Рудаков Алексей Борисович: другие произведения.

Война

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  В О Й Н А
  
  Инструктаж и постановка задач в восьмом спасательном отряде начинались ровно в девять тридцать. Гудков приходил к девяти, что-бы успеть поговорить с ребятами и узнать новости у дежурного. На этот раз народа было мало. Ожидалась серия мощных вспышек на Солнце, и большинство экипажей сейчас дежурило в зонах орбит Меркурия и Венеры, там, где эти вспышки были наиболее опасны. Сергей подошёл к дежурному и спросил, что нового слышно в космо-се.
  - Новостей немного, но зато новости прямо-таки детективные.
  - А именно?
  - На Луне в районе строительства нового космодрома на "той стороне" вышли из-под контроля три робота самой новейшей кон-струкции. Один просто бросил работу, двое других сбежали. Вреда они не причинили никакого, но на всякий случай всех троих уничтожи-ли.
  - Когда это было?
  - Позавчера... А сегодня ночью на Земной орбите таким же обра-зом вышел из-под контроля такой же робот. Он монтировал двига-тельную установку нового супертелескопа. Причём перед своим, если так можно выразиться, "бегством" он произвёл выстрел по станции из фиолетового лазера.
  - Ну и...?
  - Да, ерунда. Слегка зацепил оранжереи. Лазер мощностью всего пятьсот киловатт.
  - Пятьсот киловатт в космосе достаточно много для лазера, а тем более, для фиолетового. Ладно, спасибо за информацию. - Гудков кивнул дежурному и поспешил в класс постановки задач. То, что ска-зал дежурный, выскочило у него из головы. В космосе бывали случаи и более впечатляющие.
  Герхадт Ципфель не спешил начинать совещание, хотя все ко-мандиры экипажей уже собрались в классе. Он сидел за своим столом и время от времени посматривал на дверь.
  - Что-то старик нас долго маринует, - недовольно пробурчал си-девший рядом с Гудковым Яцек Гных.
  - Наверное, начальство поджидает, - предположил Гудков.
  В подтверждение его слов дверь открылась и на пороге выросла дородная фигура начальника Спасательной службы Игоря Николаеви-ча Миронова.
  - Товарищи спасатели! - скомандовал Ципфель. Все встали. - То-варищ Миронов, командиры восьмого спасательного отряда собраны на очередную постановку задачи.
  - Здравствуйте. Прошу садиться. - Миронов подошёл к передним рядам и начал без предисловий, так как знал в восьмом отряде всех командиров экипажей не только по фамилиям, но и по именам. Здесь был собран весь цвет Спасательной службы. - Все, наверняка, уже знают о бегстве автомата в Земной зоне. Сами понимаете, что робот, вооружённый лазером в зоне с интенсивным движением представляет достаточно серьёзную опасность для космических кораблей. Управ-ление Космических исследований обратилось к нам за помощью. Са-ми они не в состоянии исправить свою ошибку.
  - Просто в штаны наложили, - не громко, но отчётливо сказал кто-то из задних рядов.
  Герхардт Ципфель за спиной Миронова погрозил кому-то огром-ным волосатым кулаком.
  - Согласен. Мне просто по своему положению нельзя так гово-рить. В классе раздался одобрительный смех.
  - Так вот, я решил обратиться за помощью к вашему командиру. Мы пришли к выводу, что задание опасное и здесь нужен доброволец.
  - А если добровольцев не будет?
  - У вас восьмой спасательный отряд. Существует ещё семь. Не думайте, что только у вас ассы.
  Сергей слушал Миронова, глядя в пол. Когда он поднял голову, то увидел, что Ципфель смотрит на него. Всё правильно. Гудков два месяца не был в поиске из-за некомплектности экипажа, тогда, как остальные ребята были по четыре, пять раз если не в поиске, то на патрулировании. Вчера его экипаж укомплектовали полностью. Кому, как не ему идти на это дело.
  Гудков поднялся, одёрнул китель и сказал:
  - Я пойду.
  - Хорошо, - сказал Миронов и посмотрел на Ципфеля.
  Начальник отряда сказал, что на сегодня заданий больше не бу-дет, дежурят экипажи Питерса и Гныха, и попросил Сергея остаться. Остальные командиры, тихо переговариваясь, вышли из класса.
  Когда они остались втроём, Миронов протянул Сергею руку и сказал:
  - Я почему-то так и думал, что ты вызовешься.
  - А чего тут думать? - ответил Гудков. - Два месяца лоботрясни-чал. Пора и честь знать.
  - Вопросы есть? Может, тебе консультацию со специалистами устроить?
  - Не надо. Здесь надо торопиться. Меня интересует только два вопроса: где он сейчас находится и чем отличается от известных мне моделей?
  - Искать его в зоне К-66, а отличается он от предыдущих, более быстрой реакцией и усиленной бронёй на груди и спине. Само собой, что расширены свободные связи в мозге.
  - Посмотреть бы на того человека, что ему лазер дал, - со вздо-хом сказал Сергей.
  Миронов ухмыльнулся и, окинув одобрительным взглядом креп-кую фигуру спасателя, ответил:
  - Тебе было бы потом стыдно за своё поведение. Вы с ним нахо-дитесь в слишком разных весовых категориях.
  - Понятно. Разрешите приступить к выполнению задания?
  - Да. До свидания. Счастливо тебе, спасатель.
  - Спасибо. До свидания.
  Гудков вышел из класса и, подойдя к дежурному, включил селек-тор:
  - Экипаж С-808 сбор у ракеты. - Потом похлопал дежурного по плечу. - Счастливо оставаться, Санёк. Отметь меня в поиске с одинна-дцати ноль-ноль сегодня.
  - Робота что ли ловить?
  - Его, родимого.
  - Удачи и чистого космоса.
  - Спасибо.
  Подходя к ракете, он увидел восемь человек. Все в сборе.
  - Ракета готова?
  - В полном порядке.
  - Куда летим, командир, - спросил пилот.
  - Не далеко. Зона К-66, - Сергей, запрокинув голову, осмотрел корпус корабля. - Про сбежавшего робота слышали? Вот мы его и бу-дем искать в пространстве объёмом всего в два миллиарда кубиче-ских километров. Поскольку задание считается опасным, хотя, по-моему, как и всякое другое, предупреждаю - всем быть предельно внимательными. Робот вооружён фиолетовым лазером. Вопросы?.. Нет. По местам.
  - С-808 вызывает Базу-8.
  - Отвечаю С-808-му.
  - С-808. Задание в зоне К-66. Прошу разрешение на старт в 11.00. Корабль и экипаж к выполнению задания готовы, двигатели на холо-стом ходу.
  - С-808-му старт в 11.00 без дополнительной команды разрешаю. Отход по 365-й траектории в зону Б-18, далее - по указаниям Земли-15.
  - Вас понял: 365-я траектория, зона Б-18, далее руководство Зем-ли-15.
  - Счастливого полёта.
  - Спасибо.
  Ровно в 11.00 под ракетой Гудкова вспыхнуло ослепительно-белое пламя, и над космодромом прокатились раскаты грома - эки-паж спасательного корабля С-808 приступил к выполнению задания.
  Через шесть часов штурман доложил Гудкову:
  - Вошли в зону поиска.
  - Спасибо, Юра. Ты его видишь?
  - Нет, слишком мала отражающая поверхность. Наши локаторы его засекут на дальности не больше ста тысяч километров, да и то...
  - Короче, реальная дальность семьдесят, восемьдесят тысяч ки-лометров?
  - Да.
  - Наблюдателям внимательно слушать эфир особенно в децимет-ровом диапазоне. Может быть, этот дурак будет что-нибудь болтать.
  - Сомнительно, - отозвался старший наблюдатель Карлос Котри-на.
  - На безрыбьи и рак рыба. Слушайте внимательно.
  - Понял.
  - Витя, - позвал Гудков пилота.
  - Слушаю, командир.
  - Давай затормозимся до двухсот километров и по спирали.
  - Выполняю.
  
  Гудков встал, чтобы размять ноги и вдруг увидел на экране пе-реднего обзора маленькую отметку.
  - Есть!! - крикнул штурман.
  - Вижу. Дальность точно.
  - Восемьдесят тысяч.
  - Витя, торможение курсом прямо на него.
  - Выполняю.
  Сергей сел в своё кресло. Отрицательная перегрузка плавно и сильно потянула его вперёд. Он сжал подлокотники кресла, глядя прямо перед собой на экран, словно боясь, что, если отвести взгляд, - отметка пропадёт.
  Через час пилот доложил:
  - Скорость ноль. Дальность до цели - семьдесят одна тысяча.
  Гудков передал на Землю:
  - Земля-15, Я - С-808 обнаружил объект поиска, прошу разреше-ние на применение ПМО1.
  - Я - Земля-15, С-808, ждите на связи.
  - Понял.
  - Ну, теперь начнётся болтология часа на два, - недовольно про-бурчал штурман.
  - Что, торопишься? - спросил Гудков.
  - Ага. На свадьбу. Сестру замуж выдаю.
  - С-808, Миронов на связи.
  - Отвечаю.
  - Сергей, настаивать не имею права, но кибернетики просят его захватить невредимым. Это уже второй случай с данной моделью. По-ка для анализа у них были только обломки. Это просьба. Действуй по обстановке. Применение ПМО разрешаю.
  - Вас понял. Будем брать.
  - Я подхожу ближе? - спросил пилот.
  - Не надо. Зачем рисковать. Со мной пойдёт Котрина.
  - Командир..., - просительно начал пилот.
  - Остаёшься за меня и в случае чего поведёшь корабль домой. Штурман.
  - Да, командир.
  - Следи за ним и за нами. Мы пойдём на ракетоплане. В случае нашей гибели, то есть, в крайнем случае, уничтожаете его при помощи ПМО... Котрина, ты где?
  - В ангаре. Жду вас.
  - Иду.
  Гудков специальным ключом открыл небольшой лючок на своём пульте и вытянул из него два провода. Все, кто находился в рубке управления, затаили дыхание и следили за Сергеем. Сейчас наступил момент, о котором они много раз слышали, но ни разу не видели - Гудков вскрывал сейф с оружием. Сергей приложил контакты к вис-кам, назвал свою фамилию и личный номер. Сбоку от пульта отодви-нулась массивная крышка сейфа, где в аккуратных гнёздах тускло по-блёскивало девять пистолетов, стрелявших реактивными пулями. Гуд-ков достал два пистолета с полным боекомплектом, потом, поколе-бавшись, взял ещё по одной запасной обойме.
  В ракетоплане он дал один пистолет Карлосу и спросил:
  - Пользоваться умеешь?
  - Когда-то учили. Помню только, что отдача сильная.
  - Ладно, поехали, - Сергей положил руки на штурвал. - Смотри в оба.
  Штурман вывел их точно. Когда Сергей приблизился на дальность оптической видимости, он приказал наблюдателю посмотреть на ро-бота в бинокль.
  - Командир, а это не робот.
  - Что же это?
  - Чёрт-те что. Шар какой-то. Ребристый. Вращается.
  - Юра! Штурман!
  - Отвечаю.
  - Ты на кого нас вывел?
  - Как, на кого?
  - Это не робот.
  - Д-д-а-а-а?
  - Да-да. Ну-ка посмотри ещё вокруг, чтобы нам не мельтешить ту-да-сюда.
  - Сейчас посмотрю.
  Сергей откинулся на спинку кресла и взял у Котрины бинокль. Пе-ред ним в сорока километрах висел шар диаметром метров сто из ка-кого-то серого материала, шершавый, ребристый. Шар медленно вращался. Гудков дал толчок ракетоплану двигателями управления. Расстояние между ними и шаром стало медленно сокращаться.
  - Интересно, что это? - спросил Карлос.
  - Мусор. Разрешили всяким очкарикам эксперименты в космосе, вот они и довольны. Они думают, что здесь можно делать всё, что хочешь. Они считают, что миллиард кубических километров - это ги-гантский объём, а мы его прочесали локаторами за четыре часа. Вот врежется кто-нибудь сослепу в эту штуку, мало не будет... Юра, ну, что там?
  - Сейча... Есть! Нашёл.
  - Далеко?
  - Шестьдесят тысяч.
  - Наводи.
  - Курс - 103-86.
  - Выполняю.
  
  Гудков рывками подводил ракетоплан к роботу. Робот почти неподвижно висел в космосе, только иногда, по словам Котрины, следившим за ним в бинокль, дёргался, как марионетка.
  - Карлос, подведи-ка нас к нему со спины.
  - Хорошо.
  Когда до робота осталось всего пять километров, Сергей откачал воздух из кабины и открыл фонарь.
  - Карлос.
  - Да.
  - Знаешь, где у них щиток управления?
  - Сзади. Как говаривал мой дед, там, где спина теряет своё бла-городное название.
  - Молодец. Значит, слушай внимательно. Я беру его на мушку, а ты подбираешься к нему сзади. В случае чего, я стреляю. Если он по-вернётся к тебе лицом или хотя бы боком, то есть сможет тебя уви-деть - стреляй. Из-за этого железного дурака незачем жизнью риско-вать.
  - Так ведь, уже рискуем.
  - Ладно. Давай. И не мельтеши. Самое главное - не попадайся прямо между мной и им. Понял?
  - Ясно. Пошёл.
  Сергей "посадил" робота на мушку и замер. На наблюдателя он запретил себе смотреть.
  - Командир, - раздался голос пилота.
  Гудков поморщился.
  - Ну?
  - По-моему, он всё время стреляет из лазера. Мы получили очень слабый тепловой удар.
  - Спасибо... Карлос...
  - Слышал.
  Наблюдателю оставалось всего пятьдесят метров, когда робот вдруг конвульсивно задёргался. Котрина метнулся к нему и вышиб из его рук лазер.
  А через пять минут всё было кончено: робот выключен и принай-тован в грузовом отсеке, лазер "выловлен", Котрина сидел на своём месте, улыбался и ждал похвалы от своего командира.
  - Молодец, Карлос. Блестяще. Лучше любого ветерана. Тебе надо бы в цирке акробатом выступать. Ладно, сейчас уничтожим этот дурацкий шар и домой.
  До шара оставалось всего три тысячи километров, когда ракето-план вдруг будто натолкнулся на невидимую стену. На несколько се-кунд оба космонавта потеряли сознание. Первым в себя пришёл Гуд-ков. Он пробежал взглядом по приборной доске - всё нормально.
  - Котрина!
  - М-м-м-м. Что это было?
  - Не знаю... С-808, здесь Гудков! На связь!
  Ответа не последовало.
  - С-808, на связь!
  Тишина, только шорох дыхания в наушниках.
  - Что за чёрт! Заснули они там, что ли... С-808, здесь Гудков, на...
  - Командир!! Шар!!..
  На месте шара сияло маленькое косматое солнышко. И это сол-нышко теперь плавно двигалось в сторону Земли. Теперь расстояние между ними сократилось до двух тысяч километров. Сергей мгновен-но оценил ситуацию: если этот дурацкий горящий кусок упадёт на Землю, то, без всяких сомнений, он сгорит в атмосфере. Но прежде чем войти в атмосферу, он пройдёт через густонаселённое околозем-ное пространство - заправочные станции, оранжереи, заводы безгра-витационного литья, обсерватории. Этого он, Гудков-спасатель, допу-стить не имел права. Руки и ноги всё сделали сами. И когда пылающий шар оказался прямо по курсу, Гудков дал залп носовыми излучателя-ми ПМО при минимальной мощности.
  - Car-r-ramba!!! - закричал Котрина не успевший подготовиться к вспышке.
  Когда Гудков открыл глаза, на месте шара расплывалось слабо мерцающее облако газа. Он провёл ракетоплан через это облако. Температура обшивки подскочила на двести градусов и снова упала до нормы. Порядок. "Но где же корабль?" Гудков ещё раз вызвал свой экипаж, но ответа не получил даже на аварийной частоте.
  - Может попробовать их найти визуально? - предложил наблюда-тель.
  - Может. Только воздуха у нас с тобой осталось на двадцать ча-сов. С учётом того, что нам нужно тринадцать часов на возвращение, плюс двухчасовой запас на посадку. За пять часов с нашими локато-рами мы их не найдём. Тем более, я подозреваю, что при взрыве это-го шарика у нас вышла из строя вся электроника.
  - Индикаторы показывают...
  - Индикаторы показывают, что внутри она исправна, а идёт ли из-лучение, сие нам не известно. Всё, возвращаемся на Землю.
  В это время пилот спасательного корабля С-808 Виктор Кулагин нервно облизал губы и беспомощно посмотрел на пустое кресло ко-мандира. Он переключил всю связь на себя и дрожащим от волнения голосом доложил:
  - Земля-15, я - С-808. На связь!
  - Отвечаю С-808-му.
  - Я - С-808... Потерян контакт с ракетопланом... там, где ко-мандир.
  - Кто на связи? - спросил суровый голос Миронова.
  - Второй пилот Кулагин.
  - Доложите подробнее, а, главное, спокойнее.
  Виктор попытался взять себя в руки и звенящим голосом ска?зал:
  - Командир С-808 Гудков и старший наблюдатель Котрина выле-тели на ракетоплане для поиска объекта поиска...
  - Масло масленое. Дальше.
  - Кроме робота ими был обнаружен неопознанный объект в виде шара. После поимки робота ракетоплан пилотируемый командиром пошёл на сближение с шаром.
  - Цель?
  - Уничтожение. Когда расстояние между ними было три тысячи километров, на их месте была зарегистрирована вспышка малой ин-тенсивности, после чего поступление радиолокационной информации от обоих объектов прекратилось. Связи тоже нет.
  - Что собираетесь предпринять, С-808?
  - Выйти в точку нахождения объектов в момент вспышки и про-должать поиск.
  - На сколько у них хватит воздуха?
  - Часов на... На сутки.
  - Хорошо. Ищите. Доклад каждые два часа.
  - Понял.
  Игорь Николаевич вздохнул и молча вышел из пункта связи.
  
  В том, что у них не работает локатор, Гудков убедился при под-ходе к околоземной зоне. Экран был чист.
  - Карлос, смотри внимательно по сторонам. Тут врезаться пара пустяков.
  Оба космонавта непрерывно осматривались, но всё обошлось благополучно. Сергей вывел ракетоплан на аварийную орбиту и, без особой надежды, ещё раз попробовал связаться с базой. Ответом ему была та же тишина.
  И вдруг Гудков чуть было не вскрикнул от удивления - они выле-тели в апреле, перед самыми майскими праздниками, теперь же рас-положение созвездий соответствовало концу июля, началу августа. Он сказал об этом Котрине. В ответ испанец произнёс длинную фразу на родном языке, из которой Сергей пронял только два слова: "Diabolo" и "Caramba".
  - Вот именно - карамба. Ладно, Карлос, воздуха у нас с тобой осталось на четыре часа, идём на посадку.
  - Куда!?
  - Вниз!
  - Ни черта же не видно. Ночь внизу!
  - Вот и хорошо - сядем на дневной стороне. Пристегнись, начина-ем снижение, - Гудков энергично отдал штурвал от себя и одновре-менно включил тормозные двигатели, чтобы погасить орбитальную скорость.
  Сергей вывел ракетоплан из крутого пике в облаках, убрал тягу двигателей почти до нуля и позволил машине плавно терять высоту.
  - Командир, у меня такое впечатление, что это и Земля и не Зем-ля. Очертание материков земное, но и только.
  - Согласен. Но другого выхода у нас нет. В космосе мы никого не нашли, остаётся сесть и разобраться, что у них здесь произошло.
  - Может, нашествие пришельцев?
  - Может. Сядем - узнаем, - Гудков бросил взгляд на высотомер - четыре километра. - Я иду на наш запасной аэродром.
  - В Смоленске?
  - Рядом.
  Сергей выпустил закрылки на пятнадцать градусов, скорость упа-ла до пятисот километров, высота до трёх с половиной тысяч метров. В это время они вывалились из облаков...
  
  - Батарея-а-а! Цель одиночная!! Высота три километра!! Огонь!!
  Вера ловила фашистский самолёт непривычного вида в перекре-стие и шептала:
  - Ну, гад! Ну, ты у меня сейчас получишь. На!!
  
  Гудков с удивлением увидел вокруг ракетоплана небольшие гряз-ные облачка, которые появлялись одновременно с негромкими хлоп-ками.
  - Что это? - спросил Котрина.
  В этот момент машина вся содрогнулась от страшного удара и резко клюнула носом. Спасатель не понял, что произошло, но одно было ясно - надо прыгать.
  - Катапультируйся!!!
  Бах!!! Бах!!!
  Раскачиваясь под куполом парашюта, Сергей видел, как объятый пламенем ракетоплан жутко завывая, рухнул в лес, подняв тридцати-метровый столб огня и дыма. Он по-прежнему ничего не понимал. Гуд-ков посмотрел вниз и стал энергично тянуть стропы парашюта. При-земляться на лес ему не хотелось, тем более что внизу была видна поляна, к которой по простой грунтовой дороге бежали какие-то лю-ди. Котрина, видимо, не справлялся с парашютом, и его сносило пря-мо на лес метрах в семистах от Сергея. Гудков открыл забрало шле-ма и вдохнул полной грудью.
  Приземлился он по всем правилам и сразу же собрал парашют. На поляну выбежали люди, держа в руках какие-то странные длинные и, видимо, очень тяжёлые предметы. Теперь он увидел, что это со-всем молодые женщины. Они подбежали к нему метров на десять и окружили его. Лица у женщин были суровы, даже злы. Они дружно клацнули какими-то механизмами и направили на него свои предметы.
  - Хенде хох! - сказала одна из них и для убедительности сделала движение своим предметом вверх. - Ну! Руки!! - добавила она уже по-русски.
  Сергей недоумевающе посмотрел на свои руки и спросил:
  - Не понял?
  - Руки вверх, фашист проклятый!
  - Зачем? - искренне удивился спасатель.
  Женщины удивлённо переглянулись и подошли ближе.
  - Кто ты такой?
  - Вот с этого и надо было начинать, - Гудков встал. - Командир спасательного корабля С-808 - Гудков. А вы?
  - Командир зенитного орудия - сержант Королёва.
  Гудков задумался. Что-то было не так, но что, он никак не мог по-нять.
  - Что-то я вас никак не пойму. Где я нахожусь?
  - Сначала сам скажи, кто ты такой и откуда взялся?
  - Так я же уже всё сказал. Я - командир спасательного корабля. Восьмой спасательный отряд. Фамилия моя - Гудков. Звать Сергей.
  - А документы у тебя есть? Что-то мы не слышали ни про какие спасательные отряды.
  - Хм. Ну, пожалуйста, мой личный номер 023921, а документы мы в поиск не берём.
  Гудкову стало жарко, да и солнце припекало, он щёлкнул замка-ми и снял шлем, пригладил волосы.
  - Ладно, девчата, мне надо добраться до видеофона и доложить начальству, где я, да и наблюдателя своего найти. Висит, бедолага, наверное, где-нибудь на дереве, - он сделал шаг, но сержант Королё-ва вскинула опущенный, было, предмет и направила его выходным от-верстием на Сергея.
  - Стоять! Катя, обыщи-ка его.
  - Господи! - Гудков хлопнул себя руками по ногам. - Да откуда вы такие на мою голову взялись. Из каменного века, что ли!
  - Да не из каменного, а из двадцатого.
  - Чт-то??!! - Сергей почувствовал, что у него волосы встают ды-бом. - Из какого века?! Какой сейчас год?!
  - 1941 год. 2-е августа.
  Гудков вцепился себе в волосы. Теперь ему всё стало ясно: и что это был за шар, и почему не было связи, и почему они ничего не уви-дели вокруг Земли, и почему созвездия изменили своё положение. Гудков рухнул на колени и ткнулся головой в землю.
  - Маша, гляди, второго поймали.
  Сергей поднял голову и увидел связанного Котрину. Испанец бе-шено вращал глазами и изрыгал через слово "Caramba!!"
  - Командир, ты что-нибудь понимаешь?! Куда мы попали? Это Земля или не Земля?
  Сергей устало посмотрел на своего наблюдателя и обратился к сопровождавшим его девушкам:
  - Посадите его, а то он упадёт... Карлос, мы нарвались в космосе на бомбу времени.
  - Что-о-о?!!
  - Да. Сейчас второе августа 1941 года, - Гудков со всей силой ударил кулаками по траве. - И ни одна гадина нас не предупредила, что в тот район заходить нельзя!!!
  Окружившие их женщины недоумённо переглядывались. Не похо-же, чтобы эти двое были фашистскими диверсантами.
  - Вот познакомься со своими пра-пра-прабабушками... Хотя, ско-рее, это мои. Твои живут в Испании. Вы знаете, товарищ сержант Ко-ролёва, когда я родился? Или, вернее, рожусь, или как там...?
  - Нет.
  - 18 августа 2117 года.
  - Врёшь!
  - Это правда. Только доказать я не могу, разве вот моя одежда... Ах, да! Часы! Смотрите, какая здесь стоит дата.
  Маша Королёва подошла к Гудкову и посмотрела на часы. На электронном табло стояла дата 01.05.2164.ПН. Она беспомощно по-смотрела на подруг и спросила:
  - Что будем делать?
  - Наверное, надо доложить...
  - Да кто вам поверит! - Гудков вскочил и в сердцах пнул свой па-рашют. - 1941 год. Кажется, сейчас война?
  - Да... А когда она кончится?
  Теперь Сергей сообразил, что девушки вооружены, это, кажется, называется винтовкой. "Сказать правду? Но ведь они тогда ещё не ве-рили, что война продлится целых четыре года. Убить ведь могут. Но и врать тоже нельзя".
  - Война закончится в Берлине.
  - Это понятно! А когда?
  - 2 мая 1945 года.
  - Врёшь!!
  - Нет. Не имею на это права. Но и говорить вам этого тоже не имел права. Я должен был скрыться, уничтожив, по возможности, все следы своего пребывания на планете. Согласно инструкции Верховно-го Совета Земли номер 341/02.
  - Я есть хочу, - мрачно заявил Котрина. - И развяжите меня, в кон-це концов!
  - Что вы собираетесь делать? - спросила Королёва.
  - Сначала надо найти место падения ракетоплана и уничтожить всё, что может навести на мысль, что это космический аппарат, - он обвёл взглядом стоявших вокруг девушек в военной форме. - И не го-ворите никому, кто мы. Нам вы уже не поможете, одни неприятности будут. Мы сами сообщим вашему начальству, откуда и кто мы такие.
  Гудков, Котрина и ещё три зенитчицы пошли искать обломки раке-топлана. Костёр, в котором сгорели скафандры, уже только тлел. Кислородные баллоны они утопили в реке. Карлос, хмуро шагавший рядом, спросил:
  - Что будем делать? А, командир?
  - Не знаю. Наши, конечно, в конце концов, разберутся, что с нами стало... Но вот будут ли искать... Да и можно ли нас найти? Вот в чём вопрос. А делать... Что делать двум мужикам, когда идёт война? Вое-вать будем. Пока не убьют.
  - Так уж сразу и убьют!
  - Ну, может, не сразу... Ты воевать умеешь? Ты вообще, знаешь, что такое война? Хорошо хоть не к фашистам попали... Как чувство-вал - взял по одной лишней обойме.
  От ракетоплана почти ничего не осталось, если не считать кон-трольно-регистрирующего устройства. Регистратор они утопили в бо-лоте. Уже когда собирались уходить, Гудков заметил, что-то блестя-щее в кустах. Это был лазер. Целый и невредимый. Видимо, при уда-ре о землю, он вылетел из кабины. Сергей взял лазер и осмотрелся, на чём бы его попробовать. Не найдя подходящей мишени, Гудков вы-стрелил в старый пень. Пень только пыхнул и испарился.
  На батарею вернулись вечером, но орудий уже не было. Остав-ленная девушка сказала, что четыре часа назад был получен приказ на отступление, так как...
  - Сюда прорвались танки, вот по этой дороге. К утру будут здесь.
  Гудков вдруг сказал:
  - Вот, что, Карлос. Раз решили воевать, бороться против фаши-стов, чего тянуть? Я остаюсь здесь. Если танки подойдут приму бой... Э-э, девушка, простите, как вас зовут?
  - Катя.
  - Катя, вы нам напомните, что такое танки? Помнится, это везде-ходы на гусеничном ходу с усиленной обшивкой?
  Зенитчица посмотрела на него, как на сумасшедшего:
  - Да. Они бронированные и вооружены пушкой и пулемётами.
  - Спасибо. Прощайте.
  - Может, пойдёте с нами?
  Гудков покачал головой:
  - Нет, спасибо. Чем мы вам поможем? Только мешать будем, да и лишние это для вас хлопоты. А здесь... В общем, посмотрим. Идите.
  Он достал пачку таблеток тонизатора, бросил одну в рот, пачку протянул Котрине. Наблюдатель положил таблетку под язык и при-чмокнул:
  - Да, Катя, вы идите. А мы уж тут как-нибудь. Вот если танков не будет, мы вас догоним. Правда, командир?
  - Конечно. В плен нам сдаваться никак нельзя, - он взял у Котрины пачку и протянул девушке. - Угощайтесь. Очень хорошо восстанавли-вает силы.
  
  Миронов нажал клавишу вызова и, дождавшись ответа, сказал, не глядя на экран:
  - Герхардт, в общем, эксперимент с возвращением зонда прошёл успешно. Конечно, я понимаю - одно дело зонд, и совершенно другое дело спасательный корабль. Но мне сказали, что вернуть Гудкова не только можно, но и должно. Он там, на ракетоплане таких дров нало-мать может, что... Кто пойдёт?
  - Питерс. Он сам вызвался. Они же друзья с Гудковым.
  - Знаю. Предупреди, чтобы... Впрочем, я сам с ним пойду.
  - Игорь Николаевич!..
  - Ладно. Знаю, что скажешь. Но если операция провалится - мне головы не сносить. Так что, как говорили древние - либо грудь в кре-стах, либо голова в кустах.
  
  Гудков открыл глаза и прислушался. С запада слышался рокот. Спасатель помотал головой, окончательно проснулся, всё вспомнил и высунулся из окопа. В шести километрах от них из леса вытягивалась бронированная змея и сразу же расползалась по полю. Сергей не ис-пугался, он даже не знал, что ему грозит, если эта армада доберётся до него.
  Откуда-то, из-за леса, слева раздались не громкие хлопки и меж-ду танками стали рваться снаряды. Танки почти сразу же повернули на своего противника и с ходу открыли огонь. Их было много. Очень много. Гудков посмотрел влево, но ничего не увидел. Тогда он поднял лазер.
  - Думаешь, подействует? - спросил Карлос.
  - Не знаю. В космосе он бьёт на сто километров. Здесь атмосфе-ра... Ладно, попробуем, - он прицелился в ближайший танк и нажал на спуск. Раздался щелчок. Танк за долю секунды превратился в груду оплавленных обломков. - Ого! - сказал Гудков и перевёл лазер в ре-жим непрерывного излучения.
  - Можно я, командир.
  - Нет. Попробуй из пистолета.
  Дважды наблюдатель промазал, но третий выстрел пришёлся танку прямо в бок башни. Расстояние было около четырех километ-ров. Танк словно бы подпрыгнул, а башня, как футбольный мяч, пока-тилась по полю.
  - Отлично! - похвалил его Сергей и, включив излучение, повёл стволом лазера вдоль цепи танков. Бронированные машины вспыхи-вали как спичечные коробки. Немцы не поняли, что случилось, так как луч лазера сбоку был виден только с расстояния не более двадцати метров, а кто видел луч прямо перед собой уже никому и ничего не мог рассказать.
  Гудков отложил горячий лазер и достал пистолет. Поле боя за-волоклось дымом горевших машин, а лазер в дыму был просто иг-рушкой. Сергей сообразил, что противник может догадаться, что про-тив него применено какое-то новое оружие. Он сказал:
  - Карлос, нам нельзя упускать отсюда ни одного, иначе за нами начнётся специальная охота. Начинаем с дальних!
  Спасатели вооружались полуавтоматическими пистолетами, стреляющими реактивными разрывными пулями калибра 8,63 милли-метра. Ударная сила на расстоянии десяти километров равнялась шестнадцати тоннам. Через двадцать минут на поле пылало сорок во-семь машин, причём, тридцать пять из них уничтожили спасатели. И всё-таки многим танкам удалось отойти в лес.
  Гудков устало опустился на дно окопа и вытер вспотевший лоб:
  - Не знал, что война такая тяжёлая работа. В кино это как-то по-другому воспринимается. Ты не находишь?
  - Согласен, командир.
  - Какой я тебе теперь командир. Оба мы теперь рядовые..., - Гуд-ков осёкся. Он вдруг сейчас осознал, что перед ним сейчас было не кино, и в танках сидели люди. Живые люди. Пусть плохие, пусть ни-чтожные, но это всё-таки были люди. А он с лёгкостью убивал их. Убивал, пользуясь своей силой... Сергей помотал головой и сказал:
  - Всё-таки людей убивать не так просто. А мы их сейчас очень много убили.
  Карлос уставился взглядом в землю. Его трясло, как в ознобе. Гудков догадался, что наблюдатель испытывает нечто подобное его собственным переживаниям.
  Гудков осторожно поднял голову и увидел совсем рядом солда-та в мундире мышиного цвета. Сергей вдруг почувствовал смертель-ную опасность. Они оба одновременно посмотрели друг на друга. Хоть это и был солдат, то есть человек военный, но реакция у спаса-теля первого ранга оказалась лучше, и он выстрелил первым. Но немец оказался не один, и рядом с Гудковым заплясали фонтанчики пыли. Впервые в жизни он услышал, как свистят пули. Возможно, всё-таки эта схватка была бы для Гудкова последней, но из леса ударили винтовочные выстрелы, фашистам пришлось отступить в кусты, где они были все до единого сожжены лазером.
  Из леса вышло четверо красноармейцев во главе со старшиной. Подойдя к спасателям, старшина строго спросил:
  - Кто такие? Какой части? Документы.
  - Сами бы сначала представились, - вызывающе сказал Котрина.
  - Вот, что, ребята, - примирительно сказал Гудков. - Ведите нас к вашему старшему. Ему мы всё расскажем.
  - Ну-ка документы!
  - Вы старший?
  - Нет.
  - Ведите нас к старшему, - повторил Гудков.
  - Я сказал, документы!!
  Сергей устало вздохнул и вопросительно посмотрел на наблюда-теля. Котрина медленно положил лазер на землю, потом выпрямился и, нахально улыбаясь, сказал:
  - А что, Серёж, их всего четверо.
  Стволы четырёх винтовок успели только чуть приподняться, а четверо красноармейцев уже лежали на земле, даже не поняв, что с ними произошло. Пока солдаты приходили в себя, Гудков поднял од-ну из винтовок и стал её рассматривать, стараясь понять, как с ней надо обращаться.
  - Зачем тебе это барахло, командир?
  - Мы с тобой здесь на долго, если не на всю оставшуюся жизнь, а осталось у нас с тобой по полторы обоймы на брата. Хоть и по сто пятьдесят патрон, но и они, в конце концов, кончатся.
  Первым поднялся старшина. Гудков бросил ему винтовку:
  - Ну, что, пошли что ли?
  - Пошли, - согласился тот, закинув винтовку за спину. - Поднимай-тесь, мужики.
  Гудков шёл, заложив руки за спину. Довольно тяжёлый лазер он предоставил нести Котрине. Старшина Соловьёв догнал Сергея и спросил:
  - Приёмчику научишь?
  - Научу, если успею.
  - А я помирать не собираюсь, - зло возразил старшина. - Я не за тем от самой границы топал, чтобы вот так, за здорово живёшь.
  - А я не тебя имел ввиду. Далеко ещё?
  - Нет. Минут через десять придём.
  Совсем рядом зло затявкали пушки. В ответ бухнули далёкие вы-стрелы. Один из снарядов прошелестел над их головами и тяжело разорвался в густом ельнике.
  - Карлос, за мной! - крикнул Гудков и, выхватив пистолет, побе-жал к опушке леса.
  По полю ползло больше пятидесяти бронированных машин. Те-перь Сергей отчётливо рассмотрел нарисованные на броне кресты - чёрные с белой окантовкой.
  Котрина вскинул лазер и с криком: "А-а-а-а!!" - стал водить ство-лом по цепи танков. Сразу же вспыхнуло больше десяти машин. Дальше стрелять из лазера было бесполезно - всё поле заволокло едким чёрным дымом. Тогда оба спасателя взялись за пистолеты. Они стреляли почти в упор по выскакивающим из дыма танкам. Оба уже освоились со стрельбой реактивными пулями и теперь били без про-маха. Солнце поднялось высоко, когда бой закончился.
  Гудков опустил онемевшую от напряжения руку и, переложив пи-столет в другую, вынул обойму. Обойма была пуста, последний па-трон был в патроннике. Сергей взвесил обойму на ладони и забросил её в кусты. Потом достал запасную и вставил в рукоятку пистолета. "Вот так. Остался сто один патрон, а потом, как все. Как вот эти чет-веро".
  Батарея, как только вспыхнули первые танки, зажжённые лазером, прекратила огонь и заворожённо следила, как какой-то неведомый союзник, как орехи щёлкает тяжёлые "тигры".
  
  Гудков сидел на бруствере, свесив ноги в окоп, и набивал патро-нами диск трофейного шмайсера. Шли восьмые сутки после их воз-вращения на Землю. Сергей вогнал последний патрон, вставил мага-зин в автомат и посмотрел на труп немца, лежавшего здесь же, рядом. Час назад этот самый фашист выскочил на Гудкова из вон тех кустов, но выстрелить не успел... Гудков убил его ударом по сонной артерии.
  Спасатель посмотрел на темневший на горизонте лес. Где-то в этом лесу лежит сейчас Карлос Котрина сражённый очередью в упор. Его даже хоронить не было времени. Единственно, что успел Гудков - сорвать с мёртвого друга индивидуальный передатчик.
  Он вдруг ни с того ни с сего вспомнил, как убил своего первого немца. Потом он убил их много. Очень много. Порой ему казалось, что он это не он, а совершенно другой человек. Что всё это сон. Кошмарный, но всё же сон. Что он вот-вот проснётся и... За эти во-семь дней он понял простую истину: на войне быстро привыкают, что грань между жизнью и смертью порой равна времени, которое нужно, чтобы нажать на спуск. Привыкают в момент выстрела видеть в чело-веке не высшее творение Природы, а врага. Без этой привычки на войне просто невозможно жить и выжить.
  Подошёл командир батареи капитан Криницын:
  - Молодец, Гудков. Объявляю тебе благодарность. Воюешь, как и положено коммунисту.
  - Кому? Ах, да! Спасибо, но я не коммунист.
  - Вот те, здрасте. Человек из двадцать второго века и не комму-нист! Как же так?
  - Видишь ли, как тебе объяснить? Когда было построено комму-нистическое общество... Ну, это было за семьдесят восемь лет до моего рождения. Короче... Ну... В общем, сейчас у нас как таковой коммунистической партии нет. В принципе, нас всех можно считать коммунистами. Так, что с вашей точки зрения, я - беспартийный.
  - В чём же дело? Вступай!
  - А можно?
  - Конечно, чудак! Пиши заявление, я и политрук дадим рекомен-дации.
  - А если меня убьют?
  - Могут. И меня могут. На то и война. Тут, брат, не угадаешь. Но драться будем до последнего.
  Сверху раздался угрожающий шелест - словно по жестяной кры-ше катилась тяжёлая железная болванка. Гудков столкнул Криницына в окоп и юркнул следом за ним. Снаряд рванул совсем рядом. Им по-казалось, что окоп сузился.
  - Гады!!.. - дальше Гудков не разобрал от навалившегося непре-рывного грохота. - Сергей, ведь они сейчас под прикрытием огня по-дойдут вплотную!
  Спасатель передёрнул затвор автомата:
  - Не бойся, командир, не подойдут! - Гудков рывком выбросил своё натренированное тело из окопа и, петляя, побежал вперёд, на запад.
  Сергей ссыпался в ещё горячую воронку и осторожно высунулся. Цепь была всего в ста метрах от него. Фигуры в серо-зелёных мунди-рах бежали молча, сосредоточенно, будто делали очень важную и серьёзную работу. Гудков дал две короткие скупые очереди. Первым упал офицер, нелепо взмахнув руками. Ещё три очереди заставили залечь бегущих фашистов. А когда они поднялись, по ним ударили остальные артиллеристы, ставшие теперь, после потери пушек, про-стыми пехотинцами. За первой цепью бежала вторая, а за ней и тре-тья. Но густой огонь из окопов уже поставил точку на этой атаке. Они ещё бежали, стреляли, кричали, но было ясно, что через несколько минут они побегут обратно. Ещё быстрее, чем вперёд. На много быстрее. И не все...
  А через четыре часа, когда солнце скрылось за горизонтом, но было ещё светло, спасатель первого ранга Гудков Сергей Алексеевич был принят партийным собранием второй батареи восемьсот два-дцать пятого артиллерийского полка кандидатом в члены ВКП (б) , единогласно.
  Единственный человек, который знал, кто такой Гудков на самом деле, капитан Криницын крепко пожал ему руку и сказал:
  - Поздравляю. Сейчас надо иметь мужество, чтобы вступить в партию.
  На что Гудков тихо ответил:
  - Ко мне это не относится. Я-то знаю, чем всё это закончится.
  - Знать-то знаешь, а что с тобой самим будет?
  Сергей вздохнул и посмотрел на небо, в котором уже горели первые звёзды.
  - Не знаю, - глухо ответил он.
  - К себе охота?
  Гудков пожал плечами:
  - Понимаешь... У каждого человека есть своё место в этом мире. Моё место в 2164 году. Моё дело искать людей, попавших в беду и выручать их. Меня постоянно не покидает ощущение, что я делаю не то, что надо.
  - Не понял. Фашистов что ли жалеешь?
  - Нет. Но, может быть, я сегодня убил немца, который не будь ме-ня, остался бы жив и в будущем сделал бы переворот в науке или ещё что-то важное для человечества. А я его убил и тем самым нару-шил ход истории. Вот чего я боюсь. Ведь через двадцать лет у нашего государства не будет более надёжного друга, чем Германская Демо-кратическая Республика. Будет и другая Германия, где начнёт воз-рождаться фашизм...
  - Ну? И что дальше?
  - А что дальше? Ничего. Слишком большую цену заплатит чело-вечество, чтобы позволить себе такую роскошь, как возрождение фа-шизма в глобальном масштабе... Знаешь, сколько погибнет людей в этой войне?
  - Сколько?
  - Больше пятидесяти миллионов. Из них больше половины наших.
  В небе раздался нарастающий гул. Сергей посмотрел вверх и, скрипнув зубами, полез в окоп. Бомбежка длилась до самой темноты.
  
  Спасательный звездолёт под командованием Ричарда Питерса делал уже сорок шестой виток вокруг Земли, но никаких признаков ракетоплана Гудкова до сих пор не обнаружил.
  В рубку управления вошёл Миронов.
  - Что собираешься делать, командир? - спросил он.
  Питерс оторвался от электронного планшета и ответил:
  - Предполагаю, что ракетоплан погиб, а Гудков и Котрина нахо-дятся на планете.
  - Логично.
  - С орбиты мы не сможем запеленговать их индивидуальные пе-редатчики. Значит, надо высадиться.
  - Хм.
  - Согласен, Игорь Николаевич, это большой риск. Вот я и думаю - организовать поиск с ракетоплана, причём вести его только ночью, чтобы не привлекать внимания. Времени это потребует много, но... Но другого выхода я не вижу.
  - Что, так по всей Земле и будешь рыскать?
  - Нет. У нас пять запасных аэродромов на Земле: Нью-Йорк, Ли-ма, Кейптаун, Мельбурн и Смоленск. В первую очередь будем искать там.
  - Хорошо. Действуй. Кого пошлёшь?
  - Сам пойду.
  - Н-ну, что же... Желаю удачи.
  - Спасибо.
  
  Дик Питерс вошёл в каюту Миронова и положил на стол индиви-дуальный передатчик. Игорь Николаевич как-то зябко передёрнул плечами и, не беря его в руки, спросил:
  - Кто?
  - Котрина.
  - А где он сам?.. Садись.
  - Не знаю, - Питерс тяжело опустился в кресло. - Я нашёл его на дороге рядом с разбитой автомашиной... Там ещё...
  - Что?
  - Там много трупов. Не знаю, чьи. Следов применения нашего оружия не обнаружил.
  - А передатчик Гудкова?
  - Я запеленговал его в сорока километрах восточнее. Пытался связаться, но он работает так же, как и этот. Только на передачу ин-дивидуального личного номера.
  - Почему же ты не нашёл Сергея?
  Питерс замялся, но потом ответил:
  - Испугался. Меня обстреляли из пулевого оружия. Я, видимо, слишком шумно сел. Кругом был лес, и я садился по-ракетному.
  - Ричард, я не хотел тебе этого говорить вообще, но теперь про-сто вынужден сделать это. Дело в том, что нам отпущен определён-ный срок. Это значит, что, если мы не вернёмся в зону генератора времени через четверо суток, он уйдёт без нас. Даю тебе на отдых шесть часов, потом мы полетим вдвоём. Ты посадишь ракетоплан на заранее выбранную площадку, а я на вертолёте слетаю за Сергеем. Всё. Иди, отдыхай.
  
  Питерс плавно опустил тяжёлую машину на землю и сразу же энергично нажал на тормоза - слишком мало места было для пробе-га. Миронов дал команду киберам-сторожам поставить силовой барь-ер и пошёл готовить вертолёт. Хотя октябрьская ночь и была доста-точно длинной, но до Гудкова было шестьдесят километров. За не-сколько часов, что Питерс отдыхал, передатчик Гудкова переместил-ся к востоку на шесть километров. Это значило, что спасатель жив.
  - Игорь Николаевич, может, всё-таки я полечу? - предложил Дик.
  - Нет. Я сам. У тебя оружие есть?
  - Нет.
  - Вот и хорошо. Сиди тихо. За барьер ни шагу. Вообще из машины не высовывайся. Будь всё время на связи. Если около ракетоплана кто-нибудь появится, не обнаруживай себя. Ну, пока.
  - Счастливого полёта.
  - Спасибо.
  Вертолёт почти неслышно застрекотал и моментально раство-рился в кромешной темноте безлунной ночи. Миронов вёл машину на высоте двух километров точно по пеленгу передатчика Гудкова. До места ему оставалось около двух километров, когда сквозь тихое стрекотание двигателя он услышал нарастающий гул. И вдруг темноту распороли огненные линии. Совсем рядом промелькнул тёмный силу-эт. Миронов резко снизился. Теперь он летел, почти задевая верхушки деревьев. Нападавший самолёт прогудел где-то совсем рядом. Лётчик мессершмидта потерял цель из вида и вернулся на свой аэродром. Он подумал, что ему просто показалось.
  До передатчика оставалось всего двести метров, когда внизу за-сверкали вспышки выстрелов, и послышалась стрельба. Миронов, досконально изучивший перед поиском историю этих лет, догадался, что внизу идёт яростный бой. А дальше, на востоке, всего в пяти ки-лометрах проходила линия фронта.
  Миронов завис над местом боя и растерянно подумал:
  - Что же делать? Не могу же я висеть здесь до утра!
  Через десять минут перестрелка прекратилась также внезапно, как и вспыхнула.
  - Не расслабляться! - скомандовал Воронцов. - Забрать раненых и вперёд! Они уже знают, что мы здесь и сделают всё, чтобы нас не выпустить. Гудков!
  - Я!
  - Как пулемёт?
  - В порядке, товарищ сержант. В случае чего - прикрою.
  - Давай. Молодец. Очень на тебя..., - Воронцов вдруг прислушал-ся и посмотрел вверх.
  Стрекот вертолёта Гудков узнал сразу и крикнул:
  - Не стрелять! Это наши.
  Над маленьким отрядом нависла тёмная тень.
  - Гудков! - раздался голос Миронова. - Ты здесь?
  - Здесь, - ответил спасатель.
  - Кто это? - спросил Воронцов.
  - Начальство моё.
  - Гудков!
  - Я!
  - Сесть можно?
  - Можно. Только без света. Идите на мой зелёный фонарик.
  Вертолёт приземлился жёстко, но без поломок.
  - Ты где, Сергей? Живой?
  - Вроде, да, Игорь Николаевич.
  - Садись. Хватит, навоевался.
  Гудков вдруг принял решение:
  - Раненых сюда!
  - Что ты задумал?!
  - Ничего, Игорь Николаевич. Всё нормально. Сейчас вы перебро-сите раненых через линию фронта. Это не далеко. И подождёте нас там. А мы под утро будем.
  - Сергей!
  - Давай, давай, ребята, грузись.
  - Гудков!
  - Игорь Николаевич, без этого я отсюда не уйду.
  Миронов скрипнул зубами, но понял, что спорить бесполезно.
  - Хорошо. Я отвезу раненых и вернусь за вами.
  - Спасибо, но мы на месте стоять не будем, иначе нас фрицы, как куропаток перестреляют.
  Когда перегруженный вертолёт улетел, Воронцов спросил:
  - Кто это был?
  - Начальник мой. Я до войны лётчиком-испытателем работал, - соврал Гудков. - Война в Гродно застала, пришлось стать пехотой. Вот. А они, значит, нашли. Ценят, значит. Ну, что пошли?
  - Пошли. Теперь мы без раненых им здесь козью морду сделаем... Значит, ты по званию старше меня?
  - В воздухе - да, а на земле командир - ты.
  Когда отряд прорвался через линию фронта, в нём не хватало половины бойцов. Гудков, морщась от боли в руке, достал передат-чик и вызвал Миронова:
  - Игорь Николаевич, вы где?
  - У тебя компас есть?
  - Есть.
  - Иди по азимуту девяносто шесть. Здесь не далеко. Километра три.
  - Иду... Ну, вот и всё, ребята. Ухожу я от вас. Жаль расставаться, но у каждого своё место... на войне. Не поминайте лихом.
  - Счастливо тебе, Сергей, - ответил Воронцов. - Ждём тебя в небе над нашими головами... Пулемётик-то оставь.
  - Пулемёт берите, а автомат оставлю. На память.
  К вертолёту Гудков добрался за полтора часа до рассвета. Ми-ронов нервно расхаживал около машины.
  - Где тебя носит? - недовольно буркнул он и полез в кабину.
  Сергей сел в соседнее кресло и спросил:
  - А ребята где?
  - Ушли. Я показал им, где ближайшая деревня, но они пошли в сторону фронта... Ты, что, ранен? - спросил он, видя, что Гудков пе-ревязывает себе руку.
  - Так, зацепило малость.
  - Где Котрина?
  - Убит.
  - Убит..., - как эхо повторил Миронов. - Хочешь тело забрать?
  Сергей отрицательно покачал головой. Миронов поднял вертолёт в воздух и взял курс на запад.
  - Вы что, у немцев сели? - удивился Сергей.
  - Мы сели там, где можно было сесть, - раздражённо ответил Игорь Николаевич. - А у немцев или китайцев, нам всё равно. Не вол-нуйся, ничего с твоим другом Питерсом не случится. Как бы нас самих не подстрелили.
  - У вас оружие есть?
  - Нет. И ты своё выкидывай. Хватит приключений.
  - Ну, уж дудки. Я этот автомат в бою добыл.
  
  Взвод лейтенанта Мильтке окружил незнакомого вида самолёт без опознавательных знаков и лениво обстреливал его, глядя, как пу-ли натыкаются на какую-то невидимую преграду. Самолёт, казалось, был брошен.
  Вдруг из-за леса выскочила непонятного вида машина, без крыль-ев. Не понятно, как этот аппарат мог летать. Солдаты вопросительно посмотрели на своего командира, но в этот момент Гудков открыл огонь.
  - Что ты делаешь?!! - крикнул Миронов, закладывая крутой вираж.
  Створки на спине ракетоплана раскрылись, поле на мгновение ис-чезло, и снова пули немцев стали натыкаться на невидимый барьер. Миронов выключил двигатель, и вертолёт плавно опустился в грузо-вой отсек ракетоплана.
  - Кто тебе разрешил стрелять в людей?!! - набросился он на Гуд-кова.
  - Это, кто - люди? - зло спросил Сергей. - Эти? Фашисты люди?! - он резко забросил автомат за спину и полез из вертолёта.
  Миронов хотел тут же устроить ему разнос, но увидел мешком висящие галифе, грязную, рваную гимнастёрку, старые сапоги и про-молчал.
  Весь экипаж собрался у входа в ангар, чтобы встретить вернув-шийся ракетоплан. Первым в дверях появился Миронов. Он грозным взглядом окинул встречавших и только бросил:
  - Гудков и Питерс - ко мне в каюту. Остальные по местам. Готов-ность к сходу с орбиты через три часа.
  Потом они увидели Гудкова. Спасатель был в странной одежде с разорванным рукавом и рукой обмотанной грязно-кровавой тряпкой.
  Врач решительно шагнула к Миронову:
  - Товарищ Миронов, мне необходимо заняться Гудковым.
  - Ничего! Он же у нас герой... Инъекцию мы ему сделали. Доло-жит, потом хоть на куски режьте.
  В каюте Миронов сел в кресло:
  - Садитесь.
  Дик пристроился в углу дивана. Он не спускал с друга глаз. Никак он не мог понять, что же произошло с Сергеем. Гудков посмотрел на чистую обивку мебели и сказал:
  - Я лучше стоя, а то испачкаю всё, да и спать хочется. Мы двое суток прорывались.
  - Хорошо. Докладывай. Только коротко.
  Гудков несколько минут молчал, словно прикидывая, что можно говорить, а что нельзя, потом заговорил:
  - Запаса воздуха было мало. После взрыва бомбы времени я по-думал, что отказала электроника, и решил садиться на Землю. Искать корабль у нас не было времени. Думал сесть на запасной аэродром в районе Смоленска. Был сбит зенитками. Когда поняли, что с нами случилось, решили, что вы нас не найдёте и... В общем, не могли, не хотели, да и не имели права оставаться в стороне. Стали воевать с фашистами. Котрина был убит на седьмые сутки. Я взял его индивиду-альный передатчик... А хоронить не было времени. Его рацию я поте-рял где-то в ночном бою. Скорее всего, во время рукопашной на до-роге, не помню.
  - Мы нашли её.
  - Да... А больше рассказывать нечего... Патронов хватило на два дня, лазер отказал на третьи сутки.
  - Ну и чего же ты достиг за эти полтора месяца?
  - Лично уничтожил полк танков и восемьсот сорок шесть фаши-стов.
  - Так. Ещё.
  Сергей стиснул зубы. "Он же не понимает!.. Успокойся. Ведь, чтобы ЭТО понять, надо самому пройти через кровь, грязь, голод, холод, жажду. Они же не виноваты, что просто не понимают, что такое ВОЙНА. Они же не виноваты, что это случилось со мной, а не с ними. И я не мог иначе. И они бы тоже не смогли".
  Гудков молча расстегнул нагрудный карман, достал клеёнчатый пакет и положил его на стол перед Мироновым. Игорь Николаевич до-стал из пакета красную книжку с профилем Ленина и прочёл на об-ложке: "Всероссийская Коммунистическая партия (большевиков)", развернул: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!.. Гудков. Сергей. Алексеевич"... В левом нижнем углу, чуть закрывая фотографию бы-ло... Миронов догадался - кровавое пятно.
  Начальник Спасательной Службы Солнечной Системы встал, бе-режно положил партбилет обратно в пакет и, протянув Гудкову, ска-зал глухим голосом:
  - Иди в лазарет, Серёжа. * * * ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ 1. Материалы по операции 'Возврат' не подлежат оглашению ни при каких обстоятельствах без срока давности. 2. Работы по изучению перемещения во времени прекратить на неопределённый срок.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"