Рудакова Елена: другие произведения.

На солнечных парусах

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В будущем колония на Луне оказалась изолирована от Земли. В небе - планета с погасшими огнями городов. На Луне осталась всего одна ракета, а ресурсы истощаются с каждым днём. В наступающем хаосе работает команда наёмников под руководством Герды. Один заказчик просит отыскать пропавшего землянина по имени Кай.[не закончено]


   Глава 1. Заказчик
   На горизонте показалась цель, значит, идти осталось чуть больше километра. На стекле скафандра отображалась температура - плюс 110 по Цельсию, как всегда во второй половине светового дня. 

- Тут дерево, - радостно крикнул по рации Артур.

Герда прыжками обогнула холм, минуя тень, которую он отбрасывал. Опасно вступать в зону непроницаемой темноты и отрицательной температуры. Артур рассматривал обуглившийся силуэт дерева, боясь к нему прикоснуться. Голый ствол торчал из кадки с земным грунтом, к которой присоединялись контейнеры с водой и удобрениями. Герда проверила их. Разумеется, воды не было, её давно забрали.

- Не знала, что и здесь хотели поставить купол, - сказала Герда.

- Раньше были грандиозные планы насчёт Моря Москвы, - мечтательно протянул Артур. - Хотели исследовать базальтовую лаву, а на дне этого моря кора составляет всего один метр.

- И ты бы тут работал?

- Я вообще-то учился на программиста, а не на геолога.

- Программисты везде нужны. Раньше были везде нужны.

- Хватит сыпать соль, сестра!

Остальные слышали разговор, ведь частота использовалась общая. Из-за холма выпрыгнул Барака в коричневом скафандре с синими вставками. Самый старший член команды любил экстравагантность и выделялся даже походкой: он подпрыгивал на одной ноге, как ребёнок, впервые прилетевший с Земли и почувствовавший в шесть раз меньшую силу притяжения.

За ним выплыла тоненькая Сой Фонг в скромном сером скафандре. На руках, ногах и по бокам костюма сверкали рукоятки ножей. Последним появился Юрий, тоже в сером. Никто, кроме Барака, не рисковал выделяться на фоне бесцветного грунта.

- Нас ждут через полчаса, - сказала Герда, посмотрев на часы, высвечивающиеся на внутренней стороне шлема, - не будем зря тратить кислород, ускоряемся!

Шипы на подошвах привычно врезались в землю. Одна нога упирается в грунт, другая резко напрягается в прыжке. Толчковую ногу следует регулярно менять, иначе далеко не ускачешь.

- Ещё деревья, - сказал Артур, показывая вправо.

- Гляньте, тут кадки цветные, - заметил Барака, - нигде таких не видел.

- Тут строили российскую базу, - сказал Юрий, - поэтому подставки красно-бело-синие. Цвета флага.

- Во-о-от как, - с оттенком зависти протянула Сой Фонг. У неё-то земной родины не было.

- Не тратьте кислород, - напомнила Герда.

- Есть, капитан! - отозвался Артур.

Здание, к которому они приближались, было сверху донизу покрыто солнечными батареями. Они лежали дорожкой и на земле, ведущей к входу. Небольшие окна с внешней стороны были непроницаемо-чёрными, чтобы не пропускать солнечное излучение.

Они пришли к ресторану-гостинице "Бургер-Принц", такие были разбросаны по всему спутнику. Этот, хоть и стоял на отшибе, ещё не закрылся. Правда, традиционной эмблемы - Солнечного Бургера из батарей - на крыше он лишился. Разобрали огромные булки с котлетой на блоки сбора энергии и перекрасили обратно в чёрный цвет.

Вход внутрь оборудовали как шлюз. Чтобы пройти сквозь вторую дверь, следовало хорошенько задраить первую и дождаться, пока система обдаст вас каким-то охлаждающим раствором, чтобы скафандры остыли. Вот загорелась зелёная лампа, и внутренние двери автоматически открылись.

- Добро пожаловать в Бургер-Принц! - крикнула кассирша за стойкой самообслуживания.

Герда сняла шлем и с удовольствием вдохнула незастоявшийся воздух. Здесь в него добавили знаменитый ароматизатор "Полевые цветы", как и в любом другом Бургер-Принце. Никто не помнил, как пахнут настоящие полевые цветы, но запах ароматизатора знали все местные.

- Мы остановимся на одну ночь, - сказала Герда на кассе, пока остальные снимали скафандры.

- Пять отдельных номеров? Может быть, два двухместных и один одноместный? Может быть, один двухместный и один трёхместный? Может...

- Один на всех.

- У нас нет номеров на пятерых. Есть на шестерых. 

- Всё равно дешевле. Давайте такой.

- Пять тысяч двести рупий.

Герда отсчитала толстые пластиковые карточки из общего бюджета. После банковской паники восьмилетней давности, когда заблокировали все счета, люди снова стали пользоваться наличными. Кассирша весело оформляла бумаги, рассказывая о новых бургерах, как будто соя меняла вкус от нового названия.

- Мистер Лоуренсовский уже здесь? - перебила Герда.

- Да, он просил позвать тотчас же, как о нём спросят. Очевидно, он ждал вас?

- Очевидно, да. Будьте любезны...

Кассирша уже звонила ему по старенькому внутреннему телефону. 

Ожидая Лоуренсовского, Герда освободилась от скафандра, положив его рядом с остальными на диван у окна. Команда заняла большой стол посреди зала и с предвкушением обсуждала, какой вид сои им съесть сейчас. Все были мятыми и потными. Подмышками на майках образовались обширные пятна, и Герде стало стыдно, что её команда предстанет перед заказчиком в таком виде.

- Коперниковский чизбургер лучше всего! - утверждал Артур, закручивая поседевшие в детстве волосы хвостом. - Сыр сплавляется с котлетой и булкой, и они становятся такими тягучими...

- Мерзко, - нахмурилась Сой Фонг. - Нет ничего лучше классического воппера.

- Лучше острый, - вставил Юрий.

- Сосунки! - усмехнулся Барака. - Кто-нибудь, кроме меня, здесь осилит Двойной Земной?

- Это вызов? - ударил рукой по столу Артур.

Со второго этажа, где располагались номера, спускался шикарно одетый мужчина. Клетчатый идеально выглаженный костюм-тройка, белоснежная рубашка и галстук с замысловатым рисунком. Его волосы были гладко прилизаны, а лицо выбрито невероятно чисто.

- Добрый день, - мужчина приблизился к их столу и приветственно кивнул.

- Мистер Лоуренсовский? - догадалась Герда.

- Да, это я. Приятно видеть здесь пятерых сильных, здоровых людей.

Он протянул Герде руку. Она пожала его сухую ладонь и с неловкостью ощутила пот на своей, лишний раз вспомнив, что мокрая майка прилипла к телу. Остальные испытывали такую же неловкость, отвечая на его рукопожатие.

- Мне льстит, что вы откликнулись на мою скромную просьбу, - Лоуренсовский сел за стол. - Но я вижу, что вы голодны. Прошу, ешьте, а я пока всё расскажу.

- Я закажу, - Артур ретировался за едой, хотя каждый мечтал оказаться на его месте, подальше от лоснящегося заказчика. 

- По телефону мы не смогли обсудить подробности, - сказала Герда.

- Полагаю, многие ваши наниматели предпочитают не доверять компаниям мобильной связи личные дела. С тех пор, как погасла Земля, они считают себя хозяевами Вселенной.

- У них есть на это право, - вздохнула Герда. - Даже последняя ракета в их распоряжении.

Вернулся Артур, и команда набросилась на бургеры с колой.

- Суть моего дела состоит в том, - начал Лоуренсовский, - что вы должны найти одного человека. Он важен для фирмы, на которую я работаю. Этот молодой человек - землянин, как и все вы. Именно из-за этого я выбрал вашу команду.

- Странный критерий, - заметил Юрий с набитым ртом.

- Я лунянка, - сказала Сой Фонг. Впрочем, Лоуренсовский не мог не заметить её анорексичной худобы и бледной кожи, свойственной всем родившимся на спутнике.

- Есть мнение, что ваше земное происхождение сыграет значительную роль, - загадочно продолжил Лоуренсовский. - К сожалению, информации о пропавшем мало, так как его деятельность не была, скажем так, публичной. Думаю, вам это знать полезно. Вот фотографии.

Лоуренсовский разложил на столе бумажные изображения. Видимо, производителям программного обеспечения он тоже не доверял. На фотографиях был обычный парень лет двадцати пяти. Судя по внешности, землянин, долго проживший на Луне. Вьющиеся каштановые волосы, впалые щёки, большие выпуклые глаза. Но кости черепа хорошо развиты, значит, детство провёл в условиях нормальной гравитации. 

- Он известен, как Кай Голдсон. Работал в головном офисе "Мун-ТВ" секретарём отдела по связям с общественностью. Разумеется, это не основная его деятельность. Он связался с церковной мафией и торговал наркотиками. Месяц назад он пропал с крупной партией товара. 

- Какой тип наркоты? - спросил Барака.

- Синтетический героин. Ходили слухи, что Кай организовал целую маковую плантацию под зданием "Мун-ТВ". Разумеется, это байки, и весь товар синтетический.

- Правильно ли я понимаю, - закончила есть Герда, - что от нас требуется вернуть не столько мистера Кая Голдсона, сколько товар?

- Вовсе нет, мисс Пейванс. Я работаю на "Мун-ТВ", а не на церковников, как вы могли ошибочно решить, поэтому мне важно разобраться в происходящем. Разве мафиози обращаются за помощью к наёмникам?..

- Оплата? - спросил Артур.

- Пять миллионов рупий прямо сейчас. По итогам операции ещё от миллиона до семи.

Повисла тишина. Герда напряглась: за что можно давать команде головорезов, не пользующейся особой популярностью, такую сумму?

- Не бойтесь, - улыбнулся Лоуренсовский, - я предупрежу о риске честно. Предположительно Кай вмешался не только в дела церковной мафии. Скорее всего, его удерживают люди из "Селена-телеком". Те самые, что владеют последней ракетой. Поэтому цена высока.

- Вы хотите сказать, что мы будем иметь дело не с мафией, а с вашими конкурентами?

- Конкурентами? Нет. "Мун-ТВ" делают контент, а "Селена-телеком" железки для передачи контента. Мы партнёры, а не конкуренты. Учитывайте это, разговаривая с их людьми. Они не должны заподозрить, от кого вы пришли, понимаете? Они должны подумать, что вы работаете на Великую Мать, понимаете?

- Нам нужно посовещаться, - сказала Герда.

- Мы встретимся за завтраком, - Лоуренсовский откланялся и поднялся на второй этаж.

За окном был виден берег Моря Москвы. Тёмная впадина, исчезающая за горизонтом и тянущася на много километров на юг. Маленький метеорит ударился о крышу дома, и по стенам пробежала дрожь.

- Я не хочу связываться с "Селена-телеком", - нарушил тишину Юрий. Он задумчиво чесал рыжую голову. 

- У нас нет денег! - сказал Барака. - А тут предлагают пять лямов!

- Вряд ли мы выживем... - вздохнула Сой Фонг.

- Да какая разница! - махнул рукой Артур. - Все огни на Земле погасли восемь лет назад. Они не посылают радио-сигналы. Давайте будем честными: все на Луне уже покойники, просто стараются делать вид, что это не так. Но через десять лет больше половины воды уйдёт в результате переработки. И это если раньше не вымрут растения, производящие кислород. Нам пора бы задуматься о том, как с достоинством уйти из жизни.

- Если добавить в конце "Да спасёт наши души Великая Мать", получится как молитва по телеку, - заметил Барака.

Герда по привычке теребила браслет из цветных ниток на левом запястье. Такой же висел на руке её брата. Браслеты остались напоминаниями о земном детстве.

- Это единственный заказ за два месяца, - сказала Герда. - Лунян остаётся всё меньше и меньше, и значит, наши услуги скоро будут никому не нужны. Я предлагаю согласиться на предложение мистера Лоуренсовского. Кто согласен?

Артур и Барака сразу же подняли руки. Чуть подумав, решилась Сой Фонг.

- Ладно! - Юрий тоже поднял руку.

На следующее утро Лоуренсовский поздравил команду, вручил Герде бронированный кейс с деньгами, которые дважды тщательно пересчитали. Там же лежала папка с информацией о личности Кая Голдсона.

- Если вам нужен приличный луноход, - сказал напоследок заказчик, - обратитесь в Нью-Москоу в магазин мисс Лоуренс. 

- Даже мать свою прорекламил, - изумился Юрий.

В номере Герда разложила на полу карту Луны. Им предстояло добраться от берега моря Москвы до Армстронг-Сити, лежащего на Видимой стороне между Морем Кризисов и Морем Спокойствия. Общественный транспорт между городами больше не курсировал, и, значит, им придётся воспользоваться предложением Лоуренсовского. Герда решила не шиковать и, как обычно, взять луноход напрокат, а не покупать. Но теперь можно взять приличную модель на гусеничном ходу. 

Ещё следует купить новых арбалетов, луков, стрел и хороших ножей, в том числе метательных для Сой Фонг. Запастись провизией на несколько недель, ведь в пустыне может любое случиться. Можно взять каждому по запасному скафандру. Стоит разориться на двуслойные протектированные скафандры с жидкой прослойкой от проколов, которая в месте повреждения моментально испаряется и выталкивает второй слой на место прокола. 

- Хватит мечтать, - в номер впрыгнул Артур. - Может, прогуляем все деньги, а?

Он в медленном падении опустился на кровать и стал играть, подбрасывая подушку и хватая. В их детстве подушки имели обыкновение взлетать и падать в шесть раза быстрее. 

- Мафия церкви тогда не подарит нам быстрой смерти, - сказала Герда, складывая карту. - Поторапливайся, я хочу быть в Армстронг-Сити через неделю.

***

В снах Герда всегда видела Землю. Она чувствовала усиленное притяжение, но оно не пришибало к поверхности планеты и не душило до смерти, как боялись все луняне. Оно просто прижимало стопы к земле, чтобы каждый шаг был обычным шагом, а не прыжком.

Она всегда видела детство, которое помнила смутно. На руках она держит маленького Артура. Он кричит и плачет, ему нужно материнское молоко. Но мама умерла от очередного штамма гриппа, одного из многих, которые появляются каждый месяц. Артуру не нравится магазинное молоко, и он всё время плачет. 

Герда пришла в сад. Цветы из сада - самые яркие воспоминания из детства и самые яркие за всю жизнь. На Луне не встретишь таких ярких цветов, ведь ни одно растение не видит Солнца напрямую. Поэтому на Луне они не источают аромат, ведь там нет насекомых, которых он бы привлекал. В воображении Герды сад пахнет ароматизатором из Бургер-Принца.

Посреди сада фонтан с бесплатной водой. Можно окунуть туда ладонь, протереть вспотевший лоб и отряхнуть руку, не думая о сохранности капель для переработки. 

В саду всегда сидит соседский мальчик. Он всё время читает книжки. Наверное, очень умный и много знает. Она спрашивала, не знает ли он, как успокоить Артура, но про это в его книжках не писали.

- Я сделал кое-что для тебя, - говорит мальчик, имя которого она забыла.

- Что?

- Вот, надень на руку.

Он даёт Герде браслет, сплетённый из ниток. Они хаотично переплетены, но если долго смотреть, кажется, что в узоре есть смысл. Артур, увидев новую вещицу на руке сестры, вцепляется в неё и успокаивается на время. Когда Герда пытается отвести запястье, Артур опять начинает кричать. Сестре приходится отдать браслет ему, намотав его в три оборота вокруг маленькой ручки.

- Я сделаю тебе новый, - говорит соседский мальчик.

- Спасибо, - улыбается Герда.

Она отрывает глаза от беспокойного брата и смотрит на мальчика. Он улыбается счастливой улыбкой. Его щёки румяные, кожа совсем не бледная, и глаза не навыкате. Светлые кудряшки торчат в разные стороны, несмотря на гравитацию. 

В этот момент сон начинает уходить. Герда смотрит на его кудряшки и понимает, что они двигаются неправильно. Не так, как на Луне, а будто в ускоренной съёмке. В один миг Герда остро ощущает аромат цветочного сада, слышит вдруг как оглушительно поют птицы, чувствует тёплые солнечные лучи и просыпается.
   Глава 2. Нью-Москоу
   Нью-Москоу закономерно построили на берегу Моря Москвы. В двадцатом веке его так назвали советские учёные, и имя прижилось. После политического разделения Луны Московский бассейн достался России именно из-за названия. В годы первичной колонизации в России был один из кризисов власти, и поэтому она смогла претендовать лишь на Обратную Сторону спутника. Сначала не унывали, думали, что будут добывать энергию из подземной магмы, что подходит близко к поверхности моря, но проект оказался чересчур дорогостоящим, и жители Нью-Москоу перебивались солнечной энергией. А теперь проекты альтернативной лунной энергии свернулись по всему спутнику.

Герда не знала, какой была паника на Обратной Стороне восемь лет назад. В день катастрофы они с Артуром, который был ещё подростком, работали в японских провинциях на Видимой Стороне и везли товар по перешейку между Океаном Бурь и Морем Дождей. Японцы хотели первыми построить купольный город с искусственной атмосферой, и Герда с братом легально работали на лабораторию по разведению деревьев. В их луноходе были новые образцы семян для соседнего японского поселения.

Частью задания была проверка состояния деревьев на перешейке. Каждое стояло под собственным куполом в кадке с земной почвой, окружённой водными контейнерами. Герда вышла из лунохода, чтобы пополнить запасы очередного дерева, когда подняла глаза к небу.

Небо на Луне всегда чёрное, ведь атмосферы нет. Звёзды видны и днём и ночью, а на Видимой Стороне ещё и Земля всегда висит посреди неба. Световые сутки здесь равны земному месяцу, так что понятия "день" и "ночь" отличаются от тех, что были на планете. Раз в месяц Землю не видно, и это называется "новоземие". Также бывают "полноземие", "прибывающая Земля" и "убывающая Земля". Сегодня была видна половина Земли. Половина планеты горела ярко-голубым, над северным полюсом клубились белые облака. А на тёмной половине Земли стояла ночь, но если воспользоваться максимальным увеличением камеры на шлеме скафандра, то можно было разглядеть маленькие жёлтые точки посреди тьмы - города. 

- Кажется, сегодня все решили поспать, - сказала Герда по рации. 

- Где? На Земле?

- Да, я не вижу света на ночной половине.

Артур вышел из лунохода и настроил свой шлем.

- Хм, и правда... 

- Наверное, Солнце слишком яркое, вот и отсвечивает.

- Да нет, на максимальном же всегда видно. Может, там сейчас океан? Этот, Индийский. Самый большой.

- Самый большой Тихий. Кажется.

- Да, точно! У нас самый большой Океан Бурь, а у них Тихий.

- В любом случае, там сейчас должны гореть Америки...

- Не заморачивайся, поехали!

Уже на японской базе они узнали, что на Луне началась паника. Многие в тот день захотели взглянуть на ночную сторону Земли и ничего не увидели. Сотни японских компаний не смогли связаться с головными офисами в Токио. Тысячи людей не смогли позвонить родным. Спутники Земли принимали сигналы, но никакого ответа не приходило. Учёные и военные смотрели в телескопы и видели города без признаков жизнедеятельности. Заводы встали, посевы всходили, но не убирались, ракеты в космос не запускались. Что произошло? Загадка.

Ответа не было уже восемь лет, и за это время люди удивительным образом успели успокоиться. Первый год были волнения, перевороты, митинги. Но на Луне всё заканчивается мирно, ведь воевать здесь невозможно. Без сопротивления воздуха пуля из обычного неопарабеллума могла пролететь двадцать километров, не теряя убойной силы. При таких условиях огнестрельное оружие даже не стремились запрещать, его всё равно никто не использовал. Конечно, в заполненных воздухом помещениях происходили стычки с пистолетами, но они были редкостью.

Поняв, что помощи ждать неоткуда, люди взяли себя в руки на второй год, введя режим экстремальной экономии. Но так как без оружия сильная централизованная власть на спутнике отсутствовала и не появилась даже после исчезновения земной метрополии, то экономить стали лишь большие города, где заправляли государственные структуры или крупные корпорации, способные подмять под себя малые фирмы. А небольшие населённые пункты жили своими средствами, и там люди ели не один соевый хлеб, как в милитаризированном японском Кибо, но и роскошные соевые бургеры из "Бургер-Принца". 

Разумеется, финансовая инфляция заставляла экономить жителей любого региона Луны, и нельзя было сказать, что кто-то мог укрыться в захолустьях заброшенной индийской базы на Обратной Стороне и жить в своё удовольствие. За любые ресурсы на Луне приходилось платить. Если бы на спутнике люди могли прокормить себя сами поодиночке, денежная система уже потерпела бы крах и население перешло бы на бартерный обмен. Но так как выжить на спутнике самому невозможно, люди кооперировались и торговали, так что деньги продолжили жить, несмотря на то, что больше не были обеспечены.

Сначала Герде казалось ужасным легкомыслием то, что все словно забыли об исчезновении Земли. Лишь в новостях каждый месяц мелькали споры о запуске на родину последней ракеты с европейской станции, но её не держали в ангаре уже восемь лет, и все на Луне считали, что она фатально неисправна. Многими местными компаниями заправляли луняне, которые не могли отправиться на Землю в любом случае, и они не спонсировали строительство новых ракет, а вкладывали деньги в разработку технологий получения воздуха и добычу подземной воды. По телевизору они регулярно выступали с речами вроде "Земля с возу, Луне легче".

Единственной силой, верящей в невозможность жизни на Луне, стала церковь Великой Матери - специфический сплав многих земных религий, вернувшийся к той форме культа, которая была изобретена на заре человечества. То есть, к массовым молитвам, обрядам и жертвоприношениям. Последние, к счастью, не были кровавыми. Великая Мать изображалась то христианской Девой Марией, то индуистской Сарасвати, то матерью исламского пророка Мухаммеда Аминой, то бог знает кем ещё. К счастью, последователей церкви, пропагандирующей, что единственный путь к спасению - передача имущества жрицам Матери, было не очень много, но, видимо, они имели влияние на телеканалы, потому что часто мелькали по телевизору, призывая поклониться богине и искупить грехи перед Матушкой-Землёй. Церковь набирала популярность потому, что они поклонялись планете Земля, а по ней действительно плакали все луняне, как по усопшей матери. 

Нью-Москоу построили вокруг старой исследовательской базы, имеющей труднопроизносимое русское название, а в народе именующейся Нью-Кремлин, вроде в честь какой-то достопримечательности земной Москвы. Раньше город включал десятки районов мирных жителей, теперь же их количество сократилось впятеро. Нет, люди не вымирали, просто мэрия Нью-Москоу решила, что глупо тратить кислород на пять тысяч зданий, если можно уплотнить людей и предприятия, заставив их жить и работать вместе в одной тысяче зданий. Первыми уплотнили казённые учреждения, но затем насильно объединили и частников. В спешке не придерживались никакой системы, и стоматологические клиники зачастую делили помещение с точками быстрого питания, а тренировочные центры, необходимые для мышц каждого человека на Луне - с магазинами домашних животных.

Команде пришлось пройти дюжину пустых длинных улиц, прежде чем они добрались до обитаемой части Нью-Москоу. Сейчас здесь стоял световой день, и всё было хорошо видно.

- Юрий, ты знаешь, где здесь можно остановиться? - спросила Герда.

- Рядом с Нью-Кремлином раньше была гостиница "Пётр Первый".

Жилые дома и маленькие магазины выглядели одинаково: чёрные коробки, облицованные солнечными батареями, а наверху - противометеорный козырёк. На магазинах висели скромные таблички без неоновых ламп. Очевидно, тоже ограничение властей.

Но ближе к центру картина менялась. Дорогие магазины скафандров и техники смело вместо батарей вешали фотографии новинок и мерцающие день и ночь таблички "SALE". Салоны располагались одни в своём здании и как будто кичились тем, что дали огромную взятку мэрии. Но и власти не подавали пример экономии. Самым примечательным зданием Нью-Москоу был бывший театр, построенный из окрашенных блоков лунного камня. Непрактичный круглый театр с массивными декоративными колоннами и прочими финтифлюшками назывался Мариинским. Лет пятьдесят назад его преподносили как величайшее достижение духа человечества, могущего даже в космосе построить храм искусства. Сейчас в него согнали все государственные службы, а бывшие офисы мэрии, полиции и коммунальщиков теперь занимали дорогие магазины, на волне паники и коррупции переехавшие из дальних районов города в центр.

Гостиница "Пётр Первый" тоже повторяла очертаниями непрактичные здания Земли, но была всё же меньше театра. Все стены покрывали батареи, только антиметеорный козырёк над крыльцом поддерживали две полуобнажённые статуи, мужская и женская, с необыкновенно развитыми по лунным меркам мышцами, потому что на спутнике не сыщешь ни одного человека, например, с кубиками на животе. Пусть он хоть живёт в тренировочном центре, не появятся кубики, и всё тут. 

Интерьер гостиницы построили неоправданно роскошным. Картины - копии древних земных шедевров. Ковры, шторы на затемнённых окнах, странной формы диваны и стулья. Судя по качеству, все материалы земные, доставленные на кораблях, когда они летали. Холл обставлен горшками с растениями, из динамиков льётся птичье пение, записанное, разумеется, тоже на Земле. Нарушает картину куча скафандров, которые посетители оставляли у входа-шлюза.

По привычке к экономии они вновь сняли один номер на всех и сразу же отправились искать магазин мисс Лоуренс, который рекламировал мистер Лоуренсовский, надеясь, что там они смогут получить скидку. Администратор гостиницы подсказала им за чаевые, где найти магазин.

Заведение "Лук и щит" делило жилплощадь с магазином сети "О2", который продавал самый дешевый кислород и воду, так что первым делом команда заказала доставку в гостиницу контейнеров и с тем, и с другим. Если бы они набрали гостиничную воду из-под крана, вышло бы дороже, потому что на номер выделялся определённый бесплатный объём воды, а перерасход приходилось оплачивать. Не говоря уже о том, что вода из "О2" намного чище, чем из-под крана.

"Лук и щит" оказался тесным магазином, забитым стеклянными витринами с оружием. Они теснились, чтобы освободить место центру композиции - луноходу на гусеничном ходу "Зверь" - мечте любого наёмника.

- Герда, мы его берём! - восхищённо сказал Артур.

- Без него я в "Селена-телеком" не сунусь, - поддержал Барака.

Из-за прилавка вышла седая землянка, украшенная благородной полнотой. Она по-доброму улыбнулась.

- Мисс Лоуренс? - спросила Герда.

- Да. Не припомню, ребята, чтобы мы с вами встречались.

- Мы друзья мистера Лоуренсовского, - сказал Юрий, схвативший с открытой витрины сорокасантиметровый мачете и любовно оглядывающий его.

- В самом деле? - обрадовалась женщина. - Эдди предупредил, что вы придёте. Он сказал, вы возьмёте четыре арбалета "Георг", три лука "Эльф", охотничью рогатку "Робин Гуд", ножи и сюрикены "Ниппон", а так же утяжелённый короткий меч "Спарта". Всё верно?

Все удивлённо переглянулись. Видимо, в умирающий интернет опять просочилась информация о них. Иначе откуда Лоуренсовский знал, что арбалета нужно только четыре а не пять, потому что у Сой Фонг близорукость и даже коррекция хрусталика или банальные линзы не помогают ей целиться в даль? Предположим, многие луняне этим страдают и Лоуренсовский мог угадать, а набор "Ниппон" заказать, заметив ножи на самом маленьком скафандре, принадлежавшем Сой Фонг. Но как можно узнать, что Герда, Артур и Юрий стреляют из лука, а Барака - из рогатки? И как угадать любимое оружие Юрия - короткий меч?

- Всё правильно, - спокойно улыбнулась Герда. - Разумеется, нам ещё потребуется пять универсальных штурмовых топоров, пять охотничьих ножей...

- Катапульту! - воскликнул Барака, увидев её в углу. - Давайте возьмём катапульту!

- Мы что, собираемся брать Армстронг-Сити штурмом? - спросил Юрий. 

- Я видел фотки, как мафиозные кланы громили такими друг друга, - сказал Барака. - Убойная вещь, скажу я вам! Она перелетает горизонт, но если хорошенько прицелиться и заряд выбрать потяжелее, сметает врага в момент и тащит его по грунту ещё полкилометра.

- Мы покупаем луноход, - сказала Герда мисс Лоуренс.

- Это великолепно! - обрадовалась хозяйка. - Знаете, в разработке этой модификации "Зверя" принимал участие отец Эдди, мистер Соколовский, да будет Луна ему пухом. 

- В таком случае мы возьмём его за полную стоимость без скидки, - подмигнул женщине Артур.

- Спасибо, - просияла та.

- Ты что творишь? - шепнула Герда брату, когда мисс Лоуренс отошла. - Мы специально пришли сюда, чтобы купить дешевле.

- Думаешь, у неё много клиентов? - нахмурился Артур. - Её сын одарил нас деньгами, мы можем ей помочь.

- Если у её сына есть столько бабла, он сам ей помогает. Считай, ты вернул пару десятков тысяч нашему заказчику.

- Герда, расслабься, не так много мы и потеряем.

- Мне не нравится, что ты так просто расстаёшься с деньгами, которые мы ещё не отработали, Артур. Не говори, что ты начал устраивать фейерверк на собственных похоронах? Не надеешься выжить?

- Я просто шутил тогда, расслабься.

Но Герда не верила, что брат шутил.

- Мне нужны ещё они, - сказала Сой Фонг, показывая Герде два стальных бумеранга. - Я умею с ними обращаться.

- Хорошо.

- А я хочу этого красавца, - Юрий притащил длинный меч с разнонаправленными зазубринами, как на пиле. 

- Сегодня берём всё, что хотим, - улыбнулась Герда.

На всякий случай купили и пистолеты с винтовками, несмотря на то, что их стоимость была слишком завышена из-за отсутствия постоянного спроса и акцизных налогов. В воображении команды их ждала эпичная битва с пришельцами, хотя известно, что человечество одиноко во Вселенной, и все были взбудоражены как дети, даже хмурая Герда.

От мисс Лоуренс они уехали на загруженном "Звере". Он давно стоял в магазине, и пришлось подождать, пока солнечные батареи на крыше соберут достаточно энергии. Внутри было просторно и просто шикарно для лунохода, только ведёрка под шампанское не хватало. Старая-добрая механическая коробка, регулируемое затемнение стёкол передач, двадцать три прожектора и радиаторы по всему периметру кузова, а что может быть важнее охлаждения в солнечный лунный денек при +120 градусах? И, разумеется, внутренние батареи для ночного обогрева тёмной лунной ночкой при -160.

На окраине города нашли недорогой салон спецскафандров и купили протектированные модели регулируемого размера. Конечно, скафандры нужно делать на заказ после снятия мерок, но эти утяжелённые модели они брали на всякий случай. Скафандры с двойной защитой выглядели так нелепо, будто сошли с фотографий Нила Армстронга. Пальцами-сосисками невозможно было открыть даже дверь на луноходе, но зато защита выдерживала космическую радиацию сколь угодно долго, и была отличным бронежилетом на всё тело. Спасла бы даже от пуль. Но для обычной заварушки годятся и их основные, проверенные временем костюмы, для которых они купили в салоне наборы саморемонта.

"Зверя" оставили на парковке при отеле, но оружие забрали в номер.

- А теперь по девочкам! - радостно потёр руки Артур.

- Оставь свою долю в номере, а то ограбят, - предупредила Герда.

- А ты что, не с нами? - удивился Артур.

В его 21-летнем теле танцевали гормоны, и Герда прекрасно помнила, как в его возрасте сама с радостью бегала "по мальчикам" перед заданием. Но теперь она не могла позволить себе расслабиться, ведь ещё не был составлен план поездки до Армстронг-Сити. Вдруг они купили не всё нужное?

- Из Юрия выйдет лучшая компания, чем из меня, не правда ли? - Герда хлопнула брата по плечу. - Отдыхайте. Но завтра выезжаем завтра в девять.

Сой Фонг, как истинная лунянка, не испытывала радости от подобного досуга. Многие рождённые на Луне оказывались стерильными и не могли иметь детей. Но даже те, кто мог, не разбрасывались сексуальной энергией, как земляне. Герда не знала, насколько повезло Сой Фонг при рождении, а спрашивать об этом у лунянина было верхом неприличия.

Барака пошёл в бар, где крутили земное кино. Когда Герда закончила расчёты и убедилась, что больше ничего не нужно, то присоединилась к нему. Она не пила алкоголь перед поездкой, но заправлялась бесплатной жидкостью с фруктовым вкусом. Завтра каждую каплю они будут экономить.

Герда любила земное кино. Особенно старое, когда не снимали ужастики про инопланетян или антиутопии о погибшей от загрязнения Земле. Старые комедии, где нет и капли экологического подтекста - вот что любила Герда. Или красивые фильмы об истории или о природе. Зелёные леса, бурные реки, птицы, львы, панды, пингвины, фламинго, барсы. Такие фильмы любили все на Луне, но от них щемило сердце сильнее, чем от мелодрамы с "Мун-ТВ" про любовный треугольник на шахте по добыче льда. Потому что в любовный треугольник мог попасть каждый на Луне, а вот на Землю - никто.
   Глава 3. Армстронг-Сити
   Путь до Армстронг-Сити занял ровно неделю, как и обещала Герда мистеру Лоуренсовскому, то есть от Нью-Москоу до места назначения они добирались шесть дней. Несмотря на то, что на Луне понятия "дни" не соответствовали земному аналогу смены дня и ночи, все продолжали пользоваться земным календарём и земными часами, ориентированными по Гринвичу для всех городов.

Дорога на Луне отнимала так много времени, во-первых, из-за сложности с ориентированием. Единая Европа пыталась создать на спутнике GPS-сеть, но проект не был закончен до погасания Земли. Аппараты не фиксировались на орбите и то улетали в космос, то падали на поверхность. На Луну и так отдавалось слишком много денег, и делать для неё ещё и собственную космическую программу Единая Европа не хотела. Американцы, русские и китайцы запускали исследовательские и связные спутники, и, возможно, какие-то из них ещё вращались по селеноцентрической орбите. Впрочем, орбита Луны по определению нестабильна, и навечно на ней ничего не остаётся.

Во-вторых, проблема была в "Звере". Пусть его оснастили мощными радиаторами, но он, как и любой другой аппарат на Луне, быстро перенагревался в световой день. Если бы на Луне была атмосфера, как на Земле, то большую часть тепла "Зверь" передавал бы воздуху, но в вакууме температура кузова, колёс и гусениц всё увеличивалась, и когда она достигала +300, приходилось останавливаться и ждать. 

На счастье команды, световая ночь застала их на третий день пути, и проблема с перегревом решилась сама собой. Но в темноте вести Зверя сложно, и нередко приходилось сначала пешком разведывать путь, а потом уже пускать луноход. Правда, когда из-за горизонта показалась Земля, и они выехали на Видимую Сторону, стало легче, ведь планета отражала много солнечного света, да и потихоньку "новоземие" приближалось. А без света Земли Барака однажды, когда ему выпало рулить, так заплутал, что половина дня ушла потом на выяснение правильного направления по карте. Причём, по карте звёздного неба, потому что на Луне больше ориентиров в небе, чем на поверхности. Да и от карт поверхности толку мало, ведь на спутнике нет магнитного поля, а значит, невозможно пользоваться компасом.

На пятый день они достигли Моря Кризисов на Видимой Стороне. Ехать стало намного легче, ведь в Морях не было скал, которые приходилось объезжать. Дно было гладким, и "Зверь" разогнался до пятидесяти километров в час. Он мог и быстрее, но в темноте не хотелось рисковать до начала задания. 

Американский Армстронг-Сити - огромный по лунным масштабам город, расположенный между Морем Кризисов и Морем Спокойствия. Он второй по величине на спутнике. Первый - китайский Тиньконг. 

Так как все поселения на Луне строились одинаково просто и рационально, издалека Армстронг-Сити не отличался от Нью-Москоу. Двух-, трёхэтажные здания, облицованные солнечными батареями, некоторые соединённые коридорами. Коридоры убирались по закону для экономии воздуха. Если людям хотелось выйти наружу, они должны были надевать скафандр, выходить из шлюза, прыгать до соседнего здания, получить разрешение владельца дома или администратора фирмы на вход и пройти через их шлюз. Многие вообще годами не выходили из дома, заказывая доставку по подземным автоматизированным каналам сообщений. Раньше люди думали, что все поселения на Луне будут подземными, но неподатливый грунт сделал подземное строительство слишком дорогостоящим.

- И что мы будем делать? - спросил Юрий, когда они въехали на Звере в черту города.

- Прогуляемся до центрального офиса "Мун-ТВ", - ответила Герда, - пройдём по адресам из документов Лоуренсовского, поговорим с людьми. Видимо, спрашивать про мистера Кая Голдсона небезопасно, раз заказчик нанял нас.

- Тут нельзя использовать имя Лоуренсовского так просто, как в Нью-Москоу, - сказал Барака.

- Я здесь никогда не была, - призналась Сой Фонг, - но слышала, здесь нельзя ходить без оружия.

- Да, репутация у Армстронг-Сити отвратная, - усмехнулся Артур. - Но разве кто-нибудь из нас безоружен?

Чтобы не привлекать внимания, команда остановилась в маленьком отеле "Либерти". Герда подключила к гостиничному коммутатору кодировщик и связалась с Лоуренсовским. Уточнив несколько деталей, он попросил больше не звонить ему, пока они не найдут Кая Голдсона, и ни в коем случае не говорить в компании "Мун-ТВ", кто их нанял. Он уволился оттуда и не хочет иметь с ними никаких дел. В конце разговора Лоуренсовский напомнил, что у человека, который может заплатить столько денег, сколько заплатил он, не может не быть глаз, через которые он следит за выполнением задания.

- Как вы считаете, кто он вообще такой? - спросил Барака. 

- Павший в боях корпораций, - ответил Артур, распаковывая в номере вещи. 

- Он так сильно настаивал на непричастности к церкви, что, я думаю, он от них, - предположила Герда.

- Когда я жила в Тиньконге, - вспомнила Сой Фонг, - в интернете писали, что корпорации сами платят наёмникам, чтобы тестировать свои системы защиты. Если наёмники выжили, значит, провал.

- В Нью-Москоу за это бы судили, - удивился Юрий.

- В Тиньконге каждый сам виноват в своей смерти, - сказала Сой Фонг.

Так как единого интернет-пространства больше не существовало, а были лишь локальные сети в городах, люди узнавали о новостях с запозданием и лишь через телевизионные фильтры корпораций, если каналы были частными, или государства, если муниципальными.

- Итак, мы с Артуром пойдём в "Мун-ТВ", - сказала Герда. - Барака и Сой Фонг проверят адрес, по которому последний раз видели Голдсона, то есть пшеничную ферму на берегу Моря Спокойствия. Возьмите Зверя, ехать далеко. Юрий, ты ищешь информацию.

- Э, почему это? - обиделся он.

- Я вижу, что ты ещё хромаешь после ранения.

- Всё уже зажило, - он помахал ногой, показывая, что всё в порядке.

- Всё равно я хочу узнать всё, что нам недосказал Лоуренсовский. И про самого заказчика тоже поищи. 

- В архивном сервере Конгресса мне не дадут широкого доступа без паспорта гражданина США.

- Ни у кого из нас его нет, - развела руками Герда. - И тут будет неважно, русский у тебя паспорт или европейский, как у меня. У тебя есть рупии, которые понравятся бабушкам-лунянкам из архивного сервера больше, чем паспорт.

На улице горели фонари. Пять дней назад здесь закончился световой день, и батареи успели накопить энергии на всю световую ночь. Герда проверила светодиоды на шлеме и на руках. Всё в норме. В рюкзаке скафандра - складной лук, пачка стрел и топор. Под скафандром - единственный парадно-выходной костюм и арбалет с ножом, спрятанные под ним.

Вход в офис "Мун-ТВ" проходил через Парк. Такие устраивались во многих городах, и они оправдывали своё название. В центре насыпался холм из земного грунта, высаживалась трава, кусты и деревья, всё это укрывалось воздушным куполом, и получался Парк. В Армстронг-Сити в Парке жили птицы и белки. Врачи рекомендовали посещать Парки каждую неделю, но обычно люди приходили чаще. Здесь прямо в Парке располагался дом-госпиталь для рождённых на Луне. Именно луняне следили за Парком, и физическая работа на воздухе помогала им прожить аж до сорока лет.

Посетителей не досматривали, но документы проверяли. А так как весь набор документов хранился на личном компьютере, который каждый носил на запястье, то проверка заключалась в том, что информацию считывали в шлюзе. В Армстронг-Сити все носили компьютеры, не снимая. Так как здесь хорошо ловила связь, ими пользовались как универсальными коммутаторами, плеерами, билетами на транспорт, скидочными купонами и так далее. Раньше их использовали ещё и как кошельки безналичного расчёта, но восемь лет назад все вернулись к наличным. 

Налаженная связь - одна из главных причин жить в городе. Где-нибудь посреди Моря Кризисов на компьютере можно только заранее скаченный фильм посмотреть, спроецировав изображение на скалу.

Офис "Мун-ТВ" - высокое десятиэтажное здание. Посетители допускаются лишь на первый уровень. Здесь висят постеры известных актёров и ведущих с канала, выставлен в витринах реквизит из популярных сериалов, продаются сувениры с автографами. Чтобы попасть на верхние уровни, нужно договариваться.

- У меня есть план, - объявил Артур.

- Я вся внимание, - Герда спроектировала маленький экран на ближайшую стену и пролистала файл нужного им человека ещё раз.

- Скажем, что я пришёл устраиваться на работу. По-моему, мне пошло бы вести новости, как думаешь?

- И как ты объяснишь секретарше, что тебя нет в списке тех, кто пришёл на собеседование?

- Предоставь это мне.

Артур, одетый в ярко-малиновый костюм по последнему писку лунной моды, несколько минут болтал с секретаршей на ресепшене. Он рассказывал анекдоты, так оживлённо жестикулируя, что из-под пиджака пару раз показалась рукоятка ножа. Лезвие специальными ремешками была закреплено на спине, а рукоятка оставалась внизу, чтобы за мгновение можно было извлечь оружие. Герда приблизилась к брату, перекрывая обзор охранников. 

- Это мой агент, - сказал Артур секретарше, показав на сестру, - она из "Европа Интертеймент". Я формально работаю ещё там. Но если мистер Макчан освободится сегодня, я останусь в Армстронге-Сити и, надеюсь, смогу каждый день говорить вам "добрый день".

- Но ведь ещё десять дней будет ночь, - засмеялась девушка.

- Наш язык переполнен атавизмами, не правда ли? Однажды я слышал, как "новоземие" называли "безлунной ночью", вы представляете? А как насчёт...

- Простите, у нас мало времени, - перебила Герда. - Мистер Макчан сможет принять... восходящую звезду кино и его агента?

Артур с ужасом посмотрел на Герду, но секретарша подсуетилась и проводила их до лифта, сказав, чтобы они поднялись на восьмой уровень.

- Ты чуть всё не запорола! - шепнул Артур в лифте сестре.

- Помни, что Макчан был начальником Кая Голдсона. Не знаю, как с таким амплуа ты начнёшь разговор о пропавшем секретаре из отдела по связям с общественностью, но постарайся.

- С удовольствием, если ты опять не будешь мешать.

Герда осмотрела себя в зеркале на стене лифта. Волосы растрепались, и она быстро переделала пучок. Из-под ярко-зеленого пиджака с изображением птиц не виднелось оружие, а вот на ноге ослаб ремешок, поддерживающий под штаниной-клёш складной арбалет и стрелы. Нельзя приходить в офис телекомпании, одевшись не по моде. В последние годы одежда, к счастью, стала менее облегающей, а пять лет назад они с Артуром могли спрятать под одеждой только заточенные спицы.

Восьмой уровень был слишком ярким для людей, неделю проведшим в лунной пустыне. Одна стена - жёлтая, вторая - розовая, третья - голубая с облаками. Каждое дерево украшено рождественскими гирляндами, хотя по земному календарю ещё апрель. В воздухе витал запах ароматизатора "После дождя", но соответствующего трека со звуками шумящего леса и раскатов грома не включили, потому что все здесь громко говорили по телефону. За хаотично расставленными столами диких расцветок сидели служащие в ярких костюмах, а под столами лежали ковры из натуральной травы. Все были с босыми ногами.

Мистер Макчан сам их встретил и проводил в кабинет. Закрыв стеклянную дверь, он отсёк звуки этажа и, наконец, поздоровался. 

- Очень приятно вас видеть, мистер Эвейс, мисс Пейванс. 

То, что в детстве родители им дали разнокомбинированные фамилии, часто играло на руку. С электронными паспортами сложно скрыть настоящее имя, а две разные фамилии меньше бросаются в глаза.

Артур задействовал весь свой актёрский талант и стал заливать что-то про предложение о сотрудничестве "Мун-ТВ" и "Европа Интертеймент", плавно приплетя сюда и "Селена-телеком", намекнув, что европейские киношники выбирают между конкурентами и, возможно, предпочтут новый канал "С1", открытый фирмой "Селена-телеком".

- Нет, если вы хотите снимать сериал, в "С1" даже не суйтесь, - Макчан самодовольно усмехнулся и вытер пот с бледного лба. Он был лунянином и, видно, страдал от обильного потоотделения. - Эти жлобы скупятся и на декорациях, и на художниках по спецэффектам, и на зарплатах актёрам. Про что, вы говорите, сериал?

- Про будни телеканала. Нам нужны не декорации, а настоящие помещения. И снимать мы хотим настоящих людей с канала.

- Вы видели наш этаж? Это же готовая декорация! Офис "С1" не отличается от цеха завода по пайке скафандров.

- А есть ли у вас люди - обычные люди, не актёры - способные сыграть в сериале? Просто симпатичные девушки и парни, на которых люди захотят смотреть в прайм-тайм?

- Прайм-тайм? - лицо Макчана растеклось в улыбке. - Конечно, мы принимаем на работу только красавчиков. 

Герда не знала, к чему клонит Артур, а когда она чего-то не понимала, она начинала теребить браслет из ниток на запястье. Она спрятала его под личный компьютер, но сейчас рефлекторно достала, пытаясь внимательнее всмотреться в Макчана и понять, что он за фрукт.

- Какой у вас интересный браслет, - вдруг переключился Макчан. - Помнится, работал у нас один парень, всем плёл такие фенечки. Говорил, это его релакс-хобби. У меня до сих пор штук десять дома валяется.

- Как его звали? - спросила Герда.

- Кай. Фамилию сразу не вспомню... Голдстон, кажется. Нет, Голдсон! Уволился недавно.

- Как можно самому уйти из такой уютной компании? - улыбнулся Артур.

- Не хочется вспоминать, но его как раз конкуренты переманили.

- "Селена-телеком"?

- Да, они сейчас единственные крупные наши соперники. 

- Так может быть и нам лучше уйти к конкурентам? - спросила Герда. - Раз даже ваши работники предпочитают их. 

Артур попытался лицом сказать сестре: "Не дави".

- Дело не в том, что... - забеспокоился Макчан. - В общем, виноват был сам работник. Не виноват, а... Короче, ходили слухи, что он спутался с мафией, а "Селена-телеком" вообще славится тем, что они продались с потрохами тем, кто... имеет влияние на Конгресс Армстронг-Сити, в общем говоря.

Герда заметила, как Макчан стал посматривать на личный компьютер, и поняла, что пора уходить. Артур почувствовал то же самое и сказал:

- Давайте договоримся о дате следующей встрече, и мы не будем вас больше отвлекать от дел.

- И вы не возражаете, если мы прогуляемся по этажу, посмотрим, подойдёт ли он для съёмок? - спросила Герда.

Макчан с удовольствием выпроводил их, не предложив провести экскурсию по отделу, которым он так гордился. Пока он не додумался связаться с "Европа Интертеймент", что в любом случае заняло бы немало времени из-за повреждённых сетей связи, они пробежались по этажу. На многих столах Герда замечала фенечки, очень похожие на её собственную. Вдруг она увидела парня-лунянина, говорящего по телефону и одновременно печатающего на сенсорной панели. Одна рука у него была покрыта браслетами вплоть до локтя. 

Герда подошла к нему и, чтобы привлечь внимание, показала свой браслет. Парень тут же попрощался с собеседником и спросил:

- Где Кай?

- Хотела у вас узнать.

- Вы не работаете у нас. По крайней мере, не в нашем отделе. 

- Я подруга Кая. Пришла сюда, чтобы найти его. Не говорите начальнику, это может быть небезопасно.

- Я так и знал, - парень опасливо обернулся. - Он перешёл дорогу "Селена-телеком?"

- Он не давал о себе знать с тех пор, как перешёл к конкурентам?

- Да какие конкуренты! Все знают, что "Мун-ТВ" и "Селена-телеком" под одним и тем же мафиозным кланом. Под ним весь Армстронг-Сити. Может, оно и к лучшему для города, но Кай пострадал... Да, я о нём с тех пор не слышал.

- Этот клан как-нибудь связан с церковью?

- С церковью Матери? Не думаю. Вряд ли. 

Подошёл Артур и тихо сказал Герде:

- На этаже появилась охрана, уходим.

- Я смогу с вами связаться? - спросила Герда у парня.

Он протянул визитку. Артур пошёл к лифту, но Герда потянула его к лестнице. На Луне лестницы не имели ступенек, а были плоскими, потому что люди просто прыгали с пролёта на пролёт, что было при лунной гравитации удобнее, чем наступать на каждую ступеньку.

Охранники пошли за ними. Они не предпринимали активных действий, значит, в их базе данных не было ничего опасного. Просто поняли, что Герда с Артуром никакие не киношники. Конечно, они не обращались в полицию, просто связались с "Европа Интертеймент" и захотели их спровадить. Нет нужды доставать оружие. 

Выйдя в Парк, Герда поняла, что погони не будет. Пока всё гладко.
  
   Глава 4. Махатма
   Юрий уже был в номере отеля "Либерти", когда Герда с Артуром вернулись.
  
   - Ну как? - скучающе спросил Юрий, листая документы на сенсорной панели.
  
   - Ничего конкретного, - ответила Герда. - А у тебя?
  
   Юрий показал на панели список из сотни файлов.
  
   - Если вкратце, - сказал он, - то Кай Голдсон родился в Объединённой Европе на Земле в городе Копенгаген. Родители, Ганс Голдберг и Катерина Одинсон, переехали с сыном на Луну, когда ему было семь. Учился сначала в Европолисе, потом, после смерти родителей от несчастного случая, переехал сюда, в Армстронг-Сити. Окончил школу сельского хозяйства, но сразу после пошёл работать на "Мун-ТВ" в развлекательный отдел. Начинал с осветителя, потом был ассистентом режиссёра, сценаристом и даже исполнительным продюсером ситкома "Пять мужей инопланетянки". Я посмотрел одну серию, редкостное дно. Год назад ему объявили выговор неизвестно за что, и дальше он трудился секретарём отдела по связям с общественностью. Ещё я нашёл его заявление об уходе с "Мун-ТВ", заявление о том, что он принят в "Селена-телеком", но сведений о самой работе там нет. Это всё.
  
   - Обычная судьба землянина на Луне... - Артур в задумчивости чесал затылок. - А ты уверен, что он из Копенгагена?
  
   - Да, бабушка из архивного сервера за тысячу рупий согласилась поверить, что я из полиции и имею доступ к паспорту пропавшего.
  
   - Это он, - сказала Герда, рассмотрев все фотографии Кая. - Точно он.
  
   - Вы что, знакомы? - удивился Юрий.
  
   - Мы с Артуром тоже выросли в Копенгагене. По соседству жил мальчик моего возраста, и, кажется, его звали Кай. Фамилию в том возрасте я не догадалась спросить.
  
   - "Кажется, звали"? - переспросил Юрий. - В земной Европе жило два миллиарда граждан, ты могла и перепутать.
  
   - Нет, теперь, смотря на фотографии, я его узнаю. К тому же есть улики, которые мы носим на себе.
  
   Герда с Артуром указали на браслеты.
  
   - То есть человек, которого мы ищем, сделал ваши талисманы? - рассмеялся Юрий. - С чего вы взяли?
  
   - Он обеспечил такими же весь офис "Мун-ТВ".
  
   - Да, нарочно не придумаешь.
  
   - Он был её первой любовью, - театрально шепнул Артур Юрию.
  
   - И он сделал тебе первую игрушку, - сказала Герда. - Давай вспомним, как ты плакал в детстве, когда я пыталась у тебя отобрать браслетик, и посмеёмся вместе.
  
   - Прости, что вспомнил, что когда-то у тебя сердце было не изо льда, - закатил глаза Артур.
  
   - Ну-ну, не ссорьтесь, - усмехнулся Юрий, - лучше расскажите, что нашли в "Мун-ТВ".
  
   Когда они заканчивали рассказ, вернулись Барака и Сой Фонг.
  
   - Фермой владеет та же мафия, что и "Селеной-телеком" и "Мун-ТВ", - сказал Барака. - Владельцы чуть не сдохли от страха, когда мы сказали, что пришли от их хозяев. Выболтали сразу всё. Кай Голдсон на ферме подрабатывал техником, чинил робота-копателя. Последний раз его действительно видели владельцы фермы, и полиции они сказали, что после смены он отправился домой, но нам проболтались, что его забрал луноход.
  
   - Такой же Зверь, как у нас, - добавила Сой Фонг. - Они сначала приняли нас за мафиози именно из-за Зверя.
  
   - Да, повезло, - сказал Барака. - А зачем покупают луноходы на гусеничном ходу? Чтобы добраться до другого города. По словам владельцев, Кай с компанией поехали по Морю Спокойствия в сторону Моря Изобилия. Получается, в Тиньконг направлялись.
  
   - Но в Тиньконге нет ни "Мун-ТВ", ни "Селены-телеком", - сказал Юрий, ища информацию по панели. - Даже если рассматривать вариант с церковью, она там не очень сильна, да, Сой Фонг?
  
   - Да, - согласилась та, - я выросла в буддисткой семье, как и большинство жителей Тиньконга.
  
   - По Морю Спокойствия они могли отправиться в Европолис, - сказал Юрий. - Главный офис "Селена-телеком" находится там.
  
   - Да, всё время же показывают по телику их разборки по поводу корабля, - вспомнил Артур.
  
   - После погасания Земли Совет Европы заявил, что ракета должна быть национализирована, - Юрий читал с панели, - так как бедственная ситуация человечества стёрла различия между частной и общественной собственностью. Руководство компании "Селена-телеком" до сих пор не признаёт прав государства на последний корабль, но требует финансировать все издержки, связанные с его запуском. Стоимость полёта, запрошенная ими, не может быть оплачена даже совокупностью всех денежных средств, находящихся в обороте на Луне. Европолис, так же как и любой другой город на Луне, не обладает ресурсами, необходимыми для постройки другой ракеты. Таким образом, в настоящее время полёты с космос монополизированы "Селеной-телеком".
  
   - Жесть, я не хочу туда, - сказал Барака.
  
   - Но пять миллионов, - вздохнул Артур.
  
   - Раз начали, поздно идти назад, - сказала Герда.
  
   Она достала визитку парня из офиса и отдала её Юрию.
  
   - Я хочу, чтобы завтра ты нашёл всё, что известно о нём. И подключи ещё раз кодировщик, я позвоню ему и договорюсь о встрече.
  
   Парня звали Махатма Дасгуман. Пришлось подождать пять минут, прежде чем он ответил на звонок. Когда Герда объяснила, кто она такая, и предложила встретиться, он заговорил шёпотом, хотя на его стороне раздавался сильный гул офиса, и соседи его слышать не могли. Махатма сказал, что знает безопасное место. Назвал адрес, время, попросил её прийти в одиночестве и отключился.
  
   Все знают, что когда ставится условие прийти одному, никто не будет соблюдать договорённость. Все, кроме Герды, пришли в назначенное место раньше срока и смешались с толпой. Это оказалось несложно, так как Махатма предложил встретиться в баре "Линкольн", что в отдалённом районе Армстронг-Сити, прилегающем к Морю Кризисов.
  
   Герда караулила его у входа-шлюза, грея солнечные батареи скафандра под уличным фонарём. Махатма пришёл вовремя. Как типичный горожанин, он носил не серый камуфлирующий скафандр, а ядрёно-жёлтый с нарисованными детской рукой красными маками.
  
   - Вы одна? - спросил Махатма, озираясь.
  
   - Да, не волнуйтесь.
  
   Внутри он занял столик в тёмном углу. Официант поздоровался с ним, как с постоянным клиентом, а Махатма попросил "как обычно". Из вежливости Герда попросила того же, хотя ей хотелось высказать Махатме, что место, где его знает каждый официант, нельзя считать "безопасным".
  
   - Расскажите всё, что знали о Кае, - попросила она.
  
   - Так он всё-таки умер? - Махатма нервно крутил вилку.
  
   - Скорее всего, нет. И вы можете помочь спасти его, если расскажите, общался ли он с необычными людьми, говорил ли, что ему угрожают... Только ради Земли, не спрашивайте кто я такая. Распускание слухов о том, кто ищет Кая, лишь усугубит его положение.
  
   Махатма рассказывал долго, отвлекаясь на ненужные подробности, на забавные истории в которые они попадали с Каем, когда вместе работали на "Мун-ТВ". Он даже распустил один из бесчисленных браслетов, чтобы показать технику плетения, которую использовал Кай, думая, что это может пригодиться.
  
   Несмотря на имя, лунянин Махатма не имел индийских корней и ни разу не был на индийской базе на Обратной Стороне Луны. Его отец тоже был лунянином и работал на американский Конгресс, а мама прилетела с Земли преподавать в Центральной школе Армстронг-Сити историю. Они сошлись на любви к индийским фильмам. Отец умер, когда Махатма был в утробе матери, и она назвала его в честь их с отцом любимого киногероя.
  
   Всё детство Махатма смотрел индийские фильмы и захотел сам снимать кино. Следуя за мечтой, он пришёл на "Мун-ТВ" в отдел развлечений, когда там работал Кай, чья карьера оказалась в те дни на взлёте. Он взял Махатму в команду ситкома "Пять мужей инопланетянки". Но после первого сезона сериал закрыли, а Кая и Махатму понизили с переводом в отдел по связям с общественностью.
  
   - Почему вас понизили? - спросила Герда.
  
   - Говорят, генеральному директору не понравилась концовка сезона, - Махатма перешёл на шёпот. - У нас уже был сценарий второго, но он отказал в финансировании. Но что было не так? Вы видели сериал? По-моему, очень смешно.
  
   - Нет, не видела. Получается, директор разозлился, раз решил вообще вышвырнуть вас из отдела.
  
   - Я тоже не поверил, что из-за комедии можно ломать карьеру невинным людям. Но с генеральным разговаривал Кай, а я, как и большинство на "Мун-ТВ", директора никогда в глаза не видели.
  
   - Он редко появляется на публике?
  
   - Да никогда! Поэтому я удивился, когда Кай рассказал, что разговаривал с ним. Но он был таким расстроенным, что я не спрашивал о директоре. К тому же, я успел понять, что сериалы - это не моё. Вот если бы полный метр...
  
   - Понизили только вас или и других создателей ситкома?
  
   - Нет, только нас двоих. Он был продюсером, а я - сценаристом, так что мы оказались козлами отпущения.
  
   - А режиссёр?
  
   - Он и сейчас снимает. По вторникам в семь вечера выходит "Неизвестная жизнь Гагарина", вы...
  
   - Почему уволили продюсера и сценариста, а режиссёра оставили?
  
   - В "Мун-ТВ" не интересуются приказами. Их выполняют. Платят немало, и потерять работу никому не хочется.
  
   - А вы не замечали, Кай не вёл себя странно последнее время? Возможно, он начал употреблять что-нибудь? Алкоголь, наркотики...
  
   - Кай? Точно нет!
  
   Из череды дружеских историй, связанных с Каем, Герде запомнилась одна.
  
   Когда неудачливых сериальщиков перевели в отдел по связям с общественностью, Кай устроился подрабатывать на ферму, хотя, по мнению Махатмы, в деньгах тот не нуждался. Кай утверждал, что любит копаться в земле, хотя в школе он учился на сельхоз техника и имел дело с роботами, а не с землёй. Однажды Махатма сказал, что тоже хочет подработать и провёл одну смену на ферме. Увы, физический труд не подходит лунянам, и он не смог проработать больше часа. Но успел кое-что заметить.
  
   - К Каю приходил кто-то, - рассказывал Махатма. - Какая-то женщина. Судя по росту, землянка. Я видел её со спины, но запомнил длинные рыжие волосы. Я не говорил Каю, что видел их, а он не рассказывал, чтобы назначал свидания на ферме. Так что это была его тайна. Единственная, насколько мне известно, потому что Кай - простой парень.
  
   - Хозяева фермы не общались с той женщиной?
  
   - Я не видел.
  
   Махатма рассказал, сколько ложек соевого сахара Кай клал в кофе, какие фильмы он смотрел, где и как жил, с кем общался, каких людей на дух не переносил, а каких боготворил. Рассказал, что Кай мечтал вернуться на Землю, но что-то его всё время останавливало. Рассказал, как Кай каждый месяц ходил в аптеку покупать таблетки от бессонницы, а на рабочем столе личного компьютера держал книгу "Как уснуть за десять минут". Рассказал, что Кай плёл браслеты, когда нервничал. А так как характер Кая предполагал то, что нервничал он постоянно, офис "Мун-ТВ" оказался завален феничками. Махатма гордо продемонстрировал свою руку, покрытую браслетами, и сказал, что когда Кай пробовал новые виды плетения, первый новый экземпляр отдавал ему.
  
   В конце концов, Герде показалось, что Кай подрабатывал на ферме только, чтобы иметь возможность убежать от навязчивого поклонника, имеющего в голове подробное досье на Кая.
  
   - Он бы сказал мне, если бы решил уехать, - жалостно говорил Махатма. - Его похитили, это точно.
  
   Может быть, Кай и из города уехал, чтобы избавиться от Махатмы?
  
   - Было ли что-нибудь странное после исчезновения Кая? - спросила Герда.
  
   - Не знаю, связано ли это, но... мне кажется, будто за мной следят. Иногда оборачиваюсь и понимаю, что кто-то прячется за углом. А ещё помехи, когда я использую коммутатор. Говорят, такое может быть из-за прослушки.
  
   - Кто-нибудь может считать, что у Кая были секреты, помимо встреч с рыжей женщиной. И этот кто-то полагает, что и вы посвящены в те секреты.
  
   - Это не так, - развёл руками Махатма.
  
   Вдруг послышался шум, и мимо лица Махатмы промелькнула короткая стрела. Она воткнулась в затемнённое стекло, но, конечно, не пробила.
  
   Герда упала на пол, ударяя ногой по стулу Махатмы, чтобы и он упал. Она достала из-под штанины арбалет, одним рывком разложила его, вставила стрелу и поднялась с пола на одно колено.
  
   Но её опередил Барака, который вырубил стрелявшего ударом кулака в затылок, когда тот смотрел в их сторону.
  
   - Хлюпик! - рассмеялся Барака.
  
   Но хлюпик извернулся и подсёк Барака под колено. Нападавший поднялся и побежал на второй этаж, но в него вонзились стрелы Герды, Артура и Юрия, а из-под ребра торчал нож Сой Фонг. По лестнице скатилось только его тело.
  
   - Чёрт возьми! - крикнул Махатма. - Это Эрик!
  
   - Кто? - не поняла Герда.
  
   - Знакомый Кая! Он говорил, они вместе учились. Мы познакомились случайно, в Парке.
  
   Посетители быстро покидали бар через шлюз, а официанты на выходе приносили глубочайшие извинения. Кажется, они не были шокированы короткой перестрелкой, видали и похуже.
  
   - Вы знаете его фамилию? - спросил Артур у Махатмы.
  
   - Вы были в офисе! - узнал его Махатма и с претензией посмотрел на Герду. - Я думал, вы пришли одна.
  
   - Тогда ты мог быть мёртв, - ответила та. - Так как насчёт фамилии?
  
   - Что-то простое... Джонер, что ли.
  
   - Спасибо за встречу, Махатма, - Герда пожала его руку. - Теперь оглядывайтесь почаще, если вам жизнь дорога.
  
   - Купите оружие, - посоветовал оклемавшийся Барака. - Оно ещё никому не мешало.
  
   Глава 5. Жрица
   Герда не любила, когда обстоятельства вынуждали команду становиться детективами. Головоломками увлекались Юрий и Сой Фонг. В свободное время они постоянно играли на ручных компах в игры-расследования, где нужно было раскрывать выдуманные убийства. Попадая в большие города, они по вечерам сидели перед телевизором и смотрели бесконечные экранизации старых рассказов о Шерлоке Холмсе. В последнем сериале сыщик жил на марсианской базе, а доктор Ватсон оказался бактерией, найденной на упавшем метеорите, которая начала неконтролируемо расти, и захватывала базу. Как в таких обстоятельствах им с Шерлоком удавалось находить убийства и раскрывать их - непонятно.
  
   В общем, Юрий и Сой Фонг пытались скрыть радость, ища улики на теле бандита из бара. Заведению заплатили, чтобы не звать полицию, и команда забрала тело с собой. В номер мертвяка не потащили и искали зацепки, не выходя из Зверя.
  
   - Один ручной комп, - сказал Юрий.
  
   - Один арбалет, - сказала Сой Фонг.
  
   - Один запасной болон с кислородом.
  
   - Два ножа из комбинированной стали. Пятнадцать и тридцать сантиметров.
  
   - Одна фляга с... - Юрий понюхал, - метеорным виски.
  
   - Три пачки печенья с повышенным содержанием калорий, какие мы берём в дальние поездки.
  
   - И о чём всё это говорит? - спросила Герда.
  
   - Пока не знаем, - пожала плечами Сой Фонг.
  
   - В открытой соцсети Армстронг-Сити, - сказал Юрий, - есть только один Эрик Джонер, но ему шестьдесят два года, и это точно не он резво убегал от нас по лестнице.
  
   - На компе европейский паспорт на имя Василия Горсикье, - Сой Фонг воспользовалась их нелегальным терминалом для чтения персональных данных.- Родился на Земле в России. По контракту улетел в Европолис. Место работы - кратер Тихо.
  
   - Там пусковая европейская пусковая база, - сказал Артур.
  
   - И заводы "Селена-телеком", - с благоговением протянул Юрий, - где делают скафандры, рации, компы, панели, луноходы и ракеты. Ну, ракету.
  
   - В России он получил степень магистра инженерных наук, - продолжила Сой Фонг. - тема выпускной работы - особенности использования солнечного ветра для космических полётов.
  
   - Кстати, в отеле говорили, что скоро будет солнечная буря, - вставил Барака. - Не хотелось бы высовываться из города, пока она не уляжется, а то накроется Зверь от излучения. Ничего хорошего.
  
   - Сейчас не об этом, - отрезала Герда. - Что это даёт? Что будущий труп пришёл устранить Махатму, потому что он на самом деле знал, где Кай?
  
   - Нет, всё не так, - снисходительно улыбнулся Юрий я выражением "эмементарно-Ватсон" на лице.
  
   - Махатма невиновен, - уверенно сказала Сой Фонг. - Он просто был знаком с Горкисье, то есть мог опознать его в лицо. Если бы Махатму нужно было убрать, разве был бы киллером квалифицированный инженер? Нет, значит, у него личный мотив. Он хочет убрать всех свидетелей его существования. Нет, не так, тогда бы он просто инсценировал свою смерть. Он хотел убрать свидетеля, который знал, что Горкисье знаком с Каем.
  
   - А как он узнал, где будет Махатма? - спросил Артур.
  
   - Махатма болтун, - вспомнила их разговор Герда. - Хотя он и сказал, что мы должны прийти поодиночке, он мог растрепать на работе о том, что есть человек, который знает, где искать Кая.
  
   - Так у Горкисье есть уши на "Мун-ТВ"? - спросил Артур.
  
   - Да мало ли способов узнать, где человек! - махнул рукой Юрий. - Он мог проследить за ним. Увидел, что Махатма зашёл в бар и порадовался, потому что в Армстронг-Сити любое дело можно уладить в баре, если заплатить хозяевам. В подтверждении этого перед нами труп Горсикье.
  
   - Так что нам искать? - спросила Герда.
  
   - Теперь отчётливая дорожка следов ведёт в "Селена-телеком", - сказала Сой Фонг. - Нужно выяснить, кем был Василий Горсикье и как он связан с Каем.
  
   - Он работал именно в кратере Тихо? - уточнил Юрий. - Или его перевели в офис "Селена-телеком" в Армстронг-Сити?
  
   - Об этом информации нет, - ответила Сой Фонг. - Во всяком случае, начать следует отсюда.
  
   - Разумеется, - согласилась Герда. - Но нам с Артуром лучше не показываться в их офисе, потому что по локальной сети прошло предупреждение о мнимых сериальщиках из "Европа Интертеймент". Пойдёте вы, сыщики.
  
   Юрий и Сой Фонг просияли как малые дети. Хотя на Земле они и были бы почти детьми: Юрию исполнилось девятнадцать, Сой Фонг - шестнадцать. А вот Бараке перевалило за тридцать пять, и команда постоянно шутила, что ему пора на пенсию, хотя он был в хорошей форме для его лет.
  
   На следующий день, пока ребята отправились в "Селена-телеком", Герда пошла в архивный сервер Конгресса - непримечательное здание со слабенькой системой защиты. Военных тайн тут не хранилось, ибо сервер был полностью забит гражданскими данными. Здесь годами хранилась информация о паспортах, запросах в органы власти, регистрациях и ликвидациях фирм. Некоторые организации платили архивному серверу и хранили здесь свою переписку с партнёрами и коллегами. Если начинался судебный процесс, и оппоненты взламывали их системы и удаляли опасные для себя документы, то на сервере они всё равно оставались, и были весомыми доказательствами в суде.
  
   Всего за тысячу рупий Герда получила доступ ко всем документам, где встречались имена Кая Голдсона, Махатмы Дасгумана или Василия Горсикье. Последний фигурировал лишь один раз: муниципалитет Европолиса объявил Горсикье в розыск неделю назад, и власти Армстронг-Сити пообещали оказать поддержку. Утверждалось, что мистер Горсикье нарушил коммерческую тайну "Селена-телеком" и продал какую-то технологию конкурентам. По закону за это грозил серьёзный штраф или принудительные работы. На Земле раньше за такое можно было и в тюрьму попасть, но на Луне тюрем нету, потому что бесплатно содержать правонарушителей здесь - абсурд. Зато они могут принести пользу, работая на коммунальщиков: чистить водопроводы или перерабатывать мусор.
  
   Герда изучила ещё раз информацию о Кае. Здесь не было его детских фотографий, но вглядываясь в его взрослое лицо, она опять убеждалась, что видит того самого Кая с Земли. Как сложилась его жизнь? В какую передрягу он попал? С кем связался? Не верилось, что человек, плетущий браслеты, мог быть мафиози. Хотя, конечно, это лишь глупое предубеждение, и Герде просто хотелось верить, что мальчик из детства, который был ярчайшим воспоминанием о Земле, остался таким же.
  
   Заплатив ещё пятьсот рупий, Герда искала записи о мистере Лоуренсовском. Но в архиве не оказалось ни одного упоминания о нём. Кажется, в Армстронг-Сити он не оставил следов. Откуда он родом? Из Нью-Москоу, где держит оружейную лавку его мать? А может, просто заплатил в архиве больше, чем Герда, чтобы стереть информацию о себе? Чем больше она думала о заказчике, тем меньше он ей нравился и тем больше она его самого подозревала в пропаже Кая.
  
   Сой Фонг и Юрий не выяснили ничего в офисе "Селена-телеком". Менеджер, с которой они говорили, сказала, что мистер Горсикье здесь не появлялся, а от головного офиса пришло распоряжение задержать его за раскрытие коммерческой тайны. Менеджер не стала разглашать, что и кому продал Горсикье, а Сой Фонг и Юрий не решились спросить. В "Селена-телеком" серьёзная охрана.
  
   Уже сутки прошли с тех пор, как Василий Горськье умер, и команда отвезла его тело в крематорий. Они заплатили за достойные похороны, но на вопрос, по какому обряду провожать Горськье из жизни, не ответили.
  
   - Он, возможно, был православным, - предположил Юрий, - но едва ли в Армстронг-Сити отыщется батюшка. Даже в Нью-Москоу только одна церковь.
  
   - Если неизвестно вероисповедание покойного, - сказал работник крематория, - то его хоронят жрицы из храма Матери Земли, что через дорогу. Храм соединяется с крематорием воздушным коридором, мы оплачиваем налог.
  
   Включили коридор. Запустили в него воздух, разогрели до двадцати градусов.
  
   Жрица явилась в чёрном траурном облачении. Длинное платье укрывало её целиком, на плечи спускались белые волосы. Жрица была альбиноской с ярко-голубыми, как земные океаны, глазами. Впрочем, на Луне сложно распознать альбиносов, ведь и кожа людей с пигментацией навсегда остаётся белой, потому что никогда не соприкасается с солнечным светом напрямую. Но белоснежные волосы жрицы не вызывали сомнений.
  
   - Сегодня один, - сказал ей работник.
  
   Они кивнула и проследовала в зал сожжений. Команда присутствовала на традиционной речи о том, что прах покойного рассеется в космос и, если человек жил праведно, попадёт на матушку-Землю. С последними словами жрица нажала на красную кнопку, и печь поглотила тело Василия Горскье. Хлопок - и прах выброшен катапультой за пределы крематория. Здание стояло на окраине, и невесомый прах не попадал в жилые кварталы, а оседал в лунной пустыне, а больше частью действительно улетал в космос.
  
   - Как он умер? - спросила жрица, выйдя из зала сожжений.
  
   - Убит, - ответила Герда.
  
   - Я буду молиться о его вечной душе. Он оставил нашему храму большое пожертвование.
  
   - Вы его знали? - спросил Юрий.
  
   - Да. Позавчера он был на моей проповеди, а после окончания сказал, что хочет пожертвовать десять миллионов рупий Матери Земле.
  
   - Десять миллионов? - изумился Артур. - Он действительно дал вам столько?
  
   - Я настояла, чтобы он ограничился одним миллионом, а остальные деньги отдал нуждающимся. Я посоветовала помочь дому-больнице лунян, который находится в Парке, потому что через одно поколение всё человечество станет лунянами. Но не знаю, последовал ли он моему совету.
  
   - Он дал вам наличные? - спросила Сой Фонг.
  
   - Да. Он пришёл на проповедь с двумя чемоданами денег.
  
   - А он не говорил, почему решил пожертвовать? - поинтересовался Юрий.
  
   - Мы с ним долго беседовали, но я не вправе раскрывать тайны его души. Могу лишь сказать, что он отчаялся воссоединиться с нашей родной Землёй, потому что понял, что люди навсегда останутся на Луне. Это породило в нём страх, от которого он решил избавиться пожертвованием.
  
   - Не верю, что церковь не нашла бы применение десяти миллионам, - с презрением сказал Барака. - Взять хотя бы ваши весенние праздники. Мы застали Фестиваль Жизни первого марта на южноамериканской базе Эсперанца, и я даже представить не могу сколько денег в него вбухали.
  
   - Последователи Матери щедры, - надменно ответила жрица, - и мы действительно поощряем пожертвования нам, но в большей степени - нуждающимся.
  
   - Скажите, мистер Горскье не говорил, что хочет... согрешить? - спросил Артур. - Вы знаете, он пытался убить человека.
  
   - Не может быть! - жрица приложила руки к сердцу и прошептала молитву. - Но ведь никто не пострадал?
  
   - Только он сам, - ответил Артур.
  
   - Он говорил, что чувствует отчаяние, - шептала жрица, - что готов на отчаянный поступок. Я не поняла, как близок он к пропасти. О, Мать-Земля! Я могла его предостеречь...
  
   Герда спросила, чтобы перебить театральные стенания жрицы:
  
   - Он не говорил, что, например, работал на церковь в Европолисе?
  
   - Довольно. Я и так рассказала вам много тайн покойника.
  
   Жрица ушла в коридор, не попрощавшись.
  
   - Во всех грязных делах всегда замешаны церковники, - с раздражением выплюнул Барака.
  
   - Видно, у тебя что-то не заладилось с ними, друг, - усмехнулся Артур.
  
   - Моя жена ушла от меня к католическому священнику. А потом они оба перешли в церковь Матери.
  
   - Да ладно! - рассмеялся Юрий.
  
   Барака сурово посмотрел на него, и все замолчали. На Луня всякое может случиться.
  
   Глава 6. Дом лунян
   Следующим утром, то есть когда часы по всей Луне показывали 09:32, но Солнце не думало появляться из-за горизонта ещё восемь дней, команда отправилась по новому следу в Парк, в дом-больницу для лунян.
  
   - Ты никогда не жила в специальных ломах лунян? - спросила Герда у Сой Фонг.
  
   - Нет, мои родители были состоятельными людьми и купили собственные тренажёры для меня и брата с сестрой. Хотя сестра сейчас живёт в школе-больнице, и я оплачиваю её содержание.
  
   - Ты никогда не рассказывала про это, - заметил Юрий.
  
   - Ну, я самая младшая и беру пример с вас, - смущённо рассмеялась Сой Фонг, - а никто из вас никогда не рассказывает истории из детства или про то, кем они были до того, как стали наёмниками.
  
   - Потому что с Юрием и Баракой мы знакомы дольше, чем с тобой, - сказал Артур, - и уже всё знаем о них. Если у тебя появляются проблемы, ты должна говорить об этом, понимаешь? Мы работает вместе, и трудности одного могут стать трудностями другого. Мы поможем тебе, если будет плохо, ладно?
  
   Сой Фонг благодарно улыбнулась и промолчала. В её возрасте Герде приходилось не легче, она работала, чтобы оплачивать учёбу Артура. Герда сама бросила школу, чтобы брат смог стать программистом космического оборудования и хорошо зарабатывать, но теперь его образование стоило не больше её. Пожалуй, Сой Фонг приходилось ещё сложнее, ведь она родилась лунянкой, то есть вместо железного здоровья Герды ей досталось слабое тело, выросшее без Солнца и игр на свежем земном воздухе.
  
   - Мать моя Земле! - воскликнул Барака, сидящий за рулём Зверя. - Это что ещё за номер?
  
   Посреди дороги стояло два лунохода. Простые городские модели, без гусениц. Такие покупали, чтобы ездить к знакомым на другой конец Армстрон-Сити.
  
   - Кажется, они врезались, - заметила Герда.
  
   - Куда тут можно врезаться? - изумился Барака.
  
   - Друг в друга, - констатировал Артур.
  
   - Ух ты! - обрадовался Юрий. - Я аварии только в земных фильмах видел.
  
   Пришлось делать круг по другим кварталам. Барака ругался и опять почему-то вспоминал о церковниках.
  
   Хотя Артур и сказал, что они с Гердой знали Бараку до Сой Фонг, это не означало, что они знали историю его жизни. Так, до вчерашнего дня Герда не подозревала, что он был женат. Она знала лишь, что он родился и большую часть жизни провёл на Земле. Родился он то ли в Африке, то ли в Южной Америке, но мотался по всей планете, работая на космическую промышленность многих стран. Его специальностью была безопасность во время посадки, и однажды он улетел и сам совершил безопасную посадку на Луне. Он прибыл на последнем корабле, доставившем людей на спутник перед погасанием Земли.
  
   Мать Юрия прилетела с авантюристами, желающими подняться на новом месте и разбогатеть. Закончив на Земле в России школу, она на следующий же день после выпускного купила билет на корабль, собрала, всё, что у неё было, и обосновалась в Нью-Москоу. Кооперировавшись с другими авантюристами, она открыла цех по производству многоразовой и перерабатываемой упаковки для пищи. Уже после двух месяцев цех получал заказы от крупных ферм Нью-Москоу, но вдруг ей стало плохо. Оказалось, что ещё на Земле она забеременела Юрием. Чтобы не родить ребёнка лунянином, она, рискуя жизнью сына, отправилась обратно на планету. Родив сына, назвав его в честь первого космонавта и оставив его бабушке с дедушкой, она вернулась на Луну. Юрий ни разу не видел мать, и попал на Луну одиннадцатилетним мальчиком, чтобы присутствовать на её кремации. Друзья матери предложили Юрию провести на Луне каникулы, посмотреть на чудеса спутника. Увы, Земля погасла раньше, чем закончились каникулы.
  
   У шлюза в Парк пришлось оставить Зверя, вход был рассчитан только на людей. Внутри полагалось снимать скафандры, потому что -68 градусов сменились оптимальными для растений +24.
  
   Здесь был воссоздан земной ландшафт с холмами, ручьями и зарослями. Идти по обыкновенной земле, сняв скафандр без шипов на стопах, было неуютно. За годы привыкаешь ощущать через тонкую подошву лёгких ботинок только гладкий пол, а слыша под ногами шуршание грунта, кажется, что ты оказалась в вакууме без скафандра.
  
   - Офигеть! - крикнул Артур, - Это крыса!
  
   Что-то крупное перебежало тропинку и скрылось в кустах. Крысы неведомыми для людей путями умудрялись проникать в амбары или просто в жилые дома. Сначала нелегальных мигрантов-животных с Земли успешно уничтожали, выбрасывая в вакуум, но восемь лет назад запретили убийства всех животных, кроме свиней и кур, которых выращивали на фермах в малых количествах. Остальных редких представителей любых царств природы сдавали в специальные питомники, типа данного Парка, где их выращивали. Дома разрешалось держать кошек, собак, рыбок и всех, кого угодно, но приходилось ежегодно отчитываться перед инспектором, что животные живы и размножаются. Если не удавалось заставить домашнего любимца дать потомство, его забирали в питомники, где с животными не церемонились.
  
   - Это белка, умник, - сказал Барака. - Ты хвост её видел? У крысы он голый.
  
   - Так у неё и был голый, - возразил Артур.
  
   - Точно белка, - подтвердил Юрий, - на Земле таких полно.
  
   - Было полно, - вздохнула Сой Фонг.
  
   - Животные там до сих пор остались, - напомнил Барака, - если, конечно, учёные не врут.
  
   Видов, перебравшихся на Луну, можно было перечесть по пальцам. Было много обезьян, над которыми ставили опыты, и о которых каждый год выходил новый ремейк "Планеты обезьян", где они захватывают Луну. Обезьяны оказались самыми крупными животными на Луне, не считая людей. Птиц сюда привозили, потому что их пение благотворно влияло на первых поселенцев, которые без него чувствовали себя одинокими и оторванными от жизни. Часто люди переезжали с домашними животными, которые в свою очередь привозили паразитов. От последних теперь также нельзя было избавиться. Если питомец подхватывал паразита, учёные забирали животное в лабораторию, извлекали вредителя и создавали благотворные условия для его жизни.
  
   Вокруг дорожки цвели клумбы, и Герду начало мутить от сладкого запаха цветов. Многие сидели на скамейках, не в силах справиться с запахами. Некоторые неконтролируемо чихали, поддавшись так называемой лунной аллергии, когда отвыкаешь от любого воздействия живых организмов.
  
   Больница словно сошла с картинок из книжки про Землю. Белое здание - в то время как все дома на Луне чёрные от солнечных батарей - окружённое резным забором. Калитка открывается с уютным скрипом. По саду больницы ходят луняне в белых просторных одеждах. Они сидят за белыми столами и пьют чай. На столах стоят вазы с цветами. Хранителям Парка можно обрывать цветы, если те мешают расти соседнему виду.
  
   - Тут жутко, - сказал Юрий.
  
   Мимо прошёл пожилой лунянин и приветливо им улыбнулся. В руках у него была лейка жёлтого цвета.
  
   - Как они тут живут? - удивился Барака. У него из глаз текли слёзы от лунной аллергии.
  
   - У лунян аллергия выражается меньше, чем у землян, - сказала Сой Фонг, которая с удовольствием вдыхала запах.
  
   - Это странно, - заметила Герда. - Разве не должно быть наоборот?
  
   - Нам с детства делают сотни прививок, - объяснила Сой Фонг, - от всего, что есть и чего нет на Земле, и наши организмы привыкли к любому.
  
   Больница стояла вдали от протоптанных троп Парка, и других посетителей, кроме команды сегодня не было. Дом лунян нечасто посещали гости, ведь то, что люди жили здесь, часто означало, что за пределами Парка у них никого не осталось.
  
   Навстречу им вышла высокая землянка в больничном халате.
  
   - Добрый день! - широко, как детям, улыбнулась она. - Зовите меня Джейн. Вы кого-нибудь ищите?
  
   - Мистера Василия Горсикье, - сказала Герда.
  
   - Он не наш постоялец, верно?
  
   - Да, он, кажется, сделал щедрое пожертвование вашему госпиталю.
  
   - Действительно, недавно дому лунян пожертвовали несколько миллионов. Но это сделали анонимно.
  
   - Как это? - удивился Артур.
  
   - Иногда перед нашими дверями оставляют новорождённых детей. А позавчера оставили чемодан с рупиями и запиской о том, что аноним хочет "пожертвовать деньги на исследования врождённых заболеваний лунян для будущего блага человечества", как он написал.
  
   - И вы не интересовались, кто именно это был? - спросил Юрий.
  
   - Добрый и щедрый человек, который пожелал быть неузнанным, - улыбнулась Джейн. - С нашей стороны было бы невежливо пытаться узнать тайну анонима после столь обширной помощи с его стороны.
  
   Барака так сильно чихнул, что чуть не упал. Его лицо распухло и покраснело, как от ожога.
  
   - Вашему другу срочно нужна помощь, - сказала Джейн. - Я вколю ему антиаллергенное. Помогите ему дойти до корпуса.
  
   После укола на Бараку надели кислородную маску, чтобы он не вдыхал пыльцу в воздухе.
  
   Заметив, что внимание Джейн отвлечено, Герда исследовала больницу - три длинных этажа палат для детей, стариков и больных взрослых. Каждая комната была копией предыдущей, и все луняне казались на одно лицо. Спросив у нескольких, не знакомы ли они с Василием Горсикье и получив отрицательный ответ, она вышла во внутренний двор.
  
   Здесь луняне работали в маленьком огороде, над которым стояли лампы солнечного света, имитирующие полуденное земное освещение. В тени на скамейке сидел пожилой мужчина, который встретил их у входа с лейкой. Сейчас он читал толстую бумажную книгу "Менделевская наследственность на грядке" и что-то записывал в личный комп, спроецировав клавиатуру на колени.
  
   - Добрый день, - сказала Герда.
  
   - Угу, - ответил мужчина, не отрываясь от книги.
  
   - Вам не знакомо имя Василий Горсикье?
  
   - А зачем вам?
  
   - Так знакомо?
  
   Лунянин поднял на Герду глаза.
  
   - Может быть.
  
   Герда достала из внутреннего кармана костюма кошелёк и, отсчитав тысячу рупий, протянула старику. Тот рассмеялся и отвёл её руку.
  
   - Девочка, за кого ты меня принимаешь? Думаешь, мне нужны здесь деньги?
  
   - Тогда что вы хотите за информацию?
  
   Лунянин похлопал по скамейке рядом с собой, и Герда села.
  
   - У нас нечасто бывают гости с Луны. То есть те, которые живут не в Парке. Расскажи мне, какие новости в мире, что происходит, а я расскажу всё, что знаю сам.
  
   Взвесив ситуацию и оценив старика, как безобидный и скучающий объект, Герда пересказала последний выпуск новостей с "Мун-ТВ", который видела. По то, что скоро солнечная буря, что фирма "Тойота" в японском городе Кибо представила новый план бурения ледников под Южным полюсом Луны, а индийские биологи вывели новый вид сои.
  
   - И что за вид? - спросил старик.
  
   - Сказали, что новая соя устойчивей к перепадам температур, и фермы смогут тратить меньше энергии на искусственный климат.
  
   - Они скрестили Glycine latrobeana и Glycine syndetika?
  
   - Без понятия.
  
   - А как продвигаются исследования культур, способных существовать без купола?
  
   - Не слышала о таких.
  
   - Мы ставили такие эксперименты в своё время. Если разбавить лунный грунт водой, получается неорганическая среда пригодная для микроорганизмов вроде простейших водорослей, но вот заставить их пережить трёхсотградусные перепады температур нам не удалось. Но жизнь должна выйти за пределы шлюзов, иначе нам конец.
  
   - Выйти в вакуум?
  
   - Да, но не в вакуум, а в искусственную атмосферу. Впрочем, лунных ресурсов не хватит на её создание.
  
   - Тогда зачем об этом думать?
  
   - Сейчас не хватит. А в будущем, когда Парки начнут занимать большую часть спутника, мы выпустим воздух на поверхность Луны, наполним моря водой, и запустим жизнь заново. Конечно, атмосфера будет совсем тоненькой, не больше десяти километров в высоты, а облака, когда появятся, будут парить низко-низко.
  
   - Да разве они появятся?
  
   - Обязательно! Представьте, что лунным днём вода из морей будет испаряться, начнёт подниматься-подниматься и остывать при приближении к открытому космосу. Но гравитационное поле Луны не отпустит молекулы воды далеко, и они начнут скапливаться в облака. Облака начнут проливаться дождями и образовывать реки. Из-за пластов воздуха в атмосфере появятся ветры...
  
   - А что ночью?
  
   - Ночью будет наступать настоящая зима. Первое время, пока атмосфера не начнёт защищать нас от температуры, ультрафиолетового излучения и солнечного ветра в бурях. Ночью моря замерзают, организмы впадают в спячку и ждут восхода Солнца. Здесь мы будем ценить Солнце сильнее, чем на Земле, ведь восход и закат мы будем видеть раз в месяц.
  
   - Да какие же организмы выживут здесь? Поверьте, мистер, я много времени провожу в лунной пустыне. Это безнадёжное место.
  
   - О-о-о, люди склонны недооценивать жизнь. Мы не знаем, когда первые репликаторы появились на Земле. Возможно, первоначальные условия были ещё менее благоприятными. Репликаторы появились из неорганических веществ, а их у нас полно. Просто добавь воды! Разумеется, наши животные, которых мы привезли с Земли в сотнях ноевых ковчегов, не подойдут для новой жизни. Мы воссоздадим сначала само геологическое время. Сама жизнь родится снова, первая клетка поделится здесь с нашей помощью. А потом - многоклеточные растения, первые черви, подводная эволюция простейших рыб, естественный отбор, благоприятствующий им выходить на сушу и... кто знает, каких удивительных существ создаст Луна.
  
   - Люди по вашему плану вымрут, ведь так?
  
   - Скорее всего. Но какое это имеет значение, если мы возродим всю жизнь, а не один вид? Представьте, что через миллионы, миллиарды лет на этом месте будут разговаривать другие разумные существа, живущие на Луне с атмосферой. Они найдут в недрах спутника наши останки и будут думать: что это за пришельцы на геологическом слое, предшествующем появлению жизни? Неужели это боги? И начнутся споры биологов и философов новой разумной расы. Откуда пошли луняне? Произошли от одной клетки древнего океана или были созданы инопланетянами? А правильный ответ и тот и тот. Хотя мы сами произошли от одной клетки, и первый всё же правильнее. Хотя вот вопрос: будут ли они считаться нашими потомками?..
  
   - Такие рассказы популярны в локальной сети. В Парке интернет, видимо, не подведён.
  
   - Верно, вот я вас и мучаю разговорами. Но только представьте, как лунный Коперник доказывает, что Луна - не центр Вселенной, и крутится даже не вокруг Солнца, а вокруг Земли, которая всё время висит неподвижно в небе! В это, пожалуй, будет ещё сложнее поверить, чем нам в Средние века в гелиоцентрическую систему. А потом они отправят ракеты на Землю. Ох, непросто же им придётся терпеть шестикратную гравитацию, раз их хрупкие тела будут рассчитаны на лунную. Это маленький шаг для лунянина и огромный шаг для всего лунянечества! Интересно, останутся ли на Земле через миллиарды лет наши следы? Смогут ли они понять, кому обязаны жизнью? Эх, а я ведь родился на Луне и ни разу не был на Земле.
  
   Старик говорил так проникновенно, что Герда на мгновение даже забыла, что она здесь делает. Но взяв себя в руки, она спросила:
  
   - Так что насчёт Виктора Горсикье?
  
   - Кого? - лунянин протёр слезящиеся глаза. - А... Да. Я его не знаю.
  
   - Что?!
  
   - Я ведь и не утверждал, что знаком с ним. Я сказал "может быть". Простите, мисс, одинокому старику этот обман. Но здесь все тупы как пробки, и некому оценить мои мечты. А в вас я увидел ум.
  
   - Не льстите мне, я ничего не понимаю в науке. Вы зря потратили своё время и отняли моё. Прощайте.
  
   Остальные члены команды сидели в корпусе, а Джейн поила их чаем. Она тоже травила байки, но уже про пациентов, которые устроили в Парке соревнование по топиари - искусству фигурной стрижки кустов - а инспектор по надзору за сохранением биологического наследия Земли оштрафовал балиницу на один миллион рупий.
  
   Герда подсела к Артуру и спросила:
  
   - У меня ничего полезного, а у вас?
  
   - Она сказала, что пару раз у них лечился Махатма, но вообще тоже ничего нового.
  
   - Значит, единственный выход - отправиться в Европолис.
  
   Джейн было так же скучно, как её пациентам, и она не хотела прощаться с командой.
  
   А на выходе из больницы Герду опять поймал тот старик.
  
   - Мне показалось уместным ещё раз принести свои извинения, - сказал он. - Чтобы вы простили меня, я принёс вам урожай, выращенный мною в прошлом сезоне.
  
   Он протянул прозрачную термо-упаковку, в которой лежали некие продолговатые оранжевые овощи.
  
   - Очень мило с вашей стороны, - Герда уже забыла про старика, но приняла странный подарок. - Что это такое?
  
   - Морковь. В дорогих отелях Армстронг-Сити подают её на завтрак. Вы ведь остановились в "Централ Плазе"?
  
   - Нет, в дыре под названием "Либерти", - сказал Юрий.
  
   Барака отвесил ему подзатыльник, чтобы не раскрывал штаб-квартиру всем подряд.
  
   - Мне здесь просто некому рассказать ваш секрет, - подмигнул старик.
  
   Глава 7. Море Спокойствия
   Команда никогда не возила с собой много вещей, и поэтому для того, чтобы освободить номер отеля "Либерти", им потребовалось десять минут. Барака до сих пор не отошёл от приступа аллергии, и пил через-чур много воды. Герда опасалась, что их запасов не хватит до Европолиса, и решила закупить ещё несколько литров в "О2".
  
   На первом этаже гостиницы Герда ещё раз на всякий случай позвонила Махатме. Незаметно для администратора она подсоединила кодировщик.
  
   - Мисс Пейванс! - обрадовались на том конце. - Новости насчёт Кая? Нашли его?
  
   - Пока что нет, но есть след.
  
   - Куда он ведёт?
  
   - Я не могу этого сказать ради вашей безопасности. Вы случайно влипли в эту историю, но возможно с вами связывались другие люди насчёт Кая? Или вы вспомнили ещё что-нибудь, что мне важно знать для его поисков?
  
   Герда надеялась, что ответом на второй вопрос будет "нет", потому что не хотела провести за телефоном три часа.
  
   - Боюсь, меня снова пытаются убить, - слишком спокойно сказал Махатма.
  
   - Что?
  
   - Помните, я рассказывал, будто мне кажется, что за мной следят? Я думал, что после смерти того... мистера всё прекратится, но нет. А вчера ночью в соседней со мной квартире произошла утечка кислорода. У соседей сломался шлюз и отключились все системы связи. Не знаю, от чего они скончались быстрее: от кислородного голодания или от переохлаждения.
  
   - Чёрт возьми! Почему вы сами мне не позвонили?
  
   - Это мог быть несчастный случай. Может быть, я просто слишком мнителен. Влюбом случае, это не ваши проблемы.
  
   К Герде подошёл Барака.
  
   - Какие-то проблемы? - спросил он. - Зверь готов.
  
   Герда в двух словах описала ситуацию. Вдруг зазвонил её ручной комп. Отдав трубку телефона Бараке, она разблокировала линию связи. Звонил мистер Лоуренсовский. Чтобы его лицо не светилось на всю гостиницу, она пошла в пустой туалет, где спроецировала изображение на стену.
  
   - Как продвигаются поиски? - спросил Лоуренсовский.
  
   Он сидел на фоне обоев, покрытых витиеватыми растительными узорами. Выглаженный костюм, казалось, никогда не испытывал ужасов передвижения в скафандре.
  
   - Сейчас мы отправляемся в Европолис по следу "Селена-телеком", - ответила Герда. - Правда, только что возникли непредвиденные обстоятельства, и нам, очевидно, придётся задержаться.
  
   - Ни в коем случае! Вы не забыли, за что я вам плачу? Если вы нашли подтверждение виновности "Селена-телеком", отправляйтесь немедленно. Вы меня поняли?
  
   Герда скрипнула зубами. Когда-нибудь наступит счастливый день, и ей не придётся слушать разных уродов.
  
   - Поняли.
  
   Когда Герда вернулась в холл, Барака уже положил трубку.
  
   - Не все следы ведут в Европолис, - сказал он. - Махатма сейчас придёт сюда. Я позвал ребят, они паркуют Зверя обратно.
  
   - Отставить, - сказала Герда всем по рации. Ребята в скафандрах слышали всё по внутренней линии. - Лоуренсовский сказал ехать в Европолис. Он знает что-то, чего не знаем мы.
  
   - Почему? Как так? Кто-то преследует Махатму здесь, а не там, - послышались голоса Артура, Юрия и Сой Фонг по рации.
  
   - Я останусь, - сказал Барака, снимая скафандр. - А вы езжайте дальше.
  
   - Так не пойдёт, - сказала Герда. - Мы работаем вместе. Оставаться одному в Армстронг-Сити небезопасно.
  
   - Я большой мальчик, - усмехнулся Барака.
  
   - Мы должны остаться все! - крикнул по рации Артур.
  
   - Лучше нам всем поехать в Европолис, - сказал Юрий.
  
   - А где Махатма? - спросила Сой Фонг.
  
   Он прибежал скоро, и тоже стал утверждать, что ему защита не нужна, что он справится сам, а они пусть отправляются искать Кая.
  
   - Я бы и сам поехал, - сказал он, - но я лунянин, и доктор сказал, что я могу не пережить поездку по пустыне на другую сторону Видимой Стороны.
  
   - Это не так страшно как кажется, - улыбнулась лунянка Сой Фонг.
  
   - Тебе ехать не вариант, - сказал Барака. - Нам важно узнать, кто именно тебя преследует. Я останусь, чтобы это выяснить. И вы сэкономите на воде, я от аллергии теперь пью, как с похмелья.
  
   Герда отсчитала Бараке денег из общей кассы.
  
   - Всегда держи комп заряженным, - сказала она. - Позвоним, как только доберёмся до места назначения.
  
   - Есть, капитан, - шутливо козырнул Барака.
  
   - Можно вас попросить передать это Каю, когда он отыщется? - спросил Махатма.
  
   Он протянул Герде плоскую белую коробочку. Она бы не согласилась, но взгляд лунянина был слишком жалостливым.
  
   - Уверена, он будет счастлив, - взяла посылку Герда.
  
   Артур ткнул сестру под бок и закатил глаза.
  
   - Спасибо, - искренне улыбнулся Махатма.
  
   Попрощавшись с Баракой и посоветовав ему на всякий случай переехать в другой отель, команда - теперь из четырёх человек - вновь вывела Зверя с парковки и поехала прочь из Армстронг-Сити.
  
   - Раньше я никогда не разделяла команду, - говорила Герда. - Это легкомысленно.
  
   - Барака выглядит как наёмник, который привык один, - сказал Юрий.
  
   - Он не наёмник, - улыбнулся Артур, - он олунившийся учёный. Как я.
  
   - Но как он вообще оказался в вашей команде? - спросила Сой Фонг.
  
   - Я ему жизнь спасла, - сказала Герда, - когда он прилетел на Луну практически туристом, а Земля погасла. Сначала он пытался работать офисным клерком, а потом мы оказались в одном городе, и я предложила ему работёнку повеселей.
  
   Минуя купол фермы, куда ездили Сой Фонг с Баракой, они выехали в Море Спокойствия, которое ничем не отличалось от Моря Кризисов, по которому они добирались до Армстронг-Сити. Только было больше и глубже в центре.
  
   Когда город остался далеко за горизонтом, Герда заметила, что приборы показывают что-то странное.
  
   - Кто-то пересидел в Бургер-Принце или накупил лишнего? - спросила она у команды. - Луноход думает, что нас пятеро.
  
   - Я проверю грузовой отсек, - сказал Артур.
  
   В отсеке не было батарей обогрева, и пришлось их включить на время, чтобы после открытия двери волна ледяного воздуха не убила их. Конечно, в пустыне никто не снимал скафандры, хотя Зверь и был герметичен, но в пути нельзя отказать себе в откинутом забрале шлема. А волна экстремального холода в открытое лицо - верная смерть.
  
   - Мать моя Земле! - воскликнул Артур, открыв отсек. - Что ты здесь делаешь!?
  
   Герда за рулём ударила по тормозам, и в жилой отсек вывалился человек в скафандре. Подняв голову, он увидел три направленных в лицо арбалета и один нож.
  
   - Сдаюсь!
  
   Это был старик из дома лунян, который выращивал морковку на грядке.
  
   - Как вы сюда попали? - спросила Герда, помогая ему подняться.
  
   - Сбежал из Парка.
  
   - Зачем? - удивилась Сой Фонг.
  
   - А вы видели жизнь там? Мне скучно! Я человек, а не робот для прополки огорода!
  
   - Вы забрались в наш луноход, потому что вам было скучно? - с яростью в голосе спросил Юрий.
  
   - Ну...
  
   - Как вы вообще узнали, где мы живём?! - Юрий схватил лунянина за воротник скафандра и сдёрнул его шлем.
  
   - Да ты же растрепал, - напомнил Артур и освободил старика от Юрия.
  
   - Чёрт! - Юрий хлопнул себя по лбу.
  
   - А чей скафандр? - спросила Герда. - Разве тем, кто живёт в Парке, они нужны?
  
   - Ну... Он не совсем мой. Он смотрительницы. Она с Земли, так что мне подошёл её размер.
  
   - Вы украли скафандр Джейн? - изумилась Сой Фонг. - Доброй Джейн, которая поила нас чаем?
  
   - Я оставил записку с самыми искренними и глубокими извинениями.
  
   - И чего же вы добивались, взламывая наш луноход?! - ещё не успокоился Юрий.
  
   - У вас простой магнитно-частотный замок, его можно сломать, подобрав алгоритм смены частот. А для этого можно найти специальное ПО в локалке. К счастью, комп Джейн достаточно мощный.
  
   - Вы взяли ещё и её компьютер! - ужаснулась Сой Фонг. - Тут же её документы, билеты, авторизации... всё!
  
   - Мои извинения были чрезвычайно глубокими.
  
   - Вам очень повезло, мистер, что мы взяли кислорода и припасов на пять человек, а не на четверых, - сказала Герда. - Если бы не эта счастливая случайность, вы понимаете, я бы без зазрений совести выкинула вас в вакуум!
  
   - Но ведь путешественники всегда должны иметь запас на случай непредвиденный обстоятельств, - улыбнулся старик.
  
   - Непредвиденные обстоятельства, - продолжила Герда, - это поломки машин, солнечные бури или нападение бандитов. Нелегальные пассажиры сюда не входят. Потому что непредвиденные обстоятельства ликвидировать нельзя, а нелегальных пассажиров - можно!
  
   - Так, давайте не будем зря тратить воздух, - вмешался Артур, - Герда, успокойся. Юрий, прекрати слупить кулаками по стене. Мистер, ради всего святого, помолчите! Сой Фонг... молодец.
  
   Лунянка просияла, а остальные хмуро уставились на Артура.
  
   - У нас есть два варианта, - продолжил он, - вернуть его в Армстронг-Сити или повезти с нами.
  
   - Уже день пути за плечами, - сказала Герда. - Мы не поедем обратно, не для того торопимся.
  
   - Ничего не мешает выкинуть его, - сказал Юрий. - Кто знает, может быть, он один из тех людей, против которых нам предстоит бороться?
  
   Герда всмотрелась в добродушное лицо старика. Она понимала, что он - безобидный учёный на пенсии, всю жизнь просидевший в лаборатории. У него нет ни семьи, ни друзей, раз он жил в доме-больнице. Всё, что у него есть - странные мечты о будущем Луны.
  
   - Каждый член экипажа должен быть полезен, - сказал Герда. - Что вы умеете?
  
   - Ну... я мог бы вырастить здесь растения, чтобы вам не пришлось покупать кислород.
  
   - У вас есть с собой семена?
  
   Неожиданно он извлёк из рюкзака в скафандре герметичный термо-пакет.
  
   - Моя гордость, - сказал он, - карликовая Bismarckia nobilis. И быстрорастущая. С удобрением начнёт фотосинтезировать через три дня.
  
   - С удобрением? - не понял Юрий.
  
   - Ну... у вас же есть туалет. А откуда, думаете, фермы берут удобрение? Правильно, из городской канализации.
  
   - Ладно, делать нечего, - вздохнула Герда. - Добро пожаловать на борт. Как вас зовут?
  
   - Доктор Адам Фиштчелл.
  
   Так команда снова стала состоять из пяти человек.
  
   На следующий день они почувствовали лунотрясение. Так бывало в "новоземие" и "полноземие": сказывалось приливное воздействие планеты и Солнца, которые дважды в месяц выстраивались в одну линию с Луной. Сейчас было "полноземие", и планета ярко сверкала на небе. В городах, стоящих на возвышенностях, сейсмическая активность никогда не ощущалась, а во впадинах типа Морей чувствовался гул, он почти слышался. А так как слышать звук в вакууме - первый признак сумасшествия, несколько часов никто не признавался, что чувствует землетрясение, даже новенький доктор Фиштчелл.
  
   Когда правда открылась, остановились переждать. Вышли, сели на камни и смотрели на Землю, выжидая, пока толчки прекратятся.
  
   - Луна как будто в муках пытается родить наше будущее, - сказал доктор. Ему настроили частоту рации в скафандре, и теперь он мог говорить со всеми.
  
   - Это всего лишь гравитация, - сказал Юрий.
  
   - Жестокие силы космоса, убивающие новое человечество... Жизнь должна бороться с пустотой, которой окружена. Космос пуст. Это лишь куча камней, настолько больших, что они могут проваливаться в другое измерение, становясь чёрными дырами. Жить - значит быть одиноким. Одиноким, как эта крошка над нами, борющаяся с неведомой нам болезнью. Она совсем одна, одна во всём свете. Ей никто не поможет, даже её дети оказались оторванными от неё. Она вскормила нас, она отдала всё, что имела: воздух, воду, деверья, нефть, газ, других детей - всё ради нас, любимчиков. А мы сидим здесь и не знаем, как помочь.
  
   - Это молитва Великой Матери, что ли? - спросил Артур.
  
   - Расслабься, мы теперь всё время будем такое слушать, - сказала Герда по приватному каналу брату.
  
   - Человек может быть одинок, - продолжал доктор, - но на самом деле он никогда не бывает один. Лишь собравшись все вместе, мы можем стонать от осознания того, что никто из глубин космоса не поможет нам. Никто не отыщет наши следы, если жизнь закончится. Если она погибнет на Земле и не сможет начаться на Луне. Это будет истинное забвение, никто не положит цветы на могильную плиту.
  
   - В Парке вы мыслили позитивнее, - напомнила Герда.
  
   - Я прожил там шесть лет и забыл, что такое Луна на самом деле. Как вы справляетесь с этим? Здесь нет травы, нет жизни в почве, даже надоедливая мушка не пролетит, а слышать звуки - значит быть сумасшедшим. Жить здесь - всё равно, что жить в небытии. Это пустота. Нет воздуха, нет ни одной бактерии. Пустота. Тишина. Это ли не смерть?
  
   - Вы сами напросились, - сказал Юрий, - а теперь ноете.
  
   - Юрий, уважай старших! - строго сказала Сой Фонг.
  
   Толчки утихли, и Зверь покатил дальше по лунной пустыне. Доктор с тоской смотрел в иллюминатор на голубой шар посреди чёрного неба.
  
   На третьи сутки они заметили огни на горизонте.
  
   - Уже рассвет? - удивился Артур.
  
   - Ещё не время, - Герда сверилась с календарём. - Только что было полноземие, конечно, нет.
  
   - Я вижу дома! - Юрий посмотрел в бинокль.
  
   - Но на карте здесь ничего нет, - Сой Фонг пролистала все карты на ручном компе, спроецировав их на специальный белый экран, висящий на внутренней стороне кузова.
  
   Они остановились и отключили прожекторы. Либо они видели только край поселения, либо оно действительно состояло лишь из девяти домов. Но на Луне не бывает деревень, это непрактично, непереносимо дорого и опасно.
  
   Их успели заметить, и теперь к Зверю приближалось четыре фигуры с арбалетами. Герда отдала команду вооружаться, но вдруг её остановила Сой Фонг:
  
   - На ферме нас с Баракой приняли за мафиози из-за Зверя. Кая на таком же луноходе увезли как раз по Морю Спокойствия в этом направлении. Это может быть перевалочный пункт тех людей, что его забрали.
  
   - Мы не будем рисковать и выходить без оружия, - сказал Артур.
  
   - Отправим доктора, - предложил Юрий.
  
   - Да ты трус! - изумилась Сой Фонг, - Прикрываться стариком! Да кто тебя воспитывал?
  
   - Моя мать трахнулась с кем-то на Земле, улетела на Луну, здесь поняла, что беременна, вернулась на планету и бросила меня. Меня действительно не учили уважать старших!
  
   - Заткнитесь все! - сказала Герда. - Берите оружие. Выходим все, доктор остаётся.
  
   К четырём фигурам прибавилось ещё две. Они приблизились и условным жестом потребовали включить стандартную частоту вещания номер один.
  
   - Внутри кто-нибудь остался? - спросил один из них.
  
   - Да, старик, - ответила Герда.
  
   - Проверь, - сказал он кому-то.
  
   Незнакомец вошёл в Зверя и выволок доктора наружу. Герда сжимала в руке арбалет и готова была пустить его в ход.
  
   - Вы чьи? - спросил женский голос.
  
   - Из Армстронг-Сити, - ответила Герда.
  
   - Да вижу, что не с Марса, - хрюкнул тот же голос, что заговорил первым.
  
   - Мы верные псы твоего босса, обрить меня наголо! - сказал Юрий, имитируя мафиозный выговор, как его показывали в кино, - Он сказал псам разнюхать следы одного чувачка, и вот мы тут, выбросить тебя голого за шлюз!
  
   Секунду они молчали, а потом разом заржали.
  
   - Узнаю подонков Одноглазого Билла, - сказал кто-то. - Вы привезли кислород и воду?
  
   - Обижаешь, брателло, застрелиться мне вакуумной помпой! - ответил Юрий в той же манере.
  
   Герда не верила своим ушам: неужели фарс Юрия прошёл? Ещё не поздно было вступить в бой. Противника больше лишь на две единицы. Герда была уверена в своей команде, они победят бандитов. Но наверняка потеряют хоть одного. К тому же сейчас внимание противников точно сфокусировано на них, нужно дождаться, пока они расслабятся. Но когда команда войдёт в город, перевес увеличится в неизвестное количество раз.
  
   Однако здесь можно узнать информацию о Кае. Последний аргумент разрешил внутренний спор Герды, и она показала команде знак опустить оружие.
  
   Глава 8. Разбойники
   Нападения в лунной пустыне на одиноких путешественников случаются, но редко. Банды разбойников сидят за скалами на подъездах к городам и атакуют караваны луноходов, везущие товары. Недавно "Тойота" выпустила новую грузовую модель лунохода для переездов из города в город, на крыше которой крепился огромный арбалет. Заявленная дальность полёта его стрелы в вакууме составляла пять километров, то есть она улетала в пять раз дальше видимого горизонта. А в фильмах герои частенько использовали катапульты, но Герде не доводилось видеть их применения в реальной жизни.
  
   Разбойники никогда не встречались посреди Морей, потому что они не могли позволить себе строительство лагеря, а жили в обычных городах, устраивая вылазки на дальнобойщиков в тёмную половину лунного месяца. Поэтому глубинные части Морей считались необитаемыми, и опасность там исходила не от людей, а от космоса.
  
   Впрочем, дорожных разбойников нельзя было назвать бичом Луны - их было слишком мало. Да и междугородная торговля заглохла после потухания Земли, и имохотиться стало не на что. Про них снимали сериалы, романтизируя бандитов в ремейках историй о Робине Гуде. Иногда полиция устраивала облавы на окраинах, захватывая разбойников и осуждая на общественные работы.
  
   Так что Герда обычно даже не брала бандитов в расчёты, когда прокладывала маршрут. Однажды им с Артуром, Баракой и погибшем членом команды удалось пересечь всю Обратную Сторону на разгерметизированном луноходе, и они ни разу не наткнулись на бандитов. Не считая тех, что за ними в тот момент гнались.
  
   Посёлок, в который команда попала сейчас, точно не принадлежал дорожным разбойникам. Добротные одноэтажные дома, покрытые солнечными батареями, образовывали узкую улицу, вдоль которой стояли тусклогорящие фонари, уже разрядившиеся ко второй половине лунной ночи.
  
   Преимущество скафандра и встроенной рации в том, что можно менять частоту вещания, обращаясь к нужному человеку, и никто, кроме вас, не узнает, о чём вы говорите на приватной линии. Ночью никто не заметит и движений губ. Так что пока конвоиры вели команду в посёлок, можно было обсудить ситуацию.
  
   - Вам знакомы эти гостеприимные, но не вполне вежливые люди? - спросил доктор Фитчелл на частоте команды.
  
   - Нет, так что помалкивайте, - ответила Герда.
  
   - Они заберут наш кислород и все запасы, - сказал Артур, - даже если поверили в легенду. Они думают, что мы курьеры.
  
   - Если они ждут курьеров, возможно, нужно что-то увести обратно, - предположил Юрий. - Мы возьмём груз и просто уедем.
  
   - Без кислорода... - прошептала Сой Фонг.
  
   - В системе Зверя остался воздух, - сказала Герда. - Мы можем успеть вернуться в Армстронг-Сити. Чёрт, я не помню, сколько показывал оксиметр!
  
   - Ха! Да мы захватим их базы и украдём запасы, - усмехнулся Артур.
  
   - Продолжайте поддерживать легенду, - сказала Герда. - Не применяйте оружие, пока не появится опасность для жизни.
  
   Их привели в самый крупный дом необычной круглой формы с конусообразной крышей. Бандиты просто построили крышу из стандартных антиметеорных козырьков, и поэтому дом напоминал хижину земных индейцев.
  
   Внутри за шлюзом дом оказался пустым, не разделённым на комнаты. Посреди помещения стоял круглый стол, за которым люди играли в карты. Вокруг разбросали одежду, скафандры, оружие, баллоны из-под кислорода, пустые упаковки.
  
   - В наш порт прикатамаранили куски мяса Одноглазого Билла с отдушиной и жратвой, - высокопарно представил команду мужчина, встретивший их у Зверя.
  
   Сняв скафандр, он оказался неожиданно крупным землянином с брюшком. На щеке у него был большой красный след, как от ожога.
  
   - Разрешите представиться, - сказал он. - Ворчун Ганс. А это мои люди: Крылатый Петер, Веганка Ида, Восьмипалый Оле, Горбатая Элиза... да вы всё равно забудете их имена!
  
   Одна из женщин за столом витиевато послала Ганса, и все рассмеялись.
  
   - Босс сказал отчалить быстро, не треща трещётками, - Юрий широко расставил ноги и сложил руки на груди, как типичный мафиози из кино. - Я Подкидыш Юрий, а это Седой Артур, Китаёза Сой Фонг, Душительница Герда и Старик... Старик.
  
   - Ха, Старик Старик! - рассмеялась та же женщина за столом. - Эй, Восьмипалый, не пали мои карты, а то станешь Семипалым.
  
   - Да на Земле глисты черепах видят твои карты, так ты ими светишь! - ответил Восьмипалый Оле и стукнул по столу кулаком их трёх пальцев.
  
   За игральным столом началась заварушка. Ворчун Ганс подошёл к ним, и от души треснул обоих.
  
   - Вы оба! - крикнул он. - Быстро докатились до говновозки с большой земли и принесли товар.
  
   Они, переругивась, надели скафандры и вышли за шлюз.
  
   Вдруг из-под стола вылезла маленькая девочка лет пяти. Разумеется, лунянка, бледная с большими тёмными глазами.
  
   - Иди ко мне, дочка, - позвал Ворчун Ганс, и девочка забралась ему на руки. Он дал ей игрушку в виде оленя, а девочка пыталась оторвать ему рога.
  
   - Давно вы тут... чалитесь? - спросила Герда.
  
   - Давно ли? - усмехнулся Ганс. - Моя дочь выпала из её мамаши на этом самом столе. А я тут варюсь ещё дольше. И какого вакуума я вас раньше не видел?
  
   - Мы раньше больше в городе... пропалывали клиентов, - сказал Артур.
  
   - А-а-а, - понимающе протянул Ворчун. - Расстроили босса? Прямо как я раньше, видать, ложанули как ледниковые инженеры, вакуум тебе через плечо.
  
   - Нечасто к вам, видать, говновозки приплывают, - заметила Герда.
  
   - Каждое новоземие.
  
   Ганс опустил девочку на пол, и она убежала в угол. Доктор Фиштчелл смотрел в узкую полоску затемнённого окна на Землю, и девочка подбежала к нему. Она дёргала старика за локоть, пока он не опустил взгляд и не увидел, что ему протягивают оленя. Он сел на корточки и стал играть с ребёнком. В Парке жило много детей-лунян, и доктор знал, как их занять.
  
   - И последние курьеры пришли по расписанию? - спросила Герда Ганса.
  
   - Да мы чуть не потопали пешком через Море! - крикнул мужчина за столом, который, очевидно, был Крылатым Петером. - Ваши дружки обдолбались посреди пустыни и заблудились! У меня глаза через ноздри начали лезть от удушья!
  
   - Один даже на ногах не стоял, - добавил Ганс, - и дружки несли его, как лунянина с отказавшими лапами. У него был жуткий передоз, обратная тяга тебе в радиатор. Я видал такое, чувак был покойником железно. Обратно до города не дотянул бы.
  
   - К тому же они ломанулись до Европолиса, - добавил Петер.
  
   - Какие у наших могут быть дела в гнилом Европолисе, обратную тягу им в канализации? - с деланым чувством превосходства спросил Юрий и сплюнул на пол.
  
   - Дай-ка подумать, - сказала женщина за столом, Горбатая Элиза, - например, центральный офис биг-босса?
  
   Трое оставшихся в доме бандитов с удивлением уставились на Юрия, и Герда едва сдержала руку, чтобы не поднять в воздух и не отдать команду стрелять.
  
   - Значит, через вас ездят даже к биг-боссу? - с восхищением спросила Сой Фонг.
  
   Разбойники просияли от гордости.
  
   - Нечасто, но случается, - впервые улыбнулся Ворчун Ганс.
  
   - Может быть, вы и сами его видели? - с таким же выражением продолжила Сой Фонг.
  
   Но Герда не услышала ответа. Она перевела взгляд на доктора с девочкой, и увидела, как та наматывает на оленя какую-то цветную нитку. Герда подошла к доктору и спросила:
  
   - Это вы ей дали?
  
   - Что, браслет? Нет, она из кармана достала. Ну, из-за пазухи.
  
   Карманов у девочки действительно не было, потому что на неё надели какие-то мешки, изображающие майку и шорты.
  
   - Откуда это у тебя? - Герда показала на браслет, который девочка трижды обмотала вокруг шеи оленя.
  
   - Дядя дал, - недоверчиво ответила она, смотря исподлобья.
  
   - Чужой дядя? Он живёт не с вами?
  
   - Чужой. И странный.
  
   - Почему странный?
  
   - Он спал с открытыми глазами, - девочка села у стены, раскинула руки и ноги, высунула язык и закатила глаза, - вот так.
  
   - Дяде было плохо?
  
   - Так иногда бывает с дядей Петером и тётей Идой. Они говорят, это не плохо, а хорошо. Но дяде не было хорошо.
  
   - Как же он дал тебе это?
  
   - Я сама взяла. У него на руке висел. Но он увидел, как я беру, и улыбнулся мне. Он был не против.
  
   Герда покрутила левой рукой в скафандре, чтобы почувствовать браслет. На месте.
  
   - Он ничего не говорил?
  
   - Когда дяде Петеру хорошо, он тоже не может говорить.
  
   - Дитя, почему ты должна всё это видеть? - со скорбью спросил доктор.
  
   - Чего? - переспросила девочка.
  
   Доктор встал и посмотрел в иллюминатор. Кажется, он всё ещё не пришёл в себя после побега из Парка.
  
   - Хрю-хрю, хрю-хрю, - девочка изображала, что олень скачет по руке Герды.
  
   Герда села на пол, чтобы олень смог доскакать до шлема.
  
   - Почему "хрю-хрю"?
  
   - Так говорят животные, - серьёзно ответила девочка.
  
   - Ты видела животных?
  
   - У нас живут свинки, - она показала в сторону маленькой двери.
  
   - Но "хрю-хрю" говорят только свиньи. Олени говорят по-другому.
  
   - А как?
  
   Герда никогда не видела оленей, но думала, что они похожи на лошадей или единорогов с Земли. По крайней мере, в лунных сериалах всех рисовали одинаково, и все издавали одни звуки.
  
   - И-го-го, - решила Герда, а потом взяла оленя и изобразила, что тот встаёт на дыбы. - И-го-го!
  
   - Папа! - позвала девочка, - А можно нам оленя?
  
   - Нет, - быстро сказал тот и вернулся к разговору с Юрием.
  
   - Ты никогда не была в городах? - вдруг спросил доктор.
  
   - Не знаю, - она продолжила играть.
  
   - Ну... ты часто выходишь наружу?
  
   - Наружу? Зачем? Туда нельзя.
  
   - У них нет детского скафандра, - догадалась Герда, осмотрев завал около шлюза.
  
   - Она никогда не была где-нибудь за пределами этого дома, - с ужасом сказал доктор. Никогда. Нигде.
  
   - Там то же самое, что здесь, - сказала девочка, а олень начал скакать по доктору.
  
   - А это что такое? - спросил Фиштчелл, показывая на Землю в окне, - Что висит в небе?
  
   - Где висит? Это окно.
  
   - А за окном?
  
   - Как это "за окном"? Это просто окно.
  
   - Боже правый, она даже не знает, что мир больше этого здания, - доктор опустился на пол, зажав голову руками, а олень скакал по его спине.
  
   Герде тоже стало не по себе. Отец даже не потрудился объяснить ребёнку, что такое Земля, даже не купил скафандр. Невозможно представить, что за человек вырастит из ребёнка, рождённого в мире размером пятьдесят квадратных метров. Может быть, увести её отсюда? Приюты не имеют права отказываться от детей, а в любом приюте лучше, чем здесь.
  
   Вдруг девочка с остервенением оторвала оленю один рог, засунула себе в рот и стала жевать. Потом она разорвала браслет, и стала лупить игрушкой об стену, пока голова оленя не смялась. Потом она засунула голову в рот и рассмеялась. Она жевала так остервенело, что прокусила губу, и по ногам оленя потекла кровь. Доктор с отвращением ушёл. Герда начала продумывать план отступления, и решила, что нужно взять все баллоны кислорода у бандитов, чтобы хватило и на девочку тоже. Пусть разбойники умрут, но девочку следует увезти отсюда.
  
   Послышался звук открывающегося шлюза.
  
   - Да в говновозке ничего нет! - крикнул Восьмипалый Оле, снимая шлем.
  
   - Это всё! - Веганка Ида сбросила на пол упаковку из пяти баллонов кислорода, а в руках у Оле было несколько бутылей воды.
  
   - Эй, да кто вы... - начал было Ворчун Ганс, но разорванная стрелой трахея помешала ему закончить.
  
   Герда выстрелила и одновременно махнула всем атаковать. Бандиты за столом были убиты стрелами в спину, но пришедшие успели спрятаться в куче скафандров у шлюза.
  
   Стрела вылетела из кучи, и попала в потолок. Не дожидаясь продолжения, все с обнажёнными охотничьими ножами направились к скафандрам, а доктор закрывал собой девочку.
  
   Бандиты попытались схитрить, и резко встали, выкидывая несколько скафандров вперёд, но Герда и Юрий заходили с флангов, и нож Юрия легко пробил забрало шлема Веганки Иды. Восьмипалый Оле направил перезаряженный арбалет на Герду, но она выбила оружие коленом, а нож Сой Фонг в животе заставил его скрутиться пополам. Он подставил шею Герде, как приговорённый палачу, и она по диагонали вонзила нож в горло Оле, чтобы не наткнуться на позвоночник. На Луне кости пробивают только тяжеловооружённые наёмники, носящие шестикратные утяжелители земного типа в скафандрах.
  
   - Быстро уходим! - крикнула Герда. - Юрий, бери воду! Сой Фонг - кислород! Вон там их склад с едой. Осторожно, они держат свиней. Берите весь воздух и всю воду. Доктор, наденьте на ребёнка взрослый скафандр. Артур, прикрывай их!
  
   Во взгляде брата она прочитала "Зачем тебе этот ребёнок?", но он давно отучился спорить с приказами в бою.
  
   Герда заблокировала шлюз. Проверила камеры наружного наблюдения. Никого. Даже если в остальных зданиях кто-то жил, они не успели получить тревожный сигнал от погибших. Но скорее всего, это были просто склады товара.
  
   Девочка плакала, и не хотела лезть в скафандр. Только что чужие люди убили её отца, а теперь хотели забрать её, и она, разумеется, не считала, что это делается для её блага.
  
   Когда команда вышла из здания, они крестом побежали к Зверю. Впереди бежала Герда, сзади - Артур, по бокам - Сой Фонг и Юрий, а в защищённом центре - доктор с девочкой во взрослом скафандре на руках.
  
   - Сзади! - крикнул Артур.
  
   Все припали к земле. Всё-таки не все здания были складами. Появилось три человека с арбалетами, и один с луком, а значит, отличный стрелок. Команда не успела выйти из посёлка, и сейчас это сыграло на руку. Они укрылись за крайним зданием.
  
   - Артур, Юрий, на тот угол! - скомандовала Герда. - Доктор, держитесь по центру. Сой Фонг, доставай наши луки из рюкзаков.
  
   Пока Герда, Артур и Юрий не позволяли бандитам приближаться, криво стреляя вдаль из арбалетов, Сой Фонг достала их луки и закрепила колчаны на спинах. Теперь стало можно стрелять дальше, точнее и быстрее перезаряжать.
  
   - Чёрт! - крикнул Юрий.
  
   Герда не поняла, что случилось, но увидела, что заметила бил лучник. Разумеется, арбалетчики не могли достать до их конца посёлка, а лучник попал. Герда первой стрелой попала лучнику в ногу, второй - в сердце.
  
   - Просто рана на руке, - сказал Юрий по рации, - прослойка вытолкнула второй слой, я не умру.
  
   Слава Земле, они купили новые скафандры. В обычных умирают от одной раны.
  
   Двум лучникам справиться с тремя арбалетчиками издалека - ничего не стоит, и скоро посёлок опять опустел. Герда посмотрела на девочку. Она пыталась сказать что-то доктору, показывала вокруг себя, на небо, на Землю. Она не понимала, что творилось, и пыталась выбраться из скафандра, а Фиштчелл её еле сдерживал.
  
   - Я попытаюсь настроить её рацию, - сказал Артур, - возможно, девочка, знает, сколько здесь всего человек.
  
   Сой Фонг поддерживала раненого Юрия, а Герда вышла из-за здания осмотреться.
  
   - Хрю-хрю, хрю-хрю, - послышался голос девочки на общем канале.
  
   Увы, она не смогла ответить на вопрос Артур, а просто продолжала истерично повторять "хрю-хрю".
  
   - Она совсем бледная, - сказал доктор.
  
   - Где вы взяли её скафандр? - спросил Артур.
  
   - В куче у шлюза.
  
   - Холодно... - тихо сказала девочка.
  
   - Он может быть неисправен! - понял Артур.
  
   Герда больше не видела бандитов на улице, и можно было рискнуть разделиться.
  
   - Артур, хватай её и беги к Зверю!
  
   Он убежал, а доктор и Сой Фонг помогали идти Юрию, пока Герда их прикрывала.
  
   - Я... я... - слышался задыхающийся голос девочки.
  
   - Ещё двести метров! - крикнул Артур.
  
   По общей рации слышалось, как задыхается от удушья ребёнок. В скафандре осталось слишком мало кислорода. Артур пытался присоединить свой баллон девочке, но её скафандр был настолько старым, что стандартный баллон не подходил к разъёму.
  
   Они ввалились в Зверя, оба задыхаясь, и связь пропала.
  
   Когда остальные добрались до машины, Артур пытался откачать труп девочки кислородной маской. Увы, никто не заметил, что она начала задыхаться с самого начала, когда вышли наружу, и кислородное голодание стало необратимым для её маленького тела.
  
   - Хватит, - сказал доктор, когда Артур попытался ещё раз сделать массаж сердца.
  
   - Я медленный идиот, - он ударил кулаком об пол.
  
   - Ты не виноват, - Фиштчелл похлопал его по плечу, - это я не проверил скафандр.
  
   На самом деле Герда считала виноватой себя, потому что именно она должна была проследить за доктором, но озвучить своё мнение не решилась.
  
   - Мы должны похоронить её здесь, - сказал доктор. - Пусть останется там, где родилась. И где умерла.
  
   Фиштчелл хотел положить её в землю, но на то, чтобы пробить ночной лунный грунт не было ни инструментов, ни кислорода. Так же не было ничего достаточно горючего, чтобы можно было устроить кремацию в вакууме. Поэтому тело девочки просто положили на скалу. Никто не знает, сколько мертвец может пролежать на Луне. Тело не будет разлагаться. Быть может, оно медленно выветрится космическим ветром, как обычный грунт.
  
   Её положили без скафандра. Руки перекрестили на груди. Доктор сказал, что она должна покоиться среди цветов, и насыпал вокруг её головы немного семян.
  
   - Когда-нибудь они прорастут, - сказал Фиштчелл.
  
   Её мёртвые глаза отражали Землю, которую она всю жизнь считала картинкой на стене. Герда закрыла их, сказав:
  
   - Спасибо, маленькая разбойница. Ты дала нам ещё одну подсказку.
  
   - Кто-то должен прочесть надгробную речь, - сказал доктор.
  
   Поняв, что никто не заговорит, он сказал:
  
   - Сегодня мы провожаем девочку, имя которой осталось для нас тайной. Её короткая жизнь была подобна жизни животного: неосмысленная, но чистая. Она была более одинокой, чем все мы, хотя и не знала об этом. У нас есть целая Луна, а у неё была только одна комната. Не будем роптать на судьбу на то, что она лишила нас дома, и пообещаем никогда не забывать, что окно - это не картинка на стене.
  
   Глава 9. Венера
   Всех детей в школах Тиньконга учили зашивать раны и оказывать первую помощь, поэтому Сой Фонг стала доктором для всей команды. Конечно, когда прижмёт, любой может заштопать рану растворяющейся медицинской нитью, но Сой Фонг делала это быстро и аккуратно.
  
   - Ауч! - вскрикнул Юрий.
  
   Сой Фонг зашивала ему правую руку. Арбалетная стрела попала в предплечье прямо между лучевой костью и плечевой, но не порвала внутреннюю подкладку скафандра, а затянула её внутрь раны, так что герметичность не была нарушена. Стрелу удалось извлечь, не повредив кости, но для этого потребовалось несколько попыток. Сой Фонг вращала стрелу внутри руки Юрия, чтобы высвободить наконечник из-под лучевой кости, но Юрий стоически вытерпел боль, до хруста сжимая левый кулак.
  
   Теперь самое страшное осталось позади, и Сой Фонг сшивала края раны, а Юрий жевал соевый шоколад для восстановления крови, притворно жалуясь на медлительность работы медсестры. Этим он как будто напоминал всем, что смеётся в лицо боли и что настоящую опасность он пережил молча.
  
   - Ну, скоро ты? - спрашивал он. - Давай, я знаю, ты можешь быстрее. Сой Фонг, ты специально меня мучаешь, да?
  
   У Герды, Артура и доктора не было настроения для шуток после похорон девочки, которые Юрий с Сой Фонг отсидели внутри. Артур вёл Зверя, Герда возвращала болоны на место и пристраивала трофейные, а доктор, как обычно, смотрел в иллюминатор.
  
   - Конечно, специально, - ответила Сой Фонг. - Ты назвал меня китаёзой.
  
   - Э-э-э... У бандитов что ли?
  
   - Да! Ты представил меня как китаёзу Сой Фонг!
  
   - Ну, прости. Ты вздумала из-за этого дуться?
  
   - Если бы я дулась, то не зашивала тебя. А если бы специально мучала, то ты бы сейчас не шутил.
  
   - Так и знал, что вас учат ещё и пытать людей. Да ты надо мной уже час измываешься!
  
   - Всего десять минут. Удивительно, как ты до сих пор не вырубился. Я думала, у тебя низкий болевой порог. На прошлом задании ты отключился всего лишь от скользящей стрелы. Зато не чувствовал, как я тебя зашивала.
  
   - Вообще-то тогда я был без скафандра, и мне попали в плечо! Чуть не разорвали аорту. И какого дьявола стрелы ловлю только я? Вот уже второе задание подряд.
  
   Сой Фонг закончила и забинтовала Юрию руку. Потом заставила выпить пол-литра воды и съесть два батончика шоколада, после чего Юрий благополучно уснул.
  
   - Сон - лучшее лекарство, - с удовольствием сказала Сой Фонг, вытирая кровь с пола.
  
   Они ехали навстречу терминатору - линии светораздела Луны - и для них рассвет должен был наступить через два дня. Из-за крюка, сделанного по ошибке и приведшего их в лагерь разбойников, но подарившего новые следы Кая, они сбились с прямого пути по Морю Спокойствия, и Герда боялась, что им может не хватить заряда солнечной энергии до рассвета.
  
   - Ты смотрела, что было в посылке Махатмы? - спросил Артур.
  
   - Нет, - Герда уже и забыла про просьбу того парня.
  
   - Вдруг, там лежит что-то, что сразу поможет нам вычислить местоположение Кая?
  
   - Едва ли. И разве так я тебя воспитывала, чтобы ты открывал чужие посылки?
  
   Артур закатил глаза. Разница всего в шесть лет, а ведёт себя как мама.
  
   - Только представь, - сказал Артур. - Махатма просил нас передать это Каю так, как будто от этого зависела его жизнь. Что если он что-то скрывает от нас? В любом случае, он бы не просил вести фигню на другой конец Луны, чтобы передать это человеку, который возможно уже мёртв.
  
   Герда представила, что Кай, накачанный наркотиками, лежит сейчас без скафандра на голой скале, как маленькая разбойница.
  
   - Помнишь, как мисс Клоролл наняла нас для того, чтобы передать письмо её мужу? - спросила Герда.
  
   - Я на тот случай и намекаю. В письме была не фигня, а компромат на члена Евросовета Луны. Если бы мы его открыли, то могли бы продать за дофига какие деньги.
  
   - Вообще-то это был конверт с замком, для которого требовался код-ключ.
  
   - Я говорил тебе, что смог бы его взломать. Иначе, зачем я получал образование? Я имею в виду, что мы могли бы получить больше, чем то, что нам заплатила мисс Клоролл. Мужик из Евросовета пристрелил бы их, и никто бы ничего не узнал.
  
   - Убил бы вместе с нашей репутацией, и мы не получили бы теперешнего заказа на пять и сколько-то ещё миллионов.
  
   - Но теперь-то и замка на посылке нет и свидетелей, чтобы очернить нашу репутацию. Но там может быть информация, ведущая к Каю. Даже если он из сентиментальности вложил туда бумажную фотографию, она может оказаться зацепкой, понимаешь?
  
   - Нет, мы не будем открывать чужую посылку. Плевать, что внутри. Представь, что её тут нет.
  
   Герда смотрела на белую коробочку, валяющуюся в отсеке для мелочей на самом верху. Она вдруг ощутила давно забытую злость. Ей захотелось вышвырнуть посылку в окно, а потом от души врезать Артуру за любопытство. Потом вышвырнуть всех из лунохода, а самой уехать подальше, потеряться в Море и расстреливать весь боевой запас по скалам, пока воздух не кончится.
  
   Она начала глубоко дышать и складывать в уме трёхзначные числа, как учили на принудительных курсах управления гневом, на которые она ходила в семнадцать лет по решению суда.
  
   - Я многое пропустил в жизни на Луне, - вдруг подал голос доктор, - но успел понять, что встретить кого-нибудь или что-нибудь в пустыне - это редкость, верно?
  
   - Не то слово, - ответил Артур.
  
   - Тогда что это такое?
  
   Доктор показывал куда-то на север, и Сой Фонг посмотрела туда через бинокль.
  
   - Либо это скала странной формы, - сказала она, - либо... скульптура.
  
   Герда взяла бинокль и присмотрелась. Нечто действительно напоминало человеческую фигуру с воздетыми к небу руками, но вблизи это могло оказаться обычной скалой.
  
   - У нас кончается энергия, - сказала Герда. - Нужно ехать к Солнцу, иначе застрянем посреди пустыни.
  
   - Вам не кажется странным, что для нас слова "море" и "пустыня" стали синонимами? - прошептал доктор.
  
   Артур остановил Зверя, чтобы самому посмотреть в бинокль.
  
   - А вдруг там останавливались мафиози с Каем? - предположил он.
  
   - Ты увлекаешься разными "а вдруг", - сказала Герда.
  
   - Но ты не можешь отвергать теории только потому, что они тебе не нравятся. Нам всё равно нужно остановиться и проверить курс по звёздам, а такая высокая скала будет хорошим ориентиром, чтобы замерять движение созвездий относительно неё.
  
   Чем ближе они подъезжали к неизвестной скале, тем больше она напоминала статую. Остановившись у её подножия. Герда, Артур и доктор Фиштчелл вышли наружу, а Сой Фонг осталась приглядывать за спящим раненым Юрием.
  
   - Всё ещё думаете, что это скала? - обратился доктор к Герде.
  
   - Нет. Но откуда?..
  
   Статуя женщины была в высоту около десяти метров, и было видно, что она состояла из трёх положенных друг на друга валунов. Первой была пятиметровая необработанная скала, которая стояла здесь всегда, и она изображала туловище женщины до талии. Второй валун каким-то образом взгромоздили на скалу и так обтесали, что появилась грудь и возведённые к небу руки. Конечно, силуэт был намечен очень слабо, и ладони не были разделены на пальцы, но не оставалось сомнений, что скульптура - дело рук человеческих. Последний третий камень стоял между руками и изображал голову, на которой слабо виднелись черты лица: нос, впадины глаз и открытый в широкой улыбке рот.
  
   - Четыреста пятьдесят три километра до ближайшего населённого пункта, - сказал Артур, рассматривая звёзды и сверяясь с картой. Ему пришлось использовать бумажную, потому что для экономии энергии батареи компов подсоединили к Зверю, чтобы сберечь каждую крупицу солнечного тепла.
  
   - Ну, очевидно, что рядом неучтённая база, - заявил Фиштчелл. - Ваши карты до смешного неполны.
  
   - Думаете, сейчас кто-нибудь занимается селенографией? - спросила Герда. - Только наёмники вроде нас или торговцы. И то вечно караваны теряются в пустыне. Мы несколько раз выводили такие в города.
  
   - То есть это вы ещё хорошо ориентируетесь? - спросил доктор.
  
   - Поверьте, да, - вздохнул Артур, пытаясь разглядеть созвездие Ориона в бинокль через стекло скафандра. Бортовой комп костюма так же был отключен ради экономии.
  
   - Нужно сделать фотографии, - сказал доктор, - я вернусь в луноход за компом.
  
   - Говорят, смерть лунной ночью от холода страшнее, чем от удушья, - сказала Герда. - А батареи Зверя сейчас, перед рассветом, потребляют около семидесяти процентов энергии. Мы и так ради этого тащимся как улитки.
  
   Доктор остановился и хмуро посмотрел на Герду:
  
   - Но это же искусство! Монументальное лунное искусство, точно повторяющее земных Палеотических Венер верхнего палеолита! Хотя я не слышал, чтобы хоть одна из них вздымала руки. Мы не можем оставить её, даже не сняв!
  
   - Можем, - сказала Герда. - Мы осмотрим её, и если не найдём ничего примечательного, уедем.
  
   - Кстати, причём тут планета Венера? - тихо спросил Артур...
  
   - Ничего примечательного?! - изумился доктор. - Вам не кажется примечательным, что посреди моря-пустыни стоит огромная статуя? Откуда она здесь взялась? Кто её поставил? И главное - зачем?
  
   - Тут знак церкви Матери, - сказала Герда, осмотрев нижний валун.
  
   Знак церкви - круглый глаз, рисующийся тремя концентрическими кругами, изображающими зрачок и радужную оболочку. Здесь знак размером с ладонь был выдолблен глубоко в камне.
  
   - Даже нет имён! - удивился доктор. - Первобытным людям не прошло бы в голову подписывать работы, но они оставляли орнаменты, характеризующие их племя или клан.
  
   - Возможно, одна из акций церкви, - предположила Герда, - но я не вижу здесь никаких следов...
  
   - Да здесь полно следов! - доктор увидел борозды на грунте. - Слава Земле, на Луне нет ветра! Если проследить направление полос, можно узнать, откуда привезли глыбы...
  
   Фиштчелл с неожиданной для старика прытью носился вокруг скульптуры и искал борозды. Герда с Артуром осмотрели местность, но не нашли ни мусора, ни указаний на то, что здесь когда-нибудь был разбойничий лагерь или нечто подобное.
  
   - Почему он назвал её Венерой? - спросил Артур по приватной линии сестру. - Если это имеет отношение к картографии, то Венера - единственный объект в космосе, который не помогает узнать наше местоположение. Венера же того... вокруг Солнца вращается вроде бы и всё время меня путает, когда попадается на небе.
  
   - Не забивай голову, - сказала Герда.
  
   - Здесь есть знак церкви на грунте! - крикнул по общему каналу доктор. - Я встаю в центр и... о господи Иисусе! Она держит Землю в руках! Она обхватывает её, будто приподнимает! Под-дер-жи-ва-ет! Земля всегда висит на одном месте относительно нас... Мы не на экваторе ещё, нет?
  
   - Близко к нему, - ответил Артур.
  
   - Ваши данные не верны. Я уверен, мы максимально точно на экваторе. Иначе бы её здесь не поставили.
  
   - Если так... - Артур повернул карту другой стороной, - то мы должны уже выехать из Моря Спокойствия.
  
   - Но грунт-то морской, - заметила Герда.
  
   - Тогда мы могли попасть в область озёр под Морем Ясности и приближаться к кратеру Коперник.
  
   - Хочешь сказать, мы ошиблись километров на семьсот?
  
   - Это абсурд, - Артур сложил карту, - если бы мы были у Коперника, уже наступил бы день. Эй, док, сворачивайтесь!
  
   Герда заметила, что старик не отсоединил от скафандра личный комп и теперь успел сделать несколько фотографий. Сначала она хотела выругаться, но потом услышала, как тот радостно что-то шепчет себе под нос, и не стала.
  
   Никто не ошибался на семьсот километров, но курс всё же пришлось изменить из-за действительной близости экватора. Когда Земля убыла почти на половину, Зверь выехал из Моря Спокойствия на светлый грунт.
  
   На третий день после ранения Юрий восстановился настолько, что смог вести Зверя. Они тащились медленно-медленно из-за разрядившихся батарей, пока Юрий не заглушил мотор и не сказал:
  
   - Смотрите, рассвет.
  
   Сначала Солнце не было видно. Только впадины неглубоких кратеров на горизонте озарились изнутри ярким светом. Кратеры сверкали всё ярче и ярче, и казалось, что сейчас взойдёт не одна звезда, а десять. Но вот, огоньки соединились над горизонтом в одну полоску, и линия терминатора величаво поползла навстречу Зверю. Юрий затемнил окно, отключил батареи и разблокировал радиаторы. Перед рулём стоял горшочек, из которого пробивался росток из семян доктора. Ещё минута - и листка коснулся первый в его жизни луч Солнца. Наступил день.
  
   Глава 10. Европолис
   Первая научная база на Луне появилась на месте нынешнего Тиньконга, вторая - в кратере Тихо, в трёхстах километрах от которого позже построили европейский лагерь первых лунных поселенцев. Тот лагерь назывался просто Полис и был единственным гражданским поселением на Луне. Он образовался на берегу Моря Облаков по пути следования луноходов от северного полюса к научной базе. Полис стоял на экваторе, и здесь можно было получить максимальное количество солнечной энергии, которую затем продавали учёным в кратере Тихо и шахтёрам на полюсе. В Полис бесплатно отправлялись добровольцы с Земли, и их было не так много, как думали сначала. Единственным критерием отбора колонистов было крепкое здоровье.
  
   Люди летели со всего света, а не только из Европы. Население включало представителей всех рас и конфессий, но спонсировало их именно правительство Европы, поэтому и город считался европейским. К тому же общим языком для всех оказался английский, который со временем стал единым для спутника.
  
   Первые поселенцы на европейские субсидии строили фермы, и вскоре выяснилось, что жить на Луне реально. Участвуя в новой космической гонке, лунные поселения организовали Россия, Китай, Америка и Индия, а позже появлялись и другие. К орбите Луны каждый месяц прилетали корабли, сбрасывающие на поверхность посадочные модули с людьми. С развитием технологий появлялись туристы, которым не обязательно было заключать государственный контракт на пять лет, чтобы полететь на спутник. Они просто покупали билет.
  
   Жизнь на Луне была суровой, опасной, но многим землянам она казалась легче, чем на родине. Когда на спутнике зарегистрировали миллионного поселенца, Земля отмечала рождение пятнадцатимиллиардного младенца. Планета оказалась переполненной чашей с водой, откуда каждая новая капля выплёскивалась и падала на Луну.
  
   Сегодня Европолис был третьим по населённости, но первым по площади городом. Здесь построили больше всего заводов и ферм, и даже меры экономии ресурсов не смогли заставить население уплотниться. Остальные города строили по чёткому плану, а Европолис образовался почти стихийно и был вытянут вдоль вектора от кратера Тихо до северного полюса, и этим напоминал земные города на берегах рек. Первые поселенцы экспериментировали с формами зданий, и здесь люди жили в высоких пятиэтажных домах или в пирамидах. Одно время считалось, что пирамидальная форма позволяет получать больше солнечной энергии.
  
   Команда остановилась на краю города в трёхэтажном "Бургер-Принце". В забегаловках никогда не вели учёт постояльцев, и поэтому здесь останавливались наёмники и люди, разыскивающиеся в других городах. Минусом было то, что во всей гостинице пахло бургерами, и гости всегда чувствовали себя голодными.
  
   - Как думаешь, легенда насчёт сериала пройдёт в "Селена-телеком"? - спросил Артур у сестры.
  
   - Нужна другая, - сказала Герда. - И на это раз идём все вместе.
  
   - И я? - поднял руку доктор.
  
   - Не думайте, что будете в доле, - предупредил Юрий.
  
   - Да мне не нужны деньги, - рассмеялся Фиштчелл.
  
   - Это опасно, - сказала Сой Фонг.
  
   - Нет, доктор, сидите в номере, - решила Герда. - И лучше бы вам поискать с помощью украденного компа работу.
  
   - На ферме, например, - предложил Артур. - Вы же биолог.
  
   - Ну, да... - вздохнул доктор. - Я доставил вам слишком много хлопот, дети. Не переживайте обо мне и ступайте.
  
   Центральный офис "Селена-телеком", откуда рассылались приказы по всей Луне, располагался в овальном здании странной формы, которое называлось Колизей. Поговаривали, что сначала его строили как стадион, но так как спорт на спутнике не в почёте, со временем его выкупила крупнейшая корпорация Луны.
  
   Чтобы попасть внутрь, не нужно было проходить контроль, потому что офис отчасти являлся музеем, и сюда пускали всех желающих посмотреть на историю создания "Селена-телеком". Первый этаж занимали экраны, на которых демонстрировались старые фотографии и видео с торжественного открытия офиса в Колизее. Рассказывалось про директоров "Селена-телеком", про то в каких городах и при каком президенте компании появились их офисы в других городах. Мистер Гаганьяни купил местную телекоммуникационную компанию в японском Кибо, а мисс Блуролл приобрела контрольный пакет акций космодрома кратера Тихо, который раньше принадлежал европейскому земному правительству. Нынешний директор, мистер Кимлер, побил рекорд по количеству появлений в эфире всех каналов "Селена-телеком".
  
   На верхние уровни вел лифт. Чтобы посторонним получить доступ, нужно было позвонить в приёмную. Герда спроецировала экран на панель рядом с лифтом, набрала номер, написанный на стене, и тут же ответил секретарь:
  
   - Чем я могу помочь?
  
   По первоначальному плану Герда должна была сказать, что они записались на экскурсию по верхним этажам, но почему-то бронь отменилась. Однако она решила рискнуть и сказала:
  
   - Я к мистеру Лоуренсовскому.
  
   Секретарь некоторое время поискал что-то в компьютере, а потом подозрительно попросил:
  
   - Назовите, пожалуйста, себя.
  
   - Герда Пейванс. Мистер Лоуренсовский нанял нашу команду, чтобы расследовать похищение сотрудника "Мун-ТВ".
  
   Артур покрутил у виска пальцем, а остальные просто открыли рты.
  
   - Да, я вижу вас в нашей базе, - сказал секретарь. - Сожалею, но мистер Лоуренсовский сейчас в отпуске. Но здесь есть комментарий менеджера. Вы можете обратиться к ней, если дело срочное.
  
   - Очень срочное, - подтвердила Герда.
  
   - Будьте так любезны подняться на верхний уровень в отдел лицензирования.
  
   Секретарь отключился.
  
   - Прощайте, миллионы, - Артур сложил руки на груди.
  
   - Ещё ничего не произошло, - напомнила Герда.
  
   - Всего-то ты нарушила главное условие нашего заказчика: не раскрывать его имя.
  
   - Он, кстати, обманул нас, - сказал Юрий. - Лоуренсовский говорил, что работает в "Мун-ТВ", а не на их главных конкурентов.
  
   - Я так и знала, что он не простой фрукт, - хлопнула в ладоши Сой Фонг.
  
   Верхние этажи "Селена-телеком" выглядели значительно проще офиса "Мун-ТВ" с травой под ногами и разноцветными столами. Сотрудники отдела лицензирования сидели в обычных кубах, отгороженные друг от друга простыми перегородками. Посередине офиса возвышала панель, на которой была открыта статья административного кодекса Европолиса о нарушении авторских прав, и несколько сотрудников спорили около неё.
  
   По офису сновали уборщики в оранжевых костюмах с массивными электронными браслетами на ногах - осуждённые. На Земле они бы сидели в тюрьме, но на Луне их дешёвый труд покупался у государства. Обычно крупные компании брезгали использовать осуждённых, но в офисе "Селена-телеком" их было много.
  
   Сой Фонг и Юрий остались у лифта, а Герда с Артуром прошли по лабиринту кубов к кабинету менеджера. Там их встретила лунянка, представившаяся Сарой Флайделл. Центр её кабинета занимал круг сенсорных панелей, между которыми мисс Флайделл каталась на стуле. Для посетителей поставили три стула в углу.
  
   - Где вы видели мистера Лоуренсовского? - спросила менеджер.
  
   Герда рассказала про их встречу в "Бургер-Принце" у Нью-Москоу, умолчав лишь о сумме, обещанной им за выполнение контракта. Брат пытался её перебивать и останавливать, но в итоге мисс Флайделл узнала почти всё.
  
   - Понятно... - она стучала пальцами по панели, на которую ей каждую секунду что-то сбрасывали подчинённые. - Вы были в Армстронг-Сити, верно? Слышали что-нибудь про судьбу мистера Василия Горсикье?
  
   Герда рассказала, что он пытался убить человека - друга Кая, которого они разыскивают - и в итоге был сожжён в крематории под молитву жрицы Матери.
  
   - Вы угадали его желание, - сказала Флайделл, - он бы хотел быть отпетым жрицей. Он был фанатичным верующим. Настолько, что у корпорации были из-за этого проблемы.
  
   - Простите, - вмешался Артур, - но почему нас направили в отдел лицензирования? Здесь работали Лоуренсовский и Горсикье?
  
   - Мистер Горсикье работал в кратере Тихо и изучал перспективы постройки корабля, способного добраться до Земли, используя ресурсы, оставшиеся на Луне. Как вы знаете, все ракеты используют водородное топливо, которое можно получить из залежей ледников под полюсами, но проблема в том, что разработка льда двигается настолько медленно, что излишка потребления не остаётся, и мы сможем получить нужное количество водорода, лишь оставив всю Луну без воды и воздуха на несколько дней. Разумеется, этого можно избежать, если увеличить разработку ледников, но сейчас на это нет денег у тех компаний и муниципалитетов, которые занимаются добычей. Мистер Горсикье работал над альтернативным видом двигателя. Работал успешно. Был сделан рабочий проект, который, разумеется, засекретил наш отдел лицензирования. Требовалось найти людей, способных исполнить замысел Горсикье, но до того, как мы успели набрать команду, он продал проект церкви Матери.
  
   - Зачем церкви проект ракетного двигателя? - удивилась Герда.
  
   - Мне тоже интересно, - размела руками менеджер. - Сейчас мы судимся с церковью, хотя они и отрицают то, что имеют чертежи. Но вскоре после того, как вскрылось нарушение коммерческой тайны, церковь выкупила малый пусковой модуль в кратере Тихо, который раньше принадлежал Европолису. Для "Селена-телеком", разумеется, было бы выгоднее, чтобы вторым модулем владели наши партнёры или одна из дочерних фирм, но, увы, церковь предложила городу больше, чем могли мы.
  
   - И зачем, по-вашему, Горсикье бежал в Армстронг-Сити? - спросил Артур.
  
   - Лоуренсовский, когда занимался его делом, выяснил, что год назад он отдыхал там во время отпуска. Видимо, убежал к друзьям. Или к врагам, которых хотел убить...
  
   - Так вы наняли Лоуренсовского, чтобы он занимался делом Горсикье? - не поняла Герда.
  
   - Именно. Думаю, нам всем будет лучше, если я расскажу правду... Мистер Герман Лоуренсовский работал на отделение "Мун-ТВ" в Армстронг-Сити. Мы завербовали его стать агентом, когда "Мун-ТВ" начали подниматься и занимать телевизионный сектор рынка, а СМИ - всегда в приоритете "Селена-телеком". Мы, в конце концов, начинали с телевидения и интернета. Лоуренсовский был ничем не примечательным коммерческим шпионом, и мы дали ему наводку на Горсикье, как и многим другим. Но в прошлом Лоуренсовский был частным детективом на Земле, и об этом знали его работодатели в "Мун-ТВ". Примерно в то же время, когда Горсикье исчез, продав тайну, из "Мун-ТВ" пропал человек. Директор "Мун-ТВ" с чего-то взял, что виновата "Селена-телеком", и нанял Лоуренсовского выяснить правду. Он сообщил об этом мне, и я выделила ему немаленькую сумму, чтобы он нашёл связь этих двух исчезновений. Видимо, он сам не справился, и нанял вас...
  
   - Выходит, мистер Лоуренсовский обычный клерк? - усмехнулся Артур. - Он пытался нам намекнуть, что у него есть связь с мафией.
  
   - С мафией он точно связан не был.
  
   Слова менеджера легко опровергала встреча команды с разбойниками на изолированной базе посреди Моря Спокойствия, но о них Герда решила умолчать. Казалось, что мисс Флайделл действительно раскрыла все карты, веря, что команда Герды - какие-то частные сыщики, не представляющие опасности, даже если узнают о коммерческой тайне.
  
   - Не переживайте, теперь вы наняты вместо лентяя Лоуренсовского, - улыбнулась менеджер. - Задание остаётся прежним: найти этого... ну, кого вы там искали. В "Мун-ТВ" думают, что мы похищаем их сотрудников, а я верю, что тот парень водил дружбу с Горсикье и замешан в делах церковников. К тому же Лоуренсовский докладывал, что директор "Мун-ТВ" сам ходил в храм Матери. Вы нашли следы в Европолисе?
  
   - Почти, - ответила Герда.
  
   - Скажите, - попросил Артур, - почему Европолис продаёт космопорт частным лицам? У города настолько не хватает средств, что он провоцирует коммерческие войны?
  
   - Провоцирует, вы сказали? - усмехнулась менеджер. - Думаете, если бы за права на космопорт боролись не корпорации и церковники, а государства, то всё было бы по-другому? Если бы мы создали оружие в полной мере эффективное на Луне, то уже разразилась бы война государств за космопорт. Но спасибо гравитации и вакууму, что у городов нет армий, а есть только декоративная полиция, контролирующая, чтобы осуждённые чистили канализации. У корпораций вроде "Селена-телеком" больше опыта обращения с деньгами и меньше препятствий, чем у муниципалитетов, которым проходится отчитываться перед населением за каждую рупию. А отчитываются они, выступая по нашим каналам. Мы строим корпократию на Луне, но это не ваши проблемы и даже не мои. Они коснутся будущего поколения лунян.
  
   - Значит, Лоуренсовский больше не играет роли? - Герда вернулась к насущным вопросам.
  
   - Забудьте о нём, - кивнула Флайделл.
  
   - Мы заключили с ним контракт, который был внесён в архивный сервер Нью-Москоу, - напомнила Герда.
  
   Менеджер повернулась к дальней панели, что-то напечатала, перебросила документ на ближайшую к Герде с Артуром панель, и они увидели новый контракт на пятерых человек, включая Юрия, Сой Фонг и Бараку.
  
   - Не знаю, сколько вам дал Лоуренсовский, - сказала менеджер, - но "Селена-телеком" заплатит пять миллионов, если вы найдёте... так, вот имя... Кая Голдсона, и двадцать миллионов, если церковь лишится чертежей двигателя. Залога я вам не даю, так что можете возвращаться домой и искать другое дело, и мы ничего не будем друг другу должны. Но если вы рискнёте и выполните оба пункта, то получите двадцать пять миллионов рупий в любой форме.
  
   - Мы не первые, кто заключает такой контракт, да? - спросил Артур.
  
   - Разумеется. Это охота за головами, выигрывает быстрейший.
  
   Сара Флайделл широко улыбнулась. Кажется, ей очень нравилась атмосфера гонки наёмников в стиле дикого Запада. Наверняка, это было единственное интересное дело за всё время её работы менеджером скучнейшего отдела, составляющего списки лицензий на продукты корпорации и судящегося за нарушение авторских прав.
  
   Герда посмотрела на брата. Его взгляд был прикован к цифрам на контракте. Заработав такую прорву денег, всем пятерым можно будет не работать до конца своих дней.
  
   - Мы в деле, - сказала Герда и скопировала контракт на личный комп.
  
   Глава 11. Церковь
   Сой Фонг и Юрий встретили Герду с Артуром на первом уровне Колизея. Они позвонили Бараке, пока ждали, и узнали, что и их коллега и Махатма в порядке и не подвергаются опасности. Барака утверждал, что Махатма страдает манией преследования, и на самом деле никто за ним не следит, но Герда всё же сказала ему остаться в Армстронг-Сити на всякий случай.
  
   - Получается, теперь Кай - это второстепенная цель? - спросил Юрий.
  
   - Получается, да, - вздохнула Герда.
  
   - И чтобы получить двадцать пять миллионов, - продолжил он, - нам нужно отобрать у церковников план двигателя? А что за двигатель-то? Вам не сказали?
  
   - Это же коммерческая тайна, - ответил Артур.
  
   - Шикарно...
  
   - Может быть, лучше сосредоточиться на Кае? - предложила Сой Фонг. - Мне почему-то кажется, что его найти легче, чем засекреченную технологию. То есть... у нас же была версия, что он попал в историю с наркотиками. Если это обычные наркоторговцы, а не церковники, мы найдём его относительно легко.
  
   - Да нет, в том-то и загвоздка, - сказал Артур, - что про наркотики нам Лоуренсовский, получается, наврал, и Кая нужно искать между "Селена-телеком", "Мун-ТВ" и церковью Матери...
  
   - Если хотим получить деньги, - перебила Герда, - то вариант с "Селена-телеком" придётся опустить.
  
   Артур с упрёком посмотрел на сестру. Он как будто до сих пор верил, что Герда взялась за дело не ради денег, а ради спасения детской любви с Земли.
  
   - Не зря Барака не любит церковников, - вспомнил Юрий. - Думаю, это они.
  
   - Мы проехали большой храм Матери по дороге сюда, - сказала Сой Фонг, - кажется, на площади Эйфеля.
  
   Дорожки в Европолисе узкие и путанные. Только Главная Магистраль, вдоль которой строился город, осталась широкой, как река. Над Магистралью даже начали строить декоративный мост, повторяющий лондонский Тауэр-Бридж, дабы похвастаться перед другими городами, но погасание Земли заморозило проект, и теперь главной достопримечательностью Европолиса стал скелет моста с одной законченной башней на восточном берегу.
  
   Храм Матери, в который приехала команда, занимал одно из треугольных зданий, а о его назначении можно было догадаться по людности площади Эйфеля, на которой храм находился, и по тому, что на противометеорном козырьке висела икона Девы Марии, рядом с ней - изображение индусской богини Кали, а между ними - глобус Земли. Вход был украшен массивными разноцветными лампами, но сейчас, в светлую половину месяца, их отключили.
  
   Внутри здание не разделили на этажи, и стены соединялись наверху в вершину пирамиды, из которой бил яркий прожектор, и казалось, что в потолке дыра, через которую светит Солнце. Алтари богинь располагались тремя концентрическими круга и повторяли форму главного символа культа Матери - глаза. Центральный круг составляли алтари самых почитаемых богинь: Девы Марии, мусульманской Амины и индуистской Сарасвати. Во втором круге стояли алтари менее популярных божеств: например, японская богини Солнца Аматэрасу и христианской святой Марии Магдалины. Третий круг построили из алтарей сил природы: здесь были персонифицированные вода, воздух, вакуум, электричество, космический ветер, метеоритный дождь и даже огонь. Костры запретили разводить где-либо на Луне, поэтому сила огня казалась людям особенно загадочной, и на алтарь принесли много даров.
  
   - Ух ты! - восхитилась Сой Фонг, глядя на всё вокруг, - Я никогда не была в храмах Матери. Здесь так... пафосно.
  
   - Здесь жутко, - сказал Юрий. - Как будто мы становимся первобытными людьми.
  
   Обычно никто не снимал скафандры в храмах. Жрицы объясняли эту традицию какими-то религиозными терминами, но на самом деле, просто люди не проводили внутри так много времени, чтобы нужно было раздеваться. Поэтому жриц без скафандров было видно сразу. Они ходили в длинных платьях, цвет которых зависел от сана, и общались с прихожанами. Пожалуй, жрицы были единственными женщинами на Луне, которые носили платья, потому что они жили прямо в храмах, и им не нужно было засовывать юбки в скафандры.
  
   - Давайте прикинем, что мы можем узнать у простых жриц, не вызывая подозрений, - предложила Герда.
  
   - Они же тоже пользуются наёмниками, - сказал Артур. - Помните, команду Чантона? Их нанимали церковники для кого-то дела?
  
   - Ага, а потом их никто не видел, - напомнил Юрий.
  
   Они бродили между алтарями, и слушали, как люди шёпотом читали молитвы перед алтарями. Перед каждым стояли таблички, на которых указывалось, как правильно обращаться к Деве Марии или к стихии вакуума. Люди читали молитву, засовывали одну рупию в купюроприёмник, и перед алтарём зажигалась электронная свечка.
  
   Герде тоже не нравились храмы и жрицы, особенно то, как они смотрели на всех людей с чувством интеллектуального и морального превосходства. Они ничего не делали, не приносили обществу никакой пользы, а жили за счёт легковнушаемых людей, которые жертвовали миллионы, поддаваясь глубокомысленному взгляду с поволокой. В глубине души Герда боялась, что они и ей вывернут мозги набекрень, если она пробудет в храме слишком долго.
  
   Вдруг прямо перед командой образовалась жрица в ярко-жёлтом платье. Она была землянкой с длинными рыжими волосами и яркими зелёными глазами.
  
   - Поздравляю с рассветом, дети мои, - улыбнулась она. Несмотря на обращение, жрица была явно моложе Герды, и примерно одного возраста с Артуром.
  
   - Спасибо, - кисло улыбнулся Юрий.
  
   - Я знакома со всеми прихожанами нашего храма, - сказала жрица. - Вы прибыли издалека? Я вижу, на ваших скафандрах ещё не осела пыль лунной пустыни, жестокой, как и все испытания, выпадающие на души смертных людей. Надеюсь, странствие ваше прошло успешно?
  
   Герда была уверена: нельзя просто так по скафандру определить, что человек провёл неделю в пустыне. Пыль в городе ничем не отличается от пыли в Морях.
  
   А Сой Фонг с Юрием неожиданно рассмеялись и посмотрели на ручной комп Юрия, на дисплее которого высвечивался талон парковки. Они замахали руками, как будто что-то поняли и хором сказали, имитируя чей-то низкий голос:
  
   - Парковочный талон можно найти только у приезжих, потому что местные ходят пешком.
  
   - Последняя серия "Шерлока на Марсе", - добавил Юрий нормальным голосом. - Дело о маньяке с парковки.
  
   - Предпоследняя, - улыбнулась жрица, - вчера вышла следующая.
  
   Юрий с Сой Фонг тут же зашли в сеть, чтобы убедиться в этом, но оказалось, что в храме связь не ловит.
  
   - Простите, но это ради блага прихожан, - улыбнулась жрица.
  
   Несмотря на то, что в любой другой ситуации Сой Фонг с Юрием возмутились бы тем, что кто-то утверждает, будто лучше знает, что им нужно, сейчас они просияли, поняв, что жрицы - обычные люди, смотрящие сериалы. А Герде стало от этого не по себе.
  
   - Да, мы прибыли издалека, - сказала Герда, - но наш путь не закончен. Мы едем в кратер Тихо.
  
   - Вы будете работать в лоне церкви? - спросила жрица.
  
   - Надеемся, - натянуто улыбнулся Артур. - Нам сказали, что в кратере проводится конкурс на вакантные места, и мы будем в нём участвовать.
  
   Артур надеялся, что так же, как и "Селена-телеком" наняла много команд для ликвидации чертежей двигателя, церковь будет нанимать команды для их защиты.
  
   - Что-то такое я слышала... - сказала жрица. - Хотя и наш город сейчас нуждается в людях для церкви. Если вам нужна работа, то я могу отвести вас к настоятельнице.
  
   - Я вижу, что для простой работы вы используете труд осуждённых, - сказала Герда. Она заметила, что парни и девушки в оранжевых костюмах здесь мыли полы.
  
   - Наша задача - оберегать заблудших, - объяснила жрица и помахала одному из осуждённых рукой. Тот недовольно посмотрел на неё и вернулся к мытью. - Лучше работать в доме Матери, чем на заводе по переработке отходов, правда?
  
   - Разумеется, - искренне улыбнулся Юрий.
  
   - А какого рода тогда нужны работники? - спросил Артур.
  
   - Наша церковь на днях купила городскую обсерваторию, и нам понадобятся люди, которые смогут перестроить её в храм...
  
   - Перестроить обсерваторию в музей? - изумилась Герда. Кажется, она недооценила могущество церкви.
  
   - Это многих удивляет, - пожала плечами жрица. - Все думают, что мы будем призывать духов или устраивать какие-то другие мракобесия. Но церковь Матери - это не косное христианство, которое утверждает, что всё создал единый бог. Мы верим, что наша прекрасная Вселенная развилась сама, но под чуткой заботой Матери. Поэтому церковь не выступает против науки, и мы не собираемся увольнять учёных обсерватории, а просто украсим это место и выразим уважение Матери-природе и её красоте.
  
   - В школе мне ваше учение немного по-другому объясняли, - сказал Артур. - Говорили, что вы считаете, будто Земля - это центр Вселенной, и что планета в буквальном смысле является матерью, которая породила и Солнце, вокруг которого сама же вращается, и остальные звёзды и всё-всё-всё.
  
   - Если вы грамотный человек и учились в школе, - улыбнулась жрица Артуру, как младенцу, которого следует успокоить, - то знаете, что движение относительно. Мы всего лишь предположили, что вращается не Земля, а само пространство вокруг неё, создавая иллюзию, будто вращается Земля.
  
   - Так можно назвать центром Вселенной любую точку пространства, - заметил Артур.
  
   - Но только в одной точке пространства есть жизнь, и вполне логично считать эту точку центром Вселенной.
  
   - Это не логично, это удобно, - Артур начал закипать. - Учёные, которые работают на церковь - просто лентяи, раз принимают за константу, например, скорость Земли или скорость вращения Солнечной Системы вокруг центра Млечного...
  
   - Успокойтесь, пожалуйста, - жрица примирительно коснулась локтя Артура. - Наши учёные не переписывают законы физики, они используют законы Ньютона и Эйнштейна, то есть те формулы, которые верны объективно, а не из-за нашего восприятия. Мы лишь предлагаем более верный взгляд на результаты, которые получаются в итоге, но все методы взяты из вашей любой традиционной науки, не переживайте.
  
   Артур лишь закатил глаза, поняв, что спорить бесполезно.
  
   - Значит, вам нужны работники для обсерватории? - спросила Герда.
  
   - Да, и я вижу, что ваш уважаемый коллега, - жрица показала на Артура, - достоин там работать.
  
   - Нет уж, спасибо, - он еле сдержался, чтобы не выругаться, потому что тогда бы он действительно стал выглядеть ребёнком на фоне спокойной жрицы.
  
   - Сегодня обсерватория работает последний день, - сказала та. - Вы можете сходить туда и посмотреть напоследок традиционные фильмы в планетарии.
  
   Они отправились в обсерваторию, и весь путь туда Артур ругался:
  
   - Почему, когда она говорила "традиционная наука", это звучало так оскорбительно? До Коперника традиционной наукой была именно та ересь, в которую они сейчас верят.
  
   - Но она была довольно милой, - сказала Сой Фонг, и Юрий согласно кивнул и с претензией посмотрел на Артура.
  
   - Блин, вы не можете стать верующими только потому, что жрица смотрит тот же сериал, что и вы, - всплеснул руками тот.
  
   Герде было неспокойно смотреть на перепалку внутри команды, которая была вызвана совершенно незнакомым человеком. Как будто жрица загипнотизировала их и настроила друг против друга. Может быть, атмосфера в храме так на них повлияла? Но почему только Герда осталась спокойной? Или её сознание тоже ей изменило, а она даже не заметила?
  
   В обсерватории был бесплатный вход по поводу последнего дня работы. Сегодня посетителей пускали не только в скромный музей земных минералов, но и в купол, где стоял телескоп. Там можно было посмотреть на Землю. Правда, сейчас она убывала, и на небе остался маленький месяц. Когда Герда заглянула в телескоп, то увидела пустыню в Австралии.
  
   Музей отчищали от экспонатов, и уже вносили алтари. Осуждённые, которые работали носильщиками, уронили статую многорукой индийской богини, и жрица, заведующая работами, обматерила их, а те даже не имели права ответить, потому что за неповиновение их срок наказания мог быть продлён. Герда всегда считала систему наказаний на Луне достаточно справедливой или, по крайней мере, более целесообразной, чем земные тюрьмы, но сейчас начала сомневаться. Осуждённые стали рабами, а не просто людьми, отрабатывающими ущерб, который они причинили обществу. Стоп, зачем Герде вообще об этом думать? Она помотала головой. Видимо, это странное влияние церкви.
  
   - Добрый вечер! - вдруг раздался знакомый голос.
  
   Оказалось, по музею гулял доктор Фиштчелл. Он вертел в руках какой-то булыжник и был одет в белый халат, как лаборанты, снующие по коридорам.
  
   - Что вы здесь забыли? - удивился Юрий.
  
   Доктор отвёл команду в сторону и тихо сказал:
  
   - Оказался в правильном месте в правильное время. Ребята, я не хотел вмешиваться в ваши важные и тайные дела, но случайно услышал разговор двух жриц. Они говорили, что база в Море Спокойствия разорена... Понимаете, о какой базе речь?
  
   - Едва ли это совпадение, - кивнул Артур, - уж слишком низкая плотность населения в Море Спокойствия. По официальным источникам вообще ноль человек на квадратный километр.
  
   - В общем, жрицы чего-то боятся, - шептал доктор. - И они купили обсерваторию не ради здания, а ради учёных. Никого не увольняют, но всех перевозят в кратер Тихо, и даже меня заставили подписать акт о неразглашении коммерческой тайны.
  
   - Вы что, успели устроиться сюда на работу? - спросила Сой Фонг.
  
   - Нет, конечно! Просто увидел, что на стуле висит чей-то халат и взял. А жрицам некогда разбираться, вот и забирают всех подряд. Если вам нужно попасть в кратер Тихо, я знаю кладовку, где можно найти ещё халаты.
  
   Все неверяще переглянулись.
  
   - Ну и старый же вы ворюга, доктор! - усмехнулась Герда. - Показывайте.
  
   Здание было большим, и на неизвестного сотрудника, ведущего куда-то посетителей, никто не обращал внимания в последний день работы. Около кладовки разговаривали осуждённые, но, увидев человека в халате, схватили швабры и убежали. Команда заперлась внутри, и доктор стал обшаривать полки.
  
   - Осталось только три! - сказал он, достав халаты.
  
   - Всё равно все мы не притворимся учёными, - сказала Герда. - Пойдём мы с Артуром. Юрий, Сой Фонг, вы остаётесь в городе. Так, сколько ехать до кратера?
  
   - Жрицы говорили, что три дня, потому что сейчас световой день и в пути придётся остужать луноходы, - ответил доктор.
  
   - Значит, если через три дня мы не выходим на связь, один из вас остаётся в Европолисе, потому что нам нужна будет связь, а другой едет к нам на Звере.
  
   - Но как же принцип "не разбивать команду"? - спросила Сой Фонг.
  
   - Придётся, - кивнула Герда.
  
   Сой Фонг с Юрием сразу пошли на выход, ожидая на всякий случай в Звере. А Герда с Артуром и доктором разделились, потому что группа из трёх новых сотрудников уж точно бы вызвала подозрения у старожилов. К счастью, всем им хватало своих дел.
  
   Герда из-за угла увидела, как Артур подошёл к одной жрице и где-то расписался. Она показала ему на коридор, долго что-то объясняла, и он убежал, прихватив по дороге экспонат - мензурку с водой из Тихого океана.
  
   Тут кто-то врезался Герде в плечо. Она развернулась и увидела, что мужчина в белом халате нёс три больших коробки, которые загораживали ему обзор.
  
   - Я вам помогу, - сказала она и взяла верхнюю, открыв лицо мужчины.
  
   - Спасибо, - ответил землянин лет тридцати с наэлектризованными торчащими в разные стороны волосами. - Вы из тех практикантов, да?
  
   - Да.
  
   - Что-то вы староваты для практикантки. Ох, простите, просто сумасшедший день. Это нужно отнести в пятую машину.
  
   Он помчался на первый этаж, а Герда держалась сзади.
  
   - И куда едет пятая машина? - спросила она, удивляясь такому земному слову "машина".
  
   - Прямёхонько к пусковому модулю. Никто не думал, что разработку солнечного паруса будет спонсировать церковь. Надеюсь, вы по софту, а не по железу?
  
   - Конечно, - уверенно ответила Герда, не поняв в чём вопрос.
  
   - Хоть что-то, а то железо у нас готово, а вот ПО ещё нет. Боюсь, придётся на коленке за три дня собирать. Ещё и инженеры тормозят...
  
   Семь грузовых луноходов стояли перед большим шлюзом, и были загружены под завязку. Герда заметила, как Артур забирается в третью машину, а доктор - в шестую.
  
   - Вы прошли контроль? - вдруг подбежала к Герде жрица.
  
   Герда поставила коробку на пол, изображая, что тащила неподъёмную тяжесть и с наигранным раздражением спросила:
  
   - Ради Земли, какой ещё контроль?!
  
   - Позвольте...
  
   Жрица просканировала личный комп Герды, спроецировала на планшет для письма акт о неразглашении коммерческой тайны, и Герда подписала настоящей подписью, чтобы система не выдала ошибки.
  
   - Спасибо, - жрица убежала.
  
   Вслед за лохматым мужчиной Герда села в пятый луноход. Здесь было ещё трое человек, и все уважительно поздоровались с лохматым. Кажется, он был главным, и поэтому никто не обратил внимания, что он привёл незнакомую лаборантку.
  
   Двери машины закрылись, и Герда с ужасом поняла, что её скафандр остался в обсерватории. Она собирается выехать в вакуумную пустыню на три дня даже без скафандра. Оглядев луноход, она поняла, что здесь только один скафандр на всех. Значит, он достанется ей, потому что за поясом у неё есть нож, а в штанине арбалет.
  
   - Поехали! - раздался голос жрицы по рации.
  
   Большой шлюз открыли, и караван из семи луноходов выехал из обсерватории. Герда заметила через иллюминатор, что у шлюза стоял Зверь. Он казался маленьким по сравнению с грузовыми машинами. Чтобы успокоиться, Герда начала теребить браслет.
  
  
   Глава 12. Кратер Тихо
   Пока луноходы не выехали из Европолиса, Герда всерьёз рассматривала план убить всех в машине, забрать единственный скафандр и убежать. Потом она решила, что как только всех убьёт, скафандр уже будет её, и вместо побега можно сесть за руль лунохода и доехать до кратера Тихо, притворяясь, что ничего не произошло. Всё равно за три дня в пустыне никто не сможет выйти из машин, и связь будет только по рации.
  
   Но потом Герда обуздала гнев и панику, так что экипаж остался в полном составе.
  
   - Господи! - вдруг воскликнул один из лаборантов с зелёной татуировкой на щеке в виде паука, - У меня же дома кот остался!
  
   - Да ты живёшь в общаге, - сказала другая лаборантка с тремя стоячими хвостами на голове, - а я живу одна, и моего Уинстона никто даже не покормит... Доктор Лонгфлёс, когда мы вернёмся?
  
   - Хотел бы я знать, - ответил лохматый мужчина, сидящий рядом с Гердой. - У меня самого собака дома...
  
   - Они нас теперь не отпустят, - сказал полный лаборант, сидящий в углу лунохода. - Не зря мы подписывали штуку про неразглашение тайны. Думаете, они оставят нас теперь в живых?
  
   - Едва ли мы будем иметь отношение к главной коммерческой тайне, - сказал лохматый. - Жрицы сказали, что в кратере Тихо идёт разработка солнечного паруса. А мы всю жизнь делали игрушки для детей в музее. Пусть эти симуляторы и изображали принцип давления солнечного ветра, в реальности никто не смог построить такой парус. Максимум, что мы можем предоставить церковникам - это красивый проект для инвесторов, но для настоящего двигателя нужны не мы, а инженеры с серьёзным земным образованием, а не выкидыши спецшкол робототехники. Не в обиду вам всем.
  
   - Так мы будем строить новый тип двигателя? - спросила Герда.
  
   Но ей не удалось незаметно включиться в разговор. Все взгляды устремились к ней, и она почувствовала, что легенда уже провалена.
  
   - А вы вообще кто? - спросил полный лаборант.
  
   - Герда, - ответила она.
  
   - Она практикантка по софту, - махнул рукой Лонгфлёс.
  
   - Так что за двигатель? - спросила она.
  
   - Это не совсем двигатель, - сказал лаборант с татуировкой, - по крайней мере, не в том смысле, какой мы вкладываем в реактивный или в электрический двигатель. Это устройство, которое использует давление солнечного ветра для приведения в движение космического аппарата. Оно использует не горючее, а принцип паруса, с помощью которого плавали корабли в земных морях.
  
   - Короче, нам нужен очень-очень большой и очень-очень тонкий парус, чтобы использовать очень-очень низкое давление солнечного ветра, - сказала лаборантка с хвостами. - Никто ещё не смог построить стабильный парус и тем более вывести его в космос, хотя идею родил профессор Лебедев ещё в 1900 году.
  
   - Так церковь хочет запустить его на Землю? - спросила Герда.
  
   - Они перед нами не отчитывались, - сказал Лонгфлёс. - Но, как сказала Мэри, идея очень красивая, но невыполнимая, тем более для современной Луны. Как-то раз японцы на Земле запустили спутник на парусе. С орбиты, разумеется, а не с самой Земли. Так на это ушло шестнадцать миллионов долларов, которые страшно переводить в лунные рупии, потому что и так ясно, что нам не хватит ресурсов повторить японцев. К тому же парус развернули уже в космосе, а церковники, видимо, хотят, чтобы он стартовал с Луны, потому что двигатели для разгона остались-то все на погасшей Земле. А без двигателей преодолеть даже слабую лунную вторую космическую невозможно.
  
   - А что, если есть человек, который придумал способ это сделать? - спросила Герда.
  
   - Тут нужен не человек, а волшебник, способный изменить законы физики, - ответил полный лаборант.
  
   - А если я скажу, - сказал Герда, - что такой волшебник был у "Селена-телеком"? Что такой волшебник продал свою чародейскую разработку церкви, и мы, видимо, едем... учиться магии?
  
   Все опасливо покосились в сторону кабины водителя. Там, через стенку, за рулём сидела жрица, и могла всё слышать. Но Герда знала, что в этой модели лунохода отсеки герметично блокируются и не пропускают звуки.
  
   - Вы из "Селена-телеком"? - шёпотом спросил Лонгфлёс. - Лучшие инженеры работают на них.
  
   - Считайте, что я оттуда, - кивнула Герда. - Только я же не инженер, а по этому... по софту.
  
   Все скептично усмехнулись, но промолчали.
  
   - Так вы объясните, что за солнечный ветер? - спросила она.
  
   - Это поток супер-ионизированных частиц, - сказал лаборант с татуировкой, - в основном, это гелиево-водородная плазма, которая выбрасывается в космос Солнцем. Солнечный ветер рождает любимые всеми нами магнитные бури, которые убивают технику на Луне.
  
   - Кстати, скоро же обещали большую бурю, - вспомнил полный лаборант.
  
   - Ещё, если бы вы видели на Земле северное сияние, - продолжил татуированный, - то вы бы видели, как солнечный ветер соприкасается с атмосферой. Собственно, жизнь на нашей родной планете возможна потому, что атмосфера защищает её от бурь, которые несут рентгеновское и ультрафиолетовое излучение.
  
   - И эту силу можно использовать для полётов? - уточнила Герда.
  
   - Не бури, а просто ветер, и только в теории, - ответила лаборантка. - На практике для того, чтобы аппарат смог набрать вторую космическую и выйти за пределы гравитационной ловушки Луны ему потребуется парус пятнадцати километров в диаметре, а разгоняться он будет семь лет. Вот так вот.
  
   - Может быть, у церкви есть ресурсы, способные обеспечить даже такой сложный план? - доктор Лонгфлёс с надеждой посмотрел на Герду.
  
   - Я сама этого не знаю, - пожала плечами она. - Но значит в принципе это реально? И вы сможете запустить аппарат на Землю, если постараетесь?
  
   Все рассмеялись, но не весело, а с призвуком скорби.
  
   - Если бы люди торчали на Луне до сих пор только из-за того, что учёные недостаточно старались... - вздохнул Лонгфлёс.
  
   - Ни на Луне, ни на Земле не было подходящего материала для паруса, - сказала лаборантка. - Японцы запускали аппарат с парусами из алюминированного пластика толщиной в десятые доли миллиметра, и он быстро вышел из строя из-за микрометеоритов, которых в космосе оказалось больше, чем мы ожидали. Даже если начать строить пятнадцатикилометровый парус на Луне, он порвётся ещё до старта из-за постоянных лунных осадков в виде метеоритов.
  
   - Зачем вообще это церкви? - спросил полный лаборант у Герды.
  
   - Я здесь для того, чтобы это выяснить, - честно сказала она.
  
   Присутствие Герды скрасило три для пути для учёных, потому что у них появилась ученица, ничего не смыслящая даже в законах Ньютона, а значит - слушатель, который просто молчит и не задаёт каверзных вопросов. Трое суток подряд они строили предположения, куда и зачем их везут, а Герда должна была выступать независимой судьёй. И, несмотря на то, что сначала она несколько раз в приступе внутреннего гнева возвращалась к плану с убийством, вскоре она успокоилась и втянулась в свою роль.
  
   - Но бессмысленно использовать давление ионов! - говорил на третий день татуированный лаборант, - Сила разгона будет в двести раз меньше! Семь лет на двести - тысяча четыреста лет. Тысяча четыреста лет для преодоления второй космической!
  
   - Ты не правильно считаешь! - возмутился полный. - Вначале мы говорили, что площадь ионного паруса будет на двадцать пять процентов меньше площади фотонного. Но если мы вернёмся к пятнадцатикилометровому диаметру, то срок можно уменьшить на четверть, а это получится...
  
   - Тысяча пятьдесят лет! - хлопнул в ладоши татуированный. - Это существенно меняет дело!
  
   - Мы же говорили про уменьшение паруса, чтобы его не повредили метеориты! - напомнила лаборантка. - Какой смысл опять его увеличивать? Да и за тысячу лет его тупо рассеет радиация!
  
   - Заткнитесь все, - доктор Лонгфлёс тёр виски. Он не проспал за трое суток ни часа, и теперь страдал от мигрени. - Вы переливаете из пустого в порожнее. Мы все знаем, что солнечный парус, хоть на ионах, хоть на фотонах, нереален.
  
   - А что если использовать сразу две технологии в одном парусе? - выдала идею Герда.
  
   Вдруг все посмотрели на неё, как на гения, придумавшего вакцину от ракового гриппа, и Герда на секунду поверила, что спасла человечество. Но потом все грустно рассмеялись.
  
   - Придётся строить не один, а два паруса, - сказал полный лаборант.
  
   - Вообще, можно было бы натянуть поверх фотонного паруса тросы от ионного, - задумался татуированный. - Тросы бы отталкивали солнечные ионы, а фотоны бы подгоняли аппарат...
  
   Вдруг открылась дверь кабины водителя. Жрица выходила из неё только в санитарный блок, расположенный в хвосте лунохода, и ни разу не заговорила с учёными. Конечно, в пустыне она не носила парадное платье, а ходила в банальных штанах и майке.
  
   - Не болтайте, экономьте кислород, - сказала она и захлопнула дверь.
  
   - Вот и всё... - Лонгфлёс продолжал тереть виски.
  
   - Не получится с тросами от ионного паруса, - шепнула лаборантка. - Мы не сможем настраивать направление паруса. Фотонные паруса летят от Солнца, а ионные - на него.
  
   Машину тряхнуло, и жрица остановила луноход. Герда узнала вибрацию грунта, выглянула в иллюминатор, и увидела, что Земли на небе нет. Наступило новоземие, а значит, Луна оказалась между Солнцем и Землёй, и её трясло приличной волной. В былые времена планета никогда не оставалась полностью чёрной. Даже в новоземье с помощью обычного встроенного в шлем бинокля можно было различить очертания материков по огням ночных городов, так как в новоземье планета полностью поворачивалась к спутнику ночной стороной, и на Земле в это время было полнолуние.
  
   Герда постучала в кабину водителя. Жрица открыла, и на Герду уставилось два перепуганных красных глаза.
  
   - В пустыне такие землетрясения дважды в месяц бывают, - сказала Герда. - Можно ехать, если радиаторы целы.
  
   - Ты уверена? - жрица от волнения скребла ухо ногтями.
  
   - Конечно. Думаешь, раз церковь наняла меня работать на космодроме, моя квалификация не позволяет мне определить опасность землетрясения?
  
   Жрица кивнула, захлопнула дверь и завела мотор. Герда представляла, как сейчас Артур в соседней машине так же успокаивает другую жрицу. Всё-таки Герде передалась частичка актёрского таланта брата.
  
   Кратер Тихо представляет собой огромный след от метеорита, некогда упавшего на Луну. Метеорит был настолько внушительным, что, врезавшись в спутник, он разметал породу лучами, расходящимися на четыре тысячи километров от кратера. На фотографиях из космоса, Тихо с лучами напоминает звезду, сияющую над южным полюсом Луны. Самый длинный луч образовывает прямую дорогу от кратера до дальнего, северного полюса, сквозь Море Ясности. Вдоль этого луча строился Европолис, и над лучом пытались воздвигнуть копию Тауэр-Бриджа.
  
   Сам кратер имеет в диаметре восемьдесят пять километров. Его территория - а сейчас и территория космодрома - огорожена валом высотой в пять километров. Посередине есть центральная горка высотой почти в три километра, откуда и запускались все аппараты до погасания Земли. Такие причуды ландшафта образовались из-за метеорита около ста десяти миллионов лет назад.
  
   Караван луноходов въехал в тёмный туннель, прорубленный через вал. Машины увеличили скорость, попав в тень, как будто сильно торопились.
  
   - Я здесь работал, когда с базы отправляли корабли на Марс, - сказал доктор Лонгфлёс. - Только закончил университет на Земле. Всю жизнь мечтал работать на Луне...
  
   Остальные удивлённо фыркнули. Никто, кроме Лонгфлёса, сознательно жизнь на спутнике не выбирал.
  
   - То есть сюда прилетали корабли с Земли, а потом летели на Марс? - спросила Герда.
  
   - Да, - ответил он. - Грузы для марсианской базы с Земли доставляли нам постепенно. Сюда заранее прилетали космонавты, чтобы тренироваться перед Марсом в условиях нашей гравитации, ведь притяжение там примерно такое же, как на Луне. А потом здесь окончательно укомплектовывали корабли и отправляли. Топлива, чтобы выйти на вторую космическую на Луне нужно меньше, так что в итоге выходило дешевле и удобнее.
  
   - Но всё равно базу на Марсе закрыли, - напомнил татуированный лаборант.
  
   - Технологии ещё не были готовы к колонизации планеты, до которой год лететь, - сказал Лонгфлёс. - Луну-то чудом заселили, а тут полёта всего три дня.
  
   - Я часто слышу слухи, типа на Марсе остались люди... - Герда вспомнила сериал, который постоянно смотрели Юрий и Сой Фонг.
  
   - Это не правда, - рассмеялся Лонгфлёс. - Я сам встречал последних космонавтов, вернувшихся с марсианской базы. Они на следующий же день улетели на Землю, и поэтому лунные СМИ не успели покрутить интервью с ними. Но на Марсе никого не осталось. Люди теперь живут только на Луне.
  
   - Это не факт, - сказала лаборантка.
  
   Лонгфлёс скривился, но спорить не стал. Ни у кого не было ни доказательств того, что люди на Земле остались, ни доказательств обратного.
  
   Туннель закончился, и караван выехал на серую равнину. Герда ожидала увидеть огромные ангары с недостроенными космолётами, склады с экспериментальными двигателями, которые не удалось запустить, высоченные телескопы или, по крайней мере, внушительный научный городок, где трудятся тысячи людей, как это показывали в фильмах. На деле же здесь не было ничего. После туннеля вернулся обычный пейзаж лунной пустыни.
  
   - А где всё? - спросил полный лаборант. Для молодых учёных кратер преподнёс такой же сюрприз, как и для Герды.
  
   - Всё сконцентрировано около центральной горки, - сказал Лонгфлёс. - Не знаю, как комплекс выглядит сейчас, но восемь лет назад там был центральный офис управления полётами, принадлежащий Европолису, несколько зданий других государств, которые арендовали здесь европейскую территорию, ну и сам космопорт на горке с пусковым модулем.
  
   - И там же собирали аппараты для полёта на Марс? - спросил татуированный.
  
   - Да, - ответил доктор. - Кратер огромный, а для корабля нужно не так много места, как кажется. К тому же последний раз его вообще собирали на орбите, чтобы сэкономить ещё больше топлива. Тогда уже были проблемы с добычей льда...
  
   В итоге путь занял четыре дня, потому что Солнце стояло в зените и разогрело поверхность до 110 градусов, и приходилось останавливаться и охлаждать луноходы. Еды жрицы запасли мало, и последние сутки люди ничего не ели. Воды с кислородом, к счастью, было с лихвой, и учёные страдали скорее не от жажды или голода, а от безделья.
  
   Наконец, из-за горизонта показалась горка и научный городок вокруг неё. От обычного города он отличался лишь тем, что был скучен и переплетён коридорами, запрещёнными на остальной территории спутника. Здания покрывали такие же солнечные батареи, как везде, а на крышах стояли такие же противометеорные козырьки.
  
   При ближайшем рассмотрении оказалось, что город разделён на две, не связанные коридорами, части. Большая часть принадлежала "Селена-телеком", меньшая - церкви. Караван подъехал к ангару, и двери тяжело открылись. Если бы в вакууме распространялся звук, то можно было бы услышать, как они скрипели. Но все вместо этого чувствовали вибрацию, передававшуюся через грунт и корпус луноходов.
  
   Машины въехали в шлюз, двери с вибрацией закрылись, и началось охлаждение и закачка воздуха. Жрица вышла из кабины и натянула единственный скафандр. Герда нащупала нож под костюмом и внимательно следила за ней.
  
   - Стойте, - сказала Герда, когда жрица потянулась к дверному рычагу. - Внешний оксиметр в рыжей зоне, подождите пять минут.
  
   Лаборанты, никогда не испытывающие прелестей предварительной разгерметизации, сидели спокойно, а жрица ухмыльнулась и дёрнула за рычаг. К счастью, Герда среагировала быстрее и успела остановить её руку. Жрица вопросительно на неё посмотрела, но потом кивнула и села рядом с лаборантами.
  
   Когда стрелка оксиметр вышла в зелёный сектор, Герда сама дёрнула рычаг, и в кабину ворвался воздух с привкусом охлаждающего спрея. Жрица быстро убежала к первой машине каравана.
  
   - Слава Земле, теперь можно помыться, - сказал полный лаборант и понюхал подмышку.
  
   Глава 13. Начало работы
   Из грузового шлюза всех выгнали в высокий ангар, заваленный пыльными коробками. Жрицы ходили между учёными, как надсмотрщики, и Герде с трудом удалось отыскать Артура и доктора Фиштчелла.
  
   - Ну как вам моя идея? - улыбнулся Фиштчелл.
  
   - Мы проникли в Кратер Тихо, и это плюс, - сказал Артур. - Но у нас нет скафандров и оружия, а это минус.
  
   - Нужно скорее связаться с Сой Фонг и Юрием, - напомнила Герда. - Возможно, они или Барака что-нибудь узнали.
  
   Жрицы были вооружены клинками и - неожиданно - пистолетами. Учёные опасливо расступались перед ними, пока кто-то в толпе не крикнул:
  
   - По какому праву вы нас задержали и доставили в кратер?!
  
   Одна из жриц забралась на высокий ящик, как на сцену и объявила:
  
   - Никто из вас не был привезён сюда против воли. Все вы официально были уволены из обсерватории. То есть Европолис вас сократил, так как продал обсерваторию. Мы, церковь Великой Матери Земли, заботимся о людях, и поэтому приняли вас обратно, дабы не лишать вас хлеба.
  
   - Мы не заключали контракты, - раздался другой голос.
  
   - Чтобы не утруждать вас, церковь и Европолис сами заполнили все необходимые формы.
  
   - Не спросив нас?! - кричали люди. - Мы не рабы! Как вы можете за нас решать! Покупайте осуждённых!
  
   На самом деле, возмущающиеся были в меньшинстве, так как большая часть понимала, что учёные не востребованы на Луне, а церковь - щедрый работодатель.
  
   - Мы не будем заставлять вас работать насильно! - закричала жрица с ящика. - Никто против воли не сажал вас в машины, вы сами поехали! Если вам не нужны деньги, вернётесь в Европолис первым же грузовым луноходом!
  
   - И вернёмся! - крикнуло несколько человек.
  
   В итоге только трое отделились от толпы и сели на пол возле шлюза. Осталось человек сорок.
  
   - Отлично, - сказала жрица. - Бьянка, пригласи доктора Дюмарову.
  
   На имя откликнулась жрица, которая вела луноход Герды. Она привела пожилую женщину, по возрасту сравнимую с доктором Фиштчеллом. Женщина была одета в длинный шерстяной свитер и тёплые шуршащие штаны. Седые волосы завязаны спутанным узлом. Она носила очки - приспособление, которое не использовали уже несколько поколений людей. На шее у неё висела дополнительная пара.
  
   Жрица на ящике-трибуне помогла ей подняться наверх. Женщина держалась за бок, как если бы у неё было сломано ребро. Вообще казалось, что её движения сковывала сильная боль. Оглядев толпу, она сняла очки и надела другу пару. Жрица с трибуны сказала:
  
   - Это доктор Надежда Дюмарова. На время проекта она ваш босс. Доктор знает, что нам нужно, в какие сроки мы должны уложиться и в какую сумму...
  
   - А кто наш настоящий босс? - спросил кто-то. Герде показалось, что это был доктор Лонгфлёс, но в шуме сложно различать голоса.
  
   Выступающая жрица неуверенно обернулась за спину, где на полу стояли другие жрицы. Они оставались на космодроме и не уезжали в Европолис на несколько дней. Они что-то сказали оратору, и Герда видела растерянность на их лицах, заметила, как они пожимали плечами.
  
   - Все организационные и технические вопросы решает доктор Дюмарова, - сказала жрица. - Остальное вас не касается... Доктор, поприветствуйте же ваших коллег.
  
   Доктор Дюмарова передёрнула плечами и отошла на шажок от жрицы. Всем было понятно, что она здесь от безысходности, как и остальные учёные.
  
   - Всем привет, - сказала Дюмарова. - Как вы знаете, мы здесь работаем над солнечным парусом, вот. Технология ненадёжная, но нам нужно сделать такой парус, чтобы он мог долететь до Земли и вернуться обратно без расхода топлива, вот...
  
   Она замолчала, и Герда физически почувствовала, как неприятно Дюмаровой здесь находиться.
  
   - Ладно, давайте так, - сказала доктор. - Поднимите руки те, кто получил образование на Земле, вот.
  
   Вверх поднялось шестнадцать рук, в том числе доктора Лонгфлёса. Со смехом Герда заметила, что и доктор Фиштчелл тянул руку.
  
   - А теперь опустите те, кто никогда не принимал участия в разработке реального космического аппарата. Теперь те, кто никогда не летал на аппаратах, которые сам проектировал. Те, кто за восемь лет ни разу не написал письмо в правительство Европолиса или другого муниципалитета, предлагая свой вариант экономичного двигателя. И те, кто думает, что человека можно отправить на Землю с Луны на катапульте. Вот.
  
   Руки опускались после каждого предложения, и в итоге остались только Лонгфлёс и Фиштчелл. С одной стороны Герда помнила, что Фиштчелл - биолог, но с другой, прекрасно представляла, как он сидел в Парке рядом с грядкой в Доме лунян и рисовал в блокноте двигатель, работающий на каких-нибудь грибах-мутантах. Хотя он был лунянином, а значит, насчёт земного образования точно соврал.
  
   - Вот. Добро пожаловать, коллеги, - обратилась Дюмарова только к ним двоим. - Я хочу, чтобы вы набрали себе по команде специалистов. Остальные теперь назначаются рабочими и обязаны подчиняться приказам этим двух джентльменов. Вот... Жрицы покажут вам, где комнаты.
  
   Дюмаровой помогли спуститься и она, хромая, ушла. А Лонгфлёса и Фиштчелла окружила толпа, и каждый умолял взять их в команду. Но Лонгфлёс взял к себе трёх лаборантов, с которыми Герда ехала в луноходе. А Фиштчелл сказал, что определится позднее и подозвал к себе Герду с Артуром.
  
   - Не верю, что вы конструктор, - сказал Артур Фиштчеллу.
  
   - Конечно, нет, - улыбаясь, шепнул доктор. - Просто с тех пор, как сбежал из дома престарелых, не могу удержаться и не приврать где-нибудь.
  
   - Это нам на руку, - сказала Герда. - Выглядите вы, как конструктор с Земли. Так... респектабельно.
  
   - Скажи сразу - старо, - усмехнулся Фиштчелл.
  
   - Не важно, - отмахнулась Герда. - Возьмите нас официально в команду, и мы получим доступ к информации.
  
   - Команда из трёх тупых как пробки профанов? - удивился доктор.
  
   - Эти ребята умные, - кивнула Герда в сторону Лонгфлёса с командой, - и они в курсе, что я здесь по другому делу. Они нас прикроют.
  
   Прибывшим выделили узкие комнат с полками вместо кроватей. Герда, Артур и Фиштчелл заняли одну комнату, которая была ближе всего к ангару, а значит и к шлюзу. Комнаты располагались в длинном коридоре, который тянулся от ангара к офису, где жили сами жрицы и где находилась столовая, по-военному скромная, но сытная. Там трижды в день кормили учёных.
  
   В воздухе витал невыветрившийся дух бюрократизированного Европолиса, который жрицы пытались выветрить, украшая комнаты статуями божеств, а на стенах рисуя глаза. Здесь остались учёные, работающие на базе, когда она принадлежала Европолису, и их так же, как людей из обсерватории, заставили или уговорили перейти на службу церкви.
  
   Вечером, когда все расселились по комнатам, доктор, заняв нижнюю полку, сказал:
  
   - Я сделал всё, что мог! Теперь дело за вами.
  
   - Сейчас мы намного ближе к технологии Горсикье, за которую дают двадцать миллионов, - сказала Герда, - чем к Каю, за которого дают пять.
  
   - Но про него тоже нужно узнать, - добавил Артур.
  
   - Конечно, - кивнула Герда, потирая браслет. - А ещё нужно обзавестись собственными скафандрами.
  
   - Я видел около шлюза много, - вспомнил Арутр.
  
   Они пересчитали оружие, которое удалось сохранить. Всего два ножа, два арбалета, пятьдесят две стрелы и сувенирный перочинный ножик. Герда вдруг поняла, что зря повелась на план Фиштчелла. Она сдавила в себе порыв ударить доктора, и сказала:
  
   - Я хочу поговорить с Дюмаровой. Думаю, она может нам помочь.
  
   - В столовой я заметил, что она ушла в сторону, где живут жрицы, - сказал Артур.
  
   - Может быть, поговорить с ней ночью?.. - задумалась Герда.
  
   - Нет, так не пойдёт, - сказал Фиштчелл. - Подумайте, она старый человек, который ходит с трудом, а вы вломитесь в её комнату посреди ночи и захотите заручиться её дружбой. Подождите до завтра, и она сама позовёт нас.
  
   Утром всех согнали обратно в ангар. Жрицы разговаривали со всеми очень вежливо, но это не уменьшало ощущения, что с учёными обращались, как со скотом.
  
   Сегодня их собрали ни около шлюза, а в другом конце ангара, где вместо коробок стояли сенсорные панели с чертежами. Те, кто работал здесь раньше, сразу принялись за работу. Причём лишь немногие работали с панелями, а большая часть куда-то убежала.
  
   Новички ходили и озирались по сторонам. С ними никто не заговаривал, их лишь провожали сочувствующими взглядами. Потом пришла Дюмарова и позвала Лонгфлёса с Фиштчеллом и их командами в своё кабинет, а остальные остались в ангаре.
  
   Кабинет примыкал к внешней стене ангара, и представлял собой маленькую тёмную комнату с одной лампой над столом, на котором лежали листы простой бумаги, покрытые чертежами и вычислениями. Бумажные книги стояли на полках и валялись на полу, открытые и истыканные закладками.
  
   - Вы когда-нибудь работали над солнечными парусами? - спросила Дюмарова, оперевшись о край стола. - Я бы предложила вам сесть, но некуда, так что лучше я сама постою, вот.
  
   Она посмотрела на всех так, как будто в том, что она осталась стоять, заключался нешуточный героизм.
  
   - Мы разработали макет для музея в планетарии, - сказал Лонгфлёс. - Это была стандартная технология, и модель действительно приподнималась над поверхностью Луны.
  
   - С каким ускорением? - спросила она.
  
   - Одна десятитысячная от "g", - ответил он.
  
   - Понятно, - вздохнула Дюмарова, и потом обратилась к Фиштчеллу. - А у вас что?
  
   - Полагаю, на меня вы возлагали большие надежды, мисс, - улыбнулся он, - ведь мы с вами, прошу за неучтивость, ровесники, а значит, оба учились в век покорения космоса, когда человечество мечтало о колонизации Марса и Венеры.
  
   - Вы же лунянин, - заметила Дюмарова, - а учились на Земле?
  
   - Да, - уверенно соврал Фиштчелл, - было не просто, но я справился.
  
   - Видела я лунян, которые пытались учиться в моём университете, - нахмурилась Дюмарова. - Они даже не могли управляться со своим инвалидным креслом, не говоря уже о том, чтобы посещать лекции и семинары, вот.
  
   - В былые времена, я бы на вас в суд за дискриминацию подал за такие слова, - усмехнулся Фиштчелл.
  
   - Лучших учёных у нас всё равно нет, - сказала Дюмарова, - так что работаем с тем, что имеем, вот.
  
   Дюмарова собрала со стола какие-то бумаги и раздала всем. Герда увидела только большой квадрат, пересечённый по диагоналям крестом. Вокруг были написаны формулы, которые пробудили в команде Лонгфлёса шепоток.
  
   - Вы просто решили сделать мембрану плотнее? - спросил татуированный лаборант.
  
   - Да, - ответила Дюмарова. - Скорее всего, это одноразовое решение. На Земле придётся переделывать и возвращаться с новой мембраной.
  
   - А кто полетит на Землю? - спросил Артур.
  
   - Жрицы, кто же ещё, - презрительно усмехнулась Дюмарова.
  
   - И, по-вашему, они сами соорудят парус на обратный путь? - усомнился Фиштчелл.
  
   - Это будут их проблемы, вот, - сказала Дюмарова.
  
   Начался шум, суета и на Дюмарову посыпались вопросы.
  
   - Скажите нам правду! - крикнула Герда, чтобы перекричать всех. - Почему за восемь лет мы так и не вернулись на Землю?
  
   Все замолчали и недовольно уставились на Герду.
  
   - Хотела бы я знать, - ответила Дюмарова. - Когда Земля погасла, на Луне остался единственный корабль. Обычный туристический крейсер, который принадлежал "Селена-телеком". После погасания его не смогли запустить. А почему не смогли и что именно там сломалось, я не знаю, вот. Уверена, вы всё это слышали тысячу раз и без меня.
  
   - Странно, что церковь не рекламирует то, что она запускает аппарат на Землю, - сказала лаборантка с тремя хвостами.
  
   Герда знала в чём дело: они использовали практически украденную технологию, но Дюмарова, кажется, была не в курсе. Она пожала плечами, показывая, что пора прекращать задавать бессмысленные вопросы.
  
   - Так что от нас требуется? - спросил Лонгфлёс.
  
   - Построить солнечный парус, вот, - ответила Дюмаровская. - У нас есть посадочная капсула весом в три с половиной тонны, и её нужно доставить на Землю. Мы начали проектировать фотонный парус, но если вы мне докажите, что ионный эффективнее, ещё не поздно всё переиграть. Нам дали неделю на подготовку сметы, то есть через семь дней мы должны решить, какие материалы нам нужны и сколько.
  
   - Кто устанавливает эти сроки? - спросил Фиштчелл. - Кто главный?
  
   - Верховная жрица, - Дюмарова нервно передёрнула плечами, будто о чём-то вспомнила. - Но лучше вам о ней не думать, а работать, пока церковь платит.
  
   - Я хочу знать, что они будут делать на Земле, - сказал Лонгфлёс. - Если они полетят туда, чтобы провести какой-нибудь ритуал, то я не позволю им тратить общественные ресурсы на бесовщину. Мой долг как учёного в этом случае будет всячески мешать их отправлению.
  
   - Мы можем очень долго спорить про наш долг, - вздохнула Дюмарова, - но едва ли кто-нибудь, кроме церкви, даст вам возможность сделать хоть что-то для возвращения на Землю. Европолис, как и все муниципалитеты, умирают под гнётом корпораций, и наш долг как учёных использовать любую возможность, чтобы проводить исследования, вот.
  
   - Я с вами не согласен, - сказал Лонгфлёс, - но я промолчу до тех пор, пока не пойму, что за чертовщина творится в Кратере Тихо.
  
   - Поговорите с ребятами в ангаре, - сказала Дюмарова. - А мне надо работать.
  
   Она села за стол, показывая, что всем могут быть свободны. Лонгфлёс с командой ушли в возмущении, а Фиштчелл почему-то улыбался.
  
   В ангаре уже кипела работа. Вернулись рабочие, убежавшие в начале дня, и принесли огромные листы алюминированого пластика для паруса. Лонгфлёс уже вступил с кем-то в спор, потому что считал, что этот материал угробит проект, а Фиштчелл, посвистывая, прогуливался между панелями инженеров.
  
   Глава 14. Технология
   Герда с Артуром притворялись перед рабочими, что они - инженеры, пытались в это время не мешать настоящим инженерам, а сами следили за жрицами. Увы, последние редко посещали ангар, а чтобы проверять выполнение сроков, просто вызывали к себе Дюмарову. После аудиенций у высшего начальства она возвращалась злой, и никого не впускала в кабинет. В другое время туда всё время заглядывали Фиштчелл или Лонгфлёс, доказывая, что не получится добраться до Земли без ракетного двигателя.
  
   - Я вот что думаю, - говорил Артур сестре, - если Горсикье продал технологию супер-двигателя церкви, то какого чёрта они наняли инженеров, чтобы строить новый? Вроде бы у Дюмаровой нет никаких секретных чертежей...
  
   - Ты прав, это странно, - кивнула Герда.
  
   Они обсудили это вечером в спальной комнате с доктором Фиштчеллом.
  
   - А, вы про тот революционный двигатель! - рассмеялся доктор. - Так они его построили, а он не работал.
  
   - Как построили? - не поняла Герда.
  
   - А где он сейчас? - спросил Артур.
  
   - Дюмаровская рассказала, как в начале работ жрицы принесли ей чертежи нового солнечного паруса, - продолжил Фиштчелл. - Она говорила, что у "Селены-телеком" работал инженер, который после увольнения подался в религию и чуть ли не бесплатно отдал им эту технологию. Проблема в том, что тот инженер оказался конченным бездарем, а те чертежи спёр у конкурента из "Мун-ТВ". Странно, они же сериалы снимают, откуда у них инженеры, соображающие насчёт солнечных парусов?..
  
   - Так где чертежи? - спросила Герда.
  
   - Не знаю, выкинули, наверное... - пожал плечами Фиштчелл. - Парус оказался нежизнеспособным. Понимаете, есть два типа солнечных парусов: фотонный и электрический. Так те чертежи описывали электрический парус, но на Луне не было приличных материалов для электронной пушки и тросов. Пушка должна создавать луч электронов, направленный против движения корабля, и тогда тросы на парусах приобретают положительный заряд. Положительно заряженные тросы отталкивают ионы солнечного ветра, что, в свою очередь, приводит к передаче импульса от ионов к парусу и, как следствие, разгону корабля. Так вот, тросы пришлось сделать из банального алюминия, и они долго не выдержали... Теперь, разочаровавшись в электрическом парусе, мы строим фотонный.
  
   - То есть церковь не собирается использовать технологию "Селена-телеком"? - уточнил Артур.
  
   - Ну, да, мы же сейчас делаем новый парус, - сказал доктор.
  
   - Может быть, удастся выкупить чертежи у жриц? - предположила Герда.
  
   - Да какое теперь дело до денег! - воскликнул Фиштчелл. - Мы на полпути к возвращению на Землю, а вы всё ещё мыслите мещанскими категориями.
  
   - Знаете, доктор, - сказал Артур, - у вас свои интересы, а у нас свои.
  
   Герда крутила браслет на левой руке. Она не могла понять, то ли они приблизились к их двадцати миллионам, то ли, наоборот, отдалились от них.
  
   - А Дюмаровская случайно не упоминала имени Кай Голдсон? - спросила она.
  
   - Так, по-моему, это и был инженер из "Мун-ТВ", который изобрёл неработающий парус, - ответил Фиштчелл.
  
   Герда с братом с удивлением переглянулись.
  
   - Вы уверены на сто процентов? - спросил Артур.
  
   - Других имён она и не упоминала, - сказал доктор.
  
   - Вряд ли это он, - нахмурилась Герда. - Вершиной его карьеры было продюсирование телесериала.
  
   - А его хобби заключалось в ремонте сельхоз роботов, - напомнил Артур. - Вдруг по ночам он успевал ещё и солнечные паруса строить?
  
   - Сегодня не рождаются Леонардо да Винчи, - сказал доктор.
  
   - Вот что интересно, - Герда перебирала нитки браслета, - если Кай действительно тот, кто разработал украденную технологию, то он теперь стоит двадцать пять миллионов рупий?
  
   - Ого-го! - хлопнул себя по коленям Артур. - Да я за него теперь порву!
  
   - Я не понимаю, знала ли менеджер из "Селена-телеком" правду о Кае, когда нас нанимала, - покачала головой Герда. - В смысле, она наняла Лоуренсовского, чтобы найти технологию, а "Мун-ТВ" наняли его же, чтобы найти Кая. Ну, потом заказ на Кая поступил и из "Селены-телеком", чтобы наёмники вроде нас, смогли доказать, что корпорация не похищала работника "Мун-ТВ". А теперь оказывается, что у него украл технологию инженер "Селены-телеком", и Кай, получается, сам за ней отправился сюда, в Кратер Тихо? Но он ведь ехал с мафиози, и маленькая разбойница в базе посреди Моря Спокойствия видела, как он сидел, накачанный наркотой... Я запуталась.
  
   Артур нашел в ручном компе их контракт с "Селена-телеком" и спроецировал его на стену.
  
   - Здесь написано, - сказал он, - что нам дадут двадцать миллионов за двигатель, и пять миллионов за Кая. Остальное не важно.
  
   Доктор Фиштчелл презрительно усмехнулся и, пародируя голос Артура, сказал:
  
   - Остальное не важно...
  
   - Что не так? - спросил Артур.
  
   - Вы не видите, чем мы занимаемся здесь, да? Мы с доктором Дюмаровой и доктором Лонгфлёром пытаемся вернуть человечество на Землю! А вы... Да послушайте себя!
  
   Доктор не выдержал непонимающих взглядов наёмников и вышел, хлопнув дверью.
  
   - Он сам не знает, что они делают, - сказала Герда. - Он всего лишь биолог, мечтающий о жизни на Луне.
  
   Ночью они с Артуром совершили короткую вылазку в офис жриц. Всё, что им было нужно - найти телефон и позвонить в Европолис Юрию и Сой Фонг, узнать, нет ли новостей у них или у Бараки из Армстронг-Сити.
  
   Единственное доступное для учёных помещение в здании офиса - это столовая, где не нашлось ни одного телефона. Коридоры, ведущие в храм Матери и в жилые отсеки жриц были закрыты и даже загерметизированы. Последний факт внушал опасения: ведь жрицы могли просто откачать воздух из ангара и из коридора с комнатами, а сами бы при этом не пострадали.
  
   Доступа в сеть с личных компов ни у кого не было. Герда с Артуром пришли в ангар и включили одну из сенсорных панелей, на которой был выход в интернет. Но на панелях отключили все обратные потоки, а заодно заблокировали все соцсети и общественные порталы. Словом, учёные остались без связи с внешним миром.
  
   На следующее утро Дюмарова прошла по ангару, не сказав ни слова, и снова заперлась в кабинете. К двери подошёл доктор Лонгфлёс, и ему пришлось минут десять колотить, чтобы Дюмарова открыла. Их ругань слышали все учёные. Вылетев из кабинета, Лонгфлёс подошёл к Фиштчеллу и сказал:
  
   - Я не понимаю, что эта сумасшедшая от нас требует! Сегодня жрицы решили ещё урезать наш бюджет, и она согласилась!
  
   - Не похоже, чтобы у неё был выбор... - вздохнул Фиштчелл.
  
   - Она даже не пытается объяснить им, что на солнечных батареях мы не взлетим... А, вы же ещё не слышали! Жрицы сказали, что если мы хотим, то можем снять с внешней стены склада солнечные батареи. Дюмарова даже не потрудилась им объяснить, что солнечные паруса делаются не из солнечных батарей...
  
   - А вы уже рассчитали смету? - спросил Фиштчелл.
  
   - Смета для классического паруса мы сделали в первый же день. Для того паруса, который пятнадцать километров в диаметре и разгоняется семь лет.
  
   - То есть ничего нового вы не придумали?
  
   Лонгфлёс посмотрел на Фиштчелла, как на врага, и кажется на его голове встали и без того лохматые волосы.
  
   - Вы думаете это так легко?! Жрицы думают так же... Превосходно! Моя команда хоть что-то делает, а вы кто такие? Только мешаете нам!
  
   - Да, я не специалист в ракетостроении, альтернативной энергии, астрофизике или по чему вы там защищали докторскую, - развёл руками Фиштчелл, - но за три дня я успел найти чертежи эстонского спутника на электрическом парусе и собрать рабочий макет для Луны.
  
   - И вы хвастаетесь тем, что проделали работу, достойную студента первого курса? - рассмеялся Лонгфлёс.
  
   - Да, я хвастаюсь. Потому что электрический парус взлетит с большей вероятностью, чем фотонный, который защищаете вы.
  
   - Электрический парус валяется в куче хлама! - Лонгфлёс, очевидно имел в виду проект Кая.
  
   - Сегодня я понял, как его можно усовершенствовать, - сложил руки на груди Фиштчелл.
  
   - Серьёзно? И как? - со смехом издевался Лонгфлёс.
  
   - А вот как! - Фиштчелл подошёл к ближайшей панели и вызвал свои чертежи.
  
   Герда с любопытством увидела фотографии покорёженной груды фольги, валяющейся за пределами ангара в вакууме. Неужели, доктору Фиштчеллу удалось выбраться за пределы базы, чтобы изучить нежизнеспособный проект?
  
   - Это что ещё такое? - спросил Лонгфлёс, показав на один из чертежей рядом с фотографией.
  
   - Стационарная ионная пушка. Проблема электрического паруса не столько в материалах, из которых делаются тросы, сколько в том, что мы не в состоянии построить мобильную пушку, которая придавала бы заряд тросам прямо на корабле. Но мы можем построить большую ионную пушку прямо на Луне и будем подталкивать корабль прямо отсюда. Так сказать, раздувать паруса.
  
   Все уже собрались кругом вокруг учёных и были готовы к новой волне критике от Лонгфлёса, но тот промолчал.
  
   - Такие проекты уже были, верно? - спросил Лонгфлёс.
  
   - Да, я не сам придумал, - создался Фиштчелл. - Но для нашей ситуации стационарная пушка подходит лучше всего. Мы в состоянии создать поток ионов с минимальным рассеянием частиц.
  
   - Ей уже показывали? - Лонгфлёс качнул головой в сторону кабинета Дюмаровой.
  
   - Нет. Стационарная пушка точно выходит за рамки бюджета.
  
   - Но она поможет нам разогнаться намного быстрее. Может быть, не за семь лет, а за семь месяцев... Зависит от мощности, конечно.
  
   - Я попытаюсь привести ей сюда, - сказала Герда.
  
   Учёные кивнули и вернулись к чертежам, а Герда постучалась в кабинет. Ей срочно нужно было поговорить с Дюмаровой по поводу Кая.
  
   Зайдя в кабинет, Герда увидела, что Дюмарова сидит на полу по-турецки и листает сразу две бумажные книги. Герда села напротив неё, но та долго не замечала чужого присутствия. За это время Герда успела разглядеть, что кожа у Дюмаровой очень сухая, а на шее и ладонях сходит клочками. Такие симптомы встречаются у тех, кто долгое время проводит в скафандре в вакууме, но Дюмарова была, скорее кабинетным учёным, чем полевым. Хотя, возможно, такое случалось с кожей у всех стариков, а Герде просто не часто доводилось общаться с пожилыми людьми.
  
   - Что случилось? - спросила Дюмарова, наконец, заметив посетительницу.
  
   Герда решила, что если сразу заговорит о парусе, то потом не сможет вывести разговор на нужную тему, и поэтому начала с главного для неё:
  
   - Вам знаком Кай Голдсон?
  
   - Двигатель на свалке изобрёл инженер Голдсон. По-моему, его звали Кай, вот.
  
   - Вы не были знакомы лично?
  
   - Кажется, я его видела, - Дюмарова передёрнула плечами. - Да, я его видела однажды с верховной жрицей до того, как... А, не важно!
  
   - То есть он работал на верховную жрицу?
  
   - Как и я, как и вы.
  
   - А кто она такая?
  
   Дюмарова вздохнула и оторвалась от книг, чтобы посмотреть Герде в глаза.
  
   - Мы вместе с ней начинали в "Селена-телеком". Её звали тогда Азмария Кимман.
  
   - Она работала в "Селена-телеком"?
  
   - Да, до того, как податься в церковь. До вашего рождения, культ Матери Земли был очень слаб и сильно проигрывал христианству или исламу с тысячелетними историями. Они были разрекламированы, как хорошие бренды, а церкви Матери не хватало добротной кампании по продвижению. Азмария была гениальным маркетологом. Она заставила рынок влюбиться во всё, что делала "Селена-телеком". Люди любили смотреть программы по каналам, которые принадлежали "Селена-телеком" и есть сэндвичи, на которых стоял её логотип. Церкви не хватало народной любви, и они открыли отдел маркетинга и переманили Азмарию, чтобы она стала его главой.
  
   - То есть главная жрица - маркетолог? Но везде рассказывается про какую-то другую верховную жрицу... Которая всю жизнь помогала обездоленным, выросла в детском доме и так далее.
  
   - Реклама, вот, - передёрнула плечами Дюмарова.
  
   - И вы тоже работали в "Селена-телеком"?
  
   - Да, здесь же, в Кратере Тихо.
  
   - В соседнем здании?
  
   - Да. Не думайте, что меня заставляют насильно работать на церковь, вот. Я сама пришла сюда, потому что чувствую себя в некоторой степени ответственной за то, что делала Азмария. Возможно, я сама подкинула ей несколько идей, вот...
  
   - Вы работали вместе?
  
   - Да, в начале карьеры Азмария рекламировала лунный туризм и работала тоже в Кратере.
  
   - И какие же идеи вы ей подкинули?
  
   Дюмарова с подозрением посмотрела на Герду, и та почувствовала, что её мысленно записали в агенты жриц.
  
   - Мы придумали как можно улучшить парус со свалки, - сменила тему Герда.
  
   - Да? - глаза Дюмаровой тут же зажглись. - Как?
  
   - Выйдите из кабинета, посмотрите.
  
   Герда открыла дверь, и Дюмарова быстрым, но неуверенным шагом подошла к учёным.
  
   - Это может сработать! - воскликнул Лонгфлёс, показывая проект Дюмаровой.
  
   Тем временем Герду быстро пересказала брату всё услышанное.
  
   - Так верховной жрицы здесь нет? - спросил он.
  
   - Очевидно, что нет. Помнишь, как в первый день они мялись, когда их спросили, то главный. Кажется, они даже не знают, где она. Но Дюмаровская в ужасе от того, что жрицы делают, хотя она и боится рассказать всю правду.
  
   - Нам надо втереться к ней в доверие. Или пусть доктор Фиштчелл попробует, он её ровесник. Вспомнят былые времена: Землю, динозавров.
  
   - Да, наш доктор молодец. Но ещё хотелось бы попасть в "Селена-телеком", потому что там, видимо, работали и верховная жрица, и Кай. Хотя насчёт Кая ещё так много непонятного...
  
   - Если нас поймают на территории "Селена-телеком", то мы просто покажем контракт. Мы же официально нанятые работники.
  
   - Главное, чтобы о контракте не узнали жрицы.
  
   Дюмарова всё-таки забраковала проект из-за стоимости и сказала учёным думать ещё. Лонгфлёс и Фиштчелл разразились криками, а Дюмарова снова заперлась в кабинете
  
   Глава 15. Проекты
   Прежде чем пытаться залезть в "Селена-телеком", следовало разобраться, что представляет из себя доктор Дюмарова. Герда понимала, что главный инженер скрывает многое и не хочет делиться информацией о главной жрице, а именно в её фигуре могла заключаться разгадка исчезновения Кая и технологии солнечного паруса.
  
   Вооружившись маленькими перочинными ножами, Герда с Артуром ночью пробрались в кабинет Дюмаровой. Замок был простым, и лёгкое усилие сдвинуло язычок и позволило пробраться внутрь. Доктор спала в отсеке жриц, который на ночь герметично перекрывался, так что ожидать её внезапного появления не приходилось.
  
   Известно, что важную информацию следует хранить на бумаге. Во-первых, бумагу сложно уничтожить. Разумеется, если это не древняя земная бумага, сделанная из деревьев, а лунная полимерная, выращенная на заводах. Во-вторых, незнакомые люди, которые захотят что-то найти в ворохе вашей важной информации на бумаге, должны будут перерыть гору книг, а на панели они нажмут на одну кнопку поиска, введут нужные слова, и через секунду результаты будут у них. Таким образом, бумага обеспечивает двойную защиту.
  
   Дюмарова была фанаткой бумаги, и в её кабинете хранилось сотни две книг и бесчисленное множество листов, исписанных ею самой. Некоторые были сшиты в папки, а некоторые отдельно встречались в печатных книгах как закладки с примечаниями.
  
   - И как нам искать? - спросил Артур, листая справочник на непонятном языке.
  
   - Книги нам не нужны, - решила Герда. - Нужны документы, связанные с проектом. Может быть, распоряжения от верховной жрицы...
  
   - Распечатанные? - ухмыльнулся Артур. - Ты ещё скажи, что она переписку с ней печатала на бумаге.
  
   - Было бы здорово...
  
   - Давай обыщем стол, а не полки.
  
   Кажется, в столе действительно хранились все бумаги по проекту. Они нашли чертежи, таблицы расчётов, но ничего невозможно было разобрать: каждый рисунок, каждую строчку расчётов Дюмарова перечёркивала жирными линиями. Не удалось найти ни одного листа без безумных линий.
  
   На дне второго ящика Герда неожиданно нашла папку с рисунками. Сначала она подумала, что это лишь новые чертежи, но они были слишком тщательно проработаны. А пролистав несколько страниц, Герда наткнулась на цветной рисунок, выполненный красками.
  
   - Посмотри-ка, - показала она брату.
  
   На картине был космос, но не чёрный, а ярко-синий, как вечернее земное небо. По синему космосу тянулась полоса Млечного Пути, но не белая, а радужная с сияющими вкраплениями крупных звёздных систем. Внизу виднелась поверхность Луны, и от неё отчаливал корабль. Но не космический аппарат, а морской деревянный парусный фрегат. Сзади светило Солнце, и оно раздувало паруса так сильно, что мачта накренилась вперёд. Команда затаскивала на борт огромный якорь, а капитан на мостике смотрел в бинокль в сторону радужного Млечного Пути.
  
   - Альтернативные паруса, - сказал Артур.
  
   Дальше шло несколько подобных картин, где как будто описывалось плавание корабля по космосу. Вот они достигли Млечного Пути, и теперь он несёт их как течение. Вот радужная звёздная река вынесла их к планете, населённой разумными динозаврами, и команда отстреливается от них фантастическими лазерными пистолетами. Огромные же рептилии попали в одного матроса из лука.
  
   Когда рисунки про корабль, плывущий по космосу, кончились, начались земные пейзажи. В основном Дюмарова рисовала море: спокойный штиль у тёплых берегов Индии или бурю в Ледовитом Океане. Были здесь изображения дельфинов, китов и медуз, переливающихся на солнце. На каждом листе детали были мельчайше проработаны, и казалось, что на один рисунок уходили недели.
  
   - Нашёл другой вид транспорта, - Артур пододвинул сестре следующий рисунок.
  
   Это был один из земных морских пейзажей. Здесь Дюмарова протянула железнодорожные рельсы прямо по глади океана. На краю картины был вокзал, стоящий на берегу, и рельсы уходили за другой край. Солнечные лучи пронзали пучину и высвечивали многокилометровые опоры, поддерживающие рельсы. По опорам тянулись водоросли, а рыбы на них строили коралловые рифы. На побережье погода была ясная, но поезд ушёл далеко и попал в шторм. Здесь волны накатывали на поезд высокими валами, но он прорубал сквозь них туннели, и рассыпая белые брызги, мчался за край картины.
  
   - Кажется, она никогда не проектировала реально работающий транспорт, - заметила Герда.
  
   На следующих рисунках продолжалась серия про поезд. Он сделал остановку на острове посреди океана, и пассажиры вышли купить местных фруктов. Остров постигла участь придорожных городков: он оживал лишь тогда, когда останавливался проезжающий поезд. Все аборигены выбежали из домов посмотреть на приезжих и продать им еду и сувениры. Вот один мужчина торгуется с местными за кокос, а вот у одной женщины крадут кошелёк, пока она рассматривает деревянную статуэтку.
  
   Но когда поблизости нет островов и неоткуда взять еду, пассажиры сидят на крыше и рыбачат. Это было показано на следующей странице. Девушка, уже бронзовая от загара, доставала из воды фиолетовую рыбину длинной в локоть. А между вагонами на приступке расположился старик, чьей работой, видимо, было обеспечивать пассажиров свежими морепродуктами. Он тянул длинную сеть, в которую попалась стая креветок.
  
   На следующей картине поезд подошёл к другому континенту, но рельсы, вместо того, чтобы продолжить свой путь по земле, внезапно взмывают в небо, и теперь пассажиры едут среди облаков. Один мальчик открыл окно, чтобы посмотреть на пролетающих птиц, и весь вагон продрог от холода.
  
   Герда достала следующую папку, и там больше не было морской темы. Начались самолёты, летящие по голубому небу между облаков, нарисованных странным белым материалом. Герда провела по облаку пальцем, и белые частички остались на пальцах. Она понюхала материал и даже попробовала на вкус, но не смогла понять, что это.
  
   Вслед за тяжеловесными земными пассажирскими самолётами и истребителями, оставляющими за собой белый след, такой же как облака, начались странные конструкции с раскладными крыльями, которые, видимо, должны были двигаться на шарнирах, как крылья птиц. Фантастические самолёты были украшены перьями, а их носы были похожи на клювы.
  
   Самая яркая картина показывала самолёт с четырьмя прямыми крыльями, стоящими под прямым углом друг к другу и скреплёнными овальной конструкцией, поддерживающей и кабину. Самолёт огибал небоскрёб, настолько высокий, что он выходил из нижнего края картины и терялся за верхним. Дом был слишком узким, а при ближайшем рассмотрении Герда увидела, что у него нет окон. Что рисовала Дюмарова - непонятно.
  
   - Почему на Луне никогда не летали самолёты? - спросила Герда, надеясь, что брату рассказывали это в школе. - Здесь же их запустить намного легче.
  
   - Да просто потому, что Луна намного меньше, и легче добраться куда нужно на луноходе, чем строить здесь самолёты. Раньше даже был план метро, которое шло бы под всей поверхностью спутника. В Нью-Москоу построили десяток станций, но их зачем-то украшали земным камнем, всякими статуями и фресками, так что деньги быстро кончились. А теперь материалов тем более нет.
  
   - А ведь можно было бы построить гигантские небоскрёбы. Не знаю, насколько длинными их строили на Земле, но у нас получились бы в шесть раз выше. И ветра нет.
  
   - Так может быть, Дюмарова и рисовала всё это для Луны? - предположил Артур.
  
   Они пролистали заново все рисунки в папках.
  
   - Если бы на Луне были океаны, - сказала Герда, найдя изображения поезда, идущего по рельсам в море, - то могли бы мы построить такие опоры? Моря были бы мелкими, самолёты бы люди ленились использовать, так что прокладывали бы рельсы напрямую по воде.
  
   - Возможно, тут бы даже функционировали коленчатые крылья, - сказал Артур, глядя на самолёты, летящие как птицы.
  
   Самыми нереальными рисунками оставались изображения корабля, плывущего по радужному Млечному Пути. Герда отсканировала остальные для доктора Фитчелла. Но когда они с Артуром вернулись в спальную комнату, доктора не было в кровати.
  
   ***
  
   Её разбудил стук колёс по железной дороге и солнечный луч, светящий в глаза. Герда протёрла веки и увидела, что она сидит в пустом вагоне на жёсткой деревянной скамье, и точно такие же скамьи в ряд стоят по всему вагону. Она посмотрела за окно. Там до горизонта тянулся океан. Она присмотрелась и поняла, что горизонт был слишком далеко. Точно! Она же на Земле.
  
   Тут же ноги Герды подкосились, и она свалилась между скамьями, подкошенная шестикратной гравитацией. В двенадцать лет отец увёз их с братом на Луну, и с тех пор она не бывала на Земле. Теперь казалось, что на неё упал луноход - не меньше - и выбил воздух из лёгких. Дышать было так же тяжело, как на Луне бегать в скафандре, а уж о том, чтобы встать на ноги Герда и забыла. Она теперь видела лишь железный пол вагона и дверь в конце.
  
   Вдруг дверь открылась, и в проёме показалась мужская фигура. Пришедший с волнением осмотрел вагон, не заметил упавшую Герду и ушёл. Когда он повернулся в профиль, и солнце осветило его лицо, Герда тут же узнала выросшего Кая. Она попыталась что-то прохрипеть ему вдогонку, но тот уже хлопнул дверью.
  
   Как только Герда узнала его, она поняла, что Кай находится в ужасной опасности, а сам и не подозревает об этом. Она вспомнила, что должна его от чего-то спасти, но гравитация не давала ей хотя бы приподняться на руках.
  
   Вдруг раздался паровозный гудок, как из кино. Он звучал снова и снова, а Герде начало казаться, что гудок включают, чтобы скрыть крики Кая. Его пытают, но пытаются спрятать этот факт от Герды.
  
   Она посмотрела на левую руку, бессильно лежавшую над её головой и, не увидев на ней браслета, тут же поняла, что она во сне. Но это открытие ничуть не умалило её желания бежать на помощь Каю, а лишь позволило ей понять, что теперь притяжение ей не страшно.
  
   И действительно, стиснув зубы и держась за лавку, Герда поднялась сначала на одно колено, затем - на второе, а вот уже и встала на ноги. Поочерёдно опираясь на лавки, Герда дошла до двери, и открыв её, оказалась между двумя вагонами. На крышу соседнего вагона поднималась лестница, и паровозный гудок подгонял Герду забраться.
  
   Наверху ничего не было видно из-за палящего солнца и холодного ветра в лицо. Но Герда услышала крики и резко распрямилась. Теперь она видела бесконечную вереницу вагонов уходящих вдаль. Где-то там, у горизонта, рельсы поворачивали на запад, прочь от восходящего солнца, и там же шёл локомотив, испускающий серый дым.
  
   А на крыше ближайшего вагона Кай боролся с расплывчатой чёрной фигурой. Фигура вроде и была человеческой, но иногда становилась на четвереньки и, принимая облик собаки, кусала Кая за ноги.
  
   Герда побежала к нему, но как бы быстро она не перебирала ногами, с места она не сдвинулась. Вот фигура поймала Кая за ногу. Вот он упал, но продолжал ползти к краю крыши, надеясь на защиту моря. Вот фигура снова приняла облик человека и рукой схватила Кая за горло. Вот она распрямилась на краю вагона и стала такой высокой, так что теперь Герда пришлась бы ей по колено. Вот фигура держит Кая за шею над водой.
  
   Герда пыталась кричать, но звуки не выходили. Тогда она остановилась, и тут же ветер толкнул её в спину, и она полетела в океан. Ей казалось, что по пути к воде она успеет выхватить Кая, но пролетая мимо, Герда смогла лишь мелком коснуться его холодной руки. Глаза Кая были широко открыты и прикованы к тёмному лицу фигуры.
  
   Герда пронеслась мимо Кая и упала в океан.
  
   Глава 16. Загадка
   К сожалению, рисунки Дюмаровой не вызвали особого интереса у Фиштчелла, да Герда и не знала, чего она ожидала от старика. Что он прибежит в кабинет Дюмаровой и, крикнув "Я тоже космический романтик и верю в искусственную атмосферу Луны", бросится в её широкие землянские объятия? И что она, проникнувшись, тут же откроет ему все тайны? Кажется, Герда зря думала, что старики и дети - это одно и то же.
  
   Следующий день в ангаре ничем не отличался от предыдущих. Лонгфлёс с командой разрабатывали новый проект, а Герда была девочкой на побегушках и старалась не уснуть. Она искала предлог, чтобы уйти и устроиться поспать, ведь этой ночью они с Артуром решили предпринять вылазку в "Селена-телеком".
  
   - О, ты всё равно ничего не делаешь, - вдруг обратился к Герде татуированный аспирант. - Вот, подставь в формулы значения. Их немного, лень ради этого прогу писать.
  
   Он сбросил на панель Герды файлы. "Немного" по понятиям группы Лонгфлёса состояло из 236 строк разных формул и из многих столбцов со значениями переменных, которые Герде нужно было вручную вбить. Монотонная работа лишь сильнее её усыпляла.
  
   Прошла неделя с начала работ, и теперь ангар был похож на обычный офис, где клерки не знают, чем убить время до обеда. Только Лонгфлёс с тремя аспирантами продолжали работать, а остальные играли в покер, программу для которого сами и написали, а теперь делали ставки на печенье из столовой.
  
   - Мы так и не дозвонились до ребят в Армстронг-Сити, - сказал Артур. - Юрий и Сой Фонг уже должны быть на подъезде к Кратеру.
  
   - Это всё усложнит, - ответила Герда, подставляя числа. - Их нужно как-то выдать за наших учёных.
  
   К вечеру Дюмарова вышла из кабинета, взглянула на проект Лонгфлёса и, уходя, бросила:
  
   - Вы слишком мудрите. Переделать.
  
   - Господи боже! - воскликнул Лонгфлёс ей вслед. - Да что вы от нас хотите?!
  
   - Что-нибудь летающее, а не новую груду хлама, - не поворачиваясь, ответила та.
  
   После ужина Фиштчелл неожиданно заявил Герде и Артуру:
  
   - Мы обязаны проникнуть в ангар "Селены-телеком"!
  
   - Откуда вы узнали, что мы туда идём? - изумился Артур, косясь на сестру.
  
   - А вы идёте? - удивился доктор. - Во всяком случае, не сложно догадаться, что ответы там. А я хочу посмотреть на последнюю ракету человечества.
  
   - Вы уже успели начать разбираться в ракетах? - спросила Герда.
  
   - Настоящие учёные универсальны!
  
   - Главная проблема в открытии шлюза, - сказал Артур.
  
   - Я уже выходил наружу, - признался доктор. - Там вообще нет идентификации, шлюз просто открывается изнутри. Но я думаю, что вот в "Селене-телеком" не всё так просто. Наше здание новее, а их ангар намного старше, и его защита сработана во времена, когда защитой не мог служить простой вакуум, который пугал бы людей, как сейчас.
  
   - Нам должен кто-то открыть изнутри, - поняла Герда.
  
   - Да, - кивнул Фиштчелл. - Но пару ночей назад я, кажется, придумал выход. К ангару с севера примыкает маленький склад, построенный наспех и поэтому негерметичный. Вход в него есть только изнутри ангара, но это означает, что внутри него есть шлюз, который наверняка открывается с обеих сторон, чтобы проще перемещаться между ангаром и складом.
  
   - И как мы туда попадём? - нахмурился Артур. - Сделаем подкоп?
  
   - Может быть, и придётся, - развёл руками Фиштчелл, - но стены склада выглядели настолько тонкими, что, думаю, мы сможем выломать несколько солнечных батарей и пройти. А стены состоят только из солнечных батарей.
  
   - Вы считаете, что там вообще нет охраны? - спросила Герда.
  
   - Сомневаюсь, что кто-нибудь несёт дежурство по ночам, - усмехнулся доктор.
  
   После отбоя они тихо прошли по коридору до грузового шлюза, через который их привезли, и нашли скафандры. Жрицы вовсе не принуждали никого оставаться в ангаре, чего сначала все испугались, увидев их оружие. Им не было нужды контролировать учёных, ведь даже в скафандрах идти было некуда. Кратер Тихо практически заброшен, а сколько идти до ближайшего населённого пункта даже рассчитывать бессмысленно, потому что кислород кончится всего через три дня пешего пути. Помня о том, как погибла маленькая разбойница в лагере мафиози, они очень тщательно осматривали скафандры.
  
   К сожалению, жрицы не держали оружия у шлюза, так что пришлось довольствоваться тем, что осталось после приезда: двумя складными арбалетами и парой тесаков. Доктор Фиштчелл, несмотря на скептические взгляды Герды и Артура, прихватил алюминиевую трубку, отломанную от неработающей модели паруса.
  
   Как только покинули ангар, обнаружилось, что рации барахлят. Фиштчелл не мог выйти на связь, а вот Герда с Артуром, наоборот, слышали друг друга постоянно: каждый выдох и каждое тихое ругательство. От постоянного шума Герде казалось, что их кто-то преследует и буквально дышит в затылок, хотя реальных преследователей она, разумеется, не услышала бы на открытой поверхности. Увы, жителям Луны часто мешали земные инстинкты.
  
   Стоял световой день, который клонился к закату, и грунт был раскалён, так что Герда чувствовала тепло даже сквозь скафандр. Чтобы спрятаться от Солнца и от чужих глаз они укрылись в тени ангара "Селена-телеком", до которого допрыгали за пару минут. Фиштчелл жестами показал, что нужно обогнуть здание, и они снова оказались на освещённой территории.
  
   Склад действительно был сложен наспех из солнечных батарей. Им ничего не стоило отодвинуть три панели и пройти внутрь. Здесь не было ничего секретного, потому что хранили на складе продукты. Сотни банок с соевыми консервами: овощными и имитационно-мясными, которые стояли в вакууме в безопасности от бактерий. Правда, на время светового дня все продукты полагалось хранить в холодильниках, поэтому склад казался заброшенным.
  
   - Срок годности прошёл год назад, - сказал по рации Артур, вертев в руках банку имитационной тушёнки.
  
   Фиштчелл подошёл к шлюзу и показал, что его догадка подтвердилась. Одно нажатие на зелёную кнопку - и вход в ангар открыт.
  
   Внутри не было ничего, кроме мусора на полу. Герда не ожидала встречи с охраной, надеясь, что ангар ночью пустует, но она рассчитывала увидеть рабочие места, материалы, то есть хоть что-то. Оксиметр скафандра показывал, что кислород отсутствует, а датчики температуры выдавали нереальные для жизни 93 градуса.
  
   - Здесь давно не было людей, - сказала Герда.
  
   Доктор понял то же самое и показывал это жестами. Затем он махнул в сторону коридора, который вёл к центральной горке Кратера Тихо, то есть к станции запуска, где предположительно должна была находиться ракета.
  
   Коридор должен был быть загерметизирован, но дверь оказалась открыта. Освещения нигде не было, и они бежали, ориентируясь на свет фонариков. Коридор, широкий настолько, чтобы сквозь него к пусковому модулю можно было подвезти космический корабль, длился почти километр, и в конце шлюз также был открыт.
  
   Опасаясь заходить открыто, Герда с Артуром взяли на изготовку арбалеты и медленно продвигались, касаясь спиной стены. Но и здесь не оказалось никого. И ничего.
  
   - Что-то я не понял, - сказал Артур. - Разве не здесь должна быть ракета?
  
   - Здесь, - кивнула Герда.
  
   Она посмотрела на Фиштчелла. Тот стоял, открыв рот. Он разводил руками, как будто вопрошая у вакуума, куда тот дел аппарат. Они обошли и этот корпус, но кроме мусора, не нашли ничего.
  
   Фиштчелл стал указывать наверх, на люк, ведущий на саму горку. Возможно, аппарат успели вывести на взлётную позицию, а никто этого не заметил. Хотя кто бы выводил ракету, если следов жизни нет ни здесь, ни в ангаре?..
  
   Но они всё же нашли тонкую железную лестницу, ведущую наверх, и, преодолев больше километра ступенек, поднялись на горку. Пусковые столбы одиноко вздымались вверх, но корабля не было. Фиштчелл тяжело дышал после подъёма, Артур полез ещё выше по столбам, а Герда оглядела Кратер Тихо с высоты. Не было видно ни одного человека, ни одного лунохода. Если бы ракету увезли отсюда недавно, то на грунте остались бы следы от грузового транспорта. На Луне следы не стираются, так что заметить их было бы легко. Но свежие следы принадлежали только легковушкам: тонкие борозды от гусениц отделяли друг от друга пара метров.
  
   Фиштчелл хлопнул Герду по плечу и показал на крышку люка, на которой они стояли. Они была чёрной и обуглившейся. Доктор жестами показал, что корабль мог улететь, раз следов на грунте нет.
  
   - Выходит, теперь у нас нет ни одного корабля? - спросил Артур, под "нами" имея в виду всех людей.
  
   - Выходит, - согласилась Герда. - Мы пришли сюда, чтобы узнать, что скрывает "Селена-телеком", а оказалось, что здесь просто ничего нет. Хоть бы один человек.
  
   Фиштчелл изучал пепел на люке и жестами продолжал показывать, что корабль улетел.
  
   - Абсурд, - сказала Герда, - взлёт последней ракеты заметили бы все.
  
   Но доктор не мог её слышать. Он достал из рюкзака какой-то пакетик и стал собирать разные виды пепла. Закончив, он кивнул, и все пошли обратно.
  
  
   Продолжение следует...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"