Рощенко Виктор: другие произведения.

Рыба-Луна

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  Я подвернул ногу и упал на влажный песок, ожесточенно растирая лодыжку, пытаясь унять резкую боль. Набежавшая волна окатила меня солеными брызгами и медленно сползла в океан. Я встал и критически осмотрел себя: костюмчик и так был не ахти, а теперь и вовсе стал как с плеча бомжа. В кармане дыра и вошь на аркане, а если быть точным, то на пирожок с мясом хватило бы местных шекелей. На один... Я смахнул прилипший песок с брючины (высохнет - сам отвалится) и зашагал в сторону шалашика - теперь я там живу. В стране, где не говорят по-русски, зато с видом на океан. Круто, да? Круто. Обделаться можно от такой крутости.
   Кажется, все случилось только вчера. Еще недавно я жил в России, имел свою фирму и офис в центре города, и квартиру, и машину... Да что там говорить, ничего так себе жил. На хлеб с маслом и пивом хватало. А потом... Потом все резко изменилось. У меня появилась возможность поиметь большие деньги, но, как оказалось, это они поимели меня... А так все хорошо начиналось...
  
  
  
  
   Я увидел ее у подъезда полуразвалившегося дома, который не ремонтировался, по крайней мере лет сто. И здесь все еще продолжали жить люди.
   Ее волосы были похожи на осень - такие же бледно-желтые, трепетавшие и светившиеся в лучах осеннего солнца придавали ей какой-то неземной шарм. Тогда я подумал, что она чем-то расстроена.
   Улочка, не менее старая, чем дом, вымощенная серым гранитом, уходила в туман. Казалось, еще мгновение - и по ней зацокают копыта лошадей, пронесутся всадники в латах, проедут кареты с прекрасными дамами ...
   Вдоль домов, выползая из парка, тянулся белый дым - жгли листья. Он смешивался с туманом, приятно щекоча ноздри. Лето закончилось. Надоела одуряющая жара, запахи большого города в эту пору - ядовитый смог от тысяч автомобилей, раскаленного асфальта, пыли. Хотелось прохлады, дождя, чтобы он смыл всю эту индустриальную гадость; разноцветных деревьев; первого ледка на лужах; кряканья утиных стай в свинцовом небе; теплых деньков и паучков, отправляющихся в путешествие на паутинках; яблок, сочных, красных, тающих во рту. И вот, твое терпение вознаграждается - она приходит в своем самом лучшем вечернем платье. Ты просто влюбляешься в нее. Это Осень.
   Девушка была красива, но лицо ее выражало бессильную ярость и горе, со всеми признаками агонизирующей депрессии.
   "У всех людей есть проблемы, - подумал я, - у кого-то они большие, у кого-то маленькие, но все зависит от того, как ты их воспринимаешь. Похоже, ей совсем хреново".
   На ней был сиреневый свитерок, размера на два больше, белый газовый шарфик, выцветшие джинсы и кроссовки. Она была хрупкой и даже худенькой. Или мне так показалась? Нет, пожалуй, до хрупкости и худобы ей далековато. Черт, опять не так выразился. В меру. Да, именно так. В ней все было в меру. Но ведь и не худышка же она! Мне она определенно понравилась.
   Я уменьшил шаг, закурил, чувствуя, как по всему телу со скоростью курьерского поезда разливается адреналин и сердце предпринимает отчаянные попытки выскочить из груди. Я собрался пройти мимо, как услышал (или мне показалось?): "Эй! Можно вас..." А потом: "На одну минуточку, пожалуйста".
   - Меня? - полуобернулся я, искренне удивившись (о Боже, ты услышал меня, это чудо, Господи, Чудо!), отчего сердечко не выдержало и взорвалось огненным фейерверком. - А я, знаете ли, первый раз вас вижу. - Я взял себя в руки и готов был немного пофлиртовать.
   - Подойдите сюда, пожалуйста!
   Черт, я не понимаю, чего она хочет? Да еще такие слова - их произносят цыганки, когда предлагают свои услуги в качестве гадалок. Сейчас она расскажет очень жутко слезливую историю о том, что она из деревни, в поезде ее обокрали, ей нужны деньги на обратный билет. А может, в этом подъезде, она их и отработает...
   Я подошел. Голова наполнилась дымом. Процент адреналина в крови заметно снизился - скорее всего, я окажусь прав.
   Мне как-то сразу стало скучно. Я посмотрел на нее стеклянными глазами и выдавил: "Ну и?"
   - Послушайте, - затараторила она, - вы-должны-мне-помочь, -похоже, она была горячей девушкой из Италии - только они умеют так быстро разговаривать, - вы-должны-мне-помочь-разобраться-с-Лысым-а-для-этого-мы-должны-жить-как-муж-и-жена.
   Я мысленно прокрутил слова, но в гораздо медленном темпе. Хорошенечко подумал. Бред какой-то. Психопатка. Чокнутая девица. Дурдом на прогулке... С такой познакомишься - проблем потом не оберешься. В общем, зря я не послушал свой внутренний голос и не свалил сию же минуту.
   Но я стоял, тупо смотрел в ее чудесные голубые глаза, в которых тонул, купался и делал еще бог весть что. Но мне хотелось поставить все на свои места.
   - Черт, - сказал я, - ничего не понимаю. Кто такой Лысый - собачка - ризеншнауцер? Или пекинес? Не люблю пекинесов. У них такие морды, хочется пнуть ногой. А может, это фамилия любимого человека, который тебя разлюбил и ты решила отомстить ему переспав с другим человеком - на вот тебе, гнида поганая? Что он тебе такого сделал этот господин Лысый и для чего я собственно должен с тобой жить? А если я не захочу? Ты хоть сама поняла, что сказала? А может, я еще никогда не изменял своей жене? А может, ты того, чокнулась? А? Признавайся!
   Девушка смутилась, но все же это не помешало ей пристально посмотреть на мою правую руку - кольца на ней не было. Поймав ее взгляд, я сказал, что не ношу колец вообще, из принципа, в том числе и обручальных. Она ответила, что у меня взгляд неженатого человека... И как только она определила?
   Аромат ее духов был заметен, но ненавязчив. Это были дорогие духи.
   - А знаешь что, - быстро предложил я, видя в ее васильковых глазах замешательство, - Давай, прогуляемся. Ты составишь мне компанию и по пути все объяснишь. Помедленнее и поподробнее. Договорились?
   Она внимательно оглядела меня. А я под ее взглядом таял, как снеговик под веселым весенним солнцем.
   Незнакомка улыбнулась. Глаза светились умом и чем-то еще неземным. Такие глаза бывают только у младенцев.
   - Я согласна.
   Конечно, я ничего другого и не ожидал.
   - Действительно, я вела себя как полная дура.
   Я кивнул. Почему "как", дорогая? Это было так реально, так убедительно. Еще немного, и я набрал бы номер психушки на своем мобильнике.
   Узенькая, вымощенная камнем дорога постепенно расширялась и принимала значительный уклон вверх. Его величество - господин туман и не думал уходить, а наоборот, даже загустел как кисель и еще больше пропах дымом. "Осень - вздохнул я. - Жгут листья. Я люблю осень, люблю запах дыма. А ты?"
   -Я тоже. Но больше всего люблю лето, море и жару.
   Издалека, словно заблудившись в тумане, послышались звуки настраиваемых струн. Через мгновение жалобно зазвучала скрипка, в течение нескольких секунд рожая незамысловатую мелодию. Затихла. Опять тренькнули струны и мир заплакал музыкальными слезками - музыка просто выворачивала душу наизнанку, заставляла страдать, сопереживать. Именно такой я и представлял музыку осени.
   - Слушай, мы даже и не познакомились. Как тебя зовут, солнце мое?
   - Юля. А вас?
   -Вот только не надо слова "вас". Я еще не глубокий старикашка, чтобы меня называли на "вы". Давай по-простому, по-деревенски, на "ты". О'кей? А зовут меня Децл. Шутка. Саша. Для друзей - Алекс, если вам так будет угодно.
   Она протянула руку. Я пожал ее. Рука на ощупь была просто ледяная, словно окорочок из морозилки. Не отпуская ее ладошку я сунул ее в свой карман.
   Я посмотрел на нее, ожидая услышать что-то вроде "Помогите, насилуют!" или удара по лицу ладошкой (или ногой с разворота туда же или ниже), но ничего страшного не произошло. Она словно ничего не заметила. А это было уже что-то. Это называлось контактом. Или контрактом. Только каким?
   Это было началом большой и длинной истории. Или маленькая прелюдия к очень близким контактам (третьего рода, разумеется, если думать по Спилбергу).
   Сегодня?.. Нет, весьма похоже, что процесс растянется на целую неделю ухаживаний с цветами, кофе, мороженым и прочими походами в кино. Да и, честно говоря, после первой встречи лезть в постель - это неинтересно. Это как-то скучно. Я бы сказал, даже противно и не романтично.
   - А знаешь что, Юля, а не сходить ли нам куда-нибудь, - в этом месте я сделал многозначительную паузу, чтобы на ее лице, как по учебнику психологии прочитать статью "физиологическое выражение недоумения и его характеристики", - в кино, что ли? Нет не пугайся, не сейчас. Сначала мы найдем приятную забегаловку типа "Мак Дональдс" и отметим сие знаменательное событие в виде случайного знакомства неслучайной чашечкой кофе. Так сказать, для поднятия тонуса. Да-да, и я прошу не отказываться от этого поистине заманчивого предложения, иначе я умру- мое бедное сердце не выдержит --ведь я полюбил вас с первого взгляда, и виноваты будете вы!
   Она рассмеялась - смех утонул в тумане, отразившись едва слышным эхом от пустых улиц и смешался со звуками скрипки. Я был в восторге. Хорошее утро с чашечкой "нескафе".
   Я нарисовал на лице улыбку. Какая смешливая девочка мне попалась. Ха-ха. Смех без причины - признак дурачины. Разве я рассказал ей анекдот? Нет. Я глупо себя веду? Тоже нет.
   - Это так смешно?
   - Не очень, но у тебя был очень дурацкий вид.
   - Не поверишь, но ты угадала - сегодня меня выписали из психушки, - я почувствовал, как дернулась ее рука в моем кармане. - Я пошутил. На самом деле я маньяк... Извини, это тоже шутка. Ха-ха-ха.
   Вот так я шутил.
   Грустная песня скрипки становилась все ближе, пока из тумана не проявилась, словно на черно-белой фотографии, фигура человека в светло-сером, в крапинку пальто и фетровой шляпе. На его лице были черные очки.
   - Он слепой, - сообщила мне Юля.
   - Ты его знаешь?
   - Нет, но рядом с ним белая трость.
   - Да ты просто Шерлок Холмс. Ты случайно не в школе милиции учишься?
   - Не угадал. Немного послушаем, а?
   - Хорошо.
   Одной рукой я обхватил ее за талию и прижал к себе.
   Нет ответа. Точнее, ответной реакции не произошло (но это еще ничего не значило). А у нее неплохая должна быть фигурка - такая тонкая талия...
   Мы облокотились о железную ограду и погрузились в себя.
   От этой музыки, странности туманного утра по коже пробегали мурашки, каждая клеточка дрожала от выпитого утром кофе и нервного возбуждения. Я смахнул прядь волос и сказал:
   - Ну что, двинули дальше? Эта музыка будет вечной, как пел Бутусов. Так можно простоять очень долго, а я, к сожалению, ограничен во времени.
   - Пошли.
   Я пошарил у себя в кармане, нашел несколько монет и кинул в черный скрипичный футляр. Мелочь негромко звякнула и голова музыканта слегка дернулась в поклоне.
   Я прошептал "спасибо" и тоже кивнул.
   Туман, пополам с дымом, под напором легкого ветерка клубился и постепенно рассеивался.
   - Я где-то здесь бросил тачку, давай ее поищем и доберемся с ветерком до того места, где нас накормят.
   - Давай.
   Односложность ее ответов меня немного раздражала, но вместе с тем это можно было объяснить после шоковым состоянием - ну конечно, человек будет находиться в прострации, если ему заявят, что его сейчас изнасилуют. Хотя я не помню, что я такое говорил. Или это сказала она?
   - Так, - рассуждал я вслух, - где-то рядом должны быть литые бетонные стены, часовня, и там, за углом, стоит моя дорогая машина.
   - Волга?
   - Да нет, всего лишь старенький "Линкольн Марк VIII" выпуска 94 года. Но мне он нравится, за два года я к нему как-то привязался и душой и телом. Еще я бы сказал, что влюблен в эту тачку. Стильная, большая, крутая в какой-то степени. Конечно, это не джип, но...- Я не нашел слов и продолжил: - А название: "Линкольн Марк VIII". Песня! Я просто влюблен в нее.
   - О-о, да ты маньяк! Машина ведь не женщина.
   - Это еще с какой стороны посмотреть, - улыбнулся я.
   - Ты дурак и не лечишься - разве можно сравнивать машину с женщиной?
   - А ты умная и вылечилась. Конечно можно, что за вопрос! С автомобилем как с женщиной... -я оборвал предложение, потому что далее оно было довольно неприличным - типа успеешь натрахаться... -Вон, кстати, видишь тот зеленый автомобильчик? Это он, "Марк VIII" собственной персоной. Стеклоподъемники, гидроусилитель руля, кожаный салон, сиденья с подогревом, кондиционер и масса других, милых сердцу штучек...
  
   Юля провела пальцем крылу: "Какая она у тебя грязная. Почему ты ее не помоешь?"
   - Ну...э...- замялся я. - Вообще-то танки не моют... Смотрела рекламу - "танки грязи не боятся"? Много езжу туда-сюда, на все времени не хватает. На жизнь времени не хватает, а ты про машину. Да разве она такая сильно грязная? Просто немного пыльная, вот и все...
   - А кто-то говорил о влюбленности... Так куда мы едем?
   - Туда, где нам подадут натуральное горячее кофе и сосиску в тесте. Гамбургером называется.
   - Прекрасно. Я знаю такое место, это совсем рядом.
   - Тогда поехали.
   Юля подпрыгнула и захлопала в ладоши.
   - Я поеду в "Линкольне"! Ура!
   - Я не понимаю, - "задумчиво" сказал я, - как такая взрослая особа может притворяться вот такой маленькой, -и я изобразил руками ее рост. -Ты наверное ребенок, да? Савсэм малэнкий, да? - последние слова у меня почему-то получились с грузинским акцентом.
   - Я не обиделась, - сказала она, - но на самом деле я давно уже взрослая.
   - Я тоже, к сожалению, далеко не молодой. "Скоро стану я совсем седым и старым, выйду я на пенсию, писать там мемуары" , - пропел я отрывок какой-то песенки.
   - Старичок, а ничего сохранился...
   - Ты тоже, ничего, старушка...
   Мы рассмеялись.
   - Вот и поговорили, комплиментами обменялись... Давай быстрей показывай, где находится это кафе, а то у меня скоро ломка начнется - так кофе хочется.
   Краем глаза я видел, что она рассматривает меня...
   Какой-то тип подрезал меня на светофоре и мы остановились.
   - Послушай, Саша... Знаешь, ты первый человек, совершенно незнакомый мне, но у меня такое ощущение, что я знаю тебя всю жизнь.
   "Банально" - усмехнулся я про себя.
   - А теперь вот здесь поверни налево. Все. Приехали.
   Я поднял глаза и прочитал "Пельменная".
   - Вау, - сказал я, - это круто. Надеюсь, к пельменям здесь подают кофе с коньяком?
   - Мне с тобой легко и просто. Не надо подбирать слова, думать что сказать, как поддержать разговор. Ты не такой как все.
   - Это хорошо или плохо?
   - Не знаю...
   Она смотрела на меня своими удивительными голубыми глазами, из которых вдруг потекли слезки.
   "Начинается", - подумал я.
   Они капали на свитер и исчезали в нем.
   Я растерялся. Достал платок и попытался вытереть драгоценную влагу. В ответ она прижалась ко мне и зарыдала.
   "Вот так становятся жилетками для слез. Понятно, стресс и все такое прочее... Типа защитная реакция."
   Я гладил ее желтые волосы и мне жутко нравилось это делать - они были такие мягкие и упругие, струились сквозь пальцы и пахли цветами. Я не удержался и прижал их к своему лицу - было просто здорово нюхать такие волосы.
   - Неплохо, - произнес я.
   - Что "неплохо"?
   - А все. Волосы у тебя красиво пахнут. Чем моешься?
   - "Хед анд Шолдерс" от перхоти.
   - Ты гонишь, да?. Я раньше им пользовался и знаю как он пахнет. Жуткая гадость.
   - А как он пахнет?
   - Как, как... Никак... Как говно...
   Она сделала вид, что не услышала последнего слова.
   - Я должна тебя разочаровать - обычный шампунь на травах, отечественного производства.
   - Дух отечества нам сладок. Наконец-то научились делать. А я все покупаю зарубежную бурду.
   - Производят по лицензии.
   - По лицензии? Значит, не научились... Ну как, ты уже успокоилась или мне продолжать гладить твою прелестную головку и говорить всякие слова типа "ну успокойся, все будет хорошо, не плачь, милая, не надо..." Мой племянник, когда его так успокаиваешь, начинал реветь еще громче...
   Вместо ответа она обняла меня и крепко прижала к себе. Я почувствовал, как во мне закипает горячая молодая кровь джигита и просыпаются звериные мужские инстинкты. Я погладил ее и поцеловал в ушко, из которого торчала маленькая, но изящная золотая сережка с красным камешком.
   Юля зашмыгала носом, достала платок и высморкалась. Затем она отодвинулась от меня, выудила откуда-то зеркальце и сказала: "Ну вот, я просто дура, и чего ревела, на кого я теперь похожа..." и начала подкрашивать губы. Потом посмотрела на меня и спросила: "Я тебя помадой случайно не измазала?" "Вроде бы нет." "Чудесно." "А по-моему, ты очень даже неплохо выглядишь, но не помешало бы умыться холодной водичкой - сразу бы стало легче." "Правда?" "Правда. А ты не знала?" "Знала... - улыбнулась она. - ты иди, выбирай место, а я сейчас подойду." "Окей."
  
   - Здесь вкусно пахнет и тепло, -это уже она вернулась.
   - А ты думала здесь будет пахнуть иначе?
   Только сейчас я заметил, что она вся дрожит и, как мне показалось, под свитером одежды вообще не было. По крайней мере лифчика точно.
   - Давай пей кофе, не то превратишься в сосульку.
   Ее ротик расплылся в улыбке, открыв мне белизну ее зубов. "Как у пираньи или рекламе зубной пасты "Колгейт"" - отметил я про себя.
   - Знаешь, - бубнила она, пережевывая пельмень, - этот Лысый меня просто достал. Он хотел, чтобы я с ним переспала. Но я... Но я... Он такой противный ("ха, - подумал я, - а если бы он не был таким "противным", то что бы ты сделала? Легла с ним в постельку?"), липкий тип, что только одно его прикосновение влажных от пота рук... короче, каждый раз, когда он "случайно" прикасался, меня чуть не тошнило... очень мерзкий человек.
   - Может, мне просто набить ему морду? - подумал я вслух.
   Она вздохнула.
   - Нет, нельзя.
   - Тогда в чем дело? - мне эта странная история начинала с одной стороны надоедать и в то же время казалась интересной и я желал продолжения (если бы я тогда знал, чем обернется для меня это утреннее романтическое знакомство, я сломя голову бежал бы оттуда). Но Юля мне определенно нравилась, даже со своими маленькими "странностями" (хотя у кого их нет...). И ее предложение - "жить как муж и жена" - тоже...
   Я с интересом разглядывал ее. Так. Она... Ее можно даже назвать красивой. На мой взгляд, она была больше, чем просто симпатичная. И эти соломенные волосы... О-о, я от них просто балдел... Тонкие кисти рук и такие же пальчики, вкупе с изящным носиком явно выдавали в ней аристократическое происхождение. Лицо - такое личико обязательно выделишь из толпы и запомнишь. Если не на всю жизнь, то хотя бы на неделю. А эти губы... прелесть, а не губы. И такие... такие беззащитно-грустные глаза. Разве можно забыть такие глаза?! Пронзительно голубые глаза, широкие скулы. Так. Я уже повторяюсь. У нее обыкновенные глаза. И что я нашел в них такого? Что еще? Волосы. Отменные волосы. Хоть в рекламе снимай. Не бывает такого цвета. Хотя нет. Бывает. Если покрасить.
   Она заметила мой изучающий взгляд. Вилка с пельменем застыла на полпути к ротику. Ах, я забыл про ротик. Нет, не забыл. Я уже им восхищался. Ротик как ротик, шейка как шейка. Тонкая и белая. И почему я не вампир?.. Ща как вонзил бы свои зубы в ее шейку, как напился бы ее крови!
   Юля забавно захлопала ресницами. точно как кукла Барби. Я рассмеялся.
   - Ты чего? - спросила она.
   - Ничего, просто так. Вспомнил смешной анекдот, - на всякий случай я стал копаться в памяти в поисках "смешного анекдота".
   - Я настолько глупо выгляжу, что ты не удержался от смеха?
   - Я разве так сказал?
   - Но подумал.
   - Нет, это ты так подумала. Пожалуйста, не отвлекайся по пустякам, ешь, тщательно пережевывай пищу, а то изжога будет.
   - Правда?
   - Вот те крест.
   Она отодвинула тарелку.
   "Надвигается буря", - подумал я.
   - Согласись, я действительно ужасно выгляжу, - она закрыла лицо руками, - и не смотри на меня так - ты становишься похожим на Лысого.
   - Ну да? - деланно удивился я. - Внешне или взглядом?
   Но она угадала. Почти угадала. Вот что значит, женское чутье. Она сейчас заплачет. Точно, заплачет.
   Я протянул руки через стол и отнял хрупкие ладошки от очаровательного лица. На ее глазах действительно показались слезинки и повисли на кончиках ресниц. Удивительное зрелище... Черт, да она просто истеричка. А может еще и стервочка? Хотя мне нравится, как она плачет...
   Еще немного и прольется дождик. Для такого маленького утра "дождя" хватало.
   - Тише, Юлечка, не плачь, не утонет в речке мяч... - пробормотал я. Юля шмыгнула носом. Очаровательно так шмыгнула - мне понравилось...
   - Ты что-то сказал?
   - Я прошу тебя, успокойся, ну нельзя же вот так плакать по поводу и без повода. Вот, глотни кофе, пока он еще не остыл. У меня такое ощущение, что ты сейчас опять заплачешь. Без этого никак нельзя?
   Она отхлебнула кофе и отставила чашку.
   - Кофе - да, но пельмени больше не лезут.
   - Прекрасно, - сказал я, - давай, допивай этот божественный напиток и поедем. А по дороге ты мне расскажешь, что с тобой произошло, а то я так толком ничего и не понял. (Я вообще ничего не понял).
   Она кивнула и одна слезинка все-таки нашла дорогу в чашку. Получился небольшой такой "плюм!".
  
   Я завел машину. Двигатель успокаивающе заурчал, набирая обороты. Включил "печку". Вставил кассету с грустной мелодией, но успокаивающей душу и приготовился слушать страшную сказку (а может, и не сказку) о злом дядьке, эдаком уголовничке Карабасе - Барабасе по кличке "Лысый".
   - Вообще-то его на самом деле зовут Валерий Петрович, - начала она. А я почувствовал, что с первых ее слов моментально зайду в тупик, если она будет продолжать в том же духе - "жизнь отвратительных людей" - это пойдет на закуску. Мне хотелось знать если не все, то хотя бы почти все и я перебил ее: "А если попробовать с самого начала? Как ты очутилась у этого ВэПэ?"
   - Ладно, - сказала она, соскребая лак с ногтей (кстати, жутко не переношу когда так делают), - Ладно, - повторила она и взглянула своими ослепительными глазами (ничего что я повторяюсь?), от света которых я мысленно зажмурился, - История с самого начала.
   "И покороче", - мысленно произнес я.
   - В общем, родилась я в Москве...
   "Боже мой, сейчас она будет мне зачитывать свою автобиографию и прочую абракадабру. Только не сегодня, только не сейчас. У-у-у..."
   - ...После окончания школы решила поступать на ин. яз...
   Вот теперь я смотрел на нее с нескрываемым удивлением - никогда бы не подумал, что она в совершенстве знает какой-нибудь иностранный язык. Вероятно, английский.
   - ...Не поступила, завалилась. Окончила техникум. Я - дипломированный бухгалтер.
   "Надо же, не угадал! Но теперь она должна рассказать сказочку о бедных родителях, о тяжелом материальном положении, о том, как папа с мамой не жалеют средств для того, чтобы девочке здесь жилось хорошо, с каким трудом отрывая от семейного бюджета совсем не лишние для них деньги..."
   - ...Поступила без всякого блата...
   "Всякое может быть"
   - ...Родители обеспечили меня деньгами, чтобы я только бы училась...
   "Само собой, дорогая, я тебя прекрасно понимаю..."
   - ...Я снимала однокомнатную квартиру в центре...
   У меня немного округлились глаза, когда она назвала улицу - довольно дорогой район... Так что же произошло? В чем я ошибся? Сказочка про "белого бычка"? И ежу понятно, что что-то здесь не так. Врет. Просто врет. И как профессионально! Явно с головой не в порядке.
   Но я смотрел прямо ей в глаза и знал, что все так и было на самом деле. Почему-то я верил ей. Точнее, мне хотелось, чтобы так происходило на самом деле.
   - ...Потом я приехала сюда, когда окончила. В Москве оставаться не захотела..."
   "Почему, почему не захотела? Все нормальные люди стремятся в столицу нашей родины. Странно..."
   - "... здесь нашла хорошую работу. По специальности. А потом заболела моя лучшая подруга. Болезнью, от которой умерла моя старшая сестра... в детстве. И я почти все деньги, которые высылали мне родители, отдавала ей на лекарства."
   "Интересные лекарства, которые так много стоят. Наркотики? Всякое может быть."
   - Родители, понятно, ничего не знают.
   "Ну, это и так ясно."
   - Пока не знают. Но если узнают, хорошего будет мало.
   - Конечно, с таким трудом отрывая кучу денег из семейного кармана на то, чтобы их дитятко жило хорошо, чтобы хватало на первое и второе блюда (и компот)... Вела себя прилично... А она в это время тратит кровью и потом заработанные баксы на подругу, в то время как сама существует впроголодь, снимает комнату у какого-то маньяка, а вечерами подрабатывает посудомойкой в кафе - прям как в американских фильмах! Это уже не мелодрама, а боевик!
   - Я тебе кое-чего не досказала. Мои родители довольно-таки обеспеченные люди... - она сделала паузу, чтобы внимательно взглянуть на меня.
   "Бандиты", - мелькнуло у меня в голове, но, как говорится, "ни один мускул не шевельнулся на его лице"
   - И давно ты снимаешь комнату?
   - Почти год. Вначале он был хорошим дядечкой, но со временем изменился, и не в лучшую сторону - начал отпускать недвусмысленные шуточки, то как бы невзначай дотрагивался до моей коленки, то еще что-нибудь... А потом просто предложил мне переспать с ним.
   "О-о-о, халява сэр; не удивляйся, девочка, так обычно поступают все мужики, у которых поселяются в комнате красивые девушки. Ведь это совсем непросто спать и знать, что в соседней комнате лежит в своей уютной постельке твоя мечта... - пронеслось у меня в голове и вместе с тем повысился уровень общий уровень адреналина в крови. Чтобы снять напряжение я нервно закурил. Мне захотелось набить морду этому Лысому. - Ну надо же, пердун старый, сейчас мы поедем и родилку я тебе оторву, козлина... "
   - И ты решила, что если у тебя появится парень, то все проблемы будут решены? Ты хочешь сказать, что за это время ты так ни с кем и не познакомилась?
   - И да, и нет. Был у меня один человек, но он оказался подлецом и трусом.
   "Занятная история. Теперь для тебя все парни "подлецы и трусы". Так ведь получается? "Все мужики - сволочи"
   - Понятно, - сказал я как можно спокойнее. Внутри у меня все бурлило от возмущения. Вот сволочь! Надо попытаться успокоиться и просто объяснить этому "милому" старикану, что не стоит так поступать, нехорошо вести себя, но я чувствовал, что не сдержусь, наору на него и набью морду. - Ну что ж, поехали, поговорим с Валерием Петровичем, по-мужски, так сказать.
   Юля кивнула. Я прибавил газку, и у подъезда ее "дома" мы очутились довольно быстро.
   - Я забыла ключи, - тихонько сказала она, - придется стучать.
   - И постучим. И не только в дверь. Ведь мы приехали сюда специально, чтобы мило провести разъяснительную беседу. Хотя я не думаю, что при виде меня он бухнется тебе в ноги и будет умолять просить о пощаде.
   Юля пожала плечами и ударила носком кроссовок в дверь.
   "Оригинальный способ стучаться..."
   - Кто там? - донесся высокий, похожий на женский голос.
   - Это я, Юля. Я забыла ключи.
   - Сейчас открою, минуточку, я в ванной.
   "Сейчас ты откроешь, гнида, ты ведь специально моешься, чтобы от тебя хорошо пахло, когда ты ночью полезешь к ней в постель. Ведь время пришло, ты так считаешь?"
   - Уже иду, - донеслось из-за двери. Послышался звук отпираемого замка и в проеме показался невысокий полноватый человечек, обмотанный цветным китайским полотенцем. Увидев меня он инстинктивно дернулся назад. На его лице возникло удивление, затем проявилась плохо скрываемая злость, которую сменила сальная улыбочка и он, соорентировавшись, произнес:
   - Ах, это Вы, Юлечка, да еще и с кавалером... Давайте знакомиться - меня зовут Валерием Петровичем, - произнес он, пропуская нас во внутрь и протягивая мне руку. - А Вас?
   - Митя, - буркнул я, но руки не подал. Меня бы вырвало, если бы я пожал ему руку.
   - А сейчас я чай поставлю, - засуетился он, - и кое-что покрепче тоже у меня найдется. - Вы извините меня - я в таком виде...
   "Как же, ты ведь хотел появиться именно в таком виде, и чтобы у тебя ненароком халатик развязался перед ней... Ну, сейчас мы с вами батенька потолкуем..."
   - Не надо извиняться, я не педик, и застегни покрепче свой халат, а то все достоинство ненароком вывалится...
   - А вы, молодой человек, грубиян однако... Юлечка, посмотрите, какая сейчас пошла молодежь... Не надо так, Митя. Берите пример с Юлечки - она такая хорошая девочка, просто прелесть...
   В разговоре возникла пауза.
   - Пошли, Юля, к тебе в комнату.
   - Шлюха, - услышал я тихий шепот за спиной. - Грязная шлюха.
   Вот и все. Молодец старикан, ты облегчил выполнение задуманного. Я развернулся и спросил:
   - Вы что-то сказали? Я не ослышался?
   - Я ведь трахал ее, - спокойно сказал он, вытирая полотенцем голову. Черт побери! Вот это фишка! На что он рассчитывает? Ведь я гораздо сильнее его. Или он занимался восточными единоборствами, супер-пупер спортсмен? По-моему, он просто псих.
   Я не ожидал от него такой прыти. А может, то что он говорит, правда? Я оглянулся: Юля забилась в угол и плакала. Толстячок стоял и улыбался. Его пенис ощутимо приподнял полотенце.
   - Братан, - казал я, - я сейчас затолкаю твои слова обратно, вместе с зубами. Ты ведь не хочешь этого, правда?
   На его лице появилось нечто похожее на удивление и в следующее мгновение мой кулак воплотил слова в дело. Еще одним ударом я своротил набок ему нос.
   - Мужик, ты не думай обо мне плохо, а то еще получишь.
   Лысый упал на колени и захныкал. Полотенце развязалось и упало с него. Он схватил его и зажал нос, пытаясь остановить кровь. Я сделал шаг и ударил ему в пах. Полотенце выпало из его рук, глаза выпучились. Он даже перестал стонать и судорожно начал хватать ртом воздух. Тогда я приподнял его за уши, так, чтобы его глаза встретились с моими:
   - Валерий Петрович, вы делаете очень много глупостей. Я из милиции. У меня в машине лежит заявление Юли. Сейчас мы поедем с ней в больницу, снимем еще и побои. Вы ведь били ее? Нет? Ну ничего, напишем, что были многочисленные синяки, колотые раны, ожоги от сигарет... Издевались над ней, надругались, насильничали. А свидетелей найдем, за этим дело не встанет. И загремишь ты, дед, по полной программе. А на зоне насильников не любят, ох как не любят. Знаешь, что они с ними делают? Петушат. И станешь ты Валей, а не Валерием Петровичем. Так что живи и не рыпайся, дядя.
   Я отпустил его, он упал и снова начал канючить.
   - Пошли, Юля, - сказал я.
   - А вещи? Я больше не вернусь сюда...
   Я кивнул.
   Толстячок потихоньку начал подавать признаки жизни.
   - Ты, сука, - выдавил он шепелявя и с трудом подбирая слова, - я тебя запомнил, щенок, ты за все ответишь, я тебя достану, звездец тебе, пацан...
   Я замахнулся. Валерий Петрович сжался, как от удара и заверещал.
   В дверь своей комнаты выглянула Юля.
   - Не бей его больше, не надо, - сказала она и скрылась.
   - А я и не бью, - вполголоса сказал я, - ведь правда, ты, морда? Ведь я тебя не бью.
   - Я запомню тебя, сука, - снова зашептал он. -Мы с тобой еще встретимся, гнида ментовская, - и на карачках, обильно роняя кровь на пол, пополз в свою комнату.
   - Тебе не стоило так напрягаться, - заметил я, - ты, жопа с ушами... - для придания ускорения наподдал ему в зад. Лысый кувыркнулся и влетел к себе.
   Я прошел в Юлину комнату и удивился, как быстро она собралась: два чемодана, пара пакетов и рюкзачок, в который что-то еще запихивала, стояли уже готовые к отправке.
   - И это все? - удивился я.
   - Да, - ответила она, - разве много надо молоденькой девушке?
   - Тогда пошли, - я подхватил ее чемоданы и на улице положил все в багажник. -Куда ты теперь?
   - Не знаю.
   - А хочешь, давай ко мне - я снимаю неплохую квартиру, - что-то наподобие смутной надежды затеплилось у меня где-то в душе...
   Юля подозрительно посмотрела на меня.
   - Не пойдет.
   - Но почему?!
   - Нет.
   - Нет, так нет... Извини Юля, но я тебя не понимаю. На день, на два, пока не найдешь что-нибудь подходящее. И потом, ты ведь хотела чтобы... - сказал я и осекся - так выразительно и зло взглянула она на меня. - Ну ладно, замяли. Делай, как считаешь нужным.
   Черт, женщины для меня полная загадка.
   - Куда едем?
   Она назвала адрес - конец города, район пустырей, новостроек, - короче, гарлем.
  
   Дом, к которому мы подъехали был, мягко говоря немного странен своей вычурностью - неодинаковые балкончики, несимметричная лепнина и... каменные горгулии, возвышающиеся над верхними карнизами. На меня дохнуло средними веками, кострами, колдуньями, инквизицией и колдунами, возможно когда-то обитавшими здесь. Надо было быть сумасшедшим, чтобы жить здесь, в этом мрачном доме. Подруга Юли была со странностями. Или парень?
   - Ух ты, - произнес я, - здорово похоже на ярко раскрашенную помойку. Дом еще и поражал своими лепными фигурами, примостившимися на крыше (горгулии собора Парижской Богоматери сами испугались бы своих собратьев из России), не скрывавшими таинственность места, а наоборот, усиливавшими ее.
   - Она так не думает, - улыбнулась Юля.
   Я выгрузил ее чемоданы.
   - А ты уверена, что она здесь живет?
   - Да, и ей это очень нравится.
   - Выглядит как декорации к фильму ужасов.
   Мы вошли в подъезд, подошли ко одной из обитых дерматином дверей. Юля нажала на кнопку звонка.
   Бом, бом, - раздалось в квартире. Хороший звоночек, - отметил я.
   - Может, ее нет дома?
   - Сегодня у нее выходной. Наверное, еще спит, - сказала Юля и позвонила еще раз.
   На этот раз дверь открылась и показалась маленькая, пухленькая девица с короткими черными волосами и в очках.
   - Привет, Юлька!
   - Здравствуй, Верунчик!
   - Ну ладно, девочки, меня зовут Саша, приятно было познакомиться, я пошел. Да, вот что, - я порылся в карманах и протянул Юле свою визитку, - звони, если что. Здесь домашний, рабочий и мобильник. Все. Мне надо бежать. Дел - куча.
   - Запиши ее телефон, - Юля посмотрела на меня, и добавила, - на всякий случай.
   Отъезжая, я оглянулся: бред сумасшедшего художника, а не дом. Интересно, а квартиры как выглядят? Лабиринт для потерявшегося путника в стиле "Визит к Минотавру"?
   - А сейчас мы будем делать "паровоз", - пробормотал я и надавил на газ. Колеса взвизгнули и я помчался вдаль под музыку северного ветра.
   Ревел магнитофон. Так, с песнями и плясками я добрался до родного офиса - мой рабочий день только начинался. Пельмени давно переварились в моем ненасытном желудке, поэтому мне потребовалось еще немного вкусной и здоровой пищи. Я заказал по телефону пиццу, заварил кофе, вытащил из холодильника бутерброды и развалился в своем большом черном кожаном кресле, просматривая корреспонденцию и деловые бумаги.
  
   Дождь начался под конец рабочего дня. "Дворники" едва справлялись с потоками воды. Небо основательно затянуло тучами. Похоже, это было надолго. Перед светофором образовалась пробка. Я двигался с черепашьей скоростью, но меня это абсолютно не волновало - я никуда не торопился и гоняться с придурками не было настроения. Местная радиостанция передавала зажигательный рок-н-ролл и веселый ди-джей уверял меня, что в том месте, где находится студия, дождя вообще нет. Я не верил ему, если его каморка не находилась на краю света или в аду. И потом, мне нравился дождь.
   Медленно продвигаясь, я пролистывал ежедневник - ничего важного на завтра, так что можно немного расслабиться и завтрашний день считать выходным. Свое дело я сделал - программы написал, клиентам вручил, настроил, а когда еще новый заказ поступит - неизвестно. Но и того, что заплатили за мой интеллектуальный труд, вполне хватало на приличную жизнь в течение полугода. Так что я не бедствовал. Плюс всякие там халтурки - на хлеб с маслом и икоркой, как говорится, хватало.
   Свернув на маленькую улочку я дворами добрался до своего дома - сегодня ехать через центр - каторга. Подъезжая к дому заказал две упаковки пиццы. Все. На сегодня все. И на завтра тоже. И на после-после-завтра. Законный выходной!
   Дождь ударил в лицо тяжелыми каплями и я поспешил в подъезд. Дом. Родимый дом. Как приятно, что ты есть. И пицца вскоре подоспела. Горяченькая. Не надо разогревать в микроволновке. Расплатившись и скинув мокрую одежду, я забрался под теплые струи душа. Ванна постепенно наполнялась. Я открыл баночку пива. Горячая вода успокаивала, расслабляла и бодрила...
   На одну секунду мне показалось, что я влюбился в эту странную девчонку - Юлю, но потом подумал, что все это ненадолго и скоро пройдет. Но мне хотелось увидеть ее.
   Женщины приходят и уходят. Разве ты не помнишь, так было всегда.
   После второй баночки моя рука уверенно двинулась к телефону - позвонить знакомому в "отдых для элиты". После третьей банки пива ванна наполнилась почти до краев. Я завернул кран - сегодня соседей топить не буду, настроения нет. Прочитав местную газетенку, я не заметил, как уснул.
  
   Этот телефон похоже звонил вечно. Сквозь дрему я слышал его настойчивые звонки. Еще там, во сне, я решил подождать и не просыпаться, пока на том конце провода кому-то не надоест выслушивать длинные безответные гудки. Но тем гадам не терпелось услышать мой голос. Я открыл глаза и отметил, что телефонный звонок отчасти спас меня и я не захлебнулся. Вода уже остыла, превратившись из горячей в холодно-бодрящую. Пора вылезать. Я протянул руку и взял трубку.
   - Алле, - сказал я. В голове промелькнуло: "А может, это Юля?" Трубка в ответ лишь тяжело дышала и осыпала меня треском электрических разрядов - помехи на линии. Вот так всегда. Тебе позвонят, и ни ответа, ни привета. Я постучал трубкой по стене и выключил. В голове приятно кружилось и шумело.
   Добравшись до дивана я блаженно развалился с двумя банками пива в руке и включил телевизор.
   Из-за жалюзи на окне пробивался матовый вечерний свет. Через форточку вливался теплый воздух, принося запахи и звуки большого города. Мне нравилось одиночество. Я, можно сказать, наслаждался одиночеством. Эти звуки города и тишина пустой квартиры пьянили меня получше любого пива. Может, просто я привык к этому. В такие минуты хотелось пожалеть себя, чтобы пьяные слезы капали в бокал с вином, но потом, трезвея, понимаешь, что нет ничего лучше этих прекрасных мгновений; и я не знал, почему так происходит... Или вот: тихий, теплый летний вечер (холодный осенний, с дождем; морозный зимний со снегом, непонятно дождливо-снежный весенний...), когда сидишь один, на кухне, пьешь чай с малиновым вареньем, смотришь на закат, читаешь мимоходом газетку, слушаешь ветер и тишину... Сказка! Становится грустно, хочется, чтобы кто-то был рядом... Но зачем?! Зачем разрушать идиллию и созданную тобой чудесную страну чужими руками? Подруг для разговоров или постели хватает, но чтобы кто-то из них была постоянной, жила с тобой, надоедала своими разговорами... Нет, не понимаю я этого, видно, не семейный я человек - так, странник на великой тропе жизни. Но иногда я мечтал совсем о другом, и это тоже было странно...
  
   - Здравствуй, птичка, - сказал он. "Птичка" отвернула голову и ничего не ответила.
   "Здравствуй", - повторил он и поднял ее на руки. Девушка не шелохнулась. Тогда он осторожно опустил ее на кровать и вздохнув, присел на краешек.
   - У меня сегодня был трудный день, - сказал он. - Шеф остался недоволен результатами работы фирмы и моего отдела. Объем продаж снизился. Кризис, сама понимаешь... - Он посмотрел на нее, неподвижно лежащую и добавил, - Но похоже тебя это не очень интересует... Ну хорошо. Уйду я, уйду... Только вот меня сегодня чуть не сбила машина... А потом я проехал на красный и какой-то сопливый мент отказался от баксов и взял с меня штраф... Дурак, что поделаешь... Ты представить себе не можешь, как холодно на улице. Конечно, не Рио-де-Жанейро, но хотелось чтобы было потеплее... А я забыл дома шляпу. Представляешь, какой кошмар... - он заглянул в ее холодные, ничего не выражающие бездонные глаза и, естественно, ничего не увидел. Только пустоту и какую-то обреченность, мировую грусть, что ли.
   - Что случилось, милая? - спросил он, зная, что вразумительного ответа сегодня он от нее не услышит. И был прав.
   - Ничего, - ответила он столь тихо, что этот ответ не был похож на шепот - скорее всего он прочитал слова по губам. - Просто мне сегодня немного грустно, - сказала она чуть громче. - И я не знаю почему. Скажи, ведь может мне быть немного грустно?
   - Может, - согласился он, - конечно, может. Послушай, киска, давай я приготовлю чай с вареньем? А ты пока посиди тут. И больше так не делай - смотри - у тебя слезки появились. О, я знаю в чем дело - просто ты жалеешь себя. Давай лучше я тебя пожалею, хорошо?
   - Да, - прошептала она. - Обними меня.
   Он обнял ее и они остались сидеть молча. Потом они молча зажгли свечи и сидели на кухне, ждали, пока закипит чайник. Он ел остывшие макароны с тушенкой и поглядывал в пустоту окна. Она сидела, подперев щеки руками и смотрела как он ест. Боль, обида, накопившиеся за день постепенно уходили, раненные сердца переставали болеть, а шрамы в душе постепенно затягивались. Наступал мир покоя и любви - ведь они так нужны были друг другу!
  
   Под чарующие звуки саксофона мои глаза закрылись сами собой. Я отпил еще немного пива, пожевал сыра, запихал все это под диван (потом уберу) и приготовился еще немного поспать.
   Звонок в дверь вернул меня в реальность словно взрыв атомной бомбы. От этого звука у меня ощутимо забухали в голове колокола и я, скрипя зубами, одел спортивные брюки и прошел к двери. В глазке мелькнуло женское лицо и пропало. "Сюр-р-рприз, - подумал я. - Не навижу галимые сюрпризы!" Сквозь щель между дверью и косяком появилось лицо Юли.
   - Я беспокоилась, - тихо сказала она.
   Ну да, понятно. Надо было найти предлог чтобы завалиться сюда. Куда катится мир!
   - Правда? - с сарказмом в голосе спросил я.
   - Точно.
   - Я в полном порядке, как видишь.
   - Вижу.
   - Ты извини, я тут пива немного выпил, устал и хочу спать. Твои неотложные дела могут подождать до следующего раза, а? - Только позвони, когда надумаешь прийти.
   - Я звонила, но никто не поднимал трубку.
   Наивная. И откуда такие берутся?
   - Я его нарочно отключил, в голове и так звону хватает, - соврал я. Ну не буду же я ей говорить, что был не в силах подойти к телефону так как был не по детски пьян? Что еще меня охватила вселенская лень?
   - Тогда не забудь включить.
   - Только не сегодня. И не завтра.
   - У тебя чай есть?
   О-о-о, ну что еще ей надо? Такими детсадовскими, наивными предлогами сейчас никто не пользуется - прошлый век, родная. А может, я еще сплю? Попросить, чтобы ущипнула меня?
   - Нет у меня чая. И кофе тоже нет. ("Все. Аудиенция окончена. Вали отсюда родная, вали пожалуйста".) У меня вообще ничего нет. Хотя... ("Боже, что я делаю? Ну не идиот же!") Пиво с сыром будешь?
   - Я принесла...
   - И что же ты принесла? Тоже пиво? Хо-хо, пиво - это хорошо. Это божественный напиток для души, так сказать, дас ист фантастиш. Юля, ты случайно не ученица Амаяка Акопяна? Ты угадываешь мои желания.
   Точно. Все совпадает. Все указывает на то, что она - чокнутая. Явные шизоидальные признаки маниакальной депрессии. Девочка влюбилась в меня.
   Почему-то мне хотелось быть с ней грубым, хотелось, чтобы она ушла. И в то же время я не хотел этого, хотя и продолжал над ней издеваться.
   - Тогда давай, - сказал я. - Попьем чайку. А может, кофейку? Ты заходи, не стесняйся. Что, подруга прогнала? Негде переночевать? Оставайся у меня, кровать большая, поместимся...
   "А вот тут я, кажется, переборщил. Сейчас она уйдет, точно уйдет. Ну и пусть, блин, уходит. Никто ее сюда не звал. Сама пришла".
   - Ты выпил?
   - А что в этом такого? Разве я не могу расслабиться после тяжелого трудового дня. И потом, все мужчины делают это.
   - Понятно. А я хотела пригласить тебя погулять.
   - С каких это пор женщины стали ухаживать за кавалерами?
   - Эмансипация.
   - В принципе, я не против, но не сегодня.
   - И как часто? В смысле, как часто ты пьешь водку или что там еще?
   - Когда принимаю ванну. Пиво. Только пиво. А водку только по праздникам.
   - А моешься?
   - Каждый день. Гигиена и все такое. Люблю быть чистым, понимаешь?
   - Понятно.
   - Да ничего тебе не понятно! - взорвался я. - Что ты вообще можешь понимать? Ты абсолютно меня не знаешь. Мы знакомы несколько часов. Ты приходишь ко мне и начинаешь читать лекции. Я, между прочим, не алкаш какой-нибудь и не твой муж.
   - Понятно. Ты только успокойся и не кричи на меня, я тебе еще не жена.
   - А я и не кричу. И слава Богу, что не жена. Что, я уже и пива попить не могу? Да?
   - Ладно, тогда я пошла.
   - Да, пока. Заходи, звони, если что...
   - Понятно...
   Я закрыл дверь и упал на кровать. Солнце опустилось за крыши домов и над городом наступили сумерки. Но я этого не увидел, потому что уже спал.
   Когда сон кончился, я проснулся. Наступила ночь. В окно бились всполохи неоновой рекламы и звонки проезжавших трамваев.
  
   - Я не понимаю, что ты так упорно ищешь, - сказал Странник.
   - Я ищу любовь.
   - Любви нет, - сказал Странник.
   - Но ведь я ищу. И потом, мне сказали, что она где-то рядом.
   - Ты ошибаешься.
   - Ну, тогда я пошел.
   - Иди.
   И они разошлись. По разным мирам.
  
   Я упал на диван. Спать не хотелось. Я думал. Думал, думал, пока не заснул.
   Сны... Они такие разные бывают... Но в этот раз ничего не было. Пустота, чернота - все длилось одно мгновение; во всяком случае, так мне показалось. Потом я открыл глаза и посмотрел на часы - ничего себе, одно мгновение! Будильник показывал час ночи, а за окном пугающе бродила старушка ночь. Хотя какая она старушка, женщина вамп, женщина загадка. Ее никогда не поймешь (как и всех женщин, впрочем).
   Прижавшись к стеклу я смотрел. Смотрел на светящиеся окна, остатки прожитого дня и начало нового. Кто-то ссорился, кто просто курил, высунувшись в форточку, а кто-то готовил еду...
   Желтые фонари желтыми пятнами болтались в темноте, очень далеко проходили поезда, еще дальше светились разноцветные, совсем маленькие точки и мигали, мигали...
   На кухне, вытащив баночку огурцов, с удовольствием опустошил пол-банки рассола - хор-рошо... И огурчик прекрасно пошел. И чаек с малиновым вареньем. И пара бутербродиков с колбаской и сыром, разогретые в микроволновке. И еще раз чай. И остатки пиццы.
   Потом волной накатила вселенская грусть-тоска. Хоть бы позвонил кто! Да, в час ночи, разбежался. Как говорил Буратино, сидя в болоте, нормальные люди теплое молоко уже попили и спать пошли.
   Сигарета. Еще одна. Еще чай. И мысли всякие разные. Ну почему молчит телефон! Молчит. Тишину ночи нарушала лишь вечная музыка - джаз. Кассета, приобретенная у уличных продавцов на деле оказалась неплохим сборником музыки под настроение. Под грустное настроение. Когда хочется пожалеть себя, поплакать... И потом, нечего тут сопли разводить - ведь я сам захотел, чтобы Юля ушла. А если бы я этого не сделал? Интересно, что бы было тогда? Она легла ко мне в постель? Но это скучно, господа. Жутко скучно и неинтересно. Просто очень неинтересно. Слишком все просто. А как же ухаживания, кафе, гуляние по вечерам и все такое прочее? Ведь она не шлюха, в конце концов! Хотя...
   Юля. Мои мысли частично (местами, особенно за чаем) возвращались к ней. Я ловил себя на том, что много я думаю о ней. А может, я влюбился.
   Звонок мобильного телефона, до этого спокойно лежащего в кармане джинсовых брюк, вывел меня из оцепенения. Я отключил его. Просто не хотелось ни с кем общаться. Ни с кем - я перегорел. И я снова уснул...
  
   Дождь. Шаги. Луна. Тихо. Осень. Холодно. Ветер. Мерзнут руки и нос. И уши. Машины. Реклама. Лужи. Мокрые ноги. Забыл зонтик. Домой. Чай. Ванна. Книга. Постель. Неужели осень? Не верю. Не похоже. Но хочется выпить. Дома. Мрак. Фонари. Желтый свет. Мокрые собаки, люди. Все пропиталось дождем. Как губка. До костей. А дома тепло. Ноги мокрые, кошмар. Приду, заболею, умру. Не хочу умирать. Пускай я лучше усну. Пускай мне снится осень под светом фонаря.
  
   Краткое пробуждение, мерное гудение в голове (а головка то бо-бо!), тяжесть и одновременно пустота в желудке, - все это как-то сразу, без предупреждения обрушилось на меня. Было противно и муторно. Пиво приятно для организма, но портит мозги, - подумал я и поплелся в ванную. Включил холодную воду. Секунд пять уговаривал себя сунуть башку под струю и уговорил.
   Вода оказалась жутко ледяная.
   Стало легче.
   Я прошел на кухню и сел в кресло. Вспомнил про телефон и включил его. Последний не замедлил разразиться громкой трелью.
   Ладно, сказал я сам себе, пусть будет так.
   - Алле?
   - Привет, это я, Лена. Вадик уехал в командировку, а у дочки поднялась температура. Ты знаешь, мне некому позвонить. Я не знаю что делать.
   - Звони в "скорую".
   - Температура 38.
   - Да, ты права, не приедут. Но хотя бы проконсультируют по телефону. Есть жаропонижающее?
   - Взрослая доза.
   - Отломи половинку и дай Сонечке.
   - Хорошо. А ты приедешь?
   - Приеду. Все, пока, увидимся.
  
   Через двадцать минут я стоял у порога и звонил в дверь. Щелкнул замок и высунулась растрепанная Ленка.
   - А, это ты, проходи. Кажется, ей стало лучше.
   - Что у нее может быть?
   - Простыла. Когда я забирала ее из садика, то купила по пути мороженого. А Сашка всю дорогу болтала и пела песни. Ну и ...
   - Да, запросто, - вставил я, лишь бы что-то сказать. - В таком возрасте и в такую погоду дети особенно восприимчивы к случайным инфекциям...
   - Останешься? Мне страшно...
   - Ладно, - ответил я и пошел в зал. - Я немного посплю. Если что, буди.
  
   Я не могу без тебя жить. Меня уже все достало.
   А-а-а-а-а-а!
   Грязный снег. Трамвайчики. Куда уйти, чтобы остаться?
   Меня уже начинает трясти, меня просто ломает. Наверное, в организме чего-то не хватает. Я знаю. Тебя.
   А-а-а-а-а-а!
   Я не выдержу и примчусь к тебе. Приползу на коленях. Буду умолять взять меня обратно. Я хочу тебя.
   Целых два дня - это так много. Боже, не понимаю, как я раньше жил без тебя?
   Мне так тошно. И еще хуже - одиноко. Не хочу одиночества. Пустота ранит, режет душу. Потому что тебя нет со мной. Именно тебя. Мне не нужны другие, только ты.
   Все. Я больше не могу. Я поехал. Навсегда.
  
   Кто-то кричал. Во сне я даже не понял, что происходит. Где я. Зачем я здесь.
   Орала Ленка. Ее крики "Она не дышит... она не дышит... у нее судороги..." заставили меня подскочить и броситься в спальню.
   Ленка сидела рядом с бедным ребенком и тормошила его. "Ну, родная, не уходи, миленькая, родненькая, не умирай..." Сонечка тихонечко стонала. Ручки и ножки непроизвольно дергались. Я прикоснулся к девочке. Жар. Сильный жар. Температура - градусов тридцать девять, не меньше. А когда у маленьких деток такая температура, организм включает защитные реакции. А побочный эффект - судороги. Скорую? Не успеет. Хотя нет, пускай Ленка звонит, а я здесь попробую что-нибудь сделать. Пошаманю немного.
   -Где у тебя лекарства?
   -Все здесь.
   - Ага, - нашел я нужные. Смешал, втянул в шприц, уколол. Все произошло так быстро, что Ленка и опомниться не успела.
   - Что это было, - прошептала она, - что ты ей ввел?
   "Яд", - хотел было пошутить я, но не рискнул.
   - Ничего особенного, - сказал я, - Димедрол и анальгин. Отличное противосудорожное средство, поверь мне. А теперь вызывай скорую, все будет хорошо.
   - Правда?
   - Правда.
   Я прошел в комнату и снова опустился в кресло. Я не слышал, как приехала "Скорая помощь", потому что сразу отключился.
  
   Холодное серое утро. Город скрылся в тумане, за окном бесшумно двигаются машины, словно у всех разом отключился звук. Где-то за стеной играет музыка, и пьяные голоса подпевают ей.
   Сегодня с утра идет снег. Нерешительно, маленькими снежинками в хороводе ветра. Это не тот снег, не настоящий снег, который придет позже и покроет землю, всю без остатка, так, для разнообразия.
   Свинцовые тучи двигались нехотя, медленно, словно действительно были налиты свинцом, задевая самые высокие башни города, от чего те не ломались, не гнулись, а просто исчезали в сером хаосе мира.
   Снег действительно шел, но все остальное было лишь бредом призрачного утра.
   - Ты умрешь, - сказал я и всадил нож по самую рукоятку в сердце.
   Но ты не умерла.
   Слоники бежали по прерии, поднимая страшный грохот и тучи пыли.
   Я был пьян, мне было очень плохо и стыдно, я хотел умереть.
   Но меня никто не слушал, все отворачивались и тыкали пальцами.
   Луна сменила солнце и стала светить днем. Так день стал ночью.
   Но время так же шло, и никто не знал что делать и куда бежать. Все умерли. Слова потерялись, песни перестали исполняться на родном языке, все утратило свое значение и назначение, никто не знал что делать и из чего. Эдакое буйное всемирное помешательство.
   - Это хаос, - глубокомысленно сказал я и выключил свет чтобы спокойно поспать. Стало темно и ничего не видно, хоть глаз выколи.
   Какой-то умник догадался зажечь свечку, но это ничего не дало - я дунул и погасил пламя.
   Они пошли на ощупь, пробираясь по колено в грязи, обдирая руки о ветви. Они еще жили, хотя знали, что давно умерли...
  
   Утро принесло новый день, головную боль и первичное восприятие мира - я не понимал, как я очутился в этом кресле в незнакомой комнате. Но события ушедшего дня вернулись со скоростью восточного экспресса - я все вспомнил.
   Сашенька лежала на кровати и спала. Щечки у нее были розовые. Я облегченно вздохнул ну и слава богу. Хорошо, что все обошлось.
   Девчонки сидели на кухне и курили. У обоих были круги под глазами - не спали. Я бы сам не спал, если бы это был мой ребенок.
   - Ну, сказала Марина, я тебе все тут написала. Врач приедет после обеда, еще раз осмотрит девочку - может придется класть ее в больницу. Если что, тьфу, тьфу, вызывай "скорую". Ну все, мы поехали.
   - Хорошо, - сказала Лена, - может, кофейку?
   - Нет, - сказал я, - дела. Нам действительно пора. Но мы постараемся навещать тебя почаще. Может, даже сегодня, вечерком.
   - Буду ждать.
   - Успокойся, - сказала Марина, - с детьми всякое бывает. Возьми себя в руки и не дергайся. Все будет хорошо. А теперь, - она обратилась ко мне, - отвези меня на работу.
  
   День прошел как во сне. День прошел - и ладно. День... они все такие похожие...
   Вечером я вспомнил про обещание и заехал к Ленке. Выпил пару чашек кофе на кухне, пообщался с девочкой. Дети - они быстро отходят. Сашенька уже что-то рисовала в альбоме, хотя была такой же бледной. Я похлопал Лену по плечу, сказал что-то ободряющее и удалился.
  
   По лестнице на свой этаж я подымался с большим трудом - все плыло и качалось, как на корабле. Сказывалось приятное времяпровождение в местной забегаловке с морским названием "Причал". И чуть не споткнулся об Юльку. Она сидела на ступеньках возле моей двери лопала чипсы.
   - Хай, - улыбнулся я, стараясь дышать в сторону. Я понимал, что слово "привет" мне будет произнести трудно, поэтому выбрал такое, в котором было меньше букв. А вообще, лучше говорить завтра. Надеюсь, она это поймет и уйдет в гордом одиночестве, так как проводить ее я уже не в состоянии даже до входа в подъезд.
   У двери я чуть не упал. Вытащил ключ и с минуту пытался вставить его в замочную скважину. Эта наглая Юлия Валентиновна стояла рядом с молчаливым любопытством наблюдая за моими нескоординированнымыми действиям. Меня это раздражало. Помогла бы, что ли...
   Ключ выпал у меня из рук, а поднять его уже не было сил. Вернее, они были, только на опускание тела, но встать - вряд ли. Уснул бы. Верняк. Спать хотелось до жути. До потери сознания.
   Я нашел в себе силы улыбнуться и пожал плечами - мол, всякое бывает. Я прислонился к стене и закрыл глаза. Мир продолжал качаться и в темноте. Меня мутило.
   Я услышал знакомо клацанье замка и почувствовал, как меня сильно и уверенно дергают за уши. За мои уши! Безобразие. Беспредел. Бардак...
   - Не надо, - промычал я, - больно!
   - Надо! Иди, ну же! Шевели ногами, или останешься здесь ночевать!
   Я отлепился от стены и с трудом начал "шевелить ногами", ощущая легкие тычки в спину. Дойдя до ванной, я встал на колени и сунул голову под кран. От холодной воды стало легче. В желудке начались возмущения и выпитое полезло наружу. "Не первый раз" - мелькнуло в голове и тут же пришла другая мысль - "и не в последний"...
   Полегчало, но совсем немного, чуть-чуть. Я вытерся и прошел на кухню. Там уже сидела Юля.
   - Странно, а я думал что ты уже дома спишь, баю-бай делаешь. Ты знаешь, у меня такой тяжелый день был, ты не представляешь!
   - Вот только не надо байки про "тяжелый день" рассказывать. Слушай, а может ты алкоголик? Пока нет, а что, нравятся алкоголики? Так я стану...
   Я смотрел на нее и думал: чего ты ко мне прицепилась? Ведь жил же без нее, а теперь бардак в жизни получается.
   - Хочешь чаю? - спросил я.
   - Нет.
   - А макароны разогреть?
   - Нет.
   - С котлетами и подливой.
   - Нет. Слушай, а ты разве не "новый русский"? Питаешься всякой фигней...
   - Да нет, просто красная икра изо дня в день тоже надоедает... Шучу. Ты же знаешь, есть у меня небольшое дело, но это еще ничего не говорит. До "нового русского" мне как пешком до Луны.
   - Понимаю.
   - Зато я - нет. Без обид скажи, зачем ты ко мне пришла?
   - А на что обижаться? Может, нравишься ты мне.
   - Это еще не повод.
   - Да?
   - Да.
   - Черт возьми, о чем мы говорим?
   - О любви.
   - У меня голова болит, а ты о какой-то любви говоришь. Может, сходишь за пивом?
   - Обойдешься.
   - Поговорили.
   - Поговорили...
   - Знаешь, Юля, мне ничего в голову не лезет. Погода, наверное, действует. Развлекайся сама, а я пойду полежу, книжку почитаю...
   - Я хочу есть.
   - О, это уже слишком. Я покажу тебе, где что лежит, а дальше ты как-нибудь сама.
   - А ты мне не поможешь?
   - Я же сказал - нет.
   - И пойдешь читать свою хренову книжку?
   Я хотел, чтобы она убралась. Чтобы исчезла из моей квартиры сейчас же, сию минуту.
   Я промолчал.
   - И что, нам уже и поговорить не о чем? Все темы исчерпаны, да? Что ты молчишь?
   - Я думаю.
   - О чем, если не секрет.
   - Секрет.
   Я достал сигарету и закурил. Дым синей полосой потянулся через открытое окно шевелясь, словно живой синий змей.
   - Я думаю о том, что уже ночь и все нормальные люди легли спать, а ненормальные достают своей болтовней других людей.
   - Еще не ночь, посмотри как прекрасен закат...
   - Поставь пожалуйста чайник.
   - Он еще горячий.
   - Окей, тогда попьем чайку. За пивом не сбегаешь? Хотя нет, это я уже говорил. Не сбегаешь... А вот я тебе расскажу одну историю...
   - Сейчас.
   - Хорошо, но потом ты пойдешь домой... Так. История. Немного грустная, но из жизни.
   - Не тяни.
   - Не перебивай. Когда-то, давным-давно я жил на берегу моря.
   - Где?
   - Неважно. У меня там была девушка.
   - Русалка что ли?
   - Не, обычная земная девушка. И в хорошую погоду мы проводили вечера у моря, наслаждаясь закатами. Это были довольно странные дни - мы просто сидели и смотрели, как солнце тонет в море. Мы вообще мало разговаривали. И в то же время мы не могли жить друг без друга. Странно, да? Может, это была любовь, а может, просто привязанность друг к другу. А море... Оно такое... Короче, оно не надоедает. Можно целыми месяцами жить на берегу и никогда не привыкнуть к нему. Оно каждый день разное...
   - И что случилось дальше, почему вы расстались?
   - Она погибла. Банальная история - ее сбил пьяный водитель.
   - Извини.
   - В жизни всякое бывает. Сегодня ты есть, а завтра тебя нет.
   - Ты не можешь ее забыть?
   - Могу. Она умерла, ее нет. Нельзя ведь жить прошлым.
   - Но ты думаешь о ней, вспоминаешь? Ты ведь любил ее...
   - Иногда вспоминаю, - соврал я. На самом деле думал о ней чаще, чем положено, особенно когда на душе скреблись кошки. В такие моменты я хотел чтобы она была рядом. Я думал, что она жива, что вот-вот раздастся телефонный звонок и я услышу ее голос... что раздастся стук в дверь и придет она... Я так хотел, чтобы она была жива!
   Со временем мне стало казаться, что это был всего лишь бред моей фантазии.
   Потом я подумал, что ты, Юля, очень похожа на нее. И ты вполне можешь заменить ее...
   Я чувствовал, что начинаю привязываться к этой странной девчонке, и если мы расстанемся, мне какое-то время будет не хватать ее. Да, именно не хватать.
   - Извини, - сказал я, - мне надо в мужскую комнату...
   Меня рвало... Прочистив желудок, я сунул голову под кран. Холодная вода остудила слишком горячую голову.
   Я вышел из ванной, вытирая мокрые волосы и лицо. Юля сидела в комнате и смотрела телевизор.
   - Тебе было плохо? -спросила она, поворачиваясь в мою сторону.
   - Сейчас уже получше. Живот болит и голова тоже, если тебя это интересует.
   Она промолчала.
   - Ну, я пойду..., -выдавила она.
   Ну и уходи, - подумал я. -Мне легче будет. А что я еще мог ответить? Остановить ее и на коленях умолять остаться? Что-то такого сильного желания не было. А может, это любовь рушилась на моих глазах?
   - Давай. - негромко сказал я. - Если что, заходи...
   она посмотрела прямо мне в глаза и, ничего не ответив, ушла.
   Я стоял в коридоре мокрый, растерянный, ничего не понимающий.
   "Она больше не придет, - шептал мой внутренний голос. - Давай, беги за ней, пока она далеко не ушла!"
   Но я не мог. Ноги словно одеревенели и я устало опустился на пол. Я знал, что если верну ее, хорошего не произойдет, наоборот, мы еще больше отдалимся друг от друга. Нет. Надо выждать время. Тогда точно будет известно, любовь это или просто так, привязанность, обычная влюбленность.
  
   Прошло несколько дней. Я тщетно ждал ее звонка. Вот я брал мобильник и набирал ее номер, но с первым сигналом ожидания, я отключал связь (давал отбой). Я хотел ее видеть, но не знал, хочет ли она того же самого.
   Все дни и вечера я проводил на работе. На фирме наступили далеко не самые лучшие времена и мне пришлось отказаться от нескольких сотрудников - благо контракты перезаключал каждый год. Пришло время продлить их, но я этого не сделал. И часть их обязанностей взвалил на свои плечи.
   Телефон молчал.
   В работе я забывал о существовании девушки, которая вошла в мою жизнь и оставила в ней свой след. Я пытался забыть ее, но не мог...
  
   Я посмотрел на часы половина шестого вечера. Клиентов на сегодня больше не намечалось и я с удовольствием позволил себе выпить чашечку кофе, размышляя о том, куда отправиться в отпуск - на Кипр или Канары. А может, по-простому, в Сочи? Как вдруг мои размышления прервал телефонный звонок.
   - Типа "Алле", - проговорил я в мобильник. "Труба" молчала. "Не похоже на клиента, - подумал я. Может, бандиты наехали? Да нет, "крыша" у меня хорошая, и защищает и сильно не обдирает за свои услуги. "Охранное агентство "Барс" называется... А может... А может это Она позвонила?" И сердце мое прибавило скорости. Даже люб вспотел.
   - Саша, - вдруг заговорила трубка, это я, узнаешь?
   Узнаю ли я! Ха! Да я бы из тысяч голосов узнал бы твой.
   - Привет, - сказал я.
   - Я в беде, - проговорила трубка и заплакала.
   Так. теперь я готов был за нее совершить что угодно. Горы свернуть, горло зубами кому-нибудь перегрызть и что-нибудь еще подобное, в этом же духе. Да я бы... Да. Только теперь я понял, как сильно я ее люблю и как дорога она мне, это милое чокнутое существо с рыжими волосами. Другой такой девчонки, как моя Юлька мне наверняка не найти...
   - Что случилось, - выдохнул я.
   - Не по телефону, - быстро сказала она. - Прыгай в тачку и дуй в сторону вокзала. Я буду ждать тебя на углу Большой песочной и Ломоносова. Все! - и она кинула трубку. Похоже, звонила из автомата. Девчонка очень сильно напугана.
  
   Машина дико взвизгнув колесами сорвалась с места. Я мчал, как на пожар, подрезая другие тачки, не обращая внимание на мигание фар и сигналы клаксонов, грубо нарушая правила движения.
   Ровно через семь минут я был на месте. Медленно проехался вдоль аллеи. Никого не было.
   Еще раз. Где же она, дурочка, куда могла спрятаться?
   Я вышел из машины и направился к телефонной будке. Внутри был обгоревший прямоугольничек бумаги, в котором я признал свою визитку. Трубка телефона не положена на рычаг. Плохо. Или она убежала, спасаясь от кого-то или те кто-то похитили ее. Но должен же остаться хоть какой-то след! Юля, дай мне знак!
   Я посмотрел на вниз. На грязном полу телефонной будки было написано "Вера".
   Ага! Верка, Юлина подруга. Она уж точно может прояснить ситуацию!
   - Эй ты!
   Я обернулся.
   - Тебе не стоило так напрягаться, братан, - через стекло подъехавшей машины на меня смотрела здоровенная наглая рожа "быка", так кажется их называли. Короткая стрижка, голова-шея, "златая цепь на дубе том" и прочие атрибуты крутости.
   - Выходи, - сказал "бык", - поговорить надо, тема есть.
   - А я вот не понимаю, типа какие могут быть темы. Вы мой клиент?
   - Ага, щас поймешь. Выходи давай, или тебе помочь?
   - Я сам, - ответил я. Боковым зрением я приметил "Джип" с затемненными стеклами, стоявший на другом конце дороги. В то же время моя машина стояла напротив телефона автомата. Значит решили, что этот козел один справится со мной...
   Молниеносным движением я вынул из кармана пистолет-зажигалку и направил на лысую башку крутого. Улыбка у того мгновенно сошла и лицо побледнело.
   - Не двигайся и не делай резких движений, - сказал я. - Из машины, быстро!
   Крутой пацан вылез, а я, как в заправских боевиках приставив пушку к его затылку (чтобы все видели), заслонился им и подошли к моей машине. Резким ударом "пистолета" по голове я вырубил своего приятеля и в считанные секунды оказался в машине. Включил передачу и сорвался с места. В зеркало заднего вида я видел как из машины выскочил еще один "боец" и кинулся к лежащему. "джип" на том конце улицы развернулся и начал резко наращивать скорость. Я ухмыльнулся. Ребята, заем так суетиться, ведь у меня движок форсированный, я без труда делаю двести километров в час за семнадцать секунд. Это вам не на своем луноходе по кочкам кататься... Резко дернув ручник я развернулся на 180 градусов. Педаль газа в пол и я проскочил мима джипа... Тот попытался повторить мой маневр, но его занесло и машина врезалась в дерево. Спустя мгновения мощный взрыв потряс округу. Что они там, блин везли? Канистры с бензином? Это только в кино так машины могут взрываться... Во всяком случае, я так думал раньше...
   Выехав на проспект Вернадского, я доехал до конца, до стоянки и остановился.
   Я сидел на обочине проспекта и уныло смотрел на помятый зад своего железного "друга". Бампер помят, левый фонарь вдребезги, вроде бы и кузов от ударов повело...
   Я встал и ласково погладил серый бок "Линкольна".
   - Сделали из тебя консервную банку, уроды. Теперь далеко не уедешь - слишком уж ты примелькалась. Надо тебя отогнать в гараж, до лучших времен.
   Я пошарил в кармане и выудил мобильник.
   - Алле, Карен?.. Это я, Троянов... Узнал?.. Хорошо, что не забываешь... У меня проблемы?... Да нет, ничего особенного, все типа нормально... Слушай, дорогой Каренчик, а не одолжишь ты мне какую-нибудь свою машину?.. Не, не разбил, моя в ремонте. Не поверишь, но и крутые тачки тоже ломаются... Да что-нибудь вроде джипа...Да, сойдет... Ну ладно, пока, увидимся...
   Ну вот, одна проблема решена. А что делать с этой? Что - что, в гараж. А потом ремонтом займусь... если доживу. И эта дура мне оплатит его, конечно...
   По проспекту машины шли сплошным потоком.
   Без приключений миновав милицейские посты я свернул на кольцевую. Доехав до развилки, повернул направо и через метров сто съехал на новую асфальтированную дорогу и въехал в район новостроек. После сегодняшних "чудес на виражах" очень хотелось есть и пить. А еще спать. Но есть хотелось сильнее, поэтому я пошел на поводу у своего чувства и направился к ближайшему супермаркету. А при виде стеллажей, полных соблазнительно пахнущей еды, у меня чуть не закапали слюни.
   Немного побродив по шумным залам и накидав в корзину горы разноцветных упаковок, я направился к кассам. Прикидывая стоимость покупок, я похлопал по карману, в котором обычно находился кошелек с деньгами и ключи от квартиры. И похолодел. И по спине побежали мурашки. Кошелька не было. Вот блин и сходил в магазин! Я быстро сунул руку в другой карман, третий, проверил в штанах и... вот он! Ура, блин! Фу ты, даже пот на лбу выступил. Вот хрень какая! Как он там оказался? Наверное случайно положил.
   Размахивая корзиной я остановился у коробок с чипсами и насвистывая "то-ре-адор, сме-лее в бой, то-ре-адор..." стал кидать пакетики до кучи.
   У касс появились два небритых накачанных хмыря, рыская взглядами по торговому залу.
   Я их заметил, но несколько поздно. Но, похоже, они меня не видели. Я уткнулся носом в пакет с чипсами, типа сосредоточенно изучая состав этого изделия, одновременно лихорадочно обдумывая создавшуюся ситуацию. Это было очевидно - искали меня. Или нет? "А ты проверь," - хихикало подсознание. Так, они знают мои примерные приметы. Значит, знают во что я одет. И в первую очередь будут обращать внимание на тех, кто похоже одет. Вывод - надо менять одежду. Я вывернул свою куртку "пилот" и стал оранжевым. Повязал шелковый шарфик поверх воротника и нацепил солнцезащитные очки. Наряд стал "мама не горюй", но что делать, иногда приходится играть идиота.
   Когда ищешь какую-то вещь, ни за что ее не найдешь, если она лежит рядом, почти на виду. Поэтому на свой страх и риск я двинулся к тем кассам, у которых стояли те два амбала, одетые в дорогие черные костюмы, без отпечатка интеллекта на лицах - его отсутствие компенсировали накачанные мышцы.
   Я встал в очередь. Похоже, мое присутствие явно игнорировалось - эти парни искали меня в глубине зала.
   - Этот? - спросил один. У меня похолодела спина. -Не, не похож. Тот был одет, типа нормально. А этот... Попугай, блин... - они рассмеялись. Охрана супермаркета поглядывала на них с опаской, но подходить не решалась.
   Я расплатился и начал складывать продукты в пакет.
   - А тачка тогда чья? - продолжал другой. -В ноль она, та самая. Где теперь его искать?
   - Так, давай ты туда, я туда. Он где-то спрятался, гнида. - с этими словами "добры молодцы" двинулись - в торговый отдел. Охрана магазина гуськом последовала за ними, судорожно сжимая в руках небольшие рации.
   Закинув кусок колбасы в пакет, я двинулся к выходу, по пути остановившись у витрины с мобильными телефонами. Они сами меня интересовали меньше, чем парковочная площадка, которая отсюда хорошо просматривалась. Так и есть. Они совсем не дураки - у моей машины не спеша прогуливалась наглая красная морда с сигаретой в зубах и черных очках. А путь к отступлению преграждал черный джип, подпиравший сзади мою тачку. Что теперь делать?
   Зеленый жигуль, едва не касавшийся переднего бампера моей машины, выбросил столб сизого дыма и начал медленно отъезжать, освобождая проход. Бандиты засуетились - второй машины у них не было. Я пригляделся. Вроде бы в джипе никого не было. Я уверенно вышел из магазина и направился в конец стоянки, где сиротливо припарковался видавший виды "москвичок". Бритоголовый посмотрел в мою сторону, презрительно сплюнул и хохотнул.
   По стоянке бегали мальчишки, предлагая всем подряд свои нехитрые услуги: протереть стекла, помыть машину.
   Я остановился у "москвича" и поманил пальцем одного из подростков. Маленький, лопоухий пацан сорвался с места и подбежал ко мне. Пока он мне протирал стекло, я давал ему инструкции. Вытащив из кармана сторублевку, я сунул лопоухому купюру в руку. Тот посмотрел на меня вопросительно и сказал: "Мало". Я дал еще. Заплатив, я стал шарить по карманам, вроде бы как искал ключи. Пацаненок подскочил к джипу, что-то сказал улыбающейся чему-то своему детине, от чего у того вмиг побледнело лицо и он, грязно выругавшись, пулей влетел в магазин. Я кивнул пацану и побежал к своему "Линкольну". Взвизгнули колеса, и я уже мчался по лабиринту новостроек, где с непривычки можно было заблудиться. Но я знал куда еду.
   Двигатель зачихал и заглох. Это было для меня неожиданностью - только сейчас я обратил на лампочку датчика топлива - она даже не мигала, а просто горела зловещим красным светом. Фигня. У меня было два бака на машине - один основной, один запасной. И он всегда был полон. Оставалось только открыть капот и переключить подачу топлива, что я и сделал. Но под капотом было и что-то еще. Рядом с картером находилась маленькая неприметная коробочка, которую в другой раз я бы и не заметил, но сейчас обратил внимание - раньше на этом месте никогда ничего не было. Страшная мысль пришла ко мне в голову и заставила покрыться каплями пота: бомба! Но... но почему она не сработала, когда я завел двигатель? А может, она замедленного действия, скажем с часовым механизмом?.. Нет, не похоже. И проводков никаких нет, и маловата вроде. Жучок. Определенно это жучок, иначе как объяснить появление джипа перед супермаркетом? Они не могли меня так быстро найти. И как это не пришло мне в голову? Но... когда они успели мне его прицепить? Профессионалы хреновы. Ничего не скажешь, хорошо сработано. И аккуратно. Я нагнулся и отцепил "маячок", раздумывая что с ним сделать. Закинуть куда подальше? Раздавить каблуком? А может... Рядом чадила сизым дымом старенькая "волга". Мужик навешивал замки на ворота гаража-ракушки, видно боялся, что могут украсть его "чудо". Раз-два, и дело сделано. Вот удивится хозяин "волги", когда станут преследовать бандитов... Мне на секунду стало его жалко. "Жалко у пчелки", сказал я себе и завел двигатель.
   Въехал в огромный гаражный мегаполис - если так можно было назвать бесконечные ряды лепившихся друг к другу больших и маленьких кирпичных, бетонных, железных и сделанных черт знает из чего коробок, этих приютов для машин, пока не нашел свой. Железные ворота, покрашенные красной грунтовкой. Он был такой же как и все остальные, но только с виду. А внутри...
   Я достал из кармана небольшую штуковину, похожую на брелок с кнопками и набрал код. Внутри гаража что-то щелкнуло и одна из створок приоткрылась.
   Я загнал машину и закрыл гараж изнутри. Здесь было тепло и сухо. Мирно гудел электросчетчик. Я спустился в подвал, открыл потайную дверцу, замаскированную, как положено под шкаф с инструментами и... очутился в своем убежище. Прямо как Гарри Потер и его потайная комната. Здесь был диван, кресло, бар, холодильник, телевизор, газовая плита, бак с водой и ... биотуалет, мое последнее приобретение.
   Вытащив из машины продукты и распихав их по полкам холодильника, я открыл ноутбук, с которым никогда не расставался. В принципе, здесь стоял старенький компьютер, но сами понимаете, ноутбук - это-круто. Прилег на диван и...
   Проснулся от странного ощущения и от того, что выспался. На часах было три ночи. И я еще был жив. Надо было что-то делать. С чего начать?
   Нервно, глубоко затягиваясь, я думал о случившемся. При чем здесь бандиты? И где эта чертова Юлька? Словно восприняв мои мысли коротко тренькнул телефон. Звонила моя старая-престарая подруга Лена.
   - Привет Ленок. Проблемы?
   - Слушай, Санек, ты не побудешь с Сонечкой? Всего одну ночь, а? А утром я приеду, куплю тебе чего-нибудь вкусненького.
   - Хорошо.
   - Тогда приезжай. У меня супер срочная работа, ключи у соседки, я предупрежу на счет тебя.
   - Ладно.
   - Ну все, я побежала. Еще не забудь дать ей таблеток, они на холодильнике, там все написано.
   - Окей.
   - Пока.
   - Пока-пока, сочтемся. Кстати, а где Олег?
   - А-а-а, - произнесла трубка, - потом расскажу. Все, давай.
  
   Сонечка стояла у обогревателя и грела свои малюсенькие ручонки.
   - Привет Сонечка, - сказал я раздеваясь.
   - Привет, дядя Саша.
   Лицо ее было бледным, можно сказать мраморным, а ручки казались вообще лишенными крови, такими белыми они были. Под глазами синели круги.
   Я пощупал лобик ребенка - она просто горела, но руки были холодными как лед.
   - Дядя Саша, дайте мне покушать, а то мама дала мне котлету на тарелочке, а поднять ее у меня сил нет...
   черт побери, от этих слов у меня мурашки побежали по коже, а на глаза навернулись слезы. Вот же мамаша, мать ее!
   - Да моя дорогая, да мое солнышко, я сейчас покормлю тебя, чаем напою, таблеточку дам, чтобы ты не болела и сила у тебя появилась. А потом мы будем рисовать фломастерами и карандашами.
   "Ну Ленка, - думал я, - ну сволочь... А с другой стороны - чужая жизнь - потемки. Вмешаешься, еще и виноватым окажешься. Не стоит влезать в чужие игры. А может просто поговорить? Мамаша хренова!"
  
   Рисовали мы недолго - ребенок вдруг захотел спать и я уложил девочку в кроватку. Потрогал лобик - вроде бы жар спал. Соня заснула быстро и тихо посапывала во сне. Я поправил одеяло и вышел из комнаты, покурить. Да, придется спать рядом, на кресле, мало ли чего случится, а в другой комнате не услышу.
  
   Синие струйки дыма уплывали в открытую форточку. Похоже, моей тихой, размеренной жизни пришел конец. Я влип в историю, благодаря Юлечке. А ведь так все хорошо начиналось! И что же? Я похож на кино-супергероя? Нет, надо забыть все, успокоиться. Это просто кошмарный сон, мне все снится. У меня есть свой бизнес. Или был?.. Я полюбил одну девушку. Или просто влюбился? Так, мимолетный городской роман, который быстро забывается, когда встречаешь другую... Я хочу создать семью. Вот это, батенька, вообще бред. Какую семью? Ты шутишь! Посмотри на себя, бизнесмен хренов, какой из тебя семьянин? Смешно просто.
   Я схожу с ума. Прямо как в том мультике про Карлосона: "А я сошла с ума... Какая досада..."
   Надо выпить кофе, тогда я не усну. Нет, от него еще больше спать хочется. Уж лучше крепкого чая. А кофе завтра, с утра. Будет утро, будет все по другому. Ага, и новые проблемы.
  
   После третьей чашки чая я не заметил, как уснул, точнее, отключился. А разбудил меня звонок телефона. Я глянул на часы - боже мой, шесть утра! Я проспал все на свете! Как там Соня?! А вдруг ей плохо?! Идиот!!!
  
   Звонила Лена, интересовалась, как ребенок. Я ответил, что все нормально, температура спала, несу вахту, выпил весь кофе и сожрал все сосиски. Она ответила, что молодец, что сосиски давно пора было съесть, иначе они бы испортились... То-то, - подумал я, - они были какими-то неприятными на ощупь и вкус у них был... мама не горюй, называется.
   - Приезжай, - сказал я в трубку, - а то у меня тоже наверное дела.
   - Какие у тебя могут быть дела - молодой и не женатый.
   - В том то и дело, - многозначительно ответил я и вспомнил про Юлю. Интересно, куда она подевалась? То, что она была не у бандитов, ясно как дважды два. Тогда где? Мне что теперь, превратиться в Рэмбо и спасать сумасшедшую девчонку? В какую такую историю она влипла , что за ней гоняются не менее сумасшедшие бандиты?
  
   Щелкнул дверной замок. Лена пришла. Итак, мое дежурство окончилось.
  
   На первой попавшейся заправке я залил полный бак горючего. Так, на всякий случай, пригодится. И потом, полный бак не взрывается от прямого попадания пули, это и школьнику известно. Теперь у меня была другая машина, джип Карена, "Тойота Рав-4". Небольшой и верткий автомобильчик, пляжный вариант.
  
   Вера, Вера... Зацепка-то есть, но куда она приведет? Интересно, когда я успел переквалифицироваться в детектива? Спокойно, братан, спокойно. Что, руки трясутся? А ты думал. Ищут бандиты, ищет милиция, девчонку, которая... Которая что?
   Стоп. Почему на этой улице так много милицейских машин?
   Я переключился на пониженную передачу и медленно поплелся по дороге. А вот и нужный дом. Скорая помощь, носилки. Кому-то стало плохо? Вероятно, очень плохо - пол стены в кровищи. А эти длинные пластиковые свертки? Похоже, куче народа помощь уже не нужна. А, обычные разборки. Знаем, бывали.
   Хорошая мысля, приходит опосля. Здесь живет Вера! Нет, не может быть... Неужели...
   Я медленно проехал мимо дома и свернул за угол. Еле успел открыть дверцу, как меня вывернуло.
   Отдышавшись и утерев рот я закурил. Опять почувствовал позывы, но усилием воли подавил их. Надо собраться с мыслями. Принять какое-то решение. Какое, черт побери! Какое решение?
   Я позвонил в свой офис и сообщил, что ушел в отпуск или заболел, а там пускай секретарша сама придумает формулировку. Когда буду? Не знаю. Может, дня через два, может через неделю. Ничего, прекрасно обойдетесь без меня, отдохнете, не развалитесь. Знаю я вас, бездельников... А может, вас всех распустить в отпуск? Что? Я еще никого не увольнял. Вот балда! Блин, вернусь из отпуска, сменю эту куклу крашеную, дуру-секретаршу. И я не влип в историю. Ты все знаешь? Что ты можешь знать! Чо? Не, в натуре, точно уволю. Перестань реветь, идиотка. Я же русским языком сказал "в отпуск". Да. Всех на две недели, как положено. Да ты контракт почитай! Все. Пока.
   Никак влюбилась в меня эта фотомодель, блин. Боже, до чего бестолковая!
  
   Ветер утих, но ударил гром и хлынул ливень. Дождь заливал ветровое стекло. "Я устал, - подумал я. Мне надо немного отдохнуть. Принять горячую ванну и все такое прочее, как обычно. Залягу "на дно". Дома кофе, пиво, сигареты. Тепло и никто не мешает. И никаких приключений".
   Так, кинотеатр "Победа", теперь направо - комментировал я сам себе, - немного постоять перед светофором, въезжаю под арку - стоп, я уже дома.
   Я поднялся на четвертый этаж, остановился перед чуть прикрытой дверью. Моей дверью. Вот это повезло, мля! Вот это счастье подвалило! Меня, мля, ограбили.
   Я прислушался. За дверью было тихо. Как в гробу. Я чувствовал себя как дешевый киногерой второсортного боевика, который приходит к себе домой, так же останавливается перед незакрытой дверью, затем входит и обязательно несколько раз спрашивает, идиот: "Кто здесь?", а затем либо получает пулю в лоб или, в лучшем случае, чувствует холодное дуло пистолета у виска. А у меня даже перочинного ножика с собой нет. И что теперь делать? Вызвать милицию? Не помогут. Зайти в квартиру? А-а-а, блин, мне терять нечего. Мир повидал, девушек любил и меня любили... Надо войти, посмотреть - а вдруг там никого нет.
   Я приоткрыл дверь, вслушиваясь в тишину. Прошелся по комнатам. Надо же, какой я смелый. Никого нет. Вот и прекрасненько.
   В квартире царил хаос - все перевернуто верх дном. Бесследно исчезли деньги, деловые бумаги и коробка с дискетами и компьютер. Так, все карты у них в руках. Теперь они легко и просто выйдут на мою фирму. И еще я точно знал, нет, был уверен на сто процентов, что орудовали бандиты. Те самые... надо срочно звонить Макару, своей крыше. Пускай стрелки набивает, разбирается, что к чему. Пускай хлеб отрабатывает, не зря ему плачу такие бабки...
   Я прошелся на кухню и выглянул в окно. Меня чуть кондратий не хватил: джипа, который я припарковал рядом с песочницей, не было. Что называется, глуши мотор, приехали. Полный джентльменский набор: хату ограбили, джип, причем не мой, увели. А что дальше будет? Я смутно догадывался, что, и мое подлое подсознание ответило честно и прямо: грохнут тебя, Саша. Твоя жизнь теперь и гроша ломаного не стоит.
   В коридоре послышались торопливые шаги, показалась рука с пистолетом, за ней бандитская морда. Все происходило как в замедленном кино: я открыл рот, но из него не вылетело ни звука.
   - Тихо, - спокойно сказал вошедший. Не дергайся, убью.
   Затем вошел второй и оба начали меня ненавязчиво избивать. Я, конечно, сопротивлялся, но все же не как Джеки Чан. И Чак Норрис тоже получился плохой. Отделали меня хорошо, можно сказать со вкусом и знанием дела. Из меня, наверное, вылилось ведро крови - такая большая была лужа, когда я очнулся. В голове шумело, перед глазами плясали мурашки. Все тело очень сильно болело. Чтоб вы сдохли, ребята! Они оставили меня умирать, ешкин кот. Определенно посчитали меня мертвым. Хорошо хоть контрольный выстрел не сделали, киллеры хреновы.
   Я выплюнул несколько зубов и поморщился - распухшие губы кровоточили, на подбородке повисла густая кровавая слюна. С трудом поднявшись, по стеночке добрался до ванны. "Лавэ нанэ", - произнес я, глядя на свое ........ изображение в зеркале. "Интересно, они вернутся?" - подумал я. "Монстры всегда возвращаются, - напомнил мне внутренний голос. - И ты это знаешь. Надо сваливать отсюда. Ведь у тебя есть убежище, про которое они не знают.
   Все-таки странно, почему они меня не добили? Не могу в это поверить. "Сваливай, - шептал внутренний голос, - монстры всегда возвращаются". "Знаю, знаю. Вот только переоденусь и пойду. Я весь в кровище."
   Я потерянно бродил по квартире. Бардак. Кругом бардак. И тут вдруг жутко захотелось курить. Хоть на стенку лезь. Я похлопал по карманам - сигарет не было. И где же они? Неужели кончились? Я прошел на кухню. Там тоже не было. Проверил в коридоре карманы курток- хоть бы один бычок завалялся! Все, пора сдаваться. Я вздохнул. В груди что-то всхлипнуло и заболело. Ничего, поболит - перестанет. Это только у мертвых ничего не болит, тьфу, тьфу.
   Я вышел на лестничную клетку - эти придурки даже не захлопнули входную дверь. А вдруг воры... Что-то щелкнуло, хлопнуло и меня вынесло вместе с дверью. Взрыв получился достаточно громкий и сильный. Я лежал оглушенный и задыхающийся от едкого дыма. Естественно, понабежали зеваки - перепуганные возможным терактом соседи и начали охать и ахать, ощупывать мое тело и о чем-то спрашивать меня, типа, что случилось. Я попытался встать, но меня уложили обратно. Хорошо хоть дверь догадались с меня снять, идиоты. Значит, сейчас приедет милиция, скорая, служба спасения и репортеры... Я снова попытался встать. Мне снова не дали. И тут я вспомнил, зачем я собирался выйти на улицу.
   - Мужики, -сказал я охрипшим голосом, - дайте сигарету, умираю, курить хочу...
   Кто-то услужливо раскурил "Приму" и сунул мне в рот. Я затянулся. Ладно, на безрыбье и рак рыба. Кайф, даже от таких дешевых сигарет.
   Перед глазами все кружилось и качалось, как после хорошей попойки. Приехали врачи, долго не думая погрузили меня на носилки и понесли. Последнее что я помнил, как какой-то плюгавенький мужичок показывал глубокие познания народного языка, матеря всех и вся, начиная с злых чеченов, кончая депутатами и президентом. Мне стало смешно, и тут я отключился.
  
   В другом мире ничего не было, лишь бескрайняя, холодная ночная пустота и скрип кровати в одинокой квартире.
   "Надо что-то делать", - подумал я.
   "Боже, как здесь темно", - подумала ты.
   Наши мысли пересеклись и взорвались. Далеко, в противном космосе, в леденящей пустоте вспыхнула и взорвалась сверхновая. Эхо пожара докатилось и до нас, через миллионы световых лет, когда звезды превратились в пыль. Так возник космос.
   - Прекрати, - сказала она, - хватит.
   - Не прекращу, - сказал я, - мне нравится.
   - Вы, мужики, просто животные.
   - Ага, - подтвердил я.
   Мы брели по ярко-зеленой траве, по колено в росе, голые, безмерно счастливые и смеялись. Потом мы полетели.
   Полет превратил нас в птиц. Мы летели на большим городом и плевались в людей. Люди стряхивали наши экскрименты и шли дальше. Это было счастье, умереть вот так. Но умирая умирай...
   Приземлившись обратно на траву, мы вышли. Запас кончился. Но подоспела новая партия и мы снова взлетели. Ты чувствуешь, как мы летим? Оглянись, посмотри вокруг, вдохни свежего утреннего воздуха, зачерпни горсть ледяной воды из колодца и скажи мне, глядя прямо в глаза: Это ли счастье?
   Но тяжелые кирзовые сапоги оттягивали ноги и тянули вниз.
   "Скинуть их, что ли?" - подумал я и скинул.
   Кровать продолжала отвратительно и пошло скрипеть и так продолжалось до самого утра.
   Машина взорвалась и разнесла на кусочки пару человек, находившихся у нее внутри. Они уже давно были трупами, просто не знали об этом.
   Дай мне совет, я тебя очень прошу, дай. И не смотри на меня так. Я тоже умер, со вчерашнего дня. Не веришь? Можешь потрогать - кожа уже на ощупь холодная. Скоро начну разлагаться и плохо пахнуть. Это была просто передозировка. И вода из под крана меня больше не донимает. А жаль...
   Подожди. Не уходи. Я веселый, но не сегодня. Сегодня я плачу. Но куда ты уйдешь, если тебя все равно нет.
   Предательские слезы катятся по щекам. Нос заложило. Хватаю воздух ртом, как рыба. Мне хочется блевать от всего этого. Это не жизнь, это дерьмо.
   Окна отсвечивают чернотой. Холодно. Огням за окном тоже холодно - дрожат, мерцают. А в белом пакетике крэк. Это совсем другой мир. Это куча миров. Похож на сахар и север. Только горький.
   - Эй, ты куда?
   - Не знаю.
   - Тогда нам по пути.
  
   - Живой? - поинтересовался молоденький врач.
   - Пока еще да, - ответил я, с трудом открывая рот.
   - Повезло тебе, брат. Ушибы, синяки - все это мелочи. Можно сказать, чудом отделался - ни одного перелома или, на худой конец, внутреннего ушиба. Так, небольшое сотрясение мозга... На, выпей, полегчает, - сказал он, протягивая мне граненый стакан, наполненный прозрачной жидкостью. Перехватив мой вопросительный взгляд, добавил: "Спирт, чистый спирт, разбавленный водичкой. Самое лекарство". Я выпил. Дыхание перехватило и меня чуть не вывернуло. Врач усмехнулся.
   - Не переживай, жить будешь. От этого не умирают, - сказал он и вышел.
   "Это как сказать, - подумал я. - Ох и нахлебаюсь я еще дерьма с этой девицей". Юля - это был диагноз.
   Я приподнялся и осмотрелся. Один как перст. На часах полтретьего ночи.
   В дверь постучали. Блин, днем так не ходят, как ночью!
   Медсестра сделала укол снотворного.
   Утром меня навестил Карен.
   - Привет, папуас, - сказал он кидая пакет на кровать. - Одевайся, поедем. С врачом я договорился, тебя выписывают.
   - Какого хрена? Я что, уже вылечился? - поинтересовался я, с трудом натягивая штаны.
   - У тебя иногда бывают умные мысли, - сказал Карен ковыряя в носу. Была у него такая слабость.
   - И куда мы поедем? Девиц снимать?
   - Ты мозгами думаешь или членом? Задницу твою спасаю, придурок. На платок, сопли утри.
   У меня пошла носом кровь. Я запрокинул голову и приложил платок.
   - "Твоя" братва наехала на Макара. Ты, оказывается, им что-то должен. - Карен вопросительно посмотрел на меня. Я молчал, ощущая во рту солоноватый вкус крови. - Что ты там натворил, я не знаю. Но дело серьезное. Короче, попал ты на бабки. Ты знаешь сколько стоит мой джип?
   - Догадываюсь.
   - Ладно, как другу я немного скину. Без процентов и счетчика, учитывая твое нынешнее положение. Ты рад?
   Я кивнул.
   - То-то. А может, ты мне его отработаешь? Знаешь, тема есть. Поговорим позже. А сейчас я отвезу тебя на одну дачку, там прочухаешься, отдохнешь, соберешься с мыслями и силами, а потом уже и о делах. Договорились?
   - Да. Я понял тебя, не вчера с дерева спрыгнул.
   - Ну, тогда пошли.
   У дверей стоял милиционер и охрана Карена.
   - Как дела, мент поганый? - улыбнулся Карен. Следователь дернулся, но накачанные ребята в черных костюмах мягко остановили его.
   - Вопросы потом, - бросил Карен.
  
   В дороге мне стало хуже. Наверное, укачало.
   - Останови машину, мне плохо.
   - Терпи, - сказал Карен, - уже подъезжаем. И точно, через пару минут притормозили у обычной ново русской дачи: три этажа, двухметровый забор и прочие атрибуты.........
   - Вытаскивайте его отсюда, - сказал Карен, - а то он мне весь салон загадит.
   Меня мягко подхватили под руки и понесли. На воздухе мне действительно полегчало.
   Вопреки моим ожиданиям, меня отнесли и кинули в подвал в прямом смысле слова. Синяком больше, синяком меньше...
   В полумраке блеснула белоснежная улыбка Карена.
   - Зализывай раны, вояка, я скоро буду. Дела, брат, дела.
   Дверь закрылась, холодно щелкнул замок.
   Подвал больше походил на камеру пыток...........
   В углу стоял старенький диван. Я доковылял до него и осторожно прилег. Все тело болело, мысли путались. Влип я по самые помидоры. Все удовольствия сразу: обокрали, избили, джип угнали, и все из-за каких-то отморозков вся эта каша.
   О том, что впереди, я не хотел думать. Хуже уже не будет, - успокаивал я себя. Но мое второе "я" шептало, что будет именно хуже.
   В углу лежала куча строительного мусора. Я сполз с дивана и прихрамывая подошел к ней. Покопавшись немного я выудил увесистый кусок арматуры. Прихватив его с собой, я пошел обратно.
   В подвале было сыро и пахло плесенью. Я чихнул, и тут же пожалел, что не сдержался: в голове словно взорвалась атомная бомба. Я застонал. Из глаз потекли слезы. Мучительно хотелось умереть. "Медленной смертью", - подсказал внутренний голос.
   Я отдался воле судьбы и поплыл по течению.
  
   Человек не умирает. Он просто переносится в другой мир и оживает там. Его душа бессмертна. А может, там интереснее и там его место? Кто знает. Но рано или поздно мы узнаем ответ на этот вопрос. Мы возрождаемся, умирая. Мы вечны, как и вечна любовь, как и весь этот мир, как и все эти миры, как и все, что есть.
   Не уходи. Мне холодно. Ты же знаешь, я не стану удерживать тебя. И не приму обратно. И ты это знаешь. Я ничего не могу с собой поделать.
   Ты все же уходишь... Ну, тогда прощай.
   - Ты найдешь себе другую.
   - Такую как ты? Вряд ли. Но кого-нибудь найду.
   - Придет время и она тоже уйдет.
   - Если только раньше я не брошу ее. Ты же знаешь, я в какой-то степени романтик.
   - Романтика - это не жизнь.
   - Что поделаешь, я не могу себя изменить.
   - Нет, ты просто не хочешь себя изменять.
   - Я не понимаю, чем ты не доволен? Может, я мало давала тебе денег?
   - Не в деньгах дело, да и мне они не нужны, хотя и есть.
   - Мои деньги.
   - Что ты заладила - "деньги, деньги". Хочешь, я отдам тебе все, что ты мне давала? - он вытащил из кармана тугую пачку банкнот. - На, бери. Здесь даже больше того.
   - Ты что, нашел себе другую женщину?
   - Я в тебе ошибся, извини. Нет, я не нашел другую. Но найду. Другой оказалась ты. Прощай.
  
   Возвращение из небытия ознаменовались яркими вспышками боли. Кто-то усердно бил меня по щекам, от чего в голове взрывались разноцветные фейерверки. С трудом разлепив слипшиеся от гноя веки я открыл глаза. Передо мной стояла ослепительно красивая блондинка.
   "Привидение", - подумал я.
   - Ирма Бобэк, - представилось "привидение". - Я ваш адвокат...
   - Какого черта? - спросил я. - Вы там что, все с дуба рухнули? Какой, блин, адвокат?
   - Шевели поршнями, у нас есть минут пять... Если тебе не нравится слово "адвокат", тогда думай, что я служба спасения... Поторапливайся и не задавай глупых вопросов, типа "я хочу знать, что здесь происходит". Я спасаю твою задницу, милый.
   Дела... Какая-то девчонка (еще одна сумасшедшая) ......................
   - Так ты остаешься? - Эти слова наконец-то привели меня к осознанию того, что все происходит наяву, а не снится.
   Опираясь на арматурину я заковылял к выходу, вслед за белобрысой девицей. На всем протяжении пути валялись парни в спортивных костюмах.
   - Не обращай внимания, они спят, - пояснила она. - Газы. Мы закидали дом гранатами с усыпляющим веществом. Но они скоро проснутся, поэтому нам надо торопится, если хотим остаться в живых. Остальное объясню в машине - я вижу, у тебя накопилось много вопросов, - тараторила Ирма.
   Мы выбежали на дорогу, если так можно было назвать мою спортивную ходьбу.
   - Да выкинь ты эту железяку?
   - Не могу! Без нее я не сделаю и шага!
   Спустя некоторое время я добрался до машины. Белоснежный "Линкольн Тауэн Кар" стоял у обочины. Ничего не скажешь, совсем маленькая и неприметная машина.
   Я забрался на заднее сиденье.
   - Кто ты такой? Я тебя не знаю. Вали отсюда, придурок.
   Я не рассмотрел говорящего - здесь царил полумрак. Я что-то пропустил? Сел не в ту машину? Судя по габаритам собеседника, Шварцнеггер курит.
   - Что, никогда не видел Терминатора? - этот тип обернулся ко мне и я понял, почему он так говорит: не лицо, а маска смерти. Страшнее атомной войны. Наверное, в детстве мама случайно вылила ему на голову не меньше литра соляной кислоты.
   - Ты еще здесь?
   Я нервно задергал ручку открытия двери. Ужасы нашего городка. Я, блин, еще сплю.
   Дверь открылась, но с другой стороны. Впорхнула Ирма Бобэк, та самая, мать ее, блондинистая бандитка. Стукнула кулачком в стекло, отделявшее салон от водителя и крикнула: "Поехали!"
   "Он сказал "поехали", он взмахнул рукой", - пришли на ум слова из какой-то песни. Я взглянул на громилу. Тот ухмыльнулся и улыбнулся (наверное так улыбаются акулы-людоедки): "Я пошутил". Да, парень очень разговорчив. Впрочем, платят ему за другое.
   - Ирма - это настоящее имя или творческий псевдоним? - спросил я.
   - Да. И фамилия тоже. Я все объясню: я подруга Юльки.
   Так. Теперь мне все ясно. У чокнутой Юли все подружки из психушки. Не привыкать. И куда мы теперь едем? В дурдом, наверное?
   - Эй, парень, ты меня слушаешь?
   - Да.
   - Что с тобой?
   - Ничего. Ничего хорошего. Ты мне веришь? Просто мне до смерти надоели неприятности. У меня была нормальная жизнь. А теперь... сплошная черная полоса.
   - Застрелись, - невозмутимо посоветовал "бодигард".
   - Интересное кино. А кто любит неприятности? Думаешь я?! - Ирма вопросительно вскинула брови.
   - Нет, я так не думаю.
   - Правильно, что не думаешь, иначе бы я тебя изнасиловала... Шутка. Нельзя избегать от неприятностей, иначе они будут находить тебя сами. Странно звучит, но это факт. Надо быть смелым и дерзким. Ну, на досуге подумаешь над моими словами.
   - Собственно, а куда мы едем? И как ты меня нашла?
   - Карен - друг моего мужа. А едем на дачу.
   - Что?! Опять?!
   - Поменьше эмоций, мой друг. На дачу моих родителей. Так сказать, у них есть домик для хранения инструментов, там и поживешь. Удобства, правда, на улице, но есть водопровод и электричество. А это уже что-то.
   - И на этом спасибо. Я не понимаю, что вы все за меня так переживаете?
   - Ты парень Юли, а она лучшая моя подруга.
   Машину начало потряхивать. Значит, мы съехали на проселочную дорогу и направляемся в какую-то дыру.
   - Я не хочу на дачу, - сказал я. - Отвезите меня обратно, а еще лучше в психушку. Так будет лучше и для меня и для вас.
   - Похоже, что мальчик чего-то не понимает. - Ирма пристально смотрела мне в глаза. - У тебя мозгов как у динозавра.
   - Столько много? - поинтересовался Терминатор.
   - Нет, с грецкий орех, - при этих словах Ирма пронзительно засмеялась. Ее смех был похож на визжанье бензопилы.
   - Издеваешься?
   Пока еще нет. Так, - затараторила Ирма. - Продукты в холодильнике, консервы в кладовке. Есть еще телевизор, но он черно-белый. Посуду будешь мыть сам.
   - Справлюсь.
   - И еще. Совсем забыла. Сиди и не высовывайся, как мышка-норушка. Держи мобильник - созвонимся. Но сам никому не звони. Ты понял?
   - Я не идиот.
   - А похож. - и она снова рассмеялась своим сводящим с ума смехом. -На, держи, на досуге прочитаешь. - Ирма протянула конверт. Чава! Держи хвост пистолетом!
   Машина укатила, подняв облако пыли.
  
   Дача как дача. Довольно заброшенная, но жить можно. Метрах в ста плескалось озеро.
   Первое, что я сделал, умылся и привел себя в порядок. Потом вспомнил о письме.
   "Саша! - писала Юля. - Постараюсь все объяснить. (Объяснить, в какую историю ты влипла? Ну, попробуй.) Я, как тебе рассказывала, работаю бухгалтером на одной фирме. Точнее, работала до определенного момента. (Назовем его "час Икс"). Я должна была перечислить деньги на один из заграничных счетов компании. Сумма была внушительная - более миллиона долларов. (Вау! Круто. Так, попытаюсь догадаться. Ты что-то там напутала. Например, небольшая ошибка - не те цифирьки поставила). Как потом я выяснила, деньги предназначались на закупку наркотиков, хотя официально предназначались на партию новых автомобилей. (И у кого ты выяснила? У мафии? Крутые тачки или наркотики - какая в пень разница. Я вообще удивляюсь, что ты еще жива). В компании думают, что я специально перевела деньги на другой счет. (Странно. Если она даже и ошиблась в номере счета, то всегда можно отследить, куда они попали и заблокировать их. Кажется так). Я думаю, что это был компьютерный вирус или специально написанная программа. Понимаешь, меня кто-то подставил. Помоги мне! Меня скоро убьют, а жить так хочется... P.S. Вся дополнительная информация на этом компакт-диске. Меня не ищи. Связь через Ирму.
  
   Я повертел в руках компакт-диск. И куда я его засуну? Себе в задницу? А она не догадалась компьютер к CD прислать?
   Надо ехать обратно в город. В гараж. Вот только где взять машину? И вообще, где я? В колхозе "Красные Пупки"? ладно, разберемся. А теперь за работу!
  
   День стоял в разгаре. Пахло осенью, ослепительно синело небо, пели птички. Воздух был чистым и свежим. Я постоял немного, вышел на дорогу (так и хочется сказать: "На тропу войны") и оказался в окружении заборов, дач, двухметрового бурьяна. Недалеко стояла типа машина марки "Запорожец": весь битый, мятый, словно побывал под чьей-то большой задницей, и ржавый, как......... Короче, не машина, а кусок говна. Интересно, он еще и ездит? Словно в ответ на мои слова из калитки вышел дедуля - божий одуванчик, открыл капот и ухнул туда мешок картошки. Я обалдел. Там же мотор! Хотя нет. В этой модели он находится сзади. А багажник впереди.
   Дед забил подкапотный отсек до отказа и принялся грузить бульбу на крышу.
   - Бог в помощь, - подошел я.
   - Здорово.
   - Отец, до города не подбросишь? Я заплачу.
   - Можно и подбросить. Вот управлюсь с картошкой, тогда и поедем.
   - А долго еще? Много картошки осталось?
   - Скорый какой. Полчаса минимум.
   - Я подожду?
   - Подожди, подожди.
  
   - Ну, залезай, - открыл дед дверцу. Я осторожно устроился на переднем сиденье (почему осторожно?). двигатель пару раз чихнул и заработал. Мы выехали на трассу. Краем глаза я поглядывал на спидометр: дед выжимал из своего "запора" все силы. Стрелка перевалила за 110 километров в час, и это при том, что в ней было не меньше восьми мешков картошки!
   - Отец, - поинтересовался я, - у тебя что, "запорожец" в гоночном варианте?
   - Турбо наддув.
   - Да ну?! Гонишь, дед.
   - Сам делал, - гордо сказал дед и до самого города из него не удалось добиться ни слова. Дед был неразговорчив.
   До гаража я добрался лишь часам к четырем вечера. Жизнь в этих местах бурлила как кипяток в кастрюле: ремонтировались старые иномарки, мелькали огни сварки; соседи бурно отмечали день рождения другого соседа. Застолье приближалось к той фазе, когда дело пахло мордобоем. Впрочем, как обычно.
   Ворота закрылись и я оказался в полной темноте. Нащупал выключатель. Вспыхнул свет. Я вздохнул. Все было на месте, ничего не тронуто. Я - дома. Слава Богу, здесь еще никто не побывал.
   Голодом лечат, но есть хочется. Я потопал к холодильнику, достал палку колбасы, хлеб и потную бутылочку водовки. Выпил, закусил и мне сразу стало наплевать на всех. Как бы полегчало.
   Раскрыв ноутбук, подождал, пока он загрузится, вставил в него компакт от Юли, которая передала его Ирме, а та мне.
   Итак, что же мы имеем? Фирма "Фортуна". Дурацкое название, но эта контора владела сетью крупных магазинов, парой торговых центров и несколькими оптовыми складами по всей области. После названия шли номера счетов, бухгалтерия, какие-то финансовые документы и так называемая "черная касса", которая так и называлась "Черная касса". Только за одно это Юльке следовало оторвать голову - попади этот документик, скажем, в налоговую и вся честная компания накрылась медным тазиком!
   - Класс, - сказал я. - И что теперь мне со всем этим добром делать? В налоговую отнести? Что искать-то?
   Наконец мое внимание привлек текстовый файл в основном каталоге, озаглавленный просто и ясно: "Прочти это". Я прочел. Мне все стало ясно как божий день. Я сделал кофе и углубился в работу.
   Для начала вышел во всемирную паутину. Мне такое название больше нравится, ччем Интернет. Какое звучание: "Всемирная Паутина". Песня!
   Номера счетов. Ну и что из этого? Не могла же Юля случайно перевести деньги на один из указанных счетов. А если и смогла? Это надо ломать защиту банка, подбирать код доступа (пароль) счета плюс много всякой ерунды. Ну есть у меня такая программа. Полгода над ней возился, все никак по-настоящему испытать не мог. Попробовать? А вдруг вычислят? Убьют сразу, у бандитов разговор короткий - пуля в лоб и никаких оправданий, типа, мол хотел потренироваться, случайно взломал ваш счет...
   Я в задумчивости стал грызть ногти. Нехорошая привычка, такая же, как и курение. Хотя что тут сравнивать?
   Неожиданно на экране появился текст очень большими буквами (наверное, чтобы и дальтоник разглядел): "Я - РЫБА - ЛУНА". Вот это по-нашему! Вирус. Собственной персоной. Я сидел и ждал развития событий. Ага, а вот и окошечко (это автоматически включилась программа-антивирус, коллективное творение моей фирмы): "Обнаружен новый вирус. Удалить. Излечить. Изолировать." Я выбрал "Изолировать". По крайней мере, какое-то время мешать не будет, а потом я с ним разберусь. Интересно, что за рыба "Рыба-Луна"? с чем ее едят? Наверное, по типу маленьких аквариумных рыбешек вроде скалярий, гупий, молинезий и прочей мелюзги. Что существует такая рыба я узнал впервые. Надо будет на досуге в интернете покопаться, узнать... интересно все-таки! Некоторые чудаки держат пираний. А вдруг мне захочется иметь "Рыбу-Луну" у себя в аквариуме?
   Сообщение "Вирус изолирован, собран и перемещен в файл "Вирус-текст". Ну и чудненько. Моя антивирусная программа прекрасно справилась с этой "рыбой". Ну, не лично моя, а коллективное творение нашей компьютерной конторы, так сказать, гордость и краса. Гораздо круче антивируса "Кастерского" и "Доктора Меба". Главное отличие было в том, что она самостоятельно распознавала любой новый вирус и по желанию пользователя могла сделать с ним что угодно. А вот другие антивирусы требовали большой библиотеки опознанных вирусов, различных баз данных, постоянных обновлений. "Кастерский" тихо бесился, наши продажи уверенно шли в гору, контора получала неплохие прибыли.
   На этом мои размышления прервали жалобные звуки из динамика и надпись: "Утечка". Что за черт! Этого не может быть. В принципе. Что-то было не так. Ишь ты, "утечка". В башке твоей, электронной, утечка, железяка чертова. Похоже, антивирус буксовал, пытаясь удержать "Рыбу-Луну" в своих микросхемах. На экране монитора снова возникла надпись теми же большими буквами: "Я - РЫБА-ЛУНА. Я ЖИВУ ГЛУБОКО В ОКЕАНЕ. ТАМ ТЕМНО И НЕТ СВЕТА. МНЕ ХОЛОДНО И СТРАШНО". Вот, блин, романтик хренов этот вирусописатель. Сидит какой-нибудь Вася Свистулькин в своем Урюпинске и хихикает, представляя несчастных пользователей зараженных вирусом. Интересно, а кроме этих словечек "рыба" больше ничего не вытворяет? Что-то не хочется узнавать, что там дальше. Оставлю любопытство на потом. Дело серьезное, "рыбу" надо изолировать, пока не натворила бед. Чистый компакт есть, перепишу туда, а потом разберусь. Вот так родной, иди сюда. Уже веселее. Теперь можно и поработать.
   Жутко захотелось курить. Война войной, а перекуры делать надо. Я распечатал новую пачку сигарет и стал чиркать спички. Спички вспыхивали, шипели, давали много дыма и гасли. Неправильные спички, противопожарные. Зажигалка где-то была, но упорно не находилась. Курить хотелось еще сильнее. Наконец, одна из спичек, о чудо! Зажглась. Я прошелся по гаражу. Тихо. И дождь на улице наверное кончился, и воздух чистый и свежий. Но ветер... во всем гаражном микрорайоне погода как погода, а здесь, в этом аппендиксе, постоянно дул ветер.
   Я попыхивал сигареткой и представлял себя с мешком денег (как у деда Мороза) где-нибудь на Гавайях. Странное желание, но можно и помечтать немного... Далее мысль развивалась еще круче: я отыскиваю счет, перекачиваю денежки в другое место - и аля-улю, гони гусей, я счастливый обладатель острова в Тихом океане. Хо-хо-хо! Плюнуть на все и вперед! Да здравствует счастливая жизнь с какой-нибудь аборигенкой! Или нет. Гарем. А что, я такой, я смогу...
   О чем я думаю! Боже мой! Не сегодня завтра меня прибьют, а я тут мечтаю о всякой фигне! Сигареты, что ли с анашой...
   "Я - РЫБА-ЛУНА" - вновь появилось на экране.
   - Хорош п...ть, - сказал я. -Ты уже мертва, тебя здесь нет... Я потер глаза. Надпись исчезла. Я просто устал.
   Прихлебывая из чашки кофе, я продирался сквозь всемирную паутину в поисках нужной информации - куда исчезли деньги. Я литрами пил кофе, использовал малейшие зацепки, но ничего толкового не находил. Море пустой информации.
  Я пил кофе, курил, искал, снова курил, пил кофе...
   Неожиданно зазвонил мобильник. Я вздрогнул - очень уж противная мелодия была у телефона, но дареному коню в зубы не смотрят, а поменять не догадался.
   - Кто? -устало спросил я.
   - Конь в пальто! Это я, Маша, с Уралмаша!
   - Какая Маша, вы не туда попали.
   - Это Ирма. Ирма Бобэк.
   - А, ну привет Ирма. Что скажешь?
   - Ничего не слышно. Что ты говоришь?
   - Я говорю, привет, Ирма!
   - У тебя что, дефект речи?
   Я с удивлением посмотрел на телефон. Сломался? Не похоже. Связь устойчивая, чего еще надо?
   - Ну ты там что, говна объелся? Что молчишь? Алле!
   - Алле, - повторил я.
   - Я пошутила, не обращай на меня внимания. Со связью все нормально. Что у тебя новенького? Ты где вообще и в принципе?
   У Ирмы точно разжижение мозгов или потрясающе чувство юмора. Оч-ч-чень веселая девушка.
   - Я в надежном месте.
   - А зачем с дачи свалил? Я там тебе чудо-юдо технику завезла, новейший супер-пупер компьютер, а ты... хрен знает где.
   - Я скоро приеду.
   - Не забывай обо мне и Юлечке. Она, кстати, тебе большущий привет передавала. Все в порядке, скучает. Влюбилась в тебя, что ли? Короче. Приятно поработать и всего такого прочего. Чао. Будь на связи и больше не теряйся.
   - Пока, - вздохнул я и отключил телефон. Вообще отключил. Теперь на связи буду я, когда я сам захочу. И я долго разговаривал. И эти неуместные шутки. Похоже, они пытались меня пеленговать.
   "По мобильному очень легко запеленговать, - напомнил внутренний голос. Она - враг. Ты у них на крючке..."
   - Зачем? -сказал я вслух. -У этой Ирмы денег как у дурака махорки.
   "Знаешь, денег всегда мало. Когда их много, хочется еще больше. Денег много не бывает..."
   - Ты думаешь, она... Но это не по правилам! Так нельзя! Это нечестно... Похоже, я влип.
   "Нет, ты не влип, ты в дерьме по уши".
   - Мне некуда больше идти, -грустно сказал я. -Я устал и выхожу из игры.
   "А как же деньги?! -возмутился внутренний голос. -Тебя просто убьют. Не сдавайся, болван!"
   В ворота постучали. Я замер, обливаясь холодным потом. Сердце стучало в области пяток в бешенном ритме паровоза. Показалось, -облегченно подумал я. Ночь, ветер, дождь и все такое прочее. Может, ветка, блин, упала. Я прислушался. Стук повторился. Быстро же они меня нашли. Ну все, мне пипец. Молитву, что ли почитать... А может, это просто грабители? Которые угоняют машины?
   От напряжения у меня звенело в голове, словно большой комар летал внутри моей черепушки. Ну! -прошептал я. -Или ломайте ворота или уходите.
  
   Следующие пол часа я сидел тихо и мелкими глоточками пил кофе, размышляя о том, что это было: слуховые галлюцинации или реальность. Выйти наружу и проверить я не решился.
   Сигаретный дым исчезал под потолком - все предусмотрено! Отдельная система вентиляции с бесшумной вытяжкой. Можно хоть костер на полу разводить, снаружи ничего видно не будет (хитрость такая). Я посмотрел в угол - показалось, что пробежала большая черная крыса. Глаза сами собой закрывались. И это называется кофе! Подделка. От него еще больше хочется спать.
   Под столом что-то пискнуло. Я вздрогнул, клавиатура дернулась, "мышка" упала со стола и повисла на шнуре. Монитор со щелчком включился - вышел из режима ожидания.
   То, что я увидел, было равносильно купанию в ледяной проруби. Или выходом в открытый космос без скафандра. Моя программа наткнулась в одном из банков Тайваня на счет, указанный в списке. Попутно она взломала пароль (ювелирная работа!) и нарисовала его на экране: "Товар сертифицирован". Стандартный такой пароль. Интересно. Я сплю или как? Мне в последнее время снились такие стра-а-анные сны! Я вошел в банк. На счету лежало десять миллионов долларов, ни больше, ни меньше. А я горбатился на своей фирме за какую-то тысячу баксов в месяц! Хакером надо быть, хакером.
   Не теряя времени я открыл счет в "Бэнк оф Америка" и перевел туда "лимон". И еще девять счетов в разных банках Европы и Азии - все по одному миллиону. Это было нужно, чтобы не привлекать внимание.
   Итак, пол дела сделано. Чертовски захотелось жить, если не одно но: следующим в очереди на отстрел был я. В этом хит-параде у меня было второе место. Или третье. Неважно. Я был в тройке лидеров. У меня было гарантированное место на кладбище. Хватит. Не надо о грустном. У меня есть деньги. Реальные. Черт с ней, квартирой, машиной, гаражом, фирмой... Надо рвать когти. Например, в Австралию.
   "А Юля?" -прошептал внутренний голос.
   - С ней я разберусь попозже, когда доберусь до Австралии, -уверил я его.
   Я шел на принцип. Куда она перевела деньги? Я потянулся за сигаретой и застыл, пораженный внезапной догадкой. Вирус!!! Все дело в вирусе. Он был написан специально для того, чтобы переводить деньги и одновременно заметать следы. Проникает в ваш компьютер, делает свое черное дело, и все! Аллес! Денег нет. А активируется лишь тогда, когда вы переводите деньги. Определенную, скажем так, сумму. К примеру, больше миллиона долларов. Или миллион... Вот она, разгадка! Так. Вирус остался на компакт-диске лишь потому, что там не может самоуничтожится, вот почему на фирме, где работала Юля не осталось его следов. Он исчез. Испарился. Молодец Юлька! Оперативно сработала! Сообразила все переписать на CD. Ладненько, - подумал я, потирая руки. - сейчас, брат, мы тебя разберем на запчасти и посмотрим, что у тебя внутри!
   Я нажал кнопку. Загрузил компакт-диск. Включил свою программу. На экране замелькали цифры, коды, всякая дребедень. Вирус упорно не хотел сдаваться. Врешь, -сказал я, - пора тебя немного поубивать. Насмерть, дружочек, насмерть. Я заставлю тебя отдать денежки...
   Я снова закурил. Когда-нибудь сдохну от этих сигарет. Легкие наверное стали зеленые. Пора бросать эту гадость.
  
   Здесь, в гараже, я был заперт, как мышь в мышеловке. И почему я, когда строил гараж, не догадался прорыть подземный ход, так, на всякий случай? Нда. Раньше я не думал об этом, что придется бежать, спасать свою жизнь. Хотя, как-никак, но я в безопасности. В относительной, но все же...
   Я не заметил, как уснул. Как все просто! Сон подобрался и свалил меня, как капля никотина лошадь. Как проснулся - я помнил, потому что голова раскалывалась от боли. Кинув в рот пару таблеток анальгина, запив глотком воды, я уставился в компьютер, тяжело соображая, где я и что делать дальше.
   Я пошевелил "мышкой". Экран загорелся. Посмотрел на часы. Утро. Уже утро. По электронной почте пришло десять сообщений. Откуда? Из десяти банков. Так. Что-то я не догоняю, чего-то я не понимаю. Я вошел в сеть и проверил один из своих свежеоткрытых счетов с бабками. Остаток - ноль. На других такая же история. Ноль долларов, ноль центов. Итак, пока я спал, деньги испарились. А были ли они? Или приснились? Понемногу начал соображать. Пока я спал, "Рыба-Луна" основательно потрудилась, перехватив мои деньги и сделала меня снова нищим. Я с трудом сдержал истерический смех. Оставалось лишь застрелиться, тем самым решив все проблемы. "Где мой черный пистолет" - негромко пропел я. Я искал приключений? Я нашел их. На свою задницу, мать вашу. У меня уже мозги дыбом встают. Уверенности, что я выйду из игры победителем, у меня уже не было. Буду подыхать в гараже.
  
   Но я не хочу умирать! Мне страшно.
   "Все так говорят, - невозмутимо ответил внутренний голос. -Я вижу, с оптимизмом у тебя напряг, - добавил он."
   Я сидел, тупо уставившись в компьютер. Тот тихонько пощелкивал, переваривая одному ему известную информацию, словно ничего не произошло.
   "Все, приплыли, - подумал я, - поезд дальше не идет. Конечная остановка". Мысли были вялыми, словно сделанные из резины. В желудке урчало. К горлу подкатился тяжелый комок. Я добежал до угла и меня вырвало. Стало чуть-чуть легче. Но все равно я чувствовал себя живым трупом.
   Я развалился в кресле и стал думать. Так. В деле замешаны большие деньги, которые пропали. Помог исчезнуть вирус с диким названием "Рыба-Луна" (если останусь жив, обязательно, блин, заведу себе такую рыбку в аквариуме!!!). есть еще девушка Юля, которая отправила энное количество денег в один из банков на определенный счет, на который они так и не попали, так как их перехватил Вирус и перегнал на другой счет. Юлю прячет ее богатая подруга Ирма с дурацкой фамилией Бобэк (один раз услышишь, на всю жизнь запомнишь). Ирма передает мне компакт-диск, якобы полученный от Юли. Из него я узнаю, что фирма "Фортуна" кроме оргтехники приторговывала очень крупными партиями наркотиков. И все. Не за что зацепиться. Хоть следователей подключай, или ФСБ... Как это связать все вместе? Ничего не понятно, хоть тресни.
  
   Надо размышлять логически. Кто может поставлять крупные партии наркотиков? Афганистан, латиноамериканские страны. Значит, и счета могут быть размещены в банках этих стран. Нет, необязательно. Что это мне дает? Правильно, ничего. Я сунул болванку компакт-диска в дисковод и переписал системные и загрузочные файлы. Вместе с "Рыбой". Ничего не остается, как покопаться в этом чертовом вирусе. Отвлекаем его внимание. Создаем виртуальный счет в виртуальном банке. Вписываем кругленькую сумму. Переводим ее на другой счет того же виртуального банка. Клюнет или нет? Какая ему разница, виртуальный счет или настоящий? Ага! Хо-хо-хо! Вирус активировался! Теперь загружаем мой взломщик-антивирус и натравливаем его на "Рыбку". Есть! Рыба на крючке! Я поймал ее! Давай, давай! Ну что же ты ломаешься... Немного импровизации... -мои пальцы бегали по клавиатуре с бешеной скоростью. Я вошел в раж. Я был спокоен и мне было абсолютно все по барабану. А теперь гвоздь программы - на десерт "Рыба-Луна"! аплодисменты, переходящие в бурные овации. Я нашел аварийный выход, так сказать, пробрался в вирус с черного хода. Теперь я его хозяин. Осталось дело за малым... Авторизация пользователя... Список кодов... ДОСТУП РАЗРЕШЕН! Ну, вот и все. А ты боялся. А теперь будем подбивать бабки, сводить дебет с кредитом, сволочь...
   Все счета и коды доступа лежали как на ладони. Куда, чего, сколько и когда. А вот и мои десять миллионов. А вот и... Я чуть не задохнулся. Перехватило дыхание, холодный пот по спине, расслабленность... Сумма была внушительная. Годовой бюджет небольшой страны. Циферька и девять нулей. И что теперь делать? Я узнал счет. Я узнал, где лежат деньги. Но я не знаю, есть ли они там? Так, проверим. Мной овладел спортивный интерес. Руки дрожали. Я часто ошибался, не попадая по нужным клавишам. Ну!.. Йес! "На ваше имя открыт новый счет. На него переведено..." и сумма. С девяти нулями. Я облегченно вздохнул. По крайней мере, пока у меня все эти деньги, я проживу еще немного... Закинув в рот сигарету, затянулся. Еще и еще. А десять "лимонов" все же надо раскидать по разным банкам, так, на всякий случай...
  
   "Рыба-Луна" была мертва. Я похоронил ее на одной из дискет - а вдруг пригодится... Интересно, как она, то есть рыба-луна выглядит в натуре?..
  
   Я вздохнул. Откинулся на кресле, с чувством самоудовлетворения - проделал такую огромную работу... Деньги почти лежали у меня в кармане. Пакую вещички и отправляюсь в Австралию. Покупаю остров и спокойно жду старости. Спокойно ли? Вот в чем вопрос. Надо изменить внешность, сделать новый паспорт, визы. Уйдет время. "Остаться в живых" - пели в "Последнем герое". Меня здесь ничего не держит. Родители умерли, братьев и сестер нет. Чудесно, просто чудесно.
  
   Напевая "Что день грядущий нам готовит" я включил мобильник. Телефон завибрировал, выдал мелодию и включился. Настроившись на станцию, начал выдавать короткие звонки - мол пришли СМС-сообщения. Почитаем.
   1."Куда ты пропал?"
   2."Отзовись срочно!"
   3."Юлю похитили. Почему не отвечаешь?"
   4."Карен убит. Где ты?"
   5."Идиот!!!"
   "Ну, - подумал я, - меня уже это мало волнует. Сейчас попью кофейку, перекушу и возьмусь за свои дела. А вы, девочки и мальчики, разбирайтесь со своими проблемами сами, - и я снова отключил мобильник."
  
   Я дожевывал бутерброд, когда в ворота постучали. И это мягко было сказано. Наверху что-то бухнуло. Гараж содрогнулся. Остатки кофе выплеснулись мне на джинсы. Я замер. Идиот. Точно идиот. Вычислили, гады. Бежать надо было сразу, а не завтракать! Теперь мне точно крышка. Что делать? Спокойно ждать своей смерти?
   Действовать. Причем очень быстро!
   Первым делом я разломал компьютер, да так, чтобы никакой информации с него уже не получить. Компакт-диск и дискеты распихал по карманам куртки и затаился. Какая бы ни была железная дверь, захотят сломать - сломают. Гаражные ворота долго не продержатся, а вот догадаются ли они, что гараж с секретом?
   Я был спокоен и почему-то уверен, что все обойдется. Как маленький ребенок, который в детстве думает, что никогда не станет взрослым и не постареет. Что сия напасть чудесным образом обойдет его стороной.
   Наверху раздался треск, удар, хлопок. Это упали ворота. Послышались приглушенные голоса и наверху затопали.
   - Где этот придурок? -разобрал я.
   "Хе-хе, - подумал я, ни за что не догадаетесь, где "этот придурок".
   - Может, взорвать все здесь к чертовой матери? -сказал кто-то.
   "Не стоит, - подумал я. - Причем здесь гараж?"
   - Где его теперь искать?
   Не надо меня искать, -подумал я, -оставьте меня в покое.
   Затем все стихло. Надо посидеть еще с полчасика - а вдруг они выставили наблюдение?
  
   Не выдержав, я приоткрыл крышку люка и выглянул. Вокруг все было усеяно осколками стекла и кирпича, ворота отсутствовали напрочь. Я пригляделся. Так и есть. Даже не соизволили хорошенько замаскироваться - из-за угла соседнего гаража торчала морда джипа. А напротив сидел какой-то тощий хмырь в замасленной спецовке и что-то делал с моими воротами. Ну прямо как хозяин гаража! Моего гаража.
   Прозрачный свежий воздух воровался в мои легкие и я еле удержался, чтобы не закашляться. Я осторожно прикрыл люк и задумался. Они могут меня сторожить как угодно долго. И я могу сидеть как угодно долго - еды и питья хватает. Кто первым не выдержит? Только не я. Сдохну здесь, но не выйду.
   Однако перспектива сидеть здесь в режиме ожидания не прельщала, когда ты знаешь, что тебе есть что терять...
   Положение было безвыходным? Безвыходным ли? Я подумал: "А не выпить мне немного водочки? Ну, не так, чтобы совсем надраться, а так, типа чуть-чуть?.." Но потом решил, что не стоит. Если останусь жив, оттянусь где-нибудь на Каймановых островах. Я посмотрел на разбитый компьютер: поторопился. Сейчас мог и в игры поиграть...
   Ожидание чего-то было утомительным. Минутная стрелка на часах, казалось, застыла на месте. Я поднес "Ролекс" к уху - да нет же, тикают часики. Включил, выключил мобильник. Снова включил. И тут трубка ожила. На экранчике появилась надпись: "Номер неопределен". Странно, подумал я, кто это мог быть? Из чистого любопытства нажал на клавишу ответа и приложил телефон к уху.
   - Саня, это ты?
   - Ну, я - ответил я, узнав Юлин голос.
   - Ты где?
   В Караганде, - хотел ответить я, но передумал.
   - Все хотят это узнать. А ты где?
   - Слушай, братан, гони бабки и получишь свою девку живой. В целости и сохранности, -голос в трубке заржал. - Или мы ее... - но в этом месте вмешался другой, с хрипотцой мужской голос.
   - Или что? - спросил я.
   - Ты что, такой тупой, да? Сам догадайся.
   - Ну, догадался. Убьете ее? Тогда вы меня точно не найдете. Вам ведь я нужен, а не она. Только я один знаю, где деньги. Отпустите ее.
   - Ты наверное дурак или прикидываешься? Че дурака включаешь?
   - Слушай, парень, не глупи, - сказал другой голос. - Мы все равно тебя найдем, даже на Луне. Отдай деньги по-хорошему и останешься жив.
   В трубке послышался отдаленный голос: "Все. Шеф, мы его засекли. Он ..."
   - Ну так что? Думай быстрей. Время деньги... - и хрипатый рассмеялся.
   Я соображал. Скоро вся честная компания будет здесь и сравняют все гаражи. Живым меня, естественно, не отпустят - знаем, смотрел фильмы. Тянуть время? Опять же, не в мою пользу.
   - А может, поторгуемся?
   - Расслабься. Мы не торгуемся. Все, пока, до встречи.
   Связь прервалась. Я отключил мобильник и сунул в карман. Снова поднялся наверх и осторожно приоткрыл люк. Погода "на воле" была чудесная: пахло листьями, сырой землей, свежим воздухом и осенью. Обидно умирать в такой день.
   Я осмотрелся. Мой сторож сидел, привалившись к стене и самым наглым образом дрыхнул, изредка похрапывая. Моля бога о том, чтобы железная крышка люка не скрипнула, я начал медленно, миллиметр за миллиметром поднимать его. Пот градом струился по лицу и спине.
   Йес! Опустив крышку на бетон, я облегченно вздохнул, пытаясь унять бешено колотившееся сердечко. Я вылез. Рядом, на полу валялась монтировка - толи я когда-то забыл, толи этот олух ее тут кинул.
   "Есть ли у меня план, мистер Фикс", - подумал я словами из одного известного мультика. - Есть ли у меня план, - сделал шаг в сторону спящего. - Есть ли у меня план... - хрясь! Монтировка скользнула по голове спящего и тот завалился на бок. Приложив руку к шее я ощутил пульсирующую вену. Жив, ублюдок. Ну, живи, парень, а мне пора, -решил я и припустил со всех ног в сторону обширной гаражной свалки.
   За свалкой шла небольшая рощица, за которой начиналась дорога.
   С востока послышался рокот вертолета. Я оглянулся, перешел на шаг. Вертолет кружил над гаражами, то удаляясь, то приближаясь. Сомнений не было: сия летающая колесница прилетела по мою душу. Недолго думая, я кинулся к остаткам разбитой иномарки и протиснулся внутрь. "Если они вычислили меня, то все подходы к дороге уже перекрыты. Немного здесь поищут - наверняка будут думать, что я ушел далеко, и переключатся на другое место. Буду смотреть шоу отсюда. Это как в детской игре, когда прячешь предмет чуть ли не на виду, почти никогда не находят. Стараются искать где-то подальше. Надеюсь, это сработает".
   В машине было тесно, как в телефонной будке. И воняло здесь тоже прилично.
   Вертолет наконец-то сел. Я его не видел, но шум мощного мотора стих.
   Жаль, здесь нельзя было курить, чтобы не привлекать излишнего внимания.
   Я откинулся на продавленном сиденье и попробовал расслабиться. Слева высилась гора старых автомобильных покрышек, справа одиноко росла чахлая березка, чудом уцелевшая в этом море отбросов.
  
   Когда мне на плечо опустилась желтая, высохшая, грязная скрюченная рука, я чуть не пробил головой крышу автомобиля от страха и неожиданности.
   - Друг, - прокряхтел сзади старческий голос, - ты занял мой дом. Сегодня я не жду гостей.
   Я немного успокоился - обычный бомж.
   - Извини, -ответил я. - Я ненадолго.
   - Друг, - повторил голос, - незваный гость хуже татарина. Вали отсюда.
   - А то что? Не пугай меня, старик. За мной охотится банда отморозков, меня сегодня чуть не убили. Они уже здесь. Никуда я не пойду.
   - У каждого свои проблемы. Что ты такой непонятливый?
   - Да пошел ты знаешь куда! Философ хренов. Сам вали отсюда.
   Я обернулся и посмотрел на бомжа. Типичное отечное лицо опустившегося человека. Спитое, заросшее волосами. Одним словом БИЧ (бывший интеллигентный человек). Обычно, после первого стакана представители данного вида рассказывают душещипательную историю о том, что раньше, лет сто назад, у данного индивидуума была квартира (полная чаша), машина, жена-красавица и, возможно, ученая степень. На худой конец профессия ведущего инженера в одном из НИИ. Короче, все было и сам он бывший. А под конец разговора, порядком захмелевший, бывший инженер-конструктор (физик-ядерщик) попросит немного денег на бутылку водки.
   Но события разворачивались совсем не так, как я рассчитывал. С заднего сиденья, кроме бомжа на меня смотрела, не мигая крысиная морда бультерьера. Очень убедительный аргумент в нашем диалоге.
   - А может, договоримся? - с надеждой в голосе спросил я.
   - Я бы с радостью, да мой друг иного мнения. Хорош, а?
   Собака выразительно смотрела мне в глаза, излучая чистейшую, высококонцентрированную злобу и желание вцепиться мертвой хваткой мне в глотку.
   - Послушай, ты понимаешь, меня ведь убьют, если я выйду.
   - А здесь он убьет тебя. Чувствуешь разницу?
   - Нет.
   - Смотри. Уже пена изо рта пошла. Определенно ты ему не нравишься.
   - Мы не договорили, -сказал я со злобой. -Я уйду, но вернусь и взорву твою колымагу.
   ....................
   Я открыл дверцу и вышел. Точнее сказать, выполз. Полежал немного на прохладной земле. Может, спрятаться в старых покрышках? Нет, найдут. Залезть в железную бочку? Бежать в лесок? Закопаться в консервных банках?
   - Друг, - высунулась в разбитое окно бывшего автомобиля косматая голова бомжа. - Посмотри направо. Видишь эту канаву?
   - Ну, вижу. Только там меня оч-чень быстро найдут.
   - В канаве может и найдут. Но там дальше есть труба. Если ты встанешь на карачки, то можешь...
   - Понял, - сказал я. - Останусь жив, не забуду.
   Гаражи оживились звуками выстрелов и дикими криками.
   - Помолись за меня.
   - Ладно.
   В канаве стояла вода. Ноги моментально промокли. Пригибаясь, я побежал к черной пасти трубы.
   Какой-то канализационный коллектор. Интересно, тут водятся крысы? Конечно водятся. Омерзительные серые твари. Бультерьер из их породы - собака, скрещенная с крысой (моя версия).
   Концентрированный запах отходов человеческой жизнедеятельности разъедал глаза. Хорошо, что я плотно не покушал...
   - Я долго так не выдержу, - пробормотал я, продвигаясь все глубже и глубже по трубе. Клаустрофобией я, к счастью не страдал, но в этом дьявольском месте мне было не по себе. Свет постепенно тускнел, пока не исчез вовсе.
   Труба постепенно расширялась и увеличивалась в размерах. Я подумал, что еще минут пять ползанья в этой вонючей жиже (выбирать не приходилось) и я смогу встать. Пускай не в полный рост, придется пригнуться, но все же...
   Господи, почему здесь нет освещения? Впереди может притаиться незакрытый решеткой сточный колодец. Ка-а-ак шандарахнусь вниз метров на сто... Лишь грязные серые крысы оценят мой неожиданный визит, в виде свеженькой человечины. А тут еще подсознание сыграло со мной злую шутку: сказывался просмотр большого количества фильмов ужасов. Теперь, путешествуя в кромешной тьме, я был в главной роли своего собственного триллера. Мне начало казаться, что я в этом месте не один, а сзади за мной ползет отвратительная зубастая тварь. Из пасти течет липкая слюна, желтые глаза светятся в темноте... Комичность ситуации заключалась в том, что все, что происходило в моем воображении, мне казалось, что происходит на самом деле. Я слышал звуки шагов.
   Я остановился. Повернул голову назад и вслушался в темноту. Нет, показалось. Не водятся здесь Чупакабры, пьющие кровь в темноте. Они живут в далекой Мексике.
   Чмокающие шаги приближались.
   Кошка или собака. Или крокодил.
   Галлюцинации, - успокоил я себя и побежал, пригибаясь и вытянув вперед руки.
   Это было глупо. Глупо было бояться. Глупо было бежать в темноте, если только не с определенной целью - свернуть себе шею. Но я от страха потерял голову. И чуть было не потерял ее в прямом смысле слова, когда с размаху ударился о кирпичную стену. Чуть не вывихнул кисти. Заработал шишку. Больно ушиб плечо. Тупик? Ребята, мы с вами так не договаривались какой к чертям собачьим тупик? А вода куда девается? Испаряется? Исчезает в черной дыре или плавно перетекает в параллельное пространство?
   Я вытер об себя руки. Достал сигарету. Закурил сколько раз я пытался бросить курить, и так зарекался и эдак... Силы воли не хватает.
   - Выберусь отсюда, сказал я сам себе, глядя на тлеющий и трясущийся кончик сигареты, - обязательно брошу. Закодируюсь. Давно пора. Дыхалка ни к черту, легкие насквозь зеленые.
   Чувство страха незаметно улетучивалось с дымом сигареты. Только сейчас я почувствовал. Как устал. Может, мне прилечь и отдохнуть? Ну да. В это жидкое, липкое, противное дерьмо. Займусь самовнушением и представлю, что это перина. А пока я буду спать, незаметно подкрадется зеленое чудовище, похожее на крокодила, высосет мои мозги (всем известно, что они питаются исключительно мозгами), а потом накачает вместо них немного дерьма. Здорово. Просто исключительно здорово и оптимистично.
   Что-то холодное прикоснулось к моей ноге. Я заорал. Гулкое эхо прокатилось в этих мрачных залах и, многократно отразившись от сводов, вернулось ко мне, едва не оглушив. Сердце едва не выпрыгивало из груди. Нда. Акустика здесь будь здоров.
   - Ух-ты, - сказал я отдышавшись, показалось и прислушался к своим ощущениям в ноге.
   Между тем нечто, преспокойно впиваясь коготками в кожу, пыталось подняться вверх внутри штанов.
   Я заорал снова, скорее не от страха, а чтобы напугать крысу и кулаком ударил в то место, где, как мне казалось, находилась она. Что-то хрустнуло. Я резко встряхнул ногой, отшвыривая мерзкую тварь.
   Сигарета кончилась. Это я почувствовал при следующей затяжке. Раздался едкий запах тлеющего фильтра и я щелчком отправил бычок в долгое путешествие по сточным водам.
   Звонок телефона, как обычно, прервал связь с кошмарами (что-то у меня это превратилось в норму) и вернул меня из мира ватерклозетных духов на родную землю, точнее, на самое ее дно. Я порылся в карманах и выудил липкий, дурно пахнущий телефон. Как ни странно, он еще работал и даже вибрировал в такт музыке. Наверное, не самая дешевая модель, другой такой же давно накрылся медным тазиком. Я протер экранчик - может, он сам включился, к примеру, от трения кнопки нажались, когда я полз по экскрементам в этой вонючей дыре?
   "Номер не определен" - меня это обстоятельство не удивило. Телефон каким-то чудесным образом (в прямом смысле слова, по-другому это не назовешь) прекрасно ловил подземную станцию, если таковая была. Черточки на дисплее упрямо доказывали, что прием очень уверенный. Технику, которая на грани фантастики, как говорится, не обманешь.
   - Алле, сказал я в трубку.
   - Алле, - невозмутимо ответил женский голос. - Александр?
   - Да.
   - Где вы находитесь?
   Я уже ничему не удивлялся. Голос был мне незнаком. Что ж, поиграем, -подумал я.
   - Я бы сам хотел узнать...
   - И все же?
   - Вы, наверное, ошиблись номером.
   - Не думаю. Александр Троянов?
   - Я вас не знаю, - буркнул я. - Странно, правда? Вы знаете, как меня зовут, а я вас - нет. Кто вы такая? -Мне хотелось сказать что-нибудь грубое, но не нашел нужных слов.
   - Даша.
   Среди всех моих подружек не было ни одной с таким именем. Я становлюсь популярным, как кинозвезда. А номер моего телефона стоит бешеных бабок, как и я сам (точнее, информация, которой я владею). Сезон охоты на Александра Троянова открыт, господа-товарищи! Главный приз - сто миллионов долларов. Жуть, аж мурашки по коже. Я с удовольствием читал книги про людей, которые скрываются от кого-то, убегают, прячутся, но никогда не думал, что сам окажусь в подобной ситуации...
   - Под землей, - раскрыл я свои карты.
   - Прячетесь?
   - Нет, прогуливаюсь для собственного удовольствия. Знаете, у каждого свои причуды. Диггер я...
   - Ну-ну...
   - Здесь так здорово, - продолжил я. - Темнота, здоровенные крысы-мутанты, и другие разнообразные твари. Я начинаю склонятся к мысли, что всех существ для фильмов ужасов берут прямо отсюда. - Как говорится, Остапа понесло. - Мне продолжить?
   - Я вам верю.
   - И это все, что ты можешь мне сказать, Даша?! - я еле сдержался, чтобы не ввернуть в нашу беседу какое-нибудь слово покрепче.
   - Да, я хотела вам сказать...
   - Побыстрее, а то на горизонте появились полчища мутантов, - перебил я ее. - Скорее говорите ваши инструкции и проваливайте к черту.
   - Ваш телефон оборудован системой спутниковой навигации - GPS позиционированием.
   - Да что вы говорите? И откуда вы все знаете? Контразведка?
   - Дело в том, что это мой телефон.
   Я почувствовал в ногах слабость и присел на корточки. С каждым шагом на моем пути возникало все больше загадок и новых людей, знающих о том, какой информацией я владею. И тоже хотели ею владеть. В итоге я во всех случаях был лишним. Там, наверху, мое имя было вычеркнуто из списка живых. Я был мертв, как труп на кладбище. Мертвее не бывает. А может, остаться здесь, в канализации? Охотится на крыс, диггеров? При всем при том зная, что в теплых странах меня ждет море голубой воды и развлечений?
   - Алле, вы слышите меня?
   - Слышу, не глухой.
   - Вы знаете, как эта штука работает?
   - Знаю.
   - Вычислите свое местоположение через спутник и перезвоните мне, - сказав это, девушка отключилась.
   Я смотрел на гаснущий экран телефона. Ага, щас! Спутники поймаю под землей, определю координаты, скину ей, чтобы меня наверняка грохнули... Перезвонить ей? Зачем и каким образом, ведь ее номер не определился... Меня охватила истерика. Я смеялся, размазывая слезы по без того грязному лицу. Зачем ей мои координаты? Вызовет бригаду шахтеров? Ха-ха-ха! Сбросит атомную бомбу? Ха-ха-ха!
   Я успокоился. Впереди у меня была куча времени, чтобы отыскать выход из этого лабиринта. Целая вечность...
   Двигаясь вдоль стены я понял, что возвращаюсь на то же место, откуда стартовал - для этого не надо было иметь семь пядей во лбу. Я наступил на ржавую консервную банку, потом еще на одну, потом еще. Я их специально расставил в ряд, на всякий случай, подсознательно.
   Интересно, уже сдал меня тот бомжара с собакой или нет?
   Я двинулся в другом направлении, как мне казалось. И уперся в стену. Тупик. Опять тупик в этом долбаном лабиринте! -со злости я ударил кулаком по кирпичам и чуть не ухнул в образовавшийся проем. С той стороны кирпичи мягко зашлепали в вековую грязь.
   Строители сэкономили... Молодцы. Вот оно, спасение! "Луч света в темном царстве!" Но особой радости почему-то не было. Невероятное везение, сдохнуть можно. Где мой оптимизм?
   Запустив руки в дыру я стал расшатывать кладку. Кирпичи легко выковыривались и летели в грязь. Только и слышал: "Чмок-чмок." Такие странные звуки в кромешной темноте. Вообще-то темноты я нге боялся, но в эти минуты мне было по-настоящему страшно. Столкнув еще один кирппич, я прислушался. Да нет, показалось. Никакого хлюпанья и чавканья за спиной. А с той стороны? Что там? Еще один тупик, заполненный скелетами или всего лишь комната ужасов? Что-то там должно быть. И для чего заложили этот проход?
   - Хуже не будет, - успокоил я себя и полез в дыру. С той стороны грязи было меньше. Далее пол был сухим, как попка ребенка в памперсе. Медленно идя вдоль стены я вернулся к разлому. Комната. Комната с дверью. Это уже что-то. Но за дверью были ступеньки, которые вели вниз... Снизу шел теплый, сладковатый воздух. Пахло серой. Дорога в Ад?..
   Я вытащил мобильник. И здесь тот показывал устойчивую связь с внешним миром. Я посмотрел на часы и присвистнул: в этих катакомбах я уже более четырех часов. То-то мне есть уже захотелось. Время летит быстро.
   Экранчик погас. Я еще раз нажал на кнопку. Тусклый свет импровизированнога фонарика все же лучше, чем ничего. Хоть что-то видно. Правда, батарейки быстрее разрядятся, ну и черт с ними.
   Я пошарил бледным лучом по стенам и замер от удивления: у дверей в "подвал" (подвал в канализации?) имелось нечто похожее на выключатель. Я задрал голову вверх. Лампочка. Целая, не разбитая лампочка.
   Куда я попал? Комната смотрителя канализации? Наблюдателя за проплывающим дерьмом? Ну да, а вдруг двухметровая труба засорится, пойти и пошерудить ершиком... Бред какой-то.
   С замирающим сердцем я подошел к выключателю и нажал на кнопку. Комнату залил яркий свет. Я зажмурился. Это превзошло все мои ожидания. Фортуна была на моей стороне.
   Стены, обклеенные газетами. Тридцать восьмой год, "Правда". Здорово. "Жатки в поле". "Комсомольцы вышли на коммунистический субботник". "Комбайнер Сидоров намолотил в закрома Родины ...тонн зерна". Читать нечего.
   Комната как комната. Ни стола, ни стула. Абсолютная пустота. А может, не успели занести, как что-то случилось? Вряд ли. Не похоже.
   Надо отдохнуть, - подумал я и опустился на сухой бетонный пол. Не могу поверить, что сюда не заглядывали аж с тридцать седьмого бородатого года. Что ни говори, круто, очень круто. Диггеры обзавидуются.
   - Пол часика, - сказал я самому себе. - Разрешаю поспать только полчаса. Как Штирлиц. "Он закрыл глаза. Штирлиц знал, что через полчаса он проснется".
   "Пол часика" оказались довольно длинными. Разлепив ресницы, я взглянул вытащил мобильник и взглянул на часы. Три с половиной часа. Нормально покемарил. Зато свеж и здоров - я попытался пошевелить затекшей шеей. Руки-ноги гудели. Отдохнул называется. Встать и не упасть бы... Я еще раз взглянул на часы. А там, на далекой Земле, уже вечер... закат... А в этом месте всегда ночь.
   Я поднялся. Ноги были как ватные. Немного подрыгав конечностями, вроде бы пришел в норму. Можно шагать дальше. Такая длинная прогулка в темноте.
   Я двинулся к двери. Погладил тронутое временем дерево (кажется, дуб) и взялся за бронзовую, изогнутую ручку. Остановился.
   - А ты ничего не забыл? - спросил я сам у себя (внутренний голос на связь не выходил, а с хорошим человеком и поговорить приятно...). И сам себе ответил: "Ты забыл, бродяга, одну вещь: Когда спускаешься в ад, надо читать молитву и верить, что она поможет. Молитва без веры как пустой звук". А из молитв в дорогу я знал только это: "Ангел мой, иди со мной. Ты впереди, я за тобой".
   Я начал спускаться, бормоча слова молитвы.
   И почему я не взял с собой фонарик? Или, скажем так, почему нет фонарика в мобильных телефонах? Было бы удобно. А еще такая кнопочка, чтобы переключать каналы в телевизоре. Пульт он всегда теряется, а мобильник всегда под рукой. Во всяком случае, у меня происходит именно так, а не наоборот.
   Ступеньки скрипели. Дубовые. Обычное дерево давно бы сгнило, а дуб - нет. Скрип-скрип, как тысяча сверчков. Все ниже и ниже. Все темнее и темнее. Страшно, блин. А вдруг строители схалтурили, вместо дуба всунули елку. Под ногами пустота, я шагаю и... Остается только махать крыльями, которых у меня нет.
   Ступени старчески кряхтели, под рукой ощущал перила - какая-никакая, а опора.
   Темнота сгущалась. Площадка, поворот и свет исчез. Мрак, сырость и сладковатый привкус воздуха. Я остановился перевести дыхание. Хочу домой. Забыть этот кошмар. Оказаться на диванчике перед телевизором и узнать, что ничего не было, всего лишь кошмарный сон. Что у меня по-прежнему есть квартира, машина, гараж, любимая работа. И никаких проблем. Нет, маленькие пусть остаются - от них никуда не денешься, а чтобы больших... Когда чувствуешь себя зайцем в лесу в сезон охоты. Нет. Не надо.
   - Ну и куда ведет эта чертова лестница, - прошептал я.
   "А вот кого ты произнес, к тому и идет" - успокоил внутренний голос.
   Последняя ступенька была высокой. Я споткнулся и растянулся. Отлично! Просто чудесно! Здорово и замечательно! Я грязно выругался. Эхо заметалось под сводами, отражаясь от стен, то возрастая, то затихая. Это было круче домашнего кинотеатра. Объемный звук вокруг. Только без телевизора.
   Я пошарил вокруг себя. Мрамор. Пол мраморный. Откуда в канализации мрамор? Метро, что ли? Заброшенная ветка. Все может быть. Но такое бывает только в фильмах. Чаще всего в американских. Американцы, они же тупые, как говорил Задорнов. У них в метро полно заброшенных станций. Впрочем, как и заводов. Причем со всем оборудованием, подключенным электричеством, газом и водой. Халява и лафа. Типа, никому не нужно Правда, злые гангстеры всю эту благодать разносят в щепки, отбиваясь от полиции или терминаторов. Но то в Америке, а это у нас. И с чего я взял, что это метро? Может, дно бассейна. Под землей? Бред.
   Я чиркнул колесиком зажигалки. Ничего не видно. Но огонек трепыхался. Значит, откуда-то дует. Значит, там выход.
   Сладковатый запах усиливался. Я осторожно переставлял ноги, время от времени чиркая зажигалкой, пока не уперся в стену. Я посветил. Дверь, а сбоку такая небольшая фиговинка. Электронный замок называется. Сверху, над дверью была узкая вентиляторная решетка. Воздух шел оттуда.
   Звенящая тишина действовала на нервы. А громко разговаривать не хотелось, чтобы не привлекать других... животных.
   - Ну и? - сказал я.
   "Ты же программист, ты должен знать, что делать" - внутренний голос.
   - Знаю, - сказал я и ударил каблуком по замку. Раз, другой. Посыпались искры.. Над входом загорелась матовая лампочка и замигала. "Сигнализация" -уныло подумал я и влепил по искрящейся коробочке со всей силы.
   Дверь бесшумно отошла в сторону. Сирены не вопили, лампы не мигали. Острый запах чего-то сладкого ударил в нос, смешиваясь с какими-то химикатами и одурманивая голову. Неяркий свет заливал помещение. "На конфетную фабрику не похоже" - подумал я, разглядывая аккуратно сложенные тюки. Вдоль стен на длинных рядах полок находились небольшие, тугие полиэтиленовые пакеты. Справа, за стеклянной стеной, похоже, судя по виду, была лаборатория. Я подошел к стеллажам, взял пакетик, проделал пальцем дырку. Как сказали бы в милиции, " порошкообразное вещество белого цвета". Сунул в рот. Горькое. Холодит язык. Сплюнул. Везет же мне на неприятности! Это же героин так его чтоб! И я опять нелитературно выразился. Колени подогнулись и я аккуратно присел на пол. Можно сказать, упал. Достал мобилу. Повертел в руках. В милицию, что ли позвонить? Ну-ну, -ухмыльнулся я. Бандиты приедут первыми, все вывезут (немного оставят, чтобы оперативникам не так скучно было), а только потом (часика через два-три, очень так, скажем, оперативно) приедут менты. А я буду в роли короля наркомафии. А при задержании меня немного убьют, совсем насмерть и два раза - с контрольным выстрелом. Типа, при попытке к бегству или оказании сопротивления представителям власти. В прессе будет скандал, который деликатно замнут. А складик наркоты с лабораторией возникнет в другом, более спокойном месте. Или... здесь же. Впрочем, уже не важно.
   Хотелось есть и пить. Но пить хотелось больше. Просто водички. Или пива. Взгляд мой упал на лабораторию. Надо бы туда наведаться, может, холодильничек какой отыщу. И вообще, чего я раскис? Какие проблемы? Выберусь обратно через дверь и пойду по железнодорожным путям. Авось куда-нибудь и приведут.
  
   Лаборатория. Банки, мензурки, штативы, разноцветные пластиковые канистры - все в беспорядке громоздилось по углам и лежало на столах, оставляя холодящее спину ощущение внезапности покинутого помещения. И все покрыто толстым слоем пыли (хотел сказать - шоколада). На столе, завалившись набок стоял компьютер. И еще один, но только ноутбук. И папки с бумагами. Края одной обожжены, словно в спешке пытались спалить документы. Не успели. Исчезли. И после этого никто сюда года два не захаживал. Прямо бермудский треугольник какой-то. Ага, вот и холодильник. Работает, родной. Куда он денется, из подводной лодки. Система "анфрост", не надо оттаивать. Знаем, проходили, не на свалке рос. Водочка, вино, консервы... - полный джентльменский набор. О-о, боржоми. Целый ящик. Классно, блин! Сыр столетней давности. Скрючился и высох. Короче, выглядел неаппетитно. С вами все ясно, господа. Не гурманы, однако. А может, не успели пополнить запасы продуктами, как что-то произошло? Теперь посмотрим, что в морозилке. Дверца примерзла и не хотела открываться. "Сим-сим" - сказал я и потянул сильнее. Дверца чмокнула и меня чуть не вырвало: обледеневшими тусклыми, затянутыми белесой пеленой глазами на меня смотрела человеческая голова. Оригинально, однако. Холодец, что ли, собрались варить? Жуть какая. Дрожащими руками я закрыл морозилку и присел на стул. Есть перехотелось. Ничего, вот немного успокоюсь и поем. Нервы пошаливать стали.
   Я открыл бутылочку минералки и жадно присосался к горлышку. Прохладная вода приятно щекотала горло. Столько лет простояла и осталась практически такой же вкусной. Фирма, что ни говори!
   "Шевели мозгами, Сашок, - уговаривал я свое подсознание в надежде на некую спасительную идею, - Как выбираться будем?"
   В углу стоял еще один холодильник. Немного побольше первого: метра три в длину и полтора в ширину. С тяжелым предчувствием (ох уж это любопытство!) я подошел к нему и потянул за ручку. После замороженной головы трупы людей, подвешенные на крючьях, не показались мне слишком страшными - не было того эффекта неожиданность. Я был готов к подобному. Похоже, эпидемия вируса гриппа здесь не причем: во лбу у каждого зияли черные точечки. Я оглянулся на длинные ряды стеллажей, заваленных полиэтиленовыми пакетиками с наркотиком. Есть из-за чего. Смертельного товара здесь лежало на миллионы, десятки (а может, и сотни) миллионов долларов.
   Голова шла кругом. Говорят, опасность возбуждает. Не верьте. Ничего подобного не происходило - со мной этот номер срабатывал не всегда. И, конечно, совсем не прикалывала перспектива сдохнуть среди гор наркотиков здесь или там, наверху от "бандитской пули", как говаривал товарищ Шарапов. Я устал бояться.
   Я распечатал бутылку водки и вскрыл банку консервов. Ничего, под водочку все съедобно.
   Я открыл ноутбук. Экран оставался черным. Конечно, за такой срок аккумуляторы основательно подсели. Короче говоря, сдохли. И адаптера нет, как назло. Я крутанулся в кресле и подкатил к другому компьютеру. Этот вообще ни на что не реагировал. Я заглянул с отверткой в системный блок - нутро раскурочено, жесткий диск отсутствовал. Все как надо. Кто-то заметал следы. Хотя, если разобраться, тысяча и один способ приготовления героина (а я думаю, именно такие файлы находились в компе) меня не интересовали. Я невесело улыбнулся самому себе. Ощущение того, что я продолжаю оставаться живым трупом, не покидало меня. "жизнь - это дерьмо" - сделал я вывод. "А потом ты станешь совсем мертвым" - вдруг откуда ни возьмись, появился внутренний голос. "Хреново мне" - признался я ему. "Что-то ты совсем раскис, старик. Смотри, не утони в собственных соплях". "Я знаю. И ничего поделать не могу. Я прирожденный боец, мля".
   Что-то стукнуло в голову позвонить Даше. Так сказать, пробило на общение.
   Телефон выдал сначала "занято". Я повторил, одновременно опрокинул в себя грамм сто и закусив тушенкой. Ее нет дома. Интересное кино. Где она шляется ? с кем разговаривает? Кто разрешал... Наконец в трубке раздалось долгожданное "Алле".
   - Привет, Даша. Как дела?
   - Пока не родила. Ты выяснил, где находишься?
   - С места в карьер. Так я тебе и скажу. Плохо мне, Даша... Ты стихи любишь?
   .......
   Я подул в трубку. Молчание.
   - А я люблю, - продолжал я. - Я даже сам их пишу. Точнее, писал, раньше. Лет сто назад.
   - Ты что, пьян? Какие стихи?
   - Ни водном глазу. Разве что для храбрости. А что, сильно заметно?
   - Есть немного. Жаль, ты сейчас телевизор не смотришь.
   - Так интересно?.. Это по такому ящичку разноцветные картинки показывают? И маленькие человечки внутри сидят?
   - Не надо острить. Там по всем каналам твое фото показывают.
   Теперь наступила моя очередь замолчать.
   - Ты знаешь меня? Ты знаешь, как я выгляжу?
   - Да. Мы случайно встречались. У моей подруги. На дне рождения.
   - Постой-постой. Твоя подруга случайно не у меня работает? Секретарша, Анька Смирнова.
   - Она самая.
   - Что-то припоминаю. Ты такая высокая, кареглазая. У тебя смуглая кожа. Девушка с длинными волосами. Я угадал?
   - Она самая.
   - Будем знакомы.
   - Взаимно.
   - Ладно, перейдем к теленовостям. Что такого криминального я натворил? ...............
   - Ты убил Бориса Карамелькина.
   У меня отвисла челюсть. Я подавился собственной слюной и закашлялся.
   - Это того самого, из правительства, депутата, что в народе прозвали "киндер-сюрприз"? - все же решил уточнить я.
   - Да.
   - Обалдеть можно. Но у меня же алиби! - закричал я, неожиданно осознавая всю нелепость и комичность ситуации.
   - Тебя видели несколько человек в момент убийства. Они уже дают показания следственным органам. Журналисты на все голоса голосят о "громком заказном политическом убийстве".
   - Это не я, - неуверенно сказал я. - Они нашли двойника.
   - Будешь рассказывать сказки им. Твой, как ты сказал, "двойник", вероятно уже мертв. Всем нужен ты и информация, которой ты владеешь. Ты что-то говорил о стихах. А какие книги ты любишь читать?
   - Исключительно порножурналы, - буркнул я, удивляясь такому повороту событий. - Что мне делать, Даша?
   - Пока советую затаится.
   - Зашифровался так, сам не знаю, как отсюда выбраться.
   - И советую много не пить.
   - А я пью мало, но большими стаканами.
   - Не смешно.
   - Знаю. Сдохну здесь со скуки. Книг нет, телевизора нет, радио тоже нет. Телефон долго не протянет - батарейки сядут. Ладно, займусь медитацией. Вот не повезло мне, так не повезло! Скажи, а что ты чувствуешь, общаясь с живым трупом, то есть со мной?
   - Возбуждаюсь.
   - Я так и знал. Интерес сугубо практический. И все же? Что ты обо мне знаешь?
   - В следующий раз, солнце мое, - и она положила трубку.
  
   Запах наркотиков дурманил. Может ли героин проникать в мозг в виде запаха? А я думаю, может. Ведь вдыхают же люди эту гадость в нос. Получается, невольно я становлюсь наркоманом. Привыкаю к обстоятельствам, так сказать.
   Я вышел из лаборатории, прихватив с собой бутылку водки.
   Под потолком больше половины ламп не горело. Конечно, за столько-то лет...
  
  
   Запах наркотиков дурманил. А может ли героин влиять на мозг в виде запаха? Наверное, да, судя по ощущениям. Ведь есть так называемые пассивные курильщики - люди, находящиеся в прокуренном помещении. А я - пассивный наркоман, находящийся среди сотен килограмм так называемой белой смерти. А что, может и правда попробовать? Вдохнуть в нос, как показывают по телевизору из свернутой в трубочку стодолларовой купюры и забалдеть? Здесь столько наркотика... Мечта наркомана.
   Я вышел из лаборатории прихватив бутылочку пива. Под потолком больше половины ламп не горело. Конечно, ведь прошло столько лет...
   В этом огромном помещении никого, кроме меня не было. Даже тараканов. Наверное, нализались героина и передохли. Ха-ха-ха! Хорошая идея: ловушка для тараканов с героином. Стопроцентная смерть!
   В голове у меня возникла музыка, словно я настроился на одну из радиостанций. Я помотал головой. Мелодия исчезла. Я вернулся в лабораторию, закрыл дверь - здесь не так пахло дурманом и неожиданно наступил на что-то мягкое. Крыса, мать ее за ногу. Я заорал. Большая белая крыса величиной с приличного котенка противно запищала и стала карабкаться на дверь. Скалолазка, - мелькнуло в голове. Тоже испугалась. Крыса пару раз подпрыгнула и упала замертво. Наверное, получила инфаркт от страха... Совсем как у людей. Хорошо хоть не укусила. Мало ли, может она бешеная... Носком ботинка я поддел безжизненное тельце и вышвырнул за дверь.
   ........... было светло, тепло, сухо. Можно сказать, даже уютно. А еще хотелось расслабиться. Выпить водочки. Нанюхаться "дури". Вариантов для самоубийства много. Но не для меня. Как говорится, спасение утопающих - дело рук самих утопающих.
   - Блин! - я пнул со всей силы картонные коробки, стоящие в углу. Пирамида рассыпалась. Посыпались книги. Интересное кино. Посмотрим, что читают господа бандиты-наркоманы. Так. Брошюрки "Сторожевая башня", "Пробудитесь", связки "евангелия", перевязанные бечевкой стопки "Библий", тетради, еще брошюрки, но уже на английском языке. Для эстетов, надо понимать. Все с вами ясно, господа присяжные заседатели, секта. Религиозная литература пополам с наркотиком. Чтобы народ дорогу в рай побыстрей нашел. Только тропинка-то ведет в ад. Причем напрямик.
   На одной из тетрадок золотыми буквами было написано: Община "Светлый путь Христа". Поплевав на палец, я просмотрел сие божественное творение. Ничего интересного - проповеди, молитвы мелким почерком. И куда же подевались владельцы этого барахла? А, впрочем, ясно. Я догадливый. Не Шерлок Холмс, но много ума не надо, чтобы понять, что все-таки произошло. Бандиты чего-то не поделили и ухлопали друг друга на одной из разборок. Как известно - мертвые - самые лучшие в мире хранители тайн. Ничего не расскажут. Я выудил еще одну книженцию. На обложке значилось: "Библия народа Христа". Серьезная вещь. Просто голова кругом идет. Кем они себя возомнили? Нет такой Библии в природе. Я пролистал. Полное собрание сочинений: понемногу от каждой веры, от каждого учения, приправленное сексуальным дзен-буддизмом. Религия - опиум для народа, в прямом смысле слова. Знаем, проходили. "Белое братство", "Аум синрике" и иже с ними. Мир постепенно сходит с ума, выдумывая новых богов. Но Бог один. И мы знаем это.
  
   "Телефон звонит, просит чтобы я встал, оделся и пошел, а точнее побежал, только я его послал, сказал что болен и устал...". Но телефон молчал, а меня плющило, как сказали бы наркоманы. Воздух в этой дыре заразный. Должна же быть хоть какая-то вентиляция!
   Я прилег на пол. Голова кружилась и была ватно-легкой. Я посмотрел на потолок и увидел солнце.
   - Это лампочка, - сказал я себе.
   -Солнце, - упиралось обалдевшее подсознание.
   Обидно было вот так сдохнуть.
   С неба стали падать листья.
   Наркотическое отравление. Нет, опьянение. Врешь, не возьмешь! - как говаривал Чапай. Рано сдаваться. Жить надо, жить. Всем чертям назло. Вот только руки-ноги словно одеревенели. Полный пиндык.
   Я заскрипел зубами. Над головой висело малиновое солнце.
   - До свиданья, мама, - прошептал я и умер. По крайней мере, я так думал, что умер.
  
  
   Очнулся я от сильной боли в затылке. Пощупал голову - так и есть, здоровенная шишка на затылке и корочка запекшейся крови. Здорово я приложился. Но как? Вспоминай, Сашка, вспоминай. Я помнил, что лег на пол и увидел на потолке Солнце. И как я мог из лежачего положения умудриться упасть? Ладно, не буду ломать себе голову. Я не ложился. Во всем виноват наркотик. Я встал на карачки и шатаясь выполз из лаборатории. Меня вырвало. В голове взорвались бомбы. Есть ли здесь аптечка? Но возле лужи блевотины мне стало еще хуже и я завалился набок. На лицо (точнее, на голове) все признаки сотрясения мозга. Что такое не везет и как с этим бороться.
   Культурно полежав, я постепенно начал приходить в себя. "Сердце красавицы..." - насвистывал я, привалившись к стене лаборатории. "Сердце красавицы..." - я пытался вспомнить продолжение песни. Или арии? Я не помнил. Что-то там к перемене. Или к измене. Короче, к чему-то склонно. Где ты, моя красавица. Жива еще? А может, уже в раю? Оптимистично, однозначно.
  
   Я пошарахался по лаборатории туда, сюда и вспомнил, что упустил одну маленькую деталь, а именно: я больше не искал выхода. Выхода из этого странного и заброшенного места. Выхода из сложившейся ситуации.
   Дверь. Пока я знал о существовании лишь одной двери - той, через которую я пришел. Но ведь должен существовать и другой путь в лабораторию. Так сказать, запасной. Тревожные колокольчики зазвенели у меня в голове. Я прошелся вдоль стен. Ни малейшего намека на существование чего-то, похожего на дверь. "Замуровали, демоны!" - вспомнились слова из кинофильма. Таким образом можно сделать вывод, что попасть сюда можно лишь тем путем, каким пришел я. Однозначно.
   Для лучшего прояснения ситуации я наполнил один из пластиковых одноразовых стаканчиков (несколько сотен штук, запаянных в полиэтилен я обнаружил в углу в большой коробке. Либо парни были брезгливы, либо не хватало времени чтобы мыть посуду) напитком для прочистки мозгов - первоклассной водкой.
   Вот теперь все окей. Все нормально мама, все отлично. Какое-то время я здесь поживу, и все же... Надо выбираться отсюда. Будет время еще раз осмотрю все стены. А вдруг обнаружу замаскированный скоростной лифт? Реально? Вполне. Я сел на стол и, болтая ногами, закурил. Тепло, светло, сухо. При мысли о том, что снова придется шарахаться по мрачным закоулкам в полной темноте, рискуя в любой момент свернуть себе шею, у меня по коже побежали неприятные мурашки и липкая, холодная струйка пота стекла между лопаток. Я поежился. Свет. Вот что мне нужно. Надо раздобыть фонарик. Но... даже если я его найду, блин, может оказаться так, что у него сели батарейки (если он только работает не на атомной энергии). Еще лучше, если бы нашлась "жужелица". Такая маленькая штуковина с генератором тока внутри. Фонарик. Жмешь на небольшую загогулину, туда-сюда, внутри вырабатывается электричество и лампочка загорается. Быстрее работаешь кистью - ярче свет. Короче, фонарь работает до тех пор, пока рука не отвалится. Зато никаких батареек и прочей ерунды. Что ж, проведем небольшой обыск. Страсть как люблю это дело. Честно. Это так интересно - посмотреть, что хранят люди в своих ящичках и тумбочках. Вторжение в личную жизнь, так сказать.
   Я приступил к поискам, методично открывая по очереди все шкафчики, тумбочки, дергая за разные дверцы, заглядывая в столы. И практически сразу мне улыбнулась удача: я нашел мощный, с прорезиненным корпусом и удлиненной ручкой немецкий фирменный фонарик и целую коробку батареек. Методом подбора нашел годные батарейки, зарядил ими фонарь, а еще несколько штук сунул в карман - путешествие может затянуться. На всякий "пожарный" случай.
   Еще в одном из ящиков (поистине фантастическое везение!) я обнаружил почти новый рюкзак цвета хаки с множеством карманчиков на липучках.
   Не откладывая дело на потом, я решил упаковать рюкзак теми вещами, которые могли пригодиться мне в пути, а именно: бутылка водки (как дезинфицирующее средство для ран), пластиковые стаканчики, несколько консервных банок, нож, пару бутылок с пивом, свечи (на тот случай, если фонарю придет кирдык).
   Голова немного побаливала, но в целом я себя чувствовал очень даже бодрым и свежим, можно сказать, как огурчик. Хоть сейчас и в бой, то есть, в путешествие.
   Я посидел немного в кресле (на дорожку) и решил, что пора. Ем раньше, тем лучше.
  
   Запах от моей одежды потихоньку начинал перебивать все остальные. Наверное, от меня разило как от козла (горного). Конечно, не мешало сменить шмотки и помыться, но пока такой возможности не представлялось. "На Кипре отмоюсь" - мечтательно вздохнул я . мечтать не вредно, - как говорил один мой знакомый. - Вредно не мечтать...
  
   - Всем пока, - негромко сказал я, - не забывайте, скоро вернусь, - с этими словами я шагнул в темноту. Если честно, возвращаться не хотелось.
   Насвистывая: "Вот пуля пролетела и ага... Вот пуля пролетела и товарищ мой упал..." - я бодренько вышагивал по бетонным шпалам освещая окружающее меня пространство мощным лучом света. В рюкзаке весело позвякивали бутылки.
   Чтобы как-то развлечься и отвлечься от глупых мыслей, я стал вспоминать анекдоты, самые смешные из моей коллекции в голове. Немного похихикав про себя и немного подняв настроение, я стал орать дурным голосом матерные песни. Даже горло заболело. Посмотрел на часы мобильника. Мое путешествие длится всего час. Хотя по собственному восприятию времени должно было пройти по крайней мере три часа...
   "Какая странная метрополитеновская железнодорожная ветка, - думал я. - Если это метро, то, по идее, я должен уже прийти на следующую станцию. Или это тупик?"
   Следующие полчаса я шел молча, витая в облаках, представляя себя, родимого, несущегося с бешенной скоростью по автобану в дорогом спортивном автомобиле с включенной на всю громкость музыкой.
   А туннель тянулся все прямо, без всяких намеков на повороты и боковые ответвления.
   Прошло еще полчаса. То, что я увидел, заставило меня выключить фонарь, чтобы убедиться, что я вижу не мираж или оптический обман. Впереди маячило светлое пятно. Одно из двух - либо выход, либо очередная заброшенная станция метро, на которой чудом уцелели лампочки. Ко мне пришло второе дыхание, я почувствовал прилив сил и ускорил шаг.
   "Ну хорошо, - думал я. - Выберусь на свет божий, на поверхность. А дальше что? Мое лицо не узнает разве что слепой. Убийство депутата это, конечно, круто. Но, если рассуждать логически, зачем мне вообще выходить? Какое-то время я могу пожить здесь... Ведь следователям не докажешь, что ты не виноват. И первый поганый мент повяжет меня и премию дешевую получит. Ему это надо? Нет. Это работа бандитов. Это они, светлые головы, придумали такую гадость с убийством чтобы найти меня. Стоит мне только оказаться у следователя, как он тут же продаст меня бандюкам. За хорошую сумму. Понятно, что я останусь в живых до тех пор, пока из меня не выбьют номера счетов и банки, где деньги лежат.
  
   Свет в конце тоннеля, куда ты приведешь меня, в рай или ад? Теперь я почти бежал, стараясь не поскользнуться и не упасть. Не хватало еще для полного счастья сломать ногу.
   "Светом в тоннеле" оказалась одиноко горевшая лампочка, неизвестно для каких целей прилепившаяся к стене. Облом, однако. Очень большой облом. Обломище. Чтобы немного прийти в себя, я решил устроить мини-перекур с дремотой.
   Последняя сигарета потухла. Я смял пачку и швырнул в темноту. Захотелось вернуться. Отдохнуть а потом, с новыми силами...
   Загадочный металлический звон появился настолько неожиданно, что я чуть не пустил струйку в штаны. Сердце колотилось быстро-быстро, как у насмерть перепуганного кролика. Вы меня напугали, ребята. Вы меня здорово напугали, а за то, что вы сделали, мне придется убить вас. Я сглотнул слюну. Во рту моментально пересохло и стало похоже на пустыню.
   За стеной позвякивая и урча работали механизмы. Я прислушался. Работали двигатели. Чудя по звукам, насосы. Насосная станция? Именно так, дорогой доктор Ватсон, именно так. Вода в тоннелях - это вполне логично.
   Через минуту все стихло - сработала автоматика отключения. Когда вода поднимется до определенного уровня, сработают датчики и двигатели включатся снова, повторяя свой цикл до бесконечности.
   Я осветил фонариком стенку - намека на дверь не было. Значит, моя долгая дорога в вонючих подземельях продолжалась.
  
   Когда-то, давным-давно, лет сто назад я, как и все молодые люди мечтал получить много денег и неважно каким способом. Я мечтал о выигрышном лотерейном билете на фантастическую сумму или найти кошелек под завязку набитый долларами, или получить наследство от неизвестной мне (но я то был ей известен) богатой тетушки из-за границы (пары миллионов баксов мне бы хватило...). Но... По лотерейным билетикам я выигрывал, но смехотворные суммы, кошельки я находил, но они были без денег - кому-то удача улыбалась раньше меня. Богатых родственников за границей у меня не оказалось. Пришлось поступить в институт и вести полуголодное существование, как и все студенты. А зарабатываемые во время учебы деньги тратились на выпивку и всеобщее веселье. Но потом, хо-хо, я наконец открыл свое дело, которое оказалось на редкость востребованным - не зря же столько лет учился! Страна наводнилась компьютерами, а хороших программистов было мало. Я был на волне. И примерно в те времена я сделал два вывода:
   А) Бесплатный сыр бывает только в мышеловке
   Б) Легких денег не бывает. Они добываются исключительно тяжелым трудом.
   И сделал вывод, как следствие: удача любит тех, кто работает и совершенствуется. Я постепенно, маленькими шажочками пробирался вверх по социальной лестнице. Я делал себе имя и состояние.
   Но если следовать моей логике выходило, что все те миллионы долларов, что лежали на моих счетах "бесплатный сыр"? ловушка? Ну нет, братцы, я считаю, что я их заработал потом и кровью.
   Я шел по чавкающей грязи и мечтал о шампанском, шуме волн и раскидистых вечнозеленых пальмах (на вечнозеленые елки я уже насмотрелся, хватит). Чтобы окно в квартире от одной стены и до другой. От пола и до потолка. Огромная комната и я, в кресле-качалке с бокалом виски в одной руке и ароматной дымящейся сигарой в другой... Я еле переставлял ноги от усталости, утонув в своих грезах, как мне показалось, что пахнуло ночной прохладой и свежим воздухом. Я покачнулся, поскользнулся и, молотя руками воздух, пытаясь найти опору покатился вниз по наклонной трубе, прямо как в аквапарке. Только вместо воды была черная, маслянистая, пахнущая дерьмом динозавров жидкость.
   Раздалось оглушительное чмяканье и меня с размаху, по пояс засосало в пахнущую фекалиями ароматную кучу. Я тюкнулся головой о железяку и на секунду потерял сознание. Опять. Или снова. Но местные миазмы не дали мне надолго отключиться - действовали не хуже нашатыря на мои бедные обонятельные центры.
   На лбу зрела очередная шишка (для симметрии - уже с другой стороны черепа) - и это было самое невинное из всего случившегося. Я постепенно опускался вниз, в это булькающее, жадно чавкающее протухшее дерьмо. Я задыхался, ругался матом, шевелил руками, сочил ногами. Бесполезно. Как та лягушка, попавшая с подружкой в горшок со сметаной. Одна сдалась и утонула, а вторая лягушка дергалась до тех пор, пока сметана не стала маслом. Но говно, простите, это не сметана. Его хоть миксером взбивай, так оно говном и останется и, тем более, тверже уж точно не станет.
   Фонарь (настоящее немецкое качество - не разбился, не погас) как ни в чем не бывало светил шагах в пяти. Я сосредоточился. По краям кучи были застывшие, превратившиеся в камень куски экскрементов. Я вытянул вперед руки и отчаянно хватаясь, умоляя всех ангелов-хранителей помочь мне выбраться. Как говорится, потом поставлю самую большую свечку в церкви.
   Ногти ломались, пальцы скользили. Отрешившись от всего я с упорством экскаватора цеплялся за малейшие трещинки, пытаясь подтянуться. И это у меня получилось! Миллиметр за миллиметром, сантиметр за сантиметром я выползал из ловушки. Добрался до фонарика и немного передохнул. Надо двигаться. Мне нужен чистый воздух, горячая ванна и свежая одежда.
   Я поднялся, опираясь о стену и огляделся: луч света скользнул по стене и замер в огромной дыре под потолком, откуда я вывалился. Н-да. Обратно я не заберусь, путь заказан, отступать некуда. Только вперед.
   Между первой и второй - перерывчик небольшой. А как же, надо снять стресс... Быстро скинул рюкзак, нашел бутылку, сделал несколько глотков, занюхал местным воздухом и... ко мне пришло второе дыхание! Вот если бы еще сигаретку выкурить! Но сигарет не было.
   В кармане мелодично тренькнул мобильник. Я вытер руки о себя и вытащил его из кармана. Все ясно - это не звонок. Просто села батарея и телефон предупреждает, что он скоро совсем отключится. Типа навсегда.
   Следующее ответвление туннеля было сырым и .................. Посредине пола сочился тоненький ручеек из невероятно пахучего вещества (я его улавливал, но не так сильно - что-то произошло с моим носом - я практически перестал ощущать запахи. Или нанюхался до того, что мой нос на них почти не реагирует). Своды были полукруглыми. Со стен свисала тинообразная бахрома. Старый заброшенный канализационный коллектор. А вот за стеной был новый. Это я определил по реву воды, доносившемуся из-за стены. Если бы я попал туда, то ... Догадайтесь с трех раз. Там говно со всего города двигалось в сторону реки со скоростью скорого поезда.
   Я скользил по илу шаркая ногами - так удобнее было идти. Совсем как на лыжах.
   Конец путешествия был рядом - смотря под ноги, чтобы не угодить в очередную ловушку, я лбом ударился о что-то металлическое и взвыл: вот он, конец путешествия: путь преграждала изъеденная временем и ржавчиной металлическая решетка. Вот и все. Приехали. Просто невероятное везение. Я потоптался на месте, потирая лоб одной рукой и дергая за решетку другой. Металлическая преграда оказалась не преградой - она пошевелилась. Выломать ее из стены предварительно раскачав. Буду дергать ее пока хватит сил. Не хочу обратно. И воздух здесь почище...
   Я глотнул бодрящего напитка и принялся методично дергать за прутья туда-сюда. Старое, прогнившее железо медленно выходило из стены. Как говорится, терпенье и труд все перетрут. Наконец решетка поддалась и, выламывая куски кирпича из стены ухнула вперед, и я вместе с ней. Путь был свободен. Я с трудом поднялся на ноги. Чисто на автопилоте заковылял вперед, держа бутылку в руках и по глоточку опустошая содержимое замечательной емкости, придававшей силы. Уже метров через триста я услышал приглушенный шум воды. Либо мой коллектор соединялся с тем, другим коллектором, что означало "смерть подземным путешественникам", либо что-то другое, а именно: ВЫХОД.
   Поскитавшись в царстве мрака, холода, сырости, вони и грязи мне было немного жаль прощаться с приютившими меня .................. Там, на поверхности меня ничего хорошего не ждало. Одна неопределенность и постоянная борьба за жизнь в прямом смысле слова.
   Я стоял в огромной железной трубе слегка пригнув голову и щурил глаза от яркого дневного света. Я заплакал. Меня не покидало ощущение, будто я вернулся на родную Землю с других планет. Я дышал чистым осенним воздухом и не мог надышаться. Я спрыгнул на землю и огляделся: старый, давно заброшенный песчаный карьер. Знаю это место, не раз ездил купаться. То что надо. Пора принимать водные ванны.
   Я на ходу скидывал с себя одежду, чтобы побыстрее окунуться в прохладные чистые воды карьера.
   Вдоволь накупавшись, вылез, дрожа от холода и выбивая марш зубами, я начал бешено махать руками и приседать. Не спеша, как сумел, постирал одежду и развесил на кустах сушиться. Потом лежал на теплом песке, предавался любимым грезам о море под ласковое солнышко и остатки водки.
  
   ...Проснулся я от дикого холода, в темноте, наполненной вспышками молний и раскатами грома. Стуча зубами от холода я натянул еще сырую одежду. Сейчас пойдет дождь, я промокну, заболею и умру на хрен.
   Спрятаться было негде. Не лезть же обратно в проклятую трубу! Я лучше промокну, но обратно ни ногой!
   Ветер поднимал тучи пыли. Грохот молний раздирал барабанные перепонки. Дождя все не было.
   Немного побродив по берегу, я нашел нужную мне тропу и двинулся в лес.
   По приколу достал мобильник, посмотреть, разрядился ли он и с удивлением отметил, что батарея еще держит. Хороший аккумулятор, - отметил я. Чтобы как-то развлечься я набрал номер Даши. Пошел вызов, я услышал гудки и далекое приглушенное "Алле", словно абонент находился на Северном полюсе.
   - Привет, - сказал я. - Я выбрался. Что дальше?
   - Час ночи, я уже сплю. Давай завтра, а?
   Я обалдел от такой наглости. У меня перехватило дыхание. Пока я стоял и хватал ртом воздух, мобильник, решив, что уже умер, издал слабый вопль и отключился. Похоже, что он сдох окончательно и ему нужна подзарядка.
   Кругом враги. Меня нагло и жестоко предали.
   Я порылся по карманам. Документы, деньги, слава Богу, были целы. Паспорт и две тысячи долларов я заранее положил в полиэтиленовый пакет и обвязал скотчем - чтобы не промокли. И еще несколько тысяч рублей, так сказать, на карманные расходы. Это все, что у меня осталось от прежней жизни.
  
  
   Я продирался сквозь кустарник, когда услышал далекий лай собак. Судя по звукам, совершенно бешенных, готовых разодрать в клочья всякого, кто попадется им на пути.
   "Все, банан мне, - подумал я, - уже щит с собаками. Загоняют как дичь".
   Неожиданно в темноте показался свет. Или мне померещилось? Костер или свет фонаря. Посмотрим, что там такое. Я шел на огонек как зомби, вроде комара, летящего на свет лампочки.
   На маленькой полянке стоял домик. Избушка на курьих ножках. Жилище лесника, -догадался я. Пойти и попроситься на ночлег? Я думаю не стоит. Это решение не "есть даст ист фантастиш", как любил выражаться один мой знакомый - из всего запаса иностранных слов, это он употреблял особенно часто, по поводу и без. "Это отшень плохой думка". Телевизор у лесника уж точно есть, и новости местный абориген обязательно смотрит. А криминальные программы так просто обожает. И тут вваливаюсь я... А может, он только рад будет, что я грохнул депутата, хотя это был не я, но какая ему разница? Простой народ депутатов не любит, он их считает зажравшимися свиньями у государственной кормушки.
   Я вышел на полянку. Рядом проходила небольшая асфальтированная дорога, ведущая еще дальше, минуя избушку и упираясь в шикарный особняк в стиле новых русских бандитов - башенки там всякие, зимние сады, лепнина по всему периметру. Сие замечательное строение окружал мощный четырехметровый забор с мотками колючей проволоки по верху. А собачий лай доносился из-за забора. У меня отлегло от сердца. Значит, сегодня меня не будут кусать и рвать на части.
   Ради спортивного интереса я решил обойти по периметру дачный домик, то есть не спеша двинулся вдоль забора. Зачем я так поступил, я не знал. По пути мне пришла забавная мысль, что за мной могут следить камеры наружного наблюдения. Но идти куда-нибудь еще мне не хотелось и я полностью доверился подсознанию.
   Вскоре показались массивные железные ворота. Я присел отдохнуть и обдумать ситуацию, одновременно разглядывая внутреннее пространство двора. Клумбы, понатыканные среди идеально подстриженной газонной травки, альпийские горки с искусственными журчащими водопадиками, увитые багряным плющом какие-то высокие дырчатые хреновины (тоже для красоты, так сказать). А на самой лужайке, среди всего этого райского благолепия резвились милые собачки из породы боксеров.
   Динамик закряхтел настолько неожиданно, что я вздрогнул и продолжал трястись мелкой дрожью, пытаясь сообразить, что делать: попроситься на ночлег к добрым дядям и тетям или ломануть в лес. Не дожидаясь вопроса типа кто я такой, я выбрал последнее и через секунду ураганом несся по лесу, сшибая мелкие ветки, словно молодой лось в период брачных игр.
   Хорошо, если меня приняли за бомжа. А что, запросто, видок у меня еще тот: изодранная, грязная одежда, волосы дыбом, щетина как у хряка, да еще этот рюкзак, болтающийся за спиной (для сбора стеклотары) - ни дать ни взять бродяга.
   Остановившись на секунду отдышаться я оглянулся: в замке началась паника. То-ли им мое лицо не понравилось, то-ли оказалось до боли знакомым... короче, по всему периметру особняка зажглись прожектора, послышались крики. Одним словом, начался переполох. И чем же я их так напугал?
   Я заметался. Побежал. Провалился в болото. Приметил одинокую березу. Вскарабкался как медведь-скалолаз на самую вершину (если бы ставили рекорды по карабканью по деревьям, я бы завоевал первое место) и затаился, переводя дух. И тут началось. Война - не война, но что-то похожее. В небо шипя и свистя взлетали разноцветные осветительные ракеты. Лес наполнился людьми с мощными армейскими фонарями и собаками. Но до меня им еще было далеко. Я повернулся, чтобы все получше разглядеть (такое шоу и по телевизору редко увидишь, а тут в жизни...). Подомной что-то треснуло. "Ой"- только и успел сказать я как камнем ухнул вниз. В самую трясину. Болото сыто чавкнуло и начало пускать вонючие пузыри какого-то газа. Я медленно погружался, пока не коснулся ногами твердой поверхности. Ощущения были далеко не из самых приятных. Я стоял по плечи в холодной липкой, колыхающейся жиже и тупо вращал головой.
   Огромная овчарка появилась у края топи, внимательно посмотрела на меня, села на задние лапы, подняла морду к верху и дико завыла, так, что по коже у меня побежали мурашки. Через минуту надрывного, непрекращающегося воя (от него у меня уже заложило уши) появился накачанный бритоголовый детина с укороченным калашниковым в руках. Повертел головой туда-сюда, посмотрел на собаку - псина заткнулась. Увидев меня бандитская морда плотоядно улыбнулась, обнажив целый ряд сверкающих золотых зубов.
   - Ну че, козел, попался?
   - "Козел" - это твоя фамилия, а не моя.
   Бритоголовый вскинул автомат, но кусты раздвинулись и появился еще один персонаж, словно близнец первого, такой же стройный и с таким же калашом, но в отличие от первого, во рту зубы у него были белого, естественного цвета.
   Тот, который с фиксами, спросил у него:
   - Слышь, Кузьмич, можно я убью его? Он меня козлом обозвал.
   - Нет, - ответил Кузьмич, и добавил (точь-точь как в кино):Он нужен нам живым. Вытаскивай его.
   Фиксатый огляделся по сторонам, нашел длинную палку и протянул ее мне, "нечаянно" попав по голове и усмехнулся при этом.
   - Хватай конец, чучело, - сказал он и заржал, в смысле засмеялся.
   Я промолчал, но хвататься за дрын не стал. Лучше утону в болоте, чем... Чем "что" - я решил не додумывать.
   - Кузьмич, он не хочет, - жалобно сказал верзила. - Че делать будем?
   - Подождем, - сказал Кузьмич, присел на травку и закурил.
   - Подождем так подождем, - повторил фиксатый и тоже присел на корточки.
   Холодная вода бодрости не прибавляла. Я попробовал пошевелить ногами как почувствовал, что опустился еще чуть ниже и решил больше не делать лишних движений.
   - А может, накинем петельку на шею и так вытащим его? -предложил фиксатый.
   - Дурак, - ответил Кузьмич, - еще удавится.
  
   Я чувствовал как постепенно холодеет тело и отнимаются ноги. Вдобавок какие-то скользкие твари забрались в брючины и кусали ноги. Пиявки блин, мать вашу. Я невкусный и кровь моя ядовита. Чтоб вы отравились и сдохли! Но пиявки этого не знали и кровь моя им нравилась.
   Я вытащил руки, болотная жижа противно чавкнула и ухватился за лежащий рядом шест.
   - Тяните, - проговорил, точнее простучал зубами я.
   - Не, ну ты чмо, - совсем не в тему сказал фиксатый и начал тащить меня. -Тяжелый, падла, - продолжал он, - говна объелся, что ли, - и снова засмеялся.
   Вдвоем, одним сильным рывком они вытащили меня на траву. Не давая перевести дух, тот, который Кузьмич, пнул меня в бок и коротко сказал: "Пошли".
   И мы пошли.
  
   У ворот стояла Даша. Я сразу узнал ее - такие девушки не забываются, даже если сильно захотеть. От такой неожиданной встречи я остановился, пристально вглядываясь в ее лицо. А может, я ошибся и это не она?
   - Ну здравствуй, Саша!
   - Привет.
   Гоблины-охранники одобрительно зашумели за моей спиной: "Доставили в целости и сохранности, хозяйка. Мы свободны?"
   - Да. Он мой друг.
   Фиксатый вышел из тени, оглядел меня с ног до головы и противно захихикал. Даша бросила на него сердитый взгляд и тот замолчал, но добавил: "Если че с ней случится, отрыжка болотная, я тебя в клочья порву. Ты меня понял?"
   - Понял-понял,- с трудом шевеля посиневшими губами ответил я.
   - Идем, отогреешься, - и мы направились к парадному входу.
   Охрана побрякивая оружием двинулась по своим постам, а часть зашла в неприметный с виду домик.
   От холода и усталости у меня подкашивались и одновременно заплетались ноги. Я готов был завалиться на ковер и отключиться в спасительный и целебный сон.
   Даша провела меня в небольшую комнатку при входе.
   - Раздевайся, - сказала она.
   - Трусы снимать? - это я вспомнил фильм "Достучаться до небес".
   - Снимай. Интересно посмотреть, что у тебя может быть такого, чего нет у других мужчин?
   Я не нашел что ответить и быстро стянул с себя одежду. Еще я думал о том, что надо иметь невероятное везение, чтобы попасть именно сюда, как ракета с самонаводящейся головкой, запрограммированная на уничтожение определенного объекта. В жизни это один шанс из миллиона. Такого не бывает. Это ловушка, грамотно спланированная акция.
   Даша вернулось с ворохом одежды в руках.
   - Душ там, - махнула она в сторону стеклянной перегородки. Помоешься, оденешь вот это, а твои лохмотья придется выкинуть.
   - У меня там документы и деньги.
   - Забирай.
   Я вытащил пакет и положил на чистое белье.
  
   Душ был горячим. Очень горячим. Я нежился в ласковых струях и чуть не оргазм испытывал.
   Выйдя из душевой кабинки я натянул чистую одежду и опять немного прибалдел от ощущения свежего белья.
   Словно почувствовав, что я уже помылся (а может у них там камеры скрытого наблюдения навешаны) вошла Даша, оглядела меня, чистого и умытого, вкусно пахнущего, небритого и нестриженного и сказала : "Порядок. Теперь расскажешь все по порядку".
   Я натурально офигел.
   - Даша, - вкрадчиво сказал я, - только без обид, но ты хуже Бабы-Яги.
   Дашины брови удивленно изогнулись.
   - В каком смысле?
   - Ну помнишь, как в сказке: Сначала в баньке попарить, потом накормить-напоить, потом спать уложить... Я жрать хочу и спать! - последние слова я почти выкрикнул. -И даже спать хочу больше, чем жрать! И тем более мне не до разговоров! (В этом месте мне очень хотелось прибавить слово "Дура!", но я не решился).
   - Значит, есть хочешь?
   - Нет. Уже не хочу. Можно я усну прямо здесь?
   Даша открыла дверь и вытянула руку. Твоя комната прямо по коридору, последняя желтая дверь справа. Запомнил?
   - Не дурак. Дурак бы не запомнил. До завтра, - буркнул я и заковылял по направлению к кровати.
   - Спокойной ночи, - донеслось мне в спину.
   Не помню как нашел свою дверь. Помню, что упал как есть куда-то, вроде на кровать и моментально вырубился.
  
   А вот проснулся я полностью раздетый (трусы, правда, оставили), привязанный за все конечности, то бишь за руки-за-ноги к кровати и с дикой болью во всех суставах. А на стульчике сидел мой ангел Даша в белом, похожем на больничный, халатике. А рядом стоял доктор со шприцом в руках.
   - Ты проснулся, - проворковала она. -Как мы себя сегодня чувствуем?
   - Хреново. И к чему весь этот цирк? Какого хера меня привязали?
   - Милый, ночью у тебя был приступ. Ради твоей же безопасность пришлось провести эту неприятную процедуру.
   - Из нормального человека меня превращают в какого-то психа. Вы уже достали меня. Лучше убейте меня прямо сейчас, - я кивнул на шприц в руках молчащего доктора.
   - Ты прав. Но врач сделает тебе укольчик для повышения тонуса твоего организма, он у тебя очень ослаблен. И это вовсе не смертельно, как ты думаешь. Все будет хорошо.
   - Я все понял, - сказал я глядя в ее наглые лживые карие глаза и отвернулся, а врач всадил в меня свой шприц. И тут мир взорвался. Нет, на самом деле. То, что я вначале принял за галлюцинации, на самом деле было реальностью. С грохотом вылетели оконные рамы и комната наполнилась гарью и пороховым дымом. Большим осколком стекла "доктору" (а может, он и на самом деле был врачом) срезало голову. Класс! Как в кино. Доктор качнулся и упал. Кровь фонтаном хлынула из его шеи.
   Надо поменьше фильмов ужасов смотреть, - подумал я. - Мне вкололи сильнодействующий галлюциногенный наркотик, я сплю и мне снятся такие классные кошмары...
   С улицы послышались крики, взрывы и автоматные очереди.
   - Бежим, - крикнула Даша выползая из-под кровати.
   - Херня, - сказал я, никуда я не пойду. Классный наркотик, меня так прет, так прет! Все словно наяву. Такой драйв! - и тут я посмотрел на нее другими глазами. - Ты мне нравишься. Пока я сплю, давай займемся любовью. А потом я тебе расскажу свой сон, когда проснусь.
   - Идиот! Все происходит на самом деле! Где нож?
   - Не знаю. Ты у нас хозяйка этого гестапо.
   В коридоре раздался еще один взрыв, в комнату ворвался мужчина и тут же упал, прошитый автоматной очередью.
   - Весело тут у вас, - негромко сказал я. - Можешь меня оставить, вдвоем нам не уйти.
   Приятная истома разливалась по всему телу. Вероятно, мне вкололи какой-то наркотик.
   - Я тебя здесь не оставлю, сказала Даша, склонившись надо мной. Я почувствовал чарующий аромат дорогих духов. В мгновение ока она перерезала связывавшие меня ремни и я смог пошевелить затекшими руками.
   - Теперь вставай! - Приказала она. - Бежим на крышу, там вертолет.
   Под грохот автоматных очередей и свист пуль в опасной близости от наших тел мы в буквальном смысле вползли на крышу. Интересно, куда смотрят менты? Тут такое творится, а их, как обычно нет. Беспредел, короче.
   Выглянув из-за раскуроченной пристройки мы поняли, что сегодня никуда не полетим (разве что на встречу с Господом Богом): вертолет полыхал как пионерский костер. Даша оцепенело смотрела на останки догорающего летательного аппарата.
   - Даша, - обратился я к ней, - а у вашей компании случайно космической ракеты не найдется? Могли бы на Луну слетать, говорят там красиво...
   - Ты достал уже меня, понял! - взорвалась Даша. - Ты так больше не шути!
   - Достал? - спокойно поинтересовался я. - Извини, но это твоя команда чуть не устроила мне допрос с пристрастием. Сначала укольчик, потом камера пыток... Я правильно говорю? И потом, это не на моей территории идет война. И вообще мне все по фигу.
   - Так. Теперь слушай меня внимательно. Ты мне нужен живой. Точнее нам. Не перебивай. Я знаю что надо делать. Идем.
   - Базара нет, - сказал я и она потащила меня по каким-то коридорам, проходным комнатам. Мы то опускались по лестнице, то снова поднимались, пока не оказались, как я понял в библиотеке, судя по огромному количеству книг на полках, занимающих все пространство вдоль стен.
   Даша зашла в угол и достала одну из книг. "Библия народа Христа" - прочитал я на обложке и смутные подозрения зародились в моей голове. Не успел я понять, что произошло, как часть стены с книгами бесшумно отворилась, словно большая книжная дверь. Ясно, читали, видели в кино - обычная потайная дверь. Реальный шанс на спасение, если нас не найдут и не расстреляют.
   Мы вошли. Зажужжали сервомеханизмы и "дверь" закрылась. Мы оказались в огромной светлой комнате без окон. Увиденное не слишком удивило меня - подобное я видел раньше. Было лишь одно отличие того места от этого: здесь работали люди. Обычная лаборатория по производству наркотика: мензурка, банки, склянки, столы, штативы, реактивы, прочая дребедень и приторно-сладкий воздух. Несколько человек в белых халатах были заняты производством дурмана.
   Даша подозрительно посмотрела на меня, словно пыталась прочитать мои мысли. Но я был спокоен как танк. И хотя я понимал, что прикоснулся к такой тайне, что был одной ногой в могиле, мне было безразлично. Я всеми приговорен к смерти.
   - Мы останемся здесь? Не переживай, я ничего не видел и все останется в тайне.
   - Конечно, нет! - вскрикнула Даша. Было ясно, что и ей это место неприятно. - Мы идем дальше.
   "Дальше так дальше", - подумал я.
   Мы миновали еще одну комнату - склад готовой продукции. На стеллажах находились небольшие полиэтиленовые пакеты с белым порошком. И их было очень много. Очень.
   Зато следующее помещение служило комнатой отдыха и столовой: пара холодильников, столы, стулья, диван, раковина с горой грязной посуды, телевизор с видеомагнитофоном и пальма в углу.
   - Пальма настоящая? - поинтересовался я.
   - Искусственная.
   - Что дальше?
   - Отдыхаем.
   -Понятно. А как будем отдыхать?
   - Может, заткнешься, а?
   - Какие мы оказывается грозные... Ладно, помолчу. А телевизор можно включить?
   - Не стоит.
   - А я вот хочу посмотреть новости. Что там новенького раскопали по убийству депутата.
   - Включай, если хочешь, - усмехнулась Даша.
   Я отыскал пульт от телевизора. Экран засветился и я начал переключать каналы, пока не наткнулся на новости.
   - ...Короткая очередь отбросила его назад, - говорил диктор. -Безусловно, действовал профессионал. Все пули оказались смертельными. Милиция никаких комментариев не дает, но и так ясно, что депутат кому-то помешал, потому что говорил с высокой трибуны правду. За правду его и убили. Мы все скорбим о безвременной кончине... - Дальше я не слушал и убавил звук. Потом показывали фотографию убитого, а заодно и мою, как вероятного суперкиллера...
   - Ну как, занимательная история?
   - Очень интересная и наглая ложь.
   - Нет, дорогой, чистая правда. Ты пожалуйста не забывай, куча народа видела человека, очень похожего на тебя.
   - Похожего, но не меня. И потом, настоящие профессионалы не светятся. Нестыковочка получается.
   - А это второстепенные детали.
   - И что мне делать?
   - Не знаю. Проблемы твои, а не мои.
   - Интересное кино, блин на фиг. Кому этот цирк нужен?
   - Нам. Той организации, где я работаю.
   В общем, я уже догадался и ее слова расставили все точки над "и". Мозаика оказалась собранной. Фирма "Фортуна" и секта "Божьих людей" была одним и тем же. А сама уважаемая Даша... отнюдь не второстепенное лицо.
   - Я дочь директора "Фортуны", - словно прочитав мои мысли тихо сказала Даша.
   Дочь главаря разбойников. Клево. Даша. Она же дочь главаря мафии и местного наркобарона.
   -Тебя не мучает совесть? - невинным голосом спросил я. - То, чем занимается твой папаша далеко не стыкуется с рамками закона. И то, что ты замешана в этом деле.
   - С законом у нас все в порядке.
   - Конечно, прав тот, у кого больше прав и денег.
   Даша молчала. И мне было противно развивать дальше тему.
   Я нашел канал с мультиками и разлегся на диване. Показывали сериал "Розовая Пантера"
  
   - Саша, у меня что-то газовая плита не включается. Ручка треснула, проворачивается. Может, изолентой замотать?
   - Замотай соплями.
   - Грубиян.
   - Зато народ не травлю героином.
   - Жизнь такая.
   - А ты на жизнь не сваливай.
   Мы снова замолчали. Мультики кончились и начался очередной бразильский сериал.
   - И все-таки, - начал я, - какие планы на будущее на счет меня у вашей конторы?
   - Ну...
   - Мне пришла интересная мысль, Даша. Ведь я сильнее тебя и могу сделать тебе очень больно. Могу привязать тебя к стулу, могу еще что-нибудь сделать... Ведь мне терять нечего, так позабавлюсь напоследок. Может, откроется во мне дар маньяка...Как ты на это смотришь?
   - Попробуй, - спокойно ответила Даша и приподняла край свитера. За поясом находился небольшой черный пистолет. -А как я стреляю ты видел.
   - Что-то не припоминаю. А пистолетик может быть газовым.
   - Проверим? - усмехнулась Даша. - А впрочем, не советую. А на твой вопрос я могу ответить. На счет тебя у нас далеко идущие планы. Во-первых. Ты узнал, куда ушли наши деньги?
   - Предположим.
   - Предположим, что узнал. Ты в обиде не останешься. Изменим твою внешность, сделаем паспорт, переправим за границу и до старости будешь очень обеспеченным человеком.
   - Хо-хо, - сказал я. - Знаем мы вас, гангстеров. Свидетелей в живых никогда не оставляют. И зачем вам столько канители со мной?
   - Останешься в живых, если много болтать не будешь.
   - Допустим, я поверил. А что "во-вторых"?
   - "Во-вторых" ты должен забыть все, что видел, слышал и узнал.
   - Забуду, закатанный в бетон на дне реки...
   - Не надо утрировать. Мы люди честные и обещания держим.
   - Предположим, я поверил. Что я буду с этого иметь?
   - Ты будешь жить.
   - Гарантии?
   - Как в банке.
   - Похоже на большой кусок дерьма, но выхода у меня нет. Если ты в курсе моих дел, то что случилось с Юлей? С ней все в порядке. Служба охраны выяснила, что она не виновата. Сейчас она находится у родителей. А чтобы много не болтала, на ее счету очень большая сумма и предупреждение - начнешь болтать - долго не проживешь.
   - Как у вас новых русских все легко и просто. Там подмазали, тому денег дали... А как объяснить сегодняшнее нападение на ... э-э... ваш дом?
   - С этими придурками мы разберемся, ты не волнуйся.
   - Я не волнуюсь. Я вот не понимаю. У меня сейчас в голове такая каша, что вроде бы мне все по фигу. А с другой стороны хочется поверить тебе и еще немного пожить.
   - Жить будешь. Теперь у меня к тебе вопрос.
   - Сегодня у нас что, вечер вопросов и ответов?
   - Вроде того. Скажи, ты спал с ней?
   - С кем?
   - С Юлей?
   - А тебе какая разница? Ревнуешь?
   - Нет. Просто интересно.
   - Так. Ты случайно не лесбиянка?
   - Я?! Боже упаси. А что, похожа?
   - Нет. Они другие. Поведение у них другое. Вроде бы женщина, а не чувствуешь, что она женщина. Как робот. Ты с ней говоришь, общаешься, она может стать тебе другом, но всегда точно знаешь - секса с ней не будет, если только не изнасилуешь.
   - Интересно рассуждаешь, опытный такой... А сколько тебе лет?
   - А какая в пень разница?
   - Интересно.
   - Интересно было бы, если влюбилась в меня.
   - Зачем? Это невозможно.
   - Почему?
   - По кочану. У нас разные весовые категории, в смысле социального статуса.
   - Любовь зла, полюбишь и козла.
   - Не надо. У меня есть жених, если тебе это интересно.
  
   - Еще как интересно. Он тоже крутой мафиози? Мальчик - мажор из высшего света?
   - Не перегибай палку. Я уже сказала, что у меня есть жених и на этом все. Ты понимаешь? Меньше знаешь, дольше живешь.
   - Ладно. Тогда скажите мне, мадам Дарья батьковна, а что там за дверью? - я указал на еще одну дверь. - Случаем не запасной выход?
   - Туалет и ванная.
   - О-о-о, - протянул я, - круто. А там что за дверь?
   - Она не заперта. Открой, узнаешь. Только сильно не пугайся.
   - Там что, медведь на привязи? Или очередная камера пыток? - я начал осторожно открывать дверь. В нос ударила дикая вонь. Посреди пустой комнаты (за исключением кровати и параши в углу), обшитой мягким материалом (как в психушке) в кресле-качалке сидел молодой человек с блаженной улыбкой и отсутствующим взглядом и громко пускал газы, тихонько хихикая. Я осторожно закрыл дверь и повернул рукоятку замка.
   - Чего это с ним?
   - Живой пример человека, который слишком много знал и хотел. Наши врачи немного перестарались.
   - Не проще было бы убить его?
   - Он мой сводный брат...
   - Родственника не пожалели... Усыпили бы его, что ли... Или есть шанс на излечение? Ничего не понимаю в этой гребаной жизни...
   - Тебе повезло, что ты с ним не сталкивался, тогда ты изменил свое мнение.
   - С чего бы это?
   - Он был киллером. А теперь - растение.
   - Ну и?
   - Когда ты профессиональный убийца, у тебя меняется психика. У моего братца она оказалось слабоватой и он сошел с ума. Когда это случилось, он убил много людей из нашей организации. Просто так.
   - И все?
   - И все.
   - Он употреблял наркотики?
   - Да. Возможно они сыграли не последнюю роль.
   - А ты употребляешь?
   - Я не понимаю, о чем ты говоришь. Я не хочу тебя слушать, - Даша демонстративно отвернулась.
   - Нет уж, давай поговорим. Не стесняйся, можешь говорить как на исповеди - я понимаю, что в живых меня не оставят. Пообщаюсь хоть напоследок. Значит, ты не принимаешь наркотики. Молчишь? Молчание знак согласия?
   - Не употребляю.
   - Ага. не употребляешь, но продаешь.
   - Мы такими вещами не занимаемся. Фирма "Фортуна" - крупнейший оптовый склад продовольствия.
   - Знаем, - рассмеялся я. - Булочки с маком, батоны с героином.
   - Все совсем не так как ты думаешь...
   - А как? Ладно, наркотики в сторону, тема закрыта. Поговорим о другом. "Братья во Христе" или как там она у вас называется, ваше творение? Расскажи мне о своей секте. О религии. О Боге...
   - А ты оказывается очень много знаешь...
   - И все же. Чем вы там занимаетесь на своих тусовках? Устраиваете групповые оргии с публичным изнасилованием девственниц? Бесплатно раздаете анашу для лучшего восприятия религии? А пропуском для вступления в секту служит продажа квартиры, машины, драгоценностей? Что так испуганно смотришь? Неужели я прав?
   - Поубавь красноречие. Я не намерена давать интервью.
   - Тогда дай другое... - я интимно подмигнул и посмотрел на ее груди.
   - Не-е, парень, ты совсем обнаглел.
   - Наглость - второе счастье. Сделаем тайм-аут в нашей беседе. Объявляю музыкальную паузу, - я нашел музыкальный канал по телевизору и сделал звук погромче.
   Меня здорово трясло. Просто колбасило. Я столкнулся с одной из мощнейших мафиозных структур в стране. И я был еще жив...
   Я убавил звук и спросил: "А как зовут твоего отца? Или это секрет?"
   - Для тебя это уже не секрет. - Ее слова прозвучали как смертный приговор. - Аркадий Тополинский.
   У меня отвисла челюсть.
   -Тот самый, владелец заводов, газет, пароходов и прочей "ерунды"?
   - Он самый.
   - И ты его дочь?
   - Ага.
   - И денег у тебя куры не клюют?
   - Достаточно, чтобы купить остров в Тихом океане, построить виллу и жить, ни о чем не думая ни мне, ни моим детям, ни детям моих детей...
   - Здорово. Даша, милая, отпусти меня. Я еще молодой и жить еще хочется (хотя мне было уже все равно. Это я просто так, ради любопытства решил немного подавить на жалость). Даю честное пионерское, все деньги верну. Ну разве что оставлю себе немного на возмещение морального ущерба. Подумай хорошенько, пожалей меня бедного и несчастного (Буратино, - хотел добавить я, но передумал).
   - Ты наверное умирая не прекратишь паясничать. Ты случайно не придурок? Или уже стал таким, как тот, -она кивнула на дверь, за которой находился ее сводный братец.
   - А ты вступи в общество борьбы с придурками. Дадут лицензию на отстрел - ведь ты у нас снайперша.
   - Не понимаю, с чего ты так хорохоришься?
   - Просто мне нечего терять, хоть повеселюсь напоследок. Боже мой, я простой смертный общаюсь с дочкой Рокфеллера! Кому рассказать - не поверят.
   - Замолчи! Ты ничего не слышишь?
   - Нет. Ведь здесь такая прекрасная звукоизоляция! -У меня мелькнула догадка. -Ты думаешь, все кончено?
   - Думаю, да.
   - Тогда чего мы ждем? Пошли сдаваться. Кстати, у тебя много патронов?
   - Две запасные обоймы. А то?
   - Нет, ничего. Я спросил на всякий случай, а вдруг победили не наши и напоремся на засаду? Будем отстреливаться до последнего, а потом... Ну сама понимаешь, что делать, чтобы врагу не сдаться. Для этого понадобятся всего два патрона.
   - Ты точно дурак. Лично я стреляться не собираюсь. Но ты меня так достал, что...
   - Готова пристрелить меня?
   - Точно.
   - Я такой, догадливый. Но в таком случае, плакали ваши денежки.
   - Папа заработает еще. Пошли отсюда, а то я с ума с тобой сойду.
   Сначала мы прошли лабораторию. Молодые люди в белых халатах продолжали молча работать в полнейшей тишине. Потом вышли к библиотеке. Даша приложила ухо к стене.
   - Ну что?
   - Тихо.
   - Тогда рискнем? А если там враги, можно я буду орать "Банзай" - это "ура", но по-японски.
   - Зачем?
   - Подыхать, так весело...
   - Кричи, если тебе станет от этого легче.
  
   В библиотеке пахло пороховой гарью, кругом валялись трупы. Почти все книги лежали на полу. Некоторые из них дымились. Я осторожно подошел к окну и посмотрел вниз. Воронки от взрывов, горящие машины, обгоревшие тела и новенький милицейский уазик.
   Целый с дико вращающимися мигалками. И тишина.
   Подошла Даша и взяла меня за локоть. "Самое смешное, -сказала она, -в протоколах следователи запишут что произошел взрыв бытового газа".
   - Конечно, с таким папиком как у тебя они так же могут написать что случайно взорвались ящики с канцелярскими изделиями. Интересно, куда денут все трупы?
   - Куда-куда, на кладбище, конечно.
   - Выкопают огромную братскую могилу.
   - Догадливый ты наш. А ты больше ничего не ощущаешь?
   - Ощущаю. Говном пахнет.
   - Я не об этом. Что-то здесь не так.
   - Милиция приехала, значит ваша победа.
   - Не нравится мне это...
   - Что именно? Ладно, ты думай, а я пошел. Пускай меня убьют сейчас, чем потом медленно умирать, как твой братец.
   Я вышел в коридор. Картина, представшая моему взору не сильно отличалась от увиденного ранее: трупы (только лица разные), все в кровище, проломленные взрывами стены, развороченные доски пола. Я осторожно шел, перешагивая мертвяков и стараясь не упасть - еще не хватало сломать себе что-нибудь. Меня нагнала Даша.
   - Предъяву чеченам надо клеить, - сказал я, указывая на нерусские лица. - Столько ваших положили.
   - Не переживай, "приклеим".
   Я осторожно выглянул через проем бывшей двери. Чисто, если так можно было выразиться.
   В следующей комнате царил полнейший разгром: пол стены как небывало, горы битого кирпича вперемежку с оторванными руками и ногами. Даша выглянула из-за моего плеча. Отвернулась и ее вырвало. Глядя на нее, меня чуть не вырвало следом. Но я, как мужчина, сдержался. Она поднялась с колен и надо было такому случиться - чья-то голова, не удержавшись на кирпичах, скатилась к ее ногам. Дашины нервы не выдержали и она стала медленно падать. Я вовремя ее подхватил и бережно уложил на остатки пола. Злополучную голову отшвырнул за волосы подальше с глаз.
   Я сидел на корточках перед симпатичной девушкой и нагло разглядывал ее тело. Хоть оно было скрыто под одеждой, но все равно впечатляло. Хорошо бы ей понюхать нашатыря, но даже если бы он и был, не дал бы... Фигурка у нее ничего, есть, как говориться, за что подержаться. Мне хотелось ее поцеловать - такую хрупкую и беззащитную. Или потрогать груди. Естественная мужская реакция на лежащую в обмороке девушку. Но я боялся, если честно. А вдруг очнется? Тогда мне точно пипец. Я струсил и ничего не сделал, чего хотел. А через мгновение Даша очнулась.
   - Я потеряла сознание, да?
   - Не надолго. Зрелище, конечно, не из приятных, эстетического удовольствия не доставляет. Я сам чуть не проблевался.
   - И я давно такого не видела, - Даша печально вздохнула.
   - Серьезно на вас "наехали".
   - Ничего, папа разберется.
   - Что ты заладила как попугай "папа разберется, папа разберется". А без него сама что ты из себя представляешь? Что ты сделала в жизни такого, за что тебя можно уважать? Без своего папы ты и дня не проживешь в этом безумном мире, -меня словно прорвало. Я чувствовал, что пора остановится, но не мог. Мне хотелось ее унизить. -Ты - ноль без палочки или без папочки.
   - Не говори так. У меня высшее образование.
   Похоже, я ее задел. Слезы навернулись в ее хорошеньких карих глазках.
   - Какое, позвольте узнать?
   - Какое надо!
   О, она снова взяла себя в руки. Ясно, что поговорить по душам не удастся.
   - Пошли! И без глупых вопросов!
   - А то что?
  
   У выхода нас встретил милиционер.
   - Лейтенант Голопупко, - представился он.
   Даша прыснула.
   - Извините, "голо" что? - спросил я.
   Мент не обратил на меня никакого внимания.
   - Дарья Аркадьевна, - невозмутимо продолжил блюститель порядка, - к нам поступило сообщение о взрыве газа в вашем доме...
   У меня началась истерика. Я смеялся и не мог остановится. Я задыхался от смеха, пока на меня не вылили ведро воды. Я замолчал.
   - Для протокола требуется ваша подпись. Все что положено, я написал, - мент замолчал, внимательно разглядывая меня. Постепенно что-то в его милицейских мозгах прояснилось и его зрачки расширились - он меня узнал! - А кто, позвольте поинтересоваться, Дарья Аркадьевна этот молодой человек? Кажется он... - милиционер замолчал, ожидая, что скажет хозяйка.
   - Если кажется, креститесь, - резко ответила Даша. - Этот молодой человек, как вы правильно сказали, мой жених. И он меня спас во время взрыва газа. Еще вопросы есть?
   - Нет. Пожалуйста, пройдемте вниз, у меня там бумаги лежат.
  
   Как ни странно, шикарная, под старину изготовленная дубовая лестница почти полностью уцелела. Пока мы спускались, милиционер Голопупкин, как про себя я окрестил его, бросал косые взгляды в мою сторону - в нем кипели противоречивые чувства - как бы было хорошо сдать меня в свою контору и получить награду и, может быть, даже дополнительные звездочки на погоны. И в то же время ему так не хотелось связываться с этим семейством...
   В огромном холле, больше похожим на зал для бальных танцев, расслабленно стояли Омоновцы и не торопясь курили, стряхивая пепел на дорогой ковер. По их довольным лицам было ясно, что это занятие в виде наглого стряхивания пепла на ковер в доме очень солидного человека, доставляло им огромное удовольствие. При появлении нашей троицы вояки слегка напряглись. Лейтенант махнул рукой, мол, все нормально ребята, отдыхайте, а с этими я сам разберусь. ОМОН моментально потерял к нам всякий интерес. Что ни говори, профессионалы. Скажут им "фас" - тут же в клочья порвут любого. А нет приказа, нет и действий.
   - Скажите, - подал голос лейтенант Голопупкин, - а что вы здесь делали?
   - Как что? Странный вопрос. Это дом моего отца. Я здесь живу. А с ним, - она кивнула в мою сторону, - мы культурно отдыхали, пока все не началось.
   - Интересно проводите время, - ехидно заметил лейтенант. -Распишитесь здесь, здесь и вот тут еще.
   - Все?
   - Да. Надеюсь, в остальном разберетесь без нашей помощи?
   - Как-нибудь без вас. Своими силами. Спасибо, до свидания, -сказала Даша, давая понять, чтобы представители правопорядка побыстрее выметались.
   - Ну, если что, звоните.
   - Обязательно.
   Милиционеры утрамбовались в свой уазик, включили мигалки и с сиренами понеслись по дороге.
  
   - Даша.
   - Что.
   - Я очень хочу курить. Не угостите ли бедного "жениха" сигаретами?
   - Лично я не курю.
   - Но кто-то же в доме должен курить? У кого можно "стрельнуть"?
   - Хорошо, я принесу. Сиди здесь и никуда не уходи. И желательно ничего не трогай.
   - Окей.
   Через минуту Даша вернулась с пачкой "Парламента". Я взял сигареты и сказал:
   - Кучеряво живете.
   - Стараемся.
   - У меня есть отличное предложение. Надо снять стресс. Давай вместе поужинаем с распитием алкогольных напитков.
   - Много чести. Что ты о себе возомнил? То, что я назвала тебя "женихом" ничего не значит. Так, к слову. Надо было отмазку придумать.
   - Понимаю, не дурак. Дурак бы не понял. И все же? А? Может, это мой последний обед в жизни в дорогом ресторане. Или так: "Даша, я влюбился в тебя с первого взгляда. Приглашаю откушать со мной красной икры под водочку. И цыган пригласим для веселья. Гулять так гулять!"
   - Гусь свинье не товарищ.
   - Я значит гусь... - ехидно заметил я. - Кому-кому я не товарищ?
   - Идиот ты, вот кто!
   - А какая из нас вышла парочка...
   - Баран да ярочка. Расскажу вот папе...
   - Ой, вот только не надо меня пугать.
   - Ладно, уговорил, едем. Действительно, не помешает немного подкрепиться и расслабиться.
   Я заулыбался и потер руки.
   - Но мы будем не одни. Сам понимаешь, охрана в таком деле не помешает, тем более после такого события. Пойдем. Я покажу тебе шкаф с одеждой, он, к счастью, уцелел. И не забудь под душем помыться. Через два часа выезжаем.
   Два часа растянулись на все четыре. Я давно был готов, одет и помыт, и молча сидел в холле, смоля одну сигарету за другой, наблюдая за суетящимися в доме людьми, сновавшими туда-сюда без перекуров и остановок. На моих глазах исчезали следы бойни и помещение приобретало почти жилой вид.
   Когда я гасил очередной окурок о стол (пепельницы не было), наконец-то появилась Даша собственной персоной в сопровождении двух мордоворотов. Она внимательно оглядела меня, смахнула несуществующую пылинку и сказала: "Сойдет". А потом добавила:
   -- Ты выглядишь как победитель конкурса среди педиков...
   Это типа, голубые джинсы и розовые рубашки носят исключительно представители сексуальных меньшинств? А что делать, если только эти вещи мне подошли по размеру?
   - Ты тоже ничего, - усмехнулся я. - Шутить научилась?
   - С тобой всему научишься.
   - Это тоже шутка? Мне засмеяться или заплакать?
  
   Как обычно, мне завязали глаза и усадили в машину. По дороге я даже успел вздремнуть, пока не почувствовал толчок в бок.
  
   Машина остановилась у парадного входа. Я содрал повязку и прочитал название: "Титаник". И надпись чуть поменьше: "Ночной клуб".
   - Это что, типа солидное заведение?
   - Да, - невозмутимо ответила Даша.
   - А мне без разницы где стресс снимать. Да хоть в блинной какой.
   - Тогда выходи. Или тебе особое приглашение нужно?
  
   Первое, что я сделал, так это заказал бутылочку текилы и кучу экзотических салатов, ориентируясь в выборе исключительно по названиям блюд. Халява, сэр!
   В обстановке полнейшего молчания я поедал принесенную официантами пищу и медленно накачивался дорогим пойлом.
   - Перестань жрать водку! - ни с того ни с сего вдруг взорвалась Даша. Наша охрана за соседним столиком переглянулась.
   - Не водку, а текилу, - поправил я, не отрываясь от тарелки. События разворачивались так, как я и предполагал. Мне хотелось немного потрепать нервы этой девушке - мажорке. Сиамской кошке с карими глазами. Вывести ее из себя. Для чего? Я и сам не знал, но интуиция подсказывала, что вести себя надо так, а не иначе.
   Я выпил еще одну рюмочку текилы, лизнул соль, закусил лимончиком и сыто огляделся по сторонам. Остановился взглядом на симпатичной, одиноко танцующей девушке.
   - Какая красотка, - я поцокал языком. - Жди меня здесь, я пошел знакомиться.
   Глаза Даши вспыхнули. Она резко сжала и разжала кулаки. "Интересно, она выцарапает мне глаза сейчас или потом, -пьяно подумал я. - Все женщины жуткие собственницы".
   Походкой моряка, слегка покачиваясь, я подошел к девушке и пристроился рядом с ней. В голове шумело, во рту стоял странный привкус огурцов от текилы.
   - Разрешите пригласить вас на следующий медленный танец, -сказал я нервно дергаясь под музыку.
   Девушка фыркнула. Откуда ни возьмись появился усатый грузин и грубо оттеснил меня в сторону. Схватил меня за грудки и с жаром, дыша мне в лицо винным перегаром, принялся говорить различные гадости в мой адрес. Я оглянулся на свой столик. Даша ухахатывалась. Я пожал плечами, извинился и попытался уйти, но... не заметил, как очутился на полу. Потеря сознания была кратковременной. Было больно. Рядом суетилась Даша, а с горячим грузинским парнем разбирались наши бодигардеры.
   - Ты как?
   - Не бойся, - сказал я и попытался улыбнуться. - Не так-то просто выбить мне мозги. У меня череп из титанового сплава.
   До меня доносились обрывки разговора с грузином. Наши парни тоже немного размялись.
   - Вытри сопли и вали отсюда, каратист хренов, - вкрадчиво втолковывал детина. Лицо грузина представляло печальное зрелище и больше походило на отбивную с кровью. Его подружка испуганно жалась рядом. Меня подняли и усадили за столик - я все еще приходил в себя. Здорово он мне врезал!
   - Мелочи жизни, - сказал я, прорвемся. - Какое русское веселье и без драки... Еще по текилке?
   - Не буду.
   - А я вот не откажусь, -и набулькал желтого цвета жидкости из графина. Опрокинул. Занюхал рукавом. Лизнул соли. "Хорошо пошла", - крякнул я. Голова почти не болела и стала ясной, как никогда. Лишь небольшая вялость членов говорила о выпитом алкоголе. Я закурил, лихорадочно соображая, каким способом можно свалить отсюда. Все-таки людное место, уйти можно. Но процесс мышления затронул не только кору головного мозга. Как я понял, он отображался и на моем лице, излучался через глаза.
   - Даже и не думай, - сказала Даша и ее губы растянулись в зловещей ухмылке.
   - Не думай что?
   - Сбежать. Не получится.
   - А вдруг? - сказал я, но уже без особого энтузиазма.
   - Тогда хорош трепаться, пора и закругляться. Едем домой.
   - А где наш дом?
   - Где надо.
   Домой так домой. Я встал и, пошатываясь, попытался определить, где тут выход. Ко мне тут же подскочил Дашин охранник и услужливо взял за локоть.
   - Отвали, друг. Я иду в туалет. Типа носик попудрить. Ты со мной?
   Здоровяк промолчал. Конечно, за разговорчивость им не платят, а так хотелось пообщаться...
   Сообща мы нашли дверь с черным треугольником вниз. Я вошел в кабинку и попытался закрыть дверь. Детина вставил между дверью и косяком ботинок.
   - Ты что делаешь, друг? Мне по большому надо. А при других я не смогу. Ты ведь не хочешь чтобы я наложил в штаны прямо в машине?
   Подействовало. Ботинок исчез и я закрыл дверь. Облегченно опустился на стульчак и задумался. Дело дрянь. В голове пусто, как в воздушном шарике. Ни одной умной мысли. Я пару раз для приличия спустил воду и вышел. Охранник стоял у дверцы и курил.
   - Подслушивал, извращенец? - поинтересовался я у него.
   - Ты чо, клоун? Щас ты у меня быстро с тапок слетишь
   - Как бы ты сам не слетел, -и я одним резким ударом (откуда только нашлись силы) вбил ему сигарету в зубы. Не стоило этого, наверное делать. На моем теле появились дополнительные синяки а на лице сочный фингал, отнюдь не украсивший меня.
   "И чего я добился? - размышлял я сидя в машине. - Получил звездюлей, и только".
   - Ну что, досталось тебе? Ниндзя блин... - сказал мой сосед.
   Я был зажат с двух сторон как сельдь в банке между двумя здоровенными мужиками. Я отвернулся и стал смотреть на дорогу. И местность какая-то незнакомая. И глаза почему-то не завязали...
   Даша сидела на переднем сиденье и о чем-то оживленно жестикулируя разговаривала с водителем. Но сюда не доносилось ни звука - нас отделяло звуконепроницаемое, а может и пуленепробиваемое, стекло. Я постучал по нему. Даша обернулась. Ее губы зашевелились, но вспомнив, что я ничего не слышу, опустила перегородку.
   - Чего тебе?
   - Я хочу нанять адвоката.
   Последовало секундное замешательство а затем вся машина взорвалась громким смехом.
   - Ты шутишь, - сказала Даша вытирая слезы платочком. - Ну и насмешил... Он требует адвоката... Ха-ха-ха...Мы же договорились... Ха-ха-ха... Как только ты сообщаешь нам то, что нужно, - теперь она уже успокоилась и смотрела на меня ледяным взглядом, - то получишь то, что тебе обещали.
   Это была самая изощренная ложь. Даже идиот, и тот бы понял, что мертвым деньги не нужны.
   - Не припоминаю условия сделки.
   - Напоминаю: Ты возвращаешь нам деньги и мы тебя отпускаем. Естественно, услуга хорошо оплачиваемая. Теперь вспомнил?
   - Вспомнил. И я тебе верю, - соврал я, - но мне нужны гарантии.
   - Я твоя гарантия. Ясно? - с этими словами стекло поехало вверх, снова отгородив нас перегородкой. Я остался один на один с двумя головорезами.
   - Мужики, - обратился я к бандитам. - Помогите. Меня хотят убить.
   Тишина. Оба демонстративно глядели каждый в свое окно, сосредоточенно рассматривая проносившиеся деревья. "Бесполезно", - подумал я.
   -Я заплачу.
   - Прайсы знаешь, торговаться не будем, - услышал я в ответ. Шутят, господа-товарищи бандиты.
   - Сколько? - выдохнул я.
   - По пять штук на брата.
   Блин, нет у меня таких денег в наличности. Пойду на ва-банк.
   - Устраивает. А вы разве не с ней? - кивнул я в сторону Даши.
   - И да и нет. Мы люди Седого. Слышал? Нас попросили, мы охраняем.
   - А этот Седой, он что, круче Бориса Карамелькина?
   Оба презрительно цыкнули, один даже сплюнул себе под ноги.
   - Не круче. Но Седой - это Седой. Как торговая марка "Панасоник" в сравнении с какой-нибудь "Тошибой". Понимаешь? Он вор в законе...
   Разговорились братцы кролики. То слова из них не вытянешь, то щебечут как сороки.
   - Седой толковый мужик. Общак держит. Масть знает Такие дела проворачивает...
   Снова замолчали.
   - Ну так как? - спросил я.
   - Гони бабки.
   Вот, деловой разговор. Надо было сразу с ними потолковать а не бить морды в туалете. Я вытащил две упаковки денег. Пухленькие пачки выглядели так, словно в каждой было не по две тысячи долларов, а минимум по пять. А все из-за того, что купюры мелкие, не по соточке.
   Бандиты небрежно кинули деньги в карманы. Все. Были у меня бабки, теперь нет их. Как пришли, так и ушли. Разведет меня братва, как пить дать.
  
  - Сейчас покажется речка, - негромко начал один браток, - ты попросись выйти. Типа плохо стало, укачало, тошнит. Мы скажем где. Там есть обрыв. Падаешь вниз и плывешь под водой сколько сможешь. Мы немного постреляем в тебя. Постараемся не задеть. Понял?
   - Ясно как божий день.
   - Переберись на другой берег.
   - Постараюсь.
  
   Показалась речка. Машина запрыгала по кочкам, амортизаторы едва выдерживали удары. Почувствовав толчок в бок я заколотил по стеклу-перегородке, страшно выпучив глаза.
   - Ну, - сказала Даша, чуть приспустив стекло. - Что случилось.
   - Плохо мне, - сказал я.
   - Как бы всю машину не загадил, - спокойно вмешался один из бандюг. - Надо сделать санитарную остановку.
  
   Машина стала. Я доковылял до обрыва и вставил два пальца в рот. Меня начало рвать. Вышедшая было Даша увидев столь неприятное зрелище, снова села в автомобиль.
   Я перевел дыхание. Осень. Речка. Вода холодная. Сказка! А надо. Я оттолкнулся и прыгнул.
   Вода оказалась не просто холодной. Она была обжигающе ледяной. Я с головой ушел в мутную темную воду и поплыл изо всех сил по течению к другому берегу.
   На середине реки я почувствовал, что не доплыву. Расслабился. Меня сносило совсем не туда, куда хотел. Вокруг фонтанчиками зачмокали пули и послышались звуки выстрелов. Как в кино про Чапаева. Умру, но не сдамся. Шутка. Умирать не хотелось. Я хватанул побольше воздуха и ушел под воду. Тридцать секунд - полет нормальный. Сорок секунд, полет... я начал задыхаться. В голове шумело, в глазах темнело, тело онемело. Я ткнулся в камыши. Хорошо, мать вашу! Я вынырнул. Бамбуковые заросли, ничего не видно. А если подожгут? А вот фиг вам, камыш воде гореть не будет. Что делать?
   Я отломал самую толстую и длинную камышину. Получилась трубка сантиметров тридцать. Я снова погрузился на дно и взбаламутил воду. Один конец стебля находился у меня во рту, другой - на поверхности. Я дышал. Ищите, ребята, ищите. А лучше скажите, что попали в меня и я утонул.
   Остатки мыслей на этом обрывались. Меня качало течением. Приятно убаюкивало. Холод делал свое черное дело - мне захотелось спать. Еще минут десять и мне кранты - я впаду в нирвану и утону. Так и останусь здесь в позе йога на радость голодным рыбам. Все, встаю. Если не сейчас, то больше никогда.
   Я с трудом поднялся. Здесь, на берегу, находилась вся троица - Даша и два брата-акробата с пистолетами в руках.
   - Живой? - спросила она.
   - В-в-р-р-ременно, - стуча зубами ответил я.
   - Тогда вылезай, поедем дальше.
   Что-то я все убегаю, убегаю, а толку никакого. С трудом переставляя онемевшие и затекшие ноги я с трудом добрался до берега.
   Один из братков протянул мне фляжку.
   - На, дерни. Чистый спирт.
   Я "дернул". Жидкость обожгла горло и нежным бальзамом органично влилась в мое естество. Мне понравилось. Я сделал глоток еще. И еще. Стало легче, но я не пьянел.
   - Мужики, - сказал я. - У вас есть сухая одежда? Переодеться бы.
   "Мужики" покопались немного в багажнике и кинули мне почти чистый комбинезон цвета хаки. С бурыми пятнами и дырочкой в районе сердца. Шутники, блин...
  
   Через пол часа я сидел в машине и маленькими глоточками отхлебывал спирт, запивая невесть откуда взявшейся "фантой". Меня слегка потрясывало и немного знобило.
  
   - Отошел? - спросила Даша.
   - Поцелуй меня в промежность, - огрызнулся я.
   - А попка у тебя ничего...
   - Подглядывала? Твою тоже трудно забыть.
   - Не надо хамить, Саша.
   - А то что? Дашь мне пощечину? Или застрелишь? Как страшно, я уже весь трясусь.
  
   На сегодня наше путешествие окончилось у неприметной лесной избушки. Дальнейшие события разворачивались по захватывающему сценарию "Секретных материалов": лифт увез нас вниз на несколько этажей. С размахом живет мафия. А что, бобла много, девать некуда, вот и выпендриваются, уроды. Хоккейные клубы покупают, острова. Государство, правда, пыталось устроить показательные суды над некоторыми олигархами, но это было такое шоу... Хрен их засадишь. Они как сорняки, прорастают снова. Это вам не мелкий бизнес душить, когда не знаешь, выдашь ты своим сотрудникам зарплату или заплатишь честно все налоги.
   Меня провели в зал, сплошь заставленный компьютерной техникой. У мониторов сидели люди в белых халатах и увлеченно барабанили по клавишам. На наше внезапное появление никто не обратил внимания, как будто так и надо.
   - Садись, - приказным тоном сказала Даша и пододвинула мне стул.
   Я сел. Передо мной находился шикарный компьютер с большим плазменным монитором.
   - И сразу в бой, - подытожил я. - А кормежка предусматривается? Я есть хочу.
   - Только после работы. Как говорится, сделал дело, гуляй смело.
   - На голодный желудок я плохо соображаю. Хоть бутерброд с икрой и кофе. И текилки с лимончиком, если можно.
   - А попа не слипнется? Принесите ему чего-нибудь, - кивнула Даша охранникам, молча стоявшим сзади.
  
   Я в мгновение ока проглотил гамбургер и выпил кофе. Иди ты на хрен, Даша, ничего я делать не буду. Давай, прикончи меня прямо здесь. В гробу я видал тебя, твоего папу и всех остальных родственников, а так же вертел их на одном интимном месте.
   - Работай, - коротко сказала Даша и удалилась вместе со своими головорезами, оставив меня с каким-то терминатором, вооруженного до зубов (я был уверен, что у него и в трусах был спрятан пистолет). А одна граната висела на ремне прямо над тем местом, где у мужчин находилось их "достоинство".
   - Перевесь гранату, - хихикнул я, - не дай бог споткнешься, яйца оторвет...
   - Тебе объяснить задачу или сам догадаешься? - подал голос "боевик", пропустив мои слова мимо ушей.
   - Объясни, если сможешь, - я развалился на стуле и попытался закинуть ноги на стол, при этом чуть не попав ногой в монитор.
   Похоже, это его задело.
   - Ты должен вернуть все похищенные у организации деньги.
   - А еще чего?
   - Двадцать пять миллионов долларов, - продолжил он.
   - Их у меня нет. Вся сумма переведена в международный фонд мира. Они счастливы до потери пульса.
   Охранник дернулся. На мгновение он поверил.
   - Не прикидывайся дураком. Ты не мог этого сделать.
   - А вдруг? Ты проверь.
   - Щас проверим, - охранник удалился. Но через пять минут он вернулся не один. Мне не поверили и отвели в соседнюю комнату и стали настаивать на своей версии на счет денег. Через некоторое время не выдержав доступных объяснений я отключился. Блаженное небытие и полная темнота. И никакой боли...
  
   ..............
  
   В последнее время моя жизнь была разделена на отдельные блоки, включавшие в себя очень частые потери сознания и мучительное возвращения к жизни. На этот раз я очнулся в камере. Вместо дверей - решетка. Из коридора падал тусклый свет. Стены бетонные, не проковыряешь - графа Монте-Кристо из меня не выйдет. И ножовку по металлу я к сожалению не захватил (и в пирожке с мясом пилку для ногтей мне никто не передаст). Оставалось одно - лежать на кровати, приходить в себя. Так, что тут у нас еще интересное? Круглый стол, грубо сваренный из металла с прикрученными к полу ножками. Умывальник и вполне приличный унитаз. Все тело болело. По лицу вроде бы не били. Зубы тоже на своих местах.
   Я проковылял к решетке и крикнул что-то вроде: "Эй, есть тут кто?".
   Подошел надзиратель.
   - Чего орешь, придурок?
   - Курить хочу.
   - На, держи, - он вытащил из кармана пачку "Мальборо" и протянул ее мне.
   - Спасибо, - сказал я, - и зажигалку.
  
   Я лег на кровать и блаженно задымил. "Если есть в кармане пачка сигарет, значит все не так уж плохо на сегодняшний день" - пришли на ум слова из песни Виктора Цоя. "И билет на самолет, с серебристым крылом, что взлетая оставляет земле лишь тень". Пачка сигарет у меня была (что уже неплохо), а вот с билетами на самолет была напряженка - билеты здесь не продают, разве что на тот свет...
  
   Пару дней меня никто не беспокоил. Я отлеживался, приходил в себя - так сказать, зализывал раны. Меня кормили, поили, ждали - когда я буду готов чтобы снова сесть за компьютер.
   Большую часть времени я проводил во сне - говорят, во сне набираешь силы. Вот я их и набирал. Реальный санаторий...
   В часы бодрствования я курил и молча смотрел в потолок. Внутренний голос затаился, завис где-то в подсознании и больше не лез с глупыми советами. Так прошло несколько дней.
   Периодически у меня возникало желание выдать моим мучителям большую буржуйскую тайну в виде банков и счетов, лишь бы отстали от меня и отпустили.
   От безысходности и скуки хотелось выть волком.
   А в один прекрасный день за мной пришли и под конвоем повели наверх по лестнице. "Расстреливать" - испуганно шепнул внутренний голос и затих.
   Оставив меня в небольшой комнате, охрана ретировалась, не забыв, однако приковать меня наручниками к стулу (ха-ха, они думают, что я могу сбежать).
   В комнату вошли двое - один лысый, как колено, худой и длинный как швабра, другой маленький и толстый, с черной бородкой и пронзительными голубыми глазами. "Где они набрали этих клоунов? - подумал я. - Сейчас начнется групповое изнасилование мозга". И я не ошибся. Лысый разложил на столе чемоданчик, подключил проводки с присосками к моему телу и начал с ходу задавать вопросы.
   "Полиграф Полиграфович Полиграфов. Все, моя карта бита", - грустно подумал я и начал отвечать на вопросы, вспоминая все, что я знал о "детекторе лжи". А знал о нем я очень мало, так как в реальной жизни с такими приборами не сталкивался ни разу - разве что в кино видел, как он действует. Только после "полиграфа" в действие вступала дыба, осиновый кол в задницу и четвертование - самые верные способы разговорить даже немого.
   В сознании возникла картинка рекламы "рексоны" - дезодоранта от пота. Девушка что-то там крадет, ее ловят, она мажет руки дезодорантом, ее подключают к "полиграфу". Тут начинается самое интересное. Эта шпионка отвечает на вопросы не в тему, то есть попросту нагло врет, а аппарат констатирует ответы как верные. И все из-за того, что она не потеет. Вывод - сия адская машинка реагирует на пот. Отлично, вот только как это мне пригодиться? Соврал - вспотел - минус один. Набрал сто баллов - получи бонус - пулю в лоб. А мне надо постоянно потеть, чтобы детектор лжи неправильно показывал результаты исследований. Логично? Вполне. Надеюсь, сработает. Оставалось за малым, вспомнить ситуацию, от которой меня, как говорится, бросило бы в пот. Высота? Не боюсь. Темнота? Не прокатит. Узкое пространство? Клаустрофобией не страдаю. Собаки? Я их люблю. Милые такие существа, особенно бультерьеры. Кошки? Хрень какая-то. И крыс с мышами не боюсь. Думай, Саша, думай, что тебя может напугать до смерти. Что меня напугало в последнее время? Ага! Нашел. Вот: прыжок с самолета с парашютом без инструктора. До этого я прыгал с инструктором и решил попробовать без него. Кукурузник. Солнце. Лето. Инструктор дал мне дружеского пендаля - я, кажется, передумал и не хотел катапультироваться. Я падаю. Ветер свистит в ушах, глаза слезятся под маской. Меня кажется еще стошнило. Незабываемые ощущения - блевотина в маске. Выкинул ее. А земля неумолимо приближается. Еще чуть-чуть и я бы наделал в штаны. От страха я забыл, как раскрыть парашют. "Дерни за кольцо" - это из другой оперы. Мне было по-настоящему страшно. Я был мокрый от пота и замерз. Тогда я подумал, что в Аду не жара, а ледяной холод и я скоро туда попаду - вот только шлепнусь о землю... Наконец что-то щелкнуло, хлопнуло и потоком ветра вытянуло маленький парашютик, а вслед за ним раскрылся основной купол. Мать вашу с этим реле времени! Никаких "колец" или веревочек. Все очень просто - через определенное количество секунд парашют сам раскрывается. Я и забыл об этом! Честно! И вот на до мной повис огромный оранжевый купол с дырками для вентиляции, а я болтаюсь в лямках как кукла. И приземлился я благополучно, обменялся с инструктором дружескими ударами по физиономии, получил свой фингал и счастливый, и живой уехал домой. Но с тех пор на прыжки с парашютом у меня возникла стойкая аллергическая реакция.
   Хе-хе-хе. Вот и сейчас, когда вспомнил весь ужас парашютного экстрима, я почувствовал спасительную струйку пота между лопаток, как увлажнились и стали покалывать мои ладони - вот он, момент истины! Теперь надо закрепить это чувство страха последнего прыжка и все будет окей.
   Поехали!
   - Имя?
   - Саша.
   - Адрес прописки?
   - Строителей четырнадцать квартира шесть.
   Я старался усиленно потеть.
   - Как зовут отца?.. Мать?.. Где работаешь?.. Какой сейчас год?... Кто президент в стране?..
   Я отвечал и усиленно думал об ужасах прыжка. И потел.
   Лысый изумленно смотрел на то меня, то на монитор. Ага! работает мой метод!
   Дальше были вопросы потруднее: счета, банки, суммы, пароли доступа.
   Я безбожно врал и в который раз представлял ужас свободного падения с высоты в несколько километров с нераскрытым парашютом. Я потел так сильно, что спина стала мокрой.
   Лысый вспотел тоже. Он достал платок, вытер лоб и блестевшую в лучах лампы голову.
   - Аппарат неисправен, - выдавил он и, наклонившись к напарнику, что-то зашептал ему в ухо, кося белесыми глазами в мою сторону. После этого он ушел, оставив меня с чернобородым. Тот медленно встал, обошел меня три раза (шаман хренов, бубна тебе не хватает!), достал из кармана золотистый диск на тонкой цепочке и попросил меня смотреть на эту штуковину. Я скосил глаза в сторону и тут же получил разряд электрического тока. Я невольно вскрикнул от боли и неожиданности: а стульчик то с секретом! Кусается, гад! Пришлось смотреть на качающийся диск и слушать вкрадчивый голос гипнотизера.
   Надо признаться, гипнозу я практически не поддаюсь и мне было любопытно, что сможет сделать этот клоун?
   Результат превзошел все мои ожидания - мне внезапно захотелось спать, словно я не спал несколько суток подряд. Именно внезапно, так как мои веки резко стали тяжелыми, словно налились свинцом. Я чувствовал себя как осенняя сонная муха. Этот тип знает свое дело. "Не сопротивляйся", - шепнуло подсознание. Я понял. Надо сделать вид, что все нормально, человек вошел в транс, валяй, задавай свои вопросы. И я очень хорошо сыграл свою роль, да так, что чуть было не уснул по-настоящему.
   - А теперь ты будешь отвечать на мои вопросы абсолютно честно. Отвечай!
   - Да, - медленно проговорил я, отметив про себя, что мой язык словно распух и больше не помещается во рту. Гипноз действовал и в то же время я находился в сознании.
   - Вали отсюда, придурок, - прошептал я.
   -Ты мешаешь мне работать, - спокойно ответил мой личный "психотерапевт". - Ты знаешь, что в моих силах сделать так, что твои мозги превратятся в кашу.
   - Знаю. А с чем мою "кашу" можно есть? С хлебом или маслом?
   - С твоим дерьмом, приятель.
   - Я никому ничего не скажу, - злоба переполняла меня и я почувствовал, что начинаю выкарабкиваться из паутины гипноза.
   - Он не скажет! - рассмеялся шаман. - Еще как скажешь! Расскажешь и то, что никогда никому не говорил. Например, когда впервые начал заниматься онанизмом и трахнул свою первую девушку - во все в подробностях и красках. Будет весело тебя послушать.
   - Веселее не придумаешь, - ответил я. - Может, сделаешь мне минет?
   - В жизни всегда много разочарований. Не расстраивайся по этому поводу. Я знаю свое дело. Но за свою дерзость ты ответишь. По полной программе.
   - Твою маму! - попытался крикнуть я, но голос уже дрожал и восклицание вышло не слишком убедительным. Похоже, наступил мой самый дерьмовый день.
   - Конечно, - продолжал психоаналитик, - мы не благотворительная организация, но у тебя есть шанс остаться в живых. Реальный шанс...
   - Стать придурком, - продолжил я. - Человеком-растением. И это правда - ведь я буду жив...
   - Ну, не будем говорить такие неприятные вещи. Ты молод, еще пожить хочется, так ведь? Соглашайся с нами сотрудничать... - и тут его лицо перекосилось от злобы. - Говори, сука, куда дел деньги? Это наши деньги и ты их украл, гнида помойная.
   - Сам ты... пидор...
   Чернобородый неторопливо достал из сумочки шприц, наполненный желтой жидкостью. Как в фильмах ужасов, только там подобная гадость светилась, а здесь была на вид мутной, как недельной давности моча.
   - Это мое новое изобретение. Я вколю его тебе и ты все расскажешь. Последствия могут быть самыми непредсказуемыми, вплоть до полной амнезии. Представь - ты нам все расскажешь и навсегда потеряешь память. Ты даже забудешь, что у тебя в штанах и как им пользоваться. Ха-ха-ха! Так что выбирай: или с нами , или против нас.
   - Вколи его себе в задницу, свинья жирная!
   - Не, ну ты реальное чмо! (Куда делась его интеллигентность и деловой разговор!). Все, кончаем базар, приступаем к делу.
   - Скажи, у тебя есть мать? - задал я неожиданный для него вопрос.
   - Есть, а что?
   - Жаль, что она не сделала себе аборт, если бы узнала, каким вырастет ее сыночек.
   - Ты мою маму не трогай. Но ты меня вывел, честно. Я с тобой по-хорошему, а ты все ерепенишься. Скажи дяде "до свидания"!
   - Встретимся в аду, приятель.
   И тут мне в голову пришла оригинальная мысль - мне нужно было еще немного времени - я почти освободил свою правую ногу.
   - Перед смертью полагается одно последнее желание.
   Толстяк расслабился.
   - Говори, а я сделаю все в своих силах, чтобы его исполнить. Курить хочешь?
   - Я хочу чтобы ты исчез.
   - Не получится, дорогой ты мой, никак нельзя. Вот сигареткой я тебя могу угостить.
   В этот момент я освободил свою правую ногу. Черная борода наклонился ко мне, его лицо блестело от выступившего пота.
   - А сейчас я буду тебя иметь, приятель и, надеюсь, это доставит тебе огромное удовольствие. У меня есть вибратор, самый большой из моей коллекции, - лицо толстяка расплылось в предвкушении удовольствия.
   "Да ты, дяденька, большой извращенец, оказывается", - подумал я.
   - И я наверну твои кишки на него. Потом. Будет очень больно и очень приятно. Два ощущения в одном.
   - Тогда чего же ты ждешь, начинай поскорей!
   Гипнотизер начал медленно разгибаться и в этот момент я ударил его точно в пах и дернул за бороду. Моя нога ракетой влетела в его промежность и превратила яйца в яичницу. Его нос столкнулся с моей головой и потерял свою форму.
   Чернобородый охнул, согнулся пополам, широко открыл рот и захрипел.
   - Вот так, приятель, поступают с плохими мальчиками которые не слушают своих мамочек. Потом из таких как ты вырастают бандиты, насильники и извращенцы вроде тебя. Я верно говорю?
   Толстяк пыхтел, кряхтел, разве что не пускал газы, оставаясь в одной позе - позе "зю". Я подцепил его ногой и он ухнул на меня.
   - Ну что, повеселимся, извращенец хренов? Теперь, я думаю, наступила моя очередь.
   Свободной рукой я залез к нему в карман. И мне снова повезло. Я выиграл главный приз - настоящий джек-пот - прекрасно заточенный медицинский скальпель. Я осторожно достал его, не дыша, боясь уронить его и перерезал веревки на запястье. Тоже самое проделал и с туловищем - эти идиоты примотали скотчем тело, забыв про ноги. "Я свободен" - песня из группы "Ария". Но я пропел ее несильно громко, чтобы не привлекать внимание. Я пел ее шепотом, когда толстяк продолжал хрипеть и хватать ртом воздух. Больно, очень больно ему. Он наверное и не представлял, что может быть так больно. Я оттолкнул его от себя и он упал. Я с трудом разжал его пальцы и вытащил шприц.
   - А это тебе лекарство от боли, - и я вколол его толстяку в шею. И наподдал ногой в зубы. Так, для профилактики. Все, братцы дорогие, кажется, игра подходит к финалу. Что там дальше в моей повестке дня? Пункт первый. Выбраться отсюда живым. Пункт номер два. Затаиться где-нибудь и переждать бучу. Третий пунктик, самый оптимистический. Поскорее свалить из этой страны и купить домик на берегу океана. Легко сказать - "выбраться". Интересно, есть ли у этого типа оружие? Я обыскал толстяка и нашел небольшой пистолетик с прикрученным к стволу глушителем. Он его носил, конечно, для самообороны. Хорошая штука, немецкая фирма "Умарекс", пригодится. Типа, на войне как на войне. Щас выйду за дверь и начну всех мочить направо и налево, как Данила Багров в "Брате-2".
   Я подошел к двери и нажал красную кнопку.
   - Ну, - прохрипело в динамике.
   - Все в порядке, - сказал я стараясь подражать если не голосу, то интонациям гипнотизера. - Выпускайте.
   Магнитный замок щелкнул и дверь приоткрылась. Я осторожно выглянул, не зная в каком направлении мне лучше пойти - направо или налево? Жаль, нет монетки - она бы подсказала, куда идти. Меня неожиданно затошнило, закружилась голова. Нет, определенно мне что-то подмешивали в пищу, готовили для опытов. Но я же не крыса в конце концов! Так. Надо вспомнить, с какой стороны была дверь, когда я вошел в это помещение. С правой. Значит, это левая сторона. Туда мне не надо. Пойдем налево.
   В длинном бетонном коридоре по стенам вились кабеля и горели тусклые лампы. Дорога шла вниз. И никаких дверей, ни люков, ничего. Зашибись. Немного попетляв, я уткнулся в стальную бронированную дверь с колесиком вместо ручки. Крутанул влево. Еще раз. Еще...
  
  
  
   И в этот раз мне повезло. Двор был окутан сильным туманом. Кусты рядом зашевелились и на тропинке показались два головореза. Они спокойно шли, курили сигареты и поплевывали по сторонам. Я пропустил их - не одолею, это точно. Брюс Ли навалял бы им люлей, но я не он... Что делать? Я залез в кусты и стал отчаянно думать. Думал. Думал. Чуть не уснул. И надо же! Кто-то остановился рядом отлить. Сегодня я точно ходил у фортуны в любимчиках. Я протянул руку и приставил пистолет к паху незнакомца.
   - Без резких движений, браток, кричать и звать маму тоже не надо.
   - Что за хренотень? - промычал "браток".
   - Захват заложника. Пролезай сюда, руки от члена не отпускай, резких движений не делай - жить останешься, но яйца с членом будут украшать кусты, как игрушки новогоднюю елку.
  
   Кусты затрещали и очередной бодигард оказался передомной. Быстренько разоружив его, я спросил:
   - А как мне выбраться из этого гадюшника?
   - Выберешься, с дыркой в голове.
   - Прежде она появится у тебя, так что веди себя благоразумно. Лежать, я сказал!
   Я накинул его пиджак - для маскировки, так сказать.
   - Пошли, - приказал я.
   - Тебя все равно убьют, - не поворачиваясь сказал мой проводник.
   - Не каркай. И запомни, я держу тебя на мушке. Веди себя тихо, спокойно. Как обычно, в общем. Попытаешься подать знак - прострелю позвоночник. До конца жизни проведешь в инвалидной коляске. Усек?
   - Что, фильмов про мафию обсмотрелся? - нисколько не боясь ухмыльнулся мой заложник. - Ты - труп.
   - И ты тоже.
  
   Колеся по тропинкам в клубах тумана мы подошли к деревянным воротам. Рядом стоял сарайчик, типа будка для охраны, в которой никого не было - раздолбаи, что тут и говорить. Полнейшая деревенская идиллия - дачка какого-нибудь работяги-бизнесмена средней руки. И не скажешь, что все основные строения находятся под землей.
   - А теперь ты откроешь ворота.
   - Как? Электрозамок и пневмопривод. Открывает начальник охраны. А он в доме. Это сверху деревяшки, а внутри трубы из нержавейки. Идем к нему? - бандит улыбнулся своему остроумию, показывая два ряда ровных белоснежных зубов из металлокерамики.
   - Придумай что-нибудь. У тебя машина есть?
   - Да.
   - Ставишь где?
   - Там, за забором, стоянка есть...
   - Вот и отлично. Скажи, сигареты например кончились и к машине за ними пойдешь. И без приключений, ладно?
   - А если я не курю?
   - А если я тебе отстрелю яйцы?
   ......
   Мы приблизились к переговорному устройству на воротах. Я втянул голову в плечи и стал смотреть в сторону - наверняка здесь находилась камера слежения.
   - Але, Иван Васильевич! - гаркнул в микрофон мой заложник. - Открой воротину, сигареты кончились, я к машине схожу.
   "А в ответ тишина". Потом что-то щелкнуло и одна створка медленно отъехала вперед, пропуская нас.
   - Где машина?
   - Там, - махнул рукой здоровяк.
   - Значит, нам туда дорога.
   Черная "БМВ" стояла на парковке, скрытая от посторонних глаз зарослями шиповника.
   - Так. Ключи и все что у тебя есть в карманах кидай на землю...
   Моя добыча составила: набор ключей (в том числе и от машины), внушительную пачку долларов (на глаз от тысячи до пяти, если мелкими купюрами. Не хо-хо зарабатывают охранники!), документы на машину, паспорт на имя Андрея Тарасенко (наверняка фальшивый, хотя на вид типичный хохол ). Я забрался в машину, предварительно тюкнув моего украинского приятеля по затылку пистолетом, затем связал ему руки и вставил кляп в рот. Вставил ключ. Двигатель деловито заурчал, набирая обороты и прогреваясь. Я посмотрел на датчик топлива. Бензина - почти полный бак. Клево. Можно ехать хоть на луну! И как приятно дышать свежим, вольным воздухом и покуривать сигаретку!. Эх, я бы не отказался сейчас от шашлычка, но не из свинины, а такого, настоящего, из баранины. Костерок, пивко, палаточку... Мечтать, блин, не вредно. Как говорится, я от бабушки ушел, я от дедушки ушел. Но в следующий раз бабушка с дедушкой испекли колобка квадратного, чтобы дома сидел. И куда мне теперь податься, блин-нафиг? Ни кола, ни двора. Надо ехать брат, а куда - это уже в пути придумаю.
   На трассе пристроился за фурой и проехал эдак километров сто пятьдесят. Потом еще столько же, но уже сам по себе. Начался дождь, а в такую погоду ехать за фурой... автомобилисты знают, что это такое. Короче, ощущение такое, словно ты попал в грязевой туман. Дворники не справляются, окошко не открыть, и машина покрывается очень липкой дорожной грязью.
   Я устал. Столько проехать за раз - для меня многовато. По знакам свернул до ближайшего кафе-мотеля. Остановился и... заревел. Признаться честно, я сам от себя такого не ожидал, но как-то все в одночасье нахлынуло и так жалко стало себя бедного - разнесчастного, прямо как в бразильских сериалах. Ну, успокойся, все будет хорошо...
   Я открыл окно и закурил. Минутная слабость, но мне уже лучше. Я глянул в зеркало: заросший, лицо бледное и опухшее, синяки под глазами. Зато костюмчик новенький - и штаны я все же снял, не побрезговал! И тачка крутая. И зелень в кармане хрустит. И даже паспорт есть! Я пересчитал деньги. Почти три тысячи долларов. И немного рублей, тысяч десять - я не стал вдаваться в подробности. Неплохо для первого раза. А может, еще немного пограбить? Заняться гоп-стопом. А что, получилось ведь... За такие бабки я в конторе должен не разгибаясь три месяца пахать. И это при всем при том, что фирма моя! Хотя какая там "фирма", так себе конторка. Была.
   Я вышел из машины и пошел в бар. В желудке от одних запахов все заурчало и меня чуть не стошнило с непривычки к вкусной и здоровой пище. Я еле сдержался. Чуть попозже, шептал я, сначала надо снять комнату, зарегистрироваться, а потом, чистым, свежим можно и поужинать. Но желудок не хотел меня слушать и предательски урчал, прося хоть гамбургера какого-нибудь.
   За стойкой регистрации меня попросили придумать имя и фамилию и внести ее в какие-то бумажки. Две минуты и процедура закончилась - я расплатился (минимальный срок пребывания в хотеле-мотеле три дня. И никого не волнует, что ты хочешь провести здесь всего одну ночь. Я не возражал.), получил ключи и карточку посетителя и пошел в местную лавку, где купил недорогой привычной одежды типа брюки-джинсы, новую рубашку и свитер. И еще куртку. И лезвия жилет, что первое лезвие сбривает волосы, а второе - кожу. И двинул в свой номер. В комнате на одного человека стояла кровать, еще диван (надо понимать, для гостей) и телевизор. На тумбочке находился телефон, справочник и меню. Я развалился на диване, блаженно вытянувшись в полный рост, открыл меню и сделал заказ по телефону. Для начала сошла бутылка водки ( самое главное), курица гриль (закуска), парочка салатов и баночка красной икры (черную я не люблю). Для начала хватит.
  
   "Сытый голодному не товарищ" - думал я, поглаживая живот и переключая программы телевизора. Фильмы, новости. О деле по убийству депутата ни гу-гу. Ни слова, ни полслова. Затишье как в деревне. Для меня это очень хорошо - хоть немного отдохну от беготни. А вот настроение было паршивое, хоть вешайся. Водка не помогла, а лишь усилила чувство безнадежности и одиночества. Впрочем, в последнее время для меня это было не ново, главное сейчас - отключиться и забыться, а для этого надо принять еще сто граммов "снотворного", и тогда все будет хорошо.
  
   Как обычно, утро наступило неожиданно с ощущения дикого, нет, просто дичайшего сушняка. Я побежал в ванную и припал к спасительному крану с холодной водой. Глыть, глыть, глыть... Опана! Какой кайф, какое блаженство! А если огуречного рассольчика еще...
   Я поднял голову и увидел себя в зеркале. Не новость - эту рожу я видел еще вчера. Щетина как у дикобраза. Глаза красные, как у алкаша, слезятся. Волосы как сосульки. И седина. Месяц назад ни одного седого волоса, а теперь... Побриться или оставить все так, как есть? Решил не бриться. Так я меньше похож на фотографии, все еще висящие на доске объявлений милиции: "Внимание! Разыскивается особо опасный преступник". Зачем мне лишний геморрой, чтобы каждый пэпээсник проверял у меня документы?
  
   Что-то память подводить меня стала. Я с трудом припоминал вчерашние события, пытаясь сложить мозаику из отдельных кусочков воедино. Надоело все. Буду жить здесь, пока не поймают. ЛУЧШЕ в тюрьму, чем к бандитам? Ответ не верный. Я не хочу ни в тюрьму, ни к бандитам.
   В дверь постучали. Ну, вот и все. Конец всем моим мучениям. Щас они взломают замок, я вытащу пушку и мне сделают пыщ-пыщ и легкий растреллирт. Появится белый свет в конце черного тоннеля и душа моя улетит на встречу с родственниками.
   - Это горничная.
   - Входите.
   Уф, а я чуть не обделался. Нервы ни к черту.
   Замок щелкнул. Так-так, у них есть ключи от всех комнат. А что это мне дает?
   Вошла молоденькая симпатичная девушка.
   - Здрасьте, - сказала она. -Убираться будем?
   - В смысле наводить порядок? -попытался пошутить я. -Нет, спасибо, сегодня не надо.
   - Тогда я пошла?
   - Свободны.
   - Спасибо.
   - Пожалуйста.
   - Не за что.
   Откуда они таких вежливых понабрали? Из местного колхоза? Толком и не поговорили. Да и о чем?
   Так. Надо что-то делать. Засиделся я в этой дыре. Надо сваливать. Сейчас подкреплюсь, закажу бутылку водовки и эту чудненькую официантку-горничную в придачу. Культурно расслаблюсь.
   Я сделал заказ и надрался до чертиков. Мне было плохо. Очень плохо. Оказывается, текила после водки представляет исключительно термоядерную смесь. Я заблевал ковер, кровать, туалет и ванную. Вдобавок и сам себя обделал и вонял хуже скунса. Класс! Отдохнул, блин. Представьте себя на моем месте, когда вы просыпаетесь или приходите в сознание (выберите что-нибудь из двух) в луже собственной блевотины и вдобавок к вам возвращается обоняние в полной мере (организм очистился и заработали все его рецепторы). Вы пытаетесь встать из липкой лужи, но падаете обратно, потому что очень слабы. Представили? Так вот, со мной это произошло по полной программе. Пару раз шлепнувшись лицом в свои э-э-э... ну сами знаете что, меня еще раз вырвало. Два раза. На этот раз желчью.
   Кое-как добравшись до ванной я опустил голову под струю ледяной воды. Немного полегчало. Потом покрутил себе мочки ушей - говорят, тоже помогает. Скинул и залез в полупрохладную воду. Чуть не уснул. Зато вышел почти как огурчик и начал приводить результаты моего "пития" в порядок. К утру комната сверкала, а я валился с ног от усталости, не понимая, зачем я это делал - квартира не моя, надо было просто вызвать горничную и забашлять ей... Устал. Прилег на диванчик. Стал думать мысли. Где ты сейчас, Юлька-маленькая-грабительница-больших-банков? Что делаешь, чем занимаешься? Как дела на твоем Плюке? Катаешься в пепелаце с хлопчиками?
   Я попытался вспомнить эту странную девушку с пронзительными голубыми глазами, встреча с которой жизнь моя покатилась под откос как взорванный поезд. Чертова сучка. Даша что-то там говорила, что Юля жива и здорова, полностью реабилитирована в глазах компании и отправлена на вольное поселение к родителям в славный город Урюпинск. Вот только я сомневался, что байка про белого бычка могла быть правдой. Но это, как и все прочее, большого значения не имеет. Я почувствовал, что забываю ее, Юльку. Перестаю о ней думать, не хочу ее видеть и все остальное. Она в какой-то миг стала мне безразличной. Я понял, что навсегда, да-да-да. Меня связывала с ней не любовь, нет, а нечто другое. Тайна. Жажда приключений вновь посетила меня, дав мне силы и уверенность, что я смогу, не смотря ни на что, смогу выкарабкаться и осуществить свою мечту. У меня были деньги, а это главное. Второстепенным было то, что другие люди думали, что деньги их, и хотели немного пограбить меня. А я вот не сдамся. Подсознание говорило мне, что я должен разыскать эту чертову Юльку и поговорить с ней. Возможно, она ключ к моей безопасности - к этому выводу я пришел, опираясь на подсказки интуиции. Она должна мне помочь. Нет! Обязана! После того, что я для нее сделал. Но это уже другая сказка, на месте разберемся, кто чего стоит. Это будет великий драй и он выведет меня из заполнившей меня депрессии. И снова, как всегда, захотелось жить. Я вообще завидовал тем людям, в у которых внутри находится термоядерный моторчик вместо сердца с их жаждой жизни. Жить во что бы то ни стало. А еще большее впечатление произвел на меня Франкенштейн из фильма "Ван Хельсинг". Парень - на вид полный урод, в голове какие-то лампочки. Склеен из кусочков других людей. Скрывался от вампиров и оборотней. И как он хотел жить! В общем, Ван Хельсинг перебил кучу вампиров и оборотней, погибла даже его возлюбленная, а этот перец с лампочками в голове остался жить, сколотил какой-то плотик и поплыл по морю искать счастья. Я ему очень сильно завидовал. Как перестроить себя, чтобы не жевать сопли, радоваться каждому дню и жить дальше. Такая жизнь может происходить только в психушке - им, бедным, полулюдям-полурастениям, все по барабану. Вот только не знаю, хотят ли они жить и бороться за жизнь? Думаю, что вряд ли они реально осознают, что такое понятие "жизнь". Я почувствовал драйв. Точнее, приближение супер-пупер драйва. Я почувствовал силы и мне захотелось жить. Снова, как прежде. Все. Решено. Собираю манатки, сажусь на поезд и еду на поиски Юли. Вот только вспомню, где она живет. Название города? Не знаю... На этой вполне оптимистической ноте я зашел в тупик. Но главное, я знал, что мне надо делать.
   По телевизору шли вечерние новости. И опять ни одного упоминания обо мне и убийстве депутата. Я приглушил звук и погрузился в свои мысли, краем глаза наблюдая смену картинок на экране и бормотание диктора. И наконец услышал: "На одной из новостроек нашли труп", - продолжал комментировать действия сотрудников милиции диктор. Труп? Какой труп? А не все ли равно? Но на всякий случай сделал звук погромче. "...Предполагаемого убийцы народного депутата..." И крупным планом фотография человека, очень похожего на меня, прямо брат-близнец какой-то! Ух ты! Вот это здорово! Нашли мой "труп". Но это еще не значит, что все остальные, кому я нужен, не отказались от попыток найти меня. Все по прежнему, просто у тех, у других, возник другой план относительно меня. План как загнать меня в ловушку. Мозаика складывалась. Кашу заварила Юля-Юлечка, дипломированный специалист по деньгам. Мафия ее немного подержала и отпустила. Почему? Ведь в фирме "Фортуна" неплохие специалисты-аналитики. Они предусмотрели-предугадали мой побег. А куда я могу отправиться, если некуда? Правильно, к Юле. Выходит, путь к девушке моей мечты (бывшей мечты) закрыт? Но я все равно поеду к ней. И я вспомнил где она живет. Это город Краснодар, где тепло, растут апельсины-мандарины, свежий горный воздух и до моря рукой подать.
   Я посмотрел на часы на стене. Пять минут восьмого. Бежать на вокзал? Опасно. Милиции там хватает, а умник из числа ментов-козлов всегда найдется, чтобы припомнить мое лицо и задержать для выяснения обстоятельств. Остается попроситься к кому-нибудь из дальнобойщиков. Или здесь или выйти на трассу. А с машиной что делать? Кинуть ее здесь или завезти в лес?
   Автостопом, так автостопом.
  
   Внизу отдал ключи от номера портье и вышел в ночную пустоту.
   Машина? А, кину ее здесь. Сейчас немного поголосуем...
   Я обернулся и открыл рот от удивления: там, на холмах раскинулся большой город, сверкая огнями и неоновыми вывесками рекламы. Ничего себе придорожное кафе! Сходить что-ли, посмотреть, а потом и поеду куда глаза глядят (а именно - в Краснодар). Что за город? Нет, надо туда сходить, надо. Интуиция подсказывала, что здесь я найду ответ на один из интересующих меня вопросов.
   Я сел в машину и поехал на встречу огням большого города. Заметив проселочную дорогу я свернул на нее и углубился в лес. ехал до тех пор, пока не застрял. Машину следовало убить. Я открыл багажник, нашел немного бензина в канистре, полил машину, предварительно открыв бензобак, капот и все двери (чтобы лучше разгоралось) и кинул спичку. Пламя ухнуло и побежало отвоевывать пространство. Не прошло и нескольких секунд, как машина полностью полыхала. А я, блин, не верил, думал что это байки, когда мне рассказывали, что машина сгорает полностью меньше чем за минуту. А вот сейчас должен быть финальный фейерверк. Я едва успел отойти на несколько метров, как раздался взрыв - бензобак приказал долго жить. Многотонная махина слегка подскочила на месте и скрылась в облаке густого черного дыма. Мавр сделал дело, мавр может уходить. И я преспокойно затопал по колее в направлении дороги и города, нисколько не беспокоясь о том, что кто-нибудь мог видеть дым в лесу и вызвать пожарников и прочие аварийно-спасательные службы. На тот момент данное обстоятельство меня мало волновало, и интуиция подсказывала, что процесс контролируем и все идет по плану. Минут через десять я все же оглянулся - там, далеко, в небо поднималось облачко серого дыма. Нормально. Кто его знает, может охотники костер разожгли...
   На попутке добрался до центра и попросил меня высадить у супермаркета.
   Моросил мелкий дождь. От свежего воздуха (или остатков хмеля) меня закачало. Я остановился. И сердце вдруг бешено заколотилось. С чего бы это? Сердце у меня здоровое, крепкое, надежное.
   Я шел по улице, рассматривая витрины. Сейчас мне станет лучше, сейчас, вот только отдышусь...
   У одного из шикарных магазинов я увидел стоянку такси. Я остановился, раздумывая - а не взять ли "таксу" и продолжить путешествие дальше? Бабки у меня есть, на дорогу хватит... Еще вариант: поселиться в гостинице.
   Что-то мне хреново. Грудь сдавливало, под лопаткой покалывало, перед глазами кружились черные мушки. Еще не хватало свалиться прямо здесь, на радость прохожим, которые стали бы сразу кричать: "Эй, пьяница, чего развалился!" или "Такой молодой, а уже алкоголик. Дома небось семья, дети!" А вдруг человеку на самом деле плохо? Нет же, никто об этом не подумает. Я буду лежать, все будут обходить меня. А еще какая-нибудь сволочь склонится надо мной, типа проверить пульс или растормошить, а заодно обчистит карманы. И часика через пол приедет милиция по сигналу доброго дяди (или тети) и отвезет меня в вытрезвитель. Нет, не дождетесь. Я еще немного поживу. Хотя это прихватило сердечко, чего врать, а тем более самому себе. От сырости, дождя и тумана захотелось чихать, что я и сделал. В носу появились сопли. Вот зараза! Еще не хватало заболеть.
   На автопилоте я прошел несколько кварталов, размышляя о том, что моя хваленая-перехваленая интуиция меня подвела - что я делаю здесь, в незнакомом городе, которого даже не знаю названия? Приехали, называется.
   Из-за угла дома потянуло чем-то вкусным. Определенно здесь место, где кормят. Я завернул и уткнулся в двери кафетерия. По типу обычная забегаловка, ничего особенного. Я вошел и в лицо ударил тяжелый застоявшийся теплый воздух (но не очень противный), в котором клубился сигаретный дым и ощущался тяжелый запах перегара, смешиваясь с приятными запахами гуляшей, котлет и чего-то там еще особенного. Я нашел свободный столик и мутным взглядом оглядел немногих посетителей. Народец не спеша попивал пиво-водку, ведя интеллектуальный негромкий разговор о жизни и политике с примесью легкого матерка. Гул голосов органично сливался с льющейся из магнитофона блатной песней. Ко мне вразвалочку подошла большегрудая официантка и молча уставилась на меня.
   - Кофе. Покрепче. Если можно, то двойной, натуральный. И поесть чего-нибудь, - устало проговорил я.
   - Пить будете? - услужливо осведомилась официантка.
   - Только кофе.
   Тетка, не проронив и слова, повернулась и пошла к барной стойке призывно покачивая толстыми ляжками. Я так и не понял, приняла ли она мой заказ, но стал терпеливо ждать исполнения желаний - горячего кофе и что-то вроде хот-дога.
   Я отрешенно смотрел в окно. Там, в свете фонарей, кружились снежинки пополам с дождем. Я поежился - оказаться на улице в такую погоду меня не прикалывало.
   Ждать оказалось недолго. Официантка оказалась расторопной барышней и уже ставила поднос на мой столик, выкладывая большую чашку с чем-то черным и дымящимся (вероятно, это было кофе), тарелка с котлетами и гарниром-картошкой, хот-дог и тарелка супа.
   - Сколько с меня?
   Официантка назвала стоимость заказа. "Недорого" - подумал я и принялся поглощать варево, называемое "супом". Бурда-бурдой, но есть можно. Я доедал хот-дог, неторопливо прихлебывал кофе, как почувствовал чей-то пристальный взгляд. У меня перехватило дыхание. Вот и все. Вычислили меня.
   Я медленно повернулся в ту сторону, откуда, как мне казалось, за мной наблюдали.
   Хот-дог выпал из моих рук и шмякнулся в тарелку. Я осторожно поставил чашку и попытался успокоиться. За соседним столиком сидела госпожа Юля собственной персоной и, подперев голову руками смотрела на меня.
   - Ешь, ешь, не смущайся, -негромко сказала она. -И приятного тебе аппетита.
   У меня кусок в горло не полез.
   - Спасибо, - хрипло ответил я и уставился на Юлю.
   Она подсела за мой столик и спросила: "Как дела?"
   А я ответил: "Ничего, все нормально-хорошо"
   "это же надо так допиться, -думал я, до белых коней, уже гадости всякие мерещиться начали. И ко мне пришло привидение."
   Я незаметно ущипнул себя за руку, стараясь отогнать наваждение и протер глаза - обычно эта процедура делается в тех случаях, когда случается нечто из ряда вон выходящее. Например, когда ты встречаешь инопланетян, эльфов, гоблинов, гномов и прочих злобных тварей. Еще надо осенить себя крестным знамением и прочитать молитву - говорят, помогает.
   Я сидел и молчал. "Привидение" не шелохнулось, а продолжало пялиться на меня своими удивительными голубыми глазами.
   - Как ты меня нашла? -спросил я.
   - Ты меня помнишь?
   - Такое не забывается. Ты - Юля. Та самая, которая втянула меня во всю эту историю. А может быть ты все-таки привидение? Мне бы стало от этого намного легче. Сгинь, нечисть, Христом-Богом прошу. Изыди в Ад, откуда пришла.
   - Потрогай меня.
   - Зачем? Чтобы убедиться, что руки твои холодны как лед и воняет от тебя мертвечиной?
   Я прикоснулся к ее руке. Теплая ладонь, живые, человеческие пальцы.
   - Доедай и пошли.
   - Куда, позвольте поинтересоваться?
   - К моим друзьям.
   Я судорожно вцепился в стол. Ага, щас, разбежалась.
   - Никуда я не пойду.
   - Пойдешь.
   - Нет.
   - Да.
   - Юля, милая, скажи честно, кто ты такая, на какую разведку работаешь?
   - Человек.
   - Приехали. А я тогда кто?
   - Тоже человек, но глупый, как пингвин.
   - Не-е, я подозреваю, что ты - инопланетянка, а я не так туп, как кажется. Что ты от меня хочешь, ЧЕЛОВЕК?
   - А чего все хотят?
   - Япона мать! Что же за разговор у нас получается? Говори конкретно, или я пошел звать милицию. Заявлю, что меня сексуально домогаются.
   - Нужен ты мне больно, - хмыкнула Юля.
   - А раньше был нужен... Вот значит как... Гуд бай, девочка, сегодня меня посадят.
   - Ты хорошо подумал?
   - Хорошее не бывает. Мне все осточертело, и ты, заметь, в том числе.
   - Не торопись. Я сейчас сделаю один звонок и войдут мои друзья... - она не договорила. Ее глаза округлились и лицо побледнело. Я повернулся посмотреть в ем дело. Хо-хо, в кафе соизволил зайти пан-товарищ милиционер в форме дорожно-патрульной службы. Гаишник, короче. Он подошел к стойке бара, вытащил из кармана гору мятых бумажек (деньги надо полагать, улов за сегодня) и спокойно начал их пересчитывать, ни на кого не обращая внимания.
   Я улыбнулся и посмотрел на Юлю. Юля помрачнела еще больше - видно догадалась, что я хотел сделать. Вот оно как, твои друзья... Твой друг - мой враг. Мой враг - твой друг. Сколько тебе пообещали, моя дорогая за предательство? Ну ты и сучка!
   - Ты не понимаешь того, что может произойти.
   - Прекрасно понимаю, дорогая, -и я отхлебнул остывший кофе.
   - Посмотри, на кого ты стал похож.
   - Видел в зеркале, спасибо за комплимент. А что, слишком скромненько одет? Ничего, в следующий раз оденусь от "Версаче".
   - Дурак.
   - И на эту тему мы говорили. Что, мы зашли в тупик?
   - Мои друзья...
   - Твои друзья большие подонки и мне не хочется с ними общаться.
   - Ты стал невыносим. Раньше ты был другой.
   - Кто бы говорил! И ты изменилась.
   - Тебя били?
   - А, так, мелочи - я махнул рукой. - Электрошок, наркотики, лекарства, парализующие волю. Ребра едва срослись, кисти рук перебили, но ничего, почти зажило. В общем, я чуть не сдох.
   - Бедненький.
   - И это все, что ты можешь сказать? Ты так выражаешь сочувствие? А кажется, кто-то признавался мне в любви.
   - Это было так давно. Надо уметь прощать.
   - Я наверное, не смогу. Никогда не смогу простить больше никого! - прокричал я.
   Гаишник прервал свое столь увлекательное занятие и посмотрел на нас холодным рыбьим взглядом. Юля улыбнулась ему, кивнула на меня, развела руками - мол уж эти горячие финские парни. Все нормально, товарищ милиционер, небольшие семейные проблемы, мы их сами утрясем без вмешательства посторонних.
   - Ты больной. Нам надо решать проблемы. И твои, и мои. И люди нам помогут.
   - Я конечно, понимаю, что я по уши в дерьме. Но ты какую роль играешь в этом спектакле? Подсадная утка? Все мои беды начались с того, когда я встретил тебя, дорогая моя Юлечка.
   - Не искушай больше судьбу, мой тебе совет. Так долго ты не продержишься.
   - Спасибо, обнадежила. Сколько смогу, столько и проживу, без твоей помощи. И что ты хочешь мне предложить, родная ты моя? - устало поинтересовался я.
   - Слушай меня внимательно и не перебивай. Даже не знаю с чего начать...
   - А это как получится. Ты попробуй, растолкуй мне идиоту, рожай побыстрей свою версию случившегося, а я попробую разобраться.
   - Я не знаю, поверишь ли ты мне, но то, о чем я тебе тогда говорила - ну, это та история с перепутанными банковскими счетами...
   - Припоминаю... Продолжай, зайка.
   - Я действительно не виновата. Как оказалось, это был хитроумный компьютерный вирус...
   - Не тяни, родная иначе мне станет скучно тебя слушать и я уйду.
   - Но ты помог конторе разобраться с вирусом и вернуть потерянные деньги. Но часть, совсем немного, ты все же оставил себе. Ирма Бобэк и ее муж...
   - Хотят чтобы я с ними поделился. (Они еще не знают, что я ВООБЩЕ ничего не вернул, и двадцать пять миллионов долларов - та сумма, от которой вполне реально сойти с ума, находится на МОИХ счетах!). Я верно говорю? Юля, поверь мне, я все отдал до цента. Когда настаивают профессионалы, родную маму продашь. Мне даже прополоскали мозги новомодными штучками. Чуть не сделали лоботомию и трепанацию черепа. Я не помню, что было вчера и как я здесь очутился. И я с трудом вспомнил тебя, потому что когда-то, давным-давно любил тебя. Я стал инвалидом. Я не могу сложить пару чисел, чтобы получился верный результат (я блефовал, и надеялся, что мне поверят). А еще я сбежал от них. Меня ищут, потому что думают, что я слишком много знаю. Я не помню ничего! - при этом я театрально сжал голову руками.
   - Я верю тебе, Саша. Но не знаю, поверит ли муж Ирмы - Станислав.
   - А мне как-то фиолетово. Сегодня меня убьют или завтра - мне все равно (Нет уж, не все равно. Ты навела их на меня маленькая рыжая сучка. Я тебе никогда этого не прощу!) А этим... своим скажи, пускай грохнут меня прямо здесь и чтобы не мучился долго.
   Юля молча встала и вышла из кафе. А я принялся доедать свой хот-дог. Милиционер наконец-то пересчитал деньги и сел напротив окна с бутылкой коньяка и закуской. Правильно сделал. Хорошо поработал - хорошо отдохни. Я как-то даже зауважал этого гаишника. Сидит себе, попивает дорогой коньячок, на всех ложит. Ни проблем, ни забот. Хотя я это зря. У каждого человека есть свои проблемы, не зависимо, богат ты или беден, как церковная крыса. И вообще, жизнь - говно.
   Я заказал еще кофе. И, прихлебывая дымящийся, ароматный напиток (в первый раз вроде бы бурду какую-то налили. А может, я понравился официантке?) и ждал, какое решение примет Ирмин муж. Какие решительные боевые действия он сможет предпринять? Но, пока здесь находился мент, он ничего не сделает. Во всяком случае, я так думал. И времени у меня осталось мало. Попробовать уйти через черный выход? Вряд ли что-то толковое из этого мероприятия выйдет. Бандиты не дураки, наверняка оцепили все здание. И они только и ждут, когда я покажусь в темном переулке.
   Хлопнула дверь. Вошел благоверный Ирмы: дорогое пальто, два здоровяка-телохранителя, - так сказать, обычный набор делового человека. Один охранник присел за столик у дверей, другой со Станиславом неспеша направились ко мне. Сердце у меня непроизвольно сжалось и внутри все похолодело. Похоже, у меня начал вырабатываться стойкий рефлекс на бандитские рожи.
   - Станислав Бобэк, - представился он и кивнул своему быку, чтобы тот присел за соседний столик. Мент, уже успевший ополовинить бутылку, заметно оживился при появлении этой троицы, а сейчас наблюдал за происходящим с нескрываемым энтузиазмом. От меня не скрылось, что он незаметно расстегнул кобуру с пистолетом и включил рацию. А вот моих "приятелей" присутствие стража порядка абсолютно не волновало - ведь они были крутыми, круче, чем вареные яйца.
   - Ну что, как будем решать проблему? - спросил Станислав.
   - А что вы так переживаете за мои проблемы? Мое дело, как их решать.
   - Да я не переживаю, это тебе переживать надо. Где деньги, парень? - начал Станислав с места в карьер. - Всего лишь десять миллионов американских рублей. Не так уж много.
   - У меня их нет.
   - А я говорю, есть.
   Тогда я как мог доходчиво объяснил этому бизнесмену, что я думаю о нем, его охране и родителях.
   Кривая ухмылка мгновенно сошла с его губ, а лицо побледнело. Конечно, у меня была склонность к здоровому авантюризму, но теперь я просто перегибал палку. Охрана сделала "стойку" а я наоборот, расслабился.
   - Я так понимаю, ты отказываешься от моего предложения?
   - Вы очень догадливы. Да.
   - Напряги извилины, шевели мозгами. Это очень выгодное дело.
   - Я повторяю, нет у меня той цифры в "лимонах" баксов, что вы назвали.
   - Это неправильный ответ.
   Мент по ходу дела прислушивался к нашему неторопливому разговору. Его лицо выражало профессиональное любопытство. И он ласково поглаживал рукоятку пистолета.
   Я лениво развалился на стуле и ждал развязки событий. Сейчас начнется пальба и в морг поступит свежая партия трупов.
   - А хочешь мы убьем твою девчонку?
   - Какую? У меня их много.
   - Кончай дурака включать. Ту самую. Юлю.
   - Ради бога, не надо меня пугать. Убивайте.
   - Очень хорошо. А может ты надеешься сбежать от нас?
   - Может и думаю.
   - Не тайга, найдем. Нашли сейчас, найдем и потом. Скажи, тебе понравилось на даче Бориса Карамелькина?
   - Я бы сказал, что с этим у меня не связаны приятные воспоминания.
   - Поверь, у нас тебе будет еще хуже.
   Я рассмеялся.
   - Это такая шутка, да?
   - Значит, мы так и не договорились, - мрачно сказал Станислав.
   - Значит, не договорились, - повторил я. - Как можно договорится о том, чего нет?
   - Найди.
   - Послушайте, вы совсем ..., - в этом месте я вставил хорошее, и главное, забористое матерное слово. - Нужны деньги? Зарабатывайте.
   - И все равно я тебе не верю.
   - Ваше право. Я надеюсь, в этом месте можно поставить точку?
   - Крест тебе надо поставить. На кладбище. Умник хренов.
   - Ну это мы еще посмотрим, гнида бандитская.
   - Со мной еще никто так не разговаривал, ты, чучело. За такой базар отвечать придется. Короче, время пошло. Я достаточно услышал в свой адрес малоприятных слов. И повышаю ставку. Теперь ты мне должен двадцать миллионов долларов. А с твоей Юлей мы еще разберемся. Как? Догадайся сам.
   - А не пошел бы ты в задницу и еще куда подальше.
   - Через десять дней жду тебя в офисе. Вот моя визитка.
   - Через десять дней я буду очень далеко, и срать я хотел на твои предложения.
   - Ничего, умник, земля круглая, мир тесен. Мы еще встретимся.
   - Уж постараюсь, чтобы наши тропинки не пересеклись. Сегодня здесь, завтра там.
   - Не надо так планировать. Это нехорошо.
   Станислав Бобэк встал. Ни здрасьте, ни до свидания. Как пришли, так и ушли.
   Такой вот вечер встреч и неожиданных знакомств.
   Мент поманил меня пальцем, приглашая сесть за его столик. Я медленно поднялся и подошел к нему.
   - Мужик, у тебя проблемы, - то-ли спросил, то-ли констатировал факт представитель порядка на дорогах слегка заплетающимся языком.
   - Уже нет. Все нормально, друг.
   - Отлично. Тогда садись, выпьем за то, чтобы у нас поменьше было проблем, - он щелкнул пальцами. - Официант! Повторите заказ!
   - Меня зовут Юра, - представился гаишник.
   - Саша.
   - Ну, за знакомство! - и мы выпили.
   "С ментами я еще не пил" - подумал я.
   А на за окном шел дождь. Утром дождь, в обед дождь и ночью дождь. В кафе дождя не было. Тепло и сухо, как в памперсе.
   - Будешь? - протянул мне новый знакомый пачку "Мальборо".
   - Не откажусь.
   Мы покурили а потом молча прикончили остатки коньяка.
   - Хочешь доброшу тебя до дома? - предложил Юра. - Время позднее, а в темноте всякие сволочи лазят.
   - Спасибо, - ответил я. - Но мне тут совсем рядом. И постараюсь обойтись без приключений.
   - Ну, как хочешь. Мое дело предложить, твое дело отказаться. Я пошел. Сам понимаешь, жена, дети дома ждут. Супруга гадости уже начала всякие думать.
   - Бывает.
   Юра вышел, но через секунду вернулся.
   - Как тебя там, Саша кажется? Ты еще раз подумай над моим предложением. Могу даже и до квартиры проводить.
   - С чего такая любезность?
   - Твои знакомые... Понимаешь, они не уехали. Видно, чего-то там вы не договорили. Ждут тебя на улице.
   - Наверное, тоже подвезти хотят... - неуверенно сказал я.
   - Во-во, и я так подумал. До ближайшего лесочка... И еще. Что-то мне твое лицо очень знакомо. Где-то я тебя видел.
   "Начинается" - подумал я.
   - Ты случайно не с "доски объявлений"?
   - Что еще за "доска"?
   - Ну, там всякие уголовные рожи на фотокарточках висят. Рецидивисты, маньяки, насильники. "Их разыскивает милиция". А может, ты снимался в порнофильмах?
   - Юрий, вы меня с кем-то путаете. Я что, по-вашему, похож на маньяка-извращенца?
   - Всякое бывает. Чикатило тоже был приличным человеком и даже учителем.
   - Я программист.
   - Тогда хакер. Давай, колись, кто ты такой?
   - Не надо меня доставать своими ментовскими штучками. Я тоже детективы современные читаю. Допрос значит?
   - Пока нет. А хочешь я доставлю тебя в дежурку для выяснения личности?
   - Поехали, - неожиданно для самого себя согласился я. -Только утром меня там уже не будет. - Я выдержал небольшую паузу. - Они, - я кивнул в сторону улицы, - заберут.
   - Чувствую, натворил ты дел, приятель. И хочется тебе помочь, и долг не позволяет.
   - Забудь. Ты меня никогда не видел и не разговаривал. Мне уже никто не поможет. А чудес, как правило, не бывает.
   - Договаривай. Мне становится интересно.
   - Хочешь помочь? Тогда станешь таким как я. Беглецом с большой буквы. Без дома, без работы, без жизни. Не связывайся со мной. Я уже без пяти минут покойник.
   - Бляха-муха. Как интересно! Ты гребаный наркоман.
   - Гребаных наркоманов не ждут головорезы.
   - Не раскисай. Поехали со мной.
   - В дежурную часть?
   - За город, на дачу моей тетки. Сезон давно кончился, урожай убран и там никто не живет. Перекантуешься до морозов.
   - Не уверен, что это хорошее предложение. Те ребята поедут за нами.
   - Н-да, это точно, верняк на хвост упадут. - Юра отошел в сторону и стал что-то негромко говорить в рацию. - Порядок, -сказал он, - сейчас подъедут другие крутые ребята в камуфляже и разберутся с твоими пацанами. Я сказал, что нашел машины, которые числятся в розыске, а в них вооруженные до зубов парни. Ну что, еще покурим?
   Юра присел на стул, поглядывая на часы.
   Наверное, мы выкурили с полпачки. Вокруг нас клубился синий дым, а пепельница до отказа наполнилась бычками.
   - Что-то не торопятся мои орлы, - задумчиво сказал Юра.
   - Ты еще надеешься что они приедут? Да если и приедут, то только чтобы меня забрать и тебя заодно, как соучастника.
   - Ты так думаешь? Подождем еще минут десять.
   Прошло еще десять минут. Мы выпили по две чашки кофе и купили по пачке сигарет.
   - Ну и? - сказал я.
   - Что?
   - А то, что ОНИ еще там. И твой ОМОН сегодня здесь не появится. Ты думал, я шучу? Что я рассказываю тебе байки? Юра, поверь мне, такие вещи не только по телевизору можно смотреть. Такое случается и в реальной жизни. А если честно, мне тебя жалко. И тебя грохнут за компанию вместе со мной. Жена останется вдовой, дети сиротами...
   - Кончай душу травить. Холост я.
   - ...Мама с папой придут на могилку твою...
   - Детдомовский. Нет у меня родителей.
   - Железный аргумент. Выходит, и поплакать будет некому?
   - Херня, прорвемся.
   - Не вопрос. Но как?
   Юра выразительно похлопал по пистолету.
   Я не выдержал и рассмеялся.
   - С этой пукалкой против автоматов? Да у них в багажниках такой арсенал, тоя милиция еще позавидует.
   - Не гони.
   - А я и не гоню. Хочешь проверить?
   - Не посмеют.
   - Еще как посмеют. Сначала убьют тебя, потом меня, вложат мне в руку оружие и оставят нас одних на пустынной улочке. Представляешь, и свидетели найдутся, которые подтвердят, что я стрелял в тебя, а ты в меня. Два трупа и никаких следов.
   - Ну и что ты предлагаешь?
   - Не знаю. Не обижайся, но ты сам усложнил ситуацию. Теперь ОНИ думают, что я мог что-то рассказать тебе. Понимаешь?
   - Значит так, - немного помолчав, сказал Юра. - Мы с тобой садимся в мою патрульную машину и катаемся по городу - попытаемся оторваться. Как только у нас получается, я высаживаю тебя и мы разбегаемся по своим углам. Как тебе этот вариант?
   - Неплохо. Надеюсь, у тебя машина не "уазик"?
   - Обижаешь. "Фольксваген-пассат" две тысячи восьмого года выпуска. Конечно, машина не новая и не последней марки, но скорость развивает приличную - двигатель с турбонаддувом. Немецкие полицейские подарили. Это к слову... А так у нас преимущество - врубаем мигалки с сиреной и по газам! Уйдем, на этот счет не переживай. У них что - два джипа, на них хорошо в догонялки по колхозам носиться, но не в городе!
  
   Ночь встретила мокрым снегом и сырым, пронизывающим до костей ветром.
   - Уснули, они, что-ли - бросил Юра, заходя к машине с водительской стороны. Я плюхнулся на холодное сиденье и зубы невольно стали выбивать барабанную дробь.
   - Ничего, потерпи, сейчас согреешься, - сказал Юра и я не понял, что он имел в виду - то ли согреемся от того, что заработает двигатель, то-ли от предстоящей гонки, когда пот прошибать будет. - Щас такой драйв начнется, - подмигнул он мне.
   - В гробу видал я такие драйвы, - сообщил я.
   Мотор тихо урчал. Юра включил печку обогрева на полную мощность и салон начал наполняться теплом. Через чуть приоткрытое окошко ветер задувал снежинки и звук работающих двигателей джипов.
   Юра надавил на газ. Мотор взвыл.
   - Пора, -сказал Юра и машина, визжа колесами рванула с места.
   Нарушая все правила дорожного движения мы с воем сирен и бешено вращающимися мигалками мчались по ночному городу. У меня внутри образовался вакуум и сердце постукивало где-то в районе низа живота. Нечто похожее я видел по телевизору, когда главный герой, французский таксист до безумия обожал сверхзвуковые скорости. Смешной и прикольный фильм. Поверьте, мне было отнюдь не до веселья.
   - Юр-ра, можно чуть помедленнее? Ведь поубиваемся нафиг.
   - Меня самого колбасит. Страшно до чертиков, но медленнее нельзя.
   Я вытащил пачку сигарет.
   - И мне прикури, - попросил Юра. - Руки от руля боюсь оторвать...
   Я сунул дымящуюся сигарету ему в рот.
   Дождь со снегом заливал ветровое стекло так, что "дворники" еда справлялись с ливнем.
   Я глянул на спидометр. Сто двадцать километров в час. Нормальная скорость для патрульной машины. Но только не в городе и не в такую погоду.
   Машины шарахались от нас как от чумы. Некоторые даже прижимались к обочине. Я перевел взгляд на Юрика. Он сидел бледный, как мел.
   - Мы оторвались? - спросил я.
   - Сам посмотри, - с дрожью в голосе ответил Юра, стряхивая пепел на коврик пола.
   Я оглянулся. Гонка продолжалась. Джипы уверенно сидели у нас на хвосте. Н-да, шансов маловато, если только не произойдет чудо.
   Странно. Я был спокоен как танк. Я как бы выпал из реальности и наблюдал все со стороны. Как в кино. Исчезло ощущение времени и пространства. Вокруг меня находилась бездонная чернота и мириады сверкающих в темноте звезд. Неужели это конец?
  
   - Ну брат, ты даешь! - услышал я и очнулся от прикосновения ледяного ветра и снега, налипшего мне на лицо. - Я думал, ты уже того... кони двинул от страха. Да и я сам чуть в штаны не наложил. Сашка! Мы живы! - прокричал он. - Йо-хо! Я все-таки сделал их!
   Я приподнял голову. Лежу на скамейке. Деревья. Фонари, горящие через пять штук.
   - А где тачка? Разбил, что ли?
   - Не, вон она.
   Вижу, не слепой. Будем мыслить логически. Фонари в лесу не горят. Значит, мы в парке.
   - Чуть не заблудился в этом лесу, - словно прочитав мои мысли торопился высказаться Юра. - Ты бы видел, как я красиво от них ушел! Выезжаю на проспект, гашу весь свет, педаль газа в пол... страшно, чуть не уписался. Свернул на кольцевую, потом в какой-то спальный район заехал и давай шарахаться между домами. Вон, - кивнул он в сторону машины, - бока помял. Как завтра, нет, уже блин сегодня, буду объясняться с начальством, не знаю.
   - А дальше?
   - Потом заехал в парк. Останавливаюсь, смотрю - ты в отключке. Вытащил тебя на свежий воздух. Пощупал пульс - живой еще. Повезло нам, брат. А теперь, когда моя миссия закончена, пора разбегаться. Ты в одну сторону, я в другую.
   - А ты уверен, что они не ищут нас?
   - А хрен их знает. Может и ищут, но в другом месте.
   - Береженого Бог бережет.
   - А ты прав. Придется до утра здесь сопли морозить.
   - Сядем в машину?
   - Думаешь в ней теплее?
   - Надышим. И потом, в ней нет ветра и сидеть удобно. И отгони подальше от света. Типа, замаскируемся.
  
   В голове бесконечными строками вертелись стихи Блока: "Ночь. Улица. Фонарь. Аптека. Бессмысленный и тусклый свет. Живи еще хоть четверть века, все будет так. Исхода нет. Умрешь и будет все как встарь: ледяная рябь канала, аптека, улица, фонарь." По этим стихам даже рекламу придумали на телевидении, мобильные телефоны, кажется, рекламируют... Дожили.
   Юра, откинув сиденье назад, спал, свернувшись калачиком и храпел как паровоз. Я ему даже позавидовал - вот у кого нервы железные, спит, чудак. А мне сон не шел. Думал всякие гадости. О жизни.
   По крыше барабанил дождь. Запасы снега кончились.
   Все скрылось в предрассветном тумане и ветер стих. Начинался новый день.
   Вдали, между деревьями, замелькали неясные огоньки. Фонарики?
   Я начал расталкивать Юрика.
   - Верка, отстань, спать хочу! - сонно забормотал он.
   - Вставай, черт! Нас нашли!
   - Кто нашел, где нашел, кого нашел? - очнулся Юра, протирая глаза.
   - Кони в пальто! Бандиты вчерашние.
   - А-а, эти... Ничего, сейчас на работу поедем. Там посмотрим, что они за бандиты.
   - А я? Мне нельзя в ментовку. Я типа в розыске.
   - Не помню, чтобы ты такое вчера говорил.
   - А я и не говорил. Короче, объясняю в двух словах. Меня подставили - сделали так, что получается, что я убил одного очень известного депутата. Но это не я.
   - Все так говорят - я не убивал, я не убивал! А посидят месяц в СИЗО, все бумажки подписывают. Признаются, что совершали все преступления в округе. Но не в этом дело. Ты разве не слышал? Убийцу-то нашли. Точнее, его труп. И свидетели опознали, что он и есть тот самый киллер.
   - Не помню. Точнее. Новости не смотрел давно.
   - И откуда ты такой свалился? То он убийца, то нет.
   - А я разве не рассказывал?
   - Ну ты даешь Винни-Пух! Точно, это про тебя песенка: "В голове моей опилки". Мы знакомы всего лишь несколько часов. Колись, что за беда у тебя. Так же, в двух словах.
   - Сбежал от одних бандитов - пытали, били, теперь другие на хвост упали. Все думают, что у меня есть куча денег. Реально думают.
   - Куча - это много?
   - Очень много. Двадцать миллионов долларов. - Пять миллионов "сверху" я деликатно опустил.
   - Не звезди, парень! Откуда у тебя столько бобла? Не, ты точно клиент из психушки. К своим не хочешь?
   - Я никуда не хочу. Я как в "последнем герое" хочу остаться в живых. Подумай, зачем за мной просто так гоняться?
   - Ну, мало ли, задолжал им...
   - Логично.
   Юра уставился на меня ледяным, колючим взглядом. Его глаза превратились в немигающие щелочки.
   - Саша. Ответь мне честно. Я не люблю, когда мне лгут. И я это чувствую. Деньги действительно у тебя?
   - Да. Раскиданы по разным банкам в разных странах. Коды доступа и названия банков знаю только я.
   - Ты че, хакер, да? Двадцать лимонов уронил на свой счет? Не ....
   - Вроде того. Теперь я намерен узнать, и тоже честно. Твои дальнейшие действия?
   Юра откинулся на спинку сиденья и рассмеялся.
   - Что я сделаю? Да с работы уволюсь! В телохранители к тебе наймусь. За процент. Вдвоем проще убегать.
   - Ты мне поверил?
   - А ты что, соврал?
   - Нет.
   - Не надо так шутить. Пятьдесят на пятьдесят устроит? Любого разорву.
   - Торговаться можно?
   - Нежелательно.
   - Договорились.
   - И я почему-то верю тебе, - задумчиво сказал Юра. - Куплю себе домик на берегу теплого моря.
   - Я купил себе мента...
   - Заметь, очень дорогого.
   - Надеюсь, он стоит этих денег.
   - Будь уверен.
   - Надо сваливать отсюда. Чем быстрее, тем лучше.
   - Согласен. Чего же мы ждем?
   - Тебя! Ты у нас рулевой обоза. Заводи шарманку.
  
   Едва мы выехали на дорогу, как раздался хлопок и машина пошла юзом.
   - Японский городовой, - выругался Юра. - Колесо прокололи. А запаски как назло нет...
   У меня потемнело в глазах и я провалился в бездонную темную яму.
  
   - Так ты мне все зубы выбьешь, - сказал я. - Хорош по щекам лупить.
   - Ты вырубился. Снова. Это твоя реакция на то, что придется пешком топать? И вообще. Подыхать тебе рано. Не забывай про меня. Теперь мы команда!
  
   - Тормозни тачку, ты же мент!
   - Хорошая идея. Странно, что она к тебе в голову первой пришла. Обожди немного, только передам своим, чтоб машину забрали и колесо привезли.
  
   Через пару минут мы сидели в кабине КАМАЗа и удалялись от города. Фура шла в составе колонны на юг, в славный город Новороссийск.
   - Слава, - зашипел динамик под крышей. - Приготовь документы, меня мусора шмонают. Спрашивали, не подбирал ли кого по дороге. Вроде двое из тюряги сбежали. Один под мента косит.
   - Понял. У меня чисто.
   КамАЗ резко остановился.
   - Вылезьте, мужики. Дальше вам нельзя.
   Я попытался сунуть водиле сторублевую купюру, но тот отмахнулся - не надо. Сам парился за хулиганку.
   Юра хмыкнул.
   Не надо, так не надо. Мы выбрались на обочину.
   - В лес, - коротко приказал Юра и мы побежали к спасительным зеленым елочкам.
   - Занятная история, -сказал Юра, усаживаясь на ствол упавшего дерева. - У меня есть план. Я, как бывший мент, могу рассказать, что сейчас будут делать мои бывшие коллеги. А будет вот что: во-первых, перекроют все дороги из города. Во-вторых, наши фотки будут на всех дорожных постах области. В связи с этим у меня есть два варианта действий: Первый - идти пешком. Но куда? Второй - вернуться в город и отсидеться на хате. Я знаю одно место, где нас ни за что не найдут. Ну как?
   - А у тебя деньги есть?
   - Обижаешь. Конечно есть!
   - Надеюсь, они не у тебя на квартире?
   - Ну ты баран и меня за идиота считаешь. На моей квартире сейчас такой шмон устраивают, мама не горюй называется.
   - Идем в город?
   - Конечно. Но в таком виде нас сразу заметут. Надо переодеться. Щас пройдемся по дачкам, подыщем что-нибудь.
   - Ты же милиционер. Как можно?
   - А, - махнул Юра рукой. - Теперь уже можно, я в отставке. Мне нечего терять. Кроме тебя, конечно. Мы теперь беглые каторжники, ха-ха-ха!
   - Пока еще не каторжники, но то что беглые, так ты в самую точку попал!
  
   До дачного поселка добрались довольно быстро. По пути рассказывали друг другу старые анекдоты и смеялись как ненормальные.
   Быстро сорвав нехитрый замок с первой попавшейся халупы, мы вошли внутрь. Спертый воздух чуть не сшиб нас с ног запахами застарелого табачного дыма и окурков, горой валявшихся в трехлитровой банке. Рядом стояла бутыль литров на пять до краев наполненная полупрозрачной жидкостью. Топчанчик, примостившийся в углу, стол, два табурета - вот и вся обстановка.
   Юра, успевший залезть в подвал, появился из люка с банками огурцов и помидоров.
   - Живем, братуха, - сказал он. - А это что у нас в баночке? - указал он на бутыль на столе.
   - Самогон, - брякнул я наугад и оказался прав.
   Через пять минут мы уже разливали самогон по стаканам, курили сигареты, хрустели огурцами и слушали как весело потрескивают поленья в печке-буржуйке.
   - Лафа. - сказал Юра. - Сто лет так не отдыхал. Каждый день, Александр, все по одному - работа, дом, опять работа, опять дом... И дома о работе, блин, думаешь. Давно хотел бросить все. И вот... наконец... - он начал пьяно икать.
   - Закусь готова, - сказал я, вытаскивая из печки черные, дымящиеся, ароматно пахнущие картофелины.
  
   Стемнело. Юра уже отключился, а я все сидел перед печкой и зачарованно смотрел в огонь и ни о чем не думал. Хотя нет. Думаю, Юрик прав - давно так не отдыхалось. Чтобы бросить все к чертовой матери, забыть о работе, обо всем, что отнимает жизненные силы и уехать в глушь, в тайгу. Развести костер, печь картошку...
   В печке что-то взрывалось, шипело и сноп искр смешивался с пламенем. Огонь жил своей загадочной жизнью.
  
   Выпавший ночью снег скрыл все наши следы. Я вышел покурить, но не хотелось вытаскивать сигареты. Я дышал и не мог надышаться этим чистым, по зимнему свежим воздухом; он пьянил и отрезвлял. Хотелось остаться здесь и не возвращаться в говеный сарай, называемый дачей, навсегда пропахший дымом и перегаром.
   Дверь со скрипом открылась. В проем на карачках выполз Юрий, в трусах и майке. Его вырвало прямо у порога. Я деликатно отвернулся.
   - Как хреново, - сказал он, вытирая рот уголком майки.
   - Не умеешь пить, пей кока-колу.
   Юра посмотрел на меня мутными глазами и, ничего не ответив, уполз обратно. Если честно, я чувствовал себя ненамного лучше. Мне хотелось и в то же время не хотелось выпить. Я мечтал уйти от реальности. И я не заметил, как протух.
   Я закрыл за собой дверь. Я сидел на стуле и сходил с ума. Мысли кончились, костер потух а я умер.
   В газовом баллоне еще оставался газ. Мы растопили снег и накидали в чайник веточки малины. Головы у нас болели и гудели как колокола. Я вспомнил, что в моей куртке есть пара пачек цитрамона, только откуда они взялись - я не помнил.
   Я кинул в рот сразу парочку и запил огуречным рассолом.
  
   Отрезвляющий удар под зад и ощущение холода. Я лбом открыл дверь и выпал в снег. Кто-то растирал меня снегом, жестким, как наждак. Что случилось? - недоумевал я. - И почему я не могу пошевелиться?
   - Ты просто так не сдохнешь, - приговаривал Юра, продолжая экзекуцию над моим несчастным телом. - Ты мне должен кучу денег. Очень много денег. И я просто так от тебя не отстану. Признавайся, козел, где ты взял дурь? Ты же в доску обдолбанный! Наркоман хренов. Ты мне все врал, а я поверил тебе! Идиот! Мама моя родная! Я потерял работу, такое хлебное место и связал свою жизнь с наркоманом. Кто мне поверит? Где наркота? Где ты её прячешь?
   И тут я вспомнил. Те таблетки цитрамона дал мне Даша, когда у меня болела голова. Она что, отравить меня хотела?
   - Цитрамон, - пролепетал я. - В куртке.
   Юрик быстро сбегал в домик и вернулся с упаковкой таблеток.
   - Действительно, на вид цитрамон. - хмыкнул он, вытаскивая таблетку. - Заводская упаковка. Но внутри... - он лизнул. -Внутри чистейший героин. Где купил? Возьмем всю партию, так обваримся... Шутка юмора, надеюсь ты понимаешь?
   Он снова затащил меня в домик. Я лежал на кровати, не мог пошевелиться, как кукла и от скуки разглядывал стены. На стене, у окна висел портрет президента.
   - Тебе понравилось? Спросил Юра, имея в виду наркотик.
   - Очень, - сказал я.
   - Не гони. Когда тебя начало плющить, ты заблевал весь пол. И я не думаю, что тебе было весело.
   - Так какого болта тогда спрашиваешь?
   - Просто так. Спортивное любопытство.
   - Иди на хер со своим любопытством. Таблетки дала мне Даша.
   - Не понял? Та самая?!
   - Да. - И я вкратце рассказал свою историю, опустив некоторые моменты.
  
   - Ну вот, теперь ты все знаешь, - сказал я. - Поверь мне, это правда.
   - А я думал, такое только в книжках бывает.
   - Значит, мы - история для романа. И это еще не конец.
   - Заведу себе слона, - мечтательно сказал Юра.
   - Ты что, глухой? У нас еще нет денег! История продолжается! - начал психовать я.
   - Муля, не нервничай. Что-нибудь придумаем.
   Я чуть не заплакал.
   - Что мы можем придумать? Как изменить ситуацию в нашу пользу? Мы заперты. И нам не выскочить из этой клетки, и ты это знаешь.
   - Не умничай. И не забывай, что я бывший мент. У меня есть знакомый, который сидел за подделку документов. Сейчас эти он не занимается, но для нас сделает. Что на м нужно? Правильно, паспорта. И обычный, и заграничный. Еще виза. Но и с этим проблем не будет, и там есть нужный человек. Деньги я достану, башлять придется много. А потом джек пот! Билет на самолет в дружественную капиталистическую страну и гудбай Америка!
   - Если бы все так было просто, я не лежал бы здесь, на этой вонючей кровати.
   - Старик, у тебя окончательно заклинило мозги. Я сейчас отправляюсь в город и пробиваю тему с паспортами. Достаю свою заначку, покупаю еду и возвращаюсь. Пожелай мне удачи.
   - Удачи.
   - Вечером вернусь.
   - Надеюсь.
   Дверь закрылась, а я уснул.
  
   Ни вечером, ни на следующее утро Юра не вернулся. Я стал переживать - что случилось? Мобильного телефона ни у меня, ни у Юры не было. Оставалось ждать его возвращения и новостей.
   Я пошатался по домику и решил сделать мини-обыск. Решение банальное, но что оставалось делать? Может, найду чего перекусить, а заодно ознакомлюсь с обстановкой. Ну, здесь я все видел. В подвал спускался только Юрик, я еще там не был. Хотя что там может быть интересного кроме солений - варений?
  
   В животе заурчало при виде мешка картошки, нескольких банок с огурцами и помидорами. О, здесь даже есть квашеная капуста! Прямо супермаркет какой-то! И варенье. К чаю. Надеюсь, хозяин будет не в обиде на нас - что поделаешь, положение такое, вынуждены опуститься до грабежа, когда где-то далеко, за морем, лежат на банковских счетах денежки в национальной валюте Америки.
   Меню: картошка печеная, с огурцами. Сто грамм самогона и соленые помидорчики. Чай со сливовым вареньем. Сухарики к чаю. Итого обед обошелся мне в ноль рублей ноль копеек. Халява. Главное, чтобы не появился хозяин "халявы".
   Я понюхал самогон: отрава. И как мы вчера пили эту гадость?
  
   Я сидел перед окошком и пил чай. Ощущение было такое, что я в отпуске, у себя на даче.
   Скрипнула калитка. Я насторожился и тут же расслабился: Юра. Собственной персоной. Живой и невредимый. Довольный, как слон.
   Он ввалился в хату, обдав меня морозом, кинул два пакета в угол и присел к печке.
   - Хорошо дома! - сказал он. - Щас я тебя к твоим друзьям бандитам повезу. Я договорился...
   Увидев мои округлившиеся глаза, рассмеялся: Шутка, старик!
   - Дурацкий юмор у тебя. Чисто ментовский.
   - Ну извини, честное слово не хотел тебя обижать - ведь ты теперь мой босс.
   - С начальством так не разговаривают.
   - Ладно, проехали. Короче, дело к ночи. Договорился я на счет паспортов. Сделают. Обойдется по штуке зеленых с каждого. Потом визы. Но с этим проще - покупаешь путевку на какой-нибудь Кипр и раз! Готово.
   - По-моему, там безвизовая система.
   - Неважно. Сделаем шенгенские визы на всякий случай. Срочно могут и за день оформить. Но дорого. Деньги я нашел. То, чем мы располагаем - это восемь тысяч убиенных енотов.
   - Чего?
   - Енотов. - Юра опять рассмеялся. - Сейчас так у.е. все расшифровывают. Вся моя заначка. Больше нету - в милиции не так долго работаю. Я купил нам еды и шмоток. Потом еще купим. Бабки потребуются для визы, в турагенство, билеты на самолет.
   - Зарази меня своим оптимизмом. Мне кажется, что ничего у нас не получится. Нас могут опознать в турагенствах, визовом отделе, в аэропорту.
   - Волков бояться в лес не ходить. Будем рисковать, а потом выпьем шампанского под горячим южным солнцем.
   Я кисло улыбнулся.
   - Конечно, риск благородное дело, но...
   - Кончай ты со своей нездоровой канителью. Сейчас немного подлечимся. Две бутылки шампанского чтобы поправить здоровье. Слушай, что сегодня в пивнухе услышал: В водке - мудрость, в пиве - сила, а в воде микробы.
   - Наливай. Гулять так гулять.
   - За что пьем?
   - За удачу и чтобы в организме микробы не заводились.
   - Ну, за удачу!
  
   В дверь осторожно постучали. Я чуть не проглотил сигарету и посмотрел на Юру.
   - Ты че, блин, хвоста умудрился привести? Ну ты мудак! Все, амба нам! - сказал я шепотом.
   - Я был осторожен как заяц в лесу. Уж я то знаю, что такое слежка.
   - Тогда кто это?
   - Может, соседи?
   - Прикрой меня, я выйду, посмотрю.
   Я осторожно, стараясь не шуметь выглянул в окошко. У дверей топтались парень и девушка с большими сумками через плечо. Кто бы это мог быть?
   Я накинул куртку и вышел на крыльцо.
   - Здравствуйте.
   - Здрасьте, - сказал я.
   - Скажите, вы верите в Бога?
   Фу, у меня гора с плеч упала. Сектанты, мать вашу. Сейчас начнется представление по полной программе: заговорят зубы, всучат буклетики-брошюрки, пригласят на концертно-развлекательную программу под названием "С нами Бог" с бесплатной раздачей полной версии Библии (с комментариями) и чаем. А потом, на десерт предложат вступить в их секту, для последующего охмурения с передачей квартиры, машины, дачи, денег в их благотворительную организацию "Бог в помощь голодающим детям России". Знаем, читали...
   - Ну, верю, - сказал я. - А вы что-то хотите мне сказать новое?
   -Конечно хотим! - оживилась парочка. - Значит, вы человек верующий. А это ваша дача?
   - А вы думаете, нет? Может, вам и документы еще показать? Вы не из милиции случайно?
   - Нет. Мы шли мимо и увидели дым из трубы. И подумали: а вдруг здесь есть люди, которые нуждаются в нашей помощи. Мы братья и сестры во Христе и хотим вам предложить вот эти интересные журналы, рассказывающие о Боге. О людях, которые с Божьей помощью вылечились от разных болезней. Кстати, вы верите в то, что может на земле быть так, как нарисовано на этой картинке?
   Я посмотрел на яркую обложку. Группа людей, дети, женщины, мужчины сидели на траве с идиотскими улыбками на лицах (вероятно, художник хотел показать, что им очень весело и радостно; короче, все счастливы. Дурдом на прогулке.).
   - Не верю.
   - А почему вы не можете поверить, что такое общество может быть создано на земле? Если все будут верить в Бога, все будут счастливы.
   - Я думаю, все не будут верить так, как вы хотите. А что будет с теми, кто не верят? "Выведут в поле и расстреляют? Организуют костры и станут сжигать демонов?"
   - Очень интересно. Мы можем вам рассказать поподробней, если вы нас пригласите в дом.
   Я с сомнением почесал голову и посмотрел на дверь. Вот куда-куда, а в избушку вести мне их очень не хотелось.
   - А из какого, говорите, вы общества?
   - Братья и сестры во Христе.
   Очень интересное название для секты. Что-то похожее я слышал или где-то читал. Вспомнил. И мне вдруг сразу стало нехорошо.
   - Извините, но я не один. У меня там друг. Его жена бросила,он живет у меня.
   - Ничего, все нормально.
   - Я предупрежу его о вас. Нервы у него не в порядке, пьет много. Подождете?
   Парочка согласно закивала головами.
   - А еще у нас есть центр реабилитации алкоголиков при общине, - добавили они чуть ли не хором.
   Я закрыл дверь.
   Юра сидел за столиком и курил, прихлебывая шампанское.
   - Ты слышал?
   - Слышал, блин. Ты че меня алкашом назвал?
   - Надо было что-то придумать. Не голубым же тебя называть...
   Юра поперхнулся.
   - И о чем ты с ними станешь разговаривать?
   - У меня идея. В другое время я вежливо послал бы их куда подальше, но теперь они нам нужны.
   - В каком смысле нужны? Что-то я тебя, старик, не понимаю.
   - Помнишь, я тебе рассказывал о своих приключениях?
   - Смутно. Не тяни, говори дело.
   - Так вот, они из той самой организации, - я перешел на шепот, - которая финансируется самим Борисом Карамелькиным, у которого дочь по имени Даша. Эта секта занимается помимо всего прочего бесплатной раздачей наркотиков, дабы все люди ощутили присутствие духа божьего и как можно быстрей перечислили денежки на счета секты и квартиры впридачу.
   - Ну да?! А мы то тут причем? Че с нас взять?
   - Тише. Притом. Ты наплетешь, что бизнесмен, фирма у тебя, бабок немерянно. Мы должны попасть к ним.
   - Тебе надо к психиатру, совсем башка плохой стал. Дырявый немножко. Мозги мало-мало работать.
   - Это у тебя "мало-мало". Смотри. Нас все ищут. И найдут когда-нибудь. А так мы спрячемся у них, считай в бандитском гнезде, где никому в голову не придет нас искать. Вспомни детство. Когда прячешь вещь, где труднее всего ее найти?
   - Если она лежит на самом виду.
   - То-то. Я пошел за ими, а ты что-нибудь придумай про себя.
   - Ладно, веди. Пускай охмуряют своим опиумом.
   - Еле разбудил своего приятеля. - сказал я. - Но у нас не очень чисто...
   - Ничего страшного, и не в таких местах бывали. - сказал парень и первым вошел в дом.
   Юра мутными глазами осмотрел гостей и сказал:
   - Ну, че надо?
   - Мы пришли чтобы пригласить вас на собрание наших братьев и сестер. Будет очень интересная лекция с просмотром видеофильмов.
   - А почему только видео? У меня дома ДВД есть, телик метровый с плазменным экраном. Может, у меня посмотрим кино?
   Я посмотрел на Юру. Дурак он, что-ли? Какой дом, какой телик? А если поверят и придут?
   - Спасибо за приглашение, в другой раз обязательно придем.
   - Когда? Я хочу сейчас. Я хочу домой. К жене. К этой сучке.
   Внезапно он зарыдал. Слезы градом катились из его глаз. "Какой актер пропадает! Надо потом спросить, не участвовал ли он в школьном драмкружке"
   - К этой шалаве. - внезапно он поднял руки к потолку и прокричал пьяным голосом: Боже! За что ты меня так наказываешь? Я устал жить. Мне все ужасно надоело. До чертиков. И бизнес, и дача на Кипре, светские тусовки, бандитские стрелки-разборки. Я устал. И вот он, - Юра указал на меня, - он единственный человек, кто меня понял. Кто не дал мне умереть.
   Во время всего спича я неотрывно смотрел на "брата и сестру". После слов Юры о дачке на Кипре, их лица выразили неподдельный интерес к нашей гоп-компании и желание спасти нас от гиены огненной и всех мук ада.
   - Они сказали, что у них весело, - заметил я.
   - Те, у кого нет жилья, живут в общине за городом. У нас есть подсобное хозяйство, сад, огород, пасека.
   - Это типа монастыря, что ли? - спросил Юра.
   - Монастыри бывают либо женскими, либо мужскими. У нас - ОБЩИНА братьев и сестер во Христе. Мы помогаем оступившимся людям осознать смысл жизни, привить им духовность. И знаете, - продолжала девушка, - многие, кто к нам пришел, а это и наркоманы, и алкоголики, и бомжи стали нормальными людьми. Наша организация даже помогает устроиться на работу или получить новую специальность.
   У меня сжался желудок, когда я посмотрел на сидевшего рядом парня. Этот молодой человек как-то подозрительно и хищно ухмыльнулся при словах "помогли устроиться на работу". Не знаю, может я стал немного другим, мнительным, что-ли, но я услышал другое: "У нас есть неплохое кладбище, о котором никто не догадывается. Когда мы высасываем из человека все до копейки, он находит последний приют там, глубоко под землей. А весной мы сажаем на этом месте картошку. Очень неплохие урожаи получаются." Вероятно, Юра почувствовал то же самое - вид у него был дурацкий. Он сидел и бестолково улыбался.
   - Уговорили, - сказал я. - Куда прийти?
   - А вам зачем? - неподдельно удивился парень? - У вас все в порядке, есть дом, есть еда. А вот у него, - он показал на Юру, - тяжелая душевная травма, ему нужна помощь, ведь пропадет человек.
   - Я без него никуда не пойду! - крикнул Юра и снова зарыдал. - Он мне как брат. Он мне вместо мамы и папы - ведь я детдомовский! Как вы не понимаете!
   - Хорошо - хорошо, - закивала девушка, - приводите кого угодно. Мы находимся по адресу, который указан на визитке, - она протянула картонный прямоугольничек. - Всегда будем искренне рады вам обоим.
  
   Когда они ушли, я молча посмотрел на заплаканного приятеля и спросил у него:
   - У тебя дедушка случайно не Станиславский был? Я сам чуть тебе не поверил.
   - Не знаю. Но в школе мне все прочили карьеру артиста. Даже кличка в детдоме была - "Артист". А че, хорошо получилось?
   - Спрашиваешь. Да просто классно! Талант зарываешь! Какого хрена ты в милиции делаешь? Поступил бы на театральный, купался бы в славе.
   - В милиции я больше зарабатываю, - он косо посмотрел на меня, - всякими способами. А что в театре? Ждать своей роли? Несколько раз сняться в кино? И что дальше? Ты знаешь как жил Вицин? А то что умер почти нищий? Зато - известен.
   - Трудно не согласиться. Если у тебя есть деньги, то и славу можешь купить.
   - Во! А я о чем говорю! За это надо выпить. Абдулай, наливай!
  
   Тем же вечером, слегка протрезвевшие, мы отправились в город.
   У кинотеатра "Космос" мы вышли из автобуса.
   - Здесь нас должны встретить, - сказал Юра и посмотрел на часы. - Через пять минут подойдет один человек, который проводит нас к нужным людям.
   А еще через пару часов мы сидели в кафе и потягивали пиво. В карманах у нас лежали по два паспорта: один российский, установленного образца, другой заграничный, в котором стояли нужные штампики и вклеенные визы. Теперь я именовался как Александр Иванович Шмелев, а Юра Камышов стал Юрием Иннокентиевичем Тростников. Поменялись отчества и фамилии, а имена, дабы не вызывать путаницу в общении, остались прежними. Пол дела было готово. Оставалось купить билеты на самолет и свалить в жаркие страны. Но прежде всего надо было затаиться - аэровокзалы оставались под прицелом мафии и ФСБ.
   - Часть денег положим в камере хранения, чтобы не пропали, - деловито сказал Юра, - хрен их знает, что у этих богомольцев на уме.
   - Совет старшего брата? - ухмыльнулся я. - Согласен, так целее будут. Когда пойдем в секту?
   - Завтра. Но это не точные данные. Как получится.
   - Логично. Завтра - понедельник, а все дела лучше начинать с понедельника.
  
   Я лежал на раскладушке и слушал, как потрескивают поленья в печке. Сполохи огня плясали по комнате как светомузыка.
   - Слышь, Юра, а все-таки, почему ты решил связать жизнь, карьеру с силовыми структурами? Ты че, с детства мечтал очистить мир от зла, как Бэтмэн? Или в школе били, унижали, что таким образом решил отомстить обидчикам - став милиционером?
   - Саня, ты будешь долго смеяться, но я не подхожу ни под один из твоих пунктов. В школах-интернатах выпускникам практически не дают выбора в смысле дальнейшего образования. По крайней мере так было лет десять назад. Девушек отправляют обучаться на швей-мотористок, поварих, штукатур - маляров. Парни становятся токарями, слесарями, водителями, трактористами и... будущими краснопогонниками. Вот и весь выбор. Я подумал и решил, что выбиться в люди, поступив на службу проще и выгоднее - дают жилье, обеспечивают шмотками, льготы разнообразные. Работа не сильно напрягает и утомляет, если подходить к этому делу творчески. Ты понимаешь, о чем я?
   Я издал что-то вроде "угу", типа, согласен. А как тут не понять, получается живой пример из анекдота. Устроился парень на службу в милицию. Выдали ему оружие, проинструктировали. Настал день зарплаты. А парень все не появляется. Только воришек-хулиганов в отдел таскает. Второй месяц проходит, снова зарплата, но нет его! На следующий день начальник вызывает его в кабинет и спрашивает, почему ты не получаешь деньги? А тот отвечает: Вы же сами сказали - зарплата маленькая. Дали мне оружие - и я подумал - вертись как хочешь, зарабатывай деньги...
   - Ну, давай спать.
   - Что-то не хочется.
   - А ты эгоист, как я посмотрю. Если тебе не хочется, так что, из-за этого другие должны страдать?
   - Хорошо здесь, тихо. Нет городской суеты. Снег падает. Никто на нервы не капает. Не жизнь, а малина! Даже не верится, что за нами идет охота.
   - Поверишь, когда ствол у виска окажется.
   - Надеюсь, этого не случится.
   - И я надеюсь. Все. Хорош болтать.
   - Ветер поднялся. Слышишь, деревья шумят.
   - Ага. На море похоже. Я щас в тебя запульну чем-нибудь, если ты не заткнешься.
   - Все, сплю.
  
   Если бы я сказал, что мне снилось море, я бы соврал. Всю ночь я ползал на карачках по каким-то подземельям, спасаясь от невидимых чудовищ, преследовавших меня.
  
   Утро встретило звенящей и зловещей тишиной. Из серо-белого, мрачного свинцового неба влил пушистый снег. Белизна окружающего мира слепила и резала глаза - хотелось одеть солнцезащитные очки.
   Я плеснул на морду лица холодной воды из ведра и подбросил дров в печку. Огонь обрадовался завтраку и весело загудел в дымоходе. Я намазал на батон масла и красной икры. Неспеша отправил в рот и запил шампанским. Завтрак аристократа называется. Но особого кайфа не почувствовал - просто другой еды у нас не было... Остро захотелось дымящейся толченой картошки с холодным молоком. Я посмотрел на Юру. Этот простой парень любил поспать и безмятежно посапывал во сне, словно ничего не произошло. Совершенно здоровый сон. И никаких ночных кошмаров. А может, так и лучше.
   Где-то там, далеко, на нескольких десятках банковских счетов лежали огромные деньги. Недосягаемые, как полет человека на марс. От шампанского слегка разморило. Я закурил. Сколько можно пить и курить? А может, и правда, в этой секте помогают избавиться от алкогольной и табачной зависимости? С трудом верится. От одного лечат, другое калечат - так, кажется, про врачей говорят? Избавят от одного пристрастия, но привьют другое. И стану обдолбанным наркоманом, чтобы почаще встречаться с Богом... Мои мысли принимали непредсказуемые траектории. "Это богохульство" - напомнило подсознание. Я обрадовался ему, но мой внутренний голос снова затаился, не подавая признаков жизни.
   На секунду мне стало страшно. Меня обуял ледяной космический страх неизвестного. А может, действительно отсидеться в дачном домике, пока страсти не улягутся? А еще хотелось домой. В свое уютное и родное гнездышко. И на работу. И чтобы забыть этот бред.
   Юра уже встал.
   - Ну что, старик, как жить дальше будем? Еда заканчивается, в магазин надо. Теперь твоя очередь. И водки не забудь, хорошо?
   - Ладно. На чем и куда ты ездил?
   - В город. В поселок, как бывший мент, не советую - народец там любопытный, сразу просекут, что "дачник", ну то есть по дачам зимой промышляешь. А там глядишь, какой-нибудь бич из местных участковому на тебя стукнет. Так что, дорогой мой, дуй-ка ты в город.
   - В город так в город. А как он называется?
   - Мухосранск, ха-ха-ха! На табличке при въезде прочитаешь.
   Я неспеша оделся, допил чай и вышел. Дойдя до дороги я вспомнил, что не спросил, куда идти. На автобусную остановку или на железнодорожную станцию электричку ждать? Возвращаться? Не буду. Пойду по тропе, авось куда-нибудь выведет. В голове вертелась намертво застрявшая дурацкая песенка Верки Сердючки: "Я шла-шла-шла, пирожок нашла, села и присела...". Вот ведь зараза прилипучая!
   Навстречу показались двое парней. Нездоровая ситуация. Сейчас закурить попросят, потом поинтересуются, не местный ли я, а потом в глаз дадут.
   - Эй, братуха, закурить найдется?
   Так. Если скажу, что "нет", спросят, а не спортсмен ли я, а потом "щас мы поглядим, какой ты спортсмен" и дадут в ухо. Если вытащу пачку сигарет и дам им по одной, обязательно попросят вторую. Не знаю почему, но проверено на практике. А дам вторую, тогда спросят, "где живешь, кого знаешь". Нигде не живу, никого не знаю. Сто процентное попадание в глаз произойдет - мальчики веселятся. И я просто уверен, что сигареты у них есть. Просто дорога скучная, развлечений мало, а тут я...
   - Кончились, только что последнюю выкурил, в магазин иду.
   - Так магазин в другой стороне. В поселке. Мы сами туда идем.
   - Так я... того... ищу где тут община. Богомольцы там. К ним я.
   Парочка испуганно переглянулась.
   - Так это в Михайловку тебе. Обознался, братан. Не туда идешь.
   - Не ходи к ним, - вставил тот, что был покрепче. -Гнилое место.
   - Ты посмотри на него, наркоман наверное. Лечиться идет. Иван, не цепляйся ты к нему, смотри, кожа да кости, плевком с ног сбить можно, - забормотал второй.
   - А я че, я ни че... Покедова, брателла, еще встретимся.
   - До свидания.
   "Пронесло", - подумал я. Заодно узнал, что поселок
   это направо, а на станцию - налево. А прямо пойдешь, в тайгу уйдешь. Шутка юмора. Не тайга, но лес действительно густой и запущенный. Находка для партизан. И про секту узнал. В Михайловке она. Боятся местные братьев христовых. Это тоже хорошо.
   Примерно через пол часа я вышел на станцию. Рельсы - рельсы, шпалы - шпалы, ехал поезд запоздалый... Сколько же мне его ждать? Две бабульки с авоськами ждали у заколоченного станционного домика. Или они с электрички, или ее ждут. При моем появлении бабки притихли и секунд пять разглядывали меня. Не выявив ничего интересного, продолжили разговор. Я стоял, поглубже натянув шапку и кутаясь в воротник - ветер здесь дул как в аэродинамической трубе. Еще немного и превращусь в сосульку. Если бы я умел, то как жираф заснул бы стоя.
   Земля завибрировала, послышался свисток тепловоза, визг тормозов и меня обдало запахом мазута и дыма. Я забрался в теплое нутро вагона, нашел свободное место и старался не заснуть под убаюкивающую тряску вагона и ритмичный стук колес.
   Но я все-таки закемарил. Проснулся от резкого толчка и визга колесных пар. Люди в вагоне зашевелились, повскакивали, припали к окнам, зашептались.
   - Опять под колеса кто-то бросился, - сказал невысокого роста мужчина в пыжиковой шапке.
   - Это все сектанты, - прокомментировала событие худенькая женщина в теплом платке. - Они каждую неделю под поезд прыгают. Куда только милиция смотрит!
   "Михайловка рядом, - подумал я. - Информация к размышлению"
   - В Бога еще верят, - сказала сухонькая старушка, сидевшая напротив меня. - Но истинная вера только православная. Если ты русский, то должен быть христианином, а не шататься по сектам. Хорошему они не научат, раз люди под паровоз кидаются.
   Я промолчал. Я в Бога не верил, но подозревал, что существует НЕЧТО, что следит за нашим миром.
   - А может, это не сектант? - робко вставил я.
   - А кто еще? - удивилась старушка. - Здесь Михайловка рядом, сынок. И секта тоже рядом. Поселковые от водки дохнут, но под колеса не кидаются. Слышал, небось, про "Белое братство"?
   - Так когда это было? В начале девяностых прошлого века. Вы бы еще революцию вспомнили.
   Бабка смерила меня презрительным взглядом.
   - А что, и вспомню. Я, милок, в одна тысяча девятьсот втором родилась...
   Я обалдел. Больше ста лет старушке! А на вид лет семьдесят можно дать... Хорошо сохранилась. Ленина, Сталина, Хрущева - всех вождей пережила. Еще и в здравом уме осталась. Круто.
   - Так эти сектанты вроде тех "белых братьев". Общину организовали, картоху выращивают, свиней - телят держат, - продолжала бабуля.
   - Так что в этом плохого? - удивился я.
   - Верят не по-нашему. Песни поют, танцуют во время молитв. Икон не признают. И кому они молятся? Может, сатанисты какие, - бабка перекрестилась.
   - Ну и что? Как говорится, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось.
   - В том то и дело. Народу к ним много приходит, а уходит мало.
   - Остаются жить, - предположил я.
   - Исчезают.
   - Да ну! А милиция куда смотрит?
   - Вот тебе и "да ну!". А что милиция? Нет заявления, значит, никто и не пропадал. Я рядом с ними живу, на хуторе. Бабку старую, то есть меня, они не трогают, но предупредили, чтоб языком лишнего не болтала, - бабуля испуганно замолчала. - А ты, сынок, часом не от них шпионишь? Не говори никому, я женщина старая, вреда от меня не жди.
   - Не-а, - ответил я, чтобы как-то успокоить старушку. - На дачку ездил, проверял - не разграбили ли ее. Отгул у меня сегодня, вот и решил прокатиться, свежим воздухом подышать.
   - Вот оно как. С завода что ли?
   - С завода.
   - Муж мой, покойничек на нем работал, - сказала бабка и замолчала, погрузившись в свои старинные воспоминания.
   Поезд тронулся.
  
   Надпись гласила, что сия едальня называется "Американская закусочная". Я чуть не рассмеялся. Бывшая пельменная, вероятно. Что ж, посмотрим "муню". "Внутренности" кафешки типа фаст-фуд (быстрая еда по-американски) особенно не отличались от Макдональдса, разве что были победней. А так, стандартный набор "бигмаков", "чизбургеров", "хот-догов" и прочей несъедобной пищи. Я заказал котлеты с картофелем фри и двойной кофе - так меньше вероятность получить изжогу. Школьники уплетали чизбургеры. Дорогущая штука. Я ел в настоящем Макдональдсе настоящий чизбургер. Мне не понравилось. Такое ощущение, словно жевал вареную подошву между двумя кусками ваты. Самым съедобным оказался шоколадный коктейль - вот его я выпил с удовольствием. С тех пор я стараюсь без крайней нужды в подобные места не заходить. Но любопытство берет свое. Всегда думаешь: А вдруг здесь все по-другому? И чизбургер на самом деле окажется обалденной вкуснятиной.
  
   Я вышел из кафе со смутным чувством долга. Я должен что-то сделать. Кровь прилила к животу, жадно набрасываясь на пищу и совершенно покинула мозг, захватив при этом и мои мысли. Ладно, попробуем думать животом, не проблема. Вопрос номер один: зачем я сюда приехал? Ответ: купить еды и водки. Побольше еды и поменьше водки. Интересно, чем питаются в общине?
   Опустошение прилавков местного супермаркета заняло минут двадцать. Брал только солидную еду: колбасу разных видов, тушенку, сыры, крабовые палочки... В общем то, что не требовало особых усилий для приготовления. И три бутылки водки. Хватит и этого, а то алкоголиками станем. И блок сигарет "парламент".
   Я стоял у кассы, когда по дороге медленно проехал черный джип с тонированными стеклами. Я невольно сжался. Ищут. Но пока не нашли, будем веселиться.
  
   Юра не говорил мне слово "быстро". То есть, купил в городе продукты и быстро возвращайся. Сам-то целые сутки там торчал, пока я тараканов кормил. А мне нельзя? Пусть тоже понервничает. Когда я шел с вокзала, я заметил интернет-кафе. Зайду, почту электронную проверю, в интернете пошарюсь...
   Почты навалило за мое отсутствие горы. И кучи спама (рекламного мусора). Самое главное, чтобы тебе не слали ненужную дребедень, ни на что не подписываться. В смысле, заказал бесплатную рассылку анекдотов, получай и рекламу - твой ящик узнали, тему пробили. А так не хочется менять свой адрес электронной почты - пока все привыкнут (в том числе и ты сам). Рекламные рассылки я удалил сразу. Около двадцати писем просмотрел, почти не читая - ничего интересного. Вообще ничего интересного. Я немного потерял, не читая почту... Пора собираться домой, если наше убогое жилище можно назвать "домом".
  
   У доски объявлений я на секунду задержался - показалось, что увидел наши с Юрой фотографии - "их разыскивают...". Обознался. Прочитал объявление: "Высококлассный логопед ведет частный прием...". Вспомнил анекдот. К логопеду идет пациент. Открывает дверь: "Доктор, мона?" "Не мона, а нуна!", - доносится из кабинета.
   Снег поскрипывал под ногами. Морозец, однако. Пока еще не сильный, но похолодало основательно. Как обычно, "неожиданно пришла зима". По телевизору, в новостях когда-то видел сюжет: где-то на севере, в Ямало-ненецком округе, показали ветхие домишки. Внутри - убожество, батареи центрального отопления размерзшиеся вдребезги. Стоит крендель, что-то там бормочет корреспонденту с телевидения - мол, отключили котельную все и полопалось. А потом добавляет: мол, до этого было холодно, а сейчас потеплело, ночью всего минус сорок... Как там люди живут - не знаю. Тут минус десять и ветер подует - ощущения, будто живешь в Антарктиде среди пингвинов. Надо будет с Юрой сходить в магазин и купить нам свитера (потолще) и зимние куртки типа "Аляска". В моем осенне-зимнем прикиде в сильные морозы долго не выдержишь. А с другой стороны, зачем нам обоим вместе светиться? Тем более я в городе. Юра комплекции примерно моей. Пойду и куплю, пока время есть. И желание. А сумки с продуктами куда? Тяжелые, блин. На вокзал оттащу, в камере хранения оставлю...
   Далеко ходить не пришлось - рядом с железнодорожным вокзалом находился небольшой магазинчик одежды, в котором нашлось все, что я хотел.
   В пригородный дизель-поезд я садился как настоящий колхозник, с пользой для семьи потративший с трудом заработанные средства. Сложив рядом с собой гору покупок-обновок, я предался медитации, бездумно глядя как мелькают за окном заснеженные равнины, деревья, столбы электропередач. На удивленье, в этот будний, рабочий день вагон оказался заполнен практически до отказа. Рядом пристроилась рыжая курносая девушка в пестрой куртке а-ля я чукча из Турции. Н-да. Такие вещи вышли из моды лет пять назад. Но для колхозников сойдет. Я ей невольно моргнул одним глазом - соринка попала. Девчонка перехватила мой взгляд и сказала: "Чего подмигиваешь без пряника?"
   - О-о, здесь шутить умеют, - сказал я.
   - Еще как. С чего нам плакать?
   Я промолчал. Начинать разговор не хотелось, да и не клеился он. Я демонстративно отвернулся к окну и принялся разглядывать заснеженные красоты, пока не ощутил толчок в бок.
   - А я тебя где-то видела.
   У меня екнуло сердце. Вот маленькая паршивка, узнала! И что теперь мне делать? Зарезать в лесу?
   - Возможно, - ответил я, стараясь пошутить. - Я снимался в порнофильмах...
   Курносый нос рассмеялся.
   - Может быть, может быть, - загадочно повторила она и я понял, что пронесло. Буря прошла стороной. - И все же, вы не с моим братом учились?
   Блин, у нее еще есть брат, и не один, и куча сестер... наверное.
   - Нет. Я вообще-то из города.
   - Какая разница?
   Мне этот бестолковый разговор, ради тренировки языка стал надоедать.
   - Никакой. В отпуске я, на дачку еду воздухом подышать, - выдвинул я свою "легенду".
   - На дачи ездят летом.
   - А я зимой - так врачи прописали.
   Девушка осмотрела меня с головы до ног:
   - Молодой еще, чтобы болеть.
   - Ну, не скажите. Болезнь она возраста не признает. Можно инвалидом и с детства быть, не обязательно к старости боляки копить.
   - А я здорова как литр молока.
   "Странные аллегории у колхозников" - подумал я.
   Из-за туч выползло солнце. Скоро Новый год. Еще один в копилку моих лет.
   - Попробуй, это очень вкусно, - она протягивала мне кусок хлеба и копченое сало.
   - Не хочу. Сплошной холестерин.
   - А мне по-барабану. Что хочу, то и ем.
   - На здоровье.
   Вот настырная. Чего привязалась? Видит же, человек не хочет общаться, не пробивает его на разговор.
   - А ты случайно не в Михайловку едешь?
   - Нет. Я уже говорил куда направляюсь. А ты сама не оттуда?
   - Боже упаси, - оживилась девчонка. - Страшно там.
   - Отчего так? Ну, секта там, хозяйство держат, Богу молятся, не пьют, не курят, наркотики не употребляют - чего в этом плохого?
   - Вы, городские, все так говорите. А там такое творится...
   В окно я увидел знакомые очертания станционного домика. Вот я и приехал. Повезло, поезд быстро домчал. Упарила меня соседка своим базаром. Что да как я и сам скоро узнаю...
   - Пока, я приехал. Счастливо оставаться.
   Девушка что-то пробурчала в ответ и отвернулась. Обиделась, что не рассказала мне всех подробностей жития-бытия сектантов.
   Поезд остановился, громко свистя и распугав всех окрестных ворон. Из вагонов вышло человек десять и, подобрав сумки-баулы, затрусили по направлении к лесу. Я пристроился к ним за компанию - все равно по пути.
  
   Юра нашел где-то лопату и с увлечением отгребал снег с тропинки.
   - А вот и Дед мороз приехал! Что купил, показывай.
   Мы вошли в хату. Юра перебирал вещи и как-то задумчиво почесывал в трусах. Перехватив мой недоуменный взгляд, он сказал: "Так хочется помыться, ты не представляешь"
   - А ты грязь скатывай. Моются те, кому грязь лень скатывать. И вообще, я по телевизору передачу видел. Про чукчей. "В мире животных" называется. Так там один дядька с умным видом доказывал, что те, кто мало моется, дольше живут и меньше болеют и в пример приводил тех же самых чукчей.
   - Ну ты загнул. А как же выражение "Чистота - залог здоровья? - А вот так. Моешься - болеешь, не моешься - все равно зараза прилипает. Палка о двух концах. В здоровом теле - здоровый дух, и от этого никуда не денешься.
   - Кончай философствовать. Садись лучше чай пить. Ты пряников хоть купил?
   - Забыл. Чай с колбасой - еще вкуснее.
   - А чай ты купил? А то я уже заколебался малиновые кусты обдирать.
   - Кане-ш-ш-на! Натуральный китайский чай.
   - Говно короче. Дай, почитаю инструкцию. Они всегда такие прикольные вещи пишут! Вот, смотри: "Чай очен вкусная. Залить кипятком и настаивать. А если с сахаром, еще вкуснее." Ну, ты понял! Класс! А газет не купил? Что в мире творится, не знаем.
   - Забыл. В следующий раз поедешь - сам купишь.
   - А в секту когда записывать будем?
   - А может, ну ее к чертям собачьим?
   - Так обещали ведь.
   - Обещанного три года ждут.
   - Ладно, что на голодный желудок спорить. Сначала поедим, а потом разборки чинить будем.
   - Лады. Сытый трезвому не товарищ. Не, не так. Голодному не товарищ.
   - Водочки? - услужливо предложил Юра.
   - Наливай себе, если хочешь. Я - пас. Хватит пока. Разве по-другому расслабиться, провести время нельзя?
   - А ты скажи, чем в этой глуши еще можно заниматься, как не водку жрать? Ни телевизора, ни радио, ни газет с кроссвордами... (в смысле были ли они в домике????) Я теперь понимаю колхозников.
   - Эта штука затягивает. Ты в курсе?
   - Ни хрена ты в жизни не понимаешь.
   - Ну да, а ты все понял. - Я хотел послать его куда подальше, но передумал.
   - Я не догоняю, к чему этот весь базар? Я не алкоголик, запомни, старик. А может, ты хочешь свалить? Нет, дорогой мой, ты будешь со мной до победного конца. Или вместе подохнем, или вместе будем кости греть на лазурном берегу океана.
   - Не заводись, проехали. Извини, если что не так сказал.
   - Ты меня уважаешь?
   - Пошел на фиг! Кончай прикалываться. Не хочу я пить. Может, вечером..
  
  После сытной еды Юра запел. "Да, - подумал я. - Ему точно медведь на ухо в детстве наступил..."
   Вот так и жизнь проходит - дом, водка, работа... Как бы окончательно не спиться при таком раскладе дел...
  
   На следующий день, оклемавшись, побрившись, умывшись, рассовав нехитрый скарб по пакетам мы двинулись на станцию, чтобы сесть на поезд, который отвезет нас в Михайловку, чтобы быть поближе к Богу... А чтобы скоротать время, я поведал Юре о том, что услышал, когда ехал в город за покупками - о том, что место, где находится община, пользуется нехорошей славой у местных жителей, что частенько гибнут молодые люди под колесами поездов...
   - Все это очень интересно, - сказал Юра. - Но у нас еще времени вагон и маленькая тележка. А как становятся бизнесменами? Не поверю, что ты начинал свое дело без стартового капитала.
   - Можешь не верить, но практически с нуля. В те далекие бородатые девяностые годы каждый старался отхватить кусок пирога пожирнее на фоне разваливающегося Советского Союза. Вот и я решил попробовать себя в качестве нового русского. Начинал со скупки и последующей перепродажи валюты. Разница покупки-продажи в пунктах обмена в разных частях большого города и маленьких городишек была довольно ощутимой. Я покупал доллары в одном месте и продавал в другом. То что оставалось - разница, клал в карман. Постепенно у меня появилась довольно крупная сумма денег. Когда почувствовал, что мной вот-вот заинтересуются компетентные орган, вовремя сел на дно и начал думать о вложении капитала в более легальное предприятие. Народ богател. Исходя из сложившейся ситуации я решил, что выгодно стать частным предпринимателем, а деньги вложить в стройматериалы - народец начал активно возводить дачи, дома, строить квартиры, так сказать, вкладывать накопленное в недвижимость. Я с головой окунулся в новый и незнакомый для меня бизнес. Арендовал магазин, закупил товар, но не учел, что первые три-четыре месяца дела могут идти не очень хорошо - так называемый период раскрутки. А налоги заплатить надо, минус аренда, "крыше" - рэкету отстегни, ментам за установку сигнализации вынь да положи, кассовый аппарат купи... Еще постоянно брали дань всякие там пожарники, санэпидстанция, проверяющие из налоговой. Как тут крутиться, деньги зарабатывать? Несколько месяцев держался, все поборы исправно уплачивал. Оборотных денег едва хватало на закупку товара и хлеб с маслом. Посмотрел, подумал, плюнул на все и всех и закрыл лавочку - невыгодно. Не то, чтобы я сильно прогорел с этой затеей, но потерял довольно приличную сумму - часть товара пришлось по демпинговым ценам распихивать по конкурентам. Тогда я понял, что способов быстрого и главное честного обогащения практически не существует. О всех остальных способах подробно и даже с комментариями написано в Уголовном Кодексе. А тут новая волна катит в виде компьютерного бума. Каждая мало-мальски уважающая себя фирма хотела иметь новомодный ящичек с монитором, за которым сажали молоденькую девицу с ногами от ушей - как же, престиж, лицо фирмы! На этом только ленивый мог не заработать. Я имел энную сумму, но для нормального ведения дел ее, естественно не хватало. Я взял кредит в банке, а в качестве гаранта, пришлось рискнуть, в качестве залога заявил квартиру. Немного разбираясь в компьютерном железе, сам собирал в гараже эти "умные ящички" с последующей продажей в различные организации. Естественно, об открытии частного предпринимательства и речи не шло - зачем мне лишний геморрой и расходы, когда всю прибыль я полностью клал себе в карман. Но всему есть предел. На рынке появилось множество фирм, торгующих компьютерами и оргтехникой. Возникла конкуренция, доходы стали падать. Что делать? - возник у меня резонный вопрос. И вот тогда я сколотил команду первоклассных программистов и начал разрабатывать антивирусные программы. Логику в моих действиях чувствуешь? Компьютерные программы заражались вирусами и выходили временно из строя. Антивирусных программ было катастрофически мало, а вирусы плодились и размножались. Есть спрос есть и предложение! Компьютеры каждый дурак продавать может, а программы писать - нет, это уж слабо. Мои начинания оказались востребованными и дело резко пошло в гору, стало приносить прибыль, которой хватало и на уплату налогов, аренды, на зарплату моим сотрудникам, и себя, любимого не обидеть денежкой. Вот и вся история.
   - Очень интересно и поучительно, - сказал Юра. - Мой жизненный путь меркнет по сравнению с тобой. Я бы и рад был в бизнесе поучаствовать, но, как говорится, рылом не вышел и образования соответствующего нет.
   - Ты в корне не прав, Юра. Можно получить экономическое образование и всю жизнь провозиться с бумажками в занюханной конторе или на заводе. Можно выучиться, скажем, на геолога и в будущем ворочать миллионами долларов. Простую и поучительную историю я тебе расскажу и ты все поймешь. Мой одноклассник, Вася Петров в школе был балбес-балбесом в плане учебы. Как в детском стишке - "двойки, тройки и колы - все приятели мои". Очень точно про него сказано. Учителя за уши дотянули его до десятого класса. В школе Вася приторговывал значками с фотографиями рок-музыкантов, иностранными жвачками, картами с голыми девицами и прочей особо востребованной среди школьников дребеденью. Высшего образования он так и не получил. Но использовал полученный опыт для собственного обогащения. Начал так же как и я - с валюты, потом переключился на компьютеры и оргтехнику. В отличие от меня, не остановился на достигнутом, а продолжал развиваться. Теперь у него сеть магазинов в Москве и Питере с общим названием "Петрософтмаркет".
   - Да ну! Это твой одноклассник?! - Юра слушал меня, открыв рот. - И все это с нуля?
   - Практически да. Тогда, как ты помнишь, в начале и середине девяностых прошлого века такое вполне было возможно. За торговой накруткой особенно никто не следил и не устанавливал ее пределы. Это сейчас, когда прибыль в пятнадцать - двадцать процентов считается неплохой, а в те годы если дело приносило меньше ста процентов дохода, считалось убыточным... Все возможно, если захотеть и впахивать с утра до ночи, не разгибаясь. Главное чтобы имелась торговая жилка или, хотя бы, ее зачатки. ЭТО есть, или нет. Другого не бывает, будь у тебя хоть трижды экономической образование.
  
   Община больше всего напоминала дачный поселок, состоящий из небольших одноэтажных вытянутых в длину домиков барачного типа, окруженных высоким забором с натянутой поверх в три ряда колючей проволокой. Мы остановились перед воротами, оснащенных домофоном. Я нажал на кнопку переговорного устройства.
   - Вас слушают.
   - Здравствуйте. Нас приглашали, - сказал я.
   Что-то щелкнуло и ворота слегка приоткрылись. Мы вошли и остановились. Вокруг было пустынно и тихо.
   - Ну, и что дальше? - спросил меня Юра. - Куда идти?
   - В баню, - ответил я.
   Откуда ни возьмись набежала шумная толпа и окружила нас со всех сторон, поя церковные песни.
   - Что за табор, - спросил Юра, наклонившись ко мне. - Я психушку не заказывал.
   - Я тоже, - шепнул я в ответ.
   Не успели мы опомниться, как нас подхватили под руки и провели в центральное квадратное здание и усадили на скамейки. Служба или как она у них там называется - шоу, началась.
   - Все мы грешники! - заражая своим оптимизмом вещал с трибуны смуглый оратор, одетый в разноцветный балахон, наподобие церковного. - И вы, и я - грешники! Все, кроме НЕГО! - он ткнул пальцем в потолок. - Вы все погубили свои души еще при рождении. Но ОН (снова пальцем в потолок) дает вам еще один шанс отправиться не в Ад и гореть не в гиене огненной, а попасть в Рай. Вы можете погубить свои души, но можете и спасти их с нашей помощью и помощью Бога, уверовав в него искренне и сильно. И вы выбрали правильную дорогу, что пришли к нам. И мы вам поможем в ваших поисках Бога. Давайте посмотрим на себя и спросим: А есть ли Бог? И что мы должны ответить?
   - Есть, есть! - послышались нестройные выкрики.
   - Не слышу! - вещал проповедник.
   - Есть!!! - уже хором выкрикнула толпа.
   - Правильно, есть. И Бог открылся нам, приняв облик Иисуса Христа. Он явился к нам во плоти, чтобы искупить наши грехи и дать нам новые знания. Бог дал нам понять, что наш мир несовершенен. И Иисус принес в жертву свою жизнь, чтобы спасти тех, кто верует в него. Скажите мне, хотите ли вы спастись?
   - Да!!! - загремел зал.
   - Верите ли вы в Иисуса?
   - Да!!!
   - Почему мы должны верить в Бога?
   - Чтобы спасти свои души!
   - Аллилуйя! Слава Иисусу!
   - Аллилуйя! Аллилуйя! Аллилуйя! - запел зал.
   - Почему мы должны верить в нашего Бога? Нужны ли нам доказательства, что ОН любит нас?
   - Да! Да!
   - Так пусть на вас снизойдет божье благословение. Почувствуйте силу ТВОРЦА!
   Зал застонал в экстазе. Я оглянулся. Люди словно попали на сеанс заезжего гастролера-гипнотизера: кто танцевал, закрыв глаза, кто корчился на полу, пуская пену в припадке, кто воздев руки к верху покачивался из стороны в сторону. На нас божественная сила пока не действовала. Пока.
   Юра стоял, широко открыв глаза, завороженный происходящим.
   - Итак, - прокричал оратор, - кто почувствовал силу божью, поднимите руки!
   Зал всколыхнулся лесом рук.
   - Мы все нуждаемся в его поддержке. И мы получаем его поддержку! Разве это не есть чудо?! Чудо, которое творится на наших глазах! Это доказательство того, что Бог любит нас!
   - Аллилуйя!
   - Давайте покаемся в своих грехах и получим благословение Божье! Мы можем спастись, только если сами того захотим! Поэтому мы должны верить в нашего спасителя!
   - Я думаю, это не сатанисты, - прошептал мне на ухо Юра.
   - Как ты догадался?
   - И он простит нас! И мы получим очищение от грехов, если будем молиться ЕМУ! Так давайте помолимся нашему ТВОРЦУ!
   Где-то раздались звуки органа и зал запел. Представление близилось к финальному акту.
   Мы еще немного постояли, не зная куда деваться - с вещичками в пакетах, удивленно оглядываясь по сторонам.
   К нам подошел высокий чернобородый парень и вежливо попросил пройти к настоятелю секты. Ничего не оставалось, как принять его предложение.
   В небольшой комнате, плотно заставленной дорогой мебелью, в кожаном офисном кресле сидел средних лет, с длинными белыми волосами. На вид ему было лет сорок - сорок пять. Гладко выбритый, от него приятно пахло дорогим парфюмом.
   - Присаживайтесь, - сказал он.
   Мы сели.
   - Ну-с, господа, с чем пожаловали? - приятный, мягкий баритон завораживал.
   Мы с Юрой переглянулись, не зная что сказать.
   - Хотели бы пожить у вас немного... - замявшись, сказал я.
   - И все? - удивился настоятель. - Мир страдает от недостатка веры, погряз в пороках и войнах... И вам нечего мне сказать?! Раз вы появились в этом святом месте, у вас должна была быть определенная цель и желание спасти и успокоить свои грешные души.
   - Мы устали жить, - сказал Юра. - Мы потеряли смысл жизни... Поэтому и решили обратиться к вам.
   - Вы христиане?
   - Нет, - ответили мы хором.
   - И даже не крещеные, - добавил я.
   - Это хорошо, - удовлетворенно потирая руки ответил белобрысый. - Вы - заблудшие овцы и вам нужен пастырь. Молитесь и будете прощены. А теперь расскажите о себе.
   - Ну... Даже не знаю с чего начать... Автобиографию что-ли?
   - Да, и покороче. У меня слишком мало времени. Дела мирские отнимают слишком много времени.
   - В последнее время я работал в одной фирме программистом. Потом начал пить... В общем, ни денег, ни квартиры у меня не осталось...
   - А я крутился в бизнесе. В отличие от моего друга, - Юра кивнул на меня, - и квартира, и деньги у меня есть. Но жена ушла, детей нет, родственников тоже - детдомовский я. Начал пить с ним на пару... Хорошо еще бизнес не просрал...
   - Понятно. Хорошо. Мы рассмотрим ваши кандидатуры. А пока вам выделят комнату на двоих. Надеюсь, вы нормальной ориентации?
   - Да, да, - закивали мы.
   - Отдохнете, пообедаете, а потом вам разъяснят что делать. Еще вопросы есть?
   - Нет, - в один голос сказали мы.
   Чернобородый парень проводил нас в маленькую, чистенькую и по своему уютную комнату. Мы кинули пакеты в тумбочки и пошли на экскурсию с нашим добровольным провожатым.
   - У нас в помещениях не курят, - по ходу он рассказывал нам внутренние распорядки. - Распитие спиртных напитков запрещено. Курить можно на улице в специально отведенном месте. Наркотики тоже запрещены. Распорядок дня есть в каждой комнате, потом ознакомитесь. Желательно выучить наизусть. В каждом домике есть молельная комната. Столовая находится отдельно. Мужчины и женщины живут раздельно. Женщины зовутся сестрами, мужчины - братьями. Меня зовут брат Вадим, извините, что не представился раньше. А сейчас наступает время обеда. Я вас провожу.
   Столовая оказалась довольно большим, но уютным зданием. Аромат пищи заставил заурчать наши голодные желудки в предвкушении вкусной еды.
   Мы сели за столик.
   - Я так понял, здесь самообслуживание? - то ли спросил, то ли задал вопрос Юра.
   - Ты правильно понял. Пойду займу очередь.
   Нагрузив на подносы привлекательные на вид тарелки с едой, мы сели.
   Я попробовал суп и сморщился. Второе блюдо, выглядевшее как сосиски с картофельным гарниром вкусовыми качествами не отличались от вареных салфеток.
   - Тошниловка, - выдал я.
   - Рыгаловка, - добавил Юра.
   - Экологически чистые продукты, - сказала невесть откуда появившаяся с нашим столиком девушка.
   Я поднял голову. На меня смотрела голубоглазая и светловолосая незнакомка. Я почувствовал, как сердце мое начало плавиться - первый признак влюбленности.
   - Противно, но есть можно. С такой едой мы заработаем хроническую дистрофию... - немного смутившись сказал Юра, наблюдая за нами.
   - К вам можно?
   - Можно, - хором ответили мы.
   - Нас посетил ангел, - прокомментировал Юра.
   Девушка расположила поудобнее свой поднос и начала молча есть.
   - Может, познакомимся? - спросил я. Меня зовут Саша, а его - Юра.
   - Диана.
   - Какое чудесное имя, - сказал Юра. - Божественное.
   - Мальчики, не богохульствуйте. Я рада, что вы пришли к нам, но за едой не принято разговаривать. Приятного аппетита.
   Я уставился в тарелку и принялся хлебать безвкусное и непонятно из чего состоящее, но видимо жутко питательное варево.
   Диана ела как солдат - очень быстро. Мы только принялись за второе, а она уже встала и, ни слова не говоря, вышла.
   Юра толкнул меня локтем:
   - Признавайся старик, она тебе понравилась?
   - Кто?
   - Конь в пальто! Хорош прикидываться. Богомолка, что с нами сидела. Сестра Диана. Хороша! Бедра широкие, сиськи большие и на лицо ничего - как говорят, славянский тип. Хороша бабенция, но не в моем вкусе.
   - Ну ты гад! - возмутился я. - Как можно судить о женщине судишь по размеру груди? По ширине бедер... А как же душа? Ты же совсем ее не знаешь...
   - Извини, не хотел тебя обидеть.
   - Ладно, проехали. Только больше не говори так о ней. Сам разберусь.
   - Ага, значит все-таки понравилась! Любовь-морковь с первого взгляда! Не переживай, не отниму. Я же сказал, Диана не в моем вкусе.
   В животе бултыхалась непонятная масса, называемая едой. Мы вышли из столовой и снова натолкнулись на Диану. Девушка нам кивнула и засеменила дальше, прижимая к груди несколько книг в черных переплетах.
   - Спорим, у нее есть тату на заднице? - начал Юра.
   - Не нарывайся! С чего ты так решил?
   - В столовой заметил татуировку на плече.
   - Не вижу связи.
   - А я вижу. Первую тату женщины почему-то делают на плече, а вторую - на ягодице. Не знаю почему, но проверено на практике... Они, как одна, думают, что это супер-пупер эротично. И знаешь что чаще всего накалывают?
   - Что?
   - Бабочку или цветок.
   - Спасибо что просветил.
   - Будет возможность - проверь.
   Я шутливо замахнулся на него.
   - Все, все, молчу! Только без рук!
   Немного пошатавшись по территории, мы нашли курилку.
   - У меня всего пачка сигарет, - тоскливо сказал Юра. - Надо было блок купить. Здесь наверное и магазина нет...
   - Придется бросать. У меня тоже одна пачка.
   - Да уж, от этой заразы так просто не избавишься. Хрен мы бросим.
   - Попробовать можно. Надо курить экономно, не каждые пять минут, а только когда сильно захочется.
   - Уже хочется.
   - Тогда покурим.
   В беседку зашел еще один парень с длинными волосами как у хиппи, затянутых сзади в узелок.
   - Новенькие? - осведомился он.
   Мы что-то промычали в ответ.
   - Меня зовут Сергей.
   - Здравствуй Сергей. Я - Юра, а это - Саша.
   - Очень приятно.
   - И нам тоже очень приятно.
   Вокруг беседки шумели сосны. Морозный воздух пощипывал уши. Мы сидели на скамеечке и с наслаждением вдыхали табачный дым.
   - Меня определили к вам духовным настоятелем, - разрушив идиллию сказал Сергей.
   - Воспитателем что ли? - удивился Юра. - Но мы уже взрослые мальчики.
   - Так здесь положено. Не я заводил порядки и не мне их менять. Мобильные телефоны имеются?
   - Нет. А что, запрещено?
   - Нет, но пользование ими на территории не рекомендуется. Да и все равно вы ими не сможете воспользоваться в этом месте они не работают. Если все-таки имеются, то пожалуйста сдайте. Не бойтесь, не пропадут.
   - А деньги?
   - Наличные тоже рекомендуется положить на хранение. Но если не хотите, то не надо.
   - Своровать могут?
   - Нет, - смутился парень, - те, кто долго здесь живут, этим не занимаются, а новички разные попадаются. Все возможно.
   - Понятно. А документы, паспорта то есть, тоже на хранение?
   - Желательно, но не обязательно. А теперь, раз вы уже покурили, пройдемте на послеобеденную службу.
  
   Очутившись в знакомом помещении, мы сели на скамеечки. Включился огромный плазменный телевизор и на экране появились строки молитвы. Зазвучала торжественная музыка.
   - Во, блин! Продвинутые сектанты, караоке используют, - зашептал Юра.
   Зал запел. Мы присоединили свои голоса к общему хору.
   - Я был слеп, а теперь прозрел! - закричал кто-то.
   - Аллилуйя! - хором произнес зал.
   - Интересно, у этой Дианы такие большие груди ее собственные или результат пластической операции? - негромко произнес Юра.
   - Сволочь! - услышали мы голос позади себя. - Это мои собственные!
   Юра покраснел.
   - Ну вот, ты нажил себе врага, - сказал я. За нами сидела Диана.
   - Извините, не хотел вас обидеть, - красный, как вареный рак полуобернулся Юра.
   - Вера находит свое выражение в молитвах. А молитва - это разговор с Богом. Поймите, братья и сестры, что Христос он всегда с нами, где бы мы не находились. В послании к евреям, глава тринадцатая, стих пятый, он говорит: "Не оставлю тебя и не покину тебя". Возрадуемся же этому откровению. Иисус - единственный путь, данный нам Богом для спасения. Бог может простить нас в любой момент, если покаяние искреннее. И я спрашиваю вас, можем ли мы увидеть Бога?
   - Да, да! - загудел зал.
   - И вы будете правы. Потому что "блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят" - так сказано в евангелии от Матфея, глава пятая, стих восьмой. И запомните, что счастье жить в Раю будет не всем, а лишь избранным, тем, кто живет по заповедям и стремится заслужить милость нашего Отца Небесного. Да воздадим хвалу ему, Господу нашему!
   Зал запел.
   Я скосил глаза, пытаясь разглядеть собравшуюся разношерстную компанию. Старики и молодые, люди среднего возраста - все увлеченно, а некоторые и закрыв глаза пели молитвы. Лица у всех светились от счастья. С одной стороны, я был рад за них, если им эта община в чем-то помогла. Если люди реально отказались от наркотиков, алкоголя, курения и нашли радость общения с единомышленниками и единоверцами. Я как-то больше был склонен к атеизму, хотя верил в существование неких высших сил.
   Когда месса или служение кончилось, все разбрелись по своим делам. Мы нашли свою комнату и улеглись на кровати, не зная, чем еще заняться.
   - А нас не могут проверить по паспортным данным? - нарушил я молчание.
   - Не забывай, паспорта у нас "чистые". Ни ты, ни я не засвечены.
   - Точно... Я и забыл об этом.
   - Ты хоть свою фамилию и отчество запомни. Если ошибешься, тогда нам точно каюк.
   - Не забуду. Тогда другой вопрос. А ты уверен, что в каждой комнате не стоит жучок для прослушки и не ведется запись всех разговоров на магнитофон?
   Юра побледнел.
   - Тогда нам уже каюк... - выдавил он. - Если к концу дня нам не сделают промывание мозгов, тогда комната не прослушивается. Будем ждать...
   - Хреново. Но, на всякий случай, все разговоры вести будем посредством ручки и бумаги - надеюсь, они еще ничего не успели установить - никто не знал, что появятся новички, то есть мы.
   - Согласен. Но есть еще один всем известный способ - говорить при включенном душе.
   - Здесь нет душа.
   - Знаю. Второй способ - разговаривать под одеялом.
   Я встал и походил по комнате. Глазков видео наблюдения не заметил. Если они и были, то хорошо замаскированные. Двери в комнатах изнутри не запираются. На окнах - решетки. Интересно, зачем? Обстановка спартанская, как в общежитии: две кровати, две тумбочки, шкаф для одежды, книжная полка с религиозной литературой. Ничего лишнего.
   - У меня голова что-то разболелась. Пойдем, прогуляемся? - сказал я.
   Юра молча встал, накинул куртку и мы вышли. На аллейке, ведущей к курилке, я сказал:
   - Я думаю, это была не самая здравая идея попасть сюда.
   - Да, место не располагает для отдыха. На ночлежку для наркоманов и разных бездомных придурков больше похоже.
   - И я говорю: бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Не забывай, что отсюда чаще всего люди уходят только на тот свет.
   Сзади послышался топот и тяжелое дыхание.
   - Вот вы где! А я вас обыскался.
   Мы обернулись. Вадим собственной персоной. Что на этот раз?
   - Пройдемте со мной. Мне нужно переписать ваши паспортные данные, - сказал он и, увидев наши удивленные взгляды, добавил: - Для милиции.
   - А как же те, у которых нет паспортов? - с наивным видом спросил Юра.
   - Помогаем восстанавливать. В нашем мире, как вы понимаете, без бумажки ты букашка, а для того, чтобы начать новую жизнь обязательно требуется документ. Они у вас с собой или в комнате?
   - При нас.
   - Вот и отлично, - обрадовался Вадим. - Тогда пройдемте ко мне в кабинет.
   В небольшой комнате кроме компьютера стоял факс, принтер, сканнер и ксерокс. Небольшой, но стильный диванчик стоял у окна под пальмой.
   - Пожалуйста ваши документы. Процедура займет немного времени. Таковы правила внутреннего распорядка - каждый вновь прибывший обязан зарегистрироваться.
   Мы протянули красные книжечки. Вадим внимательно сверил фотографии с нашими "фэйсами" и засел за компьютер.
   - Присаживайтесь, не стойте. Пять минут, не больше.
   Мы удобно расположились на диване. Краем глаза я заметил, что Вадим (из-за его бородки, делающей похожим его на молодого выпускника духовной академии, мне хотелось назвать его "Отец Вадим" и обращаться к нашему воспитателю не иначе, как "батюшка") сунул наши красные книжечки в машинку-детектор проверки валюты. Очевидно для того, чтобы проверить документы на подлинность, просвечивая ультрафиолетовыми лучами.
   - Все в порядке. Я занес вас в нашу базу данных. Теперь вы почти полноправные члены общины.
   - Почему "почти"? - спросил я.
   - Видите ли, чтобы стать настоящими членами, вы должны пройти испытательный срок и своим усердием и молитвами доказать, что годитесь достойно нести слово божье людям. А теперь, я прошу вас немного поработать по уборке дорожек от снега. Лопаты стоят у центрального входа.
   - Хорошая разминка не помешает.
   - Чудесно. Потом зайдете ко мне.
  
   Часа два мы чистили дорожки. Без перекуров, без разговоров. Теперь я понимаю, какая тяжелая работа у дворников...
   - Работаем, мальчики?
   Я вздрогнул. Очень нехорошая привычка у местных жителей подкрадываться незаметно и пугать людей.
   - Диана! Сколько лет, сколько зим!
   - Я принесла вам горячего чая с булочками.
   - Спасибо. Юрик, угощайся!
   Юра неспеша подошел к нам, отряхиваясь от снега.
   - А кофе нет? - угрюмо спросил он.
   - Чай полезней. Ученые доказали, что в чае больше кофеина, чем в кофе, - сказала Диана.
   - Давай, - сказал, как отрезал Юра и отошел в сторонку.
   - Какой-то он бука, - сказала Диана.
   - Когда трезвеет, он всегда такой. Не обращай внимания - ему сейчас тяжело.
   Диана. Редкое блин, имя. Интересно узнать про нее побольше. Но как? Назначить свидание в столовой или курительной беседке? Ха-ха. И в город не отпустят. А может, у них есть красный уголок или комната для свиданий? А что, есть же здесь влюбленные парочки, которые хотят интимно уединиться и побеседовать о том, как жить дальше.
   Я хотел завязать с ней разговор, но дальше анекдотов про поручика Ржевского в голову ничего не шло... например, такой:
   Однажды поручик Ржевский узнал, что для знакомства с девушкой надо подойти, непринужденно поговорить о погоде и после этого представиться. На одной из прогулок он повстречал гуляющую с болонкой девушку. Поручик подошел к ней, пнул ее болонку так, что та далеко улетела и сказал:
   - Низко летит. Видать, к дождю. Кстати, разрешите представиться, поручик Ржевский. Или такой:
   Наташа Ростова танцует на балу с Пьером Безуховым.
   - Граф, у Вас пятнышко на манжете,- делает замечание Наташа.
   Пьер уходит в другую комнату и, не выдержав позора, вешается. А Наташа уже танцует с Андреем Болконским.
   - Князь, у Вас пятнышко на сюртуке, - делает замечание Наташа.
   Андрей уходит в другую комнату и, не выдержав позора, застреливается.
   И вот очередь Поручика Ржевского.
   - Поручик, да у Вас сапоги грязные...
   - Не беспокойтесь, мадам, это не грязь, а говно-с. Сейчас подсохнет и само отвалится...
   Естественно, ни один из них я не рассказал Диане.
   Я пил чай и, как троглодит, кусал булочку - голод не тетка, а запасенные калории после махания лопатой заметно поубавились. Диана стояла рядом, смотрела как я ем и улыбалась.
   "Да, - думал я, - На улице зима, особо не погуляешь. И место особенно для прогулок не располагает."
   - Здравствуйте, ребята! - послышался приятный мужской голос. - Бог в помощь!
   - Спасибо, - сказал я. На отсутствие внимания мы не могли пожаловаться. К нам подошел наш высокий, слегка нескладный и худой духовный настоятель.
   - Как вы, потихоньку привыкаете?
   - Как видишь.
   И что ему от нас надо? Я тут с дамой разговариваю, а он лезет не в свои дела. Но злится не было сил. Неужели и он нам лекцию или мораль на тему загробной жизни хочет прочитать? Или просто общительный такой?
   Не угадал. Сергей просто проходил мимо и решил поздороваться с новичками, то бишь с нами. Он ушел, а вместе с ним и Диана. Ну здорово! Юра доел свою плюшку и как зомби, без устали махал лопатой.
   - Лучше пузо от пива, чем горб от работы, - услышал я его тихое бормотание.
   А я оперся на свой снегоуборочный инструмент и закурил, поглядывая по сторонам, как бы никто не увидел, что я курю не в отведенном месте. Кто их знает, этих богомольцев, может у них за сей страшный грех руку отрубают... Все не так уж плохо. Все намного хуже.
   "Молитва - это разговор с Богом. - вспомнил я слова недавней проповеди. Боже, если ты есть, если ты слышишь меня, помоги мне. Дай уйти отсюда живым и здоровым... Вот и помолился. Надеюсь, услышит. Прикольно здесь. Люди поют, танцуют во время службы. Час точно нам мозги полоскали. Грешен я, Господи! Такие слова говорю. Прости меня!"
   - Смотри! - крикнул Юра, указывая на ворота.
   Интересно. Микроавтобус, щедро украшенный иностранными словечками, еще один, но грузовой и две легковушки. Никак иностранцы в гости пожаловали? Везет же нам - столько событий за один день!
  
   По случаю приезда дорогих гостей ужин был шикарным: красная рыба, соленья - маринады, здоровенные куски бекона, шашлык - машлык, каждому дали по коробке пиццы и много чего другого. Слюнки текли как у собаки Павлова, глядя на все эти яства. Из спиртных напитков был только кефир. Столы сдвинули в один большой в виде буквы "П" и обжираловка, сопровождаемая какой-то попсовой религиозной музыкой началась. Мы с Юрой набросились на еду так, как будто сто лет не ели.
   - Долбанные американцы приехали, - сказал Юра переведя дух. - Миссионеры хреновы.
   - Вижу.
   - Подарки от дяди Сэма привезли.
   - Не слепой. Кончай комментировать.
   - Американские жирные ублюдки!
   - Чего ты на них так взъелся?
   - А они чего? Качают права по всему миру, а ответить достойно им никто не может. Обнаглели сволочи совсем!
   - Зажрались просто. Ты посмотри какие у них все толстые.
   - Да они просто свиньи! Весь мир как липку ободрали - нефть, газ, все выкачали, вот и бесятся гады! Обрати внимание на ту толстуху. Какая она страшная! Как в песне "и накрашенная страшная, и не накрашенная страшная".
   Я поглядел, кого имел в виду мой приятель. Ничего, симпатичная даже. Если бы не лишний вес, можно сказать красавица. Кто знает, может душа у нее ангельская.
   - И задница у нее как четыре моих, - продолжал кипятиться Юра. И неожиданно добавил, плотоядно облизнув губы (а глазенки-то разгорелись!): - Вот бы вдуть такой...
   - Успеешь. Не гони волну, не торопи любовь. Вначале надо познакомиться, провести тихую разведку. Ты по-английски спичишь?
   - Йес, оф кос, вэри вэлл! Ох как я ей засажу!
   - Да ты извращенец оказывается, и скрывал все это время...
   - А ты не спрашивал... Ну нравятся мне полненькие... Мужчина не собака, на кости не бросается. Вах-вах, какая дэвушька!
   - Как бы тебе не засадили и тебя не засадили. Будь осторожен.
   - Я, я, натюрлихь! О, май дарлинг, я иду к тебе! Мой сладкий медвежонок, мой бублик, мой хомячок, мой слоник.... Не могу больше ждать, у меня сердце из ушей выпрыгивает. Я пошел на встречу судьбе...
   Левитан, блин. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не руками.
   - Давай. Удачи.
  
   - Чего грустишь? - кто-то легонько засадил ладошкой мне под ребра. Я чуть не выплюнул кусок ветчины. Диана, кто же еще. Неровно дышит ко мне эта очень симпатичная белокурая девушка с голубыми глазами цвета васильков. Братцы мои дорогие, все что, с ума посходили? Вроде не весна и не март, а я не кот и Диана не кошка. Определенно в этом зале витают эротические флюиды.
   - Обожаю когда приезжают иностранцы. Хоть поговорить есть с кем...
   - Ты настолько хорошо знаешь иностранный язык?
   - С детства. У меня бабушка в Канаде. Жила... Умерла год назад.
   - Извини.
   - Ничего страшного. А ты дружишь с английским?
   - Конечно. Ведь я занимался программированием. Не так, чтобы очень хорошо, но все понимаю. С ответами похуже.
   - Будешь со мной общаться - научишься.
   Я почувствовал, что покраснел. Девочка хочет дружить с мальчиком. И предлагает это так мило, так ненавязчиво... Прослезиться можно. Я чувствовал себя так, словно мне предложили руку и сердце. И я не знал, что ответить. Со мной это случалось не часто. Меня колбасило.
   - А что ты делаешь в этой общине?
   - То, что и ты. Спасаю свою душу. Каждый имеет право поклоняться Богу так, как считает нужным.
   - Возможно.
   - Бог посылает нам испытания. ОН учит нас не сдаваться и принимать неудачи достойно. В Притчах, глава третья, стих двенадцатый сказано: "Кого любит Господь, того наказывает, благоволит к тому, как отец к сыну своему."
   Полный финиш.
   - Сколько можно этих испытаний! Я уже сыт ими по горло.
   - Не говори так. На все воля Божья. Посредством смиренья, веры и покаяния мы придем в Царство Божье.
   - Да, - кивнул я. Что-то не срастается у меня разговор с Дианой. Надо разобраться в своих чувствах. Кукла. Красивая кукла. Мэрилин Монро наших дней. И я какой-то влюбчивый. Надо попридержать свои эмоции. Насколько я помню, у сектантов брак возможен только между членами общины. Вот. О чем это я? Какой брак? Чушь собачья. Спокойно Саня, спокойно. Держи себя. Ведь ты просто хочешь затащить ее в постель. И все. Зачем тебе это? Надо отвлечься, думать о чем-то другом. О хорошем... О Диане, как будущей наследнице бабушкиных миллионов - я правильно понял? Поэтому ее и уговорили прийти в секту. Объяснили девочке, что она есть заблудшая овечка, которую надо срочно спасать. Как же, разбежались. Сначала "спасут" душу, а потом опа! И окажется девчонка под колесами поезда, а на расчетном счету общины появится сумма с длинными нулями, по принципу - на лошадей ставят, а на людей кладут. Но! Она сама сделала свой выбор, никто ее сюда не тянул. И ей нравится весь этот цирк. Не спорю, возможно девушка одинока. Разбитое сердце плюс алкоголь и наркотики привели ее сюда. Она поверила в существование другого, абсолютного мира. После смерти. Но жить-то надо здесь! ОТТУДА еще никто не возвращался! Но ТУДА уйти легче простого. Извини, Диана, но нам не по пути. Я - волк одиночка, бегаю сам по себе, и лишние проблемы мне не нужны - у самого имеются. Каждый спасается как может. Или другие помогут.
   - Саша, вы не очень разговорчивы. Уделите время даме.
   - А что случилось?
   - Мне скучно.
   - Поищите кого-нибудь другого для словесных баталий.
   - Вы невоспитанный, злой и ужасный Покемон!
   - Кто-кто?
   - Покемон. Герой из мультфильма.
   - А, помню. Только он не был злым, а наоборот, спасал мир от космических придурков.
   - Не имеет значения. Когда он открывал рот чтобы заговорить, у него были ужасно страшные зубы, как у вампира - значит, он злой.
   - Логично. Вампиры не могут быть добрыми.
   - Ваш друг очень интересно проводит время в компании американских друзей - посмотрите, как им весело!
   - Как может, так и проводит. Диана, вы давно в общине?
   - Почти год.
   - Ну и как?
   - Мне нравится. По крайней мере я обрела веру и у меня появилась цель в жизни. В Библии все очень подробно сказано - как жить, зачем жить. Все добро в мире делается с Божьей помощью. Длань Господа нашего направила меня сюда.
   Даже и поговорить не о чем. Подумать только, люди по доброй воле идут сюда! Не думаю, что обошлось без вмешательства гипнотизеров и применения психотропных средств. Все разговоры только о Боге, Библии. А как же мирская жизнь, плотские утехи, чашка кофе по утрам, сигарета, бутылочка пива с друзьями по выходным, телевизор? Крыша поедет далеко и своим ходом. Нет, ребята, что бы вы не говорили, ваша компания мне не по душе. Надо дергать отсюда как можно скорее. Я лучше буду сидеть на дачке в лесу, чем находится в этом приюте всеобщей любви к религии.
   - В Библии есть такой псалом, в котором говорится: "Утешайся Господом и Он исполнит желание сердца твоего". Ты должен молиться, Саша, и все будет хорошо. Ты спрашивал, поему я пришла сюда? Я отвечу словами Матфея: "Иисус сказал: "Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь тех, кто может и душу и тело погубить в геене". Душа, вот что я пришла спасать. "Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят"...
   Я отключился от монотонного чтения Дианой цитат из Библии и налег на поглощение аппетитно зажаренной курочки. Пускай болтает что угодно, а я хоть наемся до отвала вкусной и здоровой пищи. Как говорится, в тихом омуте черви водятся. Кто знает, что у нее в голове. Может она дятел. Я поплачусь ей в жилетку, а она сдаст меня. Кто что знает, тем и хлеб добывает. А я не хочу потом на ошибках мучиться.
   - ...Богом для спасения души. Хвала Господу, что братья и сестры Христовы приняли меня, укрепили в вере.
   Минут пятнадцать болтала. Я поднял голову от тарелки и сказал:
   - Да-да, очень интересно. Мне тоже здесь нравится. Все такие добрые и милые... Извини, я схожу покурю.
   Ее уже отравили религией. Диане ничто не поможет. С ней просто невозможно разговаривать - любой разговор умело переводит на религиозные рельсы.
   Я вышел из-за стола и, прихватив с вешалки одежду, направился в соседний блок, где находилась наша комната. Голова гудела. У меня возникло ощущение, словно мне надели на голову очки ночного видения - темнота отступала, хотя Луны не было видно. Возможно, так видят ночью кошки. И абсолютно не хотелось курить... Я немного постоял, подышал чистым ледяным воздухом и зашел в домик. Тишина. А вот и наша комната. Я, превозмогая внезапно нахлынувшую усталость (ведь не пил же!) на негнущихся ногах добрался до кровати и рухнул в нее не раздеваясь.
  
   Проснулся от скрипа двери и топота. Голова болела, меня мутило. Что-то они подмешали в еду, точно. По комнате слонялся довольный Юра. Увидев, что я открыл глаза, он затараторил:
   - Ты знаешь, что она со мной сделала?
   - Кто?
   - Она. Ну та толстушка, ты ее помнишь.
   - Изнасиловала наверное?
   - И да, и нет, - Юра улыбнулся. - Чудесную ночку провел. Так вот, она пошутила надо мной, пока я спал: накрасила мне ногти, губы, глаза и волосы покрыла цветным лаком...
   - То-то я смотрю, что у тебя вид какой-то не такой...
   - Еще какой! Пойду отмываться. Где взять растворитель для ногтей?
   - Спроси у женщин.
   - Ты с ума сошел! Не поймут...
   - Тогда сходи к своей подруге и попроси у нее. Будет повод зайти и мило побеседовать...
   - Зайду, обязательно зайду к моему слонику... Ну а ты как? Диана дала тебе?
   - Нет, но я и не хотел.
   - Спорим, что хотел? - ухмыльнулся Юра. - У нее такая пышная грудь, а ты так на нее смотрел.
   - Это не повод для секса.
   - Лучше переспать, чем недоспать. Упустил свой шанс, теперь рукоблудствуй.
   - Но-но! Не надо!
   - Классное место здесь. И монашки нравятся.
   - А мальчики-монахи тебя не привлекают еще? С таким макияжем толпами за тобой повалят.
   - Мальчики не привлекают, только девочки. Ты представляешь, она мне говорит: "Ты грязное, но любимое животное". А я ей...
   - Ты так хорошо по-английски сечешь?
   - Нет. Она на ломаном русском говорила. А я ей на ломаном английском отвечаю: "Фак ю, мой паровозик. Я тя тоже лав." Даже кровать разломали... Ну, я побег, - и Юра ломанулся вон из комнаты.
   Я посмотрел на распорядок дня. Завтрак еще не начался, но молитву я уже пропустил. Фигня, скажу, что живот болел. Поверят. После завтрака отдых, потом молитва, какие-то общественные работы (типа снег убирать), обед, служба... Все по часам, все по минутам, как расписание автобуса.
   В дверь осторожно поскреблись.
   - Не заперто, - пошутил я. Двери не только замков не имели, но даже банальных защелок с внутренней стороны. Приходи, бери что хочешь...
   - Заходи, Сергей.
   Нескладная, долговязая фигура бочком протиснулась в мою комнату, словно дверь открывалась только на пятнадцать сантиметров.
   - Спишь еще?
   - Да нет, уже проснулся.
   - Что случилось? Ты бледный весь. Надо показаться врачу.
   - Голова болит после вчерашнего. Переел. Может, несовместимость в пище произошла и я слегка отравился?
   - Тогда лежи, выздоравливай. Я вызову доктора.
   - Мне уже лучше. - не надо доктора. Я их боюсь... - Уже одеваюсь.
   - После завтрака встретимся, надо поговорить.
   "Надо поговорить" - как я этого не люблю.
   В дверь снова постучали.
   - Да!
   Вошла Диана. О Боже! Снова романтическая встреча. Сучка не захочет, кобель не вскочит. Не хочу. Ничего не хочу.
   - Тебе плохо?
   - Нормально.
   - Тебе помочь?
   Помоги дать тебе пинка и заклеить рот скотчем. Но тело мое хотело другого. Я понял. Любовь не причем. Диана вызывала во мне лишь низменные, животные желания. И она знала это!
   Но как же определение, что жизнь - это любовь, а любовь - это жизнь. Жизнь - это семья, дети, работа, дом, жена, друзья, знакомые, подруги, любовницы... Жизнь очень сложный механизм. Без водки не разобраться. Но алкоголь затягивает в черную дыру безысходности. Жена это тоже всего лишь новая привычка. Привык - и все тут, и никуда не денешься. С другой стороны, без семьи очень тяжело выжить. Похоже на наркотик. У тебя, Диана, такие большие, обалденные глаза. Затягивают. Притягивают. От одного взгляда можно получить передозировку и умереть. Получаешь новые ощущения мира и самого себя. А так же новые запахи. Ты паришь и понимаешь, что это не полет. Нет, боже, нет! Это падение! Так сказать минутное увлечение. А ты уже разогнался - на всю жизнь говоришь.
   Спокойствие, страх, радость - все чувства переплелись, ни на что не похоже. Может, это и есть любовь? Не уверен. Я тебя никогда не забуду. И это правда, такое не забывается. Я тебя буду вспоминать, как кошмарный сон. Это похоже на фантомные боли. Ты знаешь, что такое фантомные боли? Это когда болит несуществующая часть тела. Ее нет, но боль осталась. Самое неприятное в этой истории, что ты точно знаешь, что ее нет, но боль остается и причиняет тебе жуткие мучения. Каково, а? Я бы хотел чтобы было приблизительно так:
  
  
  
  
  1.
  
   Ее звали... А впрочем, ее никак не звали. Имени не было. Так бывает... Просто было что-то неопределенное и неизвестное, как, например, Осень. Ее ждешь, она приходит и всегда так неожиданно... Но когда она приходит, то понимаешь, что ждал именно ее.
   Сказок не бывает, ребята! Она приходит, но не для тебя. Маша, да не наша! Ты можешь лишь наслаждаться ее присутствием, когда она обвораживает всего тебя, но в конечном итоге ты остаешься один. Смешно, да? Странно все это... Но ничего странного нет. Тебе просто показалось. И потом, это ведь Осень! Она для всех!
   Ты просто уходишь с вечеринки, тебе было весело, ты приходишь домой и остаешься один. Один на один в пустой квартире, с этой гробовой тишиной. Не мог удержать и не смог остаться. Это грустно и смешно.
   Вечер был для всех. И для тебя. И для меня. Мелочи жизни. Обидно. Не то слово. Но не надо обижаться. Ты ушел, она ушла, оставив смутные воспоминания чего-то легкого, волнистого... Так бывает. И это похоже на сон.
  2.
  
   Вечер был для всех? Нет, он был только для нас с тобой. Только ты и я. Вокруг никого не было..., но это было не совсем так - это мы никого не замечали. Но вокруг действительно никого не было! Тогда мы выключили свет во всей квартире. Ты сделала так, что я мог слушать твои любимые песни. Тебе нравился Крис де Бург. А я впервые его слышал. Мне он тоже понравился. Звуки наполняли комнату и мою душу. Я шалел от этой музыки. Мы танцевали. Медленно, осторожно, чтобы своими неловкими движениями не причинить друг другу боль. Я забыл все на свете. Я дышал запахами твоих волос. Ты дышала мне в плечо. У меня даже немного подкашивались ноги. Я забыл все на свете. Я забыл что существую. Я забыл, что что-то существует вокруг меня. Только ты и я. Время? Ха, его тоже не было. Мы были вне времени. Для нас оно остановилось.
   Ночь длилась всегда и вечно. Мы тонули в друг друге, и ни чуть не жалели об этом, хотя и подозревали, что это будет не всегда. Мы жили друг другом и потоком новых ощущений.
   Лишь с первыми, еще розовыми потоками солнца мы поняли, что еще живы.
   Мы лежали и улыбались.
  3.
  
   Мы погрузились друг в друга, почти не ощущая разгоряченных танцем тел. Мы были телепортированы в новый, безумный мир любви - ведь там секунда, как и во сне, равняется целой вечности... Мы были вместе, даже в своих снах...
  4.
  
   Дождь принес ветер. Ветер принес снег. Снег кончился и выглянуло солнце. Начался день. Потом была ночь. В небе качалась луна. Мы гуляли по темному городу. Смотрели. Целовались. Плевались с моста. Курили. В кафе пили дымящийся кофе. И снова гуляли. До утра. Утром дождь принес ветер. Ветер принес снег. Снег кончился и выглянуло солнце. Начался день.Так было всегда, лишь с небольшой разницей. А потом мы стали взрослыми. И день стал просто днем. И ночь стала просто ночью.
  5.
  
   Милая моя, миленькая, родненькая, я хочу тебя, очень хочу увидеть. Я знаю, ты сейчас далеко, но для меня ты рядом - в моих мыслях. Я думаю о тебе, я скучаю без тебя. Как ты там?
   Ты знаешь, как я хочу домой. Где есть ты. Где есть твои чудесно пахнущие волосы. Твоя улыбка. Руки. Пальчики. Где пахнет лучшей в мире едой. Где мы можем любить друг друга; где воздух просто пропитан нашей любовью. Где ты ждешь меня. Где ты ждешь нашего ребенка. А может, их будет двое...
   Такого не бывает...
  
  
  
  
  
   Конечно, в этой сопливой истории, похожей на бесконечные бразильские сериалы нет драйва. Но от постоянного напряжения устаешь. Как впрочем, устаешь и от отсутствия драйва, стресса по-нашему.
   Диана, Диана. Разве ты не видишь, что тебя использовали, прикрывшись внушительной вывеской боголюбия. Я вижу, тебя уговорили заняться со мной любовью, чтобы осудить и с позором выкинуть из общины. А все остальные сделали бы вид, что я чуть не изнасиловал бедную девушку. Логика проста и понятна - меня с глаз долой, Юру принять в лоно братьев-сектантов. Кто я такой? Программист - неудачник. А Юра? Везунчик - бизнесмен от которого ушла жена. Но это не беда, дело поправимое. Главное чтобы на счету находились всеми любимые денежки в большом количестве. Тогда и жена найдется (из числа сектанток), и душевная рана затянется, и организуется новая ячейка общества семья. А я так себе, балласт на вашем корабле, который тянет вниз. Балласт нужно скинуть. И дайте мне в глаз, если я не прав. Что за дела? Утро вечера дряннее.
   Диана так странно смотрела на меня, что мурашки побежали по коже. Одно из двух: либо у меня в голове компот, либо у нее. Что здесь, черт побери, происходит?
   - Я вижу, ты сомневаешься, - сказала Диана. - У Николая Гумилева есть замечательные строчки. Я тебе их прочитаю:
   "Есть Бог, есть мир, они живут вовек,
   А жизнь людей мгновенна и убога,
   Но все в себе вмещает человек,
   Который любит мир и верит в Бога".
   - Красивые стихи, мне понравились, - сказал я. - Что-то всегда остается недописанным, скрывается между строк, обволакивается тайной.
   - Ты скоро совсем старым станешь. Посмотри, совсем седой.
   - Интересный переход от стихов и Бога. Не считай меня старым! И эти жалкие несколько волосинок не означают упадок сил приход старости. В постели я зверь! - рассмеялся я. - На самом деле я еще очень молод, и ты это знаешь. Вся жизнь еще впереди! Да. Точно. Еще успею и жениться, и детей завести. Не надо торопить время. Но, если честно, не хочу иметь жену. Так, ребенка воспитывать - это да. А семья - это не для меня. Насмотрелся. Спасибо уж, - я не знал, могу ли я верить самому себе? Заврался.
   - Но почему? Зачем? Разве тебе не хочется иметь настоящую, собственную семью? Чтобы прийти домой, где тебя будет ждать ласковая и любящая тебя жена? Ведь одному так скучно!
   - Можно завести ребенка. Взять из детдома например.
   - Ребенок без матери? Что ты такое говоришь! Вряд ли ты сможешь по-настоящему заменить ему мать, - и она принялась описывать качества жены как подруги, матери, эдакого ласкового и нежного зверя.
   - Ну-ну, - сказал я. - Где же такую найдешь?
   Она загадочно улыбнулась и сказала:
   - А я, например?
   И я подумал: "Готовит. Понятно, к чему она клонит. Семейная жизнь, пеленки-распашонки. Мура все это." А потом: "Хотя это всего лишь разговор и ни к чему меня он не обязывает, но над этим стоит подумать..."
   - А что тебя вообще волнует?
   - Почти ничего. Найти бы хорошую работу с достойной оплатой - этого мне было бы достаточно.
   - Достаточно? А любовь? Как же жить без любви? И потом, деньги это не все.
   - Если честно, я не представляю, что это такое - любовь. Наверное, что-то радостное. А деньги... У меня никогда много не было, -хе-хе - никогда в жизнь столь вдохновенно не врал.
   - Ты что, никогда не любил?
   - Точно не могу сказать. Вроде была какая-то влюбленность. Но это было так давно. А если честно, я очень влюбчив, но любовь и влюбчивость это разные понятия.
   - Ты случайно не голубой?
   - А ты случайно не лесбиянка? Нет? Я тоже так подумал. Но меня больше привлекают деньги как средство достижения цели. Без них невозможно прожить и создать семью.
   - Не в деньгах счастье.
   - Все так говорят. Конечно, всех денег не заработаешь, но к этому стремиться надо. Я думаю, когда женишься, бабки будут необходимы как воздух, иначе отдельно взятая семья, как ячейка общества, просто прекратит свое существование.
   - Ты заблуждаешься.
   - Пускай так, но это мое особое мнение.
   - Ты еще долго будешь валяться? Завтрак пропустишь.
   - Еще чуть-чуть. Завтрак не убежит.
   Диана повернулась и вышла. Хе-хе! Я добился своего. Ей сказали - иди сестра и соврати этого грешника, он недостоин нашей церкви! И все бы произошло так, как должно было быть, но я сорвал подлые замыслы главарей и еще больше отвратил от себя эту белокурую девушку. Она уже не хочет меня. Придется господам главам общины посылать ко мне кого-то еще. Зуб даю, если я не прав. Как-никак курсы аналитиков-психологов кончал. Знаю кое-что, хо-хо.
   Я выглянул в окно: деревья были покрыты сверкающим инеем, стояли не шелохнувшись в своем странном, непривычном наряде, словно боялись, что потеряют его, если пошевелятся. Небо было чистое-чистое, голубое-голубое. И светило солнце; далекое, безжизненное.
  
   Я не люблю. Я думал, что люблю, но это оказалось не так. Меня лечили - я думал, что меня любят, но оказалось, чтобы не заразил других. Мы не понимали друг друга. И не поняли бы никогда. Надеюсь, в этой общине меня не будут лечить электротоком только за то, что опоздал к завтраку и не пришел на молитву...
   Кому я нужен... Я тоже хотел почитать ей стихи, но свои собственные.
  
   Случилось то, чего я боялся: у меня поднялась температура и резко внезапно горло. Это после того, как я прошел сквозь огонь и воду: сидел в речке под водой, побывал в болоте, побывал в подземелье как Хоббит, выдержал пытки... - и ничего, даже не кашлянул.
   Я не мог смотреть на принесенную заботливыми братьями - сектантами мне еду: попробовал съесть кусочек курицы гриль, оставшейся после вчерашнего пиршества, но не смог - ощущение было такое, словно я пытался проглотить наждачную бумагу. Чуть похлебал супчика - единственное, что в меня пролезло.
   В обед пришел доктор, осмотрел меня, пощупал пульс, прослушал легкие, заставил открыть рот и выдал неутешительный диагноз: стрептококовая инфекция (Че? - сказал я. - Надеюсь, это не СПИД?), то есть ангина, возникшая в результате вчерашней уборки снега. Наглотался холодного воздуха когда усердно махал лопатой и застудил горло.
   Врач оставил кучу таблеток и специальный противоангинный аэрозоль. Я тут же вставил его в горло и нажал. Бе-е-е, гадость какая...
   После обеда появился Юрик, довольный, как кобель после случки. От него я узнал, что американцы задержатся на несколько дней, что его новую пассию зовут Зоя. Я спросил, почему Зоя? Он ответил, что корни у нее русские. Предки, прабабка с прадедом сбежали из охваченной огнем революции России в семнадцатом году в страну золотой лихорадки - Америку. Что его, Юру начали готовить для вступления в общину и принятия правильного христианства и заставили учить псалмы и религиозные тексты. Что он, как только узнал, что я болен, сразу же прибежал ко мне, как только смог оторваться от важных дел (общался с любимым пончиком, завтракал, молился, снова общался со своей рыбкой, учил "Отче Наш", обедал...)
   - У меня от тебя в ушах звенит, - сказал я. - Почему без ватно-марлевой повязки? Я заразный как проститутка.
   - Меня предупредили, - вздохнул Юра. - И временно переселили в другую комнату чтобы избежать эпидемии... Знаешь куда? Рядом с Зоей. Ее дверь напротив моей.
   - Короче.
   - Короче, я пришел забрать свои шмотки. Пока не оклемаешься, не вернусь, - он хитро подмигнул мне. - Выздоравливай.
   - И ты не болей. Навещай иногда.
   - Ладно, - сказал он и выскользнул за дверь.
   Счастливчик. Завидую ему - парень без комплексов. Взял и влюбился в толстушку и хоть бы хны, а она на вид с тонну весом. Я бы не смог, наверное. "Ах ты мой поросеночек...Ах ты моя килька засушеная..." Как говорится, лишь бы человек был хороший, а как там дальше... Стерпится - слюбится. Типа того.
   Я лежал и откровенно скучал, то проваливаясь в оздоровительный сон, то выныривал из него чтобы вытереть сопли и почихать немного. В коротких промежутках бодрствования пробовал покушать - еда лезла, но с трудом.
   Из книжек я имел познавательную "Библию народа Христа" в трех томах с обширнейшими комментариями и несколько детских комиксов на библейские темы. Попробовал читать - буквы прыгали и плясали, глаза от напряжения заболели и начали слезиться. Я пролистал комиксы и отложил в сторону - отстой полный, для даунов. Хоть бы телик с видиком принесли! И кучу кассет в придачу. Ужастик какой-нибудь или боевичок... Да я согласился бы посмотреть что-нибудь из жизни Иисуса Христа!
   Время шло очень медленно. Я похлебал бульончика из "Галины Бланки", выпил горсть разноцветных пилюль и уснул.
  
  
   И сон был потрясающий. Кажется, это была война во Вьетнаме. Танки, словно корабли плыли по морю. Затем из них высадился на берег десант: из огромных люков выскакивали люди и кидались с ходу в бой. Против нас сражались одни женщины. Неизвестно откуда появились самолеты и давай все поливать напалмом. Море адского огня обрушилось на землю. Горело все, даже железо. Люди, словно рыбы, плавали в огне. Все смешалось. Я упал, весь обожженный. Из танка вылезла обожженная девушка и, скатившись по броне, упала на дымящуюся землю. Ураган огня прошел, оставляя после себя скрюченные, обугленные тела.
   - Сагонэ! - крикнул я вьетнамке из танка. Странно. Я знал ее имя. Но почему? Откуда? Она лишь качнула головой и улыбнулась. Я нашел в себе силы встать, подойти к ней и взять на руки почти невесомое тело. Она даже не застонала; лишь улыбалась.
   - Я люблю тебя, - почему-то сказал я ей.
   - Я тебя тоже. Но я не нужна тебе: взгляни на меня - на мне нет ни единого живого места. Я умираю.
   - Да разве только за это любят? - прокричал я.
   - А за что еще?
   - У тебя прекрасная и чистая душа...
  
  
   Ночью мне стало совсем худо: в голове перекатывались ртутные шарики, в горле поселились кактусы. Меня знобило. Постель промокла от пота. Я открыл глаза: комната слабо освещалась от заботливо вставленного в розетку маленького ночника в форме Иисуса с распростертыми руками - эффектное зрелище. Пошарив руками по тумбочке, я схватил горсть упаковок и поднес к глазам. Аспирин, анальгин, цитрамон. Кинул в рот по две штучки каждого наименования и запил водой. Подождал немного, пока не почувствовал, что голова перестала болеть. Да и горло болело меньше - организм мобилизовал свои защитные силы на борьбу со стрептококковой инфекцией и, похоже, делал это довольно успешно, не без помощи медпрепаратов.
   Я лежал, лежал, ждал пока придет сон, считал слоников, как скрип открывающейся двери не заставил меня вернуться из полуобморочного состояния. Мне стало страшно. Я подумал о привидениях, шастающих по комнатам и пугающих честных людей. Или маньяках-убийцах. Даже "мама" не смогу закричать...
   Дверь распахнулась еще больше, не издав ни единого звука и я увидел ... Диану в белой ноной рубашке. Она, словно сомнамбула вплыла в комнату и шла к моей кровати, медленно передвигая ноги и вытянув вперед руки. Глаза Дианы были закрыты. Это что, приступ лунатизма? Я замер от ужаса, увидев в ее правой руке большой нож.
   Я скатился с кровати на пол и замер, почти парализованный от ужаса. Так. Надо взять себя в руки. Теперь я смотрел на ее слега полноватые ноги. Вполне аппетитные, надо сказать. Диана подошла к кровати и... О ужас! Начала методично кромсать то место, где я только что находился. Сука сумасшедшая, что ты делаешь? Я думал, такое только в кино можно увидеть, в фильмах Хичкока, например. Зомби - лунатик в порыве гнева (на подсознательном уровне) убивает своего любовника.
   Я почти не дышал, боясь показать свое присутствие, точнее, отсутствие на кровати. В углу, по потолком я увидел красный огонек маленькой лампочки. Называется, улыбнитесь, вас снимает скрытая камера. Все стало на свои места. Видеокамера, заколдованная Диана... Зачем все это? А вот затем. Бедная девочка и не подозревает, в какое дерьмецо она вляпалась. И ей не скажут, до того момента, пока она не вступит в права наследования законными бабушкины миллионами (или сотнями тысяч долларов. Не знаю, о какой сумме идет речь, но думаю, не о маленькой.) В том случае, если Диана не захочет переписать наследство своим так называемым братьям и сестрам, ей намекнут на преступление, совершенное ее руками. Убийство. От этого в суде не отвертишься. И придется ей выбирать - мотать срок на нарах или поделиться деньгами.
   Я подумал об этом и сам удивился: постепенно я стал превращаться в доморощенного Шерлока Холмса с его дедуктивным методом раскрытия преступлений. Но что делать мне сейчас? И голова гудит, и тело ломит - надо же было заболеть в такой интересный момент!
   Надо сосредоточиться. Что мы имеем? Нож. У нее в руках небольшой такой нож, типа тесак. Может и пырнуть ненароком. Мне это надо? Тихонько подойти сзади и разбудить. Пока я совершал маневры по-пластунски на полу, краем глаза заметил, что красная лампочка погасла. Те, кто снимал этот сюжет (явно не для передачи "сам себе режиссер") подумали, что дело сделано - зачем переводить пленку и выключили камеру. Спокойно, Саня, спокойно. Цель рядом. Хлоп! - я ударил Диану по щеке. Ее голова мотнулась, руки безвольно повисли, но девушка не проснулась. Я осторожно забрал у нее нож и облегченно вздохнул: опасность миновала. Пришлось приложиться ладонью еще раз. Не подействовало. А говорят, что лунатики очень быстро просыпаются! Наглая ложь. Я взял девушку за плечи и затряс ее так, словно собрался вытряхнуть из нее душу или то, что туда забралось.
   Диана открыла глаза и издала негромкий хрюкающий звук - я успел зажать ей рот. Не хватало, чтобы она своим визгом разбудила всю эту шарашкину контору.
   - Спокойно, Диана, спокойно. Это я, Саня.
   Ее тело обмякло и расслабилось. Диана с размаху села на кровать.
   - Что... что я здесь делаю?
   - Ты чуть не совершила в этой комнате обряд кровавого жертвоприношения.
   - Я... я не понимаю...
   Я показал ей тесак. Диана взвизгнула. Я приложил палец к губам, показывая, чтобы она вела себя тихо.
   - Ты чуть не выпотрошила меня этим ножиком.
   - Не верю, - Диана быстро приходила в себя от шока: ночью оказаться в чужой комнате с парнем, который размахивает перед носом внушительного размера ножом - это, поверьте, не повод для смеха.
   - Посмотри на кровать. Это все сделала ты, - я указал на превращенное в лоскутья одеяло и раскромсанную подушку, из которой торчали куски синтипона. - Если бы я не проснулся от кошмарного сна, то я бы не разговаривал сейчас с тобой.
   - Как ты можешь! Это злая и нехорошая шутка.
   - Тише, не надо так кричать. Успокойся. У меня есть на этот счет свои соображения. На выпей воды, приди в себя и все расскажу.
   Пока я выкладывал свою версию, Диана молча плакала, вытирая слезы краешком рукава.
   - Они меня не любят! - выдохнула она. - Меня никто не любит.
   - Почему? - искренне удивился я. У девушки, которая запросто могла стать подругой куклы Барби и не было поклонников? Я ничего не понимал. Женщины - это великая загадка человеческой природы (ну, если считать, что мужчина это человек, а женщина так себе, вылепленная из его ребра из того что было...).
   - Они меня боятся. Они говорят, что у меня "дурной глаз".
   - Глазливая что ли?
   - Да. Поэтому со мной никто не хочет общаться - боятся, что я ненароком наведу на них порчу.
   - Можно я тебя буду звать Дина? Или Ди? Леди Ди...
   - Зови как хочешь... - она посмотрела мне в глаза. - А я тогда буду звать тебя Алексом.
   - Согласен... Так, - начал я рассуждать. - задание ты провалила... успешно, - при этих словах Диана дернулась, отказываясь верить мне и в происходящее.
   - Я сплю, - тихо сказала она. - Это ужасный и кошмарный сон...
   - Нет, Диана, ты не спишь. Я могу даже ущипнуть тебя и ты почувствуешь боль.
   - Ущипни.
   - Ну что, теперь ты поверила?
   - Нет, - Диана перекрестилась и начала шептать молитвы.
   Я взял с тумбочки часы. Три часа ночи. Очень хорошо... В моей голове начал зреть план. План побега. Уж в этом я немного поднаторел за последнее время...
   - Леди Ди, - сказал я, - Выслушайте меня внимательно. Хочешь верь, хочешь нет, но твоя жизнь в опасности. Ты должна понять, что то место, куда ты попала, банальная секта, живущая как паук за счет так называемых братьев и сестер. Когда приходит время пожинать плоды, использованных членов общины выкидывают на улицу, предварительно зомбируя, отнимая разум. И пополняют бывшие праведники армию бомжей и прочих бездомных. Как ты думаешь, почему с твоей помощью решили избавиться именно от меня, а не от Юры, с которым я пришел? Думаешь, из-за того, что я недостоин принять вашу веру? Нет. А если ты так думаешь, то глубоко ошибаешься. По их представлениям - я лишний человек, случайно попавший в хитро сплетенную паутину из лжи и обмана. Я лишний, так как у меня нет денег. А у Юры их якобы куры не клюют. Ваши главы общины уверены, что Юра преуспевающий бизнесмен. Вот и позарились на его капиталы. А я кто? Программист - неудачник, без гроша за душой. Ты не знаешь всей правды. И я хочу услышать твой честный ответ на мой вопрос? Как много людей за последнее время покинуло стены общины и что об этом говорят?
   - Люди приходят и уходят. Я считаю, это нормальное явление. Силой никто верить в Бога не заставляет.
   - А я считаю, что нет. Секта просто так своих членов не отпускает. А если да, то предварительно выписав пропуск на тот свет.
   - Замолчи! Ты... Это ты ничего не понимаешь. Как ты можешь говорить такие гадости о наших братьях и сестрах, нашем главе общины, мученике за веру...
   - Пойми наконец, что ты нужна вашим паукам всего-навсего как денежный мешок. Я уверен, что все находящиеся здесь люди - так называемые братья и сестры, так или иначе связаны с крупными суммами денег, получением наследства или имеют дорогостоящую недвижимость. Факты говорят против главы общины. Почему, как ты думаешь, местные жители окрестных сел боятся вас? Почему гибнут молодые парни и девушки под колесами поездов? Ты не знаешь об этом? Раскрой глаза, откинь эмоции.
   - Нет. Все равно не верю.
   - Придется поверить. Ты одна живешь в комнате?
   - Сейчас одна. Ко мне никто не хочет селиться... Нет... Нет... - она закрыла лицо руками. - Не может быть!
   - Чего не может быть?
   - Два месяца назад со мной жила одна девушка. Из разговора с ней я узнала, что ее родители погибли в авиакатастрофе, оставив ей процветающий бизнес в виде сети ювелирных магазинов.
   - Говори, что с ней случилось? Или она здесь?
   - Нет. Та девушка... ушла, - Диана всхлипнула.
   - Ушла значит, - протянул я. - К сожалению, я думаю, что ее уже нет в живых. А теперь я собираю свои вещи, пока ты успокаиваешься. Потом мы идем к тебе. Затем будим Юру... Вот черт! Я не знаю, куда его поселили! Он говорил, что где-то рядом с американцами и его дверь напротив комнаты Зои.
   - Я знаю где это.
   - В нашем бараке?
   - Да, только в другом крыле.
   - Пока нам везет.
   Я погладил Диану по голове и начал быстро запихивать свои вещички в пакеты, не забыв прихватить и лекарства.
   - Все, я готов. Показывай, где твоя комната.
   Пошатываясь, Диана повела меня по коридору. На стенах тускло горели ночные лампы.
  
   Диана собиралась медленно (по сравнению со мной). Я нервничал и посматривал на часы.
   - Бери только самое нужное, - не выдержал я, глядя как она пытается запихнуть в рюкзак летние туфли. - Сейчас зима, они вряд ли тебе пригодятся.
   Наконец рюкзак был собран. Диана прицепила к нему своего плюшевого мишку и сказала:
   - Отвернись, мне надо переодеться.
   Я отвернулся, но не выдержал и подсмотрел. Диана стянула через голову ночную рубашку, оставшись совершенно голой. Кровь ударила мне в голову, прилила и в другие части тела. Я заскрипел зубами и принялся разглядывать участок стены перед собой.
  
   Юра храпел как паровоз, когда мы вошли в его комнату. Я осторожно подкрался к нему и затормошил.
   - Саня, уйди, - приоткрыв один глаз сквозь зубы произнес он, разглядев меня. - Я хочу спать...
   В его комнате тоже горел ночник.
   - Юра, - твердым голосом сказал я. - Меня чуть не убили, пока ты тут дрыхнешь. Надо валить, и чем быстрее, тем лучше. А впрочем, если хочешь, можешь оставаться... Но запомни, ты следующий.
   Юра подпрыгнул.
   - Кто тебя хотел убить?
   - Позже, Юра, позже. Собирайся.
   Диана сжалась на стуле при моих словах об убийстве.
   Юра заметил ее, ехидно посмотрел на меня и осклабился:
   - Она входит в твой багаж?
   - Да. Но нет времени объяснять. Уже четыре часа утра, ты понимаешь о чем я?
   - В курсе. Нам на теории в школе милиции рассказывали. В четыре утра у человека наступает самый пик расслабления. Все захваты террористов проводятся обычно в четыре утра. Но я тоже... - он замялся, - хочу кое-кого забрать.
   Я опешил.
   - Кого? - насторожился я, теряясь в догадках.
   - Американку Зою.
   - Ты с ума сошел. Нам впаяют еще и похищение людей, тем более за американку. Нас повесят за яйца, - прошу прошения у дамы.
   - Да, - обиженно сказал Юра, - тебе можно, а мне нельзя?
   - Нельзя. Когда они уезжают?
   - Через пару дней.
   - Вот и чудненько. Встретишься с ней в Америке.
   - А если нет?
   - Обещаю.
   - Ну ладно, согласился Юра, - Уговорил. Пешком пойдем или поедем?
   - Угоним микроавтобус.
   - А если он на сигнализации?
   - Отключим... Ты что, дурак? Какая блин сигнализация? Местных ворюг сюда за деньги не сунется, не говоря о том, чтобы что-то красть.
   - Верно. Значит, будет проще. Все, я готов.
  
   Мы вышли из здания и пошли к стоянке машин.
   - Постойте, - сказал Юра. - Я не знаю адреса Зои. Щас сбегаю...
   - Стоять! Ты хочешь подписать нам смертный приговор и поставить печать для верности? Адреса не знает он. Фамилию хоть выяснил?
   - Да, она говорила.
   - Так запиши на бумажке, чтобы не забыть.
   - Не забуду.
   - А штат, в котором живет, называла?
   - Калифорния.
   - Все, этого будет достаточно, чтобы выяснить ее адрес. Берем бус и сваливаем.
   - Этот подойдет, - сказал Юра, указывая на белый "Мицубиси Паджеро".
   - Почему его, а не "Форд - транзит" например?
   - У "Мицубиси" простые дверные замки. Я его сейчас пальцем вскрою, как Электроник в кино.
   Действительно, немного поковырявшись лезвием ножа в замочной скважине, Юра открыл дверь.
   - Прошу, - сказал он.
   Мы бесшумно скользнули во внутрь.
   - Саня, посвети мне зажигалкой, темно, как у негра в заднице, ничего не вижу.
   Я чиркнул колесиком. Слабый огонек осветил хитросплетение проводов под рулевой колонкой. Юра немного поводил по ним руками, пытаясь определить, что к чему, а затем смело обрезал три разноцветных провода. Осторожно оголил. Два скрутил вместе и несколько раз прикоснулся к третьему. Машина вздрогнула. Двигатель работал на холостых оборотах очень тихо.
   - Порядок, - улыбаясь сказал Юра. - За что и люблю "японки", что практически бесшумно работают, в отличие от того "трактора", - он кивнул на "форд". Можно отчаливать. Я за рулем.
   Я сильно не возражал.
   Мы, не включая фар, протаранили ворота и выехали на проселочную дорогу.
   - Командир, куда едем?
   - Пока в город. Дай сообразить. Ди, у тебя паспорт есть?
   - Да, в сумочке.
   - А заграничный?
   - Там же.
   - Юра, а у нас есть загранпаспорта?
   - Делаются. Наверное, уже готовы, забрать надо.
   - План такой. Делаем визы и сваливаем в Канаду.
   - Почему в Канаду а не в Америку?
   - У меня там дом, - ответила Диана.
   Юра чуть не выпустил руль из рук.
   - Не понял... Объясните в чем дело.
   Я рассказал.
   - Господа, вы не против, если я покурю в форточку?
   - Кури, - сказала Диана, а я промолчал.
  
   В город въехали не по центральной трассе, а по давно не ремонтировавшейся и заброшенной старой.
   - Чтобы не нарваться на гаишников, - объяснил Юра. - Лишние вопросы типа "куда едете и что везете" нам ни к чему.
   Город спал. Юра притормозил у ночного ларька и въехал на стоянку.
   - Приехали, - коротко бросил он. - Куда дальше?
   Я лихорадочно соображал. Куда, куда? А хрен его знает.
   - Мальчики, если вам некуда идти, то я приглашаю всех к себе.
   - Нас там быстро вычислят братья из общины.
   - Ты так думаешь? - спросила Диана. - Они будут в полной уверенности, что мы пойдем куда угодно, только не ко мне. Поэтому искать в моей квартире нас не должны.
   - А миссис Марпл права, ухмыльнулся Юра. - Вот она, женская логика в действии. Говори адрес.
   - Советских пограничников, девять.
   Через пятнадцать минут мы въехали в спальный район, сплошь застроенный одними девятиэтажками.
   - А машину куда, - произнес я, когда мы подъехали к нужному дому. - Нас пропасут по ней.
   - Ничего, - сказал Юра, - сейчас осмотрю жилище и отгоню ее куда подальше.
   Мы подошли к подъезду. Входную дверь украшал кодовый электронный замок с домофоном.
   Мы переглянулись с Юрой и вопросительно уставились на Диану.
   - Есть, есть,- засуетилась та, роясь в сумочке. - Сейчас открою.
  
   Мы поднялись на лифте на шестой этаж и остановились перед обшитой деревом железной дверью.
   - Мальчики, только я вас предупреждаю, у меня в квартире не убрано...
   - Ничего, у меня дома тоже бардак, - невозмутимо ответил Юра. - Заводи.
   Но то, что мы увидели, в рамки обычного домашнего беспорядка трудно вписывалось: в квартире царил настоящий погром. Диана остолбенело посмотрела на свое разоренное жилище и разрыдалась.
   - Кто это мог сделать?
   - Может, ребятки из общины? - предположил я.
   - Да что ты о них знаешь!
   - Хорошо, - спокойно начал я. - В подъезд просто так не проникнешь - нужен электронный ключ. Твою железную дверь без автогена не вскроешь. Идем дальше. Комнаты в общине никогда не запирались - значит, кто-то преспокойно мог воспользоваться твоим ключом. Скажи, вас отпускали в город?
   - Нет, - хлюпая носом ответила Диана. - Если кому-то что-то было нужно, мы писали список и отправляли человека на микроавтобусе за покупками.
   - Вот видишь... Как ты думаешь, что могли искать?
   - Как что? - удивился Юра. - И ежу понятно - завещание.
   - Диан, будь добра, посмотри, есть ли оно? А заодно и глянь, может еще что пропало?
   - Ну, я поехал, - сказал Юра, - Вернусь через час, не раньше.
  
   Диана принялась складывать вещи, приводить квартиру в порядок. Я нашел кресло, сел в него и, почувствовав, что силы покидают меня, мгновенно уснул.
  
   Я сидел в зале, уютно расположившись на просторном угловом диване. Квартира явно не была "хрущевкой": большая кухня, не маленькая спальня и совсем огромная гостиная - квадратов семьдесят, не меньше.
   Я пил чай с малиновым вареньем, укутавшись в одеяло и опустив ноги в тазик с горячей водой. Диана носилась туда-сюда, чем-то гремела на кухне. Юра, напялив наушники, расположился в углу комнаты и самозабвенно убивал космических чудовищ, пытавшихся захватить голубую планету, а землян превратить в рабов. Я же смотрел по большому плазменному телевизору вторую серию фильма - катастрофы "Извержение супервулкана". Действие разворачивалось в соединенных штатах, где одновременно проснулись три супервулкана (потом их стало больше). Несколько штатов для начала завалило вулканическим пеплом, пемзой и обломками породы. Народ в панике пытается свалить в Канаду и соседнюю Мексику. Мексиканцы не дураки, быстро перекрывают границу и выставляют войска. Фильм изобиловал настолько шокирующими подробностями, что возникало ощущение, словно смотришь документальное кино или, по меньшей мере, основанное на реальных событиях. И вот долгожданная развязка: все вулканы объединились и превратились в один гигантский супервулкан. Пеплом накрыло все штаты, сотни тысяч погибших. Главные герои рассуждают о Божьей каре. (Они сами сказали, за язык их никто не тянул. Видно понимали, что есть за что наказывать). Закончился фильм на оптимистической ноте: извержение прекратилось, но наступило глобальное похолодание по всему миру, в штатах миллионы погибших. Короче, тип-топ, все счастливы и радуются жизни.
   - Алекс, ну как ты себя чувствуешь? Тебе стало лучше?
   - Немного. С Божьей помощью и применением народной медицины я почти выздоровел.
   - Вот видишь. Но таблетки все равно выпьешь.
   - Как скажете, мадам.
   - Принести еще чая?
   - Неси, и побольше. А лучше захвати весь чайник, а то вода в тазике почти остыла.
  
   - Мальчики, я о вас так мало знаю... Мы знакомы второй день, а я привела вас в свою квартиру и собираюсь оставить ночевать.
   - Не в подъезде же нам спать. Не бомжи все-таки, - подал голос Юра из-за компьютера.
   - Я не против, конечно. Вы, наверное не такие плохие люди, но спать вам придется вдвоем на диване.
   - Ничего, поголубим немного, - выкрикнул Юра, продолжая расстреливать безобразных монстров.
   Диана рассмеялась, а я пожал плечами - мол, что с дурака возьмешь.
   - А вы случайно не из милиции?
   - Я - нет, - ответил я.
   - А я - да, - высунул голову из-за монитора Юра. - но я уволился.
   - Спасибо за честность.
   - Диана, а кем ты работаешь или работала, если это не государственная тайна? - я попытался увести разговор в другое русло. - У тебя шикарная квартира и обстановка нехилая. Если ты скажешь, что учительница или врач, я не поверю.
   - Если я скажу, то вы все равно не поверите.
   - Постараемся, - сказал я.
   - Я - брокер на валютной и фондовой бирже.
   - В нашем городе нет биржи, - удивился Юра. - Ты работаешь в Москве?
   - Нет, здесь, дома. За компьютером.
   Юра присвистнул:
   - Круто! У тебя очень умная голова, как у дедушки Ленина.
   - Очень.
   - Ты не умрешь от скромности, - заметил я, вынимая ноги из тазика.
   - Не всегда. Чаще всего я очень застенчива.
   - Я тоже очень скромный мальчик, - вставил Юра.
   - Слышишь, ты! - сказал я. - Вали себе на здоровье чудовищ и не мешай дяде и тете разговаривать.
   - Не дали забрать мою Зойку, теперь терпите.
   - Не волнуйся, успеешь еще поворковать со своим слоником, никуда она не денется.
   - Ага, влюбится и женится.
   - Мальчики, прекратите наконец ругаться.
   - Мы не ругаемся, мы мирно пикируемся. Когда закончим разминку, всю квартиру в щепки разнесем.
   - А я милицию вызову.
   - А я и есть милиция.
   - Бывшая. У меня от вас голова разболелась. Детский сад какой-то. Сейчас вас накормлю и делайте что хотите, я пошла спать.
  
   Юра мирно лежал на диване и посапывал. Мне сон не шел. Я поднялся и вышел на кухню. Нашел банку кофе (конечно, сей чудесный бодрящий напиток не мог претендовать на заменитель снотворного, но что поделаешь, я очень люблю кофе и могу употреблять его вне зависимости времени суток), поставил чайник на плиту и стал ждать.
   На кухню серой мышкой проскользнула Диана.
   - Не спишь? - спросила она.
   - Не сплю, - ответил я. - Боишься, что мы что-нибудь украдем и смотаемся?
   - Вы на воров не похожи, слишком интеллигентные.
   Я тихо рассмеялся.
   - И воры могут иметь высшее образование.
   - Я так поняла, что вы от кого-то бежите.
   - А ты догадливая, - ответил я. - Но я тебе скажу теми же словами, что когда-то говорил Юрику: если я тебе раскрою мою тайну, то ты станешь такой же, как и мы - изгоями, которых мечтает поймать милиция и мафия. Ты согласна на такие условия? Если тебе нравится ходить по лезвию ножа, то скажи "да". Если ответ будет отрицательный, то есть "нет", через несколько дней мы уйдем, когда получим загранпаспорта и ты постараешься нас вычеркнуть из жизни, словно никогда не встречала нас.
   Диана задумалась. Ее жизнь была довольно скучной и серой. Практически все свое свободное время она проводила дома за компьютером, иногда совершая деловые поездки то в Москву, то в Питер. Подруг она не имела, впрочем, и друзей тоже. С парнями было еще хуже: как только узнав, что Диана обладает необычными способностями, "принцы" бросали ее, кинув на прощанье "ведьма". И было от чего насторожиться: однажды, в порыве гнева, Диана крикнула своему первому бой-френду, решившему прекратить роман: "Сволочь! Чтоб у тебя машина сломалась!" Тогда ей только-только стукнуло восемнадцать, она поступила в Московский финансово-экономический институт управления. То ли машина действительно была неисправной, то ли слова и правда приобрели магическую силу, но, как говорится, из песни слов не выкинешь: в "жигуленке" Вадима лопнула шаровая опора и он на всей скорости въехал в фонарный столб на московской кольцевой автодороге. Дальше - больше. Второй ее парень был красавчиком, любителем женщин, что, впрочем, и не скрывал. Смена подруг лишь стимулировало его желание. И этот мачо жутко нравился Диане. Ее не смущало его кобелиное поведение. Но, как и все женщины, она думала, что женившись на нем, он отрезвеет и станет другим. Как горько она ошибалась! Горбатого, как известно, исправляет только могила. Вадим переехал в снимаемую Дианой квартиру. Все шло хорошо до тех пор, пока Диана не вернулась пораньше с учебы и не застукала своего благоверного с одной из своих подруг. Банально, но факт. Тогда и бросила Диана в сердцах парочке: "Чтоб вы сдохли, уроды!" Так оно и случилось. Вадим и бывшая бодруга купили бутылочку водки у бабульки и "благополучно", не сильно мучаясь, отошли в мир иной. А в институте поползли зловещие слухи. Диана поначалу не принимала их на веру, но прислушивалась. Еще несколько подобных случаев с трагической развязкой отвернули от нее всех подруг и потенциальных кавалеров. Даже преподаватели обращались с ней ласково и бережно, боялись слово лишнее сказать. Но Диана не сдалась. Окончила с отличием институт, получила диплом и попыталась устроиться на работу в своем городе. Не смогла. Тогда и решила попробовать свои силы в брокерском деле и не прогадала: ее банковские счета чуть ли не ежедневно пополнялись суммами, именуемыми как у.е. Она купила квартиру, машину, дорогую бытовую технику.
   - Теперь ты понимаешь, что мне терять нечего?
   - Не понимаю... У тебя есть все. Как ты можешь говорить, что "нечего терять"?
   - У меня нет любимого. У меня нет детей. У меня нет семьи.
   - Может... встретишь еще своего принца...
   - Мне объяснили, что моя сила связана с черной энергией и надо почаще обращаться к Богу. На горизонте появились милые и добрые люди, которые привели меня в общину.
   - А почему к Богу?
   - Ты что, дурак? Черная сила - от дьявола, белая - от Бога. Когда я кого-то проклинала, это практически сразу сказывалось на моем здоровье.
   - Понятно. Принцип бумеранга - зло всегда возвращается и всякое действие имеет противодействие.
   - Что-то в этом роде. Практически всегда после моих "действий" я тяжело и долго болела. Поэтому сейчас стараюсь вообще не раздражаться, чтобы не было последствий ни мне, ни другому.
   - Выходит, Юра рисковал, сказав в столовой общины обидные словечки на счет размеров твоей груди.
   - Не сильно. Я знаю, что обладаю пышным бюстом, но это не повод для того, чтобы каждый раз обижаться на грубости, если знаешь, чем это может кончиться.
   - А как давно ты в общине?
   - Примерно пол года.
   - Ого! Весомый срок. Трудно было?
   - Ты знаешь, нет. Мне там нравилось. Спокойная атмосфера, запах благовоний. Я ежедневно молила Бога избавить меня от той силы, какой обладаю, но не знаю, получилось ли, а проверять очень не хочу.
   - Понимаю, - вздохнул я.
   - А теперь ты расскажи о себе.
   Я начал с того, что когда-то говорил Юре - с чего начинался мой тернистый путь к бизнесу.
   - И теперь я руководитель небольшой фирмы, занимающейся в основном написанием антивирусных программ. Дело приносит стабильный доход, - закончил я. - Скажи, а у тебя есть кто?
   - В каком смысле? А-а, в этом... Нет, сердце мое не занято. Последний мой парень после того, как наговорил мне мешок гадостей, ушел в горы с альпинистами и не вернулся. Но, Алекс, я его не послала к черту, даже не подумала ничего плохого. Отношения с Олегом у нас были очень натянутые, мы чувствовали, что не подходим друг другу и когда-нибудь наши встречи должны были закончиться. Я не желала ему зла!
   - Верю. Случайное стечение обстоятельств.
   - А я так не думаю. Что-то есть во мне такое, не поддающееся рациональному объяснению.
   - "Тот, который меня бережет". Ты случайно не носишь какой-нибудь древний амулет? Зверюшка там, индеец с копьем? Они могут являться носителями древних духов, посланниками умерших цивилизаций.
   - Никогда не верила в подобную ерунду и не носила. Я понимаю, ты хочешь рискнуть?
   - Ну... я... это... просто так спросил, из интереса... - я почувствовал, как запылали мои уши и лицо.
   - Слабо влюбиться в ведьму?
   Я не знал, что ответить.
   - А вот мне очень хочется услышать твой рассказ, Алекс. Что ты такого натворил и почему вынужден спасаться? Расскажи, а? Я просто сгораю от любопытства.
   - Ты уверена?
   - На все сто процентов.
   - Ну, если ты хочешь исковеркать свою жизнь, то слушай... И я начал свое повествование с того самого момента, как познакомился с Юлей, как потом она попросила меня помочь. И я "помог". Разгадал тайну компьютерного вируса "Рыба-Луна" и проследил путь денег, которые он похитил. В свою очередь, думая, что могу помочь Юле, а ее жизнь висела на волоске, перевел миллионы долларов на свои счета в зарубежных банках. Причем по миллиону долларов на счет. После этого и начались мои злоключения. Юлю бандиты отпустили и стали охотиться на меня. Естественно, я подумал, что как только я назову им номера счетов и названия банков, за мою жизнь никто и ломаного гроша не даст.
   - То есть, если ты сейчас скажешь им где деньги лежат, они все равно тебя не отпустят?
   - Я буду свободен только в виде трупа.
   - Ты жалеешь, что влип в эту историю? А если бы можно начать все сначала, согласился бы помочь Юле?
   - Да, - ни секунды не колеблясь ответил я и чуть не добавил: "Тогда бы я не встретил тебя".
   - Почему?! Я тебя не понимаю. Променять свою жизнь на вечные скитания под угрозой смерти, не зная, вырвешься ли из порочного круга? Ты странный человек, Алекс.
   - Во мне что-то изменилось. Я почувствовал в себе новые силы. Никогда в жизни у меня не было подобного экстрима. Диана, я спивался. Я превращался в банального алкоголика, потому что в жизни шло слишком гладко и неинтересно. А добиться чего-то большего у меня не получалось. А может, я уже не хотел. Меня устраивала моя тихая и спокойная жизнь. А теперь я изменился. Мне все по-барабану, все пофиг. Я чувствую, что все могу...
   Ди приложила ладонь к моему лбу.
   - Ты весь горишь. Я принесу аспирин. Есть хочешь?
   - Хочу.
   - Молодец, значит выздоравливаешь.
  
   Как-то незаметно я очутился в ее постели. У Дианы действительно была приметная татуировка в виде бабочки на ягодицы. Юра оказался прав...
  
   Я хочу чтобы ты была рядом со мной. Вместе со мной. Лежала рядом. Я хочу чувствовать твое тело. Мягкое, успокаивающее дыхание. Я хочу слушать, как ты спишь Я хочу забраться в твой сон и быть рядом. Я хочу тебя. Я хочу твои глаза, волосы. Я...
   Но пламя уже бушует в груди. Огонь. Пар клубами вылетает изо рта. Тяга. И еще ветер раздувает огонь, не дает затухнуть бушующей стихии. Все кипит, плавится.
   Здравствуй, я пришел.
   Дверь тихонечко открылась и ты ворвалась, словно вихрь на лестничную клетку и повисла у меня на шее, уткнувшись влажным лицом прямо мне в воротник.
   Здравствуй, я пришел.
   - Как давно я ждала тебя, - шептала ты, - кажется, целую вечность... Прости, я плачу, я такая дура...
   - Ну что ты кисонька, ты же видишь, я пришел...
   - Да, да, я знаю, но ничего не могу поделать с собой, я так люблю тебя.
   - Я тоже. Я только и думаю о тебе, о том, что вечером снова увижу тебя. Я знаю, это любовь.
   - Да, родненький ты мой, это любовь. Ты не представляешь, как я счастлива, не представляешь...
   Она снова обняла его, а он покрепче прижал ее к своей груди, чувствуя, что сейчас запросто может взлететь. Без крыльев. Силой воли.
   И действительно, хотя, может это ему показалось, но он оторвался от заплеванного пола подъезда; вместе с ней...
   Здравствуй, ночь...
   Вечер выдался на удивление тихим и приятным. Дым от сигареты неспешно вился и большей частью старался попасть в глаза. Приходилось отгонять его рукой, как надоевшую муху.
   - Любимая, - сказал я, - улыбнись пожалуйста.
   - А зачем? - спросила она.
   - Ну улыбнись, я очень тебя прошу.
   - Пожалуйста, - зеркало отразило мне что-то неземное и я подумал, что такая улыбка достойна букета чайных роз.
   - Очаровательно.
   - И это все?
   - Ну да. А ты еще хочешь что-то услышать? Или ... Хотя нет, не это.
   - Ты почти угадал. Попробуй еще.
   - Ну... Мороженое? Но уже второй час ночи...
   - А меня? Возьми меня, дай мне почувствовать тебя...
   - Котенок, ну сколько можно...
   - Сколько я захочу, столько можно.
   - Черт, да ты просто маньячка.
   - Так оно и есть, ты разве забыл?
   Звезды перемигивались в темном зеркале окна.
   Добрый день, утро...
   Мне холодно. Я дрожу. Замерзаю. На холодном ветру. Где же этот автобус?
   Я просовываю руку в пакет и отщипываю кусочки еще теплого хлеба. Кладу в рот и мечтательно жую, прислонившись к фонарному столбу. Кажется, еще немного и я сольюсь с ним; а по ночам (вместо головы у меня будет лампочка, а вместо крови будет течь ток) я буду зажигаться и гореть всю ночь. И в моем призрачном свете будут таять снежинки.
   Мои мысли витают где-то далеко, с каждым разом уносясь все дальше. Кажется, я сплю и не могу проснуться.
   Наверное, я минут пять разглядывал объявление, но проявилось перед глазами только сейчас, на моменте выхода из грез. Оно колыхалось на ветру, пытаясь оторваться от столба. Буковки разбегались и сбегались. Пришлось придержать его рукой, чтобы прочитать - это уже было делом принципа.
   "Ищу спутника жизни". Банально. Банально и скучно. "Где ты? Мне так одиноко..." Тоже не фонтан, но уже что-то...
   В небе гасли и вспыхивали звезды. Я сжимал в руке адресок с объявленьица и ждал автобуса, который упорно не хотел появляться. Сердце бешено колотилось и я думал, "А вдруг?".
   Вечер? Нет, уже давно ночь. Фонарь - лепесток, а город - цветок. И скоро Новый год. Я замерз. Я решил возвратиться к тебе. И чего мне захотелось домой? Но объявление жгло руку. Сердце вырывалось. Мне стало жарко.
   Здравствуй, дорогая.
   Не заметил, как привык к тебе. Стал заходить почаще. Сегодня ты сидишь с такой кислой миной, что мне хочется притянуть тебя к себе и целовать, целовать... Но у тебя плохое настроение. Ты что-то бурчишь и отталкиваешь меня. Нет, киска, этот номер не пройдет!
   Я обнимаю тебя сзади, за плечи, нежно прижимаюсь, откидываю густые волосы и целую в шейку. Не реагируешь. Ну ладно. Пойдем дальше. Что с тобой сегодня, котенок? Почему ты даже разговаривать не хочешь? Тебе хочется побыть одной? Но я вижу как твои глаза говорят чтобы я не уходил. Я ведь могу уйти. И прийти завтра. Я умею ждать.
   Молчишь. Сидишь на стуле, уронив подбородок на спинку и смотришь в окно. Вчера ты постирала занавески, поэтому сегодня почти все видно сквозь полупрозрачную тюль. Так даже оригинальней, и света больше. И комната выглядит объемней.
   На улице идет дождь. Капли барабанят по подоконнику, разбиваются о стекло, сливаются в ручейки и, извиваясь, ползут змейками до самого дна, меняют течение, сливаются с другими, более крупными.
   Ты заворожено смотришь, тебя это притягивает. Не спорю, есть в этом нечто магическое - в дожде, в шуме дождя, в дождевых струйках, скользящих по стеклу...
   Успокаивающий дождь. Но ты и так спокойна. Что тебе надо?
   Я притащил стул из соседней комнаты и присел рядом. Я смотрю не на стекло, а на тебя, дорогая. Прямо тебе в лицо. В твои зачарованные глаза. Мне начинает казаться, что я чувствую твои мысли, знаю о чем ты думаешь.
   Вдруг я замечаю, что ты плачешь. Черт, эти женские слезы просто доконают меня. Неужели нельзя как-нибудь без этого?
   Слезинки оставляют на твоих щеках мокрые дорожки и разбиваются на полу. Я беру твое заплаканное личико в свои руки и спрашиваю: "Что с тобой? Почему мы плачем?" "Там, во дворе, может быть котенок, под дождем,- бормочешь ты,- ему холодно, голодно и у него нет мамы. И еще этот противный, мерзкий дождь. Ты знаешь, он может умереть,- всхлипываешь ты." "Знаю, - отвечаю я. - Но давай посмотрим, есть ли на самом деле этот котенок." Начинается. Какой котенок, что она мне голову морочит? Ну есть он, да таких тысячи. Ну умрет один, ну и что, это не стоит того, чтобы так огорчаться. "Если он действительно есть, - продолжаю я, - то ты его можешь взять себе. Договорились?" "Хорошо", - соглашаешься ты и мы пристально вглядываемся в окно. Я даже открываю его чуть-чуть, чтобы услышать жалобное мяуканье мифического котенка. Ничего, кроме ветра, дождя, плохой погоды, дыма, холода, сорванных желтых листьев, надвигающегося сумрака, гудков машин, звонков трамваев, лая собак, музыки, доносящейся из автомобиля... "Вот видишь, - говорю я, - никого нет..." "Там нет, - не соглашаешься ты, - а где-то есть..." "Но ты не можешь взять их всех к себе". "Да, - шепчешь ты, - не могу." "А хочешь, в следующий раз я принесу тебе самого настоящего бездомного котенка?" "Да". "Ты будешь заботиться о нем, ухаживать." "Ухаживать", - эхом отзываешься ты.
   За окном идет дождь. Темнеет. Мы сидим на стульях и смотрим в окно, за которым идет дождь. Мне нравится, когда ты рядом.
  
   - Ну что, болтун - находка для шпиона, все рассказал? - спросил у меня утром Юра по пути в ванную.
   - Все.
   - Как теперь бабки делить будем?
   - Не беспокойся, я поделюсь с ней из своей доли. А ты не забывай о своих обязанностях, - напомнил я.
   Юра облегченно улыбнулся, хитро подмигнул мне и сказал:
   - Кровать там не сломали?
   - Не суди по себе, умник.
   - Ладно, проехали. Что дальше делать будем, командир - начальник?
   - Пока не знаю, - честно ответил я. - Для начала надо получить загранпаспорта, а потом попробуем улететь на самолете.
   - Не переживай, документы на этой неделе будут готовы. Ксивы как настоящие, без специалиста и спецтехники не узнаешь, что это подделка.
   - Надеюсь. Без них мы ни туды, ни сюды, - сказал я и пошел чистить зубы.
  
   Диана суетилась на кухне, готовя завтрак из замороженных продуктов. В меню входили: пицца, тосты, колбаски по-венски. Их оставалось только разогреть в микроволновой печи и поставить на стол. Дина давно перешла на такую пищу из-за главной причины - ее не надо долго готовить. Засвистел чайник - можно наливать кофе.
   Лучи яркого зимнего солнца наполняли комнату торжественностью момента завтрака.
   На кухне стоял большой, круглый дубовый стол, за который мы все сели, с жадностью набросившись на еду. Диана ела мало, все время поглядывая на нас, и улыбалась. Потом пили кофе, с блаженством откинувшись на плетеные спинки кресел из лозы. Первым нарушил молчание Юра:
   - Я все понимаю, Диана, что ты искренне веришь в Бога, но я не увидел в квартире ни одной иконы!
   Я удивился наблюдательности моего "Доктора Ватсона" и поддакнул моему телохранителю, уставившись на Диану в ожидании ответа. Диана ничуть не смутилась, встала из-за стола и сказала:
   - Пойдемте, я кое-что вам покажу.
   Мы миновали прихожую и остановились в коридоре.
   - Вот это, - сказала она, указывая на длинный шкаф-купе с раздвижными зеркальными дверцами, - мой ящичек для одежды.
   Юра фыркнул:
   - Ничего себе "ящичек"! обалдеть можно! Да тут шмоток как в магазине! Ничего удивительного не вижу...
   - А эта дверь ведет в кладовую, - Диана, ничуть не смутившись, толкнула створку двери в сторону. Автоматически зажегся свет и мы обалдели: на стенах висели иконы и маленькие, и большие. - Икона "Казанской Божьей Матери", "Николай Чудотворец", - комментировала Диана, показывая нам иконы. - Это "Семистрельная" или, как ее еще называют, "Умягчения злых сердец". Там - "Неупиваемая Чаша", а вот этой иконе - "Взыскания погибших" молятся те, которые отошли от веры - наркоманы, пьющие... чтобы вернуть себя к жизни.
   Мы стояли, открыв рты.
   - Здесь я молюсь Богу и прошу прощения за все свои грехи. Молитвы помогают жить и очищают душу. Мне становится легче от того, что я молюсь ликам святых. А вот здесь я зажигаю свечи. Там лампадка. Вот это - жаровня. На ней жгу специальные угли и потом кладу на них ладан - аромат разносится по всей квартире. Иногда сажусь на эту скамеечку и просто смотрю на иконы. А чаще всего включаю магнитолу и слушаю церковные песнопения.
   - А древние иконы есть?
   - Нет. Видишь ли, Алекс, когда произносишь молитвы, ты молишься не "куску дерева с изображением", как иногда называют иконы сектанты, а лику святого. И когда икона была создана - год или сотню лет назад, не имеет значения. Не спорю, что древние образы более намоленные и могут являть нам чудеса - например, исцелять от болезней.
   - Тогда я не понимаю, зачем ты пришла в общину "Любящих Христа". Насколько я знаю, православная церковь против всяких сект.
   - "Братьев во Христе", - поправила Диана. - Я глубоко ошибалась и раскаиваюсь теперь. В тот момент, когда я повстречала тех людей на улице и которые позвали меня к ним, мне было очень тяжело - я потеряла своих родителей в авиакатастрофе. - Заметив мое удивленное лицо, она прояснила ситуацию: - Они летели одним рейсом с родителями той самой девушки, которая жила вместе со мной в комнате. А Сергей и Лена, - так звали тех молодых людей, сказали, что есть одно место, связанное с Богом, где я найду друзей и обрету душевный покой.
   - Ты рассказала им о своей беде?
   - Ты знаешь, когда я им говорила, что со мной случилось, мне все время казалось, что они знали заранее, что мои мама и папа разбились, но не показывали и вида. А в общине действительно меня приняли очень хорошо - обогрели, накормили, успокоили... Мне нравились их песни, проповеди.
   - Слушай, я чего-то не понимаю, - сказал Юра. - Ты что, хочешь вернуться обратно? Ты так и не поняла, какие страшные вещи там творятся?
   - Поняла, Юра, поняла. Не надо считать меня за дурочку.
   - А я и не говорил...
   - Но подумал, ведь так? И не смотри на меня так. Я давно поняла, что в общине творится что-то такое... странное. Как игра не по правилам, когда в колоде восемь тузов и еще один козырь в рукаве. Я догадалась, что людям подмешивают в еду что-то вроде легкого наркотика.
   - И как же ты поняла это?
   - Когда в один прекрасный момент почувствовала, что со мной происходит нечто необычное: стала острее ощущать запахи, краски стали ярче... А во время молитвы я увидела, что изображение на иконе стало объемным и заговорило со мной...
   - С ума сойти! - выдавил Юра.
   - Первые признаки наркотического внедрения, - прокомментировал я, - когда начинаешь видеть и воспринимать окружающий мир так, словно снял темные очки и вытащил ватные тампоны из носа и ушей. Эта фаза у наркоманов называется "приход".
   -Интересно, - задумчиво пробормотал Юра, - откуда ты все знаешь?
   - Далее наступает фаза, - "не заметил" я укола товарища, - когда ты начинаешь видеть нереальные, фантасмагорические явления, которые существуют лишь в твоем сознании. Затем организм пытается справиться с наркотическим отравлением - человеку хочется пить, нападает "жор".
   - То-то я смотрю, что кормили нас очень часто, - заметил Юра.
   - А знаю я потому, что один знакомый, кстати классный программист, был наркоманом. Умер год назад от передозировки.
   - Диана, - обратился к ней Юра. - У меня резонный вопрос. Только без обид. Ты, как мы знаем, провела в общине не один день. Исходя из этого я склонен предположить, что ты...
   - Не стала ли я наркоманкой?
   - Да. Именно это я хотел сказать.
   - Не знаю... - в голосе Дианы слышался неподдельный испуг.
   - Мне кажется, не все так плохо, - начал я осторожно. - Зависимость легко проверить. Если Диана почувствует, что ей необходимо получить...
   - Дозу, - вставил Юра.
   - ...Необходимые впечатления... - продолжил я. - И начнется так называемая "ломка"... то...
   - Ее придется лечить.
   - Я придумал, - сказал я. - Сейчас позвоню одному своему знакомому и узнаю про наркотические последствия.
   - А я думал, что ты все знаешь... - протянул Юра.
   - Я не наркоман! - огрызнулся я.
   "Звонок другу" - как сказал бы Максим Галкин из "Кто хочет стать миллионером" дал немного. Мы узнали, что если резко прекратить прием наркотика опийной категории (куда входят: морфий, промедол, кодеин и подобные), то у человека наступает тошнота, понос, рвота, боль в суставах, бессоница. Человек становится истеричным, агрессивным. Максимального пика эти явления достигают на пятый - шестой день после прекращения приема наркотика.
   - Все ребята, хана вам... В гневе я страшна... - невесело сказала Диана.
   - Не понял? - сказал Юра и посмотрел на меня.
   - Потом объясню, - ответил я и продолжал пересказывать услышанное от знакомого врача - нарколога. - Есть еще гашишемания. Сюда входят индийская конопля, или как ее еще называют - гашиш, анаша, план. Их чаше всего добавляют в табак и курят. Эта дурь вызывает состояние опьянения с эйфорией, дурашливостью, смешливостью, расторможенностью. А так же возникают иллюзорные расстройства в виде увеличения предметов, более яркого восприятия цвета, звуков...
   Диана была бледной, как мел.
   - Кокаиномания, героиномания - вдыхают порошок или колют. Возникает эйфория, те же самые зрительные галлюцинации как и курении анаши, а так же просмотр "мультиков" и "фильмов". Во всех случаях употребления наркотиков происходит истощение организма, бессоннице, ослаблению памяти, невротические расстройства, психозы...
   - Но у меня нет ни одного из этих признаков! - закричала Диана. - Сплю хорошо, расстройства желудка нет, на память не жалуюсь, с интеллектом тоже все в порядке... - она истерически засмеялась.
   - Но почему? - спросил дотошный Юра. - Почему у нее нет всех этих признаков? Мне кто объяснит, а?
   - Дело в том, что Диана... как бы это объяснить... обладает таким даром, как "дурной глаз".
   - Это что, сглазить может? - осторожно спросил Юра.
   - Ну, типа того.
   - Дианочка, я ничем тебя не обидел? Прости меня дурака... - закривлялся Юра.
   - Ты прикалываешься, а я серьезно говорю. Вот скажем, например, обидит кто ее, а она скажет: "Чтоб ты сдох!" И все, нету человека, умирает.
   - Да ты что!
   - Мальчики, хватит издеваться, а то вы выведете меня и на себе почувствуете, правда ЭТО или нет...
   Мы притихли.
   - Ладно, - первым нарушил тишину Юра, пойду подышу воздухом. Заодно хлебушка куплю и проверю, как там наши паспорта...
   Хлопнула дверь и мы с Дианой остались одни.
   - Извини, - сказал я, что не могу еще поболтать с тобой - голова болит и плохо себя чувствую. Пойду посплю.
   Я улегся на роскошный диван в зале и закрыл глаза. Ситуация еще больше запутывалась. На кой черт нам Диана? Нам и без нее было хорошо. И бросит ли она свою жизнь ради каких-то приключений с двумя придурками, которые надеются получить миллионы? Во всяком случае, жениться я на ней не обязан... Так, решила девочка связаться с экстремалами - самоубийцами, что ж, это ее право. Каждый человек волен выбирать, как ему жить дальше. Звонок телефона оторвал меня от самоанализа. "Диана, возьми трубку, это тебя", - мысленно телепатировал я. Тогда я встал, заглянул в спальню, прошелся на кухню - в квартире никого не было. Куда она подевалась? И я не слышал, чтобы захлопнулась дверь. Выскользнула тихонечко, словно мышка и отправилась по своим делам.
   Я поднял трубку.
   - Алле?
   - Это я, Юра.
   - Как ты узнал ее номер?
   - Запомнил, балда! Он на телефоне написан большими цифрами... Слушай внимательно: явка провалена.
   - Какая явка? Ты что, с дуба упал? Говори по-человечески.
   - Короче, на квартире у того человека, который нам должен был сделать загранпаспорта, засада.
   - С чего ты взял? Булочек с маком объелся?
   - Кончай прикалываться, дело очень серьезное. Когда я подходил к его дому, то почувствовал что-то неладное. Рядом с подъездом стоял задрипанный "москвич", в котором сидели люди.
   - И это повод для беспокойства?
   - Бляха - муха, не перебивай! Наши опера считают, что машины, лучше чем консервная банка на колесах, для наружного наблюдения не подходит. Это ментовский "москвич"! Номера заляпаны грязью, цвет совпадает - грязно-розовый и, главное, движок!
   - Что "движок"?
   - Тихо работает. На этом "ведре с гайками" стоит форсированный двигатель от "ауди"... Приплыли мы. У моего кореша были наши измененные фамилии и, возможно, готовые загранпаспорта. Еще я позвонил ему из автомата. Он поднял трубку. Я спросил: "Как дела?". Приятель ответил, что ничего, нормально. Тогда я поинтересовался, готовы ли документы? Естественно, ни имен, ни фамилий не называл. Он ответил, что можно забирать. Вроде бы невинный такой разговор, но он окончательно подтвердил все мои подозрения.
   - Почему? Ты, как Штирлиц, заметил в окне у Пельшнера один цветок и подумал: "Явка провалена"?
   - Мой человек на вопрос "как дела" неизменно отвечал: "Дела у прокурора". Это у него присказка такая была. На мой вопрос, готовы ли документы, он должен был ответить: "Приходи вечером". Лишь в этом случае я мог идти и забирать паспорта. Все. Что делать будем?
   - Приезжай сюда, будем думать.
   - Все, еду.
   Я в раздумьях заходил по комнате. Визы накрылись, это раз. О самолете и теплых странах пока думать нечего, это два. Что там говорил Юра про этого фальшивомонетчика? Человек надежный, не сдаст? Дальше. Сфотографироваться мы должны были в самый последний момент, так что у ментов есть только наши фальшивые фамилии, но нет фотографий - пока нас поймать довольно проблематично, если только не попадемся на проверке документов - тогда нас уже ничто не спасет. Так, будем импровизировать. В большом городе легче всего затеряться, но проверки документов на улицах и дорогах там чаще. Москва исключается сразу. Питер. этот город на Балтике вполне можно считать приграничным, но уехать оттуда сложно - только на самолете. Исключается - у нас нет виз. Но там можно сделать фальшивые паспорта! Все равно исключается, стремно как-то и цены на жилье бешенные. Я подошел к окну - светило яркое солнце, снег такой красивый везде лежал. Из коридора раздался звонок. Я подошел к двери и посмотрел на экран видеодомофона: Юра собственной персоной. Я нажал кнопочку и дверь в подъезде открылась.
  
   - Ну, как дела? - спросил Юра, разматывая шарф.
   - Вот, вешаться иду, - сказал я, вертя в руках кусок веревки.
   - Не смешно. Кофе есть? А то я замерз, как собака.
   - Рассказывай, что еще узнал?
   - А по правде, зачем тебе веревка?
   - Шучу я так. Диана попросила с балкона снять.
   - Черный юмор, старик, у тебя. Что, так хреново?
   - Не совсем. Я думаю, валить надо сегодня или завтра, пока наши фамилии не появились в списках "нон грата" во всех железнодорожных и авиа кассах.
   - Так, и что дальше?
   - Я думаю, надо мотать в Калининградскую область.
   - А где это?
   - Посмотри по карте.
   - Карты нет.
   - У тебя по географии наверное тройка была.
   - Ага, - кивнул Юра. - Где находится Антарктида - я знаю, а где твоя область - нет. Что за дыра и почему мы должны ехать именно туда?
   - Объясняю... - в этот момент меня прервали - вошла Диана. Диана... Красивое имя. Я уже постепенно привыкаю к нему, но язык пока не поворачивается назвать ее Диной или Динкой. Эта девушка похожа на принцессу Диану почти как две капли воды... Только леди Ди!
   - Чем занимаемся, мальчики?
   - Планы планируем.
   - Молодцы. А я вот покрасилась, - Диана вошла на кухню. Мы открыли рты: из блондинки Диана превратилась в черную ворону; лицо покрывал бронзовый загар.
   - И постриглась, - добавил я. Диана теперь имела чудесную модную короткую стрижку вместо копны длинных, почти до пояса волос.
   - Ну как?
   - Отпад, - хором сказали мы.
   - Я рада, что вам нравится. Закройте рты, - это неприлично, - она весело рассмеялась.
   - Кофе будешь?
   - Не откажусь.
   Мы уселись за круглым столом и продолжили наше кофепитие. Я сказал, что наши загранпаспорта оболомились, а мест, где еще их можно сделать, Юра не знает. Надо бежать в другой город, - подытожил я.
   - Ты с нами? - спросил Юра.
   - Ну, я... А подумать можно? - Диана заколебалась.
   - Кажется, ты уже сделала свой выбор, - напомнил я. - Не забывай, ты знаешь нашу тайну.
   - Я никому ее не расскажу...
   - Что, испугалась? - злорадно спросил Юра, - Боишься все потерять? Квартиру, машину, дом, работу?
   - Я думаю, вы - психи.
   -Да, - согласился Юра. - Чикатило по сравнению с нами - детский сад. Шутка. Но сейчас мы не шутим, когда говорим о побеге. Решайся. В этом городе мы долго находиться не можем, в отличие от тебя. Мы поставили на карту все, даже наши жизни.
   "Красиво говорит, - подумал я. - Насмотрелся боевиков про полицейских и воров".
   - Если у вас не идут дела, значит, так угодно Богу.
   - Это означает "да"? Или "нет"?
   - Я не знаю, - выдохнула Диана. Я посмотрел на нее - бедная девочка вот-вот расплачется.
   - Вы все попадете в Ад!
   - Да, - согласился Юра, - вот только билеты осталось купить. Ну?! Решайся!
   Диана беззвучно заплакала.
   - Пломбир тебе в задницу! - негромко выругался Юра. - Что ты тут поделаешь? - он повернулся ко мне.
   - Не ругайся, сказал я. - Подождем.
   - Долго?
   - Не знаю.
   Народ безмолвствовал. Все затихли в ожидании. Слышалось лишь позвякивание ложечек в чашках и сопение Юры.
   Раздался звонок телефона. Диана, как зомби встала и, слегка покачиваясь, пошла в коридор.
   - Эй, - крикнула она, зажав трубку в ладонях, - Идите все сюда!
   Мы вскочили и бросились к ней.
   - Слушайте! - дрожащим голосом произнесла она, включив в телефоне громкую связь. Послышался треск на линии, а через паузу в трубке завыло на разные голоса. Мы оцепенели.
   - Это помехи? - спросила Диана.
   - Это проблемы, - ответил Юра.
   - Вычислили тебя сектанты, - добавил я.
   - Они знают где ты живешь.
   - Из секты просто так не отпускают - вспомни подругу...
   - Я с вами! Закричала Диана и захлюпала носом. - Я с вами... - добавила она чуть тише.
   - Вот и классненько, - потер руки Юра. - А теперь все за круглый стол переговоров.
   - Еще кофе? - предложила Диана.
   - Давай я сделаю, - сказал Юра, - а то у тебя руки дрожат, еще разольешь и ошпаришься...
   - Итак, - начал я, - мы все здесь собрались, чтобы обсудить, куда мы поедем дальше. Я думал-думал, и в голове у меня родилась одна идея. Мы направимся в Калининградскую область. Как всем известно, это российская территория, но находится за тридевять земель, за кучей границ. Почему туда? Резонный вопрос. Владивосток нам не подходит - от Европы далеко, а суваться в Азию нам не стоит. Область же идеально подходит для наших целей: есть море и порт - раз, граница с Польшей и Литвой - два. Стоит нам попасть в Польшу, как считайте, что мы уже одной ногой в Европе. Калининградская область всем известный бандитский и наркоманский край. Сейчас туда всякого сброда понаехало - ужас. Там мы легко затеряемся и сделаем загранпаспорта. После этого отправиться в теплые заграничные края - дело техники. Кто за, прошу поднять руки.
   - Против нет, воздержавшихся тоже. Решение принято единогласно и обжалованию не подлежит.
   - Постой-постой, сказал Юра, - Как мы туда попадем? Ты же сказал, что область типа заграница? Как мы проедем на поезде через Литву? Она ведь вступила в Евросоюз, насколько я знаю. А без загранпаспортов нас туда не пустят.
   - А мы не поедем на поезде, - сказал я, - мы полетим. Как известно, Калининградская область все еще считается Россией, а для передвижения в пределах Родины нужен обычный паспорт, даже если мы будем пересекать воздушную границу чужого государства. Покупаем билет до Калининграда и ищите нас как ветер в поле!
   - Здорово придумал, - восхитился Юра, - Стратег, блин!
   - В моем городе аэропорта нет, - сказала Диана.
   - Да, но есть касса аэровокзала. На улице Богдана Хмельникого, - заметил Юра. - Я там билеты покупал когда в Москву летал.
   - И откуда же ты летал? - поинтересовался я. - В смысле, из какого города?
   - Из Энска, - откуда же еще. Только там есть аэропорт.
   - Да, там есть аэровокзал, - согласилась Диана. - Но вопрос в том, летают ли оттуда самолеты до Калининграда?
   - Позвоним в справочную и проверим, - сказал я, - чего тут гадать. Кто звонит? - Я! - сказал Юра. -Я помню их телефон - у них в справочной либо вечно занято, либо длинные гудки, поэтому я запомнил номер. - Спроси стоимость билета и на какие числа есть рейсы. - Хорошо. Еще вопросы? Пока Юра узнавал, я гладил Диану по руке. Девушка отрешенно смотрела в окно. - У тебя еще есть родственники в этом городе? - Двоюродная сестра. А что? - Кому-то придется за квартирой какое-то время последить - цветочки пополивать, пыль протереть, за коммунальные услуги платить. На твою сестру можно положиться? - Да. - Тогда позвонишь ей потом и подключись к этой услуге. Окей? - Да. - Точно? - Да. - Вот и поговорили... Скажешь своей родственнице, что оставляешь деньги за квартиру на год вперед, а сама поедешь в Москву на заработки. Такая версия устраивает? - Еще как! Я и раньше ее просила, когда ездила в столицу обучаться на биржевого маклера. Вернулся радостный Юра. - Как я и ожидал, самолеты в Калининград летают два раза в неделю. Следующий рейс - завтра. Я забронировал три билета на свое имя. Вылет в пять вечера - как раз есть время, чтобы добраться до аэропорта. Поедем на такси. Возьмем частника - их труднее вычислить в случае чего, чем машину от таксомоторной компании. В аэропорт Борисово мы прилетели в семь вечера. Прибалтийская земля встретила нас оттепелью и туманом. - Не понял? - сказал Юра, последним вывалившийся из здания аэровокзала. - А где город? - До города почти тридцать километров, - сказал откуда ни возьмись крепыш в кожаной куртке. - В Кёниг едем? - Куда-куда? - переспросил Юра. - Сразу видно - приезжие, - деловито сказал мужик. - Садимся или как? Автобусы не часто ходят, а я вас до гостиницы подброшу. - Едем, - бросил я и мы потащили чемоданы к старенькому зеленому "мерседесу". - Это сейчас город называется Калининград, - объяснял водила, - а раньше, при немцах, он был Кёнигсбергом. Отсюда и сокращенный вариант названия - Кёниг. Город большой, свыше четырехсот тысяч населения. А вы откуда? - Из столицы, - брякнул я. - Отдыхать едем, - вставил Юра. - В Светлогорск или Зеленоградск? -В Светлогорск, - ответил я. Это название мне понравилось больше. - Правильно, - согласился мужчина, - хороший курорт. Я в прошлом году летом там отдыхал, мне понравилось. В какой пансионат? Вот черт настырный попался! Все ему расскажи да покажи! Не знаю! - Вы, наверное, в "Янтарный берег". Я правильно догадался? - Ага, - кивнули мы с Юрой. - Хорошее место. Все москвичи там останавливаются... А наш город, Калининград, красивый. Очень зеленый - деревьев всяких разных много. Приехали бы вы летом, рты бы открыли. Но и зимой тоже... неплохо. Нам попался бесплатный гид-экскурсовод. А что, его понять можно: сидит часами в машине, ждет клиента, а поговорить не с кем, так он на них и отыгрывается - лекции читает. - А может, вас сразу в Светлогорск оттарабанить? - наконец догадался водила. - Не, - сказал я, - заезд только через два дня. Погуляем, город посмотрим... - И правильно сделаете. Вот, мы уже въезжаем. Мы обогнали трамвай с рекламой пива "ЕВ". - Че за пиво такое "йевэ"? - спросил Юра. - Новинка какая-то? Водила добродушно рассмеялся. - "Ебэ" - это сокращенно от "Эльбревери". Рекомендую. Хороший напиток. Мы припали к окнам, разглядывая незнакомый для нас город. Пересадочная станция на пути в Европу. Мелькали серые дома, хрущевские пятиэтажки и элитные многоэтажные комплексы. - Сейчас мы едем по Советскому проспекту, если не будет пробок, через десять минут будем у гостиницы "Калининград". Или вас отвезти в мотель "Балтика"? - А какая разница? - спросил Юра. - А никакой. "Балтика" - она за городом, "Калининград" - в центре. - Нам туда, где в центре, - сказал Юра за всех. - Конечно, это не Москва... - начал было мужик. - А провинция, - закончил Юра. - Темно тут у вас как-то. - Темно, - вздохнув, согласился водитель. - По ночам достопримечательности разглядывать не советую - наркоманов и шпаны всякой много, ножичком в бок пырнуть - это для них раз плюнуть, все равно что в магазин за хлебом сходить. Мы промолчали. Городишко нам показался мрачным и неприглядным. Вот так "Окно в Европу"! Дороги раздолбанные, даже в центре, фонари горят - один через сто метров, древние дома, которые можно снимать для фильма о войне соседствуют с европейскими супер-маркетами. Блеск и нищета одновременно. А может, такое впечатление только ночью? Может, днем это супер-пупер город? - Гостиница "Калининград", - сообщил мужик. - Конечная остановка. С вас две тысячи рублей. - Че?! Обдираловка! - сказал Юра. - Вы считаете, много? - обиделся водила. - Да я по минимальной таксе беру. - Полторы..., - сказал Юра. - Грабите, - возразил мужик. - Тысяча восемьсот. Ни нам, ни вам. Я расплатился и мы вышли. Туман, как в фильмах ужасов, клочьями висел на кустах. Дул сырой и холодный ветер. Кутаясь в шарфы, мы вошли в гостиницу. Оформление и сам въезд заняли не более получаса. Остальное время мы "советовались" как будем располагаться - взять трехместный номер, четырехместный или каждому по отдельной комнате. "Вместе веселей", - убеждал Юра. Но я видел иной смысл в его словах, который звучал как - "Вместе - экономней...". Диана была сторонницей раздельного проживания: "Мне выделите одноместный, а сами можете вместе пожить, вам, я вижу не привыкать". "На что ты намекаешь? - закричал Юра. - Я мужчина! Я нормальной ориентации!" А Дина ему говорит: "А мне голубые тоже нравятся. Они такие милые и прикольные." Короче, мне пришлось их разнимать. Шутки - шутками, если они хорошо кончаются и понимаемы обоими сторонами. Дело приняло иной оборот - нас чуть не выставила охрана гостиницы. В конце концов мы, скрипя зубами помирились. Во избежание недоразумений решили остановиться на варианте - каждому по отдельному номеру. Уставшие, злые и голодные мы разошлись по комнатам. Встретиться решили в ресторане гостиницы (если кто захочет, разумеется). Я не пошел. Я залез под душ, согрелся и упал в кровать. На сегодня я был потерянный для общества человек. На следующий день, часов в десять мы, как и договаривались, собрались в холле гостиницы на совещание. Удобно развалившись на диване, мы мирно вели светскую беседу о том, как жить дальше. - Интересно, - сказал Юра. - А как мы будем загранпаспорта делать? На цветном ксероксе отпечатаем? Диане хорошо, у нее ксива имеется. А мы? Завез нас в какую-то дыру... Лично я в этом странном городе впервые в жизни. - Я тоже, - вставила Диана. Вся компания внимательно смотрела на меня, ожидая каких-то решительных действий. - А я - нет, - начал я. - Бывал здесь по делам в начале своей карьеры. И есть у меня тут дружок, очень хороший человек. Зовут Дима Кочкин. Работает тележурналистом. Я думаю, он нам поможет. - Ты думаешь или знаешь точно? В нашей ситуации... Сам понимаешь... - Юра, я все прекрасно понимаю и хочу заявить, что да, Кочкин нам поможет. - Звучит как "заграница нам поможет". Ладно. Адрес его у тебя имеется? Телефон? - Ни того, ни другого. Я свяжусь с ним по электронной почте. - Он точно в городе? - вмешалась Дина. - Может он на курорт уехал. - Дима? Нет, ребята, вы его не знаете. Он бабки для семьи зарабатывает. И зачем ему куда-то ехать? Курорт - вот он, рядом. И море, и пляж, и променад для прогулок. - Балтийское море холодное, - с видом знатока заметил Юра. - Даже летом. Он что, морж? - На теплое - денег у него нет, - ответил я. - Идем на почту, письмо писать. Если Кочкин в городе, то он нам и экскурсию бесплатную устроит. А если денег ему подкинем, то и на микроавтобусе телевизионщиков покатаемся. - У меня вопрос, - подняла руку Диана. - Кушать мы будем сейчас или потом? - Сейчас. Мы зашагали по направлению ресторана. - Кажется, нам не надо идти на почту, - сказал Юра. - Почему? - спросил я. - Смотри, - показал он на синий плакат с желтыми буквами. - Телефон, телеграф, почта, интернет, - прочитал я вслух. - Здорово. Тогда отправим отсюда и немного прогуляемся по городу. - Диана с тоской в глазах посмотрела на меня. Я ее понимал - на улице огромными хлопьями валил мокрый снег. Ресторанная кухня поражала своим богатым выбором блюд. Как говорится, ваши желания за ваши деньги. Даже суши из рыбы настрогают, только заказывай и плати. - Смотри, - ткнул в меня вилкой Юра. - Телевидение что-то снимает. Приглядись, может там твой кореш объявится? Мы с Дианой обернулись. За нашими спинами техники устанавливали камеры на штативы, тянули проводку, цепляли софиты. - Там его нет, - констатировал я. - Наверное конкуренты рекламу снимают. - Все установили? - услышал я знакомый голос. - Давайте, пошевеливайтесь, время - деньги! Тут я увидел невысокого человечка, обладателя черной бородки и круглых очков. Сердце екнуло - он! - Димас! - крикнул я. Человек в распахнутой синей куртке обернулся. Его лицо расплылось в добродушной улыбке: - Александр! Сантей! Ты?! - и он устремился ко мне. - Сколько лет! Ну как ты? Работаешь? По делам к нам? - Да, - скромно ответил я. - Я быстро. Сейчас отснимем пару кадров и я к вам. Расскажешь, где ты, что ты и все такое прочее. Жди здесь! - и Дима Кочкин умчался к камерам. - Везунчик! - удивился Юра. - встретил друга на второй день после прилета. Как это говорится в пословице... Без обид только... Вспомнишь говно, вот и оно... - Иногда мне хочется дать тебе в морду, - сказал я. - Мальчики, не ссорьтесь! Разве мы не одна команда? - А кто ссорится? Я что ли? - Не забывай кто здесь босс, - попробовал я перевести разговор на шутку. - Я не забываю. Только вот выглядим мы как охотники за сокровищами из дешевого фильма. Тратим мои деньги, бегаем неизвестно от кого и куда! - У него истерика, - спокойно сказала Диана. - Успокойся. Как только выберемся из страны, получишь свою долю. Деньги есть, но они далеко. В нашей стране мы их снять не можем, как и перевести в один из банков. - Зачем так далеко ездить? Что, в Литве, Латвии или Эстонии нельзя было остановиться? Тоже ведь, европа? "Слишком много болтает", - подумал я. - У нас нет загранпаспартов - это во-первых. А во-вторых, при поступлении в банк суммы, превышающей, скажем, один миллион долларов, неизменно вызывает повышенный интерес у представителей банка и они немедленно сообщают "куда надо". В-третьих, в этих странах не наберется столько налички в валюте... Да если они и наберут, то к нами заинтересуются совершенно другие люди, не обремененные такими понятиями как "честь" и "совесть". Далее. Мы можем, не вызывая подозрения переводить и снимать лишь небольшие суммы денег - в западном мире практически никто наличными деньгами не пользуется. Есть еще один вариант: ты открываешь счет на свое имя в своем присутствии в стране, городе, которые сам выберешь. Затем я перевожу твою долю туда и все! Дело закрыто, пользуйся на здоровье. Можешь снимать наличкой, можешь завести карточку типа "Виза-голд", выписывать по чековой книжке... - Я все понял. Ладно, Алекс, не обижайся, что-то на меня нашло... - Помирились, горячие финские парни? А теперь, Алекс, расскажи нам про своего Диму, как его там... - Кочкин. Дима Кочкин, не так чтобы сильно, но известная личность в этом городе. Долгое время жил в Черняховске. - Это где? - В области. В Калининградской области. Небольшой такой городишко, тысяч сорок восемь - пятьдесят населения. Там же Денис и работал, пока в погоне за карьерой и деньгами не рискнул отправиться в областной центр, то есть в Калининград. Работал и работает на телевидении, репортер, ведущий. Хороший, добрый, отзывчивый парень. - А как ты с ним познакомился? - Я тогда служил в Черняховске. Так сказать, всеобщая воинская обязанность. После армии я на некоторое время жил в том городе. Устроился журналистом в городскую газету, где Дима и работал. Так мы с ним и познакомились. Не бойтесь, - добавил я, - он честный парень, не подведет. - Время сильно меняет людей, - заметила Диана. - Не спорю. Но к некоторым это правило не относится. Ага, вот и Дима собственной персоной. - Привет, ребята. - Знакомьтесь, - представил я, - Дима Кочкин, телевидение. А это Юрий и принцесса Диана. - Очень приятно. - Взаимно, - мы обменялись любезностями. - Приступим сразу к делу или поговорим в неформальной обстановке? - поинтересовался Дима. - Не смотри на меня такими круглыми глазами, Алекс. Да, я забурел, заматерел. Поэтому всякую встречу расцениваю как деловую. - Ого! - воскликнул я. - Куда делся прежний простой парень? Ты сегодня как, свободен? Разговор будет действительно, деловой. - Сегодня, после двенадцати дня устроит? Еще один материал надо заснять, отвезти пленку в монтажную студию, озвучить... - Успеешь? - засомневался я. - А то! Мы же профессионалы! - Лады. Тогда в половине первого на этом месте. - Буду. Ну все, я побежал. - Шустрый какой, - сказал Юра, глядя в спину удаляющемуся Денису. - Хочешь жить, умей вертеться, - ответил я. - Журналиста, как и волка, ноги кормят. - Уже половина одиннадцатого, - сказала Диана посмотрев на часы. - Что делать будем? - Прогуляемся, на город посмотрим, - сказал Юра. - Кто не хочет, остаются в номере. Нежелающие есть? Значит так, цыгане, шумною толпой отправляемся на экскурсию. На улице стояла плюсовая температура. Снег превратился в кашу. Серый туман и сырой ветер - вполне обычная для этого янтарного края погода. Мы вышли из гостиницы. - Ну-с, немного вас просвещу. Калининградская область считается янтарным краем, потому как большая его часть от мировых запасов находится на территории области. В Балтийске военно-морская база. Светлогорск и Зеленоградск курортные города. Есть пополам с Литвой Куршская коса, отделяющая море от одноименного мелководного залива. Из достопримечательностей Кафедральный собор, могила Канта, музей янтаря, обилие наркоманов и инфицированных СПИДом. Посмотрите налево - вы увидите недостроенное здание Дома советов, величественный долгострой на месте Королевского замка. - Калининград - это типа Европа? - поинтересовался Юра, пиная пачку от сигарет. - По-моему, дыра какая-то. Дворникам что ли не платят? - Действительно, даже снег не скрывает обилие мусора в этом городе. Ой, мамочки! Шприц! Заразный! - взвизгнула Диана. - Круто, - сказал Юра, когда мы, задрав головы остановились, чтобы рассмотреть стройку века. - Небоскреб какой-то. Я бы на верх примостил башенки в виде пирамид из стекла и превратил бы в торговый бизнес-центр с аквапарком. - А зачем его строили, если не смогли достроить? - спросила Диана. - Как зачем? - удивился я. - Чтобы депутаты заседали. - По-моему, столько депутатов и со всей области не наберется, - почесав голову сказал Юра. - Офигели они что ли или деньги некуда было вкладывать? - Наверное и то, и другое. - Если мы пойдем по этой улице, то выйдем к рынку и статуе "Родина - Мать" - кажется так он называется. По пути нам встретился газетный киоск. Юра шмыгнул к нему, разглядывая газеты. - Смотрите, - весело крикнул он, подзывая нас, - У них есть газета для наркоманов - "Новые колеса" называется. - Не для, а про наркоманов, - сказал я. - Дураки вы оба! Ей богу, как дети! Это же газета для автомобилистов. - Алекс, - обернулся ко мне Юра, - нас назвали неграмотными папуасами. Что, уже и приколоться нельзя? В половине первого мы терпеливо ждали Диму в гостиничном ресторане, накачиваясь кофе. После третьей чашки бодрящего напитка Юра откинулся на спинку кресла и со вздохом сказал: - Уф, больше не могу! Сейчас сердце выскочит. Где там твой пунктуальный друг? - Лучше пить чай, как я, - сказала Диана. - Должен появиться. Он редко опаздывает. Сами понимаете, час пик, пробки на дорогах - люди на обед спешат. - Вдруг откуда ни возьмись, появился Дима Кочкин, - прокомментировал появление моего знакомого Юра. - Заждались? - поинтересовался Дима. - Я раздобыл микроавтобус. Собирайтесь, едем на экскурсию. Юра многозначительно посмотрел на меня - мол, твой дружок парень то что надо. - Микрофона здесь нет, поэтому буду говорить чуть громче, чем обычно. Сначала проведем небольшую экскурсию, скажем, часика на два, а потом и о делах поговорим. И, чуть не забыл. Экскурсия платная, - он кивнул на шофера, - ему придется немного заплатить. Так сказать, на бензин. - Базара нет, - сказал за всех Юра. - Мы готовы, начинайте. - Ну что ж, поехали. В великую Отечественную войну американская авиация не все разбомбила, кое-что и осталось. Для начала прокатимся к Кафедральному собору. Старинное историческое сооружение. На данный момент на реставрации. В здании действует музей. Если обогнуть собор и зайти в тыл, то мы увидим могилу Канта. Посмотрите наверх. Центральную башню венчает флюгер в виде русалки. Рядом с собором расположен парк со скульптурами. Сейчас мы немного прокатимся по Московскому проспекту. Ага, вот и он. Шеф, притормози. Вы видите мост? - Ну, видим, - сказал Юра. - И что дальше? - Присмотритесь повнимательней. Это мост в никуда. Его начали строить, но... Один конец упирается в дом, а второй ждет своего продолжения. - Загадочно, - промолвила Диана. - В этом городе полно странных мест, - вставил я, желая показать, что и я кое-что знаю. - Например, подземные заводы, пропавшая "янтарная комната", которая, по некоторым данным находится именно в Калининграде. - Река Преголя. Судоходная. Там, вдали вы можете увидеть порт и башни кранов... А сейчас мы проезжаем мимо фортификационного сооружения, в котором размещается знаменитый "Музей янтаря". Очень любопытные изделия предстанут вашему взору, если вы захотите в нем побывать. Возвратимся немного назад, чтобы лицезреть Калининградский зоопарк, созданный еще в довоенное время, один из старейших в Европе. Кстати, вот это дерева, что стоит рядом с кассами, называется "Гинко Билоба". - У меня дома шампунь такой есть, - вставила Диана. - Я им голову мою. - А у меня рот есть, - поддержал я ее, - я им еще и кушаю. - Да, - продолжал Дима не обращая внимания на наши подколки, - дерево известно своими целебными свойствами. Вообще, в Калининграде и окрестностях произрастает очень много ценных пород деревьев. Например, грецкий орех, граб, красный клен, его еще называют "канадским", бук... - Не город, а ботанический сад какой-то! - сказал Юра. - Наверное, здесь очень красиво осенью, - мечтательно сказала Диана. - Да, - ответил я. - Такой осени, как в Калининградской области я нигде в России не видел - сплошное буйство красок. - А это гостиница "Москва", тоже старинное здание. По вечерам, а в основном ночью на промысел, в районе гостиницы, выходят так называемые "ночные бабочки". - Шлюхи, - заметил Юра. - Так точнее. - Именно. Но я не советую обращаться к ним за услугами - Калининград, хоть и сравнительно небольшой, но держит первенство среди городов России по числу инфицированных СПИДом. Только что мы проехали мимо стадиона "Балтика", городской администрации. Въезжаем на площадь Победы. Слева и справа - крупнейшие торговые комплексы, супермаркеты. Мы едем к зданию железнодорожного вокзала. С левой стороны ресторан "Ольштын". Поворачиваем направо и видим железнодорожный вокзал и памятник Калинину, чье имя носит город... Все, экскурсия закончена... - Давайте отвезем даму в гостиницу, а сами немного пообщаемся. Диана, ты не против встречи старых друзей тет-а-тет? Только без обид. - Нет, конечно, если этот разговор для пользы дела. - Конечно для пользы! - закивал головой Юра. - Ладно, везите. - Ну, ребята, рассказывайте, какие у вас проблемы? - начал Дима, когда мы удобно расположились в микроавтобусе, отправив шофера на телестудию. - Собственно, дело пустяковое. Нам нужны загранпаспорта и визы, если возможно. Все настоящее, никакой липы. - Никак на постоянное место жительства за границу решили свалить? - Не на постоянное, но все же. Как ты, сможешь? - Были бы деньги, будут и паспорта. Мне понадобятся и ваши российские паспорта. - Зачем? - насторожился Юра. - Затем, чтобы изменить прописку. Каждый регион выдает загранпаспорта по прописке и ставит штампик с определенным номером. Получится, что вы прописаны в каком-нибудь Урюпинске из Тамбовской губернии, а будете иметь загранпаспорт со штампиком Калининградской области. Для пограничников будет выглядеть подозрительно. - Вполне логично. - Уж поверьте мне, мужики, я этих сюжетов о разного рода фальшивках наснимал во! - Дима резанул себя по шее. - Экспертом стал. - Сколько? - спросил я. - Дороговато, но скидок никто не делает - сами понимаете, что попасть в места где течет река Колыма из-за пяти копеек никто не хочет. - Драть так королеву, украсть так миллион, - вставил Юра. - Правильно мыслишь, дружок. Итого семь тысяч американских долларов. Можете не проверять - у меня в голове встроенный калькулятор. Вас устраивает такая цифра? Просто я еще надбавил за срочность. - Канешна, дарагой, какой торг! - Вас трое? - Двое. У девушки есть документ. А визу мы сами сделаем. - Мне все равно - любой каприз за ваши деньги. - Заметано. - сказал я. - А теперь расскажи, что изменилось в области за последние пятнадцать лет? Ты, как журналист, обстановку знаешь. - Очень много. Ты, я вижу, заметил разницу между старым Кенигом и сегодняшним? - Магазинов, супермаркетов стало больше. Машины на улицах практически все иномарки. Народ поприличнее стал одеваться. Дороги как и прежде - раздолбанные. Ну, пожалуй и все. Дима, за столько лет в стране очень много изменений произошло, не только в калобласти. То же самое, что я тебе сказал, можно под любой город подогнать. А в основном - дыра дырой ваш Кениг. - Вот! - Дима вытянул указательный палец вверх. - Про любой, но не про этот и не про область. А если взглянуть в корень? Братцы, вы не против пива? Кто сгоняет? Три полторашки, пожалуйста, по одной на каждого. Юра, киоск в двух шагах. Юра нехотя поднялся, открыл дверь буса и шагнул в проливной дождь. - Область претерпела ряд изменений. Прежде всего в демографическом плане. - Что, повысилась рождаемость? - спросил я. - И рождаемость тоже. В первую очередь из-за того, что понаехоло "гостей" из различных постсоветских республик - Азербайджана, Казахстана и других. В основном ехали те, кому после становления новой власти, республика вдруг стала чужой. Не спорю, было и насилие, различные притеснения, русских объявили людьми второго сорта. Но кто уезжал? Классные специалисты. Разве чурки могут быть класссными специалистами? - окинул нас горящим взглядом Дима? - Может быть, но не всегда. И правительства многих республик поздно спохватилось, вкусив воздух свободы, что потеряло очень ученых, преподавателей вузов и так далее. В область выехало так же много поволжских немцев. Но, так как основная масса прибыла с необъятных территорий Казахстана, их так и зовут - казахи. Коротко, ясно и понятно. Прибыло очень много, несколько десятков тысяч, по моим сведениям. И сюда народ продолжает переселятся. Наверное, здесь как говном намазано, вот мухи и слетаются. Кстати, далеко не все специалисты. Даже если есть диплом, это ничего не значит. По старинным восточным понятиям, покупка высшего образования для ребенка - дело привычное. Ну, это личное дело каждого. Так вот, местное население, те, кто прожил здесь не один десяток лет, не очень любят казахстанцев. Почему? Легко ответить. Люди, жившие где-то там, на чужой земле, бок о бок с коренным населением, перенимали и их обычаи. И, следуя им, тот, кто устроился на работу, перетаскивает на нее и своих "собратьев", тем самым создавая дополнительную безработицу в регионе - самим рабочих мест не хватало, а теперь понаехали всякие. А для этнических немцев Калининградская область это трамплин для последующей эмиграции в Германию. Мое мнение, в области идет какой-то непо3анятный геноцид против "коренного" населения, а именно, спаивание самогоном. Прокатитесь по селам - одни алкаши. Жизнь бурлит только в городах. А так называемые "казахи" влезли не только в деловую жизнь, но и в политику, попали на руководящие должности. - Тебе они не нравятся? - спросил Юра. -Ты чо, типа антисемит какой? - Не нравятся. А что делать - если кричать об этом на каждом углу стану, так семья без кормильца останется. Откройте любую газету на странице "криминальная хроника", так вы просто обалдеете. Не область, а какой-то Чикаго, - подумаете вы и будете правы. Несколько "зон" для осужденных. А выйдут, куда им деваться? Из области даже через Литву без загранпаспорта не проедешь. Оседают на местах, труженики ножа и топора. Репы в тюрьмах отъедят, накачаются - и в путь, искатели приключений. Идем дальше. По всей области масса учебных заведений, каждый год на гора выдающих толпы специалистов, потенциальных безработных, так как всем рабочих мест, естественно не хватает. А становиться простым работягой, например, каменщиком или столяром, молодежь не хочет - не престижно. Хотя загляните на любую биржу труда - именно таких специалистов и не хватает, зато море бухгалтеров, юристов, учителей не востребованы. Еще по одной бутылочке? - Не, хватит, - сказал Юра. - Мы к этому не привыкши, - он покосился на меня. Когда документы будут готовы? - Отдаете ваши паспорта и через недельку можете забирать все. - Не, это долго, - промычал Юра. - Побыстрее нельзя? - Зачем спешить? Неделя не срок. Поживете, посмотрите, по музеям походите. А за спешку надо доплачивать. - За три - четыре дня, реально? - В этом мире реально все, только тариф увеличивается в два раза. - Фига себе! - присвистнул я. - За что такие деньги? - Мы лучше по музеям походим, - сказал Юра и я его поддержал. - Половина вперед, половина после. Деньги есть? И мне за услуги. - Есть, - коротко ответил Юра. - Держи. - Вот и славно. Вот мой номер мобильника, если будут вопросы - звоните. - Пока. - До встречи. Мы выкатились под дождь и бодро зашагали по лужам. - Ты ему доверяешь? - спросил Юра. - Не очень. Я его не узнаю. Но он пока единственный наш шанс. - Согласен. Идем в гостиницу или погуляем? - С ума сошел. Здесь дождь идет круглый год, с небольшими перерывами - на зиму. - Сейчас зима. - И в это время тоже. Портье в холле гостиницы передал нам записку следующего содержания: "Не волнуйтесь, я пошла в ресторан. Дина". - Что это значит? - остановился я. - Зачем нам ее записка? Если она хочет покушать - пожалуйста, хоть в Макдональдс. С чего ей нас предупреждать? - Думаешь, ее похитили? - Я этого не говорил. Кому она понадобилась? Вероятность того, что нас пропасли, один к миллиону. - Подсчитывал? - Нет, но мне так кажется. Поднимемся в ее номер. Дверь в комнату Дианы была приоткрыта. Юра осторожно вошел, крадясь по ковру как гепард на охоте - весь собранный, готовый прыгнуть и перегрызть горло. Диана лежала в одежде и обуви на кровати лицом вниз. - Убили, - прошептал я. Юра подошел поближе и повел носом: - Пьяна. В стельку. Для нее лошадиной дозой можно считать бокал пива. Пошли, сама очухается. Погуляла девочка, пускай отдыхает. - Сам ты "мальчик"! Ей лет тридцать! - Еще лучше. Значит, она совершеннолетняя. - Не пори чушь, Юра! - Штирлиц порол чушь. Чушь брыкалась и пронзительно визжала. - На тебя пиво подействовало только сейчас. Пошли по номерам делать баиньки. - Какой на фиг "баиньки"! Еще день! Такой полумрак из-за того, что льет дождь. Пошли в казино, а? Я знаю отличный способ обыграть крупье в рулетку. - Не хочу. А что за способ?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"