Рублев Анатолий Дмитриевич: другие произведения.

Парк Горького (Нескучный сад). Глава 2.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 7.04*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перечень использованной литературы и иллюстраций можно посмотреть " в конце работы."

   Начало работы "Парк Горького (Партер). Глава 1. Часть 1.1." можно посмотреть "здесь"
  
   Продолжение работы "Парк Горького (Партер). Глава 1. Часть 1.2." можно посмотреть "здесь"
  
   Продолжение работы "Парк Горького (Партер). Глава 1. Часть 1.3." можно посмотреть "здесь"
  
   Продолжение работы "Парк Горького (Партер). Глава 1. Часть 1.4." можно посмотреть "здесь"
  
   Продолжение работы "Парк Горького (Партер). Глава 1. Часть 1.5." можно посмотреть "здесь"

   Глава II. Нескучный сад.
  
   "Сад сей, своим местоположением, неправильностью и огромностью дерев, оставленных расти по назначению природы, походит более на рощу с расчищенными дорожками. Деревья не подстригаются, ни образуют ни павильонов, ни аллей, ни боскетов: всюду видна природа в безыскусственном ее образе".
   Из путеводителя 1831 года.
  
   "Нескучный сад" (Ленинский проспект, 14-20, 28, принят на государственную охрану Постановлением Совета министров РСФСР N 1327 от 30.08. 1960 г., границы утверждены решением МГИ N 3 от 02.01.1979 г, повторно - Постановлением Правительства Москвы N 467-ПП от 17.06. 2003 г.). [1]
   Нескучный сад - любимое место отдыха москвичей. Удивительная история у этого сада. В разное время здесь жили люди дворянских сословий - графы, князья, богатые купцы, царские семьи, его посещали известные артисты, художники, писатели, поэты, другая творческая элита, простой рабочий и крестьянский люд. И все они находили в саду себе отдушину, реализовывали возможности, отдыхали, развлекались, получали удовольствие от жизни.
   И в наше время сад, в некотором смысле, является курортной зоной, оазисом природной красоты среди нагромождений бетона, кирпича и металла, прочего строительного материала, обличенного в архитектурные формы, тесно прижатые друг к другу, куда не кинь взор.
   Особенно приятно видеть молодых мам, прогуливающихся со своими малышами, пап, нежно и бережно толкающих впереди себя детские коляски, пенсионеров, чинно разгуливающих парами по тенистым аллеям. Все это мило и очень трогательно. Так было тогда, почти 200 лет тому назад, и так осталось сегодня. Не в прямом, конечно, смысле, а в смысле того, что сад радует глаз, заставляет задуматься и представить себе как вот здесь, по этой самой набережной прогуливался сам А.С. Пушкин с Натальей Гончаровой, а вот здесь, у Ванного домика около пруда, отдыхал граф Ф.Г. Орлов, по тенистым аллеям парка гуляли князья Трубецкие и Голицыны. А теперь, здесь же, в Нескучном саду, по этим же аллеям, по этой же набережной, по этим же мостикам и оврагам может пройти каждый, кому интересна история этих мест, кто пришел сюда насладиться природой и отдохнуть после напряженного рабочего дня.
  
  В Нескучном саду. 1950-е г.г.  []
   Фото-191.и. В Нескучном саду. 1950-е г.г.
  
   История Нескучного сада удивительна. Сад является старейшим в Москве и находится почти в ее центре. Занимает территорию от Зеленого театра до Третьего Транспортного Кольца и является великолепной и красивой парковой зоной, привлекает людей возможностью прогуляться по его аллеям, посидеть в тишине, послушать щебет птиц и насладиться первозданной природой.
   Считается, что Нескучный сад образовался в 1834 году, в результате слияния садов трех усадеб XVII века - собственно Нескучного (принадлежала графу Шаховскому), князя Д.В. Голицына и графини А.А. Орловой-Чесменской. По названию усадьбы графа Шаховского, вероятно, и пошло название всей территории Нескучного сада. Правда на этот счет, как показывает изучение истории Нескучного, есть и другие мнения.
   Сад успешно пережил века. Многочисленные овраги, прорезающие крутой берег Москвы-реки, зеленые холмистые склоны, могучие вековые деревья, высокие обрывы, придают живописный вид этому уголку. Он, своего рода, исторический природный заповедник. Недаром, еще более двух столетий назад его облюбовали "сильные мира сего". В XVIII веке этими землями владели представители именитой дворянской знати - граф С.П. Ягужинский, князь И.С. Барятинский, князья Трубецкие, Голицыны, Шаховские, купец Сериков, дворяне Демидовы, император Николай I, выкупивший в течение 1820-1840-х годов все пять старинных загородных поместий для создания летней царской резиденции. [1]
   Что характерно, размещавшиеся на этой территории усадьбы московской знати и крупных промышленников в XVIII веке считались загородными.
   Данная местность располагалась на Калужской дороге близ застав Камер-коллежского вала. Южнее находился Андреевский мужской монастырь с Андреевской слободой, усадьба Дмитриевых-Мамоновых, далее: царская вотчина - село Воробьево, по другую сторону Москвы-реки стоял Новодевичий моностырь.
   Андреевская слобода располагалась к северу от Андреевского монастыря, основанного в 1648 году на месте сгоревшего в 1547 году (согласно преданию, первая обитель была здесь в XIII в.).
  
  Андреевский мужской монастырь.  []
   Фото-192.и. Андреевский мужской монастырь.
  
   В 1765 году монастырь был упразднен. Храм обратили в приходскую церковь, в 1775 году в монастыре устроили женский воспитательный работный дом, в 1804 году - женскую богадельню, просуществовавшую до 1924 года.
   В 1812 году здания бывшего Андреевского монастыря были заняты французскими войсками, но не сгорели. Слобода также не пострадала от пожара.
   С конца XVIII века в слободе, наряду с жилой, появилась производственная функция. Близость реки определила и характер производства - здесь были суконные и ситценабивные фабричные заведения. В основном они располагались в северной части слободы, где вдоль реки, напротив дворов владельцев стояли их деревянные красильни. Суконная фабрика купца И. Сеткина известна с конца XVIII века. [1]
   На протяжении 1830-1840-х годов в слободе шел непрерывный процесс укрупнения участков. [1,46]
   Во владениях возводились каменные здания. В середине XIX века все владения северной части слободы объединились в руках одного владельца, расширившего суконную фабрику своего отца купца И. Сеткина. Считается, что с этого времени на данной территории разместились фабрика с мастерскими, жилье для рабочих, контора и т.д., жилая функция была окончательно утрачена.
   В 1880-х годах фабрика перешла к московскому купцу А.С. Левенсону. Производство входило в Акционерное общество соединенных ленточных и перчаточных фабрик со 140 рабочими. С 1902 года производство находилось в бездействии. Строительство было приостановлено. [1,47]
   С 1909 года начался новых этап развития владения, когда новый хозяин Л. Тепфер устроил здесь фабрику бумажных шпуль. [1,48]
   Вся территория являлась единым фабричным корпусом с двух-трех-
   этажными фабричными корпусами, деревянными складами для товаров, котельной, рядом размещались спальни для рабочих, квартиры для служащих, заводская конюшня и т.д.
   В 1914 году по проекту архитектора Ю.Ф. Дидерихса на данном участке возвели последнее здание, сохранившееся до наших дней.
  
  Здание фабрики бумажных шпуль. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-193.и. Здание фабрики бумажных шпуль. 2010 г.
  
   Классическое, по тем временам, фабричное здание с неоштукатуренными
   стенами. Именно в этом здании располагается сегодня клуб "Алые паруса", о котором упоминалось выше.
   С 1930-х годов на этой территории находилась изофабрика парка. В этот период осуществлена очередная реконструкция владения - снесено ряд построек и строений.
   Всего к настоящему времени в северной части бывшей Андреевской слободы сохранились четыре первоначальных строения: двухэтажное каменное здание, формирующее уличный фронт Пушкинской набережной (1820-е годы, 1880-1890-е годы, 1909 г.), пристроенный к нему одноэтажный объем бывшей котельной (1909 г.), трехэтажный корпус вдоль восточной границы владения (1914 г., современный клуб "Алые паруса"), а также примыкающий с севера к последнему двухэтажный каменный корпус (1838 г, 1890-е годы).
   Южная часть Нескучного сада в XVIII веке состояла из двух обширных усадеб, принадлежавших графу Сергею Павловичу Ягужинскому и князю Никите Юрьевичу Трубецкому.
   Их владения разделял глубокий древний овраг с многочисленными отрогами, по дну которого проходила линия Камер-Коллежского вала - фактически городской черты Москвы XVIII века.
  
  Граф С.П. Ягужинский. Скульптор Ф.Ф. Щедрин.  []
   Фото-194.и. Граф С.П. Ягужинский. Скульптор Ф.Ф. Щедрин.
  
  Князь Н.Ю. Трубецкой  []
  Фото-195.и. Князь Н.Ю. Трубецкой
  
   О владении графа С. П. Ягужинского, которому принадлежала самая южная усадьба "Андреевское", известно немного. К концу XVIII века эта усадьба перешла к генерал-лейтенанту князю Ивану Сергеевичу Барятинскому. [1,49]
   На западе с усадьбой И.С. Барятинского граничила как раз Андреевская слобода.
   Это была типичная загородная усадьба, не имевшая хозяйственных функций. Планировочно была освоена ровная часть владения, располагавшаяся в центре. Здесь находилась парадная часть усадьбы, состоявшего из жилого корпуса, регулярного парка, спланированного в виде звездчатого "конверта" - боскетов с диагональными аллеями, обсаженными липами. Деревянный жилой дом ориентировался на центральную аллею парка. Регулярная зона усадьбы со всех сторон окружалась живописной рощей с посадками из липы, дуба и сосны, расположенной на склоне к реке и отрогах оврага. Всю юго-восточную часть территории занимало верховье глубокого оврага с многочисленными отрогами, по дну которых протекал и ручьи, сливавшиеся в центре оврага в один ручей. В середине XVIII века овраг в низовьях был выположен, взят в рамок деревянной дамбой и запружен. Глубокий и узкий как ущелье овраг определил такую же вытянутую конфигурацию каскадного пруда, расширяющегося в низовье.
   Отроги оврага отрезали юго-восточную часть усадьбы от Калужской дороги. Подъездом к усадьбе служила дорога в Андреевскую слободу, отходящая от Калужской заставы и пролегающая мимо Живодерной слободы. Она же, вероятно, служила южной границей Андреевского в середине XVIII века.
   К сегодняшнему времени от этой усадьбы практически ничего не сохранилось, да и часть оврага была засыпана при строительстве дома 30 по Ленинскому проспекту в 50-е годы 20-го столетия.
   Рядом с имением С.П. Ягужинского, на северном высоком берегу оврага размещалась усадьба Трубецких, включавшая противоположный берег с руслом ручья.
   Князь Н. Ю. Трубецкой - второй по счету российский генерал-прокурор Сената родился в 1699 году, обучался за границей, в молодости входил в "ученую дружину", сформировавшуюся вокруг сподвижника Петра I Феофана Прокоповича. В 1719 году он стал денщиком Петра I и прочно утвердился при дворе. В звании генерал-прокурора Сената Н.Ю. Трубецкой состоял с 1740 по 1760 год. В 1756 году князь Никита Юрьевич получил звание генерал-фельдмаршала. С воцарением Петра III он вошел в особое доверие к императору и даже был пожалован полковником Преображенского полка. В 1763 году при Екатерине II Н.Ю. Трубецкого отправили в отставку.
   Усадьба князя Никиты Юрьевича Трубецкого появилась в 1753 году на участке, примыкавшем к Калужской заставе (ныне площадь Гагарина) и простиравшемся до Москвы-реки.
   В 1728 году князь купил этот участок - "дворовое хоромное строение с деревьями, насаженными на берегу Москвы-реки", у архимандрита Заиконоспасского училищного монастыря Германа (Копцевича) за 300 рублей на имя своего пятилетнего сына Петра. [50,51]
   Судя по купчей, земля принадлежала Донскому (Андреевскому в прошлом) монастырю, которому за ее наем, новый хозяин должен был платить по 12 рублей в год. Владение, имевшее размеры 128 на 320 метров, располагалось недалеко от Андреевского монастыря возле двора Анны Лукинишны Стрешневой и ее зятя князя Бориса Васильевича Голицына.
   Усадьба называлась "Нескучный загородный дом". Создателем ансамбля этой подмосковной усадьбы в стиле "елизаветинского" барокко был выдающийся московский зодчий XVIII века князь Д.В. Ухтомский. [1,52] Сохранился альбом с чертежами построек усадьбы Нескучный загородный дом, а также перспективный вид усадьбы, выполненный П.Р. Никитиным, на котором присутствует дарственная надпись Д.В. Ухтомского:
  
  Вид в перспективе загородной усадьбы Н.Ю. Трубецкого. 1753 г.  []
   Фото-196.и. Вид в перспективе загородной усадьбы Н.Ю. Трубецкого. 1753 г.
  
   "Князю Никите Юрьевичу Трубецкому покорнейшее приношение. (...) Сию в главном плане, в фасадах и профилях великолепному Вашей Светлости загородному и славному в Москве дому настоящую книгу за лучший плод науки моей (...) поднести. (...) Князь Дмитрей Ухтомской. Москва, февраля (...) дня 1753 году". [50,52]
   Данная усадьба располагалась на участке с ярко выраженным рельефом местности. Ровная поверхность земли составляла лишь треть площади владения, всю остальную территорию занимали древние глубокие протяженные овраги с отвесными стенами и крутыми склонами к реке. Отроги оврага глубоко врезались в ровную поверхность имения. Архитектор блестяще обыграл столь неудобный участок, сочетав обязательную регулярную парадную зону парка с лесной "романтической" пейзажной частью, размещенной на отрогах оврага и служащей фоном для парадной зоны. Склоны оврага покрывал естественный липовый лес. Сложностью рельефа была обусловлена ассиметричность планировочной композиции - жилая и парадно-парковая части усадьбы сдвинуты вправо от центра, к границе соседнего имения Голицыных.
   "Нескучный загородный дом" являлся увеселительной усадьбой князя Н.Ю. Трубецкого, предназначенный для пышных приемов и празднеств с фейерверками, костюмированными гуляниями и театрализованными представлениями.
   В комплекс Нескучного входили: парадный регулярный парк, размещенный на переднем плане, при въезде с Калужской дороги, сама усадьба, состоящая из четырех обособленных групп строений: в центре - главный дом с флигелями и курдонером, за регулярным парком - гостиный дом со своим двором и службами, на отрогах оврага парковой части - павильоны: "Дом уединения", "Птичник" - менажерея, беседки, галерея и оранжерея, а в юго-восточном углу усадьбы - хозяйственный задний двор со служебными постройками. Фоном для парадной композиции служила река - мотив воды был непременным атрибутом в усадьбах времен барокко.
   Регулярный парк был разбит на Г-образном участке. Его планировка основывалась на пересечении продольных и поперечных осей, образовывавших боскеты и Лабиринт
   Весь регулярный парк был обнесен стенами стриженых шпалер. Продольные аллеи, ориентированные на шпалеры, продолжались перспективными живописными панно-обманками, вставленными в стены открытых беседок. Поперечные аллеи выходили на беседки-трельяжи. Пересечение аллей лабиринта отмечалось постановкой белокаменных скульптур мифологических персонажей.
   Как писал известный москвовед П.В. Сытин, к 1783 году первый владелец этой территории разбил здесь небольшой парк в "версальском стиле" - с подрезанными в виде пирамид и кубов деревьями, проложил по нему дорожки, обустроил гроты, а через ручьи перекинул мостки. Вокруг большого дома были разбросаны беседки. Хозяин повелел посадить в своем имении фруктовый сад, построить оранжереи и даже завел зверинец. К западу от владения братьев Трубецких через глубокий Андреевский овраг, по которому к началу XX века проложили кольцевую железную дорогу (сейчас здесь проходит Третье транспортное кольцо), тянулись земли князей Голицыных.
   Главный двор отделялся от регулярного парка полукруглым курдонером. Здесь стояли главный дом - дворец (деревянный) и четыре служебных одноэтажных флигеля, расположенных по основным осям двора.
   Дворец являлся главным художественным акцентом всей усадьбы. Он был двухэтажным, с фронтоном и скульптурой над кровлей, имел прямоугольную форму плана, кубический объем и богато проработанные фасады в стиле "елизаветинского" барокко. Первый этаж главного фасада украшала колоннада, второй - балкон. Фасады отличались различным декоративным решением и были равноценны по степени архитектурной проработки.
   Служебные одноэтажные флигели составляли стилистический ансамбль с дворцом. В фасадной композиции зданий применялись
   повторяющиеся детали, характерные для декора барокко: веерные замковые камни, рустованные пилястры, балюстрады, мотивы раковин и прочее.
  
  Фасад главного дома усадьбы Н.Ю. Трубецкого в Нескучном.  []
   Фото-197.и. Фасад главного дома усадьбы Н.Ю. Трубецкого в Нескучном.
  
   Гостиный двор с флигелями располагался в изгибе Г-образного регулярного парка на отрогах верховьев оврага и повторял в миниатюре главный двор Нескучного.
   За Гостиным двором начиналась живописная увеселительная часть усадьбы, размещавшаяся на берегу оврага и склоне к реке, насыщенная архитектурой малых форм: "Птичным домом", "Домом уединения", "Беседками "Галереи на острову" и "Оранжереей". Все постройки были деревянными, небольших размеров.
   Каменный "Птичный дом" или менажерея, отделенный от парадного двора шпалерой, имел форму плана в виде равнобедренного треугольника и венчался шестиступенчатой усеченной пирамидой в виде башни. "Птичный дом" стоял на треугольной площадке, с двух сторон ограниченной двумя трапециевидными газонами с буленгринами, а с третьей - террасой с партером в сторону оврага. Партер состоял из четырех элементов прямоугольной формы с округлыми угловыми выемками. Два типа партера: английский и кружевной - "бродери" были размещены попарно по диагонали. За ними начинался спуск к реке.
   "Дом уединения" размещался на краю крутого берега оврага. Перед домом был разбит небольшой партер, аналогичный партеру главного дома. Весь ансамбль "Дома уединения" был обнесен с четырех сторон шпалерой вровень со стенами дома. В овраге устроили зверинец.
  
  Планы и фасады парковых павильонов и сооружений усадьбы Н.Ю. Трубецкого. Из альбома архитектора Д.В. Ухтомского. 1753 г.  []
   Фото-198.и. Планы и фасады парковых павильонов и сооружений усадьбы Н.Ю. Трубецкого. Из альбома архитектора Д.В. Ухтомского. 1753 г.
  
   Каменная "Галерея, стоящая на острову" располагалась на мысу оврага. Это был первоначальный объем "Охотничьего домика", единственного паркового павильона усадьбы Трубецкого, дошедшего до наших дней. В процессе возведения его сделали овальным, а не граненым, как в проекте, а с севера пристроили галерею.
  
  План и фасад беседки в Нескучном саду (Охотничий домик). 1830-е г.г.  []
   Фото-199.и. План и фасад беседки в Нескучном саду (Охотничий домик). 1830-е г.г.
  
  Охотничий домик. 1900-1920 г.г.  []
   Фото-200.и. Охотничий домик. 1900-1920 г.г.
  
   Каменная "Оранжерея" стояла по другую сторону от главной дороги по склону. Она имела форму плана в виде параллелограмма, обусловленную размерами участка и рассчитанную на барочный эффект иллюзорного увеличения фасада (сохранились остатки ее фундамента). [1] В парковой зоне на дне оврага протекал ручей. В низовьях оврага был устроен каскадный пруд с деревянной плотиной (дамбой).
   В самом юго-западном углу Нескучного помещался "Задний двор", выходивший на Большую Калужскую дорогу. От регулярного парка он отделялся шпалерой и отрогом оврага. Здесь стояли людские службы, каретные сараи, конюшни, погреба.
   Есть предположение, что после смерти Н.Ю. Трубецкого в 1767 году усадьбу - двор "загородный (...) с оранжереями и в доме с мебелями" - пытались продать за 30000 рублей с рассрочкой на пять лет, однако даже на таких льготных условиях ее никто не приобрел.
  
  План дома и сада князя Д.Ю. Трубецкого.  []
   Фото-201.и. План дома и сада князя Д.Ю. Трубецкого.
  
   В начале 1790-х годов Нескучное перешло к младшему брату Н.Ю. Трубецкого - поручику лейб-гвардии Дмитрию Юрьевичу Трубецкому.
   До 1791 года усадьба оставалась в первозданном виде.
   В 1791 году дом, флигели, въездные ворота, беседки и другие деревянные сооружения были разобраны.
   В 1795 году Нескучное отошло к сыну Д. Ю. Трубецкого - действительному камергеру князю Ивану Дмитриевичу Трубецкому, но в своем доме он, по-видимому, не жил: там обитали "постояльцы" - "вновь формированного московского второго батальона рядовые солдаты". [1,50,53,54]
   В 1796 году И.Д. Трубецкой продал усадьбу надворному советнику Василию Тимофеевичу Зубову, который увеличил площадь Нескучного в два раза, приобретя всю южную заовражную часть - усадьбу "Андреевское" князя И.С. Барятинского и стоящее рядом маленькое владение поручика Горяинова. Все три владения В.Т. Зубов в 1806 году подарил жене своего племянника В.Н. Зубова Зубовой Марье Емельяновне. [1,55]
   К 1804 году Нескучное уже перестроили, причем его первоначальная планировка была нарушена. Из старой планировки существовал только грот. Он был расположен на мысу, выступающем над глубоким оврагом, заросшем лесом, на дне которого тек ручей, образовавший небольшой пруд.
   Главный дом построили почти на месте прежнего, но развернули фасадом в сторону оврага и отодвинули в сторону от основной оси усадьбы. Новая ось проходила по дороге к "Дому уединения" и соединяла вновь возведенный жилой дом с группой жилых строений, поставленных на прирезанной территории в верховьях оврага. Это был одноэтажный с мезонином деревянный дом П-образной формы плана со скромным фасадом в стиле классицизма.
   Художественной доминантой имения стал пейзажный парк с беседками и грандиозным мостом над "Ущельем", соединявшим две части имения. В этот период парк был открыт для народных гуляний. [1,56]
   В 1820 году М.Е. Зубова продала усадьбу княгине Екатерине Ефимовне Шаховской, а она в 1821 году перепродала ее своему мужу - гвардии отставному поручику князю Льву Александровичу Шаховскому.
   Князю надо отдать должное, он активно ухаживал за насаждениями, расчищал дорожки, укреплял сохранившиеся строения, в том числе мост через овраг. Регулярный липовый парк времен С.П. Ягужинского разросся и был превращен в пейзажную рощу. По ее периметру проложили круговую дорогу криволинейных очертаний, проходящую по берегу оврага и бровке склона к реке. Были установлены беседки и мостики "над пропастью".
   Здесь данные несколько разнятся. Имеются документальные свидетельства, что уже в 1814 году Нескучным садом владел Егор Федорович Риттер, который пытался в 1817 году организовать в нем производство " чугунных, железных и медных вещей". Из этой его затеи ничего не получилось, и в саду продолжали развлекать публику. В 1817 году Е.Ф. Риттер назван полковником, а в 1818 - титулярным советником. Сам Е. Ф. Риттер в Нескучном не жил: в исповедных ведомостях значатся только его слуги. [50, 57]
   Не исключено, что в 1823 году Л.А. Шаховской купил усадьбу у Е.Ф. Риттера.
   Есть также данные о том, что с 1823 года Нескучное сдавалось московскому мещанину Аверкиеву, намеревавшемуся устроить там "амфитеатр для травли зверей", чего московские власти не разрешили. [50,58]
   Обратимся к описанию Нескучного во времена князя Льва Александровича Шаховского Михаилом Николаевичем Загоскиным в книге "Москва и москвичи".
   По времени, описание относится, по видимому, к 1823 году, когда князь поселился тут с женой Екатериной Ефимовной и детьми: Маргаритой, Алексеем, Неопилой, Николаем, Владимиром и Екатериной. Вместе с Шаховскими в усадьбе проживали и 35 их слуг.
   Вот что пишет М.Н. Загоскин:
   "Я не знаю, кому принадлежал этот сад прежде, но только помню, что когда он не был еще собственностью К. Ш., то порядочные люди боялись в нем прогуливаться и посещали его очень редко. Тогда этот сад был сборным местом цыган самого низкого разряда, отчаянных гуляк в полуформе, бездомных мещан, ремесленников и лихих гостинодворцев, которые по воскресным дням приезжали в Нескучное пропивать на шампанском или полушампанском барыши всей недели, гулять, буянить, придираться к немцам, ссориться с полуформенными удальцами и любезничать с дамами, которые по изгнании их из Нескучного сделались впоследствии украшением Ваганькова и Марьиной рощи. На каждом шагу встречались с вами купеческие сынки в длинных сюртуках и шалевых жилетах, замоскворецкие франты в венгерках; не очень ловкие, но зато чрезвычайно развязные барышни в купавинских шалях, накинутых на одно плечо, вроде греческих мантий...
   (...) Этот сад, начинаясь от рощи, принадлежавшей князю Д. В. Голицыну, оканчивался за Калужскою заставой. Одной стороной он обращен к Донскому монастырю, другая тянется по крутым и гористым берегам Москвы-реки. Войдя главными воротами в широкую аллею, ровную и гладкую, как Тверской бульвар, вы никак не отгадаете, что вас окружают если не пропасти, то, по крайней мере, такие буераки, что я не советую никому ходить вечером по левой стороне аллеи между деревьями, которые растут на самых закраинах обрывистых и глубоких оврагов. Когда вы доходили до конца аллеи, вам открывался на правой стороне, окруженный цветниками, господский дом со всеми своими принадлежностями. Этот дом исчез также с лица земли, но он отжил свой век. И тогда уже страшно было смотреть на этого маститого старца; сквозь тесовую обшивку, покрытую желтой краской, проглядывали трещины, точно так же, как, несмотря на толстые слои белил, и румян, прорезаются глубокие морщины на лице какой-нибудь допотопной красавицы, которая хочет остаться вечно молодою. От дома начиналась прямая дорожка, ведущая на длинный мост. Не бойтесь, ступайте смело за мною: этот мост поставлен на деревянных срубах, и хотя на взгляд очень подозрителен, но гораздо прочнее и надежнее господского дома. Вот мы дошли до его средины. Теперь остановимся, обопремся на перила и поглядим, что у нас под ногами. Если и это нельзя назвать пропастью, так что это такое? Овраг? Нет, воля ваша, у меня язык не повернется назвать таким пошлым именем первую диковину Нескучного. Представьте себе поросшее сплошным лесом ущелье, мрачное и глубокое для всякого человека с хорошими глазами и почти бездонное для того, кто имеет несчастье быть близоруким. Столетние деревья, растущие на дне его, кажутся вам деревцами, потому что вы видите только одни их вершины. Их корни омывает едва заметный проток, составляющий по ту сторону моста небольшой пруд. Если вы сойдете по извилистой тропинке на дно этой... ну да, этой пропасти, то вам надобно будет лечь на спину, чтоб не свихнув ceбе шеи, посмотреть на многолюдную толпу гуляющих по мосту, который как будто бы висит на воздухе. Но я не советую вам сходить в эту преисподнею, если вы не любите ужей: это их подземное царство, из которого они выползают иногда в аллеи сада, вероятно, для того, чтоб полюбоваться на свет Божий и погреться на красном солнышке.
   (...) За этим мостом, которого теперь и следов не осталось, начинается другая часть сада. Прямая дорожка, проложенная между густыми куртинами березовых и липовых деревьев, приводила вас к одноэтажному домику, в котором некогда помещалась ресторация; в двух шагах от него на небольшом возвышении стояла беседка; она соединялась подземным ходом с нижним этажом другого домика, которого существование нельзя было и подозревать, потому что он выстроен был на скате глубокого оврага; из верхнего его жилья можно было пройти в беседку крытым переходом или какою-то висячею галереей, не очень благонадежною, но зато очень живописною. Все это было в совершенном запустении; кругом дичь, высокая трава, огромные деревья и немного пониже источник прекрасной и чистой, как хрусталь, воды. Позади беседки небольшой мост соединял с садом что-то похожее на остров, который вместо воды окружен был со всех сторон обрывистыми оврагами. Теперь мы воротимся с вами назад и взглянем на великолепную липовую аллею, где вы можете и в самый полдень найти прохладную тень и укрыться от палящего солнца. Подле на пространном лугу возвышался некогда деревянный коллизей под скромным названием воздушного театра. Не знаю теперь, а тогда было тут прекрасное эхо, которое повторяло с удивительною точностью двусложные слова...".
   В 1825 году Л. А. Шаховской обнаружил у себя в усадьбе якобы целебные воды и затеял рискованный эксперимент, о котором М.Н. Загоскин рассказывает так:
   "Один глубокомысленный испытатель естества, досужий и оборотливый немец, заметил хозяину, что в его колодце вода минеральная - потому, дескать, что в ней есть частицы известковые, железные и разные другие, и что хотя и в обыкновенной воде бывает не без примеси, но его колодезная вода имеет особенную целебную силу; но так как эта сила не то чтоб отличная какая сила, а только сила укрепляющая и утоляющая жажду, то не мешало бы завести около колодца и другие разные воды, имеющие разнородные силы, и что он берется сделать все это самым легким, вновь изобретенным способом, не требуя ничего, кроме посильного денежного вспоможения, необходимого для устроения сего филантропического и чисто европейского заведения. Добрый и благородный К. Ш. обрадованный мыслью, что он может положить основание такому благодетельному и общеполезному заведению, приступил немедленно к делу. Сначала, пока строили домики для ванн, залу для питья вод и галерею для прогулки больных, можно было видеть по крайней мере, на что выходят деньги; но как дошло дело до химической части, то добрый К. Ш. призадумался. "Ох уж мне эти машины! - говаривал он довольно часто. - Не успеешь сделать одну, подавай другую! Да ведь как дороги, проклятые! Расходы ужасные, а взглянуть не на что. Ну, видно, плакали мои денежки!" И действительно, первая попытка завести в Москве искусственные минеральные воды не имела никакого успеха. Вот решились, наконец, прибегнуть к самому сильному и последнему средству: воды составлял и всем распоряжался все тот же глубокомысленный испытатель естества, а смотрителем при них, то есть сторожем, был простой русский человек; на место его сделали смотрителем какого-то физиканта с толстым чревом и важным лицом; у этого мусью была преудивительная фамилия и он ни слова не говорил по-русски. Кажется, чего б еще? - Нет, и это не помогло! В ванны никто не садился, воды не пили, в галерее не гуляли, а физикант брал по пятисот рублей в месяц жалованья, а испытатель естества придумывал все новые машины и сам назначал им цену. Тяжко пришлось хозяину! Конечно, он имел удовольствие пить свою собственную зельтерскую воду и потчевать ею своих приятелей; но если б счесть, во что обошлась ему эта забава, то для него гораздо бы выгоднее было вместо домашней зельтерской воды пить старый рейнвейн и потчевать своих гостей столетним венгерским вином. Между тем под руководством знаменитого профессора Лодера положено основание нынешнему заведению искусственных вод на Остоженке; их скоро открыли, они вошли в моду и участь первоначального заведения была решена. Теперь не только не осталось следов ванн и галереи, но даже засыпан и колодец. Долго я добивался, но никак не мог узнать, кому вошла в голову странная мысль вырыть этот колодец? Он уже давно существовал, а никто не подозревал в нем никакой целебной силы; следовательно, нашелся же человек, который задумал выкопать колодец с обыкновенной, но только дурной водой на самом берегу реки, в которой вода весьма приятного вкуса".[2,59]
  
   План Нескучного сада. 1826 г.  []
   Фото-202.и. План Нескучного сада. 1826 г.
  
   Расстроенный неудачей и потерявший большие деньги, князь Шаховской уехал в село Тетьково Тверской губернии, а в ноябре 1826 года продал усадьбу Московскому Дворцовому ведомству за 200 тыс. руб. для устройства в Москве летней резиденции императора Николая I. [1,50,60]
   Купленная императором усадьба сохранила свое историческое название - Нескучный сад.
   Уже после того, как император купил Нескучное, августовской ночью 1827 года неожиданно рухнула в овраг деревянная беседка: не выдержал каменный свод подвала, на котором она стояла.
   Хватало в усадьбе и других ветхих строений, которые после продажи было поручено разобрать самому князю Шаховскому, к чему он приступил только зимой 1828 года.
   Император Николай I после покупки не закрыл сад для посетителей и уже в 1830 году в нем открыли летний театр.
  
  Император Николай I.  []
   Фото-203.и. Император Николай I.
  
   Вызывает огромный интерес и третья составная часть современного Нескучного сада - ближайшая подмосковная усадьба князей Голицыных, примыкающая к северной границе Нескучного - усадьбе Трубецких.
   Имение включало в себя обширный регулярный парк, включавший 2/3 всей площади, а также жилой комплекс, стоявший на бровке откоса к реке.
   Усадьба отличалась простотой композиции. Регулярный парк, начинавшийся от въезда с Б. Калужской улицы, имел прямоугольную форму плана, был разделен семью протяженными продольными и тремя поперечными аллеями, обсаженными липами, образующими свободные от посадок боскеты. Композиция парка состояла из двенадцати неравных прямоугольников насаждений, крайние из них разделялись диагональными аллеями. Парк был разбит на всей ровной площадке усадьбы. Центральная, самая широкая аллея вела от въезда с Б. Калужской улицы к жилому комплексу, состоящему из двух Г-образных одноэтажных корпусов, зеркально повернутых друг к другу, главными фасадами, обращенными к реке. Южный и северный корпуса образовывали прямоугольный двор, за которым начинался склон к реке с дорожкой-серпантином. По склону росли березовые и кленовые рощи. [1,61]
   Это была летняя загородная усадьба, не имевшая экономических функций. По другую сторону Б. Калужской улицы стоял городской жилой двор князей Голицыных.
   В середине XVIII века усадьба принадлежала генерал-поручику князю Борису Алексеевичу Голицыну, внуку воспитателя Петра I, затем перешла к его сыну - дипломату и послу князю Владимиру Борисовичу Голицыну (1731-1798) - по рассказам современников, "очень простоватому человеку с большим состоянием, которое от дурного управления было запутано и приносило плохой доход".
   Однако дело поправилось, когда он женился на Наталье Петровне Чернышевой, "женщине от природы очень умной, (...) и великой мастерице устраивать свои дела".
  
  Княгиня Наталья Петровна Голицына (Чернышева).  []
   Фото-204.и. Княгиня Наталья Петровна Голицына (Чернышева).
  
   Продав половину имения мужа, она заплатила все долги, а овдовев, в 1798 году стала хозяйкой двора у Нескучного, которым владела до самой своей кончины. [1,50,62]
   Именно Наталья Петровна послужила А.С. Пушкину прототипом "Пиковой дамы". Она обладала крутым и своенравным характером и не пожелала уступить свое родовое поместье даже императору, завещав не продавать его 5 лет со дня ее смерти.
   Княгиня Наталья Петровна Голицына (Чернышева) (1741-1837) родилась в начале царствования Елизаветы Петровны, при которой состояла фрейлиной.
   Она видела царский двор при пяти императрицах и пользовалась особым уважением.Рассказывают, что даже император
   Александр I, а затем и Николай I ездили поздравлять ее с днем рождения. Домашние перед ней трепетали. Детей она до конца жизни называла уменьшительными именами: дочь, Екатерину - Катенькой (а той было далеко за шестьдесят лет), сына Дмитрия - Митенькой. Когда князь Дмитрий Владимирович, приезжая в Петербург, останавливался у матери, ему отводили комнаты в антресолях, и княгиня наказывала своему дворецкому "позаботиться, чтобы все нужное было у Митеньки, а пуще всего смотреть за ним, чтоб он не упал с лестниц", поскольку князь Д. В. Голицын страдал близорукостью. [50,63]
   При Наталье Петровне, в начале XIX века, планировочное решение регулярного парка было изменено. Его пространство несколько сократили и разукрупнили новыми аллеями. Проложили две новые параллельные Б. Калужской улице, из поперечных аллей XVIII века сохранилась лишь центральная. Самая крайняя аллея, проходящая около жилых зданий у склона к реке, исчезла. Новая крайняя аллея была отодвинута от домов вглубь парка. Возможно, это объяснялось затемнением жилого комплекса разросшимся липовым парком, закрывшим юго-восточную экспозицию зданий. Диагональные аллеи сократили по протяженности, их концы повернули под углом на продольные аллеи. Проложили новые, зеркально расположенные аналогичные диагональные аллеи. Таким зафиксирован регулярный парк в Генплане Александрийского дворца и Нескучного сада 1830-х годов. [1]
   Последним владельцем усадьбы был московский военный губернатор князь Дмитрий Владимирович Голицын (1771-1844) - сын Владимира Борисовича и Натальи Петровны.
  
  Князь Дмитрий Владимирович Голицын.  []
   Фото-205.и. Князь Дмитрий Владимирович Голицын.
  
   Князь был храбрым воином и талантливым государственным деятелем. Уже в 1794 году он получил Георгиевский крест при взятии Варшавы. В 1798 году князь Голицын становится шефом Кирасирского полка. В 1806-м, командуя 4-ой дивизией, отличается в бою при Голымине. В августе 1812 года Д. В. Голицын - командир кирасирского корпуса. Сражался при Бородине, под Тарутином, Малоярославцем, Вязьмой, Красным. Участвовал в заграничном походе русской армии в 1812-1814 г.г.
   6 января 1820 года князь Д. В. Голицын назначается московским военным генерал-губернатором. Находясь на этом посту, он внес большой вклад в дело восстановление сожженной французами Москвы. Современник писал о нем: "Как начальник и как человек он обладал лучшими качествами, так как умел привлекать молодые деятельные силы того времени в лице своих ближайших сослуживцев и помощников. В нем эти силы находили поддержку и совет, от него получили направление и энергию в общем труде по управлению и устроению Москвы. Старожилы-москвичи до сих пор еще ясно сохраняют в своей памяти эпоху управления Москвой князя Дмитрия Владимировича, и имя его вместе с представлением о нем как о человеке добром и симпатичном сохраняется в московских преданиях о старине довольно твердо и до сих пор. Административный талант в князе Дмитрии Владимировиче слагался на чисто практических началах; всякому задуманному им предприятию еще в самом зародыше его он умел как-то давать особенно счастливое направление, вследствие которого такое предприятие не оставалось только на бумаге, оно скользило мимо всех канцелярских формальностей и в конце концов большею частию быстро получало (...) осуществление на деле". [50,64]
   За год до смерти Д. В. Голицын продал свою наследственную землю на Большой Калужской Николаю I, давно хотевшему приобрести этот участок, чтобы объединить купленные им в 1832 году для жены имения графини А. А. Орловой-Чесменской с Нескучным. По преданию, княгиня Наталья Петровна, жившая в Петербурге, ни за что не хотела расставаться с московской дачей. Известно, что Д. В. Голицын в марте 1833 года согласился на проведение берегом Москвы-реки через голицынский участок "езжалой дороги", соединяющей оба императорские владения. Однако дело затянулось - возможно, уперлась княгиня. В 1834 году император утвердил план построения дороги, "минуя дачу княгини Голицыной, с одной стороны по улице (Большой Калужской), а с другой - вдоль реки по бечевнику". [50,65]
   И только через 5 лет, когда Н.П. Голицына умерла, вновь встал вопрос о продаже ее дачи. 6 января 1843 года был издан императорский указ, который гласил: "Участок земли, состоящий в Москве, Серпуховской части 5 квартала под N 732 между Нескучным и Александринским садами, принадлежащий генералу от кавалерии князю Голицыну, повелеваю Департаменту уделов купить за назначенную владельцем цену тридцать тысяч рублей серебром, выдав сии деньги имеющему доверенность на получение оных генерал-адьютанту моему графу Протасову, и принять на счет удельных же сумм расходы по совершению купчей. Участок сей, которому состоять в заведывании Московской дворцовой конторы, предоставляю в дар Ее Императорскому Величеству любезной супруге моей, в вечное и потомственное владение". Купчая крепость была оформлена 17 марта 1843 года.
   Владение, приобретенное императором, занимало территорию площадью около 12,5 га.
   При описании усадьбы при покупке ее дворовым ведомством значилось: "На оной земле состоит":
   В произрастании дерев толщиною во пне от 3 до 12 вершков:
   - липовых - 2301, из них посохших - 35 дерев;
   - березовых - 215, из них посохших - 15;
   - кленовых - 60, из них посохших - 25;
   Итого: 2576, из них посохших - 75. [1,66]
   Все строения, ставшие к этому времени ветхими, были сломаны. Главный дом - каменный одноэтажный Г-образный в плане, покрытый тесом - стоял практически без стекол в окнах. Имение приобрело исключительно парковое назначение, слившись со старым Нескучным.
   Где конкретно находился главный дом "пиковой дамы" осталось загадкой и по сегодняшний день. [1,50]
   Северная часть Нескучного в начале XVIII века была разделена на несколько владений. Вдоль берега Москвы-реки располагались две небольшие усадьбы вдовы княгини Марьи Дмитриевны Куракиной и генерала Федора Ивановича Соймонова, а по Б. Калужской - огромный участок Г-образной формы принадлежал содержателю суконной фабрики Федору Ивановичу Серикову. [1,67]
   Его владение простиралось от Голицынской усадьбы, окружало с двух сторон два предыдущих и включало юго-восточную половину будущей 2-й Градской больницы, доходя до современного Титовского переулка. Подъезд к усадьбам Куракиной и Соймонова, отделенным от владения Серикова неглубоким оврагом, осуществлялся со стороны берега Москвы-реки, а также Г- образного переулка (впоследствии исчезнувшего), отходившего от середины Титовского переулка.В середине XVIII века сложились основы принципиальной планировочной и объемно-пространственной композиции данной усадьбы, сохранившиеся в целом до 1-ой четверти XIX века, а частично, и до наших дней.
   Въезд в усадьбу был организован с Калужской дороги. Он проходил через рощу, отделявшую строения от дороги. В центре участка, на его ровной поверхности, ограниченной с трех сторон оврагами, размещался прямоугольный в плане фабричный двор, застроенный по периметру.
   Здесь стояли каменные мастерские палаты, одна у северо-восточной границы, а две другие, сохранившиеся до 1-ой четверти XIX века, торцами выходили на подъездную дорогу. У юго-западной границы располагались деревянные мастерские покои, палаты для поклажи и нежилые строения, у северо-западной межи - избы и служебные флигеля. За производственным двором начинал плавно спускаться склон к реке. На одной из надпойменных террас на бровке склона стояли одноэтажные каменные палаты самого Серикова, рядом был разбит сад. Южнее, у границы с владением Голицыных, за рощей у въезда в усадьбу, был устроен прямоугольный в плане хозяйственный двор, на котором располагалось четыре протяженных деревянных служебных флигеля с надворной печью и жилой избой с санями. Всю северо-восточную оконечность территории (включая и современную площадь 1-й (бывшей 2-й) Градской больницы) занимала фабричная слободка с 33 небольшими жилыми избами. Кроме того, вдоль берега Москвы-реки и по границе с соседними владениями были разбросаны избы с дворами и нежилые постройки, принадлежавшие фабрике.
   Это было единственное из рассматриваемых владений, не имеющее общего ландшафтного решения. Из парковых элементов здесь присутствовали только рощи при въезде с улицы и сад при жилом дворе владельца. Овраг у границы с усадьбой князей Голицыных еще не был взят "в замок" и не запружен.
   Обширное владение фабриканта Ф.И. Серикова носило, в отличие от его загородных имений, производственный характер. Оно образовалось в 1735 году, когда земли, где были "порозжие печные и сарайные места" между Калужской дорогой и Москвой-рекой были отданы серпуховскому купцу Федору Ивановичу Серикову для создания суконной мануфактуры.
   В 1785 году сын Ф.И. Серикова Григорий перенес свою фабрику в Никитский уезд Московской губернии на речку Пехорку, а участок продал обер-провиантмейстеру Николаю Максимовичу Походяшину. Через год, в 1786 году Походяшин перепродал графу Федору Ивановичу Орлову "двор с каменными и деревянными строениями, с садом и березовою рощею и с пустопорожней белою землею". [1,68]
   Об усадьбе Куракиной известно немного, вскоре она перешла к княгине Дарье Федоровне Репиной.
   Владение Ф.И. Соймонова, знаменитого путешественника и картографа, досталось ему в 1735 году из Канцелярии конфискации: "На дворе, который имеется за Калускими вороты против Донского монастыря на берегу Москвы реки... на правой стороне изба с сенми и при ней в той избе стан мастерской полотняной на котором основано широкого полотна всякого Соймонова тритцать аршин. При том же дворе на берегу Москвы реки сад, а в нем яблонных сорок, грушевых пятьдесят и итого девяносто дерев...". [1,69]
   В 1754 году оба эти имения (княгини Д.Ф. Куракиной-Репниной и Соймонова) приобрел сын известного уральского горнозаводчика крупнейший заводчик миллионер Прокофий Акинфиевич Демидов (на имя своей жены Матрены Антиповны) и устроил на их месте усадьбу с большим ботаническим садом, одним из первых в России. [1,50,70]
  
  Прокофий Акинфиевич Демидов. Художник - Д.Г. Левицкий. 1773 г.  []
   Фото-206.и. Прокофий Акинфиевич Демидов. Художник - Д.Г. Левицкий. 1773 г.
  
  Прокофий Акинфиевич Демидов.  []
   Фото-206.и.а. Прокофий Акинфиевич Демидов.
  
   Прокофий Акинфиевич Демидов (8 июля 1710 - 1 ноября 1786) - старший сын крупнейшего горнозаводчика А.Н. Демидова, владелец горнопромышленных предприятий. Учился в Гамбурге. Не служил. Имел чин действительного статского советника, полученный за благотворительную деятельность. Основал Московское коммерческое училище в 1772 году, известен многотысячными пожертвованиями на Московский университет и миллионными вкладами в строительство Московского воспитательного дома..
  
   Надо сказать, развернулся Прокофий Акинфиевич в строительстве усадьбы с истинно сибирским размахом души.
   Отец Прокофия Демидова - Акинфий Никитич, умер в 1745 году, оставив после себя троих сыновей: Прокофия и Григория от первого брака и Никиту от второго. Считая более способным к продолжению горнозаводского дела младшего, Демидов-отец оставил ему все заводы, а старшим выделил деревни и часть движимого имущества. Прокофий и Григорий опротестовали завещание и нашли понимание со стороны императрицы Елизаветы. Она уничтожила духовную Демидова и приказала его сыновьям во избежание споров и тяжб приступить к полюбовному разделу наследства. В 1759 году был утвержден раздельный акт, по которому Прокофий получил богатые Невьянские заводы. Но ни у него, ни у Григория заводское дело не заладилось, и их заводы и предприятия перешли в другие руки. П. А. Демидов, продав свои заводы Савве Яковлеву, посвятил себя другим занятиям: садоводству и меценатству. Особое пристрастие питал он к пчеловодству, написав даже трактат "Об уходе за пчелами" (1765). Будучи членом Московского Опекунского совета, П. А. Демидов принял активное участие в постройке Воспитательного Дома и создании при нем Коммерческого училища. Много пожертвовал Прокофий Акинфиевич и Московскому университету, а также купил дом за 10000 рублей, куда университет переехал.
   Был знаменит своими чудачествами, современниками характеризовался как человек грубоватый и независимый настолько, что вызывал негодование Екатерины II, отзывавшейся о нём как о "дерзком болтуне".
   Публике нравились эксцентричные выдумки хозяина усадьбы, который нередко вместо гипсовых статуй расставлял на клумбах с диковинными цветами вымазанных мелом сторожей, которые окликали всех, кто намеревался сорвать редкое растение. Весть о говорящих статуях взбудоражила Москву, и народ валом повалил. Считается, что именно в это время и возникло нынешнее название - Нескучный сад.
   3-х этажный каменный дом-дворец П.А. Демидова был возведен по проекту архитектора П. Иеста в 1754 году (по другим данным - в 1756 году). Он был П-образной формы плана и стоял на верхней надпойменной террасе, имел 29 покоев. Главным фасадом, выполненным в стиле барокко, дом был обращен к реке
   От него вниз к реке спускался террасами большой ботанический сад с оранжереями, а внизу, у подножия склона, был вырыт прямоугольный пруд.
   План-чертеж усадьбы имеет подпись: "архитектор Василий Яковлев".
  
  План владения П.А. Демидова до постройки и с постройкой Демидовских террас.  []
   Фото-207.и. План владения П.А. Демидова до постройки и с постройкой Демидовских террас.
  
   Внутреннее убранство поражало роскошью и большим количеством редких и дорогих вещей, привезенных из Европы. По дорогим заграничным коврам гуляли ручные обезьяны, кролики, всевозможных пород собаки и другие животные, на потолках красовались золотые клетки с заморскими птицами, в мраморных бассейнах плавали заморские же рыбы. [1,50,71]
   По периметру владения стояли мелкие жилые и нежилые служебные постройки. По воспоминаниям современника, архитектура дворца была причудливая, но красивая; снаружи весь его обили железом для предохранения от пожаров. Главный фасад с боковыми ризалитами разделялся на две части горизонтальными поясами. Нижний этаж в центре был украшен колоннами и имел полукруглые лестницы-сходы в парк, верхний - открытую веранду, обнесенную чугунной решеткой сложного рисунка.
   Дом окружала ограда с чугунными решетками, воротами и калитками. Решетки отливали на уральских заводах Демидовых.
   Около дворца П. А. Демидов развел уникальный фруктовый сад, который вскоре стал известен далеко за пределами России. Этот сад был изучен и описан в 1781 году академиком П.С. Палласом.
   Паллас Петр Симон (1741 - 1811) .- естествоиспытатель, географ и путешественник, член Петербургской Академии наук (1767). Учился в Германии, Голландии, Англии. В 1767 г. переехал в Россию. В 1768 -1774 гг. возглавил экспедицию Петербургской Академии наук в центральные области России, районы Нижнего Поволжья, Прикаспийской низменности, Среднего и Южного Урала, Южной Сибири, результаты которой опубликовал в труде "Путешествие по разным провинциям Российского государства" (ч. 1 - 3, 1773 - 1788). В 1793 - 1794 гг. посетил Поволжье, Северный Кавказ, жил в Крыму. Во время путешествия собрал и впоследствии обработал богатый географический, геологический, ботанический, зоологический, этнографический и другие материалы.
   Паллас писал: " ... Сей сад заведен с преогромным домом около 1756 года. Берег реки был тогда совсем неудобен для заведения сада, но 700 человек 2 года разравнивали холм, относя землю к берегу, дабы сад получил правильную форму амфитеатра. После чего владетель определил его сперва для плодов, а потом для одной ботаники и построил в нем множество оазных каменных оранжерей. Сей сад идет от двора к Москве-реке уступами разной ширины и высоты, но длиною везде в 95 сажен (202 м.), самая верхняя площадка отделяется от двора прекрасной железной решеткой, имеет около 10 саженей в ширину. С правой стороны находятся гряды для луковиц и как бы зверинец для кроликов, кои здесь и зиму сносят на открытом воздухе; а с левой стены каменные, к полудню обращенные для защищения плодовитых нежных дерев от погоды и парник для ананасов. С сего уступа ведет сход, состоящий из 17 ступеней железными плитами так как и во всем саду выложенных, ко второй площадке сада, имеющей ширину более 100 сажен, на ней находятся гряды, насаженные кустарниками и растениями плодовыми и переннисами в грунте или горшочках сидящими; с левой стороны находятся гряды, стеною каменной обведенные, для плодовитых деревьев, а с правой стороны - две оранжереи, параллельно одна к другой, простирающиеся на 40 сажен каждая в длину, из кирпича построенные, из коих одна определена для винограду, а другая весною для ращения переннисов. Второй сход ведет к третьей площадке сада пространнейшей, нежели первые две, коей противоположною или дальнею сторону занимают две оранжереи, шириною во весь сад, а на ближней стороне половину пространства занимает оранжерея, определенная для пальм, сочных растений и дерев из теплых стран. За сею следует четвертая площадка, во всем предыдущим подобная с обеих сторон оной находятся зимние оранжереи. Наконец, следует пятая площадка сада, самая пространнейшая и простирающаяся до самого берега Москвы-реки и составляет отчасти нижнюю самую площадь саду, оранжереями замыкающуюся, на ней находятся также большой пруд и птичник, деревьями обсаженный, где редкие иностранные птицы, из роду кур и уток содержатся, а прежде сего многие другие редкие, животные находились из Англии и Голландии..." И далее: "...Сад сей не только не имеет себе подобного во всей России, но и со многими в других государствах славными ботаническими садами сравним быть может, как редкостью, так и множеством содержащихся в нем растений...". [1,50,72,73]
   Составленный Палласом каталог растений насчитывал 2224 вида (а всего в саду насчитывалось более 4000 видов растений). В этом "знатном" саду производились опыты по выведению новых сортовых растений. Гербарий редких растений Палласа, собранный в саду Демидова, хранился в библиотеке ботанического сада Разумовского в усадьбе Горенки.
   От первой жены (урожденной Пастуховой) П.А. Демидов имел троих сыновей: Акакия, Льва и Амоса, а от второй - Татьяны Васильевны Семеновой - четырех дочерей.
   После смерти М.А. Демидовой усадьба перешла к ее детям: Акакию, Льву и Аммосу Демидовым. В 1788 году (по другим данным - в 1791 г.) они продали ее тайному советнику, генерал-прокурору князю Александру Алексеевичу Вяземскому, а в 1793 году его вдова Елена Никитична Вяземская (дочь князя Н.Ю. Трубецкого), уступила имение графу Федору Григорьевичу Орлову. [1,50,74]
  
   Граф Федор Григорьевич Орлов. Художник - Д.Г. Левицкий. 1785 г.  []
   Фото-208.и. Граф Федор Григорьевич Орлов. Художник - Д.Г. Левицкий. 1785 г.
  
   Гербарий и часть библиотеки П.А. Демидова наследники пожертвовали Московскому университету.
   В начале 1780-х годов Ф.Г. Орлов часто бывал у братьев Ивана и Алексея, живших на Большой Калужской. Местность эта ему понравилась, и в августе 1785 года Федор Григорьевич купил у М.В. Чернявской двор с "деревянным строением", расположенный на левой стороне улицы, а в октябре 1786 года у Н.М. Походяшина - большой участок с "каменным и деревянным строением, с садом, с березовою рощею, и с пустопорозжею землей", находящийся на правой стороне улицы. Сынишка В.Г. Орлова Александр 25 октября 1786 года записал в дневнике:
   "Дядюшка граф Федор Григорьевич не живет у нас более по-прежнему, но у дядюшки графа Алексея Григорьевича, подле которого купил место для построения дома". [50,75]
   Таким образом, в 1793 году граф Ф. Г. Орлов объединил всю северную часть рассматриваемой территории в единое обширное владение, простирающееся от Б. Калужской дороги до Москвы-реки. Орлов начал создавать новую усадьбу. Купив в 1786 году участок Серикова, он изменил его первоначальное функциональное назначение, обратив фабричное владение в жилую загородную усадьбу. Принципиальное планировочное решение осталось в целом прежним. Бывший производственный двор являлся центром имения, немного увеличенным по площади. Все его каменные строения сохранили, а в центре построили два парных одно- двухэтажных каменных корпуса, жилой и служебный. Вдоль южной границы двора, у оврага, возвели третий аналогичный служебный флигель с 2-этажной жилой частью, а также ряд деревянных служб.
   На остальной территории имения все постройки были снесены. На отрогах оврага и склоне к реке разбили огромный пейзажный парк с павильонами, беседками, фигурным прудом в нижней части оврага, расположенного у границы с усадьбой Голицыных. Естественный склон высокого берега Москвы-реки был насыщен грунтовыми водами, выклинивающимися из его подошвы и по склонам оврага. В конце XVIII века два тальвега, сходящихся у подошвы под острым углом, насыщенных грунтовыми водами, использовали для создания пруда.
   Пейзажный парк занимал всю северо-западную часть имения, располагаясь на сложном рельефе, включавшем часть ровной поверхности за двором, плавный спуск к реке в северной части и протяженный извилистый овраг у границы с владением Голицыных. Пересечения криволинейных дорожек английского парка создавали сложный прихотливый узор. Все планировочные линии блестяще использовали существующий рельеф. Насаждения были, по преимуществу, хвойные: кедровая сосна, пихта, ель. [1]
   В период владения усадьбой Ф.Г. Орлова (1786-1793 г.г.) были возведены дошедшие до наших дней парковые каменные павильоны: Летний (в изящном итальянском стиле) и Ванный (образец классицизма) домики, а также - Китайский мост, Египетская беседка и искусственный овраг с тремя легкими мостиками.
  
  Летний домик в Нескучном саду. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-209.и. Летний домик в Нескучном саду. 2010 г.
  
   Памятная доска на Летнем домике в Нескучном саду. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-210.и. Памятная доска на Летнем домике в Нескучном саду. 2010 г.
  
   Двухэтажный Летний домик поставлен на бровке откоса к Москва-реке. Легкое крестообразное в плане здание с обоих фасадов декорировано 4-колонными коринфскими портиками, проходящими через весь второй этаж ажурными балконами, и увенчано треугольными фронтонами с полуциркульными окнами.
  
   Лицевая часть Летнего домика. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-210.и.г. Тыльная часть Летнего домика. 2010 г.
  
   Красота да и только. Перед фасадом домика.  [А. Рублев]
   Фото-211.и.б. Красота да и только. Перед фасадом домика.
  
   Перед южным (парковым) фасадом домика устроили обширную овальную площадку. С балкона домика открывался прекрасный вид на Воробьевы горы, Новодевичий монастырь и Кремль.
   В Летнем домике (домик графа Орлова) ныне находится библиотека и читальный зал. К сожалению, домик выглядит не лучшим образом как внутри, так и снаружи, требует реставрации.
  
  Читальный зал библиотеки в Нескучном саду. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-211.и. Читальный зал библиотеки в Нескучном саду. 2010 г.
  
   Ремонт необходим - очевидно. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-211.и.а. Ремонт необходим - очевидно. 2010 г.
  
  Ремонт необходим - очевидно. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-211.и.б. Ремонт необходим - очевидно. 2010 г.
  
  Ремонт необходим - очевидно. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-211.и.в. Ремонт необходим - очевидно. 2010 г.
  
   В овраге, у фигурного пруда с естественными берегами, возвели другой классический павильон - Ванный (Купальный) домик, сооруженный на участке между тальвегами. До настоящего времени, сквозь свайную систему Ванного домика фильтруется значительный объем грунтовых вод. Павильон поставлен на террасу, окружающая ее полукруглая лестница спускается к воде.
  
   Ванный домик в Нескучном саду. 1913-1914 г.г.  []
   Фото-212.и. Ванный домик в Нескучном саду. 1913-1914 г.г.
  
   Кубический объем здания завершен высоким куполом над ротондой с колоннами тосканского ордера.
   Боковые части главного (прудового) фасада декорированы огромными полуциркульными окнами с частыми переплетами (в настоящее время закрытыми).
   Ванный домик с обоих фасадов читался на фоне неба, из-за обилия окон выглядел воздушным и прозрачным. Задним фоном и кулисами Ванному домику служили берега оврага и зелень пихт и кедров, высаженных на береговых склонах.
   В советское время Ванный домик использовался как столовая общепита и кафе "Поплавок". Посетители могли насладиться красотой архитектурных форм в окружении замечательной природы на берегу удивительно красивого Екатерининского пруда.
  
  Ванный домик в Нескучном саду. 1960-1980 г.г.  []
   Фото-213.и. Ванный домик в Нескучном саду. 1960-1980 г.г.
  
   В последующем, отношение к историческому культурному наследию оставляло желать лучшего, в домике заложили окна кирпичом и домик потерял свой прежний воздушный вид.
   Осенью 2003 года, находясь в запустении, Ванный домик практически сгорел. Вот лаконичное сообщение в прессе: "22 сентября 2003 года в Москве в Нескучном саду сгорел "Ванный домик у пруда" конца XVIII века. Огонь перекинулся с горевшего мусора. Решение о восстановлении не принято".
   С тех самых пор перестал Ванный домик радовать посетителей, плотно укутавшись в зеленые одежды, прикрывающие стыдливо остатки того, что является культурным историческим наследием конца XVIII века.
  
  Ванный домик в Нескучном саду. 2009 г.  [А. Рублев]
   Фото-214.и. Ванный домик в Нескучном саду. 2009 г.
  
  Ванный домик в Нескучном саду. 2009 г.  [А. Рублев]
   Фото-214.и.а. Ванный домик в Нескучном саду. 2009 г.
  
   Ванный домик в Нескучном саду. 2009 г.  [А. Рублев]
   Фото-214.и.б. Ванный домик в Нескучном саду. 2009 г.
  
   Фигурный пруд, в последующем - Екатерининский (по другим данным - Елизаветинский пруд), тоже пришел в запустение. Основное название пруда, по одной из версий, связано с именем императрицы Екатерины II. Происхождение второго названия с точностью не установлено.
   В настоящее время пруд, вероятно, перестал подпитываться в достаточной степени ключами и потому мельчает. С другой стороны, в него попадает грунт, смываемый дождями с прилегающих холмов. Одним словом, требуется приложить руки и вложить средства. Хочется верить, что в процессе предстоящей реконструкции Нескучного сада этот замечательный уголок будет приведен в первозданный вид, и мы вновь сможем наслаждаться красотой пруда и стоящим на его берегу Ванным домиком. А пока все это выглядит заброшенным, неухоженным, никак не отвечающим тому, как было когда-то, если судить по имеющимся снимкам.
  
   Екатерининский (Елизаветинский) пруд в Нескучном саду. 2009 г.  [А. Рублев]
   Фото-215.и. Екатерининский (Елизаветинский) пруд в Нескучном саду. 2009 г.
  
   Рядом с прудом сохранился Проходной грот с каменным сводом, убранный снаружи ноздреватым камнем, венчавшийся некогда "Бересчатой беседкой". Его состояние сегодня, мягко говоря, оставляет желать лучшего.
  
  Проходной грот с каменным сводом. 2009 г.  [А. Рублев]
   Фото-216.и. Проходной грот с каменным сводом. 2009 г.
  
   В верховьях оврага, в окружении зелени, на холме, стояла продолговатая деревянная на каменном фундаменте Египетская беседка, а недалеко от нее, на берегу оврага - "Деревянная беседка в готическом вкусе с колоннами".
   Перед двором, при въезде с Б. Калужской дороги, на месте рощ Серикова, устроили сад.
   Приобретя в 1793 году владение П.А. Демидова, Ф.Г. Орлов обратил его дворец в главный дом своей сложносоставленной обширной усадьбы.
   Первоначальная территория (бывший участок Серикова) стал носить хозяйственный характер, здесь размещался служебный двор. Вероятно, в этот период был перестроен демидовский дворец: между ризалитами садового фасада встроили новый объем парадного двухсветного зала, переориентировали фасады. Главным стал фасад, обращенный к Б. Калужской улице, перестроенный в формах классицизма.
  
   Бывший Демидовский дворец. Ныне - здание Президиума академии наук РФ. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-217.и. Бывший Демидовский дворец. Ныне - здание Президиума академии наук РФ. 2010 г.
  
  Бывший Демидовский дворец. Ныне - здание Президиума академии наук РФ. 2010 г.  [Н. Демчук]
   Фото-217.и.л. Бывший Демидовский дворец. Ныне - здание Президиума академии наук РФ. 2010 г.
  
   Ф.Г. Орлов, так же как и прежние владельцы князья Вяземские, не интересовался ботаникой, и великолепный сад Демидова постепенно приходил в упадок. На террасированном склоне сохранились лишь объемы каменных оранжерей.
   Две прежде самостоятельные усадьбы соединились деревянным мостом через овраг, находившимся на месте современного каменного Среднего моста.
   Англичанка Кэтрин Вильмот, в 1807 году видевшая этот сад, так описывает его: "Он изрезан бесчисленными дорожками, холмиками, лужайками и обрывами; разнообразие беседок и купален радует глаз. Между прочим, в парковой архитектуре используется березовая кора: вы и представить себе не можете, как это замечательно выглядит - как будто летние домики и беседки возведены рукой самой природы". [50,76]
   В 1796 году Ф.Г. Орлов умер, завещав имение своей племяннице Анне Алексеевне Орловой Чесменской. [1,77]
  
  Анна Алексеевна Орлова-Чесменская. Художник - И.В. Баженов. 1838 г.  []
   Фото-218.и. Анна Алексеевна Орлова-Чесменская. Художник - И.В. Баженов. 1838 г.
  
  Анна Алексеевна Орлова-Чесменская.  []
   Фото-218.и.а. Анна Алексеевна Орлова-Чесменская.
  
   Фактически же владел усадьбой ее отец, екатерининский вельможа в отставке генерал-аншеф граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский, один из богатейших людей империи, великий мот и весельчак, живший неподалеку. Расточительную жизнь вели в Нескучном эти вельможи.
   Затмивший "среди азиатской роскоши", по отзывам свидетелей, "всех владык образованного мира", герой Чесменской битвы, похититель княжны Таракановой и создатель породы орловских рысаков Алексей Орлов ударился в развлекательные затеи. Он в разных местах установил множество памятников, напоминавших о военных баталиях хозяина: гуляй, веселись, да только не забывай, у кого ты в гостях! Его балы, карнавалы, водные феерии, массовые гуляния, кулачные бои, фейерверки собирали не только высший свет, но и толпы простолюдинов. [13]
  
  Граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский. Художник - К.Л. Христинек. 1779 г.  []
   Фото-219.и. Граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский. Художник - К.Л. Христинек. 1779 г.
  
   Граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский.  []
   Фото-219.и.а. Граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский.
  
   На "воздушном" театре графа Алексея Орлова давались представления, завершавшиеся грандиозным фейерверком на Москве-реке.
   До 1801 года, в связи с царствованием Павла I, граф А.Г. Орлов и его дочь Анна жили за границей. Они вернулись в Россию лишь с воцарением Александра I. До своей смерти (в 1807 году) граф А.Г. Орлов-Чесменский с дочерью жил в новой усадьбе, имея при этом рядом старое владение, располагавшееся на месте 1-й Градской больницы. Все основные постройки орловского периода в усадьбе были выполнены до 1807 года. Орлов превратил новую усадьбу, называемую в то время "Майским домом", в увеселительную. "Летом ни одного праздника, ни одного воскресенья не обходилось без того, чтобы в саду графа не было каких-либо торжеств и праздников". [1,78]
   Вероятно, и часть беседок в пейзажном парке была возведена при Орлове-Чесменском. Укреплялись и формировались склоны оврагов, через сухой овраг построили два капитальных каменных моста: Верхний и Средний. .
   Большой Каменный мост (Верхний) сооружён в XVIII веке. Является самым крупным из трёх мостов, трёхарочный.
  
  Большой каменный мост  []
   Фото-220.и. Большой каменный мост
  
   Средний каменный мост - мост из красного кирпича с одним пролетом. Средний каменный мост сооружён в XVIII веке. Средний из трёх мостов, как по габаритам так и по расположению, одноарочный.
  
  Средний каменный мост.  [А. Рублев]
   Фото-221.и. Средний каменный мост.
  
  Средний каменный мост.  [А. Рублев]
   Фото-221.и.а. Средний каменный мост.
  
   Если спуститься с Андреевского моста на набережную, можно заметить маленький мостик над оврагом, состоящий из больших камней. Это Гротесковый каменный мост. Гротесковый мост сооружён позже - в 1834 году - Малый из трёх мостов, расположен вблизи р. Москвы, одноарочный.
  
  Гротесковый каменный мост.  [А. Рублев]
   Фото-222.и. Гротесковый каменный мост.
  
   Этот мост, как и Средний каменный мост, соединял пейзажный парк, построенный по проекту садовника Пельцеля, со старым английским парком.
   К сожалению, все эти мосты в настоящее время, находятся в неудовлетворительном состоянии и требуют реставрации.
   Основные планировочные преобразования в усадьбе произошли в это же время и связаны они были с главной страстью графа - с лошадьми. Вдоль северо-восточной границы служебного двора возвели протяженное каменное двухсветное здание Манежа и примыкающих к нему конюшен. В Манеже Орловых устраивались карусели - конные состязания и процессии, в которых принимала участие его дочь Анна. В связи с этим был организован новый парадный въезд в усадьбу к дворцу, при этом снесен старый демидовский служебный корпус. Двор получил существующую круглую форму с газоном в центре, на котором установили площадку из белого камня со ступенями. С улицы парадный въезд фланкировали белокаменные пилоны ворот, вдоль чего и полукруглого двора установили каменную ограду.
   Северная часть служебного двора, примыкающая к парку, также приобрела полукруглую форму, была обнесена решеткой с воротами в парк. Здесь, вероятно, проходил выезд лошадей. Сам Служебный двор пополнился, помимо Манежа с конюшнями, кузницей, каретным сараем, сараем для поклажи и т.п. Ветхие каменные строения середины XVIII века были снесены.
   Парадный и Служебный дворы еще не были соединены и сообщались только проездом по Б. Калужской улице. Верхний каменный мост из Парадного двора выходил в парк.
   На демидовских террасах часть оранжерей использовали по первоначальному назначению, часть переделали в грунтовые сараи с одной каменной стеной, а самую обширную нижнюю оранжерею на пятой террасе обратили в жилой людской флигель.
   В пожар 1812 года во дворе А.А. Орловой-Чесменской останавливался французский генерал Лористон, и он не пострадал от огня и разграбления. В 1814 году здесь был дан торжественный праздник по случаю победы России над наполеоновской Францией и пребывания русских войск в Москве.
   Будучи фрейлиной Ее Императорского Величества, Орлова-Чесменская в 1820 году переселилась в Петербург и лишь изредка бывала в своей московской усадьбе. В 1826 году графиня Анна Алексеевна Орлова-Чесменская прибыла в Москву в связи с коронацией Николая Павловича, сопровождая его жену Александру Федоровну. Императрица была больна и не могла жить в Кремле, а поселилась с детьми во дворце графини. 30 июля воспитатель Великого князя Александра Николаевича К. К. Мардер записал в своем дневнике: "Вчера мы переехали в дом к графине Орловой; он в городе в верстах в 5-ти от Кремля на берегу Москвы-реки. Здесь поневоле сознаешь, что Москва, а еще более ее окрестности, очаровательны. Дом графини Орловой окружен садом, превосходно содержимым и составляющим исключение между московскими садами; чистота, с которой содержится дом и сад, не уступает царско-сельской, но имеют то преимущество, что со всех сторон окружены прелестными видами". [29,59]
   Именно в этом доме дочь графа А.Г. Орлова - Анна Алексеевна в сентябре 1826 г. устроила бал, о котором долго вспоминали в обеих столицах. Бал был дан по случаю коронации Николая I, на нем присутствовали 1200 гостей, залы дворца освещали 7 тысяч свечей, которые доставили массу хлопот прислуге.
   Сохранилось описание этого праздника: "Бал, данный текущего месяца графинею Анной Алексеевной Орловой-Чесменской совершенно в другом вкусе, чем праздник князя Николая Борисовича Юсупова. Это то, что называется в области изящного grandioso; это такой бал, какой доселе мог дать только владетельный государь. Вообразите залу 80 аршин длины, и вы не удивитесь, что тысяча персон весьма свободно в ней помещалась, что нужно было 7000 свеч, чтобы осветить ее! Гигантские деревья южного климата, обрезанные кронами и поставленные против каждого окошка в позлащенных чанах, сливали свою зелень с блеском позолоты и пурпуром богатейшей драпировки, коею была убрана сия зала. Под колоннадою, составляющею хоры, расставлены были карточные столы, так что игравшие могли видеть танцевавших, могли разделять истинное веселье, царствовавшее в сем храме удовольствий, оживотворенное участием августейших посетителей, приветливостью и вниманием почтенной хозяйки. В полночь открылся занавес, закрывавший ход в пристроенную галерею, и гости вслед за государем и царскою фамилиею вошли в драгоценную турецкую палатку, огромность коей можно некоторым образом постичь, узнав, что в ней был ужин на 500 кувертов. Царский стол находился посредине в полукруглой нише, а от него два стола поперечь для мужчин и шесть для дам в длину, по три на каждую сторону. Излишне кажется говорить о великолепии столовых убранств, об освещении зал, о богатстве ливрей на слугах, о прекрасной иллюминации двора и сада и т. п. Заметим только, что царская фамилия кушала на золоте и драгоценнейшем фарфоре, а для все прочих приборы были на серебре. Палатка сколько пленила всех красотою, столько же достопамятна и тем, что сделана на подобие той, которая была подарена султаном бессмертному герою, знаменитому родителю хозяйки, заставившему трепетать гордый Стамбул и истреблением флота его при Чесме.
   Сей прекрасный бал кончился не прежде 5 часов за полночь. Государь император, государыня императрица и великая княгиня Елена Павловна изволили уехать в третьем часу; великий князь Михаил Павлович оставался несколько долее, его высочество принц Карл - до самого конца". [50,79]
   Анна Алексеевна была очень религиозна, большую часть своего несметного состояния раздала церквам и монастырям, особенно благоволила архимандриту Новгородского Юрьева монастыря Фотию.
   Майский дворец очень полюбился императрице Александре Федоровне, о чем графиня Анна Алексеевна, вероятно, тогда же и была поставлена в известность. Но только в 1831 году она принимает решение продать дворец Николаю I.
   26 мая 1832 года последовал высочайший рескрипт на имя министра двора князя П. М. Волконского: купить дом графини А. А. Орловой-Чесменской "со всеми принадлежащими к оным землями, строениями, садами, оранжереями и при оных заведениями и с имуществом, в описи значившимся, за один миллион пятьсот тысяч рублей". [80]
   Отныне он по приказанию Николая I стал называться Александринским летним дворцом в честь своей жены Александры Федоровны. Купчая крепость была совершена 30 июля.
  
  Экспликация планировочной структуры территории
   Фото-223.и. Эволюция планировочной структуры территории "Нескучного". 1830-1850-е г.г.
  
  Пояснение к экспликации планировочной структуры территории
   Фото-223.и.а. Экспликация планировочной структуры территории "Нескучного".
  
  Пояснение к экспликации планировочной структуры территории
   Фото-223.и.б. Экспликация планировочной структуры территории "Нескучного".
  
   В 1843 году император Николай I приобрел за 30 тыс. рублей сад князя Д.В. Голицына, который также подарил своей супруге Александре Федоровне.
   Таким образом, в 1843 году объединились Нескучный сад и Александрийский летний дворец в единый дворцово-парковый ансамбль. Он был поручен в ведение Московской Дворцовой конторы, директором чертежной которой состоял архитектор И.Л. Мироновский, архитекторами - Е.Д. Тюрин (с 1858 г. - директор чертежной) и И.Л. Таманский. С 1832 по 1862 г.г. работами в парке руководил инспектор садов и оранжерей московской Дворцовой конторы прибывший из-за границы садовник Пельцель.
   Главным архитектором, приспособившим бывший демидовский дом под царский дворец (1833 - 1836 г.г.), стал Е. Д. Тюрин. В усадьбе был сделан ремонт, осуществлены перестройки на служебном дворе и в парке, новых построек в ней почти не возводилось. Усадьба была открыта для публики в отсутствие в Москве императорской семьи.
   Территория бывшего Нескучного Трубецких-Шаховских, первой вошедшая в состав императорской усадьбы в 1826 году, утратила свое жилое использование и превратилась в парковую зону усадьбы. В течение 1830-х годов практически все жилые строения на ее территории были снесены.
   В 1830 году в роще заовражной части Нескучного, у диагональной аллеи, возвели Летний воздушный театр (Воздушный - то есть, театр на открытом воздухе), в создании которого принимал участие О.И. Бове.
  
  Место расположения Воздушного театра в Нескучном саду. 1830-1850-е г.г.  [А. Рублев]
   Фото-224.и. Место расположения Воздушного театра в Нескучном саду. 1830-1850-е г.г.
  
   Театр имел в плане 70х40 метров и вмещал до 1500 зрителей и был "как крытая большая галерея полукружием, а сама сцена была приспособлена так, что деревья и кусты заменяли декорации". [81]
   Вот как описывает историю возникновения летнего театра В.П. Погожев:
   "Идея завести летний театр явилась у Кокошина к началу 1830 года (Федор Федорович Кокошин - директор Императорских Московских театров). 20 февраля этого года Кокошин представил министру следующий пространный доклад: "... Московский театр требует необлагаемых скорых мер к своему поддержанию: почему и осмеливаюсь просить ваше Сиятельство о исходатайствовании Высочайшего дозволения давать, хотя в течение будущего лета вокалы и спектакли в нескучном, приобретенном казною покупкою от князя Шаховского, в коем как кажется, еще не видно никаких и заготовлений, к отделке оного. Место сие уже есть издавна привычное для летнего гуляния всех вообще Московских жителей - тамъ, в приготовленном нарочно для сего отделении, всегда давались фейерверки и прочие народные увеселения. Весьма легко можно в оном устроить и садовый театр, на коем в хорошее время могут быть даваемы приличные тому месту спектакли, девертисменты и даже конные представления..., совмещения вечернего гуляния и разнородных зрелищ могут вполне удовлетворить публику". [82]
   Только 17 мая 1830 года Петр Михайлович Волконский - министр Императорского двора, написал Кокошину, что " Государь император разрешает приступить ноне же к устройству летнего театра в нескучном саду на избранном Кокошиным месте, с тем, чтобы постройка сия произведена была из театральных сумм и что производится с отводом дирекции некоторых строений в том саду, нужных для ее распоряжений...". [82]
  
  Копия письма министра Императорского двора П.М. Волконского Действительному тайному советнику князю Юсупову о разрешении Ф.Ф. Кокошину строить летний театр в Нескучном саду. Май 1830 г.  [А. Рублев]
   Фото-224.и.а. Копия письма министра Императорского двора П.М. Волконского Действительному тайному советнику князю Юсупову о разрешении Ф.Ф. Кокошину строить летний театр в Нескучном саду. Май 1830 г.
  
   Предприятие Кокошина в нескучном саду имело положительный успех. 5 июля 1830 года он рапортовал министру так: "...Сие дешевое и вместе приятное устроение, оконченное в 11 дней, продолжает привлекать не только московскую публику, но из ближних дач и деревень... Между спектаклями и фейерверком многочисленная в саду публика, не поместившаяся уже в театре, толпами гуляла по иллюминированным в саду аллеям".
   Согласно предложению Кокошина, вход в сад Нескучного был установлен бесплатный. Цены же местам в театре были назначены такие: от 15 р. (ложи), до 1 р. 50 коп. во 2-й галерее.
   Театр сразу стал очень популярным среди москвичей. Спектакли давались два раза в неделю. Для подхода публики к театру проложили извилистую дорогу от Б. Калужской улицы, проходящую по верховью оврага, соорудили новые деревянные мосты, в том числе мост "через ущелье". Его высокие мощные опоры были сложены в виде срубов.
   Сцена летнего театра была устроена на обширной лужайке. Вокруг нее амфитеатром располагались ложи, внутри сделали партер и даже соорудили галерку. Деревья, окружавшие сцену, служили и "декорациями". Небо на закате создавало театру неповторимый естественный плафон. А в антрактах сад становился "воксалом" - играл оркестр, публика танцевала. Устроители представлений всегда пускали на сцене после спектакля фейерверки, что чрезвычайно нравилось посетителям. Театр открылся 15 июня 1830 г. комической оперой-водевилем в одном действии с хорами и танцами "Удача от неудачи". Позже стали разыгрывать театральные "переделки", пьесы, написанные в подражание иностранным авторам. Несколько раз артисты давали "Недоросля" Д.И. Фонвизина, а вокальные мастера исполнили первую комическую русскую оперу "Мельник, колдун, обманщик и сват".
   На сцене Воздушного театра выступали великие М.С. Щепкин, П.С. Мочалов, замечательный водевильный актер В.И. Живокини, талантливый актер и драматург Д.Т. Ленский, певец, композитор, оранжировщик русских песен и романсов П.А. Булахов и др.
   Играть под открытым небом актерам было не так просто. М.С. Щепкин так описывал новый театр своему другу, также артисту И. И. Сосницкому: "...вообрази, театр весь открытый как над зрителями, так и над сценой; зад сцены не имеет занавеса и примыкает прямо к лесу; вместо боковых кулис врыты деревья; при малейшем ветерке не слыхать ни слова; к тому же карканье ворон и галок служит в помощь к оркестру; сухого приюта нигде нет". Екатерина Сушкова, известная своими воспоминаниями о М. Ю. Лермонтове писала: "...театр, устроенный в саду под открытым небом, восхитил меня; декорациями служили вековые деревья, журчащий ручеек, дерновые скамью и кусты махровых роз. Во время антракта дамы перебегали из ложи в ложу, в креслах тоже пестрели нарядные дамские шляпки, кавалеры подносили своим избранным и их безмолвным и неулыбчивым телохранительницам букеты, фрукты и мороженое".
   М. Н. Загоскин вспоминал о том, как "однажды в проливной дождь дотанцевали последнее действие "Венгерской хижины" почти по колено в воде". [83]
   Казалось, все эти неудобства должны были помешать процветанию Воздушного театра. Но он существовал, радуя зрителей, целых четыре сезона.
   Москвичам новшество понравилось, тем более что летом все театры закрыты и спектакли на свежем воздухе, в окружении махровых роз и душистых фиалок, пользовались большим успехом.
   Летом 1830 г. этот открытый театр в Нескучном посетил А.С. Пушкин со своей невестой Натальей Гончаровой и ее семьей. Их сопровождал друг поэта П.В. Нащокин. "Артисты, увидав Пушкина, прекратили работу, и пока поэт осматривал сцену и места для зрителей, толпою ходили за ним, не сводя глаз ни с него, ни с невесты". [84]
   В честь этого события набережная Москвы-реки в нескучном саду была названа Пушкинской, но уже в 1937 году, почти через 100 лет после ее посещения великим русским поэтом.
   Дотошные краеведы установили, что Воздушный театр посещали писатель М.Н. Загоскин, будущий драматург А.Н. Островский, молодые М.Ю. Лермонтов и И.С. Тургенев. В тургеневской повести "Первая любовь" великолепные описания природы взяты как раз из Нескучного сада.
   Недолго просуществовал Воздушный театр (всего-то 5 лет). В 1834 году театр был закрыт, а в 1835 году продан на слом. Спектакли перенесли в новый театр, возведенный в 1835 году (архитектор М.Д. Быковский) в Петровском увеселительном парке. [85]
   Современник, описывая свой поход в летний театр Нескучного, рассказывал, что по окончании спектакля они темной аллеей вышли на покрытую цветами поляну. "С сей поляны представились нашим взорам направо и налево большие березовые и сосновые деревья, (...) от сих деревьев, взглянувши левее, виден глубочайший ров и в нем разбросанные природою небольшие березки, сосенки и болотные кустики, которые своими зелеными листиками затеняют прозрачный ручеек, текущий по сему рву и впадающий в Москву-реку; прямо - кристальные струи Москвы-реки с ее прелестными окрестностями". [50,86]
   Старый Нескучный сад постепенно превращался в место прогулок, будучи наиболее отдаленным от парадной жизни и активной хозяйственной деятельности северной оконечности имения. Парк стал пейзажным, получив новое планировочное решение. "Этот превосходный сад своим местоположением, неправильностью и огромностью дерев походит более на рощу с расчищенными дорожками. Деревья не постригаются, не образуют ни павильонов, ни аллей, ни боскетов: всюду видна природа во всей своей дикой прелести". [87]
   Постепенно зарастали фрагменты регулярного парка. К концу XIX века от планировочной структуры регулярного парка сохранились лишь регулярные оси. На отроге оврага стоял Охотничий домик.
   После присоединения в 1843 году к императорской усадьбе сада Голицыных, его центральная аллея была соединена с главной аллеей старого Нескучного. Бывший сад Голицыных еще сохранял регулярную планировочную целостность. Размещенный на ровном рельефе регулярный парк контрастировал с живописными рощами Нескучного сада, прорезанного глубоким "ущельем" - Андреевским оврагом. В 1861 году планировалось передать Нескучный сад с бывшей усадьбой Голицыных в распоряжение Общества Акклиматизации животных и растений для устройства здесь Зоологического сада. [1,15]
   Однако зоосад был построен на Пресненских прудах.
   Наиболее значительной реконструкции подверглась северная часть усадьбы, разделенная на парадную и служебную зоны. [1,16]
   Дворцовая зона, отделенная оврагом от служебной, приобрела более парадное, представительное значение. Все сохранившиеся к этому времени хозяйственные строения были снесены. На пилонах въездных ворот установили скульптурные аллегорические двухфигурные группы, держащие огромный рог изобилия (в настоящее время на северном пилоне стоит копия группы южного пилона, т.к. первоначальная была утрачена в 1930-е годы).
  
  Скульптурные двухфигурные группы на въездных воротах Александринского дворца.1957 г.  []
   Фото-225.и. Скульптурные двухфигурные группы на въездных воротах Александринского дворца.1957 г.
  
   Каменная ограда начала XIX века, стоявшая по линии въезда и полукруглого парадного двора, была заменена металлической с чередующимися каменными столбами, выполненной по рисунку Е.Д. Тюрина. Слева от парадного въезда в усадьбу, у верховьев выположенного оврага, разбили небольшой партер трапециевидной формы плана.
   В курдонере перед дворцом устроили газоны вдоль ограды, а в углу двора, у Кавалерского корпуса, поставили Гауптвахту (1836 г.). Заново был решен террасированный склон за дворцовым комплексом. Вдоль садиков, размещенных между двором и флигелями, соорудили парные огибные аллеи-берсо, перед парковым фасадом дворца разбили партер плавных очертаний (с буленгринами), центр которого был отмечен установкой чугунного фонтана. На следующей террасе устроили партер, включающий двенадцать прямоугольных элементов. На остальных террасах, по сносе всех ветхих служебных строений, по проекту Пельцеля, заложили пейзажный парк с системой криволинейных дорожек. Он соединялся со старым английским парком с помощью Среднего каменного мостика и вновь возведенного Малого ("Гротескового", 1834 г.).
   Старый парк был расширен к югу, заняв пространство сада Орловых на другом берегу верховья оврага. Здесь была проложена новая сеть круговых дорожек. Южнее, ближе к Калужской улице, построили комплекс оранжерей, протяженными фасадами обращенных к югу. Сохранилось одно-двухэтажное каменное строение Малой Померанцевой оранжереи с фасадом, решенным в формах ранней классицизирующей эклетики.
   В 2-этажной части этой оранжереи, в ее северо-восточном и частично юго-западном крыльях, помещались собственно померанцевые оранжереи, а в крайней части юго-западного крыла - большая каменная теплица. [1,17]
   В настоящее время первоначальное юго-западное крыло утрачено. В новый оранжерейный комплекс также входили: Большая Померанцевая оранжерея с квартирами садовников, несколько теплиц и участки открытого грунта. Здесь велись активные работы по выращиванию посадочного материала и оранжерейных растений.
   Объединенная императорская усадьба получила новую сеть дорог, связавшую всю ранее разобщенную территорию. Они были обрамлены кирпичными лотками для организации ливневого стока. Почти все дорожки сохранились.
   Во второй половине XIX века в парке велись постоянные поддерживающие работы по ремонту дорожек, газонов, прудовых плотин, проводились новые посадки деревьев и кустарников.
   В 1890 - 1905 г.г. Нескучный стал местом летней резиденции Московского генерал-губернатора князя С.А. Романова. Доступ в него стал ограничен.
   В начале 1900-х годов вдоль юго-западной границы усадьбы проложили линию Московской Окружной железной дороги, отрезав от ее первоначальной территории небольшой участок.
   От объемно-планировочной структуры императорской усадьбы "Александринский дворец с Нескучным и Голицынским садами" к настояшему времени сохранились: реконструированный дворец XVIII века с флигелями Кавалерским, Фрейлинским и кухонным; здание Гауптвахты; ограда с пилонами ворот со скульптурной группой "Изобилие"; фрагменты пейзажного парка (дорожки и насаждения) на склоне бывших Демидовских террас; чугунный фонтан на верхней террасе парка; отдельные экземпляры ценных старовозрастных насаждений Нескучного сада, характерные для подмосковных усадеб - липы, вязы, лиственницы, клены остролистные, тополь белый, ясень, включая дубовую главную аллею; развитая сеть парковых дорожек, связывающая прежде самостоятельные территории усадеб; фрагменты лотков-быстротоков и дорожного мощения. [1]
        После революции в царском дворце был открыт музей мебели. Есть литературная легенда, что Илья Ильф и Евгений Петров - авторы блистательных "Двенадцати стульев" - сочинили свое произведение не без подсказки, услышанной в стенах бывшего дворца.
   В 1928 г. территория Нескучного сада вошла в состав Парка культуры и отдыха, а во дворце разместил свои экспонаты уже другой музей - Музей народоведения.
   В 1934 г. советское правительство приняло решение о переводе Президиума и ряда научно-исследовательских учреждений Академии наук СССР из Ленинграда в Москву. В столицу переехали крупнейшие ученые - академики А.П. Карпинский, В.А. Обручев, В.И. Вернадский, братья Н.И. и С.И. Вавиловы, А.Е. Ферсман и др.
   Для Президиума Академии отвели Александринский дворец в Нескучном.
  
  Александринский дворец в Нескучном саду. 2009 г.  [А. Рублев]
   Фото-226.и. Александринский дворец в Нескучном саду. 2009 г.
  
  Внутри Александринского дворца.  [А. Рублев]
   Фото-226.и.а. Внутри Александринского дворца.
  
  Внутри Александринского дворца.  [А. Рублев]
   Фото-226.и.б.Внутри Александринского дворца.
  
   На долгие годы в Александринском дворце устроились ученые - народ аккуратный, и все находилось в примерной сохранности. В залах начались заседания президиума Академии, а в покоях разместились кабинеты президента и вице-президентов. Сохранилась отделка, росписи, лепнина, роскошные двустворчатые, высоченные двери и многое другое.
  
  Флигель. 2010 г. [А. Рублев]
   Фото-227.и. Флигель. 2010 г.
  
  Флигель. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-228.и. Флигель.2010 г.
  
   До сих пор перед Александринским дворцом сохранился чудный фонтан работы знаменитого скульптора И.П. Витали (1835 г.) - группа играющих путти (младенцев), Ранее, фонтан стоял на Лубянской площади (с 1835 по 1934 г.г.), где служил водозаборным бассейном, в который питьевая вода подавалась из Мытищинского водопровода. К сожалению, фонтан лишился многих деталей своего декоративного оформления: исчезли бронзовые маскароны, из которых извергались струи воды, бронзовые орлы, малая гранитная чаша.
  
    Фонтан работы скульптора И.П. Витали
   Фото-229.и. Фонтан работы скульптора И.П. Витали "Группа играющих путти (младенцев)". 2010 г.
  
  Группа играющих младенцев.  [А. Рублев]
   Фото-229.и.а. Часть фонтана - Группа играющих младенцев.
  
   Еще один фонтан работы скульптора И.П. Витали с массивной чашей-водоемом благополучно стоит и ныне на Театральной площади Москвы.
   Вместе с академией в Москву переехал Минералогический музей, который расположился в построенном в начале 19-го века графом Орловым-Чесменским, позднее превращенным в загородный зал приемов императорского двора.
   В основных коллекциях музея более 135 тысяч экспонатов со всего мира. Природные кристаллы и другие формы минералов. Изделия из камня работ старых и современных мастеров. Драгоценные камни и многое другое.
  
  Минералогический музей им. А.Е. Ферсмана.  [А. Рублев]
   Фото-230.и. Минералогический музей им. А.Е. Ферсмана.
  
   Почти ничего не осталось от былого величия Нескучного сада. Дворец Трубецких давно исчез с лица земли, трудно даже точно определить его местонахождение. Оставшиеся постройки обветшали и требуют капитального ремонта. Охотничий домик графа А.Г. Орлова, сохранившийся от старейшей усадьбы Трубецкого занимает Международная ассоциация "Что? Где? Когда?".
   Интеллектуальная викторина "Что? Где? Когда?" была создана в Охотничьем домике в 1975 г. телеведущим Владимиром Ворошиловым.
  
  Вывеска на заборе. За забором - Ассоциация
   Фото-231.и.б. Вывеска на заборе. За забором - Ассоциация "Что? Где? Когда?". 2009 г.
  
   После ухода из жизни В. Ворошилова с мая 2001 года ведущим телеигры "Что? Где? Когда?" является его пасынок, сын жены В. Ворошилова Натальи Стеценко Борис Александрович Крюк. Игра идет в прямом эфире именно из Охотничьего домика, расположенного в Нескучном саду.
  
  Охотничий домик (восточная сторона). 2009 г.  [А. Рублев]
   Фото-231.и. Охотничий домик (восточная сторона). 2009 г.
  
  Охотничий домик (западная сторона). 2009 г.  [А. Рублев]
   Фото-232.и. Охотничий домик (западная сторона). 2009 г.
  
  Эстрадная площадка Международной Ассоциации
   Фото-233.и. Эстрадная площадка Международной Ассоциации "Что? Где? Когда?". 2009 г.
  
   Еще одной важной достопримечательностью Нескучного сада является ротонда со смотровой площадкой.
  
  Ротонда со смотровой площадкой в Нескучном саду. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-234.и. Ротонда со смотровой площадкой в Нескучном саду. 2010 г.
  
  Барельеф основателя Москвы Юрия Долгорукова на Ротонде. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-234.и.а. Барельеф основателя Москвы Юрия Долгорукова на Ротонде. 2010 г.
  
   Ротонда построена в 1947 году по проекту архитектора С.Я. Иконникова на месте жилого комплекса середины XVIII века - усадьбы Голицыных. На обширной заглубленной площадке перед ней соорудили фонтан, разбили клумбы, по периметру установили декоративные фонари.
  
  Площадка с фонтаном, клумбами, Фонарями и часами для влюбленных. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-234.и.б. Площадка с фонтаном, клумбами, Фонарями и часами для влюбленных. 2010 г.
  
   Здесь же расположилась Аллея любви - место встреч, свиданий, место, где время останавливается, не тревожа влюбленных поступью стрелок часов.
  
  ;Скамейка влюбленных на Аллее любви в Нескучном саду. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-235.и. Скамейка влюбленных на Аллее любви в Нескучном саду. 2010 г.
  
  Табличка на скамейка влюбленных. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-235.и.а. Табличка на скамейка влюбленных. 2010 г.
  
   Часы для влюбленных на Аллее любви в Нескучном саду.  [А. Рублев]
   Фото-236.и. Часы для влюбленных на Аллее любви в Нескучном саду.
  
   Нескучный сад во все времена был опасной зоной, особенно в вечернее и ночное время. Остается он таковым и в наше непростое время. К тому же, не так давно с территории парка выведено отделение милиции, которое предназначалось для поддержания здесь общественного порядка и недопущения противоправных действий со стороны посетителей.
   Облюбовали это место и местные бродяги, приводя себя в порядок в удаленных уголках, устраивая водяные души на Андреевском пруду, где любители рыбной ловли не прочь посидеть с удочкой в свое удовольствие, а горожане - позагорать и приятно провести свободное от работы и других дел время. Андреевский пруд расположен он в низовьях оврага на террасе сада, красив необыкновенно.
  
  Андреевский пруд в Нескучном саду. 2010 г.  [А. Рублев]
   Фото-237.и. Андреевский пруд в Нескучном саду. 2010 г.
  
   Время от времени на пруду проводятся очистные работы, запускается рыба, но состояние пруда оставляет желать лучшего.
   В дневное время в Нескучном саду не так много людей. Нередко можно увидеть пенсионеров, мирно беседующих где-нибудь на лавочке в тенечке, и прогуливающихся по тенистым аллеям молодых мам с колясками. Омрачают эту картину разного рода транспортные средства, которых в Нескучном саду стало так много, что и неспешные прогулки становятся, порой затруднительными, особенно в зимнее время. Да и уникальная природная среда от выхлопа автомобильных газов все более и более хиреет, что стало заметно невооруженным глазом.
   Думается, что на этой территории вообще надо запретить передвижение транспортных средств, использующих бензин или дизельное топливо, за исключением, конечно, специальных обслуживающих средств. Вряд ли такое решение возможно в ближайшей перспективе, а значит, уникальная природа будет и дальше хиреть, не имея возможности самостоятельно справиться с наступлением цивилизации.
   Но хочется надеяться, что Нескучный сад в ближайшей перспективе станет еще более красивым, абсолютно безопасным и, как прежде, любимым местом отдыха москвичей и гостей столицы.
  
   Продолжение работы "Парк Горького (Праздники и будни). Глава 3. " можно посмотреть "здесь"
  
Оценка: 7.04*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"