Рожкова Анна: другие произведения.

Роза

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

  Роза
  
  Колька понуро плелся по школьному двору, пиная торчащими коленками ненавистный портфель, когда его окликнул лучший друг Витек.
  - Колька, ты че такой убитый? Че стряслось?
  - Да, Дрочиловна мамку в школу вызывает, - охотно поделился своим несчастьем Колька, надеясь на сочувствие друга.
  - Ну, ниче, бывает, - философски изрек Витек, протягивая руку для пожатия. - Ладно, бывай, мне вечером на тренировку, так что до завтра, - изрек он, энергично встряхивая вялую руку друга.
  - Ну, счастливо, - нехотя выдавил из себя Колька, продолжив свой скорбный путь.
  Пройдя школьный двор и обогнув пару домов, парень добрел до сквера. Вообще-то до дома было уже, буквально, рукой подать. Оставалось только пересечь скверик и, пройдя по тропинке, предусмотрительно протоптанной жителями окрестных домов, пролезть в щель между раздвинутыми прутьями забора. Но здесь силы окончательно оставили Колькино худое нескладное тело, и он, как шарик, из которого выпустили воздух, с тяжким вздохом опустился на близлежащую скамейку. Назвать этот небольшой пятачок с несколькими скамьями и чахлым розарием посередине звучным словом сквер или парк можно было лишь с большой натяжкой. Но все же лучше посидеть здесь, чем тащиться домой. Размахнувшись, парень водрузил рядом портфель, который жег ему руку от самой школы. Дело в том, что внутри лежала записка от Колькиной классной руководительницы, Анны Трофимовны, с просьбой к его маме зайти в школу. Он обреченно поднял глаза на хмурое, серое небо. Погода полностью соответствовала настроению. Было начало декабря и, хотя, зима в этом году еще не наступила, и было довольно тепло, все же температура не особо располагала к долгому рассиживанию на лавке. Зато парк был безлюден. 'Хоть что-то радует' - подумал Колька, осмотревшись вокруг. Сквер пустовал редко, с раннего утра его оккупировали собачники со своими шавками (Колька терпеть не мог собак) разных калибров и степени воспитанности, к одиннадцати подтягивались мамаши с колясками, и парк наполнялся воплями и криками их многочисленных отпрысков. Ну, а по вечерам лавки занимали подростки с пивом и сигаретами. Никто из местных после наступления темноты сюда не совался, себе дороже. 'И почему я такой невезучий?' - размышлял Колька, одергивая короткие рукава дешевой болоньевой куртки., которые не поддавались по причине слишком длинных Колькиных рук. Плюнув на это безнадежное дело, парень засунул ладони поглубже в карманы и снова задумался над своей несчастной судьбой. День вроде так хорошо начинался.
  Отец Витьки, Колькиного другана и однокашника, привез сыну из командировки настоящий швейцарский нож. Кроме лезвия, в нем было еще полно нужных штук вроде ножниц, открывалки, щипцов и других непонятных, но крайне полезных в хозяйстве приспособлений. Колька чуть не умер от зависти. Витек носил нож с собой, не расставаясь ни днем, ни ночью, хвастаясь перед каждым встречным и поперечным. Просить подарить - бессмысленно, Витек ни в жисть не согласится. И у Кольки созрел коварный план. Была у друга одна страсть, он жуть как любил поспорить. На перемене часто раздавался его звонкий голос: 'А спорим?'. Был у него еще один пунктик - Лейла Башева. Вообще-то Витька не признавался, что Лейла ему небезразлична, даже лучшему другу. Но Колька заприметил, какие взгляды Витя бросает на девочку. Колька не понимал, что друг нашел в этой Лейле. Тихая и незаметная, она всегда держалась особняком, не хихикала с девчонками на переменах, не бегала на курилку, не заигрывала с парнями. По мнению Кольки, типичный синий чулок. Если спросишь что, или пошутишь, закинет за спину тяжелую, черную как смоль косу, да зыркнет темными глазищами, аж мурашки по спине. Да и вообще она была не в Колькином вкусе, худенькая, прямая, как доска, ни выпуклостей, ни округлостей, одни впалости. Не то, что Надька Корзинкина. Там есть на что поглазеть, вся округло-выпуклая, с дерзкими густо подведенными глазищами. Колька, чтобы заполучить нож, решил рискнуть папкиным старым шарфом, хоть мать и берегла его как зеницу ока. Но дело того стоило.
  - Витька, а спорим, что я к Лейле подкачу, и она меня не отошьет? - небрежно обронил Колька на перемене.
  - Лейла, тебя? - ощетинился Витька, но тут же звучно заржал, - Ну, ты насмешил.
  - Ну, как хочешь, - он сделал вид, что потерял к спору интерес.
  - Нет, погоди-ка, - остановил друга Витек. - На что спорить будем?
  - Да на твой нож, - парень глазами указал на оттопыренный карман друга.
  - На нож? - Витька в раздумье почесал подбородок. Но по его блестевшим глазам и горящим щекам, Колька понял, что он у него на крючке. - На нож, говоришь? А ты че ставишь?
  - Шарф, - Колька достал из портфеля старый шарф, единственное напоминание об отце. Остальные вещи, представлявшие ценность, мать продала. А те, что уже ни на что не годились, раздала соседям и знакомым. И без этого хлама в их тесной квартирке было не развернуться.
  - Да на фиг он мне нужен, старье какое-то, - фыркнул Витька и отвернулся.
  - Ну, нет, так нет, - оскорбленный Колька спрятал шарф обратно в портфель и отвернулся, - между прочим, чистая шерсть. Но Витьке ставка уже была не так важна, затронули его две самые чувствительные струны.
  - Ладно, - словно нехотя потянул он, - шарф, так шарф. Все равно дело - верняк.
  Они быстренько обсудили условия, на следующей перемене Колька должен был подкатить к Лейле. Весь урок он сидел как на иголках и не слышал ни одного слова учителя. 'А вдруг не выгорит? Да мать ему за шарф голову оторвет'. Прозвенел звонок, и отличница Лейла стала неторопливо складывать тетради в портфель.
  - Лейла, - окрикнул девочку Колька, на ватных ногах пробираясь к ней сквозь ряды парт.
  Она удивленно подняла головку, которая казалась совсем маленькой для такой тяжелой длинной косы.
  - Да, Коля? - тихо спросила она.
  - Лейла, ты это..., - он то бледнел, то краснел и заметно заикался, чего за ним обычно не водилось. - Ты не могла бы меня подтянуть по литературе? Понимаешь, ну не могу я осилить эту 'Войну и мир', а ты, наверняка, уже прочла. Ну, в общем, вот, - на одном дыхании выпалил Колька. Ожидая ответа Лейлы, он не дышал и спиной чувствовал буравящие его глаза друга.
  - Конечно, прочла, - наконец, важно кивнула Лейла, - и тебе советую, - но, увидев умоляющие глаза парня, она сдалась.
  - Ладно, завтра после уроков в столовой, - и, защелкнув портфель, выплыла из-за парты. Колька шумно выдохнул, сердце колотилось о ребра как бешеное.
  - Завтра после уроков, - он с победоносным видом смотрел на съежившегося друга, молча протягивавшего ему нож. У победы был горький привкус. Увидев Витькин несчастный, затравленный взгляд, Кольке даже стало совестно, но уговор есть уговор. Он с достоинством принял нож и с чувством пожал другу руку.
  - Спасибо, - радостно произнес Колька.
  - На здоровье, - буркнул Витек, выходя из класса.
  Следующим и последним уроком была ненавистная литература с Анной Трофимовной, их классным руководителем. Ученики ее не любили и за глаза, иначе, как Дрочиловна, не называли. И Колькин восьмой 'А' не был исключением. Вообще-то Трофимовна не была злобливой, просто скучной и нудной. Затурканная жизнью женщина с большими печальными глазами. Вся школа знала, что она тянет мужа-инвалида и наркомана-сына. Но, если сослуживцы и директор сочувствовали несчастной женщине, то ученики презирали. Дети часто жестоки к слабым.
  В середине урока широко распахнулась дверь, впустив бледного молодого человека с обтянутой кожей лицом.
  - Мааа, - выжидательно протянул он.
  Анна Трофимовна затравленно оглянулась и, схватив сумку, бросилась к выходу.
  - Опять деньги пришел просить, - шепнул Витек Кольке.
  - Похоже, - без всякого интереса отозвался последний. Он был поглощен созерцанием ножа под столом. Когда Дрочилка выскочила за дверь, не таясь, вытащил новое приобретение из-под парты и любовно провел ладонью по блестящей поверхности, потом ногтем большого пальца вытащил лезвие. Он даже не заметил, что Дрочилка успела вернуться и наблюдала за ним.
  - Соколов? - взвизгнула она прямо над Колькиным ухом, заставив того подпрыгнуть от неожиданности, - Встань.
  Парень покраснел и неуклюже поднялся на ноги, на две головы возвышаясь над учительницей.
  - Чего, Анна Трофимовна? - пробасил ученик.
  - Не чего, а что, - ее лицо покраснело от гнева, - Это ты нацарапал на парте?
  - Нет, Анна Трофимовна, это не я, честно, - Колька переминался с одной ноги на другую.
  - Останешься после урока, - отрезала она, оборачиваясь к классу.
  - Вечно Дрочилка как с цепи срывается после посещений сыночка, - попытался поддержать друга Витек, но хмурый Колька не удостоил друга взглядом. Даже нож его больше не радовал. Тихо выругавшись, он спрятал его в карман.
  И вот результат. Колька сидит на лавочке и с ужасом думает, что скоро будет вынужден пойти домой. Нет, мама не будет его ругать, не станет кричать, как вы могли бы подумать. Все будет еще хуже. Опущенные уголки ее губ опустятся еще ниже, а по морщинистым щекам потекут крупные слезы.
  - Коля, Коленька, ну как же так, - начнет причитать она, сцепляя и расцепляя огрубевшие руки.
  А большой, нескладный, как все подростки Коля с большими ногами и руками и еще детским лицом в раскаянии опустит голову, и будет молча слушать причитания матери. Мамку Коля любил, но немного стыдился, в чем боялся признаться даже самому себе.
  Он вспомнил последний материн визит в школу. Колька, гогоча, вывалился из класса и наткнулся на стоящую у двери мать. От неожиданности он остановился, с двух сторон его обтекали смеющиеся одноклассники.
  - Ма, ты чего? - выдавил он, отводя маму в сторону.
  - Да вот, решила зайти, узнать у Анны Трофимовны как твои дела, - она натянуто улыбнулась и, решительно отстранив сына, вошла в класс.
  Только сейчас, в школьной атмосфере, он увидел, как убого выглядит его мать, некогда красивая, но преждевременно состарившаяся женщина. Черты ее лица словно стерлись от времени, как рисунок мелом на асфальте. А эта дурацкая косынка, которую она по-старинке завязывала под подбородком. Колька заглянул в замочную скважину. Мама сидела на первой парте, пряча заскорузлые ладони. Дрочиловна важно прохаживалась перед ней, заложив за спину руки. Колька задохнулся от возмущения. И эта та самая Дрочиловна, которую все презирали и над которой издевались старшеклассники? Она распрямила плечи и стала даже казаться выше ростом. Ее прямо-таки распирало от важности. Колька поморщился с досады. Вот сейчас мама даст ей отпор, что-нибудь скажет в его защиту. Но она продолжала тихо сидеть, комкая в руке платочек. Он с завистью вспомнил Витькину маму. Невысокая, плотная, как и сын, в коротенькой джинсовой юбке и высоченных ботфортах, она вплыла в кабинет к Дрочиловне, высоко подняв голову. Вскоре Витек стал заниматься дополнительно и его оценки значительно выросли. Анна Трофимовна отчаянно нуждалась в деньгах и 'брала' дополнительными занятиями. Но у Колькиной матери не было такой возможности. Да, что там говорить, ее скудных заработков едва хватало им на пропитание.
  В советское время мама работала в конструкторском бюро, где и познакомилась с Колиным отцом. Он был намного старше и вскоре тихо ушел, оставив жене подрастающего сына и однокомнатную квартирку. Так Колька остался с мамой вдвоем. Вскоре начался развал СССР, конструкторское бюро приказало долго жить, и мать осталась без работы. Чтобы не оставлять сына одного, пошла мыть подъезды, а по ночам работала посудомойкой в ресторане за углом. 'А что, гибкий график работы и сын всегда под присмотром' - говорила она. К подросшему Коле она относилась как к единственному мужчине в семье. 'Сынок, я тебя умоляю, учись, учись, человеком будешь' - постоянно тростила мать. И Колька очень боялся не оправдать маминого доверия. Но трусоватый от природы парень способностями к учению не блистал, он был всегда середнячком. Не выдавался вперед, чтобы не прослыть батаном, которых частенько высмеивали, а то и могли поколотить, но и не прибивался к хулиганам и не был среди двоечников. Так, с серединки на половинку.
  Очнувшись от раздумий, продрогший парень встал со скамейки и нехотя направился домой. Он уже поднимался по ступенькам, когда услышал, как его окрикнула соседка.
  - Юноша, можно вас? - высоким голосом позвала Аглая Павловна, старушенция из квартиры напротив.
  - Здравствуйте, Аглая Пална, - поморщившись, Колька с широкой улыбкой повернулся к соседке. 'Ну что за дурацкое слово, юноша'.
  - Зайдите-ка на минутку, - соседка посторонилась, пропуская подростка внутрь.
  Вообще-то Колька с трудом выносил общество неугомонной старушки, но в этот раз был рад любому предлогу, лишь бы не идти домой. В молодости Аглая Павловна работала учительницей математики, а бывших учителей, как известно, не бывает. Соседка везде совала свой остренький носик и была главной сплетницей в доме. Мимо выставленного у ее двери блокпоста мало кто мог прошмыгнуть незамеченным. У Кольки создалось впечатление, что Аглая Павловна не отходит от дверного глазка, разве что на кухню и в туалет. Вот и сейчас она поджидала его в засаде. По просьбе матери Аглая Павловна иногда подтягивала подростка по математике, за что соседка платила одинокой старушке вниманием и разными угощениями. Эти занятия были Кольке поперек горла. Несмотря на преклонный возраст, энергии бодрой старушенции было не занимать. Объясняя материал, она ходила взад-вперед с длинной линейкой наперевес, и стоило Кольке отвлечься, как линейка тут же с оглушающим треском била его по рукам. 'Не спите, молодой человек', - как ни в чем не бывало восклицала соседка, игнорируя возмущенное ойканье парня. Сейчас от Кольки требовалось всего-навсего заменить перегоревшую лампочку. Предоставив молодому человеку стремянку, соседка начала собираться в магазин, накинув поверх пальто большую вязаную крючком шаль.
  - Какая красивая шаль, Аглая Павловна, - искренне восхитился Колька, спускаясь со стремянки.
  - Спасибо, - ответила довольная старушка, кокетливо оглядывая себя в зеркало. - Вчера на местном рынке купила. А ты, я смотрю, все еще носишь портфель покойного Митрича. Хороший был человек, - вздохнула Аглая Павловна, закрывая за ними дверь.
  Колька с отвращением оглядел портфель, доставшийся ему в наследство от Митрича, покойного мужа Аглаи Павловны. Мало того, что он выглядел настоящим профессорским портфелем, какие носили лет тридцать назад, так еще был порядком изношен, с местами потертой кожей.
  - Ну, мам, - канючил Колька, увидев этого мастодонта, ровесника, наверное, самого царя Гороха, - ну меня же в школе засмеют.
  - Не засмеют, - отрезала мать, - все ходят с синтетикой, а ты с настоящей кожей, тем более денег на рюкзак все равно нет. Пока походишь с этим.
  Колька по опыту знал, что нет ничего более постоянного, чем временное. Ему очень хотелось ходить с синтетикой, как другие пацаны, но он промолчал. Что толку? Мама только что купила ему новые ботинки, хотя давно копила себе на теплое пальто. Но сын слишком быстро рос и, пока мать успевала накопить на пальто, он уже вырастал из очередной куртки или ботинок. Так она и ходила который сезон в тонком плащике, поддевая в холода свитер.
  Колька нажал на звонок. Мама открыла в фартуке и с полотенцем в руке.
  - Коленька, что-то ты задержался, к Вите в гости ходил? - щебетала мать, упорхнув на кухню, - Руки помой, и за стол, я щас тебе горяченького супчика налью.
  Колька шел на кухню как на голгофу.
  - Мам, тебе тут Трофимовна записку передала, - мучительно краснея, он протянул матери записку. Как парень и ожидал, мама замолкла на полуслове. Колька сидел, понурившись, боясь даже поднять на мать глаза. 'Она столько для него сделала, пашет на двух работах, заботится, готовит, а он'. Хотелось провалиться сквозь землю, лишь бы не слушать материных рыданий, не видеть покрасневших глаз. Ему вдруг вспомнилась богатая шаль Аглаи Палны. Вот бы его маме такую. Как бы она обрадовалась, надевала бы ее поверх пальто, все теплее. Точно, решено, скоро Новый год, вот он и преподнесет маме подарок.
  С раннего утра Колька понесся на местный рынок, где продавали все, от трусов до вертолета. Продавщицы только начинали выкладывать на прилавки товар.
  - Тебе чего? - спросила одна из женщин, оглядев запыхавшегося парня.
  - Мне шаль нужна, - выдавил Колька, пытаясь восстановить сбившееся дыхание.
  - А, третий стол в следующем ряду, - протянула она, сразу же потеряв к нему интерес.
  Бабка в третьем ряду справа, пыхтя, доставала из полосатых сумок товар.
  - Мне шаль нужна, для мамы, - мечтательно произнес Колька, представив мамину радость от подарка.
  - Щас, щас, обожди, вишь, занята, - осадила его старушка, развешивая над столом шали.
  - Давайте я Вам помогу, - предложил Колька. Вдвоем дело пошло гораздо быстрей. Когда весь товар был выставлен на всеобщее обозрение, бабка, пыхтя, села на стул.
  - Ну, молодой человек, выбирай.
  - Вот эту, красную, - Коля указал пальцем на роскошную шаль с бахромой.
  - Хороший у тебя вкус, эта - моя любимая, - бабка радостно крякнула, - полторы тыщи, сынок.
  - Полторы тысячи? - обомлел Колька, - да это ж целое состояние.
  - Ну, а ты как думал, нитки купи, свяжи, - пробурчала бабка. - Ну, ладно, сынок, раз ты мне помог, тебе за тыщу отдам.
  - Хорошо, бабушка, спасибо, я обязательно вернусь, - и парень, боясь опоздать, припустил в школу.
  У него не было ни тыщи, ни, тем более, полутора. Придя домой, он разбил копилку, выпотрошив всю накопившуюся мелочь. Всего двести восемьдесят девять рублей. Несколько дней он ломал голову, где взять денег. Может продать Витькин нож? Нет, не годится. Колька твердо решил нож вернуть. Витек ходил мрачнее тучи и разговаривал с другом сквозь зубы. На перемене он с натянутой улыбкой подошел к Кольке.
  - Ну, как дела с Лейлой? - язвительно протянул он.
  - Все на мази, - соврал Колька, тут же устыдившись.
  После уроков он привычно завернул в сквер. Парень так и не смог придумать, где раздобыть денег. Небо заволокло тучами, и парк был по-прежнему безлюден. Кольке было совсем одиноко. Витек больше не звал друга к себе, хотя еще неделю назад Коля был частым гостем в их просторной двушке. Он жуть как любил ходить к другу. У Витька была отпадная хата. Колька никогда не видел ничего более роскошного. Новая мягкая ярко-оранжевая мебель, шелковистый зеленый ковер, еще один ковер на стене над диваном и большая 'стенка', занимающая все пространство справа. А техника вообще балдеж - и современный телек, в отличие от Колькиного древнего 'Горизонта', и видик, и двухкассетный магнитофон. А недавно предки подарили любимому сыночку приставку. У Витька всегда было чем заняться, друзья подолгу отвисали на хате, рубились в игры, смотрели видик, слушали кассеты Мадонны, Майкла Джексона, Кармэн. Колька отчаянно скучал и по другу, и по их клевому времяпровождению. Он не мог сказать матери, что они с Витьком поругались, чтобы не расстраивать ее еще больше, поэтому после уроков подолгу просиживал в сквере, жалея себя, и сетуя на свою несчастную судьбу. Он уже и рад был помириться с другом, вернуть ему нож и признаться, что соврал насчет Лейлы. Но Витек его старательно избегал и вообще смотрел волком. Более того, друг теперь ходил в секцию карате, и Колька отчаянно ревновал его к новым друзьям. Ему-то секция и не снилась. Тяжко вздохнув, парень уже собирался уходить, когда его взгляд случайно упал на чахлые кустики роз, обстриженные на зиму почти под корень. И вдруг, среди переплетения черенков, он заметил зеленый отросток. Колька сел на корточки и пригляделся. 'Ну, надо же, нашел время родиться. Все равно тебе не суждено вырасти, скоро ударят холода', - произнес с сожалением, поднимаясь на ноги.
  Вскоре зарядили проливные дожди, и парень был вынужден сменить место дислокации. Согнувшись в три погибели, он забирался в детский домик в сквере. На улице было хоть и не холодно, но сыро и промозгло, и Колька, чтобы сохранить остатки тепла, ниже натягивал капюшон и, поглубже засунув руки в карманы куртки, сидел, нахохлившись, как воробей на жердочке. У него было полно времени, чтобы поразмышлять над своими действиями. С Витькой он так и не помирился. К огорчению Кольки, друг все больше от него отдалялся. Он похудел, чему, по-видимому, поспособствовали тренировки, стал как-то резче, порывистей. Куда делся тот смешливый, пухлый мальчик, которого Колька так любил? Вернется ли их дружба когда-нибудь? А больше всего парня грызла мысль, что он сам, своими руками разрушил то чувство дружбы и товарищества, которое они оба некогда испытывали.
   Время не шло, а пролетало чередой похожих друг на друга, одинаково унылых дней. Новый год приближался, в преддверии праздника город преображался, у здания администрации собрали высоченную елку, украсив ее игрушками и гирляндами. Их класс девочки украсили дождиком и ветками ели, расставив их в вазах на подоконниках. Запасливые горожане сметали с полок магазинов продукты, шампанское, подарки близким и знакомым. Мама нарезала дома традиционный оливье, а холодец томился в холодильнике, ожидая своего часа. И только Кольку не затрагивала праздничная суета. С каждым днем он становился все мрачнее, все глубже погружался в апатию и уныние. Денег матери на подарок он так и не нашел. И уже, по-видимому, не найдет. И не было рядом верного друга, чтобы утешить и ободрить в трудную минуту.
  Насилу вылезши из своего вынужденного убежища и разминая затекшие члены, Колька, несмотря на дождь, решил навестить розовый куст. Он был уверен, что отросток уже сгнил под потоками не прекращавшегося ливня. Каково же было его удивление, когда он увидел, что вытянувшийся побег венчает бутон. Глядя на это предновогоднее волшебство, Колька почувствовал странное единение с этим запоздалым капризом природы. 'Одни мы с тобой остались' - с неожиданной для самого себя нежностью произнес Колька, дотронувшись до нераспустившегося цветка. Теперь он каждый день навещал свою розу, наблюдал, как, наливаясь соками, цветок становится все больше и краше. Колька молил Бога, чтобы дожди не прекращались до самого праздника, ведь тогда никто не зайдет в сквер и не сорвет розу. Его молитвы как будто были услышаны, наступило тридцатое декабря, а дождь все лил. Уставшие от дождя жители шутили, что пора начинать строить ковчег. После уроков Колька привычно пошел в парк и направился прямиком к розе. Еще не доходя до куста, он сквозь потоки воды заметил, что бутон распустился. Колька ахнул. Роза была прекрасна. Казалось, земля отдала последние силы, чтобы вырастить такое чудо. Розовато-кремовая, на длинном, ровном стебле, она гордо возвышалась над землей на добрых полтора метра. Не замечая затекавшей за шиворот воды, парень любовался ее бархатными лепестками и резными темно-зелеными листьями. 'Вот где я возьму деньги на подарок' - родилась у Кольки мысль.
  Сидя дома, он не мог дождаться, когда мама уйдет на работу. Как только в коридоре раздалось ее привычное: 'Спокойной ночи, сынок', и в двери повернулся ключ, Колька взвился с дивана и, в впопыхах всунув руки в рукава куртки и нахлобучив на голову шапку, выскочил из дома. Он бежал к скверу, как будто от этого зависела его жизнь. 'А вдруг розу уже сорвали?', - от этой мысли у Кольки холодело в животе и останавливалось сердце. Вот уже ворота сквера, еще пара шагов. 'Фу, - выдохнул Колька, - на месте'. Он оперся руками о колени, чтобы отдышаться. 'Прости' - выдохнул парень, срезая розу перочинным ножом друга. Бережно сжимая цветок, Колька решил пойти к театру, который находился в двух кварталах от его дома. По дороге он сделал крюк и повернул к Витькиному дому. Зайдя в подъезд, освещаемый единственной мигающей лампочкой, парень отыскал почтовый ящик друга и без колебаний опустил нож в ящик с номером Витиной квартиры. Выйдя, заспешил по мокрым от дождя тротуарам, с завистью заглядывая в освещенные окна, за которыми было тепло и уютно, а главное - сухо. Наконец, показалось величественное здание театра, подсвеченное яркими зелеными огнями. Колька продрог и озяб. Дрожа, он поднялся по многочисленным ступеням и поспешил к двойным резным дверям. Но, работница театра, увидев неряшливого подростка, с которого потоками стекала вода, образовывая лужу на вощеном паркете, тут же замахала на него руками, недвусмысленно указывая на дверь. Колька спешно ретировался, снова оказавшись на улице. Представление было в самом разгаре и мысль, что оставшееся до окончания время придется провести снаружи, радости Кольке не прибавила. Рука, сжимающая розу, совсем онемела, и парень перестал ее чувствовать. Он стоял под крышей. Здесь хоть и было сухо, но холодный ветер продувал куцую куртку насквозь. Чтобы немного согреться, Коля стал энергично прохаживаться взад-вперед, пытаясь теплым дыханием согреть то одну, то другую озябшую руку. Пока замерзший парень ждал, дождь впервые за несколько последних недель прекратился и на улице существенно похолодало. Но вот представление закончилось, двери широко распахнулись, выпуская нарядных зрителей, которые громко делились впечатлениями от увиденного. Колька стоял внизу, высоко задрав голову, и следил за спускающимися по ступеням людьми. Поток уже начинал редеть, а он все еще не решился ни к кому подойти. Внутри нарастала паника. 'Неужели это все напрасно? Неужели...' Не успел Колька додумать свою мысль до конца, как из дверей вышла колоритная парочка. Очень высокая и стройная женщина с мужчиной на голову ее ниже. Колька уже хотел фыркнуть, но замер, не дыша. Вот они, его клиенты. Парень не сводил глаз с женщины. Одной рукой она придерживала подол своего длинного атласного платья, оттенок которого точно совпадал с цветом его розы. Вторая ее рука покоилась на локте низенького коренастого спутника. Плечи женщины укрывала меховая пелерина. Колька в мехах ничего не соображал, но даже он видел, что мех дорогой. Ее белокурые волосы были уложены в затейливую высокую прическу, открывающую взору алебастровую шею и изящные ушные раковины, украшенные длинными жемчужными серьгами в тон платью. Каждое движение было исполнено изящества и грации. Она ступала по ступеням так легко, что Кольке казалось, что незнакомка парит над землей. Чем ближе подходила пара, тем прекрасней казалась женщина. Парень уже мог разглядеть раскосые зеленые глаза под тонко очерченными бровями, высокие скулы, чуть тронутые румянцем, полные губы, открывающие ряд безукоризненно белоснежных зубов. Колька и раньше видел красавиц, но незнакомка была не просто красива, она казалась неземной, сотканной из темноты этого призрачного вечера, этих далеких мерцающих звезд. Когда пара ступила на землю, парень ринулся им на перерез.
  - Купите даме розу, тыща рублей, - выпалил Колька, нехотя переведя взгляд на непримечательного мужчину. Но он хоть и не отличался высоким ростом, но разворот широких плеч и мощная короткая шея говорили о силе их обладателя.
  - Ты, щенок, да как ты... - мужчина замахнулся, намереваясь ударить парня, и Колька инстинктивно втянул голову в плечи.
  - Какая прелесть, - раздался певучий голосок, прелестница уже протянула свою холеную белую ручку с безупречной формы пальчиками, унизанными кольцами. Мужчина молча полез в бумажник за купюрой. Незнакомка взяла розу, и ее прекрасные черты исказились злобой, вмиг превратив ее из принцессы в ведьму, зеленые глаза злобно сверкали. Один из шипов уколол ее нежный пальчик, на котором тут же выступила капля крови. Роза полетела на землю. Женщина подняла подол своего длинного платья, обнажив точеные ножки, обутые в элегантные розово-кремовые туфельки и с остервенением вонзила тонкую шпильку в упругую плоть цветка. Чары рассеялись, волшебство испарилось и Колька, очнувшись, круто развернулся на пятках и припустил, сжимая потной ладонью заветную купюру. А на асфальте осталась лежать забытая роза.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "Свадебный сезон"(Любовное фэнтези) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"