Тори: другие произведения.

Сведи меня с ума

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.38*168  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третий роман в серии. Он - альфа. Сильный, жестокий, самоуверенный. Он знает, что никогда ни с кем не спариться, ведь уже давно потерял свою единственную пару. Так почему же он сходит с ума от одного запаха человеческой девчонки. Избалованной, дерзкой и такой же самоуверенной как он. Она доводит его до точки кипения, когда появляется лишь два желания придушить ее или же зацеловать до смерти. Его волк кричит о своих правах на нее, требуя отметить как свою пару. Но разве такое возможно? Ведь не может быть две единственных? Так, когда же его волк ошибся? Тогда или сейчас? КНИГА ЗАКОНЧЕННА! ВЫСТАВЛЕН ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ ПОЛУЧИТЬ КНИГУ


Пролог

Сухой летний ветер обволакивал мужчину, донося такой любимый аромат его женщины, смешанный с запахом молодого волка. Зверь внутри него рвал и метал от злости и ревности, желая выйти наружу и истребить соперника, посмевшего прикоснуться к его паре, но разум вызывал в сердце чувство непоколебимой вины перед молодым самцом. Незрелый волчонок, скорее подросток нежели мужчина, еще только познававший контроль над своим зверем, подвергся сексуальной агрессии со стороны взрослой женщины. Вот только его животному доводы рассудка были не нужны. И мужчина давно бы потерял свой контроль, если бы не опасность, нависшая над его самкой. Опасность, которую она сама для себя создала.
Темноволосая женщина стояла на краю крыши. Ветер трепал ее волосы и легкую ткань ночной рубашки. Ее кожа была неестественно бледная, а руки исцарапаны до крови. Она со всей силой сжимала в ладони его пистолет, который должен был быть надежно запертым в сейфе. Направляя дуло прямо на него своей дрожащей рукой, она лихорадочно дышала. Его бета и маршал стояли позади него, готовые к любому повороту событий, но первоочередной их задачей было защитить своего альфу.
- Я ненавижу тебя, Алек Кепшоу! Боже, как я тебя ненавижу! - кричала обезумевшая женщина ему в лицо.
Ее прекрасные карие глаза, сейчас наполненные беспредельной яростью, злобой и отчаянием, вспыхивали безумным светом, заставляя сердце мужчины леденеть в груди.
- Милая, пожалуйста...- спокойно начал говорить Алек, хотя это спокойствие давалось ему с большим трудом, но он не хотел давить на нее своей силой альфы, заставив подчинить и тем самым возможно полностью сломать ее волю.
- Ты животное! Монстр во плоти! И я теперь такая же, - голос девушки сорвался, переходя в г хрип.
- Химена пожалуйста, спускайся оттуда, - умасливал он, - мы все решим, я обещаю.
- Это невозможно решить! - снова взорвалась женщина. - Я все еще чувствую его запах на себе, все еще желаю снова ощутить его внутри. Я животное, гребаное животное, и это ты сделал меня такой!
- Химена я приказываю! - прорычал Алек, видя, как уплывают драгоценные минуты ее благоразумия из его рук. Еще чуть-чуть и безумие, что пленило его пару, невозможно будет уже искоренить и он навсегда потеряет ее.
- Да, кто ты такой, чтобы мне приказывать! - прозвучал в ответ злобный рык, что в итоге превратился в истерический хохот. - Не действуют на меня твои узы, альфа. Не действуют, слышишь меня! Я не принадлежу тебе! Ты никто для меня! Никто!
- Химена, сегодня полнолуние, все из него, - снова примирительно начал мужчина, стараясь успокоить твердостью своего голосе, призвать в свои объятия. - Я обещаю, что как только мы соединимся сегодняшней ночью, тебе станет легче. Обещаю, любимая!
- Легче? Мне уже никогда не будет легче, потому что я попаду в ад. Ты был послан мне самим Сатаной. Его цепной зверь, который испоганил мою душу. Да лучше бы я умерла!
Красные глаза, ясно говорившие об охватившем ее безумии ликантропии, метали в него молнии. Расширенные зрачки, и выступившие на пальцах когти дали понять об утраченном контроле. Капели крови падали на разгоряченную под летним солнцем крышу. Рука с пистолетом дрожала, от усилий удержать холодный метал непослушными пальцами с острыми когтями, которые от этих попыток резали ее руку.
Измучанная женщина, которая была его истинной парой, смотрела на него с ненавистью и осуждением, убивая последние надежды на светлое будущее. Он устал. Так долго не покоряться судьбе, которая дала ему в пару больную человеческую женщину, было слишком изматывающим для его души. Зверь же с каждым днем все больше презирал слабую самку, но все-таки не мог отказать от нее. Он желал сделать ее ровней себе, хотел видеть власть и силу в ее глазах, хотел доказать глупым ничтожным членам его стаи, что выбранная им Луна, достойна его, увидеть наконец в их глазах должное уважение, признание. А еще он хотел, чтобы она жила. И вот сейчас мужчина видел цену, которую ему пришлось заплатить за осуществление своего желания. Видел и презирал. Себя. Ее. И все же не мог отпустить.
- Химена, я же люблю тебя. Я так сильно люблю тебя! - с надрывом произнес Алек, делая шаг к ней и медленно протягивая руку.
- Не смей подходить! Ты монстр, - почти выплюнула она, словно ощущала мерзость от одного его вида.
- Родная, не смей перечить мне! - снова рык разъярённого зверя, и маленький шаг в ее сторону.
- Я убила его. Собственными руками, - тихие слова как в бреду.
Его бесконечно бедная пара разрывалась между своей человеческой стороной и новой животной сущностью вместо того, чтобы принять зверя и стать с ним единой. И это сводило ее с ума. До сих пор его народ не мог объяснить безумие ликантропии. А разве можно излечить то, что не поддается точному объяснению. Нет, нельзя. Можно только искоренить. Стереть с лица земли и не позволять ей распространяться.
- Он будет жить. Мы исцеляемся, ты же помнишь об этом.
Алек увидел мимолетное колебание, и затаил дыхание, ожидая образумить ее. Женщина замотала головой, и миг надежды прошел, словно его и не было. Вся его жизнь была сосредоточена в этом миге, в этом моменте. Все его существование. И пусть зверь внутри него уже сдался, принял безысходность данного положения, мужчина не мог признать свое поражение.
- Я искалечила его жизнь. Из-за тебя! - закричала она.
- Это твое первое превращение. Только перетерпи его и все изменится, - умолял он ее.
Да, гордый и сильный альфа клана волков Оруса, опустился до мольбы и просьб. Он даже готов был склонить свою голову, несмотря на презрение зверя. Все что угодно, лишь бы удержать ее, вернуть к себе.
- Что измениться? Я с каждым днем теряю себя. Я хочу секса. Грубого, жестокого секса. Я хочу, чтобы мужчина корчился от боли и кончал снова и снова. А еще я хочу мяса. Но не бифштекса, нет. Я хочу свежего, еще теплого мяса, наполненного кровью добычи, которую я убью в разгаре охоты. Это измениться?
- Прошу...
Алек видел приговор в ее взгляде, видел решительность. Наступивший момент проблеска ума не стал спасением, а окончательно добил эту сломленную женщину. Он знал, что сейчас теряет самое важное в жизни. Свою любовь. Свою пару. Свою жену.
- Монстр, я гребанный монстр. Но больше этого не будет. Я больше никогда никому не причиню боль.
Ее рука быстро поднялась, приставляя пистолет к виску. Громкий выстрел разнес по крыше ярко-красные брызги крови, окрашивая серый бетон.
- Нееееет!!!!!
Крик мужчины растворился в звуке выстрела. Он кинулся к ней, но было уже поздно. Тело женщины качнулось назад, и она безвольно полетела вниз. Так быстро и так чертовски медленно. Впервые Алек Кепшоу был полностью бессилен перед своей судьбой. Все, что ему оставалось - это смотреть, как хрупкое тело с неукротимой силой ударяется об асфальт и застывает в неестественной позе, как под ним медленно расползается лужа крови и терпкий запах смерти пропитывает место, где должны были царить любовь и благодать. Дикий вой, наполненный невыносимой болью, разнесся по всей территории стаи, сообщая их членам какую тяжелую потерю понес их вожак.

Глава 1

'Мать твою, да это же настоящие самцы!', - восхищенно подумала Сара, пожирая глазами троих мужчин, стоящих возле ее сестры и свояка. Да, ничего не скажешь, Соня нашла редкостный экземпляр. Мало того, что богат, красив и успешен, так еще и оборотень. Ожившая легенда во плоти. А Сара до безумия любила всякие легенды и мифы. И благодаря сестре теперь могла приобщиться к их миру. Такого случая она просто не опустит.
Ей до сих пор еще не верилось, что это все правда, но постоянно появляющаяся картина зверя, которого она увидела накануне, доказывала, что она еще не сошла с ума. В итоге девушка пришла к выводу, что это слишком захватывающе, чтобы отвергать данное знание. Лучше принять его и постараться узнать как можно больше. Ведь не каждому выпадает такой случай - открыть занавес ожившего мифа и увидеть целый мир, спрятанный от человечества. Слишком она любила все необычное, и слишком мало его было в ее обыденной жизни. И кто бы подумал, что первой в этот мир окунется ее старшая закомплексованная сестра, которая была через-чур серьезна и походила больше на их замкнутого отца, чем на энергичную мать. Эх, нет в жизни справедливости. Конечно, девушка была безумно счастлива, что Соня обрела такую любовь. Но капелька белой зависти в ее душе все-таки присутствовала.
Пока Сара смогла пробраться сквозь толпу не знакомых ей людей, или нелюдей отметила про себя девушка, к тому месту, где стояли Дрэйк и Соня, ее сестра успела уже скрыться. Девушка покрутила головой в ее поисках, не желая мешать мужскому разговору свояка с его близкими друзьями, когда неожиданные резкие слова одного из мужчин, стоящего к ней спиной, привлекли ее внимание. Она минуту прислушивалась, вникая в их разговор, постепенно закипая от негативных высказываний и в итоге не сдержавшись, громко произнесла:
- Если ты, псина, произнесешь еще одно слово в адрес моей сестры, то твои собачьи яйца будут валяться на полу на обозрение всем!
Что поделать вспыльчивость была в ее крови, а обижать сестру, пусть и старшую она никому не позволит, тем более какому-то обросшему шерстью мифическому существу. Под громкий смех своих друзей, мужчина резко обернулся к ней, сверкая своим желтым взглядом полным звериной ярости. Свояк быстро взяв себя в руки, представил ее друзьям, при этом радостно усмехаясь, словно только что получив дополнительный приз:
- Познакомитесь, это Сара, сестра моей пары, и она недавно узнала об оборотнях.
- Дрэйк, ты и ей рассказал? Может еще дашь объявление в местной газете! - возмущено спросил воинственный мужчина, и его нахмуренные брови лишь больше распалили девушку. Дрожащие коленки всегда были первым признаком того, что данный образец мужского рода произвел на нее эффект. Но на этот раз они не просто задрожали. Ее ноги налились тяжестью и подкосились, и только с огромным усилием она продолжала стоять напротив него, как ни в чем не бывало. Боже, он был просто невероятен. 'Неужели все представители ожившего мифа об оборотнях выглядели так?'
- задумалась она. Сексуальная энергия так и кружила вокруг него, воспевая к ее телу. Мурашки дрожью пробежали по ее спине, и остановились внизу живота, опаляя его жаром. И все бы ничего, если бы она не вспомнила вдруг о словах Дрэйка, насчет невероятной чувствительности слуха, осязания и обаяния оборотней. Быть пойманной в страстном томлении девушка не хотела, и поэтому разожгла в душе новую волну негодования.
- Песик, ты что-то имеешь против? - бросила вызов Сара.
- Да, как ты смеешь! Девочка, больше уважения, - зарычал мужчина. Да, да именно зарычал, и ей в тот же миг захотелось услышать этот рык напротив своей нежной кожи, чувствовать, как он щекочет ее жёсткий холмик волос.
- Мальчик, то, что ты можешь покрываться шерстью еще не значит, что ты пуп земли, а уважение нужно заслужить, - снова сделала выпад девушка, направляя свое возбуждение в злость и стервозность.
- Она тебе сделала, брат! - раздался веселый голос белокурого мужчины, привлекая ее внимание. - Позвольте представиться, о прекрасная и смелая, я Грег, альфа северной стаи.
Любила Сара вот таких весельчаков, так как сама относилась к этой породе, поэтому быстро сдружилась с Яном, бетой стаи, еще одно новое понятие, которое появилось в ее лексиконе. И этот мужчина не прогадал, первыми же словами дружески располагая ее к нему.
- Очень приятно, большой пушистый волк, - кокетливо улыбнулась Сара, посмотрев на мужчину.
Его внешность была такой же обворожительной, как и у Дрэйка, но к сожалению, не вызывала в ее теле ни капли сексуального отклика, в отличие от этого невероятного грубияна. Возможно, если он продолжит вести свою игру флирта, то привлечет ее внимание, но пока это была простая симпатия.
- Дрэйк, если ее сестра такая же, то тогда я понимаю, почему ты с ней соединился, - услышала она наконец третьего мужчину из этой компании, и поняла, что вражески настроен только один. - Оскар, обо мне можете сказать большой и страшный волк.
- Ну, только если вы покажете свои зубки, - игривость звучала в ее голосе, как легкий ответ на его флирт.
Девушка не чувствовала ни капли стеснения, хоть и находилась впервые в окружении сразу трех великолепных экземпляров. Правила этой игры Сара выучила давно, и сейчас беспрекословно ими пользовалась.
- Если 'бешеный пес' и 'фу, песик, сидеть' считается, то тогда мы с сестрой очень похожи, - произнесла подошедшая Соня, и Дрэйк сразу же взял ее за руку, поднеся к своим губам.
Нежность, с которой был проделан этот жест не скрылась ни от кого, и Сара еще сильнее зауважала своего свояка, который не стеснялся проявлять свои чувства на публике, не думая о том, что может пошатнуть его мужественность в глазах друзей.
- Соня, пользуешься положением? - спросил Дрэйк, поднимая бровь.
- Есть немного, дорогой. Вижу, что без меня тебе тут не сладко и решила присоединиться. Так сказать, выслушать в лицо все претензии. Ну, так как? - с вызовом бросила Соня, посмотрев на насупленного мужчину, который так и не представился им.
Сара сразу передернула плечами.Ее сестра никогда раньше не была такой решительной. Это качество в ней явно появилось после замужества. Она с восхищением посмотрела на Соню, еще раз понимая, что от мужчины много зависит в способности помочь женщине открыться. Правда, ей пришлось поработать самой в этом направлении, но все-таки они ведь с сестрой всегда были слишком разными.
- Человек не может соединиться с оборотнем. И я не боюсь сказать тебе это в лицо. Альфа не может бояться слабой человеческой женщины.
'Ой, ой, ой, - мысленно поцокала языком Сара. - Где же ты такой умненький прятался все это время?'
- Фу, песик, такой красавчик, а гадишь где не нужно, - о, да ее слова достигли адресата.
Девушка по вспыхнувшим глазам это увидела, и сладко улыбнулась в ответ, радуясь грядущей пикировке.
Минутная тишина, а потом взрыв хохота со стороны Оскара и Грега, даже Дрэйк и Соня не выдержали и присоединились к ним. Мужчина лишь зарычал и злобно из-под лба посмотрел на нее. Только вот это девушку не напугало, а наоборот послало новую волну страстного трепета через все тело.
- Сидеть, мальчик, сидеть. А то надену намордник, - добавила она, сбив озлобленного волка с толку.
Мужчина был явно озадачен ее поведением, и Сара сразу же поняла, что он из той породы самцов, которые не представляют, что женщина может им дерзить открыто в лицо. Слишком властен, слишком подавляющий, слишком доминирующий. Она была на сто процентов уверена, что секс с ним принес бы ей колоссальное удовольствие, и даже задрожала от предвкушения. Она хотела его. А в ее жизни было правило - получать то, что хочешь.
- Тебе разве не говорили в детстве не дразнить диких животных, - прорычал мужчина, и тут же посмотрел на Cоню, которая громко фыркнула и засмеялась, ее зять же наоборот насупив брови.
- Это, что коронная фраза оборотней? - сквозь смех спросила сестра, и Сара сразу догадалась, что той приходилось не раз слышать данное выражение.
- И твой пушистик такое тоже говорит? - тут же поинтересовалась она, желая подтвердить свою догадку.
- О, да постоянно. Это что-то вроде брачных игр, - весело ответила ей Соня, при этом пристально смотря на недовольное лицо Дрэйка.
Если это был зазыв к брачным играм, то Сара готова поиграть, главное только обойтись без самого замужества. Как бы ее не привлекал этот мужчина, о браке и речи быть не могло. Да и, в общем, ей всегда, казалось, что она не создана для семейной жизни. Слишком любила свободу, и в той же мере терпеть не могла перед кем-то отчитываться, ставить в известность о своих планах, планировать будущее и обустраивать гнездышко. Нет, это было не для нее.
- Ага, зазыв самки, - все же с умным видом добавила девушка.
- Боже они друг друга стоят, - снова засмеялся Грег. - Поздравляю, Дрэйк, ты просто счастливчик. Алек, сдайся уже, тебе в этой схватке не победить, будь ты хоть трижды альфой.
'Значит, Алек, - подумала Сара. - Вот и познакомились'.
Мужчина сердито посмотрел на друга, и уже повернулся, чтобы уйти, когда Сара, в неожиданном для себя порыве, схватила его за руку, останавливая. Он, выгнув бровь, посмотрел на нее с немым вопросом. Черт, она не знала, какая зараза ее укусила и заставила поступить так, но просто не могла дать ему исчезнуть из ее поля зрения. Еще нет.
- Ну, песик ты куда? Покажи мне, что кроме рычания ты еще что-то умеешь. Пошли танцевать, - вдруг пришла ей в голову идея, и она потянула его в сторону танцпола.
Это был отличный способ ощутить себя в его сильных мужских руках, потому что это желание просто вырывалось из нее. Никогда с девушкой такого еще не происходило, но она была из тех людей, которые смело идут навстречу неизведанному, а не бегут от него.
Как ни странно, он, удивив друзей, на лице которых девушка с легкостью прочитала изумление, и устало вздохнул и пошел с ней танцевать. Его рука легла на ее талию, и Сара вздрогнула от электрического разряда, который прошиб ее тело. Как могло одно прикосновение так на нее подействовать, она не понимала, но уже ожидала большего, когда он притянет ее к себе, отдаваясь ритму медленной музыки.
И вот воздух словно потяжелел, тело налилось горячим вожделением, а сердце бешено застучало в груди. Одной рукой он властно сжимал ее талию, второй же нежно держал руку. Движения их были размеренными, и они плавно скользили по паркету по легкую ритмичную мелодию.
- Деточка, каждый оборотень вокруг нас уже понял, что ты готова раздвинуть передо мной свои ножки и отдаться прям здесь, на танцполе, - с передыханием прошептал мужчина, опустив голову к ее волосам.
Сара улыбнулась. Возможно, он ожидал, что она взорвется и устроит шоу, оставив его одного. Но она не была бы собой, если была бы настолько предсказуемой.
- Я же не виновата, что вместе со скверным характером, ты получил от природы такое сногсшибательное тело. Хотя наблюдая за твоими друзьями, я предполагаю, что для оборотней это закономерность. Вот она насмешка жизни - все потрясные мужики имеют шерсть и блох.
- К твоему сожалению, нимфоманка, нам запрещено спать с человеческими самками.
- Гм, я не страдаю бешенством матки, хотя для тебя бы сделала исключение.
- Черт, ты даже не краснеешь, когда такое говоришь!
- Моя душа полностью отдана пороку, - засмеялась девушка, и неожиданно увидела, как он отвечает ей легкой улыбкой.
- О, да ты, что умеешь улыбаться! Я думала тебе природой предопределено быть угрюмым и недовольным.
- А ты встречала веселых волков?
- Ну, - Сара сделала вид, что задумалась, - Ян, например, очень даже веселый парень.
- Лишь потому, что ты не его объект желаний. Уверен, та самка, с которой он танцует, совсем не считает его весельчаком.
Сара бросила заинтересованный взгляд в сторону беты, который танцевал с симпатичной женщиной недалеко от них. Девушка вспомнила, как сестра рассказывала о своем враче и лучшем друге Дрэйка, и предположила, что именно этот врач сейчас находилась в объятиях Яна. И выглядела она не совсем радостно, скорее наоборот, еще немного и бета скорчиться на полу от ее убийственного взгляда.
- Ну, да, сейчас это неудачный пример. Но как я успела заметить твои друзья...
- Мои соседи, - поправил ее Алек.
- Оскар и Грег, - продолжила она, - очень веселые ребята.
- Деточка, не обманывайся. Мы все угрюмые и злые, готовые укусить в любую минуту.
- Милый, можешь кусать меня, когда тебе захочется, - вдруг с вызовом вырвалось у нее.
В его глазах мелькнуло удивление и искра, которая, она надеялась, была ответным желанием. Тело молниеносно ответило на этот пылающий огонь, и дыхание снова участилось, выдавая ее полностью. У девушки всегда был принцип: если ты это не можешь скрыть, не позорься попытками, а гордо откройся, словно так и было задумано. И сейчас она тоже не собиралась жеманничать и строить невинный взгляд, тем более, с того, что она узнала, следовало, что оборотни сверхчувствительны, а значит, ложь он распознает сразу.
- Черт побери, я ощущаю, что ты этого на самом деле хочешь. Да, деточка?
- Я вышла с того возраста, когда отрицают свои потребности.
- Запрет никуда не делся.
- Но это не значит, что нет других способов доставить друг другу удовольствие.
После этих слов, Сара почувствовала, как затвердели мужские руки, крепче прижимая ее к горячему телу. Его губы оказались возле ее уха, обжигая свои дыханием и вызывая новую волну сладкой дрожи.
- Хочешь почувствовать мой рот на твоей шее, спускающийся к торчащим бугоркам, которые уже затвердели от желания? А после, когда они станут красными от моего внимания, я отпущу их, и прохладный воздух ночи будет твоей наградой. И тогда мой рот спуститься ниже, к самому центру желания, и я получу подтверждение твоим дерзким словам, когда попробую, насколько влажной ты стала.
Саре показалось, что она готова кончить прямо сейчас. Девушка закусила до боли нижнюю губу, стараясь прийти в себя от его страстного шепота. Что ж, в этом раунде выиграл он. Один - один. За вызов всегда приходится платить, а она бросала словами перчатку уже не раз. Вот только мужчина оказался не таким холодным, как она предполагала. Нет, скорее диким и необузданным, как самая природа. И это возбуждало еще сильнее.
- Хочу, если ты и правда, сумеешь воплотить свои слова в жизнь. А то знаю я, как вы мужики падки на слова, а когда доходит до дела, то сразу сдуваетесь.
- Сомневаешься в моих способностях?
- Еще не видела им подтверждения, поэтому да, сомневаюсь!
Ей показалось или и правда на ее вызов глаза мужчины заблестели желтым светом. Не заметно для нее они оказались на краю танцпола, и Алек, остановившись, резко потянул девушку в сторону. Его большая теплая рука сжимала ее локоть, ведя ее за собой. К ее удивлению мужчина был хорошо знаком с планировкой дома ее свояка, потому что быстро подвел к двери, через которую они попали в небольшой коридор, что вел к комнатам прислуги. Так как все сейчас были заняты обслуживанием гостей, в помещении было тихо и темно. Лишь одна небольшая лампочка создавала мерцающий полусвет, позволяющий ей разглядеть его стан.
Достигнув желаемого результата, а именно уединится, Алек резко прижал девушку к стене, перекрыв руками ей путь к отступлению. Она усмехнулась, давая понять, что побег не значился в ее приоритетах, и с восхищением проговорила:
- Быстро сработанно.
- Многолетний опыт.
- Используешь дом друга для встреч?
- Только если дама сама напрашивается.
- А ты всегда угождаешь?
- Грешно, отказывать жаждущей женщине.
- Кобель.
- Сучка.
Горячий рот обрушился на нее, пропустив этап первого знакомства, резко раздвигая языком податливые уста и грубо проникая внутрь. Его рост заставил девушку поднять лицо вверх, предоставляя больше доступа, но при этом она умудрялась немного крутить головой, руководя их поцелуем. Рукой мужчина сильно сжал ее затылок, фиксируя положение головы, не предоставляя ей ни капли контроля. Язык проворно прошелся по ее нёбу, встречаясь с ее языком, сплетаясь с ним в одном мгновение, и отталкиваясь от него в другое.
Ее руки вцепились в лацканы его вечернего костюма, а нога поднялась вверх, зацепляясь за его ногу, желая уменьшить между ними расстояние. К ее счастью низ платья был выполнен с легкой развивающейся ткани, которая не сковывала движения. Когда нехватка кислорода заставила его наконец прекратить эту безумную атаку на ее рот, они оба уже тяжело дышали, словно пробежали марафон.
- Ну, что же, у тебя есть шанс показать мне, на что ты способен, волчок, - произнесла Сара, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно спокойней, но признавая, что это давалось ей с большим трудом.
- Ты еще будешь молить о пощаде, - предупредил он, и облизал губы, словно ее соки уже нагодились на его устах.
Это действие вызвало у нее прилив ноющей боли внизу живота, поэтому девушка сильнее прижалась к его выступающему бугорку на штанах. И к своему удовольствию заметила, как дернулся его кадык от этого действия, показывая, что он не остался равнодушным.
- Поспорим?

Глава 2

Его руки крепко сжали женские ноги, ощущая под пальцами бархатность нежной кожи. Словно самый дорогой шелк, к которому грубо прикасались когти дикого зверя. Он резким движение закинул их себе на плечи и заставил ее скрестить в замок за своей шеей. Да, и принуждение это было лишь видимое, ведь Сара сама с радостью проделала эти нелегкие манипуляции. Ей не верилось, что она практически висела в воздухе, опираясь спиной об стену, придерживаемая лишь одной его рукой.
'Сильный мужик находка для женщины, а оборотень тем более.', - вспомнила свою некогда брошенную сестре фразу.
И вот сейчас она получила подтверждение этому. Ее пальцы вцепились в плечи Алека, ища опоры, в то время как его голова спряталась под складками ее юбки. Горячие дыхание обжигало кожу возле тоненьких стрингов, посылая миллионы мурашек возбуждения по всему телу. Легкий стон сорвался с ее искусанных до крови губ. Необоснованная жажда в мужских прикосновениях была бесконтрольной и ненасытной. Одним мимолетным движением руки он разорвал ее трусики, и лоскуток ткани упал на пол.
Освободив себе доступ к сосредоточию ее страсти, он уткнулся в ее промежность своим носом. Алек резко втянул в себя аромат девичьего желания, ощущая, как в его венах закипела звериная кровь. Такого запаха не имела ни одна самка, которую он когда-либо встречал в своей жизни. Даже его пара не пахла так. Пряный сильный аромат отдавался буйством красок и вызовом, призывая его вкусить сладость, поглотить ее суть и сделать своей. Нереально, чтобы человеческая женщина так пахла для него. Это просто не подавалось ни логики, ни законам их природы. Но Алек уже и не мог задумываться об этом и мыслить здраво. Ее аромат ударил ему в голову, как самое изысканное вино, пьяня, искушая и призывая к себе.
Он больше был не в силах сдерживать порыв испробовать ее на вкус. Слишком манящим ее аромат казался его зверю. И уже стало не важно, где они находятся и что она человек. Все стерлось под влиянием это женского дурмана переплетенного с диким вожделением. Как только его шершавый язык прошелся по ее влажной щели, и он ощутил во рту ее сладкий вкус, животное в нем полностью вышло наружу, задвигая остатки разума за стену звериных инстинктов. Остался только безумный порыв взять эту суку, заклеймить своим запахом, поглотить ее экстаз. Его животное было ненасытно. Движения мужского языка стали сильными и напористыми. Он то лизал ее, поглощая ее сочившееся любовные соки, то сосал, втягивая ее плоть в глубоко рот, смакуя ею как неким деликатесом.
- О, Боже, да! - закричала Сара, изнемогая от невероятного ощущения его рта на своей промежности. - А...ле...к!!!
Голова девушки сильно откинулась назад, макушка вдавливалась в твердую стену.Кровь ударила в виски и в ушах зашумело. Лицо заблестело от пота, а зрачки почти закатились под веки. Все постороннее смылось под наплывом сладострастного наслаждения, которое дарил ей этот алчный рот. Интенсивность чувств была настолько сильной, что вызывала дрожь нервных окончаний во всем теле. Ее руки вцепились в его плечи, сжимая под пальцами ткань своего платья, что покрыла его мускулы. И все же этого почему-то казалось слишком мало. Ей хотелось большего, намного большего.
- Еще! Пожалуйста, хочу еще! - она срывала голос и со всей силы стиснула его голову своими ногами.
Зверь недовольно зарычал прямо в ее плоть от требования своей самки. Здесь он был хозяином, и только он решал, как поступить. Его пальцы больно впились в девичьи икру, разрезая ткань выступившими когтями. Контроль, которым Алек всегда так гордился, был бесследно забыт. Зубы во рту выросли, превращаясь в звериные клыки. Он впился ими в ее клитор, причиняя адскую боль, и Сара закричала от агонии смешанной с накатившим безумным экстазом. Это было настоящее сумасшествие. Никогда в жизни она не испытывала такого. Невероятное дикое наслаждение.
- Аааа... Господи! - ее голова бесконтрольно билась об стену на этот раз от конвульсий наслаждения, что стали сотрясать ее, и неожиданный оргазм взорвался в девушке свирепой бурей. - Алек!!!
Еще никогда девушка не кончала настолько быстро и интенсивно. Никогда и ни с кем. Словно он нажал в ней запретную кнопку, которая прорвала платину запретов и наслаждений. И как ни странно эта кнопка несла болезненный привкус. Сара никогда не любила боль, и не понимала этого. До сегодняшнего дня. Потому что сейчас от чувства его зубов на своем интимном месте она просто обезумела.
- Алек... - его имя хрипом вылетело из ее уст, когда ураган блаженства превратился в небольшой дождик.
Но этот доминантный самец еще не закончил с ней. Он наслаждался вкусом соков ее оргазма, которые бурным потоком излились прямо в его рот. Но как только почувствовал, что ее дрожь стихает, он снова провел своим длинным шершавым языком по ее мокрой промежности. Медленно облизывая ее, словно уже был не человеком, а животным, что вычищало свою самочку после совокупления.
- Что ты...о...ах...да...еще...еще, - сначала девушка мимолетно удивилась его возобновившемся ласкам, но его невозможно длинный и изворотливый язык, отодвинул удивление назад, меняя его на новые порции удовольствия.
Он лизал ее щель, двигая языком верх-вниз, вырывая у нее новые порции гортанных стонов от его шероховатости. А после вдруг резко вошел им в ее напряженный канал. Это было невероятное ощущение. Он так глубоко проникал внутрь, что это казалось просто не реальным. Но он делал это. Новый взрыв оргазма прошелся по ее телу, и она забилась в его немыслимых судорогах. Руки, наполненные звериной силой, пригвоздили ее к стене, зафиксировал в этом положении. Когти царапали ее бедра, сжимая их с такой силой, что капельки крови потекли по белоснежной коже, пропитывая тонкую ткань платья. Но эта боль не могла прояснить рассудок девушки, а наоборот продвигала ее к неведомой ранее границе безумия.
Врываясь языком в нее, полностью имитируя половой акт, Алек, умудрялся рычать настолько сильно, что ее нежная кожа вокруг интимного места покрылась мурашками. Ее дурманящие соки, которыми он пропитал свой рот, бежали по его крови, заставляя зверя желать покрыть ее собой. Она была настолько сладкой, и настолько сильно текла в своем желании, словно требовала его член. 'Чертов запрет!', - крутилась ненавистная мысль в его голове. И если бы он только знал, что это не повредит ей, то тут же поставил бы ее на колени и ворвался бы в эту мокрую тугую щель, которая стискивала его язык своими мышцами, словно прося еще большего.
Пряный аромат секса наполнил помещение, стены которого впитывали в себя громкие девичьи крики. Голос Сары уже звучал хрипло, с надрывом, но она не могла заставить себя замолчать. Ей нужно было выплеснуть наружу всю эту мощь, что сотрясала ее тело. Голова ныла от постоянных ударов об стену, а глаза закачивались вверх. Соленые слезы стекали по щекам, смачивая пересохшие губы. Они не были вызваны болью. Просто ее тело было настолько перенасыщено этими феерическими ощущениями, что они вырывались наружу в любом проявлении. В криках, стонах, конвульсиях, слезах.
Словно обезумевший он снова и снова, врывался в нее своим проворным языком, ударяя его кончиком по чувствительной точке. Животное в нем упивалось своей властью над девушкой, которая была полностью покорена им. Больше не было вызывающих слов и вырывающихся движений. Крики Сары постепенно перешли в хрип, а тело размякло, словно силы покинули ее. Он знал, что экстаз был слишком сокрушительным для ее человеческого тела, но зверь желал показать ею всю свою силу, чтобы она никогда не смогла забыть о нем, никогда не смогла бы сравнить его с кем-то и возжелать кого-то другого. Заклеймить ее, оставить метку своего обладания. И после этого Сара навсегда запомнит, как опасно дразнить дикого зверя.
Сделав последний сильный выпад языком, и услышав ее не естественный хрип, он вышел из нее и, повернув голову направо, укусил в набедренную вену. Металлический привкус крови очутился в его рте, заполняя его сознание небывалым доселе экстазом, и Алек впервые в жизни взорвался, кончая в собственные штаны. Его оргазм настолько стряхнул его сознание, что мужчина опустился на пол, падая колени. И вслед за ним Сара сползла по стене. Удерживая девушку одной рукой, вторую он опустил на свой извергающийся в штанах член, и сильно сжал рукой. Вздрогнув от последней струи, мужчина почувствовал под пальцами мокрое пятно. Невероятное чувство блаженства наполнило его тело и душу, успокаивая довольного зверя. Его язык методично и нежно зализывал место укуса. Он просунул свою руку себе под пояс штанов и увлажнил ее в своем семени. После чего его рука вновь вернулась на тело девушки, поглаживая голое бедро, на котором красовались следы царапин. Алек впитывал в ее кожу свою сперму, жалея, что этот способ был не долгосрочным, и скоро его запах покинет ее поры.
Тело девушки размякло в его руках, а глаза были полузакрыты. Она находилась в своем волшебном мире, почти выскальзывая из сознания. Ее переполняли неистовые ощущения, болезненные и тревожные в одно время, сладкие и греховные в другое. Глаза затуманились, а тело все еще дрожало после интенсивности произошедшего. Бедро ныло от боли, а лоно трепетало от пережитого оргазма. Каждая ее косточка настолько расслабилась, что казалось, она не сможет собрать себя до кучи. И если бы Алек ее не поддерживал, то, что сползла бы вниз растаявшей лужицей.
Алек выпутался из ободранной ткани ее юбки и посмотрел на нее снизу вверх. Поистине картина была восхитительной. Мужчина и не предполагал, что на него так подействует вид ублаженной им женщины. И вот в этот умиротворенный момент осознание его поступка пришло к нему. Он переступил грань. Если оральные ласки еще можно было как-то объяснить, то его укус был верхом слабоумия. Как он позволил этому случиться? Страх побежал по его венам, в которых секунду до этого пылал огонь страсти и наслаждения.
А что если он заразил ее ликантропией? Нет, этого не могло быть. Он лишь слегка прокусил кожу, недостаточно сильно, чтобы изменить ее, в этом он был уверен. Но все же это было грубейшее нарушение их закона. Наказание за такой проступок шло от лишения свободы до казни в зависимости от состояния жертвы. Только факт сцепления служил облегчающим доказательством, но не в его случае. Ведь у него уже никогда не будет пары, потому что его истинная пара вот уже как пять лет мертва.
'Черт возьми, если Дрэйк узнает, что он проделал с сестрой его пары, то просто оторвет ему яйца, а его стаю заберет себе, - промелькнуло в голове Алека'.
Мужчина быстро опустил девушку, ставя на ноги, а сам поднялся. Ее веки дрогнули от этого движения. Взгляд девушки был все еще затуманен экстазом, но в нем уже созревал вопрос. Он, сделав шаг назад от Сары, смотря, как ее ноги подогнулись, и она осела на холодный пол. Еще один шаг и лицо, полное неведанного до этого удовольствие, нахмурилось. Ошеломленный произошедшим, Алек запустил пальцы в волосы, отступая все дальше и дальше. Ее сладкий аромат взывал к нему. Зверь под кожей ревел в желании закончить то, что он начал. Повернуть ее спиной к себе, поставить на колени и грубо покрыть, клеймя собой. Он замотал головой, скидывая это наваждение, и уперся спиною в дверь.
Сара смотрела на него глазами полными смятения. Пытаясь скинуть последствия пережитого наслаждения, она старалась понять, что происходит. Не мог мужчина, который только что подарил ей самый волшебный оргазм в мире, уходить от нее. Не мог. Но он это делал. Она отличила нотки сожаления и страха в его взгляде, и уже открыла рот, чтобы спросить 'какого черта он происходит', когда тихое жестокое слово вылетело из его уст.
-Прости...
-Что? - выдохнула пораженная Сара.
Но мужчина уже повернулся к ней спиной. Быстро схватившись за ручку, он вылетел с помещения, как последний трус. Сара ошарашено уставилась на дверь, не понимая, как с ней могло такое случиться? Вот только что она встретила, казалось бы, идеального мужчину, а он бросил ее посреди предварительных ласк сразу после крышесносяшего оргазма. Ну и что, если дальше они не собирались заходить. Предполагалось, что они потратят еще пару часов на удовлетворение друг друга, а после, поправив одежду, разойдутся как взрослые цивилизованные люди.
В итоге она сидит на полу, жестоко оттраханая его ртом, все еще ощущая негу наслаждения, в то время как он убежал от нее со скоростью света. Урод! Лохматый, паранормальный урод!
Дрожа, девушка попыталась подняться, опираясь рукой на стену. Ноги были слабыми и неустойчивыми, а мысли порхали как бабочки от удовольствия до негодования. Между ног было влажно от пережитого оргазма, настолько, что казалось ее соки текли по ногам. Прическа испорчена, также как и макияж. Вернуться на прием просто невозможно. Да, даже если бы с виду нельзя было сказать, чем она только что занималась, то сверхобаяние мохнатого общества сразу бы раскрыло ее ложь. Поэтому Сару отбросила идею привести себя в порядок в ближайшей уборной, и стараться обмануть тех, кого нельзя провести.
Нащупав на полу свой клатч, она неровной походкой поспешила покинуть место преступления. Выйдя в коридор, девушка осмотрелась, вспоминая, где именно находиться. Когда она поняла, что это помещение может вывести ее к черному входу, которым пользовались слуги, выдох облегчения слетел с ее уст.
Шатаясь, она побрела к выходу. К счастью ей повезло выбраться на задний двор и не на кого не наткнуться, кто бы мог учуять произошедшее с ней. Отойдя от дома в тень деревьев, Сара достала из сумочки телефон и вызвала такси. Монотонный голос диспетчера сообщил ей время прибытия машины, и девушка ничего не оставалось кроме как устало прислонится к дереву и ждать. Через полчаса заказанное такси наконец показалось возле ворот имения. Даже не смотря на то, что сегодня был прием, его просто так не пропустили на территорию. Водителю пришлось связываться с ней, а ей у телефонном порядке подтверждать, что это именно она вызвала машин. В итоге охранники согласились пропустить его. В другом случае Сара не представляла, как бы доковыляла к воротам в ее нынешнем состоянии.
Таксист странно посмотрел на нее в зеркало заднего вида, но благополучно промолчал. Девушка прекрасно понимала, что выглядела как жертва изнасилования со своим порванным платьем, растерзанной прической и расцарапанными бедрами. К счастью водитель был из числа тех людей, что не лезут в неприятности других, и в полной тишине доставил ее домой.
Тихо крадучись к своей комнате, Сара молилась, чтобы не встретить родителей. И наконец свободно вздохнула, когда закрыла за собой дверь спальни. Да, давно было пора подумать о собственном жилье, но так как жизнь в родительском доме имела свои плюсы для ее лени, А это именно готовка и уборка, которой в основном занималась мама, то и переезд постоянно откладывался. Да и не могла младшая дочь упорхнуть из дома раньше старшей, никак не мог. Но теперь с этой стороны ей путь открыт. Соня замужем, и все внимание и кудахтанье матери переходит на нее. Поэтому не сегодня так завтра ее могут застать в компрометирующей ситуации, чего девушка никак не желала.
Вздохнув и прижавшись на мгновение к двери, Сара все же на ватных ногах поплелась в ванную. Аккуратно и медленно стягивая с себя порванное платье, стараясь не задеть мелкие царапины, она горестно сокрушалась о дорогой сердцу вещицы. Потому что лучше было горевать о вещи, чем предаваться стыдящим воспоминаниям. Но стоило ей лишь на мгновение прикрыть глаза, навстречу теплым струям душа, как перед лицом так и всплыв образ удирающего от нее мужчины.
Это приводило ее в бешенство, вызывая злость и негодование. Какой бы женщине понравился такой поступок? Какая бы не чувствовала себя растоптанной? И как после этого можно не получить массу комплексов неполноценности? Зная, что сегодня от нее стремительно сбежал самый потрясающий мужчина в ее жизни. Что в ней было не так? Что она сделала не правильно?
Неужели в некий момент ему стала противна ее доступность, и он ощутив презрение решил не заходить еще дальше? А его беглое тихое прости, что прозвучало как гром среди ясного неба. Прости что? Прости, ты не достойна меня. Прости, но твое тело не пришлось мне по вкусу? Прости, я не хочу тебя. Что? Что? Что?
Этот большой знак вопроса поселился в ее мыслях с того момента как это слово сорвалось с его уст. Самое отвратительное слово, которое ей говорили во время секса. Самой разрушительное. Ведь в отличие от него она впервые испытала что-то запредельное. То, от чего ее тело до сих пор пребывало в сладкой истоме, жажде испытать больше и больше. Почти требуя этого. Настолько, что просто хотелось опустить руку и приласкать себя самой. Единственное, что ее останавливало, это понимание, что этого будет недостаточно. Ничего не будет достаточно. И никого.
Да, как он посмел показать ей ворота рая и так жестоко спустить на землю. Затмить собой всех предыдущих любовников, каким бы искусными они не были. Просто в один миг стереть их из ее пометит, оставив лишь свой образ.
Большой плохой волк.
Она просто ненавидит его. Ненавидит и желает.
За своими гневными мыслями Сара и не заметила, как натерла мочалкой кожу до покраснения. Еще немного и она бы раздерла ноющие царапины. Легким движение она провела пальцами по краю раздраженной кожи, а после скользнула пальцами на внутреннюю часть бедра. Нет, не для того чтобы приласкать себя, а скорее из-за любопытства, потому что вспомнила как касались там ее кожи острые на ощущение зубы.
Нахмурившись, она пыталась вспомнить укусил он ее или нет, так как ее воспоминания были затянуты серой дымкой безумного наслаждения. И все же мелькнувшая тогда резкая боль наводила сейчас на мысль, что его зубы пробовали ее плоть. Сара не знала, чем это ей грозило. Заразил ли он ее, сделав оборотнем, или это лишь их привычное поведение во время предварительных ласк. Только двое могли ей ответить на это, и ни к одному она не желала обращаться с таким вопросом. Первым был сам Алек, а вторым ее зять - Дрэйк.
Девушка просто сгорит от стыда, если ей придется о таком спрашивать мужа сестры. Нет, лучше она подождет и посмотрит измениться в ней что-либо или нет. И только если не останется другого варианта, то тогда обратиться к Дрэйку.


Глава 3

Туманный утренний свет прокрался в комнату в щель между гардинами, падая на постель, где калачиком свернулась девушка. После продолжительного душа, Сара долго ворочалась по кровати, пытаясь успокоить дрожащие тело. Подаренный Алеком оргазм был одним из самых мощных, интенсивных и поглощающих, когда-либо пережитых ею. Даже теплые струи не смогли успокоит разбушевавшиеся чувства. Отголоски наслаждения, словно не желая покидать женское тело, отдавались в ней волнительными мурашками. Девушка надеясь, что хотя бы сладкий сон утихомирит ее либидо, но к утру ей стало только хуже.
Зябко вздрогнув, Сара натянула на себя простынь, и это при 35 градусах жары. Ее трясло, словно при лихорадке, кости выкручивало, а пот холодной струйкой бежал по спине. Но самой не приятной была тянущая боль внизу живота. Она сжигала ее внутренности, связывая в узелок мышцы и посылая пламя по венам. Дыхание девушки сбилось, рывками втягивая в себя воздух, Сара скулила от накатывающей волнами боли.
Опустив руку вниз, девушка прижала ее к своему распухшему от прилива крови клитору. Пальцами ощутив вязкие выделения, Сара быстро подcчитала дни и поняла, что до ее цикла еще примерно неделя. Противозачаточные отлично регулировали их, не позволяя сбиться, а приходить вовремя. Да, и не было у нее никогда таких болей при месячных, не было. Тогда, что же с ней происходило?
- Твою ж мать! - громко закричала Сара в подушку, когда интенсивность боли снова возросла. Через пару часов девушку уже откровенно трясло, настолько, что зубы стучали, ударяясь друг об друга. Сара не знала, что и где она подхватила, но надеялась только, что это никак не связано с вчерашним происшествием. Хотя мысль все-таки позвонить сестре и ее мужу всплывала, девушка в очередной раз ее оттолкнула от себя. Рассказывать Дрэйку и Сони, что она вытворяла с практически незнакомцем у них в доме, да еще посреди приема. Сестра ее в это не поймет, а выслушивать нравоучения Сара терпеть не могла.
'Ведь это же скорее всего какой-то дурацкий вирус, и ничего более', - думала она, успокаивая себя. Постепенно сознание стало уплывать, растворяясь в агонии, но что-то не давало ей полностью провалиться в такую спасительную темноту. Словно специально удерживало на краю, заставляя ощущать всю силу ее мучений.
Время утекало сквозь пальцы. Сколько это продолжалось, она не представляла. Минуты и часы перестали иметь для нее вес. Осталась только боль, и пылающий огонь, что сжигал дотла ее внутренности. Где-то на периферии сознания Сара услышала далекие голоса. В голове мелькнула мысль о том, что это все-таки не могли быть родители, так как по идеи оба уже давно должны находиться на работе. Но и то, что в дом залезли воры, Сара тоже не считала. Но вскоре ее измученный болью мозг, просто откинул эти голоса за задвижки своего сознания, снова сосредотачиваясь на очередном приступе.
Но настойчивый стук в дверь, не давал сконцентрироваться, прорываясь в мысли, так настойчиво, что девушки пришлось напрячься, чтобы понять, что от нее хотят. Тогда она поняла, что слышит взволнованный голос сестры.
- Что она тут делает? - простонала девушка, выгибаясь на кровати, стараясь посмотреть на дверь.
- САРА!!!! - обеспокоенный крик Сони, а след за ним твердый голос ее мужа, с нотками стали и приказа.
- Сара, открой дверь!
Она, правда, хотела ответить им, но в горле першило, а губы настолько пересохли, что сколько бы она не проходилась по ним языком, это ни капли не помогало.
- Дрэйк, ломай дверь! - на периферии услышала девушка, и хмурая складка пролегла у нее на лбу. 'Что значит ломай дверь?' - удивилась она. 'Зачем это делать...
- Ааааа, - болезненно простонала Сара, когда очередной приступ новой усиленной волной накатил на ее тело.
Секунда и один удар, и белая дверь валялась на полу.
- Твою ж мать! - выругался мужчина, когда аромат, что заполнил помещение ударил ему в нос. - У нее течка!
- Как течка? - ошарашенно спросила Соня, врываясь вслед за мужем в комнату. 'Такой же вопрос', - сквозь приступы боли подумалось Саре, но мысль эта затерялась за нетерпимыми муками.
- Та же, что была и у тебя. Течка при спаривании.
Соня быстро подскочила к своей сестре, опускаясь рядом с ней на кровать, и девушка протяжно застонала, потому что даже такое незначительно колыхание вокруг нее вызывало боль. Саре хотелось замереть в одной позе и не двигаться. Словить ту секунду, когда боль отступала и жить только в ней.
- Соня не трогай ее! - приказал Дрэйк, все еще обнюхивая спальню, пытаясь выявить, кто причастен к данной ситуации. - Ей будет только хуже от твоего прикосновения.
- Сара...сестричка...
Веки девушки дрогнули, но так и не открылись. Она практически поскуливала, хотя не отдавала себе в этом отчета. Голос сестры доносился до нее, словно издалека. Единственное желание девушки в этот момент было умереть, чтобы не чувствовать больше такого.
- Дрэйк, как это могло случится с ней? Ты же говорил вы не спариваетесь с людьми! Почему моя сестра сейчас страдает? - гневно закричала Соня, ощущая беспомощность.
Она не знала, чем помочь своей младшей сестре, а единственный мужчина, который можно было сказать ответственен за этом, задумчиво стоял в стороне. Гнев и злость на Дрэйка обуяла ее.
- Это могло произойти только в таком же случае, как и с тобой, - спокойно начал мужчина, словно и не замечая ярости жены. - Она чья-то истинная пара. Осталось выяснить чья, и отвезти ее к нему.
- Так выясни это! - заорала Соня, когда девушка в очередной раз болезненно замычала. - Этим я и занимаюсь. Стараюсь уловить и распознать аромат самца, который привел ее в течку. Но вокруг слишком много феромонов спаривания, да еще и ты немного отвлекаешь!
Соня от гнева прикусила нижнюю губу, но промолчала. Дрэйк снова втянул в себя аромат. Его ноздри раздулись, а ощущение чего-то знакомого не покидало мужчину. Словно это близкое. Тот, кто совсем недавно был рядом. А потом, когда он откинул все поверхностные ароматы самки, то четко наткнулся на узнаваемый запах сильно самца.
- Твою ж мать, Алек!
- Какой Алек? Это же не тот хам, что вовсю критиковал нашу женитьбу? Не тот, с которым препиралась Сара? - возмущенно спросила Соня.
- Именно, тот, - стиснув зубы, ответил ей Дрэйк.
- Как такое могло случиться? Он же презирает людей!
- Об этом лучше будет спросить твою сестру.
- Она сейчас не в состоянии отвечать мне! - с паникой вскрикнула Соня, и в этот момент Сара снова застонала от жгучей боли, крутясь по постели в поисках успокоения. - Я убью его!
- Я сам это сделаю. Но сначала необходимо помочь Саре, и желательно это сделать до того, как ее учует какой-то другой оборотень.
- Что значит другой оборотень? - не сводя глаз с сестры, переспросила девушка.
- А то, что он сделал ее желанной для любого свободного оборотня, что находиться или прошел пубертатный период и теперь просто ищет подходящую для спаривания самку. А нынешний запах Сары делает ее не просто подходящей, а очень желанной. Это словно аромат самого изысканного деликатеса, особенно для голодающего.
- Твой друг мертвец, - спокойно пообещала Соня, и в голосе ее звучало столько гнева и злости.
- Он мне больше не друг. Семья, прежде всего, - твердо ответил ей Дрэйк, не упомянув, скорее всего Алеку придется войти в эту семью, не смотря на желания ее членов.
- Как мы можем убрать это? Помочь ей?
Глаза девушки наполнились слезами, стоило ей бросить взгляд на сестру. Она помнила свои мучения, но эти воспоминания находились в дымке. Их перекрывали ощущения страсти и неземного наслаждения, что дарил ей ее супруг, убирая боль и сводя с ума.
- Никак. Это не лечиться. В обычных самок это проходит только после спаривания. Если же они хотят избежать этого, то просто терпят эти мучения, но Сара не самка оборотня, и течка у нее не обычная. Поэтому я сомневаюсь, что ей можно терпеть и что это пройдет само собой, - Дрэйк пожал плечами, и эта его спокойная реакция еще больше угнетала Соню.
- Тогда что нам остается? Подложить ее под кого-то?
- Я даже сомневаюсь, что кто-то со стороны подойдет.
- Но ты же сам сказал...- Соня нахмурилась, находясь в растерянности.
Вопрос 'что делать?' крутился в ее голове заезженной пластинкой. Она готова была пойти на все, лишь бы помочь сестре, потому что понимала, что не может вызвать скорую, и даже рассказать родителям. Она привела сестру в этот мире, и только она в ответе за произошедшее.
- Я сказал, что она желанна для одинокого самца, но не сказал, что спаривание с ним, спасет ее от этого и уберет течку. Если она истинная пара Алека, а только так он мог принести течку человеческой женщине, то это вызвало перестройку в ее организме, делая ее сопоставимой только с ним. Так же, как было с тобой, родная.
- То есть, секс с другим оборотнем может быть еще более опасен для ее здоровья чем эта течка?
- Возможно, - выдохнул Дрэйк, снова бросив взгляд на свояченицу. - Я не уверен. Слишком мало пар с человеческими женщинами, и в основном самец знает, что необходимо его паре. Я на инстинкте знал, что тебе это не причинит вреда, но как будет в этой ситуации, я не могу утверждать. Необходимо поговорить с Эмилией, может она знает больше меня.
То, о чем они говорили, мало интересовало Сару. К ней лишь обрывками долетали некоторые фразы, и те терялись в потоке боли. Настолько сильной, что терпеть дальше было невозможно. Сейчас девушка была согласна на все, лишь бы спастись от этих мук.
- По-ж-жа-лу-йста...- еле выговорила она, сквозь слипшиеся губы, которыми даже шевелить было невероятно трудно.
- Боже, Дрэйк, что же делать? - Соня снова посмотрела на сестру, и ее наполнились слезами. Неестественно бледная кожа и впалые глаза, что блестели от страданий и страха не пережить их. Еще только вчера в них светилось озорство и жажда жизни. Девушка винила себя в произошедшем. За то, что позволила Саре увидеть этот мир, войти в негою
- Я вызываю, Эмилию. - Дрэйк достал из кармана телефон, пальцами быстро выискивая нужный номер. - Мы постараемся усыпить Сару, чтобы ее можно было перенести в машину, и отвезем к Алеку.
- То есть, положим под него? - с презрением переспросила Соня, смотря как ее муж подносит телефон к уху и вслушивается в гудки.
- Ты помнишь, насколько тебе нравилось быть подо мной? Как боль стиралась из твоего восприятия, уходила из тела? Так будет и с Сарой, - проговорил он, пока ему никто не ответил.
- Я помню, что все прекратилось только тогда, когда я забеременела! - гневно воскликнула Соня.
- Это естественно, после спаривание. Так задумано природой, и от этого никуда не деться! - с нажимом проговорил мужчина. - Нет, Эмилия, это я не тебе. Мне необходимо, чтобы ты срочно приехала в дом родителей Луны. Ян знает адрес. Он отвезет тебя.
Соня выжидающе смотрела на мужа, пока тот давал необходимые распоряжения.
- Сара, сестра Луны. У нее началась течка. Дело серьезное, как ты понимаешь, - он прервался выслушивая свою собеседницу. - Нет, я знаю оборотня, которой это принес ей. Ты права, нам просто необходимо выиграть время, чтобы доставить ее туда. Ждем тебя, - Дрэйк закончил разговор и спрятал телефон снова в карман, лишь после этого вновь обратил внимание на свою рассерженную жену. - Эмилия тоже говорит, что лучший вариант - это доставить ее к самцу, с которым произошла случка.
Соня сгримасничала в отвращении от слов.
- То есть мало, что мы отвезет мою сестренку к этому волчаре для его удовольствия, так еще, и она тоже окажется обрюхаченной и привязанной к нему! Ты это пытаешься мне объяснить? Ни за что! - визгнула девушка.
- Соня! - Дрэйк быстро подскочил к девушке и сжал ее плечи, заставляя смотреть на себя. - То, что они связаны и она его истинная пара уже свершившийся факт, и последствия этого у нас на лицо. Мы можем оставить твою сестру мучиться, и ты по себе знаешь, что эти страдания хуже смерти. Мы можем отдать ее волку из нашей стаи, но этим рискнем ее здоровьем. Или же мы можем отдать Алеку, ее истинной паре, которому по закону природы она уже принадлежит, и знать, что она будет жива и здорова. Пусть беременна, пусть связанна с ним, это их отношением и им их выяснять, но она будет жить без этих мук!
Тишина воцарилась в комнате, которую нарушило болезненное мычание девушки. Соня снова посмотрела на свою сестренку.
- Решай скорее, иначе, что еще хуже, может произойти болевой шок. Я не знаю, сколько ваше человеческое тело может выдержать.
- Хорошо, давай отвезем ее к Алеку, - сдалась девушка, принимая одно из самых тяжелых решений в своей жизни. - Как мы объясним это моим родителям?
- Тебе придется включить свое актерское мастерство.
- Как же я ненавижу ваше мохнатое общество! - сквозь зубы тихо прошептала Соня.
*****

Чистая прозрачная вода ни капли не искажала напряженные звериные глаза, которые смотрели на потолок. Ни одного пузыря воздуха. Дыхание задержано до невероятности долго. И если бы он был человеком, давно бы захлебнулся. Или замерз от переохлаждения. Но кипящая кровь волка, что бежала по венам, заставляя сжимать руки в кулаки, так что вздувались вены, ярко поблескивая синими толстыми змейками на теле.
Даже холодная вода не приносила желаемого успокоения. Зверь внутри него с бешенством рвался на волю, требуя отдать контроль ему. Давно Алек не чувствовал такого безумства. После потери Химены, у него не происходило и дня раздора с внутренний существом. До вчерашнего вечера.
Второй раз за его длинную жизнь именно человеческая женщина подрывала его силу воли и взывала к дикой стороне его волка. И если первый раз это было закономерно, предназначено самой природой, то сейчас мужчина не понимал ни своего порыва, ни своего зверя, который требовал пойти и найти ее. И не просто найти, а взять ее, сцепиться по животным законам и сделать своей. Как бы невозможно это не было.
И чтобы избежать этого, он и погрузился в ванную с ледяной водой, которая должна была охладить горящую в венах кровь и помочь ему вернуть контроль над своим телом. Но стоило мужчине вызвать в мыслях образ наглой чертовки, как снова воочию слышал ее протяжные хриплые стоны, ощущал притягательный аромат и наслаждался сладким вкусом ее нежной плоти. И это сметало все усилия к черту.
Алек еле вырвался из дома друга. Выбежав из подсобки, он понесся в чёрному выходу, расталкивая по пути людей и срывая двери с петель. Он бежал с такой скоростью, что казалось за ним гонится сам дьявол. Выскочив на улицу мужчина не остановился. Он кинулся в сторону леса, с каждой минутой все больше теряя контроль. Человеческая одежда рвалась на нем, мышцы трансформировалась в процессе бега, а глаза закрыла красная пелена. Из-за конфликта внутри себя, борьбы зверя и человека превращение происходило по истине болезненно. Алек сдерживался изо всех сил, стараясь уйти как можно дальше от территории друга.
Кости ломались на ходу, волк безумствовал, вырываясь наружу, практически захватывая контроль. И этот внутренний бой стал для Алека одним из самых тяжелых в жизни. Он тот, кто учит всех членов своей стаи держать себя в руках, тот который славился своим единением со зверем, сейчас полностью нарушал собственные правила и наставления.
Убежав вглубь леса за несколько километров, он резко остановился на небольшой поляне и разрывая когтями на себе остатки одежды, мужчина наконец сдался превращению. Зверь выгнул свою морду к небу и устрашающий вой разнесся по лесу, заставляя его живность прятаться по своим норам. Дикий, первобытный хищник, страдающий от одиночества. Даже самом сильному вожаку необходима своя самка, и сейчас казалось он потерял свою вновь.
Несколько часов он бежал в сторону своей территории, пока в обращенном виде он вернулся не переступил границу поселения его стаи. Рыча и брюзжа слюной, заставляя его собратьев с опаской смотреть на своего альфу. Никто не мог понять, что произошло с ним, но также никто не рисковал подойти близко и выяснить это. В один миг их уравновешенный альфа превратился в опасного зверя и это настораживало и пугало.
Только на рассвете перед своим домом, Алек нашел в себе силы вновь вернуться в человеческое обличье. Поднявшись наверх, в свою комнату, он даже не смог заставить себя завалиться на постель и проспаться. Мужчина начал метаться в этих четырех стенах, ощущая настолько сильный призыв вернуться на территорию друга и найти девушку, что это сводило его с ума. Поэтому он и выбрал ледяную ванную, как один из способов усмирить себя.
Алек резко вынырнул из воды, выплескивая тот на кафель. Волк внутри него до сих пор находился в полной ярости. Обезумевший, его мысли метались в голове, не связанные между собой, и только один инстинкт охоты и поимки, Алек смог различить.
Стоя посередине комнаты со стекающими по телу каплями, которые падали на мягкий ковер, он понимал, что и это было зря. Ничто не угомонит его, пока он не поддастся животному призыву и не пойдет за ней. Вот только, мужчина не собирался так поступать. Ни за что. Он не был убийцей и не собирался им становиться.
Посмотрев в окно на полуденное солнце, Алек просчитал, что провел в воде около двух часов, выныривая только дважды дабы пополнить запас кислорода, и снова погружал себя в холодную жидкость. И это не смягчило ни одну мышцу в его теле, не говоря уже об очень твердом и пульсирующем органе, который не на минуту не переставал болеть после вчерашнего вечера.
Мужчине казалось, что он просто взорвется, и останется импотентом. Но даже угроза этого не меняла принятого им решения. Он не рискнет девушкой. Какой бы желанной она не была. Какой бы притягательной не ощущалась. Никогда он не повторит своей ошибки. Для его совести достаточной одной смерти, для его души и это было слишком. Алек давно принял решение остаться одиноким, и как ни странно но его волк поддерживал это. Он мог покрыть самку на одно полнолуние, ту которая хоть и желала места альфа-суки, но не требовала после ничего. Удовлетворяя свою животную похоть, он оставлял волчицу, и бывало, что та познав разочарование от отказа связаться с ней, находила себе другую пару.
И все же каждая ждала, что именно с ней зверь сорваться. Каждая надеялась. Но вот прошел период его горячки, а зверь так и не выбрал пару, словно в его стае не было достойно его силы волчицы. И теперь как в насмешку его волк сгорал снова от желание к человеку. Возможно с ним что-то было не так? Могла это быть болезнь, сродни безумству или сказу? Почему получив настолько жестокий урок, потеряв свою истинную пару, его снова тянет к человеческой женщине? И Алек пришел к выводу, что скорее всего его зверь сходит с ума. И если ситуация не измениться, ради блага стаи, ему придется подумать об отставки с места альфы. А так как сила зверя не позволит мужчине подчиняться другому, то единственный путь, который он видел перед собой - это изгнание.
Возможно одиночество - это его рок! За ошибки и грехи необходимо платить, а он слишком долго избегал наказания. Зверь завыл в его душе. Дикий. Необузданный. И мужчина со злости пнул деревянную тумбочку, которая от силы удара разлетелась на щепки.
Тяга к ней была практически непреодолима. А сопротивление грозило замучить в своем порыве. Можно ли с такой силой желать женщину? Как-будто обойденная стороной горячка вернулась в его тело с удвоенной силой. Покрой ее или же сойди с ума от не истраченного семени в одиночестве без потомства и пары. Запуская руки в волосы, он с силой сжал их и диким ревом упал на колени. Голова откинулась назад. Вой разнесся далеко за пределы комнаты, и стая ответила горестным скулением, показывая, что его боль нашла отражение в сердце каждого члена стаи.

Глава 4

Металлические кованые ворота медленно разошлись в разные стороны, открывая путь черному джипу. Охрана уважительно кивнула Дрэйку, приветствуя альфу дружественной стаи. Для любого вожака такие знаки были естественными, поэтому, никак не среагировав, он плавно нажал на газ, и въехал на чужую территорию. Зверь внутри недовольно завозился, чувствуя вокруг силу другого самца, но все же остался спокойным. Ведь это теперь не просто стая, где вожаком был его друг и собрат, а стая, альфа которой, скорее всего, станет еще и родственником. Несмотря на негативное мнение Сони по поводу данного факта.
- Потерпи дорогая, мы практические на месте, - ласково проговорила Соня, вытирая платком пот с бледного лица сестры.
Автомобиль петлял по внутренней дороге, направляясь к главному дому, что уже маячил впереди. Сара затуманенными глазами пыталась разглядеть местность, но разум, измученный болью и лекарствами, слабо осознавал, куда ее везут. Ее сознание то и дело уплывало, голова кружилась, а мысли путались, как после алкогольного опьянения.
- Дрэйк, что с ней? - встревоженно спросила Соня.
- Скорее всего реакция на успокоительное. Эмилия предупреждала, что не знает, как оно подействует на нее. Реакцию гормонов в человеческой крови вперемешку с медикаментами предвидеть тяжело.
- Она то стонет от боли, то смеется, то бормочет что-то невнятное. Меня пугает ее состояние.
- За то большую часть пути она проспала. Я не представляю, как бы мы по-другому смогли бы ее довезти.
- Да, но...
- Соня успокойся. Вот увидишь рядом с ним ей сразу же станет легче. Кстати, Алек нас уже встречает. Прошу тебя, будь сдержанной.
- Не указывай мне как мне себя вести! Это моя сестра, и по его милости с ней произошло такое.
- Ты являешься членом моей стаи, моей парой, и должна поступать по нашим законам. Помни об этом, пожалуйста, когда решишь высказать альфе чужой стаи свое мнение о нем.
Соня надулась, но промолчала. Они припарковались перед домом, и Дрэйк снова повернулся к ней и предупреждающе посмотрел.
- Посидите пока в машине. Сначала я с ним поговорю, а после выходите. Хорошо?
- Дрэйк...
- Сделай как я прошу!
- Как скажешь.
- Спасибо. И не думаю, что я не волнуюсь за Сару. Теперь она и моя сестра тоже, и я буду говорить с ним не только как альфа, но и как ее брат.
Соня пожала плечами, но приняла его слова. Все ее внимание вернулось к младшей сестре.
*****

Алек вышел на крыльцо встречать друга. Когда ему доложили, что прибыл альфа северной стаи он не сомневался, что случилось что-то непредвиденное. Вариант что причина этого - его небольшое приключение с золовкой Дрэйка, Алек откинул сразу. Если друг и разгневался бы на него из-за границы, которую он переступил с Сарой, то точно не примчался бы к нему впопыхах и без сопровождения. Для того чтобы альфа так поспешно ступил на территорию другого вожака, не заручившись при этом его разрешением, требовалось что-то серьезней неудачного траха.
Джип резко затормозил перед домом. Дрэйк быстро выскочил из него и молниеносно направился к Алеку. Агрессия так и скользила в движениях друга, что полностью опровергало умозаключение Алека по поводу цели визита. Ему все-таки приехали бить морду, подитожил мужчина. Его бета, Нисен, тихо зарычал за его спиной чувствуя угрозу от чужого альфы, но Алек своим авторитетом вожака подавили его защитные рефлексы как раз перед тем как кулак друга рассёк воздух и со всей силой обрушился на его лицо.
- Сукин сын!
- Маму не тронь, - проговорил Алек, рукой разминая челюсть.
- Я тебя на куски порву!
- Это вызов нашему альфе? - прозвучал за его спиной встревоженный и сердитый голос его друга и беты.
- Нет, семейные разборки, - бросил Дрэйк, и бровь беты удивленно выгнулась, а глаза наполнились любопытством. Но в отличие от беты Алек понимал, что к чему, поэтому сразу же склонился к компромиссу. Друзья прощают такие удары, альфа - нет.
- Дрэйк я все понимая, - он поднял руки в примирительном жесте, - я поступил глупо...
- Глупо?! Ты принес ей течку. Это не глупость, это катастрофическая тупость!
- Прости, что я ей принес? - не веря услышанному, переспросил Алекс.
- У нее овуляция как у самки оборотня. Такая же наступила у Сони, когда я с ней соединился.
- Это невозможно, - он отрицательно махнул головой.
- Да неужели? Сомневаешься в моих словах, посмотрим, поверишь ли ты тогда собственному нюху, - иронично произнес Дрэйк и повернувшись к машине, крикнул: - Соня, выходите!
- Дерьмо, Дрэйк, я...- он запустил пальцы в волосы, пытаясь собрать мысли до кучи и найти слова, которые смогу вернуть подорванное доверие друга, но тут же застил, корда дверь машины резко открылась и Соня помогла сестре вылезти наружу.
Это взорвалось в его крови, побежало по венам прямо к звериному сознанию, нашептывая и маня. Нектар. Чистый и сладкий настолько, что казалось он ощущал его вкус на языке. Самый желанный аромат для его зверя. Аромат готовой к зачатию самки. Зверь раскрыл свою пасть и громко завыл в его голове. Но тут же Алек понял, что сделал это и в живую, так как его вой вторил такой же жаждущий вой его беты. Молодой сильный самец еще не был соединен, и пьянящий аромат Сары имел действие и на него. По правде сказать, на всех, кто был в радиусе нескольких метров от них. На всех кроме Дрэйка.
Алек громко рык, признавая свое первенство, и бета опустил голову в послушании. Это удовлетворило зверя. Никто не имеет права засматриваться на то, что принадлежало ему. Никто. И вдруг при этих мыслях его человеческая суть словно очнулась, и он посмотрел на девушку в ужасе. Его? Она не была его. Не могла ею быть. Не за какую гребанную вещь в мире у него не могло быть пары. Да еще и человека. Природа не дает второго шанса, а свой он уже упустил. Зверь внутри него метался в замешательстве. Ему было безразлично на природу, второй шанс и невозможность происходящего. Все что он знал, так это то, что эта самка идеально подходила для разведения потомства. Готовая к нему. Жаждущая его. Самого сильного самца в этой стаи.

*****

- Сестренка, мы приехали. Пора выходить, - Соня пыталась растормошить девушку, то и дело стараясь поймать ее блуждающий туманный взгляд.
- Куда приехали? - облизывая пересохшие губы, переспросила Сара.
- К Алеку.
Соня с опаской наблюдала как сестра пыталась скинуть дурман лекарств перемешанных с неестественной болью, что заполнила ее тело. Девушка не понаслышке знала, насколько эта агония ужасна, насколько требовательна и жестока. Она сжигает все на пути к своей цели, а цель у нее одна. Сцепление. Словно природа специально ставит пару в такие условия, не давая им ни одного отказаться от своего предназначения.
- Зачем? - Сара вздрогнула, когда внизу живота стянуло все в крепкий кулак.
Пустота внутри нее казалось была осязаема. Ее взгляд метнулся к стеклу, останавливаясь на двух совершенных мужчинах, споривших между собой. Один стал ей братом, а вот ко второму ее тянуло с животным магнетизмом.
- Эммм, - замялась Соня. - Он поможет тебе.
- Как? - Сара непонимающе посмотрела на сестру, при этом стараясь дышать глубоко. Боль постепенно возвращалась, напоминая о себе все чаще, усиливаясь в каждой последующей волне.
- Нууу, вам эм...
- Соня, пожалуйста, скажи, как есть! - требовательные нотки с частичкой страха были настолько не присуще этой веселой и задорной девушке.
- Чтобы тебе стало легче, вам необходимо переспать, - выдохнула на одном дыхании ее застенчивая сестра.
Сара лишь выгнула бровь на это заявление. В другой раз она бы еще посмеялась над залившим щеки сестры румянцем стыда.
- Ты же говорила, что у оборотней запрет на секс с человеком?
Сара снова посмотрела в сторону через затемненное стекло. Ее тянуло туда. К нему. Прикоснуться хоть раз. А лучше потереться всем телом по нему. Обхватить руками те твердые мышцы, ощутить их силу. За этими мыслями она теряла нить разговора. А сами мысли с каждой секундой становились все откровенней. Сара желала пробежаться пальчиками по его идеальному прессу, посчитать кубики, опустить руки ниже, к самому центру его твердость. Невольно она задышала чаще, сильнее сжав ноги, ощущая собственную влагу, покрывшую пульсирующее лоно.
- Да, это так и есть. Но ты оказалась таким же исключением из правил, как и я. И сейчас у тебя...эм, течка, - тем временем говорила Соня, - и ее принес тебе Алек.
- Что? Что ты сказала у меня?
- Течка.
- Прости, мне не послышалось? Течка? Как у сучки?
- Да. Они ведь наподобие волков. И это тоже похоже на их природу. Только у оборотней это сильнее, мощнее в разы, и со своими особыми условиями и особенностями.
- Как? Как она у меня появилась?
- О вот это лучше спросить у тебя? - чуть гневно воскликнула Соня с нотками порицания. - По себе знаю, что для этого необходим интимный контакт. Насколько интимный он был у вас?
- Если ты пытаешься вогнать меня в краску, то зря, - сквозь выступающие слезы, усмехнулась Сара. - Да, я испытала на себе его искусный язык, и это было потрясающе.
- Вот теперь мы и расхлебываем последствия твоего сумасбродства! Сара горько усмехнулась, но промолчала.
- Если чтобы избавиться от этой боли и зуда, мне просто необходимо переспать с ним, то я не вижу проблемы с моей стороны. Правда, Алек скорее всего пошлет нас к черту, невзирая на мое состояние.
Как не старалась Сара скрыть горечь, но та все равно проскальзывала в словах. Девушка и не представляла, что ее настолько заденет его поступок. Быть отвергнутой в такой манере, слишком жестокий удар для ее женского самолюбия.
- О, в этом я сомневаюсь. Потому что эта штука с течкой влияет и на него.
- Неужели? - немного ехидно спросила Сара, но тут же забыла о своем ликование, когда потребность в нем заставила ее согнуться пополам.
Этот жар настолько обжигал, что хотелось кричать от боли. Ее половые губы разошлись, клитор затвердел, требуя внимания, а матка судорожно сжималась, ноя от пустоты. Губы пересохли и потрескались, от постоянного облизывания. Глаза практически закатывались назад, а руки сжались в кулаки, настолько сильно, что собственные ногти впились в кожу.
- И, чтобы ты была готова, - начала Соня, смотря, как ее пара кивает на машину. Их время кончалась, и девушка хотела хотя бы подготовить сестру к тому, что ее ждет. - Это не пройдет из-за одного раза.
- Сколько? Сколько раз мне необходимо трахнуться с ним, чтобы эта агония оставила меня в покое?
- Сара уже кричала, не в силах больше сдерживать эмоции.
- Столько, сколько понадобиться для того, чтобы ты забеременела. Пока этого не случиться течка не уйдет.
- Что? Так кроме того, что он меня трахнет, он еще должен меня обрюхатить!
- Сара...
- Да лучше я стану свиноматкой, чем сучкой для этого кобеля! - в гневе бросила девушка, но тут же согнулась от сильной боли. - Ох, да что же это такое!
- У нас нет больше времени обсуждать это, - взволновано произнесла Соня, смотря через стекло на мужчин. - Дрэйк зовет нас. Пора выходить.
- Соня, пожалуйста, я не могу этого сделать.
Девушка из сожалением посмотрела на сестру, и в ее взгляде Сара прочитала безысходность для себя.
- Прости, - тихий шепот Сони растворился в звуке открывающейся двери. Мужчины замерли стоило девушке вылезти из машины и повернуться к сестре. Сара, опираясь на подставленные руки и морщась от боли, потихоньку вылезла из своего убежища. Впервые эта гордая и уверенная в себе девушка боялась поднять взгляд, и все же даже пары минут не выдержала, чтобы не посмотреть на Алека. Словно внутри звучал его неоспоримый приказ - 'посмотри на меня!'.
Со стороны мужчины стоящего за Алеком донесся рык, но он никак не отразился в сознании девушки, в отличии от того момента, когда Алек ответил более грозным звуком. По телу Сары тут же разлилась сладкая дрожь, неся в себе волны возбуждения. Каждая клеточка откликнулась на это предъявление прав, а что это именно оно было, девушка почему-то не сомневалась. Она даже не заметила с какой силой сжала руку сестры. Нет, она просто не могла отвести взгляд от дикого хищника, что пробуждал в ней неизвестные доселе первобытные инстинкты.
Они сделали пару шагов вперед, становясь на ровне с Дрэйком. Алек впился взглядом в эту непревзойдённую блондинку, что несмотря на свой довольно помятый и потрепанный вид, сейчас казалось самой желанной в мире. Зверь рвался внутри него, требуя не просто сделать шаг навстречу, а резко схватить и прижать к себе. Оторвать от Дрэйка, который и не вызвал опасности, но раздражал своей непосредственной близостью к ней. Скрыть от взглядом самцов своей стаи, что вроде бы и поняли свое место и уступили, но слюни не перестали пускать. И только благодаря невероятному контролю, натренированному за долгие годы, он остался стоять на месте упорно подавляя желание спариться. Это было невероятно тяжело для зверя, которого манила течка желанной самки.
Напряжение вокруг них только накалялось, и его можно было ощутить наощупь. Даже самые маленькие волосики на теле Сары стали по стойке смирно, тянувшись в его сторону. Девушка с жадностью прошлась взглядом по его крепкому, подтянутому телу ощущая безудержную чувственность и темный голод между ног.
Казалось, она стала настолько влажной от одного взгляда на мужчину, что ее сокровенные соки просто текли по ногам. И это должно было ее смутить. Но Сара находилась в таком страстном безумстве, что в ней не осталось практически ничего кроме желания раздвинуть перед ним ноги. И когда она на периферии сознания словила эту мысль то испугалась до чертиков. А что она делает когда боится? Правильно! Трепещет языком!
- З-здраствуй песик, - приветствие вышло хриплым и неуверенным, и это настолько было похоже на нее, что она разозлилась и страх подпитался гневом. - Я вижу ты уже готов меня обрюхатить!
- А ты даже в таком состоянии остра на язык! - он выгнул бровь, скрепя зубами от ее неуважительного обращения.
- У меня язык у тебя зубы. Чудесные у нас получатся детки, - сарказм в ее голосе отдавал ядом, и Алек неожиданно признался себе, что это задевает.
- Дети рождаются в паре, а ты вряд ли можешь быть моей.
Сара скривилась, когда его слова болью отразились в ее теле. Как физической, так и душевной. С каждой секундой ей все тяжелее было стоять не месте. Руки желали пробежаться по рельефным мышцам, ощутить их твердость. Посчитать те четки кубики брюшного пресса и спуститься вниз, к органу, в котором она нуждалась сейчас больше всего.
- Жаль, что вас не кастрируют в детстве! - в сердцах выпалила Сара, злясь на себя, на него и на всю ситуацию в целом.
Боль, которая при виде мужчины притупилась, сейчас снова вступила в свои права, словно требуя от нее прекратить стоить и пялиться на него, а начать уже действовать.
- Сара не говори глупостей! - пораженно упрекнула Соня, сочувственно смотря на свою сестру. По себе она знала, что той предстоит пройти нелегкий путь, и ощущала вину, что не смогла ее от этого оградить. Жизнь не справедлива, но теперь судьба Саря находится в руках альфы соседнего клана и такая дерзость в отношении него не упростит ей жизнь в стае.
- Соня, нам пора, - голос Дрэйка звучал твердо и уверенно.
И только теперь Сара поняла, что сестра не шутила, и они и правда отдают ее на милость этого мужчины.
- Дрэйк! - Сара повернулась к свояку и с ужасом в глазах уставилась на него. - Ты не можешь оставить меня здесь, с ним! Я признаю, что мне нужно помощь, но не от него!
- Сара, только он может помочь тебе, - усталость в голосе мужчины, сказала ей, что не стоит ждать от него большей помощи. Все, что могли они уже сделали. Теперь очередь Саре и Алеку улаживать то, к чему сами они пришли.
- Соня попрощайся с сестрой, - твердо добавил мужчина не отводя взгляда от своего друга.
- Прости меня, родная, - Соня повернулась к Саре со слезами, и девушка ощутила вину, за то что заставила свою беременную сестричку так волноваться.
Она сама привела себя сюда. Сама возжелала неизведанного. Мужчину со звериной сущностью. В отличие от Сони, она знала, что им не позволено вступать в интимную связь с людьми.
- Ты не виновата, - голос Сары дрожал, ведь терпеть наплывы боли становилось все труднее и труднее. - Все будет хорошо. Я справлюсь и с этим. Я же твоя не пробивная торпеда, которая часто попадает в неприятности.
- Да, ты такая, - утирая слезы согласилась Соня, - но я люблю тебя.
Соня быстро обняла ее, поцеловав в щеку и отстранившись, подтолкнула к Алеку. Сара резко качнулась назад, и наверное бы не удержала равновесие, если бы мужчина не подскочил и не схватил ее за плечи. Как только его руки коснулись ее, мир взорвался яркими красками, а дыхание просто вышибло из груди. Боль снова притупилась, словно довольная от того, где Сара сейчас находилась. И только голос свояка, в котором звучала не скрытая угроза, вернул ее к реальности.
- И не дай бог с моей свояченицей что-нибудь случиться, то кроме моей личной мести тебя ожидает межстаевая война!!! - грубо проговорил Дрэйк, а после с задоринкой добавил, - поэтому будь гостеприимным и оттрахай ее как следует. Мы будем ждать приглашение на празднование соединения новой пары.
- Ты же знаешь, что этого не может случиться. Моя пара мертва! - возразил Алек, поджимая губы в своем упрямстве.
- Я знаю, что оборотень не может принести течку человеческой девушке, если только та не является его парой. Включи мозги и не думай только членом! Я оставляю свою новообретенную сестру на твое попечение. За ее состояние ты будешь отвечать передо мной. И если потребуется то перед советом старейшин.
- Дрэйк...
- Я все сказал.
Прощальным кивком закончив разговор, Дрэйк сжал руку своей пары и потянул к автомобиля. Дальнейшая судьба Сары больше не попадала под его ответственность. Теперь она принадлежит стае Алека, даже если и остались некоторые формальности. Соня, перед тем как забраться на переднее место, бросила на сестру последний печальный взгляд и глубоко вздохнул, села в автомобиль, громко хлопая дверью.
Черный джип резко рванул с места, оставляя Сару на попечение малознакомому мужчине, который при этом имел шерсть и клыки. Впервые девушке стало страшно.
- Я чувствую запах твое страху. Можешь даже не пытаться его скрыть.
- А я не пытаюсь! - Сара гордо вскинула подбородок. - Но это не значит, что я поддамся ему и не буду сопротивляться.
Алек прищурил взгляд, тогда как его зверь довольно зарычал от такой смелости присущей его самке. ЕГО? Почему он не мог избавиться от этого чувства собственности в отношении к ней? Что настолько привлекало его зверя в этой слабой человечке? Ответов просто не существовало в природе, но само существование этих вопросов рождало уйму проблем.
- Заходи в дом.
- Да, что ты...
- В ДОМ! Я сказал! - грозно заорал мужчина.
- Пошел на хер! - в лицо ему выкрикнула Сара, когда обходила его по направлению двери. Нет, она не из-за страха решила выполнить его приказ, и не из-за неожиданного смирения. Просто устраивать новое шоу перед незнакомыми мужчинами ей безумно не хотелось, а в том что перепалка между ними закончить феерично девушка не сомневалась. Поэтому решив оставить последнее слово за собой, девушка вошла в свою новую обитель,так и не услышав тихий шепот за спиной:
- Скорее уже ты пойдешь...
ПРОЧИТАТЬ КНИГУ ПОЛНОСТЬЮ


Оценка: 7.38*168  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"