Рожнов Андрей: другие произведения.

Прототип

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая (урезанная) версия рассказа заняла 2-е место на конкурсе "День Свободы" портала http://stalker-zone.info в 2009 году. Был переписан/дописан для 3-го официального конкурса по сталкеру, но ничего не выиграл. С тех пор не правился/не вычитывался.

  Часть I
  Окраина Припяти. 2050 год.
  
  Невыносимый, раздирающий внутренности голод выгнал кровососа из убежища. Порождённый Зоной монстр ничего не ел уже много дней. Его атрофированный мозг хранил воспоминания о временах, когда каждая вылазка заканчивалась настоящим пиршеством, но с течением времени добычи становилось всё меньше и меньше, казалось, мир вокруг совершенно опустел. Передвигался кровосос неспешно, стараясь не издавать ни одного лишнего звука. Охотясь, монстр полагался не только на зрение и слух, но и на развитое у всех разумных мутантов Зоны "шестое чувство". И это самое чувство прямо-таки вопило о близкой опасности, да так настойчиво, что матёрый монстр несколько раз порывался вернуться в своё логово. Голод оказался сильней.
  Кровосос сделал ещё несколько шагов и замер. С нагромождением бетонных плит и битого кирпича находящемся на его пути было что-то не так. Мутант не успел понять что именно - груда обломков полыхнула огнём...
  
  ***
  Осторожность не бывает лишней. Шмель услышал эту поговорку задолго до того как попал в Зону, но именно здесь он понял сколько мудрости заключено в эти четырёх словах, и как легко неосторожное действие может стать последним.
  Именно поэтому он не спешил двигаться дальше, а сперва поднялся на второй этаж полуразрушенного дома. Не бог весть какая высота, но достаточно чтобы хоть как-то осмотреться. Подниматься на более высокие этажи Шмель не решился - в разваливающемся здании это могло быть опасно.
  Сталкер залёг возле небольшого пролома в стене, так чтобы можно было выглянуть в него оставаясь не замеченным с улицы. Оглядеться Шмель не успел - обманчивую тишину мёртвого города нарушил грохот автоматической пушки. Сердце тараном ухнуло о ребра, слишком уж неожиданным был выстрел. Откуда стреляли сталкер увидел сразу - метрах в двухстах от его укрытия, над грудой бетонных обломков взвилось облачко пыли.
  Наблюдая как из ниши в нагромождении плит выбирается похожий на паука "Охотник", Шмель невольно потянулся к весящему на поясе генератору помех. Только это устройство - дикое сочетание высоких технологий и местных артефактов - мешало боевому роботу обнаружить сталкера.
  Шмель мысленно поблагодарил технарей Свободы придумавших это чудо. А вот военным инженерам, разработавшим "Охотника", он бы с радостью поломал шаловливые конечности. Чтоб неповадно было.
  Между тем боевая машина выбралась из своего укрытия и взобралась на вершину груды. Шесть манипуляторов, смахивающих на паучьи лапы, позволяли роботу ходить по обломкам как по тротуару. "Охотник" замер, по-видимому, активно сканируя окрестности.
  Первым желанием Шмеля было как можно скорее отползти подальше от пролома, а затем затаиться или ещё лучше - броситься бежать. Вместо этого сталкер перевёл предохранитель импульсной винтовки в боевое положение. Продолжить путь, имея "под боком" робота слишком опасно. Куда опасней чем попытаться уничтожить "Охотника". Шмель тщательно прицелился. Если военные инженеры придумали какой-то новый вид брони или силового поля, выстрел мог стать для него последним.
  "Свободовец" постарался отогнать дурные мысли и, выждав ещё пару секунд, плавно нажал на спусковой крючок. ВИМ-10, прототипом которой была знаменитая "гаусовка", выдала короткую очередь и в броне "Охотника" появились три аккуратных отверстия, из которых тут же повалил чёрный дым.
  Шмель поднялся и поспешил к выходу из здания. К месту уничтожения одного робота обычно направлялись другие боевые машины. Чтобы избежать встречи с ними, следовало поторопиться.
  С тех пор как Международный штаб Изоляционных Сил принял решение использовать для изучения Зоны и уничтожения "нежелательных элементов" кибермеханизмы, жизнь в Зоне изменилась навсегда. Роботам оказались не страшны большинство аномалий и монстров, и только сталкеры упорно боролись со смертоносными машинами.
  Спускаясь вниз по лестнице, Шмель прикидывал в голове сколько времени займёт оставшийся путь до припятского схрона Свободы. Выходило что от нескольких часов до полусуток - спешка в Зоне - самоубийство. Выбравшись из высотки, сталкер вновь бросил злобный взгляд на подбитого им робота, недалеко от него он разглядел и жертву "Охотника" - разорванного практически пополам кровососа. Шмель застал времена, когда боевые машины считались лишь зловещими слухами, это была настоящая золотая эпоха сталкерства. Теперь сталкеров в Зоне осталось не так много и почти все они объединились вокруг Свободы. Как выживали сталкеры оставшиеся сами по себе, свободовец представлял с трудом. Чтобы скорее убраться подальше от подбитого робота приходилось торопиться и это сильно нервировало Шмеля. Возрастал риск влететь из-за спешки в какую-нибудь аномалию.
  Двигаясь вперёд, Шмель размышлял о последних слухах - мол технари Свободы придумали оружие, с которым сталкеру никакие роботы не будут страшны. Да уж, такое изобретение пришлось бы очень и очень кстати...
  
  ***
  Сервоприводы оплетали манипуляторы подобно мышцам и позволяли развивать "Охотникам" нешуточную скорость. Паукообразному роботу потребовалось шесть минут, чтобы добраться к точке, где был утерян сигнал двадцать седьмого патрульного бота. Компьютеру боевой машины потребовалось не больше секунды, чтобы просчитать наиболее вероятный сценарий происходящего: "27" уничтожил "нежелательный объект", демаскировав свою позицию для другого "объекта". "Охотник" просчитал также позицию, с которой был расстрелян "27" и возможные маршруты дальнейшего передвижения цели. Послав собранную информацию ближайшим ботам, "Охотник" начал преследование...
  
  ***
  Роботы - заложники логики и поэтому просто не в состоянии просчитать некоторые человеческие поступки. Если "объект" покинул место огневого контакта, то с какой-то целью. И цель эта должна находиться где-то в другом месте, иначе зачем "объекту" уходить? С точки зрения электронного "мозга" возвращение к месту уничтожения "Охотника" не имело смысла.
  Поэтому Шмель двигался по дуге, постепенно возвращаясь к подбитому роботу. Вычислить или угадать откуда могут появиться "Охотники" было практически невозможно, приходилось перебираться от укрытия к укрытию, стараясь не поднимать лишнего шума. Генератор помех "глушил" дальние сканеры, но стоило попасть в зону действия видеосенсоров и "глушилка" бы уже не спасла.
  Передвижение "рывками" - от укрытия к укрытию, чем-то напоминало передвижение под обстрелом и очень утомляло, но чем ближе Шмель подходил к недавно оставленной высотке, тем уверенней себя чувствовал.
  Обманный маневр удался - вскоре свободовец расположился у пролома, возле которого прятался с полчаса назад. По расчётам сталкера "Охотники" уже побывали здесь и поиски сместились дальше. Оставалось только переждать час-другой.
  "Бывает же, - подумал Шмель - вся ходка без приключений, а на подходе к базе вляпался. Ну ничего, зато хабар знатный"! Свободовец улыбнулся. Сталкеров в Зоне осталось не так много, поэтому цены на арты выросли на порядок.
  Конечно, бОльшая часть денег пойдёт на нужды группировки, но и то, что достанется лично ему - барыш не шуточный. И осталось-то делов - отсидеться часок и добраться до схрона...
  ***
  Витя "Грач" вряд ли смог бы вспомнить сколько рейдов по Зоне совершили он и его спутники. Но смог бы точно сказать, что такое давящее чувство ответственности не ощущал уже давно. Возможно, что и вообще никогда раньше не ощущал. Именно поэтому ещё до выхода с базы он пообещал сам себе, что не будет торопиться, цена поспешности оказалась бы слишком велика. Подумать только - давно гуляющий меж сталкеров слушок об оружии против "жестянок" оказался вовсе не чей-то смелой фантазией! Что-то перспективное, почти одновременно, "нащупали" технари в Припяти и в Тёмной долине.
  В одном из контейнеров на поясе Грача висело устройство над которым трудились "местные" технари. Возможно, ознакомившись с припятскими наработками в Тёмной долине совершат прорыв, ведь генератор помех в своё время придумали именно там.
  Прототип существовал в единственном экземпляре, и именно поэтому Грач не хотел рисковать.
  Петя "Гром" был согласен с командиром. Будь его воля он всегда бы перемещался по Зоне вот так - пусть с минимальной скоростью, зато со всеми возможными предосторожностями. Второго спутника Грача, Сашу "Дыню", всегда полного кипучей энергии, такая медлительность наоборот, сильно раздражала.
  - Плетёмся как черепахи, - который раз пробурчал он.
  - Тише едешь дальше будешь! - подначил его Гром.
  - Заткнулись оба! - беззлобно прикрикнул на них Грач. К перепалкам между друзьями он привык давно, они никогда не упускали возможности "поддеть" друг друга, но на этот раз он решил прервать "прения" сразу. На лишние разговоры не было времени. Группа остановилось недалеко от очередного перекрестка, и Грач прикинул в голове дальнейший маршрут группы.
  - Дыня, заляжешь возле тех руин. Гром, двинешь дальше, до перекрёстка. Мы прикроем. Начали! - распорядился Грач.
  Саша "Дыня" бросил взгляд на экран ПДА. Компьютер вывел схему с обозначением ближайших аномалий и указал пунктиром безопасную "тропу". И всё же Саша решил обозначить границы аномалий по старинке - болтами. Через минуту стало ясно - техника не подвела и показаниям ПДА можно верить.
  Руины, в которых Грач приказал занять позицию, представляли собой разрушенную до основания многоэтажку. Никто не знал, что за сила здесь "поработала", но от дома осталось лишь нагромождение "перемолотых" в щебень бетонных плит. Ещё более удивительным было то, что близь лежащие дома практически не пострадали. Впрочем, никто из троицы уже давно не удивлялся таким "чудесам" Зоны.
  Дыня ещё раз прикинул маршрут - метров семьдесят по левой стороне улицы, оставляя по правую руку скопление "электр", затем пересечь улицу, стараясь не угодить в расположившуюся поблизости "воронку". Свободовцу все это удалось. Едва Дыня занял свою позицию в руинах, вперёд двинулся Петя Гром. Ему предстояло пройти ещё дальше по улице и оглядеться на перекрестке. Саша имел возможность прикрыть Грома, а Грач прикрывал спины им обоим.
  Петя тоже не рисковал зазря и проверил показания ПДА с помощью болтов. Добравшись до цели он около минуты напряжённо вслушивался в обманчивую тишину мертвого города. Но расслышал только едва уловимое потрескивание электр позади себя. И, наконец, аккуратно выглянул из-за угла, чтобы осмотреться.
  Грохот выстрела заставил Грача вздрогнуть. Из груди сталкера вырвался сдавленный стон - обезглавленное тело Грома отшвырнуло почти на середину улицы...
  ***
  
  Отдалённый шум стрельбы Шмель услышал уже относительно недалеко от схрона. Стреляли, судя по всему, в районе соседствующим с тем, где он уничтожил "Охотника".
  "По мою душу там оказались, - подумал сталкер. - Вот только на кого они наткнулись? На мутантов? Или кто из наших забрёл?". Последняя мысль неприятно кольнула сердце, "Охотники" начали прочёсывать тот квадрат из-за него. Мысль, что его столкновение с роботами могло подкинуть бед кому-то ещё заставила Шмеля поторопиться. Лучшим способом узнать находился ли там кто-то из свободовцев было как можно скорее добраться до схрона.
  База располагалась под землёй. Подземелья Припяти являлись, по сути, "Зоной в Зоне", и здесь роботы не смогли добиться таких успехов как на поверхности. "Вторая Зона" ещё меньше подчинялась законам логики и законам природы вообще. Правда, спрятавшись от "Охотников" свободовцы обрекли себя на постоянные стычки с мутантами. В подземельях порождений Зоны не становилось меньше. Да и странности подземелий для людей были опасны порой не меньше чем для проклятых роботов...
   Шмель долгое время не решался спуститься под землю - был риск выдать роботам место расположение схрона.
  Но нарастающее беспокойство заставило сталкера отправиться в один из "фильтруемых" тоннелей. Так назывались ведущие к базе коридоры, которые бойцы Свободы регулярно зачищали.
  Подземелья Шмель не любил, в переплетении коридоров и проходов давящее чувство опасности словно увеличивалось втрое. Особенно в этой части подземелья, где даже стены выглядели ирреально. Кирпичные стены сменялись бетонными, те в свою очередь выложенные шлакоблоками, а те вновь на кирпичные. Всё бы ничего, если бы они не выглядели вплавленными друг в друга, а "декорации" порой не сменялись каждые двадцать метров.
  Шмель слышал, что этой "аномалией" объясняют огромную протяжённость подземелий Припяти и Агропрома - мол в момент второго взрыва на ЧАЭС произошла какая-то кутерьма с пространством и появились "лишние" коридоры, "спаянные" из фрагментов старых, существовавших и раньше. Каждый раз проходя по этому тоннелю сталкер начинал верить этой байке.
  На этот раз Шмель почти не обращал внимания на странности коридора по которому шёл, слишком уж взволновали его услышанные выстрелы. Теперь он мог идти намного быстрее, чем на поверхности. До базы было "подать рукой"...
  ***
  Грач с друзьями считались одними из самых опытных и "сработанных" групп. До вступления в Свободу они не были знакомы, но сложилось так, что в клан попали почти одновременно. Должно быть положение новичков и сплотило их по началу. Вскоре все уже привыкли видеть эту троицу неразлучной, а в крупных рейдах сталкеры не переставали дивиться на их слаженность, казалось, что они чувствуют и предугадывают действия друг друга. Кому как ни им можно было доверить доставку прототипа? Кто мог подумать, что они и из Припяти не смогут выбраться?
  Виталий "Бунт" Бунтченко покачал головой, и, нажав пару клавиш на ПДА, перечитал сообщение от Грача. Оно содержало короткую фразу : "Он здесь", и координаты какого-то места на юго-восточной окраине Припяти. Бунт пытался связаться с каждым из членов группы по несколько раз - до Дыни сообщения просто не доходили, а Грач и Гром не отвечали. Попытаться связаться с группой по радиосвязи Бунт не решился - слишком велик был шанс, что разговор перехватят и "засекут" источник. Перехватывать "мгновенные" сообщения военные не научились до сих пор. И как надеялись сталкеры - не научаться никогда.
  Сначала Бунтчинко не хотел поднимать тревогу, надеясь, что кто-нибудь из группы всё-таки отзовётся. Но через какое-то время стало ясно - надежды тщетны.
  Бунт вызвал к себе технаря и оружейника Васю "Гана" и двух своих помощников - Володю "Пуха" и Сёму "Клима". Пух и Клим были братьями - близнецами, похожими настолько, что на базе их отличали лишь по шраму на лице Сёмы. Поговаривали что шрам этот Клим "заработал" задолго до Зоны, в жестокой уличной драке. Надёжные и исполнительные, пользующиеся большим авторитетом и славящееся завидным хладнокровием братья были отличной опорой командиру самого большого "звена" Свободы.
  На их фоне невысокий, сутулый Вася Ган казался настоящим рахитиком. Но уважали его не меньше самых лихих бойцов, за "башковитость" и за умение "из арматуры сварганить пулемёт". Он месяцами не покидал базы, иногда даже из мастерской не выходил, так что Бунту несколько раз приходилось назначать человека, который следил за тем, чтобы технарь ел и хоть изредка спал.
  Бунтченко сразу перешёл к делу, сообщив о странном сообщении Грача.
  - Думаю, группа подверглась нападению, Грач спрятал прототип и отправил сообщение с координатами. Группа, скорее всего, уничтожена.
  - Нужно немедленно отправиться туда! Прототип нужно спасать! - заявил Ган.
  - Мы не может отправиться туда прямо сейчас. Если Грач нарвался на "Охотников" те будут кружить там какое-то время...
  Ган вскочил со своего места, ошарашено уставившись на Бунта. Он действительно не мог понять, как в такой ситуации можно чего-то ждать. Для несколько фанатичного техника самым главным всегда были его "примочки.
  - Да успокойся, ты, Ган. И не гони пургу, - Клим, в отличие от Гана, был совершенно не возмутим. - Выждём ещё чуть-чуть и отправим группу. Спасём твою железку.
  - Это не просто железка, - заорал технарь. - Она нас всех спасти может! Вы что не врубаетесь?
  - Успокойся! - одернул его Бунт и уже спокойно, извиняющимся тоном, добавил - Вась, лучше немного выждать. Но группу нужно начать готовить прямо сейчас!
  - Я лично займусь, - кивнул Пух, он также как и брат казался абсолютно спокойным, - А ты, Ган, не боись! Найдём твоё чудо! Ещё и ребятам нашим в Долину доставим. Это я тебе обещаю!
  Возможно непробиваемое спокойствие близнецов передалось и технику, но по крайней мере он перестал спорить и больше ни разу не встрял в обсуждение сложившейся ситуации.
  Впрочем, все нюансы будущей операции были оговорены довольно быстро, близнецы никогда не нуждались в чересчур длинных инструкциях. Ган что-то еле слышно причитая, отправился в свою коморку, а братья ушли формировать и снаряжать группу.
  Однако в одиночестве Бунт просидел недолго, минуты через три после ухода помощников и техника в его "кабинет" буквально ворвался Артур "Шмель".
  - Что случилось? - не здороваясь спросил он. - Я Гана видел, его как будто перекосило!
  Глядя на Шмеля Бунтченко мог бы сказать, что тот сам выглядит несколько "перекошенным". Среди свободовцев Артур слыл "странным парнем". Замкнутый и нелюдимый в Зону он предпочитал ходить один. Сложно было понять, что же заставило его вступить в клан, с такой-то любовью к одиночеству. Если возникала потребность в большом рейде, он легко находил общий язык практически с любым из соклановцев. Но друзей не заводил - как только необходимость работать в группе отпадала, Шмель вновь становился угрюмым одиночкой.
  В "рядах Свободы" он состоял давно и причин не доверять ему у Бунта не было.
  - Группа Грача попала в передрягу. Связи с ними нет, знаем только примерные координаты.
  - Какие?! - спросил тут же Шмель, и в голосе его прозвучал странный надрыв.
  Решив, что раз сказал "а", нужно говорить "б", Бунт назвал координаты.
  - Я так и знал! - охнул Шмель.
  - Тебе что-то известно? - тут же спросил Бунт.
  Несколько секунд Артур молчал, уткнувшись взглядом в пол. Потом он всё же поднял взгляд на командира и рассказал о стычке с "Охотником", недалеко от места где пропала группа Грача.
  - Так вот оно как... По случайности, выходит, мужики пропали, - покачал головой Бунтчинко. - Хорошо, что я решил повременить с поиском-то.
  Шмель молчал, вновь уставившись куда-то вниз. Он не знал, что можно сказать в такой ситуации, было только жгучее желание не смотреть командиру в глаза и чувство вины.
  Бунт словно почувствовал настроение подчиненного:
  - Ты вот что... Себя-то только не кори. Это случайность всё, ребятам повезло меньше чем тебе. Иди-ка, отдохни. Потом поговорим.
  Шмель взглянул на командира, словно хотел что-то возразить, но лишь едва заметно кивнул и поспешил уйти.
  ***
  Штаб Международных Изоляционных Сил. 2050 год.
  
  На столе лежали две стопки с распечатками документов, Клымов аккуратно брал лист из одной и нарочито медленным движением складывал во вторую. Это внешнее проявление нежелания торопиться доставляло полковнику прямо-таки сладострастное удовольствие. Пускай даже этого "действа" никто не видел.
  Пока он не явиться совещания всё равно не начнут, а опоздание не хитрый способ напомнить, что с ним всё-таки придётся считаться. А то ведь они его считают "живущим вчерашним днём", чуть ли не отсталым.
  "А кем им тебя считать, Лёша? - мысленно обратился к самому себе полковник. - Профукал ты всё на свете, даже прочухать не успел, как всех твоих людей на жестянки променяли. А железом командовать ты не научен. Вот ты и оказался не удел". Неприятная мысль нарушила размеренность движений - очередная распечатка полетела на середину стола.
  Сравнительно недавно полковник Клымов планировал большинство проводимых в Зоне операций, в его подчинении находились лучшие подразделения военных сталкеров. Сейчас же он находился на базе Международных изоляционных сил для "комплекта" представителей вооружённых сил РФ. Клымов до последнего момента не верил, что проект по замене солдат на кибермеханизмы возможно предварить в жизнь. Аномалии и выбросы, думал он, перемолотят даже самую совершенную технику. Но он ошибся, и из центральной фигуры превратился в пешку.
  Но больше всего задевало не это - полковник лишился источника "левых" доходов. Практически от каждой, даже не самой масштабной, операции проводимой силами МИС он ухитрялся отщепить кусочек выгоды для себя лично. Надёжные люди практически в каждом подразделении, стабильный приток артефактов, налаженные каналы сбыта... Теперь же всё изменилось.
  Роботы оказались настоящими произведениями военного искусства: многосуставчатые манипуляторы, так погожие на лапки насекомых, позволяли роботам передвигаться практически по любым поверхностям, вооружение позволяло легко справиться со сталкерами и мутантами всех мастей, кроме того - электронные "мозги" "Охотников" были соединены в единую сеть, позволяющее координировать действия. Но настоящим секретом успеха было не это - конструкторы и учёные использовали против Зоны её собственные "дары": например, элементами питания роботов служили артефакты "батарейка", а в создании брони использовался редчайшая "плёнка", именно она позволяла роботам не бояться целого ряда аномалий. Поговаривали, что для создания использовали и "части" мутантов - например, кожу и сухожилия псевдогигантов.
  Клымов не мог точно сказать, что и в каком количестве "набито" в кибермаханизмы, но точно знал, что таких "деталей" действительно не мало. Кроме боевых "Охотников" были разработаны лишённые оружия "Искатели", целью которых являлся поиск и сбор артефактов. Эти роботы так же блестяще справлялись со своей задачей. Единственное, что не смогли сделать машины - искоренить сталкерство. За десятки лет существования Зоны сформировалась целая инфраструктура. Разрушить связь сталкеров с внешним миром не удалось даже кибермеханизмам. "На большую землю" продолжал идти поток "левых" артефактов, пусть не такой интенсивный как раньше, а в Зону - оружие и боеприпасы, продукты питания и медикаменты.
  Выждав ещё какое-то время Клымов всё-таки поднялся на третий этаж штаба и зашёл в кабинет где обычно проводились "планёрки". Как он и ожидал все остальные офицеры МИС уже собрались.
  - Опаздываете, товарищ полковник, - сказал, не скрывая раздражения, полковник Сысоев.
  - Виноват, товарищ полковник. Дела знаете ли, - без тени сожаления сказал Клымов.
  Представитель ВС Украины майор Гритько многозначительно хмыкнул, майор Джон Майерс, представитель от НАТО, лишь покачал головой. О том, что между полковниками идёт своеобразная война в штабе знали все. Именно Сысоев доказал состоятельность проекта по замене людей на машины и блестяще реализовав его занял место Клымова.
  - Несколько часов назад нами были получены сигналы от патруля "Охотников", столкнувшихся со сталкерами в Припяти, - сразу перешёл к делу Сысоев, - Полученные данные обработаны и сопоставлены с уже имеющейся у нас информацией. Аналитический отдел, с вероятностью в 85%, выявил координаты схрона сталкеров. Наши старые предположения о наличии базы Свободы в Припяти подтверждаются.
  - Это действительно новость хорошая! - воскликнул Майерс. - Какие меры будут приняты?
  Клымов невольно поморщился - лощённый натовский майор, коверкающий русский язык и вставляющий не к месту пустопороженные замечания, был вторым после Сысоева кто страшно бесил полковника.
  - По нашему приказу все патрули "Охотников" стягиваются в указанный квадрат, база будет обнаружена и уничтожена.
  - Могу я внести пару предложений? - нарочито равнодушным тоном спросил Клымов.
  - Слушаю Вас, полковник, - буркнул Сысоев.
  - Необходимо оставить оцепление вокруг предполагаемого квадрата, а также на подходах к Припяти. У сталкеров могут быть заготовлены пути отхода, - заявил Клымов.
  - Да, это рационально, - вынужден был признать Сысоев. - А каково второе предложение?
  - Если база будет уничтожена я предлагаю отправить туда специалистов для её исследования. Возможно мы сможем найти зацепки для поиска других баз или...
  - Это не приемлемо! - прервал его Сысоев, - Я тысячу раз говорил Вам, что мы не вернёмся к дедовским методам работы и что МИС больше не будет рисковать жизнями людей.
  - Если других замечаний нет, можно перейти к обсуждению текущих вопросов. О результатах операции всем будет доложено позже...
  Клымов терпеть не мог "жестянок", и всё же результат операции был для ясен - со сталкерами, прятавшимися в Припяти, скоро будет покончено...
  ***
  Несколько секунд Шмель нерешительно рассматривал жёлтые, похожие на игрушечные жёлуди, капсулы. В конце концов он всё-таки отправил их в рот и запил большим глотком воды из фляжки. Тратить последние стимуляторы не хотелось, но другого способа быстро избавиться от накопившейся усталости не было. Раньше такие капсулы входили в комплект снаряжения военных сталкеров, когда же солдат заменили кибермеханизмами, списанные стимуляторы "толкнули" "налево", простым "бродягам Зоны".
  Артур не стал дожидаться эффекта "жёлтенького", а бегло оглядев снаряжение, отправился к тоннелю, по которому не так давно прибыл на базу.
  Охранявшие коридор свободовцы посмотрели на него с недоумением - не часто люди после долгой "ходки" сразу же вновь уходят в Зону - но вопросов задавать не стали. На секунду Шмель даже пожалел, что его никто не окликнул. Сталкер и сам не смог бы сказать за каким собственно чёртом он куда-то попёрся?
  Где-то на периферии сознания билась мысль, что Бунт прав, и винить себя в смерти ребят глупо. Но Шмель ничего не мог с собой поделать - из головы не выходило то, КАК командир смотрел на него во время разговора. Мало того Артур как будто до сих пор ощущал на себе этот взгляд - полный непередаваемой тоски. И в тоже время словно обвиняющий в чём-то. Не очень-то радостно становиться, когда на тебя так смотрят. "...Ребятам повезло меньше". Эта фраза так же как и взор командира не шла у сталкера из головы.
  Стимулятор постепенно начинал действовать, не только избавляя от гнетущего чувства усталости, но даже заметно прибавляя сил. Шмель даже не заметил как добрался до выхода на поверхность.
  "Совсем расклеился. Можно было и в проверенном коридоре "влететь", - подумал он.
  Уже на поверхности, очередной раз двигаясь от одного укрытия к другому, Шмель вновь попытался загнать разговор с Бунтом в дальний уголок сознания и подумать серьёзно - куда и зачем он идёт? Стимуляторы, видимо, способствовали "прочищению мозга" и сталкер понял, что "спорол горячку". Отправился хрен знает куда, вопреки приказу, да ещё и в одиночку! Размышления о собственной глупости прервали вибрации ПДА. Сообщение было от Бунта.
  "Шмель, не гони волну! Взбаламутишь "Охотников" во век до прототипа не доберёмся! Оставь свои координаты и жди. Скоро выйдет группа".
  Только прочитав это послание Шмель до конца осознал, что поддавшись неясным чувством едва не творил очень даже ясных бед. Любая стычка с "Охотниками" заставила бы роботов усилить активность в районе. Достать прототип стало бы просто нереально. А ведь могло бы и хуже выйти - добрался бы он до устройства, да сгинул бы по пути на базу. Пока прототип в тайнике Грача, ребятам хотя бы примерные координаты известны.
  "И чем ты думал-то, баран, - мысленно обратился сам к себе Шмель. - Хорошо не успел ничего натворить".
  Поступить так, как велел Бунт - найти какое-нибудь укрытие, скинуть координаты на базу и дождаться группу отправленную за прототипом - казалось теперь единственно верным.
  "Сразу надо было проситься с ними идти! А то рванул за каким-то хреном, - злясь на самого себя думал сталкер. Вскоре он отыскал подходящую "нычку", отправил на ПДА командира сообщение с координатами и принялся ждать.
  ***
  Получив сообщение от Шмеля, Бунт облегчённо вздохнул. "И что только нашло на парня? - подумал Бунтчинко. - Главное, что одумался всё-таки, а нервы тут у многих фортели выкидывают!" О том, что Шмель покинул базу командир свободовцев узнал случайно - проходя мимо одного из туннелей он услышал обрывок разговора - "куда, мол, Шмель без отдыху сорвался". Куда именно мог сорваться Артур Бунт понял сразу.
  Теперь нужно было отправиться в оружейную - сообщить Пуху сотоварищи, что с ними отправиться ещё и Шмель.
  Ругань Бунт услышал ещё на полпути, а вот то, что кричит Вася Ган понял лишь оказавшись в дверях. Техник не был похож сам на себя - отчаянно матерясь, он что-то зло доказывал Пуху, активно жестикулируя. Бунт не сразу понял, что технарь уговаривает взять его в рейд. Володя не ожидал такого напора и не успевал вставить в его красноречивую речь не единого слова.
  - Да отвали ты наконец! - рявкнул вдруг Пух. Не ожидавший такого техник запнулся на полуслове и даже отскочил в сторону, чем вызвал взрыв хохота у находящихся в оружейной сталкеров. Все привыкли к невозмутимости и хладнокровию близнецов настолько, что услышав такой окрик, Ган испытал настоящий шок. Должно быть ради таких вот моментов братья и создавали образ необыкновенно уравновешенных людей.
  - Ты бы и правду унялся бы уже, Вася, - сказал Бунт, войдя внутрь оружейной. - Толку от тебя в рейде не будет, а случись чего кто новый прототип собрать сможет?
  Бунтченко всегда старался обращаться к подчинённым по именам. Сталкеры народ суеверный, многие верили, что использование настоящих имен может накликать беду. Бунт этим суеверием пренебрегал. Так же как и многими другими. Ган попытался было, что-то возразить, но ещё не пришёл в себя после оглушительного "рыка" Пуха.
  - В общем, приказываю оставаться на базе, - отрезал Бунт.
  - Докладывай, - обратился он к помощнику, стараясь не обращать внимания на недовольное сопение Гана.
  - Готовы выйти в любое время, - спокойно, словно и не было не давней "вспышки" ответил Пух. - Уверен, сможем подобрать прототип и доставить его в Долину в лучшем виде, - добавил он.
  Пух отобрал для предстоящей операции трёх сталкеров - Лома, Быка и Гирю. Все достаточно опытные, но вот похвастаться такой же слаженностью как и сгинувшая группа Грача они не могли - не так уж и часто им приходилось "работать" вместе. - По пути подберёте Шмеля, скину его координаты тебе на ПДА, - сказал Бунт.
  - Сделаем, - Пух если и удивился, то как обычно даже не подал виду.
  Бунт вышел из оружейной, посчитав, что с подготовкой к рейду ребята справятся и сами. Он не успел пройти до своего "кабинета", как его окликнул Ган.
  - Чего тебе ещё? Я уже сказал ты ребятам только помешаешь, - назойливость технаря начинала раздражать.
  - - Я по поводу прототипа, - вяло отмахнулся Ган. - Ты же знаешь, я долго над ним бился, пробовал разные варианты. Принципа почему те или иные схемы работали лучше или хуже я не уловил... В общем, чего я вокруг да около. Случись чего я не знаю сколько времени займёт создание нового устройства, и получиться ли вообще его собрать. Я потому и предложил самый удачный вариант прибора в Долину отправить - может там суть уловят.
  Бунт подозревал нечто подобное, но всё-таки прямое признание техника было весьма... неприятным.
  - Не дрейфь, - он натянуто улыбнулся и хлопнул техника по плечу, - Пух калач тёртый, вытащит твой прототип!
  - Дай-то бог, - еле слышно пробормотал техник.
  
  
  Группу никто не провожал - плохая примета. Отрицающий всякие приметы Бунт тоже не появился - группа и так уже получила все необходимые указания и координаты.
  Пух шёл рядом с Гирей, а Бык и Лом впереди, в метрах в пятидесяти. Тоннель и прилегающие к нему боковые проходы "зачищались" совсем недавно, но толпиться всё равно не стоило. С месяц назад группа из пяти сталкеров отправилась в рейд практически сразу после "фильтрации" коридора. Шли гурьбой, ибо считали коридор абсолютно безопасным. Когда в одной из наиболее узких частей тоннеля из боковых проходов на них ринулась свора снорков, сталкеры не смогли нормально защищаться - было слишком тесно.... Пуху вдруг послышался какой-то еле слышный звук в одном из ответвлений коридора.
  "Прям как параноик какой, - упрекнул он себя мысленно, - стоило вспомнить что-то и сразу мерещиться хрен знает что". И всё-таки он не удержался - сделал шаг в сторону узкого бокового прохода и прислушался. Гиря остановился, поглядывая на Пуха с недоумением, ничего подозрительного вроде бы не происходило, а Бык и Лом уже ушли далеко вперёд. Он хотел спросить командира в чём, собственно дело, но не успел - впереди загрохотало, в замкнутом пространстве коридора звук стрельбы показался особенно оглушающим.
  Пух среагировал скорее рефлекторно, чем осознано - он метнулся вглубь бокового коридора, рванув за собой Гирю. Больше сталкер ничего не смог сделать - знаменитое среди свободовцев хладнокровие его подвело. Пух впервые испытал настолько сильный страх, что тот сковал его волю. Он вдруг понял, что за шум привлёк его внимание - ритмичный звук бьющего о бетон металла - звук "шагов" "Охотника"...
  ***
  Когда ПДА вновь завибрировал, Шмель решил что это сообщение от кого-то из направленной за прототипом группы. Но он ошибся, сообщение прислал Бунт. Сталкер прочитал его, а потом ещё раз. И ещё. Мозг словно отказывался воспринимать прочитанное. "Охотники" атаковали Базу... Некоторое время Шмель сидел тупо уставившись в монитор своего ПДА, в голове словно образовалась чёрная дыра, всасывающая в себя все мысли.
  Через какое-то время одна мысль всё-таки пробилась сквозь странное оцепенение - во второй части послания Бунт приказывал забрать прототип и уходить с ним в Тёмную Долину. Осознание этого заставило Шмеля вскочить на ноги. Такой приказ командира мог означать только одно - тот не видел никаких шансов на спасение. Но ведь Бунт написал это сообщение, а значит он жив! Однако несколько отправленных тут же сообщений остались без ответа. Артур постарался успокоить себя тем, что Бутченко, возможно, просто не в состоянии ответить именно сейчас. Но не получилось - слишком хорошо свободовец представлял на что способны "Охотники", скорее всего отправленное ему сообщение было последним, что успел сделать командир.
  Первым желанием было вернуться на Базу - помочь, разобраться, отомстить. Эту мысль Артур всё же отбросил - он ничего не мог сделать в одиночку, к тому же Бунт успел дать ему конкретный приказ - забрать прототип.
  Злость и отчаяние подстёгивали лучше любого стимулятора, и Шмель едва сдерживал себя, чтобы не сорваться на бег. Большую часть пути от подвала где он укрывался до указанных Грачём координат он попросту не запомнил.
  Ярость вспыхнула с новой силой, когда он обнаружил обезглавленное тело в комбезе Свободы. Неподалёку, буквально в десятке метров, лежали останки ещё одного свободовца . Артур даже не смог опознать кого из погибшей тройки он обнаружил.
  Найти тайник оказалось на удивление легко - Грач устроил его на скорую руку, засыпав контейнер с прототипом мусором и щебёнкой. Его самого Шмель обнаружил неподалёку. Очередь автоматической пушки буквально разворотила Грачу нижнюю часть туловища. Шлема на нём почему-то не было, потому-то Артур и смог сразу же его опознать. Некоторое время Шмель не мог оторвать взгляд от лица покойника, перекошенное выражение которого вызывало в свободовце нервную дрожь.
  Но всё же Шмель заставил себя отправиться в дальнейший путь. У него не было времени даже на то, чтобы хоть как-то похоронить тела друзей - день, оказавшийся для Свободы чёрным, подходил к концу. Пока не стемнело, стоило убраться подальше и найти себе хоть какое-то убежище - ночь по-прежнему оставалась самым опасным временем суток.
  Двужильным Шмель никогда не был - а тут ещё пережитое за день, в купе с накопившейся усталостью, вдруг навалилось единым грузом. Ноги начали заплетаться, внимание и чувство осторожности притупились. Он даже не сразу обратил внимание, что забрёл слишком близко к очередным припятским руинам, в нормальном состоянии Шмель никогда бы не решился идти через такое количество обломков и мусора. Ровно по середине этих нагромождений вдруг показался небольшой чистый "пятачок". Выглядело это подозрительным, но детектор аномалий не определил поблизости ничего опасного. Окажись Шмель в подобной ситуации на "свежую" голову он бы обязательно проверил показатели прибора болтом. Тогда же он решил просто обойти странную "проплешину". Трудно сказать почему техника, казавшаяся надёжной, подвела, но детектор запищал только когда Артур оказался совсем рядом с подозрительным местом. Предупреждающий сигнал зазвучал так неожиданно, что Шмель, невольно отпрянул и оступился на обломке кирпича. Пытаясь сохранить равновесие он сделал пару неловких шагов и... невидимая сила швырнуло его вперёд и вверх, разом выбив из лёгких весь воздух.
  Шмель не успел даже испугаться - на траектории его нежданного полёта оказался кусок обшарпанной стены - всё, что осталось от стаявшего на том месте здания. Удар оказался настолько сильным, что Артур мгновенно потерял сознание...
  
  Часть II
  
  Первое что ощутил Шмель когда пришёл в себя это головокружение, боли, как не странно не было, но вот сфокусировать взгляд на чём-либо получилось не сразу. Когда же это всё-таки удалось сталкер увидел часть серого бетонного потолка, тускло освещенного весящей где-то с боку лампочкой. Увиденное не мало удивило сталкера - он точно помнил, что до удара он находился на улице. Только сейчас Шмель до конца осознал, что не слабо "приложился" об стену. Артур попытался пошевелить руками и ногами - левая нога, та самая которая попала в аномалию, отдалась тупой болью, но вроде бы слушалась. Как не странно ни какая другая часть тела совершенно не болела. Он верной смерти его спас шлем свободовского костюма и то, что аномалия оказалась довольно слабой. Кто-то или что-то разредило "трамплин" не задолго до появления свободовца и тот не успел "восстановиться".
  Но все последствия столкновения сказывались - мысли в голове уподобились бетонным блокам. Через какое-то время Шмель осознал что погасившего удар шлема на нём больше нет и, что лежит он на ворохе какого-то тряпья возле стены.
  "Кто-то ведь снял шлем. И меня сюда принёс" - эту очевидную, в общем-то, вещь Шмель осознал с большим трудом. Ещё через минуту пришла мысль, что рассматривать потолок нет никакого смысла и не мешало бы осмотреться.
   - Очнулся наконец-то? - неожиданно зазвучавший где-то с боку голос заставил Шмеля вздрогнуть всем телом и резко повернуться на звук. Голова на такую выходку ответила вспышкой тупой боли, перед глазами всё вновь закружилось, но через несколько секунд свободовец всё же смог разглядеть говорившего.
  На вид лет за пятьдесят, длинные седые волосы зачёсаны назад, узкое, исхудавшее лицо с непропорционально длинным носом. Впрочем, внимание Шмеля довольно быстро переключилось с лица неизвестного на его снаряжение. На нём был знакомый до боли красно-серый костюм. Долговец?! Шмель подумал, что от удара об стену у него начались галлюцинации - но странный незнакомец не спешил раствориться в воздухе да и выглядел вполне реально.
  - Всё также чудите, - проворчал незнакомец, в хриплом голосе послышалась усмешка, - Долга уже и в помине нет, а всё равно задёргался как крыса в "жарке"!
  - Кто ты?! - спросил Шмель.
  - Жнецом меня кличут, - ответил седоволосый, - на улице тебя в бессознанке нашёл.
  - Откуда у тебя костюм долговский? - вопрос был наиглупейший, но Шмель ещё не до конца пришёл в себя.
  - Да потому что я долговцем был, - усмехнулся Жнец.
  Шмель невольно отпрянул, словно сработали старые рефлексы, а руки зашарили вокруг в поисках хоть какого-нибудь оружия.
  - Да вы у себя в Свободе точно психи, - Жнец вдруг искренне расхохотался. Свободовец оставил попытки найти под рукой что-нибудь тяжёлое, но доверия к странному "долговцу" он не испытывал. Клана-то нет, а вот старая вражда вполне могла остаться. Что он, кстати, здесь делает? Почему остался в Зоне? Долговец ли он на самом деле? И, главное, с какой целью приволок сюда?
  Хотя, не воспользовался же он тем, что "жертва" была без сознания.
  - Да успокойся ты уже, мне все Свободовцы давно до лампочки, - сказал Жнец, на этот раз без тени усмешки. - Оружие твоё я в сторонку убрал. А то ведь ты ж мог меня немного продырявить - Жнец вновь улыбнулся. - Да и моих друзей ты точно будешь не рад видеть...
  Друзей?! В Зоне что целая группа долговцев? Может Жнецу и правда давно плёвать на старую вражду, а вот кто-нибудь из его друзей вполне может припомнить свободовцу старые обиды!
  Тревожные размышления Шмеля прервалось появлением одного из упомянутых Жнецом "друзей".
  Внимание Артура было полностью поглощено беседой и собственными тревогами, поэтому он и не заметил сразу, что в стене напротив имеется ведущий в неосвещённый коридор прямоугольный пролом. Именно из этого пролома появился "друг" Жнеца. Шмель ошибся - это оказался отнюдь не долговец.
  Он даже не сразу поверил своим глазам, когда из темноты коридора вдруг появилась низкорослая фигура, завёрнутая в плащ с капюшоном. Бюрер!
  Невероятно, но карлик и не думал нападать на людей! Из-под капюшона послышалось недовольное ворчание и у Шмеля создалось стойкое ощущение, что мутант обращается к Жнецу. Когда долговец ответил карлику, парой каких-то жестов, Артур понял, что слишком сильно ударился головой! Мирно беседующие мутант и долговец! Бюрер подошёл ближе, теперь на него падало больше света и Шмель смог лучше его рассмотреть. Все бюреры страшны - классический эталон уродства Квазимодо показался бы на их фоне писаным красавцем. Но этот карлик своим уродством превзошёл всех бюреров виденных Шмелём до этого. И это притом, что капюшон скрывал часть морды мутанта.
  Между тем бюрер вытащил из весящей на поясе сумки какой-то чёрный камок и передал Жнецу.
  Спасибо, друг! - сказал долговец. Хотя долговец ли? Шмелю трудно было поверить, что кто-то из этого клана может назвать другом "порождение Зоны".
  Карлик ответил на благодарность кивком и скрылся в темноте коридора.
  - Да на тебе лица нет, - Жнец вновь рассмеялся. Он подошёл ближе, разминая чёрную массу словно пластилин. Шмель невольно напрягся, ожидая любого подвоха и готовясь в случае чего кинуться на странного "долговца".
  - Если бы хотел сделать тебе что-то плохое, то уже сделал бы, - заявил Жнец, подойдя ещё ближе.
  Теперь смог Шмель смог разглядеть, что в руках у долговца "слизь" - артефакт известным своими целебными свойствами.
  Артур всё ещё ждал подвоха и несколько успокоился лишь после того, как Жнец положил размятую массу на лоб свободовца и сделал шаг назад. От слизи шло приятное тепло, которое сразу несколько развеяло "туман" в голове.
  - Вижу ты в шоке, - сказал Жнец, - я по началу тоже не в себе был. В свое время ведь искренне верил, что мутанты это лишь безмозглые твари, с единственным рефлексом - убивать. Считал, что их всех нужно уничтожать под корень... Да, что я тебе рассказываю - Свобода всё про идеологию Долга знает. Дело-то как было... Военные нам почти никогда не помогали, что бы там кто не говорил. Но терпели - цели в общем-то схожие - если и не уничтожить Зону, так хоть под контролём стараться удержать. В общем, о роботах они решили нас всё-таки предупредить и посоветовали убраться как можно дальше от Зоны. Обещали даже не преследовать на "большой земле". Командиров наших они в этом убедили - те отдали приказ покинуть Зону. Была у нас пара наблюдательных постов возле Припяти. Центр Зоны всё-таки - глаз да глаз. К тому же за Ищущими можно приглядеть. В общем, мой квад тогда на дежурстве был на одном из таких постов, а тут приказ - на базу, а потом готовиться валить за Периметр. Ну, мы быстренько собрались и уже покинули НП свой, тут-то и накрыли нас Ищущие!
  Жнец даже сжал кулаки, словно собирался кинуться в драку. Небольшую по численности группировку "Ищущих" ненавидели все сталкеры. Шайка сумасшедших была пережитком легендарной группировки "Монолит". Несколько десятков лет назад неизвестный сталкер уничтожил то, что монолитовцы называли "Исполнителем желаний". Наиболее сдвинутые просто не поверили в случившиеся. Они тут же объявили, что Монолит исчез временно и ещё появиться на территории Зоны. Своей целью они положили поиски "пропавшей" "реликвии". Как не странно но всё это время Ищущие ухитрялись находить новых сторонников. Жнец некоторое время помолчал, взгляд был "отсутствующим", словно внутренне он вновь переживал всё случившиеся с ним в тот день. Наконец, он продолжил:
  - Если бы они "в лоб" атаковали, мы бы их раскатали и не заметили, но они из засады ударили, двоих наших сразу "срезали". И всё-таки мы им задали жару! Их всего-то трое было... В живых остались я да друган мой. Ранили его тяжело, я думал живым его да базы дотащить, да куда там - и из Припяти не выбрались, помер он. Я твердо решил не идти дальше пока не похороню его, но совершенно ничего не успел сделать. Да что там "сделать" и понять то ничего не успел, что-то тяжелое лупануло мне по башке и я отключился. Как оказалось это бюреры меня приложили, телекинезом что-то тяжёлое в башку метнули и готово. Трудно поверить но меня не сожрали и не убили. Их Старик - тот бюрер что сейчас приходил, остановил. Очнулся я у них в подземелье вокруг с полдюжины карликов столпилось, оружие они естественно отобрали пока в бессознанке был. Ну, думаю хана мне. А тут Старик в меня вцепился и за собой тащит. Приволок он меня, значит, в каморку вроде этой. Оказалось у них там бюрер больной лежал, жар или что-то в этом роде. А Старик на него сначала показывает, а потом на мой подсумок с аптечкой. Я настолько в шоке был, что не задумываясь сделал несколько инъекций - жаропонижающего вколол, стимуляторы, витамины. В общем-то есть у меня одна версия, можно сказать безумная, почему меня в живых оставили. Ты о Болотном Докторе слышал? Знаётся мне, что Старик вполне мог быть с ним знаком и под старость лет меня с ним немного спутать.
  Болотный Доктор - настоящая легенда Зоны и Шмель о нём, конечно же, слышал. Поговаривали, что это единственый сталкер проживший в Зоне до глубокой старости, жил в полном согласии почти со всеми её обитателями. Вокруг него, конечно же, ходило множество легенд и слухов, которых стало особенно много после его смерти. Но внешность Доктора во всех этих историях описывалась одинаково и вполне подробно. Пожалуй, Жнец действительно чем-то на него походил.
  Шмель слушал всё это, что называется "открыв рот". Жнец тем временем рассказал, что первое время чувствовал себя пленником - трудно было сказать, как отреагировали бы карлики на его попытку сбежать и чтобы сделали если бы нежданный "пациент" Жнеца умер. Однако же к моменту когда больной карлик полностью выздоровел Жнец вообще раздумал покидать жилище бюреров. Увиденный изнутри быт мутантов поразил его. Жёсткая иерархия, распределение обязанностей, а главное - желание оказать помощь больному сородичу - всё это поразило долговца.
  В его представлениях карлики всегда были чем-то вроде стаи зверей, ведомых исключительно инстинктами. На деле же он столкнулся с чем-то вроде клана или родовой общины.
  Жнец решил остаться в подземельях, чтобы лучше изучить бюреров. Он довольно быстро заслужил доверие карликов и получил полную свободу передвижения. Долг покидал Зону в спешке, оставив множество нетронутых складов и схронов. Благодаря этому у Жнеца оказалось достаточное количество продуктов и медикаментов. В некоторых частях "обители" бюреров он даже "провёл свет", с помощью "батареек" и обыкновенных лампочек. Со временем он добился среди бюреров уважения равного авторитету их старейшин.
  Закончив свой рассказ Жнец тут же попросил поведать, что произошло со Шмелем до того, как бывший долговец его нашёл. Вопрос этот быстро вернул Артура к собственным проблемам. Свободовцу даже стало стыдно - как он вообще мог так спокойно тут разлёживаться?! Мысли о том, что все его товарищи скорее всего погибли вновь захлестнули сталкера. Он не сразу смог заговорить, а когда все же начал вкратце рассказывать о злоключениях Свободы, голос его почему-то был надтреснутым.
  Жнец слушал не перебивая, а когда Шмель закончил рассказ, спросил:
  - И что ты дальше-то делать собираешься?
  - Мне нужно отнести прототип на другую нашу базу, - ответил Артур.
  - Ты, что один, что ли идти собрался? - удивился Жнец. - А связаться с этой самой другой базой ты не можешь что ли?
  Шмель разразился матерной тирадой - как он мог так тупить? Последствия удара головой, не иначе. Если связаться с Тёмной Долиной то не придётся рисковать прототипом, разгуливая с ним по Зоне в одиночку, к тому же остальные подразделения Свободы могут до сих пор не знать, что стряслось в Припяти.
  Жнец не трогал никакого снаряжения свободовца кроме оружия и шлема, так что ПДА по-прежнему лежал в спецкармане униформы. Шмель решил не откладывать дело в долгий ящик и тут же принялся писать сообщение для командира схрона в Долине.
  Артур оказался прав - там даже не знали, что Свобода лишилась своего центрального подразделения. Что касается прототипа, то на встречу Шмелю решили отправить группу, которая сопроводит его и устройство в Тёмную Долину. Место встречи с группой посоветовал Жнец - по его словам он знал ведущий туда коротким путь по подземельям.
  - Ну, а пока к тебе помощь не придёт, можешь оставаться здесь, - сказал бывший долговец, - думаю места безопаснее ты всё ровно не найдёшь.
  Шмель согласился с ним, а про себя удивился как быстро он проникся доверием к этому странному человеку.
  Жнец вновь принялся что-то увлечено рассказывать - видимо сказывалось долгое отсутствие собеседников, но теперь Артур слушал в пол уха. Мысли его вновь занимала череда последних событий.
  Через какое-то время Жнец заметил, что его не слушают:
  - Ты, это, отдыхай, а я пойду, дела у меня. Если вдруг кто из бюреров зайдёт не бойся - не тронут.
  Оставшись в одиночестве Шмель долго ворочался, но в конце концов тревожные мысли отступили и свободовец сам не заметил как уснул.
  Когда Артур проснулся, Жнец уже вернулся.
  - Ну, и здоров же ты спать, - заметил он.
  Шмель ничего не ответил.
  - У тебя кроме башки-то что-нибудь болит? - поинтересовался долговец.
  - Нога левая чуть-чуть, я её в трамплин влетел, - ответил Шмель.
  Вскоре компресс из "слизи" уже расположился на больном месте, приятно холодя кожу. Артур был рад на время избавиться от громоздкого комбинезона. Кроме того Жнец предложил ему подкрепиться и Шмель и сам не заметил как опустошил банку саморазогревающихся консервов.
  Едва Артур съел последний кусок, пришло сообщение от отправленной от него группы. Те обещались быть в "точке рандеву" уже через несколько часов. Шмель присвистнул от неожиданности - толи сталкеры Тёмной Долины отрастили крылья, толи он действительно очень долго спал. Он тут же поспешил облачиться в костюм и потребовал вернуть ему оружие и шлем, хотя Жнец и уверял его, что у них ещё есть время и, что они доберутся до места встречи раньше назначенного времени.
  Неожиданно вновь завибрировал ПДА - Артур решил, что ему прислали какие-то дополнительные инструкции. Но взглянув на экран Шмель не сдержал изумлённо-радостного вскрика - сообщение прислал Бунт!
  
  
  ***
  Человек самое противоречивое существо на свете. Дрозд очередной раз убедился в этом на собственном опыте. Он ненавидел Зону. За то, что потерял здесь многих друзей, за давящее чувство опасности, за сюрреалистические, жуткие пейзажи и по многим другим совершенно необъяснимым причинам. Он не только ненавидел Зону - иногда Дрозд боялся её до дрожи в коленях. Хотя в последнем он едва ли кому-либо признался.. Всё же, оказавшись за её приделами он скучал по ней. Это было дико, ненормально и Дрозд всё больше верил людям, утверждавшим, что Зона калечит психику людей. Задание, из-за которого он очутился внутри Периметра на этот раз, показалось ему подозрительным ещё когда только на него вышел Посредник. Он отказался бы от него, несмотря на обещанное щедрое вознаграждение, если бы не это тоска по Зоне.
  "В довесок" к прочим опасностям Зоны прибавились "Охотники", одного этого должно было хватить, чтобы отказаться от любого заказа. К тому же цель задания казалось странной и трудно осуществимой. А ещё для выполнения миссии требовался специалист по сталкерским компам и их сетям. Дрозд знал единственного такого специалиста - Рому Кадета. Лопоухого, с россыпью веснушек на лице и манерами этакого "живчика" и юмориста. Но внешность веселого и благодушного парня была очень обманчивой. Дрозд хорошо помнил последнее задание которое ему пришлось выполнять в одной группе с этим "шутником". Они тогда получили неплохой заказ - уничтожить нескольких одиночек, чем-то насоливших одному из "барыг" Зоны. Наёмники успели расправиться с двумя из них, когда трое оставшихся в живых смекнули, что на них началась настоящая охота и затаились. Всё же им тогда удалось обнаружить взять в плен одного из них. Парень оказался неробкого десятка и наотрез отказался выдавать месторасположение друзей. Кадет сам вызвался развязать упрямцу язык. Группа в тот день расположилась на заброшенном хуторке и Кадет превратил в пыточную один из полуразволившихся домов. Дознание затянулось и Дрозд пошёл посмотреть не переусердствовал ли тот с пытками.
  Увиденное навсегда отпечаталось в памяти: Кадет зачем-то снял маску-респиратор и Дрозд хорошо видел его лицо - лопоухий "весельчак" мучил сталкера с улыбкой слабоумного ребёнка, получившего игрушку своей мечты. С тех пор Дрозд старался избегать работать вместе с Кадетом.
  На этот раз Дрозд согласился и на выполнением странного заказа и на напарником-садистом. Настолько невыносимой стала тоска по Зоне.
  Безопасное проникновение за Периметр вызвался обеспечить Заказчик. Как выяснилось позже подразумевалась высадка с вертолёта. Над Зоной летали только военные, да и те последнее время делали это крайне редко. В этот же раз "вертушка" ещё и дважды отклонилась от курса - первый раз, чтобы принять на борт Дрозда с напарником, второй раз чтобы высадить их в Зоне. Что провернуть такое недостаточно просто заплатить. Нужны связи. Дрозд пришёл к выводу, что Заказчик имеет "подвязки" среди военных, а то и сам носит погоны. Наёмнику доводилось раньше работать с военными и он твёрдо знал, что те будут пытаться выполнить свои обязательства... пока им это выгодно. Высадка с вертолёта в Зону занятие не более безопасное, чем изготовление взрывчатки у себя на кухне. Посадить вертолёт нельзя из-за большого количества аномалий, нельзя и сбросить десант с парашютом неизвестно куда тебя унесёт ветер. Оставались только десантные тросы - но и тут вертолёт приходиться спускать слишком низко - существовало не мало аномалий которые могли разредиться на достаточную высоту.
  К счастью, на вертолете оказалось немало мощных детекторов позволяющих весьма точно вычислить безопасное место. Высадка прошла вполне успешно и вертолёт взмыл вверх едва наёмники коснулись земли и отцепили карабины тросов.
  С заброской не надули, глядишь и в остальном пучком всё будет, - заявил Кадет. Дрозд промолчал, мысленно послав напарника к снорку. Он успел забыть, что у напарника есть ещё одна мерзкая привычка - "каркать". Слишком уж рано тот начинает думать, а главное говорить об успехе. Путь наёмников лежал в Припять. Благодаря военным они сэкономили много времени и сил, преодолев большую часть дороги по воздуху, но всё же до цели ещё было топать и топать. Мутантов в Зоне осталось немного, надёжные детекторы и костюмы вселяли надежду, что и аномальные поля, раскинувшиеся перед Припятью, не станут большой проблемой. Но оставались ещё "Охотники" и это перечёркивало все преимущества.
  Заказчик обещал снабжать наёмников информацией о маршрутах патрулирования "Охотников". Что ещё более ясно давало понять, что он явно имеет прямое отношение к военным. Кое-какая инфа уже пришла прямо перед высадкой, но Дрозда не отпускала тревога. Во-первых, неизвестно насколько можно доверять этим данным, а во-вторых, даже если информация достоверна, она всё равно не могла стопроцентно отражать реальную картину происходящего. Любая "заварушка" могла заставить роботов разом изменить назначенные маршруты патрулирования и Заказчик мог слишком поздно среагировать на подобные изменения. К тому же сведения приходили не на прямую - сперва их получал Посредник и потом уже он переправлял их наёмникам.
  Подобный расклад заставлял находиться в постоянном напряжении и в любую секунду ждать опасности. По крайней мере так думал Дрозд. А вот Кадет, как оказалось, чувствовал себя более чем спокойно. Сначала Дрозд подумал, что ему послышалась, но через пару секунд понял - напарник действительно что-то еле слышно напевал себе под нос.
  - Ты что совсем рехнулся? Расслабился, да?! - легкомыслие напарника взбесило не на шутку.
  - Я же слежу за обстановкой, - примирительным тоном ответил Кадет, - Ты не поверишь, командир, но я оказывается не хило скучал по старушке-Зоне.
  Дрозд ничего не ответил, настолько поразила его мысль о том, что его собственные ощущения могут в чём-то совпадать с ощущениями этого садиста.
  "Может я и сам давно такой же как он? Не зря всё же говорят, что Зона калечит", - подумал он. Мысли были неприятными и Дрозд поспешил их прогнать. Кадету же он посоветовал завязывать с вокальными упражнениями и повнимательней смотреть по сторонам.
  Вскоре пришло ещё одно сообщение с инфой о передвижении "Охотников". Согласно полученной информации ближайшие роботы находились восточнее и Дрозд решил продолжать двигаться к цели самой короткой дорогой - попросту напрямки. Однако же без происшествий не обошлось. Через каких-то полчаса пришло сообщение, что один из "Охотников" резко изменил маршрут и начал двигаться навстречу наёмникам. Дрозду с напарником пришлось со всей возможной скоростью припустить назад, потом свернуть западнее и обходить робота. Этот крюк обошёлся им в два часа потраченного времени, но Дрозд здраво рассудил, что жизнь и здоровье дороже.
  В конце концов они добрались до цели - вход в подземелья располагались именно там где указал Заказчик.
  - Похоже дело ладиться, - сказал Кадет.
  - Не каркай! - вновь одёрнул его Дрозд.
  Неуёмный оптимизм напарника просто бесил, к тому же приближалась самая сложная часть операции. Та часть подземелий, в которую собирались спуститься наёмники принадлежала Свободе и совсем недавно была зачищена "Охотниками".
  Всё-таки Кадет накаркал - наёмники спустились вниз и буквально в десятке метров от входа обнаружили снорка. Мутанта застрелили из импульсной винтовки - об этом говорила "строчка" рваных дыр на груди, причём совсем недавно - лужица крови под телом не успела покрыться "корочкой".
  - Кто-то из свободовцев? - еле слышно спросил Кадет. Дрозд лишь пожал плечами, это мог быть кто угодно. Наёмники двинулись вперёд, стараясь не шуметь и вообще не выдавать своего присутствия в подземельях. Через какое-то время они наткнулись на два трупа облачённых в комбезы Свободы, судя по характеры ран эти парни погибли от огня "Охотников". Беглого осмотра хватило чтобы понять - тела обыскивали. К тому же ни у погибших не рядом с ними не оказалось их ПДА. Дрозд мысленно выругался. Не зря он чуял в задании какой-то подвох! Неужели кто-то пришёл сюда с той же целью?
  Размышления Дрозда прервали стрельба и матерные крики. Стреляли, судя по всему, совсем близко. Наёмники замерли. Похоже неизвестные сталкеры столкнулись с каким-то врагом. Через пару минут стрельба прекратилась, а неразборчивые матерные выкрики, наоборот, усилились.
  Дрозд жестом приказал двигаться вперёд. Наёмники подкрадывались практически бесшумно, да и неизвестные шумели так, что едва ли могли что-то услышать. Вскоре Дрозд уже мог расслышать слова.
  - Твою мать, откуда их столько вылезло! - истошно вопил кто-то.
  - На падаль сбежались, - второй голос звучал несколько спокойней.
  Та часть подземелья где находились неизвестные оказалась освещена, в то время как наёмники оставались в "тени". Отключив инфракрасный визор Дрозд смог разглядеть сталкеров - судя по грязно-коричневым костюмам это не были свободовцы. На незнакомцев напали снорки - рядом со сталкерами набралась небольшая груда тел. Не подавала признаков жизни и лежащая на полу фигура в коричневом комбинезоне. До схватки со снорками незнакомцев было трое. Один из оставшихся в живых сталкеров пытался обработать раны второго, того самого который истошно вопил. Ни на что другое бедолаги не обращали внимания. Дрозд сделал несколько условных жестов, подавая сигнал Кадету, и взял на прицел одного из сталкеров. Очереди наёмников слились в одну, не оставляя незнакомцам не единого шанса. Некоторое время наёмники оставались в темной части подземелья, но больше ничто не нарушило тишины.
  Вскоре они аккуратно приблизились к убитым. Кадет в первую очередь пнул каждого из них в бок. Никто из трёх сталкеров не показал признаков жизни, однако же наёмник выстрелил в голову каждого из них, приставив дуло прямо к шлему. Сделано это было картинным движением из дешёвых боевиков - "злой террорист расстреливает заложников". Дрозда передернуло - Кадет явно получал от происходящего удовольствие.
  Детальный осмотр тел показал, что Дрозд не ошибся - сталкеры тоже охотились на ПДА свободовцев. В рюкзаке одного из убитых их нашёлся целый десяток.
  Наёмники тщательно облазили всего уголки базы, собирая с тел свободовцев то, что не спели найти погибшие.
  Затем они поспешили покинуть подземелье - в любой момент могла нагрянуть очередная волна мутантов.
  На поверхности Кадет плотно занялся ПДА, начав с тех, что собрали "коричневые" сталкеры. Дрозд поражался тому как быстро напарник получает доступ к файлам чужих компов. Садист он или нет, но дело свое он знал хорошо.
  На четвёртом или пятом ПДА Кадет победно усмехнулся:
  - Попёрло, шеф! Это девайс кого-то из командиров. Если я правильно понял последние сообщения то один из свободовцев всё-таки спасся. И я даже знаю его примерные координаты.
  - Хм, почему примерные? Мы ведь запросто можем узнать точные, - заявил Дрозд.
  - Это как? - удивился Кадет.
  - Ну, командиру-то он наверно ответит где сейчас находится? - Дрозд с улыбкой кивнул на захваченный ПДА...
  ***
  Сперва Шмель не поверил своим глазам! Живой! Может ещё кто-то выжил?! В сообщении Бунт спрашивал, где находится Артур и может ли он его дождаться. Шмель даже порадовался, что ему не удалось уйти далеко от Припяти. Теперь достаточно сообщить командиру о месте встречи с группой из Долины и вместе они спокойно доберутся до базы. Помимо координат встречи Шмель "отстучал" пару вопросов - один ли Бунт уцелел и сможет ли он самостоятельно добраться до нужного места. Через минут пришёл предельно лаконичный ответ: "Один. К точке рандеву доберусь".
  Один! До этого момента Шмель не переставал надеяться, что уцелевших больше. Но ведь Бунт жив! Одно это переполняло свободовца радостью, ведь мысленно он давно распрощался со всеми, кто был на базе.
  Шмель совершенно не запомнил пути, по которому повёл его Жнец, настолько захватили его мысли о предстоящей встрече с соклановцами. Дорога, как и обещал долговец, заняла на удивление мало времени.
  - Там метрах в ста впереди будет выход на поверхность, как раз к месту встречи выйдёшь. Надеюсь, ты своим друзьям обо мне не станешь рассказывать, - сказал Жнец.
  - Ни слова, - пообещал Шмель. - Спасибо тебе. И удачи.
  Долговец лишь хлопнул его по плечу и молча двинулся в обратную сторону. Выбираясь на поверхность Артур думал о том, с какими странными людьми сводит порой судьба. Жнец не ошибся, Шмель действительно оказался на месте раньше посланной за ним группы. Однако ждать пришлось не долго - три сталкера в зелёных комбезах Свободы появились уже минут через десять.
  Как выяснилось уже через пару минут Шмель знал лично только одно из них - Омуля, два других - Гвоздь и Сера были ему незнакомы. Командиром группы оказался Омуль, что несколько удивило Шмеля - тот был очень молод и отличался безмерной непоседливостью и кипучей энергией. То, что его назначили командиром в деле требующем скорее аккуратности, а главное опыта, верилось с трудом. Впрочем, Омуль сам дал понять в чём тут дело:
  - На всех порах к тебе мчались, - сказал он, - я тут тропку новую нашёл, аккурат через поля аномалий за Долиной, в разы быстрее добрались.
  Похоже Омуль возглавил группу просто на правах проводника. Только такой безбашеный непоседа как он мог полезть в обширные поля аномалий, да ещё и ухитриться найти путь проходящий сквозь них. Впрочем, Шмеля причины выбора лидера группы занимали не долго - он поспешил сообщить радостную весть - Бунт жив и им нужно его дождаться.
  - Как?! После твоего сообщения о нападении на схрон, наши без конца пытались с кем-нибудь из припятских связаться - никакого толку! - воскликнул Гвоздь.
  - Чертовщина какая-то, - согласился Омуль, - с Бунтом в первую очередь пытались связаться, не ответа ни привета.
  Шмель принялся объяснять как давно получил последнее сообщение от командира и даже вытащил ПДА, намериваясь зачитать его в точности. Прочитать Артур ничего не успел - ПДА завибрировал прямо у него в руках - пришло новое сообщение и вновь от Бунта.
  - Уходите без меня, - прочитал Шмель в слух.
  - Что значит без меня? Он думает мы его бросим? - возмутился Омуль, - спроси где он, мы и его подберём.
  Артур тут же написал соответствующий вопрос, но ответ не пришёл ни через пять минут, ни через десять.
  - Вот, что, - сказал наконец Омуль, - ждать мы больше не можем. Искать в слепую тем более - на нас прототип. Остаётся только возвращаться на базу. Бунт мужик опытный, надеюсь сам выпутается.
  Шмель хотел было что-то возразить, но передумал. Действительно, где сейчас искать Бунта? К тому же принести прототип было действительно очень важно...
  
  ***
  Наблюдая в бинокль за четырьмя свободовцами, Дрозд мысленно костерил роботов. Наёмники едва не опоздали к месту встречи - их путь снова чуть было не пересёкся с маршрутом одного из "Охотников" и пришлось вновь искать обходные пути.
  - Даже если мы и справимся со всеми четырьмя, то едва ли кого живым возьмём. Двинем за ними не заметно, выведут к своей базе, а там, глядишь, кто-нибудь попадётся без такой большой компании, - сказал Дрозд, пару минут понаблюдав за свободовцами.
  - Ну, что же, скажу им чтобы не ждали друга, - отозвался Кадет, доставая трофейный ПДА...
  ***
  Воспользоваться "тропкой" Омуля не удалось - аномальные поля в поисках артов бороздили "Искатели", под охраной нескольких "Охотников". Гвоздю удалось разглядеть их в бинокль, когда группа находилась на невысоком холме недалеко от полей. Пришлось идти старым маршрутом, в обход аномалий, но это оказалось единственной трудностью в пути.
  Как и все остальные схроны Свободы, база в Тёмной Долине располагалась под землёй.
  По прибытии Шмель в первую очередь передал прототип технорям. Те сразу принялись за его изучение и Артур не находил себе места, ожидая результатов их работы. Он очень надеялся на то, что оружие против роботов будет изготовлено, все его естество требовало мести "жестянкам".
  Первые же результаты были не утешительными - понять принцип работы прототипа не удавалось. По замыслу готовое устройство должно было полностью дезориентировать роботов, прототип, по мнению технарей, мог вызывать незначительные сбои в работе "Охотников", но на их взгляд это лишь могло лишь способствовать обнаружению сталкера. Каким образом прототип вызывает эти помехи и тем более как их усилить, они понять не могли.
  Ощущение того, что всё произошедшее оказалось бессмысленным вывело Шмеля из душевного равновесия. Он не мог усидеть на одном месте и безостановочно мотался туда-сюда на базе. Через какое-то время Артур начал ловить косые взгляды и понял, что просто действует всем на нервы. К тому же ему самому было уже тесно на базе, а воздух начал казаться затхлым. Шмель решил что будет гораздо лучше, если он выйдет на улицу. Так он и поступил. Неприятные мысли продолжали "грызть" его и Шмель, двигаясь на "автомате", отходил всё дальше от базы. Минут через пять ему почудилось какое-то движение за спиной. Шмель попытался резко обернуться, но не успел - вспышка резкой боли погасила сознание.
  
  ***
  
  Дрозд даже не надеялся, что удобный случай представится так скоро. Устраивая с Кадетом наблюдательный пункт поодаль от базы свободовцев, он настраивался на длительное ожидание. К радости наёмников, оно вовсе не затянулось. Довольно скоро на поверхность выбрался сталкер. Он не только оказался в гордом одиночестве, но и к тому же вёл себя довольно странно. У Дрозда даже мелькнула мысль - не попал ли тот под воздействие контролёра, было в движениях свободовца что-то от зомби. При более детальном рассмотрении - в бинокль - схожесть с зомбяком улетучилось, скорее сталкер или о чём-то крепко задумался или был попросту немного выпивши.
  - Да это, походу, он из тех за кем сюда шли. Смотри, прихрамывает на левую ногу - заметил Кадет, тоже "вооружившись" биноклем.
  - Неважно, пора брать его в оборот, - ответил Дрозд.
  Подкрасться к сталкеру незамеченным оказалось на удивление просто - он заподозрил что-то лишь когда Дрозд уже был в двух шагах от него. Но сделать что-либо не успел - наёмник одним прыжком сократил расстояние и обрушил удар приклада на голову свободовца. Тот рухнул словно подкошенный.
  На секунду Дрозд испугался что переборщил, но, к счастью, сталкер был жив. Дрозд снял с него шлем - пришлось несколько повозиться с креплениями малознакомого костюма - и вколол в шею большую порцию транквилизаторов. Теперь не стоило опасаться, что жертва очнётся в самый не подходящий момент. Наёмники оттащили сталкера за холм, чтобы их не было видно. Там за дело принялся Кадет - теперь всё зависело от его технической подкованности.
  Свободовцы прекрасно понимали - стоит военным заполучить генератор помех и они легко смогут придумать как его обойти. Поэтому каждый прибор стаклеры подключали к системе жизнеобеспечения комбеза. В случае смерти владельца включался механизм самоуничтожения. Расчёт был прост - "Охотники" не способны брать пленных, а по тем повреждённым устройствам, которые "Искатели" собирали с погибших, трудно до конца понять принцип их действия.
  Раздобыть рабочий генератор помех и было конечной целью наёмников.
  Через несколько минут манипуляций над подсумками свободовца, Кадет извлёк на свет маленькую металлическую капсулу.
  - Не знаю, что там, - прокомментировал он, - но теперь генератор можно спокойно снимать.
  Меньше чем через минуту Кадет спокойно отцепил подсумок от пояса сталкера. Он молча отдал прибор Дрозду и вдруг вновь склонился над свободовцем, в руке неожиданно блеснул нож.
  - А ты, паря, нам больше не нужен, - радостно заявил Кадет.
  От сквозившего в его голосе торжества Дрозда передёрнуло. Перед глазами мелькнула недавно виденная "картинка" - Кадет картинным движением делающий контрольные выстрелы в голову. Повинуясь не ясному импульсу Дрозд перехватил занесённую для удара руку.
  - Оставь его! Нам он не помеха!
  Кадет недовольно засопел но спорить не стал.
  - Ладно, живи, козёл, - зло пробурчал наёмник и с силой пнул беззащитного свободовца в бок.
  Эту выходку напарника Дрозд проигнорировал - его занимали уже совсем другие мысли - необходимо сообщить что они заполучили работающий генератор и добраться до точки и эвакуации...
  ***
  Полковник Клымов не смирился с потерей должности и засильем "железяк". О том, чтобы дискриминировать проект "Киберсталкер" и добиться его свёртывания он начал помышлять как только лишился своего положения в штабе.
  Алексей много размышлял каким образом это можно осуществить, однако конкретный план действий сложился у него практически случайно.
  На базе МИС располагались не только военные объекты, но и сектора учёных и инженеров. Работали там как военные, так и гражданские специалисты. Мир не зря называют тесным - в то же время, когда полковника только перевели в штаб МИС, в научный сектор прибыл Валентин Гусев. С Валькой "Гусём" " Алексей Клымов служил "срочную". После демобилизации Алексею, проникшемуся армейской жизнью, приглянулась военная карьера, Валентин же исполнил давнею мечту и поступил в институт. Встреча на Периметре по прошествии не одного десятка лет стала для обоих приятной неожиданностью. Общение вне работы и службы на базе практически отсутствовало, поэтому наличие мало-мальски знакомого человека, с которым можно просто поговорить сложно было переоценить. Учёный и полковник не раз собирались вместе - выпить в приделах разумного, да вспомнить деньки совместной срочной службы.
  После того как Клымов лишился поста руководителя спец. операций встречи их значительно участились, ибо дел у полковника поубавилось, а желание перемыть кости ненавистным "штабным" прибавилось в сотни раз. Валентин к неудачам товарища относился с сочувствием и понимаем.
  Именно в одну из таких посиделок у полковника и появились первые "зачатки" плана.
  Обычно Гусев старался не касаться в разговорах своей работы - Клымов всё равно мало что понимал и даже не мог запомнить как правильно называется область в которой Валентин работает. Полковник знал только, что это каким-то образом связано с артефактами. Но в тот вечер разговор приятелей вдруг свернул на тему сталкеров. Началось всё с того, что полковник очередной раз желчно прошёлся по всем своим штабным сослуживцам, и заявил что рад тому, что хотя бы свободовцы могут активно сопротивляться "жестянкам".
  - Попади нам в руки рабочий генератор помех мы бы мигом придумали как его обойти, - сказал тогда Гусев.
  - Тебе-то откуда знать, ты же вроде артефактами занимаешься? - удивился Клымов.
  - Так в их генераторе и артефактов хватает, вот нас и подключили - может, сможем чем помочь.
  - Что-то у вас пока не очень получается, - заметил полковник, - да ну и слава богу, глядишь Свобода придумает как все эти жестянки извести.
  - Да говорю же все упирается в рабочий экземпляр, - начал горячиться учёный, - Филатов, это наш главный по электронике, вообще говорит, что попадись ему функционирующий генератор он бы смог что хочешь придумать - хочешь защиту от помех, а хочешь вообще "глушилку" роботов!
  Услышав последнею фразу, Клымов невольно встрепенулся:
  - В смысле "глушилку"?
  - Ну, Филатов говорит, что общий принцип работы генератора ему понятен, но вот какие-то мельчайшие цепи ему не даются. Вроде как именно эти цепи и самоуничтожаются, когда владелец гибнет. Буквально на днях Филатов и заявил - дайте, мол, мне рабочий прибор и я, что хочешь сотворю - хоть блок от помех, а хочешь и наоборот - сигнал изменю и у роботов вообще процессы погорят. Прямо как Архимед - дайте мне точно опоры. Да только откуда функционирующему прибору взяться? "Охотники" пленных брать не научены, а то, что "Искатели" с тел снимают, мягко говоря, не куда не годиться, - пояснил Гусев.
  Клымову услышанное показалось настолько важным, что он попросил друга познакомить его с Филатовым. Как выяснилось у этого специалиста по электронике тоже имелся зуб на программу "Киберсталкер" - до начала её реализации он возглавлял лабораторию, которая разрабатывала различные гаджеты для военных сталкеров. Он занимался любимым делом, к тому же программа по усовершенствованию и созданию спецтехники хорошо финансировалось. После того как подразделения военных сталкеров упразднили улучшать и конструировать стало нечего. Новое задание командования - попытаться найти защиту от генератора помех не вызывало у Сергея Филатова никакого энтузиазма. Так у полковника неожиданно появился союзник - человек который не меньше его самого порадовался бы возвращению старых порядков.
  После знакомства с Филатовым у Клымова и сложился план действий. По началу идея казалась ему нереализуемой и слишком зависимой от удачного стечения обстоятельств. Но поразмыслив полковник понял, что других возможностей избавиться от жестянок он просто не видит.
  Идея состояла в разработке прибора, способного уничтожать роботов и в передаче этой технологии группировке Свобода. Расчёт полковника был прост - каждый "Охотник" и "Искатель" обошёлся МИС в баснословную сумму денег. Пока Сысоеву удавалось "окупить" потерю некоторых машин притоком дорогостоящих артефактов. Однако же если начнётся массовое уничтожение роботов, высшее командование может отказаться финансировать разорительный для бюджета проект.
  Филатов подтвердил услышанное от Гусева - будь у него возможность изучить недостающие "цепи" генератора помех, он смог бы его усовершенствовать. Для этого было необходимо рабочее устройство.
  Клымов решил воспользоваться услугами наёмников. Когда он ещё находился на руководящей должности к нему обратились с "небольшой просьбой". Обратились люди раньше занимающие ключевые должности в МИС. Ходили слухи, что после ухода в отставку они продолжали "крутить дела", связанные с Зоной. Попросили они не мешать с проникновением за Периметр группы сталкеров и выполнением в ней некого задания. Так же пообещали хорошее вознаграждение, если Клымов поможет группе выбраться из Зоны. Сформулировано всё было действительно как "просьба", но сорится с этими людьми полковник не хотел и воспринял всё как приказ. В результате участия в этой сделке у Клымова остался "контакт" с наёмниками, точнее с одним из их Посредников. План полковника был прост - отправить в Зону отряд, с целью заполучить рабочий генератор помех.
  Он связался с Посредником, поручив тому собрать группу, готовую отравиться в Зону в любой момент. Отравлять наёмников за Периметр на удачу - авось столкнутся со свободавцами, было бы глупо. Поэтому Клымов принялся ждать удобного случая.
  Этим случаем стала зачистка припятской базы Свободы. Обычно Сысоев отправлял к местам крупных столкновений со свободовцами "Искателей" - в задачу роботов входил сбор сталкерских ПДА. С помощью анализа хранящихся на них информации в последствии пытались установить расположение баз и больших групп свободовцев.
  На этот раз Сысоев решил этого не делать, сославшись на то, что подобные операции малоэффективны и он не хочет рисковать "Искателями". Такая недальновидность поразила Клымова - военные впервые обнаружили настолько крупный схрон и уж там-то точно должна быть важная информация.
  Впрочем, решение Сысоева было Алексею только на руку. Связавшись с Посредником он отдал приказ наёмникам - проникнуть на базу, получить информацию о других свободовцах, "выйти" на них и добыть генератор помех. Как один из старших чинов Клымов имел свободный доступ к информации по местонахождению роботов. Он воспользовался этим, "сливая" наёмникам сведения об "Охотнках".
  Через несколько часов от них, через Посредника, пришло первое сообщение - они напали на след свободовцев. Сообщили наёмники и о первых трудностях - в подземельях оказалась группа неизвестных сталкеров, так же охотящихся за ПДА погибших. По началу это поставило Клымова в тупик, но потом его словно озарило - Сысоев! Алексей давно подозревал этот проныра придумал источник личной наживы. Но долгое время не мог понять какой именно. "Искатели" вели строгий учёт собранных ими артефактов, поэтому утаить что-то в своих целях было невозможно. Однако же куратор проекта "Киберсталкер" оказался не прост - теперь Клымов не сомневался, что тот связался с какой-то из групп сталкеров-одиночек. В обмен на артефакты они, должно быть, получали информацию о местонахождении роботов. Конечно, Алексей не мог быть уверен в этом на все сто, но такая версия многое объясняла.
  Скорее всего таинственная группа оказалась в подземельях по наводке Сысоева с той же целью - в конце концов добраться до генератора помех. Почему таких попыток не делалось раньше Клымов понять не мог - может Сысоев надеялся справиться своими силами, а может что-то такое и предпринималось - но без особого успеха.
  Как бы там ни было, но Алексей порадовался тому, что наёмники "обошли" неизвестных сталкеров.
  Клымов исправно отправлял информацию о передвижениях роботов, ожидая новых новостей. Ждать пришлось долго, но оно того стоило. Наёмники добыли генератор!
  Не прошло и полусуток как прибор попал в руки Филатова. Естественно, Клымов позаботился, чтобы Сысоев ничего об этом не знал. Техник не подвёл - по его словам всё оказалось даже проще чем он думал. Устройство способное полностью дезориентировать роботов вскоре было готово.
  Возникла проблема - как поделиться этой технологией со свободовцами? Других сталкеров полковник не брал в расчёт - их было мало, и теперь он ещё и подозревал их в сотрудничестве с Сысоевым.
  Идею подал тот же Филатов, заявивший, что свободовцы имея схему устройства вполне смогли бы сами "воспроизвести" его. Хватило же из "технической базы" для создания генератора помех.
  - Они может и сами бы до такого додумались, но видимо опыта не хватило, или знаний, - несколько самодовольно сказал тогда Филатов.
  После этого разговора решение нашлось само собой - Клымов, на всякий случай, потребовал от наёмников передать ему не только генератор, но и ПДА, с помощью которого они "вышли" на свободовцев. Полковник, вполне заслуженно, похвалил себя за предусмотрительность. Он собственноручно закачал на "трофейный" ПДА всю техническую информацию по "глушилке".
  Чтобы действовать наверняка адресатом он выбрал ВСЕ имеющиеся контакты. Не проверить такую информацию свободовцы просто не могли...
  
  ***
  База Свободы в Тёмной Долине. Три месяца спустя.
  
  Впервые за последнее несколько месяцев Шмель чувствовал себя абсолютно спокойным. Утром прошёл слух, что МИС приняли решение отказаться от использования роботов. Информация была не проверенной, но Артур почему-то сразу в неё поверил. Он попытался сравнить свои теперешние ощущения с теми, когда его нашли без сознания не далеко от схрона, и не вольно содрогнулся. Тогда он впал в абсолютную апатию - он не отвечал на вопросы и лежал тупо уставившись в одну точку. Свободовцы предположили даже, что ему слишком сильно врезали по башке, или вкололи что-то психотропное. Нападение соклановцы Шмеля "списали" на сталкеров-одиночек, соблазнившихся генератором помех.
  Неизвестно сколько бы продлилась эта непонятная депрессия, если бы не событие, которое свободовцы между собой иначе чем чудом не называли. На все ПДА одновременно пришло сообщение от пропавшего без вести Бунта. Поговаривали, что когда полученный файл получил один из техников, он минут десять не мог сказать ничего кроме "ну, ни хрена ж себе!".
  Все предпринятые тут же попытки связаться с Бунтом вновь не увенчались успехом и с тех пор свободовцы ничем кроме мистики случившееся не объясняли.
  Техники же в один голос заявили, что именно этого им не хватало для создания оружия. В подтверждение своих слов они всего за двадцать минут превратили прототип Гана в рабочее орудие против роботов.
  Узнав об этом Шмель тут же пришёл в себя, апатии простыл и след - он с необычайной энергией принялся доказывать, что именно он должен участвовать в испытании нового устройства. В конце концов он добился своего - устройство доверили ему и Омулю.
  Пару дней "экспериментаторы" ходили по Зоне, ища встречи с "Охотниками". Когда же они столкнулись с роботом результат превзошел их ожидания. Манипуляторы машины начали беспорядочно биться, словно при эпилептическом припадке, при этом "Охотники" бешено крутился на одном месте, а об использовании оружия против маячивших на виду свободовцев даже не помышлял. Шмель с Омулем расстреляли робота в упор. Попавший в поле "глушилки" "Охотник", похоже, ещё и терял связь с другими машинами. По крайней мере пара экспериментаторов не дождалась других роботов, которые обязаны были явиться на место гибели "товарища".
  "Производство" большого количества "глушилок" заняло не мало времени, но всё же скоро каждый свободовец получил по устройству. Дошло до того, что несколько раз сталкеры нападали на "Искателей" возвращающихся к Периметру под охраной двух, а то и трёх "Охотников". Собранные роботами артефакты доставались свободовцам.
  Теперь же всех облетел слух - МИС посчитали использование кибермеханизмов попросту разорительным и Шмелю очень хотелось верить, что это правда.
  Вечером в коморку где отдыхал Артур, буквально ворвался Омуль.
  - Только, что другой барыга с Большой земли подтвердил - роботов списали! - на одном дыхании выпалил он. Шмель, до этого спокойной лежавший на самодельной койке вскочил на ноги.
  - Точно также всё объясняет, - продолжал тараторить Омуль, - мол, каждый из роботов стоит как обеспечение роты солдат на год, никаких бюджетов не хватит!
  Артур почувствовал, что у него, видимо от волнения, начали подкашиваться ноги. Чтобы не упасть он присел обратно на койку.
  - И что теперь будет? - спросил Шмель первое, что пришло в голову.
  - Ну, как что. Военных сталкеров вернут, мол, им сейчас проще будет - Зона основательно подчищена. Народ вон уже толкует, что и простые бродяги вновь попрут в Зону, как в старые времена. Всё как раньше, представляешь? А мы сейчас большую часть Зоны контролируем! - Омуль тараторил так, что глотал половину окончаний.
  - Значит передел территории будет. Война? - полуутвердительно спросил Шмель.
  - Выходит, война, - кивнул Омуль.
  - Ну, что ж, - пожал плечами Шмель, - нам не привыкать. - Да уж, - согласился Омуль, - нам не привыкать!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"