Тори: другие произведения.

Доверься мне

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Второй роман в серии. Что может быть хуже для оборотня, чем потерять себя? Потерять свою суть? Стать никем. Ни оборотень, ни человек. Как выжить в этом мире? Она научилась жить одна. Бороться за свое место в мире оборотней. Она стала важной частью этого мира. Желанной в любой стаи, не принадлежа ни одной. Не имея ни семьи, ни друзей, никого. Не доверяя никому, отталкивая любого, кто приблизится слишком близко. И вот, снова новая стая, где альфа предлагает ей стать частью их большой семьи. И снова она готова отказаться. Но что-то поменялось на этот раз. Что-то или кто-то, кто притягивает ее к себе, заставляя теряться... Бета стаи...Такой притягательный, такой ласковый, такой... Ее сердце замирает от его улыбки. И казалось ее мертвый зверь, наконец, оживает. Тянется к нему, желает его. Вот только так тяжело довериться своему сердцу... ГЛАВA 17 Часть текста отсуствует. ЗАКОНЧЕННО!!!! продолжение здесь.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! В романе присутствую откровенные сцены. Читать лицам от 18 лет.
БОЛЬШОЕ СПАСИБО Свете за ТАКУЮ насыщенную работу над прологом. Читайте обновлённую отредактированную версию

Пролог


Едва она вышла из машины, как сразу поняла, что зря приехала в эту стаю. Это чувство возникло в то мгновение, когда она увидела его глаза. Такие яркие, жизненные, покоряющие своей темной глубиной. Мужчина пристально смотрел на нее, изучая каждую деталь, сканируя взглядом с ног до головы. Он стоял за спиной альфы, и весь его вид говорил о готовности в любую минуту поддержать своего вожака. Бета. Сразу поняла Эмилия.
Еще секунду назад на его лице сияла беззаботная улыбка, в глазах плескались игривые искорки, но чем дольше он рассматривал ее, тем сдержанней и серьезней становился сам.
Эмми чувствовала происходящие с бетой изменения. Зарождающаяся заинтересованность сменилась отчужденностью. Почему-то ей, привыкшей к холодности и отстраненности других оборотней, стало нестерпимо больно.
Красавец бета с резкими немного рваными чертами лица, наполненными силой, окруженный аурой властности заставил биться ее сердечко быстрее. Ей на несколько томительных секунд захотелось коснуться его взъерошенных волос, запустить в них руки, пропустить прядки сквозь пальцы, приводя модную прическу в еще больший беспорядок, заставить улыбку разбежаться морщинками в уголках глаз, согреться в его силе и нежности. А потом пришло отрезвление.
Эмилия вздохнула. Переведя взгляд на Дрейка, девушка уверенно сделала шаг вперед. Вожак был потрясающим мужчиной, один из самых сильных альф, которые встречались на ее пути. Он излучал огромную силу не только на физическом уровне, но и на ментальном. Только не он будоражил чувства Эмили, не его взгляд не заставлял поджимать пальчики на ногах. Бета, этот чертов бета с легкой щетиной на щеках, с взлохмаченными волосами, с крепким накаченным телом, сексуальный, порочный, это он зарождал в ее сознании чувственные фантазии. Следуя доводам рассудка, усилием воли девушка смогла оградиться от влияния беты и настроиться на альфу.
По вздутым венам и дикому блеску в глазах Эмилия поняла, что время его спаривания приближается, увидела, что мужчина старается оттянуть его. Это было опасное время для любого оборотня, но для альфы вдвойне. Она стойко выдержала оценивающий взгляд, и когда с 'гляделками' было покончено, нарушая этикет, она заговорила.
- Альфа, - твердо произнесла девушка и в знак приветствия и почтения наклонила голову.
- Здравствуйте, Эмилия, - он хмыкнул на ее дерзость, но никак ту не прокомментировал. - Я много наслышан о вас и безумно рад, что, наконец, вы приехали в наши края. Вы нам просто необходимы.
- Спасибо, Альфа. Я постараюсь сделать все возможное и оправдать ваше доверие и гостеприимство.
- Эй, Дрэйк. Не акцентируй все внимание на себе любимом, - произнес такой привлекательный тягучий голос, от которого дрожь пробежала по ее телу.
Она видела, как бета похлопал своего альфу по плечу, а тот что-то прорычал сквозь зубы, показывая свое недовольство его поведением. Но в этом рыке не чувствовалось настоящей злости или агрессивности в попытке восстановить статус-кво.
Для Эмили, никогда прежде не видевшей таких отношений между вожаком стаи и его вторым, это было удивительно.
- Эмилия, позвольте вам представить. Это мой бета - Ян! Именно его матери нужна ваша помощь, - сказал Дрэйк.
- Альфа, прошу вас, обращайтесь ко мне на 'ты', - предложила девушка, и, повернувшись в сторону Яна, продолжила. - Очень приятно, бета.
Ей показалось, что последние слова она проговорила на легком выдохе с совсем другой интонацией, и, надеясь, что это не было замечено, слегка покраснела.
-Ян,- с улыбкой, поправил он.
Эмилия, как завороженная она смотрела на Бету. Он что еще говорил, но она не слышала. Взгляд ее был прикован к губам мужчины. Они двигались, растягивались в улыбке. А в ней проснулось неожиданное желание коснуться их.
Громкий нежный голос, прозвучавший за спиной беты и остановивший его, вывел ее из чувственного ступора.
- Дорогая, я учила этих мальчиков с детства быть культурными. И будь они хоть трижды альфой и бетой, но обращаться с женщиной должны достойно, - миниатюрная женщина вышла из-за спин мужчин, которые до этого своими габаритами полностью скрывали ее из вида.
- Мам! - протяжно, закатывая глаза, простонал Ян, а со стороны альфы Эмилия услышала смех, который тот явно пытался подавить, маскируя его под кашель.
- Эмилия, познакомься это Мери, мать Яна, - представил женщину альфа, когда, наконец, овладел собой.
- Здравствуй, дорогая, - мать Яна сразу заключила Эмилию в объятия, чем очень удивила девушку. Еще нигде и никогда ее так не встречали, и она не могла понять, как к этому относиться. - Я так благодарна тебе, что ты приехала. Мои мальчики так за меня волнуются.
- Ну, что вы. Я еще ничего не сделала, но я обязательно позабочусь о вас, - ласково ответила Эмилия, не в силах сопротивляться той теплоте, что излучала эта женщина.
- Я надеюсь тебе у нас понравиться, дорогая, - сказала Мери, незаметно сжимая девушке руку.
- Тебе приготовили коттедж, там есть все, что тебе нужно. Если что-нибудь еще понадобится, сообщи нам.
- Спасибо, альфа, - Эмилия наклонила, как и положено, голову перед вожаком.
Ян подошел к машине и взял ее единственную сумку с одеждой. Он протянул руку, предлагая понести и ее саквояж, но девушка отрицательно покачала головой. Ее любимый небольшой чемоданчик с медицинскими инструментами, она всегда носила сама. Ящики с остальным оборудованием и препаратами было приказано отнести другим мужчинам. Те молчаливо выполнили приказ, даже не посмотрев на нее.
Ян широкими шагами уверенно направился по дорожке, убегающей вправо, и девушка неспешно последовала за ним. Эмилия невольно залюбовалась его подтянутым задом, который как хорошо прорисовывался в потертых джинсах, и тут же тряхнув головой, выкинула эти мысли из головы. По крайне мере, это было лучше, чем задумываться о тех взглядах, что бросали на нее самки стаи, что сейчас встречались на их пути. Да, прием альфы был очень радушным и вдохнул в нее слабую надежду на спокойно пребывание в этой стае, однако многое осталось по-прежнему. Нуждаясь в ней, на нее смотрели с презрением и опаской: она была неполноценной - оборотнем, потерявшим своего зверя.
Когда-то Метт, старый самец, присматривавший за девушкой, спросил ее, почему она научно не исследует свою проблему, а больше времени и сил уделяет вопросам беременности самок. Тогда она ответила, что ее болезнь одна на миллион, ей просто остается принять случившееся с ней и с этим смириться, а дети умирают каждый день, и их спасении гораздо важнее.
Сейчас, по прошествии стольких лет, Эмилия все так же верила в эти слова, но смогла, наконец, признаться себе, что не только стремление спасти щенков и их матерей подтолкнуло ее выбрать именно эту сторону медицины. В её душе жила еще надежда, что если в ней будут нуждаться, то ее примут как свою.
И ее принимали. Ее использовали. Но как только нужда в ней отпадала, ей холодно указывали на границы стаи, будучи уверенными, что она никогда им не откажет в услуге. Конечно, сейчас многие женщины были благодарны ей. Встречались, правда, и такие самки, что смотрели на ее помощь как на должное, и не считали себя чем-то обязанными. А те, чьих щенков не удалось спасти, винили в своем несчастье именно ее.
Эмилия привыкла к этому. Привыкла, что почти каждый альфа зовет ее в свою стаю, лишь потому, что она нужна самкам, что ее согласие послужит увеличению его авторитет в других стаях. Привыкла, что ее игнорируют. Не видят и обходят стороной. Поэтому она уже в который раз старалась не замечать эти взгляды, и уставилась на макушку беты, боясь снова опустить глаза вниз, на такой аппетитный зад этого мужчины.
- Если кто-то из стаи обидит тебя, ты обязана сразу сказать мне или альфе, - голос прозвучал тихо, но свирепо, выводя ее из мыслей.
- Что? - непонимающе переспросила она.
- Мы с Дрэйком понимаем, что и в нашей стаи есть оборотни, которые не окажут тебе должного почтения, и Дрэйк не собирается заставлять их. Это их право на свое мнение. Но все в стаи предупреждены, что если мы хоть слово услышим или же увидим какие-то действия, позорящие стаю и Альфу, виновные будут наказаны.
Только после этих слов, Эмилия поняла, что не только она заметила презирающие взгляды. Девушка остановилась, внимательно рассматривая его. Он почувствовал это и повернулся к ней. Они смотрели друг другу в глаза, не в силах отвести взгляд. Эмилия не могла произнести ни слова, от шквала эмоций пропал голос. Впервые ей говорили такое. Впервые заступались за нее. И не только бета, но и альфа. И впервые она не знала, что на это ответить. Боялась поверить в эти слова, доверится им.
- Спасибо, - тихо прошептала она, отводя взгляд.
- Ну, и мама, конечно. Она встанет за тебя горой, - весело добавил Ян, лукаво улыбаясь и разряжая обстановку.
- О, мама у тебя замечательная. Не все самки такие, - уже более спокойным и равным голосом сказала Эмилия.
В душе она вздохнула с облегчение. Девушка была благодарна ему за то, что дал повод уйти с этой скользкой темы.
- У тебя будет время узнать ее лучшие качества, - с озорством произнес мужчина. - Ну, вот мы и пришли.
Они остановились возле небольшого коттеджа, окружного старыми разлапистыми елями. При строительстве, видимо, насаждения было решено не вырубать, поэтому дом из потемневших от времени деревянных балок сливался с окружающей природой. Именно то, что нужно оборотням. Двухэтажное строение было изящным, навевало мысли о тихих вечерах в уютном кресле у камина, о наличии которого говорил каменный дымарь. С восторгом девушка вглядывалась в затейливый рисунок искусного витража арочных окон фасада, исполненных в старом стиле. Она живо представила, как солнечным утром комнаты взрываются калейдоскопом ярких цветных бликов, наполняющих дом волшебством.
Девушка поднялась за Яном по деревянным ступенькам на террасу. По шпалерам
хватаясь усиками, устремился вверх клематис, наполняя пространство сладковатым ароматом, защищая хозяев дома от докучливого любопытства соседей и внимания не прошенных гостей. Она обязательно поставит здесь кресло-качалку, чтобы вечерами, укутавшись в плед, можно было слушать звуки леса или наслаждаться тишиной.
Мужчина, взявшись за ручку, остановился перед дубовой дверью, расписанной завитушками, перетекающими из одной в другую и складывающимися в затейливый узор, по которому хотелось провести пальцем, погладить каждый листочек, завиток.
Дверь не была закрыта на ключ, но само существование замка вызвало у нее облегченный вздох. Сила оборотней позволяла снести эту преграду, поэтому они не часто оснащали свои жилища замками или запорами
Войдя в дом, Эмилия остановилась на пороге, осматриваясь. Чисто, ухоженно. Все, что ей было нужно и даже больше. Комнату, которая по архитектурной задумке была просторной гостиной, уже переоборудовали в лабораторию. Здесь уже находились ее коробки. Приказ альфы был исполнен максимально быстро, да и со скоростью у оборотней никогда не было проблем. Но не это удивляло. Пока Ян, не спеша, вел ее к коттеджу, рабочие, перенесли ее скарб в дом и аккуратно все разложили. И теперь, не передвигая и не переставляя коробки, она к каждой могла спокойно подойти и взять необходимое. Эмми затопила волна благодарности к незнакомым оборотням, позаботившимся об ее комфорте, и от нечего незначащего для них жеста в душе стало тепло.
- Ты можешь поменять здесь все по своему усмотрению. Это дом полностью отдан тебе, - произнес Ян, ставя ее сумку. - Если будут какие-то вопросы, обращайся сразу ко мне или к Дрэйку.
- К альфе? - удивилась Эмилия.
- Да. Ты можешь сразу обращаться к нему. Дрэйк, так же как и я, очень ценит, то, что ты все-таки приехала к нам, - серьезно произнес он, потом добавил уже со ставшей привычной улыбкой. - Хотя конечно лучше обращайся ко мне, а то наш альфа может напугать тебя своим рыком. Я до сих пор содрогаюсь, когда слышу его.
Он говорил, так как будто открывал ей страшную тайну, и Эмилия не могла не улыбнуться в ответ. С ней редко шутили, поэтому она успела соскучиться по такому легкому общению.
- Для альфы очень презентабельно рычать, - с улыбкой ответила девушка, набравшись смелости подыграть ему. - Спасибо. Если что-то будет нужно, я сразу скажу.
- Хорошо. Устраивайся, - тихо добавил Ян, и на минуту задержал на ней взгляд, словно оттягивая момент своего ухода.
Но так не сказав больше ни слова, развернулся и пошел к выходу, оставив девушку осваиваться в своем новом пристанище. Эмилия смотрела ему в след, странно чувствуя себя от внезапно возникшего острого желания остановить его. Она покачала головой, придя к выводу, что слишком долго была одна, поэтому соскучилась по простому общению. Бета вдруг остановился у самой двери, и ее сердце вдруг на мгновение замерло, а потом быстро забилось в томительном ожидании, но он вышел, даже не повернувшись напоследок.
'Это просто глупость. Пора заняться тем, ради чего ты действительно приехала сюда', - снова повторила себе девушка. И первое что она должна сделать, это разложить инструменты и осмотреть оборудование, а после познакомиться с новыми пациентами. Вздохнув, Эмилия еще раз осмотрела свой очередной дом. Сколько их уже было, она не помнила, но почему-то этот ей понравился больше всех. Он вызывал в ней чувство покоя, которое Эмилия давно позабыла. В ее мыслях слово дом вдруг приняло очень родное очертание, хотя она не побыла в этих стенах и часа. Но все же они согрели ее своим теплом и уютом, словно давно ожидали ее появления.
Глупо. Безумно страшно. Ведь поверить снова в душевное тепло стоит слишком дорого. У доверия, что согревает теплом и дарит чувство защищённости очень тонкая грань. Она ее давно переступила, утратив веру в себя. С этой потерей в ее жизнь вошли разочарование и боль. Не оборотень, не человек. Застрявшая между двух миров, и не принадлежащая ни одному. Изгой. У него нет права доверять, иначе затравят.


Глава 1
Он был ошеломлен и сбит с толку. Такое чувство, что его переехал огромный грузовик. В ту минуту, когда она вышла из машины и предстала перед ним и их взгляды столкнулись. Почувствовав ее запах, волк внутри него зарычал "Моя". Это было невозможно. И он не поверил этому. Она просто не могла быть его парой.
Не имея возможности обернуться, она считалась неполноценной, оборотень, потерявший зверя. Когда они с Дрэйком, перед тем как пригласить ее в стаю, разузнали все о Эмилии Райдер, врача от Бога, которая, переезжала от стаи к стае и помогла родиться многих щенкам, они были шокированы той информацией, что получили.
Он знал, что Дрэйк настойчиво просил ее приехать к ним, что было не свойственно Альфе. Но он был готов переступить через все, только бы помочь Мери, матери Яна. Бета давно считал Альфу своим братом, а его мать - своим сыном. Поэтому их волнение о ее беременности было обоюдным. Не медля ни минуты, Дрэйк разузнал все о Эмилии и сразу же позвонил ей, приглашая приехать. Наверное, именно то, что он попросил, а не приказал, как поступали другие Альфы в чем был уверен Ян, подтолкнуло ее согласиться.
В досье, которое пришло Дрэйку, говорилось о том, что семья Эмилии была зверски убита ликанами, а она сама чудом спаслась. Но это не прошло для нее бесследно. Со временем оборотень, который взял ее на свое попечение заметил, что она не обращается, а после она сама призналась ему, что потеряла своего зверя. И это поражало. Потому что это было не возможно. Зверь был частью их. Он был их сущностью.
Ян даже видел ее фотографию, которая была в досье. Он тогда отметил, что она очень красивая женщина, но не более того. Все изменилось, когда он увидел ее вживую. После этого любая другая казалась ему пресной и обыденной. Вот уже месяц он сходил с ума от воздержания. Повторяя себе, что она не может быть его парой. Он тихо наблюдал за ней, а она все больше и больше избегала его. Когда он пыталась с ней заговорить, она уходила от ответа и быстро возвращалась в свой коттедж. Ян сходил сума от безысходности.
Но то, что он узнал сегодня, перевернуло все и дало ему надежду. Его Альфа спарился с человеческой женщиной. Это было истинное спаривание, и оно полностью изменило Дрэйка. Ян понял это сегодня, когда поехал в его домик в долине, где Дрэйк прятался в полнолуние, не желая поддаться инстинкту и спариться с сильной самкой. Дрэйку было все равно, что она человек. Он поддался своему зверю без малейших сомнений. И смотря сегодня в счастливое лицо друга, чувствуя вибрации силы и гордости, он наконец признался себе, что тоже нашел свою пару. Эмилия.
Он был виноват перед ней, перед своей парой. Он месяц мучил себя, повторяя, что это не возможно. Он пытался переспать с другими женщинами, но убегал от них, ссылаясь на дела. Он старался вобрать в себя ее аромат, когда находился рядом, и бежал от нее как последний трус, боясь не устоять. Почему он мучил себя целый месяц, вместо того, что бы завоевывать ее? Ведь даже вчера в полнолуние, когда, закончив присматривать за стаей, он убежал в лес, но оказался возле ее дома, желая найти ее и взять. Целый месяц волк Яна разъедал его на части, тянувшись к ней. И теперь сделав столько ошибок, он не мог просто прийти к ней и взять. Он знал, что она не примет его. Будет отпираться до последнего. Но все же он должен с ней поговорить.
Ян уверенно шел к ее коттеджу, не замечая вокруг никого. Завтра вернется Альфа со своей парой и у него уже не будет такой возможности. Ажиотаж, который вызовет Соня, вряд ли будет приятным, и поэтому он должен будет быть с Альфой, поддерживая и прикрывая его. Но сегодня у Яна еще было время, чтобы не вникать в дела Дрэйка, и раскрыть карты перед Эмилией. Давать ей понять, что она его пара, и он не отступиться от нее.
Ян подошел к ее двери и уже собирался по-хозяйски войти, когда остановил себя и постучал. Ему казалось, что он ждал неимоверно долго, прежде чем она откроет. И вздохнул с обличением, когда услышал ее приближающиеся шаги.
Эмилия открыла дверь и застыла. На пороге стоял Бета. То, что он постучал, а не вошел, как всегда без стука очень удивило ее. Казалось она вечность стоит и смотрит на него, задержав дыхание, а потом, опомнившись, она резко отошла в сторону, пропуская его.
- Бета. - Тихо проговорила она, немного склонив голову.
- Я же говорил тебе Эмилия, Ян. Просто Ян. Хочу слышать, как ты произносишь мое имя. - Улыбаясь, произнес он.
Эмилия отвернулась и, смотря куда-то в сторону, сказала:
- Проходите, Бета.
Ян тяжело вздохнул, поняв, что она проигнорировала его слова, и прошел в дом. Но вместо того, что бы как всегда пройти в гостиную, что была оборудована под ее лабораторию, он направился в небольшую комнату, из которой Эмилия сделала уютную библиотеку.
- Если вы по поводу своей матери, то не волнуйтесь, последние анализы были очень хорошими. - Сказала она, смотря куда-то в строну, и чувствуя волнение от того, что сегодня он вел себя совсем по другому. Эмилия не могла понять, чем это вызвано, и что же произошло. И это ей очень не нравилось.
- Рад это слышать, но я пришел к тебе по другому вопросу. - Проговорил он.
- К приезду Луны я готова. Хотя раньше и не сталкивалась с лечением человеческой женщины, но общалась с Альфой, парой которого тоже была обычная женщина. - Сказала она, так и не подняв глаза на Яна.
- Эмилия, посмотри на меня! - В приказном тоне, совсем близко прозвучал его голос, и она, не в силах противиться, посмотрела на него. Эмилия была удивлена когда оказалось, что он стоял слишком близко, хотя она так и не услышала и не почувствовала его приближения. От его близости по ее кожи пробежала дрожь, она судорожно глотнула, стараясь скрыть поток желания, который разгорался в ее теле. Но видя, как он втягивает носом воздух, понимала, что это было бесполезно.
- Ты так сладко пахнешь. - Тихо прозвучал его голос. И сразу же Эмилия сделала шаг назад, стараясь, что бы между ними возникло расстояние, но Ян тут же приблизился снова, смотря ей прямо в глаза.
- Бета...
- Я хочу тебя. - Обрывая ее слова, произнес Ян.
Эмилия ошарашено смотрела в его глаза, и не найдя там не тени сомнения, вдруг разозлилась и резко произнесла:
- Мы не всегда получаем то, что хотим. - Она посмотрела в сторону, и уже хотела обойти его, но Ян резко взял ее за подбородок, не причиняя боли, но твердо, не давая возможности увернуться, и заставил посмотреть на себя.
- Ты не поняла, я хочу тебя, и ты будешь моей. Уже при следующей луне мы спаримся. - Твердо сказал он.
Когда смысл его слов дошел до Эмили, она тихо ахнула и только лишь смотрела на него, не в силах ничего произнести. Он не мог этого сказать, просто не мог, крутилось в ее голове.
- Почему? Ты можешь иметь любую самку в стаи. - Нормальную, хотелось добавить ей.
- Ты моя пара. Мне не нужна другая. - Все также твердо произнес он.
Минутная радость затопила ее, но тут же опомнившись, Эмилия все же резко вырвалась и обошла его.
- Я не соединюсь ни с кем, ни когда. Забудь об этом. Я не оборотень. - Сказала она, смотря в окно, чувствуя уже привычную боль внутри себя.
- Ты оборотень. Но даже если бы не была им, это не важно. Ты моя. Мой волк желает тебя, а остальное не имеет значение.
- Даже мое мнение? - Резко, с негодованием спросила она.
- Ты слишком долго была среди людей. В нашем мире мнение самки не имеет значение.
- Я не оборотень. По крайне мере уже. Мой волк мертв. И я не буду подчиняться твоим требованием. Никогда. - Сердито сказала Эмилия, повернувшись к нему.
- Ну, что ж, это мы еще посмотрим. - Произнес Ян, и быстро приблизился к ней. - Ты будешь моей! Привыкай к этой мысли.
Сказав это, он резко притянул ее к себе и накрыл ее губы своими. Его язык раскрыл ее уста и ворвался в ее рот. Он чувствовал, как она сопротивляется, бьет его руками, царапает, проникает ногтями в кожу, но он не остановил своего напора. Его волк ликовал, наконец, вкусив сладость своей пары, он желал, взять ее немедленно. Отметить, что бы все знали, кому она принадлежит. Но он не мог сейчас этого сделать. Она должна привыкнуть к тому, что будет принадлежать ему, что он всегда будет в ее жизни. Оторвавшись от нее, он смотрел на ее покрасневшие губы и слышал ее тяжелое дыхание.
- Ты моя! Запомни это. - Произнес он, и резко развернувшись, покинул комнату.
Выйдя из ее дома, он чувствовал бурю эмоций. Волк выл от желания вернуться назад. Вина, за то, как он вел себя с ней давила внутри. Его мать всегда учила его уважительно относиться к женщинам, но с Эмилией он не мог поступить по-другому. Если он проявит мягкость, то она убежит от него, снова закроется в своем мире. За этот месяц он видел как она отгораживается от всего, как не доверяет никому и это пугало, больше чем ее спящий волк. А в том, что он спит, а не умер, как говорила Эмилия, Ян был полностью уверен. Целуя ее, он почувствовал это. Всего лишь мгновение, но он почувствовал отклик ее зверя. И он знал, что сделает все возможное, что бы он проснулся, что бы Эмилия наконец проснулась и жила. Пусть для этого ему придется быть жестоким, а может и бессердечным.
Он сам виноват в том, что должен стать таким. Он показал ей, что готов от нее отказаться, отворачиваясь и прячась, целый месяц. Но теперь, все изменилось. Он возьмет пример с Альфы, который намного умнее и сильней его. Не по силе, а по духу. Его брат принял свою пару, не задумываясь ни о чем, и Ян гордился и восхищался им. Дрэйк был истинным Альфой. А он бетой, и как бета, он возьмет свою пару, не взирая на ее желания. На этот раз Эмилия не покинет очередную стаю, теперь она станет частью ее.



Глава 2

Эмилия была шокирована. А еще она боялась. Боялась не его, а себя. Она давно перестала себе лгать, и не собиралась делать этого сейчас, признавая, что слова беты затронули ее. Потому что он ей нравился. Очень нравился. Он был первым, кто показывал, что ему все равно на ее недостатки. Если это можно было назвать недостатком, скорее уродством. Не в том смысле, который вкладывают в него люди, а в том, что важно для оборотней. Зверь. Вот в чем их сила. Это их суть. И никто из них не понимал, как тяжело жить лишь с половиной себя. Не просто жить с презрением, без дома, без семьи, а именно жить без частицы себя, постоянно ощущать пустоту, там, где должна быть жизнь.
Эти два дня, что прошли с того разговора, Эмилия старалась не попадаться на глаза Яну и всячески его игнорировала. Она понимала, что это ей удавалось только благодаря отсутствию Альфы, и тому, что Ян, как бета, его заменял. Да и у нее было много работы. Ведь теперь, когда Альфа соединился, она не сможет уехать через полтора месяца, после родов Мери. Тем более, что по слухам Альфа соединился с человеческой женщиной. И как сообщил ей Ян, когда они впервые после того вечера столкнулись, женщина была беременной, при чем выводком, что давало пищу для размышлений.
Эмилия до сих пор помнила, как дрожала, когда Ян подошел к ней. И только то, что он был не один, и был занят подготовкой к приезду Альфы, спасло ее от нежелательного разговора. Но взгляд, которым он бросал на ее, обжигал изнутри, говорил, что их вопрос не решен, и что они еще вернуться к этому.
В тот день, когда вернулся Альфа со своей парой, Эмилия наблюдала за ними издали. Женщина явно не была рада своему приезду, и сопротивлялась Альфе, что поистине поражало Эмилию. Люди даже не зная о том, что оборотни существую, сторонились их. Это была как опасное притяжение. Они восхищались, но смотрели с опаской. Как будто чувствовали, что рядом опасный зверь. Но эта девушка, хоть и боялась Альфу, но это было едва заметно. При этом она так открыто выступала, что казалось, что страха в ней нет. И если бы Эмилия по себе не знала, как это прятать страх, она бы и не догадалась, что девушка боится.
Вечером девушку представили стаи как Луну. Так как Эмилия не принадлежала к стае, то и не присутствовала там. Она бы солгала, сказав, что это ее не трогает. Ей казалось, что она как-то отстранена от мира, и это чувство можно было назвать одиночеством.
Тяжело вздохнув, Эмилия снова вернулась к своим пробиркам, когда услышала, как открылась входная дверь. Зная, что так бесцеремонно может войти только Альфа, которого она ждала с Луной. Эмилия встала со стула, и направилась в коридор. Уже подходя, она услышала слова девушки.
- Дрэйк, так нельзя! - Возмутилась Соня.
- Ничего Луна, я уже привыкла. - Проговорила Эмилия, выходя из своего кабинета. Она остановилась в дверном проеме и улыбнулась Луне. Эмилия отметила, что она очень красива, а ее рыжее волосы непослушной копной спадают на плечи. Такая молодая для того, с чем ей придется столкнуться.
- Соня, познакомься это Эмилия Райдер, наш драгоценный врач. - Произнес Альфа, заставив Эмилию почувствовать прилив гордости. Драгоценным врачом ее еще ни кто не называл. Все Альфы до этого считали само собой разумеющееся то, что она работает на них.
- Луна, - Склонив голову, произнесла Эмилия, а потом, улыбнувшись, протянула руку, чувствуя, что девушке это необходимо. - Эмилия.
- Соня, - сказала девушка в ответ, под шумное фырканье Альфы. В ее глазах читалось удивление, и Эмилия не особо понимала его причины, но слова Альфы все ей подсказали.
- Эмилия воспитывалась среди людей, поэтому в ней много человеческих качеств.
- Ты человек? - Спросила Соня, и как могла видеть Эмилия, в глазах девушки появилась надежда.
- Нет, я оборотень. Но это длинная история. Прошу, Луна, проходите. - Проговорила она, отходя от двери.
Когда они вошли в ее медицинский кабинет, Эмилия подошла к шкафу за своими инструментами, понимая, что первое, что нужно сделать это взять кровь девушки и посмотреть, как изменилась структура ее ДНК, после укуса Альфы. Да и сделать тест на беременность, как требовал Альфа, говоря, что его пара не верит в это. Альфа посадил девушку на стул, возле ее стола и Эмилия подошла и села напротив нее.
- Сейчас я возьму у тебя кровь на анализ, но я уверенна, что если Альфа говорит, что ты беременна, то это так. Вытяни руку, пожалуйста. - Сказала Эмилия. - Мне так же нужно будет провести осмотр, и сделать еще парочку разных анализов. Но могу сказать, что когда я стала подробно изучать эту отрасль медицины у оборотней, то встретилась с одной парой, где волк соединился с человеческой женщиной. Такое происходит очень редко, но все же ты не первая Соня. - Как можно спокойней говорила она, стараясь не испугать девушку.
Пока Соня слушала Эмилию, то не заметила, что та уже взяла кровь. Когда же она поняла, то удивленно посмотрела на нее. Эмилия в ответ просто улыбнулась.
- Альфа, вы не оставите нас, я хочу осмотреть Луну. - Обратилась она к Альфе.
Тот, недовольно посмотрел на них, но, все же, направился к двери. Когда он вышел, Эмилия вздохнула, наконец, почувствовав себя свободней.
- Он такой сильный Альфа, что даже меня заставляет немного сжиматься в его присутствии. Что же тогда говорить об остальных. - Устало проговорила Эмилия.
- Что значит даже тебя? - Поинтересовалась Соня.
- У меня нет волка, или точнее он, наверное, все же есть, ведь я оборотень, но я не могу превращаться. - С оттенком грусти ответила Эмилия. - Я понимаю для тебя все это тяжело, оборотни, альфа, бета, луна. Но я вижу, что ты справилась и приняла это.
- Возможно, я приняла то, что оборотни существуют. Но мне не нравиться это, я не хочу находиться здесь, не хочу быть его парой. Он насильно заставил меня. Ты же понимаешь меня, я вижу. Ты можешь мне помочь выбраться отсюда? - С мольбой проговорила Соня.
- Нет. - Твердо ответила Эмилия, понимая, что девушка надеялась на помощь, а она только что отняла эту надежду. - Прости. Ты соединилась с Альфой, можешь считать, что вы поженились и это навсегда. А сейчас садись в кресло я осмотрю тебя.
- Зачем? Я не беременна. - Твердо проговорила Соня.
- Если бы ты была оборотнем, я бы даже не стала делать анализ на беременность. Ведь если твоя пара сказал, что знает, что ты носишь его потомство, то он не ошибается. Этот тест я сделаю специально для тебя, что бы ты убедилась. Альфа попросил меня об этом. А теперь садись. - Ответила ей Эмилия, четко объясняя ситуацию.
Соня разделась и забралась на кресло. Сомнение четко читалось на лице девушки. Эмилия видела, как она скривилась и дернулась, когда ее холодная рука в перчатке коснулась ее.
- Ну, пока по внешним признакам все нормально. - Проговорила Эмилия.- Как я уже говорила, я сталкивалась с такой ситуацией, когда волк соединялся с человеческой женщиной. У оборотней беременность протекает 3 месяца, но очень часто заканчивается выкидышем или рождением мертвых щенков, у Ниры, так звали ту женщину, беременность протекала шесть месяцев, так что думаю, что у тебя будет также. Можешь одеваться.
Эмилия встала, стянула перчатки, выкинула их в мусорное ведро, села за стол и стала записывать данные в тетрадь, которую завела специально на Луну.
- Я не могу тебе точно сказать, как будет протекать беременность, но я буду постоянно за тобой наблюдать. После родов Мери я должна была покинуть стаю и отправиться в другую, где меня ждут. Но теперь я останусь до твоих родов. Я не могу отказать Альфе. - Проговорила Эмилия. - Мы сделаем парочку тестов, а через неделю сделаем УЗИ. Конечно, всегда УЗИ делают на 9 неделе, не так рано. Но твоя беременность будет развиваться намного быстрее, поэтому думаю, через неделю уже можно будет услышать сердцебиение.
Когда она закончила говорить открылась дверь, и вошел Дрэйк.
- Эмилия, все хорошо? - Спросил он, подойдя к стулу Сони и встав за ее спиной, он положил руки ей на плечи.
- Точно, еще не могу сказать Альфа, но по первому осмотру могу сказать, что все в порядке. Соня, тебя уже стало, что-то беспокоить? - Обратилась Эмилия к Сони.
- Нет. Хотя, наверное, только то, что меня постоянно кормят мясом, и я могу его есть.
- А раньше не могла? - Спросила Эмилия, внутренне улыбаясь, смотря с каким выражением Соня это сказала.
- Нет, меня всегда тошнило от него. - Ответила ей Луна.
- Ну, это нормально. Твое тело перестраивается и принимает то, что полезно детям. В мясе много белка и для оборотней это основное блюдо. Ну, а самки, когда беременеют, могу есть практически только его, остальное желудок просто не воспринимает. Я думаю на сегодня все, сейчас я пойду, сделаю анализ и вечером занесу вам. Если тебя будет что-то беспокоить, обязательно, обращайся ко мне. - Произнесла она, давая понять Луне, что у нее есть к кому обратиться.
- Спасибо, Эмилия. - Сказал Альфа и поднял Соню со стула.
Когда они вышли, Эмилия вздохнула, и принялась за работу. Она любила загадки, а сейчас состояние Луны было загадкой, ведь такого практически не случалось, а значит, она столкнулась с неизведанным.
Эмилия поработала часик над основным анализом, подтверждающим беременность Луны, и закончив отнесла его Альфе. В его кабинете она, как назло, столкнулась с Бетой, хотя понимала, что это было неизбежно. Чувствуя неуверенность и смятение, она поспешила вырваться от туда. Подальше от взгляда, проникающего сквозь кожу. Вернувшись в свою уютную и такую родную лабораторию, она снова села за работу, стараясь отвлечься от мыслей о Бете.
Сколько прошло времени, она не знала, но отвлекло ее от работы открывающаяся второй раз за день входная дверь. Она не встала со стула, лишь повернулась, и увидела в дверном проходе бету.
Сердце остановилось и сбилось дыхание. Они смотрели друг другу в глаза, и казалось, что надвигается ураган. Она видела свое отражение в его глазах. В глазах в которых блеснул желтый свет. В глазах волка. В них можно было видеть лес, который манил своей свободой. Его прохладное дикое дыхание. Зеленый мох, и листва. Страсть. Чистая, животная, страсть зверя.
Эмилия разорвала контакт, боясь той силы, что таил в себе его взгляд. Она повторяла себе как мантру, что даже думать о нем не стоит. А он просто стоял и смотрел на нее. Она отвернулась и снова посмотрела на стол, чувствуя, что он приближается. Шаг. Вздох. Снова шаг. Стук сердца. Тишина. И снова шаг.
Глава 3

Она тяжело дышала. Не в силах больше сидеть за столом, она встала и повернулась к нему. Казалось, что воздух просто наэлектризовался. Его глаза поглощали ее, и в другой бы ситуации Эмилия просто выгнала бы нахала, но сейчас не могла пошевелиться. Еще ни один оборотень и ни один мужчина не действовал на нее так. Она пыталась отвести взгляд, но глаза возвращались к нему. Он был ее запретным плодом. Сладким и недоступным. Он уменьшил расстояние между ними, и ей лишь стояло протянуть руку, чтобы коснуться его. Эмилия лишь диким усилием воли смогла не сделать этого, и, прочистив горло, наконец, нарушила тишину.
- Бета, что привело тебя ко мне? Желаешь узнать о состоянии Луны или же своей матери? - Хриплым голосом произнесла она.
- Ты избегаешь меня. - Просто сказал он, игнорируя ее вопрос.
- У меня нет причин избегать тебя.
- Не лги мне. - Твердо произнес он. - Тебе это не поможет. Мы сцепимся, и ни что не остановит меня.
Его наглое утверждение резало по ее сердцу. Она много властных мужчин встречала в своей жизни. Альфы в чистом проявлении. Но ни один из них не возмущал и не затрагивал ее так, как этот бета. Она постоянно отбрасывала от себя мысли о паре, постоянно напоминала себе, что не создана ни для кого.
- Даже то, что я против? - С вызовом спросила она, вздернул подбородок, как делала уже тысячу раз.
- Даже это!
- Ты чересчур самонадеян, Бета. - Зло произнесла Эмилия, чувствуя, как начинает закипать от его самоуверенности.
- Нет, просто я знаю, что мой волк нашел свою пару, и теперь я не отступлю. - Твердо сказал он.
Эмилия даже увидела, как блеснули желтым его глаза при этих словах. Казалось, что это говорил не мужчина, а волк. Бета, как будто специально, подпустил своего зверя так близко к поверхности, чтобы у нее не осталось ни капли сомнения.
- А если я не чувствую ничего этого? - С вызовом спросила она.
- Ты врешь. Себе. Мне. - Смотря ей прямо в глаза, сказал он.
- Уходи. - Тихо, но твердо сказала она.
Но вместо этого Ян сделал шаг вперед.
- Уходи! - Уже громче, с ноткой паники, произнесла она.
И снова бета приблизился. Эмилия чувствовала, как сильно впирается край стола ей в поясницу, как болят пальцы, которыми она сжала его. Ее сердце, казалось, замерло в груди. Паника отчетливо виднелась в ее больших зеленых глазах.
- Уходи! - На этот раз закричала она, понимая, что он пропускал ее слова мимо ушей.
Ян же остановился напротив нее, так близко, что, казалось, Эмилия чувствовала его дыхание. Он медленно поднял руку, смотря в ее испуганные глаза. Она вздрогнула, когда он коснулся ее щеки, а на губах Яна заиграла легкая улыбка.
- Такие красивые, такие зеленные, как лес. - Произнес он, смотря в ее испуганные глаза. - Ну, почему ты такая упрямая, моя волчица. - Тихо прошептал он, перед тем как накрыть ее губы своими.
Эмилия стояла неподвижно, боясь пошевелиться. Его мягкие губы сначала легко касались ее уст, вызывая приливы нежности, заставляя ее сдаться. И когда она слегка приоткрыла губы, желая сделать вздох, его натиск стал сильней. Его язык ворвался в ее рот, исследуя ее, поглощая. Эмилия положила руки ему на грудь, с мыслями оттолкнуть, но они развеялись, как только она ощутила твердые мышцы под своими ладонями. Она провела нерешительно по ним пальчиками, а потом подняла руки вверх, к его шее, обнимая и притягивая к себе. Не думая больше ни о чем, она отдалась тем ощущениям, что вызывали его губы.
Она еще никогда не испытывала такого от одного поцелуя. Учась в университете, она встречалась с человеческим парнем, но его поцелуи не приносили и доли того наслаждения, того безумия, что она ощущала сейчас. Внизу живота разлилось тепло, и в первый раз в жизни она хотела отдаться этому теплу, позволить Яну погасить его. Она старалась убедить себя отстраниться, тем временем сжимала его шею сильнее. Ее сводило с ума ощущение его волос на макушке.
И неожиданно ей показалось, что она услышала вой. Эмилия испугавшись, резко оттолкнула Яна, и посмотрела вокруг, но в комнате не было никого кроме них. Вокруг стояла полная тишина, но Эмилия готова была поспорить, что отчетливо слышала вой самки. Она посмотрела на него в смятении, пытаясь отдышаться. Ян с жадностью смотрел на нее. Полу улыбка украшала его лицо, которая придавала ему еще больше притягательности.
- Почему ты просто не можешь оставить меня в покое? - Наконец восстановив дыхание, спросила Эмилия.
В ее голосе Ян слышал нотки горечи, которые безумно хотел стереть. Ее страдание приносили ему еще больше боли, подталкивали к безумию. Он желал найти тех, из кого она страдает, и разорвать их на мелкие кусочки. Он хотел исцелить свою пару, показать ей, что ее волчица жива, лишь заперта в клетке боли и ужаса внутри нее. Он был уверен в этом. И этот поцелуй был еще одним доказательством. Ян чувствовал ее, ощущал ее радость, ее стремление к нему, ее внутренний вой удовлетворения. Такой красивый и чистый, который она оборвал, не дав ему полностью прозвучать.
- Ты знаешь ответ на этот вопрос. - Произнес он, все так же пожирая ее взглядом. - Я понимаю, что Дрэйку тяжело объяснить Соне всю суть истинной пары, но ты ведь должна знать, что это. И не важно, что ты не можешь превратиться и что жила долго среди людей. Ты осталась оборотнем. Этого никто никогда не сможет изменить.
- Да, я знаю, что такое истинная пара. Но я не верю в нее для себя. - Выкрикнула Эмилия.
- Почему? Ты считаешь, что я недостоин тебя? - Встревожено спросил Ян.
Эта мысль, которая так неожиданно закралась в его голову, была самой страшной. Как волк, он готов был доказать своей паре всю свою силы, чтобы она не сомневалась в том, что он сможет защитить ее и станет верной парой своей самке.
- Боже, да нет. Наоборот, ты слишком идеален для такой, как я. - С горечью сказала она.
- Для какой? Для такой смелой, что смогла спастись и прожить сама среди людей?! Для той, что помогла многих парам, родить свое потомство?! Для той, которая жертвует всем ради других?! - С гордостью сказал он.
- Прекрати судить обо мне! Ты ничего не знаешь! - Вдруг взорвалась Эмилия, еще больше огорченная его словами.
- Так расскажи мне. Я хочу узнать. Ты теперь самое главное в моей жизни. - Серьезно произнес Ян. - Впусти меня в свою жизнь.
- Зачем? - С вызовом спросила она, решив, что лучшая защита это нападение и найдя в этом последний выход, чтобы оттолкнуть его. - Я не смогу остаться здесь, разве ты не понимаешь?! Меня ждут в других стаях!
Ян минуту молча смотрел на нее, и когда уже хотел ответить, Эмилия, зацепившись за это молчание, как за соломинку, перебив его, не дала.
- Разве ты сможешь оставить свое место беты, своих родителей, друзей, ради меня? - Наступала она.
- Я уверен, что вместе мы решим этот вопрос. - Твердо произнес Ян, видя, что она нашла выход для побега от их отношений.
- Нет, не решим. Здесь нечего решать. - Запротестовала Эмилия.
- Ты просто боишься! Ты же понимаешь, что я могу взять тебя прямо сейчас и мы сцепимся. Но я даю тебе время до полнолуния, чтобы ты привыкла к этому. - Сказал он, в его голосе уже чувствовались сердитые нотки.
Его волку очень не нравилось, что пара отталкивала его. Внутри него росло безумное желание взять ее прямо сейчас, связать с собой, поставить свою метку, чтобы все знали, чья она пара. Но Ян понимала, что душа его волчицы изранена и к ней нужен особый подход. Он не может действовать грубо и быстро, иначе она никогда не примет его. А Яну нужна была ее любовь.
- Ян, пожалуйста, уходи, - произнесла она и отвернулась от него.
Он подошел и встал совсем близко. Нагнувшись, он поцеловал ее в плечо, почти не касаясь, но все же Эмилия вздрогнула. Это было слишком близко.
- Я приду завтра, моя волчица. Больше не избегай меня. - Тихо сказал он ей на ухо, лаская дыханием кожу.
Эмилия перестала дышать, чувствуя, как дрожь пробегает по ее телу от его дыхания. Он медленно отступил и тихо вышел. Так тихо могли ходить лишь волки. Это умение им было нужно, чтобы поймать добычу. И не смотря на то, что Ян уже ушел, Эмилия все еще чувствовала себя этой добычей.
Она не могла понять, что с ней происходит. Она была уверена, что слышала не громкий вой, но сейчас в комнате стояла тишина. Она лишь слышала свое тяжелое дыхание и ускоренное биение своего сердца. Эмилия сразу поняла, что бета для нее опасен, когда увидела его. Но вот чтоб настолько! Как она могла быть его парой? Неужели это шутка природы, что у такого совершенного самца должна быть пара с изъяном?!
Да, и не могла она согласиться с его требованием спаривания. Она знала, что тогда должна будет войти в стаю. А здесь, пусть и принимали ее достаточно хорошо, все же присущее ей по жизни презрение осталось. Возможно, поэтому она прониклась симпатией к Луне. Человеческая женщина не понимала их мира, и смотрела на нее открыто и доброжелательно. В ее глазах было отчаянье и просьба о помощи, о поддержке, в которой она не могла ей отказать. И хотя Эмилия была уверенна, что Альфа сделает Соню счастливой, ей было жаль ее. Они обе были здесь чужими, и это чувствовалось.
Эмилия тихо открыла заднюю дверь и вышла на улицу. Перед ее взором открылся лес. Такой величественный, темный и загадочной. В ночной тиши он манил ее, и совсем не пугал. Альфа хорошо охранял свою территорию. Она осторожно сошла с деревянных ступенек, и стала голыми ногами на зеленную траву. Эмилия даже закрыла глаза от блаженства. Ей было необычайно приятно ощущать мягкость травы под ногами, как будто хоть немного это связывало ее с природой. Она даже закрыла глаза, наслаждаясь моментом.
Когда она училась в университете и жила в большом городе, ей все время казалось, что она задыхается. Ее душил мегаполис своими высотными домами, своим загрязненным воздухом, миллионами людей, которые вечно куда-то спешат и их машины, что беспрерывно неслись по дорогам и магистралям. Лишь по выходным она выбиралась за город, где могла вдохнуть полной грудью. Именно в те минуты ей казалось, что она жива. И сейчас, как ни странно было об этом думать, такое же ощущение, и даже большее, приносил Ян.
Его слова, о том, что она все равно оборотень звучали в ее голове, когда она направилась к селу. Она готова была признать, что в чем-то он прав. Ее ощущения к природе совсем не поменялись, а остались такими же, как были в детстве. Эту связь не смогло разрушить ничто. Это было в ее крови, и от этого она никогда не сможет избавиться.
Эмилия медленно бродила по лесу, проводя руками по деревьям, что встречались на ее пути. Она и не заметила, как ее ногти еле заметно удлинились и оставляли на них небольшой след. Слезы катились у нее по щекам, размывая лес в нечеткой картинке. Наконец, понимая, что ей все же не стоит заходить далеко, она прижалась спиной к большой лиственнице и стала оседать на землю.
Эмилия глубоко вздыхала, втягивая в себя запахи леса. Чудесные, дикие и такие свежие. Они были такие родные для нее, и такие далекие. Они приносили ей воспоминание о боли от потери, и о чудесном детстве. Как будто все перекликалось в них.
Она просидела вот так неподвижно больше часа, пока, наконец, не затекли ноги. Тогда она медленно поднялась и направилась к дому. Эмилия так и не нашла в себе ответы на все вопросы беты, но осталась полностью уверенной, что она не может ему поступиться. Так же, как она не может снова скрываться. Истерика не улучшит ее жизнь. Ей нужно быть сильной, принять то, что у нее есть и не надеяться на большее.
Подойдя к дому, она иронично усмехнулась, понимая, что бете удалось то, что не удавалось многим оборотням со всем их презрением. Ему удалось вывести ее из равновесия, толкнуть ту стену, что она считала нерушимой. И это пугало Эмилия больше всего.


Глава 4


Поспав чуть больше часа, Эмилия проснулась, когда часы показывали пять утра. Хотя оборотни могли обходиться без сна долгое время, она все же чувствовала небольшую усталость. Истерика и отсутствие хорошего сна давали о себе знать. Приняв обезболивающее, Эмилия быстро оделась, собрала свою медицинскую сумку и вышла из дома. По рангу стаи в первую очередь она должна была пойти к Луне, но Соня, как человеческая женщина, не вставала так рано, и поэтому Эмилия направилась к Мери, уверенная, что та уже не спит.
Она спокойно шла по городку, наблюдая, как он оживает. Это был целый маленький мир, спрятанный от людей. Кто-то сейчас пойдет на работу в офис, у кого-то обязанности были здесь. Все было сбалансировано и у каждого было свое место. И Эмилия, как всегда, ощутила зависть к этим оборотням, ведь у нее этого места не было.
Эмилия уже подошла к домику Мери, и, когда хотела взяться за ручку, дверь резко открылась, и на порог выскочил Бета, почти налетев на нее. Он вовремя остановился, но все же Эмилия от неожиданности сделала шаг назад.
Боже, она понимала, что не могла избежать встреч с ним, но то, что после вчерашнего она увидела его так скоро, совсем не радовало. Неизбежная реакция на его близость снова захватила ее тело, и она судорожно сжала ручку своего саквояжа.
- Все, ты мне больше не сын! - Прогремел громко сердитый голос Мери из-за двери.
Эмилию шокировали слова этой милой женщины. Она увидела, как скривился при этом Ян.
- Не беспокойся, только за эту ночь она отреклась от меня трижды, нет уже четырежды, и три раза после сказала, что я - ее любимый сын. - С легкой улыбкой произнес Ян, прочитав её мысли Эмилии.
- И чтобы ты больше не переступал порог этого дома! - Снова закричала Мери, уже ближе.
- И это я уже слышал. - Подмигнул Ян.
- Прости, Бета, я пойду к твоей матери. - Вздохнув, произнесла Эмилия, не в силах больше находится рядом с ним.
Она попыталась его обойти, но он тут же легко остановил ее, взяв за локоть.
- Подожди, Эмми. - Ласково произнес он.
От его прикосновения она задрожала.
- Пусти, Бета. - Тихо проговорила она, смотря вперед, изо всех сил стараясь не смотреть на него.
- Ян, пожалуйста, зови меня Яном. - Нежно попросил он, все так же не отпуская.
- Бета, хватит, пожалуйста. - Твердо сказала Эмилия. - Прекрати преследовать меня. Оставь в покое.
- Я не могу. И ты знаешь, что я не преследую. Сейчас мы встретились случайно. Ты могла этого ожидать, все-таки это дом моей матери.
-Знаю. Также знаю, что я не твоя пара. Это лишь твой самообман. - Твердо произнесла она.
- Ты ошибаешься. Я уверен в своих чувствах.
- Если бы ты был уверен, то не ждал бы целый месяц. Если бы я была твоей парой, ты бы сразу же заявил свои права.
- Я не...
- Ты весь в своего отца. - Снова послышался из дома голос Мери, который перебил его. - Он тоже не желал остепениться. Сколько мучений мне стоило, заставить понять его, что я его пара. Сколько пробежек под Луной.
- Мам, давай без интимных подробностей! - Закричал Ян в ответ. - Ты же знаешь, я этого не переживу.
- Если бы ты меня больше слушал...- Сказала Мери, подойдя к двери, и замолчала, увидев перед собой интересную картину.
Эмилия, покраснев, тут же стряхнула с себя руку Яна, на что тот лишь улыбнулся. Мери тут же повторила улыбку сына, и Эмилия, наконец, поняла, у кого он унаследовал эту плутовскую ухмылочку.
- Сыночек, родной, что же ты еще тут. - Сладко проговорила она. - Иди, исполняй свои обязанности, ты же Бета.
- Я Бета? Да неужели? - Ехидно спросил он ее.
- Иди сыночек, удачного тебе дня. - Она подошла и поцеловала его на прощание, почти выпихивая с крыльца, на что Ян лишь удивленно приподнял бровь.
Он хорошо знал свою мать. Только что ругала его за то, что он еще без пары, и вот теперь она самая добрая и родная. Нет, точно что-то задумала, ведь ничего не укрылось от ее взгляда, в этом Ян был уверен. Единственное, на что он надеялся, что его родная мать выставит его в лучшем свете.
- И тебе, мама. Скажи отцу, чтобы зашел ко мне, когда вернется. - Сказал Ян.
- Да он, скорее всего, у тебя отсыпается, знаю я его. - Негодующе произнесла она.
- Ну, что ты, мам, он, конечно же, выполняет твою просьбу, вот увидишь. - Примирительно сказал Ян, стараясь выгородить отца, но уже и сам подумал, что мать права.
- Ох, ты же его защитник. Передай ему, пусть хоть в магазин съездит, потому что я все равно хочу утку.
- Передам, передам. - Засмеялся Ян. Его взгляд метнулся к Эмилии, которая внимательно, с улыбкой. наблюдала за ними. Он задержался на ней на минуту, пока она не отвела глаза, а потом Ян повернулся и ушел.
Эмилия не заметила, что облегченно вздохнула, но от Мери это не укрылось. Как и их обмен взглядами.
- Я и не ожидала сегодня тебя так рано, дорогая. - Произнесла Мери, когда они вошли в дом.
Уже по привычке Эмилия пошла в гостиную и села в кресло. Мери опустилась напротив на диван, поглаживая свой уже выступающий живот.
- Я решила, что Соня еще спит, и Альфа не захочет ее будит, поэтому, думаю, не будет против, что я нарушила протокол и пришла сначала к тебе. Как сегодня твое самочувствие? - Спросила Эмилия, отмечаю у женщины сонные покрасневшие глаза.
- Ох, да, спать они мне сегодня не дали. Им так захотелось мяса. Но именно утки. - Стала рассказывать Мери.
Ее мягкий добрый голос заставил Эмилию улыбнуться. Ей понравилась эта женщина, как только они встретились. От нее исходили доброта и тепло. И Эмилия безумно хотела помочь ей. Беременность Мери происходила не ровно. Дети были беспокойными, и часто женщина чувствовала себя плохо. Пару раз были критические моменты, но, слава Богу, все обходилось. Поэтому, несмотря на недосыпание, Мери сегодня, в отличии от других дней, выглядела очень хорошо. Даже погоняла своих мужчин.
- Вот я и послала Говарда поохотиться. И ты представляешь, дорогая, ко мне тут же заявился сын. Оказывается, меня теперь нельзя оставлять одну. Я теперь немощная. - Рассказывала она.
- Ну, что ты, Мери. Они просто волнуются. Вот и все. - Успокаивающе произнесла Эмилия.
- И как ты думаешь, дождалась ли я своей утки? Нет! Я просто уверенна, что мой муженек досыпает в доме сына. - С негодованием, громко произнесла Мери.
- Я уверена, что Говард не забыл о твоей просьбе. Давай, я осмотрю тебя, пока он не пришел.
- Ох, это очень хорошая идея. Вот, даже к лучшему, что он так и не нашел мне утку, а то бы я сейчас точно его прибила. Тебя ведь тоже он нервирует, да, милая?
- Я привыкла к этому. Все самцы очень нервничают, когда прикасаются к их беременной самке, это просто природа. Пусть Говард и знает, что я не причиню зла его потомству, лишь помогу, но зверь все равно нервничает.
- Лучше бы он свои нервы направил в другое русло. - Проговорила Мери.
Эмилия улыбнулась и принялась за их каждодневный осмотр. Он проверила пульс, послушала сердце и живот Мери. Убедившись в хорошем сердцебиении детей, Эмилия достала из саквояжа инструменты для взятия крови.
- Ты прости, дорогая, за то, что ты стала свидетельницей, как я воспитываю своего ребенка. - С милой улыбкой произнесла Мери, вызвав ответную улыбку Эмилии. - Я очень хочу, чтобы он нашел свою пару также, как Дрэйк.
- Ты мать, и это естественно. - Сказала Эмилия.
Ей не очень нравилось то, что Мери говорила о Яне, но она не могла расстроить эту милую женщину, хоть и чувствовала себя неудобно. На самом деле некоторой своей частью она даже впитывала ее слова, и это пугало Эмилию еще сильнее.
- Я всегда знала, что моим мальчикам будет с этим тяжело. Очень боялась за Дрэйка, с таким примером, какой был у него, я думала, что он никогда не найдет пару и не сцепится. Но природа вознаградила его.
- Да, Соня замечательная. - Согласно кивнула Эмилия.
- Милая, но боевая девушка. То, что нужно этому заносчивому Альфе. - Засмеялась Мери. - А вот мой мальчик, пусть и имел хороший пример, я думаю, нас с Говардом можно таким считать, боится спаривания не меньше, чем Дрэйк.
-Почему? - Удивленна спросила Эмилия. Ей мало верилось в то, что такой сильный оборотень может чего-то бояться.
- Я думаю, что слишком часто он видел, как переживает его отец, и как я страдаю, теряя детей. - Печально ответила Мери. - Но он просто еще не знает, что такое истинная пара. Я надеюсь, когда он ее найдет, то сможет различить свои чувства и не упустит свою судьбу.
Эмилия лишь промолчала на эти слова. Она надеялась, что Мери не намекала на нее, потому что она явно не годилась быть парой Бете. Уведя разговор дальше, в сторону еще не рожденных детей, Эмилия быстро закончила осмотр, и, сославшись на то, что ей нужно идти к Луне, быстро покинула женщину. На выходе она встретила замученного Говарда, который нес пакеты с местного магазинчика. Бета, наверное, дословно передал слова матери отцу. Заверив его в хорошем состоянии его пары, Эмилия направилась к дому Альфы.
Зайдя в дом, Эмилия сразу услышала голос Луны в столовой. Несмотря ни на что, ее слух остался таким же острым, как и у остальных оборотней.
- Приятного аппетита, Луна. - Произнесла она, входя в столовую.
- Здравствуй, Эмилия. Я как раз после завтрака собиралась идти к тебе на осмотр. - Луна приветливо улыбнулась ей, не зная, как много значит ее улыбка.
- Я знаю, Альфа предупреждал. Но я была у Мери и решила сама зайти к вам, Луна. - С присущей ноткой уважения, произнесла Эмилия.
- Присаживайся. - Сказала Соня. - Роберт, сделай кофе для Эмилии.
Эмилия понимающе посмотрела на Роберта. Соня не заметила, как приказала ему. Но она имела право это делать, будучи Луной, даже должна была, чтобы подчеркивать свой статус. Вот только Соня, как человек не знала об этом. Приказ исходил от нее на чисто интуитивном уровне.
- Я вижу у тебя хороший аппетит. - Сказала Эмилия, переходя на 'ты', как только отошел Роберт. Она чувствовала, что Соня не посчитает это наглостью с ее стороны. - Это очень хорошо, что твой организм принимает любую пищу. У оборотней нет токсикоза, как у человеческих женщин. Они или могут принимать пищу, или нет. Чаще нет, и это ведет к плачевным последствиям. - Печально добавила она.
- То есть они вообще ничего не едят? Даже мясо?
- Да, практически ничего.
- Луна очень хорошо питается. Должен заметить, ее аппетит растет днем за днем. - Проговорил вошедший Роберт, ставя чашку с кофе перед Эмилией.
Эмилия посмотрела на Роберта. Она давно поняла, что этот пожилой оборотень относится к ней как к равной, ей даже было казалось, что как к старшей по рангу. И он тоже относился к тому, что удивляло ее в этой стае. Она проглотила вдруг появившийся комок, понимая что ей нельзя придаваться таким мыслям, иначе так она скоро задумается о том, чтобы остаться здесь.
- О Боже! Я же так уже через пару дней не смогу пройти ни в одну дверь. - Воскликнула Соня, отвлекая Эмилию от внутреннего конфликта.
- Луна, вы же едите за троих! - Засмеявшись, ответила она. - Да, и как вы знаете, все беременные женщины полнеют, или же ты думала, что нося двоих детей, останешься такой же худенькой?!
- Конечно, нет. Просто все так быстро происходит. - Улыбаясь, проговорила Соня.
- Ты привыкнешь. Мир оборотней суров, но у тебя есть Альфа, и он не позволит, чтобы с тобой что-то случилось. - Серьезно проговорила Эмилия, чувствуя неожиданную горечь. - Ну, что, Луна, раз ты позавтракала, может, пойдем в спальню, и я тебя осмотрю.
- Да, конечно.
Они поднялись наверх. Эмилия подошла к столику, поставила на него свой саквояж, и вошла в ванную. Вымыв руки, она подошла к лежащей на постели Соне.
- Расскажи мне, как ты себя чувствуешь. Замечала за собой что-то не привычное? - Серьезно спросила Эмилия, уже полностью вникая в свою докторскую сущность.
- Кроме того, что много ем? Нет, по-моему, ничего. - Проговорила Соня, поднеся руку к носу, и слегка потерла его.
- Тебе что-то не нравиться? - Спросила она, внимательно наблюдая за Соней, отмечая ее поведение.
- Что? Почему ты спрашиваешь? - Удивлено посмотрела на нее Соня.
- Ты потерла нос, как будто тебе не нравиться запах. - Добавила она, уже предполагая ответ Луны.
- Нет, дело не в том что-то не нравиться. - Щеки Луны запылали, и Эмилия улыбнулась ее реакции.
- Соня, я врач и мне ты можешь сказать все. - Серьезно проговорила она. Эту речь она произносила не впервые. - Кроме того я думала, что мы могли бы стать подругами. А с кем еще можно поделиться, как не с подругой? - Добавила Эмилия.
Она рисковала, предлагая Луне дружбу, и с замиранием сердца ждала ответа. У нее никогда не было настоящей подруги. Нет, конечно, в университете она дружила, но они были далеки от нее. Они не знали о её мире.
- Я бы очень хотела, чтобы мы подружились. Мне, правда, очень нужна подруга. - Улыбаясь, проговорила Соня, и Эмилия тут же ощутила невероятный прилив счастья, зная, что Луна искренна в своих словах. - Это запах.
- Запах?
- Да, аромат Дрэйка. - Все еще краснея, проговорила Соня. - Такое чувство, что он меня преследует, а в спальне он самый сильный.
- Дом, и правда, пропитан ароматом Альфы, да и ты тоже. Это показывает другим оборотням, что ты принадлежишь ему. Но ты, будучи человеком, не должна его ощущать. - Объяснила она то, что всем оборотням было ясно с рождения. Но Соня была человеком и узнавала их мир постепенно. Поэтому Эмилия была снисходительна, готовая отвечать на любые ее вопросы.
- Что это означает? Я стаю оборотнем? - Перепугано спросила Соня.
- Нет, успокойся. - Сжав ее руку, ответила Эмилия. - Это означает, что ты носишь детей оборотня, и они влияют на тебя. Ты стала сильнее ощущать ароматы, чувствуя те, которые закрыты от человеческого восприятия. В столовой ты говорила с Робертом в приказном тоне, как настоящая Луна.
- О, Боже. Нужно перед ним извиниться.
- Нет, не нужно. Ты Луна. Ты и должна так общаться с низшими по рангу в стае. Ты носишь альф, и я не сомневаюсь, что это они так влияют на тебя. Думаю, что вскоре это будет проявляться сильнее. - С улыбкой пояснила она.
- Я что, стану такой же заносчивой, как Дрэйк? - Фыркнув, спросила Соня.
- Он Альфа. Это в его природе. - Рассмеявшись, проговорила Эмилия. Она не сказала, что встречала еще заносчивей и высокомерней Альф. На самом деле Дрэйк вызывал у Эмили большое уважение. Он был достоин своего статуса так же, как и его Бета. Вспомнив о Яне, она тут же отдернула себя, не понимая, почему не может выкинуть его из своих мыслей.
- Ужас. Этого я точно не переживу. - Ответила Соня и сама засмеялась.
- Ну, на сегодня все. - Закончив осмотр, проговорила Эмилия, направляясь к двери. - Через пару дней проведем еще один.
- Это обязательно делать так часто? - Спросила Соня, вставая с постели.
- Да, Соня. Ты первая человеческая женщина, носящая оборотней на моей практике, и очень важно пристально следить за твоим здоровьем. - Серьезно ответила ей Эмилия, стараясь все же показать уверенность в своих словах.
- Но ты же говорила, что уже встречала похожий случай.
- Да встречал, но не вела. Но, не переживай, пока все идет хорошо, даже лучше, чем у беременных самок. - Соня скривилась на ее слова, чем вызвала у Эмилии смех.
- Ну, как ни как часть нас - животное, поэтому для нас это обыденные слова. Ты привыкнешь. - Они вышли из комнаты и спустились в холл. - Обращайся ко мне, даже если я тебе буду нужна не как врач.
Они попрощались, и Эмилия снова направилась к своему коттеджу. Но она призналась себе, что идет туда, как домой. В этой стае было столько хороших оборотней, сколько она не встречала за всю свою практику. И сейчас у нее, возможно, появилась настоящая подруга. Казалось, еще чуть-чуть и слезы появляться у нее на глазах, но все же вместо них она улыбнулась солнышку, которое сегодня светило ярче, чем обычно.


Глава 5


Кровь. Везде была кровь. Ее запах вызывал рвоту. Сердце бешено стучало в груди, а страх за семью, подгонял вперед. Сегодня она нарушила обещание и возвращалась домой намного позже. И теперь безумно боялась, чтобы было не слишком поздно. Она поняла, что что-то было не так, как только вошла в лес. Ее не встретил караул, как обычно, а нос уловил приторный запах, который она распознала, лишь подойдя ближе к их городку. Она тихо подобралась к дому сзади, обходя поселение кругом. Вокруг было темно. Мертвая тишина убивала. Но она не хотела в это верить. Ей казалось, что вот - вот она дойдет до дома, а дверь откроет сердитая мама и будет ругать ее за опоздание. Отец слабо улыбнется в тихой поддержке, но все же назначит наказание.
Но этот въедливый запах смерти сжимал сердце в ледяные тиски. Ее дом был уже совсем близко. Она ступала тихо, как отец всегда учил. И вот, наконец, увидела родные стены. Прижавшись к ним, она медленно придвинулась к входной двери, и, как только выглянула из-за угла, застыла. Ее мать лежала на ступеньках. Растерзанная и покрытая кровью. Мертвая. Она хотела закричать, но из горла вырвался лишь хриплый звук. Слезы потекли по щекам, и дрожь прошла по всему телу.
Она кинулась к ней, опускаясь на колени и хватая ее за голову. Но в ее глазах уже не было жизни. Лишь пустота. И не известно, сколько бы она просидела там, если бы не услышала за своей спиной рык. Она резко повернулась, и увидела, как возле другого дома стоит ликан.
Его пасть была покрыта кровью, а глаза мерцали красным светом, выдавая его бешенство. Он уже выбрал свою очередную жертву. Слабую и беззащитную. Он знал, что ему не нужна помощь стаи здесь, и он кинулся к ней. Не думая не о чем, она резко поднялась и стала бежать. Будучи еще несовершеннолетней, она уже еще не имела силы превратиться, так как использовала ее недавно, а в человеческой форме она была лишь мышкой для него.
Она бросилась наугад в лес, еще больше распаляя жажду зверя. Деревья мелькали перед ее глазами, а тяжелое дыхание, что доносилось из-за спины, подстрекало вперед. Пелена слез мешала сконцентрироваться на местности, и она окончательно потерялась, хотя еще днем уверяла отца, что изучила это место досконально. Место их нового дома, которое стало местом их смерти. Она чувствовала, что силы на исходе, и знала, что зверь был уверен, что она никуда не денется, поэтому преследовал ее в пол силы.
И вот деревья уже кончаются, а впереди только обрыв. Он знал это, именно сюда загонял ее, и теперь довольный своей добычей, медленно приближался. Она повернулась и посмотрела в глаза, что светились в темноте, потом снова вниз. Она не хотела, чтобы он победил. Эта добыча не попадет в его лапы, подумала она, и спрыгнула вниз, отдаленно слыша сердитый вой, который уже не волновал ее, ведь холодная вода с радостью встретила ее.
Эмилия закричала, резко садясь в кровати. Снова этот сон. Холодный пот стекал по ее лицу вместе со слезами. Она пыталась отдышаться. Ее руки со всей силы сжали простынь, разрывая ее. В душе сейчас как никогда ощущался лед. Ей казалось, что стены давят на нее, и она медленно сползла с кровати, быстро спустилась на первый этаж и выбежала из дома. Но это чувство так и не прошло, а наоборот сильнее сжало ее. Вся эта территория, переполненная оборотнями, их запах сводил ее с ума.
И она снова забежала в дом, включая попутно свет. Поднявшись к себе в комнату, Эмилия открыла шкаф, быстро натянула на себя майку и джемпер, надела джинсы, и, схватив ключи от машины, спустилась вниз. Единственная мысль, что звучала в ее голове, была 'убежать'. Ей нужно было вырваться отсюда. Туда, где есть люди, где огни горят не переставая, где лицо зверя не будет преследовать ее. Ликаны очень редко попадали в город, чаще всего их отслеживали местные альфы и уничтожали, заметая следы.
Ликаны были болезнью ее рода. Смертельной опасностью и постоянным напоминанием того, что происходило с людьми от укуса оборотней, и почему они не могут открыться миру. Ведь когда люди узнают о них, они узнают о ликанах. А это сулило обвинениями, преследованиями и войной.
Она знала, что не могла от этого скрыться. Она боролась с этим страхом много лет, и ей удавалось его притупить, но бывали ночи, как эта, когда он вырывался наружу. Страх перед своим миром, перед своим народом, страх перед собой. Возможно, поэтому ее волк умер.
Она долго жила среди людей, на самом деле учась жить не с ними, а убегая от жизни со своим народом. Но она не привыкла отступать, и знала, что просто бы погибла, находясь все время с людьми. Общение со старым Меттом, который нашел ее у реки и заботился о ней, не считалось. Он был одиночкой в душе, но все же официально принадлежал стае, что занимала территорию возле прилегающего города. Только благодаря ему Эмилия снова смогла принять свой мир и войти в него, ощущая от своего народа вместо поддержки только презрение, и все равно отдавая им всю себя.
Так и не выключив свет, и даже не закрыв дверь, она выбежала на улицу и быстро подошла к своему внедорожнику. Она резко открыла дверь, и села за руль. Заведя машину, она нажала на газ и петляя между коттеджей, выехала к воротам. Там ее встретил вечерний караул. Она остановилась и опустила стекло.
- Доктор, куда-то собрались?
- Мне нужно срочно в город. Какие то проблемы?
- Альфа знает, что вы покидаете территорию? - Спросил оборотень, пристально смотря на нее.
- Я не вхожу в вашу стаю и не подчиняюсь Альфе, поэтому могу покинуть территорию, когда захочу. - Резко ответила она, зная, что он ничего не может возразить также, как и приказать ей.
Мужчина еще минуту посмотрел на нее, но Эмилия не отвела взгляда и не поменяла решения. Тогда он кивнул другому мужчине, и ворота стали открываться. Она резко нажала на педаль и понеслась к трассе. Мужчина, смотря в след машине, мысленно позвал бету. Когда тот не откликнулся он достал рацию, и переключился на его канал.
- Да?
- Бета, доктор только что покинула территорию.
- Что? Какого черта вы ее выпустили?
- Мы не имели права ей приказывать.
- Жучок установлен.
- Вчера.
- Хорошо. Я займусь этим.

Она неслась на бешеной скорости, которую сбросила только когда оказалась в черте города. Не зная куда податься, Эмилия немного покаталась по улицам, и, наконец, устав, остановилась возле вывески бара. Открыв бардачок, она достала деньги, что всегда держала там и вышла из машины. Она встала и вдохнула полной грудью загрязненный воздух, который только раздражал оборотней, но сейчас принес ей немного успокоения. Уши ловили шум города, который надоедал ее виду уже через час, но сейчас был таким знакомым ей.
Она закрыла машину и направилась к бару. Войдя, она остановилась в дверях, оценивая обстановку. Отметив, что там было вполне безопасно, она пошла к барной стойке. Сев, она положила руки на шею, разминая ее. Бармен, обслужив клиента за крайним углом, подошел к ней.
- Виски, пожалуйста.
Ничего не сказав, привыкший ко всему, он поставил перед ней стакан, и наполнил его коричневой жидкостью.
- Лед?
- Нет.
- Пожалуйста.
Эмилия взяла стакан и поднесла его к глазам, минуту рассматривая содержимое, а потом залпом выпила. Жидкость огнем потекла по ее венам, обжигая тот лед, что бежал по ее венам, но не принесла нужного удовлетворения. Алкоголь не действовал на них так же как на людей, но все же и не ощущался как вода. Да, они не пьянели, не теряли ориентации и мир не начинал кружиться. И все же в некотором количестве, он чуть притуплял их чувства и ощущения. И тогда она могла притвориться, что она обычный человек.
- Повтори. - Сказала она, поставив стакан на стойку.
Она смотрела, как он снова наполняется, больше не обращая внимания ни на что. И как только стакан был полон, она снова перекинула его себе в горло. Она закрыла глаза, снова видя обрывки сна, но они уже не были такими четкими. Она чувствовала биение своего сердца, которое начало успокаиваться, когда горячая жидкость побежала по телу. Она усмехнулась, подумав, что отсутствие склонности к опьянению было, наверное, единственным плюсом их рода. По крайней мере, это было одним из плюсов, что достались ей. К нему можно было отнести только усиленные осязание и обаяние.
- Еще.
- Ты круто пьешь. Не боишься в скором времени опьянеть или же ты этого ищешь? - Произнес мужчина, присаживаясь рядом с ней.
- Я не пьянею. - Произнесла она и опрокинула стакан снова.
- Полезное качество. - С улыбкой произнес он. - Мне тоже, что и леди.
Она краем взгляда снова посмотрела на него, тем временем пока бармен наполнял их бокалы. Он был приятной наружности, и она готова была побиться об заклад, что многие женщины считали его очень привлекательным. Вот только на нее это не действовало. Одежда была чистая, ухоженная. Ни одной опасной нотки, лишь флюидные. Она нравилась ему, и он явно не прочь с ней переспать, поэтому подсел к ней. Она мысленно усмехнулась уже готовая к его наступлению. Но он ничего не сказал, лишь попивал свое виски.
- Странно. - Хмыкнула она.
- Что?
- Где заготовленный вопрос в виде, что такая женщина как я делаю здесь?
- А он работает?
- На меня точно нет.
- Так зачем же тогда мне спрашивать.
Эмилия лишь пожала плечами, снова выпив стакан виски, и закрыв глаза. На этот раз ее встретила лишь темнота, вот только паршивые чувства боли и страха не покинули ее.
- Тебе нужно забыться.
- Да?
- И я тоже хочу того же.
- И у тебя есть способ как это сделать? - Спросила она, оценивающе посмотрев на мужчину.
Ее ни капли не тянуло к нему, но слова были сильнее магнита. Ей давно уже нужно забыться. И может снова стоит попробовать этот способ, который не увенчался успехом в колледже. Да, она не была девственницей. Учась среди людей, она пыталась жить как они. Она встретила парня, который полюбил ее. Она отдалась ему, ища тепло. Через пол года они стали жить вместе. Но вся его любовь, казалось, просто падала в пропасть ее холода. Она так и не нашла в его руках удовлетворения. Не в силах полюбить его, или же хотя бы ответить теплом на его любовь, она в скорее опустила, понимая, что лишь приносит ему страдания. Возможно, она слишком старалась, что-то почувствовать тогда, произнесла ее нерациональная половина. Но все-таки она знала, что ни она, ни другая самка не в силах получить удовлетворения от простого человека. Но разве сейчас оно нужно ей. Нет, она хотела только забыться. И вот когда она уже открыла рот, чтобы ответить, сердитый рык, в котором было слышно ее имя, пронеся по бару.
- Эмилия!

Глава 6

Она резко повернулась, не веря в то, что четко расслышала голос, который прорычал ее имя. Но в дверях бара все-таки стоял Ян. И он был очень зол.
- Муж?
- Преследователь, - произнесла она, наблюдая, как Ян быстро приближается к ней.
От него так и веяло опасностью и необузданностью. Казалось, его глаза сверкают желтым цветом. Эмилия понимала, что люди спишут это на освещение, но она-то знала истинную правду.
- Какого черта ты вытворяешь? - закричал он, оказавшись наконец рядом с девушкой.
На них уже были нацелены взгляды присутствующих: посетители бара предвкушали громкие разборки. Бармен собирался позвать охрану, а мужчина справа уже поднимался с соседнего стула, когда Ян впился в него взглядом, приморозив на месте. Эмилию удивило, что, несмотря на ощущение опасности, которое незнакомец точно почувствовал, он все же посмотрел на нее и спросил:
- Все в порядке?
- Да, - тяжело вздохнув, ответила она. - Это моя нянька, которую я не ожидала здесь увидеть. - Она сделала особый акцент на фразе 'не ожидала'. - Прости, но я все же отклоню твое предложение.
- Понятно. Тогда всего хорошего, - сказал мужчина, все еще находясь под пристальным взглядом Яна.
Незнакомец встал и посмотрел Яну в глаза, еще раз удивив Эмилию. Пусть люди не знали о существовании оборотней, но все же ощущали их силу и часто опускали глаза, так как, конечно, были слабее. Но этот мужчина спокойно встретил взгляд Яна, а потом ушел, оставив их вдвоем. Это был такой напряженный момент, что как только мужчина отступил и ушел, все присутствующие выдохнули.
Ян быстро повернулся к Эмилии, схватил ее за локоть и сдернул со стула. Достав другой рукой из кармана джинсов деньги, он бросил их на стойку, зная, что там больше, чем она была должна, и потянул девушку к выходу.
- Эй-эй, я могу сама идти, - запротестовала она, но он сделал вид, что ничего не слышал. - Одно слово - животное, - тихо добавила она.
- Я бы помолчал на твоем месте, - произнес он, вытягивая ее из бара.
Его хватка была сильной, но не причиняла боли. К удивлению Эмилии, вместо того, чтобы подвести ее к машине, как она ожидала, он толкнул ее в проулок между баром и стоящим рядом зданием. Ян пригвоздил ее к стене, держа крепко и сверля ее свирепым взглядом. Но как ни странно, она ни капли не боялась, даже наоборот, в его руках ощутила какое-то умиротворение. Все ночные страхи исчезли, и ее мысли сосредоточились на этом оборотне.
- Какого черта ты вытворяешь? - озверел он.
Его глаза отливали золотом, и она отчетливо чувствовала дикую сущность его зверя. Эмилия лишь слабо улыбнулась и спокойно произнесла:
- Я не принадлежу твоей стае.
- Но находишься под нашей защитой, а это означает, что ты должна предупреждать о своих передвижениях и, тем более, не уходить из стаи в неизвестном направлении.
- Кстати, после твоих слов у меня возник вопрос. Как ты меня нашел? - выгнув бровь, спросила она.
- Я бета стаи, но, что самое главное, я твоя пара.
- В твоих фантазиях, - резко произнесла она, вздернув подбородок.
Она ощущала его твердое тело, удерживающее ее. Дыхание участилось, но Эмилия не собиралась сдаваться и, тем более, признавать свою вину.
- Неужели ты на самом деле собиралась переспать с тем ублюдком? - немного встряхнув девушку, спросил Ян.
- О его происхождении ты судить не можешь, - ответила она, показывая, что на нее не действуют ни рычание, ни угрозы. - Он симпатичный мужчина, а я женщина. Почему бы не утолить наши физические потребности?
Она знала, что своими словами еще больше раздувает его гнев, но по какой-то мазохистской причине ей это безумно нравилось. Кровь кипела в венах, во взгляде читался вызов. И понимая, что испытывает его терпение, Эмилия желала довести его до грани. Она хотела узнать, что будет за чертой, которую раньше не переступал ни она, ни он.
- Значит физические потребности? - с рычание переспросил он, немного приподнимая девушку так, чтобы ее лицо оказалось напротив его.
Он вжался в нее бедрами, заставляя раздвинуть ноги, и расположился между ними. Ей ничего не оставалось, как обхватить ногами его таз.
- Да!
- Ты же как доктор и самка должна понимать, что не можешь получить удовлетворение с человеческим мужчиной.
- Всегда есть исключения!
- Но тебя они не касаются! - Он сжал одной рукой ее подбородок, заглядывая в глаза. - И зачем же было так далеко ехать, стоило только позвать, и ты бы получила сверх того, что надеялась найти здесь.
- И быть связанной навеки? Нет уж, увольте, - фыркнула она. - Мне нужен одноразовый секс, а не пожизненное заключение.
Она не понимала, какой дьявол в нее вселился, и сама не верила, что произнесла это.
- Ты оборотень. Нас не страшат вечность и узы, мы ищем их сами.
- Это не для меня, - твердо сказала она и попыталась вырваться из его хватки, но все было напрасно. Он поймал желанную добычу и не имел ни малейшего желания ее упускать.
- Хочешь удовлетворения без обязательств, ты его получишь! - с вызовом произнес он и накрыл ее губы своими.
В этом поцелуе не было нежности и ласки, только обжигающая страсть с нотками злости. И именно этого ей хотелось сейчас. Руками она обняла Яна за шею, чувствуя под пальцами его короткие волосы, затем спустила ладони на плечи. Ее ногти впились в мужскую рубашку, а ноги сильнее сжали таз. Эмилия желала почувствовать его твердую выпуклость напротив своего лона. Сейчас она как никогда ненавидела одежду, что разделяла их.
- Никаких марок и укусов, - произнесла она, задыхаясь, когда он наконец оторвался от ее губ.
- Я умею держать слово, - зло ответил он.
Его рука спустилась вниз между их телами, пробираясь к молнии джинсов. Губы перешли к мочке уха, и он стал теребить ее зубами. Рядом проносились машины, и шумел город, но они были скрыты темнотой переулка и словно отгорожены от всего мира. Осталась только ярость и страсть.
Для нее это было спасением. Ян вытеснил из мыслей все, кроме огненного желания. Он опьянял ее, как людей алкоголь. Одного его аромата было достаточно, чтобы свести ее с ума. Он стал ее самым большим испытанием в этой стае. Эмилия давно научилась справляться с презрением, но как справиться с этим невероятным притяжением, она до сих пор не поняла.
Он обжигал своим горячим дыханием ее кожу, а его рука уже расстегнула молнию и проникла внутрь джинсов. Плотная ткань тесно обтянула его руку, сильнее прижимая к телу девушки. И Эмилия выгнулась от одного ощущения его руки так близко к средоточию ее страсти. Стон вырвался из ее горла, больше похожий на хрип. Его пальцы пробрались к лону, нежно раскрывая лепестки, теребя клитор круговыми движениями.
Пальцы девушки впились в его спину, оставляя следы. Стон сорвался с ее губ, когда указательный палец Яна проник в нее. Такое удовольствие она не испытывала еще никогда и даже не надеялась испытать. В сознании промелькнула мысль: если сейчас она чувствует такое только от его руки, то что же она испытала бы, почувствовав его внутри себя. Но девушка не позволила себе увлечься этой соблазнительной мыслью, напомнив, что это никогда не произойдет.
А затем нега вытеснила даже эти мысли. Он ритмично скользил внутри нее, добавив к одну пальцу второй, а большим массировал ее клитор. Спина упиралась в твердую стену, и если бы она была человеком, то сила, с которой он вдавливал ее, оставила бы большое количество синяков. Еще одно доказательство того, что она все-таки оборотень. Раны заживали быстрее, а синяки сходили максимум через полчаса. Поэтому Эмилия не обращала внимание на ту маленькую боль, что пронзала ее спину каждый раз, когда он снова входил в нее пальцами, заставляя ее двигаться навстречу. Наоборот, эта боль смешивалась с наслаждением, принося ей пикантное удовольствие.
Его движения были резкими. В них ощущалась злость, смешанная со страстью. И Эмилия признавала то, что он имеет полное право на эту ярость. И хоть девушка отрицала, что является его парой, она доверяла ему полностью, зная, что ни один оборотень не в силах обидеть свою второю половину. Это доверие появилось на подсознательном уровне. Да, и за то время, что она жила в его стае, она поняла одну вещь: альфа и бета - достойные оборотни, на которых всегда можно было положиться.
Его губы терзали ее кожу на плече. Жестоко. Оставляя следы. Но все же он сдерживал себя и ни разу не коснулся ее зубами. Лишь оставлял засосы. Это единственное, что он мог себе позволить. Яна злило, что она отрицает очевидное. Его волк злился из-за того, что сейчас она могла быть с другим мужчиной. Он не понимал ее поступка. Как, будучи его парой, Эмилия могла даже задуматься о том, чтобы отдаться другому. Это ранило. Но то, что ранило его сильнее, так это ее безжизненные глаза, которые увидел он, когда вошел в бар. Если бы не это, то он бы, наверное, не оставил живого места на мужчине. Но ее глаза отвлекли его. В них не было ни самодовольства, ни наслаждения ситуацией, ни предвкушения удовольствия. Лишь пустота. И это его напугало.
Он ритмично входил в нее пальцами, постепенно ускоряя темп. Его сводила с ума жар ее лона, ощущение того, как оно сжимается вокруг его пальцев. Ему до боли хотелось погрузиться в эту манящую теплоту. Но он помнил свое обещание. Он дал его, понимая, что она еще не готова, но не желал, чтобы она пыталась забыться в чужих руках.
Его опьяняло само осознание того, что удовольствие она получит в его руках. И только в его. Никто в этом мире больше не может дать его ей. Лишь он. Потому что они созданы самой природой друг для друга. Несмотря на то, что сам сейчас не может получить наслаждения, он упивался ее видом и ее стонами, стараясь не обращать внимания на болезненные ощущения в штанах.
Он снова прижался к ее губам в диком поцелуе, обрывая крик, который рвался из ее горла, когда она достигла своего удовольствия. Ее веки опустились, губы томно раскрылись, волосы запутанной копной рассыпались по плечам, и ее тяжелое, ритмичное дыхание опалило мужские уста, сливаясь с его дыханием.
Они простояли так пару минут, когда Ян понял, что ему нужно отпустить девушку, иначе он не выдержит и нарушит обещание. Мужчина вытянул руку из ее штанов, поправил задранную футболку и опустил ее ноги на землю. Он медленно отошел от нее, не в силах отвести взгляд. Она была так прекрасна. Для него она была самой прекрасной. Веки девушки поднялись, и она посмотрела на него затуманенным взглядом.
Его глаза сияли ярким светом, и Эмилия понимала, как тяжело ему было сдерживаться. То, что он подарил ей, было неописуемым наслаждением. Первое удовольствие в ее жизни.
Эмилия чувствовала себя на грани. Ей так хотелось сдаться ему, позволить отметить себя, соединиться с ним. Но она остановила себя. Поправив майку и застегнув молнию джинсов, девушка расправила плечи и наконец собралась.
- Ты получила свое наслаждение и не была отмеченной. Я сдержал свое обещание, - проговорил он. В его голосе слышалось рычание.
Она промолчала, не зная, что ему ответить. По ее телу еще проскальзывала нега, а в душе таилось чувство вины. Ведь Ян не получил взамен ничего, и она знала, что никогда не сможет дать то, что он хочет.
- Ты больше никогда не будешь искать удовольствие где-то на стороне. Все, что тебе нужно, ты можешь получить в моих руках, - прорычал он. - Тебе понятно?
Эмилия лишь молча кивнула, проигнорировав его тон, потому что не желала зацепить раздраженного зверя. Ее покорность немного подкупила его, и Ян, посмотрев на нее с минуту, пошел к машине. Оставшись одна, девушка приложила руку к сердцу, которое громко стучало. Ее тело до сих пор сотрясала мелкая дрожь, но все же она громко вздохнула, втягивая в себя ночной воздух, и поспешила за Яном, понимая, что не стоит заставлять его ждать.
Она не знала, что будет дальше, но понимала, что сегодня подпустила его на несколько шагов ближе к себе. И эти шаги нельзя было назвать маленькими. Поэтому ей стоило подготовиться к последствиям своей слабости и к усилению его напора. А вот, сколько еще она сможет выдержать, Эмилия не представляла.
Девушка знала, что не может стоять в переулке вечно, спорить с самой собой и оттягивать момент, когда им придется ехать вдвоем в машине, поэтому она провела руками по волосам и направилась к нему. Еще Эмилия понимала, что у нее нет ни одного шанса вернуться назад на своем авто. И она не ошиблась: Ян стоял, облокотившись на машину и крутил в руках ключи от нее. Все, что ей оставалось, это подойти к нему и сесть на переднее сиденье, когда он открыл перед ней дверь. Да, дорога назад будет тягостной. Но, по крайней мере, она может погрузиться в свои мысли и просто смотреть в окно.

Глава 7

- Куда можно поставить коробку, Док?
Услышав крик в коридоре, Эмилия нахмурившись, вышла из своего кабинета и встретила возле двери Раена с коробкой медикаментов.
- В лабораторию, пожалуйста. - Озадачено ответила она.
То, что в этот раз необходимую партию препаратов принес третий по рангу оборотень в стае, ставило ее в тупик. До недавнего времени этим занимался Тим, совсем еще молоденький оборотень. Вот только последний раз, когда она его видела, было утро после той памятной ночи, и уже как неделю его заменяли другие мужчины. Сначала она не придала этому значение, но потом стала замечать, что каждый раз приходил оборотень старший по рангу. И если сегодня пришел Раен, то она боялась предположить, кто в следующий раз принесет партию медикаментов. Оставались только Ян и Альфа. И приход последнего пугал ее не так, как беты.
Они не говорили с той ночи, но это не значит, что она его больше не видела. Наоборот. Теперь Эмилия еще чаще ловила его пристальный взгляд, который прожигал насквозь. Он был полон огня, страсти и неудовлетворенности. Он преследовал ее даже через закрытые двери, поселившись в ее мыслях. Ночью он не давал уснуть, врываясь в ее сны, заставляя пережить ту ночь снова и снова.
Эти мысли вызвали озноб в ее теле, и Эмилия старалась думать только о работе, чтобы отвлечься. Пропустив Раена вперед, она прошла за ним в лабораторию. Она смотрела ему в спину, понимая, что другая бы на ее месте пускала слюнки. Он, как и подобает сильному самцу, был тем идеалом, которого женщины представляли в своих снах. Темноволосый, смуглый, высокий. Ткань его рубашки натянулась на мускулах, когда он поставил коробку на пол рядом со столом. А джинсы четко обрисовывали его упругие ягодицы. Оставалось лишь закусить губу от искушения. Но только не Эмилии.
Ее сердцебиение оставалось прежним и дыхание не перехватило. Для нее он был обычным мужчиной. Чего нельзя было сказать о бете. Стоило ему появиться в поле ее зрения, и с ней творилось что-то необъяснимое. Нет, Эмилия находила этому объяснение, но просто не хотела его принимать. Рядом с ним ее пульс учащался, по телу бежала дрожь и не хватало воздуха. Это были симптомы единственной болезни оборотней, от которой еще никто не хотел выздороветь. Никто, кроме нее.
- Может все-таки поставить на стол, Док? - Спросил Раен, выпрямившись и повернувшись к ней. Его голос вырвал ее из опасных мыслей, заставляя обратить на себя внимание.
- Да, лучше на стол, чтобы я могла сразу же их перебрать.
- Окей. - Непринужденно ответил он и, наклонившись, легко поднял полную коробку.
- Спасибо, Раен. - Произнесла она с легкой улыбкой. - Я уже заждалась эту партию, и признаюсь, очень удивленна, что ее принес именно ты.
- Не вы одни. - Хмыкнул он.
- Пожалуйста, просто Эмилия.
Раен слегка кивнул в знак согласия.
- Задержка это моя вина. Не мог раньше освободиться, чтобы принести.
- Но почему их принес ты?
- Ох, это долгая история. - Засмеялся Раен. - И если ее начинать то со слов: 'я знаю, что между тобой и бетой кое-что происходит'.
Улыбка сразу же померкла на лице Эмилии, и она быстро осмотрела комнату, ища предлог, чтобы уйти от разговора.
- Теперь даже можно сказать, что об этом знает почти вся стая.
Если первые слова встревожили ее, то эти привели в ужас.
- Все хорошо. Мы все только рады. - Увидев ее реакцию, быстро добавил Раен.
- Ты ошибаешься. - Взяв свои эмоции под контроль, твердо произнесла Эмилия.
- Ну, если судить по поведению Яна, то ошибаюсь как раз таки не я.
Она лишь выгнула бровь на эти слова, стараясь показать, что это ее мало волнует.
- И вот здесь как раз кроется ответ на твой вопрос.
- Да неужели? И какой он?
- Бета просто-напросто запугал всех. А так как не из пугливых остались только я и Альфа, а у него сейчас собственная дилемма, то принести лекарства мог только я.
- То есть, как это напугал? - Удивленно спросила она, не совсем понимая слова Раена.
- Начнем с Тима, которому было поручено доставлять тебе все необходимое и выполнять твои просьбы. - Сказал Раен, хитро улыбаясь. Он скрестил руки на груди и оперся на ее стол, явно готовясь к долгому рассказу. - Так вот, одним утром, выходя от тебя, Тим столкнулся с очень, ну очень нервным бетой, который надвигался на него как хищник. Его слова громко разносились, привлекая внимание. 'Почему ты так долго был в доме? О чем вы говорили? Почему она тебе так улыбалась?'
- О, Боже. - Прошептала Эмилия, рефлекторно положив руку на сердце.
- Он запугал бедного паренька, так, что тот пообещал, что и близко к вам не подойдет. Но как только бета оставил его в покое, мальчишка разнервничался еще больше поняв, что не выполнит приказ Альфы, а если выполнит, то на него разгневается бета. Поэтому Свен, такой худой и светловолосый, вызвался заменить его, пожалев Тима.
- Да, я помню его. Он один день приносил мне препараты. - Как бы больше для себя, чем для Раена, произнесла Эмилия.
- И это был единственный раз, когда ты его видела. - Не спрашивая, а утверждая, сказал он.
- Да. Ты прав.
- Конечно, прав, ведь Ян и этого подкараулил возле твоего дома и нагнал страху. После чего все его добрые намерения сошли на нет. И этот фокус наш бета проделывал всю неделю. Вчера ко мне пришел Дуглас, и прямо заявил, что не понесет тебе препараты, потому что не хочет сталкиваться с взбесившемся бетой.
- У меня просто нет слов. - С отчаяньем проговорила Эмилия.
- А тебе и не нужно ничего говорить. Конечно, большинство уже поняло причину такого поведения беты, но в отличие от некоторых сук нашей стаи, мы лишь рады такому развитию событий.
- Мы не соединяемся. - Быстро произнесла она, понимая, на что намекает Раен.
- Ну, это ваши дела. Просто я хочу, чтобы ты знала, что многие в стаи не просто готовы принять тебя, они уже приняли. - Серьезно, смотря Эмили в глаза, сказал он. И когда она уже хотела ответь, он добавил. - Думаю, мне стоит уже уходить, а то я и так исчерпал его лимит.
- Он не имеет права так поступать.
- Он не удовлетворенный самец, который не может даже пару минут перенести вида другого рядом со своей парой. - Произнес Ян, стоявший в дверях.
Эмилия охнув, быстро повернулась к нему. И когда она его увидела, то страх побежал по ее венам. Его белая рубашка была полностью покрыта кровью и разорвана в нескольких местах.
- Ты ранен? - В ужасе спросила она.
- Не я. Но нам нужна твоя помощь.
Она быстро кинулась к столу, обходя Раена, и взяв свой саквояж, снова повернулась к Яну.
- Я готова.
- Раен, удвой охрану и проинструктируй всех, чтобы осторожно вели себя с чужаками и не нападали без приказа Альфы. - Произнес Ян, и получив кивок, развернулся и вышел из комнаты.
- Что случилось? - Обеспокоено спросила Эмилия, идя рядом с бетой, стараясь не отставать.
- Нападение на патрулирующего. Ранение сильное. Регенерация не действует. Он не превращается.
- Сколько он находится в форме оборотня? - Встревожено спросила она, услышав слова Яна.
- Меньше суток.
- Это хорошо.
Они быстро подошли к дому Дрэйка и зашли через черный вход.
- У Альфы гости. Все должно пройти довольно тихо. - Сказал Ян, ведя ее через кухню. - Подожди меня здесь, я сообщу Дрэйку. - Добавил он, и скрылся за дверью, что вела в столовую.
Его не было всего пару минут, но даже их она еле выждала. Как врач, Эмилия понимала, что важна каждая минута, и уже даже решила подняться наверх одна, когда дверь открылась и появился Альфа и Ян. Она кивнула в знак приветствия, смотря в каменное лицо Дрэйка, и пропустив их вперед, последовала за ними. Они подошли к двери в гостиную комнату, в которой, как знала Эмилия, Соня устроила ремонт. Альфа кивнул страже, отпуская, и взялся за ручку, медленно открывая дверь.
Войдя в комнату, они остановились. Девушка внимательно рассматривала раненного оборотня, который вжался в дальнюю стену и сердито рычал, не подпуская к себе и не реагируя даже на своего Альфу.
- У него шок. - Сразу же констатировала она. - Я не смогу ничего сделать, пока он не обратиться.
- Он закрыт от меня. - Сердито произнес Дрэйк, и сделал шаг вперед, но оборотень снова зарычал.
- Я вижу много рваных ран, но не могу отсюда определить их степень.
- Джеф, ты слышишь меня? - Смотря прямо на оборотня, спросил Альфа. - Ты должен превратиться. Это приказ.
Эмилия почувствовала, как в комнате возросла температура и мурашки покрыли ее кожу. От силы, что вибрировала в голосе Дрэйка, ей хотелось склонить голову, но она все же смогла выстоять неподвижно. Но Альфу это не волновало, он был всецело сосредоточен на раненном оборотне. Он сделал снова шаг к нему, когда дверь в комнату резко открылась, и в нее ворвалась Луна.
- Дрэйк, что случилось? - Встревожено спросила она.
- Соня, уходи отсюда! - Проревел Альфа.
Но она застыла, смотря на раненного истерзанного оборотня, лежавшего на полу, не подпуская никого к себе. Эмилия занервничала, зная, что их время истекает, и безумно желая выполнить свой долг врача.
- Альфа, он скоро истечет кровью. Мне нужно, что бы он обратился. - Произнесла Эмилия.
- Он не слышит моих приказов, не реагирует на меня, не понимает кто я. - Сердито ответил тот, но девушка понимала, что гнев Альфы в первую очередь направлен на самого себя.
А вот то, что произошло после этих слов, не подавалось не одному объяснению. Луна неожиданно стала подходить к оборотню, вызывая страх у своей пары, но также получив, наконец, оклик у раненого.
- Обернись! Я приказываю! - Твердо, без страха, без гнева, один лишь приказ. И оборотень подчинился и тут же превратился в мужчину.
- Мать твою! - Громко прозвучал голос Сары возле двери. Дрэйк, сразу же повернулся к ней.
Эмилия, не обращая ни на что внимание, кинулась к мужчине, лежавшему на полу. Ян бросился за ней, охраняя, если тот вдруг сорвется снова. Луна медленно встала и повернулась к двери, заметив, как за ней исчезла Сара, а следом последовал Дрэйк. Она уже собралась идти за ними, когда ее остановила рука, легко сжавшая ее ногу.
- Спасибо. - Прошептал мужчина, и Луна слегка улыбнувшись, кивнула ему, затем направилась к двери.
- Эмилия, будь осторожной. - Встревожено произнес Ян, наблюдая, как его пара оказывает помощь Джефу.
Мужчина закатил глаза от боли, которую ощущал, но дернулся, когда почувствовал, как игла проткнула его кожу.
- Сейчас боль стихнет, потерпи, мой хороший. - Нежно приговаривала Эмилия. - Мне нужна вода и полотенца. Нужно смыть засохшую кровь.
- Я не хочу тебя оставлять. - Сквозь зубы, ответил Бета.
- Посмотри на него, у бедного просто больше нет сил, чтобы причинить мне вред. Тем более, я дала ему двойную дозу обезболивающего.
Ян замялся, но, понимая, что выхода нет, вышел из комнаты.
- Все будет хорошо. - Произнесла Эмилия, когда мужчина застонал, засыпая. - Спи. А я о тебе позабочусь.




Глава 8

Ревность. Жгучая, горька ревность, съедала его изнутри. Всю неделю это чувство бурлило в нем, поднимаясь все выше, становясь крепче. Оно сводило его с ума и приводило в бешенство. Казалось он жил на вулкане. И этим вулканом были его собственные чувства.
Он метался по дому, словно зверь в клетке, желая сейчас же пойти к своей паре и доказать другому самцу свое право обладать ею. И только остатки благоразумия сдерживали его. Кому он собрался что-то доказывать? Полуживому оборотню? Это его соперник? Ян помотал головой, стараясь трезво мыслить, но волк внутри него сходил с ума. Он не знал слова 'благоразумие', его вел инстинкт.
Ян понимал, что Эмилия не простит ему, если он ворвется в ее дом и предъявит свои требования. И тут слова Луны, что не давали ему покоя, снова всплыли в уме.
'- Ты бы поменял место жительства, Ян.
- Ты думаешь, Луна, это поможет?
- По крайне мере она привыкнет, и меньше станет упираться во время полнолуния. Ведь я уже представляю, что ее ждет. - Произнесла она. - И ты ей небезразличен.
- Ты уверенна?
- Конечно. Я вижу, как она на тебя смотрит'.
А вдруг она права? Все это время он постоянно давил на Эмилию, пытался доказать ей их связь и требовала ее подчинения. Но она была сильная, и слишком долго прожила среди людей. Даже чтя законы оборотней, она все же переняла человеческий взгляд на вещи. Она признавала право Альфы взять себе пару, но сочувствовала Соне. Она склоняла голову в подчинении, но когда была полностью не согласна - гордо приподнимала подборок. Ее глаза светились силой и уверенностью, и тут же в миг тускнели от груза презрения и недопонимания. Она полностью отличалась от всех самок, что встречались на его пути. И только она заставляла его чувствовать то, что до сих пор было ему не известно.
И он был перед ней виноват. Виноват в том, что не сразу распознал эти чувства, что не сразу поверил в них, что не потребовал права на нее в тот же день, когда ее нога переступила территорию их стаи. Но он был готов всю жизнь искупать свою ошибку, потому что знал - она была его парой. И он будет с ней, или ни с кем. А одиночество для волка, так же страшно, как прутья клетки.
Ян вздохнул и осмотрелся вокруг. Его коттедж и, правда, был маловат. Будучи одиноким самцом, ему вполне хватало этого пространства, но для двоих маловато, не говоря уже о возможном потомстве. А вот коттедж Эмили подходил идеально. Он был большим, просторным, там был ее кабинет. Правда, его стоило подлатать, так как последнее время он стоял запущенным, но Ян никогда не боялся тяжелой работы.
Улыбнувшись, он подошел к шкафу и достал большую черную сумку. Он собрался взять свои вещи сразу, лишь то, что нужно будет переносить, он оставит на завтра, правда таких вещей было не много. Его телевизор в диагональ пятидесят, ведь не сможет смотреть футбол по тому мини ящику, что был у Эмилии. Шкаф из дуба, который он сделал сам. Ведь он столько времени потратил на его резьбу. Ну и его мангал. Мясо с кровью было его коронным блюдом. А остальное благополучно помещалось в сумку.
Благодаря Луне и у Яна снова был план, когда он уже просто с ума сходил от безысходности. Но Соня вселила в него новую надежду. Тот разговор снова и снова всплывал его в памяти, подталкивая его к действиям, и Ян застегнув молнию сумки, перекинул ее через плечо и направился к выходу. Он надеялся, что этот решительный шаг покажет Эмили всю серьезность его намерений, и поможет ему завоевать ее сердце и душу. Потому что он не собирался отступать. Никогда и не при каких обстоятельствах. Он был готов на все, лишь бы обрести частичку своей души. Ведь сейчас у него была только половина, вторая же принадлежала его паре. Той, которой самой природой предначертано наполнить его сердце теплотой и выносить его потомство. Ему не страшно было ждать прихода его цикла спаривания, и не нужно было бояться соединиться не с той. Он уже нашел свою пару, и теперь все его инстинкты были направлены только на нее одну. Она была единственной во всем мире. Осталось только убедить ее в этом.

* * * * *
Она еще раз проверила капельницу, и посмотрела на пациента. Он находился в глубоком сне от шока, боли и лекарств, но он выздоровеет. Оборотни намного быстрее регенерировали, и Эмилия знала, что если бы такие раны получил человек, то он бы давно умер. Она вздохнула. Все же она не могла оставить пациента на ночь. Его состояние было шатким, и она должна была быть рядом, чтобы помочь в нужную минуту. Вот только бета этого не понимал.
Девушка скривилась, когда снова вспомнила тот момент, когда Ян услышал об этом. Для его успокоения Альфа даже поставил сторожа у ее двери, но это, ни капли не помогло. Тот все так же противостоял против ее решения. И вот тогда включилась ее докторская часть, забыв на всю иерархию и ранг стаи.
- Он будет лежать у меня в доме, пока я не поставлю его на ноги, и мне все равно, что ты думаешь на этот счет!
Она снова поморщилась. Это же надо было при других так открыто противостоять бете, второму в стае. Еще хорошо, что Альфа покинул их на тот момент и не увидел этой картины: она стоит напротив Яна, тыча в его грудь пальцем, и громко произносит это, слыша, как рычит бета, тяжело втягивая в себя воздух. А после она развернулась, и сказала его подчиненным:
- Несите его в мой коттедж, в приемной достаточно удобная кушетка. - И ушла прочь.
Черт, черт, черт. Ну, как она могла? Теперь у них еще один повод презирать ее. И она была уверенна, что ей еще придется объясняться с тем огнедышащим драконом, который последнюю неделю кружил возле нее.
- Ничего, я знаю, что поступила правильно. Я давала клятву лечить, и я исполню ее, чего бы мне не стоило. - Сказала она спящему оборотню. - Даже если это означает получить еще одну долю презрения, но теперь и от беты. Все правильно. Это к лучшему. - Уговаривала она себя, хотя в душе знала, что ее беспокоит его мнение и отношение к ней. Как бы она не старалась избежать этого.
- Да, так и должно быть. Рано или поздно это бы случилось. - Сказала она вслух, когда вышла из приемной, прикрыв за собой дверь и направилась по лестнице вверх в спальню.
- Я уверенна теперь его не будет в моей жизни, и я вздохну свободно. - Проговорила она, когда взялась за ручку двери.
- Все правильно. Это к лучше...
Эмилия вошла в спальню и застыла.
- Я знал, что ты оценишь, милая. И ты права это правильное решение. Так нам будет намного лучше. - Произнес Ян с мальчишеской улыбкой.
А она, все так же молча, смотрела на него. Он лежал в ее постели, полностью голый. Ну это она предположила, что полностью, нижняя часть как никак была прикрыта простыней. Ее простыней. В руках он держал бумаги, изучая их при свете ночной лампы.
- Что ты здесь делаешь? - Наконец придя в себя, громко спросила Эмилия.
Он приподнял бровь, как будто услышал что-то глупое и по мальчишески улыбнулся.
- Лежу, изучаю отчеты.
- Я имею в виду, что ты делаешь в моей постели? - Озверела она, сама того не замечая.
- Лежу.
- Да, я вижу, что лежишь. - Не выдержала Эмилия и закричала.
Его идиотское выражение лица, которое как бы говорило 'что за глупые вопросы?', да еще эта расслабленная поза и голый торс, который все время привлекал ее взгляд, просто вывели ее из себя. Казалось еще немного и она закипит.
- Раз видишь, то скорей переодевайся и ложись ко мне. День был тяжелым.
Она посмотрела на него, пытаясь, удостоверится серьезно он или издевается, но не увидела на его лице и маленького признака глумления. После чего она заставила себя успокоиться, и, взяв себя в руки, произнесла:
- Ян, что ты делаешь в моем доме?
- Как что? Живу!
- Ты не можешь здесь жить! - С удивлением и неким ребячеством запротестовала она.
- В шкафу мои вещи, в ванной зубная щетка, я лежу на своей подушке, передо мной моя женщина. Конечно, я здесь живу.
Она снова в шоке уставилась на него.
- Пожалуйста, прекрати это. - С мольбой в голосе произнесла она, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.
Но это не могли быть они. Она ведь не плачет. Тем более из-за такого пустяка, как розыгрыши беты. Нет, нет, нет. Она будет твердой и выгонит его отсюда. Немедленно. Эмилия не заметила, как он встал с постели. Но когда опомнилась, то оказалось, что он стоит прямо перед ней. И первое, что она сделала, как не стыдно в этом признаваться, так это проверила гол ли он полностью. Она выдохнула, когда ее взгляд уперся в его темно-синие трусы, на которых отчетливо видно твердый бугорок. Покраснев, она быстро подняла глаза, встретившись с его понимающим взглядом.
- Эмилия, - начал он серьезным тоном, - с этого дня я буду жить здесь. С тобой. И это не обсуждается.
- Я перееду в другой коттедж.
- Для тебя больше нет свободных мест, но если и будут, то в каждой постели ты найдешь и меня. С этого дня мы живем вместе.
- Я не буду спать с тобой.
- В доме больше нет кроватей. - С ухмылкой произнес он, и нежно касаясь ее подбородка, заставил посмотреть себе в глаза.
- Мы будем спать вместе. Ты будешь находиться в коконе моих рук. Защищенная и согретая. И со временем ты привыкнешь, что я постоянно рядом.
- А если я не хочу привыкать. - С вызовом произнесла она.
Он наклонился к ней, почти касаясь ее губ своим дыханием как легким перышком.
- Ты мой воздух. Ты мой лес. Ты моя свобода. Я последую за тобой, куда бы ты не отправилась, и никогда не оставлю.
Казалось, время остановилось. Сердце перестало стучать, и она забыла о том, что ей нужно дышать. Она смотрела на него. Их разделял какой-то миллиметр. Она облизала губы, а потом вздохнув, отступила назад. Он хмыкнул на ее действия, и с улыбкой произнес:
- Я обещаю не распускать руки, - он поднял их вверх, - и у тебя, правда, нет выхода. На кушетки лежит Джеф, а пытаться найти другую постель, значит поднять Альфу и Луну.
- Всегда остается машина.
- Ой, а я тебе не говорил, что случайно смыл твои ключи. - С хитрой улыбкой произнес он.
- Ян!
- Но не переживай, я и мой четырехколесный конь всегда к твоим услугам.
Она устало вздохнула, понимая, что проиграла в этой войне.
- Ты! - Эмилия сердито указала на него пальцем. - Спишь на своей половине и ни в коем случае не пересекаешь границу. И только эту ночь. Все ясно?
- Есть, мой генерал! - Он отдал ей честь, и, повернувшись, направился к постели.
Эмилия залюбовалась его упругим задом, скрытым лишь тонким слоем плавок, его сильными ногами и плечами. Невольно, она даже облизала нижнюю губу, и в этот момент он повернулся и томно посмотрел на нее, как будто читая ее мысли. Ян откинул край простыни и снова занял свою прежнюю позицию, даже взял в руки документы, только смотрел на нее. Он выжидающе приподнял бровь, и она, опомнившись, вздрогнула.
- Э...я в ванную. - Увидела она спасение в белой двери, и быстро нырнула туда, слыша за спиной смешок.
- Не задерживайся там. Нужно же хорошо отдохнуть перед завтрашним днем.
- Ага, отдохнуть. - Тихо прошептала она, прикрыв лицо руками.
Она прижалась к деревянной двери, тяжело дыша. Ночь обещала быть долгой, очень долгой. И не только ночь. Ведь только что она сама себе подписала приговор, согласившись на это безумие. И ей теперь не удастся, так легко отделаться от беты. Так почему же тогда вместо негодования на ее лице медленно расцвела улыбка.

Глава 9

Это была самая худшая ночь с мужчиной, которая когда-либо у нее была. Не то, чтобы она имела большой опыт, но именно такого ей и не хватало, с сарказмом подумала Эмилия, зевая в очередной раз.
Нет, она, конечно, не поверила в его обещания не распускать руки, но все же Ян сумел ее удивить. Она вышла из ванной в полной готовности к борьбе и остановилась, как только увидела его, сладко спящего на постели. Конечно, она ни на секунду не поверила своим глазам.
- Ян, я предупреждаю тебя, одно касание, и ты спишь на полу, - громко произнесла она, но в ответ получила лишь тишину.
Она медленно приблизилась к кровати, чувствуя себя по настоящему глупо, как будто он сейчас проснется и кинется на нее. Дура! Снова мысленно обозвала она себя, когда откинула одеяло и примостилась на самом краю кровати. И сразу же замерла, ожидая его действий. В ночной тишине комнаты было лишь слышно его размерное дыхание и тиканье часов. И все же Эмилия была полностью напряженна.
Как оказалось не зря. Прошло всего пару минут тишины и размерного дыхания, когда она почувствовала, как заскрипела кровать под весом Яна. Он резко повернулся и прижался грудью к ее спине, крепко притягивая ее к себе. Его рука легла ей на живот, обжигая своим теплом. Она схватила его за руку, пытаясь оторвать от себя, но та даже на миллиметр не сдвинулась.
- Ян! - Сердито воскликнула Эмилия, но в ответ услышала лишь сонное сопение. - Ян, убери руку!
- Мммм, - промычал он возле ее уха.
Она еще несколько раз попыталась оттолкнуть от себя его тело, но это было то же самое что пытаться сдвинуть стену. Устав, Эмилия тяжело вздохнула. Она не знала, сколько пролежала вот так в темноте, но, смирившись с ситуацией и решив, что завтра с утра она его обязательно выгонит, девушка закрыла глаза, пытаясь уснуть.
Вот только это было совсем не просто. Зато Ян спал сном младенца. Его равномерное тихое сопение над ухом даже раздражало. Она то заснуть не могла. То ей мешала его тяжелая рука, то ее нервировало его дыхание, то казалось, что стоит ей заснуть, расслабиться, и он тут же проснется, а оказаться спящей в его власти ей не хотелось. И эти мысли крутились в ее голове, мучая и тревожа ее. В итоге она уснула только под утро.
Эмилия в очередной раз зевнула и снова повернув голову, посмотрела на малую гостиную, что находилась как раз напротив ее приемной. Ее глаза прошлись по голой спине Яна, на которой играли мускулы, и ее снова бросило в жар. Он тут же обернулся, почувствовав ее флюиды. Ее щеки запылали. Черт побери, это волчье обаяние. Он игриво подмигнул ей, а потом снова, повернулся к рабочим.
Она тоже перевела взгляд на них и нахмурилась. И как она только позволила такое? Ведь вчера, засыпая, она была полностью уверенна, что утром выгонит его из своего дома. Но утро началось совсем не так, как она ожидала.
Проспав всего два часа, Эмилия проснулась под ужасный грохот, доносившейся с первого этажа. Сонная, дезориентированная, она, накинув халат, быстро спустилась вниз, совсем забыв о вчерашнем госте. Остановившись на предпоследней ступени лестницы, она с ужасом наблюдала, как два оборотня застряли в дверях малой гостиной с большим шкафом.
- Эм...а что здесь происходит?
- Обустраиваю кабинет, родная. - Произнес Ян, выходя со стороны кухни с чашкой дымящегося кофе в руках.
Его вид завораживал. Оголенный торс, джинсы и влажные волосы. Она тряхнула головой, прогоняя, уже такое знакомое желание. И как только он мог вот так одним своим видом кидать ее в жар, заставляя себя ощущать жаждущей самкой. И пусть способность чувствовать луну и наступление цикла эструса у нее присутствовали, как и у других самок, по ее подсчетам до этого времени еще недели две. Поэтому она откидывала этот вариант, а второй, более вероятный, не хотела принимать.
А тем временем, пока она стояла завороженная представшей перед ней картиной, он подошел к ней и легко поцеловал ее в губы, застав ее врасплох. В миг Эмилия залилась краской.
- Раньше я пользовался кабинетом Дрэйка, но теперь он, как и все комнаты, оккупированы Луной, а моя психика слишком чувствительная, - он весело подмигнул, - пришло время заиметь свой.
В ужасе от его поведения, она посмотрела на других оборотней, но, к ее удивлению, те улыбались чистой искренней улыбкой, которую в своей жизни она видела не часто.
- Милая, я хотел принести тебе завтрак в постель, но не успел, - извиняющимся тоном произнес Ян. - Так что он дожидается тебя на кухне.
Сбитая с толку, Эмилия перевела взгляд на Яна и уже открыла рот, чтобы высказать ему все, что она об этом думает, но он снова ее опередил.
- Давая, родная, пока все не остыло. - Он хлопнул ее по попе, после чего повернулся к ней спиной. - Парни аккуратно, не будем забывать, что рядом спит наш собрат и ему сейчас нужен покой.
Шокированная, она посмотрела на оборотней, на лицах которых поселилась глупая улыбка. Они поглядывали на нее, с таким выражением, которое еще ни разу ей не встречалось на жизненном пути, и Эмилия, желая скорее скрыться от их взглядов, пошла в свою приемную проверить упомянутого собрата, забыв и о той речи, что приготовила для Яна и о планах выгнать его любой ценой.
Девушка знала, что мужчина проспал всю ночь мертвым сном. Болеутоляющее, что она вколола ему, было ее изобретением. Смертельное для человека, сильнодействующее для оборотня. Почему так? Все в их потребности превращаться, чтобы быстрее излечить раны. Но бывают такие ранения, которые нельзя лечить изменением формы. Поэтому год назад, когда ее испытание с препаратом увенчалось успехом, ее радости не было предела. Лекарство не только погружало оборотня в сон подобный коме, но оно еще ускоряло регенерацию, что давало возможность залечить сильные раны, испытав меньше боли и шока.
Она подошла к Джефу, измерила пульс и давление, и, убедившись, что на этом этапе все идет хорошо, облегченно вздохнула. Он проснется, когда раны затянутся и останутся только рубцы, а на это по всем признакам уйдет дня два. Тот, кто на него напал, был сильным и жестоким зверем. Он не оставил ни одного живого места на теле мужчины. В некоторых местах были вырваны целые куски мяса. Она вспомнила, какой он был там, на полу в доме Альфы, весь покрытый сочившейся кровью и грязью. Когда его доставили в ее дом, она протерла его мокрой тряпкой, дезинфицировала и перевязала раны, проделывая все это под недовольным взглядом беты. А после он ушел, громко хлопнув дверью, и она, в уже привыкшей манере, убеждала себя, что это к лучшему. И вот теперь перед ней предстал совсем другой Ян. Тот, которому она никак не может дать отпор, не находя слов на его нерушимую логику. Он беззаботно поселился в ее доме, и она не смогла с этим ничего поделать, лишь глупо хлопала ресницами. Дура! Идиотка! Она сама вырывала яму для своего сердца, зная, когда ей придется уехать, в ее душе появится еще один рубец.
- Не хмурься! Ведь я так и вижу, как мысли крутятся у тебя в голове. - Прозвучал его голос за ее спиной.
Она с неохотой посмотрела на него, упершись взглядом в идеальный торс. Но тут же перевела глаза на тарелку с яичницей и беконом, который явно был недожаренный. Впрочем, это было естественным для оборотней, сырое мясо они предпочитали намного больше.
- Раз завтрак в постель не получился, так хотя бы к больничной койке подам. - С ухмылкой произнес он, ставя на стол тарелку, но потом его лицо посерьезнело. - Как он?
Эмилия вздохнула и посмотрела на лежащего, казалось бы, мертвым сном, оборотня.
- Тяжело, но он выкарабкается. Раны затягиваются, немного повысилась температура, но это из-за скорости заживления клеток. Он не мечется, спит спокойно. Нам остается только ждать.
- Но ожидание это самая худшая в мире вещь. - Хмуро произнес Ян.
Она промолчала, понимая, что это было сказано не только из-за лежащего перед нею мужчины.
- Ты зря все это затеял. - Наконец тихо произнесла Эмилия, упорно стараясь не смотреть на него.
- У меня противоположное мнение. - В его голосе слышалась твердость.
- Ты не можешь решать за меня, а я свое решение не поменяю.
Ироничный смех разнесся по комнате.
- Милая, ты забываешь в каком мире ты живешь. Такая иллюзия еще может присутствовать у Луны, она человек, но ты, даже не меняя форму, остаешься оборотнем.
- Неполноценным оборотнем. - Ее голос сорвался на крик, и она тут же умолкла, зная, что мужчины со своим сверх слухом слышат каждое их слово.
Ян быстро подошел к ней, и нежно взял ее за подбородок, приподнимая лицо и заставляя посмотреть на него.
- Я никогда так не думал о тебе, и не желаю, от тебя такого слышать. В тебе столько всего заслуживающего не просто уважения, а безграничного восхищение. Ты сильная самка, которая смогла выжить в таких условиях, в которых бы не каждый самец смог. И ты моя пара, сколько бы ты не пыталась переубедить себя в этом. - Он сделала паузу, ожидая, когда его слова отразятся в глубине ее глаз. - И только по моей глупости на тебе до сих пор нет связующей марки. Но полнолуние скоро, и тебе не скрыться от жаждущего волка. Помни об этом...- он снова замолчал, а после улыбнулся игриво и добавил, - моя красная шапочка.
Быстро наклонившись, он поцеловал ее в лоб и, развернувшись, насвистывая, вышел из комнаты, возвращаясь к улыбающимся оборотням, которые делали вид, что ничего не слышали.
Она сидела пораженная. С одной стороны, ее до боли тронули его слова, с другой возросло дикое бешенство от его наглости. Это игривое поведение, которое он показывал, заставляло ее чувствовать себя спичкой. Как разумная женщина, она признавала, что именно это ему и нравиться, но как самка, ее возмущали его выходки, до такой степени, что казалось еще немного и она его покусает. Рядом с таким Яном она чувствовала себя глупой малолеткой, и это раздражало ее сильнее.
Но все же его слова зацепили ее. Они медленно проникали в самую глубину ее души, посылая тепло по всему телу. Можно ли верить им? Можно ли поддаться тому чувству, что излучал его голос. Забыть на мгновение обо всем и оказаться в его руках.
Нет, она не могла быть такой наивной, как бы ей не хотелось. Ее жизнь и так была слишком сложной, и она не собиралась осложнять ее еще больше. Тогда почему же она не выгонит его из своего дома, а наоборот позволяет ему утащить ее в водоворот этого сумасшествия.
Она и не заметила, как за всеми этими мыслями съела весь завтрак. Слишком часто теперь она впадала в такое состояние. И всему виной наглый, напористый, сексуальный бета. Это он превратил ее жизнь в хаос, и теперь она не знала, как из него выбраться.

Эмилия снова зевнула и посмотрела, в теперь уже почти обставленный кабинет. Молодые оборотни с готовностью выполняли приказания беты. Они поставили шкаф, внесли стол, сейчас подключали компьютер и расставляли книги на полки. Движения их были быстрыми и четкими. Но самое главное тихими. Настоящие хищники. Даже такую простую работу они выполняли с грацией зверя. Покачав головой, Эмилия вернулась к своей работе.
Кроме нового пациента, ей нужно было пересмотреть анализы Мери и Луны, сравнить их, заполнить бланки и провести пару тестов. Эмилия погрязла в этой работе на пару часов, отвлекаясь только для проверки жизненных показателей раненого оборотня. И когда последняя запись в истории болезни Луны была сделана, и девушка выгнула шею, разминая, нежные руки беты, легли на ее плечи. Она подняла голову, смотря себе за спину, но его руки мягким нажимом заставили ее снова посмотреть вперед. Ян нежно убрал ее волосы вперед, а его пальцы стали творить чудеса, посылая расслабляющие заряды по ее позвоночнику. Они двигались нежно и ласково, сводя с ума и даря наслаждение.
- Тебе пора отдохнуть, моя пара. - Его дыхание защекотало кожу на ее шеи.
Она дернулась, вырываясь из сладкого дурмана, и вскочила со стула, задев при этом стол. Встревоженная она посмотрела на его яркую улыбку, и ее брови сошлись на переносице.
- Не бойся, я не кусаюсь. - Игриво прорычал он. - Ну, может совсем немного.
Ее выражение лица не поменялась.
- Ладно, ладно, - поднимая руки, произнес он. - Много и сильно, но тебе это понравиться.
- Не говори ерунды. - Наконец взяв себя в руки, сказала Эмилия. - А где другие оборотни?
- Тебе не нужен никто кроме меня. - Только он мог серьезно и с искрами в глазах проговорить эту фразу. - Но если тебе интересно, мы закончили час назад. Они ушли, не став прощаться, видя тебя склоненной над микроскопом и что-то записывающей в свою тетрадь.
- О, надеюсь, они не решили, что я не оказала им должного почета. - Заволновавшись, пробормотала она.
- Это они должны оказывать его тебе, а не наоборот. Ты пара их беты и доктор. Так что выкинь эти глупости из своей прекрасной головки.
- Я не твоя пара. - Снова взбунтовалась Эмилия.
- И опять по новой. - С вымученной улыбкой произнес Ян. - Милая, я отвлек тебя, потому что еду в город и хотел узнать, не нужно ли тебе ничего.
- Нет, у меня все есть. Но если понадобиться я и сама могу съездить.
- Ты разве не помнишь? Ты не покидаешь пределы нашей территории без меня. Думаю, мы давно уже решили этот вопрос. - Ее лицо залилось краской, вспоминая, как они его решали.
- Вижу, что помнишь. Вот и отлично. - Его глаза смягчились, но огонь так и не потух. - Тогда до вечера, моя пара.
И прежде чем Эмилия смогла сообразить, что он собирается сделать, Ян наклонился и накрыл ее уста. Она не смогла сопротивляться, и даже уже не пыталась. Ее губы открылись мгновенно, только почувствовав приближение его губ. Ян поглотил ее вздох, и ворвался языком в глубину ее рта. Он притянул ее к себе, жадно и собственнически целуя ее. Ее руки вцепились в его рубашку, и она испытала разочарование, не почувствовав его кожи. Ее раздражала такая преграда, но она не позволяла себе прикоснуться к пуговицам.
Так резко как начался поцелуй так же он и закончился. Он оторвался от нее, расцепляя ее руки.
- Такая сладкая, что я не уйду, если мы продолжим. - Хрипло произнес он.
Ян сделал шаг назад, любуясь последствиями их поцелуя. Ее губы распухли, щеки раскраснелись, а в глазах пылало желание.
- Совсем скоро мне не нужно будет останавливаться. Совсем скоро.
Словно давая обещание, сказал он, после чего развернулся и покинул ее приемную.
Эмилия же опомнилась только через пару минут, когда ее пульс нормализовался. Вздрогнув, она посмотрела на своего пациента, но он все также лежал, забывшись лечебным сном, безучастный к развернувшийся возле него сцене. Боже, этот бета заставлял ее забыть обо всем на свете и это пугало ее до ужаса. Она не могла забыть. Она не могла быть счастливой. Еще нет. А возможно и никогда.

Глава 10

- И я до сих пор себя спрашиваю, почему согласилась на это? - С явным недоумением сказала Эмилия. - Это просто непостижимо!
- А, по-моему, все довольно просто и ясно. - С легкой усмешкой проговорила Соня, при этом смотря на лежащего перед ней мужчину.
- Все просто это когда я говорю на одну ночь, и утром он убирается из моего дома, а не наоборот разворачивают бурную компанию по обустройству своего 'гнездышка'.
- Да, он - нахал! - С мнимым возмущением вскрикнула Соня и тут же рассмеялась.
- Вам смешно Луна, а мне вот не до смеха. - Горечь звучала в голосе Эмилии, и Соня сжала ее руку.
- Мне бы не было смешно, если бы все происходило против твоего желания. Но я вижу, что, не смотря на то, что ты упираешься, тебя тянет к нему с невероятной силой.
- Возможно. - Уклончиво ответила Эми, закусив при этом губу.
- Я не пойму лишь, почему ты упорствуешь. Ладно, я. Для меня это совсем другой мир. Мир, который я считала раньше фантазией, вымыслом, мифом в конце концов. А он оказался реальней некуда. Но ты ведь часть его. Ты знаешь все о парах. Ты знаешь, что это значит для вас, но все равно отказываешься.
- Я не могу иначе.
- Можешь, черт побери!
- Луна?!
- Прости, - с легкой улыбкой, но при этом сделав виноватое лицо, ответила Соня, - просто не пойму твоего упрямства.
- Это тяжело объяснить. Давай лучше оставим эту тему. - Вымучено произнесла Эмилия, не желая признаваться перед Луной в своих страхах.
Она ни кому не рассказывала о них, о том, что произошло. Спрятав это все в глубины своего сознания, она старалась жить дальше. Да, для Сони их мир был сказочным, но для нее жестоким и не справедливым. Ей ни когда не понять, что принцип 'выживает сильнейший' в их мире действовал дословно, а не был просто слоганом. Она безумно симпатизировала Луне, видя в ней настоящую подругу, но в тоже время она могла трезво оценить наивность девушки, которая впрочем, соответствовала ее возрасту. Эмилия знала, как возмущались волки, когда их вожак соединился с ней. Но то, что в их глазах казалось слабостью, было силой девушки. Ведь именно вот такая наивная, добрая, открытая могла смягчить суровое сердце Альфы. И не только его. Ведь в мире оборотней презирали эти качества, но даже будучи оборотнями многим не хватало их. Никто из их рода никогда не признается, но многие завидуют людям. Их открытости и возможности жить под влиянием чувств, их способности признать в себе слабости и стремлению побороть их, в то время как оборотни были зависимы от своей природы.
- Да, конечно. - С печальной улыбкой ответила Соня, не зная как помочь подруге. - Как он? - Она посмотрела на раненого мужчину.
- Восстанавливается. Сегодня я не колола успокоительное, так что скоро должен прийти в себя.
- Поэтому Бета и топчется в коридоре? - Шепотом спросила Соня, покосившись на закрытую дверь.
- Он переживает за тебя, Луна. Все таки мы не знаем, как себя поведет Джеф, когда проснется. Возможно, он не сможет мыслит здраво и сразу непроизвольно превратиться. Нельзя было так закрывать дверь перед носом Беты.
И все же Эмилию восхитила способность Сони, так просто противостоять тем, кто намного сильнее ее. Казалось, они ни капли не подавляли Луну. Возможно, в этой человеческой девушке она видела то, чего так не хватало ей, хотя по закону природы должно было быть в избытке.
- Ох, уж эти нравоучения. Ян просто беситься. И не только из-за меня. В этом я точно уверенна. И не стоит отводить глаза.
От дальнейших расспросов Эмилию спас стон со стороны лежащего на постели оборотня. Тут же резко открылась дверь, и в комнату не просто вошел, а ворвался бета. Черт возьми, ну как она могла забыть об их слухе. Все-таки слишком долго она прожила среди людей, слишком много привычек их переняла.
- Отойдите от него. - Быстро приказал Ян, наклонившись к оборотню. - Джеф, медленно открой глаза и посмотри на меня.
Оборотень снова застонал, но не подчинился бете.
- Ян, ну что ты делаешь. - Соня быстро оттолкнула бету в сторону, и сама склонилась к мужчине, взяв того за руку.
- Джеф, все хорошо. Ты дома, в стаи. Сейчас тебя лечит Эмилия, и ты находишься у нее дома. Можешь открыть глаза и осмотреться.
Как ни странно оборотень сразу же открыл свои глаза. Они были затуманены болью и дезориентированы, но спокойны. Ян облегченно выдохнул, зная, что Альфа не спустит ему такой неосторожности по отношению к Луне. И все же стоит доложить о происшедшем, ведь Соня в очередной раз показала выброс силы детей. Ее голос словно убаюкивал, неся в себе теплоту и успокоение. И не только для раненного. Даже он и Эмилия ощутили его действие на своей коже.
Джеф в ответ на слова Луны слегка кивнул, в знак понимания, и устремил на нее доверчивый взор. Поняв, что пациент стабилен и полностью осознает ситуацию, Эмилия без страха наклонилась к нему. Поверив зрачки и измерив пульс, она кивнула Яну, и тот мысленно отправил сигнал Альфе.
- Бета, ему нужно перевоплотиться. Раны серьезные, и регенерация в человеческом виде не справляется с ними.
- Джеф, ты контролируешь своего зверя?
Оборотень слабо кивнул.
- Альфа сейчас будет здесь. Потерпи, брат.
- Все хорошо. - Нежно проговорила Соня, не переставая гладить оборотня по руке.
Через пару минут дверь со скрипом открылась, и в нее вошел Альфа. Его брови сошлись на переносице, как только он заметил руку пары на раненом оборотне. Но Луна сразу среагировала, убрав руку, но взгляд ее метал молнии.
Эмилия затаила дыхание. Так всегда происходило в присутствии Альфы. Ей хотелось склонить голову, и попятится назад. Она ненавидела это чувство преклонения перед сильнейшим, которое царило в их мире. Но все же Дрейк был единственным Альфой, встречавшиеся в ее жизни, которого она уважала и не чувствовала унижения в желании признать его силу. Впервые она делала это осознанно. Он вселял в нее чувство безопасности и в то же время уважения. Он смотрел на нее словно она была равной, и Эмилия понимала, что если когда-то она войдет в стаю, то только в стаю этого сильного Альфы.
В этот момент по ее телу словно прошелся ток, и она, подняв глаза, встретилась с пристальным взглядом Яна. Казалось, он читал ее как открытую книгу, знал каждую ее мысль и был доволен ею. В его взгляде было понимание и радость, как будто он стал еще на ступень ближе к ней. Она нахмурилась, сбрасывая это наваждение, и вернула свое внимание к пациенту.
- Превращение будет болезненным. Он сможет его выдержать? - Обратился к ней Альфа.
- Да. Оно просто необходимо. Он почти привык к обезболивающему и его действие уменьшается с каждым разом. Регенерация замедлилась, а боль, что терзает его настолько сильная, что его рассудок может не выдержать. Больше тянуть нельзя.
- Ясно. Ян помоги мне вывести его.
- Зачем? - Удивилась Соня.
- Он не может измениться здесь, иначе разгромит Эмилии весь кабинет. Мы выведем его на задний двор, а ты оставайся в доме!
Соня фыркнула, но промолчала. Мужчины подняли раненного, держа его с обоих сторон, и повели к выходу. Эмилия приготовила укол снотворного, на случай если боль затуманит рассудок оборотня, направилась вслед за ними. Луна, как и предполагалось, не послушалась приказа, но все таки осталась на крыльце, в то время как мужчины опустили оборотня на мягкую траву. Бета отступил назад, насторожено наблюдая за раненным.
Даже Эмилия ощутила силу ментального приказа Дрейка. Его настойчивость и требование. Он выворачивал сознание Джефа, заставляя того превращаться сквозь боль и отчаяние. Призывая его зверя, он требовал подчинения своему Альфе. Яростный крик, наполненный болью, разнесся по окрестности, хруст костей и звук разорвавшейся ткани штанов, и вот перед ними лежит уже не человек, а зверь. Эмилия покосилась на Соню, пытаясь угадать ее реакцию. Испытывала ли она страх или презрение? Но лицо Луны выражало лишь сожаление и участие.
Рваные раны на теле оборотня, которые она недавно зашивала стали стягиваться, и Эмилия облегченно вздохнула. Регенерация действовала отлично. Оборотень поднялся, оглядываясь вокруг. Израненный зверь оскалился, но новая волна приказа Альфы, заставила его преклонить голову, и они снова перевели дыхание. Теперь можно было не беспокоится. Зверь признал своего Альфу, и его сознание прояснилось. Его раны сейчас затянуться, оставляя за собой лишь слабость, и завтра он уже окончательно подниматься на ноги.
Бета приблизился к Альфе, и сейчас стоял наравне с ним. Эмилия понимала, что они ведут допрос оборотня, вытаскивая из его сознания картины произошедшего. Но будучи не полноценной и не входя в стаю, она ничего не слышала. Она оглянулась на Луну, но видя настороженность на ее лице, поняла, что и она глуха.
Они простояли так минут десять, не меньше, когда, наконец, мужчина вернулся в свой человеческий вид. Его голый вид закрыл Альфа своею спиной, и все же Эмилия отвернулась. Луна скрылась в доме, туда же направился бета, чтобы вернуться через минуту, неся в руках одни из своих штанов. Как только шуршание ткани прекратилось, Эмилия повернулась и подошла к оборотню, который опирался на плечо Альфы. Повязки в следствии превращении слетели с его тела, но на месте ран уже были зажившие красные рубцы. Она пощупала их, определяя степень затягивания ран, и стараясь не обращать внимание на бету, который стоял прямо за ее спиной, скрепя зубами. Альфа лишь усмехнулся на его поведение, давая Эмилии понять, что принял претензии своего беты на нее. Мимолетное облегчение затопило ей душу, которое было совсем ни к чему, и все же оно согрело ей сердце.
- Думаю, тебя можно завтра выписывать. - С улыбкой произнесла девушка.
- Ты выпишешь его сегодня. - Прозвучал приказ беты, при этом Альфа сделал вид, что не слышал этого, переведя свой взор на Луну, которая снова появилась на крыльце дома и ожидала их.
Эмилия возмущенно посмотрела на бету, и громко произнесла.
- Я его лечащий врач, и когда его отпускать домой решать мне!
Разряды молнии пронеслись мимо них. И неизвестно в какую сторону зашел бы их спор, если бы не вмешался сам больной.
- Я очень благодарен вам, Док. Но я уйду домой сегодня.
Девушка почувствовала укол в сердце, приняв его решение об отказе дальше лечиться за не признание ее. И Ян словно почувствовал нахлынувшие на нее чувства, резко притянул ее в свои объятия, шокируя присутствующих.
- Детка, ты не правильно его поняла. - Тихо прошептал он ей на ухо, зная, что от высокочувствительного слуха оборотней не ускользнут его слова.
Девушка попыталась вырваться с его объятий, чувствуя, как наливаются краской щеки, но все ее попытки были безуспешными.
- Пожалуйста, отпусти меня. Что скажет Альфа?
- Если ты решишь соединиться с моим бетой, я с радостью приму ваш союз. Но решать только тебе, Эмилия. Помни об этом. Никто тебя не к чему принуждать не будет. - Серьезно проговорил Дрейк, и девушка после этим слов сама прижалась к Яну, пряча лицо на его груди. - А решение Джефа вернуться сегодня домой связанно как раз таки с очень сильным волком, которого нервирует присутствие другого оборотня возле его самки. И больше ни с чем другим.
После этих слов, Альфа повел оборотня в дом, оставляя их наедине. Она позволила себе задержаться в объятиях Яна, вдохнуть его аромат, стараясь вобрать его как можно глубже в себя. Этот мужчина делал ее слабой. Сколько раз ей открыто говорили о нежелании лечиться у нее, сколько раз показывали свое пренебрежение, и она всегда столько выносила это. Но стоило кому-то высказать это в присутствии Яна, и она почувствовала стыд и унижение. И пусть Джеф и правда не думал так, ей хватило и намека, чтобы ощутить боль.
Эмилия в очередной раз убедилась, как опасен этот мужчина. Он прорывался сквозь выставленные ею барьеры, выворачивая на поверхность, все то, что она не желала больше чувствовать. Он подобрался слишком близко к ее внутренним демонам, грозя выпустить их на свободу, а она не была еще готова к этому.
Девушка сжала кулаки и оторвалась от Яна. Его руки бессильно повисли вдоль тела, и на мгновение она увидела боль в его глазах. Но они снова вернулись к своему привычному слегка насмешливому взору, и он улыбнулся ей.
- Все так же не преступна.
- Не понимаю о чем ты, Бета? - Она передернула плечами. - Раз Джеф собирается выписаться сегодня, мне нужно дать ему последние рекомендации.
- Опять бежишь?
- Мне не от кого бежать. - Твердо произнесла она.
- Тебе было тяжело показать свои чувства в присутствии Альфы, но он как видишь и так все понял. Он не считает тебя не достойной мне парой, так почему же тебе наконец-то не признать связь между нами.
Она резко обернулась и посмотрела на Яна. Огонь злости пылал в ее глазах.
- Потому что я не изменюсь. Ты хочет соединиться, но при этом постоянно твердишь, что мой зверь вернется и вырвется наружу. Ты не можешь признать того факта, что пара выбранная тебе природой не полноценна. Это тебе не хватает мужества, а я лишь не хочу лишних разочарований. Что будет, когда я уступлю и мы соединимся? Что будет через месяц или год, когда ты поймешь, что все твои домыслы были ошибочные? Как тогда нам жить? А потомство? Что если это наследственное, если это передастся им? Я не хочу, чтобы мои дети познали тоже, что и я.
Высказав все это, она развернулась и быстро направилась в дом. И все же его последние слова донеслись до нее, проникая вглубь ее души, терзая ее, казалось бы, зажитые раны, которые снова вышли на поверхность.
- Почему ты просто не можешь поверить в нас?

Глава 11

Она была лицемеркой и давно признала это. Еще тогда, когда в первый раз поняла, что не сможет больше обратиться, и потом когда ложилась в постель с Бредом, и даже когда приезжала в новую стаю, отстраняясь от ее презрения, повторяя себе, что ее это не волнует, она лицемерила. Всегда лицемерила. И сейчас Эмилия достигла высшего уровня в этом искусстве.
День за днем повторяя Яну, что они не соединятся, она все же продолжала спать с ним в одной постели. Это было рискованно, и девушка понимала, что ходит по краю. Уже не раз и не два она забывалась, отдавалась его губам и горячим ладоням, которые скользили по ее голому телу. Ведь сколько бы раз она не ложилась спать в пижаме, на утро та всегда оказывалась на полу. Последний такой случай, когда она уже была на грани, готовая сдастся, прервал Альфа с Луной. Тот миг, когда ее разум вновь прояснился, и девушка поняла, что заставляет Альфу, который привел Соню на УЗИ, ожидать под дверью, в то время, как она находится под обнаженным телом Беты, стал поворотным. Это показало, как близко они подошли к невидимой черте, и стоило прекратить, пока не случилось непоправимого.
Полнолуние приближалось. Все оборотни ощущали это. Время, когда стая становилась нервной и взвинченной. Самцам приходилось бороться за самоконтроль, а самкам терпеть муки приближающейся течки. И она не была исключением. Природа, забрав у нее способность изменятся, как в насмешку оставила в подарок это опасный период. Ее тело с каждым днем все больше ощущало его. Появившаяся горячка становилась все сильнее, все больше непреодолимой и не контролируемой. Неотъемлемая физиология самок давила на нее, и даже разработанная некогда ею же вакцина не помогала в этот раз. Девушка сходила с ума, от нарастающего желания. Низ живота постоянно ныл от потребности ощутить твердый орган своего самца.
Пусть она отрекалась от него, используя для этого все возможные человеческие слова и предлоги, природа не принимала их. В очередной раз, новым приступом жара и боли доказывая Эмилии, кто является ее истинной парой. Потому что только для него горело ее тело, изнывая от желания отдаться его силе, почувствовать энергию доминирования и стать наконец покорной.
Он заполнил ее сны, даже когда она пыталась просто передремать на кушетке или за столом. Его голое мускулистое тело, его крепкие руки, так изящно скользящие по ее бедрам, его обжигающие губы, которые затрагивали ее самые потайные уголки, наполняли ее сновидения, все больше сводя с ума. Каждую минуту, каждую секунду заставляя безумно хотеть его.
Черт, это было настоящим проклятием. Девушка знала, что ее тело вошло в период овуляции, так как его температура уже была выше 38 градусов, что было естественно для самок оборотней. Пот постоянно струйкой стекал по ее телу, и казалось весь дом наполнился феромонами. Течка, а она, будучи доктором, больше любила называть это периодом эструса, накрыла всю женскую половину стаи с головой, чего и следовало ожидать в преддверье полнолуния. Время, когда соединяются пары, молодняк проходит период полового созревания, а зрелые оборотни утоляют свою тягу к природе. Время, когда темный лес, прячет в своих покровах всю дикость их животного мира. И единственное во всем этом, чего не учла Эмилия, так это то, что ее вакцина перестанет на нее действовать, и позволит в полной мере ощутить этот опасный период на себе.
И Ян знал об этом. Прекрасно знал. Не зря же разгуливал по дому без футболки, сверкая своим совершенным мускулистым телом с твердыми кубиками на торсе и гладкими натянутыми мышцами на руках, пытаясь то и дело мимолетно прикасаться к ней. А она впивалась ногтями в ладонь, закусывала губу, стараясь восстановиться дыхание, чтобы не бросится на него и не умолять покрыть ее немедленно. Сжимала ноги со всей силой, мечтая подавить желание сию же минуту раздвинуть их перед ним, при этом втягивала в себя его соблазнительный запах, который изменился под действием возбудившихся желез, призывая ее быть готовой к его вторжению.

Ей хотелось тереться против всего его тела, ощущать руками его твердость, чувствовать ускоренное биение сердца, которое так отличалось от человеческого. Девушка желала утонуть в его ладонях, скрываясь от всего мира, стать частью единого целого. Это было не выносимо. Словно тебе вели препарат неудовлетворенности и дикого необузданного желания секса. Вот только она знала, что одним сексом все не закончится. А последствия разгребать придётся на свежую голову. И понимая все это, никак не могла найти способ избежать приготовленной для нее участи. Каждый день она ломала голову, ища способ прекратить это мучение, и каждый день ощущала как близко полнолуние.
Это был последний день. Луна была почти полной и уже виднелась на небосводе, встречаясь с закатом солнца, создавая невероятное ощущение прекрасного. Ее время незримо кончалось, а девушка так и не нашла выхода из сложившейся ситуации. Паника вырывалась наружу, лишая остатков логического мышления, и в ее голову приходили безумные мысли.
Беты не было весь день, и она знала, что мужчина уже не вернется назад в коттедж. Как и положено по его рангу, он должен был находиться на месте сбора стаи раньше Альфы, который выведет Луну на посвящение в первое для нее полнолуние. Но все же слова, которые он сказал ей утром перед уходом, врезались в ее память. Грубые, жестокие, чувствительные слова, что заставили низ ее живота гореть в агонии страсти и неудовлетворенности.
- Сегодня закончится твой побег, моя пара. Я покрою твое тело своим, врезаясь так глубоко внутрь тебя, что ты не поймешь, где заканчиваешься ты и начинаюсь я. А после я раздуюсь, пропитывая тебя своим семенем и соединяясь с тобой навеки. Будь уверена в этом, - его голос звучал хрипло, с ноткой дикого рычание, которое пробежало по ее коже ввиде электрического тока.
- Ты сошел с ума!
- Попробуй только не явится! - угрожающе предостерег Ян.
- Я не член стаи.
- Попробуй только, и узнаешь, что такое быть желаемой добычей волка.
Его слова еще больше подогрели страх и панику Эмилии, в то же время будоража кровь возбуждением. Мысли лихорадочно меняли друг друга в поиске решения, которое никак не хотело вырисовываться на горизонте сознание. И тогда ей остался один единственный выход. Поступок был трусостью, но больше ничего не оставалось. Она просто уедет. Побег не был идеальный вариантом, но возможным в условиях, когда почти вся стая уже направилась на место сбора.
Да, она всю жизнь бежала. От страха, от боли, от потери, от ненависти, от презрения, от любви. Поэтому и сегодня это не будет сложно. Конечно, она еще не могла насовсем покинуть эту стаю, ведь никогда не пренебрегала своими обязательствами как врача. Утром она обязательно вернется. Просто пересидит ночь в каком-то отеле, подальше от темного леса.
Девушка понимала, что после этого Ян возненавидит ее. Самцы не прощают отказов и пренебрежения, но она не могла обречь его на жизнь с собой, на эту вечную борьбу с ее прошлым. Мужчине пришло время признать невозможность их союза, пусть она и жестоко поставит его перед этим фактом.
Стая и Ян еще могли понять ее отсутствие на собрании, ведь она не была членом стаи. Но каждый из них будет ожидать, что бета пойдет за ней, так как он уже заявил на нее свои права и подтверждал о них своими действиями каждый день. И в этом случаи его поражение будет на виду у всей стаи, а для оборотня его статуса это станет жестоким оскорблением. Понимание этого сжало ее сердце в тиски, но Эмилия не видела другого выхода. Нельзя подаваться слабости. Этот закон впитался в ее сущность с красными глазами дикого зверя, который жаждал ее крови.
Девушка быстро зашла в их комнату и собрала несколько вещей, после чего ее взгляд остановился на постели. Ведомая внутренней тоской, которая тяготила в ее сердце, она стащила с постели простынь, потому что та пропахла Яном, и кинула в сумку. Глупо и лицемерно.
Понимая, что не может выехать на своей машине, после предыдущего побега, девушка пошла к соседнему коттеджу. На территории стаи оборотни не заботились о замках, поэтому она не удивилась, обнаружив у припаркованного джипа в зажигании торчащие ключи. Совесть давила на душу, но Эмилия успокоила себя тем, что не воровала автомобиль, а просто позаимствовала и завтра утром вернет его на место.
Закинув вещи на задние сиденье, она повернула ключ зажигания и тронулась с места. Медленно маневрируя по пустым уличкам, девушка подъехала к центральным воротам. Здесь ее ждало разочарование. По своей глупости она забыла о неизменном карауле.
Несмотря на то, что почти вся стая проходила изменения, каждое полнолуние отбирались оборотни, которые следили за не нарушением границы территории человеком. Это всегда были зрелые опытные самцы, которых отбирал сам Альфа. Они могли контролировать свое желание измениться, и имели пару, поэтому были не подвластны феромонам одиноких самок. Каждое полнолуние караул менялся.
Сделал глубокий вдох, Эмилия приостановилась в несколько метрах, решая как поступить. Оборотень пристально следил за ней, ожидая, когда девушка подъедет ближе. Она была уверена, что он уже заметил, что машина принадлежала не ей, а значит - добровольно не выпустит ее за ворота. Паника снова сдавила ее своими объятиями, расползаясь словно паутина. Нет, она просто не могла остаться на территории стаи. Не могла сдаться во власть Беты.
Приняв молниеносное решение, Эмилия переключила коробку передач и выжила педаль газа, врезаясь в металлические ворота, которые разлетелись в стороны от удара, и, не останавливаясь, понеслась вперед.

*****
Он нашел ее. Наконец-то после стольких лет скитаний он все таки нашел ее. Он просто знал, что не мог ошибиться. И пусть она не покидала границ территорий этой стаи, не давая ему возможности полностью увериться в этом, он не сомневался, что это была она - его пара. Предвкушение бежало в его крови, подстрекаемое зверским голодом. Ни одна сука после той ночи не трогала его. Даже физическое удовлетворение с ними было слишком мимолетным, словно природа насмехалась над его глупостью. Он был первым ликаном, которому она подарила пару, и та смогла от него убежать. Но ничего во второй раз он не упустит свою малышку.
Оборотень прошелся по самой границе территории стаи, не нарушая ее кордонов. Прошлая попытка была веселым времяпровождением, и он гордый собой, оставив жизнь тому слабому оборотню, что попался на его пути. Это был подарок местному Альфе, который предостерегал его, давая знак быть наготове. И сейчас тот был готов к его появлению, он ждал его и даже выслеживал. Что лишний раз подстрекало ликана на безумные необдуманные действия. Но он всегда был слишком хорош для такого, даже когда был простым человеком.
Смутные воспоминания о его прошлой жизни еще терзали его ум. Тогда он еще не был идеальным, сколько бы им не пытался стать. А потом жизнь сама сделала его таким. И он наконец обрел свою настоящую сущность. Животную. И теперь наслаждался каждым моментом этой невероятной жизни, полной силы и дикости, срывающей цепи принципов и законов.
Да, плата за это была высока. Агония перерождения казалась адом. Словно сам Дьявол пришел по его душу. А после пришло облегчение, и он понял, что выжил. Тысячи не выживали, а он смог. Что еще раз служило доказательством о его высшем предназначении. Первое, что зверь сделал - это выследил ту суку, которая пряталась от него на протяжении многих лет. Программа защиты свидетелей хорошо оберегала ее, пока он был человеком, но от животного это не смогло ее спасти.
Ликан облизался, словно снова почувствовал кровь растерзанной женщины на губах. В венах забурлила кровь, от прилива желания и ярости. Луна действовала на него, подстрекая покрыть самку. Он рыскал по территорию, что теперь заняла стая, к которой он решил на время примкнуть. Мужчина ненавидел быть в подчинении, но признавал равную силу в Альфе, хотя знал, что смог бы занять его место, но пока его устраивала роль беты. Его Альфа устранит Альфу этой стаи, что было закономерностью в их мире, и лишит его ненужных боев, открыв двери к власти, к которой он стремился. Вот тогда зверь и избавиться от мешающего ему самовлюбленного полуликана, а пока приходилось пресмыкаться перед ним.
И это сводило ликана с ума. Подчинения не было в его крови. Он доказал это своей матери шлюхе еще в пятнадцатилетнем возрасте, зарезав ее кухонным ножом, а после обставил все так, что обвинили в этом отчима-алкоголика. Он снова подтвердил это, когда несколько месяцев держал в плену ту сучку, которая посмела бросить его после двух лет брака. И опять доводил это остальным особям женского пола, что смели пренебрегать им. Пока одной из них не удалось вырвать и заявить на него в полицию. К его радости дело затянулось, и неизвестно, чтобы с ним было дальше, если бы на машину, которая везла его на заседание, не напали ликаны. Как он наслаждался, наблюдая, как эти гордые звери с легкостью растерзали охранников. До такой степени это возбудило его, что он сам отдался им в руки, ища свое предназначение.
Ликан вспомнил, как нашел эту стаю после перерождения, и доказал им, что достоин своего места в ней. И они делали набеги, ощущая полную свободу, неконтролируемую силу и власть. А в один из таких набегов он встретил ее. Маленького пугливого кролика, смотрящего на него своими невинными глазами. Возбуждение, которое он испытал тогда было равносильно вулкану. А потом она побежала. О, этот запах добычи, вкус преследования, радость от вида загнанной в угол жертвы. По глупости он спутал эту жажду с чувством обычного голода, лишь потом, потеряв ее, понял, что на самом деле это означало. Она была его парой, а он упустил ее. Позволил спрыгнуть с обрыва и упасть в темную воду.
Тогда зверь спустился вниз, обыскивая каждый участок берега, в надежде учуять ее запах, но все было бессчётно. Ликан завыл от чувства потери, которое накрыло его, разрывая на части. Долгие годы он ощущал эту пустоту, пока однажды, нападая в очередной раз на слабую стаю, он не почувствовал знакомый запах. Сначала неверие и непонимание заполнили его, а после зверь долго пытал оставшихся в живых членов стаи, женщин и детей. И они подтвердили его догадки. За день до их нападения стаю покинула молодая самка. Доктор. Ее аромат еще не успел выветриться из обитаемой ею комнаты. Он вдыхал его, выпуская на волю дикий вой радости и обещания. Ликан поклялся отыскать ее. А когда он найдет ее, то наконец сделает своей.
И вот теперь он приблизился к выполнению своего обещания. И все же зверь не мог действовать импульсивно, поддаваясь инстинктам. Стая, в которой она поселилась на этот раз была одной из самых сильных, а с ее Альфой считались многие вожаки. В одиночку он бы не справился. Тогда ликан пошел на соглашения, встретив случайно ошибку природы - полуликана полуобротня, который был предводителем небольшой стаи. Они кочевали долгое время, выискивая идеальную территорию и условия для своего обогащения и развития.
Занять место беты было проще просто, ведь равным ему по силе в стае был только Альфа. А он, высказав ему при вызове уважение, заслужил его доверие и признание. Может по силе они еще могли потягаться, но ума у того явно не хватало. Возможно, сказывалось его наследство от оборотня, больше инстинктов и звериной ярости, чем мозгов, но ему это было только на руку. Также ликану не составило труда привести стаю сюда, нашептывая Альфе, что это был идеальный вариант, чтобы пустить корни. И он послушал его, поверил.
Все складывалось как нельзя удачно. Его пара засела здесь, давая ему время на подготовку. Ко всему прочему официально она так и не вступали в эту стаю, словно чувствовала, что не принадлежала ей, ожидала его. Жаль только, что она мало покидала территорию. Всегда с кем-то. И поэтому он не мог подобраться близко, рассмотреть каждую ее черточку, впитать ее запах и дать знать о себе. Но ничего его время еще придет. Возможно, даже сегодня. Поэтому он был начеку, полный ожидания, в то время когда его стая предавалась лунному сумасшествию.
Ликан знал, что мог выбрать любую сучку из стаи, кроме конечно той, на которую положит глаз Альфа, но эти запуганные слабые самки не привлекали его, и он не хотел ради них вдруг пропустить подходящий момент. Ночь длина, и он еще успеет удовлетворить свою звериную похоть, а пока стоило подождать. А может сегодня ему повезет и его ожидание оправдает себя. Зверь был уверен, что ее тоже коснулось пламя серебристой луны, и она будет подсознательно искать его в поисках облегчения своей муки. Ведь только он, ее истинная пара, мог облегчить ее страдания и принести ей настоящие наслаждение. Только он, и больше никто.

Глава 12

'Бета, доктор только что покинула территорию'
'Черт возьми! Куда вы смотрели ублюдки!? Вы еще заплатите за это упущение' - проревел он, голос его был наполненный зловещей яростью и злостью. И только альфа расслышал в них еще и страх, потому что отлично знал природу этого чувства.
Пусть связь с оборотнем была мысленной, но тот скривился от вибрации слов, которые ощущались, словно Бета стоял перед ним. Мужчина даже не пытался подавить желание склонить голову в подчинении, признавая свою ошибку, хотя бета и не мог увидеть этого.
'Ян успокойся!' - тихий приказ Дрэйка, произвел свое действие, и бета замолчал. - 'Как это произошло?'
'Она протаранила ворота, Альфа!'
'Своей машиной?' - поинтересовался Ян, хотя и так был уверен, что нет. Ведь ее грузовичок не смог бы после такого подвига далеко продвинуться.
'Нет, она была на машине Эммерса'.
Спокойствие нахлынуло на Яна, приведя в чувства и позволяя мыслить рационально. Легкая улыбка вдруг осветила его лицо, и он повернулся к Дрэйку.
'Значит, она где-то близко. Я должен пойти за ней альфа'
'Конечно, я тебя отпускаю. Беги за своей парой'.
'Спасибо, Дрэйк'.
'Брат, это твое право, которое я понимаю как никто другой. Пара самое ценное, что может дать природа. Не упусти ее'.
'Никогда', - его тихое обещание эхо прозвучал в мыслях каждого оборотня.
Ян помчался вперед, минная деревья и кущи, ощущая лапами свежую листву и вдыхая прохладный воздух. Ночь, опустившаяся на темный лес, скрывала его в своих покровах. Лишь ярко желтые глаза дикого зверя светились в полумраке. Призыв луны был невероятно сильным. Его самка пыталась убежать от него, и теперь зверь требовал достичь свою добычу и показать, как глупы были ее порывы. Он хотел обладать ею, жаждал покрыть своим телом, и отметить меткой обладания, соединяясь на веки.
О пагубной памяти Эммерса знали многие, поэтому Ян был уверен, что далеко его пара не ушла. С другой стороны его волновала мысль о ней ночью на пустой дороге, на территории где много оборотней, которые могут учуять ее манящий аромат. Зверь зарычал лишь от одной мысли, что на нее предъявит права еще кто-нибудь. Он был готов растерзать любого, кто посмеет встать на его пути.
Он приближался. Вот его нюх смог наконец уловить легкий запах лестной фиалки, но не цветка, а его любимой. Эмилия всегда у него ассоциировалась именно с этим ароматом. Тонкий, нежный, головокружительный, как и она сама. И тоже время землистый, словно сама земля. Так для него раньше пахла только природа, которая была их сущностью. Теперь ядром его сердца стала эта напуганная, но не сломленная самка. Она была сладкая и неприступная. Гордая и отчаянная. Сильная и запуганная. Она была его волчица. И бета готов был пойти на все, лишь бы сделать ее счастливой. Только бы стереть тени в глубинах глаз, только бы рассеять страх, который сковывал ее зверя, только бы доказать ей, что она жива и свободна, только бы заставить ее выпустить свою дикой на волю, и тогда она проснется от своей долгой спячки. И он еще увидит, как будет она бежать в потемках ночного леса полностью перевоплощенная в свою волчицу.
Но сейчас главное желание, которое бежало по его крови, вырываясь на волю диким ревом зверя, было сцепиться. Воткнуть свои зубы в ее нежную плоть, ставя метку обладания, и раздуться в ее теле, наполняя своим семенем. И утром ощутить, как ее аромат лишь слегка пробивается сквозь его собственный запах.
Зверь остановился на секунду и завыл на луну, предупреждая ее и всех в округе, что он идет за ней. А после снова двинулся вперед со всей скоростью, на которую был способен.


*****
- Черт тебя подери! Ну как такое возможно? - закричала Эмилия, ударяя руками об руль.
В ночной темноте салона ярко мигала красная лампочка, оповещая о пустом баке бензина. Невезение, казалось, шло за ней по пятам.
Девушка вышла из машины, сердитая на все на свете и со злостью ударила ногой по колесу, жалея, что не может разнести этот дурацкий автомобиль вдребезги. Стоило вот так геройствовать, чтобы застрять посередине дороги на окраине леса. Бензина даже не хватило, чтобы доехать до трассы.
Поставив руки на бока, она оглянулась, прислушиваясь к окружению. Лес манил своими ночными звуками. Тихий зов совы, шуршание деревьев и далекий вой волков. Только она прекрасно себе представляла, какие это были волки. Закинув голову вверх, она посмотрела на полную луну, которая словно насмехалась над ней своей ироничной улыбкой. Легкий ветерок трепал ее волосы, принеся такой далекий, но знакомый аромат, и ее сердце на миг остановившись, вдруг забилось сильнее. Он шел за ней.
Было глупо надеяться, что зверь ее опустит. Слишком глупо. Но что ей оставалось сейчас? Спокойно ждать на месте, пока не появиться ее бета, злой и возбужденный? Залезть в машину и ожидать когда он выломает дверь, пытаясь ее достать? Или бежать дальше вглубь леса, покидая территорию Альфы и подвергая себя неизвестной опасности? Она повернулась в противоположную сторону, туда, где пролегала граница, которую ей показали по ее прибытию в стаю.
И вдруг непонятный страх сжал ее горло, цепляясь своими клешнями и парализуя ее. Что-то пряталось в кромешной темноте. То, что заставило ее застыть на месте. Она вглядывалась во мрак, но даже ее усиленное зрение, так отличавшееся от человеческого, ничего не смогло уловить. Она задрожала от ужаса, который был до боли знакомым ей. Ужас, от которого она просыпалась ночью в холодном поту. Ужас, который лишил ее зверя и наполнил жизнь постоянным страхом. Ужас, от которого она убегала каждый день своей сломанной жизни.
По ее спине побежал холодок, чувства обострились, заклиная ее бежать. Но не от Яна, нет. Она быстро закружилось, а глаза пробежались по территории, выискивая причину возникшего страха. Возможно, это просто твоя паранойя, - подумала девушка. Вновь разыгравшееся воображение, как несколько лет назад, когда она ни с того ни с сего покинула стаю, потому что почувствовала, что он за ней идет. И вот, когда она почти убедила себя, что все это глупые мысли, ее глаза столкнулись с красным пылающим взглядом, и девушка, на секунду замерев, вдруг резко побежала. Глупо. Также как и тогда. Она побежала в сторону, с которой чувствовала приближение беты, больше не задумываясь о том, что может столкнуться с ним. Она бежала так, словно сам дьявол пришел по ее душу. Дьявол из ее кошмаров.
Девушка ни разу не оглянулась назад, ни разу не остановилась. Она стремилась вперед, стараясь скрыться от безысходности, что заполнила ее душу. Перед глазами снова всплыло видение растерзанной матери и зверь, с пастью заполненной кровью. Страх затопил каждую клеточку ее тела, и она не замечала, как ветки царапают кожу, оставляя порезы и синяки. Главное было добежать. Куда? Она не знала, хотя подсознательно все же надеялась снова оказаться на обрыве. Где угодно, лишь бы подальше от него.
А потом она поняла, что ей не скрыться. Эмилия услышала тяжелое дыхание, и звук погони. Он был позади нее. Так близко. Ужасно близко. А силы уже покидали ее. Если бы она только могла измениться, возможно это позволило бы ей оторваться. Но так же как и тогда эта способность была недоступна для нее. Девушка стала слабой, никчёмной жертвой, которую так легко можно поймать.
Дыхание сбилось, а по щекам потекли предательские слезы. В этом хаотичном беге ее мысли улетали к Яну. Виня себя за глупость и упрямство, вызванную ложной уверенностью и обманчивым чувством бесстрашия, девушка жалела, что уже не сможет увидеть его, почувствовать и все таки признать своим. Она была уверенна, что это ее конец. Так же ее уверенность распространялась на принятие того факта, что она все же умрет от когтей ликана, которые вымазаны кровью ее родителей. Как он нашел ее, она не знала, но не сомневалась - это был он.
Сильный удар в спину и вот она летит вниз, выставляя руки вперед, падая на прохладную траву. Страх побежал по венам, заполняя душу, вызывая панику и истерику. Ее резко перевернули, и девушка, ведомая этим леденящим испугом, с нечеловеческими усилиями принялась бороться с ним.
Затуманенным от страха взором различая лишь очертания оборотня, Эмилия из-за всех сил старалась отбиться, хотя в душе понимала, как четны были ее порывы. Он развел ее руки в стороны и прижал к земле, сильно, но не причиняя боли. Полностью обездвижена, девушка наконец решила посмотреть своему кошмару в лицо и к ее удивлению столкнулась с парой желтых, или даже скорее янтарных глаз. Теплых и ласковых, наполненный долей тревоги и огорчением. Ян. Это был он. Ее бета.
Моментально вся ее суть признала этого оборотня, и страх как по волшебству испарился. Словно и не было этого бешеного побега и нетерпимого ужаса, а только его согревающее тепло, которое находило отклик в ее душе.
Янтарные глаза пристально следили за ее реакцией, впитывая каждую ее черточку. Лапы отпустили ее руки, опираясь теперь об землю по обе стороны от ее головы. Невероятным было то, что бета находившийся под призывом луны, замер, ожидая пока девушка придёт в себя. Он увидел ее испуг, который больно ранил его сердце, убивая уверенность в их соединении. Но крик полный ужаса, который вырвался из ее горла, когда она упала на землю, сказал ему, что не его она так боится. Нет, в ее поступках и движениях был самый настоящий страх. И мужчина понимал, что это страх из ее прошлого.
Время словно замедлилось между ними. Они замерли в одной позе, смотря друг на друга. Дыхание девушки постепенно пришло в норму, и лицо озарило неуверенная, но ласковая улыбка. Она знала, с каким невероятным усилием ее бета контролирует себя, подавляя животные порывы. Вот только Эмилия, пережив такой стресс, больше не желала подавлять что-либо. Ее руки поднялись вверх, и она запустила пальцы в шелковистую шерсть, поглаживая и лаская его. Зверь дернулся, но все же остался спокойно нависать над ней, позволяя ей поступать по своему желанию. Ее глаза отчетливо видели каждую деталь этого могущественного оборотня. Его темно-серая шерсть с небольшими светло-рыжими переливами, которая струилась под ее пальцами, вызывала дрожь во всем ее теле. Он был великолепен. Полон жизненной силы и энергии, которой его наделила сама матушка-природа. Живой образец ее величия и могущества.
В девушке появилось дикое желание почувствовать это мягкое полотно не только руками, а ощутить его на своем теле, касаться его голой кожей. Одна мысль об этом вызвала волну возбуждения внизу ее живота, а что же будет с ней, когда это осуществится. Ведь Эмилия не сомневалась, что скоро она лишится последней преграды между ними. Но пока, ведомая каким-то внутренним огоньком, ей, как обычной самке, захотелось подразнить своего зверя.
Она приподняла таз, отрываясь от земли, и прижалась им к его твердому органу, которые не давал ей сомневаться в намерениях беты соединиться с ней. Глаза его опасно засверкали, предупреждая не играть в такие опасные игры, но адреналин уже бежал по ее крови смешиваясь с диким голодом, который мучал ее с того времени, как они встретились.
Сейчас ей казалось, что это было так естественно лежать под этим большим зверем, и чувствовать свою принадлежность ему. Она снова и снова терлась низом живот об его член, возбуждаясь от рыка, что грохотал из горла оборотня. Его лицо опустилось к её и шершавый язык прошелся по щеке, спускаясь к шее, и заходя в вырез рубашки. Девушка закрыла глаза и застонала, отдаваясь горячему покалыванию в спине и возрастающему жару внизу живота. В эту минуту она ощущала себя как никогда пустой. Мышцы лона пульсировали до боли, требуя его вторжения.
Но вот девушка перестала ощущать его вес, и резко открыла глаза. Зверь поднялся, и она поняла, что следующее, что он сделает - это перевернёт ее, прижимая лицом к земле и поднимая вверх ее таз. От представления этой сцены она задышала чаще, но посмотрев на своего оборотня, снова ощутила внутри какое-то озорство, которое всегда сдерживала.
К удивлению Яна, который уже не сомневался в том, что завоевал свою самку, девушка вдруг отползла от него и поднялась с земли. Он зарычал, предупреждая ее не двигаться, но она стала отступать назад. Зверь сделал шаг к ней, но его остановил игривый взгляд Эмилии. Сейчас, рядом с ним, девушка забыла обо всем, ощутив себя в полной безопасности. Поэтому смогла выпустить на свободу те чувства, что столько времени сдерживала в себе.
Вот она подошла к дереву, провела по нему рукой и скрылась за ним. Хрустнула ветка, говоря ей, что он сделал еще один шаг. Девушка развернулась и не спеша пошла вперед, продвигаясь вглубь леса. Она не убегала, нет. Наоборот, она искала для них место. Эмилия слышала шаги за собой, но он, несмотря на то, что с легкостью мог догнать ее, позволял ей принимать свое решение.
Наконец впереди она увидела толстый ствол древнего дуба, вокруг которого был простор. Луна освещала этот маленький уголок спокойствия посреди темных деревьев, что словно завидовали ее вниманию.
Подойдя к дереву, Эмилия развернулась, наблюдая за медленным приближением своего огромного зверя. Ее руки поднялись к пуговицам рубашки, но предупреждающий рык остановил ее. Это было его право. Потому что вся она теперь принадлежала ему. Эта его власть, хоть не была еще скрепленная узами, но ощущалась в каждом его движении, в наклоне головы и в обжигающем взгляде. Не было дороги назад.
Он шел к ней, а она просто ждала. Прислонившись к толстому стволу, Эмилия ожидала того, с кем ее венчала сама природа. Его движением были грациозными и медленными. Зверь приближался к загнанной самке. Только это зверь желал совсем не крови. И его желание вызывало ответный отклик в ее теле. Он стал перед ней, и легко зацепив один край рубашки возле воротника когтем, провел им вниз. Пуговицы словно жемчуг посыпались на траву, оголяя ее. Так как ткань не просвечивалась, а грудь не нуждалась в поддержке, будучи упругой, девушка не носила бюстгальтер. Поэтому это действие открыло ему взор на ее затвердевшие темно-коричневые соски. Руки девушки вцепились в дерево, когда зверь нагнул свою морду к требующим внимания соскам, и принялся по очередности обводит их языком. В это время его когти располосовали джинсы девушки на кусочки. В конце концов, Эмилия и не заметила, как они сложились у ее ног, а она осталась стоять в одних тонких трусиках.
Вслед за штанами порванными полосками полетела рубаха, осуществляя ее мечты о касании голой кожи и мягкой шерсти. Как и предполагала девушка, это было поистине возбуждающе ощущение. Дрожь заставила ее слегка выгнуться, упираясь головой в твердый ствол дерева.
Весь ее мир сейчас сошелся на его горячем языке и острых когтях, которыми, не раня, нежно водили по ее ногам. Тяжелое дыхание громким эхом раздавалось в ночной тиши. Далекий вой доносился до ее затуманенного сознания, не принося никакой информационной нагрузке. Ее не волновало ничего, кроме болящего жара в ее чреве, сообщающего ей о пике ее овуляции.
И он знал об этом. Опустившись перед ней на колени, он приподнял ее, держа на весу и заставляя расположить ноги на своих плечах. Так его морда оказалась как раз возле самого центра ее боли. Он сильно ткнулся в ее лоно носом, и ткань трусиков впилась в ее плоть. Эта тоненькая преграда не мешала ощутить девушке горячее дыхание зверя, но она мешала ему. Недовольно зарычав, он одной рукой разорвал этот последний лоскуток на ее теле, и она словно лесная нимфа, засверкала своей наготой в лунном свете.
Холодный ветерок резко контрастировал с ее пылающей кожей. Проворный язык уже добрался в сосредоточия жара, действуя быстро и целенаправленно. Громкие стоны Эмилии разнесли вокруг, долетая до чувствительных ушей оборотней, и сообщая им об успехе беты в завоевании своей пары.
Но всего этого ей было мало. Слишком долго она держала себя на грани, слишком долго мучила свое тело, слишком долго измывалась над этим гордым мужчиной. И сейчас он платил ей той же монетой. Как только наслаждение скручивалось в тугую спираль, он прекращал свои действия, отстраняясь и позволяя ветерку охладить разгорячённую плоть. И через пару минут снова возобновляя наступление, насилуя ее разбухший клитор своим длинным языком, проникая им вглубь ее лона, затрагивая натянутые стенки.
Это были невыносимые муки. Стоны перешли в крики: наслаждения, разочарования, мольбы и гнева. И вот терпение оборотня подошло к концу, и он недовольный непокорностью своей самки, отстранился от нее и поднялся. Ноги Эмилии, коснувшись земли, подогнулись и она бы упала, если бы сильная ладонь не удержала ее на месте.
- Пожалуйста, Ян, пожалуйста, - взмолилась девушка, терзаемая судорогами неудовлетворенности.
Звуки мольбы порадовали уши властного зверя, еще сильнее распалив в нем желание обладания. Он резко развернул девушку спиной к себе, заставляя ее выпучить зад, и прогнуться к дереву. Руки сжали ее нежные ягодицы, и у девушки мелькнула мысль в голове, что на утро ее округлая часть покроется синяками. Впрочем, ей следовало ожидать этих отметин по всему телу. Если бы она могла измениться, то спаривание не принесло бы столько неприятностей, а так ей придется стерпеть эти нюансы. Ведь выжила же Соня после сцепления с альфой, а она обычный человек. Эмилия в свою очередь все таки была оборотнем, пусть и искалеченным.
Эти мысли вытеснило из ее головы ощущение твердого толстого органа прижавшегося к ее мокрому лону. Она резко втянула в себя воздух, и закрутила задом. Но сильные руки удержали ее на месте, а рычание говорило, что вся власть принадлежит самцу. Девушка захныкала, и прикусила губу, чувствуя так близко то, что желала ощутить в себе.
Он потерся об нее, размазывая ее влагу по своему члену, раззадоривая ее этим действием все сильнее. Всхлипы перешли уже в настоящие слезы. Такой сильной была ее потребность в нем. Зверь оскалился, и, прижавшись головкой своего органа к ее входу, сделал резкий выпад, полностью погружаясь в ее тугое лоно. Эмилия закричала, надрывая голос, от наслаждения смешанного с легкой болью, от чувства его твердости растягивающей ее мышцы. Даже будучи влажной и жаждущей его, ее тело, давно не знавшее мужского внимания, было напряженным.
Ее крику вторил вой дикого животного, оповещая всех о своем обладании. Оборотень прогнулся, накрывая ее спину, и вцепился зубами в плечо девушки. Чистое рефлекторное действие присущее всем самцам, которые желали соединиться со своей самкой и отметить ее своей слюной и запахом.
Девушка прогнулась, и с хриплым криком забивалась в мощных судорогах вдруг резко накатившегося оргазма. Находясь во власти наслаждения, она и не заметила, как стали удлиняться ногти на ее руках, превращаясь в острые когти животного. Не видела она, как раздирала кору векового дерева, при каждом мощном ударе ее самца. Ее затопил экстаз, вновь и вновь накатывающий на нее новой волной каждый раз с увеличенной силой, пока Ян грубо таранил ее тело, ища свое удовольствие.
И конечно она не могла видеть, как на пару минут покрылись ее руки шерстью, которая снова исчезла, когда девушка отклонила голову назад и застонала, так похоже на вой дикого зверя, в тот момент, когда ее самец, найдя свое освобождение, кончил в нее, раздуваясь и запираясь в ее теле. Девушка билась в сильных конвульсиях, ощущая внутри себя лаву извергающегося семени, и втайне желая, чтобы оно проросло, даря ей ребенка. Вот только даже в эту минуту предательский голос злорадства вдруг напомнил о себе, говоря ей, что у неполноценных не может быть потомства, и скоро бета поймет ошибочность своего выбора. А тогда ей придется пережить самый сложный период - отлучение от своей пары. Ведь самой главной целью любого зрелого оборотня было продолжение рода, и это же было одной из немногих причин из-за которой давали разрешение на разрыв священных связей.
А она была уверена, что в конечном итоге они придут к этому.

Глава 13

Эмилия нежилась в объятиях своего мужчины, все еще не веря в произошедшее. Неужели она сама сдалась ему? Так просто, и в тоже время так тяжело, что казалось невозможно было принять этот факт. Но все еще подрагивающее от пережитого удовольствия тело, ноющее из-за метки плечо, засохшая сперма на внутренней стороне ее бедер, подтверждали их соединение.
Рассвет был уже близок. Они пролежали возле этого дерева всю ночь, большую часть из которой, Ян был заперт в ней. Продолжительность этого факта была еще одним доказательством их истинной пары. Эмилия знала, что все это время ее бета не спал. Он следил за окрестностью, понимая, что они сейчас наиболее уязвимы, в то время как она то просыпалась, то снова падала в беспамятство. Накатываемые волны удовольствия от постоянного ощущения его лавы в себе истощали ее тело, но их интенсивность вырывала со сна. И вот в таком полудрёме девушка провела оставшуюся часть ночи.
Росса успокаивала ее кожу, и несла желанную прохладу. Нежный утренний свет солнца, прогонял серость, позволяя ей наблюдать, как его мягкая шерсть снова становиться упругой кожей. Теперь спиной она чувствовала твердые мышцы, но даже это не препятствовало ему согревать ее своим теплом. И даже знание того, что температура ее тела все равно не позволила бы ей замерзнуть, не могло заставить ее лишиться и грани его тепла.
Одной рукой бета прижимал ее к своему телу, второй же он накрыл ее холмик, словно показывал, что эта часть ее принадлежит только ему. Его прикосновения обжигало, говоря, что лунная лихорадка еще окончательно не покинула девушку. Хотя Эмилия понимала, что даже когда действие луны полностью утихнет, их звериное притяжение не исчезнет. Это было между ними, есть и будет.
Почувствовав ее пробуждение, Ян дернулся, и девушка выпустила тяжелый вздох, когда ощутила, как он стал увеличиваться внутри нее, снова растягивая ноющие мышцы. Его захват прекратил свое действие еще часа два назад, перед самим рассветом, но, тем не менее, он так и не вышел из ее тела, оставаясь в ней полу расслабленным. Почему полу? Да, как врач и просто самка оборотня, она знала, что их мужчины никогда полностью не теряют свою силу во время периода полнолуния. Луна действовала так, чтобы самцы могли удовлетворять свою суку почти беспрерывно, пока та не понесет.
Девушка хмыкнула, вдруг подумав, что Соня вряд ли бы приняла такое объяснение. Слова привычные в их животном мире выводили ее из себя. Для Эмилии употреблять их было так же просто, как дышать.
Рука Яна переместилась с ее талии на грудь, накрывая жаждущий внимания сосок. Эти утренние ласки несли в себе негу и томление. Еще не совсем проснувшись, ее пара непроизвольно желал подарить ей новую порцию наслаждения, хотя она еще не пришла в себя после ночных утех. Эмилия откинула голову ему на плечо, удивляясь желанию стать еще ближе к нему, хотя между ними и так не осталось даже миллиметра расстояния. Его горячие дыхание обжигало шею девушки, и мурашки, отражая это, побежали по ее позвоночнику.
Калейдоскоп оживших чувств был слишком восхитительным, чтобы не принять его. Только теперь Эмилия поняла, что все ее знания и представления о соитии пары, не шли ни в какое сравнения с реальностью. Сегодняшняя ночь показала ей: то, что она когда-то пыталась испытать с человеком было просто смехотворным и пустым. Одна ночь изменила всю ею будущую жизнь, разворошив застывший улей, породив зависимость от его прикосновений и жажду к новым вершинам наслаждения.
Девушка слегка изогнулась и расставила ноги, позволил руке Яна проскочить глубже между ними, к месту, где они все еще были соединены. Она резко втянула воздух, когда его палец нащупал клитор и стал его поглаживать. Эмилия опустила свою руку вниз, накрывая его крамольные пальцы сверху, при этом ее пальчики слегка прикасались к основанию его члена. Он снова дернулся, словно проникая в нее еще глубже, но на самом деле это ощущение создавал затвердевший внутри ее лона член. Казалось, ее плоский живот выдувается, до такой степени тот увеличился.
Она была переполнена им, перенасыщена этой полнотой. В мире больше не существовала ничего кроме него, врывающегося в ее тело. Его выпады были быстрыми, резкими, сильными, и в той интенсивности, которая была присуща только оборотням. Их руки так и остались внизу, поэтому при каждом ударе его член задевал их, давая ощутить его темп не только мышцами лона, но и кончиками пальцев.
Его зубы снова сжали ее предплечье, в том месте, где еще ныла рана от его метки. Слабая боль, смешанная с удовольствием от его грубых выпадов создавали острые ощущения, словно она находилась на грани бытия. Девушка содрогнулась, вцепивший одной рукой в землю. Тихий рык возле кожи служил предостережением и напоминанием о его главенстве в их паре. И она желала покориться силе его зверя.
- Ян... - голос охрип и звучал приглушено, но мольба проскальзывала в нем.
Ее губы пересохли, и она провела по ним языком, жалея, что не может в этом положении поцеловать его. В глазах темнело, вырывая ее с этой реальности, оставляя только дикие, безумные ощущения, которые возрастали с каждым его рывком. Выпад за выпадом в ее чреве увеличивалась пульсация, которая походила на агонию и казалась невыносимой. Тело ее требовало вновь ощутить в себе горячее семя.
Словно угадав ее желание, он поднял ее правую ногу выше, углубляя свое проникновение и ворвавшись в нее последним сильным толчком, он достиг оргазма, мощно извергаясь в нее. Крик девушки наполнил утренний лес, взбудоражив птиц и животных. Приливы экстаза всколыхнули ее сознание, и девушка отдавалась во власть этого ошеломляющего наслаждения.
День тихо приближался к обеду, а они все так же лежали под этим многовековым деревом в объятиях друг друга. Даже будучи потными и грязными, они не могли заставить себя сдвинуться с места. Ян тихо посапывал в ее макушку, но Эмилия знала, что стоит ей заговорить или пошевелиться и он тут же проснётся, поэтому и лежала неподвижно. Конечно, сказать, что ей это не нравилось, было нельзя. Ощущения полного умиротворения, заполнившего ее душу впервые за столько лет стало для нее новизной, которую не хотелось тревожить.
Девушка догадывалась, что многие оборотни уже вернулись в городок. Кто-то этой ночью выплеснул животную дикость в соитие с самкой, кто-то совершил безумную пробежку, сливаясь с ночным лесом, кто-то ввел за собой молодняк, напутствуя его. Но каждый ответил на зов луны. Она понимала, что наверное ее уже ожидает альфа, да и к матери Яна нужно было заглянуть, но не могла заставить себя пошевелиться и позволить им вернуться в привычную жизнь. А Ян по-видимому придерживался того же мнения, потому и сам не торопился возвратиться к своим обязанностям беты.
Мысли девушки то и дело возвращались к вчерашнему преследованию. Неужели то был тот ликан? Разве такое было возможно? Мог ли он через столько лет выследить ее? Был ли он все еще жив, после преследования самой мощной стаей, которую направили по следу своры ликонов. Ее источник успел сообщить ей это перед тем, как исчезнуть. Всех тех ликанов так и не выследили, хотя за это дело бралась особенная стая оборотней, состоящая их одних альф. Стая правопорядка и закона. Стая, сметающая все на своем пути и не имеющая своей территории. Стая, которую редко кто видел, а те, кто видели - помалкивают.
Но Эмилия знала, что они существовали, хотя для многих это оставалось тайной. Они не имели связей, никогда не оставляли после себя следов, исчезая словно их и не было, но молва о них ходила по стаям, как предостережение. Но все же в ее памяти остался образ сильного оборотня, пришедшего через несколько дней к ней в больницу. Он не спрашивал ни о чем, а лишь как-то мысленно вытягивал из нее воспоминания, а после тихо ушел.
Пронесся в голове этот образ через года, она стала искать любую информацию об альфах, любое упоминание. И однажды один старый оборотень взамен на лечение дал ей подсказку, направил к нужному человеку. Как ни странно именно к человеку, а не оборотню. У него то она и вынудила ту капельку информации, которой сейчас располагала.
Девушка сомневалась, стоит ли спрашивать Яна, о вчерашнем пришествии. Она не хотела подвергать его риску, а если ее пара поймет, что то все-таки был не обычный чужак, а ее худший кошмар, сделает все, чтобы выследить его. Да, она боялась. Веря в силу своего мужчины, Эмилия понимала, каким могущественным был тот ликан, если все же смог скрыться даже от стаи альф. Поэтому и удивлялась, что вчера монстр так просто отступил.
- Ян? - тихо позвала она, все же зная, что должна выяснить мучивший ее вопрос, иначе сойдет с ума от всех мыслей.
- Что, родная? - его голос обволакивал как теплый мед, будоража даже сейчас, а хрипота в нем выдавала сонное состояние.
Теперь он всегда будет так влиять на нее: каждым движением, словом или взглядом вызывать сильное желание прикоснуться к нему, почувствовать в себе, раствориться в нем. Эта связь - зависимость в ее чистом, не прикрытом виде.
- Как ты прогнал ликана?
- Какого ликана, милая? - яркое удивление в его вопросе заставило ее насторожится.
Он слегка отстранился от нее, позволяя ей повернуться на спину, чтобы иметь возможность заглянуть в ее глаза.
- Который гнался за мной!
- За тобой ни кто не гнался, - просто и уверенно ответил Ян, встревоженный состоянием своей пары.
- Я знаю, он был там, - Эмилия старалась, чтобы в голосе звучала твердая уверенность, но недоумение и непонимание уже частично проникли в ее мысли.
- В эту ночью нашу границу нарушил лишь один чужак, и он был рядом с альфой. На этой стороне никого не было.
- Но я же отчетливо помню красные глаза ликана, поэтому я и побежала, - теперь она уже не скрывала неуверенности, взгляд направился поверх плеча Яна, а мысли снова унеслись к таким свежим воспоминаниям. Она не могла ошибиться! Или все-таки могла? Возможно, привычный страх сыграл с ней злую шутку. Нет, она просто не верит в то, что все было лишь в ее воображении.
- Глупо. Что гласит первое правило, которое изучают люди: никогда не беги от животного, - слегка сжал ее подбородок, привлекая внимание.
- Я знаю! Но я ничего не могла с собой поделать. Разум отключился, а единственное желание было бежать. Я была беспомощной и слабой, преследуемая бешенным зверем.
- Любимая за тобой никто не гнался, - мягко проговорил он, желая успокоить свою пару. Зверь внутри заметался от беспокойства. Паника, которую легко можно было рассмотреть на ее лице, тревожила и пугала. В душе появилось безумное желание любой ценной стереть эти тени с глубин ее глаз, доказать, что рядом с ним она в полной безопасности.
- Да нет же, я слышала его, чувствовала. Ты тоже должен был его учуять.
- Когда я приближался к тебе, уже ощущался твой острый аромат, и вот неожиданно запах переместился, и я почувствовал, как ты пронеслась недалеко от меня. И я последовал за тобой. Это все, Эми, - он выговаривал каждое слово четко и понятно, но все же замотала головой, не принимая такого объяснения.
- Не может быть, нет.
- Милая, еще раз повторяю. За тобой никто не гнался. Я бы учуял, не сомневайся! - теперь он начал давить на нее силой своего зверя, посылая волны твердой уверенности и защищённости.
- Ты уверен?
- Конечно!
Она на минуту задумалась, потерянная в своих мыслях. То ли детский страх сыграл с ней злую шутку, то ли все-таки ей не привиделось. Она не знала чему верить? Все казалось и реальным и таким же невероятным и невозможным. Это был тупик.
- Родная... - его губы нежно прошлись по месту укуса, вызывая такую знакомую дрожь в теле. И это вдруг так ее разозлило.
- Прекращай это!
- Что?
- Милая, родная, зайка, котик, и все в этом духе. Бесит!
Его громкий хохот пронесся по лесу. Сила зверь ее не беспокоила, а нежные слова смогли вывести из себя, отвлекая от паники. Это была его женщина! Единственная и неповторимая!
- Нет, ты точно не зайка. Они так дерево не полосуют.
Девушка непонимающе нахмурилась, и Ян слегка кивнул в сторону дуба, который служил ей прошлой ночью опорой. Она изогнулась в его руках и перевела взгляд на дерево. Глубокие многочисленные борозды раскромсали кору так, что та теперь кусочками усыпала траву. Ее брови выгнулись, а лице отобразилось чистое удивление, которое задержалось на несколько мгновений. Но потом рациональная часть сознания напомнила о себе. Все имеет логическое объяснение, а это тем более.
- Ты был очень диким этой ночью, - она ласково посмотрела на него.
- Нет, солнце, это не я натачивал коготки об дерево. Мои лапы все время были на тебе.
- Ты просто не заметил, - снова возразила девушка, и Ян тяжело вздохнул, огорчённый ее неверием.
- А если я скажу, что видел, как твои прекрасные коготки впитались в могущественное дерево.
- Ян достаточно! Я понимаю, что тебе бы хотелось, чтобы я была нормальной, но это не так. Я предупреждала тебя об этом, но ты не стал слушать и все равно провёл соединение.
- И не жалею об этом! - прорычал он, сильнее сжав ее в своих объятиях. - И советую тебе не забыть о том, что ты моя пара.
- Забудешь тут, - выдохнула она, покрутив шеей, которая все еще немного ныла.
Это было счастьем, что на ней все заживало быстрее, чем у обычного человека, но метка на самом деле всегда оставалась небольшим еле заметным шрамом, поэтому смазать рану заживляющим кремом явно не помешает. А это будет возможно только, когда она доберётся до своих препаратов. Подумав о медицине, Эмилия вдруг поняла одну вещь:
- Как только доберемся домой, нужно сделать тест на беременность.
Слова повисли в тишине, и сердце девушки вдруг учащено забилось в груди. Руки мужчины прижали ее чуть сильнее, и он зарылся лицом в ее волосы, прошептав:
- Нет, не нужно.
Она втянула в себя воздух, чувствуя как все в ней замерло от накатывающей печали, потому что его тон дал ей чёткий ответ, не располагающий к мечтательному 'а вдруг'.
- Я не беременна, да?
- Да, ты не понесла.
- Я же говорила, что нам нельзя было сцепляться, - еле сдерживая предательские слезы, со злостью произнесла девушка.
И тут же Ян рывком навис над ней. Сжав рукой подбородок, мужчина заставил ее посмотреть себе в глаза. Пылающий яркий взгляд сказал девушке, то, что после подтвердили его слова.
- Никогда не смей больше такого говорить! - он почти рычал, и Эмилия поняла, что его зверь подошёл слишком близко к поверхности, злясь от ее сомнений и нового отказа. - Ты моя пара! Истинная и единственная! Ты не имеешь права оспаривать это и сомневаться!
- Даже если у нас не будет детей? - тихо спросила она, жалея, что не может опустить голову и разорвать этот зрительный контакт.
- Да, даже без щенков и перевоплощения. Просто, такая как ты есть! И если я еще раз услышу подобное от тебя, ты будешь наказана!
- Ты не посмеешь?
- Самка не перечит своей паре. Самка не сомневается в нем. Самка беспрекословно покоряется ему.
- Черт, да ты шовинист!
- Это закон нашей жизни, и ты прекрасно о нем осведомлена. Нарушишь, и будешь наказана! - он подтвердил твердость своих намерений грозным рыком, и тут же захватил ее губы в яростном поцелуе.
Его длинный влажный язык исследовал глубины ее рта в безудержных движениях. Девушка сильно закинула голову назад, подавляемая его напором. Рядом с ним она всегда себя чувствовала маленькой и ранимой, но в то же время защищенной и ценимой.
То он сцеплялся с ее языком, то мягко ласкал ее нёбо, а то врывался глубоко внутрь и снова отступал, имитируя древние движения. Казалось, Ян просто поглощал ее своим ртом, и когда наконец-то отпустил, Эмилия тяжело дышала. Мужчина нежно захватил зубами ее пухлую нижнюю губу, слегка потянул, а после прижался лбом к ее лбу и закрыл глаза.
'Бета, черт возьми, я все понимаю, но мне нужна твоя задница здесь!' - зарычал в его голове голос альфы.
'Мы уже собираемся. Да, ты и сам только недавно вернулся!'
'Я дал тебе достаточно времени. Уже практически за полдень. А твои обязанности я не отменял!'
'Мы скоро будем, альфа!' - недовольно проворчал Ян, но все же знал, что Дрэйк прав, и им пора вернуться в стаю.

Глава 14

Несмотря на требовательный приказ Альфы незамедлительно явиться, они не спеша пробирались сквозь лес к дороге, на которой Эмилия оставила украденный автомобиль. Девушка была смущена. Им пришлось идти голыми средь белого дня. Ян в порыве страсти не обставил мало-мальски пригодного лоскутка, которым она могла прикрыться. Но если свои вещи, Эмми улыбнулась, она найдет в машине, то для Яна штаны подходящего размера вряд ли отыщется. Скосив на Яна взгляд, она в который раз отметила, как он притягателен, и в душе от мысли, что он предстанет во всей красе перед стаей, особенно ее женской частью, возмутилась. Хотя оборотни и были раскрепощены в своей наготе, как истинная сука она не желала делиться своей парой. Оказалось, она очень ревнивая. Сделанное открытие настолько удивило девушку, что неожиданно ее ноги запутались. Чтобы не упасть, она вцепилась в руку Яна.
- Милая, все в порядке? - он обеспокоено сжал ее плечи, удерживая на месте.
- Да, просто устала.
Его пальцы нежно прошлись по ее нижней губе, скользнули вниз, приласкали ключицу. Ян, не отрывая взгляда, следил, как меняется выражение ее глаз, и то, что он увидел в их омуте, удовлетворило бету. Он развернулся и, сжав ее руку, возобновил их путь. Вскоре они вышли на дорогу к автомобилю. Эмилия тяжело вздохнула. Ей до боли не хотелось возвращаться в стаю. Она старалась не думать том, как в стаи воспримут их спаривание. То, что отношение к этому будет неоднозначным, не вызывало сомнений. А она только стала сближаться с женской половиной, получая от них толику общения. Конечно, все это было благодаря Соне, которая упрямо желала не просто занять свое место в этой волчьей общине, а еще найти его и для Эмилии.
- Все твои вещи на месте, родная, - проговорил Ян, когда открыл дверцу заднего сиденья и достал ее сумки.
- Никаких следов постороннего? - аккуратно спросила девушка, боясь показаться параноиком.
- Ни следов, ни запаха.
Она слегка кивнула и потянулась к своей сумке, но Ян не позволили ей.
- Эй? - Эмили недоуменно посмотрела на Яна.
- Я сам тебя одену.
Эмилия лишь вопросительно изогнула бровь, но промолчала. Бета стал небрежно рыться в ее вещах. Через пару секунду в его руках были ее черные трусики, джинсы и свободная футболка из плотной ткани. Он опустился перед ней на колени, величественный в своей наготе. И у девушки перехватило дыхание, так эротично и нереально это было. Бета, второй в стае, преклоненный у ее ног. Такое возможно лишь, если ты альфа или его пара.
Он натянул между пальцами кусочек черной ткани, улыбнувшись своим мыслям, небрежно перекинул их за плечо и
потянулся за джинсами. Одевание с помощью этого мужчины стала для Эмлии откровением. Его пальцы нежно охватывали ступню, вырисовывали витиеватые узоры на ледышке. Губы прогладывали путь ткани и рукам, под которыми она плавилась, слабла. Девушка положила руки на его плечи, ища опору, предательская дрожь пальчиков выдала ее состояние. Ян удовлетворенно рыкнул и, просунув обе ноги в джинсы, стал медленно поднимать плотный материал по ее ногам, вызывая мурашки по коже. Дойдя до верха, он ласково поправил ткань на ее ягодицах, проведя по ним своими ладонями. А после подарил нежный поцелуй внизу ее живота.
- Ты сводишь меня с ума, - тихий шепот, словно легкий ветерок взбудоражил все ее чувства.
Еще один поцелуй. Эмили выгнулась в его руках.
- Ян, - полустон, полушепот.- Ян, пожалуйста, не надо...Ты знаешь, что так мы не скоро попадем назад. Альфа будет недоволен.
- За моей спиной Луна, - весело ответил Ян, поднимаясь с колен, - Она поддержит меня и смягчит его гнев.
- Заговорщики, - выдохнула девушка, когда он просунул через ее голову и руки футболку и потянул мягкую ткань по заостренным соскам, что были болезненно чувствительны.
- Ну все, ты готова и можем ехать, - игриво произнес он, прекрасно понимая какой эффект вызвали все его действия.
Эмилия с минуту заворожено смотрела на своего мужчину. Осознание того, что этот потрясающий самец принадлежит ей от кончиков ушей до хвоста, привело ее в чувства. Ее глаза сузились, и она окинула сердитым взглядом его божественное тело.
- Что такое?
- Я то готова, а ты?
- Что я?
- Ты так и поедешь! - визгнула Эмилия. - Голый?
- Конечно, в этом нет ничего предосудительного. Я их бета, они не раз меня так сказать в натуральном виде.
- Отлично. Тогда и я не буду одеваться, - она потянулась за край футболки, пытаясь поднять ее вверх, но сильные руки беты остановили девушку.
- Хорошо, хорошо, ты выиграла, - засмеялся он. - Мне так нравиться твоя ревность. Есть предположения?
Ян развел руками, предлагая ей одеть его. Интересно, что она придумает. Его вещей здесь нет, а из ее ему ничего не подойдет.
Эмми нахмурилась. Миленькая складка между бровей, закушенная нижняя губка, насупленный вид. Бета снова почувствовал возбуждение. Девушка развернулась к сиденью, на котором стояла ее сумку. Почти не слышно бормоча под нос, она усердно перебирала вещи в сумке. Единственное, что она смогла предложить ему, это их простынь, взятая ею при побеге. Он же пожирал взглядом ее аппетитную попку и сперва опешил, а затем разразился хохотом, когда увидел, что держит в руках повернувшая к нему Эми.
- Больше ничего другого нет, - пробубнила девушка и протянула ему белую ткань.
- Ну, уж нет! Ты это выбрала - ты это сама на меня и оденешь, а я вот понаблюдаю, как ты с этим справишься.
Чувствуя себя полной дурой, Эмилия все же не собиралась отступать. Лучше уж так, чем ее пара будет голым красоваться перед всеми самками. Глупо? Да! Но то были последствия их связи. Зарождающееся внутри нее чувство требовало поступить именно так. И Бета, наблюдающий за тем, как она поднимает руки, чтобы накинуть на него простынь, улыбнулся ей. Понимающе, со щемящей сердце нежностью. Словно читал все ее мысли.
- Ты слышишь меня?- прошептала Эмми, пришедшая ей на ум, догадка лишь бы подтвердила установившуюся между ними связь.
Еще одно доказательство. Оборотни, прошедшие слияние, могли чувствовать на расстоянии свою половинку, читать её мысли, тем самым, подтверждая единение их сущностей. Ян мог бы солгать, чтобы не огорчать свою пару. Но он решил быть честный с ней, с собой.
Его губы напряженно сжались, и он отрицательно покачал головой. Руки девушки дернулись и почти опустились, когда мужчина вдруг схватил ее за кисть и жестоко подтянул к себе.
- Продолжай, - твердо приказал он.
- Ян...
- Это неважно. Все неважно, пока ты моя. А ты МОЯ!
Девушка судорожно вздохнула. Не от страха, нет. Она знала, что он никогда причинит ей боль. Но интенсивность в его голосе, неоспоримая сила самца и власть над ней как ее пары, заставили ее подчиниться и задрожать от возбуждения. Этот дикий зверь считал ее своей. Все в его поведении, жестах служило подтверждением этому.
- Продолжай, - повторил Ян с глухим рычанием.
- Эй, засунь свое возмущение, куда подальше большой плохой волк. Я не та девушка, которая будет терпеть такое отношение.
- Но тебе это нравиться, - и в доказательство он принюхался.
Легкий румянец окрасил ее щеки, и девушка стиснула простынь в руках. Не желая вдаваться в подробности того насколько это ей нравиться, она быстро накинула белую ткань на его голое тело. Завязав на его плече тугой узел, девушка сделала шаг назад, дабы посмотреть на свое творение. Римские патриции были посрамлены, окажись они в этот момент рядом с Яном. Вид беты вызвал волну смеха в ее душе, но старалась его подавить.
Гордо раскинув руки, он показывал себя во всей красе. Простынь свободно свисала вниз, легко раскрываясь при малейших движениях. Эмилия поняла, что с этим тоже нужно что-то сделать. Порывшись в сумке, она достала черный кожаный ремень и, подойдя к мужчине, подпоясала его.
Снова отступила и не выдержала. Безудержный смех вырывался на волю. Черт, еще никогда бета не выглядел столь комично.
- Супруга моя, - в голосе вместо ожидаемой злости была нежность. - Ты предлагаешь бете вот так предстать перед своим альфой?
Она вытерла слезы с уголков глаз, и с легкой улыбкой настороженно ответила:
- Ага.
- Ладно, но ты компенсируешь муки уязвленного самолюбия - вздохнул мужчина, соглашаясь, и прищурил глаза, скрывая лукавые искорки.
- Ты, правда, согласен?
- Да. Ты моя пара, и я чувствую, что тебя расстроит то, что я вернусь в стаю нагим. А волк просто не может позволить произойти такой вещи, которая опечалит его супругу.
Ее сердце сжалось от уверенности в этих словах. Этот трепет в душе нельзя было просто назвать соединением. Нечто большее. Нечто важное. То, что страшно произносить вслух. То, что еще сильнее привяжет ее к нему. И то, что даст ему полную власть. Еще хрупкое, но уже сформировавшееся чувство.
Ты просто осознаешь его не в пылу страсти и ярости, не в борьбе за независимость и не в отстаивание своих прав, не в сладких и нежных прикосновениях. А именно тогда, когда гордый мужчина согласен выставить себя посмешищем в глазах своих подчиненных лишь бы порадовать тебя.
- Дыши, - тихо прошептал он, за секунду приблизившись к ней вплотную.
- Что?
- Дыши ровно и спокойно.
Нежное касание его губ. Дыхание обжигает уста, смешивается с ее. Ощущение словно он передает ей свою силу, заставляя панику отступить. Мелькает мысль 'поздно паниковать, вы уже связаны', и она сметается под напор яростного поцелуя. Все исчезает, теряет значение. Руки на его шее. Обхватывают сильно, желая притянуть еще ближе. Единение души и тела. И грань, которую она считала, что еще не переступила, давно уже позади.

*****

Ян гордо прошел сквозь кованые ворота, не замечая удивленных взглядов охранников. Его походка была спокойной и уверенной. А ноша на руках просто бесценной. Брошенный из-за отсутствия бензина автомобиль так и остался на лесной дороге.
Но мужчину это ни капли не смутило. Ему не составило труда взять ее на руки и пройти весь это путь пешком. Оборотень, что с него взять. Силой Эмилию не удивишь, трепетная забота Яна о ней приятна.
Их появление, если и не вызвало фурор, то привлекло пристальное внимание. Удивление, недоумение, непонимание. Неверие, раздражение, ненависть. Умиление радость, любовь. Оборотни, не отрываясь, следили за ними взглядами. Эмми, с трудом переносящая чужое внимание, кожей ощущала бурлившие вокруг эмоции. Поэтому девушка смущенно спрятала лицо на груди мужчины, желая провалить под землю.
Ян подошел к дому альфы, где их уже ожидали. Дрэйк, Соня родители, словом вся честная компания, которая не могла пропустить это событие. Он поставил девушку на землю, обнял ее за талию и, притянув к себе, положил подбородок на ее макушку. Выражение полного пофигизма говорило о его отношении к сложившейся ситуации.
- Видно славненько ты повалялся во мху, брат - нагло произнес альфа, окинув взглядом мужчину с головы до ног.
В этот момент Эмилия залилась краской, понимая, во что втравила своего мужчину. Но Ян лишь гордо вскинул подбородок и сверкнул своими ярко желтыми глазами.
- Завидно!?
Дрэйк согнулся пополам, содрогаясь от взрывного хохота.
- Черт, это с лихвой окупает все твои издевки, - вытирая слезы, произнес он, и снова зашелся в смехе. - Блин, несите мне камеру побыстрее, это нужно заснять.
- Муженек, успокойся, - сквозь зубы сказала Соня, для уверенности ударив того кулаком в бок.
- Альфа, - рык грозный и сердитый.
- А какие цветочки то миленькие. Тебе так идут, - снова поддел Дрэйк, притворным кашлем пытаясь прикрыть смех.
- Сынок, ты, наконец, представишь нам свою суженную? - ритуальный вопрос матери-волчицы, и Эмми закусила нижнюю губу от волнения.
- Сегодня ночь твой щенок выбрал свою пару, - громко проговорил Ян, чтобы услышала не только его мать, но и все члены стаи, которые потихоньку собирались вокруг них. - Она завоёвана в священной погоне, покорена мной. Альфа, прошу принять наше сцепление. Отныне и навсегда, она моя супруга.
Альфа выровнялся и придал себе серьезный вид, но губы так и подрагивали в еле сдерживаемом смехе.
- Истинную связь не может разрушить даже альфа. Отныне и навсегда, она часть тебя, - величественная фраза дрожью отозвалась в девушку.
Бета стиснул ее руку. Его глаза ярко засветились, когти на руках выросли также как и звериные клыки. Он, закинув голову назад, завыл от радости, что его соединение было принято вожаком стаи.
Оборотни, что их окружили, вторили ему в диком реве. А после все заполнили радостные крики и поздравления. Ни Эмми, ни Яну, никому, из разделивших с ними счастье, в этот момент не было дела до неискренних слов тех, кто в открытую не посмел выказать своего презрения к образовавшейся паре.
- Дрэйк, а почему у нас такого не было? - донесся до Эмилии тихий вопрос Луны через это напускное веселье.
- Потому что мне не нужно было ни у кого спрашивать разрешение, чтобы тебя приняли в стаю. Я альфа. Я закон.
Эти слова подтолкнули Эмилию к пониманию того, что молчанием она подтвердила свое согласие на вступление в эту стаю. О чем она думала?! Как могла такое допустить?! Она не была наивной девочкой, наоборот, отлично все знала об их законах. Закономерно, что первое, что предпримет бета, это спросит разрешение на принятие их пары в стаю. Правда, он мог попросить разрешение для нее или покинуть стаю вместе с ней. Стоящий рядом волк принял решение один, не спросив ее мнения и ни на секунду не задумываясь о том, как изменится ее жизнь, в которой она будет полностью зависеть от вожака.
Ярость и негодование взорвались в ее душе, и Эмми резко вырвала свою руку. Но ретироваться ей не позволили. Девушку тут же заключили в ласковые объятия. И это был не Ян.
- Милая, я так счастлива, - произнесла Мери, отстраиваясь от девушки и смахивая слезы счастья со щек.
- Дорогая, тебе сейчас не нужны лишние волнения, - добавил отец беты, при этом одобрительно похлопав сына по плечу.
- Мы должны сделать свадебную фотографию! - заорал во все горло Альфа.
- Я убью его! - грозный рык со стороны ее пары, который вновь заключил ее руку в свои крепкие цепи.
Эмилия была сбита с толку. Происходящее казалось нереальным. Последовавшее поздравление от отца Яна, и режущее слух 'дочка'. Альфа, пытающийся раздобыть фотоаппарат. И вскоре тихий щелчок, говорящий о том, что ему это удалось. Обещание Дрэйка распространить фото по соседним стаям. Очередное 'Я убью его' от полыхающего яростью Яна. И только руки, обнимающего ее мужчины возвращали Эмми в действительность. Она чувствовала страх мужчины, удерживающий его на месте. Страх, что она скроется от всего этого сумасшествия, как только он выпустит ее из объятий.
*****


Зверь был зол. Гнев волнами струился по его телу, требуя выхода, и лишь остатки разума твердили, что нельзя сейчас поступать опрометчиво. Впервые по пришествию столько времени она была так близко к нему. Его самка. Он вобрал в себя ее образ. Стройные подтянутые ноги, тонкую изогнутую талию, длинные шелковистые локоны, которые обрамляли нежное лицо. С виду она была такой хрупкой и беспомощной, но ликан знал, какую силу в себе таила эта восхитительная волчица.
Увидев ее одну на дороге, он кинулся, было к ней, но девушку почувствовала опасность, тут же бросилась в лес. Он хотел побежать за ней, но не рискнул и остался на месте, скрытый в покрове ночи. Этот самоконтроль дался ему с большим трудом. Зверь же не принимал доводов рассудка, рвался под кожей, требовал загнать самку и сделать своей. Но на территории, в сторону которой она побежала, было слишком много оборотней. Он был сильным, но не идиотом. С таким количество ему не совладать, поэтому ликан остался на месте, лишь гневно провожал её взглядом. Он уже предвкушал их следующую встречу.
Она знала, что он пришел за ней. Его зверь это чувствовал. Сладкий вкус ее страха еще витал в воздухе. Этот аромат возбуждал его, заставляя горячую кровь бешено бежать по венам. Глупышка, она считала, что ее ждет смерть в его руках. Нет. Она его пара. И как только она осознает этот факт, перестанет бояться и убегать. Ликан был в этом уверен. Он не мог ошибиться.
Зверь рвался из-под кожи, причиняя боль, ломая кости и вырываясь наружу. Его основное требование это покрыть самку. Свою пару. Но ему придется подождать. Прежде чем двинуться назад, на свою территорию, он обратился, уступая требованию зверя, к которому взывала луна. Позволив дикому животному восстать, он громко завыл, тем самым, давая обещание убегающей девушке скоро встретиться.
Пробираясь между вековыми деревьями, он наткнулся на самца его стаи. Неопытный глупец все-таки сумел загнать молоденькую самку и уже собирался покрыть ее. Чувствуя власть луны в крови, ликан ступил ближе. Мысленно приказал самцу отступить, и предоставить ему возможность первому вкусить эту перепуганную волчицу. Но тот неожиданно тихо зарычал, показывая свое право обладания. Непокорность низшего по рангу взбесила ликана. Он их бета. Сильнейший в стае. Ему не отказывали. Ему не противились. Его боялись и ему беспрекословно покорялись. Грозный ответный рык зверя с вибрирующей силой в голосе разнесся по ночному лесу, тревожа его жителей, заставляющий оборотня отступить. Покорившийся воле беты ликан тихо заскулил, опустив голову, попятился назад. Легкая победа. Даже не пришлось повозиться.
Ликан уверенно подошел к застывшей самке, дрожащей от страха и ужаса. Этот аромат порадовал животного, побуждая к действию. Она дернулась и постаралась отползти. Зверь рыкнул, пресекая неповиновение, и пристроился сзади. Его зубы больно сжали плечо, раздирая кожу и жестоко ставя свою метку обладания. Металлический вкус крови, наполнившей его рот, принос удовольствие. Он сделал сильный выпад и резко ворвался в тело самки. Она захныкала под ними. Зверя это лишь только раззадорило. Он упивался ее болью и отчаяньем, получая от этого истинное наслаждение. Его толчки были не контролируемые. В бешеный ритм ликан вкладывал всю силу и жестокость. Он насиловал слабую самку, не заботясь о своей жертве, даже не думая о ней. Главным было его удовольствие
Образы его пары заполнили мысли. От хрупкой нескладной перепуганной девчушки до хорошо сложенной с привлекательными округлостями женщины. Видение подтолкнуло его к разрядке, и он излил семя в свою жертву. И пусть она не принесет ему потомства, по крайней мере, с ней он удовлетворил первую жажду. Но только этого было мало.
Ликан отпустил свою жертву. Ему было недостаточно ее страха и боли. Излишняя покорность раздражала. Зверь любил загонять добычу, слушать ускоренный стук ее сердца и крик, наполненный ужасом. А после смотреть в остекленевшие глаза, которые покинула жизнь. Ему не найти этого на территории своей теперешней стаи. Все самки, давно смирившиеся со своей судьбой, живущие в вечном страхе, будут беспрекословно ему подчиняться, давая лишь кратковременную разрядку. Нет, для удовлетворения его дикого голода ему нужна человеческая женщина. Ее страх поистине восхитительный, а кровь в сто раз вкусней.
Измученная самка валялась на земле, не в силах пошевелиться. В стороне, ожидая своей очереди, все еще топтался готовый довольствоваться чужими объедками самец. Зверь презрительно фыркнул. Пусть пользуется, коль есть возможность. Позже он накажет его за своеволие и непокорность. Позже, но не сейчас. В эту минуту у него были свершено другие планы - его манил мерцающий огнями город, дающий неограниченные возможности найти идеальную жертву.
Чарующий рассвет украсил серое небо своими красками. Мужчины и женщины покидали древний лес, оставляя ему свои тайны. Для них эта ночь была прекрасным единением с природой. Кто-то потягивал мышцы, ступая босяком по траве, кто-то обнимал свою суженную, ласково целуя ее в месте укуса, кто-то весело рассказывал о своем первом забеге. Но каждый из них встречал это рассвет с душевным спокойствием. Тишина утроенного леса несла умиротворение.
И только в близлежащем мегаполисе было не спокойно. Город просыпался с воем сирен, предвестником беды. Уже в утренних выпусках СМИ появились ужасающие новости. Этим утром в проулке было найдено тело истерзанной диким зверем девушки. Его вид заставил немало повидавших в своей жизни мужчин распрощаться с завтраком. Лишь немногие смогли не отвести взгляда от глаз, устремленных в безоблачное голубое небо, в которых застыл ужас.
Через час, детектив получил сообщение об еще одном трупе, с такими же ранами. А к полудню тихий спокойный город накрыли паника и страх. В таком родном для них лесу появился опасный зверь, оборвавший в эту ночь две невинные жизни.

Глава 15
(глава еще будет редактироваться)

Дверь с грохотом захлопнулась за ними, когда Ян как безумный втолкнул ее в их коттедж. Дыхание Эмилии сбилось, а сердце ускорило свой ритм. Она ощущала дикое возбуждение своей пары, которое передавалось и ей.
- Черт, мы не успеем добраться до спальни, - резко произнес он и одним движением сдернул с себя злополучную простынь.
- Ты же не собираешься...эм...сейчас....ведь нет? - ошарашенно спросила его Эмми, отходя от мужчины подальше. Ее глаза пробежали по твердым мускулам и уперлись в явное доказательство его намеренья.
- Еще как собираюсь, - зловеще ответил бета, делая шаг к ней, - только что перед всей стаей тебя объявили моей парой и волк жаждет отметить это событие.
- Но альфа ждет тебя!
- Подождет еще.
Он резко подошел к ней и толкнул к стене. Дикий, необузданный зверь. Глаза, которого сверкали янтарными переливами. Губы Эмилии пересохли, и она провела по ним языком, увлажняя. Ян проследил за этим движение, и как только ее язык вновь скрылся во рту, зарычал и набросился на ее рот.
Девушка застонала, и отдалась во власть моментально поднявшейся страсти, чувствуя себя спичкой которой только что черкнули, и она ярко загорелась во тьме. Эмми знала, что он всегда так будет действовать на нее. Одно слово, один взгляд, мимолетное прикосновение и она сгорает от желания принадлежать ему. Стон сорвался с ее губ. Глубокий, насыщенный жаждой и страстью.
- Ты...., - он оторвался от ее рта и коснулся губами подбородка, - не представляешь...., - его губы переместились на шею, и Эмилия закинула голову назад, упираясь об стену, и предоставляя ему больше доступа, - каким довольным и гордым стал мой волк, - поцелуй на ее метке и легкое сжатие зубами, - когда ты предстала перед всеми моей, - посасывая ее кожу, он сделал кожу вокруг метки снова красной, желая, чтобы этот знак обладания бросался в глаза.
- Собственник! - выдохнула девушка, сжимая пальцами его плечи.
- Да! Всегда!
Его рык растворился в новом поцелуе. Руки быстро опустились, расстёгивая молнию на ее джинсах, и стаскивая их вниз вместе с трусиками. Как только одна нога освободилась от тканевых оков, он забросил это дело, оставив джинсы и трусики висеть на левой ноге девушки. После он закинул ее правую ногу себе за спину, прижимаясь своей твердостью к ее влажному лону.
- Ты хочешь меня, - довольно проворчал он, когда сильнее толкнулся вперед, заставляя Эмми резко выдохнуть в момент контакта ее плоти с его органом.
- Животное! - в ее голосе не было возмущения или злости, только удивление и предвкушение.
- Не могу быть нежным. Не сейчас! - подтверждая ее высказывание сквозь зубы, проговорил он.
Эмилия слышала его учащённое дыхания, чувствовала под пальцами его напряженные мышцы и млела от понимания того, насколько этот сильный и властный мужчина жаждет ее. Ее больше не волнует приказ альфы, и твердость стены за спиной, и все сомнения и тревоги в эту минуту были вновь задвинуты за черту желания. Неопределимое, жгучее, алчное желание чувствовать его, раствориться в нем и принадлежать ему. Но такой же сильной была и жажда обладать им. Заклеймить этого дикого неприручённого зверя, стать его частью, впитаться в кожу, заполонить душу. Как оказалось, собственничество здесь было присуще не только ему. Безусловное качество каждого оборотня. Одно из тех, которое она предполагала, что искоренила в себе.
Девушка никогда не думала, что когда-нибудь испытает это чувство. Не ожидала, что сможет поддаться той части, которую считала мертвой, и обретет пару. И как прекрасно это не звучало, было это так же и пугающе.
- Не будь! - почти приказала она, отрекаясь от своих тяжелых мыслей.
Зверь в нем дико бушевал под кожей, требуя снова взять свою пару, и Ян не собирался бороться со своей сущностью. Прижавшись к ней, он одним мощным рывком вошел в нее. Соединившись с ней, он замер на мгновение, упиваясь ощущением ее плоти. Он не представлял, как человеческие мужчины могли использовать презервативы. Одна мысль о том, что что-то будет между ним и его любимой сводила с ума.
- Моя! - его рычание было наполненное властью и доминирование, с требованием признать его права.
Рука сжала ее волосы, и он сильно потянул их назад. Глаза сошлись в вечной дуэли, которую создала для них сама природа. Вызов, как еще одна грань страсти, читался в них.
- Скажи это!
- Двигайся! - в ответ потребовала девушка, вновь давая понять, что так просто не сдастся. Это игра была в их крови. Вызов и подчинение.
- Скажи это!
Она постаралась задвигать тазом, желая почувствовать его движение внутри себя, но Ян крепко прижал ее к стене, лишив любой возможности к действиям. Вздох разочарования сорвался с ее губ, и она сдалась.
- Да! Твоя! А теперь двигайся, черт тебя возьми!
Толчок. Сильный. Мощный. В нем скрыта звериная дикость и в то же время невероятная нежность, которую испытывает к ней этот мужчины. Он наполняет ее собой. Лишает воли. Смешивая их запахи, он пробирается под кожу. Нет ее. Нет его. Только они. Единое целое. Пара. Она кричит, а он ловит ее крик своим горячим ртом. Руки подняты верх. Прижаты к стене. Прерывистое дыхание. Скольжение потных тел. Агрессивность в каждом движение смешанная с лаской в глазах.
Эмилия скрестила ноги за его спиной, желая предоставить ему еще больше доступа. Потребность ощутить его глубоко внутри себя была всепоглощающей. Не осталось ничего кроме нее. Джинсы свисали с одной ноги, раздражая, но все же, чтобы снять их Эмилия не прервалась бы, даже начнись сейчас третья мировая война. Сама мысль о том, что он выйдет из нее, лишит ее этой наполненности и завершенности, приводила в ужас. Поэтому она сжала его таз как можно крепче, и двигалась в этом агрессивном ритме навстречу своему мужчине.
Его рывки участились, дыхание сбилось, обжигая кожу плеча, как раз там, где уже была его метка. Девушка подсознательно наклонила немного шею в сторону, словно приглашая обновить ее новым укусом. Она вцепилась в его плечи руками, вдавливая ногти в кожу, желая хоть как-то и самой отметить своего самца.
- Ян, - закричала Эмилия - сильнее...
- Все, что пожелаешь, - прохрипел он. Его голос звучал грубее, менее человечно, чем должно быть. Это давало ей понять, как близко его волк.
И осознание того, что она может лишить этого сильного мужчину контроля, заставило ее внутренние мышцы сжаться вокруг его плоти.
- Такая мокрая, жаждущая. Моя.
- Да, боже, да...
Ее лоно было тугим и горячим. Оно лишало мужчину самообладание и вызывало желание поклоняться ему. Не было ничего более прекрасного в мире, более совершенного, более подходящего друг другу, чем они в эту минуту. И он знал, что для него уже и не будет. Потому что она была единственной. Его парой.
Ян понимал, что долго не выдержит. Наслаждение подбиралось все ближе и ближе, стараясь захватить его в свой круговорот. Он прошелся языком по нежной коже на шее девушки, и, оторвав от ее тела голову, посмотрел на нее долгим затуманенным взглядом. Ее шея изогнулась, голова вдавливалась в твердую стену, а рот был полуоткрыт. Из ее уст слетали громкие гортанные стоны удовольствия, а тело дрожало от предвкушения. Он опустил руку вниз, к месту их соединения. Прижав к потному телу пальцы, он прошелся им легкими касаниями к ее холмику и нащупал клитор. Надавив на чувствительную горошину, он ощутил как ее пронзила волна удовольствие, когда стенки лона снова сжали его твердый орган, не желая отпускать.
Зная, что до ее оргазма осталось совсем немного, он продолжил круговыми движениями дразнить ее клитор, пока девушка громко не закричала от нахлынувшего наслаждения. Волк был доволен, что довел свою самку от оргазма и теперь мог сам отдать ему. Резкими толчками он врывался в ее дрожащее тело, пока не кончил внутрь нее.
Горячие струи наполнили матку девушки, и она закричала от новой силы удовольствия. Его рот накрыл метку, и Ян погрузил удлинившееся зубы в дрожащие тело своей пары.
Они застыли. Истощенные. Дрожа от пережитого оргазма. Дом наполнился ароматом дикого секса, и теперь все ее будущие посетители последующие пару дней четко будут ощущать его.
- Прости, родная, - его язык нежно прошелся по месту укуса, стараясь залечить его.
- Мне стоит привыкать к этому, да?
- Прости...
- Ничего, мазь находиться в соседней комнате, да и на мне все заживает быстро. Все таки, какая бы не была, а кровь оборотней течет по мои венам.
- Не говори так, - он нахмурился, и посмотрел на нее.
- Как? - как можно безразличней спросила девушка, и неосознанно попыталась пожать плечами, но тут же дернулась от боли.
- Блин, мне нужно держать свои зубы вдали от тебя!
- У тебя не получиться. Ни у одного связанного оборотня это не получилось.
- Теперь ты открыто признаешь наше соединение? - игриво спросил он, но за этой игрой ощущалось скрытое беспокойство.
- Приходиться. Я же не могу обманывать себя и прикидываться, что твои укусы ничего не значат. Но все равно сложно свыкнуться с этим фактом, тем более что ты еще и ввел меня в стаю, без моего согласия.
- Тебе нужно отдохнуть, - Ян попытался свернуть со скользкой темы, которая могла перерасти в скандал. Он сжал руками ее ягодицы, и, находясь все еще в ней, оторвал ее от стены и стал подниматься на второй этаж.
- Ох, - девушка ощутила, как наливается кровью и снова твердеет его орган внутри нее, - ты... не...сможешь...избежать...этой...темы. Ах...
- И не собираюсь, позже мы обязательно поговорим.
Он открыл ногой дверь спальни и широким шагом вошел внутрь. Положив ее на постель, он медленно вышел с нее, давая ощутить каждый сантиметр своей плоти. Эмилия протяженно застонала, и тут же ощутила небывалую пустоту, словно кто-то лишил ее тепла. Резко сдернув с ее ноги висящие джинсы, Ян укрыл девушку пледом и прикоснулся к губам легким поцелуем.
- Прости, малыш, - смущенно проговорил он, кинув потрепанные штаны на пол.
Эмилия слабо улыбнулась в ответ, ни капли, не возмущаясь тому факту, что ее грубо оттрахали возле лестницы даже полностью не раздев. Наоборот то, что он желал ее с такой силой, забыв обо всем, включая одежду, наполняло ее сердце тихой радостью.
- Не могу сейчас остаться, но мы все наверстаем, как только я вернусь, - еще один легкий поцелуй, и ее взору открылся вид на удаляющуюся в сторону ванны исцарапанную спину мужчину.
Даже будучи растерянной, она не смогла удержаться, чтобы не скользнуть взглядом ниже и не облизаться при виде его аппетитного зада. Черт, да этот мужчина был сексуален как бог. Веселый бог, наполненный светом и теплом, который никак не смахивал на животное. Но все же оно было в нем, и явное подтверждение этого девушка получила не только этой ночью, но и пару минут назад.
Она валялась на постели, слушая доносившиеся из ванной звуки льющейся воды и представляя как капли, стекают по его твердым мускулам. Все ее тело ныло от перенасыщения физической нагрузкой, а она снова желала этого мужчину. Эта тяга к нему была непоколебима. Да и можно или бороться с тем, что создала сама природа. И все же слишком быстро развивались события, как бы она не желала замедлить их ход.
Еще вчера она яростно пыталась сбежать от него, скрыться любыми способами настолько далеко, насколько это было возможно. Еще вчера. И уже сегодня она принята в стаю как пара их беты.
- Ничего не скажешь, резкая смена курса девочка! - тихо проговорила она в пустой комнате.
Шум воды прекратился, и Эмилия обругала себя. Черт возьми, у оборотней замечательный слух, а она тут взялась рассуждать в голос.
Дверь ванны распахнулась, и перед девушкой предстал голый бета. Ей пришлось прикусить губу, чтобы не застонать от открывшегося ей вида, а этот наглец вместо того, чтобы спрятать свой великолепный член под полотенцем, свободно разгуливал перед ней. И что с ней такое, ведь она не раз видела обнаженных мужчин. Живя в разных стаях, она часто сталкивалась с оголенностью, ведь оборотни не стеснялись своей природы. Но только голое тело именно этого оборотня вызывало в ней дикое желание завыть от восторга и кричать 'это все мое!'.
Он хмыкнул, вытирая полотенцем влажные волосы и прекрасно зная какой эффект производит на нее. Запах мужского геля смешанный с самим запахом Яна пронесся по комнате, ударяя девушке в голову.
- Мне тоже нужно принять душ, - прошептала она сама себе.
- Нет!
- Что?
- Не хочу, чтобы ты смывала мой аромат с себя, - его слова прозвучали капризно и надуто, и ей захотелось рассмеяться.
- Ты же знаешь, что душ тут все равно не поможет. Ты занес его в мою кровь вместе с укусом.
- Знаю, и все равно не хочу.
- Ну я же говорила, что ты животное.
- Ведьма!
- Неа, я доктор, мы ведьмами не бываем.
- Да наоборот вы самые что ни наесть настоящие ведьмы. Мало ли какую гадость вы можете нам вколоть только из-за одной только зловредности или обиды, - проговорил он, тем временем откинул полотенце на стул и потянулся за джинсами.
- Эй, не наезжай на мою профессию! - возмутилась девушка, приподнимаясь на локтях.
- Да, как можно! Боже упаси. Только не на докторов.
- Хам!
- Ахахах, животное мне нравилось больше, - засмеялся Ян.
Застегнув наконец джинсы, он накинул на себя клетчатую рубашку. Эдакий простой парень, но на самом деле в нем не было ничего простого. Разве могли эти твердые мускулы и кубичный торс, быть простыми? А эта игривая веселая улыбка, которая так и притягивала к себе? А лучистые ярким и в тоже время диким светом глаза? Нет, и еще раз нет. В этом самце не было ничего простого.
- Ты пропустил пуговицу.
- Может встанешь и исправишь ситуацию?
- Нет, я же вижу по твоим глазам, чем это кончиться. А потом мы оба получим выговор от альфы, и нас выпрут из стаи. Хотя, - она задумалась, - это неплохая идея. Я уже встаю.
- Ладно, ладно поубавь свой пыл, я сам справлюсь - он поднял руки в защитном жесте, а потом быстро перестегнул пуговицы на рубашке. - Милая, я надеюсь, что быстро закончу с делами стаи и вернусь к тебе. Мы сможем продолжить с того, на чем остановились.
- И на чем же мы остановились?
- Мой твердый член был похоронен в твое мокрое лоно, которое сжималось вокруг меня не желая отпускать, - он наклонился к ней и томно прошептал эти слова прямо в губы, обжигая их своим дыханием.
- Маньяк, - сладко выдохнула девушка, чувствуя жар, наполняющий низ живота.
- Нет, зверь, родная, твой зверь.
Ян ласково прикоснулся к ее губам, обвел кончиком языка их контур и быстро отстранился. Эмилия разочаровано захныкала, но тут же открыла глаза и посмотрела на довольного волка.
- Лежи и отдыхай. Запрещаю тебе сегодня работать!
Девушка нахмурилась, но не успела ничего придумать в ответ, потому что этот наглый оборотень, воспользовавшись ее замешательством, покинул спальню.
Несмотря на томную расслабленность Эмилия не хотела спать, поэтому, как только за ее слишком опекающей парой хлопнула внизу дверь, девушка выбралась из кровати и направилась в ванную. Хочет он того или нет, а душ она примет. А то кувыркания всю ночь напролет в лесу не способствовали гигиене и чувству комфорта.
Теплая вода стекала по телу девушки, смывая поверхностный запах Яна, но Эмилия знала, что вода не способна стереть его из ее крови. И понимание этого несло ей глубокую удовлетворенность.
Да, она полностью пропала. У нее была пара, которая заставляла ее сердце трепетать в груди, вызывая те особые чувства, что люди назвали любовью. Кроме этого, ее приняли в стаю, и у нее теперь был свой дом, полностью оборудованный для ее профессии. Ее уважал альфа, и еще она сдружилась с Луной. Да, это, безусловно, звучало омерз...Черт, да это звучало восхитительно, ничего не скажешь. И это было всем, о чем может только мечтать молодая волчица. Так почему же она все еще не могла расслабиться и отдаться этой новой жизни, которая сама пришла в ее руки? Потому что она была идиоткой! Глупая, искалеченная дура. Она продолжала сомневаться во всем, так и, ожидая, что в мгновение ока, Ян признает свою ошибку, увидеть в ней урода и отвергнет. Самой большое препятствие на пути их совместной жизни, которое ей нужно было преодолеть, была она сама.
Только ее собственный страх и сомнения могли разрушить все. Страх, что поселил в ее душе беспощадный ликан. Страх, которому она поддавалась всю жизнь, позволяя ему руководить ее поступками. Возможно, пришло время сказать хватит и открыться людям, которые стояли того.
Переодевшись в чистую одежду, Эмилия спустилась вниз. На ходу вытирая полотенцем волосы, она направилась на кухню, мечтая о большом бутерброде с полусырым кусочком бекона и чашечке зеленого чая, для успокоения души и мыслей. Ее как никогда сейчас переполняла энергия, так что ни о каком отдыхе речи и не шло. Машинально включив телевизор, она отвернулась от него, заваривая себе чай. Постоянная работа этого устройства была еще одной привычкой выработанной за время ее жизни среди людей. Словно на подсознательном уровне она не желала одиночества и всегда пыталась заполнить пустоту комнаты разными звуками.
Монотонный голос диктора местного канала заполнил комнату, сообщая о событиях, произошедших в их славном городке. Эмилия мимолетом улавливала какие-то слова, будучи больше сосредоточенной на своих мыслях, пока ее разум не зацепился за фразу, что заставила ее вздрогнуть.
- По предварительным данным они были растерзанные бешеным волком, - спокойно проговорил ведущий.
Медленно девушка повернулась к телевизору, держа в руках дымящую чашку и размеренно поколачивая чай ложечкой.
На экране показали фотографии убитых девушек. Сходство между ними улавливалось сразу. Длинные русые волосы, слегка вьющимися локонами спускались вниз. Мягкие черты лица, голубые глаза, пухленькие губы и теплая улыбка. Эмилия замерла. Что-то было тревожное в этих лицах, в словах ведущего новостей, в кадрах с места преступления. Что-то, что заставило кровь похолодеть в ее жилах. Она вдруг ощутила, как невидимая рука страха сжала ей горло. Было ли это паранойей заметить сходство их с собой? Неужели она полностью сходила с ума?
Ее глаза пристально рассматривали страшные кадры покалеченных тел. Неожиданно перед ее мыслями предстала другая картина - обезображенное тело матери в луже собственной крови - и тогда молниеносная догадка заставила ее закричать от ужаса. Чашка полетела на пол, разбиваясь в дребезги, так же как ее только что обретенное спокойствие и счастье.
Диктор закончил свою речь словами соболезнования и профессионально перешел на следующую новость. Вот только Эмилия так и осталась стоять на месте. Ее била сильная дрожь, а по лицу текли слезы. 'Этого просто не могло бить, просто не могло', - как заведенная повторяла она сама себе.

Глава 16

- Черт возьми, где тебя носит! - гневно прорычал Дрэйк, когда его бета наконец- то появился в дверях кабинета.
- Тебе подробно объяснить или наглядно продемонстрировать? - темно-коричневая бровь приподнялась, показывая удивление на раздражительность своего вожака.
Альфа не далее как месяц назад сам не мог оторвать некий орган от своей новообретённой пары, да и вряд ли сейчас эта тяга уменьшилась, особенно в период полной луны. Теперь же Ян на собственном опыте знал силу этого притяжения.
- Дерьмо, - выплюнул альфа, - в городе серьезное происшествие и я на взводе! Не выводи еще и ты меня!
- Что случилось? - уже серьезно спросил мужчина, понимая, что альфа не шутит.
- Новости не смотрел?
- Некогда было, - бета непринужденно пожал плечами.
- Жаль, там есть на что посмотреть. Два трупа. Девушки. Предположительно растерзанные волком, зараженным сказом. Я созвонился с детективом Бенсом, он ждет тебя через час. Тебе нужно выяснить, причастен к этому оборотень или ликан. Если это лишь совпадение, что в ночь полнолуния совершено два зверских убийства, то твоя задача сводиться к тому, чтобы помочь выследить бешенное животное.
- Вот это и правда, дерьмо! И мне что-то мало вериться в совпадения.
- Так же как и мне. Черт, - Дрэйк ударил кулаком по столу, - не хватало еще в моем городе появиться ликану.
- Чем там занята стая альф, раз позволяет этой твари плодиться, - сарказм и негодование так и сочились в голосе беты.
- Если ты убедишься, что это ликан, то я обязан доложить об этом Совету Вожаков.
Недовольство звучавшее в голосе Альфы ясно говорила о его отношении к этому. Альфу-волка не мог не раздражать тот факт, что он был кому-то подвластный, но Совет Вожаков был главным органом порядка и не считаться с ним было невозможно.
- И тогда эта самовлюбленная стая появится на нашей территории, - подвел итог бета, скривившись от одной мысли об этом.
Хотя многие и уважали стражей порядка - стаю альф, терпеть их было тяжело. Столько зарвавшихся ублюдков, возомнивших себя царями зверей, не способствовало спокойствию в стаи. Особенно если в ней есть свободные самки.
- Я так же как и ты не хочу видеть этих засранцев на своей территории, - мужчина полностью разделял мнение своего беты на этот счет.
Бета хмыкнул. Доминирование вещь непредсказуемая. А такое количество альф вообще взрывоопасно. Неизвестно еще как поведет себя зверь Дрэйка в этой ситуации. Но Ян прекрасно знал, что сила его альфы не уступала членам Совета Вожаков. По правде говоря, только он один был осведомлён, что некогда Дрэйку предлагали в ней место, только тот ответил отказом. И на этот отказ непосредственно повлияло отношение и любовь Дрэйка к его родителям. Брат, не по крови, но по духу не мог оставить их на произвол судьбы, не желал доверять другому альфе управлять их стаей.
- А если он один и наша стая сама с ним разберётся, есть ли резон вызывать сюда этих истребителей ликанов, - предложил Ян.
- Судя по статистике у них и без нас забот больше чем блох на теле. Но доложить совету по любому придётся. Ладно, это решим после того как ты добудешь больше информации.
- Мне не нравятся последние события, что происходят вокруг нашей стаи. Так и ощущается приближение неприятностей, словно их гнилой запах уже витает в воздухе, раздражая моего зверя.
- Не только твоего, - согласился Дрэйк.
- Черт, да, что за жизнь пошла. Мне бы сейчас закрыться со своей парой в коттедже на месяц, а не разгребать это дерьмо.
- Ты мне об этом говоришь? - ироничность в голосе Дрэйка ни капли не подействовала на бету.
- Ты прав, прости, брат.
- Как только вернешься из города, сразу доложи мне. Я хочу знать каждую деталь этого дела, даже ту, которая тебе покажется не существенной.
- Как прикажешь, Альфа.

*****
Ян остановился возле ярко-желтой полицейской ленты, что перегораживала проход в проулок. Шум и зловония города как всегда сильно раздражали зверя. Его нос втянул сотню разных ароматов, стараясь распознать среди них запах другого животного. Но, к сожалению, он чувствовал лишь обычную вонь, присущую городам благодаря техническому прогрессу. Выхлопные газы, испарения асфальта, гнетущая суета вокруг, раздражительность людей, крики спорящих и аварии, все это ощутимо давило на волка внутри него.
- Девисон, чего застыл? - голос детектива вывел мужчину из состояния задумчивости.
- Запахи.
- Что? - мужчина напрягся, ожидая дальнейшего объяснения.
- Запахи города нервируют меня.
- Черт, я уже решил, что ты учуял что-то, - разочаровано ругнувшись, детектив приподнял желтую ленту, кивком приглашая Яна пройти на место преступления.
- Ее нашли около пяти утра, работник компании по вывозу мусора. Бедолага после увиденного еще не скоро придет в себя.
- Настолько ужасно?
- Целой у девушки осталась только голова, словно он желал, чтобы последние минуты пережитого ею ужаса отразились на ее лице навечно. А вот тело одно сплошное месиво.
- Черт! - тихо выругался Ян.
Присев на корточки, он прикоснулся к месту, где нашли жертву. Едкий запах смерти угнетающе витал вокруг, словно в воздухе зависли наэлектризованные темной энергией частицы. Кровь и моча пропитали старый асфальт, оставляя в нем на несколько лет незаметные для людей, но ощутимые для оборотней боль и страдания девушки. Здесь оборвалась ее жизнь, загубленная в жестокости убийства.
Принюхавшись, он втянул в себя ее запах, надеясь проследить след крови. К сожалению, за поверхностью всех запахов он не ощутил ничего. Ничего. Никакого животного, никакого чужака, никакого ликана. Но самым странным было не это, а то, что не было даже незнакомого запаха человека, словно девушка была здесь одна.
- Чертовщина! - тихо воскликнул Ян, злой от тупика, в который он попал.
- Что ты учуял?
- Б..ть, в том и проблема, что ничего.
- Черт возьми, а я так надеялся на твой нос! Ты не простыл ненароком?
Ян ответил скептическим взглядом, смотря на детектива снизу вверх.
- Что? Может сопли мешают тебе уловить убийцу?
- Мужик, я оборотень, мы не простужаемся. И с носом у меня лады, ведь я чувствую, что ты этой ночью зажигал с одной дамочкой. И судя по запаху давно окольцованной дамочкой.
- Эй, эй, эй, - признавая поражение, детектив поднял свои руки вверх. - В мою личную жизнь не лезь.
- И не собирался! Не мое это дело, когда чужая жена наставляет своему мужу рога с тобой. Это просто тест на твою неуверенность в моем нюхе.
- В следующий раз просто назови марку моего дезодоранта, и я тебе поверю.
- Дешевое фуфло, твой естественный аромат не перекрывает.
- Теперь я еще и воняю. Все возвращайся нафиг к асфальту и дай мне ответы или хотя бы направь по следу.
Ян тихо рыкнул, не зло, а раздраженно. Люди порой были такими нетерпеливыми. После чего снова закрыл глаза, втягивая в себя запахи и на интуитивном уровне различая их, раскладывая мысленно по полочкам и убирая лишнее, пока его зверь не ухватился за тонкий, еле ощутимый аромат химиката.
- Скорее всего, убийца из рода хомо сапиенс. Ни бешенный зверь, ни ликан не занимаются химией для заметания следов.
- То есть?
- Место преступления было обработано неизвестным мне химикатом. Понять, что это я не могу. Но если учую еще раз - узнаю.
- Дерьмо. Только чокнутого маньяка мне не хватало в послужном списке.
- Пора открывать охоту, детектив! Эти случаи явно не последние, - печально предсказал Ян.
Поднявшись, он еще раз окинул взглядом место преступления, и направился за границу раздражающей желтой ленты.
- Поехали на второе место, я уверен там та же ситуация!
- Что-то ты сегодня слишком торопливый? - прищурился на него детектив.
- Дома меня ожидает пара, - и этим было все сказано.
За столько лет привилегированного общения с оборотнями, мужчина знал, что тяга к паре у них непреодолима, а к недавно образовавшейся тем более, поэтому даже удивился, что Ян настолько сдержан и уравновешен.
- Тебя можно поздравить с окольцеванием? - пошутил детектив.
- Хм, меня можно поздравить с соединением, а это намного серьезней вашего обмена кольцами.
- Но смысл тот же, нет больше свободного волка, теперь он семейный человек.
- И не совсем человек, - Ян искренне заулыбался.
Как же ему нравилось слышать такое, знать, что это правда и чувствовать, что его жизнь наконец-то обрела истинный смысл.
- Пошли уже, Коломбо, как-никак у меня медовый месяц на носу, а я с тобой тут время трачу.

*****
Чувствуя необъяснимую тревогу, Ян настороженно вошел в коттедж. Нахмурившись, он уловил манящий запах своей пары. Но там где летал легкий цветочный аромат, сейчас застыл напряженный тяжелый воздух, словно его частички накалились как перед бурей. Половица скрипнула под его ногой, оглушая тишину дома своим резким звуком.
- Милая? - тихий вопрос, который любой оборотень с легкостью может уловить.
Шмыганье носом и еле слышные всхлипы, заставил его сердце заледенеть. Мужчина бросился вперед, стремясь на этот звук. Он знал, что опасность на территории стаи ей не угрожала, но бывает, что слова ранят сильнее физической боли. Мысленно поклявшись расквитаться с любым, кто расстроил его пару, он ворвался в ее лабораторию.
Девушка сидела на кушетке, обняв колени руками, уткнувшись в них подбородком. Такая ранимая, его волчица. У Яна защемило сердце от этой картины. Захотелось в эту же минуту сжать ее лицо в своих ладонях, прогнать тревогу в глазах поцелуем и подарить покой, чтобы снова увидеть любимую улыбку.
- Родная, что случилось? - он крадучись подошел к ней, словно боялся спугнуть.
- Где ты был? - глухой голос звучавший ровно, почти равнодушно.
- На задании альфы, - отвечая, мужчина внимательно следил за ее реакцией, улавливая малейшее изменение.
Полностью сбитый с толку, он ощущал волнение, тогда как его зверь метался в душе от нерешительности и замешательства. Что-то было не так с его парой. И ему это безумно не нравилось.
- От тебя несет смертью, - ее носик слегка скривился, - не той, которую я встречаю в безысходном положений своих пациентов, а той, которая запомнилась мне с детства - кровавой и безжалостной.
- Прости, не успел принять душ, - и он правда жалел об этом.
Нужно было просто забежать в главный дом, и быстро смыть с себя смрад города и смерти, но он слишком спешил домой, к своей паре. Словно еще на расстоянии в тысячи километров его зверь почувствовал, что с его самкой не все в порядке. Все-таки их связь не была такой пустой, как предполагала Эмилия. Пусть пока она еще слаба, пролегает лишь тоненькой невидимой ниточкой между их судьбами, но она существовала. И само ее существование давало небывалую надежду.
- Ты был на месте убийства. Учуял его?
- Откуда ты знаешь про убийства? - мужчина попытался скрыть свое удивление, но был душевно гол и открыт перед своей парой, и девушка лишь насмешливо выгнула бровь на это заявление, как бы говоря: 'и зачем только стараешься, все равно на лбу написано'.
- Оборотни порой полностью забывают обо всех человеческих нюансах.
- Гм, - Ян нахмурился, не уловив суть ее ответа.
- Новости. Я посмотрела новости.
- Это то, что тебя так расстроило?
- Так ты учуял его? - ответила она вопросом на вопрос.
- Кого, родная?
- Того монстра, что это сделал. Ликана! - не произнесла, а с ужасом выдохнула девушка, боясь даже вспоминать об этом звере.
Ян быстро подошел к ней, не в силах больше сдерживать себя. Резко прижав ее к себе, он крепко обхватил ее в стальных, но надежных объятиях и уткнулся носом в ее волосы.
Родная, почему ты решила, что это ликан? Разве в новостях об этом говорилось?
Я знаю, что это он. Пожалуйста, не обманывай меня.
Кто он? Кто? - Ян отстранился от нее и сжал бледное лицо в своих ладонях, заглядывая в бушующую глубину ее глаз.
Тот, кто уничтожил мою семью и гнался за мной, - стыдливо призналась девушка, вдруг испугавшись быть засмеянной в своем страхе.
Сердце мужчины словно сжали в твердом кулаке, когда он понял, что Эмилия все еще несет в себе этот ужас и боль. Она не пережила свой кошмар, а лишь затолкала его глубоко в душу, пряча от окружающих. Зверь в нем желал немедленно изгнать эту тень из глаз пары, заверить ее в безопасности и защитить от всего, но человек понимал, что пройдет еще много времени, пока он полностью завоюет ее доверие. Слишком хрупким оно было, но таким желанным.
Я скажу тебе по секрету: мой нос не учуял никакого ликана на месте преступления, - заговорческим шепотом с игривой улыбкой произнес Ян.
Его невозмутимость и уверенность сделали свое дело и девушка начала сомневаться в верности своих страхов. Не подалась ли она панике? Может скорость с какой меняется ее жизнь, подтолкнула закрытые на замок опасения выйти наружу, и хватило маленького толчка в виде этих новостей, чтобы всколыхнуть ее.
Твой нос и во мне пары не учуял, так что доверия к нему нет, - скептически ответила Эмилия, но голос ее звучал более спокойно, еле ощутимыми нотками проступающей улыбки.
Вот тут ты не права. Нос мой тебя сразу ощутил, а вот моя тупость принять это не позволила.
Тупость?
Да, я был идиотом и готов это признавать каждую минуту. Главное, что я опомнился и получив от тебя подзатыльник, вложил все силы в то, чтобы доказать как не прав я был.
Подзатыльник?
Ян вздохнув, словно ему нужно объяснять такие понятные вещи маленькому ребенку, но девушку его реакция не разозлила, а скорее позабавила. Эмилия понимала, что такими шутливыми фразами он отвлекает ее, возвращая благоразумие и спокойствие.
- Да, твой отказ от меня стал мне даже больше чем подзатыльником, словно судьба пнула меня под зад, и сказала: 'ну ты и тупица!'.
- Ян...
- Ась, - тихо откликнулся он и легким поцелуем коснулся ее губ.
- Я глупая?
- Нет, родная, ты имеешь право бояться и ожидать худшего, но теперь ты должна понимать, что у тебя есть защитная стена перед этим худшим.
- И какая?
- Я, любимая. Я стану твоей стеной, твоей опорой и защитой. Помни об этом, хорошо? Не унижай моего зверя недоверием.
- Я не могу так просто...
- Знаю, - перебил он ее, - но все равно прошу, нет, молю: доверься мне!
Не дав ей ответить, понимая, что сейчас ей тяжело найти нужные слова, он накрыл ее губы, яростно целуя. Язык ворвался во влажную глубину ее рта, сплетаясь с ее язычком в диком танце. Присущая ему звериная мощь вырвалась наружу, ведя свою пару в порыве страсти. Руки сильно прижали к телу, давая девушке ощутить всю силу захватившего его желания. Его твердость опаляла ее живот даже через слои одежды, чтобы были надеты на них. Ей не хватало касания кожи к коже, скольжения сильных рук и трения плоти.
- Хочу тебя, - выдохнул он, покрывая поцелуями ее шею, которую девушка с радостью выгнула, предоставляя лучший доступ.
- Да, пожалуйста, - простонала девушка, утонув в пучине желания, и забывая, наконец о страхе и панике, - пожалуйста...
- Все, что желает моя пара, она получит, - довольно прорычал Ян.
Сжав ее ягодицы, он резко оторвал ее от пола и поднял вверх. Девушка сразу же обернула ноги вокруг его таза, повиснув на мужчине, который ни капли не ощущал ее тяжести. Бета снова набросился на ее рот, умелыми поцелуями показывая, как ему не хватало своей самки. Не смотря перед собой, уверенно направился в их спальню.
И лишь когда он ногой захлопнул за ними дверь, мужчина оторвался от ее рта, резко бросив девушку на кровать. Его глаза засветились ярким желтым светом, свидетельствуя о животной стороне его души.
- Так на чем мы остановились, моя маленькая волчица? - в оскале прохрипел он и кинулся на девушку.
Мужчина знал действенный способ вытеснить все гнетущие мысли своей пары и занять ее как минимум до утра, чем и воспользовался.

Глава 17

Грозный рык сотряс стены кабинета. А после тяжелое сердитое дыхание повисло в напряженной тишине. Специально угнетая, давя своей силой, зверь показывала члену стаи свое недовольство и гнев. И бета, понимая и принимая злость своего альфы, склонил голову в подчинении.
- Я не мог, иначе альфа, - мужчина не любил оправдываться, но это требовалось, дабы усмирить взбешенного зверя. Хотя Ян прекрасно знал, что как друг и названный брат, Дрэйк понял его позицию. К сожалению Дрэйк был чем-то большим, чем просто близкий человек.
- По возвращению ты обязан был сразу же доложить мне ситуацию, а ты заставил своего альфу ждать! Сейчас вопрос о безопасности всей стаи. Твоя оплошность могла дорого стоить.
- Если бы была хоть малейшая угроза, я бы сразу доложил! - чуть вышел из себя Ян, вступая в спор со своим вожаком!
- И она есть до сих пор! Это твоя первая серьезная оплошность, как беты!
- Дрэйк, ты преувеличиваешь, - закачал головой мужчина, но этим еще больше разозлил альфу.
Вожак подскочил со своего места и, быстро перепрыгнув через стол, оказался перед бетой. Схватив того за рубашку он с легкостью поднял его вверх, и злобно посмотрел в глаза своим пылающим янтарем. Спереди выступили клыки, и очередной горловой рык сотряс помещение. Бета лишь прикрыл глаза в своей покорности. Такого всплеска Ян не боялся, привык за годы молодости, когда гормоны и юношеская дурость, не раз срывала шаткий контроль его друга. Альфы по своей природе были боле вспыльчивы, тогда как беты для равновесия в стаи обладали колоссальной выдержкой. Сейчас тем более Ян знал, что осознанно нарушил приказ альфы явиться сразу же по приезду с города к нему. Дрэйк и так находился в большом напряжении. Беременность его пары, новые соседи, посягающие на их территорию, а еще эти странные убийства, которые могли привести как ликанов так и чертову особую 'стражу' их мира. Но все же его зверь не мог проигнорировать призыв своей пары, и вместо того, чтобы сразу направиться в главный дом, его с небывалой силой потянуло домой.
- Посмеешь еще раз ослушаться, и я объявлю, что готов принять претензии на вызовы в статус нового беты!
Эта угроза заставила мужчину лишь громко заржать.
- И кто еще согласен терпеть тебя, дорогой, - игривым голосом подразнил он брата.
В данный момент это было опасно, но как и ожидал Ян, наоборот вытолкнуло человечность Дрэйка на поверхность, заставил зверя хмыкнуть и немного успокоится.
- Не был бы ты мне названым братом, растерзал бы на месте. Выскочка, а не бета!
- За то какой выскочка!
- Ты понимаешь, что за явное не повиновение и игнорирование моего приказа ты можешь серьезно поплатиться, - серьезно спросил Дрэйк, но голос его уже звучал более спокойно.
- Да, альфа. Но и проигнорировать зов своей пары я просто не мог. Тем более мы только соединились.
Для оборотней это был весомый аргумент, возразить которому не мог даже альфа. Пара заминаем в жизни зверя самое важное место. Она и есть сама жизнь.
- Что произошло? - Дрэйк обошел стол и снова уселся в свое кресло, показывая бете, что буря улеглась, и он готов его выслушать.
- Эмми увидела новости с утрешними убийствами, и это затронуло ее психику.
- Чем именно? Она оборотень и главное врач. Каким бы ужасным не было показанное стервятниками журналистами, Эмилия должна быть привычной к крови и мертвецам.
- Что-то увиденное ею подтолкнуло память, и Эмилия решила, что это ликан дает знать, что пришел за ней.
- Ты проверил этот вариант? Это ликан?
- Я не могу дать четкого ответа альфа. Там нет конкретного запаха, место очень хорошо обработали химическими элементами. До такого мог додуматься только человек, а не взбешенный зверь.
- Не нравиться мне все это. Рядом чужаки, в городе нападения и убийства, а у нас здесь беременные самки, - задумчиво произнес Дрэйк.
- И моему зверю не спокойно, тревожно как-то, - добавил Ян.
- В общем...
Вожака прервала резко открывшаяся дверь, и Дрэйк в раздражении зарычал на посмевшего прервать их разговор Роберта.
- Прости, альфа, - старик склонил голову в почтение, - но только что позвонила доктор...
- Эмилия? - встревоженно подскочил со своего места Ян. Его зверь молчал и не ощущал никакой неприятности со своей парой, но мужчина знал, что он мог ошибаться, так как их связь была еще слишком хрупкой, пролегая между ними, словно маленькая тоненькая ниточка.
- Доктор позвонила и сказала, что у матери беты начались схватки!
- Черт! - выругался Ян и кинулся к двери.
- Бета, ваша пара также передала, что они находятся в вашем коттедже, - вслед ей закричал Роберт.
Дрэйк, который тоже резко поднялся из-за стола и двинулся за своим бетой и другом, в гостиной был остановлен взволнованным голосом Сони.
- Что случилось?
- Ничего, дорогая, возвращайся в постель.
- Ян выскочил отсюда, как ошпаренный, а ты говоришь возвращайся в постель? - гневно вскрикнула девушка, сложив руки на груди и выжидающе приподняв бровь.
- Мери рожает, - устало выдохнул альфа, понимая, что сейчас не время спорить с беременной парой.
- Я иду с тобой!
- Нет! Ты остаешься дома!
- Я иду с тобой и это не обсуждается!
Раздраженно выдохнув, Дрэйк все-таки кивнул. И после того, как Соня набросила на плечи тёплую шаль, они быстро направились к нуждающейся в помощи альфы Эмилии.
*****
- Мери, зачем вы сами пришли ко мне, я как раз собиралась пройти и проведать вас, - удивленно спросила девушка, смотря на теперь уже не просто ее пациентку, а на мать ее пары, которая расположилась сейчас на ее кухне.
- Что я немощная и не в силах проведать невестку, - отмахнулась женщина, смотря на растерянную девушку.
Если раньше Эмилия легко находила общий язык с этой милой женщиной, то при нынешнем обстоятельстве чувствовала себя немного растерянной, не зная как себя вести.
- Вы беременная, и вот-вот должны родить! - напомнила девушка, ставя перед свекровью чашечку зеленого чая.
- Беременная не значит беспомощная, - нравоучение так и скользило в этом ласковом голосе, словно намекая, что данный совет в будущем ей пригодиться. - Дочка, нашим самцам только дай повод запереть нас дома и они вцепляться в него обеими лапами.
- В данном случае этот повод обоснованный, - девушка пыталась говорить строго, следую своему статусу доктора, но ласковое прикосновение Мери к ней, показывающее ее ласку и доброту, сводили на нет все ее усилия в этой напущенной строгости.
- Милая, я очень хотела поговорить с тобой насчет образования вашей пары.
Эмилия тут же напряглась, вмиг потеряв уверенность расположенности женщины к ней. Ведь возможно она выдала желаемое за действительность, и теперь все обдумав, Мери поменяла свое отношение к ней и пришла к мнению, что она не достойна быть парой ее сыну. Неужели, даже эта женщина, которой она помогает, не может принять ее как свою невестку и сейчас попросить ее не задерживаться в жизни Яна. Страх, разочарование, обида тут же вспыхнули в душе девушки. Нигде не было ей места. Везде считали уродом, везде презирали и ненавидели. И вот она в очередной раз готовила себя к тому, что будет отвергнута.
- Эмилия, я очень...
- Мери не надо, я все понимаю, и если вам так будет легче то прямо скажу, я сама сомневаюсь, что эти отношения продлять долго.
- Деточка, дорогая, о чем ты говоришь, истинная пара это навсегда! - эмоционально вскрикнула женщина.
- Да, но в моем случае все не точно, поэтому вам не стоит волноваться.
- Но я волнуюсь! Лучшей пары чем ты Яну не найти, и ты прости моего балбеса, что он сразу упирался своей судьбе, слишком возгордился своему статусу беты и давно было пора приструнить его гордыню.
- Мери о чем вы? - девушка непонимающе уставилась на эту женщину, которая снова подарила ей ласковую улыбку. - Разве вы не расстроены, тем, что Ян соединился со мной? Я же не полноценный оборотень, и скорее всего нормальной никогда и не стану.
- За то ты прекрасная, умная девушка, своими силами достигшая таких высот в столь юном возрасте. В мире людей ты могла бы стать гением в области медицины, но ты выбрала свой народ и посвятила жизнь, тому, за что многие должны быть благодарны всю жизнь. Я счастлива, что у моего сына такая замечательная пара. Лучшей я и просить не могла.
От этих слов в глазах Эмилии выступили слезы, а душа наполнилась теплом. Мери крепко, насколько ей позволяло ее положение, прижала девушку к себе, ласково поглаживая по голове.
- Для это я и пришла к тебе. Сказать, как я рада за вас, просить, чтобы была терпеливей к самоуверенному волку, которого я воспитала в большой любви. Единственный он у меня, остальных теряла, так и не родив. Дай Бог, своих девочек родить здоровенькими. - Мери, у вас все будет хорошо. Главное не думать о плохом! Рискованные недели мы пережили, сейчас осталось только ожидать родов.
- Да, дорогая, ты права, что-то я раскисла, - Мери смахнула слезу, и благодарно похлопала Эмилию по плечу.
- Ничего, сейчас чайку успокоительного выпьем, а потом я вас домой провожу, - предложила девушка, вед
- Ох, а дома Говард нервный, опять мне будет нотации читать.
- И правильно сделает, - шутливо подразнила девушка.
- Ничего правильного, - фыркнула Мери, - эти самцы бывают похуже куриц насед...ой, - женщина резко оборвала свою фразу и схватилась за живот.
- Мери, что такое? - девушка тут же подскочила к согнувшейся свекрови, и положив руку на ее живот, стала отчитывать интервал схватки.
- Это пустяки, дорогая, - замотала головой Мери.
- Когда ты почувствовала боль?
- Девочки с вечера вели себя неспокойно. Но такое периодически случается, ты же знаешь?
- Я думаю, сейчас все по-другому. Пришло время, Мери.
- О, ты считаешь, это схватки?
- Я уверенна в этом. Поэтому сейчас мы пройдем в мою лабораторию, и я позову Бет.
- Это так мило с ее стороны вызваться помогать тебе, - вставая с табуретки, переваливаясь, Мери с помощью Эмилия направилась в ее медицинскую комнату. - Об одном прошу тебя, дорогая...
- О чем?
- Не пускай Говарда в дом ни при каких условиях. Я не хочу, чтобы он снова пережил этот страх. Он может просто сойти с ума и озвереть, пусть лучше остается с альфой.
- Если, вы так хотите, Мери, - Эмилия помогла женщине опуститься на кушетку, и сжала ее руку в поддержке.
Занявшись приготовлениями, Эмилия быстро набрала дом альфы, и сообщила о предстоящих событиях, после чего позвонила Бет:
- Пора.
- Уже иду.
Месяц назад, когда Эмилия предложила обучить кого-то принимать роды, только Бет согласилась. Это не означало, что женщина относилась к ней лучше других, но по крайне мере она имела настолько благоразумия, что могла пересилить свою неприязнь ради необходимых знаний. Эмилия готовила женщину помогать ей при родах Мери, ведь тяжело было полагаться только на себя, а Говард будет не в состоянии помочь своей паре.
- Эмилия!
- Да?
- По-моему, он уже обнаружил, что я скрылась из дома и вскоре будет здесь, - встревожено предупредила Мери, напрягаясь от очередной схватки. - Иногда это связь истинной пары действует мне на нервы.
- Я уже пообещала вам, что Говард не переступит порог моего дома, пока вы лишитесь своего бремени.
- Но тогда тебе необходимо идти и баррикадировать двери!
Эмилия с улыбкой покачала головой на безумную идею своей свекрови. Порой женщинам в такой момент в голову приходят самые непостижимые идеи.
- Для этого я и вызвала альфа. Я всегда так делаю, ведь некоторые самцы слишком тяжело переживают этот процесс. А бушующий в ярости оборотень опасен для своей стаи.
- Мужчина на самом деле такие слабые.
- А теперь успокойтесь и дайте мне вас осмотреть. К сожалению, на нас - оборотней - не действуют человеческие обезболивающие, поэтому облегчить вам боль я не могу.
Разговаривая с женщиной Эмилия старалась отвлечь ее от беспокойства и увеличивающихся схваток. Быстро установив на кушетки специальные подколенники, она расположилась у ног Мери, проверяя насколько открылась матка. Мысленно она торопила свою пару и их альфу, надеясь, что они и правда прибудут раньше Говарда.
Лишь однажды она принимала роды у истинной пары и до сих пор помнила, как сходит с ума оборотень от страданий своей самки. Он забывал обо всем, идя на поводу своих защитных рефлексов. И если бы не подоспевший вовремя альфа со своим бетой и маршалом, то он бы стер ее с лица земли. После оборотень долго извинялся перед Эмилией, как бы трудно ему не было просить прощение у такой как она, но ведь только благодаря ей его пара осталась живой, родив их первенца.
Скрип открывшейся входной двери привлек внимание обеих женщин, заставив их насторожиться. Девушка быстро поднялась с табуретки и выглянула в корридор. Поймав в темноте помещения аромат другой самки, Эмилия облегчено вздохнула.
- Бет, к счастью это ты.
- Мне за мной кто-то следил, когда я вошла в коттедж, - нервно произнесла женщина.
- Скорее всего Говард уже догадался, что происходит с его парой. Ты закрыла двери на замок.
- Да, но вряд ли они его удержат.
- Они дубовые - пару минут продержаться, пока не подоспеет альфа. Пошли. Ты мне необходима.
*****
Альфа с Яном как раз успели к тому моменту, когда Говард полупревратившись царапал когтями дверь. Дрэйк грозно зарычал, давя силой на более слабого оборотня, призывая того успокоиться и вернуться в человеческую форму. Но зверь настолько впал безумство, что даже прорывался сквозь давление альфы.
- Пап! - закричал Ян, и кинулся к мужчине, сжимая его в своих руках.
Мужчина упорно боролся с ним, но сын давно превзошел отца в силе, поэтому смог оттолкнуть его от двери и откинуть во двор. Говард упал к ногам альфы, который надавил рукой ему на затылок, прижимая к земли. - Говард, обернись! - оборотень попытался взбрыкнуть, но альфа зарычал сильнее, и мужчина больше был не в силах опираться своему вожаку. И вот на земле уже лежит измученный мужчина, тяжело дыша и вздрагивая. Дрейк присел возле него, все еще удерживая рукой, пусть и не с такой силой.
- Прости, альфа,- виновато прошептал он.
- Говард, ты должен контролировать себя. Сейчас Эмилии нельзя мешать, ведь она делает все возможное, чтобы помочь твоей паре и детям. Нам остается набраться терпения и ждать.
Пока Дрэйк говорил, Соня, тихо наблюдающая за этой картиной, пробежала мимо них, поднялась на крыльцо и забарабанила в дверь.
- Луна, - поприветствовала ее Бет, настороженно высунувшись из-за двери. - Входите.
В этот момент из дома послышали болезненные крики Мери, мучившейся в родовых потугах. Мужчина замерли, сверля глазами резко закрывшуюся за Соней дверь.
- Мери...
- Мама...
*****
- Луна, вам не стоило приходить, - устало произнесла Эмилия, сидя между ног мучавшееся женщины.
- Я нужна здесь. Я знаю это. Чувствую.
Соня быстро подошла к опустошенной Мери. Пот стекал по ее осунувшемуся лицу, а веки медленно опускались и снова поднимались в такт ее дыханию. Даже необразованной в таком деле девушке стало ясно, что роды проходят тяжело.
- Давай моя хорошая, я уже вижу прекрасную маленькую головку, - приговаривала Эмилия.
- Я не могу больше. Не могу.
- Ты можешь, Мери! - вдруг твердо приказала Соня, и мощная сила еще не родившихся альф заструилась по ее венам вырываясь наружу.
- Да, Луна!
Женщина была не в силах отказаться от подчинения более сильной по рангу самке. Но не только усталость сейчас стала ее препятствием. Ее внутренний зверь рвался наружу, желая перекинуться и залечить раны, что категорически нельзя было делать, ведь это означало гибель для ее детей. И Соня словно почувствовала это стремление волчицы, и присев возле нее на колени, потребовала:
- Не смей! Я запрещаю тебе превращаться! Пока наш врач не даст разрешение, твой зверь не покинет своей оболочки! А теперь тужься, Мери!
И женщина сжав простынь в руках последовала приказу своей Луны! Снова и снова, пока помещение не наполнил первый крик ребенка.
- Я держу ее! - заулыбалась Эмилия, передавая девочку Бет. - Но это еще не все, Мери, тебе необходимо еще немного постараться. Твоя вторая девочка тоже хочет увидеть это мир.
- Я так устала, - выдохнула женщина.
Взгляд Сони наткнулся на ее руки, на которых уже появились когти, и девушка взмолилась, чтобы Мери не перевернулась. Она сдерживала ее силой своих детей, но когда инстинкты брали свое, даже эта сила не способна была сдержать рвущегося наружу зверя.
- И ты позволишь своей малышке умереть? - заговорила Эмилия. - Выкинешь ее как не нужную вещь? Разве самка не должна до последнего защищать свое потомство?
- Нет, нет, нет, - женщина замотала головой.
- Тогда тужься! -
- Тужься, Мери! - в поддержку Эмилии приказала Луна.
- Аааааа! - последний самый громкий крик смешался с писклявым детским, и все женщины в комнате перевели дыхание.
- Вот так, моя хорошая, красивая девочка. Две девочки, Мери. Две замечательных, здоровых девочек.

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | А.Емельянов "Мир обмана. Вспомнить все" (ЛитРПГ) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | А.Михална "Путь домой" (Постапокалипсис) | | Т.Серганова "Обрученные зверем 2" (Любовное фэнтези) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | |

Хиты на ProdaMan.ru Отборные невесты для Властелина. Эрато НуарВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеВ объятиях змея. Адика ОлефирСуккуб в квадрате. Чередий ГалинаНа грани. Настасья КарпинскаяИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваШерлин. Гринь Анна��Застрявшие во времени��. Анетта ПолитоваТитул не помеха. Сезон 1. Olie-
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"