
   - Всё? Успокоилась? А теперь слушай. Это мой спектакль и если он тебе не нравится, не смотри - понять, что именно вызвало ярость Тонкс было не сложно. Очевидно, она посчитала, что такое обращение со слизеринцами обеспечит ряды тёмного лорда дополнительными тремя десятками бойцов. Гарри наклонился к столь притягательному ушку Нимфодоры, которое было заострено на эльфийский манер, и тихонько прошептал. - Сейчас ты пойдёшь к себе, подождёшь, пока я проведу воспитательную беседу со своими змеями, а через 15 минут после начала занятия зайдёшь в класс и посмотришь, что происходит уже там. Если после этого попросишь меня отдать змей тебе, я это сделаю.
   После этого Уайт отпустил свою прекрасную пленницу, поднял Омут и покинул коридор ещё до того, как она смогла понять, что же произошло. Как только она отошла, нашла свою волшебную палочку, спрятанную в её же чехле на запястье. А тем временем Уайт уже пропустил змей в свой кабинет и наложил все заглушающие чары, но вместо запирающих сегодня были простые чары слежения, чтобы знать, кто подошёл к кабинету. Затем Гарри подошёл и поставил Омут на стол, а затем и сам сел рядом.
   - Здравствуйте, класс.
   - Здравствуйте, профессор, - всё так же синхронно ответили ученики, вот только в голосах чувствовалась целая гамма чувств. От призрения до панического страха.
   - Для начала я бы хотел вам объяснить то, что забыл сразу. А именно систему наказаний, которые вы будете получать в зависимости от поступка, - он пробежал холодным взгядом по мгновенно напрягшимся ещё сильнее ученикам, хотя казалось что сильнее просто некуда. - Для начала, наказать я могу вас за всё, от брошенной в меня "Авады Кедавры", до слишком, опять же по-моему мнению, не уважительному взгляда. Ещё раз напомню, что вам пора привыкать к таким порядкам, у вашего Хозяина именно такие. Наказания может быть два: боль и унижение. У Тёмного Лорда есть ещё одно, но я не имею к нему доступа, а именно к боли и унижению близких. А жаль, это весьма действенно. Выбирать, как вам должно быть больно и как глубоко вы будете втоптаны в дерьмо буду только я, а шкала будет в зависимости только от одной переменной, и это моё настроение. Опять же, - тут его лицо исказила просто дьявольская ухмылка, - всё исключительно в педагогических целях. Ну как я на себя буду в зеркало смотреть, если после выпуска из школы вы окажетесь не готовы к тому, что вас ждёт? Мой долг дать вам наиценнейший опыт.
   Поникли все. Страх в глазах детей был абсолютным. Уайт легонько прошёл по сознаниям змей и понял, что может утереть честный, трудовой пот. Почти все были доведены до паники тем, что возможно, им и вправду придется жить с такими условиями всю жизнь.
   - Сегодня на уроке у нас будет пятнадцать минут теории, а затем я вам кое-что покажу. - Как не бывало продолжил парень своим спокойным голосом, - Для начала я бы хотел спросить у вас, как можно выявить у человека изменение памяти с помощью любых возможных средств? Ну же? Не ужели опять никто не знает? Да, Мисс Ротман?
   - Зависит от этих самых средств, сэр, - холодным, ровным голосом сказала девушка.
   - Да, вы, безусловно, правы. Обратите внимание на этот прибор, - Гарри указал на Омут и продолжил - фактически, его достаточно, чтобы заметить любые изменения. Мисс Ротман, вы можете нам рассказать, что для этого необходимо?
   - Это Омут Памяти, в нём можно посмотреть интересующее воспоминание как бы со стороны, - она остановилась. А причиной тому была вошедшая в класс профессор Тонкс
   - Верно, продолжайте, - попросил Гарри, накладывая на дверь недостающие запирающие чары.
   - Если воспоминание изменено, для того чтобы это понять с помощью данного устройства, нужна только наблюдательность. Эти чаши очень редки и безумно стары. Искусственные воспоминания Омут просто не примет. На изменённых воспоминаниях появится что-то вроде белого тумана. Чем выше сила и навык человека, менявшего память, тем незаметнее туман. Но он всегда есть.
   - Профессор Тонкс, а вы не могли бы объяснить детям, почему невозможно обойтись без "улик" при редактировании памяти?
   Тонкс снова была в шоке. Человек, которого она видела, ни капли не напоминал того жизнерадостного идиота, который взял моду над ней издеваться. Это был человек с каменным лицом, таким же сердцем и ледяными глазами. Такого врага она не пожелала бы даже Тёмному Лорду.
   - Память слишком нежная материя. Мысль - это чистая магия. Вмешиваться в неё с помощью той же магии это по определению идти на конфликт. Не существовало и не существует магов, способных творить что-то столь же тонкое и сложное, как воспоминания человека.
   - Замечательно, профессор Тонкс, пятнадцать баллов хаффлпаффу, - ответил Уайт, а по классу побежал шёпот, все считали профессора ЗОТИ гриффиндоркой. Сама же профессор мистическим образом налилась краской.
   - А теперь я устрою вам экскурсию по жизни одного психопата-убийцы, родившегося у безумной ведьмы, которая приворожила магла. История парня, который уже в шестнадцать лет убил третикурсницу, а в семнадцать убил своего собственного отца и оставшихся у себя родственников. Маньяка, который мстит всем маглам за то, что его отец являлся таковым и отказался от ребёнка волшебника. Я вам расскажу историю прямого потомка Салазара Слизерина, который, дабы удовлетворить свою алчность заставил почти всех некогда гордых аристократов встать перед ним на колени и гордится тем, что они стали простыми рабами. Историю змеи, которая своей хитростью прировняла стадо своих слуг к самым презираемым ими существам, а именно домовым эльфам. Существа, которое стыдилось своего магловского имени, а потому взяло собачью кличку, которой до сих пор гордится и заставляет своих слуг почитать её. Сегодня я вам устрою экскурсию в безумие человека по имени Том Марволо Риддл или же психопата Лорда Судеб Воландеморта.
   С каждым словом люди в классе дышали всё реже, сердца забывали биться и пропускали по два-три удара, тишину нарушало только тихое, холодное шипение, в котором с трудом можно было узнать голос их нового преподавателя.
   Тонкс стояла как громом поражённая, девушка растерялась, и, не решаясь перебить парня, по стеночке прошла за учительский стол. Сам же Уайт как раз закончил свою тираду тогда, когда Нимфодора оказалась у него за спиной.
   - Подождите, пока я всё подготовлю. Я не планировал этот урок, как-то спонтанно вышло. Но, тем не менее, это будет весьма увлекательно. А теперь предупреждаю, из всех воспоминаний, которые я вам покажу, некоторые будут редактированные. Если найдёте, то всю следующую неделю я буду вас учить сопротивляться действию заклятия, которое на себе почувствовали мисс Гибнс и мистер Малфой, - Уайт сделал паузу чтобы до детишек дошло, что он не желает говорить открыто при профессоре Тонкс о непростительных, а речь шла именно о Империусе. После паузы Уайт продолжил. - Если не найдёте, отрабатывать будем то, что имел удовольствие "попробовать" Эндрю.
   Какая же замечательная реакция, глаза у змеек буквально стали вылезать из орбит, страх и ужас, повисшие в классе можно было резать ножом, настолько он был материален.
   Уайт поднёс палочку к виску и сосредоточился на нужном моменте его жизни. Когда это было сделано, произнёс заклинание, и висок с палочкой связала тонкая серебристая нить. После пятнадцати минут сбора воспоминаний, Гарри был удовлетворён проделанной работой и отправил немалый моток серебристых нитей памяти с палочки в кубок. Затем он прикоснулся к Омуту палочкой и стал отбирать нужные воспоминания старого директора, после того как и это было сделано, он оглядел класс, который, похоже не терял надежды что Уайт может в любой момент умереть от инсульта. Ага, как же.
   - Вот, собственно, и всё, - с этими словами он поставил кубок на сотворенный для него постамент, - соберитесь вокруг, а потом каждый подойдёт и опустит в чашу лицо. Попрошу делать это быстро, дабы это не заняло весь день. После каждого воспоминания будет пауза, чтобы я мог разжевать особо фанатичным и безмозглым, что именно они видели. Собранная коллекция принадлежит нашему уважаемому директору ну и парочка моих воспоминаний, они исключительно, чтобы дать понять всё тем же фанатичным и безмозглым, что ваш будущий лорд далеко не всемогущ и труслив как портовая крыса. Мистер Нотт, вы считаете, что если в классе находится второй профессор, я не осмелюсь вас наказать так, чтобы вы не забыли об этом до момента своей смерти? - Нотт, очевидно, фанатичен, как и родители. Гарри захотелось его прямо сейчас казнить, чтобы в последствии не пришлось где-нибудь в бою за ним бегать. - Руку с палочки, я имею право говорить всё это, моё мнение сформулировалось на основе огромного количества фактов и богатейшем опыте общения с вашим Хозяином.
   Дальше все по очереди исчезли в глубине Омута, не торопилась только Тонкс
   - Что они там увидят?
   - Правду. Если захотите, присоединяйтесь, - с этими словами Уайт исчез в глубине Омута, зная что терпения Тонкс хватит максимум на минуту.... Переоценил, появилась секунд через двадцать пять.
   Дальше шло два часа непрерывного изучения жизни Тома. Гарри показал змеям большинство воспоминаний, показанных ему некогда директором, за исключением касающихся крестражей. Подсластил их историей с тайной комнатой, но изменив свою фамилию и лицо Джини. Конечно, бой с василиском показан не был, только разговоры и не более.
  
   - Здравствуй, Том.
   Старшекурсники оказались на большой поляне. Если осмотреться, то с неё можно увидеть башню астрономии. В центре поляны стояло двое. И не узнать обоих мог только магл.
   - Как же ты мне осточертел, поганый грязнокровка! - взревел Тёмный Лорд.
   - Ну же, Том, это больше в стиле Бэллы. Мы ведь оба знаем, что у нас в жилах одна и та же кровь, - оба человека неспешно шли боком вокруг поляны, не спуская глаз друг с друга.
   - Зачем тебе всё это? Зачем ты мне мешаешь? Присоединись ко мне, мы вдвоём за сутки сможем поделить весь мир так, как нам того захочется!
   - Том, сколько можно повторять одно и тоже? Мне давно нет дела до этого мира.
   - Тогда зачем ты мне мешаешь? Просто уйди! - дурным голосом заорал нервный Тёмный Лорд.
   - Знаешь, Том, у нас очень много общего. Мы оба сироты... Мы оба разговариваем со змеями... Оба стали убийцами гораздо раньше окончания школы... В конце концов у нас обоих уже нет имён! Но есть существенная разница. С моей стороны во всём этом виноват ТЫ, - несмотря на ситуацию Поттер был спокоен. Он знал, что Лорд убежит, ибо эта встреча не была запланирована. - Ты отнял у меня всё, ради чего можно жить, так что теперь я живу ради тебя. Я не уйду из этого мира до тех пор, пока хотя бы однажды не увижу твой труп.
   До того, как Гарри договорил последнее слово, он обернулся вокруг своей оси, делая замысловатый жест волшебной палочкой. Очень давно этот же трюк в исполнении Альбуса Дамблдора его очень поразил. Тогда старый директор воскрешал доспехи, охраняющие Хогвартс, а Гарри с лёгкостью заставлял помогать себе деревья, окружающие поляну. Уничтожение ядерного оружия просто колоссально повысило силы магов, сейчас Гарри едва ли сможет воскресить пару деревьев, но тогда ему помогало более десятка. Тёмный лорд же в свою очередь превратил землю по всему краю поляны во что-то жидкое, болотистое. Треанты Гарри начали тонуть и с трудом передвигаться по непредвиденному препятствию. В этот момент Тёмный Лорд бросил в противника чудовищной силы взрывное заклятие. Но Поттер даже не двинувшись, поставил щит. Щит не способен поглотить взрывное проклятие, зато способен защитить от его последствий, получилось, что перед щитом заклятие разорвалось, сделав воронку в форме полумесяца, так как сделать полноценную "луну" не дал щит. Поттер же воспользовался своим любимым трюком, позаимствованным когда-то у самого Лорда Судеб, поднявшиеся в воздух куски земли и трава были мгновенно усилены одним взмахом палочки, а вторым отправлены в сторону лорда. Лорд в это время вернул своим пескам прежнюю твёрдость, в результате чего деревья до середины своей остались в земле, пытаясь вырваться. От летевшего на Лорда роя всевозможных не добрых вещей, увернуться было невозможно, а потому он просто трансгрессировал на другой край поляны, за что сразу же поплатился ударом на отмаш от одного из треантов. Воландеморт успел поставить щит, потому удар вышел смазанным, но полностью погасить его не удалось и змеелицый отлетел назад на центр. Тёмный Лорд быстро поднялся на ноги и посмотрел на своего не менее уставшего противника. Летать ему не пришлось, но и взрыв и управление треантами брали свою дань.
   - Тварь, я тебя уничтожу рано или поздно! Если не смогу уничтожить лично, я доведу тебя до безумия, продолжая уничтожать всё то, что у тебя осталось, - Тёмный Лорд уже орал во всю глотку, выражения лица Поттера же, в свою очередь, не выражало ровным счётом никаких эмоций.
   - Том, ты найди для начала хоть что-то, - заставил себя улыбнуться Поттер и бой разгорелся снова.
   Тёмный Лорд сделал огромный огненный шар и запустил им в парня. Тот взмахом палочки сделал вокруг себя водяной кокон, который через доли секунды был охвачен пламенем. Тёмный Лорд Начал сжимать сначала огненный кокон, а когда огонь погас, то уже собственный, водяной. Поттер, когда понял, что ситуация может стать опасной, трансгрессировал из своей клетки. Появившись рядом с Томом, он начал банальную переброску заклинаниями. Не подобает так воевать столь сильным противникам, но оба тратили силы с колоссальной скоростью.
   Стоящие вокруг старшекурники были просто в ужасе. Действо, которое они имели честь лицезреть, уже стало похожа на какую-то сюрреалистическую картину. Девушки начали кричать, парни, старались обнять их и не дать смотреть, что происходило с их профессором и будущим Хозяином. А профессор тем временем потерял всякий интерес к безуспешному перекидыванию проклятиями и начал наводить на поляну антитрансгрессионный щит. Том, поняв, что происходит, только усилил напор на кровного брата и врага. Поттер же только уворачивался, продолжая рисовать замысловатый узор палочкой. Но титулы Величайших Тёмных Магов просто так не раздают и Том начал раз за разом попадать. Секо, Секо, Инфламио, снова Секо. Поттер стал уворачиваться только от ярко зелёных лучей, да прятать шею, в которую настырно летели режущие проклятия, остальное частично блокировал боевой костюм, но, тем не менее, всё его тело покрыли глубокие порезы, а на бедре появился сильный ожог. За мгновение до финального движения палочкой раздался оглушительный хлопок - Тёмный Лорд так занервничал что трансгрессировал настолько неумело, что даже экзамен бы не сдал. Поттер же, хромая из-за ожога на бедре и нового - на ноге, подошёл к тому месту, откуда исчез Тёмный Лорд и залился истеричным хохотом. Тёмный лорд расщепился при трансгрессии и улетел, оставив на земле половинку правой ступни.
   - Всегда мечтал, чтобы Том умер оттого, что при трансгрессии забудет где-то свою голову, - подал голос до этого тихо наблюдавший за своим же боем профессор Уайт.
   В это мгновение ученики начали по одному исчезать, последней исчезла профессор Тонкс, а следом в классе появился и профессор Уайт.
   - Какие воспоминания были изменены? - после нескольких чертовски долгих минут спросил Уайт. - Забыли, чем чревато отсутствие ответа?
   - Во время разговора в тайной комнате вы изменили внешность девочки, а так же во всех ваших воспоминаниях стёрта ваша фамилия, - слабым голосом ответила девочка, которая уже дала понять, что весьма сильна в магической медицине.
   - Сорок баллов за наблюдательность. Класс свободен.
   С этими словами Уайт спокойным шагом и каменным выражением лица вышел из класса и направился к Хогсмиду. Выйдя за антитрансгрессионные щиты Хогвартса, он тут же переместился на второй этаж "УУУ" и, наконец, понял, почему идея с отверстиями в щитах - глупая. Между его появлением и моментом, когда на его голове оказалось ведро с добротными помоями не прошло и удара сердца. Как только он несколько отошёл от такой наглости, то обратил внимание, что в кухне помимо него сидят очень угрюмые оборотни и Сириус. Очевидно, тоже не миновали ловушки.
   - Они покойники, - сказал Поттер, выходя из кухни. Нашлись близнецы в их комнате, но весь гнев на братьев испарился, как только он их увидел. Умники Уизли были подвешены за ноги в разных углах комнаты, а под ними лежали их палочки, но так, чтобы парни не могли до них дотянуться. Гарри даже задумался, очень изобретательная пытка, повисеть так пару суток и разум со скрипом тебя покинет.
   Близнецы, было, обрадовались вновь прибывшему человеку, думая, что тот их отпустит, но, заметив остатки помоев на рубашке Поттера, как-то сразу погрустнели. Так как ведро было, очевидно, самозаполняющееся, нужна была помощь
   - Тот, кто уберёт ведро, получит свободу.
   - Я! - сразу же раздался дикий крик из двух глоток.
   Братья с мольбой в глазах посмотрели на Поттера, но, не встретив там сочувствия, погрустнели ещё сильнее, поняв, что от них ждут. Попытка дождаться, пока они решат, кто будет удостоен чести снимать ведро путём игры в "камень ножницы бумага" закончилась крахом, так-как они всегда выбрасывали одно и тоже. Психанув, Поттер достал из своих шорт медный сикль и подбросил его, а затем отпустил Фрэда и пошёл на кухню. Пока собирали всех беглецов, Фрэд успел убрать ведро и побежал освобождать брата. Когда на кухне собралось пять человек держащихся за шарф.
   - Перо феникса, - произнёс Поттер и успел услышать громкий "фырк" от своего крёстного. Знакомый рывок за пупок и через секунду он уже в очень светлой зале, заставленной стеллажами на манер библиотеки, вот только это не было хранилищем знаний.
   - Приветствую вас, дорогие гости, - как всегда незаметно к ним подкрался Оливандер.
   - Здравствуйте, мистер Оливандер нас необходимо четыре палочки, - за всех сказал Гарри.
   - Конечно, конечно, вы не возражаете если начнём с молодого...хм... человека? - прежде чем вампира атаковали стандартные измерительные приборы, Оливандер дождался согласия. Дальше следовала долгая и утомительная процедура выбора палочек. Мастер, конечно, узнал всех трёх беглецов, но был искренне рад их видеть. Парню очень быстро нашлась палочка, оно и ясно, старый мастер сразу же собрал все свои изделия с основой взятой у нежити, и на первом десятке палочек нашлась подходящая.
   - Карликовая берёза и клык вампира, 13 дюймов, сильная, очень сильная, гибкая, хоть и тёмная палочка, прекрасный выбор, - после Сириус получил очень красивое оружие из красного дерева с сухожилием мантикоры в качестве основы, а Валесе досталась классическая палочка из ивы с волосом единорога. Всех искренне повеселила палочка, выбравшая старичка Ваки - бук и сердечная жила великана. Огромное дерево и сущность ещё большего существа, а всё для дедушки, у которого роста еле набирается полтора метра.
   - Молодой человек, а вы не желаете себе новую палочку? - поинтересовался Оливандер у Гарри, когда тот уже собирался покинуть лавку.
   В этот момент Поттер был готов биться головой об стену: "ну как можно быть таким узколобым"?
   - Мистер Оливандер, что вы скажете про эту палочку? - с этими словами он протянул свою любимицу мастеру.
   А в это время уже мастер был готов биться головой об стену. Он не мог понять, КАК его палочка оказалась в руках этого загадочного молодого человека, а он об этом не помнит. Через пару минут очень пристального изучения, мастер таки пришёл к очень странной идее. Вернув палочку владельцу, он со скоростью снитча испарился среди полок и стеллажей.
   - Но это невозможно! - раздался изумленный голос Оливандера откуда-то сверху и слева. - Этого не может быть.
   Вернулся в зал старый мастер своего дела, держа в руках до боли в зубах знакомую Гарри коробку.
   - Молодой человек, я не стану просить вас объяснить как это возможно, но не могли бы вы попробовать эту палочку? - с этими словами он протянул Поттеру его верную подругу.
   - Остролист, 11 дюймов, перо феникса, сестрица палочки Тёмного Лорда, - очень тихо сказал Поттер, доставая палочку. Конечно же, она тут же признала своего хозяина, выбросив огромный сноп искр. - Я бы хотел купить эту палочку, - после того как прошёл первый шок таки сказал Гарри.
   - О, конечно же, великолепная, великая палочка, такая же, как и её сестра. Конечно, её сестра принесла много горя в этот мир, но всё равно совершила несколько великих дел, - начал Оливандер старую, уже однажды слышанную тираду. Гарри в знак уважения не стал перебивать старика и дал выговориться, а после этого отдал ему тридцать пять золотых монет, по семь за палочку, и беглецы с ребёнком отправились домой, а Поттеру ещё предстояло закончить свой спектакль в школе.
  
  
   Глава 9
  
  
   - Да кто он такой?! - крики Тонкс, наверное, были слышны на всю школу.
   - Нимфадора, успокойся и объясни, что произошло? - попытался успокоить её директор.
   Эти крики начались уже десять минут назад и даже не думали не то, что заканчиваться, а даже становиться тише. Когда профессор Защиты от Тёмных Сил буквально ворвалась в кабинет директора, там находились только хозяин оного и Северус Снейп. Второй, даже не успев увидеть молодую девушку, натянул на своё лицо лучшую из его призирающих физиономий. А когда надежда услышать чтож произошло, покинула профессора зельеварения, он эту самую физиономию значительно улучшил. Теперь призрения на лице у Снейпа было столько же, сколько у директора лимонных долек.
   - Профессор Тонкс, будьте добры, объясните, что произошло? - директор предпринял очередную попытку достучаться до голоса разума Тонкс.
   - Так, ладно, очевидно добиться ответа я не смогу, пока не расскажу о том, что мне довилось увидеть.
   - Ничего себе! Директор, нам УЖЕ собираются рассказать!
   - Не острите, Северус - директор укоризненно посмотрел на Снейпа.
   Нимфадора была настолько выбита из колеи увиденным, что даже не отреагировала на шпильку Снейпа. Она несколько раз глубоко вздохнула, дабы успокоиться и начала.
   - Господин директор, вы ведь видели сцену, которую вам "профессор Уайт" устроил в Большом зале? - Тонкс дождалась подтверждения, прежде чем продолжила, - Так вот это было только начало. После этого мы... эммм... несколько повздорили в коридоре из-за... разных взглядов на процесс обучения слизеринцев. В итоге он пригласил меня посетить его... хм... урок. На занятие Уайт принёс Омут Памяти, ваш Омут Памяти!
   - Я знаю, он мне его вернул сразу после этого занятия.
   - Ну, так вот он с помощью Омута показал всем старшекурсникам слизерина историю Тома Марволо Риддла! Я даже имени то такого не знала, а он вывалил на детей огромное количество информации о Тёмном Лорде! - по интонации Тонкс было ясно, что она готова снова сорваться на истерику.
   - Как отреагировали дети? - задал весьма неожиданный для Тонкс вопрос директор.
   - Что значит "как"? Вы поняли, что именно он им показал? - Нимфадора растерялась от неожиданности.
   - Да, профессор, понял. Как отреагировали дети на эту информацию?
   - Они были в шоке... Все! Я никогда не видела слизеринцев в таком состоянии.
   - Хорошо.
   Снейп в это время даже не пытался вмешаться в разговор, но его охватил живой интерес к тому, что же показал этот таинственный профессор его змеёнышам.
   - Профессор, как это хорошо? Вы дали ему разрешение на это? - не унималась Тонкс.
   - Нет, я дал ему разрешение на всё, что, по его мнению, поможет слизеринцам избежать принятия знака мрака от Тёмного Лорда. Если то, что вы говорите, правда, то у него явно намечается успех.
   - Профессор, а можно уточнить, что именно показал им наш новый штатный клоун? - любопытство победило, и Снейп таки ввязался в разговор.
   - Показал детство Тёмного Лорда, глазами господина директора, затем первое убийство, потом убийство отца и остальных родственников.
   - Но ведь отец и был его первой жертвой - перебил Тонкс директор.
   - Нет, там было несколько его собственных воспоминаний, исходя из который ясно, что на своём шестом курсе Том открыл тайную комнату, а потом обвинил Хагрида.
   - Очень интересно, лично я не смог найти доказательства этому, но всё это логично, - директор, судя по голосу и ничего не замечающему взгляду, находился где-то в нирване и пытался вести диалог оттуда. - Ещё какие либо воспоминания профессора Уайта вам довелось увидеть?
   - К сожалению да. Там был бой. Тёмного Лорда и Уайта, - после этих слов оживились все, даже надменность на лице Снейпа попыталась покинуть своё место, но была быстро схвачена, скручена и возвращена назад. - Я не смогу это описать, нужно было видеть!
   - Так позвольте нам посмотреть? - улыбнулся ей директор и извлёк Омут всё из того же шкафа и поставил чашу на стол.
   Через пол часа три профессора появились в кабинете после четвёртого подряд просмотра интересного воспоминания. Тонкс несколько успокоилась, директор ушёл глубоко в себя и пытался сделать хоть немного реалистичные выводы из имеющихся данных. А Снейп просто бродил из стороны в сторону, от обычного спокойствия не осталось даже следа.
   - Чушь, это нарисовано! Такого не могло быть на самом деле! - нервы Снейпа таки дали брешь, - Этот идиот сам сказал, что ему семнадцать!
   - Северус, мальчик мой, ты же знаешь что "нарисовать" воспоминание настолько чётко и правдоподобно просто невозможно, да и вы смотрели не на ту часть спектакля, - улыбнулся ему директор.
   - Я смотрел на бой, что ещё прикажете рассматривать в такой ситуации?
   - Вы сами дали себе подсказку. Неужели никто не обратил внимания, что человек, от которого убежал сам Тёмный Лорд, выглядит на тридцать лет? Но, учитывая то, что у этого человека очевидно слишком насыщенная событиями жизнь, я бы дал ему двадцать пять лет.
   - И значит, вернёмся к моему раннему утверждению, - спокойным голосом проговорил Снейп, - ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ, - как дурной проорал взбешённый декан слизерина.
   - Северус, уж вам то не знать, насколько забавные, интересные, непонятные, а иногда и абсолютно непостижимые вещи могут свершаться в нашем мире.... Этот молодой человек явно не принадлежит нашему времени. Или, как раз, нашему миру. А может и то и другое. Но одно могу утверждать с полной уверенностью. НАШ Тёмный Лорд получил достойного соперника, а наша цель теперь не дать этому молодому человеку окончательно потерять желание жить. Пока это не произойдёт, Том не сможет победить.
   Сказав это, директор подошёл к своему фениксу и стал его гладить, не обращая внимания более ни на что вокруг. Снейп, как шпион со стажем, сразу понял, что его непосредственный начальник больше не скажет ни одного интересного слова, которого сам Снейп не сможет понять, и незамедлительно покинул кабинет.
   - Профессор, вы хотите сказать, что некто Гарри Уайт уже однажды убил Тёмного Лорда и после этого попал... к нам? - Тонкс до сих пор не могла поверить во всё произошедшее.
   - Да, Нимфадора, именно это я и хочу сказать. А ещё я хочу сказать, что чувствую себя паразитом, поселившимся на теле этого человека. Не известно, на каких условиях он попал... к нам, а я, не задумываясь, наградил его войной, которую он уже однажды пережил.
  
  
  
   - Чушь, все, что мы увидели полная чушь, - Альфред опять успокаивал после занятия у мистера Уайта свою девушку.
   Старшекурсники уже привыкли выгонять всех из своей гостиной и устраивать в ней нечто вроде военного собрания.
   - С каждым последующим словом мнение о тебе только падает, - презрительно фыркнул Малфой.
   - Хочешь сказать, что поверил увиденному у профессора?
   - Имя Тёмного Лорда и его происхождение я и так знал, если ты об этом.
   Такого откровения не ожидали, тем более от Малфоя. Вся гостиная змеиного факультета вылупилась на Драко, как будто впервые видела.
   - Но почему не рассказал? - тихо проговорил Арон.
   - Может потому что это не имеет значения? - огрызнулся Драко.
   После такого заявления на Малфоя стали смотреть как-будто он только что отрастил как минимум вторую голову.
   - Драко, что значит "не имеет значения"? - Снова потянул Альфред.
   - Видимо, опять необходимо разжёвывать очевидное. Кто такой для вас Тёмный Лорд? Нет, отвечать не надо, вопрос риторический. Лично для меня это могущественный маг, который жаждет увидеть в магической Англии такие же порядки, которые удобны для моей семьи. Мне плевать, какая кровь течёт в его жилах, главное, что мы с его помощью получим общество, в котором мы будем управлять всем, общество без жалких недомагов, на которых и смотреть противно. Тёмный Лорд не вечен и, к тому же, достаточно стар. К тому моменту как начнут подрастать наши дети, от него останется только имя, которое все называют шёпотом и мир, где мы цари и боги. Не знаю как вы, а я готов наплевать на тот факт, что в его жилах течёт кровь магла, ради такого.
   Повисло долгое, тяжелое молчание. Каждый обдумывал слова Драко и пытался понять, что для него важнее. Но затянуться молчанию не было суждено и прервал его... конечно же профессор Уайт.
   - Мистер Малфой, в ваших размышлениях есть существенный прокол, - вышел из тени, где до этого находился Гарри.
   Слизеринцы ощетинились палочками, и только Драко продолжал спокойно сидеть в своём кресле.
   - Тогда может быть, вы мне укажете на него, сэр?
   - С удовольствием. Твой Лорд сейчас бессмертен, а значит, служить ему будут твои родители, ты, твои дети и даже твоим внукам достанется. А если повезёт, или не повезёт, как посмотреть, то и правнуки своё получат, - Уайт прошёл к камину и сотворил себе кресло напротив Малфоя, в которое незамедлительно упал. Только теперь слизеринцы позволили себе спрятать палочки, - Твой лорд шестнадцать лет назад был выбит из тела смертельным проклятием и вернулся к жизни. Он не отправится в лучший мир до тех пор, пока не будет сделано две вещи. Кто-либо не уничтожит одну специфическую вещицу, в которой мой красноглазый друг запер свою жизненную силу и ещё кто-нибудь даст чешуйчатому выпить нехитрое зелье, благодаря которому его... хм... душа, чтоли, найдёт своего хозяина. И вот только тогда вы сможете начинать ожидать кончины вашего Хозяина. Но, учитывая то, как сильно он боится смерти, ждать будешь долго, он уже минимум три способа получить бессмертие знает. Просто два болезненны, а один пока недоступен.
   Малфой несколько опешил от такого заявления, но, к своей чести, быстро вернул надменное выражение лица.
   - Зачем вы это делаете? - начала Мишель, а все остальные сразу притихли, ожидая нечто интересное.
   - Мисс Ротман, вы производите впечатление очень смышленой девушки. Не будете ли вы так любезны и не расскажите ли сами умственно отсталой части аудитории, зачем я это делаю?
   - Я не знаю, кто вы и откуда взялись, но очевидно, что Тёмный Лорд...эммм... вам... насолил, - пока Мишель пыталась подобрать слово, парень даже глазом не повёл, а она же, только раз встретившись с ним взглядом, начала искать любую возможность не повторять этой практики. - И вы будете вести эту войну либо до своей смерти, либо до победы. Учитывая сам факт, что вы ещё находитесь в замке, я могу утверждать, что директор, даже если не знает о ваших... методах, в общих чертах вас поддерживает. Но до тех пор, пока Дамблдор жив, вам не получить необходимого для вашей войны доступа к человеческому ресурсу. И потому вы, конечно с разрешения директора, готовите себе людей. Остальные факультеты не сложно сманить на вашу сторону, а вот со слизерином никогда не было так просто. Фактически, вы хотите убить двух зайцев, получить людей себе и не дать пополнению попасть в руки ваших врагов. Вот только вы не учли одной детали, а именно того, что мы УЖЕ обладаем меткой и сменить сторону просто не сможем.
   Закончив говорить Мишель таки подняла взгляд и очень удивилась увиденному в глазах парня. Не было ни призрения, ни ненависти, даже столь идеального холода, который так идёт этому человеку. Уважение к ней и жалость по-поводу её судьбы, ничего более.
   - Пятьдесят балов за отличную логику и минус двадцать пять за неверный вывод, - профессор встал и подошёл к Мишель. Жестом, показав, что желал бы увидеть метку, сказал, - Позволите? Не надо меня бояться, ненавидеть - на здоровье, бояться не надо. Ваш Лорд не любит чувствовать страх в своих рабах, это слабость. Слабость он тоже переваривает плохо. Тёмный Лорд с несварением тоже не лучший собеседник.
   Мишель оголила метку и протянула руку профессору. Тот аккуратно взял девушку за предплечье и провёл пальцами по нежной коже, изуродованной мерзким клеймом.
   - Том для своего знака использует змеиный яд и змеиную же сущность. Это не только способ связи, это, прежде всего, средство контроля. Если вы находитесь на расстоянии меньшем, чем несколько сот миль от хозяина, он может вас убить одним желанием этого. Другой разговор, что он редко идёт на такой способ решения проблем, но на то есть веские причины. А именно то, что ЛЮБОЙ предатель должен быть публично замучен до смерти. Единственный способ спастись это убежать дальше и молиться, чтобы Тёмный Лорд не почувствовал вас.... А можно просто попросить метку убраться, забери эту душу, - профессор прошипел, практически касаясь губами знака, обозначающего его врага. Девушка отдёрнула руку и закричала от боли, ей казалось, что на руку поставили раскалённый утюг. Метка начала извиваться, чернеть, становится чёткой, а профессор Уайт откинулся в своём кресле, настойчиво игнорируя очередную кучу палочек нацеленных на него.
   - Мисс Ротман, я вас только что повысил до полноценного пожирателя смерти, - глаза девушки мгновенно наполнились страхом, лицо исказило выражение ужаса, - дайте руку, верну, как было.
   Напуганная девушка обвела взглядом всю гостиную, ища поддержки, но не найдя таковой, вылупилась на профессора.
   - Ну что вы смотрите на меня так? Руку, мисс Ротман, - девушка осторожно протянула свою больную конечность Уайту, а после очередной непродолжительной беседы с тёмной меткой, последняя потемнела и приняла положенный ей вид.
   - А убрать её вы способны?
   - Да
   - То, что мы видели у вас в кабинете, это действительно происходило с вами? - подал голос до этого безмолвно наблюдавший за спектаклем Малфой.
   - Да, происходило.
   С этими словами Уайт поднялся и направился к выходу из гостиной зелённого факультета. Уже у самого выхода его настиг голос Драко.
   - А что мы получим, если выберем вас, а не Тёмного лорда?
   - Я уже и так вам дал всё, что мог.
   - И что же это? - буквально выплюнул фразу слизеринский староста.
   - Право выбора.
   Слизеринцы снова были оставлены наедине со своими мыслями. А те, у кого с этими самыми мыслями были сложные взаимоотношения, пытались получить хорошие от своих более смышленых товарищей. Выйдя из гостиной слизерина, Уайт направился на третий этаж. Уже давно стоило это сделать, но, если честно, он просто забыл. А такие вещи нельзя забывать, может быть чревато потерей школы. Оказавшись в неработающем туалете Плаксы Миртл, он подошёл к знакомому умывальнику и наложил только одно заклинание - искажения. Теперь будет весьма проблематично попросить Тайную Комнату открыться, а чары настолько незначительны, что на их поиск и самому Тёмному Лорду потребуется как минимум сутки. Но это было последней линией защиты от слизеринского проклятия. Так же он нашёл ту линию связи с Хогвартсом, которая позволяла следить за происходящим тут, а так же попросил сам замок закрыть туалет и НИКОГО не пускать внутрь. Василиска убивать не стоит, зверушка основателя может ещё пригодиться. Через двадцать минут Уайт уже был у двери "УУУ". Для того, чтобы разобраться с оружием необходимо было дождаться последнего из запланированных членов его команды, а именно его сестрички. Так что до следующей недели не предвидится ничего интересного.
   А тем временем здание, которое между собой его жильцы называли одинаково часто "Домом" или "Штабом", продолжало преображаться. Над парадным входом в магазин появился большой балкон с навесом, дверь на который находилась на кухне. Это новшество было сразу оплетено зеленью и скрыто от глаз. Ворота в гараж, который находился достаточно глубоко под землёй, тоже претерпели ряд изменений, направленных на конспирацию. Так-как магазин уже был немыслим без плаката Гарри, это творение молодого Поттера было в очередной раз нарисовано и помещено над парадным входом, закрывая незначительную часть балкона, а зелень гармонично дополняла привычную уже рекламу. На старом месте плаката появился список предоставляемых услуг, таких как доставка, организация фейерверков, и даже изготовление "шутки" по предложенной идее. Магазин работал чуть больше недели, а уже стал одним из самых заметных зданий Хогсмида. Но самое интересное произошло внутри. Для начала с новым малолетним жильцом вновь встал вопрос спальных мест. Но Вакогинар быстро нашёл решение, в виде чердака. До того, как Ваки добрался до этой площади, там был очень низкий потолок, а потому жить на чердаке нельзя было. В итоге получилось две небольшие комнатки с одной наклонной стенкой в каждой. Из мастерской братьев был уже готов подземный ход к самой Плакучей Иве. Спустившись в гараж, Поттер удивился больше всего. Даже не учитывая то, что гараж стал меньше всего на свете напоминать именно гараж, там оказалось две новых двери. Вдоль всех стен располагались стеллажи со всевозможными приспособлениями, в углу находился стол со всеми "игрушками" Ваки, которые он использовал при нанесении рун. Но всё равно двери не могли остаться без внимания. За первой оказалась Валеса, которая занималась обустройством библиотеки, под что и была сделана это очередная подземная комната. Ваки, конечно же, сразу после сдачи помещения в эксплуатацию нарисовал на стенах два огромных окна, в которых вместо положенной земли, был виден точно такой же пейзаж, как и десятью метрами выше. И когда успел, не говоря уже о том, КАК?
   - Валеса, а откуда книги? - поинтересовался Гарри у женщины, которая, очевидно, получала огромное удовольствие от работы с книгами.
   - Это в особняке Кассан была библиотека, так как Валесе там более не пожить, решили перенести. Вот сегодня вместе с братьями всё и перенесли, - ответила вышедшая из-за стеллажа Дженифер.
   - И насколько большая эта библиотека?
   - С Хогвартской не потягается, но, поверь, мы в большем нуждаться не будем, - с нежной улыбкой ответила Валеса.
   - Девушки, а вторая дверь для каких целей?
   - Это я попросила, там что-то вроде полигона. Для тренировок, ну или же испытаний. Вот только дядя Ваки как-то слишком загорелся, когда я ему объясняла, что мне нужно. Боюсь что когда он закончит, там окажется что-то настолько потрясное, что будет стыдно колдовать.
   - Понятно, - улыбнулся ей Гарри, - а с каких пор он стал "дядей Ваки"?
   - Эээм, а он сам попросил. Да и ему подходит, не находишь?
   - Вполне. Ладно, вы молодцы, огромный объём работы проделали, спасибо за это.
   - А ты как бы не зазнавайся, мы для себя делаем, а не для тебя, - но притворно строгий голос никак не соответствовал довольной физиономии, хозяйничавшей на лице Джени.
   После этой беседы Поттер пошёл на дальнейшее исследование "Штаба". В мастерской братьев Римус и Сириус занимались изготовлением товара, попутно объясняя происходящее жадно слушавшему их Тэдди. После пары слов и не найдя ничего нового, кроме подземного хода, Гарри отправился дальше. В торговом зале работали близнецы, но, как и предполагалось, в понедельник покупателей было немного. А потому Поттер сделал морду кирпичом и, игнорируя недобрые взгляды братьев, прошествовал на кухню. Имел право! Он с самого завтрака ничего не ел. Но по кухне в это время бегал Вакогинар.
   - Добрый вечер, дядя Ваки, - заговорил Гарри, разогревая палочкой оставленную ему пищу.
   - Приветствую, Гарри. Как тебе новый облик Дома?
   - Просто замечательно, Ваки, вы гений. Я бы на такое потратил не меньше месяца, а вы управились меньше чем за неделю.
   При этом Поттер рассматривал то, во что превратилась кухня. А посмотреть было на что. Ножки огромного стола и стульев оплел плющ, а магические светильники держались на хвойных ветках, которые росли прямо из стены. Потолок был выполнен так же, как в Большом зале Хогвартса, а так же стена, на которой находилась новая дверь на балкон. Но стена не показывала балкона, из комнаты казалось, что его просто не существует, вместо него перед парнем был отменный вид на Хогвартс.
   - Это великолепно. Вакогинар, а вы закончили с залом для тренировок? Не подумайте, что я чем-то недоволен, но... в некоторых местах нужна практичность, мне бы очень хотелось, чтобы именно в этом зале её был максимум.
   - О, не беспокойся, Гарри, я уверен, что вам там понравится, думаю, палкой придется оттуда людей выгонять, - лукавая улыбка тронула лицо старичка, и в таком виде ему нельзя было бы дать больше пятидесяти лет. Всем бы выглядеть в его годы так, как этот дедушка.
- Именно этого я и боюсь! Нам всем нужны занятия, а то даже я разленился, - с искренней досадой сказал Гарри и с головой ушёл в рассматривание шикарного вида. - Ваки, а как найти дверь на балкон, если вся стена прозрачная?
   В ответ на это заявление старичок улыбнулся и сделал шаг через предполагаемую стену. Ясно, стена была только магическая. Не пропускает предметы, звуки и заклинания, зато живым можно в любой момент пройти сквозь "стену". "Интересно, а Тедди она пропустит?" - возникла странная мысль у Гарри и он незамедлительно уточнил у Ваки.
   - Да, конечно, для столь образованного молодого человека у вас странные предрассудки. Вы ведь не считаете что вампиры на самом деле... не живые?
   Поттер сразу понял, что имел в виду Ваки и даже устыдился своей глупости.
  
   Уже в кровати Гарри впервые за время, проведённое в этом мире, поддался эмоциям. Лёжа во тьме, которую нарушал только слабый, дрожащий лучик лунного света, Мальчик-который-выживает-всем-на-зло изучал потолок и впервые думал не о том, что он будет делать, а о том, для чего. Для "кого", если честно, вот только он до сих пор боялся себе признаться в том, что теперь у него ненадолго есть возможность нормально жить. Война выйдет в стадию открытого конфликта только со смертью директора, а значит Золотой Мальчик, который уже давно стал не только Надеждой Магического Мира, но и его единственным шансом, будет вести усиленную подготовку в купе с нечастыми диверсионными акциями. Но в свободное время он может ЖИТЬ! А следом закрадывалась уже другая мысль, которую парень уже долгое время парень не пускал в своё сознание, потому что она давала ложную надежду. А именно, голову усиленно штурмовали мысли о том, что после войны даже он сможет найти место в этой жизни и спокойно дожить свой век. Ему предстоит колоссальный объём работы по воспитанию своей сестры из той мышки, которой она стала без него. Поттер должен будет регулярно терроризировать слизеринцев, вбивая в их аристократичные умы то, что они имеют право на свободу и честь. Надо обучать своих людей. Нет, надо учить выживать своих друзей! Чтобы к концу этой войны победило не магическое общество под руководством "Главного", а сам Поттер. А ещё не надо забывать о маленьких радостях, которые он сможет повторно пережить. Например, он получил эксклюзивную возможность второй раз свернуть шею Питеру Петтигрю! Разве уже это не повод чтобы подниматься по утрам? Но самое непривычное для Поттера было то, что его мысли всё сильнее оккупировала некая профессор Защиты От Тёмных Сил. Не то, чтобы Гарри это не нравилось, но это было непривычно. "Главный" не мог позволить себе слабость, да и достойной кандидатуры не появлялось. Очень давно, будучи ещё практически ребёнком, он увлекся Джинервой Уизли, но это быстро прошло. Как только Поттер стал превращаться из боевого знамени в боевую машину, Джини в ужасе убежала от этого "человека". Настолько кардинальны были изменения. Но, разве он не может это новое увлечение объяснить с точки зрения логики? Чем же привлекает к себе Нимфадора Тонкс? Наверняка это происходит из-за первого впечатления, божественной красоты и... того, что они не знакомы. Ведь Поттер действительно не знает эту девушку, и сейчас он старательно убеждал себя, что при ближайшем рассмотрении "проблемы" наваждение его отпустит. Довольный такими выводами, побитый судьбой парень перевернулся на бок и быстро отправился на свидание с Морфеем. Даже "Главный" может допускать детские ошибки и иметь кардинально неверное мнение.
  
   Проснулся Гарри рано, и, после быстрых водных процедур, он пошёл дёргать за так понравившийся ему "стап-кран". Когда он пересчитал заспанные лица и остался доволен их количеством, была дана команда быстро мыться и собираться в "зале для принятия решений", как уже была в шутку названа кухня. Скрипя зубами, ногтями и, собственно, костями жители Штаба пошли выполнять данное им задание.
   А сам же Гарри тем временем позвал Хогвартских эльфов и дал задание приготовить чая с тостами для того, чтобы хоть как-то загладить свою вину за раннюю побудку.
   - Я, конечно, понимаю, что столь ранний подъём вчера в ваши планы не входил, но нам пора начинать ваше обучение, - начал свою речь Гарри, когда все уселись вокруг стола. Энтузиазма в лицах было чуть меньше чем ноль. Джени, явно, из последних сил старалась не уронить голову на свои тосты, услужливо подставленные эльфами. Наверное, те знали, что оборотень сдастся, и решили так смягчить падение. Тедди же уже грел свою щёку тостом, на котором она находилась. Близнецы сразу после пробуждения стянули из комнаты Гарри две колбы с бодрящим зельем, а потому сейчас весьма шустро уничтожали свою пищу. Римус выглядел вполне сносно, оно и ясно. Ему долгое время приходилось работать простым дворником, а они работают по утрам. А вот почему все беглецы были столь свежими, Гарри не знал. Наверное, в Азкабане спать много им тоже не приходилось, ну не считая Ваки, умело избавившегося от дименторов. Но для того, чтобы представить Вакогинара сонным, или же хотя бы уставшим, фантазии Поттера не хватало.
   - Не стоит обижаться или злиться на меня. Скоро я вам расскажу всю мою историю, тогда поймёте, почему это так необходимо.
   - И что...
   - ... должно произойти...
   - ... чтобы мы наконец узнали...
   - ... кто ты такой? - создавалось впечатление, что они даже жуют по очереди!
   - Это тяжёлая и длинная история, мне просто надо подготовить себя, - после минутного молчания раздался грустный голос Гарри, а через пару секунд уже почти весёлым продолжил, - но это всё потом, а сейчас слушайте распорядок дня на ближайшие пару лет, - Поттер продолжал, упорно игнорируя стоны со всех сторон. - Мой день, а значит и ваш, начинается рано. Умываемся, завтракаем и отправляемся на занятия. Вот тут сделайте лица попроще, учитывая то, что компания у нас весьма разношёрстная, заниматься будем по-разному. Например, дядя Ваки, в отличие от рыжих, не выдержит утреннюю пробежку миль на пять. А чего это у вас так резко упало настроение? - издёвка в голосе была настолько очевидна, что почти все тихонько захихикали. - Но это не самое главное, я буду тренировать у вас скорость реакции, выносливость, гибкость и банально учить весьма сильной магии.
   - Светлой? - решил уточнить Римус.
   - А что в твоём понимании Светлая магия? - не остался в долгу Гарри.
   - Магия, которая не несёт никакого вреда душевному состоянию заклинателя, - Римус, очевидно, считал, что это слишком очевидно, чтобы спрашивать.
   - Римус, дорогой, мнение, что хоть одно заклинание действительно меняет человека, его сотворившего, огромная ошибка, - начал Вакогинар, а, получив от Гарри знак продолжать, начал своё объяснение, - Тёмной называют только ту магию, которая из-за сочетания относительной простоты и эффективности совращает человека. Это то же самое, что запретить продавать пергамент только потому, что недобросовестные ученики делают из него шпаргалки. Если ты силён духом и у тебя крепкие моральные принципы, то, какого цвета луч вылетает из твоей палочки, не изменит тебя. Есть огромное количество заклинаний, которые считаются "светлыми", но имеют очень похожий тёмный аналог. А разница только в том, что в "тёмные" записывают самые простые, а значит и самые заманчивые для изучения.
   - Не смог бы сказать лучше, только хочу несколько поправить. Заклинания, меняющие мага, есть, - Ваки уставился на Поттера с искренним изумлением. - Но все они относятся к сильнейшим лечебным чарам, при том как светлым, так и тёмным, но эффект у всех один и тот же - очень сильный удар по разуму мага. Можно вылечить весьма нелицеприятные ранения, путём потери своего рассудка. Но при условии слабого рассудка. А так просто можно отделаться слабой шизой, - улыбнулся собравшимся Гарри.
   - Очень интересно, я этого не знал - задумчиво произнёс Ваки.
   - Дядя Ваки, у меня для вас будет задание чрезвычайно важности! - Поттер не мог нарадоваться этому старичку, от перспективы интересной работы он начинал светиться лишь немногим слабее магической лампы, - Сейчас я выгоню всех на разминку, а потом Римус отправится в магловский спортивный магазин и купит дюжину бейсбольных перчаток
   Если судить по выражениям лиц всех присутствующих, только Ваки после этого заявления не стал считать Поттера душевнобольным, да, может быть, юный вампир, но тот только потому, что ещё не знал порядков в магическом мире.
   - А можно поинтересоваться, зачем? - не выдержал крёстный Гарри.
   - У меня был хороший друг родом из Бразилии, так вот из-за слабой экономики, квиддич у него на родине не развит, - от такого заявления близнецы были в ужасе. Ну, ещё бы! Бедные люди не могут играть в квиддич! Как же они живут? - а потому там развита другая очень интересная игра, которая отлично тренирует реакцию, а так же является хорошей практикой командных действий.
   - И в чём же она заключается? - Валеса отнеслась очень скептически, а вот Джени сильно оживилась. Она очень любила побрасаться заклинаниями.
   - Увидите. Дядя Ваки, как получите перчатки, наложите на них комплект рун поглощающего щита, но без заряжающей руны, - Гарри уже давно доел, а потому ждал когда закончат завтрак остальные и все смогут дружно отправиться на утреннюю экзекуцию.
   - Но тогда их надо будет подпитывать вручную! - Ваки ещё не понимал, в чём заключается идея, но она ему уже нравилась.
   - Именно, - на лице Гарри расползлась столь хищная ухмылка, что все присутствующие, не исключая Джени, начали молиться, чтобы Римус перчаток не нашёл. Они ничего не понимали, кроме того, что им будет очень нехорошо.
   Следующие три с половиной часа жители штаба были заняты "разминкой". Началось всё с пробежки, после которой все, кроме, как не странно, оборотней и Гарри, начали выть. Затем растяжка, а после Поттер начал передавать своим друзьям искусство рукопашного боя, которому его в своё время научил один украинский маг, вступивший в Орден.
   - Гарри, ну вот зачем нам это? У нас есть палочка, какой смысл уметь махать кулаками? - первыми не выдержали близнецы. От тренировок был освобождён только Ваки, а у вампирчика нагрузка была сильно снижена из-за возраста, но он старался за всю оставшуюся группу вместе взятую.
   - Чтож, резонный вопрос. Думаю, небольшая демонстрация не помешает, - с этими словами Гарри сбросил с себя мокрую от пота рубашку и снял с ног обычные, магловские кроссовки. - Достаньте палочки. Хорошо, ваша задача, попасть в меня. Как только теряешь палочку, отходишь в сторону, правила ясны? - дождавшись нерешительных кивков, Гарри встал в десяти метрах от сбившихся в кучу магов и даже не подумал достать свои палочки.
   Всё это происходило на поляне, находящейся за Визжащей Хижиной. Так как поиски Сириуса, Валесы и дяди Ваки никто не отменял, добраться до озера не представлялось возможным, хоть Гарри и безумно этого хотел. Далее Вакогинар нерешительно посчитал и дал отмашку для "дуэлянтов". Стрелять в безоружно Гарри стали, естественно, первыми близнецы, Поттер же в свою очередь только уворачиваясь, не пытаясь подойти к этому своеобразному стаду, хотя мог. Он ждал, пока все осмелеют и ввяжутся в дуэль. А произошло это как-то неожиданно синхронно. Вместо двух красных лучей к Гарри устремилось одновременно целых шесть, а следом и седьмой, слабенький лучик, очевидно, отправленный вампиром, который только недавно начал учиться пользоваться палочкой.
   Вот только и "Победители Тёмных Лордов" не лыком шиты. Гарри отскочил влево, уворачиваясь от большинства лучей, но два бывших аврора, стоящие напротив него, ожидавшие это, тут же отправили ещё два "Ступефая" в парня. Под них Поттер поднырнул, сделал кувырок немного в сторону, дабы избежать очередного залпа и в два прыжка добрался до близнецов. Одним чётким ударом ноги с разворота обе палочки были выбиты и близнецы с кислыми минами поспешили присоединиться к дяде Ваки. Как только остальные поняли что произошло, все бросились в рассыпную, стараясь таки настигнуть шустрого парня оглушающим проклятием. Гарри же в очередной раз прыгнул в сторону, но уже вампирчика, погасил импульс кувырком и ребром ладони ударил парню по запястью. Рука мальчишки тут же ослабла, и палочка упала на пол, а у Поттера осталось четыре противника. Следующей лишилась палочки Валеса, у неё Гарри её нагло выдернул из руки и бросил в сторону, тут же уворачиваясь от слишком точного залпа со стороны оставшихся противников. А остались, естественно, самые сильные из них. Сириус в своё время был подающим большие надежды аврором, а Римус и Джени, помимо немалого опыта орудования палочкой как оружием имели ещё и звериную кровь. Мародёры встали плечом к плечу и не давали даже подумать о том, чтобы попытаться их обезоружить, а вот Джени остановилась чуть в стороне, а посему целью стала именно она. Кривым зигзагом Поттер буквально подлетел к ней и попытался выбить палочку тем же ударом, что и у братьев. Но Джени посчитала, что Гарри будет вести себя как джентльмен, и, если она просто развернётся, пряча палочку, не станет нападать открыто. А зря, только повернулась к нему спиной и собралась убегать, как получила удар нагой по обратной стороне колена и тут же как подкошенная начала падать. Но это в планы Гарри не входило, а потом он её подхватил и подставил под два оглушающих, от которых уже не успевал увернуться. Как только потерявшая сознание Дженифер упала на землю, Поттер подхватил с земли небольшой камень и со всей силы швырнул в лоб крёстному. Оборотень бы увернулся... А Сириус очень забавно упал на лопатки. Пока крёстный не пришёл в себя, парень оказался рядом с Римусом, и завязалась непродолжительная рукопашная схватка. А Гарри не был против небольшой драки, Римус, поняв это, сам бросил в сторону палочку, дабы не мешала, и попытался противостоять Поттеру. Но тот поймал руку оборотня и следом сделал простую подсечку и наметил добивающий удар по уже лежащему Римусу, давая понять, что тот повержен. Далее он подошёл к Сириусу и ногой отбросил палочку.
   - Ещё вопросы?
   Гарри помог крёстному подняться и подождал, пока все попрячут свои палочки, после чего тренировка продолжилась.
   - Вы должны понимать, что умение рукопашного боя это просто очередной шанс на ваше выживание. Возможно, вам никогда не придётся использовать эти навыки, но если хотя бы один из вас избежит смерти благодаря ним, то значит, я не зря вас мучаю.
   После такого даже близнецы не рискнули возражать. После того, как Гарри сжалился над своими учениками, траурная процессия, которую составляли жители Штаба, направилась домой. Впереди шли Ваки и Гарри что-то активно обсуждали.
   После тренировки Уайт переоделся в очередную вызывающую майку, на которой теперь красовалась надпись "живёшь с людьми, а умираешь всегда один" и отправился в Хогвартс на завтрак. Попал он как всегда в разгар завтрака и сначала направился к своему декану за расписанием слизерина. Но, увидев как при его появлении изменилась Тонкс, изменил свои планы и направился прямиком к директору. До того, как он зашёл в Большой Зал, профессор ЗОТИ, наверное, занималась своим любимым занятием, а именно флиртовала со своим ассистентом. Её звонкий и мелодичный смех раздался как раз тогда, когда Гарри открывал двери Большого Зала. Но, стоило ей увидеть, кто пожаловал на завтрак, от веселья и след пропал. Раньше она смотрела на Уайта с раздражением, а после сценки в ванной и вовсе со злобой. Но сейчас во взгляде было... участие, чтоли? Сопереживание, искренняя забота и страх за его судьбу. Учитывая, что просто так люди не меняются, значит, после экскурсии в жизнь Тома Риддла она сделала выводы. А скорее их для неё сделал дедушка Дамби. Именно это и хотел узнать Уайт.
   - Доброе утро, профессор Дамблдор
   - Здравствуй, Гарри. Ты хотел что-то спросить у меня?
   - Да, вы не против прогуляться по коридорам школы? - Гарри нужно было хотя бы относительное уединение. Директор быстрым шагом покинул большой зал, а за ним следом прошёл и Уайт.
   - Как я понимаю, профессор Тонкс рассказала о моём последнем уроке в красках, - не стал ходить вокруг да около молодой профессор.
   - Да, и, вы знаете, ввести меня в замешательство этой историей.
   - Понимаю, а так же, учитывая вашу мудрость и опыт, я уверен, что вы уже сделали верные выводы.
   - Я на это надеюсь, - разговор шёл неторопливо, как и разговаривающие люди. Со стороны могло показаться, что эти люди общаются не о войне с Тёмным Лордом, а, скажем, о погоде. - И мне интересно только то, как же это возможно?
   - Признаюсь честно, я сам не знаю. Ко мне пришло некое могущественное существо, которое предложило попытаться прожить свой век с меньшим количеством ошибок.
   - Так в своём... мире вы победили Тёмного Лорда?
   - Суда меня отправило прямо с поля боя, на котором осталось всё, что я ценил в жизни. Если бы не "существо", я, наверное, не дожил бы до утра. Но я не об этом хотел поговорить.
   - Да, конечно, - Дамблдор сделал серьёзную мину, но глаза выдавали, что он сейчас не о чем не беспокоится.
   - Для начала мне нужно будет поведать миру свою историю, потому что в своём мире я был национальным героем с годовалого возраста.
   - Как это возможно? - директор был очень удивлён.
   - У нас история падения Тёмного Лорда была иная.
   - И причиной этого самого падения стал некий Гарри Поттер? - директор улыбнулся, показывая этим, что безумно доволен своей проницательностью. Гарри не стал уточнять, что только булыжник ещё не догадался бы.
   - Мой отец был убит, а мать пожертвовала собой ради своего первенца. Это была древняя магия, которая отразила смертельное проклятие в Тёмного Лорда. Как результат - Гарри Поттер стал героем магического мира, Мальчиком-Который-Выжил, а позже и Надеждой этого самого магического мира. Вот мне нужно будет после вашей смерти получить поддержку людей, иначе мои руки будут связанны.
   - Грустная история. Я так понимаю, вы знаете, как всё происходило у нас? - после утвердительного ответа директор продолжил, - я сделаю всё, что в моих силах, чтобы после моей кончины вы в кратчайшие сроки получили необходимые вам ресурсы. Как вы относитесь к тому, чтобы просто поставить своего человека на должность министра? Это был бы самый простой способ добиться нужных результатов.
   - Если я смогу управлять Кингсли, то да, я тоже думаю что это хороший вариант.
   - О, Гарри, не волнуйся, Кингсли полностью предан Ордену, после твоего появления на политической площадке, он тебя подержит.
   - Мне бы вашу уверенность, - глубоко вздохнул Гарри.
   - Мальчик мой, я умею уговаривать людей, - с самым ехидным выражением лица, на которое он способен, сказал директор.
   - Попросите Севу, чтобы сделал две порции зелья для Римуса, - не успел Гарри это договорить, как директор засмеялся во весь голос. - Простите, я что-то упустил? - раздосадовался парень.
   - Да я с момента нашего знакомства был заинтригован именем вашего феникса, - было видно, что директор еле себя сдерживает, чтобы опять не засмеяться. - Но, всё же, самый очевидный вариант казался абсолютно невозможным. Да, я поговорю с Северусом. Как я понимаю, вы смогли договориться с той юной мисс?
   - Да, я убрал её знак мрака. Можно поинтересоваться, как продвигается мисс Грейнджер?
   - Гарри, извини, но прежде чем мы поговорим о мисс Грейнджер, можно чуть подробнее узнать про чёрную метку? - директор переспросил, чтобы убедится в том, что ему не послышалась эта невероятная фраза.
   - Я могу убрать метку. Не хочется сейчас объяснять как это возможно. Это для вас важно?
   - Да! Гарри, это очень важно! С тех пор, как Тёмный Лорд возродился, Северус был назван предателем и теперь метка регулярно впрыскивает в его тело яд. Бедный мальчик только и успевает делать противоядия.
   - А почему Снейпа раскрыли? - искрений интерес появился у Гарри. Что же натворил тут Сева?
   - Это связанно с философским камнем, он не дал Тёмному Лорду добраться до этого артефакта, отсрочив тем самым его возрождение ещё на несколько лет. Философский камень это
   - Я знаю что это, мне приходилось подраться с Томом за эту игрушку, - прервал его Гарри. Логично, что вышло именно так. Но, конечно, плохо. Пока слизеринцы не побегут к Уайту за помощью, на достоверную информацию из стана врага рассчитывать не приходится.
   - Но.... Это получается, что вам в это время было одиннадцать?
   - Спасибо что напомнили - огрызнулся Гарри, его начинало злить то, куда клонит директор. Не хватало еще, чтобы его начали жалеть.
   - А сколько
   - Чёрная метка Снейпа, директор, - поспешил сменить тему Гарри.
   Директор задумался на какое-то время. Он не решался задать вопрос открыто, но ему просто необходимо было узнать всю историю этого человека. Подумав, что парень рано или поздно сам расскажет про свою нелёгкую жизнь, директор поспешил нарисовать на лице улыбку и поддержал смену темы.
   - Северус очень страдает от наличия у него знака мрака, не могли бы вы помочь ему с этим вопросом?
   - Сразу после завтрака. Как сдаёт экзамены мисс Грейнджер? - опять изменил тему Уайт.
   - Как и предполагали, она замечательно справляется. С вами, конечно, не сравниться, но для пятикурсницы она великолепна, - а сам Гарри к этому моменту за выходные сдал два экзамена.
   - Замечательно. Я достаточно вам доверяю, чтобы разрешить информировать своих людей настолько, насколько посчитаете нужным, - к этому моменту они подошли назад к Большому Залу куда незамедлительно и прошли. Гарри таки забрал у МакГонагал расписание змей стал дожидаться, пока Снейп закончит свою трапезу, попутно изучая полученный листок. Змеи по новому расписанию получали экзекуции по субботам, весь день, и четыре часа по средам. Есть вещи, которые никогда не меняются. Конечно же профессор зельеварения поспешил первым покинуть это скопление человеческих особей и попытался скрыться от ненавистных учеников в своих подземельях.
   - Профессор Снейп, я бы хотел помочь вам с решением вашей проблемы, - раздался из-за спины слизеринского декана холодный голос, полностью лишённый эмоций.
   - Видимо, вы очень наблюдательны, если смогли найти у меня не просто "проблему", а такую, с которой вы мне сможете помочь, - голос Снейпа звучал ровно и спокойно. Как всегда, в прочем.
   - Будьте так любезны, покажите мне руку, на которой находится эта самая проблема.
   Снейп молниеносным движением выхватил палочку, а Гарри, который этого только и ждал, таким же движением вырвал оружие из рук алхимика.
   - Северус, мне не жалко ваши запасы противоядий, просто мне будет досадно, если столь талантливый зельевар случайно околеет у себя в подвале.
   - Подземелье, а не подвал! - рявкнул Снейп, закатал рукав и протянул руку. Зельевар всегда злился, если его вотчину называли подвалами. Именно потому, "Главный" никак иначе подземелья Хогвартса при нём не называл. Гарри провёл уже надоевшую беседу с отвратительной татуировкой, после чего отдал палочку, развернулся в Снейповской манере - на одних каблуках, и отправился назад в Большой Зал, игнорируя то, что от Северуса просто веяло помимо дикой боли недоумением и страхом. Чего он испугался, не понятно. Свободы, чтоли? А ведь теперь он мог убежать от этой войны. Люди странные существа. Готовы резать друг друга ради какой-то цели, а когда её добиваются, их настигает дикий страх того, что придется искать новую цель.
   Войдя в Большой зал, Уайт сразу направился к столу гриффиндора, а когда сел около Грейнджер, слизеринцы вздохнули с облегчением. Гарри поднял взгляд на ту, которая могла стать его кровной сестрой. Сердце обливалось кровью, когда он видел Гермиону. Худая, с чем-то невообразимым на голове, бледная как Снейп и, создавалось впечатление, что если в зале раздастся громкий звук, она сразу же спрячется под столом. Не было и следа от гордой, немного дерзкой, а главное весёлой девушки. Жизнерадостной, той, которая раз за разом могла доказывать Гарри, что жизнь, не смотря на все её лишения и опасности, всё равно прекрасна и стоит борьбы.
   Гермиона заметила его взгляд и начала откровенно паниковать. Девушка задрожала, она раза с третьего только могла наколоть кусочек картошки, потому что руки напрочь отказывались её слушать. Юная ведьма так сжалась, что казалась максимум третикурсницей, но никак не ученицей пятого.
   - Мисс Грейнджер, не желаете ли вы прогуляться до Хогсмида? Мне бы хотелось с вами поговорить, - Уайт говорил со всем дружелюбием и доброжелательностью, на которую был способен. Но Гермиона всё равно опешила. - Мисс Грейнджер, неужели я настолько страшен, что вы теряете дар речи от одной моей фразы? - так как Гарри не пытался говорить тихо, за соседним столом с зелёнными флагами разговор слышали и заочно начали сочинять соболезнования семье Грейнджеров. А после упоминания "страшности" состроили такие мины, как-будто проглотили каждый по целому лимону.
   - Но... зачем? - еле слышно проговорила Гермиона.
   - А вот и узнаете, - по-доброму улыбнулся Гарри и принялся быстро поедать попавший на глаза окорок.
   Он старался доесть одновременно с Грейнджер, а потому спешил. Когда Гермиона доела, на её лице отчётливо проступила надежда на то, что на самом деле Уайту нужен кто-то другой. Надежда угасла в тот миг, когда он протянул девушке руку. Та, жутко смутившись, неловко протянула худенькую ручку и встала из-за стола. После того, как они покинули школу, Гарри остановился и повернулся к девушке. Гермиона была напугана до полусмерти и не рискнула поднять взгляда выше обуви странного профессора. А он помог ей это сделать. Гарри нежно взял девушку за подбородок и внимательно посмотрел ей в лицо. Мисс всезнайка подняла взгляд и мгновенно утонула в зелённых глазах, столь внимательно её рассматривавших. А Уайт искал доказательства тому, что этот человек и тот, которого он помнит это одно лицо. В глазах Гарри девушка не увидела ни злобы, ни привычного для неё презрения, а только тоску и странную, почти отеческую заботу.
   - Да, мисс Грейнджер, не обижайтесь, но вы представляете весьма жалкое зрелище, - начал свою игру Гарри. Гермиона мгновенно осунулась ещё сильнее, хотя это было сложно представить. Глаза её заблестели, было ясно, что она сейчас заплачет. - Столь сильная и умная волшебница, и позволяет так с собой обращаться. Если бы я не был точно уверен в наличии этой самой силы, то, наверное, не смог бы её заметить, - после этой фразы последовал первый "хнык" уже плачущей девушки. - Вы знаете, что это я ускорил ваше обучение? - кивок - Вы знаете, что скоро начнётся война? - снова кивок - А знаете ли вы, какие цели преследует Тёмный лорд? - и третий кивок. - Тогда вы должны понимать, что вам, как маглорождённой волшебнице, нельзя быть тем существом, иначе не сказать, которым вы являетесь, - всё, это была последняя капля и у девушки началась просто истерика, она попыталась убежать, но парень схватил её и прижал к своему плечу. Юная ведьма попыталась вырваться, но быстро сдалась и стала долго плакать в плечо Гарри. Прошло минут пятнадцать, прежде чем она подняла красные от слёз глаза и увидела странную, тёплую улыбку парня.
   - Вопреки устоявшемуся мнению, я не только учусь, я прекрасно понимаю, что грядёт война. А ещё я понимаю то, что очень скоро после её начала я стану сначала сиротой, а шансы пережить её у меня ещё призрачней, чем у моей семьи, - голос был ровный, тихий, но прерываемый редкими остаточными всхлипами, от истерики остались только следы. - Но что я могу сделать? У меня нет друзей, и я понятия не имею, о какой такой силе вы говорите! Я никому не нужна в магическом мире и меня не станут защищать из чистого альтруизма! Но, опять же вопреки мнению, я и сама за себя смогу постоять.
   - Именно об этой силе я говорю. Даже годы издевательств не смогли полностью уничтожить вашу гордость.
   - Зачем вы ускорили моё обучение? Ясно, что вам нужна моя помощь, но какого рода? И, главное... не знаю, как сказать...
   - Что ты получишь взамен? Вполне логичный и правомерный вопрос. Не бойся требовать того, чего ты заслуживаешь. У меня в команде есть замечательный заклинатель и составитель чар. Но он стар, ему нужен помощник и ученик. Помощница и ученица его тоже устроит, - Гарри улыбнулся, подождал, пока Гермиона посмотрит на него, и продолжил. - У нас собралась весьма разношёрстная компания. Если не будешь замыкаться в себе, очень быстро найдёшь именно тех настоящих друзей, которых никогда не имела. Да и для удовлетворения твоей жажды знаний возможностей будет тьма. Ну что, пойдём знакомиться?
   Девушка задумалась на несколько минут. В ней боролись страхи, которые развивались на протяжении всего обучения и новая, призрачная надежда на что-то напоминающее нормальную жизнь. Но, так как это всё ещё была Гермиона Грейнджер, любопытство победило.
   - А если я соглашусь "познакомится", смогу ли потом отказаться?
   - Я никого не держу на сильно, - вновь улыбнулся Гарри. Для него этот разговор был, наверное, тяжелее, чем для его сестры. Он боялся ошибиться и навсегда замкнуть в себе эту девочку. - Но к тебе тоже будет условие.
   - Какое? - насторожилась Гермиона.
   - Обращаться на "ты" и просить помощь, если она нужна. Сразу! Знаю я таких как ты. Будешь головой об стену биться, но не попросишь помочь. - Гермиона впервые слабо улыбнулась.
   - Хорошо, проф... Гарри.
   - Сейчас идём в "Штаб". Или "Домой". Кому как нравится. Но перед тем, как я тебя познакомлю со всеми, ты должна пообещать что не станешь делать выводы то тех пор, пока не услышишь истории этих людей. Полностью! - Гарри знал, что наличие столь ярких личностей, как "правая рука Того-кто-не-должен-быть-назван" Сириуса Блэка может... смутить непосвящённых.
   - Я сама это знаю! Если вам действительно нужна моя помощь, не обращайтесь со мной как с дурочкой или ребёнком, - Гермиону разозлило уточнение очевидного факта, Гарри же остался невозмутим.
   - Гермиона, извини, если ввёл в заблуждение. Я ХОЧУ, чтобы ты нам помогала, это не значит, что эта помощь на данный момент жизненно необходима. Ты говорила про чистый альтруизм, вот именно с ним ты и имеешь дело. Сейчас ты только одарённая школьница, но через, наверное, год, сможешь стать действительно сильной ведьмой с огромным багажом знаний. Вот только в тот момент, когда я стану уверен в том, что ты можешь за себя постоять, только тогда мисс Грейнджер перестанет быть для всех в "Штабе" ребёнком.
   До "УУУ" дошли в тишине. Каждый шёл с мыслями о своём и думал, не ошибся ли он.
   - Неожиданно, конечно, но вот тут обосновался наш муравейник. Не дворец, но живём, - повторил Гарри слова Рона, сказанные когда-то о "Норе".
   Когда они зашли, в зале было не слишком людно. А роль продавцов сегодня выполняло два угольно-чёрных кентавра. Близнецы очень старались, чтобы беглецам было максимально неудобно работать. Они считали забавным, даровать лишнюю пару рук или ног, чтобы те мучались. Вот и сейчас Сириус явно путался в своих ногах. О том, что это именно Блэк сомневаться не приходилось, второе парнокопытное, очевидно, было графиней Кассан, а так же очевидно было и то, что ночью близнецов линчуют. Валеса была явно не довольна этими шутками. В прошлый раз она целый день просидела за кассой в виде русалки, не имея возможности подняться из-за банального отсутствия ног. Но, на самом деле, такие жертвы были оправданы. Только при превращении в магических животных полностью менялась не только внешность, но и аура, так что случайно зашедший Грюм, например, не кинется отлавливать своих старых клиентов.
   - О, вы замечательно выглядите! Прокатите? - не удержался от укола Гарри, - не подскажите где дядю Ваки искать?
   - В подвале, - буркнул Сириус.
   - Да, очень информативно, идём, - и они с Гермионой пошли вниз. - Тут у нас мастерская братьев Уизли. Местное минное поле. Если когда-нибудь штаб взорвётся, то причина будет именно здесь. Нам ниже. Здесь у нас гараж и тут же делает основную работу дядя Ваки. Именно он будет учить тебя больше всех.
   - А кто ещё будет меня обучать? - не выдержала Гермиона.
   - Да, я думаю, все найдут что-то интересное для тебя. К тому же у нас в компании два анимага, а твоя звериная сущность очень сильна, ты сможешь быстро научиться жить с ней.
   - Вы шутите? - изумилась девушка.
   - Ты. "Ты" шутишь, в смысле. Нет, я серьёзно. Если я не разучился разбираться в людях, а это едва ли, то твой внутренний зверь действительно весьма силён. Выдра, если не ошибаюсь. Наверняка твой Патронус тоже выдра?
   - Но.... Я не умею вызывать Патронуса, - чуть ли не шёпотом произнесла Гермиона и тут же стала ярко-красной.
   - Ну, вот и первая вещь, которой тебя научим. Это сделаю или я, или Римус.
   - Профессор Люпин с вами?
   - Римус. Да, он с нами, - Гарри решил немного сжульничать, а потому подошёл к уже знакомой двери в гараже. - А вот тут ты будешь спать, если не понравится твоя комната. Да, наверное, даже если понравится.
   Гермиона аж взвизгнула от неожиданности. А было от чего, библиотека была действительно шикарна.
   - А что здесь за книги?
   - Ой, ты не по адресу, я эту комнату второй раз вижу. К кентавру в торговом зале обратишься, после того как у неё отвалятся лишние ноги, и она всласть попытает близнецов. Раньше не стоит, опасно, - Гарри улыбнулся, но его шутка явно не была оценена по достоинству, и Гермиона сглотнула подступивший к горлу ком.
   - А сколько вас?
   - Сейчас мы найдём дядю Ваки, а с остальными я тебя познакомлю вечером, сама и посчитаешь - Гарри чуть ли не на сильно вытолкал девушку из библиотеки, - да успеешь ты суда! Идём.
   В последнем новом помещении Поттер ещё не был, там по плану должна быть комната для тренировок. Ваки очень много времени проводил, налаживая чары на этом зале. А учитывая, что старичок всё же больший акцент ставит именно на красоту и комфорт, в ущерб практичности, что ожидать Гарри не знал. Он толкнул дверь, готовый ко всему, от магловского спортивного зала, до какой-нибудь площадки, расположенной в жерле вулкана. Но нет, это оказался всего лишь лес. Но очень красивый лес. Иллюзия была столь натуральной, что даже Гарри не мог заметить, где же заканчивается комната и начинается рисунок на стене. Всё пространство ниже колен застилал плотный туман, в котором ничего не возможно было различить. Деревья были не очень плотными, но достаточно широкими, чтобы за ними можно было спрятаться. Трава была невысокой, но весьма густой и мягкой. Идеальное место для ведения боя. Поттер в таком лесу один мог перебить немалый отряд Псов. Он подошёл к ближайшему дереву и потрогал. На ощупь это было... дерево! Ваки что, действительно в подвале растения насадил? Тогда Гарри попытался достигнуть стены и... не смог! Как только он подходил к стене на расстояние примерно в метр, у него появлялось очень сильное желание пойти в другую сторону. Отгоняющие чары были столь сильны, что даже ему стоило немыслимого усилия, чтобы дойти до стены. Но сам зал был просто огромным.
   - Дядя Ваки, будьте добры, подойдите, - к Гарри тут же подскочил низенький дедушка. - Вакогинар, вы бог! Это просто... идеально! Какого размера зал, не считая отгоняющих заклятий?
   - О, Гарри, ты мне нагло льстишь, - улыбнулся Ваки, - я могу зазнаться и не снизойти до зачарования перчаток. Зал сорок на сорок, действительно очень большой. Первоначально комната была десять на десять. Очень, ОЧЕНЬ много усилий ушло на такого рода увеличение.
   - Но, мистер, ведь это невозможно! Помещения площадью до квадратного километра невозможно увеличить больше чем в пять раз, а столь малый зал и вообще больше чем вдвоё. Вы просто не могли сделать комнату в ШЕСТНАДЦАТЬ раз больше!
   - О, девушка, это невозможно только стандартными методами, - улыбнулся старичок, а его глаза засияли - верный признак того, что он занюхал долгий и интересный спор.
   - Этого в принципе невозможно сделать!
   - Простите, мисс...
   - Грейнджер, - ответила девушка
   - Гермиона, - поправил её Гарри, - а это дядя Ваки.
   - Очень приятно с вами познакомиться, Гермиона, Гарри очень вас хвалил и многое рассказывал о ваших талантах, - чёрт, дёрнуло же. Теперь Гермиона смотрит на него как на душевно больного. Ну а какая ещё может быть причина того, что Гарри её хвалил? Они ведь только сейчас впервые даже заговорили нормально в этом мире. - Ну так вот, вы, наверное, знаете, что термин "увеличение пространства" неверен. На самом деле чары в комнате просто...
   - Сжимают находящиеся там объекты, а в сочетании с чарами обмана зрения, выходит иллюзия, будто комната больше, - перебила на полуслове Гермиона старика.
   - А я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО увеличиваю помещение, - в этот момент и без того немалая улыбка старичка врезалась в его же уши. Если он попытается улыбнуться ещё шире, наверное, уши поедут вместе с уголками губ.
   - Но как? - изумилась Грейнджер.
   - О, золотце, это очень просто, - с этими словами он создал из воздуха школьную доску и начал на ней чертить какие-то безумные схемы про добавление ещё одного измерения, да про то, как это новое измерение развернуть и объяснять все происходящее такими же, как и схемы, безумными терминами. Гарри это было мало интересно, а потому он просто отправился наверх, предварительно попросив объяснить Гермионе местные порядки, и помочь расположится.
   - Конечно, если ты не желаешь вернуться в школу, - решил уколоть девушку Гарри, на что та заорала "НЕТ" ещё до того, как он успел договорить. Улыбнувшись, он отошёл до места трансгрессии и прыгнул на кухню. Остаток дня Гарри измывался над вампиром, который проявил поистине Грейнджеровское усердие в обучении.
   После того, как близнецы в очередной раз были подвешены за ноги, но теперь на кухне, произошёл ритуал знакомства сопряжённый с не менее важным ритуалом поглощения пищи, а закреплены они были просто священным действом, называемым "питьё чая". К новому действующему лицу отнеслись спокойно, и действительно, чем можно удивить такую компанию? А после уже по привычке все просидели больше часа за столом, рассказывая всевозможные истории, в частности все вкратце пересказали Гермионе, как попали в этот дурдом. Самое забавное было, когда висящие в углу братья рассказывали о том, что именно они сейчас хозяева всего этого безобразия, а их, таких лапочек, обижают, не любят и не ценят. Ну и выпросили заботы.... Сириус заклинанием перерезал верёвки и братья с грохотом шмякнулись на пол, но через несколько секунд они как не бывало, поглощали ужин, до которого, наконец, смогли добраться. Ещё более эффективным наказанием, чем повешенье над палочками, оказалось подвешивание голодных перед обеденным столом. Придумала Валеса, а близнецы очень быстро и единогласно были назначены добровольцами для проверки теории на практике. Теперь иным образом их не мучили. После затянувшегося ужина Гермионе дали выбор, занять единолично комнату на том этаже, что раньше было чердаком, или же устроиться третей к Джени и Валесе. Выбор пал на второй вариант, но только потому, что девушки сами уламывали Гермиону.
   А Гарри весь вечер сидел тихо и думал о своём. Никто не обратил на это внимание, кроме Римуса. Оборотень очень хорошо чувствовал перемены в людях и знал, что их уже общепризнанного лидера что-то гложет. Когда народ начал расходиться, Гарри вынырнул на балкон и продолжил своё нехитрое дело (сидение с умным видом) уже там.
   - Что ты задумал? - через несколько минут раздался голос Римуса рядом.
   - Сегодня ночью я пойду проверить одну интересную теорию. Если получится, узнаете из завтрашних газет.
   - Я хочу помочь, - незамедлительно высказал Лунатик.
   - Если ты хочешь помахать палочкой, то у тебя ещё куча возможностей будет. А мои планы на сегодняшнюю ночь рассчитаны на одно действующее лицо.
   - Расскажи, что ты задумал.
   Гарри задумался на минуту, а потом рассказал о своих планах. Когда он закончил, завязалась беседа о мелочах, и закончил её Гарри в полночь. За пятнадцать минут он извлёк боевой костюм из специально для этой цели изготовленного углубления в мастерской. Поверх была надета боевая мантия авроров. По его просьбе Альбус достал десяток таких, не задавая лишних вопросов. Это была чёрная, удобная мантия с драконьими пластинами на спине и рукавах, защищающих спину и бока от несильных заклинаний, а под ней находился облегающее трико, конечно же, чёрного цвета. Обе палочки были спрятаны в один рукав, так как Гарри ещё не приловчился пускать заклинания одновременно с обоих рук, хотя тратил на это большую часть свободного времени, а место в другом рукаве занял небольшой серебряный клинок, на котором толстым слоем лежал весьма сильнодействующий яд. Всё это было необходимо, ибо он догадывался о том, с чем предстоит столкнуться. Так же место на поясе заняла уменьшенная до размера перочинного ножика метла.
   Когда Гарри остался доволен своей экипировкой, он вышел на улицу и пошёл по тёмным улицам к выходу из деревни. Оказавшись за границей Хогсмита, он трансгрессировал. Сегодня ему предстояла интересная и весёлая ночь.
  
  
   Глава 10
  
   В густом лесу было тихо, спокойно и только одинокий ёжик шуршал где-то в подстилке леса. Но ничто не длится вечно, вот и тишине было суждено быть потревоженной тихим хлопком, свидетельствующим о том, что где-то поблизости появился человек. Гарри Поттер, а это был именно он, уже бывал в этом лесу и сейчас шел, чтобы подтвердить (или опровергнуть, как получится) весьма любопытную теорию. Он бесшумной тенью скользил между деревьев. Благо, кроны были густыми, учитывая то, что полнолуние через несколько дней, на открытом месте Гарри и читать смог бы. Но деревья скрывали ночного гостя этих мест, и он продолжал целенаправленно двигаться в нужном направлении. Через несколько минут он вышел к небольшой деревеньке. Деревеньке, с которой Гарри связывали весьма неприятные воспоминания. Но его интересовало только одно местное строение, а именно оно безвозвратно портило впечатление обычной, тихой деревушки. На опушке леса с противоположной от путника стороны высился большой, четырёх этажный особняк, выглядящий просто гигантским, среди небольших ветхих избушек.
   - Чтож, я был прав, - сам себе произнёс Гарри и направился по-над лесом в обход деревни к особняку. Вся особенность этого строения была в том, что на нём лежало заклятие хранителя и в этом мире его не приглашали внутрь. Но вот в своё время после очень долгий и разнообразных пыток г-на Нотта, он выдал своё разрешение на посещение данного здания. А если так, то в скором времени Гарри навестит ещё пару весьма злачных мест. А почему выбор первым пал именно на это место? В своё время кто-то из верных Псов Тёмного Лорда нашёл тяжело раненную виверну, у которой было пол дюжины яиц. Конечно же, мать была убита, а яйца похищены. Именно эти шесть зверушек обеспечили падение Министерства в прошлый раз, а держали их в семейном гнёздышке Ноттов. Сейчас Гарри планировал оборвать жизни этих существ.
   Обитающие на склонах бесплодных холмов, виверны отличаются скверным характером и специфической привычкой убивать любого, кто не обладает близким сходством с орком. Говорят, что виверны - это дегенерировавшие драконы, подвергшиеся трансформации силой проклятой магии; но это остаётся всего лишь предположением, ибо те, кто создал их, давно мертвы - возможно, будучи убитыми своим творением. Зато достоверно известно, что у них три ряда острых зубов, трёх-дюймовые когти, благо только на задних лапах (вместо передних у этих тварей были нетопыриные крылья), острый хвост, секущим ударом которого разрубало камни и, самое неприятно, абсолютно непробиваемая магией шкура. Но для начала нужно очистить поместье, а потом уже думать о неприятностях с рептилиями.
   Защитных заклинаний было немного, но оно и понятно. Чары Фиделиус, они же "Заклятие Доверия" сами по себе очень мощная защита для любого здания. Другой вопрос, что она не всегда доступна из-за слишком большого количества людей, посещающих здание. Если бы не магазин, на Штабе уже лежали бы подобные чары. После непродолжительного обследования заранее примеченной стены, Гарри нашёл то, что искал - небольшая дверца, используемая домовыми эльфами. Открылось банальной "Алохаморой". Вот она, глупость аристократов. Люди, вроде Ноттов, относятся к эльфам как к обязанным им ну если не правом на жизнь, то работой точно. И даже не задумываются над тем, как же их обслуживают эльфы. Как следствие - просто не знают о целых лабиринтах ходов, которые делают для себя домовики сразу при получении нового места работы. Гарри знал, куда ведёт эта дверца. Конечно, ему было неприятно то, что он делал, но это было необходимо. Попав на кухню - альма-матер всех эльфов, Гарри прочитал сложный, специфический щит, лишающий эльфов возможности перемещаться. Далее он с грацией кошки проскочил к другой двери на кухню, а именно той, что вела в дом. Закрывающее, заглушающее, заклятие недосягаемости, полный набор. Эльфы этого дома знали, как дрессировать виверн, именно они этим занимались. А значит они представляют угрозу и должны быть убиты. Хотелось бы просто стереть им память, но это магические существа, заклятие Забвения просто не подействует. Чёрт, как сложно хладнокровно убить невинное существо только за то, что оно знает опасные для тебя вещи. А хотя это как посмотреть...информация о вивернах очень опасна, это бесспорно. Но ведь помимо того она... полезна! А действительно, как же смогли сладить со столь скверными собеседниками, как взрослая виверна? Когда эти мысли мелькнули в уме Гарри, действовать стало гораздо проще. Ведь из-за этой идеи можно сохранить жизнь одному из эльфов, и именно с этой мыслью он прошмыгнул в соседнюю комнатку, где в ряд стояли двухъярусные кроватки с небольшими, ушастыми человечками в них. Ещё одно заглушающее и Гарри пошёл вдоль кроваток, попутно обрывая жизни эльфам одним быстрым движением клинка по горлу. Многие даже проснуться не успели, а шанс пережить сегодняшнюю ночь досталась молоденькой эльфийке, которая продолжала мирно посапывать. Для уверенности Гарри оглушил спящую малышку и вышел из той части особняка, которая предназначалась для эльфов.
   Гарри аккуратно продвигался в направлении спальни господ. В своё время, после смерти Ноттов, это место использовали как госпиталь. Так что уж кто-кто, а Поттер тут появлялся очень часто и успел как следует изучить планировку.
   Так, свет горит, значит возле хозяина есть минимум один эльф, придётся ловить.
   - Круцио! - раздался чей-то грубый голос, а затем послышались дикие женские крики боли. Чёрт, как я не вовремя. Гарри подошёл к двери в спальню и лёгким толчком приоткрыл её. Четверо. Мучают девушку, судя по остаткам одежды на которой, магла. Но прежде всего дело, и Гарри начал читать заглушающее и щиты, блокирующие перемещения эльфов и людей. Если появление первого щита люди не чувствуют, то с последним словом второго заклинания Гарри сильным ударом ноги выбил дверь, и в шею одного из псов полетело невербальное секо. Огромное количество крови и сдавленные бульканья, которые должны были бы быть криками, дали понять, что он попал. Трое. Опытные псы, первое что сделали, это забаррикадировали углы комнаты и спрятались, ожидая нежданного гостя. Умно, но если допустить что нападающему есть дело до маглы. Оно, конечно, есть, но в случае чего её смерть не станет оплакиваться.
   - Аццио магла! - крикнул Гарри и следом за этим на секунду появился в дверном проёме и отправил по направлению к баррикаде из гардероба и комода очень сильное "Реважио". Перехватив призванную маглу, Поттер поспешил освободить линию атаки, уходя от нескольких лучей. Тут же его взрывное достигло своей цели, раздался громкий взрыв, и затем всё стихло. Гарри на мгновение высунулся, чтобы осмотреть комнату и поспешил вернуться в безопасность. Хотя, теперь и в остатках спальни опасно не было. Положив перепуганную, но не потерявшую сознание маглу на пол, Поттер поспешил её оглушить и зашёл в комнату. Нда, какое неаппетитное зрелище. Очевидно, псы не ожидали такой силы взрыва, а потому услышав формулу тёмно-магического взрывного заклятия поспешили покинуть свои укрытия, разумно посчитав что брошено оно именно туда. А в результате все трое оказались непосредственно на пути луча. Об одном из псов напоминали только художественно заляпанные кровью стены и потолок. Видимо, именно он поймал проклятие. Два другие были просто разорваны на части. Какая гадость.
   - Эльф! - позвал Гарри, а когда увидел ушастое создание, скрипя сердцем, направил на него палочку, - Авада Кедавра. - Эльф попытался исчезнуть с пути ослепляюще зелёного луча смертельного проклятия, но... его глаза остекленели, и маленькое тельце упало на пол.
   Гарри решил осмотреть поместье, если были три незапланированных трупа, может их окажется больше? Он быстрым шагом направился по направлению к большому залу. Заходя в дверь, ведущую в этот самый зал, раздался тихий щелчок, и Поттер мгновенно понял, что об этой своей ошибке он будет очень сильно жалеть. Всё это время Гарри тщательно искал магические ловушки и вот, наконец, нашёл.... Но не заметил, кто-то додумался спусковой механизм сделать физическим! Это было так дико для подобного особняка. Магическую нить, пересечение которой спустило бы неизвестный набор заклинаний, он бы почувствовал, но зачем же в коридоре была натянута простая леска? Не желая узнавать, Гарри поспешил оказаться где-нибудь ещё. Большой зал был действительно таким. Метров восемь в высоту, широкий и двадцати метров в длину, он был украшен двумя огромными хрустальными люстрами, в которых горели сотни маленьких магических огоньков. Вдоль всего зала шло два ряда колон, идущих до самого потолка, а заканчивался зал широкой лестницей, которая на половине разделялась на две и каждая уходила в свою сторону. Жуткий визг раздался в тот момент, когда Гарри добежал до лестницы. Нет, он совершенно не хотел знать, кого выпустил, оборвав чёртову леску. Вернее он в этот момент просто мечтал не уметь считать, чтобы не пугаться количеству преследующих его виверн. Убежать он не мог, эти рептилии уже лишились хозяев и через часик смогут выбраться из особняка, а это чревато горами трупов.
   - Коньюктивитус, - закричал Гарри, предварительно перекинув одну палочку в левую руку и достав вторую. Два белых луча направились по направлению к животным. Всего две! Гарри всерьёз задумался о своём психическом здоровье, так как он был искренне рад этих двух зверьков. Но его странные мысли оборвал дикий рёв карликового (если такой термин уместен для трёх метровой дуры) дракона. Оба ослепляющих попали в одно животное, как и планировалось. Движения твари резко стали менее чёткие, неуклюжими, но двигаться она продолжала.
   - Реважио! - из правой палочки вылетел ослепляюще-яркий луч взрывного, а левая только выплюнула сноп искр. Досадно, нужна практика. Взрыв разнёс пол под ногами у уже слепой твари, а в награду Гарри получил ещё порцию мерзкого визга. Вторая тварь явно потеряла самообладание (если такое было) и решила покончить с дерзким гостем. Чёрт, как эти твари оказались в большом зале, если тут только пять дверей, а единственная, в которую они могли бы пролезть выходит на улицу? Всё ещё здоровое животное взмахнула перепончатыми крыльями и с дикой силой прыгнула к Гарри. Ужасная тварь, двадцать метров одним прыжком! Не пытаясь думать, в таких ситуациях это может быть смертельно, Гарри прыгнул в сторону. Туда, где заканчивалась лестница. Ну она и закончилась, и Поттер понёсся на свидание с мраморным полом с высоты метра в четыре. Перед приземлением он, неизвестно чем мотивируя, выпустил в пол мощные струи воды, и, как не странно, приземление вышло почти комфортным. Только плечом больно ударился. Правым, конечно. Узелок на память - приловчится взлетать с помощью двух палочек и реактивной тяги, только заклинание бы подобрать. Сняв с пояса метлу, он вернул ей нормальный размер и, оседлав древнее устройство, поднялся в воздух. Озадаченная очередной наглостью гостя, виверна осмотрелась и, найдя то, что уже считала своим ужином, поднялась в воздух. Второе животное всё ещё пыталось привыкнуть к новым условиям. Здоровое животное очень резво оказалось за спиной парня, который лихорадочно соображал, что же делать? После пары кругов вокруг зала появилась идея. Глупая, глупая и ещё раз глупая, а потому очень привлекательная. Но ведь интересно, сможет ли он поймать виверну на финте Вронского? Выбрав подходящий момент, Гарри вошёл в пике, но учитывая что в распоряжении было всего восемь метров, разогнаться не успел ни он, ни рептилия, которая послушно последовала за ним к мраморным плитам, устилающим пол. Вышёл из пике Гарри чуть раньше, чем надо было, но это ведь был старый "Чистомёт", от большего метла бы просто развалилась. Виверна среагировать не успела, а Гарри сразу же развернулся и вдогонку рептилии отправил ударное "Лансус" с двух палочек, чем очень сильно увеличил скорость встречи виверны и твёрдой преградой. Только ударное попало под углом, а потому и направление полёта изменилось, и рептилия с огромной силой ударилась прямо в основание колоны. Но вскинув руки для двойного заклинания он потерял равновесия, чёртов "Чистомёт" незамедлительно сбросил своего наездника и отправился дальше, застряв в одной из люстр. В этот раз приземление было ещё более комфортным, Гарри упал на ноги, затем сделал кувырок, чтобы погасить скорость и поспешил осмотреться. Похоже, слепая виверна уже давно оценила ситуацию, но не рискнула подняться в воздух, зато, как только определила, что цель на земле, незамедлительно кинулась в атаку. Ну вот как этих тварей уничтожать? Гарри прыгнул в сторону, уворачиваясь от броска, а затем поспешил встать так, чтобы между ним и влетевшей в землю тварью оказалась колона. Как только условие было выполнено, он раз за разом выпускал ударное проклятия, посылая куски сразу начавшей рушиться колонны в пытающуюся подняться тварь. После четвёртого удара животное расслабилось и растянулось по полу, но Гарри получил срезанный удар хвостом по бедру. Издав крик боли, Поттер вновь попытался изменить своё место положения, но теперь это стало куда сложнее. Спрятавшись за одной из колонн, парень поспешил обезболить ногу и наложить магическую повязку, а затем накинул на себя чары тихой походки и вентилирующее заклинание на весь зал. Ну теперь он будет играть с этой тварью. А тварь действительно пришла в замешательство, когда ранее полная запахами комната резко очистилась от любых примесей в воздухе. Виверна медленно шла от лестницы к парадному входу, при каждом столкновении с колонной ударом хвоста уничтожая последнюю. Поттер подошёл к большой двери, ведущей на улицу и невербальными чарами начал собирать наиболее понравившиеся ему камни и выкладывая между собой и недодраконом. Когда он остался доволен коллекцией снарядов, повинуясь взмаху палочки парня все камни приподнялись в воздух на несколько сантиметров. Как следует прицелившись Гарри вскинул обе палочки и в очередной раз вскрикнул.
   - Лансус!
   Но вот такого поворота событий он не ожидал. Рептилия только и ждала, когда же цель подаст знак, и, до сего момента напряжённое как пружина тело виверны, отправило зверя по немыслимой траектории в полёт к Поттеру. Парень растерялся на долю секунды, но этого хватило, чтобы безвозвратно потерять шанс уйти из под атаки целым. Не пытаясь думать, почему он поступает именно так, Гарри бросился вперёд, на встречу зверю. Такой ход оправдал себя, животное явно ожидало, что жертва начнёт убегать, а потому прыгнула с расчётом не дать этому случиться. Гарри же обернулся сразу после того, как тело дракона оказалось у него за спиной, за что и поплатился. Тело за спиной, но длинный хвост никто не отменял, и его хлестнуло по лицу острым хвостовым наростом. Чёрт, как и огонь обычных драконов, порезы от этих являются магическими! Поттер поздравил себя с первым невыводимым шрамом, украсившим его лицо, после чего пересёк линию всё ещё летающих камней, развернулся и начал раз за разом выпускать свои любимые ударные. А камни с послушанием домашних эльфов раз за разом отправлялись к виверне и били её с каждым разом всё сильнее и сильнее. Последняя пара снарядов попала в уже мёртвое животное. Поттер провёл рукой по лицу, оценивая размер раны. Просто огромная! От правой скулы до переносицы, а дальше вертикально вверх до середины лба. Хорошо хоть глаза не лишился. С этой мыслью он уменьшил теперь уже неодушевленных виверн до размеров средней крысы и, обернув в материю, спрятал в карман. Столь прочную шкуру можно будет использовать. После этого Поттер прошёл в дверь, находящуюся напротив той, где была ловушка. Ага, такая же, Гарри аккуратно переступил через неё и последовал дальше по коридору, туда, где была лестница в подземелья. Волноваться о том, что в доме есть ещё люди просто глупо. От того, что он устроил со зверушками проснулись бы даже усыпленные зельем. А в подвале его ожидало весьма интересное зрелище. Большая зала, меньше разрушенного тварями, но тоже не малая, в которой находилось шесть небольших клеток. Четыре были пусты, две недавно, две, очевидно, уже достаточно долгое время. А вот в двух других Поттер прямо чувствовал, как сильно его хотели бы видеть по другую сторону решетки.
   - Подавитесь, - пробурчал Гарри и отправился исследовать дом.
   Первым делом, конечно, он добрался до комнаты с эльфами и просто ужаснулся. Что можно ожидать после того, как дюжине существ перерезают глотки? Даже в маленьких эльфах было достаточно крови для того, чтобы перед Гарри предстала настоящая кровавая баня. Мерзкое зрелище.
   - Аццио - произнёс Гарри, направив палочку на оглушённую эльфийку и, поймав малышку, поспешил покинуть мемориал его жестокости. Затем Гарри прошёл по дому, уничтожая все попадающиеся на глаза ловушки, после чего вышёл на улицу и трансгрессировал в Штаб. Там он быстро поднял на ноги оборотней и Блэка. После того, как каждый выполнил свой моральный долг, поинтересовавшись, не нужна ли Поттеру помощь с лечением ран, началась раздача ценных указаний. Сириус получил задание договориться с эльфом, ведь ему, как потомку благороднейшего семейства "Блэк" вести такие разговоры проще, а вместе с оборотнями Поттер вернулся в особняк Ноттов. Чары Фиделиус уже были разрушены парнем, так что все трое без проблем попали в замок, и началось самое интересное, а именно - мародёрство. Поттер первым делом запечатал и скрыл от глаз комнаты, украшенные трупами. Затем была отредактирована память маглы, а когда и с этим было покончено, Гарри сам доставил девушку на задний двор её дома, о расположении которого узнал из её головы во время редактирования памяти. Оставив её на траве, он привёл девушку в сознание и вернулся в особняк. Когда Джени нашла библиотеку, то отправилась за Валесой, и через пятнадцать минут уже две девушки отбирали интересные книги. Римус был занят поиском тайников, притом весьма удачно, уже было найдено три своеобразных сейфа. Один с украшениями, один с банальными галеонами, а вот в третьем было нечто неожиданное. В огромном сейфе лежала чёртова прорва... палочек! Зачем они, было не ясно, но оставлять оружие врагу нельзя, а потому палочки, вместе с теми, которые собрали с тел, первой партией отправились в Штаб. Золотых монет было найдено на четыре тысячи, очень и очень полезно, конечно же, они были незамедлительно реквизированы. А Поттер был занят мозговым штурмом проблемы с ящерицами. Таких зверушек на поводке до Штаба не довести. Да и в штабе эти твари даже даром не нужны. Нужно отдать их Хагриду, а у того даже подобные зверушки через пару месяцев будут лаять по команде и лапу давать. Что значит "лаять не умеют"? Это сейчас не умеют! А вот через пару месяцев.... Ладно, к вопросу животных можно вернуться в последнюю очередь, с этой мыслью Гарри побрел по тёмным коридорам, не имея никакой цели. И набрёл он так на весьма искусно спрятанную дверь, которую, конечно, тут же начал взламывать. Но та была сделана мастером своего дела и первые пару штурмов выдержала с честью. И следующую пару, а потом ещё две пары, в конце Гарри психанул и попытался открыть дверь с помощью "Реважио". Выдержала! Но не был бы Гарри Поттер "ГЛАВНЫМ", если бы его останавливали подобные мелочи. И снова "Реважио", вот только правее тайной двери и... вуаля! Новая дверь! Ничуть не хуже старой, раза в два больше, интересной, круглой формы, обрамлённая фигурными выступами со всех сторон. Пройдя через дыру в стене, Гарри попал в огромную лабораторию некого очень искусного алхимика. Об этом говорило как минимум качество оборудования. Котлы, отполированные до блеска, профессиональные реторты, дорогущие перегонные кубы, целые каскады очистных приборов. Похоже, придётся выкопать ещё одну комнату в Штабе. С этой мыслью Гарри покинул помещение и отправился давать указание дяде Ваки и забирать оставшиеся свободными рабочие руки.
   - Ну что с эльфом? - поинтересовался Гарри, как только увидел крёстного.
   - Всё замечательно, вивернам подливали какое-то сложное зелье, в состав которого входили частицы Тёмного Лорда и в результате животные выполняли его команды, - Сириуса прервал взрыв хохота Поттера, который безуспешно пытался успокоиться. Когда он таки добился определённых успехов, то попытался объяснить.
   - Сириус, ты давно видел Тёмного Лорда? У него нет ни волос, ни бровей, даже ресниц. Ногтей тоже нет. Вопрос, они с Тёмного Лорда чешую отколупывают? Если так, то я себе безумно хочу туфли и перчатки из кожи Тёмного Лорда, - тут и Сириус поддался истеричному хохоту. Вдоволь насмеявшись, Гарри продолжил, но уже серьёзным тоном - просто эльф глупый, не частицу, а кровь. А значит, в лаборатории должны были остаться хотя бы небольшие запасы, - лицо Поттера украсила хищная ухмылка, которая в сочетании с новым украшением на лице выглядела ещё более зловеще.
   - И что ты задумал?
   - Я считаю, что Тёмный Лорд слишком сладко спит, - ухмылка стала воистину жуткой, а Сириус, который понял о чём речь, нарисовал на своём красивом лице жалкое подобие шедевра Гарри.
   Заморачиваться и будить каждого лично Гарри не хотел, а потому, конечно же, попытался дёрнуть "стоп-кран", включающий сигнализацию, который уже не раз использовал в качестве будильника. Вот только парень никак не ожидал того, что рычаг мало того, что не подумал работать, так ещё и как следует ударил Поттера током. Так, близнецы заработали пару часов вверх ногами на кухне. Гарри рывком сорвал таки "стоп-кран", и по зданию снова раздался звук, который просто невообразимо быстро поднимал настроение молодого садиста. Ведь он знал, что люди ещё не привыкли к тренировкам, и сейчас будут просто умирать от боли во всём теле. Когда из коек вылезли оставшиеся пять лиц, Гермиона и Ваки были отправлены делать новую комнату в подвале, а братьев с кровососом Гарри переместил к поместью. Затем показал лабораторию и дал указание всё перенести в большой зал и подготовить к экспроприации. Сам же он вернулся в гараж, и отправился в зал для тренировок, где сбросил тела виверн, дабы не смущать работающих сейчас в гараже людей. Выйдя из Штаба, он сразу подумал о том, как же много времени уже прошло, солнце успело подняться из-за Запретного Лёса. А у Гарри была ещё куча дел, и это учитывая то, что он не спал. А ещё надо успеть до завтрака всех как следует погонять по Запретному лесу, чтобы не расслаблялись. Сам же Поттер пошёл по направлению к Хогвартсу, а то слишком малому количеству людей он испортил утро, чтобы почувствовать себя отомщённым. Конечно, под раздачу первым попал директор, который, в свою очередь, очень быстро повеселел. Старый плут уже придумал, как отомстить, даже слепой это понял бы. После того, как они договорились о передаче двух питомцев на курс Реабилитации и Перевоспитания имени Хагрида, старый и новый директора пошли к хижине лесника, спросить его мнение.
   - Виверны, говорите.... Молодые.... Честно, я не уверен, стоит ли их селить в запретном лесу.
   - Хагрид, ты отказываешь от столь "забавных" зверушек? - искренне изумился Гарри.
   - Нет! Что ты, я с радостью позабочусь о подобных лапочках, просто селить в лесу их нельзя, их там будут обижать!
   - Ах, вот оно что! Как же я сам не подумал, что их могут обижать... - а Гарри думал, что его уже не выбить из колеи. А директор откровенно потешался, происходящее его очень веселило. - Ладно, Хагрид, когда будешь готов принять зверей?
   - Да сейчас и готов! Только дай мне пол часа, чтобы для них загон сделать.
   - Хагрид, они летают, - весь этот разговор всё больше походил на фарс, но вот Дамблдор уже не мог сдерживаться и начал громко хихикать в руку, пытаясь замаскировать это всё под внезапный приступ кашля.
   - Так я знаю. Не глупый ведь. Я на них ошейники одену, и на цепь, - вот это была последняя капля, и Дамблдор откровенно заржал, абсолютно не свойственным старикам звонким, почти детским смехом. Поттер принял за благо закончить этот разговор, в противном случае он сильно беспокоился за своё душевное здоровье.
  
   Через пол часа с помощью директора животные были переправлены вместе с клетками с помощью портала прямо к хижине лесничего. Даже не пытаясь выслушать все восхищения и восхваления, воздаваемые полу-великаном таким замечательным зверушкам, директора отправились на завтрак. Не вышло погонять народ, придётся отыграться вечером. Но Уайта очень сильно беспокоила ехидная ухмылка директора, чтож он задумал? Гарри уселся за столом своих любимых змеек, которые только начали появляться в Большом зале, и не обратил внимания на то, как директор покинул своё место. А вот возвращение Дамблдора не осталось незамеченным, потому что от него исходила такая сильная волна самодольства, что Гарри даже спиной её почуял. Развернулся, ужаснулся, проклял директора и, мило улыбнувшись, поздоровался с мадам Помфри, которую привёл директор. Медсестра не мудрствуя лукаво, схватила стальной хваткой Гарри за руку и поволокла в больничное крыло. Да, такой подлости даже от Альбуса Дамблдора он не ожидал! Она же его теперь неделю не выпустит, а отбиться от Хогвартской медсестры на порядок сложнее, чем уничтожить тройку, другую Тёмных Лордов. Пролежал он до следующего утра, а с восходом солнца поспешил убраться из больничного крыла. Поразительно то, что он в поместье Ноттов меньше боялся попасться, чем сейчас. Если бы медсестра его поймала, то просто лишила бы палочек и привязала к койке. А после этого каждый час бы прибегал директор, так, просто позлорадствовать.
   - Доброе утро, - по пути к туннелю одноглазой ведьмы Гарри заметил одинокую фигуру, сидящую на подоконнике и наблюдающую за тем, как неторопливо над запретным лесом поднималось солнце. При ближайшем изучении, фигура оказалось профессором ЗОТИ.
   - Здравствуй. Сбежал из больничного крыла? - Тонкс бросила мимолётный взгляд на подошёдшего парня и вновь стала смотреть в окно.
   - Выполню любое твоё требование, только не сдавай, - улыбнулся Гарри и, сложив ладошки, как для молитвы, упал на колени.
   - Я обдумаю твоё предложение, - улыбнулась девушка и отвернулась назад к окну. Гарри поднялся, подошёл к ней сзади и из-за только появляющегося диска солнца, не мог разглядеть не то, что лицо, даже цвета волос Тонкс.
   - А ты что в такую рань здесь делаешь? - поинтересовался Гарри.
   - Размышляю. У меня за последнее время очень много пищи для этих самых размышлений.
   - Поделись, я попробую помочь.
   - Знаешь, совсем недавно всё было очень просто. Все жили нормальной жизнью, люди ничего не боялись и строили свои жизни. А потом возвращается Тёмный Лорд. То, что до сих пор нет гор трупов - только проблема времени. Но я давно знала, что он вернётся, было понятно, что если нет тела этой рептилии, то она ещё жива. Самое сложное в этой ситуации - некий парень, который появляется из неоткуда, всем своим видом противоречит правилам и устоям, за несколько встреч заручается поддержкой директора и успевает раз за разом демонстрировать свою мощь.
   - Да, действительно странный тип. И ты забыла пункт "систематически по-глупости доводит до бешенства профессоров ЗОТИ", да и чем тебе мой наряд то не нравится? - искренне изумился Уайт. Его майки и рубашки с глупыми надписями во время войны любили почти так же, как его самого.
   Тонкс ухмыльнулась и повернулась посмотреть на парня, который облокотился на стену, рядом с окном. Первым делом её заинтересовало, чтож сегодня написано на майке? Но была сильно удивлена, увидев привычный для неё, костюм аврора. Почему-то она не подумала о том, по какой причине профессор Уайт попал в больничное крыло. Её взгляд быстро пробежал по костюму, на бедре ткань явно после заклятия ремонта, значит, получил по ноге, рука обожжена (током от "стоп-крана"), тут она дошла до лица и сдавлено пискнула.
   - Шрамы красят мужчину, - выдал Гарри банальную фразу, в которую никогда не верил, понимая, что именно произвело такой эффект и не желая особо распространяться на этот счёт.
   - По этой логике красивее тебя, наверное, только Грозный Глаз.
   Гарри искренне засмеялся, шутка была удачной. Учитывая, что у Грюма не одной целой части тела, сравнение забавное. Аластар Грюм потерял в первой войне с Тёмным Лордом ногу, глаз, не малый кусок уха, мочку другого, значительную часть носа. Это не упоминая целый художественный ансамбль шрамов, покрывающих всего Грозного Глаза.
   - Я передам твоему бывшему начальнику при встрече то, как ты о нём отзываешься.
   - А я ничего не сказала такого, что можно было бы использовать против меня, - Тонкс улыбнулась и, не удержавшись, провела рукой по свежей отметине на лице парня, - магическая?
   - Иначе её бы уже не было, - голос предательски дрогнул, а сам Уайт уже был готов замурлыкать от удовольствия. Он закрыл глаза и наслаждался прикосновениями нежных рук.
   - Наверное, антирубцовое зелье литрами даже пьёшь, не говоря уже о том, сколько на себя мажешь, - Тонкс расстегнула то, что осталось от надетого вчера вечером трико, и провела рукой по груди парня. - Секо, ещё одно, а это, наверное, модифицированное ударное, хорошо, наверное, приложило.
   - Нет, плохо, - улыбнулся парень, не открывая глаз, - поверь, очень плохо.
   - Верю, этот огромный шрам на запястье, наверное, след от чьего-то клыка или когтя, - произносит Тонкс, проведя рукой по отметке, дарованной мне василиском. - Огромного клыка или огромного когтя. Это шрам от воздушного лезвия, да ещё и так близко от сердца, чудо, что ты жив.
   - Мне по-положению положено чудом оставаться живым, - ухмыльнулся Гарри.
   - И что же это за положение такое?
   - Я отвечаю за своих людей, и, пока хоть один из них жив, я не дам себя убить, - Тонкс вздрогнула от такого перепада в температуре произнесенных фраз. Только что приветливый, почти весёлый парень, а потом в одно мгновение холод и ледяная уверенность, даже без тени сомнений. После таких слов, вернее не самих слов, а именно услышанной фразы, Тонкс, даже не зная этих самых людей, была уверена что так и будет.
   - Верю. Разрубающее, тоже, наверное, должно было тебя убить.
   - Нет, не удачно наложено, даже у Тёмных Лордов бывают неудачные заклинания, завершающий жест смазал из-за дрожи в руках, - ляпнул Гарри, снова провалившись в нирвану, но, поняв, что сболтнул лишку, быстро вернулся на бренную землю и поспешил изобразить серьёзную мину. - Ты ведь состоишь в Ордене, а я скоро планировал дать Дамблдору полную версию моей истории. Так что он вам расскажет, - "то, что захочет", подумал Гарри. Ручки девушки пропали и Гарри понадобилось сознательное усилие чтобы не заскулить.
   - То, что посчитает нужным нам знать, - повторила его мысли Тонкс, а он уставился на неё с поистине идиотским выражением лица.
   - То, чего вам будет достаточно.
   - Для того, чтобы приняли то же самое, что вы уже решили за нас, - Тонкс снова вызвала удивлённый взгляд.
   - А ты точно хаффлпафф окончила? - всё, что пришло в голову парня. Оно и логично, столь хорошо разбираться в интригах человеку, окончившему факультет "благородных и честных" не положено. Ну хотя ему, гриффиндорцу, тоже не положено по ночам резать беззащитных эльфов только потому, что их невозможно заставить скрыть известную им информацию. Но реакция на фразу была именно такая, какую и планировал Гарри, а именно - коридоры наполнил мелодичный смех, превзойти по красоте который способна, разве что, трель феникса, да и та с большим усилием. Гарри не мог не улыбнуться.
   - Точно, а ты, наверняка, гриффиндорец?
   - Потому что выпускники других факультетов просто не способны действовать на нервы? - вопросом на вопрос ответил Гарри.
   - Глупая теория, когда ты Снейпа видел в последний раз? - и Гарри снова засмеялся! Что с ним происходит, он уже забыл, когда вот так искренне веселился.
   - Снейп не в счёт, ибо он даже для слизеринцев странный. И да, я выпускник гриффиндора.
   - А директор говорил, что ты не учился в Хогвартсе, - девушка мгновенно стала серьёзной. Ха! Она просто вытягивает из него информацию, а он не мог понять этого, пока уже второй раз не ляпнул лишку. Вот, наверное, и Хагрид так же себя чувствует, когда его терроризируют любопытные дети. - Я уже поняла, что твоя история весьма неправдоподобна и в той же мере грустна, - от слова "грустна" Гарри фыркнул так, что Тонкс поняла, как сильно она напортачила с выбором термина, - трагична, ужасна.
   - Моя. Давай закроем эту тему, остановившись на том, что это МОЯ история, - прервал её Гарри и уже думал о том, как бы закончить эту беседу и отправиться посмотреть, чем закончилась мародёрская акция. Он, конечно, передал указания совой сразу, как был пойман мадам Помфри, но проконтролировать всё же надо.
   - Извини, я интересуюсь не потому, что мне нужна информация о тебе, как о возможном начальнике, а потому что мне это действительно интересно и я хочу это знать.
   - Извините, профессор, я сейчас нужен своим людям, - Гарри сам не знал, почему так отреагировал на искренний интерес к его истории. Наверное, потому, что каждый раз, когда кто-то её слушал, то на Поттера вываливали целые вёдра жалости, а он её ненавидел. А все, способные его понять, в итоге остались лежать на траве того поля, вместе с Тёмным Лордом. Но это и не важно, Гарри высоко задрав нос, отправился до границы трансгрессионого щита, а оттуда переместился в Штаб.
  
   Придя в Штаб Поттер, не долго думая, пошёл к "будильнику" и... не обнаружил его! Сняли, чтобы сохранить свой сон и лишили последней отдушины несчастного парня! Как подло и низко, но опять же, не в привычках Главного сдаваться, и он бодрым шагом зашёл во вторую мужскую комнату и дёрнул ручку будильника там и поспешно занял свою любимый наблюдательный пост, ожидая подъёма настроения. После того как уже привычные заспанные лица показались из комнат и Гарри посетила тоже привычная идиотская улыбка, он заговорил.
   - Для начала верните назад мою ручку будильника! Поверьте, я умею будить гораздо менее гуманными способами. А теперь, одевайтесь и в тренировочный зал, там расскажите, как прошло "вчера".
   - Сам где был то-о-о-о? - сонной Валесе нельзя разговаривать, зевота мгновенно одерживает над девушкой верх.
   - А это государственная тайна! - Гарри было стыдно рассказывать, что его не выпускали из больничного крыла.
   - Его поймала мадам Помфри, и не выпускала из больничного крыла, - тут же просветил всех Римус, который вчера разговаривал с директором. После этой фразы он поспешил спрятаться за Сириусом, ибо было очевидно, что Гарри сейчас размышлял, какой из способов "побудки" продемонстрировать Римусу, а заодно и остальным. Поняли это все.... Но только близнецы не смогли сдержаться и хихикнули, за что незамедлительно каждый получил "чесотку" в купе с "петрификус таталус". Знаете как приятно, когда всё тело чешется, а пошевелится не можешь? А братья знают!
   - Умываемся, одеваемся и вниз, - раздосадованный таким позором Гарри заглянул на кухню, откуда забрал тост с вареньем и отправился в подвал.
   Сорвав злость на тосте, который был зверски растерзан и съеден, Гарри подошёл к до сих пор не тронутому контейнеру с оружием. Поставив его в незанятый угол, Поттер вернул ему нужный размер и, открыв алохоморой, громко присвистнул. Улов впечатлял, надо было сразу разобрать. Контейнер был заполнен почти до отказа, за исключением узкого прохода для того, чтобы можно было доставать ящики из глубины, а это весьма не мало. Как видно было по ящикам, оружие в своём большинстве русское, но были и исключение. Вот немецкие ящики, китайские, а вот даже несколько американских. Последние сразу привлекли внимание парня и, после извлечения и вскрытия, Гарри готов был просто урчать от удовольствия. В его руке оказалось самозарядное ружье с газоотводным механизмом Remington 11-87 Tactical. Это был основной дробовик американского спецназа на протяжении уже десяти лет. С помощью десятка рун, нанесённых на это чудо, из него можно будет сделать нечто просто потрясающее. Воодушевлённый такой находкой, он полез глубже. Тут было всё! По немногу, но всего. Притом торговцы явно старались "держать марку". Всё было ещё в заводской смазке, да и сами "экземпляры" были очень качественные. Всё лучшее было собрано в одном контейнере.
   - Да, у нас всё хорошо, спасибо, что ты поинтересовался, - съязвил Римус, вырвав парня из нирваны, в которую он провалился от подобных "игрушек". - Угрожающе выглядит штука, - имелась в виду весьма устрашающего вида "штука", которую держал в руках почти с нежностью Гарри.
   - Да уж. Что ещё было найдено в доме? - пока спустились только оборотни, они и стали отчитываться.
   - Не мало интересных книг, они уже в нашей библиотеке. Книги действительно ценные и интересные. Почитай.
   - Замечательно, но у меня в ближайшие лет десять будет очень мало времени на чтение, - раздраженным голосом отозвался парень, играясь с так понравившимся ему ружьём.
   Эта фраза вызвала просто ступор. Оборотни только сейчас поняли, что Гарри заранее готовится к очень и очень долгой войне, а они же рассчитывали, что это будет максимально короткий промежуток их жизни, о котором они вскоре смогут, если не забыть, то думать без содрогания.
   - Сириус, ты чего такой неторопливый? Даже Джени уже бодрая и энергичная, шевелись! - решил поднять себе настроение, отчитав кого-либо Гарри, а тут так удачно Сириус пришёл.
   - Если ты не в курсе, она не человек, - Дженифер очень нехорошо воспринимает напоминание о её природе, - солнце, не в обиду, но вам даже спать надо раза в полтора меньше, ещё бы она не была бодрой, - уже обращаясь к Гарри закончил Сириус вялым, безучастным голосом. - Что за дрянь ты в руках крутишь?
   - Эх, Сириус, деревенщина ты, чистокровная, - не упустил возможности поддеть друга оборотень, - если что-то похоже на дрянь, это не значит что именно дрянью является. Гарри, так что эта за столь угрожающая дрянь?
   - Покажу после того, как Ваки с Гермионой над ней пошаманят, о, вы то мне и нужны. Все? Марш в зал и разминаемся, мы с Гермионой сейчас составим вам компанию. Сириус за главного, Римус, пикнешь, будешь неделю кентавром бегать по торговому залу! И близнецов загоните, - Гарри дождался пока все, кроме Римуса, отправившегося за братьями, с лицами великомучеников скроются за дверью зала, а сам пошёл по направлению к контейнеру, - ребят, посмотрите на эту вещь. Гермиона, знаешь что это?
   - Дробовик. Магловское оружие, - пояснила она Вакогинару.
   - Слушай, Гермиона, вот только сейчас задумался, а как можно сократить твоё имя? - Гарри даже не понял, что случилось, но от Гермионы и следа не осталось. Теперь перед ним находился переспелый помидор, обрамлённый каштановой гривой и украшенный карими глазами. Но стоило задуматься над этой реакцией, как Гарри сразу стало очень и очень грустно. СВОЮ Гермиону он всегда называл по полному имени, она у него просто не ассоциировалась ни с каким иным словом. А эту девочку его так и тянуло наречь какой-нибудь "шпилькой", "кнопкой", "запятой" или ещё чем. Не обижать же, потому и спросил, не позволяя себе самому выбрать прозвище. А то она бы быстро оказалась "молью" или ещё чем-нибудь обидным. Но такая реакция говорила о том, что она уже давно хотела услышать от кого-то своё имя так, как она сама его представляла. Но никто ещё не интересовался этим. Гарри аккуратно прошёлся по сознанию девушки и быстро нашёл нужное ему слово. - Ты не против, если я буду называть тебя Моной?
   - Если тебе удобно, - место помидора заняла хорошая такая, переспелая свёкла, а Гарри только улыбнулся.
   - Мона, смотри, что я хочу получить от этой игрушки, - и Поттер начал излагать свои желания, показывая на оружие те части, которые требовали изменения, - для начала, естественно, чары увеличения пространства на магазин и на ствол. Первое, ясно для чего, а второе, чтобы дробь сильнее разгонялась, тоже понятно для чего. Оба увеличения максимально возможные. Далее чары понижения веса, но не переборщите! Приклад не трогать, им, если что, можно и ударить. Для того, чтобы это было эффективнее, можете что-нибудь придумать. Далее мне надо чтобы в момент нажатия на курок, оружие намертво фиксировалось в пространстве, это возможно сделать? - Гарри посмотрел на задумавшуюся физиономию старичка, а дождавшись утвердительного ответа искренне улыбнулся, - Теперь надо обдумать две вещи и тут нужна ваша помощь. Во-первых мне необходимо придумать то, чем это чудо будет стрелять, а во-вторых, так же нужно сделать зарядку максимально быстрой. Вакогинар, смотрите, о чём я говорю, - Гарри достал несколько патронов и с характерным звуком отправил их в патронник. - Вот мне хотелось бы, чтобы это не занимало столько времени, а учитывая что патронов туда будет влезать больше, дело усложняется.
   - На самом деле нет, это не сложно. И, наверное, получится весьма эффективно. Я наложу на этот... эммм... патронник чары стандартного искривления пространства, в результате ёмкость увеличится раза в два, а потом сделаю некий кластер, в который помещу те... патроны, да? И вот внутри кластера я разверну своё фирменное заклятие с добавлением измерения. В итоге, получится зарядка в одно действие и... как это место называется?
   - Магазин.
   - Хи, так вот в... магазине будет помещаться где-то в... шесть-семь раз больше... патронов, - Ваки не пытался выговорить новые слова, он просто замолкал, точно вспоминая их, а потом продолжал после секундной паузы.
   - Вакогинар, если вы это всё сделаете, я вам в этой комнате поставлю памятник, - Ваки не удержался и засмеялся. - Остаются только патроны. Хотя, если будет время, вот это... а нет, чёрт! Фонарик работать без элемента питания на магии не будет.... Но их ещё не придумали, надо срочно этим заняться, - Поттер говорил тихо, ни к кому не обращаясь, но из-за тишины в подвале, его было чётко слышно. - Тогда к вопросу патронов. Вакогинар, вопрос к вам, как к эксперту.
   - Выслушаю и помогу всем, чем смогу, - с показным поклоном ответил старичок.
   - Мне необходимо получить просто огромное количество небольших металлических шариков, с любыми чарами на них, которые при попадании в магический щит, ослабят его. Как это сделать?
   - Какой металл используется?
   - Пока свинец, позже латунь и сталь.
   - Со свинцом всё просто, если я могу переплавить их, - Ваки дождался кивка, - тогда я просто использую форму с уже нанесёнными рунами слабого оглушающего. Удара одного шарика не хватит даже, чтобы рука онемела, а вот десяток уже будет иметь эффект полноценного "Ступефай".
   - Шутите? - Гарри только сейчас стал понимать, какого "монстра" своего дела он нашёл. Никто из его бывших учёных и инженеров не смогли добиться такого! А для этого старичка всё так просто и естественно. - Мона, держись за этого человека, он гениален!
   - Я оскорблен, Гарри. Неужели вы только сейчас смогли это понять? - по-детски надул щёки Ваки, Поттер только улыбнулся, а на лицо девушки вернулась краска, которую она так упорно пыталась прогнать.
   - Но продолжим, ещё бы хотелось получить максимально тихую игрушку, но я знаю, что это очень сложно.
   - Не сложнее остального. Ещё пожелания? - Ваки улыбнулся.
   - Чтобы работало?
   - Учитывая то, что это... эта...
   - "Это оружие" - помог старому магу Гарри
   - Да, это оружие будет...
   - Стрелять
   - Свинцовыми шариками, я мог бы пропитать их весьма интересным зельем. При попадании в тело, оно бы растворялось в крови и значительно понижало бы шансы на выживание. До нуля, примерно.
   - Хотите, чтобы я на вас молиться начал? Буду очень признателен, если вы сможете это всё сделать. Как много времени вам на это понадобится?
   - Вечером будем проверять, - вот такого Гарри ну никак не ожидал. Это было чертовски быстро!
   - Ладно, тогда мы с вашей помощницей в зал. Чего кислую мину строишь? Жалкое зрелище, радоваться должна, что из нас двоих хотя бы я забочусь о тебе! Марш в зал! - и Гарри, подгоняя девушку, пошёл тиранить жителей Штаба.
  
   Глава 11
  
  
   Так и потянулись будни группы разных людей, которую её члены называли ёмким, но лаконичным словом "группа", обитающей в штабе со столь же удачно подобранным названием. Подъём по сигналу тревоги, умывание, тренировка до потери сознания, затем все в душ. Благо Ваки сжалился над людьми, стоящими в очереди перед душем и сделал пятую и шестую двери в гараже, за которыми скрывались общие мужской и женский души. А потом, уставшие, но довольные, маги завтракали. Все происходило в очень тёплой и дружеской обстановке. Даже почки на тренировках друг другу отбивали, улыбаясь и как-то по-доброму. А вот после завтрака все расходились кто куда. Был составлен график работы в магазине, так же график на кормление Тедди, а позже и на его обучение. Вампир за два месяца в магических знаниях встал на один уровень со своими сверстниками, что и не удивительно, учитывая то, что его учили индивидуально и очень сильные маги. А в боевой магии он уже спустя месяц был выше школьного уровня. Талантливый, очень смышлёный носферату им достался. Время работы магазина было укорочено, из-за чего людей стало больше, но и свободного времени прибавилось. А оно нужно было. Как только закрывался магазин, все ужинали и собирались, начиналась тренировка. Не физическая, магическая. По утрам практиковать магию глупо, слишком в вялом состоянии находишься. Вечером же - другое дело. Можно загонять себя (или не себя, это зависит от того, кому как повезло, в смысле кому повезло родиться Гарри Поттером, тот и гонял остальных) до полного истощения, затем сразу же лечь спать и тогда самое болезненное происходило во время сна, а зелье "сна без сновидений" не давало просыпаться. Но только пока не привыкли к нагрузкам, тогда опасное снотворное Гарри запретил. Недельку пришлось попоить с утра людей зельями восстановления сил, от которых еле хромающие за зельем полуживые фигуры уже от Поттера направлялись в душ, отскакивая от стен.
   Пережила группа и свои первые полнолуния, во время которых они ВСЕ отправлялись на ночную прогулку. Волчье противоядие - великая вещь. Оно позволяло оборотню сохранять часть рассудка при трансформации, хотя и редкий человек мог контролировать себя в волчьей шкуре настолько, чтобы не завыть на луну. Нужно заметить, что очень интересное зрелище они собой представляли. Два оборотня, большой чёрный пёс, откликающийся на кличку "Сириус", маленький юркий голубой песец, который, вопреки названию, был даже чернее чем Блэк, совершенно сливающееся с лесными тенями юное "Дитё Ночи", два рыжих парня на мётлах, позади которых сидели весёлый старичок и на глазах расцветающая девушка. А в авангарде всегда следовал на первый взгляд самый обычный парень. Но только при ближайшем знакомстве можно было понять, что именно в нём звериной сущности больше чем во всех остальных вместе взятых. Ему, а никому другому были просто НЕОБХОДИМЫ эти прогулки, но только не в одиночку, иначе рассудок парня не выдержал бы. Но уже после первого полнолуния по всей Магической Англии пополз слух о неких очень могущественных тварях, поселившихся в Хогвартском лесу. Эти существа никому не попадались на глаза, передвигаясь со скоростью ветра и, казалось, просто скользили верхом на лесных тенях. А их нескладный хор голосов, от которого даже кошки в ужасе забивались под кровати, способен разбудить и мёртвого. Знали бы они, какое неописуемое удовольствие получал молодой Поттер, когда его люди начинали орать во всю глотку на луну. ВСЕ ЕГО ЛЮДИ! В такие моменты Гарри действительно боялся, что умрёт до встречи с Тёмным Лордом от разрыва диафрагмы, смеяться сильнее просто невозможно.
   Сам же Гарри вместе с Гермионой давно сдали экзамены и получили свои красные корки об окончании с отличием, чем Мона незамедлительно похвасталась родителям. Кстати, имя Мона было мгновенно перехвачено, и теперь никто в Штабе иначе девушку не называл. И да! Гермиона Грейнджер всего за два месяца из запуганной девочки стала юной, красивой девушкой. Хотя заставить её уменьшить зубы было просто подвигом. Подвига не вышло. О том, что это только на пользу девушке понимали все, кроме самой виновницы торжества. Как не странно, первым сдал дядя Ваки, который просто оглушил Мону, а затем ей насильно провели "особо опасную и секретную процедуру по корректировке внешности", как её обозначил Гарри. Но никто не изменился сильнее, чем Мона. Нет, её любовь к чтению и жажда знаний так и оставалась на границе с патологией. То, что у девушки появились друзья, её кардинально изменило. Грейнджер никогда не имела человека, которому можно доверится, потому, наверное, Мона начала навёрстывать годы жизни, и теперь её можно было видеть часами судачащей с Валесой и Джени. Валеса, как и Сириус, уже оправились от ужаса магической тюрьмы и теперь представляли воистину прекрасную пару. Ну, только когда не пытались выть на луну вместе с оборотнями. Тогда они походили на две ошибки сумасшедшего магловского профессора, ставившего опыты на животных. Кстати, эти двое с упорством сонного носорога пытались добиться того, чтобы Мона таки стала пушным зверьком. Успехи были, но не особо впечатляющие. А потом выходцы из благородных семей начали строить более близкие отношения. Сначала они часами вдвоём сидели на балконе, притом добирались и туда и обратно украдкой, так чтобы никто не увидел. Потом по-долгу гуляли по ночам, ибо дневное время для беглых узников было запретным, а позже поняли, что скрывать такие вещи от ставших уже близкими людей просто глупо. А следом за ними начались робкие попытки Дженифер и Римуса сблизится. Забавное, надо сказать зрелище. Но вот их страхи можно понять. Их потомство будет, как и они обречено выть на луну, а далеко не каждый сможет вырастить урожденного оборотня человеком, а не волком. Так что большинство оборотней быстро мирятся с тем, что никогда не обзаведутся семьёй.
   Близнецы очень скоро вняли совету Гарри и померились с семьёй, чему были очень рады. Это было действительно интересной историей. Братья объяснялись с родными, не сказав, что их магазин, послуживший причиной ссоры, УЖЕ окупился. Ну почти так, всяко уже была получена прибыль, сильно превышающая уплаченную из ворованных денег часть кредита. Вот только новый скандал почти разгорелся из-за того, что Фред и Джордж отказываются показывать условия, в которых живут. Спас положение сатир, которым сегодня являлся дядя Ваки, работающий за кассой. Рогатый заклинатель каким-то немыслимым образом замкнул пространство на втором этаже так, чтобы остались только комната близнецов и кухня. Не стоило семейству Уизли знать о том, что с их близнецами вместе живут ещё восемь человек. Зачем нервировать людей? Только после того, как конфликт миновал, близнецы рассказали о своих делах и предложили материальную помощь семье. К сложившейся же ситуации братья Уизли отнеслись философски: "больше народу, значит веселее". Их всё не только устраивало, но ещё и безумно радовало. Ну, кроме перспективы скорых боевых действий.
   На этом фронте был тоже колоссальный успех. Дядя Ваки был просто асом и величайшем богатством, доступ к которому когда-либо имел Гарри. С согласия заклинателя и составителя чар Поттер провёл с ним процедуру своего "ускоренного обучения". Сам же Ваки выполнил огромный объём работ. Была полностью зачарована дюжина комплектов магловского оружия, при том каждый выбирал то, что ему по душе, а потом Гарри провёл "Курс Молодого Бойца". И потом практика стрельбы была включена в утренние тренировки. Всё вооружение было настолько великолепно, что Гарри не мог такого ожидать не то что за два месяца, а вообще! Модернизированные свето-шумовые гранаты, которые сами искали цель, ориентируясь на серебристую маску слуги Тёмного Лорда, метательные ножи, входящие в камень по самую ручку, бесшумные пистолеты, звук от которых не улавливал даже слух оборотня, да и простые шарики с перуанским порошком мгновенной тьмы были очень полезны во многих ситуациях. Помимо дробовиков в вооружение магов вошёл итальянский пистолет Beretta-92, а так же немецкий пистолет-пулемет Heckler und Koch MP-5k. Оба подверглись надругательству со стороны дяди Ваки. Но это была только малая часть того, что смог сделать Вакогинар. После того, как Гарри объяснил физическую часть задачи, Мона и Ваки быстро повторили подвиг учёных прошлой войны, сделав источники питания, функционирующие на магии. А это дало огромный простор для дальнейшей деятельности. Для начала дела магазина были заметно упрощены, появлением в "УУУ" сети компьютеров, на которых велся весь учёт и документация. Близнецы сначала восприняли новинку с опаской, но когда их усадили поиграть в новейшую игрушку под названием "Fallout" парни снова стали пить бодрящие зелья, потому что Гарри спал один в комнате по несколько ночей подряд, пока близнецы "захватывали мир". А потом выяснилось, что за этими штуками можно не только играть и тогда рыжие быстро поднаторели в "управлении ЭВМ". Следующим шагом была покупка всем обитателям Штаба чуда техники, имеющего название Motorola StarTAC. Такой же аппарат был презентован директору, который после этого только тем и занимался, что обзванивал всех из Штаба, дабы выяснить, как же это работает. Достал всех очень быстро. Помимо мобильной связи были так же приготовлены наборы раций, которые выдали на экстренный случай. Такие приборы достались ещё и всему преподавательскому составу. Далее было оснащение всех, имеющих проблемы с ночным зрением соответствующей экипировкой и добавление в функции фонариков, крепящихся под стволом так приглянувшихся Главному дробовиков, способность работать прожектором, который, в придачу ко всему, даже "высшего" Тедди заставлял прятаться. Что произошло бы с обычным кровососом, сомнений не вызывало. Смертного просто неслабо слепило. Было таки сконструировано подобие на лабораторию, куда поместили весь запас зелий, уворованных у Нотта, Оттуда же забранные приборы, а так же туда переместили рабочее место Моны и Ваки. Остаток вооружения был упакован в появившиеся вдоль всех стен оружейные шкафы. Опять поклон Вакогинару. А директор вполне успешно продолжал всех доставать.
   Потом пришла очередь монстра, по имени Chevrolet Silverado 2500HD, который уже давно стоял без дела. В него был поставлен магический аккумулятор, в результате чего машина завелась. В отличие от своего собрата, который был у мистера Уизли, этот образец американского автопрома работал честно, за счет двигателя, а не как в случае Артура - просто на магии. Но теми же навыками, что и глава отдела по злоупотребления магловскими артефактами свой пикап они снабдили. А именно устройством маскировки и способностью летать. А так же везде, куда добрался Вакогинар Ангувирильский, оказались защитные и укрепляющие руны. На стёкла были наложены очищающие и осветляющие чары, чтобы помочь с обзором в некоторых ситуациях, а на расстоянии вытянутой руки от каждого человека, который мог поместится в машине было спрятано такое количество оружия, что хватило бы на небольшую революцию в маленькой стране. Не говоря уже о том, что и самого места в машине стало заметно больше. Всё же искривление пространства с помощью магии штука безумно полезная. На крыше машины так же был установлен российский пулемёт, специально для этих целей созданный. Вот откуда он взялся у контрабандистов? А директор так и не бросил попыток разгадать, как действует мобильный телефон, что привело к патологической нервозности всех жителей Штаба, которые при звуке телефона выражали своё неудовольствие мировому пространству набором нескольких коротких, но ёмких фраз.
   Под конец октября дядя Ваки добрался до боевого костюма и начал думать, как можно его модернизировать. В итоге совместными с Гарри усилиями они придумали весьма интересную модель. Так как Гарри хоть убей, не мог полноценно творить магию с двух рук, просто не хватало концентрации на что-то поистине сильное, было решено использовать одну из палочек для костюма. По сути, основа палочки - проводник. Она пропускала силу самого мага во внешний мир, а дерево направляла и фокусировала эту силу. Какого рода "сила" покажется на свет, зависело же только от намерений и, в какой-то мере, от произнесённой магической формулы. И вот Ваки предложил использовать сущность палочки для того, чтобы выпускать энергию из костюма. Гарри эта идея безумно понравилась, а уже к концу недели была готова заготовка, заменившая в последствии его палочку. Это было шикарное ювелирное украшение, спасибо дяде Ваки. На левой руке Поттера появился широкий браслет, на указательном пальце оказалось два кольца, одно на положенном месте, а второе в середине пальца, а на самом кончике этого же пальца что-то вроде напёрстка. Все части "оружия" были сделаны из белого золота и украшены изумрудами. Вышло и так в слизеринских тонах, а потому было решено усилить это впечатление и всю композицию украсили зелёные змейки. Но и это было не всё, эти вещи были лишь крепление, главное же заключалось в цепочке, которая соединила все части. Именно в ней была заперта магическая основа, в роли которой выступило перо Фоукса. Получилось очень и очень красиво, хотя на цепочку были положены сильнейшие чары прочности, чтобы, не дай бог, не была оборвана. По итогам всей этой махинации костюм весьма заметно изменил свои свойства. Для начала он стал поглощать более сильные заклинания, но в гораздо меньшем количестве. Гарри чувствовал, что уже после пяти-шести попаданий костюм начинает опасно себя вести и так и норовит распасться. Но зато в замен Поттер смог просто сбрасывать взмахом левой руки полученную энергию в указанную цель, притом меняя её в желанное заклинание. Так же левой рукой без жеста, только мысленной командой он смог творить простейшие боевые чары вроде "Ступефай", "Экспилиармус" или же "Петрификус Таталус" используя уже свою магию, которую непрерывно передавал костюму для его подпитки, и быстро мог восполнить потерю, даже не думая об этом. Конечно, лёгкая не боевая магия тоже неплохо стала получаться его левой "палочкой". Это было удобно до безумия, Гарри несколько дней вообще ничего не делал палочкой. Привыкал. Тогда же каждый из группы создал свой собственный костюм, хоть и не такой, как у Главного, но тоже очень и очень полезный. Директор так всех задрал, что Сириус психанул и САМ отправился в магловский район Лондона за целой кипой книг по физике, в которые директор должен был бы зарыться ещё на пару месяцев и оставить всех в покое. После того, как директор позвонил Гарри с расспросами о том или ином физическом явлении Поттер впервые повесил на кухне кого-то кроме близнецов. Такую глупость Сириусу будут помнить всю жизнь.
   - Создаётся впечатление, что у тебя совесть вся ушла в самодовольство, теперь, из-за тебя, нас всех ждёт ВЕЧНОЕ служение любопытству директора, - "поприветствовал" Римус помилованного Сириуса, зашедшего на кухню.
   - Месье Бродяга нижайше просит Месье Лунатика воздержаться от его ценных, проникновенных, но саркастических замечаний в том довольно пустом пространстве, что он называет своими мозгами.
   Римус улыбнулся на такое возрождение традиционно Мародерского стиля дискуссии.
   -- Месье Лунатик, хотя и безмерно удивленный, что Месье Бродяга знает значения слова "проникновенно", сомневается, что тот может написать его без ошибок, принимая во внимание тот факт, что возраст Месье Бродяги нынче превосходит его IQ.
   Перепалки мародёров для всех были бесплатным шоу. Каждая была просто произведением искусства. Эти двое великолепны во всех видах словесных баталий. Для всех людей на много миль вокруг это была спокойная и приятная пара месяцев. Слизеринцев за людей пока не считаем, но им уж точно не было ни спокойно, ни приятно. Профессор Уайт заботился о том, чтобы его подопечные не расслаблялись.
   Ещё стоит упомянуть то, что месяц назад Гарри взял моду в особо пасмурные дни выгонять всех к чёрному озеру, кормить жаброслями и устраивать интереснейшие подводные сражения. Сил на это тратилось колоссальное количество, как магических, так и физических. Но это больше напоминало игру в салочки. Группа делилась на отряды по два-три человека и старалась тихо и незаметно вывести из строя "вражеский" отряд. Получалось не часто, а тогда тихая игра в шпионов превращалась в настоящие боевые действия. Даже старичок Ваки не оставался в стороне от такого вида развлечений. В такие дни озеро буквально светилось. Это дало почву ещё для одной легенды про Хогвартских монстров. Но это была не единственная возможность отдохнуть с пользой для своих навыков.
   Дамблдор с искренним интересом наблюдал за тем, как около чёрного озера друг на против друг стало две команды по пять человек. У каждого на левой руке было по странной перчатке, а в правой все держали палочки. Затем один, очевидно, Гарри, поднял над участниками странный, щит, накрывший все десять фигур. Потом между командами (после этого жеста стало очевидно, что это именно команды) была проведена черта, и Гарри занял своё место. Поттер дал команду и все произнесли заклинания, направив палочки на перчатки, которые стали светится ярко красным огнём. Очевидно, яркость зависела от силы колдующего. Именно потому смотреть на перчатку Гарри было сложно даже отсюда, а вот у самого молодого парня она была только нежно розовой. А потом началась странная игра. Противники бросали друг в друга заклинания оглушения. Но в игре находилось только четыре заклинания. Красные лучи перелетали от человека к человеку. Каждый мог увернуться или поймать заклинание перчаткой, от чего та заметно бледнела. Когда это происходило, человек посылал ответное заклинание, как бы перебрасывание мячиком, только красным и очень шустрым. Игра была сначала весьма медленная, аккуратная. Ребята привыкали, пытались придумать какую-нибудь интересную тактику. Но темп всё увеличивался и увеличивался. Когда Гарри устал от этого, он поймал одно заклинание и не стал сразу его отсылать назад. Он подождал, пока следующий луч полетит в стоящего рядом с ним Сириуса, и сразу же бросил своё заклинание в Римуса. Вот только на этом действие не закончилось, Гарри перехватил перчаткой заклинание, летевшее в крёстного, и сразу за первым послал второе, но в щит! Заклинание отлетело от щита, и не успевший среагировать оборотень рухнул на землю. Вот только сейчас началась действительно интересная игра. Ребята быстро приловчились бить рикошетами и стали концентрировать огонь. В перерывах между подачами все старались обновить щит на перчатках, но часто это служило причиной для того, чтобы отправится на пол. Минут через десять команда Гарри положила своих соперников со счётом 5:2. Все были приведены в чувство, и всё повторилось, но на куда более качественном уровне. Директор только восхищался, насколько эти люди хорошо чувствуют друг друга! Они стояли по пятеро, но тем не менее все десять человек были одним целым и это не могло не бросится в глаза. Зрелище было завораживающим, и директор поспешил подойти поближе. Действительно отличная тренировка командных действий, ану попробуйте вот так бросать в разные стороны три луча и чтобы все три попадали в одного человека, при том никто не говорил в кого именно целился. А ведь делали! При том так часто, что это просто не могло быть совпадениями! Дамблдор поспешил наложить поверх щита свои собственные чары, дабы скрыть лица играющих и поспешил выгонять завтракающих детей и учителей на улицу.
   Уайт уже давно хотел провести подобную тренировку, но никак не получалось. А тут выделил специально воскресение для этой цели, и даже заранее повесил объявление, что магазин работать в этот день не будет. Дуэли продолжались уже несколько часов. Успех был переменный, и побеждали обе стороны от случая к случаю. Гарри часто "перемешивал" команды, дабы не привыкали только к конкретным напарникам. Результат был просто чудесный, уставшие и физически и магически (от оглушающих то заклинаний!!!) люди продолжали бороться. Не потому что это было каким-то странным делом чести, что вы. Это было ИНТЕРЕСНО! Красные лучи летали, но никто не мог держать у себя луч дольше семи секунд, нарушение правил. Все старались собрать единовременно все четыре "подачи" у себя и одним точным залпом выловить противника. Когда оставалось только четыре противника, по два друг напротив друга, вот тогда начиналось противостояние "из принципа". Темп стрельбы становился астрономический! Когда кто-то не выдерживал, то темп ещё больше усиливался, ибо получалась "свободная" подача. Если выходило противостояние один на один, тогда начиналось просто немыслимое. Палочки нагревались и обжигали руки, но продолжали выпускать красные лучи один за другим. Как и когда успевали заряжаться перчатки, никто не понимал.
   - Как вам зрелище, профессор Тонкс? - директор был настолько доволен таким шоу, что, несмотря на бороду и седую шевелюру, казался десятилетним ребёнком.
   - Они великолепны! Кто это, профессор?
   - Вы же видите, что их лиц не видно, как же я могу ответить на этот вопрос? - но лукавая улыбка выдавала старого плута. - Посмотрите, как дети восторженно наблюдают за происходящим! Наверное, очень скоро во всех коридорах начнут появляться подобные щиты.
   - Если смогу найти заклинание, - ухмыльнулся рядом стоящий Снейп. Он, конечно, всем своим видом показывал, что ему безразлично все происходящее, но уже больше часа стоял тут, сетуя на то, что не может вступить в эту игру.
   Гарри дал команду прекратить и собрал людей вместе, как во время очередной перетасовки.
   - Ребят, у нас дюжина перчаток, давайте ещё двоих позовем?
   - Кого? - хором отозвались близнецы.
   -Может Дамблдора, думаю многие хотят его оглушить разок? - все очень содержательно фыркнули. - Снейпа и Тонкс.
   - Нюнчика? - сразу оживился Блэк.
   - Это такое "за"? - Улыбнулся Гарри, ему начинал нравиться этот разговор, состоящий только из вопросов.
   - А я буду против него? - такой ехидной улыбки, которая появилась на теоретически серьёзном и аристократичном лице Блэка, позавидовал бы и директор.
   Гарри опять улыбнулся, взял обе запасные перчатки и вышел за пределы щита. В тот момент, когда все увидели главное действующее лицо, многие побелели. Не все, далеко не все могли смотреть на Уайта без рвотных спазмов. Слизеринцы его откровенно боялись, а потому и ненавидели.
   - Здравствуйте, профессора.
   - Здравствуй, Гарри. Какое замечательное шоу вы устроили, я просто поражён! - директор говорил правду, у него на всём лице были написаны те же слова.
   - Вообще то это не шоу, это своеобразная тренировка, но у нас дюжина перчаток. Не желаете присоединиться? - Гарри так лучезарно улыбнулся, что новое украшение его лица превратилось из кривой черты в почти прямой угол, - профессора Тонкс и Снейп, ну же!
   - Я согласна, - Тонкс думала не долго, а директор стоял и то и делал, что дарил всем свои детские улыбки.
   Снейп безумно хотел попробовать свои силы, но НЕ ПОЛОЖЕНО Хогвартскому ужасу вот так спокойно играть в детские игры. Но ведь хочется....
   - Каковы правила? - Снейп ужаснулся, неужели это он сказал?
   - В игре четыре подачи, заметили, наверное, перчатка заряжается заклинанием "Абсорб", не держать подачу дольше семи секунд, - Гарри дал перчатки и подождал, пока профессора попробуют их зарядить. Когда бейсбольные принадлежности засветили красным, он провёл их за щит.
   - Нюнчик! Погремушка! - выражение лица Снейпа просто было неописуемо, и Гарри поклялся себе, что найдёт способ протащить фотоаппарат в Омут Памяти, не повредив его, дабы заснять этот момент для целых поколений гриффиндорцев.
   - Блэк.... Неужели у меня есть возможность глушить тебя столько, сколько душе угодно. Я дождался этого момента, - голос Снейпа был холоден как пространство вокруг луны, это просто не передать словами. Тонкс побежала обниматься со своим дядей и рассказывать тому, как его рады видеть. Конечно, Дамблдор уже посвятил весь птичий орден в то, что произошло с Поттерами. После недолгих манипуляций и делений команды определились и Гарри вместе со Снейпом, близнецами, Джен и Тедди встали против трёх бывших авроров, Графини Кассан, Ваки и Моны. Когда Гарри велел первыми подавать Джен и Снейпу, сам же тихо произнёс.
   - Северус, без личных счётов, иначе проиграем. Следи за нами и постарайся как можно лучше вписаться. Кто-кто, а ты сумеешь сделать это быстро, - и Гарри дал отмашку для начала дуэли....
  
   Ещё через час появились первые, неспособные более шевелится от усталости. И это были... Снейп с Тонкс, конечно! Группа уже давно привыкла к подобному и даже Гермиона и Ваки были, ну если не бегать, то ходили весьма бодро. Как ни странно, публика наблюдала уже два часа к ряду и не думала расходиться. Конечно, не мало поспособствовал этому директор, создавший вокруг купола что-то вроде трибун, которые были тут же заняты, а потом эльфы принесли сладостей, и детей уже просто невозможно было бы прогнать.
   - СТОП! Всё, закругляемся. Замученных профессоров под мышки и в штаб, а то как я буду себя чувствовать, если профессор Снейп завтра не сможет сорвать злость на своих слизеринцах, а дотерпит до вторника и попадут под раздачу хаффлпаффцы, - Гарри улыбнулся и на всех наложил чары, чтобы скрыть личности всех присутствующих.
   - Гарри, можно я без чар пойду?
   - Мона, неужели тебе есть дело до того, что они о тебе думают? - Гарри был действительно удивлён тем, что девушка захотела покрасоваться.
   - Нет, я хочу показать этим детям, какие они твёрдолобые и то, как сильно они могут своими заблуждениями ранить окружающих, - Грейнджер говорила ровно и спокойно. Не было даже тени сомнений в том, что её цель именно такая. Она впервые напомнила Главному свою кровную сестричку.
   - Мона, золотце, ты собралась что-то показывать "детям"? Смею напомнить, что тебе шестнадцать, - не удержался Сириус и весело засмеялся, а его тут же поддержало большинство.
   - А я то думала, что меня не считают ребёнком! - а вот Мона приняла всё слишком близко к сердцу и все мгновенно прекратили сборы.
   - Мона, ты ребёнок, такой же, как и мы, но за тебя мы в жерло вулкана прыгнем не задумываясь, - сказал Джордж и прошёл мимо девушки.
   - Ни возраст определяет ребёнок ты, или нет. Когда перестанешь обижаться на подобные фразы и поймёшь, что никто из нас не хочет тебя обидеть, я сам первым назову тебя взрослой девушкой, - Фрэд проследовал за братом, а Мона просто залилась краской.
   - Я не против, конечно, можешь пройти без чар. Главное чтобы это не было попыткой удовлетворить самолюбие. И... за эти два месяца ты стала другим человеком. Хорошим человеком и отличным другом, Мона, не ищи подвоха в наших словах. А в словах Сириуса даже смысла искать не стоит, бесполезно, - Гарри улыбнулся крёстному, а Римус тут же подхватил эту мысль и начал развивать тему безмозглости потомка древнейшего семейства Блэк. На эту тему оборотень мог разговаривать часами.
   После того, как Гарри напоил профессоров бодрящим зельем, все с ними вместе отправились в штаб. А эффект, произведённый на толпу был просто потрясающий. Сначала из-под купола выходят близнецы Уизли, следом идёт четыре размытые фигуры и две явно заняты тем, что доказывают третей степень её (его) умственного развития. Джени всегда поддерживала своего пока ещё друга в таком начинании, а, шедшая рядом, Валеса принимала за благо просто игнорировать этот детский сад. Затем появляются профессора Снейп, Тонкс, Уайт, какой-то паренёк лет шестнадцати, очередная размытая фигура и... Гермиона Грейнджер, которая упорно спорит с Уайтом и последний... СМЕЁТСЯ! Человек, с которым они знакомы, НЕ МОЖЕТ СМЕЯТЬСЯ. Это монстр в человеческой шкуре, притом сильно потрепанной шкуре. А контрольный в головы был вид Гермионы Грейнджер. Вернее той, в которой можно было узнать вышеупомянутую.
   - Директор, не желаете составить нам компанию?
   - А куда вы собираетесь? - улыбнулся Альбус.
   - Покажу профессорам нашу берлогу и расскажу пару баек, - сказал мгновенно ставшим серьёзный Гарри.
   - Как я могу пропустить экскурсию по берлоге и пару баек? - улыбнулся директор.
   Лишний раз не стали рисковать, и так слишком большая куча народа видела странных людей скрытых маскирующими чарами, а потому дойдя до ворот Хогвартса все трансгрессировали к входу в гараж. Не зачем всем знать о точках внутри здания со снятым щитом. Кругов на полу теперь не было, ибо все и так знали их местоположение, а потому краску, обозначающую их, стёрли. Тех, кто не знал пункта назначения, подвергли принудительному перемещению, которое само по себе не является большим удовольствие.
   - Проходите, ничего трогать не стоит, может быть опасно для жизни, - с ласковой улыбкой произнёс Поттер, стараясь усугубить эффект.
   А ведь было, что усугублять. Для начала никто не ожидал увидеть магловскую машину! А так как от этой машины магией буквально несло, трое магов просто стали, стараясь вернуть челюсть на её место, а глаза назад в орбиты. После первого шока наступил второй. А потом считать стало бы сложно. Вакогинар, после того как закончил с практичными новшествами дома, снова взялся за "дизайн". Для начала в гараже были сделаны несколько окон, притом вид из них открывался самый разный. Объединяло окна только то, что вид всех трёх (а их было именно три) был как бы с высоты птичьего полёта. В-первом красовалась череда горных вершин, украшенных снежными шапками, во-втором, как бы в насмешку, наоборот был некий тропический остров, вид на который был просто потрясающим. А в третьем были... облака. Просто облака, но окно выходило как бы выше них. У Тонкс сразу мелькнула мысль, что в этом окне просто обязаны быть божественными закаты.
   - Гарри, а зачем тебе в подвале... лес? - не удержался директор, указав на зал тренировок, который теперь обладал одной прозрачной стеной. Почти. Стена пропускала в зал и обратно людей, правда с небольшим усилием, но не выпускала из "леса" заклинаний, да и со стороны тренировочной площадки вид был прежним, то есть гаража видно не было.
   - Это зал для тренировок, поверьте мне, он представляет собой весьма сложную и интересную магическую конструкцию.
   - Гарри, я даже отсюда ощущаю, что ты сильно приуменьшаешь. Можно посмотреть? - у директора, очевидно, резко в попе было нащупано "шило", он, чуть ли не подскакивая, осматривал всё вокруг.
   - Потом, если желание сохранится, устроим вам экскурсию по нашему скромному жилью, а теперь наверх.
   Гарри повёл всех наверх, игнорируя охи и ахи, раздаваемые магами сзади. Даже Снейп издавал непонятный, булькающий звук, стараясь задавить другой, не более понятный звук. Поттер же быстро провёл гостей по направлению к кухне, попутно дёрнув свой любимый стоп-кран.
   - Лимонных долек нет, так что, Северус, извини, - Гарри поспешил подколоть Снейпа, ненавидящего эти конфеты, - но чай только с тостами. Сейчас подождём, пока соберутся мои люди, тогда попросим подать обед. Думаю, что никто не откажется.
   Директор снова ушёл в себя. Его очень заинтересовали прозрачные стены, ведь на кухне тоже была такая, ведущая на балкон. Снейп нацепил максимально кислую мину и сидел, всем своим видом выражая своё равнодушие к проблемам, меньшим, чем глобальное потепление. А Тонкс уже давно не сводила взгляда с парня. Ну, ещё бы, ведь он улыбался! Несмотря на все свои боевые отметины, Гарри оставался красивым, видным молодым человеком, а вот улыбку на его лице увидеть было сложно, потому Дора пользовалась случаем и любовалась впрок.
   - Можно поинтересоваться тем, какую именно историю ты хочешь рассказать? - поинтересовался директор.
   - Альбус, ты же знаешь, что у меня есть только одна действительно интересная история.
   - А ты уверен, что Нимфадоре и Северусу стоит это слышать? - директор сразу стал слишком серьёзным. Очевидно, в его планы не входило никого полностью информировать.
   - На самом деле мне равнодушно. Во-первых, они и так знают достаточно много...
   - Вообще-то мы в комнате! - не выдержала Тонкс.
   - ... чтобы сделать верные выводы, но вам то не знать, Альбус, как могут быть губительны неверные. Так что я хотел бы сразу избавиться от возможности принять меня за кого-то ещё.
   И повисло тяжёлое молчание. Никто не хотел начинать разговор первым, да и ясно было, что Гарри сам будет развивать свою игру, в которой отыграет главную роль. Сам же Поттер ждал своих людей. Если гостям эту информацию он рассказывал с умыслом, то своим людям исключительно потому, что ХОТЕЛ этого. Дамблдору нужно воздействовать на Орден, Снейп ему просто понадобится, как опытный зельевар, а о прошлом Тонкс директор уже успел рассказать. Кому помешает в друзьях человек, у которого отличные отношения с самым элитным отрядом авроров Англии? Да и взбесила её попытка влезть в прошлое Гарри. Хочешь - получай. Не пожалей только потом. А тем временем начали стягиваться люди, которые до этого предприняли штурм всех душевых кабинок в Штабе.
   - А почему не предупредили, что у нас сегодня гости? - поинтересовалась Валеса.
   - Уголёк, а что бы это изменило? - тут же отозвался Блэк.
   - Хотелось бы приготовиться, - проговорила графиня
   - В этом мире нет ничего красивее, чем ты сейчас, - начал свою песню Сириус. Что-что, а заговаривать женщин он умел.
   - Отстань, собака! Я не могу здраво размышлять, когда ты рядом, - притворно возмутилась графиня Кассан.
   - Вижу, не один я придерживаюсь именно такого мнения о Блэке, - не упустил возможность подкусить школьного врага Снейп.
   - Что, Нюнчик, я настолько очарователен, что даже ты не можешь держать себя в руках? Прости, зайка, но ты мне не интересен.
   - Так, хватит, - Гарри, конечно, очень забавляли подобные войнушки, но не вовремя это было. - Вижу, все собрались. Присаживайтесь, история будет длинной. Для начала я хотел бы представиться, но, Римус, пообещай держать недоразумение, сидящее рядом с тобой на месте. Отлично. Итак, зовут меня Гарри Джеймс Поттер, - повисла гробовая тишина, один директор и сам уже понял большую часть загадок профессора Уайта.
   - Гарри умер, - а вот реакция Сириуса была просто... неожиданной. Блэк поник, как будто из него весь воздух выпустили. Такая же реакция была у Римуса. Остальные, конечно, удивились, но шоком это не было.
   - Да, ВАШ Гарри умер, - подлил масла в огонь всеобщего недоумения Поттер. - Теперь немного теории. Когда-то учёные сделали догадку, что помимо нашего, а скорее вашего мира есть бесконечное множество параллельных. Отличаться миры могут как ценами на шоколадные лягушки, так и углом наклона земли. Я не знаю, сколько истины в этой теории, но уверен, что сами параллельные миры есть, я сам из одного такого.
   - Как ты оказался у нас? - директор только и ждал момента задать вопрос, который его уже несколько месяцев терзал. От весёлого дедушки не осталось и следа. Перед Поттером сидел мудрый старец с серьёзным лицом, на котором отражался весь опыт этого человека.
   - Альбус, может, позволите рассказывать по порядку? Или я могу уступить вам место, сами всё объясните, - директор от такой выволочки поник как нашкодивший щенок. Если бы не трагичность ситуации, это было бы очень забавно. - Так и думал. Ещё до рождения, судьбу Гарри Поттера определило пророчество, сутью которого было то, что этот мальчик сможет победить некого Тёмного Лорда, думаю слышали о таком, - Гарри пытался максимально разрядить обстановку, хотя понимал тщетность этих попыток. Да и шутка не удалась. - Не думаю, что имеет значение точный текст. Но вышеупомянутый представитель пресмыкающихся узнал о нём, спасибо уважаемому профессору Снейпу за то, что лишили меня даже призрачной возможности на нормальную жизнь, - сам Снейп, как только прозвучали слова о пророчестве, просто начал молится Салазару Слизерину о том, чтобы Поттер не произнёс своей последней фразы. Слизерин не услышал. - В результате Том, далее Воландеморта буду называть именно так, - как приятно когда НИКТО не вздрагивает от этого имени, мелькнула мысль у Гарри в голове - пришёл домой к Поттерам. Рассказывать, как этот дом был найден, смысла не имеет, суть в том, что Джеймс был убит, а Лили использовала свою жизнь как магическую жертву, чтобы даровать сыну защиту. Это помогло и от младенца отлетело убивающее заклинание. Сделайте более осмысленные лица, а то придётся сделать перерыв на осмысление. История жизни юного победителя Тёмных Лордов не важна, но важно то, что Том вернул себе тело, когда Мальчик-Который-Выжил учился на четвёртом курсе. После этого было двенадцать лет войны, из которых семь мне пришлось командовать силами сопротивления. Два месяца назад для меня, или три, не знаю, как считать, на кануне моего двадцать седьмого дня рождения мой Том был убит. Во время решающего сражения умерли оставшиеся из важных для меня людей, именно тогда я потерял смысл жизни и желание бороться. Собственно говоря, не с кем было. Я вырос на войне и ничего кроме этого не умею, а потому моему миру будет лучше с другим лидером. Но это не те мысли, которые посетили меня после краха Тома. Когда я уже был готов закончить свою жизнь, мне явилась некая сила, назвавшаяся Ангелом и предложила шанс на жизнь. Я, конечно, согласился. Теперь я понимаю, что это было сделано не для меня, а для того, чтобы дать этому миру шанс на существования.
   - Ты так говоришь, как будто никто кроме тебя не сможет справиться с Тёмным Лордом, - не выдержал Снейп.
   - Ах, как же я мог подумать, что вы столь беспомощны! Вы же, наверняка, уже узнали, что Тёмный Лорд бессмертен и что сделать, дабы это исправить тоже уже знаете! А ещё вы, думаю, вполне неплохо сможете справится с ситуацией после смерти Дамблдора. Ах, откуда такое удивление? Северус, ты что, до сих пор веришь в чудеса? Директор уже мёртв, просто он весьма неплохо сохраняется для трупа.
   - Гарри, успокойся, - попробовал прервать парня директор. Хотя, было странно просить успокоится человека, в голосе которого не было слышно не единой эмоции. Только холод и спокойствие. Он даже гнев выражал не повышая голоса.
   - Да, кроме меня никто не справится с вашим Тёмным Лордом. Замечу, что своего я убил трижды, прежде чем он оставил этот мир окончательно. Северус, ты ведь отличный дуэлянт, почему же не пойдёшь и не уничтожишь столь ненавистную тебе рептилию? Теперь по делу. В своё время меня не пускали к власти на протяжении трёх лет, как результат, в мои руки попал только пепел от былой страны. Сейчас у меня есть вы.
   - Что случилось с нами в твоём мире? - голосом, в котором не было ничего кроме грусти, спросил Сириус.
   - Это важно?
   - Да, мы бы хотели знать, - в один голос сказали братья.
   - Фрэд и Джордж Уизли погибли, защищая свою семью. К слову сказать, к моменту падения Тома семья Уизли была уничтожена целиком. Сириус Блэк лишился жизни с подачи Белатрикс Лестрейндж, когда ринулся спасать своего глупого крестника. Римус Люпин вместе с женой, Нимфадорой Люпин, ранее Тонкс, погибли, защищая артефакт, с помощью которого Тёмный Лорд обрёл бессмертие. Артефакт нас дождался, а защитники - нет. Альбус Дамблдор погиб от своей глупости точно так же, как и тут. Северус Снейп погиб, защищая своего крестника. Он забаррикадировался в своих подземельях и не выпускал пожирателей из ловушки. В итоге, дабы избавится от проблемы, половина подвалов школы были просто взорваны вместе с зельеваром. Сам же крестник умер непосредственно от руки Тома. Гермиона Грейнджер, моя кровная сестра, погибла, закрыв уже меня во время завершающего сражения от очередного убивающего. Судьба Вакогинара и графини Кассан мне не известна, наверное, погибли при падении Азкабана. А вот Дженифер убил я во время одной из облав на стаю Фернира Сивого.
   - А я? - дрожащим голосом поинтересовался вампир.
   - Нет, Тедди, о твоей судьбе я ничего сказать не могу. Но это всё не важно. Важно не то, как это уже однажды закончилось, а то, как это может быть.
   Молчание длилось минут десять. Никто не решался заговорить, все думали о своём.
   - Римус, я тебя ей не отдам, - прервал тишину несмелый голос Джени. А в ответ раздался громкий и заливистый смех Гарри Поттера.
   - Джени, тебя не смущает тот факт, что я признался в убийстве твоего альтер-эго? - отсмеявшись, спросил Гарри.
   - Нет, не смущает. Она была дурой, если продолжила служить... Тому.
   - В том то и суть. Она - не ты. Но и мой Римус и твой - разные люди.
   - Ты обратил на меня внимание только потому, что был в близких отношениях с моей... копией? - а мисс Грейнджер с упорством носорога продолжала искать подвох во всей этой ситуации.
   - Мона, ты сама понимаешь, что с каждой подобной глупостью делаешь весьма весомый плевок в мою сторону? В моём мире мы были друзьями с первого курса, и я непрерывно затягивал тебя в неприятности, вместе с Роном Уизли. Именно тогда начала появляться девушка, которая позже стала самым близким для меня человеком. Та, которую знал я, и ты уже никогда не станете одним человеком и мне на это плевать. Вы даже близко не похожи, но разве это значит, что ты хуже? То, как ты смогла измениться за два месяца, говорит о целом комплекте отличных для любого человека качеств. Всё, что я делаю для тебя, это только для тебя. Я бы не согласился на этот шанс, если бы была возможность на том поле просто отдать свою жизнь и вернуть мою Гермиону. При выборе "целый мир или ты", я бы выбрал мир. Но при выборе между моей и твоей жизнью, выбор был бы в твою пользу притом без размышлений и сомнений. Как бы это не было больно, моя сестра умерла. И умерла из-за меня. Ты - только друг.
   - А почему тогда здесь нет Рона? - поинтересовались братья после очередного перерыва, отягощённого молчанием. Кстати, впервые Гарри задумался на эту тему.
   - Ваш брат был хорошим бойцом, и моим лучшим другом. Но мне нужны люди, на которых я могу положиться всегда и везде. В их число Рон не входит, слишком упрям и самоуверен. Он твёрдолобый и неуправляемый.
   - А когда начнётся война? - впервые подал голос Сириус.
   - Надеюсь, что нашими усилиями она не начнётся. А так - смерть директора развяжет Тому руки. Случится это в конце года.
   - А как насчёт его бессмертия? - спросил Римус.
   - В моём мире Том нашёл обитель Мерлина и использовал его жезл, дабы даровать себе бессмертие. Сам жезл он спрятал в темнице Слизерина. Где находится последняя, я знаю, но пройти туда можно только во время первого полнолуния каждого года. Не думаю, что тут что-то пошло иначе, не вижу ни единой причины для этого. Так что до января нам не стоит об этом думать. Ещё вопросы?
   - Какую роль в твоём спектакле занимал я? - поинтересовался Северус.
   - "Занимаешь" или всё же "занимал"? - уточнил Гарри
   - Занимал
   - Снейп убил директора, чем приблизил себя к Тому. В последствии именно благодаря нему у нас появился хоть малейший шанс на победу, который мы не упустили и использовали. Долгое время Северус дурил Тома, отгоняя его от Хогвартса, где я упорно строил оборону.
   - Занимаю?
   - Пока никакой, ты потерял столь ценное место рядом с Томом.
   - А другой ценности столь... негативный персонаж не имеет, - полным яда голосом отозвался Снейп.
   - Вот и я так думаю! - резко оживился Блэк. Интересно, что должно случиться, чтобы Сириус перестал грызть своего школьного врага. А ведь он ещё не понял, что Северус косвенно виновен в смерти Поттера. Острота ума у потомка древней семьи ушла в остроту языка. Алхимик же посмотрел на своего врага с жалостью, всем своим видом давая понять, что большего от этого человека не ожидал. Гарри от этой сценки улыбнулся.
   - Если бы ты был прав, то не слышал бы этого разговора. Я редко что-то делаю просто так, а ты отличный мастер зелий...
   - Лучший
   - ... с которым я могу нормально работать и на чью помощь смогу рассчитывать. А ещё у тебя есть немалое влияние на своих студентов.
   - Слизеринцев? - если того, что его принизили с "лучшего" до "отличного" зельевара Снейп и не заметил, то вот такой поворот событий его крепко выбил из колеи.
   - А что тебя удивляет? Ты ведь знаешь, что я крепко взялся за змеек. Очень скоро весь их факультет будет разделён на адекватных и мёртвых, - Гарри продолжал говорить ровным и холодным голосом, а от слов, произнесённых парнем, по спинам начали бегать мурашки, размером, скорее с кошку. Директор очень напрягся и старался уловить малейшие изменения в поведение Поттера. Он следил за жестами, за интонацией, за выражением лица. Этот человек очень интересовал директора и тот в полной мере старался удовлетворить любопытство.
   - Чем ты с ними занимаешься? - задал зельевар интересующий всех, кроме директора, боящегося ответа, вопрос.
   - Учу.
   - А если поподробнее? - робко поинтересовалась Тонкс, вызвав презрительный "фырк" Снейпа.
   - Я их учу тому, что им необходимо знать. Вы, мисс Тонкс, видели один из уроков. Большего вам знать не обязательно.
   - Гарри, а если серьёзно, чему ты их учишь? - тихим голосом поинтересовался Ваки.
   - Я вам за ужином могу показать, когда гости покинут нас, - почти небрежно бросил Гарри. - Но хватит лирики. Прежде чем я продолжу свой спектакль, есть ли ко мне вопросы?
   - Как были сделаны эти прозрачные стены!? - незамедлительно выпалил директор, очевидно, этот вопрос его интересовал ну никак не меньше поиска смысла жизни.
   - Потом, - улыбнулся Гарри.
   - Как ты поможешь слизеринцам, если они тебя поддержат? - ровным голосом спросил Снейп.
   - Уберу метки и дам слово сделать всё, что в моих силах, чтобы они дожили до конца войны и сохранили свободу. Чем вызван этот вопрос?
   - Он логичен.
   - Логичен, но до упоминания о моём курсе "воспитания" молодых змеек ты не хотел его задавать.
   - Уточнять, почему ты так решил, видимо, не имеет смысла. Не ответишь. Чтож, да, ты прав. Мои студенты уже долгое время вообще неспособны не о чём думать. То, что у них в головах крутятся тяжелые мысли видно, наверное, даже слепому. Видимо, это твоих рук дело. Они мне важны....
   - Потому что сам ты был на их месте и сделал ошибку, о которой жалеешь и не хочешь, чтобы и они губили свою молодость, а возможно и жизнь из-за красноглазого. Я знаю, - перебил Снейпа Гарри. - Тогда помоги мне. Я согласен на то, чтобы они ушли в сторону, не настолько мне нужны люди. Главное, чтобы дети не пошли на поклон к ящерице.
   - Ты сам понимаешь, какую чушь несёшь? Они уже НЕ МОГУТ не пойти к нему! Это будет просто самоубийством! - Снейп просто взбесился! Это было впервые даже на памяти Гарри, и Главный сделал себе пометочку, чтобы потом как следует обдумать поведение Северуса.
   - Успокоился? - продолжил Гарри, после того, как лицо зельевара приняло привычные очертания. - Какого чёрта ты истерику закатываешь? Подумать, перед тем как орать не мог? Школа уже находится в моих руках, а директор умирает только в конце года. Они до смерти Дамблдора доучатся. А как только это произойдёт, я СРАЗУ сделаю Хогвартс штабом и убежищем. Все, кто захочет помочь в войне с Томом, все, кому некуда идти, в конце концов, даже те, кому хочется просто спрятаться в школе, получат эту возможность. Где твоя логика, Северус? - Гарри знал, что такое обращение взбесит Снейпа, но на то и был расчёт. Зельевар не любитель людей, которые не способны ставить на место, а вот его "поставить" могли вообще единицы. Две единицы. Та, что с седой бородой и та, что с красными глазами и чешуёй по всей морде. Этот человек не сможет стоять в стороне. Северус не прыгнет в гущу битвы ради абстрактной цели, не станет он этого делать и ради славы героя. Но вот цель вроде "спасение детей" способна просто подменить этого человека. Если суметь ему доказать, что так будет лучше для слизеринцев, Северус Снейп даже Лимонные дольки согласится есть.
   - Ты, похоже, считаешь, что если знал меня в своём... мире, то ты знаком и со мной. Это глупо. Такого не бывает.
   - Северус, да когда ты научишься слышать то, что тебе хотят сказать, а не то, что тебе говорят? Ты не понимаешь, что мне плевать на твои амбиции? Мне не важна и эта ваша война. Я в неё ввязался только оттого, что иначе я теряю смысл жизни. У меня нету целей, кроме умерщвления ящерицы. Но я всё равно не могу жертвовать чужими жизнями ради МОЕЙ цели. Если слизеринцы меня поддержат, я не стану их заставлять делать что-то из под палки. У меня всегда были только добровольцы. Главное, что Лорд лишится тридцати слуг, а я при этом не буду вынужден их убивать.
   - И какого рода помощь ты ожидаешь от меня?
   - Я надеюсь, что ты способен вовремя подтолкнуть своих студентов в мою сторону, а так же выбрать сильнейшего из них и сделать так, чтобы он занял твоё место в Ордене. Принять метку Тёмного Лорда и начать снабжать нас информацией. Но этот человек сам должен будет вызваться, да и он уже почти готов, - поставил точку на этой теме Гарри. - А теперь продолжим.
   Дальше Гарри рассказывал о своих больших планах и тех, что поменьше. Разговор вышел долгий и тяжелый. Но это не помешало Гарри оборвать всё происходящее в тот момент, когда он посчитал необходимым спустится в зал для дальнейших занятий магией. Обещанной экскурсии не получилось, и гостей вежливо выставили из Штаба. А самого Гарри засосало в тяжёлые мысли. Чтобы развеяться, парень после тренировки уже по привычке отправился к школе, а оттуда ноги понесли его к Озеру. Поттер долго лежал на берегу и размышлял о своей жизни. После того, как он рассказал всю свою историю, стало гораздо сложнее с группой. Ему не верят. Вернее боятся верить. Гарри начали боятся! А ведь был повод. Каждый сделал для себя выводы из того разговора, но выводы были разными. Некоторые решили, что этот человек просто слишком силён, а сила пугает. Другие - что вопреки его же словам, Поттер может убить всю группу ради своей цели. А третье поверили каждому слову и теперь панически боялись, что Гарри действительно отдаст свою жизнь за кого-либо и после смерти директора у света не останется и малейшего шанса.
   - Не стоит так подкрадываться к людям, - не открывая глаз, произнёс Гарри своим "фирменным" тоном.
   - А ты параноик похлещи Грюма. Даже тот не накладывает следящие чары, если надумает полежать на бережку озера, - над водной гладью раздался мелодичный голос.
   - Не накладывает, - согласился Гарри, - потому что он не "надумает". Но в противном случае наложит ещё парочку ловушек. Что вас привело суда, профессор Тонкс? - поинтересовался Гарри у девушки, так же, не открывая глаз.
   - Я увидела тебя из окна, захотела поговорить, - робко начала девушка.
   - Если собралась пережёвывать все произошедшее в нашем Доме, то я не в настроении.
   - Ты никогда не в настроении, - ухмыльнулась Тонкс, а Гарри в этот момент снизошел до того, что открыл глаза и направил изумрудный взор на молодого профессора и... снова закрыл глаза, чтобы наваждение пропало. При повторной попытке посмотреть на Тонкс, результат был тем же. Перед ним сидела девушка, которую он видит впервые. Вместо обычной, румяной девушки с прямыми, кислотного цвета (любого) волосами и глазами, переливающимися всеми цветами радуги, перед парнем стоял другой человек. Первое что бросалось в глаза, как не странно, это немного смуглая кожа, вместо обычной белой с румянцем. По краю сознания Поттера мелькнула мысль о том, что девушка хорошо загорела. Не было ярко-красных губ, а так же волосы не меняли свой цвет по три раза на протяжении всей своей длины. "Боже, какая же она маленькая!" - очередная мысль пробежала по измученному сознанию Гарри. Тонкс была ниже, чем обычно и место спортивного телосложения заняла изящность, практически до худобы. Волосы были длиннее, вьющимися и обладали каштановым цветом с рыжим оттенком, а личико чем-то напоминало лисью мордашку, чему, собственно, способствовали и волосы. Но всё это было подмечено уже пост фактум. А вот чего нельзя было не заметить, так это то, что у девушки глаза были янтарного цвета, единственной ассоциацией с которыми мог послужить только огонь. Два огромных огненных глаза, обрамлённых копной столь же огненных волос. Весьма завораживающее зрелище, надо заметить.
   Заметив столь большой интерес к своей персоне, Тонкс тут же смутилась и поспешила принять более привычный для окружающих облик - сейчас это стали фиолетовые волосы, такие же глаза и белая кожа. Рост и телосложения, конечно, тоже были изменены.
   - Да ты действительно параноик! Снятие иллюзий класть вокруг своей лежанки уже просто неприлично! - возмущалась девушка.
   - Ой, да брось ты. Штаб находится с другой стороны от школы, а потому у меня не выходит наблюдать за закатом над озером. Прихожу суда только для того, чтобы полюбоваться зрелищем. Составь компанию, - всё тем же спокойным голосом, но уже без арктического холода в нём произнёс Гарри и взмахом палочки сделал вторую лежанку из травы.
   - У меня одно из окон выходит в эту сторону, так что мне повезло, в него то я тебя и увидела, - сказала девушка. А после минут пяти молчания продолжила, - Что ты будешь делать после войны?
   - Есть предложения? - улыбнулся Гарри. - Для начала дожить бы до этого самого "после". А вот уже тогда я займусь поиском смысла для своего дальнейшего существования.
   - Почему столько пессимизма? - грустным голосом поинтересовалась профессор, цвет волос которой заметно потемнел, но не в чёрный, а в какой-то тёмно-серый. Наверное, у грусти именно такой цвет.
   - Нет, это не пессимизм, а трезвый взгляд на вещи.
   - Это будет ужасно? - поинтересовалась она, а уточнять, что именно девушка имела ввиду стал бы только идиот.
   - Постараюсь сделать так, чтобы война затронула минимум людей. Обещать того, что это у меня получится, не могу, но вот пообещать, что приложу все усилия - легко.
   - Почему в твоём голосе не бывает эмоций? - Тонкс как-то странно прыгала с одной темы на другую. Очевидно, ей хотелось задать целую кучу вопросов, но на допрос не решалась, а потому выдавала только самые для неё важные.
   - Что значит "не бывает"? Это ты их не видишь, - несколько удивился подобному вопросу Гарри.
   - Большой опыт в скрывании своих чувств?
   - Ты даже не представляешь насколько большой.
   - Расскажи о своей жизни?
   - Так ведь я и так уже рассказывал.
   - Ты понял, что я имею в виду! Ты нам рассказал только то, что нужно для того, чтобы мы тебе помогали. Там были лишь сухие факты. Я уверена что человека, которого я вижу, сделало огромное количество трагичных событий.
   Голос Тонкс затих, а ответа не прозвучало. Профессор ЗОТИ поняла, что вопрос был верхом бестактности, но не могла не задать его. После очередной гнетущей паузы раздался голос, от которого, казалось, даже трава стала умирать, такое количество тоски и грусти было в нём.
   - Когда ты впервые убила человека? - задал этот нечеловеческий голос весьма неожиданный вопрос.
   - Ээээ, я... Я не убивала, - как-то странно прокаркала Тонкс.
   - Ты спрашивала, что может сделать из человека то существо, которым я стал. Я всю свою жизнь прожил в обнимку со смертью. Впервые убить человека мне пришлось в одиннадцать лет. А после этого не прошло и года, чтобы на моих глазах не происходило нечто очень и очень неприятное. Каждый год меня травили, тыкали в меня пальцами, пытались убить или же умирали на моих глазах, а иногда и от моих рук. Я очень благодарен существу, которое меня суда отправило за то, что мне не пришлось красить волосы, так как в своё время седина тронула мою шевелюру уже в двадцать лет, а к двадцати двум моя голова была равномерно покрыта прядями снега. Так же я благодарен назвавшемуся ангелом за то, что за эти месяцы я ни разу не проснулся от своих криков, а в своём мире кошмары меня мучили очень часто. А ещё при встрече с ним я скажу спасибо за новую возможность увидеть всех своих знакомых. А также возможность снова быть свидетелем и даже причиной их смерти стоит этого шанса. Я считаю, что заслужил возможность на грусть и голос, не способный выдавать эмоции. А так же померкший взгляд и такое количество тьмы и ненависти в душе, что хватит на трёх Тёмных Лордов.
   - А ты любил? - в очередной раз сменила тему Тонкс после нескольких минут молчания и осмысления сказанного, а выбор вопроса просто выбил Гарри из колеи.
   - Да. Опережая последующие вопросы, скажу, что мне уже под тридцать, а это было юношеское чувство, да и тот факт, что этой девочке сейчас шестнадцать упускать не стоит, - голос Поттера несколько потеплел, что не осталось незамеченным молодой девушкой.
   - Хорошо. Ой, ну то есть, не хорошо, а ясно, - смутилась Тонкс и мгновенно приобрела красный цвет лица, который попыталась спрятать с помощью изменения цвета всего лица на более тёмный.
   - Вон, видишь Гремучую Иву, - показал Гарри в сторону от озера, где находилось агрессивное дерево, а дождавшись кивка продолжил. - Первое воспоминание, которое позволило мне вызвать телесного патронуса связано с этим местом, - Поттер по-доброму улыбнулся и продолжил. - Там я впервые узнал, что у меня может быть иная семья, кроме той, в которой вырос.
   - У тебя была столь плохая семья? - поинтересовалась Тонкс.
   - Можно сказать и так, - улыбнулся опять парень.
   - А какой у тебя патронус? - к этому моменту солнце уже почти полностью спряталось под водой, а потому всё вокруг погрузилось в полутьму.
   - Especto Patronum, - произнёс парень, думая о том, какое счастье его переполняло, когда в первый раз собралась вся группа за ужином и дружно начали дурачится. Из направленной в сторону озера палочки вырвался ослепительно яркий свет, который быстро сформировал серебристого оленя. Заклинание вышло очень сильным, наверное, из-за отсутствия дементоров поблизости и того, что Гарри и без воспоминаний сейчас был почти счастлив. А и правда, что ещё нужно человеку, кроме спокойствия для счастья? Сохатый поскакал по водной глади, поднимая небольшие всплески воды своими копытами и, сделав небольшой круг, растаял в воздухе, дав возможность напрочь уничтоженной зверем тьме вернуть свои позиции вокруг школы.
   - Ничего себе! Не видела никогда столь сильного заступника, - изумилась Тонкс.
   - Да, какой-то яркий олень получился. Я его только однажды таким видел. Так, надо закругляться, солнце уже спряталось, пойдём.
   - Не зайдёшь на чашку чая? - робко спросила Тонкс.
   - С лимонными дольками? - улыбнулся Гарри.
   - Зайдём к директору и попросим этих гадких конфет, - ответная улыбка тронула лицо молодого профессора ЗОТИ. - Всё равно кроме вас двоих эту гадость никто не ест.
   Естественно, уйти просто так от директора они не смогли, а когда таки отделались от старого чародея, время было уже очень позднее. Гарри попрощался с профессорами и отправился спать в родную Выручай-Комнату.
  
   - Ух, какая лапочка! - сказал Гарри, только что вернувшийся в штаб, когда ему на руки буквально свалилась откуда-то сверху большая каштановая выдра. - Мона, принимай поздравления. А в качестве награды за усилия сегодня я тебе окажу великую честь, - улыбнулся парень и опустил зверька на пол, где выдра мигом изменилась и превратилась в запыхавшуюся девушку. Наверное, всю ночь пробегала по окрестностям. - Так вот сегодня я тебе позволю дёрнуть за стоп-кран, чтобы ты как следует, прочувствовала, почему мне это так нравится.
   - С удовольствием, - выдавила сквозь смех Мона и со злорадной физиономией потянула рычаг вниз, а когда раздался противный звук, стала ожидать заспанные лица. Наблюдая за реакцией бывшей старосты гриффиндора, Гарри ужаснулся. Похоже, он только что нажил себе большую проблему. Девушке, очевидно, заспанные лица очень понравились, как бы она теперь забавы ради не стала по ночам включать будильник! До такого даже Гарри ещё не опускался! А хотя, стоило бы разок попробовать. Главное выжить после этого. С такими мыслями прошёл завтрак и стандартная тренировка. Надо заметить, что они принесли свои плоды. Толпа хулиганов, напавшая на любого из членов группы, рисковала быть отправленной в лучшем случае в реанимацию, а то и сразу в морг. Лучшим, конечно, после Гарри, стал Римус, что и логично. Соревноваться с оборотнем могли не многие. Но вот, например, бой с обоими оборотнями стабильно выигрывали братья. Что тоже было логично, попробуй сделать что-либо с дуэтом, у которого взаимопонимание граничит на уровне совместного мышления. А ведь ещё Гарри с упорством подошёл к вопросу общей физической подготовки и это тоже дали свои результаты. Вся группа могла пробежать миль десять в одном темпе, который задавала Мона, как самая слабая. Но даже это "самая слабая" было весьма относительно. За последующий месяц она очень изменилась внешне. Стала плотнее, атлетичнее. Вымахала пару дюймов росту. Видимо, сдалась таки удавшаяся трансфигурация в выдру, люди много брали от своих анимагических форм. До первых снегов было отпраздновано три дня рождения или четыре, смотря как считать. На год состарились близнецы, Джени и Ваки. Пышных торжеств, конечно, устраивать не стали, но выходные, сопряжённые с кучей развлечений (которые, впрочем, могли легко сойти за обычную тренировку с игровым моментом) получили все.
  
   Глава 12
   От автора. Я выяснил, что совершенно не умею выражать чувства людей при повествовании от третьего лица. Ну или мне это просто не нравится. Как результат, пробую написать главу в несколько ином стиле. Лично мне такой тип понравился, писать проще, как читать - не знаю.
  
  
   Только начинался воистину прекрасный день. Уже долгое время Хогсмид и все его окрестности покрывало белое снежное покрывало, которое каждый день пытались убрать хотя бы с улиц, но безуспешно. Но долго этому дню прекрасным быть было не суждено, потому что Гарри разбудил звонок директора.
   - Да, Альбус, слушаю вас, - начал сонным голосом Поттер.
   - Гарри, Том напал, - раздался взволнованный голос из телефона.
   - Где? - мгновенно оживился Главный, и сон просто исчез из молодого организма.
   - Я не понимаю, чего он добивается, но вокруг нескольких магловских военных баз появился странный магический щит. Не знаю, что Том собрался делать, но наверняка это что-то не сулящее нам ничего хорошего.
   - Зато я знаю. Он уничтожает ядерное оружие. Странно, что он так рано начал это делать, видимо, из-за отсутствия "Избранного" он слишком много страха потерял. Директор, то, что делает Том, не могло быть незамеченным, но щит, который он ставит, питает просто немыслимая энергия. Его не удастся пробить, но наверняка туда стянут огромные силы Министерства. Собирайте Орден и ждите, что остальные смертожранцы нападут, пока министерство будет биться лбом об магическую преграду.
   - Но разве не важнее остановить Тома?
   - Нет, не важнее. То, что он делает, не даст ему большого преимущества. Фактически, ему спасибо можно сказать, ибо это обезопасит и нас от магловской глупости. Я поднимаю свою группу. Держите меня в курсе и НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЙТЕ, не посоветовавшись со мной.
   - Хорошо, Гарри, - сказал директор и положил трубку, а парень уже через несколько секунд сорвал второй рубильник, который теперь обозначал тревогу (потому что на будильник уже реагировали слишком вяло, пришлось ставить ещё один). Гарри направил палочку себе на горло и, прошептав "сонорус", закричал магически усиленным голосом, - всем срочно одеваться и в гараж, без шуток, всё слишком серьёзно.
   - Полная боевая готовность! Надевайте свои костюмы и готовьтесь.
   - Гарри, что случилось? - взволнованным голосом произнёс Блэк.
   - Сириус, я ещё сам не знаю, куда нам придется отправиться, но то, что день будет долгим, в этом я уверен. Всё, одевайтесь.
   После этой немногословной речи сборы продолжились, но уже в тишине. Гарри повесил табличку на магазин о том, что они не работают всю следующую неделю, так как не знал, чем закончится этот день. После и сам Главный занялся обмундированием себя, любимого. В-первую очередь, конечно, был одет боевой костюм. На левую кисть была одета модификация палочки, а на запястье закрепил чехол для своей старой любимицы с пером феникса. Место на правом запястье занял НРС-2 (нож разведчика стреляющий, творчество советских конструкторов, которое стреляет даже без внимания дяди Ваки совершенно беззвучно и без вспышки), а на ноги было закреплено два чехла для мп-5к и, собственно, они и заняли это место. На поясе разместились две гранаты, а в сапог был спрятан ещё один нож. Критично осмотрев себя, Гарри остался доволен результатом, а потому надел свою мантию, дизайн которой был в корне пересмотрен. Теперь для защиты она была снабжена кевларом, который был извлечён из контрабандного бронежилета. В сочетание с облегчающими чарами, вышло весьма удобно. К подолу мантии прикрепили кусочек свинца, дабы ткань было проще убрать, когда нужен доступ к оружию под ней. В карманы мантии направилось несколько порций Перуанского порошка мгновенной тьмы, мобильный телефон, а так же на шею одет портал, который всегда прикасался к телу, а значит одного слова было достаточно чтобы покинуть поле боя.
   - ЧЁРТ! - заорал на весь штаб Гарри.
   - Что случилось? - тут же перед ним материализовалась Джени, которая уже была готова растерзать небольшую армию своих бывших коллег.
   - Мне вот любопытно, почему никто кроме меня не задумывается о необходимых для нас вещах?
   - Вообще-то библиотека была моей идеей, - спокойно произнесла графиня, которая тоже уже была в полной боевой готовности. - Так что же ты ещё припомнил?
   - Дядя Ваки, - обратился Поттер к только что вошедшему, следом за которым появились и все остальные, - как только появится свободное время, необходимо сделать лазарет. На три-четыре места с максимальным ассортиментом зелий, за этим Мона обратится к профессору Снейпу. Эта моя глупость сегодня может многого стоить.
   - Ой, да брось, мы не намеренны сегодня умирать, - улыбнулся Римус.
   - Как-будто нас спросят, - угрюмо произнёс Гарри.
   Затем была полностью подготовлена к бою машина, которую заправили и зарядили все руны. Спросите, зачем же вообще понадобилась эта машина? Медленно, неудобно, опасность того, что вся группа будет уничтожена удачным взрывным заклятием. Да, верно, вот только Тёмный Лорд после уничтожения ядерного оружия использовал часть выделившейся энергией для того, чтобы прервать возможность трангрессии на всей территории Англии. Этот щит был столь чудовищной силы, что совместной атаки всех имеющихся на стороне света магов не хватило, чтобы пробить его. Позже, после "Победы Поттера", а именно такое название получила первая битва при Хогвартсе, Лорд снял щиты, потому что стал слишком уязвим из-за него.
   - Пойдёмте завтракать, всё своё оружие держать под рукой, - после получаса ожидания сказал Гарри.
   - Гарри, объясни, что происходит то? Ты и слова лишнего не проронил, а я считаю, что мы имеем право знать, - с опаской заговорил Сириус, боясь получить отказ.
   - Тёмный Лорд напал на маглов. Сейчас все силы министерства будут кинуты на Тёмного Лорда, но это бесполезно. Почему, объясню потом, примите за аксиому. Тем временем его слуги нападут отдельно. Что это будет - я не знаю. Но только дурак будет искать магический объект. Атака на наш мир сразу же будет отбита аврорами, которых снимут с диверсии Тома. Ударят по маглам. Я вам не раз говорил и повторю ещё раз. Берегите себя! Никакого геройства, каждый из вас важнее сотен Псов. Пленных брать не старайтесь, работаем наверняка. Либо Авада в грудь, либо Секо по шее, либо пуля в лоб.
   - А что они могут атаковать, да и почему до сих пор нет информации, если Тёмный Лорд уже какое-то время назад показался, - задал хороший вопрос Фрэд, опередив на секунду Джорджа.
   - Для начала второй вопрос. Тёмный Лорд сейчас уничтожает главное оружие маглов, выводя их из игры ещё до того, как они в неё попадут. Почему мы не там? Он поставил столь мощный щит, что до него просто не добраться. Никогда не считал себя бараном, а потому упираться рогом и ломать щит я не собираюсь, оставим это для министра. Про цели.... Честно, не знаю. Нет ни малейших идей. Для начала, думаю, будут взорваны все мосты, до которых доберутся. Чтобы сделать жизнь маглам менее комфортной. Потом полезно взорвать пару-тройку электростанций, чтобы опять же загнать людей в панику. Затем, я бы вылил пару галлонов какой-либо отборной дряни в очистные сооружения Лондона, чтобы уменьшить популяцию столицы. Заметьте, вода - единственный ресурс, которым и маги и маглы используют из одного источника. Мы с директором уже обсудили эту возможность, а потому там всегда дежурит отряд из Ордена Феникса. Я думаю, что нам сегодня дорога лежит именно туда.
   - Но тогда чего же они ждут? - спросила Мона.
   - А куда им спешить? Сейчас Тёмный Лорд уничтожит несколько зарядов, чем вызовет просто колоссальные выбросы магической энергии, тогда просто всех, кто способен держать палочку, стянут на атаку по Лорду. Он в это время поставит щит и вуаля, только тогда начнут появляться сообщения об атаках повсюду.
   - Но, а как мы доберёмся до места атаки? - продолжила Мона.
   - Мона! Не стыдно тебе такое спрашивать? Дядя Ваки, расскажите своей ученице, - с кислой миной сказал Поттер.
   - Гермиона, золотце, если ты не обратила внимания, то весь автомобиль является огромным порталом, при этом он имеет очень большое количество точек выхода.
   Реакция Гермионы была просто восхитительна. Такой красной девушку ещё ни разу не одна душа не видела. Ещё бы, ведь её упрекнули не в том, что она чего-то не знает, а в том, что она чем-то не поинтересовалась, а это было более чем непривычным.
   - Единственное, чего я боюсь, так это того, что злодеи дотянут до ночи. Весь день сидеть в напряжении не хочется.
   - Нужно придумать...
   - ... чем себя занять...
   - ... чтобы не ждать...
   - ... изнывая от скуки, - продекламировали братья.
   - А я знаю, чем займусь. Я буду продолжать вам мыть косточки, на тему предстоящей операции. Честное слово, будь моя воля, пошёл бы сам. Но рано или поздно вас надо выпускать в настоящий бой, так что тянуть не имеет смысла.
   - Ты о нас как о детях говоришь! - возмутилась Дженифер. За неё Гарри боялся больше всего, слишком эмоциональна.
   - Не забывай о том, что среди нас есть и дети, - огрызнулся Гарри.
   - А я и не против не брать их с собой, - ляпнула Джени, не подумав.
   - Или идём все, или я иду один.
   - Гарри, а действительно, почему ты так беспечно относишься к тому, что среди нас есть дети? - задал очень интересный вопрос Тедди. Странно было услышать именно от самого младшего эти слова, хотя Поттер давно ожидал этой беседы.
   - Тедди, а какая разница между ребёнком и взрослым?
   - Опыт, знания, эмоциональная привязанность к ним у родителей, - не задумываясь и ничуть не смутившись, выдал вампир.
   - Опыт - это как раз та вещь, которую стоит получать сразу, как только появляется возможность. Так что тут ваш возраст только плюс. Знания.... Вы УЖЕ обучены лучше, чем большинство авроров. А вот эмоции в этом случае важны, вот только другие. Привязанности не меняются. На самом деле дети плохие бойцы только потому, что они не умеют бороться со страхами. Это единственный важный ограничивающий фактор. Но страхи не сложно побороть с помощью других, а мы вам в этом поможем.
   - А как рано бороться с такими страхами пришлось тебе?
   - Рано, - отозвался Гарри, и на протяжении многих часов вся группа ушла сначала в рассказ жизни Гарри, а потом её обсуждение.
   - Слушаю? - ответил Гарри на звонок директора. Так как уже была зима, то солнце успело спрятаться. Ужас, группа просидела в боевой готовности весь день!
   - Гарри, атаки по всему Лондону! Тот странный щит, о котором ты упоминал, уже наведён на город! Нет ни малейшего шанса отразить атаки Пожирателей.
   - Где самые мощные атаки?
   - Атаковано магловское правительство! Это главная цель, нельзя позволить им уничтожить основу не магической власти.
   - Этим займусь я, ещё цели? - не теряя хладнокровия, произнёс Поттер.
   - Так же зафиксирована атака на Лондонскую АЭС и пострадало водохранилище. Последним пришло сообщение об атаке на Аэропорт. Везде дежурили отряды Ордена, которые заняли места сразу после появления Тома, но они не могут держать натиск. А теперь ещё и покинуть свои посты, ставшие им ловушками не могут.
   - Каким образом они смогли предупредить об опасности? - поинтересовался Гарри, который знал насколько неприятная вещь этот щит, появившийся над Лондоном.
   - Фоукс курсировал между точками и каждые пять минут приносил сообщения, - скороговоркой выпалил взволнованный директор.
   - Хорошо, Альбус, через пятнадцать минут ты, Северус, Дора и Минерва должны быть в Штабе, - сказал Главный и выключил телефон. Вот оно - первое серьёзное испытание для его новых друзей. - В гараж, через пятнадцать минут выступаем.
   Вновь повисла гнетущая тишина, все только и делали, что молча проверяли своё вооружение. Через пять минут в гараж спустились профессора, проведённые директором через тайный ход, показанный старику заранее.
   - У нас четыре цели и четырнадцать человек. На первую электростанцию отправляется наши проклятые. Римус, Джени и Тед. Римус главный. Очень прошу, следите за мелким, - Гарри открыл дверь машины и люди начали заталкиваться в магически увеличенную технику.
   - Да скорее это он за нами следить должен, в нём хладнокровия не многим меньше, чем у тебя.
   - Тедди, следи за лохматыми. На водохранилище идут Ваки, братья и мисс Тонкс. Главный Ваки, - Поттер пропустил последнего человека на заднее сиденье, а сам занял место водителя.
   - Но у меня есть опыт руководства людьми, - попыталась поспорить Тонкс, которая, как не странно, даже не подумала оспорить право Гарри ей командовать.
   - Тогда ты руководила своими людьми, а вот моих людей я не доверю никому, кроме их самих. В аэропорт отправляются Сириус, Валеса, Мона и профессор МакГонагал. Извините, профессор, но спорить не смейте. Главный Сириус, - мотор машины нежно заурчал, спасибо Ваки, и, повинуясь взмаху палочки, створки ворот открыли миру магов мобильный отряд Гарри Поттера.
   - Гарри, я не пойду без тебя, - робко произнесла Мона.
   - Мона, ты не поняла. Мои приказы не должны обсуждаться.
   - Но, Гарри, я не могу доверить ни свою, ни твою жизнь никому кроме нас. Или я ухожу, или иду с твоим отрядом.
   - Мерлин, откуда в тебе уже успело появиться упрямство? С такими темпами ты скоро начнёшь мне опять марали читать о том, какой я нехороший. Главная цель - здание парламента. Директор, профессор Снейп и Мона отправляются со мной. Главный, как не странно, я. Приходим, убиваем всё, что вызывает хотя бы подозрение и пользуемся порталом, - продолжил Гарри, выдав попутно амулеты профессорам в купе с кусками пергамента, на которых красовался пароль. - Без геройств, видите незнакомый луч, или же слишком хорошо знакомый, от которого не можете увернуться, пароль к порталу и домой.
   По какой-то непонятной причине, которую учённые Главного не смогли выяснить, машину невозможно перенести в пространстве, если не разогнать её до скорости порядка ста миль в час. А потому, покинув гараж, Гарри именно этим и занялся, предварительно включив устройство маскировки.
  
  
   - Тедди, держись чуть позади и страхуй нас, - дал мне указание Римус. Конечно, так я и поступлю. После того, как Гарри оставил нас на этой электростанции, мы незаметно проскользнули внутрь. АЭС по понятным причинам находилась весьма далеко от Лондона и представляла собой величественное зрелище. Огромный комплекс современных зданий, которые обрамляли три гигантских трубы охлаждения реактора. - Гарри сказал, что станцию они взрывать не станут, - продолжил внушение Римус, - так как это чревато исчезновением Лондона с карты мира, а попытаются уничтожить все подстанции и по возможности линии электропередач. Не разделяемся.
   Мы пробежали мимо взорванного пункта охраны, где уже не осталось ничего даже отдалённо напоминающего людей. Взрывное заклинание аккуратным слоем размазало обоих охранников по стенам, но тревога была включена. Значит, действовать будут быстро, и нам нужно последовать их примеру. Мы выбежали в длинный коридор с высоким потолком, с обеих сторон заставленный немыслимым количеством всевозможных приборов, которые объединяло только поразительное сходство с простым шкафом. Не долго думая, я запрыгнул на ближайший "шкаф" по левой стороне, и беззвучно стал передвигаться, прыгая с прибора на прибор. Это было неудобно, но зато безопасно. И оборотни, и я хорошо видим в царящей вокруг темноте, которую нарушало только красное свечение сигнала тревоги, а вот смертожранцы таких бонусов не имеют.
   Как не странно, я не был таким уж необразованным, каким мне положено быть. Несмотря на жизнь на улице, я неплохо знаю физику. Вся эта их затея весьма опасна и может плохо кончиться для всех. Если псы сделают то, что задумали, сработает система защиты, которая поднимет из реактора стержни, вот только всё равно опасный эксперимент. Если система охлаждения не справится, будет большой бада-бум. Отвлёкся.
   - Слышали? - тихо спросил я у Римуса.
   - Да, впереди, слева.
   Удобно, не придётся прыгать как заяц, меняя ряд "шкафов". Как только все трое добрались до поворота, Римус жестами показал, что действуем по счёту и, не медля, так же жестами посчитал до трёх. Я одним большим прыжком добрался до следующего прибора, находящегося уже после поворота, но попал не на него, я перед оным, так и задумывалось.
   - Секо, - тихо скомандовал я и направил палочку на ближайшего ко мне человека. Луч угодил в грудь, но человек рухнул как подкошенный, видимо из-за избытка адреналина, заклятие вышло значительно сильнее, чем обычно. Следом за первым беззвучно упали ещё два, а затем и последний, четвёртый. Оборотни действовали с помощью пистолетов, а я не могу. Стыдно, но слишком слабые руки - отдача просто выводит из себя. Но для меня это уже стало идеей фикс, пока не научусь стрелять как Поттер, не отступлю.
   - Тедди, если не можешь слать "Секо" не открывая рта, то глуши их, - порекомендовала мне Джени. Досадно, но она права. Чёрт, ну почему у крови столь манящий и нежный запах. Думать хладнокровно становится практически невозможно. Подойдя к псам, я их осмотрел. По две пули в грудь получила первая пара, а последний ещё дышал. Очередное тихое "Секо", направленное аккурат на шею оборвало жалкую жизнь, но я тут же пожалел о таком решении. Из перерезанного горла кровь хлынула просто потоком, лишая меня надежды на здравое мышление. Нельзя, нельзя подводить Гарри. Беру себя в руки и следую дальше за Римусом.
   - Чую оборотня, - сказал я, впервые после проникновения уловив чужой запах такой силы, что перебивало даже аромат крови.
   - Да ладно, - саркастично заметила Джени, а я улыбнулся. Наверняка, мои друзья тоже почуяли этот запах, но возможность подкусить ближнего своего нельзя было упускать даже в такой ситуации. В конце очередного тёмного коридора находилась большая дверь, которую и подпирал собой пожиратель, попутно разглядывая свой маникюр. Оболтус, даже не учуял нас. Оборотень стоял на стрёме и ничего не ожидал. Напрасно. Я даже не пытался делать ему что-то опасное, но только вскинул палочку и прошептал "Силенцио". Сразу после попадания моего луча в животное, тело рухнуло на пол как подкошенное и попыталось зарычать во всю глотку, но не судьба. Джени быстро пробежала мимо поверженного оборотня, на ходу пуская тому пулю в лоб. Фу, какой же он отвратительный! И у Джени, и у Римуса очень вкусная, нежная кровь, с чудесным ароматом, которая кажется... алкогольной, что ли. Наверное, проклятие вервольфа давало такой эффект. Но то, что лилось из этого... существа, я даже с голода пить не стал бы. Джени приоткрыла дверь, которую подпирал зверь, и принюхалась.
   - Редукто! - во весь голос кто-то проорал слабое взрывное заклятие, и мы мгновенно оказались снова в коридоре, из которого пришли. Раздался взрыв.
   - Это не в нас, быстро, заходим внутрь и убиваем все, что не мы, - скомандовал Римус. Хорошая команда, надо признать. Мне такие сейчас нравятся. Первым вошёл в дверь Римус, затем Джени, я замыкал процессию. Первый, оказавшись в большом зале, заставленном чем-то, отдалённо напоминающим трансформаторы, сразу отбежал вправо, вторая влево, а я, естественно, сразу посмотрел вверх, и, увидев там металлические трубы на любой вкус и цвет, мигом оказался на них. Только сейчас я позволил себе осмотреться. В комнате было восемь человек в тёмных мантиях. Один находился слишком близко к Римусу, а потому я уже почуял запах крови и принял за аксиому, что врагов только семеро. Пожиратели не сразу поняли, что происходит, так как и первый убитый Римусом, и последовавший за ним человек умер абсолютно бесшумно. Тут Джени издалека сделала выстрел в третьего, но попала в живот, и тот издал крик раненого носорога. "Секо", тут же скомандовал я, направляя палочку на корпус орущего. Естественно, он начал падать из-за выстрела, и заклинание отрезало порядочный кусок головы, обрадовав меня очередной порцией пьянящего аромата. И снова тишина. А дальше началась неразбериха, Джени бросила оружие и достала палочку, которой, всё же, ей было привычнее пользоваться. Римус же не захотел открывать своё местоположение лучами, летящими в разные стороны, а потому тихо побежал вдоль стенки в другой конец зала. Я пробежал по трубам до центра зала, надо заметить, что в высоту наше поле боя было метров шесть, а моё убежище находилось на четырёх. Как результат - идеал для тихого разбрасывания моими любимыми режущими, которые летят быстро и оставляют за собой практически незаметный в темноте чёрный луч. Чем, собственно, я тут же и занялся. Одному я попал сзади в плечё, чем вызвал бурное недовольство и кучу подробностей о моей жизни, а затем и взрывное заклинание, брошенное наугад в мои трубы. Не на того напали, приземлился я за спиной уже раненого пожирателя, упёрся коленкой ему в спину на уровне пояса и со всех вампирьих сил рванул рукой, которой уже успел обнять дядю за шею, на себя. Раздался хруст, а далее не мудрствуя лукаво, я дал волю своим инстинктам и впился клыками в резаную рану на плече. Сделав пару жадных глотков, не для того чтобы напиться, а просто, чтобы мысли перестали вечно возвращаться к крови, я бросил тело, которое уже было полностью покрыто кровью в лужу всё той же субстанции. Сам я тоже, наверное, выглядел никак не четырнадцатилетним мальчиком. Римус в этот момент уже убил двух человек, оказавшись у них за спиной, а Джени в это время убила ещё одного и сейчас завязалась первая за сегодня дуэль. До этого было просто избиение. Но и этой драке не суждено было стать честной, потому что произнесённая Римусом "Авада Кедавра" закончила дуэль в пользу Джени.
   - Всё, уходим. Таких комнат тут должно быть три, но я не думаю, что в каждой нас ждёт такая же встреча. Просто проверим, сколько они уже успели взорвать.
   Больше говорить и не надо было, мы снова тенями, скользящими по коридору, понеслись к такому же залу, находящемуся напротив. Зал был разрушен. Даже потолок кое-где обрушился. Не произнося ни слова, мы отправились к последнему залу. По пути нам встретилось несколько работников, которые, естественно, уже даже гастрономического интереса у меня не вызывали. Вскоре послышались голоса, выкрикивающие знакомые слова и фразы, вроде "Круцио", "Авада Кедавра" и тому подобные. Всё так же молча, мы ускорили темп и на полной скорости заскочили за поворот, где находилось несколько пожирателей, старающихся выкурить из зала каких-то бедолаг. Тут не было дверей, коридор просто выходил в зал, а потому своё чёрное дело злодеи старались сделать стоя прямо на проходе. Это и стало самой короткой дракой, в которой я участвовал за всю жизнь.
   - Реважио! - синхронно выкрикнули оборотни, направляя два луча высших взрывных чар в пожирателей, которые не успели среагировать на новых действующих лиц. Я сразу вспомнил пейзаж, украсивший комнату охраны, потому что всё вокруг мгновенно стало очень сильно напоминать увиденное ранее. Один луч попал непосредственно в человека, не оставив от того ничего, кроме красного тумана, а второй ударил под ноги оставшимся трём, нанеся их равномерно на все плоские поверхности в радиусе метров десяти.
   - Мерлин, вот у вас методы варварские! Нет, чтобы аккуратно "Секо" по шее, - пробурчал я, очень недовольный тем, что приходится идти по еде.
   - Живые есть? Мы из Ордена Феникса, здание зачищено, - громче, чем следовало бы, солгал Римус.
   - Римус? - раздался неуверенный голос в ответ.
   - Воплоти, - отозвался мой друг.
   - И в крови, - опять же пробурчал я
   Из-за импровизированной баррикады из этих "трансформаторов" вышел высокий, чернокожий мужчина, с палочкой на изготовку.
   - Здравствуй, Кингсли. Извини, но нам надо ещё зачистить два здания, вот тебе путёвка до Хогвартса, - сказал Люпин и вручил человеку очередной медальон и пергамент с паролем, который мы взяли как раз для эвакуации возможных выживших. - Сколько Пожирателей ты видел?
   - Восемь. Они нас загнали в этот зал, а потом часть ушла, оставив с нами только пятерых. Одного я оглушил, но когда умер Дигалл, ушёл в глухую оборону, находя время только для молитв.
   - Не зря, раз уж мы пришли, - не по-доброму ляпнул я, за что получил подзатыльник от Джени. - Ну мы идём?
   После того, как чернокожий аврор покинул станцию вместе с телом своего друга, мы отправились дальше искать, кого бы убить. Вот так я себе и представлял всегда идеальный бой. Короткий, красивый, кровавый. Без единого шанса для врага. Одно здание уже было разрушено, а во второе даже не заходили. Никого более мы не увидели, кроме нескольких до смерти напуганных маглов. Тогда решили проверить линии электропередач. Похоже, мы со своей задачей справились. Надо сказать, что было не сложно. Лишь бы остальные справились ещё лучше. Не хочу терять никого из этих людей, особенно Гарри. Словами просто невозможно описать то чувство, которое я к нему испытываю. Но это смесь безумного количества благодарности, огромного уважения и любви как к старшему брату, которого у меня никогда не было. Я до сих пор просыпаясь сразу ищу палочку, но не для того, чтобы защищаться, а чтобы проверить, что всё это не было сном. И, наверное, до конца своих дней, который, надеюсь, наступит не скоро, буду делать так каждое утро. Или вечер, как получится. Как и предполагалось, более ничего сделать пожиратели не успели, а уже появились магловские пожарные, полицейские и ещё куча всевозможных машинок с мигалками и кучей паникующих маглов внутри. Но это уже не наше дело, а потому я произнёс "Милый дом" и оказался на нашей кухне, где уже сидели Ваки, Джордж (Фрэд пахнет иначе) и эта молодая девушка, полное имя которой я не могу запомнить. Надо заметить, что все выглядели сильно помятыми, но дядя Ваки всё равно умудрялся слабо улыбаться. Следом за мной появилась Джени, а через минутку и Римус. После того, как все обменялись кучей вопросов про самочувствие и абстрактных "как дела?", я спросил, почему Римус задержался.
   - Так я знак, который Гарри придумал, вешал, - вот чёрт! Точно, забыл я про него.
   - Где Фрэд? - задал свой следующий вопрос я.
   - В своей комнате, помятый, но живой, - ответил второй близнец. - Расскажите, как прошло?
   Тогда мы в красках описали, всё произошедшее, а после этого, естественно, напали с подобными же требованиями к представителям другой группы.
  
   - Вообще стоит сказать, что я совсем иначе представляла подобную станцию, - начала свой рассказ Тонкс. - Вместо ожидаемых мной отстойных бассейнов с кучей маленьких домиков мы оказались в полноценном таком здании завода, в котором труб больше, чем в Хогвартсе факелов.
   - Я же уже объяснил, что собой представляет это здание! - влез Ваки.
   - Да я поняла. Ну, так вот, ворвались мы на этот завод, начали искать врага. Благо этот самый враг шумел как стадо бегемотов, а потому чтобы их "найти" достаточно было просто замолчать. Там ведь был отряд авроров, вот они и затеяли драку. Шум стоял просто дикий.
   - Мы и побежали на шум, - снова перехватил нить повествования Ваки. - По дороге мальчики умудрились просто немыслимым образом обезвредить двух пожирателей с огромного расстояния!
   - Да ничего такого, просто у Гарри выпросили винтовки, как раз для стрельбы с большого расстояния, - смутившись, сказал Джордж. - Вечно забываю, как они называются.
   - Вы не уходите от темы! - взвыл сгорающий от любопытства и всё ещё не упавшего адреналина Тедди.
   - Так вот, подошли мы к месту сражения, а там четыре аврора держало больше дюжины Псов. Я в шоке была, такого героизма не видела за всю жизнь. Эти парни сделали какую-то баррикаду и только пытались обороняться. В тот момент, как мы подоспели, пожиратели начали колдовать групповое взрывающее "Эксплосио", а тут такие бравые мы. Братишки сразу разбежались по углам, кстати, надо заметить, что всё происходило в небольшом зале в высоченными потолками и всё той же чёртовой прорвой труб, как и у вас. Так вот близнецы из своих углов начали просто шквальный огонь, пожиратели как подкошенные падали. Я скромненько за всю драку только двоих оглушить успела, а вот то, что сделал дядя Ваки, заслуживает отдельного слова.
   - Да ничего особенного, - засмущавшись, ответил Вакогинар, - просто примерно присмотрелся, где находится больше всего пожирателей, и взорвал трубы над ними. Воду сначала превратил в лёд, который оказался большой неожиданностью для людей, не следящих за тем, что творится над головой, а затем ту же воду испарил. В-смысле не испарил с помощью "Эванеско", а именно превратил в пар. После того, как всё помещение превратилось в баню, псы уже не были способны сопротивляться.
   - Но, когда с этими было покончено, командир отряда авроров сказал, что мы уже опоздали, и зелье успело попасть в хранилища. А потому мы, чтобы яд хотя бы остался только на заводе, собственноручно повзрывали все водяные насосы, которые были на станции. Профессор Снейп, думаю, потом очистит всю воду, а пока лучше, чтобы весь город помучился от жажды, но зато не получил горы трупов в качестве украшения. В конце концов, не одна такая станция в Лондоне. Уже когда собирались уходить, наткнулись на нескольких пожирателей. Среагировали мы слишком медленно, в результате - Фрэд получил на орехи, но через пару дней снова будет готов к подвешиванию за ноги в углу. Вот такое вот приключеньеце.
   - Осталось дождаться остальных, - философски заметил Римус, который до этого тихо слушал рассказ.
   - Значит, будем ждать, - поддержала его Джени.
  
   - Что здесь происходит? - спросила Минерва у встретившего их у Аэродрома Алостара Грюма.
   - Да как будто не видно? - вспылил старый аврор. - На самом деле тут сложное дело. Мы наблюдали от диспетчерской вышки, тут сверху на мётлах спустилось десятка три пожирателей. Я тут же дал сигнал тревоги. Пол дюжины отправилось в здание аэропорта, мы туда не рискнули заходить, но, наверняка, там сейчас пересчитывают маглов.
   - Сколько вас? - спрашиваю я у старого аврора, который даже не удивился, увидев меня здесь.
   - Нас четверо. Рад тебя видеть, сынок, - на лице Грюма появилась улыбка, от которой человек непосвящённый остался бы заикой. Ведь не было не одного сантиметра на теле старого аврора, на котором не нашлось хоть бы одного шрама. А от улыбки они растягивались, и зрелище становилось поистине жутким. Но я всё равно рад видеть своего первого начальника.
   - И я рад встречи, мистер Грюм. Мы попробуем что-нибудь сделать с псами на поле. Сможете очистить здание и спасти маглов? - интересно, кто из нас больше удивился тому, что я пытаюсь командовать Аластаром Шизоглазом Грюмом?
   - Сможем.
   Я отдаю Алостару портал с запиской и желаю удачи старому вояке.
   Людей Грюма я замечаю, только когда он даёт им знак показаться, а ведь у меня не малый опыт, да и столько лет Азкабана поспособствовали обострению чувств. Но разве старый параноик станет работать не с асами своего дела? Улыбнувшись своей мысли, я обращаюсь собакой и бегу по направлению к служебной парковке. Я не знаток маглов, но уверен, что оттуда можно будет легко попасть на взлётно-посадочную полосу. Мой бывший декан, конечно, удивилась, но не растерялась и мы в три зверя отправляемся искать приключения себе на ушастые головы. Охранника на парковке не было, что и логично. Наверняка служба безопасности подняла тревогу, за что и поплатились. О том, что произошло именно так, не было и малейших сомнений. Проскальзывая мимо припаркованных машин, я старательно вглядывался в темноту и тихо завидую МакГонагал. Хочу кошачьи глаза. А вот моя Валеса, похоже, чувствует себя вполне комфортно. Вот почему только я тут собака? Хотя, если скажу, что не люблю своего зверя, это будет большая ложь. Выбегаем на посадочное полотно и огибаем огромный ангар. Когда я вижу то, что творилось на взлётном поле, я невольно останавливаюсь и думаю о том, что только монстр может делать такое. Мы опоздали. Пожиратели уже уничтожили все крылатые машины, но со многими попутно было истреблено огромное количество людей. Сейчас мои злейшие враги занимаются тем, что дружно орут одно и тоже слово, тыкая палочками в диспетчерскую вышку. Взрывные заклинания выходят не очень сильными, видимо, пожиратели молодые. Такую вышку я и один заклинаний с десяти снёс бы. Сейчас будет возможность оторваться за долгие годы ада. Я ускоряю темп, заставляя своё собачье тело работать на пределе его возможностей.
   - Сириус Блэк! Это Блэк! УБЕЙТЕ ЕГО! - раздался истошный, до боли знакомый пищащий голос. Конечно же я останавливаюсь, тут Питер! Чёртов предатель, убить десяток пожирателей хорошо, а убить Петтигрю - просто замечательно. Но моим планам мешают несколько взрывных заклинаний, которые сразу же были брошены в бедного дворового пса пожирателями. Уворачиваюсь от одного, подныриваю под второе, и третье взрывается сзади и чуть слева, заставляя меня сделать немыслимый кульбит, в котором мне вежливо помогла взрывная волна. Отлетаю вправо и падаю на бок. Больно падаю, надо заметить. Быстро вскакиваю на все четыре лапы и трачу секунду на то, чтобы осмотреться. Со всех сторон на меня бегут люди в чёрных мантиях, а мои спутницы изо всех сил стараются меня догнать. Наверное, я слишком спешил, когда бежал сюда. Уворачиваюсь от убивающего луча и снова взрывные. Чёрт! Никакие это не новички, те не догадались бы так быстро о том, что именно взрывающие чары наиболее опасны для животных вроде меня. Сломя голову начинаю убегать, исходя громким лаем. По моей задумке женщины поймут, что я, дурак, сам влип и ещё вполне могу выпутаться, но они должны остаться сзади. Боковым зрением замечаю, как кошка вцепилась в песца, не давая, тем самым, второму кинутся ко мне. Спасибо, профессор. Впереди уже догорающий самолёт, который лежит на брюхе, за него я и забегаю. Превращаюсь в себя, любимого, достаю палочку, потоком воды тушу остатки огня и возвращаю оружие в чехол. Захожу в салон через огромную дыру, отмечающую место попадания сильного заклятия, и сразу же меня буквально сносит зловоньем, испускаемым горелой плотью. Давлю свой рвотный порыв и всё же захожу в самолёт. Пробегаю метров пять по уничтоженному салону, прячусь за слабо сохранившимся креслом, сев при этом на колени обгорелому человеку, и молюсь, чтобы никто не решил просто расстрелять самолёт дальше, не пытаясь добраться до живого меня. Когда глаза привыкают к темноте, вид открывается просто ужасающий. Куски плоти, разбросанные по всему салону, литры пригоревшей крови, половина салона выворочена. Мой друг, любезно поделившийся со мной своим местом, был человеком в теле и вокруг него всюду виден расплавившийся жир. Амбре стояло просто жуткое. Кто-то слышит мои мольбы, и я улавливаю топот ног. Решение о том, что я буду делать, мгновенно появляется в моём сознании и за несколько мгновений до того, как пожиратели бы ворвались в моё укрытие я бросаю в сторону дыры от взрыва большую порцию Перуанского порошка мгновенной тьмы. Результат выходит весьма ожидаемый, из пространства вокруг самолёта исчезает даже признаки света, а пожиратели мгновенно предпринимают тщетные попытки зажечь огонь на кончиках своих палочек. Эти идиоты начинают наугад бродить по салону, а я жду, пока они сделают нужный мне вывод, и как только слышу слова заклятия сверх чувствительного зрения, бросаю на голос свето-шумовую гранату и возвращаюсь на колени к моему пригоревшему маглу, закрывая при этом уши и глаза. Конечно же, меня это не сильно спасает, и я чувствую себя так, будто мои собачьи ушки сейчас взорвутся, но через боль я подскакиваю и направляюсь туда, где должна быть толпа недовольных мной людей. Да, люди очень недовольны, такой поток нецензурной брани даже не каждый тролль сможет выдать. Я достаю очки, которые сделал Гарри, чтобы видеть через этот порошок. Видеть, конечно, сильно сказано, но метров с двух можно заметить силуэт человека. Когда я нахожу первого корчащегося на коленях пожирателя, не задумываясь, выхватываю правой рукой нож и вонзаю его снизу в подбородок, иной способ умерщвления стоящего на коленях просто неудобен. Густой поток крови сразу же покрывает мои руки, отчего рукоять ножа становится липкой, а рукава мантии чуть тяжелее, чем хотелось бы. Через пару шагов приходится повторить нехитрую процедуру, а там, где должна быть дыра я нахожу ещё двух, но уже стоящих на ногах людей. Я становлюсь лицом к одному из них, но на шаг в стороне и быстрым движением руки вгоняю лезвие под углом по самую ручку смертожранцу между рёбрами туда, где у человека находится сердце. Не знаю чем заменён данный орган у этих нелюдей, но тот издаёт сдавленный писк и падает. Последний поднимает палочку и наугад бросает "Секо". Везучий, гад, я перехватываю падающее из слабеющей руки оружие левой и вонзаю его "везунчику" между рёбрами под рукой, которой он держал палочку, готовую к атаке. Но эта рана не смертельна, а потому не мешкая достаю своё оружие из горячей плоти и обрываю эту жалкую жизнь точным ударом в шею. Только после падения четвёртого тела, смотрю на рассеченное предплечье и, начинающей дрожать левой рукой, накладываю магическую повязку, которая должна остановить кровь, по идее. Вот только Секо слишком подлая вещь, в этом простом слове заключено помимо режущего заклинания ещё чары, мешающие естественному заживлению и остановке крови. Без посторонней помощи, от Секо легко умереть.
   Всё произошло менее чем за минуту, а потому скоро тут будет ещё большая партия моих друзей. Рука болит просто адски, но я выхожу из корпуса самолёта и пытаюсь использовать ноющие уши по назначению. Ага, бегут за мной так же, как и я двигался сюда. Бросаю в нужную сторону ещё горсть порошка, дожидаюсь, пока основное стадо забегает во тьму, считая, что я буду прятаться именно там, кидаюсь на утёк в противоположную сторону. Четверо оказываются непозволительно сообразительными, и не бегут за остальными, а потому видят моё бегство. Обернуться псом я не могу, потому что бегать на трёх лапах куда менее эффективно, чем на двух. Петляя, как заяц, добегаю до ангара, из-за которого выбежал всего пару минут назад. Там меня уже ждут две женщины, которые, очевидно, и сами готовы меня прикончить.
   - Уходим. Проверим, как дела у Грюма и сматываем удочки, - сказал я, игнорируя злобные взгляды. Побежали мы, конечно, быстро, но животными это выходило значительно лучше. Я подбегаю к огромной двери, которая ведёт в зал контроля над отбывающими людьми, рывков её открываю и... останавливаюсь шокированным взглядом, тупо уставившись в стоящего предо мной Питера.
   - Спасибо тебе, Господи, - говорю я, извлекая из кобуры пистолет, о существовании которого до этого момента почему-то даже не вспомнил. Питер понимает, что его ждёт, издаёт жалобный писк и начинает превращаться в крысу. Ну уж нет, слишком долго я этого ждал. Трансформация в образ твоего зверя занимает не больше пары секунд, но этого времени Петтигрю я не дал. Раздаётся выстрел, прервавший превращение в крысу, а заодно и жизнь этой самой крысы. Из-за того, что эта тварь успела сильно уменьшится в размере, пуля в нём оставила просто огромную дыру, которая после обратного превращения умирающего человека увеличилась с ним за компанию.
   - Почуял опасность и побежал доложить пожирателям, находящимся в здании. Судя, по его испуганному лицу, Аластор уже справился со своей задачей, - договорить мне не дал дикий крик моего декана, а я сразу понял, что мы напрасно остановились в столь хорошо простреливаемом месте. - Домой.
   Я подхватываю Минерву и называю пароль, уносящий меня подальше от проблем.
  
  
   Несмотря на то, что солнце уже село, Вестминстерский дворец никогда не погружался во тьму. И даже тот факт, что половина города уже обесточена, не меняло этого. Через Трафальгарскую площадь к дворцу сейчас шли четыре в высшей степени странных человека. Старый седой маг, проживший уже даже не сотню лет, его, можно сказать, друг и бывшая ученица. Но, несмотря на целый ряд странностей в облике этих троих, начинающихся одеждой и заканчивая повадками, больше всего внимания (читай "всё") притягивал к себе человек, явно возглавляющий эту процессию. Это был молодой парень, лет двадцати от роду, одетый в угольно-чёрную мантию, из-под которой как-то несуразно выглядывали обычные кроссовки. Он шел, гордо подняв голову и не обращая внимания ни на одну душу, которая попадалась ему на пути. Походка, осанка, да что там, даже выражение лица, говорили об уверенности, которая вполне комфортно проживает в душе этого человека в немалом количестве. Ты замыкаешь колонну. Вы оставили машину в паре минутах ходьбы и сейчас направляетесь к атакованному зданию парламента Великобритании. Конечно, "зданием" данное сооружение назвать сложно, но всё же. Вестминстерский дворец, освещённый тысячами прожекторов, готической громадой нависал над Темзой. В ярком свете была видна каждая деталь этого творения. Конечно, не Хогвартс, но поражает даже тебя.
   - Любопытно, а маглы хотя бы завтра заметят, что их главная ценность пропала? - не удержался ты, уловив, что сегодня на этом дворце висели чары, отводящие внимание. Чтобы не заметили того, что у них под носом полноценная война. Ты презрительно фыркаешь и продолжаешь идти.
   - Не у всех даже пыль в подвале, и та пересчитана и заинспектирована, - раздался в ответ на твою шпильку голос Поттера. Гадкая фамилия, верно? Каждый раз, когда ты вспоминаешь про другого "Поттера", тебя разве что на изнанку не выворачивает от отвращения. Хотя, даже ты должен признать, что этот парень заслуживает определённого уважения.
   Когда вы проходите мимо чар иллюзии, замечаешь, что весь дворец уже несёт отпечаток сражения. Каменное тело этого монстра было покрыто множеством следов от самых разнообразных чар, найти не выбитое окно сейчас было бы просто подвигом, некоторые башни здания Парламента были перекошены, а другие и вовсе разрушены. Ты всей душой забавляешься этим зрелищем. Ну ещё бы! Вон по всей площади рассредоточены туристы, а с другой стороны в окнах видны зелёные вспышки, сокращающие популяцию маглов. "Богоугодное дело", подсказывает тебе твоё же подсознание, чему ты незамедлительно ухмыляешься. Кстати, как давно ты заметил, что даже мыслишь с сарказмом и чёрной иронией? Директор замечает твою ухмылку и, конечно же, понимает, что её вызвало. Дедушка укоризненно мотает головой, но чтение морали откладывает на "потом". Ухты, а ты ещё способен удивляться! Как же это старик упустил шанс попричитать?
   - Мона, держись сзади и по возможности так, чтобы я видел хотя бы твою тень.
   - Или труп, - снова не удерживаешься ты, но всё равно повадки Поттера тебя приятно удивили. Из небрежной походки гордого и уверенного в себе человека появилась поступь настоящего, опытного убийцы, каждый шаг которого рационален и отработан просто до зубной боли. Ведь ты ходишь точно так же. Парень пригибается и достаёт свою палочку. "Знакомую, кстати" подсказывает тебе твой внутренний голос. У Тёмного Лорда палочка ничем не отличается от данного экземпляра, думаешь, что надо будет спросить у директора. Конечно, он не ответит, но разве упустишь возможность потягаться со старым интриганом в искусстве вытягивания информации за чашкой чая? Подходите к парадному входу, и Поттер лёгким взмахом ЛЕВОЙ руки открывает её. Если бы не ситуация, то ты открыл бы рот, а так просто вылупился как баран на это действие. Палочка была в правой руке, а то, что это была магия засомневаться мог только идиот, или человек с интуицией как у Сириуса Блэка. Хотя, наверное, зря ты выделил вторую подгруппу из первой. Найдя в себе силы на кислую, как все считают, мину, ты следуешь за Поттером. Директор идёт демонстративно небрежно, спасибо ему за это. Ты сразу понимаешь, что старый маг напряжён до ручки, но не показывает и тени своих эмоций. Это нужно, чтобы ЛЮБОЙ увидевший их квартет тут же бросился именно на директора. Такой своеобразный способ заботится об окружающих людях. Никогда не понимал и не поймёшь такой извращённой формы альтруизма, замешанного на идиотизме.
   - Авада Кедавра, - раздаётся холодный и спокойный голос Гарри Поттера, от которого у тебя, Хогвартского Кошмара, пробегают по спине мурашки от ужаса. КАК можно убить человека, оставшись столь спокойным? Даже у Лорда убийство вызывает эмоции! Не те, которые должно бы, но вызывает.
   Когда вы входите в зал, перед вами открывается вид на две широкие лестницы, которые уходят полукругом в разные стороны, и вот сверху, на одной из них и стоял человек в тёмной мантии, который схлопотал зелёный луч ещё до того, как ты соизволил осмотреться! Так, ты делаешь себе очень и очень нецензурный выговор за расхлябанность, собираешься и следуешь за быстро идущим наверх Поттером. Ты не замечаешь, как ведут себя остальные в вашей группе, слишком много внимания тратишь на то, чтобы не упустить ни одного врага и при этом максимально изучить монстра, командующего парадом. Зачем нужны столь длинные коридоры, да к тому же в таких количествах? Когда-то ты слышал, что в этом дворце около сотни лестниц и двенадцать сотен помещений. Но вас, конечно, интересует зал, где проходят собрания Британского парламента. Почему-то ты уверен в том, что Поттер знает, где оно находится.
   Зайдя за очередной поворот, ты сталкиваешься нос к носу с тремя пожирателями.
   - Сектусемпра, - указываешь ты палочкой цель для своего фирменного заклинания, от которого ещё никто не выживал. Тело парня быстро покрылось огромным количеством магических порезов, и ты остался уверенным, что он умрёт от потери крови минут через пять. Остальные оказались порасторопнее первого злодея, и к этому моменту в Поттера уже летел красный луч оглушающего заклятия. Ты уже мысленно попрощался с неудачливым командиром, но тот даже не шелохнулся от удара достаточно мощного "Ступефая". В ответ он взмахнул обеими руками, из палочки вылетело "Секо" настолько огромной силы, что, угодив пожирателю в грудь, рассекло тело от плеча через всю грудь. Но вот опять тебя удивило то, что он колдует и без палочки! Со второй руки сорвался белый луч парализующего проклятия, а вслед за ним, уже из палочки, отправляется "Авада Кедавра", отправленная предусмотрительно в то место, где к моменту её приближения оказался незадачливый смертожранец. Ты осмотрелся и понял, что старый директор в таком же шоке, как и ты.
   Тут ты буквально затылком улавливаешь какое-то шевеление и, резко развернувшись, замечаешь несущееся к тебе знакомое облако розового тумана.
   - Секо! - успеваешь крикнуть ты, и, прежде чем облако сна успевает окончательно выключить твой разум, видишь через уже смыкающиеся веки очередную ярко-зелённую вспышку. Зная, что уже не успеваешь наколдовать щит от усыпляющих чар, решаешь чуток нашкодничать и слабым голосом повторяешь четыре буквы режущего проклятия. Твой мозг перестаёт работать, и ты падаешь, но край сознания успевает уловить, что твоё последнее проклятие цель свою нашло. Веки тяжелеют, а мысли становятся всё путанее и туманнее. Ты, почему-то улыбаешься. А улыбаешься ты тому, что ты МОЖЕШЬ улыбаться. Все считают, что профессор Северус Снейп или бесчувственная скотина, или просто человек с железным самоконтролем. Но тебе то не знать, что профессор Снейп просто не понимает, как человек в его положении может вести себя иначе. Для тебя такое поведение логично. Сарказм - способ мышления, а не способ высмеять всё и вся. Спокойствие - это именно спокойствие, а не призрение вперемешку с заклинившим самомнением и нереальным самоконтролем. Ненависть и предвзятость к большинству учеников - объективное отношение к стаду баранов и чуток служебных обязанностей, ведь кто-то должен защищать змеиный факультет от остальных? Никакие личные счёты тут не причём. А причина, по которой ты даже не пытаешься бороться с общей неприязнью вовсе не в том, что тебе она нравится, бред! Кому может нравиться, когда его ненавидят? Просто так тебе проще жить, а зачем усложнять, добиваясь любви у людей, которые тебе не важны? Это у Дамблдора синдром мессии, а потому он считает обязательным, чтобы все любили доброго дедушку. Снова улыбаешься своим мыслям и проваливаешь в темноту, которая, вопреки правилам и банальной логике, имеет розовый оттенок, благодаря сонным чарам. Приятное чувство.
  
   - Сева, хватит халяву гонять. Просыпайся, - сказал Гарри и завёл машину.
   - Профессор Снейп, сколько пальцев вы видите? - спрашиваю я, махая рукой перед длинным носом у зельевара.
   - Два. Мисс Грейнджер, все и всегда показывают именно два пальца, потому что иные варианты просто идиотские. А потому и сам способ проверки является таковым, - раздаётся тихий, но всё равно злобный голос Снейпа.
   - Мона, он в порядке, - улыбается мне Гарри. - Наш бедный пикап не выдержит ещё одного перемещения, так что за чертой города мы взлетим, и добираться до штаба придётся относительно обычными методами.
   - Что я пропустил? - поинтересовался уже более крепким, а оттого и ещё более язвительным голосом профессор Снейп.
   - Тебя вырубили почти у самого зала парламента. Там шёл бой. Твоё бренное тело спрятали, а сами пошли воспитывать псов. Ворвались, многих убили, махнули гривами, сделали финт ушами и ушли, захватив с собой пару трофеев, - Гарри говорил быстро и весело, настроение у него явно поднялось после того, как мы оказались в безопасности.
   - Какого рода трофеи? - полюбопытствовал Снейп.
   - Человеческого рода. Хомо-Магикус.
   - Кто бы мне напомнил, не показалось ли, что кто-то давал команду никого не оставлять в живых, - не преминул уколоть Поттера зельевар.
   - Северус, в этом и есть прелесть командования. Я просто физически не могу нарушить приказ, потому что каждым своим действием, противоречащим этому самому приказу, я даю новый, - с очередной улыбкой на израненном лице ответил Гарри. Снейп в ответ только фыркнул.
   - А почему мы не можем перенести машину мгновенно? - интересуюсь я. Ведь действительно, почему? И мы пускаемся в длинный разговор о высоких материях, в который, как не странно, очень быстро вступает и директор, а потом и профессор Снейп. Разговор получается длинный и очень интересный. Гарри впервые на моей памяти рассказывает о своей "первой" жизни без холода и непробиваемой грусти в голосе. Нам рассказывают про то, как ведут бой смешанная группа из магов и обученных маглов. Про то, как маглы приняли магов и про то, какое общество начало строится, вопреки старанием змееголовых гадов. Рассказ был длинный и интересный, а мы с профессорами всё время уточняли и делали свои замечания в крайне редких случаях, когда видели какую-то глупость, нелогичность в системе того, будущего общества. Тем временем наш бедный пикап выехал за черту города и свернул на первую же просёлочную дорогу, где была включена система маскировки, а затем колёса попрощались с дорогой и началась воздушная часть нашего пути. Я с искренней радостью наблюдала за Гарри и, как не странно, Снейпом. Злобный профессор был просто в ауте от всего происходящего. Он не понимал, как это вышло, что он мало того, что сидит в одной машине с тремя гриффиндорцами, так ещё и поддерживает беседу и РАДУЕТСЯ этой самой беседе. Наверное, сейчас мирок сального слизеринца рушится. Кстати, а вот интересно, почему все-таки у Снейпа столь отвратительные волосы и что он со мной сделает, если я его об этом спрошу?
   - Гарри, а спроси Снейпа, почему у него такие сальные волосы, - шепотом на ушко произношу я, а потом резко отстраняюсь от Поттера подальше, потому что его начинает душить приступ хохота.
   - Я похож на идиота, не ценящего своей жизни? Сама спроси, а я за тебя отомщу! - с улыбкой произносит он, когда, наконец, давит в себе смех. А я резко приобретаю красную пигментацию всех открытых частей тела. Закрытых, наверное, тоже. Как же я счастлива что, наконец, могу краснеть не от слёз, а вот от таких глупостей. Могу поговорить с умными людьми не боясь, что от меня начнут отмахиваться как от назойливой мухи. А ещё теперь я могу так же поговорить с этими же умными людьми, но на другие, личные темы. У меня, наконец, есть друзья, и даже пара подруг! Ну и что, что все они старше меня, кроме Теда (но и это спорно, ибо, учитывая его природу, он очень быстро повзрослел). И всё благодаря одному человеку. Я какое-то время обижалась на Гарри, не понимала, зачем он это делает. Считала думала, что это такое извращённое проявление жалости, а её мне не надо. Хорошо, что есть два великовозрастных оболтуса с именами Римус и Сириус, они очень много времени проводили со мной, стараясь донести до моего глупого сознания, что нечего боятся дружбы. Единственное, о чём я жалею, так это о том, что я не смогу стать тем человеком, которого Гарри назвал своей сестрой. Я никогда не покажу этого, но, тем не менее, меня пожирает зависть к этой девушке. Понимаю, что это глупо, но всё же. Зато я уверенна, что на месте этой незнакомки, закрывшей собой Поттера, я уже сейчас поступила бы так же. Гарри сильный человек, который способен сделать самые немыслимые мечты реальными. Он - шанс, данный этому миру. И ни одна другая человеческая жизнь не может стоить жизни этого парня. Он равнодушен и спокоен с врагами, он собран и уверен в себе с подчинёнными и весел и забавен с друзьями. Если этот человек появится в центре ЛЮБОГО сражения и прикажет ЛЮБОЙ из сторон идти за ним в атаку, пойдут все.
   - Но почему ты так плохо относишься к демократии? - спрашиваю я у Гарри, вынырнув из своих размышлений и тут же ввязавшись в интересный разговор. Хотя других я уже давно и не слышала.
   - Мона, абсолютное большинство людей, которые ставят галочки во время выборов, так же далеки от политики, как обычный маг от луны. По какому принципу выбирают себе министров? Кто посимпотичнее, кто говорит складно, кто просто вовремя появился, после оплошности предыдущего такого же симпатяги и высмеет его. Но это несерьёзно. Таким образом, часто получаем идиотов в красивых министерских креслах.
   - А какой строй Вы считаете оптимальным, профессор? - поинтересовался директор.
   И дальше начинается длинный и опять же дико интересный разговор о политических строях, их преимуществах и недостатках.
   - Время операции подошло к концу, все группы уже должны вернуться в Штаб, - обрывает резко демагогию Гарри. Затем он достаёт телефон и звонит Римусу за информацией. Так мы узнаём, что все уже вернулись, пострадала старушка МакГи и Фред. Так же Сириуса наградили шрамом. Я, наконец, смогла по-настоящему расслабиться. Ведь мы только что вернулись со своего первого боевого задания и отделались легкими травмами. Это, бесспорно, победа.
  
   После того, как Гарри провёл разбор полетов, уже находясь в Штабе, лишние профессора были выпровожены, а постоянные жильцы были собраны повторно, для более точного разноса.
   - Для начала хочу вас поздравить. Справились все просто отлично, - начал Гарри.
   - Да брось ты, фактически выполнили только одну из четырёх целей, и то это сделал ты, - выговорил с кислой миной Римус.
   - Лохматый, ты дурак, - влез Сириус, который почуял возможность поцапаться с Римусом. Разве такой шанс можно упустить? - Провал был только у меня, сделать что-либо мы не смогли, но это только потому, что прибыли поздно.
   - И потому что командовал нами чумной пёс, - злобным, но тихим голосом проговорила Валеса, которая весь вечер сидела злая как фурия.
   - Лисичка, давай будем более объективными и фразу "чумной пёс" заменим на "импульсивный, но безумно смелый и самоотверженный... ладно, пусть будет пёс". Это лучше отражает истинное положение вещей.
   - А я в данном вопросе поддержу графиню! - тут же оживился Римус. - Но или, как минимум, "безумно" заменю на "безмозгло".
   - На самом деле Сириус прав. Сейчас, наверное, вы меня станете проклинать, но только здание правительства имело истинную ценность. Но зато мы перебили чёртову кучу Псов, получили двух заложников и, что важнее всего, первый боевой опыт для нашего Отряда.
   - То есть мы ничего не добились? - обиженно протянула Дженифер.
   - Да ну что ты говоришь? Конечно, добились, мы смазали пару планов и заставили Тёмного Лорда лишний раз пытаться разрушить эти объекты, а они теперь будут охраняться куда серьёзнее. Когда я провожал нашего дедушку Дамби, он рассказал о том, что ему доложили о разрушении туннеля через Ла-Манш и уничтожении почти всех аэропортов по всей Англии. Теперь маглы почти полностью отрезаны от внешнего мира. Не скажу, что меня это сильно беспокоит, но это неприятно.
   - А почему ты дал приказ не брать пленных, но сам привёл двоих? - поинтересовался Тедди.
   - Потому, что вы бы забили свои головы тем, что надо бы кого-то оставить в живых и тем, что этого "кого-то" надо ещё забрать и доставить. Это слишком рискованно для вас. Я же уже имею огромное количество опыта в подобных... затеях. К слову, дядя Ваки, думаю, вы уже поняли, что нам необходимо ещё два помещения, - почти со стыдом проговорил Гарри, которому приходилось раз за разом просить Вакогинара делать невозможное, а тот с упорством носорога продолжал это делать.
   - Лазарет и темница для заключённых. Для лазарета я займу свободную комнату на чердаке, а для темницы мы с Моной сделаем ещё один этаж подземелья, - с диким энтузиазмом начал выдвигать свои идеи дядя Ваки.
   - Нет, комнату на чердаке лучше оставить, потому что я планирую небольшое пополнение в наших рядах.
   - Тогда в мастерской братьев добавим ещё одну дверцу, - улыбнулся старичок.
   - Блэк, завтра за порцией Волчьего зелья и полным набором лечебных зелий отправляешься к Снейпу.
   - Это такой способ поиздеваться? - произнёс ошарашенный Сириус.
   - Римус, я же говорил, что у него есть таки логика! - весело выпалил Гарри, отчего Блэк надулся и начал строить из себя обиженного. - Вот, собственно, и всё. Спокойной ночи.
   Гарри вышел из кухни и сразу же отправился спать. Но сон долго не мог забрать его сознание, потому что тяжёлые мысли о предстоящей войне впервые обрели свою форму и начали мучить его. Так он и пролежал битый час пока, наконец, не смог провалиться в сон.
  
   Сегодня у нас был очередной урок профессора Уайта. Весь день после обеда мы проведём в его обществе. И мне стыдно признаться, но я ждала урока с нетерпением. Меня зовут Мишель Ротман, и я слизеринка. Возможно, возникнет вопрос, почему же мне нравятся уроки Уайта? Да что значит "возможно"? Наверняка возникнет! И сразу же напросится весьма логичный ответ - я психопатка с наклонностями к мазохизму. Нет, это не так. На самом деле всё просто - я понимаю этого человека. Мне ясно как день, что он старается нам помочь, только вот способ выбрал своеобразный. Но не могу назвать методы Гарри Уайта недейственными.
   Вот так мы и столпились у кабинета ЗОТС, что само по себе странно. Профессор часто опаздывал, но сейчас он просто не пускал нас в кабинет, никогда ещё не было, чтобы он приходил раньше нас. Значит, он что-то готовит. И вот только в такие моменты я начинаю сливаться со стадом моих однокурсников и дрожать от страха. Уж он всегда умел преподнести нам нечто "интересное" или "любопытное". Даже увалень Хагрид не мог нагнать такой ужас перед темой своего урока. Вот появляется профессор и жестом приглашает нас войти. Сегодня на нём длинные шорты и яркая рубашка с коротким рукавом, которую он не потрудился застегнуть. Я невольно подмечаю в очередной раз, что этот человек очень красив... был бы, если бы не великое множество отметин по всему некогда привлекательному телу. Совсем недавно даже лицо Уайта украсил ужасный шрам, но я только могла порадоваться этому факту. Опять же не потому, что у меня какие-то ненормальные замашки. Если он получает травмы - значит, он воюет. А вот давало мне надежду на то, что не придётся предавать веками хранимую семейную гордость, которую мне привили мои родители, и которую они же так бездарно бросили на пол около ног скота, называющегося Тёмным Лордом.
   Захожу и иду к месту за первым столом, но тут же замираю в ужасе. В нашем кабинете ещё со времён Люпина было несколько клеток, в которых оборотень демонстрировал интересных животных. Эти клетки крепились в углах над доской в воздухе, но большую часть времени были подняты под самый потолок, до которого, кстати, добрых метров шесть. Сейчас же клетки заняли положение "для демонстрации", а внутри каждой находился... человек.
   - Здравствуйте класс, - произнёс своим коронным "арктическим" голосом Уайт, после стандартной процедуры "закрытия класса", и даже я вздрогнула от этого. - Ещё на первом уроке я вам обещал прочитать лекцию по... приёмам дознания. Но по стечению обстоятельств у меня есть возможность не останавливаться на устном уроке, а провести практику. Займёт это у нас три занятия, надеюсь. Но это при условии, что мои экспонаты... согласятся составить нам компанию на столь длительный срок. Боюсь что вот этот, - Гарри указал рукой на человека в левой клетке, - не выдержит и дня, а потому сегодня сделаем акцент именно на нём. Чтобы не мучился, - с дьявольской улыбкой произнёс Уайт последние три слова, и даже Креббу с Гойлом было ясно, что "экспонат" "не мучиться" не сможет.
   Сказать, что я была шокирована, значит, ничего не сказать. Я была в ужасе! В отличие от всех идиотов, с которыми я вынуждена учиться, фразу про эту самую "лекцию" я восприняла всерьёз и с ужасом ожидала. А вот такого поворота событий ждать не могла. Люди были в ошмётках чёрных мантий, а лица закрывали серебряные маски, которые не раз мне приходилось видеть. В клетках были мужчина и женщина. Оба обладали чёрными, длинными волосами. А замучить до смерти Уайт обещал именно мужчину. Я была просто в ужасе от того, что придется наблюдать, а ещё хуже - участвовать. Но следующая моя мысль просто оглушила меня на несколько минут. Ведь возможно, сейчас на глазах у всего слизерина может быть замучен один из родителей любого, находящегося в этом классе. Рядом со мной раздался вздох облегчения, очевидно, Драко размышлял так же как и я, а у обоих его родителей волосы обладали белым цветом, как и его собственные. Уайт взмахнул рукой, и в щелях между прутьями клетки показались руки пленников, повинуясь второму взмаху профессора, на свет показались два ярких, извивающихся знака мрака.
   - Ожила то, метка, - с ехидной улыбочкой, но всё тем же ледяным голосом произнёс Уайт. - Туповатый Лорд завёт своих рабов, не понимая, что такие вот фанатичные шавки, как данные экземпляры, пропустят вызов только по одной причине. Позвольте вам представить мистера Эйвери, - продолжал профессор, а я только и смогла удивиться, что такая юркая и скользкая тварь, как мой любимый дяденька, наконец попался и, дай бог, закончит свою жизнь сегодня. - Вы все его знаете, он один из лучших "дознавателей" Тёмного Лорда, опытнее его только любимая тётя нашего Драко Малфоя, которая тоже сегодня посетила наше скромное мероприятие. - Этот человек монстр! Эйвери и Лэстрейндж! Два представителя внутреннего круга, а он их просто "поймал" и собирается замучить как животных, которыми они и являются. Я повернулась, чтобы посмотреть на реакцию Драко - тот был просто в астрале, о признаках интеллекта в его голове напоминали только попытки закрыть рот и частое моргание. - Беллатрикс Лэстрейндж. Для начала "Imperio", - произнёс Уайт, направив палочку на Эйвери. Далее мой дядя как-то оживился, и ему открыли клетку. Он спрыгнул и подошёл к профессору, затем на запястьях появились кандалы, а на шее ошейник. В таком виде Эйвери прошествовал до классной доски и прицепил себя к только что трансфигурированному из стены крючку.
   - Для начала я хочу заметить, что это будет только практика непосредственно... принуждения к сотрудничеству, всё, что я хотел узнать от этого дуэта, я уже знаю. У меня есть ещё один зверёк, но, согласитесь, неприлично было бы замучить до смерти человека на глазах у его сына, - произнёс Уайт после того, как Эйвери пристегнул себя к стене. От произнесённого по классу прошлась волна ужаса. Каждый сразу задумался, когда в последний раз получал весточки от родителей, даже я считаю, что это было ударом ниже пояса. Нельзя так. - А теперь давайте побеседуем с вами о "Круциатусе". Моими усилиями, Вам всем известно это проклятие, но не каждый знает, что это такое. Для начала, Круциатус не приносит боли, он только изображает её. Заклинание Crucio вызывает иллюзию боли и бьет по всем возможным нервным окончаниям. Раздражает все пять органов чувства. Неприятная вещь. Вот только побороть его может любой маг с уровнем интеллекта выше среднего. Предлагаю тест. Crucio
   Палочка профессора Уайта направилась на прикованного мужчину, и весь класс заполнил дикий крик боли. Эйвери начал биться в конвульсиях на полу и корчиться от боли. Он изгибался до немыслимых поз, казалось, что дядя просто не замечает, как выворачивает себе суставы. А все мы смотрели на это, будучи неспособными оторвать взгляда от ужасного зрелища. Крик смолк так же резко, как и раздался.
   - Ублюдок, - прозвучало слабое оскорбление в адрес Уайта, а следом за ним последовал глухой звук, ознаменовавший встречу коленки профессора с носом моего родственника.
   - Всё, что нужно, чтобы побороть круциатус, это просто ПОНИМАТЬ его. В этом нет ничего сложного, но нужно очень много практики. Не волнуйтесь, вам очень скоро помогут с ней. А вот то, что действительно заслуживает внимание, так это настоящая боль. Зачем зацикливаться на иллюзиях?
   Уайт достал из кармана мантии... набор иголок и нож для бумаги! Вроде такие простые вещи, а мне вдруг стало страшно. Я не хотела видеть, как причиняют физические травмы даже такой твари, как мой любимый дядюшка. А вот профессору было плевать на мои желания и он, не мудрствуя лукаво, вогнал иголку под ноготь большого пальца человеку, которого я уже начала жалеть. Раздалась очередная порция криков, а как только дядя несколько привык к новым "ощущениям", нашла своё место вторая игла, и всё повторилось.
   - Не забывайте накладывать чары, мешающие потере крови. Это чревато тем, что придётся пленника кормить, если потеряет слишком много. Зачем нам лишние хлопоты? - Уайт прервал свои излияния только для того, чтобы вогнать очередную иглу под ноготь орущему человеку. Я только сейчас попыталась отвернуться, но поняла, что не могу. В комнате лежали какие-то чары привлечения внимания, наверное, как раз, чтобы никто не отворачивался от "шоу". Но я не рядовая ученица, а уж психическое заклинание побороть мне не сложно и я бросила взгляд на оставшуюся в клетке Беллу. Наши глаза встретились, она тоже с ужасом осматривала место, куда попала. Беглого взгляда хватило, чтобы понять - на ней лежит заклинание немоты. Логично и предусмотрительно. И ужасно! Уайт был действительно близко знаком с тем, что показывает.
  
   - Если бы меня интересовала информация, то вот сейчас самое время для первого вопроса, - произнёс я, осматривая свою вотчину. Дети были в панике. Ужасе. Истерике. Отлично. Так и надо. - Crucio, - мне уже надоедает этот спектакль, а продолжать надо ещё долго, потому немного топорной обработки старым добрым круциатусом разбавит спектакль. Крики раздражают. Надо бы провести агитацию детишек и продолжить.
   Хогвартс.... Он не доволен. Ему больно. Потоки ненависти, которые мне приходится использовать для продолжения пытки, буквально разрушают древнее строение. Конечно, одного меня недостаточно чтобы замок пал, наверное, и всё магическое сообщество неспособно его убить, но он страдает вместе с Эйвери. А меня накрывает паника, ужас, чувство собственной ничтожности. Ведь на протяжении долгих лет в этом действительно прекрасном месте со столь чистой энергетикой я пытал и убивал пленных Пожирателей.
   - Вы, наверное, не понимаете, что сейчас происходит. Этим двум было дано задание. Весьма важное. Они его провалили и были пойманы, после чего выложили много любопытной информации. А то, что происходит сейчас, их ждёт в любом случае. Я могу их отдать аврорам, там их быстренько помучают и отправят на обнимашки с диментором. Могу вернуть Тёмному Лорду, но там их ждёт участь гораздо хуже. Но я отвлёкся. Не зацикливаемся, молодые люди.
   После этой фразы я со всей доступной мне силой приложил Эйвери ногой по печени, а в моей голове раздался стон, так похожий на тот, что издаёт раненое животное. Ненавижу этого человека. Мастер пыток с холодным оружием. Редкий психопат. А теперь он открыл мне глаза на то, какой я монстр. И за это я готов выпустить на него этого самого "монстра" и разорвать голыми руками. Повинуясь взмаху моей палочки, Эйвери отправляется на пол, лицом вниз.
   - Есть просто огромное количество всевозможных любопытных способов причинить боль. Мой любимый, это удачно загнанный в тело нож в сочетании с отрезвляющими чарами, делающими человека неспособным потерять от боли сознание. - Я накладываю вышеупомянутые чары на бессильно лежащего на полу человека и следом вгоняю нож для бумаги в поясницу, чуть правее позвоночника. Нож находит свою цель, которой является почка, а комнату будоражит очередной дифирамб, посвященный человеческой изобретательности и нечеловеческим целям, на которые она тратится. Гадко и громко. Я осматриваю аудиторию беглым взглядом и улавливаю, что заклинание фокусировки внимания побороли только Малфой и Ротман... как я и рассчитывал. Талантливые ребята, жаль, что приходится знакомить их со всем этим.
   - Зачем вы это всё делаете? - не выдерживает Мишель.
   - Очень интересный вопрос, мисс Ротман. Вам ДЕЙСТВИТЕЛЬНО пригодятся данные навыки. Вот и вся причина, - я достаю нож и начинаю ходить вокруг окровавленного человека. В общем то такой нож неудобен для подобного шинкования, но я и не для этого взял его. Я подхожу к Эйвери и продолжаю игру с его ногтями, а именно отрываю их по одному. Очень, ОЧЕНЬ неприятно, судя по удвоенному крику господина Эйвери, а если судить по стонам замка, то я на верном пути. "Процедура" длится уже час, а надо протянуть ещё минимум полтора, и я делаю это. На протяжении долгих минут я режу, жгу, протыкаю и поливаю проклятиями орущего старину Эйвери. Замок в таком смятении, что начинает уже скулить от безысходности. Я только сейчас понимаю, ЧТО ИМЕННО так действует на мой бедный Хогвартс. В момент, когда я начинаю особо неприятную даже для меня процедуру, раздаётся дикий крик Мишель Ротман.
   - ПРЕКРАТИТЕ!
   - Встать, мисс Ротман. Подойдите, - я жестом подзываю девушку к пытаемому. Её страх можно резать ножом, столь материален он, но, тем не менее, она, вяло перебирая ватными ногами, подходит, - давайте поиграем? Правила игры очень простые. Вы просите меня прекратить пытки вашего дяди, и я тут же прекращаю. Crucio.
  
   Луч, который попадает в моего дядю столь ярок, что от его секундной вспышки начинают слезиться глаза. Заклятия нашего "профессора" всегда яркие, но только сейчас я поняла, что ещё ни разу он не колдовал в полную силу. Крики безумные, уши закладывает от этих звуков. Представить, что чувствует человек, который издаёт подобное просто невозможно. Я знаю, что Уайт не обманет, он действительно прекратит пытку по первому же моему слову. Но вот только я понимаю, КАК именно он её прекратит, и я панически боюсь, что на моих глазах как свинью зарежут человека. Я боюсь попросить убить своего дядю, потому что он может не использовать палочки для этого.
   - Чего ты ждёшь? Прекрати это! - орёт сзади чей-то голос.
   - Идиот ты, если не понимаешь, КАК он это прекратит, - раздаётся другой голос.
   Пытка длится минуту, другую, а крики не становятся тише. Я затылком чувствую, что большая часть людей в классе уже захлёбываются от собственных слёз. Они оплакивают себя, своё детство. Никому из них нет дела до самого пытаемого человека. И я не могу их винить, ведь даже мне нет дела до дяди. Но я НЕ ХОЧУ видеть смерть.
   - Когда Crucio слишком сильный, человек перестаёт чувствовать своё тело, а всё что остаётся - только боль. Сознание начинает уплывать, тонуть в одном лишь чувстве. И в какой-то момент ты ломаешься и начинаешь желать смерти.
   Голос холодный и спокойный. Без тени сомнения и сожаления. Этого человека, наверное, пытали с детства. Невозможно развиться в подобное существо, если не начать с ранних лет. Он делает усилие, и от магии идущей через палочку профессора мои волосы становятся дыбом, а крики усиливаются, несмотря на то, что казалось, будто уже некуда. В этот момент я понимаю, что должна сделать. Дрожащей рукой я вытираю свои слёзы, которые до этого даже не заметила, и достаю палочку. Уайт смотрит на меня ровно без тени эмоций, ему, очевидно, всё это действо до фонаря.
  
   "Умница, девочка", думаю я, когда она достаёт из внутреннего кармана мантии палочку, которую впервые должна применить как оружие. Я понимаю, что она не хочет видеть, как я зарежу Эйвери, но я сделаю именно это. Мне стыдно перед ней, но она должна почувствовать, насколько мерзко быть убийцей. Этому ребёнку не избежать подобной участи, а значит, я могу только упростить задачу. Да, кошмары ей начнут сниться на год раньше отведённого срока, но, возможно, всё ограничится убийством этой твари.
   - Avada Kedavra, - раздаётся неестественно спокойный голос девушки, следом классную комнату освещает вспышка ярко-зелённого света и... тишина. Звенящая, абсолютная. Даже сердца учеников замерли, но длится это долю секунды, а потом... БУМ. Тело Эйвери упало на пол, а следом на колени опустилась и Мишель. Она спрятала лицо руками и тихо пыталась осознать, что именно сейчас произошло.
   "Сильная", пробегает в моей голове короткая мысль. Слёзы высохли, обвинений меня во всех смертных грехах нет, она просто молчит.
   Но важнее то, что происходит с замком. Замок плакал. Беззвучно, без слёз, но это была дань памяти этим детям. Хогвартс оплакивал чужое детство, так безжалостно уничтоженное. Именно это заставляло его содрогаться от каждого моего движения, только это способно ТАК подействовать на древнее строение. Но он меня понял. Понял и не отверг. Странно, но даже я себя не понимаю иногда, а он сумел. Мне стыдно за то, какой отпечаток я оставлю на каменном теле этого гиганта, ведь это далеко не последний случай, когда мне придётся мучить и убивать и при этом самому мучаться и умирать от стонов и криков прекраснейшего из живых существ, которое я оскверняю даже фактом своего существования. Зачем же ты меня выбрал? Разве я достоин?
   - Все свободны, - произношу я, и класс опустел за считанные секунды, тем временем превращаю труп в обычный школьный ранец и бросаю его в угол. Начинаю чистить помещение от крови, а Мишель, очевидно, тратит все свои силы только на то, чтобы заставлять себя дышать. Я знаю, насколько это трудно.
   Вдох - выдох.
   Вдох - выдох.
   Вдох - выдох.
   Комната уже приобретает первозданный вид, а я достаю из стола бутылку воды и бросаю её в клетку Беллы. Та не реагирует, но это и не важно. Она, наверное, тоже в шоке, ибо даже её больной мозг должен был понять, насколько ужасный поступок я только что совершил и как сильно травмировал этих детей. Вернее тех, кто зашли в эту комнату детьми. "Ускоренный курс взросления от Гарри Поттера", ухмыляюсь я своей мысли, и сразу же становлюсь противен сам себе. Поднимаю клетку Беллы под самый потолок туда, где её не видно и накладываю несколько маскирующих чар. Пусть промаринуется. Все происходит беззвучно, тишина угнетает. И только тихое "Вдох-Выдох" мне напоминает о том, что я не один в живой комнате.
   Вдруг раздаётся единичный "хнык", и девушку словно пробивает. Она плачет стоя на коленях, а я продолжаю наводить порядок. Но замок не столь бесчувственен, он мгновенно забывает про свои собственные слёзы, и я чувствую поток силы, которым Хогвартс поддерживает девушку. Страшно заговорить с ней, потому что она сейчас имеет полное право меня ненавидеть. Да и, наверное, вовсю им пользуется, правом то.
   - Это нужно было сделать, - произношу я в тот момент, когда набираю достаточное количество смелости.
   - Я знаю. Понимаю, зачем вы делаете то, что делаете, - голос тих и прерывист, девушка в шоке. Хотя было бы странно, если бы было иначе.
   - Надеюсь на это.
   - Лорд настолько ужасен? - вопрос настолько наивен и по-детски глуп, что я встаю в ступор от неожиданности.
   - Не хуже меня, только он от своих действий получает удовольствие, а я себя за это ненавижу. Другой разницы я найти не могу уже долгие годы, - произношу я, а рассудок любезно добавляет про себя то, что даже на поиск этой разницы ушла гора времени и столько же жизней.
   - А вы сможете остановиться, если он умрёт?
   Я задумываюсь над длинным и витиеватым ответом на этот вопрос. Таким, который достоин дедушки Дамблдора, но слова путаются и ускользают от меня. Смогу ли я остановится?
   - Остановиться - да, жить нормальной жизнью - едва ли.
   - Я не хочу идти в гостиную...
   - А я сейчас отправляюсь к своим людям. Если хочешь, можешь составить нам компанию за ужином.
   - Не то, чтобы "хочу", но "составлю", - она выдавливает жалкую пародию на улыбку, а мне становится ещё хуже. Меня пожирают мысли о том, как сильно мы с Томом калечим человеческие жизни, и если один из нас пропускает любую, то другой исправляет пропуск. Мы с ним отличная команда для уничтожения всего, до чего можно добраться. Я поднимаю Мишель с пола и утираю ей слёзы краем своей мантии, которую только что надел поверх привычных шорт и рубашки. Всё-таки на улице не лето, а Штаб не близко. Забираю то, во что превратился Эйвери и мы вдвоём направляемся к "Ужастикам Умников Уизли", оставив замок успокаиваться и готовится к очередной порции насилия, которую он, я уверен, выдержит гораздо лучше, чем я. Так, втроём с Мишель и гнетущей тишиной мы добираемся до яркой вывески у магазина близнецов.
  
  
   Глава 13
  
   - Что значит, не вернулось три дюжины людей? - истошным голосом заорал человек, сидевший на троне. Огромная зала, где проводились собрания Пожирателей Смерти, была слабо освещена редкими факелами, располагающимися на колонах, имеющихся около всех четырёх стен. Окна были магическим образом задёрнуты, а в результате разглядеть лицо человека стоящего в пяти метрах от тебя уже было невозможно. Всё вокруг было отделано тёмно-зелёнными и серебристыми тонами, что сразу же развеивало сомнения о "светлости" хозяина замка. В центре залы располагался высокий трон из чёрного мрамора. А на троне восседал сам Тёмный Лорд Судеб Волдеморт. И, стоит заметить, что настроение у него было весьма скверное. Это можно узнать, даже не глядя на Лорда - каждый находящийся в комнате дрожал от ужаса. А причиной его недовольств была группа магов, которые вмешались в его планы. Нет, ничего непоправимого и ужасного не произошло, но САМ ФАКТ вмешательства уже выносил наглецам смертный приговор.
   - Я считаю, что Орден был готов к нашему нападению и заранее подготовил порталы до места действия. Именно так эти люди добрались до места, - выразил своё мнение тихий утробный голос, принадлежащий широкоплечему мужчине, одетого, как и все присутствующие в чёрную мантию, украшенную серебристой маской.
   - МакНейр, это глупость. Члены Ордена НИКОГДА не позволяют себе так себя вести. Этим магом был дан чёткий приказ не брать пленных. Старый идиот так себя не ведёт. У нас новое действующее лицо, - выразил своё мнение высокий мужчина с белоснежными волосами, покрывающими изящные плечи.
   - Люциус, ты как всегда прав, - раздалось мерзкое шипение, исходящее от Тёмного Лорда. Сам же Волдеморт задумался на эту тему. Он давно почувствовал, что что-то идёт не так, как задумано. Сначала кто-то вмешался в столь тщательно запланированное крушение Азкабана, потом эта беглая девка-оборотень, которую уже чёртову кучу времени не могут найти, метка Северуса перестала отзываться, хотя он уверен, что старый интриган не отпустит своего любимчика далеко от школы, а потом кто-то уничтожил поместье Ноттов вместе с жильцами. Так не должно быть. Вмешательство в операции, пусть даже второстепенные допустить Тёмный Лорд не мог. - У нас завелась группа линчевателей, которых необходимо поймать и демонстративно казнить, пока про них не пронюхает пресса. Не хватает нам ещё героев-мстителей. Все свободные силы направить на поиски. Узнайте, происходит что-либо странное в Хогвартсе, старый идиот может быть в курсе событий. Так же вы должны узнать судьбу ближайших моих людей, пропавших при дерзкой диверсии наших мстителей. И я очень расстроюсь, если что-либо случится, например, с Беллой.
   Когда Тёмный Лорд просил "проследить" за директором и его вотчиной, он и не представлял, насколько интересный отчёт от Хогвартских детей он получит.
  
   - Уже пол года вашим детям пытаются привить ненависть и призрения к вам самим, а я об этом узнаю только сейчас? Да хоть один из вас умеет делать головой что-то кроме вопля "Avada kedavra"? - после того, как половина слизеринцев получила указание от родителей рассказывать о всём странном, ко мне быстро попала информация о "диком" профессоре. А потом и информация о казни Эйвери на глазах у детей.
   - Этот человек их запугал, мой Лорд, - произнесла дрожащим голосом одна из тёмных фигур.
   - Значит ваши дети слабаки, если это потребовало такого малого усилия и ни один не нашёл "сил" рассказать о происходящем, - я говорил тихо и спокойно. Меня уже не интересовало происходящее в зале, все мои мысли ушли в построение логических цепочек и возможных вариантов развития событий. После того, как раздалась эта фраза, мой взгляд мельком пробежал по неровным рядам слуг и я скривился от отвращения. Трусы. А ещё считают себя "цветом" магического общества. Я никогда не наказывал ни одного из них без причины, а эти животные теперь считают меня монстром. Каждая пытка была ими заслуженна. Ненавижу их. Нет, я их призираю. У меня есть огромное количество верных слуг, неописуемый магический резерв и ещё больший умственный потенциал, но, тем не менее, я не могу бросить к своим ногам одну единственную страну. Это не логично! А теперь какой-то малолетний парень играет на моих же ошибках, переманивая моих будущих последователей. Надо отдать ему должное, своё дело он знает. Умный, наверное, человек. Моя слабость в моих рабах. Этим идиотом не понять моего стремления и моих целей. Необходимо встретиться с этим парнем.
   - Доставьте этого человека ко мне. Живым.
   Наверное, этот человек имеет отношение к пресловутым "мстителям", которые начали портить мою кровушку. А значит, я уже сейчас могу быть уверенным, что он не закрепощён абстрактными и глупыми понятиями "свет" и "тьма" и способен добиваться своей цели любыми методами. Возможно, он может стать хорошим союзником. А уж у Тёмного Лорда Судеб Воландеморта всегда найдётся что-то, привлекательное для любого человека.
   - Мой Лорд, как я понимаю, он должен сам прийти к вам? - спросил холодный, но мелодичный голос, принадлежащий высокому и стройному мужчине с платиново-белыми волосами.
   - Если б хотя бы часть моих преданных помощников, - а мой ум упорно заменяет это слово на "рабов", - были бы так же умны, как ты, Люциус.... Уже половина мира была бы у наших ног. Но я вынужден иметь дело с мерзостью вроде Петтигрю. Люциус, придумай способ вернуть к нам Беллу.
   - Забрать или договориться?
   - Договориться. Не выйдет - забрать. Идите, друзья мои.
   В общем, день прошёл неплохо. Конечно, выяснилось, что моя верная, фанатичная и потому такая забавная Белла попала в небольшую переделку, а Эйвери из той же переделки уже не выберется, но что же в этом плохого? Но если этот таинственный профессор Уайт не разочарует, то это того стоит. Буду надеяться...
  
   - Гарри, что произошло? - с порога задал вопрос Римус, который сразу же учуял запах смерти, идущий от парня.
   - Ничего страшного, Римус, у нас гостья. Не заставляй стоять на пороге, - Гарри прошёл мимо оборотня и вручил ему рюкзак, который через пол часа вновь станет трупом Эйвери. Люпин не был глупцом, потому сразу же пошёл в уже появившиеся подземелья, чтобы избавиться от тела. Труп человека невозможно испарить, слишком сложная структура. А вот если предварительно расчленить... именно этим и занялся оборотень, пока Гарри провёл слизеринку на кухню, где уже начали собираться люди.
   - Здравствуй, Ротман
   - Здравствуй, Грейнджер, - обменялись приветствиями девушки.
   - Гарри, что она здесь делает? - продолжила беседу молодая кудрявая ведьма.
   - Мона, я могу огорчиться, и с завтрашнего дня ты будешь под моим руководством изучать этикет, - пробурчал Поттер, усаживаясь на своё любимое место. Угроза тут же заставила девушку сжаться и покраснеть.
   Никому не понадобилось объяснять, что девушка делает у них дома (а уже все считали Штаб своим домом), так как дураков в группе не было. Народ сначала несколько опасался новенькой, но через какое-то время про неё забыли, и начался обычный процесс приёма пищи, в ходе которого никто не упускал возможности подшутить над ближним своим, уколоть или просто завязать интересный разговор. А Гарри в очередной раз удивлялся, как столь разные люди до сих пор находят темы для разговора и умудряются так по-детски себя вести. Но всё его внимание было приковано к гостье, которая сидела серой мышкой, путешествуя по глубинам своего сознания. Гарри быстро насытился и, сделав Мишель знак, вышел из кухни. Он быстрым шагом спустился в тренировочный "лес" и закрыл за девушкой дверь.
   - У тебя, наверное, есть огромное количество вопросов. Я постараюсь ответить на большую их часть, - сказал Гарри поистине дамблдоровскую фразу с такой же физиономией, из-за которой, учитывая ситуацию, стал ненавидеть себя ещё сильнее.
   - Чего вы добиваетесь? Какие ваши цели в этой войне? - произнесла тихим голосом девушка и, последовав примеру Поттера, уселась около одного из иллюзорных деревьев, провалившись по грудь в туман, который всегда устилал пол тренировочного зала.
   - Мы хотим прекратить бессмысленные убийства сот...
   - Нет, чего хотите ВЫ? Не ваши люди, а именно вы, Гарри, допустим, Уайт, - перебила Поттера девушка и принялась пристально рассматривать парня.
   - А я хочу шанс на нормальную, спокойную жизнь, - тут Поттер думал продолжить разговор о том, что же он хочет получить от жизни, но вовремя понял, что не то время, место, да и собеседник не тот.
   - У вас есть силы, чтобы победить Тёмного Лорда? - тихим, дрожащим голосом поинтересовалась девушка.
   - На самом деле это основная ошибка всех современных волшебников. Основная сила Тёмного Лорда не в его магических способностях, хотя и их у него изобилие. Главная опасность - его ум. Ведь Воландеморт очень талантливый лидер, хороший стратег и ещё лучший агитатор. Такой набор качеств, направленный в правильное русло уже является залогом победы.
   - А какое "русло" вы считаете "правильным"?
   - Для меня правильное это, прежде всего, несущее пользу. Всем, а не только одному человеку, как это происходит в случае с Тёмным Лордом.
   - Вы так и не ответили на вопрос, у вас есть силы чтобы победить Его? - всё тем же, не выражающим эмоций голосом произнесла Мишель.
   - Да.
   - И какую помощь от меня вы ожидаете? - мисс Ротман, произнося столь простую фразу, буквально впилась глазами в своего собеседника, от чего даже этот, казалось бы, непробиваемый человек, заметно стушевался.
   - Ты действительно очень сильная волшебница, - не в тему произнёс Гарри. - Мне нужен хороший тактик. Я знаю, что у тебя есть отличные задатки для этого, но не хватает знаний. Я обучу тебя.
   - Я не буду воевать своими руками? - оживилась девушка.
   - Только если сама захочешь, - безразлично сказал Поттер.
   - Я обдумаю ваше предложение.
   - Да брось ты, ведь мы оба уже знаем, что ты согласишься. Давай опустим эту часть разговора, так как сейчас будет первая тренировка нашей группы, на которой ты попытаешься вписаться в наше стадо.
   Девушка невольно улыбнулась такому отношению и своим эмоциям, вызванным подобным панибратством. Мишель улыбнулась и нерешительно кивнула, а Гарри тут же оживился и с довольной моськой пошёл сгонять людей на тренировку.
  
   Когда профессор Уайт в следующий раз появился в большом зале, ему прямо на стол сел большой угольно-чёрный филин и уставился огромными глазами на опешившего от подобной наглости Гарри.
   - Хотя бы рожу менее дерзкую сделать мог, - пробурчал Уайт, забирая письмо у огромного представителя пернатых, попутно отметив, что все дети за зелено-серебристым столом притихли.
   Может быть, ранее это и не было бы замечено парнем, но точно не сейчас, когда все его чувства были обостренны в разы благодаря древнему замку, признавшему в Уайте своего хозяина. Кто-то разозлился - а стены это знают, кому-то скучно, и статуи около этого человека скучают с ним вместе, а когда кого-то переполняет радость, то и огоньки в бессчетном количестве факелов танцуют этому ребёнку под такт его сердца. Сейчас очень много страха наполнило большой зал, и даже Гарри не мог не напрячься от этого. "И почему, интересно, четверть учащихся школы знает о том, что мне пишут?" мелькнула мысль в голове Уайта, и он открыл письмо. Бояться портала в Хогвартсе ему не стоило, школа просто не позволила бы такому случиться, а проклятие он и сам бы почувствовал. А значит все, кроме него знали текст послания. Он быстро взглядом нашёл Мишель и расслабился. Та явно не волновалась, значит, и ему не стоит. Забавно, как быстро Уайт смог довериться этой девушке. Строчки на искусственно состаренном пергаменте (для солидности, наверное) выводились с какой-то маниакальностью. Наверное, невозможно было найти различий между любой парой одинаковых букв. Почерк ровный и красивый, легко читающийся, но при этом с целым ансамблем красивых завитушек. Именно так выглядит магическое письмо, составленное сильным магом без помощи пера и чернил, а только магией. Казалось бы это делалось для того, чтобы нельзя было узнать написавшего по почерку, но на самом деле всё было с точностью да наоборот. Писавший давал возможность определить себя со стопроцентной уверенностью, такой жест делался, чтобы получить начальный залог доверия. А Гарри на этот магический след в своё время насмотрелся,... его собственная правая рука тогда злоупотребляла подобным, но этот след был искуснее. Люциус Малфой.
  
   Приветствую Вас, профессор Уайт.
  
   Я, как представитель одной весьма могущественной организации и лицо, приближенное к руководству этой организацией, желаю встретиться с Вами, дабы обсудить Ваши взгляды и убеждения. Если Вас интересует перспектива возможного сотрудничества, прошу связаться со мной с помощью птицы, принёсшей вам это письмо. К искреннему моему сожалению, я не могу отдать право выбора места встречи Вам, по понятным причинам, связанным с безопасностью, но вы должны заметить, что у Вас есть повод доверять мне.
   Так же хотелось бы отдельно упомянуть тот факт, что у Вас находится член нашей организации. Смею просить Вас сохранить жизнь этой женщины до того момента, как состоится наша встреча.
  
   С уважением, будущий лучший Друг или злейший Враг.
  
   Дочитав последнюю строчку, Гарри свернул пергамент и положил его во внутренний карман мантии. Его очень заинтересовало послание, но вида он, конечно не подал. Быстро покинув большой зал, благополучно проигнорировав любопытный взгляд директора, скучающий Снейпа и огромное количество злобно-ненавидящих, Гарри за пятнадцать минут добрался до штаба. Птица полетела вслед за парнем, не обращая внимания на то, что ей, наверное, должно быть сложно маневрировать в коридорах Хогвартса.
   Письмо было залогом его безопасности. Это, фактически, в руках сильного мага являлось вещью, способной уничтожить весь род Малфоев. Ведь письмо, написанное магией, содержит не только текст, но и мысли мага, его создавшего. Было бы сложно, трудоёмко, но возможно выудить контекст из письма. А после этого слова "организация" и "её руководство" сменят значение в "Пожиратели Смерти" и "Тёмный Лорд". Значит, Люциус Малфой имел причину довериться Уайту. А это, в свою очередь, означает, что Драко уже сделал какие-то выводы из "уроков" профессора. Вопрос пока только в том, какие это "выводы". Так, будучи погружённым в свои мысли, он поднялся на кухню и указал птице, куда сесть ей. Та заняла указанное место на большом столе, и тут же нашёл себе интересный кусок мясного пирога, оставленным кем-то ещё с завтрака. Гарри взял обычный листок бумаги и такую же обычную шариковую ручку. Улыбнулся своим мыслям и задумался над тем, как бы посильнее ударить по почве, на которой стоит Малфой.
  
   Здравствуйте, мистер Малфой.
  
   Начал Гарри, сразу обозначив тот факт, что он весьма сильный маг, но при этом не боящийся ни Пожирателей вместе, ни Малфоя в частности. Всё же письмо аристократа предполагало хотя бы номинальную анонимность Люциуса.
  
   Я с радостью встречусь с Вами на Ваших же условиях, но у меня лишь одно встречное.
  
   Вывел строку Гарри и надолго задумался. Это послание было действительно важным шагом. Как лучше выразить свои желания?
  
   Обсуждать все вопросы я стану только с Малфоями. А в знак своей благосклонности я Вам отдам Вашу ненаглядную родственницу.
  
   Улыбнулся Поттер, заранее придумав хорошую подлянку, а под конец вывел всё тем же аккуратным почерком:
  
   Со всем возможным уважением к Вам, мистер Малфой.
  
   Гарри Уайт.
  
   Ещё раз пробежался по листку взглядом, Гарри улыбнулся и, оставшись довольным текстом, свернул письмо в трубочку, перевязал ленточкой и этой же лентой привязал письмо к лапе птицы, которая до сих пор сидела на столе. Сова к подобному неуважению, с которым оборвали её поздний завтрак, отнеслась очень негативно и, предварительно клюнув обидчика, покинула помещение.
  
  
  
  
   - Приветствую вас, мистер Уайт, в моём жилище, - произнёс я, обращаясь к прибывшему человеку, пропуская его в дом. - Я очень рад, что Вы отозвались на моё приглашение.
   - Хватит, Люциус, я человек не из того сословия, чтобы со мной так себя вести, - тут же объясняет парень то, как с ним стоит себя вести. Ясно, играем по твоим правилам, но территория всё равно моя.
   - Как тебе удобно, Драко, распорядись о том, чтобы накрыли стол, - я и так знаю, что стол уже давно накрыт, но не зачем показывать, что гостя я ждал, практически считая минуты.
   Я провёл Гарри в обеденный зал, который представлял собой стандартное истинно-слизеринское помещение. Огромная зала, такие же окна, потолок на ещё большем, чем "огромном" расстоянии от голов жильцов, но вот только расцветка не вписывалась. Малфой-Мэнор было светлым строением, никаких тёмно-зелённых тонов, но много серебристого. Огромные, люстры из красного хрусталя украшали сводчатый потолок, а единственным предметом интерьера этого зала являлся такой же огромный, мраморный стол. Единственная тёмная вещь, которую смог уловить Уайт. Стоит заметить, что подобный поворот событий оказался для него неожиданным. Я не стал садиться во главе стола, а занял место своего сына - справа от обычного места главы семьи. Гарри занял место напротив и нарочито расслабленно развалился на своём стуле. Стоит упоминать о размерах стульев?
   - И что же "руководство" вашей "организации" хочет от скромного преподавателя, ни чем не выделяющегося из основной массы магов? - поинтересовался Гарри максимально заинтересованным тоном, на который он был способен. Надо заметить, что в таких ситуациях и так не очень легкомысленный Уайт становился настолько серьёзен, что от его голоса и дементоры могли разбежаться, столько в нём было холода и стали. А сейчас не стоило показывать себя никак иначе, чем самовлюблённый маг с заклинившей в максимальном положении самооценкой.
   - Сразу к делу? Чтож, как пожелаете. Для начала мы хотели бы предупредить, что Вы...
   - Ты... - поправил его Уайт, которого передёргивает от светских "ВЫканий".
   - Ты вмешался в весьма опасную игру и при этом... поспешно выбрал сторону. Ведь наша, как тебе понравилось иронизировать, "организация" весьма могущественна, и ставить палки нам в колёса может быть просто опасно. Не подумай, что я стараюсь тебя запугать, но было бы досадно потерять возможного союзника.
   Я замолчал, чтобы парень мог обдумать услышанное, а сам начал судорожно анализировать и пытаться понять, какого сорта человек передо мной. И результат мне откровенно не нравится! Молодой, значит не опытный. Сильный, значит самоуверенный. С острым языком, а значит дерзок. Гордый, значит, не станет на колени перед Лордом, а значит просто глупый. Неужели Драко настолько слеп, если мог поверить в то, что этот человек может что-то противопоставить Лорду? Но тут поток моих мыслей меняется кардинальным образом, потому что я встречаюсь с этим... человеком глазами! Лигилимент, сильный, слишком! Я обдумываю его, а он при этом сидит и ухмыляется МОИМ мыслям. Такого даже Лорд не может. Как я это понял? Да других вариантов просто не может быть, этот взгляд не может смотреть на человека так, чтобы не достать из него все возможные тайны. Пронзительно-зелённые глаза, в которых видны просто океаны боли... тоски. Но обе эти вещи замыкают людей в себе, как и в этом случае. Холодный, равнодушный взгляд, который невозможно правильно прочитать без моего опыта.
   - Люциус, что вы мне можете предложить? - вся показная живость и самоуверенность пропали бесследно. Гарри облажался - дал увидеть свою силу, а потому можно расслабиться и попытаться получить от этого разговора если и не удовольствие, то максимально возможную выгоду.
   - Тёмный Лорд попросил меня оценить тебя как человека и возможного союзника. К сожалению, сам он слишком занят, но в случае благоприятного завершения нашей встречи, я лично тебя представлю.
   Голос мой спокоен и ровен, но я нервничаю. Очень. Я минуту назад был готов растерзать Драко за такую переоценку своего профессора, а теперь готов сделать с ним нечто гораздо худшее, но за то, что не смог здраво оценить всю опасность этого человека.
   - Три.
   - Извини, что? - делаю вид, что я не понимаю, что именно он считал, а сам в панике ищу слова для следующей фразы.
   - Три раза ты мне соврал. Тёмный Лорд тебе приказал, он ищет сильного раба, а сам не явился, потому что слишком труслив.
   - Ты понимаешь, насколько твоя оценка может быть неверна, и как ты можешь за это поплатиться? - интересуюсь я.
   - Моя оценка более чем верна, но ты, Люциус, уловил только очевидный смысл моих слов. Я ничуть не пытаюсь принизить силу твоего Хозяина, но не собираюсь маскировать его слабости.
   - И в чём же Его сила, по твоему мнению? - с искренним любопытством спрашиваю я, а мой собеседник в ответ ухмыляется, да так, что любой чёрт из преисподней удавился бы от зависти.
   - Его главная сила в дураках, которые думают, что смогут от него получить хоть что-то.
   У меня создалось впечатление, что мурашки даже по желудку пробежались. Если я сумею выдержать эту встречу и повернуть всё в выгодное мне положение, то уйду в запой на несколько дней. Это будет моя маленькая победа на большой войне.
   - Но вы ведь знаете, что ни у Министерства, ни даже у Дамблдора нет шансов на победу над Тёмным Лордом, - ввинчиваю я главный на сегодня вопрос, а сам впервые в жизни начинаю молиться. Неужели я смогу избавится от рабских пут?
   - Это не значит, что Тёмный Лорд получит то, чего хочет, Люциус. Мы ведь оба знаем, что ты имеешь свои собственные планы на эту встречу, так может, просто обсудим то, зачем ты меня позвал?
   В этот момент с моей души упал огромный камень. Парень умён, возможно, даже слишком. С моей помощью он действительно может попробовать повернуть нынешнюю ситуацию в стране на свой лад. Главное, чтобы я собственноручно не помог новому Тёмному Лорду занять место старого. Я посмотрел в глаза Гарри Уайта и попытался расслабить себя мыслью о том, что для занятия данной "вакансии" необходима ненависть, которой я не вижу в этом человеке, но наталкиваюсь на такую стену уже упомянутой боли, что сам пугаюсь.
   - Ты сможешь убить Его? - говорю я, даже не задумавшись о том, что именно. Но когда понимаю, уже поздно. Слова сказаны, что будет дальше? Я в ужасе жду ответа.
   - С твоей помощью, думаю, это займёт не больше года. Без неё, года четыре, - голос ровный и спокойный. Он не строит предположения, а просто озвучивает факты. Кто же этот парень? Ведь он выглядит лет на 20, но на самом деле мальчишке лет семнадцать.
   - Чем я могу помочь? - вношу ясность в свои намерения.
   - Я хочу получить Тёмную Метку.
  
  
   - А ты жесток, - задумчиво произнёс Тёмный Лорд, глядя на человека, гордо стоящего перед ним во всё том же просторном зале. - Не то, чтобы меня радовал такой поворот событий, Белла всегда была верной слугой своему Лорду.
   Гарри с помощью и рекомендацией Малфоя оказался перед Воландемортом в тот же день. Тёмному Лорду он представился как брат уже известного ему Уайта, терроризирующего слизеринцев. У Пожирателей была строгая организация с целым рядом плюсов. В частности Лорд сам защищал своих же людей от предательства тем, что ВСЕ и ВСЕГДА были в масках. Только во время обращения человек не скрывал своё лицо под серебристой завесой, но даже тогда видеть его мог ТОЛЬКО Тёмный Лорд, так как новый слуга стоит спиной к остальным, а голову покрывает чёрный капюшон. Никто и никогда не обращался в этом замке по фамилии, это очень и очень сильно наказывалось. Конечно, сложно было бы найти двух, например, Люциусов, с двумя метрами роста и платиновыми волосами, но тем не менее при допросе с сывороткой правды любой пожиратель не сказал бы "Да" на вопрос "видели ли вы Люциуса Малфоя", а выдали бы однозначное "Нет". А узнавали друг друга по голосу и...маске. Каждая уникальна и различия были достаточными, чтобы легко отличать стоящих перед тобой людей. Это было умно и правильно, Воландеморт давал всем шанс пережить любое предательство, а уж если его псы пытались завязывать дружеские отношения и подставляться под удар друг друга, чтож, дураки никому не нужны.
   Назвался парень Себастианном Уайтом, а своего мнимого "братца" описал настолько реалистично, что сам был готов поверить в его существование и немедля побежать налаживать братские отношения. Два молодых мага из древней семьи, которым от предков досталось лишь Имя, да старый замок (пустых старых замков Гарри знал столько, что каждому в армии Тёмного Лорда по одному хватит), а Себастианну ещё и осознание своего превосходства над "недостойными" по праву чистой крови. Опять же с его слов, брат был столь же сильным магом и прекрасным лидером, но с "неверными" идеалами, которые сможет исправить только могила.
   В качестве дара парень взял с собой то, что оставил от Беллатрикс, а оставил, надо заметить, он немногое. На психопатку было наложено пыточное проклятие в сочетании с заклятием немоты, и так она пролежала на протяжении целой лекции. Классу он не стал этого показывать, ибо понимал, что это перебор, но конечный результат стоило продемонстрировать, что Гарри и сделал. Беллатрикс Лестрендж превратилась в овощ. Никаких реакций на окружающий мир, ни тени узнавания в глазах, не малейшего признака рассудка, оставшегося в и без того больной голове. Профессор не знал, правильно ли поступил, но уже поздно было сомневаться. По его словам, это именно он пытал Беллу по просьбе брата, но с иными целями, нежели он. Себастианну было необходимо связаться с кем-либо из высокопоставленных Пожирателей, коим оказался Малфой. Затем, когда Белла потеряла... ценность, брат отдал её игрушкой для Себастианна.
   - Она встала на моём пути, и долгое время испытывала моё терпение своим длинным языком, - холодно сказал Гарри.
   - Ты закрываешь свой разум от меня, - констатировал Тёмный Лорд, - не могу сказать, что это неразумно, но, тем не менее, раздражает. Я не могу тебе доверять, а это ставит перед нами некоторые проблемы.
   Лорд замолчал и внимательно осмотрел собеседника. Высок, хорошо сложён, угольно-чёрные волосы собраны в плотный хвост, взгляд холоден и спокоен. Истинный аристократ. Очевидно, умён. Жесток, при этом неизвестно насколько. Великолепная выдержка, вот так дерзко стоять перед Лордом Судеб могут единицы, и не один не входит в ряды слуг Волдеморта. Если этот человек будет достаточно верен, он станет идеальным лидером для Пожирателей Смерти.
   - Значит у вас осталось ко мне два вопроса, а именно стану ли я перед вами на колени и как докажу свою преданность вашим идеям? - заговорил так понравившимся Волдеморту голосом Гарри.
   - Ты очень проницателен и умён, но так же дерзок. Все эти качества мне нравятся. Ты меня не боишься, это тоже хорошо, но ты обязан меня уважать и беспрекословно исполнять приказы. Это мои условия, а теперь ответь на заданные тобой вопросы.
   - На колени я встану только перед Господом Богом, а ты до него как не крути, не дотягиваешь, а свою верность я могу доказать убив для тебя Дамблдора.
   Тишина повисла в зале гробовая. Все пытались понять, серьёзно ли это сказано или глупая... ОЧЕНЬ глупая шутка. Тёмный Лорд обладает очень плохим чувством юмора, а потому все тихо молились, чтобы верным был первый вариант.
   Леденящий душу смех оборвал звенящую тишину, в которой можно было услышать даже мысли людей в тёмных мантиях. "Глупый, глупый мальчишка. Ты приведёшь меня к победе, но сам до неё не доживёшь, но я уже уверен, что буду скучать по тебе", пробежали мысли в чешуйчатой голове с красными глазами.
   - Сделай это, и я позволю вступить в ряды моих последователей, не становясь на колени, - мгновенно стал серьёзным Тёмный Лорд. Гарри расстегнул манжет своей мантии и протянул руку для того, чтобы получить знак слуги. - Я не могу не уважать столь сильную гордость, ни один из моих слуг не показал ничего подобного.
  
   Сказать, что Малфой был в шоке, значит, ничего не сказать. Он такого не ожидал увидеть никогда в жизни. Гарри был великолепен! Казалось, он сделан или из железа, или, что вероятнее, изо льда. Твёрдый, холодный и завораживающий. Тёмный Лорд тоже был доволен, и его мысли можно было буквально прочесть по алым глазам с вертикальным зрачком. Волдеморт хотел использовать Уайта. Приручить, потом сломить, затем выжать всё возможное и тогда уничтожить. Но только сейчас Люциус ПОВЕРИЛ в то, что его надежда не такая уж и призрачная.
   Лорд сделал пару шагов к Гарри Уайту и приложил свою палочку к предплечью парню, а затем поднял взгляд и попытался победить его в своеобразные "гляделки". Секунд двадцать не происходило ровным счётом ничего, а затем по залу буквально начали разливаться потоки магии. Тёмной, как сама смерть, чистой, как та же самая старуха с косой. Лорд собирался с силами, чтобы поставить клеймо, способное хотя бы следить за этим профессором Уайтом и, судя по тому, что начали лопаться стёкла, такого не ожидал и сам Воландеморт. А Гарри только усмехнулся, чем вызвал новую волну восторга, замешанную на страхе у старшего Малфоя.
   Тьма стала сгущаться вокруг конца палочки Тёмного Лорда, а затем обволакивать руку, подставленную под клеймо. Всё предплечье и кисть почернели, а затем тьма начала впитываться кожей, но при этом появились очертания будущей метки. Процедура вышла необычайно долгой, большинству хватало только прикосновения палочкой и заклятия. Гарри был силён, и его природной данная магия отторгала клеймо, не могла принять его. У всех своих слуг Тёмный Лорд ставил печать смерти - череп, для которой было необходима кровь на руках слуги, а потом добавлял свой любимый символ, то есть змею. На предплечье же Уайта череп просто не лёг, а сразу появилась змея, которая тут же обернулась кольцом вокруг всей руки парня. Это было странно, ибо все понимали, что крови на этих изуродованных шрамами руках не так уж и мало, чтобы не набралось на простую татуировку. Малфой же в свою очередь понял, что этот человек слишком силён, чтобы подчинится полностью силе Лорда, даже принимая осознанное решение сделать это. Но был и грустный нюанс. Лорд не дурак, а значит, понял, что, возможно, недооценил нового раба. Это могло смешать все карты, но, почему-то, в аристократичном мозгу всплыло осознание того, что сам Уайт заранее знал, что именно тут произойдёт и это тоже пугало. Чертовски умный парень.
   - Поздравляю тебя, мой друг, - попытался сделать свой голос слащавым Том Реддл, попутно пытаясь скрыть своё собственное удивление от давшего первый сбой заклятия "Тёмной Метки".
   - Поздравляю тебя, мой друг, - с ехидной улыбкой произнёс Гарри именно таким голосом, который пытался изобразить Тёмный Лорд. Как же это опасно, так вести себя с Лордом.... А вынашивать такие планы, которые мельтешат в голове Гарри ещё опаснее.
  
   - Я принял метку! - истошным голосом заорал Гарри, как только очутился в Штабе. На данный ор из разных помещений начали выбираться его люди, которым Поттер жестом показывал, что направляется на кухню, где желательно быть и всем остальным.
   - И как прошло? - первым вырвался мучавший вопрос у только что зашедшего в комнату, где по странной прихоти всегда проходили подобные разговоры... и приёмы пищи, Сириуса.
   - Подожди, пока все соберутся, - тут же поставил на место крёстного Гарри, а сам удобно расположился на своём любимом стуле, единственном, с которого можно было видеть Хогвартс. Люди собирались быстро, и уже через пару минут на Поттера уставилась целая куча любопытных глаз.
   - Тёмный Лорд увидел во мне лидера для своих Пожирателей. Он то сам хоть и сильный маг, но весьма труслив и не ходит со своими слугами на действительно опасные... мероприятия. А во мне хочет воплотить некоего боевого генерала. Такое знамя, пример для подражаний. Но, по его планам я, наверняка, до конца войны не доживу, - Гарри сделал паузу и позвал домовика, которому тут же дал указания принести алкоголя. - Спрашивал про людей, с которыми я устроил тот дебош, привлёкший всё лишнее внимание, а так же о моих целях посещения Азкабана. Про Азкабан он получил однозначный ответ, что это не его дело, на что очень... обиделся, но добиться большего не смог, а вот с нашим спектаклем вышло сложнее.
   - Нам не придётся идти к нему на поклон? - снова влез нетерпеливый Сириус, а Гарри тем временем налил себе из принесённой домовиком бутылки в принесённую всё тем же домовиком рюмку янтарного напитка.
   Осмотрев собравшихся людей, Гарри в душе улыбнулся этим людям. Сильные, гордые, преданные друг другу маги с глазами, наполненными гриффиндорской решимостью и храбростью. У Гарри вдруг возник вопрос: "а скольких из них не сможет принять метка так же, как меня?". Задумался он недолго, решив, что даже бывшая пожирательница Дженифер повторно знак мрака теперь отторгнет.
   - Нет. Для начала я смог доказать, что вас только четверо, а именно вся группа Римуса и Мона. Ибо остальные две группы списали на Орден Певчей Птички, хотя я сам не понимаю, как так вышло. Ведь, со слов Сириуса, его самого видели в аэропорту, но даже если Лорд и сделал вид что поверил, а это вероятно, более это не важно.
   - А почему именно нашу группу приписали к твоим друзьям? - подал спокойный и размеренный голос Тедди. Вампир очень быстро научился в совершенстве контролировать свои эмоции, которые могли увидеть окружающие.
   - Наверное, потому что там, на утро оказалась самая кровавая картина! - с нескрываемым ехидством отрапортовал Гарри, а Тед тут же забыл про все свои навыки и банально залился краской, что в сочетании с вампирской бледностью выглядело даже забавно. - С моих слов вы просто люди, имеющие личные счёты с Пожирателями, как и я. Но мои ограничивались несколькими личностями, которых Лорд прямо там мне позволил "наказать". О, это было забавно. Наглеть я не решился, а потому нагло убил только обоих Кэрроу на глазах у всего их сборища! Теперь я, официально, претензий к змее не имею, - лицо Гарри расплылось в такой хищной ухмылке, что стало невольно жалко даже Волдеморта, ведь было ясно, кому это зрелище придётся видеть в последний миг жизни.
   - И что делать дальше? - сдавленно пискнула Мона, которая изначально оценила всю затею как "извращённая форма суицида" и с поистине бараньим упорством отговаривала Гарри от этой идеи или упрашивала других помочь со всё теми же уговорами.
   - А дальше всё будет так, как и планировалось....
   Остаток вечера провели в тишине, потому что каждый думал о своём и, Поттер был в этом уверен, каждый находящийся в комнате как минимум, раз задумался над тем, как поступит, если он, Гарри, умрёт от своей сумасбродной идеи. Идеи на этот счёт были у всех разные, но все они имели общий "пункт" в виде публичной и особо жестокой казни Тёмного Лорда Воландеморта. И плевать, что до него ещё надо добраться, это уже были бы мелочи.
  
   Сразу после разговора со своими людьми уже профессор Уайт, а не Гарри Поттер отправился на аудиенцию к старому директору, который был полностью посвящён в предстоящую афёру. Когда выяснилось, что Уайт опять не узнал пароль, то уже по привычки прогнал свою горгулью, закрывающую свой проход в своём же замке к опять таки своему же кабинету. Ну и что, что будущему?
   - Здравствуй, Гарри, - поприветствовал гостя директор Дамблдор.
   - Здравствуйте, Альбус. Я хотел бы с вами ещё раз обсудить ваши слова, - своим коронным "ледяным" голосом начал беседу Гарри, занимая указанное директором кресло.
   - Мальчик мой, мы ведь оба знаем, как труслив и осторожен Тёмный Лорд, - начав разговор по делу, директор глубоко вздохнул и полез в ящик стола. Достал он оттуда, конечно же, вазу со своими любимыми мармеладками в форме лимонных долек, - не желаешь?
   Гарри всегда нравилась эта манера директора вставлять в самые серьёзные разговоры подобные мелочи. Но слишком тяжёлый груз хотел положить директор на плечи этого парня. Или мужчины?
   - Альбус, ты ведь понимаешь, что просишь, фактически, казнить тебя? - усталым, таким не привычным для окружающих голосом буквально выдохнул фразу новоявленный Пожиратель Смерти.
   - Нет, Гарри, я прошу помочь мне умереть с мыслью о том, что моя жизнь и, что гораздо важнее, смерть имели какой-то смысл, что они изменили мир к лучшему.
   Уайт вздохнул, а в голове возникла мысль из разряда "Ну как можно спорить с фанатиком?". А вслух он продолжил:
   - И вы считаете, что смерть величайшего из ныне живущих магов подходящей ценой за шанс... за ПОПЫТКУ... всего лишь за возможность попробовать убить Тёмного Лорда? - Гарри не злился, не пытался донести до директора абсурдность его идеи, ибо знал, что на месте старика поступил бы так же. И это было правильным выбором, если о током вообще можно было заикаться в подобной ситуации.
   - Да, - односложно ответил Дамблдор и заправил своё старое тело очередной лимонной долькой, а потом подарил Гарри ещё одну свою по-отечески добрую улыбку. - Да и я уже пол года как потерял лавры величайшего из ныне живущих, - лукаво улыбнулся директор.
   - Хорошо. Но у меня целый ряд условий. Вы понимаете, что, возможно, мне и не придётся брать на себя командование вашим Орденом, а змею получится тихо убить в её же логове, но шансы на это весьма призрачны. Я хочу, чтобы после вашей смерти у меня был примерно месяц на розыгрыш своей партии с Тёмным Лордом, а по истечению этого времени никто не стал задавать вопросы о правомерности моего командования. Далее - я должен остаться чист в лице непосвящённых, никаких публичных, показательных казней с моим присутствием.
   - Но ведь это просто глупо, - недоумённо сказал директор.
   - Вот значит вы глупый человек, ибо однажды попросили Северуса убить себя публично, дабы приблизить его к Тому. Я не собираюсь пол жизни доказывать всем, что я не жираф, так как это нелегко, потому умирать будете тихо и незаметно. Если вы вообще так умеете, - в голосе Гарри начала прорезаться злоба и горечь от ещё только грядущей утраты. Опять ему придётся хоронить старого интригана.
   - Гарри, я понимаю твои чувства, - начал было директор, но тут же осёкся, поймав яростный взгляд парня.
   - Да неужели! Уж поверьте, я бы с огромной радостью поменялся с вами местами, потому что вы нашли отличный способ увильнуть от этой войны, - ляпнул не подумав Уайт, а когда осознал, кому именно это сказал, было уже поздно. Директор по-настоящему разозлился, а от этого даже феникс поспешил ретироваться из кабинета.
   - Да вот просто оттого, что мне надоело это всё, я решил торжественно уйти из жизни! Я, по крайней мере, считаю, что сделал хоть что-то для победы в этой войне, и если я могу сделать больше, а я МОГУ, то непременно это сделаю! Если я могу дать тебе шанс уничтожить Тома, то так тому и быть. И, поверь мне, я не горю желанием уходить из этой жизни, потому что в отличие от тебя, я ей наслаждаюсь, несмотря на преклонный возраст.
   Слова, высказанные директором, были жестоки, но справедливы, и Гарри это понимал. А вот он вёл себя по-свински, что тоже понимал.
   - Извините, Альбус. Последнее моё условие - до конца года должность директора будет занимать один из ваших профессоров. Кто это будет, мне не важно. А ещё не условие, а скорее просьба: расскажите обо всём заранее своим людям, но без упоминания моего имени. Да, они не смогут вас понять, а другие наоборот быстро поймут, для кого вы это сделаете, но, тем не менее, они будут готовы. А понявшие достаточно умны, чтобы принять и ваши и мои мотивы.
   Гарри встал и быстрым шагом покинул помещение, обдумывая жестокие слова, в которых директор фактически назвал его уже мёртвым. Он не наслаждался своей жизнью, а значит и не жил. Но как можно даже пытаться "жить" в таких условиях? Ведь у него есть цели поважнее своего удовольствия и радости. Но он выгнал из своей головы лишние мысли и всё тем же быстрым шагом отправился назад в Штаб, попутно размышляя над своими дальнейшими действиями.
  
   Теперь и без того двуличная жизнь Гарри приобрела и третью сторону, в которой все его знали под простой кличкой "Тень". Он не мог служить Тёмному Лорду на половину, а убить его быстро возможности не было и подавно. Гарри дал себе время до того дня, когда появится возможность вернуть змееподобному смертность, но до этого момента в Тень должны верить все, в том числе и Лорд. А значит, директор не переживёт Рождество.
  
   Тёмный Лорд умён, силён, но слишком... назовём трусость осторожностью. Это существо не доверяет большинству своих рабов, а мне надо попасть в круг доверенных. Тех, кто хотя бы изредка остаются с Тёмным Лордом наедине. Попрошу отряд опытных магов под своё начало. Сам отберу наименее фанатичных и обучу всему, чему успею за полтора месяца, оставшиеся до уничтожения последствий гектограммы Сидлфенга, а потом попытаюсь убить змею. Выйдет - отпраздную, если сам переживу, нет - опять же, если переживу, преподнесу Римусу, как самому опытному из моих людей свой собственный отряд из обученных мной Пожирателей. В том, что пойдёт за мной минимум половина выбранных людей, сомневаться не приходится.
   Своих нынешних птенцов отпущу в свободный полёт, со временем каждый получит себе группу бойцов... тактиков... заклинателей, как получится.
   Интересно, я изначально предполагаю, что война затянется. Заранее уверен, что эта идея с тихим убийством Лорда не выгорит. Да и не удивительно это, ведь Воландеморт умён и хитёр как так любимые им змеи.
   А вот тогда я смогу сделать всё по старой, уже проверенной мной схеме. Тёмный Лорд прошёл по моим граблям, и не вижу причины, чтобы теперь он их обошёл.
  
   С того дня Гарри Уайт начал работать уже на три фронта. Помимо лиц Гарри Поттера и Уайта теперь добавились обязанности и Себастианна Уайта. Очень скоро была сформирована первая ударная группа Пожирателей Смерти, которая подчинялась ТОЛЬКО Уайту. Дети.... Единственное слово, которым охарактеризовал этот отряд сам Гарри. Неопытные, глупые, с замашками на мировое господство в глазах, но всё равно дети. Старший из группы был шотландец, двадцати четырёх лет отроду. Но, раз уж назвался груздем.... Тренировки были значительно интенсивнее, чем те, которым "подверглись" его друзья, а самим же друзьям была оставлена на самоподготовку физическая часть тренировок, лишь бы выкроить несколько лишних часов. Невозможно служить Лорду наполовину, это всегда ведёт к печальным последствиям, это Гарри уяснил ещё в прошлой жизни из разговоров со Снейпом, а потому первая невинная кровь его отрядом была пролита уже через неделю.
  
   *
   Фок-мачта -- передняя мачта на двух и более мачтовом корабле, то есть первая, считая от носа к корме.
   Биза?нь-ма?чта -- третья мачта, считая с носа. На четырёх и более мачтовых судах -- всегда последняя, кормовая мачта. На так называемых "малых" ("полуторамачтовых" судах [кеч, иол]) -- вторая мачта от носа.
   Грот-ма?чта -- вторая мачта, считая от носа корабля.
  
   *
  
   Наша первая цель оказалась алхимическим складом Министерства, который сегодня должны были перепрятать. Я заранее поднял своих детей и быстро объяснил им свой план. Сумерки уже опустились на Британские острова. Одним из моих условий Тёмному Лорду стало то, что все операции, в которых я буду участвовать, планировать стану сам. Даже не представляю, как я раньше справлялся без Мишель, она просто спасала меня своей идеальной логикой и поразительным стратегическим даром. А недостаток каких-то знаний и стандартных тактических схем молодой слизеринкой восполняли по ходу дела. Проведя последний брифинг, я пожелал всем удачи и отправился "на поклон" к Тёмному Лорду.
   - Мой Лорд, мои люди готовы показать то, чего они стоят, - произнёс холодным голосом я, стоя напротив моего врага. Взгляд мой делал дырку в подоле мантии змеи, чтобы не смущать Тёмного Лорда излишней дерзостью. - Я всё ещё считаю что вы спешите, и я хотел бы подождать ещё неделю до т ого момента, когда они попробуют крови.
   - Нет, Себастианн. Я знаю, что ты прав, но у меня сейчас только два свободных отряда, а дело срочное, - Лорд, вопреки всеобщему мнению, не является маньяком убийцей. Я давно это знаю, и осознано обманывал слизеринцев, говоря обратное. Он - жаждущий власти маг с зашкалившей самооценкой. Я прекрасно понимаю его мотивы. Он стремится к бессмертию. А если жить вечно, не будешь же ты тратить вечность на незаметное существование? Он хотел стать вечным правителем всего мира. Да и правитель из него вышел бы талантливый, но слишком жестокий. Вот и сейчас я мог вести с ним почти равную беседу. Да, я его ненавижу. Да, он отобрал у меня всё, ради чего я жил. Но разве не найдётся в этом (или не этом) мире человека, который так же относится ко мне? Ведь я уже успел только последней вылазкой моих ребят уничтожить толпу отцов и матерей. Ну и что, что они были Пожирателями? - Мои люди только вчера сообщили об этом складе, и, будь моя воля, я бы подождал. Слишком мало у меня сейчас людей, чтобы так ими жертвовать, но будет поздно. Надеюсь, предоставленных тебе материалов хватило, чтобы спланировать операцию? - с искренним интересом произнёс Лорд.
   - Да, Мой Лорд. Мы постараемся захватить склад для Ваших нужд, но, в случае чего-либо непредвиденного, уничтожим, - спокойно отрапортовал я.
   - Замечательно, Себастианн. Я верю в тебя, иди, мальчик мой.
   "Лицемерная ящерица" проносится в моей голове. Прямо сейчас бы уничтожил, если б хоть раз вызвал меня на разговор без свидетелей. Все наши встречи происходят при целом внутреннем круге зрителей, а это два десятка сильных, опытных мага. Я, конечно, готов погибнуть ради благой цели, но самоубийство - всё равно грех. Ухмыляюсь этой мысли и отправляюсь к своим людям. Даже себе не признаюсь, но я панически боюсь ошибки. Меня уже ждут на верхушке одной из башен замка Тёмного Лорда. Крепость Тёмного Лорда. Наверное, проще было бы уговорить его отказаться от своих амбиций и устроиться профессором магловедения в Хогвартсе, чем взять это место штурмом.
   - Выдвигаемся, - спокойно командую я, когда тьма окончательно сгущается, и сажусь на заранее приготовленную метлу. Из-за чёртова щита, который Тёмный Лорд продолжает поддерживать, приходится пользоваться извращёнными методами перемещения.
   В моём отряде было дюжина магов, включая меня самого, вот так двенадцать чёрных силуэтов и оторвались от земли и взяли направление на северо-запад. А я, как только оказался в воздухе, отправил заранее подготовленное сообщение на телефон Римуса. Если Тёмный Лорд бы додумался до таких же способов координирования своих войск, у нас бы не было и шанса. Путь занял примерно пол часа, как и было запланировано, и вот внизу показалось Северное Море, а ещё через пятнадцать минут и одинокое судно. Это огромный, длинной примерно в шестьдесят метров, четырёхпалубный линейный корабль, по сравнению с которым, фрегат Дурмстранга казался неказистой яхтой. Ярко-белые паруса легко заметны в ночной тьме, и мы, постепенно снижаясь, делаем несколько кругов вокруг нашей цели. Пока всё идёт как положено, вот только корабль разогнался гораздо сильнее, чем ожидалось. Если честно, я даже и не думал, что подобная штука не только не способна на передвижение с такой скоростью, но и на передвижение как таковое. Но линейный корабль впечатлял даже меня, повидавшего немало на своём веку.
   - Спускаемся и действуем по плану, встречаемся у грот-мачты на верхней оружейной палубе, - даю я приказ и сам начинаю снижаться, заходя с кормы и буквально цепляя ботинками воду. Мы не могли нагло спускаться сверху, ибо были бы превосходными мишенями, а потому осторожно нагнали корабль и несколько минут тихо сопровождали огромного морского исполина. Это чудовище возвышалось над водой где-то на восемь метров. Пока я имел радость видеть только корму. В три ряда её украшали огромные окна (, нижний ряд которых, согласно переданным нам чертежам открывал нам прямую дорогу в кубрик. Я, не мудрствуя лукаво, разогнался на выданном мне "Нимбусе 2000" и со всего маху лбом влетел в окно, предварительно бросив на стекло разжижающие чары, чтобы не шуметь. Конечно, вышло не так, как я хотел, но лучше чем могло быть. Заклинание не успело подействовать, и я оказался весь покрыт чем-то, вроде киселя, в который превратилось стекло. Но это не надолго заняло моё внимание, а сам я тут же осмотрелся и, обнаружив что попал в жилую каюту к какому-то полному человеку с весьма крепким сном, поспешил ещё глубже погрузить толстячка в царство Морфея. Это заняло только пару секунд, а после я высунулся в иллюминатор, лишившийся своего стекла и подал сигнал двум магам, работающим сегодня непосредственно со мной команду спускаться. Два парня весьма ловко повторили мой трюк с приземлением в каюте, а я тем временем забросил метлу на плечё и уже осмотрел коридор, в который вела единственная дверь. Наша задача - очистить судно до прибытия второй группы Пожирателей, чем мы и занялись. Я сразу же своим ребятам сказал, что мы не маньяки, а потому, заходя в каюты, они беззвучно глушили и без того спящих людей, если таковые были. Большинство помещений были складскими - а они то и являлись нашей целью. Но тем не менее на каждую дверь (вернее пространство которое занимает дверь) накладывались заглушающие чары.
   - Джеф, мы с Денисом продолжим очистку палубы, а ты отправляй трофеи... не знаю, куда там порталы настроены, - отдав очередной приказ я последовал в очередную каюту, где обнаружилась молодая девушка, которая отчего-то проснулась и весьма ловко бросила в меня оглушалку. Даже врождённые гриффиндорские манеры не позволили мне пропустить красный луч, потому я быстро покинул линию огня, проскользнув внутрь каюты, и в два быстрых шага подскочил к девушке, которая тут же получила (оу, как не по-джентельменски) схваченным со стола подсвечником по затылку. Силы свои я знаю, а потому очухается через пару часов с порядочной порцией головной боли. Я на секунду застыл, прислушиваясь к происходящему. Тихо, ор девушки услышан не был, спасибо человеку, составившему заглушающие чары.
   - У меня всё, - матиарелизовался у меня за спиной Денис.
   - Проверь трюм, - командую я, а сам отправляюсь на палубу, находящуюся выше. Свою команду я разбил на четыре группы по три человека, каждая из которых получила своё задание, вот одна из них чистила трюм. Помещение, где я оказался, было некогда нижней оружейной палубой, но теперь это был просторный, магически сделанный зал, заполненный всевозможными контейнерами, бочками и корзинами. Джек-Пот. Всё идёт по плану. По чертежам, которые достал шпион Тёмного Лорда, это и было главное помещение. А Мишель обратила внимание, что в тех бумагах нет никаких данных о том, что находится в капитанской каюте, но зато целый список любопытных чар, защищающих их. Сейчас закончим тут и пойдём смотреть, что от нас прячут двумя этажами выше.
   Незапланированным был только шум, который мгновенно вывел его из размышлений. Гарри тут же извлёк левой рукой нож, в правой уже долгое время лежала волшебная палочка. Парень тут же подобрался, привёл все свои чувства в боевую готовность и проследовал между ящиков. На следующий звук Поттер отреагировал мгновенно. Он отошёл в тень и оттуда насчитал троих авроров. Убивать их он, по понятным причинам, не хотел. Вылетев прямо перед растерявшимися аврорами Гарри, не задумываясь, выпустил целую серию оглушалок. Двое не успело среагировать, а третий оказался порасторопнее, да ещё радикальнее.
   - Avada Kedavra, - Гарри даже опешил от такого поворота событий, а яркий луч уже нёс смерть к парню, пытающемуся понять что же происходит. В последний момент до него дошло, что разбираться лучше будучи живым и он произнёс "Accio", направив палочку на ближайшую корзину, которая сразу же равномерно покрыло своими остатками пол около Поттера.
   - Tormenta, Cardio Arrest, Decay, - отправил на автомате в аврора серию проклятий, имеющих одну и ту же конечную цель - убить. Последнее заклинание нашло свою цель, и молодой мракоборец упал на пол, извиваясь от боли. Поттер быстро подошёл к нему и вогнал нож ему в основание шеи. Не хорошо получилось, но обдумать это можно будет и потом. Более на палубе ничего опасного не нашлось, а потому уже скоро начали "вынос" трафеев.
   Вся процедура транспортировки заняла не больше получаса и не осложнилась никакими эксцессами, а потому в строго оговоренное время вся дюжина магов в чёрных мантиях собралась на верхней оружейной палубе. Не прошло и пяти минут, как наверху раздались крики и Гарри ощутил магические вибрации. Второй отряд прибыл, и, конечно же, тут же затеял драку.
   - Ещё раз, лишний раз не убиваем! Но берегите себя, ваши жизни важнее всего, что находится на этом куске дерева, - даю я последний инструктаж, и двенадцать фигур в чёрных мантиях с лицами, укрытыми серебристыми масками, выбегают с разных сторон на главную палубу, где уже кипит бой.
  
   Гарри выскочил в самом центре палубы и ужаснулся. Разведка Тёмного Лорда не могла дать столь ужасный сбой - на корабле шло настоящее побоище. Две дюжины Пожирателей, и, как минимум, четыре десятка авроров, а если учесть, сколько людей осталось этой ночью спать в своих каютах, то выводы напрашивались однозначные. Это так он решил проверить его "таланты". Жестоко, но методы Тёмного Лорда никогда не отличались излишней добротой.
   - Держитесь меня, - произнёс Поттер двум своим птенцам, а сам направился под массированным обстрелом по направлению к фок-мачте. Авроры заняли корму, и вели оттуда интенсивный огонь, поливая разноцветными лучами всё, что им не нравилось в облике корабля. Гарри быстро собрал всех своих людей и, не обращая внимания на глупую попытку второй группы взять авроров штурмом в лоб, учитывая и численное, и тактическое преимущество, уже неторопливым шагом отправился на нос, то есть в противоположную от боя сторону.
   - Действуем ранее обозначенными группами, облетаем с тыла и атакуем.
   Не договорив последнее слово, Гарри резво перепрыгнул через борт корабля и налету оседлал свою метлу, выровнял её и направил по над самой водой по направлению к корме. Его люди уже успели привыкнуть к его стилю командования, а потому незамедлительно повторили этот фокус, только шестеро спрыгнуло с другого борта. Гарри быстро достиг необходимого места и дёрнул древко метлы на себя, чтобы набрать высоту, а, поравнявшись с убежищем авроров, спрыгнул с метлы, которая без мага, управляющего ей, пролетела ещё несколько метров вертикально, а затем упала куда-то на палубу.
   Человек шесть, увидев, что их обошли, тут же приняли самое неверное решение - покинули своё убежище, попытавшись спуститься на главную палубу. Там их сразу же встретили заботливые пожиратели, которые сразу же отправили глупых авроров на деревянный пол с различными травмами.
   - Expecto Patronum, сам не понимая зачем, крикнул Гарри, посчитав патронуса неплохим способом отвлечь внимание и дать его группе догнать своего шустрого командира. Но, учитывая то, что заступник Поттера был практически материальным, он со всех ног понёсся к нынешним врагам парня, буквально расшвыривая их в разные стороны. Такого и Гарри то не ожидал, а авроры просто пороняли челюсти на палубу, но прибывшее молодому магу подкрепление живо напомнило всем о целях пребывания всех на этом судне. Дуэлью это нельзя было назвать, потому что теперь Пожиратели Смерти под руководством Мальчика-Который-Выжил просто вырубали испуганных авроров одного за другим, несмотря на численное преимущество. Первое, чему всегда учил своих людей Поттер - бой в группе, так и сейчас, люди Гарри разбились на два отряда по шесть человек, которые стояли слева и справа от авроров. По два мага в каждой встал на колено перед своими друзьями и забыли о всём, происходящем в этом мире, кроме магических щитов. Их задача была защита своих боевых товарищей, которые в то же время обильно поливали с двух сторон авроров. Гарри, конечно же, был одним из защищающих. Не надо много умения и опыта, чтобы направить палочку в нужное направление и проорать одно слово, а вот отбиваться от стремительно летящих лучей, которые ровным счётом ничего хорошего с собой не несут - ещё надо уметь.
   - Уносим выживших в трюм и там их связываем, - сказал Стивен, парень, командующий второй группой.
   - Нет, добиваем всех, кто дышит, - раздался хорошо знакомый голос одного из трёх старых выживших Пожирателей.
   - Мы тебе не подчиняемся, что нам делать? - тут же выпалил Стивен, уставившись на Гарри.
   - Да как ты смеешь, щенок! - мгновенно разъярился МакНейр, а это был именно он.
   - Мои "щенки" только что спасли ваши тупые собачьи бошки, ещё одно слово, и я завершу то, что не смогли сделать авроры, - абсолютно спокойным голосом выразил своё отношение к происходящему Гарри.
   МакНейр не понял, что лучше бы было отступить, а потому попытался направить палочку на Гарри, но его опередила ярко-зелённая вспышка, и тот упал замертво.
   - Выживших в трюм, связать. Тупоголовых стариков - к Лорду. Пусть ему рассказывают о своих действиях, МакНейра - за борт. Не заслужил иного.
   Молодые маги незамедлительно активировали порталы выживших пожирателей из группы МакНейра, а самого бывшего палача отправили туда, куда приказали. Гарри был разъярён тем, что этот старый пёс после того, что они чуть не угробили всех на этом судне, смел ещё показывать зубы. К разъярённому Гарри Поттеру подходить иногда даже опаснее, чем к Тёмному Лорду, который встал не с той ноги. Странным образом оставшиеся маги сразу уловили это, а потому не стали его останавливать и уже через пять минут все раненые были перенесены и связанны, а тёмные маги собрались вокруг Гарри, который в данный момент старался открыть запечатанную дверь в капитанскую каюту. Заняло это ещё минут пять, а когда замок предательски щёлкнул и ручка поддалась, перед Поттером предстала... совершенно пустая каюта. Даже стола не было. Сейчас Гарри был счастлив, что на его лице маска, ибо она скрыла злорадную ухмылку, которую он не сумел задавить.
   - Уходим.
   Маги собрали трофейные палочки и свои мётлы, а затем активировали порталы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   *
  

Оценка: 5.89*81  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"