Рудаков Алексей Борисович: другие произведения.

Таёжный поиск

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Гудков дочитал ориентировку до конца и, подняв глаза, спросил:
  - Герхардт, а почему, собственно, я?
  Ципфель удивлённо задрал брови:
  - А почему, собственно, не ты?
  - Ну, хотя бы потому, что я недавно вернулся от Юпитера. Что там было, ты прекрасно знаешь. Ребята устали...
  - Ребят я тебе могу дать других.
  - А я, значит, не в счёт?
  - Именно ты-то и в счёт.
  - Не понял?
  - Сколько лет ты работал на Марсе?
  - Ну, четыре.
  - На Венере?
  - Ах, вот оно, что!
  - Да, Сергей, именно это. Кого мне ещё послать? Лосаду? Или, может, быть, Зверева? А может быть, твоего друга Питерса? Ну? Скажи? Кого?
  - Ладно.
  - То-то. И учти, что ракетоплан для поисков не подойдёт. Придётся походить ножками... Кого возьмёшь из своих?
  - Штурмана и Кристофера. Доктора дайте другого - мой в этом поиске выдохся, всё-таки ему уже за пятьдесят. Остальные тоже пусть отдыхают.
  - Значит, вчетвером?
  - А тех сколько?
  - Трое.
  - Хорошо бы ещё одного или двух. На тот случай, если кого-то придётся нести на носилках.
  - Попробую договориться с Якутском. Может быть, выделят тебе проводника. До Олёкминска долетите на рейсовом самолёте. А там местные власти уже на месте решат, что вам предоставить для поисков. В общем, я очень на тебя надеюсь, Сергей.
  - Когда они последний раз выходили на связь?
  - Четверо суток назад.
  - Н-да. Что у них есть?
  - Ничего. Геологи. Ах, да! Лодка. Надувная пластиковая лодка. Само собой, радиостанция.
  - Оружие?
  - Не знаю. Но, думаю, максимум - охотничье ружьё.
  - Продовольствие?
  - Слушай, я же...
  - Всё понял. Когда идёт рейсовый в Олёкминск?
  - В шестнадцать ноль-ноль.
  - Хорошо. Есть одна просьба.
  - Слушаю.
  - Не надоедать вызовами на связь.
  - Попробую, но не обещаю. В этой экспедиции какой-то академик. Совет Геологии просто на ушах стоит.
  - Ну, я пока Совету Геологии не подчиняюсь.
  - Счастливо, Сергей.
  - Спасибо.
  Выйдя из кабинета командира отряда, Сергей разыскал Валерия и Кристофера:
  - Значит так, ребята. Через пять часов вылетаем в Олёкминск. На Дальнем Востоке пропала экспедиция геологов - три человека. Их надо найти, - Гудков подошёл к карте. - Вот это район поиска. Примерно триста тысяч квадратных километров, - штурман присвистнул. - Но это предварительно. Думаю, когда прибудем на место и разберёмся в обстановке, район поиска уменьшится. За центр отсчёта я взял населённый пункт Джигда. И вообще, у меня создаётся впечатление, что их надо искать в бассейне реки Мая. По крайней мере, в ориентировке сказано, что в основном они собирались исследовать берега этой реки. Условия - тайга. В общем, дебри. Кристофер, возьми на складе побольше консервов и, главное, сколько сможешь унести тонизатора. Валера, возьми самые подробные карты этого района и тщательно изучи. Идём на долго, думаю, не меньше недели, а то и больше. Всё. Встречаемся на аэродроме в пятнадцать ноль-ноль.
  - Командир, оружие...
  - Это моя забота. Всё снаряжение я беру на себя. Ещё вопросы?
  - Нет.
  - Тогда, до встречи.
  
  Гудков со склада отправил прямо на аэродром три здоровенных мешка со снаряжением. До вылета оставалось два часа. Он подъехал к ракете и взял из сейфа три пистолета и по четыре запасных обоймы. Выйдя из ракеты, он увидел Колдмена.
  - Командир, я слышал, что вы собираетесь в поиск.
  - Да.
  - И вам будет нужен врач.
  - Да, доктор, но я попросил Ципфеля подобрать мне другого врача.
  - Вы мне не доверяете?
  - Дело не в доверии. Сколько вам лет? Пятьдесят? К тому же предыдущий поиск был для вас не из лёгких.
  - Но ведь я вхожу в состав вашего экипажа.
  - Наблюдатели и радист остаются на базе.
  - Значит, настаивать бесполезно?
  - Это не прогулка. С тайгой шутить нельзя.
  - Меня это не пугает.
  - Как хотите. Вылет через два часа.
  - Я не опоздаю.
  - До свидания.
  
  Когда самолёт начал разбег, Гудков обратил внимание, что Кристофер сидит в напряжённой позе - будто что-то тянет на себя. Сергей понял, что его пилот "набирает высоту", а сам он, Гудков, сжимает правой рукой воображаемые рычаги тяги двигателей, а левой, вроде как держит штурвал. Спасатель про себя ухмыльнулся и, расслабившись, откинулся на спинку кресла. "Да, давненько не летали мы обычными пассажирами". Рядом Колдмен аппетитно чмокал леденцом. Сергей сглотнул слюну и закрыл глаза. Надо было выспаться, ведь у них выпадала целая ночь.
  В Олёкминске их встретил представитель городского Совета и сразу же хотел везти их в гостиницу, но Гудков сказал, что отдыхать им некогда, пусть товарищ распорядится, чтобы их и их багаж отправили в Джигду и как можно скорее.
  - В какую Джигду?
  - В ту, которая находится на реке Мая.
  - А! Это приток Алдана. Но никакой Джигды давно нет. Там никто не живёт уже лет пятьдесят. Мы можем доставить вас в Усть-Юдому. Там вас встретит проводник. Лучший охотник в тех краях.
  - Нам нужен не охотник, а человек хорошо знающий местность.
  - Хорошо знают местность только охотники.
  - Ладно. Когда мы можем попасть в Усть-Юдому?
  Оказалось, что в Усть-Юдому можно попасть только по воздуху, причём долететь можно только небольшим самолётом, причём очень старым самолётом, причём, ещё не известно, сможет ли этот самолёт лететь... "Им не пользовались лет двадцать".
  - Так, - сказал Гудков. - А больше ничего у вас нет?
  - Нет.
  - Хорошо, тогда давайте посмотрим ваш самолёт.
  Когда они увидели самолёт, штурман сказал:
  - Командир, надо бы сначала поинтересоваться - из Кунсткамеры в Питере ничего не пропадало?
  Гудков с интересом рассматривал двухмоторную винтовую машину. Такие он видел только в кино. Пока они лазили по самолёту представитель горсовета, сидел в машине и невозмутимо курил сигарету за сигаретой.
  Через два часа Гудков подошёл к машине, вытирая руки ветошью, и спросил:
  - Ну, ладно, поднять мы эту колымагу поднимем, а есть ли в этой Юдоме место для посадки?
  - Есть.
  - Ладно, где наш багаж?
  - Сейчас будет. Я уже позвонил.
  - Хорошо. Кто будет нами руководить в полёте? С кем держать связь?
  - Не знаю. Я вам ещё нужен?
  - Нет. Спасибо.
  - Не за что. До свидания.
  - До свидания.
  Через час подкатила грузовая платформа с багажом. Пока они возились с погрузкой, вокруг собралась небольшая толпа любопытных, состоявшая, по случаю летних каникул, в основном из мальчишек.
  - Валера, - сказал Гудков, - пока мы будем запускать двигатели, разгони зрителей. Не хватало нам ещё задавить кого-нибудь. Войдёшь через задний люк. Да смотри - сам под винты не попади!
  - Понял.
  Гудков нажал кнопку запуска стартёр-генератора. Стартёр взвыл на высокой ноте. Кристофер включил левый двигатель на раскрутку. Огромный четырёхлопастной винт, словно нехотя, начал раскручиваться, но вскоре на его месте уже был виден лишь серебристый круг.
  - Левый в норме, - доложил пилот.
  - Правый.
  - Есть правый... Правый в норме.
  - Вижу. Где штурман?
  - Я здесь, командир.
  - Медицина?
  - На месте.
  - Тогда поехали, - Гудков плавно передвинул рычаги управления двигателями до половины и, чуть помедлив, отпустил тормоза. Самолёт тронулся с места. Мальчишки пришли в восторг - в воздух полетели кепки и беретики. Кристофер помахал им рукой.
  Самолёт, конвульсивно вздрагивая на стыках бетонных плит, резво катился по рулёжной дорожке. Гудков одел наушники с микрофоном и, нажав на кнопку СПУ1, приказал:
  - Всем пристегнуться.
  Гудков остановил самолёт на самом краю взлётно-посадочной полосы, ещё раз окинул взглядом непривычную приборную доску, сказал: "Взлетаем", - и энергично вывел двигатели на максимальный режим. Машина начала разбег.
  Штурман каждые пять секунд давал показания скорости:
  - 100, 110, 120, 130, 140, 150...
  Гудков плавно взял штурвал на себя. Передняя стойка шасси оторвалась от бетона.
  - 160, 170, 180, 200, 220, 240..., - самолёт чуть подпрыгнул, и Сергей почувствовал, что они летят.
  - Подъём. Колёса в воздухе, - доложил штурман.
  Гудков внимательно следил за показаниями высотомера и указателя скорости. Он держал скорость набора высоты - семь метров в секунду, но скоро её пришлось уменьшить до пяти метров. Сергей сделал знак Кристоферу, и тот убрал закрылки и шасси. Самолёт слегка просел и снова стал набирать высоту.
  На высоте шесть километров Гудков выровнял машину и посмотрел на спидометр - четыреста тридцать километров в час.
  - Штурман...
  - Курс - 92, командир.
  - Понял. Сколько?
  - За два часа должны дойти.
  - Спасибо, - Гудков включил автопилот и пошёл в фюзеляж - посмотреть, что с багажом. На взлёте ему показалось, что один из тюков укатился в хвост.
  Так и есть, один из мешков лежал в самом хвосте, обозначив свой путь полнейшим хаосом среди сложенного имущества самолёта. Сергей вернулся в кабину.
  - Крис, ты крепил багаж?
  - Да, а что?
  - Ничего, иди и закрепи, как следует, а то на посадке он вломится к нам в кабину.
  
  Место для посадки в Усть-Юдоме представляло собой ровную поляну длинной чуть больше километра. Гудков мысленно выругался. На самом краю поляны горел костёр.
  - И на том спасибо, - сказал Валерий. - Командир, курс - 181.
  - На курсе.
  - Так держать... Курс - 271.
  - Есть.
  - Так держать.
  - Кристофер, закрылки на 15 градусов.
  - Выпущены.
  - Командир, курс - 001.
  - Выполнил. Крис, шасси.
  - Выпущены, встали в замки. Зелёные (лампочки) горят.
  - Командир, курс - 91.
  - На курсе.
  - Высота - 300, скорость - 420... Высота - 280, скорость - 390...
  - Доктор.
  - Слушаю, Сергей Алексеевич.
  - Держитесь крепче, по-моему, нас здорово тряхнёт на посадке.
  - Хорошо, спасибо.
  - Высота - 200, скорость - 250, дальность до полосы 4 километра.
  Гудков напряжённо следил за приближающейся землёй. У самой кромки леса он резко убрал тягу до нуля и взял штурвал на себя. Самолёт, слегка задрав нос, опустился на поляну. Удар. Машина подскочила, Сергей и Кристофер, вцепившись в штурвалы, удерживали самолёт, чтобы он из-за малой скорости не свалился на крыло. Удар, ещё удар. Но вот машина окончательно опустилась на траву. Гудков энергично нажал на тормоза, но стена леса слишком стремительно надвигалась на них. И тогда Гудков рванул на себя рычаг аварийного торможения. Раздался режущий уши визг - самолёт развернуло почти на девяносто градусов и проволокло ещё метров сто. Гудков вытер со лба пот и махнул Кристоферу:
  - Вырубай. М-да, прилично "скозлили" (подпрыгивание самолёта на посадке называется "козлом").
  Теперь они увидели, что у костра сидит старик якут и курит трубку. Когда они вышли из самолёта, якут вынул трубку и сказал:
  - Совсем худой лётчик - чуть Мишку не убил.
  - Кого? - не понял Гудков.
  - Меня, однако.
  - А вы - кто такой?
  - Мишка.
  - Простите, а по отчеству?
  - Мишка. Зачем отчество? Семьдесят шесть лет Мишка.
  - Ага. Вы наш проводник?
  Мишка кивнул.
  - Сейчас мы разгрузимся...
  - Хорошо.
  Пока они вытаскивали тюки, проводник неподвижно сидел у костра, время от времени, окутываясь клубами дыма. Потом встал и осмотрел багаж спасателей. А через полчаса от пяти тюков остался один, разложенный на четыре.
  - Барахло, - кивнув на оставшееся имущество, сказал охотник и снова уселся у костра.
  Гудков пожал плечами и, опустившись рядом, достал сигареты. Мишка даже не посмотрел в его сторону. Сергей услышал, что он мурлычет себе под нос какую-то песенку.
  В ближайших кустах раздались шаги, и из леса вышла якутка, тоже старуха.
  - Баба моя, - сообщил Мишка, разглядывая верхушки деревьев.
  Сергей встал и поздоровался. Женщина молча кивнула и положила к ногам мужа туго набитый рюкзак и села рядом с Мишкой. Когда Валерий и Кристофер покончили с упаковкой снаряжения, охотник встал:
  - Пошли, однако.
  На жену он, казалось, не обратил ни малейшего внимания, будто её и не было. Она же только подобрала ноги, давая ему пройти.
  - До свидания, - сказал Гудков.
  Якутка молча наклонила голову.
  
  Гудков думал, что он умеет ходить. Оказалось, что ходить он не умеет. Через два часа безостановочной ходьбы с пятидесятикилограммовым рюкзаком у него начала жутко ныть спина, а ноги стали деревянными, шею будто свело судорогой. А впереди неутомимо раскачивалась из стороны в сторону Мишкина спина. Казалось, охотник просто гуляет, хотя его рюкзак весил не меньше, если не больше, чем у Сергея.
  Сзади Гудков слышал хриплое дыхание пилота. Собравшись с силами, Сергей обернулся: сразу за ним топал Кристофер, пот с него катился градом. Далеко позади доктор подгонял выбивавшегося из сил штурмана.
  - Привал, - выдавил из себя спасатель и повалился на спину.
  Словно через вату Гудков услышал Мишкин голос:
  - Притомился?
  Кристофер, сбросив рюкзак, лежал на животе, уткнув лицо в мягкий мох. Подошли доктор со штурманом. Лицо Валерия вдруг покрылось багровыми пятнами и его стало выворачивать наизнанку кровавой рвотой. Мишка только покачал головой, и сел, поджав под себя ноги. Уложив обессиленного Валерия, доктор сбросил рюкзак и вытянулся в струну прямо на еле видной тропинке.
  Сергей, запрокинув голову, смотрел в бездонное голубое небо и думал, что им ещё идти около сотни километров и что, по всей видимости, они эту сотню будут идти не меньше недели. Если, конечно, у них останутся силы. Однако, когда охотник через час сказал:
  - Пошли, что ли? - Гудков почувствовал, что силы вполне восстановились.
  На следующий день они прошли сорок километров и перед ночлегом ещё нашли в себе силы шутить по поводу вчерашнего перехода. Охотник участия в разговоре не принимал, молча дымил трубкой, уставившись на огонь своими узкими глазами. Лишь перед сном тихо сказал Сергею:
  - Слышь, командира, тайга шума не любит.
  К концу третьего дня уже в темноте они вышли к реке. Гудков, войдя в воду по щиколотки, умыл разгорячённое лицо. После ужина Мишка подсел к Сергею и спросил:
  - Куда дальше, командира?
  - Пройдём вниз по реке километров триста и посмотрим, нет ли там следов геологов. Если нет - спустимся ещё вниз по течению. Как думаешь?
  - Правильно, только дальше четыреста километров они, однако, спуститься не успели.
  - Почему?
  - Ты спешишь - людей ищешь. Человек быстро ходит. Когда камень ищешь спешить не надо, - ответил охотник и, мягко повалившись на бок, мгновенно заснул.
  Гудков поднялся и пошёл к реке. От воды веяло прохладой, было очень тихо. Сергей прислушался, но не услышал ни шороха листьев, ни, даже, плеска воды у самых ног.
  - Странно, - подумал спасатель. - Надо же какая тишина! Будто всё умерло вокруг.
  Он непроизвольно напрягал слух, но вокруг стояла абсолютная, почти космическая, тишина. Сергей посмотрел вверх - небо было закрыто облаками. Казалось, что облака опустились совсем низко и давили на тайгу. Гудкову стало не по себе, какое-то непонятное беспокойство охватило его. Это тем более удивило его, что они находились на Земле, на тёплой ласковой Земле, где человеку ничего не должно угрожать. "Не должно, или не угрожает? - вдруг подумал он. - Ведь геологи-то пропали!"
  Внезапно по верхушкам деревьев пробежал лёгкий ветерок, словно рябь по воде и снова тишина.
  Вдруг, совсем рядом, раздался голос проводника:
  - Командира, уходить надо. Скоро большая гроза будет. Шибко большая.
  Они разбудили остальных и стали поспешно собирать вещи. Под конец Мишка залил водой костёр, пояснив:
  - Ветер разбросает угли - пожар будет. Худо, когда пожар в тайге.
  Теперь Гудков понял, почему им овладело чувство беспокойства - из-за приближающейся грозы. Они быстро шли обратным путём. Проводник торопился, видимо, он не раз попадал в подобные ситуации и знал, что во время грозы надо уходить подальше от реки в глубь леса.
  Спасатели успели отойти от реки километра два, когда внезапно налетел шквал и грянул первый удар молнии. От грохота заложило уши. Мишка бросился на землю и закрыл голову руками, потом вскочил и быстро стал разворачивать палатку.
  Небо полыхало молниями, гром не смолкал ни на секунду. Под эту адскую канонаду они установили одну палатку и забились в неё вместе с вещами. Вдруг, совсем рядом, метрах в ста, ударила молния. Спасателям показалось, что из-под них выдернули землю. Мишка что-то прокричал, но в таком грохоте ничего нельзя было разобрать.
  Гудков сжался в комок и заткнул уши, но это не помогло. Кристофер крикнул ему в самое ухо:
  - Как во время метеоритной атаки!!
  - Не бывал, - ответил Сергей, но не услышал собственного голоса.
  Внезапно грохот прекратился и, в наступившей тишине, все услышали, как охотник сказал:
  - Теперь, однако, держись, мужики.
  Гудков хотел спросить, что сейчас будет, но тут пошёл дождь, быстро перешедший в ливень страшной силы. Через минуту всё вымокло до нитки. В этой мокроте они просидели до самого утра. Задремавший было, Сергей очнулся от резкого запаха Мишкиного самосада. Закашлялся доктор, потом Валерий, к ним через секунду присоединился пилот.
  - Кончай курить, - выдавил из себя Кристофер.
  Но Гудкова удивило другое - как охотник умудрился сохранить сухими табак и спички? А через час дождь прекратился, и выглянуло солнце.
  - Пошли, что ли, - сказал якут и первым полез из палатки.
  Через час группа снова вышла к реке, вернее, к мутно-коричневому потоку воды, который стремительно проносился мимо них.
  Мишка сбросил рюкзак на землю, сел на пень и, доставая трубку, сказал:
  - День ждать.
  - Ждать, так ждать, - сказал Гудков и стал стаскивать с себя мокрую одежду.
  Оделся он через полминуты, быстрее даже, чем однажды в космосе при разгерметизации ракеты. Однако налетевшая туча москитов и не думала отставать от них. Снова выручил якут. За несколько минут он разложил костёр и что-то подбросил в огонь. Такой вони спасатели ни разу не нюхали, зато и москиты исчезли.
  Достав из рюкзака рацию, Гудков связался с командиром отряда и доложил свои координаты.
  Вдруг в эфир влез незнакомый голос:
  - С-808-го вызывает Геолог-3! На связь!
  - С-808-й на связи.
  - Что предпринимаете?! - спросил неизвестный корреспондент.
  - Сохнем! Конец связи, - проворчал спасатель и сунул рацию в рюкзак, из которого раздалось неразборчивое бормотание, в котором, однако, угадывались повелительные нотки.
  
  Кристофер лежал на плоту, положив подбородок на руки, и глядел на воду. Пилот с самого начала был не в восторге от этого поиска, но раз Гудков сказал: "Надо", - значит, действительно, надо и без него, Кристофера, Сергею не обойтись. Это льстило его самолюбию. Всем известно, что Гудков не со всяким пойдёт в поиск. Он повернул голову и посмотрел на своего командира. Гудков на другом конце плота рассматривал с проводником карту. Якут то тыкал в карту чубуком трубки, то показывал на берега. Сергей слушал внимательно и согласно кивал головой. "А интересно, обошлись бы мы без проводника? Наверное, обошлись бы... Нет, вряд ли. Нас бы смыло с берега во время бури. Не допёрли бы своим умом в тайгу уйти".
  Мишка вдруг вскочил, прислушался и бросился к рулевому веслу.
  - Давай, давай, командира! Помогай!!
  Теперь и Кристофер услышал впереди угрожающий рёв.
  - Пороги!! - догадался он.
  Все они стали энергично грести к берегу и пристали всего в каких-то двухстах метрах от ревущей пенной гривы. Здесь они обнаружили первую стоянку геологов - довольно свежие угли костра, место, где стояла палатка, мелкий мусор. Якут присел у кострища, взял в руки один из угольков, потёр пальцами, понюхал и объявил:
  - Неделю назад здесь были.
  Гудков осмотрел место стоянки и сказал:
  - А как они перебрались через пороги?
  - У них хорошая лодка была, - ответил проводник. - Очень хорошая лодка, - и добавил значительно. - С мотором.
  - Угу, с фотонным приводом, - пошутил Кристофер.
  - Зачем фото-н-ный? - серьёзно возразил охотник, - хороший мотор. С электричеством.
  Гудков хмуро посмотрел на пилота, а после ужина, оставшись с ним наедине, сказал:
  - Крис, не забывай, пожалуйста, что старик старше тебя раза в три.
  - Извини, командир.
  - Мне не за что тебя извинять... Он на много богаче нас душой.
  - Которой нет?
  - Которая у него есть.
  - Хорошо. Я извинюсь.
  - Ему этого не надо, но на будущее учти.
  - Понял.
  Гудков сел на траву и, глядя на реку, задумчиво произнёс:
  - Значит, они прошли пороги на лодке. Это день. У нас уйдёт три дня. Итого разрыв будет уже десять дней.
  - А почему три дня?
  - Сначала перегоним пустой плот, потом пешочком будем перетаскивать шмотки.
  - Обязательно пешком?
  - У тебя есть другое предложение?
  Другого предложения у Кристофера не было.
  - Хуже, если они не прошли пороги.
  - Думаешь, они здесь погибли?
  - Предполагаю. Обязан предположить.
  В чаще щёлкнул выстрел из карабина и сразу ещё два.
  Кристофер не успел сообразить, что произошло, а Гудков с пистолетом в руке уже скрылся в кустах. Когда спасатели продрались сквозь колючие заросли к месту происшествия, охотник уже начал свежевать тушу первой лани. Две другие лежали поодаль.
  - Мяса нада, - объявил Мишка. - Много мяса. За порогами живёт полосатый Шайтан, там мяса не возьмёшь.
  - Кто живёт? - не понял Валерий.
  - Тигр. Шайтан полосатый.
  - Они, вроде, должны жить много южнее, - сказал доктор. - В Уссурийском крае.
  - Это в книжках пишут умные люди. Шибко умные. Глупый тигр книжек не читает, живёт, где пища есть. Там живёт полосатый Шайтан, - якут махнул рукой в сторону порогов. - Там пища только для него.
  Гудков присел рядом со стариком и спросил:
  - Ты видел его?
  Охотник молча задрал рубаху и показал спину. Спасатели увидели три страшных шрама почти от шеи и до самых ягодиц.
  - Река спасла, - пояснил охотник, опуская рубаху. - В воде Шайтан слабый и трусливый.
  Гудков молча огляделся и передвинул кобуру с пистолетом на живот. Мишка посмотрел на него и сказал:
  - Полосатого Шайтана нельзя убивать. Беда будет. Большая. Очень большая беда будет.
  - Почему?
  Мишка помолчал, потом воткнул нож в землю, сел на корточки, достал и закурил трубку:
  - Давным-давно жил в этих краях охотник. Хороший охотник. Хорошо жил. Каждый день мясо ел. И полосатый Шайтан каждый день мясо ел. Охотник не трогал тигра, тигр не трогал охотника. Привёл, однако, тигр тигрицу. Завидно стало охотнику. Пошёл он в далёкую северную страну и привёл оттуда жену красавицу... Да. Красивая она была. Только шибко глупая баба. Стала она говорить охотнику: "Убей тигра с тигрицей, а то, когда у нас будут дети, они утащат их в тайгу". Не хотел охотник ссориться с полосатым Шайтаном, да заела его глупая баба. Пошёл он в тайгу, убил полосатого Шайтана и съел его печень... Не знал, что этого нельзя делать. Не дошёл до дома - умер, а душа его переселилась в тело убитого им тигра... А эти две скалы, - охотник показал в сторону порогов. - Одна из них жена охотника, вторая - тигрица. Они рычат друг на друга - до сих пор спорят, чей муж полосатый Шайтан.
  Мишка замолчал, взял нож и занялся свежеванием туши. Гудков многозначительно посмотрел на спасателей и пошёл к палатке.
  
  Опасения Гудкова не оправдались. Двумя километрами ниже порогов они обнаружили вторую стоянку геологов. Судя по кострищу, геологи покинули это место не более пяти дней назад.
  Якут тщательно обследовал стоянку геологов и заявил:
  - Через три дня мы их догоним.
  - Почему? - спросил Кристофер.
  Мишка хитро ухмыльнулся, попыхтел трубкой и сказал:
  - Тайгу знать надо. Тайгу учить надо. Тайга, как книга. Когда грамотный много узнать можешь... У них камней много. Быстро ходить с камнями умеешь? Нет, - охотник хотел ещё что-то добавить, но по тайге разнёсся низкий и грозный рык.
  Все замерли. Гудков непроизвольно дотронулся до кобуры. Охотник только улыбнулся:
  - Зачем боишься? Бояться нельзя. Сейчас полосатый Шайтан сам нас пугает. Он боится нас и пугает.
  - Раз боится, почему пугает? - спросил доктор.
  - Когда тигр рычит - сам боится. Когда не боится - прыгает и убивает. Молча прыгает. Сейчас он нам покажет себя. Смотри на ту сопку.
  Все посмотрели на небольшую сопку, куда показывал проводник. Голая вершина была пуста и вдруг, словно из ничего, возник гигантский тигр. Хищник повернулся к ним боком и шерсть его, освещаемая заходящим солнцем, вспыхнула золотом. Потом тигр повернул к ним голову и грозно зарычал. До него было метров сто - сто пятьдесят. Гудков мог бы снять его первым же выстрелом, но он даже не притронулся к кобуре. Проводник выхватил из костра огромную головешку и, размахивая ей над головой, закричал:
  - Эй, полосатый, иди сюда кушать с нами мясо! Эге-гей, полосатый!!
  Тигр также мгновенно, как и появился, скрылся за сопкой.
  - Испугался.
  - Может, его лучше было бы пугнуть выстрелами? - спросил Валерий.
  - Нет, он не боится ружья. Он боится только огня и воды. Река рядом, огонь горит, теперь он не подойдёт.
  - Всё-таки не очень приятное соседство, - сказал Гудков.
  - В тайге соседей нет, - ответил якут. - В тайге есть друзья и враги. Друзей оберегают, врагов сторонятся... Однако спать надо. Скоро совсем темно будет.
  Гудкову спать не хотелось, он подбросил веток в костёр и устроился поудобнее, так, впрочем, чтобы сподручнее было выхватить пистолет.
  Когда все уснули, из своей палатки вылез Мишка и, подсев к Сергею, серьёзно сказал:
  - Командира, ты боишься полосатого Шайтана. Будешь бояться - беда будет. Иди спать, я буду дежурить.
  - Почему?
  - Ко мне Шайтан не подойдёт, я не боюсь. Ты боишься - тебя он убьёт. Иди спать.
  Спасатель молча ушёл в палатку. Гудков, действительно, боялся тигра, хотя, даже самому себе в душе не хотел признаться в этом.
  Утром спасатели проснулись от сводящего с ума запаха ухи. Они, не умываясь, бросились к костру. Котелок опустел за считанные минуты. Кристофер тщательно облизал ложку и обиженно заглянул в котелок:
  - Всё что ли?
  - Что ли всё, - ответил проводник и перебросил свой рюкзак на плот.
  Когда плот отошёл от берега метров на сто, из зарослей вышел громадный тигр. Обнюхав кострище, он поднял голову и открыл клыкастую пасть. Над рекой разнёсся низкий, леденящий душу рык. И вдруг сзади тигра вышла тигрица. Она тоже зарычала. Не так громко, но на много угрожающе.
  - Командира, - прошептал вдруг Мишка, - тигрицу надо убить. Шайтан меня знает, тебя - нет. Стреляй, но только в неё.
  Гудков выхватил пистолет и, почти не целясь, выстрелил два раза. Тигрицу подбросило метра на два и швырнуло в кусты. Шайтан как-то жалобно мяукнул и мгновенно скрылся в лесу. Даже с такого расстояния было видно, что двумя выстрелами у тигрицы разорвало шею и вырвало половину брюха. Сергей молча засунул пистолет в кобуру и вопросительно посмотрел на охотника. Мишка сидел на корточках и дымил трубкой. Встретившись взглядом с Гудковым, он сказал:
  - Шайтан должен жить один. Один никого не тронет, с нею - всю дичь разгонит. Нет дичи - нет охоты. Худо людям.
  - Он же мстить будет, - сказал Кристофер.
  - Не будет. Худой мужик мстит за бабу. Полосатый Шайтан - добрый мужик, мстить не будет. Молодец, командира, хорошо стреляешь.
  - Было время научиться, - хмуро ответил Гудков. На душе у него было гадко, хотя он знал, что поступил правильно, послушавшись охотника. - Валера, возьми бинокль - следи за берегом. Увидишь стоянку геологов - сообщи.
  - Смотреть надо в оба, - подтвердил Мишка, - они где-то близко.
  Спасатели спустились всего на десять километров и снова наткнулись на стоянку геологов. Проводник, исползав место вдоль и поперёк, объявил, что геологи были здесь три дня назад.
  - Так, - сказал Гудков, - ночуем и утром поплывём дальше.
  - Плыть не надо, надо пешком идти, - сказал Мишка.
  - Почему?
  - Они пошли вглубь тайги. Видишь - метка, - охотник показал на обломанную верхушку молодой сосны. Верхушка была обломана на восток.
  После ужина Гудков связался с базой и сообщил, что нашли стоянку геологов трёхдневной давности, дальше продолжают поиски в тайге пешим порядком.
  - Гудков, - услышал Сергей в ответ голос Ципфеля.
  - Слушаю.
  - Пять часов назад один из спутников связи запеленговал сигналы похожие на сигналы передатчика начальника партии. Дешифровка ещё не закончена.
  - Координаты?
  - Примерно ваши. Передача велась в течение десяти-двенадцати секунд... Не знаю, что тебе посоветовать... Будь внимательнее и держи связь через каждые двенадцать часов.
  - Понял. До связи.
  - До связи.
  Сергей хотел уже отключиться, но снова, как и несколько дней назад, влез Геолог-3:
   - С-808-го вызывает Геолог-3.
   - Отвечаю, С-808.
   - Управление Геологии запрашивает ваши действия.
   Гудков мысленно выругался, но в эфир изрёк следующую фразу:
   - С-808-й, докладываю Геологу-3. Провожу поисково-спасательную операцию по схеме "33". В дальнейшем получение информации через Спасатель-8. Конец связи.
  - Конец, - пробормотал в ответ растерянный голос.
  - Командир, после семи лет работы в спасательной службе, мне можно узнать, что такое "поисково-спасательная операция по схеме "33"? - ехидно поинтересовался штурман.
  - Можно, - охотно ответил Гудков. - Это то, чем мы сейчас занимаемся.
  - Спасибо за информацию.
  - На здоровье. Ещё вопросы? Нет? Всем отдыхать. Подъём в 5.30 утра.
  Валерий проснулся раньше всех и вылез из палатки. Кругом стлался лёгкий туман. Предрассветная тишина не нарушалась даже пением птиц. Слабо пахло хвоей и прелым листом. Валерий глубоко вздохнул и, перебросив полотенце через плечо, пошёл к реке. Плескался он минут двадцать, после чего пошёл обратно к палаткам. Отойдя от берега метров тридцать, штурман каким-то шестым чувством ощутил, что мир вокруг изменился. Валерий замер и прислушался, но ничего необычного не услышал. На всякий случай принюхался. Ничего, только воздух, будто свежее стал, чувствовался слабый запах озона. "Показалось", - подумал он и уже сделал шаг, как вдруг краем глаза заметил движение слева. Он снова замер и медленно повернул голову влево. Сердце оборвалось от страха - в двадцати метрах из кустов на него смотрел полосатый Шайтан.
  Валерий смотрел на тигра, отчаянно ища выход из создавшейся ситуации. Оружия нет никакого, даже ножа, ничего, кроме полотенца и голых рук, а из кустов за ним неподвижным взглядом следила полосатая смерть. "Проклятый проводник не дал его застрелить! Теперь что? Чёрт бы тебя побрал! Стоп!! Ремень!!" Штурман медленно-медленно поднял руку и расстегнул тяжёлую пряжку с вмонтированным в неё индивидуальным передатчиком. Тигр в кустах пошевелился, готовясь к прыжку. Валерий резко вскинул левую руку с пряжкой, правой, что было силы, ударил по другому концу ремня, который, намертво обвившись вокруг кисти, превратил руку с ремнём в смертоносное оружие. Тигр прыгнул, и одновременно на него бросился Валерий, намереваясь нанести удар пряжкой между глаз. И тут произошло невероятное - тигр будто налетел на стеклянную стену, раздался короткий треск разряда, и сразу завоняло палёной шерстью. Спасатель, нанеся удар в пустоту, покатился по траве. Когда он поднялся на ноги, издалека раздавалось обиженное мяуканье убегающего хищника. Валерий дрожащей рукой вытер мокрый лоб. У палаток послышались голоса. Штурман сделал шаг к палаткам, но получил слабый удар током и толчок в грудь. От палаток уже бежал Гудков с пистолетом в руке.
  - Стой! - крикнул штурман.
  Гудков остановился как вкопанный.
  - Что случилось, Валера?
  - Я за силовым барьером. Не могу пройти к вам.
  - Сядь, - Сергей опустился на траву. - Рассказывай.
  Валерий рассказал о случившемся. Гудков потёр подбородок. Подошли все остальные.
  - Так, - наконец изрёк Гудков и посмотрел на Валерия. - А ну, попробуй ещё раз.
  Валерий вытянул руку. Теперь и он и все остальные увидели искорки, сверкнувшие вокруг кисти.
  - Брось мне свой ремень, - приказал Гудков.
  Ремень прошёл сквозь силовой барьер беспрепятственно. Сергей одел на ремень кобуру со своим пистолетом и перебросил обратно штурману.
  - Вот что, сиди здесь. Если опять появится полосатый, разрешаю сделать из него сито. Сейчас мы позавтракаем и решим, что делать дальше. Обозначь пока барьер вешками.
  Завтракали молча. После завтрака Гудков послал Кристофера отнести еду Валерию.
  - Что случилось, командира? - спросил, наконец, якут. Сергей задумался. Как объяснить в техническом отношении совершенно безграмотному старику, что и сам-то он до конца не понимает. И тут его осенила гениальная идея.
  - Что такое верша, знаешь?
  В ответ проводник обиженно хмыкнул и принялся набивать свою трубку.
  - Я серьёзно. Только представь себе вершу наоборот - рыбы, которые в неё попали, могут выплыть на волю, а обратно вернуться не могут. Понял?
  Мишка кивнул и спросил:
  - Будем выходить?
  - Нет. Впрочем, ты можешь вернуться. Вряд ли твоя помощь, как знатока тайги, нам теперь пригодится. Зато рискуем мы здорово. Ещё не известно, что с нами может, случится, и кто поставил этот барьер. Я подозреваю, что барьер поставлен против нас.
  Якут молча придвинул к себе карабин, достал из рюкзака оптический прицел и стал прилаживать его к оружию.
  Вернулся Кристофер и сообщил, что чуть было, не выскочил из "зоны", так как барьер сдвинулся в их сторону на полметра.
  Сергей лёг на спину и задумался:
  - Барьер поставили на рассвете. От кого? От нас, естественно. Кто? Геологи? Чушь. Может, мы и геологи попали в зону какого-нибудь эксперимента? Нет. Тогда, если не геологов, то нас бы наверняка предупредили. Хм. Нашествие инопланетян на Землю. Впрочем, почему бы и нет? Пусть не нашествие, а научно-исследовательская экспедиция. Ладно. Допустим. Итак, барьер поставлен с ошибкой. Мы оказались под "колпаком"... у Мюллера. Бред какой-то. Фантастика. Надо же вляпаться в такую историю. Чёрт, я же не о том думаю! Почему именно сегодня поставлен барьер и почему именно в этом месте? Либо тот, кто ставил барьер, просто не знал раньше о нашем присутствии, либо просто не мог раньше поставить барьер. Так, кажется, верно. Вчера я вёл связь прямо с берега. Барьер поставлен в двадцати метрах от реки. Всё ясно. Нас запеленговали, возможно, расшифровали радиообмен и решили просто не пускать. Значит, если мы ещё раз проявим себя, нас либо снова попытаются отсечь барьером, либо могут попытаться захватить, либо даже уничтожить. Надо бы отослать старика назад. Не уйдёт. Ладно, я сам за ним присмотрю. Кстати, как на счёт радиосвязи?
  База молчала. Гудков "прошёлся" по всему диапазону - гробовая тишина. Сергей подошёл к барьеру и позвал Валерия.
  - Слушаю, командир.
  - Валера, это чёртово поле экранирует радиоволны. Держи передатчик. Свяжешься с базой и доложишь обстановку. Мы идём дальше. Вызови сюда ещё один экипаж. Попроси шефа, чтобы прислал, если возможно, Питерса. Пусть будет на подхвате. Да и тебе не так скучно будет... Барьер быстро движется?
  - Двадцать сантиметров в час.
  - В общем, иди потихоньку за нами. В случае непредвиденных обстоятельств разрешаю применять оружие, но смотри аккуратней.
  - Понял. А что это за барьер?
  - Чёрт его знает. Ладно, мы пошли. Будь паинькой.
  - Постараюсь... Не нравится мне всё это. На мышеловку похоже.
  - Согласен. Но задачу нам никто не отменял, да кроме нас теперь никто не в состоянии разобраться, что же здесь произошло. Счастливо.
  - Счастливо.
  Шли быстро. Вопреки требованиям Гудкова, якут настырно топал впереди, никого не пропуская вперёд. До обеда отшагали километров тридцать. После отдыха Гудков строго сказал проводнику:
  - Ну вот, что, Мишка, теперь впереди пойду я, а будешь своевольничать - привяжу к дереву, и будешь ждать Валерия. Понял?
  - Не дурак, однако.
  - Вот и хорошо. Пошли.
  Через три часа группа вышла на вершину сопки. На самой вершине рос огромный кедр. Гудков оценивающе осмотрел дерево. Хорошо бы с него осмотреть окрестности, но уж больно высоко нижние ветви. Мишка посмотрел на Сергея, всё понял и, Гудков ахнуть не успел, а якут уже карабкался где-то на середине ствола... Сергей с восхищением следил за ловкими движениями старика. Вот его фигурка исчезла из вида и, только по подёргиванию ветвей, можно было определить, где сейчас охотник. Минут через пятнадцать задёргались самые верхние ветки, а верхушка дерева сильно закачалась. Спасатели затаили дыхание, а доктор невольно схватился за свой чемоданчик с инструментами. Но вот по движению ветвей Гудков увидел, что Мишка спускается. А через двадцать минут охотник мягко, как кошка, спрыгнул на землю и присев на корточки принялся набивать трубку. Гудков сел рядом и молча закурил. Мишка набил трубку, раскурил и, выпустив несколько колец, произнёс:
  - Внизу, километров семь - восемь есть поляна. На ней что-то есть.
  - Что?
  - Дом и ещё что-то.
  - Что?
  - Далеко. Не видно. Дай бинокль - всё скажу.
  Гудков посмотрел на верхушку кедра:
  - А, может, я попробую?
  В ответ Мишка только презрительно хмыкнул.
  - Ладно. Только осторожней из ветвей не высовывайся. Держи.
  Во второй раз охотник взобрался вдвое быстрее. Спасатель внимательно смотрел вверх. Непонятное чувство беспокойства овладело им. И вдруг по верхушке ударила пурпурная молния.
  - Яй-яй, - раздалось сверху и, хрустя сломанными ветками, тело охотника полетело вниз.
  - Держи!!! - не своим голосом гаркнул Сергей и рванул с себя куртку.
  Реакция не подвела спасателей - Мишка упал прямо в куртку, которую держали Гудков и Кристофер.
  Охотника положили на землю. Вся левая половина лица охотника была залита кровью, а из щеки торчал кусок разбитого бинокля.
  - Что это было? - спросил Колдмен, склоняясь над охотником.
  - Рубиновый лазер, - ответил Сергей. - Что с ним?
  - Пока вижу, что дышит. Отойдите и не мешайте.
  Спасатели отошли в сторону и закурили, не отрывая взгляда от доктора. Через час Колдмен устало выпрямился и чем-то щёлкнул в своём ящичке, провода от которого были подсоединены к голове охотника.
  - А! - тело Мишки выгнулось дугой и опало. Колдмен подошёл к Гудкову и, протянув ему окровавленные руки, сказал:
  - Слей-ка.
  - Ну?
  - Пока в норме, но... возраст. Так ты говоришь, что это был рубиновый лазер?
  - Да. Видимо, сверкнуло стекло бинокля. По нему и били.
  - Возможно. Глаз он потерял наверняка.
  - А ещё?
  - Больше ничего серьёзного, я имею в виду - смертельного. Шока боюсь. Его надо эвакуировать.
  - Он без сознания?
  - Да.
  - Когда придёт в себя?
  - Когда я захочу. А я захочу не раньше, чем через двое суток! - Колдмен посмотрел на командира с вызовом.
  - Ладно. Вы и Кристофер несите его к Валерию. Думаю, что вспомогательный экипаж уже прилетел. Я буду ждать вас здесь. Если уйду - оставлю записку. Всё, отправляйтесь.
  - Сначала надо сделать носилки.
  - Ну, так делайте! - Гудков резко поднялся и полез на соседний кедр.
  - Командир..., - начал Кристофер.
  - Носилки!! - гаркнул Гудков.
  Добравшись до середины ствола, Сергей посмотрел вниз. Там, внизу, на неимоверной глубине копошились две фигурки, изредка поглядывая на него. У него, спасателя первого ранга, никогда в жизни не знавшего, что такое головокружение вдруг потемнело в глазах. Гудков зажмурился, сразу онемели пальцы, ноги налились свинцом. Спасатель открыл глаза, поднял голову и, стиснув зубы, снова полез вверх. Чем выше он поднимался, тем сильнее раскачивался ствол. Теперь он понял, почему Мишка так ухмыльнулся на его предложение полезть на дерево. Он прекратил подъём только тогда, когда под ногами предательски затрещали ветки.
  Внизу, действительно, километрах в семи была большая поляна, метров сто, сто пятьдесят в диаметре. В центре поляны стоял приземистый серый параллелепипед здания с небольшой вышкой на крыше. Вдруг на вершине вышки что-то блеснуло. Гудков инстинктивно зажмурился, но ничего не случилось. "Ага! Там у них лазер, сопряжённый с телекамерой. Ясно. Работает в режиме обзора, а в случае обнаружения цели стреляет. Учтём".
  Ещё на поляне он увидел выжженную до зеркального блеска площадку - несомненно, место посадки и старта ракеты. По краям поляны стояли пять непонятных сооружений, но спасатель как-то сразу предположил, что это навигационные маяки. И ещё он увидел рядом со зданием блестящий купол, видимо из стекла, но рассмотреть, что под ним находится, из-за большого расстояния, было невозможно. Гудков стал медленно спускаться. Спуск занял втрое больше времени, чем подъём. Под деревом уже никого не было. Сергей посмотрел на солнце, висевшее совсем низко над горизонтом. Идти к поляне не имело смысла. Неизвестно, какая ещё сигнализация стоит на подступах к поляне, да и не любил Гудков плутать впотьмах.
  - Ладно, - подумал спасатель, - утро вечера мудренее. Завтра посмотрим, что там у них.
  Проснулся Гудков за час до рассвета. Зябко передёрнув плечами, он начал было сооружать костёр, но потом раздумал и позавтракал сухим пайком.
  Через полчаса, оставив на месте лагеря записку, чтобы Кристофер и доктор ждали его, Гудков двинулся в сторону поляны.
  Первые три километра он прошёл за сорок минут, но, по мере приближения к поляне, шёл всё медленнее, внимательно осматриваясь по сторонам. Да и сама тайга стала менее проходимой. Потом он обратил внимание, что, некоторые завалы сделаны искусственно - деревья были аккуратно срезаны лазером. Такие места Сергей обходил стороной. Напряжение росло с каждым шагом. Солнце поднялось высоко, жара становилась просто не выносимой.
  Наконец, спасатель устроил привал. Курить хотелось страшно, но он специально оставил в лагере и сигареты и спички, чтобы не выдать себя даже табачным дымом. Лёжа в траве, Сергей внимательно прислушивался, но никаких подозрительных звуков не уловил. Вдруг со стороны лагеря он уловил еле слышный хлопок. Спасатель посмотрел в ту строну, увидел в небе сигнальную ракету и тут же по ней ударил лазер.
  - Значит, Кристофер и доктор уже в лагере. Хорошо. - Гудков поднялся и пошёл к загадочной поляне. Через некоторое время он почувствовал какой-то незнакомый запах. Сладковатый и неприятный. По мере приближения к поляне запах усиливался. Вскоре уже нечем было дышать. Гудков сделал из носового платка подобие респиратора и одел на лицо. Но вот между деревьями появились просветы. Теперь Гудков крался, низко пригнувшись к земле, когда до поляны осталось метров двадцать, спасатель пополз. Добравшись до опушки, Сергей понял, что это был за запах. Это был трупный запах. По всей поляне были разбросаны трупы разных животных. Ближе всех к нему лежала туша огромного медведя, она-то и воняла сильнее всех. Чуть поодаль он увидел труп косули, почти не тронутый тлением. Вдруг над ним промелькнула тень и на лань сел стервятник. Птица начала клевать падаль. Башенка с телекамерой и лазером в это время была направлена в другую сторону. Вот орёл попал в поле зрения, но он в это время замер, подняв голову. Башенка спокойно продолжала движение. Выстрела не последовало. Спасатель нашарил маленький камешек и, когда телекамера снова "посмотрела" на орла, бросил в него камень. Перед глазами поплыли малиновые круги. Когда к нему вернулось зрение, он увидел кружащиеся в воздухе орлиные перья, труп лани дымился.
  Гудков обполз на брюхе всю поляну. Ничего нового это ему не дало. Что находится под куполом, он так и не разобрал. Под одним ракурсом ему показалось, что под куполом видна человеческая фигура, но, сколько бы он ни вглядывался, с уверенностью нельзя было сказать, что там человек. Ещё он обратил внимание, что вокруг здания не было ни одного скелета. Это означало, что станция функционирует совсем недавно. Гудков понял, что здесь ему делать больше нечего. Он осторожно отполз в глубь леса, встал и быстро зашагал в сторону лагеря.
  На встречу ему поднялся доктор:
  - А мы уже начали волноваться.
  - Напрасно. Где Кристофер?
  - На дереве.
  - Балбес. Мишки ему мало... Крис!!
  - Я!
  - Слезай!
  - Слезаю.
  Гудков с омерзением стянул с себя грязный комбинезон.
  - Как успехи? - поинтересовался Колдмен.
  - Какие там успехи, - устало ответил Гудков. - Полейте, я умоюсь. Перемазался, как свинья. Чёрт-те сколько метров на брюхе прополз... Где барьер?
  - Сейчас километров двадцать пять. Продолжает сужаться. Скорость - метр в час. Но есть предположение, что по мере приближения к поляне его скорость будет увеличиваться.
  - Я думаю, что и плотность тоже. Крис!
  - А! - пилот тяжело спрыгнул на землю. На груди у него болтался бинокль.
  - Ты что, с ума сошёл? Мне что Мишки мало?! - спросил Сергей, кивнув на бинокль.
  - Не. Я бленды одел. Так, что всё в норме.
  - Ну, и что же ты увидел?
  - Дом, посадочную площадку, маяки, купол. Там по всей поляне лежат какие-то мешки, но я не рассмотрел, какие.
  - Мешки! - передразнил Гудков. - Трупы это, а не мешки!
  - Чьи?
  - Животных. Док, какие степени разложения трупов вам известны?
  - Может, сначала поужинаем, - жалобно попросил Кристофер.
  - Давайте, - согласился Гудков. - Голодный, как волк. С утра не ел. Впрочем, не до еды было... Кстати, подкрепление прилетело?
  - Да.
  - Кто?
  - Питерс со своим экипажем, Ципфель и ещё трое из Совета Геологии.
  - Угу.
  После ужина Сергей блаженно растянулся на траве и спросил:
  - А что сказал Ципфель?
  - Шеф просил тебя действовать по обстановке и держать его в курсе дела, - ответил Кристофер. - В общем, он ждёт от нас подробного доклада. Да и эти ребята, из Совета Геологии здорово на него давят.
  - Ладно, пусть давят. Отвечать всё равно придётся нам. Док, как там наш Мишка?
  - Пока он на базе у Питерса. Лучше его сейчас не трогать. Покой - вот главное лекарство.
  - Хорошо. Надо сделать три хороших респиратора, а то там можно задохнуться от вони. Завтра с рассветом идём туда, - Сергей кивнул в сторону поляны. - Операция очень опасная. Лазер бьёт без промаха. Правда, только по движущимся предметам. Подчинение беспрекословное. Крис, подготовь, как можно больше, сигнальных ракет, но так, чтобы их можно было пускать дистанционно. Метров с тридцати-сорока. Доктор, всё своё хозяйство вы берёте с собой.
  - Хорошо. Что вы собираетесь делать?
  - Найти геологов. Да, индивидуальные рации выключить прямо сейчас.
  
  К поляне подошли, когда солнце только-только поднялось над верхушками деревьев. Гудков кивнул на вращающуюся башенку и сказал:
  - Там лазер, сопряжённый с телекамерой. Стреляет по любому движущемуся предмету. Оборот делает за десять секунд. На всякий случай вы будете отвлекать его, когда я пойду к дому и буду находиться в поле его зрения. Крис, установи ракеты на одной линии. Как только я буду попадать в поле зрения телекамеры пускай сразу две. Только не вздумай оказаться на одной линии с ракетами и лучом лазера.
  - Знаю.
  - Молодец. Доктор, я привяжу тросик вон к той лани. После ракет вы будете дёргать за трос так, чтобы сдвинуть труп сантиметров на тридцать. Особо не усердствуйте. Учтите, что мне ещё надо будет вернуться. Второй трос я привяжу к себе, на случай если... если меня убьют. Теперь самое главное - если меня убьют - никаких акций мести. Тихонько снимаетесь, возвращаетесь к барьеру, и докладываете Ципфелю. Пусть он решает, что делать дальше. Предупреждаю: всем быть предельно внимательными. Сами видели - лазер бьёт без промаха.
  - Командир, - сказал доктор, - старайтесь не прикасаться к трупам. Трупный яд сильнее яда кобры.
  - Спасибо. Крис, ракеты готовы?
  - Да.
  - Всё. Я пошёл.
  - Ни пуха.
  - Спасибо.
  Гудков привязал один трос к поясу, второй - зажал в руке и пополз к опушке. Минуты две он присматривался к вращению башенки, наконец, выбрал момент, бросился к туше медведя, упал и замер. Сзади два раза хлопнули ракетницы, башенка приостановилась и дважды плюнула красным пламенем. Гудков напрягся и, как только башенка повернулась к нему боком, бросился к трупу лани. Колдмен внимательно следил за командиром. Вот он быстро надел петлю на ногу животного и замер. Лазер сделал оборот, спасатель бросился вперёд на пять метров и снова застыл. Колдмен тупо посмотрел на концы двух тросов у себя в руках и выругался. Какой из них Гудкова, а какой лани?
  Сергей упал в очень неудобной позе, а зрачок телекамеры теперь смотрел почти на него. И вдруг он почувствовал, что трос, привязанный к поясу, натянулся. "Проклятый доктор!" Но рывка не последовало. "Слава, богу!" На следующем обороте башни Гудков отцепил от пояса трос и замер на том же месте. И Кристофер перестал пускать ракеты. Почему? Сергей сделал очередной бросок. Половина расстояния была пройдена. Ещё бросок. Спасатель специально упал на бок, чтобы хоть краем глаза посмотреть назад. Лучше бы он этого не делал. Опушка казалась неимоверно далёкой. Гудков пропустил два оборота, чтобы успокоиться.
  Но вот над лесом снова взвились две ракеты. В ответ раздалось три выстрела, третий, как догадался Гудков, по лани. "Молодец доктор".
  Снова бросок. Теперь оставалось два броска, и он будет у стены. Гудков вытянул руку, чтобы ухватиться за кочку, но маленький бугорок вдруг подался вниз - перед ним разверзлась громадная волчья яма. Сергей замер, а сзади раздалось сразу четыре хлопка. "Спасибо, Крис". Шириной яма была метра три, но глубиной все пять. Спасатель понял, что из положения лёжа он её не перепрыгнет. На следующем обороте Сергей метнулся в сторону, потом вперёд. Но эти проклятые ямы были расположены в шахматном порядке. На очередном обороте башни он замер, наполовину рухнув в яму - спасла отличная реакция. То, что он увидел на дне ямы, привело его в ужас. Всё дно было усеяно металлическими шипами двадцатисантиметровой длины. Гудков прыгал, замирал, снова прыгал. Ему казалось, что эта игра со смертью в прятки никогда не кончится. Поэтому он очень удивился, увидев прямо перед глазами шершавую бетонную стену.
  Спасатель встал на колени и провёл по стене рукой. Обычный бетон. Он встал и посмотрел вверх. Башенки с лазером видно не было, только лёгкое поскрипывание выдавало её присутствие. Сергей осторожно пошёл вдоль стены, на всякий случай, ощупывая почву под ногами. Кто их знает, может, они устроили ловушки прямо у стены этого дома. Гудков дошёл до угла, осторожно выглянул и увидел купол. Сразу бросилось в глаза - под куполом были люди. Прижавшись к стене (с этой стороны "мёртвая зона" лазера была меньше) Сергей обогнул угол и стал рассматривать купол. Стекло было затемнённым, но он отчётливо видел три человеческие фигуры. Потом, присмотревшись, спасатель понял, что эти люди, без сомнения геологи, были совершенно голые и находились в прозрачных капсулах. Гудков поднял маленький камешек и бросил в купол, раздался металлический звук.
  - Всё ясно. Это бронестекло. Из пистолета его не возьмёшь, да и не требуется.
  Гудков обошёл всё здание по периметру, но никаких окон, дверей, люков не обнаружил. Пора было возвращаться. Сергей помахал рукой. В ответ над лесом взвились две зелёные ракеты. Спасатель уже хотел сделать прыжок, но вовремя сообразил, что теперь ему будет на много сложнее. Прыгать надо было спиной вперёд, чтобы видеть башенку с лазером. Тогда он лёг на спину и стал ползти от здания, замирая, когда лазер "смотрел" в его сторону.
  Через три часа смертельно уставший он добрался до опушки. В ознаменование его благополучного возвращения Кристофер отсалютовал серией голубых ракет. Лазер ответил серией пурпурных вспышек.
  Гудков, качаясь, отошёл подальше от опушки и рухнул в траву. Подошедший доктор сунул ему в рот горлышко фляги:
  - Ну-ка глотни, быстро! - почти закричал он.
  Сергей, не ощущая запаха, сделал несколько глотков, подавился обжигающей глотку жидкостью, закашлялся, но, через несколько секунд, почувствовал, как животворное тепло растекается по телу. Напряжённые мышцы расслабились. Подошёл Кристофер, завистливо принюхался и заявил:
  - Я тоже хочу.
  Колдмен посмотрел на него с сомнением и сказал:
  - Я большой противник пьянства, но бывают случаи, когда алкоголь просто необходим для снятия стресса. Ты можешь подождать до лагеря. А там все приложимся. Идти можете, командир?
  - Могу.
  В лагерь вернулись уже в сумерках. Ужинали шумно, и виной этому была не только водка. Деталей своего броска к зданию Гудков не помнил, сказал только:
  - Ну и страха же я натерпелся, мужики. До конца жизни хватит, да ещё на долю внуков останется.
  - Нам тоже досталось не мало, - сказал доктор, - чего я только не передумал, когда понял, что тросы перепутал! Но вы тоже хороши, Сергей Алексеевич! Сами могли бы додуматься их пометить.
  - Ладно, - Гудков примирительно махнул рукой. - Самое главное - мы нашли геологов.
  - А как их оттуда вытащить?
  - Ну, это другой вопрос и решать его не нам с вами. Тут всё не так просто, как кажется. Мы не знаем, что это за сооружение и для чего оно предназначено. У меня, правда, есть на этот счёт своё соображение, но наука может не согласиться со мной.
  - Что за соображения? - поинтересовался Колдмен.
  - Думаю, что это автоматическая система заброшена к нам для сбора и обработки информации. И наши несчастные геологи - часть этой информации. Ладно, давайте спать. Завтра надо добраться до Ципфеля и доложить ему всё самым подробным образом. Пусть они тоже пошевелят мозгами. Говорят, это полезно. Так, медицина?
  - Так.
  Ципфель выслушал Гудкова спокойно, не в пример нервному представителю Совета Геологии, который шагал за спиной командира спасательного отряда. Когда Гудков закончил геолог взорвался:
  - Значит, вы признаёте себя бессильным!!?
  Сергей закурил и ответил:
  - Я могу разнести лазер, да и весь дом вдребезги, но... Во-первых, я не уверен, что не сработает система самоуничтожения всего комплекса. Во-вторых, я не уверен, что нам удастся расковырять тот купол, не причинив вреда находящимся внутри людям. Ведь его придётся резать фиолетовым лазером.
  Ципфель вёл себя так, как будто не было рядом этого психопата.
  - Сергей, вопрос о спасении геологов я поставлю перед начальником Управления Геологии и Управлением Космических Исследований. В данный момент меня интересует вопрос о маяках. Ты уверен, что это навигационные маяки?
  Сергей пожал плечами:
  - Мне больше нечего предположить.
  - Но ведь они не работают.
  - Не работают. А кто даст гарантию, что они не включатся в определённый момент?
  - М-да. Сергей, маяки надо ликвидировать.
  - Уничтожить?
  - А если перенести в другое место?
  Гудков поёжился.
  - Что, тяжело?
  - Страшно.
  - Не настаиваю. Решай сам.
  - Если мы их утянем, что с ними потом делать?
  - Не знаю. Можно установить в другом месте.
  - Устроить этим ребятам ловушку?
  - Зачем же сразу ловушку?.. Хотя, почему бы и нет? Ведь могли же они пойти на открытый контакт?
  - Могли, - согласился Гудков. - Кстати, как они могли подойти к Земле не замеченными, да ещё произвести посадку?
  - Я думал над этим. В принципе, это возможно. Вспомни свой случай с "Невидимкой". Но мы ещё будем разбираться в этом вопросе.
  И тут геолога прорвало:
  - Чёрт знает, что!!! Вы здесь болтаете о совершенно посторонних вещах вот уже целый час и ни слова о спасении людей!! Вы понимаете? Л-Ю-Д-Е-Й!!!
  - Хватит, - сказал Ципфель.
  - Нет, не хватит, товарищ Ципфель! Ваш спасатель...
  - Слушай, если ты такой умный и решительный, - не выдержал Гудков, - пойди и спаси. Иди - взрывай, стреляй!
  Но тут вмешался Колдмен:
  - Я на свой страх и риск сделал видеозапись прорыва Гудкова к зданию. Вы, товарищ, не знаю, как вас... посмотрите на досуге и подумайте. Тут есть пища для размышлений.
  - Ладно, - Гудков поднялся. - Завтра мы займёмся маяками. Время у нас ещё есть. Барьер, кажется, замедлил движение?
  - Да.
  
  На исчезновение маяков лазер никак не отреагировал. Впрочем, Гудков этому нисколько не удивился. Каждый маяк был полностью автономен. Предположение Гудкова полностью подтвердилось - это были навигационные маяки.
  Теперь Сергей встречался с Ципфелем через день. Время шло, а решения не было никакого. Однажды, придя на очередную встречу, Сергей увидел носилки, на них лежал Мишка, рядом сидела "баба его".
  - Привет! - обрадовался Гудков.
  - Здорово, однако.
  - Как здоровье?
  - Зимой на охоту пойду. Белку бить, соболя бить. Одного глаза мне хватит.
  - Хорошо. А мы вот сидим и не знаем, что делать.
  - Кто не знает? Ты не знаешь?
  - Не знаю.
  - Стрелять надо этот глаз. Пока он никого не убил. Стрелять надо.
  - А если действительно попробовать аккуратно разбить лазер? - вмешался Ципфель.
  - Вот этим? - Гудков достал из кобуры пистолет. - Да я этой штукой и лазер, и всю вышку и весь дом разнесу с одного выстрела.
  Мишкина жена достала из-под носилок карабин с оптическим прицелом и молча бросила его Гудкову. Сергей поймал оружие и вопросительно посмотрел на своего командира. Ципфель вздохнул и сказал:
  - Понимаешь, Серёжа, никто не хочет брать ответственность на себя. Все боятся совершить необратимый поступок. Считай, что это мой приказ.
  - Ладно, посмотрим. А что с маяками?
  - Их установили в пятистах километрах отсюда. Половина отряда дежурит в космосе, половина на Земле в районе площадки. Имитация полная. Вот такая история.
  - Хорошо. Я всё понял, командир. В конце концов... Куда меня потом сошлют? На Плутон? Так и там люди живут.
  
  Сергей тщательно прицелился в шестерёнку передававшую вращение на площадку с лазером и, когда лазер отвернулся от него, нажал на спуск. Выстрел прозвучал сухо и как-то даже безобидно. Раздался металлический скрежет. Башенка ещё чуть-чуть довернулась и замерла. Из здания донесся глухой натужный гул, вал, передающий вращение задрожал и лопнул. Башня вздрогнула, и всё затихло.
  - Ловко, - сказал Кристофер.
  - Крис, проверь работу лазера ракетами.
  Через полчаса прямо перед зрачком лазера вспыхнули две ракеты. Лазер дал двойную вспышку, как и раньше без промаха. Гудков перезарядил карабин и пошёл к зданию. Идя по поляне, он вспомнил, каких трудов ему стоило преодолеть эти несчастные шестьдесят метров. "А ведь мог бы сразу догадаться заклинить башню".
  Все втроём они подошли к куполу и склонились к самому стеклу.
  - Что вы об этом думаете, доктор? - спросил Гудков.
  - Думаю, они живы. Какой смысл захватывать трупы? Ба! Да они же дышат!! Смотрите! Дышат!
  Гудков всмотрелся - все трое, действительно, дышали.
  Потом Сергей и Кристофер забрались на крышу здания и отключили питание лазера. Здесь же, на крыше, был устроен "военный совет".
  - Что будем делать дальше? - спросил Колдмен.
  - Можно, конечно, подождать, пока барьер подойдёт сюда и посмотреть, что будет дальше. Но нам не известно, что там внутри, - Гудков похлопал по крыше здания. - Так, что всегда остаётся опасность самоликвидации всей системы.
  - А может, закончим наш разговор в лагере, - предложил Кристофер, - здесь просто нечем дышать.
  - Хорошо. Пошли.
  
  Утром Гудков собрался на доклад к Ципфелю.
  - Сергей Алексеевич, - обратился к нему Колдмен, - если позволите, я пойду, поработаю около купола. Может, удастся найти что-нибудь новенькое.
  - Хорошо.
  - А мне можно с доктором? - спросил пилот.
  - Давай. Он не будет вам мешать, док?
  - Нет. А может быть, даже поможет.
  - Хорошо. Только прошу без ненужной инициативы. Помните, что мы ещё не знаем, что в здании. Самое страшное - если из-за наших действий пострадают люди под куполом.
  - Мы будем очень осторожны, - заверил Колдмен.
  Гудков доложил Ципфелю о результатах вчерашнего дня.
  - Что думаешь предпринять?
  - Пока не знаю. Там сейчас работает Колдмен с Кристофером. Может быть, обнаружат что-нибудь новенькое. В здание мы просто так не проникнем. Надо резать стену, а это может привести к непредсказуемым последствиям. Как там наука? Придумали что-нибудь?
  - Наука молчит и, по-моему, ещё долго молчать будет. В общем, рассчитывать нам надо только на себя.
  Подошёл Питерс, наткнулся на барьер, зашипел от боли.
  - В чём дело, Дик? - спросил Ципфель.
  - Маяки начали работу на излучение. Одновременно.
  - Формат сигнала?
  - "Пачки" импульсов. Несущая частота одинакова, но расстояния между импульсами в "пачке" разное.
  - Значит, скоро надо ждать гостей, - сказал Гудков.
  - Ричард, - сказал Ципфель, - пойди, свяжись с базой, пусть запросят у дальних постов: не обнаруживался ли непознанный объект или просто ракета, идущая без позывного. И от моего имени прикажи экипажам на орбите усилить бдительность... Ну и история! Твои предложения, Сергей?
  - Не знаю. В принципе, если эти пришельцы сядут не здесь, то... Хотя, чёрт их знает, какими они располагают средствами. Я даже не уверен, стоит ли их подпускать к Земле, не говоря уже о посадке... А, что говорит папа-Миронов?
  Герхардт хмуро посмотрел на спасателя и неопределённо дёрнул плечом:
  - Он сейчас в Верховном Совете. Хочет выбить у них разрешение на решительные действия. Их тоже можно понять. Речь идёт о жизни людей. Все боятся необратимых поступков... Сколько отсюда до поляны?
  - Сейчас километров пятнадцать - двенадцать.
  - Ладно, завтра Дик пригонит сюда вертолёт, я сам слетаю, повишу над тем местом, посмотрю, что и как.
  - А может, там дырка сверху есть? Ведь должна же как-то ракета сесть?
  - Посмотрим.
  - До свидания. Я завтра наведаюсь на поляну, может, что-нибудь новое узнаем...
  Внезапно в той стороне, где была поляна, полыхнуло малиновое зарево, а через несколько секунд до них докатилась ударная волна. Гудкова ударило в бок, повалило на землю и протащило метров пять. Сознания он не потерял и, вскочив на ноги, помог подняться Ципфелю.
  - Что это было?
  - Не знаю. Надо выяснить, - он сделал несколько шагов вперёд, но вспомнил о поле и вытянул руку. Барьера не было. Тогда Гудков побежал к поляне. Сзади тяжело топал Ципфель. Через несколько минут их догнал Питерс и его доктор.
  Сергей первым выскочил на поляну и отшатнулся. По среди поляны в метре над землёй висел прозрачный шар, в котором был виден другой шар с фигурками геологов. И ещё спасатель увидел Колдмена. Доктор, как бы висел между внутренним и оболочкой внешнего шара, широко раскинув руки. В одной руке был зажат его медицинский чемоданчик в другой - нож, которым вооружались спасатели. Нож был испачкан в земле. Подбежали остальные спасатели и остановились рядом с Гудковым. Сергей осмотрелся, ища глазами Кристофера, но его нигде не было. Тогда он медленно пошёл к шару.
  - Сергей! - предостерегающе крикнул Ципфель, но Гудкову было уже всё равно. Он только махнул рукой. Операция была сорвана по его вине. "Нельзя было отпускать этих дураков одних".
  От шара шло тепло. Спасатель вытянул руку и положил ладонь на тёплую поверхность. Ему показалось, что шар от его прикосновения шевельнулся. Тогда он упёрся в него плечом и толкнул. Шар плавно сдвинулся с места и очень медленно поплыл к лесу. Сергей обошёл шар, чтобы рассмотреть Колдмена. Казалось, доктор смотрит прямо на него. Он внимательно осмотрел Колдмена - ничего особенного, никаких повреждений. Если бы не странная поза, он бы голову дал на отсечение, что доктор цел и невредим. Подошли остальные спасатели.
  - Ну, что? - спросил Ципфель.
  - Вот..., - Гудков зло выматерился. - Сами видите.
  Подбежал наблюдатель Питерса:
  - Кристофера нашли!
  - Жив?! - резко обернулся Гудков.
  - Не знаю. Весь в крови. Но вроде ещё дышит. Сейчас сюда принесут.
  Когда принесли Кристофера, он был уже в сознании. Доктор хотел его осмотреть, но пилот еле слышно сказал:
  - Командир..., - Сергей наклонился к нему. - Командир... я... не хотел... Я ему запре...тил. Он сам... пере...рубил... тот... кабель. Я не хотел...
  - Ладно, Крис, потом всё расскажешь. Потом.
  Доктор молча осмотрел пилота и, вставая с колен, сказал:
  - Немедленная эвакуация. Иначе мальчишку не вытащить... Это возможно?
  - Да, - ответил Ципфель. - Питерс, передайте вашему пилоту, пусть перелетит сюда на ракете. Сможет?
  - Сможет. Через три часа он будет в больнице. Это не поздно, доктор?
  - Думаю, не поздно, но парень очень плох.
  - Сергей, - сказал Ципфель, - полетишь вместе с ним. А мы здесь займёмся этим шаром. Если вызовет Миронов, доложишь ему всё, как есть.
  - А что я ему доложу?!! Что?!!
  - Всё. И не психуй. Твоей вины здесь нет. Ты их предупреждал, чтобы они ничего не трогали? В конце концов, они не дети. И потом, я тебе приказал принять все меры к спасению геологов. По крайней мере, теперь мы этот шар им не отдадим, а там пусть наука думает, как их оттуда вытащить. Всё. Иди!
  
  - Только не долго, товарищ... Гудков, - строго сказала молоденькая медсестра в туго перетянутом белоснежном халате.
  - Хорошо-хорошо.
  Сергей вошёл в палату, и увидел Кристофера, забинтованного с ног до головы.
  - Как самочувствие?
  - Нормально, - проскрипел пилот.
  - Молодец.
  - Это не я, врачи - молодцы. На совесть склеили... Командир, а доктор...
  Гудков усмехнулся и, подойдя к кровати сел на табурет:
  - Колдмен, в отличие от тебя, жив-здоров. Он ещё нас, а может быть, и наших внуков переживёт.
  - Не понял?
  - Где ты был в момент взрыва и, вообще, что вы там делали?
  - Мы с доком выяснили, что купол - это часть шара. Я предложил попробовать выкопать его. Потом наткнулись на кабель. Колдмен хотел перерубить его. Я запретил. Сказал, что надо доложить вам..., - Гудков терпеливо ждал, пока пилот передохнёт. - Свою рацию я оставил в лагере, попросил у доктора. Он сказал, что оставил её на опушке... Рацию я не нашёл, а когда обернулся, чтобы спросить у него, где она, увидел, что он копается в яме... около кабеля... Всё... Больше ничего не помню.
  - Чем вы копали?
  - Ножами. Земля была очень мягкая... Что с нами случилось?
  - В общем, когда Колдмен перерезал кабель, сработала система самозащиты. Произошло свёртывание пространства вокруг шара. Будь ты рядом с доктором - попал бы в сферу, как и он. А будь ты на границе свёртывания, мы от тебя не нашли бы даже атомов. А доктор жив здоров. Передаёт тебе привет. Только долго ждать этого привета надо. Время в сфере замедлено по сравнению с нашим примерно в сто раз. Пришельцы так и не появились. Боюсь, мы их просто спугнули. А может, в маяках были закодированы координаты того места, где находилось здание, тогда обратив внимание на разницу в координатах, они могли догадаться, что им приготовлена ловушка. Было сообщение о неопознанном корабле в зоне Сатурна, но оно не подтвердилось. Впрочем, маяки ещё работают, так что надежда ещё есть.
  В палату заглянула медсестра и сказала:
  - Товарищ Гудков, хватит.
  - Иду, - Сергей поднялся. - Выздоравливай скорее, а то меня без второго пилота в поиск не пускают.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"