Розанов Вадим Вадимович: другие произведения.

Рутина

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Неожиданно сложился рассказ в продолжение "Мести". Похоже, с этим героем еще рано расставаться. Как всегда, о жизни, и особо - с огромным респектом - о медиках.


   РУТИНА
   - Нас закрывают!
   Игорь даже отдернул руку с телефоном от уха. Ничего себе пробуждение после тяжелого дневного сна - только утром он сменился с суточной вахты в "красной зоне" и обычно почти сутки уходили только на то, чтобы прийти в себя. Спокойно попрощался с коллегами, даже пошутил о чем-то со старшей сестрой, и вот, не прошло и восьми часов как звонит подружка Ксюша и что-то такое страшное практически кричит в трубку.
   - Кого закрывают? Ты это о чем? - Игорь еще явно не до конца проснулся и как-то не мог соотнести Ксюшины слова с теми слухами, которые в последние дни циркулировали по их отделению.
   - Нас!! Всю больницу! На ремонт! Всех увольняют! - Ксюшу явно переполняли эмоции, что в общем-то было понятно: она-то в отличие от москвича-Игоря приехала в Москву "по ковидной теме" на заработки из соседней области, часть зарплаты отправляла домой матери и сестре и работой очень даже дорожила. Было понятно, что молодая расторопная медсестра с опытом работы в "красной зоне" работу в Москве найдет, но вынужденный простой ее совсем не радовал. Да и с Игорем тоже... Одно дело пока они работают вместе, пусть смены и не всегда совпадают, но отношения явно развиваются, глядишь, может и получится что-то... И совсем другое, если пути их разойдутся. Кто его знает, как дальше все сложится.
   Поговорив с Ксюшей еще пару минут - к счастью, ее дернули к пациенту, а с этим делом у них в отделении было строго - и договорившись обсудить все позже вечером, когда она станет посвободнее, Игорь отправился в душ, потом пить кофе, да и пожевать что-то явно было уместно. Голова, однако, была теперь занята вопросом о том, что делать дальше.
   За прошедший "ковидный" год он сменил уже три места работы. Получив диплом об окончании колледжа - красный, между прочим! - он ушел из своей первой больницы и попытался устроиться по специальности - на "скорую помощь" (история Игоря описана в рассказе "Месть"). Сначала все было прекрасно. Поговорив с ним минут десять, заведующая подстанцией улыбнулась и подвела итог:
   -Ничего, научим, оформляйся.
   И вот тут начались сложности. Бумажек пришлось собирать кучу. Там еще и военкомат образовался, который то работал, то не работал, так что военный билет Игорь получал долго. Но хуже оказалось другое. Среди прочих справок требовалась и та, от МВД, где речь шла об отсутствии судимости - ее у Игоря не было - и даже факта возбуждения уголовного дела. А Игорь-то в свое время по делу Бати проходил, что в справке черным по белому и было написано.
   Энтузиазм у кадровиков "скорой помощи" резко поубавился.
   - Извини, парень, не пойдет, - прямо сказали ему и пояснили - ты со своей статьей никогда не сможешь работать с детьми, а у нас бригады универсальные, вызовы могут быть и к детям.
   Какое отношения "неправильная вера в бога" имеет к детям, так сразу было и не понять, тем более, что Игорь вообще почти забыл обо всей этой истории. В расстроенных чувствах он позвонил тому адвокату, который защищал его на суде. Адвокат был опытный, повидал в жизни немало и, выслушав Игоря, горько усмехнулся:
   - Вот значит теперь как...Интересно, раньше, конечно, была такая хитрая формулировка: "ни я, ни мои ближайшие родственники под судом и следствием не находились, в плену и интернированы не были, на временно оккупированной территории не проживали". Вот только, насколько я помню, фигурировала она тогда, когда речь шла о действительно серьезных вещах типа работы с секретными допусками, за границей и тому подобное. А теперь, значит, такое от фельдшера "скорой" требуют. Вот сволочи!
   Слушай, если хочешь совет - наплюй на это дело. Плетью обуха не перешибешь. Медицина большая, подготовка у тебя хорошая, да и голова на плечах есть. Ищи другую работу. Тем более, сейчас ковид, выплаты там всякие.
   Игорь тогда так и поступил. Работу нашел быстро. Смены, правда, были суточные, но пока сил хватало. Затем знакомые предложили перейти в другую больницу - как бы своя компания и условия получше. А полгода назад не стало его бабушки - все тот же ковид, и ему досталась по завещанию ее квартира в старом московском районе. Ближайшая больница была в пяти минутах ходьбы, и Игорь устроился в нее. Начал понемногу ремонтировать квартиру, познакомился с Ксюшей, жизнь явно стала налаживаться, и тут такое.
   Кому понадобилось на подъеме очередной волны пандемии закрывать уже полностью оборудованную и специализировавшуюся на ковиде больницу на ремонт - то тайна великая есть. Суета администрации явно наводила на мысль о том, что дело было нечисто. Уже к вечеру пришло сообщение: на следующее утро сотрудникам, а их было несколько сот человек, следовало собраться в конференц-зале. Ясно, что из этого ничего не получилось, толпа собралась слишком большая и народ распустили, предупредив, что собирать будут по частям, по отделениям. Игорь позвал Ксюшу, только закончившую суточную смену, к себе позавтракать и соснуть пару часов. Она с удовольствием согласилась. Дело даже не в том, что ей не слишком хотелось ехать на другой конец города, где она в компании еще с двумя сестрами снимала двухкомнатную квартиру. Приглашения такого рода от Игоря выглядели как многообещающие авансы, маленькие, но важные шаги по такому непростому пути развития отношений.
   Позавтракать успели и только. В группе их отделения появилось новое сообщение: сотрудников приглашали на новую встречу через час. Это было уже откровенно смешно, поскольку большинство медсестер были приезжими, в основном из области, и даже если они и пришли на первую встречу, то сейчас уже, скорее всего, сели в электрички и ехали в направлении дома.
   Игорь с Ксюшей вышли из подъезда и наткнулись на группу оживленно что-то обсуждавших жильцов. Кое-кого из них Игорь уже знал. Что-то даже такое всплывало в памяти из рассказов бабки об эпохальной борьбе жителей против городских властей, которые планировали пустить их квартал под капитальный ремонт с выселением всех жителей. Детали тогда конечно пролетели мимо него, но одно запомнилось: к этой светлой мысли последовательно приходили все городские власти - от советских до уже и собянинских. Дома были хороши: ранние "сталинки" с толстыми стенами, высокими потолками и уже расселенными коммуналками, которые в лихие 90-е скупили люди с деньгами. Ломать их, ясное дело, никто не собирался, а вот перестроить и потом продать, - дело другое. Мест таких в городе осталось немного: десять минут и до парка, и до первой станции метро, тихая, мало проезжая улица.
   По рассказам бабки, в доме тогда сформировался сильный актив, который настолько испортил жизнь управским и прочим городским чиновникам, что с ними решили просто не связываться.
   Игоря, как нового жителя дома, представители этого актива, похоже, приняли за своего, и сейчас засыпали вопросами.
   - Что, закрывают вас? А поликлинику тоже?
   - Ясное дело, исторические корпуса продадут кому-нибудь, а новые снесут и элитные дома построят - там до парка всего 300 метров!
   - И ведь только опять новой плиткой вокруг все замостили!
   Игорь попытался вежливо ответить, что он еще толком и не знает ничего, и публика сразу переключилась на судьбу бедных медиков.
   - А вас, значит, увольняют?
   - Девушка-то с тобой работает? Симпатичная...
   - Ну, если совсем плохо будет, приходите, накормим.
   Игорь вежливо всех поблагодарил и, сославшись на скорое собрание, увлек обалдевшую Ксюшу в сторону больницы. Она еще долго оглядывалась, а потом выдала неожиданный вывод:
   - Смотри, как они о тебе заботятся. Чувствуют хорошего человека.
   Игорь немного насторожился. Ксюша ему нравилась, с ней было хорошо, но временами она становилась уж больно прямолинейной.
   На собрание, действительно, из всего отделения пришло человек 10, и полчаса им рассказывали, зачем и почему именно сейчас затеян этот ремонт. Ясно, что сотрудников это уже мало интересовало. Гораздо важнее им было услышать, будут ли какие-то предложения по трудоустройству. Сказано же было, что "покупатели" из других больниц появятся только на следующий день.
   Игорь уже уходил, когда его окликнула дама из отдела кадров.
   - Зайди ко мне, пожалуйста, разговор есть.
   Предложение было неожиданное. Оказалось, что московская медицина должна, в порядке своего рода шефства, направить до сотни медиков в соседние с Московской области. Хитрость состояла в том, что они продолжали бы числиться в штатах московских больниц и получать и зарплату, и все выплаты по московским меркам. Игорь, молодой одинокий парень идеально подходил для этого проекта.
   Кадровичка начала соблазнять:
   - Здесь с твоей справкой тебя не везде возьмут, а там даже и смотреть на нее не будут, потому что просто не увидят. Оформим-то мы тебя здесь. Ты же фельдшер? Так вот, сейчас мы тебя оформим медбратом, а там покажешь диплом, людей у них не хватает, еще и на место врача поставят. А потом привезешь оттуда справку, что работал врачом, и мы тебе выплатим разницу.
   Игорь хоть и недавно работал в медицине, но в сказки уже не верил. Хотя, кто знает, может и выплатят. Денег на борьбу с ковидом отсыпали немеряно, а медиков, в Москве во всяком случае, старались не обижать - уж больно громкие скандалы получались. Его во всей этой истории заинтересовало другое. Кадровичка упомянула среди прочих и область, откуда приехала Ксюша.
   - Скажите, а это Вы здесь только мне это предлагаете? А то у меня коллега, как раз оттуда родом, здесь квартиру снимает, тратится, а там и жить дома будет и получать хорошо... А за компанию, может, и я бы поехал.
   - А у нее хотя бы временная регистрация в Москве есть, а то нам москвичей посылать надо?
   - Не знаю, но если надо - сделаем.
   - Зови!
   Так и получилось, что Игорь с Ксюшей неожиданно отправились работать в ее родной город.
   Игорь ввязался в это дело скорее интуитивно, чем по расчету, но, обдумав получившееся, был доволен. Ксюша ему нравилось, с ней было хорошо и спокойно, но делать решающий шаг и хотя бы даже предложить ей жить вместе он был не готов. Он вообще как-то плохо представлял себе, что это такое - семья, совсем иной формат жизни, ответственность за близкого человека, а там, глядишь, и детей. Ксюша же, тем временем, не всегда даже тонко намекала на то, что жить вдвоем было бы удобнее и легче, а теперь, когда она осталась без работы, снимать квартиру ей стало обременительно финансово. На новом же месте многие вопросы снимались автоматически: Ксюша, ясное дело, будет жить у матери, а ему как москвичу дадут место в общежитии. А не понравится - снять квартиру будет недорого. А что там будет дальше - время покажет.
   Ксюше вариант этот понравился меньше. Она, все же, привыкла к московской свободе, а с матерью у нее все было непросто. Но главный резон ее пребывания в Москве - заработать денег - явно снимался, и возражать оснований вроде бы и не было. Она, правда, оставила возможность для отступления, взяв с собой только вещи на предстоящую зиму, а всю свою летнюю амуницию упаковала и загрузила в кладовку к Игорю.
   Ключи от своей квартиры Игорь оставил одной из соседок-активисток. С матерью он на эту тему даже слегка поругался, поскольку она настаивала на том, чтобы он квартиру сдал, и даже какие-то варианты предлагала. Игорь почти было согласился, но решил, что, если ему на новом месте понравится, и он там задержится, то это не поздно будет сделать и через пару недель - тут езды-то всего было часа три на поезде.
   Напоследок "московский медицинский десант", как назвал уезжающих в командировку представитель Департамента здравоохранения, позвали на митинг в мэрию и вручили ценные подарки - рюкзаки с аптечкой, спортивным костюмом и значком. Все предметы были густо украшены логотипами с надписью "Москва" и Георгием Победоносцем. Игорь сразу заподозрил, а Ксюша позднее подтвердила его догадку, что весь этот инвентарь лучше оставить дома - в провинции москвичей недолюбливали.
   Было сказано много пафосных слов, которые народ, в основном, пропустил мимо ушей. Сидевшие в зале медики очень хорошо понимали, что на самом деле они едут как бы на замену тем своим коллегам, которые уехали из этих самых соседних областей в Москву исключительно из материальных соображений. Те, кто вообще задумывались о таких вещах, невольно спрашивали себя, а не проще ли было перекинуть туда деньги из раздутого московского бюджета? Откровенно довольны были лишь те, кто, как Ксюша, фактически возвращался к себе домой. Но таких было немного.
   Смысл всего этого действа Игорь понял вечером, когда ему позвонила соседка-активистка и сообщила, что она уже трижды видела по телевизору репортаж о "московском медицинском десанте". Правда, митинг медиков показали мельком, а большую часть репортажа составляло выступление вице-мэра, который за пару минут трижды повторил, что речь идет об акции братской помощи Москвы соседям. Эффект получился неожиданный.
   - Ты, конечно, молодец, что едешь, - сказала Игорю соседка, - а эти бордюрщики опять что-то устраивают за наш счет, не спрашивая у народа! Ну, мы им покажем на выборах!
   Х
   На месте все устроилось неплохо. Диплом Игорю, действительно, пригодился. Ему сразу предложили поработать старшим пункта вакцинации, выполняя в том числе и функции терапевта по предварительному осмотру пришедших на вакцинацию. Кое-какие инструкции и памятки почитать пришлось, но ничего супер сложного в этой работе не было. Уже в первый день Игорь понял, что использовать его на этой должности местному Минздраву было просто выгодно. Сотрудники пункта вакцинации "президентской" надбавки не получали, и местные медики туда особенно не стремились. Игорю же в этом смысле было все равно - ему платила Москва, не вдаваясь в детали того, где и как его используют. Справку, кстати, пообещали выдать.
   Работу на прививочном пункте назвать уж очень напряженной было нельзя. Долгой - да, шесть дней в неделю по 10 часов, но сплошного потока посетителей не было, так что была возможность и чаю попить, и даже вздремнуть иногда. В бригаде Игоря работали две сестры: одна делала уколы, а другая вела документацию и выдавала привитым справки. Чтобы никому не было обидно, через день они менялись. Прививочный пункт находился в торце офисного здания, где раньше была дирекция ткацкой фабрики, а сейчас размещались какие-то загадочные конторы и полуподпольные магазины, и от остальных помещений был изолирован. Коридор, несколько кабинетов, санузел и небольшая кухонька. Удобно и как-то даже уютно.
   В конце первой смены в кабинет Игоря зашла та из сестер, которая была постарше, собственно, ее выдернули с пенсии, и положила перед ним на стол две тысячные купюры.
   - Ваша доля, доктор, - спокойно сказала она. - Сами понимаете, благодарят некоторые.
   Игорь задумался. Как-то сразу сложилось, что он представился по имени, и так его и стали называть. А тут "доктор", и какая к черту благодарность, когда каждый второй жалуется, что вакцинироваться его заставляют на работе, а так бы он ни за что колоться не пошел. Да и деньги здесь иной вес имели. Две тысячи - это очень не мало. Кто другой бы на его месте, может быть, и задумываться не стал, но Игорь, не смотря на свою молодость, был уже парень битый.
   - Это что, отказники?
   - Какая Вам разница. Вы ничего не видите и не знаете, но мы решили, что если вместе работаем, то и Вас надо уважить.
   - Спасибо, - Игорь отодвинул от себя купюры, - я ничего не знаю, и знать не желаю. И больше об этом слышать ничего не хочу. И имейте в виду: попадетесь или проколетесь - покрывать не буду.
   - Москвичи, - сестра почти выплюнула это слово, - легко вам деньги достаются. А у меня пенсия, знаете, какая?
   - Догадываюсь, но это не повод для распространения заразы.
   - Это как же мы ее распространяем? Ну, не хотят люди, имеют право, а от них требуют, вот мы им просто помогаем.
   - Помогаете... И непривитый человек с нашей справкой идет свободно на работу, подхватывает где-то вирус и заражает и коллег, и близких. За дурака-то меня не держите, хоть я и москвич. Все, проконтролировать я вас не могу, но участвовать в этом не буду.
   Размышляя потом об этом разговоре, Игорь сам удивлялся своей жесткости. Болтая с друзьями, он и сам любил порассуждать о том, что "нас же не имеют право всех заставлять" и "каждый сам должен решать", но одно дело - абстрактные разговоры, а другое, когда тебе предлагают участвовать в обмане, который очень логично из них вытекает. И как-то даже сожаления не было, что от денег отказался. Раньше, в Москве, случалось, пациенты благодарили, и никакого отторжения Игорь при этом не испытывал. Хотят люди отблагодарить за хорошо, с их точки зрения, сделанную работу, почему он должен отказываться? Но тут-то все наоборот: "благодарность" как раз за то, что работа не сделана. Что-то тут неправильно.
   Да и стремно все это, честно говоря. Последнее, что Игорь хотел бы в жизни, было возобновление знакомства с правоохранительной системой. Ему вполне хватило прежнего опыта, и он отлично помнил, как изменились вопросы следователя после пожара в реанимации, стоило ему услышать, что Игорь уже был однажды под следствием. А тут, в чужом городе, оформят так, что и пикнуть не успеешь. Своих, может, и вытащат, а уж на него, приезжего, все свалят.
   Теплоты в отношениях с сестрами это Игорю не добавило, он опасался, что они вообще начнут его шпынять при каждом удобном случае, но этого не произошло. Похоже, они с извечной народной рассудительностью решили, что им так больше достанется, и к этому вопросу не возвращались. Отчетность прививочного пункта, во всяком случае, была в полном порядке.
   Постепенно и сама работа стала Игорю даже нравиться. Конечно, большинству прививающихся он давал "добро" довольно формально, поскольку уже в самом начале работы его предупредили, что отвод от прививки по медицинским показаниям случай чрезвычайный, но скоро заметил, что пожилые пенсионерки-сердечницы с удовольствием начинают обсуждать с ним свои болезни, лекарства, их действие и прочее. Одна из сестер объяснила ему, что попасть сейчас в условиях пандемии простому пенсионеру к кардиологу - задача вообще нереальная, а люди привыкли, что с доктором можно поговорить, и им этого не хватает. Игорь, конечно, кардиологом не был, но специальность его называлась "фельдшер кардиологической бригады скорой помощи", так что предметом он отчасти владел. Порылся в интернете, почитал статьи, и в большинстве типовых случаев он мог дать вполне разумный совет.
   Народ был доволен, "пенсионный телеграф джунглей" разнес информацию о "молодом докторе, с которым как поговоришь, так и полегчает", и пенсионерки из соседнего спального района потянулись к ним в прививочный пункт.
   Здесь надо упомянуть, что с самого начала перед всеми "прививочниками" ставилась нереальная задача заниматься пропагандой прививок. Где и как они должны были это делать, не знал никто. С областного минздрава требовали отчетность, а тот, в свою очередь, давил на своих подчиненных. По всему городу динамика числа привитых росла волнообразно: как только обязательная вакцинация распространялась на очередную профессиональную группы - рождалась новая волна. И только пункт Игоря вдруг начал показывать небольшой, но стабильный и постоянный рост. К концу второго месяца - а графики обычно составлялись подекадно - это отметили в областном минздраве, и, поскольку командирован из Москвы Игорь был только на три месяца, ему предложили попробовать продлить срок командировки еще на три месяца.
   Подумав немного, Игорь согласился. Устроился он неплохо. Прививочный пункт, где он работал, размещался в бывшей амбулатории ткацкого комбината. Рядом еще в советские годы был построен спальный район для сотрудников комбината, где он легко и за совсем небольшие деньги снял себе квартиру. Так что до работы было пять минут пешком. Далековато, правда, было до центра города, где жила Ксюша, но с отъездом из Москвы они как-то отдалились друг от друга. Ксюша пробилась в центральную областную больницу и старалась там закрепиться. Графики работы у них совсем не совпадали, а в последнее время Игорь почувствовал, что даже в свободные дни она избегает встречаться с ним. Что-то за этим стояло, но разобраться пока он в этом не мог.
   Жизнь в областном центре была не в пример дешевле, чем в Москве, развлечений, конечно, было меньше, но друзья рассказывали, что их и в столице поубавилось. Так что задумка Игоря отремонтировать доставшуюся ему квартиру и избавиться, наконец, от мебели 50-х годов прошлого века становилась все реальней.
   В Москве с просьбой областного центра согласились. Она была далеко не первой, и к этому в столице были готовы. Ковид по-прежнему был в теме, и на общем фоне расходов на борьбу с ним в многомиллионном городе оплата какой-то сотни медиков ничего не решала. А вот пиар из этой истории получился отличный, мэр сумел даже президенту доклад направить.
   Так оно все и шло до того дня, пока, придя утром в пункт, Игорь не увидел у еще закрытых дверей росгвардейца.
   - Привет, слушай, ты тут заведующий? Мне сказали: молодой парень, а медсестры - тетки старые. Меня Олегом зовут. Буду теперь вас охранять. Мои смены - через день. А чай вы тут по утрам не пьете? А еще бы лучше - кофейку, а то я проспал слегка, еле успел на развод.
   И чай, и кофе у Игоря, конечно, были, тут подошли и медсестры и начали бурно обсуждать с гвардейцем последние местные новости, которые накануне вечером прошли мимо Игоря.
   Оказалось, что в областном центре под охрану взяты все пункты вакцинации, поскольку накануне один из них - к счастью, уже закрытый - неизвестные закидали камнями, выбили окна и напоследок швырнули внутрь бутылку с бензином. Вероятно, насмотревшись современных фильмов про войну, где танки загораются один за другим после попадания в них такими бутылками, они считали, что бензин загорится сам, как только разобьется бутылка, и не позаботились о том, чтобы приделать к ней хотя бы примитивный фитиль. В результате пожара не случилось, но пункт оказался временно непригоден для работы - надо вставлять стекла и как-то избавляться от запаха бензина.
   - У нас всех по больницам и поликлиникам разослали. Да не просто так - усиленные патрули с машинами, - рассказывал росгвардеец, - и в торговые центры тоже. Там лафа, по магазинам походят. А майор, наш командир роты увидел, что я опаздываю - и к вам. Мол, типа, в наряд.
   С гвардейцем Игорь поладил нормально. И с ним, и с его сменщиком можно было вполне даже по делу поболтать на самые разные темы. Работать они не мешали и от полного безделья после сильных снегопадов даже помогали разгребать снег у входа. С дворниками в областном центре было как-то не очень, так что до их появления Игорю приходилось заниматься этим делом самому. Вдвоем было и веселее, и легче.
   Так и продолжалась эта идиллия уже пару недель, когда однажды Олег пришел не в свою смену и очень мрачный.
   - Я поменялся, чтобы завтрашний день освободить, - пояснил он, - парня одного нашего хороним.
   - Погиб? - удивился Игорь. Он теперь старался следить за местными новостями и ничего такого про происшествия с правоохранителями в последние дни не помнил.
   - Нет, - как-то неохотно ответил Олег, - ковид...
   - Вы же привиты все? - удивился Игорь, - да и молодые, здоровые. Такое редко бывает.
   - Да, привитые, - Олегу явно все это было не слишком приятно, - понимаешь, у него семья, дочка есть, а он очень хотел сына. А что, квартира от родителей хорошая досталась, платят нам неплохо, почему бы и нет. А жена, Танька, уперлась: сделаешь прививку - никакого ребенка. Откуда-то взяла, что ребенок может больным быть. Ну, он у этих, ваших, - он кивнул на кабинет, где сидели медсестры, - справку и купил. А тут, вроде, простудился. Пошел в баню с парнями - хорошо я к родителям в деревню ездил, а то они теперь все на карантине - а стало еще хуже. Ну, вот вчера в нашем госпитале и умер. Завтра хороним.
   - А следствие?
   - Да, ладно тебе. Какое тут следствие. Все все знают. И никому такие дела не нужны. Конечно, если команды нет, или заказа там. Не бери в голову.
   Игорь и не стал, а тут очередная пенсионерка подтянулась. Игорь крепко подозревал, что далеко не все его пациентки из этой категории действительно получали потом прививку, но отслеживать каждый укол не собирался.
   Следущий день ничем особо от остальных не отличался часов до трех, когда в пункт, где Игорь со сменщиком Олега пили чай, вдруг ворвался запыхавшийся Олег. Был он крайне озабочен и слегка выпивши.
   - Уходите отсюда. И быстрее. А то до греха недалеко, - в телеграфном стиле выдал он Игорю, выхватил у него из рук чашку с только что налитым чаем и жадно выпил.
   - Куда уходить? Почему? Что случилось? - Игорь просто ничего не понял.
   - С поминок я. Там такое. Тетки какие-то всех накрутили: мол, пока никаких прививок в прошлом году не было, никто и не умирал, а как стали прививать - одного за другим хороним.
   - Что за бред?!
   - Может и бред - тебе виднее. Только народ выпил и завелся. Уже поднялись. Я бегом сюда. Им идти минут пять, боюсь, не остынут по дороге. До беды недалеко.
   - Так надо вашим звонить!
   - Ага, и что я майору скажу? Что там наших с полдюжины? Кого он против них пошлет и чем это кончится? Хрен с ним с пунктом, ну побьют окна, главное, чтобы люди не пострадали. Пусть потом полиция разбирается.
   С этим спорить было трудно, и Игорь быстро отправил сестер по домам. Услышав в чем дело, они развили вовсе не свойственную для их возраста скорость.
   "- Похоже, больше я их не увижу" - подумал про себя Игорь.
   Сам он решил пока остаться. Не то, чтобы он был готов умирать за оборудование прививочного пункта, но бросать его было как-то не по-пацански.
   - Теперь так, - Олег, несмотря на свое состояние, соображал быстро, - меня здесь не было. Ты, - он ткнул пальцем в Игоря, - ушел сам и увел своих девушек потому, что он, - теперь он ткнул пальцем в сменщика, - сказал тебе срочно отсюда удирать. А ты, - опять пальцем в сменщика, - как увидишь толпу, пальни пару раз в воздух из своей "травмы", отскочи за пару кварталов и звони в полицию.
   - А если они пункт не тронут? - Олег у своих был явно в авторитете, но сменщик решил подстраховаться.
   - Они? Не тронут? Да уж если они вылезли из-за стола и сюда дочапали, то будь уверен, тронут! Так, одевайтесь и вперед!
   Так и сделали. Игорь еще, правда, захватил свой рюкзак и казенный ноут, в который они заносили сведения о привитых. С сожалением взглянул на морозилку с вакцинами, но тут уже ничего сделать было нельзя.
   На улицу выскочили во время - из-за угла как раз показались первые возбужденные, размахивающие руками граждане. Олег увлек Игоря в ближайших двор и, присев за намертво припаркованным там допотопным "Москвичом", стал наблюдать за происходящим. Толпой это назвать было нельзя - всего человек 20, видно многие на морозе охолонули и вернулись за дополнительной порцией горячительного. Как ни странно, женщин даже было как бы и не больше, чем мужчин, и среди них Игорь с удивлением узнал свою квартирную хозяйку. Вроде бы интеллигентная женщина, в прошлом библиотекарь, а как энергично руками размахивает.
   - Слушай, - он дернул за рукав Олега, - их немного, может, отобьемся?
   - И не думай, - Олег смотрел на происходящее крайне мрачно, - сейчас у каждого окна люди. Как начнется - сразу выскочат. И как себя поведут - заранее не скажешь. Тебе что, шприцов жалко?
   - Да не в шприцах дело. Все это как-то неправильно.
   - Ты только сейчас это заметил?
   Они бы еще долго так беседовали, сидя на корточках за "Москвичом", но на улице что-то закричали, треснули два негромких выстрела, затем народ засвистел, завопил, треснули разбитые стекла.
   - Сосульками работают, - прокомментировал Олег, - так, отойди еще подальше, а как сирены полицейские завоют - подходи. Но аккуратно. Все помнишь? Тогда привет, а вечером я зайду.
   - Слушай, а как же сестры? Они-то что расскажут?
   - Пусть их кто-нибудь найдет сначала. Думаю, с перепуга они сейчас так спрячутся, что о них ты не скоро услышишь. Им сейчас всех бояться надо: и полиции, и этих, - и он кивнул в сторону несколько возросшей толпы.
   К первым энтузиастам присоединился народ, высыпавший из офисного центра, прохожие и жители ближайших домов. Многие вообще не понимали, что происходит, и спешили, боясь упустить что-то интересное.
   Игорь так и сделал. Помещение пункта не так, чтобы особенно пострадало. Стекла побиты, мебель перевернута. Хуже всего было то, что какой-то идиот умудрился оторвать дверцу морозильного шкафа. К счастью, очередной завоз вакцин ожидался на следующий день, но доз двадцать пошло на списание.
   Вслед за парой машин ППС к разгромленному прививочному пункту началось настоящее паломничество силовиков. Звезд на погонах становилось все больше, а сами звезды - крупнее. Вслед за полицией подтянулся Следственный комитет, а потом и вообще какие-то люди в штатском. Каждая новая порция визитеров с умным видом опрашивала свидетелей - Игоря и росгвардейца, праздная публика сразу рассосалась - и осматривала помещение и подходы к нему. Кто-то даже умудрился найти смятую чьим-то башмаком гильзу от травмата гвардейца. Ее осмотрели, обнюхали и пришли к выводу, что гильза свежая и, действительно, от травмата. Приобщили. В числе последних подъехал майор росгвардии, наверное, тот самый командир роты, которого часто упоминал Олег. Он, похоже, был в курсе дела, быстро выслушал версию случившегося, внимательно поглядывая при этом на Игоря. А тот, бедняга, в который раз повторял заученную легенду и упорно твердил, что никого из нападавших он раньше не видел, и кто они такие, понятия не имеет. Сначала ему не поверили, но потом росгвардеец, которого уже опросили, пояснил, что Игорь - москвич, не местный и в городе всего-то живет пару месяцев. Настроение сразу изменилось: "Москвич! Что с него возьмешь...".
   И уже самыми последними на место происшествия прибыли представители областного минздрава во главе - страшно сказать - с заместителем ведомства. Сопровождение у него было будь здоров, Игорь даже представить себе не мог, сколько у него начальников. Заместитель тоже походил туда-сюда с умным видом, избегая пока обращаться к Игорю с вопросами. Его больше интересовало мнение полицейских начальников. Вслед за ним и свита тоже как-то сторонилась Игоря. А он так и стоял у входа с казенным ноутом в руках, отвечая время от времени на какие-то заумные вопросы деятелей в штатском. Типа, какую музыку он больше любит, и на каких блогеров подписан в соцсетях.
   Дело кончилось тем, что на заместителя набежали журналисты, от которых силовики отбились ссылкой на тайну следствия. Надо было что-то отвечать, и он выдал:
   - Главное - люди не пострадали!
   Стоявшие рядом силовики посмотрели на него с недоумением, но заместитель областного министра - фигура политическая - уже оседлал эту тему.
   - Благодаря своевременным действиям росгвардии и полиции медики, которые выполняли свой долг и оставались на посту до конца, были своевременно эвакуированы и не пострадали. Уверен, что они буквально завтра вернутся к работе, и мы справимся с пандемией.
   Вот смотрите, - он вдруг схватил Игоря за плечо и вытащил к телекамере, - заведующий пунктом в последнюю минуту, бросив свои вещи, спас ноутбук с данными на тех, кто получил прививку. Так что данные о них не утеряны, и они своевременно получат свои справки. Мне очень приятно, что такой молодой человек продемонстрировал высокое чувство ответственности. Впрочем, так сейчас работают все наши медики... - и он зарядил монолог минут на 10 об успехах областной медицины, под руководством губернатора, разумеется, на ниве борьбы с пандемией.
   Но закончилось и это представление, и Игорь отправился... нет, не домой, куда там, а в районный отдел полиции. Там его взял в оборот молодой, но шустрый следователь, который все пытался за что-то в его показаниях зацепиться. Игорь даже удивился. Нет, он вовсе не ждал, да и не хотел, чтобы его произвели в герои, но следак явно пытался хотя бы что-то на него повесить. Кого другого может и удалось бы подловить на противоречиях, особенно сейчас, когда стресс еще не сошел и нервы искрили, но Игорь очень во время вспомнил свой опыт допросов по делу Бати и ушел в глухую оборону. Мол, не видел, не обратил внимание, испугался, бежал как в тумане, и вообще запишите, что я в шоковом состоянии, замерз, голоден и очень устал. Записывать такого следователь, понятно, не стал, попугал напоследок, поинтересовался, не пытался ли кто у Игоря купить вакцины и отпустил, даже не взяв подписку. Вопрос о покупке вакцины Игорю крайне не понравился, но думать об этом сил уже не было.
   Дома он только успел сварить пельмени и вскипятить чай, как в дверь позвонили. Это были Олег и тот самый майор, причем у Олега в руках была пара объемных пакетов.
   - Живой? - майор заговорил с ним, как будто они были давно знакомы, - во-первых, спасибо тебе. Этих трех наших козлов, которые там у вас повоевали, я сам накажу, не сомневайся. Полицейские, конечно, со временем узнают, но скандал никому не нужен. А уж судить за такое по нынешним временам - вообще избави Бог. Непонятно чем этот суд кончится. Так что замнут все.
   Чего стоишь? - он обернулся к Олегу, - ты давай, стол накрывай. Зря что ли несли.
   Усилиями Олега стол в кухне мгновенно преобразился: мясная нарезка, солености, причем явно домашние, копченая рыба, похоже, тоже своего улова, и даже кастрюля с чем-то горячим. Ну, и пара бутылок, куда же без этого.
   - Самогон свой, - пояснил майор, - не сомневайся. Двойная перегонка, очистка, настойка - все, как полагается. Казеная и близко не стояла.
   Отказываться смысла не было. Так вкусно Игорь уже давно не ел. Гости стол тоже вниманием не обделяли, и скоро всем захорошело.
   Говорили о происшедшем. Майор от души ругал власти, которые вместо того, чтобы мобилизоваться, привести публику в чувство, всех привить и кого надо посадить по домам, играют в демократию, развлекаются очередными электронными игрушками, а главное - не показывают сами пример того, как надо себя вести.
   - Хрень какая! - возмущался он, - у нас как бы война. Именно, что как бы. А народ массово в Турцию летает в отпуск! Какие на ... отпуска на войне! Или еще вопрос: хозяева ресторанов и торговых центров жалуются на убытки и не хотят закрываться! Чуть не ультиматум власти предъявляют! Прикрыть всю эту лавочку - на войне они не нужны!
   Олег поддакивал, но осторожно, а Игорь просто очень устал. Но напоследок, все же, спросил:
   - А что-то меня следователь уж очень прессовал? Спрашивал, не продавал ли я вакцину на сторону.
   Майор задумался.
   - Это он явно от себя что-то мутит. Старшие-то его решили дело закрыть. А как его фамилия?
   Игорь с трудом вспомнил. Майор вопросительно посмотрел на Олега.
   - Знаю такого, - кивнул тот, - слушай, а ты ведь из Москвы вместе с Ксюшей приехал? У вас там с ней не было ли чего?
   - А что? Ты ее знаешь?
   - В одной школе учились, она, правда, помладше. Подружка моей нынешней симпатии. Там такое дело. Этот твой следователь - ее старый приятель, и, похоже, сейчас они опять вместе. Так что, возможно, он тебя таким образом окончательно устранить хочет. Но, если что нарисует, может и сойти - парень-то не простой, мать в их областном главке крепко сидит.
   - Тогда так, - к майору вернулся командирский тон, - или быстро двигай отсюда к себе в Москву. Туда он точно не дотянется. Или давай к нам, фельдшером в роту возьму. Ты мне понравился. Думай.
   И гости двинулись на выход. Думать над предложением майора Игорь даже не стал. Да и смысла не было - если уж его на "скорую" не взяли, то про росгвардию и говорить нечего.
   В областном минздраве его никто задерживать не стал. Хороший отзыв о работе выдали. И даже обещанную справку. Она, правда, не пригодилась. В Москве кадровичка в департаменте здравоохранения ее внимательно прочитала и подняла на Игоря удивленный взгляд.
   - Ты это зачем принес? Тут же написано, что ты работал - да, фактически замещая врача - на прививках. То есть, ковидные выплаты тебе не положены. Если я сейчас ею приму, нам надо будет все в отношении тебя пересчитывать. Скорее всего, еще и вычитать с тебя что-то придется. А уж мороки... Тебе это надо?
   Игорю, понятное дело, такое было совсем не надо. И вообще, с этими лучше было не ссориться.
   - Подожди, а что это ты так рано вернулся? - кадровичка нашла в деле Игоря приказ о продлении, - тебе же работать еще два месяца? Да, - она явно что-то вспомнила, - они же звонили... Там жуть какая-то была - нападение на прививочный пункт. Так это с тобой, да? А раньше у тебя где-то еще пожар был? Талантливый ты парень. Куда бы мне тебя теперь пристроить? - и она задумчиво посмотрела в потолок.
   Жизнь продолжалась, ковид вписался в нее, стал рутиной, и если чем-то он ее и изменил, то только тем, что характеры людей, их качества, достоинства и недостатки, а иногда и просто откровенная дурь, стали как бы более выпуклы, отчетливы и видны окружающим. Конечно, тем, кто хотел и умел что-то видеть. К сожалению, таких было немного. Как всегда, впрочем.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

19

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"