Рудаков Алексей Анатольевич: другие произведения.

Книга 1: Братство (серия Знак Василиска)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение похождений вольного пилота с позывным Поп, после окончания приключений в вселенной игры Элита (Elite:Dangerous).

  
  Серия: Знак Василиска
  Книга 1: Братство.
  Москва, Ноябрь 2016.
  
  Глава 1.
  Вместо предисловия.
  
  По сотрясаемой непрерывной канонадой палубе корабля полз человек.
  Сквозь лохмотья, в которые превратился его комбинезон, проглядывало обожжённое тело, он вскрикивал, когда очередной залп бортовых орудий прокатываясь по палубе, на миг припечатывал тело к рифлёной поверхности.
  Ползти.
  Вытянуть вперёд руки, зацепиться обломанными ногтями за неровности поверхности, подтянуться, отвоёвывая ещё несколько сантиметров жизни, перевести давно сбитое дыхание, и - снова ползти.
  Куда?
  Неважно. Главное - двигаться, отдалиться от сжигавшей там, сзади, боли, отодвинуться ещё немного от терзавшего огня.
  Ползти несмотря ни на что.
  И он полз. Полз, оставляя за собой кровавую дорожку, отмечая свой путь обрывками сгоревшего комбеза и кусками своей плоти.
  Подтянуться.
  Выдохнуть.
  Выпрямить руки и снова подтянуться.
  - О! Смотри, ещё один! - подошедший к нему человек наклонился, присматриваясь: - Вроде живой. Носилки сюда! - выпрямившись он взмахнул рукой подзывая своих спутников: - Из трюмных что ли?
  - Может, - согласился его напарник, кладя рядом с телом носилки: - Их там много, кто упомнит-то всех?! Ну что - взялись?
  Человек болезненно застонал, когда пара сильных рук сноровисто перекинула его на полотно носилок.
  - Стонет - это хорошо, - качнул головой второй: - Раз стонет - значит выживет.
  - Ага, - подтвердил первый: - Я вот помню...
  - Кто это у вас? - не дал ему поделиться своими воспоминаниями с товарищем подошедший к ним обладатель командного голоса.
  - Кто-то из трюмных, сэр! Обгорел бедняга. Несём в лазарет, сэр!
  - Трюмный? Здесь? - офицер, а это был один из командиров боевых частей корабля направленный на эту палубу в роли старшего ремонтного отряда, наклонился вглядываясь в лицо человека, точно так же, как это проделал несколько минут назад первый: - Морда что-то незнакомая. Да и нашивок не вижу.
  - Так обгорел же, сэр. - заступился за раненного второй.
  - Ладно, несите. - офицер повернулся к своим спутникам, теряя интерес к человеку на носилках: - Ты и ты, - он ткнул пальцем в стоявших за ним людей: - Проверьте отсеки три-восемь и три девять. По датчикам, - он сверился с планшетом: - Там кабели резервного контура замкнуло. Сержант - возьмите оставшихся и устраните пробой паропровода в отсеке три-три. Ну? Чего ждём? - оторвавшись от экрана он обвёл глазами матросов: - Забыли учения по живучести? Бегом! Быстро!
  
  Дождавшись, когда все разбегутся по своим делам, офицер, ещё раз прошёлся глазами по экрану, и, кивнув своим мыслям, сунул планшет за пазуху. По его лицу было видно, что, несмотря на тяжёлую обстановку, царившую на корабле, который продолжали сотрясать как выстрелы собственной артиллерии, так и близкие разрывы, он был доволен - ремонтные работы шли в строгом соответствии с планом, ну а чем эта переделка закончится от него уже не зависело.
  Всё же - каждый должен делать своё дело и не лезть в чужое заведование - этой нехитрой истины он придерживался ещё с учебки, не собираясь её нарушать и сейчас.
  Сделав несколько шагов по коридору - всё же работу своих подчинённых следовало контролировать, он остановился, почувствовав под своей подошвой нечто инородное.
  Пуговица?
  Выпрямившись, офицер поднёс к глазам пластиковый кругляшок - точно такой же, как и на нём, гладкая поверхность с рисунком, небольшое ушко, ничего особенного - он уже хотел выкинуть её - было ясно, что она отвалилась с комбеза того раненого, но, в последний момент его рука, уже готовая запустить кусочек пластика по коридору, замерла.
  Рисунок!
  На гладкой шляпке гордо простирал свои крылья орёл и резкие линии, выдававшие своими чертами принадлежность этого элемента одежды к военному ведомству, сильно контрастировали с принятой здесь плавностью и округлостью.
  Его пуговицы украшал Дракон, обвивая окружность своим чешуйчатым телом и грозя приоткрытой пастью из её центра. Бароны, подчёркивая свои вольности, помещали на шляпке свои гербы, обитатели туманности Конская голова - облачко Священного Дыма, а единственная раса чужаков - Копий, вообще пуговицами не пользовалась, применяя различные молнии и липучки.
  - Орёл? Хм... - офицер потеребил кончик носа, пытаясь выудить из глубин памяти похожий рисунок: - Орёл, значит... Интересно...
  То, что загадочный кусочек пластика принадлежал только что эвакуированному раненому он не сомневался - находка лежала в лужице крови, и он запачкал пальцы, поднимая её оттуда.
  - Надо будет особисту доложить, - пробормотал он себе под нос, подкидывая её на ладони и разглядывая палубу в поисках других улик.
  Что-то, темнеющее в нескольких метрах впереди, привлекло его внимание, и офицер уселся на корточки, брезгливо шевеля пальцем в кучке тряпья. Его старания не остались без награды - распавшись, обрывки ткани обнажили нечто блеснувшее и он наклонил голову всматриваясь.
  На палубе, почти вся залитая кровью лежала небольшая металлическая пластика.
  - Кмдр... - попытался прочитать он, но в этот момент по кораблю попали.
  Удар был силён - скелет корабля вскрикнул, как раненый зверь, принимая на себя силу чужого удара. Протяжный стон перегруженных конструкций пронёсся по его нутру подобно судорожному вздоху воина, пропустившего тяжёлый, но пока не смертельный удар.
  
  Палуба под ногами офицера подпрыгнула, опрокидывая его на спину, и он успел заметить, как непонятная пластинка пролетела над ним, оставляя за собой кровавую полоску от слетевшей крови. На миг она повернулась к нему лицевой стороной, и он увидел второе слово, наверное, имя её обладателя - короткое, в три буквы, но, в следующий момент на него обрушился оторвавшийся и рассыпавший в сторону искры, кабель питания.
  Разряд, мощностью в несколько тысяч вольт, мгновенно, белой вспышкой, сжёг его сознание, и офицер не увидел, как загадочная пластинка, закоротив собой контакты распределительного щита, обесточила злополучный кабель.
  
  В его мёртвой руке медленно растекалась лужица слегка зеленоватого пластика, ничем не похожая на артефакт иной вселенной.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 2
  Борт эсминца 'Нарочитый'. Созвездие Аргус, пространство второй звезды.
  264 год правления 28 Императора.
  
  Колышущиеся полотнища тьмы медленно рассеивались и сквозь них начали проступать пятна света. По голове резко ударил едкий и неприятный запах, заставляя меня дёрнуться всем телом от боли. Я чихнул от приоткрыл глаза.
  - Пришёл в себя, док. - Надо мной склонился какой-то мужчина в белом комбинезоне. В почти белом - его поверхность была густо заляпана красными и бордовыми пятнами. Осмотрев меня он кивнул и отбросил в сторону клок ваты, от которой и исходит этот мерзкий запах.
  Кровь?
  Это что - палач Инквизиторов? Так меня же вроде сжечь хотели?! Последнее, что я помнил, до того, как меня поглотила тьма при встрече с поверхностью той зелёной звезды, это был костёр. Меня же сжигали по приказу Императора Дюваля... Память медленно возвращалась и, вспомнив Анаконду, свой экипаж, я застонал - эта боль была гораздо сильнее той, которая сейчас гнездилась в моих ногах и теле.
  - Дай ему глоток ОЗ-37. Я уже заканчиваю.
  Мне в рот упёрся край стакана, и я машинально отпил бесцветной и какой-то пресной жидкости.
  - Готово. Снимай его.
  Первый довольно бесцеремонно подхватил меня под мышки и поставил на пол.
  - Дальше сам, - он отпустил меня, и я едва не упал, потеряв равновесие.
  - Сейчас будешь в норме, - ко мне подошёл второй мужчина, облачённый точно в такой же комбез. От первого он отличался только тем, что кант его воротника был обшит красной бахромой.
  - Док, куда его? - поинтересовался первый.
  - Хмм... - Тот, кого назвали Доком взял меня за подбородок и посмотрев прямо мне в глаза, повернулся к своему напарнику: - Приходит в себя. Давай его в отстойник. Комбез ему выдай, от его одни лохмотья остались, нечего ему тут в таком виде светить. Ещё капитан увидит...
  - Погодите. - я опёрся рукой о край койки и огляделся. Небольшое помещение, явно мед центр - всё в белых тонах, несколько коек - все занятые людьми. Шкафы с прозрачными стенками, сквозь которые видны стоящие на полках какие-то коробочки и бутылочки.
  - Где я?
  - Ты ему точно ОЗ-37 дал? - Док подозрительно посмотрел на меня.
  - Да, Док. Не первый год же служим.
  - Что-то он тупит.
  - Где я, Доктор?
  - Видите! - первый довольно усмехнулся: - Приходит в себя. На, - он сунул мне в руки свёрток темной материи: - Вон туда иди, - взмахом руки он указал на дверь справа от меня.
  - Погодите. - Я потряс головой: - Где я? Что случилось?
  - Ты на эсминце 'Нарочитый', Его Императорского флота. А вот кто ты - я не знаю, но, судя по твоим лохмотьям, ты был в трюмной группе. Всё, вали в отстойник. Медбрат, - он кивнул первому: - Проводите его, меня другие пациенты ждут.
  - Пошли. - Медбрат взял меня за рукав, но он отвалился, оставив в его пальцах клок ткани чёрного цвета: - Мда... Ты, лучше, прямо тут переоденься. - забрав у меня из рук свёрток он развернул его и протянул мне: - Скидывай на пол свои лохмотья и переодевайся. Я помогу.
  Скинув с себя куски обгоревшей такни, я принял из его рук новый комбез и попробовал его надеть. Увы, мои ноги и низ живота были покрыты какой-то твёрдой и белой коркой, которая сильно затрудняла мне какие-либо движения. Медбрату пришлось постараться, прежде чем совместными усилиями нам удалось натянуть на меня новую одежду.
  - Сейчас разработается, - он щелкнул пальцами по моему животу, отчего покрывавшая его корка отозвалась глухим звуком: - Во! Почти норм. Пошли. - Он привычным движением закинул себе на плечо мою руку и потащил меня к двери. Остановившись на самом пороге, он повернул голову к Доктору, склонившемуся над очередным пациентом и спросил: - Док, принести чего?
  - Не, - Док даже не повернул голову, копаясь в кровавой мешанине на груди раненого: - Ещё пострадавшие есть?
  - Пока не поступали.
  - Тогда сам перекуси и возвращайся.
  - Принято, Док. - свободной рукой медбрат нажал на кнопку у двери, и та уползла в стенку, открывая нам проход в соседнее помещение.
  
  Отстойник, как его назвал доктор, был просторным и пустым помещением со стенами покрытыми панелями под дерево. Внутри уже находилось около двух десятков человек - некоторые, встав в кружок, что-то обсуждали, другие сидели на полу или прислонившись к стене дремали. Объединяло их всех одно - они все были ранеными - повязки на голове, руки на перевязи, всё свидетельствовало о том, что корабль, на котором я оказался, претерпел какую-то аварию.
  - Вот тут постой. - Медбрат прислонил меня к стене и вытер пот: - Ты двадцать восьмой. Здорово нам досталось, раз даже среди трюмных раненые есть.
  - Трюмные?
  - Ну ты же из трюмных, да?
  Я молча пожал плечами, и он вздохнул: - Да, парень. Крепко тебе досталось, раз память отшибло. Не переживай, восстановится. Должна восстановиться.
  Я снова ответил ему молчаливым кивком, пытаясь понять куда, и главное, как, меня занесло. Обводя глазами помещение в поисках хоть чего-то знакомого, я заметил рядом небольшую бронзовую или медную табличку, начищенную до зеркального состояния. Посреди неё был изображён силуэт космического корабля непривычной мне формы и в непривычном ракурсе - корабль шёл на зрителя заканчивая поворот, о чём свидетельствовал его небольшой крен вправо и длинный и изогнутый язык выхлопа. Более всего он походил на скоростной локомотив - зализанный прямоугольный корпус, сужающийся от носа к корме, скошенная назад надстройка около кормы - в нём всё просто кричало о скорости. Оружия я найти не смог, зато и над, и под изображением шли две вполне читаемые надписи - сверху 'И-28-256', а снизу - эсминец 'Нарочитый' Ф.И.
  - Ааа... Что это? - я ткнул пальцем в сторону пластины.
  - Как что? - не понял меня медбрат: - Закладная нашего Нарочитого. Что-то с тобой не так...
  - Не. Я про это - что значит И тире двадцать восемь тире двести пятьдесят шесть? И Фэ И?!
  - Чего? Ты сейчас вот что спросил? - его глаза округлились от удивления.
  - Как чего? Вот же - написано же! - я повернулся было к табличке, но тут открылась ещё одна дверь и в неё вошёл новый персонаж. Его комбез был темно красного цвета и воспоминания об инквизиции неприятно колыхнулись во мне.
  - Смирно! - рявкнул медбрат и, подавая пример, вытянулся по стойке смирно: - Старший офицер в отсеке!
  - Отставить, - вошедший небрежно отмахнулся: - Тут же раненые, санитар, что вы. Вольно, братцы. Сидите, кому тяжело.
  Несмотря на его слова все встали, причём даже те, кто до этого сидел на полу - некоторые, правда, при помощи своих товарищей или соседей.
  - Кто это? - я чуть повернул голову и прошептал эти слова практически в ухо чуть расслабившегося собеседника.
  - Сдурел? Своих не узнаёшь? - Таким же шёпотом ответил он мне: - Нач арт наш. Майор Рене. Да что с тобой такое?!
  - Ситуация тяжёлая, - сразу перешёл к делу Рене: - Как вы знаете, нам не повезло. Сейчас я могу быть с вами, братцы, откровенным, не та ситуация.
  После этих слов по нашей толпе прокатился тревожный шепоток.
  - Мы шли на базу, ну это вы все знаете, когда здесь, в этой системе, где мы остановились для перезарядки модуля гиперперехода, на нас напал крейсер лошадников.
  - Так войны же нет, чего они, майор? - вопрос был задан спокойным голосом уверенного в себе ветерана.
  - Мы вели разведку около их коммуникаций, - поморщился Рене: - И, не буду скрывать, увидели то, что нам, с их конечно, точки зрения, видеть было не положено. Дальше просто. Лошадники не дураки, к сожалению, и они вычислили наши возможные курсы отхода. ТТХ-то нашего корабля известны, всё же уже восемь лет в строю... И здесь нас уже ждали. Что было дальше - вы сами знаете. Так что, братцы, пришёл я к вам не просто так. - Он вздохнул и продолжил:
  - Модули, выбитые мы заменили, благо ЗИПы нетронутые с момента начала похода... Были. А вот стрелков у нас нет - выбило всех. Против нас, не буду скрывать, ударный ракетный крейсер. Сначала они перегрузили наши поля, а потом, ракетами с МКВ-головками выжгли прыжковый и канониров. Так что, вот такие дела, парни.
  Офицер развёл руками: - В плен они не берут, мы для них инородцы и неверные. Перебьют. Или, если не свезёт - возьмут живыми для своих ритуалов. Короче. Прыжковый в ремонте, нам надо буквально минут пятнадцать продержаться - уйдём. Один прыжок и мы на своей территории. Приказывать вам не могу. Прошу. Добровольцы?
  - Мы же не канониры, майор? Не обучены. - Послышался чей-то голос за моей спиной.
  - Там всё просто, - Нач арт отмахнулся от говорившего: - Очень просто. Ну? Кто готов?
  Кто-то толкнул меня в спину, и я посторонился, пропуская добровольца. Им оказался тот самый Док, судя по всему тоже вышедший послушать майора.
  - А, это ты, - Он кивком головы показал, что тоже узнал меня: - Пошли, хоть повеселимся перед смертью. - Док поманил за собой медбрата и тот сграбастав меня за отворот комбеза, последовал за своим начальником
  Его, а точнее наши действия не остались без внимания остальных присутствовавших - из разных частей нашего неровного строя начали выходить люди.
  - И я тоже!
  - Всё одно дохнуть, иду!
  - Хреново всё, если уж и медицина в бой идёт. Иду, майор!
  - Спасибо, парни! - Рене поднял вверх руку: - На первую смену достаточно, остальные - будите в резерве, если... - Он резко осёкся, оставляя у меня в душе неприятный осадок. Если что? Если мы сдохнем? Сам то он, наверняка, в Рубке Управления Огнём сидеть будет, под защитой многометровой брони, в отличии от нас.
  - Пошли, - офицер повернулся и направился к выходу из отсека, увлекая за собой поток добровольцев, а, с моей точки зрения, первую партию смертников.
  - Пошли, слышь? - Медбрат походу решил плотно опекать меня - он снова взял меня за край комбеза и поволок из отсека.
  - Отцепись! - Я попробовал освободиться, но моё слабое трепыхание не возымело на него никакого эффекта.
  - Отпусти, я же раненый!
  - Ноги и брюхо. - Он остановился и повернувшись ко мне вгляделся в моё лицо: - Руки и голова в норме. Шок, по глазам вижу, преодолён. Пошли, крыса трюмная! Сейчас из тебя героя делать будем!
  - Посмертно? Нет, спасибо!
  - А тебя никто и не спрашивает, - он отвернулся от меня и продолжил движение, увлекая меня за собой: - Уже почти пришли.
  
  Часть корабля, гордо именуемая Основной Оружейной палубой, меня совсем не впечатлила. Не знаю, чего я ждал - возможно просторного зала с торчащими из стен казённиками огромных орудий с суетящейся подле них прислугой, рельсовых путей, по которым взмокшие и полуголые матросы толкали тележки с уложенными на них снарядами. Ну или чего-то эдакого, техногенного - пучков проводов, светящихся кристаллов, летающих и проецирующих различные и непонятные таблицы и графики, дроидов.
  Ничего подобного тут не было. Был простой и неширокий коридор с рядом бронедверей по одной из стен. Скучность и обыденность обстановки добавлял серо-мышиный цвет - в отличии от белизны мед отсека и тёплого древесного оттенка отстойника и коридоров, здесь всё было выкрашено казённой шаровой краской.
  - Чего завис? - Медбрат подтолкнул меня в спину: - Пошли, вон народ по отсекам ПМК расползается, скоро и наша очередь подойдёт.
  - По каким отсекам?
  - Пэ Эм Ка. Ты чего?
  - Пэ Эм Ка? Это что?
  - Противо Минный Калибр. - он посмотрел на меня с подозрением: - Парень, ты давно на флоте? КМБ был?
  - По нам что - минами садят? Майор говорил, вроде ракетами?! КМБ? Это ещё что? Бомбы? Ка Эм Бомбы?
  - Курс Молодого Бойца. - медбрат покачал головой: - Странный ты. Хотя... Ты ж из трюмных. Могли и просто так, в порту на один рейс нанять, в трюмах всегда народу мало.
  Я молча кивнул головой.
  - Тогда ясно. Эх ты, деревня... ПМК, я про название - дань традиции. По факту - просто мелкие калибры, отстреливать ракеты, москитный флот. Понял?
  - Ага. А крупные-то у нас есть?
  - Откуда... - Он посмотрел вдоль коридора - перед нами осталось не более трёх человек - все предыдущие уже скрылись за своими бронедверьми: - Мы же на эсминце, не на линкоре. Что такое эсминец, надеюсь знаешь?
  - Угу. Вроде самый мелкий из всех, да?
  - Да, мелкий, но - злобный! Это нас сейчас просто подловили. А так - торпедами всадим, линкор плакать будет. У нас пятнадцать ПМКашек и три строенных торпедных аппарата. Мощь! Отобьёмся, не дрейфь!
  - Да? - я с сомнением посмотрел на два оставшихся незанятыми отсека: - Это и всё? В смысле - больше стволов нет?
  - Им хватит. - Медбрат пропустил меня вперёд: - Не нравишься ты мне, парень. Иди-ка вперёд, я прослежу, как ты в отсек зайдёшь.
  - Боишься - сбегу? - съязвил я: - Думаешь я... - но открывшаяся перед моим носом дверь с крупными, выведенными белом цифрами один и четыре, вкупе с толчком в спину, не дала мне договорить - я влетел в отсек и остановился только, врезавшись в спинку кресла. Ощутимо так врезался, брюхом, отчего там - в брюхе, что-то хрустнуло и меня окатило волной боли, впрочем, быстро спавшей благодаря действию медикаментов.
  
  Прошипев сквозь зубы ругательство, я поднял голову и первое, что увидел - был огромный, почти во всю стену, иллюминатор. Прямо под ним расположилась небольшая консоль. Собственно, иллюминатор, консоль и кресло - это составляло практически всю обстановку. Кресло, кстати, выглядело совсем уж по спартански - это была конструкция из пластиковых трубок, между которыми были натянуты полотнища темно зелёного брезента. Покачав головой - всё же, если верить словам врача, я был на лучшем корабле Империи, я уселся в кресло. Наверное, в кресле были какие-то датчики - стоило мне откинуться на спинку, как сверху что-то зажужжало и на иллюминатор опустилась прозрачная пластина.
  - Операторы ПМК! - откуда-то сзади послышался знакомый голос майора: - Внимание! Говорит Центральный! Активируем системы наведения ПМК. Всем приготовиться.
  Словно отвечая на его слова, на пластине вспыхнула тонкая сетка, сотканная из зелёных линий, деля его поверхность на равные квадраты. Снизу что-то щёлкнуло и верхняя часть консоли, оказавшаяся крышкой, втянулась в стену под иллюминатором, открывая приборы управления огнём.
  Признаюсь - я ожидал увидеть ручки управления, различные штурвальчики, россыпь кнопок и перемигивающихся индикаторных лампочек - но увы, ничего подобного там и близко не было. На ровной плоскости консоли обнаружились только две детали - назвать их органами управления орудия, пусть даже и было это орудие малого калибра, мне было сложно. Слева расположилась крупная красная кнопка, а справа оказался матово серый и наполовину утопленный в поверхность шар.
  - Операторы ПМК! - снова раздался голос майора: - Лошадники дали залп МКВ ракетами! Расчётное время поражения минута сорок секунд! Распределяю цели. - на пару секунд его голос пропал, но затем появился снова: - Валите их, парни! Катайте яйца, если не хотите, чтобы их вам оторвали!
  Спереди что-то пискнуло, и я поднял голову к иллюминатору - там, на пластине, появилась красная точка и синяя квадратная рамка прицела.
  - И что делать?
  Мой вопрос остался без ответа.
  - Эй? Кто ни будь?! Стрелять-то тут как?!
  Тишина. Ладно. Что там майор говорил - катать яйца? Я положил правую руку на шар и слегка крутанул его, отчего прицельная рамка вздрогнула и слегка сместилась вправо. Хм... И это - всё? Просто как-то.
  Я активно закрутил шариком, подгоняя рамку к медленно ползущему влево красному огоньку. Не могу сказать, что это у меня получилось с первого раза - пару раз я промахивался, слишком сильно раскрутив манипулятор, но, где-то с третьей - четвёртой попытки мне удалось поймать его в прицел, который сразу же изменил свой цвет с синего на жёлтый.
  Ну? А дальше-то что?
  - Третий, Четвёртый, Шестой и Четырнадцатый! - снова появился майор: - Захват целей подтверждаю. Перевожу в точную наводку.
  Границы зелёного квадратика на экране рванулись в стороны увеличив этот участок экрана раза в три и мой прицел снова оказался в стороне от маркера цели.
  Чё? Снова что ли? Я покачал головой и принялся сызнова наводить свой квадратик, теперь в нём появились диагональные линии, на практически неподвижную красную точку.
  В этот раз всё получилось лучше - я смог с первого раза наложить прицел на маркер. Рамка тут же вспыхнула и заморгала красным.
  - Эээ??? Я попал?
  Ожидаемо - ответа не последовало. Что делать-то? Рамка продолжала моргать, и я зачем-то посмотрел под консоль - может там педаль какая есть? Что бы стрелять? Вроде так раньше на кораблях было?!
  Но там было пусто.
  Зато начала моргать красная кнопка слева - точно в такт морганию прицела и, немного поколебавшись, я осторожно её нажал, на всякий случай сжавшись в кресле и затаив дыхание - кто его знает, может это катапульта?!
  - Четырнадцатый! Цель уничтожена! Даю следующую.
  Зелёная сетка вернулась к своему прежнему виду и на ней появились сразу две красные точки.
  О как! Я что - на следующий уровень перешёл?!
  Вторую цель я уничтожил быстро - управление, действительно, было очень простым, а вот с третьей вышла заминка. Я быстро загнал маркер цели в прицел и уже было приготовился к переходу в режим точной наводки, но майор молчал. Молчание продолжалось секунд пятнадцать, за которые я успел изрядно понервничать - кто его знает, что там происходит - на корабле-то? Может бой уже закончился? Нашей победой? Или наоборот - все погибли, и я последний живой, обречённый на пожизненное заключение в этой жестянке, если конечно эти лошадники не решат раздолбать её в пыль.
  - Перевожу готовых в точную. - Появившийся в динамиках голос не принадлежал майору. Человек говорил хрипло, было слышно, как он судорожно и натужно втягивает в себя воздух, будто превозмогая сильную боль: - Центральный выбит. Херово катаете, канониры.
  Послышался новый вздох: - Говорит ЗКП. Здесь старлей Деменьтьев. Шевелитесь, иначе всех пожгут.
  Квадрат расширился, и я быстро навёлся на третью ракету.
  Кнопка!
  Точка погасла, и я зашарил взглядом по экрану выискивая новые цели. Их было слишком много - не менее полутора десятка красных точек усеивали всю пластину, и я выматерился - сбить столько лично мне возможным не представлялось.
  - Первый, второй, шестой, восьмой, четырнадцатый. - Голос Деменьтьева был глухим и каким-то отстранённым: - На вас вся надежда. Парни... Вы - последние. Нам надо ещё три минуты. Вы уж постарайтесь...
  Он говорил что-то ещё, но я не слушал, полностью сосредоточившись на своём шаре. Мне показалось, что он вот-вот задымится, так быстро я крутил его, наводясь на цели. Подтверждений о переходе в точный режим больше не следовало - едва прицел загорался жёлтым, как я переходил в этот режим.
  Сколько целей я сбил - не знаю, не считал. Весь мир для меня ограничился только шариком манипулятора и кнопкой стрельбы. Поворот, поворот, довернуть чуть в вверх - есть! Влево, влево, вверх - есть! Кнопка!
  Новая цель!
  Пальцы правой руки начало сводить от боли и я, улучив момент укусил себя в мякоть ладони рядом с большим пальцем, надеясь новой болью сбить судорогу.
  Получилось!
  Точек стало меньше, но теперь они не просто горели красным - их цвет изменился на ярко алый и их движение ускорилось.
  Поворот вправо - мимо! Выбранный мной маркер резко дёрнулся вниз и я, рыча от злости и на него и на свою неуклюжесть, закрутил шар вниз, пытаясь поймать его в прицел.
  Мимо!
  В последний момент алая точка дёрнулась вверх и мой прицел проскочил через неё даже не сменив свой цвет.
  - ПКМ на картечи. Заградительный! - В голосе старлея отсутствовали какие-либо эмоции: - Тридцать секунд!
  Тридцать секунд до чего? Мысль проскочила и исчезла - сейчас для меня главным объектом стал шар наводки.
  Влево, ещё влево, чуть вверх... Есть! Прицел изменил свой цвет на красный и я машинально ударил по кнопке, запоздало удивляясь отсутствию перехода в точный режим. Однако точка погасла и я, всё так же бездумно повёл рамку к следующей, ближайшей к ней алой засветке.
  - Прыжок через пять! Отключаю питание! Держитесь!
  С пластины пропала сетка и она медленно поползла куда-то вверх. Одновременно с ней из стены начала выдвигаться крышка консоли, заставляя меня отдёрнуть руки от её поверхности.
  Корабль вздрогнул - раз, другой, а в следующий миг на меня накатила волна жара. Что-то затрещало - как трещит проводка при коротком замыкании и из-под крышки консоли вырвалась тонкая струйка дыма, но в следующий миг я почувствовал будто мы проваливаемся куда-то.
  Привычный вид космоса за иллюминатором исчез, сменившись какой-то серой пеленой и, одновременной с ней прекратилось наше падение.
  - Мы в прыжке. - Вот теперь в голосе Деменьтьева чувствовалось натуральное облегчение. Он откашлялся и продолжил: - Говорит старший офицер на борту. Мы вырвались! Поздравляю! Идём на базу Флота. Приказываю - провести большую приборку, нехорошо, если нас корабль прибудет в таком виде. Нашему капитану, - его голос дрогнул: - Это бы не понравилось. Не подведём его в последний раз.
  За моей спиной что-то щёлкнуло и обернувшись я увидел, как дверь моего отсека медленно откатывается в сторону открывая мне выход наружу.
  
  Выбравшись из своего отсека, я осмотрелся. В коридоре, кроме меня, была ещё пара человек, и я подошёл к ним. Из каких отсеков они выбрались понять было сложно - все двери были открыты, но выходить в коридор никто кроме нас не торопился.
  - Живы. - один из них, одетый в серый комбез с тонким зелёным шнуром по вороту, покачал головой и прислонился к переборке: - Я уж думал нам всё, а трюмный?
  - Угу. - я вытер пот со лба: - У тебя закурить есть?
  - Курить вредно, да и нельзя тут.
  - Да пофиг сейчас.
  - Накажут же.
  - Как? - Я попробовал ухмыльнуться, надеясь, что моя гримаса будет воспринята правильно: - Дальше трюма не пошлют.
  - Тебя-то да. Держи, - он протянул мне открытую пачку: - Но я тебя предупредил если что.
  - Угу. - я вытащил сигарету и слегка размяв её содержимое в пальцах вопросительно посмотрел на него, ожидая огонька.
  - Ты чего? - он непонимающе посмотрел на меня.
  - Огня дай.
  - Огня? Тебя что - контузило?
  - Обгорел я... Вроде. Не помню, может и по голове прилетело.
  - Ну ты даёшь. Она ж сама. Лихо тебя приложило, раз уж такое из башки выбило.
  - Так. - от начала коридора послышался чей-то голос и обернувшись я увидел Дока: - Помощь нужна?
  Он подошёл к нам и увидев сигарету в моей руке покачал головой: - И уже смолить! Вредно же!
  - А жить противно. - я покрутил её в пальцах, пытаясь понять, как её зажечь.
  - Не получается? - Док протянул руку и отобрал сигарету: - Пальцы от трекбола свело?
  - Есть такое, - я несколько раз сжал и разжал правую ладонь.
  - Держи. - Он сжал кончик сигареты и в нём что-то щёлкнуло: - Курить разрешаю, заслужили.
  - Спасибо, Док, - поблагодарил его зелёный кант и вытащив себе одну протянул пачку к другому -с белым шнуром по воротнику.
  Моя сигарета задымилась, и я торопливо затянулся. От незнакомого табака на миг закружилась голова - заметив это Док недовольно поморщился, но ничего не сказал, терпеливо ожидая окончания нашего перекура.
  - Ты же из штурманов? - он повернулся к белому канту.
  - Так точно.
  - А ты, - он кивнул на синего: - Жизнеобеспечение?
  - Да, Док.
  - Идите по своим постам. Там вы нужнее будите.
  - А вы?
  - А мы и вдвоём справимся, верно, трюмный?
  Я молча кивнул.
  - Но... - начал было зелёный.
  - Идите-идите. Я тележку прихватил. - Доктор махнул рукой себе за спину, там, прямо около входа, действительно стояла небольшая узкая платформа на колёсиках.
  - Четверо тут много, а вдвоём мы быстро погибших погрузим. Идите и никому про курение не говорите.
  - Конечно, Док. Что мы, не понимаем, что ли.
  Дождавшись, когда они уйдут он повернулся ко мне.
  - Знаешь, - он слегка склонил голову набок: - Странный ты какой-то, трюмный. Не наш. Я это ещё тогда заметил - когда тебя приволокли. Комбез другой, да и на каком корабле ты находишься - не знаешь. Странно это всё. Не наш ты, парень.
  - Не ваш, - я опустил голову, выгадывая время и прикидывая, чтобы ему такого сказать, чтобы он сразу меня к инквизиции местной или к особистам не отправил.
  - Ты с Гарганы три? Мы там останавливались перед выходом в поход.
  Я молча кивнул, посчитав, что сейчас лучше будет со всем соглашаться.
  - И тебя завербовали в трюмные разнорабочие, да?
  Кивок.
  - Специализация-то, хоть какая, у тебя есть?
  - Я пилот.
  - Ты? Пилот?
  - Да. - я поднял голову и посмотрел ему в глаза: - Пилот. И неплохой. Был.
  - Надо же! Пилот!
  - Не верите?
  - Почему не верю? Верю. Вышибли-то за что? Пьянка, бабы? Или с командиром не сошёлся?
  - Да... - я махнул рукой, стараясь не развивать опасную для себя тему - ещё спросит на чём, а я почём знаю, что у них тут есть.
  - Значит всё вместе. Что ж... Знакомая картина. - Он немного помолчал, глядя мимо меня и продолжил: - Да, тогда ясно, что ты в чернорабочие записался. Вернуться хотел? Хоть так, но вернуться? В космос?
  - Да, Док.
  - Понимаю, понимаю. Сам такой.
  Он снова замолк, и я пожалел, что не взял ещё сигарету у того, и жизнеобеспечения.
  - Ладно... Пилот. Пошли ребят грузить.
  - Как скажите.
  - Сейчас их в морозильник, а хоронить на базе будем, по-человечески.
  
  Следующие минут сорок мы грузили тела на тележку. Из пятнадцати человек, занявших места канониров выжили только мы трое, и, судя по словам доктора, на всём эсминце дела обстояли так же. Рубка была сожжена вторым залпом - первый, перегрузивший генераторы защитных полей, оставил корабль без защиты против ракет с узконаправленными генераторами микроволнового излучения, которые и выжгли рубку со всеми находившимися в ней. Третья волна этих ракет сожгла генератор прыжкового двигателя и прошлась по отсекам ПМК, выжигая штатных специалистов.
  - Лошадники добились поразительной точности попадания своих ракет. - Рассказывал мне Док, пока мы укладывали тела на тележку: - Нам до такой точности далеко, да и излишне она.
  - Как это?
  - Против нас, при внезапной атаке, да - сработало. А тому же крейсеру, нашему крейсеру, им поля не сбить. Ну а его ответ, - он махнул рукой, давая понять, что корабль этих лошадников не имеет ни одного шанса в честном бою: - Они только так могут - со спины или при численном превосходстве.
  - Угу. - Мы закончили грузить последнего погибшего, им оказался знакомый мне медбрат, и я поправил его свесившуюся руку, устроив её на груди покойного.
  - Эх, Петя, Петя, - Док склонил голову: - Мы ж с тобой уже почти три года вместе, эхх...
  Я тоже молча склонил голову, отдавая последний салют погибшему.
  - Ты не думай, - Док поднял голову и посмотрел на меня: - Я хотел, но меня не пустили.
  - И правильно сделали, Док. Нас всех заменить-то можно, а вас кем?
  - Да понимаю я, - он покачал головой: - Всё понимаю, но вот перед ними, - его рука опустилась на грудь медбрата: - Стыдно.
  - Пойдёмте, Док, - я взялся за ручку и толкнул тележку к выходу: - Нам ребят ещё в морозильник уложить надо.
  
  - И что же мне с тобой делать, а? - Док повернулся ко мне, крутанувшись на своём стуле.
  Мы сидели в его кабинете, отдыхая после погрузки тел погибших в морозильники корабля. В продуктовые морозильники. Лично меня такое соседство - тел погибших и замороженных пайков не коробило ни разу. Дока тоже, ну а если и найдётся, среди выживших кто-то особо брезгливый - нехай поголодает, не помрёт чай.
  Я сидел на месте погибшего медбрата наслаждаясь местным аналогом коньяка и крепкой сигаретой - всё из личных запасов доктора.
  - А надо что-то делать?
  - Ты. Не. Наш. - Он раздельно проговорил эти слова, придавая их звучанию особый оттенок.
  - Не ваш, верно. С третьей планеты этой, как её - Коряги.
  - Гарганы.
  - Ну Гарганы. - Я пьяно улыбнулся, надеясь, что он примет мою оговорку за ошибку выпившего и усталого человека: - Док, я много где побывал, и на Гаргане был и на Коряге и даже в Раю.
  - Палишься, - в ответ он недовольно скривился: - И не корчь из себя пьяного, уж поверь - после почти двух десятков лет в мед службе, я пьяного отличу от закоса под него. Не кривляйся.
  - Как скажите. - Я сделал небольшой глоток и прислонился к переборке.
  - А для твоей информации, так - чисто чтобы ты знал, скажу тебе. - Он тоже пригубил из своего стакана: - Гаргана три, это не третья планета системы Гаргана. Это - третья звезда созвездия Гаргана. И планет, обитаемых, там нет и никогда не было. Мы на станции местной останавливались, для дозаправки. Конечно, ты скажешь, что там и нанялся, станция мол не военная, да?
  Я промолчал, опустив взгляд на свой стакан.
  - Молчишь?
  - А что говорить, Док? Не ваш я, факт. Ну что - вызывай особистов или как их тут у вас называют?
  - Особистами и зовут. Только зачем их звать?
  - Ну я же не ваш. Значит - шпион, этих, как их, конников.
  - Лошадников. Только ты не из них, уж они бы шпиона по лучше бы подготовили. Ты мне скажи - как ты у нас на борту появился? Я проверил логи - в трюме ни взрыва, ни пожара не было. А ты - с ожогами, да и по голове тебя кто-то совсем недавно огрел.
  - По голове это меня профилем приложило, недавно, да.
  - А ожоги? От тебя - когда приволокли сюда, дымом разило. Причём, - он поднял палец вверх: - Древесным дымом. Не пластиком, не химией - деревом. А у нас на борту дерева нет. Совсем.
  - Долгая история, Док. - Я махом опустошил свой стакан и протянул его, прося налить новую порцию.
  - Так я и не спешу, - наполнив мой стакан на половину, доктор вернул его мне: - Рассказывай.
  - Вы всё одно, не поверите.
  - Так ты убедительно рассказывай. И не ври, я, знаешь ли, правду от сказок для детей отличить смогу.
  - Хорошо. Начнём с того, что вы, Док, правы. Не ваш я, совсем.
  - Поясни.
  - Не из вашей вселенной.
  - Бред. Попробуй ещё раз, только по убедительней.
  - Док. Я не из вашей вселенной. Чужой я. Понимаешь? И да, там меня, действительно, сжигали на костре. Инквизиторы. На костре из дерева. Быстрый огонь, слыхал?
  - Хм... - Он упёрся локтями в стол, сцепил пальцы рук в замок и посмотрел на меня поверх них: - За что?
  - Местному Императору дорогу перешёл.
  - Ты там что? Мятеж что ли учинил?
  - Да нет, наоборот, спас его, от чужих.
  - А он тебя вот так и отблагодарил, да?
  - Да.
  - Забавно... Забавно. И что самое интересное - ведь ты не врёшь, а искренне веришь в свои слова. А Император, номер какой был?
  - Номер? Дюваль он был. Без номера. Основатель династии.
  - Основатель? Династии?
  - Ну да. Док! Ну я же говорил, что не поверишь!
  - И ты прав. Такой бред я мог бы объяснить, если бы ты изоляции горелой надышался, но от тебя деревом пахло. И ты сам во всё это веришь. Мда...
  Он встал и прошёлся по небольшому пространству своего кабинета.
  - Ты говоришь, что был пилотом?
  - Да.
  - Что последним пилотировал?
  - Анаконду.
  - Это что? - Он вернулся к своему столу, но не сел за него, а уселся на край столешницы.
  - Лёгкий крейсер.
  - И ты один водил крейсер? - Док даже всплеснул руками: - Один?! Ну ты сказочник!
  - Один! Чего-сложного-то?
  - Ну, по прямой - допустим. А если бой?
  - Ну бой, чего-такого-то?
  - Управление полями, орудиями? Бегать не взмокнешь? Маневровыми?
  - Так бортовой же компьютер есть - он маневровыми рулит. Не, можно и без него, знал я парней, которые сами управляли, но не я. А стволы - у меня они фиксы, прямо по курсу были. Бой, - я позволил себе фыркнуть: - Ничего сложного.
  - Какого же размера этот твой бортовой компьютер? С пол корабля?
  - Да нет, ну... - Я постарался припомнить потроха главного пульта: - Ну блок небольшой. Пол метра на треть и на треть.
  - И всё это тянет?!
  - А что такого? Или у вас с электроникой проблемы?
  - Есть такое, - признался он: - Не шибко это направление популярно в науке. Финансируют мало, ибо бесперспективно.
  - Как же вы летаете? Курс проложить или... Да ты сам же говорил - маневровыми в бою?
  - Штурманская группа - пять человек. Они и счисления обеспечивают и коррекции всякие нужные. А маневровые - на каждый двигатель манёвра - своя смена, четыре оператора. Ну и они уже в бою команды с мостика получают и работают. У нас хороший оркестр был.
  - Оркестр был? - Не понял я по началу, но потом до меня дошло: - Блин, действительно оркестр. А дирижирует кто? Капитан?
  - Что ты! Капитан он общее решение принимает - идти в бой или уклониться, ему штаб задачи ставит. Он глобально решает. А в бою, ну или в походе, рулит Первый Пилот. Он рулит, а Главный Артиллерист уже выбирает цели и управляет огнём.
  - Сколько же у вас на борту народищу то?!
  - Экипаж? Сто восемьдесят четыре человека. Было. Сейчас - меньше трети.
  Он помрачнел и одним махом опустошил свой стакан. Я последовал его примеру.
  - А мы до базы - дойдём? - Поинтересовался я, получив новую, уже вроде третью, порцию.
  - Своим ходом нет. - Док полез в свой стол и покопавшись в его ящиках вытащил пачку сигарет. Вытряхнув себе несколько штук, он перебросил её мне: - Держи.
  Я поблагодарил его кивком головы, раскурил её, благо теперь уже знал, как.
  - Своим ходом не дойдём. Факт. Не управимся с ним. - Он постучал костяшками пальцев по переборке: - Но нам и не надо.
  - Как это?
  - Выйдем из прыжка, нас засекут, установим связь, пришлют буксир. - Всё это он произнёс спокойным и практически будничным тоном, но в этой интонации присутствовали какие-то недобрые нотки, так что я весь подобрался, так, на всякий случай.
  - Да, ты прав. - Доктор заметил мою реакцию на свои слова: - Пришёл тягач и там был трос и там был врач, - зачем-то процитировал он неизвестную мне песню: - И особистов цельный выводок. А тебе с ними лучше не того, да?
  - Ну да.
  - Это я понимаю, что ты не шпион, а там... - Он махнул рукой: - Найдётся, гадом буду, молодой и ретивый - этот быстро докажет, что ты не только шпион лошадников, но еще и похуже чего. А этого ни мне, ни, тем более тебе не надо. Так что, друг мой любезный - надо тебя легализовывать, да так, чтобы ни у кого и мысли - что ты засланный, не возникло.
  - Док, да не шпион я!
  - Шпион, шпион. - Он примиряюще повёл рукой: - Не наш, нашей галактики в смысле, шпион. А какой-то другой. Не знаю зачем тебя сюда заслали, но не ради вторжения - точно. Вторгаются ради чего-то. Ресурсов, рабочей силы, баб красивых в конце концов. У вас там с бабами как? Симпатичные? Хватает?
  - Угу.
  - Тогда девок - вычёркиваем. Ресурсы? Нет. Их везде навалом. Рабы? В смысле - нас, местных, в кандалы и на шахты? Так с вашими компьютерами проще роботов наклепать.
  - Дроидов. Мы роботов так называем.
  - И что, популярны они у вас?
  - Ну... Их много, и они разные. - я раскрыл ладонь и принялся загибать пальцы: - Для кораблей есть топливозаправщики, есть для шахтёрских кораблей - руду в трюм таскают, есть охранные дроиды, есть...
  - Погоди. - Взмахом руки он заставил меня замолчать: - Вы что - астероиды разрабатываете? Кораблями?
  - А что такого? Навесил шахтёрский лазер, обогатительную станцию в трюм, дроидов геологической разведки и сборщиков загрузил и лети себе, копай.
  - И что - выгодно?
  - Да так себе, - признался я: - Если плотно этим заниматься, то да. Но это надо пояса, астероидные пояса, - быстро пояснил я, увидев недоумение на его лице: - Кольца с камнями или льдом искать. Если свезёт, найдёшь такое, то да, можно много вкусного накопать.
  - Золото? Серебро?
  - Золото? Пффф..... Кому этот хлам нужен? Его везде полно. Палладиум, Платинум, Пейнит. Три Пэ, короче. Вот они дорогие. Раза в три, а то и четыре дороже золота.
  - Понятно, значит захват нас и рабство на шахтах тоже отпадает. Слушай... А может вас роботы, то есть эти - дроиды ваши, ну - поработили? И теперь хотят и нас тоже?
  - Зачем, Док?
  - Не знаю, - со вздохом признался он: - Но они же не люди и думают не как мы? Вот и захотели, так сказать подмять все галактики своей железной пятой. А?
  - Такой бред у нас даже не в кино не снимают. Да и нет такого Искусственного Интеллекта, ну практически нет. Был у меня такой - андроид с реально разумным ИИ, но он, точнее она потом...
  - Стоп! - Доктора прямо-таки выбросило из стула, на котором он до этого сидел: - Молчи!
  - Ты чего, Док? Тот андроид был, была точнее в моём...
  Договорить я не смог - он подскочил ко мне и зажал мне рот ладонью: - Тихо! - Он обвёл помещение взглядом: - Молчи. Такие темя здесь не приветствуются, понял?
  Я кивнул, и он убрал руку.
  - Но почему, Док?
  В ответ он сначала долго рассматривал свои руки, а потом, не поднимая глаз тихо произнёс: - Не все, скажем так, детали, нашей истории, в части касаемо Императоров, и их ближайшего окружения, мммм..... В общем не касайся подобных тем - проживёшь дольше. Уловил?
  - Угу. Хотя странно это. Это же...
  - Молчи!
  - Всё-всё, Док. Понял. Заткнулся.
  Он поднял голову и некоторое время внимательно смотрел на меня, будто желая убедиться, что правильно понял услышанное.
  - Это - для твоего же блага.
  Вернувшись за свой стол, доктор отпил коньяка и на несколько минут в небольшом отсеке воцарилась почти полная тишина. Почти - потому, что на корабле, если он ещё не превратился в груду мёртвого железа, всегда что-то работает. Шумит вентиляция, попискивают электронные системы, где-то открываются и закрываются двери, гудят ровным рабочим тоном движки и многие прочие, мирные и незаметные уху звуки - всё это создаёт обычный, бытовой шум, привычный уху любого пилота, любое изменение которого больно режет слух, заблаговременно предупреждая о каких-либо неполадках или иных, нештатных, ситуациях. Вот мы и сидели молча, слушая все эти звуки и думая каждый о своём.
  - Ладно! - Док прервал затянувшееся молчание, хлопнув ладонью по столу: - Так что же мне с тобой делать, а?
  - Простить и отпустить?
  - И далеко ты уйдёшь? Без документов-то? Сам-то ты пропадёшь - ладно, это, в конце концов, твоё личное дело, но ты нас всех подставишь.
  - Так сгорели, когда меня сюда доставили - от комбеза одни лохмотья были, сгорели они.
  - Ага. А на корабль ты как попал? Перед вылетом я медосмотр проводил - всего экипажа и тебя там не было.
  - Зайцем. Был безработным, жрать хотел - вот и пролез. А потом вылез, ну и попал в огонь.
  - Служба Безопасности станции будет очень рада такой новости - как же! Мимо них кто-то пролез. Да и голодать ты не мог - ещё со времён Двадцать шестого пищевые брикеты на каждом углу бесплатно выдают.
  - Приключений захотел.
  - Ну их то ты получил. По полной. Нет, приятель. Тебе документы нужны и, причём, такие, чтобы ни один особист и подумать ничего не смел о тебе.
  - Шутишь?
  - Ни разу. - он подгрёб к себе стопку личных идент карт погибших, которые лежали у него на столе: - Так. Сейчас будем из тебя человека делать.
  Он просматривал карты одну за одной, деля их на две стопки.
  - Эти, - закончив, он сгрёб со стола и закинул в ящик большую часть: - Нам не пригодятся. Этих парней хорошо знали, у них остались родители, жёны, дети. Ты засыпешься сразу. А вот с этими, - он поднял с поверхности стола четыре карты: - Можно попробовать. Так. Смотрим. Эверс Фудр. Сирота - данных о родителях нет. Не женат. Специализация - оператор маневровых. Нет. Не годится. - он скинул карту в стол.
  - Симон Пак. Родители умерли. Не женат. На флоте... хм. Не пойдёт. Восемь лет на флоте, значит, - он посмотрел на меня: - Много друзей. Покойся с миром, Симон.
  Карта Пака последовала в ящик.
  - Семён Светодаров. Эх... Что ж ты, Семён. - Доктор покачал головой: - Помню его хорошо. Второй поход с нами. Повар, помощник кока. Готовить умеешь? - он посмотрел на меня, и я пожал плечами:
  - Ну, более-менее умею. Пока никто не умирал от моей стряпни.
  - Ключевое слово - пока. - Карта легла на стол: - И последний - Джастин Игореф. Механик, специализация - системы отвода тепла.
  - Охладители что ли?
  - Они самые. Знакомо?
  - Нет, - признался я: - Только на уровне пользователя, не более.
  - Тогда отпадает. - Карта Джастина отправилась к своим товарищам.
  - Что ж.. - Док поднял со стола идентификатор Семёна: - Придётся с этим работать.
  - Подделывать будешь?
  - Зачем? Карта подлинная, все проверки прошла и пройдёт.
  - А как тогда? Я же не он.
  - Ты не он, зато я - это я. - Доктор позволил себе ухмыльнуться: - Забыл? Я же корабельный врач.
  - И что?
  - А то, Семён, что ты мог, нет, не мог - ты обгорел, так?
  - Ну да.
  - Значит надо ввести новые данные по твоей внешности. Сядь сюда. - он показал мне на какой-то прибор с небольшим сиденьем, сильно похожим не велосипедное.
  - Не дёргайся....
  Прибор коротко прожужжал и Док довольно усмехнулся: - Да, Сёма. Обгорел ты конкретно - никто не узнает. А кто виноват?
  - Кто? Я?
  - Нет. Бюджет Флота. Было бы финансирование нормальное, не пришлось бы тебе лицо в полевых условиях, из подручных материалов лепить. Так и запишем. - он воткнул карту в щель на торце столешницы и выдвинув из-под неё клавиатуру с небольшим экранчиком что-то быстро набрал.
  - Сейчас добавим тебе деталей в историю болезни. Тепловые ожоги ног, груди. Химические - лица. Восстановление зрения - реконструкция яблок. Всё. - Откинувшись в своём стуле доктор вытащил карточку и протянул мне.
  - Что ж Семён. Понимаю, это тяжело, но теперь тебе с этой внешностью жить. Извини.
  - А что не так? С моей внешностью? - С поверхности карты на меня смотрела объёмная проекция моей головы.
  - Можно было б из тебя красавца сделать, но увы - фонды, - он с сожалением развёл руками.
  - Меня и эта устраивает.
  - И это - правильно. Дай сюда карту.
  - Зачем? - я вернул ему кусочек пластика: - И что с телом будет? С настоящим Семёном?
  - Да ничего особенного. Похороним в общей могиле - как неопознанного. Не отвлекай, дай подумать.
  Пока он думал я успел выкурить ещё одну сигарету и добить свой коньяк.
  - Значит так, - он взял мой стакан, который я протянул ему в надежде получить новую порцию и поставил его на стол: - Ты был ранен в бою. Да?
  - Ээээ.... Ну да.
  - Это капля. Бой в космосе - капля со звёздочкой.
  - Чего?
  - Не отвлекай. Дальше. Получив мед помощь, ты отправился на боевой пост и исполнял свои обязанности в боевой обстановке, несмотря на ранения. Было дело?
  - Да.
  - Долг. Сколько целей поразил?
  Я пожал плечами: - Не помню. Три первых помню, а потом такое началось... Налей, а?
  - Запишем одиннадцать. Чуть, на одну больше минималки - за это вам, господин Светодаров, положен глаз. Серебряный.
  - Док! Налей и переведи!
  - Медали это. Медали и знаки отличия. В принципе, по совокупности всего, тебе орден положен. Как же! Раненый, в бою, пошёл на боевой пост и спас корабль!
  - Так я же не один был?
  - Это нам сейчас не важно. Мы про тебя говорим. Солнечный диск за такое требовать надо - как минимум. Орден такой. Но! - Док назидательно поднял вверх палец: - Его вручает Сам. - Он несколько раз ткнул пальцем в подволок своей каюты: - А тебе туда, по крайней мере сейчас - нельзя.
  - Ясно дело. - Я кивнул, будучи полностью с ним согласным: - А эти все, ну - глаза, капли? Это что?
  - Капля - это медаль за ранение. Похожа на капельку крови. Было бы дело на планете, на поверхности - она лежала бы на круглой основе, а раз в космосе ранение было, то звёздочка с капелькой крови по центру. Глаз - это знак такой, прицел.
  - Квадратный? Как при стрельбе из ПМК?
  - Ага. И глаз по центру. Долг - медаль. Обычная, круглая. Без ленты.
  - А что? У вас тут ещё и ленты есть? К медалям?
  - Есть, - он снова воткнул карту в щель стола и принялся стучать по клавишам: - И ленты есть и банты, и прочая мишура. Не отвлекай. Я тебе представление к наградам делаю.
  - А кто подписать должен?
  - Деменьтьев. Он сейчас за старшего.
  - Подпишет?
  - А куда он денется? Я уже завизировал.
  - Ты же врач?
  - Эх, Семён... Семён. - Доктор вытащил карту и перекинул её мне: - Ты ещё не понял?
  - А что я должен был понять? - поймав её я сунул пластиковый прямоугольник в нагрудный карман.
  - Я - особист на этом корабле.
  - Ты... То есть - Вы, Док? Но... Вы же врач?!
  - А кому, как не врачу или священнику быть особистом? Я же всё про всех знаю. Кто где был, что ел, с кем спал. Любого могу вызвать на осмотр, все как на ладони. Кстати - карту дай. Забыл кое-что.
  - Держите. И вы меня не арестуете?
  - Да расслабься ты. - Он, в очередной раз, загнал её в считыватель: - Амнезию забыл тебе указать. Это оправдает твоё незнание наших реалий. Вот... Местная амнезия в следствии травмы головы. Готово! - вытащив карту он поднял голову и посмотрел на меня.
  - Ты не шпион. Это видно даже новичку. А вот кто ты - это, брат, загадка. Но - безобидная и не опасная для Империи. Неудачник, случайно попавший к нам, путешественник ты или исследователь - да какая разница. Вреда от тебя не будет - я бы иначе почувствовал бы. А ты и сам - напуган произошедшим. Может ты и беглец от наказания, но у нас ты пока дел не натворил, так что - претензий к тебе нет. Не нарушай и не будет. - Встав из-за стола, Док подошёл ко мне.
  - Господин Светозаров, - начал он официальным тоном, и я вскочил, сдерживаясь, чтобы не вытянуться по стойке смирно.
  - От лица Имперского флота и от себя лично благодарю вас за проявленное мужество в ходе боя с силами туманности Конская Голова. Надеюсь, что ваши раны скоро затянутся и вы сможете продолжить службу на благо Империи и нашего, благословлённого, Двадцать Восьмого Императора. Вы представлены к наградам в соответствии с проявленной доблестью и будите вознаграждены по заслугам. Слава Империи! - Док вытянулся по стойке смирно и коротко кивнул.
  - Ээээ.... - Что отвечать я не знал и он тихо прошептал: - Говори Слава Императорам...
  - Слава Императорам!
  - Что ж. - Доктор засунул карточку в мой нагрудной карман: - С официальной частью покончено. Вот теперь и выпить можно.
  
  
  Глава 3
  Борт среднего транспорта 'Бубалюс*'. Созвездие Весталок, пространство четвёртой звезды.
  267 год правления 28 Императора.
  (*Бубалюс - лат. Вол)
  
  - Семён? Ну что там - с поджаркой? - корабельный кок Вильсон появился на камбузе, держа в руках объёмистый баул.
  - Да нормально всё с ней, доходит, - я кивнул на плиту, где парила чуть сдвинутой крышкой сковорода и вернулся к своему занятию - продолжил медленно перемешивать растопленное в кастрюльке масло, осторожно посыпая его мукой и следя что бы в готовящейся смеси не образовались комочки.
  Шёл третий год моего пребывания в этом мире и пока всё было нормально. Следуя советам Дока, я уволился с военной службы, благо ранения и медали помогли решить этот вопрос без особых проволочек и, получив на руки неплохое выходное пособие, которого мне хватило на полтора года безбедной жизни, стараясь освоиться в это новом для меня мире.
  Ну а после... После пришлось искать работу.
  Я закончил курсы поваров и устроился помощником корабельного кока на средний транспорт, где и пребывал по настоящий момент.
  
  - Молоко приготовил? - Вильсон поставил звякнувший стеклом баул на стол.
  - Угу, холодное. Сейчас заливать буду. Чего приволок?
  - Да всего понемногу. Фух... Едва допёр. - Он раскрыл сумку и принялся доставать из неё разнокалиберные бутылки, расставляя их по столу в понятном только ему порядке.
  - Откуда такое богатство? Всем дают? - Мой помощник, молодой паренёк только полгода как закончивший курсы поваров, протянул было руку к одной из бутылок, он кок так зыркнул на него, что Павел предпочёл не рисковать и даже отошёл от стола, принявшись изображать мойку посуды, бросая жаждущие взгляды на баул.
  - И даже не думай, - Вильсон погрозил ему пальцем и занялся расстановкой бутылок: - Так. Старику нашему - пара коньяка.
  Две пузатые бутылки темно зелёного стекла, украшенный золотистыми этикетками заняли место во главе стола.
  - Старпом. Он много не пьёт. Ему винца лёгкого. - Наполненная рубиновой жидкостью бутылка, своей формой, больше напоминавшей винт от мясорубки, встала рядом с капитанской парой.
  - Деду... Вискарь.
  - Ты про его помощников не забудь. Помогают нам сильно, - я закончил заливать холодное молоко в смесь масла с мукой и прибавил газу - смесь должна была покипеть немного, выпарить лишнее, прежде чем в неё можно будет добавить молотого мускатного ореха.
  - И жрут тоже, каждый за троих, - он недовольно поморщился, но потом вздохнул: - Но ты прав. Помогают хорошо. От них, в отличии от кое-кого из здесь присутствующих, - он покосился на поварёнка, но тот сделал вид что полностью поглощён вытиранием салатницы: - Ладно. Деду ВСОП дадим, а им и простого довольно будет.
  Четыре бутылки ровной шеренгой отгородили долю старпома и капитана от пока ещё свободной поверхности стола.
  - Штурман и его бездельники. Этим и одного пузыря много будет.
  - Не жмись, - убедившись, что будущий соус ведёт себя строго в соответствии с моим планом, я повернулся к столу: - Сам же знаешь - напутают со своими расчётами и привет. И пыли не останется.
  - Вот пусть и сидят трезвыми.
  Черная кошка, пробежавшая между ними, была мастером своего дела. Кок и Штурман Самарин не общались уже около года. Может и больше, не знаю. Я нанялся на этот грузовоз год назад и всё это время их общение шло строго через посредников, полностью исключая прямые контакты. Согласно корабельной легенде он разругались из-за ставок на тотализаторе. Самарин проиграл, а Вильсон, наоборот - выиграл, что и привело к конфликту - с точки зрения штурмана, кок располагал некой инсайдерской информацией, которой, в силу своей природной жадности, на поделился с сослуживцем. Вильсон же, разумеется, отмёл подобные слухи и, в свою очередь, обвинил уже Самарина в поклёпе. Ну а дальше - как это и бывает, слово за слово... Вполне обычная, бытовая ситуация. Вот только мириться они ну никак не хотели. И покидать корабль - тоже, считая, что именно его уход будет расценен экипажем как признание своей неправоты.
  - Да ладно тебе. - Приподняв крышку я помешал соус: - Дай им хотя бы пару пузырей.
  - Пару? - он с сожалением посмотрел на бутылку в руке: - Пару, значит? Павел! -Окликнул он моего помощника: - На вот, отнеси тем господам две бутылки. - Вильсон протянул моему помощнику два джина. И смотри, - повернувшись ко мне, кок хитро улыбнулся: - Если на трапе опять упадёшь и разобьёшь обе...
  - Виль?!
  - Одну. Одну - разобьёшь, то я... - он погрозил поварёнку кулаком и продолжил, глядя мимо него: - Ух как ругаться! Не буду!
  - Так у меня руки же заняты? Как я по трапу полезу? - Павел явно уже прикидывал свой навар.
  - Разобьёшь обе, - я погрозил ему рукоятью черпака: - Ноги оторву и тебе же скормлю. Как Айсбане. Уловил?!
  - Ага. Есть не разбить обе!
  - Тогда беги, - Вильсон кивнул на дверь, и он тут же покинул помещение камбуза.
  - Я чё я? Чё я? - повернувшись ко мне и напоровшись на мой неодобрительный взгляд он деланно удивился: - Я-то тут при чём, если твой подчинённый такой криворукий?! И вообще, займись делом!
  - Поджарка готова, соус сейчас дойдёт. Салат Павка сделал. Суп со вчера остался.
  - Вот и не отвлекай, - невпопад ответил он и вытащил сразу несколько набольших плоских бутылок, напоминавших своим видом фляги - такие удобно носить в нагрудном кармане.
  - Ещё коньяк? - Не обращая внимание на его недовольное ворчание я взял в руки одну из них: - Ром? Ты чего это? В смысле - кому?
  - Мелкие - парковщикам, а вот эти, - Виль вынул одну за одной три высокие картонные коробки: - Первому, второму и помощнику второго.
  - А не жирно? И почему именно Ром?
  - Так Вриз же говорил, забыл?
  Я отрицательно мотнул головой и, засыпав молотого ореха в подошедшую смесь, принялся её перемешивать.
  - Ну что он хочет с сигарой и стаканом рома посидеть.
  - С сигарой? На корабле?! Где?
  - Как где? - он подмигнул мне с самым заговорщицким видом: - Там, под вытяжкой, где кое-кто курит втихую. Кстати, - он ухмыльнулся и посмотрел прямо на меня: - Ты, если того нарушителя, ну мало ли, всякое бывает - увидишь, так скажи ему, что после курения неплохо было бы заборник вытяжки протирать, а то на ней пепел оседает. Скажешь?
  Я неопределённо пожал плечами, не желая признавать свою вину: - Ну... Если, вдруг, увижу и не забуду - скажу.
  - Вот и молодец. Кто у нас остался? - Он достал ещё штук пять бутылок и, расставив их на столе, склонился над ними, как полководец, планирующий бой на карте.
  - Суперкарго со своим, - я выключил газ под кастрюлей с соусом и продолжил: - С гоблином своим.
  - С гоблином, это ты верно подметил, - кивнул Вильсон: - Вот не понимаю, - он взял за горлышко поллитровку водки, и я кивнул, одобряя его выбор - с Смайсом и его помощником Жаком, отношения не сложились уже у меня. Суперкарго, как специалист, я хочу сказать, он был, не спорю, хороший, но вот как человек... Мне не нравилось в нём всё - начиная от его внешнего вида - густо напомаженная и разделённая на тонкий прямой пробор шевелюра вкупе с тонкими, какими-то крысиными усиками, постоянно бегающими глазами и заканчивая манерой общения - Смайс общался со всеми так, будто самим фактом того, что он соизволил обратить на тебя внимание и снизойти до беседы, делал огромное одолжение собеседнику. Жак, бывший его заместителем и числившийся старшим по грузовым отсекам, был, в принципе, нормальным мужиком, вот только его словарный запас состоял не более чем из двух, может трёх десятков слов, две трети из которых не подлежали цензуре. Общаться с ним, в силу этого было сложно - меня хватило на несколько бесед, в ходе которых я был послан куда-то уж слишком далеко и единственным плюсом которых, было пополнение моего словаря новыми терминами и неожиданными речевыми конструкциями.
  - Не понимаю, - продолжил тем временем кок: - Как они, такие разные и уживаются вместе?
  - Понятия не имею и знать не хочу. - Я залил поджарку соусом и снял сковороду с плиты: - Водки им дай, ну Жаку точно.
  - Может Смайсу текилы?
  - И лимон есть и соль.
  - Тогда так и сделаем. А это тебе, держи. - Он протянул мне бутылку, сквозь прозрачные стенки которой виднелось светло жёлтое содержимое.
  - Хм... - Я взглянул на этикетку: - Мускат? А в честь чего такая щедрость, начальник?
  - А что - нельзя? - Вильсон посмотрел на меня исподлобья: - Сегодня исполняется девять лет как я по космосу мотаюсь. Как тебе такой повод?
  - Дата же не круглая?
  - Не нравится, давай сюда! - Он протянул к моей бутылке руку, и я поспешно убрал её себе за спину.
  - Да ладно тебе, - я отступил от стола и поставил бутылку в нишу над вытяжкой, заранее предвкушая сочетание нарушение сразу двух запретов - курения и распития на борту во время похода. Карательных мер я не боялся - наш Старик, капитан Лосев был из тех ветеранов, которые спокойно смотрели на мелкие нарушения. Команда сыта? Жалоб на самочувствие после еды нет? Камбуз чист? Ну и делайте что хотите, только со своими обязанностями справляйтесь.
  Первый раз он запалил меня на второй неделе моего пребывания на борту, и я уже начал собирать свои вещи, ожидая пинка под зад в следующем порту, но его не последовало, как и хоть какого-то нагоняя или замечания от своего непосредственного начальника на борту этого среднего транспортника. Поймав меня во второй раз, это произошло спустя полгода, Лосев посоветовал споласкивать рот хвойным лосьоном, но - без усердия, тем самым негласно подтвердив моё окончательное зачисление в команду.
  А стоило ему покинуть камбуз как появился Виль и, не говоря ни слова, поставил на стол плоский флакон с именно такой этикеткой. Вот только был там не лосьон, а хороший коньяк из личных запасов капитана. Что ж, на каждом корабле свои традиции и правила.
  
  Завтрак, обед и ужин собирали в кают-компании практически весь экипаж, кроме, разумеется, находившихся в этот момент на вахте или занятых срочным ремонтом - наша коробка давно миновала годы корабельной молодости и сейчас на ней постоянно что-то выходило из строя, обеспечивая Деда и его парней постоянным фронтом работ.
  Однако сегодня было сделано исключение из правил - минут за сорок до ужина, вообще-то, по порядку, это должен был быть обед, но получение груза заняло больше времени, чем планировалось, так вот - за сорок минут до ужина к нам, по трансляции, обратился сам Старик, что уже само по себе было совсем не рядовым событием:
  - Прошу внимания, экипажа. - Несмотря на то, что большую часть своей карьеры наш капитан провёл на военной службе, использовать казённые фразы он не любил.
  - Коллеги, буду вам весьма признателен, если через сорок минут, вы все, включая дежурную вахту, соберётесь в кают-компании. Корабль попрошу поставить на автопилот. Спасибо.
  Динамики смолкли, и я озадаченно потёр лоб - чего ради кэпу вдруг потребовалось всех собирать? Дня рождения или иного какого праздника вроде не было, рейс был самый обычный, рядовая ходка - весело взяли груз и быстро, с улыбочкой, дотащили до получателя. Чего ради шум?
  - Что? Всех вот прямо с вахт? А рулить кто будет? - Павел, собравший приборы для сервировки стола потёр лоб позаимствованным у меня жестом. Для него я был не только начальником, но и авторитетом - боевые медали, полученные на эсминце, делали меня героем в его глазах.
  - А чего рулить-то? Через минут двадцать уйдём в прыжок, минут пять - ну, десять, в гипере а как вынырнем всё одно час висеть без дела пока генераторы накопители не зарядят.
  - Да, но...
  - Что но? Ты лучше приборы как следует вытри, что б народ морды не кривил, мол опять всё мокрое.
  Он молча кивнул и принялся перебирать вилки и ложки, протирая полотенцем те, которые, на его взгляд, были не в должном состоянии.
  - Расслабься. - Я закончил перекладывать мясо в мельхиоровую чашу и накрыв её крышкой, повернулся к нему: - Старик не первый год ходит, да и поверь - после выхода из прыжка, в рубке, я имею в виду, делать нечего. Скука. Можно, конечно, на новый курс лечь, но толку от того, что ты чуть ближе к следующей звезде сместишься - никакого. Масштаб не тот, понимаешь?
  - А как же Устав? Он же предписывает...
  - Так мы не на военном и не в бою. Идём стандартным торговым, пиратов тут нет, да и не нужны мы никому - наверняка в трюме опять либо руда, либо мясо. - Я хотел было добавить, что даже если бы мы были вне охраняемого торгового коридора, то и в этом случае на нас бы - с таким грузом, никто б не позарился, но осёкся - уверенности, что груз именно такой у меня не было.
  Смущала задержка при погрузке.
  Такое уже было - месяца три назад. Тогда Лосев выбил фрахт на перевозку какого-то оборудования, и мы приняли на борт два отделения морской пехоты - для охраны, если кто попытается нас перехватить. Захватывать нас никто не стал и десантники, пробездельничав весь рейс, покинули наш борт в точке назначения, получив за это весьма приличную сумму денег.
  Увидев мою заминку Павел вопросительно посмотрел на меня, но ответить ему я не успел - пол провалился под моими ногами и по телу прокатились чередующиеся волны жара и холода, подтверждая переход нашего корабля в гиперпространство.
  - Уже? - Поварёнок озадаченно потёр лоб: - Ты же говорил, что минут через двадцать?
  - Могли и раньше уйти, может Дед чего починил. - Я пожал плечами: - Ты лучше не отвлекайся. Бери тарелки и иди стол накрывать. Я тебя догоню.
  
  - Друзья! - Лосев, облачённый в парадный мундир со всеми своими регалиями и даже с погонами капитана второго ранга, поднялся со своего места во главе стола держа в руках рюмку коньяка: - Я понимаю, что это собрание, на которое я попросил прибыть всех, вызвало у вас вопросы и хочу сделать небольшое, - он сделал паузу и обвёл присутствующих взглядом: - Сообщение.
  Сейчас в кают-компании был собран весь экипаж - все двадцать четыре человека, что сам по себе было беспрецедентным случаем - на моей памяти что здесь, что ранее, такого не было, особенно учитывая, что мы не стояли в доке, а висели в пространстве безымянной номерной звезды, ожидая завершения накачки прыжковых накопителей энергией для следующего прыжка.
  - Вы все помните, что несколько месяцев назад нам удалось получить удачный фрахт. Правда, большая часть оплаты ушла десантникам, но зато мы получили высокий рейтинг в компании... Впрочем, её название вам ничего не скажет - главное, что мы исполнили тот контракт строго в соответствии с договорённостями, оставив нашего нанимателя довольным.
  На несколько секунд в отсеке зародился шум - все помнили тот рейс в основном благодаря морским пехотинцам, которые маясь от безделья лазили по всему кораблю путаясь у нас под ногами.
  - Так вот, - Лосев повысил голос и шум быстро стих - все ждали сути его речи: - Вы безусловно заметили, что мы покинули станцию с задержкой. Сейчас я могу сообщить вам её причину - мы ждали новый груз от этой же компании. И, благодаря нашей репутации - мы получили новый фрахт.
  По кают-компании прокатился одобрительный гул.
  - Ещё минуточку. Потерпите немного и да - Жак, я понимаю, что водка греется и выдыхается, но - ещё буквально один момент. Совсем коротко - у нас сейчас полный трюм их техники. Оплата за этот рейс такая, - он позволил себе победно улыбнуться: - Что после его окончания каждый из вас получит премию, равную вашим двум годовым доходам.
  - Ура! Капитану - ура! - вскочил со своего места один из парковщиков, но Лосев движением руки отправил его на место: - Самое последнее. Как это не печально, друзья, но я принял решение закончить свою карьеру капитана. После разгрузки наш Бубалюс будет продан. Выручка - разделена между всеми. Я уже провёл предварительные переговоры и могу сказать - после этого рейса вы все станете весьма обеспеченными людьми. Ваше здоровье, друзья! - Он поднёс рюмку к губам и прежде чем её опрокинул весело подмигнул нам.
  Мы дружно последовали его примеру.
  - Что ж. - Капитан сел на своё место во главе стола: - Приятного аппетита.
  В помещении сразу стало шумно - звякали приборы, разросся и повис гул голосов - всем не терпелось обсудить с товарищами последние новости.
  - Здорово! Вот уж не ожидал такого! - ко мне повернулся сидевший рядом Павел: - А что ты думаешь, а, Семён?
  - Конечно... - рассеяно ковыряясь вилкой в тарелке невпопад ответил ему я. Есть не хотелось - я нахватался кусочков пока готовил, да и после таких новостей лично мне кусок в горло не лез. Решение капитана сильно перечёркивало мои планы.
  Нет, я не был против получения приличной суммы, это было совсем не лишним, но вот мои планы его решение перечёркивало полностью. Работая на борту Бубалюса я надеялся постепенно дойти до пилота, получая практическое обучение, ради чего весь год старательно откармливал Второго Пилота, балуя его различными вариантами копчёностей, до которых он был большой охотник и получая взамен возможность практиковаться в управлении нашего грузовичка. Под его присмотром и только в пустом пространстве, разумеется. Ещё полгода такой практики - благо всё фиксировалось в бортовом журнале и моей карте, и я мог бы попробовать сдать экзамен на оператора маневровых, от которого открывалась прямая дорога к должности помощника Второго Пилота и далее - к креслу Первого.
  - Что конечно? - непонимающе переспросил поварёнок, но тут же переключился на более важный для себя вопрос: - Ты как думаешь - нам за корабль, я про свою долю, сколько обломится?
  - Средний грузовоз, класс Вол, - я неопределённо покачал головой: - Новый, со стапелей, лимонов так сорок пять - полста потянет.
  - А наш?
  - Не менее тридцатки.
  - Ух ты ж... - Он быстро прикинул в уме: - Это, наверное, больше миллиона монет каждому, да?
  - Ну где-то так, - я кивнул головой, разглядывая собравшихся. В основном народ веселился, во всю налегая на подаренное Вильямом спиртное. Среди всеобщего веселья островками спокойствия и даже немного какой-то отстранённости, выделялись трое - сам Лосев, который просто глушил свой коньяк стопками, игнорируя закуски, Самарин, который меланхолично крутил в руках пустую вилку, уставившись неподвижным взглядом в стоящую перед ним полную рюмку и, к моему удивлению - Виль. Кок так же не пил, предпочитая налегать на мясо. Зато его он поглощал с завидной скоростью, не забывая пополнять свою тарелку стоило ей опустеть. Я понимающе кивнул - сладкая парочка оказалась за столом впервые за долгое время и что самое плохое - они сидели точно друг напротив друга, старательно избегая встречаться взглядами.
  - Коллеги! - Старик встал и постучал вилкой по пустому стакану для воды, стоявшему рядом с ним: - Я вас покину, дела ждут, но вас прошу не обращать на это внимания. По контракту мы должны доставить груз послезавтра, но благодаря нашему штурману мы немного срезали путь и сейчас находимся в одном переходе от конечной точки. Прошу сильно не набираться, особенно это касается пилотов, - он посмотрел на хорошо поднабравшихся парковщиков: - Завтра вам придётся поработать. Так что... - Он поднял рюмку: - Спасибо вам, мужики! Спасибо и удачи!
  Опрокинув рюмку, он коротко поклонился и вышел из кают-компании.
  - Слышь... Это... Семё...ик...оон, - мой подшефный, после ухода Лосева, окосел просто моментально, дав мне повод подумать о роли личности капитана в плане дисциплины и придания сил экипажу.
  - Ой... Что-то мне... - Он явно позеленел и я, подхватив его под мышки поволок в сортир под смешки более крепких товарищей.
  
  Уложив его в койку я некоторое время колебался - вернуться в кают-компанию или пойти на камбуз и посидеть там в тишине, прикидывая планы на будущее. Сам я пьяным, даже выпившим не был - моя бутылка так и осталась стоять в нише над вытяжкой - я про неё просто забыл, а выходить из отсека после того как капитан начал свою речь было бы по крайней мере бестактно, так что всё это время я пробавлялся яблочным соком, надеясь, что никто не попросит пробовать моего типа вина. Так, собственно, и произошло - народ принялся активно потреблять свои напитки, не обращая никакого внимания на состояние стаканов соседей.
  Вернуться? Захватить пузырь и присоединиться к общему веселью?
  - Что скучаешь? - Со мной поравнялся куда-то спешащий Самарин и я прижался спиной к переборке, пропуская его. Странно, но от него спиртным и не пахло.
  - Да вот думаю - возвращаться или нет.
  - Понятно. Как Павел?
  - Да что ему будет... Спать уложил - к утру проспится.
  - Молодёжь... Совсем пить не умеет. Ты бы поторопился, народ там сейчас всё подряд добивает, смотри - опоздаешь, безо всего останешься. А выпить надо, всё же такое раз в жизни бывает. - Он махнул рукой в сторону кают-компании, откуда, сквозь приоткрытую дверь доносились пьяные выкрики - народ точно пошёл в разнос.
  - Иди-иди.
  - А вы что?
  - Забыл коррекцию учесть. Вот только вспомнил. Сейчас поправку внесу и вернусь. А утром - на свежую голову, проверю. Там встретимся, - он ненавязчиво подтолкнул меня к двери и хлопнув по плечу на прощанье, направился в рубку.
  На свежую? Хм... Он же и так трезв. Чего комедию то ломать?
  Покачав головой, я повернулся в сторону камбуза. Сидеть в компании конкретно пьяных мужиков мне не хотелось, и - тем более, идти туда со своей бутылкой. Выжрут же, моментом - судя по тому, что крики перешли в подобие пения народ, покорил очередную высоту на пути к полному отключению мозгов. Я уж лучше один, в тишине - с сигаретой и бутылкой, посижу. Да и завтрак приготовить надо... Хотя... Им рассол на завтрак потребуется, какая там еда - после такого-то возлияния. Или всё же приготовить чего?
  
  Прикидывая утреннее меню я и не заметил, как ноги сами принесли меня на камбуз. Привычно активировав таймер духовки, я быстро слепил из заранее приготовленного теста два десятка плюшек и обильно посыпав их корицей, отправил в печь.
  Вот теперь и самому можно расслабиться - автомат сам включится и всё сделает, так что мне только останется накрыть стол, поставить посреди него блюдо с выпечкой и ждать самых стойких.
  Выпить что ли?
  Я вытащил бутылку из ниши и покрутил её в руках - с ней явно было что-то не так, вот только что именно я понять не мог. Бутылка как бутылка, пробка залита сургучом, этикетка с рельефным тиснением - вроде всё было правильно, но какая-то деталь неосознанно заставляла меня напрячься. На ней явно чего-то не хватало, а вот чего именно - понять не мог. Решив разобраться с ней позже, я взял её в руки, намереваясь поставить обратно - в нишу, как мой палец скользнул в выемку на донышке, какие бывают у дорогих марок и кожу что-то неприятно царапнуло. Заинтересовавшись я уселся на диванчик и включил лампу - первое время, до появления поварёнка, я практически жил тут - Виль сразу перевалил на меня большую часть грязной работы, так что мой рабочий день заканчивался обычно в районе утра - по корабельному времени и я несколько раз засыпал прямо за разделочным столом. Появление диванчика было подарком от капитана, явно заметившего моё состояние, ну а лампу я уже сам приобрёл - для удобства чтения различной местной литературы.
  Осторожно перевернув её вверх донышком и подставив под яркий свет, я пригляделся, стараясь разглядеть то, что укололо меня. Разгадка обнаружилась быстро - в воронкообразном донышке бутылки было проделано небольшое отверстие, чьи края характерно блеснули, когда на него упал свет лампы.
  Странно... Заводской брак? Но тогда бы автоматика не пропустила. Да и кому надо ремонтировать бутылку - проще скинуть в переплавку и сделать новую. Кроме того - Вильсон закупал алкоголь хоть и оптом, но в хорошем месте и что бы там оказалось подобное... Не. Конкуренты сожрут моментом - за качеством всего, что можно было съесть или выпить тут следили очень строго.
  Так и не найдя ответа я встал и засунул её обратно в нишу, решив отложить решение этой загадки до утра - судя по корабельным часам уже было начало третьего и до завтрака оставалось не более четырёх часов, как раз достаточно что бы слегка отдохнуть.
  
  Продремать мне удалось не более пару часов - сначала запищала, переходя в рабочий режим плита, а затем, как мне показалось - всего несколько минут спустя, что-то, очень похожее на приглушённый пистолетный выстрел гулко бухнуло внутри корабля. И ещё! И ещё раз!
  Кто-то явно стрелял из огнестрела - послышались ещё три выстрела, после чего восстановилась тишина, но спать я уже не мог и уселся на диване зевая, протирая глаза и не понимая - была ли стрельба явью или деталью моего сна.
  Судя по часам было без малого шесть утра - автоматика работала исправно, наполняя небольшое помещение камбуза ароматами свежей выпечки, отчего я машинально ткнул кнопку кофе машины, внося в душистый запах хлеба резкую нотку бодрящего кофейного аромата.
  За дверью послышался какой-то шум, но я не обратил на него никакого внимания - обычно в это время вдоль коридоров корабля начинали ползать примитивные автоматические пылесосы, чьи мозги сбивались от любого чиха, заставляя тупые железки биться о переборки в поисках прохода.
  Коротко пискнул кофейный аппарат и я, достав сигарету протянул руку к сенсорной панели вытяжки - утреннее кофе вкупе с сигаретой были моей привычкой, отказываться от которой я не собирался.
  Вытяжка включилась с громким щелчком, похожим на приснившейся мне выстрел, отчего я поморщился - парни Деда воевали с ней уже месяца два, пытаясь устранить этот дефект, но пока они неизменно оказывались в числе проигравших.
  От двери снова послышался какой-то шум, но теперь к царапанью добавился и лёгкий стук - очередной шедевр местной автоматики требовал внимания специалистов. Глотнув кофе, я положил сигарету на край плиты и подойдя к двери, чуть приоткрыл её, намереваясь отвесить доброго пинка тупой железяке.
  Дверь двигалась туго, будто автомат встал на тормоз - мне пришлось ударить её плечом, отбрасывая препятствие снаружи. Это помогло - створка резко дёрнулась, открывая проход и на меня упало тело Павла, перемазанное кровью.
  Рывком втянув его тело в отсек, отчего парнишка глухо вскрикнул, не открывая глаз, я захлопнул дверь и двумя поворотами блокирующих створку рычагов, заблокировал её, делая проход абсолютно непреодолимым для любого, решившего попытаться проникнуть внутрь.
  Камбуз, несмотря на то, что относился к второстепенным отсекам - с точки зрения живучести корабля, но при этом имел класс опасности два, то есть был местом повышенной опасности, благодаря чему размещался в самой дальней точке жилого пространства, вдобавок гранича своим потолком с внешней обшивкой корпуса. И именно благодаря этому расположению наша дверь была рассчитана на многое - вплоть до пробоя корпуса и разгерметизации помещения - если бы подобное произошло, то давление воздуха в коридоре дополнительно бы прижало её, предотвращая возможную утечку.
  - Павел? Пашка, ты жив? - Я присел перед ним на корточки и всмотрелся в его бледное лицо, прикидывая какую помощь я могу ему оказать, не покидая отсек.
  - Се...мён, - он приоткрыл глаза и снова закрыл их: - А... Мне не больно.
  В этот момент я порадовался, что его глаза были закрыты - иначе бы он увидел, как я прокусил себе губу, сдерживая крик - не больно!
  Если не больно, то всё, отходит, может в мед отсеке ему бы и помогли, но мы то были на камбузе и помочь ему хоть чем-то я был бессилен.
  - Зачем? Что...это он...в меня? - Что бы разобрать его шёпот я наклонился к самому его рту и невольно отпрянул, когда оттуда появилась первая струйка крови.
  - Кто, Паша, кто в тебя стрелял? - Понимая, что поступаю жестоко, я слегка встряхнул его пытаясь хоть таким способом привести умирающего в чувство.
  - Ой... Боль..но... - Он часто задышал - развязка приближалась, но всё же переборол себя и выдохнул: - Вильсон...
  В следующий момент его голова опустилась на грудь и он, разом обмякнув мягко завалился на бок.
  С минуту я молча сидел рядом с ним, пытаясь осознать услышанное - зачем коку убивать парня? И тем более, что через несколько часов мы все должны были бы стать весьма обеспеченными людьми? Какой резон вешать на себя мокрое? С криминалом тут боролись основательно, не оставляя преступившим закон ни малейшего шанса на снисхождение и делая их пребывание в освоенных системах полностью невозможным. Вильсон... После такого, а теперь я был уверен, что вся услышанная стрельба мне не приснилась, у него был только один шанс избежать наказания - застрелиться. И в чём тогда резон? Угнать корабль? Так он же не пилот, да и без помощи парковщиков, а их восемь человек - по одному на каждый движок, ему не справиться. Если только он не в сговоре с ними... Хорошо, допустим - подкупил он их. Чем-то. Деньгами? А где их тратить? На первой же планете или станции - при контроле на выходе из порта заметут. Угрозами? Возможно - но одному запугать восьмерых? Парни они не робкие - массой бы задавили. Но - допустим. Как-то он их того.
  Уболтал.
  Корабль, допустим, пилотировать он умеет, а дальше что? Будет по системе мотаться, пока топливо и воздух не кончится? В прыжок кто корабль поведёт, расчёты новые - кто делать будет? Самарин? Да этот предпочтёт быть убитым, нежели с ним рядом в сортире присядет.
  А тогда что получается?
  А то - сиди-ка ты, повар Семён тихо и жди, когда полиция объявится и вытащит.
  
  Приняв такое решение, я начал действовать и первым делом накрыл тело Павла чёрным пластиковым пакетом для мусора. А что делать? Других материалов-то у меня не было, это всё же кухня.
  Я не стал произносить над его телом никаких клятв или обещаний - чего ради зря воздух сотрясать?! Убийца был мне известен, с корабля он никуда не денется - спокойно ждём полицию и уж потом сочтёмся. Но всё же странно - чего это вдруг Вильсон, которого за год я узнал, как спокойного, уравновешенного и слегка даже подторможенного человека, станет открывать стрельбу в корабле? Заняв голову подобными рассуждениями, я обновил кофе в кружке и вытащив из отключившейся духовки плюшку, уселся за стол - делать было нечего, и я решил таким образом скоротать время до своего неизбежного освобождения.
  
  Ждать пришлось не особо долго - две с половиной кружки и три плюшки - последние сегодня удались просто на славу и жуя их я мог только сожалеть, что сегодня вряд ли кто сможет по достоинству оценить мой кондитерский шедевр.
  И вот - как раз, когда я меланхолично размышляя о превратностях судьбы, дожёвывал третью корабль вздрогнул и послышался неприятный скрежет, который лично мне показался одним из самых, если не самым приятным звуком в моей жизни - с Бубулюсом кто то швартовался. И, что немаловажно - этот кто-то очень торопился, судя по тому, что свой корабль наш гость просто притёр к нашей обшивке, тормозя об её поверхность.
  Может сделать полицаям кофе? Они такие - стук-стук, отдраивай давай! Полиция!
  Ну, я открываю дверь, а тут стол, кофейник и гора свежих плюшек.
  Точно!
  И пузырь на стол - мне для своих спасителей ничего не жалко!
  Приняв такое решение, я взялся за дело, начав с того, что привёл его в приличный вид протерев столешницу влажной тряпкой, после чего, расставив кружки, поднос с плюшками водрузил посреди стола бутылку муската. Отойдя в сторону, я вытащил новую сигарету - предыдущая благополучно дотлела до фильтра лёжа на плите, и, затянувшись критическим взглядом окинул получившуюся композицию - ничего так. Приятно выглядит, мирно. Если бы не прикрытое пакетами тело моего помощника у стены, то картина была бы совсем идиллической. Разве что скатерти не хватало - как последнего штриха к праздничному столу.
  
  В дверь снаружи тихо постучали, и я удивлённо хмыкнул - как-то уж слишком быстро. От шлюза, к которому можно было пристыковаться до камбуза было около двух сотен метров. Вообще, корабли в этой вселенной страдали гигантизмом - наш транспортник, внешне более похожий на кирпич, имел длину без малого четыре сотни метров и при этом относился к среднему классу грузовозов. Его внешность так же была принесена в жертву прагматизму - на прямоугольном корпусе выделялось всего несколько деталей - дюза двигателя на корме, небольшой бугорок ходовой рубки с другого торца и восемь маневровых по углам конструкции. Ни антенн, ни каких-либо других выступающих элементов наш Вол не нёс, являясь по сути просто ящиком для перемещения в космосе других ящиков. Загружали нас через откатную секцию в переднем торце кирпича, рядом с которой располагался и шлюз, чья дверь была выполнена заподлицо с поверхностью и выделялась на металлической плоскости только тем, что была окрашена в зелёный цвет. Посадочных опор здесь тоже не было - корабли либо висели в пространстве, соединяясь между собой или станциями переходными рукавами, либо просто плюхались на брюхо, позволяя погрузочной технике заезжать внутрь без помощи каких-либо дополнительных аппарелей или конструкций.
  Не буду утомлять вас описанием обитаемого сегмента Бубулюса, скажу только, что посетитель, возжелавший пройтись из шлюза к камбузу должен был сначала подняться на лифте от нижней плоскости коробки почти к самому верху - а это составляло чуть более ста метров, выйти из него в осевой коридор и пройти ещё две сотни по нему, удаляясь от ходовой, которая, по моему представлению, была куда более важной целью для полиции, нежели небольшой кухонный отсек.
  
  Стук повторился, и я подошёл к двери:
  - Кто там? - понимаю, вопрос был идиотским, но ничего другого мне в голову в тот момент не пришло.
  - Светодаров? - несмотря на то, что дверь сильно приглушала звуки, я узнал говорившего: - Это Самарин. Открой.
  - Вы живы? - я положил руку на рычаги блокираторов, готовясь отжать их освобождая полотно двери: - Полиция уже тут? Они с вами?
  - Кто? Полиция? - его голос дрогнул, и он замолк.
  - Эй? Самарин? Вы тут? Кто к нам прилетел? Полиция?
  - Семён... Полиция... Ах да, ты о полиции! Сначала не понял тебя, тут столько всего произошло! Трупы кругом - весь экипаж, представляешь?! - в его голосе появились какие-то натянутые нотки, как у человека на ходу изобретающего правдивую ложь: - Открывай быстрее! Ну?
  - А зачем?
  - Как это зачем? Выходи, - теперь его голос звучал уверенно: - Они здесь, тебе ничего не грозит.
  К его последним словам примешался какой-то шум - там, за дверью, он был явно не один.
  - Мне и тут не плохо. - Я убрал руки от рычагов и покрутил головой, прикидывая, что можно сделать - от его последних слов несло вполне явственной ложью.
  На глаза попался шкаф с посудой и, припомнив детскую игру я достал оттуда стакан.
  - Светозаров! Открывайте! Это полиция! Немедленно! Разблокировать дверь - это приказ! - новый голос был мне не знаком - говоривший чётко выговаривал слова, и они выходили у него какими-то рубленными, будто этот человек был военным, привыкшим отдавать короткие и максимально понятные приказы.
  - Да-да, секундочку, я сейчас!
  Подойдя к двери, я приложил к ней стакан и прижал ухо к донышку. Слышно было не очень, но я всё же смог разобрать голоса стоявших за дверью людей.
  - Ну что он, как думаешь, откроет? - это был точно Самарин.
  - Куда он денется, - второй голос принадлежал полицейскому: - Сейчас потороплю его.
  Я успел убрать ухо от стакана, прежде чем он снова постучал в дверь:
  - Чего копаешься? Светозаров, мать твою! Открывай! Хуже будет!
  - Сейчас! - Торопливо пискнул я и пытаясь потянуть время немного пошевелил одним из рычагов: - Господин офицер! Заело! Я... Я сейчас, что ни будь тяжёлое возьму.
  Взяв из стола молоток для отбивки мяса, я постучал им по рычагу, заклинивая его.
  - Не идёт! - стукнув ещё пару раз я снова взял стакан в руки.
  - Он у тебя что? Дебил? - теперь голос офицера звучал раздражённо: - Он же клинит его!
  - Перепутал со страху, сейчас я с ним поговорю - успокою. - а вот этот голос услышать тут я не ожидал. Уж чей, а Вильсона я мог опознать в любом состоянии.
  - Господин кок?
  - А что так официально, дружище? Открывай, всё кончилось.
  - Там рядом с тобой Самарин... Я с ним разговаривал.
  - Ну да. И что такого? Ах да... Понял, помирились мы, Сема. Когда отбивались... - он замолк на миг, но потом продолжил с фальшивым воодушевлением в голосе: - Ты не представляешь - как это сплачивает, когда за свою шкуру бьёшься! Открывай, всё нормально.
  - С кем бился-то? С Павлом? - Я бросил взгляд на тело у стенки: - Чем он тебе-то не угодил?
  - Дошёл значит... Гадёныш мелкий! - из его голоса разом пропало всё напускное дружелюбие: - Слушай сюда, Семён. Дело серьёзное. Либо ты открываешь и тогда обещаю, что не убью тебя, либо...
  - Что либо? Зайди сначала!
  Он замолк и с той стороны послышался неразборчивый шум голосов - я быстро приставил стакан и вслушался.
  - Вскрыть сможем? - с голосе лже-полицейского, а я уже не сомневался, в том, что прибывшие не имели никакого отношения к полиции, звучало сомнение.
  - Долго. - тон Самарина был категоричен: - Элемент защиты. Взрезать можно - если у тебя с собой плазменная горелка есть. Есть?
  - В другом кармане оставил, млять!
  - Тихо, не спорить! Я его знаю, - а вот голос моего бывшего начальника, наоборот, был полон спокойствия: - Исполнителен, трусоват, расчётлив. Дожму его, только вы помолчите.
  - Может через трюм? - полицай начал прорабатывать обходные варианты.
  - Не пройти. Там контейнерами всё забито. Давай, Виль. Пробуй - времени мало, да ещё не дай Бог он найдёт, тогда...
  - И что мне найти надо? - перебил я его, оглядывая помещение.
  - Сёма... Тебе не говорили, что подслушивать - нехорошо?
  - Говорили, согласился я с ним: - Но подслушивать нехороших - это же уже и не так нехорошо? Согласись, да? Особенно - когда речь о моей шкурке идёт.
  - Соглашусь, Сёма, соглашусь. Давай ближе к телу.
  - Давай.
  - Ситуация у нас патовая. Тебе не найти то, что я на камбузе спрятал, а нам это очень нужно.
  - Что прятал-то, а, Виль? - я отошёл от двери и в очередной раз внимательно оглядел помещение. Безрезультатно. Всё было на своих местах и глаз не находил ни одного несоответствия, за который можно было бы зацепиться.
  - Так я тебе и скажу, - фыркнул в ответ кок: - И, кстати, не перебивай. - Он вздохнул и с деланным сожалением произнёс, обращаясь к своим товарищам: - Деградирует молодёжь, никакого уважения к старшим.
  - С кем поведёшься, - так же насмешливо фыркнул я в ответ.
  - Тебе не найти, это факт. Но тебе и не выйти - согласись.
  - А зачем? Вода, еда есть. Я тут хоть год сидеть могу.
  - Перекроем кислород - вылезешь! Но тогда уже не обессудь. Другой разговор будет. Или сдохнешь там. Выбирай.
  - Мне воздуха минимум на день хватит, - парировал я, примерно представляя объём помещения: - Да и вода есть и электричество - долго что ли из неё кислород получить?
  - Спасибо, что напомнил - питание мы тоже тебе отрубим. Прямо сейчас. Самарин, сбегай к щитку, а? Сделай милость.
  Судя по тому, что свет пропал - штурман милость сделал. Найдя на ощупь дверь, я уселся на пол рядом с ней и зашарил по карманам в поисках сигарет.
  - Газ жечь не советую, - заботливым тоном подсказал Вильсон: - И курить тоже. Воздух поэкономь.
  Он был прав и я убрал сигарету назад, в пачку.
  - Ну ты сиди, что уж тогда. Мы тебя потом, на станции выковырнем. Разгрузим трюм и стенку прорежем. Только - ты уже без пользы нам будешь. Я доступно перспективы описал?
  - Вполне. Вот только один прокол у тебя есть.
  - И какой же?
  - Время. Спешите вы. А я нет. Спокойно тут дождусь полиции, подремлю на диванчике.
  - Светозаров. - к коку присоединился штурман: - Ты хоть представляешь, что мы с тобой сделаем? Умирать будешь долго.
  - Пугаешь?
  - Нет, нервы у тебя крепкие, это видно. Считай это обещанием.
  - Семён, - к беседе снова вернулся кок, разыгрывая роль хорошего полицейского: - Ну вот зачем тебе это? Молодой ты ещё, тебе жить да жить ещё!
  - Тут уже лежит один молодой. Ему тоже...
  - Так ты - другое дело! Сёма. Я буду с тобой откровенен.
  При этих словах я саркастически хмыкнул.
  - Не доверяешь?
  Я промолчал.
  - Сёма. Слушай сюда. Нам правда очень нужно кое-что забрать из, - он запнулся, не желая выдавать ответ, но быстро продолжил: - Из камбуза. Кое-что. Ты парень не глупый, туповатый, но не глупый.
  - Спасибо. За тупого - отдельное.
  - Говорю как есть, Семён. Не перебивай и слушай внимательно. Я хочу сделать тебе предложение, которое подворачивается раз в жизни. Ты не глуп - поэтому подумай хорошенько, но не долго. Времени у нас действительно мало.
  - Что предлагаешь? - я снова перебил его, но нравоучения на этот раз не последовало.
  - Присоединяйся к нам. Принесёшь клятву и...
  - Погоди. К вам - это к кому? К бандюкам что ли?
  - Да. Только мы себя по-другому называем.
  - Мы не пираты, мы - благородные разбойники! Так что ли? - Вспомнив старый мультик передразнил его я.
  - Да.
  - Ты гонишь!
  
  Последних настоящих пиратов, терроризировавших транспортные коммуникации, вывели лет так двести назад - чем-то они насолили нынешнему, Двадцать Восьмому, и он объявил их всех своими личными врагами, обязав флот начать полномасштабную войну. Понятно дело чем всё закончилось - противостоять Флоту Империи они не могли и были быстро либо истреблены, либо вытеснены за пределы государства, продолжив свои криминальные карьеры у наших соседей, что, конечно, не добавило их любви к Империи.
  - Нет. Приноси клятву и становись одним из нас. Тогда тебя никто пальцем не тронет.
  - И стать вне закона? Поймают же.
  - Нас-то не поймали. Открывай дверь - даю слово, тебя мы не тронем. А присоединишься - своим станешь.
  - Ага. Я открою, а ты меня как Павла.
  - Слово!
  - Что?
  - Здесь два свидетеля. Самарин и Рож. Одного ты знаешь, ну а со вторым, дай Бог ещё познакомишься. Я, в присутствии двух свидетелей, обещаю тебе Светозаров Семён, что тебе не будет нанесено никакого урона для твоего физического или психического здоровья, если ты откроешь нам дверь немедленно. - Он произносил эти слова медленно, тщательно выговаривая каждую букву, стараясь произнести данную формулу максимально понятно и разборчиво.
  - Слово сказано! - стоило ему замолчать, как я услышал голоса Самарина и Рожа:
  - Слово услышано! - подтвердили они, и по тому, как прозвучали эти слова, я понял, что за ними стоят не только звуки, а нечто большее, нечто являвшееся частью этого, всё ещё нового для меня мира. Но всё же меня продолжил точить червячок сомнения:
  - Никакого физического или психического урону?
  - Верно.
  - В чём засада тогда? Ты же не отпустишь меня?
  - Я ничего не сказал про твою свободу. Ну? Открывать будешь?
  - В камеру посадишь? На цепь? Пожизненно?
  - Цепь - это уже урон. Просто закрою на какое-то время, а там видно будет. Открывай, Сёма. Время истекает.
  - Свет включи. - Я понимал, что ситуация тупиковая. Да, я мог отсидеться тут день, ну полтора, а что дальше?
  
  Обычно полиция реагировала на любое нестандартное поведение быстро - как-то раз у нас забарахлил накопитель, и мы зависли в пространстве какой-то звезды. Система была необитаема, высели мы в стороне от торгового маршрута, но даже тогда - не прошло и пары часов, как рядом с нами объявился небольшой патрульный кораблик, который, не приближаясь к нам, осведомился о причине нашего поведения и помог вызвать бригаду ремонтников с запасными частями, отсутствовавшими на борту. И всё то время, что наши механики вместе с прибывшими инженерами занимались ремонтом, он висел рядом с нами, до самого нашего прыжка на следующую точку.
  А сейчас... Уже прошло часов пять - шесть, как мы прибыли сюда и до сих пор никто нами так и не поинтересовался. Или - интересовались, но их смогли убедить, что у нас всё в порядке?
  Хм... Ну подлетят они к нам. Пошлют запрос - им штурман и ответит, мол всё путём, капитан праздник устроил экипажу, вам-то что? Вот чего тогда Самарин в рубку спешил - ждал, что может прилететь патруль, а он, как штурман корабля, имеет полное право находиться в рубке.
  
  Лампы освещения вспыхнули, и я торопливо прикрыл глаза рукой, вздрогнув от неожиданности.
  - Ну что?
  - Открываю. - Встав, я отжал оба рычага, снимая створку с блокировки, одновременно отступая в сторону от проёма, чтобы не оказаться прямо перед ним.
  Первым в помещение вошёл Вильсон - он протянул ко мне пустые ладони, показывая, что безоружен, а затем произнёс, глядя на стол:
  - Ты и завтрак накрыл? Молодец! Не против? - взяв со стола одну плюшку кок откусил небольшой кусочек и расплылся в довольной улыбке: - Мммм..... Вкусно! Выпечка - твой конёк, Сёма.
  За ним в помещение вошёл Самарин и незнакомый мне мужчина средних лет. Последний был облачён в простой скафандр с откинутым шлемом.
  - Рож, - представился он, кивнув мне как старому знакомому: - Плюшки? Я возьму...одну?
  Не дожидаясь ответа он сгрёб с подноса парочку и понюхав по очереди обе, вгрызся в одну из них, прислонившись спиной к посудному шкафу.
  - Светозаров. - Самарин был единственным из них, у кого в руке я заметил небольшой пистолет: - Ты не мог бы отойти. Вон туда, - он рукой показал на дальнюю стенку, держа оружие наготове, но не наводя его на меня. Я молча подчинился - спорить с вооружённым человеком у меня желания не было.
  - А вот это, - Виль взял бутылку за горлышко: - Мы выбросим. От греха подальше. - Откинув крышку утилизатора он отправил её внутрь и, подмигнув мне, запустил машину.
  - Там что было? - я кивнул на жужжащий агрегат: - В дне дырка, ты что-то долил в вино?
  - Да, - он подошёл к вытяжке и принялся отщёлкивать замки крепления кожуха: - Снотворное, лёгкий наркотик и яд. Я не зверь, - кок снял кожух и аккуратно положил его на плиту: - Парни уснули в отличном настроении.
  - Но ты стрелял.
  - Увы, да. - Привстав на цыпочки он засунул руку в потроха и принялся там что-то искать: - Сейчас найти хороший яд - знаешь какая проблема? Ага... Вот ты куда укатилась...
  - А Павла стошнило - яд с наркотой вышел и тогда ты его пристрелил? - я кивнул на тело парня.
  - Да. Сидел бы он себе в каюте - остался бы жив. А так... - Выудив из вытяжки небольшой конверт, Вильсон вскрыл его и показал мне пластиковую карту - с виду точь-в-точь как моё удостоверение:
  - Вот... А так да. Пришлось и его. Ты прикинь - он в меня стулом бросить хотел! Так что это была самозащита.
  - Что это? - Я мотнул головой на неё. Узнавать более детальные подробности я не хотел, всё и так было ясно. Он, или Самарин - кто-то из них просто добивал членов экипажа - тех, на которых слабо подействовало то адское пойло, что он смешал.
  - Карта Старика. Копия, конечно.
  - Откуда она у тебя? Что он сам тебе её дал - не ври, не поверю.
  - А зря. - Вильсон бросил карточку Рожу и тот поймав её на лету покинул камбуз.
  - Сам и дал. Для доступа к корабельному сейфу. Я там бутылки хранил. Кофе будешь? Садись, поговорим.
  Я молча подошёл к столу и, подтащив табуретку, уселся за дальним от них концом.
  - Держи, - Самарин лично достал из шкафчика чистую чашку и наполнив её почти до краёв свежим кофе, поставил её передо мной, оставив свой пистолет на дальнем от меня краю стола.
  - Спасибо. - поблагодарив его я кинул в кофе пару кубиков сахара и поискал глазами ложечку.
  - Держи, - кок протянул мне свою: - Не побрезгуешь?
  - Раньше не брезговал, - пожал я плечами и принялся перемешивать свой напиток.
  - Уверен, ты хочешь нас спросить - зачем мы всё это затеяли? - получив свою ложку назад и положив её на блюдечко, мой бывший начальник вопросительно посмотрел на меня, и я молча кивнул.
  - Всё просто. Деньги. Большие деньги - всё как обычно.
  - Груз?
  - Да. Если ты не знал, а узнать ты не смог, у нас в трюме лежит оборудование для шахтёров. Компания, о которой говорил Старик, действительно наняла нас для срочной доставки самого современного оборудования на один из своих рудников.
  - Неужели какие-то железяки стоят того, что бы ради них... - не договорив я посмотрел на тело Павла.
  - Железки - нет. Но даже Старик не знал, ему не сообщили всю информацию.
  - А ты значит, то есть вы - знали?
  - Не перебивай. Дурная привычка, отучись от неё. - он поморщился, но откусив плюшку улыбнулся: - Хотя, ради вот этого, - бывший кок потряс полусъеденой выпечкой: - Я тебе всё прощу. И ведь вроде ничего сложного - а у меня такие не получаются.
  - Так что ты знал?
  - Два контейнера забиты наличкой.
  - Деньгами?!
  - Да, зарплата рабочим, премии квартальные, арендные выплаты. За полугодие.
  - Они что? Не могли по электронке перевести?
  - В том сообществе не любят подобное. Верят только налу. - Вильсон пожал плечами: - У всех свои тараканы.
  - А что - инкассаторов нанять? Не?
  - Дорого. Сам прикинь - пара контов по полсотни тонн, и все забиты баблом. Мелкими купюрами. Сумма более чем приличная, инкассаторы, конечно, перевезли бы, но для охраны наняли бы целый флот, что по расходам вышло бы не меньше стоимости самого груза, понимаешь?
  - Угу.
  - Ну вот кто-то и решил сэкономить.
  - И ты про это узнал, да? Старик, Суперкарго - не знали, а ты - знал.
  - Скажем так... - Он пробарабанил пальцами по столу: - У меня много друзей.
  - Понятно. И что - сумма действительно большая?
  - Ага, но тебе-то что? Ты же не из наших и тебе ничего не светит, если только...
  - Приноси клятву и вливайся в наш коллектив, - завершил за него фразу Самарин.
  - Давай, Семён. Решайся. Я с тобой год уже и что могу сказать, - Вильсон снова постучал пальцами по столешнице: - Ты нам подходишь. По глазам вижу - человек ты с пониманием, битый. В переделках бывал, но до сих пор - жив. Значит и удача есть, а она в нашем деле - не последнее место занимает. О прошлом своём не говоришь, а это тоже кое-что да значит. Подумай.
  - Мы с Вилем поспорили, - продолжил за него штурман: - Если нажрёшься как все и того, ну ты понял, то - значит судьба тебе такая. Но ты пить не стал. Это судьба, Семён. Подумай, он, - Самарин кивнул на кока: - Дело говорит. Что тебе светит?
  - Убьёте?
  - Нет. Слово дано - слово свято. Но согласись - сидеть тебе в каменном мешке на хлебе и воде пока не околеешь или не свихнёшься, не лучший выбор для молодого парня.
  Я молча кивнул, видя резон в его словах.
  - Мы не настаиваем. Ты, пока мы до базы лететь будем, это пара дней, подумай. Посиди в каюте. Ну а на базе уже скажешь, что надумал. И тогда, - он развёл руками: - Или в строй или в мешок.
  - Сёма, - начал было кок, но я подняв руку попросил его замолчать: - Скажите... Мне вот что непонятно. Чего это вы так дружно меня уговариваете? Зачем? Кто я такой - повар, не более. У вас что - готовить на этой вашей базе некому? И, кстати, что за база? Где она?
  - Прибудем - увидишь. Не спеши, насмотришься ещё. - Вильсон улыбнулся: - Ты же ещё и пилот?
  - Какой я пилот, - с сожалением покачал я головой: - Так, учусь. Учился, пока вы не испортили всё.
  - Мы не испортили, наоборот - мы тебе шанс даём им стать. А что карточка, так плюнь. Сделаем. Делов-то.
  - Подделать личную карту?
  - Зачем подделывать? Возьмём свободную и данные в ней поменяем. Ну ты думай, только, чтобы тебе лучше думалось, скажу. Доля твоя, минималка - ибо ты пока никто, без имени и репутации среди нас, так вот - если ты с нами, то за эту операцию ты получишь примерно столько же, сколько получил бы, если бы фрахт был завершён успешно и Лосев продал это корыто.
  
  Жаба, всё это время мирно дремавшая в моей душе, при этих словах встрепенулась и натянув на голову треуголку воинственно взмахнула короткой абордажной саблей, намекая, какой именно выбор нужно сделать. Я мысленно погрозил ей кулаком, но в ответ она натянула на один глаз чёрную повязку и облизнулась, глядя на меня кровожадным и требовательным взглядом.
  
  - Чёрт с вами! Где подписывать? - сдался я, делая выбор между долгой смертью в каменном мешке и короткой, но насыщенной жизнью члена пиратской вольницы.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | И.Коняева "Павлова для Его Величества" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"