Рожкова Анна: другие произведения.

Качели

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Уж замуж невтерпеж...

Зима в этом году выдалась бестолковая. Пугала сомлевших в тепле горожан свистом и улюлюканьем, швыряла в раскрасневшиеся лица пригоршни колючего снега, забиралась ледяными пальцами под воротники. А на кануне Нового Года вдруг утихла, пригорюнилась, пролилась слезами, да и исчезла вовсе, как не бывало.
Будильник пропиликал во второй раз. Катерина широко зевнула, потерла заспанные глаза, выпростала упитанную ножку из-под теплого одеяла, метнулась к окну: не пошел ли долгожданный снег? Разочарованно надула пухлые губки. Налившиеся свинцом небо лежало набитым брюхом на плоских крышах пятиэтажек. На градуснике ноль. Катя рванула в ванную, быстро-быстро почистила зубы, плеснула в веснушчатое лицо водой, шумно отфыркиваясь, нащупала рукой полотенце. Провела расческой по густым рыжим волосам, собрала огненное великолепие в конский хвост, мазнула по губам морковной помадой и, даже не взглянув на себя в зеркало, понеслась одеваться.
Кряхтя, натянула колготки, любимую юбку-годе... "Вот черт", - выругалась Катерина, отдуваясь. Юбка не сходилась. Катя втянула живот. "Ну, еще чуть-чуть". Безрезультатно. Яростно отпоров ненавистную пуговицу, Катя взялась за нитки и иголку. Пара стежков и юбка села, как влитая. "Опаздываю", - Катя мельком глянула на часы, натянула свитер, поправила хомут, сунула ноги в сапоги, на ходу затолкала руки в пальто и, подхватив сумку, загремела ключами.
Лифт, как назло, застрял где-то на верхних этажах. "Вот уроды", - Катя возмущенно постучала кулачком по плотно сомкнутым дверям. Лифт поскрипел вниз. "Уродами" оказались Никанор Петрович, старичок сверху и интересный мужчина средних лет с вывалившей язык овчаркой, смирно замершей у его обутых в стильные ботинки ног. Катерина тут же почувствовала, как кровь прилила к щекам.
- Здравствуйте, - сдержанно поздоровалась она, втиснувшись в тесную кабинку.
Хотела было повернуться спиной, но жадный до общества Никанор Петрович прошамкал:
- На работу, Катерина?
- На работу, - ответила она.
- Что ты сказала? - переспросил сосед.
Катерина зарделась еще больше, извиняясь, улыбнулась мужчине и проорала басом:
- На работу, Никанор Петрович.
Овчарка жалобно заскулила.
- Так бы и сказала, а то гордые все нынче пошли, - на всякий случай обиделся старичок.
К счастью, кабинка дернулась, двери мучительно медленно поползли в стороны. Багровая Катерина опрометью выскочила из лифта. Автобус, конечно же, уехал без нее. Придется идти остановку пешком. Катя печально вздохнула и потопала по мокрому тротуару. Ходить пешком она не любила. "Колодок не напасешься". На улице было тепло, Катерина прела в толстом пальто, обутые в сапоги ноги тут же вспотели, сумка больно оттягивала плечо. "Черт бы побрал эту дурацкую погоду". Катя дотащилась до работы и, тяжело дыша и громко топая сапогами, взобралась на второй этаж. Дернула на себя дверь родимой бухгалтерии, откуда тут же пахнуло знакомыми запахами: к удушливому аромату Светочкиных духов примешивался едва уловимый запах лекарств Мариванны и ядовитое амбре порошка от Леночкиной одежды.
- Привет, - буркнула Катерина, громко стукнув тяжелой сумкой по столешнице. - Фу, дышать нечем.
- Нельзя потише? - прошипела Светочка, вздрогнув. У ее тощих ног примостился раскалившийся добела обогреватель.
Катерина встала на цыпочки, распахнула форточку, с удовольствием втянула свежий воздух.
- Я замерзла, - пискнула Светочка, но, наткнувшись на тяжелый взгляд Катерины, посмотрела по сторонам и не найдя поддержки товарок, уткнулась в светящийся экран.
Катерина нажала кнопку электрического чайника, сняла пальто, кряхтя, стянула сапоги. Отекшие ноги отказывались влезать в сменные туфли на танкетке.
- Чай кто будет? - Началось священнодействие. Катя открыла тумбочку, достала блюдце с половинкой лимона, самую большую кружку с мишкой, заварку, миску с кусочками рафинада. Когда чайник, забурчав, отключился, Катерина насыпала щепотку ароматного чая, плеснула кипятка, бросила три кусочка рафинада, застучала мельхиоровой ложкой о края кружки. Мариванна с Леночкой, как загипнотизированные, потянулись со своими чашками к заветной тумбочке. Из объемной Катиной сумки показался пакет с пирожками.
- Берите, не стесняйтесь, - пробормотала она с набитым ртом.
- С чем эти? - прошелестела Леночка, смущаясь.
- С капустой, с картошкой, с повидлом.
Вечно худеющая Светочка только фыркнула. Леночка с Марьванной, нагруженные угощениями, отправились восвояси. Катя наконец-то включила компьютер. Расправившись с несколькими пирожками и аппетитно прихлебывая чай, отправила в рот шоколадную конфету. Часы показывали десять. Работа кипела, стучали клавиши, щелкали мышки, цифры выстраивались в ровные ряды. В двенадцать дверь с золотой табличкой "Снежная Снежана Владимировна" отворилась, в предбанник царственно вплыла начальница.
- Как дела, девочки? - еле слышно произнесла она.
- Все хорошо, Снежана Владимировна, - раздался нестройный хор голосов.
- Я на планерку. После работы не расходитесь, - ее узкая спина с офицерской выправкой, затянутая в бледно-голубой жакет, исчезла в дверях. Со стороны Леночкиного стола раздался всхлип. Шесть пар глаз обратились к ней. По бледному лицу несчастной катились крупные слезы.
- Лена, ты чего? - удивилась Катя.
- Меня уволят, - сморкаясь и заикаясь вымолвила Леночка.
- С чего ты взяла? - Мариванна неловко гладила несчастную по сгорбленной спине.
- Не говори глупостей, - Катя побежала к чайнику.
Светочка фыркнула, ухватила наманикюренными пальчиками кошелек размером с футбольное поле и демонстративно удалилась.
- Пошла листья салата жевать, - мстительно произнесла Катерина.
- Я беременна, - жалобно пискнула Леночка. - Они не могут меня уволить.
- О, Господи, - Катя плюхнулась на стул. - Четвертый?
- Поздравляю, - прошептала Мариванна.
Леночка заревела еще громче.
Они могли все. Катя была уверена, что вечером заявление об увольнении по собственному желанию будет лежать на столе Снежаны Владимировны. Каждый год бог чисел требовал крови. Леночка не была его верным адептом, она часто отпрашивалась, брала больничные. Катерина жалела многодетную мать, помогала, как могла. Но бог был всевидящ и беспощаден.
Отобедав оставшимися пирожками, Катерина приняла решение. Как только начальница скрылась в кабинете, Катя робко постучала. Хрупкая фигура Снежаны Владимировны терялась за огромным столом.
- Слушаю вас, Катерина, - она сверкнула очками в тонкой серебристой оправе.
- Я... я..., - Катерина всегда робела перед начальницей, - я хочу уволиться вместо Елены, - выпалила она, зажмурившись, как в омут головой.
- Ваше право, но Елене Станиславовне не место в нашей компании, - отрезала Снежана Владимировна, тут же потеряв к Катерине интерес.
- Но, она ждет четвертого ребенка, - промямлила Катя.
- Это ее личные проблемы. Компания не имеет к этому никакого отношения. - У вас все? - Разговор был окончен.
- Вот снежная баба, - кипятилась Катерина, прикрыв за собой дверь. - Как можно назвать ребенка проблемой? - расстроенная, она пошла заедать стресс конфетой.
Новенькие задавали дежурные вопросы о Снежной Королеве. Замужем ли? Есть ли дети? За пять лет работы в бухгалтерии Катя ни разу не видела, чтобы начальница уходила или приходила. Она жила на работе. Нет, не так. Она жила работой, отдав тщедушное тело и черствую душу богу денег. Новенькие заглядывались на сумочки и одежду от кутюр, шептались о заоблачных премиях и баснословной зарплате. Кате было наплевать. Она закончила жевать конфету, тряхнула головой, чтобы отогнать ненужные мысли.
До конца рабочего дня оставалось три часа. Катя только сейчас вспомнила о Сереже. Вернее, она помнила о нем постоянно. Но только сейчас при мысли о долгожданной встрече затрепетало сердечко и сладко заныло в груди. Она блаженно зажмурилась, предвкушая уютный вечер, крепкие объятия, запах свежей выпечки, бокал вина. Интересно, какое вино выберет Сережка сегодня? После вкусного ужина она заберется к нему на колени, их губы встретятся... а потом... потом зазвонит телефон, он опрометью соскочит с теплой еще постели, на ходу натягивая брюки и побежит к той, с которой он уже год не живет, только делит жилплощадь.
Мысль о жене окатила холодным душем. Катя сжала кулаки, ногти больно впились в ладони, сделала глубокий вдох, выдох, посчитала до десяти и яростно застучала клавишами. До конца рабочего дня оставалось два часа пятьдесят минут.
Ровно в шесть Катерина поднялась из-за стола, размяла затекшую спину, обула сапоги, надела пальто и подхватив значительно полегчавшую сумку, направилась к выходу.
- Всем пока. До завтра.
Снаружи было не по-зимнему тепло, тусклый свет фонарей заменял звезды. "Нужно заскочить в магазин, купить зеленый лук на пирожки и яйца, кажется, закончились, два или три оставалось. Не забыть прихватить Муське "вискас". Пока Катя выбирала продукты и стояла в очереди на кассе, тучи разродились дождем. "Прямо тропический ливень", - удивился кто-то в толпе жавшихся под куцым козырьком людей. "С Новым Годом!" - буркнула Катя, выйдя под дождь. До дома пришлось почти бежать, как можно глубже втянув голову в плечи. Как будто это помогало! Катя ввалилась в подъезд, оставляя за собой мокрый след, нажала на кнопку вызова лифта, задрала голову, следя за обратным отсчетом: шесть, пять, четыре... Двери, жалобно застонав, потащились в стороны. Из кабины вышла овчарка, за ней утренний хозяин в резиновых сапогах и дождевике. Катя чувствовала себя дура-дурой, хотелось завыть в голос. Оставшись в кабине одна, громко щмыгнула носом. Тем и ограничилась. Еще не хватало Сережку с красными глазами встречать.
- Только ты меня ждешь, Муська, - на глаза снова навернулись предательские слезы. Мокрое пальто тяжелым кулем шваркнулось на пол, полетели в угол сырые сапоги. Катя впервые за день взглянула на себя в зеркало трюмо в прихожей. Кокетливый хомут повис бесформенной тряпкой, юбка-годе облепила ноги. "Хорошо, хоть туши нет", - заключила Катя, стягивая прилипшую одежду. Горячий душ вернул на пухлые щечки румянец, кружка обжигающего чая вдохнула жизнь.
- Муська, чего это я расселась, Сережа скоро придет, - всплеснула руками Катерина, подхватываясь.
Закипела работа. Разогревалась духовка, подходило пушистое тесто, весело стучал о доску нож, нарезая кубиками вареные яйца.
Когда раздался звонок, довольная хозяйка вытерла о полотенце руки и бросилась открывать.
- У, как вкусно пахнет, - раздался мужской голос. - Я бы сейчас барана съел.
- Барана нет, а вот симпатичная овечка имеется, - Катя заливисто рассмеялась, играя ямочками на щечках и шутливо уворачиваясь от крепких мужских рук.
- Куда? - Сережа поймал добычу, раздался звук поцелуя, жаркий шепот.
- Ты ж говорил, голодный, - Катя вывернулась из объятий, повела гостя на кухню. Пока Сережа наполнял приготовленные Катериной бокалы вином, хозяйка отворила духовку, ловко вынула полный противень пирожков. По кухне поплыл дивный аромат свежей сдобы.
- Ну и погодка сегодня, - Сережа сделал глоток вина, закусывая пирожком.
- Слушай, я промокла до нитки, представляешь, - Катя затараторила, выплескивая на редкого гостя впечатления дня. Сережа задумчиво крутил в руке бокал.
- Катька, я, наверное... - он замолчал, бросил взгляд на собеседницу, - я, наверное, к тебе скоро перееду. - Раскрасневшаяся Катерина не поверила своим ушам. - Если ты не против, конечно. Мы с моей, в общем, окончательно, разругались.
- Я? Против? - Катя, визжа, бросилась на грудь любимому. - Да я... я теперь самая счастливая на свете.
- Ну, ну, погоди, - смеялся счастливый Сергей, - я же сейчас бокал опрокину.
- Да ну его, этот бокал, новый купим.
- Мяу, - подала голос сытая Муська, потревоженная хозяйкиным бурным проявлением чувств.
Звонок раздался, как всегда, неожиданно. Сомлевшая Катерина повернулась к тумбочке, включила лампу, поморгала, ожидая, когда глаза привыкнут к свету. Одиннадцать часов. Сергей плечом прижимал телефон к уху, пытаясь одновременно натянуть брюки.
- Сереж... - протянула Катя.
Но это был уже не ее Сережа. Он справился с брюками, повернулся к Кате, махнув на прощание рукой, матово блеснуло обручальное кольцо, хлопнула входная дверь. Катя дала волю слезам. До Нового Года оставалась неделя.
Неделя прошла в ожидании. После работы Катя носилась по магазинам, скупая всякую мелочь: понравившиеся елочные украшения, мишуру, смешного мишку в шапке-ушанке, а как же без новогодних салфеточек с елочками? Хотелось обнять весь мир. Катя светилась не хуже новогодней елки, заражая всех хорошим настроением. Этот Новый Год непременно будет лучшем в ее жизни. Новогодние приготовления не обошли стороной даже Муську. Сопротивляющаяся кошка была вымыта до блеска, и следила за порхающей по вылизанной квартире хозяйкой, на всякий случай забившись под диван.
Тридцать первое декабря! Наконец-то! Счастливая Катя расцеловала всех на работе, не забыв одарить каждую сотрудницу небольшим подарочком и комплиментом. Леночке досталась погремушка и чепчик для нового малыша, Светочка получила в подарок тюбик красной помады, Марьванне Катя вручила по игрушке для проказников-внуков. Последний час Катя высидела с трудом, постоянно поглядывала на часы и считала минуты. Время словно остановилось. "Снежная Королева заморозила часы, чтобы мы вечно оставались на работе", - Катя улыбнулась нелепой мысли. Хорошо, что день сокращенный. В пять она взвилась со своего рабочего места и бросилась домой накрывать на стол. "Интересно, во сколько придет Сережа? Совсем забыла спросить". Часть вещей Сергей принес из дома заранее. Каждая, на радость хозяйке, заняла предназначенное ей место. Тапочки удобно расположились в обувнице. "Словно здесь и стояли". Бритва разместилась на стеклянной полке в ванной, потеснив немногочисленные флакончики Катерины. Одеколон горделиво возвышался на трюмо, Катя украдкой вдыхала терпкий аромат, приближая встречу с любимым. Встречу, после которой не последует расставания.
"Можно будет вместе ходить на работу и возвращаться домой, а не прятаться, как воры". Катя была уверена, что все знают об их романе с Сергеем. Язва-Светочка часто делала намеки, что она-де в курсе. Катя повертела кистью, представляя, как на безымянном пальчике будет блестеть золотое колечко. "Нужно непременно с бриллиантом, - подумала Катя. - Какая глупость, - тут же одернула она себя. - Да хоть железное, лишь бы Сережа был рядом". Праздничный стол сиял по случаю праздника хрусталем. Катя поднялась, оправила любимую юбку-годе, зажгла свечи. Десять часов. "Где же Сережа?" Катя включила телевизор, не очень громко, чтобы не пропустить звонок. "Надо будет Сереже дубликаты ключей сделать. Вот дурочка! Как раньше не догадалась!" Без десяти одиннадцать. Катя прошлась по комнате, чтобы унять волнение, задула оплывшие свечи. Десять минут двенадцатого. Звонок. "Ну, наконец-то", - Катерина бросилась к двери. На пороге стояла улыбающаяся мама с чемоданом.
- Сюрприз!
Увидев осунувшееся лицо дочки, заволновалась:
- Доченька, что случилась?
Катя бросилась на грудь опешившей матери и разревелась.
Сергей не пришел. Ни в Новый Год, ни первого января, ни девятого. Телефон молчал. Эсемески оставались без ответа. Тапочки, бритва и одеколон нашли успокоение в мусорном ведре. Даун Ванька, чистивший мусоропровод, благоухал Сережиным парфюмом.
Девятого вечером Катя посадила маму на поезд и, помахав на прощание, побрела в пустую квартиру. Завтра на работу. Катя поставила будильник на 8:10 утра.
Будильник пропиликал во второй раз. Катерина пошлепала босыми ногами в ванную, почистила зубы, плеснула в веснушчатое лицо водой, вытерла полотенцем. Провела расческой по густым рыжим волосам, собрала огненное великолепие в конский хвост, и, даже не взглянув на себя в зеркало, поплелась одеваться.
Кряхтя, натянула колготки, любимую юбку-годе... "Вот черт", - выругалась Катерина, отдуваясь. Юбка не сходилась. Катя втянула живот. "Ну, еще чуть-чуть". Безрезультатно. Яростно отпоров ненавистную пуговицу, Катя взялась за нитки и иголку. Пара стежков и юбка села, как влитая. "Опаздываю. Ну и пусть", - Катя мельком глянула на часы, натянула свитер, сунула ноги в сапоги, на ходу затолкала руки в пальто и, подхватив сумку, загремела ключами.
Прошла мимо лифта. При мысли о том, что придется делить с кем-то тесную кабинку, стало дурно. Переполненный с утра автобус тоже не придавал оптимизма. Катя печально вздохнула и потопала по мокрому тротуару. Дотащившись до работы, тяжело дыша и громко топая сапогами, взобралась на второй этаж. Дернула на себя дверь родимой бухгалтерии, к знакомым запахам Светочкиных духов и лекарств Мариванны примешивался незнакомый аромат. Катя принюхалась: неужели нафталин? Вспомнилось безоблачное детство, бабушкина гостеприимная дача, родные шершавые руки, старый шкаф с диковинной одеждой. Леночкино место занимала бесцветная особа неопределенного возраста в очках на кончике длинного носа.
- Здрасте, - буркнула Катя, располагаясь на своем месте спиной к окну.
- Как провела праздники? - поинтересовалась Марьванна.
- Спасибо, хорошо, - поддерживать разговор не хотелось.
- У нас новенький, - встряла Светочка, глядя в зеркальце и подкрашивая тонкие губы подаренной Катей помадой, - Симпатичный. Вместо Сережи пришел.
- А что, Сергей уволился? - удивилась Марьванна. Катя только плотнее сжала губы.
- Ага, - Светочка обрадовалась, что есть кому поведать очередную сплетню. - Говорят, жена его куда-то на Кубань к родственникам увезла. Беременная она, - Светочка бросила торжествующий взгляд на Катерину.
"Не показать, только не показать эмоций, - Катя из всех сил стиснула ручки сумки, - подонок, а мне рассказывал, что переболел свинкой. Так свиньей и остался. Ребенок? Почему не у меня?" Хотелось разрыдаться, убежать с работы, куда глаза глядят, но гордость оказалась сильнее. Катя дрожащей рукой включила компьютер, но никак не могла сосредоточиться на работе. Из головы не шли мысли о ребенке. Как она мечтала, как ждала, скупала в аптеке тесты. Все безрезультатно. "Больно, как же больно, обидно. Так предать. А ведь клялся, что любит". Сегодня не было пирожков, чаепитий, печений. Кусок в рот не лез.
- Кать, может, чайку? - робко спросила Марьванна в обед.
- Спасибо, сегодня без меня, - отказалась Катя.
В обеденный перерыв она вышла на улицу глотнуть свежего воздуха. "Может, полегчает?" Не полегчало. Грудь пекло, ноги отказывались идти. Катя обессиленно опустилась на близлежащую лавочку. Так прошел месяц. Катя не заметила, как январь сменился февралем. Все то же унылое, безрадостное существование. Днем работа, вечером пустая квартира.
Первые килограммы ушли незаметно. Просто однажды утром Катя заметила, что любимая юбка болтается в поясе. Пуговицу пришлось перешить. Вечером Катя купила весы. Минус примерно десять килограммов. Катерина за весом не следила, последний раз взвешивалась лет... лет сто назад. "Ого!" Цифра впечатляла. "Радоваться или нет? А вот и буду! Назло всем!" - Катя решительно топнула ногой. Если радоваться особо нечему, то будем радоваться тому, что есть!
На выходных Катерина разделась до нижнего белья и встала у зеркала. Долго изучала изменившуюся фигуру в анфас и в профиль. Да... похвастать особо нечем. Дряблые мышцы, обвисший живот.
Понедельник. Катя ждала обеда. Как только Светочка подхватила наманикюренными пальчиками кошелек размером с футбольное поле, Катя крикнула:
- Подожди, я с тобой.
Светочка затормозила, изможденное диетами лицо вытянулось еще сильнее. До столовой шли молча. Светочка не выказывала дружелюбия, и Катя не знала, как к ней подступиться.
- Слушай, Свет, помоги мне, а? - она решила действовать напрямую.
- С чего бы это? - Светочка подозрительно сощурилась.
- А я тебе с квартальным отчетом помогу.
- Идет, - Светочка заметно повеселела.
Разговор временно прервался, потому как девушки вошли в столовую. Катя была в столовой раз третий или четвертый за пять лет работы в компании.
- А здесь ничего, - прокомментировала она, разглядывая новый кафель и хромированные направляющие на раздаче.
- Ну, ты даешь, как с луны свалилась, - шепнула Светочка, беря поднос.
Катя последовала ее примеру, копируя товарку, взяла салат из свежих овощей и тарелку прозрачного супа с двумя сиротливо плавающими в бульоне кусочками картофеля. Пока Светочка расплачивалась, Катина рука потянулась к кусочкам белого хлеба, но Светочка одарила ее таким взглядом, что Катя одернула руку.
- И это все? - жалобно пискнула она, устраиваясь за столом.
- Это и так много, - вздохнула Светочка. - От воды поправляюсь.
- Да ты худая, как жердь, - удивилась Катя, разглядывая плоскую Светочку.
- У меня кость широкая, - произнесла Светочка с горестным лицом. Катя расхохоталась, но Светочке было не до смеха.
- Ладно, извини, - Катя примирительно подняла руки.
- Принято.
Ели молча. И очень долго. Суп с салатом провалились в пустой желудок. Сытостью даже не пахло.
- Может, еще немного супа, - взмолилась Катя.
- Слушай, ты свой ИМТ знаешь?
- Чего? - Катя непонимающе уставилась на сотрудницу.
Светочка закатила глаза. До верхнего предела идеальной массы тела Кате оставалось еще десять килограммов. Но все оказалось еще хуже. Светочка объяснила, что еще бывают худые толстушки. Чтобы не примкнуть к их числу, Кате нужно срочно отправляться в спортзал.
- Ты вообще поняла, что сказала? У меня в школе было освобождение от физкультуры, - Катя покрутила пальцем у виска.
Светочка окинула фигуру Катерины таким выразительным взглядом, что стало стыдно за каждый съеденный пирожок.
- Ну, что, прямо так сразу? - Катя заискивающе посмотрела на Светочку, та только поджала губы.
В выходные Муська обнюхивала пароварку и кухонные весы, к напольным она уже привыкла. Катя облачилась в спортивную форму, купленную вместе со Светочкой и, вздыхая, стояла у зеркала. Тонкие леггинсы обтянули толстые ляжки, под спортивным топиком складками собирался жир. Катя поспешно натянула поверх длинную футболку.
- Как на корове седло, - хотелось все бросить и съесть пирожок, на худой конец конфету. - Не пойду ни в какой спортзал. - Но в кармане лежал купленный по наущению Светочки абонемент на три месяца. Денег было жалко.
В понедельник после работы Катя с урчащим желудком потащилась со Светочкой в зал. Ей казалось, все эти накачанные парни и стройные девушки смотрят только на нее. В леггинсах и спортивном топике Светочка казалась еще худее. "Кожа да кости" - с завистью думала Катерина.
- Андрюша, посмотри, что можно сделать, - промурлыкала Светочка, подтащив сопротивляющуюся Катерину к горе мускулов.
- Здрасте, - буркнула Катерина, пристально рассматривая носки новых кроссовок.
- Так... так... так..., - тренер обошел вокруг, оценивая фигуру новенькой.
"Как на рынке рабов, сейчас проверит зубы", - мелькнула у пунцовой Катерины мысль. Но вскоре началась работа и Катерина забыла обо всем. Андрей стоял рядом, считая. Мышцы горели огнем, Катя плотно сжимала зубы, чтобы не разрыдаться. Так тяжело ей еще не было никогда. Но подгибающихся ногах Катя доползла до дома и, приняв душ, упала на кровать.
Утром болело все, Катя дотащила предательски дрожащее тело до работы и рухнула на стул. Светочка довольно улыбалась.
- Ничего, скоро ты себя не узнаешь, - успокаивала она Катерину за обедом.
- Я уже себя не узнаю, - сокрушалась Катя.
Светочка оказалась кладезем информации. Катерина с удивлением узнала, что ПП - это не сокращение от "пипец", а "правильное питание", а ЗОЖ - это не термин из ненавистного курса ОБЖ, а "Здоровый образ жизни".
Спустя месяц Катя втянулась, она с упоением занималась в спортзале, считала калории, замеряла объемы и взвешивалась, как положено, натощак. Килограммы таяли. Уверенность в своих силах росла. ЗОЖ вытеснил мысли о Сергее. Ну, почти вытеснил. На очередной тренировке Светочка не дала Кате надеть футболку.
- Иди в топике, уже можно, - она подмигнула.
- Да я же голая, - возразила Катя, но Светочка уже упорхнула вместе с ее футболкой в зал.
Катя боролась с килограммами, комплексами и обидами. Надо сказать, весьма успешно.
- Скоро восьмое марта, корпоратив, - Светочка довольно захлопала в ладоши.
- Да ну его, я не пойду, - буркнула Катя, доедая суп.
- Еще как пойдешь, - заверила Светочка.
В выходные дамы совершили набег на торговый центр.
- Мне нравится вот это, - Катя приложила платье винного оттенка благородной длины по колено.
- А мне вот это, - Светочка сунула Кате ультракороткое черное мини с вырезом на спине.
- Это вульгарно, - возразила Катя.
- Примерь, - Светочка задернула занавеску примерочной. - То, что надо, - довольная, она рассматривала Катину точеную фигуру, которую выгодно подчеркивало платье.
- Ну, уж нет, я в этом не пойду.
Светочка ловко подхватила платье и направилась к кассе.
- Так, теперь туфли. Вот эти есть тридцать восьмого?
- Да ты что? Я на такой шпильке сроду не ходила, - возмутилась Катя.
- Теперь ходишь.
- Все? - нагруженная пакетами Катя собралась домой.
- Все? - засмеялась Светочка? - Все только начинается. В салон.
- В какой еще салон? - Катя понуро тащилась следом.
- Стригите, - распорядилась Светочка.
- Ну, уж нет. Я никогда не носила такой прически.
- Так, в какой цвет будем краситься? - Светочка рассматривала альбом с палитрой красок.
- Зачем мне краситься? Я еще не седая, - бурчала Катя, с грустью глядя на падающие на пол пряди.
- Не смеши мои тапочки. Так, подчеркнем твой рыжий цвет. Вот этот, - Светочка ткнула пальчиком. У Кати чуть удар не случился.
- Я буду похожа на... на прости господи, - чуть не плача сказала Катя.
- На прости господи ты была похожа до сих пор.
Из зеркала на Катю смотрела незнакомка с огненно-рыжим геометрическим каре с густой прямой челкой.
- Под такой цвет волос только яркий макияж. Придется краситься, подруга.
Еще не пришедшая в себя Катя оказалась в руках визажиста. Девушка долго и терпеливо объясняла ей что-то про светотипы, про теплую и холодную гамму. Катя едва соображала, от обилия новой информации голова шла кругом.
- Дерёвня, - хохотала Светочка.
Ярко-рыжий цвет волос, стрижка и широкие стрелки сделали Катю похожей на лису Алису.
- И на кого я теперь похожа? - ныла она.
- На человека, - предприимчивая Светочка вручила Кате пакеты и махнула рукой, останавливая такси. - Не забудь выбросить свою юбку-годе и свитер с хомутом, - шепнула она, закрывая за Катей дверь такси. - В них ты похожа на синий чулок.
"Выбросить? Вот еще! Мои любимые вещи! Синий чулок?! Это уж слишком", - кипятилась Катерина. Дома она аккуратно сложила юбку и свитер, положила в пакет и отправила на антресоли. "Не выбрасывать же такие хорошие вещи! И потом, почти новые". Свитер отметил свое пятилетие, юбка числилась в Катиных любимицах почти восемь.
На корпоративе было людно, шумно и ярко. Катя не привыкла к подобным мероприятиям. Она втянула воздух, посчитала до десяти.
- Пошли, - Светочка буквально втолкнула ее в зал.
Катя натянула улыбку, походка от бедра. "Скорее бы дойти до стола". Кто-то присвистнул. Хотелось провалиться сквозь землю. Слава богу, спустя полчаса свет приглушили, Светочка упорхнула танцевать с Петром, водителем главного. Алиса, вернее, Катя собралась ускользнуть. Воровато оглянулась вокруг. В зале надрывалась Шаде. "Удобный момент". В ее сторону направлялся Вадик, новенький, который вместо Сережки.
- Можно вас пригласить? - он протянул руку.
- Не танцую, - Катя решительно встала.
К ее удивлению, Вадик ловко обнял ее за талию и повел в круг танцующих. Светочка подмигнула, Катя украдкой показала ей язык.
- Возражения не принимаются.
Вадик был не в Катином вкусе: невысокий, щуплый, белобрысый, кокетливая родинка над верхней губой. Полная противоположность брутальному темноволосому Сереже.
- А ты неплохо танцуешь, - вынуждена была признать Катя.
- Я еще много чего умею весьма неплохо, - пошутил Вадик.
- А ты наглый, - Катя засмеялась.
- Еще какой.
Уходить расхотелось. Вадик подливал Кате шампанское, она заметно опьянела и заливисто смеялась шуткам кавалера.
- Можно проводить даму? - Вадик быстро поймал такси. Катя назвала адрес. Вадик нашел податливые губы, впился поцелуем. Катя не возражала.
Разбросав руки по кровати и широко зевнув, она вспомнила, что Вадик не в ее вкусе.
Проснулась Катерина в двенадцать, спасибо выходным. Вторая половина истерзанной кровати была пуста. Слав богу! Голова трещала, во рту пересохло. Катерина поднялась, голова отозвалась болью. Катя застонала. На прикроватной тумбочке стоял стакан с водой, рядом лежала упаковка аспирина. "Вот спасибо! Заботливый-то какой!" Катя невольно улыбнулась, положила в рот таблетку, запила водой и упала обратно на кровать, перебирая в памяти недавние приключения. "А все Светка виновата. Платье, шпильки". Но Катя на нее не злилась.
Понедельник. Будильник еще не успел прозвенеть, а Катя уже была на ногах. Утро расписано по минутам. Умывание - пять минут, контрольное взвешивание - три минуты, зарядка - пятнадцать минут, контрастный душ - десять минут, укладка - пятнадцать минут, приготовление полезного завтрака (никаких быстрых углеводов) - пятнадцать минут, завтрак - десять минут, макияж (самое ненавистное занятие: тушь ложилась комками, стрелки все время норовили уползти, брови выходили либо слишком темными, либо слишком блеклыми) - двадцать минут, одевание - десять минут. Ровно в семь Катерина подошла к зеркалу, довольно осмотрела себя со всех сторон, подкрасила губы, побрызгала на шею и запястья любимый парфюм и вышла из дома. С лестницы спускалась пешком - никакого переполненного лифта, на работу - тоже на своих двоих, никаких переполненных автобусов. Снег так и не выпал, все выходные лил дождь. Кате было не до погоды. Она то ускорялась, то замедляла шаг. Как ее встретит Вадик? Что скажет? Как посмотрит? Приключение на свежую голову казалось сном. Чтобы она, Катя, вела себя подобным образом? Скажи ей об этом кто-нибудь пару месяцев назад, она бы не поверила.
Первым на кого наткнулась Катя, взлетев на второй этаж, был Вадик. Он мило улыбнулся, поцеловал зардевшуюся Катю в щечку, пообещал на днях забежать. Сердце стучало в такт шагам, щеки пылали ярким пламенем. Светочка пронзила Катю взглядом, тут же начала делать жесты, намекая выйти на пару минут. Катя проигнорировала подругу так же, как звонки на выходных. День пролетел за работой. Вечером подруги отправились на тренировку.
- Ну, что? Ну, как он? - сыпала Светочка вопросами.
К неудовольствию Светочки, Катя отвечала односложно, не вдаваясь в подробности.
Тренировка была в самом разгаре, когда в проеме возникла мужская широкоплечая фигура.
- Михаил, - взвизгнула Светочка, заставив Катерину подпрыгнуть от неожиданности. - Давненько его не было видно. Пойду, поздороваюсь. - Светочка грациозно слезла с тренажера и, выпятив отсутствующую грудь, направилась к мужчине.
Катя с удивлением узнала в Михаиле соседа с овчаркой. Нет, в спортзал он пришел без собаки. И слава богу! Заметив Катин интерес, Михаил царственно кивнул. Катя фыркнула: "Тоже мне царь и бог"!
Следующим утром, спускаясь по неудобным ступенькам, Катя встретила Михаила. Он приветливо поздоровался и пробежал вперед. "Странно, он же всегда пользовался лифтом".
Вадик пришел только в среду. Без предупреждения. Катя на скорую руку накрыла на стол, подав приготовленную в пароварке семгу с овощами. Вадик вяло ковырялся в тарелке.
- Как вы это едите? - наконец, не выдержал он.
- Кто мы? - удивилась Катя, поднося ко рту вилку.
- Ну, женщины. Все эти диеты, это же с-к-у-ш-н-о!
- Скушно, зато полезно, - возразила Катя.
- Вот моя мама никогда не сидела на диетах, а отец ее всю жизнь на руках носил! - торжественно произнес Вадим. "Как же он ее поднимал?" - подумала Катя. - Эх, какие у мамы пирожки, пальчики оближешь!
"Ну, это мы еще посмотрим, чьи пирожки вкуснее"!
В среду Катя тренировку пропустила, завела тесто, сделала начинку. Пирожки получились на славу! В четверг пирожки ела не только бухгалтерия, но и компьютерщики. Катя с удовольствием отметила, что Вадик жует уже третий. Светочка, гордо подняв голову, направилась в столовую в одиночестве.
Михаила Катя встречала утром регулярно.
- Что-то я вас вчера в спортзале не видел, - он остановился на лестничной площадке, овчарка, вывалив язык, примостилась у его ног. - Не заболели? - участливо поинтересовался Михаил.
- Спасибо, здорова, - ответила Катя.
- А, может, нам...
Михаил не успел закончить фразу:
- Передавайте привет жене, - Катя улыбнулась.
Она недавно видела из окна, как Михаил прогуливается с симпатичной девушкой с коляской.
- Вот стерва, - улыбка сползла с его холеного лица.
- Кобель, - парировала Катя, - с кобелем, - добавила она вслед удаляющейся фигуре.
Вадик был не женат, но расставаться со своим статусом холостяка не спешил. "Забегал" редко, никогда не оставаясь на ночь. По сути, несмотря на пролетевший месяц, Катя знала о нем так же мало, как и в первый день. Катя старалась изо всех сил, закармливала Вадика пирожками, окутала вниманием, окружила заботой. Без толку. О себе Вадик говорил мало и неохотно. Катя ждала. Тренировки были забыты, правильное питание тоже осталось в прошлом. Первые килограммы вернулись незаметно. Просто однажды утром Катя обнаружила, что змейка модных брюк, купленных пару месяцев назад, больше не сходится. Она, кряхтя, залезла на табурет, достала с антресолей любимые юбку-годе и свитер с кокетливым хомутом. "Хорошо, не послушала Светочку". Юбка села, как влитая.
Светочка встретила вошедшую Катерину, презрительно поджав губы. Катя не обратила внимания. Раздевшись, опустилась на свой стул, загадочно улыбаясь. "Сколько сказал доктор? Осталось восемь месяцев". Ей казалось, она чувствует, как под сердцем бьется новая жизнь. За окном крупными хлопьями падал первый в этом году снег.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ф.Вудворт, "Особые обстоятельства" (Любовное фэнтези) | | Н.Королева "Стажировка в Северной Академии" (Фэнтези) | | М.Весенняя "Босс с придурью" (Женский роман) | | N.Zzika "Лишняя дочь" (Любовное фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Чужих детей не бывает" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Мелоди "Тайфун Дубровского" (Современный любовный роман) | | Д.Соул "Публичный дом тетушки Марджери" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | А.Квин "Лабутены для Золушки" (Женский роман) | | Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"