Рубер Александр: другие произведения.

Вокруг света с Красной звездой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Текст романа одним файлом, главы I-IX (не закончен).

I. Вокруг света

    - Да, - ответил мистер Фогг. - Мы отправляемся в кругосветное путешествие.
    Паспарту вытаращил глаза, поднял брови и развел руками; он весь как-то обмяк, и вид его выражал изумление, граничащее с остолбенением.
    - Кругосветное путешествие... - пробормотал он.
    - В восемьдесят дней, - пояснил мистер Фогг. - Поэтому нам нельзя терять ни минуты.
Ж. Верн. "Вокруг света в восемьдесят дней"

    Наступил май. Здесь, в Северо-Западном секторе Советского суперсектора Core, снег давно сошел, на деревьях развернулись свежие зеленые листья, на лужайках и газонах поднялась сочная трава, и в воздухе витал аромат весны. Весенний семестр в Северо-Западном университете Core заканчивался. Экзамены только что прошли, и четверо друзей - Роберт, Алиса, Александр и Ирина - были довольны их результатами ничуть не меньше, чем оценками, полученными в первом семестре.
    Роберт чувствовал себя великолепно. Больное сердце осталось лишь неприятным воспоминанием, и теперь он был здоровым молодым человеком, у которого, кроме учебы, имелось немало времени и для его любимого чтения, и для общения, и даже для занятий спортом. А главное - он перестал ощущать себя не таким. Нет, с его индивидуальностью не случилось ничего плохого, просто в прошлом остались не только боль в груди, но и Стена.
    Алиса тоже была в прекрасной форме. Она адаптировалась к земной силе тяжести еще осенью, и сейчас пресловутый один "же" не доставлял ей никаких неудобств. Учебные курсы оказались достаточно сложны, чтобы быть интересными, но неизменно поддавались острому уму девушки. И у Алисы был еще один повод для гордости - немногим удавалось так успешно рушить Стены!
    У Александра и Ирины тоже не было поводов быть недовольными жизнью. Четверо друзей каждый день встречались в "Амазонском кафе" или под куполом "Тропиков".
    Все четверо были круглыми отличниками, а Алиса и Роберт по набранным баллам даже входили в первую пятерку студентов первого курса. Ни малейшего соперничества между студентами, конечно, не было, имелось лишь всемерно поощрявшееся желание равняться на лучших, а отличникам никогда даже не приходило в голову выяснять, кто из них "первый" - они стремились к тому, чтобы стать действительными членами Core, а не к месту на воображаемом пьедестале.
    Но экзамены в конце второго семестра не завершали первый курс - впереди была практика. В том, что студенты, проучившиеся всего два семестра, уже занимались вполне серьезной научной и инженерной работой, не было ничего удивительного - такая форма обучения была типичной для всех университетов Core.
    Вариантов практики было множество, от научной работы в стенах университета (некоторые предпочитали ее, ведь для этого даже не требовалось покидать университетский комплекс) до участия в стройках и других инженерных проектах или научно-исследовательских экспедициях в самые дальние уголки Земли и даже на Луну (дальше нее на практику не летали - долго). Четверо друзей, пусть и объединенные интересом к космосу, после некоторых раздумий, приняли одно из предложений Алисы - идею, возникшую у нее еще в первом семестре. Она, с одной стороны, была напрямую связана с космосом, а с другой - с Землей и предполагала путешествие более чем через половину планеты. Грандиозная стройка, создание пусковой петли - петли Лофстрома - для запуска космических кораблей, в первую очередь грузовых, должна была значительно повысить возможности Core для вывода грузов на орбиту, - возможности, которые сейчас очень нуждались в расширении.
    Операция "Му". Петля, непрерывно движущаяся с огромной скоростью, от двенадцати до четырнадцати километров в секунду внутри вакуумной трубы, поднималась на высоту восьмидесяти километров. Длина всего сооружения достигала трех тысяч километров, и располагаться оно должно было вблизи экватора и, желательно, над какой-нибудь ненаселенной зоной - лучше всего над океаном. Тихий океан рассматривался самим автором идеи, Кевином Лофстромом, еще в конце XX века, и инженеры Core решили, что он действительно подходит лучше всего.
    Но этот проект был не только строительством пусковой петли. Он был увязан с прокладкой линий маглевов по островам Индонезийского сектора - запускаемые на орбиту грузы нужно было доставлять к западной станции петли, откуда они начинали свой путь в космос. И он был напрямую связан с проникновением Core в последние малодоступные, малоисследованные и невероятно отсталые в социальном и технологическом плане уголки Земли. Огромный остров Новая Гвинея, в океане рядом с которым должна была расположиться западная станция петли, был одним из последних мест на планете, где еще жили племена людей, сохранившие свой быт со времен каменного века. А на востоке, на огромной поверхности Тихого океана, были разбросаны островки, на некоторые из которых никогда не ступала нога представителя новой цивилизации.
    Строительство только началось, и место, где должна была расположиться петля, пока еще было довольно пустынным участком океана, но туда уже стекалось множество людей - инженеров, строителей, архитекторов и ученых, в том числе и тех, кто не был непосредственно связан со строительством, но хотел воспользоваться возможностью изучить отдаленные места, пока еще почти не затронутые высокими технологиями. В экваториальные районы запада Тихого океана отправлялись и океанологи, и биологи, и антропологи. А в числе первых, как и при всяком расширении влияния Core, туда шли работники Комитета по контактам и Стражи прогресса.
    Предыдущая практика (после первого семестра она не была обязательной, но поощрялась) прошла великолепно. Задуманная Стражами прогресса и Алисой серия телеконференций с молодежью Зеленого Союза имела прямо-таки оглушительный успех. Роберт обнаружил у себя неплохие способности рассказчика, а Алиса, лекторский талант которой тоже оказался на высоте, приложила немало усилий к тому, чтобы Роберт преодолел свою застенчивость. Хотя поначалу это давалось ему нелегко. Постепенно он стал все более и более уверенно выступать перед аудиторией - вместе с Алисой, разумеется, - к удовольствию участников со стороны Зеленого Союза, которые слушали его с неизменным интересом, и сильному удивлению жителей острова, знавших его раньше, которые были поражены, увидев Роберта в роли одного из ведущих телеконференции (что было очень странно само по себе) и к тому же рядом с красивой и уверенной в себе девушкой (что было еще более необычно).
    В результате школьники старших классов Зеленого Союза узнали много нового, в том числе и об открывающихся перед ними перспективах. В следующем учебном году в университетах Core должны были начать учиться более десяти студентов из Зеленого Союза, а число школьников, готовящихся стать студентами еще через год, было еще большим. Зеленый Союз не имел ничего против - многие из тех, кто собирался учиться в Core, планировали вернуться на остров, процедура перехода которого в статус Ассоциированной территории Core была в полном разгаре и должна была завершиться этим летом. Воздушное сообщение стало регулярным, а в ближайшее время планировалось открытие линии пассажирских экранопланов, намного более вместительных и быстрых, чем легкие самолеты. Остров был подключен к Сети, и теперь Роберт мог видеть своих родителей на экране терминала и беседовать с ними хоть по нескольку раз в день.
    Линейный авианосец "Неизбежное, скорое и окончательное возвращение Призрака", часто именуемый просто "Призраком" теми, кто был знаком с его искусственным интеллектом, в связи с отсутствием стратегических угроз и общим курсом на демилитаризацию, был частично переоборудован и теперь мог служить великолепной плавучей базой для строителей и ученых - а также передвижным филиалом университетов Core. В грандиозном проекте пусковой петли было место и робототехникам, и программистам, и будущим инженерам мегаструктур. В общем, как резюмировала Алиса, это практически идеальное место для летней практики. Роберт, Александр и Ирина с удовольствием согласились. Сразу же поданные четыре заявки, к огромной радости четверых друзей, были оперативно рассмотрены и одобрены.
    Можно было готовиться к путешествию, которое станет кругосветным, в первую очередь для Роберта. По окончании практики Роберт и Алиса собирались в Зеленый Союз, как раз ко времени официального присоединения острова к Core. Алиса, впрочем, говорила, что сейчас кругосветное путешествие - дело вполне обыденное. Для девушки, преодолевшей расстояние между Марсом и Землей, окружность земного шара, конечно, не представлялась большой, но, с другой стороны, Алиса всегда говорила, что в космосе пусто. Какая разница, миллион километров или сто миллионов - все равно за пределами корабля нет ничего интересного. А Земля разная и на ней столько всего, на что стоит посмотреть!
    И это было не все. Алиса рассказала Роберту, что от Стражей прогресса поступила информация о том, что, после безукоризненно проведенной операции "Изумрудный мост" (как окрестили серию телеконференций с Зеленым Союзом в Комитете по контактам) для нее с Робертом может быть дополнительное задание - но деталей пока не сообщалось.
    Было десятое мая. Роберт и Алиса только что вернулись из Москвы, с празднования Дня Победы, официального праздника в Советском суперсекторе Core, где отмечался величайший подвиг времен Первой попытки. У них было время и для осмотра достопримечательностей - Роберт и Алиса побывали в Третьяковской галерее, в Кремле, в Мавзолее и во Дворце Советов (экскурсоводом там выступал сам Черное Безмолвие, часть компьютеров с данными которого находилась в компьютерном центре под дворцом) и накануне видели парад на Красной площади, проходивший там по традиции, бравшей начало со времен Первой попытки.
    Теперь наступило время практики и пора было присоединяться к экспедиции, для чего нужно было попасть на "Призрак", который стоял сейчас за несколько тысяч километров от Ленинграда. И Роберт, и Алиса хотели пересечь Атлантику на "Призраке". Конечно, можно было отправиться в Южную Америку и сесть на корабль в Бразилии, но нужно было и готовиться к практике, а обновленный "Призрак" предоставлял для этого все возможности. Александр и Ирина уехали на время празднования на юг, в Крым, и собирались добраться до корабля несколько другим путем.
    - Что же, нам нужно собираться, - сказала Алиса. Сейчас они с Робертом сидели за столиком в укромном уголке "Тропиков", где можно было и спокойно позаниматься, и полакомиться мороженым - например, шоколадным новейшего сорта, вазочки с которым стояли на столе.
    - Скапа-Флоу, - задумчиво произнес Роберт, разглядывая фотографию места нынешней стоянки "Призрака" на экране терминала, - знакомое название. Это ведь бывшая британская военно-морская база?
    - Да. Вот, смотри, - Алиса перешла по ссылке.
    Роберт пробежал глазами текст: "Считается одной из самых удобных естественных гаваней в мире. Во время Первой и Второй мировых войн Скапа-Флоу была главной базой британского Гранд-Флита1. После поражения Германии в Первой мировой войне там был интернирован немецкий Флот открытого моря2, после чего большинство кораблей было затоплено, чтобы не попасть в руки победителей"
    - Какая бессмысленная трата человеческого труда, - задумчиво сказал он, - я про затопление. Ведь такие корабли требовали огромных ресурсов для их постройки.
    - Как и вся Первая мировая, - согласилась Алиса.
    "Попытка передела мира в условиях общего кризиса капитализма..." - Роберт вспомнил лекцию по истории начала XX века и Первой попытки, которой было уделено немало внимания.
    - Помнится, линкоры тех времен были безумно дорогими, - продолжил он.
    - Больше, чем два-три таких корабля, могли иметь только самые богатые страны, - согласилась Алиса, - "Призрак", конечно, намного больше, но на Земле таких всего два.
    - А сколько жизней унесла та война... - задумчиво добавил Роберт.
    - Плохо, что она оказалась не последней. Короны, конечно, валялись по мостовым, хоть и не дюжинами, но наша победа оказалась не окончательной3. Жаль, что не было социалистической революции в Германии. Все могло бы быть по другому...
    - Не было бы Падения? - предположил Роберт.
    - Скорее всего. Если бы революция в России все-таки переросла в мировую, охватив несколько развитых стран, история пошла бы совсем по другому пути. Не было бы ни Великой Отечественной, ни Падения.
    - А Вторая мировая была бы? Другая?
    - Возможно. И вполне вероятно, что она стала бы Битвой Битв.
    - Еще до середины XX века. Мир выиграл бы больше сотни лет, - сказал Роберт.
    - И сотни миллионов жизней, - добавила Алиса.
    - Но случилось то, что случилось...
    - Я слышала, что в начале века был популярен такой жанр: альтернативная история, - заметила Алиса.
    - Точно, там еще иногда бывали герои, попадающие в прошлое и влияющие на ход событий, - вспомнил Роберт.
    - Качество у этих книг обычно было так себе, и я не читала ни одной из них, но как-то раз я задумалась - куда и в какое время лучше всего было бы отправиться?
    - Попробую угадать, - сказал Роберт, - конечно, не в 1939 или 1941 год, а в начало века?
    - Да. И не Россия, потому что там революция совершилась бы и без посторонней помощи, а Германия.
    - Чтобы помочь Союзу Спартака4 победить? - догадался Роберт.
    - Именно, - подтвердила Алиса, - правда, для этого нужны были бы недюжинные организаторские таланты и оружие. Много оружия. И броня.
    - А отправиться в Россию во время Гражданской, например, воевать против белых армий в Сибири?
    - Заманчиво, но... Хотя нашим тогда было очень тяжело, но они победили. И для такой войны нужно было бы путешествовать в прошлое не только в силовой броне и с ракетным автоматом...
    - А вместе с "Призраком" и его "Багровым сумраком", - согласился Роберт.
    - И с полным комплектом тактических ядерных боеприпасов.
    - Правильно, - согласился Роберт, - но вернемся к нашей цели. Судя по карте, Скапа-Флоу на каких-то островах, - продолжил он, увеличивая карту северной оконечности острова Великобритания, нынешнего Британского сектора.
    - Оркни? - предположила Алиса, отвлекшаяся на смакование мороженого.
    - Точно, Оркнейские острова, - подтвердил Роберт, - пишут, что их недавно соединили мостом с Шотландией.
    - Железнодорожным?
    - Ага.
    - Отлично, значит, так и поедем на поезде.
    - Отправляемся завтра утром? - предложил Роберт.
    - Пожалуй, да. Тогда удастся остановиться на два-три дня в Эдинбурге.
    - Это хорошо, - согласился Роберт, - там должно быть интересно.
    - Там очень интересно! Я читала!
    На следующий день Роберт и Алиса добрались из университета на монорельсе до уже хорошо знакомого им Витебского вокзала Ленинграда, переоборудованного для обслуживания маглевов, идущих на запад и юго-запад, и сели в поезд, отправляющийся в Берлин. Расписание перевозок соблюдалось в Core безукоризненно, и точно в назначенную минуту маглев отошел от перрона, чтобы пересечь Восточную Европу. Поезд, разгонявшийся на многих участках дороги до пятисот километров в час, быстро миновал запад Советского суперсектора, польский сектор и восток немецкого. За изучением детального проекта и чертежей петли время пролетело незаметно. Уже после полудня Роберт и Алиса были в Берлине.
    Они вышли из маглева на центральном вокзале, сравнительно новом, существовавшем с начала века и тоже модернизированном для приема маглевов. Стояла теплая, солнечная погода, в которую хватало пиджака или легкой куртки, и чемоданы с вещами, в том числе теплой одеждой, должны были быть автоматически транспортированы роботами в другой поезд. Алиса и Роберт отправились смотреть город. Выйдя из здания, они почти сразу оказались на берегу Шпрее. До отправления поезда, идущего в Эдинбург, было еще семь часов, так что...
    - Пошли гулять, - предложила Алиса.
    - Куда сначала? - спросил Роберт.
    - По традиции, вначале посмотрим Бранденбургские ворота, - ответила Алиса, - тем более, что они не так далеко, можно прогуляться.
    В такую погоду идея пройтись пешком выглядела подходящей. Роберт и Алиса не спеша пошли вдоль Шпрее и, перейдя реку по мосту, оказались на бульваре Унтер-ден-Линден5, недалеко от Бранденбургских ворот. Сейчас, в мае, липы еще не цвели по-настоящему, но бульвар, по которому теперь передвигались не выбрасывающие выхлопные газы автомобили, а почти бесшумные капсулы автоматического персонального транспорта на электрической тяге, был тихим и утопал в свежей весенней зелени.
    Роберт и Алиса, не спеша, гуляя, подошли к Парижской площади и воротам. На флагштоке над квадригой, венчающей ворота, развевался флаг с тремя полосами, гербом из колосьев с золотыми молотом и циркулем в центре - исторический флаг Германской Демократической Республики, теперь ставший знаменем Немецкого сектора.
    - Берлинская стена ведь проходила где-то здесь? - спросил Роберт.
    - Вроде бы прямо за воротами, - сказала Алиса. - Сейчас посмотрим, - она надела очки ДР - дополненной реальности - предмет, незаменимый в экскурсиях, и давно ставший обычной экипировкой туристов.
    Роберт последовал ее примеру. На проецируемой картинке возникло полупрозрачное, словно призрачное изображение, занимавшее восточную часть площади.
    - А ведь от вокзала мы шли по тому месту, где она была, - сказал он, переключившись на карту.
    - И по мосту, где она проходила, - добавила Алиса, - да, вокруг нас история Первой попытки. Жалко, что стена пала совсем не так, как следовало бы.
    - А ведь виновны в ее появлении были буржуазные "демократии".
    - Исключительно.
    Роберт снова вспомнил лекцию по истории, теперь середины XX века. В ней говорилось и про то, как Советский Союз безуспешно боролся за единую, нейтральную Германию, и про то, что американскому империализму нужно было уничтожить СССР, для чего ему была нужна милитаризованная Германия в составе военного блока НАТО - пусть и не целиком.
    - Помнится, нам говорили, что после падения Берлинской стены у жителей ГДР была эйфория - но она очень быстро прошла, - сказал Роберт.
    - А потом появилась "остальгия", - вспомнила Алиса про чувство, название которого произошло от немецкого "ost" (восток) и "ностальгия", и которое возникло у жителей Восточной Германии уже вскоре после аншлюса. Про него тоже рассказывали на лекциях - о Падении. Тоска по обществу, в котором не было безработицы, а царили спокойствие и уверенность в завтрашнем дне, обществу, устремленному в будущее...
    - Но прогресс в конце концов победил, - удовлетворенно заметила Алиса, - кстати, здесь есть кафе.
    - Да, - согласился Роберт, - завтрак был давно...
    Пообедав в уютном, пусть и полном людей кафе, Роберт и Алиса направились по бульвару в обратную сторону, на восток. Немного погуляв, они дошли до перекрестка с Фридрихштрассе, сели в капсулу автоматического транспорта и поехали на юг - туда, где когда-то стоял один из самых известных в мире пограничных контрольно-пропускных пунктов - "Чекпойнт Чарли".
    После Битвы Битв его восстановили таким, каким он был в октябре 1962 года. Добавилась лишь лаконичная табличка: "Здесь во времена Первой попытки стояли те, кто защищал новый мир от сил империализма и реакции. Они могли бы стоять до Битвы Битв. Но их предали"
    Алиса и Роберт снова надели очки ДР и призраки встали полупрозрачными тенями из глубин прошлого. С одной стороны - танки "Паттон" с белыми звездами и бульдозеры, с другой - Т-55, перекрывшие дорогу захватчикам.
    - Противостояние советских и американских сил во время Берлинского кризиса, 27 октября 1961 года, - прочитал Роберт, - по десять танков с каждой стороны стояли на расстоянии сотни метров друг от друга целую ночь. Потом танки отвели. Стена, окружающая Западный Берлин, осталась.
    - И все это в условиях бешеной империалистической пропаганды, подававшей войну с прогрессом как борьбу за "свободу", - задумчиво прокомментировал Роберт.
    - Именно, - согласилась Алиса, - после в Западном Берлине были речи про свободу, свободный мир и свободных людей6. Но свобода этих "свободных людей", конечно же, не имела никакого отношения к настоящей свободе.
    - Нашей свободе, - согласился Роберт, - а нужно ли было отводить танки? - продолжил он, - может быть, стоило начать последнюю Битву тогда?
    - Таким вопросом задавались и задаются многие, в том числе и Предвидящий - но на него так и не дали ответа, - сказала Алиса, - по многочисленным расчетам и компьютерным симуляциям боевых действий число жертв широкомасштабной термоядерной войны было бы меньше числа жертв либерал-фашизма после Падения - но выиграл бы Советский Союз новую войну или нет, всего через полтора десятилетия после Великой Отечественной?
    - Да, и в те времена в странах так называемого "Запада" не было революционной ситуации, в отличие от времени после Первой мировой войны, - задумался Роберт, снова вспомнив лекции по истории.
    - Конечно, Берлинскую стену должны были бы снести наши танки, идущие на Запад - но, пожалуй, не тогда. Как бы приняли советские войска? Core всегда вмешивается только тогда, когда знает, что народ встанет на нашу сторону.
    - Окно возможностей... - задумчиво сказал Роберт. - Действительно, оно было открыто шире всего в начале XX века и перед Битвой Битв.
    - Люди наконец поняли, что они потеряли.
    - Кстати, - обратил внимание на надпись в ДР, а потом на вывеску на одном из зданий Роберт, - здесь есть музей.
    Когда-то, во времена до Битвы Битв, здесь находилась пропагандистская выставка фотографий, о чем и говорилось в одном из уголков музея. Сейчас экспозиция, хоть она тоже была посвящена противостоянию во время Первой попытки, имела совершенно иное содержание. В одном из небольших залов взгляд Роберта упал на символ - красную звезду, на фоне которой был изображен черный пистолет-пулемет, и три белые буквы: RAF.
    - Я где-то видел такую эмблему. Или похожую, - вспомнил Роберт.
    - Второй батальон Интербригад Звездного десанта, - сразу же откликнулась Алиса.
    - Я никогда не слышал о них, - Роберт углубился в чтение.
    - На Марсе эту историю рассказывают в школе, - заметила Алиса.
    Здесь были фотографии, копии документов, ссылки на книги в Сети...
    - Осуждены и убиты, - задумчиво произнес Роберт, добравшись до конца истории первого поколения.
    - Увы. Им удалось сделать не так много, хотя первое поколение было чрезвычайно популярным. А потом все уже пошло к Падению.
    - Что-то мне не хочется вспоминать о тех, кто его готовил.
    - Да, пожалуй, не стоит о предателях и лжецах, - согласилась Алиса, - поедем в Трептов-парк.
    - Поедем, - согласился Роберт.
    Выйдя из капсулы персонального автоматического транспорта, Роберт и Алиса пошли по Пушкиналлее, где зеленые деревья со свежей весенней листвой смыкали свои кроны над их головами, а потом свернули направо и, пройдя под аркой с надписями на двух языках, пошли вглубь парка, к мемориалу, открытому в 1949 году, ровно через четыре года после великой победы.
    Ни прошедшие годы, ни Падение, ни Битва Битв не тронули его. Все так же встречала пришедших фигура скорбящей Родины-матери. Все так же аллея, обрамленная плакучими березами, вела к приспущенным знаменам из красного гранита и двум бронзовым скульптурам коленопреклоненных солдат - молодого и постарше. Все также стояли облицованные мрамором шестнадцать саркофагов и все так же зеленела трава, покрывающая пять братских могил советских солдат, павших в битве за Берлин. Все так же высилась бронзовая фигура воина-освободителя, одной рукой держащего спасенную девочку, другой - меч, разрубающий свастику.
    - Тогда мы победили, - тихо и задумчиво произнес Роберт, когда они с Алисой подошли к памятнику, - а потом было Падение.
    - Да, было, - ответила Алиса, - но без той победы ... никто не знает, сколько тянулись бы темные века и когда наступила бы Битва Битв. Прогресс нельзя остановить или обратить вспять совсем, но человечество можно отбросить назад. Тогда их остановили. И даже в самые тяжелые годы после Падения мы знали, что этого страшного врага можно побеждать.
    ...
    - Куда предлагаешь пойти теперь? - спросил Алису Роберт после того, как они вернулись к станции автоматического транспорта, - у нас еще много времени.
    - На Музейный остров7. Много мы, конечно, посмотреть не успеем, там и целого дня было бы мало, но побывать там явно стоит.
    Капсула автоматического транспорта быстро доставила Роберта и Алису на остров. Осмотр предметов искусства, в основном античного и древнеегипетского, в музеях острова действительно оказался не таким продолжительным, как хотелось бы - нужно было успеть к отправке маглева, идущего в Лондон.
    Поезд с берлинского вокзала уходил вечером, уже в темноте. Алиса и Роберт устраивались на мягких креслах в вагоне, когда к ним подошел молодой человек, немного постарше их, одетый в форму защитного цвета. На рукаве пиджака была нашита эмблема - щит с винтовкой и красным флагом с гербом.
    - Добрый вечер! Вальтер, немецкий отдел Департамента, - представился он, - не возражаете, если я сяду рядом?
    - Пожалуйста, - ответила Алиса.
    Алиса и Роберт представились.
    - А, так мы попутчики. Я тоже еду в Скапа-Флоу.
    - На "Призрак"? А куда плывете, если не секрет? - спросила Алиса.
    - Не секрет, тем более для будущих Стражей. На Самоа.
    - Бывшая немецкая колония... - задумчиво сказала Алиса.
    - До Первой мировой. Недавно кто-то пытался мутить воду. Возможно, это даже связано с активностью в районе строительства петли.
    - "Цветок гибискуса", - сказала Алиса.
    - Она самая. А главный источник возмущений, похоже, будете искать и в том числе и вы.
    Стремительный маглев быстро пересек запад Германского сектора, маленький исторический Бельгийский сектор и по краешку Французского устремился к тоннелю под проливом Ла-Манш.
    - Это ведь довольно старый тоннель, еще XX века, только реконструированный? - рассуждал Роберт.
    - Да, помнится, у него непростая история, - подтвердила Алиса. - Вот смотри, - проделав несколько манипуляций с терминалом, она повернула экран к Роберту.
    Роберт пробежал глазами текст: "Пытались построить неоднократно, но бросали то из-за военной угрозы, то из-за нехватки средств. Идею высказывали еще в начале XIX века, в конце того же века попытались начать строительство, но..."
    - Даже статья у Ленина? Интересно!
    Алиса перешла по ссылке.
    - Ага. "Цивилизованное варварство", короткая заметка. 1913 год.
    - Хорошо написано, особенно конец, - сказал Роберт, прочитав статью. "Куда ни кинь - на каждом шагу встречаешь задачи, которые человечество вполне в состоянии разрешить немедленно. Мешает капитализм"
    - Лучше не скажешь, - согласилась Алиса, - и после Падения он мешал всему. Хорошо, что теперь почти нигде на Земле никто не может эксплуатировать других людей и никто не может врать, утверждая, что эксплуатация - это хорошо. И скоро "почти нигде" превратится в просто "нигде".
    - Надо добить его жалкие остатки, - подтвердил Роберт.
    - И этим займемся в том числе и мы, - добавила Алиса.
    - Интересно, это как-то связано с миссией, о которой ты говорила? - полюбопытствовал Роберт.
    - Связано, - ответила Алиса, - полный текст задания ждет нас на "Призраке".
    - А когда все-таки достроили тоннель? - вернулся к теме подводной дороги Роберт.
    - Здесь пишут, что идею постройки тоннеля возродили в 50-х годах XX века, а построили и открыли тоннель только в 1994, - ответила Алиса, - и, кажется, он так и оставался убыточным вплоть до Битвы!
    Тем временем маглев нырнул в тоннель под проливом, обновленный и предназначенный для движения такого типа составов после Битвы Битв, и меньше чем через двадцать минут снова оказался на поверхности вблизи Фолкстона и устремился к Лондону.
    Гигантский город горел в ночи миллионами огней, но путь маглева пролегал далеко от известных всему миру достопримечательностей.
    - В Лондон надо выбираться специально, не проездом, - заметила Алиса, - можно было бы здесь остановиться, но за день или два все равно ничего толком не увидишь. Как-нибудь в другой раз.
    На вокзале, объединившем Кингс-Кросс8 и Сент-Панкрас9, Роберт и Алиса пересели в поезд, идущий на север, в Эдинбург.
    - Кстати, я нашла еще один интересный факт капиталистической эпохи, - заметила Алиса, глядя на экран терминала, - мы сейчас, по сути дела, едем по Магистрали восточного побережья, существующей со времен королевы Виктории. Но тогда была и Магистраль западного побережья (дорога на ее месте тоже есть и сейчас), и в конце XIX века между поездами, идущими из Лондона в Эдинбург, устраивались самые настоящие гонки, пусть и неофициальные.
    - Конкуренция, - с явным неодобрением в голосе произнес Роберт.
    - Именно, - подтвердила Алиса, - хорошо еще, что это безумие не кончилось какой-нибудь катастрофой.
    Скорость движения поездов возросла не только с тех времен, но и с начала XXI века. В конце XIX века путь длиной в шесть с половиной сотен километров занимал восемь часов, через столетие и вплоть до Битвы Битв - четыре часа, сейчас - меньше трех, несмотря на остановки.
    - Мда, - сказал Роберт, выходя из поезда на вокзале Уэверли10, - выспаться не получилось.
    - Ничего, ответила Алиса, - до утра еще долго. Понятие "утро" у Алисы (как, впрочем, и у Роберта, и у многих студентов Северо-западного университета) было растяжимым, по крайней мере, до полудня.
    - А здесь прохладно, - заметил Роберт, поеживаясь и застегивая пиджак.
    - Северное море рядом, - согласилась Алиса, тоже застегивая куртку, - похоже, нам наверх, станция персонального автоматического транспорта там.
    - Необычный вокзал, - согласился Роберт, поднимаясь с Алисой по широкой каменной лестнице.
    - Он в ложбине, на месте заболоченного озера, - ответила Алиса, надевая очки ДР, - здесь написано, что озеро осушили в конце XVIII века. Потом, в первой половине XIX века, здесь разбили парк, а в центре проложили железную дорогу и построили вокзал. По парку Принсес-стрит мы еще завтра погуляем.
    Стоянка персонального автоматического транспорта располагалась совсем недалеко, на улице Принсес-стрит, рядом с монументом Вальтеру Скотту, стоящему здесь с середины XIX века и недавно отреставрированному - небольшие капсулы и несколько монрельсовых дорог заменили когда-то традиционные двухэтажные автобусы. Алиса и Роберт быстро нашли свободную капсулу, и она повезла их к жилому комплексу университета Эдинбурга, являвшемуся таковым еще с середины XX века, хотя с тех пор, разумеется, многое поменялось.
    Ночь была темной, пасмурной и мокрой - с небес низвергались не слишком обильные, но настойчивые и непрекращающиеся потоки воды.
    - Хорошо, что здесь все крытое, - обрадовался Роберт, выходя из капсулы под крышу стоянки рядом с приемной для регистрации жильцов.
    - Верно, - сказала Алиса, зевая, - регистрируемся и идем отсыпаться.
    Утро наступило поздно. Мелкий дождь, моросивший ночью, перестал, ветер разогнал серые тучи, и по небу плыли белые облака.
    Алиса и Роберт пришли в кафе, где их уже ждали студенты университета Эдинбурга, двое молодых людей и девушка. Сара - будущий морской биолог, Дэвид готовился в будущем стать инженером-конструктором орбитальных систем, а Ричард изучал разработку программного обеспечения.
    Пятеро студентов только успели познакомиться, соблюдая протокол (хотя заочно они уже знали друг друга), как в дверях кафе показались высокий молодой человек и девушка с длинными светлыми волосами.
    - А вот и мы! - объявили Александр и Ирина, которые добрались в Эдинбург немного другим путем, но почти в то же время, что и Роберт с Алисой.
    После повторения формальной процедуры знакомства теперь уже семеро студентов расположились за большим столом.
    Фоном разговора служил холм "Седло Артура", самый высокий из холмов, на которых расположен Эдинбург. Все они - остатки древнего, потухшего еще 300 миллионов лет назад, вулкана.
    - Я прошу прощения, но мы с Робертом еще не завтракали, - сказала Алиса, заказ набирая на встроенном в стол экране. Остальные ограничились кофе или чаем.
    - Отплытие "Призрака" планируется через три дня, у вас есть время посмотреть город, - сказал Дэвид.
    - Да, поэтому мы и приехали пораньше, - подтвердила Алиса.
    - Куда отправимся? - спросил Роберт.
    - Для начала - картинная галерея и замок.
    - Правильно, - согласился Дэвид, - все они в центре. И не забудьте просто погулять по Старому городу и по садам Принсес-стрит.
    Чуть больше чем через час четверо друзей уже рассматривали полотна в Национальной галерее Шотландии, расположенной в здании неоклассического стиля, построенном в викторианскую эпоху.
    После небольшой прогулки по садам Принсес-стрит и обеда четверо друзей отправились в замок Эдинбурга. Величественная старинная крепость, как и раньше, встречала входящих девизом шотландских королей: Nemo me impune lacessit, "никто не тронет меня безнаказанно" в переводе с латыни, хотя в Core не было больше ни монархов, ни аристократии, и здесь по-прежнему хранились регалии шотландской короны.
    Потом друзья отправились на прогулку по исторической Королевской миле.
    - Поразительно, - делился впечатлениями Роберт, - здесь все прямо-таки пронизано историей.
    - Да, - согласилась Алиса, - для Марса все, что старше первой базы в Кидонии - предыстория, а все древнее второй половины XX века - даже не археология, а просто ареология11, ведь до этого планету рассматривали с Земли - невооруженным глазом и в телескопы.
    - В Москве и Ленинграде тоже немало архитектурных памятников, - заметил Александр.
    - Да, но там чаще всего приходят в голову события Первой попытки, - откликнулась Алиса, - конечно, думается и про более ранние времена, например про правление Петра Великого, но что в первую очередь вспоминаешь, глядя на Зимний дворец, если не его штурм в 1917 году?
    - Ты права, - согласился Роберт, - в Москве то же самое. Московский Кремль, конечно, древний, но стоя на Красной площади, я тоже вспоминал Первую попытку - переезд правительства из Петрограда во время Гражданской войны, парад в ноябре 1941 года, победу в Великой отечественной войне...
    - Хотите сказать, что здесь - седая древность? - спросила Ирина.
    - Не то чтобы седая, Новое время, конечно, - ответила Алиса, - но ... монархическая. Жуткие были времена, честно говоря.
    Вечером после ужина - Эдинбург южнее Ленинграда, и белых ночей здесь не бывает, но в конце весны и летом темнеет все равно поздно - Роберт и Алиса отправились гулять в большой парк рядом с жилым комплексом, до Битвы Битв бывший королевским, а когда-то давно, в XII веке, охотничьими угодьями шотландских монархов.
    Неспешно идя по дорожке, пересекающей луг с идеально подстриженной зеленой травой, Роберт обратил внимание на высящийся впереди каменный утес.
    - А ведь это - скалы Солсбери! - воскликнул он, указывая на утес.
    - Точно, те самые, - согласилась Алиса, глядя на скалы, ставшие знаменитыми после того, как при их исследовании шотландский ученый XVIII века Джеймс Хаттон, которого называют отцом современной геологии, пришел к идее геологического времени, поняв, что возраст Земли - по крайней мере миллионы лет.
    - Дорога, которая идет вокруг холма, тоже не простая, - добавила Алиса, надев очки ДР.
    - "Дорога радикалов"? - спросил Роберт, прочитав подпись.
    - Здесь написано, что ее построили безработные ткачи с запада Шотландии, - сказала Алиса, глядя на экран терминала. - По предложению Вальтера Скотта им дали эту работу после шотландского восстания 1820 года, также известного под названием "Войны радикалов".
    - А что за восстание? Я никогда о нем не слышал.
    - Неудачная попытка. Причины все те же - ужасающая нужда простых людей. Тогда они видели причину в неправильной политической системе. Это было до Маркса, и даже до чартистов.
    Немного погуляв по тропинкам, Алиса и Роберт направились обратно в жилой комплекс.
    - Вернемся сюда завтра, - сказал Роберт.
    - Да, и пораньше, - согласилась Алиса, глядя на холмы, - хочется забраться повыше.
    Вечер прошел за изучением проекта пусковой петли. Туризм хорош и всемерно поощряется, но и о практике забывать нельзя...
    Когда на следующий день после обеда (первая половина дня была посвящена еще одной прогулке по Старому городу вместе с Александром и Ириной) Роберт и Алиса вернулись в парк, они не спеша пошли по дороге, идущей вокруг парка, против часовой стрелки и вскоре добрались до озера Дансапи.
    - Смотри, кролик! - прошептал Роберт, глядя в траву недалеко от дороги.
    - Да, как говорит путеводитель, их здесь немало.
    Длинные серые уши мелькнули в траве, и кролик скрылся в норе.
    - Взберемся на Седло Артура? - предложила Алиса, - в путеводителе сказано, что недалеко есть удобный подъем.
    Роберт взглянул наверх.
    - Ох и тяжело с киборгами, - шутливо сказал он, - и не подумаешь, что ты прилетела с Марса меньше года назад. А кто нас с тобой потащит обратно?
    - Вниз мы спустимся, а здесь можно сесть в капсулу персонального автоматического транспорта, он довезет до жилого комплекса. Но я уверена, что мы дойдем сами, - ответила Алиса, - и не притворяйся! - со смехом добавила она.
    - Ладно, пошли! - согласился Роберт.
    Когда Роберт и Алиса наконец достигли вершины, вознаграждением им был великолепный вид на Эдинбург и залив Ферт-оф-Форт.
    - Как здесь красиво! Не зря взбирались! - обрадовалась Алиса.
    - Великолепно! - согласился Роберт, - но ветрено. Хотя я, кажется, уже начал привыкать.
    В жилой комплекс Роберт и Алиса вернулись довольные, но совершенно уставшие от прогулок.
    - Я, конечно, киборг, - сказала Алиса, усаживаясь в кресло, - но один "же" иногда дает о себе знать.
    - Да уж, особенно в такой ... трехмерной местности, - согласился Роберт, привыкший к острову Зеленого Союза, где были лишь невысокие пологие холмы, и комплексу Северо-Западного университета, где поверхность Земли была плоской, как стол, - я, как говорится, ног под собой не чую.
    - Но оно того стоило, - добавила Алиса.
    - Точно. Ты, как всегда, права. Пошли ужинать?
    ...
    Два дня в Эдинбурге прошли, и утром четверо друзей сели в поезд, который, хоть и был новым, внешне не так уж и сильно отличался от своих предшественников начала XXI века. Север Шотландии по-прежнему был не настолько густо населен, чтобы ему требовались маглевы, а монорельсовый транспорт, хоть и обладал некоторыми преимуществами, но требовал радикальной переделки путей, поэтому дорогу оставили обычной, рельсовой, пусть и электрифицированной и очень скоростной.
    Пройдя по мосту через залив Ферт-оф-Форт, старинному памятнику инженерного искусства, который исправно служил с 1890 года, поезд устремился на север, к Инвернессу. За окнами вагона расстилались живописные пейзажи севера Шотландии - покрытые зеленой травой холмы, отроги серовато-коричневых гор, речки, текущие по зеленым долинам, глубокие озера. Путь по извилистой дороге занял больше двух часов, но скучать не приходилось - во-первых, пейзажи, во-вторых - терминал с чертежами и описаниями.
    Почти в полдень поезд добрался до Инвернесса, административного центра области Хайленд. После небольшой остановки он пересек реку Несс, вытекающую из знаменитого озера Лох-Несс, воды которого студенты отсюда, увы, видеть не могли, и устремился дальше на север.
    - А неплохо так не спеша путешествовать, - заметила Алиса, с интересом смотревшая в окно, - успеваешь много всего увидеть.
    - Да, маглев - штука хорошая, но посмотреть на пейзажи времени остается немного, - согласилась Ирина.
    - Смотря какие пейзажи, - заметил Александр, - если это Сибирь, однообразие тайги или полей может быстро надоесть.
    - Пересекать Сахару медленнее, чем на маглеве или самолете тоже было бы скучно, - согласилась Алиса, - для каждой местности - свой транспорт.
    - Алиса, тебе понравились местные пейзажи? - спросила Сара.
    - Понравились. Мне вообще нравятся очень разные пейзажи. Марс с его красноватыми пустынями тоже красив, но он очень однообразный и совершенно безжизненный. Я хочу, чтобы на Марсе были такие же зеленые холмы, речки, рощицы... И они там будут!
    - И кролики, - с улыбкой добавил Роберт.
    - Вполне возможно, - согласилась Алиса, - птицы в рощах, белки, кролики, олени и другая живность. Без них скучно.
    - Похоже, что путешествие производит на вас впечатление, - с улыбкой заметил Дэвид.
    - Да уж, - подтвердил Роберт, - впечатлений масса. Я, кажется, до сих пор еще не привык к огромным расстояниям. Земля все-таки большая и такая разная.
    - Да, Земля очень разная. И 71 процент ее поверхности покрыт водой, - продолжила Алиса, - а Тихий океан составляет почти половину Мирового океана, так что во время путешествия мы очень много времени будем видеть только воду.
    - Проектировщики выбрали отличное место для петли, - сказал Дэвид.
    - И там есть очень красивые острова! - добавила Ирина.
    Поезд достиг моста через пролив Пентланд-Ферт, построенного совсем недавно, перебрался на Оркнейские острова и вскоре достиг конечного пункта - столицы островов, небольшого городка Керкуолл.
    "Призрак" стоял посреди исторической гавани, глубины которой хватало для него лишь с небольшим запасом, длинный серый силуэт на фоне низких, стелющихся над морем облаков и суровых холмистых берегов, покрытых зеленой травой без единого деревца.
    - Как же здесь холодно! - воскликнул Роберт, выбравшись из вагона и поспешно надевая теплую куртку, излеченную из предусмотрительно распакованного заранее багажа.
    - Северное море, - ответила Алиса, сделавшая то же самое, - кстати, мы все еще южнее Ленинграда.
    - А раскопки неолитического поселения смотреть будем? - спросил Александр.
    - Скара-Брей? Обязательно! - ответила Алиса, - оно же старше великих пирамид! До отплытия у нас еще полно времени. Сейчас я сообщу "Призраку", что мы приехали.
    - Стоянка персонального автоматического транспорта рядом, пошли - сказал Дэвид, - я здесь однажды уже бывал.
    Вторая половина дня ушла на осмотр самого хорошо сохранившегося европейского поселения эпохи неолита - каменных домов, сложенных из серого, иногда с красноватым оттенком слюдянистого песчаника, и углубленных в землю, чтобы защититься от местного холодного климата.
    На обратном пути друзья посмотрели и на другие памятники эпохи неолита: и на кромлех12 под названием "Круг Бродгара", и на Мейсхау - погребальный каменный курган и гробницу, и на другой кромлех - мегалиты Стеннеса. На "Призрак" они собрались лишь к вечеру, но, благо время позволяло, сначала решили перекусить в небольшом кафе.
    - Надо вас угостить местным напитком, - сказал Дэвид.
    На столе появились пять особой формы бокалов с янтарного цвета жидкостью.
    - Что это? - спросил Роберт.
    - Uisge Beatha, живая вода шотландцев, - ответил Дэвид, - идеально для такой погоды.
    - Then let us toast John Barleycorn13, - процитировала Алиса.
    - Each man a glass in hand14, - тут же продолжил Дэвид, - За успешную экспедицию!
    - Хм. Вкусно, - сказал Роберт, сделав глоток, - но оно крепкое!
    - А что говорят марсианские киборги?
    - Марсианские киборги, - ответила Алиса, - говорят, что перед ними отличное виски. Вы, вероятно, удивитесь, но на Марсе тоже делают похожий напиток, но этот, пожалуй, лучше.
    - Подозреваю, что на Марсе приходится сильно менять некоторые этапы, - сказал Дэвид.
    - А что делать, - вздохнула Алиса, - пригодной для жизни атмосферы нет ... пока.
    Посидев полчаса в кафе с видом на гавань, семеро студентов собрались на корабль - близилось время отправления. Небольшой моторный катер доставил их на линейный авианосец, ставший теперь исследовательской базой.
    - Привет, Призрак! - воскликнула Алиса, первой взобравшись по широкому трапу.
    - Здравствуй, Алиса! - ответил искусственный интеллект корабля.
    Шестеро других студентов, в свою очередь, поздоровались с Призраком, с которым они познакомились еще в октябре. После их поприветствовал глава экспедиции Владимир Навигатор северных морей, получивший свой титул за работу в полярных морях Советского суперсектора. По совместительству он являлся капитаном "Призрака", хотя при наличии такого интеллекта у самого корабля он был не командиром, но скорее коллегой.
    - Пожалуй, впечатлений и приключений на сегодня хватит, - сказал Роберт, - я, кажется, несколько устал.
    - Посмотрим наши каюты и пойдем ужинать, - ответила Алиса, - а потом читать.
    - Да, учебой пренебрегать нельзя, - согласился Роберт.
    К счастью, портативные терминалы друзей содержали план "Призрака" и им не грозило заблудиться в бесконечных коридорах километрового корпуса бывшего боевого корабля. Команда, занимавшаяся непосредственно управлением судном, была очень небольшой, всего два десятка человек - все, что можно автоматизировать, было автоматизировано. Зато сейчас на корабле было много - почти две тысячи - студентов самых разных специальностей, направлявшихся на практику, ученых, не желавших упускать возможность изучить особенности Тихого океана, и инженеров, собирающихся принять участие в строительстве пусковой петли.
    В столовой было уже немало народа. Отыскав свободный столик, Алиса и Роберт увидели, что свободен он не совсем - на диванчике разлегся здоровенный огненно-рыжий кот с роскошнейшим хвостом и кисточками на ушах.
    - Призрак, кто это? - спросила Алиса.
    - Рыжий Вихрь, заслуженный член экипажа, первый и единственный корабельный кот, - ответил Призрак.
    - Мур-р-р, - сказал Вихрь.
    Поздно вечером, когда закат уже горел над Атлантикой, "Призрак" медленно и осторожно, как и подобает огромному, в километр длиной, кораблю, вышел из гавани Скапа-Флоу и, разгоняясь, устремился на запад, приводимый в движение двумя термоядерными силовыми установками. Было уже за полночь, когда гигантский линейный авианосец разогнался до крейсерской скорости в сорок с лишним узлов и начал корректировать курс, отклоняясь к югу, чтобы по широкой дуге обогнуть запад Шотландии и Ирландию.
    После ужина Алиса и Роберт снова стали готовиться к практике - но на этот раз к другой ее части. Материалы, подготовленные Стражами, были исчерпывающими, а кое-что можно было спросить прямо у Призрака.
    - Операция "Доверие"? Да, я прекрасно помню ее, хотя тогда меня только что построили, - ответил искусственный интеллект, - начну с того, что случилось там, во льдах.

1 Гранд-Флит (англ. Grand Fleet - "Большой Флот") - название основного флота британских ВМС в ходе Первой мировой войны.

2 Флот открытого моря (нем. Hochseeflotte) - основной флот германских ВМС в ходе Первой мировой войны.

3 Алиса имеет в виду хорошо известные слова Фридриха Энгельса, о последствиях будущей войны в Европе, написанные в 1887 году: "все это кончается всеобщим банкротством; крах старых государств и их рутинной государственной мудрости, - крах такой, что короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны; абсолютная невозможность предусмотреть, как это все кончится и кто выйдет победителем из борьбы; только один результат абсолютно несомненен: всеобщее истощение и создание условий для окончательной победы рабочего класса."

4 Марксистская организация в Германии начала XX века. Вместе с другими левыми революционными организациями Союза Спартака образовал в канун нового 1919 года Коммунистическую партию Германии. Самые известные деятели Союза Спартака - Роза Люксембург и Карл Либкнехт.

5 Унтер-ден-Линден (нем. Unter den Linden - "Под липами") - один из главных и наиболее известный из бульваров Берлина, получивший своё название благодаря украшающим его липам.

6 В первую очередь Алиса имеет в виду речь президента США Джона Кеннеди в Западном Берлине 26 июня 1963 г. (известную как "я - берлинец"), а также, вероятно, речь президента США Рональда Рейгана 12 июня 1987 года ("Господин Горбачев, снесите эту стену!").

7 Музейный остров (нем. Museumsinsel) - название, которое получила северная оконечность острова Шпрееинзель на реке Шпрее в Берлине, где расположено несколько знаменитых берлинских музеев.

8 Один из самых известных железнодорожных вокзалов Лондона, открытый в 1852 году.

9 Один из центральных железнодорожных вокзалов Лондона, с 2007 года отсюда отправляются поезда Eurostar, идущие через тоннель в Париж.

10 Вокзал Эдинбург-Уэверли - главная железнодорожная станция Эдинбурга.

11 Раздел планетологии, занимающийся изучением планеты Марс.

12 Кромлех - древнее сооружение, представляющее собой несколько поставленных вертикально в землю обработанных или необработанных продолговатых камней, образующих одну или несколько концентрических окружностей.

13 Строка из английской народной песни "Джон Ячменное Зерно" в варианте, опубликованном Робертом Бернсом. Дословный перевод - "так выпьем же за Джона Ячменное Зерно".

14 Следующая строка оттуда же, дословный перевод - "у каждого рюмка в руке".

2. Тени прошлого

     - И мы, люди, вычислим вас, других. Монстров, находящихся среди нас. У нас есть то, чего у вас, пришельцев из другого мира, нет.
Д. Кэмпбелл. "Нечто"

    - Красивое зрелище! - улыбнулся второй пилот, глядя на простирающуюся впереди заснеженную равнину, сверкающую белизной под лучами декабрьского солнца.
    - Да, красиво, - согласился первый пилот, - нам очень повезло с погодой. Не хотел бы я садиться на занесенную после трех полярных зим площадку в метель.
    Транспортный конвертоплан Core приближался к Южному полюсу. Еще четыре года назад здесь находилась американская антарктическая станция Амундсен-Скотт, но за два года до Битвы Битв она была эвакуирована из-за прекращения финансирования, вызванного последним мировым экономическим кризисом. Участники разведывательной экспедиции были первыми людьми, намеревавшимися посетить самую южную точку планеты после Битвы Битв. Лишь сейчас Core смогло послать на полюс группу исследователей на конвертоплане, который, как надеялись, сможет совершить посадку на покрытом снегом ледяном щите.
    - Вот и Полюс! - объявил первый пилот, указывая вперед, где вдалеке появились крошечные домики на бескрайнем белом поле.
    - А дома засыпало не так уж и сильно, - заметил второй пилот, когда конвертоплан приблизился к базе.
    - Тем не менее, придется нам заняться раскопками, - заметил начальник экспедиции по имени Алексей, носящий титул действительного члена Core "Покоритель Льдов".
    - Так уж и раскопками, - добродушно проворчал Джеймс Робинсон, американец, единственный из экспедиции, бывавший на Южном полюсе раньше, - мы все-таки тщательно законсервировали базу, надеясь когда-нибудь вернуться, - продолжил он, - и не зря.
    Джеймс был участником последней (до Битвы Битв) группы сотрудников станции. Будучи весьма аполитичным ученым, он все-таки был рад переходу власти в руки Core, означавшему возобновление нормальной научной работы - без угроз урезания финансирования, сокращения научных программ, уменьшения снабжения и увольнений сотрудников, которые в годы перед Битвой Битв стали хроническими.
    - Шучу, - ответил Алексей, - я тоже надеюсь, что база в целости и сохранности, а оборудование исправно, и нам будет нужно только убрать снег.
    Тем временем впереди показался длинный ровный участок, который раньше был взлетно-посадочной полосой для транспортных самолетов. Сейчас он был покрыт слоем снега, но участники экспедиции надеялись, что это не станет препятствием для посадки конвертоплана.
    - Похоже, все в порядке, слой рыхлого снега намного меньше предельно допустимого, - объявил первый пилот, глядя на экран ультразвукового детектора, - садимся, Алексей? - спросил он подтверждения у начальника экспедиции.
    - Да.
    - Приготовиться к посадке! - скомандовал первый пилот.
    Конвертоплан начал снижать скорость, одновременно поворачивая двигатели, и в конце-концов завис над идеально ровным участком, переведя двигатели в вертикальное "вертолетное" положение. Машина начала плавно снижаться. Поднятый воздушными потоками от винтов снег закружился около аппарата, закрывая обзор, и последние метры перед посадкой пилоту пришлось ориентироваться исключительно по приборам.
    Наконец полозья лыж конвертоплана коснулись снега. Аппарат немного осел, сминая своей тяжестью снег, но потом прочно встал на все опоры.
    - Отлично, - сказал первый пилот, - как я и рассчитывал, верхний слой снега мы сдули, а ниже он слежался так, что держит конвертоплан. Можно выгружаться.
    Двое участников экспедиции, один из них начальник группы, были облачены в недавно разработанную силовую броню, впервые испытываемую в условиях антарктического холода. Остальные ограничились специальными куртками и штанами с подогревом, шапками, перчатками и масками с затемненными стеклами - стояло антарктическое лето, и освещенный солнцем снег сверкал так, что на него было больно смотреть незащищенными глазами.
    Конечно, была и техника. Вездеход с атомным реактором, на шести громадных колесах, способный перемещаться и по толстому слою свежевыпавшего снега, и по твердому, как камень, слежавшемуся многолетнему льду. Пара телеуправляемых антропоморфных роботов, прекрасно подходящих для тяжелых работ в любой мороз, - точно такие же машины трудились на Марсе при температурах, опускавшихся ниже, чем в самую холодную антарктическую зиму. Наконец, самоходный бурильный аппарат-робот, способный вгрызаться в слежавшийся снег и лед и перемещаться в нем. Будучи подключенным к соответствующему источнику питания - например, к реактору вездехода - он мог прокладывать тоннели во льду, пролежавшему здесь тысячи лет.
    После того, как открылся люк грузового отсека конвертоплана и аппарель опустилась на снег, шестеро полярников - все, кроме пилотов - заняли места в вездеходе и закрепили снаружи двух роботов. Машина тронулась и медленно съехала по аппарели.
    - Да, снега не так уж и много, - заметил Джеймс.
    Вездеход действительно начал без труда двигаться по белой равнине в сторону строений полярной станции. Весь дальнейший путь тоже не вызвал никаких затруднений, погода оставалась все такой же солнечной, с умеренным ветром.
    - Удачное мы выбрали время для возвращения, - прокомментировал Джеймс.
    Вездеход остановился неподалеку от первого дома.
    - Хорошо, выгружаемся и пускаем вперед роботов со снегоочистителями, - сказал Алексей, - пусть прокладывают нам дорогу.
    Через пару минут от двух роботов по сторонам уже летели искрящиеся на солнце белые фонтаны, а за машинами образовывалась дорожка в метр шириной из уплотненного снега.
    Главный вход хоть и пришлось очищать от заноса, но он оказался невелик - дом был установлен на столбы, позволяющие менять высоту, и хоть перед консервацией их опустили, перед дверью, которая находилась выше и к которой вела лестница, образовался лишь небольшой сугроб. Несколько минут работы лопатой, и ко входу можно было подойти. Небольшое усилие, и дверь поддалась, распахнувшись во внутрь.
    - Похоже, после нас сюда никто не заходил, - пошутил Джеймс, - все осталось, как было.
    - Отлично, - откликнулся начальник экспедиции, стоявший рядом, - можно приступать к расконсервации. Хорошо с базами в полярных регионах, все остается не тронутым многие годы, только слегка снегом заносит. Это не джунгли, где оставь домик без присмотра на пару лет, и потом найдешь только заросли.
    - Многие годы? - спросил Иэн, молодой англичанин, который тоже поднялся по лестнице к зданию базы.
    - На самом деле больше. Я читал историю о том, как во второй половине XIX века один норвежский парусник зашел в бухту на Новой Земле и матросы, высадившиеся на берег, обнаружили там деревянный дом, который внутри выглядел так, будто жители покинули его совсем недавно, и только по оставленным вещам удалось определить, что дому не один век. Это была Ледяная Гавань, а дом был построен зимовавшими здесь членами экспедиции Баренца в 1596 году. Он простоял почти три столетия. Потом он все-таки разрушился, вероятно, из-за разгерметизации, но в начале XXI века его реконструировали. Теперь в нем музей. Я бывал там.
    - Интересная история, - согласился Иэн.
    Вскоре работа закипела. Вездеход превратился в снегоуборочную машину, расчищая и уплотняя взлетно-посадочную полосу для самолетов с лыжными шасси. Роботы выгрузили из конвертоплана бочки с топливом и переместили их в генераторную, предварительно расчистив туда дорогу. Техника действительно оказалась законсервирована на совесть - все три генератора, простоявшие без дела четыре года, после небольших усилий запустились и начали давать ток. Во всех домах появилось электричество.
    - Очень хорошо, на первое время нам хватит, - сказал начальник, - тем более, что первый же грузовой самолет привезет компактный ядерный реактор на смену. Один генератор мы оставим в резерве, а остальные нужно будет снять.
    - Как идет расчистка взлетно-посадочной полосы? - спросил он по радио.
    - Полоса почти готова, - откликнулся по радио Арне, норвежец, управлявший вездеходом, - завтра на нее можно будет садиться.
    - Просто великолепно, - откликнулся Алексей, - значит, скоро наша группа может брать вездеход и приступать к зондированию и бурению.
    - Бурению? Что вы собрались искать подо льдом? - спросил Джеймс.
    - Посмотрим, что осталось от IceCube15, - ответил начальник.
    - Его перестали использовать еще до того, как я первый раз приехал сюда, - вспомнил Джеймс, - часть оборудования сняли, но со скважинами во льду вряд ли что-то случилось.
    Вездеход доставил самоходный бурильный снаряд-робот к месту работ. Двое участников экспедиции - один в силовой броне, другой в полярном костюме - сначала включили ультразвуковой локатор и долго и методично, несколько раз меняя место, зондировали лед.
    - Практически все скважины выглядят целыми, - сказал наконец Алексей, тот, что был закован в броню, - это очень обнадеживает.
    - Будем бурить? - спросил Арне.
    - Да, думаю, можно начинать.
    Выгруженный и установленный на льду самоходный бурильный снаряд-робот был подключен толстым кабелем к реактору вездехода. Вращая коронками, он начал все быстрее вгрызаться в лед. Теперь двое участников экспедиции неотрывно смотрели на монитор, передающий изображение с робота, которым управлял Арне.
    Бурильный снаряд ушел под лед целиком, разматывая за собой кабель и направляясь к верхнему концу одной из скважин. Последние сантиметры льда были пройдены и снаряд остановился, повиснув на выдвинутых в стороны опорах. На экране, освещенная мощным прожектором робота, была прекрасно видна уходящая в глубину скважина.
    - Судя по всему, скважины остались неповрежденными, - сказал наконец Алексей.
    - Вот и отлично, - ответил Арне, - нам будет намного меньше работы.
    Радость Арне была понятна. В начале века обсерваторию строили семь лет. Конечно, даже сейчас Core была способна осуществить проект таких масштабов намного быстрее, но готовые скважины оказались огромной удачей.
    - Сообщишь о результатах в Совет? - спросил он Алексея.
    - Да, теперь мы уверены, - подтвердил тот и начал вызов по спутниковой связи.
    На следующий день, определенный исключительно по часам (солнце в это время года здесь не заходило круглые сутки), на расчищенную и подготовленную полосу приземлился огромный транспортный самолет. Весь день ушел на выгрузку и транспортировку привезенного компактного ядерного реактора, а следующие два дня - на его установку, но теперь станция не зависела ни от намного менее мощного реактора вездехода, ни от поставок топлива, хотя и его было запасено немало. Дома прогрелись после четырехлетнего мороза, и в них снова стало тепло и уютно - что было очень кстати, поскольку работа экспедиции только начиналась.
    В следующие три дня все жители станции большую часть времени занимались тем, что принимали транспортные самолеты, разгружали их и располагали на складах и рядом со станцией разнообразные грузы, в основном специализированную робототехнику. Несмотря на это, на станции уже шла научная работа, которой в той или иной степени занимались все участники экспедиции. Джеймс с нескрываемым удовольствием вернулся к исследованиям, вынужденно прерванным четыре года назад.
    Население станции быстро росло - кроме грузов, на самолетах прибыли еще сорок человек, в основном инженеры и строители. После того как все необходимое было доставлено, началась стройка. Доставленные транспортными самолетами роботы для буровых и строительных работ вгрызались в лед и спускались по нескольким скважинам, оставшимся от гигантского нейтринного детектора. Внизу, на глубине почти двух с половиной километров, формировалось большое подземное, точнее, подледное, помещение. Одновременно наверху, над скважинами, строилось новое здание.
    Через неделю еще один самолет привез компьютерное оборудование, которое понемногу начали устанавливать в только что подготовленных ледяных комнатах глубоко под антарктическим щитом.
    - Вы строите центр обработки данных? - спросил Джеймс у начальника, - но почему здесь?
    - Совершенно верно, мы строим компьютерный центр, - ответил Алексей, - а здесь, на Полюсе, потому что он резервный. На случай всяких неожиданностей и неприятностей. Детектор, кстати, мы, вероятно, восстановим и расширим, но позже. А такое соседство будет для него очень удобным.
    - А связь?
    - Пока придется довольствоваться спутниковым каналом, - сказал Алексей, указывая на устанавливаемые новейшие параболические антенны, - но потом мы планируем проложить линию связи вдоль дороги.
    - От Мак-Мердо16?
    - Да.
    - А как идут дела с восстановлением шоссе? Как я понимаю, его планируется сделать функционирующим круглый год.
    - Скоро оно начнется, все идет по плану. Караван с техникой заканчивает разгрузку, и первая наземная экспедиция отправится по шоссе уже завтра.
    ...
    Это совещание могло бы выглядеть для постороннего наблюдателя странным, даже комичным, но его участники были предельно серьезны. Собрание проходило во дворце эмира - правителя небольшого государства, который сумел собрать несметные богатства, добывая нефть, значительная часть доходов от продажи которой попадала прямиком в казну правителя. Так было вплоть до Битвы Битв, но с новыми властителями планеты, Core, отношения у эмира не складывались. Цивилизации, освоившей термоядерную энергетику и не испытывавшей ни малейшего недостатка в энергии, нефть могла потребоваться лишь как сырье для производства пластмасс, но и в этом качестве ее вытесняли биопластики из сырья, производимого генетически модифицированными растениями. А если бы Core и требовалась нефть эмирата, ситуация стала бы только хуже - экономическая система эмирата и его форма правления не устраивали Core совершенно...
    Неудивительно, что именно здесь нашла убежище группа заговорщиков, состоявшая из бывших "сильных мира сего", с ненавистью к Core которых могла соперничать только их тяга к власти и роскоши. Сам эмир на заседании отсутствовал - будучи абсолютным монархом, он всегда предпочитал политике скачки, верблюжьи бега и общество своих многочисленных жен, и, похоже, так до конца и не осознал грандиозности произошедших на планете перемен.
     За широким столом ручной работы из натурального дерева, когда-то бывшим предметом гордости его владельца и стоившим немалых денег, собрались шесть человек, сидящих вокруг на массивных, тоже деревянных, стульях. Председательствовал пожилой мужчина, который, несмотря на всю мощь медицины, доступной богатейшим жителям планеты до Битвы Битв, выглядел неважно. Когда-то он был медиамагнатом, правившим огромной информационной империей, подданные которой изо дня в день вколачивали в мозги обитателей планеты "ценности цивилизованного мира". Но Битва Битв отняла у него и богатство (частную собственность упразднили, а миллионы на счетах в надежнейших банках в мгновение ока стали ничего не значащими наборами бит в памяти компьютеров) и власть (Core потребовалось не так уж много времени и усилий, чтобы полностью развенчать пропаганду, целиком построенную на лжи). Теперь он был одержим лишь одной идеей - вернуться в мир, который исчез навсегда.
    - Мы должны попытаться, - с жаром говорил бывший медиамагнат, - в Америке у нас много сторонников, в России - тоже. Нужно поднять восстания в Москве и в Нью-Йорке, но прежде всего мы должны избавиться от этого проклятого компьютера и от сумасшедшего старика.
    - Как я уже рассказывал, восстание в России готовится, но нам нужно время, - откликнулся мужчина средних лет, сидящий напротив председателя и говоривший по-английски с заметным русским акцентом, - и необходима крайняя осторожность. Департамент не дремлет. А по поводу искусственного интеллекта у нас есть некоторые соображения.
    - Какие, господин Смирнов? - спросил председатель.
    - Во-первых, он распределен. Придется уничтожать компьютерные центры по одному. До Марса мы, разумеется, не доберемся, но оттуда он нам будет не так опасен. Нужно сначала ослабить, а потом ликвидировать его на Земле.
    - Звучит разумно, - согласился председатель, - тогда с чего стоит начать?
    - Компьютерный центр в Москве можно разрушить во время восстания. Центры в крупных городах вообще уязвимы.
    - Вы так думаете? - спросил председатель.
    - Уверен. Их можно захватить или лишить связи, особенно если нас поддержит армия - а она нас поддержит, - заверил его тот, кого называли мистером Смирновым.
    - А что с Южной Америкой?
    - Мы установили связь с парой эмигрантов, но до планирования еще далеко. Сейчас важно другое. Сведения о подготовке нового компьютерного центра на старой американской базе в Антарктиде подтвердились.
    - Его нужно уничтожить! - с горячностью воскликнул молодой человек лет семнадцати, сидевший по правую руку от председателя. Он был сыном нефтяного магната, исчезнувшего в термоядерном пламени вместе с плавучим островом "Убежище Атлантов" в день Битвы Битв, который, в свою очередь, получил в наследство гигантскую компанию, возникшую в результате разграбления наследия Первой попытки после Падения. Молодой человек успел увидеть лишь краешек старого мира до того, как он сгинул в Битве Битв, но хотел его возвращения не меньше, чем председатель собрания.
    - Но как? И что это нам даст? - спросил сидевший слева от председателя полный мужчина с сединой в короткой бородке. Когда-то он был владельцем одной из крупнейших сталелитейных компаний мира - но Битва Битв отняла у него все.
    - Ослабить чертов компьютер! - все так же пылко продолжил молодой человек, - а как - есть идея. Давайте послушаем этого человека.
    Теперь заговорил сидящий рядом с молодым человеком мужчина средних лет, внешне напоминавший не то бизнесмена, не то богатого прожигателя жизни - но впечатление было крайне обманчивым. За его плечами была успешная карьера агента Секретной службы, успешная до того момента, как завербованный им информатор был схвачен Черным легионом, не успев передать сведения о предстоящей Битве Битв. После Битвы ему удалось скрыться и затаиться - но с тех пор это оставалось его единственным достижением.
    - Компьютерный центр на Южном полюсе опасен тем, что находится в одном из самых труднодоступных мест на Земле. Ни наши сторонники, ни даже армия до него не доберутся. Оттуда оно сможет управлять всем безбоязненно. Поможет только диверсия. Задача сложная, но, на мой взгляд, выполнимая, - агент сделал небольшую паузу.
    - У меня есть бомба, - продолжил он, - атомная бомба, портативная, - в руках ее далеко не унесешь, но она легко помещается в багажник автомобиля. Я предлагаю взорвать компьютерный центр, как только он будет построен и туда будут перенесены его данные. Мощности заряда должно быть достаточно для разрушения всего комплекса.
    - Взорвать базу на Южном полюсе? - удивился бывший стальной король, - но как вы туда проникните?
    - Наш друг, - агент легким кивком головы указал на того, кого называли мистером Смирновым, - поможет мне попасть в ремонтную бригаду, приводящую в порядок шоссе от побережья. С ней я доберусь до Полюса. Рядом с базой есть хорошо замаскированный склад, созданный американской армией незадолго до переворота. Они его пока не нашли. Там стоят вездеходы, предназначенные для передвижения по снегу и льду. Прибыв на базу, я "потеряюсь", заложу бомбу и вернусь на побережье на вездеходе самостоятельно.
    - Его легко обнаружить.
    - Он имеет специальную маскировочную окраску и практически не заметен на фоне снега ни для визуального наблюдения, ни для радаров. Усовершенствованная технология "стелс", военная разработка. Одно время их хотели использовать в Сибири, но все обернулось иначе.
    - А что будет на побережье?
    - В Мак-Мердо меня встретят как спасшегося после страшной катастрофы. Я случайно окажусь во время взрыва около склада, а ударная волна нарушит его маскировку. Мистер Смирнов обеспечит легенду.
    - Разумеется, - подтвердил тот.
    - Тогда я даю свое согласие, - сказал председатель, - прорабатывайте детали.
    ...
    Через час, вернувшись в гостиницу, где он жил, тот, кого называли мистером Смирновым, достал портативный терминал и, запустив программу сканера, замаскированную под невинное приложение для видеозвонков, несколько раз обошел номер, ища устройства слежения. Убедившись, что их нет, он отправил одно короткое сообщение, проследовавшее через Сеть по шифрованному каналу, который невозможно было ни обнаружить, ни расшифровать. Спустя несколько десятков секунд в управлении Департамента секретных операций Core в Советском суперсекторе прочитали:
    - Контракт одобрен руководством. Чемодан с образцом в наличии. Организуйте доставку.
    ...
    Двое стояли перед окном, глядя на залитую огнями вечернюю площадь и памятник создателю организации, которая когда-то, во времена Первой Попытки, взяла на себя задачу борьбы с врагами прогресса.
    - Интересный состав заговорщиков, - рассуждал первый, - председатель - бывший владелец телекомпаний и аристократ, полусумасшедший, который мечтает о возврате порядков XIX века.
    - Неприятен, но не опасен и вряд ли способен на что-то, кроме роли опереточного вождя, - охарактеризовал бывшего телемагната второй.
    - Я того же мнения, - согласился первый, - затем есть бывший же "стальной король", - продолжил он.
    - Мерзкий тип, но его нынешние возможности очень ограничены - в Битве Битв он потерял практически все.
    - Тоже правильно. Дальше идет сын бывшего мультимиллиардера - нефтяного магната, который пошел ко дну вместе со своей подлодкой в день Битвы.
    - Думаю, он больше хочет даже не отомстить, а вернуть свое положение в обществе и свои миллиарды, чтобы предаваться ничегонеделанию.
    - И смотреть сверху вниз на всех, кто беднее его, - согласился первый.
    - Но он не так прост.
    - Да, он отвратителен и, несмотря на юный возраст, очень опасен, потому что у него есть связи и он будет сражаться до конца. И последний - бывший агент Секретной службы. Он ненавидит Core и мечтает уничтожить тех, кто его создал.
    - У него обширный послужной список. Убивать ему не впервой, в том числе и безоружных - он орудовал во многих странах, выполняя секретные задания по расправам с лидерами протестных движений, - заметил второй.
    - Да, он опытный агент, и он не простой исполнитель, он идейный враг.
    - Что же, попробуем поиграть с ними, - сказал второй, - особенно интересно то, как агент собирается проникнуть в компьютерный центр и где он взял "изделие".
    - По-видимому, одна из тех портативных бомб, которые Секретная служба собиралась разместить для возможной ликвидации очагов восстания, - ответил первый.
    - Значит, остались две, - сказал второй, вспоминая о том, что основной арсенал был уничтожен в Битве Битв, но несколько экземпляров уцелели и Департамент прилагал все усилия, чтобы найти их.
    - Насколько велик риск? - спросил первый.
    - Оружейники говорят, что у нас есть хороший шанс обезвредить бомбу до того, как она попадет на Полюс, и к тому же вывести из строя передатчик для дистанционного подрыва, - ответил второй.
    - Если мы не сумеем этого сделать, придется провести операцию по захвату агента вместе с бомбой до того, как он доберется до Полюса. Но попытаться стоит.
    - Стоит. Но окончательное слово будет за Черным Безмолвием - ведь это его центр.
    ...
    Вне определенного времени и вне пространства два разума беседовали.
    - Департамент просит разрешения на проведение операции, - сказал Предвидящий.
    - А что ты думаешь по этому поводу, - спросил Черное безмолвие, - теперь, когда после перераспределения данных и соответствующей дезинформации риск минимален.
    - Определенно стоит попробовать. В случае удачи мы захватим очень ценную фигуру.
    - Я совершенно с тобой согласен. Разрешение дано.

15 IceCube (рус. "Ледяной куб", произносится "АйсКьюб") - нейтринная обсерватория, построенная на антарктической станции Амундсен-Скотт в 2005-2010 годах.

16 Мак-Мердо (англ. McMurdo) - в настоящее время крупнейшее поселение, порт, транспортный узел и исследовательский центр в Антарктике. Принадлежит Антарктической программе США, но обслуживает также станции и исследовательские программы других государств.

III. Через Атлантику

    Проснувшись утром, путешественники в основном предпочли оставаться в помещениях внутри судна - снаружи было ветрено, сыро и довольно прохладно.
    - Ну вот, теперь у нас полно времени для учебы, - рассуждал Роберт, когда четверо друзей сидели за завтраком в одной из столовых "Призрака". На корабле действительно были созданы все условия для подготовки к практике и выполнению некоторых дистанционных заданий.
    - Да, корабль, несмотря на весь прогресс, - отнюдь не быстрое средство передвижения, - заметила Алиса, глядя на большой экран, висевший на стене и показывающий текущее положение и курс судна. Судя по нему, завтра "Призрак" должен был добраться до Азорских островов, а прибытие в Рио-де-Жанейро ожидалось только через шесть дней.
    - Зато тропик Рака будет меньше чем через трое суток, - вступила в разговор Ирина, - можно будет погреться на солнышке, правда, Призрак? - обратилась она к искусственному интеллекту корабля.
    На "Призраке" имелась палуба для отдыха участников экспедиции. Она находилась перед расположенной у самой кормы надстройкой и была сделана недавно, в ходе демилитаризации. Раньше это место занимали вторая из двух гигантских орудийных башен со скорострельными двадцатидюймовыми активно-реактивными орудиями и пусковые шахты для межконтинентальных баллистических ракет. Башню сняли, поскольку для любой мыслимой бомбардировки береговых целей хватило бы и одной (не говоря уже о самолетах). Стратегическое ядерное оружие, в отличие от тактических боеприпасов к орудиям, "Призрак" за все время своего существования использовал один-единственный раз, а врагов, против которых могла потребоваться такая мощь, теперь не осталось, поэтому ракеты тоже убрали.
    На месте шахт и уходившей далеко вниз под главную палубу части башни теперь находились склады оборудования, техники и припасов, научные лаборатории и даже спортивные залы. В новой надстройке длиной в две с половиной сотни метров расположились каюты для участников экспедиции. Сверху надстройку венчала палуба, закрытая спереди и по бокам специальными прозрачными отражателями, аэродинамика которых была рассчитана так, чтобы уменьшить потоки воздуха во время быстрого движения корабля. Теперь даже на полном ходу там можно было гулять среди настоящих пальм и сидеть под зонтами, защищающими от солнца (или наоборот, на солнце).
    Боковые стены надстройки, достаточно толстые и представлявшие собой неплохую защиту, покрасили той же краской, что и корпус, только иллюминаторы блестели тонированными стеклами. В итоге модификация не отразилась на впечатлении от облика "Призрака" - все тот же стремительный, вытянутый силуэт длиной в километр, шарового цвета с совершенно гладкой полетной палубой, занимающей всю переднюю половину корабля, и плавно возвышающимися надстройками на корме. Но временами "Призрак" ворчал, считая, что процесс демилитаризации зашел несколько дальше, чем следовало бы.
    - Пальмы! Пальмы у меня на палубе! - возмущался "Призрак", - зонтики от солнца и шезлонги! - ворчал он. Тем не менее, все прекрасно знали, что возмущение было напускным и "Призрак" старался предоставить пассажирам и команде максимум комфорта. Пальмы орошались пресной водой, и "Призрак" исправно подавал ее к системе полива. Воды на корабле было в избытке - если нужно, мощность термоядерных силовых установок позволяла даже опреснять морскую воду.
    Кроме этого, можно было плавать в двух бассейнах, устроенных ближе к центру палубы.
    - Это возмутительно! - продолжал ворчать "Призрак", - мало того, что у меня на палубе пальмы, шезлонги и зонтики, там еще и бассейны!
    Но брюзжание опять было лишь частью своеобразного юмора искусственного интеллекта, и он исправно забирал свежую воду из океана, содержа бассейны, наполненные морской водой, в идеальной чистоте, и не забывая подогревать воду - опять-таки, энергетических ресурсов корабля для таких целей хватало с избытком.
    Участникам экспедиции наличие палубы с пальмами и бассейнами явно нравилось.
    Вездесущий искусственный интеллект "Призрака", конечно, не слушал (да и не мог слушать) все разговоры, но отвечал, когда к нему обращались, и ответил на вопрос Ирины.
    - Погреться на солнышке, конечно, будет можно, - раздался голос Призрака, - но я все же линейный авианосец, а не круизный лайнер! - продолжил он с юмором, и на этот раз решив немножко поворчать.
    - Во-первых, ты частично демилитаризован и у тебя, кроме кают, теперь есть открытая палуба для пассажиров, - сказала Алиса, - а во-вторых, мои, пусть и ограниченные, знания социологии говорят, что при наличии на борту почти двух тысяч человек бороться с желанием по крайней мере некоторых из них гулять и сидеть на палубе, принимать там солнечные ванны и плескаться в бассейнах практически бесполезно. В особенности учитывая то, что через теплые моря мы будем плыть большую часть времени, а наша цель - в нескольких градусах от экватора.
    - Алиса, ты говоришь почти то же самое, что и капитан, - ответил Призрак, - впрочем, вы оба правы. Я просто решил немного пошутить. Но, - продолжил он, - не забывайте о занятиях!
    - Как о них можно забыть? - удивилась Алиса, - я, например, не смогу предаваться ничегонеделанию и пару часов. Сразу же захочется заняться чем-нибудь интересным!
    - Точно, - подтвердил Роберт.
    Между тем, бездельничать во время путешествия действительно было некогда. Вскоре после завтрака Ирина с головой погрузилась в изучение новейших разработок автономных роботов для работы под водой - кабели, удерживающие пусковую петлю, нужно было крепить ко дну на больших глубинах. "Призрак" вез к месту строительства сотни таких роботов, которые сейчас располагались в его трюмах, заняв место двух третей боевых самолетов - такая ударная сила кораблю тоже больше не требовалась.
    Александр не менее увлеченно разбирался в программном обеспечении тех же роботов. Машины, действующие автономно на больших глубинах, ничего не стоят без сложнейшего программного комплекса, и работа даже над маленькой его частью - ответственнейшая задача.
    Алиса и Роберт были поглощены изучением проекта самой петли, системы разгона и запуска и пусковых капсул - как, что и зачем можно будет отправить на околоземную орбиту. Работа была у всех участников экспедиции.
    Конечно, как и везде в Core, все старались не работать над одной и той же проблемой больше четырех-пяти часов в день и посвящали много времени знакомству со смежными областями науки и инженерии и просто самообразованию - ведь вокруг так много интересного! После обеда Алиса и Роберт решили наведаться к биологам, тем более, что там была их новая знакомая, Сара. Роберт знал, какие живые существа обитают в водах вокруг острова Зеленого Союза, и теперь с интересом знакомился с обитателями других частей Мирового океана, а Алиса, кроме этого, интересовалась и тем, какими видами можно будет заселить будущие моря на Марсе.
    Такие, казалось бы, не имеющие отношения к учебе занятия поощрялись создателями университетских программ, о чем знали и сами студенты. Как говорил капитан "Призрака", общение с теми, кто специализируется в других областях, расширяет кругозор, так же как и посещение различных уголков Земли во время стоянок. Действительный член Core должен быть не просто хорошим специалистом, этого недостаточно - он должен быть всесторонне образованным, эрудированным человеком.
    ...
    Следующий день был уже довольно теплым. Около полудня показались Азорские острова, точнее, остров Сан-Мигел, самый крупный и самый населенный остров архипелага. На горизонте уже виднелись вершины гор, самая высокая из которых, Пику-да-Вара, достигает более 1100 метров высоты.
    Погода была великолепной, светило солнце, и, хотя на море дул довольно сильный ветер, на прогулочной палубе было уютно даже во время быстрого движения корабля, поэтому многие из участников экспедиции вышли посмотреть на приближающийся берег. "Призрак" начал снижать скорость, огибая остров.
    - Смотрите, дельфины! - одновременно раздались несколько возгласов.
    Небольшая группа дельфинов действительно показалась недалеко от левого борта "Призрака". Они с легкостью плыли с той же скоростью, что и замедливший ход корабль, время от времени выпрыгивая из воды и совершенно не боясь огромного линейного авианосца.
    - Афалины, - опознала дельфинов Сара, - очень симпатичные и умные животные.
    - Я, кажется, видел таких дельфинов у нашего острова, - сказал Роберт.
    - Очень может быть, - согласилась Сара, - в Индийском и Тихом океанах обитает другой вид того же рода афалин, но они очень похожи, на глаз не отличишь.
    - Да, они красивые и грациозные, - сказала Алиса, - я первый раз вижу дельфинов не на экране. Они, как я читала, бывают дружественны к людям?
    - Да, обычно дельфины - общительные и дружелюбные существа, - подтвердила Сара, - и в дикой природе они очень редко бывают враждебны к людям, даже касатки.
    "Призрак" обогнул остров с юго-запада, и по левому борту показался город Понта-Делгада, административный центр островов.
    - Стоянка двенадцать часов, - объявил капитан, когда корабль бросил якорь на внешнем рейде порта, - все желающие могут сойти на берег, вернуться на судно нужно будет до полуночи.
    "Призрак" должен был принять здесь немного груза и забрать десятерых участников экспедиции. Острова были частью Португальского сектора.
    Над прогулочной палубой раздались первые строфы "Grândola, Vila Morena".
    - Что это за песня, Призрак? - спросил Роберт, - Я где-то ее слышал...
    - Главный сигнал к началу Революции гвоздик, переданный по радио в ночь на 25 апреля 1974 года.
    - А, вспомнил.
    В памяти Роберта возник семинар по истории второй половины XX века, посвященный этому событию. Офицеры "Движения капитанов" свергли самый долговечный фашистский режим в Европе и строили планы строительства социализма. Но, несмотря на масштабную национализацию, аграрную реформу и новую конституцию, этим намерениям не суждено было осуществиться. Революция была постепенно задушена соглашателями, а ждать помощи было не откуда. На горизонте уже замаячили трагические события, и Революция гвоздик стала последней в Европе, произошедшей до Падения.
    - А здесь, на островах, происходило что-нибудь интересное? - спросила Алиса.
    - Здесь действовали контрреволюционеры. Подпольная ультраправая террористическая организация, боровшаяся за независимость островов от Португалии, а на деле - против коммунистов и вообще левых. Ее поддерживали крупная буржуазия, эмигранты и, тайно, американский империализм. Но после окончания революции они стали не нужны.
    - Знакомая технология, - заметил Александр.
    - Причем, как часто бывало, основанная на высосанных из пальца претензиях. Когда португальские моряки в XV веке достигли островов, они оказались пустынными. Здесь никого не завоевывали...
    Связь с материком в значительной степени обеспечивали пассажирские и грузовые экранопланы. Как раз сейчас один из них, больше напоминающий огромный самолет с короткими и широкими крыльями, чем корабль, рассчитанный на перевозку трех сотен человек, стремительно приближался к порту. Белоснежная верхняя часть фюзеляжа с большими иллюминаторами блестела на солнце, низ, при посадке погружавшийся в воду, был выкрашен красным. На большом киле был нарисован флаг Core - знакомое черное поле с серебряной двойной спиралью в центре и вертикальной красной полосой спереди, край которой плавно менял цвет, переходя из алого в черный. На красном фоне были изображены обведенная светлыми линиями пятиконечная звезда вверху и скрещенные серп и молот внизу. Вскоре экраноплан снизил скорость и совершил посадку на воду, перейдя из режима экрана в движение по воде, подобно обычному судну, и готовясь подойти к пристани.
    - Сойдем на берег, - сказала Алиса, оторвав взгляд от грациозного, несмотря на свои размеры, аппарата, - время погулять есть.
    - А как здесь с безопасностью? - спросил Роберт, - и что можно посмотреть на берегу?
    - Я посмотрела отчеты, острова были очень тихим местом даже до Битвы. А сейчас здесь можно спокойно гулять в любом месте в любое время суток. Посмотреть можно много чего - например, здесь есть знаменитое двойное озеро Сети-Сидадиш, расположенное в вулканическом кратере. На самом деле, озер в кратерах несколько, а еще есть горячие источники, чайные плантации...
    - Природные достопримечательности! - с энтузиазмом согласился Роберт.
    - Жаль, что мы стоим только двенадцать часов. Мало, - посетовал Александр, - если бы у нас были хотя бы сутки, мы как следует посмотрели бы остров, и, может быть, добрались до острова Пику.
    - А как хочется взобраться на одноименную гору, она самая высокая в секторе! - добавила Алиса.
    - Алиса, теперь у тебя появилось желание покорять горы! - воскликнул Роберт.
    - Да, - сказала Алиса, довольно улыбаясь, - мне хочется карабкаться по горным тропам, пробираться через леса и плавать в океане - конечно, все в разумных пределах и со строжайшим соблюдением техники безопасности. И к тому же я знаю, что я не одинока в этих желаниях - даже если кое-кто до сих пор пытается их скрывать!
    - Уф, - произнес Роберт, - можно сказать только одно: скучно точно не будет.
    - Я честно предупредила тебя об этом еще осенью! - смеясь ответила Алиса.
    - И хорошо, - улыбнулся Роберт, - да здравствуют правильные приключения!
    Вскоре друзья уже садились на большой катер, рассчитанный на две сотни человек, который должен был отвезти их на берег. Сара, Дэвид и Ричард тоже решили посмотреть остров.
    - Кстати, кто-нибудь знает, почему острова так называются? - спросила Алиса, - на флаге у них какая-то хищная птица, наверное, ястреб. Или что-нибудь связанное с синевой17? Призрак? - спросила она искусственный интеллект, который поддерживал связь с катером.
    - Есть такая гипотеза, - откликнулся "Призрак", - что острова названы ястребиными. С другой стороны, есть и гипотеза, что название происходит от старинного слова, обозначавшего голубой цвет.
    - Но здесь не водятся ястребы, - заметила Сара.
    - Да, но предполагают, что за них приняли коршунов или канюков, - ответил Призрак.
    - Тогда это уже второе зоологическое название в регионе, - заметила Алиса, - к юго-востоку есть еще и острова собак, по которым потом назвали птицу.
    - Ты имеешь в виду Канарские острова? - сказал Роберт, - и канареек? А острова были собачьими еще на латыни?
    - Да, - ответила Алиса.
    - Canariae Insulae, остров собак, - так называл Гранд-Канария еще Плиний Старший, хотя точно неизвестно, почему, - подтвердил Призрак.
    - Мы их увидим на обратном пути? - спросил Роберт.
    - Да, думаю, там даже будет стоянка, - ответил "Призрак".
    - И тогда мы посмотрим вулкан Тейде на Тенерифе, - предложил Александр.
    - Обязательно, - согласилась Алиса.
    Остров был относительно мало населен и основным средством передвижения здесь были электромобили автоматического персонального транспорта, монорельсовых дорог построили всего несколько штук. Сойдя на берег и быстро обнаружив стоянку, студенты устроились в двух электромобилях - поскольку друзей было семеро, одной капсулы, рассчитанной максимум на четверых, было мало.
    - Сначала смотрим двойное озеро? - спросила Алиса.
    Возражений не последовало и вскоре машинки быстро ехали по дороге, опоясывающей весь остров, на запад. Передвижение на таком транспорте не требовало вмешательства пассажиров и во время поездки можно было смотреть по сторонам, беседовать или даже читать путеводитель. Вскоре капсулы свернули на довольно извилистую дорогу, постепенно идущую в гору.
    - Какой чудесный вид! - воскликнула Алиса, когда слева от дороги, идущей по краю кратера, появились два озера. Электромобили свернули на небольшую стоянку и вскоре друзья направились к обзорной площадке.
    - Как здесь красиво! - восхищалась Сара.
    - Потрясающе! - согласился Роберт, - я, конечно, привык к зеленым холмам на острове, но здесь настоящие горы.
    - Кстати, с этими двумя озерами связана местная легенда, красивая и грустная, - сказала Ирина.
    - Про семь городов, точнее, поселений, основанных бежавшими от мавров христианами? - спросила Алиса, - она как-то причудливо переплелась с легендой об Атлантиде.
    - Нет, другая, - начала рассказывать Ирина. Давным-давно здесь было королевство. У короля, вдовца с тяжелым характером, колдуна и алхимика, была единственная дочь, прекрасная принцесса, которой было запрещено покидать пределы королевского замка. Но с помощью своей старенькой няни принцесса каждый день незаметно сбегала в окрестные холмы и долины и однажды встретила там молодого пастуха, играющего на флейте. Они влюбились друг в друга с первого взгляда и стали встречаться, но король узнал об этом и запретил им видеться. Встретившись в последний раз, они плакали так горько и так долго, что их слезы наполнили два озера - одно зеленое, другое голубое, цветов глаз влюбленных.
    - Да, печальная история, - сказал Роберт, - в старых легендах тяжело жилось не только пастухам, но и принцессам.
    - В каком-то смысле так оно и было, хотя я не очень-то верю во встречу принцессы и пастуха, - сказала Алиса, - хорошо, что сословное деление давно исчезло, а на большей части планеты нет и классов. Да и деспотичных монархов больше не осталось.
    - Но принцессам и сейчас иногда приходится нелегко, - вздохнула Сара.
    Сара рассказывала своим новым друзьям, что в первые два семестра она ушла с головой в учебу. Но наблюдательная Алиса заметила за Сарой ту же деталь, которую она раньше видела у Роберта - вид счастливых молодых пар (а их в составе экспедиции было немало) явно навевал на нее тоску.
    - Сейчас принцессы могут взять все в свои руки, - сказала Алиса, - и даже ломать Стены, если потребуется. Главное, найти того, ради кого это стоит делать.
    - Самое сложное... - снова вздохнула Сара.
    - Верно, - согласилась Алиса, - но сейчас вокруг не так уж и мало интересных молодых людей.
    - Да, - согласилась Сара, - все очень сложно.
    - А все-таки, почему у лагун разный цвет, ведь они соединены? - сменила печальную тему Сара.
    - Да, в путеводителе написано, что на самом деле это одно озеро с узкой частью, над которой проходит мост, - ответила Алиса, - а цвет у двух половинок в солнечный день разный, по-видимому, из-за отражения в воде поднимающихся вверх стен кратера - с одной стороны они высокие и на них много зелени.
    После небольшой прогулки друзья вернулись к электромобилям и вскоре капсулы устремились вверх, по узкой горной дороге, петляющей по склону.
    - Давайте остановимся здесь, - предложила Алиса, - посмотрите, какие прелестные тропинки! Тут непременно нужно погулять!
    ...
    После осмотра двойного озера и прогулок друзья оправились на восток от столицы, смотреть озеро Лагоа-ду-Фогу, или Огненное озеро, находящееся примерно в центре острова, в кратере другого вулкана, на высоте более полукилометра над уровнем моря.
    Вечером, когда солнце уже садилось, семеро студентов вернулись на побережье, в Понта-Делгада, поужинали в маленьком местном ресторане блюдами из даров моря, тунца и осьминога, и десертом из ананасов и отправились обратно на корабль.
    Темная и теплая южная ночь быстро укрыла острова своим черным покрывалом. "Призрак" сиял огнями в непроглядной тьме, нарушаемой только отблесками на воде и сверкающими в вышине точками звезд. На палубе для отдыха было тихо, и только мелькнула среди пальм рыжая тень. Постоянный обитатель "Призрака", которого друзья встретили еще в первый вечер в столовой, - Рыжий Вихрь, кот породы мейн-кун, огненно-рыжего окраса и довольно крупных размеров даже для представителя этой породы, совершал ежевечерний обход. Вихрь был самым настоящим корабельным котом. Он плавал на "Призраке" уже несколько лет и, похоже, отлично знал все закоулки огромного линейного авианосца.
    Когда почти все участники экспедиции уже спали, "Призрак" не спеша, словно стараясь никого не разбудить, снялся с якоря и, ускоряясь, взял курс точно на юг. Лишь Рыжий Вихрь, сидя под пальмой, проводил взглядом удаляющиеся огни города.
    Утром "Призрак" шел полным ходом, оставив далеко за кормой Азорские острова. Четверо друзей только что позавтракали и расположились на открытой палубе. К ним присоединилась и Сара.
    - Внимание! Советую всем посмотреть на юго-восток, - прозвучало объявление капитана по громкой связи.
    - Похоже, что-то интересное, - сказала Алиса.
    Участники экспедиции немедленно повернулись в нужную сторону, а Сара и Алиса сразу же взяли в руки бинокли.
    - Похоже, там кит! - воскликнул Александр.
    - Кашалот! - сказала Сара, поймав изображение в бинокль, - и довольно крупный.
    - Он просто огромный! - согласилась Алиса, тоже рассмотревшая кита.
    - Кашалота я вижу первый раз, - сказал Роберт, разглядывая кита в свой бинокль, - вблизи острова они не встречались.
    - А в морях и океанах на терраформированном Марсе будут киты, Алиса? - спросила Сара.
    - Было бы неплохо, но просто транспортировать их на Марс не получится, - ответила Алиса.
    - Да, кашалоты нередко достигают веса в пятьдесят тонн, и даже новорожденный китенок весит тонну! С их добычей, кальмарами, намного проще - личинки у них маленькие и их можно везти тысячами.
    - Похоже, китов придется клонировать и выращивать в инкубаторах, - сказала Алиса.
    - Но дельфинов на Марсе точно нужно будет завести, - заметила Сара.
    - Обязательно! - согласилась Алиса, - очень уж они симпатичные.
    Кашалот плыл на север, встречным курсом, и вскоре исчез за кормой. Друзья вернулись к занятиям.
    - Что же, теперь нам предстоит еще один длинный безостановочный переход по Атлантике, к берегам Нового Света, как его когда-то называли, - заметила Алиса, - правильно, Призрак?
    - Правильно, - отозвался искусственный интеллект, - а Атлантику в Средневековье называли Морем Мрака и никто не знал, что находится на Западе за этими водами.
    - Острова Зеленого мыса мы не увидим? - спросил Роберт.
    - Только издали, - ответил "Призрак", - заберем оттуда небольшую группу, но они прилетят на конвертоплане.
    - На Острова Зеленого мыса тоже было бы интересно посмотреть поближе, - сказала Алиса, - но увы, нельзя увидеть всего.
    - А через Панамский канал мы в любом случае не могли бы идти? - спросил Роберт.
    - Нет, - откликнулся "Призрак", - Панамский канал - великолепное инженерное сооружение, в особенности после реконструкции после Битвы Битв. Но его расширение только планируется, а в имеющийся я, увы, просто не пролезу, так же как и некоторые другие корабли, которые присоединятся к нам в Тихом океане. Так что придется идти вокруг мыса Горн.
    - С инженерной точки зрения - великолепное, но как его строили... - сказала Алиса.
    - А что это за история? - спросил Роберт, - я только смутно помню про какую-то аферу и гибель множества людей.
    - История строительства в свое время была столь известна, что само слово "панама" в конце XIX века стало синонимом крупной аферы, - начал рассказ "Призрак".
    - Первым за организацию постройки канала взялся француз Лессепс, - продолжил он.
    - Тот самый, который руководил строительством Суэцкого канала? - спросил Александр.
    - Да, именно он. Инженером он, как известно, не был и идея строительства канала через Панамский перешеек, как и Суэцкого, принадлежала не ему. Зато у него были связи. В 1880 году была создана Всеобщая компания Панамского межокеанского канала, президентом которой стал Лессепс. Были выпущены акции, многие из которых под влиянием рекламы были раскуплены людьми, отдававшими за них свои сбережения. Начались спекуляции. Собранные средства разворовывались, тратились на взятки и подкупы. Тем временем мало кто знал об истинном положении стройки, где тысячи рабочих умирали в джунглях от малярии, желтой лихорадки и укусов ядовитых животных. Так продолжалось целых девять лет.
    - Акции, реклама, спекуляции. Как хорошо, что всего этого больше нет, - задумчиво сказала Алиса.
    - Канал так и не построили? - спросил Роберт.
    - Тогда - нет. В 1889 году разразился грандиознейший скандал. Было объявлено о банкротстве и ликвидации компании. Более ста тысяч мелких держателей акций разорились, по Франции прокатилась волна самоубийств. Тогда слово "панама" и стало нарицательным. В 1892 году состоялся суд, несколько человек из руководства компании были приговорены к штрафам и небольшим тюремным срокам, но никто из них не отбыл положенного наказания.
    - Капитализм, - резюмировала Алиса.
    - Типичнейший, - согласился "Призрак", - а дальше было еще интереснее.
    - В 1898 году прошла Испано-американская война. Соединенным Штатам был нужен канал для переброски военных судов из одного океана в другой, и они хотели купить право на постройку канала. Но была одна проблема - правительство Колумбии, частью которой тогда был и Панамский перешеек, отказалось предоставить Соединенным Штатам право на строительство. И тогда в Панаме внезапно начинается "восстание за независимость" - на американские деньги. Меньше чем через год, в 1903 году, возникает новая "независимая" Республика Панама, которая немедленно передала США полосу земли для строительства канала.
    - А, значит технология начала отрабатываться уже тогда, - заметил Александр.
    - Совершенно верно, - подтвердил "Призрак", - и потом многократно повторялась.
    Канал начали строить снова в 1904 году, - продолжил "Призрак", - и в 1915 году по нему прошли первые суда.
    - Сейчас канал выглядит красиво, - заметила Ирина, - я была там, когда путешествовала по секторам Центральной Америки с родителями.
    - По ним можно спокойно путешествовать? - спросил Роберт.
    - В основном.
    Но это не конец истории, - продолжил "Призрак", - в 1977 году США и Панама заключили договор, по которому контроль над каналом должен был быть передан правительству Панамы 31 декабря 1999 года. В середине 80-х правительство США начало давить на Панаму с целью отказаться от соглашения, но правительство Панамы категорически отказывалось выполнить это требование.
    В 1988 году командующего вооруженными силами Панамы Норьегу (фактического руководителя страны, который раньше вполне устраивал американцев) обвинили в торговле наркотиками. В 1989 году вооруженные силы США под предлогом "защиты демократии и прав человека" вторглись в Панаму. Норьега был арестован, вывезен в США и осужден, а Панамский канал хотя и был формально передан Панаме, но по сути достался американцам, вместе со всей страной - бесплатно и "без ограничения сроков". Это было еще перед Падением и о Битве Битв тогда, конечно, никто не думал.
    - Еще в 1958 году Эрнесто Гевара по прозвищу "Че" сказал: "демократами называют себя все те, кто убивает простых людей: мужчин, женщин, детей", - процитировала Алиса.
    - Все верно. Неудивительно, что слово "демократ" после Падения в тогда уже бывшем СССР терпеть не могли, - заметил Александр.
    ...
    Погода продолжала быть великолепной - солнце, небольшой ветер, океан глубокого синего цвета с невысокими волнами, и лишь у форштевня "Призрака", режущего волны, возникали белые барашки. После обеда друзья вновь собрались на открытой палубе.
    Кроме участников экспедиции на палубе появился еще один обитатель корабля. Новая открытая палуба явно очень нравилась Рыжему Вихрю - много места для прогулок, не дует, и можно полежать на мягком шезлонге. Наступившая погода, судя по всему, устраивала Вихря и, совершив утренний обход палубы, он улегся под пальмой, недалеко от четверых друзей, свесив огромный, пушистый рыжий хвост, и, похоже, лениво наблюдая за студентами, размышлял. Точнее, это Призрак предполагал, о чем мог бы размышлять Рыжий Вихрь: "Хорошо плавать по морям и океанам. Еще одна кругосветка! И погода отличная. Надеюсь, ребята, построившие плавучего робота, покатают меня, когда будут испытывать его в бассейне..."
    - Наконец-то по-настоящему солнечно и тепло, - порадовалась Ирина, - мы с Сашей собираемся обеспечить синтез витамина D традиционным способом - то есть позагорать. Можно, конечно, использовать специальные препараты и вообще не показываться на солнце, но мы уж точно так поступать не будем, - шутливо добавила она.
    - Я, конечно, киборг, - заметила Алиса, - и могу восполнять недостаток витамина D самостоятельно, ведь на Марсе на солнышке не полежишь ... пока. Но, пожалуй, я сделаю то же самое. Думаю, что Роберт к нам присоединится.
    - Лампы под куполом "Тропиков" - это здорово, но я немного соскучился по настоящему тропическому солнцу, - признался Роберт, - только ... я не обгорю?
    - Если будешь соблюдать режим и пользоваться солнцезащитными средствами, - не обгоришь, - ответила Алиса, - а я за тобой прослежу, хотя с твоей аккуратностью это и не потребуется.
    ...
    На следующее утро на траверсе показался остров Санту-Антан, самый западный из островов Зеленого Мыса - Кабо Верде. Через скалистый остров, полностью вулканического происхождения, проходит горная цепь, самую высокую вершину которой, Топу-да-Короа высотой почти два километра, было хорошо видно с палубы "Призрака".
    Очень скоро в небе можно было разглядеть летящий по-самолетному конвертоплан. Приблизившись, он перешел в вертолетный режим и с филигранной точностью совершил посадку на полетной палубе "Призрака", которому даже не потребовалось сбавлять ход.
    Из конвертоплана по трапу на палубу почти бегом спустился мужчина в рубашке защитного цвета и джинсах, с сумкой на плече.
    - Успел! - с удовлетворением произнес он.
    - Доброе утро, профессор Родригес! - поприветствовала его Сара. - Торопились?
    - Да, иначе пришлось бы мне лететь из Гвинеи-Бисау на Канары, а оттуда в Рио, - ответил профессор, прибывший на "Призрак", чтобы возглавить группу биологов.
    Тем временем машина, тоже на полном ходу авианосца, взлетела и отправилась обратно. Стоянка у островов не планировалась и "Призрак" проследовал дальше, держа курс на юг и лишь немного отклоняясь к западу.
    День прошел в занятиях, общении с другими группами экспедиции и чтении, а ближе к вечеру были намечены испытания плавучего робота. Машину с несколькими камерами обзора и прожекторами почти полностью спроектировали студенты. Небольшой аппарат обтекаемой формы был быстрым, но совершенно безопасным и для морских обитателей, и для людей, оказавшихся рядом, поэтому первое испытание решили провести прямо в бассейне.
    - Сначала попробуем надводный режим, - предложила Ирина, когда аппарат подвезли на тележке. Ей не терпелось испытать робота, ведь в конструкции машины был ее вклад - и немалый.
    - А для буксировки пловцов он не годится? - спросила Сара, с интересом наблюдавшая за приготовлениями.
    - Должен подойти, он запросто сможет тащить за собой аквалангиста, - ответил Александр.
    - И быстро, - добавила Ирина, - жалко, что на нем нельзя покататься верхом. Ну ничего, сделаем вторую версию, побольше...
    Рыжий Вихрь постоянно крутился рядом, тоже проявляя интерес к роботу. Обойдя со всех сторон и обнюхав аппарат, он уселся около воды, наблюдая за приготовлениями.
    Робот, скользнув по направляющим, плюхнулся в воду, подняв небольшие волны, и закачался на поверхности. Вихрь встал, внимательно посмотрел на новую машину, подошел к краю бассейна... Изящный прыжок, и рыжий озорник приземлился точно на небольшую плоскую крышку наверху робота.
    - Ага! - сразу засмеялась Ирина. - Человека-то он не выдержал бы, а вот кота...
    - Кое-кто очень любит кататься на роботах, - заметила Алиса. Рыжий Вихрь действительно не упускал случая проехаться верхом на одном из автоматических уборщиков, каждый день наводивших чистоту на палубе.
    - Вот и отлично! Поехали! - сказала Ирина, взявшись за джойстик на пульте управления.
    Вода за кормой робота слегка забурлила и аппарат плавно тронулся с места, постепенно разгоняясь. Рыжий Вихрь с гордым видом уселся на площадке. Спокойная вода бассейна пробегала всего в нескольких сантиметрах от его лап. Купающиеся и загорающие тут же бросили все свои занятия и стали наблюдать за лохматым наездником. Вихрь, как и многие представители его породы, в отличие от других кошек, любил воду, но кот верхом на плавучем роботе - невиданное зрелище! Аппарат сделал круг и уже подходил к краю, как вдруг...
    Палуба для отдыха была неплохо защищена от ветра, но отдельные порывы сюда все-таки добирались, и один из них оказался особенно сильным. Ни роботу, ни Вихрю он не помешал, только взъерошил рыжую шерсть, зато сорвал с головы Сары легкую шляпку. Она уже почти упала на воду, как вдруг Вихрь, увидев летящий предмет, прыгнул. Взмах пушистой лапы - и шляпка вместе с Вихрем приземлилась у ног Сары.
    - Ничего себе прыжок! - удивилась Алиса, - я понимаю, на Марсе...
    Вихрь с победным видом мурлыкнул.
    "Призрак" продолжал идти на юг, приближаясь к экватору. Наступил теплый тропический вечер, стемнело, как и везде в таких широтах, рано. В полночь Алиса и Роберт вышли на палубу для отдыха с правого борта и, вдыхая свежий морской воздух, ставший к ночи чуть прохладным, смотрели на россыпи звезд над головами. Высоко в небе висела вторая Неподвижная звезда - второй космический порт Земли, соединенный лифтом с наземной станцией в Бразильском секторе, недалеко от устья Амазонки.
    - Жаль, что мы не увидим Южноамериканскую станцию лифта, - сказал Роберт.
    - Да, посмотреть на нее было бы интересно, как и на великую Амазонку, - согласилась Алиса, - но у Призрака нет времени для круизов.
    - На Земле так много интересного, - заметил Роберт.
    - На Земле очень много интересного, - согласилась Алиса, - а за ее пределами - тоже немало. Все-таки путешествия - это здорово!
    На палубе мелькнула рыжая тень. Увидев Алису и Роберта, Вихрь совершенно не удивился. На корабле, где путешествовали почти две тысячи пассажиров, большей частью молодых - хотя в Core молодость могла длиться очень долго - зрелище влюбленных пар, предающихся романтическому созерцанию звездного неба и моря поздними вечерами на прогулочной палубе, давно стало привычным и не удивляло ни Призрака, ни Вихря. Поэтому кот, запрыгнув на край кадки с пальмой, довольно замурлыкал, всем своим видом показывая, что ему тоже нравится путешествовать и что он, по-видимому, не имеет ничего против молодых людей и девушек, которые любуются звездным небом. Он тихо уселся рядом, обернувшись громадным пушистым хвостом, и тоже стал смотреть на ночное небо, тем более что кошачьи глаза видели на нем намного больше. Млечный Путь сверкающей рекой протянулся через все небо. Созвездия уже не такие, как на севере - впереди, почти прямо по курсу горит Южный Крест с черным провалом Угольного Мешка18. Еще немного на юг, и на небе появятся во всем своем великолепии Магеллановы Облака.
    Алиса и Роберт по очереди погладили и почесали за ухом Вихря, который, как и многие представители его породы, обладал очень дружелюбным характером и успел подружиться со многими из путешественников. Вихрь остался сидеть и обозревать звездное небо, а Алиса и Роберт, пожелав ему спокойной ночи, отправились спать. "Призрак" сейчас держал курс точно на мыс Кабу-Бранку19 и, обогнув его, должен был пойти на юго-юго-запад, вдоль бразильского побережья, к Рио-де-Жанейро.
    ...
    На следующее утро погода была уже жаркой - "Призрак" пересекал зону тропиков, но ветер от движения корабля позволял легко переносить жару, поэтому участники экспедиции часто бывали на палубе для отдыха. Только что позавтракав, четверо друзей сидели под парой широких солнцезащитных зонтов и уже погрузились в занятия, когда система громкой связи ожила для объявления.
    - Внимание, внимание! Говорит капитан! Через пятнадцать минут мы пересечем экватор!
    - Раньше по такому поводу на судах устраивали праздник Нептуна, - заметила Ирина.
    - Я что-то об этом слышала, но сейчас пересечение экватора - не такое уж и значительное событие, - заметила Алиса, - особенно учитывая то, что все мы путешествовали на космическом лифте, который находится точно на экваторе.
    - Тем не менее, хороший повод нырнуть в бассейн! - сказала Ирина.
    - А тебе нужен повод? - смеясь, одновременно спросили Александр и Алиса.
    - Конечно нужен! Например, ежедневные упражнения для поддержания формы. Кстати ... кому-то пора наконец возобновить занятия.
    - С удовольствием, если вода достаточно теплая, - ответила Алиса, - а судя по поведению Вихря, так оно и есть.
    Рыжий Вихрь играл на краю бассейна, загребая воду пушистой лапой. Глядя на разлетающиеся сверкающие брызги, кот словно бы говорил (по крайней мере, как казалось Призраку): "Чудесная морская вода, смотрите! Идите уже купаться!"
    - Но я все-таки уточню, - продолжила Алиса, - Призрак, что у нас в бассейне?
    - Чистейшая, фильтрованная морская вода. Подогретая до нужной температуры, - подтвердил "Призрак", - но согласитесь, плескаться в бассейне по поводу пересечения воображаемой линии - форменное безобразие.
    - Несомненно, - улыбаясь, согласилась Алиса, - Роберт, ты будешь участвовать в безобразии?
    - Наверное, буду. Потому что если в нем участвуешь ты, - со смехом сказал Роберт, - значит, оно правильное.
    Роберт за зиму и весну даже научился плавать, хотя его потребовалось уговаривать сначала Алисе, потом Александру с Ириной, потом опять Алисе - выросший на острове посреди океана Роберт, несмотря на это, воды в количестве большем, чем в ванне, опасался. К счастью, и под куполом "Тропиков" в университете, и на палубе "Призрака" бассейны были не глубокие и, в отличие от океана, в них не было волн.
    Четверо друзей уже собирались проверить слова "Призрака" (на самом деле температуру воды можно было посмотреть на табло), как Александр принялся рассказывать страшную историю.
    - На самом деле, понятие правильной температуры довольно растяжимо, - начал Александр, - легенды сибирских секторов повествуют, что давно, еще до Битвы, существовало такое развлечение, как ныряние в ледяную воду, например, в прорубь, иногда прямо из бани.
    - Звучит жутко, - сказал Роберт, - так может и сердце внезапно остановиться от холодового шока. Конечно, теперь сердце можно и заменить, но до замены еще дожить надо.
    - Бр-р-р, - сказала Алиса, поежившись, - мне даже здесь сразу холодно стало. Я, конечно, киборг и остановки сердца мне можно не опасаться, но я так делать точно не буду, и никому не советую.
    - Кстати, баня - это что-то вроде сауны? - спросил Роберт.
    - В общем, да - практически одно и то же, - ответил Александр, - а на Марсе есть сауны, Алиса?
    - Наверное, есть, но я в них не бывала. Я предпочитаю хорошую, большую, теплую ванну. В ней можно полежать, иногда даже почитать... После рассказанного тобой ужаса мне даже захотелось погреться. Остается надеяться только на то, что вода в бассейне действительно теплая.
    - А первым, - смеясь, добавила Ирина, - температуру воды будет проверять тот, кто рассказывает страшные истории!
    ...
    Вечером, уже в темноте, когда Алиса и Роберт вновь решили подышать воздухом на палубе, справа по борту можно было различить огонь маяка, установленного на мысе Кабу-Бранку.
    - Ну вот, чуть больше чем через сутки мы придем в Рио-де-Жанейро, - сказала Алиса.
    В Рио ожидалась довольно длинная, на целые сутки, стоянка. Новые участники экспедиции из обеих Америк и грузы, тысячи тонн грузов. Строительная техника и роботы, разное оборудование и запасы продовольствия - гигантская стройка нуждалась во всем.
    ...
    Весь следующий день "Призрак" шел полным ходом вдоль побережья Бразильского сектора, иногда достаточно близко к берегу, чтобы участники экспедиции могли рассмотреть в бинокль полоску земли на горизонте. Погода оставалась все такой же жаркой, и "безобразия", которыми возмущался "Призрак", продолжались с новой силой, причем Ирина была очень довольна результатами Алисы и Роберта.
    - Теперь вас точно можно пускать в открытую воду! - говорила она.
    - Может, не надо? - запротестовал Роберт, - там же волны!
    - Волны бывают разные, - ответила Алиса, - если небольшие...
    - Ладно, волны будут завтра, - сказала Ирина, - а сейчас пошли готовить нашего робота-наблюдателя к испытаниям в океане.
    Легкая лебедка опустила аппарат в воду и робот, быстро набравший скорость, не отставая, поплыл за "Призраком", идущим со скоростью сорок узлов.
    - Все системы в норме, - сообщил Александр, принимавший деятельное участие в разработке программного обеспечения робота.
    - Он ведет себя просто отлично! - радовалась Ирина,
    Испытания продолжались больше часа, и по их результатам студенты согласились, что у них есть отличный робот для наблюдения и подводных съемок ... и для катания некоторых обитателей "Призрака".
    ...
    Ранним утром, когда было еще темно, через шесть с небольшим суток после начала путешествия, "Призрак" замедлил ход и вскоре бросил якорь на рейде Рио-де-Жанейро.
    Солнце взошло и начало как следует припекать. Участники экспедиции потихоньку просыпались. К десяти утра четверо друзей, а с ними и трое присоединившихся к экспедиции студентов из Британского сектора как раз закончили завтракать и вышли на палубу посмотреть на раскинувшийся по берегу Атлантики город. В залив Гуанабара, на берегах которого расположился старый город, Призрак, разумеется, не пошел - пролив, соединяющий залив с Атлантикой был для него и мелок, и узок. В южном полушарии была поздняя осень, но в тропическом климате это было почти незаметно. Стояла солнечная погода, а температура днем быстро поднялась выше 25 градусов.
    - Плановая стоянка до трех часов ночи, - объявил капитан, - все желающие могут сойти на берег, но постарайтесь вернуться не позже часа ночи.
    Стоянка на протяжении целых суток была очень кстати: у семерых студентов (как и у многих других участников экспедиции) уже был готов план по осмотру Рио.
    - Ура! - радовалась Ирина. - Рио! Отличный город!
    - Ты ведь здесь уже бывала, - заметил Александр, - как и во многих других южноамериканских секторах.
    - Бывала. Я даже на Огненной земле была, один раз. А здесь мне очень понравилось и я с удовольствием побываю в Рио еще раз - вместе с вами.
    - Мне рассказывали, что раньше город был крайне небезопасным местом, - сказал Роберт.
    - Ну, так было до Битвы, - ответила Ирина.
    - Я консультировалась со Стражами, - сказала Алиса, - сейчас здесь безопасно. Я читала, что ситуация стала улучшаться еще до Битвы, когда был образован ЮАСС, - продолжила Алиса, имея в виду Южноамериканский Социалистический Союз, - раньше обстановка в Рио-де-Жанейро, как и в других крупных городах Бразилии, действительно была настолько опасной, что без силовой брони и автомата я бы не стала даже высаживаться на берег.
    - Социализм до Битвы у них был не совсем настоящий, - заметил Роберт.
    - Да, но преступность начала снижаться уже тогда, - ответила Алиса, - а уж после Битвы...
    По меркам Core социализм во времена Южноамериканского Социалистического Союза действительно был не настоящим, частная собственность не была ликвидирована полностью, но число самых массовых видов преступлений, краж и грабежей, имеющих в первую очередь экономические причины, резко пошло вниз. После Битвы Битв и вхождения Союза в Core ситуация поменялась кардинально.
    - А сейчас там совершенно спокойно и очень красиво, - подтвердила Ирина, - и вообще, никто не должен сидеть в каютах во время стоянки в Рио!
    - Я, конечно, киборг с Марса и могу сидеть в закрытом помещении годами, но ты совершенно права, - согласилась Алиса, - а поскольку ты здесь уже бывала - будешь нашим гидом.
    - Призрак, когда мы можем отправиться на берег? - спросила она.
    - Прямо сейчас. Катер у борта, он отвезет вас. Да, я проверил последние сводки - в последнее десятилетие обстановка оставалась очень спокойной. Так что ракетные автоматы и другие виды огнестрельного и холодного оружия можно не брать, и твой специальный груз, Алиса, тебе пока тоже не потребуется.
    - Спасибо, - ответила Алиса, - мысль о применении специального груза для схода на берег, конечно, приходила мне в голову, но я отложу ее выполнение до прибытия в менее цивилизованные области.
    - Только возьмите с собой терминалы - тогда я всегда буду знать, где вы находитесь.
    - Они у нас всегда с собой, - ответила Алиса.
    - Тогда не забудьте белые штаны, - пошутил "Призрак".
    - Почему именно белые? - спросил Роберт.
    - Шутка, основанная на одном литературном произведении начала XX века, - ответил Александр, - думаю, ты его не читал. Герой очень хотел попасть в Рио и обязательно гулять по его улицам в белых штанах.
    - Что-то в этом есть, - согласился Роберт, - я тоже гулял по Грин Хиллс в светлых штанах, в темных было бы жарко. Кстати, продолжил он, - горные маршруты планируются?
    - Только прогулки по самим вершинам, - сказала Алиса, - на Сахарную голову20 есть подъемник, к тому же вскарабкаться на нее без альпинистского снаряжения и подготовки не выйдет. На Корковаду21 можно взобраться, но проделывать весь путь пешком долго, так что воспользуемся транспортом.
    - Да уж, - согласился Александр, - я, конечно, люблю взбираться по вертикальным поверхностям, но восхождение на Сахарную голову было бы для меня слишком сложно.
    - Значит, лучше надеть туфли, пригодные для прогулок по горным тропинкам, - заметил Роберт.
    - И еще я настоятельно рекомендую взять принадлежности для купания, - сказала Ирина.
    - Конечно, Ира, - шутливо сказал Александр, - ты же не можешь пропустить такую чудесную возможность поплескаться в водах Атлантики!
    - Я думаю, что от нее не откажешься и ты... - сказала Ирина.
    - Не откажусь, - подтвердил Александр.
    - ...и Алиса с Робертом, - продолжила Ирина, - ведь они плавали только в бассейне.
    - Возможно, это ... хорошая мысль, - сказала Алиса и, посмотрев на экран терминала с прогнозом погоды, продолжила - вода достаточно теплая, а к вечеру у берега должна стать еще теплее.
    - А это не опасно? - спросил Роберт, - океан, все-таки. Там же волны.
    - И такое говорит человек, выросший на острове посреди океана! - воскликнула Ирина, - когда я узнала, откуда ты, я подумала, что уж тот, кто вырос в Зеленом Союзе, должен чувствовать себя в воде как рыба!
    Ирина действительно была очень удивлена, когда прошлой осенью Алиса рассказала, что уроки плавания понадобятся не только ей, но и Роберту, потому что он вообще не умеет плавать.
    - И это не опасно, - продолжила Ирина, - тем более, что я вижу: мои тренерские усилия не прошли даром и вы с Алисой прекрасно держитесь на воде. А берег у пляжа, куда я вас собираюсь вести, пологий и там совсем неглубоко - бассейн в "Тропиках" глубже. Некоторые киборги, наверное, вообще могут выйти с такой глубины пешком по дну и товарища вытащить. К тому же там есть профессиональные спасательные службы.
    - Насчет хождения по дну - в воде, тем более морской, мне точно легче плыть, чем ходить по дну ... без брони. А что касается предлагаемого места купания, то по статистике там уже несколько лет никто не тонул, - подтвердила Алиса.
    - Более того, - продолжила она, - при необходимости медицинские нанороботы просигнализируют о проблемах и примут меры.
    - Ладно, можете считать, что вы меня убедили, - сказал Роберт, - и все-таки там волны. Большие.
    Сидевший рядом на краю кадки с пальмой Вихрь, вслушиваясь в их беседу, согласно мяукнул. Несмотря на то, что он любил воду и иногда даже купался в бассейне, волны Вихрю явно не нравились. "Я же все-таки кот, мне нужна спокойная вода", - словно говорил он.
    - Кстати, девять студентов из университетов Южной Америки, которые плывут с нами, уже здесь, - заметил Александр, оторвав взгляд от терминала, - можно с ними встретиться ближе к вечеру.
    - У них есть какие-нибудь интересные идеи? - спросила Ирина.
    - Ага. Устроить пляжную вечеринку.
    - Ну ... может быть, это не такая уж и плохая идея, - согласилась Алиса.
    - Хм. Упомянутое словосочетание, кажется, до сих пор вызывает у меня некоторое внутреннее содрогание, - задумчиво произнес Роберт.
    - Даже при условии, что на мероприятие пойду я? - шутливо заметила Алиса.
    - Нет. При таком условии содрогание практически улетучивается, - улыбнувшись, согласился Роберт.
    - Я уже заметила такое улетучивание по некоторым вечерам в "Тропиках", - согласилась Алиса, - и хорошо. Выбрось тени старого мира из головы. Иногда можно и повеселиться.
    - А кто еще с нами пойдет? - спросил Роберт.
    - Дэвид и Ричард, - сказал Александр, - и, может быть, Сара. Ее точно стоит пригласить, там же будут ее будущие коллеги - биологи.
    Вскоре все семеро (Алиса все-таки уговорила Сару, которая сначала не хотела идти) уже садились на катер. Было тепло и солнечно. Александр и Ирина решили, что для такой погоды будет достаточно маек и шорт, а Роберт с Алисой последовали совету насчет белых брюк, дополнив их светлыми рубашками.
    - Общий там знают, как и везде? - спросил Роберт, - разговаривать, я так понимаю, придется на нем.
    - Конечно, - подтвердила Ирина.
    - А Алиса нам не поможет? - спросил Ричард.
    - Нет, не помогу, - ответила Алиса, - иначе я рискую оказаться почти в той же ситуации, в которую попал Паганель из "Детей капитана Гранта" Жюля Верна, только наоборот. По-испански я говорю хорошо, но португальский все-таки сильно отличается.
    Как и большинство городов тех стран, которые до Битвы Битв не входили в "золотой миллиард", Рио-де-Жанейро сильно изменился с тех времен. И дело было не только в том, что автомобили полностью заменил автоматический быстрый транспорт и монорельсовые дороги, а улицы стали еще более зелеными. Совершенно исчезли фавелы22 - районы трущоб, в которых раньше ютились бедняки.
    Теперь вместо них по склонам окружающих Рио гор уступами поднимались большие благоустроенные дома, с широкими террасами и садами, такие же удобные, как и в других частях Core, соединенные дорожками и зелеными тенистыми аллеями. По рельсам на изящных опорах перемещались капсулы автоматического транспорта, несколько иной конструкции, чем в равнинной Европе. Тем не менее, в воздухе над городом можно было заметить патрульные беспилотники.
    - Следят за порядком? - спросил Роберт.
    - Да, - ответила Ирина, - хотя сейчас такой контроль уже практически не нужен.
    - Пусть их функции несколько избыточны, но всегда лучше перестраховаться, - добавила Алиса.
    Вооруженных патрулей милиции в городе, впрочем, не было - верный признак очень спокойной обстановки.
    День сложился насыщенным и интересным. К счастью, автоматический транспорт в городе работал безупречно, и студенты посетили две горы (гигантская статуя Христа на вершине Корковаду после Битвы Битв все так же парила над городом, такие памятники новые властители планеты не трогали), откуда открывались великолепные виды на город. Прогулки по центру города, где сохранилась колониальная архитектура XIX, XVIII и даже XVII веков, были не менее интересными.
    Вечером, когда солнце уже клонилось к закату, семеро друзей и присоединившиеся к ним девять студентов из секторов обеих Америк, собрались на пляже. Он был отлично обустроен, рядом имелись и множество кафе, и прокат различного инвентаря. Обитатели Бразильского сектора сами подготовились основательно - роботизированный электромобиль, на котором они приехали, тянул за собой небольшой прицеп с автоматической кухней.
    Знакомство прошло согласно Протоколу - соблюдать его все старались неукоснительно, но сразу после этого беседа стала дружеской.
    - Эрнесто, - представился один из студентов, высокий, темноволосый, смуглый молодой человек, - я будущий морской биолог.
    Когда все устроились в расставленных на песке шезлонгах, Эрнесто начал рассказывать свою историю.
    - Мои родители росли в фавелах и только благодаря тому, что возник ЮАСС, сразу же начавший культурную революцию, они смогли спокойно закончить школу и найти работу. Потом, после Битвы, они стали учиться дальше и воспитывать меня.
    - Социалистические преобразования и Битва Битв изменили все, - согласилась Алиса.
    - Если бы не они, наверное, я жил бы в крошечной каморке, перебивался случайными заработками и приторговывал наркотиками - если бы вообще не погиб в междоусобицах местных банд. Я бы не видел ничего за пределами своей фавелы, разве что по телевизору - если бы он там был. Ведь до образования Союза кое-где не было даже электричества...
    - Как и во многих других местах на континенте, - подтвердила Ирина.
    А сейчас я - студент университета Core, изучаю морскую биологию и отправляюсь в путешествие на противоположную сторону земного шара, несмотря на свое происхождение. Кстати, генетика у меня интереснейшая. В моем роду, кроме обедневших наследников португальских колонизаторов, были и потомки черных рабов, привезенных из Африки, и даже южно-американские индейцы - правда, очень давно. Теперь же я совершенно уверен в своем будущем.
    - Благодаря Core. История повторяется, - сказала Алиса, - в начале XX века дети бывших неграмотных крестьян, которые нередко голодали, получали возможность учиться и становились инженерами, учеными, конструкторами, полководцами. Так было в Советском Союзе и так будет везде, куда придем мы.
    - Раньше в городе было неспокойно? - спросил Роберт.
    - До Союза Рио был очень опасным местом, но и сразу после Битвы Битв город оставался неуютным. Сам я уже не застал Городских войн, я родился после того, как они практически сошли на нет, но родители рассказывали мне про то, как Звездный десант воевал с картелями торговцев наркотиками.
    - Звездный десант? - немного удивился Роберт.
    - Да, здесь сражалась даже третья рота Черного легиона. У некоторых наркобаронов были особняки за колючей проволокой, настоящие крепости, с хорошо вооруженной охраной. Несколько раз Черный легион даже использовал штурмовую авиацию и танки, которые били прямой наводкой по таким крепостям. Про минометы я уж и не говорю - без них не обходился ни один штурм.
    - Здесь работали и Стражи Прогресса, - заметила Алиса.
    - Да, и им я особенно благодарен. Моя мама стала школьным учителем после того, как прошла курсы, которые вели Стражи. Среди ее учителей была и Мария Несущая Свет.
    - Нынешний заместитель председателя Комитета по контактам? - уточнил Александр.
    - Да.
    - Как все-таки тесен мир, - сказала Алиса, - в экспедиции участвуют двое сотрудников Комитета, один из которых, Диего Просветитель Патагонии, долго работал в Южной Америке - сначала в Аргентине, потом в Чили.
    - Точно. Земля одновременно большая, потому что на ней столько всего, и маленькая, потому что можно попасть на другую сторону за день. Правда, я никогда еще не путешествовал за пределами Южной Америки.
    - А я раньше никогда не была в Южной Америке, только в Европе и в Северной Америке, - сказала Сара.
    - Ничего, теперь мы с вами побываем в самых удаленных уголках Земли, - ответила Алиса.
    Кроме Эрнесто, еще двое из студентов оказались биологами и Сара тут же нашла с ними общую тему для разговора.
    ...
    Беседы по интересам продолжались, и Алиса с Робертом и Аланом, студентом из Северо-американского суперсектора, обсуждали перспективы доставки грузов на Марс после ввода в строй пусковой петли, как раздался голос Ирины.
    - Вода теплая! - радостно сообщила Ирина, которая, вместе с Александром, уже проверила воды Атлантики на пригодность к купанию, - идите сюда!
    - Правильно, надо немного размяться, - откликнулся на призыв Алан и направился в сторону океана.
    Алиса еще раз посмотрела на экран портативного терминала, удовлетворенно кивнула и легко поднялась с шезлонга.
    - Пошли! - пригласила она Роберта.
    Пройдя по песку до того места, куда докатывался прибой, Алиса остановилась и подождала, пока очередная волна доберется до ее ног.
    - Да. Она теплая.
    - Волны, - с некоторым сомнением сказал Роберт.
    - Волны, - согласилась Алиса, - но они не такие уж и большие. В пределах допустимого. Догоняй! - и со смехом побежала навстречу приближающейся воде.
    - Уф, - вздохнул Роберт, - а впрочем... - и последовал за Алисой.
    ...
    Вернувшись на сушу, Роберт и Алиса направились к большому раскладному столу. Рядом во всю трудилась автоматическая кухня, а вокруг уже были расставлены стулья. Роберт посмотрел на целые горы фруктов, равномерно вращающийся на вертеле и постепенно покрывающийся аппетитной румяной корочкой здоровенный кусок мяса, и тихонько урчащего робота-бармена, занятого приготовлением коктейлей, и, не обращаясь ни к кому конкретно, с сомнением спросил:
    - Мы все это съедим?
    - Да, - с энтузиазмом подтвердил Эрнесто, присматривавший за процессом, - и выпьем.
    - Мне всегда казалось, что студент университета Core должен отличаться умеренностью и сдержанностью, да и Протокол...
    - А мы и отличаемся! - ответила Ирина, - для вечеринки в самый раз.
    - Думаю, Эрнесто прав, - прокомментировала Алиса, окинув взглядом подготовленное к съедению и выпиванию и проведя в уме несложный подсчет, - нас все-таки шестнадцать человек.
    - Причем семь из них - после хорошей дневной прогулки, - заметил Александр.
    ...
    - Красиво, - сказала Алиса, глядя на светящуюся дорожку, созданную лучами заходящего солнца на воде и уходящую за горизонт.
    - Красиво, - согласился Роберт, - я не раз видел такую картину в Зеленом Союзе, но она почему-то навевала на меня тоску. Точнее, понятно, почему.
    - Грустно было смотреть на море в одиночестве, - сразу же догадалась Алиса.
    - Да. Хорошо, что ты есть, Алиса!
    - Хорошо, что мы есть! И хорошо, что мы встретились!
    Через некоторое время Роберт сказал:
    - А мы правильно поступили, что вытащили сюда Сару? Ей, наверное, грустно, как мне тогда.
    - Совершенно не зря, - тут же ответила Алиса, - и я не думаю, что ей сейчас грустно, - Алиса рассмеялась, - Роберт, ты ничего не заметил!
    - Что я должен был заметить?
    - То, как Сара и Эрнесто смотрят друг на друга. Думаю, их разговор уже мог перейти из области морской биологии в более личные сферы.
    - Ну ... я плохо замечаю такие вещи, ты же знаешь.
    - Конечно знаю, - улыбнулась Алиса, - сколько времени я рушила Стену!
    - Но результат того стоил!
    - Несомненно!
    - Думаешь, Сара и Эрнесто могут понравиться друг другу?
    - Похоже, что имеются все предпосылки...
    - Но они же знакомы всего пару часов, - заметил Роберт.
    - Иногда бывает и так, хотя заочно они познакомились еще вчера. Мы с тобой присматривались друг к другу не один месяц, а кому-то хватает первого свидания.
    - Наверное, это не совсем правильно, - задумчиво сказал Роберт, - а может, и нет.
    - А ничего, что они учатся по разные стороны Атлантики? - продолжил он.
    - Если все окажется серьезно - переберутся на одну. Ты же знаешь, что в смене университета нет ничего необычного.
    ...
    На "Призрак" все студенты - семеро друзей и их новые знакомые - вернулись почти в полночь.

17 На португальском и на испанском языках "голубой" - azul, пришедшее из арабского, как и русское слово "лазурь".

18 Темная туманность в созвездии Южного Креста. Видна невооруженным глазом (даже не кошачьим) как темное пятно на фоне Млечного Пути.

19 Самая восточная точка Южной Америки.

20 Гора в Рио-де-Жанейро высотой 396 м, возвышающаяся над заливом Гуанабара в восточной части Рио. Является одной из основных достопримечательностей города.

21 Коркова́ду или Коркова́до (порт. Corcovado - "горбун") - гора, вершина которой находится к западу от центра города Рио-де-Жанейро. Известна прежде всего 38-метровой статуей Христа-Искупителя, расположенной на вершине.

22 Фавелы - трущобы в городах Бразилии, часто расположенные на склонах гор.

4. Молчание снегов

     - Эй, люди! Все, кто меня слышит! Это существо прилетело с другой звезды! Но мы любим наше Солнце и нашу Землю. И мы защитили ее!
Д. Кэмпбелл. "Нечто"

    Ледяной ветер нес снежную пургу по кажущейся бесконечной белой равнине. Колонна вездеходов, гудя моторами, пробиралась по месту, где раньше было шоссе из плотного снега, ориентируясь исключительно по спутниковой навигации и сигналам радаров и сонаров - видимость в оптическом диапазоне упала до десятка метров.
    - Что будет, если на пути встретится трещина? - спросил Алекс, молодой инженер-строитель, новозеландец, сидящий в первом вездеходе.
    - Если она будет широкой, сенсоры засекут ее, даже если она засыпана свежим снегом, - ответил водитель, - если же она будет узкой - мы ее просто не заметим. А если нам очень не повезет, в любом случае первым в нее свалится робот.
    В авангарде колонны, движущейся по когда-то существовавшему шоссе Мак-Мердо - Южный полюс23, шли два автоматических вездехода, непрерывно сканирующих ландшафт перед собой всеми имеющимися средствами. Две таких же машины замыкали колонну - резервные, на случай потери первой пары.
    Брюс, средних лет англичанин, ехавший во втором вездеходе, закутанный в куртку полярника с меховым воротником так, что было видно только его нос и глаза, взглянул на часы.
    - Долго же мы будем добираться до полюса на такой скорости, - сказал он.
    - После того, как мы восстановим дорогу, путь будет занимать всего несколько дней, - ответил водитель второй машины, - но сначала надо добраться до подъема на Антарктическое плато и посмотреть, что там творится. Боюсь, нам придется засыпать немало трещин, прежде чем мы сможем двигаться дальше. Дорогу не приводили в порядок четыре года...
    Наконец, снегопад немного утих, а на радарах показались отроги горных вершин.
    - Расселина! - отрывисто воскликнул водитель первой машины. Вездеход затормозил, чтобы не наткнуться на автоматического разведчика, остановившегося всего в нескольких метрах от трещины. Изображение с его сонара было видно на экранах всех вездеходов. Колонна остановилась.
    - Ну, вот и первая настоящая операция по восстановлению шоссе, - заметил начальник экспедиции, норвежец Тор, носивший титул "Победитель снегов", - начинаем развертывание.
    Остановившаяся колонна приступила к разгрузке. Из грузовых отсеков больших вездеходов осторожно выползали самоходные роботы-аппараты для уплотнения снега. Две машины колонны с огромными бульдозерными отвалами, во время путешествия убранными на крышу, сейчас опустили их и готовились сгребать целые горы снега, чтобы засыпать расселину. Первой из них управлял сам начальник экспедиции, второй - Алекс, для которого работа на Белом континенте была первым настоящим испытанием инженерных навыков.
    На восстановление ушел почти весь день - впрочем, сейчас, антарктическим летом, было светло круглые сутки, а метель наконец прекратилась. К вечеру трещина была заполнена спрессованным снегом и намороженным льдом на пространстве, вдвое большем ширины старого шоссе. Людям был нужен отдых и экспедиция остановилась на ночлег недалеко от места работ.
    ...
    По часам сейчас была глухая ночь, хотя в Антарктиде стоял полярный день, и солнце висело низко над горизонтом, окрашивая снег и льды в нежный желто-розоватый цвет.
    Миниатюрный разведывательный робот, величиной с муху, выбрался из своего укрытия в ящике с аккумуляторами в грузовом отсеке второго вездехода, взлетел и начал маневрировать среди тщательно упакованных контейнеров с оборудованием. Наконец он приземлился на одном из них и стал пробираться внутрь.
    Компьютер управления обладал достаточным интеллектом (в отличие от самого робота, совершенно лишенного интеллекта) и оператору оставалось лишь подавать общие команды с помощью пары рукояток и нескольких кнопок. За выводившимся на экран изображением с камеры робота с инфракрасной подсветкой внимательно следили двое.
    - Женя, как ты думаешь, это то, что мы ищем? - спросила молодая женщина. Почти неуловимое движение тонких пальцев, и камера сфокусировалась на предмете внутри.
    - Почти наверняка, - ответил мужчина, сидевший рядом, - давай посмотрим повнимательнее, лучше с разных сторон. Аня, места хватит?
    - У других стенок? Запросто!
    "Муха", подчиняясь командам, зашевелила крылышками и перелетела в сторону, потом еще.
    - Да, портативная атомная бомба, - наконец сказал Евгений.
    - Модель Р-215? - уточнила Анна.
    - Она самая, - подтвердил Евгений, узнав одну из тех бомб, которые были установлены Секретной службой перед Битвой. Враги Core хотели использовать их для ликвидации лидеров восстания, но Департамент успел найти и обезвредить все, кроме двух. Бомба, разработанная давно, имела малую мощность, но была "грязной". Core крупно повезло, что полное описание этого оружия удалось захватить сразу после Битвы...
    - Попробуем остаться незаметными? - спросила Анна.
    - Да, похоже, реализуется план А-2, - ответил Евгений, - я запрошу Департамент. Думаю, на сегодня хватит...
    План А-2 предполагал следующее. Согласно документации, имелась возможность обезвредить бомбу так, чтобы агент продолжал считать ее работающей и постарался разместить. Проведение операции запланировали на следующий день и у намечавших ее было достаточно времени в запасе.
    Следующий день вновь выдался для экспедиции нелегким - широкая трещина прямо на перевале потребовала много сил для того, чтобы ее заделать. Наступившей ночью уставшие участники экспедиции, как и в предыдущую, спали глубоким сном.
    Разведывательный робот снова выбрался из своего укрытия и направился к контейнеру с бомбой. У сидевших перед экраном Евгения и Анны был готов подробный план действий, с детальной трехмерной схемой устройства.
    - Начинаем? - спросил Евгений.
    - Да, все готово ... насколько можно быть готовыми к удаленному препарированию атомной бомбы, - ответила Анна, сосредоточенная, но заметно волнующаяся.
    Несколько выверенных движений манипуляторами с резаком, оснащенным мономолекулярным лезвием, и с устройством для микросварки - и оба приемника, обеспечивающих возможность удаленного подрыва бомбы, основной и дублирующий, были отключены от основной схемы, а их место занял эмулятор. Меньше чем через минуту та же участь постигла и детонатор. Оснащенная несколькими системами защиты от непреднамеренного подрыва (что было неудивительно для устройства мощностью в сотню тонн тротила в эквиваленте) бомба теперь стала просто контейнером со слаборадиоактивным материалом, потенциально вредоносным, но не опасным.
    - Дело сделано! - провозгласил Евгений, еще раз просмотрев строчки диагностики, - можно выбираться.
    - Уф-ф-ф - с облегчение вздохнула Анна, - документация - документацией, но я устала...
    - Я тебя сменю, - ответил Евгений, берясь за управление. Впрочем, роботу почти не потребовалась помощь оператора, чтобы выбраться из контейнера через небольшое вентиляционное отверстие, служившее ему входом и выходом.
    - С подвесом разберемся завтра, - резюмировал Евгений, имея в виду второй, необязательный этап программы.
    ...
    Следующей ночью миниатюрный робот снова наведался в контейнер. Систему, которая должна была сбросить бомбу в шахту, не вывели из строя полностью, чтобы не вызвать лишних подозрений. Просто теперь она никак не могла дать команду на отсоединение, даже при работающем приемнике. В результате бомба, пусть и обезвреженная, должна была после установки остаться висеть на держателе.
    В это же самое время двое - Алексей Покоритель Льдов и Арне - взяв вездеход, объезжали по широкому кругу базу на Южном полюсе. Алексей не отрывал взгляда от экрана, выводящего показания сразу нескольких сенсоров.
    - Ага! По курсу двести тридцать пять что-то есть! - воскликнул он, увидев отчетливый сигнал.
    Арне передвинул джойстик управления, и машина послушно повернула, беря на десять градусов к северу.
    - Да, это пустота, выдолбленная во льду, - подтвердил Алексей, - и внутри находятся какие-то крупные объекты.
    Сигнал становился все более отчетливым. Наконец вездеход остановился, и двое мужчин принялись сгружать и готовить к работе бурового робота. Проделав тоннель во льду, робот быстро достиг тщательно замаскированной сверху полости. Яркий прожектор осветил обширное пространство, и на экране возникли контуры двух машин.
    - Так и есть, довоенные американские вездеходы, - подтвердил Арне, как-то раз видевший одну такую машину, предназначенную для полярных широт.
    - Ставим передатчики для слежения, - решил Алексей.
    - Сколько у нас времени?
    - Более чем достаточно. Экспедиция еще не перебралась через горы...
    ...
    Двое из Департамента секретных операций снова беседовали.
    - Хорошая новость, - сказал второй, - замаскированную базу с вездеходами-"стелс" нашли.
    - Отлично, - обрадовался первый разрешению еще одной, действительно хорошо укрытой, загадки, оставленной врагами. - Передатчики установили? - спросил он.
    - Установили, на оба вездехода.
    - Вероятность обнаружения?
    - По излучению? Нулевая, - улыбнулся второй, - у него нет с собой необходимой аппаратуры.
    - Значит, мы готовы.
    - Да, все подготовлено к встрече, - подтвердил второй, - правда, наш "гость" немного запаздывает, но не по своей вине.
    ...
    Колонна вездеходов, взметая снег, бодро двигалась по ледниковому плато. Преодоление Трансантарктических гор заняло неделю. Трещины, широкие и узкие, заносы, снежные бури - против них оказалось все, но теперь экспедиция вырвалась на оперативный простор. Шоссе практически полностью восстановлено. Скоро по нему двинутся машины, укладывающие линию связи. Наконец, около полудня по времени, принятому на полярной базе, вдали показались сначала верхушки спутниковых антенн связи, а потом и здания станции на Южном полюсе.
    После прибытия на базу участникам экспедиции по восстановлению шоссе полагался отдых. Места в домах предусмотрели достаточно и для размещения вновь прибывших. Вечером устроили торжественный ужин, после которого все участники разошлись отдыхать - все, кроме одного.
    ...
    Брюс еще раз осторожно осмотрел местность. Периметр обозначали мобильные роботизированные защитные комплексы, глубоко зарывшиеся в снег и выставившие наружу только полукруглые бронированные башенки с сенсорами и вооружением. Они окрашены в белый цвет и почти незаметны, но опытный глаз, знающий, где искать, может найти их. Если бы система опознавания "свой-чужой" подала тревогу, даже рота полярного спецподразделения Секретной Службы не прорвалась бы сквозь шквал огня. Впрочем, той роты все равно уже нет... Но комплексы спят. У него есть карточка, и они не причинят Брюсу вреда, считая агента своим.
    Полярный день осложнял задачу - в темноте все могло бы оказаться гораздо проще - но, похоже, в деле охраны периметра люди слишком полагались на машины. Роботам не важно, сколько раз пересечет воображаемую линию "свой", а люди беспечны. Наверное, система ведет журнал событий, но когда его захотят прочитать, будет уже поздно. А, может быть, его уже некому будет читать... Точно рассчитанные перебежки, маскировочный костюм для полярных условий, и через периметр можно пробраться незаметно. По крайней мере, именно такое впечатление создалось у Брюса после многократных наблюдений.
    Заключение оказалось почти верным - почти, потому что "дыра" в системе безопасности была оставлена намеренно и на деле за ней непрерывно следили очень внимательные глаза, которым не помешал бы даже мрак полярной ночи... Автоматические системы безопасности, видевшие каждое движение агента, действительно считали его своим, но исправно сообщали обо всем наблюдателям.
    Здесь, накрытая люком, находилась одна из шахт, опускающихся под лед на глубину более километра. Брюс порядком устал - чемодан с бомбой и механизмом сброса весил немало. В здание, построенное над главной шахтой, через которую доставляли оборудование в компьютерный центр, агент проникнуть не мог - туда, через многоуровневую систему защиты, пропускали только имеющих необходимый уровень доступа. Получить его не было ни единого шанса, но не было и смысла - слишком заметно. Зато удалось узнать, как открыть люк, расположенный на противоположной стороне ледового поля, куда никто не заходил...
    Процедура заняла почти час, но результат был таким, какой и требовался. Бомба, подвешенная на прочном тросе под на устройством сброса, была готова ринутся под лед. Агент еще раз запустил программу самодиагностики (все в порядке!), закрыл люк и осторожно направился к хранилищу вездеходов. Он все так же был уверен, что до сих пор никому не удалось обнаружить его отсутствие. Он ошибался - о нем знали с самого начала.
    Довоенные карты Министерства обороны не подвели - склад оказался именно там, где и должен был быть. Проглотив таблетку стимулятора, Брюс принялся за работу - за три полярные зимы люк, и раньше хорошо замаскированный и присыпанный снегом, занесло так, что откапывать его пришлось больше часа. Он смертельно устал. Полярные куртки с подогревом хорошо защищают от холода, но работать в них трудно. Если бы у него была силовая броня... Откуда она у них? Модель, которую видел Брюс, оказалась незнакомой, явно новее и совершеннее последних предвоенных образцов, даже экспериментальных.
    Наконец лопата царапнула металл. Тяжелую и к тому же примерзшую крышку с трудом удалось откинуть, но теперь путь внутрь склада был свободен. Брюс спрыгнул вниз и включил мощный фонарь. Два вездехода стояли перед ним, готовые к поездке - их надежно законсервировали - так, чтобы они пробыли подо льдом даже не четыре года, а пару десятилетий.
    Сев в машину, он включил сенсоры и долго смотрел на экран. Тишина и пустота. База на Южном полюсе спала. Он нажал кнопку на передатчике. Подчиняясь команде, лебедка пришла в движение и бомба, подвешенная на конце троса, начала медленно опускаться в скважину, но, пройдя не больше метра из положенной тысячи, она вновь замерла. Вездеход, замаскированный под снежный бугор, медленно выполз из хранилища, осторожно раскрыв изнутри засыпанные снегом ворота, и направился к восстановленному шоссе. Полярная станция казалась погруженной в глубокий сон, и агент был уверен в том, что его побег никто не заметил. Но крошечный "жучок", помещенный в вездеход, ожил и начал передавать координаты.
    - Он выехал и направляется к шоссе, - сказал Алексей, глядя на экран.
    - Можно извлекать бомбу, - предложил Арне.
    Получив добро от Департамента, Алексей, Арне и двое специалистов-саперов отправились к скважине.
     -
    Брюс отъехал от базы на десять километров - более чем достаточное расстояние для того, чтобы не пострадать от взрыва портативной атомной бомбы. Сейчас она должна была быть подо льдом, на глубине. Взрывная волна, конечно, обрушит своды ледяного хранилища, но вряд ли уничтожит станцию. Впрочем, никто не знает, как начнет трескаться лед...
    Он остановил вездеход и взял в руки передатчик дистанционного взрывателя. Никаких звуков, кроме шелеста ветра над ледяным покровом Антарктики - белое безмолвие. Пришла пора нарушить тишину. Он ввел код на клавиатуре передатчика, откинул защитную крышку и нажал на кнопку, посылая команду скрытой в шахте бомбе. Сейчас она полетит вниз, и... Прошла секунда, другая, десять. Он повторил команду. Тишина. Все такая же тишина.
    ...
    Бесконечная заснеженная гладь, ослепительно белая под лучами незаходящего Солнца. И все такое же белое безмолвие - только мерное урчание двигателя и шуршание ветра над белоснежной равниной. Брюс ехал по ней уже больше восьми часов. Его миссия была провалена, и причины этого краха были неизвестны, но сейчас прежде всего нужно было спастись. Добраться до Мак-Мердо. Этот участок был самым опасным - со спутника почти невозможно разглядеть ни ровер в маскировочной окраске, ни следы, которые остаются за ним, тем более, что он едет по дороге, где недавно прошли вездеходы, ни засечь его радаром. Но у них есть и беспилотники, которые летают низко и видят очень хорошо. Слишком хорошо.
    Вдруг, без причины, без предупреждения, впереди, посреди совершенно гладкой, до горизонта, равнины снег вздыбился, взлетев вверх белым облаком ослепительно сверкающих кристаллов. Брюс затормозил, одновременно поворачивая ровер боком к рою снежинок и готовясь выпрыгнуть через дверь на противоположной стороне.
    Облако снега осело. Посреди белой ледяной пустыни черным пятном, детали которого почти невозможно было рассмотреть на фоне ослепительной белизны, стоял аватар Черного Легиона - гигант высотой два с половиной метра, с ног до головы закованный в угольно-черную броню. Серебристая двойная спираль горела на груди, вместе с красной пятиконечной звездой над ней. На правом наплечнике был изображен еще один ненавистный агенту символ, который еще до его рождения приводил в бешенство многих предшественников агента - алые скрещенные серп и молот. В правой руке гигант держал огнемет, трубка от которого шла к ранцу за спиной.
    Стрелять? Пистолетные пули бессильны против робота. Возможно, ему удастся повредить трубу, питающую огнемет - но что с того? Аватар намного быстрее человека, он не устает и может пробежать по снежной пустыне при сильнейшем морозе сотни километров. А для того, чтобы убить человека, ему достаточно один раз взмахнуть кулаком в латной перчатке. И на поясе у него секира. Брюс, тяжело дыша, скорчился под прикрытием вездехода и в тишине услышал лишь хруст снега под подошвами гиганта, направляющегося к вездеходу.
    - Сдавайтесь! - проревел голос Красного Мстителя, солдата Черного Легиона и сотрудника Департамента секретных операций. В вашем вездеходе "жучок", вам некуда бежать. Бомбу мы обезвредили еще до того, как она попала на полюс, и уже извлекли ее из скважины, так что ваша затея полностью провалилась.
    Прошло примерно двадцать секунд. Красный Мститель терпеливо ждал.
    - Хорошо, я выхожу, - ответил наконец Брюс, - не стреляйте!
    Из-за вездехода появилась одетая в полярную куртку с меховым башлыком и сапоги фигура с поднятыми руками. В тот же момент агент услышал звук, врывающийся в тишину ледяного плато - шум винтов конвертоплана, летящего к месту, где остановился вездеход.
    На станции, находящейся на Южном полюсе, Арне закончил внимательно осматривать бомбу, извлеченную из скважины, где она была подвешена над километровой пропастью.
    - Все в порядке. Можно отправлять находку в Мак-Мердо, - сказал он.
    - Конвертоплан скоро прибудет, - откликнулся Алексей, сидящий у терминала связи.
    - Получилось! - воскликнул он через несколько секунд, - его взяли живым!
    ...
    Во дворце эмира началось еще одно собрание, но теперь там было на двух участников меньше и общий тон обсуждения был весьма нервозным.
    - Есть ли новости от нашего агента? - спросил бывший медиамагнат.
    - Нет. Но взрыва на Южном полюсе не было, его невозможно было бы скрыть. Что-то пошло не так, - нервно заметил молодой заговорщик, - есть ли связь с мистером Смирновым? - спросил он, обратившись к бывшему владельцу сталелитейного концерна.
    - От него только что поступило короткое сообщение, которое он передал во время поездки в Санкт-Петербург, - ответил тот, - похоже, что Брюс погиб.
    - Погиб!? - вскричал молодой человек, - как? Его убили?
    - Нет, это несчастный случай. Вездеход, на котором он проехал уже довольно большое расстояние от полюса, отказал. Брюс не смог или не захотел вызвать помощь. Он просто замерз.
    - Он был слишком опытным агентом, чтобы так нелепо умереть, - возразил молодой человек, - все это очень подозрительно. Надо уходить. Срочно.
    - Возможно, еще не все потеряно, - осторожно сказал бывший медиамагнат.
    - Возможно, - согласился бывший стальной король, - надо дождаться более подробной информации от мистера Смирнова.
    - Нет. Это Core. Они идут. Красные идут, они идут за нами! - истерически воскликнул молодой заговорщик, - нужно бежать!
    Он бросился к дверям. Через несколько минут он уже сидел в своем спортивном автомобиле, а через полчаса его машина неслась по великолепному шоссе посреди пустыни со скоростью больше полутора сотен километров в час. Дворец эмира остался далеко позади. Нужно было найти другое убежище - на время. Деньги и связи делали эту задачу не слишком сложной, но с другой стороны он не умел жить незаметно.
    ...
    Ближе к вечеру состоялась еще одна беседа двоих из Департамента секретных операций.
    - Ячейку в эмирате можно считать более несуществующей, - рассуждал первый. Он уже знал, что заговорщики потеряли две самые опасные фигуры, а агент Core, по всей видимости, остался нескомпрометированным.
    - Тем не менее, сын бывшего нефтяного магната бежал, - заметил второй, - он что-то почувствовал.
    - Он подозрителен. Разумно подозрителен, - улыбнулся первый, вспоминая беспечность и чрезвычайную переоценку сил остальными. - Заговорщики... - с усмешкой подумал он.
    - Я думаю, нужно проводить операцию по ликвидации московской группы, - сказал второй.
    - Согласен, - первый пришел к той же самой мысли, - пора. Легион готов? - спросил он.
    - Готов. Можно начинать в полночь.
    ...
    Вне определенного времени и вне пространства два разума беседовали.
    - Что же, операция прошла полностью в соответствии с планом, - удовлетворенно констатировал Черное Безмолвие. Для радости был и еще один повод: при допросе агент сообщил местонахождение последней портативной бомбы, так что теперь все они оказались у Core.
    - И московская группа разгромлена, - добавил Предвидящий, улыбаясь. Они так и не поняли, откуда шла утечка информации...
    - Да. А наши агенты удивительные люди, ведь они подвергают себя ежедневной опасности.
     - Всегда есть те, кто будут рисковать своей жизнью ради прогресса человечества, - ответил Предвидящий.

23 Шоссе Мак-Мердо - Южный полюс (англ. McMurdo-South Pole highway) - дорога, соединяющая исследовательские станции США Мак-Мердо и Амундсен - Скотт. Построена путем выравнивания снега и засыпания расселин в леднике, закончена в 2006 году.

V. Неистовые пятидесятые

    Стоянка закончилась. Ночью "Призрак" снялся с якоря и сначала медленно, а потом все больше и больше ускоряясь, продолжил путь к юго-юго-западу, держа курс в направлении Огненной земли. Вскоре корабль пересек Южный тропик и в воздухе стало ощущаться дыхание приближающейся в Южном полушарии зимы.
    ...
    Первая половина дня прошла в занятиях. Подышать воздухом на палубу выходили многие, но для купания и солнечных ванн уже стало слишком прохладно. Рыжему Вихрю погода пока не мешала неторопливо разгуливать по палубе, хотя иногда залетавшие сюда порывы ветра трепали его роскошную рыжую шубу и развевали длинный пушистый хвост, что не очень нравилось коту. "Дует против шерсти. Мы подбираемся к ревущим сороковым, скоро начнутся шторма", - всем своим видом говорил (а, скорее, ворчал) Вихрь, уже бывавший в этих широтах.
    После обеда капитан сделал объявление для студентов.
    - Настало время начать курс ношения силовой брони, - сообщил капитан, - тренировки будут проходить по группам, списки разосланы по Сети. Те, кто уже имеют достаточные навыки, будут инструкторами.
    - Отлично, - сказала Алиса, - пришло время извлечь мой специальный груз.
    - Попробую угадать, - сказал Роберт, - ты инструктор нашей группы?
    - Совершенно верно, - подтвердила Алиса.
    - А кто туда еще входит, кроме нас, Саши и Иры?
     - Сара, Дэвид, Ричард и девять новых путешественников, с которыми мы познакомились вчера. Кстати, я сразу могу выдать вам первое задание.
    - Какое?
    - Прочитать инструкцию. Внимательно! За тебя, Роберт, я совершенно спокойна, но нужно, чтобы в инструкции разобрались все, причем до того, как попытаются забраться в броню.
    - Думаешь, сломают? - пошутил Роберт. Сломать силовую броню попыткой неправильного использования невозможно.
    - Думаю, ничего плохого не случится ни с броней, ни с залезающим в нее, даже если он все сделает неправильно. Но есть опасность потратить кучу времени на разъяснения по интеркому...
    В назначенное время студенты отправились в специальное хранилище, разделенное на небольшие кабинки. В каждой такой кабинке, сейчас с отключенным питанием и прикрепленный к стене, но готовый к действию в любую минуту, хранился бронированный скафандр-экзоскелет. Комплекты силовой брони имели разные размеры и, более того, могли в определенных пределах подстраиваться под своего носителя, поэтому их заранее распределили между участниками экспедиции. Каждый проследовал в кабинку с указанным номером. Алиса находилась в особой ситуации - ее специальный груз, как именовал силовую броню "Призрак", был доставлен на корабль перед отправкой и девушка, научившаяся носить броню еще на Марсе, владела этим навыком в совершенстве.
    Надевание брони (или залезание в нее - все зависит от точки зрения) в первый раз заняли у Роберта, как и у многих других, несколько больше времени, чем предсказывалось инструкцией.
    - Непростое это дело, - прокряхтел Роберт, в конце-концов забравшись в экзоскелет.
    - Только в первый раз! - подбадривала Алиса.
    - Алиса, а шлем тоже надевать? - спросил Роберт через приемопередатчик, имевшийся в кабинке.
    - Конечно, это необходимая часть занятия. Не в руках же его носить, да и разговаривать через встроенный интерком удобнее.
    Наконец вся группа завершила нелегкий процесс, о чем свидетельствовали показания датчиков, установленных в бронекостюмах.
    - Итак, я вижу, что все сумели забраться в экзоскелеты, - сказала Алиса, облаченная в кирпично-красную броню, ту самую, которую ее друзья могли видеть на фотографии, снятой на Марсе.
    - Для начала потренируемся в них ходить, - весело сказала Алиса, - это, в общем-то, несложно...
    Ходьба в броне действительно оказалась несложным делом, особенно после ее надевания. Датчики экзоскелета, быстро подстроившись под носителя, улавливали малейшее движение, и броня повторяла его в точности.
    После почти двух часов (с перерывами) упражнений, среди которых были и короткий легкий (для упражняющихся) бег, и прыжки, от которых грохотали и сотрясались даже мощные стальные палубы "Прирака", группа направилась обратно к хранилищу.
    - И, правда, не так сложно и довольно удобно, - сказал Алисе Роберт, выбравшись из брони, - вот только надевать и снимать ее приходится не так быстро, как хотелось бы.
    - Верно, - согласилась Алиса, - я-то привыкла к тому, что за пределы купола без брони не выйдешь. Хочешь-не хочешь, а приходится надевать.
    - Кстати, - спросил Александр, - а из ракетных автоматов мы стрелять будем?
    - Конечно, - ответила Алиса, - на третьем занятии. Иначе зачем на "Призраке" такой огромный тир? Как говорит капитан, "... мы отправляемся в места, где нужно быть готовым к любым неожиданностям".
    - А холодное оружие? - продолжил выспрашивать Александр.
    - По желанию. С ним в силовой броне все просто, навыки фехтования не нужны - бери и руби. Или коли, но рубить проще.
    ...
    Следующим утром "Призрак" пересек сороковой градус южной широты. Море стало неспокойным, дул сильный ветер, пока, к счастью, не переходящий в шторм. Линейный авианосец не сбавлял темпа, его мореходные характеристики позволяли идти в таких условиях с крейсерской скоростью - но погода продолжала ухудшаться, и совершенно ожидаемо.
    Между сороковым и пятидесятым градусами южной широты Земля почти полностью покрыта океаном, прерывающимся лишь южной оконечностью Южной Америки, островом Тасманией и Южным островом Новой Зеландии. Самый юг Южной Америки заходит еще дальше и кроме него между пятидесятым и шестидесятым градусами южной широты нет ничего, не считая мелких островов. Еще южнее - только Антарктида, большая часть которой лежит за южным полярным кругом.
    Циркуляция атмосферы и вращение Земли создают в этих широтах западные ветры. Воздушные массы, не встречая на своем пути почти никаких препятствий, огибают весь земной шар, и ветры достигают огромной силы. Антарктику окружает самое мощное на Земле океаническое течение и единственное, проходящее через все меридианы - Антарктическое циркумполярное течение, называемое также течением Западных Ветров.
    Здесь начинаются "ревущие сороковые" с их частыми штормами и холодной погодой. Южнее их - "неистовые пятидесятые", где лежит пролив Дрейка, путь между Огненной землей, самой южной точкой которой является мыс Горн, и Южными Шетландскими островами. В эпоху парусных судов западные ветры помогали кораблям быстрее достичь Юго-восточной Азии или Австралии из Европы. Обогнуть мыс Горн, плывя из Тихого океана в Атлантический, было непростой задачей для парусного судна, а с востока на запад, навстречу ветрам - почти невозможной.
     ...
    Второе занятие по ношению силовой брони прошло так же успешно, как и первое. Студенты под руководством Алисы попробовали не только ходить, бегать и прыгать, но и выполнять точные, скоординированные движения руками в латных перчатках, для чего требовалась привычка.
    - Алиса, ты говоришь, что в броне можно взять в руку стакан с водой и поставить его на стол, не разбив? - спросил Роберт.
    - Конечно, - ответила Алиса. Больше того, скоро мы попробуем именно так и сделать!
    Как ни удивительно, но обошлось без битого стекла: упражнение со стаканом получилось с первого раза у всей группы.
    - С другой стороны, - говорила Алиса, - усилие, которое может развивать латная перчатка, огромно. Вы можете запросто растереть пальцами стеклянный стакан в мелкую крошку или завязать узлом стальной пруток.
    - Это упражнение мы тоже будем делать? - шутливо спросил Роберт.
    - Нет, - ответила Алиса, - вряд ли Призраку понравится, если мы примемся ломать инвентарь. Но, возможно, что после прибытия на место строительства у нас будет такая возможность...
    ...
    "Призрак" шел по Атлантическому океану на юго-юго-запад более чем в трех сотнях километров от восточного побережья Аргентинского сектора. Погода становилась все более и более прохладной, время от времени штормило и, хотя даже самые высокие волны никогда не доставали до верхней части борта "Призрака", на палубе уже никто не гулял.
    Пальмы и шезлонги были убраны во внутренние помещения, прозрачные ограждения, направляющие потоки воздуха, превратились в герметичные проходы, образованные дополнительными секциями, убирающимися внутрь корпуса, как боковые стекла на старинных автомобилях. Воду из бассейнов слили, и в палубе остались лишь сухие и пустые впадины. "Призрак" последовательно задраил все люки и двери. Его внутренние помещения теперь были полностью закрыты от стихий снаружи, кроме системы забора воздуха в вентиляцию - но при необходимости "Призрак" мог включить регенераторы и изолироваться от внешней среды целиком. Корабль готовился к путешествию в холодных водах южной Атлантики. Студенты теперь собирались в нескольких просторных кают-компаниях, в одной из которых сейчас и сидели четверо друзей. Рыжий Вихрь тоже устроился рядом на диванчике, растянувшись во всю свою немалую длину и расстелив пушистый рыжий хвост. "Мыс Горн, да еще и зимой. На палубу теперь пару суток не стоит выбираться ни кошкам, ни людям. Лучше оставаться здесь - тепло, не дует, отличная компания, и очень вкусно пахнет", - читалось на рыжей морде.
    - В Магелланов пролив мы не пойдем? - спросил "Призрака" Роберт.
    - Нет, - ответил "Призрак", - это опасно. Он местами слишком узок и извилист для меня. Мне намного легче обогнуть мыс Горн, хотя я бы не назвал это очень простой задачей.
    - Насколько я помню, ты не раз это делал, - сказала Алиса, - не знаю, правда, присутствовал ли при этом Вихрь, - добавила она, гладя довольно мурлыкающего кота.
    - Не раз, - подтвердил "Призрак", - причем в обе стороны. Рыжий Вихрь проделывал такое путешествие дважды. Это ... интересное предприятие.
    - Что-то мне не нравится тон последней фразы... - в голосе Роберта появилась нотка беспокойства.
    - Роберт, мыс Горн в XX веке огибали даже парусные яхты, - успокаивала его Алиса, - в обе стороны. Это, конечно, далеко за пределами той степени риска, которую я считаю приемлемой для себя - хотя это ни в коем случае не означает, что я осуждаю тех, кто совершал эти плавания, - но мы-то плывем на линейном авианосце водоизмещением больше миллиона тонн.
    - Тонуть я точно не собираюсь, - подтвердил "Призрак", - этот вариант даже не рассматривается.
    - Но вот принять таблетки от укачивания, думаю, стоит, - добавила Алиса.
    - Не помешает, - подтвердил Призрак.
    - А айсберги здесь встречаются? - спросил Роберт.
    - Разумеется, - ответил Призрак, - особенно зимой, а она близко, как и Антарктида. Но мои радары замечают айсберги очень, очень издалека, так что если мы их и увидим, то на почтительном расстоянии.
    В районе полуночи "Призрак" проследовал западнее Фолклендских островов, а ранним утром следующего дня, обогнув с востока остров Эстадос, повернул на юго-запад, в пролив Дрейка.
    В южном полушарии начиналась зима. Неистовые пятидесятые полностью оправдывали свое название - ревущий западный ветер, непрекращающийся ни на минуту и иногда переходящий в шквал, поднимал пятнадцатиметровые волны и мешал даже движению "Призрака" настолько, что его скорость упала до 25 узлов, но, приводимый в движение двумя термоядерными силовыми установками, он неуклонно шел по проливу Дрейка на запад.
    Четверо друзей завтракали. Роберт внимательно посмотрел на чашку с кофе, стоящую на столе перед ним.
    - Она сдвинулась. Корабль качает! Надо же, не думал, будто что-то способно покачнуть "Призрак"!
    - В этих широтах, как видишь, может, - ответила Алиса.
    - Сильные штормы здесь не редкость, - подтвердил Призрак, - недаром путь, которым мы сейчас идем, столетиями считался одним из самых опасных на планете.
    Налетел снежный заряд, температура за бортом упала ниже нуля, и на палубе начал появляться лед. Уже через час "Призрак" основательно обмерз и наружу пришлось выпустить роботов-чистильщиков, которые распыляли специальный состав, ползая по обледеневшей палубе. На этот раз кататься на роботах никто не хотел - Вихрь сидел в теплой кают-компании и наружу носа не высовывал. Прогулочная палуба, точнее, открытая ее часть, была изрядно засыпана снегом. Качка, которая ощущалась теперь непосредственно, к счастью, была все-таки очень небольшой и не мешала ни занятиям, ни обеду.
    - Кстати, сейчас отличный повод еще раз потренироваться в ношении силовой брони, - предложила Алиса.
    - Надеюсь, ты не собираешься на палубу? Там лед, - заметил Роберт.
    - Нет, я собираюсь на первый мостик. Там тоже лед, но и поручни и высокие и прочные ограждения.
    Алиса и Роберт отправились в хранилище. Поскольку экзоскелет подгонялся под своего носителя на первой тренировке и закреплялся за ним, Роберт отправился за "своей" броней, а Алиса, как и всегда, за своим специальным грузом. Тренировки не прошли для Роберта впустую - процесс облачения или, учитывая ее размеры и вес, залезания в силовую броню стал значительно быстрее. Через несколько минут две закованные в металл и композиты фигуры поднялись в рубку на лифте, огромная кабина которого могла вместить отделение Звездного десанта и без труда подняла почти тонну брони.
    Здесь было пусто - капитан предпочитал находиться в главной рубке уровнем выше - и лишь огромный экран показывал то, что видели радары. На экране почти прямо по курсу, чуть к югу, появилось пятно и Призрак начал едва заметно, но явно менять направление движения.
    - Айсберг? - спросил Роберт.
    - Да, - подтвердил Призрак, - и довольно крупный. Лучше обойти эту громадину стороной на приличном удалении.
    Роберт и Алиса вышли на мостик. Штормовой ветер ревел, неся с собой снег с берегов Антарктики, летящий почти горизонтально - скорость движущихся с запада масс воздуха, прибавленная к 25 узлам идущего на запад "Призрака", достигала ста тридцати километров в час. Мостик почти полностью обледенел, но выдвинувшиеся из широких подошв шипы врезались в лед намертво, придавленные четырьмя центнерами веса брони и ее носителя. Роберта не покидало ощущение спокойствия и надежности. Несколько шагов от двери рубки до ограждения мостика не потребовали никаких усилий, лишь ощущалось подрагивание циклопического корпуса "Призрака". Интеркомы в скафандрах позволяли спокойно разговаривать друг с другом.
    - Хорошая штука, - наконец сказал Роберт, - тренируясь в ангаре, я не понял всей силы этого изобретения и того ощущения защиты, которое дает броня.
    - Конечно, - согласилась Алиса, - чтобы понять, что такое силовая броня на самом деле, нужно попасть в ситуацию, где она необходима. Мне проще - я выросла на Марсе, где для любого выхода за пределы купола нужен скафандр. С другой стороны, мне очень хочется терраформировать Марс, как и всем марсианам, кого я знаю. Гулять под открытым небом без брони - это здорово. Помнишь, я говорила тебе про старинную, времен Первой попытки, песню со словами "... и на Марсе будут яблони цвести..."?
    - Помню, - ответил Роберт, - было бы здорово, если бы они цвели не под куполом...
    - ... а под открытым небом!
    - Но сейчас ты помогаешь обустраивать Землю, Алиса.
    - Да. Кстати, пусковая петля будет полезна и всем внеземным колониям - туда гораздо проще будет доставлять вещи, которые пока производятся только на Земле. А еще я хочу, чтобы и на Земле везде было хорошо. Броня защищает нас, но она нужна, потому что снаружи есть силы, которые могут нам повредить. Со штормами сделать что-то сложно да, наверное, и не нужно - пусть себе ревут. А вот с самым страшным противником - чужими...
    - Мне хочется увидеть не только цветущие сады на поверхности Марса, - продолжала Алиса, - мне хочется, чтобы везде на Земле было спокойно и безопасно. Чтобы никто не боялся, что завтра у него не будет денег, чтобы заплатить за еду, жилье или лекарства - чтобы все это было доступно всем жителям планеты и чтобы слово "деньги" осталось лишь в учебниках истории. Чтобы дети могли веселиться и играть в любом городе, в любом месте, где живут люди, и никто не боялся за них. Чтобы молодой человек и девушка могли гулять, взявшись за руки, по любой улице любого города Солнечной системы, и знали, что впереди их ждет только светлое будущее.
    - И мне хочется того же самого, - ответил Роберт, - всем нам.
    - Но за это придется побороться. Чувствую, что броня нам еще пригодится...
    - Вот обогнем мыс Горн, потеплеет, и снова можно будет гулять по палубе в легкой одежде. А потом приплывем в тропики.
    - Тебе понравилось путешествовать по теплым морям! - рассмеялась Алиса.
    - Да. Странно, я ведь вырос на острове в тропиках, который ничем не хуже. Что-то я делал не так...
    - Возможно, что что-то ты делал не так, но это что-то - мелочь по сравнению с тем, что сделали не так при создании Зеленого Союза, и ничтожная капля по сравнению с тем, что до того сделал капитализм. Есть только один путь.
    - Общество определяет все.
    - Разумеется. Но тебе еще повезло - ты вырос в обществе, цели которого пусть и не совпадали с целями Core и вели в неверном направлении, но не были противоположными нашим. А теперь эта ошибка исправлена.
    - И в случае Зеленого Союза, и в моем. Да, мне повезло... Знаешь, пошли вниз. Мне уже хочется выбраться из брони...
    - Пошли! - согласилась Алиса.
    После того, как сзади закрылась герметичная дверь рубки, Алиса начала рассказывать.
    - Как шутил (или не шутил) один из создателей еще первого варианта силовой брони Core, это универсальное решение, подходящее для всех климатических зон на Земле и даже некоторых планет Солнечной системы. Оно защищает и от космического вакуума, и от полярного холода, и от воды на глубине, и от ядовитой атмосферы, и от пуль врага. Великолепное изобретение. Но у этого костюма есть один серьезнейший и практически непреодолимый недостаток, и это одна из причин, почему я настаиваю на терраформировании планет до того состояния, при котором не нужно пользоваться скафандром.
    - Какой?
    Алиса разгерметизировала шлем, с легким лязгом сняла его, подняв вверх, и ответила.
    - В нем совершенно невозможно целоваться. Даже сняв шлем.
    ...
    Алиса и Роберт появились в кают-компании примерно через час, как раз вовремя - капитан готовился сделать объявление.
    - Поздравляю всех участников экспедиции! - раздался голос капитана, говорившего по громкой связи, - мы обогнули мыс Горн и теперь идем на северо-запад, к экватору!
    - Присоединяюсь к поздравлениям! - за капитаном вступил в разговор "Призрак".
    - Да здравствует тепло! - провозгласил Роберт.
    - До тепла еще долго, - с сожалением сказал "Призрак", которому уже порядком надоело счищать лед с палубы и мирится с потерей скорости, - но, я надеюсь, это не помешает вашему ужину.
    - Не помешает, - согласилась Алиса, - температура здесь подходящая, а небольшая качка на наш аппетит не повлияет.
    Рыжий Вихрь, который тоже собирался поужинать, был совершенно спокоен, как и полагается бывалому корабельному коту. "Ураган около мыса Горн - дело привычное. Не так он и страшен, особенно на таком надежном судне, как "Призрак". И качает не сильно, так что можно как следует подкрепиться. Свежая рыба хороша ... пусть не совсем свежепойманная, а вчерашняя, из Атлантики, но это не важно.", - похоже, размышлял он.
    Алиса и Роберт уже доедали десерт, когда по громкой связи прозвучало объявление.
    - Внимание, говорит капитан! Возможно, нам придется снизить скорость и даже изменить курс для помощи Стражам прогресса, работающим на Земле Грейама24. Пилотам следует явиться на посты в течение двадцати минут. Не исключены экстренные вылеты. Стражи нашли кое-что интересное. Подробности на "Красном мече".
    Сидящие в столовой тут же принялись смотреть новости на терминалах.
    - Законсервированная база времен до Битвы? - удивился Роберт, прочитав несколько строк.
    - Да, интересно. Она может иметь отношение к нашей проблеме, - предположила Алиса, и не зря.
    Почти сразу же портативные терминалы Алисы и Роберта издали мелодичный звон, уведомляя о поступивших сообщениях.
    - Нужно будет зайти к Стражам, - сказала Алиса, доедая десерт.
    Тем временем на командном посту "Призрака" собрался почти весь экипаж корабля.
    - Призрак, мы сможем поднять пару транспортников? - спросил капитан.
    - Сможем, но через полчаса, не раньше. Палуба порядком обледенела, быстрее мы ее не очистим.
    - Ладно. Как думаешь, Эрнст? - спросил капитан, обращаясь к координатору пилотов и самому опытному из них.
    - Погода почти нелетная, - проворчал Эрнст, - но с чистой палубы мы взлетим. И сядем, если нужно.
    - Тогда посылаем всех чистильщиков на палубу и ждем. Может быть, наша помощь и не понадобится, но лучше быть готовыми.
    По дороге к кают-компании Стражей Алиса и Роберт встретили Вальтера из немецкого отдела CODe, с которым они познакомились в Берлине.
    - Вас тоже вызвали? - спросил он.
    - Да. Похоже, "Цветок гибискуса" обрастает неожиданными подробностями...
    Алиса, Роберт и Вальтер сидели на мягком диване в небольшой каюте, напротив двух участников экспедиции, Стражей Прогресса - Диего Просветителя Патагонии и Елены Победительницы.
    - Судя по всему, найденная база создана Секретной Службой за пару лет до Битвы, - рассказывал Диего, - она была тщательно замаскирована и законсервирована так, чтобы оставаться готовой к работе десятилетиями. Документация потеряна во время Битвы, но остались упоминания - без координат - которые связывают ее с подразделением, готовившим ядерные взрывы в местах восстаний.
    - Они будут пытаться проникнуть внутрь? - предположила Алиса.
    - Обязательно. Если они потеряют часть роботов, нам придется перебросить десяток с "Призрака". Пока ждем развития событий.
    - А что насчет связи с Самоа? - спросил Вальтер.
    - Похоже, объект "Наследник" какое-то время действовал оттуда, а базой на Земле Грейама воспользовался, как перевалочным пунктом, - ответила Елена.
    - Но сейчас его там не может быть? - спросил Роберт.
    - Конечно, нет. Уже через десять лет после Битвы для него там стало слишком опасно. Он где-то в районе восточной Новой Гвинеи.
    Терминалы, стоявшие перед обоими Стражами, сыграли коротенькие мелодии.
    - Первичный наружный осмотр завершен, - произнес Диего, - ловушек нет, потерь техники нет.
    - Может быть, наша помощь и не потребуется, - обрадовалась Елена, - а пока еще раз обсудим то, что нам известно, и будем ждать новостей...
    ...
    Ночь прошла спокойно. Помощь с "Призрака" не потребовалась. Рано утром ветер начал стихать, снежные заряды кончились и видимость значительно улучшилась. Временами даже проглядывало солнце. Конечно, впереди еще были ревущие сороковые, но вскоре "Призрак" снова должен был обрести свою крейсерскую скорость в сорок с лишним узлов, которая уже через трое суток позволила бы ему достичь тропика Козерога.
    Наступило время завтрака.
    - Обратите внимание, - прозвучало по громкой связи объявление капитана, - сейчас по левому борту вы можете увидеть еще один айсберг, который заставил нас немного отклониться от курса.
    Студенты собрались на застекленной части прогулочной палубы по левому борту. Как раз выглянуло солнце, и огромная ледяная гора ослепительно засверкала в его лучах.
    - Красиво, - сказал Роберт, - никогда не видел айсбергов.
    - Много же их будет на Марсе, когда подземные ледники и полярные шапки начнут таять по-настоящему и станут заполнять будущий Северный океан, - заметила Алиса, - вряд ли тогда по нему можно будет плавать.
    - Но потом они растают, по крайней мере, в умеренных широтах и в тропиках?
    - Конечно. В тропиках на Марсе будут такие же теплые моря, как и на Земле.
    После обеда наступило время для очередного, третьего занятия по ношению силовой брони. На этот раз группа студентов, закованных в доспехи, под предводительством своего инструктора, Алисы, направилась в тир.
    - Итак, перед вами стандартный ракетный автомат калибра пятнадцать миллиметров, - рассказывала Алиса, держа в латной перчатке внушительного вида оружие с возможностью крепления к броне, защищающей предплечье, со специальным коротким прикладом для наплечника. Как вы знаете, он использует активно-реактивные патроны, в которых сначала заряд разгоняет пулю в стволе, а потом она включает собственный миниатюрный реактивный двигатель и, если хватает времени, достигает скорости втрое больше скорости звука. Траектория в определенных пределах управляемая.
    - Против кого годятся эти пули? - спросил Дэвид.
    - В принципе, против любого наземного живого существа на планете, включая вымершие виды. Даже если оно носит бронежилет или прячется за сантиметровой стальной броней - правда, в этом случае лучше использовать бронебойные пули с сердечником из обедненного урана. Мы ими стрелять не будем - для тренировки лучше разрывные.
    - А нашу броню он пробьет? - спросил Роберт.
    - Бронебойной пулей, с нужного расстояния, чтобы она успела разогнаться, но не потеряла скорость, под нужным углом к броне - может пробить или, по крайней мере, сильно повредит. Разрывной - не пробьет, хотя отремонтировать броню потом все равно желательно.
    - Насколько он эффективен под водой? - спросил Александр.
    - Достаточно эффективен. На китов с ним охотится, конечно, не выйдет, но на акул - можно, хотя это и не самый хороший способ. Для этого лучше использовать мини-торпеды для наплечной пусковой установки.
    Автомат стреляет одиночными, очередями по три патрона и непрерывными очередями, - продолжала Алиса, - последний режим нам потребоваться точно не должен. С обычным огнестрельным оружием вы все знакомы, так что я просто покажу автомат в действии.
    Алиса перевела автомат в режим стрельбы одиночными, навела его на мишень и нажала на спуск. Из ствола автомата вырвалось пламя, а грохот выстрела заставил студентов порадоваться, что у них на головах шлемы. Управляемая пуля прошила мишень точно посередине центрального черного круга. Второй и третий выстрелы легли так же точно, лишь немного расширив отверстие, проделанное первой пулей.
    - Прицел выводится на визор шлема, - продолжила Алиса, - я, конечно, киборг и нахожусь в несколько более выгодном положении, но в силовой броне промахнуться из ракетного автомата по выбранной цели в любом случае сложно. Начинаем тренировку.
    Занятие прошло великолепно. Стрелять из ракетного автомата в силовой броне было намного проще, чем из обычного пистолета или карабина без нее - экзоскелет полностью принимал на себя отдачу, а компьютеризированная система наведения и управления реактивными пулями обеспечивала почти безупречное поражение целей.
    - Отлично, - резюмировала Алиса, - теперь нам не страшны встречи с акулами, гребнистыми крокодилами и прочими опасными представителями местной фауны.
    - Надеюсь, нам не попадутся разумные представители опасной местной фауны, - сказал Роберт.
    - Я тоже на это очень надеюсь, - ответила Алиса, - но готовым нужно быть ко всему.
    ...
    На следующее утро погода была все еще прохладной, но снега уже не было, а штормовой ветер стих совершенно.
    - Наконец-то я полностью оттаял, - сообщил явно довольный Призрак.
    Тихий океан, как и во время путешествия Фернана Магеллана, удивленного спокойствием его вод после штормов у Огненной Земли и назвавшего океан "тихим", оправдывал свое имя. "Призрак" шел на северо-запад по лишь слегка волнующейся водной глади и самым большим ее возмущением был гигантский кильватерный след, остающийся за кормой колосса.
    Дополнительные секции, превращавшие ограждение верхней палубы в прозрачные герметичные трубы, были втянуты обратно. Пальмы, шезлонги и вода в бассейнах должны были вернуться на место завтра, а Рыжий Вихрь уже важно шествовал по палубе - он не боялся холода.
    ...
    Тренировки в ношении силовой брони продолжались. Теперь студенты совершенно свободно ходили, бегали, прыгали и выполняли разнообразные сложнокоординированные движения - настолько, насколько позволял экзоскелет, поскольку гибкость его была все-таки трудно сравнимой с гибкостью человеческого тела.
    Наведываться в тир и тренироваться рекомендовалось всем участникам экспедиции, а Алиса и Роберт выполняли эти рекомендации неукоснительно. Сейчас они практиковались в стрельбе из обычного оружия, не требующего ношения брони. Встав напротив мишени, Алиса надела наушники, подавлявшие громкие звуки, но позволявшие спокойно разговаривать (звукопоглощающий материал отделки стен не давал грохоту выстрелов проникать наружу, но самих тренирующихся от шума, разумеется, не спасал), взяла уже заряженный 9-миллиметровый пистолет и, прицелившись, начала методично выпускать пули в мишень. Роберт извлек из шкафа такое же оружие и снаряженный магазин и расположился напротив соседней мишени.
    Расстреляв весь магазин, Алиса посмотрела на экран, показывавший мишень крупным планом. Зрелище впечатляло - "яблочко" в центре мишени оказалось полностью изрешеченным. Только две пули угодили в "девятку", но тоже близко к центру.
    Роберт научился стрелять еще осенью, но похвастать такой же меткостью, как Алиса, не мог. Тем не менее, как он убедился еще раз, его результаты были вполне достаточными для самообороны - пули легли пусть и не в самый центр мишени, но разброс был значительно меньше, чем ширина торса предполагаемого бандита.
    - Думаешь, нам скоро придется носить оружие? - задумчиво спросил Роберт, - я имею в виду такое. В том, что силовая броня и автоматы станут стандартной экипировкой на месте стройки, все знали заранее.
    - Несомненно, - ответила Алиса, - и это как раз способствует тому, что из него не придется стрелять. Я надеюсь, что не придется.
    - Ты, как всегда, права, - согласился Роберт.
    После тренировки, убрав пистолеты в отсеки для автоматической чистки, Алиса и Роберт отправились ужинать. После, сидя за столиком у кают-компании, они стали обсуждать задания от Комитета по контактам.
    - Думаю, ты уже все прочитал, - заметила Алиса.
    - Прочитал, - ответил Роберт, потративший не один час на изучение документов, - интересно, почему не послать кого-нибудь опытного?
    - Чтобы мы сами попрактиковались? - полувопросительно-полуутвердительно продолжил Роберт.
    - Именно. Потому что нам надо учиться и тренироваться.
    - Надеюсь, таких неприятностей не будет, хотя, судя по отчету Стражей, мы можем столкнуться с настоящим врагом, даже если он и потерял свою силу и не так опасен, как раньше.
    - Сам по себе, без своих денег и власти над другими, он не более опасен, чем мелкий хулиган. Но у него могло что-нибудь остаться, пусть и немного.
    - Очевидно, очень немного. И вперед все равно сначала пойдут мини-роботы разведчики.
    - Конечно, - согласилась Алиса, - без предварительной разведки туда соваться не стоит.
    Потом она стала задумчиво рассуждать.
    - Знаешь, экспансию Core можно сравнить с распространением волны от той вспышки, которой была Битва Битв. И сейчас мы летим на гребне этой волны, в ее фронте, который идет вперед, чтобы охватить нашим влиянием все новые и новые уголки и в конце концов - всю Землю. Или мы - острие меча Core, который разит тьму прошлого мира, расчищая путь к прогрессу.
    ...
    Экспедиция, приближаясь к областям планеты, которые до сих пор можно было назвать мало цивилизованными, расширила свой состав. Впереди, на расстоянии полусотни километров, широким фронтом летел гигантский рой разведывательных дронов. На глубине сотни метров двигались две атомные подводные лодки класса "Тайфун", пришедшие с Гавайских островов. На поверхности, предваряя движение основных кораблей, словно рыбы-лоцманы перед акулой, шли три больших фрегата охранения, направленные из Австралийского сектора. Серые стометровые корпуса фрегатов, выполненные по технологии "стелс", были едва заметны и в бинокль, и на экранах радаров. В центре этого соединения двигались два гиганта. Тяжелый ядерный ударный крейсер Черного легиона "Неотвратимое возмездие", огромный полукилометровый корабль, присоединился к экспедиции на случай, если возникнут действительно серьезные осложнения. Наконец, сам линейный авианосец "Неизбежное, скорое и окончательное возвращение Призрака", колоссальный километровый корпус которого, приводимый в движение двумя термоядерными силовыми установками, рассекал волны Тихого океана.
    ...
    - Мы приближаемся к островам Питкэрн! - объявил Призрак, - все помнят историю мятежа на "Баунти"?
    - Помним, помним, - подтвердила Алиса, - сам шлюп затонул где-то здесь?
    - Да, возможно, что нам про него расскажут. И покажут.
    - Останавливаться будем? - спросил Роберт.
    - Буквально на пару часов - мы только заберем группу биологов. И, кстати, их подводный робот, кроме всего прочего, снял и затонувший "Баунти".
    После того, как "Призрак" погасил свою немаленькую скорость (учитывая более чем миллион тонн водоизмещения, на это требовалось время) и остановился на расстоянии примерно километра от берега, к нему почти сразу направился большой быстроходный катер.
    Было уже темно и вышедшие на палубу участники экспедиции могли рассмотреть в бинокли лишь редкие огни на скалистых берегах самого крупного и единственного населенного острова, Питкэрн, давшего название всей группе из четырех островов.
    Вертолет, через пятнадцать минут приземлившийся на просторную палубу "Призрака", высадил пятерых биологов, изучавших популяцию птиц на острове, и сразу же отправился обратно.
    После того, как "Призрак" покинул острова (сказать, что он бросал якорь в заливе Баунти, было, пожалуй, нельзя - огромный линейный авианосец в нем просто не поместился бы), он продолжил свой путь на северо-запад. Было уже за полночь.
    - Теперь, как я понимаю, мы оставляем по правому борту острова Туамоту и идем к островам Общества, - спросил Роберт?
    - Да, - подтвердил Призрак, - на Таити будет однодневная стоянка.
    - Что же, посмотрим на прославленный "райский" остров, - заметила Алиса.
    - Жаль, что мы не зайдем на остров Пасхи, - посетовал Роберт.
    - Да, это любопытное место, - согласилась Алиса, - приходится только в очередной раз вздохнуть по поводу того, что нельзя увидеть всего.
    - Кстати, это интересный случай искусственного восстановления ландшафта, разрушенного антропогенным воздействием, - заметил Призрак, - в древности жители острова вырубали росший на нем лес и к XVIII веку он был сведен полностью. В результате ветровая эрозия уничтожила плодородный слой почвы, что привело к массовому голоду и сокращению населения острова.
    - Лес восстановили? - спросил Роберт.
    - Восстанавливают, как и почвенный слой. Процесс этот не слишком быстрый, а со времени Битвы Битв прошло не так много времени, но результаты эксперимента интереснейшие.
    - В том числе и для планирования терраформинга, - добавила Алиса.
    - И, хотя это Зависимая территория, жители острова теперь живут намного лучше, чем до Битвы Битв. Население острова растет, а ведь среди жителей есть потомки коренных обитателей острова, живших там до контакта с европейцами.
    - Пожалуй, это хороший признак, - согласился Роберт.
    - А мы направляемся в еще менее цивилизованные места, - заметила Алиса.
    - Да, хотя увидим мы их только через несколько дней, после остановок на Таити и Самоа, - подтвердил Призрак, - а завтра будет только океан.
    - Но зато тепло, - сказала Алиса, - посидим еще немного на палубе, - предложила она, глядя на звездное небо.
    Наступила глухая ночь, все разошлись по каютам, и только Рыжий Вихрь совершал ночной обход, когда на палубе появился один из путешественников.
    Алекс и сам точно не знал, зачем и почему он отправился в плавание. Какая разница, где сидеть за экраном терминала - в уютной комнате университетского комплекса или в такой же уютной каюте на "Призраке"? И там, и там одинаковая температура, чистый и свежий воздух и совершенно одинаковый доступ в Сеть. Нет, посмотреть на новые места во время стоянок, конечно, интересно. Правда, цивилизованная часть путешествия закончилась и скоро на берег лучше не сходить вообще. Или сходить, но в броне. Но во время морских переходов с университетом нет никакой разницы. "Призрак" даже не качает, ощущение такое, что сидишь в доме, стоящем на твердой земле и только посмотрев в иллюминатор, понимаешь, что перед тобой океан.
    Утром, днем и вечером на палубе лучше не появляться. Какое уж тут сосредоточение на программировании или занятиях при таком количестве отвлекающих факторов! К тому же вид многих из этих факторов очень плохо действует на нервную систему. Лучше посидеть в каюте за терминалом, или поспать. А вот ночью... Нет, по ночам иногда тоже находятся желающие поплескаться в бассейнах, но такое бывает не всегда. А на "Призраке" есть большие надувные матрасы, которые спокойно выдержат человека и послужат импровизированным плотом: на них можно немножко покачаться на воде. Не в сам бассейн же лезть - вода, как известно, мокрая...
    Алекс положил матрас на поверхность воды, аккуратно перебрался на него и лег. Вихрь, подошедший поближе и внимательно наблюдавший за манипуляциями, совершил изящный прыжок, приземлившись на матрас, потоптался на его углу, перебирая лапами и словно проверяя - хорошо ли держит? Убедившись в надежности матраса, он уселся, обернувшись пушистым хвостом. Вихрь привык кататься и на плавучих роботах, и на надувных матрасах, делая это с огромным удовольствием. Алекс оттолкнулся рукой от бортика и матрас медленно заскользил по зеркальной глади. Тишина тропической ночи нарушалась лишь изредка доносившимися из кают голосами. Слабый бриз чуть-чуть шевелил листья пальм. Над головой в черном небе горела россыпь ярких звезд и Млечный путь протянулся сверкающей полосой через весь небосвод.
    Но ни Алекс, ни даже Вихрь не видели, что их ночное плавание не осталось незамеченным. Укрытый в непроглядной тени большой пальмы, за ними следил внимательный наблюдатель...
    ...
    После завтрака состоялся доклад прибывших с острова Питкэрн исследователей с показом снятого под водой фильма, запечатлевшего, кроме всего прочего, и остатки знаменитого шлюпа. Качество изображения было прекрасным, а вот остатки корабля с трудом угадывались под облепившими их морскими обитателями. После просмотра Ирина и Александр принялись обсуждать проблемы подводной робототехники с оператором, Сара и Эрнесто - результаты, полученные биологами.
    День прошел в занятиях, тренировках и отдыхе. Призрак пересек Южный тропик и погода снова позволяла принимать солнечные ванны на открытой палубе, а Рыжий Вихрь, как и во время путешествия по Атлантике, с довольным видом лежал под пальмой или прохаживался в тени.
    ...
    Утром по левому борту показались берега острова Таити, самого крупного из островов Общества25, названных так Джеймсом Куком в 1769 году в честь Лондонского королевского общества, финансировавшего его экспедицию.
    Вскоре "Призрак" бросил якорь на рейде Папэете, административного центра Ассоциированной территории Core, носившей все тоже название, данное прославленным английским мореплавателем. После завтрака многие участники экспедиции, в том числе и четверо друзей, вышли на палубу.
    - Потрясающий вид, - сказал Роберт, глядя на зеленые вершины гор, - остров ведь вулканический?
    - Да, как и все острова Общества, - подтвердил Призрак.
    - Два вулкана отлично видно, - согласилась Алиса, опуская бинокль, в который она рассматривала остров, - кстати, джунгли на склонах до сих пор совершенно не тронуты и не населены.
    - А ведь некоторые из основателей Зеленого Союза всерьез беспокоились, что у человечества на Земле кончилось место для расселения, - вспомнил Роберт.
    - Да уж. А ведь это тропики, и эти небольшие острова не сравнимы с Новой Гвинеей или бассейном Амазонки. Там полно места. Про Сибирь и север Канады я даже не вспоминаю, там зимой холодно. А кроме этого есть планы по строительству городов на океанских платформах.
    - Помнится, первый опыт по такому строительству был ... неудачным, - заметил Роберт, - впрочем, они это заслужили.
    - Он был обречен с того момента, как его задумали, - подтвердила Алиса.
    - Кстати, это бы не самый первый опыт, но более ранние кончились, даже толком не начавшись, - заметил Призрак.
    - А какой был первым? - поинтересовалась Алиса.
    - В конце шестидесятых годов группа сумасшедших либертарианцев... - начал рассказывать Призрак.
    - Можно подумать, что бывали другие, - прокомментировала Алиса.
    - В общем да, это ненужное уточнение. Так вот, группа либертарианцев решила построить большой корабль из железобетона, чтобы отбуксировать его в международные воды и создать там новое общество, основанное на принципах свободного рынка. В процессе чего судно терпело крушение, горело, а после того, как добралось до района Багамских островов, утонуло во время урагана.
    - Три мудреца в одном тазу... - вспомнила Алиса.
    - А ведь Жюль Верн еще в XIX веке в романе "Плавучий остров" предупреждал... - сказал Роберт.
    - Предупреждал, - согласился Призрак, - и именно по поводу стихий, но его никто не послушал. Конечно, потом стихиям противостоять научились...
    - Но не прогрессу, - закончила Алиса.

24 Земля Грейама - северная часть Антарктического полуострова Антарктиды.

25 Острова Общества - группа островов в Тихом океане, в настоящее время являющаяся частью Французской Полинезии.

6. Падение атланта

А деспот пирует в роскошном дворце,
Тревогу вином заливая,
Но грозные буквы давно на стене
Чертит уж рука роковая.

Похоронный марш ("Вы жертвою пали...")

    Огромная, размерами два километра на километр, плавучая платформа, закрепленная несколькими якорями, покоилась по поверхности Индийского океана. Заполненные воздухом емкости, расположенные под платформой и уходящие глубоко в воду, были спроектированы и расположены так, что даже штормовые ветра и многометровые волны не могли поколебать или расколоть искусственный остров, и лишь легкая дрожь иногда напоминала его жителям о том, что под ногами не твердая земля, а творение человеческих рук.
    Согласно морскому праву платформа, именуемая "Убежище Атлантов", находясь в международных водах, считалась кораблем и не подчинялась законодательству ни одного из государств. На самом деле ее владельцы и обитатели обладали такими состояниями и такой властью, что вопрос юрисдикции был скорее формальностью, но очень удобной и полностью исключающей возникновение неприятных вопросов.
    Воплощенный либертарианский рай. Здесь не действовали запреты, обычные для "цивилизованных" стран, хотя для людей, живущих здесь, они значили очень мало и там. На острове было разрешено все - кроме причинения вреда владельцам и их собственности, что автоматически означало, что положение тех, кто "добровольно" соглашался работать на плавучем острове, немногим отличалось от положения рабов. Впрочем, настоящее рабство здесь тоже было разрешено - если человек опять-таки "добровольно" продавал себя. Здесь собирались богатейшие люди планеты, пусть и не все - некоторые из них предпочитали частные острова или старинные особняки в укромных уголках старой доброй Европы. "Убежище Атлантов" было большей частью местом обитания нуворишей, наследников состояний, сделанных во второй половине XX века на "новых технологиях" и грабеже советского наследия, чем "старых денег", ведущих свою историю со времен промышленных революций.
    Платформа была хорошо защищена - разумеется, не от атаки военно-морского флота более-менее крупного государства, поскольку такая защита была невозможной и не нужной, ведь нападение на "Убежище Атлантов" означало бы войну с блоком крупнейших держав - а, скорее, от "террористов". Несколько ракетных комплексов могли поразить почти любую надводную или воздушную цель, а тех, кто все-таки смог бы прорваться к острову, ждали несколько башен с пулеметами и немногочисленная, но великолепно вооруженная и подготовленная охрана.
    Стоял тихий октябрьский вечер, погода была великолепная. Слабый бриз шуршал листьями пальм в аллеях искусственного острова, в черном безоблачном небе ярко горели звезды, хорошо видимые, даже несмотря на тысячи светящихся витрин и окон и огни фонарей, - плавучий город никогда не спал.
    Ресторан "Эгоист" был, вероятно, самым роскошным в "Убежище Атлантов", местом, которое само по себе было невероятно дорогим, - в "Эгоисте" рядовой житель Земли не смог бы даже выпить чашку кофе - у него просто не хватило бы денег. Впрочем, обычные люди, если и попадали на остров - что случалось крайне редко, - то лишь в качестве совершенно бесправных наемных работников, не имевших возможности видеть и сотой части города.
    За одним из столиков сидели двое очень хорошо одетых мужчин средних лет - несведущий глаз простого человека увидел бы лишь то, что их костюмы очень высокого качества, но для посвященного (а таковыми были все без исключения посетители ресторана) они говорили о многом. То же самое можно было сказать и о содержимом тарелок и бокалов, стоявших на столе. Двое беседовали о каких-то специфических экономических категориях - в их речи мелькали выражения "привилегированные акции", "дивиденды", "индекс Доу-Джонса", курсы валют и лишь один раз с нескрываемым раздражением и презрением были упомянуты "проклятые забастовщики".
    В основном настроение у посетителей ресторана было веселым. Конечно, разразившийся недавно экономический кризис сократил некоторые состояния (а некоторые - увеличил), но обитателям острова не грозила ни растущая изо дня в день безработица (ни один из ужинавших сейчас в ресторане не проработал в своей жизни и минуты, хотя многие любили утверждать обратное), ни нищая старость (состояния их были такими, что, если бы они даже потеряли 99 процентов своего богатства, у них осталось бы в десятки раз больше, чем средний житель Земли зарабатывал за всю жизнь), ни тень наступающей холодной зимы (они жили там, где хотели, посреди теплого моря). Но в то же самое время было трудноуловимое, почти незаметное, но медленно растущее ощущение тревоги. Последний кризис был хуже предыдущих...
    Неожиданно дверь ресторана открылась, и на пороге оказался шеф службы безопасности "Убежища Атлантов". В этом не было бы ничего необычного - он нередко приходил сюда ужинать, - если бы не одно обстоятельство. Лицо бывшего полковника, раньше всегда выглядевшего холеным и загорелым, было белым, как мел.
    Он быстро подошел к столику и, необычно коротко ответив на приветствия, сказал:
    - Они захватили космический корабль.
    - Какой корабль? И кто "они"? - спросил первый из сидящих.
    - Тот самый, он единственный, что имеет значение. С термоядерными ракетами на борту. Он захвачен Core.
    - Они ... предъявили требования? - сказал второй.
    - Нет. И это самое страшное.
    - Вы приготовили системы противоракетной обороны? - спросил у шефа службы безопасности второй.
    - Они всегда готовы ... но не к такой атаке. Против баллистических ракет с разделяющимися головными частями мы практически бессильны. Если, конечно, на нас наведут только один боевой блок, есть высокая вероятность, что система перехватит его. Но у меня есть предчувствие, что одной боеголовкой дело не ограничится. Я немного представляю глубину их ненависти - и этого достаточно.
    - А какие шансы у "Убежища" уцелеть при попадании одного такого блока? - спросил первый.
    - Никаких, - честно ответил шеф службы безопасности, - его хватит, чтобы испепелить средних размеров город.
    - Тем не менее, приведите вашу службу в полную боевую готовность, - сказал второй, которому явно стоило больших усилий сохранять спокойствие, - и пока не информируйте никого, кроме других членов совета директоров. Паника нам ни к чему.
    - Хорошо, - ответил по-прежнему бледный шеф службы безопасности и, развернувшись, пошел выполнять указания. Когда он покинул ресторан, разговор между двоими продолжился, но уже совершенно в другом тоне.
    - Нужно уплывать с острова, - решительно заявил второй, - немедленно.
    - Но почему вы решили, что они нас обязательно атакуют? - спросил первый.
    - Это Core, - мрачно сказал второй, - и это начало классовой войны. Они не остановятся ни перед чем.
    - А где ваш сын? - спросил первый.
    - В надежном месте. В "Убежище" ему пока рано, и это к лучшему. Туда, где он сейчас, они не доберутся.
    Двое почти одновременно встали из-за стола и торопливо пошли к выходу из ресторана. Первый быстрыми шагами направился к причалу, где стояла его роскошная яхта - до берега было недалеко. Второй почти бегом устремился к небольшому зданию, где находились лифты, ведущие на нижний уровень платформы плавучего острова. Едва дождавшись открытия дверей после спуска, он, перейдя на бег, бросился к подвижной дорожке, служившей транспортом на нижнем уровне, и продолжал торопливо идти по движущемуся полотну. Наконец, достигнув пары герметично закрывающихся массивных дверей и пройдя через них, он попал в ту часть искусственного острова, о существования которой знали даже не все жившие здесь, - скрытую от посторонних глаз под платформой гавань подводных лодок.
    Здесь, у причала, стоял его личный подводный корабль, небольшой и практически не вооруженный, если не считать пулемета, установленного на палубе перед рубкой, но рассчитанный на дальние путешествия и практически бесшумный. Батареи были полностью заряжены и их хватило бы на плавание в подводном положении на несколько сотен километров, а общий запас хода позволял легко добраться до Персидского залива или Красного моря. Топливо для надводного плавания, необходимый запас продуктов, кассеты для регенерации воздуха - все это имелось на подлодке, всегда готовой к длительному переходу. Нужна была только команда, а ее члены, срочно вызванные по дороге из ресторана, должны были прибыть в порт вовремя.
    ...
    Боевой космический крейсер Core "Разрушитель реальности" стремительно двигался в усеянной сверкающими точками звезд черной бездне, сойдя с геостационарной орбиты и приближаясь к Земле. Команда на запуск была дана, и трое, находящиеся на борту, просто ждали - ждали, пока погаснут точки на часах.
    Наступила полночь - полночь по Гринвичу и по часам корабля. Под одним из пилонов, на которых были закреплены двадцать баллистических ракет с разделяющимися головными частями, вспыхнуло пламя. Огромный сигарообразный корпус ракеты отделился от корабля, ее дюзы слегка светились, выбрасывая раскаленные газы. Плавно и, казалось, не спеша повернув, ракета обогнала корабль и устремилась к Земле. Прошло меньше тридцати секунд и за ней последовала вторая, потом третья...
    Активный участок полета подходил к концу, автономные блоки разведения ракет начали свою работу.
    - Разделение головной части первой ракеты, - сообщил Черное Безмолвие, - автономный блок разведения вышел на траекторию первого боевого блока, - продолжал он, - первый боевой блок отделился.
    - Отлично, - ответил Предвидящий, глядя на экран, отображавший траектории полета ракет и диагностику.
     - Второй боевой блок отделился - сообщал дальше Черное Безмолвие.
    Боевые блоки разделяющейся боеголовки ракеты входили в плотные слои атмосферы на скорости в несколько километров в секунду, раскаляясь от трения и оставляя за собой яркие шлейфы светящихся ионизированных частиц. На экране внешнего обзора, дающего увеличенную картину происходящего внизу, тянулись все удлиняющиеся светящиеся полосы.
    ...
    - Мы отплываем, - заявил второй из тех, кто сидели в ресторане, капитану подводной лодки, который сам, вместе с немногочисленной командой, прибыл на судно всего на минуту раньше по срочному и совершенно неожиданному вызову босса, едва успев собрать экипаж - но не весь.
    - Хорошо, сэр, - ответил капитан, не привыкший возражать, - но механика нет на борту, ему нужно еще минут десять, чтобы добраться сюда.
    - Выполняйте приказ. Механика мы заберем, когда вернемся, - ответил второй, - если вернемся... - подумал он про себя.
    - Есть. Подготовиться к погружению! - скомандовал капитан.
    Проверка всех механизмов и подготовительные операции заняли всего несколько минут. Верхний люк захлопнулся и подводная лодка отошла от причала, одновременно погружаясь. Она двигалась сначала медленно, потом все быстрее, и, достигнув края внутреннего бассейна, была уже полностью под водой, поднырнув под край платформы. Пройдя под дном плавучего острова, подлодка на полном ходу пошла курсом на северо-запад - но ей требовалось больше минуты только для того, чтобы выйти из-под платформы.
    ...
    Стоявшая у причала яхта была одним из нескольких десятков судов класса "люкс", стоящих в марине острова - белоснежный стометровый корпус, почти четыре тысячи тонн водоизмещения, вертолетная площадка и пара дистанционно управляемых крупнокалиберных пулеметов для защиты от непрошеных гостей.
    Первый из ужинавших в "Эгоисте" поднялся на борт яхты чуть позже - он, разумеется, торопился, но не слишком, еще не до конца поверив в реальность угрозы. Немногочисленная команда почти полностью автоматизированного судна успела собраться, получив такой же срочный приказ, и присутствовала в полном составе. Половина экипажа, впрочем, была не профессиональными моряками, а прислугой.
    - Мы уходим с острова. Немедленно, - сказал первый капитану яхты.
    - Подготовиться к отплытию! - скомандовал капитан с трудно скрываемым недовольством в голосе. Послышался ропот - членам команды явно не нравилось такое неожиданное и грубое окончание их отдыха - но приказ был выполнен. Менее чем через десять минут яхта отошла от причала и, набирая ход, устремилась в открытое море.
    Город жил своей обычной жизнью. Хотя уже давно наступила ночь, все так же горели огни ресторанов и ночных клубов - город миллиардеров не засыпал ни на минуту, ведь его жителям никуда не нужно было торопиться утром. Двери ближайшего заведения распахнулись и из них, не совсем хорошо держась на ногах, вышла пара - мужчина и женщина - твердость походки которой, впрочем, должна была пострадать еще больше - мужчина прихватил бутылку вина с собой. Свежий воздух, похоже, несколько отрезвил их, и они пошли по аллее. В ночном небе тропиков все так же ярко горели звезды, но они были привычным зрелищем и не привлекали внимания.
    Вдруг гуляющие один за другим подняли головы, уставившись в темное небо над океаном, внезапно озарившееся невиданным доселе светом. Словно кто-то чертил в небесах четыре прямые, будто проведенные по гигантской линейке, огненные полосы, начинающиеся на огромной высоте и направленные, похоже, прямо в то место в океане, где находилась платформа.
    Автоматический комплекс противоракетной обороны открыл огонь. Ракеты-перехватчики, стартовав с края платформы, где находилась пусковая установка, рванулись ввысь. Борьба компьютеров, одного - ставящего помехи и управляющего ложными мишенями, другого - противоракетами, длилась всего несколько секунд. Семь ракет промахнулись и лишь одна нашла свою цель - один из боевых блоков исчез в яркой вспышке. Но три других продолжили свой путь к платформе, и теперь ничто не стояло на их пути.
    - Что это, фейерверк? - спросила женщина, - какой-то он слабенький и слишком шумный.
    - Может, учения охраны? - сказал мужчина.
    Те же самые полосы увидели и стоящие на палубе идущей уже на полной скорости яхты.
    - Что это? - задал тот же вопрос капитан - но он прекрасно понимал, что это отнюдь не фейерверк.
    - Это ... конец, - упавшим голосом сказал первый.
    На борту подводной лодки, на максимально возможной скорости отходящей от "Убежища", прозвучал сигнал.
    - Остров атакован, - сказал капитан, - предположительно ракетами.
    - Так скоро? - воскликнул второй, - нам нужно уйти как можно дальше и как можно быстрее!
    - Мы и так идем полным ходом, - ответил капитан, - больше я ничего не могу сделать.
    - Значит, остается только ждать.
    ...
    Первый боевой блок достиг своей цели. Заряд мощностью в мегатонну сработал на высоте всего примерно сотни метров над поверхностью океана, рядом с краем платформы. Вспышка была яркой настолько, что излучение от нее в доли секунды сожгло все, что могло гореть. Гигантское огненное облако из раскаленной плазмы, размером больше километра, поглотило почти всю платформу. На поверхности не осталось ничего - бетонные каркасы зданий и покрытие дорог плавились и испарялись, деревья и трава на лужайках под действием температуры в тысячи градусов распались даже не на атомы - на ионы, сталь конструкций текла и кипела, вода на поверхности океана превращалась в пар. Соединения секций платформы не выдержали, и она начала распадаться на отдельные фрагменты, которые сами деформировались, оплавлялись и лопались. Емкости с воздухом, теряя герметичность под действием гигантских температур и давлений, уже не были способны держаться на поверхности.
    Верхние части платформы, сожженные, испаренные, превращенные в пыль, вместе с миллионами тонн водяных капель и пара поднимались над океаном в виде гигантского столба, который венчала более чем километровая шляпка гриба. Медленно, словно нехотя, огромные конструкции платформы, раздробленные на куски, начали погружаться в кипящие воды океана.
    От ярчайшей вспышки на борту и надстройке яхте, отошедшей от платформы, мгновенно вспыхнула краска и горючие детали, окутав судно едким дымом, электромагнитный импульс невероятной мощности вывел из строя все электронные приборы и корабль стал беспомощной игрушкой океана - но лишь на секунду. Ударная волна от чудовищного взрыва подняла судно весом в несколько тысяч тонн вместе с огромными массами воды, словно перышко, и швырнула его обратно в океанские волны.
    Та же волна, распространяющаяся под водой с огромной скоростью, настигла подводную лодку. Ее прочный корпус не лопнул сразу, но деформировался так, что сквозь отверстия выбитых иллюминаторов и разошедшиеся швы ударили струи воды. Лодка стала совершенно неуправляемой и, сотрясаясь всем корпусом, заливаемая водой, летела от эпицентра, увлекаемая огромными массами воды.
    Смятый и исковерканный корпус яхты еще не успел погрузиться под воду, когда платформы достиг второй боевой блок. Он взорвался почти над самым центром уже бывшего искусственного острова, на небольшой высоте, смяв гигантский гриб от первого взрыва. Ударная волна добила подлодку. Ее искореженный корпус переломился пополам и части судна стали медленно опускаться на дно Индийского океана - и в этот момент поверхности достиг третий блок.
    Оплавленные и обгоревшие остатки платформы медленно тонули, разваливаясь на части. Три гигантских, причудливо переплетающихся облака вставали над темным океаном, вздымаясь в стратосферу.
    - Цель номер один уничтожена, - сообщил Черное безмолвие.
    - Значит, так тому и быть, - ответил Предвидящий, - переходим ко второй цели.

VII. Острова

    Рассматривая берега Таити с борта "Призрака", четверо друзей, конечно же, готовились о предстоящей высадке на берег, тем более, что по громкой связи прозвучало сообщение о восемнадцатичасовой стоянке, как и планировалось - пока "Призрак", несмотря на шторма́ у мыса Горн, точно придерживался графика. Обсуждение состоялось еще предыдущим вечером и выявило некоторые расхождения мнений...
    - Можно действовать по процедуре первой степени, как говорил капитан, - предлагал Александр.
    - Пожалуй, стоит немного перестраховаться, - ответила Алиса, первая степень - абсолютный минимум. Поскольку острова - Ассоциированная территория, можно потренироваться по процедуре второй степени, все равно она нам скоро понадобится - добавила Алиса.
    - Надо еще раз запросить Призрака насчет текущей обстановки, - сказал Роберт.
    - Надо, - согласилась Алиса, - хотя Стражи говорили, что сейчас на островах тихо и безопасно.
    - Это же Таити! - воскликнула Ирина. - Здесь было спокойно даже до Битвы. А еще днем будет жарко, до +30, тут почти круглый год так, - добавила она.
    Алиса и Роберт уселись за терминал и несколько минут изучали последнюю сводку Комитета по контактам относительно Таити.
    - Похоже, все спокойно, - резюмировала Алиса, - можно сходить на прогулку со снаряжением по процедуре второй степени с элементами первой. Призрак, твое мнение?
    - Разумеется, сойдите на берег, - подтвердил Призрак, - обстановка нормальная, так что я рекомендую посетить этот знаменитый остров. Процедуру выбирайте по желанию, но твой вариант выглядит разумным.
    - Форма одежды стандартная? - решил уточнить Роберт.
    - Да, легкие светлые брюки, рубашка и шляпа, - ответила Алиса, - шлемы можно не брать. Оружие по минимуму, хватит пары пистолетов на всех. Не забудьте очки, бейджи и терминалы - хотя про них все всегда помнят. Кстати, терминалы нам могут понадобиться и для оплаты - поскольку это Ассоциированная территория, здесь еще сохранились товарно-денежные отношения, и некоторые предметы до сих пор продаются.
    - Бейджи важны? - спросил Роберт.
    - Конечно, - подтвердила Алиса. - Все видят, что мы из Core и участники экспедиции. Спираль, красная звезда, серп и молот производят почти магическое впечатление. Бейдж, пожалуй, одна из самых важных деталей экипировки, вместе с пистолетом. Значок студента университета - это не значок действительного члена Core, но достаточно близко к нему. Никто не хочет ссориться с Core.
    - Вторая степень... - вздохнула Ирина. - А вообще, для такой погоды отлично подошло бы парео - не зря их носят местные жители.
    - А что это такое? - спросила Алиса.
    - Ну... - ответил Роберт, - это такой прямоугольный кусок ткани, который оборачивается вокруг тела каким-то хитрым образом, в виде юбки или платья. В Зеленом Союзе его иногда носят. Правда, Зеленый Союз ближе к тем местам, где похожую одежду называют "саронг".
    - А, - сказала Алиса, - теперь понятно. Это какой-то полнейший лоу-тек26! Мало того, что он не подходит даже под первую степень, там не на что вешать бейдж, держатель для терминала, наконец...
    - Кобуру, - добавил Призрак.
    - Совершенно верно, Призрак, - согласилась Алиса, - кобуру!
    - Ты в нем отлично выглядела бы, - заметила Ирина, - как и я. Надо будет раздобыть здесь пару, думаю, наших ВОЕ хватит, - добавила она, подразумевая внешние обменные единицы (ВОЕ) Core.
    - Выглядели бы вы прекрасно, - согласился Роберт, - на прогулочной палубе.
    - Интересная мысль... - задумалась Алиса.
    - А я думаю, стоит взять принадлежности для купания, - сказала Ирина, - на всякий случай.
    - Уф-ф, - вздохнула Алиса, - если ты так говоришь, значит этот случай непременно случится. Но тогда нам придется отрабатывать остановку на отдых, по процедуре второй степени. Надо брать "Стражник", а потащит его...
    - Я согласен! - тут же откликнулся Александр. - Не такой уж он и тяжелый...
    - Общий здесь хорошо знают? - осведомился Роберт.
    - Думаю, его знают достаточно для простого общения, но любой на острове знает французский, а Ира говорит на нем свободно, да и я его немного знаю.
    - Точно, - согласился Роберт, - а еще кто-нибудь с нами поедет, - спросил он, - может быть, Сара?
    - Нет, - ответила Алиса, - Сара, конечно, отправится на берег, но вдвоем с Эрнесто. Не будем им мешать...
    ...
    Таким образом, утром четверо друзей были готовы к высадке на берег согласно процедуре второй степени с элементами первой, что подразумевало перемещение, по крайней мере, парами (бродить по территории второй степени в одиночку категорически запрещалось), ношение оружия, как минимум, некоторыми из участников и определенные правила поведения.
    Катер, отчалив от борта "Призрака", прошел через просвет в коралловых рифах и оказался в гавани Папеэте - крупнейшем городе и административном центре сектора Французская Полинезия. Подойдя к причалу, катер пришвартовался и друзья, вместе с сотней других участников экспедиции, высадились на берег.
    Большинство студентов соблюдали первую степень, кое-кто - вторую или промежуточные варианты, о чем свидетельствовал их внешний вид: довольно строгая по местным меркам одежда, сверкающие на солнце бейджи Core, сумки и рюкзаки армейско-туристических образцов, а иногда и кобуры с оружием.
    Четверо друзей пошли по набережной, стараясь держаться в тени пальм - солнце начало припекать.
    - Тепло, - прокомментировала погоду Алиса. Температура воздуха уже достигла +27 и к середине дня явно собиралась добраться до отметки в +30.
    Город выглядел спокойным и даже немного сонным. Пара патрульных беспилотников описывала в небе широкие, многокилометровые круги. Отряды местной милиции были представлены двумя патрульными - молодыми людьми, явно уроженцами Полинезии, которые сидели на скамейке недалеко от пристани и до прибытия катера изучали что-то на своих портативных терминалах. Впрочем, это было неудивительно, так как большинство милиционеров-добровольцев одновременно учились в местном университете. Сейчас они наблюдали за высадкой, о которой им, конечно, сообщили (а "Призрак" сообщил Алисе, что им сообщили).
    Взглянув на прошедших мимо четверых друзей, в первую очередь, на Алису и Роберта, - с держателем для терминалов и пистолетными кобурами - патрульные переглянулись и между ними состоялся следующий диалог.
    - Серьезная экспедиция, - сказал первый, - даже студенты с пушками.
    - Может, они из Департамента? - неуверенно предположил второй.
    - Вряд ли, они молодые, больше на студентов похожи, да и значки вроде бы студенческие. И агенты не носят оружие в открытую. Но выглядят строго, хотя... Нет, наверное, все-таки не агенты.
    - А никаких указаний из местного отдела Департамента не было?
    - Нет, - ответил первый, - и это хорошо. Значит, все спокойно, проблем нет и можно дальше готовиться к контрольной.
    - На Звездный десант не похожи, не в форме же, и нашивок на рукавах нет. А может, они Стражи? - высказал еще одно предположение второй.
    - Ага, - с легким смешком сказал первый, - прекращай читать всякие как бы исторические детективы про Стражей и Марс, а то тебе по ночам будут Склепы Памяти сниться. И вообще, лучше учи, не сдашь послезавтра контрольную, будет тебе выговор. Персональный, от Стражей, и не видать тогда тебе службы в Патруле.
    - Таких не бывает! - возразил второй, - а в Морской патруль я попаду, я же хорошо учусь! - несколько обиженным тоном продолжил он.
    Но перспектива получения выговора (пусть и не от Стражей, а от преподавателя) выглядела очень неприятной, к тому же высадившимся на остров участникам экспедиции явно не требовалась помощь охраняющих порядок, поэтому милиционеры продолжили занятия.
    - Каким будет первый пункт плана? - спросил Роберт.
    - Давайте сначала немного погуляем по городу, а потом отправимся в ботанический сад, - сказала Алиса, - он на востоке, а потом в музей Поля Гогена, он существует здесь с XX века, и в другой ботанический сад, он напротив музея.
    - До них далеко ехать? - спросил Александр.
    - Прилично, они около перешейка, почти на противоположной стороне острова. Километров пятьдесят.
    Город, расположившийся на берегу и в нижней части пологих склонов потухшего вулкана - горы Орохена, большей частью сохранил застройку из одно-, двух-, иногда трехэтажных домов времен до Битвы Битв. Состояние их, впрочем, было вполне приличным - ресурсов на ремонт и поддержание рабочей инфраструктуры хватало. Только в примыкающем к порту районе возвышалось несколько новых комплексов в десяток этажей, архитектурой, напоминавшие постройки Core в других тропических областях, но с некоторым полинезийским колоритом и благодаря этому выглядевших очень уютно и к месту. Отделенная от материковых секторов тысячами километров океана и не имевшая собственных ресурсов Ассоциированная территория явно нуждалась в лучшей транспортной связи с Core.
    - Какое-то здесь все ... приземистое, - заметила Алиса.
    - А на Марсе - не приземистое? - спросил Александр.
    - На Марсе купола, ограничивающие высоту, но даже под ними дома не одноэтажные. А после терраформирования можно будет размахнуться по-настоящему, сила тяжести же маленькая. Я видела проекты для одного места в долинах Маринер - выглядит впечатляюще даже по сравнению с пирамидой лифта!
    Прямо вдоль берега протянулся великолепный бульвар, предназначенный исключительно для пешеходов, - машины автоматического транспорта перемещались по ажурной эстакаде, замаскированной грациозными пальмами. Друзья прочитали большую надпись на указателе: "Бульвар Договора".
    - Интересно... - задумчиво произнесла Алиса, - Призрак, почему он так называется, в честь договора с Core? - спросила она через терминал.
    - Да, - почти сразу ответил Призрак, служивший для студентов ходячей (точнее, плавучей) энциклопедией.
    - Перед Битвой Битв положение островов, которые так и не получили независимости и оставались заморской территорией Франции, потихоньку ухудшалось. Богатые туристы, конечно, продолжали ездить сюда, но кризисы все равно уменьшали их число. А потом грянула Битва. Острова не пострадали в боях - их здесь не было - но они оказались практически отрезанными от остального мира. Ни туристов, ни товаров из-за океана, ни денег... Островитяне уже начали возвращаться к чуть ли не доколониальной экономике. К счастью, здесь можно прожить рыбной ловлей и примитивным сельским хозяйством, но мало кому такое понравится.
    А потом Core заключило Договор, сначала как с Зависимой территорией, потом - как с Ассоциированной. Туристов все равно еще мало, но уровень жизни выше того, что был до Битвы, да и небольшой университет работает.
    После короткой прогулки четверо друзей отправились на стоянку автоматического транспорта. Остров был окружен идущей рядом с берегом дорогой, построенной еще в XX веке. После Битвы Битв трассу отремонтировали и пустили по ней автоматические электромобили. Забравшись в машину, друзья отправились в поездку вокруг острова, двигаясь по часовой стрелке и огибая остров с севера.
    Электромобиль был полуоткрытым, с легким навесом для защиты от солнца. Из него открывался великолепный вид и на океан с черными пляжами из вулканического песка, окаймленными высокими кокосовыми пальмами, и на покрытые густыми зелеными джунглями склоны вулкана, и на небольшие речки, сбегающие со склонов Орохены в Тихий океан. Наконец электромобиль достиг перешейка, соединяющего две части острова - больший Таити-Нуи и меньший и почти безлюдный Таити-Ити, с расположенным на нем городком (или деревней) Таравао, где решено было сделать остановку и перекусить.
    Местные жители спокойно занимались своими делами, играющие дети с интересом посматривали на пришельцев, экипированных согласно второй степени. Поселение оказалось тихим, даже немного сонным, словно пришедшим из прошлого - но только на первый взгляд. Временами между пальм мелькал вполне современный электромобиль, а лодки у берега, хоть и напоминали по конструкции старинные образцы, при ближайшем рассмотрении оказывались новейшими высокотехнологичными катерами. Статус Ассоциированной территории Core приносил свои плоды... Легкий обед в основном состоял из морепродуктов - свежайшей рыбы и креветок, а завершился традиционным десертом - фруктовым пудингом. После этого четверо друзей отправились в находящийся неподалеку ботанический сад.
    Они долго гуляли по дорожкам среди изобилия (если можно так сказать про растения) деревьев и цветов. Цветы повсюду: гибискусы, бугенвиллии, гардении, розы и множество других! Встречались и небольшие озерца, покрытые зеленью водяных растений, и журчащие ручьи с прозрачной водой, и невысокие водопады.
    - Да, под куполом такое не разведешь, - задумчиво сказал Роберт, - в Зеленом Союзе прекрасные сады, но там нет гор и водопадов.
    - Можно, конечно, построить очень большой купол, - ответила Алиса, - но он не сравнится с такой красотой под открытым небом. Пожалуй, надо немного посидеть, отдохнуть, - продолжила она, заметив скамейку, и направилась к ней.
    - Хорошая мысль, - тут же согласился Александр.
    - Ты же говорил, что "Стражник" совсем не тяжелый, - напомнила ему Алиса.
    - А он и не тяжелый, - бодро ответил Александр, - но периодическим отдыхом пренебрегать не стоит, - добавил он, и заботливо поставил рюкзак на скамейку.
    - Пока мы отдыхаем... - начала задавать вопросы устроившаяся на скамейке Алиса. - Какие у кого впечатления об острове? Я имею в виду обстановку.
    - По-моему, все выглядит мирно, - ответила Ирина, - конечно, не как в североамериканских или европейских секторах, но на Южную и Центральную Америку похоже.
    - Не Советский суперсектор, конечно, - продолжил Александр, - но ничего подозрительного я не заметил.
    - Отставание заметно, - добавил Роберт, - но неприятных ощущений не возникало. А ты знаешь, я сразу замечаю всяких сомнительных личностей. Даже если они не очень-то и сомнительные. Один раз, правда, у меня возникли подозрения насчет группы молодых людей, но напрасно.
    - И я замечаю, - согласилась Алиса, - и у меня тоже ни разу не появилось желание расстегнуть кобуру. Или мы гуляем по "приличным" местам, или...
    - На Таити все спокойно, - предположила Ирина.
    - Стражи собирают независимые оценки? - догадался Александр.
    - Да, - подтвердила Алиса, - на острове оказалась тысяча свежих пар глаз, и Стражи хотят знать их мнение об увиденном.
    - Думаю, эти дроны, - Ирина подняла взгляд в небо, где кружил патрульный беспилотник, - видят не меньше.
    - Они видят много. Но Стражи хотят услышать мнения рядовых студентов. И тех, кто вырос и живет в Core, и тех, кто приехал учиться из других мест.
    - Интересно, когда острова станут частью основной территории Core? - размышлял Роберт, - думаю, услышанные Стражами мнения повлияют.
    - Несомненно, - согласилась Алиса, - а вообще, надо тренироваться и привыкать, это последняя спокойная стоянка.
    - Последняя? - удивился Александр, - в по-настоящему опасные места мы приплывем только через несколько дней, - заметил он.
    - Но уже завтра мы окажемся на Зависимых территориях, - возразила Алиса, - а это не шутка.
    После отдыха была поездка до деревеньки Папири с еще одним великолепным ботаническим садом и музеем Поля Гогена, а потом - небольшая экскурсия в горы, точнее, на склон вулкана. Электромобиль быстро взобрался по горной дороге, доехав до площадки, откуда открывался вид на покрытые джунглями склоны и океан.
    - Здесь прохладнее, - заметила Алиса, - высоко.
    - Мы взобрались больше чем на полкилометра, - подтвердил Роберт.
    - А отсюда видно почти весь остров. Не такой уж он и большой. Вон "Призрак", - Алиса указала в сторону рейда, - он выглядит внушительно даже издалека.
    - Впечатления грандиозные, - сказал через некоторое время Роберт, еще раз окидывая взглядом склоны и побережье.
    - Но не хватает завершения, - сказала Ирина, - поехали купаться!
    - Поехали, - слегка вздохнув, согласилась Алиса, садясь в машину, - в конце-концов, не зря же Саша весь день таскал "Стражника"...
    Электромобиль спустился обратно к побережью. Проехав по дороге до окраины города, друзья остановились у берега. Лазурные воды лагуны, тихо шурша, накатывались на пологий берег.
    Пляж был покрыт черным вулканическим песком. Он выглядел пустынным, но в то же время оборудованным для отдыха. Неподалеку находились пост службы спасения и охраны порядка, несколько столиков для пикников и кабинки. Чуть дальше группа молодых людей и девушек, явно тоже с Призрака, плескались в воде, в то время как двое несли вахту на берегу - этого требовала даже первая степень.
    - Отличное место для купания, - сказала Ирина.
    - Точно, - согласился Александр.
    Он скинул с плеч рюкзак и извлек оттуда небольшое устройство с телескопической треногой, прекрасно подходящей для установки и на твердую поверхность, и на песок, и шаром с выдвижными усиками антенн на конце. "Стражник" включился, мигнул индикаторами, связался с терминалами четверых друзей, на которые он был заранее настроен, и встал на дежурство.
    - Так, двое купаются, двое караулят, - сказала Алиса.
    - Двое? - спросила Ирина.
    - Вторая степень, - напомнила Алиса.
    - Ладно. Тогда мы пошли.
    - А ты точно знаешь, что скрывается под волнами? Путеводитель говорит, что там акулы, - мрачно заметила Алиса, - мурены и скаты.
    - В лагуне? Те виды акул, что здесь водятся, довольно безобидны, - улыбнулась Ирина, - кстати, а когда на Марсе будут моря, туда запустят акул?
    - Возможно, но только генетически модифицированных, - ответила Алиса, - которые ни при каких условиях не будут пытаться нападать на представителей вида Homo sapiens.
    - Вот эти и не пытаются! Нельзя же пропустить возможность искупаться в Тихом океане!
    - Учитывая то, что ты выросла в секторе Западного побережья Североамериканского суперсектора и, насколько я помню, бывала на Гавайских островах...
    - Ладно, в Тихом океане на Таити!
    - Скаты тоже не опасны, а мурен можно встретить только при дайвинге, среди кораллов, - добавил Александр, - а мы туда не собираемся, к тому же аппаратов для подводного плавания у нас нет.
    Алиса вынула из кармана портативный терминал и стала что-то искать.
    - Хорошо, поверим статистике, - вздохнув, сказала она через пару минут.
    ...
    - Надо было взять маску и ласты, - сказала Ирина, - выходя из воды, - там так красиво!
    - Я, конечно, киборг, но задерживать дыхание при нырянии, по-моему, не удобно, - заметила Алиса, - и я даже не уверена, что такое снаряжение есть на "Призраке". Зачем оно там? Ведь работать в этом все равно нельзя.
    - Есть. У биологов, кстати, точно есть акваланги и мокрые гидрокостюмы, - заметила Ирина.
    - Очевидно, для очень маленьких глубин, - ответила Алиса.
    - Ага. Кстати, хорошая штука этот мини-терминал, - сказала Ирина, на запястье которой был терминал в виде браслета, - отлично работает под водой. Инструкция утверждает, что он не испортится даже на глубине десяти метров.
    - На глубине десяти метров испорчусь я, - заметил Роберт, - лучше уж в броне по дну походить.
    - Может быть, - согласилась Алиса, - и скоро нам такая возможность представится.
    - Вы же передавите всех морских обитателей! - воскликнула Ирина.
    - Мы будем смотреть под ноги, - сказала Алиса, - а вообще можно подвесить к броне баллон для обеспечения нулевой плавучести и мотор с пропеллером и парить в толще воды над дном. Универсальное решение же.
    - У этого универсального решения есть серьезный недостаток, - шутливо напомнил Роберт, обнимая Алису.
    - Есть. Поэтому романтические путешествия лучше совершать в места, где нет акул, скатов и потенциально опасных разумных существ.
    - Мы заступаем на дежурство, - сообщил подошедший Александр.
    - Тогда оставляем вам оружие, - ответила Алиса, снимая кобуру. Роберт последовал ее примеру.
    - У меня, кстати, есть свой! - с этими словами Александр извлек из рюкзака увесистый чехол с пистолетом.
    - Далековато он у тебя запрятан.
    - Я планировал доставать его только здесь. Для остального хватит ваших двух.
    - Понятно... Ладно, пошли переодеваться, - Алиса направилась к находящимся неподалеку кабинкам.
    - Интересно, - сказал Роберт, идя к воде, - черный песок, вулканический. В Зеленом Союзе его нет.
    - Не скажу, что он лучше на ощупь, чем белый коралловый, но ... необычно, - согласилась Алиса.
    - Зато больших волн нет, - сказал Роберт, - это хорошо.
    - Да, остров окружен кольцом рифов, а в лагуне спокойная вода.
    Вблизи берега обнаружилось множество подводных жителей самых разных форм и цветов и, к счастью, неопасных. Чистая и теплая вода, почти полное отсутствие волн - Алиса и Роберт выбрались на берег несколько позже, чем планировали...
    ...
    В Папеэте четверо друзей вернулись уже после захода солнца. Впрочем, темно на улицах не стало, несмотря на быстро приближавшуюся черную тропическую ночь - термоядерная электростанция, построенная после Битвы, снабжала энергией все Наветренные острова архипелага, так что можно было еще раз прогуляться по городу перед ужином и поискать что-нибудь на память о Таити.
    - Вон вывеска "Магазин сувениров", - сказал Роберт, когда друзья свернули на одну из нешироких улочек в центре. Давайте заглянем.
    - Магазин? Возможно, там есть то, что нам нужно, - согласилась Ирина.
    - Конечно, то, что нам нужно, можно сделать на автоматической фабрике и получить заказ на следующий день, - заметила Алиса, - но раз уж существует такая традиция - обзаводиться сувенирами...
    Внутри небольшого магазинчика оказалось множество изделий местных промыслов, в том числе отрезы ярких тканей, ставшие принадлежностью женского пляжного костюма еще в XX веке.
    Веселая продавщица поприветствовала гостей, слегка покосившись на обмундирование Алисы и Роберта. Девушки тут же принялись изучать ассортимент - Алиса, поддавшаяся на уговоры, все-таки тоже решила обзавестись отрезом тонкого хлопка, расписанного цветами.
    - Я подозреваю, что вон на той табличке указана цена, - сказала Алиса.
    - А в какой валюте? - спросил Роберт.
    - Наверняка в ВОЕ, - ответила Алиса, - хотя это не совсем валюта. Но местное население считает их деньгами ... пока.
    - А что произойдет с правом собственности на эти изделия после того, как вы их, так сказать, приобретете? - поинтересовался Роберт, который, после приезда из Зеленого Союза, не покупал вообще ничего - просто потому, что в Core ничего не продавалось.
    - Формально они перейдут в общественную собственность Core после обмена на ВОЕ, которые, разумеется, тоже собственность Core. Но с исключительным правом на использование.
    Вопрос психологической привязанности человека к определенным вещам, которые был ценны именно для него (по личным причинам), решался просто. Для всех остальных это были рядовые предметы, другие экземпляры которых (новые и, возможно, более совершенные) можно было в любой момент получить в пользование. Если кто-то вдруг попытался бы отобрать у человека ценную именно для него вещь (что не имело никакого смысла) - это было бы явным нарушением Первого принципа Кодекса. Право собственности и здесь было избыточным...
    - Наличных денег здесь не водится? - спросил Роберт.
    - У местного населения они, возможно, есть, - сказала Алиса, - но ты, думаю, единственный из нашей группы, кто держал в руках настоящие деньги.
    - Бумажные деньги, - ответил Роберт. Если говорить о совсем настоящих, из золота или серебра, то на острове их никогда не было.
    - Такие точно можно найти только в музее, - согласилась Алиса, - хотя и деньги, которые ходят на островах, строго говоря, не совсем деньги. Рабочие квитанции, помнится, есть такое понятие.
    - Вы собираетесь обсуждать средства обмена в докоммунистической экономике? - спросила Ирина, - скажите лучше, как вы думаете, идут ли мне эти цвет и рисунок?
    - По-моему, выглядит отлично, - ответила Алиса.
    - Идут, - согласился Александр.
    - В общем, я это беру, - сказал Ирина, - тем более, что лимит ВОЕ, который нам доступен, выше на пару порядков.
    - Пожалуй, я последую твоему примеру, - согласилась Алиса, - и возьму вот это.
    Она некоторое время сосредоточенно искала что-то в терминале, потом подтвердила операцию передачи внешних обменных единиц.
    - Кстати, а что будет дальше с этими единицами? - спросил Роберт, когда они вышли из магазина, - на что местные жители смогут их потратить?
    - На продукты из Core или поменяют на местные деньги, - ответила Алиса, - поскольку это Ассоциированная территория, изделий со всего Core здесь полно, а после организации экранопланного сообщения будет еще больше.
    - На самом деле торговый баланс Core всегда положительный, так что мы могли бы потратить на острове намного больше, - заметил Александр.
    - И вообще все это только цифры в памяти компьютеров, - добавила Алиса, - вот включат сектор в Core, и вся эта суета уже не будет иметь никакого значения. Впрочем, большинство материальных благ и услуг здесь уже бесплатные.
    - Да, за обед мы не платили, - согласился Роберт.
    - Ну что же, теперь у нас есть хорошие и полезные сувениры, - сказала Ирина.
    - Вот только носить их у нас появится возможность не скоро, - заметила Алиса, - впереди Зависимые территории. Разве что на прогулочной палубе...
    - А в Зеленом Союзе? - спросил Роберт, - на торжествах в честь присоединения?
    - Торжества - это вообще официальное мероприятие!
    - Только не говори, что мне придется надевать костюм с галстуком, - с притворным ужасом воскликнул Роберт, - я же не умею его завязывать! А вообще там будет неофициальная часть.
    - Галстуков, думаю, не будет ни у кого. А на неофициальной части...
    - Я надеюсь, ты не будешь использовать отговорку о том, что Зеленый Союз - Ассоциированная территория?
    - Пожалуй, ... не буду, - с улыбкой ответила Алиса.
    ...
    Ужин был в небольшом ресторане. После этого друзья еще немного погуляли по набережной - теплый тропический вечер с россыпями ярких звезд над головой располагал к неспешной ходьбе и созерцанию небес. Прогноз Стражей прогресса и "Призрака" оправдался - в городе было спокойно.
    Уже за полночь, когда все участники экспедиции вернулись на "Призрак", кроме небольшой группы инженеров и строителей (и гораздо большей группы строительных роботов), которые оставались на некоторое время здесь модернизировать транспортную инфраструктуру, корабль снялся с якоря. В Тихом океане у Core были грандиозные планы. Острова слишком далеки друг от друга и слишком малы, чтобы строить подводные туннели для маглевов, и для сообщения между ними планировали использовать экранопланы. Аппараты, которые могли перевозить до тысячи человек и сотни тонн груза, производились в Core серийно. Способные перемещаться над поверхностью моря с крейсерской скоростью 500 километров в час, они прекрасно подходили для Тихого океана.
    В ночной темноте "Призрак" обогнул с севера остров Муреа, прошел проливом между Наветренными (к которым относится Таити) и Подветренными группами островов Общества и направился на запад.
    Утром, после завтрака, многие студенты, в том числе и четверо друзей, вышли на прогулочную палубу и обсуждали вчерашнюю прогулку и сектор, через который шел "Призрак".
    - У меня с Французской Полинезией почему-то ассоциируется еще одно название, Бора-Бора, - рассказывал Роберт, - что это за остров?
    - Один из атоллов группы Подветренных островов, к северо-востоку от нас. До Битвы Бора-Бора был очень известным местом и жил почти исключительно туризмом, как тогда выражались, "высшей ценовой категории", рассказывал Призрак.
    - Надо думать, после Битвы число туристов этой категории сильно убавилось, - заметила Алиса.
    - Туризм почти сошел на нет. Теперь это тихий, довольно непримечательный островок с очень небольшим населением. Но, говорят, красивый. Кстати, на траверзе к северу от нас сейчас еще один атолл, Маупихаа. Он необитаем.
    - Совсем? - спросил Роберт.
    - Совсем, - подтвердил Призрак, - на нем есть только наша автоматическая станция слежения - разумеется, он находится под управлением Core.
    - Я же говорила, что на Земле еще полно места, - сказала Алиса.
    - Возможности высадиться на необитаемый остров у нас, как я понимаю, нет, - сказала Ирина.
    - Они еще будут, - ответила Алиса, - в регионе, куда мы идем, необитаемых островов полно. Только что на них делать...
    - Кстати, сегодняшний переход будет не таким тихим, как предыдущий.
    - Да, я видела прогноз, - согласилась Алиса.
    - Тайфун? - догадался Роберт.
    - Он самый, - ответил Призрак, - сейчас будет объявление.
    - Внимание! - раздался из динамиков системы оповещения голос капитана, - через два часа мы войдем в зону шторма. Заметной качки не ожидается, но выходить на палубу и мостики без брони или страховки не рекомендую.
    - Значит, он все-таки нас зацепит? - спросил Роберт.
    - Да, - подтвердил Призрак, - хотя обычный сезон штормов в этом году уже кончился, этот тайфун образовался поздно и забрался далеко на восток, обычно в это время их здесь не бывает - недаром океан назвали Тихим. Но силу он уже теряет.
    "Призрак" снова поднял панели, закрывающие изнутри галереи вокруг палубы для отдыха, превратив их в герметичные проходы. Рыжему Вихрю это явно не понравилось, и он сидел, глядя сквозь прозрачный ударопрочный пластик стены на опустевшую палубу и как будто думал: "Ну вот, опять заперли. Скорее бы подобраться поближе к экватору, там циклонов не бывает."
    Вскоре океан преобразился. Еще недавно спокойная поверхность ощетинилась все увеличивающимися волнами с белыми барашками пены на гребнях. Шум ветра перерос в нескончаемый вой - скорость воздушных потоков, закрученных, как всегда бывает в Южном полушарии, по часовой стрелке, достигла ураганной силы. Как и в проливе Дрейка, "Призрак" снизил скорость, но продолжал неуклонно продвигаться к северо-западу, навстречу ветру.
    После плавания вокруг мыса Горн ситуация не вызывала беспокойства ни у команды, ни у пассажиров. Капитан спокойно обедал, а в центральной рубке, как обычно, несли дежурство двое моряков.
    Неожиданно один из вахтенных заметил маленькое пятнышко, появившееся на экране с показаниями детекторов, в сотне километров от Призрака.
    - Призрак, что это там к юго-западу, на границе обзора? - спросил он.
    - Не знаю, - тут же ответил Призрак, - какой-то небольшой объект на поверхности. Это данные, получаемые с радара "Неустрашимого" и разрешения пока недостаточно, чтобы сказать точнее.
    - Судно?
    - Не исключено.
    - Похоже, несладко ему приходится, - заметил вахтенный.
    - Эта зона - глаз тайфуна, - сказал Призрак. Мы постепенно приближаемся к нему, но пройдем севернее.
    Пятнышко на экране медленно двигалось к северо-востоку и через некоторое время Призрак вновь заговорил.
    - Анализ данных показывают, что объект движется несамостоятельно. Если это судно, то оно неуправляемо. Судя по записям с "Неустрашимого", оно попало в глаз тайфуна с юга.
    - Туда можно послать дрон-разведчик?
    - Можно, - ответил Призрак, - но без полной гарантии, что он долетит, и тем более - что вернется. Скорость ветра местами близка к предельно допустимой.
    - Надо попробовать. Призрак, вызывай капитана.
    ...
    Небольшой катамаран давно стал игрушкой ветра и волн - остатки разорванного в клочья паруса бились о мачту, маленький вспомогательный бензиновый двигатель вышел из строя, да он и не смог бы противостоять урагану. И, что хуже всего, когда лопнул парус и сломалась, как спичка, мачта, оторвавшийся гик ударил одного из двух путешествовавших на катамаране и снес антенну радиостанции.
    - Лучше бы это был радар, - в отчаянии сказал один из моряков, беспомощно глядя на совершенно бесполезную теперь радиостанцию. Первого из плывущих на катамаране звали Пьер, второго - Франсуа. Оба были уроженцами Французской Полинезии и носили французские имена. Первый выглядел по-европейски, хоть и очень загорелым, а задача определить, к какой национальности и расе принадлежал второй, поставила бы в тупик даже опытного антрополога.
    - Можно попробовать ... просто провод, - прохрипел лежащий под навесом Франсуа, голос которого был едва различим сквозь вой ветра.
    - Провод к такой станции? У нее еле хватало мощности для работы даже с нормальной антенной. К тому же разъем вырван "с мясом"...
    Очередная волна подняла катамаран вверх.
    - Радар что-то обнаружил! - воскликнул Пьер, взглянув на экран, - Остров!
    - Какой остров? - возразил Франсуа. Здесь в радиусе нескольких сотен километров нет даже рифов и отмелей.
    - Посмотри сам.
    Франсуа приподнялся на локте и некоторое время вглядывался в экран радара.
    - Это ... не остров, - наконец, еле слышно на фоне ревущего ветра, произнес он, - это корабль. Большой корабль.
    ...
    Разведывательный дрон несся по широкой дуге, увлекаемый ураганным ветром, сопротивляться которому он мог лишь отчасти, и поэтому вынужденный выбрать столь странный и длинный маршрут. Наконец ветер стих, и темные, мчащиеся клочьями тучи сменились серым, но почти спокойным небом. Глаз тайфуна.
    Дрон, которому теперь не нужно было бороться со стихией, взял курс прямо на судно. Уже через минуту он пролетел над тем местом, где на локаторе виднелось теперь уже отчетливое пятнышко, и на экране показался катамаран со сломанной мачтой и обрывками такелажа, беспомощно взмывающий вверх и опускающийся на огромных волнах.
    - Дай запись последних кадров в ИК, - обратился капитан к Призраку сразу после того, как дрон пролетел над судном.
    На экране возникли два едва видимых, но отчетливых пятна.
    - Под навесом два человека, почти наверняка живых, - прокомментировал капитан, - готовьте спасателя.
    ...
    Большой спасательный дрон завис над катамараном, преодолевая порывы ветра. К счастью, здесь, в середине тайфуна, он был не слишком сильным. Гибкие металлические щупальца захватов опустились из-под днища, охватывая корпус катамарана. Судно было маленьким и легким, и беспилотник без особого труда оторвал его от воды и поднял к раскрытому люку. Будь мачта цела, катамаран, наверное, не поместился бы в отсеке внутри фюзеляжа, но над палубой торчал лишь обломок, и кораблик исчез в чреве аппарата целиком. Створки люка закрылись, и беспилотник рванулся вверх, одновременно набирая скорость и устремляясь туда, где находился "Призрак".
    ...
    Алиса и Роберт сидели на мягком диване в небольшой каюте, напротив Елены Победительницы и Диего Просветителя Патагонии. Рядом на диване устроился Рыжий Вихрь, который всегда гулял сам по себе и поэтому мог находиться где угодно.
    - Ну вот и пришло время вам попробовать себя в настоящей операции, пусть и очень небольшой, - сказала Елена.
    - Догадываюсь, что речь идет о работе с двумя путешественниками, - ответила Алиса, - а что именно нам нужно сделать?
    Известие о спасательной операции сразу же распространилось по кораблю и теперь, только что услышав об успешном подъеме катамарана, все ждали возвращения дрона.
    - Совершенно верно, - подтвердила Елена, - по предварительным сведениям этих людей нет в нашей базе данных и им не разрешен въезд в Core. Нужно выяснить, кто они, каковы их цели и знают ли они что-то о скрывающихся в этом регионе контрреволюционерах. Конечно, сначала вы будете действовать вместе с врачами - один из путешественников получил травму и его в первую очередь нужно будет осмотреть и, возможно, госпитализировать. Вы должны их встретить и предварительно побеседовать по крайней мере с одним из спасенных. Потом мы поговорим с ними вместе.
    - Они опасны? - спросила Алиса, - я имею в виду путешественников.
    - Скорее нет, чем да, - ответил Диего, - но первоначальный осмотр их судна в рентгене обнаружил оружие, так что нужна полная экипировка по классу III.
    - Броня? - сказал Роберт, - тогда нужно поторопиться.
    - Да, идем переодеваться, - согласилась Алиса, - пришло время сменить эмблему на наплечнике...
    - Моего аватара на встречу не присылать? - спросил Призрак.
    - Нет, Призрак, - твердо сказала Елена, - вид твоего аватара производит неизгладимое впечатление на неподготовленного зрителя. Помнится, последний раз подозреваемому даже потребовалась медицинская помощь.
    - У вас как раз есть время до прилета дрона, - обратилась Елена к Алисе и Роберту, - удачи!
    Алиса и Роберт встали и направились к двери. Рыжий Вихрь увязался за ними.
    - Вихрь, ты хочешь пойти с нами? - спросила Алиса.
    - А что, это хорошая мысль, - согласилась Елена, - может быть, он смягчит психологический шок...
    ...
    Беспилотный аппарат коснулся палубы, два крюка зацепились за тросы, третий пролетел мимо, увлекаемый порывом ураганного ветра, но даже два троса надежно удерживали дрон на палубе.
    - Уф-ф - выдохнула София, пилот-оператор спасательного дрона, когда аппарат остановился, - с первого раза!
    Лифт сразу же тронулся, опуская дрон в трюм авианосца.
    - Медицинская группа на месте? - спросил капитан, скорее для порядка - врачи знали, как нужно действовать.
    - На месте, - отозвался доктор Иванов, тоже облаченный в силовую броню.
    - Группа контакта?
    - Мы готовы, - хором ответили Алиса и Роберт.
    ...
    Спустив дрон в трюм, лифт остановился. Внутри грузового отсека дрона было светло, в трюме, судя по немногочисленным иллюминаторам, - тоже. Сразу после того, как широкая боковая дверь дрона открылась, Пьер, спрыгнувший с палубы катамарана на пол отсека, выглянул наружу.
    Увидев комитет по встрече, Пьер было решил, что случилось что-то очень нехорошее. Прямо перед дверью стояли, судя по всему, двое бойцов Звездного десанта, облаченные в кирпично-красную силовую броню. Справа от них были двое медиков, тоже в броне, белой с красными крестами. На широченном наплечнике одного из десантников устроился огненно-рыжий кот не менее устрашающих (для кота), чем десантник, размеров. Второй боец, похоже, был еще больше, хоть никаких зверей на плечах у него не было. Впрочем, какая разница - и там, и там два метра роста, почти полтонны брони и сервоприводы, по слухам позволяющие одним взмахом кулака в латной перчатке уложить быка... Ружье осталось в каюте, и это хорошо - провоцировать Звездный десант точно не стоит.
    - Хорошо хоть броня не черная, - подумал Пьер, - и кот тоже. Сталкиваться с Черным Легионом ему не хотелось совершенно.
     - Но кто это? - рассуждал он, - Красная гвардия? Европейские интербригады?
    Врачи, не теряя времени, направились внутрь дрона через вторую дверь.
    - Где я? - спросил Пьер вслух.
    - На линейном авианосце флота Core "Неизбежное, скорое и окончательное возвращение Призрака", коротко - "Призрак", - ответил стоящий слева десантник довольно-таки приятным голосом, принадлежащим, по-видимому, молодой девушке, но слегка искаженным бронированным звукоизлучателем.
    - Тем более, что я уже, собственно, вернулся, - подтвердил другой голос, раздававшийся откуда-то сверху.
    - Мур-р-р, - сказал Рыжий Вихрь, сидевший на плече у Алисы, свесив хвост.
    Присмотревшись к эмблемам на наплечниках, Пьер напряг память.
    - Так, это не Красная гвардия, - подумал он, - и, похоже, вообще не Звездный десант. Меч, звезда и книга. Стражи?! Что им здесь нужно? О Стражах прогресса, подразделении Комитета по контактам, он слышал немного. Ну, по крайней мере, это не Легион... Стандартные ракетные автоматы висят на поясе у закованных в броню воинов, и они явно не собираются их применять. Он почти ничего не знал о Стражах, кроме того, что они, кажется, не стреляют первыми. Обычно. Приглядевшись получше, он увидел, что кот смотрит вполне доброжелательно. В общем-то, симпатичный пушистый зверь...
    - Наверное, я должен поблагодарить вас за спасение, - сказал Пьер, спускаясь на палубу "Призрака". А что с моим другом?
    - Он жив и вне опасности, - ответил второй Страж голосом молодого человека (Роберт только что получил сообщение от врачей), - но у него сотрясение мозга, сейчас его транспортируют в лазарет.
    - Рад слышать. А чем я обязан столь необычной встрече?
    - Ваши личности не смогли установить и у вас было обнаружено оружие, так что мы предприняли меры предосторожности, - ответила Алиса.
    - Понятно. Да, я же забыл представиться. Меня зовут Пьер, моего друга - Франсуа.
    - Алиса Красная звезда Кидонии, - представилась Алиса.
    - Роберт Объединитель из Зеленого Союза, - Роберт использовал свой пока еще неофициальный титул.
    - А это Рыжий Вихрь, - Алиса указала на кота, который довольно мурлыкнул.
    - Вы ... Стражи?
    - Можно сказать и так, - подтвердила Алиса, - мы работаем на Комитет по контактам Core.
    - Пойдемте вон туда, присядем, - предложил Роберт, указывая на удобные скамейки у одной из стен трюма.
    - Как вы попали в шторм? - спросила Алиса, когда они добрались до скамеек, - и зачем вам оружие?
    - Мы путешествовали в разных морях, например в районе Соломоновых островов и Бугенвиля, - стал рассказывать Пьер, - места неспокойные, поэтому мы всегда берем с собой ружья. То, что наших личностей нет в базе Core - это, наверное, нормально. Мы никогда не были ни на Ассоциированных территориях, ни в самом Core. А в шторм мы попали, пытаясь добраться до островов Кука. Мы думали, что тайфун пойдет южнее...
    - Да, тайфуны - штука плохо предсказуемая, - согласился Роберт.
    - Вы сказали, что бывали на Соломоновых островах, - продолжила Алиса, - мы бы хотели поподробнее вас расспросить о них. Но сначала вы, очевидно, хотите отдохнуть.
    - Да, я устал. А как Франсуа?
    - Врачи сообщают, что у него сильное переутомление, ушибы и небольшое сотрясение мозга, - ответил Роберт, - ничего страшного, уже завтра он будет в порядке.
    ...
    Ураган кончился. "Призрак", рассекая волны, полным ходом двигался на запад.
    После неоднократных проверок (на катамаране не нашли никакого оружия, кроме двух совершенно обычных дробовиков, и вообще ничего опасного, зато нашли контрабанду) Пьер и Франсуа теперь сидели в кают-компании и беседовали с Еленой, Диего, Алисой и Робертом за чашкой кофе. Броню теперь никто не носил, а Рыжий Вихрь лежал на диване и даже позволил Франсуа почесать себя за ухом. Впрочем, "Призрак" все равно присматривал за кают-компанией, а в потолке, закрытый декоративной крышкой, скрывался дистанционно управляемый пулемет с круговой зоной обстрела - на всякий случай...
    - Так, с грузом разобрались, - подытожил Диего.
    - Вы его конфискуете? - с печалью в голосе спросил Франсуа. Ему очень не хотелось расставаться с более чем тонной отличного, чистого спирта, закачанного в емкости в поплавках катамарана. И топливо прекрасное (бензина-то больше нет!), и даже пить его можно...
    - Химический анализ показал, что для технических целей он годится. Так и быть, мы поверим вам, что он исключительно топливный.
    На лицах обоих незадачливых путешественников засияли улыбки.
    - Но впредь мы будем внимательно наблюдать за вашими операциями.
    Улыбки несколько померкли.
    - Теперь вернемся к тому, что вы видели...
    - Значит, вы знаете о наличии на Соломоновых островах контрреволюционных элементов? - спросила Елена.
    - Есть там один ненормальный, - подтвердил Пьер, - или был. Европеец или американец, кажется, родственник какого-то большого богача, умершего во время революции. У него какая-то смесь мании величия с мечтой о свободном предпринимательстве.
    - Вы сами его видели? - спросила Алиса.
    - Нет. Он очень скрытен и у него охрана. Но одного охранника я встречал. По виду то ли араб, то ли еще кто - с Ближнего Востока. Жутковатый тип. Я его видел сам только один раз, но мне стало как-то не по себе, хоть я и не робкого десятка.
    - Это, случайно, не он? - Елена повернула к Пьеру терминал с фотографией.
    - Похож. Я бы сказал, очень похож.
    - Одно время этот богач бывал на атолле Футуна, - добавил Франсуа, - один из местных вождей, кажется, воспринимал его всерьез. Но потом он уплыл на запад, на Соломоновы острова. Я беседовал с одним торговцем, который виделся с ним лично, причем не так давно.
    - А где это было?
    - В Хониаре.
    - Гуадалканал, - сказала Алиса, - все сходится.
    ...
    Солнце уже клонилось к закату, когда "Призрак" бросил якорь на рейде города Апиа, административного центра Зависимой территории Самоа, находящимся на острове Уполу. До Битвы Битв на трех островах размещалось одно независимое государство - собственно Самоа, бывшее Западное Самоа, занимавшее два крупнейших острова архипелага, Савайи и Уполу, и несколько мелких, и Американское Самоа, бывшее Восточное Самоа, "неинкорпорированная территория", управлявшаяся США и занимавшая третий по величине остров Тутуила и группу мелких островов. Во время последнего кризиса перед Битвой Битв доходы от экспорта упали, туристы почти исчезли, безработица выросла, гуманитарная помощь иссякла, и архипелаг, как в доколониальные времена, вернулся к натуральному сельскому хозяйству и рыболовству. После Битвы ситуация понемногу улучшалась, но Core почти не было дела до затерянных на просторах огромного океана островов - почти. И пока.
    Стояла жаркая (днем 30 градусов в тени), но не слишком сырая погода - сезон дождей закончился в апреле. Обед был еще на подходе к берегу, и сейчас почти все участники экспедиции выбрались из кают на свежий воздух, рассматривая раскинувшийся перед ними остров, благо посмотреть было на что. Острова Самоа - вулканического происхождения, оба изобилуют речками и водопадами, а склоны гор почти полностью покрыты тропическим лесом. Корме того, соседний с Уполу остров Савайи может похвастать действующим вулканом и гейзерами.
    - Мы немного опоздали, поэтому сегодня высаживаем только спасенных, так сказать, нарушителей, - объявил капитан, - все уже знают, что это первая на нашем пути Зависимая территория, пока первого типа, но напоминаю вам об этом еще раз. Стандартная процедура второй степени. Группу биологов высаживаем завтра.
    Грузовой кран "Призрака" поднял катамаран, вызволенный вчера из середины тайфуна, и стал опускать его за борт. Судно выглядело гораздо лучше, чем вчера - моряки с "Призрака" починили мотор, заменили сломанную мачту и вернули на место оторвавшийся гик. Парусов на "Призраке" не было, так что двоим путешественникам предстояло раздобыть замену на Самоа. Им разрешили и впредь посещать Зависимые территории, внеся данные в базу Core, но с условием - строго соблюдать правила обмена. Радиомаячок в новой мачте должен был послужить гарантией...
    - С одной стороны, они хорошие ребята. Вытащили из урагана, катамаран нам починили, - рассуждал Пьер, стоя на палубе спускаемого судна рядом с Франсуа, - с другой, теперь мы на учете...
    - И из-за чего, - подхватил Франсуа, - из-за тонны спирта!
    - Ладно хоть не конфисковали...
    Группа из семи биологов под руководством профессора Родригеса отправлялась на острова. Четверо студентов и профессор собирались через три дня догнать "Призрак" на экранолете, а двое оставались на Самоа на месяц. Но сойти на берег они должны были только завтра, а пока "Призрак" выгружал технику для местной администрации и университета. До экватора осталось уже меньше пятнадцати градусов и темнело рано и быстро. Пока все студенты оставались на корабле - сходить на берег Зависимой территории в темноте без особой необходимости не рекомендовалось.
    Но сидеть в каютах в такой прекрасный теплый вечер никто не хотел и прогулочная палуба не опустела. Рыжий Вихрь лениво прохаживался между групп участников экспедиции (которые не один раз погладили кота и почесали его за ухом) и слушал. Точнее, слушал "Призрак", но для него это было обычным фоном.
    Сара и Эрнесто были в числе семи биологов, которые должны были завтра высадится на остров, и сейчас беседовали с четырьмя друзьями.
    - Пожалуй, мы с Робертом сойдем на берег с вами, - сказала Алиса, - кто с нами? - спросила она Александра и Ирину, - кстати, здесь, в Апиа, есть музей Роберта Льюиса Стивенсона. Он ведь провел последние годы жизни на Самоа.
    - Это риторический вопрос, - ответил Александр, - разумеется, мы с вами. Полная вторая степень? - решил уточнить он.
    - Конечно, - сказала Алиса, - во-первых, здесь может быть опасная фауна...
    - В воду мы не полезем, а что нехорошего обитает на суше? Переносящие болезни комары? - попробовал угадать Александр.
    - Комары здесь есть, так что репеллент не помешает, - подтвердила Алиса, - хотя переносимые ими лихорадки искоренили полностью. Хуже то, что раньше здесь жило множество бродячих собак и некоторые из них могут водиться на острове до сих пор. В любом случае, завтра придется наведаться в оружейную всем без исключения.
    - Понятно. А во-вторых?
    - Во-вторых, советую быть очень внимательными и сообщать обо всем, что покажется подозрительным, - вступил в разговор подошедший Вальтер. Он тоже собирался на берег - но со своим, особым заданием.
    - Хорошо, что броня пока не требуется, - порадовался Эрнесто.
    - Про использование брони нам ничего не говорили, - подтвердила Сара, - на суше она не нужна, а глубоководных погружений мы не планируем.
    - Совершенно верно, - подтвердил подошедший профессор Родригес, научный руководитель группы, - это ведь не Соломоновы острова и не Бугенвиль.
    - А вездеход? Берете "Барс"? - спросила Алиса.
    - Да, - подтвердила Сара. Мы собираемся в горы, так что это лучший вариант.
    - А кто из вас умеет его водить? - продолжала допытываться Алиса.
    - Профессор Родригес, - ответил Эрнесто, - в общем, умею и я, - добавил он, - хотя тренировок на сильно пересеченной местности у меня не было.
    - Что наводит меня на мысль... - заметил профессор Родригес, - Алиса, у тебя ведь есть лицензия?
    - На класс II? Конечно.
    - Тогда у меня есть предложение. Раз уж вы собираетесь посмотреть остров, предлагаю вам съездить в горы вместе с Сарой, Эрнесто, Мариной и Бруно, и сделать задание по биологии. Вы прекрасно поместитесь в вездеход ввосьмером, у вас же нет тяжелого снаряжения.
    - Отлично. В гору могу повести вездеход я, - сразу же согласилась Алиса, - на Марсе я где только не ездила...
    - А обратно поведет Эрнесто. Пусть тренируется.
    - Вездеходы здесь такие же, как на Марсе? - спросил Роберт.
    - У них точно такое же управление, - сказала Алиса, - к счастью, здесь нет нужды герметизировать кабину и делать шлюз для входа и выхода. Хорошо на планетах с пригодными для дыхания атмосферами... Кстати, Роберт, пора бы и тебе научиться управлять им.
    - На симуляторе у меня все получается, и второй, и третий классы!
    - Знаю. Вот тебе и пора знакомится с реальной техникой и получать лицензию, так что и ты завтра побудешь водителем!
    ...
    Наступило утро, и после довольно раннего (к некоторому неудовольствию Алисы и Роберта) завтрака началась подготовка к высадке.
    - Пошли переодеваться, - сказала Алиса, - на Зависимых территориях, даже типа I, разнобой не допускается.
    - Форма номер два для тропиков? - решил уточнить Роберт.
    - Она самая.
    Студенты отправились на склад формы (за каждым участником экспедиции уже был закреплен комплект нужного размера) за экипировкой.
    Одежда "формы номер два для тропиков" представляла собой рубашку светлого оттенка хаки с короткими рукавами, такого же цвета брюки и несколько более темные ботинки из высокотехнологичных материалов, пригодные для любой погоды, от тропической жары и ливней до холодов, приближающихся к морозу, и прекрасно подходящие для мест, где нет тротуаров и дорог с твердым покрытием.
    Алиса экипировалась первой. На голове у нее уже был легкий тропический шлем почти белого цвета, вполне современный и выполненный из новейших материалов, но дизайном напоминающий пробковые шлемы XX века, и с обязательным символом - пятиконечной рубиновой звездой с вписанными в нее скрещенными золотым серпом и молотом. Роберт, появившийся вторым, держал шлем в руке.
    - А шлем точно нужен? - спросил Александр, одетый таким же образом, но пока еще не выбравший головной убор, - он же не обязателен в комплекте номер два.
    - Можно, конечно, надеть шляпу, - ответила Алиса, - но шлем лучше. В нем прохладнее и он великолепно предохраняет голову от ударов.
    - От ударов чем? - спросил Александр, - я надеюсь, что в джунглях сверху нам ничего не угрожает. А от падающего кокоса шлем не спасет...
    - На Зависимых территориях никогда нельзя быть уверенным в том, что на тебя свалится, и в прямом, и в переносном смысле.
    - Надеюсь, это свойство нам не понадобится, - заметил Роберт, - но...
    ...лучше перестраховаться, - закончила Алиса.
    Вскоре вся группа исследователей направилась вглубь корабля, к помещению, именуемому оружейной, где хранились разнообразные виды стрелкового оружия.
    - Берем автоматические пистолеты, как на Таити? - спросил Роберт.
    - Пожалуй, на эту вылазку я возьму кое-что посерьезнее и более технологичное, - возразила Алиса, извлекая из стойки оружие, выглядевшее как довольно большой пистолет с длинным стволом и прямым магазином перед спусковой скобой, - мне поручили опробовать серийный экземпляр...
    Новейшая разработка Core стреляла 10-миллиметровыми управляемыми активно-реактивными пулями, одиночными и очередями по три, имела дульный тормоз и магазин на десять патронов. К пистолету, сделанному большей частью из пластиков и легких сплавов, прилагалась кобура из "умного" материала, способная становится жесткой и превращаться в приклад.
    - О, "девяносто шестой", - заметил Александр, - ты из него стреляла?
    - Да, тренировалась. Хорошая штука!
    Алиса вставила в пистолет один магазин, а другой поместила в специальном отделении кобуры. Кроме этого она взяла еще и два винтовочных магазина.
    - Для винтовки из вездехода? - спросил Роберт.
    - Да. Во втором магазине патроны с дротиками, начиненными снотворным, - пояснила она.
    - А в пистолет - только боевые. Логично, - согласился Роберт, - на коротких дистанциях времени для усыпления не будет.
    - Верно. Теоретически не исключено, что придется сразу стрелять очередью, но только теоретически.
    - Думаешь, кроме бродячих собак, здесь никого нет?
    - Скорее всего, к тому же в остальных стрелять вряд ли придется. Одного нашего вида достаточно, чтобы отпугнуть потенциального грабителя. Они, конечно, тупые, но не настолько...
     Преступники, если таковые имелись на Зависимых территориях, по статистике действительно почти никогда не пытались нападать на человека, носящего форму Core и с пистолетом на боку. Во-первых, есть очень высокий шанс получить несколько пуль. Во-вторых, даже если нападающий сумеет скрыться, его потом будет искать не только вся милиция территории, но и Департамент секретных операций или даже Черный легион. А шансов выжить после этого очень немного...
    - А я возьму обычный "Эм-девятый", - согласился Роберт, беря кобуру с девятимиллиметровым пистолетом и два магазина, - надо еще прихватить камеру для съемки.
    - Обязательно, я тоже возьму. Здесь просто восхитительные виды.
    Пришло время направиться в ангар с техникой. Вездеход "Барс-3" представлял собой стандартное транспортное средство Core для "зависимых территорий с неразвитой инфраструктурой" - восьмиместный четырехколесный электромобиль с огромными шинами, не боящимися проколов, противопульным бронированием и установленным на крыше крупнокалиберным пулеметом с прицелом-камерой и дистанционным управлением. Он был выкрашен в равномерный светло-песочный цвет. "Пустынный" камуфляж не подходил для джунглей, но машины такого класса в любом случае не были предназначены для сколь-нибудь серьезных боевых действий.
    Внутри, несмотря на спартанский внешний вид, вездеход был весьма комфортабельным - мягкие эргономичные кресла на восемь человек расположенные в три ряда, два спереди и по три во втором и третьем рядах. Управление было стандартным для вездехода - рукоятка джойстика и приборная панель с большим экраном, переключателями и кнопками. Правда, справа находился второй экран и джойстик управления пулеметом, но он, как надеялись все участники экспедиции, останется выключенным.
    "Барс" уже был загружен в десантный экраноплан, рассчитанный на пару таких машин и два десятка человек или бронетранспортер и взвод Звездного десанта - типичная для Core техника двойного назначения. Экраноплан, в отличие от пассажирских моделей, имел камуфляжную окраску из трех оттенков серого - светлого, почти белого, шарового и темного, почти черного - и к тому же был плохо заметен на радарах, хотя сейчас все эти ухищрения ему явно не требовались.
    - Надеюсь, все хорошо помнят правила поведения на Зависимых территориях типа один? - спросил профессор Родригес, пока они садились в экраноплан.
    - Конечно, - почти одновременно ответили Алиса и Роберт.
    - Стандартная процедура второй степени, - добавила Алиса.
    - Я их наизусть помню, - сказал Роберт, и стал цитировать.
    - Перемещаться только группами по двое человек и более. Всегда иметь с собой личное оружие и терминал, периодически проверять наличие связи. Внимательно оценивать обстановку вокруг. Немедленно сообщать обо всех подозрительных фактах в местную милицию или отделение Департамента секретных операций. Вежливо, но осторожно вести себя с местным населением...
    - Да, - вздохнул Бруно, один из студентов-биологов, - это не Рио...
    - И даже не Таити, - с легкой ноткой грусти в голосе согласилась Марина, тоже биолог.
    Еще раз подтвердив знание инструкции поведения на Зависимых территориях типа I студенты устроились на сиденьях в экраноплане. Аппарат, управляемый профессором Родригесом, разогнался по полукилометровой полетной палубе "Призрака", приподнялся над ней - эффект экрана работал совершенно одинаково как над водой, так и над твердой поверхностью - и, преодолев носовой срез палубы, сразу начал плавно снижаться, садясь на воду.
    - А обратно как? - спросил Роберт.
    - Обратно, - сказал профессор, - несколько сложнее в том смысле, что экраноплану потребуется вся мощность двигателей, чтобы подняться над водой достаточно высоко и "запрыгнуть" на палубу "Призрака". Но такие операции прекрасно отработаны и совершенно безопасны.
    Машина не переходила в режим полета над водой - расстояние до берега было невелико. Аппарату не был нужен причал, он поплыл прямо к песчаному пляжу. Аппарель в носу откинулась, открывая широкий проход. Половина студентов сошла на берег по аппарели, половина устроилась в кабине вездехода, Алиса заняла место водителя, и машина, еле слышно гудя электромоторами, съехала по аппарели на берег.
    То, что участники экспедиции оказались на Зависимой территории, было видно сразу. На берегу их встретил наряд милиции из трех человек и одной собаки. Правда, в отличие от менее развитых и более опасных Зависимых территорий ношение силовой брони здесь явно не требовалось, и милиционеры были одеты в легкую тропическую форму - рубашки, шорты и широкополые шляпы. Похоже, милиция, двое из представителей которой явно были местными жителями, была не слишком обременена заботами. Впрочем, милиционеры не бездельничали - точно так же, как и на Таити, двое из них были курсантами и параллельно изучали несколько предметов в местном институте и посвящали спокойные часы занятиям. Собака, крупная немецкая овчарка, явно считавшая своим хозяином командира милиционеров, днем вообще предпочитала лежать в тенечке под деревом - жарко.
    - Доброе утро! - поприветствовал их командир, - я - координатор милиции острова Чарльз Кларк. Вы, как я понимаю, группа биологов, о которой нам сообщили. А вы -доктор Родригес?
    - Совершенно верно. Приятно познакомится.
    - Возьмите грузовой электромобиль для оборудования. Впрочем, институт рядом. Здесь вообще все недалеко.
    Факультет биологии островного института, являвшегося единственным высшим учебным заведением в секторе, должен был стать базой биологов на эту неделю.
    - Хорошо, тогда мы втроем обустраиваемся, а вы едете на полевые работы в национальный парк, - сказал профессор.
    - Направляетесь в горы? - спросил студентов командир милиционеров.
    - Да, - ответила Сара, - мы будем работать, а наши друзья - нам помогать. Они сдают зачет по биологии и к тому же хотят посмотреть местную природу.
    - Мне сообщили про ваши планируемые маршруты. Дорогу, я думаю, вы знаете?
    - Знаем, - подтвердил Эрнесто.
    - И у вас, конечно, есть права на управление такой техникой?
    - Первый и второй классы, - ответил Эрнесто.
    - У меня есть лицензии на управление транспортными средствами всех классов, начиная со второго, - сказала Алиса.
    - Всех, начиная со второго? - удивленно переспросил координатор, - ах, ну да, вы же с Марса. Хотя, зачем вам права на ... более высокие классы?
    - На всякий случай, - с улыбкой ответила Алиса.
    - Ну да...
    - А здесь есть что-нибудь опасное? - спросила Алиса, - дикие собаки, например?
    - В общем, практически ничего, - ответил капитан, - диких собак мы в переловили, остались только домашние, - он кивнул в сторону усевшегося рядом добродушного вида пса, который рассматривал студентов, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону.
    - И больше угроз не осталось, - продолжил командир, - по рассказам местных жителей, были здесь раньше какие-то бандиты, лет десять назад, но недолго. Уплыли на северо-запад.
    - Про уплывших на северо-запад просьба рассказать поподробнее, - заинтересовалась Алиса.
    - Меня уже спросили об этом, из Департамента. Я пришлю доклад, по рассказам. Это было еще до моего приезда сюда.
    - Отлично, спасибо!
    - А за время моей работы настоящих опасностей для приезжих здесь ни разу не было. У вас есть пистолеты и пулемет на вездеходе, и правильно, но, я уверен, они вам не потребуются.
    - То есть силовая броня здесь точно не нужна, - сказала Алиса.
    - Броня? Нет, - с улыбкой ответил милиционер. Подождите, вот пустят рейсовые экранопланы и мы станем Ассоциированной территорией.
    - Это было бы неплохо, - согласилась Алиса.
    - Но если вы проследуете дальше на северо-запад, броня вам потребуется. На Соломоновых островах и, тем более, на Новой Гвинее отнюдь не так спокойно.
    - Именно туда мы и направляемся. И броня у нас есть!
    Трое биологов, которые оставались в городе, перегружали вещи из экраноплана в электромобиль, а восемь студентов в это время забрались в вездеход. Алиса села за консоль управления, и машина тронулась с места. Тем временем один из милиционеров-курсантов с некоторым удивлением рассуждал:
    - Первый раз вижу человека, у которого есть права на второй класс, но нет на первый.
    - Это-то как раз не удивительно, - сказал командир, - на Марсе же нет ни квадроциклов, ни легких открытых вездеходов, девушка никогда на них и не ездила.
    - А что же удивительно?
    - То, что у нее есть права на все классы, начиная со второго. То есть и на четвертый тоже.
    - Я даже никогда не видел машин четвертого класса.
    - И хорошо. Я, конечно, не одобряю ваши суеверия, курсанты, но можете при случае попросить у ваших океанийских богов, чтобы такие машины никогда не появлялись на нашем чудесном острове!
    ...
    - Пока мы едем по дороге, вездеход может двигаться самостоятельно, - сказала Алиса, сверившись с навигатором и, переключив машину в режим автопилота, стала рассматривать открывающиеся живописные виды. С одной стороны были горы, совершенно незаселенные и сплошь покрытые дождевым тропическим лесом, под пологом которого и скрывались интересовавшие биологов обитатели, эндемики островов Самоа. С другой - Тихий океан, волны которого накатывались на белый песок с растущими на нем кокосовыми пальмами, а в водах плавали другие интересные существа - но они должны были подождать до завтра.
    - Красивый пляж, - заметила Ирина.
    - Ага, - со вздохом согласилась Марина.
    - Вторая степень! - строго напомнила Алиса, - хотя место и правда прекрасное, - немного задумчиво продолжила она.
    Асфальтированная дорога кончилась, и вездеход, шурша шинами, начал карабкаться вверх по тропе на склоне горы вдоль небольшого ручейка. Наконец, впереди показался водопад.
    - Здесь будет наша стоянка на день, - сказал Эрнесто, выполнявший роль штурмана, - выгружаемся.
    - Какая прелесть, - сказала Сара, глядя на струящуюся воду.
    - Да, тут красиво, - согласилась Алиса.
    - У вас, помнится, уже есть задание от профессора, - сказал Эрнесто, обращаясь к Алисе, Роберту, Александру и Ирине, - вот вам ловушки для установки. Работаем в парах, вторая степень, будь она неладна...
    Студенты направились вверх по склону, сначала по едва заметной тропинке, а потом пробираясь сквозь пока еще не очень густые заросли. Четверо друзей, Сара и Эрнесто пока держались в пределах видимости друг друга.
    - Жарко, - пожаловалась Ирина, - надеюсь, милиционеры правы, наша экспедиция сделает остров Ассоциированной территорией и по нему не нужно будет ходить в такой экипировке.
    - Да, жарко, - согласилась Алиса, - но это все-таки территория типа I и носить броню нет смысла. Хоть там и стабильный микроклимат, работать в ней не всегда удобно. Хорошо, что у нас одежда из современных материалов, но при такой влажности с отводом тепла даже она едва справляется...
    Друзья были заняты работой, устанавливая ловушки и камеры слежения, которые планировалось проверить завтра. Время от времени они посматривали на экран портативной охранной системы, получавшей изображение с радара и инфракрасных датчиков. Вдруг "Стражник" предупредительно пискнул. На экране возникло пятно - в лесу передвигалось что-то живое, теплокровное и довольно крупное. И это что-то направлялось в их сторону. Алиса машинально протянула руку к кобуре и расстегнула ее, готовясь достать пистолет.
    - Это что-то большое и у него четыре ноги, - сказала она, глядя на экран, - на собаку не похоже.
    - А хвост есть? - спросил Александр.
    - Хвоста не просматривается, - задумчиво сказал Роберт, тоже взглянувший на экран.
    Когда в кустах послышался нарастающий шорох раздвигаемых веток, Алиса вытащила пистолет, направила его в сторону шума и сняла с предохранителя, готовясь стрелять. Роберт, на полсекунды запоздав, делал то же самое. Шорох стал еще громче, ветки кустов сильно колыхались.
    - Кажется, я знаю, что это, - заметил Эрнесто, который был неподалеку, - не надо в него палить из пистолетов.
    Алиса прицелилась в место предполагаемого появления противника на поляне.
    - Приготовились! - сказала она Роберту, кладя палец на спусковой крючок. Роберт тут же выполнил команду, явно хорошо усвоив навыки начальной боевой подготовки.
    Наконец кусты раздвинулись, и на поляну выбрался нарушитель спокойствия. Поводив пятачком, он взглянул на студентов, недовольно хрюкнул, повернулся к друзьям грязновато-серым боком и потрусил в сторону.
    - Да, я был прав, - сказал Эрнесто, - одичавшая свинья. Скорее, подсвинок.
    - Уф, - сказала Алиса, перестав следовать стволом пистолета за поросенком и поставив оружие на предохранитель, - об этих зверях нас никто не предупредил! А они большие! Это явная недоработка местной милиции! - возмущенно добавила она.
    - Все-таки это не кабаны, - неуверенно возразила Сара, - вряд ли они нападают на людей.
    - Это был не самый крупный экземпляр из тех, что я видел, - заметил Роберт, - у нас на острове выращивают больше.
    - Они свободно разгуливают по острову? - удивленно спросила Алиса.
    - Нет, они живут в загородках. Правда, изредка они сбегают...
    - На Марсе нет свиней? - спросил Александр.
    - Разумеется, нет! - ответила Алиса, - и коров нет, у нас все мясо и молоко искусственное.
    - Еще немного, и у нас на обед был бы жареный поросенок на вертеле, нашпигованный свинцом, - заметил Эрнесто.
    - Ты умеешь их готовить? - спросил Роберт, убирая пистолет.
    - Ну, однажды я делал барбекю на вечеринке, - ответил Эрнесто.
    - Что за шум? - спросил подошедший Бруно.
    - Я, кажется, слышала слова "барбекю" и "вечеринка"? - сказала Марина, которая тоже появилась на полянке.
    - Барбекю убежало, - ответил Эрнесто.
    - Еще не все потеряно, - шутливо ответила Алиса, возмущение которой уже улеглось, - в вездеходе есть винтовка с оптическим прицелом. Но вечеринок на природе не будет - вторая степень!
    - Охота в план полевых работ не входит, - сказала Сара, - но одичавшие свиньи могут вредить местным видам. Наверное, их надо метить. Спрошу-ка я профессора, - добавила она, берясь за терминал.
    - Да, ее нужно было пометить! - сказала Сара, закончив беседовать с профессором, - жалко, что она убежала. У нас есть и метки, и патроны со снотворным.
    - Если она попадется нам еще раз... - сказала Алиса.
    Дальше день прошел без происшествий. Обед, привезенный с собой в вездеходе, был разогрет на имевшейся в машине миниатюрной плите и с удовольствием съеден. Работа на свежем воздухе хорошо сказалась на аппетите, пусть в обед и входили только продукты со складов корабля (и не попала жареная свинина). Все наблюдения были сделаны, образцы собраны, ловушки поставлены. Ближе к вечеру восемь студентов отправились в обратный путь. Сначала потренировался Эрнесто, выполнив программу вождения по пересеченной местности на "отлично", а потом на место водителя сел Роберт.
    Перед ним была знакомая кабина транспортного средства класса II. Два сиденья с небольшим джойстиком и панелью управления между ними, доступными для обоих сидящих спереди. Лобовое стекло с регулируемой прозрачностью и дисплеем, на котором были видны данные с радаров и лидаров и трехмерная картина местности и машины сверху, словно бы с высоты птичьего полета. Стоит тронуться с места, и там появятся основные индикаторы - направления и скорости движения - и куча вспомогательных, от углов наклона до оценки покрытия и сцепления всех колес. При движении по дороге можно просто включить автопилот и смотреть в окно.
    Роберт провел несколько часов в кресле симулятора (похоже, в недрах "Призрака" можно было найти симулятор чего угодно) и чувствовал себя уверенно. В конце концов, управление виртуальной машиной класса II абсолютно ничем не отличается от реальности, разве что вибрация от движения по пересеченной местности иногда пробивается через "умную" подвеску и мягкие кресла. Он спокойно тронулся с места. Машина уже спускалась по горной дороге, когда на обочине показалось что-то сероватое.
    - А вот и наша свинка! - воскликнула Марина, заметив свинью, гуляющую у дороги и что-то ищущую в земле у себя под носом.
    - Тормози! Надо ее пометить! - сразу же отреагировала Алиса.
    Роберт показал, что тренировки на симуляторе не прошли даром, виртуозно затормозив и повернув вездеход правым бортом к цели. Алиса с запасом выполнила норматив Тихоокеанских сил самообороны, быстро сняв с крепления под потолком ружье, открыв окно и прицелившись. Свинья, увидев остановившийся вездеход, почуяла неладное и собралась бежать, но было поздно. Раздался негромкий выстрел и окрестности огласились отчаянным поросячьим визгом. Оптический прицел и киборгизация не подвели - дротик со снотворным угодил точно в ту часть, которую обычно именуют окороком. Препарат подействовал быстро. Уже через несколько секунд ноги у свиньи подкосились, и она повалилась на траву. Студенты вышли из машины и осторожно приблизились.
    - Ну и что теперь делать с этим монстром? - спросила Алиса, глядя на безмятежно посапывающее существо весом почти в центнер.
    - Сейчас я прикреплю ей радиометку на ухо, - ответила Сара, - снотворное действует минут двадцать, потом она проснется, как ни в чем не бывало. Хищников здесь нет.
    - Кстати, вы прекрасно смотритесь, - сказала она Алисе (которая предусмотрительно взяла с собой винтовку и сейчас держала ее в руке) и Роберту, - охотники рядом с поверженной добычей. Я вас даже сфотографировала.
    - Надо же на ком-то тренироваться, - заметила Алиса.
    - Хотя бы и на свиньях, - добавил Роберт.
    Сара щелкнула аппликатором, и на поросячьем ухе появился зеленый кружочек с номером.
    - Ну вот, дело сделано. Поехали в университет.
    До Апиа они добрались еще до захода солнца.
    - Самое время посмотреть музей Роберта Льюиса Стивенсона перед ужином, - предложила Алиса, - тем более, что он рядом.
    Припарковав вездеход на стоянке у жилого здания института (чтобы завтра не нужно было далеко ходить) и пересев в электромобиль, четверо друзей отправились в музей. Сара, Эрнесто, Марина и Бруно остались в институте, обсуждать результаты вылазки в горы и планы на завтра с профессором Родригесом - музей они собирались посмотреть завтра.
    Музей Стивенсона находился в его бывшем доме, восстановленном в конце XX века, а потом реставрированном еще раз, после Битвы Битв - не один Советник Core в детстве зачитывался "Островом сокровищ", поэтому память писателя в Core чтили.
    Вечером четверо друзей еще раз заглянули в университет перед тем, как вернуться на "Призрак" - их должен был забрать катер, экраноплан оставался в распоряжении биологов. После их прихода сразу же состоялась оживленная дискуссия между Алисой, Робертом, биологами и местной милицией по поводу одичавших парнокопытных.
    - На Ассоциированных территориях (а вы собираетесь стать таковой) следует вести строгий учет крупной фауны, - говорил профессор Родригес.
    - Но за всю историю острова свиньи не нападали на людей, - оправдывался командир Кларк, - никаких агрессивных намерений у поросенка, который вылез из кустов, не было!
    - Скорее всего, не было, - согласилась Алиса, - но о существовании диких животных таких размеров надо предупреждать.
    - Это непорядок. К тому же свиньи могут угрожать местным видам. Их надо пометить, всех, - подвел итог профессор Родригес, - наши биологи при случае этим займутся, но и вам придется поработать.
    - Будем работать, - ответил командир Кларк и обреченно вздохнул.
    Уже ближе к полуночи четверо друзей отправились в порт, где их ждал катер, и вернулись на "Призрак". Когда они шли по палубе, терминалы Алисы и Роберта одновременно издали мелодичный звон.
    - Похоже, данные о побеге на северо-запад пришли, - обрадовалась Алиса.
    - Ага, - подтвердил Роберт, - мне тоже.
    - Ничего себе... - протянул он через минуту, пробежав глазами сообщение...

26 Low tech (сокращение от low technology, "низкая" или простая технология в противоположность хай-теку, high tech, высокой технологии) - простая технология, часто известная еще до Промышленной революции.

h2 align="center">8. Войны Core, часть I. Одиннадцать

Пятый год эры Core

    Фронт рухнул. Вторгшиеся войска, захватив и разграбив приграничные городки, теперь быстро двигались тремя колоннами вглубь небольшой страны. Ее правительство, хотя и заключило Договор с Core всего несколько месяцев назад, уже начало и проводить антирыночные реформы, сразу же поднявшие уровень жизни, и менять систему образования, делая его доступным для всех, и вытеснять окопавшихся повсюду дремучих поборников древних предрассудков. Они надеялись перейти к строительству социализма мирно, они пригласили и советников по экономике, и Стражей прогресса, которые начали учить тянущихся к знаниям людей. Они начали готовить армию к отражению нападения, ведь разведка Core предупреждала, что оно возможно, и скорее раньше, чем позже. Но они не успели.
    Пограничники молодой республики сражались умело и стойко, но их оказалось слишком мало, чтобы сдержать удар. Армия - слишком громкое название для атакующих, среди которых были и отряды профессиональных наемников, хорошо обученных и вооруженных, и регулярные войска, подготовленные намного хуже, но гонимые жаждой крови и наживы, и группы фанатиков со старинными техникой и оружием, но горящие беспредельной ненавистью ко всем, кто не верил в то, во что верили они. А главное - их было много.
    Экстренное заседание Высшего Совета Core было собрано меньше, чем за двадцать минут. Лишь немногие находились в зале на орбитальной станции "Главная" во плоти, большинство были разбросаны по всей Земле и присутствовали на заседании виртуально. На экране перед глазами членов Совета проходили картины разрушенных, сожженных дотла деревень, площади с беспорядочно разбросанными по ним телами, плачущие люди, раненные и искалеченные, виселицы и обезглавленные трупы. Напавшие казнили многих из тех, кто хоть в чем-то перечил им, а других - обращали в рабство, расцветшее пышным цветом в провалившейся в глубину веков стране.
    - Это варварство, - глухо произнес Несущий бурю, координатор Черного Легиона - территория скатилась, по меньшей мере, в раннее Средневековье.
    - Или даже дальше, - добавил Предвидящий, - увы, мы не успели. Обычные классовые критерии здесь уже не применимы. Слишком чудовищна пропасть между нами и ими. Речь идет по крайней мере о трех, скорее четырех ступенях общественного развития.
    - Да, мы не успели... - полный печали голос Леди Звездный Свет, советника Комитета по контактам и координатора Стражей прогресса, задрожал.
    - Вариантов нет? - задал вопрос Архитектор прорыва. Он привык созидать, и принимал участие в некоторых строительных проектах молодой республики - но сейчас настало время разрушения.
    - Нет, - прозвучал спокойный голос Черного Безмолвия.
    - Они массово нарушили Нулевой принцип, - подтвердил Предвидящий, - обычных жителей, не участвующих в зверствах, потом, вероятно, удастся вытянуть на уровень хотя бы приличной Зависимой территории, но сначала нужно уничтожить их государство. Полностью.
    - Тотальная война? - предположил Несущий бурю.
    - Да. До безоговорочной капитуляции. Если, конечно, будет кому капитулировать.
    - А потом? - спросила Леди Звездный Свет.
    - Потом долгий и тяжелый процесс ликвидации человеконенавистнических проявлений, - задумчиво произнес Предвидящий, - понадобится полное стирание мировоззрения и идеологии.
    - Думаю, придется не менее десятилетия держать там оккупационные войска, - дал оценку Черное Безмолвие, - а крупные милицейские силы должны будут действовать минимум лет двадцать-тридцать, но их, к счастью, удастся в значительной степени набрать из местных.
    - Сколько у нас свободных ресурсов? - спросил Предвидящий.
    - Придется сократить некоторые проекты. Я начал расчеты, - ответил Черное Безмолвие.
    - Отменяем на территории Кодекс и начинаем операцию? - спросил Несущий бурю.
    - Да, - подтвердил Предвидящий, - нужно только голосование Совета. Кто за?
    Тринадцать зеленых огней вспыхнули почти мгновенно.
    - Единогласно, - прокомментировал Черное Безмолвие.
    - Удар по дворцу и министерствам с "Призрака"? - предложил Команданте, военный советник Core.
    - Да. Сколько времени потребуется "Призраку" и "Неотвратимому возмездию" для начала операции против армии?
    - Самолеты достанут их через сутки. Десанту нужно не меньше тридцати часов.
    - От Стражей что-нибудь есть? - спросил Предвидящий.
    - Странница пустыни здесь, - Леди Звездный Свет показала на карту.
    - В "Оазисе"? - уточнил Архитектор прорыва, имея в виду комплекс из школы, больницы и общежитий для тех, кто приехал учиться издалека.
    - В "Оазисе", - подтвердила Леди Звездный Свет. - Там примерно пятьдесят школьников и сотня лежачих больных.
    - Третья колонна... - посмотрел на карту Несущий бурю.
    - Морской десант не успеет, - покачал головой Команданте. - Даже "Призрак" не успеет.
    - Посылайте космодесант, - твердо сказал Предвидящий.
    - Свободно только одно отделение Легиона, - ответил Несущий бурю. - Для такого комплекса...
    - Они справятся. С мобильными точками и охраной комплекса - справятся.
    ...
    "Призрак" шел полным ходом, выжимая из двух своих термоядерных реакторов все, что можно. Километровый стальной корпус еле уловимо дрожал, разрезая сверкавшие в лучах утреннего солнца пенящиеся волны, словно гигантский узкий нож, скользящий по океану на запад. Сорок девять узлов. Вой сирены боевой тревоги пронесся над пустынной палубой, проник в самые потаенные закоулки корабля, даже туда, куда со времен постройки до предела автоматизированного гиганта не ступал ни один человек. Громадные орудийные башни оставались неподвижны, лифты для подъема самолетов на полетную палубу тоже бездействовали - берег был далеко впереди, и их время еще не пришло. Сейчас "Призрак" готовился привести в действие свое самое быстрое, самое дальнобойное и самое грозное оружие. Тяжелые крышки ракетных шахт с низким рокотом медленно поползли в стороны, открывая казавшиеся бездонными черные колодцы.
    - Десять секунд... девять... - пошел обратный отсчет.
    - Одна... Пуск!
    Циклопический корпус "Призрака" содрогнулся, потом еще и еще. Заглушая шум рассекаемых корпусом линейного авианосца волн, три громадных металлических сигары в триста тонн каждая с торжествующим ревом, сначала медленно, словно нехотя, потом все быстрее и быстрее поднялись из шахт и устремились к невидимому берегу, до которого добрались первые лучи солнца.
    ...
    Орбитальный десантный шаттл Черного Легиона, скользя на самой малой высоте, которая позволяла ему не задевать плотные слои атмосферы, достиг точки выброса. Зазвучал сигнал. Для операторов аватаров он был лишь информацией - выброска десанта производилась полностью автоматически, с высочайшей точностью, которую могли дать только компьютеры. Десяток телеуправляемых боевых роботов - "аватаров" на жаргоне Звездного десанта - застыли внутри коконов, заряженных в устройства выброса.
    На самом деле разница между аватаром и человеком в силовой броне - только в "начинке". Бронированный экзоскелет универсален. Приводы и силовая установка позволяют двигаться ему полностью самостоятельно, но обычно внутри находится кто-то или что-то, управляющий им. В экзоскелете может быть человек и тогда говорят, что он облачен в броню, хотя она и весит почти на порядок больше. А может быть и робот, удаленно управляемый оператором - и тогда это аватар.
    Находись внутри брони живой солдат, он не выдержал бы перегрузок при выбросе, но роботы были достаточно прочны. Крышки открылись и десантные коконы ринулись к далекой Земле. Войдя в плотные слои атмосферы, капсулы прочертили огненные полосы, словно метеоры - но защищенные термостойкими экранами оболочки были рассчитаны на подобные испытания. Скорость упала до равновесных трех сотен километров в час, и капсулы остыли. Снизившись до километра, они раскрылись, превратившись в небольшие парашюты. Финальным аккордом взревели двигатели реактивных ранцев и аватары Черного Легиона приземлились во внутреннем дворе комплекса зданий, вместе с грузовым модулем, внутри которого расположились три боевых робота. Здесь было тихо - пока.
    "Оазис" выглядел довольно большим. Core не пожалело быстровозводимых модулей, и рядом со старой больницей выросли трехэтажная школа-интернат и пара двухэтажных жилых зданий с комнатами для учеников. Фасад трехэтажного кирпичного здания больницы, обращенный к северу, смотрел на небольшую площадь. Главный вход, оформленный в виде портика, закрывался массивными дверями. Окна палат для больных выходили на противоположную сторону, во внутренний двор с небольшим садом. На западе и востоке, перпендикулярно к больнице, расположились два одинаковых жилых здания. Парадные входы открывались во двор, а двери, ведущие с улиц, уже были наглухо забаррикадированы. Южную сторону квадрата образовывала трехэтажное здание школы. Вход с широкой улицы, идущей вдоль фасада, закрывали мощные двери, теперь усиленные стальными профилями. Осталась лишь пара выходов во двор, к игровой площадке.
    Периметр между зданиями был хорошо обозначен: трехметровые решетки из толстых прутьев, двое таких же ворот на севере и юге. По углам - небольшие, но широкие колонны, на вершинах которых виднелись переносные огневые башенки. Плоские крыши трех новых зданий окружали парапеты, предоставлявшие неплохое укрытие от пуль. Строители предусмотрели, что, возможно, комплекс придется оборонять, но не думали, что этот момент наступит так скоро.
    Из раскрывшейся грузовой капсулы вылетела пара маленьких, не больше воробья, дронов-коптеров. Оружия аппараты не несли, только камеры, их назначением была разведка, а защитой - маленький размер и маневренность. Машинки быстро поднялись вверх, метров на тридцать, позволяя отлично видеть все, происходящее вокруг комплекса. На юге, западе и востоке было тихо и пустынно. Пригород словно вымер, все, кто мог, бежали от приближающегося врага, на пути которого уже никто не стоял. А вот на севере, среди зданий старой фабрики, заброшенной перед Битвой, во времена правления "рыночников", было заметно движение. Авангард колонны агрессоров уже достиг пригорода и все, что теперь оставалось - готовиться к обороне.
    - По углам четыре "Трилобита", все в норме, - координатор отделения с позывным "Тайфун" взглянул на результаты диагностики. - Отлично!
    "Трилобитами" именовались те самые роботизированные башенки, содержавшие внутри крупнокалиберный пулемет и пусковую установку для небольших управляемых ракет. "Трилобиты" были неплохо бронированы и могли почти неограниченно долго выдерживать обстрел из ручного стрелкового оружия, а баллистический компьютер позволял бороться с дозвуковыми реактивными снарядами.
    - Я на вышку, - доложил снайпер отделения с позывным "Орел". Каркасная конструкция, расположенная на крыше больницы, с антеннами связи и площадкой наверху, дававшая великолепный круговой обзор, была просто создана для снайперской позиции. На самом деле, она строилась в расчете и на такое применение тоже...
    - Хорошо, Орел.
    Снайпер включил ракетный ранец, и черный, как ночь, аватар в мгновение ока оказался наверху. Черный Легион не красил силовую броню в камуфляж или хаки. Они предпочитали оставаться заметными, и вид черной брони наводил на врагов ужас.
    - Гром, Змей - берите западную сторону. Медведь, Звезда - восточную.
    Комплекс огласился коротким ревом четырех ракетных ранцев, и четыре аватара заняли места на крышах двух общежитий.
    - Мститель, Туманность и Вампир - вам достается юг.
    Еще три черные фигуры взмыли в небо и приземлились на крыше здания школы.
    - Ну а нам с тобой, Волк, достается север. Жалко, что нас только десять.
    - Одиннадцать, - прозвучал женский голос в ушах Тайфуна.
    - Странница пустыни? - он мог бы и не спрашивать. Никто другой не мог вклиниться в систему связи Черного Легиона. Только Стражи прогресса. Они могут все.
    Мелькнула вспышка реактивного двигателя, и на крышу приземлилась фигура в кирпично-красной силовой броне.
    - Да, - просто и спокойно ответила она.
    - Нужно дать знать персоналу, больным и ученикам. Пусть не покидают комнат, выходящих во двор.
    - Уже сделано, - ответила Странница. Строители комплекса понимали необходимость надежной и общедоступной связи. Она, как и всегда, работала без перебоев, и любой, кто находился внутри, уже знал о прибытии Легиона и о том, что нужно делать.
    - Отлично, - обрадовался Тайфун.
    Он хотел бы сам поговорить с врачами и медсестрами, с больными, с учителями, с мальчишками и девчонками, которые собрались здесь, чтобы набраться знаний, которыми щедро делилось Core... но потом. А сейчас дорога каждая минута.
    - Тогда я дам команды "Армадилло".
    Три мобильных боевых робота, называемых "Армадилло", на гусеничном ходу, но способные преодолевать и невысокие препятствия, и лестницы, покатились из приземлившегося "кокона" в разные стороны - один к зданию школы, два - к входам в больницу. Один направлялся на третий этаж школы, два - на второй и третий этаж больницы. Вооруженные пулеметами роботы должны были занять позиции у окон.
    Внутренний двор выглядел уютно. Чистые дорожки в тени деревьев, с расставленными вдоль скамейками, аккуратная спортивная площадка, ровная лужайка, так хорошо подходящая для игры в "мячик". Еще вчера здесь было шумно и весело, еще вчера кто-то бегал и играл с друзьями, кто-то предпочитал посидеть на одной из скамеек наедине с книгой - и то, и другое выглядело нетипично для маленькой страны, лишь недавно освободившейся от вековых предрассудков. Теперь же двор стоял тихим и совершенно пустым. Оставшиеся школьники и персонал собрались в здании, под прикрытием крепких стен.
    На противоположной стороне площади, над одним из старых кирпичных двухэтажных домов, появился летающий дрон. Настоящей боевой авиации у противника в этом районе не было. После того, как военно-воздушные силы противника потеряли больше половины самолетов, посланных на разведку и прикрытие атакующих войск, они предпочитали летать исключительно над территориями, занятыми своими войсками. Немногочисленные ВВС республики тоже понесли серьезные потери, но в итоге победителями вышли средства противовоздушной обороны, поставленные Core. Ракеты "Трилобитов" были способны сбить любой из оставшихся штурмовиков или боевых вертолетов врага, появись они вблизи от комплекса.
    - Вам, наверное, лучше спуститься, - обратился координатор к Страннице пустыни.
    - Я буду держать оборону с вами, - решительно заявила она.
    - Уверены? Может быть жарко. Потерять аватар не так страшно...
    - Уверена. Вы уже слышали про Северный колледж? - с печалью в голосе спросила она.
    - Да.
    - Я знала почти всех преподавателей. Там работали мои друзья...
    - Сочувствую. Я понимаю...
    - Теперь я буду сражаться под вашим девизом.
    Боевой клич Черного Легиона состоял лишь из одного слова. Он был выгравирован серебристыми буквами на наплечниках черных аватаров, многократно повторенный на множестве языков, но смысл его всегда оставался одним и тем же: отмщение.
    Странница Пустыни открыла бронированный ящик, стоящий на крыше, и извлекла из него оружие, которым мог пользоваться только аватар или человек в силовой броне.
    "Последний довод комиссара"27, - сразу же узнал его координатор. Пулемет с вращающимся блоком из пяти стволов. Калибр - пять миллиметров, пули из обедненного урана или вольфрама. Регулируемый темп стрельбы, от трех до шести тысяч выстрелов в минуту. Три короба с боеприпасами, тридцать тысяч патронов. Это не ракетный автомат с управляемыми пулями, точно поражающий выбранные цели - это оружие, предназначенное для того, чтобы сметать отделения и взводы врага. Иногда его называли проще: "разум".
    Оставалось только ждать, судя по картинке с дрона - недолго.
    ...
    Неопытный наблюдатель мог бы предположить, что на площади перед ним просто беснующаяся, неуправляемая толпа - и ошибся бы. Даже не прибегая к технике, более искушенный зритель задался бы вопросом: откуда взялись все эти люди в почти пустом пригороде, да еще и со стороны давно не работающей фабрики? И почему толпа состоит почти целиком из молодых мужчин? А бойцы Легиона видели еще больше. Компьютерные системы слежения выхватывали людей, стоящих не в первых рядах и кричащих лишь для виду, но прячущих под длинными одеждами автоматы. А на дальнем конце площади, укрываясь за стенами домов, мелькали те, кто не скрывал оружия.
    - Стандартная тактика... - прокомментировал координатор, рассматривая толпу.
    - Да, так было везде, - подтвердила Странница Пустыни. - Почему мы не начинаем? - спросила она и по тону ее голоса координатор понял: приговор уже вынесен. Его собственные указания тоже были совершенно однозначны и предсказать развитие событий не составляло труда. Он смотрел на толпу мертвецов.
    - Пусть сделают первый шаг. Я догадываюсь, каким он будет...
    Из толпы, как по команде, полетели камни. Большинство упали на брусчатку площади, немногие долетели до первого этажа, два попали в окна, разбив их. Координатор даже не пошевелился.
    - Пора? - спросила Странница Пустыни. Палец в латной перчатке лег на кнопку спуска.
    - Нет.
    С одной из боковых улиц на площадь выехал пикап с парой ящиков в кузове. Передний ряд шагнул вперед, готовя новую порцию булыжников, а стоящие сзади начали доставать оружие, когда, юноша скорее даже мальчишка-водитель пикапа повернул руль, направляя машину на ворота рядом со зданием больницы, и утопил педаль газа. Правая рука его сжимала небольшую коробочку. Шины завизжали по асфальту и грузовичок рванулся вперед.
    - Огонь! - четко произнес координатор, наводя пулемет.
    Новые звуки заглушили выкрики и проклятия толпы. Первым прогремел тяжелый, раскатистый выстрел крупнокалиберной снайперской винтовки. Пуля, опережая звук, пробила и оторвала левое переднее колесо пикапа и машина, потеряв управление, заскользила в толпу. Очередь, выпущенная координатором, прошила кабину, но в этот момент раздался второй звук, отличающийся от всех остальных. Даже среди такого шума его было невозможно перепутать ни с чем - рычаще-гудящий голос "Разума". Ливень урановых пуль начал превращать пикап в решето. Правая рука водителя разжалась, отпуская кнопку детонатора.
    Взрывчатки было много, как и стальных шариков. Стекла большей части окон в фасаде больницы рассыпались на осколки, а несколько дробин даже достигли крыши. Они не могли причинить силовой броне никакого вреда, но среди толпы шарики произвели такое же опустошение, как залп шрапнелью. Машину разорвало на части, и обломки разлетелись в стороны горящими снарядами.
    Центр площади был затянут дымом и пылью и завален телами. Большая часть уцелевших бросились к домам на севере и востоке - но не все. В руках одного из упавших, похоже, легко раненого в ногу, появился до этого спрятанный за спиной гранатомет. Он уже прицелился в координатора, когда винтовка снайпера рявкнула второй раз.
    - Режим "Три", - объявил координатор. "Уничтожение любых движущихся целей за пределами периметра при первой же возможности" - режим, применяемый тогда, когда вокруг нет никого, кроме врага.
    Замешательство нападавших длилось лишь мгновения. С северо-западной стороны из-за стены дома ринулась вперед небольшая группа атакующих, из окна начал бить пулемет. Автоматные очереди хлестнули по крыше. Из другого окна, оставляя за собой дымный след, стартовала реактивная граната, нацеленная в Странницу.
    Крошечная пусковая установка на левом наплечнике брони Странницы была предназначена для защиты как раз от таких снарядов, летящих, по меркам компьютеров, не спеша. Противоракета сбила гранату еще на полпути, и она разорвалась в воздухе, осыпая осколками площадь.
    На Земле были враги, которые смотрели в сенсоры аватаров Черного Легиона, сражались с ними, и остались в живых. Таких было немного, но они были. Но на всей планете не существовало никого, ни единого выжившего, кто бы стрелял в Стража прогресса. "Разум" зарычал. Словно гигантская, чудовищная коса прошла по площади, сметая атакующих, разрывая тела и одежду, ломая оружие и кроша кирпичные стены позади. Каждый из нападавших получил по десятку попаданий тяжелых стреловидных пуль. До середины площади не добежал никто.
    В тот же момент другая штурмовая группа появилась спереди и справа, в северо-восточном углу площади. Координатор, присев за парапет, дал очередь из пулемета. Одновременно загрохотал крупнокалиберный пулемет "Трилобита" и затрещали из окон "Армадиллло". "Трилобит" в северо-западном углу комплекса рявкнул, и от него к дому, где засел пулеметчик, протянулся огненный след. Взрыв термобарической боеголовки ракеты, влетевшей в окно, был ужасен - в паре мест стены не выдержали и двухэтажное здание с грохотом осело, погребя под обломками засевших там стрелков. Взрывная волна подхватила висевший над зданием дрон-наблюдатель и с силой швырнула его в стену соседнего дома, разбив аппарат на мелкие кусочки. Другая башенка плевалась короткими очередями по две-три пули, методично добивая остатки восточной группы.
    Вскоре все затихло.
    - Первую отбили, - прокомментировал координатор, - что внутри?
    - Один легкораненый, - отозвалась Странница. - Осколки стекла, ничего серьезного.
    - Пусть все остаются в комнатах, выходящих во двор и не высовываются! Хорошо хоть палаты там.
    - Зацепило врача. Больным может понадобится помощь, так что бегать по коридору придется, - возразила Странница.
    - Тогда пусть пригибаются. Сейчас страшны уже не стекла, а пули...
    Вторая попытка последовала минут через десять. Нападавшие попробовали обойти комплекс с западной стороны и попасть в одно из жилых зданий, но безуспешно. Перекрестный огонь двух "Трилобитов" был столь плотен, что Гром и Змей только выглядывали из-за парапета, не пуская в ход оружие. Атакующие откатились, оставив на улочке перед фасадом восемь убитых. Еще через пятнадцать минут проверили оборону на восточной стороне, симметричной западной - с похожим результатом.
    Противник методично прощупывал оборону, попытавшись атаковать с юга. Попытка обошлась ему дорого. Один из "Трилобитов" выпустил ракету с термобарическим зарядом и десяток атакующих буквально размазало по стене соседнего дома, в то время как другой "Трилобит" и "Армадилло" на втором этаже школы косили пытающихся перебежать улицу из пулеметов. Обращенные на улицу кабинеты школы были пусты, и влетающие в окна автоматные пули лишь щелкали по стенам.
    Следующая атака началась с трех сторон - с запада, с востока, и в лоб - с севера. Четверо десантников - Гром, Змей, Медведь и Звезда - вступили в бой, но атаки с боков были отвлекающими. Когда "Трилобиты" на северной стороне смотрели по бокам, три группы пошли в атаку через площадь. Их прикрывал пулемет из еще одного, уцелевшего, дома напротив, но его пули не могли причинить вреда ни башенкам, ни силовой броне. Два синхронных выстрела из гранатометов были опаснее. В действительности гранатометчиков было трое, но первый даже не успел прицелиться, получив пулю из снайперской винтовки. Одну гранату противоракета сбила на полпути, но вторая почти успела долететь до больницы. Тайфуна осыпало осколками, но он больше боялся за тех, кто находился внутри здания. Броня могла выдержать и не такое, а вот люди...
    "Разум" рычал. Атакующие целиком потеряли правый фланг - ни до больницы, ни до спасительных стен домов на краю площади не добрался ни один из них. Развернувшиеся "Трилобиты" рявкнули, одновременно выпуская ракеты. Еще один кирпичный дом напротив пошатнулся и начал заваливаться на бок. Потом к реву "Разума" и треску пулеметов аватаров присоединились короткие очереди башенок. Провести еще одну фронтальную атаку нападающим вряд ли удалось бы - быстро пробежать через заваленную телами и обломками площадь стало невозможно. Но мысли, занимавшие координатора, были нерадостными. Он смотрел на счетчики патронов в "Трилобитах" и в пулеметах аватаров. Дроны-наблюдатели показывают, что сил у врага еще много.
    - Раненые есть? - спросил координатор.
    - Один, медсестра. Рикошетом, - ответила Странница, - не смертельно.
    - Пока мы легко отделались.
    - Да. Кстати, в Сети уже появился довольно примечательный, так сказать, "репортаж с места событий", - воспользовалась передышкой Странница пустыни.
    - Ага... - координатор пробежал глазами сводку, - "Новое преступление кровавого легиона - расстрел мирной демонстрации". Отредактировано как надо, но снято точно с того дрона.
    - Нам известно место передачи.
    - Отлично. Они, конечно, поменяют позицию, но теперь им не уйти.
    ...
    Дворец и окружающий его сад зеленым пятном выделялись на фоне желтого песчаного моря, отгороженные трехметровыми каменными заборами. Восходящее солнце играло на полированном металле крыш, струи фонтанов рассыпались радужными брызгами в его лучах, охрана лениво дремала в тени навесов. Правитель, выслушав утренний доклад министра обороны, отправился на прогулку. Все шло по плану.
    Зазвонил телефон.
    "А, этот несносный мальчишка", - подумал правитель, отвечая на вызов. Очень немногие знали этот номер, но для сына нефтяного магната было сделано исключение.
    "Зря он тогда сбежал", - размышлял правитель, - "все не так страшно". Тем не менее, он дал ему лучшего телохранителя...
    - Что вы наделали?! - почти прокричали в трубку.
    - А что такого? - удивился правитель. - Небольшая война нам не повредит!
    - Вы не понимаете. Core. - голос говорившего дрожал. - Они не простят.
    - Думаю, мы напугаем всех так, что с нами не захотят связываться.
    - Напугаете?! - голос на том конце истерически завизжал, - вы не понимаете, с кем связались!
    Системы ПВО вокруг дворца не отреагировали никак - они просто не были рассчитаны на такую атаку, у соседей-потенциальных противников до Битвы не было ничего, похожего на межконтинентальные баллистические ракеты с роботизированными головными частями. Пылающее в безоблачном небе пустыни солнце исчезло в сиянии рукотворной вспышки, величественной и грозной - но мгновенно ослепший правитель даже не успел понять, что перед ним. На долю секунды солнце вновь появилось в небе, рядом с распухающим огненным шаром, но через мгновение его снова затмил поток фотонов. Рентгеновские и гамма-лучи сделали свое дело, а свет от вспышки заставил одежду на теле правителя дымится. Его тело не успело ни упасть, ни даже разжать руку, держащую плавящийся телефон, когда пришедшая ударная волна разбила его в пыль.
    ...
    Правительственный район столицы, как и всегда, просыпался вскоре после восхода солнца. Генералы и чиновники стремились попасть в свои просторные и богато обставленные офисы по утренней прохладе, пока солнце пустыни не разогрело улицы до нестерпимой жары. В сверкающих стеклом высоких небоскребах, возведенных европейскими и американскими архитекторами до Битвы, когда деньги от продажи нефти лились рекой, работали кондиционеры. Впрочем, в автомобилях, роскошных, хоть и немного поизносившихся (после Битвы таких уже не делали!), тоже были кондиционеры, но - традиция... Чем выше поднималось солнце, тем пустыннее становились улицы.
    Боеголовка взорвалась в восьмистах метрах над землей, немногим выше шпилей самых высоких зданий. Зеркальные стекла, прекрасно защищавшие от палящего солнца, оказались бессильны перед зажегшейся в небесах новой звездой. Ударная волна сломала рассчитанные на сильнейшие ураганы полукилометровые небоскребы, словно спички, а шар раскаленной плазмы поглотил исковерканные и оплавленные остовы. Правительственные кварталы, вместе со всеми их министерствами, агентствами, казначействами и комитетами, перестали существовать.
    ...
    Командир третьей колонны, носивший гордый позывной "Лев пустыни", попробовал связаться со штабом. Старая больница оказалась намного более крепким орешком, чем он думал. Черный Легион... Да, он слышал о таком, но даже отдаленно не представлял себе, что такое Звездный десант. Потерять целых две роты за какой-то час, причем потерять безвозвратно - раненых почти нет, все убиты! Но штаб молчал. "Может, это и к лучшему" - подумал он. - "Попробуем еще".
    ...
    Стало тихо. Координатор взглянул на изображение с дрона. Понятно, атакующие наконец-то догадались подвезти более мощное вооружение. Грузовичок с минометом в кузове остановился так, что его не было видно с вышки - они научились бояться снайпера. Двое солдат засуетились вокруг. Они не учли одного - наличие дронов-наблюдателей и пусковой установки управляемых ракет на плече Тайфуна. Ракет мало, их нужно беречь, но миномет - достойная цель. Огненная дуга, протянувшаяся от координатора через крыши домов, ударила в грузовик. Когда дым рассеялся, на этом месте оставалось лишь перевернутое, исковерканное шасси с невесть как уцелевшим единственным колесом.
    - Что теперь? - спросила Странница пустыни.
    - Посмотрим... - координатор еще раз просмотрел спутниковые снимки и последние сводки орбитальной разведки. - Серьезной артиллерии у них нет, да и огонь корректировать некому. Авиации тоже нет. Есть несколько старых танков и бронетранспортеров, но они сюда не сунутся - мигом сожжем. Скорее всего, они попытаются задавить массой, заставив нас израсходовать все боеприпасы.
    - На площади валяются горы оружия.
    - Да, это один из вариантов.
    - А второй?
    - Второй... не думаю, что кто-нибудь из этих фанатиков понимает, что значит драться с Легионом врукопашную.
    - Похоже, они хотят еще, - мрачно заметила Странница пустыни, глядя на мелькающие за развалинами фигуры.
    - Вот и проверим.
    Координатор поставил пулемет на крышу около своих ног, взял ракетный автомат и вынул из висящих на поясе ножен длинный, с полметра, обоюдоострый клинок.
    - Примкнуть штыки! Лязг металла, раздававшийся в наушниках, свидетельствовал - его команда выполняется.
    - Я тут присмотрел кое-что. Волк, Странница - прикройте меня!
    В этот момент началась новая атака, с двух сторон - нападающие перемещались вдоль стен домов, не пытаясь пробежать через центр площади. "Разум" коротко взрыкивал, сметая по два-три атакующих. Загрохотали "Трилобиты". Ракетный ранец координатора рявкнул и аватар спрыгнул вниз, на площадь, почти прямо на троих солдат, пытающихся укрыться за обломками. Координатор не стрелял. Лезвие штыка блеснуло и один из атакующих рухнул, почти рассеченный надвое. Еще замах, и штык пронзил второго. Третий попытался бежать, но клинок воткнулся ему в спину. Выдернув оружие, аватар нагнулся, схватил валявшийся у его ног пулемет, оставшийся от предыдущей атаки, и прыгнул обратно на крышу.
    - Старый-добрый ПКМ28, - удовлетворенно произнес он, ставя оружие у ног. Атака затихла, нападающие - те, кто избежал огня - попрятались за стены домов.
    - Еще советский, - с уважением в голосе продолжил координатор, осматривая пулемет. - Не знаю, как он попал сюда, но не дело ему воевать на их стороне. Пусть послужит нам. Ну вот, еще две сотни патронов... - он осмотрел коробку с нетронутой лентой.
    - Хорошо. Но сколько нам еще нужно продержаться? - кажется, первый раз за все время спросила Странница пустыни.
    - Думаю, половину времени мы уже выстояли. Через два с половиной часа прилетят штурмовики с "Призрака". Он уже готов запускать самолеты. Хотя... не исключаю, что атаки прекратятся раньше.
    ...
    Командир в третий раз попытался связаться со штабом. Тишина. Сначала это его не слишком беспокоило, но теперь нужно было проинформировать генерала, хоть новости и были неприятными - его колонна намертво застряла на окраине небольшого города, натолкнувшись на жутких черных солдат в непробиваемой броне.
    - Командир! - вбежавший в палатку боец даже не отдал честь. - Смотрите! - он протянул командиру портативный терминал с новостями из Сети.
    "Лев пустыни" хотел было сначала как следует отчитать бойца, напомнив ему о том, как следует вести себя со старшими по званию, но взгляд его замер на строках на экране. Докладывать было некому, как некуда было и возвращаться. Через несколько минут командир отдал свой последний приказ - взять комплекс любой ценой.
    ...
    "Разум" рычал. Волны атакующих шли со всех четырех сторон и на месте сметенных ливнем пуль появлялись новые. Выпущенная из реактивного гранатомета граната, влетев в окно второго этажа больницы, поразила один из "Армадилло". Робот повалился набок, бесполезно гремя гусеницами, выпустил последнюю очередь из пулемета и затих. "Трилобит" в северо-западном углу, расстреляв весь боезапас к пулемету, замолчал. Еще одна граната попала точно в башенку, но не смогла пробить полукруглый броневой купол. "Трилобит" рявкнул, выпуская последнюю ракету. Вспышка испепелила гранатометчика и пятерых автоматчиков рядом.
    Раздавшийся в воздухе характерный свист свидетельствовал о приближении летящей мины. Компьютер, управляющий противоракетами в наплечной пусковой установке Странницы, обнаружил ее еще до того, как звук добрался до крыши больницы. Рассчитав траекторию, он выпустил противоракету. Взрыв, прогремевший почти над головами защитников комплекса, обрушил на них ливень осколков.
    С восточной стороны прогремел взрыв - смертник добежал до забаррикадированной двери общежития и привел в действие пояс с взрывчаткой. Атакующие ринулись к пролому, но Медведь, спрыгнув с крыши и лишь слегка затормозив падение ранцем, с грохотом приземлился прямо перед ними. Он проткнул штыком одного, вырвал у него автомат, прикладом раскроил череп второму и, перевернув оружие, выпустил остатки магазина в третьего. Старый "Калашников" вертелся будто невесомый в бронированной руке аватара, и Медведь, орудуя двумя руками - прикладом и штыком - ринулся на атакующих. Автоматные пули бессильно рикошетили от нагрудной броневой плиты. Позывной "Медведь" появился не просто так - громадный, даже по меркам Звездного десанта, он попросту раскидывал противников в стороны. Десяток атакующих, увидев, что случилось с их предшественниками, обратились в бегство - вернее, попытались, сразу попав под огонь пулемета засевшей на крыше Звезды.
    На западе периметра атакующие попробовали тот же прием, но смертник не добежал до двери, сраженный очередью Змея. Взрывчатка сдетонировала от попадания, раскидывая скопившиеся на узкой улочке обломки и тела. Скрывавшиеся за стенами домов не решились идти в атаку. На юге выстрел из гранатомета угодил в забаррикадированную дверь школы, но укреплявшие ее стальные балки лишь немного погнулись. У двух "Трилобитов" еще остались ракеты, и они выпустили их одновременно, превратив одноэтажный дом, где засели двое гранатометчиков, в гору битого кирпича. "Армадилло" на втором этаже расстрелял последнюю ленту и замолк. Вампир и Туманность спрыгнули с крыши, орудуя штыками, чтобы сберечь патроны.
    - Химики, огонь! - скомандовал по местной связи Мститель.
    Перед первой атакой он успел поговорить со Странницей и школьным учителем химии. Конструкция, наскоро собранная минувшим утром из трубок, баллонов и учебного гусеничного робота, использовала обычный бензин с загустителем, сваренным в школьном кабинете. Конечно, она не шла ни в какое сравнение с огнеметами Звездного десанта, стрелявшими супернапалмом, но их у аватаров не было, а против такой атаки сгодится все.
    Двадцатиметровая струя горящей жидкости, забившая из окна второго этажа школы, обрушилась на улицу, зацепив группу нападавших. Горело все, что могло гореть, и только аватарам Легиона бушующее пламя было не страшно - силовая броня могла выдерживать такие температуры минутами. Повинуясь командам, подаваемым роботу дистанционно, труба в окне медленно повернулась, чертя перед зданием огненную стену. Атака прекратилась, как по команде.
    Аватар Тайфуна содрогнулся от сильнейшего удара в грудь. Диагностика замигала красным, показывая повреждение брони, близкое к пробитию, но внутренности остались целы. Противотанковое ружье! Координатор увидел его в момент выстрела, но опередить не смог. Слишком много целей, а противоракеты не перехватывают пули, тем более летящие быстрее звука. Ответную очередь из трофейного ПКМ, накрывшую стрелка, координатор выпустил только в следующие мгновение.
    "Теперь под огнем не побегаешь", - с грустью подумал Тайфун, укрываясь за парапетом. Второе попадание в то же место может пробить бронеплиту насквозь. Но осталось немного, совсем немного! "Разум" зарычал снова, кося еще одну волну нападающих. Атака захлебнулась. "Разум" замолк и над полем боя вдруг воцарилась тишина, в которую вторгся новый звук - все нарастающий рев самолетных двигателей. Сверкнув красными звездами на крыльях, два штурмовика прошли на бреющем полете над комплексом, заходя на север.
    - Ура-а-а! - раздались сразу несколько голосов. - "Валькирии" прилетели!
     Две скорострельные пушки взревели одновременно, сметая скопившиеся за стенами фабрики пехоту, грузовики, бронетранспортеры и палатки штаба. Полевой командир даже не успел взглянуть на небо - он все еще пытался понять, как горстка защитников уничтожила его лучшие силы.
    Вслед за "Валькириями", идя на большей высоте, показался самолет десанта. Люки открылись и к земле устремились три десятка капсул оливкового цвета, тут же раскрывшиеся в парашюты.
    - А, Красная Гвардия! - координатор смотрел на приземляющихся аватаров защитного цвета с красными звездами на шлемах, - Первый взвод третьей роты, - взгляд его скользнул по знакомым цифрам на наплечниках.
    - Привет, Спутник! - он помахал рукой приземляющемуся на крышу координатору взвода.
    - Привет, Тайфун! - тут же прозвучал в наушниках ответ.
    - Потери есть? - осведомился координатор у Странницы.
    - Еще один рикошет, два осколочных ранения, одна контузия. Все живы, - тут же сообщила она.
    - Хорошо. Для такого боя - очень хорошо.
    - А противник? - вклинился в разговор Спутник.
    - У него было где-то два батальона. Перед прилетом "Валькирий" остались одна-две роты. Теперь, видимо, нет никого.
    ...
    - Надо отплывать, срочно! - молодой человек почти кричал, на секунду оторвав взгляд от экрана.
    - Надо, - согласился мужчина в длинной, несмотря на жару, одежде. - Поехали, лодка готова, - он говорил хрипло, с сильным акцентом.
    Молодой человек, не говоря ни слова, ринулся к машине, на бегу засовывая в сумку коммуникатор. Меньше, чем через минуту огромный внедорожник уже мчался по прямой, как стрела, дороге через пустыню.

27 По аналогии с латинским изречением "Ultima ratio regum" ("Последний довод королей"), выгравированным на пушках эпохи Людовика XIV. Латинское "ratio" также означает "разум".

28 Пулемет Калашникова модернизированный.

IX. Проблема внешнего контекста

Вы покорили эту землю, изобрели колесо, письменность и прочее, ваши соседи порабощены вами или, по крайней мере, настроены по отношению к вам миролюбиво, вы заняты воздвижением храмов самому себе со всей пышностью, которую только можете себе позволить. У вас в руках власть, о которой ваши священные предки могли только мечтать, - власть абсолютная! И вот внезапно в бухту врывается ощетинившийся пушками кусок железа без парусов...
Иэн М. Бэнкс. Эксцессия

    Когда-то тридцатиметровый природный вулканический бассейн То-Суа (буквально "большая дыра") с отвесными стенами, сообщающийся с морем через систему подземных каналов и пещер, был одной из крупных туристических достопримечательностей острова Упола. Но в годы перед Битвой Битв туристам стало не до экзотики, а после - тем более. Деревеньки вокруг вернулись к натуральному хозяйству, тропический лес окружил провал плотной стеной, единственная деревянная лестница, по которой можно было спуститься к воде, сгнила и рухнула. К тому же после загадочного исчезновения двух рыбаков среди местных жителей распространилось поверье, что в бассейне поселились злые духи, и опасное место стали обходить стороной. С воздуха провал выглядел все так же - почти идеально круглое голубое пятно на фоне зеленых джунглей.
    Сотрудники Департамента секретных операций не верили в духов, неважно, в добрых или злых. Когда местные милиционеры, явно подавленные перспективой поиска и учета одичавших свиней, сообщили о дошедших до них слухах про заколдованный бассейн, "кодеры", так называли работников Департамента, сразу же почувствовали неладное и решили - надо проверить. Первыми на разведку, как обычно, отправились дроны. Посмотрев, что обнаружили роботы, одна группа под руководством Вальтера буквально прорубилась сквозь непролазную чащу и, вооружившись альпинистским снаряжением, спустилась вниз, в то время как другая - пробралась в пещеру на мини-подлодке. Закрепленная на шлеме Вальтера камера зафиксировала все, и теперь, несмотря на поздний час, Алиса и Роберт вместе со Стражами, просматривая запись, внимательно наблюдали за событиями, разворачивающимися на экране.
    Через несколько лет после Битвы Битв пещеры стали прибежищем тех, кто бежал от нового мира. Вальтер пробирался по проходам, кое-где устроенным над водой, местами пробитым в стенах. Электрическое освещение исправно работало.
    - Судя по всему, база покинута не больше года назад. Не исключено, что они ушли, узнав о начале проекта "Му", - рассказывал Вальтер.
    - Вполне возможно, - согласилась Елена Победительница, - проект не секретный.
    - Покинута совсем? - переспросил Диего Просветитель Патагонии.
    - Целиком и полностью, - подтвердил Вальтер, - Дроны проверили, здесь никого нет. И ловушек нет.
    - Или не успели, или надеялись вернуться, - предположила Елена.
    - А вот здесь самое интересное, - Вальтер направился к воде.
    На экране появился причал, частью закрытый нависавшей скалой, частью искусно задрапированный сеткой с рисунком.
    - Отличная маскировка - скала и листья выглядят как настоящие, - прокомментировал Диего - неудивительно, что спутники ничего не заметили.
    - Но дроны заметили, - добавила Алиса.
    В чистейшей голубой воде, подсвеченной мощными прожекторами, выделялся сигарообразный силуэт с выступом наверху.
    - Подводная лодка? - удивился Роберт.
    - Да, частная, пресловутый тип "Устрица", - подтвердил Вальтер.
    - Сколько их всего было? - осведомилась Елена.
    - По документам построено пять, - ответил Диего. - Верно, Призрак?
    - Верно, - подтвердил интеллект корабля. - Одна затонула в день Битвы, вторая захвачена целой на Мальте, третью я потопил сам, - перечислял Призрак, - четвертая обнаружена на базе на Земле Грейама. Получается, что эта - последняя.
    - Почему они ее бросили? - задумался Роберт.
    - Скорее всего, у них кончилось топливо, - предположил Вальтер.
    - Да, пока у них были друзья, занимающиеся нефтедобычей, недостатка в солярке не было, - согласился Диего, - а потом...
    - Вы уже обследовали лодку? - спросила Елена.
    - Только дронами, - ответил Вальтер, - люк открыт, электронное оборудование и вообще все ценное снято.
    - А что с компьютерами? - спросил Диего.
    - Пауки работают, пока прогноз оптимистичный, - обнадежил зрителей Вальтер.
    - М... да, работы вам теперь хватит надолго, - задумчиво сказал Диего.
    - Они точно не оставили никого из своих? - еще раз спросила Елена.
    - Точно. Двоих местных использовали "втемную", они уже рассказали все, что им известно.
    - Итак, - подвел итог Диего, судя по рассказу милиционеров, главные фигуры ушли с Самоа десять лет назад. Но, как выяснилось, они оставили здесь действующий аванпост, который свернули около года назад.
    - Похоже, что так, - подтвердил Вальтер.
    - Местная милиция его прозевала.
    - В их защиту можно сказать то, что оставшиеся здесь были совершенно незаметны. Они практически ничего не предпринимали, - заступился за милиционеров Вальтер. - Я подозреваю, что аванпост оставляли постепенно. Год назад ушли последние, - предположил он.
    - Возможно, очень возможно, - согласился Диего, - в любом случае, у тебя теперь полно работы.
    - Да, похоже, что я тут подзадержусь. Впрочем, я не против - остров очень красивый, - улыбнулся Вальтер.
    - А нам задерживаться больше нельзя, тем более, что в маршрут приходится вносить изменения, - закончил беседу Диего.
    Вскоре "Призрак" поднял якорь и в бархатной темноте ночи, под сверкающими звездами тихо ушел с рейда, направляясь дальше на запад. По первоначальному плану он должен был идти к Соломоновым островам, но у Стражей прогресса появилось еще одно дело, и корабль немного отклонился от курса, направляясь к небольшому архипелагу в нескольких сотнях километров к западу от Самоа.
    Утром "Призрак", подойдя к островам, выбирал место, где удобнее бросить якорь. Одновременно искусственный интеллект корабля вместе с двумя студентами-биохимиками выслушивал через Сеть инструкции оставшегося на Самоа профессора Родригеса по добыче образцов местной морской фауны.
    - Значит так. Запоминайте, - диктовал профессор, - нам нужны по одному экземпляру Galeocerdo cuvier, Carcharhinus leucas и, конечно, Carcharodon carcharias.
    - Тигровая, тупорылая и большая белая, - подтвердил Призрак, - все понятно, будем ловить.
    - Одно уточнение, Призрак. Кроме химического анализа образцов тканей, который я поручаю нашим молодым коллегам, мы, после возвращения, захотим исследовать строение образцов, обмерить их и так далее. Поэтому они нам нужны целиком. Так что стрельба мини-торпедами, как в прошлый раз, исключается.
    - Ладно, так и быть. Крюки есть, трос есть, кран с лебедкой на десять тонн тоже есть.
    - На ходу их ловить не получится, - заметил один из студентов.
    - Нет, акулы плавают намного медленнее меня, - согласился Призрак, - но сегодня мы весь день будем стоять у атолла. Операция "План девять".
    - Вот и отлично. Это место должно отлично подходить для рыбалки.
    "Призрак" бросил якорь за пределами барьерного рифа, окружавшего главный остров, который и интересовал Стражей прогресса. Первыми на разведку, как обычно, отправились летающие дроны.
    Ставший полем для экспериментов по созданию "свободного рынка", устроенных бежавшими от установившегося на большей части планеты порядка "бывшими", остров представлял собой незавидное зрелище. Жители быстро скатились обратно к натуральному хозяйству (иначе было просто не выжить), школы закрылись, построенные до Битвы Битв здания обветшали, дороги заросли, немногие рыболовецкие суда остались без топлива и ржавели на пляже. Разумеется, небольшое количество обитателей острова, как и их приплывшие из-за океана советники, стали жить гораздо лучше - для того все и затевалось. "Бывшие" же продолжали убеждать островитян в том, что все проблемы происходят из-за того, что созданный свободный рынок недостаточно свободен. Вера аборигенов постепенно угасала, и примерно год назад советники посчитали за лучшее исчезнуть, оставив местную "элиту" разбираться с последствиями эксперимента. Правда, жители пока не проявляли склонности к открытому неповиновению - море всегда давало возможность прокормиться, а тропический климат позволял обходиться минимумом вещей.
    Форма правления острова представляла собой, по сути дела, абсолютную монархию. Король (или вождь, в зависимости от настроения того, кто переводил его титул) в теории обладал неограниченной властью, в реальности же до прямого произвола дело доходило редко. Он пользовался некоторыми привилегиями, такими как возможность никогда не работать, иметь несколько жен, занимать лучший дом на всем острове и содержать личную гвардию, состоявшую из пары десятков молодых бездельников, вооруженных копьями и найденными на каком-то заброшенном военном складе карабинами. Стреляли гвардейцы, правда, из рук вон плохо, потому что патронов для тренировок у них не было - склад был разграблен весь, без остатка, во времена, когда охранники короля еще только учились ходить.
    Кроме этого, у короля, как у любого уважающего себя последователя местных верований, было собственное тотемное животное, обитавшее в водах около острова - трех с лишним метров длиной, весом почти в четыре центнера и с пастью, полной острейших зубов. Тотему иногда доставалось подношение в виде крупной рыбины - жертвовать людей полагалось только в экстренных случаях и за все время правления короля делать этого, к счастью, не приходилось. Пока.
    Утро июньского дня поначалу не предвещало ничего плохого. Король вышел на балкон своего дома, стоявшего на берегу, вдохнул полной грудью морской воздух, окинул взглядом океанский простор и застыл, как деревянное изваяние местного божества. Потом он опомнился, протер глаза, посмотрел на океан еще раз (это ничего не поменяло), с неожиданной для его комплекции прытью ринулся внутрь дома за старинным биноклем, оставшимся еще от каких-то военных XX века (то ли австралийцев, то ли американцев), снова выбежал на балкон и опять посмотрел на океан. Бинокль не только не помог - сомнения, закравшиеся в душу короля, превратились в уверенность. На горизонте был очень большой корабль. Нет, король знал, что у белых людей бывают большие корабли, но что они могут быть настолько большими...
    ...
    Алиса, устроившись в уютном кресле в кают-компании, дочитала краткую справку об острове, оторвала взгляд от экрана терминала и подытожила прочитанное:
    - Полезных ископаемых нет, промышленности нет, нормального сельского хозяйства нет, населен поклонниками карго-культа. Придется возвращать их к цивилизации.
    - Куда направимся? - спросил Роберт. - Сразу к королю?
    - Сначала посмотрим один из островков на рифе, - предложил Диего. Вот этот, - он указал на экран. - Стоит его занять. В случае чего он послужит хорошим аванпостом.
    - Берем десантный экраноплан? - предположила Алиса.
    - Нет. Попробуйте выйти на островок из-под воды. Такую тактику стоит отработать, иногда она бывает очень полезной.
    - Надеюсь, нам не придется идти по дну всю дорогу от "Призрака"? - предположил Роберт.
    - Не придется, для высадки на дно есть "Каракатица", - Диего имел в виду небольшую десантную подводную лодку.
    ...
    Силовая броня, разумеется, была намного тяжелее воды и не позволяла носителю плавать, зато он совершенно спокойно мог ходить по дну на глубинах до двух с половиной - трех сотен метров. У берега же глубина начиналась метров с десяти и Алиса и Роберт спокойно шествовали по дну лагуны, направляясь к пляжу и стараясь не слишком часто наступать на представителей местной фауны, которые испуганно бросались в стороны при их приближении. Но не все.
    Тупорылая акула, или акула-бык, имеет, наверное, худшую репутацию среди всех своих сородичей. Пусть она и меньше большой белой и тигровой (хотя максимум в три с половиной метра длины и четыре центнера веса - тоже немало), но она - одна из самых агрессивных и опасных для человека, а к тому же обладает самым сильным укусом среди ныне живущих акул. А еще она встречается на мелководье... Вероятно, одна или несколько акул-быков совершили серию печально известных нападений на людей у побережья Нью-Джерси в 1916 году, которые вдохновили Питера Бенчли на создание романа "Челюсти".
    Выбор акулы-быка в качестве тотемного животного был довольно необычен. Зато какое-никакое разнообразие! Сейчас этот очень крупный экземпляр заинтересовался необычными пришельцами, шествующими по дну. А интерес у акулы простой: подплыть поближе, покружить, посмотреть и попробовать на зуб - вдруг съедобно!
    Когда глубина уменьшилась меньше чем до четырех метров, Алиса извлекла оптический прибор, явно ведший свою родословную от перископа и стереотрубы и позволявший видеть берег из-под воды. Она подняла объективы над водой и осмотрелась. Все, что видели Алиса и Роберт, передавалось на мониторы на "Призраке", и дальше, на Самоа, где находились профессор Родригес и студенты-биологи.
    На берегу сидел одинокий абориген. Он был довольно молод, крепок, мускулист и умеренно татуирован, что для островитянина было вполне нормально. Одеждой ему служил прямоугольный кусок ткани, обернутый вокруг бедер. При должном искусстве фотографа и редактора изображений до Битвы Битв он мог бы послужить моделью для какого-нибудь журнала или рекламы. В правой руке он держал копье с привязанной к нему веревкой, по-видимому, используемое в качестве гарпуна для ловли рыбы. Рядом лежала сетка, в которой, очевидно, переносился улов. Абориген задумчиво посмотрел на лезвие гарпуна и немного поправил его с помощью камня, видимо, специально для этого предназначенного.
    Роберт увидел сигнал локатора, показывающий, что за его спиной движется что-то крупное, и отреагировал настолько быстро, насколько позволяли доспехи. Давно, еще во времена Второй мировой, для американских моряков была написана довольно-таки глупая рекомендация: попробовать отогнать акулу, ударив ее по носу кулаком или тяжелым предметом. Проблема в том, что акулья шкура напоминает на ощупь наждачную бумагу и пытаться ее бить голыми руками точно не стоит. Но, с другой стороны, твердость и прочность как акульей кожи, так и зубов не шла ни в какое сравнение с пластинами из композита, способными остановить пулю из крупнокалиберного пулемета, поэтому для закованного в броню Стража такая рекомендация вполне годилась.
    Роберт никогда в жизни ни с кем не дрался и имел очень общие представления о том, как это делается, но в броне большего и не требуется. В традиционном боксе проведенный им прием можно было бы охарактеризовать как левый хук. Глухой удар был слышен даже под водой - бронированный кулак впечатался прямо в акулий нос. Будь на месте акулы-быка сухопутное животное аналогичного размера и веса (вроде тигра или европейского бурого медведя), оно, вероятно, свалилось бы на землю замертво с раздробленным черепом. Акулу же удар только ошеломил, и она собиралась обратится в бегство. Но не тут-то было.
    - Какой великолепный экземпляр! - восхищенно воскликнул профессор Родригес, наблюдавший за происходящим на экранах мониторов. - Держите его! Не стреляйте! - последняя фраза была обращена к Алисе, которая уже навела на акулу пусковой аппарат для мини-торпед.
    Акула почти пришла в себя, но было поздно. Секундное промедление, и ее хвост оказался слишком близко к Роберту. Латная перчатка сомкнулась на самом узком месте и хищник стал добычей. Рассказывали историю об инженере-строителе великой трансафриканской магистрали Каир-Кейптаун, который, исследуя однажды саванну, поймал за хвост леопарда-людоеда, неразумно попытавшегося напасть на человека в силовой броне, но ловить таким способом акул, кажется, еще никто не пробовал. Все когда-нибудь случается в первый раз.
    Хвост является для акулы основным движителем, поэтому его попадание в руки Роберта стало для нее серьезной проблемой. Акула попыталась вырваться, но безуспешно. Будь на ее месте большая белая, у нее были бы хоть какие-то шансы, но стронуть с места полтонны брони - непосильная задача для такой рыбины, схваченной за хвост. То, что кусать силовую броню бесполезно, акула поняла сразу. Роберт зашагал к берегу, увлекая за собой извивающуюся добычу.
    - Браво! - радовался профессор Родригес. - Тащите ее на берег!
    - Придется... - вздохнул Роберт.
    - Помощь нужна? - осведомилась Алиса.
    - Нет, она только дергается, - ответил Роберт. - Да перестань ты брыкаться! Это я акуле...
    - Ну что же, посмотрим на реакцию местного населения, - философски заметила Алиса, выходя из воды.
    Абориген, услышав непонятный шум со стороны пляжа, вторгшийся в обычный рокот волн, разбивающихся о риф, поднял голову и увидел Алису, уже почти подошедшую к кромке воды.
    Островитянин вскочил на ноги и издал совершенно нечленораздельный, но явно выражающий глубочайший ужас вопль. Он выронил копье, повернулся и бросился бежать по песку со скоростью, которой могли бы позавидовать профессиональные спортсмены прошлого, направляясь на противоположную сторону острова. Лишь достигнув росших невдалеке от берега пальм, он бросил через плечо взгляд, полный невыразимого ужаса, и побежал дальше так, словно у него после спринта открылось второе дыхание. Абориген остановился только у воды, где лежала его лодка, вытащенная на берег. В этот момент на пляже появился Роберт, волоча за собой явно выдыхающуюся акулу.
    - Уф! - вздохнул он, кидая добычу на песок. Восклицание было сделано по привычке - сервоприводы силовой брони сделали всю работу и Роберт ни капельки не устал. Акула дернулась и зацепила ближайшую пальму, с которой прямо на нее рухнул спелый кокос. Рыбина затихла.
    -А-а-а! - завопил при виде этого зрелища островитянин. Он с непостижимой скоростью стащил лодку к воде, запрыгнул в нее и принялся грести так, будто за ним гналась целая стая акул.
    - Сейчас вы видели, - своим шутливо-лекторским тоном комментировала Алиса для наблюдателей, которые могли видеть все то же, что и она, на экране, - типичную реакцию типа "бей или беги". В данном случае субъект решил, что лучше бежать, что из данных двух вариантов было, конечно, правильным выбором, хотя это оказалось следствием неправильной оценки ситуации, поскольку угрозы для его выживания мы не представляли.
    В общем, контакт не удался, - резюмировала Алиса, - субъект покинул место предполагаемой встречи, бросив снаряжение и вооружение.
    Наблюдавшие эту сцену на экране, воспроизводившим изображение с визора шлема Алисы, студенты-биологи, профессор Родригес и даже Стражи сгибались пополам от хохота.
    - По-моему, больше так делать не стоит, - отсмеявшись, посоветовала Елена Победительница. - Во-первых, Комитету долго будет не с кем контактировать, а во-вторых, потом местному населению понадобится психологическая помощь.
    - А придется, - возразил Диего. - Наша цель - король, а его напугать как раз стоит.
    - Зато островок теперь точно наш, - заметил Роберт.
    - Да, теперь сюда никто не сунется, - согласилась Алиса.
    - Сейчас пришлем экраноплан, - сообщил Диего.
    - Ладно, посмотрим хотя бы на брошенные представителем этого самого населения артефакты, - сказала Алиса и направилась к оставшимся лежать на песке копью, веревке и сетке.
    - М... да, - комментировала она свои находки, - почти что железный век, присваивающее хозяйство.
    - Ну, Алиса, ты преувеличиваешь, - возразил Роберт. - Лезвие на гарпуне все-таки стальное.
    - Ага. Сделанное из какого-то старого ножа, произведенного за пределами острова. И ржавое.
    - А островок-то симпатичный! - Роберт осмотрелся. Акула тихо лежала на песке, поэтому он перестал беспокоиться за сохранность добычи.
    - Да, здесь красиво, - согласилась Алиса. - Нужно ввести здесь нормальное управление...
    - ...без каких-то там королей... - продолжил Роберт.
    - ...и протянуть вдоль пляжа сетку с датчиками. А то плавают тут всякие... зубастые!
    - В лагуне, наверное, опасных обитателей нет.
    - В лагуне - может быть. А вот на берегу...
    ...
    Король на том самом берегу пребывал далеко не в самом лучшем расположении духа. Кто эти пришельцы? Что им нужно? Не попытаются ли они отобрать у короля все? Советники из Большого мира предупреждали...
    Бегущий по дорожке рыбак, один из лучших на острове, преданнейший королевский подданный, выглядел не взволнованным, а перепуганным до смерти. Он даже забыл произнести ритуальное приветствие, чего с ним не случалось никогда, а сразу начал очень громко и сбивчиво рассказывать, отчаянно жестикулируя. Он несколько раз запинался и начинал снова, и в конце-концов король понял лишь следующее: на один из островков вышли прямо из моря огромные, в три метра высотой, и очень страшные огненно-красные демоны. Демоны эти настолько могущественны, что запросто выволокли из моря за хвост Большую акулу и швырнули ее на песок, стукнув об пальму. Рыбак еле успел спастись, уплыв на лодке.
    Король, будучи гораздо менее суеверным, чем большинство из его подданных, задумался. Нет, существование богов, демонов и прочих потусторонних силы он сомнению не подвергал, но боги и демоны не приплывают по морю на громадных кораблях. А "красные" приплыли на том самом корабле, в этом король был уверен. Советники из Большого мира рассказывали об ужасных (даже для них!) "аватарах" и еще более жутких Стражах, громадных, с ног до головы закованных в броню.
    ...
    Когда Алиса и Роберт вернулись с добычей на "Призрак", двое студентов (одетых в броню, во избежание неприятностей) немедленно утащили пойманную акулу в биологическую лабораторию.
    - Итак, нужно отправить делегацию к королю, - инструктировал Алису и Роберта Диего. - Это ваше первое по-настоящему серьезное задание.
    - У нас будет поддержка? - спросила Алиса.
    - Да, дело может обернуться по-всякому. С вами будут четыре солдата Интербригад. Двое будут охранять экраноплан, двое пойдут с вами на остров. При возникновении малейших затруднений - вызывайте подкрепление. Капитализм - это не шутка.
    - Это война, - согласилась Алиса.
    - У них есть оружие, опасное для брони? - спросил Роберт.
    - Нет. У охраны вождя есть только старые карабины. И ничего крупнокалиберного. На острове нет ни портативных ракет, ни даже противотанковых ружей.
    - Тогда нам, в сущности, нечего бояться.
    - В общем, да. Если дойдет до прямого вооруженного столкновения, у них практически нет шансов. Но я надеюсь, что не дойдет.
    - Если мы действительно имеем дело с теми, кто насквозь проникся "рыночным фундаментализмом", дипломатия бесполезна, - заметила Елена, - но весь мой опыт говорит о том, что они испугаются. Они трусливы.
    - Мы... постараемся их напугать, - с улыбкой пообещала Алиса.
    В оружейной Алиса еще раз проверила "девяносто шестой" и повесила за спину ракетный автомат - на всякий случай. Теперь конечно, никаких дротиков со снотворным. Бронированных целей не предвидится, так что в магазинах были только патроны с тяжелыми разрывными пулями. Потом, открыв один из запертых шкафов, Алиса извлекла оттуда заключенный в ножны темно-бордового цвета меч.
    - Это то, что я думаю? - посмотрел на Алису Роберт.
    - Да. Пугать так пугать, - объявила она, прикрепляя оружие на пояс. - Роберт, присмотри тоже что-нибудь очень страшное.
    Роберт окинул взглядом впечатляющую коллекцию, представленную на стене оружейной. Здесь были и обычные ракетные автоматы, один из которых уже имелся у Роберта на поясе (он не считался очень страшным), и легкие и крупнокалиберные пулеметы, и пара ранцевых огнеметов. Взгляд Роберта скользнул дальше. В углу расположился скорострельный пулемет с вращающимся блоком стволов. Роберт направился к нему.
    - Как думаешь, это не перебор? - спросил он Алису, кладя руку на оружие модели, известной как "Последний аргумент комиссара".
    - Вот "Разум"-то как раз и подойдет!
    Роберт аккуратно поднял пулемет за рукоятку и подвесил к броне ящик с патронами.
    - Отлично выглядишь!
    - Ты считаешь, король испугается?
    - Я надеюсь. Думаю, у этого короля хороший слух и он прислушается к нам. Потому что иначе ему придется услышать голос "Разума".
    ...
    Десантный экраноплан, ревя двигателями, перешел в режим экрана и, двигаясь в нескольких метрах над поверхностью воды, направился к острову. Он спокойно перескочил через полосу прибоя у рифа, пронесся через лагуну, приблизился к берегу, снизил скорость и сел на воду, продолжая движение как обычное судно. Наконец экраноплан достиг пляжа прямо перед большой площадью для собраний и домом короля. Нос аппарата выкатился на сушу. Машина остановилась, и через минуту огромная десантная аппарель откинулась, опустившись на песок.
    - Можно выходить, - сказала Алиса.
    - Действуем по плану? - еще раз уточнил Роберт.
    - Да. Мы идем в центре, Джек и Ганс - по бокам.
    - Мы, пожалуй, примкнем штыки, - сообщил Ганс, один из интербригадовцев, - чтобы произвести впечатление.
    - Правильно, - согласилась Алиса, - пугать так пугать!
    - Ага, - добавил Джек, показывая на меч на поясе Алисы, - как говорил один мой тезка, "офицер, идущий в бой без меча, снаряжен неправильно".
    На пляже выстроилось некоторое подобие почетного караула, состоявшего из молодых приближенных вождя, вооруженных копьями с широкими лезвиями и древними, намного старше своих носителей, карабинами.
    Один из молодых "гвардейцев" короля любил читать о приключениях. Когда-то, еще в начале века, какой-то турист оставил на одном из близлежащих островов книгу, которая, пройдя через несколько рук и не раз рискуя быть выброшенной, наконец попала к молодому человеку. Он перечитывал "Кодекс" несколько раз.
    Роберт и Алиса, сопровождаемые двумя бойцами Интербригад, показались в проеме и начали спускаться по аппарели на берег.
    Увидев их, "гвардеец" широко открыл глаза. Потрясение от увиденного было столь велико, что он опустил на песок оружие и смог лишь прошептать:
    - Они настоящие!
    Зрелище действительно было впечатляющим. Алиса и Роберт - в кирпично-красной силовой броне с эмблемами Стражей на наплечниках. Алиса - с внушительным пистолетом, укрепленным на поясе слева и еще более внушительным мечом справа (ракетный автомат, закинутый за спину, встречающие не видели). Роберт правой рукой нес за рукоять "Разум", гибкая труба-кожух для ленты с патронами от которого шла к подвешенному за спиной коробу, а автомат на поясе казался на фоне "Разума" незаметным и почти игрушечным. По бокам - Ганс и Джек в броне светлого цвета хаки, с ракетными автоматами с примкнутыми штыками, Джек справа - со знаменем Core, подвешенным на горизонтальной перекладине. Красные пяти- (у Стражей) и трехконечные (у интербригадовцев) звезды, скрещенные серпы и молоты, сверкающие серебром двойные спирали на нагрудных плитах.
    На площади присутствовало все "правительство" острова: король и двое старейшин, выполнявших роль "министров". Старейшины оказались совсем не старыми, примерно одного возраста с королем, но, в отличие от многих жителей острова, явно хорошо питавшимися и не обремененными тяжелым трудом.
    - Мы - делегация Core, - просто представилась Алиса. Если у Роберта еще оставалось ощущение, пусть легкое и мимолетное, что перед ним кто-то важный, девушка с Марса не испытывала перед королем ни малейшего пиетета. Короли и принцы были для нее сказочными персонажами - такими же, как драконы или волшебники. И в конце концов, кто такой - король маленького острова по сравнению с Черным Безмолвием?
    Король произнес свой титул, в котором английские слова, произносимые с французским акцентом (английский язык король выучил, общаясь с "советниками"), чередовались с местным наречием.
    - В первую очередь мы хотели бы познакомится с экономическим устройством общества на острове, - сообщила Алиса.
    - И с условиями жизни простых островитян, - добавил Роберт.
    Король смекнул, что подобные заявления не несут в себе ничего хорошего.
    - Наш остров маленький, - начал король, - люди живут простой, но счастливой жизнью, как жили их предки. Ловят рыбу, выращивают бананы, маниок и кокосы, свиней. Здесь у нас очень красиво.
    - Красиво, точно. Красиво врет, - заметил Роберт по внутренней связи.
    - Спасибо, но мы хотели бы посмотреть сами, - ответила королю Алиса. Пока она пыталась быть вежливой, хотя после просмотра роликов, снятых дронами, это давалось ей нелегко.
    - И поговорить с жителями, - дополнил Роберт.
    - Кстати, я полагаю, - решила уточнить Алиса, - что вооружение вашей охраны предназначено для чисто церемониальных целей?
    - Э-э-э... да, - согласился король, осознавший, что ни для каких других целей оружие его "гвардейцев" сейчас непригодно.
    - Прекрасно, - согласился Роберт, - в таком случае, наше оружие служит для таких же целей.
    - Если не возникнет особых обстоятельств, - добавила Алиса.
    На таком маленьком острове быстро распространялись не только новости, но и реакция на них. Почти сразу пара десятков островитян собрались поглазеть на пришельцев. Присутствия одного из жителей король однозначно не хотел. Молодой и слишком умный парень с простым французским именем Жан, который, вместо того, чтобы ловить рыбу, пить вино и бегать за девчонками, как все нормальные молодые люди, читал какие-то заморские книги, что-то выписывал в толстую тетрадку и, по слухам, был очень недоволен советниками. Правда, он еще в детстве пострадал, неосторожно наступив на ската, зарывшегося в песок на мелководье, и сейчас заметно прихрамывал, но, по мнению короля, это был не повод вести столь антиобщественный образ жизни. А сейчас он явно намеревался что-то сказать "красным" и помешать ему было невозможно - не натравишь же на него охрану на глазах у пришельцев. Надо было раньше припугнуть его Большой акулой, но теперь, когда символ королевского могущества таскают за хвост...
    - Счастливой жизнью!? - гневно произнес Жан, который слышал слова короля. - У людей нет денег, чтобы купить кусок ткани для набедренной повязки. Про лекарства я молчу. Хорошо, что еда растет в огороде и плавает в море.
    - Правильно! - поддержали его из толпы. - Только и слышишь: "деньги, прибыль, рынок". Все за деньги!
    - Рынок? - холодно спросила Алиса. Остатки вежливости быстро улетучивались.
    - Конечно, - подтвердил Жан. - Почитайте свод законов, принятый десять лет назад. Там написано, что основой всего является "свободный рынок".
    - "Свободный рынок"? - голос Алисы изменился почти до неузнаваемости, став холодным, как лед, и твердым, как сталь.
    - Да. У меня есть копия, - он достал небольшую книжечку и открыл ее на первой странице.
    Желание "бывших", приехавших на остров, непременно кодифицировать все, что имело отношение к экономике, теперь сыграло с их творением злую шутку. Маленький летучий дрон, примостившийся на плече Роберта, сорвался с места и с еле слышным жужжанием завис над молодым человеком, поймав текст в объектив камеры. Все верно.
    Алиса положила левую руку на эфес меча.
    - Я следовал рекомендациям моего бывшего советника, - король постарался отвести вину от себя. - Он всегда говорил, что нужно стремиться именно к этому.
    Рука в латной перчатке сомкнулась на рукояти, и Алиса одним плавным движением извлекла меч из ножен. Его клинок бросал в свете солнца красноватые отблески, которые становились все более и более яркими.
    - Кто этот советник? Где он сейчас? - задала она вопрос все таким же ледяным тоном.
    Над пляжем, казалось, сошлись темные тучи, и лишь закованные в броню фигуры освещались ровным, идущим неизвестно откуда, светом. В небе блеснула короткая молния и ударила в крону росшей на пляже пальмы. Удар грома потряс остров. "Призрак" и его летающие дроны отлично умели создавать спецэффекты.
    Король выронил церемониальное копье, которое рухнуло на песок, ударив монарха древком по ноге - но он, похоже, этого даже не заметил. Старейшины попятились, укрываясь за спины "гвардейцев".
    - Он... уплыл. На Соломоновы острова, - совсем не по-монаршьи дрожащим голосом ответил король.
    - Но обещал вернуться, - продолжил Жан.
    - С его уходом ничего не изменилось! - раздались возгласы из толпы.
    - Мы хотим другое правительство. Другое общественное устройство, - обратился Жан к Стражам. - Помогите нам.
    - Мы не можем отказаться, - произнес Роберт по внутренней связи. - Это означает...
    - Да. Полагаю, у нас нет других вариантов? - спросила Алиса оставшихся на "Призраке" стражей.
    - Все верно - нет, - подтвердила Елена Победительница. - Нулевой принцип невозможно нарушить.
    - В таком случае...
    - От имени Комитета по контактам я уполномочена заявить, - все тем же ледяным голосом произнесла Алиса, - что государственное образование на этом острове и Core отныне находятся в состоянии войны.
    - Во избежание ненужного кровопролития я предлагаю вам капитулировать, - сразу же предложил Роберт. Его голос тоже стал твердым, как металл.
    - Немедленно, - обозначила условия Алиса. - На раздумья у вас есть одна минута.
    - Да, - добавил Роберт, повернувшись к собравшимся островитянам, - это конфликт с государством. Вы не обязаны участвовать в нем на стороне короля. Можете не участвовать вообще.
    - А пока, - объявила Алиса по внутренней связи, - мы идем в наступление. Без выстрелов.
    На свете было немного даже элитных боевых частей, которые не дрогнули бы при виде атакующего Звездного десанта. Наступающие двигались быстрым шагом, в центре - Алиса с высоко поднятым мечом, пылающим красным светом, в одной руке, и "девяносто шестым" - в другой. Рядом - Роберт с "Разумом", который он теперь держал двумя руками, положив пальцы на рукоять рядом с гашеткой. По бокам - Джек и Ганс с выставленными вперед ракетными автоматами с примкнутыми штыками.
    Охрана короля сделала единственный разумный шаг. "Гвардейцы" побросали бесполезное оружие на песок и попятились, подняв руки вверх. Один из старейшин повалился на землю и замахал руками, другой просто остолбенел. Король, поняв, что никто не хочет заниматься совершенно безнадежным делом по его защите, понял - надо сдаваться.
    - Я согласен капитулировать! - прокричал король уже совершенно испуганным голосом.
    - Да-а-а! Ура-а-а! - хор голосов собравшихся на площади жителей подтвердил, что популярность монархии на острове давно снизилась до нуля.
    - Объявляю... правительство арестованным! - произнесла Алиса, убрав меч в ножны и помахав "девяносто шестым".
    - Ты хотела сказать "временное"? - пошутил Роберт по внутренней связи.
    - Хотела, - улыбнулась Алиса. - На самом деле это было бы не так далеко от истины. Уф-ф-ф. Кажется, все обошлось как нельзя лучше...
    - Арестованных не трогать! - грозно предупредил Роберт. У него возникло совершенно определенное (и вполне оправданное) чувство, что жители острова могут по меньшей мере побить сдавшихся.
    Короля и двух министров отконвоировали в одну из комнат теперь уже бывшего монаршего дома и заперли там. Охрана короля, побросав карабины, постаралась тихо и незаметно исчезнуть. Не то, чтобы на маленьком острове, где все всех знали, можно было спрятаться, но пока попадаться жителям на глаза "гвардейцам" явно не хотелось. Летающие дроны, конечно, все и всех видели, но, поскольку охрана не оказала никакого сопротивления Стражам, "гвардейцев" не трогали. Теперь предстояло самое сложное. Как говорила Алиса, мало подготовить успешную революцию, нужно еще и научить пользоваться ее плодами.
    - Что теперь? - спросил Роберта все тот же неугомонный молодой Жан. Он довольно неплохо говорил на Общем, французский акцент ничуть не мешал пониманию. - Как-то неожиданно получилось...
    - Революции так иногда и бывают, - согласилась Алиса, - неожиданно. Но у меня есть план!
    - Один? - шутливо осведомился по внутренней связи Роберт.
    - Один основной, - прозвучал ответ.
    - Теперь надо формировать новые структуры управления, - ответил Роберт. - Создайте Совет. Мы вам поможем, по крайней мере по Сети.
    - Да, я уже запросила комплект для связи с "Призрака", - сообщила Алиса. - Кстати. У меня есть идея, кого стоит выдвинуть в правительство.
    - Кого?
    - Вас, Жан.
    - Меня?!
    - Ну конечно. На острове есть хоть еще один человек, знакомый с нормальной политэкономией, а не "свободнорыночной" чушью?
    "Паучки", незаметно выпущенные Алисой и Робертом при высадке, уже успели потрудиться, и список книг из старенькой электронной "читалки", которой очень дорожил Жан, уже был известн Стражам, как, впрочем, и содержимое компьютера в кабинете короля, где имелись досье на многих островитян. Человек с такими интересами, читающий такую литературу, по мнению Стражей вполне подходил на роль даже не народного комиссара (традиция называть так членов послереволюционных правительств осталась еще с Первой попытки), но председателя Совета маленького острова.
    - Ох, - вздохнул Жан, - лучше бы мне ногу вылечили. Я за нее любое место в Совете отдам.
    - С ногой все будет в порядке! - без тени сомнения заявил Роберт. - Мне вот больное сердце меньше года назад заменили!
    - Конечно вылечат! - так же решительно поддержала Роберта Алиса. - Но обязанностей по работе в Совете это не снимет.
    Комплект для радиосвязи с Сетью Core доставили быстро. Примерно через час на площади собралась значительная часть взрослого населения острова - практически все, кто захотели и смогли придти, приехать на единственном наземном транспорте - стареньких велосипедах, или приплыть на лодке.
    - Кажется, нам придется произносить речь, - задумчиво предположил по внутренней связи Роберт.
    - Придется, - согласилась Алиса. - Но у меня есть...
    - План выступления? - догадался Роберт.
    - Совершенно верно. Все уже подготовлено. Сейчас я пришлю его тебе.
    Прочитав план, Роберт успокоился. В конце-концов, они вместе с Алисой неоднократно выступали перед жителями своего родного острова по видеосвязи.
    - Товарищи! - начала Алиса с традиционного обращения к собравшимся.
    ...
    Обращение Алисы и Роберта имело явный успех, особенно в части описания перспектив острова, казавшихся жителям радужными, но тем не менее совершенно обоснованных, ведь Призрак и Черное Безмолвие уже сделали предварительные расчеты. С лиц островитян не сходили улыбки.
    - Надо устроить праздник! - предложила средних лет женщина, явно очень довольная избавлением от надоевшей монархии.
    - Хорошая мысль, - поддержала ее Алиса. - А у вас есть, чем праздновать?
    - Есть немного. Последний улов хороший. Продавать не надо, рынка больше нет!
    - Мы вам пришлем помощь, - пообещал Роберт, - пусть только Совет оценит имеющиеся ресурсы.
    - Спасибо!
    - Нам тоже есть, что праздновать, - улыбнулась Алиса. - Жан, мы приглашаем вас на корабль. Познакомитесь с двоими Стражами прогресса, посмотрите, как мы путешествуем.
    - Но ведь вы тоже Стражи?
    - Мы пока всего лишь стажеры.
    Жан, в отличие от суеверных рыбаков, в потусторонние силы не верил и отправился на "Призрак" без опаски, но удивлению и восхищению его не было предела. Лодка с крыльями, летящая над водой, а потом поднимающаяся еще выше и запрыгивающая на палубу корабля - и какого корабля! Длиной он напоминал маленький островок из тех, что располагались на барьерном рифе, но намного более высокий.
    После приземления Жан в сопровождении Алисы и Роберта выбрался из десантного экраноплана... и остолбенел. На палубе их приветствовало существо, напоминавшее медведя (Жан видел их только на картинках, но сходство было явным). Существо имело довольно-таки добродушный вид, поскольку морда его напоминала мультипликационного персонажа, но рост стоящего на задних лапах зверя (или не зверя?) превышал три метра. Ладно Стражи в броне, даже рядом с ним они не казались коротышками, но Жан ощутил себя маленьким и незначительным. На левом плече у медведя сидел здоровенный рыжий кот.
    - Добро пожаловать на борт! - четко произнес медведь на Общем. - Я - аватар линейного авианосца "Неизбежное, скорое и окончательное возвращение Призрака". Можно просто Призрак.
    - Мур-р-р! - промурлыкал кот.
    - Аватар?!
    - Физическое воплощение искусственного интеллекта корабля, - пояснил Роберт.
    - Он хороший! - обнадежила Жана Алиса.
    - Призрак! Зачем ты пугаешь гостей? - спросила она по внутренней связи.
    - Неизвестно, что страшнее для неподготовленного гостя - голос из ниоткуда или аватар, - ответил искусственный интеллект. - Мнения разделились.
    Жан осторожно подошел к аватару, посмотрел на него вблизи...
    - А можно погладить?
    - Можно, но только не по голове! - пошутил "Призрак". Впрочем, достать до головы в любом случае не получилось бы, и даже до кота добраться было нелегко.
    - Можно, - подтвердила Алиса, - он не кусается. Точнее, он не кусает тех, кто встал на правильную сторону. Рыжего вихря тоже можно - если он слезет.
    Жан осторожно провел рукой по искусственной шерсти аватара, которая на ощупь оказалась мягкой и приятной.
    - Пойдемте в кают-компанию, - предложил Призрак. - Диего Просветитель Патагонии и Елена Победительница - Стражи прогресса - уже ждут. А наши десантники пока переоденутся.
    Жан проследовал за аватаром внутрь корабля и вскоре уже беседовал со Стражами и смотрел на огромном экране видеоролики из жизни Core. Стражи оказались обычными людьми, приветливыми и доброжелательными. Рыжий вихрь, доехав до дивана на плече аватара Призрака, устроился рядом с Жаном и даже позволил почесать себя за ухом. Алисе и Роберту потребовалось не более двадцати минут, чтобы дойти до оружейной, выбраться из силовой брони и вернуться. Сначала Жан, увидев улыбающегося молодого человека и симпатичную стройную девушку, не понял, кто вошел в кают-компанию, а потом, услышав голоса, сильно удивился.
    - Это... вы!? - контраст с громадными бронированными "красными демонами" был поразительным.
    - Мы! - со смехом одновременно подтвердили Алиса и Роберт. - Как впечатления?
    - Грандиозно. Я, конечно, читал о Core, но и подумать не мог, что вы такие... могучие.
    - Теперь вы сможете смотреть любые материалы из Сети, - напомнил Роберт.
    - Да, это здорово. Вот только еще...
    - Правильно, - поддержала его Елена, - Призрак, проведи Жана к доктору. Пусть он посмотрит на его ногу.
    ...
    - Тривиально, - заявил доктор Ву, закончив осмотр. - Мелкая травма, можно вылечить даже без замены частей. Сейчас сделаем.
    - Сейчас!?
    - Конечно, - подтвердил доктор, включая робота-хирурга. - Местная анастезия, три разреза, биогель и все. Правда, потом придется недельку походить с фиксатором.
    - А когда я смогу вернуться на остров? - спросил Жан.
    - Завтра. Нужные медикаменты я вам дам. Потом я буду консультировать вас по видеосвязи. Танцевать, правда, можно будет не раньше, чем через две недели...
    - Не страшно. Я вообще в таком редко участвую.
    - Чует мое сердце, - предсказал доктор, - что сегодня веселье состоится. И посмотреть вы на него еще успеете. Ложитесь вот сюда...
    ...
    Пока Жана лечили, Алиса и Роберт беседовали с Еленой Победительницей, Диего Просветителем Патагонии и капитаном "Призрака", Владимиром Навигатором северных морей. Операция "План девять" прошла как по маслу. Ни единого выстрела, ни одного пострадавшего, если не считать до полусмерти перепуганного рыбака, "гвардейцев" и старейшин. Стажеры держались великолепно и даже нашли отличного кандидата в новый Совет острова.
    - Предлагаю устроить небольшое празднование в честь успешно проведенной революции, - завершил разговор капитан.
    - Успешно и бескровно, - добавила Елена. - Такое, увы, получается не всегда.
    - Согласен, - одобрил идею Диего, - напряжение нужно снять.
    Пойманная Робертом акула-бык была тщательнейшим образом исследована с точки зрения и анатомии, и биохимии, а 3D-сканер создал точнейшую трехмерную модель, сохраненную в необъятных банках памяти Призрака. Устрашающие челюсти с рядами зазубренных зубов готовились украсить одну из кают-компаний "Призрака". Та же участь постигла и другую рыбину того же вида, размером поменьше, попавшуюся на крючок с наживкой из мяса и вытащенную на палубу "Призрака", пока Стражи свергали короля.
    - А что делать с остатками? - спросил один из студентов профессора Родригеса.
    - У меня идея, - предложила Сара, тоже слушавшая разговор. - Из мяса тупорылых акул получаются очень неплохие стейки.
    - Стейки? - услышала Алиса, - звучит заманчиво! - Призрак, ты знаешь, как готовить стейки из акул?
    - Могу посоветовать. Во время операции "Тайфун над пальмами" парни и девушки из Красной Гвардии и Интербригад такое проделывали. Вот инструкции. Сам я могу делать из акул только фарш. Торпедами.
    Стейков из акульего мяса хватило на всех. Рыжий вихрь, накормленный до отвала еще в процессе приготовления, просто лежал на одном из шезлонгов, обдуваемый легким вечерним бризом, и довольно урчал. Он лениво посматривал на участников экспедиции, но на соблазнительные запахи, распространившиеся по всей палубе, уже не обращал внимания. Плотный ужин на свежем воздухе постепенно превращался в грандиозную вечеринку.
    - Я, конечно, киборг, - как обычно напомнила Алиса, - но потребление такого количества белка надо чередовать с физической активностью.
    - Предлагаю устроить танцы! - тут же отозвалась одна из студентов-биологов, Диана, из университета Рио-де-Жанейро.
    Предложение было встречено с энтузиазмом. Предсказание доктора Ву сбылось и через десять минут часть прогулочной палубы превратилась в огромную танцплощадку, вмещавшую всех желающих.
    - Это безобразие, - прокомментировал Призрак.
    - Ур-р-р, - сыто проурчал объевшийся Рыжий вихрь, которому лень было подниматься.
    - Может и безобразие, - согласилась Алиса, вставая с шезлонга и потягиваясь, - но после такого дня нужно расслабится. Правильно, Роберт?
    - Да уж! - с энтузиазмом согласился Роберт. - Пошли!
    Жан наблюдал за всем этим, удобно расположившись на шезлонге по соседству с Рыжим вихрем. Прооперированная нога, закованная в удобный фиксатор, ходить в котором было не хуже, чем раньше, до операции, почти совсем не болела, только немного зудела. Танцевать Жан, конечно, не мог, но наблюдал за происходящим с живейшим интересом. Когда он только попал на "Призрак", приплывшие на корабле казались ему пришельцами из другого мира, мудрыми и могущественными. После общения со Стражами он понял, что пропасть между ними и островитянами на самом деле не так велика. А сейчас он видел, что и пропасти-то нет - так, небольшая расселина, которую можно будет со временем засыпать и догнать ушедший вперед мир за морем. Чудесный и очень симпатичный мир. Правда, немного странный: в нем коты (Жан посмотрел на дремлющего Вихря) едят акул.
    Вернувшиеся Алиса и Роберт уселись рядом.
    - Как самочувствие? - осведомился Роберт.
    - Отлично! Знаете, а я и не думал, что избавиться от короля и его слуг будет так просто. Интересно, а сами мы могли бы его свергнуть? Без вашей помощи?
    - Смогли бы, - уверенно ответил Роберт. - Возможно, не сегодня, а позже, но смогли бы.
    - Так бывает, - согласилась Алиса, - и довольно часто. Жестокая власть, которая казалась незыблемой и почти всесильной, на проверку оказывается сборищем трусов.
    Тем временем вечеринка продолжалась с прежним размахом. Впрочем, в веселье участвовали не все. Алекс осторожно подошел к шезлонгам, посмотрел на Вихря и, не тревожа кота, задумчиво стоял, опираясь на стойку большого зонта от солнца и наблюдая за танцующими. Потом он вздохнул и направился обратно в каюту.
    ...
    Наконец, уже за полночь, празднование закончилось, и все разошлись по каютам. Алекс вышел на палубу, вытащил и спустил на воду свой любимый надувной матрас и спокойно расположился на нем почти в середине бассейна. Рыжий вихрь, как всегда, устроился рядом, аккуратно подобрав хвост, чтобы тот не свешивался в воду. Яркие звезды сверкали в тропическом небе. Тишина, даже не слышно шелеста воздуха, обтекающего прозрачные панели по краям палубы - "Призрак" стоял на якоре.
    Вдруг в этой тиши со стороны правого борта раздался совершенно отчетливый всплеск. Алекс повернул голову и увидел расходящиеся по поверхности воды круги и стремительно движущегося в подсвеченной воде пловца. Движущегося по направлению к нему.
    - Призрак! - воззвал Алекс в небеса. Впрочем, неважно, куда было направлено обращение - Призрак слышал все.
    - Да?
    - Что происходит? Кто это?
    Призрак ответил незамедлительно и совершенно спокойно.
    - Студентка первого курса университета Рио-де-Жанейро Диана... - Призрак, разумеется, знал всех плывущих на нем и всегда давал полную информацию.
    - Ох, - вздохнул Алекс, - она плывет сюда?
    - Насколько я могу видеть, да.
    - И что мне делать?
    Короткая пауза, возникшая после вопроса, оказалась очень нехарактерной. Практически всегда вычислительных мощностей Призрака хватало и на поддержание множества разговоров сразу, и на мгновенное, по человеческим меркам, извлечение нужных сведений из необъятных хранилищ информации. Молчание же означало, что Призрак задумался.
    - Призрак! - не выдержал Алекс. - спрячь меня!
    - Это я могу, - тут же последовал ответ.
    Расчет оказался точным. Голова с черными, как вороново крыло, волосами появилась на поверхности в полуметре от матраса. Девушка проворно ухватилась рукой за край и произнесла:
    - Привет!
    Рыжий Вихрь немного наклонил голову, пошевелил левым ухом и ответил:
    - Му-р-р!
    Диана взглянула на кота, на матрас и ее большие черные глаза от удивления, похоже, стали еще больше. Кроме Рыжего Вихря, на матрасе никого не было.
  



 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Женский роман) | | А.Емельянов "Играет чемпион 3. Go!" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Антипова "Близкие звёзды: побег" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Б.Олег "Булыга: Заключенный Љ12 " (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"