Руб Андрей Викторович: другие произведения.

"День сурка" по-русски. (Истерические хроники).

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.54*51  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начато 18.08.11 Жанр: "Стебпанк".
    Обычный человек в необычных обстоятельствах.

  Данное произведение пишется неадекватным графоманом в полном помрачении рассудка, в острой фазе затяжного реактивного психоза, характеризуемом состоянием нефебрильной депрессии вызванного острой интоксикацией вследствие длительного злоупотребления психоделиками и алкоголем. Клиническая картина аффтора характеризуется резким падением психического тонуса, вызванного частичным ступором в 'виде паралича эмоций'. И как правильно сказал об этом произведении один из читателей: 'Эта чушь находятся на уровне колхозных поделок, написанных неизвестным индийским программером на досуге'.
  
  
  
  
  
   'День сурка' по-русски.
  
  
   Никогда не говори, что ты плохо живешь. Бог услышит твои слова и скажет: "Ты не знаешь, что такое плохая жизнь". И даст тебе судьбу в десятки раз худшую. Что бы ни случилось, говори: "Хорошо живу!" Тогда Бог скажет: "Ты не знаешь, что такое хорошая жизнь!"
  
  
  
   Глава 1.
  
  
   Дорогие женщины, если мужчина ничего вам не дарит, разбрасывает везде носки и сидит перед телевизором с бутылкой пива, значит, вы та единственная, с которой ему действительно хорошо!
  
  
  
  
   Вот и сбылась мечта идиота - я попал! Читал, читал про попаданцев и сам попал. Осталось выяснить, куда, и в когда. Нет, конечно, долгими зимними вечерами бывало, мне мечталось, читая книжки наших авторов, что вот если б я попал на место некоторых идиотов-героев, то уж я бы развернулся. С моими-то способностями! И литературку почитывал - не без этого. Но вот когда я реально попал. Это как-то мне резко перестало нравиться.
  То, что я не в своем времени - это точно. Шел, шел по зимнему лесу 'споткнулся, упал, очнулся...' хотелось бы добавить, что гипс... Но, увы. Никакого гипса. Только лес вокруг... и вместо зимы - весна.
  Ну не мог я пролежать несколько месяцев. Тут же появилась мысль: 'Мог! Я проспал, и не было никакого перехода' и все нормально. Т-р-р. Стой залетные. Обо всем по порядку. Надо разложить все это для самого себя тогда может и мне станет немного понятнее.
   Сколько экзотических способов перемещения? Сотни! То молния ударит, то там какой-нибудь туман. А тут?! Спужался до стыдного дела... и все.
   А начиналось все хорошо.
   Меня - истинного арийца, не пойми, какой национальности... (А раз непонятно, значит точно - русский!). Хотя кого только в родне не было, эх. Я этот, как его... - монополист. Не. Космополит - вот! Так вот. Меня здорового мужчину 'в самом расцвете сил', как метко про меня сказал Карлсон, занесло в неведомое.
   Приехал я поохотиться в одно заповедное место. Приехал, мля! И поохотился! Друзья по бизнесу пригласили. 'Поедем, отдохнем в одно заповедное место...'. 'Заповедное', мать вашу! 'Заповеднее' некуда. Что ж там плел, этот местный абориген. Как там его... - Николаша.
  - Быват. Случатся тута разное странное.
  - И чего тут странное у вас случается? - с немалым сарказмом поинтересовался я.
  - Быват. Быват люди совсем пропадают...
  Странный какой-то разговор. На фиг я поинтересовался?! Может ничего бы и не случилось. Меньше знаешь - крепче спишь. Да кто ж поверит во всякую чушь, которую несет пьяный абориген для приезжего богача... да еще и в двадцать первом веке? Кто? Да, никто!
  Черт! Черт! Черт! На хрен я пил?! На хрен я вообще сюда приехал?! Приехал ведь поохотиться... Поохотился!!!
  Ну, выпили. Это уж, как водится. Банька... девки какие-то сговорчивые и тоже желающие отдохнуть. Нет, не шалавы и не проститутки. Этих я сразу вижу. Клеймо, что ль на них какое стоит.
  Черт! Черт! Черт! Как там у них писали? Это 'шанс начать новую жизнь?!'. В гробу я видал и в белых тапках и этот шанс, и такую жизнь! Мне и моей хорошо было. К свиньям собачим вас вместе с этой экзотикой!!!
   - ... ... ...ть!!! - выдал я вслух, и взвыл. Это в книжках хорошо читать про неведомые приключения. А тут?! А-а-а...
   Поперлись мы охотиться на кабана. Из меня охотник, как 'из дерьма - пуля'. Но, 'рашен экзотик'. Охота - это попить водки, пострелять по банкам и слегка порастрясти жирок недалеко от заимки. Утром 'позавтракали', как в 'Особенностях национальной охоты'. Без фанатизма, грамм двести - двести пятьдесят. Петрович, и говорит, 'пошли, сходим, посмотрим местечко для завтрашней охоты'. Ну, я сумку на одно плечо, ружье на другое. И пошел. Дошли быстро, полчаса. Ну, может чуть больше. Водки остановились выпить только один раз.
   'Ты, - говорит, - тут постой. Я счас сбегаю одним глазом гляну и обратно'. Я и встал, как последний дурак. Стою... жду. Минут десять стоял. Замерз уже. Отошел немного подальше от этой поляны. Под елки. Там хоть не так дует. Хоть и начало декабря, но минус пятнадцать на дворе. Ага. Постоял. Тут слышу, чуть снег похрустывает. Ну, думаю, действительно недолго ходил. Сильно замерзнуть я не успел. Я за елку и припрятался. Он-то по моим следам идет. Я счас как выскочу. Как заору. Его испугаю и домой пойдем. Зверья-то все равно нет.
   Выскочил и заорал. А он не испугался. Его там вообще не было. Там стоял худющий медведь. Шатун... И тогда я снова заорал. От внезапно привалившего счастья.
   - Шатун', - подумал Штирлиц.
   - Штирлиц, - подумал шатун.
   Ну, где-то примерно так.
   Даже, успев мельком подивиться, я снова без перерыва заорал. Только теперь уже от дикого ужаса. Видимо мишка был неадекватен от природы. Он, услышав мой ор, в остолбенении подслеповато уставился на меня, как бедуин на мираж в пустыне. Он видимо никак не мог поверить такому счастью. Еда сама вышла и приглашает так сказать к столу. Повернувшись к гурману спиной и вопя, как гамадрил перед случкой, я орал, подвывал от ужаса и ломился от него. Говорят убежать от медведя, как и от снайпера - шансов нет. Но это хорошо говорить потом.
   Ведмедь мигом прочухав, что халява сначала поманила, а теперь пытается продинамить. Сбежать, изображая, так сказать дурную невесту на свадьбе, которая 'Шоб усе было, как у людей'. Думал он явно дольше меня. Наверное, как жених при сообщении, что невесту украли.
   Слышу он, наконец, как-то глухо рыкнул и припустил вслед за мной. А я, уже на бегу, все пытался снять ружье и при этом мучительно вспоминал - заряжено оно или нет. А если заряжено, то чем. Мыслей как-то особо не было. Вчерашний хмель с сегодняшней водочкой мгновенно сгорел. От ужаса. Он нахлестывал меня и погонял в хвост и в гриву. Он придал мне такую необыкновенную легкость и прыгучесть... Куда там до меня олимпийским чемпионам. Эти много лет тренирующиеся спортсмены, мне, в эти неимоверно растянутые секунды, мягко, скажем, были не соперники. Долго этот спурт продолжаться не мог. Я реалист.
   А я несся, как сайгак. И страдал от одиночества. Ибо народная мудрость гласит: 'Чтобы убежать от медведя, достаточно бежать не быстрее медведя, а быстрее товарища'. Но, скажу по секрету, в тот момент я обрел как минимум третье дыхание и... кристальную ясность в мыслях. Мне в одну секунду припомнились все слышанные и читаные рассказы о шатунах и обо всех медведях в частности.
   Дурацкая мысль - 'забраться на дерево!', промелькнула и пропала. Они по деревьям лазят всяко лучше, чем я, со своим пузом. И 'Особенности национальной охоты' с медвежонком как живые встали перед глазами. Кинематограф не врет!
   Долбанное ружье за что-то зацепилось и никак не хотело слезать из-за спины. А медведь все ближе и ближе. Это я чуял прям спинным мозгом. Мне даже оглядываться не надо было. Это было страшно.
   Забег на неимоверно длинную дистанцию продолжался недолго. То, что шатун ненавидит людей и меня в частности, я понял примерно на третьем шаге. На четвертом, что вообще все в лесу для него добыча или... сексуальные партнеры. И какой дурак придумал этот тупой афоризм: 'Если вы встретили в лесу медведя, притворитесь медведицей... хотя бы не загрызет...'. Его бы на мое место! Козел!!!
   Я даже представить не могу, сколько я пробежал, пока снег на очередном прыжке подо мной не провалился. Я канул в темноту, здорово треснувшись бестолковкой о твердое. Издав на прощание вопль сиу-извращенца, встретившего одинокого белого в прерии у костра, я наконец, вживую увидел красочный фейерверк... и меня поглотило беспамятство.
   Пробуждение было мучительным. Я лежал под огромным выворотнем, в какой-то канаве. В некотором обалдении я понял, что жив. И что не только не стал медвежьим обедом, но и даже не стал его женой. На башке налилась огромная-преогромная шишка, немилосердно стрелявшая вспышками боли. И как-то неприятно было в штанах. Через пару секунд стало неприятно не только в них, но и на руках и в мыслях. Я засунул руку в портки... О-о-о... вот теперь я знаю, вернее, понимаю, что такое медвежья болезнь... и откуда она произошла.
   Потом я заметил самое очевидное. Снега не было. Совсем. На деревьях проклюнулась клейкие зеленые листочки.... И перед мордой колыхалась трава. Травушка-муравушка, итить! Об нее я и вытер руку.
   Март? Не. Апрель? Середина - конец, либо начало мая. В некотором охренении я протер глаза и понял, что меня куда-то перенесло. Провалился я, одним словом. В начале декабря я убегал от медведя, а очнулся со свеже сраными штанами, ну, по крайней мере ... после середины весны. Я допускал мысль, что мог проваляться без сознания три месяца... но только что вытертая рука двоякого толкования не допускала. По моим субъективным часам, прошло от минуты до нескольких часов.
   Я тоскливо взвыл и немного поорав, успокоился. Перенесло меня. Судя по многочисленным книжкам, наверняка, сорок первый. Щас начну войну выигрывать. Хотя... у меня есть варианты. Вон одна падла написала, что можно и Гитлеру помочь.
   По всем законам жанра я должен немедленно начать ревизию и мелочное перечисления всего, что у меня с собой. Ага. Как же, ждите. Это означает, что я точно попал. Но я гнал эту мысль от себя. Поэтому ничего такого делать не стал. Пока не подсчитаешь, вроде дома. Ну, пусть аномалия. Но ДОМА-а-а....
   Я обошел несколько раз выворотень по кругу и, вздохнув, поднял ближайшую палку. Идти-то мне все равно куда. Поэтому я перезарядил ружье. Вставив в один ствол - картечь, в другой - дробь. Подкинув палку пару, раз я её крутанул и подкинул вверх. Куда конец покажет - туда и пойду. Я твердо так решил, и подкинул ее вверх. Но пойти, куда показала палка, не получилось. Не судьба. Она застряла в ветвях дерева, под которым я стоял. Сплюнув от огорчения и досады, я пошел направо. Какая к хренам разница. Если сейчас сорок первый, то вскоре я найду пулемет и соберу партизанский отряд.
   Вот так я и двинул, куда глаза глядят... и шел уже целый день.
   Куда ж меня занесло-то? Ни газетки, ни мусора, ни жилья... ни хрена-а... Зверье непуганое. Одно радует - ружьишко у меня есть. Да и много чего у меня с собой. Не голым и босым остался, как другие попаданцы. И крючок с леской есть и чутка соли, и ножик с ложкой. Да и так, кучка полезных мелочей. Охота все-таки. Патронов, правда, мало. Но если тут есть порох, немного поживем. У меня еще коробка капсюлей с собой. А вот информации, где я - ноль. Бельишко я простирнул. И штанцы тоже. В какой-то грязной луже, но что делать, родников тут мне не попалось. Костерок развел и просушил. Трусами меня тут пока никто не обеспечит. И посему выкидывать его верх глупости. Обсушился и пошел.
   Иду я по весеннему лесу, ерничаю сам с собой. Иду не торопясь, чтоб чтобы не рехнуться от привалившего 'счастья'. И опять снова и снова я перебираю подробности случившегося. Гоняю мысли по кругу, как испорченную пластинку.
  А может, я сплю? И это бред? Я снова посмотрел на запястье. Здоровенный синяк, налившийся темно-синим, чуть выше часов, опять показал мне, что нифига подобного. Щипнул я себя, чтобы проснуться. Иду я по весеннему лесу и думу тяжкую думаю. И мне все хуже и хуже думается. Перчатки я уже уделал, пока лез на елку. Залез. Посмотрел. Лес без конца и без края. Ни самолетов, ни ЛЭП, ни дымка. Нет тут никакой цивилизации поблизости. Нет, и все! И воды нет! Это которая всегда выводит к людям. Хотя, если это какой-нибудь Енисей, то никого тут нет. Хотя хрен его знает? Может тут эти... якуты или кочевники какие-нибудь были. Не, якуты у Абрамовича, а он губернатор Чукотки. Это вроде где Сахалин. Что я точно помню, что Тунгусский метеорит куда-то сюда упал.
   Что еще в книгах писали про эту Сибирь? Монголы тут были. Хотя может это не здесь. Но по карте-то, рядом. Блин! И чего я к Сибири прикопался. Там кедры растут. А тут только елки, березы... и тополя какие-то. Ну почему я не ботаник?! Обычный среднестатистический человек.
   Пока я шел, думалось обо всем. Нет, я усиленно гнал мысли о попаданстве. И мучительно вспоминал полезные рецепты. Не-ет, ну какая жопа?! Все, которые попали - специалисты были. Кузнецы там или часовщики с механиками. Они помню, стекло варили... и все такое прочее. Я-то в основном купи-продай, да так, по мелочи. Эх, и почему я не технолог?
   Немного погодя, не иначе как от большого ума, я даже в магию поверил. Ненадолго. Ну, помахал руками. Из заклинаний создания огня почему-то вспомнилось только сакраментальное: 'Ёлочка - гори!'. Правда ни одна не загорелась. А я махал руками. Лес кругом - никто не засмеется. Хотя представить, что кто-то засмеется это круто. Я ведь желал, сильно желал. Очень сильно. Видно это не магический мир.
   Тут и припомнилось мне одна история, которую мне рассказывал один вор-домушник. Давно это было. Пришел он хату брать. Дверь вскрыл, все честь по чести. Барахлишко собрал, в баулы-чемоданы. Только собрался выходить... а тут ключ в двери поворачивается. Он заметался. А квартира с эркером. Ну, это треугольный такой, выступ. А занавеска перед ним прямая. Недолго думая засунул он в баулы туда и сам встал за занавесочку. А что делать? Деваться то некуда. Стоит.
   Заходит в квартиру молодая телка. Напевает чего-то. Разделась догола. Садится к трюмо и начинает краситься. Тот в щелку подглядывает и думает чего брехать ментам, когда повяжут.
   А та сидела, красилась, красилась, да как пернет! И громко так.
   Вор не выдержал и засмеялся. В голос. Та, как смех услышала, так в обморок и грянулась. Тот похватал баулы и свалил.
   Вот я и представил состояние одиноко пернувшего в собственной квартире... когда кто-то после этого засмеется. И перенес это на лес. Почему-то стало неприятно. Некому тут смеяться. Гиен тут нет. Эти вроде как смеются. А крокодилы слезы льют, когда жрут. Правда это не слезы, а слюна из глаз выделяется. Но все равно, приятного мало. И мне жрать тоже охота.
   Охотник я, аховый. В том смысле, что если стрельну, то попаду. Стрелять я умею - этого не отнять. Но толку мало. Ну, убью я... лося. Лось это кил двести, а может и триста мяса. Судя по книгам, эта халява дня три копченая хранится. А дальше? Патрона нет. А вдруг я у неандертальцев. Тогда такая вундервафля поможет убить саблезубого тигра. Подумав про тигра, я поежился и оглянулся, покрепче сжав ружье. И нисколько не воровато. Не дай бог, и самого сожрут. Кончается первый день робинзонады.
   По зрелому размышлению, надо остановиться, пожрать и устраиваться на ночлег. И проводить ревизию остатков, чего мне досталось... или осталось. Я видимо пережег адреналин или чего там, в организме было, и начинал думать.
   Итак, примем как данность, что я все-таки попал. Где я - непонятно. Охотничий домик находился под Брянском. Здесь я сейчас или нет, черт его знает. Лес и лес. Ну, пусть здесь. То, что время не совпадает минимум на три месяца - тоже факт. Присутствовало в глубине души еще эдакое тихо гордое: 'Ну пусть - попал! Зато если попал, я непременно стану крут. Непременно стану богатым, знаменитым... уважаемым. Продвину прогресс вперед. Я ведь со своими знаниями-то о-го-го! Графом там стану каким-нибудь и поимею кучу баб. Баб допустим, у меня и сейчас хватает. Но много-то их не бывает. Я тут точно знаю из офисного планктона стану крутым мужиком. Пострадать немного придется - не без этого. Но и награда дождется своего героя. Ладно. Приступим к ревизии остатков'.
   Сидя возле костерка на щедро нарубленном лапнике я предался подсчетам.
   Ружье - одна штука. Патронташ с патронами. Патронов тоже двадцать восемь. Восемь жаканов. Восемь картечь и двенадцать дробь. Сумка охотничья одна. Нож охотничий - один. Ботинки, камуфляж. Зажигалка серебряная - одна штука.
   Теперь сумка. Соль в баночке. Немного перца. Фляжка с холодным чаем. Коробочка с полезными мелочами. Наверное, я как все, отдал дань моде про попаданцев и экстремалов. Ну и собрал коробочку. Много не весит, лежит и черт с ней. Зато как можно похвастаться, если что. Вот и похвастался.
   В ней иголки с нитками - три штуки. Три крючка и две бухточки лески. Полкоробка спичек в презервативе. Читал я Бушкова, читал. Огрызок свечки. Увеличительное стекло. Крохотное правда, но есть. Компас, отколупанный от ремешка от часов, тоже крохотный. Но тоже есть. Интересно, зачем он мне сейчас? Силок из медной проволоки. Интересно, что этот кусок проволоки я положил, но вот как РЕАЛЬНО им пользоваться, я не знаю.
   Пила-струна. Как же без нее? Но реально пользоваться тоже не приходилось.
   Махонькая аптечка. Это, наверное, тоже ценный ресурс. Но пока бог миловал, не пригодилась, ни разу.
   В ней; три презерватива болеутоляющее - шипучий аспирин "Упса", желудочное - "Альмагель" и "Но-шпа", антибиотики - "Антигрипин" шипучий. Хорошо хоть ума хватило написать на них, как в анекдоте: 'Эта - половина таблетки от головы, а эта - от живота. Смотри не перепутай'. Антигистаминная хрень - это от укусов чего-то. Или кого-то? Но как её применять не знаю. Есть 'Панадол' от головы.
   Марганцовка, лейкопластырь, лезвия для скальпеля. Зажимы для ран. О как! Подготовился.
   Топливо есть. Упаковка спиртовых таблеток. Зачем они мне в лесу, где полно дерева? Сие покрыто мраком неизвестности, но в интернете советовали. Им, наверное, виднее. Фонарик с запасной батарейкой. Немного заварки и сахара. Кусочек мыла, как дают в гостиницах, и сублимированное полотенце. Ну такое крохотное. Говорят, когда развернешь, становится большим.
   Это все НЗ. Вот этот килограмм может и спасет мне жизнь. А может четко приведет к расстрелу, если вокруг сорок первый. Больше доказательств не надо. Вот он - шпион.
   Из еды: пара огурцов, пара помидоров - на закусь. Восемь сырых картошек, так и не выжженных из пакета. Батон надкусанный, круг колбасы, упаковка сыра раскрытая. Бутылка водки - две штуки! В стеклянных бутылках с нитовой пробкой.
  Коробка с капсюлями, так и не выложенная с прошлого раза. Многоцелевой ножик. Пара пластиковых стаканчиков и алюминиевая кружка. Ни котелка, ничего такого нету. Сама сумка тоже, наверное, ресурс.
   Не так чтобы мало, но и не так чтобы много. Главное - ружье есть.
   Ботинки, штаны, шапка. Куртка - две. Теплая и простая.
   Перекладывание и пересчет. Прикидывание и рассмотрение. И обратная укладка полезностей, с упаковыванием и рассованием, поближе к телу, полезностей. Рассовал я их по многочисленным карманам. А ну как потеряешь сумку? Герметизировал промокаемое. Отпил чая, откусил колбасы с батоном и завалился спать. Не думаю, что тут меня сожрут. Следов хищников я тут пока не видел.
   Настроение как не странно улучшилось. Ну не воспринимал я ситуацию всерьез. Пока это смахивало на приключение. Пусть и экстремальное, но приключение. Вот встречу людей. Тогда и будет понятно, куда меня занесло. С женой я в разводе. Дочка выросла. Родителей нет. Тосковать по мне особо некому. Бизнес мой приберут к рукам моментально. Жене этого хватит. Квартиру-машину ей тоже можно продать. А остальное поглядим...
   Голова-мозги-руки есть, наверное, не пропаду. Да-а, и если честно в плохое пока не верилось никак.
  
  
  
  "...заглянул на Википедию и что же вижу... Привожу выдержку.
  Немедленно изъять из перечня лекарственных средств, по которому осуществляется лекарственное обеспечение в программе ДЛО, устаревшие препараты с недоказанной эффективностью - церебролизин, триметазидин, хондроэтинсульфат, винпоцетин, пирацетам, фенотропил, арбидол, римантадин, валидол, инозин, валокардин и др., в том числе, отпускаемые без рецепта;"
  
  
  Ну как? Полечимся?
  
  
  
  
   Глава 2.
  
  
   'В пронизанном лучами восходящего солнца прозрачном утреннем лесу, на самом кончике нежного лепестка ландыша, переливаясь всеми цветами радуги, словно крошечный бриллиантик, висела капелька мочи'.
  
  
  
  'Закатилось солнышко, да за дальньню горушку'. Ночь - это вообще просто песня. Песня дикого индейца. Или там тунгуса, который 'друг степей калмык'. Что вижу - то и пою. Что я могу сказать. Ночь в лесу - это что-то.
  Не знаю, многим ли приходилось ночевать у костра, но мне вот пришлось. Они сволочи - эти писатели... Нет неправильно! Писаки! Я столько помню, всякого читал про экстрим, ну про попаданцев. В двух словах писали - 'переночевали у костра'. Я тоже стал ночевать. Ведь в этом ничего такого нет. Лег да поспал. Я тоже настелил лапника и лег. Проснулся я посередь ночи, клацая зубами. Весна-то она весна, но у меня почему-то было ощущение, что счас зима. Ночи довольно прохладные. По субъективным ощущениям глубокий минус. Костерчик прогорел. Замерз я как последний цуцик.
  Выщелкивая зубами 'Танец с саблями' я твердо решил - если вернусь, буду подавать бомжам. И побольше! Много! Куплю пару телогреек... и раздам! Пять. Или даже шесть! Только теперь я понял всю их трагедию. Так не то, что жить, ТАК СПАТЬ НЕЛЬЗЯ!
  Кто написал, что возле костра спать - это нормально?! Один бок греется, а второй замерзает! Только придремнешь - как замерз. Повернешься и снова! Как только приспособился - погас костер. Прогорел! Теперь надо вставать и опять подкладывать дрова. А ты спишь. В ПЕРЕРЫВАХ!!! Между подкладыванием дров!
  Потом огромный, как мне показалось вечером, запас дров кончился!!!
  И я пошел в полной темноте искать топливо. Если кто думает, что это волшебно, то я вам скажу что вовсе нет! Черт его знает, но ощущение, что в темноте кто-то прячется и смотрит на тебя, как на обед - та еще радость. Хорошо хоть светодиодный фонарик работает. Теперь у меня есть экстремальный опыт собирания сырых дров в весеннем насквозь промерзшем лесу.
  Потом я промочил ноги! Вчера было не найти воды. А как стемнело, едва отойдя от костра, я одной ногой вступил в глубокую лужу! 'Пожалуй, кума любоваться!'. Лес огласил злобный забористый и многоэтажный мат. И хрен с ним, с тем, если кто выйдет. Я с радостью пальну в любую тварь! Даже в ту, что решит не то что пообедать мной, а просто пожелает посочувствовать.
  А лес живет какой-то своей, насквозь мне непонятной жизнью. Свистит, скрипит, шуршит. Там в темноте кто-то стенает, цвикает и вопит в темноте разными голосами. Я - обычный городской житель. Дитя каменных джунглей. Вспомнив лихих офисных бойцов, которых описывали писатели, я сначала расстроился. Врали! Врали сволочи! Но как завлекательно. А потом порадовался. Просто подумав, что им это предстоит пройти. Если они и правда, попадут. А они попадут!!! Я когда вернусь, найду какого-нибудь писателя, вычислю... вотрусь в доверие... и похищу. Не-ет! Со всем почтением приглашу на охоту и пикник... и забуду этого гада! Одного! В лесу, у костра! Чтобы он познал на своей шкуре радость такого 'простого' дела. Сволочь!!!
  Интересно как жили наши предки? В общем, ночевка меня чуть не убила. Рассвет я встретил сидя у костра, трясясь и периодически задремывая. Я благословил сто раз куртку и весну. Я даже не представляю, если бы меня перенесло в одной легкой куртке. Я бы, наверное, уже откинул копыта. Ляжешь так - голове тепло. Ляжешь эдак - ногам тепло, морда мерзнет, бок скрючивает. Лапник, сволочь, еще колется в руки.
  Утром, бодро вскочив и спев жизнеутверждающую песню, приветствуя солнышко и новый наверняка прекрасный день, я сделал зарядку, умылся...
  Так в книгах пишут для идиотов, кто это читает.
  Я встал не выспавшийся злой, раздраженный и голодный. Первое, что дико расстроило - нет кофе. Воду, вернее чай из фляжки я кое-как разогрел. И выпил. Со второго раза. Первая закончилась тем, что я моментально обжег губы, пытаясь отхлебнуть из раскаленной кружки. Пока она остыла, остыл и чай. Добыть кипяточку тоже оказалось проблемой. Теперь меня занимала мысль, как пожрать супчику.
  Там в наставлении было написано, что котелок надо с собой брать. В тот момент, когда я собирал сумку, ничего подходящего не было. А потом как-то не понадобилось. Обходились шашлычками, водочкой и прочими удовольствиями.
  Надо сожрать помидоры и огурцы. Предварительно добыв оттуда семена. Представление о том, как это выращивать и хранить я имел весьма смутное. Читал, да. Но прочитанное надо применять. Надо семена посадить в землю - это понятно. Вроде их выращивают сначала в горшке. Это - рассада. Только что в горшках выращивают помидоры или огурцы? Или и то и другое? Рассада - вот засада! Почти стихи.
  Сырыми их сажают или как-то сушат перед этим? Теплицы какие-то нужны. Но это потом... помню, дачники их все время возят рассаду в пакетах из под молока. Да-а, проблем все больше. Еды все меньше.
  Солнышко поднялось над краем леса. Позолотив сначала верхушки деревьев и разогнав зыбкий сумрак под деревьями. Костерок весело потрескивал. Дымил сырым деревом - паскуда, и стрелял искрами. Мерзкий дым выедал глаза. А я с ужасом думал о том, какое счастье, что пока нет комаров.
  Жизнь со светом стала налаживаться. Я сушил носок и ботинок. Плюнув на все наполеоновские планы по покорению нового мира, я решил добыть еды.
  Очень хотелось жрать.
  Пришлось отъесть кусок колбасы и капельку хлеба. Хлеб не пропадет, а вот колбаска может и стухнуть. Потом я хирургически потрошил огурцы с помидорами. Несмотря на меры предосторожности, измазался как последний бомж. Нет, не буду я им подавать - пусть работают, так как я... и согреются заодно. Найдя неподалеку какую-то грязную лужу, помыл в ней руки. Это видимо та самая, в которой я промочил ногу. Мыло я благоразумно сэкономил, до лучших времен.
  Пока сушился ботинок, я вспоминал, что же я знаю про котелки и еду в частности.
  Все попаданцы лепили из глины горшки. Но вот потом у них возникали проблемы с обжигом или с составом. Ну, пусть не все, но кто-то точно. Скверно и то, что я и читал - плохо помню. Как горшки лепят, тоже много раз видел. Видел это по телевизору. Ловко у них это получалось. Раз - раз и горшок готов. Но у них был гончарный круг. У попаданцев проблему решали несколькими экспериментами.
  Где-то читал, что герой, добыв птицу глухаря, запекал его в глине. Обмазав прямо поверх перьев. Или еще кого-то? Но, что птицу - это я точно помню. Вот потрошить его перед этим надо или нет? Кругом сплошные вопросы. М-да, и окорочков удобных тут нет. Я сглотнул тягучую слюну. Надо его - птицу еще добыть. Без еды человек может обходиться двадцать один день. Это точно. Или несколько месяцев. Я даже про червяков начал думать с некоторой симпатией.
  Обувшись и пригасив костер, я побрел искать реку. Река - это рыба. В рыбе есть фосфор... и вообще ушица там, балычок, да и просто ее можно запечь.
  Я решил крепиться и экономить еду. Достал из пакетика немного каши из огурцов и помидоров и съел. Семена у меня в двух отдельных пакетиках. Картошку опять-таки вырастить можно. Осталось узнать, где это я... и занять подобающее место.
  Денек прошел достачно 'успешно'. Единственный вопрос, который я задавал себе: 'Как предки ночевали в лесу и вообще путешествовали?'. Холодно, неудобно и прочее. Люди, где вы? Ау?! У-у-у... вот же попал!
  Шел третий день путешествия на юг. Почему на юг? Да какая разница! Часы есть. Определить, где юг легче легкого. Наводишь большую стрелку часов на солнце - разница между ней и двенадцатью и есть искомый юг. Определить по мху юг, мне еще ни разу не удалось. Где гуще мох - там север. Твердят дебилы и для дебилов. И ведь детям эту туту впаривают! Интересно, какой дурак это придумал? И заморочили людям голову, особенно детям. НЕТУ тут мха! И вообще сколько раз не пробовал ни разу, никакого мха я не нашел.
  Вот съестного в лесу нет нихрена. То, что это не тайга - это понятно. Вот то, что нет никаких дорог и признаков цивилизации наводит на размышления. В свои тридцать с небольшим, я считаю себя умным и начитанным, а посему начинаю понимать, что занесло меня куда-то далеко. Признаков какой-то цивилизации нет вообще. Хотя в брянских лесах был партизанский край. Значит, пару дней можно никого и не встретить. Но как дитю мегаполиса понять пространство, где никого нету - это очень проблемно.
  Ладно, что я знаю? Человек идет со средней скоростью пять км в час. По лесу... ну... четыре. Судя по моим 'Командирским' иду я уже часов двадцать. Отмотал восемьдесят км. А реки нет. Как такое может быть. Непонятно? А может, я иду вдоль нее? Ну чего-то должно в реку впадать. Не пустыня же тут?
  Печальный опыт не доверять книжкам и 'распространенному мнению' у меня появился на второй день, когда я нашел ручей и обрадованный попер по его течению, раскатав губы. Вот сейчас он впадет в реку, где река там люди... Да! Впадает! В болото!!! Твою ж в растудыть! Отмотав ударным темпом километров десять - я обнаружил болото. Пришлось плюнуть вернуться немного назад и, форсировав водную преграду отправится дальше.
  Вернусь обратно стану писателем. Знаменитым. И напишу книгу. Но не об этих дебильных приключениях. А полезную. Как на самом деле надо ориентироваться и выживать в лесу.
  Жрать теперь хотелось непрерывно. Плюнув на все последствия, я решил кого-то пристрелить. И сожрать! Сказано - сделано. Только вот от того, что я это решил - дичи не прибавилось. Нет, я не могу сказать, что тут никого не было. Следы попадались и птицы летали. Но вот самих владельцев следов не попадалось. Может я громко шел и все успевали убежать?
  Какашки разнообразные я много раз встречал. Но какие - чьи не скажу, ибо просто не знаю. Когда мне на охоте показывали чужой кал, я как-то не особо приглядывался. Могу только сказать, что те от оленей, а эти от кабанов. ...а эти, наверное от зайцев - судя по размеру какашек выпавших из их задницы.
  Через полдня попалась тропка. Я мгновенно стал осторожнее. На ней я разглядел отпечаток кабаньих копыт.
  Что я помню про кабанов? Опасное животное... стрелять надо в... в общем голова у них трудно пробиваемая. А раненый кабан бегает быстрее человека. Когда я немного подумал, то быстро сообразил, что все животные бегают быстрее человека. В какой-то книге я читал, что кто-то за кем-то бегал и загнал его. Но вот за оленем он бегал у Стругацких или за медведем, не припомню. Ну мне это слава богу не грозит. А вот жрать хочется все больше.
  Убить кабана и наконец, нажраться мяса. Сочного, скворчащего на огне... вкусного... рот моментально заполнился слюной. А ну как кинется на меня кабан? Но в то, что жакан двенадцатого калибра делает с мишенью, я видел. Как в принципе и картечь. Перезарядив ружьё я сторожким охотничьим шагом попер добыть себе еды. Тропа извилисто петляла по лесу. Прихотливо изгибалась в разные стороны и наконец, привела меня на водопой. Ничем иным вытоптанный и перекопанный копытами пятачок у ручейка быть не мог. Кабанье семейство как специально дожидалось меня.
  Из всех присутствующих выделялся папа-вожак. Здоровенная свинья с такенными клычьями во рту, что я себе заранее посочувствовал. Небольшой ветерок дул на меня. Поэтому почувствовать или как там правильно, унюхать он меня не мог. Эта горбатая машина для убийства метра полтора в холке изредка застывала. Подслеповато щурилась своими буркалами и нюхала воздух. Фырчала и морщила грязный пятак носа.
  Что и говорить, здоровенный патриарх внушал своим видом немалое почтение. А семейство ковырялось на бережку. То ли отдыхали, то ли еду добывали. Мне особо разглядывать было некогда. Приглядев поблизости дерево, на которое если что, я сумею быстро взобраться. Я, как можно бесшумнее переместился к нему. Выбрав не самого маленького кабана, я прицелился. И как только он повернулся ко мне боком - сразу выстрелил. Грохот разорвал девственную тишину леса. Кабанчик 'проскакал' пару шагов и упал. Свиньи как по всем канонам, испуганные незнакомым грохотом ломанулись в заросли и были таковы. Раздался удаляющийся треск. Кабан-папа на меня не бросился, как я опасался. Он ушкандыбал последним. Прикрывал семью от незнакомой опасности. А мой ужин не подавал признаков жизни.
  Обождав немного. Это чисто на всякий случай. Кто его знает этого кабана - вдруг он сумашедший? Подкрадется и как кинется...
  Но всё было тихо. Я радостно метнулся к добыче.
  Нет, какой я все-таки молодец! Такого кабаняру завалил. Осталась мелочь - разделать его. Поесть и закоптить мясо.
  Вот тут и встала передо мной первая проблема в полный рост. Как его коптить? - ...итить!
  Ладно это потом. Перезарядив ружье, я приступил к освоению ценного ресурса. В кабане было по крайней мере кил сто. Ну, пусть не сто - пусть пятьдесят. Половина пойдет в отходы. Остальное я не успею сожрать. Все равно чертова прорва мяса.
  Вот тут я познал все прелести дикого туризма. Оттащив тушку подальше, где до воды было недалеко. Я пошёл за дровами и натаскал кучу сушняка. Печальный опыт и нужда - это великое дело. И огромный помошник. Так то!
  Жаль, что у меня нет топора. Ну, да бог с ним. Хоть не голым и босы́м, эдак-то влетел. Грех жаловаться. Многие вон в животных разных заселяются или в гоблинов. Читали. Хотя жаль, что магии тут нет... Это во мне сработала мерзкая привычка во всем плохом находить хоть, что-то хорошее.
  Пока я сам себя уговаривал, дело постепенно потихоньку двигалось. Хорошо хоть я допер раздеться и заняться разделкой туши около воды.
  Да, свининка это хорошо, но вот разделывать ее... удовольствие еще то. В моем желудке свистело, квакало и уркало. Жрать хотелось неимоверно. А так, да. Кругом всё в кровище и такое впечатление, что я не кабанчика разделываю, а зарезал тут человек двадцать.
  После тяжкого трудового оргазма, я, наконец, утер трудовой пот. Наскоро ополоснув руки и рожу, ощутил в своих руках здоровенный и вожделенный кабанячий окорок.
  Теперь я понимаю немытых и небритых предков. Я... культурный, в общем-то, человек за каких-то три дня ... так опустился. Перестал бриться, мыться и воняю, как последний бомж. Я пропах... как бы по поэтичней это сказать... я пропах дымом походных костров, покрылся пылью дальних дорог и... и... в полный рост напелся щемяще-грустных походных песен у уютного костра. Суть одна - кругом полный геморрой. А так скажешь... и как оптимистично это прозвучит! А? Романтика, мля!
  В экстремальных условиях очень быстро слетает с человека шелуха так называемой 'культуры'. Не мылся и хрен с ним! Посмотрел бы я на умника пожелавшего сполоснуться в ледяном ручье. Там не только уши в трубочку свернутся, но и член узлом завяжется. И не надо мне говорить про распущенность и развратность нынешней молодежи. Да. Побриться можно и ножом, заточив его до бритвенной остроты. Но кому это надо?! Мне?! Не, я и так обойдусь.
  Что я могу сказать по этому поводу? Доброта и гуманность - это дитя избыточного продукта. А когда нечего жрать, вся эта шелуха улетает. Рассеивается как дымка на рассвете. Нет никакого зла или выбора. Нет терзания или моральных устоев. В том, что во время голода старики умирали первыми - нет никакого вселенского зла. Простой, практичный, голый прагматизм. Это проблема выбора. Дать жизнь детям или продлить свою. Так то! Выбор простой - либо дети имеют шанс выжить, либо не имеют. Дети и старики умирают первыми. Только старики сознательно собой жертвуют, в отличие от детей. Вот такое вот простое обоснование этой самой 'жестокости' на наш просвещенный взгляд.
  Это все голод меня довел. Я когда голодный очень злой. 'А как поем - сразу добреть начинаю'.
  
   Глава 3.
  
  
   Глядя на то, как ты ешь сало - любой нормальный человек станет евреем.
  
  
  
  
  На костре, сводя меня с ума вкуснейшими ароматами, поджаривался огромный кус мяса. Он ошеломительно скворчал и капал жиром на угли, которые тут же моментально подергивались белесой струйкой тумана, ароматно сгорающего дымка. Во рту у меня образовался и падал с высоты водопад, можно даже сказать - 'Ниагара' слюней. Я смотрел на кусок мяса и захлебывался от вожделения. Да я даже бабу так никогда не хотел, как сейчас жрать. Сожаления о кетчупе, хлебе и водочке промелькнули мимолетно. Водочка конечно у меня есть. Но вот моя болезнь моя - 'амфибиогенная асфиксия', совершенно не позволяет ее пить. Огромное земноводное крепко уселось мне на грудь и душит. А ну как потом хуже будет? И вообще универсальное средство общения еще никто не отменял. Помню как по молодости познакомился с француженками. Не помню после какой бутылки шампанского поймал я себя на том, что разговариваю я по-французски, как на родном русском. И девки, которые кроме как водка, матрешка, перестройка - больше ни бельмеса не понимавшие, с удовольствием ухохатываются над пошлыми анекдотами про поручика Ржевского. Интернационал.
  Кое-как дождавшись пока мясо приготовится. Я дорвался до вожделенного. Я, урча и вроде как, подвывая, рвал своими крепкими, белыми и острыми зубами сочащееся жиром и соком мясо. Мне было до такой степени все равно, дожарилось оно или нет. Есть ли там болезни или нет. Я утешался тем, что даже паршивые пиндосы и лайми и вовсе полусырое мясо жрут. И ведь еще его поэтически при этом обзывают - бифштексом.
  В общем, недолгое время спустя я чувствовал себя сибаритом**. Как там красиво сказал классик: 'Лукулл обедает у Лукулла'*. Обожравшись как моя собака, дорвавшаяся до халявы, я валялся на огромной охапке лапника и, расстегнув штаны, наслаждался жизнью, ковыряясь щепкой в зубах.
  В голове почему-то вертелась эта дурацкая фраза про Лукулла. Хотя тут пока и тихо, но надо же когда-то и отдыхать здраво рассудил я и начал думать про разное. Вот теперь мучительно вспоминал эту фразу. Смысл там уничижительный. Вернее тон.
  И ведь вспомнил! Слава мне! Это бессмертные 'Три мушкетера'. Там Портос приперся к старушенции своей любовнице и попал на ужин. 'Пир' у стряпчего, на его вкус сильно не удался. Помню, как я ржал, читая как в поданном ему 'манерном' пироге застряли зубы куснувшего это 'чудо кулинарного искусства'. Оттуда и зацепилось столь бесполезное знание. Хотя как сказать. Я тоже не сильно разнообразного продукта нажрался. Ну да ладно. Сытое брюхо - к учению глухо. Поживем - увидим. Пока что я лежал сытый и умиротворенный. Наслаждаясь поистине уже забытым чувством сытости.
  Ночевать на деревьях мне пока не приходило в голову. Опасных хищников я пока не встречал. Да чего бы медведю бросаться на меня? Ну кто там еще водится? Волки? Рысь?
  'А!', - я мысленно махнул рукой на возможную опасность, понадеявшись на русский 'Авось'. Это конечно может быть чревато. 'Но пока гром не грянет - мужик не перекрестится'.
  Наступила ночь. Хотелось бы сказать, наконец-то я провел ее нормально - в сытости и безопасности, но... человек предполагает...
  Проснулся я от резей в животе. Видимо усиленная жрачка не пошла моему брюху впрок. На меня напал жесточайший понос. Я был 'безумно счастлив' этим обстоятельством. И посему обдристал все вокруг полянки в радиусе метров двадцати, по крайней мере. Убегая в очередной раз 'в кустики' я очень сильно боялся наступить на отходы продукции своей жизнедеятельности и поэтому отбегал все время в другую сторону. Вы никогда не догадаетесь, ЧТО является самой большой проблемой в незнакомом лесу. Проблема эта проста, но почему-то о ней скромно умалчивают. Наверняка из этого сопливого слова 'этика'. Или 'мораль'? в общем однохренственно. Морализаторствующие ур-роды!
  Сволочи!!!
  Зато теперь я знаю, ЧТО должно стоять на первом месте в наборе у гребанного выживальщика. Если я выберусь, я обязательно напишу об этом книгу и озвучу на всех форумах. Нет, это вовсе не спички! Огонь можно добыть и трением - я об этом читал.
  Первым пунктом должна стоять - ТУАЛЕТНАЯ БУМАГА!!! И это не снобизм и не декаденствующее эстетство. Это настоятельнейшая необходимость. Когда тебе в весеннем лесу нечем вытереть задницу, эта проблема встает перед культурным человеком в полный рост.
  Веточкой пользоваться не пробовали?! А я пробовал - никакого удовольствия не получил.
  Кора?! Кора ободрала всю задницу - и она все равно осталось грязной! Та еще радость 'первооткрывателя'. Пучок прошлогодней травы, приготовленный с вечера, закончился в первый 'присест'. Он, конечно колется и царапается, но по сравнению с корой - это лебяжий пух! Это я могу АБСОЛЮТНО ТОЧНО сказать, как первооткрыва... Нет! Как - естествоиспытатель, причем в обоих смыслах. Я вышел из положения! Истинно русский человек отличается от всех остальных большим умом и величайшей приспособляемостью.
  Я бережливо использовал носовой платок несколько раз... не по назначению. (Надеясь назавтра отстирать его). Это невосполнимый пока ресурс. Но он тоже как-то быстро кончился.
  Восседая в позе горного орла в кустах, я скорбел очк... душой. При этом вонял на всю округу и распугал незнакомыми утробными звуками всех возможных злодеев и хищных зверей, вероятно, притаившихся в темноте. Но мне было глубоко по х... э... все равно. Меня, наверное, даже можно было сожрать. Дико мучаясь животом я наверное даже обрадовался бы такому исходу. Но видимо таких засранцев как я, побрезговал сожрать даже самый злобный хищник. Я был беспомощнее младенца.
  В этот поистине трагический момент своей биографии, я все равно предавался размышлениям. Служа, так сказать человечеству на столь нелегком поприще.
   - Я еще снискаю славу подвижника, - пробормотал я вслух. - Или снищу...? - выскочивший снизу свист из непредназначенного для этого отверстия слился с последним словом, подтвердив тем самым мою правоту.
  - Я еще-о ста-ану-у... знамени-иты-ым, - тужась как последний урод, продолжил я свой монолог. - Вот чем же мне посоветует почтенная публика в-воспользоваться да-альше-е?! - в этот момент мне показалось, что мои глаза совсем выкатились наружу от запредельного напряжения, но я все равно гордо поглядел в темноту словно ожидая аплодисментов и советов. Рожа моя в этот критический момент наверняка могла испугать кого угодно... если бы не темнота.
   - Ну-у-у? - тут я издал очком оглушительный пук... и взаправду почувствовал райское наслаждение, как и обещала какая-то реклама.
  Во мне, по-моему, вообще уже никакого полезного содержимого не осталось, даже в голове. От всеобщей пустоты и живот ненадолго перестал болеть. Сейчас мне с облегчением вспомнились даже совсем экзотические способы выхода из этой нестандартной ситуации.
   Как писал один мужик, был он в гостях, в пустыне. Помнится мне, описал он устройство и принцип работы бедуинского туалета. Приведу его рассказ, без купюр как он запомнился мне.
  Что из себя представляет пустыня? Наверное, при этом слове у каждого перед глазами встает картинка из "Белого солнца пустыни". Но кроме Верещагина там же еще и люди живут... На Ближнем Востоке эта часть Homo Sapiens называет себя бедуинами. Если рассказать об их жилищах - они очень похожи на те, в которых живут наши чукчи. Тот же каркас, обтянутый или холщевиной или шкурами. А позвольте спросить неискушенного читателя - куда бедуины ходят (пардон) в туалет? А ведь без него - никуда. Да и конструкция его должна быть легкомонтируемой/демонтируемой - публика-то кочевая. Надо сказать, что такой вот пустынный походный ватерклозет сухого типа - одно из моих наиболее сильных впечатлений.
  Амбула. Конструкция такого заведения выглядит приблизительно следующим образом: Метрах в двадцати от "чума" вырыта яма в песке (глубина зависит от предполагаемой задержки племени в данной местности и от количества посетителей на единицу времени). Чтобы песок не осыпался, в яму вставлена корзина без дна. Поперек ямы брошены две жерди - собственно на них и происходит процесс. Ну и весь фундамент закрывает точно такой же вариант чума, только естественно, размером поменьше.
  Казалось бы - ничего необычного... но! По окончании процесса возникает естественное желание завершить дело туалетной бумагой. Беда только в том, что с магазинами здесь не густо, и столь дефицитного товара просто не купить. С водой, хоть это и принято у арабов - тоже проблемы (пустыня все же, на питье не всегда хватает). Поэтому народная мудрость подсказала выход из столь затруднительного положения. Вместо бумаги используются... небольшие камешки. И для этих целей перед входом вывешены два холщовых мешка.
  Итак, начало производственного цикла: один из мешков заполнен камнями, второй - пустой. Страждущий, сделав свое дело, использует один или более "туалетных камешков" (в зависимости от потребности) и кладет использованный камушек во второй мешок (это пустыня - камни здесь тоже дефицит!) И что же происходит, когда в первом мешке будет использован последний камень, - спросите вы... Завершение цикла выглядит следующим образом: в первый мешок кладется последний камень, а далее "сидящий" делает с этим мешком приблизительно точно такие же пассы, как "кричащий" в нашей любимой игре лото, когда перемешивает бочонки (чтобы все лишнее осыпалось).
  Последняя фаза цикла - мешочки меняются местами...***
  Вот я, сидя враскоряк и думал, как мне запастись камешками. Или уже для многострадального органа использовать малобэушный носок?
  Чахлую травку поблизости я непредусмотрительно ободрал, и теперь нешуточная проблема встала в полный рост. Откинув многострадальный платок подальше, я, скрючившись, прилег на охапку лапника. Напоследок, всё-таки решил воспользоваться в следующий раз носком. Прилег, и неожиданно для себя крепко заснул.
  
  * Лукуллов пир - так мы говорим, пораженные изобилием и изысканностью стола, множеством блюд, роскошью трапезы. Своим возникновением выражение 'лукуллов пир' обязано знатному римлянину консулу Луцию Лицинию Лукуллу, жившему в 'золотом веке' Рима, когда Римская республика стала самым богатым и могучим государством древнего мира.
  Римским гастрономам теперь весь мир поставлял удивительные продукты для их кухни. Писатель Варрон свидетельствует: повара богачей жарили павлинов с острова Самос, рябчиков из Азии, журавлей из Греции. Закусывали устрицами из Южной Италии, на сладкое подавали египетские финики. Самые неистовые гастрономы изобрели даже кушанья из... соловьиных язычков.
  И вот в Риме, который еще недавно гордился героями, самым славным человеком стал 'великий обжора' консул Лукулл. Он был образованным человеком, смелым воином и совершил поход в Армению, бывшую тогда могущественной державой. Однако никто не помнит уже, что Лукулл был полководцем и что он владел огромной библиотекой, в которую допускался каждый жаждущий знаний ценитель литературы: в памяти народов остались расточительство и обжорство Лукулла, роскошные пиры которого вошли в поговорку.
  Википедия.
  **Сибарит - [греч. sybarites, букв. житель г. Sybaris, древнегреч. колонии в Ю. Италии] (книжн. презрит). Изнеженный человек, живущий в роскоши и предающийся праздности и удовольствиям, бездельник.
  Словарь Ушакова.
  
  ***Рассказ о туалете взят с сайта: http://water-closet.narod.ru/prikol_beduin_wc.htm
  
  
  Загадка.
  
  - Как разделить ПУК на пять частей?
   - Пукнуть в перчатку.
  
  
  
   Глава 4.
  
  
   Абсолютная уверенность в своей правоте проистекает только от дефицита ума и недостатка синяков...
  Кто-то знаменитый...
  
  Абсолютно опустившийся человек брел по лесу. Он 'был бос, наг и голоден', а также грязен, вонюч и зол. И все это про меня. 'Еще он был немножко сумашедший' поскольку шел по незнакомому лесу, наверняка полному разных опасностей и разговаривал сам с собой. Периодически пел песни и естественно вел себя и выглядел как последний дурак.
   Да-да! Это все обо мне. Человек мало того, что стадное животное, так он еще воспитанник масс культуры и прочих 'медиа'. У меня потихоньку ехала крыша. Пообщаться было не с кем.
   Врал, как есть врал - этот писака Даниель Дефо. Не мог остаться этот Робинзон Крузо нормальным, проведя столько времени в одиночку. Не, были там какие-то монахи отшельники. Ну их, во-первых навещали (иначе откуда бы узнали про их 'подвиг'). А во-вторых - это дело было добровольное. А в третьих... впрочем, хватит и первых двух.
   А я уже неделю шел по лесу и тихо охреневал. Нет, не сказать, что все так плохо. Я потихоньку приспособился. Уже второй день шел вдоль реки. Рыба тут непуганая. На кусок завонявшего мяса бросалась как оглашенная. Клев был как надо. Единственный минус это то, что приготовление завтрака занимало не пятнадцать минут как обычно, а пару часов. Ещё вчера я решил, что забросило меня куда-то весьма далеко и что торопиться не надо. Вчера я наловил рыбы, а мой изрядно окрепший под невзгодами жизни организм смирился и принимал любую пищу. Я видел множество зверей и птиц, но на меня никто не рискнул нападать. Из чего я сделал вывод, что человека тут знают и если не боятся то, по крайней мере, опасаются. Наловив рыбки, я ее выпотрошил и аккуратно запек над огнем и, чавкая и давясь от нетерпения, сожрал, облизывая пальцы и не пользуясь салфеткой.
   А насчет крыши? Я уже вел умные разговоры, работал дагестанским комментатором* и развлекал сам себя анекдотами. Немного поработал современным певцом. (Я тоже практически безголосый, как и основная масса 'певунов', только я отдаю себе в этом отчет, а 'желающие успеха любой ценой', увы нет). И наконец, узнал, что из всех песен в лучшем случае могу вспомнить только припев. Причем возжелав спеть в голову лезла жуткая дрянь типа 'Белые кораблики' или тирольские напевы, на которые меня периодически пробивало. После чего долбанный лес оглашался дикими воплями сорвавшего голос идиота - певца. Пугавшего возможных хищников и привлекавшего людей. Периоды неконтролируемого словарного поноса сменялись периодами безмолвных раздумий. Убедившись, что поблизости нет людей, а животные тоже должны опасаться незнакомых сумашедших. А никем иным я и не мог оказаться.
   На восьмой день одиночество кончилось. Я нашел людей. Но сказать, что это принесло мне радость, я не могу.
   Я из лесу вышел - 'был сильный мороз'. Робинзонада моя закончилась. Я в духе Фарады мог воскликнуть - 'здесь живут люди'.
   Идя по какой-то звериной тропке и сделав очередной шаг, я поднял глаза и обомлел. Передо мной находился луг, окаймленный петлей реки. На пятачке метров в пятьсот стояли чумы. Никак по-другому эти сооружения я назвать не мог.
   'Мля-а... всё-таки занесло к Абрамовичу',- это была почему-то первая мысль, которая меня посетила. В великой растерянности я стоял заливаемый чувством радости.
   'Лю-у-ди-и... наконец-то какая-то определенность. Этот анабасис** - уже порядком заманал'. Хотя сказать, что эти 'домостроения' принадлежат подданным беглого олигарха с уверенностью я не мог. А вот беглый он или просто так уехал, я тоже не помнил. Все кто в Англии... вроде как беглые. Двое так точно. А вот остальные...? Черт его знает. Так вот может, и обидишь хорошего человека. А он вроде всем там чукчам по мешку сахара роздал... и даже что-то вроде построил. То ли больницу, то ли магазин... неплохим человеком оказался. Кроме снега, там, по-моему воровать в промышленных масштабах нечего. Но по ходу, я никак не на Чукотке. Климат насквозь знакомый. Опять же деревья такие же.
   В твою... кредитную историю здоровый минус. Это чё... я по времени подвинулся?
   В поселении с десяток чумов. Мальцы какие-то возятся. Собаки бегают. Свиньи роются в грязи. Внешне они почти ничем не отличаются от той, которую я пристрелил недавно. При воспоминании о ночных последствиях обжирона я непроизвольно скривился. Но тут наконец-то люди... Вон пара полуголых теток в шкурах чего-то делают на реке. Пацаны рыбу ловят. Эдакая мирная картина.
   Правда продолжалась идиллия недолго. Так сказать, инкогнито - мне удалось побыть совсем немного. Не успел я сделать и пары десятков шагов в сторону 'цивилизации', как меня заметили. Первыми оказались вездесущие собаки. Сначала отреагировала одна сука. Причем в обоих смыслах. Потом вторая, потом заорал 'часовой' поднимая тревогу. Следом 'оперное крещендо' лая подхватила целая стая 'кабыздохов'. Они сильно напоминали лаек загнутыми хвостами... и, были похоже с большой примесью волчьей крови. Стая метнулись ко мне с весьма недвусмысленными намерениями.
   Собак я не боюсь. Собак я люблю. Собачка никогда не кусается просто так. А вот если укусит... то... она совсем не виновата. Виноват хозяин. Собаке я естественно съезжу по морде. Не без этого. А вот хозяин или хозяйка ответит по полной... И в рыло за это я заряжу, без сомнений и скидок на пол, возраст и социальный статус. Были, знаете ли, прецеденты. И старушке треснул (правда, слегонца - боялся прибить). И 'быку', с харей мало отличающейся от питомца бойцового пса, было дело - зарядил в дыню. Сам правда немного получил, но драка была знатная. Клинит меня в некоторых ситуациях жутко. Вот такой перекос загадочной этой штуки - психики.
   Взял собаку - будь готов ответить за все ее действия. Она должна слушаться. А как в нее вколотить это, лаской или пинками - это дело второе. В таких вопросах я жуткий жизнелюб. Собак я люблю гораздо больше людей. И если хозяин не справился и собака просто так укусила или попыталась укусить человека (меня разумеется), то я в меру сил стараюсь исправить досадное упущение. И уже своими пинками вколотить знание и ответственность за животное в бестолковую голову хозяина.
   Пока собаки бежали, я успел перезарядить верхний ствол с дроби на картечь. Так я себя поуверенней чувствую. И если собаки кинутся, придется валить их... как не жаль...
   Тем не менее, успел я едва-едва.
   Жизнь приучила, ко всему относится с ба-альшим подозрением. Взяв наизготовку ружье, я ждал. Подбежавшие собаки видя, что я не двигаюсь и не делаю провокационных действий (не ору, не топаю ногами, не бегу, и не пытаюсь их погладить) - надрывались, предупреждая хозяев о незваном госте. Они грамотно взяли меня в кольцо. А в стойбище между тем началась суета. Бабы кинули... так и хотелось сказать - мокрое белье, но нет. Они бросили мокрые шкуры. И с криками стали забегать в чумы, из чумов. Издали было сложно разобрать те или другие вбегали и выбегали из построек элитного жилья. Вот то, что пинками сопровождали любопытствующую 'молодежь' в яранги, было хорошо видно. Какие-то лохматые мужики суетились, спешно вооружаясь.
   С того места где я стоял, вооружение было плохо видно, но копья и луки я разглядел хорошо. Пара минут, и толпа грязных аборигенов двинулась ко мне. На ходу они перебрасывались какими-то фразами. Когда гоп-компания приблизилась, я насчитал полтора десятка мужчин различного возраста. Одеты они были в грязные и весьма засаленные шкуры. Когда электорат приблизился, я ощутил жуткое амбре. Воняли они преизрядно, это чувствовалось издалека. Все какие-то засаленные и потертые - это я уже про мужиков, а не про шкуры. Они, в общем-то, стоили друг друга. Сальные волосы, рожи разной степени бородатости и такие же грязные и немытые. Мля, вот кого надо снимать для 'хеденшолторсэв' и прочих моющих и воняющих. Гигиена во главе с цивилизацией досюда не добралась.
   Вооружение 'ополченцев' - лук, палка с жильной тетивой. Стрелы с костяными наконечниками. Пара копий с костяными наконечниками, остальные походу с кремниевыми. Присутствовали затейливо вытесанные дубинки и эти... как их... - каменные топоры. Палка с остроконечным камнем. (Вот уж не думал, что увижу такой девайс вживую). Ну и на поясах тоже, типа ножики. Точнее эти скребки каменного века чуть не в локоть длинной я идентифицировать тоже по-другому не мог. Но вот представить себя любимого пырнутым эдакой самопальной 'заточкой'... смог запросто. Мне как-то сразу при этой мысли поплохело. Открытые плечи и бицепсы бугрились мускулами, куда там нашим качкам. Но всё равно дохловатые они все какие-то... недокормленные. И с преизрядным недостатком в зубах.
   Настроение у 'бойцов' - внимательно-настороженное. Никакого описанного в многочисленных книгах гостеприимства в их глазах я не обнаружил. Они смотрели настороженно и завистливо. У всех были смугловатые хари с длинными, черными, нечёсаными космами. Ну и у некоторых были затейливо заплетенные косички. Наверное, они уже посмотрели 'Модный приговор' на 'Первом' и впечатлившись тамошними изысками претворили их в жизнь. Чем-то все они напоминали северян. Точнее идентифицировать национальную принадлежность я затруднился.
   Вперёд шагнул могутный гном. Росту в дядьке было метра полтора, и походу он тут был главным. Об этом свидетельствовало несколько перьев в его космах и пара ожерелий из чьих-то зубов и клыков. Вот этот атрибут доблести произвел на меня неизгладимое впечатление. Клычья и когти неведомых тварей весьма впечатляли. Мое живое воображение услужливо дорисовало к ним все остальное - лапы, пасть и рост. Судя по всему, столь милые зверушки водятся в окрестных лесах. И как я с ними не встретился? Счастье то какое!
   Вышедший вперед 'предводитель дворянства', рявкнул на надрывающихся собак и, наподдал ближайшей, не успевшей отскочить. С глубоким удовлетворением посмотрев на пролетающий и визжащий комок, он видимо удовлетворился сей картиной. Проводив ее глазами, он, как и я, сделал правильный вывод: 'Низко пошла - видать к дождю'. Подкрепив таким незатейливым образом свой авторитет, он, сделав пару шагов вперед разразился пафосной речью. При этом он ухал, цвикал, подпрыгивал и, походу кого-то копировал с вопросительными интонациями.
   Некоторые, видимо самые удачные обороты этого говоруна, когда он величественным, как ему казалось жестом, обводил 'нивы и пажити', встречались стоящей сзади массовкой одобрительным гулом. Зачем он при этом потрясал здоровенной дубинкой и бил себя кулаком в грудь я не очень понял. Пуля все равно быстрее - он не мог этого не понимать.
   Он точно был записным краснобаем, типа местным Цицероном***. Но... его усилия пропали втуне. Я ни хрена не понял.
   - Моя твоя не понимайт! Нихт ферштейн - дефективный. Понял!? - высокопарно и понятно объяснил я ему "статус кво".
   - Гу? - обратился он ко мне с вопросительной интонацией.
   - Ну не местный я. Не местный...
   Отчего-то вспомнив про 'Приключения Шурика' я, как и Федя перед прорабом, прошелся чуть не вприсядку по кругу, притопывая как он, и сказал, показав на рот:
   - Ням-ням. Понял? Жратеньки.
   Чё-то как-то похоже он не сильно догнал в моей просветительской речи, и я ему перевел еще раз:
   - Хлебца! Ам-ам... Матка - курки, млеко, яйки! - зачем-то на ломанном русском выдавило из меня подсознание последнюю фразу из какого-то кино про оккупантов.
   Посмотрев на мои потуги перевоплощения, вождь довольно осклабился, гугукнул что-то снова и скомандовал своим клевретам****:
   - Кыгыр.
   Толпа разразилась малопонятными криками. (По ходу он объявил корпоратив). Что еще может вызвать ТАКОЙ неподдельный энтузиазм у масс? С большим энтузиазмом население жестами стало приглашать меня в селение.
   'Черт меня возьми! Они, что тут партизаны что ли?', - подумал я, потому что мою последнюю фразу они, похоже, поняли и перевели для себя правильно.
   Собаки изредка дружно взлаивали и истерически взвывали, присоединяясь к воплям аборигенов сопровождающих меня. А те в свою очередь, что-то жизнерадостно орали в сторону стойбища. Чего там можно было разобрать, черт его знает. Но те бабы, которые оставались в селении видимо умели читать по губам, потому что разобрать в разразившийся какофонии можно было только звук пионерского горна. М-да, на большее вряд ли стоило рассчитывать.
   Радовало одно - похоже, меня хоть покормят. Особой враждебности никто не высказывал. Но держался я тем не менее настороже.
   'Куда и в когда я попал' - эмпирическим путем определить достаточно сложно. Но то, что я никак не в современной Якутии или Монголии - это точно, несмотря на раскосые рожи вокруг.
   В Монголии много коней и степь, это я по телеку видел, а в Якутии всё время тренируются лыжники. Ни коней, ни лыжников я вокруг не наблюдал. Да и вряд ли наши биатлонисты трезвыми будут бегать с каменными топорами на лыжах. Да и вдобавок - тут все трезвые.
   Остается предположить, что я в каменном веке. Но неандертальцы вроде были с этими, как их... с надбровными дугами. А у этих вполне нормальные рожи. 'Кто это и где я?' - надо разбираться. Может я на севере, где-то в Лапландии?
   Я моментально провел ревизию своих знаний о Лапландии. Сходу вспомнилось только водка 'Лапландия' и рот наполнился слюной. Что у них там еще было? Олени, чумы и большое бревно. Да. Там у них было большое и полированное бревно. Про бревно я точно знаю. Один мужик где-то там путешествовал... и забрел к лопарям. И вот тогда-то у них он впервые и увидел эту диковину. Лежит возле чума оху... э... огромный, полированный и неприподъёмный ствол. Он сразу же заинтересовался и спросил: 'А зачем оно?'. Добрые лопари ему ответили и даже показали, как они его используют.
   Когда гости или хозяева, обожрались на пиру - они выходили из чума. Нет, они не перекуривали! Они ложились животом на это бревно и таким макаром, укатывали еду. Вот такой вот парадокс. После чего оне возвращались обратно и продолжали жрать. Это чтоб больше вместилось. Вот такой вот выверт культуры. Это помнится, в свое время меня поразило и потому запомнилось. В отличие от тех же греков или римлян, жратвы у них было мало. Те греки-извращенцы после пира... не, не после - во время пира, щекотали пером в горле, чтоб проблеваться и опять жрать. Оттуда, наверное, и образовалась поговорка - 'Жрать в два горла'. А в первом случае, наверное, образовалась присказка: 'про пузопрокатный цех'.
   В общем, шел я 'полон радужных надежд'...
  
   *Дагестанским комментатором - имеется в виду это: http://www.youtube.com/watch?v=5Zr-7rW3aV4
   ** Ана́басис (греч. Ἀνάβασις, 'восхождение') - военный поход из низменной местности в более возвышенную, например, с берега моря внутрь страны.
   Анабасисом также называется жанр литературных произведений, повествующих о походах великих полководцев.
   Здесь употребляется исключительно в ироничном стиле, намекая на знаменитый 'Анабасис' Швейка.
  
   ***Цицерон - Марк Туллий (род. в 106 г. до н. э., - ум. в 43 до н. э.) - древнеримский политик и философ, блестящий оратор. Имя его стало нарицательным.
  
   ****Клеврет - [ст.-слав. <лат. collibertus вольноотпущенный] - приспешник, приверженец.
  
   Глава 5.
  
  
   Если у девушки искры в глазах, значит, тараканы в ее мозгах что-то празднуют.
  
  
  Начался пир...
   Не, вру. Сначала меня привели в селение.
   Местное поселение кардинально отличалась от 'Рублевки', разумеется, в худшую сторону. Глядя на местных 'олигархов' я понимал, что демократия сюда еще не дотянулась. Эти дачные строения эпохи развитого неолита не походили даже на забытое властью, но широко пропагандируемое 'село'. Власть, как я помню все время, говорила про какие-то 'цели и помощь селу'. Помощи из моих знакомых никто не видал, а вот 'цель' не буду врать, находилась в каждом дворе на отшибе. Правда, попахивала, не без этого.
   'Элитное жилье для простого человека' не тянуло даже на забытую богом и людьми и брошенную на произвол судьбы деревню. Не, ни сколько не смахивало. Да.
   Это меня расстроило. Бани тут, походу тоже нету. А я-то, был полон самых радужных надежд - помыться... но, суровая действительность хлопнула меня не только по роже, но и с размаху по раскатанным губищам. Остается верить в лучшее и надеяться хотя бы на обед.
   Когда мы подошли к околице - она обозначалась несколькими кольями с насаженными на них черепами. С некоторым недоумением я разглядел не только медвежьи, турьи, но и пару человеческих черепов тоже. Это поставило меня в тупик. Либо это военные трофеи, либо преступники. Во втором случае хуже. Получается, что про 'Гаагский трибунал' они слыхом не слыхивали, как и про конвенцию, к которой присоединилась Россия (это я про дебильную отмену смертной казни). Да-а. Эдак упорешь косяк по незнанию... И все! Никакого пожизненного и никакой кормежки. Треснут топором по бестолковке и доказывай потом, что ты демократ в третьем поколении и горячо любишь Америку.
   Едва представительная делегация достигла территории анклава, на которой тусовалось все народонаселение рыл в сорок - пятьдесят, как избиратели обозначили народные волнения.
   Толпа орала, бесновалась и скандировала 'Зенит - Чемпион!'. Это я так для себя перевел шушуканье и обмен мнениями... э... местных дамов. Ну, и детей, так сказать младшего школьного возраста. Эти таращились на мой камуфляж во все глаза, засунув немытые руки в носы и рты.
   Не, ну никакой пропаганды здорового образа жизни и личной гигиены!
   Чем они вообще тут занимаются?
   Ни одного даже самого завалящего плаката на стенах! И это не говоря про 'Единую Россию' и 'Наших'. Нет - ни одного! Это очень большое упущение с их стороны. Столько бесхозных избирателей, не охваченных правильной пропагандой.
   Тут никто ничего не обещал.
   Сознаюсь, что ни от коммунистов, ни даже от моей любимой ЛДПР - плакатов я тоже не обнаружил... Практически никто - красиво... с мужественным лицом... и без отеков под глазами, убранных обычным фотошопом, не обещал мне с ближайшей стены, что вот буквально завтра... - я стану жить лучше. Сразу после ближайших выборов.
   Я, наверное, обрадовался бы даже дебильному плакату от ближайшего сетевого магазина со звонким именем, но очень часто торгующего откровенным гнильем. Но ничего такого на глаза мне не попалось. Если не считать здоровенный тотемный столб, вкопанный посередь селения и изрезанный какими-то рожами, в меру местного разумения граффити. Вернее не изрезанный, а выжженный.
   Попадос!!! Значит надежды на 'луччее', можно сказать, умерли. И надежда на то, что я дома - развеялась как бриллиантовый дым.
   Между тем из чума, что получше и побольше, украшенного здоровенным черепом рогатого хищника (а кем иным может быть такая здоровенная туша при жизни?), вышел протоирей или как там - патриарх. Ну, в общем, яркий представитель местного духовенства. О! Точно - шаман.
   Этот сразу было видно общается с высшими силами, которые уполномочили его толковать свою волю.
   Это сразу было видно по его толстой роже и отсутствию явного недокорма, как у остальных. Все как по команде стихли. Одет 'святой отец' был в меховую кацавейку мехом наружу и расшитую сильно погрызенными и обглоданными куриными костями, не иначе как от прототипа ножек Буша. Ну мелкие они какие-то... были, при жизни. Теперь они, несомненно стали магическими, как мериканьские долля́ры. Его 'стихарь'* был украшен камушками... не иначе, как из набора для детского творчества для даунов... и кусками чьих-то рогов. Не удивлюсь, если даже от обманутых мужей.
   Его голову украшала эдакая, как ее... скуфья... или митра? Соответственно веку, ни разу не из кролика. Шапчонка-то у него - из соболя. М-да, не хило прикинулся этот местный служитель культа. На шапке поблескивали самоцветы. Это он типа бессребреник.
   Когда он достал из-за спины здоровенный бубен, я слегка затосковал. Никакой роковой композиции ему на одном музыкальном инструменте сыграть не удастся. Будь он хоть трижды талантлив. Нет, я конечно не рассчитывал ни на 'Дым над водой', ни даже на попсу. Но хоть что-то отдаленно музыкальное хотелось бы услышать. Этот доморощенный Паганини от бубна - поразил мое зачерствевшее сердце.
   Для начала он состроил рожу как у ведущего артиста 'Аншлага'. Не сорвав ожидаемых аплодисментов он перешел к основной программе. Теперь он взвыл в духе Витаса, (правда у того хоть голос и слух есть), а этот отличался от него полным отсутствием и того и другого. Зато 'Потрясатель Кадила' отличался присутствием незаслуженного и огромного апломба, прям как 'звезд' из 'Дома-2'.
   Народ предвкушающе притих.
   Овладев вниманием не капризной публики, он пустился в пляс. Судя по его ревматическому репу, он даже про уличный хип-хоп не слыхал - подонок!
   Сначала он притопывал. Потом сыпанул от души травы в костерок и глубоко затянулся пару раз, сунув голову в самый густой дым. Ну-у, результат известен даже мне. дальнейшее я могу предсказать и так. У нас на улице эдаких-то артистов полно. Потом этот престидижитатор** каменного века 'незаметно' достал гость чего-то из кармана и сыпанул в костерок на угли. Ярко пыхнуло и завоняло дохлой крысой.
   Народ благоговейно внимал.
   Потом, этот шарлатан от культа, достал полую костомагу нехилого такого размера и зачерпнул ею угольков. Приплясывая, как бесноватый свидетель Иеговы на сходняке, он обошел вокруг меня, чего-то при этом весьма заунывно напевая. Я прислушался. Слышали 'Белые кораблики'? Так вот нихрена не похоже! Больше всего это напоминало тирольские песнопения исполняемые пьяными русскими сантехниками.
   Обойдя вокруг меня... - он сумел поразить мое доверчивое сердце. Он приостановился и выдал песнь-спич*** эдаким Пресняковским голосом, но с гнусавым речитативом простывшего репера.
   Мля-а, вот ведь одиозная личность. Порази его скорпион в язык!
   Подскочив к костру, он опять вдоволь надышался насквозь знакомого мне дыма, и неутомимо продолжил сольные танцы.
   Нет, этот брейк-данс исполненный им - с молодецким бросанием шапки оземь, припаданием к матери сырой земле и с диким уханьем из плохого ужастика... - это что-то!
   У него вышло нечто среднее между русской плясовой, исполненной в дупель пьяным соседским алкашом дядей Васей в приступе белой горячки и брачными танцами самцов страуса. Служитель неведомых богов крутился, подвывал, колотил бубном по своей лысой бестолковке. Практически как наши пьяные на корпоративе. Епть, тоже мне артист...
   В общем, попрыгав вокруг меня и исполнив танцы народов мира, он как в экстазе завалился землю около костра. Причем ведь как аккуратно прилег, сволочь. Не близко к углям и не на сырую землю. Видимо прецеденты с радикулитом или ревматизмом при такой кочевой жизни ему были известны.
   Толпа благоговейно ожидала конца представления.
   Немного полежав, 'совершенно обессиленный' он привстал и выдал речь. Я-то ни слова не понял. Но как нормальный и образованный человек, понять на каком языке разговаривает человек, вполне могу. Основные-то языковые группы мне приходилось слышать. Как не странно, лопотал, этот самородок от этнографии, на финском или где-то к нему близко. Тут я впервые пожалел, что не учил языков, пока было время. После этого, я зачем-то пообещал себе, когда вернусь, обязательно выучить два. Ну не верилось мне, что нет пути назад! К кровати, ванне, телевизору и водке. Не верилось в душе и все. Я прикидывал, судя по языку - может я в Карелии?
   Народ принял речь народного самодеятеля с большим внимание и одобрением. Ну практически, как делегаты съезда речь дорогого Леонида Ильича - 'встретили продолжительными бурными аплодисментами и горячим одобрением'. Понять, что навещал этот авгур**** мне так и не удалось, но толпа разразилась приветственными криками.
   Если вы думаете что я расслабленно стоял, ожидая конца представления, то нет. Я был готов к любому развитию событий. Только вот не к тому, которое последовало. Мой палец лежал на курке, а левая рука успокаивающе лежала на рукояти охотничьего ножа. Я в голове прикидывал, что мне можно 'безболезненно' отдать на подарки вождю и шаману. Жалко было все...
   Но додумать эту мысль я не успел.
   Шаман чего-то сказал и махнул рукой. Наступила тьма.
  
  
   *Стихарь - является общим одеянием для всех степеней священства, иначе подризник. Это и по времени происхождения самое древнее одеяние.
  
   **Престидижитатор - [фр. prestidigita-teur < preste быстрый + лат. digitus палец] - уст. фокусник, проделывающий номера, основанные на быстроте и ловкости движений рук (особенно пальцев в запястий), манипулятор.
  
   ***Спич - [англ. speech - речь]. Краткая приветственная речь на банкете.
  
   **** Авгур - [лат. augur < avis птица] - 1) в др. Риме - жрец, толковавший волю богов по крику и полету птиц, по падению молнии и другим небесным явлениям, прорицатель;
   2)* человек, делающий вид, что посвящен в особые тайны.
  
  
  
  
   Глава 6.
  
   'Гуманизм и милосердие появились только с наличием избыточного продукта'.
  
  Эразм Роттердамский.
  
  
  Я барахтался в великом ничто, медленно и мучительно выплывая из глубин беспамятства. Наконец после многих месяцев мучительных усилий я смог разодрать глаза. Судя по солнцу, прошло не так уж и много времени. Мучительно о болела голова, по которой судя по всему, меня и приложили 'добрые аборигены'.
  Ну и какая писательская сука придумала байку про добрых аборигенов которые встретят чужака как дорогого гостя и даже положат ему девку в постель - для улучшения породы. Меня терзали смутные подозрения, как бы меня самого не использовали - вместо девки. Ндравы, судя по всему, тут самые простые... и борьбой за права гомосексуалистов, никто не обеспокоен.
  А вокруг меня кипел пир, куда меня и 'пригласили'. Все мое тело мерзко затекло. Но подавать голос и требовать каких-то там эфемерных прав я не стал. На это у меня хватило ума. Чего толку надрываться? 'Попал в этот раз я гораздо серьезнее', - это сказал мне мой внутренний голос. И что ж ты сука, раньше-то молчал? Умник?! В ответ на реплику подсознания, взвыл я внутри.
  Положение мое меня не порадовало. Я был связан какими-то сыромятными ремешками и стоял у вкопанного столба. По ходу я был упакован, как новогодний подарок. Слегка наклонив голову, я оценил заботу о моем бренном теле. Оно было перевязано на совесть. Никаких 'противоправных действий' я совершить не мог, как написали бы в протоколе, даже при всем своем желании. Я был абсолютно гол, бос и наг. Из одежды на мне присутствовали только 'декоративные' веревки... и собственные волосы. Имелась и здоровущая шишка на затылке, изредка постреливающая болью. То, что я дико замерз, до меня дошло много позже.
  А вокруг - да, кипел пир. Народ что-то активно праздновал. Наверное, удачный гоп-стоп. Как же? Такой жирный и глупый гусь - сам пришёл... и принес кучу немыслимого здесь богатства.
  Я стоял у тотемного столба. В центре селения. Вождь красовался в моем бушлате и штанах. Какая-то тетка рядом с ним щеголяла в моих трусах. Видимо любимая жена. Ну и остальное барахло присутствовало поблизости. Рядом с вождем.
  Шел дележ добычи и награждение приближенных. Эта лысая сволочь - шаман тусовался поблизости, с моим ружьем. Он расположился на здоровенной медвежьей шкуре и вертел незнакомый девайс и так, и сяк. Пытаясь понять принцип его действия. Я от души пожелал ему застрелиться или на худой конец застрелить этого подонка - вождя.
  Вонючий гном наслаждался ситуацией. Он моим ножом отрезал маленькие кусочки мяса от здоровенного куска свинины и засовывал их, то себе в рот, то соседям. При этом он щурился, как сытый кот и всячески наслаждался жизнью. Несколько самых сильных охотников или 'лица особо приближенные к императору' уже заимели несколько моих вещей. Остальная кучка отобранного аккуратно лежала возле вождя и вызывала завистливые взгляды остального электората.
  Во мне поднималась мутная волна дикой злобы на всё. На себя идиота, на шамана и вождя... на коварных аборигенов финно-угорской группы, принадлежащих к кочевым племенам родоплеменного строя. После впечатляющего удара по многострадальной голове прочно забытые знания, слова и когда-то читаная информация всплыла на поверхность. Как всплывает масло на поверхность воды.
  Очень хотелось жить.
  Мне остро представлялись прелести лежания на вонючей шкуре у масляного светильника, рядом с немытой красавицей каменного века, когда за стенами холодной яранги ярится пурга...
  ...но видимо не судьба. Ремни не рвались, кавалерия из-за холмов не спешила на помощь и невиданных способностей я не приобрел. Я стоял тупо привязанный к столбу и все также опутанный веревками. Никакого чуда не случилось и очень скоро я сдохну. Так быстро и так нелепо. Остро сожалелось, что скоро окончу я жизнь... да еще так глупо.
  Как же не хотелось отправиться на стол следом за хрюшками из загона. Очень ясно припомнилось мне, что эти ребятки и каннибализмом не брезговали.
  Наевшись, эта сволочь приступила к развлечениям. 'Главным блюдом' естественно оказался я. Вокруг центрального столба станцевали 'Летку-Енку'. При этом пугали меня козлы своими костяными наконечниками. Сначала пугали. Потом стали тыкать. Больно-то, ка-а-ак!!!
  - Что, суки, - заорал я с чувством. - Я покажу вам, ублюдки немытые, КАК подыхает русский человек. Что-что, а червяка из меня сделать вам не удастся. Хрен вам на всю морду! С подсосом! С-сдохну, а пресмыкаться перед вами не буду!!!
  Вот уж чего не ожидал от себя - так такого. Дикая волна бешеной злобы сделала сознание и эмоции кристально ясными. Вычленила главное. Наверное, это стержень, который живет в человеке и выявляется именно в такие вот критические моменты. Теперь я понимаю тех, кто ложился грудью на пулемет и бросался с гранатой под танки. Жаль только, что это знание и умрет со мной.
  Больно? Да, безумно больно. Просто сверхъестественно. Никогда в моей жизни ничего подобного я не испытывал. Я оказался привязанным к столбу пыток, как у индейцев.
  Потом наступила благословенная тьма-а-а... наверное я умер...
  
  
  
  
   Глава 7.
  
  Неуравновешенные люди носят под рукой пистолет. Уравновешенные носят... под обоими!
  Совет доброжелательного читателя.
  Я сидел на скамейке возле метро и читал газету 'Асток-пресс'. Глаза мои остановились на астрологическом прогнозе.
   'Сохраниться тенденция акцентирования внутренних душевных событий при частичном игнорировании большинства внешних процессов. Вы остро переживаете возможность интенсивного идеаторного моделирования предполагаемых к реализации внешних событий. В эту неделю вы недвусмысленно переживете центральность ваших собственных суждений, видений и убеждений в творческой организации собственной судьбы. Одним словом, это время ценных внутренних находок и стратегически важного уравновешивания внешнего динамизма внутренней содержательностью. Неделя прекрасна для интенсивных медитаций и продолжительных консультаций с собственным психотерапевтом'.
  Мать твою! Я перечитал абзац еще раз. И это пишут для простых людей?! Тех, которые несильно образованны и считаются простым народом? Даже я - считающий себя культурным и начитанным человеком... не всё понимаю.
   А чего тут удивительного в том, что я начитан? Я могу разобрать почти любую иностранную надпись, правда, пользуясь Гугл-переводчиком... но согласитесь, что могу. Я вообще много разного читал.
  Ну, пускай у Лены Лениной и Оксаны Робски я не продвинулся дальше предисловия... но ведь читал! Название книги 'День счастья - завтра', меня помнится, поразило - своей новизной. Это у второй писательницы.
  А вот у первой было очень сильное предисловие: 'Самая красивая из российских модных писательниц, покорившая немало мужских сердец, Лена Ленина раскрывает тайны соблазнения мужчин. Психологические манипуляции, сексуальные жесты, соблазнительные цвета в одежде, афродизиаки, сводящие с ума запахи, возбуждающие слова и сексуальные игры - все, что должна знать каждая женщина, желающая завоевать любимого мужчину. Женщины откроют для себя секреты мужской потенции и оргазма и научатся управлять мужским желанием и чувствами. Эта книга расскажет о многообразии сексуальных фантазий и эротических поцелуев, о том, как познакомиться, понравиться и быстро соблазнить любого мужчину'.
  Я помнится, прочитав это, даже как-то в душе поспорил с некоторыми из этих утверждений. Как мужчина, которого неоднократно пытались соблазнить, могу утверждать, что неслабое декольте - очень сильно отвлекает от созерцания лица и соответствено всех его недостатков. А мини так вообще переводит внимание во всем понятную плоскость. Ведь что есть общего между мини-юбкой и паранджой? И то, и другое помогает некрасивым девушкам спрятать своё лицо! Но книга все равно чудесная. Умудриться написать на эту тему ТРИСТА страниц. Это, несомненно - талант.
  Я даже у Пелевина смог прочитать почти целую главу. Ну, пускай половину. Но ведь читал же. Я знаю наизусть два стихотворения и ТРИ высказывания на латыни. А многие из вас могут похвастаться таким багажом знаний?! А? Вот то-то!
  К чему это я? А, к прогнозу. Даже я, знаю не все слова в этом... в этой... чуши. 'Вы остро переживаете возможность интенсивного идеаторного моделирования...'. 'Идеаторного', блин. Я покрутил слово в голове и так и сяк. Не, не знаю. Идеально - знаю. Вариаторного - знаю. ...или вариативного? А, один черт! А это... - не, не знаю.
  Особенно мне понравилось последняя фраза: 'Неделя прекрасна для интенсивных медитаций и продолжительных консультаций с собственным психотерапевтом' *. Интересно у многих ли есть собственный врач. Зачем-то перевернув газету, я посмотрел на дату. Дата меня впечатлила! Астрологический прогноз с 22 по 28 октября. Газетка от 22.10... 2001 года!
  Ну и нихрена ж себе?! Да уж, в две тыщи первом психотерапевт, это мало того, что эдакая экзотика... так и советовать человеку из метро посещение стоимостью в его зарплату... экзотичный человек автор. Если б его поймали за таким советом вживую, сто процентов насовали бы по чавке.
  В раздражении смяв газету, я кинул её на асфальт. Она упала и мгновенно вспыхнула, почему-то пыхнув на прощание мне в лицо вонючим дымом. Я помотал головой, избавляясь от дыма резанувшего мне глаза...
  Глаза я даже протер руками. Только вот едва открыв их, снова я в ступоре застыл.
  Никакой скамейки и никакого метро не было!
  Я сидел на земле посреди деревьев. На траве. Деревья были явно не те, которые я видел в последний раз. Эти были раскидистые и узкие... в общем южные какие-то. Это был сон?! Или то был сон?! Чёта я заманался во всем этом разбираться. После чего я судорожно кинулся ощупывать и рассматривать свое многострадальное тело, претерпевшее столько мук.
  - Мать моя женщина. Да чтоб ты сдох, сволочь! Чтоб тебя наизнанку вывернули, да так и трахнули, опутав колючей проволокой!!! - с большим чувством проорал я, уставившись в небеса. - Ректальный свищ тебе в анус! Лань, ты горбатая. Ты что ж творишь?! Хотя... - я взял паузу, - хотя пардон, дорогой боженька. Иегова, дух святой или кто ты там есть. 'Был не прав, вспылил, прошу прощенья на коленях...'. Да-с. И меня можно понять! - истеричности и экспрессии в моем голосе прибавилось. - Да! А что ты хотел? Мог бы и пораньше меня спасти. Я в эти твои праведники не записывался. Имеешь на меня виды - предупреждай. Или там соответствуй. В общем извини. И это. Спасибо тебе...- уже искренне проговорил я и тут же не удержавшись, добавил в силу паскудности своей натуры, - ...дорогой товарищ Сталин за наше счастливое детство.
  Впрочем, наверху последнюю часть не должны были расслышать. Её я пробормотал гораздо тише, практически себе под нос.
  - Что ж ты меня пингуешь как ламера, мастдай ты не допаченный, - это я добавил шепотом и глядя совершенно в другую сторону.
  Черт его знает, как это всё получилось. Но если это так прикалывается кто-то там, наверху... вдруг да обидится? Я подыхать еще раз не собираюсь. Как-то мне это не с руки. И так за прошлый раз 'впечатлений' выше крыши.
  Ну не знаю я как на это всё реагировать. Я сидел в леске, рощице, парке (нужное можете маркером подчеркнуть) в камуфляжном бушлате, с насквозь знакомой сумкой, с ружьем... Живой, здоровый, не покалеченный. Я залез в сумку, нашел надкусанный батон, съеденный еще в прошлой жизни. Да там были и восемь картошек, и огурцы с помидорами и прочее... ВСЁ - в полной сохранности.
  Все, как и в прошлой жизни, когда меня перенесло в первый раз.
  Болела голова. На затылке красовалась здоровенная шишка. В прошлый перенос...
  Не, ну надо?
  Вот ведь пластичная штука - психика, теперь уже 'перенос!' стал обыденностью. Впрочем... 'абыл ли мальчуик?'.
   'Так вот, в прошлый перенос шишка была на лбу, а эта на затылке. Здоровенная такая гуля. Я аккуратно пощупал её кончиками пальцев.
  Я внешне вел себя как обычно. Я был спокоен. Я был уравновешен. Всё как всегда. Я был спокоен. Всё нормально.
  Я трогал вещи. Я с удивлением рассматривал природу. Вот у меня по штанине муравей ползет. А я был спокоен.
  ДА!!!
  Я БЫЛ СПОКОЕН!!! Как удав.
  ЧТОБЫ МЛЯ, НЕ ПОВЕРНУТЬСЯ!!!
  КАК?! Скажите мне кто-нибудь, КАК?! КАК, ЭТО ВООБЩЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!
  Меня убили! А вот убили ли? Если убили, а я тут же ожил где-то еще. Не ну это нормально?
  Это рай? Может моя душа вознеслась и счас набегут праведники с арфами и сбацают мне что-нибудь гламурное? Какую-нибудь 'Чумачедчую любовь'. Не, если и набегут бородатые праведники, то они точно будут в белых хламидах. И припасут одну для меня только с длинными рукавами. Ага, и завяжут их у меня на спине красивым бантиком.
  Не-ет. Это надо принять как данность! И просто не думать об этом.
  Просто принять. И всё!!!
  Иначе боюсь в 'Кащенко' я стану ВИП-персоной. Они там все будут меня ждать как особо ценный экземпляр. И, по моему прибытию будут за мной гоняться, как репортеры за Киркоровым. Или я сам туда подамся?
  Всё! Решено. Буду думать чуть позже.
  'Мама дорогая. Вот я тормоз! У меня с собой уникальное и универсальное лекарство. Как только я о нём забыл', - прозвенело в моей голове. Я внезапно успокоился и моментально налив себе водочки... я накатил!!!
  Боже мой, хорошо-то как.
  Я тут же налил себе еще сто и, приготовив бутербродик, выпил уже с чувством, с толком, с расстановкой.
  Выпив вторую, я уже с большим интересом оглядел окрестности. И внезапно понял, что я упрел. Я понял, что, чувствует секс-символ в тулупе, изнасилованный в парилке парой озабоченных дамочек... не позволивших ему его снять. Да. И я, наконец, снял куртку.
  Нее, всё-таки я мирный герцог, как это по-английски? 'Peace duke'! На дворе, по крайней мере, плюс двадцать пять, если не больше. А я обнаружил это только после второго стакана. Но если б кто меня счас видел - согласился бы со мной. Стрёмно всё это... умираешь ведь всяко не каждый день. А это согласитесь - стресс. Я уже и говорить сам с собой начал, правда, шепотом и всё время, оглядываясь по сторонам. Я снял и вторую куртеху, но ружье я теперь держал возле себя. Теперь в 'благодетеля' я сначала выстрелю, а думать... а думать буду потом.
  Теперь расслабившись и выпив третью, мне припомнилось, что на прощанье когда я потерял сознание, мне послышался всё-таки выстрел. Станет мое ружье - национальным тотемом племени. И закопают его в кургане с каким-нибудь шаманом или вождем. Вот блин, наверное, удивятся археологи, откопав ствол... хотя он, наверняка сгниет, за столько-то тыщ лет. А вот пластиковая бутылка, скорее всего, уцелеет. Да уж, дискуссия разгорится знатная. Массовой драки научных оппонентов тогда не избежать. Я даже разулыбался, представив массовую драку волосатых археологов с лысыми и очкастыми научными работниками.
  Хотя какое ружье? Какая к чертям собачим бутылка?! Я что сейчас в руках держу? Из чего я сейчас себе наливаю?
  Вот это парадокс? Я охреневаю...
  
   Бесплатный совет: Как правильно писать заявление об увольнении?
  
  
   'Уважаемый работодатель, за время работы в Вашей организации я приобрел массу профессиональных навыков, которые, несомненно, помогут мне в моей дальнейшей карьере. Познакомился с прекрасными, интересными людьми - настоящими профессионалами своего дела, но в дальнейшем я хотел бы попробовать свои силы в гетеросексуальном коллективе'.
  
  
  
  
   Глава 8.
  
  
   Любимая игра людей - в ящик; хоть раз, но сыграет каждый.
  
  Усугубив водочки, я положил ружье поудобней и предался размышлениям. Провел так сказать ревизию и подвел итог своего попаданства.
  Я, Константин Борисыч - тридцати с гаком годочков. Образование обычное - как у всех. Как правильно сказал об этом Высоцкий: 'Прошел он коридорчиком, И кончил стенкой, кажется'. Владелец собственной фирмы и магазина. Ну и что, что магазин это только небольшой отдел в торговом комплексе. Зато как звучит? А фирма моя - это магазин и есть, (занимаюсь я продажей канцтоваров). Зато опыт у меня о-го-го! Правда то, что на жизнь мне хватает, и на машину, пусть не новую, тоже. Квартира досталась в наследство. Купить мне её никак не светило по нонешним временам, не те доходы.
  Память моя при мне. 'Так чта-а', - как говаривал покойный гарант конституции, - 'А как дальше быть? Или, я извиняюсь, голую задницу подставить, или все-таки как-то обеспечить себе, понимаешь, на востоке хорошее прикрытие...'*. Но мы никому ничего подставлять больше не будем!
  Перенесло или занесло меня непонятно куда опять.
  Ласковый ветерок овевал мое мужественное чело, крепкие плечи и холодил, и не такой уж и толстый, живот. Лепота. Водка еще есть - закусон тоже. Живем!
  Понятно, что занесло меня далеко. А вот зачем? Должна же быть какая-то высшая цель? Вон у нас, судя по НТВ и прочим из зомбоящика, сто тыщ чоли каждый год пропадает. Или двадцать? Да черт с ним. Ясно, что больше тыщи - значит, до фига. Всех не могут убить, иначе хоть кого-то да откопали бы. А раз не откопали? Вывод. Правильно! Переносятся оне болезные. Как я. Токо у меня цели чевой-то не видать. Получается что? Что надо мне прогрессорством заняться. Опять же знания у меня разные ...
  Но покопавшись недолго внутри - чё-то никаких особых прорывных знаний я не обнаружил. Компьютеров с интернетом тут нету и подсмотреть мне некуда.
  Махнув рукой на непонятки, я здраво рассудил: 'Будет день ... и станешь пищей!'. Это я так я решил про себя. После чего прикинул, что раз ружье мое со мной - особо мне никто не угрожает. Стрельну - разживусь чем-нито полезным и вперед. А вот торговля, она и в Африке - торговля.
  Но хватило меня ненадолго. Моя деятельная натура требовала движения. Может это была и водка, но Я предпочитаю думать о себе, гораздо лучше. Не везет мне, почему-то. 'Не везёт - это когда на тебе пуленепробиваемый жилет, а тебя бьют по морде'. Да-с. Так-то.
  Я обошёл место попадания по кругу и понял, что в этот раз мне повезло гораздо больше? В этот раз моя робинзонада началась и кончилась в небольшой роще. На сей раз занесла меня нелегкая куда-то на юг. Украина? Кавказ?
  Судя по этой 'секвойе' меня занесло куда-то в Италию. На деревце пока ничего не росло. Но то, что это - олива, я сообразил, как дважды два - пять. Оливки растут строго в Италии - это я помнил четко. Из телевизора. Гондолы, рыбаки и песни под луной - отлично!
  Да-а. Похоже, в этот раз меня перенесло не только во времени, но и в пространстве. Деревья, среди которых я тусовался кончились и я увидел совершенно незнакомый пейзаж. Ну, точно - Италия. Горы, горки, пригорки и прочий горбатый пейзаж. Осталось определиться по времени и объяснить пограничникам, как я сюда попал. С ружьем.
  Да уж. Только временным помрачением сознания, после нечеловеческих пыток я могу объяснить то, на что нужно было обратить внимание сразу.
  Мне наверное никто дома не поверит, когда я расскажу, что после переноса, единственное о чем я сожалел... Сейчас Единственное о чём я сожалел - это о не том, что меня убили какие-то немытые аборигены. С этим, я как-то смирился. А вот то, что МОЯ ВОДКА - досталась каким-то чушка́м?!!! Вот это весьма и весьма обидно. Какие-то вонючие гномы выпьют мою водку. Суки! А если выльют? Если выльют - еще обидней!
  В этот раз я, всем назло, решил никуда не ходить - пока не кончится водка и жратва. А ежели что, то я сразу буду стрелять в подозрительных личностей. Да, жаль, что я не сразу тогда выпил водку, а досталась она совершенно недостойным личностям.
  Я вернулся, развёл костерок и махнул еще.
  Вот теперь мне стало абсолютно ясно, как надо было вести себя в предыдущий раз. Надо было стрельнуть вождя и шамана. И особо одаренных помошников, тоже. Как они меня мучили - су-уки-и. Индейцы косоглазые. Мочить их надо было сразу... и стать там гуру. Долой слюнявый... как же это слово? Минимализм... максимализм... детерминизм... демократизьм?
  Да! Долой слюнявый интернационализм!
  'Интересно чем кормить племя зимой, если я поубиваю всех охотников? Самому мне, что ли по лесам бегать?', - это простая и парадоксальная мысль как-то быстро отравила мне мои 'наполеоновские' планы.
  'Дилемма**, однако. Надо было, блин, бабу... нет, лучше двух - 'сострунить' и податься поглубже в лес', - вползла в голову первая реально умная мысль.
  После чего перед глазами, как живая встала картинка: бегущая за мной толпы немытых аборигенов. Причем что самое распаскудное, первые из них бежали и нюхали воздух, как собаки.
  'Да. И собаки у них есть... Как пить дать, выследили бы они меня - лесовики всё-таки. Да и человек, стадное животное. Без 'опчества загнёсся' быстро или крышей подвинешься', - это было следующее отрезвляющее соображение. 'Интересно, как встроиться в общество так чтобы тебя не убили сразу? Ответ: только торговля. Всё же должны понимать свою выгоду. Да и тот, кто торгует, по определению культурный человек. Багаж знаний для этого дела 'па любасу' необходим'.
  Да черт-то с ним! Может я уже дома давно. А я тут хожу и выё... э... выкобениваюсь. Надо теперь аккуратно выяснить, где я. Вот отдохну и выясню.
  - А па-а утру-у, они-и пра-ааснулись... - выдал я хит всех времен и народов, сладко потянувшись, - па-амята-а вся-а её семья-а! - не очень то музыкально пропел-проорал я продолжение, проснувшись по утру.
  Во рту было гадко. Хотелось жрать, хотелось и бабу помять... В общем хотелось всего и много, но я сделал самое простое - сходил оросил местную растительность. Потом поковырялся в носу и хлопнул водки. Настроение моментально поднялось, как и индикатор в моих штанах.
  - Да, - продолжил я вслух диалог с умным человеком - с самим собой. - Больше недели без секса могут привести к неконтролируемому росту волос на ладонях.
  Настроение подняло планку прекрасного круто вверх. Закинув руки за голову, я немного полежал на расстеленной куртке и принял решение. Вернее за меня его принял мой желудок. Как-то расслабился я вчера и подъел запасы. Картошку и семечки из огурцов с помидорами я выковырял, на это ума мне хватило. Свербело чувство... вернее мысль: 'А ну как меня перекинуло не только в пространстве'. Только вот не верилось в это категорически. Ну, или не хотелось верить.
  - Хрен вам всем! Ни разу я не читал, что человек переносился два раза подряд, - вслух утешил я самого себя. - А теперь дорогой Костик, пора на подвиги! Водички надо.
  Сильно мучила жажда. Я вчера или ночью, непредусмотрительно выпил весь чай. Ладно, пойду к морю. Насколько мне помниться эта Италия стоит на побережье. Карту с Итальянским 'сапогом', я помнил отлично. Даже если я тут посередине, то пойдя в любую сторону, вскоре выйду на побережье. Сколько той суши - ерунда. Наша Сибирь гораздо больше на карте, так что 'Вперед!'.
  Вот только не надо думать, что водка отшибла мне всё мозги. Имел я опаску от этого говенного мира. Мало ли чего? Поэтому отпил я совсем чуть-чуть. 'На ход ноги', так сказать, и перехватив подобнее ружье, пошел искупнуться.
  Шел я уже третий час и в мою голову начали закрадываться смутные подозрения. Самолетов чё-то было не видать. И мусора я тоже пока не находил. Но мало ли чего? Может итальянцы культурный народ? И у них есть эта... сознательность... и экологическая полиция, сильно помогающая этой самой сознательности.
  С неправдоподобно голубого неба на мою бестолковку изливало свой жар южное солнце. Тучек не было. Была уже задолбавшая меня жара. Солнышко, за которым долдбоё... э... туристы едут на юг, порядком начало меня бесить. По мне тёк пот, одет-то я явно не по южному сезону. Сильно хотелось пить. Но ни колонки, ни родничка, ни речки пока не попадалось. Этот равнинно-холмистый пейзаж сбил мне дыхалку. Эти долбанные холмики уже взбесили меня до крайности. Эти чертовы писатели беззастенчиво врали, выпячивая мелкие прелести путешествия и по-скотски замалчивая ОГРОМНЕЙШИЕ недостатки. Ложка машинного масла не сильно изменит вкус супа, но зато придаст необычайный блеск готовому продукту. Да, внешне эти холмики - ни о чём. Но вот то вверх, то вниз идти, уже заманало. Пот заливал мне глаза, несмотря на то что я разделся. Какие-то оводы пытались меня укусить. Задолбали! Все!
  Природа эта... мать ихнюю итальянскую! Какие-то скудные купы деревьев кругом, вместо нормального леса. Они не шли ни в какое сравнение с нашей красотой. Дрянь тут природа. Никому из знакомых категорически не посоветую поехать сюда. Оденешься - жарко, разденешься - насекомые... паскудное солнце печет голову и в зимней шапке очень жарко ходить.
  Пока я брел по бесконечным холмам, меня стали донимать разные неприятные мысли. Например, что иду я черт его знает сколько, а моря чего-то всё не видать. Не такая уж и маленькая эта Италия как нарисовано на карте. И тут эти суки умудрились меня наколоть!
  После того как меня чувствительно укусил какой-то козел, я стал размышлять о комарах. Интересно, эти малярийные комары водятся здесь... или в Африке? Единственное, что припомнилось это то, что муха цеце, точно родом с черножопо... пардон, чернокожего континента. Это я в лёгкую вспомнил. 'Дети капитана Гранта' была практически моей настольной книгой. А чему тут удивляться? Ну, читал я её в детстве... и кино смотрел раз пять. И что характерно, всё время в разных политических интерпретациях. Хотя... лучше бы 'йа сказачный далбаёп' - читал медицинскую энциклопедию! Вот!!! Вот, что надо читать детям... и взрослым - энциклопедию и какой-нибудь 'Справочник опасных болезней и насекомых'. А то ходи здесь и думай, какая тварь тебя укусила. От малярии у меня в аптечке ничего нет. Вот я придурок. Никакое чужое знание не заменит реального опыта. Если выживу, найду такой справочник и выучу! Наизусть, мля. А если такого нет, то закажу или сам напишу и издам за свой счет. Бесплатно буду раздавать у метро. Чтоб моего печального опыта никто не повторил.
  Не, когда выйду к цивилизации точно стану писателем! Во-первых ни у кого из моих знакомых.. да и не знакомых тоже - нет опыта реального попаданства. А во-вторых я точно знаю, что рассказать людям про Италию. Какой идиот, может любить эти долбанные пешие прогулки под палящим солнцем? Только последний дебил! Черт бы вас всех побрал!
  К исходу пятого часа я испытал оргазм.
  Нет, водка это замечательно! Это прекрасно - пока она у вас есть... но без воды эта радость превращается в пытку. Обливаясь вонючим потом и костеря на чем свет стоит - всё подряд, я наконец-то, наткнулся на родничок. Налившись водой до бульканья в желудке, я расстелил куртку и завалился отдохнуть под ближайшим деревцем в тенечке.
  Что я могу сказать: 'Счастье никогда не бывает полным!'. Это я понял у родничка. Отхлебнув водочки и запив её ледяной водой, я понял, что теперь мне очень хочется жрать.
  Перед глазами вставали картины изобилия: горы пельменей, политых сметаной и булка с маслом. Манили поджаристые котлеты с подпирающие горку пюре с кратером поблёскивающего размягчившегося сливочного масла сверху. Булькал малиново-разваристый борщ мгновение назад поставленный на стол. Рядом с ним громоздились залежи свежайшего черного хлеба, который оттенялся сочной зеленью лука с капельками воды. Поблескивал лакированными сахарно-белыми бочками очищенный чесночок. Давило слезу нарезанное тонкими пластинами сало с красноватыми прожилками мяса. Поблескивала ледяная водочка, дробясь бриллиантовыми капельками в запотевшем боку хрустального графинчика...
  Открыв глаза я обнаружил из виртуального изобилия только последнюю половину водки, охлаждающуюся в воде родничка. Сейчас я был бы рад даже позавчерашним засохшим макаронам.
  С горя, отхлебнув еще немного, я умылся и стал собираться на охоту.
  Пока я шел, несколько каких-то горных козлов я пару раз видел. Причём они реально были козлы!!! Они так далеко бегали от меня, что попасть в них, было и нечего мечтать.
  
  
  
  
   Презентация нескольких прикольных книг для неизбалованной российской публики.
  
  Книжка, которую рекламируют как пособие для родителей - как успокоить ребёнка, если он плохо спит ночью. Называется дивный труд: "Твои ночные кошмары - не что иное, как реальность". Кстати, часто продавцы рекомендуют купить в комплекте книжку под названием "Человек на Луне на самом деле - сатана". Основная мысль книжки - то "лицо", которое мы иногда видим на Луне - это лицо Сатаны, который только и ждёт, что вы совершите плохой поступок, и тогда Дьявол заберёт вас в ад.
  Есть еще две книги: "Истерика как верное средство получить то, что ты хочешь" и "Популярная анатомия". "Анатомию", правда, немножко перегоняет: её раскупают охотнее.
  Есть и хит продаж - книжка под названием "Мальчик, который умер, потому что всё съел". Книжка про обжору и борьбу с лишним весом является самой раскупаемой детской книжкой в мягкой обложке. Забудьте Винни-Пухов и Карлсонов, сейчас это совершенно не актуально.
  
   Глава 9.
  
  
   Вегетарианцы не едят животных... Эти мерзавцы их объедают!
  
  Охота как-то реально не задалась, но я побегал по горам и по долам в поисках дичи. Как назло теперь ничего стоящего не попадалось. Никого вокруг не было. Туристы их, что ли распугали?
  Яйца, которые разные 'робинзоны' и 'попаданцы' находили на каждом шагу, лично мне не попадались вовсе. Вот какое-то здоровенное гнездо, расположенное на верхушке дерева я ловко и заметил. И обрадовался. Судя по его размеру, там гнездились страусы. И я придурок полез за ними. За яйцами. Для этого всего лишь надо вскарабкаться на колючую и сучковатую секвойю. Может и не секвойю. Черт его знает, как оно называется? Ботан я вам что ли? Но это точно не елка. Попытка забраться на этот древовидный папоротник-переросток, стоила мне ободранных рук и покарябанной морды. Сами попробуйте забраться по гладкому стволу на высоту в два моих роста до первых веток.
  Когда я ловко захлестнув связанные вместе лямки от сумки и ремень от штанов за ствол и стал залезать опираясь ногами на ствол... Этот в способ я видел в передаче про добычу кокосов. Там мужик, завязав веревку вокруг ствола и привязав каждую ногу, как обезьяна прыжками моментально забрался на самую верхушку пальмы и ловко срубил кокосы. То ли на продажу, то ли в подарок. Не суть. Я что хуже?! Я решил, что я справлюсь с таким пустяком без вопросов. Сказано - сделано.
  Три прыжку у меня у меня вышли влёгкую. Я обрадовался и прыгнул в четвертый. Вот четвертый вышел гораздо хуже. Меня кто-то сглазил, не иначе. Мои ноги соскользнули, и я ободрал рожу, очень ловко притормозив ей об ствол. После этого я понял, что надо было двигаться помедленнее... но поувереннее.
  Интересно, какая сука придумала этот мазохистский способ извращенного самоубийства?!
  Забравшись в высоту метра в четыре, я обнажил проблему. Заключалось она в том, что добравшись до веток, за которые можно зацепиться я понял, что мне нужно как-то развязать веревку, которую я сам обвязал вокруг своих ног. Вися на одной руке, я вожделел огромных яиц, которые наверняка меня дожидались в нескольких метрах выше. Но вот развязать узел, затянувшийся одной рукой - эта та еще проблемка.
  Я выё... выёживался как последняя сволочь. Но особых успехов мне это как-то не принесло. Решив спуститься и перевязать узлы получше, чтоб их можно было развязать одной рукой я обнаружил маленькую проблему, которая быстро переросла в большую. Импровизированная веревка за что-то зацепилась и не хотела идти обратно.
  Я, мля, напоминал революционную ситуацию - низы не могли, а верха не хотели. Громко выругавшись и помянув всех изобретателей такого замысловатого аппарата, я пожелал засунуть изобретателю столь затейливой конструкции весь итальянский сапог в анус... и провернуть его там для верности, раза два. Чтоб ему и другим неповадно было.
  Морально мне стало легче! Но проблема так и осталась. И я извивался, как последний червяк, но ничего не выходило. Пришлось, достать нож и обрезать лямку.
  Сознаюсь, это оказалась не самая удачная мысль.
  Едва я её обрезал, как мои ноги соскочили, и я повис на одной руке. Не успел я поднять вторую и ухватиться за ветку двумя руками, как моя рука не выдержав, рывка соскочила или разжалась... и я с приветственным воплем к природе, полетел вниз. Упав, как мешок с дерь... э... немного неловко соскочив с дерева, я лишь немного упал. Нежно прильнув к земле, я обследовал любимый организм на предмет повреждений. Их практически не было. Ну слегка ободранная рожа и руки, отбитая задница (я немного неловко брякнулся на оказавшуюся очень жесткой землю) и все...
  Когда я лежал, мне припомнилась одна поучительная история из моей прошлой жизни.
  Собрались мы компанией. Выпили нормально, как водится. И легли спать. Поскольку спальных мест было мало, то кое-кто расположился на полу. Среди ночи одно тело стало совершать поступательно-колебательные движения. Проснувшееся рядом второе задало в темноту сакраментальный вопрос:
  - Серега, ты чего там делаешь?
  Ответ поразил неизбывной новизной.
  - Да блин, никак с кровати слезть не могу...
  Припав к матери сырой земле и гордо глядя снизу вверх на недоступное гнездо, я сразу понял, что яиц там нет. Раз нет возможности добраться, то ничего хорошего там и нет. Плюнув на яичницу, я кряхтя поднялся на ноги. И почти сразу подтвердилась моя гениальная прозорливость. В этот веточный пентхаус, прилетела хозяйка - ворона. Я чего-то ни разу не слыхал, чтобы вороньи яйца собирали в промышленных масштабах. Ворон, по-моему, даже вообще не едят... *. Хотя у некоторых народов вона даже крысюков хрумают. Значит и этих птичек едят. Но как то так я еще не ощущал себя настолько голодным.
  Сплюнув от огорчения на землю, я почесал сильно вспотевшую репу на такой жаре и поплелся дальше. Судя по всему, поесть мне пока не светит. Глядя на пейзаж перед моими глазами я прекрасно понимал, что топать мне еще до хрена. Кругом какие-то взгорки и никакой цивилизации. Если мое спасение пойдет такими темпами, завтра сожру картошку. Если меня не дай бог, - тьфу, тьфу, тьфу, - закинуло не в мое время обойдутся аборигены и без моей картошечки.
  Разведя крохотный костерок, я допил водку. Она сразу улучшила мое настроение. Врут разные поганцы - есть прелести в путешествии. Кого тут можно бояться справному мужику? Я грозно обошел по кругу вокруг костра.
  Ну? Где тут разбойники и хищные звери?
  От разбойников я разживусь разными полезностями и деньгами. Потом найду их лагерь с томящейся красавицей, которая бросится мне на шею. Это отлично описано во всех книжках. Не могут же ВСЕ авторы так беззастенчиво врать. Должна же быть в книгах хотя бы часть правды?! Если кинутся из темноты хищники, то я добуду и шкуру и мясо.
  Но, не дождавшись ни тех, ни других, я, вместо славного боя, про который потом можно похвастать друзьям - отмахивался от полчищ хищных комаров. Одолев маленькую часть вражеской рати, я попел сам себе песен... завернулся в бушлат и завалился спать.
  Прекрасным утром, когда воздух хрустален и свеж, когда вся природа, кажется, поет осанну самой жизни, когда все живое, проснувшись, приветствует солнышко радостными криками? проснулся и я.
  Моя голова напоминала стеклянную лампочку, внутри которой летал мотылёк. Все бы ничего, но изредка он стукался о стенки темницы, и тогда боль от удара тонким дребезжащим звоном треснутого стакана разлеталась по голове. Утром, мне отчего-то было совсем 'не волшебно'. 'Наверное, водка вчера была паленой!', - это была первая мысль посетившая меня. На винегрет я не мог кивнуть, поскольку вчера ничего так сожрать и не удалось. Кроме какой-то кислицы. Надо срочно поесть! Завтрак с похмела - это первое дело.
  Поэтому я плотно позавтракал... водой двух видов, стильно как Сигал или Шварценеггер положил ружье на плечо, чтоб можно было стрельнуть навскидку... и двинулся к цивилизации.
  Как не удивительно, но вчера я не дошел до шоссе всего-то четырех часов. Вот теперь стоя на обочине автобана, я раздумывал, кого бы спросить направо мне идти или налево...?
  Охота походу закончена... Кстати, припомнилась мне презабавная история про это.
  Давно это было. Я тогда еще и на охоту-то не ходил, так как мелок был ростом. Довольствовался батиными рассказками. Однако один случай услышал от него только тогда, когда уши могли воспринимать слова для взрослых мальчиков. В общем, досталось команде мужиков несколько лицензий на отстрел копытных - лося и кабана. И был в команде мужик один, охотник в принципе не плохой, но теоретик. В смысле он разбирался хорошо в теории, а вот с реализацией на практике охотничьих талантов было не очень. Однако неудачам всегда находились объективные причины - то мороз, то порох не такой, и в таком духе. Ездили мужики на охоту на УАЗе - буханке. И так сложилось, что наиболее удачной точкой сбора и отправления была стоянка во дворе частного дома нашего теоретика. Во-первых, около гаражей, где мужики переодевались из цивильного в охотничье и обратно. Во-вторых, машина под присмотром. Так вот, теоретик по первости ездил с командой.
  Но по мере накопления неудач в активе команды, у него сначала заболела жена, а потом и ревматизм его прихватил. Да ведь такой сильный, что сил у него хватало только на то, чтоб с утра, когда мужики отъезжали в лес, выйти к ним. Открыть ворота, пожелать ни пуха, и подав свой рюкзачок, напутствовать: "Ну это... мужики, если вдруг что, то мне кусочек свежатинки отмахните? Ага?"
  Не скажу, что это их бесило. Так, нервировало немного. И тут как-то раз удача улыбается нашим 'Дерсу Узала' - в очередной выезд они завалили здоровенного быка, лося в смысле. При разделке туши вспомнили и о ревматике-теоретике. Признанный бугор среди охотников дед Леха уважил страдальца - откромсал "кусочек свежатинки".
  Приехали, теоретик не забыл спросить на предмет охотничьей удачи. Увидев и взвесив в руке тяжеленький рюкзачок со "свежатинкой", радостно улыбнулся в предвкушении жареного мяска с лучком, да под водочку... И ускакал в дом. Дома с гордостью преподнес рюкзак жене со словами: "Вот у тебя муж, каков добытчик! И с радикулитом кусок мяса добудет для семейства!"
  М-да.... Мне бы очень хотелось видеть глаза его жены, а главное услышать, ЧТО ОНА ЕМУ СКАЗАЛА В ОТВЕТ, когда она развязала мешок. А оттуда радостно смотрела на нее залу... э... головкой, огромная лосиная елда. Мужики были щедры и не забыли заботливо положить до полного комплекта и яйца.***
  Да, теоретик не стал афишировать свое падение. Но каждый четверг (день сбора в клубе) на протяжении нескольких месяцев он подходил к участникам той охоты и испытывающе заглядывал в глаза. Вычислял...
  А я стою около автобана и тихо оху... ох и удивляюсь. Мысль о том, что это проселочная дорога для туристов - промелькнула и пропала. Нет, блин в такое поверить... несколько проблемно. Не настолько я дурак. Дорога передо мной это... это охренеть. Кабы не камни, то она ничуть не хуже наших асфальтированных.
  Посмотрел я направо, посмотрел я налево, прям как партизан. Потом вышел. Вернее - взошел... Постучал своей крепкой и суровой ногой по камням и понял: 'Попал. И что характерно - попал вторично...'. Ну не может быть, в черт его знает, какой глуши абсолютно чистой дороги мощенной камнем. Асфальт уже придумали. Передо мной тянулась в обе стороны ровная дорога. Ширина у неё метра два с половиной... интересно это Греция, 'в которой все есть?'. Рим? Тогда только ребята озабочивались нормальными дорогами.
  Попал. Еще раз по ходу попал. Вопрос только 'в когда'. Куда это я уже примерно представляю. Какое-то средиземноморье. Спасибо интернету и телепередачам.
  Дорога передо мной была выпуклой в середине, чтоб вода скатывалась. Зачет строителям! Замощена она была относительно гладкими камнями от двух до восьми моих ступней. Но краям был ровный бордюр из тёсанных камней. Я только удивлённо присвистнул. Это сколько ж работы пилить сии камешки, без могучих пил с алмазными... гранями? Насадками? В общем, с краями. Присутствовала и канавы по бокам. Я по извечной русской привычке сразу попытался проверить, как бордюрные камни здесь закреплены. Естественно ногой. Ничего не отломилось. Крепко строят. Строили. Да, блин. Тут, похоже, чиновникам не удалось скроить на строительстве. Походу вешали, наверное чаще, чем у нас... и не заморачивались на права человека и прочую демократию.
  Потоптавшись без толку минут десять, я решил куда-то идти. Очень уж жрать охота. Если тут Греция... или Рим (к чему я всё-таки больше склоняюсь). Чё-та я не помню про отличные дороги при греческих 'демократах'. А вот если Рим - значит империя. Империя - это государство. Что такое государство? Государство - это закон. Закон - это порядок. Какой никакой, но есть. А Закон защищает прохожего. Ограбить меня могут только разбойники. Но на тех гаагская конвенция не распространяется...
  Все что я читал, говорит - 'убей!'. Потом уже думай. Вспомнив 'милого' вождя, я передернулся и понял, что каких-то моральных запретов на убийство во мне не осталось. Ха! Для того чтобы из тебя выветрилась всякая моральная чушь, про 'не убий' и прочее подставление другой щеки - достаточно один раз РЕАЛЬНО сдохнуть. Теперь я в возжелавших 'комиссарского тела', пальну не раздумывая.
  Пока я наслаждался 'средиземноморскими прелестями природы'... откровенно говоря, задолбал меня уже этот юг, дальше некуда! Жарко мне в зимнем. Но и раздеться меня пока не тянуло. Меня занимали превратности моей судьбы. Ага, вон и первая жертва идет...
  Вернее жертвы. Мне навстречу двигалась колоритная компания - три мужика, пацан и осел. ДА-А... Одеты они были всяко не в пляжные костюмы, как удалось мне издали разглядеть. Издали складывалось впечатление, что они вот только вышли из бани, завернувшись в грязные простынки. Меня посетило чувство глубокого изумления - мои худшие подозрения сбылись. Какая-то древность и, похоже, древний Рим.
  Мало того что компания шла - она еще и веселились. Если у нас раньше было принято таскать на плече огромный магнитофон, который орал в ухо, то эти тащили музыку с собой, вернее НА себе. Не знаю, были это местные ди-джеи или кто-то еще, но они шли и сами себе играли. Когда неторопливо идущая компания приблизилась, мне стала слышна и музычка. Если этот заунывный мотив, который они бесталанно исполняли - первая строчка в местных хит-парадах, то я понимаю голодную судьбу музыкантов, на которую они все время жалились в песнях. За такое исполнение и композицию, я тоже бы не заплатил. Да-а, если это не местная плясовая... то я звезда порно. По всей видимости, это какой-то местный суперхит.
  Тот мужик, который шел первым, был со здоровенным бубном. Блин, мне отчего-то сразу вспомнился шаман, и меня опять передернуло. Второй мужик был, похоже, педик. Он притопывал, поводил плечами, и все время жмурил глаза. А самое главное он стучал кастаньетами. Пусть поздоровше и медными, но все равно! Я-то знаю, кто в Испании ими стучит. Бабы!!! В смысле женщины - танцорки танго.
  Пацан, шедший предпоследним, вообще выглядел несколько странно. Этот напялил на морду повязку с отверстиями, в которые вставил мундштуки флейт и весьма заунывно в них дудел. Что самое поразительное, это то, что обе дудки (или флейты, чёрт их там разберет!), выдавали разный мотив. В общем, в этих флейтах стволы соединялись одним мундштуком. И дудки были разной длинны. На одной он играл правой рукой, а на второй - левой. О как! А я когда картинки в интернете видел, думал, что они прикалываются. На мой взгляд, дыхалки бы у них не хватило. А этот... наверное был спортсмен. Тон у первой свистелки был ниже тона второй. Но в общем играл он достаточно жалостливо... Послушав 'ЭТО' и поглядев на исступлённо раздувавшего щеки тощего пацана, так и подмывало ему подать.
  Последним шел и задумчиво бренчал, при этом немилосердно фальшивя, солист. Этот бренчал на арфе или цитре с какими-то жильными струнами. Конструкция из рогов коза издавала столь же мелодичные звуки, как и ее покойный хозяин.
  Бли-ин! Это на этой херне в раю играют праведники?! Или праведникам? Если это Рим, то тут и христианство откуда-то отсюда. Значит и рай описывали на основании того 'счастья,' которое себе представляли. Это вот эдакое 'блаженство' ожидает тех, которые не грешили?! Меня слегонца тряхнуло, когда на мгновение я представил себя и эту компанию сутками наяривающую рядом со мной на этом 'музыкальном' инструменте. Да еще и безалкогольный нектар... целую вечность... Да я рехнусь там!
  Солист с арфой - был чтец-декламатор. Я поначалу-то этого из-за шума и не разобрал. Когда эта компания приблизились, он с трагическим надрывом чего-то вроде как пел. Но немного послушав, я сообразил, что он декламировал! Мне он сильно напомнил репера.
  'А-а! Так вот откуда появилась эта идиотская музыка у негров!', - возопил мой внутренний голос. Даже жаль, что этого придурка не видит никто из нынешних 'певцов'. Вот уж был бы повод гордиться. 'Корни нашей музыки происходят из древнего Рима!', - тут же не преминул бы развернуть полемику кто-нибудь из 'угнетенных' американских уголовников в интернете.
  Судя по сильно блестевшим глазам этим вагантам древнего мира уже было хорошо, в отличие от меня. Я сглотнул, глядя на здоровенную флягу на поясе у одного из них. Ну не совсем фляга, а какая-то фигня типа бурдюка с деревянной затычкой. Но то что там вининище сомнению не подлежало. Я как истинно русский человек такие вещи спинным мозгом чую.
  Одеты эти артисты были... э... в материю. Как-то иначе назвать их наряд никак не поворачивался язык. Какая-то херня типа пончо, только обмотанная вокруг тела. Простыня с дыркой для головы с пришитыми краями. И длина у неё как у мини юбки... атас! Вообще стремно смотреть на волосатые мужские ноги, обряженные в мини.
  Сшита эта... это... одеяние, (блин кроме тоги, палы и пеплоса в голову ничего латинского не лезло), хотя слово 'пеплос' никакого отклика в голове не произвело. Пеплос - охлос? О, вспомнил! Охлос - это народ. Это я точно помню. Оттудова и слово охламон... вроде.
  Одеты эти артисты были в короткие туники! Они были стянуты на талии поясами. Хотя талий было две. И два пуза, у двух человек. Из одежды присутствовали еще плащи. Снятые в виду жаркой погоды и навьюченные на осла, в две висящие небольшие корзины. Материал туник сильно смахивал на дерюгу или мешковину. Одежка эта была явный 'хенд мейд!', сшитый из беленого холста. У нас такую, наверное, оторвали бы с руками, если прилепить к ней какой-нибудь модный бренд. А вот плащи насколько мне удалось рассмотреть корзины, были из белой и черной шерсти. В общем, по дороге брела эдакая бродячая и весьма колоритная 'ливерпульская четверка' местного разлива.
  Я стоял на обочине и ждал. Дойдя до меня, они притормозили и прекратили импровизированную репетицию.
  - SALVE! - поприветствовал меня пузан с арфой.
  - Сальве! - на полном автомате ответил я... и охренел!
  Может у меня произошло это... проявление памяти, как в книгах! И я уже знаю латынь? Я моментально проинспектировал память на наличие дополнительных знаний. Увы, но нет! Никаких новых знаний не обнаружилось. Про 'Сальве' припомнились только одесские папиросы с фильтром, выкуренные когда-то.
  - Lorem transeunte, - обратился ко мне, вторично мужик.
  - Bonum diem tibi passerby, - вразнобой проговорили остальные с некоторой почтительностью глядя на меня и улыбаясь.
  Вот мля тоже мне американцы, те тоже все время улыбаются и спрашивают: 'Как дела?'. И какое им дело того как у меня дела? Никакого! Правильно, сказала тетка в 'Брате-2': 'Тут вообще все несерьёзно - кроме денег'.
  Как я не пыжился, но кроме знаменитого: 'Ave, Caesar, morituri te salutant!', в голову не приходило. Это девиз римских гладиаторов. И означает он: 'Славься Цезарь, идущие на смерть, приветствуют тебя!'. Одно время это был и мой девиз и любимая фраза. От этого цезаря и немецкое кайзер произошло. Но, такое 'Аве' эти гастарбайтеры вряд ли оценят. Еще помню - 'Sic transit gloria mundi' - 'Так проходит земная слава'. Ничего толкового из этих слов составить нельзя. А посему чего не скажешь все равно варвар.
  Ткнув себя пальцем в грудь я представился:
  - Константин.
  - Константинус?
  - Я-я! Кемска волость! - непроизвольно вырвалось у меня. - В смысле, да, - я энергично закивал, - Константинус.
  Но вот мое ружье продолжало настороженно смотреть в сторону незнакомцев. Уж очень мне не хотелось схлопотать по башке, да хоть вон той гнутой медной трубой притороченной к ослику.
  - Servius, Sextus, Titus, - представились по очереди артисты. Последний, махнув рукой в сторону пацана сказал с пренебрежением: - Manius.
  Servius - это пузан с бубном. Sextus - это тощий с кастаньетами. Не, с кроталонами****. Откуда, из какой дали подсознания выплыло название его штук... бог весть. Но я почему-то точно был уверен в названии. Titus - солист с бубном.
  - Выпить есть? - задал я вопрос, мучающий меня с утра и практически безразлично косясь в сторону фляги. Поскольку меня не поняли, я показал на неё пальцем и международным жестом щёлкнул себя по кадыку. Но тут видимо в ходу были какие-то другие жесты. На меня с удивлением посмотрели. Пара жестов и консенсус был достигнут. Меня поняли, в смысле что я хочу выпить. Дальше проще - начался торг.
  - Quantum est? - спросил Титус.
  - Что сколько? Бартер? Ну-у... комренде? - хотя это вроде по-французски. - Обмен! Чейнч! А, мля...!!!
  Плюнув на все могучие и великие вместе взятые, я перешел на международный язык жестов. Лихорадочно при этом, прикидывая, что из своего барахла я могу отдать. То, что мои пожитки здесь имеют космическую стоимость было бы понятно и последнему недоумку. Но вот выпить мне хотелось сейчас, а вовсе не потом.
  'Крючок, иголка, перец, одноразовый пластиковый стаканчик', - мгновенно перебрал я те богатства, которыми мог безболезненно пожертвовать. 'Черт с ним со стаканчиком. У меня еще есть. Иголка всяко ценнее'.
  - О! - я аккуратно как невиданную ценность достал из сумки стаканчик и продемонстрировал Титусу.
  Поняв что дикого варвара мучает жажда и в надежде раздеть доверчивого простака, которым я ему наверняка представлялся, он начал торг.
  Ха! Наивный чукот... римский юноша. Торговаться с русским предпринимателем - прошедшим лабиринт санэпидстанций, волчьи ямы и ловушки налоговой, извилистые пороги и стремнины регистратур и горнило пожарников?! Что он мог мне противопоставить?! НИ-ЧЕ-ГО! Так и получилось. Он связался с профи. Мне было его искренне жаль, это толстое дитя времени, когда людям верили на слово.
  Нет, он естественно решил, что облапошил меня - дикого варвара.
  А я взамен пластикового прозрачного стаканчика - ценой в копейку, я обзавелся осликом, парой плащей, здоровенным бурдюком местного 'сухаря', куском чуть пованивавшего мяса и десятком черствых лепешек. Дальше свои 'тамбурины и авлосы'***** эти ребята потащили на себе.
  Зачем мне два плаща? Продам или обменяю. Я теперь почтенный купец. Во время торгов я благоразумно не подходил поближе. Хоть кусок металла - мое ружье, на них особого впечатления не произвел, но вот нож на поясе - произвел. И никто не стал связываться со мной. В смысле не захотел ограбить.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  *ворон не едят - едят их или нет - ГГ это неизвестно, но вот что посоветовал ему читатель 'BORIS': 'Главный прикол в приготовлении не ощипывать перья, а снимать их сразу с кожей - тогда мясо не горчит и практически не пахнет. У Дюма в "Путешествии по России" даже пару рецептов приготовления есть'.
  
  **Дерсу́ Узала́ (1849-1908) - охотник, нанаец (гольд), всю жизнь проживший в тайге. После смерти жены и детей от оспы, он жил под открытым небом и только зимой устраивал себе временную юрту из корья или бересты. Выступает главным действующим лицом в романах В. К. Арсеньева 'Дерсу Узала' и 'По Уссурийскому краю'.
  
  ***Рассказ 'про охоту' принадлежит ste4kin и взят с: http://www.anekdot.ru
  
  ****Кроталон - ручной ударный музыкальный инструмент, схожий с кастаньетами, деревянный или металлический, бывший в употреблении у греков и римлян. Применялся преимущественно при танцах.
  Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона.
  
   Глава 10.
  
  
   Хит продаж!!! Вчера в продажу поступила в продажу новинка! Обои, с уже готовым клеящим слоем. Для его активации достаточно всего лишь облизать или просто провести языком по поверхности и наклеить обои.
  Реклама.
  
  
  Почтенный купец из Скифии - Константинус топал по дороге.
  Ха! А откуда еще я мог быть? России еще и в проекте не было. Кто-то там жил. Но кто точно, историки еще не договорились. Каждый желал на этом поприще стать первым (ну и соответственно снять сливки), поэтому в моей голове расселилось множество разного народу. Проходили откуда-то куда-то и истинные арийцы - мои предки. Были даже кочевые индийцы - нынешние цыгане. Скакал 'и дикие скиф' и чей-то там 'друг калмык'. Этот тоже где-то неподалеку тусовался. 'Так чта-а' как скажу, так и будет. А я значит представитель арийцев - мне, по крайней мере, так думать приятнее.
  Узнать какой там город впереди, не представлялось возможным. Латыни я не знал. Да и переводчика найти проблематично.
  Ладно, что я там знаю про быстрое изучение языка? Был такой метод 'Глубокого Погружения'. Это когда изучался язык, когда все вокруг лопотали только на родном английском или немецком и он при этом он быстро учился. Вот тут можно сказать у меня идеальные условия. Все вокруг лопочут только на латыни. Значит быстро выучу. Что сказать, из всех иностранных языков я знаю только русский матерный. А из латыни я хоть десяток слов да знаю! Да, еще помнится мне, вроде латынь - простой язык. А вот чего в классических гимназиях при царе учили - латынь или греческий? Какие-то там неправильные глаголы помню, мучили бедных школяров в какой-то книге. Будем считать, что греческие.
  А что касаемо цены за стаканчик? Помнится мне в хрониках, в отличие от писателей не читающих их. Ивану Грозному подарили на свадьбу или юбилей стеклянный стакан. Был он мутноватый и не очень ровный, но ценность по тем временам величайшая. Золотых и серебряных у него было полно, а вот стеклянный один. Чьё-то там посольство приволокло диковину. Во-от! А у меня пластиковый. А? Так что расстались мы вполне довольные друг другом. Оба обманули и оба здорово приподнялись.
  А винишко-то я 'купил', дерьмо - мутное. Да и кислятина немыслимая. Но ладно, дайте срок купим и приличного. Заведем винокурни, торговлю и прочие радости будут...
  Не хотел я, несмотря на все свои злоключения, думать о том, что со мной случилось. Ни оценивать, ни прикидывать. Так скользил мыслью по поверхности. Уж больно странно и необычно то, что со мной случилось. Да и не верилось мне во весь этот бред, что вокруг меня. Ну какой из меня попаданец или там 'прогрессор каменного века'? Толком ничего не умею, да и не знаю. Ну торговля - это кое как... и все. Обо всем остальном в книжках читал, да в картинках видел. Вот о том, о чем с умными людьми разговаривал это отдельная история.
  Что мне интересно, рожи у встретившихся музыкантов на классические римские никак не тянули. Как там, эти... - 'гордые римские профили' и прочее там. Рожи у них смугловатые, а вот насчет 'гордых' это навряд ли. У этого музыканта с бубном носяра был, не дай бой бог, но свернутый в драке. Да и стоматология тут явно не профильная наука. Не врали авторы. Зубы у всех тут отвратительные. Лучше б они мне не улыбались. Я по сравнению со всеми ними со своими зубами - Аполлон.
  Мои замечательные мысли были прерваны шумом. Из-за очередного пригорка мне навстречу двигался караван. От греха подальше я накинул на себя плащ и поперся на встречу с суровой действительностью.
  Караван вез зерно. Тут все мои знания о древнем мире были посрамлены. Я чё-то думал, что они тут ездили на этих... квадригах и скакали на конях. Действительность опрокинула мои представления о транспорте.
  Обычными сухопутными передвижными средствами были обычные вьючные ослы и верблюды. Уж что-что, а делать выводы по торговле учить меня не надо. Караван прошел мимо меня, не останавливаясь. И состоял он именно из этих животных. Я-то всё время думал это в Средней Азии и в разных Каракумах на них ходили. Как же - корабли пустыни и все такое прочее. А тут никакой экзотики. Эти которые караванщики - местные стопудово! Это я как торгаш с опытом сразу просек. Выходит тут все эти верблюды вовсе никакая ни экзотика. Интересно, отчего в моей башке сидело представление о лошадях и телегах, на которых перевозили груз? Это чумаки за солью ездили. Да и то, вроде бы на волах. А в этом караване лошадь была одна. На ней ехал мужик в плаще. Вылитый индеец. Хотя тех я видел в основном кино, типа благородного красавца Гойко Митича или каких-то уголовных рож, у американцев. Этот тоже был смугл, изрядно носат и сидел в седле как собака на заборе. Не, сидел он нормально, но вот отсутствие стремян и привычного мне седла. Поразило моё большое и нежное сердце. Ахренеть! Тут даже стремян не изобрели. А коняга напоминала деревенского скакуна. Не так вроде ничего. Но, благородного в нем не было ни на грош.
  В моей голове защелкал калькулятор. Да я тут на одних стременах так поднимусь, что ни у одного фантаста фантазии не хватит. Передо мной промелькнул: трех этажный особняк с садом, пруд с золотыми рыбками и почему-то золотой унитаз.
  'Золотой унитаз - это наследство 'проклятого' совкого прошлого!', - утешил я сам себя и пошёл дальше.
  В караване было только трое охранников с короткими мечами (с гладиями или с кописами*), весьма недружелюбно посмотревших на меня, погоншики - это водители верблюдов и пара-другая рабов. Эти были практически голыми и несли какие-то свертки с заготовками для шатров или палаток. Пара негров и трое волосатых и грязных мужиков неизвестной национальной принадлежности.
  А я шел и вспоминал, что я помню про мечи. Гладии или гладиусы? Черт не помню. Ну, если я Константинус, значит гладиус. Ага. Это какая-то короткая и ромбовидная штука. В смысле меч. У этих были неправильные мечи. С обратной заточкой. Эдакий полуметровый резак на крис похожий. Только увеличенный. Значит не гладиусы, значит кописы. У меня ассоциативная память, поэтому и название запомнил. Копис - копия - копиаст. Вживую смотреть на мечи прикольно, сразу представляешь, как таким получить. Бр-р. Что я еще помню из древнего? Ну баллисты и онагры всякие.. Это не в счет. Копья они метали - пилумы. И вообще черепахи из щитов строили и...
  Твою мать, накаркал! Следом за караваном шла когорта**... или не когорта. Манипула?*** Центурия?****В общем, шел отряд копий в тридцать - сорок. Херачили ребятки - караул! Перли не жалея калиг. Это ихние сандалии. Шли быстрым шагом. Очень быстрым. И как не задолбаются? А вон и пара стимулов рядом прется с палками. Стимул, напомню для тех, кто в офисе, это палка с заострённым концом для подгоняния животных. И вот что интересно - эти мулы Ма́рия (прошу не путать с 'Просто Марией') действительно еще несли на себе кучу поклажи. Я когда первый раз прочитал про их тактику, хохотал как бешенный. Один деятель смешно накарябал оттого, и запомнились подробности.
  '...если кто не знает, прозвище у римских солдат было 'мулы'. Вернее, 'мулы Мария'. По прозвищу военачальника придумавшего не только эту реформу, но и профессиональную армию в частности.
  В походе римский воин, мало чем отличался от навьюченного мула. Каждый легионер во время марша пер на себе, около сорока кило груза и за день 'шутя' проходил километров тридцать... тире шестьдесят. И помимо вооружения, он еще нес на себе и 'ручную кладь'. Она включала в себя личные вещи, уложенные в кожаный 'сидор'. Ну, и кое-какую полезную мелочевку: заступ, топор, веревки, ремни, цепи, корзину, серп, котелок для варки пищи. Также 'совершенно необходимые' ему колья для укрепления лагеря. Кроме этого, в 'набор бывалого туриста' входил и запас жратвы на несколько дней (немолотое зерно и вяленое мясо). У каждого солдата на поясе болталась фляжка со специальным напитком. Нет! Не с водкой. Это была поска - смесь воды и уксуса, очень неплохо утолявшая жажду. Несли все это 'богатство' на деревянном шесте.
  Выносливость и закалка легионеров позволяла римскому войску обходиться без громоздких обозов и быстро передвигаться. В походе они неукоснительно, (весело и с шутками) каждый вечер, несмотря на усталость и погоду ставили укрепленный лагерь. Для чего им было достаточно отрытого квадрата метров в восемьсот, желательно еще на возвышенности и рядом с водой. В обычных условиях они 'в лёгкую' окапывали лагерь рвом глубиною около метра. (Лопаты, правда, были деревянными, но это право мелочь недостойная упоминания). Землю, вынутую изо рва, насыпали в виде вала и обкладывали дерном. А сам вал укреплялся палисадом из скрепленных между собой кольев...'. Такое вот описание было.
  И вот теперь скорым шагом ко мне приближалась сама история. Вот тут меня неожиданно посетила мысль, про которую я совершенно забыл.
  А ДОКУМЕНТИКИ?!
  Сработал стереотип. Я еду - впереди гаишники, а ну как тормознут? Нет, у меня все в порядке, но лихорадочно в голове прокручивается: техосмотр, страховка, аптечка, огнетушитель, стакан, огурец...
  А ведь действительно, а ну кто захочет проверить у меня паспорт? Ну, пусть не паспорт... черт! А чем они тут пользовались - пайцзами? Это вроде как у монголов. Этими свитками с печатями? Подорожными какими-то? Перстнями с камнями? Те вроде, как только гонцам давали. Да и не пасешь на всех колец. Чем же? Черт! Кувшин моих знаний про документы - показывал дно. Как то вроде на эту тему никто не писал. Вот уроды!!! Про всякие ненужные нормальному человеку манипулы написали, а про то, что нужно не озаботились и упомянуть. Я со своей отличной памятью обязательно бы запомнил. Государство есть - значит и документы, какие-никакие, а должны быть. Епть, спалюсь на ровном месте. Выживу - напишу инструкцию для попаданца.
  Сделав вид, что я типа сильно занят размышлениями и вообще, сильно тороплюсь, я шел навстречу судьбе. Ломанешься в заросли - точно заинтересуются. А решил вливаться в местное общество. А судьба походу ко мне благоволила. Проходящие воины на меня пялились, отпускали какие-то латинские шутки, но за руки никто не хватал и документов не требовал.
  Что я могу казать по поводу воинов. Воины это да. Круто.
  О том, что это воинское подразделение свидетельствовало только несколько моментов. Никакой общей формы, что показывают в кино - не было и в помине. Общего у них было то, что они были более-менее одинаково одеты. Впереди несли палку - бунчук или как там у них это знамя называется. Обувь, шлемы, мечи, кинжалы и нагрудники. Вот, в общем, и все. А, еще и копья со щитами. Какие там доспехи - 'лорика сегментата'. Ничего подобного. Эти больше походили на сборище вооруженных нищих.
  Первое, что я услышал - это поступь судьбы. Не, кто не знает, то будет смеяться. Это колонна бренчала на ходу как грузовик с металлолом. Калиги их, в которые они были обуты такое впечатление, что состояли из одних гвоздей. Скрежет стоял страшнейший. Воинов еще называли, как то интересно... то ли бренчащие, то ли скрипящие. В общем, по грохоту их калиг и бренчанию доспехов.
  Военная принадлежность солдат определялась не формой - солдатская туника и плащ мало отличались от гражданской одежды встреченной мной, а военные пояса и обувь - одинаковые. Что интересно римские солдаты носили мечи на правой стороне. А центурион или командир манипулы нацепил меч слева. Это видимо отличие, типа погонов. Щиты были овальными обтянутые войлоком и кожей. И как я прикинул, весит щит не меньше десяти кило. А те прямоугольные, как в 'Астериксе' и прочих исторических фильмах мне не попались. Может я, в какие другие времена перенесся? После того как меня треснули по башке последний раз я заметил, что 'соображалка' моя стала гораздо быстрее работать.
  Были у воинов и пилумы. Я чёта думал, что пилум это типа копьецо. Но вот посмотрев на них вблизи, понял, что сильно ошибался. Дротичек оказался длиной больше двух метров. У некоторых еще была в конце хвостовика приделана круглая свинцовая блямба, на взгляд кил на пять, не меньше. Интересно как ее после этого кидать? Что еще? Шлемы. Ну это вообще с моими представлениями о Риме никак не состыковалось. Жокейский шлем видели? Один в один такой же, но с собачьими ушами. В общем, мятый медный котелок с медными ушами.
  Манипула прошла.
  Пронесло. И едва ли не в обоих смыслах. Эти воины пялились на меня, я на них. В итоге все расстались довольные друг другом.
  Я приободрился и все дальнейшие встречи делал вид, что горд и неприступен. Долго делать вид не пришлось. Вскоре. Ну как вскоре? Кончилось вино. Еще этак часа три-четыре и показалась латифундия. Или как там она правильно называется. Поместье короче. Хозяин тут всадник. Дурацкое какое название. Это раньше я так думал. А теперь понял: конь тут - роскошь, а не средство передвижения. Хотя может тут олигарх местный живет. Этот как его сенатор в тоге.
  Передо мной раскинулось поместье. Наши новые русские отдыхают. Во-первых, у этих стоят натуральные скульптуры, а не подделка или копия как у наших. А во-вторых передо мной было П-образное здание с портиками и колоннами.
  С дорическими колоннами... всплыло в моей голове.
  А следом... следом забубнил голос ...классическая дорическая колонна была без базы, с очень сильным утончением, украшена каннелюрами, заканчивалась капителью. Каннелюры примыкают друг к другу без дорожек между ними. В дорическом ордере каннелюры неглубокие, с острыми гранями. Капитель - верхняя часть колонны, на которую визуально ложится нагрузка расположенных выше несомых элементов. Отделяется от ствола колонны горизонтальными врезами гипотрахелиона. Состоит из эхина - круглой подушки криволинейного профиля и квадратной абаки. Ниже эхина в римско-дорическом - выпуклый профиль-ремешок. База есть только у колонн римско-дорического ордера, в остальных случаях колонна устанавливается непосредственно на стилобат. Архитрав дорического ордера гладкий, в некоторых вариантах римско-дорического ордера разделен на два уступа - фасции. Небольшой полочкой, называемой тения, архитрав отделяется от фриза, поверхность которого представляет чередование триглифов и метоп. Карниз поддерживается мутулами, реже - дентикулами. Под триглифами, а также на нижней поверхности мутул размещаются каплеобразные элементы - гутты...*<\I>.
  Откуда, из какой дали и тьмы подсознания выплыло это неведомое мне знание? Причем из всего, что прозвучало, я понял в основном предлоги. Кусок какой-то экскурсии. Мне такого не прочесть! Такое можно только услышать. Причем для неподготовленной психики это, мягко говоря - шок.
  А предо мной раскинулось поместье. А еще говорят, наши предки плохо жили?! Ни фига себе домик отгрохали. С канителями... или с капителями? Черт! В общем, со всей этой древней лабудой. ...квадратно-загнутой.
  От главной дороги отходил эдакий проселок, в конце которого и виднелась фазенда. Я мудро решил не привлекать к себе особого внимания и потихоньку вживаться в нынешние реалии. Так вот, стряхнув прах со своих ног, я быстренько сюда и пришел.
  Домик? Домик - да, впечатлял. По фронту коттеджик был не короче пятиэтажки. Куча колонн. Черепица. Достойно. Он был П-образный как я и говорил, а внутренний дворик был выложен плиткой. Ну этой, в смысле - мозаикой. Куда там метлахской. Этот ширпотреб и рядом не лежал. Сразу видно, что хенд мейд и дорогущий. Дорожки, посыпанные белым шикарным песком. Деревья, мля, не просто подстрижены, а всяких зверей изображают. Фонтан посредине опять же... скульптуры разные.
  Я стоял посреди двора и с удовольствием оглядывался по сторонам. Простенько и со вкусом. Поскольку я вскоре намеревался обзавестись подобной недвижимостью, то и рассматривал я это соответственно. А рабы? А что рабы? Хавальник не надо разевать. Умный человек всегда сможет устроиться. Вот я - почтенный купец. Только я подошел к воротам как этот халдей - вратарь, поклонился и чего-то спросил. Чего я не понял. Но я ему знаками объяснил - торговать. Даже этот тупой слуга сразу понял, что торговать. Я показал стакан и меня сразу провели к хозяину - не стали томить. Вот. Уважают. Осла я оставил у ворот.
  Вышел ко мне плешивый клоун в простыне. Походу это никакой не сенатор. Тот в тоге должен быть с красной полосой, а этот в простой простыне и с серьгой в ухе* - шут гороховый*. И морда у него сильно простецкая. На хозяина он никак не тянет. Чего-чего, а в этом я разбираться научился.
  - Salvete, hospes. Quod adduxit te ad nos?
  (Привет тебе, незнакомец. Что привело тебя к нам?) - ну это я для себя перевёл.
  - Хай, братан! - я решил с ним говорить, как бог на душу положит. Один черт никто по-русски не понимает: - Хочу продать одну штуку.
  Он уставился на меня и опять чего спросил.
  - Да понимаю я, что ты по-русски не рубишь. Вот, - я достал заранее припасенный многоцелевой ножик. Все видели эту китайскую хрень, типа швейцарских фирменных ножей. С плоскогубцами, ножницами, отвертками. Это тоже из курса сурвайвера... или нет? Но не важно. Где-то ведь я про это читал. Не соврали ребята. Действительно очень сильно пригодилось. Вот хоть продать можно.
  
  
  
  
  *Копи́с (греч. κοπίς) - изогнутый вперед меч с односторонней заточкой по внутренней грани лезвия, предназначенный в первую очередь для рубящих ударов. По-гречески κόπτω означает 'рубить, отсекать'.
  
  **Когорта (латинское cohors), 1) тактическое подразделение легиона в Древнем Риме (со 2 в. до н. э). В легионе было 10 К., в К. - 360-600 человек.
  **Мани́пула (от лат. manipula - букв. 'горсть', от manus - 'рука', как изображение на штандарте, под который собирались манипулы) - основное тактическое подразделение легиона. каждое из которых первоначально делилось на две центурии. Появилась ещё при Ромуле. Численность манипул не была строго фиксированной, так как при одном и том же их количестве численность легионов могла быть разной. Например, во время Латинской войны в 340 до н. э. манипула включала 60 солдат, двух центурионов и одного вексиллярия.
  ****Центурия (лат. centuria - сотня; от centum - сто) - военное подразделение римской армии. В легионе было 60, при Империи 59 центурий. В эпоху Республики - 60 человек, после реформы Гая Мария - 100 человек. Центурии делились на десятки - лат. contunbernia (буквально - 'сопалатники', так как все её члены жили в одной палатке).
  
  *Википедия.
  
  *Во времена древнего Рима одну серьгу носили рабы, в Древней Греции - наложники, в средневековой Европе - пираты, цыгане...
  
  *шут гороховый - в средние века шутки при царском дворе очень отличались от наших. Шутили не словесно, а просто дурачились и кривлялись как могли (ну точно как в низкосортных американских комедиях). Одной из главных шуток, вызывающей громкий хохот публики, было громкое испускание газов. Чтобы быть всегда готовым пустить в ход этот "юмор", шуты до отвалу наедались горохом - отсюда и пошли по Руси 'шуты гороховые'.
  С: http://www.bolshoyvopros.ru
  
  Сладкая жизнь римских городских рабов
  
  Деревенским рабам в Древнем Риме жилось несладко - они умирали в раннем возрасте из-за непосильной работы. Неудивительно, что они всегда стремились сбежать. Деревенские рабы носили ошейник, где было написано: 'Я сбежал от моего хозяина, верни меня ему!'.
   Городские рабы жили не в пример вольготнее и когда хозяева им угрожали, они обычно обещали послать их в деревню. Современники жаловались, что Рим был забит ленивыми городскими рабами, которые праздно разгуливали по улицам и ничего не делали. Некоторые рабовладельцы были даже гуманными - они регулярно посылали своих рабов отдохнуть в Египет(!). Ни дать, ни взять современные фирмы!
  http://www.nazdar.ru/interesno/?p=2147#more-2147
  
  
  
  
  
  
   Глава 10.
  
  
   Самая надежная часть в отечественном автомобиле - импортная магнитола.
  
  Высокомерное выражение на костистом лице управляющего с высокомерно поджатыми губами, сменилось весьма заинтересованным, когда я начал доставать из ножа: лезвия, плоскогубцы, открывалки, штопор... Только вот ума не приложу, на хрена ему консервный нож, если до их изобретения тыща лет. Как в принципе и штопор. Но я ли не торговец, чтобы впарить то, что нужно доверчивому покупателю-аборигену? За мной опыт последних двадцати... э... ДВУХ тыщ лет великих разводов и пирамид. Один 'партнер - не халявщик' чего стоит? А государство с обменом денег? Интересно кто-то прикинул, сколько людей сидящих в местах не столь отдаленных потеряло денег. (Про обычных я уже и не говорю). Тем временем я старательно демонстрировал прелесть быстрого раскрытия лезвий, блеск никеля и прочие прелести.
  Язык мой они понимали вполне. Что я говорил - цивилизованные люди. Торговля - это по определению интеллигентное занятие.
  Наступил самый ответственный момент. Понятно, что вещица нравится. Вот как глазёнки то блестят. Что у управляющего, что у двух обломов сзади него. Это которые, типа охранники. Да и так кое-где смотрю любопытные морды мелькают. Всем охота посмотреть заморский товар - я их понимаю.
  - Quantum est? - спрашивает меня этот предтеча рыночной экономики.
  'Сколько?', - это я и без перевода понял. И смотрит на меня, типа может я лох. Ага. Этот момент я уже продумал. Золото. И золото по весу. Ни цен местных, ничего другого я не знаю. Пока не знаю! Но то, что золото и в Африке... ну, это и так всем ясно.
  - По весу мне отдашь, ущербный.
  Он уставился на меня. Я потер пальцы всем понятным жестом.
  Оказалось, что не всем. Бумажных денег еще тут не изобрели. Не надо тереть.
  Жесты тут были совсем другие. Тот и показал. Сначала он одним пальцем с воображаемой поверхности смахивал монетки в подставленную ладонь, потом изобразил пальцами подравнивание стопочки.
  Черт! Я и монет местных не видел. Я руками изобразил весы. Не, ну надо?! Этот утырок меня что, за дефективного держит? Скомандовал чего-то слуге. Тот метнулся и приволок кисет с серебряными монетами. Я снисходительно улыбнулся этому хитрожопому несмышленышу и отрицательно покачал головой.
  - Золото. Голд, - и тут в голове сверкнуло! Эх, не зря я шесть раз ходил на химию. Я гордо выпрямился и веско бросил:
  - Аурум!
  Это надо же где мне знание химии пригодилось.
  - Quid aliud? - и тычет босота пальцем в мою сумку.
  Это я тоже без труда перевел, типа - 'А чего еще есть?'.
  - Нах. Чего есть - все мое. А пока - это, - я тыкнул пальцем в ножик. - Че думаете, лоха нашли? Ножик. Только но-жик, - я сделал вид, что вот-вот уберу его.
  - Exspecta! - скомандовал он и поперся внутрь дома.
  Тоже мне, предок поедателей макарон. Торговаться он будет. Я стоял и ждал. Приволок он мешочек приятно-тяжелый. Вот то-то! А то обуть меня захотел.
  Он достал десяток монет пересчитал и протянул мне. Я отрицательно покачал головой.
  - Quantum est?
  - По весу. Твою мать. Фунт, кило... талант. Хотя талант это чего-то в килограммах. Да ну тебя в дупу! Прикидываешься? Типа ты тупой, и по-русски не понимаешь?
  Внимательно смотревший на меня плешивый повелитель оливок отрицательно покачал головой. А у меня из всей этой итальянской латыни в голове вертелось только: 'Уно, уно, ун моменто' и какое-то "магнифико" с "белисимо". Да и вообще, может это французский?
  - Мля, по весу, - я изобразил руками весы.
  - Prodest! - он кивнул головой.
  - Это типа договорились?
  - Sic est.
  Сик... сик... Сик транзит глория мунди! Так проходит земная слава. Это я помню. Значит - 'так'! Это, да. Почти понятно.
  - Sic, - я протянул ему нож.
  Халдей-охранник как по волшебству принес медные весы типа аптекарских. Он прикинул по весу кошелек и ножик, потом уравнял весы и протянул мне кошелек.
  Я открыл кожаный кисетик достал монетку и проверил ее. Естественно на зуб. Правда, сам способ мне был до конца не понятен, но в кино так все делали - кусали монету. Хотя зачем - я так и не допер. Говенный желтый мм.. кругляш нисколько не походил на золотые червонцы Николая. Эти были какие-то неровные и похоже изготавливались в его сарайке на заднем дворе. Несколькими мастерами. Почему несколькими? Да они все похоже были кривые и косорукие. Монеты были разные и на деньги походили мало. Ну это понятно. У них тут эта ... античность. Только скульптуры и могут нормальные выколупывать. Деньги для них пока - высший пилотаж. Но золото нормальное уж это я и без прикусывания вижу.
  О'Кей, начальник клепсидры! (ничего больше римского в голову не пришло). Бывай. Это... Ариведерчи!
  Я повернулся чтобы гордо свалить. Сделать я успел только пару шагов.
  Видимо прощаться по-итальянски было фатальной ошибкой.
  - Lorem ipsum! - раздалась сзади команда этого предводителя макак. И значило это, что типа: 'Взять его!'. Но этого я давно ждал. Чужак, да еще и богатый? Грех было бы не пользоваться.
  Ограбить меня решили крысы?!
  Ружье провернулось с плеча в руки (ИЛИ Я НЕ КОВБОЙ!). И выплюнуло заряд картечи в лицо ближайшему бегущему ко мне охраннику.
  Секунда.
  И второй получил заряд в грудь. Грохот, вонь, мертвецы. Все опешили.
  А мои секунды стали длинными-длинными. Раз, и я моментально переломил ружье. Звякнули об мозаику выпавшие гильзы. Два. Зарядил два следующих. Три. Готов к выстрелу.
  Никогда не видели, ЧТО, делает с головой - двенадцатый калибр и восемь картечин на нескольких метрах при выстреле в упор. Мягко скажем неаппетитное зрелище. Голова у пожелавшего прихватить беззащитного русского купца - практически отсутствовала. Второй валялся сломанной куклой, обильно подплывая кровью на красивой мозаике. Плешивый латын с весьма странным выражением смотрел на меня.
  Ну да. А как еще можно смотреть на свою смерть, обтекая от чужих мозгов забрызгавших его плешь и хитон серыми студенистыми кусками.
  - Что крысеныш? Неохота подыхать? Ты даже оправдаться не сможешь, тля латинская. Не потому что не виноват. А потому что русского не знаешь.
  Бабах!!!
  Вот и не стало и управляющего. Я еще секунду успел порадовать этому.
  После чего наступила тьма....
  Ну, не совсем тьма. Как-то потемнело ненадолго в глазах.
  Меня как-то приколбасило не 'по-децки'. Кто там в этом атриуме чего-то заорал. Я повернулся. Сзади стоял садовник... В общем какой-то хрен с горбатыми граблями стоял на коленях. Я посмотрел на дом, оттуда выскакивали ещё какие-то люди и грохались на колени. До фига зрителей, оказывается, было у окон. И ещё они чего-то умоляюще выкрикивали.
  О! Это по-нашему... 'по-бразильски'. Теперь, я так понимаю, стал посланцем богов у аборигенов? А то ишь ты - решили ограбить меня... Меня - простого русского предпринимателя! Тоже мне - налоговики недоделанные. Далеко вам всем здесь до дикого капитализма, который я пережил. 'Здесь вам - не тут!', - сказал один деятель. И очень был прав! Это между прочим.
  Ко мне непрерывно кланяясь, приближался ещё кто-то. Наверняка заместитель - безвременно усопшего плешивого управителя. Да-с. Я опять оказался прав. Это был мужик... в хламиде и сандаликах. Даже не мужик - парень. Лет двадцати пяти. И с такой хитрой итальянской рожей и глазами маслинами, что я теперь больше чем уверен, нового управляющего долго хозяину искать не придется.
  Пока он шел ко мне я спокойно перезарядил один ствол и не спуская с него дула, подобрал гильзы. Стараясь не смотреть на останки. Боялся, что вырвет ...и подорву я свою божественную сущность.
  - Cras penetralia magni divom... - с почтением начал этот дуст, непрерывно кланяясь.
  Наверняка мямлит, что-то вроде: 'Прошу пройти в покои великий посланец богов...'.
  Зовут тебя как, придурок?
  Уставился - ни чё не понимает.
  - Имя... наме... нейм... А?
  Nomen?
  - Да. Тьфу ты, ес. Э... сик!
  - Athenagoras...
  - Как? Афинагор?
  - Sic, - он утвердительно кивнул.
  - Константинус. Понял?
  - Sic, - он опять кивнул и продолжил, - Donec transeat ...
  О! Транзит - это я четко разобрал! Транзит, значит ехать. Тут, скорее всего идтить. Смотри-ка, мои способности к языкам увеличиваются. Ещё немного и по-римски буду 'гутарить як на ридном'.
  - Транзит! Транзит. Жрать давай! Эссен, сволочь! Жратеньки.
  'Чё-то в голову лезет больше немецкий из кино, чем латынь с английским... Наверное по праву победителя'.
  - Esus? - и он показал на рот.
  - Да. В смысле, сик! Есус!
  - Appropera intrare... dominus.
  'O, поскорее входи богоравный... - это понятно. А вот 'Доминус' - это господин. Причем обращение нижестоящего к вышестоящему', - мгновенно вспомнилось мне из прочитанных книжек. Я приосанился, и величественно махнув рукой, сказал:
  - Веди.
  Он засеменил впереди, непрерывно кланяясь.
  Во-от! Правило - всегда подтверждается. Силу уважали всегда. Ну, это именьице скажем, вряд ли мне удастся отжать. Нужно быть реалистом. Я с сожалением окинул взглядом 'фазенду'. Заодно ненавязчиво и поглядел, не возникло ли у кого крамольных мыслей на мой счет. Жизнь-то одна. Но все было тихо.
  Теперь я посланец Юпитера или там Зевса.... Не, скорее Зевса - это он был громовержец. 'Легенды и мифы древней Греции' я прочитал. Но вот вспоминалась оттуда, пока я шел, разная хрень: 'паки, паки... тучегонитель эгидодержавный... равный... не равный. Лернейская гидра какая-то и Геракл'. Дрянь, в общем всяческая в голове вертится.
  'Ух ты, а домик-то - ничего. Рисунки конечно корявенькие, до наших постеров и фотообоев им далеко, но хенд-мейд. Дорогое, значит', - это я уже домик отсматривал. По-хозяйски эдак. Тусовались какие-то бабы, мужики... причем перебегали на дальнем плане, как при обстреле. Делали вид, что сильно они заняты.
  Меня привели в здоровенную комнату с бассейном, отделанную мрамором. Баня. Баня - это хорошо. Приятно попасть к культурным людям. Что примечательно культурными и гостеприимными они становятся, как только получат по мордасам.
  - Квантум-шмантум, - чего-то там затараторил этот зам начальника ушедшего на разведку к местным богам. Понятно, что спрашивает: 'Чего изволите, дорогой посланец?'.
  - Ну накрывай столы - беленные. Неси кубки - червлёные...
  Тут же в голове появилась мысль: 'Эт куда это меня понесло? Не иначе сдвинулось в голове чего-то после того как замочил троих'.
  - Э... накрывай. Тьфу, ты. В общем, ты та накрывай - я пока помоюсь, - я подкрепил свои слова жестами и мимикой.
  Я осмотрел баньку. Входов два. Окна, узковатые. С ходу не вломишься. Почти ото всюду я держу их под контролем. Хотя не думаю, что кто-то теперь рискнет напрыгнуть на меня...
   И вправду обошлось - я спокойно помылся. Не наша парилка, конечно... но... помылся я с удовольствием. Бассейн холодный. Хотя при такой жаре это самое то. И мыла тут не изобрели, пришлось своим воспользоваться. Симпатичная девка, которая осталась спинку потереть, (остальных я мудро отослал), оказалась на все согласна. Два раза. Безотказный контингент. Мое мыло на нее произвело неизгладимое впечатление. Да уж бабы во все времена - бабы, что тут скажешь. А вообще мне начинает потихоньку нравится, в этой самой античности. Хотя удобства убогонькие, но хоть не вонючие шкуры как в предыдущем стойбище... и то хлеб.
  После бани мне предложили местную тогу. Я отказался. Ну на хрен! А вдруг быстро сваливать придётся? Запутаисся в этой простыне... - и кирдык. Так что, пока похожу в своем - попотею. Правильно говорят: 'Лучше два раза вспотеть, чем один раз покрыться инеем'.
  Пока я мылся, накрыли стол. Оху... охренеть, в общем. Эти недоумки вместо стульев лежанки приволокли. Не, ну они нормальные?! Лежа есть? Обед мне накрыли в беседке, под навесом из зелени, во дворе в тенечке. Что интересно - беседка была огорожена стеной. Ага, а вместо стульев - лежанки, как в больнице, правда, с кучей подушек. А сам столик был из камня. Это понятно - чтоб спьяну никто не свернул. Для меня наверняка расстарались. А на здоровенном столе...
  Салат, яйца с какими-то листьями, сыр типа адыгейского, оливки, огурцы, лук репчатый. Посредине главное блюдо: фаршированная рыба... и устрицы.
  Вот они больные?! Стану я - русский человек, жрать всяких морских червяков. Я с негодованием отказался. Ну и до кучи - куча кувшинов и кувшинчиков. (Экая тавтология)*.
  Что интересно, нету никаких макарон. И... (мне не поверят!) - перловая каша. А я её столько сожрал в армии... караул! Там на эту тему шутили: 'Я за службу съел столько овса, что на гражданке будет стыдно взглянуть в глаза лошади'. Были ещё какие-то колбаски в белом мучном соусе и бобы с салом. Дрянь еда - если откровенно, но с голодухи... пошло как надо. Особенно пряная рыбка.
  Но сначала была минута криков, воплей и препирательств! После чего мне, наконец, принесли стул. И я приступил к трапезе. Потом стало заметно напрягать отсутствие воды. Заколебался я им объяснять что это вино - закусывают!!! А не еду им запивают! Да и вино-то принесли - смех один...
  - Mulsum... mulsum... - лопочет этот Афинагор и при этом делает такую рожу, словно это незнамо какой нектар.
  Я отхлебнул... Не, они точно все тут извращенцы! Это ж надо додуматься, нормальное вино разбавить водой и намешать туда меда. Придурки!
  - Воды принеси.
  - ???
  - Воды... не понимаешь? Как там... черт, ты не русский... вотер? - я сделал вид, что отхлебнул и сглотнул кадыком.
  - Aqua?
  - Точно аква! Транзит быстро, сволочь.
  Он, топоча сандаликами усвистал куда-то.
  Осваиваю я латынь, осваиваю! 'Аква' вот я уже знаю. 'Аква Виту' - знаю. Блин, только вот водка это или вода жизни? Не помню. Надо бы уточнить сей нюанс.
  Что мне ещё не нравится за этим столом - это посуда. Вилок нет. Есть, но только здоровые они какие-то. Они ими еду накладывают. А поесть ими - фигушки. Только ложки. И то, они так себе.
  А для напитков тут ассортимент... хрен отпрубуешь. Этот Агамемнон заодно начал учить меня латыни. Показывал и называл посуду. 'Cantharus' - здоровенный такой кубок с двумя ручками на ножке. Литра на полтора, не меньше. 'Cymbium' - чаша без ручек в форме лодочки, 'scaphium' - другая чаша в форме лодочки, 'calix' - просто кубок с ручками, 'scyphus' - кубок без ручек...
  Ни хрена я, конечно не запомнил. Кроме фиала и потира. Фиал - это оказывается чаша с широким дном. Типа снифтера** с отломанной ножкой и плоским дном. А патира - плоская такая чаша, типа здорового блюдца, но только с ножкой. Да и названия эти запомнились только потому, что слова знакомые были. Устроили тут 'понимаэшь', выставку достижений древнеримского народного хозяйства для отдельного меня. Пыль что ли решили в глаза пустить. Это они в наших 'манерных' ресторанах не бывали. А сама-то посуда - обливная глина, медь с серебром и дерево.
  Тем не менее я с удовольствием поел. На десерт мне подали: изюм, вяленные фиги какие-то и свежие фрукты. Как говорится: 'Бедненько, но чистенько'.
  Ладно, теперь подождем хозяина. Сомневаюсь я, что за ним не послали. А те, кого я грохнул? Это рабы... - 'имусчество'. Так что обвинить меня кроме нанесения имущественного ущерба - не в чем. А то навыдумывали всяких прокуратур с милициями - не отмахаешься! Или чушь эта несусветная с 'ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА'. Все про них слышали, только вот никого с ними реально знакомых я не встречал. Так то! Книжки надо читать, как я, а не в игрушки по сети рубиться. Да и умерли к тому же они все давно - это я точно знаю.
  Пока я ел, наступил вечер, и меня проводили в спальню. Не знаю, хозяйская она или нет, но кровать там была неслабая. А постелить сексодром пришла сговорчивая девчонка-смугляночка - Филомела, как она представилась. Прокувыркались мы полночи с обоюдным удовольствием. И кто сказал что минет, придумали француженки? Филомела заткнула бы за пояс, наверное, всю французскую лучшую половину. Правда, её крики мешали кому-то уснуть, но мне - посланцу богов, на это глубоко насрать.
  
  
  *Тавтология [от греч. tauto - то же самое и logos - слово].
  Разновидность плеоназма - повторение того же самого другими словами, а потому излишнее (литер).
  В логике - суждение, в котором подлежащее тождественно со сказуемым.
  (Словарь Ушакова).
  
  **Снифтер - специальный бокал для коньяка называется (от английского sniff - нюхать). Он изготовлен из гладкого не цветного стекла или хрусталя, имеет форму пузатой рюмки на ножке, резко сужающейся кверху.
  
  
  
   Глава 11.
  
  
  Многие холостяки мечтают о красивой, умной и заботливой жене. Парадокс - многие женатые мужчины мечтают о том же...
  
  Проснулся я один. Ах, да. Никакого постельного белья не было и в помине. Одна простыня присутствовала. Ну и шерстяное одеяло. Хоть не колкое, а мягкое. Не очень-то я выспался, но все равно. Наступившее утро принесло прекрасную погоду - где-то плюс двадцать пять и завтрак. Так можно жить. Фрукты, каша, вино и прочее. Только вот аппетита у меня не было. Как-то было не совсем хорошо. Но немного я поел. Как 'посланец бога' я наглеть особо я не стал и завалился обратно в койку, чтоб ещё подремать. Приедет хозяин, разберемся с ним 'по понятиям'. Глядишь чего интересное и выплывет.
  Сон мой был сумбурен и недолог. Разбудил меня внезапно, потрясающий озноб. Причем в прямом смысле этого слова. Трясло меня аки грушу. Зубы клацали с таким звуком будто бы у них своя отдельная свадьба и они упились без меня. Я пощупал лоб. А вот температуры у меня пока не было. Затем сразу случилась насущная необходимость посетить удобства - типа эМ - Же. Хотя тут до такого изврата ещё не дошли. Туалет - один. Безо всякого деления на 'Мэ' и прочее. Туалетной бумаги нету, но задницу вытирал уже не сеном, а губкой на палочке. Лежала она в глиняной чашке с водой. Неприятно конечно знать, что до тебя ей кто-то пользовался. Но что делать. Я, ещё изображая горного орла, посмотрел - чистая она или нет. Чистая! И не надо смеяться. А ведь что я говорил - культурная нация. И туалет - мраморный. До золотого унитаза не дошли. Сходил я 'по большому'. Это оказалось действительно необходимым. Ненадолго полегчало. Первое я подумал, что отравили меня сволочи. Хотя если б отравили 'ласты'' я бы склеил ещё ночью. Вчерашний ужин из меня выскочил со свистом. Я расстроился - развивается понос. Наверное от незнакомой пищи. Плохо. Пошел я обратно подремать.
  Едва я прилег, как дико разболелся живот и стало просто познабливать. Я решил крепиться. Но из этого нифига не вышло. Решение 'крепиться'' было правильным, но помогло ненадолго и меня опять пронесло. Что-то мне это перестало нравиться. Сразу вспомнился лес. Теперь я, имея столь большой опыт, не стал экономить на лекарствах и выпил таблетку 'Имодиума'.
  ...после шестого посещения туалета мне это стало совсем худо. Не нравится мне все это все сильнее. Теперь выпил ещё таблеток. А пришедшего звать меня на обед - послал на хрен. Жутко разболелась голова. Я съел сразу три таблетки 'Панадола'. После десятого посещения 'удобств' я понял, что попал. Это ведь может быть и банальная дизентерия. А вот чем её лечат, я не помню. Но все антибиотики я сожрал.
  Только временным помрачением сознания я могу объяснить свои дальнейшие действия. Я выпил шипучий аспирин!!! Кто-то скажет, что тут такого? да-да. Ничего такого. Если его просто выпить. А если его сглотнуть... и только потом(!!!) запить водой. Мало вам не покажется. Меня перло со всех сторон. Изо рта и даже из носа шла пена, как у припадочного эпилептика. Вдобавок к животу я сжег и желудок. А я ведь даже не помню относиться он к антибиотикам или нет?
  Люди... попаданцы - мои дорогие! никогда не берите шипучие таблетки с собой. Можете случайно сглотнуть и кирдык. Испытаете такую 'радость'... инквизиторы обзавидуются.
  Потом меня жутко расстроило, что я не взял с собой компьютер. В том смысле, почему его со мной нет? Хотя по здравому размышлению я подумал, что это мало бы помогло. Интернета нету. А медицинскую энциклопедию мне никогда не надо было. Отсюда вывод - для попаданца с компом её необходимо иметь. А вдруг что?
  Но эти мысли посещали меня в краткие проблески сознания. Похоже, я стал бредить, и видимо терять это самое сознание. А потом понял, что это просто бред. Выверты воспаленного сознания. Потом глядя на мои мучения мне принесли 'ночную вазу'. И вот когда я обнаружил в ней кровь... мне стало совсем не до смеха. Какое-то горькое питье, которое мне дали дало ненадолгое забытье. Болело у меня все так, что было ни до чего. День стал путаться с ночью. А когда я проснулся обделавшимся в кровати и совершенно без сил...
  В этот момент и припомнилось мне, что от дизентерии и умирают. Я горько рассмеялся. 'Вот оно чё!'. Похоже, не стать мне олигархом и купцом... и таблеток у меня не осталось никаких. Причем когда я успел их сожрать... совершенно не припоминалось. За аркой комнаты изредка мелькали чьи-то рожи, но мне это настолько все равно, что мысль была только одна - скорее бы отмучиться...
  Последнее что я понял в этот раз... те слова, которым я никогда особо не верил... Много раз слышал... и даже читал... но вот прочувствовать это на своей шкуре...
  Верьте мне люди!
  СМЕРТЬ МОЖЕТ БЫТЬ - ЖЕЛАННОЙ И БЛАГОСЛОВЕННОЙ!!!
  В первый раз до меня это видимо не дошло...
  
  
  
  
  
  
   Глава 12.
  
   На каждого мудреца довольно простаты.
  
  
  
  'А-а-а!!!', - раздался чей-то дикий вопль в темноте. И через пяток секунд я даже понял, чей он... Как не странно это орал я. Мокрый как церковная мышь, лежал я на земле и бессмысленно пялился в небо. Я рывком поднялся.
  'Чтоб вы все сдохли! Чтоб не дна вам не покрышки!!! Да чтоб...', - орал я неизвестно кому и судорожно ощупывал свое многострадальное тело. 'Да уж, Константин Борисович...' - подумал я про себя, - 'эдакой неожиданности с вами не случалось с сопливого детства'.
  Лежал... а вернее уже стоял я - на земле. Пейзаж и окрестности - знакомы. Кругом, судя по всему все та же весна. 'Вокруг предрассветные сумерки', - зачем-то просветил я сам себя. И я 'красавчег' - усралси. Вот так-так?! Это-то ладно... Я ведь живой!!! Я даже покрутил головой, чтобы в этом убедиться. Стою я на том же месте и даже воняю. Вот!
  Вокруг меня лежат остатки кабанчика. Ну и запашок соответственный. Воняло не только от меня, но и вокруг. Я с размаху треснул себя кулаком по лбу. Ничем это мне особым не помогло. Костерок потух.
  'И 'где и в когда я опять?! Мать вашу!', - с надеждой прошептал я вслух. Единственное, что упоминание про чью-то маму, я выдал вовсе и не шепотом. 'Где я? Ну никак я не понимаю. Это что все, что случилось со мной, мне приснилось что ли?! Мать твою! А проверить-то как?! А просто! В прошлый раз у меня при этом ДОЛБАНОМ ПЕРЕНОСЕ, все вещички были целы'.
  Я кинулся к сумке и стал на ощупь искать огурцы и колбасу.
  НИ-ЧЕ-ГО... Ничего - нету! Но не может такого быть. Таких снов не бывает! Тут же появился коварный червяк внутри, который эдак мило заявил: 'А много ты знаешь про сны?'. Нет, в другое время я бы не только с внутренним голосом поспорил, но и хоть с кем. Но вот стоять в обосра... испачканных изнутри штанах. Удовольствие ещё то. Стыдобища! Пришлось раздеваться и заниматься вопросами гигиены. Кому-то может и ха-ха. А лично мне совсем не до веселья. У меня в башке гвоздем сидела мысль - "бывают ли такие реальные глюки?".
  'Судя по твоему виду - бывают!'
  Это не я сказал! Это мой внутренний голос. Он как-то окреп и свербел гвоздем в жо... в голове. Но в принципе и там он свербел тоже. Ни фига себе - сходил за хлебушком?! Но вот что самое интересное - и мысли и чувства из 'сна' помнились мне абсолютно ясно.
  -'А-а-а!!!', - заорал я весь голос. 'Если это глюк!? То спасибо тебе... уж не знаю, кто ты есть! Но спасибо не за то, что меня занесло черт знает куда',- сразу поправился я. А то знаем мы этих - которые сверху, еще обидятся. 'Я ведь теперь имею бесценный опыт. И подстерегающие меня опасности я теперь представляю гораздо яснее. Черт бы с ним, куда бы теперь меня не занесло. Убить себя просто так я не дам!!! Спасибо тебе... кто бы ты там ни был', - я низко и совершенно искренне поклонился, сверкнув голой ж... э-э... тылом в свете поднимающегося солнышка. 'Если б ты не показал мне такое глючное кино, меня и взаправду могли сожрать, убить или я мог сдохнуть от банальной дизентерии. А теперь я поберегусь'.
  Мне вспомнилось чьё-то высказывание на эту 'забавную' тему: 'И вообще, это был очень странный лес. Сначала я ходил за грибами. Потом они за мной...'.
  Я конечно дурак - но не настолько. Я стою, оглаживал себя весьма нервными и судорожными движениями. Мне себя было откровенно жалко. Тот сон или не сон, случившийся со мной - научил меня многому. Мне себя было безумно жаль. Честно! Прям до слез! И первое что я сделал - я начал думать.
  Нет, я не супергерой и навыков каких-то таких особых у меня нет. Ну там пара-другая приемов от ножа. Несколько десятков опять же отработанных ударов. Кто по молодости не страдал модной данью восточным единоборствам? Ну потратил я некоторое время на изучение разного. По принципу 'авось и пригодится'.
  Сон... лучше всего я буду считать это сном. Или предвидение? Нет, пусть это будет всё-таки сон. Иначе уж больно страшно. Так вот этот сон единственное, что мне показало, это то, что ни хрена у меня не получится пройти с песнями по тому месту, куда я попал.
  Куда я попал - пока неизвестно. Но вот то, что сильно жаждать встречи с местным населением мне не надо. Вот это - я понял четко.
  Кругом враги, которые так и жаждут моего имущества. Моя бесценная жизнь им вообще-то на хрен не нужна. Это для меня она - бесценная. А всем остальным тут пох. Гуманность изобретение сытого века. Ибо нефиг. Ну, в лучшем случае определят меня в рабы. Имущество МОЁ и барахло, 'где-то тут', гораздо-гораздо ценнее моей жизни.
  Этот вывод сильно поразил меня.
  Чем же я обладаю из плюсов?
  Только мозгами. Но делать любые выводы можно определив время. Первое - навыков выживания в одну харю у меня нет. Знаний - тоже нет. Но это опять же, как сказать.
  Есть только ружье и кой-какой хабар на продажу.
  Пока примем как данность, что я - попал. А вот некоторые выводы совершенно очевидны. Очень уж рваться к цивилизации не стоит. Не в том смысле, чтобы остаться в лесу. Из меня тот ещё Робинзон. Вон мяска поел так, что до сих пор воняет. Просто не стоит уж очень очертя голову бросаться к цивилизации. Тихо надо подходить. Тихо... - мягкими шажочками.
  Сделав столь дебильный вывод из всего произошедшего, я браво двинулся к этой самой пресловутой цивилизации.
  Не буду описывать все ужасы и 'тяготы и лишения' выпавшие на мою долю во время путешествия. Одно могу сказать точно. Никогда в жизни я не думал, что путешествовать натуральным дикарем такое тяжелое дело.
  А весенний лес вокруг меня - цвикал и трещал, пел разными голосами птиц и зверей. Шумел и всяко изгалялся. Непуганая дичь вокруг так и просила - стрельни. Но патроны - это наше фсё!!! Это я из этого самого непонятного мне 'сна-предостережения' усвоил - насмерть. Вообще этот сон-бред-видение как угодно, что-то сломал во мне ... или переродил? В общем, никакого высокого пиетета к чужой жизни я не испытывал. И в любого демократа с их дебильными предложениями и предположениями про ценность чьей-то там неизвестной мне жизни... ща стрельнул бы, не раздумывая. Тот бред про слезинку и любовь к ближнему я с огромным удовольствием вколотил бы прикладом этому умнику в глотку... вместе с зубами!!!
  Я тут голодный на последнем издыхании, а они мне про какие-то общечеловеческие ценности? Я сплю вполглаза! Вздрагиваю от малейшего шороха! А им хоть бы хны?! Хрен вам!
  Ну, утрирую я про вполглаза. Сплю я нормально. Нет тут никого пока сильно опасного. А может, я его не вижу или не знаю.
  А если посмотреть на мой дебильный 'набор для выживания'? Какой козел в интернете меня надоумил его собрать?! 'Удобно-стильно-комфортно...'. Удобно? Да! Только пользы от этого никакой практической нет. Ну, не совсем нет. Кой-какая есть. Вот крючки, например - это круто!
  Вырезав удилище и смастерив удочку, я хоть разжился рыбой. А вот переть вдоль реки и иметь хоть что-то из еды, это - да. Это хорошо! Только вот людей я пока не встретил. Ну, на край речка куда-то выведет к морю. Уповаю, милостивые государи и сударыни, что это будет не берег Северного Ледовитого океана. В общем хорошего в этой сраной 'робинзонаде' - ничего нет. Читать только про это прикольно. А жить без удобств - это... это как - запор при поносе.
  Иду вот я, значит этак - сам себе истории разные сочиняю и рассказываю. Планы разные вырабатываю после ужина. Жду, куда меня кривая вывезет.
  Вот спустя почти две недели и вывезла. В 1941...
  Да шучу я, шучу! Нашел избушку охотничью. Совершенно заброшенную. Определить год все равно не представлялось возможным. Она была пуста и чиста, как задница младенца. Внутри печи не было, был очаг из камней и все. Кругом все было запущено донельзя. Вместо кровати - ложе от пьяного, косоглазого и косорукого 'кутюр'. Имеется в виду лежанка - в стиле 'Смерть - оккупантам!'. Сооружение из кривых жердей, покрытое сгнившим в труху сеном. Окон - нет, но это ничего. Лавка - сооружение из расколотого пополам бревна и пары чурок - вместо резных ножек. Полы земляные. Ну, хоть что-то. Проверил петли на двери - кожа. Причем кожа ломкая. Пока открывал дверь, петли слетели. Прибиты они были коваными гвоздями. Это тоже ни о чем не говорит.
  Кстати, байки про разных "Робинзонов", теперь я могу авторитетно вам заявить - врут. Врут в том плане, что разговаривать сам с собою я начал через пару дней. Так и чувствую, как едет крыша. А уж про то чтоб остаться нормальным, проведя в одиночку пару лет - чушь собачья. Опыт.
  Оставить человека... я имею в виду современного человека получающего массу информации в эдаком вакууме - это нечто. Поэтому люди, просидевшие в 'одиночке' и двигаются. Это самое страшное наказание! Уж поверьте опыту.
  Зато вот мои навыки выживания - усилились многократно.
  Вообще странно, если не сказать больше. Я иду две недели и никого не встретил. Как вымерли все. Избушка опять же заброшенная. Где эти охотники, которые её построили? Нету.
  Вещички мои потихоньку пообтрепались и уже не выглядят так привлекательно как вначале. А кругом природа.... Расцветает все. Распускается. Дичь непуганая. Три патрона я всё-таки истратил. А что вы хотите? Одной рыбой сыт не будешь. И соли очень сильно не хватает. Нет, пока есть, но скоро может и кончится.
  Мои мучения закончились совершенно неожиданно. Когда я, наконец, увидел лодку-долбленку с рыбаком. Я заорал - он подплыл и мы пообщались.
  Пообщались... мать его! Тот мямлил какую-то хрень на совершенно неизвестном мне наречии, а я бубнил о том, что бесконечно рад видеть его. Ну, в общем, договорились, что поедем к нему в гости. А я ему руками показал, какой я классный парень и вообще друг... я наверное был похож на слабовидящего фаната пытающего объяснить глухонемому разницу между последним и предпоследним альбомом группы 'Тату', с учетом того что он никогда не видел. Не знаю, насколько мне поверили, но в гости - пригласили.
  Деревня куда он меня привез, сказала мне не только о том, что я в глубокой заднице. Но и о том, что я прилично - попал! Причем 'жопа' настолько глубока, что я даже затрудняюсь определить 'глыбину'. Понять куда меня занесло опять невозможно.
  Практически в лесу стояло три дома - землянки. Кругом говенная деревянная утварь. Минимум железа. Копья я приметил. Эти штуки назывались вроде - рогатины. Копье с перекладиной. Луки паршивенькие. Ножи самокованные на поясах. В деревне или хуторе - черт его знает как ЭТО назвать, трое взрослых мужиков, десяток детей самого разного возраста, шесть баб и пара стариков.
  Нищета кругом - неописуемая. Все вокруг - тихо и мирно. Но вот только теперь - после 'снов не снов', я руки от оружия не отпускал и был все время настороже. Пусть это будет паранойя или ещё как, но вот сдохнув два раза подряд, я теперь настороженно относился ко всему.
  Хозяина пригласившего меня к себе звали - Ладак. Он был рыбаком и охотником. Вокруг сушилась рыба, и были распялены шкурки. Белка, соболь, лиса...
  Крутилось несколько собак типа лаек. В загоне были две коровы. Чего-то хрюкало. Куры опять же были.
  Я внимательно осматривался, отмечая в голове все, что удалось увидеть.
  Когда меня привели, на крыльцо вышла тетка лет сорока и с поклоном подала резной деревянный ковшик. Типа, мол, испей. Черт его знает, что там внутри? Но не думаю, что меня сходу попытаются отравить. Чего-то такое я читал - пришлось пить. Бли-ин... - это был квас - 'вырви глаз'. Кислятина невозможная.
  Но я поклонился и сказал: - 'Спасибо'. Поняли. Пригласили в гости. Приперся старик - Плоскиня. Этот по-русски говорил. Но как? Как в кино: 'паки, понеже, исполать...'. С пятого на десятое, но хоть разговаривать можно. Он же и переводил остальным. Как мы натурально разговаривали, приводить не буду. Иначе нормальному человеку свихнуться можно.
  - Как зовут тя, мил человек?
  - Константин.
  - А в лесу чего делашь?
  - Заблудился.
  На меня посмотрели как последнего недоумка.
  - Как в лесу можно заблудиться? Кругом следы, да тропки.
  - Это вы может, и знаете свой лес, а меня занесло издалека. По чужой надобности. Леса вашего не знаю. И вообще вырос в местах, где леса мало. Вот считайте меня неумехой.
  - Лешак - водил, не иначе...
  Ну вот примерно так и поговорили. Попытка выведать у меня новости большого мира - кончилась неудачей. Я спел что-то о том, что головой ударился и ничего не помню.
  Осторожно стал выяснить, где я? вернее попытался. Выяснил. Ничего мне местные названия не сказали. На вопрос кто правит, ответили, что княж. Попытка выяснить имя и фамилию наткнулась на сентенцию: 'То, нам без надобности. Приезжает тиун собирает оброк и все'. В общем как был в неизвестности, так и остался. Покормили, и спать уложили. Хотя то, что я ел, назвать - едой, язык не поворачивается. Осточертевшая рыба и абсолютно безвкусная репа. Никакого хлебушка, - за которым я так неудачно 'сходил', тоже не наблюдается.
  Итог. Вот лежу я на сеновале и предаюсь меланхолии. Черт его знает - где. И черт знает - что делать? Нифига почему-то меня к цивилизации не тянет. Надо осваивать язык... это была последняя связная мысль, перед тем как я провалился в сон.
  
  
  
  
  
  
   Глава 13.
  
   Когда к тебе обращаются с просьбой "Скажи мне, только честно..." - с ужасом понимаешь, что сейчас, скорее всего, тебе придётся много врать.
  
  
  Ну что я могу сказать о своей жизни? Прошло уже три года, как я поселился в этой деревне. Остепенился. Изучил язык. Женился. Жена родила двоих детей. И стал я обычным крестьянином. Пашущим землю и радующимся несколько раз в год.
  Выпиваю, не без этого. Редко. Потому что физически некогда. Работа, работа, работа и еще раз работа... от зари до зари. Ибо керосинок нет. Делать абсолютно нечего. Нужда и забота о хлебе насущном съедает все мое время. Из развлечений...- только секс, ночью. Больше заняться нечем. Но и он со временем приелся. С реально уставшей бабой, которая выполняет супружеские обязанности, секс особой радости не приносит. Она и правда - никакая. Хозяйство, поле, огород, дети, вода, скотина... этот список можно зачитывать до вечера. А если его написать на бумаге, то думаю рулоном туалетной - не обойдешься. Маловато будет пятьдесят два метра.
  Раз в год - зимой, поездка на ярмарку. Огромное событие, которое потом обсуждается целый год. Праздник! Можно хоть с кем-то поговорить и выпить. А уж подраться с чужими, вообще - счастье.
  Все мои дурацкие мечты и прочие 'умствования' - забыты за повседневным трудом. Мечты наивного идиота, как и 'лодка любви - разбились о быт'.
  Вот примерно такая у меня жизнь. Хотя если 'это' - можно назвать жизнью. Существование... выживание... вот примерно такие эпитеты больше всего подходят для нынешнего положения вещей. Так-то! Прав был всеобщий бородатый пророк и апологет комунизьму - Карлуша. 'Бытие определяет - сознание'. Эх, а бытие - хуже не придумаешь. Серо, сыро, грязно. Даже насекомые меня уже не раздражают. Это неизменное зло, от которого не избавится...
  Эх! 'Где ж вы - души прекрасные порывы?'. Помнится, что-то эдакое спрашивал поэт спьяну. И был, безусловно - прав! Ибо не фиг. Не фиг верить во что-то там эдакое. О счастье и прочих моралях можно говорить только когда - сыт. А не когда думаешь чем и как накормить детей.
  Вот такая вот серая и скучная жизнь проходит у меня. А вы - приключения. Тут из всех приключений - волки, которые вышли из лесу и сожрали соседскую собаку, сдуру решившую потягаться с голодными волками. Вот и потягалась. Два раза гавкнула и все - сожрали. Осталась хозяину пара клочьев шерсти. На память, так сказать.
  Религия? О ней вспоминают - только когда болеют. И то, больше верят в старых богов. Они как-то так больше знакомы.
  А я сижу в этой чертовой деревне и маюсь дурью! Изучаю местное наречие. С помощью пацана по прозвищу - Уголек. Он двоюродный племянник троюродного брата. В общем какой-то там дальний родич. Сильно дальний. Потому что без языка мне никуда. Ах да-а... Про три года - это я пошутил. Три дня прошло.
  Не сказать что замечательно, но неплохо. А вот биография вышеописанная на второй день вечером и пришла мне в голову. Не, не вдохновила меня такая 'перспектива'. Совсем не вдохновила. Ладно - выживу я. И все?! Э - не-ет... такая перспектива на подвиги не вдохновляет. Мой папа узнай о такой 'карьере' в гробу бы перевернулся. Да и меня моя предыдущая жизнь несколько по-другому научила жить. Просто так сидеть и чесать между ног, в ожидании благ, которые принесет 'светлое будущее'? Не, это не про меня. Слишком уж деятельная натура. Так я от такой жизни только спиться могу. Здесь я, пожалуй, с господами большевиками согласен. Как там у них говорилась? Про то, что они руководствуются известным постулатом: "Мы - коммунисты не можем ждать милостей от природы, взять их у нее - наша задача"*. Я тоже так думаю. Вы будете смеяться, но я абсолютно согласен с Гайдаевским героем - Балбесом: 'И жизнь - хороша, и жить хорошо!'. Но еще больше согласен с Трусом, гениально закончившим это изречение: 'А хорошо жить... - еще лучше!'. Так что 'просто - жить', мне несколько маловато. Я понимаю, что чуть что - сожрут меня и не поморщатся. Хотя... не сожрали в девяностые - и тут замаются. Силу уважали всегда. Следовательно, надо становится сильным. Это, так сказать - 'программа минимум'.
  Вот на сем мои размышления и кончились.
  В сарайку, где я ночевал на здоровенной охапке пахучего сена, скользнула тень... Я хорошо её видел в лунном свете, падающем из открытой двери. А еще лучше слышал. Я зачем-то случайно натрусил сенца возле двери. Бесшумно не войдешь. А в мою руку уже бесшумно скользнул нож. Сомневаюсь, что меня так запросто можно зарезать. Ничего иного в голову мне пришло. Я приготовился.
  Хотя странно. Неужели послали только одного? Или эта чья-то частная инициатива? Наивно думать, что я тут лежу и жду - пока меня зарежут. В армии, отстаивая бесконечные наряды - за то, что я был слишком 'умным'. Я научился одному полезному трюку. Нет, вовсе не спать с открытыми глазами. Я просто - спал. Только вот какой-то участок в моем мозгу - бдил, за меня. В роте за тумбочкой стоял стол. Типа для чтения уставов. Так вот я заступал на самую собачью часть наряда - с двух до шести. Спокойно вставал. И сразу же ложился дальше спать. Прям на стол. Едва открывалась дверь или раздавался непонятный звук или шорох - я моментально просыпался. Сначала вскакивал, а только потом открывал глаза и соображал, что меня разбудило. У меня было больше всех 'нарядов вне очереди'. Как-то раз у меня скопилось СОРОК ПЯТЬ - одновременно! От старшины, комбата, от командира роты. Были даже от дежурного по дивизии. Тому, кто служил не надо объяснять, что это такое. В наряды я ходил - через день. Попутно добавлялись новые. А тому, кто не служил, скажу, что наряды вне очереди - все равно придется отстоять. Так-то! Вот с тех пор по желанию я могу спать, так сказать вполглаза. Я все равно отреагирую раньше, чем опасность приблизится.
  Мой неизвестный 'визави' об этом знать не мог. Тихо прошуршало сено на входе. И неизвестный притих. Он практически бесшумно передвинулся к тому месту, где я спал. Тихо прошуршало сено моей постели. Облом! Меня там не было. Я уже стоял сбоку от него, приготовившись перехватить ему горло. Незачем шуметь. Да и незачем никому знать, что русский кореец Ким, мой лепший кореш с 'учебки' учил меня все два года моей службы обращаться с ножом. Как показала дальнейшая жизнь, это может стать "ба-альшим' сюрпризом для некоторых.
  Тень удивленно замерла и нежным голосом спросила темноту:
  - Кстатин, ты то еси?
  Бесшумно сделав шаг, я положил левую руку на плечо тени оказавшейся девчонкой и тихо шепнул ей на ухо:
  - Тут я. Что надо?
  Нож я благоразумно не выпускал из рук.
  - Лубх.
  Стоя со спины, я доверчиво провел левой рукой по её рукам, прежде чем она ко мне повернулась. Ничего острого в руках не наблюдалось. Она повернулась ко мне и горячечно что зашептала-заобъясняла. С трудом, но я все-таки понял. Девчонка хочет от меня ребенка. Что-то такое я читал про кровь... и обычаи. Тут, насколько я помню, не девственность важна - как для церковников, а плодовитость. И если у девчонки уже есть от кого-то ребенок - это большой плюс, а вовсе и не минус как у нас. А в том, что от меня родится большой и сильный сын она была уверена. Лопоча черти чё, она попыталась сдвинуть мою тушу в направлении 'ложа' - охапки сена застеленной рядном, которое мне как гостю поселили в знак уважения.
  - Ты точно хочешь? Потом жалеть не будешь? - задал я дурацский по её мнению вопрос. Как не странно она поняла и энергично закивала головой. Её чуть потряхивало, да и на дворе не сильно жарко. - Ладно.
  Я подхватил на руки ладную фигурку, выбросив из головы дурные мысли по поводу её возраста и прочих заморок. Не лезут в чужой монастырь со своим уставом. Вряд ли её мать не в курсе, куда отправилась дочь. А скорее всего сам её и направила. Девчонка ткнула себя в грудь и представилась:
  - Белава...
  Она, ничего не умела и я, судя по всему, был у нее первым мужчиной. Она сразу хотела перейти к делу.
  - Э... нет. Не торопись. Я постараюсь не посрамить своего века. У нас это будет по-особому... нежно и ласково...
  Мою небритую рожу встретили неумелые губы... Я шептал ей всякие глупости и нежно целовал. Как не странно она понимала меня, а я её. Она была чистой и искренней. Она сегодня отдавала мне себя всю. Ничего не требуя взамен. Отвык я от подобной искренности в нашем продвинутом двадцать первом веке.
  Она ушла от меня под утро, когда стало светать. А я лежал, закинув руки за голову и чему-то, просто улыбался. 'Ни чё... мы еще побарахтаемся', - это была последняя связанная мысль в моей голове.
  
  
  
  *'Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее - наша задача'.
  Не очень образованный автор путает. Эта поистине крылатая фраза принадлежит вовсе не большевикам, присвоившим её, а конкретно Ивану Владимировичу Мичурину. Только вот он вкладывал в нее совершенно другой смысл.
  (Прим. редакции).
  
  
  
  
   Глава 14.
  
  Хоть сто раз отмерь - больше не станет.
  
  
  
  
  Прошло целых четыре дня, пока я успел всласть насладиться лицезрением человеческих лиц вместо деревьев... и чего?
  Все это как-то больше похоже на встречу продавца МЛМ и свидетеля Иеговы в прихожей потенциального покупателя.
  Сижу в забытой богом деревне. Дыра - жуть. Сейчас я не могу определить не то, что эпоху, а даже - государство. По идее - Россия. В смысле - Русь. На этом исследования закончились.
  Просидев тут эти долбаные дни, я понял, что ещё подспудно беспокоило меня. А это несколько вещей. Темп жизни тут - другой. Все настолько медленное, что я тихо шизею. Вы не поверите, но главное событие в день это прием пищи. В том смысле, что - пожрать.
  Деревня в просторечии именуется - весь. И главный тут - огнищанин. Вольный пахарь, так сказать. Это я сам вспомнил!
  Еще я пришел к выводу, что моя жизнь - это не самое ценное на свете.
  Да! Вот такая вот хрень!
  Парадокс.
  Моя драгоценная жизнь вообще как-то тут никакой особой ценности не имеет. Не, ну надо?
  Что ещё меня невыразимо в окружающем напрягает - это мысль. И мысль эта весьма поганая. Хотя это может быть как минус, так и плюс. Да, господа умники - это паршивая мысль о том, что это может быть, как и прошлое, так с таким же успехом и будущее. Это может быть и постапокалипсис во всей своей красе. А может вообще это не мое прошлое. В смысле не Земля. Ну в том плане, что это какая-то параллельная реальность, мать ее. Никаких выводов ни в ту, ни в другую сторону... я пока не вижу. Да, язык с 'понеже' всякими, вроде как говорит за прошлое. Но вот название реки - Путинка, навевает, знаете ли разные ассоциации... хотя лично я склоняюсь к древним корням моего попаданства.
  Приняли меня честь по чести. Истопили баню. Помылись... И опять - непонятка? Никто не стесняется раздеться. Это касается не только того, что все моются вместе. Тут стыдливость несколько другая. Да и вообще... Они просто совсем другие. Вот это мне надо как-то осмыслить.
  Черт! Черт! Черт!!!
  Вот это самое сложное - понять. Да уж... разные менталитеты... это как-то раньше были просто слова. А сейчас, когда вижу в реале... - это совсем другое. Буду себя перебарывать.
  Мужики горбатились в поле. Хотя слово 'горбатились' - подходит, а вот 'поле' - не совсем. Назвать тот клочок земли, что они обрабатывали с помощью палки-копалки - полем? Ну им - это простительно. Это только в силу недостаточного кругозора... ну и явного незнакомства с программой 'Сельский час' по телевизору. Даже там показывали плуги. А тут... эта... как её - соха, что ли? С крестьянской лошадкой спереди. Жуткое сооружение! Оно сделано из древесного комля. Эту жуть тянула лошадка чуть больше пони. И мало того, что тянула... Они этим рыхлили землю! Пахали! Шоб я так жил!
  Глядя на каторжный, иначе не скажешь, в прямом смысле слова - каторжный труд, я тихо затосковал. И отчего-то сразу понял, что крестьянина из меня при всем желании не получится. Это не работа. И уж тем более не моя работа. Это просто жуткая жуть!!! Ну не крестьянин я. Я больше по торговой части.
  Поначалу-то смотрели на меня конечно с опаской. Еще бы. Выходит из лесу такая "рама" - за метр восемьдесят и весом под сотню кг. А местные мужички кил на шестьдесят тянут, не более. Да и рост совсем не гренадерский метр шестьдесят где-то. Я, вдобавок не худой и мышца присутствует - не без этого. Ну пусть слегка... как бы это сказать - плотноват я, в районе талии. Зато плечи у меня пятьдесят шестого размера, еще в десятом классе были. А уж счас-то. Что и говорить. Так что местные меня на голову ниже и худее.
  Моя одежда вызвала нездоровое ажиотаж, а вот офицерский ремень с тренчиками произвел насквозь положительное впечатление. А вот то, что я без ножа или меча наоборот. Мой охотничий нож тут больше за столовый канал. Тут ножичек - это железяка в локоть. Это мне на пальцах объяснили. И даже продемонстрировали. Правда и качество, с моим не сравнить. Да и ножей тех у них раз-два и обчелся. Железо тут ценность. Вон как поглядывают на мое ружье.
  А вот вещи мои - всякие диковинки, перевели меня в разряд купца - торгового гостя. Я день вообще сидел - не отсвечивал. Насиловал свою память на предмет прочитанных книжек - слова разные вспоминал. И вообще все, что можно полезного извлечь. Книг прочитано немеряно и опыт всех попаданцев со мной. Надо только правильно его применить. А ту суку из интернета, которая мне посоветовала про набор 'выживальщика'... Эх! Поймал бы - убил! Сколько полезного можно было взять. А тут...?!
  Ладно, не будем о грустном. Я и так по сравнению с местными - богач несусветный. Только одни бутылки из-под водки - чего стоят. Грозному, который Иван - венецианцы граненый стакан преподнесли, в дар. Круче золотого стоил - ибо дефицит. А вот за мой фонарик с динамкой могут и того... на костре сжечь. Но я особо барахлом не светил. Тот, кто прошел, девяностые и выжил... - научен видеть все подводные камни.
  Ну увидели местные складную ложку с вилкой. Ну манерная, в смысле никелированная и складная. Я-то по простоте душевной достал, как пожрать дали. Достал набор, отсоединил вилку. Все и вытаращились на обычную никелированную ложку. Вот тут я и понял, что погорячился... Благо ума, хватило больше ничего не доставать.
  На сумку мою поглядывали как Али-Баба на пещеру разбойников. Но как я понял, не принято тут по чужим вещам шариться - чревато. Зарежут. Да и не в обычае то.
  А я вот мучительно размышлял, уже который день - 'кто виноват и что делать?'. Виновато естественно - правительство. А вот что делать? Что делать... - язык надо учить. Вживаться и выживать. Другого не дано.
  Примем как данность, что занесло меня - чёрти куда. Оброк собирают - значит, есть власть. Я этой самой власти до одного места. Пока не отсвечиваю. Так было и так будет. Сие неизменно - на все времена. Что ещё? Время года - весна. Это точно. Раз пашут - весна. Значит, мне можно и нужно посадить картошку и огурцы с помидорами. Может, что и вырастет?
  'Выйдя из кабинета шефа, он выглядел как-то... натянуто ...!!!'. Это прям, как про меня сказано. Мля-а... и сидеть в деревне стремно и не сидеть... стремно.
  Ладно, поехали! Что я там могу изобрести? Булатную сталь... - отпадает. Я так скую - не разогнешь. Из всего, что я видел про кузнецов - это как колотят молотом по заготовке. Как говорится: Клуб любителей кузнечного дела проводит конкурс среди молодежи под девизом: "Куй с нами!". Конкурсные произведения будут выставляться в салоне клуба "Всякая куйня".
  Могу нефть найти? Могу! Запросто. Прям вон там - за углом стоит табличка, а на ней надпись: 'Месторождение Самотлор. Копать - здесь!'. Сами в свой Сургут езжайте. Или где она там? На Таймыре? Помню, что в Баку нефть есть, но как мне помнится... там злые ребята в халатах и с хурмой в руках.
  Чего там попаданцы сразу ещё изобретали - паровоз? Это я только на картинке видел. Представляю принцип и, в общем-то, и все.
  Часы? Да-а... такой простой девайс. Раз-два - и готово. Я в этой механике как... как крестьянин в спряжении неправильных греческих глаголов.
  Порох? Это я точно помню. '75 - 15 - 10'. Только вот чего? Уголь - селитра - ... и что-то ещё. Ладно, позже вспомню. Формулу Ломоносов вроде вывел. В книжке я читал. А селитра - это китайский снег. Это я помню. Но вот пропорции испытывать? Сами испытывайте. Хотя думать об этом буду и крепко. Бездымный порох мне вообще не светит. Я в этих формулах и кислотах - дуб-дубом.
  Плуг ещё можно сковать. Ага! Можно. 'Накося - выкуси' - называется. Ну видел я этот лемех, и чего? Там же угол какой-то надо знать для отвала.
  Чудны твои дела, господи. Ничего тут нет. Сижу как удав заглотнувший воздушный шарик и теперь безуспешно пытающийся пукнуть.
  Вот чего тут нет - так это туалета. Да! Обычной садовой будочки... такой с сердечком на двери. Досок тоже нет. А в туалет ходят в... хлев что ли. Туалет изобрести? Да... - великий изобретатель туалета! Карьера удалась.
  
  
  
  Разные интересные факты
  
  28 ноября 2738 года будет отмечаться миллионный день с начала нашей эры.
  
  Самая большая жемчужина, получившая название 'Жемчужина Аллаха', найдена в 1934 году у берегов Филиппин внутри гигантской раковины тридакны. Ее вес - 6,5 килограмма. Ювелирной ценности эта гигантская жемчужина не имеет, она интересна лишь как игра природы
  Генные нарушения проявляются только у самцов.
  
  Самая толстая когда-либо выпущенная газета - The New York Times 17 октября 1965 года. В ней было 946 страниц и весила она 3.5 килограмма.
  
  Для того, чтобы покончить жизнь самоубийством с помощью марихуаны, человеку необходимо выкурить 680 кг за 14 мин.
  
  
   Глава 15.
  
  Конфеты могут оказаться очень полезными при неожиданной слабости желудка.
   Но удобнее пользоваться всё-таки одними фантиками.
  
  
  
  Вот, что я вам скажу господа будущие попаданцы. Изучать надо что простое. Вроде... вроде... В общем, черт его знает, что надо? Но что-то эдакое. На чем заработать можно. Вы не поверите, но поначалу я голову сломал напрочь, на чем тут можно заработать.
  Ах, да! Прошло две недели, моего так сказать глубокого погружения в языковую среду. Я научился лопотать на этом суржике между русским и скорее всего древне... русским. Обычаев я не знал, но перенимал вовсю. Как креститься, как войти избу, как кланяться... да всякое разное. Продумывал легенду.
  Язык, как не странно, выучился без проблем. По крайней мере, на бытовом уровне. Книг мне естественно тут никто не оставил. Даже библии, которую кладут в пиндосовских отелях на столик для гостей, тут и той нет.
  Икона была одна. На все три дома. Вообще все тут настолько выпадает из реальной или придуманной кем-то жизни - ужас. Деревня, в которой жило почти два десятка человек, напоминало мне бивак в походе. Какое-то ту все убого-одноразовое. Это я не ругаюсь. Это я с уважением. С диким уважением. Попробуйте что-то построить с помощью топора и деревянной лопаты ОКОВАННОЙ ПОЛОСКОЙ ЖЕЛЕЗА. Представили? Вот то-то. А они не только смогли выжить. Они дома построили! И считают, что вполне неплохо тут живут. Железа тут настолько мало что, я по любому - богач.
  У меня есть две бутылки из-под водки. Как я понимаю, ценность по нынешним временам несусветная. Царский подарок. Да, со временами я слегонца промахнулся. Царь тут есть. Это когда я про время узнавать стал и выяснил. А земли тут княжьи. Это да. Хозяин князь... Князь Воротынский. А царь - Василий Иванович. И не надо ржать! Это очень чревато - поминать всуе ЦАРЯ. Да, а Василий Иванович - сын Ивана Васильевича. Не, нормально это? А?
  Иван Васильевич насколько я помню - это Иван Грозный. Но там где-то была какая-то - семибоярщина. Только вот до... или после?
  А! После Ивана Грозного наследовал Борис Годунов. Точно!
  'Кого?! Бориску на царство?!' - вопрошал царь в 'Иван Васильевич меняет профессию'. 'Так он злым заплатил за предобрейшее? Повинен - смерти!'.
  Вот и пригодился мне просмотр кинофильмов. Пригодился. Тогда получается я либо до него... либо в параллельной реальности. Потому что папу Ивана Васильевича как звали убей не знаю. Нет, что Василием это я догадался. А вот дальше...?
  Эмпирическим*** путем удалось установить, что у царя недавно родился сын. И сына назвали редчайшим именем... Не догадались? Правильно! Сына назвали - Иван. Караул! Фантазия тут у людей богатая. Вот и разбирайся теперь, кто чей сын.
  ЦАРЬ - Василий Иванович - сын Ивана Васильевича. У него сын - Иван Васильевич. Видимо в честь дедушки.
  А мне...? Мне проще всего прикинуться иностранцем. Моих моих слов и сочетаний народ, мягко говоря, не понимал. Это, ну в смысле мои разговоры напоминали мне общение в детском саду. Простотой односложных 'предложениев'.
  - Ладак, я хочу посадить тут заморские растения.
  - Чёж... Сажай Констятнин.
  - А где?
  - Да где хошь.
  - А земля чья?
  - Дык княжья.
  - А сажать тогда где?
  - Да где хошь.
  - Ты место пальцем показать можешь?
  - А много ли земли надоть?
  Я задумался, вспоминая местные меры длины. Аршин, это вроде как метр.
  - Аршин двадцать.
  - Да эвон, на полянке сажай.
  - А человека, который присмотрит за ними, есть?
  - Есть. Чёж не быть...
  И молчит.
  - А кто?
  - Да бабы присмотрят.
  - А кто?
  - Да хоть кто.
  - Мне надо - конкретно.
  На меня смотрят как на недоумка. Слово 'конкретно' он не знает.
  - Так кто присмотрит?
  - Дык хоть хто.
  - Ладно. Давай так. Я - отъеду. Потом приеду. Привезу денег. Заплачу за урожай.
  - Приезжай.
  - И ещё. Отдай мне Уголька в работники.
  - Зачем?
  - Надо.
  - Ну бери. Пущай его идет.
  - И девку дай. Белаву. На лето пусть присмотрит за моим огородом. Я заплачу.
  - Пусть работает. Бери.
  - Сколько попросишь за Уголька?
  - Пять алтын* - осилишь? - и прячет хитрую ухмылку в бородище.
  'Ещё бы вспомнить, сколько это?', - тут же промелькнула мысль. Я сделал вид, что задумался. 'Понятно, что парит. Ну и пес с ним. Алтын... это сколько там копеек. Ерунда. Хотя про покупательную способность копейки я помню только, что у Толстого в 'Петре Первом' Меньшиков пироги с зайчатиной продавал за две деньги - пару. А деньга? Это копейка или нет? Если я тут раньше... это значит деньги дороже. Ладно, выкрутимся. А без помошника мне тут вообще - швах'.
  - Десять копеек - спросил я наудачу и оказался прав.
  После недолгой торговли сошлись на двадцати копейках. Надо учесть, что эта 'недолгая торговля' длилась чуть не полчаса. Я прекрасно понимал, что меня пытаются развести. Я ведь богач. Моя цепочка с крестиком на четыре десятка грамм, про которую я и думать забыл. Здесь это атрибут 'статуса', и с большой буквы. Копеечная для меня раньше бирюлька, висящая на шее с незапамятных времен - тут ценность неимоверная. Во-первых, плетение у цепи - 'бисмарк', оно незнакомо местным по-определению. Во-вторых, это золото. В-третьих, мой православный крестик - 'тонкой работы'. Опять же - показатель статуса. Простые люди такого не носят. Так что вопрос, что можно продать - не стоит.
  - Двадцать новгородок**, договорились? - хитро улыбнулся Ладак.
  - Договорились, - и мы ударили по рукам.
  Это я потом выяснил, что он всё-таки меня напарил. Новгородка стоила вдвое против московки. А Уголек? Он в общем, какой-то там дальний родич. Сильно дальний. Настолько, что от пацана были рады избавится. И ещё, я-то думал, двадцать копеек в месяц. Оказалось, что за год. Так что, кто из нас выиграл - пока неизвестно.
  Диалог состоялся, после того как я посадил семена помидоров, огурцов и картошку и дождался всходов.
  Но как я это сажал?! Это целая эпопея!
  Мало того, что копать пришлось палкой-копалкой. А потом выбирать палкой-рыхлилкой корни и сорняки. Местный инструмент это не дрянь - это гораздо хуже!
  Итак, мне выдели делянку за хатой. Типа, огород. Я обнес его забором. Ну как забором. Воткнул немного палок в землю и оплел это сооружение ветвями. Вроде как плетень. Надо заботиться о посевах. А ну как появятся какие-нибудь кабаны?
  Вот. И в порыве трудового энтузиазма рванул на работу.
  Весь мой неистовый трудовой порыв разбился через час. Утонул как Ди Каприов вместе с 'Титанаком'.
  Когда я утер трудовой пот и наконец-то горделиво обернулся, чтобы посмотреть на огромный клин земли, который я вскопал. Я специально не оборачивался, копая, чтоб насладиться оторопью местных. Мы - предки, тоже могём! Я обернулся и 'насладился'...
  Это я оторопел! Огромная площадь, которую я, впахивая как последний ишак, ценой неимоверных усилий обработал. Эта политая МОИМ трудовым потом земля...!!! Причем политая, в буквальном смысле этого слова. Составила... составила... - эти жалкие четыре шага?!
  Я... упирался... копал... А результат?! Вот - 'это'?! Одна жалкая борозда?!
  Я набил мозоли, копая как последний раб, этой корявой штукой. Этим недоразумением в издевку названной шанцевым инструментом! Эта 'лопата'... - не иначе как средневековое орудие инквизиции. По всей видимости, её забыл кто-то из палачей, этот блин, пыточный инструмент инквизиции ещё времен первых крестовых походов. Не-ет. Её точно специально подсунули мне, в этой... в этой забытой богом и людьми, деревне. И подсунули! Не постеснялись храпоидолы.
  Иначе как? Скажите мне КАК?! Как можно за час каторжного труда сделать так мало?
  Не поверив своим глазам, я даже обошел вокруг 'клина'. Может кто-то его закапывал вслед за мной? Обошел. Но нет - ничего не изменилось!
  Вот тут я и осознал, что заниматься крестьянским трудом - это сильно не моё. Чаша моего терпения лопнула, и я пошел договариваться с местными о сельхозработах. Правильно говорят: 'Когда переполняется чаша терпения, надо приобрести ведро!'.
  Я чего-то не понимаю. Потребный мне кусок земли вскопали за гораздо более короткий срок. А я, со своими прорвавшимися мозолями наблюдал, а потом показывал, что надо делать.
   Кстати, на мои руки поначалу тоже обратили внимание. Ну и что, что у меня нет мозолей,в отличие от мужиков. Зато... зато я книжки читал! И вообще... у меня широкий кругозор. А мозоли... мозоли - будут.
  Вот теперь с этими самыми мозолями я стоял и гордился. Саднило правда, не по-децки. Меня поначалу-то приняли прохладно. Но видя, что урона от меня нет. Да и языка я другого - немец. Стали считать незнание мной обычаев и совершенно обыденных вещей - заумью. Мол, немец - что с него взять. А вот то, что православный и веру сохранил - это плюс. Да ещё какой. Так что постепенно со мной начали разговаривать. А уж теперь, после того как я практически сам, посадил огород... я считаю, что стал почти своим. Общая работа... она того - сближает, это точно.
  Вот и посадил я - заморские овощи. Правда, пришлось отдать за помощь и присмотр - один крючок. Ну, да ладно. Ерунда - у меня ещё есть. Пришлось пообещать за сохранение урожая, ещё потом заплатить. Но оно того стоит. Если картошка с помидорами уродится... - будет мне счастье. Все книжки об этом говорят. Да и та еда, которую я тут ем - это только чтоб не умереть с голоду.
  И вот, наконец, дождавшись первых всходов, я решил поглядеть на местный рынок. Деньги нужны. Да и в город надо перебираться.
  
  *Алты́н (или алты́нник)(от тат. алты - шесть) - старинная русская мелкая монета, а также единица денежного счёта. С 15 века равнялась 6 московским или 3 новгородским деньгам. Последняя позднее получила наименование копейки.
  (Википедия).
  
  * Ответы@Mail.Ru: Что значит эмпирический?
  Вопрос: Эмпирический спор, например? Можно как-нибудь попроще объяснить.
  Ответ: Эмпирический спор - имеется в виду либо спор по поводу каких-то эмпирических проблем, либо спор, опирающийся на конкретные данные, добытые эмпирическим путём.
  (http://otvet.mail.ru/question/10958071/)
  Не правда ли - это простой и доходчивый ответ?
  
  
  
  
   Глава 16.
  
   Одна голова хорошо, а все тело лучше.
  
  
  
  
  Молодой человек, весьма приятной наружности, с комфортом ехал на пружинном тарантасе, запряженном отличной парой гнедой масти коней. Лишь изредка он лениво покрикивал мальчонке - ямщику: 'Погоняй, любезный!'. В левой руке у него был лафитничек водки, а в правой вилка с наколотым хрустким огурцом. Прическа его пребывала в некотором беспорядке, потому что шаловливый ветерок растрепал пряди прекрасно ухоженных волос. Локоны пребывали в художественном беспорядке. Лицо молодого господина с волевым подбородком, твердо очерченной складкой губ и пронзительно-синими глазами, обрамленными густыми, длинными ресницами - дышало непреклонностью и волей. А выражение лица свидетельствовало о полном душевном равновесии и довольстве своей жизнью. В будущее смотрел твердый прищур глаз, чем-то похожий на дула двустволки.
  Дорога убегала назад. Сытые лошади бежали рысью, с легкостью съедая дорожные несчитанные версты. Прекрасная картина - несомненно порадовала бы любой глаз, заглянувший бы под кроны деревьев нежно наклонившихся над дорогой.
  О ком это вы думаете, идет речь? Правильно! Обо мне. Это я тот юный молодой человек на тарантасе.
  Жаль, но вот только в этот момент сидел я на тарантасе только в своих мечтах. А в суровой действительности еду на 'одиннадцатом номере'. Сиречь иду на своих двоих... и прусь через затрахавшую меня в конец - чащобу. Бесконечные ветки и вездесущая паутина, постоянно облеплявшая лицо - достали, как приезжие столичного жителя! А бонусом к этому незабываемому 'круизу' - шли комары. Это бесконечное стадо обглодало моё 'прекрасное лицо с волевым подбородком и твердо очерченной складкой губ'. Нынче мое личико походило на здоровенный красный оладышек. А 'пронзительно-синие глаза, обрамленные густыми, длинными ресницами' сейчас своим разрезом больше напоминали сильно пьющего монгола. Которому для полноты картины вдобавок ночью встретились гопники.
  В общем, направил я свои стопы в город.
  Я собрался легализироваться. А что? Вполне себе нормальное желание. А это значит, нужны бумаги. Но на мои осторожные расспросы старосты или как он тут назывался - тиун? В общем Ладак, мой вопрос о бумагах или там, о паспорте... встречал как-то неоднозначно. Короче, на меня смотрели истинно с христианским милосердием, как на юродивого.
  Их тут попросту нет. Документов - нет. Совсем нет.
  Ибо бумагу ещё вроде как не изобрели, а пергамент - дорог. Ещё тут нет прописки...! Каково?
  Узнав о столь вопиющем факте, я как-то сразу задумался о том, чтобы тут делали наши менты - ППСники. Нет прописки - нет денег. Счас-то, поймав незаконного мигранта, первым делом при отсутствии штемпселя - тот сразу дает. Нет, меня конечно, можно обвинить в очернении нашей кристально честной полиции. Но я сразу поправлюсь - я не досказал. Не все - берут!
  'Истинно, глаголю вам - дети мои' - берут не все. Я утверждаю, что только девяносто девять процентов в подходящих обстоятельствах - берут.
  Ну... и каких-то там жалких девяносто девять сотых процента. Их можно даже и расчет не принимать. Остальные-то - честные! Вот теперь-то меня и не в чем обвинить. Все прочитавшие это полицейские четко будут знать, что уж они-то точно входят в этот поистине золотой остаток. Не то, что я против полиции - избави бог. 'Дают - бери!'. Лично я против такого лозунга не возражаю. Да и 'понаехали - тут!', тоже правильный лозунг. Но как говорится: 'А осадочек-то - остался!'.
  Так о чем бишь я? А... - 'o tempora, o mores'. Что в переводе значит: 'О времена, о нравы?'. Эти 'дети природы' тут людям верят на слово. Не, ну надо?! Страна - непуганых идиотов. Просто как в анекдоте:
  Иду по скверу, смотрю: англичане в карты играют. Я решил с ними тоже поиграть. Ну мы и играем. Он мне говорит: "У меня 20 очков".
  А я ему: "Покажи карты!".
  А он мне отвечает: "У нас джентльмену - верят на слово!'.
  Ну тут мне карта так и пошла, так и пошла!'.
  Да-с, ничего не скажешь. Истинные дети природы. Хотя это может только тут. Деревня эта - выселки. В общем - глушь. И народ - старообрядцы. Почему знаю? Так крестятся двумя перстами. Значит - старообрядцы.
  Я и мой спутник - 'мальчонка - ямщик'. Парнишка... пардон, уже - отрок, двенадцати лет отроду. Так вот, премся мы значит ужо третий день - по просторам моей необъятной Родины.
  Да, теперь-то я точно уверен, что перенесло меня в Россию. Узнаю тебя - Родина-Мать. Где ещё бывает такое поганое комарье и вокруг сплошное бездорожье? Где бывают такие прекрасные и доверчивые женщины, готовые любить и отдаваться тебе просто так? Это только на гнилом Западе могли придумать столь дерьмовое выражение: 'Любовь придумали русские, чтобы не платить женщине денег'. Где...
  'Мать твою, в душу и трех святителей!' - непроизвольно вырвавшийся у меня флотский загиб прервал мои размышления... на самом интересном месте. Я споткнулся и мой организм, презрев жалкие законы тяготения, отправил мою тушку в полет. Жаль, что непродолжительный. Вот пока летел, тогда я и успел выказать своё оптимистичное отношение к жизни.
  Сначала моя нога запнулась о корягу, а следом 'вдруг, откуда не возьмись' вместо тропы и появился перед моим изумленным взором глубокий овраг - куда я и порхнул. Вряд ли я был похож на бабочку в этот момент. Да и кто интересно видел матерящихся бабочек под сто кило. Летел я быстро и красиво... но недолго. Непроизвольно при этом помахивая крыль... э... руками. Мой изящный полёт был прерван на самом интересном месте. Мне распахнула свои объятья 'мать - сыра земля'. Она же и выбила из моего многострадального тела короткий вопль. Ну и заодно ещё весь воздух.
  Я с радостью успел подивиться тому факту, что сходу не убился. Мою мягкую посадку самортизировала подкладка из прошлогодних листьев и хвои. Сомнений в данных ингредиентах у меня не было. Поскольку сначала я выковыривал их пальцем изо рта, а потом отплевался ими же.
  В моем падении поражал только один факт. Интересно, и когда это я успел зачерпнуть своей пастью столько дряни? Хорошо хоть личинок каких-нибудь в этом перегное не было. Да и так вкус у этого торфа совсем не айс.
  - Костянтин ты живой? - послышался с краю вопрошающий голос моего спутника - Уголька, в крещении он оказывается, имеет ещё и простое имя - Варсонофия.
  - Живой, живой, - отплевавшись от всей дряни набившийся мне в рот, велеречиво ответствовал ему я. - А я ещё и везучий. Вот же ...ть! - добавил я с чувством, но уже вполголоса посмотрев на начало своего невольного 'старт-апа'.
  - Чичас я спущусь, поможу тебе!
  - Не надо, - я, кряхтя, разогнулся. - Я сам... сам.
  Подняв глаза, чтобы выбрать кратчайший путь 'к свету', я заметил сову, сидящую в дупле прямо за спиной пацана и удивлённо пялившуюся на меня. Нет, это может быть был и изумленный филин. Изумленный наверняка тем фактом, что в их крылатом полку - прибыло. Но в тот момент мне было как-то глубоко фиолетово, кто там подслеповато таращится на меня из дупла. Не знаю уж почему, но глупая птица взбесила до невозможности. Было хоть на ком сорвать свою злость.
  - Ах ты ж - флюорограма лупоглазая! - емко выразил я свою радость от встречи с дикой природой. - Что ты гнида вылупился?! - попытался наладить вербальный контакт я с непуганой птичкой и подобрал для этого суковатую палку.
  - Не виноват я, что забыл тя упредить... - начал влезать наш спор хозяйствующих субъектов уголек.
  - Нишкни малой, не с тобой пря! - высказал я свое возражение и ловко запулил палкой в удивленную морду наглой птицы.
  Уголек в этот момент опасливо пригнулся. Наверное, решил, что это я кидаюсь в него.
  - Не попал, - констатировал я результат своих героических усилий.
  - Угу! Угу! - глумливо подтвердила эта мелкая дупелиная сволочь, жизнерадостно при этом выкатив на меня свои буркалы.
  Уголек обернувшись, увидел птицу. А потом несколько удивлённо вытаращился на меня. Он явно не понимал моей злости. Вообще-то совы днем вроде как спят. Но это, наверное, неправильная сова.
  Все ещё слегка горячась, я кинул ещё одну палку. Впрочем, тоже безуспешно. Попал только по дереву. Но глаза погасли. Наверное, сова достаточно прикололось, и пошла спать.
  Уголёк помог мне выбраться и стал меня отряхивать.
  - И зачем ты Констянтин на птицу осердился?
  - А на кого мне сердиться? На тебя что ли?
  - Плохо ты по лесу ходишь.
  - Не плохо, а задумался, - нравоучительно заметил я. - Ладно, двинулись.
  И мы опять пошли, болтая по дороге о местных реалиях и всякой всячине. Я нарабатывал разговорную практику и заодно пытался выработать линию поведения. Мой проводник мало знал об окружающем мире, но я-то знал ещё меньше, поэтому учился изо всех сил. Речь не много ни мало - идет о моей жизни. А в том, что тут много разных подвалов, в которых меня могут с пристрастием начать расспрашивать, если я упорю какой-нибудь сильно явный косяк - я нисколько не сомневался. Я даже выучил пару молитв, а то мало ли что.
  Долго ли коротко ли, но наконец, мы добрались до местного очага культуры. Город, возле которого мне повезло оказаться, назывался - Мезческ. Убейте меня, но где это я никогда не слышал. 'Рядом' находилась Калуга. Это получается я где-то под Москвой. Насколько это далеко я не берусь судить. В моем мире это несколько часов на машине. А тут? Может и неделя-другая. Пехом-то, совсем не фонтан шагать. Чего-то при задумке о транспорте мне захотелось иметь кораблик. Ну, или нормальный тарантас. Но судя по всему пока мною увиденному - это несбыточная мечта. Теперь бы на кораблики поглядеть.
  Выйдя с утра на узкую и ухабистую дорогу, мы шагали по ней уже часа четыре. По дороге встретили несколько крестьянских телег едущих туда и обратно. Была пара-тройка всадников. Один был гонец. Проскакал стрелец что ли? В общем, мужик в кафтане и прикольной шапке. На поясе у него болталась сабля. Ни ружья, ни пистолета я не заметил.
  Запомнился только боярин Акатьев. Он ехал с парой слуг. Боярин был колоритный. Привыкнув к серой крестьянской одежке, я наконец, увидел и другие цвета. Боярин - парнишка лет семнадцати-восемнадцати с круглым лицом, обрамленным русой бородкой, с живыми серыми глазами с интересом рассматривал нашу пару ещё издали. Одет он был в долгополый синий кафтан с костяными пуговицами и темно-зелеными штанами, заправленными в сапоги. На голове красовалась круглая островерхая шапчонка, отороченная куньим мехом. На поясе желтой кожи, висела сабля с затейливо украшенным эфесом. За ним следовали двое слуг - бедновато одетых, но тоже вооруженных и заводной конь с поклажей. Слуги были разные. Один из них был могучий мужик на сером коньке вооруженный луком и саблей. Несколько мрачноватый, с черной бородищей и сломанным носом. Он подозрительно зыркал на меня из-под кустистых бровей. А второй - молодой парень с прехитрой рожей, но тоже с саблей и луком. Но этот жизнерадостно улыбался, глядя на мир и на меня ярко синими глазами. Луки у них были... в колчанах... или в саадаках? Черт, не помню. Но в общем в таких прикольных коробочках, вроде из бересты.
  Мы отошли на обочину, уступая дорогу, и поклонились. Это мне не очень понравилось. Уголёк склонился в поясном поклоне, а я только вежливо наклонил голову.
  Боярин подъехав, остановился и эдак барственно поинтересовался:
  - Ты кто таков?
  - Шляхтич, Константин сын Борисов.
  - Сын боярский Иван сын Акатьев, - представился он и тоже поклонился. - Откуда путь держите?
  - Издалека. Ищу службы.
  - Литвин? - полуутвердительно спросил он.
  - Да. Поместье моего отца было под Ляховичами. Потом татары налетели и все пожгли. (Татары тут были, это я уточнил и излишним миролюбием не страдали). - Попал в плен, сумел бежать, а уж потом поносило меня по свету.
  - Пищаль зело интересная у тебя. Да и одежа... сразу видно не нашего кроя.
  Было видно, что парню скучно. И он рад поболтать с новым человеком. С собеседниками тут явно небогато. А тут новый человек да ещё издалека.
  - А не выпить ли нам по такому случаю? - гостеприимно предложил он.
  - В ответ на стол выставить мне нечего. Поиздержался в дороге... - начал я волынку.
  - Полно, какие счеты меж воями. Заодно и поведаете нам о своих хождениях. Я сколь, где не бывал, а такого оружья не видывал.
  Обернувшись назад, к своим спутникам он скомандовал:
  - Семка, Филька! Вертай взад. Тамо полянка недалече была у ручья. Там и поснедать нам приготовьте.
  Двое слуг - моментально развернулись и поскакали назад накрывать поляну.
  Парнишка вел себя вполне предсказуемо. Молодой, но он старался выглядеть солидно. Но возраст брал своё. Хотя насколько я помню, тут он уже совсем взрослый муж. И полноценный воин. Это у нас он был бы ещё пацаном без особых прав. А тут воин и хозяин безо всяких скидок. Да и мне надо легенду откатать. Шляхтич и не очень владею саблей - это конечно нонсенс. Нет, с Мишкой Зелинским мы рубились, конечно, на катанах. Но, во-первых, катана - это далеко не сабля. А во-вторых, ...Мишка хоть и фанат холодного оружия и реконструктор, но наши с ним спарринги перед пикниками у него на даче. Ну и пара моих с ним выездов на пьянки именуемые конвентами... на серьезную подготовку никак не тянут. Мишка вообще был влюблен во всю эту средневековую хрень и мог часами рассказывать о достоинствах того или иного оружия. Денег у него хватало не только на это хобби. Десяток магазинов и пара фирм, где он был в доле, позволяло ему безбедно жить. Вот эта его страсть и проявилась. Я-то больше по ножу спец, но базовые стойки да несколько ударов разучил. Это было проще сделать, чем выслушивать его разглагольствования и бесконечное нытье на тему: 'Как измельчал народ... А вот раньше...'. Этим и исчерпывалась моя сабельная рубка. Эх, вот его бы сюда... он бы развернулся.
  Но пока надеюсь, меня проверять не будут. Купцом представляться? Это совсем дико. Товара-то - нет. Да и к тому же тут все друг знают или хоть слышали. Спалюсь моментально, едва зададут вопрос по географии за третий класс. Я из всей этой лабуды я помню только, что Волга впадает в Каспийское море. ...Или в Аральское? Не, точно в Каспийское! Там ещё осетр нерестится и черная игра. Вообще можете мне про торговлю не рассказывать. Там такие зубры бывают, куда там следователям. На косвенных так прокачают... что будут знать состояние твоих дел лучше тебя самого. Встречался.
  Представиться крестьянином - не вариант. Это низшая ступень. Мастеровым...? Та же история. Это у нас я могу плотником там представиться или строителем. А здесь из строительства, при этом уровне техники и механизации я могу только куличики в песочнице слепить.
  Вот я и выбрал - шляхтича. Тут их и совсем бедных хватало. Домишко с огородом - но шляхтич. С саблем. Да и оружие опять же крестьянину не положено иметь. Я уж про свой огнестрел не говорю. И так-то попытаются отобрать. Наверное. Очень уж мало информации. Надеюсь, мой новый знакомый просветит.
  Устроились на полянке, продолжая болтать о всякой всячине. Иван приказал достать бочонок стоялого меду. Слуги споро накрыли траву серой дорожной скатертью, поставили на нее пару деревянных кубков и положили немного пирогов.
  Мы присели, а слуги устроились чуть подальше, и тоже достав какую-то снедь, неторопливо принялись закусывать. Налив нам из бочонка молодой парнишка удалился. Первый тост был за здоровье.
  - За здоровье Царя и Великого Князь всея Руси - Василия.
  - Дай ему бог - многая лета, - верноподданно присоединился я к тосту.
  Выпили. Я первый раз попробовал мед. Хорошая штука. Вкусно, но градусов маловато. И сладкий он какой-то.
  Хорошо посидели. Я поведал душещипательную историю в духе Сидбада-Морехода. Мол, злые татары захватили меня молодого в плен. Там я страдал - пас овец. Потом купец из страны Син меня купил. Жил там сначала из милости, а потом с торговли - помогал благородному купцу.
  - А как звали твоего благодетеля? - за каким-то чертом поинтересовался Иван с повлажневшими глазами.
  Прежде чем я успел задуматься, из меня привычно вылетело:
  - Сунь Хунь в... в...вот такое заковыристое имечко у купца.
  Блин, вот так и палятся люди на мелочах. Будем надеяться, что у него нет знакомых китайцев.
  - Не видал я суньцев. Токмо слыхивал. А как у них там?
  - Язык у них вообще птичий. Да, народ они мелкий да зело мастеровитый и трудолюбивый.
  После чего пустился в пересказ передачи ' Клуб Путешественников'. Описывал города. Упомянул и 'Великую Китайскую Стену'.
  - Вот бы нам такую! - немедленно последовала реакция Ивана.
  - А херли толку?
  - Что? - тут же переспросил Иван, услышав незнакомое слово.
  - Толку говорю - никакого. Монголы её преодолели и захватили многие города.
  - У нас бы не захватили.
  Я в ответ лишь скептически хмыкнул.
  - Нет таких ворот которые не открыл бы осел - груженный золотом.
  - А осел это кто?
  - Ну... - маленький конь.
  - А... понятно. Пожалуй, да. Многие могут предать за золото. Потому-то государь и раздает землицу верным, которые не изменят. И служилым, и городовым боярским детям.
  Я слегка подзавис.
  Служилые - понятно. Боярский сын - это не сын боярина. Я награжденный землей. Спасибо Прозорову. Теперь имею представление. А вот городовой боярский сын - это кто? Который в городе служит? И спросить нельзя. Это я, по определению, знать должен.
  - Ну, а потом что было? - с горящими глазами спросил боярский сын.
  - Наливай.
  Выпили еще. Меня несло как незабвенного Остапа. Благо сериалов и передач у нас производят множество, хошь не хошь - насмотришься.
  - Прожил я там много лет, - закончил я 'исповедь'. - Теперь вот пробираюсь Русь. Здесь государь зело справедлив и мудр, а народ благоденствует под его мудрым правлением. А в Литву не хочу более.
  - Что так?
  - Был я в родных местах. Ничего не осталось. Пелище и то заросло пыреем да лесом. Посмотрел, да отрыл наследство из тайника, - я показал крестик и бутылки. - Откуда то - не знаю. Не спрашивай. То - отчее наследство. Продавать не решался, но вот совсем сбережения кончились. Теперь и не знаю, что и делать? Истомился я душой, по родной вере и единоверцам. Да и время подошло - старость не за горами.
  - А откель у тебя одежа такая странная?
  - Даже и не знаю, как тебе рассказать. То целая история. Шел я по дороге. Да напали на меня разбойники. Оглушили и в плен захватили. Сразу не убили. Хотели, наверное, продать. Ночью они перепились все - я вервье перетер и стражника задушил. Пока атаман спал, я украл у него из землянки одежу эту, да вот эту пищаль. Он хабар в углу сложил - назавтра дуванить собрались. Тамо и мои вещи сыскались. Вот враз и разбогател. Слышал, как он хвастал, что богатую добычу на купце взял.
  - А откель купец был?
  - Откель купец - не скажу. Про то не говорили. А пищаль знатная - легкая, да ухватистая. Зелья только жаль мало.
  - Убил?
  - Кого - атамана?
  Иван кивнул.
  - Не пришлось, - с некоторым раскаянием произнес я.
  - Можно её посмотреть? - наконец-то решился он задать главный вопрос, кивнул он на ружье.
  (Ага, а то я не вижу, как он все время на нее косится).
  - Смотри, - я разрядил и протянул ему ружье.
  - Ловко это у тебя получается.
  - Было время освоить, пока бродил. Чудная вещь. Я похуже видал только в стране Син.
  Он схватился за девайс - как женщина за зеркальце.
  - А потом что исделал? - было видно, что вопрос задан только из вежливости, а пока он вертел оружие и так и этак.
  - Плутал не считано. Пока, наконец, не вышел на деревеньку Уголька, - я кивнул в сторону слуг, которые уже распалили костерок и пристраивали на нем котелок. - Там нанял его проводником. Теперь в город иду. Может, устроюсь. После разбойничков память плоха стала, да речь. Заметил?
  - Заметил, что зело мудрено речешь, да словеса незнаемые в речи твоей есть.
  - Эх, - я тяжело вздохнул и принял скорбный вид. - Вот то-то и оно. Боюсь за подсыла бы не приняли.
  - Да какой из тебя подсыл? Словеса мудреные и вид, и одежа - престранная. Рази ж такие подсылы бывают? - с видом умудренного воина, поведал тот мне. - Не беспокойся. А сильно ли болеешь ты? - с каким-то нездоровым интересом поинтересовался Иван, со вздохом вернув мне ружье.
  - Да голова болит почасту. А телом - здоров. А тебе на что?
  - Может ко мне в гости, поедем? Именье мое в двух днях отсюда. Отдохнешь, да полечишься. Лекарка у меня знатная,- кинул он мне замануху. - Да и мне не так скучно будет. А то иногда такая скука. Охота да тренировки - вот и все развлечения. А ты человек солидный да повидал много побеседуем - мне то в радость будет. А-то как батюшка мой сгиб, да братья разъехались - совсем впусте в имении стало.
  - А большое ли именье?
  - Три деревеньки,- он приосанился, - я в отца в место. Три десятка дворов имею. Почитай сто четей землицы.
  А сто четей это сколько? Вот блин, тоже надо как-то узнать.
  - Я и так в городу подзадержался, - закончил он свое предложение.
  Мои мозги защелкали, как калькулятор. Так. На подставу не похоже. Пацан он, чтоб многоходовки разыгрывать. Да и вид у него нормальный. А мне надо вживаться. И историю родного края учить. И плюс с Иванами и Василиями разобраться. А то чёрт его знает, какой даже год сейчас. Но первое деньги нужны. Интуиция про опасность молчала. А ей привык доверять. Похоже действительно ему скучно.
  - Я, пожалуй, согласен. Только вот не могу я без подарка да нищим в гости идти. Если поможешь в городе продать кое-что. Да вещей прикупить. Тогда и в гости можно.
  Он ненадолго задумался.
  - Отъехали мы недалече. Можно и вернуться. Помогу тебе - коли в гости ко мне поедешь. Поедешь?
  - Поеду, - твердо ответил я. - Вот как бог свят, - я размашисто перекрестился.
  - Филька! Заливайте костер, мы с Константином возвращаемся в город, - скомандовал Иван своим слугам.
  Собрались и двинулись обратно. Я про себя выдохнул. Первая встреча с местными вроде как прокатила. Версия прошла проверку. Честно говоря, ничего умнее мне в голову не пришло.
  'Вживание! Никаких проблем! Все просто!'... писатели как завлекательно наврут, а мы многие дурачки и верят. Да я и сам верил! А по правде? Я половину слов тут не знаю. Не говоря уж про обычаи и мелкие бытовые подробности. Одних только нервов истратил - море. Прямо как в анекдоте:
  - Больной, да у Вас же серьезное нервное расстройство. Надо пройти курс лечения!
  - Это все от рыбалки.
  - От рыбалки???!!! Но ведь она, наоборот, успокаивает нервы.
  - Но ловлю-то я рыбу в запрещенном месте.
  
  
  Разные интересные факты
  
  В 1669 году немецкий алхимик Бранд Хенниг в поисках философского камня решил попробовать синтезировать золото из человеческой мочи. В процессе её выпаривания, дистилляции и прокаливания он получил белый порошок, светящийся в темноте. Хенниг принял его за 'первичную материю' золота и назвал 'светоносец' (что по-гречески произносится как 'фосфор'). Когда дальнейшие манипуляции с этой материей так и не привели к получению драгоценного металла, он начал продавать новое вещество ещё дороже, чем само золото.
  
  Японцы не слышат звук 'л'.
  
  Ежегодно в мире 150 человек гибнут от падения кокосового ореха на голову. Это в 15 раз больше, чем от нападений акул.
  
  Для сборки Роллс-Ройса требуется шесть месяцев, а для сборки Тойоты - 13 часов.
  
  
  
   Глава 17.
  
   Если вам плохо - крепко обнимите кота. Вот и всё. Теперь плохо не только вам, но и коту.
  
  
  
  
  
  
  Дорог тут тоже нет, как и у нас - в будущем. Так, паршивая колея от телег и тоже с жуткими ухабами. Видимо это только российская особенность - украсть на строительстве дорог, купить на них дорогую машину и разбить ее о плохие дороги.
  Дороге мы обсудили, что и кому можно продать. Заодно я получил классный совет по легализации.
  - А ты воеводе сразу поклонись.
  Я уставился на Ивана, 'как баран на новые ворота'. Раздумывая, зачем мне нужно, только войдя в город, тут же разыскать воеводу и начать ему кланяться.
  - Экий ты право глупый,- пояснил Иван, видя, что я не врубаюсь. - Сильно видно разбойники тебя ударили. Подарком поклонись!
  Я ненадолго задумался. А ведь и точно! Как я буду тут легализовываться? Так, на слово поверят? Фигушки. А так взятку дал - и все, я в поряде. Коррупция - рулит! Вот за что я люблю Россию - некоторые вещи в ней неизменны. Хоть в прошлое попади - хоть в будущее. Дал... и решил все проблемы. Да. Это плохо... но только когда не касается лично тебя. А когда касается? Лучше уж так.
  - Так и сделаю. Благодарствую за совет.
  Наконец-то мы добрались до города. Дорога вышла из леса и мы вместе с ней. Как-то так надо говорить? В общем, лес поредел, и мы вышли к реке.
  - Турея, - коротко проинформировал меня Иван, как только перед нами блеснула гладь реки.
  - Река?
  - Ну да. А то - Мезческ. Ране был удел. Теперь княж под Москвой.
  - А в городе кто главный?
  - Главный - воевода Михаил, - он сказал и так посмотрел на меня, что я понял, расспросы бессмысленны. Типа, 'кто ж его не знает?'. Просто вагиниально командор!
  А я между тем, во все глаза разглядывал показавшийся город. Этот изыск местного оборонного творчества. Да-а, скорее он теперь уже нашего. Наврядли мне доведется вернуться обратно в свое время. Я, наверное, должен испытывать как же это его... - футуристический шок? Или футурологический? Да какая к свиньям собачьим разница! В общем, передо мной высилась крепостная стена.
  - Сильно забороло? - с гордостью спросил меня Иван.
  - Угу, - невнятно согласился я, раздумывая как назвать это сооружение.
  Передо мной высилась сильно почерневшая от времени деревянная стена с тремя башнями. Кое-где она была обгоревшей с заплатами из новых бревен. Посредине была башня покрупнее - воротная. Это та, через которую проезжают в город. Стена метров семь-восемь высотой. Для этого времени - это круто. А кому тут её брать? Кочевникам? Не, не возьмут. Ах да, литвины ещё есть. Это типа правильный строй и они самые умные. Однако как показала практика, мы им всем навешивали. Я почему-то испытал гордость за предков. А перед крепостью тянулось полностью расчищенное от леса пространство.
  'Это чтоб неожиданно не подкрались и не напали', - быстро сообразил я.
  Башни были крыты дранкой и выглядели эдак пузато. Это конечно не Псковский Кремль. Тот каменный и его я видел. И даже не Петропавловка. Рядом с ними она конечно не смотрелась. Но если что мне там отсиживаться. 'А ничего так местечко', - сделал вывод я, но на морде я изобразил восхищение, а то ещё чего подумают.
  - Круто! - выдал я резюме, изобразив лицом радость и восторг.
  - Чой-то ты баешь? - моментально включился в разговор собеседник.
  - Э... сильна крепость-то - реку.
  'Вот так и спалисся', - моментально выдал мне ехидный внутренний голос.
  - Шесть башен в городу, - сказал мне Иван с таким видом как будто это он сам их воздвиг. - Даже есть огненный бой. Шесть тюфяков на стенах, - с огромной гордостью сообщил мне боярский сын.
  Я на некоторое время завис... Пытаясь понять, причем тут тюфяки? 'Мля, ты б ещё перинами похвастался?', - кратко я выдал резюме про себя.
  - Зело страшны они для ворога, - выдал он продолжение.
  И тут я с гордостью вспомнил: 'Точно! Тюфяк - это не только кровать, это ещё и местная стрелялка'.
  - Каменное жеребье иль ядры они далеко мечут, - продолжил он, - на страх ворогам, - сказал и приосанился.
  А я опять раздумывал о том, какой я тупой. Вот все кто попадают на мое место... ну пусть на свое! То они - историки, то - рудознатцы, то - химики и кузнецы.... А тут? Блин, какой год не узнаешь. И что тут, при летосчислении, отчего отнимать - хз. От нынешней даты надо отнять то ли пять, то ли шесть с чем-то там тыщ лет... и все. На хрена мне это было знать в моей прошлой жизни?! А там как писали? Сразу попадется добрый самаритянин и все тут тебе разъясняет - на раз-два. И все... - ты в шоколаде. Ещё все помнят про изобретение мельниц и прочего... дюже завлекательного и дорого. А я...? Я, только про торговлю помню и всё. Ладно, придумаем чего-нибудь.
  Крепость стояла на берегу реки. А на реке была куча причалов. Целых - два. В кино мостки видели? Ну на которых бабы белье полощут стоя ра... э... нагнувшись. Вот! Теперь увеличьте их в три раза и получите точное представление о портовых сооружениях.
  Из катеров и яхт у причальной стенки... присутствовали только последние. О, как хорошо сказал о них поэт: 'утлые челны'. Это - да. Эти присутствовали во множестве. Часть сохла на берегу, рядом с сушащимися сетями. Часть бодро занималась промышленным промыслом. Их хозяева чего-то там вылавливали - вдалеке.
  Из океанских лайнеров и прогулочных речных трамвайчиков были только первые. Трансатлантики были представлены двумя сооружениями. Одно, это скорее всего - ладья.
  Ну форма у нее такая же, как у хрустальной 'плевательницы' - как называл весь хрусталь мой папа. Такая фиговина стояла у меня в серванте. Хрустальная - то ли вазочка, то ли салатница с металлической ручкой. А деревянная, на которую сейчас смотрел я, была очень похожа. Только вот вместо железной ручки у нее была мачта и веслы. Не в данный конечно момент, а только дырки для них присутствовали. Длиной, сей 'корапь', был метров двадцать, а шириной - метра четыре.
  Рядом с ним был припаркован... Черт, даже и не знаю, как ЭТО назвать. Баржа не баржа. Какая-то плоскодонка. Метров пятнадцати в длину и метров пять в ширину. Че я там читал? Из названий помнились; струги, лодьи (или ладьи?), челны, дракары... в голове вертелся ещё какой-то шитик. Только вот что из них чего? Это я с трудом. У этого сооружения были слегка заваленные борта. Оно было с четким треугольным носом, сколоченным из досок и надстройкой на нем. Надстройка была с квадратными окнами, открытыми в данный момент. А сзади у нее за надстройкой типа... открытый кузов. Оттуда какие-то оборванцы таскали разные кули и свертки, и грузили их в телеги. Полным ходом шла разгрузка. Вид, весь этот 'лайнер', имел не праздничный и разноцветный, а был цвета - дров, забытых на улице на пару лет. Тоскливо-унылая такая расцветочка.
  Я не выдержал и спросил:
  - А это что?
  - Сё паузок* разгружают. Гость прибыл.
  'Объяснил, мля!',- но я с понятливым видом, кивнул.
  Между тем мы приблизились к воротам.
  'На воротах стояла стража - блистая доспехами'... и как там было дальше? 'Попал я в странный, загадочный мир замков и туманов, доблестных рыцарей и могущественного колдовства'. Н-да. Попал...
  Стражники при ближайшем рассмотрении оказались не блистающими ни разу. Два бородатых мужика лет тридцати, обряженные в шлемы и кольчуги, с неизменными копьями и саблями. На ногах у них кожаные сапоги. По ходу они ещё и шиты на одну ногу. Штаны из мешковины, но у одного - синие, а у другого - коричневые. Я с любопытством разглядывал все подряд. Стараясь побольше запомнить. Правда, рожу я сделал кирпичом.
  - Ты ж токмо уехал, Иван? И вдгорядь возвращаешься? - задал вопрос страж пониже в синих штанах.
  - Дела. Знакомца вот встретил. Ему прикупить кой-чего надо. Вот решил помочь.
  Мы прошли в город сквозь воротную башню.
  Город был деревянным.
  Эва я сказанул! Я крутил головой по сторонам рассматривая все подряд. Только чуть позже я понял, что заполнял визуальный ряд. Впитывал информацию. Никогда в себе не замечал страсти к экскурсиям. Но тем не менее. Это был первый встреченный мной средневековый город. Пожалуй, только тут я впервые осознал, что все это - всерьез. Надолго. А может быть и совсем - насовсем.
  Вот тут-то и меня приплющило. Мозги со скрипом провернулись, и я начал думать и чувствовать по-другому. Я снова оказался на грани выживания. Включился старый защитный механизм. Я четко просчитал все варианты.
  Город, в смысле - строения, вокруг меня был весьма своеобразен. Из достопримечательностей кругом одни заборы. И никакой планировки.
  - Тамо княжьи палаты, - Иван показал мне пальцем на двух или трехэтажные строения вдалеке.
  'Не сильно-то они напоминают сказочные теремки?', - с ходу выдал ехидный мерзкий внутренний голос. В чем-то я был с ним согласен. Затейливые теремки и шатровые башенки были раскрашены в несколько унылых цветов. Ах, да. Остальные-то дома были разнообразного серого цвета.
  Народ в чем только не ходил. Я почему-то думал, что тут все работали. Но нет, народу по улицам шлялось достаточно много. Нифига это было не похоже на картинку, нарисованную мной в голове.
  Устроились мы на постоялом дворе Мокея Мошки.
  Двухэтажное строение с конюшнями и разными сараями занимало неплохую площадь. Мужик явно не бедствует.
  Из чувств обуревавших меня в данный момент был винегрет. Любопытство? Пожалуй, любопытство было вторым планом. Первым был расчет. Я просматривал людей и мгновенно оценивал их полезность.
  Мне надо было найти богатого чела и быстро втюхать ему заморский товар. Это я хорошо умею.
  Но самое парадоксальное, что я чувствовал в себе холодную злобу. Готовность убить, если покусятся на мое добро. Потому что пока, это был для меня единственный шанс на выживание. Только вот под выживанием я понимал, не только миску каши после тяжкого трудового дня. Не еду - политую трудовым потом в поле. Это я уже проходил - мне не понравилось. Нет, миска должна стоять на столе. На ХОРОШЕМ столе. Среди разных блюд. А стол должен быть в хорошем доме. В СВОЁМ доме. И вот за это я был готов трудиться и драться. Такая вот потребительская философия у меня. А на чужое мнение мне мягко скажем, плевать. Я буду работать, как вол. Но только то, что мне нравится, или то, что я умею. А то, что никто ничего мне даром не даст - это я усвоил давно. Но тут есть шанс. И буду я круглый дурак, если им не воспользуюсь.
  Все эти мысли проскочили и оставили после себя холодный расчет. Остался только я и равнодушный мир. Мир вокруг, не добрый и не злой - равнодушный. Тот, которому нет дела до меня. Ну и хорошо.
  Чего ж? И это не в первый раз. Поднимемся. Не жили богато - и не фиг начинать.
  - Боле дня не задержимся? - усаживаясь за стол, спросил меня Иван.
  - Да продавать-то мне особо нечего, - ответил я, положив около себя ружье поудобней.
  - Мокей, мяса и пива - нам, - проорал боярин хозяину. - И кашу - им, - он показал на дальний конец стола, где устроились слуги.
  Пока Иван заказывал еды на всех, я параллельно раздумывал, не сделать ли мне из ружья обрез и на что мне тогда пригодится отпиленный кусок. На дальних дистанциях мне похоже тут драться не придется, если что. А вот сделать и иметь ещё один пистолет пусть и примитивный - кремниевый будет круто. Шансы на выживание в негостеприимном мире повысятся вдвое. Интересно, а ведь тут даже кремниевого замка не придумали. Мать вашу!!! Вот же занесло же.
  Что-то во мне ломалось всю дорогу, пока я шел по городу и сидел здесь. Если раньше все это воспринималось как какая-то игра, то сейчас мне резко стало не до игры. Из меня начал вылезать тот, который сидел глубоко внутри. Тот, кто смотрел на все здесь происходящее с холодным прищуром стрелка. Злой и осторожный. Давным-давно мной забытый за ненадобностью. Расслабила меня сытая жизнь. Ой, расслабила... а ведь было... было.
  На этом я оборвал ненужные мысли.
  В зале на четыре десятка мест, сидел народ. Присутствовала в зале и барная стойка из ошкуренных бревен. За которой стоял хозяин - сорокалетний плешивый мужик с красным носом неисправимого любителя алкоголя.
  'А народ тут, как и нас... - разнообразный', - оценил я окружающее.
  Было несколько мужиков обмывающих что-то. Что они пили было совершенно непонятно. Скорее всего, брагу. В полутьме зала разобрать было сложно. Присутствовал купец с охраной. Охранники - белобрысые скандинавы с мечами, сидели за соседним столиком и что-то обсуждали. Что-что, а отличить кто по какому говорит - проблемы не составляло. Была компания стражников - забежавших пропустить по кружечке пивка. Эти были более-менее одинаково вооружены.
  Сам купец - пузатый мужик лет тридцати с русой бородой вкушал щи из глубокой миски. 'Этот мне не подходит',- с сожалением констатировал я.
  Принесли заказ. Мясо в горшке с тушеной репой. Темный хлеб. Как сказали бы нынешние придурки - полезный, из зерна крупного помолола с отрубями и цельными зернами. Так себе хлебушек, но то, что свежий и мягкий, искупало его недостатки. Ну и пиво.
   'А, самое время строить пилораму', - посетила меня дурацкая мысль, когда я посмотрел на тяжеленный стол. 'Все попаданцы начинали строить пилораму 'по прибытию'. Да-с'.
  Ложек и вилок тут не подавали. Все жрали своими. Тарелок тоже не было. Купец, не обращающий ни на кого внимания, мою ложку, тем не менее, заметил. Я поймал его острый взгляд незаметно брошенный на меня. Ну ещё бы. Я сильно выбивался из местного образа. Во-первых - без сабли или меча, во-вторых - вооружен огнестрелом, что совершенно нетипично. Да и 'пищаль' моя, сильно отличается от нынешних образцов. А в-третьих - камуфляж. Хоть и изрядно замызганный, но и так видно, что вещь недешевая. В чем, в чем, а в ценах и стоимости купец разбирался. Это жизнь такая - торговая. Понятно, что он теперь пытался меня классифицировать согласно местной 'табели о рангах'. Хотя и 'Табель' пока ещё не изобрели. Нет ещё столь сильного расслоения... или есть? Черт! Не хватает мне знания деталей. Да, и жратва была совершенно не соленая. Досаливали себе сами. У меня ещё немного оставалось соли с перцем. Очень уж экономно я их расходовал.
  Поели.
  - Ну что? Пойдем отдыхать? - предложил Иван. - А уж с утра на торг.
  - Пойдем, - охотно согласился я.
  Пока мы ели - стемнело. Хозяин, старый знакомый Ивана, зажег несколько плошек с чем-то вонючим и коптящим, но местных это нисколько не волновало. Вообще запахи тут были разнообразные. В зал заполнился народом, прибыла даже местная рок-группа. Это был - 'слепой', с гуслями и пацан - проводник. Или как там - поводырь. Они устроились у столба в центре. 'Слепец' - с мордой семь на восемь, но с повязкой на глазах - ведь слепой. Ага, из него такой же слепой, как из Паниковского. А то не видно как он двигается. Но местные поверили - увечный.
  Это трио - слепой, пацан и гусли собрались... и грянули!
  Мать твою! Вот теперь я понял, откуда пошло выражение 'тянуть Лазаря!'. Я реально увидел этого самого Лазаря. Ну и козел!
  Распевка у них прошла быстро. Потом, этот предтеча хеви-метал, выдал хит. Он заблеял что-то настолько заунывное и душераздирающее, что меня продрал мороз по коже. Мало того, я не понимал почти ничего. Это было что-то церковно-славянское - где шла речь о том, что кто куда-то попал и теперь там страдает. Это все что я смог разобрать.
  В особенно трагические моменты вступал вторым голосом пацан, не сильно попадая в такт и изрядно фальшивя. Когда я понял, что это оказывается не банальное выманивание денег - чтоб быстро дали, только б избавиться от этого 'вокала'. Оказалось, нет. Это вполне себе серьезное выступление и баллада длинная. Люди слушали. Совершенно серьезно и наслаждались.
  На третьем куплете до меня дошло, что до конца очень далеко. Я 'ненароком' оглянулся, думая у одного ли меня присутствует желание пальнуть в 'пианиста' - чтоб он сразу отмучился. Но нет, в этом желании я оказался одинок - народ внимал. Отчего-то сразу вспомнилось - 'Не стреляйте в пианиста - он играет, как умеет'. Но такого всепрощения я почему-то в себе не обнаружил. Зато я понял, что это, оказывается вовсе и не шутка, а обычное объявление. Ну вроде наших, в ресторане: 'Господа, убедительно просим Вас не лазить в солонку руками и яйцами' или там дурацкая реклама: "Тампакс +"! За те же деньги - на целый сантиметр длиннее!". Вспомнилась даже совсем глупая отмазка, виденная при входе в зоопарк: "Уважаемые дамы и господа, извините, но зоопарк закрыт в связи с тем, что бегемота пучит!".
  Так что мое желание указать дорогу к выходу 'певцам', и желательно ногами - пропало втуне.
  Между тем певцы закончили, отравив мне приятное чувство сытости. У Ивана подозрительно блестели глаза. Он видимо врубался, о чем идет речь в рок-балладе и принял чужие страдания близко к сердцу.
  Купец поднялся и двинулся к нашему столику. Расслабленно сидящая охрана подобралась и рыскнув по залу глазами, подозрительно уставилась в нашу сторону. Опа, а секьюрити, однако и в и древней Руси бдели. Вот что значит вовремя выплачиваемая зарплата и премиальные. Купец подошел к нам и коротко поклонился.
  - Здорово, пацаны.
  - Привет.
  - Ну че? Я присяду?
  - Валяй, падай.
  - Ну чё, махнем по соточке за знакомство?
  - Да без базара, наливай.
  Он присел и махнул рукой хозяину. Тот не слова не говоря, притащил к нам на столик водяру и закусон.
  (Ну, это я так, для понятности перевожу, все эти танцы с бубнами. На деле всё было муторно и велеречиво, до невозможности).
  - Я имею до вас небольшое, но чрезвычайно выгодное предложение, - и уставился на меня.
  - Говори.
  - Погоняло у меня - Биток. Не слыхали?
  - Не-а.
  - Ну а так, по простому - Евсей Якунович. Короче, я - купец*. Родился в Новгороде. Там я фартовый, за меня всегда люди скажут.
  - И чё?
  - Короче. Есть у меня козырный интерес, пацаны, к одной цацке.
  - Ну и... Я весь - внимание. Чё? Мое весло* приглядел? - выдал я свою наблюдательность.
  - Не, ложка твоя мне без надобности. Хотя позырить интересно. Тут другая байда. Эта твоя столовая приблуда нужна.
  Я мысленно перебрал вещи, которыми пользовался за столом. А! Так его 'солонка' заинтересовала. Черт! А я-то на то, что для меня само-собой и внимания не обратил. А это для него дорогущий девайс.
  - А че по бабкам? - сразу перешел я к делу.
  - Пощупать надо. Тогда и порешаем.
  - Тогда пошли наверх, водочки дернем.
  Ну и дальше мы поднялись 'в нумера', чтоб не светить серьезный разговор перед лишними свидетелями. С нами поднялся и телохранитель, обряженный в железо. Я не возражал. Если чего... - они там оба и лягут.
  Я пока подымался - прикидывал. Я уже был готов защищать свое имущество. Пусть и со смертоубийством. Никаких 'моральных там терзаний' я уже не испытывал. Мне было настолько наплевать, что я даже несколько озадачился подобным равнодушием к чужой жизни. Видно те сны, где меня в прошлый раз несколько раз убили... что, что-то серьезно сломали во мне, в таком добром и пушистым. Я! Интеллигент в третьем поколении (все мои предки умели читать!), готов пальнуть или на худой конец зарезать человека без всяких угрызений совести. Просто как худую скотину. Не, ну надо же?! Дожил. Хотя... чего удивляться? Какое время - такие песни!
  А мы пришли в снятую мной комнату. Лавка - стол - сундук. Вот и вся обстановка номера. Купец перешел к делу. Слов нет - умеет мужик торговаться. Его много чего интересовало. Только вот он был реалистом. Он понимал, что много ему купить не удастся, но задел на будущее пытался забить. А нет ли, мол, у вас ещё какой диковины. Я сначала здорово стремался. Не очень понятен мне такой интерес. Но потом до меня дошло, в чем его интерес. Я сначала не очень поверил. Оказывается, его не интересует прибыль как таковая. Вернее, это второй интерес. Первый - это диковина, которой надо похвастать перед другими купцами. Тщеславие вот оказывается двигатель прогресса. Ну в данной ситуации. Понты - дороже денег.
  Вот же жопа. Нет, ситуация была на пятерку. Денег я с него получил. Продать баночку с крышечкой за две с половиной гривны - это круто.
  Не, сначала-то он попробовал меня обмануть. Предложил какие-то копейки. Но увы за мной стоя опыт покруче его. Это тут - ещё верили на слово, и не было всяких "МММ" с 'Властелинами'. Мы достаточно быстро договорились. После какого-то получаса криков, уходов от несговорчивого продавца и бросаний шапки 'оземь'... Землей выступал не загаженный пол гостиничной точки, а стол. Не настолько Биток придурок, чтоб бросить меховую шапку в это дерьмо с сеном на полу. Мы договорились. Я, конечно, пока слабо разбираюсь в местной покупательной способности, но судя по удивленной морде Ивана, я получил достаточно много.
  Заодно я договорился, что привезу ему диковину. Ну, когда буду в Новгороде. Я совершенно неожиданно сообразил, пока с ним торговался, что в данный момент Россия это не одно государство с одинаковыми законами, а конгломерат городов и княжеств с совершенно разными законами и правительствами.
  Мы славно посидели. Договорились, что завтра я покажу ему еще кое-что. Что только знатнейшим господам впору. Подогрев интерес купца, и посоветовав запастись на завтра деньгами - мы выпили 'зелена вина' - вместо водки. После чего мы расстались.
  Ну! И какой козел написал, что зелено вино - это типа круто? Вино было действительно - зеленым. Ни былины, ни писатели - не соврали. Только вот ни одна сволочь не уточнила, каково оно на вкус. Бормотуху пробовали? Так вот, это - нектар, по сравнению с тем, что я отхлебнул. Такую дрянь у нас даже бомжи с похмелья бы пить не стали. Зелено вино это сухое. Причем самого поганого разлива. Но видимо мне настолько не хотелось ударить в грязь лицом перед 'собутыльниками', что я даже не сильно скривил рожу. Хотя выплюнуть то, что у меня оказалось в желудке, было огромное такое желание. Средневековье пахнет отнюдь не розами.
  - Ну ты удачлив,- выдал мне Иван едва только за купцом закрылась дверь.
  - А чего? - искренне удивился я.
  - Деньгу зашиб хорошую.
  - Много ль можно купить на нее?
  Два потока сознания сидели в голове - один говорил, второй примечал и 'мотал на ус' все малейшие нюансы поведения и речи.
  Я приказал принести водочки.
  Правда это называлось - хлебным вином и было по большому счету самогонкой. Кстати, как само 'истинно русское' название, так и понятие - 'водка', впервые появилось только в сорок седьмом году. Или в сорок шестом. ТЫСЯЧА ДЕВЯТЬСОТ. Ладно, это лирика.
  Мы выпили, за удачу. Грех не обмыть удачную сделку. И я аккуратно стал расспрашивать Ивана - 'что тут почем'. Тот по простоте душевной и выдал жизненно необходимый мне расклад.
  Охренеть!
  Оказалось, получил я пять рублей. Половинка гривны равнялась рублю. А уже половинки резали на чешую. Причем эта инфа касается именно Московских гривен Новгородского типа, с весом двести десять или двести двадцать грамм. Так что теперь у меня было больше кило серебра.
  - Много ль можно купить на эти деньги, Иван? - задал я невзначай мучающий меня вопрос. - Просвети меня по ценам здесь. Делай божескую милость.
  В я деревне в основном узнал цены на продукты. А мне надо знать покупательную стоимость здесь.
  - Коня на эти деньги можно купить. Боевого... да со снаряжением.
  Оказалось лошадь стоит от трех до шести рублей. Здесь, в ебенях - на одну гривну можно было приобрести небольшой хутор (два-четыре двора) или стадо коров (голов пятнадцать-двадцать). Надо сказать, что корова всегда была и кормилицей и поилицей. Иметь дом, но не иметь коровы - это трындец по нынешним временам. Это я уже знал точно. Поэтому и стоила она почти вровень с домом.
   Четверть ржаной муки - это около четырех пудов (или шестьдесят четыре кило, кто не знает) обходилась в тридцать копеек, пуд коровьего масла в шестьдесят.
  Рыба, свежая и соленая, которая продавалась возами, пудами, бочками, рогожами, пучками, а иногда штуками, стоила по тридцать-сорок копеек пуд. И это семги! (Мать твою, во красной рыбки-то поем с икорочкой).
  Воз семги - тянул на червонец. Пара бочек белуги, доставленные с севера, стоили десять рублей двадцать пять алтын. Сотня осетров 'длинных' ценились в тридцать пять рублей.
  - Иван, а длинный это как?
  Уже изрядно поддатый боярин раскинул руки, показывая благодарному слушателю размер. Ему сильно льстило, что я слушаю его разглагольствования буквально заглядывая ему в рот.
  - Получается, что один осетр стоит копеек тридцать?
  - Да, - пьяно кивнул головой мой собеседник.
  Продавались на торгу и привозные, " заморские" товары. Они ценились выше. Одна голова сахара обходилась в четыре гривенника (сорок копеек). Один лимон (их продавали на штуки) стоил полторы копейки. Фигасэ! Это если учесть что курица стоила копейку, полтора десятка яиц тоже одну копейку. Овца двенадцать-восемнадцать копеек, а четырехлетний бычок - не больше рубля...
  Естественно меня заинтересовали и цены на барахло. Ведь не "хлебом единым" жив человек...
  Шуба из бараньей овчины тянула на тридцать-сорок копеек. А мечта одной из моих баб - соболья шуба. Тут была несколько другого плана. Она была НА соболях, была крыта бархатом и тянула аж семьдесят рубликов! Вот блин, и тут одни олигархи могут такие носит. И дэ справедливость?!
  Остальные одевались попроще. Наиболее распространенная верхняя одежда - зипун. Вот зипуны роскошные, покрытые шелком, с серебряными пуговицами, стоили пять-шесть рубчиков, а простые 'зипуны серьмяжные или зипуны серьмяжные смурые' - всего полтину. Правда что это такое и с чем едят я так и не понял, но вопросы уточняющие задавать поостерегся. Слишком уж подозрительно, не знать самого простого.
  Здешняя бабская верхняя одежда называлась - 'телогрея' и тоже стоила по-разному.
  - Богатая телогрея... куфтяная камчатая цветная, ал шелк да желт, кружево кованое золотое, пуговицы, серебряные позолочены - может стоить и тридцать пять рублей. Я сам на торгу видел.
  - А те, кто попроще, чего носят?
  - Телогрея поплоше рублей восемь-десять.
  - Теплые аль холодные?
  - Да разные...
  - Ну, теплая шуба на меху, украшенная золотым кружевом... стоит рублев двадцать пять, а холодная шуба из крашенины - двадцать алтын.
  'Шестьдесят копеек', - тут же перевёл я для себя в привычные цифры.
  - А простая одежда?
  - Одежа... Рубаха и порты из холстины, копеек десять-двенадцать - за штуку. А вот нарядные - штаны червчатые суконные иль штаны сукна багрецового стоят уже по сорок алтын.
  'Это рупь двадцать. Ни хрена себе тут ценник на матерьяльчик?', - задумался я.
  - А шапка?
  - Простой колпак - копеек шесть-восемь. А богатые шапки... горлатые к примеру... лисья - рублей в восемь-девять обойдется. Но то бояре носят. Ни мне, ни тебе не по чину.
  Да-а, насколько я помню, знать (это которые бояре) покупала головные уборы из дорогих мехов, крытые яркими материями. Наиболее парадной считалась высокая, как правильно сказал Иван: - "горлатая". Это шапка, расширяющаяся к верху, с плоской тульей. При ее шитье использовался мех только с горла зверя. В таких шапках бояре являлись к царскому двору. В историческом кино их часто показывают. Но то, что ценник на нее такой это, да. Сильно. Вот же олигархи чертовы.
  - А дом сколь стоит?
  - Изба-то? Да, здесь хорошую за рупь можно взять.
  Охренеть тут цены?! Ну, по крайней мере, я теперь не нищий. Завтра переоденусь в местное и на меня не будут пялиться на улице.
  
Оценка: 6.54*51  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Олешкевич "Инициация с врагом, или Право первой ночи"(Любовное фэнтези) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-1 Поврежденный мир"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"