Розанов Вадим Вадимович: другие произведения.

Другие времена

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Размещено на сайте "Ахилла" 4 и 5 июня 2018 года. Отчасти это - мемуары. Воспоминание о действительно других временах и другой церкви. Отчасти, если дочитаете до конца, объяснение многих странностей все в том же проклятом деле "бога Кузи"


Другие времена, другая церковь

  
   Отчасти это - мемуары. Воспоминание о действительно других временах и другой церкви. Отчасти, если дочитаете до конца, объяснение многих странностей все в том же проклятом деле "бога Кузи" (начинается на стр 9, если кому не терпится).
   Итак, 2001-й год. Мы с моей первой женой Лидией едем в очередную командировку в Финляндию. С самого начала все было немного как-то странно. Хотя к этому моменту из 25 лет своей службы в МИДе я был связан с Финляндией лет восемь - четыре года в Хельсинки сразу после окончания института, с 1976-го по 1980-й, и затем четыре года в Москве, собственно в МИДе, и даже формально знал финский язык, но от Финляндии я был к этому моменту очень далек. Намного лучше владел норвежским, английским и шведским, занимался участием России в "большой восьмерке" и вообще числился в "аналитиках". Но когда подошел срок очередной командировки - а чем выше поднимаешься по дипломатической лестнице, тем с этим становится сложнее, то варианты как-то не очень вдохновили. В очередной раз удивив окружающих, я отказался от должности посла в Непале. Если честно, просто физически не переношу жару, а почитав несколько недель почту из Катманду, пришел к выводу, что наш тогдашний посол там всеми возможными средствами пытался доказать Москве, что держать в Непале такого выдающегося дипломата просто неразумно. Человек явно рвался оттуда. Оказаться через пару лет в таком же положении не хотелось. И неожиданно всплыл финский город Турку, где уже несколько десятилетий существовало наше Генеральное консульство.
   Во времена расцвета советско-финской торговли в 70- и 80-е годы прошлого века этот город - бывшая столица Финляндии - для нас был действительно очень важен. На западе Финляндии для нашей страны строились десятки судов, да и вообще, чего только не производилось для СССР на многочисленных финских заводах и фабриках. Холодильник "Розенлев" из "Бриллиантовой руки" помните? А была еще одежда, обувь, бумага и многое другое. Так что Генконсульство было своеобразным центром для многочисленных советских торговых представителей, моряков и прочих временно командированных в эту страну советских граждан.
   Но времена изменились и в начале нулевых наши консульские учреждения в Финляндии в основном стали визовыми центрами для финнов и нотариальными конторами для переселившихся туда российских граждан. В те времена их насчитывалось уже несколько десятков тысяч.
   От подобных дел я был довольно далек, поскольку недавно вернулся с Окинавы, где мы с успехом провели первое заседание "восьмерки" с участием нового президента России, но было даже интересно попробовать свои силы в качестве "директора визового цеха". Кто бы знал тогда, чем это обернется через 15 лет.
   Так мы с Лидой туда и поехали.
   Свои отношение к Богу в этот момент я бы охарактеризовал как пассивно-уважительное. Я уже давно крестился, но церковная жизнь оставалась для меня тайной за семью печатями и я как-то не считал себя достойным в ней участвовать. Ко всем же житиям и преданиям, откуда и черпается основная церковная мудрость, я и тогда, и сейчас относился и отношусь с большим скепсисом. Наверное, потому, что вообще не верю официальной, из учебников и книг, истории. В силу своей профессии слишком много раз видел, как на самом деле она делается, а затем невероятным образом искажается действительная подоплека исторических событий. Уверен, что так было всегда и везде. Лида в плане церковной жизни была намного более продвинутым человеком.
   Среди членов русской колонии Турку я встретил иеромонаха Никиту Добронравова, который как раз недавно приехал туда учиться в шведоязычную Або Академию по церковному обмену с лютеранской церковью Финляндии. Предполагалось, что одновременно он будет окормлять русские приходы на западе Финляндии.
   Теперь пару слов о русской церкви в Финляндии к этому моменту. Параллельно с финской православной церковью - она относится к константинопольскому патриархату - в стране существовало два старых, возникших еще в 20-е годы прошлого века, русских прихода в Хельсинки. Как это часто у нас бывает, между собой они не очень дружили, но главное - они явно не могли удовлетворить религиозные запросы наших соотечественников, разбросанных по всей стране. Не скажу, чтобы этот вопрос стоял перед всей русской диаспорой. Кто-то - в основном из числа ингерманландцев - нашел себя в лютеранской церкви, некоторые стали членами финских православных приходов. Но в нескльких городах постепенно стали складываться группы тех, кто видел себя только в рамках русского православия. На территории моего консульского округа, а это была почти треть Финляндии, такие группы сложились в городах Турку и Пори. Вера этих людей действительно вызывала уважение. Для многих из них посещение службы в Хельсинки требовало многочасового путешествия в автобусе, а кое-кто на основные церковные праздники вообще уезжал в Россию.
   Как правило, эти группы были все же достаточно слабы в экономическом отношении и о постройке собственных храмов или покупке зданий для их устройства речи вообще не было.
   Генеральное консульство представляло собой довольно мрачное кирпичное трехэтажное здание постройки середины 70-х годов. Места в принципе для всего хватало, но излишков не было. Однако через пару дней после приезда от одного из сотрудников я услышал слово "клуб". Это меня насторожило: никакого клуба в здании не было. Выяснилось, что рядом с основной территорией, за забором, как раз посередине между Генконсульством и соседствовавшем с нами краеведческим музеем, на отдельном участке находится небольшое (около 40 метров) одноэтажное, но с высотой потолков под 5 метров, вытянутое кирпичное здание, которое было передано городскими властями Генконсульству на исходе советского периода для использования в качестве клуба. В те времена для членов советской колонии там крутили фильмы и читали лекции. В начале 21-го века развлечения подобного рода были как-то уже не особенно актуальны, и здание стояло пустым. Несколько стульев, складной стол для настольного тенниса - обстановка полного запустения.
   Как раз накануне мы обсуждали с о.Никитой перспективы "церковного строительства" на западе Финляндии. Он, еще сравнительно молодой человек, выпускник духовной академии и в прошлом сотрудник ОВЦС, был преисполнен энтузиазма, но я, откровенно говоря, таких перспектив не видел. Материальная база отсутствовала напрочь. Наличие этого клуба несколько меняло дело. Я показал его о.Никите, а затем и благочинному патриарших приходов в Финляндии о.Виктору Лютику, специально для этого приехавшему из Хельсинки.
   Теоретически для устройства храма здание подходило. Можно было отделить в торце алтарную часть, при входе имелась маленькая комнатка, вполне пригодная для принятия исповедей. Покровский собор в Хельсинки, где был настоятелем о.Виктор, мог на первых порах помочь с иконами и некоторой церковной утварью. Но дальше начиналась большая церковная политика.
   Финская православная церковь очень внимательно следила за всеми действиями русских приходов в Финляндии. Приток наших соотечественников в страну в 90-е годы финские православные воспринимали, в первую очередь, как возможность пополнение своей паствы, которая к тому моменту спустилась до уровня примерно 10% всех верующих. Так что новые русские приходы и храмы финнам были не нужны по определению. Но здесь - территория диппредставительства, а в традициях дипломатии, и не только старой русской, присутствие в составе дипмиссий и священников, и храмов.
   Изучив вопрос с современной российской дипломатической точки зрения, я узнал, что за 90-е годы в наших диппредставительствах были открыты два храма - в Баку и Праге. В обоих случаях это была заслуга посла Н.Т. Рябова. Так что мы стали бы третьими.
   Ну, как говорится, Бог любит троицу. И мы приступили.
   Начинать такие вещи всегда надо со своих. Сначала была разборка с четырьмя департаментами МИД России. Комментарии были интересные. Из самых ярких: "А синагогу и мечеть ты тоже открывать будешь?" Не всем это понравилось и в посольстве, которому мы, естественно, подчинялись. Ну, ничего, договорились.
   Но здание-то принадлежало городским властям Турку. Без их согласия "перепрофилировать" клуб в храм было не корректно. Мэр города Армас Лахониитю, любивший вспоминать свои встречи с В.В.Путиным, моей просьбе удивился, но все же дал согласие при условии, что против нашего начинания не будет возражать финская православная церковь. И вот зимой 2002 года я запросился на встречу к главе этой церкви архиепископу Льву (в ФПЦ архиепископ стоит выше митрополитов).
   Резиденция архиепископа Льва находилась в городе Куопио, а это почти 600 километров от Турку. Я понимал, что от разговора с ним зависит все, и был готов ехать к нему в любой момент. И надо же такому случиться, что накануне нашей встречи, гуляя утром с собакой, я подскользнулся, упал - нет без гипса, но правую руку отсушило до локтя. Как назло, в силу ряда причин брать с собой кого-то из сотрудников было нельзя, так что эту поездочку через всю Финляндию за рулем с одной левой действующей рукой я запомнил надолго. И уже тогда понял: легко это дело не пройдет.
   Разговор с архиепископом был долгим и трудным. К счастью, он не очень привык иметь дело с дипломатами, и в качестве основного аргумента использовал тезис о канонической территории. С богословской точки зрения мои дилетантские рассуждения о том, а что такое эта территория: леса, поля и горы или люди, чьей канонической территорией является Антарктида, и почему в данном случае архиепископ не вспоминает опыт послереволюционных лет, когда миллионы русских православных разъехались по миру и никто не препятствовал им в создании своих приходов и даже епархий, критики, конечно, не выдерживали, но возражать против открытия нового храма Льву было просто трудно морально, и в конце концов мы договорились. Он, правда, просил, чтобы наша часовня использовалась в основном для обслуживания потребностей сотрудников Генконсульства.
   Сегодня я не сомневаюсь, что на позицию архиепископа повлияло мнение его "старших братьев" - лютеранской евангелической церкви Финляндии. Глава этой основной финской конфессии архиепископ Парма имел свою штаб-квартиру в Турку, мы с ним подружились, и, как он мне сам позднее признался, на него большое впечатление произвели как-то сказанные мною слова о том, что дипломаты - тоже люди и имеют свои духовные потребности. Среди помощников архиепископа тогда был замечательный священник и человек - Тимо Русквист. Он для меня стал как бы образцом лютеранина - скромный, немногословный, очень доброжелательный, надежный и необыкновенно эффективный партнер и замечательный друг.
   Так что согласие было получено, мэр города подтвердил своим письмом, что не возражает против новой формы использования здания, о.Никита к этому моменту собрал вокруг себя группу будущих прихожан, приход Покровского собора передал нам несколько икон, кое-какие работы произвели своими силами в свободное время - приподняли пол в алтаре, наладили освещение - дело двинулось. Храм был освящен сначала малым чином с участием местных русских священников, а затем и полным. Так и появилась в Турку церковь в честь Успения Божьей Матери.
   К пасхе 2002 года мы, однако, не успели, и службу тогда провели в главном "приемном" зале Генконсульства. Было действительно здорово. Жители соседних домов и случайные прохожие, правда, сильно удивились, встретив крестный ход, выходящий из ворот Генконсульства.
   Борьба на этом, к сожалению, не закончилась. К концу 2002-года тучи над моей головой сгустились. Кое-кто из моих тогдашних непосредственных руководителей не особенно и скрывал, что колокольный звон им решительно не по душе. В результате в Генконсульство зачастили проверки, появились жалобы, в том числе и о том, что я якобы заставляю сотрудников посещать службы. Вот уж чего никогда не было, скорее наоборот, люди обижались, когда я начинал делать что-то сам, не обращаясь к ним за помощью. Помню, как затеял сам наращивать пол в алтаре - пилить и стучать молотком умею, как минимум треть дачи построил своими руками - в выходные, когда народ уехал на рыбалку. Рыба что-то не очень клевала, и, узнав у дежурного чем я занимаюсь, мужики вернулись в город, мягко объяснили мне, что я неправ, поскольку церкви на Руси строить принято всем миром. Что было потом описать трудно, надо было видеть. Запланированное мною на пару дней мы сделали впятером часа за четыре и даже удостоились похвалы возглавлявшего этот процесс квалифицированного рабочего Генконсульства Николая Валентиновича - профессионального строителя, между прочим: мол, ничего получилось.
   И вот, помню в конце декабря 2002-го года, проводив в аэропорту Хельсинки очередную московскую комиссию, аккуратно намекнувшую мне, что выходом из создавшегося положения могло бы быть мое заявление о возвращении в Москву по семейным обстоятельствам, я возвращался ночью в Турку по заснеженным финским дорогам и думал. О чем, собственно говоря, идет речь? О моей профессиональной и житейской судьбе? Она на одной чаше весов. На другой - только что открытый храм, будущее прихода. И они хотят, чтобы я, потомственный русский дипломат, выбрал шкурный интерес? Подавятся. Я реально почувствовал себя человеком, у которого за спиной храм, и его надо защищать. Жена, когда я рассказал ей о своем выборе, меня полностью поддержала.
   Ожидались неприятности, но вместо них начали происходить чудеса. Сразу же после Нового года выяснилось, что бывший сотрудник Генконсульства - автор "разоблачений" в мой адрес, мягко скажем, здорово провинился. А если конкретно - был уличен в крупной спекуляции спиртным и табачными изделиями. Что-то такое я чувствовал и поэтому отказался продлить ему командировку, что и стало причиной конфликта. В результате "кадровый компас" МИДа поменял полюса. Вроде как торжество справедливости. Такое иногда бывает. Почти одновременно из ОВЦС в МИД поступило письмо, где наше Генконсульство приводилось как успешный пример соработничества загранучреждений МИД с миссиями Московского Патриархата. После этого все окончательно забыли о каких-то претензиях в мой адрес, тем более, что объективные - цифровые - показатели нашей работы демонстрировали постоянный рост. А тут еще и церковный орден от Патриарха приехал. Владимир 3-й степени. Приятно. Казалось бы, можно вздохнуть и расслабиться. Но не тут-то было.
   Пожалуй, самым активным на территории нашего округа был православный приход в г. Пори (130 км от Турку). Там даже сумели оборудовать временное подобие домового храма в съемной однокомнатной квартире. И вот там-то и образовалось очень интересное стечение обстоятельств.
   Финская православная церковь завершила строительство в этом городе своего нового храма, и старое здание в результате высвобождалось. Это был классический одноэтажный финский дом в центре города, хорошо приспособленный для церковных нужд. Помимо собственно помещения церкви там были и квартира священника, и помещения для приходской деятельности. В целом метров 170, если мне память не изменяет. И принадлежало это здание городским властям.
   А в июне 2003 года в Пори должна была состояться встреча министров иностранных дел государств Балтийского моря, в которой предполагалось участие и нашего министра И.С.Иванова.
   Не воспользоваться таким случаем было нельзя.
   То, что произошло потом, неверующий человек назовет успешным примером бендеризма, я же считаю, что Господь просто вел меня за руку. Дело было так.
   Прихожане из Пори подписали подготовленное мною письмо на имя И.С.Иванова с приглашением посетить их во время визита, и оно ушло в Москву. Я же встретился с мэром Пори (православным финном!), рассказал ему об этой их инициативе, посетовав на их стесненные "жилищные условия", и попросил удовлетворить их просьбу о передаче русскому приходу в аренду высвобождающегося здания. По не очень понятной мне причине именно в Пори русских было довольно много и отношение к нам там было неплохое. Помнили, наверное, и прежние времена, когда на местных верфях строили массу судов для Советского Союза. Да и просьба Генконсула. Такое не каждый день бывает. Одним словом, мэр согласился.
   И тогда наши прихожане опять показали, как умеют работать русские люди, когда речь идет о церкви. Откровенно говоря, здание передали им в довольно ободранном виде. И вот за какой-то месяц прихожане - в основном женщины - сумели привести и его, и прилегающий участок в очень приличное состояние.
   Но чудеса продолжались! И.С.Иванов согласился приехать к ним! Правда, сначала мне пришлось свозить в Пори инспекторов из Хельсинки и Москвы, и выслушать от них массу нелестных комментариев в адрес подобных "инициаторов".
   И вот, завершив встречу с коллегами и хорошо поругавшись с некоторыми из них, 11 июня (дата важна) уже по дороге в аэропорт Министр подъезжает к храму, где его встречает толпа прихожан, русский священник, мэр города. И все это под триколором. Игорь Сергеевич очень достойно вручил им подарок - большую писанную икону. Говорили, что он даже задержал свой вылет из Москвы, дожидаясь ее доставки. А затем народ окружил его и засыпал вопросами. Мне пришлось отчасти поработать переводчиком - с русского на русский, поскольку тонкости консульских, нотариальных и прочих специфических вопросов вообще мало кому понятны. И вот еще что надо понимать. В эти первые годы правления В.В.Путина Россия действительно поднималась на ноги, и это особенно хорошо ощущали россияне за границей. Страна опять становилась уважаемой и люди радовались этому. И именно эту мысль "русские порижане" донесли до Министра как раз накануне Дня России. Я провожал его на аэродром и видел, что он был действительно глубоко тронут приемом. Потом он не раз при встречах со мной вспоминал эту историю.
   Так в Пори и появился русский храм имени Казанской иконы Божьей матери. Через несколько месяцев благодаря усилиям о.Виктора, обеспечившего необходимое финансирование, нам удалось договориться с мэром о покупке арендованного здания. Кому интересно, фото обоих храмов есть на сайте "Северного благовеста".
   Позднее бывало всякое. Случалось, мы оказывались на какое-то время без священника. По копейке собирали деньги на иконостасы, утварь, иконы. Приходы то росли, то сокращались. Посещение храма при Генконсульстве стало обязательным пунктом программы при многочисленных приездах в город архиереев РПЦ по приглашению финских лютеран. Бывал в нашем храме и архиепископ Парма. Настоящим праздником стало посещение храма в 2005 году митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром и полученные от него в подарок три священнических облачения. Оба храма посещал и нынешний патриарх.
   Но главное было не в этих церемониях и праздничных службах. Мы открывали эти храмы для людей. Мне запомнились слова одной из прихожанок в Турку: мне главное дойти до храма, а дальше все болячки проходят. Именно в служении людям я видел главное в церкви, когда пришел в нее.
   Для многих сегодня это прозвучит удивительно, но молодые приходы не только не облагались какими-либо взносами, но, напротив, получали помощь от ОВЦС и благочиния в северных странах: иконами, утварью, литературой. На праздники к нам направлялись священники и певчие (совершенно бесплатно!), прихожане реально ощущали заботу церковных властей.
  
   Прошло 15 лет. В моей жизни многое изменилось. Умерла Лида. Я давно работаю в Москве, по мере сил помогал одному из подмосковных храмов.
   Я встретил другую женщину, свою нынешнюю жену Надежду, и вместе с ней оказался втянут в "дело Попова", которого почему-то прозвали "богом Кузей". Я отнюдь не разделяю его взглядов - они мне просто не интересны - хотя эксперты признают, что он действительно создал собственное религиозное учение, имеющее в основе христианство. Гораздо больше меня интересует поведение Церкви, к которой я себя отношу, и ее руководства в этой истории.
   И вот, что я вижу.
   Попов утверждал, что был тайно рукоположен в священники покойным митрополитом Питиримом Нечаевым, служил в некоторых храмах, в том числе и в домовом на даче у своей знакомой. Выбранный им "кривой" путь к духовному сану объясняется его инвалидностью (слепота), которая препятствует его нормальной церковной карьере.
   Скорее всего, рукоположен он все же не был, хотя что-то там, судя по описаниям, Владыка Питирим совершил: то ли в чтецы его посвятил, то ли еще что-то было. История темная, правды теперь уже никто никогда не узнает.
   Так что самозванцем его церковь окрестила на рубеже 2008-2009 гг, скорее всего, вполне справедливо. Что после этого думал сам Попов - не знаю, но приверженцы его продолжали твердо верить: он - священник!
   Примечательно, что после церковной отповеди он перестал служить и появляться в церковном облачении. Почему? Испугался? Из уважения к мнению церкви? Думаю, мы этого тоже не узнаем. Группа сначала как бы замкнулась в себе, а затем Попов послал своих приверженцев на православные выставки, откуда в районе 2012 года их изгнали, обвинив в обмане всех и вся. Здесь сомнений уже побольше. Действовали они, в основном, от лица провинциальных храмов и монастырей, благословения оттуда они получали и средства туда переводили. Сколько всего перевели - не сказал ни один настоятель, побоялись. Каялись, били себя в грудь: мол, обманули проклятые сектанты, а получили мы от них всего-то какую-то копеечку. Да не совсем копеечку, тысячами и десятками тысяч эти переводы исчислялись. Прочитав все 75 томов дела, хочу сказать: один из самых противных - том с рапортами священников. Сплошное самоунижение перед церковным начальством. Прочитали бы прихожане эту писанину своих пастырей..
   Думаю, что, собирая средства для храмов, последователи Попова параллельно пропагандировали его учение, продавали его брошюры и т.д., но делали это аккуратно. Познакомившись со всеми материалами, утверждаю: твердых фактов злоупотреблений не представлено, есть эмоции и предположения. Как бы вопль: сектанты на выставках! И дальше что? В суд с таким не ходят, поэтому и нет дела на эту тему. Если что и факт, так это то, что выставки теперь жестко контролируются Патриархией. Мне очень интересно, получают ли теперь от этих выставок хотя бы что-то те самые провинциальные храмы, которым раньше шла помощь. Думаю, мы этого тоже не узнаем.
   Было еще всякое не очень красивое - Попова выгоняли из храмов, в том числе в прощеное воскресенье - но это можно отнести на счет самодурства духовенства.
   Но вот в конце 2014 года начинаются очень интересные события. "Сектанты" Попова в этот момент вовсю собирали помощь для Донбасса. И доставляли ее туда. Это как раз документировано, как бы ни пытались опровергнуть данный факт следствие и государственные СМИ. Позднее в этом участвовал и я: и деньгами, и делом. А в начале 2015 года жена с подругами обращаются к Патриарху за благословением на сбор этой помощи. Ничего себе сектанты !
   К этому моменту полиция и СКР шесть (!) раз отказываются возбуждать уголовное дело против Попова и его группы - ну нет состава преступления в их деятельности. И тогда Патриарх просит Министра юстиции запретить эту группу судебным путем. А в ответ на письмо жены следует циркуляр по московским храмам: не поддавайтесь сектантам!
   Откуда вдруг такое внимание к мелкой (человек 40-50 в лучшие времена) группке, которая к тому же явно не растет и перспектив развития не имеет? И вот здесь, наверное, надо вспомнить о всепоглощающем желании команды Попова получить подтверждение якобы имевшегося у него церковного сана. А уже потом - строить свой храм, на который они и собирали деньги. И стремились они к этому настолько сильно, что, как говорится, краев не видели и были готовы на все. До меня доходило много очень противоречивых сведений о "переговорах" группы Попова с функционерами Патриархии. Один из вариантов: обсуждалась "цена вопроса" в районе 1 млн дол, т.е 30 млн рублей по тогдашнему курсу, и был сделан первый символический первый взнос. Другой вариант: якобы сумма была заплачена. Размер опять варьируется. От нескольких миллионов рублей до - не падайте - 100 млн рублей.
   В последнюю сумму я не верю. Но что-то за всеми этими разговорами стоит. Правду знают Попов и, вероятно, еще пара женщин из его самого ближнего круга (моя жена в него не входила). Деньги, якобы, передавались через г-на Цукермана. Думаю, что реально была передана пара миллионов. Звучит все это очень странно, но надо понимать силу веры этих людей. Именно эта сила позволяет им держаться в СИЗО, отвергая все попытки "договориться". Тем более, деньги для них вообще не то же самое, что для большинства из нас. Собственные потребности минимальны, главное - нести в мир свое видение Бога. Ради этого ничего не жалко.
   Из подтверждений есть только слова обвиняемых. Кто-то скажет, что этого мало. Я бы даже с этим согласился, однако в случае с обвинением и содержанием в СИЗО Попова и трех женщин, включая мою жену, уже более двух с половиной лет именно только слов "потерпевших" оказалось достаточно. Фактов передачи ими денег в "секту" нет, есть только слова. Тем более нет ни одного факта использования собранных на храм денег не по назначению. Все обвинение строится только на словах. И уже идет суд.
   Как квалифицировать ситуацию с этим взносом с точки зрения закона? А как вам больше нравится. Можно сказать, что это - взятка. А можно - пожертвование на церковные нужды. А можно увидеть во всем этом мошенничество со стороны церковного чиновника, взявшего у "сектантов" деньги. А может и не было такого. Я вообще не уверен, что эти деньги были переданы в церковную кассу, а не пропали по дороге. Следствию вся эта история была совершенно не нужна, и в деле о ней ничего нет. Вообще возникает впечатление, что следствие предпочитало обходить вопрос о "казне" группы и тратах из нее. Судебной перспективы дело все равно не имеет, поскольку никому не захочется копаться в настолько грязном церковном белье.
   Что еще заставляет поверить во всю эту историю с передачей денег? Именно после нее пошел широкий "наезд" на "сектантов". Кроме письма Патриарха и его звонка в "верха" появился циркуляр по всем московским храмам с тем, чтобы закрыть "сектантам" возможность собирать средства для помощи Донбассу, письма архиереям в Донбасс: вам, мол, сектанты помощь возят! Борьба с "сектой Попова" как бы вышла совсем на другой уровень. Вы верите в такие совпадения? Не слишком ли их много?
   А вам это все ничего не напоминает?
   Деньги за "услугу" взяты. "Услуга" не оказана. Просители посажены. Облиты ... с головы до ног, и этот процесс продолжается.
   Это вообще-то известная технология. Правда, обычно ее в других кругах применяют.
   Многое в оценке этого дела, конечно, зависит от деталей, которые пока не прояснены до конца.
   Рассчитывал ли церковный деятель, который вел с "сектантами" переговоры, а его помощник брал от них деньги, выполнить свои обещания или это с самого начала был запланированный "кидок"? Что и почему у него "не срослось", если он действительно хотел решить дело миром? Я, кстати, это вполне допускаю. Правда ли, что переданного оказалось мало, стали требовать больше, а "сектанты" уперлись? Попали ли переданные средства в бюджет РПЦ или где-то осели по дороге? Да и вообще, были ли они переданы? Какие вообще отношения связывали г-на Цукермана, который якобы передавал эти деньги, с группой? РТР тут байку запустила о том, что он был как бы ее "кукловодом". Ну, это совсем для дураков. Вы готовы поверить, что, будь это так, он, вполне деловой человек, допустил бы, чтобы десятки и сотни миллионов годами лежали на антресолях в чужом доме? Да он бы давно освоил эти средства, если бы мог ими свободно распоряжаться.
   Сейчас на г-не Цукермане висит смежное дело о хищении им у полиции(!) 215 млн. рублей, так что рассчитывать на его откровения и искренность сложно. Ему бы себя защитить. Скорее всего, тут будет какой-нибудь новый поворот или сделка со следствием, которому крайне важно закрыть дело о хищении средств у полиции - уж больно погано звучит. Кстати, на этом фоне особенно любопытно выглядит и заявление г-на Цукермана в адрес следствия с просьбой допросить его, датированное летом 2015 года, и постановление следователя об отказе в этой просьбе без каких-либо убедительных объяснений. Г-н Цукерман в своем заявлении даже назвал фамилии лиц из числа "сектантов", в отношении которых хотел бы дать показания, и именно эти лица, похоже, имели отношения к истории с "взносом" в Патриархию. Кому же нужны такие показания и такой свидетель? Тут вообще очень много странного. Одно время среди адвокатов, например, циркулировал упорный слух о том, что Цукерман был арестован, у него якобы было обнаружено незаконное оружие, а потом он опять на свободе оказался, и опять в розыск попал. А уж как он эти деньги у полиции увел - это вообще песня. Про такое фильмы снимать надо! Все "менты", "псы" и прочие сдохнут от зависти.
   И очень любопытно теперь выглядит обвинение Попова и женщин в мошенничестве. Напомню, все дело строится вокруг того, что несколько бывших членов группы считают себя жертвами мошенничества, поскольку они якобы - подтверждений нет - сдавали в казну группы свои деньги. По сути это - абсурд, поскольку именно на такой основе финансируются все религиозные организации в нашей стране. Но нас абсурдом не удивишь. В деле нет ни одного доказательства того, что Попов и обвиняемые потратили эти деньги на свои нужды. Но теперь невозможно доказать, что эти деньги, если их "потерпевшие" действительно сдавали, не ушли в адрес Патриархии в виде "взноса" "сектантов".
   Вообще многое становится понятно. Патриархии действительно необходимо "добить" группу Попова. Кстати, я совсем не исключаю возможности того, что во всей этой истории речь идет о частной инициативе высокого церковного чиновника, который за, будем прямо говорить, взятку по церковной линии уже наказан, и сейчас эту историю просто пытаются "замазать". Именно поэтому к делу подключена ФСБ, следствию и судам указано, как вести и чем завершить дело. То, что в обвинении сплошная чепуха - не их вина. На пустом месте сотворить что-то путное сложно. А расследовать всю эту историю с несостоявшейся "легализацией" Попова никто никогда не позволит. Поэтому и врали мне в Патриархии в глаза, пытаясь любой ценой отмазаться от этого грязного дела.
   К сожалению, это еще не все. Деньги, действительно, зло и, похоже, зло это окончательно подмяло под себя сегодняшнее церковное руководство.
   Вся эта история для меня началась в тот момент, когда у входа в Алексеевский монастырь в Москве в декабре 2014 года я взял у Надиной дочери Маши, ставшей и для меня впоследствии дочерью, листовку с призывом помочь Донбассу. Эту акцию помощи на территории монастыря жена с подругами проводили с разрешения настоятельницы монастыря игуменьи Ксении Чернеги, которая, по словам жены, оказывается, поставила условие: половину собранного - монастырю. Они и отдавали. Простые москвичи, считавшие, что их рубли спасут кого-то в Донбассе от голода и болезней, даже не догадывались, кто обложил оброком волонтеров. А одновременно по указанию Патриарха Ксения Чернега готовила проект его письма Министру юстиции с просьбой запретить группу Попова. Одно из обвинений против Попова в этом письме - использование собранных денег не по назначению и неуплата налогов. Интересно, а г-жа Чернега как решала вопрос с налогами с сумм, полученных от "сектантов"? И не жгли ли ей вообще руки эти деньги?
   К счастью, в церкви есть и другие люди. Мой знакомый сельский священник после разговора с Надей летом 2015 года поставил у себя в храме кружку с надписью: "Помощь Донбассу". Собрал несколько тысяч и отдал ей. Все до копейки. Надя успела до ареста перевести эти деньги подруге в Донецк. Каждый раз, когда собиралась достаточная сумма, та ездила в Ростов-на-Дону и закупала там медикаменты, перевязочные средства, продовольствие. Это было даже дешевле, чем возить все это из Москвы. Кстати, подруга - в розыске. Тоже "сектантка".
   Подобьем финансовые итоги. Так кто же стал главным бенефициаром от деятельности "группы Попова"?
   Сам Попов и его члены? Да нет, ничего себе они себе не приобрели, кроме тюремного опыта и массы неприятностей. Как ни искали следователи, имущества толком не нашли. Их ценности вообще в другом измерении находятся, материальное для них глубоко вторично. Много говорят о том, что Попов любил деньги. Но вот в качестве чего? Явно не средства удовлетворения личных потребностей - не случайно на всех кадрах выглядит настоящим нищебродом, а вот как фундамент для церковной карьеры и распространения его религиозных идей деньги для него, похоже, были очень важны. Потеряли же они намного больше. Годы жизни и здоровье.
   Цукерман? 215 млн он получил, но и потери большие: 85 млн у него арестовано на счетах, дорогие машины под арестом, сам арестован, да и думается раздал немало, чтобы получить эти 215 млн. Немного, скорее всего, он имеет в плюсе, если вообще имеет.
   Государство? Следствие считает, что все изъятые деньги должны быть обращены в его доход. Оно, кстати, даже не пыталось как-то разобраться в их происхождении: что пришло от продажи "трудов" и картин Попова, что в качестве личных взносов членов группы, что еще откуда. Даже деньги нашей семьи, 83 тысячи, которые по непонятной причине следствие изъяло на квартире у Нади во время обыска, туда включили. Конфисковать и все. Такая вот революционно-православная законность.
   Кое-что, наверное, поимели те, кто помог Цукерману получить 215 млн. Может быть даже что-то на этот счет следствие по его делу скажет...
   РПЦ и церковные круги? Однозначно в плюсе. Приходам деньги с выставок шли, при сборах на территории храмов бывало "делились", помощь Донбассу в значительной степени шла именно храмам УПЦ МП, да еще эта история со "взносом"...Правда, задуманная публичная порка "сектантов" кончилась грандиозным пшиком, и сколько бы ни дал обвиняемым суд любой мало-мальски грамотный человек усомнится в их виновности. Ну, это уж такие исполнители.
   Вот такой любопытный итог получается. Эта называется парадокс: зарезана курица, которая несла золотые яйца. Если кто-то думает, что это было сделано ради чистоты марксизма-ленинизма, ой, извините, торжества православия, вы ошибаетесь. Просто от глупости. А против нее, как известно, бессильны даже боги.
   Но главное, что поражает меня во всей этой истории, все же не деньги. Попов и его компания просто ломились - самое подходящее слово - в православную церковь. Да, они хотели при этом получить что-то вроде особого статуса в виде признания его сана. Звучит немного смешно: ну чего может добиваться группа из нескольких десятков человек от церкви, которая считает своих верующих десятками, если не сотнями, миллионов? Наивно, смешно, странно - как хотите. Но меня поражает другое - с ними никто даже не пытался разговаривать! Никогда! Их просто пинали. И запинали в тюрьму.
   По мнению Патриархии, другого места в жизни для них нет. Вот цитата из ответа Синодального отдела РПЦ по тюремному служению на письмо одной из женщин Патриарху Кириллу, в котором она просила о милосердии: "Видимо заключение - это единственная возможность спасти Вашу душу. Может быть для Вас тюрьма - это возможность вырваться из того религиозного заблуждения, в котором находились поклонники "Кузи".
   Образчик милосердия и братской любви. Церковь фактически берет на себя право судить, во что можно и нельзя верить, и какими средствами наставлять людей на правильную веру!
   Во всяком процессе всегда присутствует логика внутреннего развития. Попов, добиваясь тотального контроля над своими сподвижниками, шел от лекций к психологическим тренингам и дошел до физического наказания за "грехи". Это - опасный и неправильный путь. Но если вы сегодня отправляете людей за инаковерие в тюрьму, то завтра эта логика заставит вас послать их на костер. Все это в истории уже было.
   Был ли Попов со своим учением хотя бы в какой-то степени опасен каноническому православию? Я - совсем не богослов и выводов по поводу истиной или мнимой вредоносности его учения делать не могу. Кроме одного, совсем не богословского, а чисто человеческого аспекта. У меня, также как и у многих других привыкших думать и рассуждать православных, накопились большие претензии к нынешнему руководству РПЦ. И касаются они, в первую очередь, образа жизни многих "князей церкви". Проповедь нестяжательства не подкрепляется личным примером! Скорее даже опровергается. В век Интернета не спрячешь шикарные резиденции, автомобили, самолеты и прочее. Люди видят и не принимают лицемерие церковных иерархов. И в этом плане Попов - подчеркнутый "нищеброд" - для Патриархии очень опасен. У него нет подобного расхождения слов и дела.
   Это - вовсе не проповедь идей Попова. В церковной истории таких как он было достаточно. Да и сейчас немало. Не призываю к выбору: или-или. Его дело - лишь еще один повод задуматься о проблемах церкви.
   Глубоко погрузившись в дело "бога Кузи", я читаю материалы "Ахиллы", сайта дьякона Андрея Кураева и думаю, сколько уголовных дел могло бы возникнуть на основе описываемых там ситуаций, если бы правоохранительные органы подходили к ним с теми же мерками, что и в случае с Поповым? И получаю жуткий ответ: в церкви сели бы все! Во всяком случае все, через чьи руки проходят денежные потоки.
   И, напоследок, про промысел Божий.
   Так уж получилось, что я был хорошо знаком с церковным деятелем, с которым "сектанты" вели переговоры о легализации Попова. Более того, помогал ему с решением имущественных вопросов его отдела.
   Архиепископ Солнечногорский Сергий, затеявший все это уголовное преследование Попова и его последователей, получил этот сан за труды, связанные с учреждением православного храма в Сингапуре. Откровенно говоря, согласие сингапурских властей на строительство храма как части российского культурного центра было получено в результате усилий И.И.Шувалова. Ну а помогал ему в этом деле естественно я.
   Про роль Ксении Чернеги в этой истории я уже писал.
   С Патриархом знаком больше 20 лет. Однажды вместе крестили ребенка. Будучи метрополитом, он бывал у меня в гостях.
   Вы верите в случайность таких совпадений? Господь свел нас вокруг этого дела и испытывает. Я ощущаю это когда хожу в суд, вожу передачи в СИЗО, ломаю с адвокатами голову над вариантами защиты.
   Я бы никогда в жизни не стал заниматься тем, чем сейчас занимаюсь, если бы не был уверен: во всем, что случилось со мной и тогда, 15 лет назад, и происходит сейчас, есть Божий промысел. Господь привел меня на эту дорогу чтобы постоять за справедливость против тех, кто, прикрываясь его именем, заменил милосердие жестокостью, лицемерием и стяжательством и тем самым губит Церковь. И не перестаю удивляться, как изменилась Церковь за эти годы.

  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"