Рудаков Алексей Анатольевич: другие произведения.

Книга 1: Вечная Империя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение похождений вольного пилота с позывным Поп, после окончания приключений в вселенной игры Элита (Elite:Dangerous). Если ждёте полной 5ой книги - лучше не читать этот кусок. Спойлеры... Книга 5 "Война" сейчас (19.01.17) на правке, в доступе появится в конце Февраля, начале Марта с.г.

  Серия: Номерные Императоры
  Книга 1: Вечная Империя.
  Москва, 24 Ноября 2016.
  
  Глава 1.
  Дворец Императоров. Текущее время.
  43 год правления 29 Императора.
  
  Треск будильника прозвучал как всегда не вовремя - золотокожая красавица уже была на расстоянии вытянутой руки, но повторный сигнал заставил её пленительный и такой манящий образ растворится в зеленоватой дымке.
  Этот сон снился мне не в первый раз и при каждом её появлении я подбирался к девушке всё ближе и ближе. Вот и сейчас - мне оставалось совсем немного - только протянуть руку и прикоснуться к ней, что бы потом... Что должно было произойти потом я не знал, меня просто притягивало к ней, и, как это бывает во сне, я чувствовал, что стоит мне только коснуться её золотистой кожи как произойдёт...
  - Империя рада приветствовать своего Повелителя! - раздался над моей головой голос андроида, полностью разрушивший собой то хрупкое состояние сна, в котором ты балансируешь на грани между грубой реальностью и утончёнными конструкциями забытья.
  - Да пошёл ты!
  Я отвернулся и натянул одеяло на голову - вылезти из кровати означало добровольно обречь себя на новый рабочий день, полностью посвящённый решению кучи проблем.
  - Господин, ваши подданные ждут вас!
  - И они пошли на ....!
  Я попытался припомнить ту красотку - вернуть то зыбкое состояние сна, попытаться дотянуться до неё, но...
  - За Империю! - андроид резким рывком сдёрнул с меня одеяло и тут же рухнул на колени, принимая карикатурную позу раскаяния, явно позаимствованную из какого-то дешёвого комикса.
  - Гад! Как же ты мне надоел...- я зевнул и сел на кровати, спустив ноги на пушистый ковёр.
  - Не убьёшь?
  - Убью. Потом. Где ты этой пошлости нахватался? Вставай уже. - я поморщился и кивнул на него, продолжавшего стоять в коленопреклонённой позе с молитвенно протянутыми ко мне руками.
  - Как будет угодно Императору. - он встал на ноги: - Это из последнего выпуска о твоих подвигах.
  - Да ну? И кого я там?
  - Змеевепрей с Антиллеса Семь.
  - Что-то не припоминаю.
  - Такой молодой, а уже склероз. - Андроид с сожалением вздохнул: - Ну раз ты проснулся, иди в ванну, я постель уберу.
  - Сам уберу. И не было никаких этих змеевепрей на Антиллисе. Ни на Седьмом ни на каком.
  - Выпуск был одобрен твой канцелярией. Иди в ванну уже, а? Твоё величество. Канал новостей активирован.
  
  Пока я продирал глаза и чистил зубы дикторы и симпатичные дикторши во всю сплетничали, обсуждая последние новости и происшествия в мирах Империи. Одна из них показалась похожей на красотку из моего сна, и я, остановив картинку, покрутил объемную модель. Нет, не то.
  - Не утонул? Чего копаешься? - дверь приоткрылась и в образовавшуюся щель просунул голову андроид. Я тут же запустил в него куском мыла. Как обычно он увернулся в самый последний момент.
  - Завтрак накрыт, давай быстрее.
  Я вздохнул и сплюнув зубную пасту, посмотрел в зеркало. Оттуда на меня смотрел вымотанный мужик средних лет с чёрными кругами под глазами.
  - Что у нас сегодня?
  Отражение андроида в зеркале привалилось к косяку двери и задумчиво пошевелило губами, будто старалось припомнить мой распорядок на сегодня.
  - Не тяни, ну? - во мне начала подниматься волна раздражения. Сначала сон этот дурацкий, потом комикс. Змеевепри! Что за ерунда? В окрестностях седьмой звезды созвездия Антиллис я бывал, ещё до того, как стал Двадцать Девятым, но единственная пригодная для обитания планета была абсолютно неинтересным шариком, почти полностью засыпанным песком, на котором кроме местных тараканов ничего и не обитало. А тут - змеевепри. Обкурились они там что ли? В редакции?
  - А сам что - не помнишь? - сварливым тоном осведомился мой слуга и начал монотонно перечислять плановые мероприятия: - Приём посла лошадников, награждение отличившихся. Это - до обеда. После - утверждение военного бюджета и... - его отражение подмигнуло мне:
  - Небольшой сюрприз.
  - Что за сюрприз?
  - Да так, мелочь. Но думаю - тебе понравится.
  - Говори.
  - Активирую имиджмейкера. - он ушёл от ответа в своей излюбленной манере просто проигнорировав мой вопрос: - Давай быстрее, завтрак накрыт.
  Я вздохнул и встав в светло синий круг-маркер на полу ванной закрыл глаза, позволяя автоматике заняться своим делом. С потолка тут же спустились косметические манипуляторы, а из стен выдвинулись форсунки напылителей одежды.
  Когда я посмотрел в зеркало во второй раз, оттуда на меня смотрел Император - полный сил мужчина лет сорока. В его взгляде чувствовалась непоколебимая решительность и уверенность. Зачёсанные назад темные волосы, серебрила благородная седина и отражение полностью соответствовало имиджу Отца Нации, взвалившего на себя бремя управления Галактикой.
  - Ну ты и придурок, - покачав головой сообщил я своему отражению и, поправив нефритового цвета ленту учреждённого мною ордена Изумрудного Василиска, покинул Имперскую ванную, которую я просто считал сортирм.
  
  Любой приём пищи был полон различных ритуалов и традиций. Так, за завтраком, мне полагалось выслушивать свежие сплетни и описания различных забавных случаев, произошедших в моих владениях за время сна. Считалось, что хорошее настроение монарха, заряд бодрости, полученный им с утра, благотворно повлияет на его, то есть мой, рабочий день.
  Наивные.
  За те почти полсотни лет, что я управлял этим дурдомом, я уже выявил циклы повтора шуток и последние двадцать лет только изображал эмоции, выслушивая бородатые анекдоты и описания глупых происшествий, которые публика почему-то считала смешными.
  - Император завтракает! - торжественным голосом провозгласил мой андроид, когда я уселся за маленьким круглым столиком.
  Он сдёрнул вышитую золотом кружевную салфетку, и я мысленно выругался - на завтрак опять была овсянка. Сегодня - с кусочками каких-то жутко полезных грибов Бог весть с какой планеты. Рядом с тарелкой стояла кружка жиденького чая.
  
  Имперские пропагандисты во всю раскручивали мой образ как пример здорового образа жизни и аскетизма, в приемлемых для Императора границах, конечно. Границы установил я сам - дай им волю, так вообще б на сухари и воду посадили.
  - Юмор включать? - поинтересовался андроид, но я отрицательно мотнул головой:
  - Погоди. - Я постепенно включался в рабочий ритм и в голове всплыл вчерашний вопрос: - Дай стат сводку по седьмому сегменту.
  Я с отвращением перемешал серо коричневую жижу с голубоватыми вкраплениями мякоти грибов: - У них там провал по транспортному потоку был. Разобрались?
  - Да. Ничего серьёзного. Закрыли разработку минералов на десятке рудников. Не рентабельно, нашли новые - жирнее и ближе к потребителям.
  - А рабочие? Это тысяч сто?
  - Сто семнадцать тысяч. Перезаключили контракты на новые шахты.
  - Процент согласия? Условия?
  - Восемьдесят три. Без изменений. С сохранением на время переезда к новым местам. Шутку свежую хочешь?
  Я с сомнением посмотрел на него: - Свежую?
  - Ты вполне мог её уже забыть. Ей лет тридцать - сейчас снова всплыла. Давай, соберись, сейчас камеры включатся.
  
  Раздались первые такты гимна Империи и я, натянув добродушную маску на лицо, принялся небрежно помешивать ложкой кашу на тарелке, пытаясь изобразить аппетит. Сегодня эта часть моей работы давалась мне особенно тяжело, но деваться было некуда - сейчас миллионы зрителей по всем планетам Империи могли в прямом эфире наблюдать, ставшей традиционной процедуру Завтрака Императора.
  Благодаря развитию технологий зрители получали мою объёмную проекцию прямо за своим столом, что создавало мне образ эдакого доброго папочки, равного и открытого для всех. Не могу сказать, что я был рад - я и про технологию, и про саму идею.
  Что только не вытворяли с моей проекцией. Самым безобидным примером, лет двадцать назад, был клип восходящей эстрадной звёздочки, в котором она кормила меня с ложечки, усевшись мне же на колени. Этот ролик продержался в Топ-десять почти месяц, на мой взгляд исключительно благодаря прозрачному пеньюару певички, после чего, когда шум вокруг него начал стихать, она, как верная дочь Империи...хе-хе-хе, отправилась в турне по отдалённым гарнизонам - повышать моральный дух бойцов, ну а так как я лично приложил руку к разработке её маршрута, то вернуться из похода она должна была лет так через шесть, что гарантировано не оставляло ей, и её команде, никаких шансов на создание нового шедевра.
  К слову сказать - из того вояжа она так и не вернулась, сначала растеряв всю свою подтанцовку - девки там были что надо и быстро повыскакивали замуж за неизбалованных такой красотой офицеров, а потом и сама забеременела и стала женой командира какой-то номерной крепости на отшибе моих владений. Командира я, помнится, даже наградил потом - медалькой за заслуги перед Империей.
  
  Сегодня, согласно плану, мне полагалось выслушать свежую, с точки зрения редакционной коллегии, шутку и добродушно рассмеявшись в ответ, перевести разговор в плоскость обсуждения проблемы защиты животных. По крайней мере так следовало из текста, появившегося на экране суфлёра за спиной андроида.
  - Представляешь, у меня снова обокрали сарай! - андроид начал рассказывать её, меняя голоса в соответствии с образами собеседников.
  - Так заведи собаку!
  - Завёл.
  - И что? Не помогло?
  - Её тоже украли!
  Закончив анекдот он, пользуясь тем, что был вне поля зрения камер, показал мне кулак и изобразил улыбку на лице.
  
  Баян. Бородатый боянище. Я, с раздражением отбросил ложку - моё терпение лопнуло.
  - У нас что? Проблемы с воровством? - я из последних сил сдерживал нараставший во мне гнев.
  - Нет, мой Император. Согласно статистике, уровень криминала постоянно снижается. - он схватился за голову и выпучил глаза.
  - Тогда чего ты мне рассказываешь?! Что за бред! Я стукнул кулаком по столу: - И каша эта! Сколько её можно жрать?
  - Но, мой господин, она рекомендована лучшими диетологами...
  - Вот сами пусть и жрут! Я бекона жаренного хочу! Яичницу хотя бы. И кофе! У нас в Империи, что нет кофе?
  - Животноводство показывает отличные темпы роста, - тон андроида был полон сочувственного внимания: - Неурожаев на кофейных плантациях тоже не было уже более двадцати семи лет.
  Пользуясь своим положением, он покрутил пальцем у виска и по его артикуляции, я смог прочитать: "Ты что творишь?! Сдурел?!"
  - Хорошие! Отличные! - я раздражённо отодвинул нетронутую тарелку и встал из-за стола: - Завтрак окончен!
  На миг я представил, как сейчас миллионы детей радостно отодвигают от себя тарелки с ненавистной овсянкой и ухмыльнулся - ну хоть кому-то я сделал добро.
  - Император окончил завтрак, - андроид появился перед камерами скрывая меня от них: - Проблемы защиты животных будут обсуждены в следующий раз.
  
  - Ты что творишь? - андроид догнал меня в коридоре ведущему от моих покоев к тронному залу: - Акции агрофирм рухнули! Резко скакнули животноводческие и кофейные.
  - Пофиг.
  Коридор был пуст - все уже были в курсе, что Император не в духе и старались зазря не попадаться мне на глаза.
  - Тебе пофиг? Тебе и пофиг?
  - Представь себе - ДА! - я рявкнул на него: - Не сдохнут.
  - Ты только что спровоцировал кризис в сельском хозяйстве!
  - И что теперь?
  - А диетологи? А о НИИ разрабатывающих комбинации этой овсянки?
  - Перепрофилируются.
  - Но они все - твои подданные! Ты обязан о них думать!
  - Да. Верно. - я остановился и повернулся к нему: - Обязан. Верно. Думать обязан, но страдать - нет.
  - А то ты - страдаешь!
  - Я ненавижу овсянку. Я ненавижу тупые анекдоты. Я...
  - Да всё я понимаю, - он вытянул руку и поправил одну из моих наград: - Но это твоя роль.
  - А вы меня спрашивали? Когда на неё засунули?
  - Сам виноват. Оказался не в то время, не в том месте.
  - Дай закурить. - я прислонился к стене и вытер лоб.
  - Курение во дворце запрещено.
  - Кем?
  - Тобой. Лет сорок назад. Точнее... - Он задрал голову и изобразил на своём блестящем лице раздумья( - Тридцать шесть лет, семь месяцев и....
  - Пофиг. Давай. - я не позволил ему договорить и требовательно потряс рукой.
  - Ты другие слова знаешь? - он протянул мне зажжённую сигарету.
  - Знаю. Нахрен.
  - И это - наш Император! - андроид изобразил подобие книксена.
  - Тебе не идёт. Хотя... Может сделаем из тебя бабу? - я руками изобразил женскую фигуру, отягощённую внушительными формами.
  - Нет. Это убьёт надежду Великих Домов всучить тебе своих дочерей.
  - Тоже верно. Кроме того - тебя мне и днём много. Представить тебя рядом ночью - не. Перебор. Да и зануда ты редкостная.
  - Сам такой. - он поправил мне причёску: - Всё, иди уже. Там тебя уже заждались верноподданные с послами.
  - Вот никакого уважения к моей особе, - проворчал я, медленно остывая и направляясь к дверям тронного зала.
  
  Мой трон не отличался роскошью. Под него я приказал подготовить своё пилотское кресло, в котором провёл несколько лет до того дня. Дня Огненного Обретения - как высокопарно именовали день, в который на меня свалилась эта работа.
  Конечно, пиарщики тут же усмотрели в этом моём решении, пример бережливости и раздули новую компанию, восхваляющую мою скромность. На самом деле мне просто не понравился ни один из предложенных проектов, а цены, которые хотели получить художники за свои рисунки, шокировали меня количеством нулей. Вот я и ляпнул тогда - ставьте пилотское кресло. Что примечательно - исполнили без вопросов, наверное, списав это на каприз венценосной особы.
  
  Так вот - мой Трон, роскошью не отличался - в отличии от седалищных приспособлений моих предшественников. Тут были приспособления на любой вкус, и бы даже сказал - на любой кошелёк, но согласитесь - Императору и говорить такое. Фи.
  Вдоль дальней от входа стены, за трехступенчатым возвышением, на котором располагался мой трон, были расставлены Троны моих предшественников. Когда я попал в тронный зал в первый раз, не буду скрывать - я обалдел, почувствовав себя не в месте сосредоточия Власти, а на складе тронной фабрики. Её художественного отдела.
  Несколько золотых, штуки три - хрустальных, один - выточенный из гигантской алмазной друзы. Летающий диск с подушками. Трон в виде диванчика - Девятнадцатый предпочитал возлежать во время приёмов и даже непонятная подпорка с чем-то вроде велосипедного сиденья от Двадцать Пятого - этот предпочитал проводить все мероприятия стоя. Ну, типа стоя.
  Чего тут только не было. Считалось, что мудрые предшественники восседают на своих местах во время мероприятий действующего Императора, незримо, неощутимо и недоступно для простых смертных подавая ему советы.
  На практике же это был просто склад древней рухляди. Была б моя воля - отправил бы весь этот хлам в музей, или, организовал поток посетителей прямо сюда, благо стены и окна были полностью покрыты фресками пяти тысячелетней давности - в Тронном Зале ничего не менялось с момента Обретения Символа Империи.
  
  Обведя тяжёлым взглядом разряженную и склонившуюся в поклонах толпу бездельников, именуемую моей свитой - вот честно, толку от них было ноль, андроид закрывал все мои потребности - как бытовые, так и служебные, я кивнул и уселся на трон.
  Толпа шумно выдохнула и распрямилась как единая, слитая в одно целое масса.
  Биомасса, поправил я сам себя, пробегая взглядом по свите. Так... Ничего нового, хотя нет, постой - среди привычного мельтешения знакомых лиц и взблесков драгоценностей, выделялись два новых лица. Оба - девичьи и обе весьма привлекательные. Я невольно задержал взгляд на одной из них и девушка, несомненно внимательно следившая за мной, тут же склонилась в глубоком поклоне, демонстрируя весьма совершенные формы сквозь вырез скромного и одновременно провокационного декольте.
  Что ж...
  Хирургическая медицина однозначно добилась большого успеха в своём развитии - не зря же я повышаю финансирование медицинских отраслей.
  Так... Отводим глаза, главное не кивнуть, не показать, что я её заметил - проходу же не даст потом, типа случайно же столкнёмся в коридоре.
  - Ах, мой Император, простите меня.
  - Не за что сударыня.
  Я попробую обойти её, но тут у неё что-то отвалится из её наряда. Так... Попробуем вспомнить... Да, точно - последний раз это был кусок подола, который своим падением, очень соблазнительно обнажил стройное бедро.
  Интересно... Что у этой отвалится? Декольтированный верх или сразу вся юбка? Или только сползёт с плеча, наполовину обнажая шедевр хирурга? Может с андроидом пари заключить? Не, ну его, замучает же потом своими подколками.
  
  Я снова пробежал глазами по свите.
  Биомасса. Как есть биомасса.
  Те из моей свиты, которые реально чего-то стоили и приносили пользу Империи здесь отсутствовали. Они либо носились по Галактике, выполняя мои поручения, либо сидели за терминалами, подготавливая мои распоряжения. Эти люди были настоящими - они делали дело, а не изображали её видимость.
  Прикрыв глаза, я мысленно скрипнул зубами, сохраняя на лице маску спокойствию. Испорченное с завтрака настроение рвалось наружу, но я привычно загонял его вглубь себя.
  Эххх... Разогнать бы всю эту шоблу. Сделать из Дворца музей и водить сюда школьников. Сколько денег можно было б сэкономить! На лёгкий крейсер хватит - с запасом, или на микрорайон со всей инфраструктурой.
  Так нет же! Млять!
  Император обязан иметь Дворец и свиту, затмевающую свои блеском всё и вся.
  
  Сквозь полуприкрытые веки я отыскал взглядом церемониймейстера, стоявшего особняком от толпы и лёгким движением головы показал, что я готов.
  Уловив мою готовность начать работу из пустоты появился василиск. Он сделал круг над Троном и, увеличиваясь в размерах, опустился на пол подле трона, занимая привычное место.
  
  Бум! Бум! Бум! посох распорядителя трижды грохнул окованный сталью концом о каменные плиты пола.
  - Посол туманности Конская голова! - он приподнял вверх свою вызолоченную палку и направил её навершие, украшенное изображением Герба, в мою сторону. Повинуясь его жесту ко мне двинулся темнокожий мужчина, завёрнутый в некое подобие античной тоги. Пройдя установленное церемониалом расстояние, он опустился на одно колено и произнёс отшлифованную тысячелетиями формулу приветствия. Я молча коротко и небрежно кивнул в ответ, одновременно показывая, что принял его приветствие и обозначая разницу положений между нами.
  
  Обитатели той туманности сформировали весьма занятное сообщество.
  Официально провозглашённая ксенофобия и политика изоляционизма не мешала им постоянно расширять свои владения, поглощая и закрывая захваченные системы от любого доступа извне. К нам они не лезли - слишком уж была велика весовая разница - пара моих флотов могла, не сильно напрягаясь, уничтожить все их военные силы и подчинить себе их миры, и они это хорошо осознавали. Но и я хорошо осознавал бессмысленность такого поглощения - возня с их перевоспитанием грозила если и не обрушить мою экономику, то просадить точно.
  
  Цель его прибытия мне была известна заранее - туманность просила об увеличении торгового оборота и выбивала для этой цели систему, расположенную на краю моих владений - для организации полноценной фактории. Продукцию, в основном редкие сорта древесины, они поставляли качественную и, в принципе, я был не против сдать им в аренду ту забытую Богом дыру.
  
  От положительного решения меня удерживало только одно - их настойчивое желание полностью закрыть нам доступ в ту систему. А это могло иметь под собой всё что угодно - от их действительных религиозных требований, до банального развёртывания военной базы. Выковыривай их потом.
  
  Слушая его плавную и изобиловавшую цветастыми оборотами речь, я едва не задремал. Перед аудиенцией посол явно медитировал - общался с духами предков, стоя перед жаровней, на которой, в строгом соответствии с их ритуалами, специально обученные жрецы сжигали кусочки священной древесины. От него исходил пряный и немного горьковатый аромат, который волнами накатывался на меня, то пропадая, то вновь накрывая с головой благодаря хорошо отлаженной системе кондиционирования зала.
  Очередная волна окутала меня и горькие нотки дыма возродили в моей памяти воспоминания того дня, дня, когда я стал Императором - Дня Обретения...
  
  Флагман Императорского флота - линейный корабль Нидхегг* (*в скандинавской мифологии дракон, питавшийся грешниками), горел и его коридоры постепенно наполнялись едким дымом, отчего мне приходилось часто моргать и мотать головой в попытках прочистить глаза.
  До ангарной палубы, где стоял мой курьер, оставалось совсем немного - спуститься на уровень ниже и пройти по коридору метров так полста, но тут весящий на моём плече человек дёрнулся и коротким движением руки попросил меня остановиться:
  - Стой, опусти меня. Прислони к переборке.
  - Мой Император, нам чуть-чуть осталось - вон уже спуск, а там и до входа в ангар, там мой корабль, чуть-чуть осталось.
  - Стой. Посади меня.
  - Но...
  - Это Моя Воля! Приказываю, - старик неожиданно сильно сжал мою ладонь: - Прошу, - его голос дрогнул: - Пожалуйста, парень, сделай так... Устал я, пойми.
  Осторожно присев, я прислонил его к переборке, как он и хотел.
  - Спасибо. - он прикрыл глаза, собираясь с силами и продолжил, постепенно набирающим силу голосом: - Видишь, как оно бывает. Стоило чуть расслабиться и...
  
  Я молча кивнул. Действительно, последние лет пятнадцать Император проводил крайне терпимую и порой даже какую-то беззубую политику, развив плюрализм мнений и всячески поощряя свободу слова. Он даже отменил закон "Об Его оскорблении", чем не преминули воспользоваться разного рода диссиденты, немедленно начавшие поносить Императора и критиковать, а точнее очернять все его деяния, доказывая Его некомпетентность. И вот докатились....
  Покушений было много, но служба безопасности успешно предотвращала их, заблаговременно нейтрализуя злоумышленников, среди которых всё чаще и чаще появлялись не просто психи, желавшие прославиться, а вполне профессиональные исполнители, ниточки связей от которых тянулись за пределы наших границ.
  И вот они добились успеха - Императора взорвали прямо во время церемонии передачи пилотских ключей выпускникам местной лётной академии.
  Бомбу заложили профессионально - в импровизированный стол, чью роль играл, по старой флотской традиции, стандартный транспортный контейнер. Взрывная волна, усиленная ограниченным объёмом, легко сорвала его крышку, которая, превратившись в огромный снаряд, ударила точно в Императора, подошедшего к торцу стола за очередным ключом. На церемонию он, согласно традиции, надел только лёгкий скафандр, хотя от такого удара вряд ли бы спасла и боевая броня. Отброшенный крышкой он отлетел в сторону на добрый десяток метров, пробив в толпе столпившихся за его спиной придворных широкую просеку. Внимавшие до этого момента каждому его жесту люди тут же рванулись в стороны, не обращая никакого внимания на распростёртое на полу тело. Где-то в стороне послышались глухие взрывы, а в следующий момент ожила корабельная трансляция, объявляя пожарную тревогу.
  Не обращая внимания на царящий вокруг бедлам - охваченные паникой люди метались по помещению, сбивая и затаптывая друг друга в стремлении выбраться из постепенно наполнявшегося дымом Зала, я подошёл к Императору и опустившись на колени приподнял его тело. Он был жив, но оглушён и индикаторы системы жизнеобеспечения медленно сползали в красные сектора.
  Поколебавшись я взвалил его себе на плечо и побежал в сторону Ангарной палубы.
  
  - Зачем? - я встал на одно колено подле него: - Зачем вы всё так повернули? За последние годы вы...вы же сами себя убили?
  - Да, - он открыл глаза и продолжим твёрдым голосом: - Устал я. Три. Сотни. Лет. Надоело. Теперь пусть другие. - Он откашлялся и усмехнувшись скомандовал:
   - Всё! Эфир!
  Вокруг него сразу закрутились шарики видеокамер. Выше моей головы, прямо на переборке появилась проекция видеоокна. Из него на меня смотрел слегка встревоженный ведущий центрального информационного канала:
  - Прямой эфир, Повелитель. - он моментально сориентировался: - Число зрителей, - он на секунду замолк: - Два миллиарда и растёт.
  - Граждане Империи! - он поднял голову, и я предпочёл отойти в сторону, стараясь исчезнуть из поля зрения камер.
  - На меня было совершено покушение, - Император коротко усмехнулся: - И, наконец-то - успешное.
  Сказав это, он снова закрыл глаза собираясь с силами, и я беспомощно огляделся - нет, никто не спешил к нам на выручку.
  После теракта Имперские чиновники и знать, до этого готовые умереть ради Него, замерли - всем было ясно, что на этот раз старику не выкрутиться и надо было верно среагировать, чтобы остаться у кормушки.
  - Слушайте меня, - он открыл глаза: - Я ухожу, но я помню о своём долге. Курьер!
  - Я?!
  - Подойди сюда.
  Теперь и вокруг меня зароился небольшой вихрь камер.
  - Сними мне перчатку. Левую.
  Я встал на колени, и отщёлкнув замок, снял её с его руки.
  - Смотрите все и не говорите, что не видели!
  Видно было, что все движения причиняют ему боль - по его лицу пробежала болезненная судорога и он оскалился, напрягая последние силы.
  
  Сжатый левый кулак приподнялся и ударил по правому плечу в жесте общеимперского приветствия. Рукав скафандра слегка сполз, обнажая полосу металла чуть выше запястья. В следующий момент браслет вспыхнул синеватым свечением и из него выпорхнул Символ Империи - крылатый дракон.
  
  - Всем смотреть! - своим знаменитым командным голосом вдруг рявкнул Император так громко и чётко, словно он был в полном здравии и лет на полста моложе.
  Дракончик вспорхнул ему на правое плечо и потёрся мордой об его голову, ласкаясь как домашний кот.
  - Достойному... - голова Императора медленно опустилась на грудь сопровождаемая отключением индикаторов его жизнеобеспечения на груди скафандра. Одновременно с этим потускнел и начал медленно таять в воздухе Символ Империи.
  Мне показалось, что мир завис, потрясённый случившимся - я стоял на коленях перед ушедшей эпохой, не помня, как принял эту позу. Император - он был всегда, он был константой, неизменной основой, начав править задолго до моего появления в этом мире, незримо присутствуя везде. И вот - ОН умер.
  Наверное, подобным образом чувствовали себя и уже более четырёхсот миллиардов зрителей, подключившихся к новостным каналам.
  
  - Император умер! - возвестил ведущий центрального информационного канала: - Он умер, но Империя жива! Сейчас, в этот момент, Символ Империи выберет нового Императора! Достойнейшего из достойнейших! Кто им будет? Представитель Великих Домов или простолюдин? Вот главный вопрос - кто окажется нашим новым Повелителем? Оставайтесь с нами! Сейчас короткая реклама, а далее мы установим связь с лучшими аналитиками и самыми популярными блоггерами! Узнайте их мнения первыми! Оставайтесь с нами!
  
  По экрану пробежала рекламная заставка и я покачал головой.
  Существующий мир умер, а они рекламу продают. Твари! Император же! Отец нации! Суки!
  Не вставая с колен, я осторожно приподнял тело старика и положил его вдоль стены. Сложил ему руки на груди и, положив ему под голову свой шлем встал. С минуту я стоял молча, отдавая последний салют Повелителю.
  
  - И вот мы снова в эфире! Как наши зрители могли заметить, Императора уже приготовили к погребению. У нас на линии популярнейшая певица сезона, несравненная Глак'Со! Приветствуем! Как вы думаете, - ведущей повернулся к эффектной шатенке: - Он бы хотел погибнуть вместе со своим флагманом?
  - Ну, я не знаю. Флагман - это такой большой корабль, да? - томно глядя в камеру произнесла она и чуть наклонилась вперёд, демонстрируя совершенные формы: - Но я буду рада послужить новому Императору, вся, всем своим талантом.
  Очень хотелось выключить звук - но я не знал, как.
  
  Внезапно появившейся дракончик, мне показалось, что он возник из пустоты, сделал круг над телом и завис в воздухе, расправив крылья в точном подобии гербового изображения. Только сейчас об был белым как пустой лист бумаги.
  
  - Смотрите! - ведущий бесцеремонно прервал звезду, вдохновенно расписывавшею в каком платье она будет встречать нового Императора: - Символ Империи очистился от цвета покинувшего нас Двадцать Восьмого Императора Галактики! Каким он сейчас станет, какие цвета примет Символ, сделав свой выбор? На шпиле, которого из Великих Домов, или на чьём окне он появится, провозглашая приход нового Величайшего? Делаем ставки, уважаемые зрители, делаем ставки! Беспроигрышная лотерея! Напомню, что бы сделать ставку...
  
  Картинка со студии пропала и взамен экран разделился на множество маленьких окошек. В каждом из них красовалась крупным планом крыша или шпиль главного здания того или иного Великого Дома. Несколько нижних рядов были залиты разными цветами, предлагая проголосовать за возможный новый вариант Символа. Для удобства зрителей внизу каждого такого окошка шёл порядковый номер.
  
  Мне в лицо снова попал клуб дыма и глаза пронзила короткая вспышка боли. Когда я закончил их вытирать от набежавших слёз передо мной в воздухе висел, неспешно взмахивая крыльями Символ. Я неосознанно, желая в последний раз прикоснуться к уходящей Империи, протянул к нему левую руку. Дракончик, будто в сомнениях, склонил свою голову набок и посмотрел на меня снизу-вверх.
  
  Чем, по своей природе, был Символ никто не знал. Согласно официальной версии его приволок с какой-то планеты Седьмой Император, предпочитавший археологию всем другим занятиям, и с тех пор именно Символ отвечал за назначение нового Императора. Седьмой скончался спустя несколько лет, после этой находки, а за ним, в течении нескольких лет, вымерли и все его наследники, включая самых дальних претендентов. И каждый раз, когда умирал очередной кандидат из ныне пресёкшейся династии, Символ появлялся на шпиле одного и того же Великого Дома.
  Поначалу на это никто не обращал никакого внимания, но потом, когда все потенциальные наследники физически закончились, а выбранный всеобщим голосованием Император, он, кстати так и не удостоился никакого номера, прожив всего неделю после коронации, умер, захлебнувшись чаем за завтраком, об этом эффекта заговорили. Поначалу это были сплетни, но так как дракончик продолжал пребывать на шпиле и не думал его покидать, несмотря на все старания его оттуда убрать, обратились к экспертам. Нельзя сказать, что от этого был какой-то толк - исследованиями артефактов никто не занимался и все дискуссии шли исключительно в теоретическом ключе. В результате Восьмого чуть ли не насильно привели к присяге и затаив дыхание принялись ждать - помрёт или нет. Он не помер. Ни через неделю, ни через год, ни спустя пару десятков лет. Мужиком он оказался крепким и первые года своего правления прошли под флагом наведения порядка в Империи, естественно, породив себе немало врагов. Его неоднократно пытались убить, но лучшие снайпера промахивались, бомбы не взрывались, а яд не оказывал на него никакого эффекта.
  Восьмой процарствовал сто сорок лет и умер в постели, своей смертью, не оставив наследников. До коронации он женат не был, а после, несмотря на все усилия врачей и множество женщин, побывавших в его постели, детьми обзавестись так и не смог.
  Его тело ещё не успело остыть, как Символ объявился над плоской крышей другого Великого Дома, обозначая начало эпохи Девятого Императора. Его короновали незамедлительно, желающих искушать судьбу и претендовать на трон в обход обозначенного Символам выбора не нашлось.
  По крайней мере так говорили учебники.
  Что же было на самом деле - не знал никто. Да и копать в этом направлении было вредно для здоровья. Глубоко копать - я имею в виду. Обсуждать общеизвестные факты - да пожалуйста. Спорить и поливать друг друга грязью - сколько угодно. А вот попытаться поднять архивы, настоящие архивы, или попробовать взять анализ моей крови, отсканить Символ или покопаться в андроиде - нет, нет и ещё многократно нет. Секрет Империи! Вы всё же настаиваете? А зачем вам это? Может вы хотите основы Империи пошатнуть? Обычно на этом все вольности с подобными исследованиями и заканчивались. Единицы настаивали и тогда ими занималась уже Служба Внутренней Безопасности Империи, быстро убеждая их в пагубности подобных изысканий.
  
  Я уже почти коснулся его пальцами, когда дракончик сначала выпрямил свою шею, задрав мордочку вертикально вверх, а затем поднял свои крылья, почти касаясь их кончиками головы.
  
  - Сограждане! - вопль ведущего застал меня врасплох, и я вздрогнул: - Символ Империи принял позу Выбора! Торопитесь со ставками! Мы прекращаем их приём через... Пять! ... Четыре! Какие волнительные мгновенья... Три ! ... Два! Сейчас он исчезнет из наших камер, установленных на бывшем флагмане Флота... Один! И моментально появится на том Высоком Доме, чьего главу мы будем славить как Нового Императора! Ставки сделаны! Кто тот счастливчик, который станет богаче? Те, кто не успел принять участие в этой, поистине беспроигрышной лотерее, будет жалеть об этом упущенном шансе всю оставшуюся жизнь какой бы продолжительной она не была б!
  
  Мои пальцы почти коснулись Символа, и он резко выбросил оскаленную пасть к моей руке. Я наблюдал всё это как-то отстранённо и безразлично. Где-то на заднем фоне продолжал о чём-то бубнить диктор и ему вторил глубокий грудной голос певички. Я их слышал и не понимал значения их слов, будто говорили они на каком-то чужом языке.
  
  Из оскаленной пасти выскочил узкий и длинный язычок, которым дракончик провёл вокруг моих пальцев, а затем и сквозь них. Помню, я ещё успел удивиться почувствовав, как что-то коснулось меня и безболезненно, распространяя приятное тепло, прошло сквозь мою плоть.
  Язычок скрылся в пасти и в следующий миг длинный хвост Символа метнулся к моему запястью обвивая его в несколькими кольцами. Сам же дракончик, двигался так, будто его хвост ему не принадлежал - он взмахнул крыльями и перепорхнул на мою руку, сжав ладонь и тело за обвитым запястьем своими когтями.
  
  - Ты, это, Символ. Ну, делом займись. Лети давай, - пробормотал я и слегка встряхнул рукой, пытаясь согнать его с места.
  - Кыш, птичка. Кыш, тебе говорю, Символ. Нам Император нужен, а ты? Эх... А еще Древний разум в тебе!
  Дракончик снова наклонил голову на бок и издал какой-то шипяще клекочущий звук.
  
  - Как неожиданно! Символ Империи не покидает тело своего прежнего Повелителя! Оставайтесь с нами, после короткой рекламы - всего один ролик, мы вернёмся в эфир. - по экрану проскользнул логотип новостного канала и его сменил мужик в белом халате врача, рекламировавший таблетки от депрессии:
  - Мы все скорбим о смерти нашего Двадцать Восьмого! - он скорбно склонил голову и повернулся боком, демонстрируя траурную повязку на рукава халата.
  - Но жизнь продолжается! - типа врач рывком сдёрнул повязку, под которой оказался фирменный знак крупной фармакологической компании:
  - Таблетки Джастун с нанокапсулами из бреллия с добавками корня лианы Сек, добытого на второй планете системы Жомун - вот залог вашего хорошего настроения несмотря на все проблемы нашего мира! - он победно улыбнулся и протянул мне небольшой пузырёк.
  
  Я покачал головой. Вот же суки. Уже и новый клип сделали.
  
  Картинка сменилась логотипом новостного канала, который спустя пару секунд растаял в воздухе, открывая за собой студию новостей.
  - И мы снова с вами, дорогие наши телезрители! Мы всегда с вами и работаем для вас, что бы не произошло в окружающем нас пространстве - как в физическом, так и в виртуальном.
  
  Диктор замолк и в следующий момент по обе стороны от его стола появились две фигуры. Два каких-то старика. Один был полностью лыс, а второй зарос до самых глаз окладистой бородой.
  - К нам присоединяются ведущие эксперты Галактики по Символу Империи. - ведущий коротко поклонился сначала лысому, а потом и бородатому: - Господа? Как вы можете оценить поведение нашего Символа? Отчего задержка?
  Эксперты тут же сцепились в споре, попутно обвиняя друг друга в невежестве и некомпетентности.
  Диктор же, вместо того, чтобы направлять их дискуссию в конструктивное русло, только подливал масла в огонь, всё более и более распаляя их спор.
  
  Я скрипнул зубами. Во мне поднималась чёрная волна злости - эти люди, эти придурки, проведшие все свои никчёмные жизни на Имперских грантах, сейчас, наплевав на произошедшее, продолжали свою пустую склоку, стремясь вырвать у соперника кусок из горла.
  Что-то жёсткое сжало мою руку, и я отвёл взгляд от экрана.
  Так и не слетевший с импровизированного насеста Символ, недовольно переступал с лапы на лапу, попутно сжимал руку своими когтями.
  - Ты чего? - я тряхнул рукой, но в ответ дракончик только крепче впился своими когтями в меня.
  - Блин! Больно же!
  Он, словно услышав мой вскрик, ослабил давление и снова прошипел что-то.
  
  - Не понимаю. Лети давай! То эти придурки злят, то ты тут прицепился!
  
  В ответ Символ расправил крылья и начал медленно темнеть и менять свою форму - на голове появился петушиный гребень, когти, сжимавшие моё запястье удлинились, больно царапнув кожу, а шея вытянулась раза в два, только голова ещё сохраняла прежнюю, змеиную, форму.
  Я пригляделся.
  Это было странное создание. Массивная голова с торчащими из полу оскаленной пасти клыками, была увенчана высоким мясистым гребнем. Тонкая и довольно длинная шея, как и всё тело была покрыта небольшими чешуйками, которые медленно меняли свой цвет наливаясь насыщенным зелёным цветом, отбрасывая изумрудные всполохи при каждом движении. Тонкий змеиный хвост, пара кожистых крыльев и птичьи лапы с массивными когтями - собранные все вместе они наводили на мысль, что мать этого, гм...существа, была весьма любвеобильной особой.
  Василиск, по крайней мере я так опознал эту тварь, снова что-то прошипел и поднял на меня свою голову, уставившись мне в глаза ярко красными, даже какими-то пылающими глазами.
  Одновременно с этим он ощутимо прибавил в весе и мне приходилось прикладывать заметные усилия, удерживая руку всё в том же положении. Последним штрихом его преображения стала багровая волна, пробежавшая от головы по всему телу, оставившая после себя мрачную багровую каёмку на кончиках его когтей.
  Символ снова посмотрел мне в глаза и начал перебирать лапами, боком карабкаясь мне на плечи. Навалившись всем телом на мой затылок, отчего я невольно склонил голову, он захлестнул своим хвостом мою шею и, расправив крылья зашипел, сообщая всем, что Выбор сделан.
  - Да здравствует Император! - диктора просто выбросило из кресла и он, перемахнув через стол, замер на коленях посреди студии.
  
  Бум! Бум! Бум! - лязг металла по камню выдернул меня из нахлынувших воспоминаний.
  - Император размышляет! - церемониймейстер Двора грохнул об пол тронного зала своим посохом ещё пару раз: - Соблюдайте тишину! Он - думает!
  
  Идиот.... Господи, ну почему вокруг меня одни идиоты? Как тут думать, когда он своей железякой грохочет?!
  Наверное, по моему лицу скользнула тень недовольства - стоявший на одном колене перед троном посол, бросил тревожный взгляд в сторону от Трона где, пробудившийся от своей дремоты Василиск потянулся, вытягивая вдоль тела свои птичьи лапы, и, приподняв голову, посмотрел на посла.
  Тот нервно сглотнул и заметно посветлел - его кожа, бывшая до этого практически аспидно черной, скачком приблизилась по своему цвету к пергаменту - старому пергаменту, который за многие года, если не столетия, успел потемнеть и пожелтеть и, будучи не в силах вынести взгляд Символа, посол рухнул ниц, вжимаясь в плиты пола.
  Удовлетворившись произведённым эффектом василиск довольно курлыкнул и, опустив голову на пол, снова смежил веки.
  
  Так что же мне с ним делать? Отдать систему? Предварительно забив её следящими системами?
  Если они действительно будут размещать там только склады, ремонтные доки и прочую - мирную инфраструктур?
  Тогда хорошо, свернём наблюдение потихоньку.
  А, если, они пару тройку крепостей подгонят?
  Мы это обнаружим и подтянем свои силы, так.
  Они возмутятся, мы выкатим доказательства и атакуем.
  Выбьем их быстро, но тогда потерям торговый оборот и получим негатив - ну я бы не упустил случая поорать о вероломстве Императора, следящего за личной жизнью мирных, и только мирных, торговцев. Добавим сюда попрание чужой веры, обычаев и всего такого прочего. А кораблей боевых, тем более крепостей - не было там! Что вы! Мы же мирные торговцы!
  Это всё пропаганда. Имперская!
  И обломки крепостей - подделки. А пленные - это актёры.
  М-да... Хрен потом отмоешься.
  Я чуть приподнял над подлокотником правую кисть и пошевелил указательным и средним пальцем, убрав остальные под ладонь
  - Император принял решение! - тут же провозгласил церемониймейстер, хорошо помнивший все наши условные жесты: - Канцелярия Двора оформит Высочайший Эдикт и передаст его послу. Аудиенция окончена!
  В переводе на нормальный язык это означало - торговля да, территорий - нет. Если бы он объявил, что подготовленный Эдикт будет заверен Личной Подписью, тогда лошадники бы получили вожделенную систему, а без моей подписи - только расширение торговли.
  Я прикрыл глаза, наблюдая сквозь ресницы как, постоянно кланяясь, пятился к выходу посол. И ведь не упал же гад. Мог бы и запутаться в своих простынях и упасть - хоть какое-то развлечение было бы.
  
  Остаток мероприятия я проскучал на троне маясь от безделья - всё дальнейшее шло по протоколу. Награждения нескольких офицеров за мужество и героизм при подавлении какого-то мятежа. Вручение памятных знаков паре чиновников, выходящих на заслуженные пенсии, передача поощрительных грамот каким-то малолетним гениям. Для меня это была скучнейшая рутина, а вот для всех остальных...
  
  Как же! Их же покажут в новостях, и они гарантированно станут звёздами у себя дома.
  - Вот эту медаль мне вручили во Дворце, прямо перед троном.
  - Перед Императором? - обязательно должен был или была ахнуть собеседница или собеседник.
  - Прямо перед ним.
  - А он что?
  - Да кто мы ему? Но, когда мне вручали - он кивнул так.
  - Как?
  - Одобрительно и с надеждой. Ведь мы - Его опора!
  И дальше в таком же духе.
  
  Не буду скрывать, что едва зал покинули все придворные, как я тут же слез с трона. С удовольствием почесав затёкший от долгого и неподвижного сидения бок, я повернулся к василиску и поманил его пальцем. В ответ он презрительно посмотрел на меня, подумал и, на ходу уменьшаясь в размерах, вспорхнул мне на правое плечо.
  - Отмучался? - по пустому залу ко мне неспешно брёл андроид.
  - Жрать хочу.
  - Кашу есть надо было, - он недовольно скривился: - Ладно. Пошли, накрыто уже.
  С минуту мы шли молча, а потом я окликнул его:
  - Что приготовили? Ну, на обед?
  - Что надо, - буркнул он: - Полезное. И не приставай, и так, пока ты на троне загорал, я твою выходку с овсянкой разруливал.
  - Разрулил?
  - Угу.
  - Ну и молодец.
  - Угу. Но одну тарелку мог бы и вытерпеть.
  - Нет уж. Думаешь я забыл? Кто меня заставлял до этой каши целых полгода хлопья кукурузные с молоком жрать?
  - Зато мы развили производство кукурузы.
  - Да ну тебя!
  Он молчал целых десять шагов, а затем повернулся ко мне:
  - Верховой ездой заняться не хочешь?
  - Это на лошадях что ли?
  - Угу.
  - Достал угукать!
  - Угу. Учту в смысле. Так что насчёт верховой езды?
  Мои познания о верховой езде были ограниченны несколькими просмотренными в детстве фильмами, где обвешенные железом мужики азартно рубили друг друга длинными клинками. Ещё я знал позу всадница, но это было не совсем тот ответ, на который рассчитывал мой помощник.
  - Это вы все на мне ездите, - скрывая за возмущённым тоном своё незнание ответил ему я.
  - Жаль. Могли бы развить тему верховой езды, сплавили бы туда излишки овса. Ладно, тогда план Б.
  Я молча кивнул, ожидая пояснений.
  - Перепрофилируем поля. Под горох. Ты гороховую кашу ешь? - он с подозрением посмотрел на меня.
  - Ем, с мясом. Подкопчённым.
  - Я так и думал. Что ж, - он потёр ладонями друг об друга: - Может и выкрутимся без особых потрясений. Хотя, ты - гад, конечно. Что - так трудно было сожрать ту тарелку перед камерой? Это же утренняя программа! Её потом детям показывают - вот мол, даже Император её ест!
  - Они мне памятник поставят, когда вырастут.
  - Угу. Император, отбрасывающий тарелку каши!
  Он принял героическую позу и сделал движение рукой, будто только что метнул диск.
  - Копыта я с вами отброшу.
  - Не отбросишь. На тебе пахать можно, кашеборец! Кстати! - он резко остановился: - А может из тебя пахаря сделаем? Пахали на лошадях, кстати. И овёс пристроим. А? Ты, босиком, на пашне, ведёшь плуг. Лошадь его тащит. А её, под уздцы ведёт прекрасная селянка. Хорошая аллегория получится - ты ведёшь плуг, заботясь об Империи, а впереди прекрасная дева - как отражение светлого будущего и всего прекрасного, что нас ждёт там.
  Я навострил уши:
  - Селянка? Прекрасная? Только пашню с подогревом сделай, не хочу по грязи босиком.
  - Перебьёшься.
  - Согласен на без подогрева. Но, когда заболею - медсестру симпатичную. Что бы рядом...
  - Лежала? Помечтал?
  Я кивнул.
  - Ну вот, стресс скинул. Давай обедай, совещание с военными через сорок минут.
  
  Я снова кивнул. Проблем с женщинами у меня не было.
  В виду отсутствия таковых. Нет, конечно вокруг меня постоянно вились первые красавицы галактики, но я воспринимал их как фон, как красивое окружение - не более. Император был практически бессмертен, но, за всё надо платить и моей платой, как и платой всех предыдущих была стерильность.
  Правь, а не плоди детей - это правило мне объяснил андроид, буквально на второй день моего правления. Сначала я не придал этому значения, отделавшись усмешкой - мол теперь предохраняться не надо. Но шли года, десятилетия и я осознал всю тяжесть этой ноши.
  Каково это - лишить любимую женщину радости материнства? В мельтешении летящих лет наблюдать как увядает её красота, и как она от этого страдает - я-то не менялся. Мне хватило одного подобного испытания - схоронив любимую, подарившую мне три десятка лет семейной жизни, я вычеркнул это направление из своих интересов. Короткие интрижки, я их называл медальными - проведи ночь с Императором и получи медаль или что-то ещё, на свой выбор, быстро наскучили. Шлюхами я брезговал и данный вопрос окончательно перешёл в раздел шуточек и приколов в нашей с андроидом постоянной пикировке.
  
  Встречаться с военными мне не хотелось - опять будут клянчить деньги. Им дай волю - они бы и во Дворце все окна мешками с песком заложили бы. Причём стоил бы он как золотой.
  Эх... Урезать бы им бюджет. В половину! Имею право - я же Император! А высвободившиеся деньги - на медицину или на то же детское питание.
  Но нельзя. Нельзя - соседи сразу почуют слабину и атакуют. Что в древности, что сейчас - уважают только силу. Слабых жрут. И плевать мне на все эти вопли миротворцев и правозащитников - будем слабыми сомнут. Нас сомнут, тех же детей будут голодом морить, выкачивая ресурсы и ставя малолеток у станков или пополняя ими свои бордели или клиники органов - чего им, это же наши дети. А что самое поганое - вся эта правозащитная мразь будет это всё оправдывать, нравоучительно покачивая головами и рассказывая о зверствах предыдущих Императоров и о моих тоже, которые граждане должны искупать своими страданиями.
  Нет. Такого я не допущу. Пусть у меня нет моих детей - у остальных то они есть и я, как бы это избито бы не звучало, за них в ответе.
  Они и мои дети, хоть я их никогда и не увижу.
  Пусть.
  Но они-то меня видят. Постоянно видят - Отец Нации всё же! Так что, как ни крути - в ответе я за них.
  А значит - надо идти на совещание и спорить, убеждать, торговаться, выравнивая и соблюдая баланс между их, военными желаниями, реальной необходимостью и по любому ожидаемой критике либеральных СМИ и сообществ. Последние подвергали критике любое моё решение, искажая, недоговаривая или просто поливая грязью и меня и мою команду. Почти пятьдесят лет, почти целых полсотни этих чёртовых лет я борюсь с ними - как какой-то сказочный воин.
  Стоит срубить одного, подловив его на нарушении какой-либо статьи закона, как на его месте появляются два новых, начиная плач по невинно загубленному кровавым палачом носителя правды и демократии. Первые лет пятнадцать я ещё пытался дискутировать с ними.
  В сети конечно, под сетевым ником.
  Приводил статистику, указывал на ошибочность их заявлений, и что в итоге?
  Да ничего. Получал в ответ однообразное - #имперскоезомби и #этоимперскаяпропаганда. Нескольких самых одиозных я всё же прижал к ногтю, спровоцировав их на открытое оскорбление Императора.
  Ух, какой срач в сети поднялся! И как только меня - Императора и не сношали! И кровавый тиран, и палач, душитель свобод и безродный выскочка и ошибка Символа. Я перетерпел, убирая самых визгливых. Остальные резко поумнели и сейчас действовали гораздо тоньше, переключившись с меня на предыдущего - Двадцать Восьмого, всячески превознося расцвет демократии в его эпоху. Главным обвинением было то, что он дал себя убить, освободив трон мне - гораздо более гнусному и кровавому. Порой читая их писанину мне хотелось и самому уйти, подобно моим предшественникам.
  
  Император бессмертен и неуязвим - это факт. И так же факт, что он такой пока сам не захочет уйти. По-настоящему не захочет, всем сердцем.
  Моего предшественника убил не взрыв - подумаешь, переломанные кости и разорванные внутренности, Символ залечит их за пару секунд, он просто захотел уйти.
  Двадцатый умер от простуды, несмотря на все старания лучших медиков. Семнадцатый поскользнулся в ванной комнате - на абсолютно не скользящем покрытии. Двадцать пятый, будучи пилотом-асом вошёл в атмосферу вертикально и сгорел за несколько минут.
  Закрытая хроника показала мне эти минуты - сгорая в плазме он пел детскую песенку и плакал от радости.
  Каждый из них пробыл на троне не менее двух с половиной сотен лет. Я, отбыв пока менее полсотни - уже понимал их.Тряхнув головой, я отогнал воспоминания - на военном совете я быть был обязан, шло обсуждение бюджета на следующий год.
  
  Эх... Сюда бы мой экипаж. В этой вселенной я был один. Не считать же андроида и Символ своими?
  Это их вселенная в отличии от меня, не пойми, как оказавшегося в ней.
  Нет, и андроид и Символ помогали мне по-настоящему, без них я бы и года на троне не усидел бы. Но они были местные, принадлежавшие этой вселенной или реальности и уже более пяти тысяч лет служили всем Императорам до меня, да и, чего уж там - и тем, кто будет после меня. Для местной знати я был ни кем. Безродной выскочкой, ошибочно посаженной на трон и искать опору среди потомственной аристократии было бессмысленно.
  Да я и сам это понимал. Равно как и то, что от этих, кичившихся древностью своих родов помощи я бы не дождался даже если бы был из самого древнего и почитаемого Дома. Пример моего предшественника, а он был как раз из их среды, был более чем наглядным.
  Я вздохнул. Нет. Здесь я могу рассчитывать только на себя. Эти двое, я покосился на андроида и Символа, сидящего у него на руке, они помогут, но не более. Я для них - эпизод, и ничего больше.
  
  Совещание я покинул с сильной головной болью, ставшей расплатой за мою победу над сборищем обладателей множества звёзд.
  - Отстоял бюджет? - андроид как всегда появился неожиданно и, на этот раз, абсолютно бесшумно.
  - Голова болит. Таблетка есть?
  Он отрицательно покачал головой.
  - Тогда сигарету.
  Из пустоты появился дракончик и уселся у меня на плечах, положив свою голову мне на затылок, собрав крылья в подобие капюшона. Боль начала утихать, оставляя после себя пустоту и усталость.
  
  Наплевав на приличия, я уселся прямо на пол, прислонившись к стене и вытянув ноги поперёк коридора.
  - Держи, - он протянул мне зажжённую сигарету.
  Некоторое время я молча курил, наслаждаясь одновременно и вкусом, и процессом.
  - Выпить есть?
  - Нет.
  - Дай ещё?
  - Позже, - стоявший всё это время рядом андроид уселся на пол подле меня.
  - Тебе что? Жалко? Или табачная промышленность в кризисе?
  - Жалко. Тебя. Курить вредно, от этого умирают.
  - Пофиг. Я бессмертный, забыл?
  - Нафиг, пофиг, - он встал и протянул мне руку: - Да помню я. Пошли.
  - Куда? - я мысленно проверил план дня: - На сегодня же всё вроде? Ах да. Сюрприз. Давай сюда.
  - Наши умники добились прорыва с проектом "Грань" и очень хотят тебя видеть.
  Я резко вскочил на ноги:
  - И ты весь день молчал?
  - Я говорил. Это кое-кто забыл уже.
  - Говорил? Ты ни слова про "Грань" не сказал!
  - Угу.
  - Перестань угукать - второй раз уже прошу!
  - Уг.. Ладно, не злись. Не буду... Наверное.
  - Пошли.
  Он послушно двинулся за мной:
  - Скажи я тебе об этом с утра, так ты бы весь распорядок поломал бы.
  - Конечно, - кивнул я.
  - А работать кто будет?
  - Ах, - я отмахнулся: - Один день пережили б.
  - Вот и я о том же.
  - О чём?
  - Ну ты же пережил? Спокойно отработал, а вот сейчас - с чувством выполненного долга и с приятным утомлением...
  - Я. Тебя. Убью.
  - Нельзя.
  В ответ я только вздохнул. Действительно - убить его было невозможно. Двенадцатый, Восемнадцатый и Двадцать Первый уже пробовали. Расстреливали, топили в кислоте, кидали под пресс с последующей переплавкой и дезинтеграцией - не помогало. На следующее утро этот тип, как ни в чём не бывало стаскивал с них одеяло при утренней побудке. И он и Символ были неуничтожимы.
  
  Проект "Грань" я запустил на третий год своего пребывания в этом мире - как только более-менее освоился со своими обязанностями. Безусловно - этот проект был засекречен по самые гланды, о степени секретности можно было судить по тому, что за все сорок с лишним лет в СИМ не просочилось ни-че-го. Даже слухов о том, что есть такой проект.
  Задача перед учёными была поставлена нетривиальная и весьма вредная для здоровья. Они были единственными, кто знал правду о моём появление в этой вселенной - кроме, разумеется Символа и андроида.
  К моему счастью все умники были достаточно понятливыми и осознавали пагубность раскрытия этого секрета, разумно предпочитая пользоваться неограниченными благами Империи и не спешили терять их в обмен на сомнительную и кратковременную популярность срывателей покровов.
  
  Идти до лабораторных корпусов было прилично - они располагались в отдалённом крыле дворца, окружённые шестью поясами безопасности. Официально там проводились статистические исследования - скучные манипуляции с цифрами и графиками, а секретность была обусловлена тем, что там же, наряду с данными по урожаю кукурузы и свёклы, анализировалась информация военного ведомства, что, как вы понимаете, всегда секретно. По-честному - там действительно обрабатывалась статистика - аккурат между четвёртым и вторым поясами безопасности. Зачем врать? Проще недоговаривать. Шпионы туда даже и не пытались лезть - проще подождать немного и засекреченные Стат сборники Империи будут напечатаны и разосланы по всем ведомствам, откуда их раздобыть гораздо проще и безопаснее.
  
  В самом центре закрытой зоны, и это опять же было известно всем, находились типографии, которые эти сборники и печатали - под строгим наблюдением соответствующих органов, чем официально и объяснялась секретность. На деле печатный цех занимал пару небольших помещений - и он действительно тщательно и дополнительно охранялся.
  Сами же лаборатории располагались чуть в стороне - согласно официальной версии там следили за качеством бумаги и разрабатывали новые дизайны сборников. Ну а так как ни то, ни другое не менялось последние лет триста, то все знали, что там бездельничают те, кого смогли протолкнуть на эту синекуру высокопоставленные родственники или другие - сумевшие стать моими любимчиками.
  Ну а по факту те лаборатории занимались именно моим вопросом - пытались разобраться в том, как я оказался тут.
  Задачка была сложной и практически нерешаемой.
  
  Я и сам не понимал, что именно произошло в тот день, когда мы - я и мой экипаж, завершив разгром Таргоидов вернулись на Станцию в предвкушении торжественной встречи и всяких разных приятных мероприятий, а по факту получили, я получил - обвинения в Ереси и огненное аутодафе в качестве награды (примечание - эти события описаны в конце Книги 5 серии Записки Пилота - Война).
  
  Мой экипаж и корабль были выдворены со Станции, а меня, закованного в кандалы оперативно прикрутили к столбу посреди Зала Очищения и, как это не печально, сожгли. Всё, что я помнил - это жуткая боль и ощущение безысходности. Последнее, что я успел запечатлеть, будучи ещё там, была зелёная дымка, заполнившая всё моё сознание, практически сразу после появления которой я выключился и пришёл в себя уже здесь, валяясь в мед отсеке эсминца, вступившего в бой всё с теми же лошадниками.
  
  - Эй, проснись, - дёрнул меня за рукав андроид: - Ваше Имперское великолепие - ручку приложить извольте.
  - Чего? - я не сразу переключился к реальности, эти воспоминания, последние мгновенья, проведённые там, в огне, всплывали против моей воли каждый раз, когда мы приближались к лаборатории.
  - Руку, эх... Кончай тормозить. Ну что такое - каждый раз - одно и тоже! - он взял мою руку и приложил её к сенсору, активируя приводы двери. Та откатилась в сторону, и мы прошли в небольшой шлюз, отсекающий мои лаборатории от остального мира.
  
  С той стороны к нам уже спешил руководитель проекта - младший научный сотрудник с короткой седой бородой. Я бы мог ему присвоить хоть Академика или изобрести, специально для него отдельное звание, но какой толк в этом, если звание, каким бы пафосным оно не было, никогда не выйдет за пределы этих стен. Лет сорок назад молодой аспирант обратил на себя внимание тогдашнего руководителя проекта и после нескольких совещаний и множества подписок, прибыл сюда, чтобы перехватить эстафету у стареющего учёного. Это была уже третья смена научного коллектива, бившегося над загадкой моего переноса.
  
  Первая команда смога установить, что никаких внешних факторов, способствовавших переносу моей обгорелой тушки сюда, выявлено не было.
  Вторая команда занялась плотным изучением моей особы - до сих пор с ужасом и содроганием вспоминаю все те анализы, которые они из меня брали, порой из самых неожиданных мест. Вот например - зачем им брать....нет, извините, не буду говорить - это мой и только мой стыд.
  Результатом их исследований стали два открытия.
  
  Первое - это то, что наличие Символа никак не отразилось на моей оболочке. Собственно, это им, желая сэкономить время с самого начала говорил андроид, но учёные - они же как дети - пока сами не попробуют, не поверят.
  Второе открытие было более ценным - во мне обнаружили чуждые этому миру молекулярные соединения и вот после этого наши умники словно с цепи сорвались. В принципе я их понимал - когда и кому из их братии попадалась такая возможность - заняться исследованиями чего-то вот эдакого, абсолютно чуждого этому миру и при этом не испытывая никаких ограничений в части финансирования. Вот только мне, после этого открытия, житья совсем не стало - количество анализов, выкаченных из меня и экспериментов, которые они со мной творили, стало просто зашкаливать.
  
  Сейчас шёл третий этап их работ - попытка синтезировать эти соединения. Зачем? Не знаю. Рабочей была принята гипотеза, что вот когда их будет много, то их можно будет активировать и вот тогда... Что именно - тогда никто не знал, и я предполагал, что это уже будет четвёртый этап.
  
  - Мой Император! - мэ-нэ-эс Прокторов был возбуждён - он едва сдерживался, было видно, что его прямо-таки распирает от эмоций: - Это прорыв! Мы, я не побоюсь этого слова - совершили невозможное! Мы...
  - А по спокойнее - можно? - обошёл меня сбоку и вышел вперёд андроид: - Что именно вы сделали, уважаемый Прокторов?
  - Спокойнее? - наш гений выглядел озадаченным: - Я попробую. Мы смогли синтезировать их и кроме того! Мы смогли их активизировать! Вы представляете - ЧТО это значит?
  - Нет, - я покачал головой: - Расскажите нам.
  - Дорогой мой, - он схватил меня за руку и поволок куда-то вглубь лаборатории. Высвобождаться я не стал - это там, вне этих помещений, подобная манера однозначно привела бы дерзнувшего так непочтительно со мной обращаться на плаху, здесь - совсем другое дело. В этих стенах я не был грозным повелителем вселенной - скорее мне тут отводилась роль подопытного хомячка.
  
  Мы пересекли помещение, заполненное столами с различными ретортами, пробирками и прочей, внушительно выглядящей научной утварью, в которых что-то пузырилось, булькало и посвистывало. В другом на столе обнаружился, в окружении тарелок с остатками закусок и полупустых бутылок, спящий лаборант.
  - Мы вчера очень поздно закончили, - слегка смущённо пояснил мне учёный: - Немного отметили, я сейчас. - он было дёрнулся к лаборанту, но я придержал его руку:
  - Зачем? Пусть отдыхает. Для ваших же пояснений, ну того - что вы открыли, он же не нужен?
  - Н-нет, - немного подумав ответил мой гений: - Я и сам всё объясню.
  - Ну так пусть отдыхает.
  Мы осторожно, стараясь не шуметь, пересекли комнату и, наконец, вошли в Главный Исследовательский Зал - так его называл Прокторов, хотя для меня это был Лаб-корп номер Три.
  
  По периметру зал был обставлен столами с приборами и стеклянными шкафами, заполненными всякими непонятными предметами. В одном я углядел образцы различных минералов и понимающе хмыкнул - во времена второй команды умники, на основании извлечённых из меня, скажем так - данных, пытались найти местные аналоги моим химическим составам, экспериментируя с различными неорганическими соединениями, для чего я разослал не один десяток экспедиций в самые отдалённые уголки моих, да и не только моих владений. Как выяснилось потом - безрезультатно. Правда мои пропагандисты сумели и из этого выжать бонус - прославив меня как великого исследователя и подвижника науки.
  
  - Вот! - Прокторов победно указал на стоящий в стороне стол, на чьей поверхности одиноко стояла небольшая стеклянная чашка, заполненная желтоватой жидкостью. В её нижней части горкой лежали буро зелёные комочки неаппетитно выглядевшей слизи.
  - И что это, уважаемый вы наш? - я приподнял чашку на уровень глаз.
  - Осторожно! Как вы можете! - наш уважаемый МНС коршуном налетел на меня и с величайшим почтением, словно чаша была заполнена не жёлтой гадостью, а содержала в себе амброзию вечной молодости, отобрал её у меня. Осторожно поставив её на стол, он выдохнул и повернувшись ко мне произнёс с полным отсутствием почтения в голосе:
  - Вы просто варвар! Это... Это... А вы! - умник, не скрывая раздражения махнул рукой и продолжил: - Это - результат наших многолетних усилий! Синтезированная нами молекулярная конструкция нестабильна и может разрушиться от чего угодно!
  - Так что это? Поясните, пожалуйста. - я проигнорировал его непочтение. Он был гением. Гением и моей надеждой - с одной стороны и конченным психом - с другой. Я давно убедился, что гений и безумие - суть стороны одной монеты и для тех, и для других важно соблюдать правила их игры, если ты конечно хочешь получить желаемый результат.
  - Это - вы! - Прокторов победно указал рукой на чашку и принял величественный вид, опершись другой рукой о край стола.
  - Я?! - я наклонился над сосудом: - Как-то не очень... Не похоже.
  - Да вылитый ты, - андроид зашёл с другой стороны столешницы и тоже присмотрелся к содержимому, одновременно сканируя его состав: - Био раствор, куски органики и горсть минералов. Вылитый ты! Одно лицо просто!
  - Да пошёл ты!
  - Ага. Уже побежал.
  - Павел, - я повернулся к учёному: - Хорошо. Допустим - это я. Хотя... Я себя не узнаю.
  - Ты себя утром в зеркале видел? - тут же ввернул андроид.
  - Ладно. - я не обратил на его комментарий никакого внимания: - А дальше что?
  - Эти минералы, точнее, минеральные соединения на дне чаши и есть полные аналоги тех, что находятся в вашем теле, Император. Мы провели небольшие исследования - смотрите.
  С этими словами он вытащил из-под стола небольшой ящичек, из которого торчали два щупа. Щупы были соединены с ним тонкими проводами.
  На верхней плоскости ящичка была видна шкала со стрелкой и несколько верньеров и кнопок. Учёный быстро погрузил щупы в жидкость, стараясь не касаться комков на дне и занёс руку над одной из кнопок:
  - Смотрите! - последовал щелчок и, в следующий миг комки вспучились, резко набирая объем. Пара секунд и весь объем чашки оказался занятым однородной и неприятной на вид жёлто бурой массой.
  - Это простой импульсный блок питания, - пояснил наш гений: - Он создаёт переменные токи, аналогичные тем, что генерирует ваша нервная система, дорогой мой.
  - Как интересно, - андроид согнулся над чашей в позе, которую не смог бы повторить и лучший гимнаст. Его глаза прищурились, и он с минуту молча изучал мутный состав: - Интересно, - он выпрямился и, бросив на меня короткий взгляд, повернулся к учёному:
  - Молекулы сформировали устойчивую структуру, и она весьма упорядочена.
  - Ага! И вы тоже это заметили, коллега - сказав это Павел отключил прибор и за пару секунд взвесь осела на дно, сформировав уже знакомые нам комочки.
  - Экспериментальным путём мы установили, что это ... ээээ ... это ... Мы ещё не придумали ему названия. Так вот. Этот, скажем так - коллодиум, реагирует исключительно на нервные импульсы высших приматов, к которым вы, дорогой Император, я надеюсь, тоже относитесь.
  - Но вы не уверены, да? - не упустил своего шанса порадовать меня, андроид: - Да-да, в этом конкретном вопросе даже я, проживший с этим, - он ткнул рукой в мою сторону: - До сих пор не уверен.
  В ответ я погрозил ему кулаком, но в ответ получил только удивлённую гримаску блестящей морды.
  Пообещав непременно поквитаться с ним и сделав себе очередную зарубку на память, очередную в их бесконечном списке, я повернулся к учёному:
  - И что происходит с этим, когда вы подаёте различные импульсы?
  - Сложно сказать, - он пожал плечами: - Надо провести исследования. Оно пытается как-то реагировать, с ним, безусловно, что-то происходит, но что именно... - Прокторов развёл руками и твёрдым голосом подвёл черту: - Надо ещё исследовать. Мы создали, этот образец, я имею в виду, тут чуть больше, чем должно быть в теле взрослого мужчины. Это эмпирический расчёт, исходя из обнаруженных в вас, Император, связей и их плотностей. Но, повторюсь - мы только в начале пути, успешного пути, я замечу. Этот прорыв мы должны развить. И, кстати, я подготовил список оборудования, которое нам потребуется, - он потянулся к соседнему столу, на поверхности которого лежало несколько листов.
  
  - Тут, вы говорите, норма взрослого человека? - я посмотрел на андроида, который подошёл к учёному и сейчас изучал переданный листок, качая головой.
  - Что? А, да. Тут норма... Стой! - не своим голосом заорал он, когда я схватил со стола чашку и поднёс её к своему рту. В следующий миг я опрокинул содержимое себе в рот, точь-в-точь как в молодости опрокидывал в себя стакан крепкого алкоголя. Краем глаза я увидел летящего ко мне через стол андроида и одним движением заглотил всё содержимое.
  Кисло-горький поток устремился по пищеводу вниз а в следующий момент рука андроида выбила пустую чашку у меня из рук.
  
  - А ты стареешь, железяка, - язвительно произнёс я, облизывая губы.
  - Что ты наделал?! Ты хоть понимаешь, что ты наделал? - Павел стоял на коленях собирая осколки: - Ты же, сволочь такая, всё сожрал!
  - Это он может, - с готовностью подтвердил мой, так сказать, слуга: - В части пожрать он да, крут.
  - Два года синтеза! - учёный встал и с ненавистью посмотрел на меня: - Два. Года. Два. Мы синтезировали это вещество по молекулам! И тут припёрся ты и всё обгадил. Ну и кто ты после этого?!
  - Даю справку. Не обгадил, а сожрал. Это раз, - андроид с сожалением посмотрел на меня: - И, отвечая на второй вопрос - он, вроде как наш этот, ну, Император.
  - Гад ты, твоё величество, - с чувством произнёс умник и хотел что-то ещё добавить, но тут меня скрутило и я, застонав от резкой боли согнулся пополам.
  - Так тебе и надо, - откуда-то издалека послышался ехидный голос андроида: - Будешь знать, как открытия жрать.
  
  Он продолжал говорить что-то еще, не сомневаюсь - не менее едкое и обидное, но я его не слышал, звуки его голоса становились всё тише и неразборчивее, пока не слились в один тонкий и неприятный как писк комара, шум. Видимая мне часть стола и пола вдруг подёрнулась тонкими чёрными линиями, рассекая пространство на множество участков, которые задрожали, задвигались, сорвались со своих мест и закружились в круговерти водоворота, перемешиваясь как детали пазла. Они разом вспыхнули, сгорая в появившемся из пустоты зелёном пламени и исчезли, оставляя вместо себя черноту.
  В самом её центре вспыхнула крохотная белая звёздочка и я потянулся к ней, ощущая в её свечении что-то своё, родное. Звёздочка, будто почувствовав моё желание, вздрогнула и начала расти, увеличиваясь в своих размерах и меняя свой цвет с белого на золотистый. Сколько времени это продолжалось не знаю, может мгновенья, а может и года, но она постепенно вытягивалась, вытянулась в веретено, и я скорее ощутил, осознал, не глазами, а всем своим существом узнал её - это была моя Анаконда и в ней билось живое тепло моего экипажа. Я рванулся туда, к ним изо всех своих сил, но в следующий момент что-то жёстко ударило меня, отбрасывая от их тепла назад, в колышущеюся вокруг тьму, и я отключился.
  
  
  Глава 2
  Борт эсминца "Нарочитый". Созвездие Аргус, пространство второй звезды.
  264 год правления 28 Императора.
  (За пятьдесят лет до описываемых событий)
  
  Колышущиеся полотнища тьмы медленно рассеивались и сквозь них начали проступать пятна света. По голове резко ударил едкий и неприятный запах, заставляя меня дёрнуться всем телом от боли. Я чихнул от приоткрыл глаза.
  - Пришёл в себя, док. - Надо мной склонился какой-то мужчина в белом комбинезоне. В почти белом - его поверхность была густо заляпана красными и бордовыми пятнами. Осмотрев меня он кивнул и отбросил в сторону клок ваты, от которой и исходит этот мерзкий запах.
  Кровь?
  Это что - палач Инквизиторов? Так меня же вроде сжечь хотели?! Последнее, что я помнил, до того, как меня поглотила тьма при встрече с поверхностью той зелёной звезды, это был костёр. Меня же сжигали по приказу Императора Дюваля... Память медленно возвращалась и, вспомнив Анаконду, свой экипаж, я застонал - эта боль была гораздо сильнее той, которая сейчас гнездилась в моих ногах и теле.
  - Дай ему глоток ОЗ-37. Я уже заканчиваю.
  Мне в рот упёрся край стакана, и я машинально отпил бесцветной и какой-то пресной жидкости.
  - Готово. Снимай его.
  Первый довольно бесцеремонно подхватил меня под мышки и поставил на пол.
  - Дальше сам, - он отпустил меня, и я едва не упал, потеряв равновесие.
  - Сейчас будешь в норме, - ко мне подошёл второй мужчина, облачённый точно в такой же комбез. От первого он отличался только тем, что кант его воротника был обшит красной бахромой.
  - Док, куда его? - поинтересовался первый.
  - Хмм... - Тот, кого назвали Доком взял меня за подбородок и посмотрев прямо мне в глаза, повернулся к своему напарнику: - Приходит в себя. Давай его в отстойник. Комбез ему выдай, от его одни лохмотья остались, нечего ему тут в таком виде светить. Ещё капитан увидит...
  - Погодите. - я опёрся рукой о край койки и огляделся. Небольшое помещение, явно мед центр - всё в белых тонах, несколько коек - все занятые людьми. Шкафы с прозрачными стенками, сквозь которые видны стоящие на полках какие-то коробочки и бутылочки.
  - Где я?
  - Ты ему точно ОЗ-37 дал? - Док подозрительно посмотрел на меня.
  - Да, Док. Не первый год же служим.
  - Что-то он тупит.
  - Где я, Доктор?
  - Видите! - первый довольно усмехнулся: - Приходит в себя. На, - он сунул мне в руки свёрток темной материи: - Вон туда иди, - взмахом руки он указал на дверь справа от меня.
  - Погодите. - Я потряс головой: - Где я? Что случилось?
  - Ты на эсминце "Нарочитый", Его Императорского флота. А вот кто ты - я не знаю, но, судя по твоим лохмотьям, ты был в трюмной группе. Всё, вали в отстойник. Медбрат, - он кивнул первому: - Проводите его, меня другие пациенты ждут.
  - Пошли. - Медбрат взял меня за рукав, но он отвалился, оставив в его пальцах клок ткани чёрного цвета: - Мда... Ты, лучше, прямо тут переоденься. - забрав у меня из рук свёрток он развернул его и протянул мне: - Скидывай на пол свои лохмотья и переодевайся. Я помогу.
  Скинув с себя куски обгоревшей такни, я принял из его рук новый комбез и попробовал его надеть. Увы, мои ноги и низ живота были покрыты какой-то твёрдой и белой коркой, которая сильно затрудняла мне какие-либо движения. Медбрату пришлось постараться, прежде чем совместными усилиями нам удалось натянуть на меня новую одежду.
  - Сейчас разработается, - он щелкнул пальцами по моему животу, отчего покрывавшая его корка отозвалась глухим звуком: - Во! Почти норм. Пошли. - Он привычным движением закинул себе на плечо мою руку и потащил меня к двери. Остановившись на самом пороге, он повернул голову к Доктору, склонившемуся над очередным пациентом и спросил: - Док, принести чего?
  - Не, - Док даже не повернул голову, копаясь в кровавой мешанине на груди раненого: - Ещё пострадавшие есть?
  - Пока не поступали.
  - Тогда сам перекуси и возвращайся.
  - Принято, Док. - свободной рукой медбрат нажал на кнопку у двери, и та уползла в стенку, открывая нам проход в соседнее помещение.
  
  Отстойник, как его назвал доктор, был просторным и пустым помещением со стенами покрытыми панелями под дерево. Внутри уже находилось около двух десятков человек - некоторые, встав в кружок, что-то обсуждали, другие сидели на полу или прислонившись к стене дремали. Объединяло их всех одно - они все были ранеными - повязки на голове, руки на перевязи, всё свидетельствовало о том, что корабль, на котором я оказался, претерпел какую-то аварию.
  - Вот тут постой. - Медбрат прислонил меня к стене и вытер пот: - Ты двадцать восьмой. Здорово нам досталось, раз даже среди трюмных раненые есть.
  - Трюмные?
  - Ну ты же из трюмных, да?
  Я молча пожал плечами, и он вздохнул: - Да, парень. Крепко тебе досталось, раз память отшибло. Не переживай, восстановится. Должна восстановиться.
  Я снова ответил ему молчаливым кивком, пытаясь понять куда, и главное, как, меня занесло. Обводя глазами помещение в поисках хоть чего-то знакомого, я заметил рядом небольшую бронзовую или медную табличку, начищенную до зеркального состояния. Посреди неё был изображён силуэт космического корабля непривычной мне формы и в непривычном ракурсе - корабль шёл на зрителя заканчивая поворот, о чём свидетельствовал его небольшой крен вправо и длинный и изогнутый язык выхлопа. Более всего он походил на скоростной локомотив - зализанный прямоугольный корпус, сужающийся от носа к корме, скошенная назад надстройка около кормы - в нём всё просто кричало о скорости. Оружия я найти не смог, зато и над и под изображением шли две вполне читаемые надписи - сверху "И-28-256", а снизу - эсминец "Нарочитый" Ф.И.
  - Ааа... Что это? - я ткнул пальцем в сторону пластины.
  - Как что? - не понял меня медбрат: - Закладная нашего Нарочитого. Что-то с тобой не так...
  - Не. Я про это - что значит И тире двадцать восемь тире двести пятьдесят шесть? И Фэ И?!
  - Чего? Ты сейчас вот что спросил? - его глаза округлились от удивления.
  - Как чего? Вот же - написано же! - я повернулся было к табличке, но тут открылась ещё одна дверь и в неё вошёл новый персонаж. Его комбез был темно красного цвета и воспоминания об инквизиции неприятно колыхнулись во мне.
  - Смирно! - рявкнул медбрат и, подавая пример, вытянулся по стойке смирно: - Старший офицер в отсеке!
  - Отставить, - вошедший небрежно отмахнулся: - Тут же раненые, санитар, что вы. Вольно, братцы. Сидите, кому тяжело.
  Несмотря на его слова все встали, причём даже те, кто до этого сидел на полу - некоторые, правда, при помощи своих товарищей или соседей.
  - Кто это? - я чуть повернул голову и прошептал эти слова практически в ухо чуть расслабившегося собеседника.
  - Сдурел? Своих не узнаёшь? - Таким же шёпотом ответил он мне: - Нач арт наш. Майор Рене. Да что с тобой такое?!
  - Ситуация тяжёлая, - сразу перешёл к делу Рене: - Как вы знаете, нам не повезло. Сейчас я могу быть с вами, братцы, откровенным, не та ситуация.
  После этих слов по нашей толпе прокатился тревожный шепоток.
  - Мы шли на базу, ну это вы все знаете, когда здесь, в этой системе, где мы остановились для перезарядки модуля гиперперехода, на нас напал крейсер лошадников.
  - Так войны же нет, чего они, майор? - вопрос был задан спокойным голосом уверенного в себе ветерана.
  - Мы вели разведку около их коммуникаций, - поморщился Рене: - И, не буду скрывать, увидели то, что нам, с их конечно, точки зрения, видеть было не положено. Дальше просто. Лошадники не дураки, к сожалению, и они вычислили наши возможные курсы отхода. ТТХ-то нашего корабля известны, всё же уже восемь лет в строю... И здесь нас уже ждали. Что было дальше - вы сами знаете. Так что, братцы, пришёл я к вам не просто так. - Он вздохнул и продолжил:
  - Модули, выбитые мы заменили, благо ЗИПы нетронутые с момента начала похода... Были. А вот стрелков у нас нет - выбило всех. Против нас, не буду скрывать, ударный ракетный крейсер. Сначала они перегрузили наши поля, а потом, ракетами с МКВ-головками выжгли прыжковый и канониров. Так что, вот такие дела, парни.
  Офицер развёл руками: - В плен они не берут, мы для них инородцы и неверные. Перебьют. Или, если не свезёт - возьмут живыми для своих ритуалов. Короче. Прыжковый в ремонте, нам надо буквально минут пятнадцать продержаться - уйдём. Один прыжок и мы на своей территории. Приказывать вам не могу. Прошу. Добровольцы?
  - Мы же не канониры, майор? Не обучены. - Послышался чей-то голос за моей спиной.
  - Там всё просто, - Нач арт отмахнулся от говорившего: - Очень просто. Ну? Кто готов?
  Кто-то толкнул меня в спину, и я посторонился, пропуская добровольца. Им оказался тот самый Док, судя по всему тоже вышедший послушать майора.
  - А, это ты, - Он кивком головы показал, что тоже узнал меня: - Пошли, хоть повеселимся перед смертью. - Док поманил за собой медбрата и тот сграбастав меня за отворот комбеза, последовал за своим начальником
  Его, а точнее наши действия не остались без внимания остальных присутствовавших - из разных частей нашего неровного строя начали выходить люди.
  - И я тоже!
  - Всё одно дохнуть, иду!
  - Хреново всё, если уж и медицина в бой идёт. Иду, майор!
  - Спасибо, парни! - Рене поднял вверх руку: - На первую смену достаточно, остальные - будите в резерве, если... - Он резко осёкся, оставляя у меня в душе неприятный осадок. Если что? Если мы сдохнем? Сам то он, наверняка, в Рубке Управления Огнём сидеть будет, под защитой многометровой брони, в отличии от нас.
  - Пошли, - офицер повернулся и направился к выходу из отсека, увлекая за собой поток добровольцев, а, с моей точки зрения, первую партию смертников.
  - Пошли, слышь? - Медбрат походу решил плотно опекать меня - он снова взял меня за край комбеза и поволок из отсека.
  - Отцепись! - Я попробовал освободиться, но моё слабое трепыхание не возымело на него никакого эффекта.
  - Отпусти, я же раненый!
  - Ноги и брюхо. - Он остановился и повернувшись ко мне вгляделся в моё лицо: - Руки и голова в норме. Шок, по глазам вижу, преодолён. Пошли, крыса трюмная! Сейчас из тебя героя делать будем!
  - Посмертно? Нет, спасибо!
  - А тебя никто и не спрашивает, - он отвернулся от меня и продолжил движение, увлекая меня за собой: - Уже почти пришли.
  
  Часть корабля, гордо именуемая Основной Оружейной палубой, меня совсем не впечатлила. Не знаю, чего я ждал - возможно просторного зала с торчащими из стен казённиками огромных орудий с суетящейся подле них прислугой, рельсовых путей, по которым взмокшие и полуголые матросы толкали тележки с уложенными на них снарядами. Ну или чего-то эдакого, техногенного - пучков проводов, светящихся кристаллов, летающих и проецирующих различные и непонятные таблицы и графики, дроидов.
  Ничего подобного тут не было. Был простой и неширокий коридор с рядом бронедверей по одной из стен. Скучность и обыденность обстановки добавлял серо-мышиный цвет - в отличии от белизны мед отсека и тёплого древесного оттенка отстойника и коридоров, здесь всё было выкрашено казённой шаровой краской.
  - Чего завис? - Медбрат подтолкнул меня в спину: - Пошли, вон народ по отсекам ПМК расползается, скоро и наша очередь подойдёт.
  - По каким отсекам?
  - Пэ Эм Ка. Ты чего?
  - Пэ Эм Ка? Это что?
  - Противо Минный Калибр. - он посмотрел на меня с подозрением: - Парень, ты давно на флоте? КМБ был?
  - По нам что - минами садят? Майор говорил, вроде ракетами?! КМБ? Это ещё что? Бомбы? Ка Эм Бомбы?
  - Курс Молодого Бойца. - медбрат покачал головой: - Странный ты. Хотя... Ты ж из трюмных. Могли и просто так, в порту на один рейс нанять, в трюмах всегда народу мало.
  Я молча кивнул головой.
  - Тогда ясно. Эх ты, деревня... ПМК, я про название - дань традиции. По факту - просто мелкие калибры, отстреливать ракеты, москитный флот. Понял?
  - Ага. А крупные-то у нас есть?
  - Откуда... - Он посмотрел вдоль коридора - перед нами осталось не более трёх человек - все предыдущие уже скрылись за своими бронедверьми: - Мы же на эсминце, не на линкоре. Что такое эсминец, надеюсь знаешь?
  - Угу. Вроде самый мелкий из всех, да?
  - Да, мелкий, но - злобный! Это нас сейчас просто подловили. А так - торпедами всадим, линкор плакать будет. У нас пятнадцать ПМКашек и три строенных торпедных аппарата. Мощь! Отобьёмся, не дрейфь!
  - Да? - я с сомнением посмотрел на два оставшихся незанятыми отсека: - Это и всё? В смысле - больше стволов нет?
  - Им хватит. - Медбрат пропустил меня вперёд: - Не нравишься ты мне, парень. Иди-ка вперёд, я прослежу, как ты в отсек зайдёшь.
  - Боишься - сбегу? - съязвил я: - Думаешь я... - но открывшаяся перед моим носом дверь с крупными, выведенными белом цифрами один и четыре, вкупе с толчком в спину, не дала мне договорить - я влетел в отсек и остановился только врезавшись в спинку кресла. Ощутимо так врезался, брюхом, отчего там - в брюхе, что-то хрустнуло и меня окатило волной боли, впрочем, быстро спавшей благодаря действию медикаментов.
  
  Прошипев сквозь зубы ругательство, я поднял голову и первое, что увидел - был огромный, почти во всю стену, иллюминатор. Прямо под ним расположилась небольшая консоль. Собственно, иллюминатор, консоль и кресло - это составляло практически всю обстановку. Кресло, кстати, выглядело совсем уж по спартански - это была конструкция из пластиковых трубок, между которыми были натянуты полотнища темно зелёного брезента. Покачав головой - всё же, если верить словам врача, я был на лучшем корабле Империи, я уселся в кресло. Наверное, в кресле были какие-то датчики - стоило мне откинуться на спинку, как сверху что-то зажужжало и на иллюминатор опустилась прозрачная пластина.
  - Операторы ПМК! - откуда-то сзади послышался знакомый голос майора: - Внимание! Говорит Центральный! Активируем системы наведения ПМК. Всем приготовиться.
  Словно отвечая на его слова, на пластине вспыхнула тонкая сетка, сотканная из зелёных линий, деля его поверхность на равные квадраты. Снизу что-то щёлкнуло и верхняя часть консоли, оказавшаяся крышкой, втянулась в стену под иллюминатором, открывая приборы управления огнём.
  Признаюсь - я ожидал увидеть ручки управления, различные штурвальчики, россыпь кнопок и перемигивающихся индикаторных лампочек - но увы, ничего подобного там и близко не было. На ровной плоскости консоли обнаружились только две детали - назвать их органами управления орудия, пусть даже и было это орудие малого калибра, мне было сложно. Слева расположилась крупная красная кнопка, а справа оказался матово серый и наполовину утопленный в поверхность шар.
  - Операторы ПМК! - снова раздался голос майора: - Лошадники дали залп МКВ ракетами! Расчётное время поражения минута сорок секунд! Распределяю цели. - на пару секунд его голос пропал, но затем появился снова: - Валите их, парни! Катайте яйца, если не хотите, чтобы их вам оторвали!
  Спереди что-то пискнуло, и я поднял голову к иллюминатору - там, на пластине, появилась красная точка и синяя квадратная рамка прицела.
  - И что делать?
  Мой вопрос остался без ответа.
  - Эй? Кто ни будь?! Стрелять-то тут как?!
  Тишина. Ладно. Что там майор говорил - катать яйца? Я положил правую руку на шар и слегка крутанул его, отчего прицельная рамка вздрогнула и слегка сместилась вправо. Хм... И это - всё? Просто как-то.
  Я активно закрутил шариком, подгоняя рамку к медленно ползущему влево красному огоньку. Не могу сказать, что это у меня получилось с первого раза - пару раз я промахивался, слишком сильно раскрутив манипулятор, но, где-то с третьей - четвёртой попытки мне удалось поймать его в прицел, который сразу же изменил свой цвет с синего на жёлтый.
  Ну? А дальше-то что?
  - Третий, Четвёртый, Шестой и Четырнадцатый! - снова появился майор: - Захват целей подтверждаю. Перевожу в точную наводку.
  Границы зелёного квадратика на экране рванулись в стороны увеличив этот участок экрана раза в три и мой прицел снова оказался в стороне от маркера цели.
  Чё? Снова что ли? Я покачал головой и принялся сызнова наводить свой квадратик, теперь в нём появились диагональные линии, на практически неподвижную красную точку.
  В этот раз всё получилось лучше - я смог с первого раза наложить прицел на маркер. Рамка тут же вспыхнула и заморгала красным.
  - Эээ??? Я попал?
  Ожидаемо - ответа не последовало. Что делать-то? Рамка продолжала моргать, и я зачем-то посмотрел под консоль - может там педаль какая есть? Что бы стрелять? Вроде так раньше на кораблях было?!
  Но там было пусто.
  Зато начала моргать красная кнопка слева - точно в такт морганию прицела и, немного поколебавшись, я осторожно её нажал, на всякий случай сжавшись в кресле и затаив дыхание - кто его знает, может это катапульта?!
  - Четырнадцатый! Цель уничтожена! Даю следующую.
  Зелёная сетка вернулась к своему прежнему виду и на ней появились сразу две красные точки.
  О как! Я что - на следующий уровень перешёл?!
  Вторую цель я уничтожил быстро - управление, действительно, было очень простым, а вот с третьей вышла заминка. Я быстро загнал маркер цели в прицел и уже было приготовился к переходу в режим точной наводки, но майор молчал. Молчание продолжалось секунд пятнадцать, за которые я успел изрядно понервничать - кто его знает, что там происходит - на корабле-то? Может бой уже закончился? Нашей победой? Или наоборот - все погибли, и я последний живой, обречённый на пожизненное заключение в этой жестянке, если конечно эти лошадники не решат раздолбать её в пыль.
  - Перевожу готовых в точную. - Появившийся в динамиках голос не принадлежал майору. Человек говорил хрипло, было слышно, как он судорожно и натужно втягивает в себя воздух, будто превозмогая сильную боль: - Центральный выбит. Херово катаете, канониры.
  Послышался новый вздох: - Говорит ЗКП. Здесь старлей Деменьтьев. Шевелитесь, иначе всех пожгут.
  Квадрат расширился, и я быстро навёлся на третью ракету.
  Кнопка!
  Точка погасла, и я зашарил взглядом по экрану выискивая новые цели. Их было слишком много - не менее полутора десятка красных точек усеивали всю пластину, и я выматерился - сбить столько лично мне возможным не представлялось.
  - Первый, второй, шестой, восьмой, четырнадцатый. - Голос Деменьтьева был глухим и каким-то отстранённым: - На вас вся надежда. Парни... Вы - последние. Нам надо ещё три минуты. Вы уж постарайтесь...
  Он говорил что-то ещё, но я не слушал, полностью сосредоточившись на своём шаре. Мне показалось, что он вот-вот задымится, так быстро я крутил его, наводясь на цели. Подтверждений о переходе в точный режим больше не следовало - едва прицел загорался жёлтым, как я переходил в этот режим.
  Сколько целей я сбил - не знаю, не считал. Весь мир для меня ограничился только шариком манипулятора и кнопкой стрельбы. Поворот, поворот, довернуть чуть в вверх - есть! Влево, влево, вверх - есть! Кнопка!
  Новая цель!
  Пальцы правой руки начало сводить от боли и я, улучив момент укусил себя в мякоть ладони рядом с большим пальцем, надеясь новой болью сбить судорогу.
  Получилось!
  Точек стало меньше, но теперь они не просто горели красным - их цвет изменился на ярко алый и их движение ускорилось.
  Поворот вправо - мимо! Выбранный мной маркер резко дёрнулся вниз и я, рыча от злости и на него и на свою неуклюжесть, закрутил шар вниз, пытаясь поймать его в прицел.
  Мимо!
  В последний момент алая точка дёрнулась вверх и мой прицел проскочил через неё даже не сменив свой цвет.
  - ПКМ на картечи. Заградительный! - В голосе старлея отсутствовали какие-либо эмоции: - Тридцать секунд!
  Тридцать секунд до чего? Мысль проскочила и исчезла - сейчас для меня главным объектом стал шар наводки.
  Влево, ещё влево, чуть вверх... Есть! Прицел изменил свой цвет на красный и я машинально ударил по кнопке, запоздало удивляясь отсутствию перехода в точный режим. Однако точка погасла и я, всё так же бездумно повёл рамку к следующей, ближайшей к ней алой засветке.
  - Прыжок через пять! Отключаю питание! Держитесь!
  С пластины пропала сетка и она медленно поползла куда-то вверх. Одновременно с ней из стены начала выдвигаться крышка консоли, заставляя меня отдёрнуть руки от её поверхности.
  Корабль вздрогнул - раз, другой, а в следующий миг на меня накатила волна жара. Что-то затрещало - как трещит проводка при коротком замыкании и из-под крышки консоли вырвалась тонкая струйка дыма, но в следующий миг я почувствовал будто мы проваливаемся куда-то.
  Привычный вид космоса за иллюминатором исчез, сменившись какой-то серой пеленой и, одновременной с ней прекратилось наше падение.
  - Мы в прыжке. - Вот теперь в голосе Деменьтьева чувствовалось натуральное облегчение. Он откашлялся и продолжил: - Говорит старший офицер на борту. Мы вырвались! Поздравляю! Идём на базу Флота. Приказываю - провести большую приборку, нехорошо, если нас корабль прибудет в таком виде. Нашему капитану, - его голос дрогнул: - Это бы не понравилось. Не подведём его в последний раз.
  За моей спиной что-то щёлкнуло и обернувшись я увидел, как дверь моего отсека медленно откатывается в сторону открывая мне выход наружу.
  
  Выбравшись из своего отсека, я осмотрелся. В коридоре, кроме меня, была ещё пара человек, и я подошёл к ним. Из каких отсеков они выбрались понять было сложно - все двери были открыты, но выходить в коридор никто кроме нас не торопился.
  - Живы. - один из них, одетый в серый комбез с тонким зелёным шнуром по вороту, покачал головой и прислонился к переборке: - Я уж думал нам всё, а трюмный?
  - Угу. - я вытер пот со лба: - У тебя закурить есть?
  - Курить вредно, да и нельзя тут.
  - Да пофиг сейчас.
  - Накажут же.
  - Как? - Я попробовал ухмыльнуться, надеясь, что моя гримаса будет воспринята правильно: - Дальше трюма не пошлют.
  - Тебя-то да. Держи, - он протянул мне открытую пачку: - Но я тебя предупредил если что.
  - Угу. - я вытащил сигарету и слегка размяв её содержимое в пальцах вопросительно посмотрел на него, ожидая огонька.
  - Ты чего? - он непонимающе посмотрел на меня.
  - Огня дай.
  - Огня? Тебя что - контузило?
  - Обгорел я... Вроде. Не помню, может и по голове прилетело.
  - Ну ты даёшь. Она ж сама. Лихо тебя приложило, раз уж такое из башки выбило.
  - Так. - от начала коридора послышался чей-то голос и обернувшись я увидел Дока: - Помощь нужна?
  Он подошёл к нам и увидев сигарету в моей руке покачал головой: - И уже смолить! Вредно же!
  - А жить противно. - я покрутил её в пальцах, пытаясь понять, как её зажечь.
  - Не получается? - Док протянул руку и отобрал сигарету: - Пальцы от трекбола свело?
  - Есть такое, - я несколько раз сжал и разжал правую ладонь.
  - Держи. - Он сжал кончик сигареты и в нём что-то щёлкнуло: - Курить разрешаю, заслужили.
  - Спасибо, Док, - поблагодарил его зелёный кант и вытащив себе одну протянул пачку к другому -с белым шнуром по воротнику.
  Моя сигарета задымилась, и я торопливо затянулся. От незнакомого табака на миг закружилась голова - заметив это Док недовольно поморщился, но ничего не сказал, терпеливо ожидая окончания нашего перекура.
  - Ты же из штурманов? - он повернулся к белому канту.
  - Так точно.
  - А ты, - он кивнул на синего: - Жизнеобеспечение?
  - Да, Док.
  - Идите по своим постам. Там вы нужнее будите.
  - А вы?
  - А мы и вдвоём справимся, верно, трюмный?
  Я молча кивнул.
  - Но... - начал было зелёный.
  - Идите-идите. Я тележку прихватил. - Доктор махнул рукой себе за спину, там, прямо около входа, действительно стояла небольшая узкая платформа на колёсиках.
  - Четверо тут много, а вдвоём мы быстро погибших погрузим. Идите и никому про курение не говорите.
  - Конечно, Док. Что мы, не понимаем, что ли.
  Дождавшись, когда они уйдут он повернулся ко мне.
  - Знаешь, - он слегка склонил голову набок: - Странный ты какой-то, трюмный. Не наш. Я это ещё тогда заметил - когда тебя приволокли. Комбез другой, да и на каком корабле ты находишься - не знаешь. Странно это всё. Не наш ты, парень.
  - Не ваш, - я опустил голову, выгадывая время и прикидывая, чтобы ему такого сказать, чтобы он сразу меня к инквизиции местной или к особистам не отправил.
  - Ты с Гарганы три? Мы там останавливались перед выходом в поход.
  Я молча кивнул, посчитав, что сейчас лучше будет со всем соглашаться.
  - И тебя завербовали в трюмные разнорабочие, да?
  Кивок.
  - Специализация-то, хоть какая, у тебя есть?
  - Я пилот.
  - Ты? Пилот?
  - Да. - я поднял голову и посмотрел ему в глаза: - Пилот. И неплохой. Был.
  - Надо же! Пилот!
  - Не верите?
  - Почему не верю? Верю. Вышибли-то за что? Пьянка, бабы? Или с командиром не сошёлся?
  - Да... - я махнул рукой, стараясь не развивать опасную для себя тему - ещё спросит на чём, а я почём знаю, что у них тут есть.
  - Значит всё вместе. Что ж... Знакомая картина. - Он немного помолчал, глядя мимо меня и продолжил: - Да, тогда ясно, что ты в чернорабочие записался. Вернуться хотел? Хоть так, но вернуться? В космос?
  - Да, Док.
  - Понимаю, понимаю. Сам такой.
  Он снова замолк, и я пожалел, что не взял ещё сигарету у того, и жизнеобеспечения.
  - Ладно... Пилот. Пошли ребят грузить.
  - Как скажите.
  - Сейчас их в морозильник, а хоронить на базе будем, по-человечески.
  
  Следующие минут сорок мы грузили тела на тележку. Из пятнадцати человек, занявших места канониров выжили только мы трое, и, судя по словам доктора, на всём эсминце дела обстояли так же. Рубка была сожжена вторым залпом - первый, перегрузивший генераторы защитных полей, оставил корабль без защиты против ракет с узконаправленными генераторами микроволнового излучения, которые и выжгли рубку со всеми находившимися в ней. Третья волна этих ракет сожгла генератор прыжкового двигателя и прошлась по отсекам ПМК, выжигая штатных специалистов.
  - Лошадники добились поразительной точности попадания своих ракет. - Рассказывал мне Док, пока мы укладывали тела на тележку: - Нам до такой точности далеко, да и излишне она.
  - Как это?
  - Против нас, при внезапной атаке, да - сработало. А тому же крейсеру, нашему крейсеру, им поля не сбить. Ну а его ответ, - он махнул рукой, давая понять, что корабль этих лошадников не имеет ни одного шанса в честном бою: - Они только так могут - со спины или при численном превосходстве.
  - Угу. - Мы закончили грузить последнего погибшего, им оказался знакомый мне медбрат, и я поправил его свесившуюся руку, устроив её на груди покойного.
  - Эх, Петя, Петя, - Док склонил голову: - Мы ж с тобой уже почти три года вместе, эхх...
  Я тоже молча склонил голову, отдавая последний салют погибшему.
  - Ты не думай, - Док поднял голову и посмотрел на меня: - Я хотел, но меня не пустили.
  - И правильно сделали, Док. Нас всех заменить-то можно, а вас кем?
  - Да понимаю я, - он покачал головой: - Всё понимаю, но вот перед ними, - его рука опустилась на грудь медбрата: - Стыдно.
  - Пойдёмте, Док, - я взялся за ручку и толкнул тележку к выходу: - Нам ребят ещё в морозильник уложить надо.
  
  - И что же мне с тобой делать, а? - Док повернулся ко мне, крутанувшись на своём стуле.
  Мы сидели в его кабинете, отдыхая после погрузки тел погибших в морозильники корабля. В продуктовые морозильники. Лично меня такое соседство - тел погибших и замороженных пайков не коробило ни разу. Дока тоже, ну а если и найдётся, среди выживших кто-то особо брезгливый - нехай поголодает, не помрёт чай.
  Я сидел на месте погибшего медбрата наслаждаясь местным аналогом коньяка и крепкой сигаретой - всё из личных запасов доктора.
  - А надо что-то делать?
  - Ты. Не. Наш. - Он раздельно проговорил эти слова, придавая их звучанию особый оттенок.
  - Не ваш, верно. С третьей планеты этой, как её - Коряги.
  - Гарганы.
  - Ну Гарганы. - Я пьяно улыбнулся, надеясь, что он примет мою оговорку за ошибку выпившего и усталого человека: - Док, я много где побывал, и на Гаргане был и на Коряге и даже в Раю.
  - Палишься, - в ответ он недовольно скривился: - И не корчь из себя пьяного, уж поверь - после почти двух десятков лет в мед службе, я пьяного отличу от закоса под него. Не кривляйся.
  - Как скажите. - Я сделал небольшой глоток и прислонился к переборке.
  - А для твоей информации, так - чисто чтобы ты знал, скажу тебе. - Он тоже пригубил из своего стакана: - Гаргана три, это не третья планета системы Гаргана. Это - третья звезда созвездия Гаргана. И планет, обитаемых, там нет и никогда не было. Мы на станции местной останавливались, для дозаправки. Конечно, ты скажешь, что там и нанялся, станция мол не военная, да?
  Я промолчал, опустив взгляд на свой стакан.
  - Молчишь?
  - А что говорить, Док? Не ваш я, факт. Ну что - вызывай особистов или как их тут у вас называют?
  - Особистами и зовут. Только зачем их звать?
  - Ну я же не ваш. Значит - шпион, этих, как их, конников.
  - Лошадников. Только ты не из них, уж они бы шпиона по лучше бы подготовили. Ты мне скажи - как ты у нас на борту появился? Я проверил логи - в трюме ни взрыва, ни пожара не было. А ты - с ожогами, да и по голове тебя кто-то совсем недавно огрел.
  - По голове это меня профилем приложило, недавно, да.
  - А ожоги? От тебя - когда приволокли сюда, дымом разило. Причём, - он поднял палец вверх: - Древесным дымом. Не пластиком, не химией - деревом. А у нас на борту дерева нет. Совсем.
  - Долгая история, Док. - Я махом опустошил свой стакан и протянул его, прося налить новую порцию.
  - Так я и не спешу, - наполнив мой стакан на половину, доктор вернул его мне: - Рассказывай.
  - Вы всё одно, не поверите.
  - Так ты убедительно рассказывай. И не ври, я, знаешь ли, правду от сказок для детей отличить смогу.
  - Хорошо. Начнём с того, что вы, Док, правы. Не ваш я, совсем.
  - Поясни.
  - Не из вашей вселенной.
  - Бред. Попробуй ещё раз, только по убедительней.
  - Док. Я не из вашей вселенной. Чужой я. Понимаешь? И да, там меня, действительно, сжигали на костре. Инквизиторы. На костре из дерева. Быстрый огонь, слыхал?
  - Хм... - Он упёрся локтями в стол, сцепил пальцы рук в замок и посмотрел на меня поверх них: - За что?
  - Местному Императору дорогу перешёл.
  - Ты там что? Мятеж что ли учинил?
  - Да нет, наоборот, спас его, от чужих.
  - А он тебя вот так и отблагодарил, да?
  - Да.
  - Забавно... Забавно. И что самое интересное - ведь ты не врёшь, а искренне веришь в свои слова. А Император, номер какой был?
  - Номер? Дюваль он был. Без номера. Основатель династии.
  - Основатель? Династии?
  - Ну да. Док! Ну я же говорил, что не поверишь!
  - И ты прав. Такой бред я мог бы объяснить, если бы ты изоляции горелой надышался, но от тебя деревом пахло. И ты сам во всё это веришь. Мда...
  Он встал и прошёлся по небольшому пространству своего кабинета.
  - Ты говоришь, что был пилотом?
  - Да.
  - Что последним пилотировал?
  - Анаконду.
  - Это что? - Он вернулся к своему столу, но не сел за него, а уселся на край столешницы.
  - Лёгкий крейсер.
  - И ты один водил крейсер? - Док даже всплеснул руками: - Один?! Ну ты сказочник!
  - Один! Чего-сложного-то?
  - Ну, по прямой - допустим. А если бой?
  - Ну бой, чего-такого-то?
  - Управление полями, орудиями? Бегать не взмокнешь? Маневровыми?
  - Так бортовой же компьютер есть - он маневровыми рулит. Не, можно и без него, знал я парней, которые сами управляли, но не я. А стволы - у меня они фиксы, прямо по курсу были. Бой, - я позволил себе фыркнуть: - Ничего сложного.
  - Какого же размера этот твой бортовой компьютер? С пол корабля?
  - Да нет, ну... - Я постарался припомнить потроха главного пульта: - Ну блок небольшой. Пол метра на треть и на треть.
  - И всё это тянет?!
  - А что такого? Или у вас с электроникой проблемы?
  - Есть такое, - признался он: - Не шибко это направление популярно в науке. Финансируют мало, ибо бесперспективно.
  - Как же вы летаете? Курс проложить или... Да ты сам же говорил - маневровыми в бою?
  - Штурманская группа - пять человек. Они и счисления обеспечивают и коррекции всякие нужные. А маневровые - на каждый двигатель манёвра - своя смена, четыре оператора. Ну и они уже в бою команды с мостика получают и работают. У нас хороший оркестр был.
  - Оркестр был? - Не понял я по началу, но потом до меня дошло: - Блин, действительно оркестр. А дирижирует кто? Капитан?
  - Что ты! Капитан он общее решение принимает - идти в бой или уклониться, ему штаб задачи ставит. Он глобально решает. А в бою, ну или в походе, рулит Первый Пилот. Он рулит, а Главный Артиллерист уже выбирает цели и управляет огнём.
  - Сколько же у вас на борту народищу то?!
  - Экипаж? Сто восемьдесят четыре человека. Было. Сейчас - меньше трети.
  Он помрачнел и одним махом опустошил свой стакан. Я последовал его примеру.
  - А мы до базы - дойдём? - Поинтересовался я, получив новую, уже вроде третью, порцию.
  - Своим ходом нет. - Док полез в свой стол и покопавшись в его ящиках вытащил пачку сигарет. Вытряхнув себе несколько штук, он перебросил её мне: - Держи.
  Я поблагодарил его кивком головы, раскурил её, благо теперь уже знал, как.
  - Своим ходом не дойдём. Факт. Не управимся с ним. - Он постучал костяшками пальцев по переборке: - Но нам и не надо.
  - Как это?
  - Выйдем из прыжка, нас засекут, установим связь, пришлют буксир. - Всё это он произнёс спокойным и практически будничным тоном, но в этой интонации присутствовали какие-то недобрые нотки, так что я весь подобрался, так, на всякий случай.
  - Да, ты прав. - Доктор заметил мою реакцию на свои слова: - Пришёл тягач и там был трос и там был врач, - зачем-то процитировал он неизвестную мне песню: - И особистов цельный выводок. А тебе с ними лучше не того, да?
  - Ну да.
  - Это я понимаю, что ты не шпион, а там... - Он махнул рукой: - Найдётся, гадом буду, молодой и ретивый - этот быстро докажет, что ты не только шпион лошадников, но еще и похуже чего. А этого ни мне, ни, тем более тебе не надо. Так что, друг мой любезный - надо тебя легализовывать, да так, чтобы ни у кого и мысли - что ты засланный, не возникло.
  - Док, да не шпион я!
  - Шпион, шпион. - Он примиряюще повёл рукой: - Не наш, нашей галактики в смысле, шпион. А какой-то другой. Не знаю зачем тебя сюда заслали, но не ради вторжения - точно. Вторгаются ради чего-то. Ресурсов, рабочей силы, баб красивых в конце концов. У вас там с бабами как? Симпатичные? Хватает?
  - Угу.
  - Тогда девок - вычёркиваем. Ресурсы? Нет. Их везде навалом. Рабы? В смысле - нас, местных, в кандалы и на шахты? Так с вашими компьютерами проще роботов наклепать.
  - Дроидов. Мы роботов так называем.
  - И что, популярны они у вас?
  - Ну... Их много, и они разные. - я раскрыл ладонь и принялся загибать пальцы: - Для кораблей есть топливозаправщики, есть для шахтёрских кораблей - руду в трюм таскают, есть охранные дроиды, есть...
  - Погоди. - Взмахом руки он заставил меня замолчать: - Вы что - астероиды разрабатываете? Кораблями?
  - А что такого? Навесил шахтёрский лазер, обогатительную станцию в трюм, дроидов геологической разведки и сборщиков загрузил и лети себе, копай.
  - И что - выгодно?
  - Да так себе, - признался я: - Если плотно этим заниматься, то да. Но это надо пояса, астероидные пояса, - быстро пояснил я, увидев недоумение на его лице: - Кольца с камнями или льдом искать. Если свезёт, найдёшь такое, то да, можно много вкусного накопать.
  - Золото? Серебро?
  - Золото? Пффф..... Кому этот хлам нужен? Его везде полно. Палладиум, Платинум, Пейнит. Три Пэ, короче. Вот они дорогие. Раза в три, а то и четыре дороже золота.
  - Понятно, значит захват нас и рабство на шахтах тоже отпадает. Слушай... А может вас роботы, то есть эти - дроиды ваши, ну - поработили? И теперь хотят и нас тоже?
  - Зачем, Док?
  - Не знаю, - со вздохом признался он: - Но они же не люди и думают не как мы? Вот и захотели, так сказать подмять все галактики своей железной пятой. А?
  - Такой бред у нас даже не в кино не снимают. Да и нет такого Искусственного Интеллекта, ну практически нет. Был у меня такой - андроид с реально разумным ИИ, но он, точнее она потом...
  - Стоп! - Доктора прямо-таки выбросило из стула, на котором он до этого сидел: - Молчи!
  - Ты чего, Док? Тот андроид был, была точнее в моём...
  Договорить я не смог - он подскочил ко мне и зажал мне рот ладонью: - Тихо! - Он обвёл помещение взглядом: - Молчи. Такие темя здесь не приветствуются, понял?
  Я кивнул, и он убрал руку.
  - Но почему, Док?
  В ответ он сначала долго рассматривал свои руки, а потом, не поднимая глаз тихо произнёс: - Не все, скажем так, детали, нашей истории, в части касаемо Императоров, и их ближайшего окружения, мммм..... В общем не касайся подобных тем - проживёшь дольше. Уловил?
  - Угу. Хотя странно это. Это же...
  - Молчи!
  - Всё-всё, Док. Понял. Заткнулся.
  Он поднял голову и некоторое время внимательно смотрел на меня, будто желая убедиться, что правильно понял услышанное.
  - Это - для твоего же блага.
  Вернувшись за свой стол, доктор отпил коньяка и на несколько минут в небольшом отсеке воцарилась почти полная тишина. Почти - потому, что на корабле, если он ещё не превратился в груду мёртвого железа, всегда что-то работает. Шумит вентиляция, попискивают электронные системы, где-то открываются и закрываются двери, гудят ровным рабочим тоном движки и многие прочие, мирные и незаметные уху звуки - всё это создаёт обычный, бытовой шум, привычный уху любого пилота, любое изменение которого больно режет слух, заблаговременно предупреждая о каких-либо неполадках или иных, нештатных, ситуациях. Вот мы и сидели молча, слушая все эти звуки и думая каждый о своём.
  - Ладно! - Док прервал затянувшееся молчание, хлопнув ладонью по столу: - Так что же мне с тобой делать, а?
  - Простить и отпустить?
  - И далеко ты уйдёшь? Без документов-то? Сам-то ты пропадёшь - ладно, это, в конце концов, твоё личное дело, но ты нас всех подставишь.
  - Так сгорели, когда меня сюда доставили - от комбеза одни лохмотья были, сгорели они.
  - Ага. А на корабль ты как попал? Перед вылетом я медосмотр проводил - всего экипажа и тебя там не было.
  - Зайцем. Был безработным, жрать хотел - вот и пролез. А потом вылез, ну и попал в огонь.
  - Служба Безопасности станции будет очень рада такой новости - как же! Мимо них кто-то пролез. Да и голодать ты не мог - ещё со времён Двадцать шестого пищевые брикеты на каждом углу бесплатно выдают.
  - Приключений захотел.
  - Ну их то ты получил. По полной. Нет, приятель. Тебе документы нужны и, причём, такие, чтобы ни один особист и подумать ничего не смел о тебе.
  - Шутишь?
  - Ни разу. - он подгрёб к себе стопку личных идент карт погибших, которые лежали у него на столе: - Так. Сейчас будем из тебя человека делать.
  Он просматривал карты одну за одной, деля их на две стопки.
  - Эти, - закончив, он сгрёб со стола и закинул в ящик большую часть: - Нам не пригодятся. Этих парней хорошо знали, у них остались родители, жёны, дети. Ты засыпешься сразу. А вот с этими, - он поднял с поверхности стола четыре карты: - Можно попробовать. Так. Смотрим. Эверс Фудр. Сирота - данных о родителях нет. Не женат. Специализация - оператор маневровых. Нет. Не годится. - он скинул карту в стол.
  - Симон Пак. Родители умерли. Не женат. На флоте... хм. Не пойдёт. Восемь лет на флоте, значит, - он посмотрел на меня: - Много друзей. Покойся с миром, Симон.
  Карта Пака последовала в ящик.
  - Семён Светодаров. Эх... Что ж ты, Семён. - Доктор покачал головой: - Помню его хорошо. Второй поход с нами. Повар, помощник кока. Готовить умеешь? - он посмотрел на меня, и я пожал плечами:
  - Ну, более-менее умею. Пока никто не умирал от моей стряпни.
  - Ключевое слово - пока. - Карта легла на стол: - И последний - Джастин Игореф. Механик, специализация - системы отвода тепла.
  - Охладители что ли?
  - Они самые. Знакомо?
  - Нет, - признался я: - Только на уровне пользователя, не более.
  - Тогда отпадает. - Карта Джастина отправилась к своим товарищам.
  - Что ж.. - Док поднял со стола идентификатор Семёна: - Придётся с этим работать.
  - Подделывать будешь?
  - Зачем? Карта подлинная, все проверки прошла и пройдёт.
  - А как тогда? Я же не он.
  - Ты не он, зато я - это я. - Доктор позволил себе ухмыльнуться: - Забыл? Я же корабельный врач.
  - И что?
  - А то, Семён, что ты мог, нет, не мог - ты обгорел, так?
  - Ну да.
  - Значит надо ввести новые данные по твоей внешности. Сядь сюда. - он показал мне на какой-то прибор с небольшим сиденьем, сильно похожим не велосипедное.
  - Не дёргайся....
  Прибор коротко прожужжал и Док довольно усмехнулся: - Да, Сёма. Обгорел ты конкретно - никто не узнает. А кто виноват?
  - Кто? Я?
  - Нет. Бюджет Флота. Было бы финансирование нормальное, не пришлось бы тебе лицо в полевых условиях, из подручных материалов лепить. Так и запишем. - он воткнул карту в щель на торце столешницы и выдвинув из-под неё клавиатуру с небольшим экранчиком что-то быстро набрал.
  - Сейчас добавим тебе деталей в историю болезни. Тепловые ожоги ног, груди. Химические - лица. Восстановление зрения - реконструкция яблок. Всё. - Откинувшись в своём стуле доктор вытащил карточку и протянул мне.
  - Что ж Семён. Понимаю, это тяжело, но теперь тебе с этой внешностью жить. Извини.
  - А что не так? С моей внешностью? - С поверхности карты на меня смотрела объёмная проекция моей головы.
  - Можно было б из тебя красавца сделать, но увы - фонды, - он с сожалением развёл руками.
  - Меня и эта устраивает.
  - И это - правильно. Дай сюда карту.
  - Зачем? - я вернул ему кусочек пластика: - И что с телом будет? С настоящим Семёном?
  - Да ничего особенного. Похороним в общей могиле - как неопознанного. Не отвлекай, дай подумать.
  Пока он думал я успел выкурить ещё одну сигарету и добить свой коньяк.
  - Значит так, - он взял мой стакан, который я протянул ему в надежде получить новую порцию и поставил его на стол: - Ты был ранен в бою. Да?
  - Ээээ.... Ну да.
  - Это капля. Бой в космосе - капля со звёздочкой.
  - Чего?
  - Не отвлекай. Дальше. Получив мед помощь, ты отправился на боевой пост и исполнял свои обязанности в боевой обстановке, несмотря на ранения. Было дело?
  - Да.
  - Долг. Сколько целей поразил?
  Я пожал плечами: - Не помню. Три первых помню, а потом такое началось... Налей, а?
  - Запишем одиннадцать. Чуть, на одну больше минималки - за это вам, господин Светодаров, положен глаз. Серебряный.
  - Док! Налей и переведи!
  - Медали это. Медали и знаки отличия. В принципе, по совокупности всего, тебе орден положен. Как же! Раненый, в бою, пошёл на боевой пост и спас корабль!
  - Так я же не один был?
  - Это нам сейчас не важно. Мы про тебя говорим. Солнечный диск за такое требовать надо - как минимум. Орден такой. Но! - Док назидательно поднял вверх палец: - Его вручает Сам. - Он несколько раз ткнул пальцем в подволок своей каюты: - А тебе туда, по крайней мере сейчас - нельзя.
  - Ясно дело. - Я кивнул, будучи полностью с ним согласным: - А эти все, ну - глаза, капли? Это что?
  - Капля - это медаль за ранение. Похожа на капельку крови. Было бы дело на планете, на поверхности - она лежала бы на круглой основе, а раз в космосе ранение было, то звёздочка с капелькой крови по центру. Глаз - это знак такой, прицел.
  - Квадратный? Как при стрельбе из ПМК?
  - Ага. И глаз по центру. Долг - медаль. Обычная, круглая. Без ленты.
  - А что? У вас тут ещё и ленты есть? К медалям?
  - Есть, - он снова воткнул карту в щель стола и принялся стучать по клавишам: - И ленты есть и банты, и прочая мишура. Не отвлекай. Я тебе представление к наградам делаю.
  - А кто подписать должен?
  - Деменьтьев. Он сейчас за старшего.
  - Подпишет?
  - А куда он денется? Я уже завизировал.
  - Ты же врач?
  - Эх, Семён... Семён. - Доктор вытащил карту и перекинул её мне: - Ты ещё не понял?
  - А что я должен был понять? - поймав её я сунул пластиковый прямоугольник в нагрудный карман.
  - Я - особист на этом корабле.
  - Ты... То есть - Вы, Док? Но... Вы же врач?!
  - А кому, как не врачу или священнику быть особистом? Я же всё про всех знаю. Кто где был, что ел, с кем спал. Любого могу вызвать на осмотр, все как на ладони. Кстати - карту дай. Забыл кое-что.
  - Держите. И вы меня не арестуете?
  - Да расслабься ты. - Он, в очередной раз, загнал её в считыватель: - Амнезию забыл тебе указать. Это оправдает твоё незнание наших реалий. Вот... Местная амнезия в следствии травмы головы. Готово! - вытащив карту он поднял голову и посмотрел на меня.
  - Ты не шпион. Это видно даже новичку. А вот кто ты - это, брат, загадка. Но - безобидная и не опасная для Империи. Неудачник, случайно попавший к нам, путешественник ты или исследователь - да какая разница. Вреда от тебя не будет - я бы иначе почувствовал бы. А ты и сам - напуган произошедшим. Может ты и беглец от наказания, но у нас ты пока дел не натворил, так что - претензий к тебе нет. Не нарушай и не будет. - Встав из-за стола, Док подошёл ко мне.
  - Господин Светозаров, - начал он официальным тоном, и я вскочил, сдерживаясь, чтобы не вытянуться по стойке смирно.
  - От лица Имперского флота и от себя лично благодарю вас за проявленное мужество в ходе боя с силами туманности Конская Голова. Надеюсь, что ваши раны скоро затянутся и вы сможете продолжить службу на благо Империи и нашего, благословлённого, Двадцать Восьмого Императора. Вы представлены к наградам в соответствии с проявленной доблестью и будите вознаграждены по заслугам. Слава Империи! - Док вытянулся по стойке смирно и коротко кивнул.
  - Ээээ.... - Что отвечать я не знал и он тихо прошептал: - Говори Слава Императорам...
  - Слава Императорам!
  - Что ж. - Доктор засунул карточку в мой нагрудной карман: - С официальной частью покончено. Вот теперь и выпить можно.
  
  
  Глава 3
  Борт среднего транспорта "Бубалюс*". Созвездие Весталок, пространство четвёртой звезды.
  267 год правления 28 Императора.
  
  (*Бубалюс - лат. Вол)
  
  - Семён? Ну что там - с поджаркой? - корабельный кок Вильсон появился на камбузе, держа в руках объёмистый баул.
  - Да нормально всё с ней, доходит, - я кивнул на плиту, где парила чуть сдвинутой крышкой сковорода и вернулся к своему занятию - продолжил медленно перемешивать растопленное в кастрюльке масло, осторожно посыпая его мукой и следя что бы в готовящейся смеси не образовались комочки.
  Шёл третий год моего пребывания в этом мире и пока всё было нормально. Следуя советам Дока, я уволился с военной службы, благо ранения и медали помогли решить этот вопрос без особых проволочек и, получив на руки неплохое выходное пособие, которого мне хватило на полтора года безбедной жизни, стараясь освоиться в это новом для меня мире.
  Ну а после... После пришлось искать работу.
  Я закончил курсы поваров и устроился помощником корабельного кока на средний транспорт, где и пребывал по настоящий момент.
  
  - Молоко приготовил? - Вильсон поставил звякнувший стеклом баул на стол.
  - Угу, холодное. Сейчас заливать буду. Чего приволок?
  - Да всего понемногу. Фух... Едва допёр. - Он раскрыл сумку и принялся доставать из неё разнокалиберные бутылки, расставляя их по столу в понятном только ему порядке.
  - Откуда такое богатство? Всем дают? - Мой помощник, молодой паренёк только полгода как закончивший курсы поваров, протянул было руку к одной из бутылок, он кок так зыркнул на него, что Павел предпочёл не рисковать и даже отошёл от стола, принявшись изображать мойку посуды, бросая жаждущие взгляды на баул.
  - И даже не думай, - Вильсон погрозил ему пальцем и занялся расстановкой бутылок: - Так. Старику нашему - пара коньяка.
  Две пузатые бутылки темно зелёного стекла, украшенный золотистыми этикетками заняли место во главе стола.
  - Старпом. Он много не пьёт. Ему винца лёгкого. - Наполненная рубиновой жидкостью бутылка, своей формой, больше напоминавшей винт от мясорубки, встала рядом с капитанской парой.
  - Деду... Вискарь.
  - Ты про его помощников не забудь. Помогают нам сильно, - я закончил заливать холодное молоко в смесь масла с мукой и прибавил газу - смесь должна была покипеть немного, выпарить лишнее, прежде чем в неё можно будет добавить молотого мускатного ореха.
  - И жрут тоже, каждый за троих, - он недовольно поморщился, но потом вздохнул: - Но ты прав. Помогают хорошо. От них, в отличии от кое-кого из здесь присутствующих, - он покосился на поварёнка, но тот сделал вид что полностью поглощён вытиранием салатницы: - Ладно. Деду ВСОП дадим, а им и простого довольно будет.
  Четыре бутылки ровной шеренгой отгородили долю старпома и капитана от пока ещё свободной поверхности стола.
  - Штурман и его бездельники. Этим и одного пузыря много будет.
  - Не жмись, - убедившись, что будущий соус ведёт себя строго в соответствии с моим планом, я повернулся к столу: - Сам же знаешь - напутают со своими расчётами и привет. И пыли не останется.
  - Вот пусть и сидят трезвыми.
  Черная кошка, пробежавшая между ними, была мастером своего дела. Кок и Штурман Самарин не общались уже около года. Может и больше, не знаю. Я нанялся на этот грузовоз год назад и всё это время их общение шло строго через посредников, полностью исключая прямые контакты. Согласно корабельной легенде он разругались из-за ставок на тотализаторе. Самарин проиграл, а Вильсон, наоборот - выиграл, что и привело к конфликту - с точки зрения штурмана, кок располагал некой инсайдерской информацией, которой, в силу своей природной жадности, на поделился с сослуживцем. Вильсон же, разумеется, отмёл подобные слухи и, в свою очередь, обвинил уже Самарина в поклёпе. Ну а дальше - как это и бывает, слово за слово... Вполне обычная, бытовая ситуация. Вот только мириться они ну никак не хотели. И покидать корабль - тоже, считая, что именно его уход будет расценен экипажем как признание своей неправоты.
  - Да ладно тебе. - Приподняв крышку я помешал соус: - Дай им хотя бы пару пузырей.
  - Пару? - он с сожалением посмотрел на бутылку в руке: - Пару, значит? Павел! -Окликнул он моего помощника: - На вот, отнеси тем господам две бутылки. - Вильсон протянул моему помощнику два джина. И смотри, - повернувшись ко мне, кок хитро улыбнулся: - Если на трапе опять упадёшь и разобьёшь обе...
  - Виль?!
  - Одну. Одну - разобьёшь, то я... - он погрозил поварёнку кулаком и продолжил, глядя мимо него: - Ух как ругаться! Не буду!
  - Так у меня руки же заняты? Как я по трапу полезу? - Павел явно уже прикидывал свой навар.
  - Разобьёшь обе, - я погрозил ему рукоятью черпака: - Ноги оторву и тебе же скормлю. Как Айсбане. Уловил?!
  - Ага. Есть не разбить обе!
  - Тогда беги, - Вильсон кивнул на дверь, и он тут же покинул помещение камбуза.
  - Я чё я? Чё я? - повернувшись ко мне и напоровшись на мой неодобрительный взгляд он деланно удивился: - Я-то тут при чём, если твой подчинённый такой криворукий?! И вообще, займись делом!
  - Поджарка готова, соус сейчас дойдёт. Салат Павка сделал. Суп со вчера остался.
  - Вот и не отвлекай, - невпопад ответил он и вытащил сразу несколько набольших плоских бутылок, напоминавших своим видом фляги - такие удобно носить в нагрудном кармане.
  - Ещё коньяк? - Не обращая внимание на его недовольное ворчание я взял в руки одну из них: - Ром? Ты чего это? В смысле - кому?
  - Мелкие - парковщикам, а вот эти, - Виль вынул одну за одной три высокие картонные коробки: - Первому, второму и помощнику второго.
  - А не жирно? И почему именно Ром?
  - Так Вриз же говорил, забыл?
  Я отрицательно мотнул головой и, засыпав молотого ореха в подошедшую смесь, принялся её перемешивать.
  - Ну что он хочет с сигарой и стаканом рома посидеть.
  - С сигарой? На корабле?! Где?
  - Как где? - он подмигнул мне с самым заговорщицким видом: - Там, под вытяжкой, где кое-кто курит втихую. Кстати, - он ухмыльнулся и посмотрел прямо на меня: - Ты, если того нарушителя, ну мало ли, всякое бывает - увидишь, так скажи ему, что после курения неплохо было бы заборник вытяжки протирать, а то на ней пепел оседает. Скажешь?
  Я неопределённо пожал плечами, не желая признавать свою вину: - Ну... Если, вдруг, увижу и не забуду - скажу.
  - Вот и молодец. Кто у нас остался? - Он достал ещё штук пять бутылок и, расставив их на столе, склонился над ними, как полководец, планирующий бой на карте.
  - Суперкарго со своим, - я выключил газ под кастрюлей с соусом и продолжил: - С гоблином своим.
  - С гоблином, это ты верно подметил, - кивнул Вильсон: - Вот не понимаю, - он взял за горлышко поллитровку водки, и я кивнул, одобряя его выбор - с Смайсом и его помощником Жаком, отношения не сложились уже у меня. Суперкарго, как специалист, я хочу сказать, он был, не спорю, хороший, но вот как человек... Мне не нравилось в нём всё - начиная от его внешнего вида - густо напомаженная и разделённая на тонкий прямой пробор шевелюра вкупе с тонкими, какими-то крысиными усиками, постоянно бегающими глазами и заканчивая манерой общения - Смайс общался со всеми так, будто самим фактом того, что он соизволил обратить на тебя внимание и снизойти до беседы, делал огромное одолжение собеседнику. Жак, бывший его заместителем и числившийся старшим по грузовым отсекам, был, в принципе, нормальным мужиком, вот только его словарный запас состоял не более чем из двух, может трёх десятков слов, две трети из которых не подлежали цензуре. Общаться с ним, в силу этого было сложно - меня хватило на несколько бесед, в ходе которых я был послан куда-то уж слишком далеко и единственным плюсом которых, было пополнение моего словаря новыми терминами и неожиданными речевыми конструкциями.
  - Не понимаю, - продолжил тем временем кок: - Как они, такие разные и уживаются вместе?
  - Понятия не имею и знать не хочу. - Я залил поджарку соусом и снял сковороду с плиты: - Водки им дай, ну Жаку точно.
  - Может Смайсу текилы?
  - И лимон есть и соль.
  - Тогда так и сделаем. А это тебе, держи. - Он протянул мне бутылку, сквозь прозрачные стенки которой виднелось светло жёлтое содержимое.
  - Хм... - Я взглянул на этикетку: - Мускат? А в честь чего такая щедрость, начальник?
  - А что - нельзя? - Вильсон посмотрел на меня исподлобья: - Сегодня исполняется девять лет как я по космосу мотаюсь. Как тебе такой повод?
  - Дата же не круглая?
  - Не нравится, давай сюда! - Он протянул к моей бутылке руку, и я поспешно убрал её себе за спину.
  - Да ладно тебе, - я отступил от стола и поставил бутылку в нишу над вытяжкой, заранее предвкушая сочетание нарушение сразу двух запретов - курения и распития на борту во время похода. Карательных мер я не боялся - наш Старик, капитан Лосев был из тех ветеранов, которые спокойно смотрели на мелкие нарушения. Команда сыта? Жалоб на самочувствие после еды нет? Камбуз чист? Ну и делайте что хотите, только со своими обязанностями справляйтесь.
  Первый раз он запалил меня на второй неделе моего пребывания на борту, и я уже начал собирать свои вещи, ожидая пинка под зад в следующем порту, но его не последовало, как и хоть какого-то нагоняя или замечания от своего непосредственного начальника на борту этого среднего транспортника. Поймав меня во второй раз, это произошло спустя полгода, Лосев посоветовал споласкивать рот хвойным лосьоном, но - без усердия, тем самым негласно подтвердив моё окончательное зачисление в команду.
  А стоило ему покинуть камбуз как появился Виль и, не говоря ни слова, поставил на стол плоский флакон с именно такой этикеткой. Вот только был там не лосьон, а хороший коньяк из личных запасов капитана. Что ж, на каждом корабле свои традиции и правила.
  
  Завтрак, обед и ужин собирали в кают-компании практически весь экипаж, кроме, разумеется, находившихся в этот момент на вахте или занятых срочным ремонтом - наша коробка давно миновала годы корабельной молодости и сейчас на ней постоянно что-то выходило из строя, обеспечивая Деда и его парней постоянным фронтом работ.
  Однако сегодня было сделано исключение из правил - минут за сорок до ужина, вообще-то, по порядку, это должен был быть обед, но получение груза заняло больше времени, чем планировалось, так вот - за сорок минут до ужина к нам, по трансляции, обратился сам Старик, что уже само по себе было совсем не рядовым событием:
  - Прошу внимания, экипажа. - Несмотря на то, что большую часть своей карьеры наш капитан провёл на военной службе, использовать казённые фразы он не любил.
  - Коллеги, буду вам весьма признателен, если через сорок минут, вы все, включая дежурную вахту, соберётесь в кают-компании. Корабль попрошу поставить на автопилот. Спасибо.
  Динамики смолкли, и я озадаченно потёр лоб - чего ради кэпу вдруг потребовалось всех собирать? Дня рождения или иного какого праздника вроде не было, рейс был самый обычный, рядовая ходка - весело взяли груз и быстро, с улыбочкой, дотащили до получателя. Чего ради шум?
  - Что? Всех вот прямо с вахт? А рулить кто будет? - Павел, собравший приборы для сервировки стола потёр лоб позаимствованным у меня жестом. Для него я был не только начальником, но и авторитетом - боевые медали, полученные на эсминце, делали меня героем в его глазах.
  - А чего рулить-то? Через минут двадцать уйдём в прыжок, минут пять - ну, десять, в гипере а как вынырнем всё одно час висеть без дела пока генераторы накопители не зарядят.
  - Да, но...
  - Что но? Ты лучше приборы как следует вытри, что б народ морды не кривил, мол опять всё мокрое.
  Он молча кивнул и принялся перебирать вилки и ложки, протирая полотенцем те, которые, на его взгляд, были не в должном состоянии.
  - Расслабься. - Я закончил перекладывать мясо в мельхиоровую чашу и накрыв её крышкой, повернулся к нему: - Старик не первый год ходит, да и поверь - после выхода из прыжка, в рубке, я имею в виду, делать нечего. Скука. Можно, конечно, на новый курс лечь, но толку от того, что ты чуть ближе к следующей звезде сместишься - никакого. Масштаб не тот, понимаешь?
  - А как же Устав? Он же предписывает...
  - Так мы не на военном и не в бою. Идём стандартным торговым, пиратов тут нет, да и не нужны мы никому - наверняка в трюме опять либо руда, либо мясо. - Я хотел было добавить, что даже если бы мы были вне охраняемого торгового коридора, то и в этом случае на нас бы - с таким грузом, никто б не позарился, но осёкся - уверенности, что груз именно такой у меня не было.
  Смущала задержка при погрузке.
  Такое уже было - месяца три назад. Тогда Лосев выбил фрахт на перевозку какого-то оборудования, и мы приняли на борт два отделения морской пехоты - для охраны, если кто попытается нас перехватить. Захватывать нас никто не стал и десантники, пробездельничав весь рейс, покинули наш борт в точке назначения, получив за это весьма приличную сумму денег.
  Увидев мою заминку Павел вопросительно посмотрел на меня, но ответить ему я не успел - пол провалился под моими ногами и по телу прокатились чередующиеся волны жара и холода, подтверждая переход нашего корабля в гиперпространство.
  - Уже? - Поварёнок озадаченно потёр лоб: - Ты же говорил, что минут через двадцать?
  - Могли и раньше уйти, может Дед чего починил. - Я пожал плечами: - Ты лучше не отвлекайся. Бери тарелки и иди стол накрывать. Я тебя догоню.
  
  - Друзья! - Лосев, облачённый в парадный мундир со всеми своими регалиями и даже с погонами капитана второго ранга, поднялся со своего места во главе стола держа в руках рюмку коньяка: - Я понимаю, что это собрание, на которое я попросил прибыть всех, вызвало у вас вопросы и хочу сделать небольшое, - он сделал паузу и обвёл присутствующих взглядом: - Сообщение.
  Сейчас в кают-компании был собран весь экипаж - все двадцать четыре человека, что сам по себе было беспрецедентным случаем - на моей памяти что здесь, что ранее, такого не было, особенно учитывая, что мы не стояли в доке, а висели в пространстве безымянной номерной звезды, ожидая завершения накачки прыжковых накопителей энергией для следующего прыжка.
  - Вы все помните, что несколько месяцев назад нам удалось получить удачный фрахт. Правда, большая часть оплаты ушла десантникам, но зато мы получили высокий рейтинг в компании... Впрочем, её название вам ничего не скажет - главное, что мы исполнили тот контракт строго в соответствии с договорённостями, оставив нашего нанимателя довольным.
  На несколько секунд в отсеке зародился шум - все помнили тот рейс в основном благодаря морским пехотинцам, которые маясь от безделья лазили по всему кораблю путаясь у нас под ногами.
  - Так вот, - Лосев повысил голос и шум быстро стих - все ждали сути его речи: - Вы безусловно заметили, что мы покинули станцию с задержкой. Сейчас я могу сообщить вам её причину - мы ждали новый груз от этой же компании. И, благодаря нашей репутации - мы получили новый фрахт.
  По кают-компании прокатился одобрительный гул.
  - Ещё минуточку. Потерпите немного и да - Жак, я понимаю, что водка греется и выдыхается, но - ещё буквально один момент. Совсем коротко - у нас сейчас полный трюм их техники. Оплата за этот рейс такая, - он позволил себе победно улыбнуться: - Что после его окончания каждый из вас получит премию, равную вашим двум годовым доходам.
  - Ура! Капитану - ура! - вскочил со своего места один из парковщиков, но Лосев движением руки отправил его на место: - Самое последнее. Как это не печально, друзья, но я принял решение закончить свою карьеру капитана. После разгрузки наш Бубалюс будет продан. Выручка - разделена между всеми. Я уже провёл предварительные переговоры и могу сказать - после этого рейса вы все станете весьма обеспеченными людьми. Ваше здоровье, друзья! - Он поднёс рюмку к губам и прежде чем её опрокинул весело подмигнул нам.
  Мы дружно последовали его примеру.
  - Что ж. - Капитан сел на своё место во главе стола: - Приятного аппетита.
  В помещении сразу стало шумно - звякали приборы, разросся и повис гул голосов - всем не терпелось обсудить с товарищами последние новости.
  - Здорово! Вот уж не ожидал такого! - ко мне повернулся сидевший рядом Павел: - А что ты думаешь, а, Семён?
  - Конечно... - рассеяно ковыряясь вилкой в тарелке невпопад ответил ему я. Есть не хотелось - я нахватался кусочков пока готовил, да и после таких новостей лично мне кусок в горло не лез. Решение капитана сильно перечёркивало мои планы.
  Нет, я не был против получения приличной суммы, это было совсем не лишним, но вот мои планы его решение перечёркивало полностью. Работая на борту Бубалюса я надеялся постепенно дойти до пилота, получая практическое обучение, ради чего весь год старательно откармливал Второго Пилота, балуя его различными вариантами копчёностей, до которых он был большой охотник и получая взамен возможность практиковаться в управлении нашего грузовичка. Под его присмотром и только в пустом пространстве, разумеется. Ещё полгода такой практики - благо всё фиксировалось в бортовом журнале и моей карте, и я мог бы попробовать сдать экзамен на оператора маневровых, от которого открывалась прямая дорога к должности помощника Второго Пилота и далее - к креслу Первого.
  - Что конечно? - непонимающе переспросил поварёнок, но тут же переключился на более важный для себя вопрос: - Ты как думаешь - нам за корабль, я про свою долю, сколько обломится?
  - Средний грузовоз, класс Вол, - я неопределённо покачал головой: - Новый, со стапелей, лимонов так сорок пять - полста потянет.
  - А наш?
  - Не менее тридцатки.
  - Ух ты ж... - Он быстро прикинул в уме: - Это, наверное, больше миллиона монет каждому, да?
  - Ну где-то так, - я кивнул головой, разглядывая собравшихся. В основном народ веселился, во всю налегая на подаренное Вильямом спиртное. Среди всеобщего веселья островками спокойствия и даже немного какой-то отстранённости, выделялись трое - сам Лосев, который просто глушил свой коньяк стопками, игнорируя закуски, Самарин, который меланхолично крутил в руках пустую вилку, уставившись неподвижным взглядом в стоящую перед ним полную рюмку и, к моему удивлению - Виль. Кок так же не пил, предпочитая налегать на мясо. Зато его он поглощал с завидной скоростью, не забывая пополнять свою тарелку стоило ей опустеть. Я понимающе кивнул - сладкая парочка оказалась за столом впервые за долгое время и что самое плохое - они сидели точно друг напротив друга, старательно избегая встречаться взглядами.
  - Коллеги! - Старик встал и постучал вилкой по пустому стакану для воды, стоявшему рядом с ним: - Я вас покину, дела ждут, но вас прошу не обращать на это внимания. По контракту мы должны доставить груз послезавтра, но благодаря нашему штурману мы немного срезали путь и сейчас находимся в одном переходе от конечной точки. Прошу сильно не набираться, особенно это касается пилотов, - он посмотрел на хорошо поднабравшихся парковщиков: - Завтра вам придётся поработать. Так что... - Он поднял рюмку: - Спасибо вам, мужики! Спасибо и удачи!
  Опрокинув рюмку, он коротко поклонился и вышел из кают-компании.
  - Слышь... Это... Семё...ик...оон, - мой подшефный, после ухода Лосева, окосел просто моментально, дав мне повод подумать о роли личности капитана в плане дисциплины и придания сил экипажу.
  - Ой... Что-то мне... - Он явно позеленел и я, подхватив его под мышки поволок в сортир под смешки более крепких товарищей.
  
  Уложив его в койку я некоторое время колебался - вернуться в кают-компанию или пойти на камбуз и посидеть там в тишине, прикидывая планы на будущее. Сам я пьяным, даже выпившим не был - моя бутылка так и осталась стоять в нише над вытяжкой - я про неё просто забыл, а выходить из отсека после того как капитан начал свою речь было бы по крайней мере бестактно, так что всё это время я пробавлялся яблочным соком, надеясь, что никто не попросит пробовать моего типа вина. Так, собственно, и произошло - народ принялся активно потреблять свои напитки, не обращая никакого внимания на состояние стаканов соседей.
  Вернуться? Захватить пузырь и присоединиться к общему веселью?
  - Что скучаешь? - Со мной поравнялся куда-то спешащий Самарин и я прижался спиной к переборке, пропуская его. Странно, но от него спиртным и не пахло.
  - Да вот думаю - возвращаться или нет.
  - Понятно. Как Павел?
  - Да что ему будет... Спать уложил - к утру проспится.
  - Молодёжь... Совсем пить не умеет. Ты бы поторопился, народ там сейчас всё подряд добивает, смотри - опоздаешь, безо всего останешься. А выпить надо, всё же такое раз в жизни бывает. - Он махнул рукой в сторону кают-компании, откуда, сквозь приоткрытую дверь доносились пьяные выкрики - народ точно пошёл в разнос.
  - Иди-иди.
  - А вы что?
  - Забыл коррекцию учесть. Вот только вспомнил. Сейчас поправку внесу и вернусь. А утром - на свежую голову, проверю. Там встретимся, - он ненавязчиво подтолкнул меня к двери и хлопнув по плечу на прощанье, направился в рубку.
  На свежую? Хм... Он же и так трезв. Чего комедию то ломать?
  Покачав головой, я повернулся в сторону камбуза. Сидеть в компании конкретно пьяных мужиков мне не хотелось, и - тем более, идти туда со своей бутылкой. Выжрут же, моментом - судя по тому, что крики перешли в подобие пения народ, покорил очередную высоту на пути к полному отключению мозгов. Я уж лучше один, в тишине - с сигаретой и бутылкой, посижу. Да и завтрак приготовить надо... Хотя... Им рассол на завтрак потребуется, какая там еда - после такого-то возлияния. Или всё же приготовить чего?
  
  Прикидывая утреннее меню я и не заметил, как ноги сами принесли меня на камбуз. Привычно активировав таймер духовки, я быстро слепил из заранее приготовленного теста два десятка плюшек и обильно посыпав их корицей, отправил в печь.
  Вот теперь и самому можно расслабиться - автомат сам включится и всё сделает, так что мне только останется накрыть стол, поставить посреди него блюдо с выпечкой и ждать самых стойких.
  Выпить что ли?
  Я вытащил бутылку из ниши и покрутил её в руках - с ней явно было что-то не так, вот только что именно я понять не мог. Бутылка как бутылка, пробка залита сургучом, этикетка с рельефным тиснением - вроде всё было правильно, но какая-то деталь неосознанно заставляла меня напрячься. На ней явно чего-то не хватало, а вот чего именно - понять не мог. Решив разобраться с ней позже, я взял её в руки, намереваясь поставить обратно - в нишу, как мой палец скользнул в выемку на донышке, какие бывают у дорогих марок и кожу что-то неприятно царапнуло. Заинтересовавшись я уселся на диванчик и включил лампу - первое время, до появления поварёнка, я практически жил тут - Виль сразу перевалил на меня большую часть грязной работы, так что мой рабочий день заканчивался обычно в районе утра - по корабельному времени и я несколько раз засыпал прямо за разделочным столом. Появление диванчика было подарком от капитана, явно заметившего моё состояние, ну а лампу я уже сам приобрёл - для удобства чтения различной местной литературы.
  Осторожно перевернув её вверх донышком и подставив под яркий свет, я пригляделся, стараясь разглядеть то, что укололо меня. Разгадка обнаружилась быстро - в воронкообразном донышке бутылки было проделано небольшое отверстие, чьи края характерно блеснули, когда на него упал свет лампы.
  Странно... Заводской брак? Но тогда бы автоматика не пропустила. Да и кому надо ремонтировать бутылку - проще скинуть в переплавку и сделать новую. Кроме того - Вильсон закупал алкоголь хоть и оптом, но в хорошем месте и что бы там оказалось подобное... Не. Конкуренты сожрут моментом - за качеством всего, что можно было съесть или выпить тут следили очень строго.
  Так и не найдя ответа я встал и засунул её обратно в нишу, решив отложить решение этой загадки до утра - судя по корабельным часам уже было начало третьего и до завтрака оставалось не более четырёх часов, как раз достаточно что бы слегка отдохнуть.
  
  Продремать мне удалось не более пару часов - сначала запищала, переходя в рабочий режим плита, а затем, как мне показалось - всего несколько минут спустя, что-то, очень похожее на приглушённый пистолетный выстрел гулко бухнуло внутри корабля. И ещё! И ещё раз!
  Кто-то явно стрелял из огнестрела - послышались ещё три выстрела, после чего восстановилась тишина, но спать я уже не мог и уселся на диване зевая, протирая глаза и не понимая - была ли стрельба явью или деталью моего сна.
  Судя по часам было без малого шесть утра - автоматика работала исправно, наполняя небольшое помещение камбуза ароматами свежей выпечки, отчего я машинально ткнул кнопку кофе машины, внося в душистый запах хлеба резкую нотку бодрящего кофейного аромата.
  За дверью послышался какой-то шум, но я не обратил на него никакого внимания - обычно в это время вдоль коридоров корабля начинали ползать примитивные автоматические пылесосы, чьи мозги сбивались от любого чиха, заставляя тупые железки биться о переборки в поисках прохода.
  Коротко пискнул кофейный аппарат и я, достав сигарету протянул руку к сенсорной панели вытяжки - утреннее кофе вкупе с сигаретой были моей привычкой, отказываться от которой я не собирался.
  Вытяжка включилась с громким щелчком, похожим на приснившейся мне выстрел, отчего я поморщился - парни Деда воевали с ней уже месяца два, пытаясь устранить этот дефект, но пока они неизменно оказывались в числе проигравших.
  От двери снова послышался какой-то шум, но теперь к царапанью добавился и лёгкий стук - очередной шедевр местной автоматики требовал внимания специалистов. Глотнув кофе, я положил сигарету на край плиты и подойдя к двери, чуть приоткрыл её, намереваясь отвесить доброго пинка тупой железяке.
  Дверь двигалась туго, будто автомат встал на тормоз - мне пришлось ударить её плечом, отбрасывая препятствие снаружи. Это помогло - створка резко дёрнулась, открывая проход и на меня упало тело Павла, перемазанное кровью.
  Рывком втянув его тело в отсек, отчего парнишка глухо вскрикнул, не открывая глаз, я захлопнул дверь и двумя поворотами блокирующих створку рычагов, заблокировал её, делая проход абсолютно непреодолимым для любого, решившего попытаться проникнуть внутрь.
  Камбуз, несмотря на то, что относился к второстепенным отсекам - с точки зрения живучести корабля, но при этом имел класс опасности два, то есть был местом повышенной опасности, благодаря чему размещался в самой дальней точке жилого пространства, вдобавок гранича своим потолком с внешней обшивкой корпуса. И именно благодаря этому расположению наша дверь была рассчитана на многое - вплоть до пробоя корпуса и разгерметизации помещения - если бы подобное произошло, то давление воздуха в коридоре дополнительно бы прижало её, предотвращая возможную утечку.
  - Павел? Пашка, ты жив? - Я присел перед ним на корточки и всмотрелся в его бледное лицо, прикидывая какую помощь я могу ему оказать, не покидая отсек.
  - Се...мён, - он приоткрыл глаза и снова закрыл их: - А... Мне не больно.
  В этот момент я порадовался, что его глаза были закрыты - иначе бы он увидел, как я прокусил себе губу, сдерживая крик - не больно!
  Если не больно, то всё, отходит, может в мед отсеке ему бы и помогли, но мы то были на камбузе и помочь ему хоть чем-то я был бессилен.
  - Зачем? Что...это он...в меня? - Что бы разобрать его шёпот я наклонился к самому его рту и невольно отпрянул, когда оттуда появилась первая струйка крови.
  - Кто, Паша, кто в тебя стрелял? - Понимая, что поступаю жестоко, я слегка встряхнул его пытаясь хоть таким способом привести умирающего в чувство.
  - Ой... Боль..но... - Он часто задышал - развязка приближалась, но всё же переборол себя и выдохнул: - Вильсон...
  В следующий момент его голова опустилась на грудь и он, разом обмякнув мягко завалился на бок.
  С минуту я молча сидел рядом с ним, пытаясь осознать услышанное - зачем коку убивать парня? И тем более, что через несколько часов мы все должны были бы стать весьма обеспеченными людьми? Какой резон вешать на себя мокрое? С криминалом тут боролись основательно, не оставляя преступившим закон ни малейшего шанса на снисхождение и делая их пребывание в освоенных системах полностью невозможным. Вильсон... После такого, а теперь я был уверен, что вся услышанная стрельба мне не приснилась, у него был только один шанс избежать наказания - застрелиться. И в чём тогда резон? Угнать корабль? Так он же не пилот, да и без помощи парковщиков, а их восемь человек - по одному на каждый движок, ему не справиться. Если только он не в сговоре с ними... Хорошо, допустим - подкупил он их. Чем-то. Деньгами? А где их тратить? На первой же планете или станции - при контроле на выходе из порта заметут. Угрозами? Возможно - но одному запугать восьмерых? Парни они не робкие - массой бы задавили. Но - допустим. Как-то он их того.
  Уболтал.
  Корабль, допустим, пилотировать он умеет, а дальше что? Будет по системе мотаться, пока топливо и воздух не кончится? В прыжок кто корабль поведёт, расчёты новые - кто делать будет? Самарин? Да этот предпочтёт быть убитым, нежели с ним рядом в сортире присядет.
  А тогда что получается?
  А то - сиди-ка ты, повар Семён тихо и жди, когда полиция объявится и вытащит.
  
  Приняв такое решение, я начал действовать и первым делом накрыл тело Павла чёрным пластиковым пакетом для мусора. А что делать? Других материалов-то у меня не было, это всё же кухня.
  Я не стал произносить над его телом никаких клятв или обещаний - чего ради зря воздух сотрясать?! Убийца был мне известен, с корабля он никуда не денется - спокойно ждём полицию и уж потом сочтёмся. Но всё же странно - чего это вдруг Вильсон, которого за год я узнал, как спокойного, уравновешенного и слегка даже подторможенного человека, станет открывать стрельбу в корабле? Заняв голову подобными рассуждениями, я обновил кофе в кружке и вытащив из отключившейся духовки плюшку, уселся за стол - делать было нечего, и я решил таким образом скоротать время до своего неизбежного освобождения.
  
  Ждать пришлось не особо долго - две с половиной кружки и три плюшки - последние сегодня удались просто на славу и жуя их я мог только сожалеть, что сегодня вряд ли кто сможет по достоинству оценить мой кондитерский шедевр.
  И вот - как раз, когда я меланхолично размышляя о превратностях судьбы, дожёвывал третью корабль вздрогнул и послышался неприятный скрежет, который лично мне показался одним из самых, если не самым приятным звуком в моей жизни - с Бубулюсом кто то швартовался. И, что немаловажно - этот кто-то очень торопился, судя по тому, что свой корабль наш гость просто притёр к нашей обшивке, тормозя об её поверхность.
  Может сделать полицаям кофе? Они такие - стук-стук, отдраивай давай! Полиция!
  Ну, я открываю дверь, а тут стол, кофейник и гора свежих плюшек.
  Точно!
  И пузырь на стол - мне для своих спасителей ничего не жалко!
  Приняв такое решение, я взялся за дело, начав с того, что привёл его в приличный вид протерев столешницу влажной тряпкой, после чего, расставив кружки, поднос с плюшками водрузил посреди стола бутылку муската. Отойдя в сторону, я вытащил новую сигарету - предыдущая благополучно дотлела до фильтра лёжа на плите, и, затянувшись критическим взглядом окинул получившуюся композицию - ничего так. Приятно выглядит, мирно. Если бы не прикрытое пакетами тело моего помощника у стены, то картина была бы совсем идиллической. Разве что скатерти не хватало - как последнего штриха к праздничному столу.
  
  В дверь снаружи тихо постучали, и я удивлённо хмыкнул - как-то уж слишком быстро. От шлюза, к которому можно было пристыковаться до камбуза было около двух сотен метров. Вообще, корабли в этой вселенной страдали гигантизмом - наш транспортник, внешне более похожий на кирпич, имел длину без малого четыре сотни метров и при этом относился к среднему классу грузовозов. Его внешность так же была принесена в жертву прагматизму - на прямоугольном корпусе выделялось всего несколько деталей - дюза двигателя на корме, небольшой бугорок ходовой рубки с другого торца и восемь маневровых по углам конструкции. Ни антенн, ни каких-либо других выступающих элементов наш Вол не нёс, являясь по сути просто ящиком для перемещения в космосе других ящиков. Загружали нас через откатную секцию в переднем торце кирпича, рядом с которой располагался и шлюз, чья дверь была выполнена заподлицо с поверхностью и выделялась на металлической плоскости только тем, что была окрашена в зелёный цвет. Посадочных опор здесь тоже не было - корабли либо висели в пространстве, соединяясь между собой или станциями переходными рукавами, либо просто плюхались на брюхо, позволяя погрузочной технике заезжать внутрь без помощи каких-либо дополнительных аппарелей или конструкций.
  Не буду утомлять вас описанием обитаемого сегмента Бубулюса, скажу только, что посетитель, возжелавший пройтись из шлюза к камбузу должен был сначала подняться на лифте от нижней плоскости коробки почти к самому верху - а это составляло чуть более ста метров, выйти из него в осевой коридор и пройти ещё две сотни по нему, удаляясь от ходовой, которая, по моему представлению, была куда более важной целью для полиции, нежели небольшой кухонный отсек.
  
  Стук повторился, и я подошёл к двери:
  - Кто там? - понимаю, вопрос был идиотским, но ничего другого мне в голову в тот момент не пришло.
  - Светодаров? - несмотря на то, что дверь сильно приглушала звуки, я узнал говорившего: - Это Самарин. Открой.
  - Вы живы? - я положил руку на рычаги блокираторов, готовясь отжать их освобождая полотно двери: - Полиция уже тут? Они с вами?
  - Кто? Полиция? - его голос дрогнул, и он замолк.
  - Эй? Самарин? Вы тут? Кто к нам прилетел? Полиция?
  - Семён... Полиция... Ах да, ты о полиции! Сначала не понял тебя, тут столько всего произошло! Трупы кругом - весь экипаж, представляешь?! - в его голосе появились какие-то натянутые нотки, как у человека на ходу изобретающего правдивую ложь: - Открывай быстрее! Ну?
  - А зачем?
  - Как это зачем? Выходи, - теперь его голос звучал уверенно: - Они здесь, тебе ничего не грозит.
  К его последним словам примешался какой-то шум - там, за дверью, он был явно не один.
  - Мне и тут не плохо. - Я убрал руки от рычагов и покрутил головой, прикидывая, что можно сделать - от его последних слов несло вполне явственной ложью.
  На глаза попался шкаф с посудой и, припомнив детскую игру я достал оттуда стакан.
  - Светозаров! Открывайте! Это полиция! Немедленно! Разблокировать дверь - это приказ! - новый голос был мне не знаком - говоривший чётко выговаривал слова, и они выходили у него какими-то рубленными, будто этот человек был военным, привыкшим отдавать короткие и максимально понятные приказы.
  - Да-да, секундочку, я сейчас!
  Подойдя к двери, я приложил к ней стакан и прижал ухо к донышку. Слышно было не очень, но я всё же смог разобрать голоса стоявших за дверью людей.
  - Ну что он, как думаешь, откроет? - это был точно Самарин.
  - Куда он денется, - второй голос принадлежал полицейскому: - Сейчас потороплю его.
  Я успел убрать ухо от стакана, прежде чем он снова постучал в дверь:
  - Чего копаешься? Светозаров, мать твою! Открывай! Хуже будет!
  - Сейчас! - Торопливо пискнул я и пытаясь потянуть время немного пошевелил одним из рычагов: - Господин офицер! Заело! Я... Я сейчас, что ни будь тяжёлое возьму.
  Взяв из стола молоток для отбивки мяса, я постучал им по рычагу, заклинивая его.
  - Не идёт! - стукнув ещё пару раз я снова взял стакан в руки.
  - Он у тебя что? Дебил? - теперь голос офицера звучал раздражённо: - Он же клинит его!
  - Перепутал со страху, сейчас я с ним поговорю - успокою. - а вот этот голос услышать тут я не ожидал. Уж чей, а Вильсона я мог опознать в любом состоянии.
  - Господин кок?
  - А что так официально, дружище? Открывай, всё кончилось.
  - Там рядом с тобой Самарин... Я с ним разговаривал.
  - Ну да. И что такого? Ах да... Понял, помирились мы, Сема. Когда отбивались... - он замолк на миг, но потом продолжил с фальшивым воодушевлением в голосе: - Ты не представляешь - как это сплачивает, когда за свою шкуру бьёшься! Открывай, всё нормально.
  - С кем бился-то? С Павлом? - Я бросил взгляд на тело у стенки: - Чем он тебе-то не угодил?
  - Дошёл значит... Гадёныш мелкий! - из его голоса разом пропало всё напускное дружелюбие: - Слушай сюда, Семён. Дело серьёзное. Либо ты открываешь и тогда обещаю, что не убью тебя, либо...
  - Что либо? Зайди сначала!
  Он замолк и с той стороны послышался неразборчивый шум голосов - я быстро приставил стакан и вслушался.
  - Вскрыть сможем? - с голосе лже-полицейского, а я уже не сомневался, в том, что прибывшие не имели никакого отношения к полиции, звучало сомнение.
  - Долго. - тон Самарина был категоричен: - Элемент защиты. Взрезать можно - если у тебя с собой плазменная горелка есть. Есть?
  - В другом кармане оставил, млять!
  - Тихо, не спорить! Я его знаю, - а вот голос моего бывшего начальника, наоборот, был полон спокойствия: - Исполнителен, трусоват, расчётлив. Дожму его, только вы помолчите.
  - Может через трюм? - полицай начал прорабатывать обходные варианты.
  - Не пройти. Там контейнерами всё забито. Давай, Виль. Пробуй - времени мало, да ещё не дай Бог он найдёт, тогда...
  - И что мне найти надо? - перебил я его, оглядывая помещение.
  - Сёма... Тебе не говорили, что подслушивать - нехорошо?
  - Говорили, согласился я с ним: - Но подслушивать нехороших - это же уже и не так нехорошо? Согласись, да? Особенно - когда речь о моей шкурке идёт.
  - Соглашусь, Сёма, соглашусь. Давай ближе к телу.
  - Давай.
  - Ситуация у нас патовая. Тебе не найти то, что я на камбузе спрятал, а нам это очень нужно.
  - Что прятал-то, а, Виль? - я отошёл от двери и в очередной раз внимательно оглядел помещение. Безрезультатно. Всё было на своих местах и глаз не находил ни одного несоответствия, за который можно было бы зацепиться.
  - Так я тебе и скажу, - фыркнул в ответ кок: - И, кстати, не перебивай. - Он вздохнул и с деланным сожалением произнёс, обращаясь к своим товарищам: - Деградирует молодёжь, никакого уважения к старшим.
  - С кем поведёшься, - так же насмешливо фыркнул я в ответ.
  - Тебе не найти, это факт. Но тебе и не выйти - согласись.
  - А зачем? Вода, еда есть. Я тут хоть год сидеть могу.
  - Перекроем кислород - вылезешь! Но тогда уже не обессудь. Другой разговор будет. Или сдохнешь там. Выбирай.
  - Мне воздуха минимум на день хватит, - парировал я, примерно представляя объём помещения: - Да и вода есть и электричество - долго что ли из неё кислород получить?
  - Спасибо, что напомнил - питание мы тоже тебе отрубим. Прямо сейчас. Самарин, сбегай к щитку, а? Сделай милость.
  Судя по тому, что свет пропал - штурман милость сделал. Найдя на ощупь дверь, я уселся на пол рядом с ней и зашарил по карманам в поисках сигарет.
  - Газ жечь не советую, - заботливым тоном подсказал Вильсон: - И курить тоже. Воздух поэкономь.
  Он был прав и я убрал сигарету назад, в пачку.
  - Ну ты сиди, что уж тогда. Мы тебя потом, на станции выковырнем. Разгрузим трюм и стенку прорежем. Только - ты уже без пользы нам будешь. Я доступно перспективы описал?
  - Вполне. Вот только один прокол у тебя есть.
  - И какой же?
  - Время. Спешите вы. А я нет. Спокойно тут дождусь полиции, подремлю на диванчике.
  - Светозаров. - к коку присоединился штурман: - Ты хоть представляешь, что мы с тобой сделаем? Умирать будешь долго.
  - Пугаешь?
  - Нет, нервы у тебя крепкие, это видно. Считай это обещанием.
  - Семён, - к беседе снова вернулся кок, разыгрывая роль хорошего полицейского: - Ну вот зачем тебе это? Молодой ты ещё, тебе жить да жить ещё!
  - Тут уже лежит один молодой. Ему тоже...
  - Так ты - другое дело! Сёма. Я буду с тобой откровенен.
  При этих словах я саркастически хмыкнул.
  - Не доверяешь?
  Я промолчал.
  - Сёма. Слушай сюда. Нам правда очень нужно кое-что забрать из, - он запнулся, не желая выдавать ответ, но быстро продолжил: - Из камбуза. Кое-что. Ты парень не глупый, туповатый, но не глупый.
  - Спасибо. За тупого - отдельное.
  - Говорю как есть, Семён. Не перебивай и слушай внимательно. Я хочу сделать тебе предложение, которое подворачивается раз в жизни. Ты не глуп - поэтому подумай хорошенько, но не долго. Времени у нас действительно мало.
  - Что предлагаешь? - я снова перебил его, но нравоучения на этот раз не последовало.
  - Присоединяйся к нам. Принесёшь клятву и...
  - Погоди. К вам - это к кому? К бандюкам что ли?
  - Да. Только мы себя по-другому называем.
  - Мы не пираты, мы - благородные разбойники! Так что ли? - Вспомнив старый мультик передразнил его я.
  - Да.
  - Ты гонишь!
  
  Последних настоящих пиратов, терроризировавших транспортные коммуникации, вывели лет так двести назад - чем-то они насолили нынешнему, Двадцать Восьмому, и он объявил их всех своими личными врагами, обязав флот начать полномасштабную войну. Понятно дело чем всё закончилось - противостоять Флоту Империи они не могли и были быстро либо истреблены, либо вытеснены за пределы государства, продолжив свои криминальные карьеры у наших соседей, что, конечно, не добавило их любви к Империи.
  - Нет. Приноси клятву и становись одним из нас. Тогда тебя никто пальцем не тронет.
  - И стать вне закона? Поймают же.
  - Нас-то не поймали. Открывай дверь - даю слово, тебя мы не тронем. А присоединишься - своим станешь.
  - Ага. Я открою, а ты меня как Павла.
  - Слово!
  - Что?
  - Здесь два свидетеля. Самарин и Рож. Одного ты знаешь, ну а со вторым, дай Бог ещё познакомишься. Я, в присутствии двух свидетелей, обещаю тебе Светозаров Семён, что тебе не будет нанесено никакого урона для твоего физического или психического здоровья, если ты откроешь нам дверь немедленно. - Он произносил эти слова медленно, тщательно выговаривая каждую букву, стараясь произнести данную формулу максимально понятно и разборчиво.
  - Слово сказано! - стоило ему замолчать, как я услышал голоса Самарина и Рожа:
  - Слово услышано! - подтвердили они, и по тому, как прозвучали эти слова, я понял, что за ними стоят не только звуки, а нечто большее, нечто являвшееся частью этого, всё ещё нового для меня мира. Но всё же меня продолжил точить червячок сомнения:
  - Никакого физического или психического урону?
  - Верно.
  - В чём засада тогда? Ты же не отпустишь меня?
  - Я ничего не сказал про твою свободу. Ну? Открывать будешь?
  - В камеру посадишь? На цепь? Пожизненно?
  - Цепь - это уже урон. Просто закрою на какое-то время, а там видно будет. Открывай, Сёма. Время истекает.
  - Свет включи. - Я понимал, что ситуация тупиковая. Да, я мог отсидеться тут день, ну полтора, а что дальше?
  
  Обычно полиция реагировала на любое нестандартное поведение быстро - как-то раз у нас забарахлил накопитель, и мы зависли в пространстве какой-то звезды. Система была необитаема, высели мы в стороне от торгового маршрута, но даже тогда - не прошло и пары часов, как рядом с нами объявился небольшой патрульный кораблик, который, не приближаясь к нам, осведомился о причине нашего поведения и помог вызвать бригаду ремонтников с запасными частями, отсутствовавшими на борту. И всё то время, что наши механики вместе с прибывшими инженерами занимались ремонтом, он висел рядом с нами, до самого нашего прыжка на следующую точку.
  А сейчас... Уже прошло часов пять - шесть, как мы прибыли сюда и до сих пор никто нами так и не поинтересовался. Или - интересовались, но их смогли убедить, что у нас всё в порядке?
  Хм... Ну подлетят они к нам. Пошлют запрос - им штурман и ответит, мол всё путём, капитан праздник устроил экипажу, вам-то что? Вот чего тогда Самарин в рубку спешил - ждал, что может прилететь патруль, а он, как штурман корабля, имеет полное право находиться в рубке.
  
  Лампы освещения вспыхнули, и я торопливо прикрыл глаза рукой, вздрогнув от неожиданности.
  - Ну что?
  - Открываю. - Встав, я отжал оба рычага, снимая створку с блокировки, одновременно отступая в сторону от проёма, чтобы не оказаться прямо перед ним.
  Первым в помещение вошёл Вильсон - он протянул ко мне пустые ладони, показывая, что безоружен, а затем произнёс, глядя на стол:
  - Ты и завтрак накрыл? Молодец! Не против? - взяв со стола одну плюшку кок откусил небольшой кусочек и расплылся в довольной улыбке: - Мммм..... Вкусно! Выпечка - твой конёк, Сёма.
  За ним в помещение вошёл Самарин и незнакомый мне мужчина средних лет. Последний был облачён в простой скафандр с откинутым шлемом.
  - Рож, - представился он, кивнув мне как старому знакомому: - Плюшки? Я возьму...одну?
  Не дожидаясь ответа он сгрёб с подноса парочку и понюхав по очереди обе, вгрызся в одну из них, прислонившись спиной к посудному шкафу.
  - Светозаров. - Самарин был единственным из них, у кого в руке я заметил небольшой пистолет: - Ты не мог бы отойти. Вон туда, - он рукой показал на дальнюю стенку, держа оружие наготове, но не наводя его на меня. Я молча подчинился - спорить с вооружённым человеком у меня желания не было.
  - А вот это, - Виль взял бутылку за горлышко: - Мы выбросим. От греха подальше. - Откинув крышку утилизатора он отправил её внутрь и, подмигнув мне, запустил машину.
  - Там что было? - я кивнул на жужжащий агрегат: - В дне дырка, ты что-то долил в вино?
  - Да, - он подошёл к вытяжке и принялся отщёлкивать замки крепления кожуха: - Снотворное, лёгкий наркотик и яд. Я не зверь, - кок снял кожух и аккуратно положил его на плиту: - Парни уснули в отличном настроении.
  - Но ты стрелял.
  - Увы, да. - Привстав на цыпочки он засунул руку в потроха и принялся там что-то искать: - Сейчас найти хороший яд - знаешь какая проблема? Ага... Вот ты куда укатилась...
  - А Павла стошнило - яд с наркотой вышел и тогда ты его пристрелил? - я кивнул на тело парня.
  - Да. Сидел бы он себе в каюте - остался бы жив. А так... - Выудив из вытяжки небольшой конверт, Вильсон вскрыл его и показал мне пластиковую карту - с виду точь-в-точь как моё удостоверение:
  - Вот... А так да. Пришлось и его. Ты прикинь - он в меня стулом бросить хотел! Так что это была самозащита.
  - Что это? - Я мотнул головой на неё. Узнавать более детальные подробности я не хотел, всё и так было ясно. Он, или Самарин - кто-то из них просто добивал членов экипажа - тех, на которых слабо подействовало то адское пойло, что он смешал.
  - Карта Старика. Копия, конечно.
  - Откуда она у тебя? Что он сам тебе её дал - не ври, не поверю.
  - А зря. - Вильсон бросил карточку Рожу и тот поймав её на лету покинул камбуз.
  - Сам и дал. Для доступа к корабельному сейфу. Я там бутылки хранил. Кофе будешь? Садись, поговорим.
  Я молча подошёл к столу и, подтащив табуретку, уселся за дальним от них концом.
  - Держи, - Самарин лично достал из шкафчика чистую чашку и наполнив её почти до краёв свежим кофе, поставил её передо мной, оставив свой пистолет на дальнем от меня краю стола.
  - Спасибо. - поблагодарив его я кинул в кофе пару кубиков сахара и поискал глазами ложечку.
  - Держи, - кок протянул мне свою: - Не побрезгуешь?
  - Раньше не брезговал, - пожал я плечами и принялся перемешивать свой напиток.
  - Уверен, ты хочешь нас спросить - зачем мы всё это затеяли? - получив свою ложку назад и положив её на блюдечко, мой бывший начальник вопросительно посмотрел на меня, и я молча кивнул.
  - Всё просто. Деньги. Большие деньги - всё как обычно.
  - Груз?
  - Да. Если ты не знал, а узнать ты не смог, у нас в трюме лежит оборудование для шахтёров. Компания, о которой говорил Старик, действительно наняла нас для срочной доставки самого современного оборудования на один из своих рудников.
  - Неужели какие-то железяки стоят того, что бы ради них... - не договорив я посмотрел на тело Павла.
  - Железки - нет. Но даже Старик не знал, ему не сообщили всю информацию.
  - А ты значит, то есть вы - знали?
  - Не перебивай. Дурная привычка, отучись от неё. - он поморщился, но откусив плюшку улыбнулся: - Хотя, ради вот этого, - бывший кок потряс полусъеденой выпечкой: - Я тебе всё прощу. И ведь вроде ничего сложного - а у меня такие не получаются.
  - Так что ты знал?
  - Два контейнера забиты наличкой.
  - Деньгами?!
  - Да, зарплата рабочим, премии квартальные, арендные выплаты. За полугодие.
  - Они что? Не могли по электронке перевести?
  - В том сообществе не любят подобное. Верят только налу. - Вильсон пожал плечами: - У всех свои тараканы.
  - А что - инкассаторов нанять? Не?
  - Дорого. Сам прикинь - пара контов по полсотни тонн, и все забиты баблом. Мелкими купюрами. Сумма более чем приличная, инкассаторы, конечно, перевезли бы, но для охраны наняли бы целый флот, что по расходам вышло бы не меньше стоимости самого груза, понимаешь?
  - Угу.
  - Ну вот кто-то и решил сэкономить.
  - И ты про это узнал, да? Старик, Суперкарго - не знали, а ты - знал.
  - Скажем так... - Он пробарабанил пальцами по столу: - У меня много друзей.
  - Понятно. И что - сумма действительно большая?
  - Ага, но тебе-то что? Ты же не из наших и тебе ничего не светит, если только...
  - Приноси клятву и вливайся в наш коллектив, - завершил за него фразу Самарин.
  - Давай, Семён. Решайся. Я с тобой год уже и что могу сказать, - Вильсон снова постучал пальцами по столешнице: - Ты нам подходишь. По глазам вижу - человек ты с пониманием, битый. В переделках бывал, но до сих пор - жив. Значит и удача есть, а она в нашем деле - не последнее место занимает. О прошлом своём не говоришь, а это тоже кое-что да значит. Подумай.
  - Мы с Вилем поспорили, - продолжил за него штурман: - Если нажрёшься как все и того, ну ты понял, то - значит судьба тебе такая. Но ты пить не стал. Это судьба, Семён. Подумай, он, - Самарин кивнул на кока: - Дело говорит. Что тебе светит?
  - Убьёте?
  - Нет. Слово дано - слово свято. Но согласись - сидеть тебе в каменном мешке на хлебе и воде пока не околеешь или не свихнёшься, не лучший выбор для молодого парня.
  Я молча кивнул, видя резон в его словах.
  - Мы не настаиваем. Ты, пока мы до базы лететь будем, это пара дней, подумай. Посиди в каюте. Ну а на базе уже скажешь, что надумал. И тогда, - он развёл руками: - Или в строй или в мешок.
  - Сёма, - начал было кок, но я подняв руку попросил его замолчать: - Скажите... Мне вот что непонятно. Чего это вы так дружно меня уговариваете? Зачем? Кто я такой - повар, не более. У вас что - готовить на этой вашей базе некому? И, кстати, что за база? Где она?
  - Прибудем - увидишь. Не спеши, насмотришься ещё. - Вильсон улыбнулся: - Ты же ещё и пилот?
  - Какой я пилот, - с сожалением покачал я головой: - Так, учусь. Учился, пока вы не испортили всё.
  - Мы не испортили, наоборот - мы тебе шанс даём им стать. А что карточка, так плюнь. Сделаем. Делов-то.
  - Подделать личную карту?
  - Зачем подделывать? Возьмём свободную и данные в ней поменяем. Ну ты думай, только, чтобы тебе лучше думалось, скажу. Доля твоя, минималка - ибо ты пока никто, без имени и репутации среди нас, так вот - если ты с нами, то за эту операцию ты получишь примерно столько же, сколько получил бы, если бы фрахт был завершён успешно и Лосев продал это корыто.
  
  Жаба, всё это время мирно дремавшая в моей душе, при этих словах встрепенулась и натянув на голову треуголку воинственно взмахнула короткой абордажной саблей, намекая, какой именно выбор нужно сделать. Я мысленно погрозил ей кулаком, но в ответ она натянула на один глаз чёрную повязку и облизнулась, глядя на меня кровожадным и требовательным взглядом.
  
  - Чёрт с вами! Где подписывать? - сдался я, делая выбор между долгой смертью в каменном мешке и короткой, но насыщенной жизнью члена пиратской вольницы.
  
  
  Глава 4
  База Кило, нейтральный сектор, пространство звезды ZK 21-045
  267 год правления 28 Императора.
  
  Звезда, числящаяся в каталоге как ZK 21-045, была самым стандартным представителем сообщества умирающих светил - её темно сиреневый шар давал мало тепла и света своей единственной планете - пустому, унылому каменному шарику, вдобавок расположенному от неё настолько далеко, что даже при наличии на ней атмосферы и воды, жизни тут было явно не место.
  Бедная минеральными ресурсами, расположенная в стороне от торговых трасс - эта система была обречена на прозябание в безвестности, чем и воспользовалось Братство, разместив в её недрах одну из своих баз.
  Хотя границы в космосе понятие более-менее условное, но касательно этой системы можно было сказать, что она была подпёрта территориями Империи, а с другой граничила с областью пространства, контролируемым Независимыми Баронами. Ранее, до появления Символа, эти системы принадлежали Империи, но в последовавшей при смерти правящей Династии чехарде, заявили о своей независимости и - отделились.
  Первым номерным Императорам было не до них - в Империи царила смута, на подавление которой и устранения её последствий, ушло около четырёхсот лет. За эти столетия Бароны успели хорошо укрепить свои территории, что - вкупе с отсутствием чего-либо особо ценного в их пространстве, заставило Империю махнуть на них рукой, ограничившись торговыми санкциями, на что отсоединившиеся выдвинули свои, после чего в СМИ долго потом ещё спорили - чьи круче и глупее.
  Ну а систему ZK 21-045, так и оставшуюся вне интересов кого-либо из сил, на всякий случай объявили нейтральной, после чего об её существовании благополучно забыли.
  Братство пришло в неё лет через двести после того, как и Баронам, и Империи надоело держать свои флоты в соседних мирах, ради чего было подписано несколько документов, включая Пакт о ненападении и взаимопомощи, что окончательно закрепило за мятежными провинциями столь желанный ими статус самостоятельного образования.
  
  - Официально, и в то же время - незаконно, там находится нейтральный торговый пост, - рассказывал мне Вильсон, развлекая меня подобными беседами, когда приходил с моей порцией еды. Несмотря на то, что я дал своё согласие на присоединение к его банде, другого термина для определения его отряда у меня не было, я находился под арестом в своей каюте с полным запретом на перемещения вне её.
  - Незаконно, так как все торговые операции между обоими сторонами были запрещены, а официально - потому, что все, ну - кому надо, конечно, про него знали. Как ты понимаешь, после подписания Пакта, его востребованность резко упала - мало кому хотелось делать лишний крюк, и лет через тридцать про него все прочно забыли, позволив нам реанимировать базу, используя для прикрытия старую торговую вывеску.
  - И что, нашлись те, кто стали туда летать?
  - Даже больше, чем ты думаешь. К нам даже чужие заходят.
  - Чужие? - Не скрою, вот эта новость заставила меня едва ли не подпрыгнуть: - Вы тут что - с другими расами сотрудничаете?
  - Конечно, не гнать же клиентов.
  - Ты чего? - Он явно не ожидал такой моей реакции на свои слова.
  - Вы, что? С ними ээээ..... общаетесь?! - Я едва удержался, чтобы не сказать "здесь".
  - Не думал, что в Империи настолько закрыта информация по иным, - Виль с сомнением покачал головой.
  - Не то чтобы закрыта, - попытался выкрутиться я: - Скорее об этом не принято говорить в открытую, а слухов я не люблю.
  - Странно. Контактируем, ну - типа того, мы с ними уже лет так триста, а ты - про слухи?!
  В ответ я только пожал плечами, мысленно ругая себя за несдержанность.
  - Так вот, - продолжил он: - Да, они к нам прилетают торговать, минералы берут, информацию покупают.
  - А взамен? Свои технологии?
  - Увы. Их они крепко берегут. Обычными кредитками платят. И вот что обидно - сколько раз на их обломки натыкался, ну ты понимаешь, - он подмигнул мне, намекая на то, каким образом эти обломки были найдены: - Так там одно железо, никакой электроники или чего подобного. Мы, ну, не мы сами, умники нужные - столько уже проверили, а результат один. Полное его, результата, то есть, отсутствие.
  Он немного помолчал, а потом сменил тему: - Завтра прибудем.
  
  Привычный моему уху шум главного двигателя стал стихать, подсказывая, что мы близки к финальной точке своего маршрута, к его басу начали робко, по одному, присоединяться новые голоса - к работе приступали маневровые со своими операторами, на чьих плечах сейчас лежала ответственная задача - посадка Бабулюса.
  Маневровые пели каждый своим голосом, ведя свою партию в общем хоре - они ко коротко вскрикивали, коротким ударом корректируя вектор движения многотонной туши, то принимались, плавно меняя тон, снижать скорость движения, готовя наш транспортник к посадке.
  Короткий толчок заставил меня покачнуться - я стоял около двери своей каюты ожидая появления своего бывшего начальника. Не скрою - в этот момент мне очень хотелось быть в рубке, оценить - с пилотской точки зрения, как работает оркестр, кто им сегодня дирижирует и насколько такое управление лучше привычного мне - компьютерного.
  Пол снова вздрогнул и у меня появилось ощущение движения. Вздохнув я отошёл от двери и уселся на койку - всё, представление окончилось без меня. Наш корабль совершил посадку на одну из номерных платформ базы ... и сейчас она ползла по своим рельсам-направляющим в сторону шлюза. Здесь, в этой вселенной, не было принято строить громадные многокилометровые станции, хотя в части кораблей любовь к гигантизму была характерна. Нет, здесь пошли другим путём - платформа подтягивала ваш корабль к шлюзу, заводя внутрь только его переднюю часть.
  
  Очередной толчок и корабль замер неподвижно. Послышался приглушённый корпусом свист, и я понимающе кивнул - сейчас вокруг нашего корпуса смыкались, распираемые нейтральным газом мягкие губы из похожего на резину, материала, подпёртые стальными профилями. Ровные плоскости обшивки и внутреннее давление - всё это позволяло быстро и надёжно изолировать часть корабля от внешней пустоты, позволяя погрузочным командам выполнять свою работу в относительном комфорте.
  
  В коридоре послышались шаги, и я поспешно улёгся лицом к стене - прийти ко мне сейчас мог только Вильсон, ранее обещавший мне посещение рубки при этой посадке.
  - Вот только крепкий сон изображать не надо. - Начал он прямо с порога: - Уверен - ты только что кругами по каюте бегал и меня материл.
  - А? Что? Кто...а... Это ты Виль? - я сел и потёр глаза руками.
  - Не старайся, актёр из тебя так себе. - он сел на стул рядом и с сожалением развёл руками: - Ну не смог, извини. Ты ещё не наш - команда тебя не приняла, так что светить перед тобой другими членами Братства я не имел права.
  - А чё тогда обещал? - понимая, что это звучит по-детски я всё же не удержался от этого вопроса.
  - Ну... Думал уговорю народ. Не смог. Вставай, - он хлопнул себя по коленям и встал: - Пошли, дел много.
  
  На пиратских базах мне доводилось бывать и ранее, так что я особо не ждал ничего нового. Но это я понимал головой, в то время как моё воображение рисовало красочные картины пьянства и разврата - всё же я был в другой вселенной, так что - мало ли как тут подобное организованно...
  Мы прошли помещение грузового шлюза довольно быстро - не могу сказать, что оно было особо большим - метров шестьсот, может семьсот в длину, столько же в ширину и под сотню высотой. Нормально обработан был только пол, на который настелили прорезиненное покрытие и часть стен, где-то метра на три от пола - дальше шёл грубый камень со следами пил, которыми судя по всему и вырубили это пространство прямо в скале.
  Мимо нас сновали небольшие погрузчики - во всю шла разгрузка нашего грузовичка и я толкнул шедшего рядом со мной Вильсона в бок:
  - А ты? За разгрузкой что - следить не будешь? Там всё же два конта с баблом?!
  - И что? - он усмехнулся: - Мы тут привыкли доверять друг другу.
  - Вы же все...
  - Что замолк? Договаривай. Бандиты? Расчётливые и хладнокровные убийцы?
  - Ну я не совсем это имел в виду... - В памяти всплыл умирающий на моих руках Павел со струйкой крови изо рта, и я рубанул: - Да! Убийцы, насильники, аферисты - преступники в общем.
  - Спасибо за откровенность, - он снова усмехнулся своей, уже начавшей меня доставать, ухмылкой: - Вот только ты забыл один, нет - два момента. Молчишь?
  Я демонстративно посмотрел в сторону.
  - Во-первых - мы люди. И представь себе - не самые плохие. Есть и хуже.
  - Да ну?
  - Представь себе. Адвокаты, политики, биржевики - да таких полно. Про так называемую элиту и их отпрысков я вообще промолчу - эти порой такое вытворяют - то, что мы вырезали экипаж Бабулюса - это просто милость по сравнению с тем, что они могли бы с ними сделать, объявив это инсталляцией или перформансом.
  - Гонишь!
  - Ни разу. Просто в СМИ это, по понятным причинам, не попадает, а к нам...
  - А вот тебе - докладывают, да?
  - Слухом земля полнится, но сейчас речь не об этом. Я и не отрицаю, что здесь далеко не ангелы, что ты. По каждому из нас давно верёвка плачет и глупо было бы это отрицать. И именно поэтому мы доверяем друг другу.
  - Как-то противоречиво.
  - Наоборот! Основное правило Братства - своих не кидать. В самом широком смысле.
  - И много у вас правил?
  - Немного.
  Мы остановились перед дверью, отделявшей шлюз от остальной части базы.
  - И, во-вторых. - Он снова усмехнулся: - Да, мы все тут подонки, но! Теперь и ты тоже, такой же... Как ты только что сказал - убийца, насильник и аферист. Ты же один из нас? Или передумал? - Виль насмешливо подмигнул: - Так что будь снисходителен к своим новым товарищам.
  Дверь отъехала в сторону, открывая проход в жилую часть Базы Кило, и он слегка подтолкнул меня в спину: - Смелее, это только поначалу страшно, там привыкнешь!
  
  Открывшаяся моему взгляду широкая улица - практически проспект, походила на десятки виденных мной ранее. Её края сплошь состояли из различных заведений, призванных облегчить ваш кошелёк - тут были различные кафе, бары, интим-салоны, магазины оборудования для кораблей и оружейные лавки. В общем - возвращались ли вы из похода, не важно успешного или не очень, или только готовились к его началу - тут вам помогли бы при любом раскладе.
  Вернулся с добычей? Надо отметить! Не повезло - залей неудачу. Только готовишься отчалить - пробеги взором по вывескам - вдруг забыл чего?
  - Что знакомо? - моя реакция не вызвала особого удивления у Вильсона.
  - Ну да. Всё как везде.
  - А чего ты ждал? - он рассмеялся и дружески ткнул меня в бок.
  Ответить я не успел - мимо нас, пересекающимся курсом продефилировала стайка девиц, бросая оценивающе заинтересованные взгляды. Оценивающие доставались мне, а заинтересованные - Вильсону. Я уже было приготовился к шоу "выбери меня", прямо через них к нам протолкался изрядно поднабравшийся полуголый мужик. Его коричневая кожаная куртка была надета прямо на голое тело, которое проглядывало розовой молодой кожей.
  - А ну, кыш отсюда, вертихвостки! - Для усиления эффекта он помахал рукой, будто отгонял мух и девушки поспешно ретировались, даже не вступая в обычную при подобных ситуациях пикировку.
  - Говорят - ты с удачей сегодня, Весельчак? - Он отпил из фляги, которую держал в левой руке и покосился на меня: - А это что за дрищ с тобой?
  - Вижу, ты вышел из госпиталя, Басеф? - мой спутник бесцеремонно отобрал у него флягу и сделав глоток вернул её владельцу: - Как тушка? Все ожоги залечил?
  - Ноги ещё болят, - он кивнул на свои широкие и тоже кожаные чёрные шаровары: - Ты со мной поосторожнее, парень, - я, моё присутствие рядом с Вильсоном явно не давало ему покоя: - Я приговорён к смерти в шестнадцати системах. Я, ты то есть, ты мне не нравишься, дрыщь! - Он вызывающе посмотрел на меня, высказывая явное желание завершить наш разговор мордобоем.
  - На шестнадцати?
  - Да! И на всех - к смерти! Что скажешь?
  - Круто, - я чуть кивнул головой: - А меня вот только один раз.
  - Один чего?
  - Казнили. Привели в исполнение.
  - Чё? Как это?
  - Сожгли. На костре.
  - И как? - Он выглядел сильно удивлённым.
  - Как, как... Больно! Дай! - Я потянулся к фляге и забрав её сделал хороший глоток. В ней оказался коньяк, тёплой волной, прошедшейся по пищеводу и зажегший небольшой пожар в животе.
  - Весельчак? - Басеф повернулся к нему: - Как это - казнили?
  - Тебе-то что? Казнили? Ну так это только его личное дело. Он теперь с нами, и я за него ручаюсь. Вопросы?
  Вопросов не последовало, точнее они были, и приятели ещё некоторое время беседовали, обмениваясь стремительно пустеющей флягой, но я перестал быть темой для дискуссии.
  
  - Он неплохой канонир, - пояснил мне Вильсон, когда, распрощавшись с уже едва стоявшим на ногах Басефом: - Обгорел сильно месяца три назад, вот - бездельничает пока.
  Пройдя по проспекту, носящему незатейливое название Променад, мы свернули в одну из боковых улочек и, немного поплутав, постучались в неприметную дверь с небольшой табличкой.
  Она гласила: "Бланки и Карты".
  - Нам сюда.
  К моему удивлению встречать нас никто не вышел и, пройдя по небольшому коридору мы оказались в просторной комнате.
  Её большую часть занимал какой-то агрегат. Подле его пульта стоял стол и пара офисных кресел.
  - Давай карту и садись, - он плюхнулся на стул и протянув ко мне руку, требовательно пошевелил пальцами.
  Отдав ему карточку, я сел на стул напротив и приготовился наблюдать.
  
  - Вот, держи. - Перегнувшись через стол, Вильсон протянул мне новое удостоверение личности.
  - Сэм Люциус, - прочитав своё новое имя я вопросительно посмотрел на него и он, усмехнувшись, он вообще любил усмехаться, за что и получил своё прозвище, ставшее со временем и его позывным - Весельчак, он пояснил: - Для тебя же старались.
  - Поясни?
  - Не тупи, Сёма ...эээ Сэм. Сёма, Семён - Сем. Близко?
  - Угу. А фамилия?
  - Ты кем был? Светозарским? Будешь Люцифером, тоже со светом связанно. Ну, укоротили малость, чтобы быстрее выговаривать и что б не так пафосно было. Люциус. Люци-уус! - Он проговорил мою новую фамилию несколько раз, будто пробовал её на вкус: - Хорошо звучит! Себе бы взял, но, - Весельчак развёл руками: - Не могу. Привык. Позвыной тебе я Князь сделал.
  - Князь? Типа я - Князь Тьмы?
  - Прикольно, да? А заодно и особистов по ложному следу пустим - нехай они благородных трясут, докапываются - кто из их братии в Братство ушёл.
  Он снова усмехнулся, довольный результатом.
  - Позывной поменяй, - я положил карточку на стол перед ним.
  - Ты чего? Здорово же всё?!
  - Сделай позывным Поп.
  - Поп?!
  - Да.
  - Это из церкви который? - Подозрительно покосившись на меня он подобрал кусочек пластика но не стал вставлять его в считыватель, продолжая буравить меня взглядом.
  - Он самый. Это мой старый позывной, привык я к нему. Да и особисты - пусть среди жрецов отщепенца ищут.
  - Может оставим?
  Я отрицательно покачал головой.
  - Ну знаешь! - Продолжая недовольно ворчать он вставил карту в щель прибора.
  
  В отличии от того, что я видел у доктора-особиста на эсминце, этот был гораздо крупнее и занимал своими блоками практически половину стандартного пятидесяти тонного контейнера.
  - Старая модель, - пояснил мне Вильсон, когда я оказался тут в первый раз - при проведении биологического сканирования: - Имперцы списали её лет так шестьдесят назад, как безнадёжно устаревшую. Ну а мы купили партию металолома, у нужных людей.
  - И что - в Империи за столько лет ничего не поменялось?
  - Не-а. А зачем? Конструкцию они оптимизировали, ну - ты видел на корабле, но принципы, правила оформления и формат данных - менять не стали. Догадываешься почему?
  - Нет.
  - А ты прикинь, сколько будет стоить переделка документов для всех граждан Империи. Этого же ни один бюджет не вынесет. Понял?
  - Ага.
  
  - Может всё же оставим Князя? - Он вопросительно посмотрел на меня, но увидев, что я не собираюсь менять своего решения, махнул рукой и начал заново вводить данные.
  - Держи, - Весельчак протянул мне новую, ещё тёплую карту: - Сэм Люциус, позывной, - он недовольно аоморщился, но продолжил: - Позывной Поп. Урождён тридцать четыре года назад на второй планете шестой звезды созвездия Пахарь. Поздравляю вас, Сэм.
  - Спасибо. - Приняв её я покрутил карточку в руках и сунул в нагрудный карман: - Скажи, Виль, я вот что подумал, а на этой, как её, - мне пришлось снова залезть в карман и заново прочитать данные о своём месте рождения: - На этой планете, в Пахаре, меня искать не будут?
  - Не, - отмахнулся он в ответ: - Там война была, лет двадцать назад. Бароны Имперские с Союзом Свободных Разумов схлестнулись.
  - И что?
  - Да ничего. Загадили систему железом и разошлись. Гражданские, кто смог - сбежал, кто нет, - он красноречиво провёл ребром ладони себе по горлу.
  - В общем перед законом ты чист. Но ты не расстраивайся, это не на долго. - И он снова улыбнулся в своей любимой манере.
  
  Променад пребывал практически в том-же состоянии, что и при нашем первом появлении, разве что девицы, устав от бесплодного патрулирования своей территории, расположились за столиками уличного кафе, продолжая взглядами сканировать его пространство в поисках потенциальных работодателей.
  Моё внимание привлекла пара высоких, но каких-то неестественно худых мужчин, одетых в одинаковые чёрные балахоны с белыми зигзагами по поверхности.
  - Это что? Мода тут такая? - Кивнув в их сторону я вопросительно посмотрел на своего спутника.
  - Что? - Вильсон рассматривал вывески заведений и мой вопрос оказался для него внезапным: - Забыл, - он досадливо покачал головой: - Парни вроде нас в Зелёной Белке ждут? Или в Трёх Тузах?
  - Кто эти? Весельчак? - Я повторил свой вопрос, слегка повысив голос.
  - Вроде в Белке... Самарин точно что-то про орехи говорил. Это то? - Проследив мой взгляд он расплылся в довольной улыбке: - Вот спасибо! Вспомнил! В Ноль-Семь же! Пошли.
  - Виль?!
  - Ах эти?
  - Ну?
  - Гну! Пошли, опоздаем, нажрутся же все, а мне тебя по трезвому представить народу надо. А эти... Да насмотришься ещё на них. До тошноты. Иные это.
  - Чужие? - Наверное я произнёс это слишком громко - пара синхронно повернула свои сплющенные черепа в мою сторону, но быстро потеряла интерес, увидев рядом Весельчака.
  - Пошли, пошли, - он взял меня под руку и потащил по улице в сторону одного из заведений с вывеской в форме полупустой бутылки. На её горлышке, весело задрав чрезмерно длинные ноги, восседала девушка, не отяжелённая избытком одежды.
  - Это Копи, мы их так называем, - пояснял на ходу Вильсон: - Копи, потому что они все одинаковые, как копии, всё одно их родное название не выговорить.
  - Они что? Все одинаковые?
  - Нет конечно, но они пачками рождаются. По несколько штук. Этих я знаю, да и они меня. Торговцы. Их в помёте трое было. Два у нас, один дома. А бывает и больше, до пары десятков.
  - И все что - одинаковые?
  - Скажу тебе больше, - он остановился перед дверью в кабак: - Они, у них и мозг один.
  - Это как? У одного мозги, а остальные - безмозглые куклы?
  - Нет. Каждый из них - самостоятельная личность, но при этом думают они все вместе, понимаешь?
  Я отрицательно мотнул головой.
  - Ничего страшного, - Виль взялся за ручку двери: - Этого никто не понимает, главное не воевать с ними.
  - Хорошо дерутся?
  - Один на один - слабаки, а вот от парочки лучше удрать - порвут. А как они пилотируют!!! - Он восторженно закатил глаза: - Просто Боги! Хоть и летают на полном отстое.
  Распахнув дверь, он приглашающе повёл рукой: - Пошли, Сэм. Пора тебя с коллективом познакомить.
  
  Зал был заполнен едва ли на половину. Большую часть посетителей составляли небольшие компании человека по три - четыре. На их фоне резко контрастировала группа людей, расположившаяся у дальнего правого угла помещения. Что бы комфортно разместиться эта орава сдвинула вдоль стен с десяток столиков, сформировав таким образом длинную и согнутую под прямым углом конструкцию.
  - Ну что, орлы? Не ждали? - заорал Вильсон, когда до столов оставалось ещё метров пять: - А я таки припёрся! И не один! - Он толкнул меня в сторону, одновременно подбородком указав на свободное место в самом конце левой линии и, раскрыв для объятий руки, шагнул к ломанувшемуся в его сторону людям.
  Я довольно спокойно занял указанное мне место и даже наложил себе на тарелку различной закуски - стол был пуст, все сидевшие столпились вокруг Весельчака и перебивая друг друга что-то ему рассказывали, показывали на пальцах или просто стояли рядом с какой-то блаженно-дебильной улыбкой на лице.
  Угомонились они только спустя минут пять, после чего принялись рассаживаться, шумно делясь своими впечатлениями.
  
  - Все здесь? Кого ждём? - Расположившийся на углу образованной конструкции, Вильсон постучал вилкой по стоявшей перед ним пустой рюмке.
  - Джаза нет, Жука и Томми- ответил ему невысокий смуглый парень, сидевший через два стула от него.
  - Только он не придёт, завязать решил. Обновил карту и на дно залёг. - Пояснил чей-то голос с другой стороны от ответившего.
  - Жаль, но что делать... Братство - дело добровольное. - Наполнив свою рюмку Весельчак встал и, обращаясь ко всем присутствующим начал:
  - Прежде всего, я чертовски рад вас всех видеть и вдвойне рад, что вы, несмотря на то, что с момента нашего крайнего похода прошло уже почти три года, откликнулись на моё приглашение собраться заново. Спасибо, друзья! Не частим и не тормозим! Всё в меру!
  Наверное, это был какой-то неизвестный мне тост - сразу после этих слов все дружно опрокинули свои рюмки, кружки и стаканы, причём у некоторых в стаканах был сок - к вопросу предпочтений тут относились очень демократично. Закусив кусочком вяленого мяса, он продолжил:
  - Как вы жили эти три года я примерно знаю, слухов хватало, - Вильсон усмехнулся и обвёл присутствующих многозначительным взглядом, задерживая его на отдельных личностях, отчего те - удостоенные его пристального внимания опускали глаза, а кое-кто даже покраснел.
  - Но это ваши личные проблемы. Я тоже не терял времени даром, - он сделал короткую паузу и многозначительно посмотрел на кого-то, сидящего на дальней от меня стороне: - И вернулся не с пустыми руками. Итак, друзья. Прежде всего я хочу представить вам нашего нового товарища, - Виль повернулся ко мне и махнул рукой: - Сэм, покажись народу. Не стесняйся - парни здесь все правильные, а ты не девка, вставай.
  Пришлось встать и оказаться под перекрестием множества взглядов.
  - Сэм Люциус, по крайней мере теперь так к нему можно обращаться. Наш новый кок и будущий пилот. Человек он с понятиями, в переделках бывал. Я с ним почти год вместе, скажем так - проработал и вполне ему доверяю. Не так как вам, конечно, но всё же. Позывной Поп!
  - Привет, Сэм!
  - Здорово, мен!
  - Грехи отпустишь? - послышались выкрики в мой адрес, и я торопливо поклонился, не зная что отвечать.
  - Садись, Сэм! - Он снова махнул рукой, и я с облегчением плюхнулся на своё место, радуясь тому, что перестал быть центром внимания собравшихся.
  - А ты что - взаправду поп? - Повернулся ко мне мой сосед справа, но ответить я не успел - Вильсон встал и снова постучал по своей рюмке: - И во-вторых... Друзья! Мои боевые товарищи! Три года, три чёртовых года я тянул лямку повара на том ржавом корыте, которое сейчас морозит свою задницу в шлюзе Пять. Но сейчас я могу твёрдо сказать - Да! Оно того стоило! Мы со стариной Самариным, он сейчас разгружают ту калошу, сорвали банк! Теперь у нас есть деньги - теперь у нас их достаточно - что бы завершить ремонт нашего Жнеца и снова выйти на промысел! Ура!
  Ох...
  Что тут началось! Я не представлял, что все эти солидные мужики, кое из которых были отягощены приличных размерах брюшками, могли ТАК радоваться. Издав нечленораздельный рёв они вскочили со своих мест выкрикивая благодарности в адрес Весельчака, кто-то обнимался, а несколько человек даже пустились в пляс, что было зрелищем с полным отсутствием эстетической составляющей.
  Угомонились они где-то минут через пятнадцать и вернувшись на свои места дружно приникли к своим стаканам, рюмкам и прочей таре.
  - Я дал команду на начало ремонта ещё три дня назад, - на сей раз вставать он не стал, да и говорил спокойным, немного даже тихим голосом, повышать который необходимости не было - за столом установилась мёртвая тишина, народ даже жевать перестал жадно вслушиваясь в каждое его слово: - Как вы помните, потрепали нас тогда прилично.
  Ветераны дружно закивали, сохраняя молчание.
  - Сумма, тогда, для нас была неподъёмной, и я принял решение распустить экипаж до лучших времён. И вот они настали, - Вильсон ухмыльнулся и в ответ послышался лёгкий гул одобрения: - Нам хватит не только на ремонт, парни! - Он стукнул кулаком по столу: - Чёрт побери! Да не будь я Весельчаком, если наш Жнец не обзаведётся лучшими стволами и движками в этой части галактики!
  - Ура капитану! - Несколько человек вскочили и проорали это так громко, что, наверное, их было слышно даже на улице.
  - Ты себе представить не можешь, Поп, - толкнул меня в бок мой сосед, тот самый, что чуть ранее интересовался - взаправду ли я из священников: - Как мы все истосковались по нормальной работе!
  - Ты меня извини, - видя что Вильсон не собирается более ничего объявлять, а занялся изучением своей тарелки, я повернулся к нему: - Я человек новый. Что с вашим кораблём случилось?
  - С нашим, Поп, с нашим.
  Я кивнул и он продолжил: - Мы тогда неплохо пощипали торговый конвой головастиков, и шли назад с полными трюмами.
  - Прости - чей конвой?
  - Да есть тут, любители демократии - Союз Свободных Разумов. Мы их головастиками кличем. Ну типа - разум он в голове, вот кто-то головастиками и назвал. Прижилось в общем.
  Я снова кивнул, но он не обратил на мой жест никакого внимания - он смотрел куда-то в пространство, заново переживая тот день: - Сигнал, что под атакой, они передать успели - вот полиция и устроила на нас облаву. От пары засад ушли - Весельчак, он... - мой собеседник сделал паузу и промочил горло хорошим глотком пива: - Голова он!
  Посчитав за нужное поддержать такой ценный источник информации, я подлил ему пива, не забыв пополнить и свою кружку. Благодарно качнув головой, он продолжил: - И оставалось нам всего систем шесть, может восемь проскочить, так нет же!
  - Что?
  - Перехватили нас! - Он с досадой стукнул кулаком по столу, досадливо - но не сильно, по крайней мере тарелки не подпрыгнули - так, слегка вздрогнули только.
  - Пара эсминцев и Крейсер. Хоть и старьё, у головастиков на новые модели бабок нет, но всё же крейсер, это... - Он многозначительно поднял вверх палец и я закивал, полностью разделяя его невысказанные слова.
  - Вот... От него-то мы удрали, так, дырок он нам понаделал - но не смертельно. А вот эсминцы... Эти твари в нас конкретно вцепились. Вышибли все верхние орудия и двигло того... - Он снова отхлебнул пива: - В общем, эххх... вспоминать противно... Пришлось груз наш сбросить. Весь. Только так ноги и унесли. Ну а когда ценник на ремонт увидели - оххх... Скажу тебе - конкретный такой ценник был, несмотря на то, что Весельчак наш - уважаемый член Братства, но... - Он пьяно развёл руками: - Потрепали они нас. Изрядно. Вот он тогда и предложил - поставить Жнеца в док, пока денег на ремонт не соберём.
  - А что кредит не взяли? Неужто тут банков нет?
  - Ты их процент представляешь? Нам бы потом лет десять на них пахать пришлось бы. Плата за риск и всё такое. Ух...!!! - Он потряс сжатым кулаком в воздухе, выражая своё отношение к банкам и прочим кредитным учреждениям.
  - Представляю... - Я не врал, действительно, стоило только банкирам услышать о том, что их средства будут задействованы кем либо, планирующим вести боевые действия, как ставка тут же начинала бешено расти, напрочь отбивая желание привлекать их капиталы. На своей шкуре я в этом убедился, когда был наёмником - тот мой Легион был должен своему банку по уши и, после нашей бесславной гибели в бою с ящерами мутантами, у меня часто проскакивала мысль - а не специально ли Примарх взял тот контракт? Не было ли у него умысла погубить Легион и тем самым списать все долги?
  - Но сейчас всё хорошо будет! - меж тем продолжал мой сосед: - Если Кэп сказал - лучшие стволы и движки, так тому и быть! Эх... Скорей бы!
  - А ты на корабле кто? В смысле - на каком боевом посту? И да, зовут то тебя как? А то нехорошо - меня ты знаешь, а вот я тебя...
  - Люкс. - Он протянул мне свою ладонь: - Канонир-оператор второй башни нижней палубы.
  - Рад знакомству. - Я пожал его руку: - Ты мне про остальных не расскажешь? - я мотнул головой в сторону остальной части стола.
  - Да легко! Вот этот хмырь, - он пихнул локтем сидевшего рядом с ним человека, который хоть и слушал наш разговор, но за всё время не проронил не слова: - Это Демя. Полностью - Демосфен.
  - Это вроде оратор такой был?
  - Не философ. Вроде. В бочке жил. Винной - как всё выпил, так и поселился. Наш тоже - сидит в бочке, в своей башне - он, как и я, канонир третьего орудия на нижней. Эххх... - Люкс тоскливо вздохнул: - На верхней палубе все погибли. Все канониры, я имею в виду.
  - Память! - Демя приподнял кружку, и мы выпили, поминая погибших товарищей - к сожалению таких было много, что у них, что у меня.
  - Вон там, рядом с Вилем, свободное место видишь?
  - Ну?
  - Самарин, наш старпом. Ты же знаком с ним?
  - Угу.
  - Дальше - Крот и Лещ. Неразлучная парочка. Штурмана наши. За ними место пустое снова - там Рож сядет, как появится. Он у нас старший над абордажниками. Далее...
  Но продолжить знакомство с экипажем мне не удалось.
  -Весельчак! - К нашим столам подошёл новый персонаж - мужчина примерно сорока лет, одетый в лёгкую кремовую куртку и синие брюки с тщательно наглаженными стрелками. За его спиной переминались с ноги на ногу не менее десятка человек.
  - Водяной? Чем обязан? - Вильсон коротко кивнул, приветствуя подошедшего.
  - Твои парни так орали, что я просто не мог пройти мимо и не поинтересоваться причиной такого шума. Поговорим?
  Наш капитан снова коротко кивнул и Водяной подошёл к столу поближе:
  - А парней моих - приглашаешь? - Кто-то из стоявших сзади приволок стул и Водяной уселся прямо напротив нашего капитана.
  
  - Кто это? - Я покосился на Люкса.
  - Капитан Жерг. - Он поёжился: - Опасный тип. И головорезы его тоже. И чего он припёрся? Только по нормальному сидеть начали...
  Меж тем Водяной неторопливо уселся на стул боком и полуобернувшись к Вильсону повторил свой вопрос: - Ну так что? Всех угощаешь или как?
  - Ты по делу?
  - Значит или как... Твоё право, что ж... По делу.
  Кто-то из стоявших сзади подал ему открытую флагу и, сделав глоток, он продолжил: - Недавно мимо третьего рем дока проходил, так услыхал - твой Жнец вот-вот в строй вернётся?
  - Дней пять ещё. - Наш капитан всем своим видом показывал, насколько ему и неинтересен, и неприятен этот разговор, что, впрочем, не вызывало никакой реакции у Жиля.
  - А что его Водяным зовут? - Полуобернувшись к Люксу прошептал я.
  - Ему что кровь, что воду лить - всё едино, - так же тихо ответил он, напряжённо следя за капитанами.
  - Значит - через дня три - четыре сможешь выйти.
  - Пять. Я сказал - дней пять ещё.
  - Да и парни твои, уверен, по нормальному делу соскучились. А вот у меня, - он повысил голос: - Как раз для таких, застоявшихся парней, есть дело.
  - Ты о чём? - Равнодушным тоном осведомился Виль и закинув в рот кусочек какого-то фрукта принялся неторопливо его пережёвывать.
  - Транспорт.
  - И что?
  - Копийский транспорт. Шёл по внутренним их линиям, но увы - прыгнул неудачно.
  - Копи не ошибаются! - Выкрикнул кто-то из наших, и он поморщился: - Не ори... Ошибаются, ещё как ошибаются, особенно если на мину напорются.
  - Мина? На внутреннем торговом маршруте? - Вильсон недоверчиво хмыкнул.
  - Ну... - Жиль рассеяно повозил пальцем по столу: - Всякое... Бывает... Вот шёл себе корабль, шёл-шёл, да возьми и отвались от него мина. Может она магнитная была, подцепил сам не зная где, а вот сейчас она возьми и отвались. Бывает?
  - Хм...
  - Бывает-бывает. И даже так бывает, что Копи на неё прямо ходовой нарвались - вот так фатально не свезло...
  - И они прыгнули? Не стали помощь вызывать?
  - Так они её прямо перед самим прыжком... ммм... Нашли. Так и ушли, с небольшой поправкой.
  - Непредсказуемый прыжок? И ты, чисто случайно, это всё видел, да? И даже знаешь - где они выпрыгнули?
  - Что ты, что ты, Весельчак! Я в это время на другом краю галактики был. Отдыхал с парнями. У меня и фото есть и квитки от отеля, не при делах я.
  Он так старательно изображал свою непричастность к произошедшему, что мы все рассмеялись.
  - Не верите?! А я правду говорю! Парни подтвердят!
  Стоявшие за ним мужики неразборчиво загомонили, давая понять, что всё сказанное их капитаном - правда и только правда.
  - Допустим, но мы тогда тебе зачем? Сам сходи, весь хабар твой.
  - Ты же знаешь на чём я, и какие у Копий трюма. Я и десятой доли не уволоку.
  - Ну а Жнец тут при чём? У нас трюм ещё меньше.
  - А транспортник? На чём ты сюда заявился? Всё в него не влезет, но остальное распихаем по Жнецу, Аркану моему и Волыне.
  - Что? И Карамба идёт?!
  - Ага. На троих распишем и разбежимся.
  - У меня два корабля, - начал торг Вильсон давая понять, что в принципе-то он согласен, вот только вопрос долей надо пересмотреть.
  
  - А у Жиля - какой корабль? - Всё тем же тихим голосом осведомился я у соседа.
  - Эсминец. Военный. В смысле не переделка, а изначально - военная модель. Старый правда, но крепкий и в порядке. У Каррамбы, - он предвосхитил мой следующий вопрос: - Среднее патрульное корыто. Переделка из Слона.
  Что такое Слон, я уже знал - это был тип крупных транспортов, способных таскать до двадцати тысяч стандартных тонн. Его длинный, почти километровой длины цилиндрический корпус действительно часто переделывали, меняя грузовые секции на оружейные платформы или превращая свободное пространство в ангар и лётную палубу для москитного флота.
  
  - По рукам? - Услышав громкий голос Жиля я поднял голову. Они оба стояли, протягивая друг другу руки, готовые заключить соглашение.
  - Сто долей. Полста - тебе, тридцать нам и двадцать Каррамбе. Так?
  - Подтверждаю!
  - По грузу. Семьдесят - в моего Вола, пятнадцать в Волыну, Аркан берёт девять, Жнец - шесть. Везём всё на Кило, тут делим и разбегаемся. Верно?
  - Как сказано, так услышано! Принято!
  Они ударили по рукам скрепляя сделку и что-то неприятно царапнуло у меня по сердцу. Здесь явно был какой-то обман, вот только какой я не понимал.
  
  - Это нам выгодно?
  - Конечно! - С жаром ответил Люкс.
  - А не кинет, этот? Водяной?
  - Как? Груз-то, большая часть, у нас в трюме будет, на нашем корабле. Ему и деваться некуда - только честное выполнение договора.
  - Вот это меня и смущает. Дорогой груз и весь у нас. Кстати, а что за груз эти Копи тащили?
  - Да кто его знает, - пожал он плечами: - Их внутренние товары у нас редкость, с руками оторвут.
  - Уверен?
  - Ага! Слушай, а ведь это ты, твоя заслуга в этом! - Он был уже в хорошем подпитии и мне приходилось напрягаться, чтобы разобрать его слова.
  - Моя?!
  - А чья же! Виль с тобой и бабло привёз и соглашение удачное сейчас заключили! Поп! Ты точно удачу приманиваешь! Давай выпьем... На этот... Ну как его - бруд..барушафт!
  - Брудершафт?
  - Угу! - Он покачнулся, потянулся было к своей кружке, но на пол пути его руку перехватил молчавший всё это время Дёмя: - Тебе хватит, Люкс. Забыл, что Кэп говорил? Что б завтра все в норме были!
  - А что у нас завтра? - Поинтересовался я у выглядевшего абсолютно трезвым канонира.
  - Пойдём Жнеца смотреть.
  Он подвинул стоявшие на столе перед Люксом тарелки и осторожно уложил его, подложив под голову, сложенную в несколько раз салфетку.
  - Он хороший, вот только пить не умеет. - Демя пожевал губами и продолжил: - Твои сомнения я понимаю. Действительно, для Каррамбы это не слишком выгодно, но - с другой стороны, он уже месяц как без навара. Так что...
  - Скажи, - я кивнул, признавая резон в его словах: - А эти Копи, которые на транспортнике. Они что - помощь после прыжка вызвать не могли?
  - А некому вызывать её.
  - Как это?
  - Транспортники у них водят малые семьи. Три, может четыре существа. Капитан - он же пилот, штурман, механик-суперкарго. Четвёртый редко бывает, он обычно в конторе сидит, планирует. А перед прыжком все в рубке собираются. Типа ритуала такого.
  - И их всех?
  - Да, а корабль на автомате ушёл. Уверен - Водяной ему и маячков наставил, так что найти грузовик после было легко.
  - И не хватятся?
  - Вряд ли. Сразу вряд-ли. А потом... - Он махнул рукой, мол пусть ищут. Груз то мы тю-тю.
  - Тебе где спать определили?
  - Нет.
  - Тогда пошли к нам, заодно и этого дотащить поможешь, - он кивнул на сладко посапывающего Люкса.
  
  А на следующее утро мы пошли смотреть свой корабль.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Мороз "Таури. Неизбежность под маской случайности" (Юмористическое фэнтези) | | А.Джейн "Красные искры света" (Городское фэнтези) | | Зак "Великая Игра 2." (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовная фантастика) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | | Т.Захарова "Стерва поневоле или инструкция по выживанию" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Отчаянная помощница для смутьяна" (Современный любовный роман) | | Vera "Летняя подработка" (Короткий любовный роман) | | С.Волчок "В бой идут..." (ЛитРПГ) | | А.Белая "Милашка " (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"